Паульман Валерий Федорович
Кризис в Евросоюзе

Lib.ru/Современная литература: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • Оставить комментарий
  • © Copyright Паульман Валерий Федорович (paulman.valery@mail.ru)
  • Обновлено: 28/05/2018. 62k. Статистика.
  • Очерк: Публицистика
  • Скачать FB2
  •  Ваша оценка:


    Кризис в Евросоюзе

       Минуло шесть десятилетий со времени образования Европейского экономического сообщества (ЕЭС), преобразованного затем в Европейский Союз (ЕС).
       Процесс развития и превращения ЕЭС в современный Европейский союз происходил путём: а) одновременной структурной эволюции и институциональной трансформации в более сплочённый блок государств с передачей всё большего числа функций управления на наднациональный уровень и б) увеличения числа участников с 6 до 28 государств.
       Процесс евроинтеграции сопровождался постоянной и неутихающей острой борьбой ее сторонников и евроскептиков, преодолением внутренних и внешних препятствий и противоречий.
       Что касается современного положения дел в Евросоюзе, то оно характеризуется острым кризисом, вызванным как внутренними, так и внешними факторами.
       К числу внутренних факторов следует отнести, во-первых, выход Великобритании из Союза, во-вторых, рост внешней задолженности, в-третьих, неудовлетворенность новых членов Союза сельскохозяйственной политикой, которую проводит Брюссель.
       Евроскептицизм, как понятие, появился в Великобритании среди противников членства страны в ЕС в 1971 году. С того времени термин распространился на многие другие страны Европы. Помимо общего неприятия интеграции в ЕС, евроскептики выступают против отдельных политических направлений Союза, в частности против введения единой валюты евро, евроконституции, надгосударственных образований, федерализации союза и т.д.
       Очень часто евроскептики выступают с позиций поддержки национальных государств, их суверенитета и высказывают опасения, что дальнейшая интеграция подорвет национальный суверенитет их государств. Несмотря на это, евроскептицизм не является отдельной, оформленной идеологией. Представители разных стран, разных движений высказывают своё неприятие отдельных аспектов деятельности Союза. Цели многих евроскептиков также различаются -- от полного выхода из Союза, выхода из еврозоны до желания реформировать Союз, не выходя из него. Новая волна евроскептицизма связана с мировым экономическим кризисом и с волной иммиграции.
       Однако вернемся к отношениям Великобритании и Евросоюза (см. http://ru.euronews.com/2016/06/23/the-uk-and-the-eu-part-1-je-t-aime-moi-non-plus). Несмотря на одну из ведущих ролей в создании Совета Европы в 1949 году, Великобритания не сразу присоединилась к процессу экономической интеграции. Первые шаги в этом направлении были сделаны только в начале 1970-х годов, во время "первой волны" расширения Европейского Экономического Сообщества, в которое к тому времени входили всего 6 государств (Франция, ФРГ, Италия и страны Бенилюкса). Великобритания присоединилась к ЕЭС в 1973 году вместе с Ирландией и Данией.
       На момент вступления в ЕЭС, британская экономика была одной из самых слабых в Западной Европе, значительно отставая от темпов роста экономики Франции, Германии и Италии. Предыдущие попытки вступления Британии в ЕЭС в 1960-х годах блокировались французскими властями: президент Франции Шарль де Голль дважды накладывал вето на присоединение к Сообществу "туманного Альбиона" из опасений слишком тесного исторического альянса британцев с США, с одной стороны, и со странами Содружества (наследием Британской империи), с другой.
       Практически с момента вступления в ЕЭС, внутри Великобритании зазвучали голоса евроскептиков. Ещё в 1974 году Лорд Деннинг, занимавший один из высших постов в судебной системе королевства, заявил: "Если глубже рассмотреть наши отношения с Европой, то [Римский] договор сравним с мощным морским приливом: он проникает во все реки и поднимается вверх по течению. И его уже нельзя сдержать."
       На волне опасений о слишком резкой потере суверенитета, всего два года спустя после вступления Великобритании в ЕЭС, в июне 1975 года, правительство организует первый референдум об участии страны в "общей Европе". Несмотря на спекулятивные заявления политиков о потере государственного суверенитета, широкие массы населения больше волновали вопросы борьбы с безработицей и сохранения уровня цен: стабильность этих двух элементов в народном сознании ассоциируется с общим экономическим пространством. Европейскую интеграцию в момент референдума поддержали многие политики, в том числе восходящая "звезда" консерватизма Маргарет Тэтчер. В результате голосования две трети населения поддержали проект "Европа".
       В 1984 году на встрече во французском Фонтенбло М.Тэтчер высказывает уже другую точку зрения: Великобритания не довольна размером той помощи, которую она получает от ЕС в обмен на ежегодные взносы. Согласно принципам Единой сельскохозяйственной политики ЕС от перераспределения финансовых средств традиционно выигрывали, прежде всего, французские фермеры. Англичане чувствуют себя несправедливо "обобранными", и в результате принимается решение о возврате в британскую казну 66% ежегодных выплат. Эта договорённость осталась в силе и более 30 лет спустя с момента встречи в Фонтенбло.
       Евроинтеграция продолжалась в течение 1980-х, и этот процесс создал экономические основы последующего расширения ЕС после распада восточного социалистического блока. Либеральная политика М.Тэтчер в середине 80-х сочетается с идеями единого рынка и отсутствием торговых барьеров внутри ЕС. Но уже в начале 1990-х годов растёт недовольство подписанным в 1986 году Единым европейским актом (ЕЕА), создавшим основы для реализации идеи "общего рынка" с 1992 года. Впоследствии, уже в начале 2000-х годов, сама баронесса М.Тэтчер заявит, что сожалеет о подписании договора ЕЕА как о серьёзной политической ошибке.
       В 1988 году, выступая на встрече в бельгийском Брюгге, М.Тэтчер делает запомнившееся британцам заявление: "Мы не для того согласились убрать наши национальные границы, чтобы увидеть создание этих же границ на европейском уровне, при том, что европейское супер-государство командует из Брюсселя."
       Убеждённый либеральный политик, М.Тэтчер рассматривала европейское доминирование прежде всего как угрозу единого государства. Речь в Брюгге, фактически, послужила запалом для последующего роста евроскептицизма в Великобритании, вплоть до наших дней. Но бывший советник М.Тэтчер по международным вопросам, Чарльз Пауэлл, считает, что эта речь не была направлена против самой идеи общей Европы. У британского премьера было своё, отличное от брюссельского, видение. Ведь ей же принадлежат слова о том, что будущее Британии не на окраине единой Европы, а в составе общеевропейской семьи.
       В 1990 году отношения с Европой фактически раскололи Консервативную партию - эта внутрипартийная тенденция сохраняется и по сей день.
       Возглавлявший Европейскую Комиссию в течение десяти лет (1985-1995) французский политик Жак Делор стал одним из инициаторов новой волны евроинтеграции. В 1992 году был подписан Маастрихтский договор, положивший начало Европейскому союзу в его современном виде. Федерализация Европы, единая европейская валюта и централизованная фискальная политика не устраивали правительство М.Тэтчер. В то же время, ввиду её резкого отказа от идеи евроинтеграции, в ноябре 1990 года в отставку - в знак протеста - подал верный соратник М.Тэтчер по партии, вице-премьер Джеффри Хау. Эта отставка в результате привела к уходу с политической сцены и самой М. Тэтчер лишь месяц спустя.
       Перед самым уходом из политики, М.Тэтчер, выступавшая против участия Британии в Единой европейской валюте, всё же подписывает договор о Европейском механизме валютных курсов (ЕМВК), положивший начало евро.
       В 1992 году Британия переживает "чёрную среду", когда спекуляции на валютном рынке привели к падению фунта, и правительство Джона Меджора, оказавшееся не в состоянии поддержать национальную валюту, вынуждено было выйти из ЕМВК.
       Вступивший в силу в 1993 году Маастрихтский договор расширил политические полномочия Брюсселя: к ним добавились внешняя политика, безопасность, правосудие и внутренняя политика. В то же время, договор вводит так называемый "принцип субсидиарности", который позволяет решать многие вопросы на местном, национальном уровне. Британские евроскептики рассматривают эту часть договора как "ложку мёда в бочке дёгтя".
       Эра консерваторов сменяется с приходом Тони Блэра, которого многие в Британии ассоциируют с идеями европейской интеграции. В году его премьерства были сделаны шаги в сторону Лиссабонского договора, который задумывался для реформирования и модернизации Евросоюза. Блэр активно ратовал за расширение Евросоюза за счёт десятка новых стран, принятых в блок в середине 2000-х годов. В то же время, под конец своего пребывания во главе британского кабинета, Тони Блэр заявлял уже о том, что поборет "дракона европейского федерализма".
       Внешняя политика кабинета Т.Блэра внесла раздор в хор европейских политиков. Найдя общий язык с администрацией президента Буша, Британия заняла близкую США позицию по вопросу военного вторжения в Ирак, что шло в разрез с позициями Франции и Германии. Близость Британии к Вашингтону всегда была и остаётся предметом полемики в вопросе членства королевства в ЕС, как со стороны британских политиков, так и со стороны европейских соседей.
       Дискуссия по поводу участия Британии в единой европейской валюте продолжается на протяжении всего премьерства Т.Блэра. Как указывают комментаторы, в его правительстве были одновременно и сторонники, и противники идеи. А потому отношение британских властей в евро также менялось день ото дня: отказ от фунта всегда оставался слишком тяжеловесным политическим вопросом для британского кабинета.
       Министр финансов в правительстве Т.Блэра, Гордон Браун, предлагает провести экономическую проверку по пяти пунктам прежде, чем решиться на вступление в евро. В июне 2003 года британский минфин рапортует: страна не готова к присоединению к евро. После вступления Гордона Брауна в должность премьера разговоры об участии в евро постепенно сходят на нет: новый премьер не форсирует дискуссию ввиду кризисного положения в европейских финансах.
       Очередное расширение Евросоюза в 2004 году породило волну новых страхов, связанных с притоком с востока дешёвой рабочей силы. Почти все "старые" члены ЕС ограничивают доступ к своим рынкам рабочей силы для новых экономических мигрантов (для этого в законе была предусмотрена специальная поправка). Такой возможностью не воспользовались лишь три страны, в том числе и Великобритания, где надеются на помощь дешёвой рабочей силы в экономическом строительстве.
       Знаменитый в Европе образ "польского сантехника" поначалу больше волнует французов. Но резкий приток экономических мигрантов в Британию заставляет и англичан задуматься о целесообразности открытия границ. На фоне отъезда из страны сотен тысяч британцев, которые решают "осесть" в других, более солнечных странах Европы, мигранты возмещают недостаток в рабочей силе. Но с другой стороны, в определённых кругах приток в Великобританию иностранцев вызывает опасения потери национальной идентичности. Это мнение усугубляют вопрос создания дополнительной инфраструктуры для новых жителей Британских островов: необходимо строить новые школы, больницы и дороги, предоставлять социальную помощь малоимущим, и т.д.
       В конце 2005 года лидером консерваторов (на тот момент, в оппозиции) становится будущий премьер Дэвид Кэмерон. На следующий год относительно молодую Партию независимости Соединённого Королевства возглавляет ярый евроскептик Найджел Фараж. Согласно красочному описанию Д.Кэмерона, эта партия фактически состоит из "чудиков и латентных расистов". Фараж, разумеется, отвечает на этот выпад резким протестом. Как бы то ни было, основной своей задачей Партия независимости видит выход Британии из Евросоюза.
       В декабре 2009 года в силу вступает Лиссабонский договор. Поиск компромисса для его подписания всеми членами ЕС продолжался несколько лет. Критики заявляют, что этот договор - слишком откровенный шаг к европейскому федерализму. Британия, уже отказавшаяся от участия в шенгенской зоне и в механизме евро, на этот раз выторговывает себе отказ от применения Хартии ЕС по правам человека (из всех стан Союза, кроме Соединённого Королевства, от Хартии отказалась только Польша).
       В этом же году Дэвид Кэмерон формирует новую фракцию евроскептиков в Европейском парламенте, покинув вместе с соратниками Европейскую народную партию, которая представляет в Брюсселе блок политиков право-центристов.
       Очередной виток напряжённости между Лондоном и Брюсселем наступает в 2011 году. Сначала британцы отказываются от участия в саммитах еврозоны, мотивируя это тем, что более тесная интеграция в этом направлении Британию не интересует. В декабре Д.Кэмерон накладывает вето на новый договор ЕС по фискальной политике. Франция и Германия снова недовольны, а Великобритания оказывается в изоляции.
       В январе 2013 года Д.Кэмерон впервые обещает британцам референдум по вопросу членства в ЕС. На тот момент Партию независимости поддерживают всего 10% граждан. В 2014-м истёк срок запрета на работу в Соединённом Королевстве граждан Румынии и Болгарии, вступивших в ЕС в 2007 году. Несмотря на растущее число приезжих из Евросоюза (123000 человек в 2013 г. и 178000 в 2014 г.), основная масса мигрантов добирается до Альбиона из-за пределов ЕС.
       В 2015-м Д.Кэмерон одерживает маленькую победу: референдум по независимости в Шотландии отвергает идею выхода этой части страны из Королевства. На этой волне, тори одерживают победу на парламентских выборах.
       Наконец, в феврале 2016 года Лондон договаривается с Брюсселем о новых уступках в случае, если страна останется в ЕС. Они включают в себя отказ от идеи "тесного союза" (которая лежит в основе интеграционной политики ЕС), жёсткие гарантии членам ЕС, которые на входят в зону евро, возможности снижения социальных выплат мигрантам и отказ от многих бюрократических элементов.
       Евроскептики в Британии не в восторге от новых правил. Но эта договорённость с Брюсселем позволила Д.Кэмерону назначить референдум, имея в виду конкретную перспективу для страны, если она всё же останется в Евросоюзе.
       Во время референдума 2016 года за выход Великобритании из Европейского союза высказалось 51,9 % проголосовавших, соответственно за продолжение членства в ЕС выступило 48,1 % избирателей. В субъектах Великобритании итоги голосования различались: так, жители Шотландии и Северной Ирландии высказались преимущественно против выхода, а представители Англии (не считая столицы) и Уэльса -- за.
       Выход Великобритании из Европейского союза (сокр. Brexit от сочетания слов англ. Britain -- Британия и англ. Exit -- выход) -- главная политическая цель консервативной оппозиции и некоторых отдельных лиц (националистов и евроскептиков) в Великобритании.
       Обескураженный итогами референдума Д.Кэмерон принял решение оставить пост лидера правящей партии и главы кабинета министров.
       В ходе стартовавшей за этим парламентской дискуссии пять ведущих депутатов из состава Консервативной партии выставили свои кандидатуры для замещения Д.Кэмерона на посту премьер-министра. 11 июля победу одержала министр внутренних дел Тереза Мэй, которая уже утром 13 июля приступила к формированию нового правительства. Ею сразу же были созданы два особых министерства -- по выходу из ЕС (во главе с давним оппонентом Д.Кэмерона Д.Дэвисом) и международной торговли (под руководством уроженца Шотландии бывшего министра обороны Соединённого королевства Л.Фокса). Министром иностранных дел неожиданно для многих стал главный сторонник Брексита в рядах партии Борис Джонсон. Таким образом, консерваторы остались у власти с тем, чтобы к декабрю 2018 года окончательно оформить развод с "Единой Европой".
       Парламент Великобритании направил премьер?министру страны Терезе Мэй письменный ультиматум по условиям Brexit. Законодатели требуют отказаться от таможенной сделки с ЕС. Об этом сообщил RT.
       Законодатели выступили против планов главы правительства привести национальные таможенные пошлины в соответствие с пошлинами Евросоюза после процедуры Brexit.
       Они потребовали отказаться от "таможенного партнерства" с Европой. Британский премьер-министр Тереза Мэй вынуждена была заявить, что ее страна выйдет из европейского таможенного союза. Об этом сообщила "Газета.ru" со ссылкой на Reuters. Незадолго до этого СМИ писали, что власти королевства намерены остаться в таможенном союзе ЕС после 2021 года.
       Но Мэй опровергла растиражированные журналистами сведения. "Нет. Великобритания покинет таможенный союз после выхода из ЕС. Конечно, мы будем обсуждать будущие таможенные соглашения с Евросоюзом", -- сказала Тереза Мэй.
       В тексте заявления говорится о том, что этот союз может помешать заключать в будущем значимые соглашения. Кроме того, законодатели опасаются больших затрат на реализацию проекта.
       19 июня 2017 года в Брюсселе начались переговоры британского правительства в лице министра Д.Дэвиса с Европейским союзом в лице его представителя М.Барнье. Первый раунд переговоров был посвящён проблеме прав граждан ЕС, живущих в Великобритании, границе между Северной Ирландией и Ирландией, а также проблеме выплат Великобританией Евросоюзу по ее бюджетным обязательствам за период членства в ЕС (вплоть до 2020 года). Первый раунд переговоров успешно завершился 8 декабря 2017 года в Брюсселе подписанием совместной декларации, после чего стороны решили перейти ко второй фазе переговоров, чтобы договориться о характере двухлетнего переходного периода, а также о будущих отношениях между Великобританией и ЕС (см. https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%92%D1%8B%D1%85%D0%BE%D0%B4_%D0%92%D0%B5%D0%BB%D0%B8%D0%BA%D0%BE%D0%B1%D1%80%D0%B8%D1%82%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D0%B8_%D0%B8%D0%B7_%D0%95%D0%B2%D1%80%D0%BE%D0%BF%D0%B5%D0%B9%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B3%D0%BE_%D1%81%D0%BE%D1%8E%D0%B7%D0%B0)\).
       27 мая 2018 года в СМИ появилась странная информация о том, что Великобритания тайно запланировала остаться в ЕС, несмотря на Brexit (см. http://mt.360tv.ru/blog/43326065322/SMI:-Velikobritaniya-tayno-zaplanirovala-ostatsya-v-ES-nesmotrya?utm_campaign=transit&utm_source=main&utm_medium=page_0&domain=mirtesen.ru&paid=1&pad=1). Вот ее содержание. "Финансирование в избирательную комиссию на выборы в Европейский парламент в 2019 году направило правительство Великобритании. Это было сделано несмотря на то, что страна планирует выйти из Европейского союза в марте 2019 года, сообщил сайт газеты The Telegraph. Автор аналитической статьи Кристофер Хоуп предположил, что Лондон втайне решил остаться в Евросоюзе.
       По данным The Telegraph, избирательной комиссии Великобритании выделили 829 тысяч фунтов стерлингов -- это чуть больше миллиона долларов -- на "действия, связанные с выборами в Европарламент в 2019 году". При этом выборы в Европарламент должны пройти в конце мая 2019 года, а выход Великобритании из Евросоюза -- на март.
       В британском избиркоме объяснили выделенное финансирование некими расплывчатыми "мерами предосторожности". Там же отметили, что "скорее всего" Великобритания не будет участвовать в выборах, сообщила "Газета.ru".
       Но Великобритания не одинока в своем стремлении выйти из ЕС. В СМИ прошла информация, что евроскептическая партия "Кандидатура народного единства", играющая важную роль при формировании правящей парламентской коалиции в региональных выборах автономного региона Каталония выступает за полную независимость Каталонии, что, согласно позиции официального Мадрида, автоматически означает выход из ЕС.
       Позиции евроскептиков традиционно сильны в странах Скандинавии (Дании, Швеции, Норвегии): здесь идея культурной интеграции с ЕС в целом поддерживается населением, однако избиратели отвергают передачу Брюсселю части полномочий в юридической сфере, скептически относятся к идее утраты собственных национальных валют. Особенно наглядно это продемонстрировал референдум 2015 года в Дании.
       Кроме того, как показал референдум в Нидерландах об ассоциации между Европейским союзом и Украиной, проведённый в 2015 году, основная масса граждан ЕС в целом настроена гораздо более скептически, чем бюрократическая верхушка, которая якобы представляет их интересы.
       Из вышесказанного напрашивается вывод о том, что в ЕС центробежные силы начинают перевешивать силы центростремительные. К такому же выводу приходишь, читая следующую информацию. 21 мая 2018 года на конференции "Вызовы для Европы" в Праге еврокомиссар по вопросам юстиции, потребителей и равенства полов Вера Юрова (Чехия), заявила, что Евросоюз будет избавляться от некоторых стран "как от мешков с песком". По-видимому, она провела аналогию с воздушным шаром, сбрасывающим балласт.
       Прямо такие страны названы не были. Но поскольку в речи политика прозвучали обвинения в нарушениях прав и свобод граждан в адрес Польши и Венгрии, два "мешка с песком" уже установлены.
       В.Юрова заявила, что речь идёт о "странах-индивидуалистах", которые не хотят участвовать в решении общих для всех стран Евросоюза проблем. Это страны "не держат язык за зубами, не участвуют в сотрудничестве, не держатся вместе и не прилагают усилий для достижения общих целей" -- сказала еврокомиссар. Правительству своей страны она порекомендовала, во избежание проблем в будущем, проявить больше активности в решении общих проблем. Такими проблемами, по мнению В.Юровой, являются безопасность, обороноспособность и укрепление внешних границ Евросоюза.
       Следующим фактором, свидетельствующим о кризисе ЕС, является растущая величина внешней задолженности (определяется как сумма государственного и частного долга к погашению нерезидентам в иностранной валюте, товарами или услугами).
       Внешний долг всех стран ЕС по состоянию на конец 2012 года составил 17950 000 млн. долларов США, или 101% к ВВП (31313 долларов на душу населения). Подробные данные по отдельным странам ЕС приведены в таблице по адресу https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A1%D0%BF%D0%B8%D1%81%D0%BE%D0%BA_%D1%81%D1%82%D1%80%D0%B0%D0%BD_%D0%BF%D0%BE_%D0%B2%D0%BD%D0%B5%D1%88%D0%BD%D0%B5%D0%BC%D1%83_%D0%B4%D0%BE%D0%BB%D0%B3%D1%83).
       Невозможность выплатить внешний долг ведет ЕС к банкротству и войне, прогнозирует французский политик депутат Европейского парламента, лидер французской партии "Левый фронт" Жан-Люк Меланшон. Он утверждает, что "сейчас одну из главных опасностей для Союза представляет быстро растущий внешний долг. Совокупный внешний долг стран ЕС превышает даже показатели США с 17,7 триллионами долларов. На первом месте среди европейских стран находится Великобритания (9,5 трлн. долл. по состоянию на 31 марта 2014), на втором -- Франция (5,7 трлн. долл.), на третьем -- Германия (5,5 трлн. долл.) Для сравнения, внешний долг России по состоянию на 1 октября 2014 года составлял только 678 миллиардов долларов. Если говорить в процентах от ВВП, показатели еще более разительные -- британский долг составляет более 400% от внутреннего валового продукта, французский -- 182%, немецкий -- 142%".
       "Эти долги никогда не будут оплачены, -- заявил Меланшон. -- Как показывает история, все закончится банкротством, которое обернется тотальной катастрофой, войной или гиперинфляцией". Санкционная война с Россией и кризис на Украине, по мнению политика, только усиливают негативные тенденции. "Санкции, введенные в отношении РФ из-за сложной ситуации на Украине, только способствуют мрачному будущему всей Европы, как в экономическом, так и в социально-политической сферах. Подобное наблюдалось в преддверии Первой мировой войны", -- прогнозирует он.
       По мнению руководителя Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений Василия Колташова, "Жан-Люк Меланшон драматизирует ситуацию. Это не значит, что внешний долг не представляет опасности для ЕС, но кроется она, как ни парадоксально, не в дефолте, а в его отсутствии.
       По всей видимости, во Франции только сейчас начинают понимать суть некоторых процессов в Евросоюзе. Конечно, долги в ЕС создаются вовсе не для того, чтобы их выплачивать. Рост государственного долга в еврозоне -- это инструмент поддержания стабильности финансового сектора.
       В то же время, со стороны господина Меланшона есть некоторое сгущение красок. В последние годы правительства стран еврозоны смогли удержать процесс роста государственных долгов, а кое-где, например, в Греции, удалось даже их сократить. Но при этом ВВП этих стран тоже уменьшается, экономическая ситуация ухудшается, следовательно, долги становятся все более обременительными для населения.
       Вообще-то говоря, все платежи по облигациям займов в ЕС работают на поддержание банковского сектора -- банки получают с них немалые проценты. Вся система контроля за долгами, подчиненная европейскому Центробанку и Еврокомиссии, построена таким образом, чтобы с одной стороны обеспечивать стабильные платежи по долгам, а с другой -- не допустить банкротства. Поэтому то, о чем говорит Меланшон, то есть дефолт и последующие катаклизмы, пока Евросоюзу не грозит. В свое время были опасения банкротства Испании, Португалии, Греции, но эти угрозы так и остались "бумажными тиграми". А вот экономики этих стран и общество после всех финансовых мер Евросоюза были разорены. И это гораздо более страшно. Как раз отсутствие банкротств в Европе создает больше проблем, чем могло бы возникнуть в результате дефолта по гособязательствам.
       Да, ситуация в экономике ухудшается, но выигрывает финансовый сектор, который получает постоянный источник денег. Это так называемая государственная рента, когда государство платит непрерывную дань банкам "еврозоны", обеспечивая их стабильность даже при самой плохой экономической ситуации. Проблема не в том, что могут начаться банкротства, а за ними войны и хаос. Катастрофа Европы именно в том, что эта бесперспективная система сохраняется. Европейская экономика не может получить развития, пока существует схема перекачивания денег от общества, от реальной экономики, к финансовому сектору".
       Как показывает опыт ЕС, это может тянуться годы. Невозможно сказать, в какой момент система выйдет из-под контроля. Это может произойти не в силу экономических процессов, а из-за политических потрясений, какого-то социально-политического взрыва в Европе подобно тому, который произошел в мае 2018 года в Париже. Во французской столице мирная акция протеста против социальной политики властей закончилась беспорядками. Полиции пришлось применить водометы и слезоточивый газ, сообщило РИА "Новости".
       Шествие многотысячной пешей колонны началось на площади Республики в Париже. Маршрут колонны был проложен через площадь Бастилии к площади Насьон. Протестующие постоянно поджигали дымовые шашки и файеры. По сообщениям с места событий, колонну сопровождают автомобили, из которых несется зажигательная музыка, из мегафонов звучат громкие лозунги.
       Мирной демонстрация оставалась недолго. Хулиганы, идущие в голове многотысячной колонны протестующих, начали бесчинства. Молодые люди, полностью одетые в черное и скрывающие лица за масками, при помощи дорожного указателя и иных подручных средств разбили витрины магазинов, сопровождая выходки криками "Все ненавидят полицию".
       Закончилась демонстрация традиционною Против протестующих применили водометы и слезоточивый газ (http://mt.360tv.ru/blog/43470452669/Mirnaya-aktsiya-protesta-v-Parizhe-zakonchilas-besporyadkami-i-v?utm_campaign=transit&utm_source=main&utm_medium=page_0&domain=mirtesen.ru&paid=1&pad=1).
       В любом случае, Европу ждут очень тяжелые времена. Стабилизация финансового сектора за счет разрушения уровня жизни европейцев и экономики -- это метод, который не обеспечивает сохранение ЕС, как политической системы. Он не устраняет причины экономического кризиса, который все равно приведет к переменам в Европе. А вот какими они будут -- важный вопрос, на который должны ответит европейские политики.
       Декан факультета "Социология и политология" Финансового университета при правительстве РФ Александр Шатилов считает, что "в нынешних условиях внешний долг -- не главная проблема Евросоюза.
       Угроз в ЕС гораздо больше, и это не только внешний долг. В первую очередь это проблема слабой управляемости Европейского Союза. Это весьма эклектичное и рыхлое образование без наднациональных органов власти. Второй момент связан с тем, что внутри ЕС масса проблем социально-экономического и политического плана -- особенно разрыв между богатыми и бедными странами. До сих пор в рамках Евросоюза не удалось достичь относительного благополучия для всех. Есть состоятельные страны, а есть бедные родственники в лице Греции, Болгарии, Румынии, которые с вожделением взирают на блестящую жизнь Германии и хотят к ней приобщиться за счет выделяемых кредитов, при этом особо ничего не делая.
       Еще одна проблема -- рост сепаратизма и цивилизационных конфликтов внутри ЕС. Взять хотя бы примеры Шотландии, Венеции, Каталонии и Баварии. В свое время ЕС сам дал им толчок, спровоцировав распад бывшей Югославии и придав импульс параду суверенитетов уже в самом Евросоюзе.
       Есть еще и проблема падения эффективности и результативности труда. Сейчас в ЕС господствует принцип социального гедонизма. В этой ситуации Евросоюз везет на себе Германия, а остальные предпочитают пользоваться создаваемыми благами. Ко всему прочему, меняется демографическая ситуация в Европе. Там все меньше преобладают христианские ценности. Все больше стран становятся атеистическими, в других государствах усиливаются межрелигиозные конфликты между коренными европейцами и восточными общинами.
       Поэтому внешний долг -- не самая большая проблема. Главная опасность в несбалансированности ЕС. Ему так и не удалось стать "плавильным котлом" для народов, которые проживают в Евросоюзе, и добиться их единства. Конечно, если к этому прибавятся еще и экономические проблемы, это может разорвать ЕС изнутри" (см. http://svpressa.ru/economy/article/105164/).
       Одной из таких проблем является сельскохозяйственная политика (см. https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%95%D0%B4%D0%B8%D0%BD%D0%B0%D1%8F_%D1%81%D0%B5%D0%BB%D1%8C%D1%81%D0%BA%D0%BE%D1%85%D0%BE%D0%B7%D1%8F%D0%B9%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D0%B0%D1%8F_%D0%BF%D0%BE%D0%BB%D0%B8%D1%82%D0%B8%D0%BA%D0%B0_%D0%95%D0%B2%D1%80%D0%BE%D0%BF%D0%B5%D0%B9%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B3%D0%BE_%D1%81%D0%BE%D1%8E%D0%B7%D0%B0).
       В середине марта 2018 года в Брюсселе собрались министры сельского хозяйства стран ЕС, чтобы выработать принципы единой сельскохозяйственной политики на предстоящий период. Однако этого им сделать не удалось из-за несогласия стран Прибалтики, Польши и Словакии с предложениями Брюсселя в отношении выравнивания размера прямых субсидий фермерам в высокоразвитых и менее развитых странах. Недавно вступившие в ЕС государства требуют справедливости, т.е. равных правил финансирования сельскохозяйственного сектора, что особенно важно в условиях кризиса, в частности вызванного введением санкций в отношении России.
       Суть глубочайшей кризисной ситуации наглядно можно показать на примере самой могущественной страны ЕС - Германии.
       Политический курс Берлина завел Германию в тяжелое положение, из которого просматриваются два выхода. Однако каждый из них ухудшает положение ФРГ. Как немцы попали в цугцванг, рассказал информационный портал Khazin.
       Немецкий портал Die Welt опубликовал статью, в которой отразил совместные доклад пяти ведущих центров экономических исследований. В материале раскрыты средне- и долгосрочные перспективы Германии.
       Немецкие аналитики отметили, что ФРГ находится в фазе стагнации и уровень жизнь немецкого общества постепенно падает. Эксперты считают, что причины кризиса стоит искать в проблемах геополитики и демографии. Сложности с падением уровня жизни достаточно серьезные, уже к 2030 году средний размер пенсий в ФРГ снизится до уровня прожиточного минимума. Более того, мощно вырастет количество пенсионеров. Как следствие, снизится количество рабочих рук. В итоге у Берлина будет два сценария по выходу из ситуации, и оба не несут для Германии ничего хорошего. Первый выход - поднять уровень пенсионного возраста. Второй выход - компенсировать недостаток рабочих рук мигрантами. Оба варианта ведут к социально-политическим кризисам, а потому придется выбирать из двух зол меньшее.
       Аналитики отмечают, что для покрытия дефицита рабочих рук нужно будет ежегодно принимать около 500 000 мигрантов. Если сопоставить эту цифру с общим числом граждан Германии - 80 миллионов человек, то она не выглядит пугающей. Однако здесь есть один важный нюанс. Сейчас "новых граждан" (мигранты первого-второго поколения) насчитывается около 21,1% или 16,88 миллионов человек. Четверть, как минимум, - это турки и еще 12% - выходцы из исламских государств. Только за последние три года в Германию прибыло еще около 1,4 миллиона арабских и африканских "беженцев".
       Если продолжать их прием в заявленных аналитиками темпах, то уже через пятнадцать лет на 36 миллионов коренных немцев в ФРГ будет приходиться 22-23 миллиона мигрантов, в том числе до 15 миллионов турков и арабов. Все это приведет к значительным проблемам, как внутри самой Германии, так и с ее соседями. Более того, проблему рабочих рук это не решит, так как по статистике лишь 4 из 100 мигрантов устраиваются на работу. Остальные предпочитают получать европейские привилегии и не нести никаких обязанностей. Такое огромное количество беженцев усугубит сегодняшние и без того острые проблемы ФРГ с выходцами с Ближнего Востока и Африки. Станет больше насильственных преступлений, исламисты радикализируются и вполне можно будет ожидать резкого обострения этнокультурного противостояния по причине значительного превосходства мигрантов в уровне рождаемости. В итоге политический курс Ангелы Меркель, направленный на мультикультурализм, и игнорирование некоторых экономических проблем приведут Германию к серьезному кризису.
       Интересен и тот факт, что осознание проблемы не поможет немцам. Если Берлин переориентирует миграционную политику на выходцев из Восточной Европы, то это приведет к опустению Прибалтики и восточной части Польши уже к 2030-2040 годам.
       В итоге Германии совсем скоро придется задуматься: кому Германия будет принадлежать дальше? И каким бы путем дальше ни пошли события, мирным он не будет точно. Как для самой Германии, так и для Единой Европы в целом.
       От внутренних проблем обратимся к внешним.
       Выше уже рассматривалась проблема внешней задолженности. Однако у нее есть и внешний аспект, обусловленный взаимодействием ЕС с МВФ и Всемирным Банком. Нынешний экономический кризис уже успел оставить в Европе весьма заметные следы, затронув чуть ли не каждое домашнее хозяйство. А для некоторых государств он повлек за собой реальную опасность банкротства.
       Последствия современного кризиса "сказываются сейчас на рынке занятости, долговых обязательствах, уровне жизни людей", - публично признал председатель Еврокомиссии Жозе Мануэл Баррозу. Однако долговые обязательства есть не только у физических лиц, но и у государств, в том числе у любой из стран Евросоюза. Так, совокупный долг Бельгии, в столице которой расположена штаб-квартира ЕС, составляет 25 процентов валового внутреннего продукта, а, к примеру, в Швеции - 20 процентов ВВП.
       Больнее всего нынешний кризис ударил по "новичкам" из Центральной и Восточной Европы - Венгрии и Латвии. Обе страны спаслись от банкротства лишь благодаря многомиллиардным кредитам, которые согласились предоставить им международные организации и финансовые институты. В октябре прошлого года Евросоюз, Международный валютный фонд (МВФ) и Всемирный банк решили перечислить Венгрии для преодоления кризиса 20 млрд. евро. Сейчас госдолг Будапешта превышает 75 млрд. евро при размере золотовалютных резервов около 13 миллиардов.
       Латвия, госзадолженность которой достигла почти 31 млрд. евро, превысив годовой ВВП, получит от МВФ и ЕС в общей сложности 7,5 млрд. евро. Правда, Рига уже предупредила, что этих денег ей хватит лишь до середины года. Между тем за поддержкой к мировому сообществу обратилась и Румыния, запросив у Международного валютного фонда и Евросоюза кредиты на общую сумму 20 млрд. евро.
       Вывод из сказанного простой: у ЕС не хватает собственных финансовых ресурсов для спасения терпящих банкротства государств.
       Конкурентная борьба между ЕС и США шла беспрерывно. Особенно она обострилась с приходом Трампа к власти.
       Канцлер Германии Ангела Меркель, французский президент Эммануэль Макрон и британский премьер Тереза Мэй заявили, что Евросоюз готов к санкциям от США. Об этом пишет РИА "Новости" со ссылкой на текст заявления кабинета министров ФРГ.
       Они (лидеры -- прим. ред.) были едины в том, что США не должны принимать торгово-политические меры против ЕС и что ЕС в противном случае должен быть готов решительно защищать свои интересы в рамках международных правил торговли
       Кроме того, в документе говорится о том, что Меркель обсуждала этот вопрос с Макроном 28 апреля, а Мэй -- в воскресенье, 29 апреля 2018 года.
       Иван Данилов - автор блога Crimson AlterАмериканская отмечает, что внешнеполитическая традиция США "немного напоминает внешнеполитическую традицию Блистательной Порты эпохи расцвета. В том смысле, что любой визит лидера вассального государства воспринимается не более чем как повод для публичной демонстрации его готовности служить великому султану или, в современных условиях, выполнять требования президента США.
       При этом визитер обязан еще и широко улыбаться и максимально эмоционально говорить о том, как он счастлив, что ему дали возможность поцеловать тапок султана. Или, выражаясь современным языком, "почувствовать лидерство США и лично вдохновиться энергией американского президента". Любые другие конфигурации просто не укладываются в голове вашингтонского истеблишмента, и потому в нынешнюю эпоху увядания американской гегемонии идеальными визитерами Белого дома становятся президенты Украины и стран Балтии. Все остальные мировые лидеры, которые приезжают в Вашингтон, включая лидеров ЕС и даже некоторых африканских президентов, ведут себя с точки зрения американской имперской традиции как наглые выскочки, которые не стоят по стойке смирно, льстят без огонька и восторга, и самое главное -- не торопятся выполнять пожелания руководителей американской империи. Переговоры Дональда Трампа и Ангелы Меркель 27 апреля 2018, прошли под лозунгом "не дай Трампу ничего", и это легко заметить по разочарованному тону американских СМИ.
       Да ведь это бунт! Германия отказалась выплачивать Штатам ежегодную дань в 73 млрд
       Если смотреть на вещи прагматично, то Трампу от Меркель нужно было получить несколько уступок. Во-первых, ему требовалось согласие канцлера Германии как минимум на возвращение санкций (а как максимум -- согласие на войну) против Ирана, потому что для нынешней вашингтонской администрации ликвидация "иранской сделки" и последующая война с Ираном -- это главный элемент внешнеполитической повестки. Во-вторых, Трамп должен был "дожать" Меркель по вопросу повышения финансовых взносов Германии в бюджет НАТО. По мнению Белого дома, Германия должна ежегодно платить два процента ВВП в бюджет альянса (то есть в портфель заказов американских компаний из сферы ВПК). Как поэтично выразился Трамп по этому поводу, "НАТО -- это великолепная вещь, но НАТО помогает Европе больше, чем нам, почему же мы оплачиваем большую часть расходов?" В-третьих, США нужно было добиться капитуляции европейских лидеров, и особенно Меркель, в вопросах тарифных войн между США и ЕС, а в самом лучшем случае -- получить от Евросоюза содействие в торговой войне с Китаем, которую Трамп недавно инициировал.
       В плане результативности президенту нечем похвастаться. По всем трем пунктам Меркель привезла в Вашингтон вежливый отказ. Судя по итоговой пресс-конференции, у нее не было выбора: выполнение этих требований было абсолютно невозможным по внутриполитическим причинам. Еще пять лет назад такую ситуацию было трудно себе представить, но сейчас это уже объективная реальность, к существованию которой не могут привыкнуть ни американские эксперты, ни значительная часть российского и европейского медиакласса, который до сих пор считает Евросоюз эдаким "большим Пуэрто-Рико". То есть неинкорпорированной территорией США, которая фактически управляется из Вашингтона, но не имеет права влиять на американскую политику. Кстати, официальный дискурс Вашингтона по поводу Евросоюза уже радикально изменился и по версии самого Трампа оказывается, что Евросоюз "был создан для того, чтобы с выгодой использовать США", хотя до этого в официальном западном нарративе ЕС описывался исключительно в терминах "идеалов свободы", "защиты демократии" и некой "общеевропейской судьбы и ценностей".
       На требование Трампа поддержать разрыв "иранской ядерной сделки" Меркель ответила плохо завуалированным отказом, заявив, что она одобряет дополнительные меры по ограничению иранской ядерной программы, но "ядерная сделка" -- это один из "кирпичей", из которых нужно построить отношения с Ираном. Очевидно, что эта позиция радикально противоречит взглядам самого Трампа, для которого главной проблемой в отношениях с Ираном как раз и выступает та самая "сделка", которую он собирается разорвать уже 12 мая. Более того: нежелание Германии выходить из соглашения означает еще и то, что Германия против введения новых антииранских санкций, ибо они противоречат тем обязательствам, которые взяли на себя его подписанты.
       Обсуждение вопроса о финансировании американского ВПК из немецкого бюджета прошло еще хуже. Трамп требовал повышения расходов до уровня двух процентов немецкого ВВП. В переводе на живые деньги можно сказать, что американская сторона хочет, чтобы отныне и навсегда конкретно Германия покупала американского оружия и вкладывала в НАТО примерно 73 миллиарда долларов ежегодно (номинальный ВВП Германии за 2017-й по данным МВФ -- 3,7 миллиарда долларов).
       Проблема в том, что у Меркель уже было подписано коалиционное соглашение, в котором ничего подобного не предусмотрено, и шансов на изменение этого контракта нет никаких, даже если этого будет требовать Вашингтон. Дополнительная проблема заключается в том, что Германия прямо под носом Вашингтона уже организовала некий прообраз "параллельного европейского НАТО" без США и Великобритании, и на финансирование этого немецкого военного проекта нужны деньги, взять которые можно только из того самого военного бюджета, на который претендует господин Трамп. Именно по вышеизложенным причинам госпожа канцлер на итоговой пресс-конференции просто подчеркнула, что Германия -- прекрасный член НАТО, без прямых комментариев по поводу "двух процентов Трампа".
       Президент США Дональд Трамп пригрозил канцлеру Германии Ангеле Меркель трансатлантической торговой войной в случае, если Берлин продолжит поддерживать проект газопровода "Северный поток-2". Об этом сообщило в четверг, 17 мая, агентство Dow Jones со ссылкой на немецких, американских и европейских правительственных чиновников.
       По их словам, на встрече в Вашингтоне в апреле 2018 года глава Белого дома сказал Меркель, что Германии следует отказаться от поддержки проекта "Северный поток-2". А взамен США начнут с ЕС переговоры о новом торговом соглашении.
       В плане торговой войны с Европой лидеру Америки тоже нечем похвастаться -- ему не удалось добиться капитуляции Макрона и не удалось добиться капитуляции Меркель. Единственный "успех" заключается в том, что ни один из европейских лидеров не смог убедить американского президента отказаться от самой идеи трансатлантической торговой войны. Но это явно не тот результат, который мог бы удовлетворить самого Трампа и тех, кто еще верит в американскую гегемонию.
       Вся суть новых трансатлантических отношений выражена в позиции Макрона, которую цитирует агентство Блумберг: "мы не будем разговаривать о чем-либо, если к нашей голове приставлен пистолет", то есть европейские политики требуют дискуссии на равных, чего Вашингтон в принципе не может себе позволить. Более того, уже даже более мелкие европейские чиновники угрожают США применением экономической силы. Французский министр экономики Бруно Ле Мэр заявил: "За неделю, которую я провел в США с президентом Макроном, я понял одну вещь: американцы уважают только демонстрацию силы". Излишне говорить, что с настоящим мировым гегемоном в таких терминах не разговаривают.
       Независимо от того, чем закончатся все дипломатические и экономические конфликты между двумя берегами Атлантики, уже сейчас можно сказать точно, что Европа отбилась от рук США, а дальше взаимодействие между США и ЕС будет все более и более конфликтным. Для России и Китая это просто прекрасные новости, а для самой Европы -- еще и шанс обрести когда-то потерянную свободу.
       Сейчас становится ясно, что выход США из иранской сделки впервые с конца Второй мировой войны реально настроил Европу против Соединённых Штатов.
       Разногласия были и раньше -- во время американского вторжения в Ирак, после разоблачений Сноудена о прослушке Меркель -- но тогда Вашингтон и Брюссель все равно оставались идеологическими союзниками, отстаивавшими одно и то же видение мирового порядка.
       Сейчас администрация Трампа реально считает Европу конкурентом и соперником. Министр финансов США даже заявил, что китайский и европейский подходы к внешней торговле (протекционистские, защищающие своих производителей) -- по сути одно и то же.
       Американцы вводят пошлины против европейских производителей стали, те в ответ готовятся обложить сборами джинсы Levi's и мотоциклы Harley Davidson.
       Европа остаётся в иранской сделке и готовится защищать свои компании (!) от санкций США -- а они должны быть введены автоматически, если США наложат на Иран новые санкции, а Европа нет".
       "С такими друзьями и врагов не нужно", -- откровенно написал в твиттере Дональд Туск, глава Европейского совета.
       Есть еще одна проблема, по которой существуют разногласия между США и ЕС.
       Гипотетический отказ Берлина от "Северного потока -- 2" не гарантирует рост импорта сжиженного газа из США, заявил министр экономики и энергетики ФРГ Петер Альтмайер.
       "США ищут рынки сбыта. Мы с пониманием относимся к этому и готовы позаботиться о том, чтобы этот газ проще доходил до Германии. Но в настоящее время он остается значительно более дорогим, чем газ, который поставляется по трубопроводу", -- заявил министр в прямом эфире телеканала ARD.
       П.Альтмайер добавил, что, если США ставят во главу угла собственные экономические интересы, они должны быть готовы к тому, что европейцы поступают аналогичным образом.
       Ранее агентство Блумберг со ссылкой на заместителя помощника госсекретаря США Сандру Оудкирк сообщило, что в случае дальнейшего развития "Северного потока -- 2" Вашингтон может рассмотреть ответные меры в рамках закона "О противодействии противникам Америки посредством санкций" (Countering America's Adversaries Through Sanctions Act, CAATSA).
       Она объяснила позицию США тем, что строительство газопровода усилит зависимость Европы от российского газа.
       Проект "Северный поток -- 2" предполагает строительство двух ниток газопровода общей мощностью 55 миллиардов кубометров газа в год от побережья России через Балтийское море до Германии. Новый трубопровод планируется построить рядом с действующим "Северным потоком".
       Компания-оператор проекта Nord Stream 2 AG уже получила разрешения, необходимые для строительства участка морского газопровода в территориальных водах Германии и приемного терминала в этой стране. Разрешения также выдала Финляндия.
       Кроме того, глава МИД Германии Хйко Маас побывал в Москве, встретился с Лавровым и высказался за реализацию масштабного немецко-русского проекта "Северный поток-2", который позволит поставлять российский газ напрямую в Германию, минуя Литву, Латвию, Эстонию, Польшу и Украину.
       Вместе с тем немецкий влиятельный политик премьер-министр германской федеральной земли Саксония-Анхальт Райнер Хазелофф (Христианско-демократический союз -- ХДС) выступил за кардинальный разворот немецкого бизнеса в сторону России, после выхода США из ядерной сделки с Ираном. Райнер Хазелофф вообще заявил о том, что Германии следует вернуться к нормальным торговым отношениям и отменить все санкции. Главная причина таких заявлений - огромные потери у немецкого бизнеса.
       Все указанные выше факты свидетельствуют о том, что Германия пытается балансировать на внешнеполитической арене и действовать, в том числе, в интересах нации.
       В СМИ появилась инсайдерская информация от некоего источника в Брюсселе, который утверждает, что Евросоюз в ближайшее время возьмет курс на дедолларизацию.
       ЕС готовит решения по отказу от доллара
       Иначе говоря, в скором времени, Европа планирует отказаться от оплаты поставок нефти из Ирана за доллары и перейти на евро.
       И это вполне логичное решение, учитывая нелогичность поведения Штатов.
       Действия американских политиков, включая и президента, стремительно подрывают имидж США как надежного делового партнера.
       Сегодня вы заключили с США выгодный контракт на несколько лет, а завтра вам заявляют, что они выходят из него, потому что изменили мнение. При этом веских доказательств необходимости не предоставляют. Более того, говорят, что неустойку платить не будут.
       Дипломатический источник из Брюсселя, поделившийся инсайдом, предпочел остаться неизвестным. Но такая информация сливается в медиа-поле не просто так. Это своего рода зондаж общественного мнения, а заодно и подготовка будущего к переменам.
       Тройка лидеров - Германия, Франция, Великобритания, решили сбросить с себя оковы доллара. Переход в торговле с Ираном на евро, убирает у американцев один из возможных рычагов давления...И наносит серьезный удар по гегемонии нефтедоллара.
       ЕС вложил в ближневосточное государство миллиарды и терять их не намерен. Даже ради благо своего "партнера", который все больше начинает относится к европейцам как к рабам. Американцы просто вынуждают европейцев защищать свои интересы в Иране. Туда вошли такие крупные компании как Total, который разрабатывает там нефтеносные месторождения. Общая сумма контракта -- 5 млрд долларов.
       Итальянцы вложили в Иран 17 миллиардов. Самая большая сделка на 5 млрд с Saipem, что контролируется государственной нефтедобывающей компанией Eni SpA.
       Но уже сейчас понятно, что терять свое в ЕС не намерены и за такие деньги готовы во многом пойти против воли Вашингтона.
       Так, уже спланирована встреча Ф.Могерини с политическими директорами Евросоюза и Ирана, где обсудят аспекты сохранения договора по ядерной сделке. Диалог им сейчас очень нужен. Ведь с США в диалоги вступать не привыкли. Они привыкли диктовать свои условия.
       Выходом из ядерной сделки по СВДП, намеком, что под санкции могут попасть и европейские компании, которые продолжат сотрудничество с Ираном, Штаты просто не оставляют выбора своим союзникам - или сплотиться против своего "хозяина", отстоять свои экономики, или окончательно лечь и покориться внешнему управлению из-за океана.
       Новое правительство Италии сформировало коалиционное соглашение, согласно которому, от Евросоюза потребует не просто отмены санкций в отношении РФ, а "немедленной" отмены всех ограничительных мер, пишут итальянские СМИ.
       В частности, издание Huffington Post Italia, в чьи руки попала копия документа, уточняет, что лидеры правой партии "Лига" и "Движения 5 звезд" еще не подписали соглашение, датированное 14 мая 2018 года. Однако проволочка связана исключительно с разным отношением участников коалиции к евро - единой европейской валюте.
       Конкретно на российскую тему в документе написано:
       "Россия не угроза, а экономический и коммерческий партнер Италии".
       Цель нового правительства Италии добиваться "немедленного снятии санкций, наложенных на РФ" и немедленной реабилитации Москвы "как стратегического партнера" в переговорах по Ближнему Востоку, в частности, Сирии, Ливии и Йемену.
       На саммите ЕС в Софии в июне 2018 года принят закон о сопротивлении американским санкциям. Европа сейчас в спешке пытается придумать, как защититься от американского партнера. На форуме все чаще звучит мнение: с такими друзьями и врагов не нужно.
       Лидер Франции сегодня фактически объявил Вашингтону торговую войну. Недвусмысленное заявление Эммануэль Макрон сделал там же, на саммите. Он сообщил, что намерен до конца отстаивать коммерческие интересы Европы, и потребовал, чтобы Соединенные Штаты отменили все пошлины на ввоз товаров из Старого Света.
       "Мы защищаем коммерческий суверенитет Европы, и мы требуем, чтобы нас исключили без условий и ограничений по времени из тарифов США. Мы готовы вести переговоры с США по реформе международной торговли и механизмов ВТО, но предварительным условием должна стать отмена всех тарифов США для ЕС", - заявил Макрон.
       США ранее обещали ввести санкции против европейских предприятий, если они продолжат работать с Ираном. Здесь Макрон был также категоричен. Он отметил, несмотря на позицию Вашингтона, ЕС не прекратит контакты с Тегераном.
       Другой ключевой вопрос, против которого выступили в Европе, - антироссийские санкции. Свое резкое "нет" политике ограничений, на которой настаивает Белый дом, сказали итальянцы. Новое правительство утвердило программу, ее подписали партии, победившие на выборах в парламент. Главный пункт - немедленная отмена мер в отношении Москвы, которые обходятся всему Евросоюзу по 3 миллиарда евро в месяц.
       Внутри ЕС давно нет единства, в частности по вопросу антироссийских санкций, которые уж слишком сильно ударили по европейским предпринимателям. Практически в каждом государстве они целыми делегациями выстраиваются на прием к правительству с просьбой отменить ограничения против России и открыть для бизнеса такой обширный и привлекательный рынок. Власти зачастую сами не знают, как им поступить, потому тянут время. Однако в некоторых странах политики все же решили проявить смелость.
       В частности, в Австрии, где не так давно сменилось правительство, давно поговаривают о необходимости отменить принятые когда-то под давлением американцев антироссийские санкции. Даже в США уже заметно занервничали. Несмотря на ограничения, австрийцы находят лазейки в законодательстве и продолжают сотрудничать с нашей страной вопреки давлению из-за океана. Так, товарооборот за последний год увеличился более чем на 40%.
       Кроме того, на Петербургский международный экономический форум в 2018 году приехало более 30 австрийских компаний. Все они настроены серьезно и готовы сотрудничать с Россией. Об этом говорит и то, что весной этого года в Вене даже проходил подобный форум специально для наших бизнесменов. Таким образом, австрийцы явно настроены на развитие партнерства.
       Теперь же они еще и заявляют, что санкции надо срочно снять. Они даже дипломатов наших высылать не стали вопреки требованиям Лондона в связи со сфабрикованным "делом Скрипалей". Схожей с Австрией позиции придерживаются и в Чехии, а также в Венгрии, Италии и других странах ЕС. Очевидно, что в Евросоюзе уже давно нет единой позиции по вопросу антироссийских санкций. Все меньше стран поддерживают Вашингтон, понимая, что Штаты преследуют лишь свою выгоду. Очевидно, что в скором времени Европа отменит губительные для экономики ограничения на сотрудничество с нашей страной.
       Какой из этого можно сделать вывод? Впервые за десятки лет мощнейший альянс США и Европы реально на пороге глубокого кризиса. Что характерно, даже уход Трампа проблему не решит -- националисты и изоляционисты набирают популярность и в Европе, и вполне возможно, восстановления "солидарности" не захотят уже сами европейцы. Новая эпоха наступает на наших глазах.
       Однако вместе с тем в Германии озабочены сближением США и Китая, полагая, что это приведёт к давлению на Россию и Евросоюз.
       США и Китай пошли на сближение в торговом вопросе, сообщает Deutsche Wirtschafts Nachrichten. В совместном заявлении в Вашингтоне обе стороны заявили, что пришли к договорённости об "эффективных мерах" для существенного уменьшения торгового дефицита между США и Китаем. В будущем Китай будет покупать больше американской продукции, прежде всего в сельскохозяйственном и энергетическом секторе. "Это окажет поддержку росту и занятости в США", -- заявлено в документе. Если договорённость действительно вступит в силу, то она окажет давление на Германию, ЕС и Россию, отмечает издание.
       Вашингтон сообщил о том, что отправит свою делегацию в Китай, чтобы договориться о деталях торговой политики. Также было достигнуто соглашение о том, что Пекин внесёт изменения в свои законы. В 2017 году Китай достиг в торговле с США профицита в $375 млрд. Трамп обвинил Пекин в том, что он получает прибыль от открытых рынков на Западе, однако не допускает другие страны на свой рынок и крадёт интеллектуальное имущество, резюмирует Deutsche Wirtschafts Nachrichten.
       В отношениях США и ЕС имеется еще один нюанс. Он касается войны в Сирии.
       Аналитическое издание Stategic Culture выдвинуло интересную версию. Вся активная деятельность США в Сирии - это просто уловка, отвлекающий маневр, чтобы обмануть Россию и ЕС, скрыть истинные планы американской стороны.
       Издание отмечает симптомы "странной войны". К примеру, ракетный обстрел "Томагавками" по складам с химическим оружием. Всем хорошо понятно, что никакого хим.оружия в Сирии нет, но атака всё равно проводится. Результаты у атаки были практически нулевые. Возможно, считают аналитики, что таким образом США пытаются отвлечь внимание от того, что делает сейчас НАТО у европейских границ России.
       Стало известно, что в Европу переброшены 4 пехотная дивизия и 4 бригада боевой авиации США. Всё это объясняется операцией "Атлантическое решение", которая предполагает удар по России в случае обострения ситуации на Украине. Следуя разработанным план, США укрепляет свои группировки на Черном море и на Балтике.
       На границах с Россией появляется разветвленная военная инфраструктура НАТО, строятся штабы и склады боеприпасов, развертывается система ПВО. В год проводится около 80 различных учений, направленных на "отражение агрессии России". Всё это напоминает стягивание фашистских войск к советским границам в 1941 году.
       Еще одна проблема, которая тревожит все страны ЕС. Это - проблема растущей иммиграции.
       Возьмем к примеру, Германию. На сегодняшний день Германия является одним из лидеров по иммиграции в мире и располагается на втором месте после США по количеству новых мигрантов, прибывающих в страну на длительные сроки. Около 20 % населения ФРГ являются либо мигрантами, либо их потомками. Всего же за период с 1991 по 2013 годы в Германию прибыло 21 миллион человек и убыло около 16 миллионов. Таким образом, прирост населения Германии за счёт миграции за этот период составил 5,4 миллиона человек.
       Беженцы из стран Африки и из стран Ближнего и Среднего Востока и Африки. нравятся далеко не всем немцам. На Меркель уже жалуются в суд.
       Партия "Альтернатива для Германии" обжаловала решение канцлера о пропуске беженцев через германо-австрийскую границу.
       Как сообщает РИА "Новости" со ссылкой на газету Zeit, партия "Альтернатива для Германии" (АдГ) еще 14 апреля 2018 года подала в конституционный суд жалобу на канцлера ФРГ Ангелу Меркель. Об этом сообщил юрист АдГ Штефан Бранднер.
       Правые требуют проверить на соответствие законодательству решение Меркель 2015 года о пропуске в Германию беженцев из Азии и Африки, находившихся на территории Австрии. По мнению АдГ, канцлер нарушила порядок принятия подобных решений, ибо не было обсуждения вопроса в парламенте.
       Юрист партии сказал, что положительное решение по жалобе "может изменить мир". Он имел в виду, что в случае признания жалобы правомерной Меркель придётся уйти в отставку.
       Не только правая "Альтернатива для Германии", но и многие из "родного" для Ангелы Меркель блока ХДС/ХСС требуют от канцлера более жёсткой политики по отношению к нелегальным мигрантам и отмены двойного гражданства.
       Доктор экономических наук, профессор
       В.Паульман
      
      
      
      
      
      
      
      
      

    2

      
      
      
      

  • Оставить комментарий
  • © Copyright Паульман Валерий Федорович (paulman.valery@mail.ru)
  • Обновлено: 28/05/2018. 62k. Статистика.
  • Очерк: Публицистика
  •  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.