Паульман Валерий Федорович
Об актуализации марксизма

Lib.ru/Современная литература: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • Оставить комментарий
  • © Copyright Паульман Валерий Федорович (paulman.valery@mail.ru)
  • Обновлено: 24/11/2016. 1478k. Статистика.
  • Монография: Публицистика
  • Скачать FB2
  •  Ваша оценка:


    Об актуализации марксизма

       "Любая прогрессивная идея остается таковой лишь до тех пор, пока она не абсолютизируется".
       Общеизвестная истина
       "Наука - производительная сила общества", эта формула К. Маркса зовет нас к высшему по этическим нормам обществу - обществу СОЦИАЛИЗМА".
       Ж.Алферов
       "Каковы бы ни были трудности революции и возможные временные неуспехи ее или волны контрреволюции, - окончательная победа пролетариата неизбежна".
       В.Ленин
       "Нет хуже преступления, чем отказ от борьбы, когда борьба еще возможна".

    К.Маркс

    Вступление

       Данная работа является попыткой обобщения результатов ряда исследований как истинных марксистов, так и "марксистов", которые себя таковыми считают (как правило, вполне искренне). И поэтому совершенно естественно, что в ней представлены как положения, развивающие марксистскую науку, так и ошибочные выводы, вызванные в большинстве случаев отклонениями от методологии исторического и диалектического материализма, а также неверной интерпретацией исторических процессов. Исследования касаются как современного капитализма, так и социализма в тех странах, где произошла реставрация капиталистической системы (СССР, страны Центральной и Восточной Европы), а также и в тех, где он продолжает существовать и развиваться.
       Главными темами многочисленных исследований являются следующие: 1) сущность социалистических революций; 2) природа общественного строя в странах социализма; 3) причины краха социализма в СССР, странах Восточной и Центральной Европы; 4) что из себя представляет современный глобальный капитализм.
       При ссылке на работы классиков марксизма следует учитывать два обстоятельства: во-первых, временной фактор, а, во-вторых, то обстоятельство, что их взгляды постоянно развивались. На втором моменте остановлюсь подробнее.
       Сошлюсь на мнение такого авторитетного ученого-марксиста, как Ю.Чуньков. Вот что он по поводу второго фактора писал: "Ссылка на Маркса правильна, но надо Маркса знать до конца. Маркс не так быстро стал МАРКСИСТОМ. Защищая докторскую диссертацию по философии, он стоял ещё на позициях левобуржуазных теорий. Таким же он был, работая редактором "Рейнской газеты". Поэтому к ранним работам Маркса и Энгельса надо подходить, будучи специалистом в проблеме вызревания марксистских теорий (выделено жирным шрифтом мной - ВП).
       И не только у Маркса. Энгельс, например, в работе "Положение рабочего класса Англии" был типичным маржиналистом по проблеме стоимости, то бишь, антимарксистом. Маркс окончательно сформировался, как марксист в строгом понимании этого научного и теоретического течения, к окончанию написания первого тома "Капитала". А Энгельс в своих письмах сокрушался, что из-за "лености ума" он так и не смог стать марксистом.
       Поэтому, уважаемые товарищи, цитатами надо не жонглировать, а уметь их толковать применительно к периоду теоретических позиций авторов т.е. и к реальным событиям во времени и в пространстве. В противном случае это будет догматизм и схоластика" (цитата из дискуссии на сайте - https://e.mail.ru/messages/inbox/).
       Негоже обожествлять классиков. И они ошибались. Так, К.Маркс, несмотря на то, что открыл законы развития общества, возлагал надежды на то, что французские буржуазные революции перерастут в пролетарские. И только Ф.Энгельс, в последний год своей жизни, во "Введение к работе К.Маркса "Классовая борьба во Франции с 1848 по 1850 г." признал, а точнее сказать, осознал, что в то время и они с К.Марксом и все так же думавшие ошибались. "История показала, что и мы и все мыслившие подобно нам были неправы. Она ясно показала, что состояние экономического развития европейского континента в то время далеко ещё не было настолько зрелым, чтобы устранить капиталистический способ производства". (К. Маркс и Ф. Энгельс изд. 2, т.22, стр. 529-530).
       Тем не менее, если под марксистским учением рассматривать зрелые работы К.Маркса и Ф.Энгельса, то методологически правильно брать их за стартовую позицию, с которой следует продолжать движение вперед в постижении закономерностей развития мирового сообщества. В ходе научной конференции в честь 190-летия со дня рождения Карла Маркса "Маркс и XXI век", состоявшейся 22.04.2008 года, один из выступающих профессор философии В.Лекторский высказал весьма важную мысль: "Свою главную заслугу Маркс видел в создании научного понимания истории, базирующегося на диалектике. Наука же учит тому, что часто находится в видимом противоречии со здравым смыслом. С этой точки зрения интерпретация становится важнейшим условием изменения реальности. Что касается идейного наследия Маркса, то без обращения к нему невозможно разобраться в парадоксальности современного мира".
       Приведу еще одну цитату. В.Ленин писал: "...наступил именно тот исторический момент, когда теория превращается в практику, оживляется практикой, исправляется практикой, проверяется практикой, когда в особенности верны слова Маркса: "всякий шаг практического движения важнее дюжины программ" (В.Ленин. ПСС. Т.35, с.202).
       Среди марксистов довольно широко распространено мнение, что в советский период политэкономия как наука не развивалась, а только подпевала властям, слепо следуя решениям партийных органов, съездов, пленумов и конференций, а также речам и указаниям партийных лидеров. В определенной мере так оно и было, о чем свидетельствует сборник статей "История политической экономии социализма" (Издательство Ленгосуниверситета, 1983), критический разбор которого содержится в данной монографии. Однако вместе с тем следует отметить, что застоя в развитии марксизма в советский период все-таки не было. Во многих статьях указанного сборника содержится немало идей, развивающих марксистское учение. Материалы сборника дают возможность проследить, как по мере становления социализма в стране развивалась политэкономическое мышление советских ученых.
       Предлагаемая вниманию читателей монография состоит из трех частей: первая - критический разбор тех произведений, в которых преобладают выводы, развивающие марксистское учение; вторая - произведения, содержащие, на мой взгляд, ошибочные положения, идущие вразрез с научным взглядом на общественные процессы; и резюме.
       Особенность данной работы, пожалуй, состоит в том, что она представляет собой по существу сборник произведений различных авторов, сопровождаемых моими комментариями. Причины именно такого построения монографии состоят в том, что автор, как правило, не считал целесообразным пересказывать оригинальные мысли и игнорировать логику рассуждений авторов статей. И одновременно такое построение монографии дает возможность самим читателям составить свое собственное мнение об их содержании.
       Главная цель данной монографии - выявить в произведениях различных авторов, что нового они привнесли в марксистское учение. В РЕЗЮМЕ я попытался обобщить результаты научного творчества современных марксистов. Оно в этом смысле представляет собой квинтэссенцию новых идей в марксизме. Моя же позиция по многим проблемам изложена в моих предыдущих монографиях.
       У тех читателей, которым недосуг читать всю монографию от корки до корки, советую ограничиться чтением РЕЗЮМЕ.
       Ниже перечислены произведения тех авторов, оценка которых дана в монографии:
       Часть первая
        -- Э.Райт "Что такое аналитический марксизм" - с.10.
        -- Ю.Чуньков ""Экономическая теория. Антиэкономикс" - с.27.
        -- Ю.Чуньков "Терроризм как способ реализации глобальной политики и утверждения господства правящих классов" - с.28.
        -- Ю.Чуньков "Перспективы социализма: горькие реалии и исторические возможности" - с.57.
        -- Ю.Чуньков "Классы и классовый подход: без сантиментов и предметно" - с.102.
        -- В.Архангельский "О возможных путях вывода социологии и ее ядра - политической экономии из состояния глубокого кризиса, или О видах человеческого общества на будущее" - с.155.
        -- В.Архангельский "Наука об обществе. Сжатый исторический обзор, некоторые проблемы, возможные пути их решения"- с.173.
        -- В.Архангельский "Социальная диалектика как неистребимый и решающий фактор общественного развития и формирования будущего, не зависящий от градуса отчужденности или степени ее снятия" - с.176.
        -- В.Архангельский "Мой политэкономический анализ фазы социализма" - с.188.
        -- Выдержки из дискуссии по различным проблемам - с.206.
        -- Р.Осин "Советское общество: сущность, тенденции и противоречия развития" - с.275.
        -- О.Мамедов "Смешанная экономика. Двухсекторная модель" - с.298.
        -- А.Ковалев "Есть такая теория, или марксизм остается всесильным" - с.312.
        -- Выступление А.Ковалева на Международной конференции РУСО 14 мая 2016 года на тему "Как будем строить социализм" - с.321.
        -- С.Бобров "О закономерностях эпохи Сталина" - c.332.
        -- С.Бобров "Политические технологии?" - с.340.
        -- С.Бобров "О сущности стоимости" -с.357.
        -- С.Бобров "О расширенном производстве" - с.361.
        -- Г.Гловели, Л.Гребнева "Политэкономия СССР: критические очерки" - с.371.
        -- Я.Коробатов "Историю вершат не цари, а климат"- с.372.
        -- Л.Беляев "Пора возвращать Советскую власть в Россию (тезисы)"- с.375.
        -- Л.Беляев "ОЧЕРКИ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЭКОНОМИИ СОЦИАЛИЗМА" - с.391.
        -- А.Колганов "Путь к социализму: трагедия и подвиг" (М.: Экономика, 1990) - 513.
        -- А.Аганбегян "Капитал мозга. Экономику "вытянут" наука и образование" (АИФ N 28 2016 года) - с.514.
        -- Монография преподавателей Ленинградского университета "История политической экономии социализма" (Издательство Ленинградского университета, 1983) - с.515.
        -- "Социализм: теория, практика, тенденции обновления в ХХI веке". Монография. (По материалам международной научно-практической Конференции 14 мая 2016 года. М.:) - с. 566.
        -- Н.Григорьев "Социализм и проблема человека. К дискуссиям о социализме" - с.660.
        -- В.Фельдблюм "Конвергенция в действии - пример Китая" (комментарий к статье в "Аргументах и фактах") - с.678.
        -- А. Четин "КОММУНИСТИЧЕСКАЯ ОППОЗИЦИЯ СТАЛИНУ: РАЗГРОМ В 1927 И РЕВАНШ В 1957 ГОДАХ" - с.681.
        -- В. Костылев. "Предательство. О Горбачёве и Ельцине" - с.689.
        -- Доклад: за последние 40 лет в мире стало на 60% меньше животных - с.720.
        -- Международный геологический конгресс в южноафриканском Кейптауне. О начале новой геологической эры - с.721.
        -- Команда аналитиков из агентства Thomson Reuters "Мир в 2025 году: 10 предсказаний инноваций" - c.723.
       Часть вторая
        -- И.Орлов "Теория государственного капитализма"- с.727.
        -- А.Мальцев "О рынке при социализме" - с.751.
        -- Туганов о социализме - с.755.
        -- А.Смекалин "Советское общество: сущность, тенденции и противоречия развития" - с.757.
        -- Ю.Мягких "Новая теория развития общества без ошибок Маркса и Ленина" - с.761.
        -- "Советская экономическая система". Тезисы к этой теме под названием "СССР". Их автор называет себя Иваном - с.778.
        -- В.Карасев "Революция и частная собственность. В свете ранних работ Карла Маркса по теории коммунизма" - с.802.
        -- С.Платонов "После коммунизма. Книга, не предназначенная для печати"- с.812.
        -- Милянцев "Экономика Сталина" - с.818.
        -- В.Лебедев "ГАРМОНИЗМ это (общественный строй) не капитализм и не социализм, о противоположностях, противоречиях и о общественно-экономических формациях" - с.834.
        -- В.Огневой "ТРУД И СТОИМОСТЬ ИНДУСТРИАЛЬНОЙ ЭПОХИ. ОТ ПРОСТОГО ТРУДА К СЛОЖНОМУ. ЗАГАДКА ГИПЕРПРОДУКТИВНОСТИ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОГО ТРУДА" - с.837.
       Резюме - с.871.

    ***

       До написания данной монографии мною были проанализированы десятки работ, в которых содержалась критика марксистских идей. С этими произведениями можно познакомиться в библиотеке Максима Мошкова по адресу http://lit.lib.ru/p/paulxman_w_f/
       Перечислю эти произведения:
       "На перекрестке четырех дорог", "К общей теории политической экономии", "О полилогии А.С.Шушарина (вторая редакция в полной версии)", "Танцы вокруг парового котла", "Конструктивная критика критического марксизма", "Всяк молодец на свой образец", "О статье В.Я.Мача "Ограниченность социалистической идеи", "О статье В.Я.Мача "Распределение и власть", "Антимарксизм П.Бергера", "В плену иллюзий", "Феномен антимарксизма", "О сочинительстве концепций", "О новой статье А.Бузгалина (о борьбе с мифологией)", "О концепции "экономического персонализма", "История в кривом зеркале полилогии", "Блуждание в лабиринте политэкономии" и др.
       Полагаю, что нет никакой необходимости воспроизводить здесь их содержание.
       И еще одно замечание. Естественно, я в вышеперечисленных в данной монографии произведениях не смог охватить всю литературу, в которой в той или иной мере используется марксистское учение. Радует уже то, что ее уже достаточно много, что свидетельствует об известном переломе в социологической науке.

    Часть первая

    (исследования, развивающие марксизм)

       Профессор Университета Висконсина (США) Э.Райт в своем произведении "ЧТО ТАКОЕ АНАЛИТИЧЕСКИЙ МАРКСИЗМ?" (http://libmonster.ru/m/articles/view/%D0%A7%D0%A2%D0%9E-%D0%A2%D0%90%D0%9A%D0%9E%D0%95-%D0%90%D0%9D%D0%90%D0%9B%D0%98%D0%A2%D0%98%D0%A7%D0%95%D0%A1%D0%9A%D0%98%D0%99-%D0%9C%D0%90%D0%A0%D0%9A%D0%A1%D0%98%D0%97%D0%9C) писал "В последние годы среди тех, кто считает, что работает в рамках марксистской традиции, наблюдается все больше и больше противоречий по поводу ключевых теоретических положений самого марксизма. Разумеется, среди марксистов всегда велись глубокие и подчас ожесточенные дискуссии. Однако подобные дебаты в прошлом обычно находились в пределах некоего традиционного круга если не политических, то хотя бы теоретических постулатов: трудовая теория стоимости как основа анализа капитализма, исторический материализм как основа для изучения различных эпох исторического развития, классовая структура и классовая борьба как основа для понимания государства и идеологий. Сегодня выделить и различить теоретическое ядро марксизма гораздо труднее, и по поводу каждого из его элементов имеются весьма острые разногласия. Есть множество теоретиков, которые причисляют себя к марксистам, но тем не менее отвергают трудовую теорию стоимости в качестве удовлетворительного способа "постижения" капитализма. Многие скептически настроены по отношению к историческому материализму, считая его неправдоподобной теорией истории, или полагают, что классы представляют собой только один из множества факторов, влияющих на государство и идеологию. (выделено курсивом мной - ВП).
       Можно, конечно, сказать, что те, кто отвергает упомянутые классические элементы теоретического ядра марксизма, не могут называть себя полноправными марксистами. В конце концов, в истории марксизма существует довольно старая традиция отделять истинных приверженцев учения от самозванцев, которые хотя и пользуются марксистской риторикой, но от самого марксизма отказались".
       Что касается "аналитического марксизма", как одного из направлений марксистского учения, то, как сообщает Э.Райт, он возник в 1979 году, когда Джеральд Коэн, канадский философ, работающий в Великобритании, Джон (Юн) Элстер, норвежский политолог, и ряд других ученых из нескольких стран организовали в Лондоне симпозиум, на котором обсуждались теоретические проблемы современного марксизма. Впоследствии эти встречи стали ежегодными. Сам термин "аналитический марксизм" впервые был публично использован в 1986 году.
       Э.Райт, таким образом, выделяет четыре основных направления "аналитического марксизма": "Во-первых, это приверженность общепринятым научным нормам разработки теории и ведения исследований. Во-вторых, акцент на систематической работе с понятиями, особенно с центральными понятиями марксистской теории. Это подразумевает внимательное отношение как к дефинициям, так и к логической последовательности в установлении отношений между взаимосвязанными понятиями. В-третьих, детальная проработка теоретических рассуждений, будь то рассуждения о каузальных процессах при создании позитивных теорий или о логических связях при конструировании нормативных концепций. Одной из отличительных черт аналитического марксизма в этом плане является использование явных, систематических моделей исследуемых процессов. Свойства таких моделей могут несколько варьироваться - от формальных математических до менее формальных, каузальных. Но в любом случае считается, что при их использовании теоретическое исследование становится более плодотворным. В-четвертых, важное значение как в нормативном, так и в позитивном анализе придается сознательным (интенциональным) действиям индивидов".
       Рассмотрим каждое из этих направлений поподробнее.
        -- Приверженность общепринятым научным нормам
       Вначале Э.Райт критикует советскую марксистскую талмудистику: ""Научный марксизм" зачастую принимал формы жесткой идеологии, в которой заранее давались ответы на все вопросы и которая функционировала скорее как светская теология, нежели как научная дисциплина: марксизм превратился в марксологию, классические тексты были канонизированы, а ключевые аргументы этой "науки" не поддавались никакой трансформации. Вместо создания теоретического аппарата, помогающего узнавать нечто новое о мире (что как раз и является отличительной чертой научной теории), научный марксизм зачастую оказывался закрытой системой мысли, постоянно воспроизводившей саму себя с помощью избирательных, односторонних наблюдений и интерпретаций. Таким образом, марксизм в целом был либо враждебен науке, либо неадекватным образом отождествлял себя с наукой".
       Э.Райт, характеризуя первое направление, пишет: "Среди марксистов распространена давняя традиция - считать, что у марксизма есть особый метод, который радикально отличает его от "буржуазной общественной науки". Приводится известный список оппозиций: марксизму присущи диалектика, историзм, материализм, антипозитивизм, холизм, тогда как буржуазной общественной науке свойственны недиалектичность, она не исторична, идеалистична, в ней исповедуются позитивизм и индивидуализм. Аналитические марксисты с подозрением относятся к подобным утверждениям. Это не означает, что все те элементы, которые традиционно выносятся под рубрику "метод Маркса", отвергаются с порога. Аналитические марксисты, например, нашли способы вовлечения в свои теории понятий противоречия и даже диалектики. Но делая это, они обычно стараются показать, каким образом эти сложные идеи могут быть переведены на язык механизмов, причин и следствий".
       Поясняю содержание понятия "холизм". В широком смысле холизм представляет собой установку на учёт всех сторон рассматриваемого явления и критическое отношение к любому одностороннему подходу. В настоящее время холизм разрабатывается в общей теории систем. Из холистических представлений исходит часто используемое понятие синергии. Практическим воплощением идеи холизма является возникшее в синергетике понятие эмерджентности, то есть возникновения в системе нового системного качества, несводимого к сумме качеств элементов системы.
       Э.Райт пишет далее: "Возьмем для примера понятие противоречия. Один из способов разъяснения этого понятия - рассмотреть ситуацию, когда существует множество условий воспроизводства некоторой системы, которые не могут быть удовлетворены одновременно. Противоречие может рассматриваться и как ситуация, в которой непреднамеренные последствия той или иной стратегии предотвращают достижение поставленных в ней целей. В обоих случаях противоречие анализируется не как способ философской интерпретации сущности некоторого процесса, но как метод объяснения взаимодействий между множеством причинно-следственных механизмов.
       Второе следствие приверженности аналитических марксистов общепринятым нормам научности - это акцент на важности эмпирического анализа".

    2.Акцент на систематической работе с понятиями, особенно с центральными понятиями марксистской теории

       Э.Райт комментирует это направление следующим образом: "Одной из характерных особенностей аналитического марксизма является та энергичность, с которой разрабатываются и уточняются базовые понятия. Тратится масса времени на отстаивание определенных дефиниций, обсуждение альтернативных критериев, исследование логических взаимосвязей между понятиями, анализ парадоксов и несоответствий и т.д. Чтобы проиллюстрировать это, приведу пример из своих исследований, посвященных проблеме определения понятия "средний класс".
       Концепции класса в марксизме построены вокруг представлений о поляризованных классовых отношениях. Есть капиталисты и рабочие, феодалы и крестьяне. Что означает принадлежность к "среднему классу" в рамках таких поляризованных отношений? Традиционно марксисты решали эту проблему, рассматривая средний класс как некий "остаток" - любой, кто не относится ни к буржуазии, ни к пролетариату, заведомо считался принадлежащим к среднему классу. Мне же хотелось разработать некую позитивную спецификацию классовых позиций подобного рода. Я предложил два базовых решения. Первое состояло в том, чтобы рассматривать средний класс как такие позиции в классовой структуре, которые принадлежат одновременно к двум и более классам. Например, менеджеров можно рассматривать и как буржуазию, и как пролетариат. Такого рода классовые позиции я назвал противоречивыми. Второе решение состояло в том, что в капиталистических обществах присутствуют разнообразные формы эксплуатации, а не только капиталистическая эксплуатация в тесном смысле слова. Например, следуя за Ремером, я утверждал, что контроль над определенными типами навыков может создать механизм эксплуатации. Тогда средний класс определяется как такие классовые позиции, которые подвергаются капиталистической эксплуатации, но сами, в свою очередь, являются эксплуататорами в рамках некоего подчиненного, вторичного эксплуатационного механизма".

    3.Использование явных, систематических моделей исследуемых процессов

       По поводу этого направления Э.Райт пишет: "Использование абстрактных моделей, - порой чрезвычайно формализованных, как в теории игр, порой менее формальных, - также характерно для аналитического марксизма. Многие марксисты (и другие радикалы) считают подобные модели спорными, поскольку в них допускаются серьезные упрощения сложных ситуаций реального мира, а потому они вряд ли могут углубить наши знания о нем. У аналитических марксистов есть по этому поводу несколько возражений.
       Во-первых, тот факт, что модели представляют собой упрощение реальности, сам по себе является не недостатком их, а достоинством. Именно этого мы хотим от хорошей теории: добраться до сути сложной проблемы, выявляя ключевые механизмы.
       Во-вторых, в структуре формальной модели заложен мысленный эксперимент по осуществлению некоторого процесса. Это значит, что приходится выявлять предпосылки, положенные в основу модели, привходящие условия, рассматриваемые как параметры, и способы функционирования тех или иных механизмов. Формулируя в явном виде эти предпосылки и свою аргументацию, теоретик должен прояснять свою точку зрения. Более того, поскольку в реальных ситуациях, возникающих в обществе, обычно трудно сконструировать условия настоящего эксперимента для выявления причинных механизмов (даже если мы используем методы компаративистики или квазиэкспериментальные "дизайнерские" разработки), мысленные эксперименты оказываются чрезвычайно важным инструментом доказательства тех утверждений, которые мы делаем по поводу причинно-следственных связей в рамках решения любой конкретной проблемы".
       4.Сознательные (интенциональные) действия индивидов
       Это направление оказалось наиболее сложным для интерпретации. Остановимся только на одном моменте рассуждений Э.Райта: "И в этом контексте модели рационального выбора и теория игр предлагают систематическую стратегию анализа одного особенно яркого аспекта индивидуального действия: действия, являющегося результатом сознательного выбора, при котором оцениваются выгоды и издержки на множестве возможных альтернатив в рамках определенных социальных ограничений. Если мы примем, что, во-первых, по крайней мере в некоторых важных социальных контекстах акторы делают сознательный выбор; во-вторых, что, делая выбор, они принимают во внимание ожидаемые последствия своих действий; и, в-третьих, что, оценивая указанные последствия, они принимают в расчет выбор других акторов, то есть ведут себя стратегически, а не просто рационально, то тогда нечто похожее на теорию игр и теорию рационального выбора должно стать полноправной частью репертуара наших аналитических техник".
       И в конце своего произведения Э.Райт снова возвращается к вопросу - Почему именно аналитический "марксизм?
       Можно было бы спросить далее, что же марксистского осталось во всех этих работах, если аналитические марксисты отвергают методологическое своеобразие учения Маркса, используют весь спектр "буржуазных" научных практик и постоянно подвергают критическому переосмыслению базовые понятия и традиционные положения марксизма? Отвечая на этот вопрос, я бы остановился на нескольких пунктах.
       Во-первых, значительная часть работ аналитических марксистов сознательно имеет дело с марксизмом как особой теоретической традицией. Типичная интеллектуальная стратегия состоит в том, чтобы взять некую центральную тему или рассуждение в марксизме, выявить необходимые условия того, чтобы это рассуждение оказалось верным, а затем реконструировать его в свете правдоподобия указанных условий.
       Во-вторых, более широкая программа теоретических и эмпирических исследований, проводимых аналитическими марксистами, обычно глубоко укоренена в дискурсе и традициях марксизма. Темы этих исследований: переход от феодализма к капитализму, связь между классовой структурой и классовым сознанием, дилеммы социалистической политики, условия солидарности и фрагментации рабочего класса - явно заимствуют свои интеллектуальные координаты у марксистской традиции. Даже если ответы на эти вопросы и отклоняются существенным образом от классического марксистского мировоззрения, вопросы остаются, по сути, марксистскими.
       В-третьих, сам язык, используемый для оформления ответов на эти вопросы, также глубоко укоренен в марксистском дискурсе. Класс, идеология, эксплуатация, государство и т. д. - это концептуальный репертуар не только для аналитических марксистов, но и для всего марксизма в целом. Как утверждал Э. Гоулднер, марксизм следует рассматривать как "идеальное речевое сообщество", интеллектуальную площадку для диалога, а не совокупность тезисов, по которым между марксистами достигнут консенсус. Аналитические марксисты работают на этой площадке и участвуют в этом диалоге, даже если трансформируют некоторые традиционные тезисы.
       Наконец, четвертое обстоятельство (наиболее проблематичное в силу политической неоднородности группы): аналитические марксисты в целом разделяют главную нормативную ориентацию марксизма. В разной степени труды их проникнуты приверженностью ценностям свободы, равенства и человеческого достоинства, и в целом все они симпатизируют тем или иным формам демократического социализма как институциональному средству претворения в жизнь этих ценностей. И хотя последние могут разделяться многими интеллектуалами, не относящими себя к марксизму или называющими себя постмарксистами и радикалами, сама связь между этими ценностями, с одной стороны, и теоретической программой и дебатами - с другой, остается характерной особенностью именно аналитического марксизма.
       Однако объяснив, что именно в аналитическом марксизме делает его марксистским, мы, конечно, еще не показали, зачем нужно прилагать такие усилия для реконструкции марксизма, используя интеллектуальный инструментарий современной общественной науки. Независимо от общего скептицизма по поводу достоинств науки, многие радикалы настроены даже еще более скептически по поводу достоинств марксизма. Поэтому, сочетая науку и марксизм, мы на первый взгляд готовим дьявольскую смесь, которая, как кажется, скорее отравит, нежели обновит радикальную мысль. Зачем радикалам оживлять марксизм таким способом?
       В этой работе я не могу представить систематическое обоснование того, что марксизм как интеллектуальная традиция должен использоваться для разработки радикальной теории. Следует добавить, что не всем теоретикам, работающим в рамках аналитического марксизма, такое обоснование показалось бы важным или необходимым. Некоторые из них рассматривают марксизм просто как один из элементов в совокупности разнообразных идей, концепций и инструментов. И хотя они могут счесть интеллектуальную задачу аналитической реконструкции марксизма продуктивной, такая точка зрения не связана с глубокой приверженностью к марксизму как таковому. Таким образом, можно "делать" марксизм (то есть вносить вклад в реконструкцию марксистской теории), не "будучи" марксистом (то есть не будучи в целом приверженным марксистской традиции с политической и теоретической точек зрения).
       В этом смысле я один из наиболее последовательных марксистов в среде аналитического марксизма, поэтому мою защиту марксизма как теоретической традиции нельзя считать характерной для всего этого движения как такового. Существуют две основные причины, по которым я считаю, что марксизм остается ключевой теоретической основой радикального анализа: центральные для марксизма вопросы по-прежнему остаются ключевыми для любого адекватного политического проекта радикальных социальных изменений; концептуальная основа для анализа этих вопросов продолжает порождать новые и оригинальные ответы.
       Сначала о вопросах. Было время, когда многие утверждали, что марксизм - это всеобъемлющая научная теория, описывающая все аспекты общественной жизни. Считалось, что главные механизмы, постулировавшиеся внутри марксизма, объясняют не только общую динамику капитализма как производственной системы или базовые возможности для формирования классов, но и все остальные социальные феномены, имеющие хоть какое-то значение. Сегодня мало кто из теоретиков-марксистов разделяет столь грандиозные претензии. В основе марксизма лежит скорее проблема объяснения развития форм доминирования и эксплуатации, которые укоренены в общественной организации производства (особенно в эпоху капитализма). Это объяснение необходимо для того, чтобы выявить возможности радикальной трансформации таких систем доминирования и эксплуатации. Марксисты пытаются понять, каков потенциал радикальных социальных изменений, с какими дилеммами придется столкнуться и каким образом эти изменения ограничены существующей системой классовых отношений. В случае капитализма это означает, что марксисты пытаются создать научную теорию возможностей социализма, где социализм понимается как основная форма общества, в которой капиталистическая эксплуатация и доминирование преодолеваются.
       В этом смысле у марксистов есть особый интерес к идеологии, государству, культуре, полу, расе и т. д. лишь постольку, поскольку последние связаны с проблемой понимания классовых отношений и их потенциала для радикальной трансформации. Конечно, марксисты могут, например, быть и феминистами, интересоваться тендерными отношениями, желая понять развитие тендерного неравенства и проанализировать потенциал его преодоления. Такой интерес может проявляться независимо от значимости этих дискуссий для анализа классов. Но марксизму как структурной теории ничего систематически марксистского по этому поводу не сказать. Выражаясь более точно, поскольку марксизм избавлен от безосновательных утверждений (таких, как утверждение, согласно которому доминирование мужчин можно полностью функционально объяснить его ролью в воспроизводстве классового доминирования), то в марксизме как таковом нет теории, описывающей существенные механизмы производства и воспроизводства тендерных отношений.
       В этом смысле марксизм "безразличен к полу", однако, с моей точки зрения, это достоинство, а не недостаток. Конечно, в ходе прогресса научного знания может появиться некая более общая теория, способная интегрировать в себя марксистский анализ классовых механизмов и феминистский анализ тендерных механизмов в рамках всеобъемлющей теоретической системы. Однако никаких особых оснований твердо верить в это нет, и в любом случае, пока такой теоретический синтез не осуществлен, целесообразно рассматривать класс и тендер как различные механизмы, каждый из которых требует своего набора понятий и объяснительных схем.
       Можно было бы, конечно, спросить, почему человек, интересующийся тендерным или расовым притеснением, должен заниматься марксизмом. Если марксизм - или, по крайней мере, аналитический марксизм - больше не претендует на всеобъемлющее объяснение тендерного доминирования, то зачем он феминистам? Я полагаю, что изучение классового доминирования и эксплуатации должно играть главную роль в теоретической программе политических радикалов, даже если их больше интересуют проблемы расы, тендера или какого-то иного измерения социальной жизни. В той мере, в какой проекты радикальных социальных изменений сталкиваются с ограничениями, укорененными в системе отношений собственности - например, детский сад стоит денег, доступность этих ресурсов зависит от налогов, налоговая база зависит от инвестиций, которые находятся под контролем капиталистов, - радикалы в целом нуждаются в понимании классовых механизмов. Марксизм по-прежнему остается теоретической традицией, в которой, на мой взгляд, эти механизмы получили наиболее полное освещение.
       Феминисты часто критикуют марксистов за "безразличие к полу", хотя я полагаю, что такая его черта, наоборот, делает марксизм более полезным для феминистов. Марксизм не должен быть разновидностью феминизма, в которой анализировалось бы половое неравенство с помощью особых понятий. Например, различные попытки рассматривать доминирование мужчин как разновидность классового доминирования чаще всего лишь затемняли, а не проясняли проблему отношения между тендером и классом. Одно дело, когда феминисты критикуют марксистов за безразличие к полу в том смысле, что последние не считаются с важностью тендерных механизмов, но из этого не следует, что марксистские понятия как таковые нужно последовательно интерпретировать в тендерном смысле.
       Марксисты не только задают важные вопросы - их концептуальные схемы весьма эффективны. Центральными для марксистской традиции являются довольно знакомые понятия: классовая структура, эксплуатация, классовая борьба, формирование классов, способ производства, экономическая структура, государство, идеология. Каждое из них в последние годы было подвергнуто внимательной проверке, и в результате мы достаточно далеко продвинулись в определении их объяснительного потенциала. Хотя марксисты за последнее десятилетие в целом умерили свои амбиции и сузили спектр объясняемых явлений, вместе с тем ответы на вопросы, которые они задают, используя указанный набор понятий, стали более обоснованными.
       Хорошей иллюстрацией жизнеспособности марксистской традиции может служить дискуссия под названием "Производство и демократия" в журнале "Socialist review". Работа М.Буравого, посвященная процессу труда и фабричным режимам, значительно расширила наши знания о механизмах, посредством которых в рамках производственного процесса создается кооперация. Буравой показал, как адаптивные стратегии рабочих и реакции капиталистов совместно формируют набор "правил игры", в терминах которой координируются интересы тех и других. Работа С.Боулза и Г.Гинтиса, посвященная политической сущности отношений обмена при капитализме, существенным образом уточнила роль власти в конкурентной экономике, показав, каким образом контроль над активами неизбежно порождает асимметричное распределение власти в рамках обмена. В обсуждаемой выше статье Пржеворски о социальной демократии проведен блестящий анализ дилемм, с которыми сталкивается политика рабочего класса в условиях демократии и капитализма. В ней было показано, как демократические институты вынуждают социалистические партии выбирать между эрозией социалистических идеалов (если они пытаются заключать классовые альянсы и расширить тем самым свою электоральную базу) и перманентной маргинализацией (если они остаются верными радикальному видению интересов рабочего класса). Моя собственная работа о классовой структуре, как мне кажется, расширила понимание роли среднего класса в развитых капиталистических обществах. Все эти работы показывают, что марксистский подход по-прежнему плодотворен и дает новые ответы на старые вопросы...Марксистская традиция в социальной теории сталкивается сегодня с проблемами первостепенной важности. Многие левые объявили, что марксизм умирает, что его важнейшие понятия и теоретические конструкции все менее адекватны как для понимания, так и для преобразования мира. Аналитический марксизм противопоставляет этому одно важное соображение: чтобы возродить марксизм и восстановить его научный авторитет, следует обратиться к самому изощренному инструментарию современных общественных наук. И если марксисты надеются продолжать играть активную роль в академических кругах, противостоять идеологическому доминированию консервативных и либеральных течений в социальной науке, они должны вооружиться наиболее действенными методологическими средствами или же им будут угрожать изоляция и маргинализация (выделено мной - ВП).
       Оказалась ли такая стратегия эффективной? Какое реальное воздействие оказал аналитический марксизм в университетских кругах и, шире, в мире радикальной политики? Сейчас, по прошествии пятнадцати лет, наверное, преждевременно давать систематическую оценку такого воздействия. Более того, мне, как стороннику аналитического марксизма, было бы трудно дать полностью объективную оценку событий. Тем не менее я полагаю, что есть по крайней мере некоторые факты, свидетельствующие в пользу того, что этот подход к марксистской теории начал оказывать определенное влияние вне круга его непосредственных приверженцев.
       Несмотря на упадок марксистской науки во всем мире, работы аналитических марксистов все чаще публикуются в разных странах, в изданиях, адресованных прогрессивной аудитории вне академических сообществ, а их идеи начинают воздействовать на публичные дискуссии среди левых. Целый ряд журналов уделили большое внимание статьям и симпозиумам, посвященным работе аналитических марксистов; многочисленны и публикации, в которых представлена развернутая критика этого течения, что также свидетельствует о его возросшем влиянии. На институциональном уровне несколько основных представителей аналитического марксизма заняли довольно влиятельные посты в своих университетах.
       Можно ли назвать такое институциональное присутствие аналитических марксистов успехом или кооптацией - вопрос спорный.
       Многие радикалы обвинят новое поколение академического марксизма в карьеризме и оппортунизме. Разумеется, занятие высоких должностей может быть чревато политическими уступками и компромиссами. То же самое можно сказать и о базовой методологической стратегии аналитических марксистов: подобно тому, как использование политических инструментов капиталистической демократии может сделать социалистов обычным элементом регулятивной системы капиталистического государства, точно так же применение научных практик общепринятой социальной теории может нейтрализовать революционные устремления марксистов. Кроме того, есть риск сужения спектра рассматриваемых научных проблем до тех, которые интерпретируются при помощи этого изощренного инструментария. Статистически строгий анализ данных ограничивает исследования теми проблемами, которые поддаются простой количественной интерпретации; в теории рационального выбора внимание сосредоточивается на тех задачах стратегического взаимодействия, которые могут быть описаны в терминах формальных моделей теории игр. Такое потенциальное сужение тематики, обусловленное использованием строгих научных методов, представляет собой серьезную угрозу политической жизнеспособности радикальной мысли.
       Эти риски должны быть осознаны, и им следует сопротивляться. Но отказываться от сооружения "анклавов" радикальной науки в ведущих университетах означало бы лишать марксизм возможности играть важную роль в академическом сообществе. Устранять такие риски, отвергая аналитические и научные методы, тоже нельзя: без этого марксизм не сможет продвинуться в теоретическом отношении, а именно от этого во многом зависит и его политическое влияние" (Перевод с английского И. Болдырева).
       Теперь самое время перейти к рассмотрению произведений русских марксистов. Я бы в первую очередь выделил труды двух товарищей: Ю.Чунькова и В.Архангельского, внесших ощутимый вклад в развитие марксистского учения с учетом реалий двадцатого и двадцать первого веков.
       Перу доктора экономических наук, профессора, действительного члена Академии Социальных Наук РФ Юрия Ивановича Чунькова принадлежит трехтомник "Экономическая теория. Антиэкономикс" (ИТРК. Москва.: 2013". Подробный анализ данного произведения я даю в статье "В нашем полку прибыло" - http://lit.lib.ru/p/paulxman_w_f/text_1020.shtml". Всего им опубликовано около сотни научных и научно-методических работ.
       Более подробная информация о Ю.Чунькове содержится в Википедии по адресу https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A7%D1%83%D0%BD%D1%8C%D0%BA%D0%BE%D0%B2,_%D0%AE%D1%80%D0%B8%D0%B9_%D0%98%D0%B2%D0%B0%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%87
       Наконец-то в России появился блестящий теоретик-марксист, способный всесторонне исследовать процессы, происходящие в современном мире. Это произведение - плод огромного труда. Оно отличается обилием новых идей, злободневностью анализа процессов, происходящих в глобализирующемся мире и особенно в России, системностью в изложении основ политической экономии и диалектического материализма, привлечением многочисленных источников, боевитостью, непримиримостью к буржуазной морали и политике.
       Ниже привожу еще одно произведение Ю.Чунькова: "ТЕРРОРИЗМ КАК СПОСОБ РЕАЛИЗАЦИИ ГЛОБАЛЬНОЙ ПОЛИТИКИ И УТВЕРЖДЕНИЯ ГОСПОДСТВА ПРАВЯЩИХ КЛАССОВ".
       "Очень серьёзные угрозы человечеству и его существованию несёт терроризм. Терроризм, как новое на планете глобальное явление - это регулируемый отдельными государствами и правящими классами внутри стран разрушительный для человеческой цивилизации процесс, с одной стороны, значительно ухудшающий социально-экономическое и правовое положение отдельных стран и широких народных масс, с другой - вынуждающий их при защите своих интересов от насилия со стороны фашиствующих держав и власть предержащих структур использовать вооружённую борьбу, жертвенные подрывы и убийства представителей власти и невиновных граждан.
       Терроризм следует тщательным образом исследовать на двух основных уровнях - на национальном, применительно к каждой стране в отдельности, и на международном уровне с учётом остроты классовой борьбы на международной арене, а также с учётом межнациональных, религиозных и международных отношений в каждый исторический период. В данной статье будут рассматриваться, как общие причины терроризма на планете, так и вспышки терроризма на территории бывшего Советского Союза, перераставшего в Чеченской республике, в Средней Азии и в Украине в гражданскую войну и фашистские действия отдельных государств и отрядов специально подготовленных боевиков.
       К сожалению, в практике борьбы с терроризмом как социальным явлением обнаружилось полное непонимание причин этого зловещего феномена, несущего в себе угрозу всей человеческой цивилизации. Его возникновение связывается только с аномалиями в психике отдельных личностей, что категорически неверно. Терроризм существенным образом ухудшает, прежде всего, социально-экономическое и психологическое положение всего народа и целых государств, поэтому его исследование необходимо начинать с анализа всего комплекса социально-экономических, политических, межнациональных и религиозных отношений.
       В советское время общество пребывало в состоянии полного спокойствия, умиротворённости и социального комфорта. "Реформаторы" ввергли всю территорию бывшего СССР в состояние гражданской войны и внутреннего социального террора. В ответ "реформаторы" получили "свою" порцию террористических актов, превратившихся во вспышки гражданской войны. Совершенно очевидно, что терроризм, периодически проявляющийся и в наше время на территории Российской Федерации других территориях СНГ, имеет глубокие экономические и социальные корни. Народ осознанно и негласно воюет с его Величеством капиталом и с послушной ему коррупционной властью.
       Экономические и социальные корни терроризма
       Юристы настаивают, что "наказание" определяет сознание и поступки людей. Экономисты-материалисты, наоборот, настаивают на том, что сознание определяется бытиём. Это есть истина, но относительная с точки зрения обратного воздействия сознания на бытие. Сознание, в особенности на уровне общества и правящих классов и властных структур может изменять бытие и часто изуродовать его с позиций социального феномена до неузнаваемости. Применительно к терроризму этот аксиоматичные тезисы означают, что доминантные процессы, порождающие в сознании людей террористические устремления, возникают в экономике, в управлении экономикой, распределении созданного трудом богатства, в положении человека в социуме, в социальной политике государства, в идеологии господствующих классов и социальных групп и т.п. Террористами люди не рождаются, террористами людей делает общество. Но общество, в глобальном его понимании, ещё в большей степени террористскими может сделать те или иные социальные институты, правящие классы, властные структуры и даже целые государства. Это происходит по законам диалектики общего и индивидуального, общественного и частного. Случайности в этой реальности не бывает.
       Терроризм в каждом государстве -- это исключительно внутренний "социальный продукт" разложения современного буржуазного общества. В философии есть очень ёмкое по смысловому содержанию понятие -- генезис. Оно отражает такие процессы и явления, как зарождение, происхождение, становление и в конечном итоге результат развития и качественного состояния процесса или явления. Генезис терроризма -- это результат развития и чрезвычайного обострения противоречий буржуазного общества. Современное, исключительно противоречивое, буржуазное общество мы, обычные люди, не мыслим, как террористическое общество только потому, что мы не осознаём все угрозы этого общества всему человечеству. Мы свыклись с этим обществом. За тысячелетия эксплуатации человека человеком нам внушили, что никакого более справедливого и более демократичного общества на планете нет и быть не может. С исторической точки зрения это - пропаганда и ложь. Например, ни в одном социалистическом обществе совершенно разных стран терроризма никогда не было, за исключением периодов подавления сопротивления классовых противников. Это - тоже род терроризма, но ответного за тысячелетия насилия над людьми, создающими материальные и духовные ценности. Нынешний индивидуальный терроризм тоже ответная реакция на насилие со стороны общества.
       Начало ущербности буржуазного общества с позиций зарождения терроризма заложено в капитале. Капитал может функционировать только за счёт жесточайшей эксплуатации наёмного труда со всего мира. С позиций истории эксплуатация рабов, крепостных крестьян, наёмных рабов при капитализме, мигрантов по всему миру и в современной Москве, колонии по всему миру, американские резервации индейцев и многие другие формы насилия - разве это не род терроризма? На этой основе возникает обширная система антагонистических противоречий, которые со стороны частных собственников углубляются широким спектром методов насилия над отдельными людьми и группами людей. Преумножение насилия глобальным капиталом порождает такую ситуацию, когда к методам насилия, копируя методы господствующего класса, начинают прибегать классы и социальные группы, подвергавшиеся насилию. Начинает действовать принцип "око за око".
       Буржуазное общество, погружаясь в систему неразрешимых противоречий, начинает воспроизводить социальные механизмы самоуничтожения. Таких механизмов человечество "изобрело" великое множество и терроризм в этом смысле не является исключением. Об этом свидетельствуют постоянные локальные, мировые и гражданские войны, применение или угрозы применения ядерного оружия, экономические и политические блокады и санкции, лишение населения целых стран и отдельных социальных групп доступа к лекарствам, преднамеренная организация голода и т.д. Например, разве непрекращающиеся на планете войны не являются террористическими актами, со стороны держав и властных структур, их развязывающих? Эти изломы в человеческой цивилизации порождены безраздельным господством на планете Земля частной собственности и империалистической политикой капиталистических держав.
       Всё сказанное о материальных и социальных корнях терроризма свидетельствует только об одном, -- причины терроризма человечество должно усматривать в самом себе, как социуме, и меньше апеллировать к патологии отдельных личностей. Каждая личность - продукт развития и функционирования общества. Это не оправдание террористов, а констатация жестокого факта для господствующих классов и управляющих в государстве VIP-персон. До тех пор, пока человечество критически не посмотрит на самоё себя и не назовёт истинные причины терроризма, этот социальный нарыв будет отвоёвывать себе всё большее и большее пространство.
       В повестке дня самыми актуальными являются вопросы о том, какие социально-экономические субъекты продуцируют причины терроризма и какие субъекты в первую очередь должны осознать и устранить эти причины. Сами изолированные террористы такими возможностями не располагают, поскольку являются своеобразными "жертвами" глубочайших и неразрешимых противоречий современной буржуазной цивилизации. В их зависимости находится желание или, наоборот, нежелание преодолеть в своём сознании и в своих действиях террористические устремления.
       Субъекты и объекты терроризма
       Терроризм стал массовым и потому является сфокусированным социальным выбросом комплекса противоречий, неразрешимых иным путём, кроме террора. С древних времён социальные, межэтнические, классовые, межгосударственные, идеологические и религиозные противоречия разрешались через народные восстания, агрессивные войны и социальные революции. В наше время это -- холодные войны и "горячие" локальные войны, массовые протесты и митинги, марши "несогласных" и антиглобалистское движение, уличные бои и погромы и т.п. Неорганизованные и индивидуальные протесты часто принимают форму голодовок, суицидов, актов самосожжения, ухода от общества в ряды пауперов (бомжей) и в монастыри. Двадцатый век породил новую антисоциальную и по своей сути преступную против всего человечества политику отдельных стран и форму протеста против этой политики со стороны социальных групп и отдельных граждан -- терроризм. На международном уровне терроризм рассматривается как начало третьей империалистической мировой войны. И такая оценка не является преувеличенной.
       Методология научного анализа обязывает исследователя ответить на три вопроса:
       1) кто является субъектом террора;
       2) каков объект террористических актов;
       3) какими интересами руководствуются субъекты террора. Только такой подход может спасти от пустых словопрений о терроризме.
       Современный терроризм, как уже было отмечено, имеет два уровня проявления -- международный и национальный. В зависимости от этого будут разными причины терроризма, а также субъекты и объекты террористических действий. Безадресные филиппики, даже самые устрашающие, от терроризма не избавят.
       Прежде слово о субъектах. На международном уровне таковыми признаны мусульманские фундаменталисты с Ближнего и Среднего Востока, Северной Африки и в некоторых странах Западной Европы. Настойчиво к террористам относят отдельные группировки палестинцев, ведущих национально-освободительную борьбу против оккупации их территорий Израилем, обильно финансируемого США и поддерживаемого политически некоторыми государствами Европы.
       Такое понимание субъектов терроризма примитивно. Терроризм, как закономерность развития цивилизации активизировался практически сразу же после второй Мировой войны. Начало положили недобитые и вновь формирующиеся группировки нацистов. Затем террористами стали считать народы и народности, ведущие национально-освободительную борьбу за отделение от метрополий. Террористическими в некоторых странах стали обычные преступные группировки. В самое разное время к терактам прибегали ОАС во Франции, РАФ в ФРГ, ЭТА в Испании, ИРА в Великобритании. В Италии терроризм не прекращается вот уже 40 лет. В этой стране террористы убили главу правительства Альдо Моро, убивали судей, чиновников, богатых людей. Простых граждан похищают и убивают десятками. Террористы взрывают в Италии и Испании вокзалы, автобусы и автомобили.
       Терроризм начинался не с мусульманского Востока, а с капиталистической "цивилизованной" Европы и империалистических великодержавных Штатов. Террористической была империалистическая нацистская Германия. После второй Мировой войны эта роль перешла к "демократическим" Соединённым Штатам. Разница лишь в том, что для фашистской Германии терроризм был присущ для внутренней и внешней политики в Европе, а США в наше время -- жесточайший террорист на всей международной арене. Терроризм стал основным содержанием всей международной политики Соединённых Штатов Америки.
       Соединённые Штаты взрастили самого грозного террориста современности -- Бен Ладена. Взращивали его против Советского Союза, а затем "плоды воспитания" вкусили сами.
       Соединённые Штаты использовали террористов и террористические методы при свержении прокоммунистических и антиамериканских режимов в Латинской Америке, по всему африканскому континенту, на Ближнем и Среднем Востоке, в Советском Союзе и в Югославии. В наши дни эти же методы используются при подготовке и проведении "цветных революций" по всему земному шару, в т.ч. на Украине. ЦРУ было бы не прочь провести цветную революцию и в Российской Федерации. В нашей стране больше всего нефти, газа, другого минерального сырья и древесины. Препятствием является только ядерный щит России, созданный за счёт чудовищных жертв советского народа. Без этого щита, созданного величайшим напряжением всего советского народа, нынешней России уже не было бы на географической карте. Советская власть погибла, но она оставила нам в наследство суверенную Россию и образ будущей цивилизации, к которой человечество рано или поздно обязательно вернётся. Понимают ли это авторы оголтелой пропаганды в России и за её пределами против всего советского?! Хотя, о чём тут может быть речь? Сознание, формируемое при помощи идеологии чистогана, не в состоянии ориентировать человека дальше кошелька в своём кармане. Увы! Увы!
       Фашиствующие Соединённые Штаты в наши дни -- главный рассадник и спонсор терроризма на планете. Лозунги о защите демократии и игра в демократию на чужих территориях -- это фальшивое прикрытие террористической политики. Верить в демократию "от Америки" могут только "агенты влияния", наивные политики и люди, не желающие думать. В число таких жертв попали российские радикальные демократы и "реформаторы", ныне стоящие у власти. В позиции радикалов никаких исключений нет. Просто это - "пятая колонна", не без корысти отстаивающая интересы монодержавы.
       В Российской Федерации к террористам относят шахидов и непосредственных исполнителей террористических актов. В этом как раз и проявляется полное непонимание корней терроризма и его социально-экономических причин. Реальные террористы не ходят с поясами смертников и самодельными бомбами. Они в худшем случае отсиживаются в схронах в горах, горных и предгорных посёлках, а фактически располагаются в комфортабельных квартирах, шикарных офисах на Ближнем и Среднем Востоке, в Москве и Питере, Лондоне и Мадриде, Нью-Йорке и Сан-Франциско.
       Пока нынешняя российская власть" не поймёт эту элементарную истину, и сама не перестанет использовать террористические методы укрепления своей власти, борьба с терроризмом не будет иметь успеха. Советская власть в своё время, прежде всего, устранила все экономические и социальные корни терроризма. После гражданской войны в короткое время был преодолён голод. Трудящиеся получили бесплатно доступ к образованию, медицине и достояниям культуры. Началось резкое сокращение безработицы, с которой было покончено в начале 30- х годов. Самое главное, что трудящиеся были включены в законодательные и представительные органы власти. Может в этих структурах их влияние было минимальным, но трудовой люд в законодательных, представительных и общественных организациях и органах присутствовал, а это уже не так мало для контроля за властью и развитием процессов в обществе.
       На государственных предприятиях трудящиеся участвовали в управлении производством. Люди видели, что миром правит Труд, а не капитал и буржуазия. Выступать против новой власти не было необходимости. Выступления против Советской власти, действительно, были и довольно активные. Но это были контрреволюционные акции сходящих с исторической сцены классов и социальных групп - отпрысков дворян, буржуазии и буржуазной интеллигенции, скучающей по подачкам со стороны дворянской элиты, капитала и его власти. В то время советские реформаторы России были грамотны, умели думать и глубоко анализировать социально-политическую ситуацию в революционной России и на всём мировом пространстве, в т.ч. причины терроризма.
       В буржуазной России происходит ровно всё наоборот. В наше время все взгляды сфокусированы на накоплении личного богатства и перенаправлении его в заморские страны. Думать о благополучии народа и "этой страны" некому и некогда.
       В России весь гнев против терроризма власть обрушивает на непосредственных исполнителей терактов. Их именуют такими определениями как: "звероподобные", "подонки", "нелюди", "безбожники" и т.п. Разумеется, эти люди -- тяжкие преступники, но они в то же самое время марионетки в руках настоящих субъектов террора и, не осознающие себя, жертвы преступной социально-экономической политики российских "реформаторов", которая стала проводиться с 90-х гг. XX века. С помощью ругательств в адрес шахидов властная пирамида с "реформаторами" во главе пытается снять с себя всякую ответственность за разгром методами террора великой державы и создание невыносимых условий жизни для 60-80% населения Российской Федерации. Кому же это не понятно?
       Объектом терроризма на международном уровне являются Соединённые Штаты и их сателлиты в Европе и в Азии. Правильнее говорить не о населении США и других стран, как объекте террора, а о великодержавной империалистической политике американских властей. Именно против Власти направлен терроризм. Правда, надо прямо признать, что великодержавным шовинизмом заражены многие американские граждане и весь хорошо обученный и высоко оплачиваемый глобальным капиталом научно-пропагандистский аппарат. Американские власти добились своего -- каждый американец считает себя не просто "пупом земли", а властелином мира. Политико-экономический снобизм и шовинизм нации не знает границ.
       В России население также не является непосредственным объектом терроризма со стороны отдельных граждан. В качестве объекта выступает система власти и управления и проводимая социально-экономическая политика, обусловившая нищету и бедность большей части населения. Это настолько очевидно, что и напоминать об этом неприлично. К великому сожалению, за провалы "реформаторов" приходится фактический ущерб нести населению. Террористы своими акциями пытаются настроить население против власти, но реально настраивают его против себя и тем самым позволяют многочисленным властным структурам уходить от прямой ответственности. С власти взятки гладки.
       Причины международного терроризма
       Теперь об интересах террористов и причинах терроризма на планете. Понять и принять действия террористов, идущих на смерть, обычным мышлением невозможно. Можно легко понять самопожертвование солдат-героев во время войн и революций. Эти люди руководствуются высокими целями защиты отечества, интересов своего народа, своих семей и др. Что же побуждает исполнителей террористических актов к тяжким преступлениям и одновременно к самопожертвованию? Объяснять эти действия, исходя только из психологии преступников, совершенно неверно. Должны быть какие-то очень сильные интересы и мотивы, побуждающие людей к гибели и совершению преступления. Не исключается какой-то один побудительный мотив. Но поскольку терроризм проявляется как мировая закономерность, то мотивы действий террористических групп и крупных формирований во многих странах, а также отдельных самоубийц и преступников формируются под влиянием целого комплекса интересов. Среди них определяющими являются экономические, социальные, политические, межнациональные и религиозные мотивы, отражающие положение народов и народностей в тех или иных странах.
       Терроризм в наши дни более всего исходит из стран Ближнего, Среднего Востока и Африки. Здесь больше всего нищенствующего населения. Скорее всего, народы этих стран самостоятельно справились бы со своими проблемами, но вначале здесь господствовали колонизаторы, а теперь они стали объектом агрессивной политики США и некоторых европейских государств. Разве иракцы смирятся с оккупацией? Современные иракские власти уже выходят из под контроля США. Рано или поздно американцам это вернётся сполна, как это было не однажды. Разве талибы в Афганистане смирились с откровенной военной агрессией США и их сателлитов? Разве мусульманские фундаменталисты не понимают, что после разгрома коммунистического СССР, главным врагом для себя США определили мусульманский мир и мусульманскую веру?
       Странам капитала необходимы газ и нефть, сельскохозяйственное сырьё и древесина, каучук и алмазы, уран и заморские фрукты, а также военные плацдармы, позволяющие контролировать весь мир. Именно обеспечение господства глобальному капиталу составляет "материнство" терроризма. В условиях использования принципа "разделяй и властвуй", постоянных военных агрессий и постоянного военного присутствия США, нищеты миллиардов людей и тотальной безработицы, постоянных государственных переворотов и навязывания марионеточных правительств у народов подконтрольных территорий не осталось никаких других методов ответа на насилие, кроме ответного терроризма. Терроризм на планете порождается государственным терроризмом фашиствующих на международной арене Соединённых Штатов Америки. В наши дни страшную угрозу человеческой цивилизации несёт Исламское государство (ИГИЛ). Это - это своего рода терроризм в квадрате. Но, совершенно же очевидно, что это так называемое исламское государство возникло из террористических группировок, созданных и финансируемых США и рядом арабских государств, не воспринимающих действия законных властей Сирии. Борьба (якобы борьба) международной коалиции во главе с США с ИГИЛ по своей сути была прикрытием и поддержкой этой террористической группировки. Об этом свидетельствуют результата "борьбы", которые позволили ИГИЛ взять под контроль на территории Ирака и Сирии территории в несколько раз превышающие до начала создания международной коалиции.
       В наши дни терроризм и полномасштабная гражданская война развязаны вначале на площадях столицы братской всем странам СНГ Украины - Киеве, а затем на всей территории ранее цветущей республики единого Советского Союза. Сжигание фашистскими молодчиками живыми нескольких десятков людей в Одессе и массовые убийства людей в Донбассе - разве не является терроризмом? Циничный международный террористический акт совершён в небе над Украиной - расстрел с пассажирами малазийского "Боинга". Разве это не есть террористический акт! За всеми этими актами террора несомненно стоят Соединённые Штаты Америки, разместившие на постоянное место жительства свои отделы ЦРУ прямо на площади, на которой совершён, фашистский переворот. Украина в наши дни напрямую управляется государственными структурами США.
       На насилие угнетаемые народы чаше всего отвечают насилием. При этом методы отпора позаимствованы такие же, которые использовались и используются метрополиями -- это терроризм. Так, где же коренятся причины международного терроризма? Ответы напрашиваются сами собой.
       И вновь мы возвращаемся к нашим российским проблемам и к проблемам на территории бывшего Советского Союза. Именно это больше всего должно нас интересовать.
       Отдельный разговор о причинах терроризма в России и других странах СНГ
       Терроризм в Российской Федерации и на территориях бывших советских республик, безусловно, испытывает влияние, политико-идеологическую поддержку и финансирование со стороны международного терроризма. Примеров к этому предостаточно на российском Кавказе, где операции против террористических групп проводятся практически ежедневно. Не обходилось ранее и не обходится в наше время без поддержки нетерпеливой российской оппозиции и терроризма в России, прежде всего, со стороны США. Эта информация, несмотря на всю её секретность, просачивается на страницы печати.
       Однако терроризм в России и других странах СНГ имеет несколько иной характер и иные причины. Если международный терроризм аналитики из США и Европы называют третьей Мировой войной цивилизаций и там причинами терроризма выступает господство глобального капитала и великодержавная политика США, то в государствах СНГ терроризм принял форму национально- освободительной и гражданской войны. Впрочем, такой же характер терроризм приобретал ранее в Великобритании и Испании. Попытки получить независимость от метрополий отдельными территориями отмечаются в этих странах и в наше время. Примеры тому - Шотландия и Каталония. В наши дни происходит это мирным путём, однако, после десятилетий многочисленных террористических актов.
       Автор полностью отдаёт себе отчёт в сделанном заявлении и потому должен его обосновать.
       "Архитекторы" и "прорабы" перестройки в 80-е гг. в СССР и последующие "реформаторы" России и СНГ в 90-ые годы, в целях свержения Советской власти и разрушения социалистической экономики, выдвинули, казалось бы, безобидный политико-экономический лозунг о переходе от административной экономики к рыночной. Кто-то этот лозунг искренне воспринимал, как необходимый для повышения социальной и экономической эффективности советской экономики. Кто-то был введён в заблуждение и, ничего не понимая в сути происходящих событий, наивно доверялся обещаниям самопровозглашённых "реформаторов".
       Но были и такие, кто с помощью этого идеологического лозунга пытался "вбить последний гвоздь в гроб погребаемого коммунизма". Уже расстрел советского парламента в Москве был откровенным террористическим актом. И тоже, разумеется, не без участия США, вложивших в свержение Советской власти и разгром СССР по откровениям президентов этой страны миллиарды долларов. Трагедией советского общества стало то, что руководство правящей политической партии (КПСС) и профсоюзов (никогда не следует забывать наши "голубые" профсоюзы) не только не осознавали конечный результат реализации либеральных лозунгов о свободном рынке, но сами бездумно их инициировали.
       На практике лозунг свободного рынка стал идеологическим и политическим оправданием разгрома Советской власти, разрушения социалистической системы хозяйствования, ликвидации практически всех социальных гарантий и свобод советских людей и, наконец, уничтожения новой в истории человечества советской цивилизации. Разве это не пример политико-экономического и социального терроризма? Где же тут свобода? Может ли быть свобода без власти у народа, без собственности, без работы, без доходов, без возможностей лечиться и бесплатно получать образование. На какую же реакцию рассчитывали господа - реформаторы? Победители фашистов и их сыновья должны были встать на колени? Некоторые люди встали, но не все.
       Рыночная экономика, действительно, не мыслима без свободы личности. Но осознание беспредельной свободы в атмосфере чистогана и жесточайшей конкуренции на выживание порождает у людей животные, хищнические инстинкты, как у тех, кто смог урвать свой кусок собственности, так и у тех, кто остался без собственности. Рынок, некогда коллективистскую личность при социализме, уродует до неузнаваемости.
       У одних это проявляется в рейдерских захватах предприятий, коррупции и экономических преступлениях - в этих по сути дела узаконенных террористических актах. У обделённых имуществом и властью людей это находит проявление в террористических актах мести против власти, рыночных преобразований и ничего не подозревающих граждан. Дух протеста с неизбежностью приобретает самые угрожающие формы. Терроризм разрушителей советской страны получает в ответ террористические акции и гражданскую войну со стороны народа. Такая форма протеста не могла не появиться ввиду исключительного насилия над народом со стороны так называемых реформаторов. Насилие со стороны Капитала и угодной ему власти обернулось смертями миллионов бывших советских людей. По сути это были преступные убийства.
       Единственными аргументами при реформаторском зуде и шантаже населения были ссылки на спровоцированные "реформаторами" в советское время очереди за колбасой и водкой. Эти аргументы бездумно звучат и в наше время даже из уст Президента страны. Других аргументов не было, а все многочисленные контраргументы об эпохальных успехах в экономике, абсолютно спокойной жизни населения великой страны и создании гарантий безопасности государства на века отвергались с порога.
       Для начала гражданской войны против своего народа и, как следствие, со стороны народа национально-освободительной борьбы была хорошо спланирована идеологическая "подстилка". Она из года в год менялась, но разрушительная сущность оставалась. Из уст первого и последнего президента СССР М.С. Горбачёва она звучала как "больше демократии" и как "всё разрешено, что не запрещено законом". О законах быстро забыли и постоянно стали нарушать Конституцию СССР и на практике делали всё, что считали разрешённым каждый для себя.
       Из уст первого президента Российской Федерации Б.Н. Ельцина для субъектов Федерации идеология "свободы" озвучивалась следующим образом: "Глотайте самостоятельности и независимости столько, сколько можете проглотить". Свободу и независимость "глотками" мог измерять только первый президент Российской Федерации. Об этом знает весь мир, и в этих словах нет оговора Б.Н. Ельцина. Именно эту его слабость использовали Запад и так называемые демократы при развале СССР. В настоящее время приемники Б.Н. Ельцина эти "глотки водки" выдают за мужественные исторические решения. Фактически же при этом речь велась о разрушении не только СССР, но и Российской Федерации на части в соответствии с картами, нарисованными в Хьюстонском советологическом центре США.
       Отдавали ли ранее и отдают ли себе сейчас "реформаторы" отчёт в том, как и кто будет воспринимать эти политико-идеологические лозунги? Под аккомпанемент лозунгов президента Горбачева начались вооружённые столкновения между властью и населением, а также между советскими республиками в среднеазиатской части СССР и на Кавказе. Лидеры трёх прибалтийских советских республик, не имевшие никогда государственности в пределах нынешних территорий, посчитали для себя "законным" отделение от Советского Союза. Эти же горбачёвские лозунги способствовали антиконституционной денонсации Союзного договора об образовании СССР всего тремя бывшими советскими республиками. Правильнее сказать -- не республиками, а тремя собутыльниками в парилке. Разве это не терроризм высокого пошиба? Таковыми были "вершители" судеб советских людей. Что же вы, господа, хотели бы ожидать от простых граждан?
       Принцип "можно всё, что не запрещено законом", дал старт массовой экономической, а затем уголовной преступности и коррупции, которые в настоящее время разрослись до неконтролируемых объёмов.
       Под аккомпанемент разрушительного лозунга "глотать" самостоятельность и независимость республиками в составе Российской Федерации быстро оживились центробежные тенденции, угрожающие развалом на этот раз уже самостоятельного российского государства. Законодательные органы некоторых республик в то время приняли или подготовили к принятию акты об образовании самостоятельных государств и о новых государственных языках. После кровавого конфликта единая Чечено-Ингушская советская республика распалась на две самостоятельные республики. Лидеры чеченской республики объявили России войну за отделение от Федерации. В войне участвовало всё население Северного Кавказа. В ходе жестокой войны с обеих сторон погибло и искалечено несколько сот тысяч человек. Жертв было в несколько раз больше, чем в гражданскую войну в 1918-1919 гг. при утверждении Советской власти. Экономический потенциал на Кавказе был полностью разрушен.
       Аналогичные и не менее трагичные события происходили в среднеазиатских государствах.
       Разве это не терроризм в отношении многочисленных народов бывшего Советского Союза? Реформаторы до сих пор эти факты гражданской войны именуют борьбой с терроризмом боевиков. На самом деле этим призывом нынешние власти "отмывают" преступную деятельность в прежние годы, являясь приемниками и продолжателями прежней либеральной политики.
       А что скрывается за нынешним лозунгом "свобода лучше несвободы"? Лозунг "о свободе", о "совершенно свободном рынке" повторяется на постоянно проходящих международных форумах в России Президентом РФ. Лозунги о "свободе" никогда не были абстрактными. Они всегда в себе содержат ответ о свободе конкретных классов и социальных групп. О какой "свободе" идёт речь? О "свободе" каких классов и социальных групп? О "свободе" каких действий? Думают ли об этом авторы этого лозунга?
       Как и во времена "глотков" самостоятельности, некоторая часть населения под "лучшей свободой" понимает свободу на отделение от России и других самостоятельных государств. Некоторые люди и социальные группы понимают "лучшую свободу", как свободу террористических актов, свободу от конституции и свободу в выборе преступных методов обогащения, свободу от труда и свободу бродяжничества, свободу в потреблении наркотиков и свободу в потреблении неограниченного количества водки, свободу сексуального поведения и свободу парадов геев, свободу однополых браков и т.д., и т.п. В свою очередь, олигархи "свободу" понимают, как свободу от обязанностей проявлять заботу о благосостоянии народа, который своим трудом и создал им богатство. Преступные группировки руководствуются своим пониманием "свободы". Коррупционеры совершенно свободны в определении величины взяток. В наши дни "откаты" вместо 15 "стандартных" во всём мире процентов составляют уже две трети от объёма коммерческой сделки. Перечислять дальше, как по-разному понимается свобода в классовом обществе, бессмысленно. Вброшенный идеологический лозунг о "лучшей свободе" и "свободном рынке" ещё больше обострит противоречия в задыхающейся от нерешённых проблем России и других стран СНГ таит в себе их распад. Ярчайший пример тому нынешняя Украина, в которой уже начался распад целостного государства. Автор статьи будет рад выслушать контраргументы. Но убедительных аргументов не будет. Пусть только не лукавят господа "прихватизаторы" и пропагандисты от власти, приводя свои аргументы!
       Нам хотелось бы проанализировать эти процессы более конкретно на примере одной страны - России, которая нам ближе всего и понятнее. Правда, в качестве примера могла бы быть любая другая бывшая советская республика.
       А в чём же основная причина терроризма в России и где они террористы?
       Российские реформаторы и их политологи разгром Советского Союза, развал второй в мире экономики и "горячую" и "холодную" гражданскую войну, терроризм и разгул преступности, коррупцию и обнищание народа называют издержками "перехода к рынку" и построения "демократического общества", по сути дела, закрывают на эти беды народа глаза. Опровержения здесь бесполезны. Этим людям, как говорят в народе, "хоть мочись в глаза, им всё равно - божья роса". Только люди, делающие всё для уничтожения России, могут спокойно наблюдать за этими процессами.
       Иногда можно слышать и вовсе провокационные заявления о том, что весь нынешний негатив -- это "наследие прошлого коммунистического режима". Однако будущие поколения должны знать: всё, что сейчас происходит в России в части положения простых людей, преступности, коррупции, терроризма советским людям не могло присниться и в кошмарном сне. "Реформаторы" во всех сферах буржуазного общества приняли позу яростных и справедливых борцов с обозначенными асоциальными явлениями.
       Отвечая на сакраментальный вопрос, а где же в России террористы и организаторы массового террора, следует чётко понимать, что к "реформаторам", организовавшим переход к частнокапиталистической собственности, несправедливо относить только высших должностных лиц государства. Буржуазных реформаторов достаточное количество в законодательной, исполнительной и в судебной власти, а также в экономике, научной сфере, культурном бомонде, СМИ и т.д. Особенно тешат себя этими иллюзиями члены партии российской бюрократии - "Единой России" или, как их называют в народе, "едроссы". Народные мудрецы расшифровывают это выражение так: бюрократы, коррупционеры и члены этой партии "едят" Россию. Именно эта часть буржуазии и буржуазных мыслителей, именующая себя "элитой" должна взять на себя ответственность за всё настоящее в нашем Отечестве.
       Причин чрезвычайной ситуации в российском обществе много. В силу системности общественных отношений причины социальных катаклизмов фокусируются в несколько основных. В любом обществе всегда формируется своеобразная "пирамида" причин возникновения и течения тех или иных процессов с вершиной какой-то главной причины.
       Давайте, уважаемые граждане России, ещё раз поразмышляем, почему в Советском Союзе, а затем и в России начались и продолжают развиваться деструктивные процессы, включая терроризм и националистические устремления, угрожающие теперь существованию и российского государства. С точки зрения материалистов, главную причину надо искать не в головах, а в материальных потребностях и интересах. Со времени провозглашения перестройки в СССР в 1985 году и по сей день, идёт смена форм собственности на средства производства и производимую продукцию, -- обобществлённые формы собственности, в т.ч. государственная, методами экономического террора, рейдерства, коррупции и без обоснования экономической эффективности заменяются частнокапиталистическими формами и видами.
       В глубоких экономических исследованиях неоднократно подчёркивалось, что основным экономическим отношением всегда выступают отношения собственности на вещественный фактор общественного производства. Вслед за сменой отношений собственности меняются все отношения, в т.ч. отношения в социальной и политической сферах. Если в Российской Федерации и в СНГ разрушительные процессы начались с преобразований общественных форм собственности в частнокапиталистическую собственность, то каким должен быть вывод о причинах этих процессов? Совершенно очевидно, что главная причина начала национально-освободительной борьбы народов бывшего Советского Союза, гражданской войны на территориях России и других бывших союзных республик, терроризма, небывалой в истории человечества коррупции, всплеска жестокой и массовой преступности, нищеты, болезней, голодных смертей, суицидов, безработицы, коренится в установлении частнокапиталистической собственности. Не было бы буржуазной революции, не было бы и деструктивных процессов. Ускорить развитие бывшей советской экономики можно было без буржуазной революции. Этой истины придерживаются все люди, не заражённые бациллой стяжательства.
       Преступная приватизация оставила большинство граждан без собственности на орудия труда и без земли, без лесных и луговых угодий, без пастбищ и без квартир, без работы и без заработной платы, без полноценной пенсии и без детских садиков, без возможностей бесплатного воспитания детей и без достаточных детских пособий. Большинство граждан не имеют хорошего медицинского обслуживания и не могут получить бесплатно высшее образование. Трудящиеся остались без профтехучилищ, без защиты от чиновников-взяточников и без защиты от произвола правоохранительных органов, без возможностей судебной защиты и без возможностей участвовать в управлении производством.
       Вот эти многочисленные "без" в совокупности и стали непосредственными причинами того, что ранее свободные и счастливые граждане некогда благополучной страны взялись за оружие и влились в ряды террористов и преступников. Люди искали и выслеживают до сих пор возможности для выживания. Террористы на Кавказе при 70-ти процентной безработицы свою "зарплату" получают в долларах. Особенно остро указанные проблемы обозначились на Северном Кавказе именно с момента совершения буржуазной контрреволюции в СССР. Одна часть трудоспособного населения эмигрировала в столичные города в поисках "счастья" и превратилась в преступников и бомжей, другая часть ушла "зарабатывать" в горы в группы боевиков. Насилие и терроризм над свободолюбивыми народами не могут остаться без адекватного ответа. Многие люди на Северном Кавказе при высокой безработице лишены средств к существованию и, накопив гнев от бессилия и беспомощности, уходят в боевики. Мужчинам на Кавказе не на что кормить детей в своих многодетных семьях. Нередки такие факты и среди населения других регионов.
       Терроризм и гражданская война в России вспыхнули вслед за расстрелом новой буржуазной властью советского парламента, в след за терроризмом и объявлением войны всему народу со стороны капитала и частнокапиталистических собственников. Кому же это не понятно. В советское время этого не было и быть не могло по самой сути социализма. Не будьте циниками, господа "прихватизаторы" и "реформаторы" и скажите народу правду. Хотя надежд на это у народа очень мало.
       Мы специально повторим нашей "демократической" власти, что она сделала и по-прежнему делает, чтобы терроризм пришёл на смену спокойной жизни при социализме в бывшей великой стране - Союзе Советских Социалистических Республик.
       Разве расстрел Верховного Совета РСФСР преданными пьяному Президенту России командирами не был терроризмом по отношению к избранной народом власти?
       Разве приватизация государственной и общественных видов собственности не была экономическим терроризмом по своей сути?
       Разве лишение Гайдаром всего советского народа миллиардных (в советских рублях, а не в рублях с курицей на денежных знаках) денежных накоплений за сорок послевоенных лет не является бандитизмом?
       Разве невыплаты пенсий по 9-10 месяцев в 90-е годы не были геноцидом в отношении старшего поколения?
       Разве невыплата заработной платы собственниками предприятий и государством по несколько месяцев и лет, которая имеет место быть и в наши дни, не является бандитизмом?
       Разве специально организованный дефолт в Российской Федерации международными финансовыми организациями и "чубайсятами" не был терроризм в отношении большинства населения и малого бизнеса?
       Разве многомиллионная безработица в буржуазной России советских трудящихся, никогда не испытывавших это самое страшное в мире наказание homo sapiens, не является глобальным терроризмом?
       Разве процесс сжигания в кромешном аду ста пятнадцати жизней на шахте "Распадской" и не извлечение сгоревших шахтёров из затопленной шахты в Кузбассе, находящейся в частной собственности "олигарха-футболиста" господина Абрамовича, не является терроризмом?
       Разве взрыв самой мощной в мире гидроэлектростанции в Саяно-Шушенске Красноярского края, организованный новыми частными собственниками и унесший жизнь нескольких десятков человек, не есть террористический акт?
       Разве лесные пожары планетарного масштаба в России летом 2010 года, возникшие по причине приватизации природных ресурсов, не вселенский ад для человечества?
       Разве переход от бесплатной к дорогостоящей медицине не является посягательством на генофонд нации?
       Разве так называемая монетизация социальных выплат россиянам, а правильнее сказать, ликвидация системы социальной взаимопомощи, не укорачивает жизнь людям?
       Разве массовая приватизация и продажа детских садиков под офисы коммерсантам не сказалась на рождаемости и решении демографических проблем?
       Разве всеобщая изнуряющая атмосфера тотальной несправедливости в российском буржуазном обществе не является терроризмом в отношении большинства населения?
       Разве отлаженная и постоянно действующая система фальсификации выборов всех уровней власти и самоуправления не является государственным терроризмом?
       У народа исключительно преступными методами отняли всё без исключения: власть, собственность, денежные накопления в Сбербанке, работу, источники доходов, здоровье, экономическую и политическую
       ЧТО ДЕЛАТЬ?
       Читатель данной статьи может поставить вопрос "в лоб". А что делать? Для автора ответ очевиден. Надо менять буржуазное общество на социалистическое общество, но теперь уже не на то, которое было в советское время, а на обновлённое и избавленное от ошибок советского периода. Как менять? Думайте сами и присматривайтесь к соответствующим классам и социальным группам, к достойным политикам, способным стать опорой в построении нового общества. Сделать нам всем это будет чрезвычайно трудно в условиях тотального холуйства господствующим классам со стороны современных СМИ. Журналисты сами являются наёмными рабами и зарабатывают себе на хлеб с маслом.
       Ищите эффективные способы смены власти. Этим занимаются все политики мира. Нам, россиянам, тоже не ко времени сидеть без дела. Нынешняя власть в России и на остальном пространстве СНГ и в Прибалтике все двадцать лет с лишним воюет с народом и терроризирует его. Экономическим, политическим и идеологическим основанием терроризма на постсоветском пространстве является его Величество капитал.
       Важная роль в распространении правильного понимания ситуации в России принадлежит учёным-обществоведам и политикам. Именно в этом их предназначение и ответственность перед народом. С позиций теории совершенно очевидно, что вначале в СССР, а теперь в России и на другом постсоветском пространстве, развернулась и получила необычайную остроту борьба классов и социальных групп. Пока идёт интенсивное и агрессивное утверждение господства буржуазии. От того, какую позицию займут практические политики и учёные-обществоведы и как они смогут убедить широкие трудящиеся массы в неизбежности смены общественного строя, зависит многое, если не всё. К великому сожалению, подавляющая часть из них стала конформистами. И об этом должен быть особый разговор.
       Обострение классовой борьбы и поражение социализма в нашей стране произошло не по причине формационной непригодности социализма, а в силу реванша национальной и международной буржуазии в условиях обострившейся классовой схватки глобального капитализма и мирового социализма. Классовую битву проиграли "вожди" партии "ума, чести и совести нашей эпохи", то есть КПСС. Великая держава была отдана на откуп рвачам и людям во властных структурах "без царя в голове", не способных услышать самые разумные доводы о путях достижения лучшей участи для своей страны.
       Непонимание этого исторического факта или уход от обсуждения итогов классовой борьбы в России и на остальном постсоветском пространстве делает обществоведов и политиков людьми, бесполезными для народа. Увы, уважаемые товарищи и менее уважаемые господа!".
       Одно небольшое замечание. Ю.Чуньков в своей статье пишет: "Лидеры трёх прибалтийских советских республик, не имевшие никогда государственности в пределах нынешних территорий, посчитали для себя "законным" отделение от Советского Союза". Я так не считаю. Все три прибалтийских республик имели статус полноправных государств в составе СССР.
       Публикую еще одну статью Ю.Чунькова "Перспективы социализма: горькие реалии и исторические возможности" (http://bolshevick.ru/revolyucziya/perspektivyi-soczializma-gorkie-realii-i-istoricheskie-vozmozhnosti.html).
       Адресуется руководителям и лидерам партий и организаций, именующих себя рабочими, коммунистическими, социалистическими и социал-демократическими
       1. Объективные и субъективные условия становления социализма
       Социализм был, социализм есть, социализм будет!
       При рассмотрении исторических перспектив социализма в научной и иной литературе бессмысленно ставить и отвечать на вопрос, будет или не будет в истории человечества социализм. Тут не о чем спорить. Он уже есть, и в перспективе вся цивилизация homo sapiens будет пребывать на социалистической стадии развития. Быть или не быть социализму -- это в большей степени разговоры на кухне для домохозяек, не знакомых с закономерностями развития человеческого общества. Не так давно Землю считали плоской и не знали, что такое капитализм или социализм. Познание законов социума убеждает, что развитие объективно имеет социалистическую направленность. Отрицать это бессмысленно, как бесполезно отрицать закон всемирного тяготения. Можно лишь сдерживать или, наоборот, ускорять приход социализма, точно также как люди научились преодолевать или использовать действие закона всемирного тяготения.
       Хотели бы того или нет противники социалистического образа жизни, но социализм ежедневно и ежесекундно вплетается в ткань социальной материи. Социальная материя, как впрочем, и все известные формы материи, не могут находиться в застывшем состоянии, она обязательно изменяется в каком-либо направлении. Это может быть хаотичное, круговое движение или движение по спирали, но всё-таки движение. Многие известные философы утверждают, что социальная материя развивается по круговой спирали, поднимаясь на более совершенный исторический уровень развития. Общество не может вернуться в первобытный коммунизм, потому что он -- первобытный. Но homo sapiens не смиряется с капитализмом и требует его изменений. А что же после капитализма? Пока никто и ничего кроме социализма не предложил. После буржуазный порядок -- это уже не капитализм 17-21 веков. Так какое же общество нас ждёт? Вот на какой вопрос должны отвечать философы, экономисты, практикующие политики и выстраивать своё мировоззрение и государственную политику в соответствие с перспективами развития человеческой цивилизации.
       Социализм вползает в жизнь даже в самых развитых капиталистических странах и, прежде всего, в связи с отмеченной закономерностью развития человеческой цивилизации. Это проявляется во многих формах. Возрастает удельный вес государственной, коллективной, народной, акционерной форм собственности. Всё большее количество материальных и духовных благ распределяется по социалистическому или коммунистическому принципам -- по потребностям или на льготных основах. Буржуазное общество берёт на своё содержание безработных, пауперов, бездомных детей, больных, инвалидов и т.п. Разумеется, это ещё не социализм, но движение в этом направлении, а не назад к феодализму или капитализму 17-18 веков, как это произошло в СССР. Человечество практически полностью отказалось (кроме, опять же, российских либерал-реформаторов) от свободного рынка и тщательно регулирует производство, распределение, потребление во всех сферах общества. Коммунистический или социалистический принципы потребления в значительной степени господствуют в информационной и частично в духовной сферах. Вот уже и американские facsio (пучок, связка), исчерпав своё терпение, в своё время называли президента Обаму "коммунистом", который спасая капитализм, в период кризиса стал дважды в день кормить безработных и голодающих американцев и посадил в тюрьму организаторов финансовых пирамид. Буржуазные страны - Норвегию, Швецию, Швейцарию, Канаду они давно уже считают коммунистическими.
       Объективно мир, хотя и медленно, но продвигается в направление к социализму. Проблема лишь в том, долго ли ещё капитализм будет сдерживать прогресс человеческой цивилизации?
       Дозрел ли современный капитализм до социализма?
       Совершенно естественным будет вопрос, а кто и что в таком случае "двигает" человечество к социализму. Ответ укладывается в неопровержимый вывод -- историю творят люди или, если говорить о границах экономической науки, то историю творят социально-экономические субъекты. Объективные условия формируют материальную основу для обновления общества, а дальше дело за активностью именно за социально-экономическими субъектами - государством с его законодательными и исполнительными органами власти, политиками, теоретиками обществоведения, политологами, руководителями СМИ.
       Буржуазное общество в сторону социализма продвигает, прежде всего, оно само. А правильнее сказать его состояние, связанное с острой классовой борьбой трудящихся с правящим классом в буржуазных странах. Правящий класс под давлением объективных условий и острой классовой борьбы трудящихся за свои экономические интересы и политические права, разрешая острейшие экономические, социальные и политические противоречия, вынужден совершать преобразования, присущие будущему социалистическому обществу.
       Самыми неопределёнными и дискуссионными являются ответы на такие вопросы, когда и каким образом социализм придёт на смену капитализму. Ответы на подобные вопросы возможны только при правильном понимании диалектики объективного и субъективного в движении истории или в развитии человеческого общества. Чтобы читатели не восприняли этот тезис, как надуманную наукообразную отговорку, автор поясняет. Исследование по докторской диссертации было посвящено теме: "Взаимодействие объективных и субъективных факторов в экономике (политико-экономический аспект исследования)". Поэтому автор набирается смелости заявить, что он кое-что знает о взаимодействии объективного и субъективного факторов в обществе.
       Когда в начале статьи речь шла о неодолимом движении человечества к социализму, то это означало, что все объективные условия во всех развитых странах капитала вызрели для перехода от капитализма к социализму. Речь в данном случае идёт о производительных силах, уровне развития науки и техники, степени обобществления производства и о возможностях общественного производства практически полностью удовлетворять потребности народа в большинстве стран мира, если прекратить гонку вооружения во всех странах. На этом настаивал И.В.Сталин сразу же после Второй мировой войны, о чём все нынешние политики об этом забыли и сконцентрировали внимание только на его критике. А ведь эта борьба могла стать самым актуальным направлением в борьбе за социалистическое будущее всего человечества.
       Иначе говоря, всё готово для перехода к обществу, функционирующего на социалистических принципах. Не готов и не способен к переходу к социализму субъективный или человеческий фактор. Под этим следует понимать:
       1) состояние общественного сознания буржуазных обществ, строго направляемого эксплуататорскими классами и социальными группами, агрессивно защищающими только свои экономические и политические интересы;
       2) состояние самих эксплуатируемых народов, классов и ущемлённых в своих правах социальных групп, должных брать экономику и политическую власть в свои руки и перестраивать историческое развитие общества на новых принципах;
       3) наличие или отсутствие теоретиков и идеологов, способных подвести научно-теоретическую базу под строительство социалистического общества в каждой стране в отдельности и на мировом пространстве;
       4) готовность и способность руководителей профессиональных союзов трудящихся, лидеров рабочих, народных, социалистических и коммунистических партий различных стран возглавить борьбу за социализм;
       5) наличие или отсутствие необходимого единства всех искренних сторонников социализма в практических действиях за его победу в отдельных странах и во всём мире.
       Конечно, на слуху и на виду у всех пример социализма и временное его поражение в СССР. Когда неоднократно учёными и публицистами говорится о том, что причиной крушения социализма в СССР не была экономика, а таковой стала непригодность советского правящего класса к управлению, то тем самым констатируется, что объективные условия социализма не демонстрировали исторической несостоятельности социалистической формации. Наоборот, верхушечная часть субъективного фактора оказалась в антагонистических противоречиях и с объективными условиями, и с самим субъективным фактором социалистического общества.
       Советский правящий класс в составе субъективного фактора советского общества имел в своём распоряжении вторую в мире по абсолютным объёмам экономику, лучшую в мире науку, самую образованную нацию, самую квалифицированную в мире армию трудящихся и неиссякаемый трудовой энтузиазм этой армии. Правящий класс и "реформаторы" вначале заняли исключительно конформистскую позицию в отношении попыток глобального капитала разрушить социализм. А затем и предали его. Такова диалектика объективного и субъективного факторов в период подготовки и проведения буржуазной контрреволюции в СССР. Российские "реформаторы" до сих пор обманывают россиян, скрывая от них тот исторический факт, что совершили буржуазную контрреволюцию и что строят криминальный капитализм, напоминающий капитализм 18-го века в Европе и в США. На взгляд нынешних реформаторов России, они выправляют "зигзаг истории". А на самом деле возвращают человечество в эпоху первоначального накопления капитала.
       Капитализм несёт человечеству гибель
       Состояние объективных условий в мировой капиталистической системе необходимо прокомментировать отдельно. Почему капитализм "готов" к переходу в социализм? Советские "перестройщики", российские "демократы" и вкупе с ними ряд теоретиков якобы марксистов потешаются над тезисом В.И. Ленина, что капитализм на стадии империализма начинает "загнивать" и "умирать". Потешаться же надо не над этим гением, а над собой. Критики В.И. Ленина рассматривают капитализм только через призму своего желудочно-кишечного тракта, т.е. через способность капиталистического рынка наполнить полки магазинов и коммерческих ларьков продуктами питания и промтоварами, а не с позиций его места в историческом процессе развития человеческой цивилизации. Речь даже не идёт об удовлетворительном уровне жизни всего населения и уж тем более не о становлении духовно развитой личности в масштабах всего человечества. Такая постановка исторической задачи находится за гранью буржуазного сознания. Это вступает в явное противоречие с основным экономическим законом капитализма - присвоением прибавочной стоимости (максимально возможной прибыли). Это автоматически приводит к дискредитации основной задачи человечества - наличия возможностей работы для всех и фактическое удовлетворение разумных потребностей всех членов общества.
       При капитализме, как известно, много безработных людей, голодающих, нищих, пауперов, смертельно больных людей, бездомных детей (как теперь хорошо видим Россия не исключение). Между тем капитализм, как стадию развития человеческой цивилизации, необходимо оценивать по фундаментальным показателям бытия всего человечества. И в этом смысле В.И.Ленин и другие исследователи империализма правы -- капитализм исключительно социально "гнилой" общественный строй, рассматриваемый с позиций схода с исторической сцены. Дискуссия может быть лишь о сроках и путях построения нового общества.
       Если противники коммунистических идей назовут другое "посткапиталистическое" общество, то, наверное, никто не будет возражать ознакомиться с этим обществом. Но пока таких проектов нет. Автор обращается к идеологам буржуазии, к самой буржуазии, российским "реформаторам" и всем её осмысленным и неосмысленным почитателям с вопросом: "Какой общественный строй будет вслед за капитализмом?". Всем должно быть совершенно понятно, что капитализм не вечен! Это продемонстрировала её Величество История! Так скажите же, наконец, что же будет после капитализма!?
       В чём конкретно проявляется социальное "гниение" капитализма? По этой проблеме опубликовано громадное количество книг и отдельных работ. При желании вы, уважаемые читатели данной статьи, можете с ними ознакомиться. Здесь следует лишь напомнить некоторое социальное "гнильё" капиталистического способа производства.
       Во-первых, капитализм вверг человечество в непрекращающиеся ни на один день смертоносные войны за делёж территорий, природных ресурсов и за мировое господство. Астролог Роберт Дуляр, пытаясь найти причину войн лишь в расположении планет, исследовал 59 самых крупных войн с 1700 по 1992 годы и насчитал более 120 млн. жертв (смертей). (Рунет. Ключевые слова: "Роберт Дуляр"). Разумеется, что в войнах виноваты не планеты, а в наше время буржуазные общества и только буржуазные общества.
       При капитализме было инициировано массовое производство ядерного оружия, с помощью которого американские fascia в любой момент могут уничтожить всё живое и даже сбить планету с оси вращения. Разве это не "гниль"?
       Во-вторых, при капитализме господствующие классы воссоздали такой стандартный тип общества, в котором изобилие нескольких тысяч живых и мыслящих "существ" порождает голод миллионов и миллиардов людей.
       Автор многочисленных книг по библейской истории, врач-терапевт А.А Опарин в своей исторической книге "И камни вопиют..." в пятой главе ссылается на статистику ООН и констатирует, если 1/3 населения земного шара получает достаточное в количественном и качественном отношении питание, тогда как 1/3 недоедает и ещё 1/3 голодает. ( См.: Google, ключевые слова, "А.А. Опарин. "И камни вопиют...").
       В-третьих, самым страшным голодом автор данной статьи считает духовный голод. Господствующий класс формирует и поддерживает такое состояние и качество общественного сознания, которое угодно только ему. Олигархи и назначенная ими власть исключительно в корыстных целях, отрывая от потребления трудящихся буквально гигантские средства, формирует такое состояние общественного сознания, которое гарантирует защиту только их интересов и которое очень далеко от достижений человечества в духовной культуре. Богатство знаний, накопленных всем человечеством, остаётся невостребованным. Буржуазная культура и буржуазный образ жизни возвращает человека в животный мир, воспроизводя в нём ненависть к людям, социальные и семейные конфликты, зависть, прелюбодеяния, преступления, терроризм, массовые убийства, продажу своих собственных детей и т.п.
       Духовный и физический голод в совокупности стал причиной самого страшного бизнеса на земле -- бизнеса на наркотиках и продаже человеческих органов голодающих, но живых людей. За счёт физической жизни эксплуатируемых людей буржуазия воспроизводит и продляет свою собственную жизнь. Кое-что достаётся, конечно, и простым людям, но это "объедки".
       Разве это не социальная гниль современного буржуазного общества! Разве такое общество имеет право на дальнейшее существование!
       В-четвёртых, капитализм, породив впервые в истории человечества такое страшное явление, как безработица и тем самым посягает на основу человеческой цивилизации. Философы неоднократно подчёркивали, что труд и только труд выделил человека из животного мира, даже если принять концепцию божественного происхождения Человека. В ситуации безработицы человек деградирует физически, разрушаются его психика и сознание в целом, разрушаются семейные ценности и преуменьшаются возможности воспроизводства рода человеческого, возрастает количество больных людей, сокращается жизнь людей, сокращается жизненная потенция всего общества.
       Разве это не социальное загнивание, физическое и социальное вымирание буржуазного общества! Господа оппоненты, прокомментируйте, пожалуйста, это заключение! Или вам это сделать слабо?
       В-пятых, вместе с безработицей капитализм формирует экономический и уродливый морально-нравственный механизм разрушения трудовой этики общества. Основной экономический закон капитализма, -- безвозмездное присвоение прибавочной стоимости, -- формирует в общественном сознании буржуазного общества цели нетрудового обогащения, немотивированной наживы, стяжательства, чистогана, экономических преступлений, в т.ч. коррупции. Буржуазное общество с его стимулами и моралью воспроизводит социальный стандарт так называемого экономического человека, целью которого выступает не воспроизводство блага, а только его присвоение и потребление всеми доступными, а чаще незаконными, методами и средствами.
       Буржуазный "экономический человек" -- это человек-рантье, живущий на доходы, отнятые у людей физического и умственного труда. Возможность жить не на заработанные или "сумасшедшие" доходы, доводит личность до таких морально-нравственных стандартов, которые не входят в естественные общечеловеческие стандарты. Отвратительным примером в этом отношении для молодых людей и остальных пользователей социальных сетей, может служить "золотая молодёжь", т.е. детки наших "буржуинов", а также представителей культурного и политического бомонда, прожигание жизни которыми так настойчиво смакуется нашими средствами массовой информации. Их цель единственная -- достать и разложить до основания личность каждого из нас. И нам необходимо быть бдительными в этом отношении! Особенно это важно понимать молодым людям.
       Если вам, уважаемые читатели, это заключение покажется назойливой нотацией, то не торопитесь с отторжением. Автор долгое время работает в студенческих аудиториях и много насмотрелся, как уродуется личность по сравнению с советским периодом. Приходится наблюдать много примеров утраты качеств полноценной личности молодых людей, как с позиций трудовой этики и приобретения знаний, так и с позиций нравственности. Страшным для молодёжи явлением, порождённым в нашей стране "строительством капитализма", выступает наркомания, охватившая по оценкам специалистов до трети молодых людей, включая школьников. Наркотики лишают человеческую цивилизацию всяких перспектив успешного развития. Наркотики ставят на человечестве историческую точку, а капитализм делает на этой беде человечества триллионные доходы.
       Читатели, наверное, назовут много других пороков буржуазного общества. Здесь не названы: 1)периодические экономические кризисы; 2)надвигающиеся катастрофы в экологии; 3)тотальная монополизация власти и собственности; 4)торможение научно-технического прогресса в связи с жесточайшей конкуренцией капиталов и коммерческой тайной по изобретениям и новым технологиям; 5) фашизация действий управителей глобальным капиталом и правящими классами внутри буржуазных стран, Таковы сложившиеся объективные обстоятельства современного капитализма в развитых странах. Они свидетельствуют о глубокой "беременности" капитализма социализмом. Призрак коммунизма теперь уже бродит по планете.
       Почему социализм не приходит так скоро
       Тогда почему же социализм не приходит на смену капитализму повсеместно?
       На этот вопрос современной эпохи ответ не может быть скорым и однозначным. Ответ вбирает в своё содержание оценку всей совокупности накопившихся за тысячелетия противоречий в старом мире и анализ исключительно многочисленных тенденций исторического развития человеческой цивилизации.
       В то же самое время ответ лежит в той же плоскости -- диалектики объективного и субъективного в процессе развития человеческой цивилизации. Повторим ещё раз, что Историю творят люди в ходе своей субъективной деятельности. Объективный результат или состояние социально-экономических отношений в обществе, его благополучие во всех сферах жизни складывается именно из действий людей.
       При ответе на вопрос хотелось бы избежать академического пафоса, ложного оптимизма и схоластических наукообразных схем. Всё это было не однажды и, к сожалению, остаётся присущим ряду учёных и политиков, считающих себя марксистами, коммунистами и социалистами. В их позиции, как правило, превалируют надежды на объективные экономические законы, которые якобы с неизбежностью приведут к социализму. Нет, законы сами по себе никуда не приводят. Приводят люди, массы, политические партии, профсоюзы, государственные деятели и т.п. Именно иллюзиями о волшебной силе законов подпитывало себя советское руководство, ожидая победы над проклятым капитализмом. Между тем, марксизм призывал их действовать. А они ожидали, ожидали и дождались.
       На наш взгляд, вместе с "гниением" капитализма, как общественной формации, "гниёт" и субъективный фактор, в том числе и в социалистическом обществе, если оно существует рядом с буржуазным обществом. Во всяком случае, буржуазия, правящий класс, Мировое правительство умело направляют деградацию противостоящего ему прогрессивного субъективного фактора, как в своём буржуазном обществе, так и в параллельно существующем социалистическом обществе.
       С точки зрения готовности субъективного фактора к борьбе за социализм следует сказать, что сейчас в мире, к великому сожалению, нет такой политической силы, которая добивалась бы и была способна успешно и быстро добиться смены капитализма социализмом. Буржуазия с потрохами скупила все профессиональные союзы. Разгромлены и идеологически разоружены коммунистические, рабочие и социалистические партии. Общественное сознание зацементировано буржуазной моралью и идеологией. Глубоких учёных-марксистов во всех странах мира можно пересчитать по пальцам двух рук. Адепты, провозглашающие себя сторонниками социализма и коммунизма, чаще всего не знакомы с работами К.Маркса, В.И.Ленина и других известных марксистов. Лидеры коммунистических, социалистических и социал-демократических партий, находящихся в той или иной ветви власти, социализм на практике строить не собираются, а речь ведут только об участии в буржуазных органах власти, "улучшении" капитализма или о реанимации этого коченеющего социального трупа.
       В этом отношении можно поздравить организаторов Бнай Брита, Бильдербергского клуба, многочисленные масонские ложи и Мировое правительство с блестящими успехами на почве антикоммунизма и борьбы с социализмом. Если дело будет продолжаться таким же образом и дальше, то эти структуры вместе со своей смертью, которая, как свидетельствует История, неизбежна, похоронят и всё человечество. Это может произойти в результате очередной Мировой войны, ядерных бомбардировок, войны земных цивилизаций, междоусобных национальных и гражданских войн, как на Украине, ракетно-бомбовой "демократии", сокрушающих техногенных катастроф в виде глобального потепления климата, признанного ООН свершившимся фактом, смены магнитных полюсов Земли, предсказываемой многими учёными к 2030 году, "бомбардировок" метеоритами, нехватки кислорода или пресной воды. Такие катастрофы в глубине тысячелетий на планете уже были. Но современному человечеству урок не пошёл впрок. В некоторых странах "прок" видят и пытаются решить проблемы только в своих интересах.
       Национальная Академия Наук США с помощью NASA представила правительству прогноз на 2012 - 2020 гг. со следующим названием: "Угрозы космической погоды: социальные и экономические последствия". Учёные США не исключают, что смещение магнитных полюсов Земли и глобальное потепление могут привести к затоплению большей части Северной Америки, ряда стран Европы, включая всю Англию, Японии и других стран. Наиболее безопасными территориями остаётся европейская часть России, Украина, Западная Сибирь и др. (См: Рунет: ключевые слова - "Изменение магнитных полей Земли" и т.п.). Не по этой ли причине американцы, англичане и госпожа Меркель пытаются закрепиться в Афганистане, на Балканах, а теперь и на Украине! Особенно настораживает поведение Ангелы Меркель, которая после визита в США развернулась на 180 градусов от страсти к России к профашистской риторике и санкциям нашей страны в связи контролируемыми США событиями на Украине.
       Читатель может поставить вопрос: "А причём тут "космическая погода", капитализм и социализм?". В том то и дело, что обозначенные угрозы человечество может и должно ликвидировать только коллективным разумом с учётом интересов всех без исключения стран и народов, не растрачивая средства на войну и на убийство себе подобных. На основе империалистической политики и только в интересах отдельных стран, и только силой, эти угрозы человечеству преодолеть не удастся. Здесь должен присутствовать в большинстве стран общественный строй, основанный на совокупности интересов, на междустрановом коллективизме и на исключительно планомерно организованной международной политике. Таким общественным строем является только социализм. Он должен присутствовать в большинстве развитых стран мира.
       Критический анализ состояния социалистического и демократического движения
       Необходимо совершенно откровенно признать, что в результате острой классово-идеологической борьбы на международной арене глобальный капитал во главе с "рокфеллерами", "ротшильдами", "абрамовичами", "прохоровыми", Бильдербергским клубом и Мировым правительством коммунистов, социалистов и реальных демократов "загнали в угол". Глобальный капитал "справляет тризну". Трудящиеся массы вместе со своими политическими лидерами не активны, как это следовало бы ожидать, и отступают. Многие социалистические идеи о государственной собственности, государственном регулировании экономики, борьбе с бедностью и безработицей взяты на вооружение самим глобальным капиталом. В ряде развитых стран капитала значительно сближены полюса богатства и бедности (пожалуй, кроме России). Невероятно изощрённо используются методы социальной демагогии о "социальном партнёрстве" классов и социальной справедливости в современном буржуазном обществе (опять же, больше в буржуазной России). СМИ закуплены капиталом, как говорят в народе, с потрохами. Таковы признаки поражения. Признание поражения и осознание его основополагающих причин - начало пути к победе.
       С другой стороны, само коммунистическое и рабочее движение, как принято его понимать со времён К. Маркса, пребывает в тяжелейшем кризисе. Значительная часть коммунистов, а также лидеров профсоюзов и других рабочих организаций (не следует всю вину взваливать только на компартии) предпочитает ждать милости от буржуазии. Кроме того, коммунистическое и рабочее движение капиталом расколото на части, соперничающие, а порой враждующие друг с другом. Некоторые политические деятели, именующие себя марксистами, главного идеологического противника в целях пиара видят не в буржуазии, а в себе подобных. Появилось большое количество учёных, политиков и идеологов, претендующих на истину в последней инстанции.
       Марксистские идеи на практике всегда имели успех при наличии сильных и харизматических лидеров. Широкие массы трудящихся, призванные бороться за реальное народовластие, не в состоянии проявлять свою силу без её концентрации в лице вождей. Об этом свидетельствует вся история человеческой цивилизации вне зависимости от социальной окраски обществ. К сожалению, в настоящее время лидеров наподобие Карла Маркса, Ульянова (Ленина), Сталина или Фиделя Кастро ни в России, ни в странах развитого капитала не оказалось. Такие лидеры должны сочетать в себе глубокого теоретика марксизма, умеющего познавать противоречивую действительность и авторитетного государственного или другого политического деятеля, знающего выходы из социальных и политических тупиков.
       В век информации и публичной политики это должен быть лидер-трибун по образцу Уве Чавеса. Марксистам следует готовить именно таких лидеров. Пробить бетонную стену фальши и демагогии, выстроенную официозом, овладевшим всеми средствами массовой информации, не так просто. Не случайно, что журналисты сами именуют себя четвёртой властью.
       В Российской Федерации четвёртая власть занимает место над всей системой власти. Четвёртая власть стала "приводным ремнём капитализма". Все средства массовой информации находятся на полном содержании капитала. Интересы народа для них ничто. Лишь отдельные совестливые журналисты подают свои голоса в защиту простых людей. Но они обезоружены перед экономической и политической мощью глобального капитала.
       Причину антисоциалистических воззрений буржуазии можно понять, но нельзя принять её идеи, в т.ч. идеи олигархов и других крупных собственников, накапливающих огромные богатства за счёт присвоения чужого труда. Позиция буржуазии объясняется классовыми интересами, побуждающими защищать их всеми доступными средствами. Трудно, однако, понять учёных от обществознания, призванных постигать научную истину. Антисоциалистическую истерию, которую можно наблюдать у российских политологов и экономистов, ранее проповедовавших теорию научного коммунизма, следует рассматривать как психическое заболевание. Их научная позиция ничего общего с наукой не имеет. Хорошо, например, известно, как одобрительно отзывались и отзываются до сих пор о К.Марксе и В.И.Ленине и о социализме крупнейшие учёные мира, в т.ч. в своё время Альберт Эйнштейн. Антимарксистские и антисоциалистические воззрения оживлялись за рубежом, а теперь и в России, теми учёными, которые откровенно становились на защиту интересов капитала и которые пользовались ошибочными методологическими приёмами в научных исследованиях.
       Лучшим "лекарством" от антисоциалистических и антикоммунистических настроений является тщательное изучение мировой и отечественной социалистической мысли и практики социализма в различных странах, в т.ч. СССР.
       Трагедией для России и других бывших советских республик стало то обстоятельство, что советские марксисты, убаюканные теоретическими выкладками об исчезновении классов и классовой борьбы при социализме, при реставрации капитализма не смогли быстро выработать и довести до широких масс трудящихся альтернативы буржуазным моделям переустройства общества. В частности, марксисты, оставшиеся на научных позициях, не усмотрели вовремя всех опасностей ускоренных методов перехода к так называемой рыночной экономике, а по существу к бандитскому капитализму. Они не смогли быстро внести в общественное сознание научное мировоззрение. Причин этому много.
       Во-первых, убеждённых марксистов в своей научной правоте оказалось очень мало - буквально единицы. Это был "сухой остаток" жёсткого прессинга общественных наук со стороны идеологов КПСС, не постигших в своё время истину марксизма. Печально, но факт. Подавление научного творчества учёных не может давать хороших плодов.
       Во-вторых, сторонников социализма "прорабы" перестройки и "реформаторы" застали врасплох, агрессивно разрушая социалистическую экономику и подвергая общественное сознание психологической обработке с помощью обещаний "всеобщего счастья" после перехода к капиталистической рыночной экономике. Методы социалистического хозяйствования и советский образ жизни "перестройщики" и "реформаторы" опошлили до такой степени, что большинство населения Советского Союза искренне поверили, что все станут миллионерами, будут ездить на "Волгах" и "Мерседесах" и заживут богато. О хронических социальных болезнях буржуазного общества народ никто не предупреждал. "Похмелье" наступило очень быстро, но до сих пор народ пребывает в состоянии психологического "зомбирования".
       В-третьих, сами социалисты не смогли оперативно очистить социалистические идеи от накопившихся догм и негативных результатов идеологического контроля обществоведческих наук со стороны идеологов КПСС. Большинство советских граждан легкомысленно доверились Генсеку ЦК КПСС, озабоченного, якобы, совершенствованием социализма, а не его разрушением.
       Исключительно противоречивые тенденции на субъективном уровне советского общества предопределили такое состояние общественной мысли и общественных действий, при которых социалистическая альтернатива, ранее бывшая господствующей, оказалась в историческом тупике. Причина этого находится не в объективных факторах и не порочности социалистической системы, а в интеллектуальном убожестве "строителей" коммунизма. На первый план при разрушении социализма в СССР вышла экономическая и политическая безграмотность "архитекторов" и "прорабов" перестройки, конформизм бывших учёных-марксистов и партийных вождей.
       Социалистическая оппозиция капиталу в настоящее время разорвана на враждующие части, каждая из которых претендует на роль единственного "спасителя" социализма. В оппозиции никто не занимается развитием теории социализма в его новых условиях. А без этого невозможны успехи практического социализма.
       Насущными задачами социалистического движения остаются задачи консолидации левой оппозиции. Разрозненные лидеры социалистической и другой левой оппозиции могли бы договориться и поделить власть, взяв её в собственные руки. Такое положение различных частей оппозиции было бы лучшим, чем отсутствие всякой власти. Услужение экономическим и политическим мошенникам от капитала и власти и намерения в чём-то их убедить -- худшее положение оппозиции из всех её положений.
       Что делать?
       Прежде всего следует вспомнить высказывание Бруно Яковлевича Ясенского: "Не бойся врагов - в худшем случае они могут тебя убить. Не бойся друзей - в худшем случае они могут тебя предать. Бойся равнодушных - они не убивают и не предают, но только с их молчаливого согласия существуют на земле предательство и убийство". Равнодушие к своей собственной судьбе и судьбе своего Отечества действительно является самым страшным преступлением. Первое, что необходимо сделать, так это перестать ждать прихода "царства свободы" (К. Маркс). Надо умело действовать и делать всё необходимое для перехода современного буржуазного общества к социалистическому обществу. Ведущая роль в этих действиях должна принадлежать молодому поколению. Равнодушные люди в Истории ничего добиться не смогут.
       Если нас всех устраивает "запах" загнивающего капитализма, а в России он к тому же ещё и криминально-коррупционный, то можно оставаться равнодушным и бездеятельным.
       Если мы капитализм не переносим органически, то надо действовать. Действовать, действовать и не в соответствии с "ценными указаниями" "гайдаров", "чубайсов", "абрамовичей", "дворковичей", а в соответствии с закономерностями развития человеческой цивилизации, т.е. продвижения к социализму.
       Если нас всех устраивает создаваемая веками система эксплуатации человека человеком, и мы смиряемся со своим положением наёмных рабов и "быдло" для собственников яиц Фаберже, "абрамовичей", "прохоровых", "львов прыгуновых" и других "хозяев" общества, то спокойно сидите перед "телеврунгелем" на диване и ждите, что прикажут господа.
       Если это не нравится, действуйте и ищите все возможные способы продвижения к новому социалистическому способу производства.
       Если нас всех устраивает фальшивая от самых основ буржуазная демократия, не имеющая ничего общего с властью народа, то готовьте себя психологически быть обманутым на очередных выборах.
       Если это не устраивает, то ищите или организовывайте сами ту политическую силу, которая восстановит реальное народовластие.
       Начинать, как всегда, необходимо с самого начала -- с тщательного изучения классико-марксистского учения об экономике и обществе в целом. А это предполагает знание теорий о социалистическом и коммунистическом обществах и методах их построения. Несомненную пользу принесёт знание практического опыта социализма и его горьких уроков. Теория и практика подскажут, на какие движения и политические силы можно опираться, перестраивая буржуазное общество. Его убрать с исторической сцены не поможет никто, ни бог, ни царь и не герой. Сможет это сделать только освещённый знаниями об обществе народ во главе с соответствующими политическими лидерами. Они могут и должны появляться из числа новых поколений людей.
       Пугало революции
       Смена общественно-экономических формаций возможна только через социальную революцию. Об этом свидетельствуют смены рабовладения феодализмом, капитализма социализмом. Других путей в социуме не существует. Собственно, в природе и технике также любой эволюционный процесс в конечном итоге после количественных изменений завершается скачком или революционной сменой формы и содержания. Например, зерно превращается в растение, новый уровень техники революционно отторгает предыдущий и т.д.
       Идеологические проповеди о вредоносности социальных революций всегда проповедуются классами и социальными группами, находящимися у власти. Восстания рабов вырывали власть из рук рабовладельцев и приближали смену рабовладения феодализмом. Максимилиан Робеспьер, добившись казни короля Франции Людовика XVI и его жены Марии Антуанеты, и отрубая головы "врагам революции" на специальном девайсе имени доктора Гильотена, расчищал путь к власти французской буржуазии. Точно также в феврале 1917 года в России совершилась буржуазная революция, которая в октябре, благодаря чрезвычайной активности субъективного фактора во главе с партией большевиков переросла в социалистическую революцию. Через 70 лет российская буржуазия с помощью мировой буржуазии берёт реванш и совершает контрреволюцию. В России, таким образом, история пошла по спирали. Но, к сожалению, не к социальному и научно-техническому прогрессу, а назад в глубину веков, повторяя все катаклизмы капитализма.
       Совершенно очевидно, что во всех этих и многих других революциях на планете классы и политические партии, приходящие к власти в экономике и государстве, сразу же начинали острую политическую и идеологическую борьбу против всяких революций. Зачем же господствующему классу терять своё господство? Именно эту ситуацию мы сейчас наблюдаем в России и на пространстве СНГ. Буржуазия и её политико-идеологические адепты всячески поносят, начавшие вызревать на основе народного недовольства социалистические устремления части общества. И что же мы получаем с точки зрения исторического развития цивилизации? А получается у российского правящего класса всё элементарно просто -- социальный прогресс в России замораживается, и нас обязывают прозябать вечно в обществе бандитского капитализма.
       Правда, "реформаторы" нам обещают бандитский капитализм немножко почистить и придать ему вид якобы "цивилизованного" буржуазного общества. Образцом "цивилизации" во время так называемой перестройки избраны фашиствующие на международной арене Соединённые Штаты Америки.
       Пугают людей революциями не только потому, что они не нравятся господствующим классам. Пугают ложной трактовкой революций. Социальные революции преподносятся только как стрельба из пушек и автоматов, как убийства и кровь людей, как разорение страны и голод народа. Между тем, эти события характеризуют не сущность социальных революций, а пути, способы и методы их свершения. Революция по своей социально-экономической сущности означает переход от одной общественно-экономической формации к другой. Характер революции определяется по социальному типу того класса, который оказался победителем в революции. Пока самыми изученными остаются буржуазные и социалистические революции. В буржуазных революциях на смену монархиям и классу феодалов приходит буржуазия. В социалистических революциях господство буржуазии сменяется властью трудящихся во главе с рабочим классом. С социалистической революции начинается путь к реальному народовластию или к реальной демократии.
       Всякая революция по своему социально-экономическому содержанию есть не что иное, как форма (социальный механизм) разрешения острейших классовых противоречий. Назовите классовые противоречия социальными противоречиями, и это не изменит природы революции. Во время революционных изменений общество выходит из накопившихся за длительное время производственных и научно-технических, экономических и социальных, политических и идеологических, морально-нравственных и психологических тупиков. Говоря образно, в революциях общество сбрасывает с себя "куски грязи" и очищается.
       С этого момента в обществе возникает новая система диалектических противоречий, и оно стремительно начинает движение к новому революционному скачку. Если в ходе революции общество не смогло полностью освободиться от "кусков грязи", не обновилось социально, то оно продолжает процесс гниения, о котором говорилось чуть выше. Именно такое случилось в результате буржуазной революции в современной России. Частично российскому обществу и обществам на всём постсоветском пространстве удалось освободиться от противоречий, накопленных в советское время. В это же самое время общество было ввергнуто в пучину острейших противоречий старого буржуазного общества. Данные противоречия терзают человечество с XVI века. Эти события позволяют сделать вывод, что не всякая революция знаменует собой обновление. Буржуазную революцию на постсоветском пространстве правильнее всегда называть контрреволюцией.
       Российских "реформаторов" следует резко осуждать за совершение контрреволюции. Но в то же самое время им можно посочувствовать в абсолютном непонимании социально-экономической ситуации в стране в объёме "грязи", которую они пытаются разгрести. Грести вам -- не разгрести, господа! Законы общественного развития необходимо упорно изучать и хорошо знать. Общественные законы по своему содержанию сложнее законов спортивной борьбы на татами или в хоккейной коробке.
       Пути перехода к социализму
       Среди путей революции известны всего два -- мирный путь и немирный. Мирный путь чаще всего отождествляется с парламентским путём, когда власть от одного класса и политической силы переходит к другому классу и политическому авангарду через выборы высшего законодательного органа или президента, формирующего Правительство "народного доверия". Типичным примером может служить приход к власти социалиста Уго Чавеса. Парламентский путь передачи власти -- это способ свершения революции при мирном пути её развития.
       Возможность мирного пути свершения социалистической (пролетарской) революции впервые была отмечена К. Марксом в работе "Критика Готской программы", а затем теоретически была обоснована в работах В.И. Ленина. В апреле 1917 года В.И. Ленин провозгласил курс на мирное развитие пролетарской революции в России. Фактически Великая Октябрьская социалистическая революция в России, вопреки облыжным обвинениям, произошла мирным путём. При захвате петроградскими рабочими и солдатами Зимнего дворца, где тогда заседало буржуазное правительство, случайно погиб всего один человек.
       Кровь, убийства и голод были после революции и спровоцированы они были не большевиками, не рабочими, не крестьянами и не солдатами, вернувшимися с фронта, а сопротивляющимися классами и сословиями. Вначале была иностранная интервенция на Советскую Россию, а затем гражданская война и голод. Гражданская война возникла вследствие раскола императорского генерального штаба и царской армии на "красных" и "белых". Междоусобную войну начали несколько белогвардейских генералов (Л.Г. Корнилов, М.В. Алексеев, А.В. Колчак, А.И. Деникин, Ф.А. Келлер, П.Н. Краснов, А.И. Каледин, Е.К. Миллер, Н.Н. Юденич, В.Г. Болдырев, В.О.Каппель, А.И. Дутов и др.). Большая часть царских офицеров Генерального штаба перешли на сторону В.И.Ленина и убедили его возглавить движение народных масс на спасение России от оккупации немцами и развала на территориальные части. В целом царская Армия распалась на "красных" и "белых", примерно, в равной пропорции. Это в наше время фиксируют многие исследователи, в т.ч. военные историки. И в этом раздвоении ничего случайного нет. Армия - то состояла из крестьян и рабочих. Император бросил народ и Россию на произвол судьбы и свершил акт отречения от власти. Так кого же должны были защищать крестьяне и рабочие! Не болтливого ли юриста - Керенского?
       В современной России белогвардейских генералов и офицеров героизируют и преподносят обывателям как людей чести, доблести и преданности царю и Отечеству. А это совершенно не соответствует действительности. Эти "защитнички" Отечества вначале позорно проиграли войну офицерам и солдатам Германии. При этом война с Германией была начата Россией. Агрессоры позволили немцам оккупировать Украину и Белоруссию. Подпустили немцев к Пскову на расстояние одного марш-броска до Москвы. Москва, скорее всего, не была взята немцами из-за боязни повторения судьбы армии Наполеона и надвигающейся пролетарской революции в Берлине.
       После поражения на фронтах генералы до акта отречения предали своего императора-главнокомандующего, позволив взять власть буржуазному правительству во главе с питерским юристом А.Керенским. А затем генералы и офицеры проявляли свой "незаурядный" талант при убийствах плохо вооружённых крестьян и рабочих из партизанских и красногвардейских отрядов, спешно сформированных из солдат, которыми эти командиры только что командовали на Западном фронте. Но воевали эти "защитники" Отечества не одни, а с интервентами из 16-ти стран мира, включая Англию и США. Но и на этот раз они проиграли войну, теперь уже российскому народу, ставшему в итоге советским народом. Вот такие на самом деле были "поручики Галицины". Кому поёте гимны, новые господа России?
       Однако и на этом походы "по долинам и по взгорьям" офицеров "чести и достоинства" не закончились. Белые генералы развязали двухлетнюю кровавую гражданскую войну, когда сын шёл против отца, брат против брата. Совершенно же очевидно, что не Советская власть во главе с Лениным развязывала эту братоубийственную войну! Война новой власти была не нужна. Советская власть провозгласила лозунг: "Мир всем народам!" Господа "демократы", перестаньте врать молодому поколению россиян! В этом сложном классовом конфликте вина за жертвы народа ложится на дворян, уже окрепшую российскую буржуазию и белогвардейских генералов. Белогвардейцы воевали против уже утвердившейся Советской власти и всего российского народа. Красная армия в основном состояла из крестьян и рабочих. Как же это можно отрицать и героизировать белогвардейцев? Но и эту войну генералы и офицеры "доблести и преданности царю и Отечеству" проиграли. Проиграли они своим же бывшим товарищам по оружию -- теперь уже красным генералам и офицерам.
       Царских генералов и офицеров, перешедших на сторону народа, как ныне принято говорить -- на сторону Ленина, было много. В Рунете называется 185 красных генералов и офицеров, близких к императорскому генеральному штабу, перешедших на сторону Советской власти и возглавивших рабоче-крестьянскую Красную Армию.
       Приведённые исторические факты свидетельствуют о недобросовестности критиков движущих сил в социалистической революции в 1917 году. Во всяком случае, это не был "дворцовый переворот" большевиков. К большому сожалению, советский официоз приписывал победу в революции только её организаторам, гению В.И. Ленина. Да, первый организатор социалистического государства был гениален. Но без активного участия в революции крестьян, рабочих и российской армии во главе с красными генералами и офицерами, которые также вышли из народа, победа была бы невозможна. Красные генералы и офицеры спасли Россию в самый критический момент её истории.
       Пример царских генералов и офицеров, перешедших на сторону народа, является прямым укором бывшим советским маршалам, генералам и офицерам, расстрелявшим в октябре 1993 года в Белом Доме власть, которой они присягали. Присяга народу была заменена присягой пьяному "главнокомандующему", который развязал гражданскую войну на Кавказе, начал буржуазные реформы и уничтожил Вооружённые Силы, воссозданные за счёт жертв всего советского народа. Бывшим советским офицерам, нарушившим военную присягу, необходимо сказать правду. Таких массовых преступлений офицеров перед своим народом с массовым нарушением военной присяги в истории человечества не было. Что вы скажите на это, господа, офицеры? Вы присягали Красному Знамени, стоя на одном колене, а не триколору, под которым на советских солдат шёл генерал Власов. И это не риторика, а заноза в сердце у многих бывших советских людей и прежде всего у ветеранов войны. Они сейчас вынуждены приспосабливаться к власти "абрамовичей", а заноза в сердце остаётся.
       Исчерпан ли лимит на социалистические революции?
       Мирный путь революции (буржуазной или социалистической) не сводится только к парламентскому способу передачи власти другим классам и политическим силам. Революция может состояться путём массовых протестов трудящихся (всеобщие забастовки и стачки, массовые голодовки, перекрытие трасс и неподчинение властям, "итальянские забастовки", временный захват власти Вооружёнными Силами), а также при добровольном уходе от власти президентов, парламентов, правительств в виду утраты доверия большинства населения и поражения на выборах.
       Автор при перечислении путей мирного развития революций никаких "америк" не открывает. Так организовывались и осуществлялись, как буржуазные революции и контрреволюции (в т.ч. в СССР и на всём постсоветском пространстве), так и социалистические революции по всему миру при их победах и поражениях. Действия российских "реформаторов" практически исключают мирный парламентский путь передачи власти от крупной олигархической буржуазии и коррупционно правящего класса другим классам, социальным группам и политическим силам. Об этом свидетельствуют постоянные фальсификации голосований, референдума по ельцинской конституции, выборов на всех уровнях и других форм волеизъявления избирателей.
       Избирательное законодательство в России выстроено таким образом, что выявить фальсификации и опротестовать результаты голосования невозможно. Парадоксом выступает тот факт, что выборы законодательной власти в России организует и проводит исполнительная власть, а проще говоря, коррумпированная бюрократия. А эта власть не терпит над собой никакого контроля. Российский парламент принял закон об уголовной ответственности за клевету, в качестве которой будут рассматриваться заявления о фальсификациях итогов голосования. Как поётся в одной из самых популярных песен, "словно замерло всё до рассвета, дверь не скрипнет, не вспыхнет огонь". Не вспыхнет огонь революционных изменений в обществе. Буржуазный правящий класс душит всякие попытки сопротивления его господству. Так называемое "болотное дело" тому пример. Правая и левая оппозиция выступила совместно против фальсификации итогов выборов и получила в ответ дубинки полицейских и уголовные дела якобы за сопротивление тем же полицейским.
       Следует видеть, что практическая невозможность совершить социалистическую революцию мирным парламентским путём характерна не только России. Буржуазный правящий класс России как раз заимствует опыт "демократий" на Западе -- в Европе и США. В этих странах буржуазная демократия выстроена таким образом, что власть народа полностью исключается. Марксисты, коммунисты, социалисты и все остальные левые силы смирились с этим и "гниют" вместе с господствующими классами. Увы!
       Немирный путь течения любых революций связан с вооружёнными восстаниями крестьян, рабочих и других слоёв населения, с гильотинами, убийствами королей, президентов и членов правительств, с вооружёнными переворотами военных, партизанскими войнами, уличными боями, походами вооружённых отрядов и т.д. Именно этим пугают обывателей, когда говорят о лимите на социалистические революции. Немирный путь революции не обязательно спряжён с вооружённым восстанием. Массовые мирные демонстрации и протесты, как показывает практика многих и многих стран, не менее эффективны.
       Вместе с тем ход Истории подсказывает, что постановка вопроса о лимите на революцию абсурдна. Абсурдна потому, что без революций человеческая цивилизация развиваться не может. Это относится как к системе социально-экономических отношений, так и к развитию производительных сил, техники и технологий. С научной точки зрения, заявления о лимите на революции безграмотны.
       Совершенно очевидно, с какой целью пытаются установить лимиты на революции господствующие классы. Им революции не нужны. В 90-е годы XX века, когда власть в СССР буржуазии не принадлежала, то М.С. Горбачёв обозначил проблему необходимости революционных изменений. Они произошли. Теперь буржуазии очередная революция ни к чему.
       Но с какой стати лозунги о лимите на социалистическую революцию выдвигают коммунисты, социалисты, социал-демократы и придерживаются именно этой тактике в политике, совершенно непонятно. Они, что же, согласны с теориями о вечном господстве буржуазии?
       Если обобщить опыт всех прежних буржуазных и социалистических революций, как состоявшихся, так и потерпевших неудачу, то обнаружится закономерность расширения сферы использования мирных способов и методов их осуществления. Особенно кровавыми были буржуазные революции в Европе и Америке, которые сопровождались гражданскими войнами, гибелью королевских и дворянских семей, уничтожением сотен тысяч трудящихся, резким обнищанием всего населения.
       В России социалистическая революция состоялась без жертв. Повторяем ещё раз, что жертвы появились в виду сопротивления эксплуататорских классов во время иностранной интервенции, гражданской войны, а также репрессий в мирное время пролетарского государства против классового противника, искавшего пути реванша. То, что реванш постоянно преследовался внутри страны и за рубежом, свидетельствуют действия глобального капитала, в основном в США, а также состоявшаяся буржуазная контрреволюция в СССР. Господа "демократы" и "реформаторы" России, не могли бы вы прокомментировать этот исторический факт с позиций смены общественно-экономических формаций и необходимости жестокой защиты завоеваний социализма в СССР и других социалистических странах, что в своё время хорошо делал Сталин и отказался делать пропагандист "общечеловеческих ценностей" - "товарищ" Горбачёв.
       После второй Мировой войны социалистические революции состоялись в странах Восточной Европы и Азии, а также во Франции и Италии, Португалии и Алжире, Чили и ЮАР, Никарагуа и Венесуэле мирным путём, в т.ч. через парламентские и президентские выборы.
       В последние 30-50 лет мировая буржуазия во главе с мировым жандармом принимает очень жёсткие меры по пресечению этого пути построения социализма. Революции топятся в крови или пресекаются иными методами в самом их зародыше. Делается это открыто путём вмешательства во внутренние дела стран. Так было в Корее, во Вьетнаме, на Кубе, в Чили, Никарагуа. Китайской народной республике в своё время пришлось выносить более 500 "последних предупреждений" США за нарушение воздушного пространства с территории враждебного Китаю Тайваня. Китайскую революцию спас "ядерный зонтик", возведённый над Азией советским народом.
       В условиях острой классовой борьбы во главе с фашиствующими Соединёнными Штатами Америки перспективы перехода к социализму весьма призрачны. Против лома нет приёма. Внутри развитых буржуазных стран, в т.ч. в России, буржуазия выстроила жестокий репрессивный аппарат. Повсеместно внутренние войска, спецназ и полицейский контингент давно уже превышает состав армейских подразделений, которые также часто привлекаются для подавления протестных акций народных масс. Буржуазия, взяв на обильное содержание и под свой контроль все средства массовой информации, полностью господствует в сфере общественного сознания. Когда писались эти строки, в России шло создание "общественного" телевидения президентскими структурами. Во главе "общественности" поставлен бывший государственный чиновник, освещавший на российском ТВ разрушительный ельцинский режим, который ныне осуждается всеми политическим силами.
       Исторические шансы социализма
       Как следует поступать в создавшихся весьма тяжёлых для левого движения, условиях? Во-первых, понятно, что человечество не должно вечно "гнить" в условиях капитализма. Все известные человечеству кризисы стали не просто хроническими, а непрерывными. Коммунистам, социалистам, социал-демократам необходимо сообща осмыслить эту сложившуюся на планете ситуацию и начать на основе взаимных компромиссов поиск путей спасения человеческой цивилизации. Проблема в наше время формируется именно так. Другого пути, кроме социализма, человечество ещё не нашло.
       Во-вторых, классовый противник оставляет мало шансов только на парламентский переход от сгнившего до основания капитализма к новому общественному строю. Это его принципиальный выбор, продиктованный исключительно узкоклассовыми, а не общечеловеческими, как часто утверждается, интересами. Следовательно, объединённая оппозиция вынуждена активно брать на вооружение смены капитализма социализмом другие мирные методы и средства борьбы за реальное народовластие, а не народовластие, навязанное российскому народу узким классом крупных собственников.
       В последние годы в Греции, Испании, Италии, Португалии, во Франции, в Англии, на Кипре, в Румынии, Сербии по сути дела происходят невооружённые всенародные восстания, часто сопровождающиеся стихийными погромами. Коммунисты, социалисты и социал-демократы левого толка оказались неподготовленными использовать протест трудящихся против буржуазных институтов власти в целях социализации общественных институтов. Неподготовленность обнаружилась в сферах политики, идеологии, информации, организации и, как следствие, в единстве действий. Сложилась парадоксальная ситуация в Европе. Трудящиеся готовы к революционным действиям, а левые политические лидеры и партии оказались несостоятельными. Это дорого обойдётся человеческой цивилизации. Левые силы должны это хорошо осознавать. Власть к их ногам буржуазия не поднесёт.
       Ни одной политической силе слева не удаться в одиночку добиться сколько-нибудь значимого успеха. Левым социал-демократам и социалистам не следует питать иллюзий, что буржуазия надолго или навсегда им отдаст власть. Власть следует передавать её источнику -- народу. А это можно сделать, только объединившись с протестующим против капитализма народом.
       В-третьих, объединение левых сил возможно только на марксистской платформе в современном прочтении и толковании марксистской теории. Марксизм -- это единственная научно выверенная теория, в которой анализируется социалистическое общество и пути его построения. Выводы марксистской теории согласуются с естественным ходом истории. Чего же ещё нужно политикам, действующим в интересах большинства народа. Левым партиям следует критически посмотреть на свой оппортунизм по отношению к марксистскому учению и, главное, по отношению интересов трудящихся масс. Длительный в истории капитализма перепляс социал-демократов и социалистов с буржуазными классами привёл к тяжёлой утрате их авторитета у народных масс. Избиратели не видят разницы между "социалистами" и "капиталистами". Коммунистам, в свою очередь, следует реформировать свою позицию в части претензий на истину в последней инстанции. Истина только в социализме, а не в жестоких теоретических и идеологических схватках. Буржуазия делает всё возможное, чтобы столкнуть своих противников лбами. Неужели это не понятно!
       Когда писались эти строки
       Автор хорошо отдаёт себе отчёт, к какому объединению он призывает. Попытка объединить все известные с 1867 года "интернационалы" -- это тоже иллюзия. Однако проблема реформирования или смены буржуазного общества в условиях господства глобального капитала лежит совершенно в другой плоскости. Во всяком случае, не в дискуссиях, какой "Интернационал" святее папы римского.
       Около двух лет трудящиеся Испании вели войну против политики буржуазного правительства. Молодёжь Мадрида, вооружившись "оружием пролетариата" и "коктейлем Молотова", в схватке с полицией штурмовала здание испанского парламента. Почти три года подобные события развивались в Греции. В этой стране молодёжь дважды штурмовала здание, где зарождалась демократия -- греческий парламент. Акции протеста против капитализма и засилья финансового капитала проходят по всему миру, в т.ч. в цитадели капитализма -- США. Протестующие не понимают, против чего они протестуют и не знают, чего они добиваются.
       Уважаемые "интернационалисты", "коммунисты" и "социалисты", где вы сейчас находитесь? Долго ли протестное движение широких трудящихся масс будет развиваться стихийно? Долго ли, отчаявшиеся из-за действий буржуазных властей, люди будут уничтожать движимое и недвижимое имущество, созданное их же трудом? Кто несёт ответственность перед человечеством за такое развитие событий?
       При попытках найти ответы на эти и многие подобные вопросы, создаётся впечатление, что социалисты и коммунисты не озабочены проблемами организации антикапиталистического движения народных масс. В частности, социалисты и коммунисты отдали на растерзание Бнай Брита зарождавшееся антиглобалистское и антикапиталистическое движение молодёжи в рамках организации протестных акций против решений "восьмёрок" и "двадцаток".
       Постоянные факты использования социал-демократами, социалистами и коммунистами политических масок "народности" для вхождения в буржуазные властные структуры по своей сути не просто циничны, а преступны -- преступны в виду предательства интересов трудящихся с точки зрения передачи власти народу, политики, идеологии, морали и нравственности.
       Господа и товарищи социал-демократы, социалисты и коммунисты! Вы все вместе утратили классовый подход в оценке текущих исторических событий и предаёте классовые интересы широких трудящихся масс. История этого вам не простит.
       Чем это может закончиться? Такая ситуация на планете была дважды. Всё заканчивалось фашистскими режимами и мировыми войнами.
       Сейчас ситуация сложнее, поскольку находится под контролем одной единственной державы и нет СССР. Советский Союз практически в одиночку спас мир от фашизма и расчистил человечеству путь к развитию более или менее на прогрессивных началах. Многочисленные акции трудящихся будут использоваться империей зла и насилия для насаждения во многих странах мира фашистских, полуфашистских и диктаторских режимов. Этот процесс активно уже идёт в Латинской Америке, в Африке, на Ближнем Востоке и с отдельными успехами в Азии. События будут развиваться под фальшивым лозунгом демократизации этих стран.
       В ряде других стран с буржуазной демократией акции протеста разрушат до основания экономику этих стран, будут приводить к гражданским войнам и эти страны будут привязаны прочными цепями зависимости к глобальным монополиям и финансовым пирамидам США. Печальный пример тому современная Украина, Ливия, Тунис и другие страны. Сохраняется опасность, что доллар за счёт бесконтрольной эмиссии вытеснит евро, юань и иену с мирового рынка. Американцы реализовывают именно эту цель. И у них с 2012 года кое-что начинает получаться. На почве экономических трудностей и недовольства народных масс в развитых странах к власти будут приходить угодные Штатам правительства.
       А если этот прогноз не оправдается, то это будет означать победу интеграционных процессов в Европе под руководством одной лишь Германии. Лучший танк в мире в Германии уже сделан. Фашисты уже не преследуются. Более того, фашисты уже громят бывшую социалистическую Украину и на очередь после "майдана" поставили Красную площадь в Москве. На этот счёт есть практически официальные заявления лидеров "майдана". Между прочим, штурм хорошо подготовленных отрядов фашиствующих молодчиков правительственных учреждений в Киеве и в Западной Украине, начался на следующий день после встречи лидеров украинской оппозиции с постоянно улыбающейся госпожой Меркель. И это говорит о многом на счёт распространения фашизма не только из США, но и из Европы. Достаточно присмотреться к политике президента-социалиста из Франции. Вот такими сейчас стали "социалисты" в Европе. Долго же буржуазия из этого "социалиста" буржуазия готовила капиталиста и проводника буржуазной идеологии!
       Российской Федерации в этой стратегии отводится роль "шестёрки", как в карточной игре в "русского дурака". "Братский союз" Германии и России, а также Евросоюз с интеграцией в него России и всего постсоветского пространства невозможны. "Дядя Сэм" этого не допустит никогда. Щёки, которые надувают наши "реформаторы", легко сдулись за счёт "неожиданного" снижения цен на нефть и газ. А экономика на всём постсоветском пространстве рухнет без всяких перспектив восстановления. Запад внимательно поджидает момента. Первый сигнал с обвалом рубля в 2014 году уже поступил. Господа реформаторы, ждите следующего сигнала. Это результат вашей разрушительной для России политики.
       Коммунистам, социалистам и социал-демократам который уже раз предстоит сделать выбор между двумя вариантами -- либо они с трудящимися массами активно защищают их классовые интересы и спасают планету от надвигающихся катастроф, либо они продолжают между собой идеологические битвы и удовлетворяются местами в буржуазных парламентах и правительствах. Третьего не дано.
       Овладеть главным оружием в классовой борьбе
       Давайте поставим себе ещё раз вопрос, за счёт чего буржуазия обеспечивает себе господство на международной арене и внутри своих стран. Во-первых, это расползание капитала-спрута по планете. Во-вторых, это танки, пушки, боевые самолёты и корабли, автоматы и фосфорные бомбы. С середины XX века янки держат в страхе всю планету применением атомного оружия. В-третьих, это мощный репрессивный аппарат в виде внутренних войск, полиции, судов, тюрем и т.п.
       Но в последние десятилетия появилось более разрушительное оружие -- это СМИ, оснащённые новейшими информационными технологиями. Это оружие разрушает личности каждого индивида и общества в целом. Через средства массовой информации господствующие классы и политико-идеологические "наседки-кликуши" превращают людей в безмозглые барби-куклы. Не случайно же эта титул-кукла навязана всей планете в качестве стандарта бытовой культуры. Конечно, по мере взросления люди начинают о чём-то задумываться. Но "живой компьютер" у людей запрограммирован только в соответствии с программами от господ и их властных структур. Побеседуйте с американцем средних лет. Он вам не скажет, где находятся города Париж или Москва. Он не ответит, когда была вторая Мировая война и кто в ней победил. Он будет знать только "Макдональдс" и что "башни-близнецы" якобы взорвали мусульмане.
       С помощью современных средств массовой информации Бнай Брит, Бильдербергский клуб и Мировое правительство (смотрите об этих организациях в Интернете) проводят выборы и формируют органы власти в большинстве стран мира. Натравливают народы империалистических государств на другие народы и совершают государственные перевороты. Обеспечивают "всенародную" поддержку всем агрессиям и держат в страхе всё население планеты из-за возможных якобы нападений на США Ирана, КНДР и других "агрессоров". Однако каждому школьнику известно, что ни Иран, ни Корея не имеют возможностей напасть на заморскую державу, до зубов вооруженную ядерным оружием.
       Если оценить воздействие мировой буржуазии с помощью подконтрольных ей СМИ с позиций возможностей смены капитализма социализмом, то следует признать, что у левых сил при наличии безраздельной монополии глобального капитала над средствами массовой информации возможности социалистического переустройства буржуазного общества сводятся к нулю. Следовательно, левым силам, заинтересованным в победе социалистической революции, необходимо, во что бы то ни стало разрушать монополию правящих классов на СМИ. Необходимо вырвать средства массовой информации у его величества капитала и сделать их общенародными. Во всяком случае, с Интернетом эта проблема легко решается. Необходимы лишь хорошо подготовленные специалисты. На этапе мирного реформирования буржуазного общества необходимо получить доступы к вещанию через СМИ в той доле, в какой политические партии и общественные организации будут иметь поддержку среди трудящихся масс и на всех выборах. Революции совершают и бывают к ней готовыми люди, вооружённые определённым сознанием. Например, совершенно никак нельзя объяснить недоступность средств массовой информации парламентским партиям или профессиональным союзам. С какой стати в Российской Федерации все СМИ контролируются только правящим классом и буржуазией. Что же, в России нет других классов?
       Без изучения исторического опыта невозможен переход от капитализма к социализму
       Современные коммунисты и социалисты определяют свои теории в экономике или возможные успехи в политике каждый раз с нуля. Это называется выработкой стратегических решений. Чаще всего это наблюдается в обновлённых программах партий и в предвыборные периоды в обещаниях кандидатов в президенты страны.
       Между тем, политико-экономические "изобретения" не могут не базироваться на опыте предыдущих исторических периодов. Это точно так, как нельзя создавать новую экономику с нуля. Вроде бы и само напоминание об этом выглядит неприличным. Но, увы, в борьбе за социализм современные "вожди" игнорируют исторический опыт. Если коммунистические и социалистические партии всерьёз намерены совершать переход от капитализма к социализму, то невозможно обойтись без тщательного изучения практического опыта. Смена формаций, как об этом было сказано, происходит как результат длительной классовой борьбы в ходе социальной революции. Следовательно, при реальных намерениях левых сил воссоздать новое социалистическое общество, необходимо тщательно изучать весь мировой опыт классовой борьбы и революционной деятельности организаций и политических партий.
       Всех теоретиков, заодно и политиков, удивляет та лёгкость, с какой победила социалистическая революция в России. Об этом неоднократно говорили сами организаторы революции -- Ленин, Троцкий, Сталин и др. При этом возникают ощущения отсутствия объективных закономерностей её прихода, а у противников формируются взгляды о незаконном и скором "перевороте". Между тем, "легкость" революции находит объяснение длительной, тяжёлой и талантливой её подготовкой большого количества европейских и российских революционных демократов, народников, легальных марксистов, преследуемых российских марксистов (все они перебывали в тюрьмах и ссылках), эсеров, меньшевиков-марксистов и др. В теоретическом плане эта работа означала максимальную активизацию субъективного фактора. В России сторонники революции не стали её ждать, как это предлагал первый глубокий марксист в России, философ Г.В. Плеханов, а делали коллективно всё возможное, чтобы она наступила. Успеха просто не могло не быть. Вот вам исторический опыт, господа и товарищи, социалисты и коммунисты и прочие "исты".
       Во-первых, европейскими и российскими исследователями была проделана гигантская теоретическая работа. В дискуссиях принимало участие несколько сот философов, экономистов, социологов и политиков, убеждённых в необходимости смены политических режимов и перехода на социалистический путь развития. Непосредственно по вопросам подготовки социалистической революции в России победила точка зрения большевиков-ленинцев.
       Во-вторых, большевики, меньшевики и эсеры, начиная с 90-х гг. XIX века и вплоть до ноября 1917 года проделали титаническую организационную работу по подготовке и проведению революции. Подготовительная работа велась подпольно и легально в рамках возможного при существующих в то время политических режимах в России и Европе.
       Прежде всего, в дискуссиях была выработана стратегия и тактика подготовки и проведения пролетарской революции. С самого начала курс был взят на то, чтобы стать во главе массового протестного движения всех слоёв населения России.
       В работе "Октябрьская революция и тактика русских коммунистов" И.В. Сталин в 1925 году отмечал, что конечной целью овладения массами стало создание к октябрю 1917 года "армии восставших из солдат (крестьян) и рабочих". (Рунет. Ключевые слова: "Сталин И.В. Октябрьская революция и тактика русских коммунистов", с. 1-15).
       В наши дни оппозиция всех мастей выводит на площади городов России многотысячные толпы протестующих против действий господствующего класса. Однако ни лидеры оппозиции, ни сами протестующие не имеют каких-либо стратегических и тактических целей. В итоге митинги и шествия оборачиваются пользой для действующей власти.
       Российские социал-демократы (так тогда назывались будущие коммунисты в царской России) потратили 30 лет на разъяснение своих целей и своей позиции в рабочих кружках и рабочих коллективах, в профсоюзах и других организациях (товариществах). Легально и нелегально вся Россия была накрыта марксистской литературой. Народовольцы, эсеры, а затем и большевики более 50 лет готовили к революции крестьянскую массу, из которой формировалась царская армия.
       В той же работе И.В. Сталин отмечал, что непосредственно во время революций 1905-го и 1917-го годов большевики разрабатывали и постоянно меняли тактику в организации выступлений народных масс против царского режима, а затем против буржуазии и противников социалистической революции. С этой целью определялись периоды "разведок" состояния народных масс, "проверок" настроения протестующих, подготовки к восстанию, проведения восстания и т.д.
       Действия нынешней российской левой и правой оппозиции, в сравнении с действиями большевиков-ленинцев, ни в какое сравнение не идут. Фактически оппозиционеры действуют не по своим теоретически обоснованным и организационно проработанным сценариям, а по сценариям, обдуманным в Кремле и в ЦРУ. Сценарии эти давно прописаны и многократно опробованы мировой буржуазией в своих странах. В России в этом ничего нового нет.
       Возможностей у левой оппозиции в связи с капитализацией и приватизацией завоевать внимание широких масс трудящихся гораздо больше, чем у большевиков в начале века. Необходима адресная пропаганда социалистических идей, глубокая теоретическая проработка стратегии и тактики в завоевании большинства на выборах различного уровня, широкая организационная работа и не только во время избирательных компаний, а ежедневно и ежечасно. Не следует ожидать очередных выборов в парламент или президента. Левые силы в России и во всём мире проигрывают классовому противнику потому, что питают иллюзии победить только во время избирательных компаний. Народ борется против капитализма не только на выборах, но и на площадях".
       И наконец, публикую статью Ю.Чунькова "Классы и классовый подход: без сантиментов и предметно".
       Что такое классы и классовая борьба
       В советской и российской обществоведческой литературе, а также в практике управления советским и российским обществом, проблема классов и классовой борьбы претерпела радикальную трансформацию -- от фетишизации классовой борьбы, выразившейся в первые десятилетия Советской власти в массовых репрессиях, и до полного игнорирования классов и законов классовой борьбы и в теории, и на практике.
       В постсоветское время экономисты, историки, социологи, политологи и практикующие политики "стесняются" даже употреблять понятия классов и классовой борьбы. В то же самое время эти проблемы активно исследуются большим количеством учёных в США, Англии, Франции, Италии, Японии, Китае и других странах. Мир набирает ускорение по пути к новому общественному строю -- социализму. Капитализм корчится от острейших социальных противоречий. "Призрак коммунизма" бродит не только по Европе, но и по всей планете. Вот уже и кандидат в кандидаты на президентских выборах Сандерс запел песню о социализме. Объяснить социальные противоречия и понять тенденции развития человеческой цивилизации без знания законов классовой борьбы абсолютно невозможно.
       Классовая борьба -- это естественное состояние человеческого общества. Её характер и содержание в разных общественно-экономических формациях не одинаков. Это находит объяснение различием классов и разностью их интересов.
       Люди не живут и не действуют изолированно друг от друга: они всегда объединяются по экономическим интересам в большие или малые социальные группы, борьба которых и движет историю. В эксплуататорских обществах эта борьба принимает самые разные формы: экономическую, политическую, идеологическую, морально-нравственную. Этот период в истории человечества Маркс назвал "предысторией".
       В условиях строительства социализма в отдельной стране или группе стран при капиталистическом окружении, напряжение классовой борьбы не ослабевало как внутри стран социализма, так и на международной арене. С помощью пропаганды и развёртывания психологической войны глобальный капитал и глобальные политико-экономические структуры делали классовую борьбу глобальной. По этой причине внутри СССР и других социалистических стран классовая борьба достигала высочайшей степени напряжения. Она из сферы индивидуальных интересов перемещалась в сферу экономики, власти и идеологии. В этих условиях исключительно ответственной становится роль бюрократии, властных структур и политических партий, в совокупности составляющих правящий класс.
       С середины XX века среди партийно-государственной номенклатуры СССР утвердилось крайне ошибочное понимание классовой борьбы. К руководству государством пришли люди, не изучавшие никаких "философий", "политэкономий" и "марксизмов". Классовая борьба, сопровождающая человечество на протяжении тысячелетий, стала рассматриваться в её самой острой форме, только как стачки, забастовки, революции и т.п. Такие представления о классовой борьбе не выходят за рамки повседневного бытового сознания. К сожалению, эти представления глубоко проникли и в обществоведческие науки и умы учёных. А поскольку стачки и революции постоянно нарушают спокойную жизнь правящего класса, то автоматически забываются или непосредственно отвергаются как таковые законы классовой борьбы.
       К этому, в какой-то степени, подталкивала неверная трактовка прогноза К. Маркса и В.И. Ленина и других марксистов об отмирании классов в коммунистическом обществе. О торопливости советских "вождей" в коммунизм общеизвестно Всё это в СССР сформировало социально-политическую атмосферу, в которой о классовых интересах советских трудящихся и классовой борьбе во всех её формах забыли. И сейчас заявления о борьбе классов будут встречены с таким негодованием оппонентов, что автору мало не покажется. Однако есть очень веские аргументы в подтверждение заявленных тезисов о классах и класcовой борьбе.
       Классы возникают не на баррикадах или в дни голодовок наёмных работников, не получающих месяцами, а порой годами, заработную плату, а, прежде всего, в системе отношений собственности на факторы общественного производства и на результаты производства материальных и духовных благ. Классовая дифференциация существенным образом влияет на положение членов общества в сферах непосредственного производства, распределения, обмена, потребления, а также во властных и политических структурах.
       В соответствии с положением социально-экономических субъектов классовая борьба становится разнообразной: экономической и политической, идеологической и психологической, информационной и религиозной, нравственно-этической и международной, теоретической и философской и т.п. Борьба идёт за наиболее полное удовлетворение материальных и духовных потребностей и, соответственно, за реализацию интересов соответствующих классов, социальных групп и индивидов, во властных структурах и в управлении обществом.
       Особое место занимает классовая борьба на международном уровне между социализмом, как системой, и мировым капитализмом. Здесь избираются самые жестокие методы.
       На международном уровне классовая борьба развёртывается за существование общественно-экономичеcких формаций. Понимал ли это "товарищ" Горбачёв, яростно борясь за общечеловеческие ценности. Понимает ли он сейчас, за что ему вручили премию памяти Нобеля и почему ему постоянно пополняют долларами его Фонд.
       Таким образом, под классовой борьбой следует понимать действия самих классов и социальных групп, органов власти, политико-экономических, идеологических и информационных структур, а также руководителей всех уровней по упрочнению положения своих классов и социальных групп во всех сферах общественной жизни. Исчерпывающее осознание содержания классовой борьбы предполагает концентрацию внимания на следующих положениях.
       Во-первых, классовая борьба -- это естественное состояние всякого социального организма. Пока никто не доказал, что классовые противоречия когда-либо окончательно будут разрешены. Если в исторической перспективе появится такое общество, в котором не будут классы и социальные группы, то нам пока неизвестно, как будут сниматься антагонистические и неантагонистические противоречия. Сомнения в исчезновении социальной дифференциации в человеческом обществе вносит постоянное присутствие общественного разделения труда, обусловленное природными, технологическими и социальными особенностями производства материальных и духовных благ.
       Во-вторых, классовая борьба не обязательно обусловливается только антагонистическими противоречиями. Её причиной являются различные социально-экономические интересы классов и социальных групп неантагонистической предопределённости.
       В-третьих, социальная борьба -- это постоянное состояние общества, без чего невозможно его развитие. Как только общество достигнет непротиворечивости, оно начнёт деградировать. Но этого быть не может при наличии разделения труда и социальной дифференциации.
       В-четвёртых, в исторической перспективе общество научится избавляться от антагонистической социально-классовой дифференциации и избегать жестоких форм разрешения социальных конфликтов, т.е. стачек, забастовок, голодовок, демонстраций протеста, социальных революций, войн и т.п. В данном случае речь идёт о мирных формах разрешения возникающих противоречий, но не об исчезновении самих противоречий. Мы настойчиво повторяем, что без противоречий в социуме его развитие невозможно.
       Классовая борьба генетически присуща любому социальному организму. Следование принципам классовой борьбы означает создание такого общественного механизма, который естественным путём укрепляет социальный иммунитет общества. Классовая борьба очищает от загнивания и застоя любую общественно-экономическую формацию и расчищает путь к прогрессу человечества. Это в полной мере относилось и к социализму. Чтобы реализовать принципы классовой борьбы на практике необходимо придерживаться классового подхода при развитии общественного производства.
       Классовый подход
       Классовый подход заключается в осознании и умении самих классов, политических партий, общественных и идеологических организаций, информационных структур и органов законодательной и исполнительной власти защищать на деле систему потребностей и интересов тех или иных классов и социальных групп. В истории человечества было так, что ежечасно и ежедневно социально-экономические и политико-идеологические субъекты общественных отношений всегда осуществляли присущую им защитительную работу, придерживаясь исключительно классового подхода. Например, мы никогда не услышим от людей, добывающих средства к жизни своим трудом, одобрения действий российских олигархов. В свою очередь, от олигархов мы никогда не услышим осуждающих слов о накоплении огромных капиталов в собственности отдельных лиц и их роскошной жизни в заморских странах. С небывалой настойчивостью российское буржуазное правительство оберегает богатых и сверх богатых людей от прогрессивной шкалы налогообложения, постоянно поощряет накопление у них огромных капиталов, недвижимости и предметов роскоши. В этих и во всех отдельных случаях совершенно очевидно, кто и чьи интересы защищает. Подобные классовые конфликты происходят по всему социальному пространству России и СНГ.
       В советское время с середины XX века о классовом подходе при решении экономических, социальных, политических и международных проблем стали постепенно забывать. После буржуазной революции в СССР в конце 20-го века о нём вспомнили многие обществоведы и политики. Однако классовый подход почему-то сводят только к сферам политики и идеологии. Это -- глубокое заблуждение. Классы формируются не в политике, а в экономике через отношения собственности на факторы общественного производства. Потребности и интересы классов и социальных групп формируются, прежде всего, на основе производства, распоряжения и потребления материальных и духовных благ. Поэтому классовые интересы следует защищать, начиная с отношений собственности и производства благ.
       В обществе, в котором существуют классы и социальные группы, все отношения без исключения имеют классовое содержание, в том числе так называемые "общечеловеческие ценности". "Ценности" удовлетворяют чьи-то интересы. Отсюда понятно, что они становятся объектом социально-классовых отношений. С помощью идеологии "общечеловеческих ценностей" Михаил Горбачёв и Александр Яковлев разрушили Советский Союз. Именно таким образом для советского народа обернулось отсутствие классового подхода в действиях советского правящего класса.
       Такое понимание классового подхода означает, что защищать классовые интересы, в нашем случае интересы советских трудящихся, следовало бы в каждой сфере общества, в каждом акте действий управляющих структур, при каждом решении органов власти внутри страны и на международной арене. Автор даёт себе отчёт в том, что высказывает банальный тезис. Трагедия советского народа в том, что его интересы, примерно с начала 60-х годов стали забываться. С началом капитализации советской экономики они были полностью подменены интересами компрадорской буржуазии и нового правящего класса. Игнорирование классового подхода обернулось катастрофой.
       Необходимость, можно даже сказать неизбежность, классового подхода в действиях любых органов управления обществом и любых "вождей" обусловлены той ролью, какую выполняет классовая борьба в человеческом сообществе. Если руководствоваться исторической истиной, то следует без всяких исключений заявить, что без классового подхода и, как следствие, без руководства коммунистическими идеями, наша страна не смогла бы восстановить экономику после гражданской войны 1918-1923 годов и не смогла бы одержать великую победу над фашистской Германией.
       Уважаемые читатели, поставьте себе следующие вопросы: "Что было бы с СССР, если бы в 30-е и 40-е годы ХХ века страной правили либералы, наподобие нынешних, радикальных либералов? Пошли бы в смертный бой с нацистами советские люди за интересы таких господ, как Егор Гайдар, Чубайс, Абрамович, Березовский, Прохоров, а теперь Кудрин, Медведев и др.?
       Утрата классового подхода советским правящим классом причинила чрезвычайный вред всей цивилизации. После Великой Октябрьской социалистической революции и победы Советского Союза в войне с фашизмом повсеместно трудящиеся массы были одухотворены идеей социализма. Социализм стал общечеловеческой мечтой и стратегической целью развития цивилизации. Команды искариотов во главе с "товарищами" Горбачёвым, Яковлевым, Шеварднадзе, Ельциным, соперничая друг с другом за власть, лишили человечество стратегии развития в новую цивилизацию.
       Человечество не может существовать и успешно развиваться без общечеловеческой мечты и обновляющей стратегической цели. Всем стало ясно, что капитализм в ХХ веке из прогрессивного общественного строя превратился в тормоз самосовершенствования человечества.
       В последние десятилетия десятки миллионов трудящихся отвергают капитализм, штурмуя парламенты, президентские дворцы и здания правительств. Но они не знают, что они хотят. У них нет главного -- политической цели. Они не понимают, каким образом можно построить справедливое общество. Всего этого их лишили разрушители социализма, внедрив в общественное сознание на примере СССР мысль о непригодности для человеческой цивилизации социализма. Буржуазия торжествует. Она получила исторический шанс на продолжение своего господства и дальнейшего торможения человеческой цивилизации. Решающий вклад в это внесли советские и российские искариоты, перестав защищать интересы трудящихся. Впрочем, что дело обстоит именно так, они и сами не отрицают. Эта позиция постоянно озвучивается в их речах. Верность либеральным ценностям и "свободному" рынку как мантра повторяется чуть ли ни ежедневно на самом высоком уровне власти. Вслушайтесь в эти речи, уважаемые читатели. Но главное не речи. Главное действия. А они были направлены только на разрушение и "забивание" гвоздей в "гроб погребаемого коммунизма".
       Классовая борьба выступает в качестве социального эффектора прогресса человеческой цивилизации. Прогресс человечества, опираясь на объективные условия, продвигают люди, человеческий фактор или, выражаясь понятием философии, субъективный фактор. Других целеполагающих факторов нет. Не соглашаться же науке, что человеческое сообщество воссоздал Всевышний и что только он управляет Историей. Тогда почему ОН так плохо управляет своим Созданием?
       Борьба классов и социальных групп за реализацию своих интересов выступает локомотивом, движущей силой в механизме действия человеческого фактора. Без классовой борьбы человеческая цивилизация развиваться не имеет возможности. "Управляющие" обществом, придерживаясь классового подхода, либо развивают общество, либо тормозят развитие. Развитие тем быстрее, чем многочисленнее класс, чьи интересы защищают "управляющие". В этом случае они берут на себя роль Всевышнего. Не менее того.
       Советский правящий класс имел возможность защищать интересы подавляющего числа трудящихся. Однако верхушка правящего класса предала свой класс и своих "подданных". В 1917 году точно также поступил император. В наши дни стало ясно, что и современный правящий класс предаёт интересы большинства народа. Когда же Россия и остальные бывшие советские республики преодолеют это проклятие?
       С теоретических позиций в научном мире, классовый подход -- это не что иное, как использование метода материалистической диалектики при исследовании объективно развивающихся производственных, социальных, политических и идеологических отношений в обществе. Учёным следует видеть, что любое общество -- это система отношений между всеми членами общества. При этом всегда в обществе выделяются большие группы людей с одинаковыми или сходными материальными потребностями и интересами. Вот они-то и составляют классы.
       Люди физического и умственного труда, зарабатывающие свой хлеб потом и кровью, на уровне сознания, а порой подсознания, чаще всего автоматически придерживаются классового подхода. Это выражается во многих процессах и общественных институтах -- в созданных политических партиях и профессиональных союзах, в забастовках и демонстрациях, в отказе доверия властным структурам на выборах и даже в серии анекдотов об олигархах, президентах, руководителях партий и депутатах.
       С научной точки зрения очень любопытно познание корней классового подхода. Классовый подход основан исключительно на материализме человеческой жизни. Люди, которые в силу общественного разделения труда зарабатывают на жизнь своими руками и своим умом, сознательно или подсознательно придерживаются исключительно материализма, а значит и классового подхода. Люди, которые паразитируют, жируют, приватизируют чужую собственность, "чешут" языки на властных трибунах о демократии и морочат людям головы, всегда придерживаются идеализма и позиции отрицания классового подхода. А.В. Свободин остроумно замечает: "Если жирующие начнут вас упрекать в примитивизме, устаревшем марксизме и прочих немодных грехах, пообещайте им отказаться от своих взглядов сразу после того, как вам вернут украденное у вас, а пока пусть они идут на...После этого ваши оппоненты конечно не вернут ваши деньги, но будут вынуждены тем самым признать классовый подход, материализм и, возможно, даже снизят интенсивность клеветы на Сталина". (http://forum.17marta.ru/index.php?topic=5178.0). Сталин здесь упоминается только потому, что в его время классовый подход не забывался.
       Классовая борьба в период утверждения социализма
       Классовая борьба по своему содержанию и специфике неодинакова в разных общественно-экономических формациях и на разных этапах развития отдельно взятых формаций. Нас здесь интересует советская модель социализма. До середины 50-х годов решались вопросы создания и сохранения социалистического общества. В это время решались две основные задачи: во-первых, ликвидация внутренней опасности реставрации капитализма, во-вторых, защита завоеваний социализма от империалистической интервенции и от фашистской Германии.
       Это был период открытой классовой борьбы на взаимное уничтожение конфликтующих сторон. Стенания по поводу чрезмерных репрессий в СССР в 30-е годы не имеют под собой убедительных оснований. Их можно осуждать лишь в такой степени, в какой имели место факты грубого нарушения законности. Но нельзя отрицать классовую борьбу как закономерное явление.
       Сторона эксплуататоров и проводников их идей после тысячелетий жесточайших издевательств над народом не могла претендовать на ласковое с ней обращение. Гнев эксплуатируемых масс копился тысячелетия и он постоянно выплёскивался в решительные, в том числе противозаконные, действия со стороны вождей народных масс. Достаточно вспомнить французскую буржуазную революцию, оставившую миру "Марсельезу", остающуюся гимном Франции, и гильотину. Россия в этом отношении не была исключением. Всякая революция -- это всегда чьи-то жертвы, смена интеллектуальных элит и отстранение классов и социальных групп от собственности и власти. К сожалению, без крови и смертей не обошлась пока ни одна революция. Социалистическая революция в России тоже не стала исключением.
       Что касается СССР первой половины XX века, то при всех нарушениях законности, злоупотреблениях и репрессиях, процесс формирования новой социалистической формации, её сохранение и укрепление по своей исторической значимости компенсирует все жертвы и не превышает жертв, понесённых человечеством за тысячелетия эксплуатации человека человеком. В буржуазных революциях людей погибло не меньше, чем при установлении социализма в России и других странах. Непринятие жестоких мер и сюсюканье о фальшивой демократии могло бы привести к расчленению России ещё в первой четверти 20-го века. Ситуацию спасли В.И.Ленин и И.В.Сталин. Хотелось бы от оппонентов услышать предложения об иных адекватных для сохранения страны и власти действиях. При этом необходимо не только осуждать репрессии, но и ответить на такие вопросы -- почему люди подвергались репрессиям, какой контингент репрессировали, за какие действия людей наказывали, чем были вооружены люди, выступающие против власти, каков был накал классовой борьбы в стране и в мире.
       Для размышлений далее приводятся сведения всего из одного сообщения НКВД И.В. Сталину от 06.09.1937 года N 59750 о диверсионных, вредительских и повстанческих организациях. В нём говорится, что в этом году была вскрыта деятельность 2328 организаций только в сельской местности. Церковно-сектантских повстанческих групп насчитывалось в количестве 43-х с числом участников 710 человек. Военно-казачьих повстанческих организаций действовало с числом участников 2331 человек. На европейской части СССР действовало антисоветских организаций, групп и партий -- 38 с участниками 1673 человек. Западными разведывательными центрами контролировалось шпионских и террористических групп -- 48 с числом участников 467 человек и преступных бандитских формирований -- 37 с числом участников 140 человек. У этих антисоветских организаций был изъят полный арсенал вооружения (http://www.vrot.su/archives/789). Оружие -- это уже не доносы и не оговоры, а объективный показатель антигосударственной деятельности.
       Можно сомневаться, что в донесении НКВД сведения завышены, но даже если наполовину сведения соответствуют действительности, то совершенно очевидно, что классовая борьба в этот период была чрезвычайно острой. Здесь приведены сведения только за один год, но такая ситуация складывалась с 1931 по 1941 год. В связи с этим должно последовать обращение к нынешним критикам Сталина: "Он что же должен был распускать слюни или защищать страну?" Нынешняя буржуазная власть каждый день тоже "мочит террористов в сортирах". Война с террористами, это по сути дела гражданская война. На этот счёт известно заявление В.В.Путина.
       После войны с фашизмом на территории страны действовали десятки хорошо вооружённых отрядов на Украине, в Белоруссии, Латвии и Литве. На всей территории СССР действовало несколько сотен уголовных банд.
       Тем, кто не осознаёт масштабов классовой борьбы и огромного количества опасностей для СССР в послевоенное время, рекомендуем прочитать довольно объективную научную работу современного американского автора Джеффри Бурдса. Она исполнена, если не с сочувствием к Советам, то с пониманием. В ней нет оголтелого антисоветизма. В ней речь, по сути о гражданской войне на всём Западе СССР. (См.: Джеффри Бурдс, "Советская агентура. Очерки истории СССР в послевоенные годы (1944-1948)", Москва-Нью-Йорк, Современная история, 2006).
       После этих кратких сведений хотелось бы хулителям Советской власти и авторам явно сфабрикованных описаний репрессий поставить всего один вопрос: "Что должна была предпринимать государственная власть, чтобы сохранить страну от развала?". Ответ очевиден. Каждый читатель, заинтересованный в истине, сформулирует его самостоятельно. Причина репрессий также очевидна -- "когда рубят лес, то летят щепки". "Щепок" было, действительно, в избытке. Но таковы законы классовой борьбы. В ней всегда кто-то терпит поражение и несёт убытки. Господствующие классы, начиная, с рабовладения и по сей день, убили людей, сгноили в тюрьмах и ссылках, заморили голодом и болезнями в сотни тысяч больше, чем это было в Советской России. Не так ли, господа?! На наш взгляд, следует прекратить облыжные обвинения в репрессиях и начать серьёзные исследования по содержанию и причинам открытой классовой борьбы. И начинать необходимо не с 1937 года, а с периода рабовладения. Исследования необходимо проводить не в интересах какого-либо одного класса, а в интересах научной истины. Действительная научная истина лишена классовости.
       Вывод Сталина об обострении классовой борьбы по мере строительства социализма, к великому сожалению, подтвердился историческим фактом свершения Октябрьской буржуазной революции в 1991-1993 годах на всём постсоветском пространстве. И каким же образом этот якобы "больной человек" мог знать о возможности буржуазной революции в Советском Союзе? К месту следует заметить, что процесс подготовки и свершения возможной буржуазной революции в СССР подробно описал в своих работах в начале 30-х ХХ века Л.Троцкий Совпадение с произошедшими событиями поразительное. Факт чрезвычайно любопытный. Правда, Троцкий разошёлся со Сталиным в оценке причин возможной революции.
       Буржуазная революция в СССР стала возможной только в связи с утратой советским правящим классом и его научными сикофантами классового подхода и по причине игнорирования законов классовой борьбы. Внутренняя оппозиция социализму в СССР, разумеется, во времена Сталина была придавлена. Но она не могла быть уничтожена совсем. Оппозиционность сознания уничтожить в истории человечества ещё никому не удавалось. Пример тому социалистическое сознание. Более двух тысяч лет его искореняют, сторонников социалистических идей сажали на колья, убивали, морили в темницах, ссылали в Сибирь, а оно множиться. Вот и кандидат в кандидаты на президентских выборах в США начинал петь песню про социализм. Не странно ли? Да, ничего и странного нет! То же и с буржуазным сознанием. Революции совершают отнюдь не булыжники и не пулемёты на тачанках, а живые люди, вооружённые определённым сознанием. Сознание всегда является классовым и не может быть иным. Видимо, это имел в виду Сталин, когда говорил об обострении классовой борьбы. Современным "гигантам мысли и отцам русской демократии" (простите, господа, это от Ильфа и Петрова, если читали) такая тонкая материя явно не по уму.
       Духовный семинарист, предметом изучения у которого было человеческое сознание, это прекрасно понимал. Бывшим юристам с юридических факультетов МГУ и ЛГУ это оказалось и оказывается не "по зубам".
       Оппозиционное буржуазное сознание ввиду отсутствия пролетарского классового подхода, как по сообщающимся сосудам, постепенно перетекало в сознание представителей советского правящего класса и прежде всего в умы высших должностных лиц. Не родился же М.С.Горбачёв с "общечеловеческими ценностями", а по сути дела нормами буржуазной демократии в "меченой" голове. Буржуазное сознание одолело "товарища" Горбачёва. И тут уже ничего не поделаешь.
       Классовая борьба по мере развёртывания социализма на планете резко обострялась за счёт внешнего фактора, о чём более подробно будет сказано в другой раз. Не могли же руководители властных структур развитых капиталистических стран ожидать, когда в их странах начнут строить социализм? Они действовали и действовали эффективно в отличие от ожидания автоматической реализации преимуществ социалистической системы хозяйствования и мировой революции со стороны некоторых советских марксистов. Активные действия мировой буржуазии с целями реализации своих классовых интересов и пораженческая позиция советского правящего класса и его нежелание защищать интересы советских трудящихся привели к разрушению социализма в СССР.
       Идеология десталинизации как метод классовой борьбы российской буржуазии
       Исключительно противоречивая оценка эпохи Сталина и его политической фигуры как раз и является отражением острейшей фазы классовой борьбы в современной России. У буржуазной власти и её идеологов очень мало поводов обливать "идеологическим и политическим дерьмом" советское прошлое и оправдывать свои разрушительные действия на протяжении 30 лет. Они натужено, как индюки, выискивают всяческие причины для нападок на Советскую власть.
       Кроме фигуры Сталина никого уже не осталось. Тем более, что его действия и действия революционно настроенных политкомиссаров и крестьянской бедноты не могут не вызывать осуждения и сочувствия пяти миллионам репрессированных граждан в 1927-1953 годах. От этого Сталину и его защитникам уйти весьма трудно, хотя среди репрессированных, безусловно, было очень много классовых противников социализма. Мерить гигантскую фигуру Сталина только мерками репрессий примитивно и недостойно для любого объективно настроенного человека. Тем более это важно для научного исследователя. О государственных деятелях крупного масштаба важно знание их вклада в историю человеческой цивилизации. Особенно это важно для оценки переломных эпох.
       В краткой статье нет возможности подробно характеризовать достижения сталинской эпохи. Про неё написано очень большое количество томов. Пожалуй, в истории нет другого государственного деятеля, о котором было бы издано больше книг. Читатели в любой момент имеют возможность "докопаться" до истины о Сталине. Здесь же будет отмечено всего два эпохальных достижения.
       Во-первых, неопровержимым историческим фактом является превращение за 13 лет (1927-1940 годы) отсталой аграрной страны, какой была царская Россия, в великую промышленную державу -- СССР, выдержавшую военную агрессию со стороны всего буржуазного мира. При этом следует учитывать, что экономика России и её кадровый потенциал были полностью разрушены во время первой Мировой войны, продолжительной гражданской войны (1918-1923 годы) и эмиграции российской интеллигенции. В истории человечества ничего подобного не было и, вероятно, не будет. Здесь был Сталин! Естественно, со всем советским народом!
       Отчитываясь перед советским народом на пленуме ЦК ВКП(б) в январе 1933 года "Об итогах пятилетки в четыре года в области промышленности", он говорил:
       "Добились ли мы победы в этой области?
       Да, добились!
       У нас не было тракторной промышленности.
       У нас она есть теперь!
       У нас не было автомобильной промышленности. У нас она есть теперь!
       У нас не было станкостроения. У нас оно есть теперь!
       У нас не было современной и серьёзной химической промышленности. У нас она есть теперь!
       У нас не было действительной серьёзной промышленности по производству современных сельскохозяйственных машин. У нас она есть теперь!
       У нас не было авиационной промышленности. У нас она есть теперь!
       В смысле производства электрической энергии мы стояли на самом последнем месте. Теперь мы выдвинулись на одно из первых мест в мире.
       У нас была одна-единственная угольно-металлургическая база -- на Украине, с которой мы с трудом справлялись. Мы добились того, что не только подняли эту базу, но создали ещё новую угольно-металлургическую базу -- на Востоке, составляющую гордость нашей страны". (Сталин И.В., соч., т. 13, с.178-179).
       Здесь был Сталин! Естественно, со всем советским народом, а не с буржуазией!
       Уважаемые читатели, вдумайтесь в эти факты советской истории и оцените действия Сталина и всего советского народа за этот очень короткий промежуток времени. Кроме промышленности вновь были воссозданы сферы образования, в том числе высшего, науки и здравоохранения.
       К "демократам", "реформаторам", "приватизаторам", "коммерциализаторам" и прочим "заторам" следует обратиться с вопросом: "Что-то подобное, хотя бы в сотой доле, вы можете противопоставить Сталину и всему советскому народу по отмеченным успехам в созидании новой жизни в чрезвычайно трудных условиях?".
       Вас, уважаемые господа, имя Сталина потому и приводит в бешенство, что он руководствовался идеологией созидания новой жизни, а вы проповедуете и осуществляете со времён А.Н. Яковлева и Б.Н. Ельцина идеологию разрушения. Сталин умел созидать и "собирать" державу. Из вас, господа, одни не собираются созидать, другим -- не достаёт для этого ума. Пока "своего" вы ничего не создали. А пора бы! На планете Земля в расцвете научно-техническая революция и мир вступает в эпоху шестого технологического уклада. Сталин вместе с академиками придумал бы что-то невероятное. А что у вас, господа!
       Во-вторых, Сталин велик не только созидательной работой в экономике и Великой победой над мировым фашизмом. Современным буржуазным сикофантам и нуворишам во властных структурах не по уму осознание основного вклада в историю человеческой цивилизации сталинской эпохи. Сталин и весь советский народ впервые в истории осуществили практически вековую мечту человечества -- воссоздали на планете Земля абсолютно новую общественно-экономическую формацию. Теоретически социализм обосновывался с самых древних времён философами, экономистами, историками и другими мыслителями. Особый вклад внесли учёные марксистского направления. Но на практике социализма не было.
       Коренной переворот в истории человеческой цивилизации социализм совершает исключением эксплуатации человека человеком. С этого момента человечество практически стало делать небольшие шаги в "царство свободы". Разве этого мало, чтобы остаться в анналах Истории?
       В сфере гуманистических отношений социализм противостоит индивидуалистическим и эгоистическим отношениям и базируется на отношениях солидарности, коллективизма, товарищеского сотрудничества, взаимопомощи и соучастия в решении всех практических задач индивидов и общества в целом. Такая система знаменует собой исторический поворот в развитии человеческой цивилизации.
       Уважаемые читатели могут поставить вопрос: "А причём тут Сталин и законы классовой борьбы?". Сталин и его эпоха стали объектом острейшей классовой "схватки" между классами и социальными группами людей, добывающими средства к жизни своим трудом, и нынешней российской буржуазией вместе с её представителями во властных структурах и в СМИ.
       Достаточно вспомнить ТВ-проект по голосованию о самом выдающемся мыслителе всех времён и народов на территории России. Вся страна голосовала за Сталина. Буржуазия и её "старатели" голосовали за кого угодно, только не за Сталина и Ленина. И лишь фальсификаторы итогов голосования во главе с приверженцем самодержавия, духовным гуру В.В.Путина Никитой Михалковым лишили Сталина первого места. Он был поставлен на второе место после министра внутренних дел в правительстве Николая II Столыпина, известного в истории как вешателя российских крестьян, несогласных с обезземеливанием и ссылками в Сибирь.
       Сравнение у "реформаторов" происходило, видимо, по числу репрессированных граждан. Можно лишь догадываться, что у Столыпина жертв оказалось больше, чем у Сталина. Именно поэтому его вывели на первое место. Классовая ненависть всегда остаётся ненавистью. Особенно у частных собственников и её апологетов.
       Достижения сталинской эпохи не воспринимаются нынешними буржуазными идеологами и представителями власти вследствие именно частнособственнического интереса. Это -- исключительно классовый подход. Достижения советского народа во главе со Сталиным разрушают основы, на которых строится буржуазное общество. Буржуазный класс и его идеологи прекрасно понимают, что народ невольно делает сравнение успехов в эпоху Сталина и "успехов" во время буржуазной реформации. Отсюда истерика по поводу Сталина с задачей очернить в глазах народа этого успешного государственного деятеля.
       Внешний аспект классовой борьбы
       В этом месте материала речь пойдёт о таких исторических событиях, которые читателям покажутся либо нереальными, либо планируемыми людьми из психиатрической больницы. Тем не менее, это реальные события. Здесь будут описываться действия государственных деятелей, испытывающих патологическую классовую ненависть к советскому народу, победившему фашизм. Эти действия -- ярчайшее свидетельство классового подхода со стороны фашиствующей державы после второй Мировой войны.
       В истории памятны шизофренические действия (таковыми считают их сами американцы) бывшего президента США Джимми Картера. Он после консультаций с британским премьером Каллагэном, французским Жискар д'Эстеном и канцлером ФРГ Шмидтом в марте 1980 г. утвердил план СИОП-5Д, реализовывающий бредовые идеи Бнай Брита об уничтожении натовцами во главе с США Советского Союза с помощью превентивных ядерных ударов ракетами среднего радиуса действия. (Михаил Полторанин. "Власть в тротиловом эквиваленте//Наследие царя Бориса". Москва. ЭКСМО. Алгоритм. 2011, с. 397).
       Сейчас всему миру стали известны многие аналогичные более ранние планы и программы. Самым диким с точки зрения морали и нравственности был план под кодовым названием "Немыслимое", предложенный Западу союзником СССР по антигитлеровской коалиции У. Черчиллем. Суть плана сводилась к проведению с 7-ого июля 1945 года (обратите внимание на дату) операции войсками Англии, США, Канады вместе с польскими корпусами и 10-12 не разоруженными немецкими дивизиями против Советской армии, только что освободившей Европу и весь мир от фашизма. Операция "Немыслимое" в октябре 1998 года рассекречена и опубликована в английской и мировой прессе. В Советском Союзе знали об этой операции ещё в 1945 году. "Проба сил" описана в повестях и романах советских писателей. Уважаемые читатели, вы можете найти и прочитать эти произведения. Военную операцию политических безумцев предотвратили военные аналитики на Западе, которые просчитали, что советские танки Т-34 после начала нападения на Советскую Армию через две недели будут находиться на Пиренейском полуострове и около пролива Ла-Манш, а советские лётчики начнут бомбардировки Лондона. Сама Англия подвергнется жестокой военной и экономической блокаде. Такова была в то время экономическая и военная мощь Советского Союза.
       В середине 50-х годов период открытой классовой борьбы внутри страны уходит в прошлое время, и она перемещается в сферы экономики, идеологии, психологии и пропаганды. Остриё классовой борьбы смещается с внутреннего аспекта на международный уровень. Цель уничтожения Советской власти теперь ставит глобальный капитал. Начинает осуществляться Директива Совета национальной безопасности США номер 20/1 от 18 августа 1948 года. Директива констатировала: "...Наши концепции равносильны заявлению: наша цель свержение Советской власти" (см.: http://pspa.ucoz.ru/publ/pri_socializm/4-1-0-63).
       Теперь классовая борьба из сферы забастовок и использования главного оружия пролетариата -- булыжников -- перемещается на глобальный уровень. Борьба идёт за господство капитала над наёмным трудом или за установление мирового господства отдельных стран над всем миром.
       Глобальный уровень классовой борьбы существенно изменяет её по содержанию. В СССР мощную финансовую политическую и идеологическую поддержку получили социальные группы и группировки, оппозиционные социализму. Враждебные социализму силы восстали буквально из пепла. В свою очередь, перед трудящимися и руководителями КПСС и государства возникли совершенно новые задачи и новое понимание классовой борьбы. Самой главной задачей оставалось сохранение классового подхода в оценке всех протекающих социально-экономических процессов в обществе. К сожалению, в глобальной классовой схватке советские идеологи и руководители классовый подход утратили. А отдельные политические лидеры СССР предали интересы трудящихся и интересы своей страны.
       Именно с этого момента началась изнурительная для СССР гонка вооружения и разрушительная работа всех глобальных структур. Открытая классовая борьба, но ещё в более опасной форме, чем внутри страны, переместилась в сферу внешних противоречий. Если это не борьба между трудом и капиталом, тогда что же это? Если это не фашизм со стороны США, то как можно охарактеризовать действия американских политиков?
       Вы, уважаемые читатели, удивитесь ещё больше, когда узнаете обо всех планах и программах уничтожения СССР фашиствующими руководителями Соединённых Штатов и некоторых других государств. Сейчас вас заставляют любить эту страну, брать с неё пример, завидовать жизни в этой стране. Не поленитесь, посидите несколько часов за компьютером и изучите поведение финансовой и политической элиты (конечно, не народа) этой страны. После этого ваши взгляды на Америку существенно изменятся.
       В силу ограниченности материала нет возможности раскрыть содержание всех планов и программ уничтожения советского народа, но кое о чём ниже будет сказано. Более подробно о приёмах классовой борьбы со стороны империалистов ознакомиться по книгам таких авторов, как А. Самсонов, А. Шевякин, В. Литвиненко, В. Широнин, О.А. Платонов, М. Полторанин, Ю. Мухин, В. Илюхин, А. Островский, Петер Швейцер и других.
       Российские "демократы", либералы, монетаристы, "реформаторы", "защитники народа", "правозащитники" и прочие почитатели Штатов, добивающихся мирового господства с помощью угроз применения ядерного оружия, утверждают, что элита этой страны боролась с тоталитаризмом Советской власти и диктатом КПСС. На самом же деле планами и программами из США предполагалось уничтожить не только советскую власть, но и всю страну и советский народ. Лишь психически больные люди могут спокойно размышлять о победе над тоталитарной властью с помощью ядерного оружия.
       Одним из первых в конце 1945 года американских планов уничтожения СССР был план "ТОТАЛИТ", автор которого был генерал Д. Эйзенхауэр, подписавший 8 мая 1945 года вместе с советским маршалом Г.К. Жуковым акт о капитуляции фашистской Германии. Впоследствии Эйзенхауэр стал президентом США. В 1948 году с принятием директив СНБ-20/1 и 20/4 план был обновлён по приказу комитета начальников штабов и вступил в действие под кодовым названием "Чариотир".
       Согласно этому плану ядерная война должна была начаться "с концентрированных налётов с использованием ядерных бомб против промышленных, правительственных, политических и административных центров, с военных баз в западном полушарии и Англии". В первые дни войны намечалось сбросить 133 атомных бомбы на 70 советских городов, в т.ч. на Москву -- 8 бомб, на Ленинград -- 7.
       К 1 сентября 1948 года по штабам соединений вооружённых сил США был разослан план "ФЛИТВУД". Это было руководство по составлению конкретных оперативных планов атомной бомбардировки СССР и ведению военных операций. Главнокомандующий ВВС США 21 декабря 1948 года комитету начальников штабов доложил оперативный план САК ЕВП 1-49. Была определена дата ядерного нападения на Советы -- 01 апреля 1949 года. (См.: http://drsoft.ucoz/ru/pube/4-1-0-10).
       Даты нападения на СССР постоянно переносились, а в соответствии с новыми сроками уточнялись и расширялись планы военных операций. Согласно плана ТРОЙАЛ дата начала войны назначалась на 1 января 1950 года, а в остальном повторялся план "Флитвуд".
       Позже указанные планы трансформировались в подробно разработанный план "ДРОПШОТ". Начало боевых действий планировалось на 1-е января 1957 года. Затем этот срок переносился на более позднее время. По этому плану на СССР должны были сбросить 300 атомных бомб, по разрушительной силе превосходящие сброшенные бомбы на Японию. К этому времени Советский Союз был окружён кольцом военных баз. С них должны были взлететь бомбардировщики и сбросить на нашу страну ещё 250 тысяч обычных и фосфорных бомб. Планировалось уничтожить 85% советской промышленности и 75% населения. Руководство страны во главе с И.В. Сталиным в специально приготовленных бункерах наверняка выжило бы, а вот ваши деды и бабушки едва ли остались бы в живых. Поразмышляйте, кому мы обязаны появлением на этот свет.
       Во втором периоде войны после деактивации советских территорий должны были вступать в действие сухопутные силы НАТО -- 164 дивизии, в т.ч. 69 американских. Всего в агрессии планировалось задействовать 250 дивизий. По плану "Дропшот" натовцы должны были оккупировать большую часть территории СССР. Они хотели осуществить вековую мечту Запада -- овладеть богатыми природными ресурсами и одновременно уничтожить Советскую власть. (См.: Интернет, План "Dropshot", Материал Википедии -- свободной энциклопедии).
       Что сорвало планы агрессоров? НАТО боялось достойного ответа СССР по Европе. Кроме того, во второй половине 50-х гг. в СССР шли испытания мощных межконтинентальных ракет, и готовился запуск искусственного спутника. Мощные ракеты достигали любую точку на планете, в т.ч. в США. По большому счёту в связи с правильно избранной советским руководством стратегией развития страны в 20-30 гг. XX века советский народ спасло интенсивное развитие образования, науки, научных центров, Академии наук и обильные расходы на подготовку инженерно-технических и квалифицированных рабочих кадров. Народ недоедал, но думал о будущем своей страны. Здесь был также Сталин вместе с советскими академиками и конструкторами.
       Тот же механизм предотвращения уничтожения СССР сработал в ответ на план СИОП -5Д в 1980-м году и в 90-е годы.
       O tempora! O mores!
       А теперь, уважаемый читатель, поразмышляй о той демагогии, об очередях за водкой и закуской к ней в советское время, чем поливают наши головы, так называемые демократы и страдальцы о "цивилизованном" обществе, которого у нас якобы не было совсем. Поразмышляйте также о том, как наши отечественные "реформаторы" предлагают "спасать" Россию. Спасение они видят в приобретении ценных бумаг обанкротившегося правительства США и в накоплении нефтедолларов и золота в хранилищах Кремля и Центробанка. Сравните это с действиями Сталина и советского народа. O tempora! O mores! Сейчас в России время "пятой колонны" глобального капитала, которая беспрепятственно и победно марширует по всему постсоветскому пространству без хорошего образования, без науки, без помощи учёных, без танков, без новых стратегических ракет и т.д. Долго ли будет маршировать! От вас, уважаемые товарищи, зависит многое. Давайте будем крепко думать вместе!
       Классовая структура советского и буржуазного общества
       Заявление о правящем классе в условиях социализма и в нынешней России слишком серьёзно, чтобы оставить его без соответствующей аргументации. Поэтому в дальнейшем будет дано понятие правящего класса и раскрыт механизм управления обществом со стороны этого класса. Однако, прежде всего следует указать на классовую структуру буржуазного общества. Напомним, что классово образующими критериями являются следующие критерии:
       1) разделение общественного труда по специализированным видам;
       2) социальная дифференциация людей в зависимости от отношений собственности на средства производства (собственники, несобственники, распорядители собственностью и т.п.);
       3) дифференциация социума в зависимости от доли общественного богатства после распределения благ (богатые, бедные, пауперы и т.п.);
       4) социальная дифференциация членов общества в зависимости от функций управления трудом и исполнения труда (управляющие различных уровней и управляемые);
       5) присвоение результатов прибавочного труда владельцами капитала (в антагонистическом обществе).
       В строгом смысле, социальная группа получает статус класса при противоречивой полярности интересов или при существенном их отличии по всем пяти критериям в сравнении с остальными социальными группами. По этим критериям в буржуазном обществе объективно выделяются три класса:
       1) рабочий класс (пролетарии);
       2) буржуазный класс (капиталисты);
       3) работники умственного и творческого труда, которые в большинстве своём по экономическому и социальному положению примыкают к пролетариям.
       Остальная часть трудящихся и мелких собственников смыкаются в качестве социальных групп с тем или иным классом. Основное противоречие буржуазного общества находит своё выражение в системе противоречий между двумя основными классами -- рабочим классом, лишённым средств производства и буржуазным классом, присваивающим прибавочную стоимость.
       В социалистическом обществе действуют также три класса:
       1) рабочий класс;
       2) колхозное крестьянство;
       3) социалистические работники умственного и творческого труда.
       В СССР третий класс именовали трудовой интеллигенцией и относили к социальной "прослойке" служащих, смешивая этих работников со служащими государственных и партийных структур, а также с работниками многочисленных негосударственных и общественных организаций. Социальная группа "служащих" по численности превосходила основные классы. Социальная неопределённость людей умственного и творческого труда раздражала их и толкала к диссидентству с советскими властными структурами.
       Советский правящий класс
       Каким образом и почему при социализме сформировался правящий класс? Социалистические революции свершаются с целью установления в обществе народовластия, реально отсутствующего после первобытного коммунизма на всём протяжении развития человеческой цивилизации. Однако народовластие в управлении обществом и в особенности экономикой, в фазе социализма невозможно без опосредствующих управленческих структур, включая все государственные институты. Уже сам факт существования социалистического государства и расширения его функций стимулирует бюрократию.
       В социалистическом обществе в значительной степени по родству с капитализмом складывается относительно обособленная система управления экономикой, военно-промышленном комплексом, социальной сферой, культурой, политикой, идеологией и международными делами. Причем дел для управленческого класса при социализме становится гораздо больше, чем при капитализме. Установление по своей сущности общенародной собственности предполагает её государственную форму, а отсюда многочисленный аппарат управления.
       Социалистическое народовластие или, как принято говорить, социалистическая демократия по своей социальной природе предполагает делегирование народом своей власти представительным и исполнительным структурам. Такое делегирование касается всех сфер общества -- экономики, социальной сферы, политики и идеологии. При социализме народ не имеет возможности напрямую осуществлять принадлежащую ему экономическую и политическую власть. К этому человечество идёт, но до этого исторического времени ещё далеко.
       Таким образом, объективно складывающиеся общественные отношения при социализме с неизбежностью порождают самостоятельную систему социальных групп, на основе которой постоянно воспроизводится правящий класс, специализирующийся на управлении.
       Если внимательно вчитаться в пять классово образующих критериев, то можно понять, что все эти критерии применимы в отношении советского правящего класса. В системе ОРТ он специализируется на функциях управления общественным трудом. Государственная и партийная номенклатура создаёт под себя специальную систему распределения и присвоения доходов. Советский правящий класс становится собственником государства, а через этот институт -- субъектом отношений собственности во всём общественном производстве. Единственный критерий, в отношении которого возникают сомнения, так это присвоение чужого неоплаченного труда. Этот критерий имеет место быть в качестве классово образующего только в антагонистических формациях (рабовладение, феодализм, капитализм).
       Правящий класс не является феноменом только социализма. Он формируется при капитализме в эпоху империализма и окончательно оформляется на стадии государственно-монополистического капитализма. Правящий класс при капитализме вырастает из господствующего класса -- буржуазии и органически перерастает в управляющий класс. В буржуазном обществе правящий класс как социальное явление исторически приходит на смену правящим элитам, которые существовали при рабовладении, феодализме и при капитализме в эпоху свободной конкуренции. Разбухая от олигархической собственности и международного менеджмента, правящий класс перерастает национальные рамки развитых империалистических держав и является человечеству как глобальный правящий класс, который формирует многоструктурное мировое правительство.
       В этом отношении автору не могут быть предъявлены претензии в том, что правящий класс не существует и что его разрушительные действия якобы неизвестны. Глобальный правящий класс толкает человечество в бездну самоуничтожения. Любому здравомыслящему человеку это очевидно.
       При социализме правящий класс сформировался во второй половине XX века совершенно на противоположных началах. Он сформировался на базе якобы господствующего рабочего класса. Однако, через непродолжительное время правящий класс эволюционным путём подменил собой господствующий класс трудящихся.
       Состав правящего класса складывался, во-первых, в соответствии с шестой статьёй Конституции СССР. Конституция провозглашала, что "руководящей и направляющей силой советского общества...является Коммунистическая партия Советского Союза". В реальности "руководящей и направляюще силой" стала не вся двадцатимиллионная партия, а многоуровневая номенклатура партии. Несмотря на то, что в статье второй Конституции СССР констатировалось, что "вся власть в СССР принадлежит народу", который её осуществляет "через Советы народных депутатов", тем не менее, реальная власть в экономике, социальной сфере, политике и в идеологии осуществлялась партийными комитетами всех уровней вплоть до ЦК КПСС. При Советах народных депутатов создавались и функционировали исполкомы разных уровней. Но их состав формировался партийными комитетами. У этого заключения появится много оппонентов из числа убеждённых марксистов-коммунистов. Им можно будет ответить, что следует быть честным перед Историей. История поможет отыскать истину и подскажет народу, каким образом лучше осуществлять свою власть в обществе.
       Во-вторых, состав правящего класса формировался из государственной номенклатуры (бюрократии), осуществляющей под руководством партийных комитетов законодательную, исполнительную и контрольную власть, а также из структур управления экономикой и социальной сферой. Эти слои правящего класса охватывали все ведомственные и территориальные структуры государства, а потому был наиболее многочисленным.
       Третий уровень управляющего класса располагался непосредственно на предприятиях, включая экономику сферы услуг. Это так называемый директорский корпус. Инженерно-технические работники, организовывающие процесс производства товаров и услуг, примыкали к рабочему классу и, на наш взгляд, не входили в правящий класс.
       Четвёртый уровень советского правящего класса состоял из руководящего корпуса профсоюзов, общественных организаций, творческих союзов писателей, художников, композиторов, артистов и руководителей СМИ. Это был своего рода передаточный механизм ("приводные ремни коммунизма") между партийными комитетами и трудящимися, с одной стороны, и между партийными комитетами и классом работников умственного и творческого труда -- с другой.
       Таким образом, правящий класс в советском обществе имел сложную и многоуровневую структуру. Как и всякая структура, он имел ядро или центр, который делал этот класс относительно устойчивым. Таким центром была партийно-государственная номенклатура (бюрократия) во главе с ЦК КПСС и Советом Министров СССР. Пирамиду советского правящего класса завершало Политбюро ЦК КПСС во главе с Генеральным Секретарём. Способностями и энергией этой политической фигуры определялись действия всего советского правящего класса.
       Начиная с периода господства Н.С. Хрущёва, фигуранты советского правящего класса стали тяготиться своим рабоче-крестьянским происхождением, хотя официально коммунистическая партия придерживалась этой идеологии. У руководства партией и государством оказывались деятели, чьи корни уходили в дворянские семьи и интеллигенцию, в т.ч. сформировавшуюся в советское время. Такая кадровая политика противоречила указаниям В.И. Ленина, высказанным в первые годы Советской власти. Об этих указаниях будет сказано чуть позже.
       Оформление правящего класса происходило на основе государственной формы собственности. Правящий класс не являлся непосредственным собственником. Однако бюрократия воспользовалась расщеплением экономической системы собственности на отношения владения, распоряжения и пользования объектами собственности. Владение, распоряжение и пользование -- это экономические отношения, а не правовые. Общенародный характер государственной собственности на средства производства реализовывался через их использование трудящимися массами в непосредственном производстве. Но две основные экономические функции: владение и распоряжение средствами производства, "приватизировали" различные социальные группы советского правящего класса. В период так называемой перестройки, под предлогом реформирования советской экономики на рыночных принципах, наиболее оголтелые группировки правящего класса вместе с так называемыми демократическими силами и "теневиками" стали приватизировать государственную, кооперативную и общественную собственность уже на частнокапиталистических началах. Советскому правящему классу до частнокапиталистической собственности оказалось "рукой подать". Начался процесс разрушительной приватизации.
       А теперь, уважаемый читатель, поставим вопрос "ребром": "Чьи потребности и интересы удовлетворялись с началом приватизации?". Стремление людей, социальных групп и классов удовлетворить свои собственные потребности и обеспечить защиту своих собственных интересов определяет направленность исторического процесса. Совершенно очевидно, что в последней четверти XX века советский правящий класс постепенно "забыл" о коренных интересах трудящихся, гипертрофировал свои собственные интересы и затем перешёл на позиции буржуазного класса. Это выразилось в мероприятиях рыночных реформ, в международной и внутренней политике, в идеологии, в навязывании общественному сознанию культа капитала, денег, наживы и стяжательства.
       В программном заявлении последнего съезда КПСС (XXVIII съезд) утверждалось: "Съезд считает: глубинные истоки кризиса не в ущербности самой идеи социализма, а в тех деформациях, которым она подвергалась в прошлом. Огосударствление всех сторон общественной жизни, диктатура, проводившая партийно-государственной верхушкой от лица пролетариата, породила новые формы отчуждения человека от собственности и власти, привели к произволу и беззаконию. Хищнически эксплуатировалась природа. Господствовал догматизм, порождая нетерпимость к инакомыслию. Насаждалось пренебрежительное отношение к культурно-историческим ценностям и интеллектуальному богатству народа. Разрешение назревшего исторического конфликта искусственно сдерживалось оторванной от народа структурой партийно-государственной власти". (Материалы XXVIII съезда КПСС., М., 1990, с. 131-132).
       Автор обращается с просьбой к читателям ещё раз внимательно прочитать цитату и задать себе два вопроса:
       1) Кто писал эти строки?
       2) Чьи действия прописаны в программном заявлении?
       Такие заявления в 80-е-90-е годы делала сама "партийно-государственная власть" или правящий в СССР класс. Правящий класс вёл речь о своих действиях и взваливал вину за возникшие трудности на поколения трудящихся, которые провели индустриализацию, выдержали войну и восстановили народное хозяйство после войны. В этих заявлениях констатировалась измена советского правящего класса интересам советского народа.
       Советский правящий класс, предав интересы рабочего класса, крестьянства и трудовой интеллигенции, на 28-ом съезде КПСС заговорил о реформировании советской экономики словами зарождающейся буржуазии. Не исключено, что не весь состав правящего класса отдавал себе отчёт именно в таком положении вещей. Но такие политики как в, Яковлев, Горбачёв, Шеварднадзе и стоящие за ними партийные группировки это чётко осознавали. Именно такие фигуранты активно добивались перевода советской экономики на капиталистические методы управления, под которыми понимались рыночные методы хозяйствования.
       И теперь зададим себе ещё ряд вопросов: "Что должна была делать партийно-государственная номенклатура внутри страны, чтобы отстоять классовые интересы рабочих и крестьян, учителей и врачей, учёных и военнослужащих?". "Что нужно было сделать, чтобы преодолеть "отчуждение человека от собственности и власти", которую в этот момент узурпировала сама же партийно-государственная номенклатура во главе с Политбюро и Генеральным Секретарём ЦК КПСС?" Правильно! Необходимо было собственность в соответствии с Конституцией СССР возвращать народу, а власть из партийных комитетов передавать Советам народных депутатов. Всё элементарно просто. В это время автор статьи ещё состоял в рядах КПСС и хорошо знал мнение практически всех рядовых коммунистов. Они считали эти меры необходимыми и срочными.
       А что правящий класс? И вот тут обращает на себя внимание поражающий человеческое воображение цинизм верхушечной части партийно-государственной номенклатуры. Произнося лозунги о демократизации и о преодолении отчуждения народа от собственности, она яростно боролась за господство над экономикой и за сохранение власти, дробила властные полномочия на части, устраивала политические торги властью, предлагала республиканской номенклатуре проглатывать суверенную власть в таком объёме, в каком в то время она могла проглотить. О народовластии никто и не помышлял. О народовластии вспоминают тогда, когда власть уже кем-то прибирается к рукам. Лозунг о народовластии до сих пор в истории человечества остаётся самым циничным со стороны власть предержащих. Этим лозунгом прикрывается узурпация власти у народа.
       Что произошло с социалистической собственностью? Вы, уважаемые читатели, видите своими глазами. Вы лично являетесь собственниками фабрик, заводов, пароходов, самолётов, дворцов в Лондоне или на побережьях Адриатики и Средиземноморья? ВопросЈ конечно, риторический. Но именно таким образом якобы "преодолено отчуждение" народа от собственности. Его окончательно и бесповоротно лишили собственности на дарованные Природой ресурсы и другие воспроизведённые человечеством средства производства. Одновременно его лишили права на труд. Эти общественные институты увековечены ельцинской конституцией 1993 года, которая сфальсифицирована и не была принята бывшим советским народом.
       Причины перерождения советского правящего класса
       В публицистической литературе и в воспоминаниях участников события по ликвидации социализма в СССР преподносятся как внутрипартийная интрига между "товарищами по партии" -- Горбачёвым и Ельциным. Тут всякая наука отсутствует. Между тем, речь должна идти о разрушении общественно-экономической формации. Политическая интрига в этом случае, безусловно, имеет значение. Но объективную основу общественного прогресса или, наоборот, его торможения составляют отношения собственности. Именно лишение правящим классом советского народа собственности на вещественный фактор общественного производства и предательство классовых интересов трудящихся масс стало главной причиной поражения социализма в СССР.
       Отчуждение народа от собственности, как уже отмечалось, осуществлялось с помощью монополии правящего класса на владение и распоряжение средствами производства и на результаты общественного труда. Подмена народовластия властью партийных комитетов прикрывалась мощнейшей идеологической пропагандой вначале о диктатуре пролетариата, а затем о якобы руководящей роли рабочего класса. На самом же деле была руководящая роль партийной элиты, но не было руководящей роли рабочего класса.
       Партийная верхушка во главе с Генсеком не только предала классовые интересы трудящихся и развалила державу, но и спровоцировала мощную теоретическую и идеологическую агрессию против марксистской теории. Марксистская теория в наше время переживает буквально трагедию. И причина не в несовершенстве или неприемлемости теории. Её правоту признают повсюду. Теперь о социализме говорят уже главы самых развитых капиталистических стран. Оппоненты обрушивают на марксистскую теорию те грубые отступления от марксизма, которые воспроизвела в последние десятилетия XX века сама же партийная элита. В частности, оппоненты доказывают теоретическую несостоятельность положений о диктатуре пролетариата, государственной собственности, социалистических принципах устройства общества и т.д.
       В советском обществе не было диктатуры пролетариата. В СССР была диктатура партийной номенклатуры. Соотношение и взаимодействие элиты с классами и социальными группами в советском обществе -- это предмет будущих исследований молодых учёных. Они нужны для очищения марксистской теории от примитивизма и опошления.
       С практической стороны дела самым трудным является ответ на вопрос о причинах перерождения советского правящего класса и части советской "трудовой" интеллигенции в буржуазный класс. Ответ труден только для тех, кто никогда не заглядывал в работы В.И. Ленина. По сути, он даже предсказал ситуацию 80-х-90-х годов XX века, указывая, что единственной угрозой для социализма является "бюрократия и взятка".
       В своих многочисленных речах, письмах и работах после 1918 года он буквально кричал, требовал, настаивал остановить бюрократизацию государственного управления и общественных организаций. В январе 1920 года он написал руководителю профсоюзов Томскому письмо о бюрократизме в профсоюзах: "Я никогда не сомневался, что в наших комиссариатах бюрократизма ещё очень много. Но чтобы в профессиональных союзах было не меньше бюрократизма, я не ожидал. Это позор величайший. Очень прошу прочесть сии документы во фракции коммунистов в ВЦСПС и выработать практические меры борьбы с бюрократизмом, волокитой, бездельем и безрукостью". (В.И. Ленин, полн. собр. соч., т.51, с.120).
       Ленин приходил буквально в неистовство, когда бюрократы в государственном аппарате злоупотребляли своей властью и притесняли простых людей, жалующихся на нарушения. В таких случаях Ленин действовал без всякого снисхождения. Это видно из телеграммы, посланной исполнительному комитету Новгородской губернии: "По-видимому, Булатов арестован за жалобу мне. Предупреждаю, что за это председателей губисполкома, Чека и членов исполкома буду арестовывать и добиваться расстрела. Почему не ответили тотчас же на мой запрос. Предсовнаркома Ленин". (В.И. Ленин, ПСС, т.50, с.318). Сейчас "демократы" эту реакцию Ленина ставят ему в вину якобы в самоуправстве и в жестокости. Этим самым подготавливалась почва под коррупцию и вседозволенность буржуазного правящего класса.
       Сравните, уважаемые молодые люди, реакцию В.И. Ленина с сюсюканьем российской буржуазной власти на её бюрократизацию и коррупцию. При этом у В.И. Ленина ещё не шла речь о взятках. А нынешняя российская бюрократия, по мнению аналитиков, присваивает в качестве взяток около триллиона современных рублей. Можно только предполагать о реакции Ленина в этих условиях. Правда, он, конечно же, не допустил бы такой ситуации. Взятка -- это метод реализации господствующих в обществе отношений частнокапиталистической собственности. Российский правящий класс боготворит капиталистическую собственность.
       Решающим средством борьбы с бюрократизацией основатель советского государства считал повсеместное введение рабочего контроля. Он требовал, чтобы:
       1. Рабочие и беднейшие имели право:
       а) выбирать и отзывать ответственных руководителей;
       б) контролировать деятельность руководителей;
       в) ставить самих рабочих на ответственные посты. (См.: В.И.Ленин, ПСС, т. 36,с.178).
       Борьба с бюрократизацией советской организации власти, по мысли Ленина, должна обеспечиваться прочностью связи Советов с "народом", в смысле трудящихся. Речь о власти партноменклатуры у него не идёт. Можно с полной гарантией утверждать, что В.И. Ленин резко выступил бы против статьи шестой Конституции СССР.
       В феврале 1920 года Ленин написал письмо Сталину о правилах Рабоче-крестьянской инспекции и потребовал привлечения широких масс трудящихся и, прежде всего, женщин к участию в Рабкрине. Он требовал дальнейшего расширения контроля и привлечения беспартийных рабочих и крестьян к сотрудничеству к контролю над государством на высшем уровне.
       Советское руководство во главе со Сталиным, после смерти В.И. Ленина похоронило его заветы. Бюрократизм расцветал пышным цветом. При жизни Сталина принципы народовластия, народного контроля, отсутствия бюрократизма связывались с его деятельностью. Считалось вполне достаточным, чтобы только вождь был честен, порядочен и грамотен в принятии решений, отвечающих чаяниям трудящихся масс. И в какой-то степени это было именно так, ибо Сталин ещё был пропитан духом революционности народных масс. Но тем самым была заложена мина замедленного действия для полного пренебрежения классовым подходом. В этом отношении автор не собирается прославлять Сталина.
       В вину Сталину надо поставить и тот факт, что в Конституции 1936 года по его инициативе заменили производственный принцип формирования Советской власти на т.н. общенародный, а по сути пробуржуазный. Именно с этих лет стал постепенно утрачиваться принцип диктатуры пролетариата при формирования властных структур. Вопрос дискуссионный, но о нём следует помнить
       Советский правящий класс вместе с "демократической" интеллигенцией обуржуазивался, отвергая все ленинские принципы народовластия, рабочего контроля и антибюрократической деятельности. Бюрократия, не довольствуясь государственной властью, набросилась на пирог власти над собственностью. Её действия напоминали инстинктивные действия голодных жирных свиней. Звуки чавканья раздаются и сейчас по всей территории России и по всему остальному постсоветскому пространству в форме очередных этапов приватизации, коммерциализации, раздела и передела собственности на природные ресурсы, землю, фабрики, заводы и учреждения. Скоро ли "свиньи" насытится? Едва ли! Да и стоит ли ждать!
       С каких "частей тела" начинает загнивать российский правящий класс.
       Практика применения якобы марксистской теории советским правящим классом дискредитировала марксизм, и дала повод его противникам утверждать о вечности капитализма, а о социализме как "вывихе" истории. Внимательное изучение биографий "вождей" после сталинского периода убеждает, что они марксизм не изучали и не знали его. Это относится к "интеллектуалу" и лауреату премии памяти Нобеля М.С. Горбачеву, который после работы в качестве штурвального на комбайне у отца всю свою жизнь пребывал на комсомольской и партийной работе, включая обучение на юридическом факультете в МГУ. Кто поверит, что М.С. Горбачев, будучи секретарём обкома КПСС, серьёзно учился в вузе, который выдал ему диплом "учёного-агронома". М.С.Горбачёв всю свою сознательную жизнь секретарил. Секретари жили не своими мозгами, а умом помощников и карьеристов. Это типичный пример образования и образованности представителей советской госпартноменклатуры.
       Из практики длительного преподавания в вузах, автору известны случаи, когда партийные бонзы, ни разу не появившись в учебном заведении, получали дипломы с отличием. Примерно по такому же сценарию защищались кандидатские и докторские диссертации по экономике, юриспруденции и научному коммунизму.
       Далее речь пойдёт о культуре, образованности и учёных степенях высших представителей буржуазного правящего класса в РФ. Посмотрите на наших "родных" и "хороших". Они не только повторяют злоупотребления советской номенклатуры, но превосходят её в сотни раз. Очень кратко и только об этом.
       Кто из учёных и обычных граждан поверит в серьёзную работу над диссертацией кандидата экономических наук В.В. Путина? По заключению учёных Бруклинского университета США диссертация вице-мэра Санкт-Петербурга и будущего президента России под названием "Стратегическое планирование воспроизводства минерально-сырьевой базы региона в условиях формирования рыночных отношений" в раскрытии проблем стратегического планирования -- дословный перевод работы профессоров Питсбургского университета в США Кинга и Клеланда, опубликованной ещё в 1978 году.
       Проблема "остепенения" Президента РФ в США внимательно изучалась профессором Университета Джонса Хопкинса Клиффордом Гэдди (Clifford G.Gaddy) и было дано категорическое заключение, что это плагиат (http://www.kontinent.org/article_rus_450adfbdd0b7a.html). Плагиат (от французского plagiat) -- умышленное присвоение авторства чужого произведения науки или искусства, чужих идей или изобретений. Научная степень В.В.Путина обсуждалась в политических кругах всего мира. В итоге всё это сказалось на авторитете России и её рейтингах по преступности и коррупции, которые рассчитывают международные организации.
       Может кому-то из читателей это обсуждение проблемы покажется "мелочью" или желанием автора "укусить" бюрократов. Нет, уважаемые читатели, эти проделки госпартноменклатуры и представителей бизнеса причиняют обществу трудно поправимый вред. С этого начинается трагедия общества, попадающего под управление "учёных" бюрократов. С этого начинался культ личности и бюрократизм, фальсификация итогов голосования по Конституции РФ и в парламент, коррупция и общая атмосфера беззакония в стране. "Учёный" номенклатурщик всерьёз полагает, что он грамотен, что он всё знает "сам" и что ему в этом государстве всё без исключения дозволено.
       В СССР это привело к полной обществоведческой и стратегической безграмотности руководителей государства и компартии и, в конечном итоге, к развалу державы.
       Диссертациями нынешний правящий класс России подпирает господство буржуазного класса.
       Об образованности, культуре, нравственности и "учёных" степенях российской правящей элиты в окружении Президента РФ и в Правительстве литературными словами говорить не предоставляется возможным. Как говориться, обнаглели и не осознают степень своей наглости. В "Экономической и философской газете" в номере 953 за 2013 год и в Интернете Валерий Лебедев (http://www.lebed.com/2013/art6170.htm) опубликовал ужасающие сведения о достижениях наших отечественных гениев науки и управления. Из 550 высших федеральных чиновников 274 имеют докторские степени. "Остепенение" происходило не в сфере науки, а непосредственно на ниве трудной государственной службы. Вот несколько примеров в отношении прежнего и нынешнего состава Правительства РФ.
       Экс-министр сельского хозяйства, Елена Скрынник, выдвинутая на высокую должность лично В.В.Путиным, защитила три диссертации примерно с одним и тем же оглавлением. Разумом нормального человека понять, зачем Елене Борисовне нужно было три диссертации, невозможно. Впрочем, у чиновников идёт соревнование, кто более "крутой" чиновник. Это станет понятным из следующих примеров.
       Две диссертации-близнецы оказались под грифом "для служебного пользования". Авторами являлись нынешний министр обороны Сергей Шойгу и зампред Совета Федерации РФ Юрий Воробьёв.
       На 9 лет позже В.В.Путина "защитил" докторскую диссертацию по экономике его выдвиженец бывший министр обороны А.Э. Сердюков. Теперь всем стало ясно, почему с экономикой в МО РФ было так плохо для страны. Хищения были поставлены на "научную основу".
       Нынешний советник Президента РФ Леонид Рейман защитил докторскую диссертацию в ранге министра информационных технологий и связи. Никак не мог удержаться от защиты диссертации под названием "Правительство Российской Федерации в законотворческом процессе", находясь на должности руководителя аппарата Правительства и занимаясь обеспечением законотворчества в силу своих должностных обязанностей, ныне один из богатейших госчиновников всея Руси, Игорь Шувалов.
       Буквально блистает на чиновничьем небосклоне новый министр образования Дмитрий Викторович Ливанов. За два года аспирантуры -- кандидатская диссертация. В 30 лет уже докторская диссертация по физике. Но физика у чиновников не в почёте. Дмитрий Фёдорович немедленно защищает докторскую диссертацию "по очень близкой с физикой проблеме?" -- по юриспруденции. Чиновники вняли намёкам "юридического физика" и вначале он -- ректор, а потом министр. Первые шаги на этом поприще ознаменовались началом разгона государственных вузов. Буквально на днях он заявил, что надо разогнать Академию Наук Российской Федерации. Видимо, Д.А.Медведеву нужен был именно такой министр. Однако перечисленные доктора и кандидаты наук ещё не совсем гении.
       Работая в Правительстве в должностях министра, заместителя министра и помощника Президента РФ, две диссертации защитила Руководитель Счётной Палаты РФ Татьяна Голикова.
       Наоборот поступила бывший министр экономики, сегодняшний председатель Центробанка РФ Эльвира Сахипзадовна. Набиулина Она окончила аспирантуру МГУ, подготовила диссертацию по марксистской теории отчуждения, но защищать её в самый разгар горбачёвской перестройки (1990год) отказалась или не смогла и ушла в предпринимательские структуры. Маркс в это время в СССР вышел из "моды", и он ей не помогал делать карьеру. Вовремя сориентировался молодой талант!
       Настоящий гений, с которым высшая власть носилась, как с торбой на восточном базаре, сейчас работает министром культуры. Почему министром культуры? По всей видимости, более безнравственного человека в России не оказалось. Судите сами! Господин Медынский, трудясь в ГД РФ депутатом, защищает кандидатскую диссертацию, через два года он "защищает" докторскую диссертацию по политологии, а ещё через два года. -- докторскую диссертацию по истории. За 2010 и 2011год "молодой талант" опубликовывает 17 книг. Любопытным читателям факт для сравнения. Наш самый талантливый экономист, академик Глазьев, занимаясь профессионально наукой со студенческой скамьи, указывает только на десяток своих книжек.
       Зачем всё это господину Медынскому? Как зачем! Он гений! На выборах в Госдуму РФ избиратели-сибиряки не учли талант Медынского и прокатили. Гений предвидел, что без третьей диссертации и 17-ти книжек ему министром не стать. Таков был высокий "стандарт" для министров. Могли заподозрить в каких-то "элементах" порядочности. А теперь стало совершенно очевидно, что он по всем требованиям и имеет право заправлять культурой. В буржуазной России порядочные люди культуре не нужны. Её же надо и дальше приватизировать и коммерциализировать. Нравственный человек этого делать не станет. Трижды "остепенённый" будет ломать её через колено. Первое его заявление в качестве министра было посвящено сносу мавзолея на Красной площади. И - и - и -- начали!!! Кто остановит политического "гения"? Он в следующем туре выборов в Академию Наук России будет баллотироваться в академики. Количество диссертаций, "научных" книжек и должность впечатляют.
       Треть руководителей субъектов Федерации являются докторами наук и в основном по экономике. С диссертациями у губернаторов и президентов всё хорошо. А вот экономика остаётся разрушенной.
       Необходимо в обязательном порядке отметить, что нынешний председатель Правительства РФ Д.А.Медведев свою диссертацию выполнил и защитил самостоятельно. Он из профессорской и учительской семьи и потому хорошо знает, насколько не "сладок" труд настоящего учёного. На властном олимпе этот пример, к сожалению, единственный.
       Совершенно очевидно, что чиновники сами не проводили диссертационных исследований и не имели для этого времени. С юридической точки зрения все они совершали преступления в виде мошенничества и хищения интеллектуальной собственности. Российский уголовный Кодекс не предусматривает уголовной ответственности за кражу интеллектуальной собственности. Именно по этой причине чиновники и бизнесмены распоясались в изготовлении диссертаций. В ряде зарубежных стран введена ответственность за присвоение интеллектуальной собственности, в т.ч. в диссертационных исследованиях. Пора это сделать и в Российской Федерации.
       Оценивая в целом жуткую ситуацию с "остепенённостью" российской власти, напрашивается вывод, что у совестливых и честных людей может формироваться убеждение, что Россией правят имитаторы, проходимцы и мошенники. Скорее всего, порядочные люди будут недалеки от истины.
       Если вы, уважаемые читатели, скажите, что вы тут не причём, то глубоко ошибётесь. Вы -- причём, да ещё как причём! Вы за этих чиновников и их политические партии голосуете на выборах. Вы ходите по их призыву на митинги и демонстрации в защиту их интересов. Вы в Интернете прославляете их на весь мир. Наконец, вы бездействуете и не оказываете коллективного сопротивления разрушительным действиям этой власти. Власть загнивает, и этот зловонный запах распространяется на всё общество. Следует не только возмущаться, но необходимо учиться коллективному сопротивлению и делать что-то значимое. Иначе "доктора наук", коррупционеры будут утверждать, что вы их поддерживаете во всех их действиях, в т. ч. по диссертациям, которые они не выполняли и даже не помнят их названий.
       Преемственность в методах классовой борьбы у правящих классов
       Методов ведения классовой войны против широких масс трудящихся со стороны современного правящего класса чрезвычайно много. Война маскируется якобы заботой "партии и руководства страны" о пенсионерах, учителях, врачах, студентах и демагогией о демократии и правах человека.
       В обобщённом виде о классовой войне следует сказать, что после уничтожения Советской власти и разгрома державы, компрадорская буржуазия и выражающая её коренные интересы партийная и государственная бюрократия взялись за физическую ликвидацию рабочих и крестьян, как классов. Делается это методами капитализации, приватизации, коммерциализации, свёртывания промышленности, разрушением ОПК, материально-технической базы сельского хозяйства и научного производства, ликвидацией колхозов и совхозов. В этом же направлении срабатывают мероприятия по значительному уменьшению численности работающего мужского населения в сферах промышленности и услуг и переориентация этих сфер на рабочих-мигрантов из Средней Азии, которые вынуждены выполнять все указания нынешней российской власти. Во всяком случае о классовой борьбе они задумываться не станут.
       Обычно эти процессы рассматриваются только как производственные, экономические и т.п. Но ведь совершенно очевидно, что за разрушением "мёртвых вещей" стоят живые люди, социальные группы и классы. Разрушение советской экономики и социальной сферы российской буржуазией и российским правящим классом стало основным средством ликвидации своих классовых противников. По сути дела, "ликвидация" превращена в физический процесс. Данные ощущения возникают, когда мы вспоминаем, сколько же миллионов человек исчезло с бывшей территории советской России в результате непрекращающейся гражданской войны, эмиграции, преступлений, организации голода, из-за болезней, суицидов, потребления водки, наркотиков, вынужденного бомжевания и т.д. Всё это -- методы классовой борьбы, с помощью которых удовлетворяются материальные и политические интересы господствующих классов. Гимнами о демократии и социальном мире сыт не будешь и здоровье не поправишь!
       Эти процессы были спровоцированы амбициями правящего класса с помощью экономической и социальной политики с её курсом на тотальную капитализацию и свободный рынок. Сама эта политика стала ярчайшим свидетельством классового антагонизма. В ответ своё счастье люди физического и умственного труда могут найти, активно участвуя в классовой борьбе за свои интересы. Проблема для участников классовой войны со стороны людей труда не обманутся с фальшивыми лозунгами и фальшивыми лидерами. Буржуазия и правящий класс будут подсовывать эти лозунги, "народные фронты", "единые" и "справедливые" "России" и лидеров с ловкостью карточных мошенников.
       С выводом Ю.Чунькова о том, что советский правящий класс (партийно-государственный аппарат) становится собственником государства, а через этот институт -- субъектом отношений собственности во всём общественном производстве, я согласиться не могу по той простой причине, что он противоречит сущности социалистических экономических отношений, существовавших в СССР вплоть до контрреволюции 1991 года (см. главу 4-ю моей монографии "На перекрестке четырех дорог").
       Следующим автором замечательных произведений является В.Архангельский. (г. Самара, Россия - va-45@yandex.ru). Воспроизведу ряд его основных трудов. Однако сразу же следует отметить, что главным вкладом В.Архангельского в теорию марксизма является положение о том, что научной общественности предложена новая социальная и политико-экономическая парадигма-гипотеза, дополняющая теорию поляризации общества на общественные классы и классовой борьбы. В сочетании с классовой теорией выдвинутая парадигма неклассовой (классоидной) поляризации общества позволяет гораздо гибче, всестороннее и полнее анализировать и предвосхищать течение социальных процессов, а тем самым и иметь возможность направлять их на благо социума.
       Первое его произведение, опубликованное в монографии "Экономическая система современной России: пути и цели развития" под ред. А.А. Пороховского (Электронное издание М.: Экономический факультет МГУ имени М.В. Ломоносова, 2015. - 896 стр. ISBN 978-5-906783-00-4) называется "О возможных путях вывода социологии и ее ядра - политической экономии из состояния глубокого кризиса, или О видах человеческого общества на будущее".
       Цитирую:
       "Терминологическое введение
       Материя - меняющаяся во времени (эволюционирующая) объективная реальность, существующая вне и независимо от человеческого сознания, но поддающаяся уразумению последним. Звездная эволюция материи - протекающие в недрах звезд процессы рекомбинации первородного ядерного вещества (ядер атомов водорода и гелия, возникших около 14 млрд лет назад в первые минуты существования нашей Вселенной) в атомы "металлов", т.е. элементов тяжелее гелия. Самые массивные звезды сжигают свое ядерное топливо быстрее других и завершают свой жизненный путь выбросом новых элементов в межзвездное галактическое пространство, обогащая ими водородногелиевые облака исходного состава. Земля - одна из планет Солнечной системы, возникшая 4,6 млрд. лет назад вместе с Солнцем и другими протопланетами из сжавшегося газопылевого облака, обогащенного "металлами" - продукта предшествующей звездной эволюции Вселенной и ее фрагмента - нашей галактики Млечный Путь. Эволюция Земли - процесс физико-химического и биохимического развития вещества и его структур с участием внутреннего (земного) и внешнего (космического) массо- и энергообмена. Водоемы Земли и ее поверхность оказались благодатными для возникновения над физическим уровнем и формой организации материи химической, биологической и, наконец, социальной. Человеческое общество - феноменальный продукт эволюции материи на планете Земля, уникальный объект, характерной особенностью которого является появление в этом объекте субъектов, познающих окружающий мир (включая само общество) и активно воздействующих на него своей практической деятельностью (и ее сердцевиной - деятельностью производственной) в своих действительных или мнимых (ложно понятых) интересах.
       Социология (обществознание, обществоведение) - наука о строении, функционировании и развитии человеческого общества, возведенная О. Контом в ранг естественных, которая возвышается над физикой, химией, биологией (объектами внимания которых являются соответствующие досоциальные исторически возникшие одна над и после другой формы организации и эволюции материи).
       Политическая экономия - один из важнейших разделов социологии, предметом которого является определяющая, ведущая сторона деятельности людей - производственная. Но не вообще и не как технология производства, а в срезе отношений между субъектами. И не столько между отдельными индивидуумами, сколько между консолидированными субъектами (например, общественными классами) и по поводу ограниченных и охваченных отношениями присвоения ресурсов - факторов и продуктов производства. Именно политэкономия позволяет обнаружить повторяющееся, закономерное в бесконечном разнообразии производственной деятельности людей и свести его к социальному, к действиям структурных составляющих социума - носителей расходящихся, сталкивающихся (в отдельных случаях и совпадающих) интересов. Кроме того, политическая экономия по отношению к другим экономическим наукам, как образно выразилась Дж. Робинсон, играет роль "ящика с инструментами". Школы социологии - множество направлений (течений) социологии, включая ее политико-экономический хребет1, от близкородственных до несовместных, отличающихся друг от друга лежащими в их основе парадигмами-основаниями. Огромное количество и разнообразие социологических школ требуют их группировки, которая может быть выполнена по разным основаниям. Представляется полезной группировка течений социологии по критерию историзма. В этом случае все ее течения могут быть разбиты на три больших рукава (в скобках приведены их типичные представители): а) исторический (аутентичный марксизм, институционализм); б) квази- или псевдоисторический (сталинизм под вывеской "марксизма-ленинизма"); в) анти- и внеисторический (маржинализм, экономикс).
       Позиционирование автора
       Считаю себя диалектиком и материалистом, выходцем из школы аутентичного марксизма. И полагаю, что нет другой такой школы социологии, которая превзошла бы или опровергла идеи диалектико-материалистического понимания истории.
       Общество во избежание своей гибели (и в целях развития) обречено на вечное приспособление к меняющейся окружающей среде (производительным силам общества) - меняющейся и в результате, и вне зависимости от воли и действий людей (в этом месте возникает два вопроса: 1) как будто отождествление природной среды с рукотворным воспроизводственным потенциалом; 2) что от чего зависит?)
       Вместе с тем ничуть не считаю, что в социологии свет сошелся клином на одном марксизме, что эта школа одна-одинешенька способна играть в ней роль непререкаемого лидера, да еще в сольном исполнении. Напротив, исключительно велика роль родственных аутентичному марксизму институционалистских школ социологии. Родственных по своему происхожению, по пониманию ими социально-экономической изменчивости общества как необходимого способа приспособляемости к меняющейся среде его существования и в конечном счете - выживания. Родственных и движущихся параллельными курсами, соперничающих между собой, взаимообогащающих друг друга. И не удивлюсь, если в не столь отдаленом будущем эти школы сольются друг с другом, несмотря на то что площади соприкосновения существующих сегодня марксистских и институалистских школ пока еще невелики. Что касается сталинизма, или "марксизма-ленинизма", то мое отношение к нему (негативно-критическое в философском и политикоэкономическом аспектах) подробно рассмотрено в неопубликованной, но доступной читателю монографии [1], размещенной также и в интернете.
       Крупномасштабная ретроспектива пройденного пути.
       Благодаря однажды освоенному нашими предками способу существования людей за счет производства необходимых им жизненных средств, отсутствующих в природе, сформировался уникальный биологический вид человек разумный, а предсоциальные непроизводящие животные стада приматов превратились в производящие социальные общности. Тем самым этот новый биологический вид приобрел дополнительные шансы и принципиально новые возможности для своего выживания, сохранения в межвидовой конкуренции. Несколькими десятками или даже сотнями тысяч поколений наших прямых предков методом проб и ошибок было опробовано множество систем общественного устройства, в большинстве случаев неудачных и навечно канувших в Лету. Законы эволюции, состязательности в живучести человеческих общностей безжалостно отбраковывали все, что мешало приспособлению людей к меняющимся условиям своей жизни, что препятствовало ставшему принципиально возможным для них освоению новых территорий с чуждыми и враждебными их предкам условиями обитания. В итоге, в сухом остатке мы имеем весьма огрубленную (генерализованную) схему прохождения человеческого общества сквозь считанное по пальцам одной руки количество качественно определенных исторических фаз, рассматриваемых либо как способы производства и общественно-экономические формации (марксистскими школами), либо как цивилизации (школами, оппонирующими марксизму). И при этом два последних (из всего-то трех-четырех) перехода, скачка, превращения-наследования феодальной фазы в капиталистическую и последней в коммунистическую прошли по меркам как минимум многосоттысячелетней истории человечества в ее последние мгновения, причем с кровавыми революционными эксцессами. Мы видим, что бег социального времени существенно ускорился. Причем так, что общество утратило возможность медленно в течение тысячелетий адаптироваться к меняющемуся миру, его производительным силам стихийным и стохастическим способом Монте-Карло, методом проб и ошибок. Следствием этого стал проявляться как закономерность перегрев общества. В терминах марксизма это выражается как утрата властями (сложившейся системой управления обществом), старой надстройкой общества как формации способности управлять процессами функционирования самого общества в его базисе. Именно это несоотвествие и становится причиной взрыва перегретого общества, социальной (социально-экономической) и политической революции. Жестокой и кровавой, но неизбежной для перегретого, неуравновешенного общества-формации. Заметим, что чем дальше в глубь веков, тем меньшими могли быть размеры социумов как по численности, так и по площади занимаемых ими территорий. Зато количество этих социумов (поначалу родов и племен), как правило, изолированных друг от друга огромными расстояниями, а также естественными трудно- и непроходимыми преградами, было на порядки больше числа нынешних стран-государств и росло по мере освоения людьми континентов планеты. Фактор рассеянности человеческих социумов в прошлом практически сведен сегодня на нет. Процессы глобализации, ускорившиеся с прогрессом средств транспорта, связи, коммуникаций, неизмеримо усилили взаимовлияние всех локальных обществ друг на друга, хотя еще и не привели к формированию человечества как единой целостной системы с собственной подсистемой управления собой (мировым правительством), но ведут именно к этому. Хорошо ли это или плохо? Вопрос бессмысленный. Можно и нужно лишь принять во внимание эту данность. И действовать, успевать поворачиваться в пределах возможного, стремясь к достижению оптимума в сочетании глобального с национальным. И понимать, что альтернативы постепенному уходу все дальше и дальше от пришедших из древности принципов верховенства суверенной национальной исключительности не существует.
       Катастрофический "полет" СССР
       Уверен, что ни мы сами, ни мировая общественность еще не осмыслили и малой доли значения для будущего нашей страны, для будущего всей мировой цивилизации подвига российского (Российской империи) и советского народа, который отчасти по собственному почину, отчасти вынужденно в силу сложившихся обстоятельств провел на себе в ХХ в. уникальный исторический эксперимент. Эксперимент, оказавшийся кровавым, жестоким, полным ошибок в его проведении и в итоге потерпевший фиаско. Несмотря на все это и вопреки всему, этот бесценный опыт практически доказал жизнеспособность общественной организации на коллективистских началах. Он выработал действующую в масштабах всей страны, хотя и очень неповоротливую модель общенационального планирования производства, создал реальные предпосылки (хотя и не смог их до конца реализовать) развития и функционирования экономики в общих интересах всех членов общества и каждого в отдельности. Кроме того, он дал богатейший, но еще не обработанный материал, хранящий в себе тайны того, как не следует формировать общественные отношения нового типа, которые при их предвосхищении в XIX в. казались такими безоблачными и такими беспроблемными. Смею высказать предположение, что, несмотря на обилие литературы (см., например, [3]), посвященной анализу падения власти КПСС и, как считалось, власти Советов, настоящий разбор "полета" СССР, закончившегося катастрофой, быть может, еще и не начинался. Потому что такой анализ является лишь другой гранью все той же самой проблемы - вывода социологии из ее кризисного состояния. Если мы действительно поймем, почему первый опыт социалистического общества завершился провалом, мы тем самым поймем, что явилось ахиллесовой пятой марксистской школы обществознания. С другой стороны, когда мы выведем социологию из кризиса и поднимем ее на новую высоту, нам станет понятным, какие обстоятельства не позволили советскому обществу раскрыть потенциал своих преимуществ перед капиталистической системой хозяйствования. И напротив, при теоретическом невнимании к такой взаимозависимости мы не уразумеем ни действительных причин падения системы социализма в СССР, ни путей дальнейшего развития экономики страны, а сама социально-экономическая теория останется пребывать в своем кризисном статускво. Такое акцентирование мной роли теории в развитии общества связано, напомню, с ускорением бега социально-экономического времени, которое сужает возможности приспособления общества к меняющейся среде своего существования методом слепого тыка, методом проб и ошибок, как это имело место прежде, когда временной фактор не был столь критическим, как сегодня. Один из серьезнейших, если не главных, источников произошедшего краха социализма, по моему мнению, лежит, как ни странно, в самом аутентичном марксизме, "вина" которого состоит лишь в том, что он не смог объять необъятного. Научным фактом является то, что открыватели материалистического понимания истории, создатели сплава материализма и диалектики даже не ставили вопроса о социальной диалектике, о поляризации (о раздвоении на имманентные обществу противоположности) обществ, следующих за капиталистически организованной исторической фазой (социализм, коммунизм и далее со всеми остановками). Полагая, видимо, что их ученики и последователи сделают это гораздо лучше и уже не в качестве прогноза, который то ли сбудется, то ли нет, а в качестве теоретических слепков с реальных исторических фаз. Не следствием ли отмеченного факта является жесточайший кризис современного обществоведения в лице всех его марксистских и околомарксистских (включая псевдомарксистские) школ и течений? Во всех из них все напрочь разваливается без диалектического стержня поляризации общества, раздвоения его на имманентные ему (и придающие ему его уникальную качественную определенность) взаимоисключающие и взаимопроникающие социальные противоположности, затеняются пружины диалектического (который в классовом обществе назывался классовым, а в бесклассовом я его называю классоидным) механизма развития закапиталистических фаз истории человечества. Еще одним следствием факта отсутствия в аутентичном марксизме постановки вопроса о поляризации обществ, следующих (или которые могут последовать) после капиталистической фазы истории человечества, является прочно укоренившийся как у коммунистов, так и антикоммунистов миф о том, будто вопрос о социально-экономической поляризации обществ закапиталистических исторических фаз основоположниками ставился во весь голос и, более того, был решен ими отрицательно. Если аутентичный марксизм даже не поднимал вопроса о поляризации будущих бесклассовых неэксплуататорских обществ, то сталинская школа социологии, известная как "марксизм-ленинизм", взяла на себя отвественность за признание нового общества адиалектичным, которое будто бы более не раздваиваивается ни на какие социальные противоположности, и тем самым выхолостила социологию, освободила ее от категорий социальной диалектики применительно к социализму и коммунизму1. Полагаю, что социализм в СССР рухнул именно из-за того, что советские идеологи "двинули" марксизм в ложном и безнадежном направлении. Они просто проигнорировали (причем с 1936 г. совершенно открыто) и отбросили прочь ленинскую догадку 1920 г. о сути социализма как бесклассового общества трудящихся, внутри которого идет "самая трудная борьба" за превращение каждого работника из работника наемного в работника коммунистического труда. И подменили эту ленинскую догадку о неклассовой поляризации социалистического общества, конституирующую всю социалистическую фазу истории вплоть до ее превращения в фазу коммунистическую, "убедительнейшим" антитезисом "рабочая сила при социализме не является товаром". Передовая социальная сила социалистического общества, его коммунистический полюс (классоид) оказался даже не пасынком ВКП(б) - КПСС, а просто пустым местом. Вместо него вся сила партии, вся ее пропаганда уходили на восхваление и расписывание всеми красками радуги всем исключительно дружественного "класса" рабочих физического труда. А между тем социальная структура будущего (его коммунистический классоид), этот социальный носитель общих интересов страны, общих интересов человечества возникает задолго до того, как социалистические производственные отношения становятся преобладающими, господствующими. В качестве неосновного социального полюса коммунистический классоид существует уже в предшествующих социализму исторических фазах, по крайней мере в капиталистической.
       Россия: пути и цели предстоящего развития
       Итак, современная экономическая система России сложилась в условиях глубочайшего кризиса советской школы обществознания и на этом фоне неоправданно завышенных надежд и упований верхов, пришедших на смену старой власти, на майнстримы альтернативного экономикса. Экономикса (вкупе с маржинализмом), одной из основных задач которого было дезавуировать идеи социальной диалектики марксизма. Экономикса, который оказался бессильным в формировании стабильной, устойчиво развивающейся мировой экономики, как и "марксизм-ленинизм".
       По большому счету в этом же ряду стоит факт изгнания из англоязычной литературы термина политическая экономия, который подменяется аполитичным экономикс даже по отношению к учению А. Смита.
       Предваряя обсуждение этого очень непростого вопроса о целях экономического развития России и путях их достижения, хотелось бы заметить следующее. Полагаю, что лежащий в основании социологической науки детерминистский принцип естествознания XIX в. следует дополнить своей диалектической противоположностью индетерминизма и стохастичности развития (парадигма И.Р. Пригожина). В сложно устроенном социальном мире далеко не всегда субъекты действий (классы, народы, правители и т.д.) выбирают оптимальную для себя стратегию, более того, нередко выбранная стратегия ведет к неоправданным потерям, добро бы только для самого субъекта, так и еще и для субъектов, взаимосвязанных с ним и взаимозависимых. Так что от такого рода случайностей никто не застрахован, и с этим тоже следует считаться. В силу сохраняющейся ячеистой организации человечества как суверенных стран важную роль играют их общенациональные интересы. Реальные национальные интересы не тождественны интересам человечества, но лежат с ними в одном русле, а не поперек или противотоком им. Более того, в единой системе глубоко эшелонированных общих интересов людей (начиная от семейных) общие интересы всех людей планеты объективно имеют наивысший приоритет, хотя на практике в нашем не очень справедливом мире этот верховенствующий интерес часто попирается и растаптывается. Тем не менее политика приоритета и верховенства общенационального интереса какой-либо страны над глобальными интересами землян неизбежно попирает интересы каких-то конкретных других не менее суверенных стран, чем страны, их попирающей. Такая политика в современном мире никак не способствует росту авторитета и идейного влияния страны, отказавшейся от принципов верховенства общих интересов людей планеты. Это ограничение, несомненно, должно приниматься во внимание при выстраивании целей развития и путей их достижения. Больше шансов не просто выжить, но и добиться успеха у тех обществ, где власть умеет оперативно адаптироваться к меняющимся условиям существования общества и подкреплена системой общественного контроля за властью (институтами гражданского общества), принуждая ее служить интересам общества. Парадоксальным исключением из этого правила сегодня выглядит Китай, который умело и результативно применил в своих интересах идеи многоукладности, соревновательности и состязательности предприятий разного социально-экономического устройства, отложил создание мощных институтов гражданского общества на будущее.
       Часто теоретики склонны рассматривать локальные общества моноформационными, моноукладными, полагая это нормой. А ведь современные успешные общества поняли, что на деле они многоукладны и полиформационны. Экономически неконкурентноспособные и недотируемые уклады тихо отмирают, зато власть не ставит препон нетрадиционной производственной самоорганизации граждан и образованию новых укладов производства. Ленинская коренная нэповская перемена точки зрения на социализм, не понятая советскими коммунистами, успешно реализуется в КНР. Уже отмечалось, что помимо классовой формы поляризации общества объективными интересами противоположной направленности существует неклассовая форма поляризации, без деления общества на противостоящие группы людей. Примером неклассового полюса является социальный носитель общих (common, коммунистических) интересов человечества, объективно имеющих наивысший приоритет среди всех прочих интересов людей. Без признания неклассовых форм поляризации общества невозможны результативные методы борьбы носителей общих интересов тех или иных общностей людей в общественных процессах, усекаются возможности инструментария социологов, которым в рамках парадигмы аутентичного марксизма не остается ничего иного, как все сводить лишь к столкновению интересов больших групп людей, антагонизмам и революциям. Сегодня стала недостаточной 2-частная теоретическая модель общественного производства с подразделениями производств средств производства (I) и жизненных средств (II). Прошел уже век, как институционалисты забили в набат (а сегодня в него бьет А.В. Бузгалин) о бессмысленности показушного потребления праздными классами, породившими III подразделение производства пустышек - симулякров. Но еще более опасным становится мощно разросшееся IV подразделение - производство средств уничтожения людей и среды их обитания. Путь предстоящего развития всякого общества (включая и человечество в целом) состоит из огромного веера возможностей и фатально не предопределен. Хотя, если оставить в стороне природнокосмические факторы, сам веер возможностей в значительной мере формируется самими людьми, а не какими-нибудь морскими львами, кротами или белыми медведями. В этих условиях представляется, что наивыгоднейшими для предстоящего социально-экономического развития России были бы цели и принципы, которые следовало бы открыто и внятно продекларировать в соответствии с выверенными положениями международных стандартов ИСО серии 9000, универсальных для предприятий, структур и организаций любой сферы созидательной деятельности, а именно:
       - Россия - равноправный член мирового сообщества, а ее народ - равноправен со всеми другими народами, составляющими человечество;
       - общенациональные интересы России, интересы ее народа лежат в русле общих интересов человечества, которые она признает верховенствующими по отношению к своим общенациональным; - Россия ожидает, что все остальные страны либо открыто поддержат такую же позицию, либо открыто выразят свое несогласие с ней и назовут причины, по которым они вступают в конфронтацию с общими интересами человечества;
       - Россия осознает пагубность разрастания III и IV подразделений общественного производства, абсолютное несоотвествие последних общим интересам человечества. Вовлечение в эти сферы огромных сырьевых, энергетических, финансовых и трудовых ресурсов человечества только ради того, чтобы создавать бесполезные симулякры и средства убийства людей и среды их обитания, бессмысленно;
       - Россия выступает инициатором коренного оздоровления всей международной обстановки и на этой почве призывает все другие страны и народы исключить из отношений между ними даже саму мысль о военных методах решения международных проблем. Это позволило бы остановить функционирование всех производств средств убийства людей и уничтожения среды их обитания, уничтожить зловещие арсеналы оружия, уже сегодня достаточные для того, чтобы многократно уничтожить все живое на Земле. Уверен, что если с такой инициативой не выступит Россия, или, скажем, Китай, или, например, Франция, то рано или поздно это сделает какая-нибудь другая страна. Понятно, что последняя инициатива потребует существенной ломки всей сложившейся структуры и национальной промышленности, и промышленности многих других стран, делающих бизнес на производстве носителей смерти и разрушений. Зато такая инициатива позволила бы надеяться, что по прошествии определенного времени мир на Земле станет действительно безопасным для продолжения существования страны Россия, для продолжения существования человечества. Этот путь очень привлекателен, и не думаю, что он безумен и неосуществим. Хотя уже априори известно, что противников его реализации найдется более чем достаточно во всех уголках мира.
      
       Выводы
       Первый. Научной общественности предложена новая социальная и политико-экономическая парадигма-гипотеза, дополняющая теорию поляризации общества на общественные классы и классовой борьбы. В сочетании с классовой теорией выдвинутая парадигма неклассовой (классоидной) поляризации общества позволяет гораздо гибче, всестороннее и полнее анализировать и предвосхищать течение социальных процессов, а тем самым и иметь возможность направлять их на благо социума.
       Второй. Вниманию социологов и политэкономов предложена расширенная по отношению к аутентичному марксизму четырехчастная модель общественного воспроизводства, включающая помимо подразделений производства средств производства (I) и жизненных средств (II) два других, не пересекающихся с первыми. Новые подразделения суть: производство пустышек, симулякров, понтов, мнимых потребительных стоимостей, приобретаемых людьми для удовлетворения их пустого тщеславия или под воздействием агрессивнейшей рекламы (III), и производство средств уничтожения людей и разрушения среды их обитания (IV).
       Третий (продолжение второго). Просматривается задача статистикам мировой и национальных экономик научиться отслеживать динамику роста или угасания объемов производства III и IV подразделений, поглощаемых ими ресурсов на фоне тех же показателей по I и II подразделениям и доводить эту информацию до широкой общественности как свидетельство о процессах и тенденциях загнивания или оздоровления экономик отдельных стран, соответствующих им наций и человечества в целом.
       Заключительные замечания
       По мнению автора, высказанные в статье идеи сегодня витают в воздухе как альтернатива философиям, практическим политикам и мировоззрениям о невозможности глобального сотрудничества народов планеты, их фатально предопределенной конфронтационности по тем или иным плоскостям (англосаксонско-евразийской, золото- и незолотомиллиардной, клерикального фундаментализма и др.). Вечный вопрос "быть или не быть" будущему человечества должен найти свое верное практическое решение и не может его не найти. Я не претендую ни на научную новизну высказанных в статье соображений, ни вообще на их принадлежность мне как автору - "первооткрывателю". Вполне возможно, что все эти соображения по праву должны принадлежать другим людям; по крайней мере, по отношению к некоторым из идей мне доподлинно известно, что они были подняты задолго до меня. Но дело не в научных приоритетах авторов, а во введении этих идей в научный оборот для их серьезного научного обсуждения, как имеющих прямое отношение к поиску путей вывода социологии (и ее важнейшего раздела политической экономии) из кризиса. А тем самым и придания общественным наукам той прогностической и идеологической силы, которая сможет не просто объяснить мир людям, но и помочь им направить его развитие, изменение в общих интересах людей. А не в противоположном направлении, не в интересах той или иной частной группы людей, какова бы ни была ее природа. Потому что самое главное состоит в том, чтобы наша цивилизация не стала последней. Вот почему эстафету будущим поколениям людей мы должны передать со снижающимся порогом непонимания, конфронтации и ненависти людей друг к другу по причине того, что избранный одними способ организации своей общественной жизни не соотвествует идеалам других. Для обеспечения этого не вижу ничего иного, как опоры на коммунистический классоид человечества, социальный носитель общих интересов всех землян и общих интересов каждой страны и ее народа (включая, разумеется, и Россию), сонаправленных с объективно существующими общими интересами всех людей планеты. К огромному сожалению, пока еще спящий. Убежден, что общенациональные и глобальные интересы всех людей существуют не в одних моих грезах, равно как не только в них, но и в самой реальности существуют и их неклассовые коммунистические (общенациональные и планетарный) социальные носители общих интересов людей. Интересов, которые в глобализующемся мире беззастечиво попираются относительно малыми группами людей - носителями узкогрупповых частных интересов, хищнически раздербанивающих богатства планеты и ради своей частной наживы стравливающих одни народы с другими и даже самих с собой: арабов с арабами, славян со славянами...Так не пора ли политикам, озабоченным будущим России, которое неотделимо, неразрывно связано с судьбой человечества, не кинуть, наконец, клич: "Коммунисты страны, коммунисты планеты, просыпайтесь!" Потому что в противном случае политиков и народы, над которыми они властвуют, так и будет, как щепки, швырять по стихии "глобальной нестабильности", "неуправляемых и неблагоприятных внешних факторов" и даже "угроз" и толкать страну в тупик изоляционизма, опоры только на собственные силы, преимущественно вооруженные. И последнее. Через несколько лет мы будем отмечать 200-летие со дня рождения К. Маркса и Ф. Энгельса. Убежден, что мы многое можем и обязаны сделать, чтобы достойно встретить эти даты. Во благо России и всех землян.
       Литература
       Архангельский В.А. 1. Концепция социализма как общества диалектических противоположностей : Неизданная монография. Куйбышев, 1983 // РНБ АДП. Ф. 1476. Общественные движения, политические партии. Оп. 4. Материалы разных лиц. Архангельский В.А. (нумерации пока нет). Паульман В.Ф. 2. Прогноз судьбы человечества. - Таллин, 2007. 3. Политическая экономия: прошлое, настоящее, будущее. - Киев, 2014. Попов В.П., Крайнюченко И.В. 4. Глобальный эволюционизм и синергетика ноосферы. - Ростов-на-Дону, 2003. Пригожи""н И.Р. 5. Философия нестабильности // Вопросы философии. - 1991. - N 6. - С. 46-52. Архангельский В.А. 6. Наука об обществе и его развитии. Сжатый исторический обзор, некоторые проблемы, возможные пути их решения // В интернет-ресурсе http://www.alternativy.ru/? les/vaSocSciense.pdf
       Далее целесообразно познакомиться с выдержкой из произведения В.Архангельского "Наука об обществе. Сжатый исторический обзор, некоторые проблемы, возможные пути их решения" (редакция 23 декабря 2012 г. Самара, 2012).
       "Синтетическое" направление вывода марксистской социологии из кризиса.
       Основа: аутентичный марксизм 19 века, обогащенный критическим анализом истории реального социализма (вместо утративших актуальность прогнозов классиков) и мирового опыта развития человечества в 20 - 21 вв. Дополняющие парадигмы: 1) бесклассовое общество, как и классовое, поляризовано на свои социальные полюса, но принципиально иным, неклассовым способом; 2) одноукладные и пространственно-изолированные способы производства и общественно-экономические формации - это скорее теоретические абстракции и лишь частные случаи на деле; 3) глубокая эшелонированность общих социально-экономических интересов людей в обществе от семейных до планетарных; многофакторная и многоуровневая социально-экономическая поляризация человечества; 4) от эгоистического человека к эгоистическому человечеству.
       Способы поляризации общества.
       Классовый Общество поляризовано на две большие группы людей, имеющих объективно существующие противоположные интересы.
       Бесклассовый (классоидный).
       Общество поляризовано на свои полюса так, что каждый его член в равной степени является носителем объективно существующих противоположных интересов.
       Полуклассовый (комбинированный).
       Общество поляризовано так, что каждый из его членов является носителем противоположных интересов общества, но в неравной для всех членов общества степени.
       Две модели развития общества.
       Революционная способы производства следуют друг за другом последовательно, церемониальным маршем. Эволюционная способы производства и уклады возникают и исчезают исторически, вместе с адекватными им техникой и технологией.
       Способы производства (уклады) 1 - допроизводственный (стадный, досоциальный) уклад; 2 - архаичный способ производства (СП); 3 - родовая община; 4 - рабовладельчество; 5 - феодальные и мелкобуржуазные уклады и СП; 6 - уклады и СП, базирующиеся на наемном труде и частном интересе; 7 - уклады и СП, основанные на общих интересах людей; 8 - уклады и СП, опирающиеся на жажде к труду (на жгучий частный творческий интерес).
       Общие (common) интересы: глубокая эшелонированность.
       Интересы: 1 - глобальные человечества (самый дальний рубеж); 2 - континентальные и межгосударственных объединений; 3 - общенациональные; 4 - территорий, муниципальные; 5 - семейно-коммунальные; 6 - личности (предельно близкий рубеж).
       Социальный носитель общих (коммунистических) интересов.
       Сегодня не призрак, а буйная поросль коммунизма поднимается, и причем не в одной Европе, а по всей планете. В сознании всё большего числа людей растет понимание объективности и главенства глобальных интересов всего человечества, понимания того, что объективно существующие общенациональные интересы любой страны не могут идти вразрез с глобальными. Общие интересы такого рода, не будучи классовыми, имеют своего неклассового социального носителя, который я называю коммунистическим классоидом общества. Как ни странно, почему-то именно в странах, считающихся буржуазными, носитель общенациональных интересов без шума и помпы создал институты гражданского общества - институты народного контроля за деятельностью властей и монополий, принуждающих их соблюдать интересы нации и ее граждан.
       Ссылки на работы автора
       Концепция социализма как общества диалектических противоположностей. Рукопись (машинописная редакция). Куйбышев, 1983; Оцифрованная копия с авторскими комментариями 2011 года. Самара, 2011. // Скачать Читать Письмо А.Т.Шаталову и А.М.Еремину 14 декабря 1983. Общественное развитие и марксизм. Самара, 2011. Поляризация общества: классовая и неклассовая. Самара, 2012. Блог на форуме сайта Альтернативы. Перечень материалов в Рунете. Автор в Твиттере @va_45
       Воспроизвожу еще одно произведение В.Архангельского: "Социальная диалектика как неистребимый и решающий фактор общественного развития и формирования будущего, не зависящий от градуса отчужденности или степени ее снятия":
       "Ключевые тезисы.
       Ленин. Значение "Философских тетрадей" как критерия состоятельности всех обращающихся ныне социальных теорий (см. Ленин В.И. Полн. собр. соч., т. 29, с. 316-317). Маркс. Классы - полюса общества. Классовая борьба - движущая сила его развития (см. "Манифест Коммунистической партии"). "Критика Готской программы" - блестящий своего времени образец научного классового анализа тенденций развития буржуазного общества с точки зрения интересов пролетариата. Ключевая проблема наследия Маркса. Аутентичный марксизм даже не поднял вопроса о социальной диалектике бесклассового общества, не разглядел молодой поросли социальной поляризации будущего общества уже в самом капитализме. Вопрос о поляризации бесклассового общества социализма на присущие ему социальные полюса впервые поставлен В.И.Лениным, он же сформулировал ясные ориентиры решения этой проблемы (см. Полн. собр. соч., т. 41, с. 107- 109). Отчуждение. Как категория раннего марксизма мощно и многократно перекрыта работами зрелого марксизма. Сегодня отношения отчуждения рассматриваются в социологии и политэкономии как категории, парные отношениям присвоения, куда входят и отношения собственности. Чуждое человеку и обществу. Но и сегодня силы и процессы, чуждые интересам людей труда и обществу в целом проявляют свою способность к дальнейшей экспансии. Угроза необратимой военно-экологической катастрофы стоит в полный рост. Чудовищные масштабы приобрело уничтожение ресурсов планеты III и IV подразделениями производства средств деградации и самоубийства человечества. Где выход? Ставка на неклассового носителя общих интересов людей - на коммонистический полюс страны и планеты. Он должен проснуться и стать классоидом для себя. Ему нужна своя теория и идеология. Объединяющая людей, не позволяющая им звереть, заводиться и оскотиниваться.
       Философия и политэкономия. Жаль, что в процессе подготовки конференции из числа ее организаторов с дистанции сошел Институт философии РАН. Потому что едва ли кто может сказать, в интересах какого научного ведомства - философского или экономического - находится скорее круг проблем, очерченных тематикой конференции. Хотелось бы надеяться, что ученые обоих институтов (и шире - обеих научных областей) одинаково заинтересованы в решении многогранной проблемы отчуждения и в теории, и на практике. Не так давно академические институты экономики и философии даже располагались в общей усадьбе на Волхонке, 14, но и такое соседство не помешало Э.В.Ильенкову (1924-1979) с горечью заявить о взаимном отчуждении философии и политэкономии друг от друга, об отчуждении полном и абсолютном.1 Конечно, здесь имеется в виду не совсем то отчуждение, о котором шла речь в рукописях молодого Маркса, но тем не менее это очень даже сопряженные друг с другом отчуждения, и как знать, которое из них весомее...Ленин. Диалектический императив. "Раздвоение единого и познание противоречивых частей его...есть с у т ь диалектики"; "тождество противоположностей...есть признание (открытие) противоречивых, взаимоисключающих, противоположных тенденций во в с е х явлениях и процессах природы (и духа и общества в том числе). Условие познания всех процессов мира в их "самодвижении", в их спонтанейном развитии, в их живой жизни, есть познание их как единства противоположностей". 2 Эта мысль из "Философских тетрадей" В.И.Ленина имеет, в чем я убежден, не просто неумалимое значение и для наших - спустя век - дней, и для долгой череды грядущих столетий. Потому что значение этой мысли как раз в том-то и состоит, что в ней, в частности, ясно и недвусмысленно сформулирован важнейший критерий состоятельности - несостоятельности всех без исключения теорий и школ обществознания. В равной степени обращающихся ныне и тех, что придут им на смену. Особенно тех, что претендуют на свое происхождение от (1 См. Эвальд Васильевич Ильенков / Э. В. Ильенков; [под ред. В. И. Толстых]. - М., 2009. С. 380. 2 Ленин В.И. Полн. собр. соч., т. 29, с. 316-317, жирный шрифт мой, В.А.) марксистских корней. Любая школа социологии может претендовать на свою состоятельность тогда и только тогда, когда она обнаруживает свою способность проникновения в сам источник развития изучаемого объекта - во взаимодействие имманентных этому объекту противоположностей, на которые объект раздвоен, когда найдена и описана плоскость поляризации образующих его противоположностей. Нельзя сказать, чтобы обществоведам этот критерий был вообще неведом. Как правило, чисто абстрактно критерий поиска, признания и отображения полярных начал в общественной жизни так или иначе признаётся всеми, даже богословами, которые формулируют их в категориях Добра и Зла, Бога и Дьявола, Души и Тела, Рая и Ада. Куда сложнее обстоят дела, когда речь заходит о текущих процессах, о столкновении интересов людей и о консолидированных субъектах - носителях полярных интересов людей в многочисленных современных школах и концепциях общественного развития. Маркс. Социальная диалектика. "Критика Готской программы" - это блестящий для своего времени образец научного классового анализа тенденций развития буржуазного общества с точки зрения интересов пролетариата - эксплуатируемого полюса капиталистического общества. Но как связаны между собой (и связаны ли вообще) методы классового анализа в социологии, в оценке процессов, протекающих в исторически преходящем буржуазном обществе, с одной стороны, и приведенный выше в формулировке Ленина императив поиска и нахождения полярных (взаимоисключающих, противоположных) начал во всём сущем (а не только в капитализмах и антагонизмах) - с другой стороны? Это требование искать и находить полярные схлестывающиеся силы, влекущие развитие общества, обществоведам марксистских и близких к ним школ в общих чертах понятно. Но, к сожалению, только в общих, и только применительно к классово антагонистическим обществам. Ими признается, что общественные классы - это и есть те самые полюса, те самые полярные противоположности, на которые такое общество раздвоено. Классовая борьба - движущая сила его развития. Тем более, что первая глава "Манифеста Коммунистической партии" начинается с чеканных слов: "история всех до сих пор существовавших обществ была историей борьбы классов".3 Однако это ясное понимание роли и значения классового анализа и ленинского императива сразу же улетучивается, как только мы перебрасываем фокус нашего внимания на посткапиталистическое развитие, где уже в первой его фазе классы, согласно наиболее распространенным трактовкам, если и не исчезают, то во всяком случае из социальных противоположностей превращаются в больших друзей не только друг друга, до даже и присовокуплённого к ним третьего члена троицы друзей - неклассовой интеллигенции. Проведение конференции позволило мне прозондировать понимание проблемы социальной диалектики непосредственно у ее участников, посвятивших свои выступления вопросам реабилитации диалектики в обществознании. Полученная пара десятков ответов - всем огромное спасибо за них! - подтвердили существование зияющей и незаделанной дыры именно в этом месте. Как известно, фундаментальная монография К.Маркса о капиталистических общественных отношениях осталась незавершенной. И оборвалась она на чуть начатой главе "Классы"4 - на той самой теме, которая является едва ли не первой по своей значимости во всем марксистском обществознании и которая неразрывно сопряжена с уже не раз упомянутым диалектическим императивом, так лаконично сформулированным Лениным.5 Единственное, что успел нам сказать в этой главе основатель марксистской школы обществоведения вполне определенно - что в основе классовой поляризации общества лежат вовсе не профессиональные критерии, связанные с процессами разделения труда. Ключевая проблема наследия Маркса. К величайшему сожалению, аутентичный марксизм, сформулировавший свой прогноз об исчезновении в будущем обществе всякого деления людей на большие группы людей с полярными друг другу интересами. - на (3 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., т. 4, с. 424. 4 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., т. 25, ч. 2, с. 457-458. 5.). Весьма вероятно, что будь глава "Классы" (вместе со всей монографией) завершена ее автором, она, во-первых, стала бы центральным, узловым связующим звеном всех главных "сюжетов" каждой книги "Капитала" - этого системного многотомного исследования преходящей капиталистической фазы истории человечества. Во-вторых, но это лишь дополнительный побочный эффект (глава "Классы" послужила бы поводом и причиной появления сотен тысяч статей других авторов, которые затмили бы собой все то, что они сумели извлечь из ранних работ Маркса об отчуждении) общественные классы,- даже не поднял вопроса о социальной диалектике бесклассового общества, не примерил своего собственного диалектического императива к будущему бесклассовому обществу. Подавляющее большинство многочисленных учеников и продолжателей (в кавычках и без них) дела прометеев XIX века - это обстоятельство ввергло в настоящий ступор и оцепенение, последствия которого не только не преодолены, но даже невозможно дать оценку того, как скоро это произойдет. Безмерно виноват перед своими учениками аутентичный марксизм, так и не сумев превратиться в исчерпывающий свод ответов на любые вопросы, которые могут возникнуть и потребовать своего решения после смерти своих создателей. Просто по-свински поступили основоположники по отношению к своим ученикам, померев, не разжевав своего учения до состояния абсолютно жидкой кашицы. Именно такие упреки великим, а на самом деле - жалкие оправдания своей собственной научной импотенции приходится порой читать в публикациях даже весьма солидных ученых мужей. Итак, камнем преткновения для советских обществоведов XX века - поголовно всех до одного "марксистов-ленинцев" - стала теория "научного" социализма и коммунизма. Которая подменила теорию классовых противоположностей и классовой борьбы сказочным учением о новом обществе вообще без каких бы то ни было социальных противоположностей, с дружественными рудиментами бывших классов и социальных слоев, между которыми еще остались какие-то различия (иногда существенные, чаще - не очень), но и те сходят на нет и исчезают вовсе. И такая благостно-идиллическая картина продолжает воспроизводиться и в наши дни обществоведами, которых трудно обвинить в догматизме или в косности мышления.6 Вместе с тем у советских обществоведов всё-таки был реальный шанс не доводить теорию "научного" социализма и коммунизма до столь жалкого состояния. Однако теоретики марксистской школы обществознания им не воспользовались или, что много справедливее по отношению к целому ряду из них, им попросту не дали воспользоваться этим шансом. Вся штука ведь заключается в том, что вопрос о поляризации бесклассового общества социализма на присущие ему социальные полюса впервые был поставлен не кем иным, как самим В.И.Лениным в далеком от нас 1920 г., причем тогда же он сформулировал и ясные ориентиры решения этой проблемы. 7. Я уже описывал эту печальную - с трагическими последствиями для всего советского народа - историю забвения ленинской мысли, и нет особого смысла ее повторять снова. 8 Тройной одеколон. Случилось так, что к середине 1930-х гг. советское обществознание полностью попало под идеологический колпак певцов деяний верховного правителя нашей страны того времени - И.В.Сталина. Всякие попытки выйти за пределы этого колпака были смертельно опасными вплоть до 1956 г. (отмеченного XX съездом КПСС), но и после того съезда этот идеологический "присмотр" никуда не исчез, просто стали несколько мягче кары за неповиновение ученых установкам идеологических структур верхушки ВКП(б) - КПСС. Выше уже отмечено, что прежде всего на деле были дезавуированы требования диалектического императива применительно к исследованиям общественных отношений советского общества. Кроме того, был подвергнут дискредитации и предан анафеме ленинский тезис парадигмальной значимости о "самой трудной" неклассовой борьбе, сопровождающей всю первую фазу послекапиталистической истории, пока труд наемный не будет превращен в труд коммунистический (см. сноску 7). На первых порах, когда новый общественный строй был еще очень молод, еще почти никак не изучен, весьма слаб и неопытен, по-видимому, и появился в структурах власти, у ее идеологического ведомства по агитации и пропаганде соблазн показать новорожденное (по меркам истории) социалистическое общество с лучшей, как им казалось стороны, как (6 См., например, Колганов А.И. Современный социализм. Марксистская версия. Гл. 25. Социально-экономическая система неполного коммунизма. // Альтернативы, 2010, N 1, с. 85 - 105; Гл. 26. Социально-экономическая система полного коммунизма. // Альтернативы, 2010, N 2 с. 43 - 54. 7 См. Ленин В.И. Полн. собр. соч., т. 41, с. 107-109. 8 См. Архангельский В.А. Полузабытые имена, невостребованные идеи. // Владимир Григорьевич Венжер: мыслитель, исследователь, учитель. М., 2015, с. 294-297; Архангельский В.А. О возможных путях вывода социологии и ее ядра - политической экономии из состояния глубокого кризиса, или О видах человеческого общества на будущее. // Экономическая система современной России: пути и цели развития: Монография / Под ред. А.А. Пороховского (Электронное издание). - М., 2015, с. 127-139.) беспроблемное общество идиллии, гармонии и всяческой прочей благодати. Конечно, причины могли быть и иными, но факт остается фактом. В отсутствие научной теории социализма, вскрывающей глубинную суть социализма, диалектику его производственных отношений и социальной структуры, было изготовлено специальное агитационно-пропагандистское благовоние для априорного представления социализма в наилучшем виде, очень напоминающее по своему составу тройной - с тремя ароматическими компонентами - одеколон. Такими компонентами стали следующие: а) сохраненный за общественными классами (большими группами людей) статус важнейших структурных составляющих общества с изменением на противоположный их функционального знака с социальных противоположностей общества, врагов-антагонистов на друзей-товарищей; при этом в основу такого "классово-товарищеского" деления был положен отвергнутый Марксом принцип профессиональных различий (рабочие, крестьяне, работники умственного труда); б) исключительно позитивные силы социалистической благодати (дружба народов, морально-политическое единство, советский патриотизм), которые заняли место движущих сил развития общества взамен марксистского понимания диалектики взаимодействия и взаимопроникновения ("борьбы") социальных противоположностей, отрицаемых по предыдущему пункту а); в) наконец, чтоб ни у кого не возникло сомнений в том, что диалектическое снятие (диалектический скачок, диалектическое отрицание, превращение, метаморфоз, или как любят говорить сегодня, трансформация) капиталистического общества в социалистическое ни в коем случае не есть отрицание-наследование (как учит тому аутентичный марксизм), потому что при социализме, дескать, буквально всё сплошь только наоборот, было заявлено, что рабочая сила при социализме товаром не является, а наемный труд - не имеет места; при этом, по-видимому, предполагалось, что факт капиталистической эксплуатации происходит в товарно-денежном обращении рабочей силы, а не в присвоении чужим собственником (капиталистом) прибавочного продукта, произведенного наемным рабочим. Наконец, ввиду совершенно недостаточной изученности отношений социализма и по-прежнему несуществующих отношений продукта развития социализма - результата разрешения имманентных ему противоречий, в качестве жидкости-разбавителя ароматических компонентов тройного одеколона были задекларированы следующие мало имеющие к марксизму (как впрочем, и к развитию любой иной науки) вводные: - с переходом от капиталистического строя к коммунистическому никакое изменение производительных сил не сможет более вывести коммунистический способ производства за границы его меры; - коммунистический строй (социализм плюс еще ни кем не виданный коммунизм) является заключительно-завершающей историю человечества общественно-экономической формацией; - социализм и собственно коммунизм дозволяется рассматривать только как исторические фазы-пустышки, только как не наполненные своим собственным общественно-экономическим содержанием: их запрещено рассматривать ни как самостоятельные и исторически преходящие способы производства (как единство взаимодействующих производительных сил и производственных отношений), ни как самостоятельные общественно-экономические формации (как единство взаимодействующих отношений базиса и надстройки). Вот такая благоуханная жидкость и была превращена идеологическими функционерами "ума, чести и совести эпохи" в критерий состоятельности или несостоятельности результатов научных исследований советских обществоведов. Вместо сформулированного Лениным диалектического императива. И в противовес ему. О результатах такого отбора-отсева научных концепций мы хорошо знаем. В кризисе не только марксистская школа социологии с ее здоровыми, но скомпрометированными посредством благовоний фундаментальными основаниями, но и оппонирующие ей школы, которые повелись на отождествление краеугольных камней марксизма и позднего ленинизма с тройным одеколоном, который советские идеологи выдавали за "истинный" "марксизм-ленинизм". Об отношениях отчуждения. Быть может, конечно, я глубоко заблуждаюсь, но отчуждение как категория раннего марксизма мощно и многократно перекрыта работами зрелого марксизма. Не вижу смысла вновь поднимать на щит сырые идеи "Экономическо-философских рукописей 1844 года" об отчуждении, которые несут на себе и следы антропологического противопоставления Фейербахом "неестественного" отчуждения "естественной" человечности, и морально-этические следы гегельянства и прудонизма. В своих зрелых работах, таких как "Манифест Коммунистической партии", "Капитал", "Диалектика природы", "Происхождение семьи, частной собственности и государства", "Анти-Дюринг" Карл Маркс и Фридрих Энгельс к теме того (1844 года) отчуждения больше не возвращались. Сегодня отношения отчуждения рассматриваются в социологии и политэкономии как категории, парные отношениям присвоения, куда входят и отношения собственности. 9 Отношения отчуждения не могут быть осмыслены вне их неразрывной диалектической связи с отношениями присвоения. Присвоение и отчуждение есть противоположные и неуничтожимые грани одного и того же отношения, которые по-разному проявляются в разные исторические эпохи по-разному (классово или неклассово) поляризованного общества. Я вовсе не хочу сказать, что тема настоящей конференции "человек vs. отчуждение" пуста и малосодержательна. Напротив, именно она позволила мне по-новому высветить другую, животрепещущую и ничуть не менее важную социологически, философски и политико-экономически комплексную (междисциплинарную) проблему противостояния диалектического императива "тройному одеколону" и другим ему подобным парфюмерным отдушкам. Думается, пройдет немного времени и институты РАН (и не только философии и экономики, но и социологии, а заодно и государства и права) вместе с фондом Розы Люксембург, журналом "Альтернативы" и другими авторитетными научно-исследовательскими структурами успешно проведут конференцию и на тему именно этого противостояния. Думается, что обществоведческая научная общественность уже готова к такому развитию событий. Вместо заключения. Размеры статьи не позволяют даже тезисно охватить большой ряд нерешенных и дискуссионных проблем обществоведения, связанных с одной, малюсенькой стороны - с кругом научных интересов автора, а с другой, неоглядной - с будущим нашей страны, население которой является неотъемлемой частицей всего человечества, всех землян, населяющих нашу планету. Что и как, с опорой на какого консолидированного субъекта - социального носителя каких именно интересов надо делать, чтобы обуздать, наконец, всё еще экспансирующие силы и процессы, чуждые интересам людей труда и обществу в целом? Чтобы ликвидировать угрозу необратимой военно-экологической катастрофы, которая (угроза), силясь подняться с колен, грозит встать уже в полный свой рост. Чтобы остановить уничтожение ресурсов планеты III и IV подразделениями производства средств деградации и самоубийства человечества, которые (производства) приобрели чудовищные масштабы. Чтобы идеи устойчивого развития и Хартии Земли превратились из благих пожеланий в программные документы реальных и успешных действий борцов, которых я вижу не иначе, как в составе неклассового носителя общих (common) интересов людей, не иначе, как в составе коммонистического полюса страны и планеты. Он должен проснуться и превратиться из классоида "в себе" в классоид "для себя". Но ему нужна своя теория и идеология, которых у него пока еще нет. (9 См., например, Ефимова Е.Г. Экономика: Учебное пособие. М., 2005. С. 32-39. 10). С тем, что такое классы и классоиды, а также что такое охватывающее их родовое понятие диалектических противоположностей общества (диапротоб), читатель может познакомиться по работе: Архангельский В.А. Концепция социализма как общества диалектических противоположностей: Неизданная монография. Куйбышев, 1983 // РНБ АДП. Ф. 1476. Общественные движения, политические партии. Оп. 4. Материалы разных".
       В.Архангельский "Мой политэкономический анализ фазы социализма" (https://e.mail.ru/messages/inbox/).
       После чуть выше перечисленного становится даже как-то неловко докладывать о результатах политэкономического исследования и осмысления социалистических производственных отношений, проведенных мной в 1970 - 1980-х годах на собственный страх и риск [11]. В принципе ничего существенно нового в сравнении с Лениным, Корниенко и Косолаповым, и всё в классических традициях марксизма, на его выверенных жизнью принципах материализма, диалектики и историзма.
       Речь идет о небольшом, но принципиально важном расширении категориального аппарата исторического материализма и марксистской социологии вообще. Сегодня мы уже понимаем: то, что в аутентичном марксизме называлось классами (и производными от этой категории терминами, например, классовым анализом), на самом деле есть лишь частный случай проявления диалектики и поляризации общества, справедливый, по-видимому, для обществ эксплуататорского типа.
       В общем же случае, который охватывает диалектику и классовых, и бесклассовых обществ, вместо понятия классы мы должны употреблять термин социальные противоположности (социальные полюса) общества, или, как я их назвал в рукописи 30-летней давности, диапротСбы (диалектические противоположности общества).
       Если очень коротко, то удалось создать теоретическую модель чистого рафинированного дистиллята социализма (исключительно одноукладного), то есть освобожденного от несущественных для него укладов, которые в реальном советском обществе, конечно же, сопутствовали общенародному.
       Согласно этой модели рафинированное социалистическое общество, вышедшее из недр капитализма, бесклассово. Отношения наемный труд - капитал и его социальных носителей более не существует и не оно определяет диалектическую сущность нового общества. Деление общества на классы буржуазии и пролетариата исчезло. А что ж осталось и что возникло?
       Остался пролетариат, бывший класс наемных работников, который перестал быть классом, поскольку теперь он уже охватывает собой всё общество. С другой стороны, он и остался самим собой, но, перестав быть антиподом буржуазии, превратился в свое другое, в сообщество людей, совместно владеющих всеми средствами производства. Именно последнее обстоятельство создает предпосылки для превращения наемного труда в непосредственно коммунистический на общих средствах производства непосредственно на общую пользу. Предпосылки создает, но еще не превращает, и в этом вся суть, проблема и цель социалистической фазы истории, а еще и драма некоммунистического финала социализма в Советском Союзе.
       Социализм есть бесклассовое, но социально противоречивое общество, в котором вместо хребта капитализма, вместо производственного отношения наемный труд - капитал на полную катушку пашет не менее диалектичный, не менее социальный каркас производственного отношения наемный труд - коммунистический труд, его неклассовые (классоидные) социальные носители наемников и коммунистов.
       Коммунистов не как членов партии, не как горлопанов, громче других кричащих о своей коммунистической сознательности и пытающихся других учить жить правильно, а коммунистов в лучшем смысле этого слова, как реальных носителей труда на общую пользу, а не труда на видимость общей пользы, на бумажку, на галочку. Таких коммунистов я видел в своей жизни немало. Но лишь считаные единицы из них были членами КПСС.
       Чуть-чуть о коммунизме и том, что и как за ним последует.
       В рукописи [11] был затронут и вопрос о высшей по отношению к социализму фазе истории. Можно предположить, что с разрешением противоречия между наемным и коммунистическим трудом, с исчезновением этого фактора поляризации общества на первый план выползет из тени (потому что его элементы наблюдаются уже в античном обществе, не говоря о современном) противоречие социальной формы труда как жизненной потребности людей творить, созидать всем прочим историческим формам труда как божьего наказания, как извечного проклятья. Когда в политэкономическом отношении исчезает противоположность жизненных средств и средств производства, потому что сами средства производства превращаются непосредственно в жизненные средства, удовлетворяющие первую жизненную потребность коммунистов-творцов (в самом труде). А вместе с ним происходит сращивание в политэкономическом смысле производств первого вида П (производство жизненных средств и становящихся ими средств производства) и второго вида ? (производство человека с его способностями к труду). Какие исторические формы примет общество, имеющие такие необычные для нас параметры, в котором будет разрешена коллизия между коммунистами, по необходимости работающими на общую пользу, и людьми-творцами, между трудом коммунистическим и трудом ради творческого самоутверждения, сказать трудно.
       Да вовсе и не эта проблема сегодня актуальна, и не приведи бог, если люди коммунистического и закоммунистического будущего вознамерятся строить свои отношения по прогнозам обществоведов прошлых веков. Они должны сами сориентироваться в тех реальных и все более усложняющихся социально-экономических условиях, которые сложатся к их времени, и пусть они будут свободны и не связаны никакими предрассудками прошлого в выборе путей дальнейшей эволюции человечества, эстафету которой они примут на себя.
       О статусе (научном и идеологическом) всего вышесказанного.
       За истекшие тридцать лет выдвинутая модель все еще не вошла в научный оборот социологов марксистской и родственных ей школ социологии и еще не стала предметом обсуждения. Правда, она с интересом была встречена в 1987 г. на заседании ленинградского межвузовского методсовета по проблемам противоречий социализма. Но никаких научных последствий то заседание уже не имело; КПСС к этому времени раздиралась своими деструктивными внутренними противоречиями и, пожалуй, уже вступила в стадию своей агонии.
       Вместе с тем ситуация такова. У моих оппонентов, считающих себя марксистами, за эти тридцать лет не нашлось никаких доводов по существу против выдвинутой модели. Они и сегодня продолжают делать вид, будто концепции социализма как диалектически поляризованного общества не существует вообще, а если и существует, то она не имеет никаких прав на свое существование.
       А я и не спорю, и не собираюсь спорить с таким мнением коммунистических страусов. Потому что знаю, что рано или поздно, в России или в других частях планеты, скажем, в Китае или Бразилии появится партия не буржуев, не наемников, не партия комчванства, а партия тех самых коммунистов - неклассового, классоидного социального носителя объективно существующих общенациональных (common, коммунистических) интересов страны, а может, и общих интересов человечества. Пока эти классоиды, безусловно уже присутствующие не только в буржуазном обществе, но даже в странах еще непреодоленного или не до конца преодоленного феодализма (в числе которых, пожалуй, оказалась и Россия с выстроенной вертикальной властью личных зависимостей и чудовищной силы административного ресурса), в качестве неосновных социально-экономических полюсов общества, в качестве социальных зародышей будущих социалистического и коммунистического общественного строя, являют собой спящую или дремлющую социальную силу в себе, а не для себя. Знаю, что они не будут спать вечно и везде. Где-то и когда-то они проснутся и очнутся от потоков пропаганды индивидуализма всех разновидностей, включая пролетарский.
       У партий наемных рабочих (называющихся народными, рабочими, коммунистическими, социалистическими, социал-демократическими) есть все шансы перейти на позиции носителя общенациональных интересов страны, имеющих под собой куда более широкую и общую для этих партий идейную платформу и социальную базу, стать партиями коммунистов. Был такой шанс и у КПСС. Но она предпочла считать себя партией рабочего класса, напрочь забыв, во-первых, о том, что не профессиональный (физический труд), а социальный аспект (наемный труд) делает этот класс классом в буржуазном обществе, и, во-вторых, о том, что социализм, по Ленину, и есть самая трудная социальная борьба за превращение наемного труда в труд коммунистический [см. 5]. Вместо этого и вопреки ленинской клятве долгие годы и десятилетия бороться против веками выработанной привычки людей продавать свою рабочую силу как всякий другой товар [см. там же], идеологи ВКП(б) - КПСС пропостулировали, что наемного труда в СССР не существует вообще, тем самым совершенно выхолостив социально-производственный аспект движения к коммунизму, сведя это движение к чисто потребительскому (рога изобилия, полные потоки и т.п.). Уж в чём - в чём, а в потребительстве перезревший капитализм дал Советскому Союзу сто очков вперед. Итоговые результаты предательства коммунистическими вождями ленинской клятвы, совершенного ими теоретико-пропагандистского переворота известны всем.
       От абстрактной теории к проблемам практики.
       Реальная жизнь отличается от любых теоретических схем прежде всего буйным разнообразием и переплетением в одних и тех же точках пространства и моментах времени взаимодействующих укладов производства, базирующихся на адекватных им орудиях труда и средствах производства от кирки и персонального компьютера до, например, проходческих щитов и автоматизированных космических систем слежения за метеоритной опасностью. Стопроцентно чистые дистилляты капитализма или социализма существуют только в теоретических абстракциях или в утопических намерениях недалеких социологов-догматиков, полагающих, будто эффективная экономика страны и могущество государства могут быть выстроены методами Прокруста.
       Мониторинг многоукладности, управление ею. Речь вовсе не идет о конвергенции, сближении, слиянии этих систем в одну общую; напротив, дело касается роста разнообразия, дивергенции производственных укладов, как за счет появления предприятий новых общественных форм производства, более приспособленных к новым условиям, так и сохранения и реактуализации старых, и как казалось в 19 веке, обреченных на скорое вымирание. Примером последних является мелкобуржуазное производство (как правило, мелкотоварное), например, грузовых и пассажирских извозчиков, владеющих собственными транспортными средствами, программистов, владеющих персональными компьютерами, фермеров, владеющих средствами производства растительной и животноводческой продукции, многочисленных владельцев мелких предприятий сферы услуг.
       Опыт советского нэпа 1920-х годов (свернутого в начале 1930-х), опыт китайского нэпа, ведущего свой отсчет с начала 1980-х гг. и продолжающегося по настоящее время уже четвертый десяток лет, свидетельствуют о чрезвычайной эффективности многоукладной экономики, в которой сочетаются, взаимодополняют и состязаются друг с другом разноукладные производства.
       Само собой разумеется, что именно в этом же ключе многоукладности происходит развитие успешных ведущих стран мировой экономики, не провозглашавших социалистического пути развития.
       Коммунистический классоид и институты гражданского общества. Традиционный классовый анализ мало подходит для исследования социально-экономических процессов, протекающих в базисе и надстройке современных развитых стран, стран с бурно развивающейся экономикой. Тем не менее исследователям, участникам этих процессов (в разных странах по-разному протекающих: где-то с результатами устойчивого, стабильного развития даже при отсутствии той мощной природной сырьевой и энергетической базы, которой обладает, например, Россия или Саудовская Аравия, а где-то, как у нас в последнюю треть века, ни шатко, ни валко) важно понять подлинную коллизию интересов общества, его частных групп, властей и граждан.
       Сегодня не призрак, а буйная поросль коммунизма поднимается, и причем не в одной Европе, а по всей планете. В сознании всё большего числа людей растет понимание объективности и главенства глобальных интересов всего человечества, понимания того, что объективно существующие общенациональные интересы любой страны не могут идти вразрез с глобальными.
       Общие (общенациональные и сонаправленные им глобальные) интересы такого рода, не будучи классовыми, имеют своего неклассового социального носителя, который я и называю коммунистическим классоидом общества. Последний не сразу становится одним из основных полюсов общества, но должен достаточно проявить себя уже на капиталистической в своих главных чертах фазе истории, чтобы быть готовым превратиться в мощный локомотив-авангард общества, в котором отношение наемный труд - капитал уступает свою роль главного отношению наемный труд - коммунистический труд.
       Как ни странно, почему-то именно в странах, считающихся буржуазными, носитель общенациональных интересов без шума и помпы уже создал институты гражданского общества - институты народного контроля за деятельностью властей и монополий, принуждающих их соблюдать интересы страны и ее граждан.
       Заключение
       Подытожим сказанное. Невозможно сказать, как еще долго будет продолжаться кризис социологии. Объективно ничто не мешает его преодолению историческими школами социологии (вне- и псевдоисторические к этому неспособны по определению), марксистами или их очень сильными научными соперниками и конкурентами институционалистами и неоинституционалистами. Преодоление этого кризиса, безусловно, будет означать взлет социологии на качественно новую высоту, отвечающую требованиям современности, интересам становящихся и пробуждающихся новых социальных сил обновляющегося мира. В Китае и Бразилии, в Европе и Северной Америке, и, конечно же, в России.
       Публикация этой статьи в сборнике материалов коммунистов позволяет надеяться, что советские коммунисты и их наследники в России и у ее соседей по бывшим СССР и социалистическому содружеству всё-таки движутся в направлении осмысления причин падения социализма в СССР, извлечения из этого надлежащих выводов, как бы горьки и тяжелы они не были для них.
       Автор рассчитывает, что его статья станет предметом тщательного анализа обществоведами исторических школ социологии, и он сочтет главную цель своей статьи достигнутой, если через год в очередном сборнике теоретических статей ИП-5 появятся материалы с новыми и смелыми идеями. Общими усилиями мы должны вывести социологию из ее нынешнего кризисного состояния!
       Post scriptum
       Подготовленная к публикации в ИП-4 статья вызвала несколько вопросов со стороны редколлегии сборника. Ниже приводятся мои разъяснения.
       Мое отношение к публикуемым положениям сформулировано в параграфе "О статусе (научном и идеологическом) всего вышесказанного". Они выносятся на суд читателя в качестве одного из возможных решений по выводу марксистского обществоведения из пучины кризиса, в которую оно сегодня погружено, то есть как научная гипотеза, не более того, но и не менее. Выдвигаемые представления, естественно, противостоят установившимся в советской школе обществоведения взглядам (иначе, не будь в них ничего нового, эта попытка вывести общественные науки из кризиса была бы вообще бессмысленной). Автор ни в коей мере не считает выдвинутые им положения социологии истиной в последней инстанции. Очень даже может быть, что он чего-то недоглядел, недоучел, недозаметил. Мало того, автор отдает себе отчет в том, что в любой науке из сотен и тысяч гипотез, пытающихся устранить возникшие проблемы в ней, лишь одна - две достигают своей цели. Но, с другой стороны, под лежачий камень вода вообще не течет. А под нашим проблемным камнем социологии пока суховато. Не видно что-то этих сотен и тысяч гипотез. В основном выпячиваются на первый план отдельные прогнозные предположения основоположников марксизма, никак не оплодотворенные сопоставительным опытом реального социализма (советского, китайского, югославского, кубинского, вьетнамского и других стран). Или моменты более поздних интерпретаций аутентичного марксизма, осуществлявшихся в СССР, но не приведших к перерастанию советского социализма в собственно коммунизм по программе, готовившейся по тезисам И.В.Сталина 1946 г., под его и затем Н.С.Хрущева председательством.
       Была высказана озабоченность, а не вздумал ли автор своими новациями подменить марксизм вообще. Должен успокоить сомневающихся: методологический фундамент марксизма (диалектика, материализм, историзм), как и выстроенная на нем социально-экономическая теория капиталистических общественных отношений и сегодня прочны и непоколебимы так же, как и во второй половине позапрошлого века. Например, внутри стран золотого миллиарда никуда не исчезли, нисколько не размылись отношение и противоречие между капиталом и наемным трудом. Но они в значительной мере эволюционировали из классовых в классоидные отношения и противоречия (отсюда и кажущееся их размывание), по-прежнему оставаясь диапротобными. Что же касается общих, общенациональных интересов стран золотого миллиарда (меньшей части человечества), их несовпадения с интересами остальной части человечества и тем самым расхождения первых с интересами человечества в целом, то все они связаны с неклассовыми социальными носителями перечисленных общих интересов человечества, его золотой и незолотой частей. Мне представляется, что нащупаны новые дополнительные инструменты для использования при анализе сложных и взаимосвязанных социально-экономических процессов (включая разномасштабные) многополярного общества, разноспСсобно (классово и неклассово) поляризованного всей палитрой своих интересов. Кому нет надобности углубляться в эти обстоятельства, могут ограничиться старыми черно-белыми цветами исключительно классовых интересов противостоящих друг другу больших групп людей. Вопрос только в том, насколько адекватно такое представление факту, а тем самым - насколько оно функционально, продуктивно и полезно практически.
       Совершенно неожиданным для меня возражением против публикации статьи в данной редакции оказалось признание автором теории Большого взрыва как наиболее убедительной и аргументированной космологической модели возникновения и последовавшей за ним эволюции всего окружающего нас мира. В редколлегии сборника подобрались оппоненты теорий относительности Эйнштейна и Большого взрыва как общепризнанных интерпретаций результатов опытов конца 19 века по попыткам замера скорости света относительно мирового эфира, открытий красного смещения далеких галактик и реликтового космического излучения. Автор, не будучи специалистом в областях теоретической физики, космологии, доверяет подавляющему большинству публикаций научно-популярных журналов "Наука и жизнь", "В мире науки", тем более, что последний издавался под редакцией С.П.Капицы до самой его смерти. Автор доверяет (и так же небеспричинно) таким общеизвестным исследователям как Г.А.Гамов, А.А.Фридман, Карл Саган, Стивен Хокинг, всем современным авторам великолепных книг о диалектике развития науки, природы и отчасти общества, замыкающих список источников. По моему глубокому убеждению, эти книги [14; 15; 16; 17; 18] должен в своей земной жизни успеть прочесть каждый. И просто потому, что обидно покидать наш мир невеждой, но и потому, что мы не можем, как говорил В.И.Ленин на третьем съезде комсомола, "ограничиться коммунистическими выводами и заучить только коммунистические лозунги. Этим коммунизма не создашь. Коммунистом стать можно лишь тогда, когда обогатишь свою память знанием всех тех богатств, которые выработало человечество".
       1. Маркс К. Капитал. Критика политической экономии. Т. 3, кн. 3. Процесс капиталистического производства, взятый в целом, ч. 2. // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., т. 26, ч. 2.
       2. Маркс К., Энгельс Ф. Манифест Коммунистической партии. // Соч. 2-е изд., т. 4, ч. 2. с. 419 - 459.
       3. Энгельс Ф. Диалектика природы. // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., т. 20, с. 343 - 626.
       4. Ленин В.И. Замечания на книгу Н.И.Бухарина "Экономика переходного периода". // Ленинский сборник, т. 11, с. 345-403. - Работа переиздана (продублирована) в Ленинском сборнике, т 40.
       5. Ленин В.И. От первого субботника на Московско-Казанской железной дороге ко всероссийскому субботнику-маевке. // Полн. собр. соч., т. 41, с. 107-109.
       * * *
       6. Ацюковский В.А. Социализм: ошибки и перспектива // Исходные положения современной коммунистической теории ИП-1. М., 2010, с. 125-175.
       7. Корниенко В.П., Пахомов Ю.Н. Экономическая реформа и методологические проблемы политической экономии. // Экономика Сов. Украины, 1966, N 9, с. 28-35.
       8. Корниенко В.П. Личная собственность как социалистическое производственное отношение.- Киев, 1974.- 215 с.
       9. Косолапов Р.И. Коммунистический труд: природа и стимулы.- М., 1968.- 88 с.
       10. Лоскутов В.И. Собственность и формация в свете марксистской теории. // Персональный сайт автора. http://www.loskutov.org/Articles/articles_13.htm
       * * *
       11. Архангельский В.А. Концепция социализма как общества диалектических противоположностей. Рукопись (машинописная редакция). Куйбышев, 1983; Оцифрованная копия с авторскими комментариями 2011 года. Самара, 2001. // Электронный ресурс сайта Куб http://www.koob.ru/arhangelskiy/concept_socialism
       12. Архангельский В.А. Письмо А.Т.Шаталову и А.М.Еремину 14 декабря 1983. // Электронный ресурс сайта Альтернативы http://www.alternativy.ru/files/vaSoc-(03ie-if).pdf
       13. Архангельский В.А. Наука об обществе и его развитии: Презентация. Редакция 23.12.2012 // Электронный ресурс сайта Альтернативы http://www.alternativy.ru/files/vaSocSciense.pdf
       * * *
       14. Адамс Ф., Лафлин Г. Пять возрастов Вселенной в глубинах физики вечности. М.; Ижевск, 2006
       15. Брайсон Б. Краткая история почти всего на свете. М., 2006.
       16. Саган К. Космос : Эволюция Вселенной, жизни и цивилизации. СПб., 2004.
       17. Сорохтин О.Г., Ушаков С.А. Развитие Земли. М., 2002.
       18. Трефил Дж. 200 законов мироздания. М., 2007.
       Таковы в оригинале некоторые произведения В.Архангельского, которые дают представление о его позиции в вопросах марксистского учения. Вместе с тем у меня по ряду положений, высказанных В.Архангельским имеются возражения или замечания.
       В.Архангельский подошел в своем исследовании к одному из коренных вопросов совершенствования марксистского учения, когда написал следующее: "Общество во избежание своей гибели (и в целях развития) обречено на вечное приспособление к меняющейся окружающей среде (производительным силам общества) - меняющейся и в результате, и вне зависимости от воли и действий людей (в этом месте возникает два вопроса: 1) как будто отождествление природной среды с рукотворным воспроизводственным потенциалом; 2) что от чего зависит?).
       Я не вижу тут вопроса. Потепление климата, затопление Европы, иссушение Африки, повышение уровня Мирового океана на десятки и сотни метров за счет таяния ледников Гренландии и Антарктиды, изменение установившихся поверхностных и подводных океанических течений, новое оледенение (как 18 тыс. лет назад) с понижением уровня океана на сотню-другую метров, падение малых космических тел на порядок-другой круче Тунгусского или Челябинского (а падали 65 млн. лет назад и куда крупнее), возможное восстановление крупномасштабной вулканической деятельности в Йелловстоунском заповеднике - всё это от людей мало зависящие изменения в материальной основе жизни людей. Вырубка лесов и закатывание планеты в асфальт (с возможным превращением бассейна Амазонки во вторую Сахару), загаживание атмосферы радиацией и веществами, разрушающими озоновый слой, установление на планете многолетней ядерной зимы - это уже возможные последствия действий наделенных волей людей. И тоже крайне негативные. И лишь развитие науки, техники, технологии и, конечно же, движение к социализму влекут позитивное изменение производительных сил. Одним словом, теорию воспроизводства общества следует дополнить таким фактором, как природа со всеми ее гранями (положительными и отрицательными). При этом необходимо видеть тесное взаимодействие производительных сил, экономических отношений и надстройки с природой.
       В.Архангельский верно подметил, что "Сегодня стала недостаточной 2-частная теоретическая модель общественного производства с подразделениями производств средств производства (I) и жизненных средств (II). Прошел уже век как институционалисты забили в набат (а сегодня в него бьет А.В.Бузгалин) о бессмысленности показушного потребления праздными классами, породившими III подразделение производства пустышек - симулякров. Но еще более опасным становится мощно разросшееся IV подразделение - производство средств уничтожения людей и среды их обитания".
       На самом деле эта проблема намного сложнее. Следует выделять дополнительно к марксовой схеме не два подразделения, а восемь (см. мою монографию "На перекрестке четырех дорог" параграф 2.4.2.).
       И еще. Возможно, я ошибаюсь, но в последней статье есть место, которое можно трактовать, как согласие автора с ошибочным утверждением, что при социализме рабочая сила является товаром. В той же статье В.Архангельский пишет следующее: "Если очень коротко, то удалось создать теоретическую модель чистого рафинированного дистиллята социализма (исключительно одноукладного), то есть освобожденного от несущественных для него укладов, которые в реальном советском обществе, конечно же, сопутствовали общенародному.
       Согласно этой модели рафинированное социалистическое общество, вышедшее из недр капитализма, бесклассово. Отношения наемный труд - капитал и его социальных носителей более не существует и не оно определяет диалектическую сущность нового общества. Деление общества на классы буржуазии и пролетариата исчезло. А что ж осталось и что возникло?
       Остался пролетариат, бывший класс наемных работников, который перестал быть классом, поскольку теперь он уже охватывает собой всё общество. С другой стороны, он и остался самим собой, но, перестав быть антиподом буржуазии, превратился в свое другое, в сообщество людей, совместно владеющих всеми средствами производства. Именно последнее обстоятельство создает предпосылки для превращения наемного труда в непосредственно коммунистический на общих средствах производства непосредственно на общую пользу. Предпосылки создает, но еще не превращает, и в этом вся суть, проблема и цель социалистической фазы истории, а еще и драма некоммунистического финала социализма в Советском Союзе.
       Социализм есть бесклассовое, но социально противоречивое общество, в котором вместо хребта капитализма, вместо производственного отношения наемный труд - капитал на полную катушку пашет не менее диалектичный, не менее социальный каркас производственного отношения наемный труд - коммунистический труд, его неклассовые (классоидные) социальные носители наемников и коммунистов.
       Коммунистов не как членов партии, не как горлопанов, громче других кричащих о своей коммунистической сознательности и пытающихся других учить жить правильно, а коммунистов в лучшем смысле этого слова, как реальных носителей труда на общую пользу, а не труда на видимость общей пользы, на бумажку, на галочку".
       В этой довольно длинной выдержке В.Архангельский (см. выделенные мной места) за основу отнесения к наемникам принял в качестве критерия не отношение к общенародной собственности, а отношение к трудовому процессу, что неверно.
       Основные работы В.Архангельского по обществознанию
       Эта ссылка ведет к перечню ссылок на мои статьи как участника встреч обществоведов и на некоторые другие работы, дающие общее представление о рождающемся коммонистическом направлении в обществоведческих исследованиях.
       vaWorks.pdf 52.81 КБ
       1-AMO-5-2013.pdf 1.73 МБ
       4-vaMPEK-2015-article_4.pdf 311.36 КБ
       5-vaConfer2015-09-17-Tambov-article_p3.pdf 262.02 КБ
       6-vaConf-2015-11-06-article_p1.pdf 420.48 КБ
       vaSoc.pdf 3.12 МБ
       5-vaTambov-2015.pdf 544.86 КБ
       vaWorks_2.pdf 54.16 КБ
       vaSocSciense_E.pdf 1.34 МБ
       .....................................
       Далее следуют выдержки из дискуссии по различным проблемам (https://e.mail.ru/messages/inbox/).
       В.Архангельский: "Даже полная ликвидация обособленной (от общенациональной) собственности на все средства производства, то есть положение, при котором в обществе нет не только частных и акционерных собственников, но и групповых собственников экономически обособленных артелей, колхозов и т.п., или другими словами, даже достижение обществом идеальной бесклассовой однородности по отношению ко всем средствам производства еще не превращает общество, ликвидировавшее эксплуататорские капиталистические производственные отношения, в общество высшей фазы коммунизма.
       Еще основоположники заметили, что обращение всех средств производства в общую собственность (национализация средств производства) не отменяет института обособленной (семейной, личной) собственности граждан (работоспособных и еще или уже не работоспособных) на их жизненные средства (одежду, пищу, кров над головой и т.п.), Социалистическое общество наследует от общества капиталистического и правовой институт обособленной собственности на жизненные средства, и реальные экономические отношения обособленной собственности на жизненные средства.
       Убейте в социализме отношения обособленной личной и семейной собственности на жизненные средства, и вы получите что угодно, но только не социализм. Лишь наличие базисно-надстроечного института обособленной семейной и личной собственности на жизненные средства в условиях национализированных средств производства делает бесклассовый социализм социализмом. Обособленная личная и семейная собственность есть существенный (существенно значимый) признак социализма, одно из важнейших его производственных отношений
       Само собой разумеется, что социализм не был бы социализмом и без отношений общенациональной собственности на средства производства, которые являются снятием (преодолением, превращением) отношений былой частной собственности на средства производства. Последнее обстоятельство в среде полагающих себя марксистами редко встречает какие-либо возражения (разве что за исключением сторонников и проповедников колхозно-коммунной и персонализированной моделей социализма), поэтому напирать на него, ломиться в распахнутые двери нет особого смысла.
       Без института обособленной собственности на жизненные средства невозможно осуществление социально-экономических отношений общества трудового (неэксплуататорского) социализма: кто не работает, тот не ест и каждому по труду. Сфера всеобщего учета и контроля за мерой труда и мерой потребления каждым членом общества есть сфера реального товарообмена между сектором общенациональной собственности на средства вещного производства (производства первого вида П) и его продукты, включая жизненные средства и сектором обособленной собственности на жизненные средства (средства производства второго вида ?) и продукт субъективного производства - человек с его рабочей силой. Товарообмена жизненных средств на рабочую силу.
       В отличие от псевдотоварного обмена средствами производства между общенациональными предприятиями-распорядителями (но не собственниками) вверенных им частей общенациональной собственности под управлением системы общенационального планирования. И в отличие от прямого распределения некоторой доли жизненных средств за рамками товарно-денежных отношений между их производителями и потребителями (главным образом социальные услуги образования, здравоохранения).
       Движение общества от социализма к коммунизму есть процесс угасания и растворения (уничтожения) непроизводственной и непроизводительной, целиком затратной сферы экономического учета и контроля за мерой труда и мерой потребления - сферы товарообмена рабочей силы на жизненные средства. Движение общества от социализма к коммунизму есть процесс размывания и растворения границ между обособленной и обобществленной собственностью одних и тех же трудящихся трудового (неэксплуататорского) общества. Движение общества от социализма к коммунизму есть процесс превращения труда наемного в труд коммунистический, "самая трудная борьба", которая, по мысли Ленина (но не Сталина и не тех, кто выращен им), сопровождает всю социалистическую фазу истории (России, человечества).
       Движение общества от социализма к коммунизму есть преодоление поляризации общества на свои неклассовые (классоидные) полюса, образованные социалистической противоположностью базисно-надстроечных отношений обособленной и обобществленной собственности на жизненные средства и средства производства".
       E-21progressor <E-21progressor@yandex.ru> написал: "Коммунизм же - это, по Ленину же: "прямое коммунистическое распределение".
       И ЭТО ВСЁ Ленин не раз говорил и писал уже ПОСЛЕ введения НЭПа!
       Возвращаясь же к социализму как "правильному продуктообмену (НЕ товарообмену!)", нельзя упускать из виду (ни в коем случае!) и того, что обмен этот должен был бы - согласно ПРОГРАММЕ РКП(б) - осуществляться между "производительными и потребительскими ||коммунами|| единого хозяйственного целого".
       "Правильный продуктообмен" И. В. Сталин, как это явствует из его книжки "Экономические проблемы социализма в СССР", отнёс уже к коммунизму - то есть "второй фазе", получается. (В общем-то, логично: ведь то общество, которое было построено под его руководством и произвольно названное "социализмом", представляло из себя "микс" товарообмена и торговли!)
       Что же до "производительных и потребительских ||коммун|| единого хозяйственного целого" как структуры социализма в качестве "первой фазы" коммунизма, то о них при Сталине если и вспоминали, то лишь высокомерно-иронически, а то и прямо с издёвкой...
       Разумеется, можно И. В. Сталина и похвалить: дескать не забыл ведь он о самой необходимости прийти к продуктообмену - "ура!". Только вот толку от этого апологетического "ура!" нет, поскольку весьма скоро после его кончины, новое руководство страны вместе со всеми казёнными идеологами о продуктообмене тут же и "забыло" - вполне логично занялись "дальнейшим совершенствованием" "социалистических" товарообмена и торговли - в связи с "действием при социализме закона стоимости" (о чём читаем Сталина в той же брошюре)".
       Alexandr Kulikov (alexandr.kulikov.2013@mail.ru) изложил свою версию распада СССР, весьма далекую от подлинных процессов в СССР: "1976 год - оглядываясь теперь назад, - был оптимальным годом перехода от социализма к коммунизму - перехода к бесклассовому общественному строю и к бесклассовому обществу от классового советского общества и от социалистического строя с классами (поскольку у нас оставался, помимо рабочих, если вы помните, и надеюсь, что помните, ещё и класс "колхозного крестьянства").
       Я говорю "оптимальным" был 1976 год, а не 1986, потому что в 76-м не было ещё ни "застоя" (он только-только начинался), ни враждебного трудящимся класса "подпольных советских предпринимателей", он только ещё складывался (и "классом" его в тот период времени, способным сорвать переход к бесклассовому коммунистическому обществу, ещё никто тогда не считал). А интересами этих именно предпринимателей, в реальной действительности, и была продиктована "экономическая реформа" середины 60-х, - утвердившая те же, если вам известно, новые, капиталистические, в сущности, принципы и методы хозяйствования в плановой советской экономике. Советские "реформаторы", представлявшие тогда верхушку КПСС, договорились с хозяйственниками, которые и добивались уступок от партийного руководства, как советские хозяйственники, руководившие советскими предприятиями, добивались "самостоятельности" (чтобы самим именно контролировать и производство и обмен (а, значит, и потребление и распределение) - на том же советском "плановом рынке". Но реформа 60-х, оказавшись половинчатой, была свёрнута, удовлетворив далеко не все требования советских хозяйственников, которые последние, обращаясь к руководству КПСС, тогда выдвинули. И только перестройка (горбачевская), удовлетворила и смогла удовлетворить большую (связанных с "самофинансированием" и "самоокупаемостью", а не просто с самостоятельностью) часть экономических и политических требований "хозяйственников", выставлявших свои личные (корыстные) цели и мотивы деятельности в качестве общественных.
       Тоже была поэтому, как радикальная экономическая реформа конца 80-х годов, продиктована интересами того же "производственно-управленческого персонала", как интересами "меньшинства", получившего (как меньшинство) в частные уже руки советский капитал, накопленный, кстати, трудом нескольких поколений наших тружеников. Как исторический процесс "освобождения" последних от средств крупного общественного производства он получил, в годы перестройки, у нас, на обломках разваливающегося СССР, название "эпохи первоначального накопления капиталов" (в полном "соответствии" с марксовой терминологией, какое название "эпохе" массового отделения производителей от средств производства давал ещё и оставил сам Маркс, в первом томе своего "Капитала").
       Так что обижаться здесь теперь на коммунистов из-за 2-х разных названий одной и той же исторической эпохи: как эпохи "развёрнутого строительства коммунизма...", какой она изображалась в докладах Брежнева Леонида Ильича или в советских учебниках по истории и обществоведению (в те же 70-е и в 80-е отчасти ещё годы). Но, она же являлась и была эпохой "первоначального накопления" отдельными советскими гражданами как частными лицами, собственных "капиталов", вряд ли следует, поскольку речь, собственно, и шла тогда о совпадении (о "тождестве") двух этих противоположных общественных тенденций в развитии Советского Союза. А именно одна общественная тенденция развития была коммунистической, другая (ей противоположная) - являлась тенденцией уже капиталистической.
       Отмена "золотопаритетности" тут совершенно не причем, поскольку шла речь уже совсем о другом - о законах развития, законах роста, во-1-х, самого товарного производства и товарного обмена, покоившихся, кстати, на "законе стоимости" (который хорошо известен всем нашим экономистам) и о законе другом, втором ("неизвестном" для многих, как и для Вас, может, но не для Эпштейна): законе диалектического, именно превращения простого товарного производства в производство капиталистическое, формулировку которого также нетрудно разыскать у Маркса или Энгельса, но и у Плеханова, и у того же Ленина, как присущей товарному хозяйству способности (и всему социуму производителей, обменивающимся на том же рынке товарами) скачком и резко переходить в новое "качество" самого даже такого социума, то есть превращаться в производство капиталистическое, в том числе из планового, каким являлось наше, и даже "социалистического" (каким оно являлось в сталинскую эпоху).
       Это - экономический закон развития самого товарного хозяйства, как производства, основывающегося на обмене именно, то есть рассчитываемого, как производство, на продажу, а не на распределение (причём же тут "свинство" или "гадость"?), поскольку речь вообще-то о "законе" (и законах общественного развития), известных любому советскому выпускнику экономического факультета любого престижного советского ВУЗа.
       Попросите Эпштейна, он вам, Евгений, про оба этих экономических закона, думаю, расскажет. Как и про полемику, дискуссию (вокруг) этих же законов общественного развития, которая шла, практически непрерывно, в СССР и при Сталине и после Сталина ещё тридцать или даже больше лет, и шла даже при Горбачеве, пока не "развалился" Советский Союз в 91 г. Как и напомнит, вероятно, про две основные позиции советских экономистов, товарников и нетоварников, в этом, бесспорно, важном, - одном из главнейших вопросов в научном понимании истории социалистического общества в СССР, как истории его превращения в современное капиталистическое российское общество и срыва, по причине этого же превращения, другого исторического перехода: от социализма к коммунизму, который был записан и прописан во всех программных документах КПСС в качестве её "конечной цели".
       Так что под флагом "развёрнутого строительства коммунизма" в СССР и в других странах социалистического лагеря происходило и подспудно шло "развёртывание" отношений, присущих капиталистическому способу производства. Причем, такое "развёртывание" представляло собой в целом естественно-исторический, то есть стихийный, спонтанный процесс, о котором (кроме Яковлева Александра Николаевича) из близкого Горбачёву окружения, похоже, что вообще никто не задумывался. Да и то, Яковлев о нём задумывался исключительно в "ожидании" капитализма, о чем он чистосердечно признался и рассказал, как противопоставлял "раннему" Ленину Ленина "позднего", поведал в самом конце 90-х, когда Советского Союза уже не стало. То есть, как правый ревизионист и ренегат (одновременно), Яковлев использовал В.И.Ленина для "демонтажа" плановой советской экономической системы.
       И наш "доблестный" ЦК КПСС, состоящий сплошь и рядом из "марксистов-ленинцев", всё это спокойно, в конце 80-х, "проглотил": забыв, что бесплатным сыр бывает только в мышеловке. Какую в том же году, для той же "марксистско-ленинской партии" и захлопнули все её заклятые "друзья" (типа Яковлева) или недруги...".
       В.Архангельский справедливо критикует попытки создать математическую модель развития общественных процессов: "Желаю большого успеха пытающимся найти формульную алгебраическую модель-квинтэссенцию общественных отношений, в частности капитала и капитализма (терминология Маркса), социализма (термин, всеми употребляемый, но понимаемый исследователями по-разному из-за разного их отношения к сформулированному Лениным диалектическому императиву и соответственно, к его отрицанию - "тройному одеколону") и "социала" (термин Шагина).
       Смею, однако, заметить, что социальная ступень организации материи возвышается над биологической и опирается на нее (в подобных же отношениях, в свою очередь, состоят и предметы-объекты изучения науками биологии и химии, а также химии и физики; при этом сама физика - многоуровневая матрешка от кварков или чего там еще до нейтронных звезд, благодатного для нас Солнца и черных дыр).
       Не знаю, были ли попытки, скажем, биологов дать адекватную биологии "математическую формулу дарвинизма" или "математическую формулу принципов биоэволюции", но уверен, что среди плевков, до сих пор адресуемых Ч.Дарвину, есть и подобные обвинениям Шагина, утверждающего, будто весь негатив общественных процессов (включая наше непонимание их) происходит по вине Маркса, который, дескать, "так и не установил математически закон капитализма".
       С точки зрения "математических" социологов в нынешнем незолотопаритетном мире наиболее простой, стало быть - изящной, а потому справедливой должна стать формула, связывающая количество вбрасываемых в экономику свежехрустящих денег в номинальном исчислении Money и объем произведенной продукции Products:
       Products = kv*Money, где kv - коэффициент пропорциональности Волобуева, не меньший единицы.
       Я не враг научным исследованиям, выявлению количественных зависимостей между качественными показателями. Но сильно подозреваю, что, социальные уравнения имеют далеко не линейный вид, а, возможно, еще даже не разработан математический аппарат для описания стохастически детерминированных процессов биологического и социального миров.
       Успехов, товарищи и господа! Ищите, осваивайте, а если потребуется - разрабатывайте математические методы аппроксимации природных явлений биологического и социального свойства! Напомню тем, кто слышал об этом, и сообщаю тем, кто далек от химии и квантовой физики: 90 лет назад Эрвин Шрёдингер (1887-1961) сформулировал ставшее знаменитым уравнение распространения волны вероятности нахождения частицы в заданной точке пространства (см. http://elementy.ru/trefil/21/Uravnenie_Shryodingera). Уравнение знаменито тем, что, в частности, позволяет аналитически определить химическое поведение любых молекул, химическое взаимодействие разных веществ между собой. Проблема в том, однако, что за истекший век найдено его решение только для одноатомного атома водорода (но не для двухатомной молекулы водорода или трехатомной молекулы воды). Уравнение стыка физики и химии есть, но методы его решения непреподъёмны!".
       Виктор Исайчиков" <mihmarkin@mail.ru>:
       "Полностью поддерживаю Архангельского по части кумиров и авторитетов. О некоторых нынешних ильенковцах, сотворяющих себе кумира, я сейчас пишу статью. Но в рамках данного разговора хотел бы предложить начало статьи по докладу на Ильенковской конференции в СГУ в прошлом году, в которой хотел бы ещё обратить внимание на опасность обращения к черновикам или "записям для себя" как к надёжным источникам; у таких записей своя логика, и обращаться с ними следует осторожно. Например, историки говорят, что доказанным может быть факт, подтверждённый из семи независимых источников. Кстати говоря, молодой математик Колмогоров, сунувшийся в историю со своими математическими методами, отказался от них - такое условие делает практически невозможным в истории применение упрощённых математических методов. История человечества - наиболее сложный объект в природе.
       И хочу ещё раз напомнить, что слова никакого авторитета не могут заменить изучения самих явлений, самой действительности".
       Привожу мнение В.Архангельского по проблеме структуры работников: "Хотя от Сурена Гандиляна по известным ему причинам я почту не получаю, многие его послания до меня доходят. Адресованное Эдуарду Нигмати письмо Гандиляна и реакция на него Давида Эпштейна показывает, что мы усердно толчем воду в ступе уже полвека с лишним.
       Еще в 1960-61 гг. журнал "Проблемы мира и социализма", пожалуй, единственный в то время представительный и постоянно действующий международный рупор коммунистических и рабочих партий планеты, провел широкую дискуссию о составе и границах рабочего класса двадцатого века. Проблема тесно сопряжена с разграничением категорий производительного и непроизводительного труда. Обзор той дискуссии и анализ проблемы производительного и непроизводительного труда содержатся соответственно в параграфах 2.3. Основные и неосновные классы буржуазного общества и 2.2. Категории производительного и непроизводительного труда и их значение в моей "Концепции социализма как общества диалектических противоположностей" (1983/2011). Всех действительно интересующихся этой проблемой отсылаю к приведенным выше ссылкам.
       Для всех остальных замечу лишь, что как это ни жаль, я вынужден признать, что позиция Гандиляна по обсуждаемой проблеме мне гораздо ближе, чем высказывание Эпштейна. Напрасно только Гандилян полагает, будто тут имеет место воспроизведение одной только идеологической позиции КПСС, но не политико-экономической. Теоретические и идеологические воззрения ума, чести и совести рухнувшей по их же милости эпохи вполне соответствовали друг другу.
       КПСС и большинство советских ученых категорически возражали против включения "белых воротничков" в состав пролетариата, как на этом настаивало подавляющее большинство участников той полувековой давности дискуссии. При этом возникал щекотливый вопрос. В продвинутых новых отраслях производства доля "белых воротничков" стала приближаться, а кое-где даже превышать долю "синих воротничков". Буржуазная пропаганда вовсю стала трубить об исчезновении рабочего класса. Об этом же свидетельствовала и бесстрастная статистика середины прошлого века. Советские ученые лихо опровергали "империалистическую клевету" сопоставлением динамики численности рабочих физического труда капиталистических стран не смежных годов и пятилетий, а сопоставлением 1950-х гг. с годами середины 19 века. Такое сопоставление убедительно "доказывало" абсолютный рост численности мускульного класса, только в котором советские коммунисты видели пролетарский класс.
       У советских идеологов и политэкономов был еще один пунктик. Возможно, он был как-то связан с осуществленной в СССР системой бесплатного для населения образования и здравоохранения. С точки зрения госбюджета медицина и образование были расходными статьями, не приносящими общенациональной казне никакого дохода. Соответственно труд учителей и врачей (в противоположность труду ветеринаров, трудившихся в материальном производстве, а не подобно разным там акушерам, дантистам и хирургам из, надо полагать, духовного производства) считался хотя и общественно-полезным, но непроизводительным. Что интересно: наиболее оголтелые сторонники такого взгляда относили врачей и учителей буржуазного общества к одному классу с капиталистами, полицейскими и банкирами.
       Из этого делалось обобщение: труд по созданию (производству) не только образовательных и медицинских услуг населению стал считаться непроизводительным, но и вообще всяких услуг населению, даже если они оплачивались им: услуги связи и транспорта. Если ты машинист электровоза, который прицепили к пассажирскому составу, то ты, брат, становишься непроизводительным работником (и водитель троллейбуса ничуть не лучше машиниста локомотива), но вот если диспетчер даст тебе команду тащить товарняк, то ты уже превращаешься в стопроцентного пролетария, настоящего производительного рабочего. То же с экипажами самолетов и вертолетов.
       В том, что Вы, уважаемый Давид Беркович, не готовы признать производителей бытовых услуг населению составляющими рабочего класса, я вижу крепко засевшее в Вашем (как и Волкова) сознании то самое обобщение советских идеологов и накрытых их колпаком ученых. Та идеология объективно вела в буржуазном обществе к расколу класса работников наемного труда, эксплуатируемых капиталом, по обособленным местническим и профессиональным квартирам, в обществе социалистическом - глушила и подавляла становление и самоорганизацию коммонистического полюса советского общества, устремленного к коммунизму, всячески воспевала его социального антипода - носителей наемного труда (маскируя их сущность "рабочим классом физического труда"), тянущих общество прочь от коммунизма, назад в буржуазное общество. Выделяя изо всех рабочих "настоящих" рабочих, откусывая от Lohnarbeiterklasse Kopfarbeiter'ов (Lohnarbeiterklasse = класс наемных работников, Kopfarbeiter = работающий головой, работник умственного труда), мы превращаем марксизм в беззубую и никому, кроме самой буржуазии, ненужную карикатуру на него".
       В.Архангельский пишет: "Уважаемый Бауржан Бекешев!
       Спасибо за Ваше замечание, пока что единственное из числа серьезных, отсылающее к словам одного из авторитетнейших марксистов - В.И.Ленина. Тем более непонятны Ваши извинения за какое-то "вмешательство": обсуждение носит открытый, публичный характер. Кстати, Ваше замечание свидетельствует, что поставленные мной Эдуарду Нигмати вопросы вовсе не являются риторическими (по его утверждению) и на них могут быть даны разные ответы. Жаль, что Нигмати, не постеснявшийся и не побоявшийся обвинить коммуниста Паульмана в антимарксизме, в пособничестве буржуазии, постеснялся или убоялся дать четкие ответы на мои вопросы из письма в защиту Паульмана и тем самым ушел в кусты вместо попытки публичной защиты своего прокурорского наезда на политэконома Паульмана, уклонился от им же затеянного обсуждения. На постсоветском пространстве остались буквально единицы специалистов-политэкономов, не сошедших с орбиты марксистского обществознания. Пытаться и их вышвырнуть оттуда - имхо, занятие, как минимум, неблаговидное.
       Разумеется, из фразы "В "Капитале" применена к одной науке логика, диалектика и теория познания [не надо 3-х слов - это одно и то же] материализма..." при некотором усилии можно заключить, будто по Ленину теория познания и есть сама формальная логика, или что то же самое, - сама диалектика.
       Более того, можно пойти еще дальше: коль скоро тождество понятий гносеологии (теории познания), логики и диалектики признано автором, воздвигнутым на недосягаемой высоты пьедестал, равновеликий если не высшим богам, то хотя бы непогрешимым папам римским и не подлежит никакому обсуждению, или, не дай бог, сомнению, то можно смело везде во всех оригинальных русских текстах и в переводах на русский со всех других языков мира вместо слов "логика", "формальная логика", "диалектическая логика", "диалектика", "познание", "теория познания", употреблять единое унифицированное понятие, например, "диалектика". Или "логика".
       Развивая этот успех дальше, можно во все иноязычно-русские и русско-иноязычные словари внести соответствующие поправки и обратиться к иноязычным лингвистам с предложением провести накую же оптимизацию - унификацию во всех других языках мира.
       Уважаемый Бауржан, а не приходило ли Вам в голову, что фразу Ленина можно прочитать и чуточку иначе? Скажем, так: "В "Капитале" применена к одной науке [политической экономии] логика [познания], диалектика [познания] и теория познания ([здесь, в данном контексте] не надо 3-х слов: [тут] это одно и то же) материализма...". При таком прочтении и унификации никакой не надо, и улетучивается непонятная парадоксальность (по мнению антимарксистов - ложность) ленинского утверждения".
       Юрий Гаврилов пишет: "Про антикоммунизм.
       Несмотря на провозглашенное в конституции отсутствие государственной идеологии, теперь уже совершенно ясно, что на самом деле в основу нашего государства положены идеи антисоветизма и антикоммунизма. Причем, скрытная антикоммунистическая пропаганда началась еще в советское время, когда обуржуазившиеся советские элиты только начали готовить контрреволюционный переворот. При этом, силы и средства даже самой коммунистической пропаганды, фактически использовались против идей коммунизма и социализма. Во время "перестройки" антикоммунисты всю объединенную мощь бывшей советской и западной пропагандистских машин обрушили против советских людей. С чуть меньшим накалом, это продолжается и сейчас. В результате, и в нашей стране, и в мире, образовалась достаточно многочисленная прослойка антикоммунистов.
       Немалое значение в буржуазной пропаганде принадлежит фабрикации антикоммунистических и антисоветских мифов. При этом:
       придумываются новые или используются древние антисоветские мифы, построенные на прямой клевете, лжи или подтасовках фактов;
       настоящие кровавые разборки и силовые акции вырываются из исторического контекста, преувеличиваются и представляются, как преступные действия;
       реальные проблемы и недостатки социализма, даже временные и обусловленные объективными обстоятельствами, преувеличиваются и гипертрофируются, представляются, как фатальные и неразрешимые;
       преимущества и достоинства социализма всячески извращаются и принижаются, или даже трактуются, как недостатки;
       проблемы и недостатки, неразрывно связанные и являющиеся следствием успехов и достоинств социализма, выделяются и выпячиваются, как отдельные самостоятельные явления;
       трудности, созданные враждебными действиями капитала или являющиеся следствием борьбы с ними, представляются как естественные врожденные пороки социализма;
       преступления самого капитала, не мудрствуя лукаво, приписываются коммунистам и советской власти.
       Антикоммунистов условно можно поделить на следующие основные категории:
       1. Подонки (идейные антикоммунисты) - Принципиальные паразиты. Считают капитализм наилучшим, а то и единственно возможным путем развития человечества. К коммунизму испытывают лютую звериную ненависть, которую с трудом сдерживают. Являются главным источником и основными распространителями антикоммунистических мифов и прочей буржуазной пропаганды. Далеко не все из них богаты и уже нашли свое место в буржуазной "элите" или среди приближенных холуев, многие из них просто нищие мелкие паразиты, до скрежета в зубах мечтающие стать настоящими акулами капитализма. Ради этой своей паразитической мечты, ради иллюзорной возможности грабить и угнетать честных тружеников, они готовы убивать, а то даже и умирать.
       2. Идиоты (пассивные антикоммунисты) - Прямые и косвенные жертвы антикоммунистической пропаганды. Полагают, что капитализм имеет некие преимущества перед социализмом, а коммунизм считают неосуществимой утопией. Как правило, сторонятся политической борьбы, считают себя вне политики, но в условиях гражданской войны многие, если не большинство из них, будет добровольно сражаться на стороне идейных паразитов.
       3. Трусы (антикоммунисты-конформисты) - Косвенные жертвы антикоммунистической пропаганды. Искренне убеждены, что все "измы" одинаково плохи, а человек - не блоха, ко всему привыкнуть может...Подавляющее большинство из них с любовью и ностальгией вспоминают советские времена (даже те, кто их уже не застал). В любом случае, если кто-то из них в глубине души и сочувствует коммунизму, больше всего на свете, как и все конформисты, боится революции и гражданской войны. Которые, как они совершенно верно понимают, являются неизбежным финалом классовой борьбы. Хотя, когда бойня все-таки начнется, то многие, если не большинство из них, поменяют свою политическую ориентацию на противоположную.
       4. Сумасшедшие (антикоммунисты-сектанты) - Участники различных религиозных, псевдорелигиозных, эзотерических, политических и т.д. культов, сект, тайных обществ, партий, движений и т.п. созданных и/или используемых буржуазией для наживы и укрепления своей власти. Как правило, независимо от своей основной идеологической направленности, зомбируются в духе ненависти к коммунизму. Послушное оружие и пушечное мясо паразитов. В большинстве случаев, являются психологическими калеками и находятся в разной степени зависимости от своих "гуру", поэтому, после соответствующего промывания мозгов, легко могут поменять свое мнение на любое другое.
       Как показывает опыт большинства гражданских войн, антикоммунистические силы способны стремительно объединяться в террористические фашистские структуры. До захвата всей полноты власти и массовой промывки мозгов народу, они составляют менее 10% от общей численности населения. Успех им обеспечивает только высокий темп развития заговора, который должен быть осуществлен, пока остальные 90% населения не успели объединиться и разгромить паразитов. Примерно так же соотносится и численность жертв фашистского и антифашистского террора. В результате "белого" ("коричневого", "оранжевого" и т.д.) фашистского террора обычно гибнет на порядок больше народа, чем от "красного". Успех "красных" может быть достигнут при максимальной скорости объединения и организации сторонников коммунистического пути развития, и максимальном торможении действий фашистской хунты, особенно, на начальном этапе ее строительства. Силы антикоммунистов всегда относительно малочисленны, но гораздо лучше мотивированы, организованы и имеют энергичную поддержку от зарубежных хозяев и единомышленников. Силы коммунистов намного более многочисленны и пользуются массовой поддержкой в народе, но разрозненны, разнородны и плохо организованны, а буржуазный интернационал активно и умело противодействует их объединению. Исходя из этого, очевидно, что максимальные шансы на успех у "красных" имеются в крупных и малонаселенных странах наподобие нашей), где темпы развития заговора будут минимальными по чисто объективным причинам. Если же брать именно Россию, то поддержка коммунистов населением столь велика, что главной проблемой для них является, скорее даже, не захват власти, а ее изначальная организация таким образом, чтобы предотвратить возможность образования и перерождения новых "коммунистических" элит, и контрреволюционного государственного переворота (наподобие СССР-1991)".
       Все, о чем говорится ниже, происходит и в Эстонии. Полная деградация человеческой культуры.
       "Может, не все англичане ещё неолибералы?
       Новое ювенальное поколение: "разумные животные" свободной Европы (http://econet.ru/articles/132135-novoe-yuvenalnoe-pokolenie-razumnye-zhivotnye-svobodnoy-evropy).
       Ювенальное поколение выросло в Европе. Оно росло полностью либеральным: без страха наказания, без родительских наставлений, без воспитания. В результате, молодые люди больше похожи на животных, чем на людей. Вполне серьёзно...
       На одном форуме я нашла такое высказывание: "А вообще, интересно, что за поколение получится из наших детей. Ведь их, получается, воспитывают совершенно по-другому, не так как нас: ни наказаний, ни угроз, максимум тепла и объятий".
       И правда, интересно, что за поколение получится при таком либеральном воспитании? Поскольку Европа намного обогнала нас по развитию свободы и демократии, там это поколение уже выросло, и сейчас мы вам его покажем.
       Есть у меня подруга - большая путешественница: помимо туристических поездок в страны Европы и в Египет она неоднократно ездила на Мальту в школу английского языка, где в общей сложности провела полгода. Потом вышла замуж за прибалта и осенью 2013-го переехала к нему в Борнмут (Англия), где он проживал уже на протяжении 5 лет.
       Подруга моя - сама по себе человек очень общительный и любознательный, а уж в Британии ради языковой практики она и вовсе старалась использовать любую возможность пообщаться на английском. На этой страничке с её согласия приведу некоторые отрывки из её писем того времени (2013-2014).
       Когда мы начинали нашу переписку, то были просто хорошими знакомыми, т.е. прежде общались очень поверхностно. Я тогда уже хорошо знала о ювенальной юстиции, о секспросвете для детей и прочих нововведениях, активно пробивающихся к нам с Запада, но в реальной жизни с этим не сталкивалась. У неё же была противоположная ситуация: она бывала на Западе, но той областью знаний, которая касается детей, пока не интересовалась.
       На протяжении года, что мы переписывались и делились друг с другом своими познаниями и впечатлениями, произошло и её, и моё прозрение: моя теория и её практика сложились в единую картину.
       Здесь в автобусах ездить невозможно: обязательно рядом сядет кто-то вонючий. Причём может быть и одет прилично! Про студентов молчу - все как один воняют. Школьники, как и студенты, визжат как гиены, никакого понятия у них о приличии нет. И смердят...
       То ли одежду не стирают, то ли и сами не моются. Большая часть людей здесь ходит с немытыми волосами. Сальные, слипшиеся, с перхотью - это классика. Ещё едят какую-нибудь мерзость прямо в автобусе: кебабы, картошку фри руками немытыми. Они любители выкусывать что-то из пальцев, обгрызать ногти. Сегодня видела семью: одежда неопрятная, обувь грязнючая, хотя тут везде чисто. Но главное - ребёнок. Милая девочка, а лицо всё грязное! Прямо чумазая.
       Мне сложно это представить. Срабатывает стереотип, сложившийся по художественным фильмам! Может если увидела бы, поверила. Может тебе просто такая семья встретилась - исключительно чумазая?
       Я всё порываюсь незаметно сделать фотки этих грязноволосых англичан. Муж шипит, не даёт снимать. Когда я куда-то выхожу из дома одна, он мне даёт наставления: "Ни с кем не разговаривай, не смотри никому в глаза!"
       Если вместе куда-то идём, то стараемся пораньше, потому что около 17 часов вылезает из кроватей и из школ молодёжь. Как они орут! В автобусе, на улице, в кафе...А я тебе не рассказывала, как в кафе сидели, а одна девушка сняла кофту и начала поливаться дезодорантом? Недавно наблюдали похожую картину в том же кафе: девушка начала поливать волосы лаком.
       5-летних детей просвещают про мастурбацию и остальные тонкости. Когда я о таком узнала, сразу же решила, что не позже момента, когда моему ребёнку будет 2 года, надо уезжать отсюда. Я хочу, чтобы у моего ребёнка было нормальное ДЕТСКОЕ детство! Но бежать-то куда? Хоть бы в Россию этот позор не пробрался...
       Я смотрела видео на ютубе, что, видите ли, дети должны попробовать отношения (читай совокупления) и с противоположным полом, и со своим, и потом пусть сами решают, что выбрать!
       Да, это всё специально навязывается.
       Здесь на улицах юные геи мерзко хихикают, кричат, чтобы обратить на себя внимание. По телевизору больше половины шоуменов мерзко прихихикивают, по-гейски пошло шутят...В 9 вечера они показывают фильмы, где мужчина снимает трусы и всё видно!
       А я тут возмущалась...Мне муж рассказал, как его коллега Сэм ходит в бассейн со своей 5-летней дочерью. Берет её с собой в мужскую раздевалку! Муж говорит: "А что же он должен был сделать?" Я отвечаю, что, когда я с папой моим ходила в цирк или театр, а мне надо было в туалет, а я была маловата, то он просил какую-нибудь женщину мне помочь, а сам около туалета стоял и ждал! Он же не шёл в женский туалет, он же не тащил меня в мужской!
       А ещё мне муж рассказывает, что там есть какой-то старик, который постоянно натирает свои причиндалы кремом, причём такими размашистыми движениями - я смеялась. А потом муж рассказывает, как этот старик натирает, а девочка, дочка Сэма, стоит и смотрит, прямо рядом! И никто не постеснялся ребёнка, девочку.
       В час ночи я ищу какую-нибудь программу интересную. Вижу, какая-то с названием Baby и что-то там ещё. Я обрадовалась - о, мультики, наверное! Переключаю и вижу картину: лежит женщина в раскоряку, трясётся. Ну, голая, конечно, грудь силиконовая. Призывно раскрывает губы, выпячивая их. А внешность потасканной проститутки. Бесплатный канал!
       И вот каждый день я сообщаю мужу, что у меня новая моральная травма. И даже в суд не подать!
       И вот я эту проститутку переключаю, а на следующем канале...Другая проститутка! Я подумала: как так-то? Королевство же! С королевой! С семьёй благочестивой! А толку, видимо, нет.
       Я тут читала про Маяковского и узнала про теорию стакана воды. В наше время много приверженцев такой теории. В Англии они, я узнала, просто подходят в баре к кому-то и вопрос задают (даже без "привета" можно): "Хочешь потрахаться?" И ведь они за этим туда и идут!
       Когда я приехала сюда первый раз, был конец сентября, ещё очень тепло здесь было. И вот собираемся на прогулку, я спрашиваю мужа: "Как думаешь, надевать колготки? Холодно там? А, мы же вчера девушку видели, она без колготок была! Значит, и я не буду надевать!" И муж мне: "А знаешь, почему она была без них? Потому что так быстрее!" Колготки я надела...
       Как пример...Вижу, в кафе зашёл старичок с такой рогаткой на колёсиках, на такую штуку при ходьбе опираются. Он пошёл в туалет, а представь, как ему тяжело с таким агрегатом открыть дверь! Так вот рядом с дверью этой сидело 4 девушки, ну, лет по 20. Так они спокойно сидели, пока дедуля пытался дверь открыть! Я поскакала через всё кафе, чтобы помочь ему, пока он не упал ненароком! А они так и сидели.
       А пару дней назад я стояла в очереди в автобус. И рядом с очередью старичок стоял. Видно было, как он не решался вперёд кого-то пройти, а стоять у него, кажется, сил было мало. Ну, правда, его аж шатало. Никто не пропустил! Передо мной молодая женщина глянула на него и прошла. Я одна остановилась и сказала ему пройти вперёд меня. Он прошёл. Оказалось, кстати, он и автобус-то перепутал. И вот, сколько бы он зазря стоял бы эту очередь?
       А сейчас смотрю по телевизору на английскую молодёжь - вызывают такую злость во мне. Мой муж говорит: не обращай внимания. Да я бы с радостью, только это не может меня не касаться, как женщину, которая хочет иметь детей и хочет, чтобы они были счастливы.
       Моя коллега рассказала одну забавную историю. У неё есть подруга, которая вышла замуж за француза. И вот они лет 7 назад собрались съездить в Россию. И мама этого француза спрашивает их: "А вы машину-то с собой возьмёте?" Те недоуменно спрашивают: "Зачем?" А та им на полном серьёзе: "А разве в России есть машины?"
       Они неосведомлённые о мире вообще, необразованные, логика выключена. Тупые, ограниченные. Я ещё удивлялась на мальтийцев, что у них дома книг никаких нет, кроме журналов по готовке и телефонного справочника.
       Ещё случай меня удивил. Я заходила в торговый центр и начала открывать дверь. С обратной стороны мальчик лет 12 одновременно со мной начал открывать её, но увидев, что я открываю, он тут же убрал свои ручонки! Я такой наглости удивилась и тоже отпустила дверь. Ладно, он выбрался и отошёл в сторону. Сразу за ним дверь снова начала открываться и вижу - старушка. Ей я, конечно, помогла. И тут эта пожилая леди подзывает мальчишку и выговаривает ему, что он должен был открыть дверь мне (указала на меня), а затем придержать дверь для неё! Лицо ребёнка было необычайно тупым, как будто 5-летнему сказали, что он не центр мира. Я под впечатлением была, что в Англии! Кому-то!! Сделали замечание!!! Первый раз узрела!
       Я верю, что когда-то англичане были чопорные, начитанные и воспитанные. И не понимаю, откуда у таких людей взялось такое паршивое потомство?
       Здесь очень часто повторяют по телевизору то, что уже показывали. О-о-очень часто! Запросто по 2 недели каждый вечер показывают то же, что и в прошлый. Частенько наблюдаю такую передачу...
       Подростки без родителей поедут на каникулы, а мамочка одного из них приговаривает: "О-о-о, он особенный! И он ничего не делает, он несамостоятельный совсем! Если бы можно было за него есть и дышать - я бы это делала!" И так хихикает, улыбается. А этому детине 16 лет. Серьги в ушах, на лице написаны все пороки, поливается лаком для волос. И гейская прическа, конечно. А мама умиляется! Я бы сошла с ума, будь у меня такое дитя.
       Мужу рассказываю, он в ответ: "Пусть делают, что хотят!", "Ну, а ты не учи ребёнка онанизму!", "Ну, а ты не вакцинируй!" Говорю: "Тогда я плохая мать, ребёнка отберут. Скажу ребёнку помыть руки - отберут. А ты будешь показывать своей дочери гениталии?" - "Нет". - "Да, в Германии один такой нарушитель законов уже посидел в тюрьме". - "Ну, тогда на Северный полюс? Куда ехать?"
       Я смотрю телевизор и вообще по сторонам... Понимаю, что они живут не лучше нас. Английские полицейские так же берут взятки, как и наши, у них тоже бюрократия, они лживо улыбаются. В России никто просто не знает о жизни на Западе...
       Хочу один случай рассказать, недавно произошёл со мной. Я пошла на почту, нужно было заплатить за отправку посылки почти 7 фунтов. У меня есть карточка нашего банка, она без чипа. Таких карточек здесь уже нет. В общем, в магазинах все кассиры сразу суетятся: "Что же делать, что же делать!", но в общем-то всё решается. А тут на почте не решилось - у них не работал аппарат на мою карточку. Ну, я говорю, что ладно, вернусь попозже, съезжу домой, возьму карточку мужа или наличные.
       И тут двое мужчин из очереди мне предлагают взять деньги, каждый по 2 фунта... Я отказывалась, но они настаивали. Потом один из них дал ещё один фунт, потому что всё равно не хватало. Я спросила их телефоны, чтобы потом вернуть деньги; спросила, могу ли я им что-то купить, потому что карточка работает, проблема возникла только на этом аппарате. Они отказались.
       Я так тоже делала, когда у кого-то не хватало передо мной на кассе, не было разменных денег, но не ожидала этого в Англии по отношению к себе от незнакомых людей. Один мужчина был лет 40, а второй, наверно, 25-30... Может, не все англичане ещё неолибералы?"
       Ян РАДИЙ (http://worldcrisis.ru/crisis/1067582) писал: "Бюрократия, - злейший враг рабочего класса и социализма, - встает на пути социального прогресса...Идет бешеная атака бюрократии на позиции рабочего класса и социализма. Ею выдуман экономический устав рабочего класса. Рабочий класс брошен на алтарь истории, и уже давно курится фимиам легкой победы над ним. Бюрократия будет бить рабочий класс по одиночке и мелкими группами. Каждое свое новое наступление на позиции рабочего класса бюрократия будет предварять тем, что будет подсовывать ему его приукрашенный и припудренный Экономический Устав. Агония общества будет долгой, и бюрократия не остановится перед чудовищной профанацией истории. Это будет месть мировой бюрократии рабочему классу России, который впервые в истории человечества завоевал политическую власть с оружием в руках...Симбиоз организованного преступного мира с высшей бюрократией начинает травлю честной интеллигенции".
       Волков Вячеслав (<agnee@yandex.ru>) написал: "Вполне очевидно, что при отсутствии конкуренции в экономической системе не могут существовать ни рыночная стоимость, ни цена производства. Однако при этом всю сумму товаров хозяйственного монополиста можно представить как одну индивидуальную стоимость. В качестве таковой вся совокупность товаров (или какая-либо ее часть) может присутствовать на мировом капиталистическом рынке, но этот факт будет обуславливать только ее внешнюю функцию - функцию квазикапиталистическую, - подобно тому, как продукт крестьянского хозяйства, плантатора-рабовладельца или помещика-крепостника поступает в мировой торговый оборот, - а не ее сущность. Внешняя монолитность воображаемой нами всеобщей индивидуальной стоимости при ближайшем рассмотрении рассыпается на тысячи вариантов соотношения постоянного и переменного капиталов, основного и оборотного капиталов. И пока будет оставаться этот разнобой, подпитываемый конкуренцией применяемых технологий, превращение монополистической собственности в истинную индивидуальную стоимость будет невозможно. Бытие дифференцированной структуры капитала будет всегда требовать наличного бытия конкуренции для выражения своего общественного характера.
       Однако может возникнуть предположение, что отсутствие рыночной стоимости и цены производства, отнюдь, не означает исчезновение индивидуальной стоимости товаров: раз индивидуальная стоимость - это сумма оплаченного и неоплаченного труда, сумма всего рабочего времени, воплощенного в товаре, то, следовательно, для ее существования не важен факт ее участия в усреднении в рыночной стоимости и далее в цене производства.
       Попробуем разобраться.
       При капитализме любая индивидуальная стоимость находит свое общественное выражение только в сравнении с другими индивидуальными стоимостями и только через посредство менового и рыночно-конкурентного механизмов. И если они исчезают, то тогда нужно найти им замену, иначе продукты труда не смогут стать достоянием общества и удовлетворить какую-либо общественную потребность. Постоянной заменой может явиться путь непосредственно-общественной реализации продуктов труда, когда они имеют одну и ту же "индивидуальную стоимость" и одно и то же "строение капитала", что возможно лишь при общественной и технологической однородности труда. Временной заменой будет лишение внутренне дифференцированного по строению капитала его конкурентно-меновой формы и переход на искусственную плановую организацию хозяйства, которая рано или поздно ниспровергается более адекватной капиталу формой.
       Из всего вышесказанного следует, что индивидуальная стоимость вне конкуренции и меновых отношений прекращает свое существование и на ее место заступают запланированные затраты труда на единицу продукции, выраженные в случае постоянной замены в рабочих часах, а в случае временной замены - в деньгах. Но вместе с индивидуальной стоимостью исчезает не только меновая стоимость, но и потребительная стоимость, так как она также теряет свой общественный характер. Дело в том, что потребительная стоимость - это не просто способность продукта вообще удовлетворять какую-либо потребность человека, а только с помощью товара, то есть в конечном итоге с помощью рыночной стоимости. При отсутствии рыночной стоимости потребность в продукте никуда не исчезает. И раз остается производство и потребление, то, следовательно, никуда не исчезает и способность вообще удовлетворять какую-либо потребность человека, то есть потребительная полезность вообще, которую не надо путать с маржиналистски понимаемой полезностью. Последняя является лишь способностью товара удовлетворять нужду конкретного субъекта исходя из редкости продукта и нужды в нем.
       Все сказанное нами является иллюстрацией развития диалектического противоречия. При исчезновении любого диалектического единства противоположностей метаморфозы происходят во всей системе - исчезает и положительный момент противоречия, и его отрицательный момент, и даже их синтез. Поэтому в рамках этой методологии представляется немыслимым ликвидация предмета с полным сохранением одного из его элементов. Не может при распаде семьи остаться муж, при переходе к коммунизму - пролетариат, а при исчезновении товара - его потребительная стоимость. Однако диалектическое снятие, это уничтожение с сохранением, оставляет после себя не выжженную пустыню, а новое единство новых противоположностей. В нашем случае на место индивидуальной стоимости, потребительной стоимости и меновой стоимости заступает новая триада: запланированные затраты труда на единицу продукции, плановая потребительная полезность и плановый заменитель меновой стоимости. При суррогате перехода к коммунистической формации они имеют одну форму, при непосредственном переходе к коммунизму - другую.
       Теперь перейдем в историческую плоскость. Объект рассмотрения - СССР, предмет - его социально-экономический строй.
       Очевидное отсутствие конкуренции в СССР дает основание утверждать, что его хозяйственный механизм не основывался на выявлении рыночной стоимости и цены производства, а, следовательно, продукты в советской экономике не являлись индивидуальными стоимостями и потребительными стоимостями и, как результат, не были полноценными товарами. Поэтому в СССР отсутствовал главнейший признак капитализма - функционирование меновых стоимостей. Этот провал обусловил отсутствие и второго сущностного признака капитализма - наличия капиталистического найма. Дело в том, рабочая сила, переменный капитал играют в капиталистической экономике очень важное значение. Без конкуренции между рабочими, без их постоянных переходов из одной отрасли в другую не может произойти выравнивания прибавочных стоимостей до общей нормы прибавочной стоимости и, следовательно, до общей нормы прибыли, что является, как писал К. Маркс, "фактической предпосылкой капиталистического способа производства". Таким образом, в СССР наем рабочей силы носил некапиталистический характер и сочетался с единственным привнесенным извне элементом капитализма - индустриальным хозяйством, но приспособленным под реалии сложившегося в СССР способа производства и поэтому видоизмененным. В СССР не осуществился и ещё один очень важный признак капиталистической экономики - квазикапиталистическая эксплуатация. В 1930-х гг. ввиду отсутствия стоимостных отношений происходило внестоимостное изъятие прибавочного продукта крестьянского уклада, возвращенного, правда, крестьянству в последующих десятилетиях.
       Отсутствие стоимости в СССР естественно предопределяет вывод об отсутствии прибавочной стоимости при сохранении прибавочного продукта и полностью выбивает почву из-под теории так называемого государственного капитализма в СССР, очень удобной в идеологической борьбе, но полностью неадекватной социально-исторической действительности. Парадокс заключается в том, что в СССР не было капиталистического способа производства, но всегда сохранялась капиталистическая матрица в виде внутренней дифференциации капитала и технологии, которая будучи отрицательным (в диалектическом смысле) моментом советского способа производства и общей формой новой капиталистической действительности, постоянно шаг за шагом требовала наполнения буржуазным содержанием. Именно эта внутренняя логика базового противоречия СССР воспроизводила его неуклонный переход к капитализму. И чем дальше развивалась индустриализация и культурная революция, тем больше становилась пропасть между все более дифференцирующимся строением "капитала" и его "несвоевременной" плановой формой. Появившиеся вскоре автоматизация, роботизация и компьютеризация могли при определенных обстоятельствах сгладить рассматриваемое нами политэкономическое противоречие. Однако этого не произошло в силу и объективных, и субъективных причин. Дело в том, что возникший в послевоенное время хозяйственный механизм представлял собой более-менее эффективную систему: дезорганизующие валовые показатели уравновешивались показателями снижения себестоимости и оптовых цен, а финансово-денежные потоки - образованием дохода государства в основном через налог с оборота, что препятствовало реализации капиталистического принципа образования дохода через "налипание" прибыли на вложенный капитал. Однако эта система имела одно очень слабое звено - бюрократию. Естественная для любого индустриального общества организация бюрократии в условиях отсутствия буржуазии привела к ее всеобщей самоорганизации и самоосознанию ею своих базовых социально-экономических и политических интересов. Результатом реализации этих интересов явилась политика сознательного и бессознательного снижения эффективности хозяйственного механизма в повседневной управленческой деятельности и через ряд последовательных экономических реформ, общий смысл которых теперь очевиден - придание дифференцированному "капиталу" капиталистической формы. Из сложившихся в позднесталинской экономической действительности потенций - движение к коммунизму через сложное доразвитие и формы, и содержания; приведение формы в соответствие с капиталистическим содержанием - победила вторая.
       В экономике СССР отсутствие стоимости, а равно - частной собственности, сочеталось с господством тенденции к плановости или регулированию социально-экономической сферы, с вознаграждением по трудовому вкладу и с отсутствием эксплуатации человека человеком [1]. Не трудно заметить, что все указанные признаки (с корректировкой в некоторых случаях в сторону свободного распределения или распределения вне зависимости от результатов труда) в целостном виде встречались не раз в истории человечества еще до установления Советской власти. Формы и примеры различны: архаический первобытный коммунизм, государство иезуитов, государство Чжоу, в какой-то мере государство инков, движение анабаптистов, кибуцный уклад и др.
       Вполне логично было бы все известные случаи данного общественного механизма обобщить в родовом для них понятии. И в XIX веке таким понятием стало понятие "социализм". Речь тогда шла о целенаправленно создаваемом людьми общественном устройстве, при котором должно происходить уничтожение или ограничение частной собственности. Этот социализм в широком смысле исходя из способа распределения продуктов делился мыслителями на две формы: социализм в узком смысле слова, при котором потребление регулируется доходом при посредстве особого покупательного средства, и коммунизм, где потребление или совершенно свободно, или же регулируется непосредственным распределением продуктов в натуральном виде между отдельными лицами при отрицании необходимости пропорциональности между тем, что лицо дает обществу и тем, что оно от него получает.
       Социализм в узком смысле и коммунизм всегда имели и имеют свое стадиальное, формационное лицо. Известно, что общественные формации у К. Маркса определялись на основе признака наличия или отсутствия антагонистических классов, эксплуатации и частной собственности. Таковых у К. Маркса обозначено три: архаическая (первичная), экономическая (вторичная) и коммунистическая (третичная) [2]. Добавление еще одного критерия (тот или иной тип получения прибавочного продукта) позволяет расчленить вторичную суперформацию на две: добуржуазную и буржуазную [3]. Кроме того, как указывает К. Маркс, вторичная, то есть экономическая, формация проявлялась в истории в четырех способах производства: азиатском, античном, феодальном и буржуазном. Это логично подводит нас к предположению о возможности появления в рамках вторичной суперформации и других способов производства. Таковым мы считаем "советский" способ производства.
       Исходя из вышесказанного, можно классифицировать все известные нам теоретические и практические формы социализма (коммунизма) с указанием их формационного статуса: архаический коммунизм - формация или уклад; традиционный докапиталистический социализм (коммунизм) - способ производства или уклад; индустриально-модернизационный переходный к капитализму социализм (коммунизм) - способ производства (например, "советский") или уклад (например, "кибуцный"); посткапиталистический социализм - формация. Кроме того, достаточно точно можно определить характерные черты данных форм, исходя из следующих критериев: роль в истории, масштаб, тип производства, роль государства в его жизнедеятельности, тип социальной стратификации, способ соединения рабочей силы со средствами производства, тип господствующей мотивации.
       Начнем с посткапиталистического социализма: он будет представлять собой, по всей видимости, непосредственный переход к коммунистической формации и ее первую стадию; это будет негосударственный бесклассовый самоуправленческий социализм в большей мере, чем государственный (государственность шаг за шагом отступает); возникнет и проявится во всемирном масштабе; будет действовать на постиндустиральной основе; трудовые отношения будут всеобщими, а потому - необременительными; в общественном и индивидуальном сознании людей данной эпохи станет господствовать ценностная ориентация.
       Индустриально-модернизационный переходный к капитализму социализм (коммунизм): это прогрессивный переход к капитализму; это в большей мере государственный социализм; это местный классовый социализм, действующий на индустриальной основе; способом соединения рабочей силы со средствами производства является некапиталистический наем в большей мере и свободная самодеятельность - в меньшей; в общественном и индивидуальном сознании господствует практический интерес.
       Традиционный докапиталистический социализм (коммунизм): в некоторых случаях носил прогрессивный характер, в других - регрессивный; имел как государственную направленность (например, государство иезуитов), так и антигосударственную (например, движение анабаптистов); действовал на доиндустриальной основе; развивался в локальном масштабе; в общественном и индивидуальном сознании носителей социализма господствовала ориентация на традицию и религиозный миф; имел сословно-классовый характер; трудовые отношения строились на всеобщем легитимном насилии.
       Архаический коммунизм: как формация обрел свое бытие во всемирном масштабе и являлся прогрессивным переходом к вторичной (экономической) формации; основывался на первобытном способе производства; носил негосударственный бесклассовый характер с тенденцией постепенного становления классов и государства; господствующей мотивацией являлась слитность первобытной религиозности, табу, обычая и желания выжить.
       Таким образом, мы можем констатировать, что социализм является универсальным социальным феноменом, принимавшим, однако, в ходе исторического процесса различные стадиальные и цивилизационные формы. Их спокойное объективное изучение, свободное от идеологических пристрастий и догм, является актуальной задачей исследователей-марксистов. Исходя из этого, мы можем определить, что советский социализм - это сознательно созданный общественный строй с целью уничтожения частной собственности, при котором, с одной стороны, с помощью централизации деятельности была упразднена частная собственность и стоимостные отношения, а, с другой стороны, постоянно сохранялась и развивалась потребность перехода к капитализму со стороны массового индустриального производства, наемного труда и планового монополистического рынка. На мировом рынке советский социализм выступал как квазикапиталистический субъект в форме государственной капиталистической монополии, а внутри страны - как государственная социалистическая монополия переходного к капитализму типа.
       [1] Под эксплуатацией мы понимаем не только изъятие прибавочного продукта, но и его присвоение какой-либо социальной группой. Отсутствие последнего может означать направление этого излишка на общественные цели либо самим обществом с помощью самоуправления, либо правящей группой с помощью легитимного или нелегитимного насилия.
       [2] См.: Маркс К. Наброски ответа на письмо В.И. Засулич // Маркс К., Энгельс Ф. Соч., 2?е изд. - М., 1961. - Т. 19. - С. 404-419.
       [3] См.: Маркс К. Экономические рукописи 1857-1859 годов // Там же. - М., 1968. - Т. 46. - Ч. 1. - С. 472, 504".
       Сурен (gandilyan_s@mail.ru) написал: "...капитализм сам создал НОВУЮ форму обобществления производительных сил, которая отсутствовала при жизни К. Маркса и Ф. Энгельса.
       Этой новой формой обобществления производительных сил является монополия...Тем самим, этот пункт марксизма требует уточнения:
       Пролетариат берет государственную власть и превращает средства производства прежде всего в государственную монополию, учредителем которой становятся все члены общества без исключения.
       А сами средства производства, в том числе и в первую очередь, земля, обращаются в общенародное достояние".
       Valery Tuganov (ya.princet@yandex.ru) написал: "29.03.1948 г. было принято постановление Совета Министров СССР: "Председательство на заседаниях Бюро Совета Министров СССР возложить поочередно на заместителей Председателя Совета Министров СССР тт. Маленкова и Вознесенского". При обсуждении плана на 1948/1949 г. И. В. Сталин поручил Н. А. Вознесенскому как председателю Госплана обеспечить такой рост, чтобы не было падения плана производства в первых кварталах против последних. Н. А. Вознесенский сказал, что сделает это, и составил такой план, в котором не было падения производства в первом квартале, а намечалось даже некоторое повышение. И. В. Сталин был очень доволен. Через три месяца после этого Л. П. Берия предоставил И. В. Сталину служебную записку заместителя председателя Госплана М. П. Помазнева, ведавшего химией, на имя Н. А. Вознесенского: "Мы правительству доложили, что план этого года в первом квартале превышает уровень IV квартала предыдущего года. Однако при изучении статистической отчетности выходит, что план первого квартала ниже того уровня производства, который был достигнут в IV квартале, поэтому картина оказалась такая же, что и в предыдущие годы". Ознакомившись с запиской, Н. А. Вознесенский наложил резолюцию: "В дело", то есть не дал ей хода. И. В. Сталин был поражен докладом Л. П. Берии: "Этого не может быть!" и велел проверить этот факт. Он подтвердился. И. В. Сталин был вне себя: "Значит, Вознесенский обманывает Политбюро, и нас, как дураков, надувает? Как это можно допустить, чтобы член Политбюро обманывал Политбюро? Такого человека нельзя держать ни в Политбюро, ни во главе Госплана!" Первоначально его намеревались направить в Среднюю Азию, чтобы он возглавил там региональное бюро ЦК ВКП(б), но И. В. Сталин сказал, что он и там будет обманывать, и предложил послать его ректором Томского университета. Однако вскоре передумал и дал поручение начать в отношении его разработку в связке с "ленинградским делом". Фигурировал в постановлении Политбюро ЦК ВКП(б) "Об антипартийных действиях члена ЦК ВКП(б) товарища Кузнецова А. А. и кандидатов в члены ЦК ВКП(б) тт. Родионова М. И. и Попкова П. С." от 15.02.1949 г. Подчеркнув, что вышеназванные лица имеют "нездоровый, небольшевистский уклон, выражающийся в демагогическом заигрывании с Ленинградской организацией, в охаивании ЦК ВКП(б), который якобы не помогает Ленинградской организации, в попытках представить себя в качестве особых защитников интересов Ленинграда, в попытках создать недоразумение между ЦК ВКП(б) и Ленинградской организацией и отдалить таким образом Ленинградскую организацию от ЦК ВКП(б)", Политбюро в отношении его указало: "Отметить, что член Политбюро ЦК ВКП(б) т. Вознесенский, хотя и отклонил предложение т. Попкова о "шефстве" над Ленинградом, указав ему на неправильность такого предложения, тем не менее все же поступил неправильно, что своевременно не доложил ЦК ВКП(б) об антипартийном предложении "шефствовать" над Ленинградом, сделанным ему т. Попковым". 05.03.1949 г. освобожден от должности заместителя Председателя Совета Министров СССР и председателя Госплана СССР. В постановлении Совета Министров СССР по этому поводу сказано: "Тов. Вознесенский неудовлетворительно руководит Госпланом, не проявляет обязательной, особенно для члена Политбюро, партийности в руководстве Госпланом и в защите директив правительства в области планирования, неправильно воспитывает работников Госплана, вследствие чего в Госплане культивировались непартийные нравы, имели место антигосударственные действия, факты обмана правительства, преступные факты по подгону цифр и, наконец, факты, которые свидетельствуют о том, что руководящие работники Госплана хитрят с правительством". Опросом членов ЦК 07.03.1949 г. выведен из состава Политбюро. Назначенный в Госплан СССР на должность уполномоченного ЦК ВКП(б) по кадрам Е. Е. Андреев в июле 1949 г. представил записку об утрате Госпланом СССР за период с 1944 г. по 1948 г. более 200 секретных документов, составляющих по своему содержанию государственную тайну. По предложению Г. М. Маленкова эта записка была направлена И. В. Сталину. 07.09.1949 г. Бюро Комиссии партийного контроля при ЦК ВКП(б) подготовило решение "О многочисленных фактах пропажи секретных документов в Госплане СССР", в котором предлагалось внести на утверждение ЦК следующие предложения: "1. За нарушение советских законов об охране государственной тайны и создание в аппарате Госплана СССР разлагающей обстановки попустительства виновникам утери секретных документов Вознесенского Н. А. исключить из состава членов ЦК ВКП(б). 2. В соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 09.04.1947 г. и ввиду особой серьезности нарушений закона о Госплане СССР предать суду Вознесенского, как основного виновника этих нарушений, а также бывшего заместителя председателя Госплана СССР Панова, заместителя председателя Госплана Купцова, нач. отдела кадров Орешкина и начальника 5-го отдела Госплана Белоуса..." Уголовная ответственность за утерю секретных документов в СССР была введена в 1943 г., по закону 1947 г. за случайное разглашение секретной информации предусматривалось наказание в виде лишения свободы от 8 до 12 лет. 11.09.1949 г. Политбюро приняло решение утвердить эти предложения и вынести их на Пленум ЦК ВКП(б). 12 -- 13.09.1949 г. опросом они были утверждены Пленумом ЦК ВКП(б). В течение семи месяцев Н. А. Вознесенский безрезультатно пытался попасть на прием к И. В. Сталину или хотя бы поговорить с ним по телефону. Ответа от него на свое письмо не получил. В воздухе повисла просьба перейти на работу в систему Академии наук как доктору экономическому наук и академику. За семь месяцев вынужденной безработицы написал капитальное теоретическое исследование "Политическая экономия коммунизма" объемом более 800 машинописных страниц. Арестован 27.10.1949 г. Осужден 30.09.1950 г. Военной коллегией Верховного суда СССР по ст. 58-1"а", 58-7, 58-11 УК РСФСР к высшей мере наказания. Закрытый процесс, на котором присутствовало около 600 человек партийного актива, проходил в Ленинграде. По свидетельству заведующего Общим отделом ЦК КПСС В. М. Малина, присутствовавшего на процессе, в последнем слове сказал: "Будь проклят этот город, отсюда выросла бироновщина, отсюда выросла керенщина, отсюда выросла зиновьевщина, здесь появилась какая-то попковщина, к которой я никакого отношения не имею. Я не виноват в тех преступлениях, которые мне здесь предъявляются. Я прошу передать это Сталину". (Молотов. Маленков. Каганович. 1957. Стенограмма июньского Пленума ЦК КПСС и другие документы. М., 1998. С. 428). Расстрелян 01.10.1950 г. Были расстреляны также его брат А. А. Вознесенский -- министр просвещения РСФСР, и сестра М. А. Вознесенская -- секретарь Куйбышевского райкома ВКП(б) г. Ленинграда. Реабилитирован 30.04.1954 г. Военной коллегией Верховного суда СССР. 26.02.1988 г. КПК при ЦК КПСС подтвердил членство в партии с августа 1919 г. А. И. Микоян называл его шовинистом. Ссылался на И. В. Сталина, который говорил членам Политбюро, что Н. А. Вознесенский великодержавный шовинист редкой степени: "Для него не только грузины и армяне, но даже украинцы -- не люди".
       В.Волков написал: "Очень часто при рассмотрении капитала не учитывается психологический аспект проблемы и тем самым капитал в определенном смысле частично гипостазируется, то есть этому абстрактному понятию придается статус реально существующего материального объекта. А ведь капитал - это не просто функция, но функция, наделенная "самосознанием", носителем которого являются его конкретные субъекты: капиталисты и менеджеры. И без учета их психологии нельзя прогнозировать будущее современных общественных систем. В этой психологии нас особо привлекает мотивационная сфера данных субъектов. Все ее многообразие в интересующей нас области жизнедеятельности общества можно свести к трем основным мотивам: алчности (и удовольствию от него), творчеству (и удовольствию от него) и желанию властвовать над людьми (и удовольствию от него). И если первый и второй мотивы в свое время достаточно подробно рассматривались исследователями, то третий по неясной причине ими признавался, но игнорировался. А зря. Так как именно желание властвовать над людьми может стать тем краеугольным камнем, который навсегда преградит дорогу не только установлению гармоничного общежития, но и вообще любому прогрессу человечества.
       Люди, почувствовавшие вкус к власти во всемирном масштабе, при переходе к безлюдному производству, к почти полному исчезновению живого труда и, тем самым, к самоисчерпанию капитала и диффузии стоимости, никогда не пойдут на введение реального гуманизма. Они, скорее всего, уничтожат капитализм, без уничтожения отчуждения (частной собственности в широком смысле слова). Их алчность будет бессмысленна в технотронном мире изобилия и тогда она станет достоянием тех, кого просто не возьмут в мир новых технологий и оставят прозябать в мире старом. А Мир элиты будет поистине творческим в своем творческом истязании миллионов изгоев с помощью различных "компьютерных игр". Отсюда следует, что заинтересованность элиты в распространении творческого образования временная и вызвана сиюминутными интересами. Когда "экономика знания" создаст технологии, позволяющие установить тотальную власть над обществом, этой экономике придет конец, а с ней и всему человечеству.
       Однако нарушить эту "дурную логику" сможет только коренной социальный переворот, если он произойдет до овладения капиталом этими технологиями.
       И переход к новому Миру уже начался.
       Автономизация, роботизация, минимизация машин, создает основу, как и предполагал К. Маркс, ликвидации стоимостных отношений, ибо исчезает не только необходимость торговли, но и самого обмена. Товарно-денежные операции становятся бессмысленными в эпоху автономной энергетики и минифабрикаторов. Одежду, обувь, мелкие предметы обихода люди смогут уже в ближайшее время производить в домашних условиях, а транспортные средства, мебель, различные устройства, агрегаты и даже дома - с помощью больших 3Dпринтеров, но только в том случае, если они смогут сорганизоваться в те "производительно-потребительские коммуны", о которых писали классики анархизма и марксизма.
       Учитывая, что по закону отрицания отрицания мы имеем не только примитивное натуральное хозяйство, но и надвигающееся высокотехнологичное неонатуральное (или лучше сказать, безобменное) хозяйство, придется немного откорректировать существующие понятия.
       Натуральное хозяйство - это хозяйство, при котором не возникает потребность в обмене продуктами.
       Отличие примитивного натурального хозяйства от формирующегося безобменного состоит в том, что в последнем не будет возникать потребности в обмене, но там сохранится потребность в СОЕДИНЕНИИ результатов труда на более высоком, чем ранее, организационном уровне. Ведь прошлые "натуральные" общества тоже иногда нуждались в соединении продуктов труда или самого труда. Выход находился с помощью новых управленческих технологий. Похоже, что и здесь будет такой же круг, но на новом витке.
       Итак, очевидно, идет невиданная научно-техническая революция, связанная с тем, что на смену индустриальным производительным силам приходят производительные силы нового типа - локализующие и автономизирующие производство, минимизирующие средства производства. Эти новые силы при их неправильном использовании могут просто раздавить человека. И путь их обуздания только один - высокотехнологичная экологичная община (по-французски, коммуна).
       Сейчас в условиях нынешнего урбанизированного буржуазного мира человека мало, что сдерживает от деградации. Только закон! А это ненадежный механизм. Поэтому нужна новая мораль, которая была бы основана больше не на норме ("делай, как все"), а на ценности ("делаю, потому что важно"). Или правильнее сказать, на норме, быстро переходящей в ценность. Бытие современных разобщенных городских жителей, не даст такого эффекта. Новую мораль способен создать только первичный коллектив равных по правам и возможностям людей, живущих и работающих бок о бок, друг с другом в одной общине.
       Сеть таких бестоварных высокотехнологичных самоуправляемых общин и есть альтернатива деградации современной цивилизации, а не огромная урбанизированная товарная или полутоварная община разрозненных индивидов, управляемых с помощью суперкомпьютера. По сути, адепты второго варианта хотят оставить нынешний буржуазный мир с его нормами потребления и стандартами, но без буржуазии. Но так не бывает. Старая форма вернет и старое содержание - через "старые" потребности, которые перерастут в "старые" интересы".
       Yanakhmetow Radiy (yanakhmetow.radiy@yandex.ru) писал: " Можно ли оправдать убийства миллионов невинных людей, - репрессии и беззаконие, - "успехами в развитии материально-технических основ общественной жизни, темпами роста 30-х годов", как это делает один из идеологов перестройки и экономических реформ конца 20-го века А.П. БУТЕНКО, - между прочим, уже в то время доктор философских наук, - в своей работе. "Механизм торможения, его сущность и пути устранения", опубликованной в журнале "Рабочий класс и современный мир" N2, в 1988 году ?? Вопрос, я надеюсь, риторический.
       Был ли Сталин агентом царской охранки или империализма, как утверждают современные троцкисты, и чему не хотят поверить наши русские марксисты? Ну, если под словом "агент" понимать человека, которому вручен некий МАНДАТ, дающий право на представительство чьих-то интересов, то вряд ли Сталина и сталинистов следует считать таковыми. Однако, как утверждал Иисус Христос, пророков следует судить по делам их. Еще во времена горбачевской перестройки прошел слушок о причастности Иосифа Виссарионовича к расстрелу 26 Бакинских комиссаров. Так что у свободных историографов имеется весьма большое поле для поиска истины.
       Я уверен, люди рано или поздно разберутся в существе социально-экономической системы, воздвигнутой Сталиным и "друзьями народа" с Бундовцами на трупе Великой русской революции. Сталинизм, как разновидность идеологии мелкобуржуазного социализма, будет окончательно низложен.
       Был ли Сосо действительно агентом Охранки могут поведать нам только архивы Охранки, которые однако засекречены НКВД (ФСБ). Но на это указывают не только сведения, указанные на этой ссылке http://www.famhist.ru/famhist/stal2_s/00000c95.htm, но и то, что система общественных отношений в СССР товарищ Сталин строил по аналогии с представлениями о социализме, выработанными начальником Московской Охранки С.В. Зубатовым.
       https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A1%D1%82%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%BD%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B5_%D1%80%D0%B5%D0%BF%D1%80%D0%B5%D1%81%D1%81%D0%B8%D0%B8#/media/File:Stalin_visa_on_repressions_list.jpg
       В ходе репрессий для получения признательных показаний в широких [99] масштабах применялись пытки, санкционированные лично Сталиным[100] [101]. Во времена хрущёвской "оттепели" советская прокуратура осуществила проверку ряда политических процессов и групповых судебных дел. Во всех случаях проверка вскрыла грубую фальсификацию, когда "признательные показания" были получены под пытками. Специальная комиссия ЦК КПСС под руководством секретаря ЦК П.Н. Поспелова заявила, что имели место "факты незаконных репрессий, фальсификации следственных дел, применения пыток и истязаний заключённых" [65]. Например, в ходе допросов кандидата в члены Политбюро Р. Эйхе ему был сломан позвоночник[66], а маршал В. Блюхер скончался в Лефортовской тюрьме от последствий систематических побоев[102].
       Согласно записке комиссии Президиума ЦК КПСС в президиум ЦК КПСС о результатах работы по расследованию причин репрессий (комиссия Н. М. Шверника), арестованные, которые старались доказать свою невиновность и не давали требуемых показаний, как правило, подвергались мучительным пыткам и истязаниям.
       Докладная записка министра госбезопасности Игнатьева на имя И. В. Сталина: "Докладываю Вам, товарищ Сталин, что во исполнение Ваших указаний от 5 и 13 ноября с.г. сделано следующее: ...2. К Егорову, Виноградову и Василенко применены меры физического воздействия и усилены допросы их, особенно о связях с иностранными разведками"[100]. 15 ноября 1952 г.
       К ним применялись так называемые "стойки", "конвейерные допросы", заключение в карцер, содержание в специально оборудованных сырых, холодных или очень жарких помещениях, лишение сна, пищи, воды, избиения и различного рода пытки. В записке, среди прочего, приводится выдержка из письма заместителя командующего Забайкальским военным округом комкора Лисовского: "...Били жестоко, со злобой. Десять суток не дали минуты сна, не прекращая истязаний. После этого послали в карцер... По 7-8 часов держали на коленях с поднятыми вверх руками или сгибали головой под стол и в таком положении я стоял также по 7-8 часов. Кожа на коленях вся слезла, и я стоял на живом мясе. Эти пытки сопровождались ударами по голове, спине"[103].
       В записке комиссии Шверника были приведены документы, свидетельствующие о том, что пытки и истязания политических заключённых применялись с санкции высшего руководства СССР и лично И. В. Сталина [65]. 10 января 1939 г., через некоторое время после окончания Большого террора, от имени ЦК на места была разослана телеграмма, где разъяснялось, "что применение физического воздействия в практике НКВД было допущено с 1937 года с разрешения ЦК ВКП", и несмотря на то, что "впоследствии на практике метод физического воздействия был загажен мерзавцами Заковским, Литвиным, Успенским и другими", "ЦК ВКП считает, что метод физического воздействия должен обязательно применяться и впредь... в отношении явных и неразоружившихся врагов народа, как совершенно правильный и целесообразный метод".
       В некоторых случаях пытки конкретных заключённых проводились по специальному указанию Сталина. Так, в письменной инструкции Ежову 13 сентября 1937 г. Сталин требует "избить Уншлихта за то, что он не выдал агентов Польши по областям (Оренбург, Новосибирск и т. п.)"[103].
       4 апреля 1953 г., через месяц после смерти Сталина, вновь назначенный главой министерства внутренних дел Берия подписал приказ N 0068 "О запрещении применения к арестованным каких-либо мер принуждения и физического воздействия". В нём говорилось:
       Министерством внутренних дел СССР установлено, что в следственной работе органов МГБ имели место грубейшие извращения советских законов, аресты невинных советских граждан, разнузданная фальсификация следственных материалов, широкое применение различных способов пыток -- жестокие избиения арестованных, круглосуточное применение наручников на вывернутые за спину руки, продолжавшееся в отдельных случаях в течение нескольких месяцев, длительное лишение сна, заключение арестованных в раздетом виде в холодный карцер и др.
       Такие изуверские "методы допроса" приводили к тому, что многие из невинно арестованных доводились следователями до состояния упадка физических сил, моральной депрессии, а отдельные из них до потери человеческого облика.
       Пользуясь таким состоянием арестованных, следователи-фальсификаторы подсовывали им заблаговременно сфабрикованные "признания" об антисоветской и шпионско-террористической работе.
       Приказываю: 1. Категорически запретить в органах МВД применение к арестованным каких-либо мер принуждения и физического воздействия; в производстве следствия строго соблюдать нормы уголовно-процессуального кодекса.
       Приказ министра внутренних дел Союза ССР N 0068 за 1953 год.
       Бывший помощник Генерального прокурора СССР Виктор Илюхин утверждает, что у подчинённых Берии было 26 способов незаконного выбивания показаний у задержанных".
       Юрий Гаврилов написал: "А.Яковлев об использовании партии в механизме разрушения СССР.
       Архитектор Перестройки А.Н. Яковлев саморазоблачался на страницах антисоветской книги "Черная книга коммунизма".
       Читая каждое слово, надо помнить, что это пишет член ЦК КПСС, а не кухонный диссидент, положивший на алтарь борьбы с СССР все свои прокуренные лёгкие.
       ***
       "Группа истинных, а не мнимых реформаторов разработали (разумеется, устно) следующий план: авторитетом Ленина ударить по Сталину, по сталинизму. А затем, в случае успеха, Плехановым и социал-демократией бить по Ленину, либерализмом и "нравственным социализмом" -- по революционизму вообще.
       Начался новый виток разоблачения "культа личности Сталина". Но не эмоциональным выкриком, как это сделал Хрущев, а с четким подтекстом: преступник не только Сталин, но и сама система преступна.
       Советский тоталитарный режим можно было разрушить только через гласность и тоталитарную дисциплину партии, прикрываясь при этом интересами совершенствования социализма. Уже в начале перестройки были изданы десятки ранее запрещенных книг: "Ночевала тучка золотая" Приставкина, "Белые одежды" Дудинцева, "Дети Арбата" Рыбакова и многие другие, выпущены на экран около 30 фильмов, тоже ранее запрещенных, в том числе "Покаяние" Т. Абуладзе. Появилась свободная печать.
       В защиту "завоеваний социализма" против реформ немедленно встала "вся сталинская рать" номенклатуры во главе с вождями большевизма. Газета "Советская Россия", основной издатель клеветы в мой адрес и по сей день в марте 1988 года опубликовала статью Нины Андреевой "Не могу пoступиться принципами". Это был своего рода антиперестроечный манифест, боевой клич неосталинистов.
       В ответ была резко ужесточена антисталинская дискуссия под девизом "Факты выше принципа". Быстро дошла очередь и до Ленина: факты его деятельности потрясали людей, ничего не знавших о мегапреступности вождя.
       Оглядываясь назад, могу с гордостью сказать, что хитроумная, но весьма простая тактика -- механизмы тоталитаризма против системы тоталитаризма -- сработала. ..."
       Как добавка, интересное признание и мысли его из этой же статьи.
       "Главным итогом деятельности реформаторов стало возвращение страны на общецивилизационный путь развития, основанный на частной собственности и рыночной экономике." - говорит нам Шестаков В.А. в своём учебнике "История России, ХХ - начало ХХI века".
       _______________
       Другие материалы на эту же тему:
       - "Они раскрывются: Михаил Полторанин о закулисах развала СССР откровенно";
       - "МИПСА, ВНИИСИ, Институт США и Канады АН СССР как оружие поражения".
       =Arctus=
       http://arctus.livejournal.com/186164.html
       arctus.livejournal.com
       David Epshtein (epsteindb@gmail.com) написал: "Соображения С. Гандиляна о длительных периодах несоответствия производственных отношений уровню развития производительных сил отнюдь не лишены смысла! А он имел в виду именно это.
       Ведь и закон стоимости не утверждает, что цены совпадают со стоимостью, скорее, наоборот, он говорит, что они лишь случайно могут совпасть, но...стоимость (в форме цены производства) является центром притяжения цен в среднесрочном и долгосрочном периоде.
       НЕ более, но и не менее того.
       Соответствие производственных отношений уровню развития производительных сил устанавливается в результате сознательных действий людей и классов, действующих в направлении их (отношений) изменения..., правда, не всегда адекватного.
       Разные классы требуют разных изменений...,но в конечном итоге, иногда через десятки лет, практика, то есть опыт экономического И ПОЛИТИЧЕСКОГО развития берет свое: или в итоге реформ И БОРЬБЫ удается установить более или менее соответствующие (адекватные) отношения, или экономика перестает развиваться и / или...начинается революция, которая в итоге способствует новым производственным отношениям, правда, как заметил Архангельский, производительные силы в ходе революций очень существенно разрушаются.
       Но в общем, в основном мы имеем ситуацию лага: производственные отношения как правило отстают от производительных сил, хотя иногда, редко, могут и "забегать вперед".
       В общем, соответствие далеко не автоматическое и не гарантированное в каждый момент, а лишь как процесс длительного взаимодействия.
       Поменьше догматических формул, побольше здравого смысла".
       В.Архангельский написал: "Абсолютно верные соображения Першина о глупостях "законов" НЕэквивалентности, НЕсохранения (энергии), НЕсоответствия (сторон способов производства), равно как и мысль Мальцева относительно аналогий социологического закона физическому сохранения энергии.
       Закон адекватности производственных отношений производительным силам сопряжен с понятиями живучести, нестационарной (динамической в широком смысле) устойчивости системы, с негэнтропийными процессами в био- и социо-системах.
       Но на роль физического аналога социальному закону адекватности поглощение негэнтропии тоже мало подходит. Миры физики, химии и биологии - бессубъектны в противоположность миру социальному, свойства которого определяется поведением субъектов, коим закон адекватности именно статистически запрещает делать всё, что им заблагорассудится. Хотя моча и бьет в головы многих.
       Общества, управляемые вопреки требованиям закона адекватности (например, недалекими монархами), или хиреют и чахнут, или взрываются бунтами и революциями. Но далеко не каждый взрыв приводит к требуемой и ожидаемой адекватности. Если массы оболванены и воспитаны на пропаганде наломавших дров правителей, эти взрывы своим результатом могут иметь не восстановление адекватности, а еще большее удаление от нее, причем не обязательно по причине невыхода на новые производственные отношения, а и из-за всё более вероятного в таких взрывах разрушения производственной инфраструктуры, катастрофической деградации производительных сил".
       David Epshtein (epsteindb@gmail.com): " Меня сейчас интересует не то, как понимались отношения рабочего класса и интеллигенции в начале 20 века и даже в его конце.
       Сегодня те отношения видятся по-иному.
       Чего, например, стоит теория: бюрократия отняла власть у рабочего класса и, развалив СССР, перешла к капитализму!
       А бюрократия - это не слой интеллигенции?
       Мне представляется, что то (в начале 20 века) была ошибочная точка зрения на отношения рабочего класса и интеллигенции.
       Я готов сегодня включать наемную интеллигенцию в современный пролетариат, но не всю, конечно, а лишь ту, у которой нет капитала достаточной величины или доходов, характерных не для пролетариата, а для буржуазии.
       Я не готов включать в рабочий класс тех интеллигентов, которые не заняты в материальном производстве вообще, а из тех, что заняты готов лишь тех, кто непосредственно командует машиной, осуществляющей воздействие на предмет труда.
       Ну и т.д.".
       Владимир Першин (vdenk@yandex.ru) написал:
       Давид Беркович, неужели в цитате, которую Вы привели в предыдущем письме, не видно, что речь идет о партии рабочего класса, которую принято называть коммунистической и которую я назвал интеллигенцией этого класса. И разве это не так? И разве эта интеллигенция не является пролетариатом или рабочим классом? Является. Это его наиболее сознательная часть. А является ли она наемной интеллигенцией у рабочего класса? Нет, не является. Вот видите, как интересно можно поставить вопросы, вместо тех, которые уже "жеваны-пережеваны и проглочены". Поэтому вопрос о "принципе", который Вы ставите, я вовсе не затрагивал, а выделил только научно-техническую интеллигенцию снизу доверху, находящуюся ближе всех к сфере производства, а потому и к рабочему классу. А у Вас есть этот "принцип"? Озвучьте его, так как не я, а Вы первый подняли этот вопрос. Таковы правила дискуссии.
       David Epshtein:
       "Да, спасибо, вижу, что пролетариат включает в себя рабочий класс:
       "Аналогично весь пролетариат (класс наемных работников) делится на свои подразделения, среди которых самым последовательным и революционным был и остается рабочий класс".
       А какая часть наемной интеллигенции и по какому принципу попадает в пролетариат? Вся?"
       Владимир Першин написал:
       "Что за нелепые вопросы?
       Вы прочтите внимательнее приведенную цитату с расшифровками в скобках.
       Из моего текста также ясно видно, что отличаю".
       David Epshtein:
       "Владимир Федорович!
       Вы всю интеллигенцию относите к рабочему классу?
       С какого момента, например, в России?
       Этот вопрос порожден фразой:
       "Главное, чтобы интеллигенция (наиболее сознательная часть) рабочего класса (его политический авангард, его партия) смогла убедить научно-техническую интеллигенцию встать на сторону рабочего класса".
       Отличаете ли Вы пролетариат от рабочего класса?
       Например, сегодняшние девушки - парикмахерши в небольших или больших...парикмахерских - относятся к рабочему классу?".
       Владимир Першин написал:
       "Нет, не о терминах, о сущности классов и их подразделениях. Например, современный эксплуататорский класс состоит из ИП (меньших братьев по классу), немонопольных капиталистов (средних братьев по классу), монопольных капиталистов (старших братьев по классу) и финансовой олигархии (господствующих братьев по классу). Последние эксплуатируют не только весь пролетариат, но и всех своих братьев по классу, да и все общество в целом. Это самый реакционный и самый главный враг пролетариата и всего общества. Монопольные капиталисты эксплуатируют своих наемных работников, меньших и средних братьев по классу. При определенных условиях последние два подразделения капиталистов могут и должны оказаться на стороне пролетариата. Аналогично весь пролетариат (класс наемных работников) делится на свои подразделения, среди которых самым последовательным и революционным был и остается рабочий класс. И это самое главное и принципиальное, а не то, что этот последний находится в составе всего пролетариата, т.е. получается как бы класс в составе класса. Далее, научно-техническая интеллигенция снизу доверху. Сегодня это скорее класс, чем прослойка. Но и это не так принципиально. Главное, чтобы интеллигенция (наиболее сознательная часть) рабочего класса (его политический авангард, его партия) смогла убедить научно-техническую интеллигенцию встать на сторону рабочего класса".
       Сергей Алексеевич Бобров (bobrov-sa@yandex.ru):
       "Давид Беркович, когда-то в рамках подготовки в МОК проекта программы партии, я предложил следующую формулировку современного пролетариата:
       "Под пролетариатом (современным пролетариатом), в рамках настоящей программы, партия понимает часть общества, продающую на рынке свою рабочую силу, как физическую, так и умственную, как непосредственно, так и в виде товаров и услуг, и не имеющих возможности участвовать в распределении результатов общественного труда на основе владения частной собственностью на средства производства".
       Но можно рассмотреть понятие пролетариат и с другой стороны. Если мы однозначно определяем его как будущий господствующий класс, то давайте и рассмотрим его с этих позиций, с позиций того, какими качествами он должен обладать чтобы мог стать господствующим в обществе классом. Возможно Вы читали мою статью на эту тему "К вопросу о современном пролетариате" http://www.alternativy.ru/ru/node/13967. Думаю, что это надо учитывать".
       Виктор Исайчиков (mihmarkin@mail.ru):
       "Сурен, ты опять пытаешься по-детски вывести содержание понятия из слов? Буржуа, да будет тебе известно, в переводе с французского - горожанин. Мелкий горожанин - это был ремесленник, слуга, рабочий - то есть, это разные классы, как это было в России с крестьянством, которое было и капиталистическим (кулачьё), и мелкотоварным - середняки, и пролетарским - беднота и батраки.
       Перенос этого термина в русский язык был сделан некорректно, большая часть того, что называлось "мелкой буржуазией" в России (и в большей части остального мира) была отнюдь не горожанами, а деревенщиной; здесь можно упрекнуть и Ленина, что он не выступал против этого неточного термина.
       Ещё раз повторяю специально для тех, кто в танке, - мелкий буржуа - это не мелкий капиталист, а мелкий собственник-труженик.
       А твой критерий - один наёмный работник - уже капиталист - тоже детский. Критерий капиталиста совсем другой - это человек, который живёт на капиталистическую прибыль. Одного наёмного работника для этого может быть недостаточно. Кстати, лет семьдесят назад многие обеспеченные служащие в СССР имели домработниц (кстати, как и Ленин) - они были капиталистами? Между "чистыми" классами имеется всегда ряд переходных ступеней, и иногда они бывают очень многочисленными - но это не делает их классом - это - переходная ступень".
       В.Архангельский:
       "Уважаемые Виктор Федорович и Эдуард Ирекович!
       Благодарю за ваши содержательные и благожелательные отзывы, за рецензию Кацапова на книгу Алексеевой "А пошел бы ты, доллар".
       Уважаемая Елизавета Владимировна!
       Мне приятно, что, как я понял, Вы поднимете вопрос о проблемах экологии как о специфическом срезе политико-экономических проблем. Мощь возможностей человека приобретает градус, сопоставимый с геолого-тектоническими силами, и эта мощь может быть направлена как на интересы землян, так и в противоположном направлении, на разрушение и уничтожение самих природных ("экологических") корней человечества и созданной им техносферы.
       Слепая и алчная погоня за чистоганом, сопровождающаяся ростом настроений пофигизма, должна найти свой конец. И она непременно найдет его, если окажется в наличии социальная сила, способная на деле поставить свой заслон этой погоне, умерить аппетиты алчущих, готовых организовывать производства всего чего попало и вовлекать в эти разрушительные "производства" в лице их III и IV подразделений новые отряды рабочего класса, технической интеллигенции, работников науки, тем самым проституируя их.
       В качестве такой социальной силы, как я полагаю, мог бы и должен был бы выступить неклассовый носитель общих (common) интересов людей, которого я называю коммонистическим классоидом страны и человечества и которого по мнению большинства моих оппонентов никогда (в прошлом, настоящем и будущем) и ни в одной стране, не говоря о планете, не было и не будет. Большинство ученых (по идее умников) социологов подписывает смертный приговор человечеству? Не думаю. Скорее, у них не получается поставить в связь друг с другом несколько важнейших процессов и явлений современного социального мира".
       Борьба Сталина с "трофейщиками". Источник (http://topnewsrussia.ru/borba-stalina-s-trofejshhikami/https).
       "Надо сказать, что это одна из главных причин ненависти к Сталину. Он вёл Красную империю в будущее, "к звёздам". А представители "элиты" с психологией буржуа и мещан хотели обогащаться, ведь они оказались на "олимпе" и хотели воспользоваться своим положением.
       После войны в Советском Союзе резко обострилась криминогенная ситуация. Это было связано с несколькими основными факторами:
       1) огромные территории во время войны были оккупированы, основные советские институты на них были ликвидированы, гитлеровцы сознательно сотрудничали с местными нацистскими, коллаборационистскими кругами, и после освобождения этих областей, пришлось восстанавливать порядок, де-факто вести новую войну с бандформированиями, нацистами;
       2) значительная часть кадров органов правопорядка и безопасности ушла на фронт, многие погибли, это ослабило правоохранительные силы;
       3) криминал использовал войну, ослабление правоохранительных сил для укрепления своих позиций;
       4) война дала бандитам в руки настоящее боевое оружие. Его было легко достать, поля были усеяны оружием и боеприпасами;
       5) власти в условиях войны, чтобы несколько облегчить положение народа, закрывали глаза на развитие "серого рынка", появился и "чёрный рынок", где в большинстве случаев помимо трофейной торговли и спекуляции продуктами, ярким цветом расцветал золотовалютный бизнес.
       6) крупнейшие города, вроде Минска, Киева, Ленинграда, Сталинграда, Севастополя, Одессы, Новороссийска, Воронежа и т. д. были сильно разрушены. Общее число разрушенных городов и крупных поселков составляло 1700 и более 70 тыс. сел и деревень. 25 млн. человек остались без своей крыши над головой, что в свою очередь привело к скученности населения в тыловых городах;
       7) часть промышленности была разрушена (32 тыс. предприятий были разрушены), началась демобилизация армии. Солдаты и офицеры возвращались с трофеями домой, однако, несмотря на нехватку рабочих рук возможности найти работу в начале 1946 г. в ряде районов было нелегко.
       8) кроме того, начиная с 1946 г. в стране началась массовая реэвакуация (в период войны на восток было эвакуировано более 25 млн. человек). Таким образом, война, разруха, миграция, усиленная процессами массовой демобилизации и репатриации привели к росту уголовной и организованной преступности в сфере экономики.
       Всё это вело к "материализации" Советского Союза и грозило крушением советского проекта. "Корыстная нажива" стала характерной чертой послевоенного периода. Растущий спрос на дефицитные товары привел к образованию в советском обществе "состоятельных людей" занятых личным обогащением. В число "состоятельных людей" входили представители генералитета, советских и партийных органов, которые нажили состояние "праведным трудом", в том числе и в ходе распределения "трофейного имущества" полученного в ходе репараций.
       Проблема была ещё в том, что во многих районах СССР помимо роста уголовных преступлений, наметилась тенденция с переплетением хозяйственников с криминалом. Резко возросла преступная деятельность в экономической сфере: незаконная предпринимательская деятельность пересекалась с хищениями государственной и общественной собственности, различные махинации, спекуляции в системе торговли, снабжения. Организованные преступные группы действовали в тесном взаимодействии с отдельными руководителями и работниками предприятий торговли и общественного питания. Например, только в одной Ульяновской обл. преступная группа, во главе которой стояли руководители облпищепрома, сумела расхитить продуктов питания на сумму 2,7 млн. рублей.
       Понятно, что Кремль не мог закрыть глаза на эту ситуацию, когда "скверна" материализма разъедала элиту советской цивилизации - высший командный состав вооруженных сил, служащих советских и партийных органов (по задумке Сталина, они должны были стать "орденом меченосцев", который будет образцом для всего народа). Сам Сталин такой пример подавал, ничего после себя не оставив, кроме сверхдержавы и советского проекта, который дал шанс на светлое будущее" не только народам русской цивилизации, но всему человечеству. Нельзя было закрыть глаза на разложение части советской элиты, так как тяга к "золотому тельцу" подрывала все основы советской цивилизации, сутью которой была социальная справедливость, отказ от паразитизма небольшой социальной группы над всем народом. Отсюда и "трофейное дело", "малая чистка" партийной элиты, борьба с "космополитизмом" и т. д.
       Так, в июле 1946 года в ЦК ВКП (б) рассматривалось несколько дел секретарей территориальных обкомов, в частности Иркутской и Свердловской областей. Иркутское дело началось с письма уполномоченного КПК при ЦК ВКП (б) по Иркутской области тов. Фролова направленного 8 июня 1946 г. в КПК на имя Шкирятова. В письме говорилось о злоупотреблении руководящих работников Иркутской области. В частности, отмечался незаконный расход государственных средств на проведение вечеров, покупку в личное пользование легковых автомобилей. "Отдельные товарищи, купив автомашины по низкой стоимости в отделе фондового имущества Восточносибирского военного округа, перепродавали их по более высоким ценам. Начальник ОРСа треста "Главмука" т. Пономарев купил 2 автомашины за 17 тыс. руб., одну из них он продал начальнику Ангарского пароходства т. Карамзину за 24 тыс. руб.; зам. пред. облисполкома т. Куликовский купил 2 автомашины, из которых одну перепродал; директор электростанции Гуревич перепродал свою автомашину, перепродали свои автомашины и другие работники. По указанию секретаря Иркутского горкома ВКП (б) т. Кобелева отпущенные государством продукты для детских учреждений: масло, шоколад, сахар, печенье и др. в количестве 1452 кг были розданы в качестве подарков руководящим работникам города".
       Таким образом, тогдашние руководящие работники демонстрировали типичную для всех времен "элитарность" и коррупцию. Однако тогда их могли наказать и весьма строго. В нынешние времена за схожие преступления обычно отделываются выговорами.
       Стоит отметить, что ужесточение наказаний, введенное Указами от 4 июня 1947 г., за экономические преступления (спекуляцию, махинацию, валютные операции, крупные хищения государственной и кооперативной собственности, посредничество, дача и получение взяток) повлияло на снижение уровня перечисленных преступлений, которые составляли 49,2% от общего числа. Снижение уровня преступности началось с середины 1948 г. Смертная казнь даже при крупных хищениях в этот период применялась крайне редко.
       В рамках общей борьбы со злоупотреблениями, под удар попали и некоторые генералы и офицеры. 29 ноября 1947г. министр МГБ Абакумов направляет Сталину объемный доклад, в котором сообщалось о халатном исполнении обязанностей, использованию служебного положения в корыстных целях рядом лиц начальственного состава СВАГ в период 1945-1946 гг. Материалы свидетельствовали о злостном воровстве трофеев, различных нарушениях в "трофейных делах" допускаемых как армейскими старшими офицерами, так и комсоставом МВД-МГБ. Стоит отметить, что схожая информация поступала в ЦК на имя Сталина и помимо МВД-МГБ в письмах от военнослужащих и простых советских граждан.
       Вот характерный пример. "...Вот что рассказал в письме Сталину про начальника окружного отдела МГБ в Альтмарке майора Толстого его подчиненный младший лейтенант Максимов: "В мае месяце 1946 года оперативными работниками окружного отдела округа Альтмарк был обнаружен склад с сахаром одной выбывшей военной части, оставившей неизвестно по какой причине склад с сахаром количеством 36 тонн. Этот сахар по приказанию майора Толстого был перевезен ночью из района Гентин в гор. Стендаль. С этого времени майор Толстой стал распоряжаться этим сахаром, как личной собственностью. Часть сахара -- три тонны, была передана начальству, чтобы не возникло никаких претензий. Около десяти тонн было роздано сотрудникам за молчание. Остальной сахар пошел на разные гешефты с немцами в пользу майора Толстого. Он специально 4 раза откомандировывал по всей оккупационной зоне Германии вольнонаемного репатриированного Надеждина Николая с той целью, чтобы Надеждин обменял сахар и мясо у немцев на разные тряпки, для майора Толстого. Расходуя, таким образом, ещё и государственный бензин. Все выменянные вещи у немцев на сахар и мясо, майор Толстой отсылал в Советский Союз на место своего жительства гор. Харьков со своим ординарцем мл. серж. Мажариным, который у него служит лишь для этой цели, нигде не работает, в год по 3 раза ездит в Советский Союз в отпуск. Затем майором Толстым было в 1946 году скрыто от государства подсобное хозяйство количеством 160 овец, около 30 коров и 4 свиньи и разной домашней птицы, об этом факте знает местная комендатура. Это подсобное хозяйство почти уничтожено, скот частью пошел на общий котел, а большая часть переделана на различные колбасные изделия, консервы и отосланы в Советский Союз в гор. Харьков своей теще и на разные гешефты в пользу майора Толстого, когда в столовой оперативный состав почти не видит жиров, так как майор Толстой на протяжении 5 месяцев отрывал жиры от основного пайка сотрудников, тем самым скопив 45 килограмм масла он отослал так же в гор. Харьков своей теще. Этот коммунист не стесняется заходить в квартиры сотрудников не с целью побеседовать с женами, а наоборот, он ходит в квартиры для того, чтобы отобрать у сотрудников личные вещи в свою пользу и в пользу вновь прибывшего начальника подполковника Денисенко. Видя такие действия своего начальника, некоторые сотрудники вступили на этот же путь..." (Е. Жирнов "Пьянствую и занимаюсь барахольством" "Власть" N 49 (703) от 11.12.2006 г.).
       Надо сказать, что все военнослужащие среднего звена "пойманные за руки" на трофейном обогащении являлись мелкими фигурами. Военная прокуратура смотрела на подобные дела "сквозь пальцы", учитывая прошлые боевые заслуги того или другого пойманного "барахольщика". Поэтому многие военные отделывался простым испугом. Но Сталин воспринимал данный вопрос несколько иначе. Он смотрел шире. Дело заключалось вовсе не в количестве трофеев, а в том, что обогащение (не всегда законное) генералитета через трофеи, на самом деле разлагало армию. А в условиях общего роста преступности, проникновения коррупции государственные и партийные структуры, это грозило в будущем государственным переворотом, который мог уничтожить весь советский проект (как это в итоге и произошло в 1991 г.).
       Поэтому некоторые генералы и пострадали, чтобы другим неповадно было. 6 декабря 1947 г. Председатель Совета Министров СССР И. В. Сталин (изучив представленный Абакумовым материал от 29 ноября) дает указание арестовать генерала Г А. Бежанова. Против него имелся достаточный компрометирующий материал. Бежанов по образованию был коммерсантом, затем вступил в ряды КА, продвигался по линии госбезопасности. В годы войны занимался организацией эвакуации и снабжения. С 1943 г. работал начальником Управления НКГБ СССР по Ставропольскому краю, с октября 1944 г. нарком, с марта 1946 г. министр госбезопасности Кабардино-Балкарской АССР, а c мая 1945 года -- начальником оперативного сектора НКВД в Тюрингии. Министр госбезопасности Кабардинской АССР генерал-майор Бежанов был арестован 10 декабря 1947 года по трофейному делу и осуждён Военной коллегией Верховного суда 17 октября 1951 года по Указу ЦИК от 7 августа 1932 года и статьям 193-17 а УК РСФСР на 10 лет лишения свободы.
       Затем последовал арест начальника оперативного сектора федеральной земли Саксония генерал-майора С. А. Клепова по обвинению в превышении власти и использовании служебного положения, с последующей доставкой под конвоем в Москву. Клепов также служил по линии госбезопасности на железнодорожном транспорте. С ноября 1946 года -- начальник Саксонского оперативного сектора Советской военной администрации в Германии. Руководил формированием сети органов госбезопасности на оккупированной территории Германии; пользовался покровительством заместителя главнокомандующего по делам гражданской администрации И. А. Серова. Оказался замешан в крупных хищениях трофейного имущества. Был приговорён к 10 годам лишения свободы. За ними последовали другие. 31 января 1948 г. органы военной контрразведки МГБ арестовали бывшего начальника Берлинского оперсектора генерал-майора А. М. Сиднева. Его в 1951 г. Особым совещанием МГБ СССР приговорили к принудительному лечению в психиатрической больнице.
       Таким образом, Сталин боролся с высокопоставленными "трофейщиками", показывая, что не допустит разложения армии и всей советской элиты в целом. Надо сказать, что это одна из главных причин ненависти к Сталину. Он вёл Красную империю в будущее, "к звёздам". А представители "элиты" с психологией буржуа и мещан хотели обогащаться, ведь они оказались на "олимпе" и хотели воспользоваться своим положением.
       Поэтому во время хрущевской "перестройки" и запустили миф, что Сталин хотел "свалить" Жукова, и Абакумов по его указанию и придумал "трофейное дело". Этот черный миф популярен и в настоящее время".
       В.Архангельский написал: "Это отрыжка подмены советскими идеологами понятия наемный труд понятием физический труд в отношении классового противостояния наемного труда и капитала. Подмена была необходима для "теоретического" обоснования (выдвинутого если не божеством, то уж во всяком случае корифеем всех наук) социальной структуры социализма как рабочих, крестьян и в дополнение к ним (???) интеллигентов, которые по этой "теории" не могли быть ни ведущей силой строительства коммунизма (как, впрочем, и колхозники), ни работниками производительного труда (утверждалось лишь, что их труд был общественно не вредным, а даже полезным, но не более того).
       Об этом вывихе "марксизма-ленинизма" (сталинизма), который многими десятилетиями вдалбливался в сознание всего советского народа (членов партии и беспартийных, простых людей и ученых, включая ученых-обществоведов) см. мою "Концепцию социализма как общества диалектических противоположностей" (1983), параграф 3.2 "Уничтожение классов" и главу 5 "Социальная структура социалистического общества".
       Врезка 2011 г, дополнившая рукопись между страницами 209 и 210, говорит именно об этой проблеме.
       Вот ее текст.
       Подобными выкладками псевдомарксистские теоретики давали понять интеллигенции (и в странах капитала, и в соцстранах): забудьте про марксов Lohnarbeiterklasse, да будь вас не 62%, а хоть все 98% в составе этого класса, все равно в случае социалистического переустройства гегемоном станет класс рабочих физического труда и только он; и вы, и осоциалистиченные крестьяне по уровню социального развития ниже нас, а потому, хоть мы и вместе боролись против капитала, то теперь вы выпали из обоймы пролетариата и вместе с буржуями попадаете под диктатуру рабочих физического труда! Знайте свое место, умники-очкарики, да помалкивайте! Править балом и вправлять всем мозги от имени рабочих физического труда будем мы, его певцы-идеологи!
       Как видим, еще задолго до краха своего правления советские ревизионисты, ряженые в шкуры марксистов, четко и ясно обозначили "социалистическую" перспективу как пролетариату в целом (он будет расщеплен), так и его интеллектуальному и наиболее образованному отряду (будет поставлен в новом обществе на ступеньку ниже "р-р-рабочего класса".
       Насколько такие посылы способствовали успешному распространению учения Маркса и его дела, думайте сами".
       Изучая многочисленные призведения различных авторов, в которых анализируется экономическая и политическая система, существовавшая в СССР, приходишь к заключению, что их выводы все более адекватно (хотя подчас непоследовательно и противоречиво) отражают сущность первого в истории опыта человечества по построению общества, в котором была ликвидирована эксплуатация человека человеком. В качестве примера привожу выдержки из статьи Р.Осина "СОВЕТСКОЕ ОБЩЕСТВО: СУЩНОСТЬ, ТЕНДЕНЦИИ И ПРОТИВОРЕЧИЯ РАЗВИТИЯ" (Источник - http://search.rsl.ru/ru/record/01005566030С; статья написана на основе автореферата диссертации на соискание автором ученой степени кандидата философских наук, положенного в основу его доклада на 198-м заседании семинара "Марксовские чтения". ЭФГ N 15, 2016): "Советский Союз интересен во многих отношениях. Во-первых, это этап российской истории, когда страна достигла заметных геополитических успехов, став по некоторым показателям одной из двух сверхдержав в мире. Сегодня этот опыт актуален, так как Россия впервые за долгие годы снова стала позиционировать себя как равноправный игрок на мировой арене, имеющий свои национально-государственные интересы.
       Во-вторых, сам по себе опыт быстрого экономического роста, пусть не во всем, но в значительной степени осуществлявшийся за счет внутренних резервов и в условиях геополитического противостояния с развитыми государствами Запада, актуален и сегодня в связи с геополитическим противостоянием России и Запада. В этих условиях российскому государству все больше приходится рассчитывать на внутренние силы в проведении модернизации.
       В-третьих, советское общество - это пример попытки строительства принципиально новой социально-экономической и социально-политической системы, основанной на господстве общественной собственности, отсутствии эксплуатации человека человеком, построения в перспективе бесклассового общества, планирования экономического развития в масштабах всего государства, политики массового вовлечения трудящихся в управление.
       Конечно, далеко не все из этих задач были реализованы, но сама попытка на практике реализовать смелые и радикальные идеи переустройства общества представляет существенный интерес.
       В-четвертых, советский опыт показывает, что трудящиеся могут учиться государственному управлению, могут поднимать самостоятельно экономику. Несмотря на то что в значительной степени достижения советской демократии были утрачены, в ряды государственных руководителей, а также деятелей культуры входило огромное число выходцев из широких, до недавнего времени забитых социальных слоев. И они смогли доказать, что умеют не только разрушать старые социальные структуры, но и создавать новый тип общества.
       В-пятых, советский опыт - это опыт быстрого интеллектуально-культурного роста. В советском обществе была одна из лучших в мире система образования. Неоднозначные реформы современного образования заставляют обращаться к советскому историческому опыту, но для его осмысления необходимо осмысление общественных отношений советского общества.
       В советском обществе, так или иначе, решались социально-экономические, политические и геополитические задачи, с которыми Россия сталкивается сегодня. Тем не менее советское общество прекратило свое существование. Возникает потребность в выявлении внутренних причин отказа от социалистического пути развития. Эту задачу невозможно решить без определения социального типа общественных отношений, которые сложились в советском обществе, а именно их сущности, тенденций и противоречий развития.
       Социально-философские, политологические и исторические исследования советского общества часто носили и носят политически предвзятый характер. В советское время было немыслимо публиковать выводы научных исследований в области общественных наук, которые бы противоречили официальным партийным документам КПСС. Аналогично и в 1990-е годы подвергались жесткой обструкции исследования, носящие просоветский марксистский характер. В настоящее время ситуация начинает меняться, делаются попытки переосмыслить советский период российской истории, но единства в понимании социального типа отношений, сложившихся в советском обществе, и причин перехода от них к рыночным отношениям в современной научной мысли пока не сложилось.
       Таким образом, проблема исследования состоит в необходимости определения типа социальных отношений, сложившихся в советском обществе, их сущности, тенденций и противоречий развития.
       Исследование сущности противоречий советского общества носит во многом междисциплинарный характер, затрагивая комплекс общественных наук (политическую экономию, социологию, политологию, философию, право, культурологию). В советское время социально-философским осмыслением советского общества, так или иначе, занимались такие политические деятели исторического масштаба, как В.И. Ленин, И.В. Сталин, Н.И. Бухарин, Л.Д. Троцкий.
       Большой вклад в разработку проблемы внесли экономические дискуссии относительно совместимости социализма с товарным производством, которые проходили в 1960-1970-х годах.
       В Московском гуманитарном университете (МосГУ) реализуется проект "Демифологизация истории России", руководителем которого является ректор МосГУ И.М. Ильинский. В рамках реализации данного проекта издано несколько монографий. Кроме этого, вопросам социально-философского осмысления советского общества в контексте современного состояния и перспектив развития коммунистической идеи было посвящено одиннадцатое заседание Русского интеллектуального клуба, прошедшего 28 октября 2004 года в стенах университета.
       ***
       Становление социализма в СССР происходило в условиях недостаточно развитых технико-технологических предпосылок для утверждения социалистических отношений, сопровождалось непростой геополитической обстановкой. Это привело к тому, что новые производственные отношения стали формироваться на неадекватной им технико-технологической основе, что неизбежно приводило к их становлению в усеченном виде. Этот процесс сопровождался сохранением отдельных форм социального отчуждения человека. Социализм как система методов управления хозяйством в основном был реализован, но социализма как низшей фазы коммунизма построено не было. В связи с этим советское общество может рассматриваться как "ранний социализм", не до конца вышедший за рамки переходного от капитализма к социализму периода, что обусловило неустойчивый характер социалистических производственных отношений в Советском Союзе. В конце концов эта неустойчивость привела к разрушению данной системы и реставрации капиталистических производственных отношений.
       Основные положения:
       1. Переходный период от капитализма к социализму не оканчивается огосударствлением экономики и коллективизацией сельского хозяйства. Его правомерно рассматривать как период, проходящий два этапа: первый этап означает экономическое устранение бывших привилегированных классов, установление государственной собственности на средства производства и коллективизацию сельского хозяйства; в задачу второго этапа переходного периода входит создание адекватных социализму производительных сил (преодоление ручного, низкоквалифицированного труда), подготовка условий для реального массового вовлечения населения в управление государством, создание необходимых экономических и политических условий для всестороннего развития и освобождения личности.
       2. Социализм как система общественных отношений может выступать в двух качествах: как особая система управления народным хозяйством и как низшая фаза коммунизма. Социализм как систему управления народным хозяйством можно определить как совокупность мер по управлению и организации экономической системы, направленных на построение низшей и высшей фаз коммунизма. Социализм как система управления народным хозяйством достигается благодаря победе социалистического уклада над остальными укладами, но победа социалистической системы хозяйства не всегда означает победу низшей фазы коммунизма. Отличие социализма как низшей фазы коммунизма от социализма как системы управления народным хозяйством состоит в том, что для социализма как низшей фазы коммунизма необходим определенный, более высокий, уровень развития производительных сил, а также реально функционирующие институты советской демократии. Эти условия позволят реализовать общественную собственность не только формально (опосредованно через государственный аппарат), но и как реапьно функционирующую собственность всех членов общества. Без достижения этих условий, а вместе с этим и реализации в полной мере всех потенциальных преимуществ социализма ни о каком социализме в смысле низшей фазы коммунизма вести речь нельзя.
       3. Отчуждение в советском обществе связано с широким распространением рутинных форм ручного труда. Широкая распространенность рутинных, ручных форм труда приводит к объективной невозможности социального освобождения и всестороннего развития личности работника советского общества. Это в конечном счете приводило к отчуждению и от остальных сфер жизни общества, в том числе от государственного управления.
       4. Становление нового типа общества в Советском Союзе происходило на неадекватной новым общественным отношениям технико-технологической основе. Это приводило к тому, что процесс обобществления труда и производства носил во многом формальный характер. Диалектика формального и реального обобществления в советском обществе выражалась в развитии двух противоположных тенденций.
       Первая тенденция была связана с продвижением к низшей (а в перспективе и высшей) фазе коммунизма, то есть к бестоварному, социально однородному обществу. Эта тенденция характеризуется как тенденция поэтапного снятия социальных форм отчуждения. В экономике она означала создание новых отраслей промышленности, развитие научно-технического прогресса, освоение космоса, создание единого народнохозяйственного комплекса. В социальной сфере проявлялась в сближении различных классов и продвижении к бесклассовой структуре общества. В политической сфере происходило в определенной степени вовлечение трудящихся в управление.
       В культурно-образовательной сфере тенденция выражалась в росте образовательного уровня населения, выдающихся достижениях советского искусства.
       Вторая тенденция была связана с возможностью реставрации капиталистических частнособственнических отношений. Эта тенденция характеризуется усилением отчуждения. В экономике она выражалась в усилении группового интереса и местничества, развитии несоциалистических укладов (так называемой теневой экономики), торможении темпов роста в 1970-1980-е годы. В социальной сфере шли процессы образования несоциалистических элементов. В культурно-образовательной сфере давало о себе знать усиление сугубо индивидуалистического, эгоистического сознания. В политической сфере эта тенденция выражалась в сковывании инициативы масс, жесткой цензуре, в декоративности представительных органов власти (Советов) и концентрации реальной политической власти в руках узкого круга партийно-государственной номенклатуры. Эти процессы не могли не вести к дегуманизации советского общества, к недостаточно полному раскрытию именно гуманистической составляющей идеи социализма, к появлению элементов того, что Маркс называл "казарменным социализмом".
       5. Развитие теневой экономики, которая фактически являлась формой существования частнособственнических отношений, приводит к выводу о незавершенности социалистических преобразований в СССР. Поэтому советское общество не смогло полностью выйти за рамки переходного от капитализма к социализму периода.
       ***
       Cоветское общество может трактоваться в узком и широком смыслах. В узком смысле под ним можно понимать тот тип общества, в котором реализована власть определенных органов государственной власти - Советов трудящихся. В этом смысле советское общество непосредственно связано с определенным типом государственности. Если власть Советов фактически отсутствует, то общество не может быть названо советским. В более широком смысле под "советским обществом" понимается совокупность общественных отношений, которая сложилась в СССР к середине 1930-х годов и просуществовала с теми или иными изменениями вплоть до "перестройки". Именно в этом смысле понимается советское общество в настоящем исследовании.
       В условиях провозглашенной в "перестройку" гласности было принято противопоставлять марксистско-ленинскую теорию опыту строительства "реального социализма" (особенно его сталинского этапа). Все чаще звучала критика однопартийной системы, идеологии классовой борьбы и диктатуры пролетариата, внимание исследователей все больше привлекали общечеловеческие ценности, сочетание государственного регулирования с рыночными экономическими механизмами. Вместе с этим существовали и силы, противодействующие этому процессу с ортодоксально-марксистских позиций.
       В современной общественной мысли существует много социально-философских трактовок советского общества. Из немарксистских можно выделить теоретиков либерального и государственно-патриотического направлений. Первые (Е.Т. Гайдар, С.С. Алексеев, B.C. Нерсесянц, A.C. Ципко, С.А. Караганов, Ю.И. Пивоваров) трактуют советское общество как тоталитарное, где отсутствовали демократические права и свободы.
       Основную причину распада советской системы данные авторы видят в "неэффективности плановой социалистической экономики". Представители второго направления (сюда можно отнести таких исследователей, как А.А. Зиновьев, А.И. Фурсов, С.Г. Кара-Мурза, Н.Я. Лактионова) рассматривают советское общество как вершину развития "русской цивилизации". К основным причинам гибели СССР данные авторы часто относят внешнеполитический фактор (что не исключает исследования ими и внутренних причин распада СССР).
       Среди авторов, придерживающихся марксистской традиции, нет единства в социально-философской оценке советского общества. Точки зрения современных мыслителей марксистской традиции в отношении социально-философской характеристики советского общества можно свести к нескольким позициям:
       1. Советское общество было социалистическим (М.В. Попов, Е.Ф. Солопов, А.С. Казеннов, И.М. Герасимов, В.Я. Ельмеев, В.А. Ацюковский, В.А. Босенко, В.Д. Пихорович, В.Н. Ембулаев, В.П. Огородников и др.).
       2. Советское общество представляло "неполный социализм". В рамках данного подхода встречаются различные трактовки: "не до конца пройденный переходный период", "ранний социализм", "основы социализма", "начальный период социализма" и пр.
       Представителями данного подхода являются Р.И. Косолапов, А.И. Колганов, Н.О. Архангельская, Л.С. Беляев, Ф.Н. Клоцвог, С.Н. Мареев, Б.Ю. Кагарлицкий, И.М. Братищев, В.А. Бударин, Ю.К. Плетников, Ф.М. Рудинский и др.
       3. В советском обществе был социализм, не соответствующий представлениям Маркса и Энгельса. В рамках данного подхода встречаются различные характеристики советского общества: "деформированный", "мутантный", "государственный", "казарменный" социализм (А.В. Бузгалин, М.Н. Грецкий, Б.Ф. Славин, В.М. Межуев, В.С. Семенов, М.Б. Конаршев).
       4. Советское общество не было социалистическим. Здесь есть опять же несколько трактовок, среди основных можно выделить: в СССР был государственный капитализм; в СССР было иное, не капиталистическое, но и не социалистическое общество (политарный способ производства, суперэтатизм, "буржуазные производственные отношения" и пр.). К представителям данного подхода относятся В.С. Семенов, А.Н. Тарасов, А.А. Здоров, М.И. Воейков, А.В. Соловьев.
       Современная марксистская мысль в лице всех ее направлений, с одной стороны, пытается преодолеть догматическое наследие позднесоветской идеологии и критически взглянуть на советское прошлое, опираясь на методологию Маркса - Энгельса, усматривая причины реставрации капитализма во внутренних противоречиях советского общества.
       ***
       Личная собственность связана, с моей точки зрения, с функциональным использованием собственности. Частная собственность понимается как собственность, приносящая доход. Спутником частнособственнических отношений является отчуждение.
       На основе марксистской концепции я определяю отчуждение как процесс, при котором результат деятельности человека, как и сама его деятельность, а вместе с ней и вся система социальных отношений становятся неподвластными человеку, существуют и развиваются по своей собственной логике, господствуют над человеком.
       Выделю три взаимосвязанные между собой стороны отчуждения: техническую сторону (техническое отчуждение), социальную (социально-экономическую, социально-классовую, социально-политическую) и психологическую. Техническая сторона отчуждения связана прежде всего с господством обстоятельств над человеком без непосредственной связи с эксплуатацией. Основой данной стороны отчуждения является недостаточный для социального освобождения уровень развития производительных сил. Социальная сторона отчуждения связана с отчуждением труда в результате общественных отношений между людьми, когда одной группой лиц присваиваются продукты, произведенные другими людьми. В социальной стороне отчуждения правомерно выделить два вида: социально-классовое (или социально-экономическое) и социально-политическое отчуждение. Психологическая сторона отчуждения выражается в отношении человека к социуму как не к своему, а чуждому.
       Преодоление отчуждения и означает переход из "царства необходимости" в "царство свободы", но это невозможно без перехода от одной общественно-экономической формации к другой - более прогрессивной.
       ***
       Социализм как низшая фаза коммунистической общественной формации - это тип общества, основанный на господстве общественной собственности на средства производства, уничтожении классовых противоречий и планомерно организованной хозяйственной деятельности.
       Для полного достижения низшей фазы коммунизма недостаточно одного огосударствления экономики. Необходим определенный уровень развития производительных сил для того, чтобы создать материально-технические условия для массового вовлечения населения в управление обществом, тем самым сделать общественную собственность общественной на деле (то есть как по владению, так и по распоряжению и использованию).
       Социализм как систему управления народным хозяйством можно определить как совокупность мер по управлению и организации экономической системы, направленных на построение низшей и высшей фаз коммунизма. Отличие социализма как системы управления народным хозяйством от социализма как низшей фазы коммунизма в том, что для социализма как низшей фазы коммунизма необходим определенный уровень развития производительных сил, позволяющий раскрыть потенциал первого этапа коммунистической формации.
       ***
       Переходный от капитализма к социализму период правомерно рассматривать в двух этапах: первый этап означает экономическое устранение бывших привилегированных классов, установление государственной собственности и коллективизацию сельского хозяйства. В задачу второго этапа переходного периода входит создание адекватных социализму производительных сил (преодоление ручного, низкоквалифицированного труда) и организация реальной демократии советского типа.
       Исходя из вышеизложенного понимания переходного периода от капитализма к социализму, советское общество классифицируется как общество, остановившееся на формальном этапе обобществления и, следовательно, не до конца прошедшее переходный период.
       Социалистическая система управления народным хозяйством была построена, но низшая фаза коммунизма - еще нет. Некоторые исследователи определяют это состояние как "ранний социализм", что, с моей точки зрения, вполне правомерно.
       ***
       Ограниченный характер социалистических отношений, связанный с технико-технологической отсталостью, приводил к дегуманизации общественных отношений. Несмотря на то что в Советском Союзе отсутствовала эксплуатация человека человеком в капиталистическом смысле (в виде присвоения прибавочной стоимости капиталистами), техническое отчуждение сохранялось. Я связываю сохранение отчуждения с высокой долей распространения форм тяжелого ручного труда, которая не позволяла работникам иметь достаточно благоприятные условия для своего всестороннего развития и участия в управлении государством, что создавало технико-технологические предпосылки к отсутствию политической активности трудящихся и монополизации власти партийно-государственной номенклатурой, что приводило к серьезным проявлениям социального отчуждения. Процесс отчуждения неразрывно связан с формальным обобществлением.
       Само понятие "обобществление" рассмотрим с двух точек зрения: как процесс обобществления труда и производства и обобществление средств производства. Обобществление средств производства представляется как разовый политический акт, обобществление труда - длительный процесс, связанный с развитием технико-технологического уровня. Если обобществление труда и производства не достигло достаточного для социализма уровня, то обобществление средств производства будет неизбежно носить формальный (то есть опосредованный бюрократическим аппаратом государства) характер.
       Говоря о советском обществе, отмечу, что социализм приходилось строить в отсталой стране без поддержки мировой революции (которую ожидали большевики). Всё это наложило отпечатки на тот тип общества, сложившийся в Советском Союзе, который не вышел полностью за рамки переходного от капитализма к социализму периода.
       В развитии социально-классовой структуры социалистического государства наблюдались два противоречивых процесса. С одной стороны, действительно, во многом удавалось преодолевать социально-классовые различия в обществе, обеспечить сравнительно неплохую систему социальной защищенности. С другой стороны, шел процесс образования новых социальных слоев, которые стремились к воссозданию частнособственнических отношений. К этим слоям я отношу прежде всего занятых в сфере теневой экономики и высшие слои номенклатуры.
       Эти две тенденции в социальном развитии советского общества можно определить как противоречие между тенденцией становления социально-однородного общества и тенденцией образования новых социальных слоев, заинтересованных в реставрации капиталистических отношений.
       Советское государство также испытывало на себе все сложности не до конца пройденного переходного от капитализма к социализму периода. Если в теории государство должно было стать "отмирающим", то на практике задачи быстрого преодоления технико-технологической отсталости от капиталистических стран требовали не "отмирающего", а усиливающегося централизованного государства. Отмирание государства, таким образом, быстро превратилось в его усиление, что неизбежно породило формирование правящего слоя, оторванного от широких слоев общества - номенклатуры.
       Выделю две тенденции в развитии советского государства: тенденцию к централизации и монополизации власти узким слоем партийно-государственной номенклатуры и тенденцию массового вовлечения трудящихся в управление государством. Наличие указанных тенденций в развитии института советского государства увязывается с переходным характером советского общества.
       Проблема централизации власти на современном этапе, как и в советском обществе, несет в себе две взаимоисключающие тенденции: тенденцию укрепления государственности и предпосылок подъема отечественного производства и тенденцию застоя и бюрократизации.
       В ходе исследования было установлено, что становление социализма в СССР шло в непростых геополитических условиях и слаборазвитого в капиталистическом отношении базиса.
       Диалектика формального и реального обобществления в советском обществе приводила к развитию двух противоположных тенденций: тенденции продвижения к низшей (а в перспективе и высшей) фазе коммунизма, то есть продвижения к бестоварному, социально однородному обществу (условно эту тенденцию можно назвать тенденцией поэтапного снятия социальных форм отчуждения); тенденции реставрации капиталистических частнособственнических отношений (эту тенденцию можно назвать тенденцией усиления отчужденных форм). Исходя из этого, автор выделяет систему основных противоречий советского общества.
       Главным является противоречие между тенденцией отмирания частнособственнических отношений и тенденцией их реставрации. Это базовое противоречие выражалось в различных сферах жизни советского общества:
       1) в экономической сфере как противоречия: между формальным и реальным обобществлением; между господствующим социалистическим укладом и сохраняющимися частнособственническими элементами в экономике (личные подсобные хозяйства, развитие "теневой экономики"); между групповым и личным интересом, с одной стороны, и общенародным - с другой;
       2) в сфере управления народным хозяйством: противоречие между плановостью и стихийностью;
       3) в социальной сфере как противоречия: между тенденцией становления социально-однородного (бесклассового) общества и продолжающими существовать классами; между рабочим классом и частнособственническими элементами; между основами социалистических производственных отношений и интересами значительной части номенклатуры; между тенденцией сглаживания социальных противоречий и обострения скрытых форм классовой борьбы;
       4) в политической сфере как противоречие между тенденцией массового вовлечения трудящихся в управление обществом и монополизацией власти номенклатурой;
       5) в духовной сфере как противоречие между декларирующейся коммунистической моралью и проявлением частнособственнических устремлений среди широких слоев населения.
       Таким образом, подтвердилась выдвинутая гипотеза, согласно которой, советское общество рассматривается как переходное от капитализма к низшей фазе коммунизма (социализму). В ряде современных исследований данный феномен справедливо именуют "ранним социализмом".
       С одной стороны, недостаточный уровень развития непосредственно общественной собственности приводил к заполнению формально обобществленных сфер частнособственническими отношениями, что выражалось в формировании так называемой теневой экономики и ее социальных носителей. С другой стороны, сверхцентрализация государства, необходимая на этапе быстрого преодоления технической отсталости, затянулась на более длительный срок и превратилась в оковы общественного развития, один из факторов "застоя". Основные причины реставрации капиталистических отношений в СССР, по моему мнению, нужно усматривать в незавершенном характере социализма как низшей фазы коммунизма".
       Р.Осин дает верную оценку достижениям Советского Союза в экономике, науке, культуре, формировании советского человека. И тем более поразительно, что, объясняя причины краха социализма в СССР и его развала, он противоречит самому себе, видимо, поддавшись на господствующие в МГУ оценки социализма в советском обществе, ярко проявившиеся в итоговых рекомендациях международной научно-практической конференции РУСО Общероссийское общественное движение "РУСО" (Москва, в мае 2016 года).
       Ниже цитируемый абзац никак не вяжется с первыми пятью пунктами статьи Р.Осина: "...социализма как низшей фазы коммунизма построено не было. В связи с этим советское общество может рассматриваться как "ранний социализм", не до конца вышедший за рамки переходного от капитализма к социализму периода, что обусловило неустойчивый характер социалистических производственных отношений в Советском Союзе. В конце концов эта неустойчивость привела к разрушению данной системы и реставрации капиталистических производственных отношений".
       Что означает этот изобретенный каким-то умником, видимо, в стенах МГУ термин "ранний социализм"?
       Обратимся к статье Р.Осина. В содержание этого неопределенного термина, по его мнению, входят следующие процессы: 1) экономическое устранение бывших привилегированных классов, 2) установление государственной собственности на средства производства и коллективизацию сельского хозяйства.
       Предположим, что под "привилегированными классами" Р.Осин подразумевает буржуазию и помещиков. Их экономическое устранение, надо понимать, приводит, по его мнению, к установлению государственной собственности и коллективизации сельского хозяйства. Государственная собственность не может быть следствием экспроприации средств производства капиталистов и помещиков, ибо такого понятия в политэкономии не существует. Если же Р.Осин под государственной собственностью понимает общенародную собственность, то это означает неизбежное установление социалистических экономических отношений. А что касается выражения "коллективизация сельского хозяйства" как отрасли экономики, то это бессмыслица. Коллективизировать можно только индивидуальные крестьянские хозяйства, а не отрасль (хотя бы по той простой причине, что наряду с кооперативами существуют подсобное хозяйство и дачи, где, как правило, осуществляется сельскохозяйственное производство).
       И далее Р.Осин поясняет, что означает социализм, как ранняя стадия коммунизма. Вот что он на сей счет пишет: "Социализм как система управления народным хозяйством достигается благодаря победе социалистического уклада над остальными укладами, но победа социалистической системы хозяйства не всегда означает победу низшей фазы коммунизма. Отличие социализма как низшей фазы коммунизма от социализма как системы управления народным хозяйством состоит в том, что для социализма как низшей фазы коммунизма необходим определенный, более высокий, уровень развития производительных сил, а также реально функционирующие институты советской демократии. Эти условия позволят реализовать общественную собственность не только формально (опосредованно через государственный аппарат), но и как реапьно функционирующую собственность всех членов общества. Без достижения этих условий, а вместе с этим и реализации в полной мере всех потенциальных преимуществ социализма ни о каком социализме в смысле низшей фазы коммунизма вести речь нельзя".
       Р.Осин предъявляет слишком строгие требования к социализму и он чрезмерно категоричен. Нельзя забывать о том, что реальный процесс формирования социализма как системы происходил одновременно в двух сферах: экономике и надстройке (в данном случае я имею в виду политическую составляющую). Да, действительно в СССР не была реализована власть Советов и самоуправление трудящихся. Сложилась система диктатуры партийно-государственного аппарата и тем самым возникло противоречие между социалистическими экономическими отношениями и диктатурой партийно-государственного аппарата, который принял в 1930-х годах уродливую форму сталинщины со всеми вытекающими последствиями. Но парадокс состоял в том, что партийно-государственный аппарат до горбачевской перестройки обслуживал социалистические экономические отношения. В СССР был настоящий социализм с пережитками капитализма в правовой сфере, но это не означало, что не было настоящего социализма (иным он в СССР просто не мог быть) и якобы существовал какой-то "ранний социализм", как переходная форма от капитализма к социализму. Все эти рассуждения кабинетных ученых, не избавившихся от недостатков политэкономии советского покроя.
       Возможно, игру с термином "социализм" в различных сочетаниях (ранний, полный, развитой и т.п.) изобрели теоретики КПРФ. В подтверждение своего предположения я приведу следующую выдержку из резолюции РУСО (май 2016 года): "...полный (развитой - в современной терминологии) социализм предполагает достижение такого уровня производительности труда, который недоступен для капитализма, благодаря качественному превосходству в развитии производительных сил. Еще одна важная особенность полного социализма в том, что это будет, как подчеркивал В.И. Ленин, бесклассовое общество. Понятно, что переход от неонэпа к социализму еще не обеспечивает такого состояния. Это значит, что Россия вступит в стадию раннего социализма. Именно о нем только и возможно говорить как о новом социализме, ибо полного (развитого) социализма не достигла ни одна из бывших и ныне существующих социалистических стран.
       Задача КПРФ, современной науки, политической, хозяйственной и социальной практики состоит в том, чтобы, прочно опираясь на теорию марксизма-ленинизма, критически анализируя практический опыт СССР, двинуть вперед строительство социализма на его ранней стадии и победить капитализм в экономическом соревновании, обеспечивая переход к полному социализму"
       В вышеприведенной выдержке одна нелепость погоняет другую. Например, написано: "...полный (развитой - в современной терминологии) социализм предполагает достижение такого уровня производительности труда, который недоступен для капитализма, благодаря качественному превосходству в развитии производительных сил". Как это понимать? Полный (развитой) социализм недостижим до тех пор, пока не будет достигнуто качественное превосходство над капитализмом. Причем идет ссылка на В.Ленина. Отсюда логически вытекает нелепый вывод (хотя речь идет о современной России): в СССР не было полного социализма, ибо уровень развития производительных сил был примерно такой же, как в развитых капиталистических странах. Следуя этой логике в СССР был построен т.н. ранний социализм, который по существу и не был социализмом, ибо это была только еще стадия перехода от капитализма к социализму (согласно трактовке РУСО). И эта логика привела авторов резолюции конференции РУСО к абсурдному выводу: "...полного (развитого) социализма не достигла ни одна из бывших и ныне существующих социалистических стран".
       И еще одно, мягко выражаясь, преувеличение, которое состоит в следующем утверждении Р.Осина: "Отчуждение в советском обществе связано с широким распространением рутинных форм ручного труда. Широкая распространенность рутинных, ручных форм труда приводит к объективной невозможности социального освобождения и всестороннего развития личности работника советского общества. Это в конечном счете приводило к отчуждению и от остальных сфер жизни общества, в том числе от государственного управления".
       Спору нет, доля ручного и рутинного труда в экономике СССР была немалой. Но этот факт не мог быть причиной социальной закабаленности работника, невозможности повышения своего образовательного и культурного уровня, отчуждения от остальных сфер жизни общества. Р.Осин сам в начале статьи писал, что "несмотря на то что в значительной степени достижения советской демократии были утрачены, в ряды государственных руководителей, а также деятелей культуры входило огромное число выходцев из широких, до недавнего времени забитых социальных слоев. И они смогли доказать, что умеют не только разрушать старые социальные структуры, но и создавать новый тип общества". Действительно, десятки миллионов неграмотных крестьян и рабочих в советское время получили среднее или высшее образование, влившись в ряды ученых, офицеров Красной армии и руководителей производства, и всего народного хозяйства всех уровней управления.
       Заключительным аккордом рассуждений Р.Осина является следующий умопомрачительный вывод: "Если власть Советов фактически отсутствует, то общество не может быть названо советским". Формально в соответствии со всеми Конституциями, начиная с 1936 года, оно было представлено Советами на всех уровнях государственного устройства, поэтому и называлось советским, хотя сами Советы были по существу ликвидированы в 1920-х годах.
       По какой-то труднообъяснимой причине Р.Осин избегает четких, недвусмысленных формулировок. Примером тому является нижеследующее определение понятия "отчуждение", в котором он не пишет ясно и определенно об эксплуатации человека человеком ("Спутником частнособственнических отношений является отчуждение. На основе марксистской концепции я определяю отчуждение как процесс, при котором результат деятельности человека, как и сама его деятельность, а вместе с ней и вся система социальных отношений становятся неподвластными человеку, существуют и развиваются по своей собственной логике, господствуют над человеком".
       Итак, ошибочная оценка реальной истории СССР и неверные теоретические исходные позиции неизбежно привели автора статьи к следующему выводу: "Исходя из вышеизложенного понимания переходного периода от капитализма к социализму, советское общество классифицируется как общество, остановившееся на формальном этапе обобществления и, следовательно, не до конца прошедшее переходный период.
       Социалистическая система управления народным хозяйством была построена, но низшая фаза коммунизма - еще нет. Некоторые исследователи определяют это состояние как "ранний социализм", что, с моей точки зрения, вполне правомерно", а СССР "...не вышел полностью за рамки переходного от капитализма к социализму периода".
       Обратимся теперь к О.Мамедову, который написал книгу "Смешанная экономика. Двухсекторная модель". (Ростов на Дону: изд-во "Феникс", 2001 - http://www.sbiblio.com/biblio/archive/mamedov_smeshannaja/). Во введении он утверждает, что система смешанной экономики является выдающимся достижением человечества, самой эффективной формой социальной организации общественного производства, выстраданной всей мировой историей. Преодолевая исторические крайности "антирыночного" и "ультрарыночного" характера, смешанная экономика сочетает и реализует созидательный потенциал рыночного и нерыночного способов движения производства". Таков его исходный тезис. Далее он констатирует, что "...в экономической теории утвердилась и господствует своего рода "монорыночная" концепция устройства современной экономики. Тем не менее, действительная практика последних десятилетий всех экономически-развитых стран мира свидетельствует об ограниченном эвристическом потенциале монорыночного взгляда на экономическое строение современного производства. Ошеломляющие успехи тех стран, где реально сформирована система социально-регулируемого производства, требуют преодоления "ультрарыночного" подхода, претендующего на объяснение всех экономических процессов, отношений и явлений. В логической системе современной экономической теории приоритетной становится более сложная и более диалектическая концепция - концепция двухсекторного строения смешанной экономики, исходящая из признания "рыночно-нерыночной" двойственности современной организации общественного производства её фундаментальным системообразующим свойством". Центральным вопросом рыночной модели (и теории) является соотношение между спросом и предложением, которое устанавливает величину цены товара. О.Мамедов цитирует С.Светунькова, который писал следующее: "Графические модели (как наиболее удобный инструмент научного анализа) были введены в практику Альфредом Маршаллом - его кривые спроса и предложения известны не только экономистам, но практически всем грамотным людям...Основным элементом экономической теории, с помощью которого познаются закономерности рыночного механизма, являются понятия спроса и предложения и их графическая интерпретация...Графическая модель спроса и пред-ложения является основой для последующего изучения и объяснения рыночной экономики. Пересечение кривых дает равновесную точку, характеризующуюся объемом продаж на рынке и сформировавшейся в результате торгов ценой. В большинстве случаев практикующих экономистов волнует кривая спроса" (С.Светуньков. Модели спроса и предложения в пространстве "цена-объем-доход" (http://www.marketing.spb.ru/).
       Однако, как отмечает О.Мамедов, "...в поле зрения экономистов крайне медленно входят нерыночные (а, тем более, - антирыночные) феномены - в виде "монополии", "экстерналии", "трансферта" или анклавов "традиционной экономики". И далее О.Мамедов делает совершенно правильное замечание: "Характеризуя "спрос", экономисты обычно поясняют, что это - платежеспособная часть потребности, из чего следует, что спрос всегда представляет подвижный элемент потребности и заведомо меньше её. На этом экономист-рыночник торопливо прощается с потребностью и далее страстно "терзает" исключительно спрос, не обращая никакого внимания на оставшуюся (так сказать, - "неспросовую") часть потребности.
       Вот в этом и состоит, по нашему убеждению, великое заблуждение "рыночника" как экономиста (сколько бы он ни отнекивался от своей "экономической" родословной): рынок действительно признает только "спрос", озабочен удовлетворением именно "спроса", живет "спросом". Но это - рынок; экономику же волнует ВСЯ ПОТРЕБНОСТЬ, ОБЩАЯ ВЕЛИЧИНА ПОТРЕБНОСТИ, всегда включающая и её неспросовую часть, - экономика вообще существует во имя удовлетворения потребностей, независимо от искусственного деления рынком потребности на "спросовую" и "неспросовую" части.
       Рынок работает на "спрос", экономика - на "потребность". И коль скоро "потребность" шире "спроса", то это значит, что и "экономика" - шире "рынка", не сводима к нему, всегда стремится преодолеть социальную ограниченность рынка (выделено мной - ВП)".
       О.Мамедов продолжает: "как бы ни был притягателен строгий механизм рынка, экономист не может и не должен и далее мириться с состоянием "беспризорности" неплатежеспособной части потребности: игнорируемые теорией и механизмом рынка, "неспросовый" элемент потребности должен занять подобающее ему приоритетное положение в теории и механизме экономики. Другими словами, "потребность" должна вытеснить "спрос" с незаконно занятого им места "центральной" категории экономики.
       Этот абсолютно правильный вывод О.Мамедова подсекает под корень "рыночную" теорию, которая не в состоянии адекватно отразить действительность.
       Но существует еще одна причина, четко выявившаяся в последние десятилетия - это то, что рыночный механизм не в состоянии предотвратить экономические кризисы. А при системе глобального механизма вмешательство государственных структур, даже объединенными усилиями государств, не в состоянии справиться со стихией рынка. О.Мамедов находит интересные формулировки, которые заслуживают внимание читателей. Например, такая формулировка: "...нерыночная природа потребности порождает соответствующие экономические метаморфозы: в пределах потребности "покупатель" превращается в потребителя, "товар" - во благо, "спрос" - в потребность". Эта метаморфоза достойна внимания марксистов, исследующих экономику.
       Я опускаю ту часть исследования О.Мамедова, которая касается соотношения платежеспособного спроса и предложения и формирования рыночной цены в абстрактном рыночном хозяйстве, ибо благодаря К.Марксу эта проблема является хорошо изученной.
       При вмешательстве государственного сектора в экономику происходит изменение цены товара (см. "О "плюсах" и "минусах" государственного регулирования рынка" в книге В.Гальперина, С.Игнатьева, В.Моргуновв. Микроэкономика. СПб.: Экономическая школа, 1994. Т.1. С. 66-85).
       О.Мамедов делает следующие примечание в отношении государственного сектора: "Государственный сектор экономики отличается двумя принципиальными особенностями - он, во-первых, всегда есть дополнение к рыночному и, во-вторых, всегда административно организуется (в отличие от рынка, возникающего стихийно в ситуации потенциально-доходного производства)...государство полагает, что удовлетворение данной потребности только рынком (то есть в размере "спроса") недостаточно для реализации общественных интересов и решает увеличить удовлетворяемую часть потребности дополнительно".
       О.Мамедов следующим образом описывает рыночную экономику: "Рыночная экономика, состоящая из множества отдельных рынков, сама представляет один огромный рынок. Этот макрорынок есть сфера взаимодействия "совокупного производителя" и "совокупного потребителя" - главных героев любой макроэкономической модели. Процессы и проблемы макроэкономики существенно отличаются от проблем и процессов микроэкономики.
       Жизнь макроэкономики можно описать двумя понятиями - "равновесием" и "динамикой". Каково же их содержание?
       В рыночной экономике все произведенные продукты ("совокупное производство") должны стать товарами ("совокупное предложение") и быть проданными ("совокупный объем продажи"), а все доходы ("совокупные доходы") предназначаются для покупки ("совокупный спрос") и должны быть отоварены ("совокупное потребление"). Только в этом случае совокупные величины денежного спроса и товарного предложения совпадут. Такое совпадение и есть равновесное состояние рыночной экономики.
       В то же время рыночная экономика находится в постоянном движении, что выражается именно в нарушении равенства совокупного спроса и совокупного предложения. Такое нарушение есть механизм динамики рыночной экономики.
       Получается, что экономическое равновесие требует равенства совокупного спроса и совокупного предложения, а экономическая динамика - их неравенства. И рыночная экономика каким-то образом умудряется отвечать этим взаимоисключающим требованиям. Механизм такой удивительной "равновесной динамики" и пытаются уловить экономисты посредством макроэкономических моделей.
       Производство в течение года создает множество товаров, которые экономическая теория объединяет в "Большой товар", называемый "валовой национальный продукт" (ВНП). Это - самое главное для понимания механизма движения макроэкономики как макрорынка: раз ВНП - макротовар, то он является объектом необычного акта купли-продажи - масштабом в страну и продолжительностью в год. Продавцом такого удивительного товара выступает "совокупный производитель", а покупателем - "совокупный потребитель".
       Сумма денежных расходов совокупного производителя образует "совокупное предложение"...а сумма денежных доходов совокупного потребителя - "совокупный спрос". Следовательно, валовой национальный продукт одновременно выступает и как "совокупный спрос", и как "совокупное предложение"!".
       Продолжая анализ рыночной экономики, О.Мамедов естественно приходит к выводу о том, что достижение равновесия в ней сопровождается периодическими кризисами и безработицей. Он пишет: "Великая депрессия" показала, что саморегулируемая рыночная экономика к 30-м годам ХХ века утратила свойства, обеспечивающие ей стихийную эффективность. "Классическая" теория оказалась не в силах дать удовлетворительное объяснение новому состоянию рынка. И тогда пробил час экономической концепции Джона Кейнса.
       Почему экономисты славят Кейнса? Да потому, что он предложил концепцию, радикально меняющую взгляд на макроэкономическое равновесие и механизм его достижения.
       Д.Кейнс исходил из того, что точка макроэкономического равновесия может не совпадать с "полным ВНП" (то есть с тем состоянием экономики, при котором в производство вовлекаются все ресурсы, и, следовательно, безработица находится на "естественном уровне"). Исключительное внимание всех экономистов к уровню безработицы объясняется её антиэкономическим эффектом, - сокращая государственные доходы, безработица требует роста государственных расходов; занятый кормит себя, да еще платит налоги (то есть кормит других), тогда как безработный требует денег на себя, на семью да еще не платит налогов (то есть не кормит других)...Д.Кейнс показал, что рыночная экономика, "предоставленная сама себе", обречена пребывать или в "полно-неравновесном" ВНП т.е. в постоянной инфляции, или в "неполно-равновесном" ВНП т.е. в постоянной депрессии, безработице, перепроизводстве. И это потому, что рыночный механизм не может исправить ситуацию, ибо у него только одна цель - установление только и только макроэкономического равновесия. Полнота же использования производственных ресурсов (т.е. производство полного ВНП) рынку безразлична...
       Отсюда Д.Кейнс сделал ошеломивший экономистов вывод: поскольку рыночная экономика самостоятельно не может решить проблему - макроэкономическое равновесие в её координатах либо недостижимо, либо неэффективно, - то ей нужна помощь. Следовательно, не только микроэкономика, но и макроэкономика нуждается в регулировании; от одной такой мысли дух захватывает, настолько она грандиозна, дерзновенна!
       В этом выводе - суть кейнсианского переворота в экономической науке, благодаря которому экономисты обрели новый объект прикладного анализа - макроэкономику".
       Источниками финансирования общественного производства ВНП, согласно концепции Д.Кейнса являются все "...те же налоговые изъятия из выигрыша совокупного производителя и совокупного потребителя".
       Благодаря Д.Кейнсу была создана модель двухсекторной смешанной экономики. О.Мамедов, проанализировав эту модель пришел к следующему заключению: "Общий вывод: для двухсекторной модели смешанной экономики достижение макроэкономического равновесия обеспечивается сбалансированным развитием двух обязательных секторов современной экономической системы - "рыночного" (частно-доходного) и "нерыночного" (общественно-убыточного), между которыми и происходит основной обмен товарной и денежной массами....в силу объективно ограниченных параметров развития последнего, - то смешанной экономике всегда присуща тенденция к инфляционной деформации.
       В то же время необходимо учитывать, что рыночная равновесная цена всегда демонстрирует равенство спроса и предложения, хотя за этим равенством, как показывает модель смешанной экономики, может скрываться диспропорция между нереализуемой частью потребности и величиной государственного сектора экономики".
       И далее О.Мамедов вынужден задаться вопросом: "Почему государственный сектор выступает как "квазирынок", а неплатежеспособная часть потребности должна все-таки принимать искусственную для неё форму "спроса"? Ответ следует искать в системности современной экономики: не может одна её часть функционировать в рыночной форме, а другая - в нерыночной. Поэтому государственному сектору экономики приходится обряжаться в рыночную видимость, тем самым, маскируя свою нерыночную сущность, более того - придавая тем самым видимость всеобщности рынка и потому ещё сильнее затрудняя анализ как реального рынка и реальных рыночных процессов, так и нерыночной природы государственного сектора. Никогда ещё экономическая форма так не противоречила экономической сущности, как рыночная форма функционирования нерыночного государственного (общественного) сектора экономики".
       О.Мамедов делает принципиальный вывод, рассматривая противоречия двухсекторной смешанной модели экономики: "Между спросом - как удовлетворяемой рынком частью потребности, - и потребностью в целом (включающей, наряду со спросом, и неудовлетворяемую рынком часть) существует объективное противоречие. И задача экономики - минимизировать разрыв между ними. В этом, кстати, заключается одна из глобальных тенденций развития экономики, которая в политико-экономической науке традиционно называется "социализация производства". Поэтому настоящий экономист - тот, кто, изучая спрос, озабочен потребностью. Другими словами: занимаясь спросом, думать о потребности, - такова сегодня "сверхзадача" экономического анализа".
       Как решать эту "сверхзадачу"?
       О.Мамедов, отвечая на этот вопрос, обратился к советской экономике.
       Его вывод представляется весьма сомнительным. Вот он: "В свете предложенной модели становятся более понятными проблемы рыночной трансформации отечественной экономики.
       Советская экономика являлась уникальной в мировой экономической истории "тотально-обобществленной", "общественной", "огосударствленной" системой, реально принадлежа бюрократии - надстроечной группе, а не классу, то есть имела законченно-групповой, корпоративный характер.
       Поскольку государственный сектор экономики, как было показано выше, может быть только неэффективным (эффективность - выстраданная всей экономической историей "привилегия" только рыночного сектора), поэтому "тотально-огосударствленная" экономика может быть только тотально-неэффективной. В 1991-м году "пузырь" десятилетиями раздувавшейся неэффективности оглушительно лопнул и взорам летевшим на этом пузыре (который им казался могучей ракетой) предстала "экономическая пустыня" - к последнему десятилетию ХХ века в России не было ничего экономического: ни одного современного экономического института, ни одного цивилизованного рынка, ни одного элемента коммерческого механизма. И все это было создано в течение года группой молодых реформаторов во главе с Е.Т.Гайдаром, - настолько изжаждалась Россия здравого экономического смысла". Она, как считает О.Мамедов. просто выстрадала переход к рынку
       О.Мамедов сошел с дороги политэкономического исследования, политизируя свой анализ. И в силу этого он допустил две принципиальных ошибки. Во-первых, неэффективная экономика СССР не смогла бы обеспечить грандиозные темпы роста, решая одновременно важнейшие социальные проблемы. Во-вторых, он преувеличил "эффективность" гайдаровских реформ, низвергнувших Россию в пучину разрухи и обнищания населения. Если рынок настолько всемогущ, то почему Россия оказалась в числе экономически слаборазвитых стран мира? Он теперь после краха гайдаровских реформ решил ополчиться против левых: "Давно известно: примитивный диагноз порождает примитивный рецепт. В нашем случае примитивное понимание монетаризма переводит в статус фундаментальной категории таинственную "фабрику Гознака" (что, кстати, полностью соответствует обожествлению коммунистами роли государства во всем, в том числе и в экономике). Однако оставим воинствующее невежество, - лучше посмотрим, чем привлекает концепция монетаризма практиков и теоретиков цивилизованной рыночной экономики". Итак, он исключил Россию из числа цивилизованных стран мира. А что касается его утверждения, что коммунисты обожествляли государство, то это элементарная ложь. Реформы хозяйственного механизма в СССР шли, но, к сожалению, слишком медленно и непоследовательно в силу всемогущества невежественных политических руководителей страны.
       О.Мамедов, описывая современную капиталистическую экономику, пришел к следующим двум важным выводам: "Деньги всегда представали обыденному сознанию в какой-то мистической туманности, и никакие разъяснения экономической науки с этим ничего поделать не могли. Однако предрассудки относительно денег распространены и в профессиональной среде экономистов, два из которых являются поистине роковыми.
       Первое заблуждение касается природы современных денег, - мало кто из отечественных экономистов осознает, что в середине ХХ века произошла Великая Денежная Революция, изменившая облик и характер движения всей экономики: товарные деньги ("золотые") уступили место нетоварным ("символическим"), золото превратилось в обыкновенный товар, а бумажные деньги заняли место золотых. И надо понять весь драматизм этой революции, поскольку всю свою экономическую историю человечество прожило с металлическими деньгами. Переход к бумажным (символическим) деньгам занял целое столетие, а уж сколько времени потребуется для того, чтобы научиться жить в мире призрачных невещественных денег - этого не знает никто.
       Второе заблуждение связано с производителем, - большинство экономистов полагает, что в сфере "производства" денег единственным монополистом продолжает оставаться государство, тогда как уж давно основная часть денежной массы производится финансово-кредитной системой. Это означает, что и в сферу денежной эмиссии проникла конкуренция - между государством как общественным эмитентом и банком как частным эмитентом. Если бы государство действительно было бы эмитентом-монополистом, то оно легко бы регулировало объем денежной массы и монетаризм стал бы разновидностью фискального инструментария. Однако реальное положение дел изначально препятствует такой административной трансформации монетарной политики. В том-то и состоит сложность монетаризма, что он должен извне, опосредованно воздействовать на финансово-кредитную систему, побуждая ее к оптимальному поведению на рынке сбережений-инвестиций. Непостижимая "изощренность" монетаризма состоит в его подходе к символическим деньгам как "товару", тогда как антимонетаризм все тщится отыскать такой товар, который можно было бы выдать за деньги". Кстати, появление т.н. виртуальных денег (деривативов) послужило одной из причин современного глобального социально-экономического кризиса.
       О.Мамедов в третьей части своего произведения рассуждает о макроэкономической политике государства. Он пишет: "Если внимательно присмотреться к основным методам фискальной политики, то становится понятным, что государство использует для регулирования макроэкономики фактически только два, доступных ему, способа: изменение в величине государственных доходов (маневрируя размером налоговых ставок и льгот) и изменение в величине государственных расходов (маневрируя размерами социальных трансфертов и государственных закупок).
       Вот, собственно, два "весла", поочередно "загребая" которыми государство пытается выпрямить курс экономики, противостоя циклическим волнам. И нетрудно догадаться о сути его действий". Здесь и догадываться нечего. Факты налицо: современные капиталистические государства не в состоянии своим регулированием противостоять стихии рынка. И О.Мамедов вынужден это констатировать: "Увы, никому не дано знать, как поведет себя цикл, - спад может войти в длительную депрессию, а начавшийся подъем оборваться новым спадом и т.д.".
       Далее О.Мамедов пускается в поиск оптимального поведения государств в формировании своего бюджета и эмиссии денежных знаков. Однако этот поиск оптимума совершенно бесполезен. Это - чистое теоретизирование. А жизнь государств продолжается по закономерностям капиталистической системы. Наглядный пример - США самая могущественная страна капиталистического глобального мира.
       Что же касается совершенствования социалистического хозяйственного механизма в целях действительного наиболее полного удовлетворения потребностей населения, то я в своей модели демократического социализма (см. 7-ю главу монографии "Мир на перекрестке четырех дорог") высказал соображения о кооперативной форме собственности. Я пришел к выводу, что для наиболее полного удовлетворения потребностей членов социалистического общества должна быть создана система их непосредственного влияния на производителей продуктов и услуг. А это возможно только в том случае, если потребители организованы, например, в потребительские кооперативы, и эти кооперативы заключают прямые договора с производителями товаров народного потребления. В сфере производства средств производства также должна действовать система прямых договоров потребителей и производителей. Короче говоря, такой порядок исключает практику установления предприятиям плановых директивных показателей вышестоящими органами. Роль государственных органов планирования сводится в такой системе регулирования экономики только к обеспечению макроэкономических пропорций с использованием средств кибернетики.
       История до сих пор знала два типа регулирования экономических процессов: 1.рыночный (в последние десятилетия со все большим применением планирования в различных формах (индикативное, директивное, локальное, в рамках корпораций и т.п.). 2.плановое (централизованное или в определенной мере децентрализованное).
       Мне думается, что возможен третий тип: сочетание планирования экономических процессов с одновременным применением договорных отношений по выполнению заказов потребителей как предметов народного потребления, так и средств производства. Мне представляется, что этот третий вариант оптимален с точки зрения наиболее полного удовлетворения потребностей членов всего общества. В этой системе первичным, исходным звеном является определение заказов товаров народного потребления через потребительскую кооперацию. При этом учитываются потребности членов потребкооперативов с учетом покупательной способности их членов. На основе заказов потребкооперации формируются планы производства товаров народного потребления в отраслях их производящих, а далее - по цепочке формируются заказы на сырье, вспомогательные материалы, оборудование для предприятий промышленности и сельского хозяйства.
       И вот в этой сфере производства товаров народного потребления и средств производства, а также в отраслях, их обслуживающих (транспорт, складское хозяйство, связь и т.п.), могут эффективно работать как производственные кооперативы, так и народные предприятия. Откровенно говоря, я не вижу пока разницы между этими двумя типами хозяйства. При этом я исхожу из определения понятия народного предприятия, которое обнаружил в Википедии (Райзберг Б.А., Лозовский Л.Ш., Стародубцева Е.Б. Современный экономический словарь. -- 2-е изд., испр. М.: ИНФРА-М. с. 479, 1999.), где приводится следующее определение этого понятия: "предприятие, находящееся в коллективной собственности его работников, неразделенной на доли, паи, то есть целиком принадлежащее всему коллективу и управляемое привлеченными коллективом менеджерами и советом управляющих".
       Рассмотрим теперь статью А.Ковалева "ЕСТЬ ТАКАЯ ТЕОРИЯ, или марксизм остается всесильным".
       А.Ковалев в самом начале статьи дает обобщающую оценку современному марксизму и его роли в преобразовании общественных отношений: "Марксизм и сегодня, как и 100 дет назад, способен не только объяснить мир, но и преобразовать его. Он пронизывает силой лазерного луча его научности толщу времени и наслоение событий и позволяет рассеять тот мрак проблем современности, где буржуазная мысль бессильна.
       Марксизм - это учение об условиях освобождения пролетариата. Причем, обязательно - через классовую борьбу путем овладения государственной властью, как инструментом своего освобождения. Объективный интерес прогрессивного развития общества совпадает с классовым интересом пролетариата. "Освобождение пролетариата" - это не просто политический призыв, лозунг борьбы, это, прежде всего, объективный результат противоречивого движения капиталистической системы эксплуатации от ее становления до заката. Задачи борьбы пролетариата и средства их решения выводятся в конечном счете из экономической системы, и чем точнее знание ее, тем вернее определены задачи, тем ближе конечная цель. Без классового подхода политэкономия превращается в служанку буржуазной власти, а значит, в средство усиления эксплуатации трудящихся". Хотелось бы в этой выдержке подчеркнуть очень важную мысль, вокруг которой постоянно ведутся споры, а именно: "Объективный интерес прогрессивного развития общества совпадает с классовым интересом пролетариата".
       Далее А.Ковалев пишет о превращенных формах проявления категорий и закономерностей капитализма, чего частенько не понимают современные "марксистские" политэкономы: "...эти базовые, коренные экономические законы и категории в конкретных процессах постоянного кругооборота, воспроизводства всего общественного капитала выступают в превращенных формах, действуют через конкретные механизмы реализации. Прибавочная стоимость выступает в форме прибыли как порождение всего авансированного капитала, а закон прибавочной стоимости - как закон распределения по капиталу. Соответственно, закон стоимости приобретает форму цены производства, включающей издержки производства и прибыль".
       А.Ковалев отмечает следующие прогрессивные тенденции капиталистической системы: "Так как при распределении по капиталу больше прибавочной стоимости притягивают те капиталы, которые больше внедряют техники, повышают органическое (техническое) строение капитала, то именно реализация товаров по ценам производства является тем непосредственным стимулом, той движущей силой, которая побуждает капиталиста внедрять новую технику, совершать научно-технические прорывы. В этом состоит прогрессивная роль капитализма. В свою очередь, развитие средств производства приводит к обобществлению производства, во-первых, - за счет укрупнения предприятий путем концентрации и централизации производства, во-вторых, за счет усиления разделения общественного труда и развития кооперационных связей. Так что производство технически и технологически превращается в единый общественный производственный процесс, органически взаимосвязанных между собой отдельных производств, где люди, по существу, работают друг на друга, обмениваясь своей деятельностью и который требует единого общественного регулирования...Пройдя ряд ступеней от монополистического капитализма к государственно-монополистическому, а от него к современному, государственно-корпоративному капитализму, эта тенденция неизбежно приводит к необходимости установления общественной собственности на средства производства как отрицание буржуазной собственности...здесь происходит существенный подрыв рыночных отношений, а система в этом звене воспроизводственного процесса ориентируется не на конкуренцию между производствами внутри корпорации, как в либерально-рыночной системе, а на кооперацию и интеграцию всех переделов производства".
       Развитие капиталистической системы является решающим фактором процесса глобализации, а, следовательно, и формирования человечества, о чем пишет А.Ковалев: "...корпорации выходят за пределы отдельных национальных государств, и в качестве транснациональных корпораций (ТНК) создали, наряду с мировым рынком, мировое производство в глобальных масштабах. Капитализм поднялся на новый качественный уровень - глобальный капитализм. В условиях ускоренного роста обобществления производства усиливается вмешательство буржуазного государства в экономику главным образом в целях повышения конкурентоспособности монопольных производств, сглаживания циклических колебаний, предотвращения социальных конфликтов и т.п. На международном уровне в настоящее время создаются единые регуляторы финансовой системы и т.п.". Но не только возникло это явление - "...перелив производительного капитала в финансовую сферу, в фиктивный капитал, который в последнее время превратился в главную мировую экономическую силу. Его коварство состоит в том, что он непознаваем, мало управляем и не предсказуем. Только разразился мировым кризисом и здесь же вновь накачиваются финансовые пузыри, которые взрываются то там, то здесь, держа в хронически депрессивном состоянии производство. Промышленный цикл в мировом масштабе из четырех фазного может вообще превратиться в двухфазный: кризис-депрессия-кризис. Такого рода кризисы и могут принести смерть капитализму, о чем писали Маркс и Энгельс в "Манифесте Коммунистической партии".
       Вместе с тем глобальный капитализм постоянно воспроизводит не только класс эксплуатируемых в рамках национальных государств, но порождает и совокупность угнетаемых народов: "...произошла поляризация стран мира на центр и периферию, "золотой миллиард" и остальные страны, между которыми существуют антагонистические противоречия. При этом, если Ленин с законом неравномерного развития, порождающий борьбу между развитыми странами за передел мира, связывал появление слабого звена в капиталистической системе как условие возможности победы социалистической революции в отдельно взятой стране, то закон опережающего развития создает условия для прорыва уже ряда стран, а то и региона стран, противостоящих объединенному центру, как это и произошло уже на Латиноамериканском континенте".
       И еще два процесса, угрожающих существованию человечества на нашей планете, отмечает А.Ковалев: это - "непомерное разрастание государственной машины насилия и контроля, бюрократического аппарата, средств массового уничтожения, ставящих под угрозу жизнь всего человечества". И, во-вторых, это - деградация личности.
       А.Ковалев отмечает в своей статье еще два новых явления: Во-первых, "...интеллектуальный труд работников создает значительно большую по величине прибавочную стоимость, чем дополнительные затраты капиталиста и его государства на оплату их труда и социальные выплаты, причем этот разрыв возрастает. Это возрастание прибавочной стоимости по мере интеллектуализации труда стало уже явлением постоянным и с учетом воздействия на нее ряда противодействующих факторов выступает как закон тенденции нормы эксплуатации труда к возрастанию. Здесь надо учесть, что происходит лишь абсолютное повышение уровня жизни, а относительно оно падает: относительно стоимости рабочей силы, но еще в большей мере относительно абсолютных потребностей, обусловленных абсолютной производительной силой общества. Осознание этого факта работниками является важнейшим источником обострения классовой борьбы.
       Во-2-х, возвышение способностей и потребностей работников на определенной ступени породило такую существенную, ставшей уже мировой, тенденцию как участие работников в управлении, в решении вопросов производства и распределения, одним словом, их самоуправление. Главная ценность для капиталиста здесь состоит в том, что в условиях самоуправления работников их заинтересованность в росте производительности труда значительно превышает тот уровень, который можно достигнуть только за счет роста оплаты труда и т.п. Стимулирующая функция самоуправления представляет его как новую производительную силу, которая для капиталиста является даровой. Поэтому самоуправление трудящихся нашло широкое применение на капиталистических предприятиях практически уже во всех развитых странах. Однако, повышение его стимулирующей роли требует расширения общей собственности работника в результатах труда, а затем и в средствах производства. Здесь самоуправление работников выполняет функцию реализации общей собственности работников в их общих интересах. Все это, конечно же, подрывает основы частной собственности. Кроме того, работник из фактора производства превращается в субъект отношений, выполняя при этом социальную функцию: работник здесь выступает как хозяин производства. В последних двух функциях самоуправления работников капитализм самоотрицается, самоликвидируется...Таким образом, современный пролетарий выступает могильщиком капитализма не только как носитель классовых противоречий, но и как созидатель новых отношений самоуправления, отрицающих буржуазные отношения. Поэтому капитализм допускает развитие самоуправления работников лишь до тех пределов, которые не угрожают его устоям".
       И А.Ковалев из предыдущего анализа делает правильный вывод: "...скорее капитализм похоронит все человечество, чем ТНК и НАТО станут народными. Что же касается "ростков будущего общества" - государственного регулирования экономикой, планирования, элементов самоуправления трудящихся и т.п., то они, будучи пронизаны и подчинены отношениями эксплуатации, не являются социалистическими отношениями, а лишь элементами, организационными формами последних".
       Однако, трудно согласиться со следующим утверждением А.Ковалева: "По величине доходов и силе власти бюрократия ничуть не уступает буржуазии. В частности, ее доходы, формируются, во-1-х, похоже, законами капиталистического присвоения. Чиновник на политическом рынке оценивается на уровне доходов (от средней прибыли) соответствующего ранга предпринимателя; во-2-х, величиной коррупционной составляющей, обусловленной монополией на власть и зачастую превосходящую ее основную часть. По этим признакам бюрократия выступает как класс с фиктивным характером, подобно фиктивному капиталу, который, хотя и не создает стоимости, все же является главной экономической силой в мире". Вряд ли оправдано считать бюрократию самостоятельным классом, ибо служащие государственного аппарата, какой бы пост в государственной машине они не занимали, не являются собственниками общенациональных средств производства. Так называемая государственная собственность является лишь формой общенародной собственности. даже при капитализме, ибо она обслуживает потребности всего общества.
       Затем А.Ковалев переходит к проблемам социализма. Интерес представляет его мысль о переходном периоде от капитализма к социализму: "По Ленину, первые шаги коммунизма начинаются уже тогда, когда победивший в революции пролетариат уничтожает монополистическую, олигархическую собственность путем обращения ее в общенародную собственность. На этой основе закладываются общекоммунистические отношения - планомерность, централизованное регулирование, подчинение производства нуждам трудящихся.
       С момента уничтожения олигархической собственности и начинается собственно переходный период к социализму. в течение которого происходит снятие средней и мелкой частнокапиталистической собственности, преобразование ее в социалистические формы. Главным содержанием этого периода является утверждение и развитие социалистических форм хозяйствования с использованием частнокапиталистических форм и борьба с ними по принципу "кто-кого" экономическими средствами. Успешность перехода в решающей степени зависит от преданности и верности авангарда пролетариата идеалам социализма, от последовательности политики пролетарского государства и решительности его довести дело социалистического строительства до конца". Одновременно А.Ковалев предупреждает: "...увлечение расширением частнособственнических сфер за определенные границы чревато политическими потрясениями и угрозами реставрации капитализма. Эта проблема особенно актуальна для Белоруссии и Китая, где частный сектор весьма развит и может выйти из-под контроля".
       А.Ковалев выдает желаемое за действительное, когда пишет: "При социализме самоуправление реализует общенародную собственность и выступает как единая система. Именно в единой ассоциации самоуправляющихся производителей Маркс видел главный смысл коммунизма. Трудящиеся реализуют общую собственность на основе их самоуправления опосредовано и непосредственно. Опосредовано - "сверху", в целом, через органы управления, работающие на коренные интересы всех трудящихся. Непосредственно - "снизу", через трудовые коллективы - это та сторона, через которую самоуправление охватывает каждого и, следовательно, выступает той "ячейкой" из которой образуется вся ткань целостного общественного организма". К сожалению, в СССР не сложилась такая система самоуправления, о которой писал К.Маркс. Вместо нее утвердилась диктатура партийно-государственного аппарата.
       Далее он пишет о том, что в экономике СССР действовали товарно-денежные отношения. Он объясняет их необходимость тем, что осуществлялось распределение по труду. Но это не была единственная причина, определившая существование товарно-денежных отношений. Второй причиной была дискретность экономики, относительная самостоятельность предприятий.
       А.Ковалев в принципе верно пишет о влиянии разложения партийно-государственного аппарата, как причины контрреволюции в СССР: "Так в недрах социалистической экономики зародилось и развивалось первоначальное накопление капитала. Сращивание пробуржуазных руководителей предприятий и коррумпированных чиновников образовало значительный социальный слой в обществе, силу, заинтересованную в передаче государственных предприятий в частные руки. Эта сила в союзе с мировой буржуазией и сыграла главную роль в разрушении социализма и государства". Вместе с тем трудно согласиться с тем утверждением А.Ковалева в том. что "В СССР было нарушено действие социалистических экономических законов уже тем, что в 60-х годах прошлого века были созданы условия для действия законов рыночного хозяйств...В СССР рыночные отношения оказались вне государственного контроля, в свободном плавании". Однако, в конце концов, А.Ковалев вышел на верный вывод о причине краха СССР: "...причины кроются в соотношении политических сил".
       А.Ковалев выступил на конференции РУСО в 2016 году с докладом "Как будем строить социализм?".
       "Когда будет социализм - завтра или нескоро, - тем не менее интерес к образу социализма (а именно, как мы будем его строить) очень возрастает. Дело не в том, чтобы говорить, что социализм хороший, что он гуманный, что он прекрасный, светлый и т.п. На слово мало кто верит, а требуется основательно доказывать каждую деталь в научном плане. То есть мы будем говорить о научном социализме, а все остальные прилагательные имеют второстепенный характер.
       Прежде чем реально строить социализм, нельзя обойти вопрос, который тянется еще с 1917 года: "А возможно ли социалистическая революция в нашей стране?" Возможно ли победа социализма в такой разваленной стране, как у нас? Или мы должны опять "стать в очередь" и пройти буржуазно-демократическую революцию или другие этапы, о которых сегодня уже говорили?
       Ответ прост. Дело в том, что (это уже стало закономерностью!) революция происходит не там, где есть наибольшее скопление необходимых предпосылок, а там, где наибольшее скопление противоречий. В этом отношении интересно говорит Ленин: "... но для этого еще требуется определенный уровень развития". Материальные условия у нас есть.
       Что касается социальных условий, то где найдешь такую страну, где свыше 50% было социалистической ориентации, 80% левых. Кроме того, где вы найдете такой концентрат противоречий и революционного опыта, как в рабочем классе России!
       В связи с этим, если бы этот потенциал использовать, трансформировать в мощное рабочее движение, то открылся бы путь диктатуры пролетариата и социалистическим преобразованиям. В противном случае мы получаем коалиционное правительство, о котором говорят, в которое входят буржуазные представители, и мы опять будем выбивать в этом правительстве, чтобы вовремя выдавали заработную плату и еще что-то в этом роде, а потом каким-то образом произойдет превращение диктатуры пролетариата. Скорее, наоборот: представители буржуазного правительства, конечно, сомкнутся с внешней буржуазией, и все пойдет по-прежнему.
       Чтобы этого не случилось, как мне кажется, коммунистам срочно надо по Ленину "влиться в рабочую массу" и готовить рабочих не только к выборам, а, прежде всего, к классовой битве, как это делали Ленин и большевики.
       Сталин в 1917 году говорил, что с 1905 по 1917 годы мы постоянно работали в рабочих коллективах и получили десятки тысяч рабочих борцов, которые нам сделали революцию.
       Говорят, что у нас мало рабочего класса! Но должен сказать, что в 10-15 раз больше, чем в 1917 году. Говорят, что он не организован! Точно также говорили на Украине: "мало, не организован..." Но когда дело дошло до известных событий, то вслед пролетариату шахтеры, металлурги по существу сдали народную республику Кремлю, и пинком... (это было известное выражение).
       Я думаю, что задача коммунистов сегодня состоит в том, чтобы из этих пьяниц с гармониками (как Павел у Горького) породить пламенных революционеров. У нас другого пути нет. И опять же мы возвращаемся к тому, что кто-то будет виноват.
       Теперь давайте попробуем построить социализм. После завоевания власти, что мы делаем? Следуем Ленину и делаем первые шаги к коммунизму. Обратите внимание: только сейчас говорили о стратегической задаче, которая с самого начала должна преследоваться.
       Ленин говорил, что первые шаги коммунизма - передача в общественную собственность, это планомерное развитие, когда продукт идет трудящимся и только трудящимся (это основной закон социализма) и самоуправление производителей. Кстати, Ленин очень ратовал за самоуправление, за развитие самоуправления на предприятиях. Он говорил, что если рабочие не научатся управлять производством, то капитализма не избежать. При социализме мы увидели, что установление общественной собственности на средства производства автоматически не обеспечивает реализацию общественной собственности в интересах всех и каждого. Здесь, возможно, была использована собственность в корыстных интересах бюрократии. Так что или самоуправление, или бюрократия. Так что эти известные отношения составляют базовые отношения для всей коммунистической формации и дают начало основным направлениям дальнейшего развития.
       Между тем, большинство склоняется к тому, что надо начинать с государственного капитализма. Давайте вспомним 20-ые годы, когда задача государственного капитализма состояла в том, чтобы использовать иностранный капитал, иностранные технологии и специалистов для того, чтобы развить техникум. Скажите: нам нужен иностранный капитал сейчас? - Не нужен!
       Вторая задача заключалась в том, чтобы море мелких предприятий направить в организованное русло. У нас такая бедность в деревне, такой опыт колхозного строительства, что нам легко воссоздать этот колхозный строй. И по этому пункту нам тоже не нужен государственный социализм.
       Далее. Следует критически относиться и к китайскому опыту широкого развития частной собственности иностранного капитала. Дело в том, что частная собственность стала, как уже известно, тормозом развития новой информационной революции. Умная экономика противоречит частной собственности. Это антиподы. Тем более, мы соответствующим образом тоже не должны расшаркиваться перед буржуазией. Если национализировать, то не только главные высоты экономики - крупный капитал, - но и большую часть среднего капитала, оставить мелкий капитал.
       По всем этим признакам я бы сказал, что у нас не переход от капитализму к социализму в традиционном смысле переходного периода государственного капитализма. Я бы сказал, что у нас восстановительный период после разрушения социализма, и мы восстанавливаем прежнюю социалистическую экономику с главными ее формами собственности - государственной и колхозно-кооперативной собственностью.
       У нас есть особенности, которые состоят в том, что государственные предприятия мы передаем в хозяйственное ведение с развитием самоуправления на предприятиях. Это первая особенность. Вторая особенность состоит в том, что остается частно-буржуазный капитал, хотя и в незначительном количестве.
       Восстановительный период будет длиться не больше трех-пяти лет. Нам больше не дадут!
       Что в это время мы должны сделать? Мы должны резко повысить жизненный уровень народа и восстановить экономику. Жизненный уровень уже в первый год надо повысить в два раза. За пять лет мы должны восстановить индустриальную уже модернизированную основу с развитием новых информационных технологий процентов на 20, как сейчас есть во всем мире. Даже за первый год мы должны увеличить бюджет в три-пять раз.
       Какие источники? Говорят: из-за рубежа вернуть деньги, прекратить вывоз капитала, монополия на торговлю, убрать всех посредников...Есть и другие источники. Раза в три (и даже больше) мы можем сократить государственный аппарат вместе с силовиками, которых сейчас 800 тысяч, и с бесконечным количеством обслуживающего их персонала. Все это мы можем направить на восстановление разрушенного народного хозяйства по принципу "кто не работает, тот не ест". Государственный аппарат мы тоже удешевим. Мы вспомним Маркса, что надо вооружить народ. В каком смысле? - Что порядок на улицах будут наводить рабочие дружины. Это совершенно реально, и я видел, как это делается в Донбассе. Рабочие это прекрасно делают. На колени всю власть поставили! Все это очень реально.
       Есть и другие моменты, озвучить которые не позволяет регламент. Все это - достаточно реальные вещи.
       Восстановительный период заканчивается по двум критериям: когда окончательно уничтожается буржуазно-капиталистическая собственность и уровень производства достигает того уровня, при котором обеспечивается потребление на рациональном уровне. Это два критерия, которые говорят об окончании восстановительного периода.
       Был ли этот восстановительный период социализмом? - Да, был. Я с самого начала сказал, что базовый блок действует с самого начала и продолжает действовать в течение всего периода. Что определяет социализм и несоциализм? Главное - стержень, главное - качество, а качество - базовые отношения. Поэтому это социализм.
       После восстановительного периода мы переходим к полному социализму. Полный социализм в том смысле, что отсутствуют эксплуататорские элементы и социализм развивается на собственной основе.
       Структура отношений состоит из двух слоев.
       Первый - базовые общекоммунистические отношения, и они общие для всех стран.
       Второй - специфические социалистические отношения. Как известно, они обусловлены остатками прошлых лет экономической обособленности производителей, которые преодолеваются со временем.
       Взаимодействие между базовыми и специфическими социалистическими отношениями состоит в том, что базовые отношения наполняют своим содержанием специфические социалистические отношения, способствуют их отмиранию и таким образом приближают тот уровень, когда не будет экономической обособленности, этой неоднородности, этого отчуждения. То есть, мы подошли к верхней ступени.
       Так что все разговоры о том, что это такое, какие стратегические, какие тактические...Ленин решил с самого начала своими крылатыми словами, что "мы делаем первые шаги коммунизма", и он сказал, что это подтверждается. Почему? Потому что все эти отношения зарождаются еще в недрах капитализма. Я надеюсь, что в этой аудитории всё это достаточно понятно.
       Мы говорим об обновленном социализме в двух смыслах. В том смысле, что решаются ошибки, которые были допущены в советское время, и учитываются новые тенденции, которые появляются в наше время. Вот по этому поводу я хотел бы по той и по другой стороне привести по одному примеру.
       Какие тенденции новые совсем, действительно они есть. По мере интеллектуализации труда, увеличения доли умственных способностей труда, это достигло в среднем где-то 70 процентов, резко возрастает потребность работников. Здесь можно говорить о законе возрастания потребностей, не путайте с законом возвышения потребностей Ленина. Интересный момент. Закон возрастания потребностей накладывается на закон распределения по труду, и получается очень интересный результат. То есть оплата труда увеличивается не пропорционально квалификации, трудовому укладу, а возрастает как бы по параболе, вверх, не пропорционально, а вверх. Это имеет большое значение. У нас, как вы знаете, всегда говорили что максимум - это один, два, три, четыре. Это социальная справедливость, различие, дифференциация. Это законное, это объективное требование. По этому закону разрыв может достигать один к десяти и выше. То есть здесь не должно быть, что рабочий получает на уровне инженера, инженер с директором разница, скажем, где-то в 3-5 раз. Здесь должно быть значительно выше. Это существенный момент, учитывая то, что это главный стимул к труду. Новые тенденции есть здесь.
       Я хотел бы обратить внимание на ловушку, в которой мы оказались в 60-х годах, и которая привела нас к гибели. Как выходить из этой ловушки? На самом деле эта ловушка очень интересная. Сталинская модель, вспомним, в чем она состояла. Весь прибавочный продукт собирается в центре. Это как продразвёрстка. Между предприятиями плановые цены. Повышение жизненного уровня достигается за счет снижения цен. Такая была схема. В чем ее недостаток? В свое время она сыграла роль, бесспорно, потому что нужно было всех обеспечить, это понятно. Это так же, как продразверстка в свое время. В чем ее недостаток. Не было внутреннего продукта для дополнительного стимулирования труда. Это была эпоха, когда уже требовались новые какие-то стимулы, движущая сила. Во-вторых, на Западе осваивалась новая научно-техническая революция. Второе. Сейчас Виктор Васильевич говорил, что задумывались над тем, что-то надо делать для того, чтобы стимулировать, провести действия, создать движущие силы. Выход, понятно, один. Что должен быть дополнительный продукт, который должен был стимулировать. Для этого возможны были два варианта.
       Первый вариант - это оставить всё как есть, увеличить внутри фонд оплаты по труду и за счет этого дополнения стимулировать и личную заинтересованность работника, бригады, цеха и т.д. Одновременно надо было усилить именно рабочий контроль, самоуправление, участие в распределении вот этого продукта. Развивать самоуправление. Между прочим, самоуправление - это не такая психологически простая вещь. Это тенденция мировая. Почему она распространена? Потому что она имеет существенный, весьма сильный стимул заинтересованности в труде. Мы привели в действие именно социалистические движущие силы. К тому же интересный тоже момент с научной точки зрения. Поскольку здесь социалистическая собственность реализуется в интересах каждого через самоуправление, то происходит реальное обобществление социалистической собственности в отличие от бюрократического обобществления вот той ничейной собственности. Это очень важный момент и который был бы достигнут. Кроме того, повысилась бы роль рабочего класса.
       Однако это не получилось. Не получилось почему? Здесь есть тоже интересный момент. Руководство в течение долгого времени чрезвычайщины действительно было воспитано таким образом, ну что, какое там самоуправление, ну какая там самодеятельность внизу. Ясно, что был, скажем, метод руководства "кулаком по столу". Вы помните фильм "Председатель", когда Ульянов сказал: бабы, закройте уши. Это было нормально. Поэтому совершенно по этой логике было прикрыто ядро пролетариата. Это естественно.
       Что дальше? А дальше надо было все-таки вот эти движущие силы искать. Не напрасно же совещались так долго Ленин, Жданов. Постоянно поиск был решения этих вопросов. А движущие-то силы надо было искать. За счет чего? Если не за счет этих внутренних социалистических движущих сил, тогда, естественно, рынок. А как еще? Посмотрите, с продразверстки перешли на продналог. Так стимулировали. Через товарооборот. Правильно? Значит, по Ленину.
       Потом далее. Рынок развивали. А рынок по Сталину, вспомните товарно-денежные отношения, построение социализма в СССР. Товарно-денежные отношения с социалистическим содержанием, они не содержит никаких генов там, скажем, паразитизма или реставрации капитализма. Этого ничего не было. Значит, получается, и по Ленину, и по Сталину. Как-то очень невинно получается. Понимаете? То есть переход от продразверстки, продналога в чём состоял? В том, что дали продукт, стимулирующий через товарооборот. И здесь то же самое как бы. Через рынок вот вам, пожалуйста, дали тебе продукт, который стимулирует предприятия.
       Но в чем здесь смысл-то? Ловушка в чем состояла? Ловушка состояла в следующем. Если в 20-х годах рынок развивался в условиях мелкого производства, это действительно подходило, было правильно. То здесь было крупное производство. А крупное производство противоречит свободной конкуренции. В условиях капитализма крупное производство возмущается против рыночных отношений тем, что возникают периодически кризисы. А в условиях плановой экономики оно возмущается в виде рыночных противоречий, это уходит вглубь, в теневую экономику, тем более создались условия, что снизу контроля нет. И, следовательно, руководители могли прикарманить прибыль, могли отправить в эту теневую экономику. Прибыль самовозрастает таким вот образом. И накопление было внутри. Более того, эта часть прибыли делилась с теми, которые давали планы, распределяли фонды. Сами знаете, как получить вот эти фонды, кто знает те времена, трудно было. И, соответственно, тогда дефицит стал средством перераспределения вот этой прибыли между, скажем так, пробуржуазными руководителями и высшей бюрократией. Так произошло сращивание двух этих потоков, которые образовали антисоциалистический, по сути, класс и интересы которых состояли в том, чтобы, в конечном счете, превратить государственную собственность в частную собственность.
       Соответственно, вот эти три потока образовались в КПСС. Посмотрите, там тоже все эти потоки. И создались условия для того, чтобы произошло объединение внутренней буржуазии с низшей буржуазией и, соответственно, предательство.
       Вывод какой здесь, в конечном счете. Я считаю, что в этих условиях, поскольку еще движет крупное производство, и тем более мы движемся к освоению новой научно-технической революции, здесь требуется оставить отношения между предприятиями, но плановые цены, а внутренний продукт оставить, как говорилось раньше, и, соответственно, развить самоуправление, контроль и так далее. И таким вот образом стимулировать".
       Сергей Бобров написал статью "О закономерностях эпохи Сталина" (http://left.ru/2010/1/bobrov194.phtml). Хотя не со всеми его выводами можно согласиться, однако она в принципе верно отражает марксистскую позицию по узловым моментам истории СССР и я привожу ее целиком: "Исторически сложилось так, что до возникновения демократических институтов в мире практически безраздельно господствовала психология патернализма, и царская Россия никакого исключения не представляла. Даже в периоды стихийных восстаний народ выбирал себе вожаков, на которых возлагал всю ответственность и которым соглашался беспрекословно подчиняться.
       С появлением политических партий и соответственно идеологической борьбы между ними, а также и внутри партий, началась формироваться новая психология в среде наиболее активных и самостоятельных участников этой борьбы. Носители этой психологии не признавали над собой абсолютных авторитетов, никогда не возлагали надежды на то, что кто-то за них всё решит и отстоит их интересы, и подчинялись воле других исключительно (если не учитывать прямое насилие) из тактических соображений, исходя из понимания того, что общие цели, стоящие перед их сообществом, важнее тех разногласий, которые между ними существуют. По сути это и есть нормальный демократический процесс. В рамках этого процесса внутри партии большевиков появляется группа авторитетных лидеров со взглядами, хотя и общими по стратегическим целям, но далеко не одинаковыми по тактическим, по путям достижения этих целей. Пока был общий враг царизм, пока борьба за выживание в гражданской войне вынуждала искать компромиссные решения по всем вопросам, хоть порой и после долгих и жарких споров, но решения в этой среде всегда принимались вполне демократическим путём. Но сама борьба с царизмом и со своими противниками в период гражданской войны, разумеется, никаких демократических процедур не предусматривала. Да и со своими отступниками в столь суровое время никто особо не церемонился. И эта система заговоров, подпольной и вооружённой борьбы в тот период и были, по сути, основными практическими действиями по достижению цели.
       После гражданской войны и установления на всей территории страны власти Советов, партия оказалась на вершине государственной власти. Ближайшие общие цели были достигнуты, и внутренние разногласия о путях дальнейшего развития общества приобрели наиболее острый характер. Но пока был жив Ленин, его позиция и необычайно высокий уровень его авторитета позволяли удерживать эти разногласия в рамках нормального демократического процесса. И даже должность Сталина как руководителя партии рассматривалась больше как техническая. И только во время болезни Ленина она начала приобретать серьёзное значение в управлении партией и страной.
       К сожалению, среди руководства партией Ленин был единственным, кто имел и университетское образование, и занимался научной работой, как в области философии, так и экономики, и в совершенстве овладел марксисткой методологией исследования общества. Основная масса виднейших деятелей партии были всё же в основном революционерами-практиками, овладевавшими теоретическими основами в процессе революционной борьбы. Ленинская система Советской власти, оформленная в конституцию РСФСР 1918 года, абсолютно точно соответствовала марксистской теории построения социалистического государства, отмирающему государству диктатуры пролетариата. Она обеспечивала выявление интересов всех трудящихся, допущенных до голосования, обобщения и согласования этих интересов на каждом этапе с интересами других групп избирателей, выявляя, таким образом, именно коренные интересы, интересы соответствующие достигнутому уровню сознания масс трудящихся страны в целом, поскольку в социалистическом государстве, в отмирающем государстве диктатуры пролетариата (если не рассматривать чрезвычайные ситуации), проводить какие-либо преобразования вообще можно только опираясь на достигнутый уровень сознания масс. К сожалению, гениальность этой модели не осмыслена до сих пор. В начале, вероятно, по недопониманию, а впоследствии из-за её явного противоречия интересам бюрократии и соответствующей административной системе управления.
       Со смертью Ленина, исчез весьма существенный сдерживающий фактор в борьбе между различными течениями в партии. Возглавляли эти течения, в основном, видные деятели партии с дореволюционным стажем, прошедшие аресты, ссылки и тюрьмы, посвятившие свою жизнь борьбе за права трудящихся. Трудно ведь предположить, что задолго до революции подвергая себя опасностям и гонению, кто-то из них мог всерьёз рассчитывать не только на какую-то компенсацию своих трудов, но даже на вообще какое либо признание при жизни. Т.е. какие бы причины в революцию их не забросили, но в результате все они стали пламенными и бескорыстными революционерами, борющимися за права трудящихся. Но все они люди, со своими страстями, со своими слабыми и сильными сторонами и все они и в период подполья и гражданской войны привыкли рисковать всем, включая и саму жизнь в борьбе за свои убеждения. Все они были одарёнными личностями и для того времени довольно неплохо образованными, даже если это приходилось делать на уровне самообразования. Достойны они уважения, с позиции современного человека с коммунистическими убеждениями? Думается, безусловно достойны.
       В настоящее время одни обвиняют Сталина в жестоких расправах над своими товарищами по партии, революционной борьбе и гражданской войне, другие наоборот приводят доказательства того, что эти люди сами первые начали организовывать всевозможные заговоры с целью силового захвата власти. Но создаётся впечатление, что подобная форма борьбы, в то время, была в принципе приемлема для всех её участников без исключения. Т.е. создаётся впечатление, что люди, вышедшие из революции и гражданской войны, не владеющие в совершенстве марксистской теорией государственного строительства, не имеющие никакого опыта работы в демократической системе, просто перенесли методы подполья и гражданской войны в совершенно новую обстановку. А невысокий средний уровень образования нового правящего класса и его, унаследованная от предыдущей эпохи, патерналистская психология, толкали не только класс в целом, но даже его лучших представителей к объединению вокруг наиболее ярких личностей. Если рассуждать с этих позиций, то это не вина ни победителей, ни побеждённых, это их общая беда, несмотря на то, что одни из них остались у власти, а другие заплатили за это жизнями.
       В настоящее время идёт много споров о том, кто же всё-таки был прав: Сталин, Троцкий, Бухарин и т.д. Думается, что такая постановка вопроса вообще не правомерна. Все они были в чём-то правы, а в чём-то нет. Но и лепить из Сталина демона тоже не имеет никакого смысла. Все они в конечном итоге боролись за интересы трудящихся, но все они боролись за них так, как это понимал каждый из них в отдельности, и боролись методами, которые они все признавали допустимыми. Поэтому очень сложно предположить, что, приди к власти другая (не сталинская) группировка, она не стала бы действовать точно такими же методами.
       Демонизаторы Сталина исходят из совершенно не марксистского представления о роли личности в истории. Они забывают, что Сталин не сам стал во главе партии и государства, Сталина выбрали на эту должность вполне демократическим путем, на уровне существовавшей в то время демократии. Сталина, как обычно и любую историческую личность, востребовало большинство реально правящего в то время слоя общества. Востребовало, возможно, как фигуру компромиссную, как видного деятеля партии, стоящего всегда (или, по крайней мере, как правило) на ленинских позициях, не вырабатывающего, в отличие от некоторых, свою особую платформу в партии и, в этом смысле, не являющемся на тот период особо яркой личностью в партии. Но выбрав лидера и сгруппировавшись вокруг него, это большинство начало вести бескомпромиссную борьбу с оппозиционерами методами революционного подполья и гражданской войны, собственно теми же методами, которыми не прочь были воспользоваться и сами оппозиционеры. И победи другая группировка, вряд ли можно было бы ожидать другого подхода к решению сходных проблем. Думается, что даже путь развития страны вряд ли сильно изменился бы, поскольку одно дело критиковать, а другое принимать конкретные решения под давлением конкретных обстоятельств. В итоге обстоятельства и доминирующее сознание в среде реально правящего слоя общества вынуждали бы всех на весьма сходные решения. Сколь бы сильная личность не стояла во главе, она всегда вынуждена действовать в интересах того слоя общества, на который опирается.
       Ярые поклонники Сталина, в свою очередь, наоборот стараются из него создать икону, вылепить идола, которому надо поклоняться. С их точки зрения все успехи и достижения советского общества стали возможны исключительно благодаря тому, что страной правил такой великий человек как Сталин. Они, похоже, даже не понимают, что таким образом они, по сути, глумятся над памятью о выдающейся исторической личности. У Александра Грина есть рассказ "Золотая Цепь". Там одному молодому, но достаточно образованному матросу (или юнге, не помню), команда корабля в насмешку вытатуировала на груди "Я всё знаю". Для полуграмотных матросов было понятно, что это насмешка, а вот до фанатов Сталина это, похоже, не доходит. Т.е. с их точки зрения все достижения обуславливались не более совершенной организацией общества, а исключительно личностью возглавлявшей в это время государство.
       С позиций же марксизма, как известно, темпы развития производительных сил общества определяются исключительно производственными отношениями, которые в свою очередь концентрированно выражаются в политике, т.е. в концентрированно выраженных интересах правящего класса. В результате революции к власти пришёл новый правящий класс, интересы которого выражали новые производственные отношения, обеспечившие невиданные темпы развития производительных сил. И после этого правь страной хоть пьяный Ельцин, но пока не изменятся интересы правящего класса, или производительные силы не разовьются настолько, что производственные отношения, соответствующие этим интересам, не станут тормозом для их развития, темпы развития останутся, если и не такими же, то, во всяком случае, сопоставимыми.
       Как известно, развитие вообще происходит в соответствии с наиболее общими законами: единство и борьба противоположностей, переход количества в качество, отрицание отрицания. Когда мы говорим о природных явлениях, то всё вроде бы понятно. Лёд нагревают - идёт количественное накопление противоречий между связующими силами кристаллической решётки и увеличение энергии колебания молекул в ней. Затем, при нуле градусов идёт качественное преобразование льда в воду (причём процесс этот может длиться как угодно долго), затем снова увеличение энергии колебания молекул (количественное накопление) и т.д. Т.е. из одной формации (лёд), в которой шло количественное накопление энергии совершается качественный переход (плавление) в другую формацию (вода) и т.д. Но вот как мы начинаем говорить об обществе, так как-то вся эта чёткость сразу смазывается. А ведь суть та же.
       Реально мы имели капиталистическую формацию (по аналогии, лёд), затем социалистическую революцию и начало качественного преобразования общества из капиталистического в коммунистическое (плавление), но затем оказались снова в капитализме (лёд). Очевидно, что с какого-то времени процесс пошёл вспять. И причину этого, с позиций формационной теории Маркса на основе борьбы классов, надо искать не в личностях, а в интересах реально правящего класса и отражении этих интересов в производственных отношениях и концентрированно в политике. Надо выяснить, что это за класс (или слой общества), когда и как он возник, в чём заключались его коренные интересы, как они отражались на производственных отношениях и соответственно сказывались на развитии производительных сил. И как бы мы не прятали голову в песок, но мы не можем отрицать того, что со смертью Сталина никаких новых правящих классов или социальных слоёв общества не возникло, даже никаких особых качественных изменений в управлении обществом не произошло. А, следовательно, зарождение этого нового правящего слоя общества, который и трансформировал производственные отношения под свои интересы, ставшие в свою очередь тормозом развития производительных сил, произошло гораздо раньше. И это не вина лично Сталина и его ближайшего окружения, это ошибка, возможно следствие недостаточно глубокого понимания марксистской теории развития государства высшим партийным руководством, революционерами практиками, а возможно даже вынужденная необходимость на определённом этапе, но приведшая в дальнейшем к роковым последствиям. Именно создание не отмирающего государства диктатуры пролетариата, а государства диктатуры партии и явилось основой для формирования нового господствующего слоя общества - партийно-советской номенклатуры. Этому способствовало и то, что для общества, вынырнувшего из царизма, с доминирующей патерналистской психологией, бюрократическая вертикаль с её строгой иерархией была в принципе близка и понятна, и соответственно не вызывала никакого отторжения.
       В настоящее время разыгрывание сталинской карты наносит серьёзнейший вред не только коммунистическому движению, но и вообще объединению всех левых сил.
       Но вместо того чтобы спокойно анализировать все как положительные, так и отрицательные стороны советского периода, разбираться с причинами, повлекшими реставрацию капитализма в странах бывшего СССР с целью правильной организации своих действий по преобразованию общества в социалистическом направлении, значительное количество людей с левыми взглядами разделилось на сторонников и противников Сталина. Не трудно догадаться кому это выгодно. Но самое интересное, что наиболее крайние позиции занимают, с одной стороны, идеологи нынешнего режима, а с другой руководители коммунистических партий. То, что идеологам нынешнего режима выгодно взвинчивать накал страстей вокруг личности Сталина и уводить общество от объективного осмысления исторических процессов - это понятно. А вот почему лидеры коммунистических партий подыгрывают им, уводя общество и свои партии от научно обоснованного анализа этих процессов в область банальных препирательств, в область слепых страстей, которые выгодны только ныне существующему режиму, остаётся загадкой. Создаётся впечатление, что кому-то в настоящее время очень выгодно развитие патерналистских настроений в обществе и партиях, использовать которые можно вне зависимости от официальных партийных идеологий".
       Один из фундаментальнейших вопросов марксистской теории - это влияние надстройки на экономический базис. В связи с этим большой интерес представляет статья С.Боброва "Политические технологии?" (Аватар пользователя bobrov-sa; опубликовано на сайте Альтернатив). Ниже следует текст статьи: "О политических технологиях обычно упоминают в связи с выборами, цветными революциями и т.п. Но это только конкретные цели их применения. А исходя из чего и как они разрабатываются, и как конкретно реализуются, всегда остаётся за кадром, об этом можно только догадываться. Никто ведь не будет раскрывать планы по достижению своих политических целей путём управления сознанием масс, если эти цели интересам масс не соответствуют.
       По сути, политические технологии это такие же технологии как и в промышленности, только приложенные к обществу, как к объекту воздействия. Есть объект, из него нам надо получить новый объект. Разрабатывается цепочка последовательных переделов, каждый из которых возможен только на определённом этапе преобразования объекта. Как из железной руды невозможно сразу сделать даже топора (чугун - сталь - заготовка и т.п.), так и из общества в его конкретном состоянии зачастую невозможно получить желаемое состояние общества, нужна технология его преобразования, разбивка на этапы по переделам принципиально возможным при каждом конкретном состоянии общества. Состояние общества пошагово меняется так, чтобы на каждом этапе изменять сознание масс, сознание отдельных социальных групп, бытие в целом так, чтобы опираясь на это сознание, как на материальную силу, обеспечить возможность для следующего передела и т.д. В принципе, в политических технологиях нет ничего плохого, каждый кто подключается к работе по сознательному преобразованию общества должен ей заниматься, иначе он просто авантюрист, берущийся за работу, в которой ничего не понимает.
       При достаточно хороших и объективных социальных исследованиях конкретного общества и наличии подготовленных кадров, это не такая уж и проблема, разумеется, если этому нет соответственно осознанного сопротивления. Вначале перестройки в России никто не говорил о капитализме, даже самые яростные перестроичники. Почему? Не потому ли, что массовое сознание было таковым, что этих перестроечников сразу бы смели, и все их проекты на этом бы закончились. Поэтому всё делалось поэтапно. Вначале развернули борьбу за демократизацию в обществе (кто же против), затем за то, чтобы все стали равноправными собственниками (через ваучеры) средств производства и т.д. Изменяемыми, таким образом, условиями жизни (бытием) на каждом этапе формировались соответствующие социальные группы с их интересами, интересами сиюминутными, зачастую фиктивными, ложными, противоречащим реальным коренным интересам этих групп, но побуждающие действовать этих людей во вполне конкретном направлении в рамках соответствующего преобразования общества.
       Даже при очень хорошо продуманной технологии не всё сразу идёт так, как задумывается. Поэтому в период перестройки в Москве, да и по всей России, находилось огромное количество иностранных специалистов непосредственно курирующих и направляющих данный процесс. Обычно делается упор на то, что эти специалисты помогали создавать законодательную базу для формирования в стране рыночных отношений, а что касается формирования политического ландшафта остаётся за кадром. Но любому экономическому базису должна соответствовать и определённая политическая система, обеспечивающая его стабильность.
       В начале перестройки антикапиталистические настроения в стране были настолько сильны, что без их купирования восстановление полноценных капиталистических отношений оказалось бы под большим вопросом. Невозможно запретить, значит надо организовать и возглавить. И вот в стране появляется ряд партий с практически несменяемыми лидерами, которые охватывают подавляющее большинство политически активного населения, практически весь спектр политических предпочтений. После этого, регистрация новых партий стало почему-то весьма затруднительной. Очень похоже, что и КПРФ не была исключением, и создавалась она не только коммунистами, но и власть предержащими. При этом последними она создавалась именно как управляемая структура для купирования политически активных граждан с коммунистическими убеждениями, а первых, как правило, использовали в тёмную, используя их убеждения в сочетании с абсолютной некомпетентностью не только в области политических технологий, но и в законах развития общества. В пользу этого говорит и поспешный отказ Зюганова от победы на выборах Президента России и систематическое обеспечение фракцией КПРФ в ГД нужного числа голосов для принятия проводимых правительством непопулярных в народе законов, в тот период, когда фракция КПРФ имела все возможности их блокировать. То есть, политические технологии включают в себя и формирование политического спектра общества, и его поддержание. При этом под контроль берутся основные, крупные общественные объединения, оставляя мелкие, неспособные оказывать существенного воздействия на общество, в виде некого демократического фона, демонстрации формальной свободы объединений граждан, создавая, таким образом, видимость некой общенародной демократии.
       Времена меняются, ставят новые политические задачи, требующие и новых политических технологий их решения. Расслоение общества по доходам порождает соответствующую социальную напряжённость, которую надо как-то гасить, формировать и выводить на первый план ценности (пусть и ложные) общие для всех граждан, независимо от их социального статуса. Рисовался образ Президента России, как некого супер героя и одновременно близкого к народу человека, то за штурвалом военного самолёта, то на подводной лодке и т.п. В 2005 году по формально инициативе "РИА Новости" и "Студенческая община" была организована общественная акция "Георгиевская ленточка", посвящённая празднованию Дня Победы в Великой Отечественной войне. Это мало у кого вызвало хоть какие-то подозрения. Что же здесь плохого, в том, чтобы гордиться своими предками одержавшими победу в столь великой и праведной, с нашей стороны, войне? Но что под благовидным предлогом, по факту, внедряется в сознание масс? Не будем углубляться в спор по форме ленты, но название "георгиевская" во времена ВОВ не фигурировала. То есть, акция проводилась вроде бы как в память о великой победе советского народа в ВОВ, что обеспечивало её поддержку подавляющим большинством населения страны, а название ленты выбрано таким образом, что она к этому никакого отношения не имеет. То есть, память о героизме наших предков подменялась нагнетанием своеобразного шовинистического угара, типа "за веру, царя и отечество". Ведь героизм не тождественен смелости (смелых и среди подонков хоть отбавляй), герой это тот, кто рисковал своей жизнью или отдал её ради блага других людей. И именно в глазах этих людей он и является героем. А эта акция в целом направленна на формирование шовинистического угара, на поиск внешнего врага, отвлекая, таким образом, внимание населения от внутренних проблем. И ведь неплохо работает. Мало того, к этому подключилось и немало левых и коммунистических (как минимум по названию) организаций.
       Ещё одна акция, имеющая примерно такую же направленность, это "Бессмертный полк". Кто же не гордится своими героическими предками, участвовавшими в ВОВ? Такие есть почти в каждой семье. И вот чиновники, банкиры, крупные собственники, в общем, все ограбившие народ в период приватизации и продолжающие его грабить, и их пособники, идут плечо к плечу с этим народом. Никто не знает, кто чьи портреты несёт. Кульминацией этого стало появление на одной из таких акций прокурора Крыма с портретом последнего, расстрелянного во время революции, российского царя.
       Но акция несёт и другую психологическую нагрузку. Трудно представить такую акцию в День Победы в 1945 году, когда память о погибших была так свежа. Безусловно, такая память всегда присутствовала, всегда за праздничными столами (и не только) вспоминали тех, кто отдал жизнь за эту победу и тех, кто боролся за неё. Но никому в голову не приходило превращать праздник, день великого ликования по поводу свершённого, по поводу завершения страшного, трагического периода в жизни нашего народа, его победой, в нечто подобное траурному шествию. То есть, одновременно с единением нации путём затенения внутренних проблем внешними, делается и попытка превращения праздника победы именно советского народа и именно в борьбе за соответствующие ценности, в день скорби, день памяти о погибших и пострадавших в этой войне. По сути, подменяется праздник победы, праздник великих свершений советского народа, днём памяти о самой трагедии и её масштабе под благовидным предлогом - памяти о павших и участвующих в этой войне. То есть, память о великих свершениях советского периода вытесняется памятью о цене этих свершений.
       Похожими приёмами пользуется и КПРФ, организовавшая движение "Дети войны". В чём разница в жизни поколения современных пожилых людей родившихся во время войны и сразу, или через год, два, пять лет после её окончания? Есть ли разница настолько ощутимая, что отложила отпечаток на сегодняшнем, настоящим состоянии этих людей? Если брать отдельных людей, то всегда можно найти людей с кардинально разными судьбами, но здесь ведь речь не о сравнении конкретных судеб, речь о сравнении поколений с небольшой разницей по возрасту. Но это вряд ли интересует КПРФ. Просто они очень хорошо понимают, что многие люди старшего возраста голосуют за них на выборах (если приходят) и было бы совсем неплохо иметь заранее список этих людей. Провести среди них заранее определённую агитационную компанию, что-то просто пообещать оказать кое-кому в чём-то точечную помощь, по мелочам и разрекламировать это среди остальных, сыграть на ностальгии по прошлому, а потом, на выборах, всё это использовать соответствующим образом. С учётом дармовой рабочей силы, а многие членов КПРФ до сих пор верят, что они работают на интересы трудящихся масс, 110 рублей за голос, отданный за партию (около 1,4 миллиарда в год по итогам прошлых выборов), плюс около десяти миллионов рублей в год на каждого избранного депутата из государственной казны, неплохой бизнес получается. А по существу этим "Детям войны" (не их отдельным представителям, а как поколению в целом), они ведь принципиально помочь ничем не могут. Да и как выделить это поколение? До данного конкретного дня родился - входишь, днём позже, долой.
       Приближаются очередные выборы. Экономическая ситуация в стране, мягко говоря, не улучшается. На сохранение устойчивости существующего режима, похоже, будет брошено всё. И Сталина вдруг полюбят представители действующей системы власти, ассоциируя с ним, в определённом смысле, Путина, и КПРФ, как охранитель этой власти с левого фланга, получит соответствующую поддержку. Представители КПРФ уже начинают мелькать на телевидении. Но кто же опасней для формирования сильного левого движения в России, партия власти или партия её охранителей с левого фланга - КПРФ? А ведь формирование такого движения объективно в интересах подавляющего большинства населения страны. Понятно, что какой бы власть не была, её всегда будет представлять какая-то партия. А бороться надо не с партией власть имущих, а за власть, за власть трудящихся, реальную власть в стране подавляющего большинства членов общества. Но для этого общество необходимо организовать в структуру, позволяющую выявлять и реализовывать волю большинства его членов. И эта основная задача левых активистов и в первую очередь коммунистов. О том, что левые вообще мало что делают в этом направлении, разговор особый, но КПРФ является основной силой купирования этого процесса. За счёт голосов полученных на выборах, она получает весьма значительные средства из государственного бюджета, а судя по тому, что только официально и только в первом (одном) квартале этого 2016 года она потратила чуть меньше полумиллиарда рублей, голоса избирателей ей обеспечивают и другие возможности финансирования. Обзор по партиям можно посмотреть здесь http://rg.ru/2016/05/26/cik-rf-raskryl-dohody-i-rashody-partij.html . И если бы КПРФ была действительно оппозиционной партией, не ЕР, а именно режиму, то он бы давно нашёл способ перекрытия всего этого, льющегося, как из Рога изобилия, финансирования этой партии. Но ведь этого не делается, наоборот, финансирование непрерывно наращивается, обеспечивая значительные возможности КПРФ навязывать себя обществу, как единственную хоть что-то значащую силу не левом фланге, хотя, по сути, таковой и не является. А поскольку КПРФ официально считается партией оппозиционной, то именно голоса избирателей, отданные за неё, обеспечивают существующему в стране режиму возможность её официального финансирования.
       Руководство КПРФ это верные слуги существующего в России режима, которые за очень хорошие деньги организуют всех недовольных этим режимом людей с левыми взглядами на такие протестные действия, которые этому режиму совершенно не страшны. Таким образом, они объединяют довольно широкие слои населения с левыми взглядами, и загружают их либо совершенно бесполезной, в плане преобразования общества, работой, либо работой направленной на обеспечение избрания представителей руководства партии в выборные органы власти. А в интересах народа, а точнее только отдельных лиц или групп лиц, если что-то и делается, то только в целях рекламы партии для повышения её результатов на очередных выборах. То есть КПРФ за счёт выборов получает средства для защиты действующей системы власти с левого фланга, от того самого народа, которого она на словах якобы защищает. Поэтому убрать с политической сцены КПРФ для подавляющего большинства граждан России гораздо важнее, чем бороться с партией "Единая Россия", поскольку ЕР это партия власти, и её невозможно убрать с политической сцены, пока существует данная система власти. А главный охранитель этой системы от давления слева, именно КПРФ, получающая такую возможность за счёт голосов избирателей отданных за неё на выборах.
       Но определённая популярность в обществе КПРФ обеспечивается ещё и слабостью других левых и коммунистических организаций России. Ведь если посмотреть на то, какой работой загружают своих членов эти организации, то существенной разницы с КПРФ вряд ли можно обнаружить. Всё те же пикеты, малочисленные митинги, в которых кроме членов этих организаций, как правил, никто участия не принимает и т.п. И цель у них та же - самореклама.
       Правда, существуют и другого типа организации, которые делают упор на теорию. Но такие организации не только крайне малочисленны, но и, как правило, никакого отношения к реальному массовому движению вообще не имеют. Для них главное это пропаганда теории и только потом, на базе этой теории создание соответствующей организации. Наиболее контрастной в этом плане наверно является группа сформировавшаяся вокруг журнала "Прорыв" и "Газета коммунистическая". Эти, со своим "научным централизмом", по сути, договорились до того, что оставляют исключительно за собой право определять, кто освоил теорию, а кто нет и, соответственно, кто достоин состоять в партии, которая, по их убеждениям, и должна управлять обществом, а кто нет.
       Такие группы надеются на политическое просвещение масс, которое, по их мнению, должно в конце концов привести эти массы к осознанию их коренных интересов, и объединиться для их достижения. Но на практике они только воспроизводят самих себя в будущих поколениях, но примерно в том же объёме. Это наглядно подтверждается тем, что за четверть века они в деле организации трудящихся на борьбу за свои интересы не продвинулись ни на шаг. Эти товарищи, похоже, забывают, что массовые движения формируются не вокруг теорий, а вокруг целей, отражающих интересы этих масс, а теории нужны для того, чтобы эти массы не выбрали неверный путь к достижению своих целей, как например в Германии в начале прошлого века. Движения востребуют теории, а не теории рождают движения. То есть, без движения теории мертвы, они могут существовать только в головах небольших групп людей, их разработчиков и весьма незначительной части политически активных граждан.
       Более того, без работы на одно массовое движение, разобщены и сами теоретики, поскольку, пока нет соответствующего движения, нет и практического спроса на теорию, и, соответственно, теоретические споры могут продолжаться до бесконечности. Каждая группа отстаивает свой взгляд на историю, пропагандирует свою интерпретацию позиций видных деятелей коммунистического движения прошлого, зачастую бездумно накладывая на эти лекала и современность. Но ни кто из них и никогда не только не спорит, но даже и не поднимает вопрос о том, что необходимо делать в настоящее время в области организации масс. Все, в основном, выплёскивают на аудиторию свои знания, кто в истории, кто в философии, кто в политэкономии, но никаких дискуссий по вопросам того, что конкретно надо делать в настоящее время активистам левого движения, нет и в помине. Это можно, в определённой степени, иллюстрировать тематикой некогда довольно популярного ресурса "Красное ТВ" http://krasnoe.tv/frontPage, ранее существовавшего, как площадка для дискуссии представителей разных течений в левом движении. Это же можно увидеть и пройдясь по ресурсам других левых и коммунистических партий и организаций. А ведь именно это должно быть точкой приложения теории в реальной политической деятельности, именно на решении насущной проблемы должны замыкаться все теоретические дискуссии, именно поиск и обоснование путей её решения должны давать импульс и к дальнейшему развитию теории.
       С другой стороны, существует и ряд политических организаций практической направленности. О таких как "Коммунистах России" говорить не будем, это примерно то же, что и КПРФ. У них одинаковые цели и методы их достижения. Эта партия, скорее всего, и существует, как запасной вариант (страховка власть предержащих) на случай значительного уменьшения влияния КПРФ в обществе. Но ведь есть такие партии как РКРП, РОТФРОН, РРП, и т.п., которые позиционирую себя, как работающих с массами. И они действительно участвуют в социальных конфликтах, и помогают людям, чем могут, но, в основном, только именно в рамках этих конфликтов. То есть, в этом они ведут себя как "тимуровцы", только немного повзрослевшие и выбравшие областью деятельности политическую сцену. А в остальном они ведут себя так же, как и КПРФ, рекламируют себя, проводя малочисленные и мало чего дающие пикеты и митинги, и пытаются, с помощью этого, нарастить численность партии и её влияние в обществе.
       Но формально эти партии уделяют внимание и теории, хотя теория в их исполнении несколько странная. К современному состоянию общества она, как правило, мало привязана, в основном это трактовка содержаний ранее изложенного видными деятелями коммунистического движения. А если и делаются попытки анализа проблем современного общества, то исключительно через эти лекала и аналогию с прошлым. Вольнодумие в этих структурах, мягко говоря, не приветствуется. Даже молодое поколение этих организаций, будучи воспитано бывшими выпускниками ВПШ, бывшими армейскими политработниками, историками коммунистического движения не успевшими сделать соответствующую карьеру и т.п., похоже, не способно к самостоятельному мышлению. Вся их теория замыкается в основном на критике настоящего, прославлении советского прошлого и трактовке наследия видных деятелей коммунистического движения. А иметь собственное мнение хоть в чём-то отличное от мнения этих деятелей, для них недопустимое кощунство.
       У представителей этих организаций отношение к политическим технологиям в основном пренебрежительное, как к исключительно буржуазному инструменту управления обществом. В связи с этим, они на политическом поле выглядят как малолетние дети в сравнении буржуазными идеологами. Буржуазные политтехнологи (включая, в этом смысле, и политтехнологов КПРФ), будь они хоть трижды верующими, в практической деятельности большие материалисты, чем представители этих организаций, включая и их руководство. Ведь посмотрите, как они поступали в период той же перестройки. Вначале, в рамках существующего на тот момент сознания масс, менялось соответствующим образом законодательство, формируя, таким образом, и новые реалии, новые интересы определённых (довольно широких) слоёв населения, новое бытие. Новое бытие формировало новое сознание, позволяющее им сделать следующий шаг, и так далее. То есть, в практической деятельности они поступали исходя из чисто марксистских, материалистических позиций. Они, опираясь, как на материальную силу, на уже существующее сознание масс, формировали новое бытие (путём принятия законов, меняющих существующее бытие), которое формировало уже новое сознание масс, а потом, опираясь на это сознание, как на материальную силу, формировали новое бытие и т.д. Наши же горе коммунисты, позиционируя себя материалистами, на практике выступают как махровые идеалисты. Они фактически настаивают на том, что не бытием, а именно пропагандой и агитацией вначале должно быть внесено в массы новое сознание, а потом, опираясь на него, как на материальную силу, должно изменяться бытие. Заметьте, что и те и те опираются на сознание масс, как на материальную силу, но буржуазные политтехнологи действуют строго с научных, материалистических позиций, формируя его бытием, а коммунисты действуют, забыв про всякий там диалектический материализм, с чисто идеалистических позиций. Политтехнологи сами по себе они не плохи, не хороши, это просто способ, метод, достижения цели. А вот какая цель, это уже другой вопрос. А цели реально могут быть достигнуты, если только технологии их достижения имеют научную, материалистическую основу.
       Целью буржуазии является сохранение своего господства любыми методами, но такую цель она не может декларировать открыто. Для обеспечения этого она вынуждена формировать сознание масс таким образом, чтобы не допустить консолидации его в направлении ликвидации её господства в обществе. Для этого создаётся множество самых разнообразных организаций: и партия непосредственный проводник интересов буржуазии, и националистические, и патриотические, и "национально освободительные", и религиозные, и профессиональные, и псевдокоммунистические, и левые и т.п. так, чтобы охватить если не весь, то подавляющую часть спектра политических предпочтений населения страны. Это вовсе не значит, что кто-то сидит, планирует, и создаёт все эти структуры. Бытие, особенности условий жизни, включая и историческое наследие, само порождает эти течения. Вопрос только в том, какие поддержать, и как организовать и возглавить их, чтобы направить в нужное русло, а каким создать проблемы в их деятельности. Вряд ли можно сомневаться, что и КПРФ когда-то формировалась именно в рамках таких задач.
       Целью коммунистов является установление власти непосредственно подавляющего большинства членов общества. А если это на определённом этапе развития общества принципиально невозможно, то установление производственных отношений, обеспечивающих максимально возможные темпы развития производительных сил общества, что в первую очередь выражает интересы подавляющего большинства населения, и только в этих рамках установление максимально возможного уровня социальной справедливости в понимании большинства членов общества. Это следует и из всей философии марксизма. А для особо догматических коммунистов можно напомнить, что Ленин об этом прямо писал: "с точки зрения основных идей марксизма, интересы общественного развития выше интересов пролетариата". (ПСС, Т.4, изд. 5, стр. 220). Но в отличие от буржуазии, коммунисты могут открыто провозглашать свои цели и пути их достижения. Но это вовсе не означает, что не должно быть технологии достижения этих целей, только эта технология, в совокупности с целями может быть, в отличие от буржуазной, провозглашена открыто. Более того эта цель и технология её достижения и должна быть прописана в программах партий, чего в настоящее время нет ни в одной из них. Разница между коммунистическими и буржуазными политическими технологиями только в том, что буржуазные манипулируют сознанием масс, т.е. формируют такое сознание, которое противоречит коренным интересам этих масс (вспомним, как массы, в частности шахтёры, поддерживали Ельцина и реформы), а коммунисты должны формировать сознание, которое соответствует коренным интересам этих масс. А пока что, довольно многие коммунисты в глазах широких масс трудящихся выглядят кем-то вроде "городских сумасшедших": флаги, мегафоны, транспаранты, призывы к протестам, к объединению и т.п., остальное ведь массы практически не замечают. Все это порой даже даёт определённые локальные результаты, что говорит о том, что в целом это не совершенно бесполезная работа. Но ограничение только этим, без чёткого плана по преобразованию общества, без технологии (политической) этого преобразования и работы в соответствии с ней, всё это ни к каким существенным изменениям в обществе привести не может. Власти понимают это и, хоть и реагируют определённым образом, но в целом смотрят на все эти выступления сквозь пальцы. В результате многолетнего наблюдения за процессом, основная масса населения тоже понимает это. Она смотрит на все эти митинги и т.п. хоть и с сочувствием, с принципиальным согласием со многими их требованиями и лозунгами, но в целом, на их участников и организаторов, как на людей поверхностных, не способных ничего реально изменить в общественном устройстве.
       Как в технике всегда существуют технологии изготовления того или иного предмета, так и в политике без хорошо продуманной технологии никакого сознательного преобразования общества осуществить невозможно. Как в технике возможно только поэтапное (в соответствии с технологией) преобразование исходного материала в конечный продукт, так и в обществе только исходя из того, что есть в наличии можно делать шаг в нужном направлении. Только создавая новые реалии (структуры, организации широких масс), которые формировали бы новое сознание масс, как материальную силу, обеспечивающую следующий шаг в нужном направлении, можно добиться желательных перемен в общественном устройстве. Буржуазные политтехнологи это уже давно поняли, поэтому они всегда и побеждают. Пора бы понять это и коммунистам, иначе они всегда будут далеки от основной массы народа и игрушками в руках буржуазных политтехнологов.
       Со времён перестройки прошло уже много времени, но посмотрите, что делалось в этой области в последние годы. Как, например, возникла такая структура как "Суть времени". Вроде бы ностальгирующего по СССР, без конца поминающего Маркса и Ленина С. Кургиняна усиленно раскручивало всё российское буржуазное телевидение. И что получили? Получили организацию явно не бедствующую с самого начала (чего только стоит эфирное время) в целом под советской риторикой и т.п. ключевую роль в которой играют лидеры. То есть, это лидеры, обладая определёнными материальными и финансовыми возможностями, подбирают себе состав, готовых следовать за ними под красивые фразы и обещания, не вникая глубоко в возможности и методы их реализации. Вряд ли Кургинян может рассматриваться как хотя бы одна из ключевых фигур в момент острой фазы политического кризиса в России, но "Суть времени" как ударная сила против коммунистов, по аналогии со штурмовиками Гитлера в начале 30-х годов прошлого века, вполне может. Не зря ведь у них основной упор делается именно на создание хорошо управляемых структур из лиц политически безграмотных, но достаточно агрессивных. Агрессию таких людей их руководство может легко направить в любую нужную им сторону.
       Созданы и другие структуры: НОД, КОБ, центр Сулакшина и т.п., но все они, в конечном счете, буржуазные и в период острой фазы кризиса будут её орудием против выступления трудящихся. Недавно созданная Национальная гвардия уже проводит учения по противодействию выступлениям трудящихся. Всё это палитра буржуазного государства, которая контролируется её политтехнологами, и корректируется исходя из текущих потребностей этого государства. И только коммунисты никак не могут сформулировать общую для них ближайшую цель в развёрнутом и понятном всем виде, и определится с путями её достижения. Особо "революционные" (и безграмотные в этой области), когда заходит об этом разговор, своё полное непонимание происходящих процессов объясняют тем, что пути достижения их целей могут быть только такие, о которых нельзя говорить вслух, поскольку это, в соответствии с действующим законодательством считается экстремизмом. Они надеются, что когда народ доведут до такого состояния, что ему уже нечего будет терять, то он кинется в их объятья. Опыт Украины, однако, это однозначно опровергает.
       Нет у коммунистов другой задачи, кроме как поднять массы на борьбу за свои интересы, нет, не было, и быть не может. Но для того чтобы их поднять их надо организовать на основе уже существующего их сознания, уже существующих интересов, меняя в процессе организации их социальное бытие, которое сформирует и новое сознание, позволяющее сделать следующий шаг, и т.д. Не разработав такую технологию, способы и методы её реализации (такую программу партии), у коммунистов нет никаких шансов реализации заявляемых ими целей".
       Перу С.Боброва принадлежит еще одна интересная статья "О сущности стоимости" (bobrov-sa 2016-05-01 на сайте "Альтернатив").
       В ней, в частности он отмечает, что "В настоящее время во многих публикациях, а ещё больше на форумах в интернете и в различных рассылках, так или иначе, затрагиваются такие понятия как стоимость, прибавочная стоимость и всё связанное с ними. Есть попытки, и подменить понятие "стоимость" понятием "ценность", стирая, таким образом, грань между понятиями цена и стоимость, что, как правило, делается на основе теории предельной полезности (по сути, ценности), что, соответственно может объяснить цену, но никак не стоимость, если мы их конечно вообще различаем.
       С другой стороны, и среди тех, кто придерживается теории трудовой стоимости, то же есть определённая разноголосица, например, по вопросу о том, создаётся новая стоимость только живым трудом или живым и овеществлённым совместно. К тому же многие, как правило, в качестве доводов приводят не собственные обоснования, а мнения известных мыслителей прошлого, что для оппонентов может аргументом и не являться. Поэтому предлагается, хотя и с учётом наработок мыслителей прошлого, и, соответственно, в основном на их основе, но всё же попробовать самостоятельно определиться с природой стоимости".
       С.Бобров, рассуждая о природе стоимости, пишет: "Будучи заинтересованным в расширенном воспроизводстве, капиталист вынужден обеспечивать и расширенное (как количественно, так и качественно) воспроизводство и рабочей силы, а, следовательно, и выделять на это часть прибавочной стоимости, в том числе и в виде непосредственных выплат работникам. На уменьшение доли прибавочной стоимости остающейся в распоряжении капиталиста оказывает влияние и классовая борьба. Это уменьшение определяется балансом затрат буржуазии на снятие социальной напряжённости. С одной стороны, это содержание государственного аппарата для усмирения недовольных своим экономическим положением наёмных работников, а с другой повышение доходов самих наёмных работников до уровня, позволяющего снизить социальное напряжение до приемлемого уровня. Исходя из минимизации своих расходов, класс буржуазии выбирает тот или иной метод в каждый конкретный момент.
       С этих позиций стоит разделять понятия "стоимость рабочей силы" как стоимость её простого воспроизводства (стоимость необходимого набора благ для обеспечения её простого воспроизводства) и стоимость рабочей силы для капиталиста, определяемой расходами капиталиста на рабочую силу. Первое выступает как фундаментальное понятие стоимости рабочей силы, а второе как частное, как стоимость затрат капиталиста на покупку рабочей силы. Но, по своей сути, во втором случае это уже не стоимость рабочей силы, а её рыночная цена, которая в зависимости от реальных условий (от рыночной конъюнктуры) может быть и выше и ниже реальной стоимости рабочей силы".
       И еще одно интересное замечание делает С.Бобров: "...стоимость любой материальной ценности определяется количеством общественно необходимого труда на её производство именно на данный исторический момент, при данном уровне развития производительных сил общества, вне зависимости от того, когда эта вещь была произведена и с какими реальными трудозатратами.
       Но это было в основном (за исключением отступления по общественно-необходимому труду) рассмотрено как суть стоимости для индивида. То есть, что, тому или иному индивиду, стоит то или иное его приобретение. Но при товарном производстве, когда однотипные товары (потребительные стоимости) изготовляются многими производителями, индивидуальные затраты труда на производство конкретного вида товара уже мало кого интересуют. Производство становится общественным, и стоимость товаров выражается именно в общественно-необходимом труде (в каждый конкретный момент времени) на их изготовление. Каждая единица товара стоит суммарной затраты труда на изготовление всей изготовленной массы товара данного вида делённой на количество изготовленных единиц товара. То есть, хотя производители данного вида товара и независимы, но обществом, по сути, они воспринимаются как один производитель данного вида товара с его суммарными затратами труда на его производство. И вот это усреднённое количество труда, затрачиваемое на производство данного вида товара, и есть общественно-необходимый труд для его производства. А, следовательно, для каждого исторического момента, для каждого уровня развития производительных сил общества он свой. А стоимость одинаковых товаров (измеряемая количеством труда затраченного на их производство) имеет тенденцию к сокращению, поскольку с развитием производительных сил общества суммарные затраты человеческого труда омертвлённые в товаре снижаются (иначе нет никакого смысла развивать производительные силы общества)...реально, ввиду невозможности предварительного определения такого баланса в условиях товарного производства (его ведь определяет заранее непредсказуемый спрос) одних товаров выпускается несколько больше этого идеального количества, а других несколько меньше. Это приводит в действие рыночные механизмы регулирования обмена товарами на основе баланса спроса и предложения, и обмен происходит уже не по стоимости товаров, а по их цене, т.е. ценности для потребителя. Цена (не стоимость) труда, заключённого в дефицитном товаре, оказывается выше цены такого же количества труда, заключённого в том товаре, которого произведено избыточно...Таким образом, рыночный механизм ценообразования ведёт к тому, что производитель дефицитных товаров получает за свой труд, заключённый в его товарах большее количество труда, заключённого в приобретаемых им товарах. Это ведёт к тому, что производство дефицитных товаров расширяется (выгодно), а производство избыточных снижается, а это, в свою очередь, ведёт к сближению стоимости товаров с их ценой. То есть, стоимость (количество омертвлённого в товаре труда) является при обмене основой, ориентиром, исходя из которого, формируются цены на товары при определённых дисбалансах в объёмах их производства. И кризис перепроизводства это, по сути, и есть дисбаланс в товарном производстве свыше тех границ, в которых он может быть сглажен в процессе рыночного ценообразования".
       С.Бобров (bobrov-sa@yandex.ru) "О расширенном производстве".
       "Расширенное производство можно осуществлять только за счёт прибавочной стоимости, других источников просто нет. Но расширенное производство предполагает и расширенное производство человека, включая и его качественную составляющую. А последнего добиваются стимулированием квалифицированного труда. То есть, совокупный капиталист никогда не выплачивает работнику чисто стоимость рабочей силы, он вынужден ему выплачивать и часть прибавочной стоимости, обеспечивающей рост как минимум качественной составляющей рабочей силы, как необходимого элемента роста производительных сил в целом. Причём, о наличии этой части можно говорить только на достаточно продолжительном периоде развития производительных сил, поскольку она зависит как от объективных, так и субъективных факторов, а значит, что в каждый конкретный момент она может колебаться в широких пределах...
       В настоящее время во многих публикациях, а ещё больше на форумах в интернете и в различных рассылках, так или иначе, затрагиваются такие понятия как стоимость, прибавочная стоимость и всё связанное с ними. Есть попытки, и подменить понятие "стоимость" понятием "ценность", стирая, таким образом, грань между понятиями цена и стоимость, что, как правило, делается на основе теории предельной полезности (по сути, ценности), что, соответственно может объяснить цену, но ни как не стоимость, если мы их, конечно, вообще различаем.
       С другой стороны, и среди тех, кто придерживается теории трудовой стоимости, то же есть определённая разноголосица, например, по вопросу о том, создаётся новая стоимость только живым трудом или живым и овеществлённым совместно. К тому же многие, как правило, в качестве доводов приводят не собственные обоснования, а мнения известных мыслителей прошлого, что для оппонентов может аргументом и не являться. Поэтому предлагается, хотя и с учётом наработок мыслителей прошлого, и, соответственно, в основном на их основе, но всё же попробовать самостоятельно определиться с природой стоимости.
       Само понятие "стоить" подразумевает определённую относительность - что-то стоит чего-то. То есть, понятие стоимость подразумевает сравнение. При этом стоимость (величина стоимости) определяется с позиции приобретателя (это ему стоит таких-то материальных ценностей, столько-то денег, такого-то количества рабочего времени, энергии, здоровья, жизни и т.п.) С позиции "что чего стоит" можно рассматривать понятие "стоимость" имея в виду не только человеческое общество.
       Любое животное для воспроизводства своей жизни вынуждено потреблять пищу, а для воспроизводства жизни включая и потомство многие из них должны и строить жилище. На всё это они тратят свою энергию, извлекаемую их организмом из потребляемой пищи. Если пищи вдоволь (при прочих равных природных условиях), то численность животных непрерывно растёт до тех пор, пока не возникнет её дефицит. Устанавливается своеобразный баланс между численностью животных и их кормовой базой, и объясняется это тем, что энергии, получаемой от той пищи, которую они в состоянии добыть при её дефиците, хватает только на простое воспроизводство уже существующего количества данных особей. Этим объясняется и то, что при уменьшении по естественным (природным) причинам кормовой базы, уменьшается и численность данного вида животных. То есть, для животного существует некий объём (количество) продукта питания который может обеспечить только его "простое воспроизводство", постоянное воспроизводство своей собственной жизни (обеспечение своего собственного существования) и воспроизводство себя в своём потомстве (в неизменной численности), включая и строительство жилища (логова, гнезда) и обеспечение пищей своё потомство. И вот этот объём продуктов питания и является тем "необходимым продуктом", который обеспечивает "простое воспроизводство".
       Если затраты энергии на добычу пищи велики и затраты всей имеющейся у животного, на каждый конкретный момент времени, энергии не обеспечивает получение им количества продуктов питания необходимого для простого воспроизводства, то численность данного вида животных сокращается, увеличивая для остальных кормовую базу. Если между этим сохраняется равновесие, то реализуется простое воспроизводство. Если затраты энергии на добычу пищи не велики, то это создаёт возможность животному добыть пищу для производства его организмом большего количества энергии, чем это необходимо для простого воспроизводства. Животное за счёт затраты той же (или даже меньшей) энергии может добыть (потребить) несколько больше количество продуктов питания, потребить некий "добавочный продукт", что обеспечивает возможность расширенного воспроизводства, роста численности поголовья животных. То есть, расширенное воспроизводство возможно только при наличии добавочного продукта.
       Пища для животных стоит затрат энергии на её добычу. И в зависимости от этой стоимости продуктов питания, животное получает либо меньше необходимого продукта (сокращение поголовья), либо только необходимый продукт, либо необходимый и добавочный продукт. Соответственно, стоимость пищи для животных может изменяться в зависимости от изменений среды их обитания, от природных условий. И каждой части добываемого животным продукта (необходимый и добавочный) соответствует и своя часть расходуемой на это энергии, как мера стоимости данной конкретной части продукта - необходимая и добавочная стоимости. То есть, организм животного может извлекать (с определённым коэффициентам полезного действия и в рамках возможностей конкретного организма) определённое количество энергии из потребляемой животным пищи и "оплачивать" этой энергией, как новую порцию пищи (собственное существование), так и всё связанное в производством потомства. Следовательно, стоимость приобретения пищи животным определяется количеством затраченной на это энергии.
       Исходя из изложенного, стоимость, как понятие не является порождением товарного производства и рынка, хотя и отражает количественное соотношение при обмене (например, энергии на пищу). Исходя из этого, необходимый и добавочный продукт и, соответственно, необходимая и добавочная стоимость существовали для человека всегда, существуют, и будут существовать до тех пор, пока человек будет вынужден обеспечивать своё существование своим трудом (платить своим трудом за своё существование). И пока существует государство, всегда добавочный продукт (стоимость), а после рабовладельческого периода её часть, всегда изымались и будут изыматься собственником средств производства. Различие только в способе изъятия и направлении использования изъятой части прибавочной стоимости.
       Для капиталиста этот прибавочный продукт, в конечном счёте, выливается в прибавочную стоимость к его капиталу, задействованному в данном производстве. Но это вовсе не значит, что всю прибавочную стоимость капиталист забирает себе. Будучи заинтересованным в расширенном воспроизводстве, капиталист вынужден обеспечивать и расширенное (как количественно, так и качественно) воспроизводство и рабочей силы, а, следовательно, и выделять на это часть прибавочной стоимости, в том числе и в виде непосредственных выплат работникам. На уменьшение доли прибавочной стоимости остающейся в распоряжении капиталиста оказывает влияние и классовая борьба. Это уменьшение определяется балансом затрат буржуазии на снятие социальной напряжённости. С одной стороны, это содержание государственного аппарата для усмирения недовольных своим экономическим положением наёмных работников, а с другой повышение доходов самих наёмных работников до уровня, позволяющего снизить социальное напряжение до приемлемого уровня. Исходя из минимизации своих расходов, класс буржуазии выбирает тот или иной метод в каждый конкретный момент.
       С этих позиций стоит разделять понятия "стоимость рабочей силы" как стоимость её простого воспроизводства (стоимость необходимого набора благ для обеспечения её простого воспроизводства) и стоимость рабочей силы для капиталиста, определяемой расходами капиталиста на рабочую силу. Первое выступает как фундаментальное понятие стоимости рабочей силы, а второе как частное, как стоимость затрат капиталиста на покупку рабочей силы. Но, по своей сути, во втором случае это уже не стоимость рабочей силы, а её рыночная цена, которая в зависимости от реальных условий (от рыночной конъюнктуры) может быть и выше и ниже реальной стоимости рабочей силы.
       В настоящее время существуют публикации, в которых доказывается, что стоимость создаётся не только живым трудом, но и трудом, омертвлённым в материальных ценностях. Но, исходя из природы стоимости, омертвлённый труд не может создавать новой стоимости. Омертвлённый труд (как в оборотных, так и в основных средствах производства), как определённая стоимость, может только переноситься, полностью или по частям (как амортизация), на вновь создаваемые продукты. Но при этом стоит иметь в виду, что любая стоимость всегда определяется здесь и сейчас, по общественно-необходимому труду для изготовления потребительной стоимости (вещи, блага) именно в настоящий момент, независимо от того, когда реально данная вещь была изготовлена, т.е. исходя из того, что это стоит для человека в настоящий момент.
       Когда-то у человека не было ничего кроме собственного тела. С изобретением орудий труда, энергия человека (его труд) стала затрачиваться и на изготовление этих орудий труда. Такая трата энергии могла быть оправдана только сокращением общего количества энергии, затрачиваемой человеком, на производство конечного продукта с помощью данного орудия труда до полного его износа. То есть, стоимость конечного продукта, исчисляемая количеством труда (энергией), произведённая с помощью данного орудия труда (до полного его износа) вместе со стоимостью самого орудия труда, стала меньше, чем стоимость того же количества, того же продукта, произведённого без его применения. Изобретение орудий труда (развитие производительных сил общества) повышает общую производительность труда человека. Но человека не интересуют орудия труда сами по себе, его интересует конечный продукт, продукт потребления и затраты человеческой энергии на изготовление орудий труда не могут рассматриваться иначе как составляющая затрат на производство конечной продукции. И, соответственно, стоимость каждой конкретной части конечного продукта, изготовленного данным орудием труда, включает в себя и соответствующую часть стоимости орудия труда (амортизацию). То есть, основные и оборотные материальные средства (омертвлённый труд), применяемые в производстве, могут только переносить свою стоимость на новую продукцию, но ни как не создавать какую-то новую стоимость. Более того, если новая стоимость создаётся только живым трудом, то это означает, что ранее произведённые материальные ценности постепенно теряют свою стоимость даже без их износа. Если суммарные затраты живого человеческого труда (энергии), например, на изготовление топора сто лет назад было намного больше, чем на изготовление аналогичного топора в настоящее время, то, несмотря на это их стоимость (в каждый конкретный момент) будет одинаковой и определяться затратами живого труда на его изготовление именно в этот момент времени. То есть, омертвлённый в товарах труд с развитием производительных сил общества не только не создаёт новую стоимость, но и теряет свою прежнюю стоимость. То есть, стоимость любой материальной ценности определяется количеством общественно необходимого труда на её производство именно на данный исторический момент, при данном уровне развития производительных сил общества, вне зависимости от того, когда эта вещь была произведена и с какими реальными трудозатратами.
       Но это было в основном (за исключением отступления по общественно-необходимому труду) рассмотрено как суть стоимости для индивида. То есть, что, тому или иному индивиду, стоит то или иное его приобретение. Но при товарном производстве, когда однотипные товары (потребительные стоимости) изготовляются многим производителями, индивидуальные затраты труда на производство конкретного вида товара уже мало кого интересуют. Производство становится общественным, и стоимость товаров выражается именно в общественно-необходимом труде (в каждый конкретный момент времени) на их изготовление. Каждая единица товара стоит суммарной затраты труда на изготовление всей изготовленной массы товара данного вида делённой на количество изготовленных единиц товара. То есть, хотя производители данного вида товара и независимы, но обществом, по сути, они воспринимаются как один производитель данного вида товара с его суммарными затратами труда на его производство. И вот это усреднённое количество труда, затрачиваемое на производство данного вида товара, и есть общественно-необходимый труд для его производства. А, следовательно, для каждого исторического момента, для каждого уровня развития производительных сил общества он свой. А стоимость одинаковых товаров (измеряемая количеством труда, затраченного на их производство), имеет тенденцию к сокращению, поскольку с развитием производительных сил общества суммарные затраты человеческого труда, омертвлённые в товаре, снижаются (иначе нет никакого смысла развивать производительные силы общества).
       Но при капиталистическом способе производства выпуск тех или иных товаров в обществе в целом предварительно не согласовывается. Поэтому их может быть выпущено как больше, так и меньше необходимого обществу количества. Более того, существуют ещё и товары заменители, выпуск (количество) которых так же не планируется заранее. Но даже если всё планировать, то пока существует товарное производство, точного количественного соотношения всех выпускаемых товаров заранее установить невозможно, поскольку, в конечном счёте, это определяется непредсказуемым спросом потребителей.
       То есть, можно представить некий идеальный баланс набора количеств разных товаров, затраты труда на производства которых были бы наиболее рациональными, идеально сбалансированными. Тогда бы все затраты труда, затраты труда всех членов общества занятых в товарном производстве были бы сбалансированные и обмен происходил бы (между разными видами товаров, разумеется) исключительно по величине затраченного общественно-необходимого труда на их изготовление, по их стоимости. Но реально, ввиду невозможности предварительного определения такого баланса в условиях товарного производства (его ведь определяет заранее непредсказуемый спрос) одних товаров выпускается несколько больше этого идеального количества, а других несколько меньше. Это приводит в действие рыночные механизмы регулирования обмена товарами на основе баланса спроса и предложения, и обмен происходит уже не по стоимости товаров, а по их цене, т.е. ценности для потребителя. Цена (не стоимость) труда, заключённого в дефицитном товаре, оказывается выше цены такого же количества труда, заключённого в том товаре, которого произведено избыточно. Если не существует слишком большого перепроизводства отдельных товаров (кризиса перепроизводства), то, в конечном счёте, все созданные стоимости реализуются в процессе обмена, но только обмена не по их стоимостям, а по их рыночным ценам. То есть, кто-то получает товар, заключающий в себе больше труда, чем затрачено им на производство товара отданного и в обмен, кто-то наоборот. Но, в конечном счете, все созданные как товары потребительные стоимости обмениваются (если нет кризиса перепроизводства). И то, что эти товары обмениваются не непосредственно, а через деньги, по сути ничего не меняет.
       Таким образом, рыночный механизм ценообразования ведёт к тому, что производитель дефицитных товаров получает за свой труд, заключённый в его товарах, большее количество труда, заключённого в приобретаемых им товарах. Это ведёт к тому, что производство дефицитных товаров расширяется (выгодно), а производство избыточных снижается, а это, в свою очередь, ведёт к сближению стоимости товаров с их ценой. То есть, стоимость (количество омертвлённого в товаре труда) является при обмене основой, ориентиром, исходя из которого, формируются цены на товары при определённых дисбалансах в объёмах их производства. И кризис перепроизводства это, по сути, и есть дисбаланс в товарном производстве свыше тех границ, в которых он может быть сглажен в процессе рыночного ценообразования.
       Выше всё изложено с позиции трудовой теории стоимости, но существуют попытки обоснования стоимости товаров с позиции, так называемой предельной полезности. Но само понятие "полезность" подразумевает не стоимость, а ценность, т.е. цену. Другими словами, как бы это завуалировано не было, но в подобных обоснованиях всегда существует подмена понятий стоимости и ценности, т.е. цены".
       Перейдем теперь к книге Г.Гловели, Л.Гребнева "ПОЛИТЭКОНОМИЯ СССР: КРИТИЧЕСКИЕ ОЧЕРКИ" (Москва Институт экономики 2013), в которой содержится несколько интересных соображений.
       Во-первых, следующее: "По-видимому, в совокупность всех общественных отношений входят и отношения реально сосуществующих индивидов с теми, кого уже или еще нет, со всеми предками и потомками. С первыми мы вступаем в отношения, приобщаясь в разнообразных формах к ранее созданной культуре, в том числе и материальной. Среди таких форм приобщения к предкам есть и применение (или, что тоже самое в данном случае, эксплуатация) ранее созданных капитальных благ. А с потомками мы вступаем, хотим этого или нет, в отношения по поводу использования невоспроизводимых природных благ и, наоборот, выделения неутилизируемых отходов. Иначе говоря -- производственные отношения "по Марксу" включают отношения всех поколений человеческого рода, включая несуществующие, по поводу производства его (вида homo sapiens) жизни. По идее, именно эти отношения и должны быть предметом изучения политической экономии в самом широком смысле. Эти отношения имеют "саморефлексивный" (или "автоморфный", если употреблять математическую метафору) характер: отношения с самим собой. Они существуют "в себе" как для вида в целом (здесь они безальтернативны), так и на уровне индивидов (здесь они дополняются всеми остальными отношениями между различными индивидами и разнообразными надиндивидными образованиями)".
       Во-вторых, "Наконец, образование начинает занимать ту же стратегическую позицию в экономике в целом (не только отдельно взятых стран, но и как минимум крупных регионов -- вспомним Болонский процесс в сфере высшего образования и Лиссабонскую стратегию (2000) о Европейском исследовательском пространстве), которую сравнительно недавно занимала "группа А" промышленности. Какая-либо "вещность" здесь перестает играть "первую скрипку". Общая тенденция -- от вещности к процессам. Даже в самом образовании акцент переносится со знаний (о "вещах") на компетенции, проявляемые в деятельности. Все это постепенно переводит в центр внимания в сфере практического хозяйствования именно человека вместо вещей. Это, на мой взгляд, и создает объективную основу не столько для "возвращения" политической экономии в центр экономической науки в целом, сколько для ее возникновения на реальном -- человеческом -- "базисе" вместо вещного, оказавшегося таким ненадежным".
       Новейшие открытия в области археологии и климатологии (см. статью Я. Коробатова в газете "Комсомольская правда. В Северной Европе") "Историю вершат не цари, а климат" анализируются причины распада Византийской империи, заката античной Греции и Смутного времени в России. Вывод автора таков: не политические системы этих государств были причиной их упадка, а природные факторы и нерациональное использование обществом природных ресурсов.
       Доводы, приведенные автором статьи, заставляют уиочнить марксистское положение о способе производства и общественно-экономических формациях. Если очень кратко, то вывод таков: наряду с производительными силами огромную роль играет природа, ее динамика. В упомянутой статье Я.Коробатова приведены убедительные доказательства этого вывода о том, что природа должна учитываться как важнейший фактор процесса развития человеческого общества наряду с развитием производительных сил, экономических отношений и изменений в надстроечных структурах. Обратимся к фактам, рассмотренным в статье Я.Коробатова.
       Что касается распада Византийской империи, то одними из причин являются извержение вулканов и глобальное похолодание. В рамках международного проекта "Глобальные изменения прошлого" палеоклиматологи установили, что период самого сильного похолодания за последние 2000 лет пришелся на 536-660 годы. Судя по отложениям пепла в ледниках Антарктиды и Гренландии колоссальные выбросы в атмосферу происходили в 536, 540 и 547 годах н.э. Это были катастрофы планетарного масштаба: миллионы тонн мельчайших частиц оказались выброшенными в атмосферу и закрыли Солнце. Вот что писал византийский летописец Прокопий: "Весь год солнце испускало свет, как луна без лучей, как будто оно теряло свою силу перестав ярко сиять как прежде, чисто и ярко". По одной из версий именно резкое похолодание (а температура даже в летние месяцы спускалось до минус 4-х градусов) привело к череде неурожаев и к мутации возбудителей бубонной чумы. На Византию обрушилась Юстинианова чума, жертвами которой стали около 100 миллионов жителей. Этим воспользовались племена Арабского халифата для экспансии.
       Причиной заката античной Греции явилось совместное влияние человеческой деятельности и природного фактора. Вот как описывает причину данного явления Я.Коробатов: она была "...не совсем климатическая, но близкая к ней - экологическая катастрофа. Возникла она из-за хищнической вырубки леса. Опустынели пахотные земли, которые засаживались оливковыми рощами...родина великих мореплавателей и строителей нуждалась в огромном количестве корабельного и строительного леса. В итоге, по свидетельству древнегреческого ученого Теофраста, которого называют отцом ботаники, к концу четвертого века до н.э. корабельный лес рос только в центре Пелопоннеса. Основную часть приходилось закупать за пределами Греции - в Македонии, Фракии, Италии, на побережье Малой Азии, а также в Сирии...корневая система олив (она стержнем уходит вертикально вниз) способствовала размыванию и эрозии почв. Со временем дожди смыли плодородный слой. Пик этих процессов пришелся на конец третьего века до н.э. Опустынивание привело к упадку сельского хозяйства".
       Еще одно немаловажное дополнение к марксистскому учению о развитии общества необходимо, на мой взгляд, сделать. Речь идет о процессе естественного воспроизводства населения, т.е. о демографическом факторе, который особенно остро стал ощущаться в современном мире, особенно в развитых странах. Соотношение коэффициентов рождаемости и смертности, изменение среднего возраста населения оказывают существенное влияние на экономику.
       Таким образом следует в совокупности рассматривать три компоненты (производительные силы, климатический фактор и демографические процессы), которые определяют динамику экономических отношений и развитие надстройки.
       Серьезный анализ проблем процессов общественного развития в России содержится в статье Л.С.Беляева "ПОРА ВОЗВРАЩАТЬ СОВЕТСКУЮ ВЛАСТЬ В РОССИЮ. (Тезисы)" - https://new.vk.com/cccp_narod, которую привожу полностью: "1. Прошло четверть века после контрреволюционного переворота в СССР и смены социалистического общественно-экономического строя на капиталистический. Срок большой, вполне достаточный для оценки последствий переворота и ожидаемых перспектив. Нельзя дальше пассивно чего-то ожидать и на что-то надеяться. Страна продолжает деградировать.
       Каждый гражданин (и гражданка) России должен "встрепенуться", осознать свою ответственность за судьбу страны, оценить произошедшие перемены и наметить план своих действий как гражданина. "Отсиживаться в кустах" уже недопустимо.
       2. Изменения в экономике, социальной сфере, морали и нравственности, случившиеся в России после распада СССР, видны и ощущаются каждым: развитие сменилось спадом и разрушением, ликвидированы 80 тысяч про-мышленных предприятий, тысячи сел и поселков, научно-исследовательских, проектных и конструкторских организаций, школ, больниц и других объектов. Появилась и растет безработица, произошло обнищание большинства трудящихся и обогащение кучки нуворишей, присвоивших общенародную собственность, сократилась продолжительность жизни и численность населения страны, разрушаются образование, здравоохранение, наука и др.
       Резюме. "Эксперимент" по реставрации капитализма в России позорно и окончательно провалился. Если после распада СССР многие говорили о "поражении социализма", то теперь очевидны преимущества социализма над капитализмом и преступный характер этого "эксперимента". Капитализм вторично терпит поражение в России.
       3. Развал экономики и социальной сферы на территории бывшего СССР с появлением всех пороков капитализма свидетельствуют об исторической неизбежности смены капиталистического строя социалистическим, в том числе о временном (случайном) характере прекращения строительства социализма в СССР. Еще раз подтверждена справедливость (научная обоснованность) основных положений марксизма, раскрывающих хищническую природу капитала, механизм эксплуатации трудящихся, противоречия труда и капитала.
       Несмотря на значительные изменения в технологиях, структуре экономики и финансовой сфере, которые произошли в ХХ веке, эксплуататорская и антисоциальная сущность капиталистического строя сохраняется. Соответственно, остаются справедливыми основные положения марксизма, описывающие свойства, законы и механизмы этого строя, а также обосновывающие неизбежность замены его социалистическим обществом.
       4. Грандиозные успехи социалистического строительства были достигнуты в СССР в экономике, социальном обеспечении, образовании, здравоохранении, науке, культурном уровне трудящихся. В последние 20-30 лет необыкновенно быстрое развитие демонстрируют Китай, Вьетнам, КНДР, вставшие на социалистический путь развития.
       Резюме. Превращение СССР в кратчайшие исторические сроки во 2-ю мировую державу по экономическому, интеллектуальному и военному потенциалу, успехи Китая, Вьетнама и КНДР на фоне других развивающихся стран являются практическим свидетельством преимуществ социалистического строя перед капиталистическим. Системная деградация всех сфер жизни в России и других странах после распада СССР дополнительно показывает преимущества социализма. История подтвердила это еще и по результатам такого сурового для советского народа испытания.
       5. Разносторонний анализ условий и причин контрреволюционного переворота в СССР, который проведен многими авторами в перестроечный и постсоветский период [1-6 и др.], показал, что в СССР фактически не было экономического и социального кризиса, вызванного какими-либо органическими (неустранимыми) недостатками социализма. Происходили спад темпов экономического развития, расширение дефицита предметов потребления и снижение (вплоть до полного прекращения) контроля со стороны трудящихся за деятельностью партийного, государственного и хозяйственного аппарата управления страной. Объяснялось это недостаточной разработкой к тому времени теории социализма в широком смысле, включая его политэкономию, государственное устройство, специфические противоречия и законы. Эти недостатки могли быть со временем осознаны и устранены. Однако, завершающими условиями для переворота послужили ожесточенное враждебное противостояние и влияние империалистического окружения ("холодная война"), а также перерождение и последующее прямое предательство верхушки КПСС.
       Резюме. Контрреволюционный переворот и распад СССР не являются закономерными (объективно обусловленными). Они вызваны неблагоприятным сочетанием нескольких обстоятельств и причин. Одна их группа связана с враждебным капиталистическим окружением: Великая Отечественная война 1941-1945 гг., причинившая громадные потери и разрушения и задержавшая социалистическое строительство, как минимум, на десятилетие; последовавшая за ней "Холодная война", оказавшаяся еще более изощренной и опасной. Вторая группа причин обусловлена пионерным характером строительства социализма в СССР, отсутствием опыта и отставанием в разработке экономической и социально-политической теории социализма, в уяснении его особенностей, противоречий и законов. Эта группа причин приводила к ошибкам и нед-статкам в управлении страной, особенно, начиная с 1960-х годов.
       6. Роль и опасность капиталистического окружения достаточно понятны, однако оно существовало с самого начала и СССР успешно ему противостоял. "Холодная война" могла быть проиграна лишь при одновременном наличии второй группы "внутренних" причин. Таких причин и вызванных ими ошибок обнаружено довольно много. Наиболее важными из них следует признать две. Первая ("экономическая") связана с управлением экономикой, совершенствованием ее структуры, планирования, хозяйственного учета и контроля деятельности предприятий, материального поощрения их коллективов и руководителей.
       К началу 1950-х годов экономика СССР стала большой и сложной, планирование ее развития и функционирования вплоть до отдельных предприятий из одного единого центра стало практически невозможным. Требовалась перестройка структуры экономики с созданием промежуточных уровней крупных производственных и территориальных объединений предприятий, а также совершенствование планирования с передачей многих его функций с центрального уровня (страны в целом) на эти промежуточные уровни. Одновременно, назрела необходимость более правильной оценки и материального стимулирования экономической деятельности предприятий и их объединений.
       Как это прояснилось сейчас [4,5], решение этих двух проблем, ввиду недостаточной разработки политэкономии социализма, пошло по неправильному пути - внедрению хозрасчета предприятий, основанному на максимизации прибыли. Такой хозрасчет представляет собой фактически капиталистический способ хозяйствования, он противоречит всем экономическим законам социализма, особенно, закону минимизации затрат живого и овеществленного труда.
       Резюме. Одной из основных "внутренних" причин неудачи строительства социализма в СССР явилось внедрение с конца 1950-х годов хозрасчета предприятий, основанного на максимизации прибыли и задании планов в стоимостном (денежном), а не в натуральном (физическом) выражении. Такой хозрасчет создал у предприятий стремление к всемерному повышению цен своей продукции, резко затруднил и ухудшил планирование, сделал экономику "затратной", неоправданно увеличил денежные выплаты и создал дефицит предметов потребления, изменил мотивацию трудящихся и др. В конечном итоге, это привело к расстройству экономики и снижению темпов ее развития, систематическому дефициту товаров, очередям, спекуляции, появлению "теневой экономики", недовольству населения и содействию контрреволюционному перевороту.
       7. Еще одна "внутренняя" причина контрреволюции в СССР обусловлена объективно присущим социализму противоречием между руководителями и "рядовыми" работниками, а также различием между государственной и обобществленной (общенародной) собственностью. Руководители производства разных рангов, а также государственных и партийных органов объективно нужны при социализме. Однако, здесь имеется существенное противоречие: при одинаковом отношении к общенародной собственности на средства производства они находятся в неравном отношении друг к другу. Потенциально руководители могут злоупотреблять своими властными полномочиями в корыстных целях. Поэтому, требуются специальные меры по разрешению этого противоречия и недопущению злоупотреблений со стороны руководителей.
       Тесно примыкает к рассматриваемому противоречию важное отличие государственной собственности на средства производства от их всенародной собственности. Именно всенародная собственность является социалистической, а отождествление ее с государственной собственностью представляет грубое упрощение, чреватое серьезными последствиями [6]. То, что в СССР считалось и называлось государственной собственностью, представляло собой всенародную собственность, переданную в управление государственным органам. Права на эту собственность оставались у всего народа, однако ввиду новизны и сложности реализации, эти права, включая контроль за использованием всенародной собственности государством, не были должным образом закреплены в конституции и законодательстве. В том числе, не была создана всеобъемлющая и полномочная система общенародного контроля за деятельностью государственных, хозяйственных и партийных органов, а фактически - система народного контроля над руководителями этих органов.
       Резюме. Второй важнейшей "внутренней" причиной, способствовавшей контрреволюции в СССР, явилось отсутствие всесторонней, полномочной и эффективной системы общенародного контроля за деятельностью государственных, хозяйственных и партийных органов, особенно, за деятельностью их руководителей. Отсутствие должного контроля "снизу", важность и возможные формы которого не были своевременно осознаны, привело к формированию слоя партийно-хозяйственной "номенклатуры", ее идейному перерождению и последующему прямому предательству интересов трудящихся.
       8. Таким образом, контрреволюция и распад СССР стали возможными вследствие наложения на враждебное капиталистическое окружение двух "внутренних" причин, рассмотренных выше (были, конечно, еще и другие сопутствующие причины, но их можно считать второстепенными). Ни одна из этих причин не является следствием какого-либо органически неустранимого недостатка социализма, делающего невозможным его существование. Большое влияние оказал, в частности, пионерный характер строительства социализма в СССР, отсутствие опыта и отставание с разработкой экономической и социально-политической теории социализма. Кстати, Китайская народная республика учитывает ошибки, допущенные в СССР, например, там уже несколько десятилетий практикуется периодическая смена всего высшего руководства страны и компартии, жестокая борьба с коррупцией и т.п.
       Резюме. Ни одна из причин, сочетание которых привело к гибели СССР, не является следствием какого-либо неустранимого недостатка социализма и этого бы не произошло при отсутствии хотя бы одной (любой) из этих причин. Поэтому распад СССР нужно рассматривать как явление случайное и временное. Теперь можно избежать ошибок, допущенных из-за недостаточной разработки теории.
       9. Последствия контрреволюционного переворота в СССР ужасны, потрясающи, катастрофичны (трудно подобрать подходящее слово). Простое их перечисление заняло бы несколько страниц. Отметим лишь некоторые из этих последствий:
       ? Утрата населением 216,4 млрд. рублей (390 млрд. долларов) вкладов в Сбербанке в результате гиперинфляции, вызванной "шоковой терапией" в начале 90-х годов.
       ? Преступная приватизация общенародной собственности кучкой алчных лиц, составляющих сейчас класс крупного и среднего капитала. Это преступление не может иметь срока давности и должно расследоваться в судебном порядке.
       ? Обнищание подавляющего большинства населения: 40 % населения живет в нищете с доходами ниже прожиточного минимума, еще 40 % относятся к бедным. Богатые вместе с семьями составляют около 2 %, а остальные 18 % можно считать "средним классом", о создании которого так заботится нынешняя власть.
       ? Спад по сравнению с 1990-м годом промышленного и сельскохозяйственного производства, сокращение и деградацию всех сфер социального обеспечения, потерю уверенности в будущее и многое другое.
       Результатом стало вымирание населения России - превышение смертности над рождаемостью за эти четверть века составило более 15 млн. человек!
       10. Главной причиной всех бед России и 80 % ее населения является установившийся капиталистический государственный строй. Президент, Федеральное Собрание и Правительство РФ под риторику о соблюдении социальных гарантий населению создают самые благоприятные условия для обогащения частных собственников. В 1990-е годы это возглавлял Президент Б.Н.Ельцин, в XXI веке - В.В.Путин и Д.А.Медведев. Обогащение совершается по многим путям и каналам:
       ? криминальная приватизация 1990-х годов и продолжающаяся приватизация наиболее эффективных государственных предприятий;
       ? уклонение от налогов и вывоз капиталов за рубеж;
       ? создание сотен частных банков, страховых, нотариальных и других посреднических компаний, обирающих население;
       ? установлен "плоский" подоходный налог 13 % с физических лиц;
       ? введена регрессивная шкала ставок по взносам в Пенсионный фонд и фонды соцмедстраха и др.
       В результате население нищает, а количество долларовых миллиардеров и их капиталы неуклонно возрастают. Даже в "кризисном" 2015-м году, когда произошел 5-10 % спад ВВП, промышленности, зарплат трудящихся и прибылей малых предприятий, прибыль крупного и среднего капитала возросла на 42 %.
       11. Президент и Правительство РФ реализуют крайнюю неолиберальную внутреннюю политику, полагая, что государство не должно вмешиваться в экономику, что рынок "все решит сам". Бюджетных средств даже на поддержание социальной сферы и государственного сектора экономики (не говоря уже об их развитии) выделяется явно недостаточно. Основную часть бюджетных доходов (около 50 %) составляют поступления от экспорта нефти и природного газа. Фактически государство существует (покрывает свои расходы) за счет продажи в огромных масштабах этих невозобновляемых энергетических ресурсов. В периоды, когда мировые цены на нефть снижаются, бюджет становится резко дефицитным. Такой период, обещающий быть длительным, начался в 2015 г. Можно ожидать усиления социально-экономического кризиса в стране до условий, аналогичных середине 1990-х годов.
       Резюме. Внутренняя социально-экономическая политика, проводимая Президентом и Правительством РФ в интересах крупного и среднего капитала, привела к непрекращающемуся системному кризису в стране. Создалось совершенно ненормальное положение, когда государство с трудом покрывает свои расходы лишь за счет широкомасштабного экспорта нефти и природного газа. Это следует рассматривать как нарушение одного из главных условий устойчивого развития человечества и преступление перед будущими поколениями России. Самая холодная и пространственно протяженная страна Мира, которой требуется наибольшее количество энергии для отопления и транспорта, в огромных объемах экспортирует свои невозобновляемые энергетические ресурсы!
       12. Прошедшие четверть века для России и других стран - республик бывшего СССР - не только "потерянные годы", в которые не было развития. Это были годы экономического спада, разрушения и деградации почти всех сфер жизни страны. За 1990-2015 гг. внутренний валовый продукт (ВВП) возрос в США примерно в 2 раза, а в Китае - почти в 10 раз! Россия же по большинству социально-экономических показателей оказалась отброшенной на 40-50 лет назад. И никаких признаков изменения социально-экономической политики существующей власти. Прогнозы ведущих экономистов и оппозиционных общественных деятелей самые пессимистические.
       Резюме. За последние четверть века в экономике России вместо подъема происходил спад. Причина этого ясна - замена социалистического строя на капиталистический. Президент и Правительство РФ показывают решимость продолжать ту же социально-экономическую политику, а это значит, что спад и кризис будут продолжаться. Единственный видимый путь спасения России - это возврат к советской власти, т.е. на социалистический путь развития.
       13. Пассивность и долгое терпение ограбленного и обнищавшего народа можно объяснить успешным использованием технологий информационно-психологического воздействия на людей, которые начали применяться со времен "холодной войны" и продолжают совершенствоваться. Телевидение, Интернет, радиовещание, оказавшись в собственности или во владении капиталистов и их прислужников, позволяют формировать общественное мнение в их пользу путем систематического (многолетнего) тенденциозного подбора тематики передач, одностороннего целенаправленного освещения событий и фактов или даже искусного их искажения. Постоянная погруженность в такую искаженную информационную атмосферу может изменять ориентиры и точки зрения людей, а у молодежи - вырабатывать соответствующее мировоззрение. Основная цель проправительственных СМИ - оправдать антинародную политику, заставить трудящихся смириться с ухудшением их положения, сохранить статус-кво. Широко используется раздача обещаний, которые потом забываются, а в особых ситуациях стараются найти внешнего врага и осложнить международную обстановку, чтобы попытаться сплотить народ и отвлечь его от проблем и врагов внутренних. Практикуются все виды фальсификаций, свойственных капитализму: лицемерие, двойные стандарты, разнообразные обманы, искажение истории и др.
       Резюме. Несмотря на явно ненормальное положение и кризис в стране, трудящиеся России проявляют пассивность и терпимость. В значительной мере это объясняется систематическим многолетним информационно-психологическим воздействием на население средств массовой информации, принадлежащих крупным капиталистам или управляемых правительством. Накоплен большой опыт "зомбирования" людей, "кормления" их обещаниями, использования специальных технологий проведения избирательных кампаний и т.п. В частности, приближается важная кампания по выборам в Государственную Думу в сентябре 2016 г. Сторонникам социализма предстоит серьезная борьба за своих кандидатов, чтобы использовать эту возможность изменения социально-политического курса страны.
       14. Важнейшее влияние на ситуацию в стране оказывает сейчас деятельность Президента В.В.Путина. Он сосредоточил в своих руках власть, по-видимому, не уступающую возможностям генеральных секретарей ЦК КПСС в советские времена (особенно после создания "Национальной гвардии"). Его рейтинг возрос после присоединения Крыма до рекордного уровня 80 %. Практически ежедневно его можно видеть по телевидению и слышать по центральному радио. Регулярно устраиваются телешоу "Прямая линия с В.В. Путиным". На него ссылаются, его цитируют и т.д.
       Владимир Владимирович оказался чрезвычайно удачным избранником и преемником Б.Н.Ельцина. Он неуклонно, можно сказать "железно" продолжает либеральный капиталистический путь, начатый Ельциным. В первый же год своего президентства В.В.Путин заявил: "Пересмотра результатов приватизации не будет!" Еще через год он отменил прогрессивный налог на доходы физических лиц, установив "плоскую шкалу" 13%. Когда об этом зашла однажды речь, он сказал: "Они нам завидуют", не пояснив, кто это "они" и кто "мы". Нетрудно уяснить, что "плоская" шкала выгодна богачам (капиталистам, олигархам, высокопоставленным чиновникам). Поэтому, "они" - это богачи в США, Западной Европе и почти во всех других странах Мира, где прогрессивный налог достигает 50-70 %, а "мы" - это осчастливленные богачи России. Условия для капиталистов в России лучше, чем в передовых капстранах! Можно добавить гибельное для России вступление в ВТО, отсутствие эффективных мер по предотвращению вывоза капиталов за рубеж, отсутствие закона о конфискации имущества коррупционеров, поддержку во время кризисов банков, а не реальных отраслей экономики, драпировку мавзолея В.И.Ленина и замалчивание имени И.В.Сталина во время парадов Победы и многое, многое другое.
       Таким образом, В.В.Путин - последовательный и активный представитель и защитник интересов крупного и среднего капитала. Это - первое и главное, но не афишируемое, в его деятельности. Вторая сторона его жизни состоит в создании у населения России образа президента, заботящегося о народе, патриоте и т.п. Эта сторона наиболее "шумная", сопровождаемая съемками на телекамеры, звукозаписями, фотовспышками. И здесь Владимир Владимирович достиг выдающихся успехов. Если из 80 % его рейтинга богатые, которых он действительно представляет и защищает, составляют 20 %, то остальные 60 % - это уже из числа бедных и нищих, кому капиталистический строй совсем ни к чему. Эти 60 % оказались дезориентированными в результате блестящего исполнения В.В. Путиным роли президента-патриота.
       Резюме. Особую роль в создании кризисной ситуации в стране и в возможностях ее изменения играет личность Президента В.В.Путина. Его деятельность имеет две стороны (направления, уровня). Будучи твердым последователем крайне либерального капиталистического пути развития (а фактически деградации) России и защитником, в связи с этим, интересов крупной и средней буржуазии, он всемерно старается представить себя, одновременно, как выразителя интересов всего народа, включая трудящихся. И нужно констатировать, что до настоящего времени это В.В. Путину удавалось, и его рейтинг очень высок. Все-таки, очень хочется верить в "доброго царя"! Сторонникам социализма следует обратить особое внимание на разоблачение действительных целей и сущности В.В.Путина. Он сейчас главный противник Советской власти в России.
       15. В заключение следует еще раз указать, что за 25 лет после контрреволюционного переворота в России и других республиках бывшего СССР стали вполне очевидны пороки капитализма и достоинства социализма. Этот переворот при всей его трагичности практически подтвердил преимущества социализма еще и в такой особой ситуации, как попытка разрушения построенного социализма и возрождения капитализма. Теперь уже не остается никаких сомнений в исторической необходимости возврата России и других стран на социалистический путь развития.
       Одной из возможностей восстановления Советской власти является победа сторонников социализма на выборах депутатов Государственной Думы РФ в сентябре 2016 г. Нужно постараться эту возможность использовать. Потенциально 80 % бедного и нищего населения заинтересованы в возврате социализма. Однако, как уже говорилось, 60 % из этих 80 % дезориентированы пропутинской (а фактически прокапиталистической) пропагандой в СМИ. Задача в том, чтобы доходчиво разъяснить этим 60 % граждан России, в чем состоят их истинные интересы и как они могут выразить их на предстоящих выборах.
       После событий вокруг Украины и Сирии политическая активность народа России резко возросла. Особенно впечатляет акция "Бессмертный полк". Память об Отечественной войне и Великой Победе жива и побуждает к действию. А это была война не только в защиту Отечества, но и за Советскую власть, за социализм (чего не было в войну 1914-1918 гг.). Теперь нужна всенародная акция за восстановление Советской власти, порушенной подлым, обманным путем.
       Резюме. Опыт последних 25 лет в России и других странах подтвердил преимущества социализма и в такой противоестественной ситуации, как попытка разрушения уже построенного социализма. История отвергла этот "эпизод", противоречащий объективным законам прогрессивного развития человечества. Перед трудящимися России стоит задача вернуть страну на социалистический путь "с наименьшей кровью". Такую возможность предоставляют выборы в Государственную Думу РФ в сентябре 2016 г. Не менее 80 % населения России, ставших бедными и нищими за эту четверть века, заинтересованы в возврате Советской власти. Необходимо, чтобы они осознали свои интересы и возможности, пришли на выборы и проголосовали за кандидатов - сторонников социализма.
       Литература
       1. Альтернатива: выбор пути (перестройка управления и горизонты рынка) / Руководители авт. кол.: В.Н.Бобков, А.А.Сергеев. - М.: Мысль, 1990. - 461 с.
       2. Чуньков Ю.И. Экономическая теория: учебное пособие. В 3-х ч. Ч. 3. Глобализация и социализм. - М.: Изд-во ИТРК, 2013. - 688 с.
       3. Зиновьев А.А. Русская трагедия. - М.: Алгоритм, 2014. - 464 с.
       4. Беляев Л.С. Очерки политической экономии социализма. - Иркутск: Сибирская книга, 2013. - 368 с.
       5. Беляев Л.С. Элементы политэкономии социализма. - Иркутск: Сибирская книга, 2016. - 176 с.
       6. Голубев М.К. Отношения собственности.
       ? http://rstk-m.narod.ru/actual_theme.htm
       Пожалуй, у меня имеется лишь одно замечание по тексту вышеприведенной статьи. Автор пишет о важном отличии государственной собственности на средства производства от их всенародной собственности. Применение термина "государственная собственность", как уже выше указывалось, является ошибочным. И Л.Беляев сам это осознавал, когда писал следующее: "...именно всенародная собственность является социалистической, а отождествление ее с государственной собственностью представляет грубое упрощение, чреватое серьезными последствиями. То, что в СССР считалось и называлось государственной собственностью, представляло собой всенародную собственность, переданную в управление государственным органам".
       Доктор технических наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ Л.Беляев также написал книгу "ОЧЕРКИ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЭКОНОМИИ СОЦИАЛИЗМА" (Иркутск: Сибирская книга, 2013). Отдельные главы книги опубликованы в ЭФГ.
       Предисловие "ЭФГ (http://www.eifgaz.ru/belyaev-2-16.htm): "В 2013 году в Иркутске вышла монография Льва Спиридоновича БЕЛЯЕВА под общим названием "Очерки политической экономии социализма".
       "ЭФГ" очень давно и с переменным успехом пытается подвигнуть наших авторов (как отдельных исследователей, так и научные коллективы) на написание учебников по политэкономии и современной марксистской философии. И вот...
       Автор, вероятно, не ставил своей целью создать учебник политической экономии, отмечая в авторском предисловии к данной монографии, что в ней "развиваются положения политической экономии социализма и уточняются основные законы и противоречия социализма".
       Однако по факту получился один из лучших (по мнению редакции) за постсоветское время учебник политэкономии социализма. Он вобрал в себя всё лучшее из учебников 1954 года (под редакцией К.В. Островитянова) и 1982 года (под редакцией А.М. Румянцева).
       В этом смысле монография вполне отвечает выполнению таких функций образовательного процесса, как повторение и возвращение к уже пройденному
       Но особенно этот труд ценен тем, что в нем изложение материала по экономической истории, политэкономии и макроэкономике социализма впервые за постсоветскую эпоху осуществляется системно и с учетом произошедшего краха социалистической системы в СССР и напротив, продолжающегося успешного строительства социализма в КНР.
       "ЭФГ" публикует избранные главы из монографии, в которых методология автора и принципиальные моменты его концепции представлены наиболее полно и ярко.
       ГЛАВА 3. ОСНОВНЫЕ ПРИНЦИПЫ, ЗАКОНЫ И ОСОБЕННОСТИ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ ЭКОНОМИКИ
       Автор счел целесообразным предпослать эту относительно небольшую главу обзору и анализу опыта СССР и Китая, хотя ее материал в значительной мере основывается на результатах этого анализа. Главная цель главы - показать сложившиеся представления автора об экономике "зрелого" социализма, что позволит легче объяснить ход строительства социализма в СССР и КНР, а также допущенные ошибки, особенно в СССР. Под "зрелым" социализмом понимается то, что К. Маркс [29] и В.И. Ленин [25] называли "первой фазой" коммунизма. Ей предшествует, как уже говорилось в предыдущих главах, "начальный период" становления социализма, который может быть очень длительным при свершении социалистической революции в экономически слаборазвитых странах. Такой период можно назвать также "переходным периодом от капитализма к социализму".
       Период "зрелого" социализма, по нашим представлениям, характеризуется:
       - отсутствием классов, а следовательно и эксплуатации человека человеком;
       - достаточно высоким уровнем развития производительных сил, сопоставимым с уровнем передовых капстран (в расчете на душу населения); однако этот уровень еще не обеспечивает полного удовлетворения потребностей общества;
       - все более полной реализацией принципа "от каждого по способностям, каждому по труду";
       - значительно возросшим уровнем образования и сознательности трудящихся;
       - охватом государственным планированием не только промышленного, но и основной массы сельскохозяйственного производства.
       Такой экономики практически еще нигде не было. СССР только начинал входить в период "зрелого" социализма в 1950-1960-е годы, но, ввиду допущенных ошибок, повернул фактически вспять (декларации о скором построении коммунизма, "развитом" социализме и т.п. были, конечно, преждевременными). Китай сейчас находится в середине начального периода становления социализма, и до "зрелого" социализма ему еще далеко.
       Сначала в ї 3.1 будут рассмотрены особенности экономики "зрелого" социализма, или "первой фазы" коммунизма. По представлениям автора, она принципиально отличается как от капиталистического, так и от коммунистического способов производства. Ее нужно рассматривать как особую общественно-экономическую формацию, занимающую многие десятилетия общественного развития, наряду с капиталистической и коммунистической формациями. Более подробно экономика "зрелого" социализма описывается в главе 6.
       В ї 3.2 будут кратко охарактеризованы черты экономики "начального периода" становления социализма, которые уже во многом были описаны в предыдущих главах. В этот период еще сохраняются элементы капиталистического способа производства, совершается трансформация и интенсивное развитие экономики и производственных отношений. Продолжительность такого периода зависит от исходного уровня экономики той или иной страны. Мы будем иметь в виду экономику отдельной, достаточно большой и самообеспеченной страны (типа СССР, Китая, Индии и т.п.). Временные и количественные границы (рубежи) между "начальным периодом", "зрелым" социализмом и собственно коммунизмом (его высшей фазой) указать можно, естественно, лишь условно и приближенно.
       3.1. Период "зрелого" социализма
       Главное отличие социализма (прилагательное "зрелый" будем в этом параграфе опускать) (и коммунизма) от капитализма - обобществление средств производства. Тем самым ликвидируется эксплуатация человека человеком, эта величайшая социальная несправедливость, присущая капиталистической, а также феодальной и рабовладельческой формациям. Одновременно, обобществляется и производимая продукция: средства производства и предметы потребления, которые затем распределяются "по труду".
       Будем предполагать, что и в сельском хозяйстве средства производства и получаемая продукция обобществлены до общенародного (государственного) уровня, т.е. будем рассматривать сельское хозяйство как одну из отраслей единой экономики страны. В СССР этот процесс не был доведен до конца, и И.В. Сталин ставил проблему подъема колхозной кооперативной собственности (включая производимую продукцию) до уровня всенародной собственности, как одно из направлений дальнейшего экономического развития страны [13]. Будем считать также, что производство овощей, фруктов и мясомолочной продукции в подсобных хозяйствах сельских жителей и на пригородных участках горожан прекратилось из-за неэффективности или составляет ничтожную долю общего сельскохозяйственного производства, которой можно пренебречь.
       Основной принцип социализма, характеризующий производственные отношения: "от каждого по способностям, каждому по труду" (аналогичного принципа, единого для всех членов общества, при капитализме не существует). Он предусматривает распределение продуктов и услуг, идущих на личное потребление, "по труду", т.е. в соответствии с количеством, качеством и результативностью выполненного труда, что представляется наиболее справедливым и естественным в условиях, когда производство этих продуктов и услуг еще ограничено и недостаточно для полного удовлетворения потребностей общества. При коммунизме, когда будут достигнуты очень высокий уровень экономики и изобилие предметов потребления, их распределение начнет осуществляться "по потребностям".
       Рассматриваемый социалистический принцип (автору не удалось выяснить, кем впервые был сформулирован этот принцип. Можно предположить, что он был известен еще до работ К. Маркса и Ф. Энгельса) является очень мудрым и гуманным:
       - он провозглашает интеллектуальное и профессиональное развитие каждого члена общества в соответствии с его способностями (склонностями, желаниями);
       - он предполагает необходимость (обязанность) трудиться (для трудоспособных, естественно);
       - он создает у трудящихся стимул для повышения производительности и результативности своего труда, что очень важно в условиях, когда общий уровень сознательности еще недостаточно высок и труд не стал первой необходимостью для человека.
       Одновременно принцип распределения "по труду" определяет многие черты экономики социализма. Во-первых, труд должен оцениваться не только его продолжительностью (в часах), как это будет при коммунизме, но и по его качеству (квалификации, производительности, результативности). Это требует каких-то специальных способов (единиц) измерения. Наиболее естественным и простым средством измерения труда могут служить деньги. Однако их функции будут существенно иными, чем при капитализме. По образному выражению В.И. Ленина [25], это будут "квитанции", выдаваемые работающему и свидетельствующие, что он выполнил такое-то количество полезной обществу работы. В этих же единицах (деньгами) оцениваются предметы потребления и услуги, приобретаемые трудящимися по своему выбору для личного использования на полученные "квитанции", т.е. на заработную плату. Это является главной причиной сохранения денежного обращения при социализме.
       Во-вторых, принцип (или даже требование) "каждому по труду" открывает возможность количественной оценки затрат труда при социализме - соразмерно заработной плате, выплаченной за этот труд. Затраты труда на производство какого-либо продукта, т.е. его "трудоемкость", могут оцениваться суммарной зарплатой, выплаченной работникам при его изготовлении. Под "трудоемкостью" будем понимать затраты живого и овеществленного труда на производство конкретного продукта. Труд, овеществленный в расходуемых материалах, сырье, энергии и т.п., измеряется заработной платой, выплаченной при их производстве, аналогично живому труду. Следовательно, "трудоемкость" продукта численно равна сумме зарплаты, выплаченной как при непосредственном его производстве, так и ранее при производстве расходуемых материалов, а также основных фондов (оборудования, сооружений и т.п.) в части их амортизации. Термин "трудоемкость" (будем брать его в кавычки) введен, чтобы отличить его от широко применяемого термина "стоимость", в который иногда вкладывается такой же смысл.
       Отметим, что категория стоимости является для капиталистического производства чрезвычайно важной и сложной. Кратко, стоимость какого-либо продукта (фактически товара) представляет "затраты общественно необходимого труда" на его производство. Однако требование "общественной необходимости" делает стоимость трудно определимой количественно. Такая "необходимость" выявляется только в процессе продажи продукта на рынке, причем его цена формируется под влиянием спроса и предложения с учетом полезности продукта для покупателя, его дефицитности или избыточности и др. Эта цена практически никогда не совпадает со стоимостью (может совпасть лишь случайно). При этом стоимость включает не только оплаченный, но и неоплаченный труд (прибавочную стоимость), поэтому ее никак нельзя измерять выплаченной зарплатой (стоимостью рабочей силы). При социализме же, вследствие реализации принципа распределения предметов личного потребления "по труду", затраты на производство продукции могут оцениваться по ее "трудоемкости", измеряемой количеством выплаченной зарплаты. По "трудоемкости" оцениваются затраты на производство (устанавливаются цены) как средств производства (группа А), так и предметов потребления (группа Б).
       В-третьих, принцип распределения "по труду" требует определенного уточнения (пояснения). По этому принципу распределяются предметы потребления и услуги, предназначенные для личного потребления. Между тем при социализме имеются и общегосударственные потребности: на расширение производства, образование, здравоохранение, содержание аппарата управления, армии и т.п. Следовательно, каждый работник должен часть результатов своего труда передать обществу. Как указывается в [25,29], рабочий получит в личное потребление не "полный эквивалент своего труда, а за вычетом того количества труда, которое идет в общественный фонд".
       В СССР был найден путь реализации "передачи" части труда работающих в общественный фонд на общегосударственные нужды, который представляется автору наиболее целесообразным. Он состоит в том, что предметы потребления и услуги продаются населению по "розничным" ценам, как правило превышающим их "трудоемкость", т.е. продукция предприятий группы Б, производящих предметы потребления, имеет две цены: 1) по "трудоемкости" для учета затрат труда и 2) "розничную" для продажи населению. Доход таких предприятий, обусловленный разницей этих двух цен, направляется в бюджет государства и используется затем на общественные нужды. В СССР такой доход назывался "налогом с оборота", и мы сохраним за ним это название, чтобы не вводить новые термины, усложняющие текст. Средства производства (продукция группы А) имеют только одну цену - по "трудоемкости".
       Таким образом, принцип "от каждого по способностям, каждому по труду", наряду с обобществленной собственностью на средства и продукцию производства, определяет основные производственные отношения при социализме. С одной стороны, он предполагает обязанность членов общества трудиться, а государства (пока оно не "отомрет") - создать условия для получения образования и трудоустройства каждого члена общества по его способностям. С другой стороны, он создает возможность количественного исчисления затрат труда на производство всех видов продукции, т.е. их "трудоемкости", количеством выплаченной при этом заработной платы, предназначенной для личного потребления. Одновременно путем повышения "розничных" цен на предметы потребления сверх их "трудоемкости" имеется возможность формирования общественных фондов, расходуемых на расширение производства, социальные нужды, управление и др.
       Главной целью социалистического производства является максимально возможное удовлетворение материальных и культурных потребностей общества. Все учение о коммунизме и социализме, как его первой фазе, посвящено человеку и коллективу людей, обеспечению их свободного интеллектуального и физического развития, полнокровной и интересной жизни (мы не будем углубляться в социальный аспект этого учения). Поэтому и экономика социализма должна создавать материальные условия для такого развития и жизни людей. В [13,14] указанная цель трактуется как основной экономический закон социализма. Однако, как представляется автору, это все же цель, а не закон (об экономических законах речь пойдет ниже). Эту гуманную цель социалистического производства следует противопоставить стремлению к получению максимальной прибыли как главной цели капиталистического производства.
       Основным экономическим законом социализма, по мнению автора, является минимизация затрат живого и овеществленного труда. Имеется в виду минимизация затрат труда для удовлетворения (производства) заданного ассортимента и объемов потребностей (продуктов) при определенных ограничениях на располагаемые ресурсы. Этот закон можно интерпретировать также как экономию труда или повышение его производительности.
       Минимизация затрат труда является всеобщим экономическим законом, объективно действующим во всех общественно-экономических формациях, начиная с первобытнообщинного строя и кончая коммунизмом. Под его воздействием происходил научно-технический прогресс, укрупнение производства, его расширение и др. Представляется странным, что этот закон не встречался автору в экономической литературе. Очень часто говорится об "экономии труда", "минимизации издержек" и т.п. Между тем минимизация затрат труда - это именно закон, один из главных и всеобщих экономических законов. Данное обстоятельство настолько очевидно, что не требует специальных доказательств и обоснований. По-видимому, из-за такой очевидности требование или стремление к минимизации затрат труда считалось "само собой разумеющимся" и не выделялось как закон.
       При капиталистическом производстве данный закон не является основным. Максимум прибыли, помимо минимизации затрат труда, может достигаться также путем повышения цен, увеличения объемов продаж, уменьшения оплаты рабочей силы и др. Для максимизации прибыли "все средства хороши". Известно, что для поддержания высоких цен капиталисты идут иногда на уничтожение части готовой продукции, что капиталист, использующий более эффективную технику, стремится задержать технический прогресс у своих конкурентов и т.д. Следовательно, при капиталистическом производстве закон минимизации труда находится в подчиненном положении у закона максимизации прибыли и может не соблюдаться.
       В социалистическом производстве закон минимизации затрат живого и овеществленного труда становится главным. Ему подчинено планирование, т.е. планы должны быть оптимальными в свете этого закона. Минимум затрат труда является главным критерием при разработке планов с применением математических методов и вычислительной техники. Затраты труда должны минимизироваться при составлении планов всех уровней - от народнохозяйственного плана страны до планов производства отдельных предприятий. Исходными при этом являются рассмотренные ранее "трудоемкости" производства различных видов оборудования, материалов, сооружений и т.д., которые потенциально могут быть использованы в планируемом периоде. В оптимальном плане определяется такой их состав, при котором обеспечивается минимум их суммарной "трудоемкости".
       Критерий минимума затрат живого и овеществленного труда применяется также при проектировании объектов и оборудования, а соответствующий ему критерий минимума "трудоемкости" - при оценке эффективности работы предприятий.
       Второй очень важный экономический закон социализма - планирование производства, включая его расширение (развитие), на всех иерархических уровнях экономики. Планирование развития и функционирования социалистической экономики объективно необходимо, ввиду обобществления средств производства. Имеется один, единый собственник - общество, народ. Социалистическая экономика представляет собой единый чрезвычайно сложный народнохозяйственный комплекс, управлять которым можно лишь на основе плана. Других способов управления единой собственностью просто не существует.
       Вместе с тем сама возможность планирования является великим преимуществом перед капиталистическим производством с множеством частных собственников. Потенциально, при оптимальных планах, можно обеспечить наиболее полное и рациональное использование имеющихся ресурсов для ускорения развития, ''можно избежать кризисов, спадов и застоев, обусловленных стихийностью или несогласованностью (конкурентными противоречиями) капиталистического производства. Ярким свидетельством преимуществ планирования служит беспрецедентное развитие промышленности СССР в 1930-е годы (см. ї 4.3), которое происходило на фоне Великой Депрессии в капиталистических странах.
       В то же время планирование - это чрезвычайно сложный управленческий процесс, непосредственно связанный с ценообразованием, формированием и использованием государственного бюджета и практически всеми другими сферами экономической деятельности. Ранее уже отмечалось, что каждая следующая социально-экономическая формация в экономическом отношении сложнее предыдущей (капиталистическая сложнее феодальной и т.д.). Если рынок регулирует капиталистическое производство и это во многом упрощает управление им, то теперь таким регулятором становится план, составление и реализация которого должны учитывать все тонкости социалистического производства.
       В частности, для правильного планирования необходимо точно знать (оценивать и соизмерять) затраты труда на производство всех продуктов, подлежащих планированию. Такой оценкой затрат труда будет служить рассмотренная выше "трудоемкость" продукции, характеризующая затраты живого и овеществленного труда и измеряемая суммарной заработной платой, выплаченной как непосредственно в процессе изготовления продукта, так и ранее при производстве использованных материалов, оборудования, энергии и др. По "трудоемкости" (индивидуальной или среднеотраслевой) устанавливаются цены ("учетные"), которые используются при планировании производства, а также при оценке эффективности работы предприятий или их объединений. Фактически необходима обширная и всеобъемлющая система "учетных" цен, соответствующих "трудоемкости", на весь комплекс продуктов, охватываемых планированием. И в этом состоит одна из трудностей планирования.
       Для определения "трудоемкости" продукции требуется, с одной стороны, соответствующая оплата труда по его количеству и качеству. Как отмечалось в ї1.1, для этого нужно соизмерять труд разных профессий, квалификации и должностей. Это представляет одну из обязанностей социалистического государства. Для разработки системы оплаты труда и постоянного ее совершенствования необходимы специальные государственные структуры (комитеты, подразделения, отделы) разных уровней, а также специализированные научно-исследовательские организации. Хотя совершенно объективных методов соизмерения различных видов труда не существует, тем не менее, путем установления ряда критериев, проведения обследований, обсуждения и учета опыта можно для каждого текущего периода времени выработать приемлемые соотношения в оплате труда. Естественно, они будут изменяться по мере изменения условий развития экономики и накопления опыта. Важно, чтобы это была общегосударственная система оплаты труда, регламентирующая, но и предоставляющая определенную свободу в назначении зарплаты на отдельных предприятиях и в организациях. Такая структура органов "по труду" и система оплаты труда существовали в СССР, хотя, возможно, и не были вполне совершенными.
       С другой стороны, для установления "учетных" цен на все виды продукции в соответствии с их "трудоемкостью" необходима очень развитая информационная система учета затрат труда и статистики. Эта система должна охватывать все производственные и территориальные объединения предприятий, позволяя фиксировать индивидуальную "трудоемкость" продукции на отдельных предприятиях, а также определять среднюю (среднеотраслевую) "трудоемкость" однотипных продуктов, производимых на нескольких предприятиях. На основе информации из такой системы определяются текущие "учетные" цены, соответствующие "трудоемкости". Эти цены являются основными для планирования производства действующих предприятий и взаиморасчетов между ними при поставках продукции.
       Одновременно в эту систему будут поступать сведения от проектных организаций о "трудоемкости" продукции новых предприятий, строительство которых будет рассматриваться в общих планах развития и функционирования экономики страны.
       Установление "учетных" цен (по "трудоемкости") производится централизованно государственными органами по ценообразованию (комитетами, отделами), с привлечением специализированных научно-исследовательских институтов. На промежуточные виды продукции (полуфабрикаты, комплектующие изделия и т.п.), производимые и используемые в рамках одного производственного или территориального объединения предприятий, цены могут устанавливаться отделами по ценообразованию этого объединения. Естественно, органы по ценообразованию используют только что рассмотренную информационную систему учета и статистики. Как уже указывалось, "учетные" цены являются основными, используемыми при планировании и оценке эффективности деятельности предприятий (и их объединений), производящих как средства производства (группа А), так и предметы потребления (группа Б). По мере роста общественной производительности труда (уменьшения "трудоемкости") эти цены будут снижаться.
       Органами по ценообразованию устанавливаются также "розничные" цены на предметы потребления и услуги, приобретаемые населением. Как уже отмечалось, эти цены в целом значительно выше "трудоемкости", доход предприятий, образующийся из-за разности "розничных" и "учетных" цен, поступает в государственный бюджет в виде "налога с оборота" и используется для формирования фондов накопления (расширения производства), общественного потребления и других общегосударственных нужд. Принципы назначения "розничных" цен совсем иные, чем для "учетных" цен, которые устанавливаются строго по индивидуальной или среднеотраслевой "трудоемкости" продукции. "Розничные" цены могут в большей или меньшей степени отклоняться от "трудоемкости", причем иногда в отрицательную сторону. При установлении "розничных" цен учитывается социальная значимость предметов потребления и услуг, их дефицитность, новизна и т.п. Так, "розничные" цены могут быть ниже "трудоемкости" для лекарств, детской одежды, некоторых продуктов питания, общественного транспорта, учебной литературы и, наоборот, многократно выше для винно-водочных и табачных изделий, предметов роскоши, новых дефицитных предметов. Таким путем сглаживается недостаток социалистического принципа "от каждого по способностям, каждому по труду".
       "Налог с оборота" является главным источником наполнения государственного бюджета. Кроме того, в бюджет будут поступать доходы от внешней торговли, являющейся государственной монополией, некоторые виды налогов и др. Например, может устанавливаться прогрессивный налог на зарплату, который также будет смягчать недостаток принципа "каждому по труду". Из бюджета (фонда накопления) финансируется строительство новых предприятий, жилья, дорог и других объектов. Естественно, предусматриваются расходы на образование, здравоохранение, науку и культуру, оборону, содержание органов управления и др.
       Важные статьи расходной части бюджета составляют фонды общественного потребления и обеспечения нетрудоспособных (пенсионеров, инвалидов). Бесплатные или льготные путевки в санатории, дома отдыха и пионерские лагеря, дома и дворцы культуры и т.п. существенно дополняют потребности членов общества, которые удовлетворяются за счет заработной платы. Заметим, что при социализме не требуются пособия по безработице, которая просто отсутствует. Как уже отмечалось, безработица предотвращается путем сокращения рабочего дня, когда по мере роста общественной производительности труда начинает возникать избыток рабочей силы в стране.
       В целом расслоение населения по доходам и уровню жизни сводится к минимуму (хотя и сохраняется) благодаря единой для страны системе установления зарплаты "по труду" и развитию фондов общественного потребления, включая средства на содержание нетрудоспособных и поддержку многодетных семей. Общегосударственная система оплаты труда, естественно, не будет допускать чрезмерных различий в оплате труда разных профессий, квалификации и должностей, в том числе руководящих. По мере экономического роста эти различия будут уменьшаться. Общественные же фонды будут, наоборот, увеличиваться. Кроме того, как говорилось выше, уровень жизни населения будет выравниваться путем соответствующего установления "розничных" цен на предметы потребления и услуги с учетом их социальной значимости.
       Для эффективного осуществления планирования требуется соответствующая подстройка (совершенствование) структуры социалистической экономики. По мере развития и усложнения экономики становится трудно или даже вообще невозможно планировать и управлять ею из одного единого центра. Сложная экономика должна строиться как многоуровневая с иерархическим планированием и управлением. Самый верхний уровень представляет страну в целом, а самый нижний - отдельные предприятия. Промежуточные уровни (их может быть несколько) будут состоять из территориальных, производственных или территориально-производственных объединений предприятий и их комплексов. У верхнего уровня будет один, общегосударственный орган управления и планирования. На остальных уровнях таких органов будет несколько, по числу объединений, комплексов или предприятий. От управляющего органа вышестоящего уровня передаются органам нижестоящего уровня плановые задания в укрупненных (агрегированных) показателях, которые детализируются по мере движения этих заданий сверху вниз. Органы управления низших уровней передают вверх сведения о выполнении планов, достигнутой "трудоемкости" продукции и др. По этим сведениям составляются планы на следующем цикле планирования, а также оценивается экономическая деятельность нижестоящих объединений или предприятий. При разработке планов может потребоваться несколько итераций по согласованию плановых заданий с исполнителями и их уточнению. В процесс планирования следует включать этап заключения договоров между предприятиями разных объединений на поставку продукции, предусматриваемой планами. Это позволит исключить избыточное производство продукции или, наоборот, ее дефицит. В связи с этим, планирование на очередной период времени должно проводиться с необходимой заблаговременностью.
       Для оценки эффективности деятельности нижестоящих объединений или предприятий и возможного их поощрения используются два основных критерия: 1) выполнение плана по объемам, ассортименту и качеству производимой продукции; 2) снижение "трудоемкости" продукции. Аналогичные критерии применяются и при поощрении коллективов подразделений и отдельных работников предприятий и их объединений.
       Таким образом, вследствие реализации принципа "от каждого по способностям, каждому по труду", основного экономического закона минимизации затрат живого и овеществленного труда и планирования производства экономика социализма принципиально отличается от капиталистической и усложняется. Требуются создание условий для получения образования и трудоустройства "по способностям", разработка системы оплаты труда в соответствии с его количеством и качеством (квалификацией, производительностью, результативностью), детальный учет "трудоемкости" всех видов продукции, централизованное установление "учетных" и "розничных" цен, иерархическое планирование и управление производством, особые методы оценки эффективности и поощрения деятельности предприятий, коллективов и отдельных работников, а такќже многое другое. В современных условиях для учета "трудоемкости" и иерархического планирования производства должны широко применяться вычислительная техника и информационные технологии. Подробнее все это будет рассмотрено в главе 6. Вместе с тем потенциально социалистическая экономика гораздо более эффективна и несравненно гуманнее, чем капиталистическая.
       Рассмотрим теперь другие экономические законы.
       Очевидно, что при социализме действует всеобщий закон соответствия производственных отношений характеру производительных сил. Сам переход к "зрелому" социализму с его рассмотренными производственными отношениями становится возможным лишь при достаточно высоком уровне развития производственных сил, сопоставимом с уровнем передовых капиталистических стран. Если этот уровень недостаточен, то будет продолжаться "начальный период" становления социализма (создания его экономической базы), в котором возможны элементы капиталистического способа производства и еще не полностью выполняется принцип "от каждого по способностям, каждому по труду" (см. ї 3.2). Аналогично, переход к коммунистическим производственным отношениям с распределением предметов потребления и услуг "по потребностям" станет возможным лишь при чрезвычайно высоком уровне производственных сил, обеспечивающем изобилие жизненных и культурных благ.
       Следует остановиться на одной чрезвычайно важной особенности, можно сказать даже противоречии, в социалистических производственных отношениях. При обобществленной (всенародной, государственной) собственности на средства производства объективно имеется различие в положении (статусе) руководителей и "рядовых" работников. Руководители разных рангов объективно необходимы для управления производством, а также и государством (пока оно не отомрет). При этом "рядовые" работники находятся в подчиненном положении к руководителям, а сами руководители - к руководителям более высокого уровня. Такая ситуация является естественной и неизбежной, однако она содержит определенное противоречие - отношение к собственности у руководителей и "рядовых" работников одинаковое, однако между ними неравное. И это противоречие требует специального внимания и мер по его разрешению. Тем более что руководители государственных органов, обладая определенными властными полномочиями, потенциально могут и злоупотреблять этими полномочиями в корыстных целях.
       Еще большую опасность представляет объединение хозяйственных и государственных руководителей каким-нибудь образом в привилегированный слой общества с собственными интересами, отличными от интересов всего общества, или даже противоречащими им. Именно это и произошло в СССР и явилось одной из причин его гибели. Самое печальное состоит в том, что объединению руководителей в привилегированный слой способствовала компартия (КПСС), которая должна была бы, наоборот, активно препятствовать этому. Созданная система "номенклатурных" руководящих должностей, на которые назначались почти исключительно члены КПСС, фактически и составила такой привилегированный слой, включивший также и партийных работников. Лица, попавшие в "номенклатуру", вне очереди получали хорошие квартиры, прикреплялись к специальным магазинам, поликлиникам и столовым, получали путевки в санатории и т.п.
       Для разрешения противоречия в производственных отношениях руководителей и "рядовых" работников необходимы политические меры, реализующие социалистическую демократию - власть народа. Об этом говорилось в главе 2. Решающую роль должны играть Советы (или Коммуны), как органы государственной власти, комплектуемые из трудящихся ("рядовых" работников) и контролируемые ими. Основные принципы их создания: выборность на альтернативной основе при всеобщем избирательном праве; отчетность перед избирателями; сменяемость в любое время; заработная плата - на уровне рабочих. Советы должны сочетать законодательную и исполнительную власть. Существенные права, вплоть до смены руководителей, должны иметь трудовые коллективы предприятий и организаций. Выработка и реализация таких политических мер представляет очень сложную задачу, однако она должна быть решена, чтобы не повторялось то, что произошло в СССР.
       Большой интерес представляет вопрос о действии закона стоимости при социализме. Здесь сразу же нужно указать на принципиальное отличие "начального периода" становления социализма от периода "зрелого" социализма, рассматриваемого в данном параграфе.
       В "начальный период" закон стоимости еще продолжает действовать, ввиду сохранения элементов капиталистического производства, свободной торговли значительной частью сельскохозяйственной продукции, а также при введении системы "хозрасчета" на государственных предприятиях. Об этом будет специально сказано в ї 3.2. Заметим, что рассматриваемый в [13, 14] период развития социализма в СССР (начало 1950-х годов) нужно отнести, по нашей градации, к "начальному периоду" становления социализма. Поэтому все сказанное в [13,14] о товарном производстве, законе стоимости, деньгах и т.п. при социализме справедливо, по нашим представлениям, лишь для "начального периода".
       При "зрелом" социализме понятие или категория "стоимости" отсутствует. Во-первых, по самому определению и смыслу стоимость какого-либо продукта (товара) равна количеству общественно необходимого труда, затраченного на его производство. Следовательно, именно стоимость измеряется трудом, а поэтому труд никак не может иметь стоимости. В капиталистическом производстве стоимость имеет рабочая сила, как один из видов товара, но не сам труд. К. Маркс и Ф. Энгельс неоднократно писали, что при коллективном труде и обобществленных средствах производства отпадает сама необходимость в оценке продуктов производства стоимостью, так как затраченный труд может оцениваться непосредственно в часах общественно необходимого времени (они имели в виду коммунистическое общество или предполагали приведение сложного труда к простому по затратам времени). При социализме после реализации принципа "каждому по труду" труд должен будет оцениваться непосредственно, но не в часах рабочего времени, а в более сложных единицах с учетом его качества (в деньгах). Соответственно, затраты на производство какого-либо продукта могут оцениваться его "трудоемкостью", о которой говорилось выше.
       Во-вторых, закон стоимости - это экономический закон товарного производства, т.е. производства продуктов не для собственного потребления, а для продажи. В период же "зрелого" социализма товарное производство фактически исчезает. Средства производства производятся и распределяются в соответствии с планом, причем цены на них устанавливаются централизованно, исходя из их "трудоемкости" (индивидуальной или среднеотраслевой). Производство предметов потребления также планируется с предварительным определением потребности в них. Такие потребности прогнозируются с учетом статистических данных за предыдущий период, работ специализированных научно-исследовательских организаций, а также предварительных заказов населения. Информационная система прейскурантов и каталогов предприятий-производителей или торговых организаций и сбора заказов населения может вполне быть создана при современном уровне компьютеризации. На предметы потребления, как уже указывалось, централизованно устанавливаются две цены: "учетная" по "трудоемкости", предназначаемая для планирования и последующей оценки эффективности производства, и "розничная" для продажи населению. Централизованные планирование и назначение "розничных" цен преобразуют рынок предметов потребления в механизм их распределения в соответствии с возможностями и вкусами членов общества, который совершенно отличен от рынков товарного производства.
       В-третьих, деньги при социализме уже не являются товаром, хотя и выполняют важные функции. Они служат: для количественной оценки труда при выплате заработной платы для личного потребления; для учета затрат труда и оценки "трудоемкости" всех видов производимой продукции; для установления "розничных" цен на предметы потребления при их распределении "по труду"; для формирования государственного и региональных бюджетов и планирования производства и др. Особую функцию денег составляет их использование при внешней торговле, когда они должны соизмеряться с валютами других стран.
       Рассмотрим еще категорию "потребительской стоимости". Она предполагает, с одной стороны, необходимость, востребованность производимого продукта (товара), наличие спроса на него. Бесполезные продукты не имеют потребительской стоимости. Понятие "общественно необходимого труда" подразумевает, в частности, что труд направлен на производство необходимых продуктов, имеющих потребительскую стоимость.
       С другой стороны, потребительская стоимость характеризует полезность, ценность продукта для потребителя. Чем выше такая полезность, или ценность, тем больше потребительская стоимость. В капиталистическом производстве цены на товары формируются с учетом потребительской стоимости - на товары с большей потребительской стоимостью устанавливаются более высокие цены, приносящие большие прибыли. Между тем потребительская стоимость не поддается измерению. Разработана теория "субъективной полезности", основанная на аксиомах, которую пытались противопоставить трудовой теории стоимости. Предполагается, что кривые спроса покупателей, рисуемые в микроэкономике, представляют собой предельную полезность товаров, т.е. приращение, дифференциал их потребительской стоимости. Однако автору неизвестны примеры практического применения этой теории.
       В плановом социалистическом производстве категория потребительской стоимости, как какая-то количественная величина, которая использовалась бы в экономических расчетах, не находит применения. Полезность и нужность предметов потребления для населения отражаются непосредственно в ассортименте и объемах продукции, включаемой в планы производства предприятий группы Б. Для этого, естественно, потребности в предметах потребления должны прогнозироваться как можно более точно (хотя ошибки в таких прогнозах, конечно, неизбежны). Процесс составления очередного народнохозяйственного плана, собственно, и начинается с прогноза (установления, задания) конечного потребления населения страны, т.е. ассортимента и объемов производства предметов потребления, включая общественные (образование, здравоохранение и т.п.) и общегосударственные потребности (в частности, для обороны страны). Эти ассортимент и объемы являются заданием для предприятий группы Б. Далее, на математических моделях, охватывающих и предприятия группы А, с учетом действующих и возможных вводов новых производственных мощностей, а также располагаемых трудовых и природных ресурсов, определяется оптимальный план производства и строительства всех предприятий по критерию минимума суммарной (общей) "трудоемкости" по всему народному хозяйству. При этом определяется необходимое производство средств производства (предприятиями группы А), т.е. их полезность и потребность (вместо потребительской стоимости). Такие расчеты, конечно, очень сложны, для их проведения требуется фактически комплекс иерархически увязанных математических моделей, а сами расчеты могут потребовать серию итераций для согласования всех имеющихся ограничений по ресурсам и потребностям.
       Заканчивая рассмотрение потребительской стоимости, следует отметить, что необходимость и полезность предметов потребления учитывается также при установлении их "розничных" цен. В частности, на предметы роскоши и новые дефицитные предметы могут устанавливаться высокие цены, значительно превышающие их "трудоемкость", по аналогии с высокой потребительской стоимостью при капитализме. Однако, как отмечалось выше, при социализме возможна и обратная тенденция - на социально значимые предметы (например, детскую одежду), которые в капстранах очень дороги, "розничные" цены могут назначаться ниже их "трудоемкости". Это еще раз подтверждает условность категории "потребительская стоимость" в социалистической экономике.
       Еще один закон социалистической экономики, который необходимо указать, - закон сохранения природы (название условное). Уже к последней четверти XX века совокупное развитие производительных сил стран мира достигло уровня, угрожающего существованию жизни на нашей планете. Одновременно истощаются многие виды природных невозобновляемых ресурсов. А развитие должно продолжаться, особенно в экономически отсталых странах. Будет продолжаться и рост численности населения Земли. Имеется достаточно оснований утверждать, что при сохранении существующего технологического уклада производства и образа жизни, сложившегося в наиболее развитых странах, человечество неминуемо погубит среду своего обитания. Необходимы другие, возобновляемые источники энергии, безотходные производства, замкнутые по использованию воды технологии и т.п. Если при капиталистической частнособственнической экономике все это труднодостижимо или даже вообще недостижимо, то при социалистической экономике это можно и необходимо сделать. Автор разделяет, в частности, идеи и положения "ноосферного социализма" [30]. Несомненно, на развитие экономики должны и будут накладываться все более жесткие экологические ограничения, на которых мы не будем здесь останавливаться.
       Как уже отмечалось ранее, социализму присущи свои противоречия и трудности. Главным экономическим противоречием является несоответствие (недостаточность) текущего состояния экономической базы постоянно возрастающим потребностям общества. Это противоречие подробно рассматривается, в частности, в [31]. Невозможность полного удовлетворения потребностей всех членов общества составляет характерную черту социализма (в отличие от коммунизма, когда это станет возможным, и от капитализма, где потребности полностью удовлетворяются только у класса капиталистов) и приводит к необходимости распределять предметы потребления (и услуги) "по труду". Разрешение этого противоречия возможно путем непрерывного роста социалистической экономики, включая совершенствование производственных отношений и механизма управления производством. По сути, оно является движущей силой развития экономики, и на его разрешение направлена главная цель социалистического производства - максимальное удовлетворение материальных и культурных потребностей общества. При этом рост производства должен обгонять рост потребностей, чтобы когда-то в будущем их можно было полностью удовлетворять. В принципе, данное противоречие разрешимо, в отличие от неразрешимого противоречия между трудом и капиталом в капиталистическом производстве.
       Известны также противоречия или различия между городом и деревней и между физическим и умственным трудом, имеющие как экономический (производственный), так и социальный аспекты. Нужно указать еще отмеченное выше противоречие в социалистических производственных отношениях между руководителями и "рядовыми" работниками.
       Представляется, что наиболее легко и естественно может быть преодолено противоречие между городом и деревней после превращения кооперативной (колхозной) собственности на сельскохозяйственные средства производства и продукцию в общенародную собственность (пути такого превращения мы рассматривать не будем, так как они вполне возможны). Механизация, электрификация и компьютеризация сельскохозяйственных работ, с одной стороны, приблизят уровень производительности труда к уровню в промышленности, а с другой стороны, сделают нецелесообразной (невыгодной, непривлекательной) работу на приусадебных участках (в личном хозяйстве). Сельскохозяйственное производство будет все больше приближаться к производственному как по необходимой квалификации, образованию и условиям работы трудящихся, так и по возможностям его планирования и управления им. Конечно, какие-то отличия останутся, но различия имеются и в промышленных отраслях, например, между добычей природных ресурсов, машиностроением и транспортом.
       Одновременно сельские поселения по комфортности жилья, благоустройству и инфраструктуре не будут уступать поселкам городского типа. Будут создаваться сети лечебных и образовательных учреждений, включая детские, магазинов, столовых, общественного транспорта и т.д. Жить в таких поселках будет, по-видимому, даже приятнее, чем в больших городах и мегаполисах. Численность сельского населения сначала будет относительно сокращаться (как сейчас в передовых капстранах), а затем стабилизируется на некотором оптимальном уровне.
       Значительно большего времени потребует ликвидация противоречия между физическим и умственным трудом. Для этого нужны технологические преобразования во всех отраслях экономики. Можно представить себе полностью механизированные, автоматизированные, компьютеризированные и роботизированные, "безлюдные" производства, но это - "дела далекого будущего", можно полагать, коммунистического. И видимо, все равно не удастся полностью избежать работ или операций с физическим трудом. Вместе с тем очевидно, что физический труд будет устойчиво и непрерывно вытесняться из производства, доля работников умственного труда будет возрастать. На каком-то этапе развития социалистического общества будет введено всеобщее высшее образование. Работы с непривлекательным физическим трудом начнут более высоко оплачиваться либо выполняться в виде наказания за совершенные проступки и преступления. Возможно также выполнение их как некоторой обязанности (аналогично службе в армии) или в порядке определенной очередности. Главным же путем устранения данного противоречия будет непрерывное увеличение доли работников умственного труда по мере прогресса науки, техники и искусства. Государство, конечно, должно всемерно ускорять и направлять этот процесс.
       Более подробного рассмотрения заслуживает противоречие в социалистических производственных отношениях между руководителями и "рядовыми" работниками. Автору не встречалось в работах К. Маркса и Ф. Энгельса выделения такого противоречия, как одного из противоречий социалистического общества. Имеются указания на выборность, подотчетность, сменяемость и ограничения зарплаты всех должностей государственного аппарата (чиновников) и производственных предприятий, включая членов Коммун всех уровней, т.е. предполагался контроль "снизу" со стороны "рядовых" рабочих и населения. Детальный механизм такого заполнения руководящих должностей и контроля "снизу" ими не разрабатывался, чего, естественно, и не следовало ожидать. Одновременно в работах этих классиков не встречается подробного анализа возможных взаимоотношений Коммун, как органов государственной власти, и коммунистической партии, руководящей революционными преобразованиями. Можно полагать, что К. Маркс и Ф. Энгельс главную роль в реализации власти трудящихся (диктатуры пролетариата) отводили Коммунам, хотя роль революционной коммунистической партии также считалась ими чрезвычайно высокой и решающей.
       В работах В.И. Ленина также не встречается прямого определения различий в статусе руководителей и "рядовых" работников, как противоречия в социалистических производственных отношениях. Однако им уделялось очень большое внимание подбору и подготовке руководящих кадров, особенно формированию государственного аппарата. В годы становления Советской власти это было исключительно трудной проблемой, в связи с низким уровнем образования и культуры трудящихся, необходимостью привлекать специалистов, работавших в царское время, и т.п.
       В своих последних работах [32,33 и др.] В.И. Ленин особое внимание уделял реорганизации Рабкрина (Рабоче-крестьянской инспекции), существовавшей на правах наркомата и призванной контролировать деятельность всех государственных органов, включая местные. Он считал необходимым расширять участие беспартийных рабочих и крестьян в Рабкрине, отмечая, что дело это исключительно трудное, но без его постепенного развития Советская власть неминуемо осуждена на гибель. Следовательно, В.И. Ленин считал обязательным участие в контроле "снизу" беспартийных рабочих и крестьян. Одновременно он предлагал, чтобы из членов Рабкрина формировался аппарат помощников-исполнителей у заместителей Председателя Совнаркома, а также объединение Рабкрина с Центральной Котрольной Комиссией (ЦКК) ВКП(б) для совмещения функций советского и партийного контроля. Кроме того, он предлагал выбрать 75-100 новых членов ЦКК из рабочих и крестьян, "...и члены ЦКК, обязанные присутствовать в известном числе на каждом заседании Политбюро, "невзирая на лица", должны будут следить за тем, чтобы ничей авторитет, ни генсека, ни кого-либо из других членов ЦК, не мог помешать им сделать запрос, проверить документы и вообще добиться безусловной осведомленности и строжайшей правильности дел" [32, с.387].
       Таким образом, В.И. Ленин, хотя и не писал прямо о противоречии между руководителями и "рядовыми" работниками, предлагал фактически меры по разрешению этого противоречия: тщательный подбор руководителей и систематический контроль за их деятельностью со стороны рабочих и крестьян, включая беспартийных. Он придавал такому контролю исключительное значение и предупреждал, что если такой контроль не будет развит, то Советская власть неминуемо погибнет. Одновременно он искал эффективные формы взаимодействия Советов и ВКП(б), отмечая, что в партии тоже может развиться бюрократия, и предлагая даже объединить советские и партийные контрольные органы. К сожалению, насколько известно автору, после смерти В.И. Ленина проблеме контроля за руководителями "снизу" перестали уделять должное внимание, что постепенно сделало их фактически "бесконтрольными".
       Интересно заметить, что примерно в то же время, когда В.И. Ленин писал свои последние работы, аналогичные опасения о "засилье" руководителей и судьбе Советской власти высказал известный российский экономист Б.Д. Бруцкус. В своей большой статье [34], опубликованной в 1922 году в журнале "Экономист" (подробнее эта статья анализируется в Приложении к Очеркам), он рассматривает, в частности, неизбежную централизацию экономической власти для осуществления единого плана социалистического хозяйства. И задает вопрос: "Существует ли уверенность в том, что в социалистическом обществе, в верхах которого экономическая власть над производительными силами народа достигает максимальной концентрации, невозможно возникновение новых классовых противоречий? Если олигархия (верхушка) завладеет всемогущей властью, то какова будет судьба социалистического общества?" Речь идет фактически о рассматриваемом нами противоречии.
       Интересно также отметить суждения и прогнозы Л.Д. Троцкого, высказанные в книге [35], которая написана в 1936 году. При всей своей тенденциозности по отношению к руководству СССР, которое выслало его из страны в 1929 году (и эту тенденциозность нужно, конечно, учитывать), Л.Д. Троцкий оставался твердым сторонником социалистической революции, включая мировую. По его мнению, уже в то время в СССР сформировался правящий привилегированный бюрократический слой, имеющий собственные интересы, отличные от интересов остальных трудящихся, и стремящийся расширить и закрепить свои привилегии. Он считал тогдашнее состояние СССР неустойчивым (еще не определившимся) и рассматривал две возможности: 1) продолжение движения к социализму, но для этого рабочий класс должен свергнуть бюрократию и установить свое действительное господство; 2) возврат, откат к капитализму, при котором буржуазная власть нашла бы немало готовых слуг среди нынешних администраторов, директоров, партийных секретарей и вообще привилегированных верхов. Второй вариант, как это ни печально, и реализовался через 50 лет после написания книги.
       И.В. Сталин в работе [13] пишет непосредственно о противоречии между руководителями и подчиненными, правда, относя это к противоположности между умственным и физическим трудом и считая это противоречие присущим лишь капитализму. "...Всем известен разрыв, существовавший при капитализме между людьми физического труда предприятий и руководящим персоналом. Известно, что на базе этого разрыва развивалось враждебное отношение рабочих к директору, к мастеру, к инженеру и другим представителям технического персонала, как к их врагам. Понятно, что с уничтожением капитализма и системы эксплуатации должна была исчезнуть и противоположность между физическим и умственным трудом. И она действительно исчезла при нашем современном социалистическом строе. Теперь люди физического труда и руководящий персонал являются не врагами, а товарищами - друзьями, членами единого производственного коллектива, кровно заинтересованными в преуспевании и улучшении производства. От былой вражды между ними не осталось и следа" [13, с. 64-65]. Такое представление имеет, конечно, основания, но все-таки его следует считать слишком оптимистичным. Противоречие между руководителями и "рядовыми" работниками при социализме оказалось более глубоким и серьезным. Не зря В.И. Ленин предупреждал: "...история знает превращения всяких сортов; полагаться на убежденность, преданность и прочие превосходные душевные качества - это вещь в политике совсем не серьезная". К влиянию этого противоречия на судьбу СССР мы еще вернемся в главе 4.
       Мы не будем рассматривать другие противоречия, имеющиеся при социализме, например, противоречия, связанные с международной обстановкой. Все противоречия требуют, естественно, специального глубокого изучения и выработки государством мер по их преодолению.
       Остановимся еще на особенностях действия и использования экономических законов при социализме. Рассмотренные выше экономические законы являются, конечно, объективными, т.е. сама необходимость их соблюдения не зависит от воли людей. При их несоблюдении социалистическая экономика не будет развиваться оптимально, будут обостряться противоречия, возникать кризисные явления и т.п. Однако особенность экономических законов социализма состоит в том, что они не будут выполняться "автоматически", стихийно, как действует, например, закон стоимости при капитализме, регулирующий там производство. При социализме экономические законы, если они познаны, должны реализовываться людьми, специально, целенаправленно. Для этого требуется разработка государством соответствующих мер по их реализации. Это относится к реализации основного экономического закона минимизации затрат живого и овеществленного труда, закона планирования производства и др. При реализации экономических законов, как и при преодолении имеющихся при социализме противоречий, имеется, естественно, много трудностей, которые отмечались выше.
       В целом "зрелый" социализм, как уже указывалось, следует рассматривать как особую общественно-экономическую формацию, в корне отличающуюся от капитализма и существенно отличную от коммунизма. Ему предшествует "начальный период" становления социализма, в котором происходит трансформация капиталистической формации в социалистическую и сочетаются в изменяющихся пропорциях черты обеих формаций до полного преодоления элементов капиталистического производства.
       Можно ожидать, что продолжительность периода "зрелого" социализма будет очень большой - порядка столетия или даже больше, если рассматривать процесс становления социализма в глобальном масштабе. В течение этого периода производительные силы должны получить такое развитие, чтобы создать изобилие материальных благ и услуг и возможность перейти к их распределению "по потребности". Одновременно уровень образования и сознательности членов общества должен подняться настолько, чтобы труд превратился в первую потребность человека. Коммунистический принцип распределения "по потребностям" не содержит стимулов к труду, поэтому и требуется высокая сознательность членов общества. Эта сознательность относится и к потребностям - они не должны быть чрезмерными, особенно не должно быть стремления к материальному обогащению. Социалистическое и тем более коммунистическое общество не может превращаться в "общество потребителей", подобное современным США. По-видимому, должны будут вводиться некоторое нормирование или ограничения на потребление, в том числе и с учетом экологического состояния нашей планеты. Очевидно, что переход к распределению "по потребностям" будет постепенным. Неизбежен дефицит вновь появляющихся привлекательных предметов потребления, которые в течение некоторого времени будут каким-то образом распределяться - все еще "по труду" или в виде вознаграждения за особые достижения в труде.
       По мере перехода к коммунизму будет совершенствоваться планирование производства, объективно необходимое для управления развитием и функционированием обобществленными средствами производства. Процесс планирования, несомненно, будет все более усложняться, но методология и технические средства (вычислительная техќника, информационные технологии, системы учета, статистика и т.п.) будут становиться все более совершенными. Сохранится основной экономический закон - минимизации затрат живого и овеществленного труда, однако оплата труда разных профессий, квалификации и должностей будет постепенно выравниваться. Система образования и "трудоустройства" будет все больше совершенствоваться, благодаря чему, с одной стороны, каждый член общества будет работать в соответствии со своими способностями (и желаниями), а с другой стороны, труд каждого будет одинаково необходим для общества. Поэтому затраты труда начнут измеряться просто часами рабочего времени. Непривлекательные виды работ, на которые не найдется желающих, должны будут выполняться поочередно всеми способными к этому членами общества, и опять-таки затраченный на них труд может измеряться часами. Данное обстоятельство упростит учет затрат и планирование производства, но необходимость планирования и учета (и минимизации) затрат труда сохранится.
       Как уже говорилось, будет происходить постепенное стирание различий между физическим и умственным трудом и между городом и деревней. Что касается "отмирания" государства с заменой его некоторыми органами "самоуправления", то это во многом будет определяться международной обстановкой. Мы не будем пытаться предсказать возможную форму и функции таких "негосударственных" органов.
       Экономика социализма рассматривалась выше применительно к одной "самодостаточной" стране. Построение "зрелого" социализма в отдельно взятой стране (в условиях капиталистического окружения) представляется возможным при содержании достаточно сильной армии для защиты от агрессии. Однако это будет еще "не окончательное" построение социализма. Окончательное построение будет возможно лишь в социалистическом окружении, т.е. процесс завершения "зрелого" социализма и перехода к коммунизму в одной стране становится связанным с мировым процессом смены капиталистической формации социалистической на нашей планете. Построение коммунизма в отдельно взятой стране в условиях капиталистического окружения представляется вряд ли возможным по нескольким причинам.
       Во-первых, сам факт содержания армии, воинской повинности и т.п. не позволит полностью реализовать принцип "от каждого по способностям, каждому по потребностям". Воинская служба будет ограничивать реализацию способностей членов общества, а военные расходы будут ложиться тяжелым бременем на экономику, затрудняя создание изобилия предметов потребления и других благ.
       Во-вторых, ввиду интернационалистического характера учения о коммунизме, невозможно представить себе ситуацию (даже при социалистическом окружении), когда в одной из стран мира достигнуты изобилие и распределение "по потребностям", а в остальных странах продолжаются ограничения потребностей и распределение "по труду" с его денежной системой обращения и т.п. Процесс перехода от социализма к коммунизму мыслим лишь как всемирный единый процесс со взаимной помощью более развитых стран менее развитым. В связи с этим, он может начаться только после установления социалистического строя во всех странах или в подавляющем большинстве стран и после достижения в них уровня "зрелого" социализма. Следовательно, продолжительность периода "зрелого" социализма (вернее, сроки его окончания) в какой-либо отдельной стране будет зависеть от хода всемирного процесса свержения капитализма и построения социалистического общества.
       В-третьих, экологическое состояние нашей планеты требует от всех стран согласованных мер по сохранению среды обитания человека. Такие меры накладывают определенные ограничения на промышленное развитие и образ жизни людей. Экономическое развитие стран мира становится взаимосвязанным, в частности недопустимо, чтобы какая-то более развитая страна наносила несоразмерно большой экологический ущерб планете, как это делает, например, сейчас США. В условиях капиталистического мира достичь таких согласованных действий по сохранению природы не удается уже три десятилетия. Можно ожидать, что капитализм, если он сохранится, погубит планету как среду обитания человечества. Экологическая угроза стала еще одним фактором, диктующим смену капиталистического строя социалистическим. И когда это произойдет, экономическое развитие социалистических стран будет определенным образом координироваться, в части использования природных ресурсов, промышленных выбросов и конечного потребления, с учетом глобальных экологических ограничений.
       Таким образом, период "зрелого" социализма, начавшийся в какой-нибудь одной стране после завершения в ней "начального периода" становления социализма, будет продолжаться неопределенно долго, до победы социализма во всех странах мира. Процесс смены капиталистического строя на Земле социалистическим займет, естественно, длительный исторический период, исчисляемый многими десятилетиями или даже столетиями. Нужно всемерно ускорять этот процесс, чтобы капитализм не успел погубить среду обитания на нашей планете.
       Продолжение следует
       Замечания по параграфу 3.1.
       Л.Беляев утверждает, что экономика "зрелого" социализма, или "первой фазы" коммунизма, принципиально отличается как от капиталистического, так и от коммунистического способов производства. Ее нужно рассматривать как особую общественно-экономическую формацию, занимающую многие десятилетия общественного развития, наряду с капиталистической и коммунистической формациями. В этом утверждении он противоречит сам себе: в начале он рассматривает социализм как "первую фазу" коммунизма, а затем заявляет, что социализм "нужно рассматривать как особую общественно-экономическую формацию". Кстати, несколькими строками ниже Л.Беляев пишет: "Временные и количественные границы (рубежи) между "начальным периодом", "зрелым" социализмом и собственно коммунизмом (его высшей фазой) указать можно, естественно, лишь условно и приближенно". Это предложение можно понимать и так, что коммунизм является высшей фазой социализма. Что скрывается за этой рассогласованностью - небрежность изложения своих мыслей или убежденность? Вероятнее всего - небрежность, что бросается в глаза уже в первом же предложении параграфа 3.1.: "Главное отличие социализма (прилагательное "зрелый" будем в этом параграфе опускать) (и коммунизма) от капитализма - обобществление средств производства". Разве при коммунизме отсутствует обобществление средств производства? А далее он называет социализм первой фазой коммунизма.
       Вообще следует заметить, что в своем произведении Л.Беляев поставил перед собой цель "сконструировать" некую оптимальную модель новой общественно-экономичекой формации, которую он назвал "зрелым социализмом".
       Весьма странным является следующий его вывод: "По "трудоемкости" оцениваются затраты (при социализме - ВП) на производство (устанавливаются цены) как средств производства (группа А), так и предметов потребления (группа Б)". Почему Л.Беляев не учитывает в затратах расход сырья, материалов, полуфабрикатов, а также амортизацию - не понятно. Я уже не говорю о непоследовательности в его рассуждениях о затратах на производство. Так, например, он пишет: "Критерий минимума затрат живого и овеществленного труда применяется также при проектировании объектов и оборудования, а соответствующий ему (? - выделено мной - ВП) критерий минимума "трудоемкости" - при оценке эффективности работы предприятий".
       Весьма упрощенно Л.Беляев излагает и механизм формирования общественных фондов потребления (без учета процесса перераспределения). Причем он дает отличающееся от общепринятого определение основного экономического закона социализма: "Основным экономическим законом социализма, по мнению автора, является минимизация затрат живого и овеществленного труда. Имеется в виду минимизация затрат труда для удовлетворения (производства) заданного ассортимента и объемов потребностей (продуктов) при определенных ограничениях на располагаемые ресурсы. Этот закон можно интерпретировать также как экономию труда или повышение его производительности".
       И вообще иной раз поражаешься странной логике Л.Беляева, например, в таком его утверждении: "Если рынок регулирует капиталистическое производство и это во многом упрощает управление им...(? - выделено мной - ВП)". Или его "вольности" при использовании политэкономических категорий и терминов ("обобществленной (всенародной, государственной) собственности на средства производства...), ("отношение к собственности у руководителей и "рядовых" работников одинаковое, однако между ними неравное" (? - выделено мной - ВП)) и т.п.
       Л.Беляев пишет: "В период же "зрелого" социализма товарное производство фактически исчезает. Средства производства производятся и распределяются в соответствии с планом, причем цены на них устанавливаются централизованно, исходя из их "трудоемкости" (индивидуальной или среднеотраслевой). Производство предметов потребления также планируется с предварительным определением потребности в них. Такие потребности прогнозируются с учетом статистических данных за предыдущий период, работ специализированных научно-исследовательских организаций, а также предварительных заказов населения". Это утверждение не совпадает с моим пониманием принципов функционирования демократического социализма и в общем-то мало чем отличается от практики, существовавшей в СССР, но зато соответствует основному экономическому закону в интерпретации Л.Беляева, верящему в возможности централизованного планирования с применением принципов ОГАС.
       3.2. "Начальный период" становления социализма
       О "начальном периоде" уже много говорилось в предыдущих главах, поэтому здесь будут кратко систематизированы основные его черты. Главная его особенность - сочетание в изменяющихся пропорциях элементов капиталистического и социалистического способов производства.
       Элементы капиталистического производства (частная собственность, эксплуатация трудящихся, рынок и т.п.), естественно, преодолеваются и уменьшаются в течение периода вплоть до полного исчезновения и становления "зрелого" социализма. Данный период можно назвать также "переходным периодом от капитализма к социализму". По представлениям автора, он не является законченной общественно-экономической формацией, как капитализм, социализм и коммунизм, а составляет период трансформации капиталистической формации в социалистическую, описанную в предыдущем параграфе.
       Другие особенности "начального периода" зависят от конкретных условий страны, в первую очередь от уровня ее экономического развития на момент свершения социалистической революции. В передовых экономически развитых странах, которые рассматривались К. Марксом и Ф. Энгельсом, экономическая база для социализма уже в основном создана и предстоят, главным образом, социально-политические преобразования. Они состоят в постепенном обобществлении оставшихся частных промышленных предприятий (путем лишения права наследования, выкупа и др.), коллективизации сельского хозяйства, создании социалистического законодательства, развитии сфер образования, здравоохранения, социального обеспечения, науки, культуры и т.п. Земля, недра, финансово-банковская система, транспорт, связь, внешняя торговля и промышленные предприятия, принадлежавшие контрреволюционерам и эмигрантам, национализируются сразу после революции.
       Очень важную и трудную задачу в "начальный период" представляет организация планирования производства сначала национализированных предприятий, а затем и всего народного хозяйства. Организатором проводимых социалистических преобразований и налаживания планирования, естественно, выступает государство. Об этом уже достаточно говорилось в ї 2.2 и ї 2.3.
       Можно ожидать, что даже в передовых странах "начальный период" займет не менее одного-двух десятилетий. Гораздо более сложные проблемы предстоит решить в "начальный период" в экономически отсталых странах, где капитализм еще не достиг своего "завершающего" развития.
       Как уже отмечалось в ї 1.3, с распространением и признанием марксистской теории научного коммунизма (и социализма) произошла корректировка одного из положений этой теории, а именно, что каждый социально-экономический строй (и соответствующий ему способ производства) существует, пока полностью не исчерпает себя. Народы ряда экономически слаборазвитых стран (России, Китая) не захотели ждать "завершения" развития капитализма и свершили социалистическую революцию, т.е. завоевали политическую власть. В.И. Ленин, отвечая оппортунистам, которые утверждали, что революция в России произошла преждевременно, а поэтому построение социализма невозможно, указывал, что вполне возможно обратное, т.е. сначала пролетариату завоевать политическую власть, а затем, используя эту власть, развивать экономику и строить социализм.
       И опыт России (СССР), а позднее Китая, Вьетнама и других стран подтвердил такую возможность. В дополнение к задачам, которые пришлось бы решать в "начальный период" передовым странам и на которые указывали основоположники марксизма, отсталым странам предстоит достичь уровня экономического и культурного развития передовых стран. Для этого, как уже говорилось в главах 1 и 2, в отсталых странах необходимы индустриализация, более масштабные преобразования сельского хозяйства, культурная "революция" (в широком смысле) и подъем жизненного уровня трудящихся. Всё это чрезвычайно усложняет экономическое и социальное развитие страны и удлиняет продолжительность "начального периода".
       Наличие капиталистического сектора экономики обусловлено рядом обстоятельств: - сохранением частных промышленных предприятий, не национализированных при свершении революции; - мелкобуржуазными производственными отношениями в сельском хозяйстве, продолжающими существовать даже после национализации земли: частная собственность на орудия труда и производимую продукцию, использование (эксплуатация) наемного труда батраков и т.п.; - целесообразностью развития частных предприятий в промышленности и торговле для ускорения индустриализации страны.
       Как отмечалось в ї 1.2, капиталистический способ производства исключительно эффективен в условиях слабого развития производительных сил и низкого уровня культуры и сознательности общества. Поэтому его целесообразно развивать или даже вводить заново, под контролем пролетарского государства, как это предлагал и обосновывал В.И. Ленин в начале 1920-х годов в Советской России при введении НЭПа.
       Позднее, в конце 1970-х годов, такой же путь развития экономики КНР был разработан Дэн Сяопином. Государство, конечно, контролирует, направляет и регулирует развитие и функционирование капиталистического сектора путем создания смешанных компаний с частным и государственным капиталом, выдачи государственных заказов частным предприятиям, определенной системой налогов и льгот, регулированием ставок банковских кредитов, установлением твердых цен на некоторые виды товаров и т.п. Одновременно законодательно регламентируются условия оплаты и охраны труда на частных предприятиях. Капиталистический сектор экономики получает большее или меньшее развитие в зависимости от условий конкретной страны.
       В СССР в начале 1920-х годов, в период восстановления народного хозяйства и введения НЭПа, его доля возросла, а затем постепенно снижалась, в промышленности практически до нуля. В сельском же хозяйстве она резко снизилась после коллективизации, но в какой-то степени сохранилась в виде колхозной торговли продукцией, остающейся после поставок государству, а также индивидуальной торговли плодами приусадебных хозяйств колхозников и пригородных участков горожан.
       В КНР капиталистический сектор бурно развивается с 1980-х годов, и сейчас его доля сопоставима с государственным (социалистическим) сектором экономики. При наличии капиталистического сектора в стране сохраняются: товарное производство и рынки многих видов продукции; функции денег, свойственные капиталистическому производству; действие закона стоимости и соответствующее ему ценообразование и др. Сохраняются также пороки капитализма - эксплуатация трудящихся, безработица, класс (или слой) капиталистов, выделяющихся своим богатством, и т.п.
       Все это создает противоречия и трудности в социально-экономическом развитии страны, требующие их преодоления и устранения. Становление и развитие социалистического (государственного) сектора экономики, само по себе, является исключительно сложным и трудным, как было показано в предыдущем параграфе. Требуется создание: методологии оценки и соизмерения труда разных профессий, квалификации и должностей на государственных предприятиях и в государственных организациях; системы планирования производства на предприятиях государственного сектора; методологии централизованного ценообразования; системы учета затрат труда на производство всех видов продукции (их "трудоемкости"); методологии формирования и расходования государственного бюджета и многое другое.
       Наличие же в "начальный период" капиталистического (частного) сектора еще больше усложняет управление экономикой. Необходимо наладить рациональное взаимодействие государственного и частного секторов экономики в интересах трудящихся. Между тем в каждом секторе действуют свои экономические законы и противоречия, которые нужно учитывать и использовать, с одной стороны, для ускоренного развития всей экономики, а с другой - преимущественного развития и окончательной победы социалистического сектора. Особенно важно вовлечение во многом стихийного производства частного сектора в общую сферу планирования развития и функционирования народного хозяйства. При этом должны обеспечиваться единство денежного обращения в стране и координация цен на продукцию, производимую в государственном и частном секторах. Необходимо учитывать также внешнюю торговлю и возможную принадлежность некоторых частных предприятий иностранным инвесторам (компаниям, фирмам, банкам).
       У государства имеются определенные рычаги и механизмы для воздействия на частный сектор и координации его с государственным сектором: упоминавшиеся системы государственных заказов частным предприятиям, налогов и льгот, банковских кредитов; государственный бюджет, из которого может поддерживаться развитие государственных предприятий; трудовое законодательство, ограничивающее власть частных собственников; государственное регулирование цен на некоторые виды товаров и услуг; пошлины на экспорт и импорт и др. Использование таких рычагов и механизмов будет изменяться в течение "начального периода" в зависимости от доли частного сектора в экономике конкретной страны.
       Очень важно, чтобы пролетарское государство целенаправленно поддерживало и развивало государственный сектор, создавая в то же время достаточно благоприятные условия и для развития частного сектора в начальный период индустриализации. Разговоры о "создании равных условий для всех", т.е. и для капиталистических, и для государственных предприятий, которые часто ведутся сейчас в КНР, следует считать антисоциалистическими. Условия у частных предприятий должны быть приемлемыми для привлечения частных инвестиций, но у государственных предприятий они должны быть более благоприятными, вплоть до поддержки из государственного бюджета.
       К концу "начального периода", когда индустриализация уже реализована, частные предприятия должны переходить постепенно в государственную собственность путем их выкупа ("поглощения" государственными компаниями), банкротства и т.п. При большой доле частного сектора (как сейчас в КНР) возможна конкуренция государственных и частных компаний на рынках некоторых товаров. При такой конкуренции государственные компании объективно имеют ряд преимуществ перед частными компаниями: - в их издержках отсутствует "нормальная" прибыль, направляемая на выплату дивидендов акционерам (владельцам) компании; следовательно, они могут выходить на рынок с меньшими ценами, чем аналогичные частные компании; - прибыль, получаемая такими компаниями, расходуется по согласованию с соответствующими государственными органами, т.е. в интересах государства, а не частных компаний; - заработная плата руководящему составу компаний также устанавливается государством; конечно, она ставится в зависимость от результатов деятельности компании (в том числе от получаемой прибыли), но не может назначаться произвольно самой компанией. Одновременно регулируется зарплата рабочих и служащих компании, которые могут ущемляться в частных компаниях.
       Очень важным этапом в "начальном периоде" становления социализма является коллективизация сельского хозяйства. Коллективизация резко сокращает частный сектор экономики, переводя из него сельское хозяйство в социалистический сектор. Одновременно ликвидируется класс сельских капиталистов. После коллективизации создаются возможности для широкой механизации и электрификации сельскохозяйственных работ, т.е. повышения в них производительности труда. Расширяется также охват производства продукции сельского хозяйства государственными планами развития экономики. В планы включается большая часть продукции сельскохозяйственных кооперативов (колхозов). Сверхплановая продукция будет поступать на рынки, которые будут все еще относиться к частному сектору экономики. Постепенно, по мере общего технического прогресса в сельскохозяйственном производстве, повышения материального и культурного уровня жизни в сельской местности и развития государственной торговли, необходимость в таких рынках будет уменьшаться и отпадать.
       К концу "начального периода" становления социализма, как мы полагаем, практически все сельскохозяйственное производство должно быть охвачено планированием и войти в сферу государственного сектора экономики. Мы воздержимся от детального описания экономики "начального периода" становления социализма. Для этого, с одной стороны, пришлось бы углубляться и в капиталистический способ производства частного сектора экономики, и в социалистический способ производства государственного сектора. Капиталистическое производство достаточно полно описано в трудах основоположников марксизма, а социалистическое - уже охарактеризовано в ї 3.1.
       С другой стороны, в "начальный период" совершается трансформация капиталистического способа производства в социалистический, и на разных этапах этой трансформации соотношение и взаимодействие законов, противоречий, категорий и понятий каждого из этих способов различно. Потребовалось бы выделять этапы такой трансформации, что загромоздило бы текст. Кроме того, в разных странах, например в СССР и в Китае, это происходило и происходит со своими особенностями. Поэтому остановимся лишь на нескольких моментах, представляющихся наиболее важными и интересными. Определенное представление об экономике "начального периода" становления социализма дано в учебнике [14] и тесно связанной с ним работе И.В. Сталина [13]. Там зафиксировано состояние экономики СССР в начале 1950-х годов, причем полагается, что еще в 1930-е годы СССР вступил в стадию социализма (до этого был "период перехода от капитализма к социализму"), а в 1950-е годы уже стоял вопрос о переходе к коммунизму.
       Вполне понятно стремление И.В. Сталина и составителей учебника "ускорить ход событий" того бурного, трудного и героического времени, тем более что СССР действительно добился громадных и впечатляющих успехов, включая победу в Великой Отечественной войне и необыкновенно быстрое восстановление разрушенного народного хозяйства. Однако, по нашим представлениям, СССР в начале 1950-х годов еще не вышел из "начального периода" становления социализма, хотя и был очень близок к этому. "Период перехода от капитализма к социализму" все еще продолжался (признаки его окончания будут еще раз указаны позже). Поэтому содержание раздела II "Социалистический способ производства" учебника [14] следует отнести к "начальному периоду" социализма, в нашем понимании.
       Особенно это касается изложения товарного производства, закона стоимости и хозяйственного расчета предприятий, которые при "зрелом" социализме будут вообще отсутствовать. Целесообразно еще раз указать моменты (положения), по которым наши представления расходятся с представлениями работ [13, 14].
       Во-первых, это относится к основному экономическому закону социализма. В [13, 14] он формулируется как "Обеспечение максимального удовлетворения постоянно растущих материальных и культурных потребностей всего общества путем непрерывного роста и совершенствования социалистического производства на базе высшей техники". В нашем представлении это является главной, или основной, целью социалистического производства, а основным экономическим законом будет "Минимизация затрат живого и овеществленного труда". В [14] говорится об экономии, или сбережении рабочего времени, что рассматривается как один из главных факторов, обеспечивающих непрерывный рост производства в социалистическом обществе (т.е. не закон, а фактор). Однако минимизация затрат труда, или экономия рабочего времени, - это всё же жесткий экономический закон, нарушение которого приводит к отрицательным последствиям, в том числе при стремлении к максимальной прибыли.
       Второе расхождение с [13, 14] связано с хозяйственным расчетом и прибылью предприятий (в [14] прибыль называется "рентабельностью"). Хозяйственный расчет предполагает оценку деятельности предприятий по получаемой ими прибыли. Чем больше прибыль, тем лучше считается работа предприятия, тем больше начисляются ему фонды развития и материального поощрения. Следовательно, при хозрасчете деятельность предприятия оценивается фактически по критерию максимальной прибыли, т.е. такому же, какой движет капиталистом. Очевидно, что хозяйственный расчет остается капиталистическим способом ведения хозяйства. В ї 3.1 были показаны недостатки критерия (или закона) максимальной прибыли по сравнению с критерием минимума затрат труда. В социалистической экономике это приводит к стремлению повышать цены своей продукции, в том числе и путем завышения издержек производства.
       Дальнейшее развитие хозрасчета в СССР (с конца 1950-х годов) сделало экономику страны "затратной" со всеми вытекающими последствиями (см. ї 4.6). Хозяйственный расчет предприятий с его стремлением к максимальной прибыли мог быть полезен при соревновании (конкуренции) социалистического сектора экономики с капиталистическим. После того как социалистический сектор стал единственным, хозрасчет должен быть коренным образом преобразован - заменен детальным учетом затрат труда со стремлением к их минимизации при планировании производства.
       Кстати, в работах В.И. Ленина многократно говорится об учете затрат, всемерной экономии, снижении цен и т.п., но автору не встречались в них призывы к получению максимальной прибыли. Следовательно, хозяйственный расчет с его рентабельностью должен быть изжит до вступления в период "зрелого" социализма, что не было сделано в СССР. Следует отметить еще, что в [14] очень нечетко изложен механизм аккумуляции "труда для общества" в бюджете страны через систему розничных цен на предметы потребления и "налог с оборота". Не рассмотрены там также вопросы перестройки экономики страны, ставшей уже очень сложной, путем создания производственных и территориальных объединений предприятий для более эффективного управления ею, включая планирование. К тому времени уже явно требовался переход на многоуровневое иерархическое управление и планирование.
       Наряду с экономическими преобразованиями в "начальный период" становления социализма совершаются и социально-политические преобразования. Они охватывают многие стороны жизни общества, из которых мы рассмотрим три: материальный и культурный уровень жизни трудящихся, реализация принципа "от каждого по способностям, каждому по труду" и демократизация общественной и политической жизнедеятельности. Для большей конкретности будем рассматривать их применительно к состоянию СССР в начале 1950-х годов. Аналогично уровню развития производительных сил, уровень материального и культурного благосостояния трудящихся в "начальный период" становления социализма должен достичь уровня передовых капиталистических стран.
       Только после этого можно считать, что страна вступила в период "зрелого" социализма, в течение которого уровни экономического и социального развития будут все больше превышать уровни капстран и постепенно приближаться к необходимым для полного удовлетворения потребностей общества.
       Сопоставляя социальное положение трудящихся в СССР и наиболее развитых капстранах того времени, можно констатировать, что по культурному развитию (образование, искусство, отдых, спорт) и по социальному обеспечению (здравоохранение, пенсии, трудоустройство) СССР превзошел капстраны. И это было великим достижением Советской власти. Было достигнуто также примерно равное душевое потребление основных продуктов питания (некоторых несколько меньше, других больше). Однако СССР все еще сильно отставал по обеспеченности жильем, разнообразию одежды, личному автотранспорту, мебели и т.п. Это отставание сыграло впоследствии существенную роль в настроении населения, особенно интеллигенции. Поэтому, с нашей точки зрения, СССР того времени еще не достиг стадии "зрелого" социализма по уровню жизни трудящихся, а находился еще в "переходном периоде от капитализма к социализму". Основной принцип социализма, по нашим представлениям, был в достаточной мере реализован только в первой своей части - "от каждого по способностям". Созданная система бесплатного образования охватывала практически все население страны и с учетом выплачиваемых стипендий позволяла получить желаемую профессию (при достаточных усилиях на подготовку к конкурсам в престижные вузы). Одновременно координировалось число мест по разным специальностям в вузах, техникумах и ПТУ с потребностями отраслей экономики в специалистах, что гарантировало трудоустройство, притом, как правило, с обязательной отработкой трех лет после окончания учебного заведения.
       Реализацию второй части принципа - "каждому по труду" - нельзя было считать достаточной. Главный недостаток, о котором подробно говорилось в ї 3.1, - это создание привилегий для руководящих работников партийных, государственных и хозяйственных органов. Их официальная зарплата, как правило, была не слишком большой, но привилегии в виде предоставляемого жилья, прикрепления к специальным магазинам, поликлиникам, столовым, домам отдыха и т.п. могли намного превышать эту зарплату. Такие привилегии явно противоречат указаниям К. Маркса "чиновникам - зарплату рабочих", нарушают принцип распределения "по труду" и усугубляют отмечавшееся противоречие в социалистических производственных отношениях между руководителями и "рядовыми" работниками. В последующем (после 1950-х годов) эти привилегии расширялись, привели к формированию слоя "номенклатуры" и явились одной из причин гибели СССР.
       Что касается демократизации общественно-политической жизни общества, то к концу "начального периода" становления социализма, по мнению автора, режим диктатуры пролетариата должен смениться режимом социалистической демократии. Это относится к широкому кругу преобразований, начиная с процедур выборов в Советы как органы государственной власти, кончая механизмом контроля трудящихся за работой советских, партийных и хозяйственных органов всех уровней. Наиболее сложный и "тонкий" здесь вопрос - это обеспечение демократического (эффективного для общества) взаимодействия Советов, осуществляющих государственную власть, с Компартией, руководящей строительством социализма в стране. Автор не решается указать должные формы и механизм такого взаимодействия. Это специальная большая проблема, требующая всесторонних и глубоких исследований. Можно лишь констатировать, что в СССР в начале 1950-х годов взаимоотношения Компартии (ВКП(б) - КПСС) с Советами разных уровней были явно недемократичными - действия Компартии продолжали соответствовать режиму диктатуры, а роль Советов была принижена, особенно в части их контрольных функций. Не было должной демократии (демократического централизма) и внутри самой партии. В 1960-1970-е годы ситуация изменялась лишь в худшую сторону, что привело к потере компартией своей роли как правящей партии.
       В заключение данного параграфа перечислим еще раз признаки (условия) окончания "начального периода" и перехода к "зрелому социализму: 1) исчезновение частного (капиталистического) сектора экономики; 2) развитие производительных сил до уровня, сопоставимого с передовыми капстранами (в расчете на душу населения); 3) подъем уровня материального благосостояния трудящихся до уровня наиболее развитых капстран; 4) повышение образовательного и культурного уровня трудящихся до уровня передовых капстран; 5) достаточно полная реализация социалистического принципа "от каждого по способностям, каждому по труду"; 6) переход от режима диктатуры пролетариата к социалистической демократии; 6а) преодоление противоречия в социалистических производственных отношениях между руководителями и "рядовыми" работниками.
       Из проведенного выше анализа можно констатировать, что в начале 1950-х годов в СССР были полностью выполнены условия 1, 2 и 4, частично выполнены условия 3 и 5, а тесно связанные условия 6 и 6а не выполнены совсем. В дальнейшем улучшалось выполнение условий 3, 5 и 6, но полного их выполнения достичь так и не удалось. Условие же 6а оказалось роковым для судьбы СССР. Кроме того, введение и углубление "хозрасчета" предприятий фактически вернуло элементы капиталистического ведения хозяйства в экономику СССР (можно сказать, привело к нарушению условия 1, что также имело исключительное значение для гибели СССР. Следовательно, СССР так и не вышел из "начального периода" становления социализма и "зрелого" ("развитого" и т.п.) социализма у нас фактически не было. Современный Китай, как уже неоднократно говорилось, находится лишь в середине "начального периода", как и другие страны, строящие социализм.
       Мои замечания к данному параграфу. Л.Беляев снова и в этом параграфе повторяет мысль о том, что "зрелый" социализм является самостоятельной общественно-экономической формацией.
       Повторяется и ошибочное определение основного экономического закона социализма ("основным экономическим законом будет "Минимизация затрат живого и овеществленного труда").
       Весьма сомнительным является и следующее утверждение: "Очевидно, что хозяйственный расчет остается капиталистическим способом ведения хозяйства. В ї 3.1 были показаны недостатки критерия (или закона) максимальной прибыли по сравнению с критерием минимума затрат труда. В социалистической экономике это приводит к стремлению повышать цены своей продукции, в том числе и путем завышения издержек производства". Ставя знак вопроса в отношении данного утверждения, я имею в виду возможность минимизации затрат труда не только за счет роста его производительности, но и ограничения (уменьшения) величины заработной платы (например, путем ужесточения расценок). Отсюда вытекает и следующий вывод автора: "...хозяйственный расчет с его рентабельностью должен быть изжит до вступления в период "зрелого" социализма, что не было сделано в СССР".
       6. ЭКОНОМИКА "ЗРЕЛОГО" СОЦИАЛИЗМА
       В данной главе будет более подробно, чем в ї 3.1, рассмотрена экономика "зрелого" социализма. Наиболее близко к такой экономике подошел СССР, поэтому его опыт, описанный в главе 4, составил основу излагаемого материала. Этот опыт автор постарался более четко и последовательно систематизировать в свете основных принципов и законов социализма, а также дополнить в тех аспектах, которые, по его представлениям, получили недостаточное развитие в СССР. Фактически автор стремился составить образ, картину, модель экономики, которую следовало бы строить в СССР начиная с 1950-х годов. Многие черты такой экономики могут быть, по-видимому, использованы и для других социалистических стран.
       Глава открывается рассмотрением иерархической структуры сложной экономики. Иерархическое построение экономики с выделением нескольких уровней необходимо для обеспечения ее эффективности, в том числе самой возможности планирования функционирования и развития единого народного хозяйства страны. Далее излагаются основные принципы оценки затрат труда, ценообразования, планирования и др., которые уже указывались в ї 3.1, а также состав и взаимодействие органов управления разных уровней. Материал данной главы выражает преимущественно представления автора, хотя использованы работы и идеи других исследователей. По тексту будет отмечаться, чьи именно идеи использованы.
       6.1. Структура социалистической экономики
       Под структурой экономики мы будем понимать иерархическое построение производства с группировкой предприятий по отраслям, крупным производственным и территориальным объединениям. Предполагается несколько иерархических уровней управления и планирования сложной экономики, верхним из которых является страна в целом, а нижним - отдельные предприятия. Главный вопрос состоит в рациональном определении числа и состава промежуточных уровней. Мы будем ориентироваться пока на один промежуточный уровень (хотя, возможно, их потребуется больше), т.е. на трехуровневую структуру экономики, и постараемся определить состав этого промежуточного уровня (виды группировки предприятий). Его выделение необходимо в связи с тем, что в большой по масштабам и сложной по видам предприятий и производимым продуктам экономике управление (включая планирование) всеми предприятиями из единого центра становится практически невозможным.
       При определении рациональной группировки различных предприятий в некоторые отраслевые (технологические) или территориальные объединения необходимо учитывать множество факторов: существующее состояние и перспективы развития экономики; опыт СССР, Китая и передовых капстран; размещение производств по регионам страны; эффект масштаба, достигаемый при вертикальной и горизонтальной интеграции предприятий; удобства (возможности) планирования; системы финансирования, ценообразования, формирования бюджетов и многое другое.
       В СССР предприятия группировались, главным образом, по отраслевому принципу (производство однотипной продукции) с созданием соответствующих министерств (добывающих, металлургических, машиностроительных и т.д.), выполняющих функции управления производством. Такую группировку принято называть "горизонтальной интеграцией". В КНР с началом в 1980-е годы экономических реформ произошло разделение функций государственного и экономического управления, государственные предприятия были выделены из министерств в самостоятельные (хозрасчетные) корпорации и компании (наряду с ними начали быстро развиваться и частные предприятия, в том числе с иностранным капиталом). Поведение таких самостоятельных государственных предприятий аналогично частным компаниям; стремление к максимальной прибыли, участие в конкуренции на рынке и т.п. Указанный опыт СССР и КНР следует, конечно, учитывать, однако нужно иметь в виду, что экономика позднего СССР развивалась не лучшим образом, отставая от передовых капстран в научно-техническом прогрессе, а современному Китаю еще далеко до "зрелого" социализма.
       В экономике развитых капстран, особенно США, во второй половине XX века происходило формирование крупнейших вертикально-интегрированных корпораций, как правило, транснациональных (ТНК). Вертикальная интеграция состоит в объединении в единое целое всех предприятий, необходимых для производства конечной продукции, пользующейся спросом: добывающих, металлургических, обрабатывающих, сборочных. Вертикально-интегрированная корпорация (ВИК) объединяет (по "вертикали") предприятия всех необходимых переделов, начиная с добычи сырья и производства материалов, включая выработку полуфабрикатов и кончая сборкой и выпуском готовой конечной продукции. Такого рода ВИК и ТНК возникли в передовых капстранах стихийно (методом "проб и ошибок") и оказались чрезвычайно эффективными.
       С.С. Губанов в [11] подробно анализирует особенности вертикальной интеграции (ее можно назвать также "межотраслевой кооперацией"). Главная особенность (для капиталистических стран) состоит в том, что прибыль ВИК или ТНК извлекают из продажи конечной продукции, а все промежуточные производства работают бесприбыльно. В [11] это трактуется как особый экономический закон, ранее неизвестный: "Нулевая рентабельность всего промежуточного производства - такова суть закона вертикальной интеграции". Извлекать прибыль из добычи сырья или производства полуфабрикатов неэкономично и нерационально.
       С нашей точки зрения, основной причиной эффективности ВИК является планирование ими своего производства (по всей цепочке, начиная с добычи сырья). Для планирования необходимо знать точные затраты (издержки) на производство всех промежуточных продуктов, поэтому их цены должны устанавливаться по себестоимости, без начисления прибыли, которая искажает затраты. Еще одна причина состоит в "масштабе производства" - уменьшении так называемых "трансакционных издержек", т.е. административных расходов, расходов на маркетинг, рекламу, заключение договоров и т.п. Эти же факторы - планирование по неискаженным затратам и "эффект масштаба" - действуют, конечно, и при социалистическом производстве. Поэтому вертикально-интегрированную корпорацию (будем сокращенно называть ее ВИК) следует рассматривать как один из видов объединения предприятий 2-го (среднего) уровня в структуре социалистической экономики.
       В качестве примеров таких ВИК можно назвать электроэнергетику, судостроение, производство автомобилей, самолетов, компьютеров и др. Каждая ВИК производит определенную номенклатуру продукции, объемы выпуска которой планируются централизованно на уровне страны в целом. Централизованно же назначаются и цены на продукцию ВИК, исходя из предоставляемой ими информации о затратах живого труда и расходовании основных фондов и материалов (представляющих предметы овеществленного труда). Как будет показано ниже, на продукцию ВИК устанавливаются две цены: одна по затратам труда ("трудоемкости", себестоимости) для той части продукции, которая передается другим производственным объединениям в качестве средств производства, вторая - более высокая цена на ту же продукцию, предназначенную для продажи населению в качестве предметов потребления. За счет разницы в этих ценах, поступающей в бюджет страны, формируются фонды накопления (развития), общественного потребления и других общегосударственных расходов. Эта разница представляет собой "труд для общества", аналогом которого при капитализме является прибавочная стоимость, присваиваемая капиталистом. Таким образом, в отличие от капиталистических ТНК, в социалистическом производстве ВИК не имеют и не располагают прибылью, а перечисляют доходы в Госбюджет.
       Одновременно вертикально-интегрированные корпорации осуществляют более детальное планирование производства и модернизации своих предприятий, устанавливают для них "внутренние" цены и нормативы, критерии качества продукции и оценки эффективности производства, а также систему поощрений за выполнение плана, обеспечение ассортимента и качества продукции и др. Это представляет собой 2-й уровень планирования и управления экономикой. Третьим (нижним) уровнем будет являться планирование производства и управление непосредственно отдельными предприятиями.
       Как правило, в составе ВИК имеются научно-исследовательские подразделения с экспериментальной базой для разработки новых, более прогрессивных технологий, оборудования и материалов. Кроме того, в них могут входить специализированные строительные, монтажные, пуско-наладочные и ремонтные организации.
       Наряду с вертикально-интегрированными, в экономике страны могут быть горизонтально-интегрированные корпорации (ГИК), объединяющие крупные однотипные (отраслевые) предприятия, которые нецелесообразно включать в состав одной из ВИК и которые могут обеспечивать продукцией несколько ВИК, а иногда и население. Это могут быть объединения предприятий черной и цветной металлургии, транспортные объединения и некоторые другие. Они могут включать ("вертикально интегрировать") также сырьевые (добывающие) предприятия и предприятия по первичной обработке металлов или производству специализированного оборудования. Эффективность образования ГИК обусловлена практически теми же факторами, что и эффективность ВИК: возможностью планирования и эффектом "масштаба производства". При этом так же, как и у ВИК, все предприятия, входящие в ГИК, должны иметь нулевую рентабельность, чтобы управляющий орган ГИК мог правильно планировать производство и модернизацию своих предприятий.
       Горизонтально-интегрированные (отраслевые) корпорации аналогично ВИК представляют 2-й уровень планирования и управления экономикой. Они получают плановые задания из центрального органа управления, на основании которых разрабатывают более детальные планы производства своих предприятий. Одновременно для них централизованно устанавливаются цены на их продукцию. Это будут фактически среднеотраслевые цены, дифференцированные при необходимости по регионам. Для той продукции, которая может являться не только средствами производства, но и предметами потребления населением, устанавливается, как и для ВИК, две цены: одна по чистым затратам труда, вторая, более высокая, для населения. По первой цене продукция передается внешним предприятиям, а по второй - торговым организациям для продажи населению. Обмен продукцией с другими ГИК или ВИК, как и с торговыми организациями, производится по договорам, в соответствии с планом 1-го уровня (центральным), в котором указываются не только объемы производства продукции каждого объединения, но и направления поставок этой продукции. Договоры на поставки продукции лишь условно можно назвать договорами "купли-продажи", хотя они и предполагают оплату поставленной продукции по централизованно установленным ценам. Фактически эти договоры выполняют "учетно-отчетные" функции, фиксируя факт поставки продукции и ее "трудозатраты" (в овеществленном виде) для учета в последующих производствах. Доходы, получаемые ГИК (как и ВИК) от поставок продукции торговым организациям по второй, повышенной цене (за счет разницы ее с первой ценой), поступают, как уже указывалось, в бюджет страны для расширения производства и формирования общегосударственных фондов.
       Предприятия, входящие в ГИК, получая плановые задания 2-го уровня от управляющего органа ГИК, составляют свои "внутренние" планы производства, являющиеся 3-м уровнем планирования и управления, аналогично предприятиям ВИК.
       Можно видеть, что между объединениями вида ВИК и ГИК много общего. При практическом их формировании иногда, по-видимому, будет даже трудно определить, какая интеграция - вертикальная или горизонтальная - преобладает в конкретной корпорации. Поэтому в дальнейшем эти два объединения 2-го уровня экономики будут рассматриваться совместно с указанием их различий в случае необходимости.
       Еще одним видом экономического объединения 2-го уровня, существенно отличающимся от двух рассмотренных, должны быть региональные экономические объединения (РЭО), соответствующие территориям областей, краев и республик страны. Региональный разрез планирования и управления, несомненно, очень важен, и регионы, естественно, составляют следующий (второй) уровень экономики после страны в целом. Наряду с экономическими, в регионах очень важны социальные и экологические проблемы, касаться которых мы будем лишь изредка. Основное внимание будет сосредоточено на экономике регионов, причем главным образом на планировании, как ведущем аспекте управления.
       Предприятия ВИК и ГИК, расположенные в регионе, выпадают из сферы планирования РЭО, хотя определенная взаимосвязь будет существовать, в части поставок продукции предприятий ВИК и ГИК в регион, в котором они находятся, включения их продукции в межрегиональные продуктообмены, социального обслуживания этих предприятий и т.п. В сферу региональных органов планирования вовлечены все другие предприятия региона: "местной" промышленности преимущественно по производству предметов потребления; сельского хозяйства; строительного комплекса; жилищно-коммунального хозяйства, торговли, транспорта и др. Часть этих предприятий по объемам производства и значимости продукции подчинены непосредственно региональному (областному и т.п.) органу управления РЭО, а другие, более мелкие предприятия управляются муниципальными органами (районными, городскими). В связи с этим в регионах потребуется, по-видимому, еще один промежуточный (муниципальный) уровень планирования и управления экономикой. По логике отсчета он будет 3-м, а "муниципальные" предприятия будут уже 4-м уровнем экономики.
       Как представляется, управляющим (и планирующим) органом РЭО должны быть территориальные (областные, краевые или республиканские) Советы депутатов трудящихся, в отличие от административных органов управления ВИК и ГИК. Эти Советы имеют свой бюджет, планируют производство и развитие региональной экономики, исходя из заданий "центрального" плана 1-го уровня и формируя плановые задания для "муниципального" уровня, устанавливают цены на продукцию и услуги, не подпадающие под централизованное ценообразование, формулируют критерии качества продукции и услуг, разрабатывают систему поощрения персонала предприятий и организаций и др. При этом используются общие для страны методики, критерии и нормативы, разрабатываемые и утверждаемые централизованно. Так же как у ВИК и ГИК, цены на продукцию и услуги устанавливаются двух видов: "учетные", соответствующие "трудоемкости", и вторые, для продажи населению. По разнице в этих ценах определяются перечисления в бюджет страны.
       Аналогично "муниципальными" органами управления 3-го уровня являются районные и городские Советы депутатов трудящихся, которые также имеют свои бюджеты, осуществляют планирование производства и модернизацию подчиненных им предприятий, устанавливают цены на выпускаемую ими продукцию и предоставляемые услуги и др.
       Соответственно, эти "муниципальные" Советы имеют свои подразделения по планированию, ценообразованию и т.п.
       Региональные и "муниципальные" Советы формируются из представителей Советов трудовых коллективов предприятий, а также депутатов, избираемых по территориальным округам. Наряду с описанными экономическими функциями они обеспечивают, конечно, развитие и контроль за всеми остальными сферами жизни населения: здравоохранение, образование, социальное обеспечение и др. Эти сферы охватывают и работников предприятий ВИК и ГИК, расположенных на соответствующей территории.
       Таким образом, 2-й уровень иерархической структуры социалистической экономики составляют ВИК, ГИК и РЭО. В РЭО имеется еще один промежуточный уровень - "муниципальный". Низший уровень экономики представляют отдельные предприятия, которые для ВИК и ГИК являютґся 3-м уровнем планирования и управления, а для РЭО - 4-м уровнем. Такой структуре экономики соответствует иерархия плановых органов, бюджетов и финансовых органов, подразделений ценообразования и оценки "трудоемкости" продукции, оплаты труда, статистики и др. На каждом уровне имеется свой состав планируемых показателей (более детальный для низших уровней), свои критерии для обеспечения должного ассортимента и качества продукции, а также для поощрения персонала за эффективную работу.
       Особый вопрос при рассмотрении структуры экономики представляют роль и функции общегосударственных министерств. Они уже не будут выполнять производственно-хозяйственные функции, как это было в СССР. Теперь эти функции сосредоточены в ГИК, ВИК и РЭО. Однако некоторые министерства экономического профиля, помимо Госплана, комитетов по труду, ценам и статистике, должны, по-видимому, потребоваться (не говоря уже о министерствах образования, здравоохранения, культуры и т.п.). В частности, несомненно, будут нужны министерства финансов, сельского хозяйства, транспорта, торговли (включая внешнюю), геологии. Кроме того, может оказаться целесообразным создание "профильных" министерств, "курирующих" деятельность нескольких ВИК или ГИК, например, министерств топлива и энергетики, металлургии, машиностроения, электронной промышленности и т.п. Такие министерства будут содействовать развитию соответствующих отраслей промышленности и в какой-то мере контролировать деятельность ВИК и ГИК. В их функции могут входить: разработка долго- и среднесрочных стратегий развития "курируемых" отраслей с учетом достижений научно-технического прогресса, участие в составлении Госпланом годовых, пятилетних и долгосрочных планов развития экономики (1-го уровня планирования) и плановых заданий и финансирования соответствующих ВИК и ГИК, разрешение конфликтов и противоречий между отдельными корпорациями, разработка специализированных нормативов и т.п. В состав таких министерств могут входить научно-исследовательские институты (в дополнение к НИИ, имеющимся в ВИК и ГИК).
       Все министерства и специализированные госкомитеты входят, естественно, в Совет Министров, являющийся высшим исполнительным органом страны. Деятельность Совета Министров контролируется Верховным Советом страны, как высшим законодательным органом. Таким образом, региональные (а также муниципальные) Советы депутатов трудящихся представляют одновременно и законодательную, и исполнительную власть на своих территориях (управляют РЭО), а Верховный Совет направляет и контролирует деятельность Совета Министров страны, а также и региональных Советов.
       Следует еще остановиться на роли Коммунистической партии, как правящей партии. Она должна являться социально-политическим штабом, разрабатывающим пути социально-экономического развития страны во всех сферах жизнедеятельности общества, и контролирующим реализацию этих путей. Центральный комитет Компартии выступает инициатором или участвует в принятии и согласовании всех важных решений и мероприятий по дальнейшему развитию страны, включая народнохозяйственные планы 1-го уровня. Однако в условиях "зрелого" социализма не потребуется такого активного и непосредственного участия партии в управлении экономикой, как это было в СССР в периоды войн, восстановления и первичной индустриализации страны. Представляется, что руководящая, направляющая и контролирующая роль Компартии может реализовываться через ее фракции в Советах всех уровней. Лишь в исключительных случаях партия будет служить "последней инстанцией" в разрешении возникших конфликтов и проблем в сфере экономики.
       Ниже следуют мои замечания по параграфу 6.1.
       Л.Беляев верно заметил, что "...в большой по масштабам и сложной по видам предприятий и производимым продуктам экономике управление (включая планирование) всеми предприятиями из единого центра становится практически невозможным." И в то же время, рассматривая структуру экономики страны, он утверждает, что "под структурой экономики мы будем понимать иерархическое построение производства с группировкой предприятий по отраслям, крупным производственным и территориальным объединениям". Л.Беляев совершенно упускает из вида региональный аспект структуры народного хозяйства, что было крупным изъяном в экономике СССР. Правда, ниже он эту погрешность в какой-то мере исправляет, но в своей модели, он не учитывает потребности населения, организованных в потребительские кооперативы ("Как представляется, управляющим (и планирующим) органом РЭО должны быть территориальные (областные, краевые или республиканские) Советы депутатов трудящихся, в отличие от административных органов управления ВИК и ГИК. Эти Советы имеют свой бюджет, планируют производство и развитие региональной экономики, исходя из заданий "центрального" плана 1-го уровня - выделено мной - ВП)". Неужели в центре лучше знают потребности местного населения, чем потребительские кооперативы?
       Л.Беляев находится в плену практики централизованного управления СССР, когда пишет о перечне общесоюзных министерств ("...некоторые министерства экономического профиля, помимо Госплана, комитетов по труду, ценам и статистике, должны, по-видимому, потребоваться (не говоря уже о министерствах образования, здравоохранения, культуры и т.п.). В частности, несомненно, будут нужны министерства финансов, сельского хозяйства..."). Спрашивается, зачем нужны общесоюзные министерства образования, здравоохранения, культуры и сельского хозяйства? Неужели из столицы страны знают лучше, что надо делать в области образования, здравоохранения, культуры и сельского хозяйства, чем на местах?
       Ошибочно отождествлять затраты труда ("трудоемкость") и себестоимость продукции.
       6.2. Основные принципы оценки затрат труда, ценообразования, планирования, финансирования, оценки эффективности и поощрения
       Виды экономической деятельности, указанные в названии параграфа, тесно взаимосвязаны, поэтому последовательность описания используемых принципов может оказаться не вполне логичной. Большинство этих принципов уже так или иначе упоминались и рассматривались ранее. В частности, необходимо постоянно иметь в виду иерархическую структуру экономики, представленную в предыдущем параграфе. Для большей четкости принципы будут нумероваться.
       1. Главный принцип социализма - "От каждого по способностям, каждому по труду" предполагает оплату труда в соответствии с его количеством, качеством, квалификацией, интенсивностью и результативностью. Для измерения такого сложного по составу критериев труда требуется особая мера, и такой мерой, вполне естественно, могут служить деньги, использовавшиеся и в предыдущих социально-экономических формациях. В данном случае деньги будут представлять, по образному выражению В.И. Ленина, "удостоверение от общества" в том, что трудящийся "такое-то количество работы отработал" [25]. Следовательно, можно совершенно логично полагать, что заработная плата, получаемая работником для его личного потребления, является мерилом труда, выполненного им. Такое положение справедливо настолько, насколько совершенна на том или ином отрезке времени система оплаты (соизмерения) труда разных профессий, квалификации и должностей. Для этого необходимы специальные органы - комитеты или отделы по труду разных уровней, а также специализированные научно-исследовательские организации.
       2. Затраты труда на производство каждого продукта оцениваются заработной платой, выплаченной как при непосредственном производстве продукта (живой труд), так и при производстве использованных материалов, энергии, оборудования, сооружений и т.п. (овеществленный труд). Данный принцип вытекает из только что рассмотренного положения "заработная плата является мерилом труда, совершенного работником". В связи с этим применяется термин "трудоемкость" продукта, вместо термина и понятия "стоимость", свойственных капиталистическому производству и "начальному" периоду становления социализма. Термин (и понятие) "трудоемкость" будет равноценен широко применяемому понятию "себестоимость", если последняя определяется с использованием цен на расходуемые материалы, энергию и т.п., которые соответствуют выплаченной зарплате (цен, не искаженных прибылью, налогами и другими наценками).
       Точное знание затрат труда обязательно необходимо для правильного планирования производства, в том числе для реализации основного экономического закона социализма - "минимизация затрат живого и овеществленного труда". Соответственно, требуется организация детальной статистической системы, данные которой используются планирующими органами.
       3. Ценообразование предусматривает две системы цен: 1) цены на средства производства и предметы потребления, соответствующие "трудоемкости" продуктов; 2) более высокие цены на предметы потребления, по которым они продаются населению. Первые цены используются при планировании и оценке эффективности деятельности предприятий. Вторые цены необходимы для реализации "труда для общества", за счет которого формируются фонд накопления, предназначенный для расширения производства, фонды общественного потребления, общегосударственных расходов и некоторые другие. "Труд для общества" является формальным аналогом прибавочной стоимости, присваиваемой капиталистом при капиталистическом производстве. Он будет необходим и в коммунистическом обществе, хотя его реализация и использование могут быть иными.
       Цены по "трудоемкости" носят "учетный" характер, они должны как можно лучше отражать затраты живого и овеществленного труда. Они устанавливаются централизованно управляющим органом на каждом уровне управления экономикой для планируемого ассортимента продукции на основании статистических данных, получаемых от управляемого объединения или предприятия. Так, на продукцию ВИК, ГИК или РЭО эти цены назначаются центральным управляющим органом (Госкомитетом по ценам) на основе статистических данных, представляемых этими объединениями 2-го уровня экономики. Если какой-то вид продукции производится несколькими предприятиями, то на него устанавливается средневзвешенная ("среднеотраслевая") цена. На более детализированную продукцию отдельных предприятий цены устанавливаются ВИК, ГИК или РЭО по отчетным данным этих предприятий. Цены на предметы потребления и услуги, оплачиваемые населением (их можно для краткости назвать "розничными" ценами), назначаются центральным органом управления (Госкомцен) либо региональными экономическими объединениями по методикам, утвержденным центральным органом. Эти цены могут в большей или меньшей мере превышать "трудоемкость", а иногда быть даже меньше ее. Принципы их определения достаточно сложные: должны учитываться изобилие или дефицитность продукта, его качество, новизна, социальная значимость и др. Главное общее условие (ограничение) - сумма произведений цен предметов потребления и услуг на годовые объемы их выпуска по стране в целом должна быть примерно равна общему годовому фонду выплаченной зарплаты, пенсий и стипендий, т.е. должен соблюдаться денежный баланс в стране. Естественно, такие "розничные" цены должны периодически пересматриваться с общей тенденцией их снижения по мере роста общественной производительности труда.
       Предприятия, отпускающие предметы потребления торговым организациям по "розничным" ценам, должны перечислять доход, образующийся благодаря разнице между "розничной" ценой и "трудоемкостью", в государственный бюджет. Эти перечисления идентичны "налогу с оборота", применявшемуся в СССР", и мы сохраним для краткости за ними это название. Сумма таких перечислений в целом по стране и образует упоминавшиеся общегосударственные фонды, наряду с другими поступлениями (например, от налогов).
       В целом централизованное ценообразование, да еще двух видов, несомненно, сильно усложняет управление экономикой по сравнению с рынком со свободными ценами. Однако, эффект, достигаемый при планировании производства, оправдывает эти трудности.
       4. Иерархическое (многоуровневое) управление сложной экономикой предполагает наличие на каждом уровне, с одной стороны, бюджета для финансирования запланированного развития и производства продукции, а с другой - специализированных органов или подразделений: плановых, финансовых, по труду, ценам и статистике.
       Государственный бюджет (бюджет страны) формируется, главным образом, за счет "налога с оборота", перечисляемого предприятиями, производящими предметы потребления или оказывающими услуги населению. Кроме того, в Госбюджет могут поступать доходы от внешней торговли, от прогрессивного налога на зарплату трудящихся, призванного смягчить "несправедливость" принципа "каждому по труду", а также из некоторых других источников. Никаких других налогов (на прибыль, собственность и т.п.) не предусматривается.
       Бюджеты объединений 2-го уровня (ВИК, ГИК и РЭО) формируются в первую очередь за счет передачи ("продажи") своей продукции внешним предприятиям и торговым организациям по ценам, соответствующим "трудоемкости" (разница между "розничными" ценами на предметы потребления и их "трудоемкостью" поступает в Госбюджет в виде "налога с оборота"). Кроме того, в бюджеты этих объединений перечисляются из Госбюджета средства на новое строительство (расширение производства), на формирование Фонда материального поощрения (см. ниже) и на некоторые другие цели. Одновременно эти объединения имеют Фонды модернизации, в которых аккумулируются амортизационные отчисления входящих в них предприятий (это будет пояснено позднее при рассмотрении деятельности предприятий).
       Среди специализированных органов, которые нужны для управления экономикой на уровне страны, необходимо, как минимум, выделить следующие:
       - Госплан (Государственный комитет по планированию), непосредственно разрабатывающий планы производства ВИК, ГИК и РЭО по укрупненной номенклатуре продукции с указанием направлений использования этой продукции (взаимный обмен между этими объединениями, включая межрегиональный обмен, или передача торговым организациям для продажи населению), а также планы расширения производства этих объединений;
       - Министерство финансов (Минфин), разрабатывающее Госбюджет страны (в его доходной и расходной частях) в соответствии с планами производства и развития ВИК, ГИК и РЭО;
       - Государственный комитет по труду (Госкомтруд), разрабатывающий и непрерывно совершенствующий систему оплаты труда (размеры заработной платы) разных профессий, квалификации и должностей;
       - Государственный комитет по ценам (Госкомцен), устанавливающий оба вида цен (по "трудоемкости" и "розничные") на продукцию, планируемую Госпланом, а также разрабатывающий Руководящие материалы для установления таких цен на более широкий ассортимент продукции соответствующими подразделениями ВИК, ГИК и РЭО;
       Государственный комитет по статистике (Госкомстат), организующий систему сбора и обработки информации, включая отчетные данные объединений 2-го уровня и предприятий, которая используется Госпланом, Минфином, Госкомтруда, Госкомцен, а также всеми другими объединениями, предприятиями и организациями, в том числе научно-исследовательскими.
       Специальные подразделения, аналогичные этим пяти Госкомитетам или даже подчиненные им, должны иметься в объединениях 2-го уровня, а также на предприятиях (разумеется, гораздо меньшей численности).
       В составе Госкомитетов должны иметься научно-исслеґдовательские институты соответствующего профиля.
       5. Предприятия создаются на неопределенно длительный срок ("навечно"), особенно это относится к градообразующим предприятиям. Вопросы закрытия или перепрофилирования предприятий решаются на высшем уровне планирования (Госпланом) при составлении планов развития (нового строительства). Средства на строительство предприятий выделяются из Государственного бюджета.
       В связи с длительным сроком существования и необходимостью периодического проведения модернизации предприятий (модернизация, как правило, более экономична, чем строительство нового предприятия) амортизационные отчисления остаются в распоряжении предприятий. Они зачисляются на особый счет и могут расходоваться только на обновление основных фондов. На целесообразность такого способа использования амортизационных отчислений указывается в [67].
       В рамках объединений 2-го уровня (ВИК, ГИК и РЭО) могут создаваться общие "Фонды модернизации", в которых аккумулируются амортизационные отчисления всех предприятий объединения. Из такого фонда финансируются модернизация и капитальный ремонт любого предприятия по мере возникновения целесообразности их проведения. Эти же фонды могут иногда использоваться по решениям Госплана для финансирования нового строительства с последующим возмещением израсходованных средств из Государственного бюджета.
       6. Экономическая деятельность предприятий, ВИК, ГИК и РЭО основана на планировании, учете затрат труда и поощрениях. Ее можно назвать "планово-учетной" в отличие от "хозрасчета", применявшегося в СССР. Понятие "прибыль" отсутствует. Для оценки эффективности деятельности предприятий и объединений используется система специальных критериев, в соответствии с которыми осуществляется также материальное и моральное поощрение коллективов и отдельных работников, включая руководителей. Детальный учет затрат труда на всех стадиях производства необходим для определения "трудоемкости" ("учетных" цен) продукции, которая используется при планировании, оценке производительности труда и для других целей.
       Основные критерии для оценки эффективности деятельности предприятий и объединений:
       - выполнение планов по объемам, ассортименту и качеству производимой продукции;
       - повышение производительности труда, выражающееся в снижении "трудоемкости" производимой продукции. Это может достигаться путем модернизации производства (внедрения новых, более прогрессивных технологий), улучшения организации производства, внедрения рационализаторских предложений на конкретных рабочих местах и др.;
       - специальные критерии по обеспечению (и повышению) качества продукции, устанавливаемые в зависимости от особенностей производства и вида продукции.
       В отношении специальных критериев по обеспечению качества можно привести пример из электроэнергетики СССР. В течение длительного времени основным дополнительным критерием оценки деятельности электростанций и отдельных энергосистем являлось снижение удельного расхода топлива на выработку одного кВт.ч электроэнергии. Из-за этого электростанции и диспетчеры энергосистем старались не включать в работу малоэкономичные блоки. В результате энергосистемы почти постоянно работали с частотой переменного тока ниже нормальной (50 Гц), т.е. не обеспечивалось качество электроэнергии. Затем этот критерий изменили - им стала готовность электростанций к участию в покрытии нагрузки потребителей. Ситуация сразу изменилась: частота стала нормальной, хотя удельные расходы топлива несколько возросли. Аналогично можно установить критерии качества для других видов продукции.
       Учитывая, что "учетные" цены на многие виды продукции, производимой несколькими предприятиями, устанавливаются по среднеотраслевой "трудоемкости", финансовые балансы более эффективных (как правило, новых) предприятий будут положительными, а менее эффективных - отрицательными (в "хозрасчетной" терминологии - прибыльными или убыточными). В рамках объединений 2-го уровня экономики (ВИК, ГИК и РЭО) "невязки" финансовых балансов предприятий взаимно компенсируются: более эффективные предприятия передают излишки в бюджеты своего объединения, а менее эффективные - получают безвозмездные дотации. Бюджеты объединений формируются, как правило, с определенным резервом (как профицитные). Если же по каким-то причинам, например, из-за неточностей в централизованном назначении цен, бюджеты объединений оказываются отрицательными, то они получают дотации из Госбюджета.
       Для материального поощрения работников предприятий и объединений в Государственном бюджете предусматривается специальный "Фонд материального поощрения", который определенным образом распределяется между объединениями, а затем внутри объединения между предприятиями. Распределение осуществляется на основе указанных выше критериев эффективности деятельности предприятий и объединений. При этом должна выдерживаться соразмерность материального поощрения руководящего состава и "рядовых" инженерно-технических работников и рабочих (без чрезмерных разрывов). Оценка деятельности ВИК, ГИК и РЭО производится Государственными органами управления экономикой, а отдельных предприятий - Техническими (или Научно-техническими) советами этих объединений. В материальном поощрении работников предприятий основную роль играет Совет трудового коллектива предприятия.
       Средства, получаемые из Фонда материального поощрения, не включаются в цены ("трудоемкость") продукции. Этот фонд можно рассматривать как один из фондов общественного потребления.
       7. В системе поощрения ВИК, ГИК, РЭО, предприятий и отдельных работников моральные стимулы постепенно становятся главными по отношению к материальным стимулам. Соответственно, со временем, по мере роста уровня сознательности и культуры членов социалистического общества, Фонд материального поощрения будет уменьшаться и терять свое значение.
       Среди моральных стимулов большую роль играет социалистическое соревнование, которое нужно развивать, совершенствовать и широко освещать. Переходящие знамена, призовые места, почетные грамоты, присуждаемые по результатам соцсоревнования, наряду с досками почета и передовиков и др., служат конкретными формами морального поощрения. Кроме того, отдельным работникам и коллективам присуждаются Государственные и другие премии, почетные звания, ордена и медали.
       Превалирование моральных стимулов над материальными и постепенное вытеснение последних является естественным атрибутом развития социалистического общества и перехода к коммунизму.
       8. Потребитель имеет приоритет перед производителем. Этот важный принцип указывается в [67]. Он применяется при заключении договоров на поставку продукции, включая предметы потребления, способствуя производству необходимой и качественной продукции. Потребитель устанавливает технические требования к поставляемой продукции, определяет параметры и качество изделий и т.п. Как правило, заключение договоров со всеми условиями поставки предшествует непосредственному изготовлению продукции. В необходимых случаях вносятся коррективы в планы производства и поставок, а также в "учетные" цены ("трудоемкость") поставляемой продукции.
       При планировании производства предметов потребления широко практикуется система предварительных заказов от населения по прейскурантам предприятий. Для этого создается компьютеризированная сеть (типа Интернет) с информацией о прейскурантах и сбором заказов. В сети "рекламируется" продукция как ВИК и ГИК, так и предприятий РЭО. Собранные заказы включаются в очередные годовые планы производства наряду с "предметами постоянного спроса", потребность в которых определяется на основе статистического учета.
       9. Полная монополия государства на внешнюю торговлю, обмен и установление курса валюты, монополия на производство и торговлю винно-водочными, табачными и некоторыми другими продуктами. Обращение иностранной валюты в стране не допускается. Государство устанавливает курс рубля (если речь идет о России или СССР) к другим валютам по паритету покупательной способности (ППС) или в золотом эквиваленте. Государство же планирует объемы экспорта и импорта, создает золотой запас, поддерживает должный баланс внешней торговли и т.п. Указанные меры рекомендуются, в частности, в [67].
       Одновременно государство контролирует производство, качество, цены и продажу населению винно-водочных, табачных и других изделий, например, лекарств. Если для алкогольной и табачной продукции "розничные" цены назначаются значительно выше их "трудоемкости", то для лекарств, наоборот, ниже "трудоемкости", а в лечебных учреждениях лекарства выдаются вообще бесплатно.
       Ниже изложены мои замечания к предыдущему параграфу.
       Л.Беляев пишет: "Термин (и понятие) "трудоемкость" будет равноценен широко применяемому понятию "себестоимость", если последняя определяется с использованием цен на расходуемые материалы, энергию и т.п., которые соответствуют выплаченной зарплате (цен, не искаженных прибылью, налогами и другими наценками)". Откровенно говоря, предлагаемый автором механизм плохо понимаем, особенно с учетом следующего пояснения: "Цены по "трудоемкости" носят "учетный" характер, они должны как можно лучше отражать затраты живого и овеществленного труда...эти цены назначаются центральным управляющим органом (Госкомитетом по ценам) на основе статистических данных, представляемых этими объединениями 2-го уровня экономики". Даже в СССР в республиках были свои органы Госкомцен. Правда, далее он пишет уже иное: "Цены на предметы потребления и услуги, оплачиваемые населением (их можно для краткости назвать "розничными" ценами), назначаются центральным органом управления (Госкомцен) либо региональными экономическими объединениями по методикам, утвержденным центральным органом". Ничего не поделаешь, таков стиль у нашего автора!
       В пункте 8 сформулирован правильный принцип учета потребностей населения, но не определена организационная форма его реализации: "8. Потребитель имеет приоритет перед производителем. Этот важный принцип указывается в [67]. Он применяется при заключении договоров на поставку продукции, включая предметы потребления, способствуя производству необходимой и качественной продукции. Потребитель устанавливает технические требования к поставляемой продукции, определяет параметры и качество изделий и т.п. Как правило, заключение договоров со всеми условиями поставки предшествует непосредственному изготовлению продукции. В необходимых случаях вносятся коррективы в планы производства и поставок, а также в "учетные" цены ("трудоемкость") поставляемой продукции".
       6.3. Органы управления, бюджеты, планирование, учет и поощрения на разных иерархических уровнях экономики
       В настоящем параграфе на основе принципов, изложенных выше, будет более подробно описано функционирование экономики на трех основных ее уровнях. Это будет не исчерпывающим описанием, которое требует дальнейшей проработки, а лишь созданием "общей картины", пояснением основных черт и особенностей функционирования экономики "зрелого" социализма, каким оно представляется автору.
       6.3.1. Верхний уровень экономики
       Этот уровень охватывает страну в целом, он управляется Советом Министров, являющимся высшим органом исполнительной власти страны, подотчетным Верховному Совету, как высшему законодательному и учредительному органу государства. Основную роль в планировании и управлении экономикой на этом уровне играют, как уже отмечалось, Министерство финансов и специализированные Государственные комитеты: Госплан, Госкомтруд, Госкомцен и Госкомстат. Кроме того, с управлением экономикой связаны министерства сельского хозяйства, транспорта, торговли (включая внешнюю), геологии и, возможно, некоторые другие, например, энергетики, металлургии, машиностроения, электронной промышленности. Состав и функции таких министерств требуют конкретизации с учетом многих факторов, и мы не будем на этом останавливаться. Эти министерства, как правило, не выполняют функций хозяйственного управления, как это было в СССР. Хозяйственное управление осуществляют объединения 2-го уровня экономики (ВИК, ГИК, РЭО), которые будут рассмотрены позже. В Совет Министров, естественно, входят также министерства неэкономического профиля - образования, здравоохранения, культуры и т.п.
       Экономическое управление осуществляется путем финансирования тех или иных мероприятий. На рассматриваемом высшем уровне экономики финансирование производится из Государственного бюджета, имеющего приходную и расходную части. Главным источником формирования бюджета (его приходной части) являются поступления от "налога с оборота" - перечислений в Госбюджет доходов предприятий от разницы "розничных" и "учетных" (по "трудоемкости") цен на предметы потребления и услуги населению. Эта разница представляет собой "труд для общества", объективно необходимый для покрытия общегосударственных расходов и расширения производства. Каждый трудящийся получает заработную плату соответственно выполненному им труду, но, ввиду наценки на предметы потребления и услуги, он может приобрести блага для личного потребления, которые в трудовом эквиваленте (по "трудоемкости") будут меньше, чем выполненный им труд. Разница между выполненным трудом и "трудоемкостью" благ, которые можно приобрести на полученную зарплату, т.е. "труд для общества", и аккумулируется в целом по стране в Государственном бюджете.
       Вторым источником формирования приходной части Госбюджета может быть прогрессивный подоходный налог на заработную плату трудящихся. Такой налог, как представляется, должен быть сохранен в период "зрелого" социализма для сглаживания отмечавшейся ранее "несправедливости" принципа "от каждого по способностям, каждому по труду". Эта "несправедливость" обусловлена, с одной стороны, неодинаковыми способностями членов общества, а с другой - различиями в семейном положении трудящихся. Она дополнительно сглаживается за счет фондов общественного потребления, снижения "розничных" цен на детские товары и т.п. Других налогов при "зрелом" социализме, таких как налоги на прибыль, собственность, бездетность, по мнению автора, быть не должно. Понятие "прибыль" вообще отсутствует, собственность - вся общенародная, а без других, более мелких налогов можно обойтись.
       В Госбюджет могут поступать также доходы от внешней торговли, если баланс ее положительный. Однако если доходы от экспорта меньше необходимого импорта, то недостаток средств должен, наоборот, компенсироваться из Госбюджета, как это было, например, в 1930-е годы в СССР в период индустриализации.
       Таким образом, будем полагать, что главный источник формирования приходной части Госбюджета - это "налог с оборота", и еще один источник - прогрессивный подоходный налог с трудящихся. Вполне возможны и некоторые другие поступления в Госбюджет, например, различного рода административные штрафы, но мы не будем в это углубляться.
       Расходная часть Госбюджета гораздо более разнообразна, для большей четкости разобьем ее на "фонды" различного назначения:
       - Фонд расширения производства, предназначаемый для строительства новых предприятий во всех объединениях 2-го уровня экономики (ВИК, ГИК и РЭО). Распределение этого фонда производится в соответствии с Государственным планом (1-го уровня планирования), разрабатываемым Госпланом;
       - Фонд материального поощрения, создаваемый для материального стимулирования всех работников сферы материального производства страны (и возможно, сферы услуг). Этот фонд распределяется между ВИК, ГИК и РЭО по итогам их работы за истекший год (или квартал) на основании указанных ранее критериев: выполнение планов по объемам, ассортименту и качеству продукции, повышение производительности труда и снижение "трудоемкости" продукции, специальные критерии по обеспечению (и повышению) качества продукции;
       - Фонды общественного потребления, включая социальное обеспечение;
       - Фонды здравоохранения, образования, науки, культуры и спорта. Эти фонды распределяются соответствующими "неэкономическими" министерствами;
       - Фонды общегосударственных расходов на управление, оборону, содержание армии и т.п.;
       - Резервный фонд, предназначенный для непредвиденных расходов. Из него, в частности, предоставляются безвозмездные субсидии объединениям 2-го уровня экономики (ВИК, ГИК и РЭО), если их бюджеты сводятся с отрицательным балансом. Либо же для этой цели создается специальный фонд. Как уже отмечалось, отрицательные невязки балансов объединений ("убытки" в "хозрасчетном" понимании) могут образовываться вследствие неточного централизованного назначения (занижения) "учетных" цен на их продукцию.
       Возможны и другие статьи расходов из Госбюджета, например, на геологоразведку и экологические мероприятия, но мы не будем пытаться их детализировать. Следует указать, однако, что текущая деятельность действующих предприятий, включая оплату труда, из Госбюджета не финансируется. Расходы действующих предприятий компенсируются за счет поставок их продукции по ценам, соответствующим "трудоемкости".
       Следует подробнее пояснить цели образования общегосударственного Фонда материального поощрения, который ранее (в СССР) формировался только на уровне отдельных предприятий и организаций (на самом нижнем уровне экономики). Это связано с отказом от системы "хозрасчета", применявшейся в позднем СССР, которая выдвигала прибыль как главный критерий оценки деятельности предприятий и стимулировала стремление к получению максимальной прибыли. Фактически это был такой же критерий, как и в капиталистическом производстве, но только не у частного собственника, а у коллектива отдельного предприятия и вышестоящего "ведомства".
       Как уже говорилось в ї 3.1, капиталистический закон "максимизации прибыли" подчиняет себе более важный экономический закон "минимизации затрат труда", ослабляя действие последнего и снижая общую экономическую эффективность производства. Это же происходило и в СССР после внедрения "хозрасчета". Более того, прибыль, включаемая в цены продукции, искажает учет действительных затрат труда, что приводит к ошибкам при планировании. Поэтому отказ от системы "хозрасчета" (пережитка капитализма) и категории "прибыли" как таковой позволяет сделать закон "минимизации затрат живого и овеществленного труда" основным экономическим законом социализма и перейти к правильному планированию.
       Вместе с тем отказ от "хозрасчета" требует установления других критериев для оценки эффективности деятельности предприятий и материального поощрения трудящихся. Главные из таких критериев достаточно естественны и очевидны: выполнение планов и повышение производительности труда (снижение "трудоемкости"). Исходя из них, можно выработать систему материального поощрения трудящихся всех профессий и должностей. И такая система уже в значительной мере существовала в СССР. Средства же (деньги) для поощрения нужно брать не из прибыли (которой при отказе от "хозрасчета" просто не существует), а из специального фонда, формируемого для этой цели.
       Выплаты из этого фонда не должны включаться в цены, чтобы не искажать "трудоемкость", поэтому он должен формироваться вне зависимости от производственных процессов, т.е. быть "бюджетным" фондом. Наиболее просто выделить его в Государственном бюджете с последующим распределением по бюджетам низших уровней. Как и фонды общественного потребления, его можно рассматривать как необходимый атрибут социализма (при переходе к коммунизму). Только если фонды общественного потребления призваны смягчить "несправедливость" основного принципа социализма, то Фонд материального поощрения необходим для создания материальной заинтересованности трудящихся при еще относительно низком общем уровне сознательности, недостаточном для превращения труда в первую потребность человека.
       Формирование и расходование Государственного бюджета осуществляются Министерством финансов в тесном взаимодействии с Госпланом и другими министерствами и госкомитетами.
       Рассмотрим теперь планирование на верхнем уровне экономики. Главную роль здесь, естественно, играет Госплан, но участвуют в разработке планов практически все министерства и государственные комитеты. Планирование охватывает производство продукции в укрупненном ассортименте и расширение производства. На данном высшем уровне решаются вопросы строительства всех новых предприятий, входящих в объединения 2-го уровня экономики, с последующим финансированием строительства из Государственного бюджета.
       Определение ассортимента или номенклатуры продукции, производство которой планируется на высшем уровне, представляет достаточно серьезную задачу. Этот ассортимент должен быть по возможности ограниченным (укрупненным), но в то же время охватывать всю продукцию, которая в последующем будет более детально планироваться в объединениях 2-го уровня экономики. Например, в штуках планируется производство станков или механизмов определенного назначения, производимых некоторой ВИК, а затем уже на 2-м уровне планирования будут уточняться конкретный тип и параметры этих станков и механизмов. Такое уточнение происходит при заключении договоров между конкретными предприятиями, поставляющими и приобретающими оборудование (см. ниже о договорах на поставку).
       Планирование осуществляется для нескольких временных интервалов, например, годовых, 5-летних и долгосрочных (10-15-20 лет), как это было в СССР. Основным должно быть 5-летнее (среднесрочное) планирование, в рамках которого разрабатывается план на ближайший (первый) год. Одновременно просматривается и долгосрочная перспектива для более уверенного составления 5-летнего плана. Планирование ведется непрерывно: ежегодно уточняется план на предстоящий год и, если нужно, корректируется 5-летний план, новый 5-летний план разрабатывается заблаговременно с рассмотрением долгосрочной перспективы и т.д.
       Планы (5-летние и годовые) подкрепляются заключением договоров между предприятиями, поставляющими и получающими продукцию. Этот этап планирования необходим для гарантирования производства нужной продукции, обеспеченной спросом. О целесообразности таких договоров говорится в [67]. При этом предприятие-потребитель (получатель) имеет приоритет - оно определяет технические условия поставки, параметры и качество продукции. При необходимости корректируются плановые объемы и цены ("трудоемкость") продукции. Договоры заключаются на 5-летний период с возможностью корректировки перед очередным годом.
       С учетом заключения договоров между предприятиями процесс разработки планов приобретает циклический (итерационный) характер: разработка проекта плана 1-го (верхнего) уровня - разработка проектов планов объединений 2-го уровня - заключение договоров на поставку продукции предприятиями 3-го уровня - уточнение проектов планов 2-го и 1-го уровней - окончательная доработка и утверждение планов. В связи с этим разработка планов начинается с необходимой заблаговременностью, которая в современных условиях будет относительно небольшой, благодаря широкой компьютеризации планирования и использованию информационных технологий.
       Планы всех уровней, включая верхний, разрабатываются, естественно, с применением математических моделей, компьютеров и последних достижений информационной техники. Используется система статистического учета и базы данных о текущем состоянии экономики (составе и производственных мощностях предприятий), "трудоемкости" всех видов продукции, потреблении материальных продуктов населением, запасах продукции, финансовых балансах объединений 2-го уровня и др.
       Разработка планов начинается с прогнозирования потребностей в продукции (планируемого ассортимента) на рассматриваемую перспективу. На некоторые виды продукции, например, оборонного назначения, потребность задается директивно. При прогнозировании учитываются потребление за предшествующие периоды, заказы от населения и объединений 2-го уровня экономики (ВИК, ГИК и РЭО) и др. Необходимо использование специальных методов прогнозирования с привлечением научно-исследовательских организаций. Мы не будем в это углубляться.
       Далее, для планирования необходимы:
       - наборы новых предприятий (технологий), строительство которых возможно в планируемом периоде, с их технико-экономическими показателями, включая "трудоемкость" строительства и "трудоемкость" выпускаемой продукции;
       - общий по стране располагаемый объем трудовых ресурсов (объемов "живого труда") с разбивкой при необходимости по регионам;
       - ограничения на размеры использования природных ресурсов с учетом экологических требований;
       - предполагаемые объемы экспорта и импорта продукции и ряд других данных.
       Критерием оптимальности планов является минимум затрат живого и овеществленного труда на производство заданных объемов всех видов планируемой продукции и строительство новых предприятий при имеющихся ограничениях на трудовые и природные ресурсы. Расчеты оптимальных планов производятся на математических моделях в итеративном режиме - они повторяются с изменением объемов производства продукции для удовлетворения имеющихся ограничений. Кроме того, как уже отмечалось, сам процесс планирования совершается циклически.
       Полученные в конечном итоге оптимальные планы высшего уровня (пятилетние и годовые) составляют основу для последующего планирования на 2-м уровне экономики, а также для непосредственного функционирования экономики в планируемом периоде. Выполнение этих планов служит одним из главных критериев оценки деятельности ВИК, ГИК и РЭО. Качество же составления самих планов (реальность их осуществления, сбалансированность и т.п.), которое выявляется в процессе их выполнения, служит показателем для оценки деятельности Госплана и других органов, участвовавших в разработке планов, и поощрения их работников.
       На верхнем уровне управления разрабатывается также система нормативов и руководящих указаний по оплате труда (Госкомитетом по труду) и устанавливаются цены (Госкомитетом по ценам) на планируемый ассортимент продукции ("учетные" цены, соответствующие "трудоемкости", и "розничные" цены для продажи населению). Оба эти вида деятельности чрезвычайно сложны и важны. Здесь требуется привлечение специализированных научно-исследовательских организаций, а при назначении цен - еще и многогранное использование статистических данных. Как уже неоднократно отмечалось, соизмерение труда различных профессий, квалификации и должностей представляет большие трудности. Оно должно делаться с позиций "общества в целом", непрерывно совершенствоваться и периодически изменяться по мере развития экономики и повышения уровня сознательности и культуры трудящихся. Оплата "по труду" предназначается для личного потребления и выражается зарплатой, получаемой работником за выполненный труд. Зарплата в последующем служит мерой для оценки затрат труда на производство той или иной продукции. Поэтому проблемы правильного соизмерения и оплаты труда являются в некотором смысле первичными в управлении социалистической экономикой.
       Принципы назначения "учетных" цен (по "трудоемкости") и "розничных" цен для населения совершенно различны, хотя между ними и должна выдерживаться определенная соразмерность. Для установления "учетных" цен требуется широкое использование статистических данных о "трудоемкости" соответствующих видов продукции. При этом "трудоемкость" должна усредняться, если одна и та же продукция производится несколькими предприятиями, и устанавливаются средневзвешенные или "среднеотраслевые" цены. Как правило, "учетные" цены на планируемый период специально снижаются по сравнению с достигнутой "трудоемкостью" в расчете на дальнейшее повышение производительности труда. "Розничные" цены на предметы потребления, как уже отмечалось, устанавливаются, как правило, выше их "учетных" цен, причем принимаются во внимание дефицитность или изобилие продуктов, их социальная значимость и др. Система "розничных" цен должна сглаживать (уменьшать) "несправедливость" принципа оплаты по труду, наряду с общественными фондами потребления и прогрессивным налогом на заработную плату. При назначении "розничных" цен должен выдерживаться в целом по стране (а также по регионам) баланс денежных выплат населению (заработной платы и из Фонда материального поощрения, стипендий, пенсий и других пособий) и суммы "розничных" цен на все производимые предметы потребления и предоставляемые услуги.
       Непосредственно Государственным комитетом по ценам устанавливаются "учетные" и "розничные" цены на продукцию, планируемую Госпланом. Одновременно разрабатываются Руководящие указания и Инструкции по назначению тех и других цен соответствующими подразделениями (по ценам) объединений 2-го уровня экономики (ВИК, ГИК и РЭО).
       Мы не сможем более подробно описать методы, процедуры и процессы оплаты труда и централизованного назначения цен на продукцию и услуги. Как уже отмечалось, они чрезвычайно сложны, но объективно необходимы и неизбежны в социалистической экономике. Именно в этих отношениях, наряду с планированием, экономика социализма более сложна, чем капиталистическое производство. Укажем лишь, что всё это в достаточно полном виде уже существовало в СССР. Последние же достижения в области компьютеризации и информационных технологий вполне позволяют преодолеть указанные трудности. То же самое относится к построению необходимой системы статистического учета и отчетности.
       Замечания к параграфу 6.3.1.
       Л.Беляев пишет: "Каждый трудящийся получает заработную плату соответственно выполненному им труду, но, ввиду наценки на предметы потребления и услуги, он может приобрести блага для личного потребления, которые в трудовом эквиваленте (по "трудоемкости") будут меньше, чем выполненный им труд". Похоже, что это оговорка. Это утверждение противоречит следующему предложению: "Разница между выполненным трудом и "трудоемкостью" благ, которые можно приобрести на полученную зарплату, т.е. "труд для общества", и аккумулируется в целом по стране в Государственном бюджете".
       Л.Беляев пишет: "Фонд расширения производства, предназначаемый для строительства новых предприятий во всех объединениях 2-го уровня экономики (ВИК, ГИК и РЭО). Распределение этого фонда производится в соответствии с Государственным планом (1-го уровня планирования), разрабатываемым Госпланом...". Неужели, как это было в СССР, Госплан и в модели Л.Беляева будет из центра решать, сколько школ, детсадов, столовых, общественных туалетов и т.п. в том или ином городе надо построить?
       Л.Беляев пишет: "...планирование на верхнем уровне экономики. Главную роль здесь, естественно, играет Госплан, но участвуют в разработке планов практически все министерства и государственные комитеты". А республики?
       Л.Беляев пишет: "Планы (5-летние и годовые) подкрепляются заключением договоров между предприятиями, поставляющими и получающими продукцию. Этот этап планирования необходим для гарантирования производства нужной продукции, обеспеченной спросом". Все в точности, как в СССР, т.е. он не видит необходимости в потребительских кооперативах и местных Советов, отражающих потребности населения, заключающих договора с производителями товаров и услуг. Вся надежда на добросовестных бюрократов и ОГАС.
       Л.Беляев откровенно пишет: "...всё это в достаточно полном виде уже существовало в СССР. Последние же достижения в области компьютеризации и информационных технологий вполне позволяют преодолеть указанные трудности. То же самое относится к построению необходимой системы статистического учета и отчетности". Одним словом, ОГАС преодолеет все трудности на пути к новой формации - полному социализму.
       6.3.2. Объединения 2-го уровня экономики: ВИК и ГИК
       Вертикально- и горизонтально-интегрированные корпорации (ВИК и ГИК) являются объединениями промышленных предприятий. В их экономической деятельности много общего, поэтому они рассматриваются совместно. Однако они существенно отличаются от региональных экономических объединений (РЭО) 2-го уровня экономики, деятельность которых будет рассмотрена отдельно.
       Вертикально-интегрированные корпорации специализируются на выпуске конечной продукции, пользующейся спросом, и объединяют (по вертикали) предприятия всего производственного цикла (всех переделов), начиная с добычи и переработки сырья, заканчивая сборкой и окончательным выпуском продукции. Их можно назвать также "межотраслевыми" объединениями. Конечной продукцией ВИК могут быть электроэнергия, автомобили, самолеты, морские и речные суда, компьютеры, бытовая техника и другое. Многие такие продукты представляют одновременно и средства производства, приобретаемые внешними предприятиями, и предметы потребления, покупаемые населением. ВИК являются исключительно эффективными [11], поэтому целесообразно группировать промышленность именно в виде таких объединений.
       Вместе с тем в составе ВИК нецелесообразно иметь некоторые виды крупных производств, например, металлургические комбинаты, продукция которых может использоваться многими ВИК. Поэтому для таких производств может оказаться предпочтительней горизонтальная (отраслевая) интеграция, как это было в основном в СССР, т.е. создание горизонтально-интегрированных корпораций. ГИК объединяют в масштабах страны (или крупных регионов) однотипные предприятия. Их эффективность обусловлена теми же факторами, что и эффективность ВИК: единым планированием производства и эффектом "масштаба производства". Можно полагать, что число ГИК в стране будет значительно меньше, чем число ВИК. Их продукцией будут в основном средства производства, приобретаемые ВИК и РЭО, но некоторая часть их продукции может служить и предметами потребления.
       Каждая ВИК и ГИК имеет свой главный орган управления, в который входят подразделения (департаменты, отделы) по планированию, финансированию, ценообразованию, оплате труда, статистике, а также другим видам деятельности. Эти подразделения, с одной стороны, оперативно связаны с соответствующими министерствами и госкомитетами высшего (государственного) уровня, а с другой - осуществляют руководство аналогичными подразделениями (отделами) предприятий, входящих в ВИК или ГИК. Не исключено, что у некоторых таких объединений может оказаться целесообразной организация еще одного промежуточного уровня управления, например, в виде территориальных подгрупп предприятий или крупных комбинатов, состоящих из нескольких предприятий. Однако мы не будем детализировать такой дополнительный уровень экономики, предполагая, что его деятельность будет в значительной мере аналогична деятельности самих ВИК или ГИК. Возможно также формирование территориально-промышленных комплексов (ТПК), типа Братско-Илимского ТПК в Иркутской области, но мы воздержимся от их рассмотрения.
       Процесс управления объединением строится на основе единоначалия и принципа демократического централизма. Генеральный директор ВИК или ГИК назначается или утверждается Советом Министров страны, как правило, из числа руководителей предприятий, входящих в объединение. В каждом объединении создается Технический (или Научно-технический) совет из наиболее компетентных специалистов, на котором рассматриваются и вырабатываются рекомендации по важнейшим решениям и вопросам. Периодически созываются Конференции трудовых коллективов объединения с широким кругом полномочий. В свою очередь, генеральный директор объединения назначает или утверждает директоров предприятий, входящих в объединение.
       ВИК имеют бюджеты объединения, приходная часть которых формируется главным образом за счет передачи ("продажи") своей конечной продукции (по централизованно установленным ценам, соответствующим "трудоемкости") внешним производственным или торговым организациям. Передача продукции торговым организациям для продажи населению осуществляется фактически по "розничным" ценам, однако доход, полученный благодаря разнице между "розничной" ценой и "трудоемкостью", перечисляется в Государственный бюджет. Предприятия низших переделов передают свою продукцию предприятиям более высоких переделов по ценам, соответствующим "трудоемкости". Так, предприятия по добыче сырья передают его предприятиям, производящим полуфабрикаты, последние передаются предприятиям, выпускающим узлы изделий, и т.д. Цены на такую "промежуточную" продукцию устанавливаются органом управления ВИК (подразделением по ценам). Предприятия имеют свои бюджеты (сметы доходов и расходов), дефицит которых при необходимости покрывается из бюджета ВИК. Более подробно деятельность предприятий будет рассмотрена в ї 6.3.4.
       Несколько иначе формируются бюджеты ГИК, которые объединяют (по "горизонтали") предприятия, выпускающие однотипную продукцию. Цены на эту продукцию устанавливаются по "среднеотраслевой трудоемкости" высшим органом управления - Госкомитетом по ценам, а направления передачи продукции определяются Государственным планом (высшего уровня). Как уже отмечалось, в процессе разработки Государственного плана предприятия ГИК заключают договоры с предприятиями-потребителями на поставку продукции с указанием ее качества (технических параметров), объемов и сроков поставки. Поэтому, с одной стороны, продукция ГИК (как правило, это средства производства) поставляется вовне непосредственно несколькими предприятиями, а с другой - продукция поставляется по "среднеотраслевым" ценам. При этом бюджеты более эффективных предприятий будут положительными, а менее эффективных - отрицательными. Положительное сальдо бюджетов предприятий перечисляется в бюджет ГИК, а отрицательное - покрывается из этого бюджета. Административные расходы органа управления ГИК (как и ВИК) включаются в "трудоемкость" поставляемой продукции, поэтому поступления в бюджет ГИК будут больше, чем дотации из него, что позволяет "содержать" орган управления ГИК.
       Если в ГИК входят предприятия низших переделов (например, по добыче сырья), то их продукция передается аналогично ВИК предприятиям, поставляющим продукцию вовне, по ценам, соответствующим "трудоемкости".
       Помимо бюджетов, ВИК и ГИК имеют упоминавшиеся Фонд материального поощрения и Фонд модернизации. Первый из них формируется за счет поступлений из Государственного Фонда материального поощрения, образуемого в Государственном бюджете, и расходуется на поощрение работников органа управления этих объединений и поощрение работников предприятий, входящих в объединения. Мы не будем вдаваться в подробности распределения Фонда материального поощрения между ВИК и ГИК (и РЭО) и внутри объединений между предприятиями. Оно производится на основе рассмотренных в ї 6.2 критериев для оценки эффективности деятельности объединений и предприятий: выполнение планов производства, повышение производительности труда (снижение "трудоемкости" продукции) и специальных критериев по обеспечению (и повышению) качества продукции.
       Фонд модернизации ВИК и ГИК формируется из амортизационных отчислений предприятий и расходуется только на капитальный ремонт и обновление основных фондов предприятий (оборудования и сооружений). Наличие этого фонда создает финансовую основу для повышения производительности труда на предприятиях путем внедрения новых, более прогрессивных технологий. Фонд расходуется по заявкам (предложениям) предприятий, рассматриваемым Научно-техническим советом объединения.
       Важнейшими функциями ВИК и ГИК являются планирование производства входящих в них предприятий и установление "внутренних" цен на промежуточные виды продукции, т.е. управление на 2-м уровне экономики. Это управление тоже подчинено основному экономическому закону - минимизации затрат живого и овеществленного труда. Как и на высшем уровне, планирование и установление цен осуществляются с широким применением математического моделирования, статистики и информационных технологий. В качестве примера можно указать на опыт Ленинградского объединения "Светлана" [68], создавшего в начале 1970-х годов такую систему планирования, учета затрат и поощрения входящих в него подразделений.
       Планирование производства предприятий происходит в едином цикле разработки государственных планов, рассмотренных в ї 6.3.1, который включает и заключение договоров предприятиями на поставки продукции потребителям. Исходя из плановых заданий высшего уровня, плановые подразделения ВИК и ГИК разрабатывают планы предприятий по детализированному ассортименту продукции, включая обмен продукцией между предприятиями внутри объединения и поставки ее вовне (с оформлением договоров с получателями продукции). Для внутреннего обмена продукцией производится детализация сроков поставки, вплоть до месяца или даже недели (поставка "точно в срок").
       Наряду с планами производства действующих предприятий, ВИК и ГИК разрабатывают предложения по развитию объединений - строительству новых предприятий. Эти предложения передаются в Госплан перед началом очередного цикла планирования. Строительство новых предприятий, включенных в план, финансируется из Госбюджета, а ВИК или ГИК выступают заказчиками, подбирают подрядчиков (включая генерального), финансируют и контролируют ход и качество строительно-монтажных работ, готовят кадры для нового предприятия и т.п.
       Подразделения по труду, имеющиеся в органах управления ВИК и ГИК, разрабатывают нормативы по оплате труда на специфических работах, выполняемых на их предприятиях. При этом они руководствуются общими для страны инструкциями и правилами, утверждаемыми Госкомитетом по труду.
       Важное место в деятельности органов управления ВИК и ГИК занимает также сбор и обработка статистической информации о производстве и "трудоемкости" всех видов продукции, о финансовом состоянии предприятий и др. Подразделения по статистике объединений оснащаются необходимой вычислительной техникой, создают базы данных, получают статистические данные от предприятий и передают согласованный состав информации в общую систему статистического учета страны.
       На других видах деятельности ВИК и ГИК мы останавливаться не будем.
       6.3.3. Объединения 2-го уровня экономики: РЭО
       Региональные экономические объединения, как 2-й уровень экономики страны, очень сильно отличаются от рассмотренных ВИК и ГИК. Последние представляют чисто промышленные объединения, в то время как РЭО охватывают также сельскохозяйственные, транспортные, торговые и другие предприятия и организации, в том числе по предоставлению услуг населению. Еще одно важное отличие - РЭО управляются региональными (республиканскими, краевыми или областными) Советами депутатов трудящихся, являющимися органами государственной власти, причем осуществляющими на территории региона одновременно функции и законодательной, и исполнительной власти. Орган управления РЭО входит как крупное подразделение в состав органов исполнительной власти Советов. Территориальные Советы участвуют в формировании Верховного Совета страны и в то же время работают под его руководством и контролем. Функции территориальных Советов многогранны и охватывают все сферы жизнедеятельности населения: материальное производство, предоставление услуг, торговлю, транспорт, образование, здравоохранение, социальное обеспечение, науку, культуру, спорт, охрану окружающей среды и др. Мы будем рассматривать в основном только экономику региона (деятельность РЭО), хотя ее трудно отделить иногда от других сфер.
       Орган управления РЭО (как один из органов исполнительной власти регионального Совета) имеет в своем составе такие же подразделения, как ВИК и ГИК: по планированию, финансам, труду, ценам, статистике. Их функции мы повторять не будем. Однако могут потребоваться и специализированные подразделения - по сельскому хозяйству, транспорту, строительству, торговле и т.п., подобные некоторым министерствам в Совете Министров страны. Состав и функции таких подразделений мы рассматривать не будем, предполагая лишь возможность их создания.
       Еще одна особенность РЭО, отмечавшаяся в ї 6.1, - это наличие еще одного "муниципального" (третьего) уровня региональной экономики. В связи с этим крупные предприятия (из числа не входящих в ВИК и ГИК), имеющие "общерегиональное" значение, управляются непосредственно РЭО, а более мелкие - городскими или районными Советами депутатов трудящихся, вернее, их экономическим органом управления. Подробное рассмотрение взаимоотношений РЭО с "муниципальным" уровнем управления экономикой, как и с предприятиями ВИК и ГИК, расположенными на территории региона, вряд ли здесь необходимо. Поэтому остановимся лишь на нескольких, наиболее интересных особенностях РЭО, отличающих их от ВИК и ГИК.
       Промышленные предприятия, входящие в РЭО, представляют собой в основном "местную промышленность": производство строительных материалов и предметов потребления, переработка сельскохозяйственной продукции и т.п. Их взаимоотношения с управляющим органом РЭО примерно такие же, как у ВИК и ГИК. Если их производственные мощности превышают потребность региона, то "излишки" включаются в Государственный план высшего уровня. Аналогично в Государственном плане отражается потребность этих предприятий в оборудовании и материалах, не производимых в регионе.
       Сельскохозяйственные предприятия, как мы будем полагать, в основном относятся к общенародной собственности (типа совхозов), и их деятельность аналогична промышленным предприятиям. Если же сохраняется кооперативная собственность (колхозы), то будут определенные особенности, как и у кооперативов другой направленности, например, в сфере услуг. Как представляется, продукция сельскохозяйственных и других кооперативов должна включаться в планы, разрабатываемые РЭО (или на "муниципальном" уровне). Оплата труда в кооперативах и цены на их продукцию устанавливаются коллективами кооперативов, но по общегосударственным нормам и правилам, утверждаемым Госкомитетами по труду и ценам. Соответствующие подразделения региональных или муниципальных Советов депутатов трудящихся периодически проверяют правильность оплаты труда и назначения цен в кооперативах. По-видимому, должен быть разработан и утвержден Верховным Советом типовой устав кооперативов. Постепенно кооперативы преобразуются в предприятия и организации с общенародной собственностью.
       Cтроительные организации, входящие в РЭО, создаются, как правило, общерегионального значения, ведущие строительство на территории всего региона. Они специализируются по видам строящихся объектов (промышленные, жилье, дороги и т.п.), в том числе могут строить новые предприятия для ВИК и ГИК.
       Состав строительных организаций на территории региона может быть достаточно разнообразным, они могут включать также предприятия по производству строительных материалов, и мы не будем это детализировать. Отметим только, что новое строительство финансируется в основном из Государственного бюджета (по планам высшего уровня), хотя некоторые небольшие объекты могут финансироваться и из регионального бюджета. Оплата труда в строительных организациях осуществляется на основе общегосударственных нормативов и методик. Соответственно выплаченной зарплате и затратам труда, овеществленным в оборудовании и материалах, определяется "трудоемкость" построенных сооружений. Сначала эта "трудоемкость" рассчитывается по нормам и статистическим данным проектными организациями и закладывается в сметы объектов, а по окончании строительства определяется фактическая "трудоемкость", используемая затем для оценки амортизационных отчислений в процессе эксплуатации объектов.
       Транспортные предприятия и организации на территории региона также разнообразны и многочисленны. Часть из них входят в РЭО, а остальные относятся к "муниципальному" уровню и управляются городскими и районными Советами. Финансируются они преимущественно за счет платы за перевозку грузов и проезд пассажиров, но возможно и предоставление субсидий из бюджетов разных уровней. Труд работников транспортных предприятий оплачивается в соответствии с общегосударственными нормами и правилами, а тарифы на перевозки устанавливаются региональными или муниципальными органами.
       Определенные особенности имеют торговые организации (имеется в виду розничная торговля). Они получают предметы потребления по договорам с предприятиями ВИК, ГИК или РЭО по централизованно установленным "розничным" ценам и оплачивают получаемые предметы за счет продажи их населению. При продаже к "розничным" ценам добавляется нормируемая "торговая надбавка", которая является источником оплаты персонала и покрытия других расходов торговых организаций. Оплата персонала и размеры "торговой надбавки" регулируются, как и для других видов предприятий, общегосударственными нормативами и инструкциями и контролируются соответствующими региональными или муниципальными органами.
       Торговые организации занимают важное место в планировании всех уровней - они являются "конечной точкой" движения предметов потребления в процессе их производства и обмена. В связи с этим, с одной стороны, с торговых организаций собираются заявки (заказы) перед началом очередного цикла планирования для учета их в прогнозировании потребностей в предметах потребления, а с другой - заключение договоров предприятий-поставщиков с торговыми организациями включается в цикл планирования. На высшем уровне планирования получателями предметов потребления (в укрупненном ассортименте) выступают РЭО с указанием межрегиональных поставок. На 2-м уровне планирования РЭО (а также ВИК и ГИК в части производимых ими предметов потребления) уточняют ассортимент и качество предметов и организуют заключение договоров между предприятиями-поставщиками и торговыми организациями, а также распределяют поставки по территориям "муниципального" уровня. Торговые организации, сами по себе, могут представлять большие, иерархически построенные объединения. Как уже отмечалось, для организации торговли создаются компьютеризированные информационные сети.
       Рассмотрим еще предприятия по предоставлению услуг населению. В принципе, услуги не относятся к сфере материального производства, поэтому они не включаются в государственный план развития народного хозяйства высшего уровня. Однако на региональном и тем более "муниципальном" уровнях оказание услуг населению должно планироваться и контролироваться. Кроме того, некоторым видам предприятий по предоставлению услуг могут потребоваться оборудование и материалы, производимые ВИК или ГИК, которые нужно отражать в государственном плане.
       Мы будем полагать, что часть предприятий по предоставлению услуг (наиболее крупных и важных) может входить в состав РЭО, но преимущественно они относятся к "муниципальному" уровню. Иногда это могут быть кооперативы, о которых уже говорилось выше.
       Тарифы на услуги устанавливаются подразделениями по ценам в РЭО или муниципальных Советах. Возможны случаи, когда тариф на некоторую услугу значительно превышает "трудоемкость" ее оказания. Тогда предприятие перечисляет доход, образующийся благодаря этой разнице, в государственный, региональный или муниципальный бюджет, аналогично промышленным предприятиям (в виде "налога с оборота"). В то же время тариф на услуги может быть и меньше "трудоемкости" ее предоставления. В этом случае предприятие получает дотацию из соответствующего бюджета. Оплата труда работников сферы услуг осуществляется по общегосударственным нормам и методикам.
       Заканчивая рассмотрение специфических предприятий РЭО, отметим, что все они, как и промышленные предприятия, имеют Фонд материального поощрения, образуемый от поступлений из государственного бюджета (распределяемых РЭО) и расходуемый в зависимости от результатов работы персонала (выполнения плана, повышения производительности труда и др.).
       Каждое РЭО имеет свой бюджет, а также Фонды модернизации и материального поощрения, формирование и расходование которых аналогично ВИК и ГИК. Бюджет РЭО (его приходная часть) формируется из поступлений из Госбюджета и специальных отчислений от всех предприятий РЭО. Из Госбюджета поступают в основном средства на строительство новых предприятий в регионе, включенных в Государственный план (кроме предприятий ВИК и ГИК). Очисления от предприятий предназначаются на содержание органа управления РЭО и создание резерва на непредвиденные расходы, включая субсидии предприятиям, чьи финансовые балансы оказались отрицательными по тем или иным причинам. Размер таких отчислений устанавливается централизованно Министерством финансов или Госкомитетом по ценам.
       Наряду с бюджетом РЭО региональные Советы депутатов трудящихся имеют бюджеты для финансирования организаций непроизводственной сферы (образования, здравоохранения, культуры и т.п.). Приходная часть бюджетов Советов формируется за счет Госбюджета, а также частичных сборов (по согласованию с Министерством финансов) "налога с оборота" и прогрессивного налога на зарплату. Бюджеты Советов расходуются на очень многие цели, в том числе на дотации предприятиям жилищно-коммунального хозяйства, которые, как мы предполагаем, не входят в состав РЭО.
       В другие аспекты деятельности РЭО мы углубляться не будем.
       Замечания к параграфу 6.3.3.
       Л.Беляев пишет: "Торговые организации, сами по себе, могут представлять большие, иерархически построенные объединения". Если бы это были потребительские кооперативы, то он о них и написал бы. Но для него это обычные государственные предприятия, куда человек приходит как покупатель, и если его что- нибудь не устраивает, то свои претензии и пожелания он может записать в жалобную книгу, если ее ему еще дадут. Из советской практики хорошо известно, что государственным предприятиям совершенно безразличны интересы покупателей. О кооперативах Л.Беляев пишет только как о предприятиях бытового обслуживания населения.
       6.3.4. Нижний уровень экономики: предприятия
       В соответствии с изложенной выше "планово-учетной" моделью социалистической экономики деятельность предприятий основывается на выполнении плана, учете затрат труда и материальном и моральном поощрении трудящихся. Она дополняется заключением предприятиями договоров на поставки или получение продукции с внешними предприятиями, входящими в другие объединения (ВИК, ГИК или РЭО). Заключение таких договоров составляет один из этапов разработки планов всех уровней.
       Предприятие управляется администрацией предприятия на принципах единоначалия и демократического централизма. Большую роль при этом играют Советы трудовых коллективов предприятий, которые принимают непосредственное участие в принятии важнейших решений в деятельности предприятия. Руководитель (генеральный директор) предприятия назначается (утверждается) органом управления объединения, в которое входит предприятие. Он принимает окончательные решения, которые при необходимости рассматриваются Советом трудового коллектива, и несет полную ответственность за их эффективность и реализацию. В то же время Совет трудового коллектива имеет право ставить вопрос о смене директора.
       В составе администрации предприятия имеются необходимые подразделения (отделы): производственно-технический, плановый, финансовый и др. Плановые задания предприятию по производству продукции утверждаются объединением (ВИК, ГИК или РЭО) с учетом договоров на поставку, заключенных с внешними потребителями продукции. Как уже отмечалось, в этих договорах конкретизируются ассортимент, параметры и качество продукции, а также сроки ее поставки. Внутренние поставки продукции между предприятиями одного объединения договорами не оформляются, а осуществляются в соответствии с планом объединения, что уменьшает трансакционные издержки.
       Хозяйственно-финансовая деятельность предприятий принципиально отличается от "хозрасчета", применявшегося в позднем СССР. Главное отличие состоит в отсутствии понятия или категории "прибыль", которая при "хозрасчете" принимается за основной показатель эффективности предприятий и должна максимизироваться. Как было показано ранее, стремление к максимальной прибыли при капитализме (и при социализме тоже) ослабляет, а иногда даже нарушает действие наиболее важного экономического закона минимизации затрат живого и овеществленного труда. Вместо прибыли главными показателями эффективности работы предприятий в рассмотренной модели экономики являются: 1) выполнение планов по объемам, ассортименту и качеству производимой продукции; 2) повышение производительности труда, или снижение "трудоемкости" продукции; 3) специальные критерии по обеспечению качества продукции. В совокупности эти показатели вполне характеризуют действительную эффективность производства, поэтому они же могут использоваться (опять-таки вместо прибыли) для материального и морального поощрения работников предприятия и создания у них стимулов к повышению эффективности деятельности предприятия.
       Расходы предприятий по производству продукции покрываются за счет поставки ее потребителям по централизованно установленным ценам. При этом положительные или отрицательные финансовые балансы предприятий не могут считаться их достижениями или, наоборот, недостатками, особенно если цены устанавливаются по "среднеотраслевой трудоемкости". Положительные балансы будут у новых предприятий с более прогрессивными технологиями, а отрицательные - у более старых предприятий. Кроме того, положительные или отрицательные балансы могут возникать при неточностях в установлении цен - их завышении или занижении. Такие неточности будут исправляться по мере их обнаружения. В связи с этим образующиеся невязки финансовых бюджетов предприятий устраняются за счет бюджета объединения: избытки туда перечисляются, а дефицит покрывается из него.
       Если предприятие производит предметы потребления, которые поставляются торговым организациям по "розничным" ценам, то доход, образующийся за счет разницы "розничных" и "учетных" (по "трудоемкости") цен, как уже неоднократно говорилось, перечисляется в Государственный бюджет (в виде "налога с оборота"). В отдельных случаях, согласованных с Министерством финансов, такое перечисление от предприятий, входящих в РЭО, может производиться в региональный бюджет.
       Каждое предприятие, помимо основного финансового бюджета, имеет Фонд материального поощрения и Фонд модернизации, о которых в достаточной мере было сказано ранее. В расходовании Фонда материального поощрения активное участие принимает Совет трудового коллектива предприятия. Наличие же Фонда модернизации создает финансовые возможности для технической реализации стимула коллектива к повышению производительности труда.
       Более детально вдаваться в экономическую деятельность предприятий, как представляется, нет необходимости.
       Замечания к параграфу 6.3.4.
       Л.Беляев дает определение государственному предприятию и, естественно, ни слова о кооперативах: "Предприятие управляется администрацией предприятия на принципах единоначалия и демократического централизма. Большую роль при этом играют Советы трудовых коллективов предприятий, которые принимают непосредственное участие в принятии важнейших решений в деятельности предприятия. Руководитель (генеральный директор) предприятия назначается (утверждается) органом управления объединения, в которое входит предприятие. Он принимает окончательные решения, которые при необходимости рассматриваются Советом трудового коллектива, и несет полную ответственность за их эффективность и реализацию. В то же время Совет трудового коллектива имеет право ставить вопрос о смене директора".
       И еще одна любопытная деталь - везде слово трудоемкость он ставит в кавычки, несмотря на то, что трудоемкость является в его модели базовой категорией.
       ЛИТЕРАТУРА
       1. Маркс К. Капитал. Критика политической экономии. Т.1. -- М.: Политиздат, 1988. -- 891 с.
       2. Маркс "К. Капитал. Критика политической экономии. Т.2./ Под ред. Ф.Энгельса. -- М.: Политиздат, 88. -- 654 с.
       3. Маркс К. Капитал. Критика политической экономии. Т.З./ Под ред. Ф.Энгельса. -- М.: Политиздат, 1989. -- 508 с.
       4. Энгельс Ф. Развитие социализма от утопии к науке / К.Маркс и Ф.Энгельс. Избр. произв., т. 3. -- М.: Политиздат, 1985. С. 127-167.
       5. Маркс К., Энгельс Ф. Манифест коммунистической партии. -- М.: Вагриус, 1999. 176 с.
       6. Ленин В.И. О лозунге Соединенных Штатов Европы. ПСС, т. 26. -- М.: Политиздат, 1972. С. 351-355.
       7. Ленин В.И. Военная программа пролетарской революции. ПСС, т. 30. -- М.: Политиздат, 1975.
       8. Сталин И.В. Октябрьская революция и тактика русских коммунистов (Предисловие к книге "На путях к Октябрю"). Сочинения, т. 6. -- М.: ОГИС, Политиздат, 1947. С. 358-401.
       9. Ленин В.И. О продовольственном налоге. ПСС. Т. 43. -- М.: Политиздат, 1977. -- С. 203-245.
       10. Ленин В.И. Империализм, как высшая стадия капитализма (популярный очерк). ПСС, т. 27. -- М.: Политиздат, 1973. С. 299-426.
       11. Губанов С.С. Неоиндустриализация плюс вертикальная интеграция (о формуле развития России) //Экономист, 2008, N 9. С. 3-27.
       12. Губанов С.С. Относительная прогрессивность капитализма: источник и границы //Экономист, 2011, 1. С.68-85.
       13. Сталин И.В. Экономические проблемы социализма в СССР. -- М.: Политиздат, 1952. 95 с.
       14. Политическая экономия. Учебник. -- М.: Политиздат, 1954.
       15. Ленин В.И. О демократизме и социалистическом характере Советской власти. ПСС, т. 36. -- М.: Политиздат, 1962. --С. 481.
       16. Ленин В.И. Новая экономическая политика и задачи политпросветов. ПСС. Т, 44. -- М.: Политиздат, 1977. -- С. 155-175.
       17. Шумпетер Й.А. Капитализм, социализм и демократия. Перевод с англ. -- М.: Экономика, 1995. -- 540 с.
       18. Энгельс Ф. Принципы коммунизма /К.Маркс и Ф.Энгельс. Избр. произв. Т.1. -- М.: Политиздат, 1985. -- С. 77-94.
       19. Энгельс Ф. Крестьянский вопрос во Франции и Германии /К. Маркс и Ф.Энгельс. Избр. произв. Т. 3. -- М.: Политиздат, 1985. С. 506-526.
       20. Ленин В.И. Речь на I Всесоюзном съезде земельных отделов, комитетов бедноты и коммун 11 декабря 1918 г. ПСС, т. 37. -- М.: Политиздат, 1974, -- С. 352-364.
       21. Ленин В.И. О кооперации. ПСС, т. 45. -- М.: Политиздат, 1978. -- С. 369-377.
       22. Ленин В.И. Первоначальный проект резолюции X съезда РКП о синдикалистском анархическом уклоне в нашей партии. ПСС, т. 43. -- М.: Политиздат, 1977. -- С. 93-97.
       23. Чжао Цзыян. Вперед по пути строительства социализма с китайской спецификой /XIII Всекитайский съезд Коммунистической партии Китая (Пекин, 25 октября -- 1 ноября 1987 г.), -- М.:1988.
       24. Дэн Сяопин. Две особенности XIII Всекитайского съезда Коммунистической партии Китая /Дэн Сяопин. Избранное, т. 3. -- М.: 1994. С. 327.
       25. Ленин В.И. Государство и революция. Учение марксизма о государстве и задачи пролетариата в революции, ПСС. Т. 33. -- М.:Политиздат, 1974. -- С.1-120.
       26. Сталин И.В. Отчетный доклад на XVIII съезде партии /Сталин И.В. Вопросы Ленинизма. 11-е изд.-е. -- М.: Госполитиздат, 1952. -- С. 603-651.
       27. Ленин В.И. О "левом" ребячестве и о мелкобуржуазности. ПСС. Т. 36. - М: Политиздат, 1962. - С. 283-314.
       28. Философский энциклопедический словарь. -- М.: Советская энциклопедия, 1983. -- 840 с.
       29. Маркс К. Критика Готской программы. / К.Маркс и Ф.Энгельс. Избр. произв. Т.З. -- М.: Политиздат, 1985. -- С. 5-28.
       30. Субетто А.И. Манифест ноосферного социализма. -- СПб.: Астерион. -- Изд-во КГУ им. Н.А.Некрасова, 2011. --108 с.
       31. Герасимов Е.Н. Куда идет человечество: Прав ли Карл Маркс в прогнозе его будущего. -- Киев: ООО Друкарня "Бизнесполграф", 2011. -- 240 с.
       32. Ленин В.И. Как нам реорганизовать Рабкрин. ПСС, т. 45. - М.: Политиздат, 1978. - С. 383-388.
       33. Ленин В.И. Лучше меньше, да лучше. ПСС, т. 45. -- М.: Политиздат, 1978. - С. 389-406.
       34. Бруцкус Б.Д. Проблемы народного хозяйства при социалистическом строе // Экономист, 1922; N 1, с.48-65; N 2, с. 263-182; N 3, с. 54-72.
       35. Троцкий Л.Д. Преданная революция: Что такое СССР и куда он идет? -- М.: Книга по требованию, 2012. - 172 с.
       36. Блок А.А. Последние дни императорской власти /А. Блок. Собр. сочинений, т.6. -- М.-Л.: Изд-во худ. литер, 1962. С. 187-270.
       37. Джон Рид. Десять дней, которые потрясли мир. -- М.: Госполитиздат, 1957. -- 352 с.
       38. Герберт Уэллс. Россия во мгле. -- М.: Изд-во "Прогресс", 1970.- С. 15-118.
       39. Ленин В.И. Доклад об очередных задачах Советской власти. ПСС. Т. 36. -- М.: Политиздат, 1962. -- С. 241-276.
       40. Ленин В.И. Политический отчет Центрального Комитета XI Съезду РКП (б) 17 марта 1922 г. ПСС. Т. 45. - М.: Политиздат, 1978. - С. 69-130.
       41. Ковалевский Н. Еще о "государственном капитализме" // Плановое хозяйство, 1925, N 10. -- С. 3-16.
       42. Кржижановский Г.М. Электрификация и плановое хозяйство // Плановое хозяйство, 1924, N 4-5. -- С. 3-9.
       43. Народное хозяйство СССР. 1922-1972 гг. Юбилейный статистический ежегодник. -- М.: Статистика, 1972. -- 848 с.
       44. Зоркальцев В.И. Индексы цен и инфляционные процессы. -- Новосибирск: Наука, 1996. -- 279 с.
       45. Сокольников Г.Я. Новая финансовая политика: На пути к твердой валюте. -- М.: Наука, 1991. -- 336 с. 46. Сталин И.В. Итоги Первой пятилетки /Сталин И.В.
       Вопросы ленинизма. 11-е изд-е. -- М.: Госполитиздат, 1952. С. 397-432.
       47. Белозерова С. Опыт советской индустриализации в контексте неоиндустриализации //Экономист, 2012, N 6. -- С. 22-38.
       48. Ханин Г.И. Экономическая история России в новейшее время. Том 1. Экономика СССР в конце 30-х - 1987 год. - Новосибирск: Изд-во НГТУ, 2008. - 516 с.
       49. Вахитов Р. "Тайны" раскулачивания. //Улики, N 3, 24 мая 2012 г. (приложение к газете "Советская Россия").
       50. Сталин И.В. Головокружение от успехов. К вопросам колхозного движения. /Сочинения Т.12. -- М.: Политиздат, 1949. С. 191-199.
       51. Кожинов В.В. Правда сталинских репрессий. -- М.: Алгоритм, 2008. -- 448 с. -- (Загадка 1937 года).
       52. Сталин И.В. Отчетный доклад XVII Съезду партии о работе ЦК ВКЩб) /Сталин И.В. Вопросы ленинизма. 11-е изд-е. -- М.: Политиздат, 1952. -- С. 459-523.
       53. Зиновьев А.А. Сталин. Сталинская эпоха. Сталинизм /В кн. Конец предыстории человечества: социализм как альтернатива капитализму. -- Омск, 2004. -- С. 207-215.
       54. Ханин Г.И. "Оттепель" и "перестройка" начались при Сталине? // ЭКО, 2005, N 9. - С. 70-100.
       55. Кремлёв С. Берия. Лучший менеджер XX века. -- М.: Эксмо: Яуза, 2011. - 800 с.
       56. Методы математического моделирования в энергетике /Под ред. Л.А.Мелентьева и Л.С.Беляева. -- Иркутск: Вост.-Сиб. кн. изд-во, 1966. -- 432 с.
       57. Глушков В.Н. Кибернетика. Вопросы теории и пракќтики. - М.: Наука, 1986. - 488 с.
       58. Народное хозяйство СССР в 1983 г.: Стат. ежегодник / ЦСУ СССР. -- М.: Финансы и статистика, 1984. -- 607 с.
       59. Народное хозяйство СССР в 1990 г.: Статистический ежегодник / Госкомиздат СССР. -- М.: Финансы и статистика, 1991. -- 752 с.
       60. Альтернатива: выбор пути (перестройка управления и горизонты рынка) / Руководители авт.кол.: В.Н.Бобков, А.А.Сергеев; Авт.кол.: Алиев В.Г., Безущенко О.И., Бобков В.Н. и др. - М.: Мысль, 1990. - 461 с.
       61. Постперестройка: Концептуальная модель развития нашего общества, политических партий и общественных организаций / Кургинян С.Е., Аутеншлюс Б.Р., Гончаров П.С. и др. - М.: Политиздат, 1990. -- 93 с.
       62. Калашников М., Кугушев С. Третий проект. Погружение: книга-расследование. -- М.: АСТ: Астрель, 2005. -- 766с.
       63. Герасимов Е.Н. Философия практической деятельности Мао Цзедуна. -- Киев: Изд-во "НАУ-друк", 2009. -- 112с.
       64. Бурлацкий Ф.М. Мао Цзедун. -- М.: Изд-во "Международные отношения", 1976. -- 392 с.
       65. Герасимов Е.Н. Экономическая реформа КНР. -- Киев: Изд-во "ЭДЕЛЬВЕЙС", 2011. - 88 с.
       66. Мин Цзиньвэй. Разъяснения на счет национального богатства Китая // Китай, 2011, N 2. С.36-39.
       67. Клоцвог Ф.Н. Социализм: теория, опыт, перспективы. (Размышления о марксизме). -- М.: КомКнига, 2005. --200 с.
       68. Хижа Г., Можжухин О. На путях к противозатратному хозрасчету: опыт "Светланы" / В [60], с. 384-398.
       69. Мизес Людвиг фон. Социализм. Экономический и социологический анализ. -- М.: СаЫ1аху, 1994. -- 416 с.
       70. Хайек Фридрих Август фон. Дорога к рабству. Пер. с англ. -- М.: Экономика, 1992. -- 176 с.
       71. Хайек Фридрих Август фон. Пагубная самонадеянность. Ошибки социализма. Пер. с англ. -- М.: Новости, 1992. - 304 с.
       72. Стиглиц Д. Ревущие девяностые. Семена раздора. -- М.: Совр. экономика и право, 2005. -- 424 с.
       73. Политическая экономия: Учебник для экон. вузов и фак. Т.2. Социализм -- первая фаза коммунистического способа производства / Румянцев А.М., Богомолов О.Т., Хачатуров Т.С. и др. -- 5-е изд. доп. -- М.: Политиздат, 1982. --
       74. Ханин Г.И. Экономическая история России в новейшее время. Том 2. Экономика СССР и РСФСР в 1988-1991 гг. - Новосибирск: Изд-во НГТУ, 2010. - 408 с,
       75. Гриффен Л.А. Общественный механизм (введение в теоретическое обществоведение). -- Киев: Задруга, 2000. -- 438 с.
       76. Герасимов Е.Н. Собственность в условиях перехода от капитализма к социализму // Комушст Украши, 2002, N3. - С. 71-77.
       77. Метешкин. Еще раз о частной и личной собственности //Комунист Украины, 2003, N 1. - С. 23-28.
       78. Вальтух К.К. Информационная теория стоимости и законы неравновесной экономики. -- М.: "Янус-К", 2001. -- 896 с.
       79. Губанов С.С. Державный прорыв. Неоиндустриализация России и вертикальная интеграция. -- М.: Книжный мир, 2012. - 224 с.
       80. Лукьянов И.С. Экономика: производственный процесс, стоимость, собственность, политическая идеология и государство. -- Владивосток: Дальнаука, 2012. -- 486 с.
       81. Никольский А.Ф. Теория устойчивого развития и вопросы глобальной и национальной безопасности (начала теории современного социализма). -- Иркутск: Сибирская книга, 2012. - 358 с.
       82. Бушуев В.В., Голубев В.С. Орлов И.Б. Введение в системную теорию капитала. -- М.: ЛЕНАНД, 2013. -- 176 с.
       Советую почитать в ЭФГ N 10 за 2016 год статью Л.Беляева О "ФОРМУЛЕ МАРКСИЗМА", в оторой он дает отрицательную оценку статьи А.А. Шагина, в которой последний претендует на математическое описание закона экономического движения общества К.Маркса, и после анализа полученной им формулы приходит к выводу, что марксизм явился главной причиной экономического поражения социализма в СССР.
       А.Колганов в 1990 году в своей монографии "Путь к социализму: трагедия и подвиг" (М.: Экономика, 1990) проанализировал реальные противоречия становления советской плановой системы хозяйства. В более развернутом виде эти противоречия прослеживаются в его книге "Что такое социализм? Марксистская версия" (М.: Книжный дом ЛИБРОКОМ, 2012).
       В монографии А.Колганова исследуются экономические причины, приведшие к деформации социализма и созданию командно-административной системы - сталинщины. Широко освещается борьба исторических деятелей 20--30-х годов вокруг различных путей развития социализма, показаны их идейные платформы. Анализируется возможность реализации альтернативных вариантов движения к социализму, более полно раскрывающих его гуманистический потенциал.
       "Социализм, - пишет автор, - сейчас вступает в самый трудный период в своей истории. Тяжелые ошибки давнего и недавнего прошлого, горькие плоды отступничества и фанатизма грозят заслонить собой те несомненные успехи в переустройстве общества, которые принес социализм. Предстоит на деле доказать способность коммунистических идеалов привести к раскрепощению творческих сил человека, проложить дорогу к наиболее справедливому и гуманному обществу".
       Но для этого социализм должен освободить себя от малейшей тени сталинщины, которая его десятки лет дискредитирует. Именно поэтому в монографии А.Колганов пытается разобраться, каким образом в период становления социалистического общества могло вызреть и стать кошмарной реальностью явление, нанесшее социализму тяжелейший удар, последствия которого еще долго будут ощущаться. Без этого нельзя похоронить сталинщину навсегда. В этом исследовании А.Колганов стремился вскрыть прежде всего наиболее глубокие -- экономические -- корни сталинщины. Поэтому главное внимание в книге уделено причинам и условиям формирования командно-административного извращения экономических отношений социализма.
       Книга не содержит каких-либо оригинальных исторических находок или сенсационных фактов, ранее не бывших достоянием гласности. Она целиком опирается на исследования, уже проведенные советскими историками, и на источники, доступные для любого исследователя. Рукопись создавалась еще в то время, когда не были открыты спецхраны и архивы. Поэтому дальнейшие изыскания в этой области, безусловно, во многом дополнят, а может быть, потребуют и исправления той картины, которая виделась в годы перестройки.
       В АИФ N 28 2016 года помещена статья академика А.Аганбегяна "Капитал мозга. Экономику "вытянут" наука и образование". Его статья посвящена "экономике знаний". В ее состав он включает: образование, научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы (НИОКР), информационные и биотехнологии, а также здравоохранение. Включение последней отрасли вызывает у меня сомнение.
       "В развитых странах, - пишет А.Аганбегян, - в последние десятилетия "экономика знаний" росла в полтора-два раза быстрее ВВП, подтягивая за собой другие отрасли. Россия, которая в советское время по этому показателю шла почти вровень с развитыми странами, затем растеряла это преимущество". Доля "экономики знаний" в странах "большой семерки" составляет 35 %, а в России - только 15 %. Особенно большое отставание в сфере науки и образования.
       Безусловный интерес представляет коллективная монография преподавателей Ленинградского университета "История политической экономии социализма" (Издательство Ленинградского университета, 1983. https://www.ozon.ru/context/detail/id/31925713/).
       В книге содержится 25 глав. Ниже я привожу отдельные выдержки из монографии со своими комментариями.
       Cначала о первой главе, посвященной предмету политической экономии социализма (автор Д.Трифонов). В ней имеется целый ряд правильных положений. Например, предметом исследования политической экономии является общественно-обусловленное производство индивидов (Д.Розенберг, "Политическая экономия в широком и узком смысле" - "Проблемы экономики". 1931, N 6, с. 149). Г.Дементьев высказал мысль о том, что "...расхождение сущности и видимости в советских условиях, тем более в социалистическом хозяйстве, приводит не к товарному фетишизму, но оно приводит к переоценке факторов субъективных..." (Г.Дементьев. "Всеобщая политическая экономия: О возможности и необходимости политической экономии в широком смысле" - "Проблемы марксизма". 1931, N 2, с.159). Это высказывание, выраженное в осторожной форме, свидетельствует о понимании Г.Дементьевым волюнтаризма экономической политики, проводившейся партийно-государственным аппаратом в СССР. И еще об одной верной мысли, высказанной Г.Дементьевым. Он вопреки широко распространненной версии о том, что при коммунизме исчезнет разделение труда, считал, что оно сохранится (там же, с.159-161).
       В первой главе отмечается, что проблема соотношения общего и особенного в построении социализма становится чрезвычайно актуальной в современную эпоху, когда в данный процесс втягиваются все новые и новые страны. Этот процесс со всей остротой поставил вопрос о разработке политической экономии социализма. Эту проблему со всей принципиальностью поставил Н.Вознесенский в журнале "Большевик" в статье "К вопросу об экономике социализма" (1931, N 23-24, с.34).
       Вместе с тем Н.Вознеский ошибался, когда утверждал, что национализация средств производства означает "революционный переход от эпохи стихийных экономических законов к эпохе экономических законов, сознательно устанавливаемых господствующим пролетариатом" (там же, с.40). На позицию Н.Вознеского, безусловно, оказала свое влияние становящаяся диктатура партийно-государственного аппарата во главе с И.Сталиным, проигнорировавшая решения пятнадцатого съезда партии.
       Однако через три десятилетия советские экономисты уже осознали, что в реальной действительности действует диалектика взаимодействия экономики и политики, что между ними существуют прямые и обратные связи (цит. изд. с.41). Так, например, Н.Колесов, комментируя один из аспектов этой проблемы, писал: "Что чему предшествует? Форма собственности на средства производства или планомерность форме собственности на средства производства? Такой ответ уже дан историей: с утверждения политической власти пролетариата и общественной собственности на средства производства начинается планомерное развитие народного хозяйства. Логическое должно отразить историческое, а не противоречить ему" (Н.Колесов. "Структура курса политической экономии социализма и некоторые вопросы теории". Экономические науки, 1972, N 9, с.113).
       В рассматриваемой главе, ссылаясь на В.Черковца, ошибочно трактуется отношение категорий "производственные отношения" и "экономические отношения". Последние рассматриваются как составная часть производственных отношений (с.37 цит.изд.).
       В своей монографии "К общей теории политической экономии" в параграфе "Общественные отношения" я пишу: "Само выделение общественных отношений как объективных, составляет центральный пункт в выработке материалистического понимания истории. В работе "К критике гегелевской философии права" (1843 г.) К. Маркс пришел к выводу, что имущественные отношения людей составляют основу гражданского общества. В дальнейшем имущественные отношения трактовались К.Марксом как отношения, складывающиеся в процессе производства. В.Ленин отмечал, что в "Святом семействе" (1845 г.) "...Маркс подходит к основной идее всей своей "системы" -- именно к идее общественных отношений производства" (Ленин В. ПСС., 5 изд., т. 29, с. 16). В "Немецкой идеологии" (1845--1846 гг.) К.Маркс и Ф.Энгельс выделяют две стороны производства -- производительные силы и зависящие от них отношения людей, которые определяются в этой работе как "формы общения". В "Манифесте коммунистической партии" (К.Маркс и Ф.Энгельс. Соч. 2-ое изд. т.4. с.427,429,430). К.Маркс и Ф.Энгельс применяли категорию "производственные отношения" в том значении, как впоследствии она трактовалась советскими философами, а именно, как отношения, складывающиеся между людьми в процессе материального производства, четко отделяя их от совокупности общественных отношений. Это однозначно вычитывается из следующего предложения: "Буржуазия не может существовать, не вызывая постоянно переворотов в орудиях производства, не революционизируя, следовательно, производственных отношений, а стало быть и всей совокупности общественных отношений" (цит. изд. с.427). "Манифест коммунистической партии" К.Маркс и Ф.Энгельс написал в декабре 1847 - январе 1848 года, а несколько ранее, в апреле 1847 года в Кельне была опубликована III часть труда К.Маркса "Наемный труд и капитал", в котором он в термин "производственные отношения" вкладывает иной, более широкий смысл. Вот что он писал: "В производстве люди вступают в отношение не только к природе. Они не могут производить, не соединяясь известным образом для совместной деятельности. Чтобы производить, люди вступают в определенные связи и отношения, и только в рамках этих общественных связей и отношений существует их отношение к природе, имеет место производство.
       В зависимости от характера средств производства эти общественные отношения, в которые вступают производители друг к другу, условия, при которых они обмениваются своей деятельностью и участвуют в совокупном производстве, будут, конечно, различны. С изобретением нового орудия войны, огнестрельного оружия, неизбежно изменилась вся внутренняя организация армии, преобразовывались те отношения, при котором индивиды образуют армию и могут действовать как армия, изменилось также отношение различных армий друг к другу.
       Итак, общественные отношения, при которых производят индивиды, общественные производственные отношения, изменяются, преобразуются с изменением и развитием материальных средств производства, производительных сил. Производственные отношения в своей совокупности образуют то, что называют общественными отношениями, обществом, и притом образуют общество, находящееся на определенной ступени исторического развития, общество со своеобразным отличительным характером. Античное общество, феодальное общество, буржуазное общество представляют собой такие совокупности производственных отношений, из которых каждая вместе с тем знаменует собой особую ступень в историческом развитии общества" (К.Маркс и Ф.Энгельс Соч. 2-ое изд. т.6 с.441-442).
       Как отчетливо видно из вышеприведенной цитаты, К.Маркс различает "производственные отношения по производству" и "производственные отношения в своей совокупности", которые он называет "общественными отношениями, обществом". Для иллюстрации своей мысли о различии в сущности используемых им терминов К.Маркс приводит пример с армиями, вооруженными огнестрельным оружием. Очевидно, что действия армии никоим образом не являются процессом производства материальных благ, а входят в сферу политических отношений, составляя неотъемлемую часть общественных отношений. Георгий Александрович Багатурия также считает, что К.Маркс различал "первичные и вторичные производственные отношения".
       Думаю, что свою позицию по сущности категории "производственные отношения" в философском смысле К.Маркс определил в экономических рукописях 1857-1858 гг., где он однозначно писал о том, что "...речь идет о производстве на определенной ступени общественного развития - о производстве общественных индивидуумов" (К.Маркс и Ф.Энгельс Соч. 2-ое изд. т.12. с.710-711). Это мое убеждение находит подтверждение в тех же рукописях в разделе 4 (п.3), где он пишет о непервичных производственных отношениях, о той роли, которые играют международные отношения.
       И еще одна цитата, подтверждающая вышесказанное: "Согласно материалистическому пониманию, определяющим моментом в истории является, в конечном счете, производство и воспроизводство непосредственной жизни. С одной стороны - производство средств к жизни: предметов питания, одежды, жилища и необходимых для этого орудий; с другой - производство самого человека, продолжение рода" (К.Маркс и Ф.Энгельс. Соч. 2-е изд. т.21. с.302).
       Итак, общественные отношения дают объективный критерий для отграничения одной ступени развития человеческого сообщества от другой, для выделения общего, повторяющегося в истории разных стран и народов, находящихся на одной ступени развития, т. е. для выделения конкретно-исторических типов общества -- общественно-экономических формаций, и тем самым открывают путь для познания законов развития человеческой истории.
       Подчеркиваю, что, как и в случае с категорией "производительные силы" во избежание путаницы возникла необходимость разделить ее на две категории: "потенциал воспроизводства" (философский термин) и "производительные силы" (политэкономический термин), так и с категорией "производственные отношения" предлагаю поступить таким же образом. Термином "общественные отношения" я буду называть всю совокупность связей и отношений, складывающихся между людьми по воспроизводству индивидов и социума, а для характеристики связи и отношений, опосредующих процесс производства средств удовлетворения экономических потребностей всех субъектов, предлагаю применять термин "экономические отношения". Кстати, Ф.Энгельс неоднократно использовал этот термин во "Введении к английскому изданию брошюры "Развитие социализма от утопии к науке" (К.Маркс и Ф.Энгельс. Соч. 2-ое изд. т.22. с.319), а также в произведении "Карл Маркс. "К критике политической экономии" (К.Маркс и Ф.Энгельс. Избранные сочинения. М.: ОГИЗ. 1949. т.I. с 332).
       Таким образом, вместо одной складываются, что вполне логично, учитывая философское и политэкономическое содержание категорий, две пары взаимосвязанных категорий, которые в свою очередь корреспондируют между собой:
       Потенциал воспроизводства Общественные отношения
       Производительные силы Экономические отношения".
       Справедливости ради следует заметить, что с конца 1950-х - начала 1960-х годов среди многих советских политэкономов возобладала верная точка зрения на соотншение этих категорий. Они пришли к выводу, "...что форму собственности нельзя рассматривать как один из элементов этой структуры, что она существует в совокупности отношений производства, обмена и распределения продуктов, пронизывает их, определяя и выражая их характер как определенных экономических отношений (цит. изд. с. 40).
       Во второй главе "Экономическая роль социалистического государства" (авторы Г.Лапшина и Л.Широкогляд) допущена довольно распростаненная неверная трактовка категории "государство" как органа диктатуры пролетариата ("...решающая масса средств производства является всенародным достоянием, т.е. принадлежит Советскому государству"!), а не диктатуры партийно-государственного аппарата. Вопреки исторической истине авторы пишут о том, что "в середине 30-х годов в качестве закона движения советской экономики рассматривалась диктатура пролетарата" (и это в то время, когда уже вовсю бушевала сталинщина!). Правда у автора все-таки хватило здравого смысла исправиться и написать "...вместе с тем нельзя отрицать и того факта, что подобные взгляды оказывали "обратное воздействие" на управление народным хозяйством, послужили гносеологической основой хорошо известных проявлений волюнтаризма и субъективизма в руководстве экономикой" (цит. изд. с. 58).
       Ccылаясь на К.Маркса, авторы рассматривают две функции социалистического государства: базисную, относящуюся к экономике, и надстроечную, относящуюся к политике. Однако не все так просто. К.Маркс не мог предвидеть всех аспектов этой проблемы. Во-первых, он не предполагал, что диктатура пролетариата может столь быстро трансформироваться в диктатуру партийно-государственного аппарата. Во-вторых, что эта диктатура обернется волюнтаризмом в экономике. И, наконец, в- третьих, что возможен и третий вариант, при котором в экономике основную роль играет не государство, а кооперативы потребителей.
       В третьей главе "Переходный период от капитализма к социализму" (М.Захарова) утверждается, что впервые в марксистской литературе В.Ленин определил переходную стадию общества от капитализма к социализму, как целую историческую эпрху, для которой характерна многоукладность экономики, соединяющая в себе черты и свойства умирающего капитализма и рождающегося коммунизма (В.Ленин. ПСС, т.39. с. 453, 271).
       М.Захарова считает, что логика переодизации развития общества позволяет представить ее в следующем виде: 1) этап создания непосредственных предпосылок социалистического строительства; 2) этап построения основ социализма; 3) этап социализма, построенного в основном, или этап развитого социалистического общества; 4) развитой социализм, являющийся одновременно этапом перехода к коммунизму. (цит.изд. с.63).
       Первый этап, как утвержает М.Захарова, начинается с формального обобществления основных средств производства в результате изменения правовых отношений собственности на основе национализации социалистическим государством решающих средств производства. На этой базе складывается социалистический уклад в экономике, возникают новые социалистические производственные отношения, т.е. происходит реальное обобществление труда основных средств производства (цит. изд. с. 82).
       Четвертая глава посвящена общественному разделению труда (авторы И.Сигов и Л.Широкорадов). Они отмечают, что В.Ленин различал формы производства и присвоения. Это было важно для выяснения места разделения труда в системе общественного производства, его взаимосвязей с формами собственности на средства производства. Они пишут, что В.Ленин рассматривал разделение труда как форму производства, а его развитие - как процесс обобществления труда. Обобществление труда, указывал он, "необходимо требует специализации различных функций процесса производства, превращения их из раздробленных, единичных, повторяющихся особо в каждом заведении, занятом этим производством, - в обобществленные, сосредоточившиеся в одном, новом заведении и рассчитанные на удовлетворение потребностей всего общества" (В.Ленин. ПСС. Т.1, с.95). Авторы приводят еще одну цитату из произведений В.Ленина: "Все производства сливаются, таким образом, в один общественный производительный процесс, а между тем каждое производство ведется отдельным капиталистом, завися от его произвола, отдавая общественные продукты в его частную собственность. Неужели не очевидно, что последняя не может не приспособиться к первой, не может не сделаться тоже общественной, т.е. социалистической?" (В.Ленин. ПСС. Т.1, с.178).
       Надо отдать должное советским экономистам, что они смогли обнаружить неоднородность и многогранность категории "производственные отношения". Правда еще Г.Плеханов обратил внимание на эту проблему. Он выдвинул идею о двойственности структуры производственных отношений, предложив различать в системе производственных отношений "имущественные отношения" и "непосредственные отношенния производителей в процессе производства (например, организации труда на фабрике и мануфактуре)", являющихся "материальными условиями существования" имущественных отношений" (Г.Плеханов. Избранные филосовские произведения.т.2 М.: 1956, с.532).
       Долгие годы не прекращались дискуссии и путаница вокруг этой категории, которая не прекращается до сих пор, настолько сильна среди многих политэкономов привязанность к отдельным высказываниям классиков марксизма, настолько глубоко талмудизм сковал их умы. Разбор путаницы в этом вопросе занимает большую часть данной главы. Некоторые "теоретики" настолько запутались, что стали утверждать, что существует два вида разделения труда.
       В конце главы И.Сигов наконец-то вышел на верную трактовку этой категории.
       Он пишет, что "...противоречие между увеличивающимся производcтвенным опытом человечества и ограниченными возможностями отдельной человеческой личности в его освоении и дальнейшем развитии может разрешаться только на путях углубления разделения труда" (цит. изд. с. 105).
       Как правильно заметил В.Комаров, "...сама перемена труда, т.е. переход от одного вида деятельности к другому, предполагает существование общественного разделения труда" (В.Комаров. "Строительство коммунизма и профессиональная структура работников производства" (М.: 1965, с.23-24). Тем самым вновь отмечена несостоятельность идеи, что при коммунизме исчезнет профессиональное разделение труда.
       Очень верную мысль высказал В.Белкин. Он писал: "...в процессе развития техники и технологии производства...меняется соотношение основных элементов квалификации - знаний, навыков и умений. Характер профессионального мастерства работников постепенно приобретает новую форму. Все большее знпчение с развитием производительных сил приобретает не профессиональное искусство и виртуозность ручных приемов, а овладение комплексом общеобразовательных и специальных знаний. Центр тяжести квалификации перемещается из области физических усилий в область интеллектуальных знаний и умений" (В.Белкин. Профессиональное разделение труда и подготовка кадров в СССР". М.: 1966, т. 3, с. 621).
       Разделение труда выражается в обмене деятельностью и в совместной деятельности. "Поскольку экономические отношения людей в связи с разделением труда между ними, - писал В.Грималюк, - складываются внутри самого непосредственного процесса производства, постольку эти отношения наиболее чутко по сравнению с другими экономическими отношениями реагируют на изменения, совершающиеся в производительных силах общества. Вследствие этого социально-экономические формы разделения труда образуют наиболее подвижный, наиболее революционный элемент в общей системе данных производственных отношений. В качестве такового они объективно играют роль как бы приводного ремня, посредством которого постепенно накапливающиеся в производительных силах изменения оказывают воздействие на другие производственные отношения, обусловливая в конечном счете развитие экономической структуры данного общества в целом" (В.Грималюк. "Общественное разделение труда и основное производственное отношение социализма". М.: 1970, с. 23-24).
       В.Грималюк затронул важный вопрос о структуре экономических отношений, которые он по сложившейся традиции именует производственными отношениями (более подробно этот вопрос изложен в параграфе 4.2. моей монографии "К общей теории политической экономии").
       Пятая глава носит название "Социалистическая собственность" (автор Н.Колесов). В данной главе имеется один примечательный абзац, в котором откровенно говорится об отставании теоретических исследований от практики. Н.Колесов писал: "В 50-е годы было опубликовано немало работ по вопросам развития колхозной собственности. Однако в условиях частых перестроек организации управления сельским хозяйством, субъективизма в руководстве им они часто носили форму комментария к принимавшимся решениям (подчеркнуто мной - ВП). Казалось, что жизнь обгоняет, а иногда и опровергает теорию, практическая же деятельность и некоторые реорганизационные мероприятия не опирались на серьезные теоретические исследования, что приводило порой к отрицательным последствиям" Партийно-государственный аппарат просто-напросто не воспринимал серьезно теоретические изыскания, ибо все привыкли к тому, что они лишь в лучшем случае пересказывали решения директивных органов.
       Что касается шестой главы "Характер труда при социализме" (автор Е.Вяткина), то у меня по ней имеются следующие замечания.
       Приводя цитату из произведения В.Ленина "ЭКОНОМИКА И ПОЛИТИКА В ЭПОХУ ДИКТАТУРЫ ПРОЛЕТАРИАТА" (т.39 с. 272-273), Н.Колесов делает вывод о том, что "...коммунистически объединенный труд является трудом непосредственно-общественным" (цит. изд. с.133). Этот тезис вслед за ним повторяют и другие теоретики, имея при этом ввиду социалистическую экономику. Читатель может сам убедиться в том, что В.Ленин в период военного коммунизма на самом деле имел в виду социализм, а не коммунизм т.е. целую историческую эпоху, которая отличается чертами переходного периода. Привожу для доказательства выдержку из вышеназванной работы В.Ленина: "В России диктатура пролетариата неизбежно должна отличаться некоторыми особенностями по сравнению с передовыми странами вследствие очень большой отсталости и мелкобуржуазности нашей страны. Но основные силы -- и основные формы общественного хозяйства -- в России те же, как и в любой капиталистической стране, так что особенности эти могут касаться только не самого главного.
       Эти основные формы общественного хозяйства: капитализм, мелкое товарное производство, коммунизм. Эти основные силы: буржуазия, мелкая буржуазия (особенно крестьянство), пролетариат.
       Экономика России в эпоху диктатуры пролетариата представляет из себя борьбу первых шагов коммунистически объединенного, -- в едином масштабе громадного государства, -- труда с мелким товарным производством и с сохраняющимся, а равно с возрождающимся на его базе капитализмом.
       Труд объединен в России коммунистически постольку, поскольку, во-первых, отменена частная собственность на средства производства, и поскольку, во-вторых, пролетарская государственная власть организует в общенациональном масштабе крупное производство на государственной земле и в государственных предприятиях, распределяет рабочие силы между разными отраслями хозяйства и предприятиями, распределяет массовые количества принадлежащих государству продуктов потребления между трудящимися.
       Мы говорим о "первых шагах" коммунизма в России (как говорит это и наша партийная программа, принятая в марте 1919 г.), ибо все эти условия осуществлены у нас лишь частью, или иными словами: осуществление этих условий находится лишь в начальной стадии. Сразу, одним революционным ударом, сделано то, что вообще можно сделать сразу: например, в первый же день диктатуры пролетариата, 26 октября 1917 г. (8 ноября 1917 г.), отменена частная собственность на землю, без вознаграждения крупных собственников, экспроприированы крупные собственники земли. В несколько месяцев экспроприированы, тоже без вознаграждения, почти все крупные капиталисты, владельцы фабрик, заводов, акционерных предприятий, банков, железных дорог и так далее. Государственная организация крупного производства в промышленности, переход от "рабочего контроля" к "рабочему управлению" фабриками, заводами, железными дорогами -- это, в основных и главнейших чертах, уже осуществлено, но по отношению к земледелию это только-только начато ("советские хозяйства", крупные хозяйства, организованные рабочим государством на государственной земле). Равным образом только-только начата организация различных форм товариществ мелких земледельцев, как переход от мелкого товарного земледелия к коммунистическому. То же самое надо сказать про государственную организацию распределения продуктов взамен частной торговли, т. е. государственную заготовку и доставку хлеба в города, промышленных продуктов в деревню".
       И еще я вынужден сделать одно замечание. Оно касается широко распространенного мнения о том, что при социализме в СССР рабочий стал хозяином и организатором производства. Мягко говоря, это утверждение является преувеличением (см. мою монографию "Мир на перекрестке четырех дорог" гл. 4-ю).
       В главе седьмой "Основной экономический закон социализма" (авторы Л.Широкоград и Д.Трифонов) справедливо критикуется отождествление планирования, которое всегда имеет субъективную сторону, с основным экономическим законом, который, как и всякий закон, является объективным (цит. изд. с. 153). Л.Гатовский, находящийся под прессом сталинщины, в 1932 году пошел еще дальше, заявив, что основным экономическим законом является пролетарская диктатура (читай - воля И.Сталина), осуществляющая народнохозяйственный план построения социализма.
       Авторы главы, продолжая критиковать Л.Гатовского, отметили, что "...сферой действия основного экономического закона может быть лишь формация в целом, но не отдельная стадия ее развития, ибо этот закон выражает как раз то, что является общим для всей формации и отличает ее от других формаций. Поэтому неправильно было бы искать особый экономический закон развития переходной экономики" (цит. изд. с.157).
       Далее Л.Широкоград и Д.Трифонов продолжают: "...анализ целого ряда экономических закономерностей социалистического спооба производства в конечном счете создал необходимые условия для четкой постановки вопроса об основном экономическом законе социализма. Это было сделано И.Сталиным в ходе экономической дискуссии 1951 года. По его мнению, "существенные черты и требования основного экономического закона социализма можно бы сформулировать примерно таким образом: обеспечение максимального удовлетворения постоянно растущих материальных и культурных потребностей всего общества путем непрерывного роста социалистического производства на базе высшей техники" (И.Сталин. "Экономические проблемы социализма в СССР". М.: 1952. С. 94-95).
       Однако эта формулировка И.Сталина не точна, по мнению авторов. Они предложили свою: "...содержанием основного экономического социализма является производство непосредственно-общественного продукта, обладающего общественной потребительной стоимостью в соответствии с потребностями развивающего социалистического общества и его отдельных членов" (цит. изд. с.172).
       По этой формулировке у меня возникает ряд вопросов. Во-первых, что означает термин "непосредственно-общественный продукт"? Чем он отличается от совокупного общественного продукта? Согласно разъяснениям В.Медведева, на которого ссылается Д.Трифонов, "непосредственно-общественный продукт" - это продукт, являющийся общим достоянием ассоциированных производителей. А как быть с продуктом, который создается в колхозах и распределяется среди колхозников, или продуктом, создаваемым в личных подсобных хозяйствах? Во-вторых, что значит общественная потребительная стоимость? Что имеет быть еще и необщественная потребительная стоимость? Одним словом, авторы данной главы забыли, что имеют дело с многоукладной экономикой социализма.
       В разделе "Экономика" (см. Google - http://economics.pp.ua/osnovnoy-ekonomicheskiy-zakon-sotsializma.html) основной экономический закон социализма трактуется следующим образом: обеспечение благосостояния и свободного всестороннего развития всех членов общества путем непрерывного роста и совершенствования общественного производства. В этом законе отражается главная причинно-следственная связь в социалистических производственных отношениях: между социалистической собственностью на средства производства и направлением развития общественного производства.
       Основной экономический закон социализма выражает общность коренных интересов совместных собственников общественных средств производства в процессе согласованного в масштабе общества труда, характеризует главное в сущности экономического строя социализма -- подчинение общественного производства росту благосостояния всех членов общества. Господство социалистической собственности на средства производства объективно обусловливает планомерную организацию общественного производства "для обеспечения полного благосостояния и свободного всестороннего развития всех членов общества" (Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 6, с. 232).
       Основной экономический закон социализма играет определяющую роль по отношению ко всем другим экономическим законам, является стержнем всей системы экономических законов, действующих в социалистическом обществе, определяет основные взаимосвязи экономических законов производства, распределения, обмена и потребления материальных благ. Раскрывая социальную направленность производства, он обусловливает принципиально новую систему пропорций развития народного хозяйства.
       В соответствии с основным экономическим законом социализма Конституция СССР провозглашает: "Высшая цель общественного производства при социализме -- наиболее полное удовлетворение растущих материальных и духовных потребностей людей". Степень обеспечения благосостояния народа зависит от достигнутого уровня развития производства, производительной силы труда и совершенствования производственных отношений.
       Социалистическое общество ликвидирует присущее капитализму антагонистическое противоречие между производством и потреблением. Плановое ведение народного хозяйства в интересах всего общества и каждого его члена обеспечивает устойчивые темпы роста совокупного общественного продукта, преодолевает свойственное капитализму ограниченное действие закона возвышения потребностей.
       Для социализма закономерно непрерывное возрастание потребностей и средств их удовлетворения. Постоянное совершенствование пропорций производства обеспечивает рациональное использование трудовых и материальных ресурсов в соответствии с величиной и структурой совокупных общественных потребностей, достижение наилучших конечных народнохозяйственных результатов в интересах обеспечения всеобщего благосостояния.
       Действие основного экономического закона социализма находит количественное выражение в соотношении между количеством продуктов, необходимых для полного удовлетворения совокупных общественных потребностей, и количеством продуктов, созданных при данном уровне производства в стране, т.е. в объеме реального потребления материальных благ членами общества. На всех этапах социализма общественное производство развивается в соответствии с основным экономическим законом.
       Материально-техническая база развитого социализма и возросшая степень зрелости социалистических производственных отношений создают объективные условия для расширения сферы его действия, более полного его использования обществом. Производственный и научно-технический потенциал развитого социализма увеличивают возможности обеспечения благосостояния и всестороннего развития людей как условия применения ими своих способностей на основе участия в общественно полезном труде.
       Со своей стороны, рост благосостояния и развитие творческих сил народа выступают одной из важнейших предпосылок дальнейшего экономического и социального прогресса. Наибольшая степень удовлетворения материальных потребностей и всестороннее развитие личности при наименьших затратах живого и овеществленного труда служат важнейшим критерием эффективности общественного производства.
       Непрерывный рост производства осуществляется путем его интенсификации на основе внедрения новейших достижений науки, техники, технологии. В целях более полного использования преимуществ социализма в осуществлении научно-технического прогресса и в соответствии с возросшими масштабами производства совершенствуются формы и методы управления экономикой, усиливается воздействие хозяйственного механизма на рост эффективности производства.
       Все большее значение приобретают качественные показатели деятельности во всех звеньях народного хозяйства. Определяя общее направление развития производства и совершенствования общественных отношений на внутренне присущих социализму коллективистских началах, основной экономический закон выступает как закон движения коммунистического способа производства".
       Объективным источником поступательного движения социалистического производства является диалектическое неантагонистическое противоречие между постоянно развивающимися производственными и личными потребностями и достигнутым на данном этапе развития общества уровнем производительных сил. Рост производительных сил, направленный на подъем материального благосостояния и всестороннее развитие членов общества, обеспечивает упрочение и развитие социалистического образа жизни, гармоническое совершенствование социалистического общества, способствует переходу его к полной социальной однородности. Тем самым постепенно создаются материальные и духовные предпосылки перерастания социализма в высшую фазу коммунистической формации.
       Основной экономический закон социализма определяет главное содержание экономической политики КПСС, высшей целью которой является неуклонный подъем жизненного уровня народа" (http://economics.pp.ua/osnovnoy-ekonomicheskiy-zakon-sotsializma.html).
       Я считаю, что вышеприведенная характеристика основного экономического закона социализма достаточно полно и всесторонне отражает его сущность (кстати в противовес его трактовке Л.Беляевым).
       Восьмая глава посвящена планированию социалистической экономики (авторы И.Захарова и А.Усик).
       Кроме общеизвестных прописных истин, восхваления заслуг партии и правительства, авторы занялись еще приукрашеванием действительности, утверждая, например, что сущностью плановой работы является коллективное творчество трудящихся масс (цит. изд. с.184). Любопытно, в каком районе или предприятии они это наблюдали?
       Среди серьезных проблем авторы подняли проблему сочетания плана и рынка. Они пишут: "С.Г. Струмилин в своих работах разграничивал стихию капиталистического рынка и товарно-денежные отношения в социалистическом обществе, говорил о развитии социалистических товарно-денежных отношений. Это положение, высказанное еще в 20-е годы, длительное время отавалось актуальным, ибо даже в 40-50-х годах многие советские экономисты считали, что для товарных отношений всегда характерна стихийность, что товарных отношений при социализме нет, что для него характерны лишь нетоварные связи.
       Из необходимости "сложного планирования", т.е. комплексного использования директивного, перспективного планирования и рыночных мероприятий, предлагал исходить И.Г.Александров (И.Александров. "Основные предпосылки и развитие планов районирования" -Биллютени Госплана, 1923, вып. 3-4, с.7-8). Эта в принципе верная идея перекликается с современными представлениями об учете и централизованном планировании механизма использования рыночных рычагов" (цит. изд. с.185-186).
       Г.Кржижановский и С.Струмилин выступили с предложениями о создании системы директивного планирования, состоящей из перспективного, пятилетних и годовых планов в основе которых должен быть балансовый метод и принципы последовательности и непрерывности процесса планирования.
       Нет никаких сомнений в том, что исторической заслугой социализма явилось создание и развитие системы народнохозяйственного планирования, ставшей мощным инструментом диктатуры партийно-государственного аппарата, задававшей целевые установки Госплану СССР. Недаром авторы данной главы ставили знак равенства между научностью и партийностью планов.
       В девятой главе Г.Богомазов, А.Малафеев и В.Скал исследуют проблемы товарно-денежных отношений, закона стоимости в переходный период.
       На ранней стадии становления советской экономики, как сообщают авторы статьи, "...подавляющее большинство экономистов во главе с С.Г.Струмилиным и Е.С.Варга выступили с предложением об организации непосредственного учета трудовых затрат в единицах рабочего времени (тредах)" (цит. изд с. 259). Однако насколько я знаю, пока никому не удалось разработать методику учета трудовых затрат с учетом его сложности, интенсивности и квалификации работника. В СССР, как сообщает Википедия, "Основным документом, подтверждающим такой учет, является табель учета рабочего времени.
       Существуют следующие виды учета рабочего времени: несуммированный (поденный, еженедельный) и суммированный. Поденный учет применяется в случаях, когда работник имеет одинаковую продолжительность рабочего дня ежедневно. Еженедельный учет устанавливается, если продолжительность ежедневной работы работника может быть различной, но за неделю он вырабатывает одинаковую норму рабочего времени (36 часов, 24 часа и т. д., но не более установленной -- 40 часов). Суммированный учет используется в случаях, когда продолжительность рабочего времени в день, в неделю может быть различной. Переработка в одни дни компенсируются недоработкой в другие. При этом за учетный период (месяц, квартал, год) работник должен отработать установленную норму часов" (http://www.grandars.ru/college/pravovedenie/uchet-rabochego-vremeni.html).
       Новая экономическая политика, сменившая политику военного коммунизма, потребовала решения ряда проблем, а именно хозрасчета на государственных предприятиях и роли кооперации. В.Ленин в работе "О кооперации" (В.Ленин. ПСС. Т. 43. С. 266-291, 264-265) писал: "Теперь мы вправе сказать, что простой рост кооперации для нас тожественен...с ростом социализма, и вместе с этим мы вынуждены признать коренную перемену всей точки зрения нашей на социализм". Ранее считалось, что кооперация является капиталистическим предприятием, что в корне неверно. Характеристика кооперации как социалистической формы хозяйства означало признание двух форм социалистической собственности и наличия между различными собственниками товарно-денежных отношений.
       В книге правильно отмечается, что непосредственной причиной, обусловливающей необходимость товарного производства при социализме, является существование социалистического общественного разделения труда и относительной обособленности социалистических предприятий и их работников.
       Действие закона стоимости проявляется, по Н.Вознесенскому, в следующих направлениях: во-первых, в необходимости вести не только натуральный, но и денежный учет и планирование издержек производства; во-вторых, в том, что государственный план использует закон стоимости для осуществления необходимых пропорций в производстве продукции; в-третьих, в том, что государственный план использует закон стоимости для правильного распределения общественного труда между различными отраслями хозяйства в интересах социализма; в-четвертых, в том, что обмен продуктов происходит с помощью цен, являющихся денежным выражением их стоимости (Н.Вознесенский. "Военная экономика СССР в период Отечественной войны". С 145-148).
       Авторы данной главы считают, что социалистическое производство товаров основано на общественной собственности на средства производства, и потому оно не может стать питательной средой для развития капиталистической эксплуатации, для развязывания стихийных элементов в хозяйстве. Это утверждение преукрашивало действительность. На самом деле в СССР процветал черный рынок и в период горбачевской перестройки он приобрел огромные масштабы. Это - реальное противоречие экономического процесса, свидетельствующее о несовершенстве хозяйственного механизма, формы социалистических экономических отношений.
       Д.Валовой отмечал, что цены, основанные на общественно необходимых затратах труда, "обеспечивают достаточную прибыль большинству производителей того или иного товара, в разумных пределах поощряют лучшие предприятия и заставляют подтянуться худшие" ("Политическая экономия социализма: учебное пособие". М.: 1971. С. 174).
       Авторы главы правильно отмечают, что "...закон стоимости действует не в "сольном варианте", а в системе экономических законов социализма, во взаимодействии с ними (однако воздействие других законов неправомерно расценивать, как его ограничение, поскольку закон стоимости, регулируя цены, сам воздействует на другие законы). И это именно система, а не простая совокупность законов (цит.изд. с. 111).
       Глава десятая написана М.Плинером. Ее тема "Воспроизводство главной производительной силы общества". Он в самом начале главы приводит следующую цитату В.Ленина: "Мы сдвинули с места глыбу неслыханной тяжести, глыбу косности, невежества, упорства и отстаивания привычек "свободной торговли" и "свободной" купли-продажи человеческой рабочей силы, как любого другого товара" (В.Ленин. ПСС. Т.42. с.161).
       Рабочая сила при социализме не является товаром и тем более не является общественной собственностью, как считают некоторые экономисты.
       Далее вся десятая глава по-существу посвящена теме образования и профессиональной подготовки рабочей силы.
       Одиннадцатая глава называется "Необходимый продукт при социализме" (авторы Н.Денисенко и А.Ревайнин).
       Они начинают главу с сомнительного утверждения: "Деление труда и продукта на необходимый и прибавочный носит объективный характер. Оно присуще различным способам производства, в том числе и коммунистическому" (цит.изд. с. 335).
       Конечно, можно оставить вышеназванные категории, однако их содержание при социализме и тем более при коммунизме коренным образом отличается от предыдущих формаций, в которых существовала эксплуатация человека человеком. Не даром в "Курсе политической экономии. Социализм". (т.2. М.:, 1974, с. 248) нашлись экономисты, которые предложили иные термины, а именно: "Продукт для себя" и "Продукт для общества".
       Моя трактовка этой проблемы следующая (она изложена в монографии "Мир на перекрестке четырех дорог").
       На поверхности экономических явлений заработная плата рабочих и служащих, денежная и натуральная оплата труда колхозников, чистая продукция, созданная в личных подсобных хозяйствах населения, выступали в экономике СССР как формы необходимого продукта, а прибыль и налог с оборота - как формы прибавочного продукта. Однако, как справедливо указывал еще К.Маркс, "прибавочная стоимость и норма прибавочной стоимости есть нечто относительно невидимое, существенное, подлежащее раскрытию путем исследования, между тем как норма прибыли, а потому такая форма прибавочной стоимости, как прибыль, обнаруживается на поверхности явлений" (Маркс К и Энгельс Ф. Соч. Т. 25, ч.I, с. 50).
       Существо экономических отношений в обществе государственного социализма состояло в том, что каждый работник, он же сособственник общенародных средств производства, отдавал обществу свой труд, участвуя в планомерно организованном производственном процессе как элемент совокупной рабочей силы общества, и получал от него (через государственную систему распределения) доход, предназначенный для удовлетворения своих личных потребностей. При этом труд членов общества являлся необходимым, независимо от того, создавал ли он материальный продукт, услуги или духовные ценности, т.е. независимо от того, заняты ли они были в сфере материального производства или в отраслях непроизводственной сферы. Другими словами, для работников весь национальный доход являлся необходимым продуктом, так как он использовался для удовлетворения как их личных, так и их же общественных потребностей. Та часть национального дохода, которая предназначалась для удовлетворения общественных потребностей работников, не являлась для них чуждой, а тем более аналогичной прибавочной стоимости при капитализме, ибо она должна была использоваться в их же собственных интересах (согласно схеме воспроизводства общественного продукта, для нужд государственного управления, НИОКР и обороны). В СССР не было эксплуататорских классов, которые присваивали прибавочный продукт.
       И хотя работникам необходим был весь затраченный ими труд, тем не менее, в процессе создания национального дохода их рабочее время делилось на две части: первая предназначалась на создание продукта для удовлетворения их личных потребностей ("продукт для себя"), вторая - на создание продукта для удовлетворения их общественных потребностей ("продукт для общества"). Вторая часть их рабочего времени - это был их долг как сособственников по обеспечению нормального функционирования общества в целом. Ее никоим образом нельзя отождествлять с прибавочным продуктом при капитализме.
       Что касается величины продукта для себя, то она складывалась из двух частей. Первая часть - это продукты и услуги, используемые индивидуально или совместно членами семей, вторая часть - это продукты и услуги, предназначенные для коллективного пользования (просвещение, здравоохранение и т.п.). Если брать семейный бюджет в целом, то, естественно, следовало учитывать и такие поступления, которые шли напрямую из государственного бюджета в форме пенсий, пособий и стипендий. Продукты и услуги для индивидуального и семейного потребления приобретались главным образом за счет заработной платы работающих членов семьи. Продукты и услуги коллективного пользования оплачивались государством за счет т.н. общественных фондов потребления, т.е. доставались членам общества как бы бесплатно. Эта вторая часть финансировалась за счет прибылей предприятий и поступлений в государственный бюджет от сбора налогов.
       Таким образом, при социализме величина продукта для себя не совпадала с заработной платой работников, а величина конечных доходов, предназначенных для личного потребления населения, складывалась не только за счет заработной платы, но и за счет прибыли, т.е. как результат перераспределения НД.
       Пропорции распределения и перераспределения при государственном социализме вытекали из пропорций всего процесса расширенного воспроизводства, но в их основе лежали пропорции, складывавшиеся на стадии процесса производства совокупного общественного продукта (СОП). В процессе производства формировались стоимостные и натурально-вещественные пропорции между продуктом для удовлетворения личных потребностей и продуктом для удовлетворения общественных потребностей производителей. На стадиях дальнейшего движения СОП - распределение, перераспределение, обмен и потребление - они реализовывались, приобретая, в частности, конкретную форму конечных доходов субъектов экономических отношений, которые затем ими использовались с целью приобретения товаров и услуг для производственного, общественного и личного потребления.
       Конкретные пропорции между продуктом для себя и продуктом для общества, а также их абсолютные величины зависели от уровня развития производительных сил, конкретных исторических условий и от той экономической политики, которую проводило высшее руководство страны.
       Сложившаяся в СССР несбалансированность между производством средств производства и производством товаров и услуг для личного и коллективного потребления отрицательно сказывалась на величине продукта для себя и на ее динамике. Нехватка товаров народного потребления и слабая развитость сферы услуг не позволяли обеспечивать эффективного использования наличной рабочей силы.
       Следует отметить, что величина прибыли в процессе распределения распадалась на следующие составные части:
       Н - фонд накопления (Нп - производственные фонды, Нн - непроизводственные фонды);
       Пл - фонд личного потребления иждивенцев общества (пенсионеров, инвалидов, учащихся, получавших государственные стипендии);
       Фд - фонд финансирования сектора услуг;
       Фе - фонд финансирования НИОКР;
       Фж - фонд финансирования сектора управления;
       Фз - фонд финансирования обороны.
       Фонд личного потребления (Флп) при социализме распределялся между членами общества в двух формах - распределения по труду и через фонды общественного потребления. Если формирование величины заработной платы осуществлялось в соответствии с количеством и качеством труда работников, т.е. согласно буржуазному праву, то общественные фонды потребления формировались на другом основании, а именно - в соответствии с общественной целесообразностью, т.е. на социалистических принципах. Дело в том, что рабочая сила при социализме не может расширенно воспроизводиться только за счет заработной платы работников и на основании их личного усмотрения. Общество в лице государства взяло на себя решение таких задач, как обеспечение воспитания и обучения подрастающего поколения, повышение квалификации трудящихся, содержание всей системы здравоохранения и физического развития членов общества и т.п. Вторая существенная функция общественных фондов потребления состояла в содержании нетрудоспособных членов общества.
       Рассматривая формирование совокупного дохода населения, следует иметь в виду, что в процессе распределения и перераспределения национального дохода население не только получало, но и выплачивало или передавало в финансово-кредитную систему, а также предприятиям, учреждениям и организациям определенную часть своих доходов в виде налогов, сборов, взносов в общественные и кооперативные организации, возврата ссуд и т.п. Совокупный доход населения за вычетом налогов и различных выплат и составлял подлинную величину конечных доходов (нетто) населения, которая могла использоваться населением для удовлетворения своих потребностей. Значительная часть этих конечных доходов населения имела денежную форму, а это означало, что на внутреннем рынке ей должна была быть противопоставлена государством определенная масса товаров и услуг. Однако, начиная с 1960 годов рынок товаров и услуг был настолько разбалансирован, что это приводило к возникновению огромных неизрасходованных сумм денежной массы. Поэтому в действительности нельзя было ставить знака равенства между суммой конечных доходов и объемом личного потребления населения. Реальные доходы населения были меньше величины их конечных доходов на сумму изменения сальдо денежных сбережений (в значительной части вынужденных) и только им соответствовала совокупность материальных благ, поступивших в распоряжение субъектов экономических отношений первого уровня в текущем году.
       Однако уровень жизни населения определялся не только величиной Флп, но и величиной фонда народного потребления, равного Флп + Нн. Именно фонд народного потребления (Фнп), который больше Флп на величину Нн, соотнесенный с совокупностью потребностей населения, характеризовал действительную меру их удовлетворения и в этом смысле являлся материализованным результатом физически удовлетворенных потребностей членов общества.
       Авторы данной главы, ссылаясь на К.Маркса, совершают прямой подлог, отстаивая свою позицию о сохранении категории "необходимый труд" и при социализме, как всеобщей для всех обшественных формаций. Они приводят цитату из произведения К.Маркса в урезанном виде. Вот эта выдержка в неурезанном виде: "Устранение капиталистической формы производства позволит ограничить рабочий день необходимым трудом. Однако необходимый труд, при прочих равных условиях, должен все же расширить свои рамки. С одной стороны, потому, что условия жизни рабочего должны стать богаче, его жизненные потребности должны возрасти. С другой стороны, пришлось бы причислить к необходимому труду часть теперешнего прибавочного труда, именно тот труд, который требуется для образования общественного фонда резервов и общественного фонда накопления (К.Маркс и Ф.Энгельс. Соч., 2-е изд. т. 23 с. 539). Курсивом выделены только те слова, которые цитируют авторы, а последующая часть ими упущена. Следовательно, моя трактовка категории "необходимый труд" совпадает с позицией К.Маркса. Но этом авторы данной главы не успокоились, приведя вне контекста еще одну цитату из произведения К.Маркса. Вот она в полном, неурезанном виде: "Мы видели, что капиталистический процесс производства есть исторически определенная форма общественного процесса производства вообще. Этот последний есть одновременно и процесс производства материальных условий существования человеческой жизни, и протекающий в специфических историко-экономических отношениях производства процесс производства и воспроизводства самих производственных отношений, а тем самым, и носителей этого процесса, материальных условий их существования и взаимных их отношений, то есть определенной общественно-экономической формы последних. Ибо совокупность этих отношений, в которых носители этого производства находятся к природе и друг к другу и при которых они производят, -- эта совокупность как раз и есть общество, рассматриваемое с точки зрения его экономической структуры. Капиталистический процесс производства, подобно всем его предшественникам, протекает в определенных материальных условиях, являющихся, однако, в то же время носителями определенных общественных отношений, в которые вступают индивидуумы в процессе воспроизводства своей жизни. Как те условия, так и эти отношения являются, с одной стороны, предпосылками, с другой стороны -- результатами и продуктами капиталистического процесса производства; они производятся и воспроизводятся последним. Далее мы видели: капитал, -- а капиталист есть лишь персонифицированный капитал и функционирует в процессе производства лишь как носитель капитала -- итак, капитал выкачивает в соответствующем ему общественном процессе производства из непосредственных производителей, или рабочих, определенное количество прибавочного труда, который он получает без эквивалента и который по своей сущности всегда остается принудительным трудом, хотя бы он и казался результатом свободного договорного соглашения. Этот прибавочный труд выражается в прибавочной стоимости, и эта прибавочная стоимость существует в прибавочном продукте. Прибавочный труд вообще, как труд сверх меры данных потребностей, всегда должен существовать. Но при капиталистической, как и при рабовладельческой системе и т. д., он имеет только антагонистическую форму и дополняется полной праздностью известной части общества. Определенное количество прибавочного труда требуется для страхового фонда от разного рода случайностей для обеспечения необходимого, соответствующего развитию потребностей и росту населения прогрессивного расширения процесса воспроизводства, что с капиталистической точки зрения называется накоплением. Одна из цивилизаторских сторон капитала заключается в том, что он принуждает к этому прибавочному труду таким способом и при таких условиях, которые для развития производительных сил, общественных отношений и для создания элементов высшей новой формы [hohere Neubildung] выгоднее, чем при прежних формах рабства, крепостничества и т. д. Он приводит таким образом, с одной стороны, к ступени, на которой отпадают принуждение и монополизация общественного развития (включая сюда его материальные и интеллектуальные выгоды) одной частью общества за счет другой; с другой стороны, эта ступень создает материальные средства и зародыш для отношений, которые при более высокой форме общества дадут возможность соединить этот прибавочный труд с более значительным ограничением времени, посвященного материальному труду вообще. Потому что в зависимости от развития производительной силы труда прибавочный труд может быть велик при общей небольшой продолжительности рабочего дня и относительно мал при общей большой продолжительности рабочего дня" (К.Маркс и Ф.Энгельс. Соч., 2-е изд. т. 25, часть II, с. 385-386). И после раскрытого подлога, эти "ученые" без зазрения совести утверждают, что "мы отдаем предпочтение терминологии, введенной К.Марксом..." (цит. изд. с. 342).
       Автором следующей, двенадцатой главы "Эффективность социалистического производства" является В.Воротилов.
       Начинает он главу со следующего ошибочного утверждения: "Достижение наибольших результатов при наименьших затратах составляет содержание эффективности производства в любом обществе" (цит.изд. с.348). Эта внеисторическая трактовка экономических законов не согласуется с системой законов социалистического общества и в первую очередь с сновным экономическим законом социализма.
       В действительности показателем социальной эффективности при социализме (а не производственной эффективности) является отношение фонда народного потребления к сумме произведенного национального дохода на основе интенсификации производства и повышения эффективности использования трудовых и материальных ресурсов (более подробно об этом говорится в параграфе 2.4.2. моей монографии "Мир на перекрестке четырех дорог").
       Тринадцатая глава (автор В.Котелкин) посвящена проблемам распределения.
       В.Котелкин цитирует М.Ямпольского: "В условиях социализма оплата по труду не выражает стоимость рабочей силы. Рабочая сила не товар и не имеет стоимости. Оплата по труду определяется ростом материального богатства, производительных сил социалистического общества в целом и находится в зависимости от количества и качества труда каждого рабочего" (М.Ямпольский "Вопросы заработной платы на современном этапе". Проблемы экономики, 1931, N 6, с. 11).
       В статье отмечается, что зарплата является не только проблемой уровня благососстояния, но и проблемой организации труда, роста его производительности, который должен опережать рост зарплаты. Вопросам организации труда уделено в статье много внимания (учет рабочего времени, сдельная и повременная оплата, повышение уровня квалификации работников и т.п.). Автор совершенно правильно отмечает, что в силу социально-экономической неоднородности труда его учет невозможно осуществлять непосредственно в рабочем времени, а необходимо применение стоимостной формы.
       В.Котелкин пишет: "Широкое признание в советской экономической литературе 60-70-х годов получили положения о заработной плате как категории не только распределения, но и производства, а также обмена, потребления. Заработная плата - прежде всего форма функционирования закона распределения по труду. Вместе с тем ее уровень, дифференциация, динамика неразрывно связаны с использованием целой совокупности экономических законов: основного экономического закона социализма, планомерного развития, повышающейся производительности труда, возвышающихся потребностей, стоимости и некоторых других" (цит.изд. с. 384).
       И еще одна мысль заслуживает внимания: "...заработная плата как экономическая категория при социализме выражает производственные отношения трудящегося с обществом (государством) в целом, так и с трудовым коллективом предприятия, между трудовым коллективом и обществом" (цит.изд. с. 385).
       В четырнадцатой главе исследуются проблемы, связанные с хозяйственным расчетом (автор А.Сибирев).
       А.Сибирев начинает главу со следующей цитаты В.Ленина: "Мы не доктринеры. Наше учение не догма, а руководство к деятельности. Мы не претендуем на то, что Маркс или марксисты знают путь к социализму во всей его конкретности. Это вздор. Мы знаем направление этого пути, мы знаем, какие классовые силы ведут по нему, а конкретно, практически, это покажет лишь опыт миллионов, когда они возьмутся за дело" (В.Ленин. ПСС.т.34. с.116).
       Практика военного коммунизма показала ошибочность экономической политики большевиков, и жизнь вынудила руководство страны перейдти к нэпу и к хозрасчету. В августе 1921 года В.Ленин подписал Положение о выделении групп льняных фабрик в один трест и их работу на началах хозрасчета. В.Ленин писал ясно и доходчиво: "Если мы, создав тресты и предприятия на хозяйственном расчете, не сумеем деловым, купцовским способом обеспечить полностью свои интересы, то мы окажемся круглыми дураками" (В.Ленин. ПСС. Т.54. с.151). При этом он придавал значение хозрасчету и как средству развития демократического централизма в хозяйственной деятельности.
       Предметом дискуссий были вопросы взаимодействия хозрасчета с планированием и с законом стоимости, а также различия между хозрасчетом и коммерческим расчетом.
       В главе приведено следующее высказывание экономиста А.Гинзбурга: "Принцип хозяйственного расчета глубоко отличается от принципа коммерческого расчета. Последний представляет собой дальнейшее развитие хозяйственного расчета в применении к условиям товарно-капиталистического хозяйства...с целью извлечения прибыли. Если у предприятия, действующего на хозяйственном расчете, извлечение прибыли играет второстепенную роль и является побочным результатом деятельности, то для предприятия коммерческого типа извлечение прибыли, наоборот, выдвигается на первый план и становится руководящей идеей" (А.Гинзбург. "Экономика промышленности" ч.1. М.:Л. 1925, с. 224). Эта мысль перекликается со следующим высказыванием В.Ленина: "Безубыточность" и "прибыльность" государственных предприятий. Тоже защита интересов рабочего класса" (В.Ленин. ПСС. Т.44.с.44).
       Обращает на себя внимание то, что в 1960-х годах экономисты наконец-то осознали, что в народном хозяйстве существуют явления дискретности, т.е. самостоятельности предприятий, обусловленной уровнем развития производительных сил, а также общественным разделением труда, и противоречий между хозрасчетными предприятиями и народным хозяйством, государством. Эти противоречия обусловлены тем обстоятельством, что деятельность предприятий протекает в системе экономических законов общества и непростых отношений с надстроечными структурами общества. Такова диалектика хозрасчета.
       А.Сибирев изложил и собственное видение категории "хозрасчет". Он пишет: "...для социалистических предриятий хозрасчет является тем, чем для капиталистических предприятий - коммерческий расчет. Содержание хозрасчета определяется единством экономических условий, в которых находятся социалистические предприятия (относительное экономическое обособление в рамках общественной собственности), и совокупностью тех приемов, которые объективно предопределяются этими условиями (особый порядок разработки техпромфинплана, учет затрат и результатов, обеспечение самоокупаемости и т.д. Спецфика хозрасчетных отношений усматривается в единстве непосредственно-общественных и товарно-денежных отношений при ведущей и определяющей роли первых. Функциональная роль хозрасчета сводится к экономическому стимулированию развития производства посредством обеспечения единства экономических интересов" (цит.изд. с.419-420).
       Следующая проблема - народнохозяйственная структура системы хозрасчета. "Существует три вида хозрасчета, - писал В.Ситнин, - принципиально отличающихся друг от друга: внутрипроизводственный хозрасчет, хозрасчет основного производственного звена и хозрасчет вышестоящих звеньев. Между ними должна быть проведена четкая грань, нарушение которой может подорвать весь механизм хозяйствования" (В.Ситнин, Ю.Яковец. "Экономический механизм повышения эффективности производства" (М.: 1978. С. 72-73).
       Не отрицая существование хозрасчета на трех уровнях, А.Сибирев считает, что основным является хозрасчет на предприятиях. Было признано, что хозрасчет - это составная часть (определенная подсистема) хозяйственного механизма и что необходим системный подход к их исследованию. В связи с этим В.Тельнов писал: "Системный подход к исследованию хозрасчета предполагает, во-первых, раскрытие его сущностных черт как единой целостной системы; во-вторых, анализ поэлементного состава хозрасчета, взаимосвязи и взаимодействия этих элементов, образующих его содержание; в-третьих, изучение внутренней структуры и организации хозрасчета как специфического способа взаимосвязи его элементов и их взаимодействия с внешней средой" (В.Тельнов. "Системный подход к исследованию хозяйственного расчета". Вопросы экономики, 1978, N 12, с. 12).
       Авторами пятнадцатой главы "Управление общественным производством" являются Ю.Лавриков и Э.Корицкий.
       В самом начале главы они пишут: "В.Ленин разработал основные принципы социалистического управления, выдержавшие испытание временем, подтвержденные всей практикой реального социализма. Это - демократический централизм, сочетание единоначалия и коллегиальности, материального и морального стимулирования труда, научного подхода к управлению" (цит.изд. с.433).
       Заслуживает внимания работа А.Венедиктова, в которой он высказал мысль о том, что государство есть не только организация политической власти, но и непосредственно хозяйствующая организация, осуществляющая управление общественным производством. А.Венедиктов впервые предложил классификацию государственных органов на хозяйственные, социально-культурные и административные (А. Венедиктов. "Государственная социалистическая собственность". М.: 1948). В реальной жизни все вышеназванные функции обычно сосредоточены в одном органе (правительство, рай(гор) исполком, министерство и т.д. И еще раз повторяю, что государственный аппарат не является субъектом экономических отношений, являясь структурой надстройки.
       Совершенно правильная идея о комплексной интерпретации управления. Авторы главы пишут: "...сторонники комплексной концепции выделяют в нем самые различные аспекты: экономический, политический, психологический, кибернетический и т.д., разрабатываемые политической экономией, конкретными и функциональными экономиками, теорией научного коммунизма, теорией государства и права, психологией, кибернетикой и другими науками. Каждая из них находит свой собственный подход к управлению, изучает свою часть управленческих отношений, свой фрагмент управленческой деятельности" (цит. изд. с.450).
       Шестнадцатую главу "Земельная рента. Экономическая оценка земли" написали И.Смирнов и Е.Виноградов.
       Сначала приведу информацию из Википедии: "Земе?льная ре?нта -- это цена, уплачиваемая за использование ограниченного количества земли и других природных ресурсов.
       Земельная рента -- доход, получаемый владельцем земли от арендаторов земельных участков. Земельная рента выступает в форме абсолютной ренты, дифференциальной ренты и монопольной ренты.
       Абсолютная земельная рента -- один из видов дохода от собственности на землю, плата собственнику за разрешение применять капитал к земле; уплачивается арендатором абсолютно со всех участков земли независимо от плодородия (отсюда название этого вида ренты).
       Дифференциальная рента -- дополнительный доход, получаемый за счет использования большей плодородности земли и более высокой производительности труда. Дифференциальная рента существует в двух формах: дифференциальная рента I и дифференциальная рента II. Источниками дифференциальной ренты I являются более производительный труд на относительно лучших и средних по плодородию землях, а также различия в местоположении участков земли по отношению к рынкам сбыта, транспортным путям и т. д. Дифференциальная рента II связана с дополнительными вложениями капитала в один и тот же участок, обеспечивающими получение добавочной прибыли. Дифференциальная рента возникла как результат ограниченности земли: цена производства сельскохозяйственного продукта определяется условиями производства не на средних и лучших участках, а на худших, так как продукт только лучших и средних участков недостаточен для покрытия общественного спроса. В результате образуется дополнительная прибавочная стоимость, представляющая собой разность между ценой производства на худших участках (общественная цена производства) и индивидуальной ценой производства на средних и лучших участках.
       Монопольная рента -- особая форма земельной ренты, образуется при продаже определенных видов сельскохозяйственных продуктов по монопольной цене, превышающей их стоимость.
       К земельной ренте относится также рента с земель, не вовлекаемых в сельскохозяйственный оборот: рента с земель, используемых в добывающей промышленности; рента со строительных участков. В добывающей промышленности образуется прежде всего дифференциальная рента, так как при добыче полезных ископаемых издержки производства каждой единицы продукции и доставки её на рынок неодинаковы и находятся в зависимости от богатства недр и от месторасположения угольных шахт, нефтяных промыслов и т. д. Ввиду ограниченности земли общественная цена производства этих товаров регулируется издержками производства на худших (с точки зрения добычи полезных ископаемых) землях. Поэтому на лучших участках образуется дифференциальная рента -- разность между общественной и индивидуальной ценой производства" (https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%97%D0%B5%D0%BC%D0%B5%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D0%B0%D1%8F_%D1%80%D0%B5%D0%BD%D1%82%D0%B0).
       И.Смирнов и Е.Виноградов пишут: "...для большинства советских экономистов бесспорно положение о том, что в условиях социалистического общества отсутствуют причины образования абсолютной и монопольной ренты. Подавляющее большинство признает экономическую категорию "социалистическая дифференциальная земельная рента". Действительно, при социализме сохраняются естественные (различные по плодородию и местоположению земельные участки) и социально-экономические (товарно-денежные отношения и особенности действия закона стоимости в сельском хозяйстве) предпосылки дифференциальной ренты. При этих предпосылках на относительно лучших землях образуется разностный доход, который фиксируется и становится постоянным в силу монополии сельскохозяйственных предприятий на землю как на объект хозяйства. Этой монополией обладают относительно обособленные кооперативные хозяйства и государственные предприятия. Их работники своим прибавочным трудом и создают кроме обычного чистого дохода дополнительный дифференциальный доход. Он принимает форму ренты при его передаче землепользователями государству, которое его аккумулирует как собственник земли. Одна часть ренты остается в хозяйствах, а другая - через государственный бюджет расходуется на нужды всего общества, в том числе и на дальнейшее развитие сельского хозяйства. Таким образом, дифференциальная рента при социализме выражает отношения между обществом в целом и землепользователями в лице государственных и кооперативных предприятий по поводу земли как главного средства производства в сельском хозяйстве, т.е. отношения сотрудничества и взаимопомощи двух дружественных классов - рабочего класса и колхозного крестьянства...Дифференциальная рента образуется не только в сельскохозяйственном производстве, но и в других отраслях материального производства, непосредственно эксплуатирующих ограниченные природные ресурсы (добывающая промышленность, лесное и водное хозяйство, строительство). Закономерности ее образования здесь те же, что и в сельском хозяйстве" (цит. изд. с. 467-468).
       Далее в главе следуют рассуждения об экономической оценке земли. Ее предметом является относительное и абсолютное экономическое плодородие. Показателем относительного экономического плодородия является дифференциальный земельный доход. Показателем же абсолютного экономического плодородия - стоимость валовой продукции растениеводства и чистый доход в расчете на единицу земельной площади. На практике разрабатываются земельный кадастр, а также водный, лесной кадастры, кадастр месторождений полезных ископаемых.
       Семнадцатая глава называется "Воспроизводство совокупного общественного продукта" (автор В.Воротилов).
       Глава содержит ряд принципиальных положений, присущих официальной советской политэкономической школе, но, на мой взгляд, научно необоснованных.
       Так, В.Воротилов исключает из состава совокупного общественного продукта всю сферу услуг, несмотря на то, что в ней затрачивается значительная и все возрастающая масса общественного труда. Он также исключает из совокупного общественного продукта продукцию ВПК и науки.
       Более сложная проблема касается касается закона преимущественного роста производства средств производства по сравнению с производством предметов потребления. У этой проблемы два аспекта. Первый связан со структурой совокупного общественного продукта. В.Воротилов исходит из марксовой схемы двух подразделений. Я же убежден в том, что совокупный общественный продукт складывается из 8 подразделений:
       I. Материальное производство
       А. Производство средств производства
       Б.Производство продуктов для личного и коллективного потребления
       В.Производство оборудования для НИОКР
       Г.Производство вооружений
       II. Нематериальное производство
       Д. Производство услуг для населения
       Е.НИОКР
       Ж.Государственное управление
       З.Оборона
       (см. параграф 2.4.2. Пропорции общественного воспроизводства и закон распределения в моей монографии "Мир на перекрестке четырех дорог").
       Второй аспект касается пропорций между подразделениями общественного производства. Они во многом зависят от экономической политики государства. Во время войны вся экономика подчинена нуждам фронта. Если обратиться к истории СССР, то в 1930-е годы экономика была подчинена программе интенствной индустриализации, а в мирные 1960-1980 годы характеризовалась политикой гонки вооружений и стремления во что бы то ни стало обогнать все страны по производству основных средств производства, сырья и материалов.
       Восемнадцатая глава "Товарный обмен при социализме" написаны Л.Федоровой и Е.Целыковской.
       Авторы пишут: "Социалистическая торговля представлялась как явление, имеющее двойную природу: с одной стороны, содержащее нечто от досоциалистических форм хозяйства (прежде всего обмен, причем эквивалентный), с другой же, приобретающее свойство, сообщаемое ей социалистической системой хозяйства (в первую очередь планомерное развитие)" (цит.изд. с.507).
       Что касается свойств социалистической торговли, то практика показала, что в СССР имели место серьезные трудности в реализации произведенной продукции из-за превышения платежеспособного спроса населения над предложением товарной массы, а также в обеспечении предприятий средствами производства. И авторы главы сделали верный вывод: "...ошибочный взгляд на труд как непосредственно-общественный в абсолютном смысле этого слова, к концу 50-х годов был изжит, вследствие чего за товарным обращением была признана определенная роль в утверждении общественной природы труда. Следовательно, изменения во взглядах на уровень зрелости непосредственно-общественного труда неизбежно должны были привести к постановке и признанию проблемы реализации при социализме" (цит. изд. с. 524).
       Продолжая эту тему, Е.Каганов писал: "Планомерный характер развития производства и обращения в социалистическом обществе освобождает последнее от кризисов перепроизводства и т.д. Но он отнюдь не снимает проблемы реализации...", так как продукция каждого предприятия включается в процесс воспроизводства только в результате ее купли, и поэтому в социалистическом обществе не может быть автоматического совпадения производства и обращения (Е.Каганов. "Социалистическое воспроизводство и рынок", М.:, 1966, с. 4). "...социалистический рынок как составная часть планового хозяйства подчиняется его закономерностям и, в свою очередь, планомерно воздействует на весь ход социалистического воспроизводства через механизм планирования народного хозяйства" (И.Конник. "План рынок в социалистическом хозяйстве". Вопросы экономики, 1966. N 5, с. 20).
       Авторы пишут: "...план и рынок - это не два вида (главный и дополнительный) экономических связей. Это свойства одной и той же экономической связи: всякий акт купли-продажи обладает одновременно свойствами и непосредственно-общественной, планомерной связи, и связи товарной, причем сама плановость реализуется в товарной форме" (цит. изд. с.528). Отсюда появился термин "плановый рынок" при том, что планомерность отдельных составных частей общей совокупности отношений купли-продажи различна.
       В главе содержится интересная информация о том, что в СССР в 1970-х годах стали широко пропагандировать практику формирования планов производства, используя систему заказов и хозяйственных договоров. Такая практика, как я предлагаю в своей монографии "Мир на перекрестке четырех дорог", должна быть реализована при заключении договоров между потребительскими кооперативами и предприятиями, производящими товары и услуги, чтобы обеспечить воспроизводство общественного продукта с учетом потребностей населения.
       Глава девятнадцатая "Закон спроса и предложения" написан Т.Алимовой.
       В начале главы она цитирует С.Струмилина, который писал: "Проблема рыночного равновесия в условиях планового хозяйства в последнем счете сводится к запроектированию таких цен реализации намеченных планом масс товарной продукции, при которой спрос широкого рынка покрывается полностью предложением...Поэтому, если в тот или иной момент мы переживаем кризис сбыта или товарный голод, то это следует рассматривать не в качестве какой-то стоящей объективной необходимости, а лишь как практически очень сложную плановую задачу, с которой мы до сих пор не всегда умеем справляться" (С.Струмилин. "Социальные проблемы пятилетки". 1928/29-1932/33. М.:, Л. 1929, с. 5-6).
       Как показала история СССР, не было ни одного года, когда спрос и предложение были бы сбалансированы. И дело не только в объективных обстоятельствах (Отечественная война), но и в той политике, которую Госплан СССР вынужден был проводить, реализуя указания партийного руководства.
       Конечно, воздействие надстройки не могло отменить самого закономерности спроса и предложения, но товарный голод свидетельствовал о том, что политика может деформировать объективные закономерности.
       Если же обратиться к теории, то Т.Алимова справедливо заметила, что "в реальной жизни действие одного закона переплетается с действием других законов. Задача науки и заключается в том, чтобы вскрыть отдельные противоречия и показать закон их единства, связи и перехода друг в друга (цит. изд. с.542). И далее она приводит следующую цитату: "Можем ли мы, наблюдая факты окружающей жизни, обнаружить факты окружающей жизни, обнаружить действие закона стоимости в чистом виде? Отнюдь нет. Иногда мы наблюдаем факты, ка будто даже противоречащие закону стоимости. Два товара, на которые одинаковое количество труда, могут иметь различную цену, потому что к действию закона стоимости присоединяется действие закона спроса и предложения, который может в значительной степени замазать, скрыть равенство стоимости обоих товаров" (И.Лапидус, К.Островитянов. "Политическая экономия в связи с теорией советского хозяйства" М.:, Л. 1930. С. 417-418).
       Т.Алимова пишет: "Непременным условием расширенного воспроизводства в товарном хозяйстве выступает единство натурально-вещественных и стоимостных связей. Поскольку общественная потребность при социализме выступает как платежеспособный спрос, а продукция производства как товары, вопрос о единстве натурально-вещественных и стоимостных связей спроса и предложения есть, по существу, вопрос об условиях реализации совокупного общественного продукта. Товарная масса и "покупательная сила" не могут здесь быть независимыми величинами" (цит. изд. с.542).
       Далее автор замечает, что соответствие между спросом и предложением должно быть не только по стоимости и натурально-вещественной структуре в течение всего хозяйственного года, но и в каждом регионе.
       Т.Алимова отмечает, что "платежеспособный спрос является объективно необходимой социально-экономической формой реализации потребностей и в условиях социализма. Поэтому уровень и структура личного потребления зависит здесь не только от уровня развития производства, но и от величины денежных доходов, уровня цен, ассортимента и качества товаров, их количества в каждом регионе, ассортимента и качества товаров, качества торгового обслуживания и т.д., т.е. от уровня планомерного использования законов товарно-денежных отношений" (цит. изд. с.549).
       Следует также подчеркнуть, что сфера действия закона спроса и предложения охватывает также и средства производства.
       В заключение Т.Алимова пишет: "Итак, рассматриваемые зависимости цен от соотношений спроса и предложения и соотношения спроса и предложения от цен - не могут быть признаны экономическим законом спроса и предложения. Первая из них - потому, что она выражает отношения, свойственные прежде всего действию закона стоимости; вторая - поскольку суть этой зависимости не идентична сущности экономических связей между спросом и предложением и поскольку зависимость эта по целому ряду товаров не является неизменной, устойчивой. Анализируемые зависимости скорее всего есть проявление взаимодействия закона стоимости с законом спроса и предложения" (цит. изд. с.558).
       И далее она пишет: "Между спросом и предложением прослеживается объективно обусловленная необходимость соответствия, при котором экономические формы товарного предложения (стоимостные и по общественной потребительной стоимости) должны соответствовать формам спроса. В этом и заключается закон спроса и предложения как единство противоположностей, которому внутренне присущ причинно-следственный характер связей, наблюдаемый в отношениях между спросом и предложением по цене и денежным доходам, с одной стороны, по потребительной стоимости товаров (и услуг) и потребностям в них - с другой.
       Сущность закона спроса и предложения - сложное экономическое отношение, имеющую определенную структуру. В нем экономические связи по общественной потребительной стоимости и стоимости проникают друг в друга, переплетаются, перекрещиваются, взаимно определяют и в то же время противоречат друг другу. При этом ведущими являются связи по общественной потребительной стоимости...Изменение социально-экономической формы производства и труда в условиях социалистического обобществления изменяет и характер связей между спросом и предложением. Эти связи становятся планомерными, на основе чего изменяется и характер действия закона спроса и предложения. Основная форма его проявления при социализме не стихийная, а планомерная. Планирование материально-технического снабжения предприятий, оптового и розничного товарооборотов и выполнение принимаемых по ним планов служат неоспоримым тому доказательством" (цит. изд. с.559-560).
       Глава двадцатая "Социалистическая система мирового хозяйства" написана Н.Черкасовым.
       Автор в данной главе затронул следующие проблемы, не углубляясь в их существо: прогрессирующая интернационализация социалистического производства; развитие международной кооперации и специализации; совершентвование ценообразования; ускорение научно-технического прогресса; увеличение взаимодополняемости экономик стран соцлагеря; выравнивание уровня развития стран социалистического содружества; развитие новых направлений в планировании; разработка целевых комплексных программ; совершершенствование управления внешнеэкономическими связями; развитие прямых связей между министерствами и предприятиями.
       Последняя двадцать первая глава "Критика буржуазных концепций истории политической экономии социализма" написана М.Евсеевым и Л.Широкоградом.
       В этой главе авторы пишут о бессилии и фальсификации писаний буржуазных ученых.
       Далее рассмотрим материалы международной научно-практической конференции, состоявшейся в Москве 14 мая 2016 года по теме "Социализм: теория, практика, тенденции обновления в ХХI веке", организованная РУСО - https://kprf.ru/ruso/156106.html
       В монографию включены доклады, содоклады, выступления, статьи и другие материалы международной научно-практической конференции (в том числе и моя статья "О шести признаках обновлённого социализма", в которой сформулированы принципы создания демократического социалистического общества с учетом опыта СССР).
       На конференции первым выступил академик Ж.Алферов, который сказал: "Выступая на нобелевском банкете в 2000 году, я говорил, что: "Как всегда мы, конечно, имеем от научно-технических открытий и изобретений не только положительный, но и отрицательный эффект. Электронные массмедиа, будучи очень сильным и мощным оружием, к несчастью, иногда попадают в руки нечестных и безответственных людей". Сегодня можно с полным основанием сказать, что электронная техника служит весьма эффективному одурачиванию населения нашей планеты. Как один из создателей современной электроники я с ужасом и полным отвращением смотрю на то, как окружающие меня люди непрерывно играют на айфонах и айпедах, смотрят, как правило, жуткие фильмы, кроме единственного канала "Культура", смотреть наше телевидение нормальным людям нельзя. Примерно то же самое происходит и в западных странах. Дети перестают читать книги и, как правило, становятся неграмотными на родном языке. Отдельные хорошие школы, вроде нашего Лицея, не могут изменить ситуацию в целом. Оболванивание населения планеты идет успешно, и интернет служит ему весьма эффективно, одновременно, как всегда, дает возможность еще и зарабатывать на этом.
       Результатом всей этой системы является, как прекрасно сказал А. Эйнштейн: "Неограниченная конкуренция ведет к чудовищным растратам труда и к тому изувечиванию социального сознания отдельной личности, о котором я уже говорил. Это изувечивание личности я считаю самым большим злом капитализма. Вся наша система образования страдает от этого зла. Нашим учащимся прививается стремление к конкуренции; в качестве подготовки к карьере, их учат поклоняться успеху в приобретательстве".
       Ж.Алферов продолжал: "Какой же выход из сложившейся ситуации, выход вместе с опасностями его реализации видит выдающийся ученый и мыслитель? Я убежден, что есть только один способ избавиться от этих ужасных зол, а именно путем создания социалистической экономики с соответствующей ей системой образования, которая была бы направлена на достижение общественных целей. В такой экономике средства производства принадлежат всему обществу и используются по плану.
       Плановая экономика гарантировала бы право на жизнь каждому мужчине, женщине и ребенку.
       Образование человека ставило бы своей целью развитие в нем чувства ответственности за других людей, вместо существующего в нашем обществе прославления власти и успеха.
       Необходимо помнить, однако, что плановая экономика - это еще не социализм. Сама по себе она может сопровождаться полным закрепощением личности. Построение социализма требует решения исключительно сложных социально-политических проблем: учитывая высокую степень политической и экономической централизации, как сделать так, чтобы бюрократия не стала всемогущей? Ясность в отношении целей и проблем социализма имеет величайшее значение в наше переходное время.
       Необходимо помнить, что эти общие и совершенно правильные утверждения требуют для своего осуществления конкретных решений в конкретных областях. Достаточно вспомнить знаменитую ленинскую формулу: "Коммунизм - это есть советская власть плюс электрификация всей страны" (цит. изд. с. 15-16).
       Следующий докладчик И.Братищев отметил, что "в результате "перестройки" и последующих затем событий Россия откатилась назад не только в промышленном развитии. Главной потерей стали изменения в общественном сознании. Социологи и философы говорят об отказе постсоветского человека от принципов рациональности или здравого смысла и скатывании к архаизации. Со сломом советской эпохи претерпели изменения и мировоззрение, и тип мышления. Следствием деформации общественного сознания стало неадекватное восприятие реальности, в частности, неспособность верно реагировать на противоречащие друг другу факты и явления. Конечно, сознание советского, а потом и постсоветского человека подверглось такой массированной манипуляции, что деформация - результат, нежели какой-то сюрприз. А в результате эксперимента над огромной страной на просторах бывшего Советского Союза, в частности на территории Российской Федерации, сложилась иная общность. Между советским человеком и россиянином образовалась пропасть, ставшая гораздо глубже и шире, чем та, что отделяла советского человека от досоветского (цит. изд. с.19).
       Однако со следующим утверждением И.Братищева никак нельзя согласиться: "История свидетельствует, что все досоциалистические способы производства, в том числе капитализм, с присущими им специфическими производственными отношениями стихийно зарождались и развивались в виде экономических укладов в недрах предшествующих способов производства и длительное время, проходя своего рода "инкубационный период", накапливали опыт организации и управления производством, основанном на наёмном труде, отлаживали хоґзяйственный механизм, формы оплаты рабочей силы и т.д., так что буржуазия, придя к власти, получила уже готовую систему производственных отношений и испытанный механизм хозяйствования. В отличие от этого социалистический способ производства, в силу его полярной противоположности капиталистическому стихийно возникнуть и развиваться не может ни в каком виде, даже в виде экономического уклада. Следовательно, в недрах капиталистического общества, не могут зародиться и какие-либо элементы социалистических производственных отношений". Наоборот, как показывают факты, в недрах капиталистической системы вызревают как предпосылки, так и условия становления социализма. Развитие производительных сил благодаря научно-техническому прогрессу породило огромные возможности для широкомасштабного производства товаров и услуг с высокой степенью дифференциации, учитывающей чрезвычайное многообразие потребностей людей. Исключительно высокие требования к качеству рабочей силы, связанные с применением в производстве сложнейшей техники и технологии, обусловили необходимость осуществления больших затрат на ее воспроизводство, что неизбежно привело к повышению качества жизни трудящихся. Правительства, игнорирующие сегодня необходимость проведения эффективной социальной политики, обрекают экономику своего государства на неизбежное поражение в глобальной конкурентной борьбе. Даже самые "правые" правительства вынуждены развивать социальную инфраструктуру, заботиться о приличном уровне заработной платы наемного персонала, о создании нормальных условий на производстве. Настоятельной потребностью современной экономики стало планирование, как на микро, - так и на макроуровнях, а также расширение диапазона ответственности государства за нормальное протекание воспроизводственных процессов. Все эти процессы, протекающие в недрах капиталистического общества, обуславливают объективную необходимость прихода ему на смену демократического социализма.
       И.Братищев сказал следующее о культурной реврлюции в СССР: "Её смысл...состоял в ликвидации неграмотности, повышении образовательного уровня рабочих и крестьян в подготовке кадров инженерно-технических работников и квалифицированных рабочих для развивающейся промышленности и других отраслей экономики. Для этого была создана новая система бесплатного образования, признанная в последствии лучшей в мире. В ходе культурной революции решалась и другая не менее важная и в то же время наиболее сложная проблема: преобразования и развития всей духовной жизни общества на принципах коллективистской идеологии. В ходе решения этой не простой задачи массы трудящихся приобщались к политике, научно-техническим знаниям, культурным ценностям, преодолевалась мелко-буржуазная психология, обывательское отношение к общественному богатству и труду. В конечном итоге формировался новый тип личности, обладающей передовым мировоззрением, высокими нравственными качествами, преданностью Отечеству и народу, готовностью подчинить свои личные интересы интересам общества. Все эти качества в полной мере и со всей очевидностью проявились на всех этапах социалистического строительства, главным образом, в годы Великой Отечественной войны и в послевоенной, так называемый, компенсационный период (цит. изд. с 24).
       И далее он сказал: "Сегодня регресс (кризис социализма, разрушение СССР) не укладывается в привычную схему (прогресс-регресс-прогресс). То есть человечество столкнулось со специфической формой регресса, реализуемой в рамках схемы история - антиистория.
       В этом случае поражение социализма, распад СССР носят не просто регрессивный характер, а представляют собой антиисторическое и, следовательно, временное явление. Совершенно очевидно, что воссоздание пространственно-временных параметров жизни народов, т.е. восстановление исторического вектора развития общества, неизбежно будет вести к формированию предпосылок для выхода на дорогу социализма". С этим выводом И.Братищева следует, пожалуй, согласиться. Однако следующее его высказывание прямо противоположно предыдущей мысли и не выдерживает никакой критики: "Само это поражение оказалось во многом связанным с тем, что открыв дорогу развитию мощных производительных сил, сформировав колоссальный интеллектуально-личностный потенциал, и тем самым создав условия для перехода от индустриализма к постиндустриализму, социализм советского образца (будем называть его "ранний социализм"), выполнил свою миссию и исчерпал свои возможности. Созданный им потенциал пришел в противоречие с индустриальным производством, в котором не оказалось места для его использования и реализации. Разрешение этого противоречия настоятельно требовало технологического прорыва и перехода к постиндустриальной фазе развития производства, которого, к сожалению, не последовало. Вместо этого, производственные отношения стали опускаться на территории СССР до уровня даже не капиталистических, докапиталистических отношений, что и обернулось запуском механизма социального и исторического регресса (цит.изд. с.24-25).
       Вышесказанное не только противоречит марксизму, но оно просто абсурдно. Что означают следующие "перлы": "производственные отношения стали опускаться на территории СССР до уровня даже не капиталистических, докапиталистических отношений"; "Созданный им потенциал пришел в противоречие с индустриальным производством, в котором не оказалось места для его использования и реализации. Разрешение этого противоречия настоятельно требовало технологического прорыва и перехода к постиндустриальной фазе развития производства"? Эти высказывания абсолютно бессмыслены. Что касается производственных отношений (даже в сусловской интерпретации), то они вплоть до контрреволюции 1991 года не содержали ни грана эксплуатации ни в капиталистической, ни в феодальной, ни в рабовладельческой форме. Господствовала общенародная собственность. А что касается индустриального характера производства в СССР в 1980-е годы, то как они могли войти в противоречие с индустриальным же производством? Я уже не говорю о бессодержательности таких терминов, как "постиндустриальная фаза" или "ранний социализм". Как понимать выражение "государственная собственность на средства производства - одно из условий уже раннего социализма" (цит. изд. с. 32)? И это говорит не кто иной, а д.э.н., профессор!
       Или как читателям понравится такое высказывание: "...главная задача - обеспечить некапиталистическое развитие страны. Это значит, что Россия ещё не вступит на непосредственно социалистический путь, но уже сойдёт с капиталистических рельсов, что обеспечит стране социалистическую перспективу" (цит. изд. с. 33)? Обеспечение некапиталистического развития страны - это, оказывается, еще не вступление на социалистический путь развития. И И.Братищев поясняет: "Главная его особенность видится в том, что обобществленный сектор экономики, имея социалистическую перспективу, еще не превратится в социалистический хозяйственный сектор. Это, скорее всего, будет госкапиталистический уклад, занимающий ведущее место в системе народного хозяйства (цит. изд. с. 33). Разве выделенная мной курсивом часть этой выдержки - не бессмыслица с точки зрения марксистской политэкономии?
       И. Братищев решил сослаться на авторитет В.Ленина и ряда ученых, чтобы убедить читателей в истинности кабинетной и мертворожденной концепции социализма. Он на конференции сказал: "По мнению учёных РУСО (В.А. Бударин, Р.И. Косолапов, В.Я. Гросул, А.И. Евсеев и др.) по историческим меркам период неонэпа, скорее всего, не будет особенно продолжительным. После этого общество вступит в этап социализма. Он, в свою очередь, имеет две ступени - ранний социализм и согласно В.И. Ленину полный (обновлённый - в современной терминологии) социализм. Далее следует собственно коммунизм" (цит. изд. с. 33).
       Примитивизм аргументации И.Братищева не имеет границ. Посудите читатели сами. Он дословно сказал следующее: "В советские времена членения социализма на два этапа наша теория не знала. Чтобы придти к такому выводу пришлось пережить величайшую историческую трагедию гибели СССР. Между тем данное членение имеет принципиальное значение для понимания сущности и путей развития социализма. Оно позволяет правильно понимать последовательность и характер, учитывать различие этапов.
       Многие искажённые представления о социализме, а также непримиримые теоретические споры имели место, оттого что наша общественная наука рассматривала советский социализм, не просто как свершившееся, но и во всех отношениях самодостаточное явление. В своё время, левацкий последыш Л.Д. Троцкого, малокомпетентный в теории марксизма Н.С. Хрущев объявил на весь мир о полной и окончательной победе социализма в СССР. Идея полной победы в дальнейшем нашла свое продолжение во времена Л.И. Брежнева, когда было торопливо объявлено о вступлении в этап "зрелого социализма". При этом о возможности и неизбежности предшествующего ему раннего социализма даже и речи не было.
       "Теоретические построения", предлагающие волюнтаристски перешагнуть через целый этап исторического развития, изначально опасны и вредны. Они порождают многие неурядицы, не позволяют давать истинно научное объяснение ряду социальных явлений. Заявление о построении в СССР "развитого социализма" превращало саму идею социализма в мыльный идеологический пузырь, не пользовавшийся доверием масс. Возникало множество вопросов, на которые не было удовлетворительных ответов. Почему зрелое социалистическое общество обладает менее совершенными производительными силами, нежели наиболее развитые капиталистические страны? Почему продукция легкой промышленности хуже качеством, чем на Западе? Почему жизненный уровень населения СССР ниже, чем в Европе и США? Само существование этих вопросов - свидетельство того, что народ видел в концепции "зрелого социализма" бесплодную идеологему, оторванную от его реального бытия. Пропаганда "развитого социализма" компрометировала социалистическую идею, настраивала народ в пользу западного "потребительского общества". Сегодня призывы к авантюристическим "скачкам" способны в очередной раз погубить дело социализма и потому должны быть отвергнуты и в теории, и на практике".
       Спрашивается, с каких это пор Н.Хрущев стал последователем Л.Троцкого? На чем основано утверждение, что СССР обладал менее совершенными производительными силами, нежели наиболее развитые капиталистические страны? Специалисты считали, что качество и надежность средств производства, производимых в СССР, не уступало аналогичной продукции западных стран. На основании каких данных И.Братищев утверждает, что жизненный уровень населения СССР был ниже, чем в Европе и США? Все эти аргументы И.Братищева отдают душком западной пропаганды, так же как и используемая им терминология заимствована у западных социологов.
       Если коротко, то недовольство советских людей было вызвано комплексом приччин, в числе которых было их отчуждение от власти, диспропорция между платежеспособным спросом и товарной массой и не в последнюю очередь - хорошо организованная пропаганда отечественных либералов и западных СМИ.
       Описывая устройство будущено социалистического общества, И.Братищев считает, что "в новых условиях изменится характер взаимоотношений между предприятием и государством. Эти отношения будут строиться на арендных принципах" (цит.изд. с.37). Таким образом, И.Братищев вопреки азам политэкономии сделал государство субъектом собственности, ликвидировав тем самым общенародную собственность. Вот Вам и обновленный социализм!
       Речь И.Братищева полна внутренних противоречий. Так он ранее заявлял, что СССР отстал от западных индустриальеых стран. И вдруг оказывается что современная Россия, оказавшаяся в глубоком экономическом кризисе, является обладательницей высокого интеллектуального потенциала, занимая по объёму ВВП на душу населения 72-е место в мире, находясь между африканским Габоном и островком Сент-Люсия в Карибском море. И это несмотря на то, что страну покинули сотни тысяч ученых и специалистов!
       Подводя итог, можно с уверенностью сказать, что все выступление И.Братищева представляет собой смесь талмудизма сусловского пошиба, заимствований у западной социологии, декларативности и вымысла.
       Следующим после И.Братищева выступил К.Хубиев на тему "Социалистические перспективы современного экономического развития".
       В самом начале своего выступления он сказал следующее: "...на рубеже веков усилилась борьба за экономический передел мира. Внешне это проявляется в образовании новых экономических союзов государств. Разворачивается новый тип конкуренции между странами. Это не сопоставление их экономической мощи, это не борьба транснациональных компаний и глобальных сетей, хотя и они в этом участвуют. Это конкурентная борьба эконмических союзов стран. Доминируют здесь США, которые создали многочисленные межгосударственные объединения и активно в них участвуют. Последними глобальными инициативами в этой области являются: проекты ТТП и экономического партнерства с ЕС.
       ТТП (Транстихоокеанское партнёрство) международная торгово-экономическая организация, целью которой является создание зоны свободной торговли в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Это только что созданная организация. Соглашение о создании Транстихоокеанского партнёрства было подписано 4 февраля 2016 года в Окленде, Новая Зеландия.
       Данная структура должна стать альтернативой АСЕАН и АТЭС, ее создание является продолжением американской политики по сохранению контроля над Тихоокеанской зоной, созданию экономического блока для противостояния растущему влиянию Китая и России. Это главный мотив создания данной организации.
       По прогнозам, доля стран ТТП (вместе с Японией) в мировом ВВП может достигнуть 38-40 % и четверть оборота мировой торговли (при этом лидируя по объему доли в ВВП, но уступая в обороте мировой торговли торговому блоку АСЕАН+6 при условии участия Китая в АСЕАН).
       Многолетняя подготовка в условиях секретности скрывала подготовку новых методов борьбы, направленной, прежде всего, против Китая. Например, соглашение регулирует большой круг вопросов, связанных с правовой охраной интеллектуальных прав (доменные имена в Интернете, регистрация и защита товарных знаков, охраны авторских и смежных прав, ограничения в производстве дешёвых аналогов запатентованных лекарств и др.), с сельским хозяйством, телекоммуникациями, финансовыми услугами, таможенным сотрудничеством и тарифами, взаимными инвестициями и т. д. Совершенно очевидна направленность на монополизацию объектов НТП, с тем, чтобы ограничить доступ конкурентам к средствам технологического развития. Поскольку экономическое доминирование Китая во многом основано на эффективном использовании вторичных технологий и товарных аналогов, введение в действе планов ТТП явится тяжелым ударом по китайской экономике и приведет к серьезным противоречиям международного уровня. Еще существеннее выглядят средства борьбы (с Китаем, прежде всего) через "трудовые и экологические стандарты", поднятием их до определенного, "международного" уровня. Предполагается давление на конкурентов через "экспорт", стандартов развитых стран, созданных, в том числе и за долги развивающимся странам, о чем будет сказано ниже. Предполагаемое регулирование споров между транснациональными корпорациями и правительствами приведет к верховенству ТНК США над национальными правительствами. Полной информации о содержании ТТП нет, поскольку еще не раскрыты все документы его учреждения, но известно главное, цель - борьба с растущим влиянием Китая на мировую экономику, борьба за доминирование США (цит. изд. с.44).
       "...в последнее время выявился контрциклический характер движения мировой экономики. Если раньше экономичней кризис охватывал развитые страны, а развивающиеся страны "паровозиком" следовали за первыми, то теперь мировая экономическая динамика все чаще демонстрирует признаки "контрциклических качелей", что свидетельствует о том, что мировые ресурсы уже распределены и перераспределены и у капитала уже нет возможностей развиваться за счет колониального пространства. Если внимательно присмотреться к горячим точкам в мире, то можно увидеть, что войны сопровождаются перераспределением ресурсов и денежных потоков. В этой связи на борьбу с агрессивно-хищнической природой капитализма не следует жалеть сил. На этом фоне также убедительней и привлекательной может быть представлена социалистическая альтернатива, которая базовые принципы отношений на основе доверия и сотрудничества распространяет на уровень международных отношений...современная мировая экономика может быть охарактеризована как долговая экономика. В среднем развитые страны имеют долг (только государственный) "зашкаливающий" за годовой ВВП. Причем, если до середины прошлого века долговой кризис выражался в том, что развитые страны были кредиторами развивающихся стран, то теперь, наоборот, развивающиеся страны является кредиторами развивающихся стран, что может создать ложную видимость того, что развивающиеся страны содержат в долгой кабале развитые страны. Как раз все наоборот. Развитые страны за чужой счет вышли в лидерство как по развитию технологий, так и по уровню социального обеспечения. Подняв социальные стандарты и, создав привлекательные условия труда, концентрируют человеческий капитал высшего качества и поддерживают лидерство за счет привлеченных интеллектуальных ресурсов развивающихся стран, т.е стран-кредиторов. Эксплуатация развивающихся стран приобрела в современных условиях более тонкий и изощренный характер. Развитые страны за счет кредиторов концертируют интеллектуальные ресурсы развивающихся стран, которые содействуют отработке этих долгов" (цит.изд. с.44-45).
       Дальнейший анализ К.Хубиев основывает не на формационной теории, принятой в марксистском учении, а на концепции П.Сорокина, который все формы человеческих взаимоотношений распределял на три основных класса: доверительные, договорные и принудительные.
       Далее он рассматривает некоторые основные проблемы, которые следует решать на базе отношений доверия и сотрудничества в обновленном социализме. К.Хубиев совершенно прав, когда говорит: "На рубеже ХХ-ХХI вв. внимание экономистов в значительной мере приковано к информационным ресурсам, креативному человеческому потенциалу, нано- и биотехнологиям. Земля как важнейший ресурс сельскохозяйственного производства оказался в тени. Между тем она была и остается незаменимым и важнейшим условием воспроизводства жизни. Более того, земля нечто большее, она образует пространство размещения средств и условий существования. Земли сельскохозяйственного назначения занимают особое положение в системе земельных ресурсов, будучи средством производства продовольствия и некоторых видов сырья для других отраслей. Ее общественная ценность возрастает в связи с тем, что индустриальное и постиндустриальное развитие, процессы урбанизации сокращают площади земель аграрного назначения, а оставшиеся площади подвергаются экологическому загрязнению" (цит. изд. с. 51).
       К.Хубиев дает уничтожающую оценку ситуации с реформированием в сельском хозяйстве России: "Преодоление кризиса в аграрном секторе страны, разрешение проблем реформирования земельной собственности сегодня во многом зависит от эффективности экономической политики в целом, осознания приоритетности разрешения проблем земельной собственности с точки зрения национальных интересов. К тому же теневой оборот земли возник, как следствие разрушительного подхода к формированию системы собственности на землю, а отнюдь не как естественно-объективный процесс. Это часть той теневой и криминальной экономики, которая, переступая границы земельных отношений, привлекает уже сегодня на земельный рынок огромные деньги банков, инвестиционных компаний, нефтяные деньги. По данным специалистов, в процессе скупки земель участвовали крупные зарубежные средства, частично имевшие российское происхождение, а также деньги международных венчурных фондов. При этом земля скупается за бесценок, поскольку при низкорентабельном производстве сельскохозяйственные угодья не образуют земельной ренты, как основы рыночной оценки (цены) земли. Неизбежным следствием сосредоточения земельных ресурсов в руках крупных частных собственников будет падение жизненного уровня большинства населения, а также конкурентоспособности отечественного производства, связанных с ростом в народном хозяйстве производственных издержек и цен. Сторонники же спекуляции землей замалчивают, а может целенаправленно добиваются того, чтобы посредством легитимизации этого процесса было положено начало аннексии российских земель и массовой бескровной оккупации России. К тому же технологии захвата земель денежным капиталом сегодня доведены до совершенства, и как только земли (обычно наиболее ценные) становятся коммерческим активом и предметом финансовых спекуляций, они неизбежно переходят в руки теневых покупателей и кредиторов (цит. изд. с. 54).
       Далее К.Хубиев дает свою оценку истории СССР: "Идея обновленного социализма не означает отказа от прошлого. Реально построенный социализм в СССР является исторически уникальным опытом создания общества на основе отношений доверия и сотрудничества. Это общество дало замечательные плоды и результаты, еще недостаточно оцененные в историческом масштабе. В человеческом измерении сотни миллионов людей поднялись к светлым высотам грамотности и образования, профессионального взлета, человеческих радостей и семейного счастья. Еще предстоит достойная и объективная оценка опыта того времени. Оно было сложным и противоречивым. Но врагам этой системы удалось его оболгать, гипертрофируя его реальные недостатки и нагромождая ложь...Исходным пунктом развертывания борьбы с прошлым была формула "застой", близоруко и популистски запущенная и поддержанная высшим руководством страны. Именно эта формула была превращена в оружие борьбы против СССР. Логика была следующая: застой ведет в тупик; его надо преодолеть перестройкой; из-за бессодержательности перестройки, врагами она была превращена в платформу рыночно-капиталистического переворота. Одни сознательно (А.Яковлев), другие бессознательно (М.Горбачёв) стали активными участниками этого процесса, занимая высшие должностные посты. Именно поэтому СССР был оболган, предан и продан" (цит. изд. с.60).
       К.Хубиев сказал все правильно, за исключением преуменьшения роли М.Горбачева в развале СССР. М.Горбачев делал все умышленно, опираясь на подонков типа А.Яковлева и иностранных советников.
       В пику Братищеву К.Хубиев приводит статистические данные и весомые аргументы, опровергающие вымыслы о застое советской экономики и причинах краха СССР: "Обратимся кратко к экономическим изменениям за период с 1960-1985 г.г., отраженным в статистике. Валовой общественный продукт (ВОП) вырос на 387%, продукция промышленности на 485 %, валовая продукция сельского хозяйства на 170 %, производительность общественного труда выросла на 317%. Даже на базе очень предвзятого отношения нельзя трактовать подобную динамику как застой.
       Теперь возьмем более короткий и исторически более близкий период: 1970-1985 г.г. За этот период ВОП вырос на 198%, продукция промышленности - на 214 %, валовая продукция сельского хозяйства - на 123 %, производительность общественного труда выросла на 170% [22].Эти показатели выглядят более скромно по сравнению с предыдущими. Но и в них отражен двукратный рост промышленности.
       И, наконец, - период с 1980 по 1985 характеризуется следующими данными. ВОП вырос на 119 %, продукция промышленности - на 120 %, сельского хозяйства - на 111%, производительность общественного труда - на 116,3%. Статистический анализ свидетельствует о том, что никакого застоя в экономическом смысле (стагнация) не было. Даже в самый неблагополучный со статистической точки зрения период (1981 - 1985) среднегодовые темпы роста составили 3,6 %, что по стандартам международной оценки экономического развития не считается неблагоприятными показателями. С позиции внутренней негативной оценки очевидным является снижение темпов экономического роста. Можно было прогнозировать затухание темпов экономического роста и даже переход экономики СССР в фазу стагнации. Но результаты 1986 года, приведенные в последнем столбце, не подтверждают прогнозы апокалипсического характера. В 2016 году, когда готовился этот материал, темпы роста в 3-4 % были очень желанными для экономики США и западноевропейских стран.
       Проводя промежуточный итог анализу экономического состояния СССР, можно сделать вывод о том, что фактом было снижение темпов экономического развития. Но мифом является то, что это послужило основой или причиной развала государства. Экономики разных стран, как свидетельствует экономическая история, переживает не только снижение темпов роста, но и стагнацию, и даже рецессию, т.е. физическое сокращение объемов производства и потребления. Но даже кризисное состояние экономики не является детерминацией развала государства (если даже вспомнить Великую депрессию). СССР испытывал сокращение производства в тяжелые годы войны в 1941-1942 годах. Экономические трудности в этот период сопровождались агрессивной вражеской пропагандой, направленной на развал государства изнутри. Но комплекс этих наиблагоприятнейших условий не послужил причиной для распада государства. На этом историческом фоне совсем недавнего прошлого, наивным и ненаучным представляется суждение о том, что в середине 80-х годов прошлого века экономика СССР оказалась в столь тяжелом состоянии, что была обречена на развал вместе с государственным устройством. Удивление вызывает то, что подобные утверждения делают экономисты, которым хорошо известно, что в этот период у экономики не было ресурсных ограничений. Фактом является то, что были трудности: очень низкие цены на нефть, большие военные расходы, торможение научно-технического прогресса в гражданских отраслях, ослабление экономических стимулов в ряде отраслей и т.д. Но в рассматриваемый период у экономики СССР не было существенных причин для наступления столь острого экономического кризиса, выход из которого мог быть только через развал экономики и государства. Страна имела трудовые, сырьевые, финансовые, научные, технические ресурсы, достаточные для безопасного функционирования. Не прогнозировалось неожиданное истощение сырьевых ресурсов, крупных природных катаклизм, сокращения трудоспособного населения. С крупнейшей техногенной катастрофой - аварией на Чернобыльской АЭС страна справилась с значительными потерями, но без разрушительных последствий для всей экономики. Справилась страна и с природными катаклизмами (можно вспомнить землетрясение в г. Спитак, где установлен памятник Н.И. Рыжкову, председателю Совета Министров СССР, лично руководившему работами по преодолению последствий землетрясения). Экономике страны угрожали испытания, тяжелее войны 1941-1945 г.г., с изъятием из экономического оборота значительной части ресурсов, сокращением населения, уничтожением техники и т.д. Но страна выстояла и победила не только в войне, но и в восстановлении разрушенного войной хозяйства. Эти трудности несравнимы с 80-ми годами, когда не было причин для экономического кризиса с разрушительными для государства последствиями.
       Сокращение темпов экономического развития было очевидным для руководства страны. Поэтому, на 12-ю пятилетку (1986-1990) годы были запланированы более высокие темпы роста. В 1986 году наметились тенденции повышения темпов экономического развития. Они отразились в росте основных социально-экономических показателей, включая рост производительности труда. Планы 12-й пятилетки не были выполнены, поскольку были запущены разрушительные процессы, о которых речь пойдет ниже.
       Реальностью также было отставание СССР в научно-техническом развитии по сравнению с развитыми странами. Но и этот факт не может рассматриваться как причина развала государства. Мировая экономика устроена таким образом, что не все страны развиваются в научно-техническом отношении синхронно. Одни опережают, другие отстают. Но почему только для одной стране отставание в научно-техническом развитии должно было является причиной для развала? Это еще один миф, достаточной распространенный, о причинах развала союзного государства. В экономической географии выделяется целая группа стран на юге Европы, которая характеризуется как страны "отставшие в капиталистическом развитии". В логически завершенной форме названная причина должна означать следующее: право на жизнь имеет только одно государство, лидирующее в научно-техническом развитии. Ведь все остальные страны будут считаться отставшими. Между тем, экономический мир являет собой пеструю мозаику дифференциации стран по уровню научно-технического развития. И это не является основанием для разрушения государств.
       Из научно-технического отставания есть два выхода, в том числе и для стран, переходящих от плановой экономики к рыночной: мобилизация ресурсов (в том числе и политических) для преодоления данного отставания, либо использование данного факта отставания для разрушения экономики и государства с целями, далекими от научно-технического прогресса. Первым путем пошел Китай, вторым - Россия.
       Для союзного руководства не было неожиданностью научно-техническое отставание. Оно строило планы для преодоления данной ситуации в перспективе и конкретные меря были запланированы на двенадцатую пятилетку (1986-1990). Объем капитальных вложений планировалось увеличить на 24 %. При этом приоритетным направлением считалось техническое перевооружение и реконструкция действующих предприятий. На эти цели планировалось выделить до 50 % капвложений до 1990 года. Основная нагрузка на решение задач технического перевооружения падала на машиностроение. В эту сферу планировалось увеличение капвложений в 1,8 раза. Для полноты картины перспективного планирования отметим, что предполагалось увеличить капвложения в социальную сферу. Например, планировалось ввести в городской и сельской местности до 2000 года не менее 2 млрд. кв. м. жилья. В двенадцатой пятилетке, по сравнению с предыдущей, планировалось ввести школ на 4 1% больше, дошкольных учреждений - на 54%, больниц - на 19%, поликлиник - на 35 %.
       Возможны обоснованные сомнения относительно реальности и выполнимости этих планов. Но традиции и механизм функционирования плановой экономики, отсутствие ресурсных ограничений создавали реальные основы выполнимости намеченных планов, поскольку планы традиционно имели ресурсную привязку. Впрочем, результаты первых двух лет двенадцатой пятилетки свидетельствовали о реальности ее выполнения. Например, на техническое перевооружение и реконструкцию предприятий в 1986 - 87 годах по сравнению с соответствующим периодом предыдущей пятилетки объем инвестиций вырос в 1,7 раза. Среднегодовой темп прироста сдачи в эксплуатацию жилых домов за отмеченные два года двенадцатой пятилетки составил 7,3% против 1,7 % в одиннадцатой пятилетке.
       Существенным показателем позитивных изменений в экономике является рост производительности труда. Впервые за последние пятнадцать лет в области капитальных вложений были достигнуты плановые показатели роста производительности труда. В 1986 году за счет роста производительности труда был получен 71 % прироста строительно-монтажных работ, а в 1987 году - весь прирост.
       В первый год двенадцатой пятилетки наметились сдвиги в сторону научно-технического прогресса. Доля инновационной продукции в общем объеме производства составил 4,3 % против 3,1 % в 1986 г. Это удельный вес продукции, освоенной в СССР впервые. Только в 1986 на техническое перевооружение и реконструкцию использовано было капитальных вложений на 25 % больше, чем в 1985 г. О структурных сдвигах, направленных в сторону технического прогресса свидетельствует то, что прирост продукции машиностроительного комплекса в 1,3 раза превышал рост промышленного производства в целом. Выросло производство станков с программно-числовым управлением, обрабатывающих центров роторно-конверторных линий, промышленных роботов, гибких производственных модулей и т.п. За счет опережающего роста производства прогрессивных машин и оборудования, по данным ЦСУ, было обеспечено свыше трети прироста объема продукции машиностроительного комплекса [25].
       Завершая экономическую часть данной работы, мы приходим к выводу: экономических причин для развала СССР не было. Возникающие трудности были преодолимы в рамках государственно-политической системы. При условии проведения созидательных, а не разрушительных реформ, где стимулы рыночной экономики, сочетаясь с государственным регулированием, страна имела шанс на вектор развития, а не разрушения, о чем убедительно свидетельствует опыт Китая. СССР и КНР имели практически одинаковые экономические системы и примерно с одинаковых позиций стартовали в сторону рыночной экономики, но с разными целями, методами и, соответственно, получили разные результаты. К сказанному следует добавить, что целый ряд экономистов, в том числе и автор этих строк, писали во второй половине 80-х годов о необходимости движения путем китайских реформ.
       Одной из наиболее часто называемых причин развала страны называется разрушение потребительского рынка, выразившегося в остром дефиците продовольствия, потребительских промышленных товаров, введении карточной системы и т.п. Что здесь является фактом, а что мифологизировано. Фактом является то, что экономика страны была деформирована гипертрофированным развитием военно-промышленного комплекса. Тяжелые потери в ВОВ явились уроком для советского руководства, и оно в приоритетном порядке заботилось об обороноспособности и справлялось с этой задачей. В ВПК накапливались научные разработки, новые образцы и системы с заделом на десятилетия. На симметричное развитие потребительского рынка ресурсов не хватало. Ощущались дефицит, перебои со снабжением, коррупция в сфере потребительского сектора. Теперь о мифах. Почему-то критики прошлой экономической системы (впрочем, и защитники) не учитывают того, что продовольственный рынок, например, был двухсекторным и функционировал в виде государственной торговли с регулируемыми, социально приемлемыми ценами и свободной рыночной торговли. (Рынки назывались колхозными, хотя торговали продовольственными и иными товарами потребительского назначения не только колхозники). Очереди и ограничения были в государственных магазинах по низким ценам. Но не было дефицита, поскольку на свободном рынке были продовольственные товары, по иным ценам, но по законам свободного рынка в соответствии со спросом и предложением. После либерализации цен законы уже функционировавшего продовольственного рынка распространились на государственный сектор торговли. Ничего нового не появилось, кроме того, что исчезла государственная торговля с ценами, доступными для граждан с низким и средним доходами. Либерализацией цен, выразившейся в их тотальном повышении, было создано видимое прилавочное благополучие при резком сокращении потребления основных продовольственных товаров. Официальная статистика показывает, что и теперь не восстановлен уровень потребления продовольственных товаров советского периода, хотя очередей нет, и прилавки заполнены товаром. Сокращению потребления соответствует сокращению поголовья скота, площадей обрабатываемых земель сельскохозяйственного назначения" (цит.изд. с. 60-67).
       Что касается политической составляющей контреволюционного процесса, то К.Хубиев сказал следующее: "Утверждается еще, что через развал страны и радикальные реформы удалось пройти без гражданской войны потому, что большинство народа именно этих перемен желало. И это мнение тоже замешано на мифологии. Политическое устройство в стране было таково, что была единая и единственная вертикаль власти и управления. Дисфункция вершины этой вертикали парализует всю систему. Параллельных политических сил патриотического толка, структурированных и выступающих за единство страны и экономики, не было (отдельные личности и группы не в счет). Если бы вместе с референдумом о сохранении СССР народу было бы объявлено о том, что действующая власть не в состоянии выполнить его волю, то могла сформироваться параллельная политическая сила, структурированная и разветвленная. Оппозиционные силы знали особенность политического устройства страны и хорошо этим воспользовались, разрушая страну и экономику сверху" (цит. изд. с. 70).
       Cледующим с докладом "Основания и императивы становления социализма XXI века" выступил на конференции А.Субетто. Он заявил: "Учение о социализме XXI века, в авторской версии, находится в стадии становления. Оно формируется на базе 3-х главных теоретических компонентов: (1) развитие марксистско-ленинской теории социализма; (2) разрабатываемой автором концепции капиталократии и глобального империализма (3) разрабатываемой автором научно-мировоззренческой системы Ноосферизма" (цит. изд. с. 72).
       А.Субетто поясняет: "Императив перехода к "подлинной истории" превратился в ноосферный императив - императив перехода к управляемой социоприродной эволюции на базе общественного интеллекта и научно-образовательного общества. Коммунизм как новая парадигма истории, т.е. как история управляемая, когда человек становится истинным её творцом, т.е. хозяином своей исторической судьбы, а значит - субъектом очеловеченной истории, в XXI веке, в свете выхода на арену истории Большой Логики Социоприродной Эволюции, превращается в ноосферный коммунизм, на первом переходном этапе - в ноосферный социализм, что означает, что История человечества расстается со своей автономностью (приобретшей такую "автономность" после неолитической революции) и становится Историей Ноосферной, когда человек поднимается на уровень ответственности за Будущее всей Системы Жизни - Биосферы - на Земле. Вот почему XXI век - это век ноосферно-социалистической революции, и единственно правильная характеристика социализма XXI века - это Ноосферный Экологический Духовный Социализм" (цит. изд. с. 73-74).
       Далее А.Субетто утверждает, что "Социализм как общество, в котором реализуется научное управление своим развитием (и соответственно историей), есть общество на порядок более высокой субъектности, чем капитализм. Ведущим законом развития социализма, как общества высокой субъектности, является открытый автором в конце 80-х годов ХХ века закон - закон опережающего развития качества человека, качества общественного интеллекта и качества образовательных систем в обществе.
       Отсутствие четкой формулировки этого закона в теоретической системе марксизма-ленинизма советской эпохи, взгляд на человека в системе социалистического производства только как на "человеческий фактор" (аналог "человеческого капитала" в современной экономической теории, обслуживающей рыночно-капиталистическую систему), автором рассматривается, как один из гносеологических источников появления во внутрипартийном идеологическом пространстве СССР такого явления - как "горбачевизм" и "ельцинизм", ставшие основой идеологии рыночно-капиталистической контрреволюции, приведшей к распаду СССР, к системной катастрофе в экономике России, к бандеро-фашистскому путчу на Украине в 2014 году, и другим негативным процессам на пост-советском пространстве...Данный закон вводит в теоретический базис построения социализма категорию общественного интеллекта, разработке теории которого автор посвятил целую серию работ, в том числе диссертацию на соискание ученой степени доктора философских наук "Общественный интеллект: социогенетические механизмы развития и выживания" (1995)" (цит. изд.с. 75-77).
       Выход на арену истории в форме первой фазы Глобальной Экологической Катастрофы Большой Логики Социоприродной Эволюции, и императива экологического выживания человечества в XXI веке, возвестили:
       - о выходе на передний план закона идеальной детерминации в истории через общественный интеллект в единстве с Законом Кооперации;
       - о Великом Переломе Истории человечества - смене Стихийной парадигмы Истории Управляемой парадигмой, т.е. о Конце Стихийной Истории;
       - о Начале Истории Управляемой, причем в форме Управляемой Социоприродной Эволюции, частью которой является, конечно, и Управляемая Социальная Эволюция человечества.
       Это еще только Провозвестие для проницательных умов, реализация которого, что и означает - подчиниться Большой Логике Социоприродной Эволюции, - и есть единственное, базовое условие продолжения истории социального человечества.
       Но подчиниться - значит преобразоваться в своём качестве самому человеку, совершить ноосферную человеческую революцию, совершить качественный скачок в Эволюции самого Разума человека (и человечества): перейти из состояния "Разума-для-Себя" в состояние "Разума-для-Биосферы, Земли, Космоса", т.е. стать и биосферным, и космическим разумом, а это и означает стать ноосферным разумом. Эту предстоящую "революцию" в эволюции Разума автор предложил назвать "Родами Действительного Разума", свершение которых входит в содержание переживаемой Эпохи Великого Эволюционного Перелома [3,12], и соответственно - ноосферно-социалистической революции XXI века. Мое видение концепции ноосферы изложено в параграфе 3.6.5. "Общечеловеческий разум и теория ноосферы" в монографии "Мир на перекрестке четырех дорог". Я в этом параграфе в частности пишу: "Н.Моисеев - глубокий, добросовестный исследователь и вследствие этого, преодолев полосу тяжелых раздумий и колебаний, он, в конце концов, пришел к правильному фундаментальному выводу о том, какова должна быть в действительности "палитра посткапиталистического мира": стихия капиталистического глобального рынка ведет к тупиковому сценарию развития и только демократический социализм может обеспечить коэволюцию человечества с биосферой.
       И в заключение данного параграфа хочу привести замечательно точные слова Н.Моисеева: "Многое, конечно, изменилось со времен Маркса, и сегодняшний капитализм мало похож на то, что было полтора века тому назад: появилась социальная ориентированность политики, люди стали лучше и дольше жить и т.п. Но суть осталась старой, ибо в основе жизнедеятельности современной либеральной системы остается тот же классический рынок, а труд основной массы населения продолжает быть товаром!
       И эта суть будет мешать утверждению настоящего образования, полноценной культуры и той нравственности, которая необходима для реализации принципов коэволюции" (Моисеев Н. Судьба цивилизации. Путь Разума (Интернетный вариант публикации).
       Социализм как научное управление общественным развитием одновременно предстает и как общество восходящего воспроизводства качества общественного интеллекта, а значит - и как научно-образовательное общество, в котором указанный выше закон опережающего развития качества человека, качества общественного интеллекта и качества образовательных систем в обществе есть базовое условие его прогрессивного и устойчивого развития, на базе примата долгосрочного научного управления.
       А.Субетто высказал очень верную мысль: "В противовес предпринимательскому духу, мотивируемому частным интересом и стремлением к обогащению, который можно назвать "капиталистическим предпринимательским духом", социализм формирует "социалистический предпринимательский дух", мотивируемый общественным интересом, строительством нового социалистического строя, прогрессом общественного блага, как блага для всех. Таким социалистическим предпринимательским духом обладали С.П.Королев, Д.В.Курчатов, Д.Ф.Устинов и другие советские инженеры, руководители промышленных производств и министерств" (цит. изд. с.78).
       А.Субетто заявил: "Социализм, если воспользоваться метафорой А.Г.Лукашенко, и есть "диктатура качества", как основа качественного восходящего воспроизводства общества, что возможно только при соблюдении требований открытого автором основного закона социализма - закона опережающего развития качества человека, качества общественного интеллекта и качества образовательных систем в обществе" (цит. изд. с. 79). Наверное, правильнее было бы говорить о качестве жизни.
       Любопытна следующая мысль А.Субетто: "Империалистичность капитализма выражается в колониальной системе, как его необходимом внешнем атрибуте. Капитализм производит себя не только за счет эксплуатации собственного рабочего класса, но и за счет эксплуатации колоний" (мое замечание: причем в эксплуатации колоний, через механизм капиталократии и механизм распределения доходов, косвенно участвует и рабочий класс этой капиталистической системы, осуществляющей себя, в том числе и как экономический колонизатор, С.А.). Таким образом, "эксплуатация колоний - закон бытия капитализма, что делает его империалистичным изначально...Дэвид Кортен прямо, не стесняясь (что свойственно стало некоторым отечественным политэкономам) вводит понятие "корпоративный колониализм" и указывает на то, что система ТНК есть механизм неоэкономического колониализма, реализующий, уже в моём определении, - экспансию глобального империализма мировой финансовой капиталократии. Косвенно это признает и известный ученый-лингвист Ноам Хомский, указывая де-факто и опосредованно на власть над значительной частью мира капиталократии США, когда подчеркивает, что во власти транснациональных компаний находится большая часть мира..." (цит. изд. с. 80).
       Далее А.Субетто, обобщая историю двадцатого века, утверждает: "Теоретический взгляд К.Маркса и соответственно европейского марксизма конца XIX века на социалистическую революцию как революцию в странах, в которых капитализм достиг своей наибольшей зрелости, т.е. в развитии производительных сил и в обобществлении капитала, и в которых сформировался пролетариат как движущая сила такой революции, оказался ошибочным именно потому, что опирался на теорию замкнутой схемы расширенного воспроизводства капиталистического производства за счет прибавочной стоимости, созданной эксплуатацией рабочего класса внутри этой системы, которая оказалась слишком идеальной и далекой от реального капитализма, опирающегося в своём воспроизводстве на эксплуатацию колоний...Маркс перевернулся бы в гробу, если бы узнал, что его последователи, вместо диалектического развития его наследия (мое замечание: ленинизм и есть такое диалектическое развитие, С.А.), превратили это наследие в догму, в "мертвую схему", которую конечно, "взрывала" живая диалектика реального исторического процесса" (цит. изд. с. 82, 84).
       Теория, выдвинутая А.Субетто, противоречит диалектическому и историческому материализму: "Автором доказывается (насколько это возможно, исходя из обобщения того, то уже наработала эволюционика как наука), что любая прогрессивная эволюция ("конус" прогрессивной эволюции) подчиняется действию двух связанных между собой метазаконов:
       ·метазакону сдвига: от доминанты Закона Конкуренции и механизма отбора - к доминанте Закона Кооперации и механизма интеллекта;
       ·метазакону интеллектуализации ("оразумления") любой прогрессивной эволюции (вытекающему из "метазакона сдвига").
       При доминировании в начале прогрессивной эволюции закона конкуренции - более-менее справедлива дарвиновская парадигма, при доминировании в последующем закона кооперации - кропоткинская парадигма, а в целом наличие обоих метазаконов укладывается в представление о номогенезе по Л.С.Бергу. При этом появляется новое определение по автору "интеллекта", как эволюционного механизма, противостоящего "естественному отбору" в дарвиновской теоретической системе объяснения движущей силы эволюции видов. Если "отбор" есть "запаздывающая обратная связь", поэтому прогресс эволюции обеспечивается за счет избыточности "систем", ведущих борьбу за одну и ту же экологическую "нишу", то "интеллект" есть "опережающая обратная связь", т.е. управление будущим с определенным "лагом упреждения". И если конкуренция и отбор образуют единство (побеждает более жизнеспособной), то кооперация и интеллект образует другое единство (кооперация в прогрессивной эволюции закрепляется тогда и только тогда, когда её эмерджентным эффектом становится скачок в качестве интеллекта, т.е. скачок в качестве управления будущим, предполагающий увеличение лага упреждения в прогнозе изменения внешней среды и соответственно рост предвидения желаемых состояний (целей), на котором осуществляется управление (рост долгосрочности управления).
       Данный взгляд на механизмы развития любой прогрессивной эволюции подводит к выводу, что как прогрессивная космогоническая эволюция, так и прогрессивная эволюция жизни на Земле (прогрессивная глобальная эволюция), вследствие действия указанных метазаконов, закономерно рождают человеческий разум (интеллект), на Земле и соответственно переходят в ноосферный этап эволюции. История человечества как прогрессивная социальная эволюция, в свою очередь - встроенная в прогрессивную эволюцию Биосферы, подчиняется действию указанных метазаконов (цит.изд. с. 91-92).
       Сведение развития только к прогрессивной космогонической эволюции (с опережающей обратной связью, т.е. управление будущим с определенным "лагом упреждения") не позволяет научно объяснить процесс развития человечества, преувеличивая роль общественного сознания ("Разума Биосферного"), как фактора социального прогресса. И его ссылка на К.Маркса в этом контексте совершенно лишена смысла ("Переход к Управляемой или "подлинной" Истории, которую Маркс и обозначил понятием "коммунизм", в XXI веке обрел ноосферное содержание, связанное с единственной моделью выхода из Экологического Тупика Истории и "устойчивого развития" в будущем - управляемой социоприродной эволюции. В этом контексте вся осуществленная история на базе доминирования закона конкуренции и стихийных сил рынка, войн, эксплуатации, насилия, которую Маркс назвал "предысторией", есть своеобразный период "беременности" Биосферы человеческим Разумом" (цит.изд. с.93).
       Обратимся теперь к выступлению В.Шевелуха "Предложения по проблеме обновлённого социализма в России". Она содержит критику современного капиталистмческого строя в России и голословное заявление, что программа строительства обновленного социализма содержится в документах КПРФ.
       Следующий выступающий - В.Бударин. Тема его выступления - "Через НЕОНЭП к обновлённому социализму". Он в начале своего выступления сказал: "Как известно, Коммунистическая партия Российской Федерации поставила стратегическую задачу идти не назад к социализму ХХ столетия, а добиваться в политической борьбе организованного рабочего класса перехода российского общества к обновлённому социализму ХХI века. Постановка данной задачи вызвала огромный интерес среди ученых-обществоведов, рабочих, других тружеников, размышляющих о судьбах России и мирового социалистического движения. Вся эта плеяда современников, исповедующих социалистические идеалы, сочувствующих им (или хотя бы интересующихся ими), разбилась в данном вопросе, как мне представляется, на три категории.
       К первой можно отнести тех, кто жаждет услышать от теоретиков или авторитетных лиц разъяснения сущности и содержания понятия "обновлённый социализм". Вторую группу составляют товарищи, призывающие ограничиться теми идеями, которые давно высказаны основоположниками марксизма. В формулировке "обновлённый социализм" они нередко усматривают содержание, подчас противоположное советскому и современному социализму, сохранившемуся в реальном мире. Иные даже считают, что она унижает советский социализм. Наконец, к третьей категории я бы отнёс тех партийных деятелей и представителей общественных наук, которые заняты не бесплодными фантазиями, а научным поиском конкретной истины, отражающей реальную ситуацию современного развития и позволяющей делать достоверные прогнозы общественного движения в наступившем ХХI веке" (цит. изд. с. 113).
       Cудя по всему, В.Бударин отражает позицию КПРФ. "...в ныне действующей Программе КПРФ записано, что ближайшая задача партии состоит в том, чтобы мирным путём отстранить от власти мафиозно-компрадорскую буржуазию, установить власть трудящихся, широких народно-патриотических сил во главе с рабочим классом, руководимым Коммунистической партией Российской Федерации России...на основе общедемократического процесса утвердить власть смотрящего в будущее революционного (левоцентристского) Правительства народного доверия. Победа народно-патриотических сил во главе с КПРФ и учреждение такого Правительства откроют путь последующего движения к социалистическому народовластию...В современных условиях переходный период от капитализма к социализму, на мой взгляд, можно условно именовать неонэпом (новым нэпом)...Власть реализующих задачи неонэпа возглавляемых рабочим классом народно-патриотических сил в виде советско-парламентской республики, или в какой-либо иной форме с момента своего возникновения еще не ознаменует переход России на социалистические рельсы, но, несомненно, будет означать вступление нашего Отечества на некапиталистический путь развития. Социалистическая фаза еще не начнется, но капиталистическая в основном завершится...Это, скорее, будет госкапиталистический уклад, поставленный на службу потребностям общедемократического, некапиталистического развития" (цит изд. с. 117-118,122).
       Далее В.Бударин попытался разобраться в том, что означает термин "ранний социализм", который должен придти на смену неонэпу и который, по его выражению, является "белым пятном" в теории.
       Итак, каково содержание этого "белого пятна"? Читаем: "Точка зрения, отстаиваемая последовательными сторонниками творческого марксизма, состоит в том, что ранний социализм является неизбежной первой ступенью в становлении социалистического общества. На этой ступени социализм ещё не достигает своего полного расцвета, но уже проявляет себя как новый прогрессивный тип цивилизации, демонстрирует свои коренные, кардинальные преимущества перед капитализмом в сфере управления производством, которое приобретает плановый характер, в сфере социальных отношений, в сфере культуры, науки, образования, здравоохранения, где труженик, а не собственник капитала, занимает почетное и приоритетное место. Ранний социализм, в ходе своего экономического и социального развития призван перерасти в стадию развитого (зрелого) или полного по В.И.Ленину социализма. Но для этого нужны годы и годы труда и творческой деятельности рабочих, крестьян, народной интеллигенции" (цит.изд. с. 124).
       Судя по этому определению, СССР уже в 1930-е годы находился на стадии раннего социализма, ибо разрабатывались народнохозяйственные планы, а труженик, а не собственник капитала, занимал почетное и приоритетное место, а основная масса средств производства была общенародной. Но это, оказывается, не так. В.Бударин утверждает, что "Никакой полной победы и никакого "развитого социализма" никогда и нигде еще не было. Это явление общественной жизни на практике человечеству покамест неизвестно" (цит. изд. с. 125). Вот это номер! А как быть с определением и с неоспоримыми фактами истории? И не только СССР, но и Китая, Кубы, Вьетнама? А далее, на той же с.126 тот же В.Бударин утверждает, что в СССР был все-таки ранний социализм. Вот такие "теоретики" у КПРФ!
       Следующим выступил В.Трушков на тему "Образ коммунистической формации в Программе ВКП(б) 1947-1948 годов".
       21 - 26 февраля 1947 года состоялся второй после Победы пленум Центрального Комитета ВКП(б). На самом пленуме председательствовавший на нём все дни его работы В.М. Молотов объявил повестку дня:
       1.Вопросы подъёма сельского хозяйства;
       2.О программной и уставной комиссиях
       Докладчиком по второму вопросу был А.А. Жданов. Своё выступление он начал так: "Товарищи, вопрос о программной и уставной комиссии поставлен на обсуждение пленума Центрального Комитета в связи с тем, что в конце 1947 года или, во всяком случае, в 1948 году наверняка предстоит созыв очередного XIX съезда нашей партии".
       Далее он ссылался на постановление XVIII партсъезда (1939 г.), в соответствии с которым на следующем XIX съезде должны быть приняты новые Программа и Устав ВКП(б).
       Проекты и Программы, и Устава ВКП(б) в 1948 году были подготовлены.
       Почему сегодня актуален сталинско-ждановский проект Программы ВКП(б) 1948 года?
       Докладчик на этот вопрос ответил таким образом: "...работа над сталинско-ждановской программой ВКП(б) может рассматриваться как урок разработки серьёзного программного документа коммунистической партии. Не случайно И.В. Сталин начал личное участие в конкретной работе над партийной Программой в 1947 году с изучения и оценки положений Программы РКП(б), принятой VIII партсъездом в 1919 году" (цит. изд. с. 150).
       Далее В.Трушков продолжает: "Некоторые принципиальные выводы из сталинско-ждановской Программы ВКП(б), сохраняющие актуальность и сегодня.
       а) Анализ социализма в XXI веке предполагает обязательное рассмотрение его проблем в рамках единой коммунистической общественно-экономической формации. Только при видении коммунизма как стратегической цели можно рассматривать образ восстанавливаемого социализма (точнее: социалистического строительства прежде всего в условиях переходного периода от капитализма к социализму), ибо при всей конкретно-исторической специфике осмысление каждой фазы формации и решение её "тактических" задач должно быть подчинено стратегической, а именно: коммунистической - цели.
       б) Здесь целесообразно учесть достоинства сталинско-ждановского и изъяны хрущевского представлений о коммунизме (кстати, Сталин из проекта Программы вычеркнул слово "полный", указывая тем самым, что в Программе речь идёт о процессе строительства коммунизма, и ставить задачу о "полном коммунизме" в Программе преждевременно. Но при этом в проекте документа подчёркнуто: "Только полное и всестороннее проведение социалистического принципа равной обязанности всех трудиться по своим способностям и равного права всех трудящихся получать за это по их труду позволит постепенно осуществить переход к коммунистическому принципу получения за труд продуктов по потребностям". (Ф. 629, Оп. 1 Ед. хр. 128; Л. 33). В хрущёвском тексте, принятом XXII съездом КПСС, обязанность трудиться забыта, из-за чего в коммунизме ослаблялась творчески-созидательная, но выпячивалась потребительская составляющая.
       в) С учётом сегодняшних представлений принципиальное значение имеет положение сталинско-ждановского проекта Программы ВКП(б), касающейся частнособственнических укладов:
       "В результате ликвидации частной собственности на средства производства и утверждения общественной социалистической собственности как в городе, так и в деревне, создана прочная экономическая основа советского общества в виде социалистической системы народного хозяйства. Уничтожено свойственное капитализму противоречие между общественным характером производства и частнокапиталистической формой присвоения, так как при социализме общественный характер процесса производства подкрепляется общественной собственностью на средства производства". (Ф. 629, Оп. 1 Ед. хр. 128; Л. 24). Выделено мной. - В.Т.) Поэтому защита коммунистами мелкотоварного уклада, не говоря уже о среднем, то есть сугубо капиталистическом, предпринимательстве, может сохраняться только в рамках относительно узкого временного на стадии перехода от капитализма к социализму.
       г) Поскольку "переход от социализма к коммунизму может быть осуществлён лишь через ряд переходных ступеней" (Там же. Л. 33), то ступенчатым будет и переход к распределению по потребностям (полезен опыт бесплатного хлеба в учреждениях общественного питания уже во второй половине 1950-х годов).
       д) Заслуживает в перспективе осмысление ждановского положения о создании условий для неограниченного пользования легковым транспортом граждан СССР, так как ставился вопрос не о личном владении автомобилями, создающем градостроительные, экологические и другие проблемы, то есть речь шла не о владении, а о пользовании, то есть о государственной системе дешёвого такси" ( цит.изд. с.154-155).
       А.Евсеев выступил на тему "Учиться на уроках советской истории".
       А.Евсеев в качестве причин контреволюции 1991 года назвал действия империалистических государств, диссидентов и либералов внутри СССР, а также ошибки руководства страны. К этим ошибкам он причислил передачу МТС колхозам, а также повышение Н.Хрущевым розничных цен, "...т.е. мероприятие, несовместимое с коммунистическим строительством. Отпуск цен на промышленную продукцию вёл за собой её подорожание и снижение её потребления зависящими от неё отраслями, производящими по неизменным ценам товары народного потребления. Это приводило к застою в развитии отраслей, производивших товары народного потребления, т.е. в конечном итоге - к дефициту товаров народного потребления. А этот дефицит, в свою очередь вёл к возрождению спекуляции как механизма обогащения частных лиц, имеющих доступ к дефицитным товарам, и появлению т.н. "блата", "цеховиков", а затем и к расцвету теневой экономики. В целом, росла личная собственность, рос объем товарно-денежного обращения. Стиль жизни общества, "общественное бытие", общественная психология менялись не в коммунистическом направлении, а в направлении реставрации капиталистических отношений, выражавшихся в ориентации практических действий на денежную прибыль, на частно-собственнические интересы" (цит. изд. с. 157-158).
       Следующий аргумент - это "...расширение рыночных методов и механизмов в социалистической экономике страны. Предложенное реформирование было направлено фактически на внедрение элементов капиталистических производственных отношений, т.е. представляло собой эволюцию в сторону капитализма, некую "либерализацию" социализма, нелепую попытку "конвергенции" систем социализма и капитализма" (цит. изд.с. 158).
       В сфере политики А.Евсеев видит отход от сталинских установок. "Раздутая Хрущевым с 1956 года кампания "разоблачения" культа личности стала как бы обоснованием для отхода от этих намёток вождя. КПСС не только были возвращены все функции управления народным хозяйством и обществом, но и руководство КПСС было превращено в последнюю инстанцию решения всех вопросов жизнеобеспечения и жизнедеятельности общества, утверждения не только перспективных, но и текущих планов, кадровых перемещений, судебных решений" (цит. изд. с. 159-160).
       Дальше нет смысла продолжать, ибо А.Евсеев считает важнейшим уроком несостоявшегося социализма в СССР отход руководства страны от проведения сталинской политики.
       Следующим выступил М.Соколов с докладом "Обновлённый социализм как национальная идея России".
       Если коротко, то суть его выступления сводится к следующим словам: "...разрыв связи Коммунистической партии с народом, предание забвению слов И.В.Сталина, приводившего пример героя греческой мифологии Антея, непобедимого при его связи с матерью - землёй, а также утверждавшего, что непобедимость большевиков определяется их крепкой связью с массами, с народом. Нельзя забывать и указания В.И. Ленина, говорившего о расширении участия беспартийных в делах государства, без которого "Соввласть неминуемо осуждена на гибель" (цит. изд. с. 167).
       А в качестве рекомендации он предлагает: "Ведь в Программе КПРФ, как известно, по поводу возрождения Советского строя и следования по пути социализма записано: "Речь идёт не о том, чтобы вернуться назад, а о том, чтобы двигаться вперёд, к обновлённому социализму, очищенному от ошибок и заблуждений прошлого, в полной мере отвечающему реалиям сегодняшнего дня".
       Позвольте выступление закончить словами девиза нашего Клуба сторонников обновлённого социализма: "Даешь обновлённый социализм! Социализму XXI века - быть!" (цит. изд. с. 171).
       Далее следует выступление Е.Солопова "Актуальные аспекты экономических, классовых и духовно-нравственных проблем социализма". Его выступление представляет собой мешанину из цитат различных авторов.
       Затем следует выступление А.Проскурина "Обновлённый социализм немыслим без ротации руководящих кадров".
       Он в самом начале сделал любопытное заявление: "В настоящее время на планете насчитывается около десятка государств, которые с оговорками или без оных могут быть отнесены к социалистическим. В рамках классической советской традиции к таковым, безусловно, принято относить Китай, Вьетнам, Кубу и КНДР, с оговорками - Непал и Лаос, с очень большими оговорками - Венесуэлу, Никарагуа и Боливию. Пять последних стран, видимо, более корректно следует отнести к "странам, строящим социализм" (цит. изд. с. 180).
       Далее А.Проскурин продолжает: "Западная мысль традиционно относит к социалистическим странам Швецию и Норвегию.
       Социал-демократическая рабочая партия Швеции, к примеру, находится у власти, возглавляя единолично или в составе коалиции правительство Швеции, 75 лет, с 1914 года, когда она стала сильнейшей партией в Риксдаге (парламенте), и по сей день. Это на один год больше, чем удалось продержаться у власти КПСС. Правда, у шведской социал-демократической партии за эти сто лет были периоды, когда она проигрывала выборы и на 4-8 лет переходила в оппозицию (1926-1932, 1976-1982, 1991-1994, 2006-2014 гг.).
       Шведские социал-демократы в настоящее время находятся у власти, возглавляя созданное вместе с "зелеными" коалиционное правительство, и их партия продолжает оставаться крупнейшей по количеству членов партией страны, хотя за последние десятилетия численность партии сильно сократилась.
       Политика шведских социал-демократов (так называемый шведский социализм) предусматривала рост социальных расходов без огосударствления экономики.
       Похожая ситуация имеется в Норвегии, где Норвежская рабочая партия (НРП) стала крупнейшей партией в Сторинге (парламенте) начиная с 1927 года и с небольшими перерывами являлась правящей вплоть до 1965 года. После 1965 года социалисты постоянно чередовались во власти с правыми правительствами. Последнее правительство, созданное НРП, существовало в 2013-2015 годах. В настоящее время партия находится в оппозиции, продолжая оставаться крупнейшей по количеству членов партией страны.
       Послевоенные правительства НРП обеспечили непрерывный (до 1973 года) рост экономики и индустриализацию, а также создали государство всеобщего благосостояния на основе социал-демократических и кейнсианских принципов (скандинавская модель), внедряя прогрессивное налогообложение, государственное регулирование экономики и экономическое планирование (с 1948 года функционировала система четырехлетнего планирования). Эта политика привела к развитию социальной сферы, обеспечению полной занятости, сокращению рабочего времени, продвижению производственной демократии, введению пенсий, социального страхования и бесплатного здравоохранения, росту благосостояния и покупательной способности граждан из числа трудящихся классов.
       Большая половина ВВП Норвегии, как и Швеции, перераспределялась через национальный и местные бюджеты.
       В настоящее Норвегия и Швеция занимают, соответственно, первое и пятое места по уровню жизни в общемировом рейтинге. В этих двух странах созданы считающиеся эталонными параметры защиты прав работников и экологические нормы защиты окружающей среды. Таковы результаты длительного пребывания социалистических партий у власти в этих двух наиболее развитых скандинавских странах.
       При этом обе партии довольно спокойно относились к редким проигрышам на выборах и пребыванию в оппозиции, а в период своего пребывания у власти никогда не преследовали своих политических противников.
       Понятно, что между скандинавской моделью и, скажем, моделью, принятой в КНДР, разница настолько велика, что, как правило, те, кто считает тот строй, который создан в Скандинавии, социализмом, с отвращением относятся к политическому режиму в КНДР и, наоборот, те, кто в состоянии считать аутентичным социализмом наследственную монархию во главе с семейством Кимов, с насмешками относятся к скандинавскому, как они считают, псевдосоциализму.
       Однако есть, возможно, и те, кто способен считать две эти разновидности общественного устройства, так сказать, "одновидовыми", принадлежащими к одному виду.
       Как правило, основным и главным аргументом, который одновременно является и основным специфицирующим критерием с точки зрения классической советской социологии, является наличие или отсутствие национализации средств производства. Хотя если брать за основу дух, а не букву теории, то классики марксизма, несомненно, имели в виду всё же обобществление, а не огосударствление средств производства при социализме.
       Впрочем, постсоветский опыт показывает, что национализация ничего не гарантирует, когда к власти приходят те, кто жаждет возмездия за прошлые страхи и унижения.
       Любопытно, что шведские и норвежские социалисты никогда особо не активничали в деле национализации, зато упорно искали иные формы обобществления средств производства, например, поощряли диффузию капитала и наделение работников значительными пакетами акций, а также много экспериментировали в деле привлечения работников к управлению производством. И когда правые партии в Швеции и Норвегии прорывались на короткое время к власти, именно они проводили национализацию в тех или иных сегментах экономики. После чего возвратившиеся к власти социалисты вновь занимались приватизацией.
       Итак, вот перед нами веер возможностей или вариантов развития реального социализма, то есть того, который в настоящее время реально существует, а не имеется исключительно в головах теоретиков и мечтателей. Других реальных вариантов социализма на планете нет.
       С политическим строем в Швеции и Норвегии как бы всё понятно - они продолжают оставаться классическими демократиями, где левые партии на общих основаниях участвуют в предвыборной борьбе.
       Латиноамериканские страны, заявившие о своей социалистической ориентации, являют собой пример интереснейшего синтеза советского и западного подходов к социализму. От СССР они взяли революционный путь прихода к власти, от Запада - сохранение системы парламентской демократии.
       В Никарагуа и Сальвадоре бывшие военные противники, например сандинисты и "контрас", теперь соревнуются на предвыборных ристалищах и сменяют друг друга в парламентских креслах (кстати, никарагуанский президент Д. Ортега, в 2006 году, пришедший к власти в результате честных выборов, пока выглядит очень прилично, ничуть не хуже того же Д. Ортеги, пришедшего к власти в результате вооруженного восстания в 1979 году). Вполне вероятно, что по этому же пути пойдет и Колумбия.
       Самое сложное положение сейчас в Венесуэле, где Н. Мадуро пытается выбраться из-под обломков, образовавшихся в результате закономерного краха очередной модели пожизненного занятия высшего поста во власти (здесь и далее - МПР - модель пожизненного руководства) после смерти Уго Чавеса, 14 лет возглавлявшего страну.
       В КНДР и на Кубе у власти в течение почти 50-60 лет находятся представители одного и того же семейства. В КНДР это семья Кимов, на Кубе - семейство Кастро. То есть мы имеем дело, как уже было сказано, если называть вещи своими именами, с социалистическими наследственными монархиями.
       Оба эти государства практически без особых изменений сохранили довоенную и послевоенную (если иметь в виду эпоху Брежнева) модель управления страной. По крайней мере, они в полной мере сохранили и активно используютэту модель (на всякий случай уточню, что она подразумевает обладание реальной властью, а не случай, скажем, конституционной монархии в некоторых европейских странах).
       В Непале имеет место очень своеобразная система левой многопартийности. Здесь в настоящее время у власти находится социал-демократическая партия - Непальский конгресс, а второй и третьей по величине партиями, представленными в парламенте, являются компартии, именующие себя марксистско-ленинской и маоистской. Эти три основные политические силы в разных сочетаниях сменяют друг друга у власти в последние полтора десятилетия.
       Китай и Вьетнам сохранили значительный госсектор в экономике и командные высоты в политике за компартиями. Но главное - сделали, с моей точки зрения, важнейший шаг вперед и к концу 80-х годов прошлого века ввели обязательную ротацию для высших руководителей после двух сроков пребывания у власти. Поэтому сегодня, к примеру, в Китае живы и здоровы целых три поколения высших руководителей: Цзян Цзэминь, Ху Цзиньтао и ныне действующий Си Цзиньпин. Два предыдущих руководителя активно консультируют нынешнего и помогают ему. Это достаточно необычная для периода раннего социализма ситуация.
       С моей точки зрения, реформы Дэн Сяопина в сфере управления стали своеобразной внутренней социалистической управленческой революцией, которая положила концептуальный конец МПР. Эти решения по своей значимости можно приравнять к решениям XX съезда КПСС.
       Однако то, что КПСС выполнила в форме чрезмерно эмоциональных и личностно окрашенных антисталинских решений, КПК осуществила в жанре строго научного и системного решения, осудив не личность, а ошибочную управленческую технологию и сделав невозможной МПР.
       Таким образом, КПК совершила настоящий прорыв, осуществила огромный шаг в эволюционном развитии социализма, чем сделала социализм гораздо более привлекательным для миллионов своих сторонников.
       Безусловно, китайская процедура выбора преемников абсолютно непрозрачна даже для членов партии и далека от совершенства, но тем не менее...
       Еще раз: КПК соединила принцип сохранения руководящей роли компартии со вполне демократической нормой - обязательной принудительной ротацией руководящих кадров. В этой управленческой технологии, как показала четверть века, прошедшая после ее внедрения, оказался скрыт огромный потенциал развития и созидания. Именно ей Китай, очевидно, обязан значительной частью своих успехов и ростом авторитета в мире.
       Не исключено, что именно здесь, учитывая вес и значение современного Китая и его компартии, проходит мейнстрим для всего левого движения, в особенности для современной России" (цит. изд. с. 180 -185).
       А.Проскурин высказал интересную мысль: "В самом общем виде можно предположить, что перерождение значительной части управляющей элиты, находящейся во власти выше определенного уровня властной пирамиды, неизбежно, независимо от воли конкретных людей происходит всякий раз и тогда, когда верхушка или управляющая элита становится, во-первых, безответственной, а во-вторых, несменяемой, когда общество перестает осуществлять давление на своих правителей с помощью реальных (а не фейковых) демократических или иных процедур и в силу своей слабости не в состоянии осуществлять регулярную смену власти...Происходящее с экс-чекистами - прекрасный наглядный образчик для лабораторного изучения феномена социально-классового перерождения, происходящего на наших глазах" (цит. изд. с. 186,188).
       Далее следует выступление Г.Змиевской "Социализм или гибель человечества - не лозунг, а научно обоснованный тезис".
       Начало выступления содержит следующее обобщение: "Апостолы частнособственнической "мировой цивилизации" утверждали, что "золотому миллиарду" уготовано беспроблемное "информационное общество", что ведущие страны Западной Европы, Северной Америки и примкнувшая к ним Япония уже перешагнули его порог.
       Но разразившийся мировой кризис разметал иллюзорное благолепие планетарной капиталистической незыблемости и солидарности. Он вновь продемонстрировал неизменную природу империалистической стадии капитализма, в рамках которой и происходят современные процессы глобализации. Кризис обнажил диалектику неравномерности развития отдельных капиталистических стран. Именно он - впервые в истории! - вынудил собрать хотя бы для обмена мнениями о путях реформирования либеральных канонов мировой экономики под одну крышу не привычную "восьмёрку", в которой Россия рассматривалась в качестве лакея в прихожей, а необычную "двадцатку". Это вынужденное признание крупным капиталом планеты того нового положения, когда производительные силы не только социалистического Китая, но и Индии, Бразилии, ЮАР и ряда других буржуазных государств наступают на пятки "золотому миллиарду". Это и убедительная иллюстрация неравномерности экономического развития разных стран планеты...В обществе заметно возрастает интерес к творчеству Карла Маркса, открывшего базисную роль производственных отношений в общественной жизни. Его произведения издаются громадными тиражами, сегодня он был бы миллиардером и попал в перечень "Форбса". Популярная на Западе уже четверть века теория американца Ф. Фукуямы о "конце истории" (иначе говоря, проповедь вечного капитализма) либо стыдливо замалчивается, либо отвергается как несерьёзная" (цит. изд. с. 190-191).
       Далее следует интересный по форме абзац: "Полная аналогия со злокачественной опухолью на теле организма: она существует исключительно за счёт уничтожения здоровой ткани, но неминуемо погибает сама после гибели организма, который она уничтожила. Вот почему болезненной судорогой глобального общественного развития следует признать величайшую победу международной буржуазии (во многом неожиданную даже для неё самой): расширение "третьего мира" в 90-х годах с фактическим включением в него расчленённого Советского Союза, обеспеченное смесью невежества, жадности и пресмыкательства перед Западом Горбачева-Ельцина и их "команд". Но это именно "судорога", обусловленная расширением злокачественного новообразования на более крупный организм, чем заражённый им прежде" (цит. изд. с. 192).
       Неплохое определение социализма: "Социализм есть общество, основанное на коллективистских, товарищески-труженических началах, фундамент которых составляют: а) коллективное пользование, владение и распоряжение общественным богатством - общественная собственность на определяющие средства производства; б) индивидуальное распределение потребительских благ соответственно вкладу каждого в общий труд; в) коллективная (по преимуществу) технология общественного производства - совместное использование средств труда в производственном процессе, его слитность в сочетании с ассоциативной организацией...Необходимость перехода к социализму вытекает из всемирно-исторической тенденции - процесса обобществления труда и производства. А это значит, что его технологическое и организационное основание складывается задолго до его появления как общественной системы. В условиях капитализма формируется, однако, лишь часть составляющих социалистического общества. Другая их часть - общественная собственность и её производные в принципе не могут складываться при капиталистических порядках.
       Если технологическое и организационное обобществление труда и производства, без которого невозможен монополистический капитализм, подводит общество к социалистическому качеству обобществления путем эволюции, то его естественное завершение - переход к общественной собственности - одними лишь эволюционными приемами не достигается. Последнее требует революции (желательно - мирной), т.е. завоевания власти социальным массивом лиц наёмного труда (физического и умственного), слома буржуазной государственной машины и создания на её месте системы Советов трудящихся, то есть такой государственной организации, при которой (и только при ней) практически реализуется научно обоснованная истина, подтверждённая как созидательным опытом Октябрьской революции, так и разрушительным опытом горбачевско-ельцинской "катастройки": управление делами общества осуществляется в интересах трудящихся только тогда, когда оно осуществляется самими трудящимися" (цит. изд. с. 194).
       Выступление Г.Костина посвящено теме "Социализм ХХI века: проблемы развития российской науки". Он привел следующие данные: "Положение науки в России кардинально изменилось с развитием рыночных "реформ" в экономике страны. Вот некоторые данные о разгроме науки за время этих "реформ".
       Финансирование науки сократилось в 10 раз по сравнению с периодом "застоя", и в настоящее время в 200 раз ниже, чем в США, и в 40 раз ниже, чем в Китае.
       За период с 1990 по 2003 год количество научных и проектных организаций сократилось в 7,8 раза, конструкторских бюро - в 3,6 раза, научно-технических подразделений на промышленных предприятиях - в 1,8 раза. В 1990-е годы прекратили своё существование 800 институтов, что привело фактически к отмиранию понятия "отраслевая наука".
       К 2006 году количество учёных-исследователей по сравнению с 1991 годом уменьшилось примерно в три раза. К 2007 году их осталось чуть более четырёхсот тысяч человек.
       Средний возраст работающих в науке превысил 60 лет. Если учесть, что наиболее активный период работы учёного приходится на 30-40 лет, то творческий потенциал науки приблизился к нулю.
       По мнению многих экспертов, ежегодно Россию навсегда покидают 100-150 тысяч человек. Особенно резко поток эмигрантов усилился с начала 2010 года. Социологи предостерегают, что на данный момент Россия переживает колоссальную "утечку мозгов", и если властям не удастся кардинально изменить ситуацию, то российскую науку скоро будет некому развивать.
       Эмигрировали более 800 000 научных сотрудников в основном из области технических и естественных наук, обескровив реальный сектор экономики. Ежегодно страну покидает до 15% выпускников ВУЗов" (цит. изд. с. 196-197).
       Как говорится, комментарии излишни.
       Далее Г.Костин перечислил те меры, которые необходимы для выхода росийской науки из кризиса, а также обозначил задачи, стоящие перед наукой: "Будущее развитие науки представляется в преодолении границ между её отдельными отраслями, в дальнейшем обогащении содержания науки разносторонними методологическими элементами, в сближении науки с другими формами духовного освоения мира, что создаст условия для формирования новой, единой науки, ориентированной на человека во всём богатстве проявлений его универсальной творческой способности по освоению и преобразованию действительности, включающей и внеземное пространство. "Впоследствии естествознание включит в себя науку о человеке в такой же мере, в какой наука о человеке включит в себя естествознание: это будет одна наука" [Маркс К. и Энгельс Ф. Из ранних произведений. - М, 1956, c. 596]. Такая наука будущего, гармонически соединяющая познавательные, эстетические, нравственные и мировоззренческие элементы, будет соответствовать всеобщему универсальному характеру труда при коммунизме, непосредственной целью которого станет всестороннее развитие человека.
       В соответствии со своим предназначением в Природе человечество будет производить новые, неизвестные и недоступные для реализации в естественных условиях пространственные формы (продукты) и формы движения (технологии), познавать, прогнозировать и предупреждать разрушительные катаклизмы в природе, выполняя роль интеллектуального адаптивно-корректирующего узла обратной связи в системе многомерных пространств и материальных движений и формообразований. А критерием гармонизации природных процессов во Вселенной будет сам Человек - неуклонный рост продолжительности жизни людей и количественный рост человечества в масштабах Вселенной. Можно с уверенностью предположить, что познание макро- и микромира и использование этих знаний в рукотворных предметах и инженерных решениях во благо жизни людей станет повседневной жизненной практикой всех и каждого (цит. изд. с. 205-206).
       С.Бойко выступил на тему "О научных основах и математическом сопровождении использования закона стоимости в условиях обвновлённого социализма".
       Он сформулировал суть своей работы следующим образом: "В этой статье с помощью алгоритма концепции "сбалансированного рынка", который имеет в своей основе научное открытие (функциональную связь между качеством товара и издержками производства этого товара, которая логически оценивает объективный процесс потребления товара), математически докажу неправоту идеологов либеральных реформ в России и на планете, что нет никакого противоречия между I и III томами "Капитала" Маркса. Или алгоритм концепции "сбалансированного рынка" следует считать экономическим фундаментом некризисного развития монополизированной экономики с общественной формой собственности, то есть этот алгоритм может являться научным обоснованием социалистических политических лозунгов" (цит. изд с. 207).
       Я не согласен со следующим определением показателя "эффективности общественного воспроизводства": "...критериальным показателем теории "эффективности общественного воспроизводства" как частное эффекта к затратам" (цит. изд. с. 212).
       Существуют две величины объема экономического интереса субъекта: первая - это объем, который субъект стремится получить с тем, чтобы полностью удовлетворить свои абсолютные потребности, а вторая - это объем, равный его потенциальному платежеспособному спросу в соответствии с величиной реально получаемого совокупного дохода. Отношение второй величины к первой может быть выражено коэффициентом, отражающим степень удовлетворения абсолютных потребностей субъекта. В числителе этого коэффициента - величина интереса (платежеспособного спроса) субъекта к потенциальному объему продуктов и услуг, который он в состоянии приобрести (получить), а в знаменателе - это величина того экономического интереса, который выражает абсолютную величину потребности субъекта в совокупном доходе. Чем меньше этот коэффициент, тем больше степень неудовлетворенности субъекта полученным доходом, тем сильнее страсть субъекта довести величину этого коэффициента до 1. Именно величиной этого коэффициента во многом определяется удовлетворенность субъекта своей жизнью. В любом случае возникает определенное психологическое напряжение, сила которого зависит от величины коэффициента удовлетворения абсолютных потребностей субъекта.
       Таким образом, функциями экономического интереса по отношению к потребностям, скрытым в субъекте, являются максимизация величины дохода, получаемая в сфере деятельности, реализация его в мире продуктов и услуг, и как итог - максимизация величины реализуемых потребностей в результате стремления к увеличению коэффициента удовлетворения абсолютных потребностей. Именно таков механизм взаимодействия между экономическими интересами как формой бытия потребностей субъекта и деятельностью по их реализации.
       Теперь, учитывая вышеназванную возможность суммирования объемов экономических интересов всех субъектов общества, мы можем оценить степень удовлетворения абсолютных потребностей всех членов (субъектов) общества.
       0x08 graphic
    0x01 graphic
       В этой формуле объем ВВП = совокупному доходу всех субъектов общества.
       Величина вышеприведенного коэффициента зависит от уровня развития производительных сил общества. Сегодня в мире нет ни одного государства, в котором этот коэффициент был бы равен 1, и человечество в обозримом будущем вряд ли будет в состоянии приблизиться к полному удовлетворению абсолютных потребностей всех своих членов. Кстати, противоречие между массой растущих потребностей и возможностями их удовлетворения, "...рождая напряженность в обществе, одновременно является одним из важнейших стимулов ускорения процессов развития" (см. 3.7.2. Потребности и эффективность экономики в монографии "Мир на перекрестке четырех дорог").
       К.Маркс и Ф.Энгельс предложили емкую и точную характеристику взаимосвязей потребностей с общественным производством: "Исследование всей природы с тем, чтобы открыть новые полезные свойства вещей; универсальный обмен продуктами всех чужих друг для друга климатов и стран; новые виды обработки (искусственной) природных предметов, посредством которой им придается новая потребительная стоимость<...>всестороннее исследование земных недр, имеющее целью, как открытие новых полезных ископаемых, так и выявление новых полезных свойств старых ископаемых<...>отсюда развитие естествознания до наивысшей точки; точно так же открытие, создание и удовлетворение новых потребностей, порождаемых самим обществом. Культивирование всех свойств общественного человека и производство его как человека с возможно более богатыми свойствами и связями, а потому и потребностями, - производство человека как более целостного и универсального продукта общества <...> также являются условиями производства<...>представляют собой развитие постоянно расширяющейся и все более всеобъемлющей системы видов труда, видов производства, которым соответствует постоянно расширяющаяся и все более богатая система потребностей" (Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т.46, часть 1, с. 386. Маркс К. Экономические рукописи 1857-1961. Часть I, с. 390-391).
       Поскольку удовлетворение абсолютных потребностей пока недостижимо и ее сумма практически является иррациональной величиной, то наука и практика планирования предложили иные методы измерения степени удовлетворения экономических потребностей членов общества. К их числу, во-первых, относится рациональный потребительский бюджет (РПБ).
       Ф.Тягунов выступил с докладом "Советский социализм: сочетание традиций и нового в образовании для всех". Он констатирует: "В целом сегодняшняя буржуазная российская система обучения направлена на дрессировку поведения в пределах инструкции. Навыки мыслить в ней заменяются на умение исполнять, при этом не происходит формирование личности, ее духовности и нравственности" (цит. изд. с.232).
       Ф.Тягунов ставит задачу: "Новому социалистическому правительству необходимо будет вернуть в образовательную отрасль под государственное управление все полностью или частично выведенные из неё за годы буржуазных реформ образовательные учреждения, начиная от дошкольных и кончая учреждениями внешкольного образования и повышения квалификации.
       Должны быть обеспечены: доступность, всеобщность и бесплатность всех видов и форм формального образования, сопряжение учёбы с трудом на полях, в мастерских, в производственных цехах, обучение на естественном (родном) языке, приоритет естественнонаучного образования...восстановление разрушенного и доведение до конца нереализованного - это, хотя и большое, но дело начального этапа создания системы образования новой общественно-экономической формации. Впереди предстоит решить сложнейшую и важнейшую, так и не доведенную в советское время до полной реализации, задачу воспитания нового человека, всесторонне развитого, высоконравственного, самоотверженного труженика, убеждённого носителя коммунистических идеалов, надёжно противостоящего реставрации паразитарных признаков прежних формаций.
       Задачей воспитания уже социалистического общества должно стать формирование "базовой культуры" личности, признающей приоритетными общечеловеческие ценности, касающиеся семьи, труда, знаний, культуры, отечества, земли, мира. За счёт общественного характера воспитания должны будут обеспечиваться равно благоприятные условия для здоровья, формироваться одинаковые социальные идеалы и поддерживаться равные требования к самодисциплине и ответственности воспитанников за свои поступки. Уже с ясельного возраста у детей должно будет формироваться убеждение в необходимости ВСЁ ЗНАТЬ, ВСЁ УМЕТЬ, ВСЁ УСПЕТЬ. В общественном сознании должна укорениться мысль, что предназначению человека в Природе соответствуют благородство чувств, обширные знания и привычка мыслить. И достичь этого можно лишь одним способом - собственным трудом...В процессе построения социалистического общества и перерастания его в коммунистическое обязательным для всего взрослого населения должно стать всеобщее многоаспектное высшее образование, которое позволит любому человеку и трудиться в поле, и изобретать новые машины, и сочинять музыку, и выполнять любые другие действия, свободно меняя один род занятий на другой по своему желанию и в соответствии с общественной необходимостью, то есть "общество, организованное на коммунистических началах, даст возможность своим членам всесторонне применять свои всесторонне развитые способности". Образование станет важнейшей естественной сферой жизнедеятельности людей" (цит. изд. с.233 - 235).
       Развитие производительных сил уже сегодня требует учета того, что "в условиях расширяющейся автоматизации производства и интеллектуализации (за счёт внедрения компьютеров) информации о протекающих организационных и производственных процессах, требования к уровню подготовки квалифицированных работников (рабочих, техников, инженеров, управленцев, а также иных специалистов), имеют тенденцию ко всё большему сближению. Так уже в 1980 годы внедрение ЭВМ в производственные процессы привело в корпорациях США к практике использования инженеров на рабочих местах, требующих высокой рабочей квалификации, а также к сокращению численности среднего звена управления на 20-40%. А современная экономика уже выдвигает требования к развитию междисциплинарности в подготовке специалистов одного и того же уровня образования, к необходимости овладения ими знаний из различных областей профессиональной деятельности, т.е. "на стыке" существующих специальностей, например: биоинженер, химик-биолог, математик-экономист, юрист-экономист и т.д. ...Сам же труд сначала специалистов разного уровня образования, а затем универсалов будет приближаться к труду программирующих операторов ЭВМ, обладающих высокими знаниями по своей, а в дальнейшем, и по всем смежным специальностям. Представляется, что в этих условиях можно будет говорить лишь о большей творческой или большей репродуктивной составляющей в деятельности этих универсалов, занятых в управлении (!) автоматизированными организационно-производственными процессами, т.е. обладающих высоким исполнительским искусством, умеющих менять комбинации организационных или технологических операций по выбранному с использованием теории принятия решений критерию, проектировать новые технологические или организационные процессы, а также вести неустанный научный поиск в какой-либо специальной области знаний. А это уже другая классификация работников - классификация сразу по двум координатам: по уровню их исполнительского мастерства в области компьютерной (телекоммуникационной) технологии и по уровню их творческих способностей к генерированию новых идей в области их непосредственной предметной деятельности. А в этих условиях задачей Института образования станет постепенное вытеснение репродуктивной составляющей в словари, справочники, компьютерные программы и в то же время систематическое целенаправленное наращивание обучения методическим и инструментальным средствам, сопутствующим развитию и проявлению творческих способностей людей...В организационном плане деятельность образовательной отрасли народного хозяйства изначально подлежит включению в общую созидательную жизнь с помощью централизованных планов экономического и социального развития страны, учитывающих комплексирование видов труда и постепенное слияние всех социальных общностей - рабочих, крестьян и интеллигенции - в сообщество всесторонне развитых творческих индивидуальностей, владеющих инженерными знаниями и вооружённых универсальными орудиями интеллектуального и физического труда. Непрерывное воспроизводство профессионального и общего уровня культуры и создаст необходимые условия для реализации устойчивых коммунистических общественных отношений.
       В дальнейшем присутствие государства (организационно-правовой аспект) в сфере образования будет всё более сокращаться, уступая место общественным организациям (институт наблюдательно-контролирующих советов)." (цит. изд. с. 235-236, 239).
       Следующим взял слово В.Ацюковский по теме "Власть - Советам депутатов: современное видение народовластия". Он сказал: "Выход из создавшейся ситуации один - покончить с либерализмом и рыночной экономикой, вернуть средства производства единому собственнику - трудовому народу России, т.е. восстановить социализм в России. Но для этого, прежде всего, нужно восстановить власть Советов или Советскую власть. Восстановление Советской власти на базе существующей в России буржуазной конституции - единственный бескровный выход из системного политического, экономического и социального кризиса, в котором находится система управления России" (цит. изд. с. 242).
       Далее он сказал: "Для восстановления Советской власти сегодня усилий одних только коммунистов недостаточно. Еще в 1922 году В.И.Ленин указывал: "Построить коммунистическое общество руками коммунистов, это - ребячья, совершенно ребячья затея. Коммунисты - это капля в море, капля в народном море" (ПСС, т. 45. XI съезд РКП(б). Политический отчет ЦК)...Задачей коммунистов на современном этапе является объединение всех протестных сил на единственной основе: превращение на первом этапе Президентской республики в Парламентскую республику, на втором этапе - Парламентской республики - в Республику Советов всенародно избранных депутатов трудящихся. Все остальные разногласия на настоящем этапе вторичны и потому несущественны. Эта основа должна стать и основным критерием единства действий оппозиции, а также оценки: кто с нами, а кто пособник криминального режима" (цит. изд. с. 249, 250).
       Д.Парамонов выступил по теме: "Модель образа жизни обновлённого социализма: принципы и механизмы реализации".Он в начале своего выступления заявил: "Необходимость формационных преобразований в России очевидна. Эти преобразования будут осуществлены не только в интересах народов России, но и в интересах всех народов Земли. Руководствуясь этим посылом, группа Российских учёных социалистической ориентации, принадлежащих к разным партийным организациям, а также беспартийных, в инициативном порядке разработала Программу общественного развития России от паразитического монетаристского капитализма к социализму и коммунизму. В ней даётся развёрнутый ответ на поставленный выше вопрос "Что делать?" по всем жизненно важным направлениям общественного развития в ближайшей и отдалённой перспективе". И далее он изложил свое видение этой Программы (цит. изд. с.251-266).
       А.Акимов в своем выступлении затронул тему "Государственная служба в социалистическом обществе: научное управление качеством и эффективностью". Он сказал: "В социалистическом обществе центральное место в решении проблемы качества и эффективности работы органов исполнительной власти занимает оптимизация мотивационных факторов труда государственных гражданских служащих. Решение этой проблемы имеет комплексный, междисциплинарный характер с использованием экономических, социальных, моральных, материально-технических, идеологических, информационных и иных средств и методов управления этой важнейшей сферой жизнедеятельности общества" (цит. изд. с. 266).
       Е.Суименко в своем выступлении обрисовал "Эскиз социализма будущего".
       Он начал свое выступление с критического анализа, ситуации, сложившейся в современной России: "Будущее социалистического общества видится теоретикам и практикам левых сил по-разному: одни считают его "новым социализмом", другие - "обновленным социализмом", третьи - просто "социализмом", четвертые - "социализмом, восходящим на новую ступень своего развития". Общее во всех этих точках зрения то, что современный капитализм при всей кажущейся его незыблемости является преддверием социалистического строя. Различие же их требует кропотливого разбирательства.
       За понятием "нового" социализма закрепился смысл рыночного социализма, социализма с сохранением товарного производства и товарно-денежных отношений, требующих своих ограничений со стороны государства, исключающих эксплуатацию человека человеком и умеряющих материальное неравенство людей.
       "Рыночникам" решительно возражают сторонники "обновленного социализма" и просто "социализма", с той лишь разницей, что первые рассматривают грядущий социализм как продолжение социализма в его советском варианте, как социализма раннего, неразвитого и во многих отношениях еще слабого, но все же социализма, а вторые категорически настаивают на том, что социализма как такового "у нас еще не было" и "быть не могло".
       Что же касается различия между "обновленным социализмом" и "социализмом, восходящим на новую ступень своего развития", то спор между их сторонниками, по мнению автора, зачастую принимает характер если не научной схоластики, то тавтологии и сводится к выяснению семантики слова "обновленный".
       Спор о социализме: каким он должен быть? - затрагивает многие аспекты общественной науки. И прежде всего такие вопросы, как вопрос о предпосылках социализма (вызрели ли они на существовавшей в начале ХХ столетия фазе развития капитализма или возникают намного позже), вопрос о переходном характере построения социалистического общества (явится ли такой переход одномоментным или он предполагает различные фазы перехода от капитализма к социализму, некие "промежуточные" состояния), вопрос о способах перехода от капитализма к социализму (явится ли этот переход насильственным революционным взрывом или будет представлять собой относительно мирный переход), наконец, вопрос о том, коснется ли подобный переход одновременно большинства стран мира или отдельных его стран (отдельной страны).
       Перечисленные и другие вопросы, разумеется, взаимосвязаны, и ответить на них крайне сложно по той причине, что в настоящее время теоретики и практики марксизма-ленинизма испытывают необходимость переосмысления некоторых "незыблемых" положений общественной науки, столкнувшись с непредвиденными ходами исторического процесса. Сказанное не должно повергать в страх или в возмущение коммунистов: методологически (имеются в виду краеугольные положения диалектического материализма) марксизм-ленинизм был и остается неопровержимой наукой, ибо, по выражению самого