Прокудин Николай Николаевич
"Приключения Юляшки-Потеряшки"

Lib.ru/Современная литература: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • Оставить комментарий
  • © Copyright Прокудин Николай Николаевич (n-s.prokudin@yandex.ru)
  • Обновлено: 23/12/2012. 505k. Статистика.
  • Повесть: Детская
  • Иллюстрации/приложения: 1 штук.
  • Оценка: 3.70*10  Ваша оценка:


       Николай Прокудин
      
       Сказка
       Кругосветное путешествие Юляшки-Потеряшки
       Часть первая
       Потеряшка находит друзей
      
       П... Приключения Юляшки-Потеряшки.
       Н. Прокудин. - СПб.: 2011.-... с.
      
       В эту минуту со стороны моря кто-то забросил на судно огромный крюк с привязанной к нему верёвкой. Железный крюк зацепился за поручень, и за бортом послышался шум. Вдоль этой веревки на палубу прямо по воздуху передвигалась кастрюля, а рядом с ней - самодвижущийся черпак. Следом с огнетушителем, который удерживали манипуляторы, на палубу вскарабкался старый "телевизор". Пираты остолбенели от ужаса. Капитан вытаращил от удивления глаза. Известно, что пираты всегда были суеверны: они верили во всякую чертовщину и привидения. Хотя Сева, в принципе, и был самой настоящей "чертовщиной"...
       - Чур, меня! Привидение! - заорал капитан и первым бросился наутёк.
      
       Эта книга о приключениях девочки Юляшки-Потеряшки и её замечательных друзей: робота Мерцалкина, кота Василиска, крыса Амадеуса, попугая Гогеля и корабельного Севы.
      
       Эта невероятная на первый взгляд история
       произошла совсем недавно. Лично мне её
       поведал сосед по даче, высокий седой моряк.
       Рассказ старого капитана показался мне
       занимательным и интересным. Дослушав
       историю до конца, я уточнил детали, подумал и
       решил пересказать её вам, мои маленькие
       читатели.
      
       Глава 1. Забытое изобретение
      
       В темном чулане одной из старых петербургских квартир который месяц пылился таинственный агрегат. Предназначение загадочного механизма было никому не известно. Трудно было поверить, что эта пыльная рухлядь составляла когда-то гордость профессора Александра Васильевича Разумнова. Гениальный изобретатель возился со своим агрегатом с утра до ночи: паял, прикручивал, настраивал, программировал. За несколько лет старый учёный сделал два величайших открытия: создал искусственный интеллект и сконструировал настоящий "вечный" двигатель. Свои открытия он держал в строжайшей тайне.
       Александр Васильевич долго наполнял память кибернетического мозга обширной информацией, сделал механизм думающим, говорящим и, как предполагал, даже чувствующим! Так профессор создал разумного механического человека, который стал настоящим другом. По вечерам они играли в шахматы, шашки, а перед сном вели долгие философские беседы. Ученый позаботился, чтобы в ячейки памяти искусственного интеллекта постоянно поступали всё новые и новые знания. И механический человек становился умнее день ото дня. Эксперимент явно приближался к успешному завершению.
       Александр Васильевич сконструировал руки-манипуляторы, приспособленные для многих операций: держать, бросать, писать ручкой и т.д. Агрегат передвигался на ножках, снабженных колёсиками. Вместо коленей у него были шарниры. Таким образом, он мог перешагивать через препятствия. Профессор Разумнов дал механическому человеку имя, правда, больше похожее на фамилию - Мерцалкин. Двигатель агрегата использовал любую энергию: света, тепла, ветра, пара. Ученый часто представлял, как удивятся и обрадуются его коллеги по работе, когда увидят его замечательное изобретение. "Что за гений этот профессор Разумнов!" - воскликнут они хором.
       Для регистрации изобретения агрегат был снабжен табличкой с выгравированной надписью "ОКО-N 1", что означало: опытный конструкторский образец N 1.
      
       Дата показа изобретения перед Учёным советом была назначена. И вот этот день настал. Народу собралось столько, что не все смогли попасть в зал, где проходило заседание. Однако не всех изобретение убедило: слишком невероятным оно показалось учёным мужам. Целый научный институт сделать разумного робота не сумел, а этот справился с задачей в одиночку! Профессора Разумнова обозвали шарлатаном и фантазёром - вечного двигателя не бывает! Пожилой изобретатель ужасно огорчился, но продолжал надеяться, что со временем всё разъяснится.
       Беда пришла с неожиданной стороны. О новом виде энергии узнал нефтяной магнат Дерибас Мордашевич, который сразу же понял, что подобное открытие - это конец благополучия его топливной империи, потому что нефть станет никому не нужна. Продать ему своё изобретение профессор Разумнов отказался. И тогда злодей добился, чтобы лабораторию профессора закрыли, а самого изобретателя по-тихому отправили на пенсию. Потом Дерибас сговорился с какими-то нечестными начальниками, и изобретателя упрятали в психиатрическую лечебницу как опасного фантазёра (мол, хватит изобретать "вечный" двигатель), а затем старого ученого отправили в больницу для стариков.
       Старичок от переживаний и вправду серьезно заболел и слёг. А его механический друг в это время скучал дома, ожидая возвращения своего гениального создателя. Но злой и могущественный олигарх на этом не успокоился и поставил своим подручным-бандитам задачу: срочно найти механический "экспонат" и уничтожить. Для осуществления коварного плана надо было вначале отыскать Мерцалкина.
       Благодаря тому, что механизм хранился не в институте, а в квартире профессора, Александр Васильевич успел спрятать его в пыльном чулане среди груды хлама и мусора. Однажды в пустую квартиру нагрянули подручные нефтяного магната. Они перевернули всё вверх дном, но так ничего и не нашли. Им и в голову не могло прийти, что величайшее изобретение современности хранится в чулане среди старого хлама. Кибернетический мозг, двигатель и все процессоры помещались внутри корпуса сломанного допотопного телевизора! (Наш профессор при сборке агрегата "пошутил" и сэкономил на корпусе: выбросил из старого телевизора испорченные детали, но сохранил выпуклый экран кинескопа, а внутрь вставил новую электронную начинку). Рассеянный Александр Васильевич так и не успел сменить обшарпанный корпус конструкции на новый, более современный, а устаревший мерцающий экран - на современную плазменную модель.
       Грабители сто раз заглядывали в темный чулан, то и дело натыкаясь на старый телевизор, но и подумать не могли, что это и есть то, что они ищут. А Мерцалкин, естественно, затаился, потому что искусственный разум - тоже разум. Вот он разумно и помалкивал. Один грабитель даже споткнулся об эту "рухлядь" и в сердцах пнул ногой гениальное изобретение...
       Мерцалкин хотел возмутиться: ведь перед ним не извинились. Но передумал и промолчал: что с них возьмёшь, неучи, двоечники...
       Налетчики долго бродили по квартире в поисках изобретения, но всё без проку. Наконец, проклиная вслух старого ученого, они пообещали, что непременно вернутся и продадут квартиру, а всю рухлядь выбросят на улицу.
      
       Мерцалкин испугался: вдруг "рухлядь" и он тоже. На самом деле, агрегату давно уже наскучило молчаливое одиночество. Он проанализировал ситуацию и выбрал самый интересный вариант - бежать! Почему бы не отправиться странствовать по миру? Вот это идея! Мерцалкин стряхнул с себя копившуюся несколько месяцев пыль, манипуляторами-ручками почистил и смазал трущиеся детали. Механическая рука захватила тряпку и протёрла затуманенный пылью экран. Затем он сделал несколько приседаний, проверив таким образом самоходную часть механизма, прослушал по радио прогноз погоды (радиоприемник и телевизионная антенна размещались тут же на корпусе). Вскрыл замок входной двери, осторожно отворил её и отправился на разведку. На лестничной площадке он огляделся и прислушался: всё было спокойно - значит, путь свободен! Убедившись, что он в полной безопасности, механический человек с искусственным интеллектом или строго по-научному "ОКО-1" покинул заброшенную квартиру. Спустившись по лестнице, робот отворил дверь и из темного подъезда шагнул в неизвестность. Итак, план Мерцалкина начал успешно осуществляться. На улице Мерцалкин покрутил окулярами и пошевелил антенной, замерил температуру и атмосферное давление. И только после этого не спеша двинулся в путь. Во дворе дома он заметил павильон с надписью "Цветы"...
      
       Глава 2. Потеряшка
      
       В магазине "Цветы" проживала маленькая девочка, приблизительно шести или семи лет. Почему приблизительно? Да потому, что никто точно не знал, когда именно она родилась. Ранней весной девочку нашли в сквере вместе с большим чемоданом и сумкой. Волосы взъерошены, нос красный и мокрый - нахохлившийся испуганный воробышек, да и только! На вопросы взрослых она не отвечала, так как забыла своё прошлое и не могла вспомнить даже, как её зовут. Родственников или знакомых поблизости не наблюдалось. Малышка дрожала от страха и холода и горько плакала.
       Обнаружил плачущую кроху суровый дворник дядя Кузя. К моменту обнаружения, судя по валяющимся рядом фантикам, девочка уже съела две шоколадки и теперь досасывала леденец, соленый от слёз. Дворник Кузьма взял её на руки и понес в цветочный павильон к продавщице Светочке и пообещал, что немедленно вызовет участкового милиционера. Но до милиции дворник таки не дошёл, потому что по дороге в отделение увидел перевёрнутый контейнер с мусором, затем заметил разбитое окно в дворницкой, затем ещё что-то... В общем, засуетился, закрутился и забыл старик о "находке". Вспомнил только к вечеру, что должен был разыскать лейтенанта Федю. А вот зачем? Старческий склероз! Дай бог памяти! Ах, точно! Девочка! Подкидыш! Осталась в магазине! Дворник дядя Кузя примчался в павильон и с удивлением обнаружил, что забытый им ребенок поливает из лейки цветы и одновременно уплетает аппетитную булочку.
       Продавщица Светлана и заведующая магазином тётя Таня в два голоса долго уговаривали дворника не вызывать никакую милицию. Ни к чему эти волнения бедному ребёнку! Заберут девочку в отделение, оттуда - в детский дом. И в какие руки попадёт ребенок - неизвестно. Хорошо ли ей там будет? Не обидят ли? Кто знает... К себе домой продавщицы её пока что взять не могли: квартиры у обеих были маленькие и тесные. Женщины посовещались и решили: пусть девочка временно живет прямо здесь - в цветочном магазине. В небольшой комнате позади склада поставили детскую кровать, обеденный стол, стул и магнитофон.
       Так девочка стала Потеряшкой Забываевой, а по отчеству в шутку называли то Фикусовной, то Монстеровной по названиям комнатных растений, фикуса и монстеры. Тётя Света сводила Потеряшку в парикмахерскую: там ей сделали красивую причёску, а затем заплели русые волосы в десяток тонких косичек. Не девочка, а загляденье! Курносый носик, несколько симпатичных веснушек, ямочки на румяных щеках. Тётя Таня сделала для неё голубое платье с оборками, купила новую кофту и джинсы. Жить девочке среди цветов - одно наслаждение и удовольствие! Никакой тяжелой работы ей не поручали, доверили только поливать цветы и создавать букеты. Прошло время, и Потеряшка сильно изменилась: щёки её округлились и порозовели, в глазах появились весёлые искорки.
       Заведующая магазином выделила Потеряшке небольшую зарплату, на фрукты и мороженое ей хватало. Во дворе любили девочку за весёлый характер и трудолюбие. Малышка, а уже сама деньги зарабатывает! Через месяц девочка вспомнила своё настоящее имя - Юля. Оно полностью соответствовало характеру - неугомонная непоседа, как настоящая юла.
       Со временем к девочке почти полностью вернулась память. Лишь настоящую фамилию Юля не смогла припомнить. Она рассказала, что жила у бабушки в деревне, так как мама и папа отправились на корабле в научную экспедицию. А вот что за научная экспедиция, куда она направлялась и с какой целью - этого девочка просто не знала. Экспедиция - и все тут! Но она хорошо запомнила, что бабушке пришло письмо, в котором говорилось, что корабль исчез вместе с экипажем. Старенькая бабушка так сильно переживала из-за таинственного исчезновения Юлиных родителей, что заболела и умерла. Какие-то нечестные люди после смерти старушки прибрали к рукам её большой дом. Однажды они побросали детские вещи в чемодан, посадили малышку в машину и привезли сиротку в портовый город. Там они оставили девочку одну, усадив на скамейку посреди сквера и сунув ей в рот "чупа-чупс", чтобы не ревела, - и быстро-быстро уехали. Вот какие злые люди встречаются на белом свете!
       Итак, наша Потеряшка жила хорошо, лишь изредка плакала, вспоминая маму Лену, папу Сашу и бабушку. Отзывчивые жильцы из соседнего дома попытались разыскать моряка по имени Саша, но на флоте с таким именем чуть ли не каждый второй. Правда, в пароходстве им сказали, что пару лет назад пропал научный корабль, на котором числились матрос Саша и повар Лена. Может быть, это они и были? Но никаких известий о пропавшем судне давно не было. Однако Юляшка-Потеряшка упрямо не верила, что её родители могут просто так взять и исчезнуть! Не могли они пропасть, потому что на берегу их ждёт маленькая и симпатичная дочка.
      
       В тот поздний вечер, с которого началась наша история, Юля поливала огромную монстеру и вдруг увидела: мимо витрины проследовало странное механическое существо. Вылитый инопланетянин: на маленьких колесиках, а спереди - большой телевизионный экран. Потеряшка выскочила на улицу и даже присвистнула: 
       - Ну, ни фига себе! Вот это цирк! Стойте! Вы кто? Пришелец? Марсианин?
       "Телевизор" на колёсиках остановился, замер и даже слегка присел. Он ведь специально вышел из дома поздно вечером, чтобы передвигаться незаметно. И вот (о, ужас!) он обнаружен неизвестной девочкой после первых же шагов по улице.
       - Тот, кто надо! Не мешай идти! - ответил Мерцалкин.
       - Ух, ты! Да он говорит! - воскликнула Юля.
       - Я ещё и думаю, - важно пояснил Мерцалкин.
       - НЛО! Неопознанный летающий объект...
       - Сама ты НЛО, - огрызнулся Мерцалкин.
       - Какой вы грубый! Тогда я тоже буду вам тыкать! И как я сразу-то не сообразила: конечно, ты землянин! Только ты телевизор, не транслирующий передачи, а самоговорящий и самопередвигающийся! Надо же! Рассказать кому из взрослых - не поверят! - воскликнула Юлечка.
       - А зачем ты обзываешься? - обиделся Мерцалкин. - И вовсе я не телевизор. Вот мое научное название на бирке - "ОКО-N 1". И даже имя у меня есть - Мерцалкин.
       - Мер-цал-кин! - произнесла вслух Потеряшка, стараясь запомнить имя нового знакомого. - Привет, Мерцалкин! Спасибо за информацию. Я уже догадалась: ты не старый телевизор, а робот Мерцалкин!
       - Робот! Эх, ты, молекула! У тебя-то самой имя есть? Я вот на тебе никакой бирки не вижу! - пробурчал агрегат.
       - А у девочек бирок не бывает! Бирки только у настоящих взрослых продавцов, и даже не бирки, а такие таблички с именем, бэйджики, - сказала малышка, подходя поближе к странному существу. - Интересно, а куда это ты направляешься? Отвечай!
       - А ты, собственно, кто такая, чтобы меня расспрашивать, пигалица? - возмутился Мерцалкин. - Подрасти повыше табурета - тогда и командуй.
       Юлечка опешила. Мало того, что этот странный агрегат разговаривает, так он ещё и дразнится! Девочка от обиды едва не расплакалась. Она считала себя вполне взрослой и самостоятельной, а тут какой-то старый телевизор над ней насмехается и сравнивает с табуреткой.
       - И никакая я не пигалица! Я вполне взрослая! Мне уже очень многое доверяют. Я даже охраняю магазин от таких, как ты, заходимцев! Подумаешь! Автоматическая жужжалка! Ты похож на кассовый аппарат на ногах! Между прочим, лучше меня никто не умеет ухаживать за кактусами!
       Теперь пришла очередь "телевизора" смутиться. Он замер и испуганно притих, напряжённо размышляя: друг стоит перед ним или враг, и стоит ли девчонку посвящать в свои планы. Наконец приняв решение, он сурово посмотрел на нее своим большим глазом-экраном и тихо сказал: 
       - Если тебе, девочка, нравится строить из себя начальника и быть главной - командуй! Только я снимаю с себя всякую ответственность за успешное окончание путешествия, возможно, даже кругосветного.
       - Кругосветного! Путешествия! Не может быть! - восхитилась Юля. - А мне можно пойти в это путешествие?
       - Не пойти, а отправиться! - поправил её Мерцалкин. - Пойти можно в кино, в музей, в цирк...
       - Пусть будет по-вашему, но мне, действительно, очень надо срочно отправиться в кругосветное путешествие по морю, чтобы отыскать папу и маму. Они пропали в океане в какой-то далекой стране под названием Аити.
       - Нет такой страны, - осторожно возразил Мерцалкин. - Видимо, ты, девочка, что-то в названии напутала.
       - Нет, есть! Я видела обрывок письма и прочитала слово "...аити". Так я эту страну и называю - "Аити", - сказала Юля и перевела разговор на другую тему. - Давай знакомиться! Я Юля, но все вокруг зовут меня Потеряшкой Забываевой. И мне очень нужно путешествовать! - быстро протараторила девочка, вновь перейдя на "вы" из уважения к путешественнику. - Я могу быть вам полезной. Вы ведь не знаете дорогу в порт, а я там однажды была. Мы вместе с продавщицей тётей Светой возили в порт букеты цветов!
       Мерцалкин помигал лампочками, задумчиво пошевелил антенной, и его электронный мозг, проведя электронное совещание с самим собой и обсудив поступившее предложение, пришёл к выводу: девочка может пригодиться. Действительно, кто-то должен же говорить с людьми, чтобы они не пугались говорящего "телевизора"!
       - Ну, хорошо, Юляшка-Потеряшка Забываева! - согласился Мерцалкин. - Беру тебя с собою, но, чур, меня не обижать и слушаться, ведь я знаю намного больше. Так и быть, помогу тебе найти родителей.
       Девочка, опасаясь, что Мерцалкин может её не дождаться и сбежать, быстро собрала свои вещи, написала записку цветочнице тете Свете неровными крупными печатными буквами, закрыла магазин и положила ключи под коврик. Ура! Наконец-то появилась реальная возможность отыскать маму и папу. Она осторожно взяла робота за механическую руку и повела нового знакомого в порт.
      
       Глава 3. Путешествие начинается
      
       Потеряшка и Мерцалкин быстро шли по улицам ночного города. Юля приблизительно помнила эту дорогу. Недавно у моряков был большой праздник, и цветочницы должны были доставить в морской порт сто самых красивых букетов. В порту она издали любовалась морским заливом. Девочке очень понравились большие и красивые корабли, стоящие у пирса. Ах, как же ей тогда хотелось расспросить бывалых моряков о своих исчезнувших родителях!
       Морской ветерок освежал лицо, и идти по притихшему ночному городу было легко: никто вокруг никуда не спешил, не норовил толкнуть или наступить на ногу маленькому ребенку. Большие машины не мчались, перегоняя друг друга, не сигналили зазевавшимся пешеходам. Да, сколько нового и интересного вокруг! То и дело девочка и её новый друг останавливались: разглядывали памятники и фасады старинных домов и любовались праздничной яркой рекламой. При свете ночных фонарей витрины магазинов казались сказочными и таинственными.
       В конце концов, путешественники наткнулись на высокий деревянный забор с колючей проволокой. Вдали виднелась будка вахтёра и вышка с прожектором. Именно там был охраняемый проход на территорию порта. Юлечка помнила, что при входе все показывали пропуска, которых ни у неё, ни у Мерцалкина не было. Как же пройти к кораблям, миновав охрану? Вот так внезапно возникла первая проблема!
       Находчивый Мерцалкин уперся в землю "ногами" и нажал корпусом на две доски, которые тут же с треском отлетели. Путешественники протиснулись в образовавшуюся щель и очутились на портовой железнодорожной станции. Переходя через подъездные пути, проползая под вагонами, они медленно двигались на звук прибоя. Наконец Юля и Мерцалкин увидели неясные очертания кораблей, которые были привязаны к бетонной стене канатами и удерживались якорными цепями.
       - Смешно! Эти суда напоминают больших сторожевых собак на гигантских цепях, - прошептала Юля своему товарищу.
       Мерцалкин мигнул экраном в знак согласия.
       Путешественники растерялись. Они как-то не подумали, что кораблей может быть так много. Шли-шли, чтоб сесть на пароход и отправиться в далёкое путешествие, а тут оказывается, что пароходов-то уйма. А выбрать надо только один. Начался спор, как сделать правильный выбор транспортного средства. Мерцалкину понравился белоснежный лайнер, который дымил тремя трубами. Он рассуждал так: чем больше дыма и пара, тем лучше и быстроходнее корабль. А девочка облюбовала маленькое пузатое судно, на котором по всему периметру светились гирлянды разноцветных лампочек. С корабля в рупор кричал сердитый человек: "Отдать швартовые! Буксировку проводить не буду! Почему меня не слушаются?!"
       Очень серьезный дядечка и очень красивый кораблик! Плыть лучше на таком замечательном судне. Но Мерцалкин утверждал, что на маленьком буксире далеко не уплывёшь! Небольшие кораблики ходят рядом с берегом и далеко не плавают. Но девочке не нравился большой корабль, потому что маленькому ребенку на нём легко заблудиться, да и билеты на него, видимо, дорогие. А у неё в кошельке было всего сто рублей. Спорили-спорили, и вдруг Юляшка заметила, что на поручнях невзрачного серого корабля, стоящего поблизости, в лучах яркого прожектора сидит большой кот. Или, возможно, кошка. Какая, собственно, разница? Короче говоря, мурлыка. Путешественники подошли поближе. С палубы этого корабля свисал спущенный трап, и кроме кота поблизости не было ни одной живой души.
       Девочка обрадовалась, подбежала к кораблю и поманила животное:
       - Киса, киса, киса! Иди сюда! Мур-мур-мур! Ну, киса...
       - Ну, мяу! И что дальше? - ответил корабельный зверь на чистейшем русском языке. - Чего надо-то? Опять какую-нибудь конфету предложите? Но мы, киски, конфет не едим! Нам бы мя-я-я-са... Или ры-ы-ыбки...
       - Вот-те на! - поразился Мерцалкин. - Ладно, я, мыслящее научное изобретение с искусственным интеллектом, но ведь перед нами простая кошка, а разговаривает не хуже человека!
       - Это говорит вовсе не кошка, а ее автоответчик! Ха-ха! - оскалился в улыбке корабельный зверь. - И вообще, я - не кошка, а очень серьезный кот! Попрошу не путать!
       Произнеся эти слова, кот сбежал по трапу вниз (трапом называют все лестницы на корабле) и потерся о ноги девочки. Юляшка-Потеряшка наконец рассмотрела его вблизи. Кот был лохматым и рыжим.
       - Ого, он такие умные слова знает! Да ещё и предложения из них составляет! - восхитился Мерцалкин.
       - И что такого? Я же не удивляюсь, что убогие экспонаты из музея истории телевидения свободно разгуливают по пристани и болтают всякую чепуху! - обиделся рыжий. - Эх, ты, самотопный телевизор!
       -- Ой! Чудеса! Да этот кот не просто говорящий, он здраво рассуждающий! - воскликнула Юлечка.
       - А ты, девчонка, вообще могла бы помолчать! - нагло заявил кот. - Детсадовцам слова не давали! Ты несовершеннолетняя, и у тебя даже нет паспорта!
       - И никакая я не детсадовка! Я взрослая девочка, и зовут меня Юля! Я в магазине работаю, цветы поливаю! И у меня есть свидетельство о рождении и настоящая медицинская книжка! Я даже зарплату получаю каждый месяц! - при этих словах Потеряшка топнула ножкой.
       - Не может быть! Кто тебе, малявке, доверит магазин? - усомнился кот.
       - Киса, пожалуйста, не обижайся, - примирительно сказала девочка. - Зачем ссориться? Нам лучше бы подружиться. И не слишком задавайся! Ведь у тебя тоже нет паспорта!
       - У меня-то как раз паспорт имеется! В нём даже написано моё имя - Василиск! - ухмыльнулся кот. - Я по нему легально плаваю за границу! В паспорте и фотография моя есть, и прививки отмечены! Вот так-то! Ошибаешься! М-я-яу!
       Юляшка так удивилась, что ничего не ответила, а рыжий мурлыка немного помолчал и продолжил разговор:
       - Значит, вы мне предлагаете дружбу?
       - Дружить, может, и лучше, чем ссориться, но чего ты меня допотопным экспонатом обзываешь? - не на шутку обиделся Мерцалкин. - Я, к вашему кошачему сведению, не просто железка на колесиках! Я - "ОКО N 1"! Экспериментальный прибор и, между прочим, совершенно секретный! И тоже имя имею - Мерцалкин...
       - Эй, кот облезлый, ты с кем это по ночам на вахте разговариваешь? Дисциплину нарушаешь! Ага, вижу: с посторонней девочкой! А кто там ещё? На пирсе кроме груды хлама больше никого не наблюдается! Куда спрятался мальчуган с таким неприятным скрипучим голосом?
       Оказывается, их подслушивали. Юля заметила на корабле ещё одно небольшое существо, которое блеснуло сверху глазами-бусинками и пискнуло:
       - Кота - за борт! Кота - на мыло!
       Рыжий молнией метнулся куда-то наверх, и через минуту оттуда послышались возмущенный писк и грозное мяуканье.
       Вскоре кот вернулся к собеседникам, громко фыркнул и чинно представился:
       - Продолжим знакомиться! Повторяю, если вы не расслышали, меня зовут Василиск. Я самый главный на нашем корабле. А вот этого жалкого крысака, который сейчас трусливо убежал, кличут Крысом. Я его специально прогнал: незачем шпионить и мешать умному разговору высокоразвитых индивидуумов. Наш корабельный крысак - существо наглое и противное. Только и знает, что дыры в каютах и переборках проделывать, да болтать с попугаем. Но как же он любит задаваться и изображать из себя важную персону!
       Мерцалкин изумлённо молчал и мучительно скрипел микросхемами. Говорящий живой кот - такой информации у него не было. Умолк и кот. Пауза несколько затянулась. Пришлось брать слово Потеряшке.
       - Дорогой Василиск! - обратилась девочка к коту. - Не будете ли вы так любезны, что соблаговолите взять нас на борт своего замечательного корабля в великолепное кругосветное путешествие?..
      
       Кот замурлыкал от удовольствия, услышав столь учтивую речь, обращённую к нему. Если честно, то Василиск слегка приврал. И даже не слегка. Вернее, он не врал - он фантазировал. Многие корабельные киски мечтают стать капитанами и управлять судном, на котором плавают. Но этого сделать ни одному коту в мире пока не удавалось. Конечно, кот Василиск, пусть даже и говорящий на человеческом языке, никаким начальником на корабле не был: ни маленьким, ни большим. Так, самый обыкновенный безродный котяра, с усами, хвостом и рыжей шерстью, чьё предназначение - ловить в трюме мышей и крыс. Нет, Василиск, безусловно, был не совсем обыкновенным котом: ведь он говорил и мыслил как человек. Правда, разговаривал он в основном на русском. Иностранными языками Василиск пока не владел: немного английских слов, немного французских, совсем чуть-чуть по-испански и по-немецки. На итальянском и вовсе мог произнести только "чао, бамбино" и "аривидерчи, чико"! Но и этого для кота достаточно! Скажите, пожалуйста, дорогие читатели, кто из вас встречал в своей жизни говорящего кота? Вот! И я думаю - никто!
      
       Итак, Василиск внимательно выслушал историю Юляшки-Потеряшки, окинул оценивающим взглядом и её попутчика и решил, что помехой ему эти "бродяги" точно не будут. Даже наоборот: наконец-то, у него появятся достойные собеседники. Экипаж судна своего умного кота почти не замечал: матросы - люди занятые, могут только мимоходом погладить по голове, угостить сосиской или при плохом настроении сказать "брысь!" Поговорить по душам было совсем не с кем! А Василиск так нуждался в общении.
       Кот вернулся по трапу на корабль, подошёл вплотную к спящему на вахте матросу (вот кто истинный нарушитель!), заглянул ему в лицо и, убедившись, что вахтенный крепко спит, заговорщицки подмигнул девочке хитрющим зелёным глазом и махнул лапой: мол, проходите.
       - Прошу на борт! Я сегодня добрый. Только, тс-с-с! Тихо! Юлечка, быстрее бери на руки свой "самотопный" телевизор, а не то он загремит вниз по трапу и упадёт в воду. Мы за утраченное чужое имущество никакой ответственности не несём! Тем более что это имущество "зайца".
       Мерцалкин гордо отстранил протянутую девочкой руку и смело ступил на трап. Он был возмущён.
       - Повторите последнюю фразу, кто тут имущество? - потребовал механический человек. Но кот пропустил его гневное восклицание мимо ушей и поторопил.
       - Живее поднимайтесь по трапу, только не шумите. Если разбудите вахтенного матроса, то он и вас прогонит, и меня накажет...
      
       Глава 4. Операция "зайцы"
      
       Кот нервничал, заглядывая в лицо спящему матросу и, нежно мурлыкая, баюкал его. Василиск, наблюдая за взбирающимися по трапу путешественниками, испытывал противоречивые чувства. Как исполняющий обязанности второго вахтенного матроса (так как настоящий матрос по фамилии Булыга крепко спал), кот не имел права вступать в переговоры и должен был сразу прогнать посторонних с корабля. Но сердце у рыжего проказника было доброе: он любил детей. И, кроме того, он был, как все коты, любопытен.
       Ноги девочки дрожали: она впервые забралась так высоко. Наконец, Юлечка осмелела и начала быстрее подниматься по трапу, ведущему на палубу. Вдруг вахтенный матрос Булыга, не открывая глаз, широко зевнул. Василиск что-то сладко промурлыкал на ухо, матроса мгновенно охватил крепкий сон, и он, улыбаясь во сне, опять уронил голову на богатырскую грудь. Кот облегчённо вздохнул, что-то промурлыкал себе в усы и повёл за собой незваных гостей. Вокруг по-прежнему было безлюдно, экипаж отдыхал после тяжелого трудового дня.
       - Ты кого это, интересно мне знать, называл зайцем? Сам ты заяц! Я же тебя мартышкой не обзываю! - вспомнила Юлечка обидные слова кота, поднявшись на корабль. И при этом девочка пригладила свои маленькие аккуратные ушки, словно проверяя, не превратились ли они в длинные заячьи.
       - Я вовсе не имел в виду лесного зайца. "Заяц" - значит безбилетный пассажир! - объяснил Василиск. - Так контролеры обычно безбилетников называют. Твоё имущество тоже без багажного билета.
       - А-а-а... Тогда ладно, - неохотно согласилась Потеряшка.
       - Так кто это, по вашему кошачьему мнению, безбилетное имущество? - возмутился Мерцалкин. - Попрошу уточнить! Если ребенок согласен быть зайцем, то я не хочу быть имуществом. Я - существо с высокоразвитым интеллектом! - продолжал ворчать Мерцалкин. - Я умнее всех вместе взятых котов во Вселенной!
       - Так ты предполагаешь, что на других планетах тоже есть коты? - искренне удивился Василиск.
       Но робот, ощутив твердую палубу под колесиками, не стал отвечать на нелепый вопрос, а бесцеремонно отодвинул Василиска в сторону и поехал по деревянной палубе, поскрипывая шестеренками и рычагами. Его обидело пренебрежительное отношение кота к такому выдающемуся уму современности, как он. Ведь ещё в древности один философ говорил: я думаю - значит, я существую! Поэтому наш Мерцалкин, как существо думающее, спорить больше не стал, посчитав это ниже своего достоинства. Зачем затевать научный спор с каким-то безродным корабельным котом?
       Мерцалкин, осторожно ступая и стараясь не попасть в палубные щели своими колесиками, пересёк открытое пространство и быстро спрятался в тени рубки. А девочка шла по палубе почти вслепую, иногда зажмуриваясь от страха. Одной рукой малышка прижимала к себе чемоданчик с вещами, другой - изо всех сил держалась за поручни.
       Почему она зажмуривала глаза? Да потому, что Юлечка ужасно боялась идти по незнакомому судну, почти в полной темноте, да еще на такой верхотуре. Ох, как жутко, мамочка моя! Но деваться некуда: нужно ведь выручать папу и маму.
      
       Тот факт, что кот Василиск говорит не хуже человека, нисколько Мерцалкина не удивил. Бывают же говорящие птицы, например: попугаи, скворцы. Или взять тот же радиоприёмник: ведь он тоже воспроизводит человеческую речь. А громкоговоритель? Да и вообще, вполне возможно, это и не кот говорит, а какой-то скрытый от глаз ретранслятор внутри него. Куклы тоже бывают и поющими, и говорящими. Может быть, он мягкая игрушка с музыкой?
       "Действительно, примитивное говорящее устройство в кошачьей шкуре, а воображает из себя! - подумал Мерцалкин и сердито зажужжал электронной начинкой. - Граммофон! Когда-нибудь я ему выскажу всё: и про наглую рыжую морду, и про облезлый хвост..."
       На самом деле путешественникам очень повезло с этим вахтенным котом. Вообще, у кота была одна слабость: он был неравнодушен к технике и любознательный, как и все мурлыки. Василиск каждый день норовил залезть в радиорубку и понажимать разные там кнопки и клавиши, пощелкать тумблерами, а пульт от телевизора - это вообще была его любимая игрушка. Каждый новый механизм на судне кот внимательно изучал: тёрся об него пушистым боком, точил свои острые коготки о гладкую поверхность. За это Василиску частенько доставалось от сурового боцмана и радиста. Весь экипаж считал, что даже перегрызенные Крысом провода - это проделки неутомимого рыжего кота. А всему причиной был его шкодливый характер. Спи себе спокойно на солнышке, пожирай сосиски на камбузе, и никто не обвинит во вредительстве и хулиганстве. Так нет же, возомнил, что ему всё позволено. Наверное, считал себя ближайшим родственником царя зверей - льва. Голубая кровь, одним словом!
      
       Итак, операция по проникновению на корабль безбилетных пассажиров успешно завершилась. Матрос на посту по-прежнему храпел, а хитрый кот уже придумал, куда можно спрятать девочку и её друга. Дело в том, что возле камбуза (так называется кухня на корабле) пустовала каюта, где раньше жила буфетчица. В последнее время Василиск частенько в неё пробирался и дремал на свободной кровати. Вот в эту пустующую каюту он и повел своих новых знакомых.
       "Выйдем в рейс, а там - будь что будет, в море за борт капитан "зайцев" не выкинет, он у нас добрый дядечка. Боцман, конечно, станет ругаться и даже, вероятно, лишит меня ежедневной порции сосисок. Но что они еще могут сделать? - размышлял по дороге кот. - В жизни главное - помочь человеку в беде. Да и девочка вроде бы хорошая. Научится готовить и станет помощницей коку Шницелеву, например, почистить, посуду помыть, на столы накрыть. А в свободное время будет гладить меня по шерстке. Даже этот старый "телевизор" вряд ли кому помешает. Места много не займет, есть не попросит..."
       Определив гостей на ночлег, кот вернулся на пост как ни в чем не бывало. Только под утро Василиск громким мяуканьем разбудил матроса, оставил свой наблюдательный пост и торопливо побежал в каюту. Там он запрыгнул на койку, свернулся калачиком в ногах у спящей девочки и, довольный собой, сладко уснул...
      
       Глава 5. История говорящего кота
      
       Когда несколько лет тому назад матросы принесли рыжего котёнка на судно, он был крохотным, жалобно мяукал, ходил, качаясь из стороны в сторону. Первую неделю котёнок только лакал молоко и много спал. Боцман Якорев, а в общении - просто Петрович, без долгих раздумий назвал его Васькой. Но постепенно котёнок подрос и стал настоящим хищником. Сначала он прогнал с корабля всех мышей и крыс, а со временем распугал даже тараканов. За это его прозвали Василиском, в честь неведомого существа из семейства оборотней. Новое имя коту сразу понравилось. Котов Васек - миллионы, а Василиск - один! Когда кот сердился, то шерсть на нём вставала дыбом, и, казалось, он увеличивался в размерах. При этом глаза его гневно сверкали, и в них загорались недобрые зелёные огоньки. И если в этот момент до кота дотрагивались рукой, то от него било током и летели искры во все стороны. Василиск - да и только!
       Кот целеустремленно наводил "порядок" в трюмах, и когда мыши и крысы в панике сбежали на берег, то почувствовал себя полноправным хозяином корабля. Только крысиный король, по прозвищу Крыс, не испугался. Крысиный вождь долго боролся с котом за право остаться на корабле. Ведь он тут вырос и сумел стать главным среди своих сородичей. И вдруг такая несправедливость! Какой-то безродный котище, без году неделю на судне, и вынуждает его, короля крыс, покинуть родной корабль.
       Большой крыс ни в какую не желал покидать судно. Но с каждым днем пространство свободного перемещения у грызуна сокращалось, и постепенно оно сузилось до единственного темного угла в трюме. И тут Крысу повезло: переполошился боцман. Он доложил капитану, что когда последняя крыса сбежит с корабля, то быть беде.
       - Лично я не пойду в рейс, если на корабле не останется ни одной крысы. И весь экипаж согласен со мной. Мы верим в старые морские приметы - корабль без крыс точно пойдет ко дну! - заявил боцман Якорев.
       Капитан Арнольд Вольдемарович Шромм велел принести возмутителя спокойствия. Кок Шницелев и Василиск явились к начальству. Капитан долго выговаривал коту и в конце-концов строго-настрого запретил трогать единственного на судне крысака. Василиск виновато кивал лохматой рыжей головой, как бы соглашаясь с капитаном, но про себя думал: "Ладно, трогать не буду, но гонять-то этого упрямого грызуна мне никто не запрещает!"
       Крыс, который тоже умел говорить и думать не хуже кота, узнал о приказе капитана и вначале очень обрадовался. Но, к его удивлению, гонения со стороны рыжего разбойника не прекратились. Опять каждый день погоня! И это несмотря на приказ капитана! Однако кот был не всесилен. Из-за своих размеров Василиск не мог пролезть в маленькие дыры, имевшиеся на корабле. А Крыс мог! Теперь он выглядывал из какой-нибудь щели и дразнил соперника. Василиск кидался на насмешника, но тщетно: тот скрывался в узких и недоступных лабиринтах корабля. Василиск свирепел при этом, но каждый раз вынужден был отступить. Что поделать - дисциплина!
       Вскоре Крыс выучился ходить по самым тонким канатам, карабкаться по наклонным и даже вертикальным стенам. Ловкий грызун откровенно издевался над ним, помахивая хвостиком сверху, например, с самой верхушки радиомачты, куда Василиск не рисковал забираться.
       Кроме того, Крыс сдружился с большим белым какаду - попугаем капитана. Звали попугая Гогель. Вероятно, от роду ему было не меньше ста лет. Какаду сразу же невзлюбил Василиска. Дело в том, что попугай страшно гордился своим длинным хвостом. А кот по молодости частенько предпринимал попытки вырвать у попугая самые красивые перья. Зато с миролюбивым Крысом попугай был очень приветлив, так как одинокий и несчастный грызун ему нисколько не мешал. Именно благодаря Крысу, снующему без устали по всему судну, Гогель узнавал последние корабельные новости. Мнительный попугай регулярно справлялся у крысака: нет ли течи в трюме, исправны ли переборки, нет ли трещин в корпусе. Вот такая веселая компания обитала на этом корабле. Настоящий живой уголок!
      
       Глава 6. Сговор...
      
       Хитрый крысак, забравшись на высокий поручень, издали наблюдал за передвижениями незваных гостей. И как только палуба опустела, тотчас помчался в капитанскую каюту поделиться новостью с попугаем Гогелем (или, как его обзывал кот, Гогель-Могель). И вскоре в каюте капитана состоялось экстренное совещание. Гогель и Крыс решали, что им делать - докладывать начальству о проникновении на судно безбилетников или лучше промолчать. Конечно, сообщив капитану о нарушении дисциплины, они тем самым отомстили бы противному Василиску. Но как же девочка?.. Это ведь не она загнала Крыса в угол и пыталась вырывать перья из хвоста столетнего попугая.
       - Бедная сиротка! А ну как боцман выбросит её за борт? - первым вступился за девочку Крыс.
       - Вряд ли до этого дойдет, - усомнился мудрый попугай.
       - А вдруг их посадят в шлюпку посреди моря и отправят на берег?
       - Ладно, пусть плывёт с нами на корабле! - наконец решил Гогель, словно он и есть капитан корабля.
       - А этот механизм, похожий на ходячий телевизор? Он-то нам зачем? - возразил Крыс. - А ну как получится, что противный кошак запрограммирует его на охоту за крысами?
       - Не переживай! На твоей стороне грозный боцман. А кот боится боцмана как огня. Кроме того, у Василиска есть тайна. Теперь мы можем пригрозить рыжему разбойнику, что если он не перестанет терроризировать нас, то мы выдадим его капитану или боцману. Петрович его сурово накажет!
      
       Наступил новый день и когда Крыс выбрался из темного трюма, солнце взошло уже высоко. Он очень любил понежиться в погожий день на теплой палубе, подставив под солнечные лучи свой животик. И вот когда грызун разлегся, чтобы принять солнечную ванну, из каюты показался сонный кот. Василиск собрался в ежедневный обход по кораблю. И тут он неожиданно обнаружил мирно дремлющего на корме Крыса. Этот нахал почему-то и не думал бежать. Подумайте, какая дерзость! Василиск издал устрашающий вопль и бросился на противника. Испуганный Крыс заметался вдоль бортика, пытаясь ускользнуть от острых когтей хищника, но всюду его настигали и преграждали путь загребущие лапы кота. И тут вовремя появился попугай. Какаду, словно коршун, налетел на рыжего разбойника и защемил самый кончик хвоста Василиска мощным, как слесарные тиски, клювом.
       Кот заорал дурным голосом и сразу прекратил погоню. Попугай взлетел на поручень и начал переговоры с позиции силы:
       - Послушай, рыжий разбойник! Прекрати преследовать моего друга, иначе я расскажу капитану, что ты тайно взял на борт двух зайцев.
       - Каких ещё зайцев? - оторопел кот, застигнутый врасплох, и тут же прикинулся непонимающим. - Я в своей жизни ни одного зайца не видел, ну разве что по телевизору.
       - По телевизору он их видел! Случайно не по самоходному? - взвизгнул Гогель. - Не прикидывайся дурачком!
       Растерявшийся Василиск прикусил язык. Он внимательно посмотрел на попугая и понял, что тот все знает.
       - Это шантаж? Мур-мур, - замурлыкал было котик, но затем опомнился и принял грозную позу льва. - Как тебе не стыдно? Ты хочешь обидеть маленькую девочку и ее бедного бездомного друга? Помилосердствуй! Они ищут потерявшихся родителей!
       - Шантаж, говоришь... А если ты такой добрый, то зачем каждый день гоняешь этого милого и совершенно безобидного Крыса? Он, между прочим, тоже круглый сирота, - проскрипел в ответ старый попугай.
       - Ладно, сдаюсь, вы меня поймали! Давайте на время плавания объявим перемирие. Я больше не стану преследовать Крыса, а вы не выдаёте моих новых друзей.
       - Договорились! - обрадовался крысак и вылез из темного угла.
       Ударили по лапам и разошлись кто куда: Крыс - в тёмный трюм, Василиск - в каюту, а Гогель - на жердочку, поближе к кормушке, где его ждал отличный завтрак. Но болтун попугай, конечно, проговорился...
      
       А получилось это так. Капитан только собрался отдохнуть, как Гогель огласил каюту подобострастным воплем: "Слава капитану Шромму! Да здравствует великий покоритель морей!"
       Последнюю фразу попугай придумал не сам, а услышал по радио.
       Арнольд Вольдемарович Шромм пропустил лесть мимо ушей, но всё же положил в кормушку кусок зеленого яблока, чтобы пернатый друг подкрепился витаминами. Затем капитан взял с полки книгу - почитать на сон грядущий и задал попугаю свой обычный вопрос: что нового на корабле? Какаду прижал яблоко лапкой к жёрдочке и, поклевывая фрукт, принялся сплетничать обо всём по порядку. И даже понимая, что нарушает честное попугайское слово, всё равно не мог остановиться, потому что был болтуном от природы. Эх, не зря Василиск его постоянно дразнил: "Попка - дурак..." Попка оказался ещё и предателем.
       - Никакого порядка на судне! Кор-р-рмят дешёвыми яблоками, а где мои законные бананы? Где авокадо? Кто сожр-р-рал плоды манго? - орал разошедшийся не на шутку Гогель. - Кор-р-раблём явно заправляет рыжий облезлый кот! Кого хочет, того и проводит на судно без всякого билета! Интер-р-ресно, а есть ли у нас на кор-р-рабле капитан? И как его в таком случае зовут? Может, кот Василиск? Или нашей стар-р-рой посудиной уже никто не командует?
       Арнольд Вольдемарович отложил в сторону книгу и стал прислушиваться к болтовне старого ворчуна. Ведь капитан не раз узнавал последние новости от своей птицы.
       А попугай продолжал ворчать:
       - Вахтенные матросы по ночам спят, а дети по палубе шляются, телевизоры самоходные носятся. Лишний груз возим по морю. Контр-р-рабанда! Кошмар-р-р! - Гогель любил грассировать буквой "р". Ему нравились слова, в которых была хотя бы одна эта буква. А если в слове букв "р" было две или три, то какаду мог повторять его целую неделю, пока у капитана не начинала болеть голова. Однажды капитан Шромм рассердился и отправил птицу в ссылку, на перевоспитание, - в машинное отделение к механику Шарову. Там под грохот дизелей попугай, совершенно оглушённый, замолк и впал в транс. Но уже через час-другой Арнольд Вольдемарович заскучал без своего попугая и возвратил Гогеля в каюту. Однако какаду в знак протеста пару дней был нем как рыба. Со временем хозяин и птица вновь заключили мировую. И попугай, как и прежде, радостно вопил на весь корабль без всякого смысла: "Да здр-р-р-авствует Ар-рнольд Вольдемар-р-рович! Ур-р-ра, товар-р-рищи! Фрегат, полный впер-р-ред! Поднять паруса!"
       Вроде бы и на этот раз Гогель нёс чушь, но капитан понял, что попугай нечаянно пытается ему рассказать о вполне реальном событии.
       - Гогель! - обратился капитан к птице. - Какой телевизор? Что за безбилетники? Откуда на корабле могла появиться девочка?
       Попугай быстро сложил крылья и закрыл клюв, но было уже поздно.
       - А ну, отвечай, громкоговоритель в перьях! Причём здесь нарушители и кот Василиск? Какие ещё зайцы появились на корабле? - допрашивал попугая капитан. - Если будешь молчать и запираться, то станешь соучастником заговора! Обычно смутьянов вешают на рее, но из тебя сделаем новую пухово-перьевую подушку!
       Капитан был добрым человеком, и в осуществление его угрозы попугай не поверил, наоборот, он громко расхохотался, подражая хриплому смеху боцмана.
       - Нас не запугаешь!
       - Ну, хорошо, сам напрашиваешься на неприятности! Отправлю тебя опять в ссылку. На месяц! В трюм! К механику! - пригрозил ему капитан, потому что даже у доброго человека терпение не безгранично.
       При воспоминании о машинном отделении перья у попугая стали дыбом. Он не выдержал и пронзительно завопил:
       - Спр-р-рашиваешь, как понимать? Ар-р-рнольд, оглянись вокруг! Да у тебя, мой капитан, по кор-р-раблю скоро не только телевизоры, но и утюги, и пылесосы бр-р-родить начнут! Эх ты, незадачливый судоводитель р-р-ржавой посудины...
       Обозвать родной корабль ржавой посудиной - ну это был явный перебор! Конечно, "Жемчужина" не новая, но и ржавой она не была! Обычный нормальный сухогруз среднего возраста. Обиженный попугай явно преувеличивал. Однако капитан Шромм даже не подумал обижаться, он был не на шутку встревожен:
       - Какой ещё утюг ходячий? Какой посторонний пылесос? - пытался хоть что-то понять Арнольд Вольдемарович.
       - Пока только один телевизор-р-р! - поправил его попугай.
       - Телевизор? Как он ходит по палубе? - Капитан задумчиво почесал свой крючковатый, как у орла, нос и вновь переспросил. - А ты часом не врешь, что телевизор самостоятельно ходит?
       - Не знаю как, но ходит. Пр-равда, сейчас он не ходит, а скр-р-рывается в пустующей каюте буфетчицы...
       Таким образом, болтливый Гогель выдал тайну и нарушил своё слово. Как ни странно, попугай не испытал при этом ни малейших угрызений совести.
       - Ну-ка, сопроводи меня! - велел капитан и согнал попугая с жердочки. - И без глупостей! Напоминаю о ссылке в машинное отделение...
       - Это пр-р-роизвол! - возмутилась птица. Но через минуту попугай благоразумно стал показывать дорогу к каюте "злоумышленников".
      
       Глава 7. Болтливый попугай
       Пришло время рассказать историю появления попугая на судне. Однажды во время стоянки в тропическом порту матросы заметили, что на мачте сидит большой белый какаду. Затем попугай спустился к поручню возле камбуза. Видимо, что-то необычное привлекло внимание птицы. Возможно, это была яркая майка кока, или звуки гитары (боцман во время рейса учился на ней играть), а может быть, блестящая кокарда на фуражке капитана. Добродушный кок Шницелев угостил пернатого пришельца кокосом и насыпал пшена. Птица, не спеша, съела всё и упорхнула. На второй день попугай появился снова, но на этот раз, склевав угощение, какаду никуда не улетал. Капитан взял его жить к себе в каюту.
       Экипаж стал думать, какое же имя дать птице. Какаду буквально за несколько дней выучил сотни русских слов и выкрикивал их к месту и не к месту. Иногда, оставшись один, он тихо бормотал что-то на португальском, испанском, английском и французском языках. Попугай оказался полиглотом.
       Кок Шницелев предложил за большой ум назвать какаду в честь немецкого философа - Гегелем, а боцман, глядя на большой клюв, - Гоголем, в честь великого русского писателя. Но какаду никак не удавалось правильно повторить ни ту, ни другую фамилию. Когда его в шутку спрашивали: "Попка, как тебя зовут?", то он отвечал либо Гигель, либо Гогель. Но чаще попугай называл себя Гогелем. Экипаж решил: пусть будет по-попугаевому - Гогель так Гогель! Постепенно попугай заговорил не хуже матросов.
       Болтливость какаду никого не удивляла. Мало ли на свете говорящих попугаев! Но вскоре, к всеобщему изумлению, стали разговаривать и кот, и даже крысак. Это необычное явление поначалу многих насторожило. Старший механик Шаров первым сделал вывод: на "Жемчужине" происходит нечто странное или даже аномальное.
       - Смотрите, какие наши животные стали умные: они не просто повторяют за экипажем слова, но и беседуют друг с другом! Совсем как люди! Что это? Чудо? Последствие какого-то катаклизма?
       И тут кого-то осенило: вспомнили, ведь недавно судно действительно терпело бедствие в Саргассовом море, в районе так называемого "Бермудского треугольника". А дело было так. Бушевал сильный шторм: без конца сверкала молния, гремел гром, потоки воды заливали палубу и надстройки. Внезапно вокруг корабля появилось сильное свечение, и сухогруз стал переливаться всеми цветами радуги. Судно качнулось, вздрогнуло, заглох двигатель. Вскоре обнаружили, что корабль получил сильные повреждения. И в этот момент буря неожиданно стихла, а свечение исчезло. Моряки бросили якорь вблизи рифов и несколько дней ремонтировали повреждения. Немного позднее капитан узнал, какая смертельная опасность подстерегала тогда моряков: во время шторма пропали сразу несколько кораблей. А в результате происшествия животные на "Жемчужине" начали думать и разговаривать.
       Но чудеса на теплоходе продолжались. Корабельный боцман Якорев вдруг стал петь, рисовать картины и писать стихи. Кок Шницелев как-то увидел в каюте его картины и был очень удивлен.
       - Что за художества, Петрович?
       - Понимаешь, эта живопись называется экспрессионизм, я работаю в стиле Дали.
       - Точно, какая-то очень непонятная ...даль! Эх, Якорев, куда-то ты ушёл в своём творчестве! Не слишком ли у тебя богатый внутренний мир? Как бы ты в нём не заблудился...
       Кок ничего не знал о гениальном художнике Сальвадоре Дали и плохо разбирался в живописи, поэтому расспросы прекратил. Ему было некогда, он учился жонглировать.
       Боцман Якорев после этого разговора больше никому не показывал свои картины. Разумеется, кроме попугая. Гогель, как настоящий ценитель прекрасного, часто хвалил творения непризнанного гения:
       - Прелестно! Какие насыщенные краски! Ах, какая яркая палитра! Неуемный полет искрометной фантазии! О, какая экспрессия!
       Картины Якорев теперь рисовал тайком, зато стихи Петрович любил читать вслух, особенно, во время приёма пищи. Поэзия боцмана была матросам гораздо ближе: незамысловатые четверостишья о море, о штормах, о небе. Экипаж такие стишки одобрял. Декламацию стихов в авторском исполнении даже капитан приходил послушать. Но на этом чудачества боцмана не прекратились. Позже Якорев занялся самообразованием и ударился в непонятное музыкальное новаторство. Постепенно он стал настоящим виртуозом игры на гитаре и саксофоне! Экипаж теплохода гордился Петровичем. Еще бы! Ни на одном корабле не было такого талантливого боцмана! Только капитан переживал: как бы не заметили таланты Якорева отечественные или иностранные импресарио и не заманили бы простодушного моряка в сети шоу-бизнеса...
       ***
       Попугай-доносчик летел по коридору, часто махая крыльями и громко ругаясь, а капитан, едва поспевая, бежал за ним по палубе. По пути Арнольд Вольдемарович позвал боцмана. Якорев оторвался от мольберта, отложил в сторону краски и кисти, прихватил связку ключей и ломик на тот случай, если каюта окажется забаррикадирована и дверь "зайцы" добровольно не откроют. Подойдя к каюте, боцман без усилий вскрыл давно пустующее помещение буфетчицы. Моряки вошли внутрь и остолбенели.
       Попугай не соврал: на койке поверх одеяла спала маленькая девочка, а за столом сидел старый телевизор, который играл с котом Василиском в домино.
       - Ну вот, "козла" они уже забили! - заверещал Гогель, пытаясь заглушить голос совести: ведь он нарушил данное честное слово. - Ага! Р-раньше они были мирными нарушителями гр-р-раницы, а теперь ещё и устр-роили игор-р-рное заведение. Можно сказать, ор-р-рганизовали казино! Милиция!
       - Кыш! - прикрикнул на попугая боцман. - Не каркай!
       При появлении капитана кот мгновенно спрятался под стол, а Мерцалкин, как ни в чём не бывало, включил новостную программу спутникового телеканала и притворился обычным телевизором. Девочка от шума проснулась и громко заплакала. Слёзы в два ручья потекли по веснушчатым щекам, губы распухли, носик-кнопка стал красного цвета.
       - Стоп! Слёз нам не нужно! - Капитан подошёл к девочке и взял малышку на руки. - Вокруг огромное солёное море, незачем дополнительную сырость на корабле разводить. Тебя как зовут?
       - Юляшка-Потеряшка!
       - Забавно! - хмыкнул боцман Якорев. - Как у иностранцев, типа Мария-Антуанетта. Милая девочка, не плачь! А фамилия у тебя есть?
       - Есть! - ответила сквозь слезы девочка.
       -  Сейчас моя фамилия Забываева. Потеряшка - прозвище. А настоящее имя - Юля.
       - Юля Забываева? А почему сейчас? - удивился боцман. - Девочка, а раньше, какая у тебя была фамилия?
       - Прежнюю фамилию не помню: я когда потерялась, была маленькой.
       - Значит, сейчас ты уже большая? - улыбнулся капитан. - Сколько же тебе лет, Забываева, по прозвищу Потеряшка?
       - Вероятно больше семи! Я уже большая! - ответила серьезно девочка. - У меня был провал в памяти, и я долго не могла вспомнить, что меня зовут Юля, вот и прозвали Потеряшкой.
       - Ого! Рассуждает совсем как взрослая! - удивился боцман. - И довольно смелая!
       - Девочка, как ты сюда попала? И что это за странный компаньон с тобой в каюте? Как сумела пронести на корабль этот старый телевизионный ящик? - спросил капитан, когда девочка немного успокоилась.
       - Это мой друг! Мерцалкин никакой не ящик, а экспериментальный прибор. Робот! Он умеет думать, разговаривать, ходить! И большое спасибо вашему замечательному котику Василиску, приютил нас.
       - Кот, говоришь, приютил?! Этот рыжий пройдоха получит по шее! Эй! Василиск, ты где? - капитан Шромм нахмурился, оглянулся, отыскивая глазами спрятавшегося кота.
       Потеряшка приподняла край скатерти, заглянула и поманила кота:
       - Киса-киса! Выходи!
       Василиск всё это время тихо сидел под столом. И, несмотря на своё природное любопытство, даже ни разу не выглянул, опасаясь праведного гнева капитана.
        - Кот, выходи, иначе хуже будет. Отправлю за борт, и поплывешь своим ходом позади корабля, - пригрозил Арнольд Вольдемарович.
       Василиск с виноватым видом высунул морду из-под стола, сказал грустное "мяу" и потерся головой о брюки капитана. На людях он чаще помалкивал, предпочитая лишний раз не напоминать о своих чудесных способностях, чтобы не определили к какому-нибудь делу и не заставили работать. Кстати, кроме членов экипажа никто не знал, что кот и крыс умеют думать и говорить. Это была их общая тайна. Моряки справедливо опасались, что ученые, услышав об этом удивительном факте, приедут и заберут животных для опытов и экспериментов...
       - Боцман! Какие будут предложения? - спросил капитан. - Что нам с этой компанией делать? Какое наказание коту?
       - Девочку - накормить и определить поближе к камбузу, а старое контрабандное железо - за борт! Булыге - выговор! - бодро гаркнул Якорев.
       Тут девочка громко зарыдала в голос. Бедный Мерцалкин тоже заплакал, да так горестно, что большая слеза покатилась по мерцающему экрану.
       - Чудеса! - воскликнул боцман. - Плачущий самоходный телевизор! Ну, что с ними поделаешь! Оставим?
       - Ладно, пусть остаются! - решил капитан. 
       - Теперь будем по телевизору хоккей и футбол смотреть, - обрадовался боцман. - И как я сразу не догадался найти ему применение!
       - Ура!!! - дружно закричали все, включая забывшего о наказании кота.
       - Тихо! Не шуметь! Юлечка, марш на камбуз! Кок Шницелев тебя накормит, а потом получишь у меня маленькую тельняшку! - распорядился боцман. - А с тобой, добрый котик и с этим соней Булыгой я отдельно разберусь.
      
       Глава 8. Новое имя Крыса
      
       Миновала первая неделя плаванья. День за днём корабль уверенно разрезал морские волны и преодолевал милю за милей. Теплоход шёл, слегка накренившись под тяжестью нескольких тысяч тонн груза. Трюм и палуба были заполнены листовым металлом, скатанным в гигантские рулоны. Крыс в растерянности шнырял по кораблю и не находил ничего съестного. "Эх, не везёт нам нынче! Какое же счастье плавать на сухогрузе, перевозящем зерно или картошку! - мечтал он. - А ещё бывают такие замечательные корабли, на которых из-за океана привозят сахар, бананы, персики и апельсины".
       Крысу повезло родиться на судне, которое возило рис, поэтому детство было счастливым. Затем, подростком, он плавал на лесовозе, а юность прошла на корабле-контейнеровозе. Несколько лет назад судьба распорядилась так, что в южном порту во время стоянки он перебрался на "Жемчужину". Тогда Крыса привлек запах жареной картошки с камбуза и, балансируя по канату, он с риском для жизни перебрался с грузового причала на палубу незнакомого судна. В результате, наевшись до отвала, он уснул, и не успел вернуться на контейнеровоз. Ему необычайно повезло, так как покинутый им корабль сел на мель и затонул.
      
       Сейчас крысак слонялся по трюму, нюхая стенки корабля, а сам непрерывно крутил головенкой, опасаясь внезапного нападения рыжего хищника. Где-то рядом может в любую секунду появиться противник, и тогда берегись - новая гонка! Как назло, ничего съестного не попадалось. Грызун нашёл лишь принесенную сквозняком пустую целлофановую обёртку, на которой сохранился только запах сосисок. После уборки на чистой палубе вообще искать было нечего. Грустно вздохнув, Крыс решил сходить в гости к новым знакомым. По лабиринтам вентиляции грызун пробрался в нужную каюту. Девочка слегка пискнула от неожиданности, когда он запрыгнул к ней на колени и помахал лапкой в знак приветствия. Василиска в каюте не было, и это обрадовало Крыса.
       - Привет, серый малыш! - поздоровалась Потеряшка. - Давно тебя не было видно.
       - Да так получилось, вечно какие-то дела и заботы, - ответил, скромно отпустив глаза, Крыс.
       - С ума сойти! И он говорит! На этом корабле одни говоруны! А как тебя зовут по-настоящему? - спросила девочка.
       - Крыс! Меня все зовут просто Крысом.
       - Ну, нет, так дело не пойдёт. Это не имя, а какая-то кличка. Понятно, что крыса - самка, а крыс - самец. Давай я придумаю для тебя красивое имя!
       Серый грызун почесал лапой носик и согласился:
       - Придумывай! А то как-то нечестно: у кота имя есть, у попугая - тоже, а у меня почему-то нет...
       Юля подняла глаза к потолку, принялась теребить ухо, задумалась и надолго замолчала. Мерцалкин прервал игру в шахматы с самим собой и с интересом ожидал, как же назовут этого маленького зверька.
       - На какую букву хочешь имя? - спросила девочка, растерявшись от множества пришедших в голову красивых имен.
       - На букву "А"! - ответил крыс. - Потому что никаких других букв я не знаю.
       - Адольф! - брякнул робот, и на его засветившемся экране появилась фотография малоприятного субъекта с чёрными квадратными усиками.
       - Нет, - возразила девочка. - Мне такое имя не нравится.
       - Альфо-о-онс, - произнес Мерцалкин теперь уже томным, женским голосом.
       - Антрекот! А лучше назови его ходячим бифштексом! - предложил Василиск, просовывая нахальную рыжую морду в открытый иллюминатор.
       - Сам ты котлета мяукающая, - отозвался Крыс. - Кот - антре-кот...
       - Друзья, не ссорьтесь! - воскликнула Юля. - Предлагаю дать тебе очень красивое имя - Амадеус!
       - Я - против! Амадеус! Такие имена нужно котам давать, а не грызунам! - выразил возмущение кот. - Чего удумали! Амадеус-с! У-с-с, антрекотеус-с, котлетус-с-с из крысус-сссс.
       - Без глупостей! - прервал рыжего насмешника Крыс.
       - Амадеус - мамадеус - пападеус, - нараспев продекламировал Василиск. - Я придумал тебе новые дразнилки: тетядеус, дядядеус, крысадеуссс...
       - Брысь! Поди прочь, такси для блох, - насмешливо сказал Крыс. Он ещё немного подумал, а затем решился:
       - Согласен! А ты, Василиск, теперь заруби моё имя у себя на носу или запиши на усах! Отныне меня зовут Амадеус!
       - Вот нахал! Не успели ему дать имя, как он благородных, чистоплотных котов начал обзывать блошиными перевозчиками! Да если хочешь знать, мой ошейник - надежное и универсальное средство от блох. Они от меня, как от огня, убегают.
       Кот потеребил лапой ошейник с висевшей на нём блестящей биркой: там было выгравировано красивыми буквами имя "Василиск". Серый грызун задумчиво посмотрел на ошейник, затем перевел взгляд на бирку, медленно прочитал и фыркнул:
       - Подумаешь, ошейник! Почти как у собаки! Я попрошу боцмана цепочку для меня сделать, с брелочком, даже получше, чем у тебя, да с гравировкой: "Амадеусу от боцмана Якорева и благодарной команды".
       - Может, ты не простую, а золотую цепочку потребуешь? Тоже мне, "новый русский крыс" выискался. - Кот забылся, обхватил лапами брюшко и захохотал, в результате не удержался и рухнул из иллюминатора на палубу.
       - Ну, может, и не золотую, а серебряную цепь я заслужил, - решительно заявил Амадеус.
       - Каким образом? - язвительно поинтересовался мгновенно вернувшийся к иллюминатору Василиск. - Тем, что погрыз на кухне весь горох? Или тем, что давеча укатил головку сыра с камбуза?
       - Ты совсем забыл, гнусный котяра, я - счастливая примета! Приношу удачу кораблю. Так сам капитан Шромм сказал. А еще он велел твоему любимому коку Шницелеву регулярно меня подкармливать. Я вчера бродил голодный по радиорубке, а добрейший Арнольд Вольдемарович, заметив мою худобу, велел коку и боцману каждый день выделять мне не менее одной котлеты, сосиски или сардельки. Мы теперь с тобою на равных: оба на сосисочно-котлетном котловом довольствии.
       - За что? Караул! Разбазаривают деликатесы! Как это понимать? Котловое довольствие - это мое довольствие! - громко заорал Василиск. - Грабят! Так и "антрекоты" кончатся для кота! Я обожаю антрекот!
       - Да-да! Именно так и сказал - на "котловое" и добавил: "Пусть Василиск лично сосиски крысу в зубах приносит!". Не переживай, котик, я с тобою поделюсь, если что-нибудь останется. Выделю от щедрот...
       Кошак, злобно урча, отправился на камбуз выяснять отношения с ничего не подозревающим коком Шницелевым. Вскоре самодовольный Василиск вновь появился в каюте, неся в зубах сардельку, а вторая, в связке с первой, волочилась по полу.
       - Молодец! Быстро ты выполняешь команду капитана. А вторая сарделька - это за вчерашний день или моя завтрашняя порция? - решил уточнить крысак Амадеус.
       - Ничего не получишь! И вторая - тоже мне. Я, между прочим, законный зарегистрированный член экипажа с санитарным паспортом, в отличие от некоторых бездокументных грызунов с облезлым хвостом, - промурлыкал кот. - Посмотри, какой у меня хвостик - пушистый и красивый! А твой хвост совсем непривлекательный, никудышный...
       - Друзья, давайте не будем постоянно ссориться! Лучше дружить! Да и сардельки-то две. Хватит обоим! - прервала их перепалку Юляшка-Потеряшка.
       Ей нравились на корабле все: и болтливый попугай, и хитрый кот, и этот забавный крысак. Она была счастлива и полна надежд: "Ах, до чего замечательная команда! С ними мы, действительно, отыщем моих родителей!"
       Непримиримые противники разошлись по разным углам каюты и принялись есть. Амадеус и Василиск с таким хрустом и аппетитом уплетали сардельки, что Юлечке самой захотелось подкрепиться.
       - Котик, а для меня сарделечки не найдется? - спросила проголодавшаяся девочка.
       - Мур-р-р! Найдется, конечно. Но только у кока в холодильнике. Иди, он тебя заждался, ты последняя за бесплатными сардельками и сосисками.
       - Какой же ты жадный и бессердечный! - возмутился Амадеус. - Только о себе и думаешь, вместо того чтобы вначале бедную девочку накормить! И вы, мистер старый телевизор, тоже хорош! Опекун называется! Почему не напомнили бедному ребенку, что пора обедать?
       Конечно же, Мерцалкин осознал свою вину, и ему стало стыдно. Он ничего не ответил крысаку, а лишь сердито загудел и замигал всевозможными лампочками и датчиками. "Ну, какой я старый? У меня только корпус староват, а сам-то я - новейшая разработка!" - подумал умнейший механизм.
       Василиск вызвался сопроводить девочку на камбуз, при этом строго выговаривая ей по дороге:
       - Жизнь путешественника сурова, а судьба морского путешественника - ещё более сложна и сурова. Мы, настоящие моряки, немногословны и сдержанны. Я, как старый морской "волк"...
       - Какой же ты волк? - удивилась Юля. - Ты же сам говорил, что ты морской кот!
       - Вот именно, я, как старый морской кот, часто занят делами и могу случайно не вспомнить про твоё кормление. Запомни: капитан, боцман, матросы и даже я - народ занятой! Мы постоянно в заботах и можем нечаянно забыть про тебя. Будь любезна, милая, сама являться в кают-компанию строго по распорядку. Этот распорядок висит у тебя в каюте! Лично я, если проголодаюсь, то всегда могу заморить червячка птичкой. - Кот выразительно посмотрел на попугая, сидевшего на поручне. - Или грызуном. - Кот махнул лапой в сторону каюты, откуда они вышли. - Ты ведь птицами или крысами, в случае чего, питаться не будешь?
       - Нет, что ты, что ты! - замахала руками Потеряшка.
       - Никогда не опаздывай к приему пищи, иначе будешь оставаться голодной, - продолжал читать ей нотации Василиск.
       - А разве можно есть друзей? - нахмурилась девочка.
       - Подумаешь! Ну, какие они мне друзья? Никто из них даже по-настоящему мяукать не умеет. Так, одно недоразумение, лишний груз на судне. Навязанные капитаном случайные попутчики.
       Кот толкнул лапой дверь и по-хозяйски вошёл на камбуз. Не теряя времени даром, он сразу же потерся о ноги кока, выпрашивая ещё кусочек мяса, но рыжему хитрюге досталось лишь блюдце молока. Состроив брезгливую физиономию, Василиск нехотя всё же вылакал молоко (а ну как в другой раз не дадут!), и, урча себе в усы что-то о вреде молочных продуктов для взрослых котов, ушёл спать.
       А Юля быстро съела макароны по-флотски и выпила три кружки персикового компота, который ей подливал добрый Шницелев. Кок слушал её рассказ о нелегкой жизни без родителей, утирал белым поварским колпаком слёзы и предлагал очередную порцию компота.
      
       Глава 9. Первый шторм
      
       Несколько дней море оставалось тихим и спокойным, обстановка на "Жемчужине" была почти домашняя. Вокруг корабля кружили чайки и бакланы, постоянно задирая ворчливого попугая. Старый Гогель равнодушно взирал на этих шумных и бестолковых, по его мнению, птиц, но когда какая-нибудь из них пыталась клюнуть или нагадить на него, он оглашал морской простор истошным воплем: "Свистать всех наверх! Огонь из всех орудий! Стреляю без предупреждения! Пошли прочь, мор-р-рские мусор-р-рщики!"
       От этих хриплых возгласов чайки в панике разлетались в разные стороны. Однако крики какаду не пугали больших и бывалых альбатросов. Они усаживались на поручни или канаты и начинали, грозно лязгая хищными клювами, наводить страх на Гогеля. Тогда попугай громко верещал и взывал о помощи, медленно пятясь к каюте, а наглые захватчики продолжали издеваться над любимцем капитана и теснили какаду, стараясь клюнуть его в голову или выхватить из хвоста роскошные перья. Но тут на защиту друга выходил большой Крыс. Он отчаянно бросался из засады на незваных гостей, и обычно пернатые чужеземцы с воплями разлетались во все стороны, лишь пух и перья летели на палубу.
       Чайки, покачиваясь на волнах, издавали громкие рыдающие звуки, сочувствуя пострадавшим своим дальним родственникам - альбатросам, а Гогель вновь занимал место возле капитанского мостика и мстительно вопил вслед: "Эй! Бакланы несчастные! Вы на кого клюв подняли? На самого Гогеля?! Кар-р-рамба! Муэр-р-рто! Собирайте тухлую рыбу и не лезьте к благородной птице".
       Поначалу попугай добавлял в адрес альбатросов ещё несколько нехороших словечек, но однажды был пристыжен капитаном. А боцман даже щелкнул его по клюву.
       - Эй, Петрович! Не распускай руки! Ты сам научил меня морскому диалекту! - возмутился Гогель.
       - Теперь отучайся, - добродушно ответил боцман Якорев.
       Попугай попытался найти защиту у хозяина, но Арнольд Вольдемарович насмешливо посмотрел на Гогеля и полностью согласился с боцманом.
       Пришлось попугаю умерить свой пыл и ввести самоцензуру. То и дело он сам себя обрывал на полуслове, после чего поправлялся и выкрикивал вежливые фразы: "Пардон, мадемуазель. Сор-р-ри. Извиняюсь, совсем забылся, старый глупый какаду".
       Юляшка в это время тихо смеялась и прощала пернатого хулигана за портовый "слэнг". Днем она загорала на палубе в окружении своих новых приятелей. Василиск, свесив морду через поручень, следил за выпрыгивающими из воды дельфинами и одобрительно мурлыкал. Крыс, разогнав наглых чаек, обычно располагался у ног Юляшки-Потеряшки. Мерцалкин заряжался мощным потоком солнечной энергии и даже от удовольствия мигал лампочками и жужжал.
       - Друзья! - как-то обратилась к ним девочка. - Я давно размышляю, а почему вы разговариваете на человеческом языке? Как вы научились говорить по-русски?
       - А что тебя удивляет? - лениво поинтересовался Василиск. - Я русский кот. Вот я и говорю по-русски. Был бы английским, то "спикал" бы, а если бы немецким - то "шпрехал" бы!
       - Ну, как что? Говорящие крыс и кот - это ведь чудо природы! Феномены!
       - Зачем обзываешься? - обиделся кот. 
       - Не обзываюсь. Феномен - это чудесное явление природы.
       - Значит, говорящий попугай тебя ничуть не удивляет? - обиделся какаду.
       - Конечно, то, что ты много болтаешь, неудивительно: на свете много говорящих попугаев, но ты не просто повторяешь слова, но и мысли излагаешь. А вот наш Василиск - настоящий кот Баюн, просто ожившая сказка Пушкина! Золотой цепи только не хватает!
       - Зачем мне золотая цепь?! Я же честный котик, а не жулик!
       - Василиск! Раз ты не родственник сказочного Баюна, откуда у тебя дар речи? - перебила его девочка.
       - Скажи, девочка, почему ты умеешь говорить? - вопросом на вопрос ответил кот.
       - Я? - удивилась Юлечка. - Потому что я - человек разумный.
       - А я умею, потому что я - кот! И тоже разумный! - ухмыльнулся Василиск. - У нас с Крысом был хороший учитель словесности - Гогель! После странных событий в районе Бермудов, я уговорил попугая, за килограмм пшена, меня обучать. Гогель - прирожденный педагог, он добросовестно занимался нашей дрессировкой и образованием. Теперь болтаем, когда нам скучно, между собой. Но ты никому, особенно посторонним, об этом не говори. Это наш общий корабельный секрет. А не то понаедут ученые - в какую-нибудь лабораторию увезут, будут изучать, эксперименты проводить. Мы не хотим провести остаток жизни в клетке с подопытными мышами и крысами.
       - А крыс я попрошу не обижать! - потребовал Амадеус.
       - Это же не про тебя, - стал оправдываться кот, - А про твоих бессловесных сородичей.
       - Не ругайтесь, друзья мои! Честное слово, никому не проболтаюсь, что вы говорящие и думающие! - пообещала Юляшка-Потеряшка. - Даже папе и маме, когда найдем их, не выдам вашу тайну.
       Сказав эту фразу, девочка сразу загрустила, вспомнила родителей. Новые друзья принялись её успокаивать.
       - Мы их обязательно найдем!- пообещал кот.
       - Не переживай! - пискнул Крыс. - Всё образуется!
       - Нор-р-рмализуется! - ободряюще крикнул попугай.
       - Не грусти! Держи нос-курнос выше, - улыбнулся во весь экран Мерцалкин и успокаивающе зажужжал, не найдя больше слов утешения.- Ж-ж-ж... 
       - Спасибо, друзья! Надеюсь, что так и будет, - ответила Потеряшка, утирая слезы.
      
       Внезапно на палубу упали крупные капли дождя.
       - Я предлагаю покинуть наше место отдыха и переместиться в уютную каюту! - забеспокоился Гогель. - Не то наша самоходная теле-железяка заржавеет и испортится, да и сам я тогда буду выглядеть как мокрая курица...
       Мерцалкин не стал реагировать на "чёрный" юмор и огрызаться, но всё же поспешил в укрытие. Через минуту потоки дождя хлынули с неба, словно водопад. Шквальный ветер вспенил водную поверхность. Высоченные волны стали захлестывать корабль и заливать палубу, раскачивая судно. Началась сильная качка. Пришлось капитану изменить курс, рулевой матрос заложил штурвал влево. Но волны продолжали попытки опрокинуть "Жемчужину".
       Наши путешественники пережидали шторм в каюте. Юля забралась в гамак и раскачивалась в нем, словно муха в паутине. Василиск дремал, обхватив лапами глаза и нос (его пухлый живот холмиком возвышался над пустой миской), попугай качался на шнуре от ночного светильника, вцепившись в него не только лапами, но и клювом, Мерцалкин отключился и перешел в "спящий режим", а крыс скрылся в норе, в глубине трюма, где качка почти совсем не ощущалась. Лишь иногда, когда очень сильная волна ударяла о борт, он ощущал толчки и слышал гул, раздававшийся в самых недрах корабля.
       Тяжелее всех пришлось Потеряшке. Детский организм не привык к таким природным катаклизмам. Конечно, настоящими морскими волками становятся не сразу, а постепенно, с годами. Юлечку же можно было назвать лишь начинающим юнгой, вернее юнгшей. И сейчас это была обыкновенная напуганная девочка, но девочка с характером, поэтому плакать она не стала.
      
       Глава 10. На горизонте - Шотландия
      
       Долго "Жемчужина" боролась с волнами, но всё когда-нибудь кончается, и сильный шторм - тоже. Когда море успокоилось, капитан объявил, что на горизонте показалась Шотландия.
       - Внимание! Боцман, приготовиться к швартовке!
       Это был первый иностранный порт во время путешествия, который увидела Юля, и она смотрела на него с удивлением и восторгом.
       - Старпому организовать выгрузку грузов! - продолжал командовать капитан Шромм.
       "Жемчужина" пристала к пирсу, и работа закипела. Два дня огромные подъемные краны переносили рулоны металла с корабля на пирс. Там их загружали в вагоны, а машины развозили металл по заводам и складам. Порт напоминал гигантский муравейник, где работа была у каждого. Наконец, выгрузка была завершена.
       Берег за бортом - это праздник для команды. Юлечка тоже захотела погулять по портовому городу. Она ни на минуту не забывала о главной цели своего путешествия, поэтому сразу же решила уточнить, заплывал ли в Шотландию корабль её родителей. А если судно заходило в этот порт, то куда оно отправилось дальше?
       - А как ты добудешь эту информацию? - ехидно спросил Юлечку попугай. - Будешь приставать к прохожим? Спрашивать, не видел ли кто твоих родителей? А на каком языке ты будешь задавать им вопросы? Ты знаешь хоть один иностранный язык?
       - Но если повезет, то я могу попасть на английское телевидение! - наивно предположила девочка.
       - Повторяю для непонятливых: чтобы выступать по местному телевидению, иностранные языки нужно знать! Желательно английский! Иначе тебя, девочка, совсем не поймут! - важно пояснил Гогель. - Ты ведь английский язык не знаешь?
       - Ой! Не знаю...- огорчилась Юляшка-Потеряшка. - А как же быть?
       - Ладно! Помогу! - милостиво согласился попугай. - Придется вспомнить то, что я давным-давно изучал в Оксфорде.
       - Где? В Оксфорде? В университете? - удивился Мерцалкин. - Не может быть! Как же ты там оказался?
       - Послушай, ящик говорящий! Тебя когда сконструировали и собрали? - воскликнул попугай. - Без году неделя...
       - Два года назад! - обиделся на прозвище "ящик" Мерцалкин.
       - А мне больше ста лет! Я родился в Бразилии, жил в Испании, Англии, Ирландии, Швеции, Германии... Да где только не побывал за эти годы. Я так много путешествовал!
       - Только и слышим: я - то, я - сё, я - там, я - сям, - поддел хвастливого попугая Василиск.
       - А зачем ты так много путешествовал? - спросил робот. - Включил бы телевизор и увидел любую страну. Или в Интернете нашел бы нужный сайт.
       - Эх, ты, электроник, чудо техники! Когда я родился, даже радио еще не было, а не то что телевидения! И потом я не просто птица, а ученый попугай! Путешествия для меня - потребность души, скажем так: это мой образ жизни...
       Слушатели молчали и после паузы попугай продолжил.
       - Послушай, телевизор! Даже если ты умеешь говорить и чуть-чуть думать, вернее, составлять буквы в слова, а слова - в предложения, это не значит, что ты мудрец! - искренне продолжал возмущаться попугай. - Мерцалкин, ты всё равно останешься механизмом, хотя тебе и добавили искусственный интеллект.
       - Серость, что ты понимаешь, я - изобретение гения! - возразил Мерцалкин.
       - Для малограмотных ещё раз поясняю: телевидения сто лет назад не было, - повторил Гогель. - Тогда, в начале прошлого века, радио только-только изобрели, автомобили и самолеты были редкостью! Телевидение молодое изобретение, немногим больше пятидесяти лет! Зато как раньше, до всякой автоматизации и механизации, хорошо было! Воздух был чище и вкуснее! Я в молодости путешествовал в основном в карете или на дилижансе. Никакого запаха бензина, никаких выхлопных газов. Да, о чём с вами говорить, несмышлёныши!
       Гогель, с важным видом восседавший на книжной полке, открыл лапой первый попавшийся журнал и принялся читать, при этом он ловко переворачивал прочитанные страницы изогнутым клювом. Видя, что попугай погрузился в чтение, Юля и Мерцалкин вышли на палубу полюбоваться морским пейзажем.
       Утром за завтраком капитан Шромм пообещал членам экипажа:
       - Для особо любопытных командование организовывает экскурсию по маршруту: Эдинбург - Глазго.
       - Экскурсия будет в какие глазки? - не понял кот. -- Зачем нам глазки, мы хорошо видим даже в темноте.
       - Не глазки, а Глазго! Брысь под лавку и не встревай! - цыкнул на него боцман.
       - А я и так под лавкой! - обидчиво отозвался кот Василиск.
       - Не пререкайся! - приструнил кота Якорев. - Не перебивай Арнольда Вольдемаровича!
       - Я не пререкаюсь, - продолжал выступать Василиск.
       - Ну вот, похоже, что один разгильдяй уже лишился прогулки по берегу, - насмешливо произнес Гогель.
       Василиск фыркнул: "Подумаешь!" и, скорчив презрительную мину, удалился погреться в машинное отделение.
       Сам Амадеус ни на какие экскурсии не собирался, потому что до смерти боялся бродячих портовых котов. Да и попугай к прогулкам был равнодушен. Он удобно устроился на плече капитана и даже слегка задремал. За свои долгие годы жизни какаду повидал много стран. И вообще, он был не какой-нибудь желторотый птенец, чтобы, разинув клюв от удивления, шастать по незнакомому городу и глазеть по сторонам. Он-то побывал везде! Если молодежи очень надо, то пусть эти юные путешественники и гуляют! Конечно, прогуляться в хорошей компании было бы неплохо, но пусть попросят...
       Капитан составил список экскурсантов: кок, механик и рулевой матрос. Нужен был переводчик и Гогель, как знаток английского языка, был назначен гидом. А Василиск поборол гордость и, видя, что про него совсем забыли, сам напросился на прогулку.
      
       Экскурсанты разработали целый план операции по переходу границы. Решили сделать так: Юля и кот спрячутся в большом рюкзаке кока, и Шницелев с рюкзаком на плече попытается пройти мимо бдительной полиции. Отвлекать же стражей порядка будет Мерцалкин, который станет работать как музыкальный репродуктор и всех собьёт с толку.
       План удался. Полицейские долго рассматривали, крутили, вертели корпус старинного телевизора, а Мерцалкин, не подключаясь к электричеству и без батареек внутри, транслировал по очереди то веселую музыку местной радиостанции, то очень интересный футбольный матч. Полицейские удивлялись, но не нашлись, что сказать. Большой выключенный старый телевизор работает, а как переносной радиоприемник! Чего только не придумают изобретатели-самоучки из России! Недаром есть легенда, что они могут даже блоху подковать на глазок, без всякого микроскопа! Узнав по передвижному телевизору счёт в матче, они обрадовались: сегодня победила их любимая команда, полицейские смягчили досмотр. В рюкзак кока радостные полицейские и таможенники так и не заглянули...
      
       Несколько часов моряки бродили по вечернему городу. Попугай прислушивался к разговорам на улице, читал все объявления подряд, а затем громко переводил экипажу на русский язык сведения о пропажах.
       Мерцалкин бурчал, что это совсем не то, что им нужно:
       - Эй, болтун! Ищи потерявшихся людей или призывы о помощи!
       Моряки засмеялись, а попугай скрипучим голосом произнёс:
       - Внимание! Вспоминаю слова из большого словаря! Раз, два, три! Перехожу на английский! Ван, ту, фри! Гуд монинг, хэлло, йес! - Попугай почесал лапой перья на макушке и воскликнул: - Ура, помню! Абла устэ эспаньоль! Ой, миль пардон!
       - Гогель! Ты определись, на каком языке тебе нужно говорить! - одернул его кот. - Скоро начнёшь нести тарабарщину на языке индейцев Амазонии. Помнится, ты говорил, что именно там родился, в Южной Америке. Индейские словечки нам сейчас ни к чему. Требуются твои попугайские познания только в современном английском.
       - Простите, друзья! Вспомнил молодость и забылся. Ну и где это местное телевидение? Кому давать интервью?
       Юля задумалась.
       - А мы можем позвонить по телефону и попросить их приехать в порт? А если приедут, тогда и расскажем о твоей беде, - предложил смышлёный Василиск. - Попугай, я сейчас сниму трубку и наберу номер, а ты в неё скажи всё, что нужно.
       Так они и поступили. На вопрос секретаря директора Центрального телевизионного канала, кто именно с ней говорит, попугай Гогель бесхитростно ответил:
       - С вами говорит умный попугай.
       На том конце провода хихикнули, попросили подождать, но Гогель возразил, что ждать долго не может, потому что у кота Василиска уже устала лапа тяжёлую телефонную трубку держать.
       Эти слова попугая вызвали хохот на том конце провода. Смешливая секретарша уточнила, откуда прибыли эти шутники и где в данный момент находятся. Услышав, что прибыли они на корабле из Санкт-Петербурга, из далёкой России, а здесь проездом и сейчас находятся в порту, девушка глупо засмеялась.
       - Но если эта тема вашему телеканалу не интересна, мы можем позвонить вашим конкурентам, - буркнул Гогель.
       Секретарша громко взвизгнула:
       - Вау! Джастен момент... Вау, энималз руссо-туристо...(что означало и удивление, и просьбу на английском языке: животным и туристам немного подождать).
       Вскоре примчались машины, плотно набитые дяденьками и тётеньками с телекамерами, фотоаппаратами, диктофонами и микрофонами. Два десятка местных репортеров толпой обступили со всех сторон девочку, стараясь перекричать друг друга. Они толкались, ругались с конкурентами, протягивая девочке свои микрофоны. Корреспонденты наперебой желали взять у Юли интервью с помощью попугая-переводчика.
       Гогель прокашлялся и начал неторопливо рассказывать о своей долгой, трудной жизни, о родителях, о браконьерах Южной Америки, о пережитом наводнении на Васильевском острове, об ухудшающейся экологии на планете. Говоруна-попугая теперь остановить было практически невозможно.
       Толпа репортеров увеличивалась. Василиск решил вмешаться и прервать болтуна:
       - Слышишь, Гогель! Ты о деле скажи, хватит молоть всякую чушь! Говори о Потеряшке и её родителях!
       Пожилая впечатлительная дама-репортер, услышав человеческую речь рыжего кота, сразу упала в обморок, а милая девушка с микрофоном впала в восторженную истерику. Операторы тотчас переместили видеокамеры с попугая на Василиска. Какаду с этого момента был им не так интересен! Говорящий попугай - это что! Пустяк! Многие птицы умеют говорить. А вот кот! Это настоящая сенсация! Русскоговорящий кот ученый, да еще с цепочкой на шее.
       "Видимо, это и есть тот самый сказочный кот Баюн? И правду говорят, чего у них в этой Сибири только нет!" - подумал пожилой журналист с бородкой, когда-то побывавший в России.
       - Вы действительно живой говорящий кот из сказки?
       - Мяу! Нет, мертвый! Протри глаза, я жив! - язвительно ответил кот. - Но мое имя - Василиск!
       - Вы не робот? - спросил хмурый господин с микрофоном, очень похожий на японца, и недоверчиво дернул кота за хвост.
       Василиск громко мяукнул, и завопил:
       - Ошалел, что ли? Больно же!
       Кот понял, что окончательно выдал свою тайну. Он постарался затеряться в шумной толпе, юркнув под ноги журналистов. Тогда Юля воспользовалась паузой и сделала шаг вперед. Девочка начала рассказывать о своей беде, затем просила помочь найти своих родителей. Теперь журналисты слушали её, но невнимательно, продолжая таращить глаза на попугая и кота. Из приличия они дослушали, но сказали, что ничем помочь девочке не смогут. Однако устную просьбу записали для показа по телевидению, а позже передачу назвали "Юная русская дрессировщица Юлия, её мудрый попугай и говорящий кот".
       ***
       Когда Юлечка и её друзья уже были на судне, в одной из гостиниц, прильнув к экрану телевизора, сидел директор цирка Бержерак Чихута. В его голове роились чёрные мысли, он представлял, какой замечательный номер мог бы получиться с такими необычными животными! Но для этого их требовалось заполучить! Но как? Видимо, придется выкрасть...
       Чихута решил позвонить своему давнему знакомому Бреду Тауэру. Это был человек с сомнительной репутацией, в сущности, обыкновенный бандит или, на иностранный манер, мелкий гангстер. Коварный директор в двух словах рассказал бандиту о своем замысле.
       - Этих животных я хотел бы заполучить во что бы то ни стало! Но моряки их наверняка не продадут! Поэтому говорящих надо похитить, и чем скорее, тем лучше, пока их корабль не уплыл на край света...
       - Будет сделано, шеф! Мистер Чихута, вы платите денежки - мы выполняем ваш заказ. Я найму для выполнения такого опасного задания лучших в мире пиратов! Есть у меня на примете экипаж капитана Бортоломео Волтасара Круса, - ответил гангстер Бред Тауэр. - Они мои старые знакомые!
      
       Глава 11. Праздник "День Нептуна"
      
       Выгрузив металл, корабль встал под погрузку, и трюмы сухогруза наполнились мешками с удобрениями. Юля поинтересовалась у капитана, куда отправляется "Жемчужина" в ближайшее время.
       - Вначале в Колумбию, а затем к островам Карибского моря. Есть там такое небольшое государство, Доминиканская Республика. Вот к её берегам и плывём. Кстати, остров, на котором находится эта тропическая страна, разделён пополам, часть острова занимает страна Гаити. Смекаешь, малышка, о чем я говорю? - усмехнулся Арнольд Вольдемарович.
       - О чём? - не поняла Юлечка.
       - Юля, а ты убери первую букву от названия этой страны...
       - Гаити..., - принялась размышлять девочка, - букву "Г" убираем, что остаётся? ....аити!
       Потеряшка крикнула "ура!" и побежала делиться с друзьями отличной новостью.
       Выслушав рассказ девочки, животные обрадовались. Весельчак Амадеус вильнул хвостиком и на радостях сделал несколько сальто-мортале, Василиск победно мяукнул и, запрыгнув на канат, прошёлся по нему как заправский канатоходец, Мерцалкин включил на всю громкость бравурный марш, а попугай в такт начал дирижировать крыльями.
       - Что скажешь, Гогель? - спросила Потеряшка. - Название Гаити тебе что-то да говорит?
       - Конечно, говорит! В юности я был там не раз. Очень жарко, много ведьм и злых духов. Население этой половины острова - нищие потомки африканцев...
       - Это вся информация? - спросила Юлечка.
       - Об остальном тебе лучше не знать. Страшные тайны и обряды, ритуалы колдунов Вуду. Это не для детей!
       - Не пугай ребенка! Мы ничего не боимся! - вступился за девочку Мерцалкин. - Сейчас я настрою изображение и покажу вам фильм о Гаити!
       Друзья уселись на банки (так на флоте называют сиденья) в ожидании просмотра научно-популярного фильма.
      
       - Ужас! - проскрипел Гогель после окончания передачи. - Как бедно живут многие люди на земле! Годы идут, но ничего у них не меняется. Помнится, лет восемьдесят назад, когда я посещал эти края, они жили так же плохо...
       ***
       Несколько дней плавания - и корабль пересёк экватор. По старой морской традиции это событие следовало отметить! Капитан Шромм объявил празднование Дня Нептуна. Впервые на экваторе очутилась небольшая часть команды - всего пять матросов, а также Мерцалкин, Потеряшка и Василиск. Всем им предстояло торжественное посвящение - "купание" в морской воде. Стоял штиль, вода Атлантики в районе экватора была тёплой - всё располагало к водным процедурам. И вот в разгар праздника бывалые матросы схватили новичков за руки, за ноги и, раскачав, бросили за борт. Молодые матросы со смехом полетели в солёную воду и, вынырнув, барахтались в открытом океане.
       Юлю бросать в воду не стали, а осторожно по трапу спустили вниз. В руках девочка держала жалобно мяукающего Василиска, который был не в восторге от этого ритуала, но отбиваться от коллектива он не захотел. Кот с брезгливой гримасой на рыжей мордашке осторожно погрузился в воду, окунувшись в неё по самые усы. Вода попала ему в нос, и Василиск громко фыркнул. Матросы дружно засмеялись. Затем новички выпили по кружке забортной солёной воды. Тоже часть ритуала. Но кот глотать морскую воду наотрез отказался! Он же не сивуч, не морской котик или тюлень какой-нибудь!
       Во время купания неожиданно обнаружили, что в сеть (а сеть - это была мера предосторожности, ведь здесь водились акулы) попала пустая стеклянная бутылка. Внутри что-то лежало. Откупорить пробку не удалось, поэтому кок просто отбил ножом горлышко. В бутылке оказалась какая-то бумажка. Кок Шницелев аккуратно вытряхнул её на свою огромную как лопата ладонь. Это была записка. Капитан Шромм и сидящий у него на плече Гогель принялись изучать текст.
       - Кош-ш-ш-мар-р! - прокудахтал сидевший на плече капитана какаду. Он первым прочитал таинственный текст и принялся возмущаться: - Безобразие! Адрес отправителя не указан!
       Полученное "морской почтой" послание было короткое, оно состояло всего из трёх предложений:
       "Человека, нашедшего эту бутылку, просим сообщить в Россию, нашей дочери Юле, что ее мама Лена и папа Саша живы и здоровы! Мы находимся на необитаемом острове. Надеемся, что скоро отправимся в путь, как только достроим лодку". И ниже под текстом подпись: родители Саша и Лена...
       Потеряшка сразу догадалась, от кого эта записка, и очень обрадовалась.
       - Здорово! Ура! Я верила! Я знала, что они живы! Теперь мы их непременно найдём!
       Матросы прокричали дружное "ура" и трижды подбросили девочку в воздух. А потом праздник Нептуна продолжился. По торжественному случаю был дан большой концерт. Команда корабля блистала талантами! Капитан сыграл на виолончели, кок Шницелев жонглировал, Булыга показывал фокусы, механик спел оперные арии, боцман читал стихи, Юлечка с Мерцалкиным танцевали вальс, фламенко и танго, а трио - кот, крыс и попугай - исполнили шуточные частушки о жизни экипажа на корабле.
      
       Глава 12. Корабельный
       На следующее утро, после праздника, сонный Василиск сидел на баке (баком называется нос корабля) и, приоткрыв один глаз, смотрел на бескрайнее спокойное море. Ученый кот скучал. Ему надоело наблюдать за резвящимися дельфинами и выпрыгивающими из воды рыбами. Хотелось погоняться за Амадеусом, да вот ведь досада: обещал Юле больше этого не делать. Скука...
       Внезапно он увидел нечто, что вывело его из транса: вблизи корабля дрейфовали скрученные проволокой брёвна и доски. На этом небольшом деревянном плоту, стояло странное косматое существо, облачённое в тельняшку огромных размеров, спадающую до колен, и в рваные шорты.
       - Эй, на шхуне! Куда путь держим? - крикнул косматый субъект.
       - Куда глаза глядят, - ответил кот, с любопытством разглядывая грубо сколоченный плот из брёвен разной величины и его необычного пассажира.
       - Послушай, приятель, а "корабельный" на вашем борту есть?
       - Корабельный? А кто это? Матросы есть, кок есть, и кот, как видишь, тоже есть! Даже большой крыс и старый попугай имеются...
       - Корабельный - это такое необъяснимое наукой существо, нежить бестелесная, типа меня.
       - А ты бестелесный?
       - Да, именно так. Я - привидение!
       Произнеся эти слова, чудак растворился в воздухе, а затем вновь появился.
       - Поясняю популярно: домовой живёт в доме, вагонный - в вагоне, подвальный - в подвале, леший - в лесу, водяной - в водоёмах! А на кораблях - корабельный! Итак, как я понимаю, у вас других корабельных нет? Ваш корабль никем из наших не занят?
       - Корабельного у нас точно нет! - Кот задумался. - А то бы я о нем обязательно знал! Да и зачем он нам?
       - Чудак! Как же вы живете без корабельного? Корабельный просто необходим для дальнего плавания! Для создания хорошей ауры и придания уюта. Кидай конец, я поднимусь на борт!
       Кот, немного подумав, побежал в каюту, позвал Потеряшку, и они вдвоем скинули этому странному существу штормтрап.
       - Ну, ладно, давай к нам! Взойди на борт! - крикнул Василиск.
       Корабельный подгреб доскою, заменяющей весло, поближе к судну, ухватился длинными худыми руками за деревянные ступени и шустро взобрался на судно. Встав на палубу, гость протянул загорелую ладонь и с учтивым поклоном официально представился:
       - Зовут меня дядя Сева, а фамилия наша Рябоконь! Очень рад с вами познакомиться! Значит, вы уверены, что иных корабельных нет? - повторил он свой вопрос.
       - Нет! Нет у нас никаких ни корабельных, ни трюмных, ни палубных. Привет, дядя Сева! А я Юляшка-Потеряшка! - тоже представилась девочка.
       - Ну а я - говорящий кот Василиск! Не удивляйся, что я разговариваю, и раньше тоже были говорящие коты. Про одного такого, как мне неоднократно говорили, поэт Александр Сергеевич Пушкин написал!
       - А я давно уже привык ничему не удивляться! - ответил Сева. - Ну и славно. Привет, кот! Привет, девочка Юля! Не подскажете, где у вас тут можно уютно разместиться? После кораблекрушения очень хочется отдохнуть, в сухом и теплом помещении...
       - Подскажем и даже угол выделим! В артельной каморке у боцмана будет хорошо. А на каком корабле вы обитали раньше? Как он назывался? - поинтересовалась Юлечка, глядя в заросшее и грязное лицо незваного гостя.
       - "Радуга" наше судно называлось, - очень хорошая была посудина! Эх, на риф налетела и утонула. Не знаю, что стало с остальными моряками, команда спасалась, кто на чем мог: на плотах, на шлюпках, на спасательных кругах. Я сохранился, потому что настоящие корабельные не тонут! Забрался я на надувной спасательный плотик, и меня долго носило по океану. Много наших спаслось или нет, я не знаю. Видел двоих - они точно уцелели - Саша и Лена! Они у нас на корабле служили. Очень симпатичная семейная пара. Шлюпку, в которой они сидели, унесло течением в сторону, и больше мы не виделись...
       - Ура! Это, конечно же, они! - закричала Юлечка. - Красивая пара - это точно мои папа и мама! Где это случилось, дядя Сева? Как давно?
       - Не помню. Мы, корабельные, часов не наблюдаем. Надувной плотик истрепало о рифы, и я некоторое время жил на необитаемом острове, пока не соорудил себе большой плот из стволов пальм...
       - А где это произошло? - теребила призрака за рукав тельняшки Юля.
       - М-м-м, где-где... Где-то в теплых морях...
       Появившийся на палубе мудрый Гогель выслушал еще раз историю корабельного и обратился к Потеряшке:
       - Девочка, угомонись! Перестань допрашивать беднягу. Его надо для начала накормить, напоить, спать уложить! Утро вечера мудренее. А завтра, на свежую голову, он, возможно, всё вспомнит. Кот, живо завтрак гостю!
       - Эй! Чудной и незваный гость, сосиски будешь? - деловито спросил высунувшийся из норки Амадеус.
       - Свят, свят! - перекрестился корабельный. - И крыса говорящая! Мне ничего не почудилось?
       - Так, я не понял! - обиделся Амадеус. - Мы будем кушать или глупые вопросы задавать? С головой у тебя, дядя, полный порядок! Да будет вам известно, на нашем корабле говорят все: люди, звери и даже телевизоры! Чтобы при встрече не удивляться, предупреждаю: ходит тут один такой, Мерцалкиным себя называет...
       - Какое интересное судно! - восхитился Сева-корабельный. -Мне у вас на "Жемчужине" начинает нравиться...
       - А после вкусных котлет и сосисок тебе ещё больше захочется остаться! - усмехнулся Василиск. - Корабельные сосиски едят?
       - Конечно, едят! - воскликнул Сева, исчезнув, и через несколько секунд вновь появившись. - И котлеты, и сардельки!
       - Надо же, и, правда, привидение! Как в сказках Гоголя! - потряс рыжей головой кот, пытаясь избавиться от видения. - Хм-м..., корабельный... С ума сойти! Однако, Сева, с тебя ручьями стекает вода, и сейчас ты больше похож на водяного.
       - Не обзывайся, - сказал корабельный и чихнул.
       - За мной! - скомандовал кот.
       Сева отряхнулся от воды, словно большая собака, и, громко чихая, прошлепал босыми мокрыми ногами следом за Василиском на камбуз. А Юля схватила швабру и принялась по-хозяйски убирать палубу. Забавно: бестелесный корабельный оставил на палубе вполне реальные мокрые следы.
      
       Осторожный Василиск повел гостя окольными путями, опасаясь, что кто-нибудь заметит следы пребывания на судне нового безбилетника. Но как ни пытался кот обойти людные места, всё равно он наткнулся на человека. Механику Шарову после душного машинного отделения вздумалось подышать свежим воздухом. Заметив кота, он поманил его:
       - Киса-киса! Иди сюда!
       Пришлось Василиску подчиниться, надо же как-то отвлечь механика, вдруг Шаров заметит странным образом появляющиеся следы. Человека нет, а следы есть. Кот подошел к стармеху и подставил спину под большую ладонь. Мордочку кот отвернул в сторону, чтобы не вдыхать противный запах солярки. Да и потом, разве это приятно, когда тебе чешут подбородок шершавыми, словно наждачная бумага, пальцами? Хитрый Василиск из приличия потерся о ноги Шарова, чтобы отвлечь его от следов Севы-корабельного.
       - Странно, - тихо сказал кот, обращаясь к невидимому собеседнику, - Пронесло. И как это глазастый механик тебя не заметил?
       - А я умею мимикрировать, - пояснил корабельный. - Сейчас ты видишь меня только потому, что я позволяю себя видеть. Когда надо, в случае опасности, я полностью сливаюсь с окружающей средой. Вот сейчас я, как хамелеон, сольюсь с обстановкой и стану совершенно невидимым.
       - Ой, нет! Лучше исчезай только при появлении людей. Я не могу разговаривать с пустотой, иначе мне кажется, будто я иду и болтаю со стеной! Ну и ну! Привидение на борту! Призрак!
      
       Сева Рябоконь, хоть и назывался "корабельным", но ел как заправский "столовский". Он мигом проглотил порцию еды, состоявшую из шести сосисок и десятка котлет, затем умял целиком нарезной батон, а запил мясные продукты четырьмя стаканами компота и двумя стаканами киселя.
       - Не наелся? И куда же в тебя помещается? - поинтересовался Василиск, хмуро наблюдая, как в желудке корабельного исчезает обед экипажа.
       Сева обиделся, отставил в сторону четвертый стакан киселя и спросил:
       - Тебе жалко, да? Я не ел сосисок много месяцев! И вкус котлет почти забыл. А это моя самая любимая еда...
       - Лучше бы ты был вегетарианцем и ел морковку и капусту, - буркнул кот.
       - На растительной пище в море долго не протянешь, - парировал корабельный.
       - Мне не жалко, просто боюсь, что сегодня матросы останутся без завтрака и обеда...
       Сева застыдился, густо покраснел, и вдруг снова стал невидимым, вернее, попытался стать, но вот потеха: на этот раз совсем исчезнуть ему не удалось. На том месте, где только что был корабельный, в воздухе на уровне его живота висела ёмкость, и в ней, в компоте и киселе бултыхались, словно в аквариуме, сосиски и котлеты.
       - Прекрати! Сейчас же стань прежним! Иначе мне будет дурно от такого отвратительного зрелища! - заорал кот диким голосом. Пока Сева снова становился видимым, впечатлительный Василиск успел упасть в обморок.
       - Спокойствие! Без паники! Можно открывать глаза! - произнёс корабельный. Он ласково погладил Василиска материализовавшейся рукой и подул коту в нос.
       - Больше так не шути! Иди за мной! - простонал кот и побежал прочь с камбуза. Сева Рябоконь виновато вздохнул, тряхнул густой шевелюрой и потопал следом.
       Василиск подвёл корабельного к люку, ведущему в самый тёмный трюм на корабле, они спустились по трапу вниз. Здесь кот передал Севу с рук на руки, вернее, с лап на лапы, Амадеусу, а сам поднялся на палубу, подышать свежим воздухом после пережитых потрясений. Крыс определил корабельному для жилья сухую и тёплую каптёрку, заполненную ветошью, и вернулся в свою нору. Так на "Жемчужине" прижилось привидение - ещё один необычный обитатель этого судна.
       Вскоре оказалось, что призрак способен переболтать самого попугая! Сева оказался настоящим краснобаем! Бедняга Гогель злился, надувался, топорщил перья и при появлении корабельного замолкал или скрывался от словоохотливого конкурента в каюте капитана.
      
       Глава 13. Прямо по курсу берег Гаити
      
       Корабль разгрузился в Колумбии, взял новый груз и пошёл к порту назначения. Однажды утром на горизонте показалась тонкая полоска земли. Это был остров Гаити. Капитан Шромм, опасаясь посадить судно на мель, решил бросить якорь посреди бухты, без захода в мелководный порт. Пока матросы корабля и толпа чернокожих докеров грузили мешки на многочисленные плоты и лодки, Арнольд Вольдемарович, по настойчивой просьбе Юляшки, разрешил ей в сопровождении Шницелева отправиться в портовый город. Задача коку ставилась следующая: попытаться разузнать хоть что-нибудь о кораблекрушениях, которые произошли за последние годы. Времени на вылазку в город капитан выделил только до ужина.
       Девочка обрадовалась возможности начать поиски. Юля спросила друзей, кто поплывёт вместе с ней. Мерцалкин неожиданно отказался. Он боялся воды, поэтому плыть в лодке к далекому берегу не захотел. Робот предпочел игру в шахматы с корабельным Севой. Предстоял матч-реванш, так как накануне Рябоконь умудрился дважды обыграть Мерцалкина, и теперь озадаченный этим поражением, искусственный интеллект желал отыграться.
       - Нет, так нет, - не скрывая обиды, сказала Потеряшка и вышла из каюты. - Сиди в каюте.
       Моряки аккуратно спустили шлюпку на воду. В ней сидели кок, матрос Булыга и Юлечка. К ногам девочки жались крысак и кот. В последний момент на палубе появился попугай. Он спланировал на правое плечо Шницелева, гордо оглядев всех нелетающих попутчиков. Кок и матрос принялись энергично работать на веслах. Море было спокойным, и вскоре шлюпка добралась до ближайшего песчаного пляжа. Булыга быстро вытянул шлюпку на отмель и умело пришвартовался, прикрепив лодку канатом к ближайшей кокосовой пальме.
       Приплывших на берег путешественников мгновенно окружила стайка чернокожих ребятишек. Они всматривались в лица чужеземцев, что-то громко кричали и просительно протягивали руки.
       - Детишки, видимо, голодные и хотят кушать! - прокомментировал какаду вопли детей. - Дайте им мелочи, иначе они будут преследовать нас всю дорогу.
       Шницелев выгреб из кармана всю мелочь, раздал галдящим бесенятам и для острастки погрозил им огромным кулаком. Матрос Булыга, кот и крыс остались стеречь лодку. Шницелев и девочка отправились в город. При этом кок крепко держал Юлечку за руку, чтобы она не потерялась. Моряк вразвалочку шел вдоль берега, а на плече у него гордо восседал попугай. За ними, на некотором расстоянии, шла толпа беспризорников.
       "Следопыты" не спеша шли по лабиринтам портового предместья. И снова попугай прислушивался к разговорам на улице, читал объявления, комментировал то, что удавалось узнать. Потеряшка и Шницелев с большим интересом смотрели по сторонам, наблюдая за бурной жизнью экзотического городишки. В нем царило всеобщее веселье, и всюду гремела музыка. Бродячие музыканты неистово и зажигательно играли для немногочисленных слушателей. Молодые люди в ярких нарядах танцевали прямо на улицах. Группы туристов с энтузиазмом покупали местные сувениры и глазели на веселящихся. После бесполезных поисков кок принял решение идти в порт.
       Здесь кок первым делом нашел руководство и начал расспросы об утонувших кораблях. Однако никто ничего не знал о кораблекрушении научного судна. Главный начальник, получив от кока немного денег за информацию, заверил его, что в порты Доминики судно под названием "Радуга" никогда не заходило.
       - Если бы произошло кораблекрушение у берегов нашей республики, то мы бы знали! Я в курсе всех событий и происшествий! - заверил Шницелева темнокожий шкипер. - А вот за то, что случается возле берегов Республики Гаити, я не несу никакой ответственности и ничего про тамошние дела не знаю. А у них частенько что-нибудь да случается. Сами попробуйте разузнать у наших безалаберных соседей...
      
       Пришлось ни с чем возвращаться к шлюпке. Ещё издали Шницелев увидел, что вокруг лодки толпится целая орава маленьких чернокожих разбойников. При появлении кока ребятня с воплями разбежалась. Шницелев понял, что ничего хорошего это паническое бегство не предвещало. И точно! "Разведчики" отсутствовали каких-нибудь два часа, но за это время ребятня до нитки обобрала, вновь всё проспавшего Булыгу. Вот соня! Из карманов матроса были незаметно вынуты телефон, расчёска, бумажник с мелкими купюрами и фонарик. Хорошо хоть документы малолетние жулики подбросили обратно в лодку!
       Шницелев отругал нерадивого матроса, но искать юных воришек даже не попытался, считая, что дело это абсолютно безнадёжное. Все местные ребятишки были похожи друг на друга.
       - Что будем делать? Вернемся к кораблю или доберемся до берега Гаити? Тут на вёслах полчаса хода... - размышлял вслух Шницелев.
       Булыга с виноватым видом отмалчивался, а Потеряшка настойчиво принялась уговаривать моряков попытать счастья в соседней стране. А вдруг в полиции или в порту что-то знают о кораблекрушениях.
       Юлечка умоляющим взглядом посмотрела на моряков, и добряк Шницелев махнул рукой и сказал Булыге:
       - Ладно, так и быть. Степан, держим курс на Гаити!
       Мореплаватели принялись энергично грести вдоль берега. Но не прошло и пятнадцати минут, как внезапно налетел шквальный ветер, который понес лодку в открытое море...
      
       Глава 14. В плену у пиратов
      
       Как моряки ни боролись со стихией, родной теплоход с каждой минутой удалялся всё больше и больше. Вскоре корабль оказался далеко позади, а затем и вовсе стал невидимым за пеленой дождя. Пассажиры шлюпки запаниковали. Василиск заворчал на кока:
       - И зачем мы отправились в опасное плаванье без ведома капитана? Вам хорошо: одни умеют плавать, другие - летать! А я воды очень боюсь!
       Булыга тоже начал нервничать, и только кок был невозмутим и уверен в себе.
       - Ерунда, Степан! Прорвёмся! - подбадривал приятелей Шницелев, перекрикивая шум ветра. Он продолжал спокойно работать веслом и даже что-то напевал.
       Кот шипел из-под лавки, крыс пищал, Юля дрожжала.
       - Сейчас ветер стихнет, и мы вернемся к берегу. А если повезет, то нас заметят с корабля и помогут... - пообещал кок испуганным пассажирам.
       Внезапно, из открытого моря к ним внезапно устремилась быстроходная яхта. Но, как оказалось, это спешила не дружеская помощь! На палубе неизвестного судна стояли два человека: один моряк был толстый и маленький, другой - худой и длинный. Выражение их физиономий не предвещало ничего хорошего: типичные бандиты. С яхты опустили огромный сачок, в который попали кот и крыс. Толстяк набросил аркан на Юляшку, которая держала в руках взъерошенного какаду, и девочка с попугаем тоже оказалась на чужом судне.
       Неизвестные моряки резко рванули штурвал влево и пошли в открытое море, перевернув шлюпку. Шницелев и Булыга мгновенно оказались под набежавшей волной. Вынырнув из вспененной воды, наши моряки стали громко ругаться вслед уплывающим злоумышленникам и грозить им кулаками. Да и что они могли ещё сделать сейчас? Моряки ухватились из последних сил за перевёрнутую шлюпку и стали ждать настоящей помощи.
      
       ***
      
       Итак, Потеряшку и животных кто-то похитил. Но кто и зачем?..
       Злоумышленниками оказались настоящие пираты! Это были те самые злодеи, которых нанял директор цирка Чихута. Командовал яхтой старый пират Бортоломео Волтасар Крус, а матросами на судне были его коварные дружки - Марлен Муорло и Жулио Сезар. Вместе с ними на яхте плыл и сам гангстер Бред Тауэр, который наблюдал за проведением операции по захвату говорящих животных. Кто-то может в это не поверить, но пираты бывают и в наше время. О них рассказывают даже в телевизионных новостях. Пираты Карибского моря - сегодня это тоже реальность.
       Капитан Бортоломео Волтасар Крус был, в принципе, не самым жестоким человеком на свете. Он хорошо пел, держал в аквариуме хомячка и выращивал кактусы. Каждый раз, когда пиратам приходилось брать на абордаж и топить очередное судно, Бортоломео (хотя у него было свирепое лицо с большим и глубоким шрамом на лбу) искренне переживал, а потом даже плакал ночью, стыдясь содеянного. Просто он выбрал такое ремесло, которое вынуждает делать гадости. Да и товарищи его, каждый в отдельности, были неплохими людьми. Всё дело в том, что пираты ничего другого делать не умели, так как в школе училисьотвратительно, вернее сказать, совсем не учились. По этой причине они с трудом читали и писали, и на хорошую работу их никто не брал. Морские разбойники могли только считать деньги. Ну, скажите на милость, кому в наше время нужны такие безграмотные невежественные работники? Поэтому, дорогие дети, если не хотите стать несчастными пиратами, учитесь хорошо в школе!
      
       Капитан яхты подошел к Потеряшке и громко поздоровался:
       - Ну, здравствуй, милая девочка! Я капитан Бортоломео Волтасар Крус! Добро пожаловать на борт нашего гостеприимного корабля. А это моя команда джентльменов удачи: старший пират толстяк Жулио Сезар и младший пират, тощий как доска Марлен Муорло.
       Слова капитана перевел с испанского попугай-полиглот. Юля выслушала Гогеля и посмотрела на злодеев долгим изучающим взглядом как у милиционера: вдруг позже придется опознавать этих преступников и давать их словесный портрет. Выглядели они очень непривлекательно. Старший пират Жулио был устрашающего вида громила с квадратным подбородком. Грязные тёмные волосы ниспадали до плеч и, несмотря на тропическую жару, одет он был в длинный черный плащ. Младший пират Марлен был гораздо моложе, с гладко выбритым черепом, без левого уха. С лица его не сходила глуповатая улыбка. Этот тип был в шортах и майке. Наконец, Потеряшка перевела взгляд на капитана и обратилась к нему с вопросом.
       - А, собственно говоря, зачем вы нас похитили? Я вовсе не принцесса и не дочь богатеев! - Выражение лица у Юли было строгое и серьезное, как у директора школы, поймавшего нашкодивших учеников. - Мы простые мореплаватели, ищем моих маму и папу, пропавших год назад в море. А вы мешаете мне и моим четвероногим друзьям найти их.
       Гогель перевёл слова Потеряшки испанскому пирату, добавив к слову "четвероногих" еще и "крылатых" друзей. Капитан Крус нахмурился и виноватым голосом произнёс, буквально выдавливая из себя слова:
       - Дорогая девочка! Я похитил вовсе не тебя, а твоих друзей! Мы не собираемся причинять вам никакого зла. Эти животные нужны для работы в цирке. А ты мне совсем ни к чему, и я тебя, если пожелаешь, высажу на ближайшем необитаемом или обитаемом острове...
       - Нет! Или всех отпустите, или - никого!
       - Как хочешь. Нам заплатили за то, чтобы мы похитили кота, крыса, попугая и самоходный телевизор! Кстати, где он?
       Юля гордо вскинула голову с косичками и решительно ответила:
       - А вот этого, сеньор Бортоломео, я вам никогда и ни за что не скажу!
       Капитан пиратов, выслушав перевод, изобразил на лице обиду и сказал:
       - Ну и не надо. Подумаешь! Я и без тебя догадываюсь, что он находится на вашем корабле. Жаль, хороший был корабль "Жемчужина".
       - Почему был? - испугалась девочка.
       - Потому что придется его брать на абордаж и топить...
       Юлечка испугалась за жизнь друзей-моряков. Как им помочь и предупредить?
       - Господин пират! А нельзя ли нас всех оставить в покое и отпустить на свободу? Я вам за это хорошо заплачу! У меня есть деньги...
       - Малышка! Мне за этих говорящих животных обещан миллион! А сколько можешь дать мне ты?
       - У меня очень мало денег, всего тысяча рублей и сто евро, но зато эти деньги заработаны честным трудом. Они самые настоящие, не фальшивые! Ведь ваш наниматель может подсунуть вам, господа похитители, поддельные деньги!
       - С чего это ты взяла? - подозрительно спросил пират.
       - Так на то они и жулики, чтобы жульничать.
       Пиратский капитан Бортоломео Крус задумался, потеребил свой большой крючковатый нос и громко свистнул. Заслышав свист, на палубе появился еще один неприятный субъект, с бегающим вороватым взглядом и сморщенным лицом.
       - Эй, дружище, мистер Бред Тауэр! А ведь девочка права! Вдруг твой заказчик нас обманет? Гони живее аванс!
       Жуликоватого вида гражданин растерянно развёл руками:
       - Дорогой синьор Бортоломео! Но ведь и мне не заплачено ни фунта, ни пенни. Сначала работа - потом деньги.
       - А я, представьте себе, в долг никогда не работаю! - возразил капитан. - Либо деньги на бочку, либо я найду на этот "товар" другого покупателя!
       Попугай наклонил клюв к уху девочки и тихо перевел ей суть спора между похитителями. Капитан набил табаком свою большую трубку и задымил. Юлечку возмутило бесцеремонное поведение пирата.
       - Уважаемый дяденька пират! Не могли бы вы не дымить мне в лицо! Скажу вам со знанием дела: куренье пагубно влияет на здоровье человека и животных. А вы, получается, похитили нас, рискуя своей жизнью, чтобы быстренько отравить никотином? Я ведь ребенок!
       Попугай, которому табачный дым тоже не нравился, скороговоркой объяснил пирату смысл Юлиных слов и выжидающе посмотрел на него своим нахальным немигающим взглядом.
       Бортоломео Волтасар Крус рявкнул:
       - Тысяча морских чертей в глотку! - однако, подчинился и трубку потушил, выбив тлеющий табак о поручень. А Потеряшка продолжила.
       - Запомните, злобнейший из злобных Бортоломео! Курение сокращает жизнь человека и служит причиной огромного количества болезней. Ежегодно около миллиона людей погибают из-за последствий от курения! А вот когда вы взяли да и высыпали пепел в воду - вы нарушили экологию нашей планеты! Вы загрязняете окружающую среду.
       Капитан Крус не выдержал и рявкнул:
       - Сеньор пират Марлен Муорло! Приказываю посадить эту несносную девчонку вместе с её дружками в тёмный трюм! Пусть она там читает нравоучения корабельным крысам.
      
       Пока младший пират сопровождал возмущенных пленников в трюм, они по пути вели оживленную беседу.
       - На судне есть крысы! - обрадовался кот и хищно облизнулся. - Моя любимая добыча!
       - Не тронь моих сородичей! - запротестовал крыс Амадеус. - Я с ними договорюсь по-хорошему, чтобы они не пугали нашу Юлю.
       - Крысы эти колумбийские, как ты с ними будешь договариваться? - удивился Василиск. - Через Гогеля-переводчика?
       - Обыкновенно, на своем родном языке. Точно так же, как и ты с шотландскими котами говорил. Ты же их хорошо понял?
       - Вот чудак! Конечно! Мы, коты, друг друга всегда понимаем! Мы же одно семейство - кошачьих! Коты немецкие, английские, итальянские и прочие - все мяукают и мурлыкают на одном языке.
       - Также и мы - крысы разных стран и континентов - друг друга прекрасно понимаем!
       Но спор пришлось прекратить. Младший пират запихнул в трюм Потеряшку с попугаем на плече, и упирающихся кота и крыса. Затем одноухий пират Муорло сам спустился по трапу, затолкал пленницу в отдельную камеру, а всех зверей - в общую, вылез и с грохотом опустил крышку люка. Трюм снаружи замкнули на огромный навесной замок.
       Пираты с воплями и свистом пустились в пляс: ведь скоро они получат огромные деньги и смогут бездельничать целыми днями. Гангстер Тауэр принялся по радиосвязи докладывать заказчику об успешно проведённой операции. Осталась самая малость - найти и захватить самоходный телевизор...
      
       Глава 15. Спасательная экспедиция
      
       Ветер резко переменил направление. Перевернутая шлюпка вместе с отчаянно цепляющимися за неё моряками была выброшена на берег. В открытом море кок и матрос неоднократно пытались её вернуть в нормальное положение, но их усилия были тщетны. К счастью для моряков, акул поблизости не было, поэтому они благополучно выбрались на песчаный пляж.
       Едва-едва отдышавшись, Шницелев велел Булыге найти весла и подготовить лодку к отплытию, а сам помчался в полицию. Изъясняясь скудным словарным запасом на трех языках одновременно, моряк дал показания полиции о нападении пиратов и похищении ребёнка. В участке сразу поднялась паника. Надо же, в таком тихом месте, в центре мирового туризма - и вдруг появились какие-то пираты!
       Подписав нужные бумаги, Шницелев помчался к берегу. Усталые моряки вновь сели на весла и, как могли быстро, принялись грести к своему кораблю. Капитан Шромм хмуро встретил провинившихся членов команды и за нарушение дисциплины объявил им строгий выговор. И ещё долго и громко ругался. Зачем самовольно поплыли к берегам Гаити? За вспышкой гнева Арнольд Вольдемарович прятал растерянность, он был сильно удивлен происшедшим. Откуда в этих спокойных водах взялись пираты? И это в наши-то дни...
       Ведь времена таких пиратов, как Черная Борода, Флинт, Кидд, Барбоза давно прошли!
       Капитан сообщил в родное пароходство о нападении пиратов, затем сам связался с местной полицией, чтобы узнать, есть ли какие-нибудь новости о Юлечке и зверюшках. В полиции по-прежнему ничего не знали. Капитан Шромм разнервничался и принялся шуметь на матросов, придираясь ко всем подряд. Начальство на родине приняло к сведению случившееся, но никаких указаний по организации поисков не сделало. Наоборот, во избежание конфликта - налицо было нарушение нескольких границ беспаспортной Юляшкой-Потеряшкой - ему было велено быстро погрузить фрукты и доставить их через Панамский канал во Владивосток. Капитан попытался возразить, но хозяева судна не дали ему сказать и двух слов. Для них Юля была всего лишь безбилетным пассажиром. Арнольд Вольдемарович чувствовал себя трижды виноватым. Экипаж возмутился, моряки громко протестовали. Назревал бунт. Капитан Шромм пояснил, что надо выйти из гавани, иначе местная полиция по просьбе хозяев судна их всех арестует. Выйдем в море, а там, возможно, придумаем, как можно помочь нашим друзьям. Матросы ещё поворчали, но нехотя приступили к работе.
      
       Мерцалкин дремал, подзаряжая элементы питания, когда в каюту ворвался корабельный Сева Рябоконь.
       - Мой механический друг! Спишь? Ты ещё не в курсе, что нашу Потеряшку похитили!
       - На то она и Потеряшка, чтобы теряться, - рассеяно пробормотал задумчивый робот.
       Но тут до него дошёл смысл сказанного и меланхолично настроенный Мерцалкин встрепенулся.
       - Какие пираты?
       - Клянусь!
       Конечно же, Мерцалкин ничего не знал о случившемся, но, посмотрев в вытаращенные глаза привидения, поверил, быстро настроил свою антенну на полицейскую частоту и сразу оказался в курсе всех новостей.
       А Сева не переставал возмущаться.
       - Пираты - негодяи! И наши буржуины не лучше! Представляешь, владельцы "Жемчужины" велели капитану уходить отсюда, и как можно быстрее! Говорят, что во избежание назревающего международного конфликта.
       - Протестую! - завопил Мерцалкин. - Я без моей Юлечки никуда не поплыву!
       - Я с тобою полностью согласен! Друзей бросать в беде нельзя!
       - Что будем делать? У тебя есть план?
       - Конечно. Угоним лодку и отправимся в погоню! Ты же начинен всякими локаторами, пеленгаторами, диодами, триодами! Должен же ты, чудо современной техники, найти место нахождения пиратов. Начинай прослушивать радиостанции, телефоны, мобильную и космическую связь! Ты же ходячий шпионско-разведывательный центр!
       Мерцалкин мигнул экраном в знак согласия, выдвинул из корпуса локатор и принялся прослушивать телефоны и судовые радиостанции. Вскоре его чуткие приборы уловили переговоры пиратов со своим заказчиком. Агрегат оживился, но через несколько минут погрустнел.
       - Сева, беда! Они держат Юлю в трюме, там у них настоящая тюрьма. Скоро пираты снимаются с якоря и уплывают. Надо торопиться!
       Корабельный почесал свою густую шевелюру, призадумался, и сразу же исчез, буквально растворился в воздухе.
       - Э-э-э! Эгей! Так не пойдет, нечестно! Не испаряйся! Я же не могу разговаривать с воздухом, - запротестовал Мерцалкин и сердито добавил: - Как с тобой трудно общаться!
       - С тобою не легче, - ответил невидимый корабельный и вновь материализовался в пространстве: - Не мешай думу думать!
       Мерцалкин громко вздохнул и продолжил прослушивать эфир, да так увлекся, что забыл про Севу, обдумывающего план спасения. Электронный агрегат наткнулся в эфире на несколько военных станций, на переговоры контрабандистов, на разговор лётчиков с аэродромом. Но Рябоконь был слишком взволнован, поэтому начал шуметь на Мерцалкина:
       - Механизм! Ты что, уснул? Я один должен шлюпку на воду спускать? Живее! За дело, хватит дремать...
       Мерцалкин очнулся и поспешил за корабельным на палубу. Оказалось, что Сева уже побывал на палубе, расчехлил шлюпку, но в одиночку спустить лодку на воду ему не удалось. Вместе дело пошло быстрее.
       - Надо вооружиться! - спохватился корабельный и убежал.
       Вскоре он вернулся, неся в руках "оружие": большую сковороду, кастрюлю, огромный черпак, багор и огнетушитель.
       - Всё, что нашел, - пояснил Сева Рябоконь, показывая на принесенный кухонный и пожарный инвентарь.
       - Зачем нам огнетушитель? Вокруг и так вода!
       - Возможно, пригодится.
       Они побросали "оружие" в шлюпку и спустили её на воду. Незаметно для экипажа новые приятели отплыли. На море установился полный штиль, в небе кружили чайки и альбатросы, чуть в стороне резвилась стая дельфинов.
       - Что дальше? - спросил Мерцалкин.
       - Берись за весла и греби! - ответил корабельный.
       - А куда грести?
       - Как это куда? Братишка, ты же пиратский корабль запеленговал?
       - Запеленговал...
       - Вот к нему и поплывём. Покажи направление своей механической клешнёй - и полный вперед!
       Мерцалкин встал на ножки, покрутил локатором и указал нужное направление.
       - Строго на юг!
       - Понял тебя, телевизор! Ай, молодец, робот!
       - Напоминаю, я не робот и тем более не телевизор! Я искусственный интеллект, - поправил Севу Мерцалкин.
       - Все равно молодчина, умнейшая железяка!
       Мерцалкин устало махнул манипулятором, прекратив дальнейшие бесполезные споры. Спасатели крепче налегли на вёсла, и шлюпка ушла в открытое море.
      
       Как ни старался грести корабельный, но Мерцалкин работал на веслах гораздо лучше. Пока Сева делал один гребок, интеллектуальный механизм успевал сделать два. Да и загребал веслами Мерцалкин мощнее. Они трудились без устали. И, наконец, когда почти рассвело, на горизонте появился темный силуэт пиратской яхты.
      
       Глава 16. На абордаж!
       Очутившись в мрачном и тёмном трюме, Юляшка-Потеряшка больше не смогла крепиться и горько расплакалась! Ну, как же так! Только всё в жизни начало складываться благополучно, и, казалось, вот-вот отыщутся ее родители и на тебе - пираты!
       Немного поплакав, Юля успокоилась и принялась размышлять: "Надо что-то предпринимать! Хватит реветь! Нужно придумать план побега!"
       Вскоре девочка услышала негромкий стук в стенку. Юлечка постучала в ответ, и тотчас по стене кто-то начал энергично барабанить. Это были крыс, кот и попугай, которые решили поддержать её в трудную минуту. Девочка успокоилась и начала размышлять о побеге. И не только о побеге, но (если получится) даже о захвате пиратской яхты. План придумала простой и смелый - одних пиратов столкнуть в воду, а другим - подставить подножку, чтобы они свалились на палубу. И обязательно всех связать.
       "Сделать это нужно во время прогулки, - размышляла Юля. - Не может быть, чтобы её не вывели погулять, ведь даже арестантам в тюрьме положено гулять на свежем воздухе! А если не выведут подышать, то я начну кричать и барабанить в дверь! Подниму такой визг, что у них уши заложит!"
       Ах, какая же фантазерка наша Юляшка-Потеряшка!
      
       Однако утром пленников, как и полагала Юля, вывели на прогулку. К лапкам попугая Гогеля привязали веревочку, так как он мог улететь. Остальных связывать не стали. Василиск немедленно воспользовался свободой, быстро вскарабкался по мачте до самого верха и начал громко мяукать, пытаясь привлечь внимание к пиратской яхте. Но, к сожалению, рядом не оказалось никого, кто мог бы услышать и помочь им.
       - Кот, спускайся вниз и прекрати мяукать! Я знаю, что ты умеешь говорить, объясни по-человечески, что ты там вопишь? - произнес пиратский капитан сердитым голосом.
       Попугаю пришлось вновь поработать переводчиком.
       - Я требую свободы! Отпустите меня обратно домой, на корабль! Я не привык обитать в неволе! - вопил с мачты Василиск.
       - Повторяю, слазь! Иначе я смою тебя с этой верхотуры! Ей-ей, не посмотрю, что ты ученый кот, окачу холодной струёй из шланга!
       Василиск зашипел на пирата, но делать было нечего. Кот был хоть и морской, но воду страсть как не любил. Впрочем, так же, как и почти любой представитель семейства кошачьих. Василиск слез с мачты и, уперев лапы в бока, принялся громко возмущаться:
       - Что это такое! Соблюдайте права человека! Вы нарушаете моё право на свободу!
       - Но ты же не человек! Ты же - кот! - возразил одноухий пират Муорло и засмеялся.
       - Я мыслю и говорю, значит, я практически человек.
       Гогель повторил смысл сказанного, абсолютно соглашаясь с заявлением Василиска.
       - О правах котов расскажешь в Лиге защиты животных! А если будешь продолжать пререкаться, лишу порции молока.
       Василиск вздыбил шерсть, фыркнул, но продолжать борьбу за свои права больше не стал. И тогда бунтовать начал крыс Амадеус. Маленький, но отважный грызун не стал тратить время на слова. Крысак мгновенно перегрыз свой поводок, прошмыгнул между сплетениями нескольких канатов и юркнул в щель. Там он нашел лаз в каюту и скрылся от похитителей.
       - Один ушел! - прохрипел толстяк Жулио Сезар. - Крысак сбежал!
       - Держи оставшийся товар! - взвизгнул Бред Тауэр и вцепился в не успевшего дать деру Василиска.
       Муорло схватил за крылья старого попугая, а капитан Крус подхватил девочку на руки. Несмотря на отчаянное сопротивление, пленников быстро дотащили до люка, ведущего в трюм. И тут Юлечка заметила, что к яхте быстро приближается лодка, а на веслах в ней сидит Мерцалкин. Вторая пара весел работала сама собой, словно ее попутным ветром крутило. "Это вместе с моим механическим другом плывет Сева корабельный, - обрадовалась Потеряшка. - Хитрюга Рябоконь! Опять сделался невидимым. Какие же они храбрецы, мои друзья! Надо бы отвлечь внимание пиратов, помочь спасателям незаметно подойти к яхте..."
       - Прошу слова! - закричала что было сил Юля. - Дайте высказаться ребенку! Переговоры! Хочу начать пе-ре-го-во-ры!
       Капитан остановился, опустил девочку на палубу и с недоброй усмешкой посмотрел на неё сверху вниз. Попугай и кот испуганно жались к ногам девочки.
       - Переговоры? С тобой? Что ты задумала? - сердито спросил капитан. - Мы - сила, а ты просто обыкновенная девчонка! А ещё ты наш товар, за который мы получим кучу денег! Хотя, кому ты нужна? Главное - это говорящие животные, а ты так - бесплатное приложение к ним...
       Юля уперла руки в бока и начала говорить. Её слова быстро переводил Гогель:
       - Как вам не стыдно! Да какие вы пираты? Так, мелкие хулиганы, шпана. Нашли, с кем связаться - с маленькой девочкой, которую не могут сейчас защитить ни папа, ни мама. Вы просто трусы! Настоящие пираты воюют с боевыми кораблями и захватывают торговые суда! А вы исподтишка напали на маленькую шлюпку. Это всё, на что вы способны?
       - Девочка! Зачем нам воевать с военным флотом? Для чего нам брать на абордаж грузовой транспорт? За тебя, а вернее, за этот зверинец, мы получим целый миллион фунтов! Понятно? Вот так-то, малявка!
       - Да как вы смеете! - Юля разозлилась и даже притопнула ножкой. - Вы совсем не джентльмены удачи! Вот раньше были настоящие благородные пираты, не то, что сейчас. Да вы обычные бандиты!
       Пираты дружно засмеялись, а капитан ответил за всю свою команду:
       - Деточка! Добрые и благородные пираты бывают только в книжках и фильмах. Мы должны быть злодеями, иначе нас перестанут бояться! Ремесло у нас такое - коварное и недоброе... У каждого из нас есть семья, и детишек кормить надо.
       Юля даже растерялась.
       - Как! У вас есть семьи? И они знают, чем вы промышляете?
       Пираты вновь засмеялись, а капитан продолжил:
       - Конечно! А ты думаешь, вернувшись из набега, мы сами себе точим сабли, кортики и кинжалы, чистим ружья и пистолеты? Больно надо! Нет, дома мы отдыхаем от злых дел, отсыпаемся после дальних морских походов. А наши жены и дети готовят нам снаряжение и делят добычу. Вот так-то!
       Пираты, наверное, ещё долго бы потешались над наивной Юляшкой-Потеряшкой, но тут развернулись такие события, после которых морским разбойникам стало не до смеха. Со стороны моря кто-то забросил на судно огромный железный крюк с привязанной к нему верёвкой, который зацепился за поручень, и за бортом послышался шум. Вдоль этой веревки на палубу, прямо по воздуху, передвигалась кастрюля, а рядом с ней - самодвижущийся черпак. Следом на палубу вскарабкался старый "телевизор" с огнетушителем в руках. Морские разбойники остолбенели. Известно, что пираты всегда были суеверны: они верят во всякую чертовщину и привидения. Хотя Сева, в принципе, и был самой настоящей "чертовщиной"...
       - Чур, меня! Привидение! - заорал капитан и первым бросился наутек.
       - Спасайся, кто может! - пискнул трусоватый пират Марлен Муорло и тотчас прыгнул за борт. Следом за одноухим сиганул в воду и жулик Тауэр.
       - Не троньте меня! Я хороший! - взвыл толстяк Жулио Сезар и попытался вскарабкаться на верхушку мачты, не хуже ловкого кота.
       Мерцалкин подошёл поближе, направил на пирата огнетушитель и привёл его в действие. Пенная струя поглотила Жулио от самых пяток и до макушки. Толстяку сразу же стало нечем дышать, и он мешком свалился на палубу к ногам своих недавних пленников.
       - Вяжите морского разбойника! - воскликнул Мерцалкин и бросил девочке крепкую верёвку.
       Юляшка-Потеряшка и кот проворно связали упавшего толстяка по рукам и ногам. Тем временем капитан Крус отступал на корму яхты, размахивая перед собой кортиком и полусаблей, и из последних сил отбивался от невидимого противника. Несколько раз ему удавалось попасть саблей по кастрюле, и тогда раздавался громкий звон, словно ударяли в колокол. Но и пиратский капитан непрерывно пропускал ответные удары. В первый раз морскому разбойнику досталось черпаком по плечу, во второй раз - по правой руке. Пират, несмотря на полученные сильные удары, был опытным фехтовальщиком, он теснил невидимку, постепенно прижимая к поручням. В этот момент из щели высунулась сердитая мордочка Амадеуса, наблюдавшего за жарким боем. Крыс мгновенно выбрался из укрытия, разбежался, прыгнул - и укусил подлого капитана за мягкое место! Пират взвыл и подпрыгнул, потирая массивный зад. На секунду он растерялся от такого коварного нападения с тылу и сразу же пропустил мощнейший удар черпаком по голове от руки невидимки. Сабля выпала из рук капитана, глаза закатились, он громко простонал "мам-м-ма мия!" и со стоном грохнулся на палубу.
       - Вяжи злодея! - громко закричал Сева Рябоконь, который на мгновение перестал быть невидимкой и обрёл очертания. Вид у корабельного был забавный. На голове, съехав на левое ухо, висела расколотая сабельным ударом большая кастрюля. Тельняшка на груди превратилась в лоскутья, развевающиеся на ветру во все стороны. А Сева продолжал устрашающе размахивать огромным черпаком.
       Юля, кот, крыс и попугай подбежали к поверженному капитану, набросили на него сеть, опутали верёвками, а затем подкатили поближе к спутанному по рукам и ногам толстяку Жулио Сезару. Бывшие пленники привязали пиратов друг к другу, для надёжности, прочным канатом.
       - Победа! - закричала Юлечка.
       - Свобода! - завопил радостно кот Василиск.
       - Ур-р-а! - раскатисто грассируя буквой "р", воскликнул попугай Гогель. - Разбойники повер-р-ржены! Знай наших!
       Мерцалкин подхватил на руки Амадеуса и пустился в пляс.
       - Друзья! Как вы нас нашли? - удивилась девочка. - Море такое большое, а яхта - такая маленькая.
       Экспериментальный прибор промолчал, скромно потупив ярко горящий огнями экран в палубу. А корабельный Сева рассказал, как удалось выйти на след похитителей. Он объяснил, что основная заслуга в спасении принадлежит Мерцалкину.
       Победители бросились обнимать друг друга, а Юля от полноты чувств расцеловала по очереди мордашки своих друзей, а Гогеля чмокнула в клюв. Лишь Севу поцеловать не удалось, потому что он сразу стал невидимым.
      
       Глава 17. Старший мичман Баюн
      
       Когда сражение с пиратами завершилось, наши путешественники стали решать: надо ли спасать двух разбойников, которые барахтались в воде и в любую минуту могли быть съедены хищными акулами. Пока друзья думали, рядом с пиратской яхтой появился перископ, и через него за путешественниками кто-то скрытно наблюдал. Затем вода в этом месте мощно вспенилась, и на поверхности оказалась средней величины подводная лодка. Сбоку рубки открылся люк, и из чрева лодки выбралось несколько моряков. Они торопливо спустились с капитанского мостика субмарины по трапу на палубу и начали вытаскивать тонущих пиратов. Тем временем подводная лодка встала рядом с захваченной пиратской яхтой, и крупный седой дядечка в морской форме громко произнёс:
       - Салют отважным путешественникам и победителям пиратов! Честь имею представиться: старший мичман Сергей Баюн! Представляю Военно-морской флот России в Международных силах по борьбе с пиратством... Граждане, на судне есть ещё пираты?
       - Товарищ мичман, двое на палубе связанными лежат! Один из них - это капитан Бортоломео Волтасар Крус, а второй пират - Жулио! Можете их забирать! - ответила за всех расхрабрившаяся девочка.
       - Я старший мичман! Пожалуйста, запомни моё звание, не путай, милая девочка! - уточнил Сергей Баюн.
       Четвероногие друзья и попугай предпочли промолчать, чтобы не смущать незнакомого моряка. Ведь не каждый день можно встретить говорящего кота и крыса. Не хватало только сердечных приступов!
       Старший мичман Баюн разгладил усы, перебрался на яхту вместе с несколькими моряками и полицейскими. Служители закона забрали связанных по рукам и ногам пиратов и вернулись на субмарину.
       - Сами доберётесь в порт вашей приписки? - учтиво спросил старший мичман у видимого в этот момент Севы, принимая его за настоящего человека. Корабельный не хотел, чтобы Юлю мучили сейчас расспросами, как это она, маленькая девочка, смогла скрутить шайку пиратов. Поэтому Рябоконь сделал вид, что он тут старший и утвердительно кивнул.
       - Конечно, справимся с яхтой! Мы опытные и бывалые моряки!
       - Тогда по прибытии в порт попрошу дать показания в полицейском участке и расписаться в протоколе!
       - А можно подписать бумаги прямо сейчас? Нам предстоит длительное плавание, и мы не планируем возвращаться к берегам Гаити, - предложил свой вариант корабельный.
       Сергей Баюн задумался, почесал затылок, хмыкнул и согласился. Он быстро записал то, что ему рассказали Сева и Юляшка-Потеряшка. Затем пострадавшие и свидетели расписались на каждом листе. Кот все это время ласково терся о брюки мичмана и растроганный старший мичман несколько раз его погладил. Распушивший перья попугай Гогель с самым важным видом, какой он только смог напустить на себя, расхаживал по поручню, а крыс Амадеус осторожно выглядывал из-под вороха тряпок, куда он спрятался на всякий случай. А ну как эти незнакомцы крыс не любят. Мерцалкин тоже помалкивал и не встревал. Он настроился на музыкальную радиоволну и принялся транслировать веселенький фокстрот.
       - Ну, вот и славно! - произнес Баюн, улыбаясь, с чувством успешно исполненного долга. Старший мичман аккуратно сложил протоколы в папку и продолжил разговор: - Дело сделано! Пираты пойманы, показания со свидетелей и потерпевших сняты. Можно двигаться в путь. Какие планы у вас, граждане мореплаватели и путешественники?
       - Мы плывем на поиски моих родителей! - воскликнула повеселевшая Юлечка.
       - Да, действительно, наш курс - сначала на Гаити, а затем, возможно, к берегам Таити, - подтвердил корабельный Сева.
       Старший мичман приложил ладонь к козырьку и, прощаясь, произнес с чувством:
       - Желаю удачи! Ни пуха! Семь футов под килем. Прощайте, друзья, возможно, ещё свидимся...
       И с этими словами представитель Международной организации по борьбе с пиратами покинул яхту. Несколькими минутами позже подводная лодка, приветливо посигналив прожектором и погудев сиреной, скрылась под водой.
      
       Некоторое время путешественники зачарованно смотрели на море, где совсем недавно качалась на волнах субмарина. Рябоконь облегченно вздохнул и растворился в воздухе.
       - Уф! Как я устал долго быть видимым! До чего же это нелегкое занятие - находиться в человеческом обличии...
       Юля, обращаясь к тому месту, где только что стоял корабельный, с мольбой в голосе попросила:
       - Дядя Сева! Ты надолго не исчезай. Мне нужна твоя помощь!
       Корабельный появился на секунду и, померцав, вновь растворился в воздухе.
       - Хорошо, Юляша! Сейчас, лишь немного отдышусь... - пообещал невидимый призрак.
       - Интересно, а как морская полиция нас нашла? - спросила девочка.
       - Все очень просто. Пока мы гребли на веслах, я передавал сигнал бедствия - SOS и сообщал всем о местонахождении пиратов, - пояснил Мерцалкин.
       - Умница, - похвалила находчивого друга Потеряшка. - Ты настоящий друг!
       Кот, крыс и какаду осмелели и вновь стали разговаривать на человеческом языке. Амадеус обнял за шею Гогеля и что-то ему тихо говорил. А Василиск не стал сдерживать эмоций:
       - Вот это встреча! - взвизгнул кот восхищенно. - Настоящий живой сказочный Баюн. Но как этому коту удалось превратиться в моряка? Я вот говорить могу, думать умею, на двух лапах с трудом, но хожу иногда... Но чтобы принять человеческий облик!
       Юлечка тихо засмеялась, но не стала разубеждать Василиска, что этот усатый мичман никакой не кот, а настоящий человек, носящий чудную фамилию Баюн. Она была почему-то уверена: их пути ещё пересекутся, и путешественники повстречают старшего мичмана Баюна на морских дорогах. Земля-то, как известно, круглая...
       ***
       После небольшой передышки Сева принял командование на себя.
       - Свистать всех наверх! Якоря поднять, паруса распустить, на местах стоять! Полный вперед!
      
       Книга 2. "Потеряшкино счастье"
      
       Глава 1. Капитан Рябоконь
      
       Едва подводная лодка погрузилась на глубину, как корабельный уже стоял на капитанском мостике и поправлял большую капитанскую фуражку, которая была ему явно великовата.
       - Отныне командовать яхтой буду я! Возражения есть?
       Никто и слова не успел сказать, как Сева распорядился:
       - Значит, возражений нет! Яхту назовем "Потеряшка"! В честь нашей Юляшки.
       Гогель приоткрыл было клюв для реплики, но корабельный снова опередил его:
       - Экипаж, слушай мою команду! Кот и робот! А ну, живо на мачту! Проверить такелаж и крепление паруса! Попугай! Тебе занять место впередсмотрящего! Быстрее! Крыс! Марш на камбуз! Робот, как спустишься с мачты и бегом в радиорубку! Настроишь связь, а потом поможешь на камбузе! Всем по местам! А я - к штурвалу!
       Юля удивилась тону, которым Рябоконь отдавал приказы. Это был другой, никому не известный Сева - высокомерный, надменный и заносчивый. Корабельный стоял на капитанском мостике и смотрел сверху вниз на изумленных товарищей. И только кот ничуть не смутился, потому что долго жил среди матросов, а матросы, как известно, народ крутой и за словом в карман не лезут. И не таких грубиянов видал.
       Василиск отбежал к мачте, шерсть на загривке у кота встала дыбом, он потом упер лапы в бока и издали завопил:
       - Эй, чудище бестелесное! Что за грубость и фамильярность? У нас есть имена! Ты почему так грубо разговариваешь с товарищами? И по какому праву раскомандовался? Верно говорят: хочешь узнать человека - дай ему власть! А ты еще и человек-то не настоящий. Подумаешь, привидение корабельное! Мы же твои друзья! Забыл, кто тебя подобрал-приютил, бродягу бездомного?
       Сева Рябоконь на минуту растерялся, но тут же нашёлся и миролюбиво добавил:
       - Извини, конечно, может быть, я перегнул палку, Василиск! Но по-иному вашим братом командовать нельзя!
       - Каким еще братом? - насторожился кот. - У меня нет никаких братьев! Я круглый сирота, живу без семьи, я - кот-одиночка.
       Юляшка тоже подозрительно посмотрела на привидение и спросила:
       - Где это ты научился так умело командовать?
       - Научился - это ещё мягко сказано. Не научился, а скорее, насобачился, - поправил её Василиск. (Наш корабельный кот, как, впрочем, и все коты на свете, недолюбливал собак.)
       Корабельный с важным видом поправил свою сваливающуюся на глаза фуражку и ответил:
       - Не сразу становятся привидением! Двести лет тому назад я служил капитаном большого парусника! А потом... точно не знаю, что именно произошло, но я почему-то стал таким, как теперь - корабельным....
       - Ты что же, когда командовал моряками, был таким, как сейчас - лохматым и небритым? - усомнилсяВасилиск. - Я таких капитанов никогда не видел. Настоящий капитан должен быть подтянут и аккуратен.
       Корабельный насупился, состроил обиженную мину и мгновенно исчез - он снова стал невидимкой.
       - Эй, Рябоконь! Живо прекрати дурачиться! Сейчас же вернись в человеческий облик, - закричал Амадеус и сразу напал на Василиска: - Ну, какой же ты глупый кот! Хватит пререкаться! Кто из нас, кроме Севы, умеет управлять штурвалом? Ты, что ли?
       Кот ничего не ответил, презрительно фыркнул и нехотя стал подниматься по мачте, выполняя приказ новоиспечённого капитана.
       Снизу, откуда-то из пустоты, раздался насмешливый голос невидимого корабельного:
       - Аккуратнее ходи, киса, когтями ненароком паруса не порви!
       Василиск даже зашипел, замяукал от досады, но продолжил путь наверх.
       - На яхте должны быть единоначалие и дисциплина! - с этими словами Сева материализовался из воздуха, одернул на себе дырявую тельняшку, вытянулся как струна и расправил худые плечи: - Да поймите, сухопутные вы балбесы, если порядка не будет - быть большой беде...
      
       Чуть позже, когда экипаж разошёлся по местам, корабельный озадаченно посмотрел на Юлю: какую же работу ей можно доверить?
       - Потеряшка! А тебя я назначаю на должность палубного матроса. Будешь наводить порядок на яхте! Живо найди ведро, тряпки, швабру и за работу!
       - А что за работа?
       - Драить палубу! - сурово произнес Сева.
       - Прикольно ты сказал! Что значит "драить"? Мне такое слово не нравится.
       - Драить - это мыть палубу- до блеска, чтобы она была чистой!
       - Ну почему мне, девочке, досталась самая тяжелая и неинтересная работа! - запротестовала Юля. - Я не хочу драить палубу!
       - Ты не уже не девочка!
       - А кто я?
       -Ты - матрос!
       - Эге! Тогда у меня руки станут "мятые", шершавые, как у уборщицы!
       - Как не стыдно такое говорить! Не уважаешь труд уборщицы?
       - Уважаю, конечно, но... - стала оправдываться малышка. - Но и руки свои тоже жалко.
       - Вот что я тебе скажу, Потеряшка Забываева: настоящий моряк знает - корабль должен быть чистым.
       - Упс! А грязным он что, утонет?
       - Ну, может, сразу и не утонет, но далеко не уплывет! Значит, и родителей твоих мы искать не сможем. Порядок на флоте - это первейшее дело! - важно пояснил Сева. - А порядок сам никогда не приходит! Его надо поддерживать, ежедневно и ежечасно!
       Девочка сердито тряхнула косичками, грустно вздохнула и отправилась выполнять приказ нового капитана. Юля очень хотела найти своих родителей, поэтому больше не спорила. Корабельный почесал затылок и задумчиво пробормотал:
       - Надо будет старое пиратское название на борту поскорее замазать, а новое красной краской написать!
      
       Потеряшка побродила по яхте и вскоре нашла в кладовой уборочные инструменты. Юля привязала к ручке ведра длинную веревку, бросила его в воду. Девочка перегнулась через борт, дождалась, когда ведро наполнится, тяжело дыша, вытянула его наверх, а затем с шумом вылила воду на палубу.
       - Ладно, буду мыть, чистить, убираться, - обидчиво шмыгнув носом, сказала девочка. - Драить, драить, драить...
       Сева недовольно покачал головой, натянул фуражку на лохматую голову и прикрикнул:
       - Матрос, воды не жалеть! Почаще полощи тряпку и выжимай.
       Юля принялась энергично гонять воду шваброй по палубе, рассуждая вслух:
       - Обалдеть! Стоит только назначить привидение капитаном, как оно командует и уже изводит настоящего человека до невидимости!
       - Отставить разговорчики! - буркнул Рябоконь.
       Отдав последние указания маленькому матросу (правильнее было бы сказать - матросочке), корабельный, заложив руки за спину, с важным видом удалился на капитанский мостик.
      
       Глава 2. Чем кормят девочек и животных?
      
       Крыс был удивлен и немного растерян, получив назначение на камбуз. Еще бы! Обычно его сородичи попадают на кухню тайком, под покровом ночи, подвергаясь многим опасностям: их ловят коты, истребляют отравой, ставят капканы у норок и у лазеек... А тут, на тебе, капитан назначил быть поваром! Но как накормить экипаж, если ты не умеешь готовить?
       Амадеус открыл дверь и оказался на камбузе пиратского судна. В пустом помещении царило запустение: пахло плесенью, с потолка свисала паутина, по углам валялся мусор. Непищеблок, а настоящий приют для мышей и тараканов.
       Крыс первым делом вскочил на стол, подтянулся, поднапрягся и открыл иллюминатор. Свежий морской воздух мощным потоком хлынул внутрь, и неприятные запахи вскоре исчезли.
       - Тысяча чертей, какой бардак! - проворчал Амадеус оглядевшись. - Чему только этих пиратов учили родители? Куда смотрела школа?
       Крыс взял швабру и совок и принялся убирать. Наконец на камбузе стало чисто. Корабельным грызунам, выглядывающим из нор, он суровым тоном велел больше не появляться в помещении, однако за это пообещал регулярно приносить им еду в трюм.
       Провёл ревизию продуктов. Съестных припасов на яхте оказалось маловато. Как вы думаете, чем питаются пираты во время длительного мореплавания? В старину пираты питались в основном сухарями, рыбой и вяленым мясом! В наше время пища на кораблях стала разнообразнее, благодаря холодильникам и морозильным камерам, конечно. Но мясо пираты давно уже съели, а свежей рыбы, чтобы пополнить запасы, они наловить не удосужились. А для неумелого кока отсутствие мяса - настоящая катастрофа.
       Амадеус загрустил, потому что очень любил поесть. Раньше он частенько бывал на камбузе и с удовольствием наблюдал, как готовит еду и при этом ловко жонглирует посудой кок Шницелев. Но одно дело - наблюдать, как стряпают, и совсем другое - уметь стряпать. Будь на его месте Василиск, кот завопил бы на весь корабль: "Кош-мар и кота-строфа". Однако наш крыс был воспитанный, можно сказать, интеллигентный грызун, поэтому он лишь тихо пискнул:
       - Ужас! Это настоящий крыс-шмар!
       Амадеус работал размышлял.
       "Каждый член экипажа имеет свой рацион питания: попугай, например, не ест сосиски, а кот ест"... Минут через десять он вышел из состояния задумчивости и огляделся. На полках стояли крупы в пачках, пакеты сухого молока, яичного порошка, на полу - мешок муки, а в холодильнике мерзла дюжина гамбургеров и десять хот-догов. Разве гамбургеры - это еда? Амадеус с брезгливой миной отнёс их в трюм голодным мышам и крысам.
       Пока новый кок ходил подкармливать своих сородичей, на камбузе появился помощник - Мерцалкин. робот довольно быстро настроил свои приборы на нужную радиоволну, и теперь мог не сидеть на месте радиста, так как сам стал настоящей передвижной рацией. Вместе с Амадеусом они начали проводить ревизию камбуза и кладовых. Робот извлек из памяти электронную энциклопедию "О вкусной и здоровой пище". С ее помощью они кое-как сумели приготовить нехитрый обед: сварили кашу, развели порошковое молоко и залили им кукурузные хлопья. Затем Мерцалкин громко ударил в рынду. Чтоб было понятно юным читателя, рында - это такой сигнальный колокол на корабле.
       Первой в кают-компанию прибежала уставшая и запыхавшаяся Потеряшка.
       - Юлечка, ты, наверное, голодна? - засуетился заботливый Мерцалкин. - Устала?
       - Пустяки!
       Девочка уселась на высокий стул и принялась болтать ногами.
       - Что ты будешь есть? - спросил робко Амадеус.
       - Ничего не хочу!
       Потеряшка, выскочила из-за стола и запрыгала то на одной, то на другой ноге.
       Ответ был естественным для маленького ребенка. Дети часто не понимают, когда они хотят есть, а когда - нет. Вы когда-нибудь, слышали иной ответ от мальчика или девочки на предложение поесть? Даже если ребенок голоден, он все равно сначала скажет: "Не хочу"! Мерцалкин крепко взял Потеряшку за руку и усадил обратно на место. Крыс укоризненно посмотрела на юнгу и уныло спросил:
       - А ты руки-то мыла?
       - Мыла! - уверенно ответила она.
       - Тогда почему грязь на пальцах?
       - Это не грязь, а загар! - опять соврала Юля.
       - А под ногтями тоже загар? Ай-яй-яй! - покачал головой Амадеус.
       - Вау! Возможно, это действительно пыль! Я руки слишком передраила о палубу...
       - Грязнуля! - крыс громко фыркнул, засмеялся и повел упирающуюся Потеряшку к умывальнику. - Нехорошо старших обманывать.
       - Ты не старший! Ты моложе меня, - возразила девочка.
       Юля, конечно, обиделась: ну какая же она грязнуля, если целый день чистоту наводит на палубе. Но больше спорить с Амадеусом не стала. Она за несколько секунд вымыла руки и снова села за стол, но юному матросу на месте никак не сиделось. Потеряшка вертелась на стуле, словно юла или как будто внутри у неё был спрятан электромоторчик. Видя, что из едоков больше никого нет, Юля сбегала на палубу, чтобы ударить в морской колокол. Мерцалкин с трудом оттащил её от рынды, привёл в кают-компанию и усадил за стол. Крыс повторил вопрос: что она будет есть.
       - А у вас много вкусного приготовлено?
       - Овсянка, овощной бульон, а еще могу предложить кукурузные хлопья с молоком.
       - Фу, не люблю!!! Не хочу!
       - А что ты хочешь?
       Потеряшка хитро улыбнулась и выпалила скороговоркой:
       - Я хочу блинчики с вареньем! Оладушки с медом! Или шоколадный торт с орехами... Вот это клёвая еда!
       Действительно, странно, ну почему это так получается: детям нравится одно, а взрослые предлагают им на обед совсем другое? Услышав про блинчики и оладушки, крыс окончательно расстроился.
       - Этого в меню пока нет...
       - Тогда неси с камбуза гамбургер или хот-дог. Я их видела в холодильнике...
       - Малышка! Питаться полуфабрикатами - вредно для здоровья. Я эту гадость мышам скормил...
       - Амадеус, что ты наделал! - возмутилась Юля. - Вредитель!
       - Потеряшка! Кушай лучше овсянку и не капризничай! - велел девочке робот.
       - Не-а! Невкусно! Не хочу. Ешь свою овсянку сам.
       Мерцалкин ехидно усмехнулся:
       - К твоему сожалению, я питаюсь энергией.
       - Вот и вырабатывай энергию из овсянки!
       Крыс и робот принялись в два голоса убеждать девочку:
       - Юлечка! Зато овсянка очень полезна для здоровья! Особенно для твоего молодого растущего организма!
       Девочка отрицательно покачала головой.
       - Не-а! Мой организм и так хорошо растёт. Мало того, что на "Жемчужине" кок Шницелев одними кашами кормил, так ещё и вы будете меня этой невкусной гадостью пичкать? Нет уж! Дудки! Сами трескайте свою дурацкую овсянку.
       - Тогда подам тебе тарелку кукурузных хлопьев с молоком.
       Потеряшка насупилась и поджала губки.
       - Радуйся, что не пичкаем рыбьим жиром! - буркнул Мерцалкин.
       - Хм-м. Спасибо за доброту! А что это такое - рыбий жир?
       - Рыбий жир-то? Ну-у... Это такой полезный продукт... - начал было крыс и осекся. Он и сам толком не знал, что это такое.
       - Рыбий жир - это такая желтая тягучая невкусная жидкость, примерно, как подсолнечное масло, - пояснил Мерцалкин. - Он имеет неприятный запах и противный вкус. Делают его из китового жира.
       В это время в иллюминатор влетел Гогель и затараторил:
       - Давненько я не слышал про р-рыбий жир! Говорят, что китов запретили бить, вот и нет р-рыбьего жира. Р-радуйся этому факту, девочка!
       - Ой, я уже радуюсь! Ура! Защитим жизнь китов!
       - Тогда сейчас же лопай овсянку, - сказал Амадеус.
       - Не хочу!!!
       - Заладила: хочу - не хочу. Есть такое слово "надо"! Бери ложку и живо ням-ням!
       - Ты со мной обращаешься как с грудным младенцем! - обиделась девочка. - А я, между прочим, по штату теперь палубный матрос!
       Упрямый крыс всё же подал ей тарелку и ложку. Юляшка сморщила презрительно носик, но так как была действительно очень голодна, то принялась с аппетитом поедать овсянку, приготовленную неумелым коком.
       И тут явилось начальство - Сева-корабельный. Новый капитан с порога набросился на экипаж:
       - Почему шум? Кто разрешал без команды бить склянки?
       Крыс и робот промолчали, а уплетающая кашу Потеряшка, даже с набитым ртом, вставила несколько слов:
       - Лично я не била никакие склянки! - возразила Юля. - А ты, Амадеус, разве что-то разбил?
       - Вот темнота! Тельняшку нацепила, как настоящий матрос, а то, что бить склянки означает "ударять в рынду каждый час" - не знаешь! Какая же ты после этого морячка? - пробурчал корабельный. - Обычная сухопутная девчонка...
       Юля, насупилась и молча продолжала обедать. Корабельный, видя, что никто не обращает на него внимания, добродушно спросил:
       - Чем будете потчевать капитана?
       Но Мерцалкин ответил вопросом на вопрос:
       - А разве привидениям обязательно кушать? Зачем тебе пища?
       Корабельный вытаращил на него глаза:
       - Это я раньше был только невидимым призраком. А сейчас я как обычный моряк несу службу на судне, поэтому мне нужна настоящая человеческая пища!
       - Овсянка, сэр! - бесстрастно произнес Мерцалкин фразу, недавно услышанную им во время телевизионной трансляции известного фильма.
       - И всё? - возмутился Сева.
       - Так точно! Не нравится? Тогда объясните, чем питаются настоящие привидения...
       - Корабельные едят все, что съедобно и вкусно. Конечно же, мы не привереды, но предпочитаем мясные продукты.
       Крыс ухмыльнулся и ответил:
       - Жуй, что дают, разносолов на столе нет.
       Рябоконь задрожал всем телом, побагровел и опять начал мерцать.
       - Ты как разговариваешь с капитаном?!
       - На капитанском мостике ты капитан, а за столом - просто едок!
       Корабельный от возмущения потерял дар речи, ведь по уставу в кают-компании капитан тоже старший! Но передумал злиться и произнес с достоинством:
       - Кок! Подайте мне, сэру Рябоконю, овсянку! Будьте любезны!
       - Слушаюсь, милорд! - с достоинством ответил крыс и чинно поставил тарелку с кашей перед капитаном.
      
       Последним к столу явился Василиск. Сидя на мачте, мурлыка задумался о смысле жизни и поэтому не слышал ударов колокола. В отличие от сухопутных, наш кот очень любил море, но предпочитал на него смотреть через иллюминатор или сидя на палубе. Какой кот в здравом уме и рассудке станет добровольно любоваться морем, балансируя на рее.
       Василиск заскучал по родному кораблю "Жемчужина", ведь он на нём с младенчества жил! Попугай и крыс были приблудными, Мерцалкин и Потеряшка - просто пассажирами, а корабельный - вообще, случайным попутчиком. Только он, Василиск, настоящий коренной обитатель старого океанского сухогруза! И вот его плавучая родина затерялась где-то далеко в морских просторах... Эх...
       Кот издал громкое и протяжное "мяу-у-у", осекся и произнес, обращаясь к кому-то невидимому:
       - Ой, что это я ору? Кажется, не март месяц на дворе!
       Он огляделся по сторонам, посмотрел вниз: не слышал ли кто? Нет, кажется, никого. Даже попугай, назначенный быть впередсмотрящим, куда-то исчез. "Куда это наша шумная ватага подевалась?" - подумал Василиск и тут же догадался: экипаж в полном составе обедает. Рыжий мурлыка вспомнил, что с утра ничего не ел, и сразу почувствовал, как он зверски голоден. В животе у него громко заурчало, и Василиск мгновенно, как заправский матрос, спустился по канату на палубу. Ворвавшись в кают-компанию, он громко обратился к обедающим:
       - Не опоздал? Вы почему меня не позвали к столу?
       - Я била склянки, ты не слышал? - удивилась Юля, с удовольствием повторяя флотское слово "склянки", которое сама только что узнала.
       Василиск даже не посмотрел на девочку, потому что увидел: экипаж уплетает овсянку. Лишь робот в это время подзаряжался энергией солнца и ветра, выставив антенну в иллюминатор.
       Кот презрительно сморщил нос и гневно шевельнул усами.
       - Фу! Опять эта ка-а-а-аша...
       - Усатый-хвостатый! Пр-ривыкай есть пищу из злаков, - с важным видом произнес Гогель. - Бери пр-ример с нас, попугаев. Мы, какаду, всеядные. Тут тебе не р-р-ресторан! Здесь на яхте камбуз, и в р-роли шеф-повара крыс Амадеус.
       Василиск сразу сник, и хвост, торчащий трубой, безвольно опустился. Амадеус сжалился над ним и спросил:
       - Поведай, мне, рыжий, что едят на завтрак приличные коты?
       - Коты едят на завтрак...
       Василиск зажмурился и на секунду задумался. Действительно, читатели, вспоминайте, чем питаются на завтрак коты? А? Кот вышел из транса и выпалил:
       - Рыбу! Сметану! Сливки! Молоко!
       - Ладно, будет тебе молоко!
       С этими словами Мерцалкин открыл холодильник, достал оттуда пакет, насыпал в миску что-то белое, похожее на стиральный порошок, залил эту массу теплой водой и поставил на стол.
       - На вот, ешь, киса...
       - Ой! Что это?
       - Это - молоко...
       - Какая-то гадость, а не молоко! И пахнет подозрительно... Вот еще придумали: кушать порошок растворимый... Ты еще назови колбасу настоящим мясом!
       - Привыкай, - посоветовал крыс.
       Кот поморщился, но голод не тетка, он фыркнул, придвинул лапой миску и принялся лакать молочную жидкость.
       Робот хмыкнул и произнес с осуждением:
       - Пора бы научиться пользоваться ложкой и вилкой, ты ведь уже не дикий, а наоборот, даже говорящий!
       Василиск промолчал и не стал отвечать на колкости. Он быстро вылакал заменитель молока и, мурлыкая что-то себе в усы, вышел. При этом кот так гневно хлопнул дверью, что чуть не прищемил свой же роскошный рыжий хвост. Настроение у него окончательно испортилось. Василиск вернулся обратно на свою мачту и стал грозно мяукать на чаек, летающих под водой.
      
       Глава 3. Попугай-разведчик
      
       Итак, поздно вечером, с большими трудностями, но яхта всё же приблизилась к берегам Гаити. А как быть дальше? Новый капитан боялся посадить судно на мель, но ещё больше Рябоконь опасался проблем с местной береговой охраной и полицией. И правильно делал, ведь паспортов ни у кого не было, как и документов на эту яхту. Сева решил бросить якорь подальше от берега, а потом отправить попугая на остров в разведку.
       Гогель с радостью согласился размять крылья.
       - Запомни, наш говорливый умник! В разговоры с людьми не вступать! - наставлял его капитан-призрак. - Вдруг не оценят твоего ума и сделают из тебя чучело? Будь осторожен! И с местными птицами дружбу тоже не заводи! А то как начнешь болтать, так обо всем забудешь, а мы тут с голоду помрем, ожидая твоего возвращения...
       - Будет сделано, шеф! - козырнул какаду, старательно приложив крыло к голове, как это делают военные, и поднялся в небо.
       Гогель давно не летал на далекие расстояния. Вначале он судорожно махал крыльями, изо всех сил стараясь подняться к восходящим воздушным потокам. Получалось плохо. Какаду даже испугался, что с непривычки не удержится в воздухе и плюхнется в воду, а попугаи, к сожалению, не умеют плавать... Но вскоре он успокоился, начал считать про себя: раз-два, раз-два и стал медленно, но верно приближаться к цели.
      
       ***
      
       Члены экипажа тревожно смотрели вслед удалявшемуся от яхты разведчику. Через несколько минут Гогель совсем исчез из виду.
       - А ну-ка, матросы, живо взялись за дело! - набросился Сева на своих подчиненных. - Что таращитесь в небо, бездельники? Никогда не видели летящей птички? Сейчас же по местам, лоботрясы! К парусам, драить палубу, на камбуз!
       Василиск пробурчал:
       - Далась ему эта палуба! Чуть что - сразу драить, драить, драить...
       - А тебе-то что бурчать? Можно подумать, это ты моешь палубу! Только бестолково топчешься, грязь носишь на лапах, да шерсть разбрасываешь... - рассердилась Юля.
       - Я не виноват, что линяю в тропиках, - обиделся кот. - Это меховые изделия не линяют, а я - живое существо.
       - Вот-вот, тебе ещё везёт, что моль на живых котах не заводится.
       - Фу! Скажешь тоже, моль. Я на тебя обиделся! Пойду наверх, подышу свежим воздухом...
       - Ага, опять заберешься на мачту и будешь оттуда свои кошачьи песни орать, хитрюга. Амадеус юркнет на камбуз, а вся черновая работа достанется мне одной. Я тружусь, ну, совсем как Золушка...
       - Значит, тебе, Юлечка, суждено стать принцессой. Когда ты подрастешь, поедешь на бал и обязательно встретишь там своего принца! - и кот заговорщицки подмигнул Потеряшке.
       - Спасибо, обрадовал, - пробормотала девочка.
      
       Юля нахмурилась и вновь принялась тереть тряпкой и без того чистую палубу. Чуть позже она решила навести порядок и на капитанском мостике. У штурвала почему-то никого не было. Потеряшка обратилась к воображаемому капитану:
       - И зачем мы болтаемся на якоре в море, а кругом ни одной живой души! Ну, почему не причалили? Вместо того, чтобы высадиться на берег и самим расспросить местное население о моих родителях, мы здесь прохлаждаемся!
       Девочка протерла штурвал, компас и прочие приборы и уже было развернулась, чтобы уходить, как вдруг услышала шорох. Потеряшка ойкнула, она подумала, что где-то мышь, и вскочила с ногами на поручень. Огляделась - никого. Но кто-то же шуршал!
       - Эй, кто здесь? - встревожилась Юля.
       Воздух дрогнул и, мерцая, появился капитан Рябоконь.
       - Успокойся! Это я тут сижу, думы думаю...
       - А почему раньше молчал?
       - Начальству любопытно знать, что о нем говорят подчиненные!
       Юля покачала осуждающе головой:
       - Теперь узнал? Подслушивать - некультурно!
       Сева ухмыльнулся:
       - Готовишь бунт на корабле? А ведь всё делается исключительно для твоего блага!
       - Какого ещё блага? Пора поднять паруса и плыть вперёд! Торчим тут без дела...
       Корабельный потеребил бороду.
       - Понимаешь, Потеряшка, мы, конечно, можем поднять паруса и помчаться, но что толку? Высадимся на берег? Документов у нас нет, да и языками мы не владеем. А Гогель знает иностранные языки, вот пусть и выяснит местную обстановку! Зачем нам лишний раз привлекать внимание? Ведь и здесь могут быть пираты. Или вдруг какие-нибудь другие злодеи опять захотят похитить говорящих животных.
       Юля вздохнула и согласилась с доводами корабельного.
      
       ***
      
       Попугай тем временем уже достиг суши и начал разведывательную операцию. Та часть острова Гаити, где находилось одноименное государство - Гаити, ему совсем не понравилась. Какой-то уж очень грязной и неухоженной была эта страна. Народ в ней жил веселый - пляски и песни целый день, но слишком бедный и отсталый.
       Несколько мальчишек сразу же обстреляли Гогеля из рогаток и едва не подбили ему крыло.
       - Я вам не дичь, - возмутился какаду и прокричал им несколько ругательств на французском языке.
       Босоногие хулиганы, не ожидавшие такого красноречия от птицы, растерялись и перестали швырять камни в большого попугая. Гогель совершил посадку на верхушку самой высокой пальмы и осмотрелся. Ближайший пляж был заполнен отдыхающими. Чёрные как смоль женщины лежали в окружении галдящих чернокожих детишек. Собственно говоря, им и загорать-то было совсем ни к чему. Мужчины чуть в стороне играли в футбол, старики под навесом курили трубки и сигары, а молодёжь отплясывала зажигательные танцы. Как ни вглядывался попугай - ни одного белого человека нигде не было. Какаду решил перекусить и устремился к фруктовым деревьям. И тут он совершил роковую ошибку. Наш попугай, лавируя в полете между деревьями, не заметил, что на его пути установлена ловушка. С полного лета он врезался в большие марлевые сети, натянутые между деревьями. Разведчик стал отчаянно трепыхаться, но моментально запутался и повис, как муха в паутине. Гогель перепугался. Каждое его движение сопровождалось звоном сигнального колокольчика. Попугай яростно боролся за свою свободу: он пытался клевать сетку, рвать её лапами, но, увы, всё сильнее запутывался. В конце концов, Гогель почти задохнулся и даже потерял сознание...
      
       Очнулся попугай уже лёжа на полу в большой клетке, которая стояла в какой-то душной каморке. Он медленно открыл один глаз, затем другой, поднял голову и огляделся. Клетка была просторной, с жёрдочкой, насестом, качелями и кормушкой. Какаду встал на дрожащие лапы и подошел к дверце, потеребил клювом и лапой задвижку, но запор не поддавался. В это время в комнату вошел чёрный как головешка мальчик. Гогель сразу накинулся на мальчугана:
       - Эй, пацан! А ну-ка, быстро выпусти меня отсюда, пока я в полицию не обратился! Хулиган!
       Мальчишка рассмеялся, сильно стукнул ладонью по клетке, пугая птицу, а затем преспокойно занялся своими делами. Попугай понял, что ошибся - напором юного ловца птиц не возьмешь, и решил сыграть на жалость.
       - Эх-е-е, бедный я, несчастный путешественник... - стал он причитать по-французски. При этом Гогель изредка бросал взгляды на мальца, пытаясь понять, подействовало или нет.
       Подействовало! Мальчишка заинтересовался и подошел ближе.
       - Ого! Да ты говорящий! Дрессированный? Что ты сказал?
       - Сам ты дикарь др-р-рессированный! Негр-р-р! - ответил какаду и тотчас прикусил язык, поняв, что зашёл слишком далеко.
       - А за негра и дикаря я в клюв дам! Ах ты, белый попугай! Да я тебя сейчас общиплю, гринго...
       - Ой! Извини, мальчик, вырвалось нечаянно.
       - За всякое "нечаянно" бьют отчаянно! - заверил его подросток.
       Гогель стал быстро соображать, как наладить контакт с обиженным аборигеном. Говорил ведь ему Сева: не болтай лишнего. А мальчишка продолжал оценивающе рассматривать большого белого какаду. Попугай покосился на него и подозрительно спросил:
       - Зачем ты меня изучаешь? Мы не на рынке, и я не товар.
       Мальчик почесал кудрявую голову и сказал:
       - Теперь ты - моя добыча! Я не вижу ни кольца на лапках, ни бирки, ни каких-нибудь меток. Это хорошо, что ты говорящий! За тебя дадут много денег! Жаль, неизвестно, кто твой хозяин, а то бы удалось получить за тебя богатый выкуп.
       - Мальчик, пожалей меня, отпусти! Пожалуйста! Меня ждут друзья...
       - Я похож на дурака? И не проси! Завтра продам тебя на птичьем рынке, а на вырученные деньги куплю себе кроссовки, футболку и мяч.
       Юный птицелов проверил, хорошо ли заперта клетка, и, напевая ритмичную песенку и пританцовывая, вышел на улицу. Гогель ещё сильнее загрустил. Ладно, если он после продажи попадет в хорошие руки. А ну как новый хозяин решит сделать из него чучело? Чем больше он думал, тем сильнее жалел себя и даже начал невольно вздыхать и стонать.
      
       Вскоре вновь послышались осторожные шаги, в каморку вошла маленькая хрупкая девочка, такая же черная и кудрявая, как и мальчик.
       Попугай опять громко и страдальчески вздохнул.
       - Ой, бедненький! Я услышала стоны и пришла посмотреть, кто здесь так мучается. Что с тобой, птичка? У тебя что-то болит? Тебя обидел мой нехороший братец?
       Гогель обрадовался, что ему сочувствуют.
       - Здравствуй, милая девочка! Он и тебя обижает, малышка?
       - Привет, попугай! Ага! Этот плохой мальчишка постоянно всё отнимает у меня. И за косички дёргает. Тебе он тоже сделал больно?
       - Еще как! Крылья и лапы о-о-очень болят!!! - простонал какаду.
       - Бедняжка, - посочувствовала девочка. - Давай я тебя чем-нибудь покормлю! Что ты обычно ешь?
       - Не надо мне ничего. Лучше отпусти меня на свободу! Ты ведь хорошая девочка?
       - Хорошая, - кивнула малышка.
       - Добр-р-рая?
       - Добрая!
       - Милая, добрая, хорошая! Пожалей меня несчастного! - попросил Гогель жалобным голосом.
       - Не могу. Брат меня поколотит, если я выпущу тебя!
       Попугай понял, что действует слишком прямолинейно, поэтому начал подходить к делу издалека.
       - Эх, знала бы ты, девочка... Да, кстати, а как твоё имя?
       - Жозефина!
       - О, какое красивое имя! Ах! Если бы ты знала, Жози, сколько мне пришлось пережить...
       Девочка подошла вплотную к клетке и попросила:
       - А ты расскажи.
       И тут из нашего болтливого какаду полились потоки красноречия. Многое он приврал, но по большей части его история была правдивой, а главное - жалостливой. Гогель рассказал о беде, приключившейся с мамой и папой Потеряшки, о кругосветном путешествии, организованном для их спасения. Вскользь упомянул, что он и есть старший экспедиции, а значит, без его участия Юля никогда, никогда не найдёт своих родителей.
       - Юля, говоришь... Тоже красивое имя! Жалко вашу белую девочку. Несчастная, бедняжка...
       - Вот то-то и оно, Жозефиночка. Пр-р-ропадет маленькая Юлечка без меня... - и Гогель смахнул крылом несуществующую слезу.
       Девочка оглянулась, заговорщицки подмигнула попугаю и громко зашептала:
       - Ох, и будет же мне на орехи от брата из-за тебя!
       - А ты клетку открой и беги, а я посижу здесь минут десять и улечу. Тогда у тебя будет алиби.
       - Что такое алиби?
       - Ну, алиби - это подтверждение твоей невиновности. Как только выйдешь отсюда, постарайся быть на глазах у брата и не говори, что заходила в дом.
       Жозефина ещё некоторое время боролась с противоречивыми чувствами: страхом наказания и желанием помочь бедняге. Наконец, она отбросила все сомнения, быстро отворила дверцу клетки и выбежала из лачуги, оставив входную дверь широко распахнутой. Гогеля не надо было уговаривать. Он толкнул лапой дверцу клетки и вышел. Какаду прислушался к шуму за дверью, потом решительно переступил порог и оказался во дворе. Здесь не было ни души.
       "Ура! Спасен! Я на свободе!" - мысленно ликовал попугай.
      
       Некоторое время вырвавшийся на волю разведчик летал над побережьем, присматривая безопасное место для отдыха. Вскоре он заметил большую пальмовую рощу. Там отдыхала пестрая стая его сородичей - попугаев. Они лакомились плодами. Разведчик подлетел к птицам и как ни в чем ни бывало уселся рядом.
       - Привет, ребята! - обратился к ним рассеянный Гогель на чистейшем русском языке. Вся стая вспорхнула, и птицы разлетелись кто куда. Какаду понял свою ошибку и спохватившись, почесал лапой хохолок на голове.
       - Вот я старый дуралей! Они же по-русски - ни бум-бум! Надо бы с ними заговорить на французском! Эй, пернатые! Парле ву франсэ? - громко крикнул разведчик им вдогонку.
       Этот вопль напугал даже самых смелых птиц, и Гогель остался один.
       - Что-то я говорю не то, - подумал вслухкакду. - Пора вспоминать родную речь! Как же правильно произнести это приветствие на попугайском? Эх, голова садовая, проклятый склероз!
       От пережитых потрясений все слова в его голове перемешались: русские, английские, испанские, немецкие, французские...
       - Пр-р-роклятая цивилизация! А ну, мозги, вспоминайте! Идем назад к природе! Все-таки я птица или кто?
       Гогель вновь поднялся в воздух и нашёл стаю на другой пальме.
       - Привет, друзья, - наконец сказал Гогель на чистейшем попугайском. - Что новенького в мире, коллеги?
       Попугаи переглянулись. Странный он был, этот незнакомец. Вперед вышел вожак стаи.
       - Ты кто такой, чужеземец? Что-то я тебя раньше в наших краях не видел.
       Гогель замялся, он не хотел откровенничать, зная болтливость своих сородичей.
       - Скажем так, я - путешественник! Странник...
       - Безродный бродяга... - презрительно произнес вожак.
       - Нет, я именно путешественник! И прибыл к вам в гости на большом корабле.
       - Ладно, пусть ты не бродяга, тогда скажи, чужеземец, из каких ты краёв прибыл?
       - Я родом из Венесуэлы, но приплыл из далекой северной страны, из России. Слышали о такой? Там в лесах попугаи не водятся.
       - В лесах нет попугаев? - удивилась красивая самочка. - А кто же тогда там живет?
       Гогель задумался, потому что не знал всех птиц, которые обитают в русских лесах.
       - Вороны, голуби, воробьи... - стал он перечислять известные ему виды.
       - Этих попрошаек и у нас достаточно. Но почему нет именно попугаев? - повторила вопрос назойливая попугаиха.
       - Видимо, потому, что в России холодно и зимой морозы. Снег лежит кругом.
       - А что такое снег, мороз и холод? - снова спросила симпатичная самочка.
       Этим вопросом гаитянские попугаи поставили словоохотливого Гогеля в тупик. Как им, южанам, никогда не видевшим ни снега, ни настоящей зимы, рассказать, что это такое? Но наш разведчик всё же нашелся.
       - Снег похож на пену морского прибоя. Только представьте, что пена покрыла землю, она лежит на песке, на деревьях и домах толстым слоем... А холод и мороз... вам всё равно не понять...
       Вожак сделал вид, что прекрасно понял, о чём говорит чужеземец. Он внимательно посмотрел на гостя и спросил:
       - Скажи, странник, ты к нам надолго? Желаешь гнездиться?
       - Чего-чего?
       - Ну, может быть, ты желаешь завести семью и свить гнездо...
       - Что ты, друг! Стар я для семьи. - После паузы наш попугай возобновил светскую беседу. - У вас тут благодать! Настоящий рай! Я вас не стесню, только наберусь сил, покушаю и улечу обратно на яхту.
       Гогель поведал новым знакомым о путешествии на корабле, о событиях из жизни своих друзей, о поиске Потеряшкиных родителей, о пиратах. И в завершение рассказа спросил, как бы ненароком:
       - Ну а на вашем острове что-нибудь интересное или необычное происходило за последние годы? Большое кораблекрушение, например. А, может быть, вы где-то видели двух белых людей, бедствующих на маленьком необитаемом острове?
       Попугаи, перебивая друг друга, дружно загомонили, засвистели, затрещали, защебетали. Они рассказывали разные истории, долго, подробно, во множестве деталей. День близился к концу, но все эти истории были не о том. Гогель тяжело вздохнул: "Эх! Придется нашей экспедиции плыть дальше, в другие неведомые страны".
      
       Итак, миссия разведчика была успешно выполнена, и можно было возвращаться на судно. Смеркалось. Вожак стаи предложил Гогелю переночевать вместе с ними в лесу, а утром спокойно лететь на свою яхту.
       "И верно, - рассудил Гогель. - Чего доброго заблужусь в сумерках-то. Известное дело, утро вечера мудренее!" И он отправился вместе с попугаями в густой тропический лес, на место их обычного ночлега. Там они поклевали сладкие ягоды, потом уселись на ветках, прижавшись друг к другу, словно куры на насесте, и уснули.
       Утром, едва первые лучи солнца пробились сквозь листву, лес наполнился разноголосыми птичьими криками и щебетанием. После завтрака стая попугаев в полном составе проводила путешественника в дальний путь.
       - Прощай, чужеземец, - напутствовал его вожак. - Если захочешь, то прилетай в гости ещё, мы всегда тебе будем рады. Нам так хочется узнать, чем закончится ваша экспедиция!
       Наш попугай обнял гаитянского, словно старого друга, почесал своим клювом большой клюв вожака и перья на его шее.
       "Ой! Кажется, я дичаю, - мелькнула мысль в голове у Гогеля. - Поживешь с ними месяц-другой и разучишься думать!"
       После ритуала прощания попугаи как по команде взмахнули крыльями и улетели.
      
      
       Глава 4. Кот-рыболов
      
       Непоседе Василиску наскучило торчать на мачте. Он устал скакать по вантам, качаться на канатах. От высоты у кота даже закружилась голова, и его слегка подташнивало. Да, бывает и у котов голова кружится, особенно, у таких умных! А может, это от голода? Действительно, с такой едой долго не протянешь. Даже непонятно, завтрак это был или обед? И будет ли вообще обед с таким коком, как крыс...
       Василиск представил себе на минуту большую свежую серебристую рыбину, и у него снова закружилась голова. Сколько можно ждать милости от природы? И он решил сам поймать рыбу. Кот спустился вниз, прошелся по палубе, сунул нос в трюм, заглянул в каюты и в одной из них нашёл снасти. Там был целый запас: разной толщины лески, крючки, поплавки, грузила.
       Кот собрал трофеи и вынес их на палубу. Разложил снасти перед собой и начал соображать, что к чему. Теоретически он знал, как ловить рыбу: видел по телевизору действия рыбаков. Сначала Василиск выбрал крючок побольше, а леску - потоньше. Мимо проходила Потеряшка со шваброй. Она посмотрела на начинающего рыболова и спросила:
       - Прикольно! Ты кого собираешься поймать, акулу или кита?
       - Почему сразу кита?
       - Потому что таким огромным крючком только китов и ловить. Посуди сам, как такая крупная железяка в пасть к небольшой рыбёшке влезет? - Девочка улыбнулась и пошла дальше наводить чистоту на яхте.
       Кот прикинул: а хватит ли у него сил тащить из воды огромную рыбину. Нет, не хватит! А на Юляшку кот обиделся. "Подумаешь, задавака! Вместо помощи только насмешки. Вот наловлю рыбы и ни с кем не поделюсь".
       Он взял маленький крючок, но тут порыв сильного ветра скинул тонкую леску за борт. Наш теоретик-рыболов взвыл от досады. Тогда Василиск взял ту леску, что потолще, и начал продевать её сквозь ушко крючка. Но все попытки закончились ничем: то крючок падал на палубу, то леска. Вы спросите почему? А вы видели пальцы у кота? Только лапы и когти!
       Василиск даже вспотел от напряжения. Внезапно за его спиной раздался бесстрастный металлический смех. Кот быстро обернулся, выгнул спину, дёрнул сердито хвостом и зашипел. У мачты стоял сияющий Мерцалкин и трясся от смеха. Робот уже еле держался на своих металлических ногах, так ему было весело.
       - Чего смеёшься, ходячий ноутбук? - огрызнулся кот.
       - Ты бы ещё канат пытался продеть в крючок...
       Василиск снова поднес крючок к глазам, посмотрел на него, затем на леску и едва не заплакал. Ничего-то у него не получалось.
       - Эх, ты - горе луковое.
       - Отстань! Я лук не ем, я же кот.
       - Да это присказка такая. Ну, скажи на милость, кто же такую толстую леску вдевает?
       - Всё меня критикуют! То крючок вам не такой, то леска! Нет чтобы помочь, начинающему рыбаку.
       Мерцалкин, как мог, ласково погладил Василиска стальной ладонью и сказал:
       - Ладно, мурлыка! Не горюй, давай помогу.
       Мерцалкин взял из лап кота снасти, сменил толстую леску на ту, что потоньше, затем мгновенно, почти не целясь, вдел кончик в ушко, ловко завязал морским узлом, привязал поплавок и грузило и вручил снасть коту.
       - На, держи, лови рыбу! А где же удочка?
       - Какая удочка? Люди её держат в руках, а я же кот! Без неё обойдусь.
       - А наживка-то на крючке есть? На что рыба будет клевать, ты подумал?
       Василиск стал озираться по сторонам и заметил низко летящую над палубой жирную муху. Он прыгнул за ней, ловко насадив её на коготь, а затем на крючок, раскрутил леску и кинул "удочку" за борт. Леска упала в воду и утонула.
       - Ах ты, горе-рыбак! Так на тебя крючков и лески не напасёшься! Держать же надо было леску, а не швырять!
       - А я не знал! Я видел по телевизору, как рыбаки берут в руки леску и в воду закидывают. Да и моими лапами разве её удержишь!
       Мерцалкин сам взялся за дело и на этот раз крепко привязал оставшуюся в запасе леску к крючку, а затем и к поручню.
       - Эх ты, теоретик! Придется тебе, кот, ловить ещё одну муху.
       - Это я мигом!
       Робот ушел в радиорубку, а Василиск забегал по палубе в поисках наживки, но вместо мухи поймал бабочку.
       - А бабочка подойдет? - спросил кот у девочки, наблюдавшей со стороны за рыбаком.
       - Точно не знаю, врать не буду, но, возможно, она даже вкуснее мухи. А ещё лучше бы червячка дождевого! Но где его в море взять? - развела руками Потеряшка.
       Василиск закинул леску в воду и стал ждать. Море было абсолютно спокойным: вода лишь слегка покачивалась - ни волн, ни всплесков.
       Некоторое время он хмуро смотрел на бескрайний океан. Это люди на воду и огонь могут смотреть бесконечно, но коты медитировать не умеют. Рыболов промурлыкал что-то на своём кошачьем языке и вскоре задремал. Проснулся он от того, что кто-то сильно дергал леску.
       - Караул! Держи рыбу! - завопил кот. - Скорее на помощь!
       Василиск попытался подтянуть леску к себе, но у него ничего не вышло. Леска выскальзывала из когтей, и кот громко замяукал. Первой услышала вопли Юляшка. Она сильно перепугалась - не свалился ли Василиск за борт. Девочка увидела тщетную борьбу кота с дергающейся леской и подскочила к нему.
       - Вау! Офигеть! Вот это улов!
       - Держи! Тяни сильнее! - заорал кот в азарте рыбака, которому попалась большая добыча. - Не видишь что ли, у меня не получается.
       Потеряшка перехватила леску и потянула на себя. Из воды выпрыгнула средних размеров рыбешка, которую мгновенно проглотила рыба покрупнее. Большая рыба плюхнулась в воду, но уйти на дно не смогла. Теперь, проглотив свою жертву, на крючке была уже она сама.
       - Ур-р-а! - обрадовался рыболов. - Вот это улов! Тяни, Юля, тяни! Не упусти мою рыбу! Братцы! Сегодня мы будем есть наваристую уху!
       Потеряшка тянула леску изо всех сил, но рыбина не поддавалась.
       - Мерцалкин! На помощь! - позвала девочка.
       Робот тотчас поднялся из радиорубки на палубу. Крепкими стальными руками он перехватил у них снасть и потянул на себя. Рыба трепыхалась, изворачивалась, но уже не так резво. И тут, когда она окончательно сникла и почти не шевелилась, эту крупную рыбу проглотила другая, гигантская рыбина, и борьба возобновилась с новой силой.
       Юля схватилась за Мерцалкина, кот - за Потеряшку. В это время крыс услышал шум и вышел из камбуза на палубу. Маленький Амадеус увидел забавную картину борьбы за улов, похожую на инсценировку сказки о репке. Он тоже решил помочь и крепко схватился за хвост Василиска. Кот фыркнул, дернул хвостом, но промолчал, потому что рыба продолжала тянуть леску. И тут объявился капитан Сева. Корабельный попытался вцепиться в бедного крыса. Но так как Амадеус был мелким животным, то все попытки ухватиться за него ни к чему не привели. За Василиска держаться тоже было неудобно, тело кота ёрзало в руке корабельного словно меховая шапка. Тогда корабельный Рябоконь схватил свободной рукой Потеряшку за плечи и потянул на себя. Как говорится: тянут-потянут...
       И тут, совсем неожиданно, рыба устала бороться за жизнь. Леска взметнулась из воды в воздух, и мокрая рыбина звучно плюхнулась на палубу, подпрыгивая на месте и пытаясь ударить хвостом незадачливых рыбаков. Но произошло нечто непредвиденное.
       Так как сопротивление рыбины прекратилось неожиданно, то робот не удержался и резко покачнулся, и Юля потеряла равновесие. Руки девочки заскользили по гладкому корпусу Мерцалкина, она опрокинулась назад и даже совершила кувырок через голов. А Рябоконь, в свою очередь, теряя равновесие, всплеснул руками и тоже свалился. Но так как в одной рукой он держал кота, то прежде чем упасть, его рука вместе с несчастным котом взметнулась вверх, а пальцы разжались. Так рыболов Василиск оказался запущенным в полет. Он внезапно ощутил себя не котом, а птицей, летящей и кувыркающейся высоко в воздухе. Но летел рыжий мурлыка не один, а вместе с крысом, который крепко вцепился лапками в его хвост.
       Как настоящий кот, Василиск сумел быстро прекратить произвольное, хаотичное вращение и сгруппироваться. Он растопырил лапы и стал парить, тщетно выискивая глазами, за что бы ухватиться. Но под выпущенными когтями свистел только воздух. Крысу повезло больше. Хвост Василиска, слегка вильнув, придал Амадеусу ускорение и изменил траекторию полета. Крыс как мячик, звучно влепился в скрученный парус и мгновенно, крепко вцепившись в него, повис. А кот благополучно миновал мачту, чудом не врезавшись в нее головой, и продолжил свой первый в жизни полет. Далее случилось то, что и должно было случиться, потому что палуба яхты не взлётно-посадочная полоса авианосца.
       Так и не найдя опоры, кот перелетел через борт и начал быстро падать, при этом он крепко зажмурил глаза. И вот Василиск камнем рухнул в море, подняв целый фонтан брызг. Мгновение спустя, чихая и фыркая, он вынырнул из воды и затряс мокрой головой.
       - Человек за бортом! - нечеловеческим голосом заорал корабельный. (А каким голосом могло ещё орать привидение?)
       - Балбес! Какой ещё человек! Не вводи экипаж в заблуждение! - громко завопил из воды Василиск. - Спасайте меня, вашего любимого кота!
       - Кот за бортом, - поправился корабельный. - Полундра!
       - Василиск, держись! - пискнула Потеряшка. - Греби быстрее лапами!
       А тем временем к нашему утопающему зверю, почуяв поживу, устремилась любопытная и голодная акула. Вообще-то, любимая пища акул - свежая рыба, тюлени, морские котики, но, видимо, у этой акулы выдался не лучший день. Как говорится, на безрыбье и кот - рыба.
       Ничего не подозревающий Василиск бултыхался в солёной воде, а хищница стремительно приближалась к намеченной жертве. Первым ее заметил крыс, вскарабкавшийся на мачту.
       - Братцы, тревога! Акула! Караул! - закричал Амадеус, стараясь привлечь внимание остальных членов экипажа.
       - Дружище! Не поднимай паники! - невозмутимо произнёс Мерцалкин. - Какая ещё акула? Не вижу никого вокруг!
       - Когда увидишь, будет поздно! - продолжал орать крыс.
       Юляшка схватила спасательный круг и бросила его в воду, где, отчаянно перебирая лапами, барахтался кот. Девочка хотела, чтобы круг просто упал рядом, но не рассчитала силы, промахнулась и попала прямо в Василиска. Тяжелый круг накрыл беднягу и больно ушиб голову. "Водоплавающий" кот ушел с головой под воду.
       - Караул! Последнего говорящего кота убивают! Ну, ты, криворукая кикимора! - обругал он девочку, вынырнув и отряхивая голову, а затем завопил что есть мочи: "Спасите редкий экземпляр!"
       Юля до того расстроилась, что на криворукую кикимору ничуточки не обиделась. А Василиск с перепугу, вместо того чтобы взобраться на спасательный круг, принялся поспешно грести к яхте по-собачьи из последних сил. Вернее, греб он, конечно, не по-собачьи, а по-кошачьи.
       - В размашку давай, в размашку пошел! Темп, темп! Кролем или брасом! - давал ему советы бывалый моряк Сева Рябоконь. - Торопись! Сзади тебя огромная акула!
       Василиск обернулся, заметил зубастую хищницу и стал громко причитать:
       - Ой, мамочка моя кошка! Люди, спасите! Кто-нибудь, на помощь!
       Теперь кот стал ещё быстрее работать лапами. Но чем суетливее он перебирал лапами, тем медленнее плыл. Василиск часто оборачивался назад и вопил:
       - Брысь, зубастая бестолочь! Я вовсе не рыба! Я не твой пищевой баланс, я не корм!
       Однако в ответ акула предприняла странный маневр: она не бросилась на жертву, а начала описывать вокруг пловца круги, но с каждым разом круг становился всё меньше. Экипаж яхты переживал за кота, но реально ничем помочь ему не мог.
       - Дурища! Ну, неужели не видишь? Я даже не тюлень и не морской котик, а обычный сухопутный кот! Ой, какая же ты глупая! Я тощий и невкусный! Отстань от меня! Зачем тебе костлявый и малосъедобный кот. Брысь! Я не твоя пища!
       Но акула никак не реагировала на громкие крики Василиска, она смотрела на него своим гипнотизирующим немигающим взглядом и медленно сближалась с намеченной целью. Акулы не едят людей и наземных животных, а тем более котов, но часто, даже один раз попробовав жертву на зуб, хищницы тем самым наносят укушенному смертельную рану.
       Помощь пришла, откуда её совсем не ждали - из морской глубины. Хищница была уже в десяти метрах от нашего испуганного рыболова, и кот уже видел перед собой зубастую пасть, как внезапно рядом появилась стая крупных дельфинов. Они поплыли наперерез коварной акуле, окружили бултыхающегося Василиска плотным кольцом и не дали хищнице подплыть к несчастному коту. Трехметровая акула, увидев, что силы не равны, благоразумно решила не связываться с крупным и превосходящим её числом противником. Морское "чудовище" убралось восвояси, ни выразив при этом никаких эмоций.
       А дельфины кружили и кружили вокруг кота, потихоньку подталкивая его носами к яхте. Но Василиск ничего не слышал о благородстве дельфинов и испугался их не меньше, чем акулы.
       - Ой! Мамочка, новая напасть! Вы кто? Что вам от меня надо? Они меня съедят или утопят! Брысь! Кыш, резиновые балбесы! Не тритесь об меня!
       Кот заметно устал и лишь шлёпал лапами, но пользы от этого не было никакой. К яхте он не приближался, а только гнал водяную рябь во все стороны, бултыхаясь на месте, метрах в трех от борта.
       Корабельный переживал за свои неловкие действия, в результате которых Василиск оказался в воде. Наконец, Сева нашёл в кладовой тот самый огромный сачок, с помощью которого совсем недавно пираты поймали Юлю и её друзей. Рябоконь наклонился над водой, вытянул далеко вперёд руки и выловил сачком Василиска из моря. Таким образом, спасательная операция была успешно завершена.
      
       Оказавшись на палубе, Василиск, даже не отдышавшись, набросился на корабельного.
       - Эй ты, нежить замшелая! Привидение бестолковое! Бродяга корабельный! Чтоб тебе было пусто! Погубить меня решил? Ведь это тебя, бестелесного, акулам ни за что не слопать! А я живой! И хотя за время плавания сильно исхудал, но по-прежнему мясной кот!
       - Точно мясной? Не молочный? Не рыбный? - пошутил крыс, желая разрядить обстановку.
       - Мне не до шуток, болтливый грызун. Отвечай, Рябоконь, какого лешего ты выбросил меня в море?!
       - Никакого не лешего... Василиск, ты ошибаешься! Я не леший.
       - Ну, так тогда ответь мне, какого... корабельного!
       Сева шмыгнул носом, опустил голову и тихо произнёс:
       - Извини, я нечаянно... Пальцы ослабели, нет уже той силушки в руках... Видимо, старею...
       Василиск сердито покрутил мокрым хвостом, фыркнул, брезгливо стряхнул с лап солёную воду и принялся вылизывать свою мокрую шёрстку, одновременно жалуясь Потеряшке:
       - Вот видишь, Юлечка, до чего он меня довел своими выходками! Я, умный говорящий кот, вынужден облизывать языком свою шерсть, как простой кошак!
       - А ты кто? Разве не кот? Вроде бы ты и не пес!
       - Да, я - кот! И горжусь этим! Но, напоминаю, я не простой, а мыслящий и говорящий! У-чё-ный! Это Рябоконь - обычное привидение, каких полно в каждом древнем замке. А я - научная редкость! Уникум!
       Юля спохватилась, принесла полотенце и стала тщательно вытирать отчаянно сопротивляющегося рыболова.
       - Э-э-э! Хватит! - вновь завопил кот. - То топят, то мнут как тесто, то ошкуривают живьем! Отпусти меня, девочка!
       Сверху раздался ехидный смех. Это был Амадеус, который по-прежнему сидел на мачте и с интересом смотрел на происходящее внизу. Василиск сердито посмотрел на крыса, погрозил ему лапой, скрутив что-то наподобие кулачка. И только теперь кот вспомнил о своей добыче. Качаясь на нетвердых, дрожащих от усталости лапах, он подошёл к лежащей на палубе рыбине. Отдышавшись, удачливый рыболов вцепился в неё зубами и принялся, упираясь в палубу всеми четырьмя лапами, медленно тащить волоком.
       - Ну что уставились? - проурчал кот. - Помогайте, бездельники!
       Мерцалкин поспешил на помощь, схватил рукой-манипулятором добычу за хвост и унёс на камбуз.
      
       Радуясь счастливому спасению незадачливого рыболова, Потеряшка решила подкормить благородных дельфинов. Девочка вынесла из камбуза булку и стала кидать крошки в воду, стараясь попасть поближе к дельфинам. Они весело кружили вокруг яхты, выпрыгивали из воды, но к булке морские животные не притрагивались.
       - Кушайте, друзья! - воскликнула Юля.
       - Глупенькая! Дельфины не едят хлеб! - остановил её корабельный. - Они не рыбы! Ты бы им ещё горсть червей кинула...
       - Как не едят? А чем тогда они питаются?
       (А действительно, вопрос на засыпку: скажите, читатели, чем питаются дельфины?)
       - Рыбой, милая! Они только рыбой и питаются! - ответил наставительно Сева.
       - Ой! Какая я необразованная... Я и не знала...
       Рябоконь исчез и, невидимый, громко рассмеялся из воздуха. Затем он материализовался и серьезно сказал:
       - Не беда, что ты ошиблась Юлечка, ты ведь ещё маленькая! То, что дельфины едят хлеб, - это заблуждение многих взрослых людей, которые тоже пытаются кормить их всякой ерундой. Дети часто швыряют маленькие мячи, шарики или красивые игрушки, а дельфины, проглотив их, могут даже умереть.
       - Ой, как хорошо, что у меня не было маленького шарика или мячика...
       Стая весело кружилась вокруг яхты, крошки хлеба привлекли мелких рыбёшек, и дельфины ловили их в воде.
      
       В это время наш кот-рыболов вместе с Амадеусом и Мерцалкиным вовсю кашеварили на камбузе. Они приготовили наваристую уху и нажарили несколько сковородок рыбы. После обеда девочка нашла в одной из кают большой мячик.
       - А большой мяч можно им кинуть? - спросила Потеряшка у корабельного.
       - Этим мячиком с ними играть можно, - разрешил Сева.
       Девочка и кот по очереди кидали мяч в воду, а жизнерадостные дельфины устремлялись наперегонки за ним, отталкивали друг друга и бросали обратно на яхту. Прошел час, а неутомимые игроки продолжали плавать вокруг судна и требовать продолжения игры.
       Утомившись, Василиск нашел выход. Он поделился со своими спасителями последними кусочками сырой рыбы и помахал им лапой. Умные дельфины сделали прощальный круг и, высоко выпрыгивая из воды, уплыли по своим делам.
      
       Глава 5. Крысиный мятеж
      
       Азартная рыбалка, спасение утопающего кота, игры с дельфинами - весь этот круговорот событий заставил забыть экипаж о попугае, улетевшем в разведку.
       А наш какаду опять попал в очередную переделку. Дело было так! После того, как большая и дружная стая птиц простилась с путешественником и вернулась в лес, разведчик остался один. Он не сразу полетел на яхту: когда ещё снова придется побывать в тропическом лесу! Попугай сел на ветку и стал с любопытством разглядывать палисандры и пальмы, огромные папоротники с резными листьями, розовые и белые орхидеи. Затем Гогель покружил над поселком, состоящим из нескольких убогих хижин, и сделал привал на берегу водоёма, заросшего густой растительностью. Рядом с берегом плавало большое подтопленное бревно. Но едва только попугай приблизился к воде, как "бревно" ожило и бросилось на него, разинув длинную, похожую на капкан, пасть. Это был гигантский кайман, одна из разновидностей крокодилов. И откуда он тут взялся, ведь их почти не осталось на Гаити? Какаду буквально в последний момент отскочил в сторону и резко взмахнул крыльями. Кровожадный крокодил хищно щёлкнул челюстями и попытался повторить бросок, но опоздал - Гогель уже сидел на дереве. Рассерженный из-за упущенной добычи кайман сделал круг в воде и с недовольным видом погрузился на дно поджидать новую жертву.
      
       Не помня себя от страха, попугай набрал высоту и стремительно полетел, пока не очутился на берегу бухты. Здесь разведчик решил прийти в себя и набраться сил для возвращения. Хватит геройствовать! Задача выполнена - пора домой!
       На пальме, где устроился Гогель, было уютно и спокойно, и отдых слегка затянулся. Какаду задумался и задремал, ведь он был совсем не молод: как-никак немало прожил на свете! Какаду вскоре встрепенулся. Это же надо! Прожить целых сто лет, научиться думать и говорить на многих языках мира и при этом едва не окончить жизнь в пасти кровожадного плавучего "бревна". Гогель стал укорять себя:
       "Какая самонадеянность! Эх, ты, хвастун, горе-разведчик! Где же твой жизненный опыт? Чуть не достался на обед тупому крокодилу, из которого скоро сделают кожаный чемодан!"
       Но память у попугая была короткой. Поклевав недозрелый банан, какаду окончательно успокоился. Теперь ему не терпелось рассказать друзьям о результатах рейда.
      
       Поначалу возвращение на яхту протекало нормально. Небо было ясным, море - спокойным, горизонт - чистым, но что-то встревожило старого разведчика. Попугай оглянулся и увидел преследующую его большую птицу. Это был то ли гриф, то ли орлан, да какая собственно разница, надо было спасать свою шкуру, а точнее сказать - перья. Жизнь снова была в опасности и в который раз!
       Яхта была рядом, и до неё оставалось лету всего несколько сот метров. Попугай спешил, как мог, но силы были почти на исходе. Преследователь не отставал от него. И вот какаду уже слышался хищный клёкот его острого клюва. И тут Гогелю в голову пришла спасительная идея! Эврика!
       Он напрягся и воспроизвел пронзительный звук сирены, который сопровождает пожарную машину, потом громко объявил воздушную тревогу и завершил "концерт" резким сигналом полицейской сирены. Преследующий его хищник опешил, сбился с ритма и камнем полетел вниз. Но у самой воды, огромная птица резко взмыла вверх и стала заходить на добычу теперь уже снизу. Видя, что враг не прекращает на него охоту, Гогель отчаянно завопил, взывая о помощи:
       - Эй, на шхуне! SOS! Спасите мою душу!!! Меня сейчас гриф заклюет! Проклятый стервятник! Я тебе не падаль какая-нибудь, я живой!
       Сева первым услышал вопли и начал озираться по сторонам. Он заметил большую хищную птицу и сразу понял, какая смертельная опасность нависла над попугаем. Корабельный схватил старое пиратское ружье и выстрелил в воздух. Раз, второй, третий! Рябоконь стрелял часто, но тщательно целясь, стараясь не попасть, ни в попугая, ни в орла. Он хотел просто отпугнуть хищника. А вдруг этот пернатый гигант - редкий экземпляр, занесённый в "Красную книгу". Выстрелы, действительно, отпугнули преследователя, и он, резко отвернув в сторону, прекратил погоню.
      
       Вскоре разведчик уже сидел на палубе, таращил глаза и тяжело дышал. Экипаж сбежался на звуки выстрелов, и теперь все обрадованно смотрели на чудом спасшегося товарища. Первым заговорил крыс. Он подскочил к попугаю и обнял друга.
       - Милый Гогель! До чего же я рад, что ты вернулся живым и невредимым! Как бы я жил без тебя?
       - Спасибо, Амадеус! Ты один меня жалеешь. Всем наплевать, что сначала меня поймали в ловушку и посадили в клетку, потом, утром, чуть не слопал огр-р-ромный крокодил, а сейчас меня едва не заклевал гриф.
       - А мне кажется, это был орлан, - попытался уточнить Василиск, чтобы отвлечь внимание Гогеля от пережитого ужаса.
       Но попугай только рассердился ещё больше:
       - Вот видишь, друг Амадеус! Это р-р-рыжий наглый кот умничает и насмехается! А ведь он спокойно прохлаждался на палубе, пока я подвергался смертельной опасности.
       - Не прохлаждался, а плавал в море, - возразил кот.
       - Вот как! Он еще и принимал ванну! Конечно, я с риском для жизни летаю, а вы тут отдыхаете как на курорте - водные процедуры и всё такое!
       - Гогель, ты не прав, - вступился за Василиска крыс. - Нашего кота вчера едва не сожрала акула! Он упал в море на рыбалке...
       Эта новость заинтересовала какаду и отвлекла от собственных переживаний.
       - Ух, ты! Здорово! Большая была акула?
       - Очень! - затараторила Потеряшка. - Огромная и зубастая!
       Попугай почесал лапой клюв и весело спросил:
       - И как вы от акулы избавились? И что было потом?
       Теперь пришла очередь Василиска сердиться на Гогеля. Ему показалось: попугай доволен, что с ним, с котом, тоже произошло несчастье, и он сердито прервал какаду:
       - Что потом, что потом... суп с котом!
       Друзья засмеялись, и крыс пригласил экипаж в кают-компанию:
       - Кушать подано!
       - Что у нас на обед? Тот самый обещанный суп с котом? - не удержался и пошутил Гогель.
       Василиск, объевшийся рыбой ещё накануне, лишь добродушно фыркнул и неторопливо отправился к себе на мачту.
      
       После обеда Амадеус как обычно спустился покормить крошками и остатками от обеда своих сородичей: крыс и мышей. В этот раз его ждал весь трюмный коллектив, и обстановка была какой-то чересчур напряжённой.
       - Привет, грызуны! - крикнул им Амадеус. - Угощайтесь!
       Но крысы к еде даже не притронулись. Вперед вышел толстый крысак, видимо, предводитель, и произнёс:
       - Послушай, чужеземец! Зачем ты прислуживаешь коту и девочке? Не подобает так себя вести! Разве ты, в прошлом, не крысиный король?
       - Я никому не прислуживаю! Мы все в экипаже равны...
       - Не может честный и приличный крысак дружить с котом! Спрошу тебя прямо как вожак вожака, почему бы нам под твоим руководством не захватить яхту?
       - С какой целью, если не секрет? - вкрадчиво спросил Амадеус.
       - Кота, девчонку и попугая съедим, привидение выгоним, а этот ходячий железный ящик выбросим за борт. Главная задача - захватить продукты и устроить пир.
       Амадеус опешил. Он их подкармливал, а вместо благодарности в трюме зрел заговор! Этого он никак не ожидал. Наш рассудительный крыс сразу ничего отвечать не стал. Вступать в схватку бессмысленно: силы были неравны. Диких корабельных крыс примерно сотня, а он один! Надо было проявить осторожность и хитрость.
       - Я подумаю, - тихо ответил Амадеус. - Ничего без меня не предпринимайте. Ждите моего возвращения.
      
       Крыс быстро взбежал по трапу на палубу и задраил люк. Сердце в груди Амадеуса бешено колотилось.
       - Мур-р-р. Чем ты так напуган? В трюме течь? - спросил Василиск, свесив вниз голову. Кот лежал на рее и грелся на солнышке.
       - В трюме зреет бунт! - ответил Амадеус, машинально оглядываясь по сторонам. - Крысы замышляют захватить корабль.
       Василиск живо спустился вниз по канату и начал ходить по палубе взад-вперед, нервно дёргая хвостом. Он пристально посмотрел в глаза приятелю, словно пытался понять, не заодно ли он с теми грызунами, что прячутся в трюме.
       - Ах, вот как! Надеюсь, ты на нашей стороне? Не собираешься предать? Ты с ними не заодно?
       - Глупости! Конечно, нет!
       - Что будем делать?
       - Не знаю... - растерянно произнес Амадеус. - Их слишком много и без помощи друзей нам не обойтись...
       Приятели закрыли покрепче трюмный люк и пошли докладывать корабельному о происшествии, пусть капитан сам решает, что делать.
      
       Сева Рябоконь в ответ на рассказ о заговоре хмыкнул, почесал затылок и глубоко задумался.
       - Придумал! - наконец сказал корабельный.
       - Что придумал? - переспросил Василиск.
       - Надо попробовать усыпить всех мятежников.
       Тут возмутился Амадеус:
       - Как это, усыпить? Ты что, живодер? Скажи ещё: скормить грызунов Василиску!
       Кот обиделся, что его выставили в таком неблаговидном свете, встал на задние лапы, набрал воздуха в легкие и пошел на Амадеуса, словно подрывник на танк.
       - Интересно узнать, за кого ты меня принимаешь? Я дикарь? Людоед? Я умный и говорящий кот!
       - Стоп! Ну что вы так орете оба! Не дослушают и шумят , - замахал на них руками корабельный. - Операция пройдет гуманно и в рамках конвенции о защите животных. Дайте сказать капитану!
       - Говори, - разрешил кот.
       - Надо подсыпать в еду и питьё сильное снотворное, усыпить мятежников и отправить их в ссылку на берег.
       - Это другое дело! - обрадовался Амадеус. - А то слово "усыпить" у ветеринаров имеет совсем иное значение.
       - Дело за малым - найти снотворное и заставить грызунов его съесть, - закончил излагать свой план Сева Рябоконь.
       -Я знаю, где взять! Вчера я лазил по кубрикам и нашёл снотворное в аптечке пиратского капитана, - успокоил товарищей кот. - Видимо, он плохо спал, совесть, наверное, мучила по ночам, вот злодей и пил снотворное.
       План был отличный, оставалось воплотить его в жизнь.
       - Пропитаем снотворным пищу, тогда грызуны наверняка уснут, - ухмыльнулся Василиск.
       - И не просто еду, а очень вкусную! Чтобы они обязательно съели и не воротили свои длинные носы. Кок должен постараться и приготовить нечто особенное!
       Сева выразительно посмотрел на Амадеуса, намекая на качество питания.
       - А вот крысиные носы попрошу не оскорблять! И что значит "приготовить нечто особенное"? - обиделся крыс. - Я в кулинарных техникумах ни дня не учился и занятий в школе поваров не посещал. Как умею, так и готовлю.
       - Нет, уж, будь любезен, постарайся, - потребовал кот и полез обратно на мачту.
       Самых впечатлительных членов экипажа, Потеряшку и уставшего после разведывательного полета попугая, решили не посвящать в суть дела, чтобы не волновать лишний раз. Сева поспешил в каюту за аптечкой, а Амадеус - на камбуз, изобретать какую-то вкуснятину.
      
       Ужин удался на славу, крыс и Мерцалкин постарались, применив рецепты, извлеченные из бездонных глубин электронной памяти робота. После приёма пищи Юля и Гогель уселись в кают-компании за шашками, а остальные тихо вышли на палубу. Василиск тщательно пропитал рыбные котлеты снотворным.
       - Кот, смотри, не перестарайся, - предостерёг приятеля Амадеус, переживающий за жизнь и здоровье своих коварных сородичей.
       Василиск ехидно посмотрел на приятеля:
       - Не учи ученого. Если тебе доверить снотворное, то мы мятежников не усыпим, а только зевать заставим.
       - Я же просил, не произноси при мне этого слова - "усыпим"! Оно мне не нравится! - запротестовал Крыс.
       Кот завершил манипуляции с усыпляющей начинкой и торжественно протянул поднос с едой Амадеусу:
       - Кушать подано! Официант, прошу! Несите в трюм.
       Крыс закатил к небу глазки, затем что-то пошептал типа молитвы и на дрожащих лапах пошёл к трюму.
       - Стой! Так не пойдет, - остановил его корабельный. - Мятежники тебя сразу разоблачат! А ну-ка, изобрази улыбку на мордочке! Спокойствие и радость! Ты ведь умный и смелый!
       Амадеус сделал несколько раз вдох-выдох и шагнул вниз.
       Крысы с нетерпением поджидали собрата.
       - Ну что там наверху? Как дела? Решился? Ты с нами? - засыпали они его вопросами.
       - С вами, с вами, - кивнул Амадеус. - Ночью начнем. Покушайте, наберитесь сил, а в полночь я открою люк, и мы захватим яхту, пока экипаж спит.
       Крысы набросились на котлеты, а Амадеус поспешил на палубу.
       - Что они делают? - с тревогой спросил его Мерцалкин.
       - Едят с большим аппетитом, - ответил крыс и подозрительно посмотрел на Василиска. - А вот у меня сегодня аппетит пропал. Во время ужина мне казалось, что моя котлета тоже со снотворным.
       - Ну что ты! Как ты мог так подумать, - ухмыльнулся кот и обнял крыса. - Мы ведь с тобой земляки: "однокорабельники", "однопалубники" и "однотрюмники" и почти родственники. Я тебя уже давно считаю сводным братом.
       - Тоже мне, родственничек нашелся, - буркнул крыс, сбрасывая с плеча кошачью лапу. - Нет уж, чур, я - сирота.
       - Друзья, не ссориться! - прикрикнул на них робот. - Нашли время для выяснения отношений!
       - Интересно, долго ещё ждать, когда они уснут по-настоящему? - спросил Сева.
       - На упаковке написано - действие сонного яда в течение часа, - пояснил Василиск. - Усыпим, не переживайте. Уснут как миленькие!
       - Опять он издевается! - взвизгнул Амадеус. - Какой ещё яд! Пусть даже и сонный!
       - Брат! Не психуй - это была шутка! - улыбнулся кот и вновь обнял крыса.
       Амадеус нервно дернулся, но на этот раз вырываться из кошачьих объятий не стал.
      
       Пока усмирители мятежа нервно расхаживали по палубе, наш крыс неоднократно порывался посмотреть обстановку в трюме, но каждый раз его удерживал спокойный и рассудительный Мерцалкин. Ровно через час Сева-корабельный скомандовал:
       - Теперь пора!
       В трюме стоял громкий храп, издаваемый уснувшими грызунами. Амадеус принялся бегать между спящими, проверяя, не перебрал ли кто снотворного. Вроде все были живы.
       - Полный порядок, - доложил он, высунув нос из люка.
       - Выноси тела! - распорядился Рябоконь.
       Ученый кот наотрез отказался участвовать в эвакуации, чтобы не поддаться соблазну скушать кого-нибудь из спящих. Инстинкт хищника мог пробудиться.
       Целый час Амадеус выносил одного за другим крыс и мышей, а Мерцалкин загружал спящих в шлюпку.
       - Что будем делать, если вдруг случится кораблекрушение? - начал переживать Василиск.
       - Это не корабль, - усмехнулся Сева. - Мы же на яхте.
       - Какая разница! Ну, яхтокрушение!
       Путешественники переглянулись. Мерцалкин включил внутри себя радио, и зазвучал успокаивающий блюз.
       - Не бойтесь! У нас остался надувной спасательный плот, - успокоил экипаж капитан. - Живо за дело! Спустить шлюпку на воду!
       Начинался прилив. Мерцалкин толкнул лодку сторону берега. Когда шлюпка удалилась на сотню метров, из-за борта показалась первая крысиная мордашка. Крыса принялась будить товарищей. Вскоре все грызуны свирепо смотрели в сторону яхты. С кормы им на прощание махал лапой кот и платочком театрально вытирал слезы.
       - Нас предали, - долетел до ушей Амадеуса писк предводителя шайки серых заговорщиков. - Мы пропали! Эх, теперь нам предстоит стать сухопутными крысами...
       Амадеус виновато вздохнул и тоже помахал сородичам лапкой. Некоторое время он следил взглядом, в нужном ли направлении плывет шлюпка. Не понесёт ли её прочь от берега? Убедившись, что всё в порядке, крыс отправился работать на камбуз.
      
      
       Глава 6. Пополнение экипажа
      
       Мятеж грызунов подавлен, пора было принять решение, куда плыть дальше. Рябоконь пребывал в некоторой растерянности. Одно дело - пройти под парусом несколько миль и совсем иное - кругосветное путешествие. Тут нужен настоящий экипаж, умелые матросы. А что могут делать маленькая девочка или кот, пусть даже и говорящий?
       И тут им несказанно повезло! Свершилось чудо! На горизонте показалась шлюпка, в которой сидели три человека. Корабельный с капитанского мостика направил на нее подзорную трубу, внимательно рассмотрел гребцов и подпрыгнул от радости.
       - Ура! Фортуна к нам благоволит!
       - Что случилось, Сева? - удивилась Юля.
       - К нам плывут матросы с "Жемчужины"!
       Потеряшка подскочила к нему и выхватила подзорную трубу, забыв о том, что перед ней капитан судна.
       - Какое счастье! - воскликнула Юля и закружилась в танце.
       - Вот и спасательная шлюпка у нас снова появилась, - обрадовался кот.
       Зверюшки и робот сгрудились на палубе и приветливо махали людям. Василиск от избытка чувств вскарабкался на верхушку мачты. Гогель полетел навстречу шлюпке и сделал вокруг неё несколько приветственных кругов.
      
       Когда шлюпка пришвартовалась, и на палубу поднялись настоящие моряки, то весь экипаж, приветствуя гостей, дружно выстроился по ранжиру. Первым стоял невидимый корабельный, рядом - Мерцалкин, затем Потеряшка, далее кот, крыс и попугай.
       - Здравствуйте, товарищи путешественники! - поприветствовал встречающих боцман Якорев.
       - Здра-а-ввв!! - ответил экипаж яхты.
       - Хорошо отвечаете, матросы! - поблагодарил их боцман.
       - Рады стараться!
       Молчал только Рябоконь, который сделался невидимым. Он по-прежнему считал себя капитаном и крепко обиделся.
       Якорев начал здороваться со всеми за руку и случайно наступил корабельному на невидимую ногу. Севе было не больно, но он из принципа охнул и буркнул:
       - Ох! Аккуратнее! Боцман, топаешь как слон!
       Якорев опешил и даже испугался. А кто не испугается, если голос есть, а человека - нет.
       - Что это было? - тихо спросил боцман, озираясь по сторонам.
       - Не что, а кто! - поправил его невидимый Сева.
       - Кто это? - прошептал слегка побледневший Якорев и от удивления сел на палубу.
       Если наш юный читатель помнит, прибытие Севы-корабельного на борт "Жемчужины" для экипажа этого судна так и осталось незамеченным. Он и прожил-то на корабле несколько дней.
       - Чур, меня! - воскликнул вновь Якорев и зажмурил глаза.
       В этот момент матрос Булыга и кок Шницелев привязали шлюпку и тоже перебрались на борт яхты.
       - В чем дело? - встревожился кок, заметив растерянного боцмана, почему-то сидящего на палубе. - Кто тебя напугал, Петрович?
       - Не знаю... но я слышу голоса, словно воздух заговорил...
       Мерцалкин первым не выдержал и хохотнул, Юля тоже прыснула со смеху, а следом засмеялись попугай, кот и крыс.
       Приплывшие моряки в недоумении вглядывались в пространство, но никого не увидели. Якорев даже потрогал воздух впереди себя. Пусто!
       - Странно! Ведь кто-то ругался...
       Булыга с сомнением посмотрел на боцмана и принюхался:
       - Петрович, а ну дыхни...
       - Я сейчас как дыхну! Забываешься, матрос!
       - А что мне прикажешь ещё думать? У начальства "крыша" поехала?
       Боцман состроил злобную гримасу, а воздух вновь колыхнулся, и раздался негромкий смех.
       - Видите! Тут барабашка какая-то... Вы разве ничего не слышите? - продолжал удивляться боцман.
       Лица у моряков вытянулись.
       - Вот это да! - вымолвил Булыга. - И точно - голос! Юля! Что у вас на яхте происходит?
       Девочка растерялась. Она как-то даже не могла предположить, что встреча с корабельным может стать настоящим потрясением.
       Выручил болтливый Гогель, который не мог удержаться, чтобы не встрять в разговор.
       - Успокойтесь, братцы! На яхте полный порядок! Ничего странного. Почему вас не удивляет говорящий крыс или кот?
       Булыга хмыкнул, почесал затылок и ответил:
       - Извини, Гогель. Разумные животные - это ещё куда ни шло, а вот говорящий воздух - это нечто сверхъестественное. Я бы сказал, за гранью разумного...
       - А вот и нет, - обиделся попугай. - Это мы феномены! Перед вами обычное привидение! Призрак. Такие явления известны человечеству с незапамятных времен. По-о-одумаешь, фантом. Заурядное аномальное явление!
       - Это обычный корабельный, - поддержал попугая Василиск. - Перед вами стоит единственный в мире говорящий кот. Уникум! И вы должны были беречь меня. А что получилось? Можно сказать, на ваших глазах меня, феноменального кота, похитили! По-хи-ти-ли!!! И что вы сделали для освобождения из пиратского плена уникального кота, крыса и бедной девочки?
       - И меня тоже похитили, - напомнил Гогель.
       - Да! И попугая - тоже! - согласился Василиск. - Что вы предприняли? Ровным счетом ничего! А кто нас спас?
       Моряки не знали, куда девать глаза от стыда.
       - Молчите? - наскочил на них теперь и какаду, словно бойцовский петух. - Хотите узнать, кто нас спас?
       - Хотим, - произнесли хором моряки.
       - Из пиратского плена нас выручили Мерцалкин и Сева Рябоконь. Сева - это наш корабельный. Матросы непонимающе переглянулись.
       - Как, вы не знаете, кто такой корабельный? - удивился попугай.
       - Нет! - ответил Булыга за всех.
       - Сева, покажись! - попросил Гогель, невидимого корабельного.
       Кто-то невидимый кашлянул, и из воздуха материализовался Сева Рябоконь. Корабельный стоял прямо перед боцманом, и артистическая натура Якорева не выдержала. Он грохнулся без чувств на палубу. Не менее впечатлительный Шницелев тоже пошатнулся и застыл на месте, и лишь тугодум Булыга остался невозмутимым. Матрос тупо уставился на призрака и пытался понять, кто это перед ним. А Сева предстал перед моряками во всей своей неприглядной красе: небритый, непричёсанный, в рваной тельняшке в капитанской фуражке с покосившимся козырьком.
       - Ты кто? - еле слышно произнес Булыга.
       - Капитан Рябоконь! А ты кто?
       - Матрос Булыга.
       - Докладывай, матрос, капитану, откуда и зачем прибыл на мой корабль. И учти, я тут главный!
       Булыга посмотрел на товарищей и осторожно спросил:
       - А может быть, сначала им поможем? В чувство приведём?
       Юля быстро сбегала за водой и нашатырем.
       Булыга побрызгал водой на приятелей и поднес к носу каждого нашатырь.
       Боцман пришёл в себя, присмотрелся, по-своему оценил внешний вид корабельного и потребовал от Юли объяснений:
       - Рассказывай нам всё подробно и без утайки! Что это за тип?
       Юля пересказала историю Севы: про то, как он попал на "Жемчужину", как спас её и говорящих животных от пиратов, как он вынужден был стать капитаном яхты.
       - Так вы капита-а-ан? - с сомнением посмотрел боцман на Рябоконя.
       - А что удивляет?
       - Больно уж потрёпанный вид...
       - Боцман, проживи сотню лет, я посмотрю тогда, как ты будешь выглядеть, - ответил с обидой Сева и растворился в пространстве. - Станешь привидением - потом поговорим!
       Юля топнула ножкой и накинулась на Якорева:
       - Вы способны прокладывать курс и вести яхту в океане?
       Боцман растерялся. Он умел наладить хозяйственную часть, навести порядок на судне, вязать морские узлы, а ещё рисовать картины, сочинять стихи... Многое умел делать наш талантливый боцман, но только не управлять судном. Кок Шницелев тоже неплохо освоил свою профессию, порой у него под настроение получалось даже вкусно приготовить, но капитаном яхты он стать бы никак не смог. А Булыга, тот вообще мало что умел. Обыкновенный рядовой матрос, который ни на что не претендовал.
       - Сева, пожалуйста, вернись, - попросила Юля корабельного. - Нам без тебя не обойтись.
       - Пусть боцман попросит, - ответил голос из пустоты.
       Якорев нахмурился, но всё же сказал:
       - Всеволод, не знаю как вас по батюшке...
       - Васильевич...
       - Всеволод Васильевич! Прошу, вернитесь к нам и ведите яхту! Я согласен, чтобы вы были капитаном, как-никак и возраст у вас почтенный. А я готов быть боцманом!
       - Да! Точно! Вернитесь, - поддержали товарища кок и матрос.
       Воздух дрогнул, колыхнулся, и корабельный медленно материализовался, приняв, человеческий образ.
       - Ну ладно! Слушайте мою команду! - раздался его бодрый голос. - Через пять минут всем собраться в кают-компании!
       Обитатели яхты, весело переговариваясь с прибывшими моряками, стали продвигаться к месту сбора.
       - Что нового на корабле и в мире? Как вы нас нашли! Где стоит "Жемчужина"? - забросала моряков вопросами Потеряшка.
       - А как поживает мой дорогой капитан Арнольд Вольдемарович Шромм? - воскликнул какаду. - Не скучает по мне?
       - Скучает! И отправил нашу группу вам на помогу, - ответил боцман. - Морская полиция сообщила ему, в каком вы районе дрейфуете.
       - Корабль цел? Корпус не дал течь?- пискнул Амадеус.
       - Корабль сел на мель, но пробоину уже заделали.
       - О маме с папой нет вестей? - пискнула девочка.
       - О твоих родителях пока ничего не слышно.
       Боцман старался отвечать на вопросы по порядку, обстоятельно.
      
       ***
      
       Тем временем на берегу происходили странные события. Преступников уже освободили! Когда международные силы по борьбе с пиратством доставили арестантов в тюрьму, то вскоре туда прибыл Бержерак Чихута собственной персоной.
       Он узнал из новостей, что у берегов Гаити поймана шайка пиратов, и увидел по телевизору фото своего подручного Бреда Тауэра. Директор цирка переживал за свою репутацию: а вдруг во время допросов случайно всплывет его имя? Тогда прощай, цирковая карьера, прощай, бизнес!
       Пришлось Чихуте прилететь на самолете в город, где сидели в тюрьме незадачливые арестанты, и как следует раскошелиться. Едва надзиратель вывел всю компанию за порог тюрьмы, как пираты попытались бежать прочь.
       - Стоять! А ну назад! - закричал поджидавший их на улице главный злоумышленник. - Вот я заберу залог - и сядете опять в тюрьму!
       - В чем дело? Ты кто такой, чтоб нам указывать? - налетел на него капитан Крус с кулаками.
       - Я заказчик выполнения контракта! - ответил директор и махнул рукой. Пираты переглянулись, и их лица расплылись в широких улыбках, которые были больше похожи на оскал.
       - О! Так это ты, шеф? Ты-то нам и нужен! Гони неустойку за потерю нашей яхты в ходе операции!
       - Какая неустойка? Вы же провалили задание! - накинулся на пиратов хозяин. - Я вам заплатил аванс? Заплатил! А где трофеи? Где мои говорящие животные? Где телевизор ходячий?
       Пираты быстро переглянулись и пожали плечами. Наконец капитан Бортоломео Крус подал голос:
       - Протестую! Никаких денег у нас не было! Ничего мы не получали! Только жалкие гроши, которых едва хватило на то, чтобы мы не умерли с голоду.
       Директор цирка посмотрел на посредника. Бред Тауэр сжался и даже, казалось, стал ниже ростом.
       - Будем с вами разбираться, - пообещал Чихута. - С каждым в отдельности, с живым или мертвым...
       Пираты сразу загрустили. Они никак не ожидали такой встречи на свободе. И вообще, в их планы не входила новая погоня за умными животными. Им хотелось только одного - любой ценой вернуть свою яхту.
       - Денег я вам немного дам. Поживёте некоторое время в небольшой гостинице в ожидании приказаний.
       Когда отработаете, то вернете. Получите для нового задания катер! На нем и поплывете в погоню. Я скоро узнаю, где находится девочка и её зверинец, и укажу, в каком месте их перехватить.
      
       Глава 7. Полный вперед!
      
       После долгого совещания наконец-то решили, в каком направлении продолжать поиск родителей.
       - Насколько я понимаю, теперь после злоключений на Гаити, нам надо двигать к далекому райскому острову Таити! - подвел итоги боцман. - Туда два пути: короткий - через Панамский канал - или длинный - вокруг Южной Америки. Но в первом случае нужны большие деньги за проход по каналу и документы. У нас же - ни того нет, ни другого. Второй маршрут дольше, но безопаснее для нас. На него тоже понадобятся средства: на еду, на починку снастей.
       - Пойдем вторым путем, - согласился корабельный. - Как понимаю, в любом случае нужны деньги.
       - Провиант мы закупим на острове Мартиника, - предложил Якорев. - Капитан Шромм нам на первое время выделил небольшую сумму. Он был возмущен распоряжением хозяев бросить вас на произвол судьбы и посадил судно на мель. Теперь "Жемчужина" стоит на ремонте, после чего продолжит свой путь в Средиземное море к берегам Египта. Там они нас будут поджидать, пока мы не вернемся из кругосветного путешествия. На экспедицию у нас полгода. Итак, полный впёред!
       - Молодец капитан Шромм, - обрадовалась Потеряшка. - Я знала, что он нас не бросит в беде.
      
       Яхта медленно шла под парусами, а боцман и кок принимали судовое хозяйство. Шницелев поднялся на капитанский мостик и доложил корабельному о результатах ревизии.
       - В дальнее плавание нельзя отправляться без продуктов! - басом произнес кок. - Надо немедленно пристать к берегу и пополнить припасы на острове Мартиника!
       Потеряшка расстроилась, так как новый заход в порт - это опять потраченное время, а ей хотелось как можно скорее отправиться на поиски родителей.
       - Не надо никуда заходить! С голода не умрём! Лично я сажусь на диету.
       - Даже если ты на диете, то без жидкости всё равно не обойтись. А пресная вода на исходе, - погладил её по голове кок. Он хорошо понимал нетерпение девочки.
       - Мы и так в море, и воды вокруг полным-полно, - продолжала упрямиться Потеряшка. - Пей - хоть лопни.
       - Это вода соленая - не питьевая. Не переживай! Мы недолго! Час-другой походим по рынку и магазинам, и снова - в путь.
      
       Когда суденышко зашло в гавань, моряки быстро снарядили лодку. На весла сели Шницелев и Булыга, с ними поплыла Юля и попугай-переводчик.
       У экономного боцмана средств хватило только на самое необходимое из продуктов: соль, сахар, сухари, сухофрукты, крупы и консервы.
       - Нам бы еще купить овощи и фрукты - детям нужны витамины! - сказал Шницелев. - Иначе во время долгого плавания начнётся цинга, и зубы выпадут.
       - Что такое цинга? - покосился на него какаду.
       - Цинга - это болезнь, вызываемая дефицитом витаминов, - пояснил кок.
       - Мне это не грозит, - ухмыльнулся попугай. - У меня нет зубов. Обойдусь сухим кормом и пшеном.
       - Зато без витаминов у тебя перья выпадут, - пообещал Шницелев.
       - Кошмар! Срочно купите фрукты! - испугался Гогель. - Я не хочу быть лысым! Мы так не договаривались.
       Шницелев ласково почесал попугаю перья под крыльями, и тот громко поблагодарил кока за заботу. На оставшиеся средства кок закупил тропические фрукты. Гогель заказал плоды манго, авокадо, яблоки, виноград, персики, сушенные и свежие бананы.
       - Эх, остались мы без мяса, - вздохнул кок и покачал головой.
       - Как же без мяса мужскому организму? - запротестовал Булыга. - Без мяса мы быстро ноги протянем!
       - Не беда, Булыга! В море полным-полно рыбы. И кот-рыболов у нас имеется на судне. Значит, жареная рыба и уха у нас будут в меню, - успокоил его какаду. - Всю неделю - сплошной рыбный день. Зато без цинги: с зубами и перьями!
       Коробки и пакеты были упакованы и собраны, предстояло доставить груз на шлюпку. Но тут забеспокоился Шницелев. Пропал Булыга. Только что был рядом, и вот его уже нет. Юля и кок стали оглядываться, но матроса нигде не было.
       - Неужели сбежал! - удивился Шницелев.
       Какаду крикнул: "Я мигом!", вспорхнул с его плеча и начал облет рынка. Вскоре Гогель вернулся и, не приземляясь, завопил:
       - Нашел!
       - Где он? - обрадовалась Потеряшка.
       - С Булыгой полный порядок. Он возле кафе, а вот с местными торговцами беда.
       Кок последней мелочью заплатил носильщикам, распорядился доставить провизию в порт и друзья поспешили вслед за попугаем, который показывал дорогу. Когда они добрались до кафе, то обнаружили, что Булыга азартно играет в карты, напёрстки, кости, нарды и даже шашки - это был настоящий сеанс одновременной игры. Перед ним лежала большая картонная коробка, которая быстро наполнялась купюрами и медяками.
       - Булыга! Ты что делаешь! - набросился на него кок. - Ты же давал слово - никогда не применять своих сверхъестественных способностей!
       Надо сказать, что Булыга после пребывания в Бермудском треугольнике заделался настоящим карточным шулером. Он стал необычайно удачлив не только в картах, но и во всех азартных играх. Однажды капитан Шромм застал матроса за игрой и взял с него слово никогда не играть на деньги. И вот он нарушил данное капитану слово. Булыга выронил кости и потупил глаза. Матрос густо покраснел и начал оправдываться:
       - Я же не для себя, а для общего дела. Зарабатываю на витамины девочке и попугаю... На мясо коту...
       Юля подошла к матросу и строго произнесла:
       - Даже благородная цель не оправдывает нечестные поступки! Вам должно быть стыдно, гражданин матрос!
       Булыга нервно мял в руках бескозырку и глупо хлопал ресницами.
       - Ты будто не девочка, а милиционер, - буркнул попавшийся с поличным шулер.
       - Что теперь будем делать? - спросил кок. - Брать эти деньги себе нельзя! Вернуть проигравшимся - тоже не получится.
       - Передадим на благотворительные цели, - предложила Потеряшка.
       Булыга громко, с сожалением в голосе, объявил, что игра завершена, и друзья покинули рынок.
       Коробку с деньгами они принесли к дверям храма и отдали на содержание приюта для сирот.
       Матрос был расстроен: столько напрасно потрачено трудов! Он умудрился обыграть весь Карибский базар, а в итоге получил выговор. А ведь хотел, как лучше.
       - Запомни, человече, - прервал его размышления мудрый Гогель. - Ещё древние говорили: дорога в ад вымощена добрыми намерениями!
      
       ***
      
       Экспедиция приближалась к берегам Бразилии. Слышали о такой? Бразилия - это огромная страна, в которой почти всё население от мала до велика играет в футбол! И ведь как играет! Мастера, суперигроки, кудесники мяча!
       Булыга лежал возле трапа и слушал Гогеля, который читал для него вслух новости из газеты. Попугай старательно и громко произносил слова, а матрос только лениво переворачивал страницы. Эту газету они нашли среди покупок: кто-то из торговцев на рынке завернул в неё сухофрукты. Новости были не самые свежие, недельной давности, но кое-что очень заинтересовало матроса.
       - Любопытно! - оживился Булыга, услышав про командный чемпионат мира среди моряков по пляжному футболу. - Что там сказано о призовом фонде?
       - Сумма не названа, но написано: пр-р-ризовой фонд формируется из взносов участников, - пояснил Гогель. - А что?
       - Есть идея! Надо принять участие и выиграть турнир!
       - Тебе запрещено играть в азар-р-ртные игры! - возразил какаду.
       - Это спорт, а не шулерство, - обиделся Булыга и пошел за футбольным мячом.
       Вскоре он вернулся к Гогелю и принялся жонглировать мячиком не хуже бразильских футболистов. Матрос не давал ему коснуться палубы, подбрасывая ногами, корпусом, плечами, головой.
       - Гогель, фиксируй, сколько раз ударю по мячу. Попугай принялся считать как автомат:
       - Один, два, три... тысяча один, тысяча два...
       После тысячи тридцати трёх раз Гогель сбился, и его как будто заело:
       - Тысяча тридцать три, тысяча тридцать три, тысяча тридцать три.
       - Тормозишь? Какаду, ты что, считать разучился? Начнем сначала?
       - Ой, нет! И так ясно - отличный футболист. Но ты хоть немного себе представляешь, сколько там будет сильных команд?
       Булыга подмигнул птице и ласково почесал клюв попугаю.
       - Вот увидишь, мы победим!
       И матрос ушёл тренироваться дальше.
      
       Вечером в кают-компании начался жаркий спор. Булыга уговаривал моряков рискнуть и сыграть. Припасов-то на яхте всего на месяц, а плыть придется примерно полгода! Дебаты затянулись до полуночи.
       - Поесть вы любители! А как на еду заработать - так никого нет, надеетесь на кота-рыболова: мол, прокормит!
       После этой фразы матрос сразу получил союзника в лице Василиска.
       - Правильно! Ложками работают все, а рыбу ловлю я один. Верно говорит Булыга, надо о провианте думать. А пока мы спорим, проплывем мимо Бразилии.
       Попугай тоже не удержался и решил высказать своё мнение. Как-никак это он прочитал заметку о футбольном турнире.
       - Я присоединяюсь к мнению товарищей. Надо смелее действовать! Искать различные подходы, понимаешь ли, и не бояться временных трудностей. Больше энтузиазма и выдумки!
       - Да что вы заладили! - вмешался боцман. - Как на митинге! Никто не спорит - кушать надо, но с чего вы взяли, что победите в турнире?
       - Нам хватит денег даже за пр-р-ризовое место, - ответил Гогель. - Достаточно попасть в финальную четверку участников.
       - Никакой четверки! Да вы что! Только победа! - возмутился Булыга. - Я не собираюсь играть в поддавки с противником.
       - А состав команды? Сколько должно быть игроков? - продолжал допытываться боцман. - Кого мы выпустим на поле?
       - Четыре бегают по полю и один - вратарь. В поле будем играть я, боцман, Юля и Сева.
       - Как же корабельный сможет играть в футбол? Он же наверняка не сможет выдержать весь матч, ему тяжело долго быть видимым.
       - Матч идет три тайма по двенадцать минут. В перерыве накроем его одеялом или полотенцем и пусть отдыхает. Дело Севы - не голы забивать, у него другая задача - игроков соперника пугать. Появится внезапно рядом с каким-нибудь игроком, померцает, шепнёт что-нибудь на ухо вратарю - вот и гол! Юлю коротко подстрижём, сойдет за мальчика. Она будет в полузащите, её задача - путаться под ногами противника в центре поля. Боцман - защитник, мы с Севой играем по всему полю, а Шницелев встанет в ворота. Только запасных в нашей команде не будет, играем без замен - поэтому надо беречь ноги! Жаль, что ни кот, ни крыс, ни Мерцалкин, для футбола не подходят.
       - А из меня, между прочим, вратарь отличный получится, - заявил кок и принялся жонглировать тремя большими кастрюлями. - Все мячи отобью или поймаю. У меня хорошо развиты хватательные движения. Я их долго отрабатывал. Последний год на камбузе жонглирую в свободное время. Но с отражением ударов в нижние углы, думаю, возникнут проблемы, я не смогу быстро падать: лишний вес. - Шницелев погладил большой живот и развел руками: мол, ничего не поделаешь.
       - Вот-вот! У вас, у всех работников питания и торговли, слишком хорошо развиты хватательные способности, - ухмыльнулся Булыга, - ничего мимо рук не проскочит.
       - Попрошу без оскорблений и перехода на личности, - обиделся кок и погрозил большим кулаком в адрес матроса.
       - Прекратить споры! Хоть наши спортивные возможности и ограничены, но идея неплохая. Только где мы возьмем деньги на вступительный взнос? - задумался боцман.
       Булыга потупился и тихо сказал:
       - Есть одна идея...
       На том и порешили: если матрос сумеет найти деньги, не мошенничая, то пусть ищет. В конце концов, у команды есть два тайных козыря: футбольный талант Булыги и сверхъестественные способности Севы, который так напугает и запутает соперника, что тому будет не до игры.
      
       ***
      
       А идея, как достать деньги, была не совсем обычной. Она заключалась в следующем - Булыга решил заложить в ломбард говорящего попугая. Этой неординарной задумкой хитрец поделился с Гогелем.
       - Меня? В ломбар-р-рд? Ты в своем уме, Булыга? Кстати, что такое ломбард?
       - Ломбард - это место, куда на время можно принести вещь, оставить в залог и получить деньги.
       - Но я не вещь!
       - Извини, я не так выразился! Заложить что-нибудь ценное! Пойми, Гогель, тебе ничего не угрожает! Мы всех обыграем, ну, в крайнем случае - попадем в призеры. Подумаешь, посидишь пару дней в клетке, с тебя не убудет.
       Какаду не на шутку рассердился.
       - Я не какая-нибудь канарейка безмозглая! Я ученый, я - мозговитый! Вот ты лучше кота посади в клетку и снеси в зоомагазин!
       - Василиска не возьмут, простой кот никому не нужен. Амадеус и подавно не подходит для залога, крыс-то кругом полным-полно, за него и гроша ломаного не дадут, да еще могут запросто скормить удаву. А если узнают, что кот и крыс говорящие, тогда мы их вообще никогда не увидим, не за какие деньги не вернут.
       - Позвольте вас спросить! Му-р-р. Это почему же кот никому не нужен?- возмутился Василиск, подслушивавший разговор за дверью. - Чем я хуже какой-то птицы? Только и пользы, что пух и перья для подушки.
       - А потому! Вас, котов, пруд пруди, что рыжих, что черных, что лохматых, что короткошёрстных, - буркнул матрос. - А красивых попугаев - мало.
       Василиск в раздумье по своей кошачьей привычке почесался задней лапой за ухом и вдруг нашёл неопровержимый аргумент:
       - А вот и нет, Булыга, ты ошибаешься! Это в России попугаев, конечно, мало, а в жаркой Бразилии всяких какаду и не какаду - уйма. Они здесь летают стаями, как обычные вороны или воробьи. Так что мы с Гогелем тут в Южной Америке на равных.
       - На равных, говоришь? Ну-ну! Однако говорящий на многих языках попугай - даже здесь редкость! За него дадут хороший залог, - возразил матрос. Булыга незаметно наклонился к коту и прошептал ему на ухо: - Но если ты хочешь посидеть в клетке, то я не возражаю.
       - Нет-нет! Я не спорю! Конечно же, говорящий какаду - это редкий и дорогой экземпляр! - энергично запротестовал Василиск, не желавший быть узником ни при каких обстоятельствах. Он перестал хорохориться и, поджав хвост, тихо вышел из кают-компании.
       - Гогель! Давай мы тебя фломастерами или акварелью раскрасим! - предложил Булыга. - А то боюсь, что за попугая такого скучного цвета много не дадут. Сделаем тебе макияж: будешь ярким, красно-жёлто-зелёным!
       - Мне не нужен макияж. Я мужчина, а не женщина! И тем более не индеец, чтобы красить пер-р-рья! Если и стану заложником, то только в своем натуральном виде. Останусь, каким меня мама-попугаиха из яйца высидела, - белым!
      
       Моряки, девочка и корабельный сели в шлюпку и поплыли к берегу. Высадившись на берег, команда отправилась оформлять заявку на турнир. Времени до окончания регистрации команд оставалось всего два часа. А ведь ещё предстояло приобрести бутсы и форму.
       - Булыга, быстрее ищи деньги! - велел боцман. - Повтори клятву, данную капитану - никаких азартных игр!
       Матрос громко произнёс:
       - Клянусь!
       - А именно? В чём клянёшься?
       - Никаких игр...
       - Точнее!
       - Никаких азартных игр...
       Булыга посадил попугая на плечо и заверил, что скоро вернётся. Матрос что-то быстро прошептал на ухо Севе, уговаривая корабельного пойти с ним в ломбард. Рябоконь должен был стать свидетелем честной сделки. К тому же корабельный немного разумел в языках, он мог говорить на португальском и испанском. Ведь кто-то должен обсуждать цену залога! Осталась последняя проблема: посадить какаду в клетку. И тут Гогель вдруг заартачился.
       - Фигу! Я не хочу в эту тюрьму! Хватит с меня застенков, насиделся в клетке в каюте капитана Шромма.
       Видя, что дело затягивается, Булыга схватил попугая за шею.
       - Кар-р-раул! Беззаконие! Пр-р-роизвол! Помогите! - стал громко протестовать какаду. Выкрикивая ругательства, Гогель растопырил крылья и лапы и уперся ими в проём. Матрос пощекотал пальцем ему под крыльями, попугай хохотнул, расслабился и оказался за решеткой.
       - Не сердись, Гогель, но иного выхода нет! - извинился матрос и продолжил инструктаж: - Если вдруг хозяин нас задумает обмануть и захочет продать тебя кому-нибудь ещё, то на этот случай кладу в клетку мобильник! Это твоя тревожная кнопка! Наберёшь мой номер, и я сразу примчусь на помощь!
      
       Темнокожий торговец выслушал матроса и ответил:
       - За говорящего попугая дам шестьсот долларов, сроком на неделю. Но вернуть - тысячу! Цена попугая не говорящего - триста.
       - Это грабёж! - взвыл Булыга.
       Переводивший этот диалог Рябоконь тоже возмутился.
       - Какой наглец! Пойдем отсюда, поищем другое место.
       - Времени нет, осталось всего полтора часа до внесения залога, - возразил матрос.
       - Найдите другой ломбард, - бесстрастно ответил смуглый продавец, - и потом надо ещё проверить, так ли уж хорошо умеет говорить какаду.
       - Гогель, скажи ему что-нибудь, - попросил Булыга.
       Попугай молча отвернулся.
       - Птица! Ты издеваешься? Мы же договорились! Ну, скажи хоть слово! Не время обижаться.
       - Не нукай, не запряг! - ответил вдруг Гогель сердито.
       - Что тебе стоит сказать пару слов! Я ведь не со зла посадил тебя в клетку, просто иного выхода не было.
       - Выход всегда есть, надо было искать иной путь решения проблемы!
       - Неблагодарный! Ты сорвешь всё дело! - возмутился матрос и вновь обратился к торговцу: - Поверьте, попугай - хороший говорун, только сейчас упрямится. Дайте мне пару минут, и я обещаю: он заговорит.
       Сева добросовестно переводил речь попугая и Булыги и тоже злился на Гогеля.
       - Да я же не глухой, я слышу, что ваш попугай прекрасно говорит, - ответил хозяин ломбарда. - Но он болтает не по-португальски. Что это за язык?
       Булыга нервно рассмеялся. И верно, они же говорили не на португальском.
       - Это русский язык, - ответил матрос и подмигнул какаду: - Вот видишь, напрасно ты упрямился, тебя уже раскусили.
       - Тоже мне нашлись, раскусители! Р-р-разоблачили они меня! Ну и что? Да, я прекрасно разговариваю! - пробурчал попугай и принялся болтать на всех языках первое, что пришло ему в голову: - Абла устэ эспаньоль? Буэнос диас, компаньеро! Парле ву франсэ? Бонжур, сеньор! Ду ю спик инглиш? Хэллоу, бэби! Шпрехен зи дойч...
       - Достаточно, не шуми, - прервал его торговец. - Сэр, я понял, что птица вполне здорова и отлично владеет языками! Вот ваши деньги, забирайте. Жду вас через неделю...
      
       Глава 8. Необыкновенный футбольный турнир
      
       Половину денег Булыге пришлось оставить в лавке спортивной одежды, заплатив за форму, которую купили каждому участнику команды: белая майка, красные трусы и синие бутсы.
       - Где Гогель?- встретил его вопросом боцман.
       - Понимаешь, Петрович, я его заложил...
       - Как это?
       - В ломбард сроком на неделю. Мы уже заплатили залог за участие в турнире и купили футбольную форму. Теперь только победа! Вперед, красно-сине-белые! Россия, вперед! Иначе Гогель навсегда останется здесь...
       Наступила пауза. Боцман сразу начал без разговоров стягивать с себя форму.
       - Иди и быстро верни деньги.
       - Поздно. Я же сказал, что нас спасёт только победа! Я должен уже больше, чем взял.
       - И кому же, позволь узнать?
       - Владельцу ломбарда. Проценты уже набежали!
       Боцман перестал раздеваться, вновь натянул майку и бутсы.
       - Проклятье! Ну, Булыга! Как только мы вернемся домой, будешь жестоко наказан! Посажу под арест!
       Юля заметила, что футбольная форма вместе с бутсами и гетрами была практически цвета национального флага. Потеряшка утонула в майке и трусах - пришлось на скорую руку всё ушивать. Свою команду наши путешественники назвали "Русские авантюристы". Это было самое подходящее название, иначе как авантюрой происходящее трудно было назвать.
      
       Турнир начался. Всего было заявлено более двухсот команд. Хозяева схитрили, их команды первые матчи пропускали. Пляж у берега был разбит на сотню небольших футбольных полей. Команды заняли свои места, и турнир стартовал.
       На матчах присутствовали немногочисленные зрители. Только на матче "авантюристов" небольшие трибуны почему-то заполнились до отказа, и даже велась телевизионная трансляция. Первым соперником стала команда с какого-то азиатского танкера: по мнению Булыги, соперники на одно лицо и одинакового невысокого роста. Бегали эти шустрые восточные ребята много, быстро, но как-то слишком суетливо, до ударов по воротам дело почти не доходило. То они сталкивались со здоровенным Якоревым, то мяч у них отбирали Булыга и Рябоконь, то им мешала Юля - она путалась у них под ногами. Несколько верховых ударов Шницелев успешно отразил. Игра шла в центре поля, где мячом владел виртуоз Булыга. Матрос финтил и накручивал соперников, обводил то одного, то двух игроков, а то и всю команду сразу. Азиаты с невозмутимыми лицами бегали вокруг него, но ничего не могли поделать. На табло так и висели нули, и на исходе третьего двенадцатиминутного тайма боцман не выдержал и закричал:
       - Булыга, хватит резвиться! Ударь по воротам!
       Матрос развернулся к нему от неожиданности и замер.
       - Да не по нашим! По воротам соперника!
       - Ах, да! - Булыга шлёпнул себя по лбу ладошкой и что есть силы пнул мяч. Удар вышел на удивление красивым и точным. Описав замысловатую дугу, мяч влетел в правый верхний угол и затрепыхался в сетке ворот. Один - ноль. Спустя секунду судья свистнул, дав сигнал об окончании встречи.
      
       В следующий круг выходили только победители матчей первого круга, и половина игроков проигравших команд либо продолжали сидеть на трибунах в роли зрителей, либо разъехались по домам. Вторые матчи проводились вечером того же дня. Теперь "авантюристам" противостояли скандинавские моряки. Футбол, предложенный ими, был ещё проще. Рослые северяне по щиколотку утопали в песке, и поэтому по полю двигались неторопливо. Они действовали бесхитростно: получив мяч, сразу били вперед, в сторону ворот соперника. Скандинавы "нагрузили" ворота соперников серией пушечных ударов. Защищая ворота, Шницелев отбил себе руки.
       - Когда же прекратится эта артиллерийская подготовка! - негодовал кок после отражения очередного удара. - Пора бы и нашим чем-то ответить!
       Корабельный кивнул коку лохматой головой в знак согласия: мол, намек понял, подмигнул Булыге, сделался невидимым и помчался к воротам противника. Рябоконь незаметно подкрался к вратарю соперника и громко гавкнул. Прежде невозмутимый, скандинав резко оглянулся назад, а Булыга в этот момент нанёс коварный удар низом. Когда мяч затрепетал в сетке ворот, хитрый Сева уже был видимым и находился у своих ворот. Соперники налетели на своего вратаря, зевнувшего гол, но тот только разводил руками, поясняя, что его кто-то сильно напугал. Может, привидение?
       И снова трибуны, заполненные туристами и местными болельщиками, рукоплескали победителям. Другие команды негодовали, их матчи почти не пользовались успехом. Опять лишь один гол за весь матч, но победа была за "авантюристами". Из турнира отсеялась ещё половина команд.
       - Наши шансы на призовые увеличились вдвое! - потирал руки Булыга, довольный происходящим.
       - Но каким нечестным способом одержана победа! - возмутилась Юля. - Я буду протестовать.
       - Тогда нас снимут с турнира, мы останемся без средств для продолжения кругосветного плавания, а Гогеля продадут в зоосад - за долги. - Булыге пришлось подробнее рассказать девочке, откуда у них появились деньги на участие в турнире.
       - Ужас! - воскликнула Юля. Она была в шоке. - Ты продал друга! Предатель!
       - Я его не продал, а временно сдал в аренду. Три, максимум четыре дня - и Гогель опять будет с нами. Команде необходимо дойти до одной четвертой финала, и мы сможем расплатиться с хозяином ломбарда, а если попадем в полуфинал, то экспедиция будет обеспечена провизией до самой Австралии. Выбирай: протестовать или бороться за свой шанс? Учти, в таком турнире для победы любые средства хороши. Мы здесь и так не в самом выгодном положении. Первое - играем без запасных игроков, и второе - команда состоит из трёх калек...
       - Кто калеки, позвольте узнать? - нахмурился боцман. - Кого ты имеешь в виду?
       - Это я к слову, - стушевался матрос. - Разве девочка и привидение - полноценные игроки? Да и ты не молод...
       Боцман недовольно хмыкнул, покачав головой.
       - Продолжай! Так, значит, я - калека! Да я в свои пятьдесят тебя за пояс заткну!
       Взгляд Булыги метался между коком и боцманом, и матрос не знал, кого назвать: скажешь, что боцман, будешь вечно вахтенным матросом, назовешь кока - весь поход останешься без сладкого.
       - Да не ты, Петрович, - нашелся матрос. - Речь обо мне. Ну, какой я футболист? Так себе, шоумен, циркач с мячом...
       Друзья рассмеялись, и обстановка разрядилась. Грозовые тучи, сгущающиеся над головой матроса, рассеялись.
      
       Ранним утром начался третий матч. Соперниками "авантюристов" на этот раз были африканские рыбаки. С этими пришлось повозиться. Техничные, юркие футболисты играли хорошо, но каждый слишком хотел проявить себя. У них не было никакой командной игры. Стоило кому-нибудь из африканских футболистов получить мяч, как он начинал играть на публику, подолгу удерживая мяч, не пасуя другим членам команды. И складывалось такое впечатление, что игроки вообще забыли, зачем они вышли на поле. Эти артисты передвигались по полю красиво и раскованно, словно танцуя, и срывали многочисленные аплодисменты. Если у "авантюристов" был один техничный игрок, то у соперников все игроки - технари. Игра началась с гола. Увы! - в ворота, защищаемые Шницелевым. Коварный удар низом, нанесённый каким-то темнокожим футболистом небольшого роста, открыл счёт. Малыш был явно из племени пигмеев. Впервые наши путешественники проигрывали.
       - Петрович, иди на таран, пробивай брешь на поле, а я за тобой, - закричал Булыга.
       Боцман Якорев взревел, словно танк на танкодроме, и двинулся вперёд, расчищая путь товарищу. Так, без помех, они добрались до ворот соперника и сквитали счет. Но соперники немедленно ответили результативным ударом в другой нижний угол ворот. Второй ответный гол последовал после такой же совместной комбинации "авантюристов". Хрупкие, тонкие африканцы ничего не могли поделать с этой "таранной" тактикой. Под конец третьего тайма кок выбил мяч далеко, прямо во вратарскую соперника, где стоял невидимый Рябоконь. Корабельный мгновенно материализовался, принял мяч на грудь и занёс его в ворота противника, непонятно какой частью тела.
       - Гол!!! - взревели трибуны, и игра завершилась. Зрители высыпали на поле. Они пожимали руки победителям, протягивали программки и мячи для автографов.
      
       Очередные матчи были назначены ближе к полуночи и проводились при свете прожекторов. Четвёртый соперник нашей команды оказался более чем серьёзный - это были английские и шотландские военные моряки. Британцы играли быстро, технично и очень организованно. Но странный это был матч. Удары наносили в основном головой, прямо в руки нашего вратаря, либо в верхние углы. Тренер соперников часто останавливал наступательный порыв своих футболистов окриком, требуя больше и качественнее играть в обороне. Британцы возились с мячом в основном на своей половине поля.
       И все же, несмотря на однообразные и вялые атаки, мяч влетел в ворота Шницелева, который откровенно "зевнул" удар.
       - Ты что, ворон вышел считать на поле? - зарычал на него Булыга. - Попугая нашего проморгаешь, разглядывая небо!
       Кок виновато развел руками. Но ответный гол "авантюристов" не заставил себя ждать. Во вратарской площадке сбили с ног невидимого в этот момент Севу, а мяч оказался как раз у его стопы. Рябоконь мгновенно сделался видимым и артистично упал. Судья пожал плечами и назначил пенальти.
       - А ну-ка, дай-ка я стукну! - попросил товарищей Якорев.
       Удар у боцмана получился такой сокрушительной силы, что перчатки вратаря вместе с мячом залетели в сетку ворот. Эту игру, как и все прочие, команда "Авантюристов" проводила в своем обычном стиле: едва мяч оказывался у них, как его мгновенно отдавали Булыге, и тот перемещался на половину поля соперника, долго жонглируя. Однако на последних минутах случился автогол. Британские защитники после серии рикошетов закатили второй гол сами себе. С финальным свистком опять началась прямо-таки фотосессия Потеряшки и её товарищей: автографы, обмен сувенирами. Побежденные англичане не выглядели расстроенными, наоборот они улыбались и долго пожимали руки победителям. Многие зрители пытались даже отстричь локон от густой шевелюры корабельного, как будто он был звездой Голливуда. "Русские авантюристы" недоумевали: почему у них такая сумасшедшая популярность.
      
       Когда команда вернулась ночевать на яхту, боцман почесал затылок и растерянно произнёс:
       - Мне кажется, болельщики сошли с ума! Даже местными командами почти никто не интересуется, зато мы в центре всеобщего внимания. Тут что-то не так.
       - А в чём дело? - забеспокоился Мерцалкин. - Подумаешь, десяток другой автографов раздали.
       - У нас популярность как у киноартистов, это очень странно, - согласился с боцманом Шницелев. - Но обратной дороги нет, Гогель ведь томится в ломбарде! Тем более что мы вышли в полуфинал.
       Мерцалкин как настоящий журналист взял интервью у каждого члена команды, долго расспрашивая уставших футболистов о впечатлениях.
       - Отстань! Дай отдохнуть, - рассердился кок. - Тебя праздное любопытство разбирает, а у меня все кости ломит, и руки болят! Мне завтра опять в воротах стоять - две игры подряд! Потом потолкуем по завершению чемпионата!
      
       Пятый матч начался рано утром, в удобное для россиян время. Комфортно и не жарко. Соперником была слабая команда арабских матросов с плавучей буровой. "Авантюристы" искренне удивились, как эти моряки-нефтяники пробились в пятый круг.
       - И тут арабами всё куплено за нефтедоллары, - пробурчал Якорев.
       - Свободу Гогелю! Да здравствует, кругосветное путешествие! В атаку! - воскликнула Потеряшка, и игра началась.
       Соперники играли осторожно, вероятно, боялись травм. Булыга с первого удара забил гол, затем второй, третий...
       Игра противника была вялой, безынициативной, поэтому борьбы во время матча не получилось.
       - Булыга, ты точно не "схимичил"? - с подозрением спросил боцман у матроса, забившего пять голов. - Часом ставки на спортивном тотализаторе не делал? Судей случайно не подкупил?
       - Петрович! На какие деньги? - развел руками Булыга. - Всё по-честному. Хотя мне и самому матч показался странным.
       Боцман еще раз пристально посмотрел в глаза матроса, подумал и махнул рукой.
       - Ладно, верю.
       - А попугая мы, считай, уже выкупили, - воскликнул Шницелев.
       Члены команды укрылись отдыхать в тени, ожидая исхода следующего матча, в ходе которого должен был определиться их новый соперник. Силёнок у "Русских авантюристов" оставалось маловато.
      
       Как и следовало ожидать, везение не могло длиться бесконечно. Местная команда с аргентинского теплохода была сильным соперником. Каждый из десяти игроков, разминающихся возле бровки, казалось, был профессиональным футболистом.
       - Это подстава, - встревожился кок. - Якорев, ты погляди, разве они моряки? Это же спортсмены! Мускулистые, поджарые, быстрые, техничные. Я думаю, тут собрана футбольная сборная страны!
       - Отступать некуда! Мы как крейсер "Варяг": погибаем, но не сдаёмся, - буркнул в ответ боцман. - Дадим бой этим профи!
       Булыга и корабельный обменялись долгими понимающими взглядами и подмигнули друг другу. Раз так, то ни тоже по-честному играть не собирались. Ведь если проиграть сейчас, то средств им хватит только на выкуп Гогеля и связку бананов. Разве "Авантюристы" выбивались из сил в течение трёх дней за мешок фруктов?
       Судья свистнул, и матч начался. Удары в ворота Шницилева следовали справа, слева, по центру. Верховые мячи он брал легко, и два удара низом, чудом, но сумел отразить. Однако в середине первого тайма всё же мяч оказался в сетке ворот. Двое аргентинцев легко переиграли боцмана и обманули вратаря. Кок упал в один угол, а мячик попал в другой. Второй гол в наши ворота был результатом рикошета. Мяч после сильного удара нападающего попал в боцмана и опять затрепетал в сетке, а вратарь упал в противоположную сторону. И в третьем пропущенном мяче косвенно был виноват Якорев. Прострел вдоль ворот, и вновь от ноги боцмана мяч юркнул в ворота.
       Юля даже расплакалась от досады, а Булыга подошел вплотную к виновнику пропущенных голов и, буравя его злобным взглядом, прошипел:
       - Боцман, за кого играешь? Ты на что это намекал, когда пел о героической гибели "Варяга"?
       Якорев взмок: обильный пот ручьями стекал со лба и попадал в глаза. Он растерянно развел руками и вздохнул. Во втором тайме начали отыгрываться. Булыга ловко навесил во вратарскую, а корабельный, сделав правую руку невидимой, слегка подправил мяч в сетку. Вышло почти так, как и у великого аргентинского футболиста Марадоны на чемпионате мира. Ни судья, ни соперники ничего не поняли, но гол есть гол. Второй забили с пенальти. А дело было так. Булыга, ловко жонглируя мячом, продвигался вперед, а Юля прибежала во вратарскую и встала сбоку от высокого защитника. Аргентинцы ловко выбили мяч с ноги матроса, но он отлетел к Потеряшке. Защитник неуклюже повернулся и наткнулся на девочку. Оба они упали, а судья сразу свистнул. Пенальти! Удар Булыги был из серии тех ударов, которые не берутся.
       Трибуны откровенно поддерживали русскую команду. За "Русских авантюристов" переживали и иностранные туристы, и даже местные бразильцы. Болельщики требовали ещё один гол, и он состоялся. В конце третьего тайма Якорев, досадуя на пропущенные по его вине голы, ударил что есть силы, но Булыга высоко подпрыгнул и вытянувшись струной едва-едва задел мячик макушкой, он изменил направление, миновал руки вратаря, и счёт сравнялся. Время матча истекло, и пришлось пробивать пенальти. Шницелев был на высоте. Почему-то соперники били только в верхние углы, а уж такие удары он умел отразить как никто другой. Настоящий король воздуха! Наши футболисты свои удары смазали, и лишь Булыга был точен и забил победный гол. Аргентинцы были явно обескуражены.
       - Ура!!! Мы вышли в полуфинал! - громко закричала Юля от счастья.
       Ликующие друзья подбросили её несколько раз в воздух и поставили на ноги. Тут болельщики выскочили на поле, разорвали форму Булыги на сувениры. Несмотря на это, матрос был наверху блаженства. Теперь он был уверен в своих силах, его не пугала и перспектива играть два матча подряд с командами бразильских "любителей".
      
       Но радость оказалась недолгой. Едва команда добралась до раздевалки, как раздался телефонный звонок. Это подавал сигнал тревоги Гогель. Выяснилось, что жуликоватый торговец решил выгодно продать попугая. Нашёлся покупатель, который хотел немедленно купить птицу "говоруна".
       Булыга отправился договариваться с устроителями турнира о досрочном получении призовых в связи с отказом от дальнейшей борьбы. Поначалу никто не хотел даже слушать о снятии команды с игры, но тренер бразильцев обрадовался возможности без труда попасть в финал.
       Матрос получил пачку денег и побежал в ломбард выручать попугая. Хитрый торговец потребовал уже не одну, а две тысячи. Недалеко от витрины прогуливался вооружённый полицейский, видно было, что он заодно с хозяином ломбарда. Делать нечего, не драться же с представителем власти! Пришлось заплатить за Гогеля двойную цену. Однако оставшихся денег должно было хватить на продукты в расчёте на долгое плавание к берегам Таити.
      
       Попугай, сидя на плече Булыги, по дороге в порт беспрерывно и радостно болтал, восхищаясь игрой своего экипажа. Оказывается, он смотрел матчи из клетки по телевизору. Гогель, никогда раньше не интересовавшийся футболом, отныне стал страстным болельщиком.
       - Хозяин ломбарда узнал тебя на экране и понял, что над его земляками нависла угроза поражения. Он готов был на всё ради победы своей команды. Вот тогда бразилец и сообщил вам, что решил продать меня раньше срока выкупа, - объяснил попугай матросу нечестное поведение торговца.
       - Вот негодяй! - рассердился Булыга. - Помни, дружище, на какие жертвы мы пошли: чтобы спасти тебя! Мы добровольно отдали победу в чемпионате!
      
       Глава 9. Во льдах
      
       Прежде чем продолжить рассказ, детям необходимо понять, что такое мировой океан, бескрайние просторы которого преодолевала небольшая яхта. А чтобы представить, пусть и приблизительно, маршрут движения, надо подойти к карте мира и внимательно рассмотреть её. Огромная водная поверхность, которая омывает материки, делится на моря и океаны. Каждый океан обычно состоит из нескольких морей, а всего на нашей планете Земля пять океанов.
       Первый, по которому вначале путешествовала Потеряшка, назывался Атлантическим, он протянулся с севера на юг и ограничен на востоке Европой и Африкой, а на западе - Северной и Южной Америкой. На севере Атлантика граничит с Северным Ледовитым океаном, а на юге приближается ко льдам Антарктиды. Многие географические карты устарели, потому что недавно географы приняли решение самые южные моря, расположенные вокруг Антарктиды, считать Южным океаном. К нему и плыли наши путешественники. Но вы, мои маленькие читатели, глубоко заблуждаетесь, если думаете, что на южном полюсе тепло. Как раз наоборот, чем ближе к нему, тем холоднее...
      
       Далеко позади остались жаркие пляжи Бразилии, затем скрылись за горизонтом и неуютные, скалистые Фолклендские острова, и далее Южную Америку путешественники огибали вблизи малообжитых территорий под названием Огненная земля. Капитан Сева Рябоконь, немного поразмыслив, принял решение плыть не по узкому и извилистому Магеллановому проливу (был такой великий путешественник Магеллан), а направиться гораздо южнее, через бурный пролив Дрейка, названный так в честь другого первооткрывателя капитана Дрейка - известного английского пирата. Однажды справа по борту показался мыс Горн.
       Путешественники мужественно преодолевали этот опасный путь, ведущий из Атлантики в Тихий океан. Всюду виднелись безжизненные скалистые берега и о борт яхты били холодные волны. Но мореплавателей объединяла одна мысль - надо помочь Потреяшке найти своих родителей, ради этого стоит преодолеть любые трудности и препятствия.
       Моряки и животные постоянно страдали от жуткого холода. Пронзительный ледяной ветер проникал повсюду, не спасала даже теплая одежда. Холодные брызги, едва попадая на паруса и палубу, тотчас замерзали, образуя наледь. Снасти обледенели и с них свисали длинные сосульки.
       - Сейчас бы нам коньки! - мечтательно произнёс, поднимаясь с палубы, Булыга. Он только что в очередной раз поскользнулся и с грохотом упал на палубу.
       - Бедняга, - посочувствовал ему кот. - Жаль, что у людей нет таких когтей, как у нас, котов.
       Матрос тщательно потёр ушибленное место:
       - Проклятье! Надоело ходить по трапам и палубе, как корова по льду.
       - А каково мне? - грустно пробурчал кот. - Я свои когти почти стёр об этот лёд. И лапы коченеют и нос. Усы мои покрылись инеем, и тяжёлый мокрый хвост не поднять... Чувствую себя промёрзшей и облезлой крысой...
       - Но-но! Киса! Попрошу без перехода на личности! - возмутился Амадеус. - Можно крыс не поминать всуе?
       - Да ладно... - отмахнулся Василиск. - Надеюсь, на мокрую курицу никто не станет обижаться?
       Произнеся эту ехидную фразу, он нахально взглянул на Гогеля. Реакция какаду была мгновенной.
       - Конечно же, возражения есть! Хотя люди и говорят, что курица не птица, но я с этим в корне не согласен. Птица, да ещё какая! А если она птица - то значит моя дальняя-предальняя родственница. А раз так, то попрошу курочек не обижать своими вульгарными высказываниями.
       - Подумаешь, куриный родственничек! Вот в нашем семействе кошачьих и львы, и тигры, и гепарды, и пумы, и рыси... Но я их не защищаю. Ты лучше вспомни, Гогель, как тебя недавно дальний родственник пытался заклевать? Забыл? То-то же, заступник. А вообще-то, если ты куриный родственник, то не сварить ли нам, в крайнем, конечно, случае, из тебя наваристый супчик? Ты теперь наш, как говорят в армии, неприкосновенный запас на случай голода. - И Василиск, взглянув на попугая, непроизвольно облизнулся.
       - Забудь! Даже и не думай! - накинулась на него Юля. - Друзья друг друга не едят! Мы ведь не людоеды какие-нибудь...
       - Зато мы, коты, очень даже куроеды... Я чувствую, мне нужно что-нибудь мясное, организм требует, хватит "Вискасом" питаться...
       - Живо прекратить разговорчики! - пресекла Потеряшка опасную тему. - А ну, быстро пожали друг другу руки в знак примирения!
       - У нас нет рук, - высокомерно ответил попугай, который не желал первым мириться, потому как считал себя оскорблённой стороной.
       - Пожмите крылья!
       - У некоторых крылья не выросли, - ухмыльнулся кот.
       Юля взяла обоих за шкирку и велела:
       - Тогда пожмите то, что у каждого есть! Быстро!
       Спорщики протянули друг другу один лапу, а другой - крыло и, хмурясь, разошлись в разные стороны.
      
       Однажды путешественники заметили дрейфующую в океане белую льдину с чёрным пятном на краю, и когда яхта подплыла поближе, то увидели, что чёрное пятно - это стая пингвинов. Группами и поодиночке пингвины то и дело прыгали в воду, а затем выпрыгивали обратно на этот плавучий ледяной остров.
       - Б-р-р! Какой ужас! - воскликнул кот. - Самоубийцы! Как можно купаться в такой холодной воде?
       - Они не купаются, а кормятся, - пояснил мудрый Мерцалкин. - Пингвины питаются рыбой, а как говорит народная мудрость: без труда не выловишь рыбку из пруда! Вот они и трудятся - рыбачат. Кстати, Гогель, пингвины, как и ты - птицы, но только они не летающие, а водоплавающие!
       - Не врёшь? - не поверил какаду. - Они больше похожи на крупных полевых сусликов, только голова птичья.
       - А меня в такую погоду ни за какие коврижки в воду не загонишь! - поёжился Василиск. - Пусть даже целый косяк рыбы плещется возле борта.
       - Ты же не морж, поэтому не приспособлен к холодным водным процедурам... У тебя нет такого подкожного жирового слоя...
       - Точно! Давно говорю - меня не докармливают. Пойду съем сосиску. Я что водоплавающих птиц не видел? Пусть попугай со своими дальними родственниками общается.
       Кот демонстративно ушёл на камбуз, а оставшиеся на палубе путешественники продолжали глазеть на случайных попутчиков.
       - Прикольненько! Интересно, из каких краёв их сюда занесло, и куда они приплывут? - спросила Потеряшка.
       - Известное дело, откуда - они из Антарктиды. Антарктида - родина пингвинов! - пояснил Мерцалкин. - А плывут они в какую-нибудь Новую Зеландию. Но возможно, течением их отнесет обратно домой.
       - Новая Зеландия? Это же далеко отсюда! - усомнился боцман. - И там для них слишком жарко!
       - Ну, это не совсем так. Новая Зеландия состоит из двух больших островов. На Северном острове жарко - тропики, а на Южном - климат умеренный. И пингвины там частенько появляются.
       Большая льдина, омываемая свинцово-серыми волнами, плыла гораздо медленнее яхты и вскоре скрылась за кормой.
       - Бедняги. Жалко, если птички не доберутся до земли, - произнес попугай с состраданием. - Будь у них нормальные крылья, они давно бы улетели, а на льдине неизвестно когда приплывут. Надо было их взять к нам на борт и подвезти...
       - Но как пингвинов выловить из воды и поднять на яхту? Мы будем одних тащить на палубу, а другие начнут прыгать обратно в море, - возразил Булыга.
       Матроса поддержал Якорев:
       - А кто будет за этими птицами убирать? Они нам палубу загадят! Тебе-то что, ты пешком не ходишь - только летаешь. Это будет не яхта, какой-то плавучий курятник! Передвижной пингвинарий!
       - Мне и без них работы много, - подержала Потеряшка доводы боцмана. - Я и так целыми днями палубу драю. И где мы столько рыбы возьмем? Кто будет рыбачить, чтобы прокормить прожорливую сотню птиц? Кот наверняка откажется. Вроде бы ты не баклан, а, попугай?
       - Эгоисты, - обиделся на них упрямый попугай, не пожелавший слушать разумные доводы. - А ну вас...
       Какаду забрался повыше на самую верхушку мачты и долго провожал взглядом, полным грусти, диковинных птиц.
      
       В эти ужасные холодные дни кот Василиск не бродил по палубе, а прятался в каюте. День и ночь он лежал, как самый обычный кот, на коврике, возле обогревателя, закрыв нос лапой. Крыс тоже лишь иногда выбирался с камбуза, да и то на минутку. А маленькая Юля мужественно несла вахту, как настоящий моряк. Девочка куталась в огромный, не по размеру, морской бушлат, голова её утопала в большой ушанке, которая постоянно сползала ей на глаза, но не покидала палубу. Даже бестелесный Сева корабельный и тот промёрз насквозь! Его астральное тело покрылось плотным слоем инея, и, казалось, по яхте бродит снежный человек. Но настоящие матросы - боцман Якорев, Булыга и Шницелев, как им и положено, стойко переносили ледяную стужу, на то они и морские волки!
       Так вышло, что от мороза и пронизывающего ветра Гогелю доставалось больше всех. Он был вынужден регулярно взлетать на самую верхушку мачты, заменяя на боевом посту позорно дезертировавшего Василиска. Гогель мужественно принял должность вперёдсмотрящего! Старый какаду громко ворчал и постоянно кашлял, но пост покидал редко. Вокруг плавали огромные айсберги и льдины, поэтому яхта в любой момент могла столкнуться с ними. Но кто-то ведь должен был наблюдать и оповещать рулевого об опасности!
       Спустившись вниз и присев возле вахтенного матроса, Гогель минут пять чихал и кхекал, что-то бурча себе под нос, вернее сказать, под клюв.
       - В чём дело? - спросил его Булыга. - Что ты постоянно ворчишь?
       - Протестую! Я - попугай, а не полярная сова! Не было такого уговора! Когда говорили, что мы держим курс на юг, то я подумал: направляемся в мои родные жаркие страны. А что вижу? Лёд и снег! Холодное безмолвие! Собачий холод!
       - Верно, - мяукнул Василиск, высовывая нос из каюты. - Именно, собачий холод! Во всём эти негодные собаки виноваты...
       - Глупышки! Чем ближе к южному полюсу, тем холоднее! - пояснил робот. - Запомните, самые сильные морозы на крайнем юге, именно в Антарктиде!
       Мерцалкин, конечно, не чувствовал холода: корпус-то у него был из металла и дерева, и только стеклянный экран регулярно запотевал. Животные и люди в душе завидовали неодушевлённому агрегату, ведь он один из всех не чувствовал ни жары, ни мороза.
       Но даже робот начал испытывать трудности, потому что, выходя на мороз, сразу покрывался густым слоем инея. Он регулярно чистил манипуляторы, насухо вытирал механизмы и экран, спасаясь от повреждений и ржавчины. Но больше всего Мерцалкин переживал не за себя, а за доверившуюся ему девочку.
      
       Но любые трудности когда-нибудь, да кончаются, и холод - тоже. Судно обогнуло самую крайнюю точку Южной Америки и покинуло Южный океан, и по мере продвижения к северу воды, уже третьего по счёту, Тихого океана были не такими холодными. Появилось яркое солнышко, снег и сосульки растаяли. Ледяной панцирь осыпался с корпуса, яхте стало легче и, она, набрав скорость, помчалась в сторону жарких стран.
      
       Глава 10. Остров Пасхи
      
       - Земля! - однажды завопил Василиск с верхушки мачты. - Наконец-то! Ура!
       Известив экипаж о своем открытии, кот едва не свалился с мачты на палубу, но в последнюю минуту, падая, чудом сумел уцепиться когтями за рею. Корабельный посмотрел в подзорную трубу и торжественно объявил:
       - Это остров Пасхи!
       - Разве завтра пасха? - удивилась, недослышав, Юля. - Тогда почему мы не красим яйца? Надо срочно сказать коку, пусть готовит праздничный стол.
       - А где мы яйца возьмём? - в недоумении развел лапами Василиск. - Я люблю кушать варёные яйца. Только где их взять?
       Василиск оглянулся по сторонам в поисках попугая.
       - Эй, пернатый друг, отзовись! Работенка появилась...
       Гогель прилетел на зов и опустился на поручень.
       - Ну, и какая для меня работа нашлась?
       - Отправляйся-ка живо в тёмную каптерку и несись!
       - Не понял?!! - оторопел попугай.
       - Ведь ты же птица, сам говорил - дальний родственник кур!
       Какаду гневно посмотрел на нахального кота, а затем важно произнёс:
       - Если уж на то пошло, то я не курица, а... э-э-э... поясняю для бестолковых, я - петух!
       - Вот те мяу! - мяукнул кот. - Как же ты посмел! Самозванец! Выходит, что все эти годы ты самым наглым образом маскировался под попугая?
       - Глупец! Василиск, вот ты - кошка?
       - Нет, кот!
       - Чтоб тебе было понятнее, и я - кот, в некотором смысле, конечно. Попугайский петух! Поэтому нести и высиживать яйца не могу!
       - Ага-а-а! Самец! - притворно удивился хитрый Василиск. - Так бы сразу и сказал! Болтаешь всякое: то ты курица, то ты петух, то ты кот. Ты самый обычный болтун-попугай!
       Кот громко рассмеялся, и Гогель наконец-то догадался, что над ним подшучивают. Хотел сказать, что он думает о рыжем проказнике, но вместо этого скрестил на груди крылья и гордо изрёк:
       - Имеющий разум да промолчит!
       - А не имеющий? Полетит на мачту?
       С обидой в глазах попугай отошёл в сторону и сделал вид, что не замечает насмешника.
      
       Когда перепалка между ними прекратилась, знавший всё на свете Мерцалкин поправил девочку:
       - Потеряшка, ты меня не поняла, никакая сегодня не пасха. Это остров так назвали, потому что его открыли именно в день, когда праздновали пасху. Друзья, нам необычайно повезло, что мы не проплыли мимо!
       - Чем же он так интересен? - спросила Юля.
       - Этот небольшой остров открывали за четыреста лет дважды.
       На нем давным-давно была развитая цивилизация, которая потом вымерла. Для каких-то целей аборигены разместили на побережье каменных истуканов, называемых "моаи"...
       - Почему ты говоришь: "мои" истуканы? - не поняла Потеряшка.
       - Да не мои, а идолы называются "моаи". Скоро увидите! Это такие каменные страшилища, наподобие памятников, сделанные из спрессованного вулканического пепла. Многие достигают высоты семиэтажного дома! - продолжил свой рассказ Мерцалкин.
       - Не может быть! - удивилась девочка. - А как же они в древности без механизмов и машин создали таких гигантов и перетащили их с места на место?
       - А это загадка. Есть несколько гипотез, ученые спорят, обсуждают...
       - Наверное, эти туземцы надорвались и вымерли, - усмехнулся кот. - Надо себя, любимого, беречь!
       - Молодец, Потеряшка, ты очень любознательная девочка, - погладил Юлю по голове робот. - И теперь тоже сможешь побывать на острове Пасхи и всё увидеть собственными глазами...
      
       Моряки решили совершить экскурсию на необычный остров. Когда ещё доведется здесь побывать! На яхте остался только Сева-корабельный, ему не нравилась аура вокруг острова.
       - Остров-призрак какой-то! Тут вымер целый народ! Бр-р-р! Я не пойду туда. У меня мурашки по невидимой коже бегают.
       - Как хочешь, - пожал плечами боцман. - В конце концов, должен же кто-то остаться на яхте.
       - Вот и договорились, - обрадовался Рябоконь и скрылся в каюте.
       Боцман повертел пальцем у виска в адрес призрака, мол, у того "не все дома", и спустился в шлюпку. Моряки взялись за вёсла, и вскоре путешественники оказались на берегу.
       Экипаж яхты посетил скальный город Оронго, осмотрел огромных каменных идолов, выстроившихся в шеренгу, как на параде. Какаду уселся на одно изваяние и начал оттуда вещать о живописном виде, открывшемся сверху его взору.
       - Надеюсь, ты памятник не осквернишь? - напомнил ему о правилах приличия ехидный Василиск.
       - Попрошу не хамить! Я не голубь и не ворона! Только глупые коты везде углы метят.
       Вдруг на попугая что-то нашло, он расправил крылья и начал вещать как былинный сказитель:
       - О, путники, внимание! Послушайте меня и задумайтесь о дальнейших действиях! Направо пойдёшь - коня потеряешь! Налево пойдёшь ...
       - Прикольно! - хохотнул Булыга.
       - Что за слэнг? Ладно, когда так выражается Потеряшка! Но ты ведь не ребенок, а взрослый человек! - одёрнул матроса Гогель.
       - Ой, оговорился, но всё равно прикольно! Но у нас нет коня, что дальше скажешь, шутник?
       - Поправляюсь, направо пойдёшь - кота потеряешь!
       - Мяу! Протестую! Попрошу не переходить на кошачьи личности! - возмутился Василиск.
       - Налево пойдёшь - век телевизор не смотреть, - продолжал попугай.
       - Ну, я не телевизор, это не про меня, - усмехнулся Мерцалкин.
       - Прямо пойдёшь... - какаду задумался.
       - Так что нам будет, если идти прямо? - напомнила Потеряшка вещающему пророчество попугаю.
       - А прямо вообще незачем ходить, - нашёлся Гогель. - Там тоска зелёная - одни холмы и поля. И нет ни кустиков, ни деревьев...
       Путешественники дружно рассмеялись, им понравилось представление, которое устроил попугай. Мерцалкин решил прочитать путешественникам лекцию по истории острова, он подробно рассказал о создании и о установке тысячу лет тому назад аборигенами гигантских "моаи", и о маленьких статуэтках "кавакава", и о нерасшифрованных табличках "ко хау мо ронгоронго". Свой рассказ робот завершил изложением научной гипотезы: "Ученые предполагают, что все деревья на острове вырубили для доставки огромных "моаи" из каменоломен к берегу".
       - Это надо же - вырубить леса и самим погибнуть... - сокрушался Якорев о судьбе местных жителей.
       Потом Мерцалкин взялся излагать подтверждённые наукой факты, а затем перешёл к догадкам, мифам и легендам. Он поведал о культе человека-птицы, о предполагаемой учеными войне длинноухих с короткоухими, о геомагнитных аномалиях и о возможном исчезновении в глубинах Тихого океана целого материка, который находился рядом с островом. Василиск не поверил:
       - Как может пропасть большой материк? Это невероятно!
       - Пойми, кот, рядом район сейсмической активности. А любой вулкан - мощнейший источник энергии! Когда он начинает действовать, то кажется, что внутри земли взрываются тысячи бомб сразу! На острове Пасхи спящих вулканов около пятидесяти, - важно пояснил Мерцалкин. - Гораздо больше потухших и действующих вулканов находится на дне океана.
       - Спящие вулканы? - переспросил с сомнением Василиск.
       - Да, спящие, но это не совсем тот сон, как, например, у котов. Скажем для ясности: спящими или потухшими называют временно не работающие вулканы. Когда он действует, то из жерла вулкана выбрасываются огненные столбы и облака пепла, а из кратера вытекает раскалённая лава.
       Василиск с сомнением продолжал качать головой.
       - Скажешь тоже... Спят... А если я заведу будильник? Вулкан проснется от звона и шума?
       Путешественники дружно засмеялись.
       - Двоечник! - громко произнёс попугай. - Неуч! Книжки читай! Раскинь мозгами! Причем тут твой будильник? Будильник для вулкана - сама земля. Только она способна его заставить работать.
       - Лучше не надо, - тихо мурлыкнул кот, поежившись. - Пусть катастрофа произойдёт после нашего отплытия. Дорогие туристы! Что-то мне домой, на яхту, захотелось... Пойдёмте скорее, мне вот тот большой вулкан кажется подозрительным. А вдруг мы его разбудим.
       - Я тоже так думаю, хватит бродить без дела. Экскурсия окончена, пора на яхту! - строго сказал боцман.
       Путешественники сфотографировались на память и поспешили к шлюпке.
      
       Глава 11. Встреча с китом
      
       Остров Пасхи остался далеко позади, но где-то рядом должен был находиться другой остров с интересной историей - Питкерн. Робот постоянно болтал, словно он был попугай. Он вошел во вкус и выполнял на яхте роль просветителя, и как только представлялся удобный случай, Мерцалкин делился своими знаниями со всеми, кто был рядом. Робот заменял сразу несколько научно-популярных телепередач: "Вокруг света", "В мире животных", "История древнего мира". На этот раз Мерцалкин поведал об открытии Питкерна.
       - Этот остров имеет дурную славу! Слышали о "Баунти"?
       Василиск решил блеснуть эрудицией: мол, кое-что он тоже знает, но лучше бы промолчал.
       - Конечно, слышали! Мы не деревенские коты, повидали многое на своём веку. Знаем! "Баунти" - райское наслаждение! Даже нюхали не раз его. "Баунти" - это вкусный шоколадный батончик.
       Мерцалкин громко рассмеялся в ответ на эту жалкую попытку показать свой широкий кругозор.
       - Вот что значит - современное телевидение с его бесконечной рекламой! Даже коты и те находятся под её влиянием, - произнёс с улыбкой Якорев и ласково почесал Василиска за ухом.
       - Киса, эта история не про конфету, а про восстание на корабле и трагический конец этого бунта, - продолжил рассказ робот. - Однажды, более двухсот лет тому назад, во время длительного плавания, часть моряков на шхуне "Баунти" подняли мятеж против жестокого капитана Уильяма Блая. Они взяли его в плен и вместе с верными присяге офицерами и матросами, посадили в шлюпку, и отправили скитаться по океану. А сами мятежники поплыли на Таити. Кстати, куда мы тоже направляемся! Только, чур, без мятежей! Капитан Блай и моряки прошли на вёслах свыше тысячи миль, и выжили! Затем старина Блай стал адмиралом и много лет искал этих бунтовщиков. А мятежники во главе с лейтенантом Кристианом Флетчером долгое время скрывались на небольшом острове Питкерн, расположенном вдали от морских трасс. В укромной бухте моряки сожгли свою шхуну "Баунти", ныне печально известную по многим фильмам и книгам. На этом клочке суши они трагически погибли.
       - Грустная история! Как мне их жалко, - вздохнула Юля.
       - Сами виноваты, - буркнул Сева Рябоконь. - Нечего бунтовать.
       - Давайте обойдем этот несчастный остров стороной! - попросила Потеряшка.
       Корабельный задумчиво посмотрел на девочку и ответил:
       - Согласен! Не станем мы к нему причаливать! Я чувствую, что там всё еще бродят привидения мятежников, а мне с ними встречаться ни к чему...
      
       Неожиданно яхта попала в полосу безветрия, практически в штиль. Судно легло в дрейф, и капитан Рябоконь объявил аврал. Настало время заняться небольшим ремонтом и привести судно в порядок. Экипаж взялся за работу. Моряки латали борта и палубу, восстанавливали трапы и поручни, меняли снасти, штопали паруса.
       Василиск, как обычно принялся за рыбную ловлю. Он привязал леску к поручню и в полглаза смотрел на воду. Кот наслаждался тишиной. Рядом стояли Потеряшка и Амадеус и с нетерпением ждали, когда же начнется клёв.
       Внезапно водная поверхность, которая мгновение назад была абсолютно спокойной, забурлила, вспенилась, вверх ударил фонтан воды, и на поверхности появился настоящий остров. Вернее сказать, со дна поднялось нечто похожее на остров, только с абсолютно гладкой поверхностью.
       - Чудеса! - закричал кот. - Подводный вулкан заработал?!
       Вдруг "остров" шевельнулся, колыхнулся, и из него на путешественников уставился огромный глаз. Этот взгляд был такой внимательный и осмысленный, что мореплавателям стало не по себе. Юля ойкнула, а кот и крыс поёжились.
       - Бросай леску! - зашипел Амадеус. - Нам такую громадину не вытянуть на палубу.
       - А я тут причём? Это чудище само объяявилось! - в растерянности развел лапами Василиск. - Никто и не клевал!
       - Ну вот, синий кит приплыл, - раздался рядом в пустоте голос корабельного. - Странно, что мы раньше их не встречали.
       - Фу ты, чёрт! Сева, ты пугаешь нас! - замахала девочка руками на корабельного. - Опять подкрадываешься и подслушиваешь! Крайне неприлично так поступать!
       - И никакой я не чёрт, а корабельный. Мы даже не родня с чертями. Ничего я не подслушивал, а немножко утомился быть видимым. Энергия для видимости у меня заканчивается, питание требуется.
       Василиск почесался лапой и зашипел. Поначалу он очень испугался морского исполина, но теперь пришел в себя и начал храбриться.
       - Эй, кит! Чего уставился, балбес океанический? Наверное, всю рыбу распугал! Эх, ты, плавучий фонтан! Такую рыбалку мне испортил. Сейчас как дам в глаз!
       Гигант дремал. Огромная туша лежала на поверхности океана и не шевелилась, но ещё большая часть оставалась под водой. Сева легонько шлепнул кота по затылку.
       - А ну не петушись! Ишь ты какой, котяка-забияка! Этот кит, если рассердится и на нашу яхту навалится, то сразу её перевернёт. А уж если хвостом ударит - ни людям, ни зверям спасения не будет. И мне, корабельному, тоже не поздоровится...
       - Между прочим, Василиск, вы с ним почти родственники, - усмехнулся Булыга. - Точнее сказать - однофамильцы.
       - Чего-чего? - возмутился кот. - Какие родственники? Я ведь не водоплавающий, даже не морской котик.
       - Знаешь ли ты, как звучит по-украински "кот"?
       - Ну и как? - упер лапы в бока Василиск и уставился на матроса.
       - Кит!
       - Вот те раз! А как на украинском "кит"?
       - Тоже кит!
       - Ого! Какая у меня крупная родня, - рассмеялся Василиск. - Эй ты, кит, или кот, как тебя там? Рыбки хочешь?
       Естественно, синий кит промолчал.
       - Развелось, вас, гигантов, в океане, всю рыбу съели, никакого клёва, - продолжал разглагольствовать Василиск.
       - Успокойся, киты рыбу не едят, - поправил его Булыга, - они питаются морским планктоном.
       - Что это? Переведи на русский.
       - Океанический планктон - это мелкие моллюски и рачки.
       Гигант дрейфуя рядом с бортом, продолжал коситься огромным глазом в сторону небольшой яхты. Затем он шлёпнул хвостом о поверхность и ушёл под воду, подняв в воздух высокий фонтан брызг. На палубу обрушился настоящий водопад, и путешественники моментально промокли до нитки.
       - Уф! Пронесло! - тяжело выдохнул боцман, вытирая пот со лба. - Нам с осталось толкнуться с гигантским спрутом и в кино на ужастики ходить не надо.
       Вскоре кит вынырнул далеко впереди, прямо по курсу и уже окончательно ушел на глубину. Василиск под впечатлением встречи с морским гигантом быстро смотал леску и убежал в трюм - отлежаться.
      
       Однажды, Шницелев потребовал помощи у команды.
       - Скажите-ка мне, товарищи моряки, почему никто за собой не убирает со стола и не моет посуду?
       Мореплаватели растерянно переглянулись и опустили глаза от смущения.
       - Я - кок и должен готовить еду! Мне нужна посудомойка.
       Присутствующие в кают-компании дружно посмотрели на Потеряшку.
       - Офигеть! Почему я? Протестую! - замахала руками девочка. - Я палубный матрос или "кухарка"! И потом почему на судне обязательно должна быть посудомойка? Рабочим по камбузу может быть и посудомойщик.
       - Мне всё равно кто. Любой может мыть посуду за исключением крыса или попугая! Они посуду побьют. Кто хочет быть кухонным рабочим?
       Амадеус обиженно фыркнул и демонстративно вышел из кают-компании, пробурчав:
       - Подумаешь... Не очень то и хотелось. Но я возмущен - дискриминация!
       Мыть посуду пожелал Василиск, потому что давно мечтал освободиться от должности марсового матроса. Сколько можно бегать по мачте и ставить паруса в любую погоду?
       - А я не возражаю, - мурлыкнул он. - Лишняя миска молока и посуда будет вымыта до блеска!
       - Только, чур, не языком! - предупредил его боцман. - Нам ни к чему антисанитария. Врача у нас нет!
       - Подумаешь, чистюли! Да мой язык стерильнее, чем ваши руки... - Василиск сделал вид, что обиделся, а на самом деле с радостью отправился работать посудомоем.
      
       Глава 12. "Летучий голландец"
      
       Крыс стоял на капитанском мостике, вдыхал свежий морской воздух и смотрел на волны, убегающие вдаль за кормой. Рядом в двух шагах молчаливый Булыга уверенно держал курс, чуть вращая штурвал то вправо, то влево. Внезапно Амадеусу стало страшно. Чем было вызвано это чувство, он понять не мог. Просто нахлынуло. Часто такие инстинкты просыпаются у животных перед землетрясением, тогда они внезапно начинают рычать, бесноваться и метаться.
       Тщетно Амадеус вглядывался в кромешную тьму. Как назло густые тучи плотно закрывали небо, и не было видно ни зги. Грызуну захотелось убежать прочь, промчаться по палубе и броситься в тёмные, пенящиеся волны. Крыс задрожал от носа до кончика хвоста и, наверное, в следующее мгновение, действительно, сорвался бы с места. Но в эту минуту показалась луна, которая озарила океан своим тусклым прозрачным светом. Амадеус разглядел, что позади яхты мчался неизвестный объект, по очертаниям очень похожий на корабль, и от него веяло крещенским морозом. Это нечто надвигалось на суденышко бесшумно и стремительно. Но почему становилось всё холоднее по мере приближения этого преследователя? Ведь вроде бы их догонял не айсберг, а судно?
       Луну вновь заволокли тучи. Крыс хотел запищать, но в следующее мгновение из ниоткуда материализовалась ручища корабельного, и он зажал рот Амадеусу.
       - Тс-с-с! Тихо! Ни звука! - прошептал Сева.
       Булыга оглянулся на возню за спиной и заметил угрозу тарана со стороны неизвестного судна. Он резко заложил штурвал вправо. Разминулись! Мимо яхты проплывал черный парусный корабль гигантских размеров без сигнальных огней. Выглядел он как-то нереально, как пришелец из иных миров. На палубе мрачного фрегата людей не было видно, здесь царил хаос и запустенье: порванные паруса бились под порывами ветра, канаты и верёвки свисали, беспорядочно спутавшись, и трепетали на ветру.
       - Что это? - прошептал крыс и задрожал.
       - "Летучий голландец!" - прохрипел в ответ Рябоконь. - Ужас! Ужас!..
       Корабельный обмяк, молча сел на палубу, обхватив голову руками, а затем мгновенно растворился в пространстве. Амадеус посмотрел на быстро проносящийся мимо старинный парусник, который буквально скользил над водой, но так и не заметил на нем ни одной живой души. Ясно было, что это мёртвый корабль, плывущий из ниоткуда и в никуда. Вдруг Булыга приложил руку к козырьку фуражки, приветствуя кого-то. Крыс прищурился и увидел, что за штурвалом парусника, широко расставив ноги в высоких ботфортах, стоял вооружённый кортиком и шпагой седобородый моряк. На ветру развивался тёмный плащ, а голову покрывала старая широкополая морская шляпа. Видимо капитан.
       Таинственный незнакомец повернул голову в сторону яхты. Угрюмо и холодно он посмотрел на мореплавателей. Взгляд его был мрачен и тяжёл, а в глазах светился неестественно белый, холодный огонь. Булыга замер от ужаса. Светящиеся глаза буквально пронизывали каждого насквозь: до мозга, до глубины души. Сердце Булыги сжалось, грудь сдавило словно обручем, дыхание сбилось, пульс участился. Перепуганный крыс без чувств шлёпнулся на палубу.
       - Сева, на помощь... - прошептал матрос, - но в ответ из пустоты услышал только сдавленный нечленораздельный хрип.
       Капитан странного судна сердито топнул ногой, неизвестный корабль стал мерцать голубым свечением, поручни и мачты заискрили. Парусник на прощание обдал моряков могильным холодом и тотчас скрылся в темноте. Спустя мгновение луна вновь вышла из-за облаков и осветила море, но моряки, как ни вглядывались вдаль, ничего не смогли рассмотреть. Словно появление чёрного корабля им только померещилось.
      
       - Мне почудилось? Привиделось? - спросил крыс застывшего в оцепенении матроса. - Булыга, друг, скажи...
       - Чертовщина какая-то, - прошептал матрос, ноги его задрожали, и он сел на палубу рядом с Амадеусом.
       Так они сидели несколько минут рядом, молчали. Вскоре материализовался растерянный Рябоконь, который тоже не произнёс ни звука. Булыга презрительно посмотрел на объявившегося капитана и спросил:
       - Струсил! Спрятался! Бросил нас, да?
       - Я не мог поступить иначе! Это же корабль-призрак! Он мог забрать меня к себе на палубу! Я и так чудом удержался от того, чтобы не перебраться на его борт. Капитан "Летучего голландца" тоже призрак, и он собирает души мёртвых моряков, по какой-то причине задержавшихся на этом свете. Это же не корабль, а плавучий каземат! Таких, как я - корабельных, в трюмах "Голландца", томятся, наверное, сотни!
       Севу трясло, словно он подхватил лихорадку, его густая шевелюра стояла дыбом, и волосы на голове шевелились, словно их трепал ветер. Матрос с сочувствием посмотрел на корабельного и больше не стал осуждать старого капитана.
       - Умоляю вас, никому не рассказывайте о том, что мы видели корабль-призрак! - попросил Рябоконь. - Существует поверье, встреча с ним приносит несчастье. Но лучше не нагнетать обстановку на яхте, не пугать маленькую девочку.
       Булыга почесал затылок и почти шёпотом произнес:
       - А может, и не было ничего? Мало ли что померещится ночью в открытом океане! Осталось ещё с русалками встретиться.
       Корабельный сурово посмотрел на матроса и сказал:
       - Не болтай лишнего! Знающие люди говорят: русалки - это утопившиеся невесты погибших моряков! Девушка тосковала по возлюбленному: бросалась в воду, но не тонула, а превращалась в русалку. Существует морская легенда, что русалки и впрямь плывут следом за "Летучим голландцем". Они продолжают надеяться, что корабль-призрак отдаст им любимых.
       Едва он произнес эти слова, как за бортом раздался шумный всплеск, и Булыга увидел большой хвостовой плавник и тело девушки. Он крепко зажмурился, а когда открыл глаза, то на поверхности моря уже ничего не было.
       - Свят-свят! Чур, меня! - прошептал матрос и вытер платком холодный пот.
       Булыга крепко вцепился в штурвал, а остальные тихо разошлись в разные стороны.
      
       Глава 13. Остров "...аити", да не Таити
      
       Яхта полным ходом двигалась к экваториальным водам. Становилось всё жарче, и некоторые члены экипажа уже с грустью вспоминали прохладные дни и ночи возле острова Пасхи. И вот в один из таких жарких дней прямо по курсу показалась земля - долгожданный остров Таити - ближайшая цель их путешествия и, возможно, окончательная.
       Судно вошло в порт Папете, столицу этого островного государства. Раскинувшийся по берегам бухты город был необычайно красив. Только теперь экипаж убедился, что Таити - действительно цветущая земля, райский остров. Взору наших путешественников открывались великолепные виды тропической природы, словно они сошли с картины художника. Над берегом возвышались красивые многоэтажные отели, и чуть в стороне теснились невысокие домики и бунгало для туристов. В воде до самых ограничительных буйков плескались отдыхающие, а пляжи были переполнены любителями загара. По изумрудной воде носились катера и водные мотоциклы, загорелые юноши катались на досках для серфинга, в небе парили дельтапланы и парашюты. Настоящий мировой центр туризма!
       На "большом совете" было решено отправить на остров не одного, а сразу нескольких разведчиков. Попугая - собирать информацию в джунглях, крыса - "разнюхать" обстановку в порту, а на корабли у причалов - Севу. Корабельный должен был найти таких же призраков, как и он сам. Остальные путешественники отправились просто побродить по острову и попытаться пополнить запасы съестного. Денег должно было хватить на топливо и на оплату стоянки в порту, но не на еду. И как быть?
       - Давайте я что-нибудь придумаю, - с робкой надеждой в голосе предложил Булыга. - Я добуду денег по-честному!
       - Стой на вахте, честным он вдруг стал! Кто тебе поверит!
       Едва попугай улетел, моряки спустили шлюпку на воду и отчалили. Как робот ни уговаривал друзей, ему пришлось остаться на яхте. Мерцалкин переживал, что не может сойти на берег вместе со всеми. Да и как его взять с собой? Даже утомлённые солнцем туристы и те бы заметили на пляже города Папете этот странный агрегат. А вдруг робота примут за инопланетный объект? Понаедут тогда журналисты, телевизионщики и прочие охотники за сенсациями, будут путаться под ногами и мешать экспедиции.
       Оставшиеся на яхте путешественники не в лучшем настроении заступили на вахту: Мерцалкин ушёл в радиорубку, а шулер-матрос тихонько напевал, дежуря у трапа.
      
       Первым на яхту вернулся какаду. Запыхавшийся Гогель, едва перевел дыхание, как сразу стал излагать результаты разведки:
       - Вот досада! На этом острове и поговорить не с кем! Попугаев мало, а бестолковых птиц, наоборот, много. Житья нет от вездесущих туристов: народ толпами везде бродит, яблоку негде упасть. Не понимаю, как можно на этом Таити потеряться. Мне кажется, Потеряшка явно что-то напутала в названии острова! Он должен быть необитаем, а тут тьма народу!
       Мерцалкин внимательно выслушал доклад какаду и задумался: "И верно! Не похож этот остров Таити на тот, о котором речь идет в письме, найденном в бутылке. Где тишина и безлюдье?"
       Вскоре вернулись крыс и корабельный. Боцман высадил их на яхту и поплыл обратно забирать Юляшку. Разведчики были невеселы. Никто из корабельных о катастрофах поблизости Таити не слышал и крысы о утонувших кораблях тоже ничего не знали.
       Огорченная отсутствием сведений о родителях, Потеряшка решила побродить по острову подольше: вдруг повезет. Василиск вызвался её сопровождать. Она шла по городку и расклеивала объявления о пропаже родителей, а кот бежал рядом и тёрся о ноги, как самый обыкновенный мурлыка. Лишь когда рядом появлялись собаки, он быстро запрыгивал к Юле на руки, опасаясь нападения, и сердито шипел на них сверху. Развешиваемые объявления были написаны сразу на четырех языках: русском, английском, французском и испанском.
       "Люди добрые! Обращается к вам девочка Юля. Сами мы не местные, прибыли из далекой России. Родители мои пропали во время кораблекрушения. На мои хрупкие плечи легла забота о младших братьях: Мерцалкине, Гогеле, Амадеусе и Василиске. Средства на поиски закончились. Кушать нечего, помогите, кто чем сможет! Мы находимся на яхте "Потеряшка". Сбор гуманитарной помощи проводим утром у пирса. Заранее благодарю вас за помощь!"
       Текст этот составил хитрюга Гоголь, он лишь тактично умолчал, что братья меньшие - это животные и гениальный робот.
       Девочка задержалась на острове, потому что проблема с деньгами стояла как никогда остро! В судовой казне ни копейки, а кормить надо семь душ и одного бездушного и бестелесного.
       Потеряшка наклеила последнее объявление и пошла к берегу. Здесь их ждал боцман, который воткнул в песок большой плакат с текстом просьбы о помощи, написанным крупными буквами. Якорев взял девочку и кота на руки, перенес их по воде до шлюпки, и они благополучно вернулись на яхту.
      
       Рано утром путешественники вернулись на остров к месту сбора пожертвований. Взяли даже Мерцалкина, который обещал сидеть в лодке и не высовываться. Мореплаватели рассчитывали, что хоть кто-то из туристов или сердобольных местных жителей, возможно, появится к полудню. Но к своему удивлению, на берегу их ждала огромная толпа, вернее сказать, длинная очередь, растянувшаяся до самого городка. Люди дисциплинированно стояли друг за другом, негромко переговариваясь. Это были и туристы в купальных костюмах, и местные жители.
       Едва шлюпка пристала к берегу, очередь пришла в движение. Булыга положил шляпу на песок и в неё полетели деньги: купюры разного достоинства и монеты. Кто-то принёс большие картонные коробки, и в них туземцы складывали фрукты, овощи, булочки, коробки с пиццами, йогурты, конфеты и прочие сладости. Люди несли в мешках крупы и муку, банки консервов. Каждый жал руки морякам, гладил девочку по голове. Туристы ласкали крыса, кота и попугая. Сначала кот фыркал, а крыс пугался, но пришлось, чтобы не обидеть добровольных помощников, сдерживаться. Вскоре корзина и шляпа переполнились. Жители принесли огромный ящик, но и он быстро наполнился добровольными пожертвованиями.
       Животные устали от знаков внимания в виде поглаживания и почёсывания за ухом, а матросы - от рукопожатий. Люди на разных языках что-то громко говорили, улыбались, одобрительно кивали нашим путешественникам, фотографировались рядом с русскими моряками и зверюшками. Туристы брали у путешественников автографы, обращались с моряками как со старыми знакомыми и знали такие подробности из их жизни, как будто обитатели яхты были героями телесериала. Это казалось странным. Мерцалкин почему-то суетился и бегал по шлюпке, словно переживал за приятелей, подавая толпе какие-то знаки.
       Боцман предложил немедленно закончить сбор пожертвований и возвращаться. Но людской поток не прекращался, народ всё шёл и шёл. Те, кто успел поздороваться с Юляшкой и друзьями, отходили в сторону моря, подпрыгивали, махали руками, свистели сидевшему в шлюпке Мерцалкину.
       - Странно, что они пристают к нашему роботу? Эти туристы старый телевизионный ящик никогда не видели, что ли? - удивлялся боцман бурной реакции зевак. - Может, заподозрили что-то? Зачем они руками машут?
       Путешественники обернулись, посмотрели на робота, но тот сразу же прекратил приветствовать людей на берегу. Мерцалкин быстро погасил экран, словно происходящее его не касалось, и отвернулся.
       - Странно себя ведёт Мерцалкин! Чудит! - задумчиво произнес боцман. - Только вот, в чем дело - не пойму. А, может быть, он иностранный разведчик? Промышленный шпионаж!
       - Петрович! Ты что городишь? Подумай сам хорошенько своей головой! - рассмеялся Шницелев, - Зачем за тобой кому-то шпионить? Ты разве секретный учёный?
       - Я - нет! Зато у нас кот учёный и попугай мудрый, и крыс умный!
       - Ну, если только за ними наблюдать с целью похитить и на опыты продать...
       - Глупости говорите! А ещё взрослые дяденьки! - рассердилась Юля. - Кто первым бросился нас от пиратов спасать? Мерцалкин! Забыли!
       Боцману надоело ломать голову над таинственным поведением "агрегата", и он распорядился:
       - Хватит болтать! Собираем вещички и отчаливаем! Господа-товарищи, всем, как говорится, спасибо, актеры устали, представление окончено! Сейчас я мигом сбегаю, на эти деньги оплачу стоянку яхты в порту и сразу в путь.
       Путешественники тепло попрощались с толпой жертвователей, загрузили ящики и коробки в лодку, раздали последние автографы и отчалили. Но туристы ещё долго махали руками и платочками вслед удаляющейся шлюпке.
      
       Продуктов в избытке, а значит, можно было плыть дальше.
       - Мерцалкин! Что за шоу на пляже? Объясни! - обратился боцман к роботу, когда они вернулись на яхту. - Чего на нас туристы таращились? Почему у меня автографы брали?
       - А я тут причём? - уклонился от ответа Мерцалкин.
       - Они ведь тебе махали, и ты им в ответ "клешнями" вентелировал!
       - Вернись и спроси у туристов, а мне надо бежать в радиорубку. - Робот быстро покинул палубу, явно не желая продолжать этот неприятный для него разговор.
       Экипаж потянулся в кают-компанию обедать. Начали совещаться.
       - Куда плыть-то? В какую сторону? На север? На запад? - недоумевал боцман.
       - Никаких идей нет, - ответил за всех кот, дожевывая сосиску. - А зачем куда-то плыть? Тут классно! Кормят, гладят, за ушами чешут! Посмотрите, сколько пиццы, сосисок, котлеток!
       - Обжора! Ты стал похож на большой апельсин, - набросился на кота Амадеус. - Оглоед, тебе бы только пузо набить.
       - Какой же я обжора? Тебя ведь до сих пор еще не съел! -усмехнулся Василиск и нахально, не мигая, посмотрел в добрые глаза крыса. - И болтливый попугай тоже цел...
       Едва кот успел произнести последнюю фразу, как получил затрещину от боцмана.
       - Прекратить склочные разговорчики! - боцман взял шкодливого мурлыку за шкирку и тоже посмотрел ему в глаза. Василиск ответил таким же пронзительным взглядом, но в душе он явно струхнул. - Отставить! Никаких скандалов во время похода!
       - Есть, никаких скандалов, - с готовностью образцового матроса ответил кот.
       - Разрешите высказать некоторые соображения? - спросил у присутствующих Мерцалкин, который незаметно появился в кают-компании. Путешественники замолчали.
       - Спасибо за внимание! Мои умозаключения сводятся к следующему: Потеряшке в первом письме запомнилось только окончание "...аити". Родители, возможно, упоминали в письме, что побывали на Таити, а реально корабль пропал несколько северо-западнее острова, примерно на тысячу миль. Нам необходимо плыть в направлении Фиджи, затем мимо островов Вануату. Целью путешествия теперь будет государство Соломоновы острова. Посмотрите на карту внимательно: видите, тут есть остров Малаита. Потеряшка могла ошибиться или забыла: название острова оканчивается не на "...аити", а на "...аита"! Ребёнок ведь... Я проанализировал рассказ корабельного. Он пересёк на плоту два океана, сначала проплыл мимо Австралии, потом обогнул Африку! А мы движемся с противоположной стороны. Верно, Рябоконь?
       - Так точно! - по-военному ответил бородатый призрак. - Логично рассуждает железяка. И как я сам не догадался?
       - Ну, "железяку" я пропущу мимо ушей. Причина в ограниченной возможности ваших умственных способностей.
       - Мозгов, что ли, у нас не хватает? - переспросил попугай.
       - Возможности мозга человеческого и искусственного несоизмеримы. С этим ничего не поделаешь! Плюс мои технические возможности! Я установил связь с навигационным спутником, и он проанализировал все варианты передвижения Севы. Учитывались океанические течения, направления ветра, время пропажи корабля и дата появления корабельного на "Жемчужине"...
       - Не томи, не тяни кота за хвост! - прервал скучные рассуждения простодушный Булыга.
       - Я попрошу без перехода на личности, - мяукнул Василиск.
       - Извини, это я к слову, - сказал матрос и погладил кота.
       - И не нужно меня гладить, когда вас об этом не просят, я вам не какой-нибудь домашний Мурзик.
       - Тихо! Прекратите перепалку, соблюдайте дисциплину! - повысил голос Мерцалкин. - Вот смотрите, куда нам следует плыть!
       Робот указал рукой-манипулятором в развёрнутую на столе морскую карту и подытожил своё выступление. - Повторяю: цель плавания - остров Малаита.
      
       Далее робот пояснил, что навигационный спутник теперь будет уточнять курс яхты. Корабельный протестовал: ведь он как капитан российского экипажа не может доверять какому-то иностранному спутнику. Но возражения Севы были отклонены другими моряками.
       Теперь капитан Рябоконь, получая данные, прокладывал курс, Мерцалкин каждый час его уточнял, а рулевой Булыга, которому споры двух навигаторов надоели, никого не слушал и вел яхту по-своему. Каждый день робот и капитан спорили, кто из них прав. В результате яхта двигалась не прямо по курсу, а какими-то зигзагами. На такое извилистое передвижение уходило много лишнего времени, и путешествие к острову Малаита несколько затянулось. В результате вскоре коку пришлось урезать порции экипажу.
      
       Глава 14. В плену у папуасов
      
       Однажды вечером Юля сдавала вахту и внесла в бортовой журнал следующую запись: "Матрос Потеряшка вахту здола..."
       - Эй, Потеряшка! Ты что написала в журнале? - удивился Якорев. - В одном слове из пяти букв две ошибки! Правильно будет - сдала!
       - Откуда мне знать, как надо, я ведь в школе не училась! Я всегда так писала это слово, вы просто не замечали...
       Моряки растерялись. И как это они упустили, что девочке-то надо учиться, а не по морям скитаться.
       Боцман подозвал попугая:
       - Гогель, ты почему с ребенком не занимаешься?
       - Я? Да она сама, кого хочешь, воспитает!
       - Не прикидывайся простачком, говорун! Я имел в виду учебу!
       Теперь настала очередь удивляться какаду. Он уставился немигающим взглядом на боцмана:
       - Петрович, ты чего? С дуба рухнул или с пальмы? А может, с мачты упал? Я разве учитель? По-твоему, я похож на профессора? - Гогель демонстративно заглянул в зеркало и воскликнул: - Не вижу я никакого ученого! Обычный белый какаду! Вы что задумали нового "Маугли" воспитать? Если воспитанием займутся животные - кот, крыс и попугай, - то результатом будет новый "Маугли"! Кот покажет, как ловить мышей, крыс - как в норы прятаться, а я - вить гнезда?
       - Гогель, прекрати прикидываться, ведь ты прирождённый педагог! Сумел же кота и крыса обучить!
       - Ну и что из этого следует?
       - Ставлю тебе задачу: научить ребенка считать, писать, читать и можешь ещё несколько иностранных языков взять на себя.
       Попугай воинственно растопырил крылья в бока и заявил с вызовом:
       - А чем тогда займутся люди? Вот Булыга, например!
       - Конечно, и Булыга чему-нибудь да научит. - Петрович выразительно посмотрел на матроса. Тот сначала пожал плечами, а затем согласился.
       В тот момент Якорев, к сожалению, не уточнил, чему именно следует учить девочку, и это была его роковая ошибка. Не прошло и недели, а Юлечка уже азартно резалась с Булыгой в карты, домино и нарды. На остальные занятия времени у неё катастрофически не хватало. Гогель пожаловался начальству на Булыгу, и матрос был вызван "на ковер". Корабельный, боцман и кок втроём набросились на матроса, как только он появился в каюте капитана.
       - Ты чему учишь маленькую девочку? Шулер!
       - Вы сами велели, обучить чему-нибудь, - оправдывался красный как рак Булыга. - А я, кроме азартных игр, ничего больше не знаю! Мог бы ещё научить Потеряшку в бильярд играть, но на яхте его, к сожалению, нет.
       - Приказываю прекратить игры! - велел капитан Рябоконь.
       Сам же корабельный Сева каждый день давал девочке уроки по географии, а как стемнеет, проводил занятия по астрономии. Они смотрели в звёздное небо, и капитан показывал Юле расположение планет, звёзд и созвездий, а девочка повторяла их названия.
       Занятия в школе попугая начинались после завтрака: устный счёт, письмо, чтение, иностранные языки. Затем после обеда кот разучивал с Потеряшкой стихи. Крыс придумал предмет для расширения кругозора ребенка - "Мой окружающий мир" - и рассказывал интересные истории из жизни. Таким образом, процесс обучения пошёл полным ходом.
      
       Прошло ещё два месяца плавания, продукты на судне уже заканчивались, а до Соломоновых островов наши путешественники так и не доплыли. Больше всех грустил мясоед Василиск, который на крупу даже смотреть не мог. Раньше кот питался в основном мясными деликатесами и морепродуктами. Но мясо и сосиски кончились, а рыба почему-то на удочку последнее время не ловилась. Однажды голодный кот с грустью окинул взглядом крыса и попугая, которые с аппетитом ели пшённую кашу, а затем брякнул:
       - Ну, почему тебе, крыс, дали такое нелепое имя? Амадеус! Подумаешь, свистун-виртуоз! Почему сразу не Моцарт? А ты почему Гогель? Сразу два выдающихся человека соединились в твоем имени - Гоголь и Гегель! Не слишком ли много чести?! Как аппетитно бы звучало имя крыса: "антрекот" или "эскалоп"... А Гогеля называли бы, например, вкусным именем - "гуляш"! М-м-м! Даже слюнки текут от таких имен!
       Юля пришла в ужас от слов оголодавшего Василиска и стала его распекать:
       - Прекрати! Ты ведь не каннибал! Разумные существа других разумных существ не едят!
       - Верно! Хомо сапиенсы не едят хомо сапиенсов! - поддержал девочку какаду, опасаясь за свою жизнь и жизнь товарища.
       - Повтори, что ты сказал? Какие симпсоны? Какой я тебе хам? - переспросил голодный кот, не расслышав незнакомые словосочетания.
       - Темнота! Хомо сапиенс означает "человек разумный"! А человек разумный не ест другого разумного человека.
       - Да что ты говоришь? Как интересно! А что делают разумные человеческие существа, когда сильно голодают? - с сомнением посмотрел на них кот.
       - Они терпят и сидят на диете! - вмешался в разговор боцман. - Бывает, когда люди от голода жуют траву. Помню случай: матросы как-то от голода даже сварили и съели сапоги и ремни.
       - Да ты что, Петрович! Не врёшь? Съели сапоги и не подавились? - не поверил Василиск.
       - Да, сапоги! Но, запомни, киса, те истощённые голодом моряки друг друга есть не стали! - назидательно произнес Якорев и почесал коту за ушами.
       - Голодное брюхо к нравоучениям глухо, - пробурчал Василиск.
       Опасная ситуация разрядилась сама собой. Едва кот договорил последнюю фразу, как на горизонте показалась полоска земли. Это был остров.
       - Ура! - завопил крыс. - Мы спасены! Наш Василиск, как хомо котеус, не съест ни хомо крыса, ни хомо попугая!
      
       Яхта вошла в тихую бухту. Сева осмотрелся и скомандовал Булыге "отдать якорь", то есть бросить якорь в воду. Место, на взгляд корабельного, было просто идеальное для стоянки. Моряки спустили шлюпку на воду и отправились на берег в поисках провизии. На судне вновь остались Булыга и Мерцалкин. Тропический остров был густо покрыт непроходимыми джунглями.
       Стоило путешественникам ступить на долгожданную землю, как из зарослей выскочила целая шайка аборигенов с боевой раскраской на лицах и голых телах. В руках они держали дубинки, копья и дротики.
       - Вау! Круто! Вот это шоу! - восхитилась девочка и приветливо помахала им рукой. - Прикольные дядечки!
       - Настоящие панки! - пробурчал суровый боцман.
       Но прикольные дядечки в набедренных повязках оказались настроены отнюдь не миролюбиво. Папуасы скрутили морякам руки, связали их и потащили к высоким столбам, вкопанным в прибрежный песок. Только корабельного они не сумели схватить, потому что Сева не растерялся и мгновенно стал невидимым. Папуасы удивленно переглянулись, но так и не смогли взять в толк, был ещё один белый человек или нет.
       Туземцы не забыли взять в плен и животных: мяукающего кота схватили за шкирку, попугая - за крылья, а крыса - за хвост. Кот мяукал, крыс пищал, а попугай ругался на нескольких языках. Их засунули в одну большую клетку и поставили её рядом с высокой кучей сухого хвороста. Как ни пытались мореплаватели вырваться, но ничего не получилось: каждого держали человек десять. Дотащив пленников до столбов, всех поставили на ноги и крепко привязали к брёвнам верёвками.
       - Похоже, что нами решили пообедать, - ужаснулся Шницелев. - Ребята! Если вы голодны, давайте я вас накормлю вкусной кашей, только отпустите нас!
       Туземцы ухмылялись и корчили страшные рожи. Большая часть "охотников за головами" пустилась в пляс, а несколько подоспевших аборигенок попытались разжечь костёр. Одна из туземок начала ударять камень о камень, чтобы высечь искру. Едва искра попадала на хворост, как она почему-то сразу потухала, словно её втаптывали в песок. Моряки догадались, что это работа корабельного. Так продолжалось несколько минут, и безуспешные попытки женщин развести костёр разозлили одного из воинов. Туземец достал из кармашка набедренной повязки настоящую зажигалку.
       - Вот досада! Цивилизация и сюда проникла, - взвыл Якорев. - Какой болван подарил её кровожадным дикарям? Ясно, что теперь они нас сумеют поджарить.
       - Боцман, а какая разница: быть съеденным в сыром виде или копчёном? - невесело пошутил Шницелев.
       - Не издевайся, и так тошно на душе! До конца жизни буду себя казнить, что не уберегли девочку!
       - Похоже, нам недолго осталось ждать конца жизни... - пробормотал кок, напрягаясь изо всех сил и пытаясь ослабить путы.
       - Откуда свалились эти каннибалы на нашу голову? Не везёт, так не везёт! - простонал Якорев.
       Потеряшка горько заплакала и принялась упрашивать дикарей:
       - Пожалейте меня! Я всего лишь маленькая девочка! - громко кричала Юля, тщательно подбирая слова на английском языке. - Я отправилась в кругосветное путешествие на поиски родителей!
       - Спасите! Я тоже не хочу погибнуть в животе людоедов! - завопил какаду. - Злодеи! Хищники!
       Понимая, что дикари, возможно, ни по-английски, а тем более по-русски ни черта не понимают, попугай громко повторил на французском и испанском языках.
       Тем временем костёр разгорался, пляски дикарей становились агрессивнее, а раскрашенные лица аборигенов - всё страшнее. Охотники яростно размахивали перед собой дубинами, копьями и топорами. Услышав слова попугая о людоедах, вождь подал сигнал, туземцы прекратили охотничий танец и остановились.
       - Господа, с вас тысяча баксов! Вернее, повышаю ставку ещё на двести долларов! Компенсация за моральный ущерб. Нам неприятны прозвучавшие из ваших уст оскорбления!
       Путешественники переглянулись, ничего не понимая из сказанного вождем. Дикари с недовольным видом развязали пленников, а вождь папуасов встал перед боцманом и выразительно протянул широкую раскрытую ладонь - жест, понятный в любом уголке мира.
       - Интересно, за что мы должны платить? - удивился Якорев.
       Попугай бегло переводил его речь.
       - Как, за что? - переспросил вождь на хорошем английском. - Это плата за участие в представлении! Гонорар артистам! И ещё выплата компенсации...
       - Ничего не понимаю! - совсем растерялся боцман. - Что за представление, какая компенсация?
       - Компенсация за оскорбление! Людоедами нас называли?
       Боцман хмыкнул и ответил вопросом на вопрос:
       - А что мы должны были думать? Вы с такими ро... лицами страшными здесь выплясывали, связали нас, огонь разожгли... Мы подумали: шашлык из нас будете делать.
       - Я, между прочим, Кембридж окончил, курс искусствоведения! Имею звание магистра наук! - искренне обиделся вождь и начал стирать краску с лица. - Меня зовут Тумоак Маори. А вы мне: дикарь, людоед, каннибал! Обидно!
       - Что такое Кебриж? - переспросила Юляшка.
       - Кембридж! - поправил девочку Гогель. - Это один из старейших и престижнейших университетов в мире и находится он в Англии.
       - Дать бы этому Тумоаку крепкого тумака! - фыркнул Василиск.
       - Цыц, мурлыка, - цыкнул на кота боцман по-русски. - Вдруг передумают - возьмут и съедят.
       Мореплавателям даже стало неудобно за свои слова. А боцман продолжал оправдываться:
       - Извините, но всё произошло так внезапно! Схватили, копьями машете перед лицом, пляшете как дикари... И потом костёр... Мне показалось, что ваши намерения очевидны! Ну, что мы должны были думать?
       Попугай дословно перевел.
       - Стоп! Не понял! - прервал извинения боцмана вождь. - Вы же сами нам заказали проведение этого древнего каннибальского танца! Это охотничий ритуал из жизни папуасов!
       - А вы, разве не папуасы? - удивился боцман.
       - Папуасы, но вполне цивилизованные и современные! Мы ведь артисты! Фольклорный ансамбль. Исполняем танцы, древние обряды. Это наши далекие предки людей ели.
       Моряки в недоумении переглянулись: кто это, интересно, заказал такой жуткий спектакль?
       - Нет! Мы ничего такого не просили исполнять! - ответил за всех Якорев. - У нас и денег-то таких нет, чтобы артистам заплатить за представление.
       Руководитель ансамбля даже растерялся. Он что-то быстро пробормотал себе под нос и начал уговаривать путешественников:
       - Поймите, мы говорим правду! Мы не дикари, и никто из нас людей не ест ни в сыром, ни в жареном виде! Мы - артисты! Давно я не припомню случаев каннибализма на наших островах. Последний случай в восьмидесятых на Папуа-Новая Гвинея пропал миллиардер Майкл Рокфеллер-младший, но почему-то его исчезновение свалили на нас, папуасов. Кстати, вы сами-то из какой страны прибыли?
       - Мы моряки из России.
       Когда вождь перевел слова боцмана своим соплеменникам, то папуасы повеселели и загалдели, перебивая друг друга:
       - О! Маклай! Миклуха! Миклухо-Маклай! Николай!
       - Знаем! У нас даже его музей есть!
       - Хороший был человек!
       - Белый друг темнокожих папуасов! Русский!
       Вождь поднял руку, и сразу стало тихо.
       - И всё же кто будет платить за выступление? Вот договор на представление для показа по телевидению: число - сегодня, время точное - двенадцать ноль-ноль! Место указано - южная часть бухты! Работалп скрытая камера. Лирику в сторону, надо платить, джентльмены!
       - Это грабеж! От чьего имени подписан договор? - переспросил Шницелев.
       Вождь залез в крошечный карман на набедренной повязке, достал бумагу и смутился.
       - Извините, пришлось усовершенствовать одежду! Читайте, вот в тексте написано: яхта "Потеряшка", тележурналист и радист Мерцалкин.
       - Вот это да! Хороший сюрприз нам приготовил робот! - воскликнул Якорев. - Вернусь на яхту - разберу его на части до последнего винтика!
       Юля замахала руками на боцмана:
       - Это наверняка ошибка! Как он мог послать заявку?
       Тумоак пожал плечами:
       - Обычное дело, заявка пришла по факсу. У вас разве нет факса?
       Матросы переглянулись. Они как-то не подумали об этом, ведь радиорубка находилась в ведении Мерцалкина, да и сам робот был буквально нашпигован приборами.
       - Этот телевизионный ящик сейчас, наверное, за нами наблюдает в бинокль и посмеивается! - погрозил боцман кулаком в сторону яхты. - Вернусь и объявлю десять нарядов вне очереди!
       - Интересно, а зачем ему это было нужно? - задумчиво произнёс Гогель. - Корреспондентом телевидения назвался! Я давно присматриваюсь к Мерцалкину и замечаю, что он не тот, за кого себя выдаёт!
       - Не говори глупостей, - оборвала Юля болтливого попугая. - Не нагнетай шпиономанию на судне!
       - Точно! С Мерцалкиным не всё в порядке, - поддержал Шницилев попугая. - Он постоянно что-то выведывает, вынюхивает и своим огромным стеклянным глазом-экраном высматривает.
       Вождь опять прервал спорщиков:
       - Меня ваши проблемы не волнуют! Вы деньги платить собираетесь или нет?
       - Какой он настырный! - поморщился Якорев.
       - Настоящий артист и, видимо, не отстанет, пока гонорар не отдадим! - пробурчал крыс.
       - А не слишком ли он много хочет? - мяукнул практичный кот. - На эти деньги можно столько мяса и рыбы накупить, что нам до дома хватит!
       Папуасы толпились вокруг путешественников, опираясь на копья и топоры, и угрюмо смотрели на интуристов, которые явно увиливали от оплаты.
       - Нет у нас никаких денег! - вопил Василиск. - Это и мои деньги тоже. Я полноправный член экипажа. Голосую против! - затем кот обратился к Якореву: - Петрович, ты же слышал: они давно людей не едят! Значит, вам нечего их бояться. Давайте рискнём и не станем платить.
       Боцман взял Василиска на руки, пристально посмотрел в глаза и доходчиво пояснил:
       - А насчёт поедания котов папуасы ничего не говорили! Спросить у вождя, что он думает про котятину?
       - Не надо! - сразу сдался Василиск. - Пусть эти жулики нас разоряют! Отдавай нажитое непосильным трудом!
       Боцман отсчитал деньги, Тумоак получил свой гонорар и заулыбался, довольный сделкой. Аборигены радостно потирали руки и похлопывали друг друга по плечам.
       - А теперь прощальный танец, - объявил вождь.
       - Не надо нам ничего, - попытался возразить Шницелев. - Я не люблю фольклор, и денег больше нет.
       - Это входит в стоимость представления, - успокоил путешественников Тумоак. - Мы ведь не халтурщики!
       Вождь улыбнулся, подал знак артистам, и аборигены на прощание исполнили один из своих коронных номеров: песни и зажигательные пляски вокруг большого костра.
      
       Глава 15. Потеряшка находит родителей
      
       Когда шоу окончилось, вождя вдруг осенило:
       - Белая девочка что-то говорила о пропавших родителях? Они, конечно, тоже белые люди? Опишите их.
       Юля удивилась просьбе аборигена, но подробно рассказала, как выглядят папа и мама. Девочка знала слишком мало английских слов, поэтому попугай вновь переводил. Тумоак слушал-слушал и неожиданно произнёс:
       - Зря вы так долго сюда плыли.
       - Почему? - удивился боцман.
       - А у вас ведь больше нет денег...
       - Причём здесь деньги?
       - Кто вам отдаст родственников бесплатно?
       - Ура! Мы нашли их! - закричала Юля.
       - Они у вас в плену? - осторожно уточнил боцман.
       - Нет, но на одном из соседних островов живут двое взрослых белых людей. Они трудятся на своего хозяина, который приютил их в хижине. За работу он даёт им еду. Но за аренду жилья надо платить.
       Теперь стало понятно, что экспедиция на верном пути и родители Потеряшки где-то рядом! Но где именно они находятся?
       - А где сейчас живут эти белые люди? - с трудом скрывая волнение, спросил боцман.
       - Рядом, - ответил вождь. - Полдня плавания - и вы на месте. Я могу проводить.
       - Веди! - велел боцман вождю.
       - А гонорар?
       - Опять деньги! Может быть, вещами возьмешь? - уточнил кок.
       - Бинокль у вас есть?
       - Найдётся! Садись в шлюпку и поплыли к нам на яхту! - обрадовался боцман.
       Невидимый корабельный возмущенно зашептал Якореву, что без бинокля никто не ходит в море, но тот только отмахнулся от Севы. Вождь оставил плату за представление помощнику, забрался в шлюпку, а папуасы, довольные, что смогли хорошо заработать, долго махали вслед чужеземцам.
      
       Когда путешественники прибыли на яхту, то Рябоконь, чтобы не пугать вождя, снова стал видимым. Затем он некоторое время спорил с Юлечкой, цепляясь за бинокль и не желая отдавать корабельное имущество.
       - Бездельники! Вы сначала принесите на судно что-то ценное, а потом разбазаривайте!
       - Это плата проводнику, - уговаривал боцман возмущённого Севу. - Мы можем месяцами искать нужный остров, и если даже и найдём его, то нам будет непросто выручить Юлиных папу и маму. А вождь ещё обещал помочь вести переговоры с племенем этого острова.
       Корабельный перестал цепляться за бинокль и переключил внимание на Мерцалкина. Капитан Рябоконь, широко расставляя ноги, надвигался на пятящегося робота.
       - Эй, говорящий агрегат! Ты нашей смерти захотел? Для чего был устроен этот людоедский спектакль? Какое ещё телевидение?
       Моряки вспомнили о виновнике ужаса пережитого час тому назад и тоже начали допрашивать смущённого Мерцалкина.
       - Что это за глупая шутка? - наседал на робота боцман.
       - Сам на яхте отсиживался и этот жуткий спектакль издалека наблюдал, а мы от страха чуть дуба не дали, - возмутился красный от гнева кок.
       - Спокойствие, друзья! Я хотел сделать вам приятный сюрприз, - оправдывался Мерцалкин. - Хотел лишь немного повеселить вас, не думал, что вы поверите в реальность всего происходящего! Петрович, несколько дней назад ты уверял Василиска, что люди других людей не едят! Вспомни свои нравоучения: хомо сапиенсы не питаются хомо сапиенсами!
       - Мало ли что я говорил! Я кота воспитывал! - отмахнулся боцман. - А когда у твоих ног папуасы ритуальный костёр разожгут и страшные рожи начнут корчить - это уже не слова, а реальная жизнь.
       - Зрители всей планеты смеялись, наверное, глядя, как вы орёте, - произнес по-английски вождь и усмехнулся. - Думаю, это самая популярная передача в мире...
       - Туземец, не болтай! - одёрнул его Мерцалкин, оборвав на полуслове, но, к счастью для робота, ни боцман, ни кок почти не понимали по-английски. Попугай внимательно посмотрел на Мерцалкина, но промолчал, решив позже поговорить с ним с глазу на глаз.
      
       Вскоре на горизонте появился небольшой островок. Собственно это и была цель их путешествия. И пока мореплаватели всматривались в его далекие очертания, робот что-то громко шептал вождю-артисту.
       На берегу стояла большая группа папуасов, черных, словно головешки, примерно человек сто. В их толпе резко выделялись двое европейцев, хоть они и были тоже загорелые.
       Потеряшка посмотрела в подзорную трубу и сразу признала в европейцах своих родителей.
       - Ура! Мама, папа! - громко закричала девочка и запрыгала, хлопая в ладоши. - Мы нашли их!
       Яхта подошла к берегу, матросы пришвартовались к мостику, далеко уходящему в море. Это был пирс для местных лодок. Экипаж при содействии вождя-артиста вступил в переговоры с вождём острова. Потеряшка попыталась прошмыгнуть на сушу, но её не пустила бдительная туземная стража.
       - У нас на острове санитарный карантин! - закричал здешний вождь. - Чужеземцы - назад!
       - Отдайте мою маму! - заплакала девочка.
       Аборигены внимательно выслушали её сбивчивую речь, без конца прерываемую громкими рыданиями. Боцман достал большой носовой платок и вытер Юле нос и глаза.
       Местный вождь скорчил свирепую гримасу на лице и заявил, что не отпустит родителей. Вид у этого вождя был ещё менее привлекательный, чем у Тумоака: большое кольцо в носу, уши проткнуты перьями, множество грязных косичек на голове и тело, разрисованное разноцветными татуировками.
       - Ах, какие жестокие люди! - возмутился крыс. - Даже не выслушали ребенка и сразу же отказали.
       Однако аборигены были непреклонны. Переговоры велись долго и трудно: на смеси английского, русского и французского.
       - Мы их не удерживаем, и белые не пленники, пусть идут домой, но сначала надо заплатить мне за проживание и еду! - заявил вождь местного племени - Два года я кормил, поил этих людей, дал им кров. Разве этого мало? Полная пирога бананов и кокосов - это равноценная плата за два года гостеприимства.
       - Чего они хотят? - не расслышал Василиск. - Банановый и кокосовый пирог? Это нам пара пустяков! Наш кок живо испечёт туземцам пироги, так что они пальчики оближут!
       - Эх, ты неуч! Да не пирог, а пирога! - пояснил Гогель. - Пирога - это такая большая и длинная местная лодка.
       - Где мы возьмём им столько бананов и кокосов? - растерялся боцман. - Может быть, мы заменим фрукты на что-то другое?
       - Можно деньгами! - согласился вождь. - Сейчас посчитаю стоимость фруктов в мировых ценах, плюс налоги, плюс таможенный сбор, плюс визовый сбор с них и с вас, плюс сбор за вход в территориальные воды вашего кораблика. Итого: три тысячи долларов.
       - Австралийских или новозеландских? - с надеждой спросил попугай. - Они дешевле.
       - Конечно, американских! - ответил вождь.
       - Вы слышали, что он сказал? - возмутился Гогель. - Вот пройдоха! Решил нажиться на чужой беде.
       - А вы предложите им какие-нибудь вещи, - громко подсказал Тумоак. - Бусы, нитки, иголки и ещё какую-нибудь блестящую ерунду.
       Боцман так и поступил. Предложил стекляшки, бусы, пуговицы.
       Вождь островитян, аборигены и вождь-артист громко захохотали, широко раскрывая рты и показывая большие белые зубы. Они визжали, хлопали в ладоши и буквально покатывались от смеха, держась за животы.
       - Что происходит? Почему они смеются? - не понял Якорев.
       - Вы и на самом деле поверили! - хохотал Тумоак, дружески похлопывая боцмана по плечу. - Это местная шутка! Мы знаем, что вы, белые, считаете нас наивными дикарями! Уже лет пятьдесят как эта шутка срабатывает, и туристы постоянно на неё покупаются. А если серьёзно, то предложите островитянам действительно ценные вещи.
       - Могу отдать ружьё, спиннинг и пиратскую саблю - это выкуп за белого мужчину, - начал торговаться Якорев.
       Вождь одобрительно кивнул, а Василиск дико заорал:
       - Только не спиннинг! На что крупную рыбу ловить будем? Отдайте лучше старую шпагу!
       Но кота никто не слушал. За маму мореплаватели предложили туземцам пиратские камзолы, подзорную трубу и радиоприемник. Островитяне с радостью согласились.
       - Вы только двоих будете забирать? - уточнил вождь. - Третьего нам оставите? Впрочем, мы согласны. Каждый человек на острове дорог, людей у нас в племени маловато.
       - О чем он? - не поняла девочка.
       Тумаок перемолвился несколькими фразами с островным вождем и пояснил:
       - Вам необходимо выкупать не двух белых, а трех!
       Корабельный Сева уставился на туземцев и спросил:
       - А кто третий? Откуда он взялся?
       Тумоак выслушал вопрос в переводе Гогеля и пояснил:
       - Они спрашивают, ребенка тоже забирать будете или нет?
       - Конечно же, я уплыву вместе с родителями! - не поняла Потеряшка.
       Тумоак ухмыльнулся и весело сказал:
       - Да не о тебе речь, о другом ребенке. За малыша хотят что-то солидное и дорогое. Например, вашу шлюпку и весла.
       - Что за ребёнок-то? - не унималась Юля.
       - Твой маленький братишка! - ответил вождь-артист и нежно погладил её по голове.
       - Жаль, я хотела сестренку, - насупилась девочка.
       Артист опять громко рассмеялся и пошутил.
       - А чем плох мальчик? Упитанный, здоровый карапуз. Вероятно, вкусный! Соглашайся, местный вождь говорит, что это хороший малыш!
       - Прекрати так шутить! Если уже ничего исправить нельзя, то согласна и на братика! - вздохнула девочка.
       Попугай перевел слова девочки, смешливые островитяне опять громко расхохотались.
       - Как здорово она нас развеселила! - с трудом отдышавшись, сказал вождь посреднику. - Забирайте родителей и ребенка и отчаливайте! Нам работать надо - репетировать старинный каннибальский танец.
       Аборигены расступились. Юля бросилась обнимать и целовать маму, а затем повисла на шее у папы. После этого девочка взглянула в лицо маленькому братику, спящему на руках у мамы, осторожно потрогала его за пальчики и улыбнулась.
       - Ура! Мама Лена! Папа Саша! Я была уверена, что обязательно найду вас! А теперь наша семья стала ещё больше, нас уже четверо! Мне пришлось преодолеть долгий путь! Земля оказалась такая большая! Поверьте, отыскать вас за тремя океанами потруднее, чем найти иголку в стогу сена!
      
       Глава 16. Опять пираты!
      
       Этим же утром, но на другом конце планеты Бержерак Чихута будил обленившихся пиратов.
       - Подъем, бездельники! - взвизгнул директор цирка, но никто и ухом не повел. - Живее просыпайтесь!
       Пираты слегка пошевелились.
       - В чем дело, босс? - спросил капитан Крус, протирая заспанные глаза. За полгода флибустьеры, лежа на койках, заметно потолстели, ведь, опасаясь нового ареста, они не выходили из гостиничного номера уже много дней.
       - Срочно пакуйте вещи и выдвигайтесь в путь! - велел пиратам Чихута. - Я нашёл деньги на завершение нашего мероприятия. У нас появился новый спонсор. Олигарх Дерибас Мордашевич выделил аванс! Задача прежняя: взять в плен говорящих животных. Но главное условие спонсора - мы должны уничтожить робота Мерцалкина. И людей в плен не брать: их можно утопить.
       - И куда мы путь держим? - уточнил Жулио Сезар.
       - Держите, - поправил пирата Чихута. - Вы, господа пираты, сию минуту летите в Африку! Там купите быстроходный катер и на нем отправитесь к берегам Сомали! Там сговоритесь с местными собратьями по пиратскому ремеслу и общими силами будете готовить операцию по захвату собственной яхты!
       - Наконец-то! - обрадовался капитан Крус и закричал на подельников. - Подъем, лоботрясы! Джентльмены удачи, вам на сборы пятнадцать минут...
      
       ***
      
       После состоявшегося обмена туземцы подарили путешественникам две огромные корзины с фруктами и овощами и большущую связку бананов, и яхта отправилась в обратный путь. Аборигены на берегу громко пели и зажигательно плясали, причем совершенно бесплатно. Так папуасы провожали своих новых знакомых из далекой России.
       Яхта отчалила и девочка стала рассказывать родителям о путешествии, о своей жизни, о своих друзьях.
       - И всё же, объясни, как же ты нас нашла? - недоумевал папа.
       - Друзья помогли! А всё началось с Мерцалкина, это он взял меня в кругосветное путешествие. А позже мы выловили вашу "бутылочную" почту.
       - Правда? А я и не надеялся, что мои бутылки куда-нибудь да доплывут. И где нашлось наше письмо?
       - Бутылка с письмом - в Атлантическом океане. Экипаж корабля праздновал День Нептуна, мы купались в море и случайно выловили её, - тараторила девочка.
       - Потеряшка! Цыц! Ты можешь не говорить так громко? - сделал замечание боцман. - Разве не видишь, что ребенок спит! Своими восторгами разбудишь маленького братика.
       - Мама, а как его назвали? - шёпотом спросила Юля.
       - Женя! Твоему братику скоро исполнится полгода, - ответила мама.
       - Евгений! Хорошее имя! - улыбнулась девочка.
       - В конце концов, познакомь нас со своими друзьями! - сказал папа.
       Девочка представила каждого путешественника своим родителям. Корабельный в это время стойко сохранял видимый облик капитана.
       - Кстати, Сева Рябоконь потерпел кораблекрушение вместе с вами, - пояснила Юля маме и папе. - Он ведь был корабельным на утонувшем научном судне.
       Родители попытались вспомнить о существовании на утонувшем корабле привидения, но так ничего и не вспомнили и поэтому не поверили дочке. Тогда Юля пересказала всю историю своей трудной жизни без родителей: как жила в цветочном магазине, как встретила Мерцалкина и попала на корабль "Жемчужина", как познакомилась с Севой-корабельным, как попала в плен к пиратам и как отправилась в кругосветное путешествие на пиратской яхте.
       - Юля, а почему они тебя называют Потеряшка? Ты забыла свою фамилию? - не понял папа.
       - Я же была совсем маленькой! От страха и переживаний едва не забыла даже своё настоящее имя! Нашедшие меня добрые люди назвали Потеряшка Забываева... Правда, вскоре имя я вспомнила, а фамилию - ну никак...
       - Дочка, ты Юлия Алёхина! - сказал папа.
       - Ура! Я больше не Забываева! Теперь у меня настоящая фамилия! - обрадовалась девочка и захлопала в ладоши.
      
       Когда яхта вернулась к острову Малаита, наших путешественников ждала делегация аборигенов. Берег был завален подарками. Туземцы собрали в большие кучи кокосы, авокадо, манго, бананы, несколько мешков с финиками и лепешками.
       - Теперь вам хватит еды до самого дома! - заверил гостей вождь Тумоак. - Сейчас заполним рыбой и мясом ваши холодильники, и можете смело отчаливать. Стоимость еды входит в гонорар за представление.
       Корабельный и боцман руководили погрузкой провизии, а остальные мореплаватели в поте лица заполняли кладовые и трюм провизией. Вновь воссоединившейся семье капитан Рябоконь дал возможность вволю наговориться. До самого отплытия Юля весело щебетала, вспоминая всё новые подробности своих необыкновенных приключений, играла с братиком, вертелась не слезая с папиной шеи. Сразу после выхода в море должность матроса занял Потеряшкин папа. А мама Лена занималась детьми: кормила маленького Женю и разговаривала с дочкой. Женя был на удивление спокоен и в основном ел и спал, не доставляя особых хлопот.
      
       Яхта двинулась дальше и благополучно прошла мимо берегов нескольких государств: Индонезии, Австралии, Малайзии. Затем она бороздила теплые воды Индийского океана, мимо Шри-Ланка, направляясь к восточным берегам Африки. Дальнейшее плавание не предвещало никакой опасности, и казалось, что теперь невзгоды позади. Целый месяц судно стремительно двигалось на запад. В Средиземном море их ждал корабль "Жемчужина" под командованием капитана Шромма.
       Путешественники сгорали от нетерпения увидеть своих друзей и поскорее вернуться домой.
      
       ***
      
       Во время плавания в сторону Африки робот без конца приставал с разговорами к путешественникам, он опять начал изображать из себя не то репортера, не то телеведущего. Мерцалкин расспрашивал друзей о накопившихся впечатлениях, о наиболее запомнившихся событиях, заставлял вспоминать забавные случаи, и сам первым громко и заразительно смеялся. Робот несколько раз с загадочным видом намекал путешественникам, что по прибытии на Родину их ожидает приятный сюрприз.
       Однажды, когда он делал свой очередной авторский репортаж и беседовал с Василиском, на горизонте появилась быстро приближающаяся тёмная точка. Кот насторожился, велел "журналисту" замолчать и крикнул сидевшему на мачте попугаю:
       - Эй, Гогель! Проснись! Хватит дремать! Посмотри, кто это к нам мчится?
       Какаду долго вглядывался в скоростной катер, приближающийся к яхте. На нем не было ни опознавательных знаков, ни номера, ни названия, ни флага. Капитан Рябоконь насторожился, посмотрел в подзорную трубу и сразу узнал тех, кто был на катере.
       - Полундра! Это пираты! - закричал Сева и ударил в корабельный колокол. Моряки выбежали из кают и собрались на палубе.
       - В чем дело, что случилось? - спросил, протирая сонные глаза, матрос Булыга.
       - Друзья, беда! Пираты, которых мы сдали полиции, почему-то очутились на свободе! А с ними еще четверо африканцев, и все они вооружены автоматами и винтовками! Эй, Мерцалкин, срочно подай сигнал SOS: "Спасите наши души!"
       Моряки начали вооружаться, чем могли: кок - огромным поварским ножом и большой поварёшкой, Булыга - двумя огнетушителями, папа Саша схватил багор. Боцман Якорев взял в руки пожарный шланг, чтобы смывать за борт пиратов, а качать морскую воду насосом поручил Юле, маме Лене и коту Василиску. Булыга затащил на верхушку мачты корзину с кокосами, которые попугай должен был бросать на головы пиратов. К сожалению, настоящего оружия у путешественников не было. Экипаж замер в тревожном ожидании.
      
       Прошло меньше часа, и пираты догнали наших мореплавателей. Свирепый капитан Крус потирал руки, он жаждал мести за былое поражение и арест. Пираты воинственно размахивали саблями, винтовками и автоматами.
       Чернокожие сомалийские пираты выглядели ещё более жестокими и бессердечными, чем подручные капитана Круса.
       Они сразу начали стрелять, почти не целясь, по корпусу яхты, выкрикивая проклятия и угрозы в адрес путешественников. Волтасар Крус испугался, что в результате таких бестолковых действий африканцы утопят яхту, и попытался остановить наемников:
       - Прекратить вести огонь! Болваны, вы испортите мой прекрасный парусник!
       Но наёмники не слушали его и продолжали беспорядочную, неприцельную стрельбу по яхте. Тогда капитан попытался навести порядок на катере радикальным способом: он столкнул за борт самого неуправляемого чернокожего флибустьера. В этот момент катер уже сблизился с яхтой, на её борт полетели абордажные крючья. Но вместо дружных действий по захвату судна на катере вспыхнула потасовка между двумя пиратскими группировками.
       Эта непредвиденная драка дала шанс путешественникам на спасение. Громила Бред Тауэр, который не участвовал в потасовке, попытался перебраться на борт яхты, и был моментально выведен из строя, пущенной в него густой пенной струёй из огнетушителя. Бандит покачнулся и свалился за борт. Остальные же пираты в борьбе между собой за ценную добычу сцепились не на жизнь, а на смерть. В результате ожесточённой, но короткой схватки за бортом оказались не только все сомалийские пираты, но и старый знакомый путешественников, пират Марлен Муорло. На катере остались только двое: капитан-пират и пират Жулио Сезар. Но даже и двух злодеев было бы достаточно, чтобы завершить "черное дело", потому что они были вооружены до зубов.
       Толстяк Жулио приказал яхте застопорить ход и выстрелил в корабельного, стоявшего за штурвалом. Откуда было знать пирату, что это обычное привидение и в него стрелять бессмысленно. Пули пролетели насквозь и ушли дальше в пространство, не причинив капитану Рябоконю никакого вреда. Тогда Бортоломео Крус голосом, не терпящим никаких возражений, потребовал явиться к нему для ведения переговоров капитана яхты.
       Бесстрашный корабельный подошел к борту и встал лицом к лицу с пиратом. Капитаны скрестили свои взгляды как острые шпаги, и пират в этой дуэли был побежден. Внезапно Рябоконь перегнулся через борт, рассмеялся в лицо капитану Крусу и сильно ударил пирата по голове поварёшкой. Да, именно этот безобидный предмет стал любимым оружием призрака. Пират упал на спину и выругался:
       - Опять этот косматый бродяга больно дерётся! Жулио, стреляй в него скорее!
       Пират Жулио выстрелил, да не один раз, а выпустил целую очередь из автомата, потом вторую и третью. Первая очередь опять насквозь прошила корабельного, но ему было всё нипочём. Одна шальная пуля задела ухо любопытного Василиска, высунувшего мордочку над бортом. Так кот лишился половины уха. Юля бросилась к раненому Василиску, чтобы перевязать рану.
       Другие автоматные очереди ушли высоко в небо, потому что пират уже не мог целиться. Моряки направили пожарный шланг на пирата и сильной струёй воды смыли пирата Жулио с палубы в море. Капитан Крус тоже стрелять не смог, так как попугай Гогель опрокинул ему на голову корзину с тяжёлыми кокосами. Град из орехов вывел главаря из строя. Крепкие кокосы попали злодею в живот, плечи, руки, ноги и в голову, и пират потерял сознание.
       И в этот момент произошла трагедия. Барахтающийся в море пират Марлен Муорло поднял руку с пистолетом, направил его на Юляшку и выстрелил. Спас девочку Мерцалкин. Он заметил, что злодей целится в ребенка, и мгновенно заслонил её своим телом, а точнее сказать - телевизионным экраном. Пуля попала в большой стеклянный "глаз", пробила его и поразила находящийся за ним искусственный электронный мозг. Экран разлетелся на части, робот вышел из строя и отключился. Мерцалкин покачнулся и с грохотом рухнул на палубу.
       Шницелев и Булыга метнули в пирата всё, что было под руками: кастрюли, сковородки и несколько тарелок, и тем самым оглушили его, попутно выбив из руки Муорло пистолет. Пират потерял сознание и начал тонуть. Однако добрейший боцман бросился в воду спасать его, чтобы этот, пусть даже и плохой человек, но всё же человек, мог жить.
       Рыдающая Юлечка упала на разбитый экран Мерцалкина и просила своего друга открыть глаза. Робот сумел на минутку включиться по аварийной системе:
       - Не плачь, дорогая, я жив! Но мне требуется срочный ремонт. Везите меня домой к профессору Разумнову! Спасай...
       - Ура! Он жив, - обрадовалась девочка.
      
       Когда пиратов выловили из моря и связали, рядом с кораблем всплыла уже знакомая нам подводная лодка. На ней были всё те же полицейские и моряки, а также старый знакомый борец с пиратами старший мичман Сергей Баюн.
       - Приветствую героический экипаж яхты "Потеряшка"! - воскликнул моряк.
       - Могли бы появиться и раньше, - пробурчал Амадеус, перевязывая голову Василиску. - Мы едва не погибли, пока вы шли нам на помощь.
       Баюн извинился перед экипажем за опоздание, составил подробный протокол, а полицейские перевели арестованных пиратов на подводную лодку.
       - Дорогие друзья! - торжественно произнёс мичман, - Я уполномочен заявить: бывшая пиратская яхта конфискована и будет продана на благотворительном аукционе в пользу голодающих детей Африки. Семью Алёхиных мы из ближайшего аэропорта отправим самолётом домой, а моряков доставим на корабль "Жемчужина".
       - Ур-р-ра! - завопил Гогель. - Я снова увижу своего дорогого капитана, великого покорителя морей Арнольда Вольдемаровича Шромма!
       - Эй, какаду, не надрывайся! Капитан тебя сейчас не слышит, - проворчал кот, нервно дергая уцелевшим ухом.
       - А я искренне радуюсь, - ответил ему попугай. - Я, по правде сказать, очень соскучился по нему и хочу увидеть своего капитана...
      
       Эпилог
      
       Семья Алёхиных сошла на берег в ближайшем порту. Там их ожидала толпа журналистов. Юля почти час рассказывала о своих приключениях. Но, что девочку по-настоящему удивило, журналисты и так многое знали о событиях её жизни. Но ничего загадочного в этом не было. Постепенно выяснилось, что почти год за путешественниками наблюдали телезрители половины мира. Оказывается, Мерцалкин ещё в Шотландии заключил контракт с крупнейшими телекомпаниями на ведение реалити-шоу - "Кругосветное путешествие Потеряшки и ее друзей"! В качестве гонорара за участие в этом шоу для Юли и её семьи в родном городе приобретут большую квартиру. Теперь-то выяснилось, почему такой ажиотаж сопровождал футбольные матчи с участием экипажа яхты в Бразилии, почему у них брали автографы и почему радовались встрече с мореплавателями туземцы на Таити. Странное поведение Мерцалкина стало объяснимым.
       Затем распорядитель встречи посадил Алёхиных в машину и отвез их в аэропорт. Повреждённого робота бережно погрузили в багажное отделение. Потеряшка предложила животным поселиться у неё дома, но отказался даже раненый кот.
       - Хватит мне скитаться по свету! - промурлыкал Василиск. - Пора вернуться на родное судно.
       Гогель на приглашение девочки заявил, что он скучает по своему доброму другу - капитану Шромму, Амадеус напомнил, что на корабле должен быть хоть один крыс - иначе быть беде. Сева Рябоконь поблагодарил за приглашение жить в квартире, но отказался, сославшись на то, что он - настоящий корабельный, а не какой-нибудь городской домовой. Мореплаватели тепло попрощались с Юлей и отправились на "Жемчужину". Алёхины улетели на самолете в город, откуда началось путешествие.
      
       ***
      
       На Родине их встречала толпа поклонников, среди них был и выздоровевший профессор Александр Разумнов. Ученый сразу забрал Мерцалкина, чтобы сделать срочный ремонт. Робот был упакован в деревянный ящик и тщательно обложен стружками и пенопластом. Неделя кропотливой работы - и мозг Мерцалкина ожил. Робот попросил профессора не перемещать его в современную оболочку, в старом корпусе ему было привычнее и не так приметно. Старенькому ученому пришлось побегать по комиссионным магазинам и скупкам, чтобы найти замену разбитому экрану. После ремонта Мерцалкин заскучал по Юле, и профессор Разумнов вместе с роботом переехали жить в дружную семью Алёхиных, в просторную квартиру, где места хватило всем.
      
       ***
       За время кругосветного путешествия Василиск, Гогель и Амадеус стали неразлучными друзьями. Теперь они часто собирались в каюте капитана Шромма и вспоминали свои необыкновенные приключения. Вечерами Арнольд Вольдемарович пишет под их диктовку письма для Юли и Мерцалкина. Иногда капитан разрешает друзьям позвонить по спутниковому телефону. И тогда кот, крыс и попугай, перебивая друг друга, рассказывают девочке судовые новости. А Сева Рябоконь стал служить матросом на "Жемчужине", и постепенно члены экипажа привыкли, что на судне живет и работает матрос-призрак.
       А Юля наконец-то отправилась в настоящую школу, потому что все дети обязательно должны учиться! И желательно - на пять! Утром на занятия её провожает робот, спрятанный в корпусе старого телевизора. Он смотрит с балкона ей вслед глазом-экраном. А Юлечка прыгает через лужи, и длинные косички взлетают над её головой...
      
      
       Потеряшка идет в школу
       (повесть-сказка)
      
       Скоро сказка сказывается, да не быстро книжка пишется...
      
       Глава 1. Новоселье
      
       Любое путешествие, даже кругосветное, когда-нибудь да заканчивается. Вот и завершилось увлекательное плавание Юляшки и её друзей вокруг света.
       Ах, как замечательно после долгих странствий вернуться в свой дом! И пусть эта городская квартира совсем не то место, в котором родился и вырос, но всё же там будет свой собственный угол, в котором можно разместить сувениры, разные полезные вещицы и прочие памятные ерундовины. Для взрослых они ненужная дребедень, которой место на свалке, а для ребёнка - настоящие сокровища! Красивая пуговица, наклейки, вырезки из журналов, ракушки, значки, марки, да мало ли чего собрал малыш в свою заветную шкатулку или коробку во время кругосветного путешествия.
       Нашей Юлечке шкатулку заменял рундук средних размеров. Для тех, кто не знает: рундук - это практически то же, что и сундук, только морское название. Вот такой "небольшой" и очень тяжёлый рундук, полметра в ширину, метр в длину и метр в высоту, Потеряшка и привезла на новую квартиру. Естественно доставила его девочка в квартиру не сама, а папа, который, проклиная всё на свете, громко кряхтя под тяжестью ноши, еле-еле втащил рундук в лифт. Пожилой шофёр помог вынуть неподъёмную тяжесть из кузова грузовой машины, но далее надрываться он не пожелал.
       Этот сундук-рундук был боевым трофеем, приобретённым Юлечкой на захваченной пиратской яхте. Старинная и явно антикварная вещь современным пиратам досталась, видимо, от их пиратских дедушек. Сделан рундук был из дубовых досок, обтянут толстой почерневшей кожей африканского буйвола, вытершейся от времени. По углам старый мастер набил на кожу медные полоски и набойки, стягивающие корпус, сверху и по бокам корпуса были приделаны массивные кривые ручки для переноски. Изнутри рундук был отделан выцветшим от времени синим бархатом, который протёрся от ветхости во многих местах. Этот рундук и его содержимое были тайной сокровищницей Юляшки-Потеряшки. Бормоча проклятья в адрес всех пиратов на земном шаре и поминая недобрым словом юных натуралистов, папа с грохотом поставил "сокровищницу" в углу детской и вновь отправился вниз переносить следующую партию тяжёлых вещей. Юля встала в дверном проёме своей комнаты и огляделась.
       Детская ей понравилась: она была довольно просторной, в ней вполне смогут сосуществовать и не особо тесниться два больших ребенка. Эх, увы, но маленький братик Женя вскоре подрастет и начнет заполнять этот уютный мирок своим имуществом, собственными игрушками, и тогда придется ей немного потесниться. В ближнем углу спальни стоял огромный платяной шкаф, вдоль стен - две детские кровати, письменный стол, спортивный уголок. А ещё в комнате было большое окно и балкон.
       Юля совсем отвыкла от семейного быта: то она жила в цветочном магазине, то в каюте корабля, то на яхте. И теперь после скитаний по миру с множеством приключений надо привыкать к домашнему уюту. Девочка оробела и никак не решалась перешагнуть порог спальни. Позади неё пыхтел от нервного напряжения любопытный Мерцалкин, пытающийся заглянуть через Юлино плечо. Робот даже чуть подтолкнул Потеряшку железной клешней, желая освободить обзор и проход.
       - Ну чего пыхтишь и топчешься? Не терпится занять территорию? Ну и проходи, торопыга! - сказала Юлечка и посторонилась, пропуская робота. Мерцалкин бодро шагнул вперёд и направился прямиком к балкону.
       - Чур, я поселюсь в этом углу. Тут много солнечного света и есть электрическая розетка в стене. Энергия - это жизнь! - скороговоркой произнёс робот.
       - Располагайся, где хочешь! - без энтузиазма ответила Юлечка. Она уже начала скучать по кораблю и оставшимся на нём друзьям: Василиску, Гогелю, Амадеусу, корабельному Севе, по морякам Булыге, Якореву, Шницелеву. Потеряшка с грустью вспомнила океанские просторы, солёный морской воздух, тропические запахи. Девочку охватила ностальгия настоящего бродяги, вынужденного прекратить странствия и перейти к оседлому образу жизни.
       Юля вышла на балкон, облокотилась на перила и посмотрела вдаль. Где-то там впереди шумел порт, и слышались звуки прибоя. На балконе десятого этажа девочка почувствовала себя, словно только что вскарабкалась высоко на мачту, к самому клотику.
       Юля глубоко вдохнула воздух - чувствовались запахи, принесенные ветром с залива.
       - Вот, это другое дело, - обрадовалась малышка. - Рядом море!
       На душе немного полегчало. Тут Юля вспомнила, что надо разобрать вещи, и вернулась к рундуку. Девочка с усилием открыла большой навесной замок, аккуратно открыла второй, внутренний потайной, подняла крышку и приступила к разбору своих сокровищ.
       Поверх плотно упакованного добра находились обёрнутые в парусину большой хромированный барометр и овальный никелированный хронометр. Малышка решила повесить их на стену над письменным столом. Далее под приборами лежали аккуратно свернутыми квадратами корабельный вымпел и пиратский флаг. Этими сувенирами девочка решила украсить балкон. В глубине "сокровищницы" находились фуражка капитана, пиратская треуголка, кусок коралла, подзорная труба, бинокль, маленький штурвал, кортик, шпага, абордажный крюк, несколько огромных морских раковин, ожерелье из зубов акулы. Среди сувениров беспорядочно лежали набор туземных стрел и дротиков, томагавк, мачете, австралийский бумеранг, несколько ниток с жемчужными и коралловыми бусами, полинезийские и африканские маски. Каждая вещь была тщательно упакована в ткань или бумагу. На дне рундука покоились небьющиеся вещи: набедренная повязка туземного вождя, шкуры животных, мокасины, мешочки с монетами разных стран, альбом с марками, открытки, альбомы с фотографиями, костюмы народов мира...
       Робот с интересом наблюдал за разбором сокровищ. "Ого! Настоящий "ящик Пандоры!" - подумал он.
       Причем создавалось ощущение, что этот "ящик" был безразмерным.
       - Когда же и где ты успела всё это похитить и прихватить? - задал вопрос Мерцалкин, подмигивая экраном. - Ты ограбила Кунсткамеру?
       - Какую камеру? Я не грабила тюрьму...
       - Кунсткамера - это не камера в тюрьме, а этнографический музей. Он основан царем Петром I и находится в Санкт-Петербурге. Если содержимое твоего рундука разложить на стендах и повесить на стены, то можно заполнить небольшой зал!
       - Я просто везде и всюду прибирала к рукам, что плохо лежало, - улыбнулась Юляшка. - Только попробуй сказать, что это ненужный хлам!
       С этими словами девочка взяла бумеранг и повертела его перед глазами.
       - Где ты нашла эту штуку? - спросил Мерцалкин. - Ты в курсе, для чего предназначена такая палка?
       - Да ладно! Не притворяйся, что сам не знаешь! Это же бумеранг - оружие для охоты. Мне его туземцы подарили! Но если вдруг ты не знаешь, поясню: когда бумеранг швырнёшь, он обязательно вернётся назад к тому, кто его бросил.
       С этими словами Юля, что есть силы, с размаха метнула бумеранг. Девочка целилась в открытый балкон, но так как от рождения была левшой, то естественно промахнулась, и деревяшка, разбив оконное стекло, улетела на улицу. Потеряшка испугалась и побледнела, она не ожидала такого результативного броска. Робот тоже растерялся.
       Заслышав звон разбитого стекла, в детскую вбежал папа. Он встал впереди дочери и уставился на разбитое стекло.
       - Караул, хулиганы! Кто это сделал?
       В этот момент бумеранг, описав положенную траекторию, по дуге вернулся с улицы обратно и врезался папе Саше прямо в лоб.
       Бум-м-м! - зазвучали голова и бумеранг.
       Папа упал и на некоторое время потерял сознание. На его лбу образовалась ссадина и мгновенно набухла огромная шишка. Слегка похлопывая ладошками по щекам, Юля принялась приводить папу в чувства, а робот притащил кастрюлю холодной воды и выплеснул ему на лицо.
       Папа Саша зашевелился и прошептал:
       - Ой, спасите, тону!
       Робот отступил назад и спрятал кастрюлю.
       Затем папа открыл глаза и тихо спросил:
       - Что это было?
       - Бумеранг, - ответила Юля, смутившись.
       - Понятное дело, что не пушечное ядро, - пробормотал папа и нащупал на лбу быстро растущую шишку. - Конечно, ничего в этом нет удивительного, бумеранг как бумеранг! Обычная вещь в доме...
       Юля в смущении теребила подол платья, а папа полюбопытствовал.
       - Интересно только, откуда он здесь взялся? Или у нас в квартире и блуждающие бумеранги поселились?
       - Нет, это я его нечаянно бросила, - повинилась Потеряшка.
       - Чушь какая-то! Наверное, я брежу, - произнес папа неуверенно и потряс головой. - Скажи на милость, зачем ты его швырнула?
       - Просто так. Я решила его испытать на летучесть, хотела убедиться, что он, как мне обещали, вернётся назад.
       - Испытала? Убедилась?
       Юля энергично кивнула головой, тряхнув косичками.
       - Пожалуйста, на сегодня хватит испытаний. Больше так не делай!
       Папа ушел продолжать носить вещи, а заодно решил вызвать стекольщика.
       - У тебя с мозгами всё в порядке? - насмешливо спросил робот девочку. - Ты зачем разбрасываешься бумерангами в квартире?
       Юля не нашлась, что ответить, шмыгнула носом и лишь пожала плечами. Мерцалкин, видя, что девочка растеряна и ей не до него, тоже принялся обустраивать полюбившийся угол. Робот установил походный письменный столик, пуфик, набор инструментов, воткнул шнур в розетку, чтобы подзарядить аварийные батареи энергией. А девочка снова принялась сортировать и рассовывать добро из рундука по полкам и ящичкам.
      
       ...Мы, взрослые, редко пытаемся вникнуть во внутренний мир ребенка, понять его переживания, не догадываемся о мечтах, страданиях, горестях и радостях, влюблённостях. А ребенок растет на наших глазах в своей вселенной, которая нам непонятна. Главное - этой молодой жизни не мешать и не травмировать, а всячески помогать и развивать...
      
       Глава 2. В первый раз, в первый класс!
      
       Так уж заведено в жизни непосед, что одни авантюры, приключения и путешествия плавно переходят в другие. Теперь у Юли началось путешествие в страну знаний, в школу, где с избытком хватает своих необычайно интересных событий.
       Обычно школа начинается с множества покупок. И это занятие не из простых, ведь дяди и тёти, руководящие образованием, мудрят, как бы так сделать, чтобы портфель ребёнка стал легче, но он наоборот, лишь тяжелее и тяжелее.
       В субботу Юлечка вместе с мамой отправились на "школьный базар", да и папу с собой прихватили, хоть он и сопротивлялся. И правильно сделали: им самим не удалось бы донести домой многочисленные покупки. Маленького Женю родители оставили под присмотром Мерцалкина. Папа всю дорогу бурчал, мол, зачем я вам нужен?
       - Затем чтобы таскать за нами сумки, пока мы совершаем шопинг! - тоном, не допускающим возражений, ответила мама.
       Папа уныло вздохнул и вместо рыбалки или просмотра футбола по телевизору поплёлся следом за своими дорогими и любимыми женщинами. Поход начали с покупки школьной формы. Оказывается, форма должна быть строгого покроя и цвета, не радующего глаз.
       В магазине школьной одежды Юляшка загрустила. Ладно, пусть строгость в форме присутствует, но не до такой же степени! На вешалках плотно висели вещи серых, черных, коричневых, темно-синих цветов. И никаких тебе васильковых, жёлтых, ярко-оранжевых, ультрамариновых тканей, а тем более - комбинированных цветов. Стиль - суровый. Мама выбрала белую кофточку, чёрную юбочку и брючки, ведь этот цвет годится на все случаи жизни. Конечно, Юле хотелось одеться веселее, но, увы - правила!
       Далее семья перешла в зал к портфелям. Портфель - это самый главный и важнейший атрибут ученика! Есть портфель - и ты ученик, нет портфеля - ты бездельник. И именно по внешнему виду портфеля сразу понятно, как складывается учёба у его обладателя. Портфель бывает аккуратный - отличника, бывает небрежный - троечника, а бывает и расхлябанный - двоечника. Как относишься к вещам, так и учишься. Эх, подслушать бы, о чём думает портфель хулигана-двоечника, он бы такого поведал! Как несладко быть футбольным мячом, сиденьем в парке или санками на горке. Но вид, соответствующий характеру хозяина, портфели приобретают позже, в школе, а пока что в магазине они висят одинаково новые.
       Выбирал папа. Ему понравился темно-коричневый, типа рюкзака, с немыслимым количеством отделов, дюжиной замочков, молний и потайных кармашков. Оставалось дело за малым - наполнить его содержимым. Юля достала список на тетрадном листе, и родители принялись делать покупки, по ходу вычёркивая из него сделанные приобретения. Школьная сумка стала быстро наполняться и разбухать: ручки, тонкие тетрадки, тетрадки потолще, толстые большие тетради, карандаши простые и цветные, мелки, пластилин, краски, пенал, обложки...
       Юля постоянно тыкала пальцем в вещи.
       - Купите мне это, это, это... Одну, две, три... Купите что-нибудь! И это, и это, и то...
       Примерно через час у родителей закончились деньги, ведь помимо списка девочка пыталась прикупить разные интересные и красивые вещи.
       - Ну вот, я же вам перед выездом говорила: берите денег больше! - захныкала малышка. - Опять придется в это столпотворение возвращаться и заново по рынку ходить. А к этому времени всё лучшее расхватают!
       Папа и мама виновато переглянулись.
       - Понимаешь, дочка, эти цены буквально "кусаются"! Мы уже папину зарплату потратили! - тихо сказала мама.
       - Правда, Юлечка, я совсем не ожидал, что экипировать ребёнка в школу - это настоящая операция! - Папа употребил военные термины "экипировать" и "операция" специально, для того, чтобы подчеркнуть: мол, сборы в школу сродни подготовке к серьёзному сражению.
       Юля смахнула с глаз набежавшие слезинки и кивнула в знак согласия.
       Папа закинул раздувшуюся сумку на плечо и крякнул.
       - Кхе-кхе! Однако! Ох, Юляшка, и как же ты его носить будешь? Сюда ведь ещё учебники добавятся. Такая тяжесть опасна для детского здоровья!
       Мама и папа взяли дочь за руки, и семья в печали отправилась домой. Юля шла и грустила: а готова ли она к такому подвигу - ежедневно таскать тяжкий груз знаний за спиной, непосильный даже для папы? Груз знаний...
       В следующий выходной родители восполнили пробел и докупили то, чего не приобрели в прошлый раз. В книжных развалах родители набрали учебники с 1 по 4 класс. Так, на всякий "пожарный" случай! Девочка недоумевала, зачем ей "Букварь", "Арифметика", если она программу первого класса изучила на яхте? Перестраховались...
      
       Как только сборы завершились, на следующий день Юляшка впервые в жизни пошла в школу. По календарю была середина сентября. Немного припозднились, но что поделать, если кругосветное путешествие затянулось.
       Папа справедливо рассудил: "Ничего страшного в небольшом опоздании нет - дочь наверстает пропущенные занятия старанием и прилежанием".
       Симпатичное четырёхэтажное здание новой постройки находилось через дорогу, в двух минутах ходьбы. Школа встретила Юлю тяжёлым гулом, словно это был растревоженный пчелиный улей. Как обычно перед началом занятий тысячеголосый хор учеников весело гомонил. Ребятишки кричали, визжали и даже вопили. Директор школы определила нашу малышку в первый класс, потому что обычно дети начинают учиться в первом классе. Правда, бывают редкие исключения из правил, и Потеряшка стала именно таким исключением. Она с первых минут поразила учительницу объёмом своих знаний.
       - Кто тебя этому учил? - воскликнула тётенька-педагог после того, как побеседовала с девочкой на разные темы по предметам обучения.
       - Да кто со мной только не занимался, - ответила Потеряшка и весело улыбнулась. - Попугай, кот, крыс, матросы, робот, Сева - корабельное приведение...
       - Прекрати паясничать! - рассердилась учительница и отвела новую ученицу обратно к директору. Видимо, она не смотрела развлекательный сериал с участием наших мореплавателей и ничего не ведала о кругосветном плавании и приключениях Потеряшки.
       Директриса удивилась, а учительница пояснила:
       - Эта девочка знает слишком много лишнего! Я не позволю надо мной подшучивать. Ей нечего делать среди моих послушных и наивных малышей. Я считаю, что по объему знаний место Юлии Алёхиной в третьем классе.
       Но и директор школы приключенческие телевизионные шоу не смотрела в связи с занятостью на работе, поэтому и она нахмурилась и в свою очередь начала распросы: зачем Юля насмехается над уважаемой учительницей? Какой ещё робот? Какое привидение? Причём тут крыса и попугай?
       - Не крыса, а крыс! Его имя Амадеус! Он добрый и умный, он песни умеет петь...
       Директору тоже не понравился пересказ, кто и как учил Юлю. И особенно, где проходило это обучение! Надо же выдумать сказочку про океан!
       - Девочка! А ну, прекрати фантазировать! Наговорила тут всякой чепухи: яхта, пираты, туземцы, путешествие. Не морочь головы серьёзным людям выдумками.
       Юлечка поняла, что правду рассказывать больше не стоит и начала красиво врать.
       - Извините меня, пожалуйста! Я насмотрелась мультиков и начиталась книжек. Меня учили дома мама, папа и дядя. Я даже в детский садик не ходила. У меня классическое домашнее воспитание!
       Эта ложь понравилась директору.
       - Ну вот, это другое дело! - обрадовалась суровая директриса. - Пойдем, я тебя определю в другой класс. Давай начнем учебу сразу с третьего класса!
       Но и в третьем классе задержаться не удалось, стоило только Юле начать делиться своими знаниями с педагогом.
       - У вас на стене висит неверная карта мира! - заявила Потеряшка с порога. - На ней нет нового океана - Южного. Надо её срочно заменить новой, а это старьё сдать в утиль.
       Учительница не согласилась с девочкой.
       - Нет никакого Южного океана! Я сейчас тебе поставлю две двойки: по поведению и окружающему миру - и верну тебя директору.
       - Я не вещь! - возмутилась Юля и не пожелала снова возвращаться к директору. - И я не вру! Проверьте то, что я сказала.
       Ученики обрадовались, что педагоги могут не всё знать и взялись уговаривать преподавателя уточнить истинность слов новой одноклассницы. После того, как дети обратились за помощью в Интернет, спор завершился в пользу новой ученицы. Ну, а Юля на перемене была вновь перемещена этажом выше и оказалась в четвертый "А". Теперь ей повезло, она попала в хорошие руки доброго педагога Ирины Борисовны...
      
       Глава 3. Незваный гость
      
       После столь тяжёлого и нервного первого дня занятий Юля вернулась домой в задумчивости. Мерцалкин сидел в своём углу в том же положении, в котором Потеряшка оставила его, уходя в школу.
       - Что делаешь? - хмуро спросила девочка тихо жужжащего механического друга.
       Робот сразу откликнулся и включил экран.
       - Слушаю эфир, перехватываю переговоры лётчиков с диспетчерами на земле и разговоры капитанов кораблей в порту, да одновременно читаю морзянку, выстукиваемую радистами.
       - Скучно, - буркнула Юля.
       - Согласен, - кивнул антенной Мерцалкин. - Никаких тебе приключений: ни пиратов, ни акул, ни штормов.
       Мерцалкин заметил грусть в глазах девочки и засуетился.
       - В чём дело? Тебя плохо приняли? - спросил робот Потеряшку.
       - Кошмар! Оказывается, мне предстоит ходить в школу целых семь лет, - простонала девочка. - Теперь надо постараться понравиться новой учительнице, чтобы она оставила меня в четвертом "А". К сожалению, в пятый точно не примут, я слишком молода, но это лучше, чем начать учебу с первого, второго или третьего класса!
       Робот погладил свою подопечную по голове и подмигнул серым экраном, словно глазом.
       - Пустяки! Школа - это здорово! Школа - это детство! Закончится школа - закончится и детство. А тогда начнётся тяжёлая и суровая взрослая жизнь. Быть взрослым гораздо скучнее и труднее!
       Юлечка покачала головой. Она не согласилась с роботом, наоборот, ей хотелось поскорее стать большой.
       - Я тебе не верю и желаю поскорее стать взрослой и самостоятельной.
       - Тогда побольше кашу ешь! - пошутил робот.
       - А что с тобой? - поинтересовалась она, видя, что механический друг тоже не весел.
       - Сегодня мой профессор Разумнов уехал в длительную командировку в Академгородок. Вернётся через год, не раньше. Даже в шахматы сыграть будет не с кем! Придется тебя учить правилам игры.
       Юля усмехнулась и дёрнула Мерцалкина за антенну.
       - А я и так умею играть! Забыл? Меня ведь Булыга учил правилам. Первый ход Е-два - Е-четыре! Конь ходит буквой "Г", слабого короля надо защищать всеми средствами, а ферзь - самая сильная фигура!
       - Это все твои знания?
       - Кое-что я забыла. Напоминай!
       Мерцалкин повторил ей правила игры и сразу выиграл пять партий подряд. После двух часов игры робот спохватился.
       - А уроки ты сделала? Что тебе задали на дом? Дай-ка мне свой дневник.
       Юля сразу погрустнела. Играть в шахматы было гораздо интереснее, чем писать и решать задачки. Девочка нехотя вытащила из портфеля новенький дневник. Мерцалкин с изумлением прочитал в нем две записи о плохом поведении.
       - Что ты успела натворить за один день?
       - Да ну их! Зануды! Они думают, что я над ними смеюсь, не верят ни в твоё существование, ни в привидения, ни в говорящих животных!
       Робот посочувствовал девочке, проскрипев громкоговорителем:
       - Тяжело тебе придется в школе, если учителя не понимают и не оценивают фантазий, не верят в сказки и чудеса...
      
       Потеряшка с трудом привыкала и к жизненному ритму квартиры. Она была шумным ребенком: громко топала, хлопала дверями, шумно закрывала и открывала шкафы. Так как маленький братишка был очень чуток к шуму, то часто просыпался и начинал громко плакать.
       - Юля! Ты не на палубе! Не топай. Ходи на носочках и не стучи пятками, - шикали на неё папа и мама.
       Дочка обижалась и шмыгала носиком:
       - Я не топаю!
       - Нет, ты топаешь! Ты такая маленькая, легкая, но ходишь громче, чем я, взрослый, - призывал папа дочь к тихому поведению. - Наступай аккуратно и спокойно на всю ступню и не колоти пятками, словно копытами. Только и слышны твои "топ-топ-топ". Постоянно роняешь вещи...
       - Я не топаю! - возмущалась девочка и, убегая в свою комнату в очередной раз, громко хлопала дверью.
       Особенно шумно бывало по утрам, когда Потеряшка собиралась в школу. Едва приоткрыв глаза и вскочив с кровати, Юля мчалась в туалет, сшибая всё на своем пути, а если он был кем-то занят, то вопила, словно её резали:
       - Освободите гальюн (так она по-морскому называла туалет)! Не могу терпеть! Я опаздываю!
       Лестницу она по привычке называла трапом, окна - иллюминаторами, кухню - камбузом, зал - кают-компанией, подвал - трюмом, балкон - капитанским мостиком, а семью - экипажем. И так изо дня в день каждое утро сборы в школу сопровождались авралом. Потеряшка с семи до восьми утра металась в поисках колготок, юбки, портфеля, учебников, ключей от входной двери. Квартира ходила ходуном.
       - Юля! Это не каюта и не трюм! Не стучи дверью, это не люк! - кричали папа и мама. - Когда же это кончится? Веди себя тише!
       Но все уговоры были тщетны, и каждое новое утро начиналось как обычно беготнёй, суетой и шумом.
      
       Так как родители целыми днями пропадали то в порту, то в научном институте по изучению океанов, а маленький братишка часто оставался в детском садике на продлёнке, Мерцалкину было поручено заботиться о Потеряшке. На Юлю, как на бывалого матроса, мама возложила обязанности по наведению порядка в квартире.
       - Опять я работаю Золушкой! - возмущалась девочка, передвигаясь по квартире с пылесосом и тряпкой. - Эксплуатируют ребенка непосильным трудом!
       Юлечка лукавила. Уборки было не так уж и много: квартира, мебель, бытовая аппаратура - всё новое, поэтому чистоту поддерживать легко. Из старого быта до плавания практически ничего не сохранилось. Но как-то раз папа решил навестить отчий дом в бабушкиной деревне. Из вещей он там нашёл лишь старый деревянный сундук.
       На вид этому экспонату, годному для экспозиции в краеведческом музее, было лет сто пятьдесят не меньше! Особой ценности сундук не представлял, но был дорог папе Саше как память, как фамильная реликвия. Папа сложил в него семейные фотографии, какие-то бумаги и привёз в город.
       Тогда мама Лена, увидев эту сельскую рухлядь, проворчала:
       - Мало нам пиратского рундука, так ты ещё и деревенский антиквариат с собой приволок! Так и будем среди сундуков жить?
       - Не сердись, дорогая! Это ведь память о родителях и об отчем доме...
       Мама поручила Юле после занятий в школе очистить сундук от пыли и грязи, и родители ушли на работу.
      
       Приготовив домашние задания, Потеряшка приступила к уборке. Громко ворча, девочка тщательно протерла крышку и стенки влажной тряпкой. И тут внутри что-то подозрительно зашуршало.
       - Ой, мышь! - пискнула девочка.
       - Не смеши мою электронику, ты же не боишься маленьких мышей? - рассмеялся робот. - Ведь у тебя есть в друзьях большой крыс!
       Юля с опаской подняла крышку. Внутри сундука было пусто, но шуршание продолжалось. Робот на всякий случай вынес папино наследство на балкон, и друзья снова сели играть в шахматы. Вскоре подозрительное шуршание повторилось, но теперь звуки доносились из шкафа. Пришлось прервать партию.
       - Эй, есть, кто живой? - спросила Потеряшка.
       Шкаф ответил молчанием. Вдруг дверь сама собой со скрипом отворилась, и девочка заглянула вглубь него.
       - Живых внутри нет! - внезапно ответил ей оживший шкаф, а внутри что-то замерцало. - Не мешайте отдыхать!
       Юля охнула и с грохотом захлопнула дверцу, но шкаф тотчас со скрипом вновь упрямо открылся.
       - Ой, шкаф заговорил! Мерцалкин, беги сюда! - позвала Юля своего опекуна. Робот поспешил на зов из кухни и пошурудил железной лапой внутри шкафа.
       - Полегче нельзя? - спросили из шкафа всё тем же недовольным голосом. - Вы мне шишку набьёте!
       Девочка и робот даже отпрянули от неожиданности.
       - Мерцалкин, я же говорю: шкаф ожил!
       - Глупости! Ты специально мешаешь мне обдумывать шахматную партию. Скорее всего, родители оставили внутри включенным радиоприёмник. Или там установлена "скрытая камера".
       Пустота немедленно отреагировала на последние слова робота:
       - Сам ты скрытая камера!
       - Ой, мама! - воскликнул робот и захлопнул дверцы. - Ты кто, воришка?
       - Какая ещё мама! У тебя нет и не может быть мамы, неизвестный электрический прибор! Ты сам-то кто таков? Телевизор? - проворчал голос из шкафа.
       - Я робот! Моё имя - Мерцалкин! А ты? Привидение? Живо появись и покажись на свет!
       Шкаф дрогнул, завибрировал, вновь самостоятельно открылся, и из него вывалилось нечто бесформенное, пыльное. Это нечто поднялось, и перед ними предстал небритый мужчина подозрительного вида. Одежда на незнакомце была помятая, а сапоги пыльные и грязные. Неизвестный мужчина, роста чуть повыше Юляшкиного, появился буквально из воздуха.
       - Ты кто? - воскликнула девочка.
       - Кто-кто, дед Пихто! - буркнул коротышка скрипучим голосом и вновь чихнул.
       Девочка с роботом переглянулись.
       - Будьте здоровы!
       - Спасибо, и вам не хворать, - поблагодарил за заботу человечек, ещё раз громко чихнув, пояснил. - Я домовой. Но так как моего дома больше нет, и хозяев - тоже, я решил переехать в сундуке к наследникам. А вы сами кто будете?
       - Допустим, я вам про сундук поверю, но как вы попали в шкаф? - строго спросила девочка.
       - Гражданин, мы совсем недавно видели, что сундук и шкаф были пустыми! - зажужжал робот.
       - Я сюда из сундука перебрался, - ответила помятая личность. - Я маскируюсь, я могу быть невидимыим. А сами-то вы кто будете?
       - Меня зовут Юля, я хозяйка квартиры. А это мой друг, робот Мерцалкин.
       Неопрятный незнакомец ухмыльнулся.
       - Врёшь! Хозяйки не бывают такими молодыми и маленькими! Например, последней хозяйкой моего дома была старушка лет восьмидесяти. Но вот беда, она куда-то пропала.
       - Хозяева квартиры - мои родители, но и я тоже хозяйка. А та старушка была моей бабушкой!
       - Вон как вышло! Какая жалость... Добрейшей души была бабуся!
       Домовой опять оглушительно чихнул и отряхнулся, подняв вокруг себя облако пыли. Юлечка внимательно рассмотрела человечка.
       - Фу! Какой ты неопрятный! - всплеснула руками девочка. - Мало мне домашней пыли, так нам её теперь и в сундуках завозят! Я квартиру драю каждый день, а тут шарахаются и топчутся всякие... Марш чиститься на балкон, а потом в ванную умываться.
       Незваный гость подошёл к зеркалу и обиженным голосом проговорил, обернувшись:
       - Конечно, я домовой! Не веришь? А разве не замечаешь, что от моих грязных сапог на полу следов не остаётся? И в зеркале не отражаюсь!
       Странный человечек несколько раз прошёлся по ковру и даже потер его подошвами. Моя грязь и пыль - ненастоящие. Как говорят нынче, они виртуальные!
       Юля пригляделась: действительно, никаких следов на ковре.
       - Ну, теперь поверила, что я привидение?
       - Не совсем...
       - Я не верю, - буркнул робот, обидевшись, что с ним не разговаривают. - Неужели привидения обязательно должны быть грязными?
       - Эх, вы, недотёпы!
       - Сам ты тёпа! - прыснула смешком девочка. - Хватит тянуть кота за хвост.
       - А насчет котов вы ошибаетесь. Я котов за хвосты не тяну, я их люблю и уважаю. А вот с собаками дружеские отношения не складываются, потому что собаки норовят облаять, обнюхать.
       - А ну, быстро иди и приведи себя в порядок, - топнула ногой девочка.
       - Вот привязалась! Да иду уже, иду... - пробурчал гость, но с места так и не сдвинулся.
      
       Глава 4. Привередливый квартирный
      
       Но тут кончилось терпение робота, и он закричал на грязнулю:
       - Или ты говоришь нам своё имя и кто ты на самом деле, или я вызываю милицию.
       Незнакомец ухмыльнулся.
       - Да хоть опричников или жандармов! Можно заодно и полицию! Напужал... Да я, если хотите знать, я раньше работал... Ох! Забыл, кем работал, - почесал затылок домовой. - А имя моё... Ой, и имя тоже забыл...
       Юлечка всплеснула руками.
       - Милейший домовой!
       - Если, конечно, он не врёт, что он домовой! - буркнул робот.
       - Честное благородное, не вру, - заверил хозяев гость.
       - Любезный! Вам у нас делать нечего! - продолжила Потеряшка - Хоть с именем, хоть без имени... Тут не дом, а квартира.
       - А с привидениями мы и без тебя хорошо знакомы. Наш друг - настоящий корабельный! Сева Рябоконь! Не слыхал о таком? - вновь вмешался Мерцалкин. - Он настоящий морской призрак, не чета тебе, пыльному и грязному. Ты, видимо, в прошлой жизни был пастух или сельский сторож?
       Незваный гость задумался и почесал затылок.
       - Мама родная, ничего не помню! Ой! Старею... - всполошился домовой. - У всех есть имена. Должно было быть! И, верно, как же меня зовут? Давно никто не спрашивал, вот и запамятовал. Как мне дальше жить без имени?
       - Чудак! Ладно, это дело поправимое, - успокоила девочка гостя. - Но раз вы теперь не домовой и собираетесь прописаться у нас, то будете называться квартирным! А без имени - верно - неудобно. Имя я вам могу красивое подобрать, редкое и необычное. Выбирайте: Никодим, Филарет, Ферапонт, Христофор...
       Привидение задумалось, наморщило лоб и принялось размышлять вслух:
       - Назовись Филаретом, а потом сократят просто до Фили, так и прилипнет "простофиля", в имени Ферапонт мне вторая часть имени не очень глянется, знакомые скажут "Фера-понт", как-то даже неприлично... Никодим звучит как "никотин", а я некурящий призрак. Вот Христофор в самый раз! Оно мне кого-то определенно напоминает...
       Юля посмотрела на Мерцалкина, и они перемигнулись. Гость оказался забавным и с каждой минутой нравился девочке всё больше.
       - Видимо, ты что-то слышал о великом мореплавателе Христофоре Колумбе! - пояснил робот. - Он открыл морской путь из Европы в Америку через Атлантический океан!
       - Какой молодец! Интересный человек этот ваш Христофор Колумб. Лады, буду Христофором!
       - А фамилию придумать надо? - спросила Юлечка, радуясь, что предложенное имя пришлось по душе.
       Домовой на секунду задумался.
       - Зачем мне фамилия?
       - Ну, например, чтобы письма получать по почте из деревни, посылки от друзей и родных или пенсию...
       Домовой рассмеялся невесёло.
       - Какие ещё письма и посылки? Деревня наша опустела давно, и ни родных у меня, ни близких не осталось... Пенсия мне не положена... Обойдусь одним именем.
       Призрак прошёлся по прихожей, по-хозяйски заглянул в ванную, туалет, на кухню.
       - А жильё мне решительно нравится! Хороший домишко, уютный!
       - Между прочим, это наше жильё! - воскликнула Юлечка.
       - И вы тут гость непрошенный, - вновь напомнил робот. - Одним словом, проходимец!
       - Так вы попросите меня, и я стану гостем прошенным.
       - Но зачем это нам? - продолжал препираться Мерцалкин. - Какая от тебя будет польза? Нас и так в квартире много прописано: трое взрослых, двое детей и ещё я!
       Домовой сурово посмотрел на негостеприимных хозяев.
       - Первое. Я вообще-то могу и, не спрашивая, поселиться! Второе. Домовой следит за домом, от него уют, он приносит счастье, если не вредить и не мешать. А не то...
       Призрак грозно нахмурил брови и многозначительно замолчал.
       - Что будет? - уточнил робот.
       - Увидите! Я вам такой кавардак в квартире устрою, сами начнёте умолять и просить перемирия.
       Делать было нечего, тем более, незваный гость без скандала не собирался покидать квартиру.
       - Ладно, живи, коль кушать не попросишь... - буркнул Мерцалкин.
       - А вот фигушки! Как же совсем без еды и питья? Вы блюдце поставьте в угол и раз в неделю наполняйте молоком. Кроме того я люблю блинчики и оладушки... Разве трудно иногда побаловать старика?
       Юля прыснула смешком.
       - В блюдце молоко, как коту! Ладушки-оладушки, теперь ты живёшь не у бабушки... Нам, конечно, не трудно. Но...
       Мерцалкин решил поставить призрака на место и сурово пробурчал:
       - Ладно, оставайся, но если будешь хулиганить, мы на тебя управу найдем! Позовём нашего друга Севу, и он живо утихомирит! Понятно?
       - Чего же не понять? Буду смирным...
       - Ладно, вот тебе шкаф - пользуйся. По рукам?
       Робот протянул металлическую клешню, а домовой - видимость грязной человеческой руки.
       - Только, чур, руки мыть каждый день! - воскликнула Потеряшка.
       - Марш в ванную, бери мыло и щетку и оттирай грязь.
       - Да и сапоги с ног долой - добавил робот. - Тапки в углу стоят - переобуйся.
       Христофор снял сапоги, но от этого лучше не стало: по квартире распространился ужасный запах.
       - И портянки тоже долой, - пискнула Потеряшка и пальцами крепко зажала носик.
       Пришлось Христофору пойти в душ и вымыться с головы до ног. Робот вручил гостю чистую майку, шорты и халат. Призрак на балконе выбил пыль из фуфайки, из брюк и из шапки и аккуратно сложил старые вещи в сундук.
       - Теперь тебя не стыдно на люди показать, - заявила Потеряшка, обрызнув призрака дорогим папиным одеколоном и улыбнулась.
       - А вот этого делать ни в коем случае не надо! - строгим голосом произнес Христофор. - Нам огласка не нужна. Понаедут чудаки-ученые, начнут изучать и пытаться распылить на атомы, в пыль и лишить меня вечного существования.
       Последняя фраза гостя очень заинтересовала девочку и робота. Они принялись засыпать вопросами, перебивая друг друга.
       - А вы давно существуете? - поинтересовалась Юля. - Где родились и кем были при жизни?
       - Из какого вещества состоишь, любезный? - перебил её робот. - Обоняние и осязание есть?
       - Вследствие какого происшествия вы стали призраком? - задала очередной вопрос девочка, не успев получить ответ на предыдущий ответ.
       - А ты можешь перемещаться в пространстве? Умеешь летать? - спросил Мерцалкин.
       Христофор замахал руками, требуя тишины.
       - Не все сразу! Отвечу по порядку! О прошлой жизни ничего не помню. Из чего состою, не знаю. Сколько нахожусь бестелесным? Думаю, лет пятьсот.
       - Ого! - с восхищением произнёс робот. - Да ты почти ровесник царей Ивана Грозного и Бориса Годунова!
       - Не знаю. Я с этими мужчинами не был знаком. Я жил в деревне и никуда не перемещался, а про утрату своей бестелесной части от передвижений ничего определённого сказать не могу.
       - Надо же! Обычно привидения живут в замках и дворцах, а этот в избе! - удивилась девочка.
       - Но если ты такой древний, почему на тебе была одежда, подобающая современному сельскому механизатору? Фуфайка, малахай, сапоги... - спросил хитрый робот.
       Призрак с сожалением посмотрел на полученные обновы вместо фуфайки.
       - История такая: моя собственная одёжа поизносилась за столетия, а тут в колхоз геологи приехали, что-то искали, ковыряли буром землю. Начальство их поселило в моей избе, вернее, в доме моей хозяйки. Мне было скучно, и я решил поозорничать: взялся шуметь, да греметь посудой, ронять инструмент, переставлять обувь, пылить, сырость наводить и плесень выращивать. Ночами подвывал дурным голосом, ухал, охал, вздыхал, шуршал, стонал... Геологи не выдержали, взмолились, попросили хозяйку найти другое жильё. Ну, а старушка поведала им легенду о моём существовании. Говорит: "Вы попробуйте домового задобрить! Одолжите ему одеяния, молочка в блюдце налейте!"
       Ребята начали меня баловать: молоко, мёд, манная каша. А в чулан положили ватник, сапоги кирзовые, шапку, шаровары. Я вещички тоже превратил в периодически невидимые. Вот так мне и удалось прибарахлиться на современный лад. Пугать геологов я, естественно, перестал. И с тех пор к молочку привык. Поэтому, если не трудно, можно молока хотя бы раз в неделю наливать? Не то начну невольно шуршать, стонать, и охать...
       Девочка улыбнулась, налила из пакета в кружку молоко и поставила на стол.
       - Пожалуйста, пейте, дорогой Христофор!
       Призрак понюхал напиток и сморщил нос.
       - Э, нет! Увольте! Мы такую бурду не употребляем, нам здоровье дороже. Это ведь - порошковое! Я привык к домашнему, коровьему...
       - И что с того, что порошковое? Люди его пьют, и коты тоже.
       - Может быть, ваши городские коты лакают суррогаты, а у нас в деревне не стали бы. Можно вас попросить покупать натуральное? Наверняка, в бочках привозят с молочной фермы.
       - Видали, каков капризуля! - воскликнул робот. - Даже коты пастеризованным молоком питаются, а ему парное подавай!
       Юля дернула робота за антенну и прошипела ему в локатор.
       - Не ругайся! Что поделать если этот призрак привык к экологически чистой пище. Хорошо, будем покупать ему натуральные продукты.
       - Честное слово, мне за вас, людей, обидно, да и за котов тоже, - посочувствовал Христофор.
       - Да ты кошачий правозащитник, - усмехнулся Мерцалкин. - Мы знаем одного говорящего котика, он в отличие от тебя не привереда, пьёт любое молоко. Эх, в каком-то сейчас океане наш Василиск на корабле плывёт?
       Юля и Мерцалкин дружно вздохнули и одновременно посмотрели в окно с видом на залив. Призрак ничего не понял, но тактично промолчал.
       "Навязался на нашу голову незваный гость!" - подумал робот раздражённо и вышел прочь из кухни. - "Надо бы его к какому-то полезному делу пристроить, приучить!"
       - А теперь поясните, что такое квартира? - попросил Христофор.
       - Квартира - это часть многоквартирного дома. Если разобрать переднюю стену, то здание будет похоже на пчелиные соты. В нашем доме больше двух сотен таких квартир!
       - А другие привидения есть в доме? Иные квартирные?
       Юля пожала плечами неопределённо.
       - Этого я не знаю. Возможно...
       - Ладно, постепенно сам разузнаю, как только обживусь.
       Христофор, морщась, выпил молоко из пакета, съел кусочек пирога и, кряхтя, полез обратно в шкаф.
      
       Глава 5. Страхование ребенка
      
       Дни шли бесконечной чередой. Постепенно Юля привыкала к новой уютной домашней обстановке и к новому размеренному ритму жизни. В семь утра подъём, зарядка вместе с братишкой Женей под музыкальный аккомпанемент Мерцалкина, умывание, посещение школы, выполнение домашних заданий.
       Конечно, поначалу высидеть за партой сорок пять минут урока, такой непоседе, как наша Юля, было неимоверно тяжело. Первый месяц учёбы Потеряшке постоянно делали устные и письменные замечания в дневник. Записи были примерно такого содержания: "Вставала из-за парты и подходила к окну", "Вскочила и запрыгала на одной ноге", либо "Громко запела во время урока", "Метнула копьё в доску на перемене и размахивала шваброй".
       Прочитав очередной такой "выговор", Мерцалкин не выдержал и спросил:
       - Юлечка, может быть, тебя к парте привязывать?
       Девочка хитро прищурила глаз и ответила:
       - Ты отстал от жизни. В школах давно нет парт, там столы и стулья.
       - Тогда привяжу к столу и стулу, хотя стул тебя, наверное, не удержит. Думаю, тебе гантели нужно положить в карманы и гирю к ноге приковать, чтоб ты не скакала как коза!
       - Сам ты железный ко... - начала было грубить девочка, но в последнее мгновение сдержалась и прикусила язык. - Я никакая не коза!
       - Ну ладно, ты стрекоза, егоза... А зачем копьё взяла в школу и бросила его?
       - Это было не копьё, а дротик! - возразила девочка.
       - Какая разница! - рассердился робот.
       - Большая! Копьё длинное, а дротик короткий! Я хотела ребятам показать, как туземцы охотятся на диких кабанов.
       - Показала?
       - Показала...
       - И как?
       - Всем понравилось!
       - Они посмотрели, а у тебя двойка по поведению!
       Юля насупилась.
       - Достал! Поучаешь и поучаешь! А ведь ты ни папа, ни мама! Просто друг и товарищ!
       Робот тоже обиделся на девочку.
       - Если хочешь знать, то я твой опекун! Мама Лена и папа Саша велели мне быть тебе воспитателем и нянькой в их отсутствие. Я теперь не просто друг, я скорее учитель-гувернёр...
       Юля не расслышала и от удивления вытаращила на робота глаза:
       - Кто-кто? Какой ещё гравер?
       - Гу-вер-нёр! - наставительно поправил девочку Мерцалкин, произнеся незнакомое ей слово четко по слогам, и начал терпеливо пояснять. - Гувернёрами в прошлые века были воспитатели в дворянских семьях. Чаще они были французами или немцами. Учили недорослей, таких, как ты. Кстати, в моем корпусе тоже стоят детали иностранного производства, а раз ты, Юля, недоросль, то я и есть твой гувернёр!
       Юляшка недовольно сморщила носик, резко развернулась и, выходя из комнаты, в очередной раз громко хлопнула дверью.
       Мерцалкин в свою очередь тоже обиделся на бурную реакцию подопечного ребенка. Но он был мудрее и не стал реагировать на её выходку, и промолчал. Потеряшке вскоре надоело дуться, она вернулась в комнату, но робот, будто не замечая девочку, играл в шахматы сам с собой, поворачивая доску, словно сражался с невидимым соперником. Юля потянулась было к фигурам, чтобы сделать ход, но получила лёгкий шлепок по руке металлическим манипулятором.
       - Ой! Ты зачем дерёшься? Больно! - захныкала девочка.
       - Не ври, не больно, я же силу соизмеряю, - буркнул Мерцалкин.
       - Откуда ты знаешь свою силу, бездушный деревянный ящик с железными лапами! - раздался осуждающий голос из пустоты. Рядом с ними материализовался мерцающий Христофор и сел на свободный стул.
       - Она ведь маленькая, а ты можешь не рассчитать удар и сломать ей руку. Надо бы нашу девочку застраховать, тогда при несчастном случае семья деньги получит по страховке! Я слышал рекламу по телевизору...
       - А это идея! - воскликнул робот. - Она полдня проводит в школе и на улице, где я её опекать не могу. А там полно опасностей!
       - Надоел ты мне своей опекой, - схватилась за голову Юля и выбежала из комнаты.
      
       Сказано - сделано. Вечером Мерцалкин предложил родителям застраховать здоровье Потеряшки. Решили оформить страховку на все случаи жизни, даже от извержения вулкана, землетрясения и цунами.
       - Какие в нашем спокойном равнинном городе вулканы и цунами? - пожала плечами Юля.
       - Ты и вулкан найдёшь! От тебя можно ожидать всего, - улыбнулся экраном робот. - Непоседа, рядом с тобою на ровном месте может произойти катаклизм или катастрофа!
       Потеряшка показала Мерцалкину язык, но возражать не стала.
      
       На следующий же день после подписания договора произошёл первый страховой случай: прямо на пешеходной дорожке у подъезда в Юлечку врезался велосипедист.
       Кровь на лице, шрам на голове. Хирург, что-то тихо напевая, наложил девочке несколько швов, угостил большой конфетой и попросил больше не попадать ни в какие переделки.
       Страховой агент недовольно поморщился, но делать было нечего, раз уж так получилось. Кстати, этот страховой агент был крупной тётенькой пенсионного возраста. Она строгим голосом прочитала нотацию и велела впредь вести себя на улице осторожнее.
       На следующей неделе Потеряшка толкалась на перемене с подругой и вывихнула себе указательный палец правой руки. Хорошо, что не левой, ибо она была левша. Хирург покачал головой, вправил палец, наложил лангету. В этот раз врач дал Юле конфетку поменьше.
       - Ты решила, что я бездельничаю без тебя, и у меня нет работы? - спросил хирург. - Марш домой!
       А страховой агент в этот раз порекомендовала сводить девочку на курсы ОБЖ и лучше следить за ребёнком. Мама Лена смутилась и не нашлась, что ответить.
       - А ты, девочка, почему сама себя не бережёшь? - обратила хмурая тетенька свой гнев на Юлю.
       - Не нужны мне курсы, мы в школе изучаем предмет ОБЖ. Я и так всё знаю.
       Строгая женщина погрозила Юле, заполнила необходимые документы и отправила маму получать деньги в банке.
       Не успел палец зажить, как новое несчастье. ЧП! Дети, кто не знает: "ЧП" - это чрезвычайное происшествие. Потеряшка баловалась на детской площадке с подружками, девочки кидались снежками и льдом, один ледяной снежок угодил соседке Вике в лицо, та разозлилась и ударила Юлю в ответ валявшейся в снегу и попавшей ей под руку палкой. Удар пришёлся по лицу. Итог: у одной нос расквашен, а у другой синяк под глазом, бровь разбита. Потом они долго плакали и просили друг у друга прощение, но как с такими колоритными лицами идти на празднование Нового года?
       Папа и мама громко ругались:
       - Вы же девочки! А ведёте себя, словно бродяжки и хулиганки! Разве так можно?
       Подружки снова ревели, извинялись, и от потоков слез их лица стали только ещё более сизыми и некрасивыми.
       Всё тот же добрый доктор в поликлинике смазал Юляшке раны йодом, наложил пару швов, но ничем вкусным уже не угостил.
       - Так ты у меня весь запас конфет скушаешь!
       Доктор строго-настрого велел Потеряшке больше ему не попадаться на глаза. Эх, если бы! А тётенька - страховой агент - оформляя бумаги, подозрительно посмотрела на папу и строго спросила:
       - Вы решили поживиться за счет страхования ребенка? У вас в семье нет других доходов?
       Папа рассердился и пообещал пожаловаться руководству страховой компании на неуважительное отношение, ведь они с мамой хорошо зарабатывают, а тут слышат такое возмутительные домыслы и оскорбления! Скандал замяли, а фирма выплатила очередные страховые деньги.
       Наступили зимние каникулы. Потеряшка с подружками отправились на каток в торговый центр. Там детвора не только каталась на льду, но и баловалась, и Юля в суматохе нечаянно получила коньком в нос. В этот раз крови было гораздо больше, да и шрам глубже и страшнее. Хорошо, что неосторожный мальчишка Потеряшке коньком нос не отрубил, а лишь кожу глубоко разрезал. Но рана на вид казалась ужасной. Теперь доктору предстояло делать настоящую операцию. Два часа врач пришивал кожу на место: лицевая хирургия - дело тонкое!
       Юляшке повезло: она попала в руки замечательного специалиста. Хирург долго выговаривал родителям, мол, надо внимательнее следить за ребенком! Мама плакала, папа сопел и краснел. Через две недели, когда швы были сняты, доктор удовлетворенно потёр руки и сказал, что получилось даже лучше, чем он ожидал! Когда швы сняли, родители три месяца смазывали носик дочери разными мазями для заживания ран и рассасывания шрамов.
       Страховой агент в этот раз была мрачнее тучи. За период работы в страховом бизнесе она впервые столкнулась с таким тяжёлым случаем. Ходячий кошмар, а не ребёнок! Выписывая страховку, женщина слезно попросила:
       - Дорогие родители! Вы нашей фирме стали поистине очень дорогими! Не могли бы вы в дальнейшем пользоваться услугами другой страховой компании?
       И папа торжественно пообещал.
       - Клянусь!
      
       ...Но страхование для девочки оказалось полезным и выгодным делом. В качестве компенсации за страдания, родители купили Потеряшке на страховку ноутбук и фотоаппарат...
      
       Глава 6. Багаж
      
       Жизнь шла своим чередом. Постепенно хозяева квартиры привыкли к незваному, но спокойному домовому. И вдруг к ним приехала целая ватага гостей. Дело было днем, когда в квартире кроме Юли и Мерцалкина никого не было. Впрочем, ещё и Христофор дремал в шкафу, но домовой был не в счёт, призрака мало интересовали дела, непосредственно его не касающиеся. Юляшка только-только вернулась из школы. Она небрежно швырнула в угол портфель, сбросила на пол пальто, отшвырнула сапожки, скинула шапочку и, роняя стулья, метнулась к телевизору посмотреть очередную серию бесконечного бестолкового сериала. Мерцалкин в знак протеста отключил "уши".
       В дверь позвонили, потом ещё несколько раз, а затем на кнопку нажали и долго не отпускали.
       - Вы оглохли? - закричал из шкафа Христофор. - У меня хижина уже вибрирует от звука.
       Домовой почему-то прозвал свой старый шкаф хижиной.
       Но Юлечка так увлеклась действием на телеэкране, что пропустила вопль домового мимо ушей. Призрак не выдержал, выбрался наружу и, шлёпая босыми ногами, потопал в зал.
       - Эй, девочка, от вас с ума скоро сойдёшь! Ну, сколько можно смотреть тупые сериалы?
       - Отстань и не мешай! - отмахнулась Потеряшка. - Не видишь что ли, сейчас выяснится, кого любит главная героиня и кто украл её ребенка.
       Христофор осуждающе покачал головой и вновь принялся тормошить девочку.
       - Да оторвись ты на минутку! Не слышишь звонок в дверь? Такая трель, что у меня дверцы шкафа распахнулись, и я выпал в коридор.
       Делать нечего, и Юля направилась к дверям, бормоча про себя:
       - И кого нечистая сила несёт?
       Бдительный Христофор напомнил девочке:
       - Помнишь, тебе мама не велела открывать двери незнакомым людям в её отсутствие? В городе полно жуликов!
       - А ещё существуют пираты и разбойники... Вы меня так проинструктировали и застращали, жить не хочется.
       Девочка посмотрела в глазок. За дверью стоял мужчина с сумкой.
       Она накинула цепочку и открыла дверь.
       - Я почтальон. Вам заказное письмо! - сказал мужчина и вручил Юле срочное извещение. На бланке было написано, что получателю требовалось экстренно прибыть в грузовой терминал международного аэропорта за получением багажа.
       Потеряшка расписалась в квитанции как взрослая, почтальон попрощался и ушёл. Девочка вызвала такси и вместе с Мерцалкиным помчалась в аэропорт. Работник склада сказал, что они приехали рано, но самолет вот-вот приземлится. Юля подождала часа полтора, и наконец, вынесли груз. Это была большая коробка и в придачу к ней две клетки. В одной клетке сидел попугай, а в другой - кот.
       - Ура! К нам в гости Гогель прибыл! - радостно закричала Юлечка.
       Попугай в ответ захлопал белоснежными крыльями и в знак приветствия громко щёлкнул клювом.
       - А то, что кот прилетел - это уже не ура? - нахмурился Василиск и заворчал. - Мне тут не рады? А я, между прочим, девочка, здоровье из-за тебя потерял, половины уха лишился! Моя контуженая голова часто побаливает. Ветеринар прописал жить на суше, а куда мне кроме вашей квартиры податься? Не в кошачьем же приюте мыкаться!
       - Ура! Василиск навсегда к нам приехал!
       Мерцалкин погрузил коробку в багажник такси, а Юля уселась на заднее сиденье, держа в руках попугая и кота.
       - Как же я по вам всем соскучилась! А где Амадеус?
       - Крыс остался на корабле. Молод он ещё на берег списываться. Пусть поплавает немного, - важным тоном заявил Василиск. - Это нам, инвалидам войны и старикам-пенсионерам, (кот скосил хитрый глаз на попугая) льготы на квартиры положены. А крыс вполне здоров и может поработать.
       Юля засыпала друзей вопросами о житье-бытье на корабле, о матросах. За разговорами не заметили, как приехали домой.
       Мерцалкин поставил коробку в прихожей и спросил у кота:
       - А тут что? Куда ваш багаж ставить?
       - Распакуйте коробку и увидите, - усмехнулся Василиск.
       Робот взял большой нож и принялся вскрывать.
       - Только аккуратнее размахивай кинжалом! - забеспокоился кот, увидев в клешне робота холодное оружие.
       Коробка была упакована плотной бумагой и завязана множеством веревок. Робот повозился несколько минут и, наконец, открыл. Юля заглянула - внутри было пусто. Девочка в недоумении посмотрели на Василиска.
       - Что за ерунда? Ваши вещи в дороге украли?
       - Не украли! Протри глаза, - раздался знакомый голос из пустоты.
       Воздух завибрировал, и в квартире материализовался корабельный.
       - Ура! И Сева Рябоконь в гости приехал! - закричала Потеряшка и бросилась обнимать корабельного призрака. - Надолго вы к нам, Всеволод Васильевич?
       - С таким отношением я даже чай пить не буду, развернусь и уеду! Ни разу за дорогу обо мне не обмолвились ни словом. Забыли старика! Да и что за негостеприимный вопрос - надолго ли? Я, может быть, тоже решил вместе с вами жить? А если я хочу остаться у вас навсегда?
       Кот тем временем радостно тёрся о ноги Юли и заглядывал ей в глаза, всем видом показывая: погладь меня. Девочка сразу не уловила его желание, не погладила, не приголубила. Хотя по отношению к коту выражение "приголубить" неуместно, кот не голубь. Более подходяще сказать "прикошатить", "прикотить".
       - Я долго буду впустую тереться и пытаться обратить внимание? Веду себя, словно безродный кот, выпрашиваю ласку. Я тоже разочарован приёмом...
       - Киса, не сердись, вас много, а я одна. Не переживай, каждому уделю внимание...
       - Пожалуйста, без фамильярности, ведь мне по людским меркам сороковой год! Попрошу называть меня по имени и отчеству: Василиск Кузьмич!
       Мерцалкин с неподдельным интересом повернул взгляд голубого экрана на ворчливого кота.
       - А почему ты Кузьмич? С чего это вдруг?
       - Папаня мой назывался Кузька, то есть Кузьмой, ну, и я естественно Василиск Кузьмич...
       - А мне прикажите именоваться Мерцалкиным Александровичем? Меня же сконструировал профессор Александр Разумнов!
       - Глупости! Отчество могут носить только живые существа! - резко оборвал робота кот.
       Теперь пришло время возмущаться корабельному.
       - А как же я? Я имею отчество! Хотя я и неодушевлённый, корабельный призрак... Никто ведь не будет спорить, что я Всеволод Васильевич Рябоконь!
       - Но ранее ты был одушевлённым существом - живым капитаном! А наш Мерцалкин - корпусом старого телевизора - набором винтов, транзисторов и радиодеталей, - продолжал гнуть свою линию кот. - Тебе, Рябоконь, отчество досталось по наследству от человека.
       - Брысь под лавку! - шикнул робот на кота. - Не буду я тебя называть Кузьмичом. Ты для меня навсегда остаёшься котом Василиском.
       Мерцалкин обиделся, замолчал и выключил экран. Юля, чтобы погасить конфликт, погладила кота и сказала:
       - Друзья, прекратите! Вы все уважаемые! Василиск Кузьмич, не шипи и не искри шерстью! Хотите быть с отчествами - пусть будет так. Но раз ты назвался взрослым и присвоил себе отчество, то и не шали, не хулигань, веди себя по-взрослому! Никакого баловства: за мухами не гоняться, на шторах не висеть и не качаться, мебель не драть когтями, потому что наша мама три раза в неделю с пылесосом по квартире бегает и порядок всюду наводит!
       - А что можно делать? Как мне жить? Дышать можно в вашей стерильности?
       Юля огляделась и невольно улыбнулась. Мама Лена была строгой хозяйкой: сама прибиралась и других заставляла.
       - После хождения на улицу лапы мыть и вытирать о коврик, регулярно и аккуратно посещать туалет...
       Услышав последнюю фразу, кот дернул попугая за хвост.
       - Это тебя в первую очередь касается: не в море и не на природе. А то привык всё делать на лету...
       - Отстань, не учи ученого! Я с детства пр-р-риучен к этикету, - прокричал какаду.
       - Эх, Юлечка, как же я по тебе соскучился! - вновь нежно прильнул к ногам девочки кот Василиск. - На корабле в последнее время по душам поговорить было не с кем...
       Мурлыка внезапно оборвал свои восторги на полуслове, заметив стоящий в углу комнаты большой аквариум. Девочка настороженно проследила за его взглядом.
       - Юлечка, да ты молодец! Живых свежих рыбок для меня разводишь.
       Потеряшка не на шутку испугалась и загородила собой аквариум.
       - Василиск, не хулигань! Эти рыбы не промысловые, и их не едят.
       - А для чего они?
       - Декоративные, для интерьера! На них любуются! А для тебя я обещаю покупать свежемороженую рыбу.
       - Опять фастфуд, - брезгливо поморщился Василиск. - Этак я до поедания гамбургеров опущусь! Рыбу надо ловить на удочку! Эх, помнится, плыли мы на яхте у берегов Южной Америки и...
       - Ну, понесло нашего кота, - улыбнулся корабельный. - Начались рыбацкие истории, и теперь его не остановить.
       Мерцалкин не удержался от ехидной реплики:
       - Мы эти байки слышали не раз. Поищи новые, свежие уши и ври!
       - Я никогда не вру! - взвизгнул кот. - Я летучих рыб ловил? Ловил! Макрель и тунца поймал? Поймал! Кита напугал и чуть не вытянул из океана?
       - Чуть не считается! Вер-рнее сказать, хорошо, мы тебя удер-р-ржали, китолов! - подал реплику Гогель с люстры. - А то бы нами на дне океана рыбки кор-рмились.
       Василиск недовольно фыркнул, бесцеремонно отодвинул Юлю, подошел к аквариуму и уставился на обитателей немигающим взглядом. Доверчивые рыбки устремились к стеклу и стали рассматривать гостя.
       - Чего уставились, бессловесные? Не суетитесь и не бойтесь, не трону, хозяйка не велит вас кушать.
       Внезапно Василиск подпрыгнул, растопырил лапы и чуть шлепнул когтями по стеклу. Рыбки испуганно метнулись вглубь аквариума, а кот самодовольно улыбнулся.
       - Глупышки, я же сказал русским языком - не обижу. Шуток не понимаете?
       Кот вальяжно прошёлся на задних лапах по коридору и залу в поисках местечка для обитания.
       - Маленькая хозяйка, куда определишь на постой служивого?
       - А чтобы в нашем жилище прописаться, нужно у других постояльцев спросить! - раздался скрипучий голос из шкафа.
       Попугай с шумом вспорхнул на люстру, а кот прижался к ногам девочки.
       - Кто это у вас в шкафу сидит? - насторожился Сева.
       - Это свежие уши для кота! - хмыкнул робот. - Теперь можешь врать всё, что угодно их обладателю.
       - Кто-кто... хозяин дома, вернее, квартиры, вот кто! Она занята, и мы не нуждаемся в других домовых. Повадились на обжитое место претендовать, гости-привидения! - буркнул голос из пустоты.
       - Я не домовой, я корабельный! - возразил Сева.
       - Я тоже не квартирным родился! Домовым много лет работал...
       Сева Рябоконь с изумлением посмотрел на Юлю и насупился.
       - Понимаю, почему мне не особо рады!
       - Рады, рады мы тебе, Сева! Это наш домовой Христофор. Квартира просторная - всем места хватит. И ты, Христофор, не скандаль!
       Домовой-квартирный выбрался из шкафа и предстал гостям во всей красе: босой, в трусах и майке, в фуфайке поверх них и в шапке-малахае.
       - Пугало огородное, а не привидение! - усмехнулся Сева. - Видывал я на своём веку много благородных призраков, настоящих домовых, живущих во дворцах и замках: бывшие маркизы, графы, бароны. А это что за оборванец?
       - Он нам по наследству от бабушки достался.
       Рябоконь нехотя протянул руку квартирному:
       - Будем знакомы? Всеволод!
       - Христофор, - неуверенно произнёс квартирный, отвечая на рукопожатие. - Располагайся, будь, как дома, но не забывай, что в гостях. Мы можем, в конце концов, квартиру и поделить!
       - Я не собираюсь претендовать на твой пыльный шкаф. Давай квартиру по-честному делить: ты останешься в прихожей и ванной.
       - Хитрый какой! А кухня кому? Там еда! Хочу и кухню контролировать.
       - Нет, чур, кухня будет общая.
       - А комнаты?
       - Зал с телевизором тоже для всех! А в спальни ходить с разрешения хозяев! Можешь себе и туалет прихватить, - ухмыльнулся Рябоконь. - Мне достаточно балкона! Буду любоваться природой и дышать свежим воздухом. Был я корабельным - стану балконным! Нам, корабельным, без свежего воздуха никак!
       Таким образом, привидения пришли к мирному соглашению, и раздел квартиры состоялся без "гражданской войны". Но кот пожелал, чтобы его слово было последним. Он заскочил на шкаф и завопил оттуда:
       - Я корабельный кот, а не какой-нибудь бродяга бездомный, и не собираюсь терпеть неудобства из-за какого-то привидения. Где ваше гостеприимство? Вспомни, Юля, кто тебя первым на корабле приютил? Я! Подумаешь, домовой в квартире завелся! Как завелся, так и выведем его на чистую воду!
       Василиск громко орал, словно был на трибуне. Из него явно получился бы неплохой оратор. Но Юля быстро прервала его выступление.
       - Друзья мои, наш дом - ваш дом! Конечно же, мы вам очень рады! Располагайтесь в квартире, где захотите.
       Кот спрыгнул со шкафа, принюхался к незнакомому призраку, поморщился и отошел, затем мурлыкнул и вновь ласково потёрся о ноги девочки.
       - Юля, можно я у тебя в детской буду ютиться?
       - Ютись на здоровье! - радушно улыбнулась девочка. - Заодно и сказочку на сон грядущий расскажешь.
       Василиск насмешливо фыркнул, достал из походного рюкзака подушку, устроился удобно под теплой батареей и сразу задремал. Видимо, устал с дороги. А попугай немного полетал по квартире и тоже нашёл себе уютное место на люстре в зале.
      
       Вечером пришли с работы мама и папа. В квартире стояла напряжённая тишина. Родители привели из детского садика братика Женю. Гости поначалу не высовывались, и лишь когда взрослые разделись, Василиск первым высунул нос из-под кресла-качалки.
       - Мяу!
       - Ух, ты! До чего эта рыжая киса похожа на нашего Василиска! - всплеснула руками мама. - Откуда ты взялся? Как твоё имя? Рыжик? Интересно, откуда его Юляшка откопала? Надеюсь, ты без блох?
       - Здрас-с-сте! - обиженно произнёс кот, догадавшись, что его не узнают, и встал на задние лапы. - Вот тебе радушный семейный приём. Зачем тогда нас в гости звали? Да это я и есть! Какой ещё Рыжик?
       - Василиск приехал! - обрадовался папа. Он подхватил рыжего ворчуна на руки и подбросил под потолок на радостях.
       - А вот это лишнее! - запротестовал кот, вырываясь. - Лучше вы попугая швырните хорошенько, он летать умеет, у него для этого есть крылья. Предпочитаю лежать, и чтоб меня за ухом чесали!
       Папа Саша мгновенно выполнил просьбу, почесал коту за ушами и шею. Василиск зажмурил глаза от удовольствия и заурчал.
       - Киса, - пролепетал Женя и потянулся хватать кота за хвост. - Цып-цып, гули-гули...
       - Какие я тебе "гули"? - отдернул кот хвост и отпрыгнул в сторону. - Мальчик, "гули-гули" - это не мне, а крылатому Гогелю, пожалуйста.
       Родители наконец-то окончательно пришли в себя.
       - Вот здорово! Теперь Юля под тройным присмотром будет в наше отсутствие, - сказал папа. - Друзья, вы надолго в гости?
       Василиск фыркнул:
       - Лично я жить приехал навсегда! Или мне не рады?
       - Рады, рады! - всплеснула руками мама, не желая обидеть друзей. - Что у вас стряслось? Где крыс?
       - Ничего особенного, просто нам нужен уют и покой. У меня пораненное ухо часто побаливает, и голова кружится от бортовой качки. Да и Гогелю пора на пенсию выходить. А крыс ещё слишком молод, пусть немного поработает...
      
       Глава 7. Заговорщики
      
       Пока наши друзья радовались встрече, в это время на яхте Дерибаса Мордашевича проводилось совещание заговорщиков. Директор цирка Чихута никак не мог успокоиться, что умные животные снова ускользнули из его цепких рук. Пираты сидели в тюрьме, и поэтому он искал новых сообщников. И как это часто бывает, хорошие люди находят друг друга, так и плохие собираются в плохую компанию.
       Дерибас и Чихута обсуждали за круглым столом тайную операцию. Каждому полагалась доля добычи: олигарху - робот, а директору цирка - говорящий кот. Для этой цели у олигарха под рукой была шайка злобных сборщиков металлолома, как он их называл, "мои металлисты". Шайку возглавлял Фома, и у него было два помощника: Ерёма и Острома. Проведению операции мешала девочка, но в будни днём она ходила в школу, поэтому время захвата назначили на ближайшую среду. Почему? Понедельник - день тяжёлый, вторник - ни то ни сё, а среда - в самый раз!
       - Учтите, мистер, я должен быть вне подозрений! - втолковывал чудному иностранцу олигарх. - Моё дело - сторона! Даю тебе людей - руководи ими. Забирай, что тебе полагается, а мою долю - мне. И поменьше шума! Никакого разбоя и насилия!
       - Понимаю, мистер Дерибас, мы ведь цивилизованные люди, - кивал головой Чихута. - Мне главное - кота схватить! Я организовал кошачий цирк, мои кошки умеют всё, но солиста нет! Говорящий кот будет гвоздем программы!
      
       И вот в среду Юля как обычно, с портфелем и пакетом со второй обувью, отправилась в школу. Робот, проводив её, начал заниматься самообразованием. Кот дремал под батареей, попугай жмурил глаза у открытого балкона и наблюдал за воробьями, сидящими на проводах. Хмурый Сева-корабельный читал вчерашнюю газету. С утра он поссорился с Христофором и был сильно не в духе. Квартирный ушёл в себя и тихо посапывал в шкафу. Воцарилась тишина.
       Внезапно входная дверь тихонько скрипнула, и в коридоре появились злоумышленники. Они передвигались бесшумно, потому что обули мягкую обувь: Фома - тапочки, Ерёма и Острома - кеды. Теплолюбивый иностранец Чихута, опасавшийся простудиться, натянул на ноги валенки, чем потешил старушек, сидящих перед подъездом. Действовали жулики в перчатках, а прежде, чем войти в квартиру, они ещё и маски натянули на свои помятые и угрюмые лица.
       Первым на появление посторонних среагировал Мерцалкин. Он прервал изучение японского языка, вышел в прихожую и узнал тех самых жуликов, которые в прошлый раз грабили квартиру профессора Разумнова.
       - Хватайте телевизор! - воскликнул главарь Фома и бросился к роботу. Шустрый Мерцалкин мгновенно среагировал и высоко подпрыгнул на месте, а полные и неповоротливые Ерёма и Острома промахнулись, врезались друг в друга и повалились на пол. Большущий Фома не сумел переступить через подельников, запнулся об их ноги и тоже растянулся поперёк коридора.
       Мерцалкин стараясь не задеть металлическими ногами головы рухнувших злоумышленников, пробежал в зал.
       - Держи робота! - закричал Чихута и потрусил следом, забавно подпрыгивая и высоко задирая ноги. Но так как в валенках бегать неудобно, то директор споткнулся о возвышающийся живот Фомы и тоже рухнул.
       - Спасайтесь, это жулики! - воскликнул Мерцалкин и прошмыгнул на балкон. Робот спрыгнул вниз, на карниз этажом ниже. Мералкин помнил, что в прошлый раз эти бандиты хотели его выбросить в мусор и не на шутку запаниковал. Упитанные "металлисты", пыхтя и толкаясь, выбрались на балкон. Злоумышленникам только и оставалось, что наблюдать, как робот при помощи цепких рук и ног-манипуляторов ловко перебирается с балкона на балкон, с карниза на карниз.
       Сева Рябоконь, понимая, что силы не равны, мгновенно растворился в воздухе. Чихута попытался схватить попугая, но Гогель успел упорхнуть, и в руке директора цирка осталось лишь одно перо из хвоста.
       - Робот дал дёру! Вот досада! Но какая ловкая железяка! - воскликнул Ерёма.
       - Ну, никак не удается пустить этот телевизор на запчасти! - пробурчал толстяк Острома.
       - Шеф нас самих за очередную неудачу пустит на запчасти, - простонал Фома.
       - Скорее ловите говорящего кота! - закричал Чихута. - Я заплачу золотом! Дам столько, сколько он весит!
       Злоумышленники торопливо вернулись в квартиру и приступили к обыску. Василиску не повезло: в момент ограбления он дремал в спальне, в которой даже форточка была заперта.
       - В чём дело, мужики? Отстаньте! - запротестовал кот, отступая в угол. - По какому праву? Вы кто такие? Милиция! Я пожалуюсь в полицию и уполномоченному по правам человека!
       - У котов нет прав! Даже у говорящих! - заявил Фома и схватил Василиска за шкирку. С этими словами "металлист" сунул кота в мешок и отдал директору цирка. Чихута положил брыкающийся мешок в коробку и пошел на выход. Кот бесновался: драл когтями и зубами материю, но мешковина выдержала его напор.
       - Ребята, а вы чего ждете? - спросил укротитель котов главаря неудачливых "металлистов". - Уходим!
       - Мы посмотрим, чем можно в квартире поживиться, - ответил Фома.
       Сборщики металлолома обшарили квартиру, комнату за комнатой. Острома забрал пустой пиратский рундук и набор папиных инструментов. Фома похитил семейные деньги, отложенные на питание, а Ерёма прихватил новый плазменный телевизор и потащил его к лифту.
       - Зачем тебе этот гигантский телик? Он в лифт не войдет, - попробовал остановить его главарь шайки.
       - Я по лестнице спущусь! Подарок для шефа! Может, пойдёт на замену убежавшему старью? Этот телик ведь лучше и новее, - ответил туповатый Ерёма.
       Фома с сомнением покачал головой:
       - У босса в каждой комнате стоит телевизор гораздо больших размеров. Ему зачем-то подавай прыгающий антиквариат! Эх, думаю, если не найдём беглеца - не сносить нам головы!
       Злобные сборщики металлолома вышли прочь из квартиры, оставив распахнутую настежь входную дверь. Потянуло холодом. Сквозняк разбудил глуховатого Христофора, который проспал грабёж. Квартирный вылез из шкафа и захлопнул незапертую дверь.
       - Совсем обалдели? Эй, есть кто живой? Почему квартира настежь?
       На его крик из пустоты появился корабельный и рассказал о налете на квартиру...
      
       - Мао! - орал Василиск из коробки, но никто к нему не спешил на помощь. - Ур-р-р! Мау-у! Мяу-у!
       - Ишь, как кот разоряется. Видимо, на дачу ехать не хочет, - усмехнулась старушка на лавочке.
       - Глупый, там воля, природа, кошки, - поддержала подругу другая бабуля. - Потом спасибо скажешь хозяину.
       Чихута плохо говорил по-русски и предпочел просто раскланяться и промолчать. Он положил коробку в багажник автомобиля и умчался прочь от места преступления. А вот вышедшие следом злобные сборщики металлолома доверия у бабушек не вызвали.
       - Вы куды телевизор поволокли? - спросила одна из них у Ерёмы.
       - В ремонт, - ответил "металлист" и погрузил плазму в микроавтобус.
       - А сундук тоже в ремонт? - не поверила другая, глядя в глаза Остроме.
       - В починку, а то разваливаться начал, - ответил второй жулик и быстро залез в кузов.
       Громила Фома окинул бабушек таким суровым взглядом, что те предпочли замолчать. Но номер машины и лица жуликов "срисовали" и отложили в памяти.
       И тут Острома обнаружил Мерцалкина, который стоял посреди сквера и не знал, что ему делать дальше. Робот смотрел на окна своей квартиры и пытался её прослушать. Жулик громко заорал:
       - Фома, глянь, вон наш телевизор! На бульваре! Давай его догоним и машиной собьём!
       Главарь злобных сборщиков металлолома завёл микроавтобус и направил его на робота. Мерцалкин вовремя заметил злоумышленников, отскочил в сторону и шмыгнул в ближайший проходной двор. Машина "металлистов" свернула следом. Гонка длилась несколько минут. Робот петлял, словно заяц, умело лавируя и уклоняясь от бампера преследующего автомобиля. За время погони "металлисты" снесли несколько урн, раздавили клумбу. В итоге они врезались в мусорный бак, сплющили его в лепёшку и сильно повредили свой автомобиль.
      
       Глава 8. Начало поисков
      
       Перепуганный Гогель прилетел к школе, совершил облёт здания и вскоре нашёл Юляшкин класс. Попугай сел на карниз и несколько раз громко стукнул клювом по стеклу. Ученики посмотрели в окно и увидели большую белую птицу.
       - Глядите, Ирина Борисовна, какой большой попугай прилетел, - воскликнул задира и хулиган Кочерыжкин. - Сейчас я его поймаю и посажу в клетку!
       Потеряшка оглянулась вместе со всеми и увидела взъерошенного какаду.
       - Вовка, не лезь к нему, это моя птица! - закричала Юля. - Гогель, что случилось? Ты зачем улетел из квартиры?
       Учительница звонко хлопнула в ладоши, велела детям сесть и соблюдать тишину, и только Юляшка её не послушалась. Она приложила ухо к стеклу и слушала рассказ попугая.
       - Ирина Борисовна, мне надо срочно домой, - воскликнула девочка. - У нас квартиру ограбили и кота украли!
       Одноклассники недоверчиво рассмеялись. Учительница тоже не поверила. Ну, скажите на милость, кому придет в голову взламывать квартиру, чтобы украсть домашнего кота? Они же не знали, что кот Василиск - умный и говорящий!
       - Юля, сядь на своё место и не болтай чепуху. Чего только дети не придумают, лишь бы сбежать с занятий!
       - Я говорю правду! Отпустите меня, пожалуйста!
       - Если ты уйдешь, я вынуждена буду доложить директору о твоем поведении!
       - Честное слово! - воскликнула девочка.
       - Хорошо, иди, но принеси записку от родителей! - согласилась Ирина Борисовна.
       Юля схватила портфель и пулей выбежала из класса.
      
       Привидения совместными усилиями наводили порядок в квартире: поднимали перевернутую мебель, собирали разбросанные по полу вещи, бумаги и книги. То, что пришло в негодность, выбросили в мусоропровод, а то, что уцелело, расставили по местам. Квартира после уборки стала значительно просторнее. Убирались и размышляли. Вскоре корабельный объявил перерыв и отправился подышать воздухом на свой любимый балкон. Не прошло и минуты, как Рябоконь вернулся обратно.
       - За нами установлена слежка! Во дворе стоит машина, и в ней жулики сидят. Нам по-прежнему угрожает опасность.
       - Откуда они? Что им надо? - встревожился квартирный.
       - Я не знаю, кто они, но эти разбойники ничем не лучше пиратов... - пробурчал Рябоконь.
       Читатель может спросить, почему оба привидения оказались не замеченными и не пойманными? Да потому, что они были никому не нужны: их не искали, вот и не обнаружили. Наконец, из школы вернулась запыхавшаяся от быстрого бега Потеряшка, и вместе с ней прилетел Гогель. Едва переступив порог и окинув взглядом квартиру, девочка упала без чувств. А если бы она увидела полный разгром? Наверное, умерла бы...
       Сева Рябоконь сбегал за водой, прыснул Юле в лицо, помахал над ней полотенцем.
       - Что тут было? - спросила Потеряшка, приоткрыв глаза. - Носороги и слоны прошли на водопой?
       Корабельный усадил девочку в кресло и подробно рассказал, что именно произошло в её отсутствие в квартире.
       Тем временем призраки вновь успели поссориться. Рассерженные привидения схватили друг друга за одежду, шипели и рычали.
       - Немедленно прекратите! Вы же не собаки! - попыталась растащить их девочка, но её рука прошла сквозь пустоту, так как противники мгновенно сделались невидимыми, и в таком бестелесном виде, громко пыхтя, продолжали бороться.
       - Я рассержусь! Хватит бодаться, словно у нас бой быков! - притопнула ногой Потеряшка. - Сева, доложи обстановку! Твои предположения: кто мог украсть нашего кота?
       Рябоконь сбивчиво пересказал то, что видел, и умолк. Никаких мыслей о том, кто эти жулики, у него не было.
       - А где Мерцалкин?
       - Он малодушно бежал с поля боя, - буркнул Христофор. - Рябоконь тоже струсил и не вступил в схватку с бандитами. Именно этот недотёпа корабельный позволил похитить котика.
       - Ты-то сам всё проспал, глухой тетерев! - вскричал Рябоконь на домового и привидения снова сцепились. Они яростно тузили и пинали друг друга невидимыми ногами. - Я собирал информацию о превосходящем противнике. А ну, как они бы меня распылили на атомы и молекулы? У одного из них была магнитная ловушка и распылитель.
       - Я сейчас вас водой оболью! - пригрозила Юля. - Хватит ссор!
       Давайте думать, как выручить Василиска и где найти Мерцалкина.
       - Меня искать не нужно! Я уже вернулся, - проскрипел робот, вскарабкавшийся на балкон по панельной стене. - Сам ты, Христофор, струсил, делал вид, что спишь. Эти разбойники думали меня догнать и разобрать на запчасти! - Мерцалкину не терпелось высказаться. - Не тут-то было! Я даже от их машины сумел убежать, разогнался до ста пятидесяти километров в час! Вот навязались на нашу голову! А кто такие - ума не приложу! Второй раз эти проходимцы в мою жизнь врываются! Год назад они грабили квартиру профессора Разумнова и что-то в ней искали. Теперь понятно - им был нужен именно я!
       - Зачем? - спросил попугай. - Какой в тебе прок? У тебя такой мутный экран, ни одного фильма по нему не посмотришь.
       - Захлопни клюв, если ничего не соображаешь! Я завтрашний день робототехники! Я высокоразвитый искусственный интеллект!
       - С таким корпусом ты вчерашний и даже позавчерашний день робототехники, - продолжал упорствовать Гогель. - Уверен: они приходили за мной. Не зря же жулики выдернули самое красивое перо из моего хвоста! И котика нашего украли! Подозреваю, что это передвижной зверинец, цирк шапито или кошачьи браконьеры!
       Юля нервно ходила из угла в угол:
       - Давайте думать, как выручить Василиска.
       Обитатели квартиры: привидения, попугай и робот - сидели рядком на диване и наблюдали за ней. Первым не выдержал Сева Рябоконь:
       - Перестань мелькать, у меня уже голова закружилась! Давайте вскипятим чайник, за чаепитием лучше думать!
      
       Сказано - сделано. Вскоре привидения, робот и Юля прихлёбывали жасминовый чай вприкуску с печеньем и пряниками, а попугай окунал клюв в апельсиновый сок. И только робот ничего не пил, потому что от воды он мог заржаветь. Мерцалкин колдовал со своей аппаратурой и прослушивал телефонные разговоры.
       - Я думаю, это пираты, - предположила Юля. - С третьей попытки они сумели похитить Василиска...
       - Это вряд ли, - не согласился мудрый Гогель. - Они по-русски говорили.
       - Те пираты в международной тюрьме сидят. А это местные жулики! - поддержал попугая робот. - Кстати, я успел их сфотографировать и записать!
       - Что же ты молчал?! - рассердилась Юля. - Немедленно покажи нам преступников!
       - Сейчас, только подключусь к принтеру и телевизору, - кивнул антенной Мерцалкин и приступил к выполнению задачи.
       Потеряшка внимательно посмотрела на фотографии четырёх налетчиков и нахмурилась. Привидения тоже принялись разглядывать неприятные физиономии Чихуты и шайки "металлистов", вырывая друг у друга из рук чёрно-белые фото.
       - Какие отвратительные рожи! - всплеснула руками девочка. - И как с такими лицами можно на свете жить?
       - Надо провести опрос свидетелей! - глубокомысленно изрёк Гогель. В последнее время попугай увлёкся детективной литературой. - Юля, возьми эти портреты, пройди по двору и опроси соседей.
       Девочка так и сделала. Словоохотливые старушки подробно рассказали, что видели: и про подозрительных грузчиков с телевизором и сундуком на микроавтобусе, и про мужчину на дорогой иномарке с котом в коробке. Даже номера машин назвали. (Жаль, но номера оказались фальшивыми - ложный след). Теперь можно было приступать к поискам. Операция по спасению Василиска началось!
      
       А в это время жулики уже остались без работы. Когда "металлисты" явились к олигарху Дерибасу с новым большим плазменным телевизором в руках вместо робота Мерцалкина, он так рассвирепел, что разбил об пол подарок злобных "металлистов" и прогнал их прочь.
       - Мне такие бестолковые помощники не нужны! Убирайтесь на свою свалку металлолома и больше не появляйтесь мне на глаза!
       Олигарх дал каждому по пинку и затрещине, спустил неудачливых подручных с парадной лестницы и натравил на них сторожевую собаку.
      
       Но "металлисты" ничуть не обиделись на старого хозяина, а даже обрадовались, что так легко отделались. Пришлось Фоме, Ерёме и Остроме искать нового работодателя. Такого хозяина они сразу же нашли в лице директора кошачьего цирка Чихуты. Он взял их на службу для охраны цирка и для ведения тёмных неблаговидных делишек, ведь он находился в чужой стране и сам заниматься неблаговидными делами не мог. Вначале Чихута велел жуликам некоторое время последить за квартирой Потеряшки и посмотреть, что будут предпринимать Юля и её друзья для поисков Василиска.
      
       Глава 9. В плену
      
       Василиск уже несколько часов томился в плену. Неизвестный человек принес клетку в большую комнату, бросил в кормушку корм, налил в миску воды и оставил кота одного. Василиск был в шоке от случившегося и не знал, что ему делать. Он "ломал" свою рыжую голову: кто эти люди, которые его похитили, и что им от него надо? Кот метался в заточении как разъярённый лев. Пленник попробовал перегрызть решётки, но ему это не удалось - зря только потратил силы и едва не сломал зуб.
       "Ну, я вам покажу, где раки зимуют!" - бормотал злобно Василиск. Он решил сделать жизнь похитителя невыносимой. - "Ишь, возомнил, что ему всё позволено!"
       Во время транспортировки наш кот почти сразу прорвал мешок, и в нём образовалась щелочка. Сквозь неё во время переезда он мог наблюдать маршрут и даже разглядел адрес на табличке: название улицы и номер дома.
       Когда, спустя некоторое время, похититель снова явился, чтобы посмотреть, как себя чувствует пленник, Василиск ни слова не обронил. Кот выразительно посмотрел на жулика, словно хотел сейчас же броситься и расцарапать ему лицо!
       Мужчина даже отступил на шаг назад и сказал:
       - Какой ты грозный! Ну, ничего, скоро будешь лучшим артистом в цирковой программе! Научишь моих котов читать, писать, считать и, самое главное, говорить! А я тебе покажу, как надо перепрыгивать через огненный обруч, крутить хула-хуп. За это ты будешь получать много вкусной еды!
       Василиск презрительно прошипел сквозь зубы:
       - Лучше умру с голода! Я свободное существо и не поддаюсь дрессуре!
       Директор Чихута хмыкнул:
       - Это мы ещё посмотрим. Кушать захочешь - не только замурлычешь, но и заговоришь на всех языках мира! Голод не тетка.
       - Не обзывайся, сам ты тётка! Я кот, я самец, я мужчина!
       - Не будем ссориться. Посиди, котик, в клетке и подумай.
       Дрессировщик вновь запер комнату на ключ и отправился праздновать удачное приобретение для своего цирка.
       Василиск некоторое время суетливо побегал по клетке, а затем приступил к действиям. Он просунул миску сквозь прутья решётки, используя её, как рычаг. Решётка немного поддалась, кот просунул лапу и открыл дверцу. Выбравшись наружу, Василиск бросился к телефону и вызвал по запомнившемуся адресу экстренные службы. В городе начался переполох.
       - Скорая? Спасите, человек умирает! Скорее на помощь!
       - Не волнуйтесь! - ответила девушка. - У вас очень бодрый голос!
       - Да как вы смеете! Безобразие! Умираю не я, а мой родственник!
       - У нас все машины на выезде, ждите.
       - Жду, но я буду жаловаться! - пригрозил Василиск, дал отбой и продолжил названивать. - Милиция? Ограбление! В квартире воры! Адрес? Диктую... Пожарные? Наш дом горит! Адрес? Записывайте... Спасатели? Кот висит на водосточной трубе! Ах, вы котов не спасаете? Ну, тогда спасите хозяина, он полез следом на крышу! Чуть передохнув, Василиск обзвонил телевизионные каналы и предложил любителям сенсационных новостей приехать и снять репортаж о перестрелке милиции с грабителями и взятом в плен заложнике.
       - Кто заложник? Его имя Василиск! - ответил он недоверчивому журналисту, умолчав, что Василиск - это имя не человека, а кота. Сделав дело, рыжий хитрюга вернулся в клетку, заперся и отогнул прутья обратно, словно и не было взлома.
      
       Вскоре на улице образовалась пробка от спецмашин. Прибывшие на место руководители догадывались, что их кто-то разыграл, но для очистки совести взломали вход в помещение. Едва спасатели срезали замки, им навстречу выбежал встревоженный директор цирка и зашумел:
       - Безобразие! Я буду жаловаться!
       Пожарные и спасатели в ответ принялись ругаться, а главный полицейский заявил:
       - С вашего телефона нам сообщили об ограблении!
       - И нам о пожаре!
       - А нас просили спасти с крыши человека и кота!
       Чихута моментально догадался, чьи это проделки. Он только не мог понять, как, сидя в клетке, кот сумел всё это устроить. Директор успокоил начальство, что это проделки телефонных хулиганов.
       - Мы вынуждены за ложный вызов выписать штраф! - объявил милиционер. - Получите квитанцию! Вы что, иностранец?
       Переводчик дрессировщика подтвердил:
       - Да, мы международная цирковая труппа! Приехали в ваш город на гастроли и такое нелепое недоразумение!
       - Нам всё равно, кто вы. Придётся платить, - заявил милиционер.
       - Пожалуйста, не обращайте больше внимания на звонки. Мы возместим ущерб, - пообещал директор.
       Чихута выписал каждому банковский чек и вручил сувениры. Вскоре спецмашины разъехались, и двор опустел. Директор вбежал в кабинет и увидел, что говорящий кот как ни в чем ни бывало сидит в запертой клетке. Чихута задумался.
       - Киса, я был абсолютно уверен, что это твои шуточки! Возможно, робот как-то извне подключился к моему телефону? Но теперь я нанял охрану, и как только твои друзья появятся, их тотчас схватят мои громилы!
       Василиск надменно промолчал, а дрессировщик вернулся к праздничному столу.
      
       Кот выждал несколько минут и взялся повторять свои проделки, но никто ему уже не верил. Только скорая помощь, которая запоздала по первому вызову, наконец-то приехала. Замки на входной двери были сломаны, врач не стал звонить, думая, что тяжелобольной сам оставил помещение открытым и вошёл. Внутри у входа спал Ерёма и громко храпел. Такая вот охрана!..
       Доктор и медсестра подумали, что это уставший родственник и не стали его тревожить. В следующей комнате они увидели только клетку с котом.
       - Эй! А где больной? Кто умирающий? - спросил у самого себя доктор.
       Василиск громко и жалостно мяукнул в сторону врача. Доктор был добродушным дядечкой средних лет с шикарными усищами на лице, он улыбнулся и подмигнул коту. А медсестра склонилась над клеткой и с нежностью в голосе произнесла:
       - Киса, ты, наверное, голодная, раз хозяева болеют? Рыжик, тебя забыли выпустить из клетки?
       - Нет, меня украли жулики и сюда посадили! - неожиданно не удержался и ляпнул вслух кот. Василиск тотчас же подумал, что зря не удержал язык за зубами, и машинально почесался. Повсюду в квартире скакали блохи, и некоторые из них пытались обзавестись новой живой шкурой. Но впечатлительная девушка от неожиданности охнула и упала в обморок.
       - Что с тобой, лапушка? - бросился к ней доктор и дал понюхать медсестре нашатырь. - Ох, и хлипкий пошёл младший медицинский персонал! Откачивай теперь тебя вместо больного.
       Девушка поморщилась, закрутила головой и открыла глаза.
       - Опять на диете сидишь и ничего не кушаешь? - спросил участливо доктор. - Так и будем лежать и во время работы прохлаждаться?
       - Говорящий кот! - воскликнула девушка, глядя расширенными от ужаса глазами на усатого врача.
       - Какое хамство и бестактность!- заявил врач сердито. - Ну, знаете ли, милочка, это выходит за рамки приличия. Я давно слышал, что мои большущие усы вызывают насмешки. Могу обидеться и наказать!
       Доктор, действительно, немного напоминал кота: маленький нос, длинные усищи, мохнатые брови, мягкий голос. Он резко встал на ноги, а медсестра снова упала на пол и больно ударилась.
       - Вставайте, хватит придуриваться!
       - Доктор, вы не кот! Это я не о вас...
       - И на том спасибо... - буркнул врач.
       - Тот, который сидит в клетке, говорит!
       - Дорогуша, вы переутомились и проголодались! Надо кушать мясо! Перестань следовать моде, и без того тощая. Скоро тебя в зеркале будет не видно.
       - Доктор, да вы его сами спросите, и он ответит.
       - Пусть только попробует, я его сразу усыплю! - пообещал врач в шутку. - Киса, что ты такого сказал этой милой девушке? Чем её так напугал?
       Но Василиск шутку доктора об усыплении принял всерьёз и ответил так, как и должен был ответить настоящий кот:
       - Мя-я-яу! Мяу!
       - А ну, повтори еще раз! Кис-кис!
       - Мяу...
       - Вот видишь, лапушка, это у тебя голодный обморок от недоедания. И как следствие - галлюцинации.
       Девушка смотрела на Василиска, ничего не понимая, она ведь была убеждена, что рыжий кот только что разговаривал с ней человеческим голосом.
       - Я же говорю: это нормальная киса и говорит, как ей и положено - мяу! А ты вставай и скушай шоколадку для поднятия сил. Хватит разлёживаться и прохлаждаться - пора искать больного.
       В этот момент в кабинет вновь вбежали директор и переводчик. Укротитель Чихута схватил за руку врача и вывел в соседнюю комнату. Там он долго сетовал на распространение телефонного хулиганства и заверил доктора, что медиков жестоко разыграли.
       - Это чьи-то подлые шуточки!
       Директор цирка (он же и дрессировщик) вручил медсестре шоколадку, а врачу - красивый сувенир.
       - Я всё равно вынужден составить протокол, - непреклонно заявил усатый доктор. Он сел за стол, чертыхаясь, составил докладную, велел укротителю расписаться, и машина скорой помощи сразу уехала.
      
       Глава 10. Эффект валерьянки
      
       Директор-дрессировщик Чихута, проводив медработников, вернулся в комнату. Он подошёл к клетке и стал внимательно смотреть в глаза Василиска.
       - Скажи честно, киса, это ты хулиганишь?
       - Слегка озорничаю, - ответил Василиск, не отводя от похитителя нахального взгляда. - Проказничаю. Мне скучно сидеть одному взаперти.
       Дрессировщик погрозил пальцем, на что кот презрительно фыркнул и улегся, свернувшись калачиком. Тогда Чихута взял клетку с Василиском и на всякий случай отнес в просторный вольер с кошками. В этой комнате телефона не было.
       - Эй, Базиль, следи за новичком, - велел укротитель старому коту, запер дверь и ушёл.
       Василиск настороженно огляделся. В комнате было тесно и шумно, в ней жило двенадцать кошек и котов разных пород и расцветок: пушистые и гладкошёрстные, дымчатые, белые, чёрные, серые, полосатые. Обитатели кошачьего цирка с любопытством собрались возле клетки. Гость сел напротив них и приветливо замурлыкал. Вожак кошачьего сообщества подошёл к клетке и осторожно понюхал новосёла. Василиск, вспомнив старые инстинкты, хоть и брезгливо, но последовал примеру пожилого котяры. Большой кот на запах был неприятен, от него пахло настоящей кошатиной. Вожак явно с утра не мылся, а возможно, вообще не знал, что такое шампунь, гель, мыло, духи и туалетная вода. Хотя... Туалетная вода туалетной воде - рознь. Василиск даже улыбнулся, представив, как этот матёрый кот моется и лакает воду из унитаза.
       "Ты бы помылся, брат", - подумал Василиск и хотел высказаться по-русски вслух, но спохватился, что вожак не поймёт и произнёс смысл фразы, мурлыкая.
       Главный кот сердито заурчал в ответ, ударил лапой по клетке, не признавая новичка и не допуская общения на равных. Тогда Василиск громко произнёс на русском языке:
       - Замолчи, блохастый, и не шипи, как змея, а то получишь по загривку! Брысь! Пошёл!
       Кошачий вожак не на шутку испугался и отпрянул, а остальные обитатели вольера в ужасе разбежались по укрытиям. Однако, как известно, кошек губит любопытство. Животным было интересно, неужели обычный кот может говорить по-человечески? Киски осторожно вернулись и сели чуть поодаль от клетки, которую Василиск к этому моменту снова взломал при помощи всё той же миски. Он вышел наружу, встал на задние лапы, сладко потянулся, и, облокотившись на клетку, вновь спросил соседей:
       - Что уставились, мурлыки? Говорящего кота никогда не видели?
       Коты и кошки опять с воплями умчались прочь, попрятавшись по закуткам. Наш Василиск больше не хотел мяукать. Зачем? Пусть привыкают и знают, кто теперь тут главный! Прошло несколько минут, и вожак, как самый смелый из цирковых котов, первым вернулся. Он прижался к полу и жалобно замурлыкал, обращаясь к странному постояльцу.
       - Мяу! Неправда, я регулярно вымываю лапы, тело и хвост своим языком, - произнёс вожак, мяукая, ему было обидно, что его необоснованно обвинили в нечистоплотности.
       - М-я-я-у! - снисходительно ответил Василиск и разрешил главарю потереться о свои ноги. Вожак был вне себя от счастья.
       Василиск поморщился от этого излишнего проявления подхалимства и продолжил диалог:
       - Эх, какие же вы дикари! С кем я вынужден разговаривать! Языками мыться было принято в прошлом веке. Нынче модно пользоваться мочалкой и шампунем на травах! От этого шерсть становится шелковистой и не выпадает.
       Более смелые коты и кошки потихоньку стали подтягиваться поближе, а трусливые - издали подслушивать мурлыканье старших.
       - М-р-р! Слышишь, братан, я поживу у вас некоторое время. Меня насильно к вам поместили. Будем знакомы, моё имя - Василиск. А твоё?
       - Базиль, - мяукнул вожак, вытаращив от изумления глаза. Странный новичок постоянно сбивался с кошачьей речи на человеческую.
       - Очень приятно, братан, - мурлыкнул развязным тоном Василиск. - Тогда продолжаем разговор. Интересно, а в этом доме есть что-то, что можно употребить для поднятия настроения? Для души?
       Вожак ничего не понимал и продолжал таращиться на гостя.
       - Ладно, я сам поищу...
       Василиск огляделся и увидел на столе аптечку. В ней он нашел то, что искал. Говорящий кот скинул пузырёк вниз, спрыгнул следом и откупорил его зубами.
       - Эй, ты валерьянку пробовал? - Василиск немного накапал на пол лекарства. - Ну, будешь? - повторил вопрос по-кошачьи.
       - Мяу!!! Конечно, буду! - заорал вожак, учуяв заветную жидкость.
       - Ну, тогда за знакомство! Угощайся, смелее! - Василиск поморщился и, сделав усилие над собой, лизнул валерьянку. Приходилось притворяться нормальным котом с обычными кошачьими слабостями. Родство душ. - Что ж, будем здоровы, дружище!
       Вожак вмиг переменился, его злость улетучилась, и он бросился лакать угощение. После первых капель началось родство душ. Не прошло и пяти минут, как оба кота были уже слегка "навеселе".
       - Вкусно, Базиль? По твоим косым глазам вижу: понравилось, - проговорил Василиск, обнимая лапой нового приятеля. Видя, что остальная цирковая труппа мнётся в сторонке, поманил всех: - Эй, вы, трусишки, идите к нам!
       К застолью осторожно подтянулись остальные артисты, и началось общее веселье. Коты катались по полу, сидя, качались из стороны в сторону. Некоторые скакали на месте, высоко подпрыгивая, словно попрыгунчики, и орали дурными голосами.
       - Друг, ты думаешь, мы здесь добровольно? - мурлыкал вожак Базиль. - Каждого из нас либо подарили, либо купили, либо украли.
       - Чудеса! Какое-то крепостное право! Рабство! - возмутился Василиск. - Ну, я задам жару этому вашему дрессировщику. Как его там...
       - Чихута... - подсказал Базиль.
       - Попляшет у меня эта ваша Чихута! Не на того напал! Часто обижает?
       - Заставляет много работать и наказывает регулярно, - начал вожак, и его поддержали остальные кошки, наперебой рассказывая о своей нелёгкой жизни. - Каждый день даём представления...
       Вожак и гость ещё немного повалялись на полу, а затем, пошатываясь, направились к окну подышать. Они забрались на подоконник и стали глядеть сквозь стекло на улицу. Наружная форточка была закрыта, а внутренняя - распахнута. Василиск запрыгнул наверх и, помучавшись, сумел открыть вторую створку. Вскоре новые приятели дружно сидели рядом, нюхая свежий воздух и подставляя красные носы прохладному ветру.
       Василиск с радостью бы сиганул вниз, но его пугала высота. Эх, если внизу под окном была хотя бы клумба или куча мягкого мусора. Но под ними на брусчатом тротуаре стояли лишь припаркованные автомобили.
       - Прогуляться бы к соседским кошкам в подвал... - промурлыкал вожак.
       Даже выпив лекарства, Василиск сообразил, что, прыгнув, можно сломать лапы. И хотя после валерьянки обычно котам море по колено, он не утратил способности здраво рассуждать и не делать опрометчивых поступков.
       - В другой раз, - лениво ответил новосёл.
       Приятели ещё немного подышали и вернулись на подоконник. Василиск с огорчением взглянул на то место, где недавно лежал полный пузырёк, но от валерьянки уже не осталось и следа. Остатки лекарства вылакала молодёжь, радуясь даровому угощению. А затем в комнате началось невообразимое. Молодые коты порвали шторы, раскачиваясь на них, свалили люстру, побили посуду и даже повалили на пол небольшой шкаф.
      
       Дрессировщик перед сном решил заглянуть в вольер и пришёл в ужас от увиденного. Совсем недавно мирные и послушные, артисты теперь либо буянили, либо лежали пластом, либо едва ползали по полу. Дрессировщик забрал полупустой пузырек из-под лекарства и выругался:
       - Ах, негодники! Всю валерьянку выдули! Наверняка, это новичок шкодит! Что с ним делать, ума не приложу!
       Чихута загнал усталого Василиска веником в клетку и суровым голосом произнёс:
       - Будем говорить?
       Василиск ухмыльнулся, взглянул на директора окосевшими глазами и ответил неуверенным голосом:
       - Отчего бы не поговорить! Разговорная практика мне нужна, иначе совсем разучусь. Не хочу мяукать, как твои подопечные.
       - Пожалуйста, на вы! Я ведь теперь твой хозяин! Будь уважительнее и послушнее.
       - Ты хозяин? Ха-ха! Рабство отменено! У нас в стране равноправие.
       Дрессировщик Чихута сладко улыбнулся и произнёс ехидным голосом:
       - Это у людей равноправие, но оно не распространяется на котов. У всех животных есть хозяева. Если только они не бродячие. А диких и бродячих отлавливают и сдают в приюты или на мыло.
       - Я корабельный кот, член экипажа "Жемчужины"!
       Дрессировщик вновь ехидно ухмыльнулся:
       - Мы навели справки: ваш корабль скоро будет сдан в утиль. Безработные моряки станут слоняться в порту в поисках работы и заступаться за тебя будет некому.
       - Ну, ладно, давай на "вы". Но обоюдно! - согласился Василиск. - Что вам от меня нужно?
       - Мне от тебя... ой ... вернее, от Вас, господин кот...
       - Василиск, - уточнил говорящий кот.
       - ...Господин Василиск, от Вас требуется послушание. А то какое-то свинство получается...
       - Попрошу без оскорблений! - возмутился Василиск. - Ни я, ни мои друзья никакие не свиньи. Мы - коты... - ухмыльнулся говорун и развязно развалился в клетке, изображая усталость.
       - Хорошо! Давайте без свинства!
       - Вот это другое дело! Да, мы ведём себя как настоящие коты! Мы свободолюбивы и шкодливы, мы мстительны и злопамятны. Итак, продолжим: что вы от меня хотели?
       Укротитель чуть задумался и скороговоркой выдвинул ряд требований.
       - Первое. Не хулиганить! Второе: слушаться. Третье: не настраивать против меня моих подопечных. Четвёртое: согласиться, смириться с тем, что Вы теперь артист моего цирка, и мы вскоре начнем готовить номер. Это будет сенсация! Мировая аншлаговая премьера! Ты и я, мы вместе, станем всемирными знаменитостями.
       Укротитель явно решил надавить на кошачьи слабые места: тщеславие, самолюбие, гордость. Но Василиск уже выработал план поведения. Кот пообещал, что подумает, не дав кошачьему тирану окончательного согласия. Василиск зевнул, широко разинув пасть, и умолк, засыпая. Чихута и его переводчик Шариков-Петрушкин посчитали молчание пленника знаком согласия и ушли.
      
         Глава 11. Цепной кот
      
       Утром Василиск с огромным трудом приоткрыл глаза. Хоть дурманящая валерьянка из головы и выветрилась, но Василиск соображал туго. Он посмотрел на вожака труппы артистов кошачьего цирка и спросил:
       - Эй, друг, а как твое имя? Мы вроде бы вчера так толком и не познакомились.
       - Я тоже плохо помню вчерашнее. Мое имя - Базиль, - ответил вожак.
       - Может быть, Василь?
       Вожак покачал отрицательно большой головой и пояснил:
       - Да нет, именно Базиль. Я француз, вернее, кот из Франции. А Василий - это вот тот молодой, с серыми полосами, - и вожак указал на наглого кота.
       - Забавно, - ухмыльнулся в усы наш говорун. - Фантазия у людей слабая, в какого кота ни плюнь - все как на подбор Васьки, что у нас, что в Европе.
       - Не надо плевать в котов! - насупился вожак.
       - Это я к слову, - пояснил Василиск. - Поговорка такая у людей: в кого ни плюнь, попадешь в... И так далее по тексту примера.
       - Вот-вот, от людей ничему путному не научишься. Одни лишь гадости.
       - Ладно, проехали, не фонтанируй словами, - промурлыкал Василиск, останавливая красноречие нового товарища, чем ввёл его в ещё большее недоумение.
       - Ничего не пойму ни про фонтан, ни про поездку...
       - Не забивай свою седую голову сложными для тебя понятиями. Значит, ты тоже Василий, но на иностранный лад? Пусть будет так. Как ты должен был уразуметь, если подслушал наш разговор с дрессировщиком, моё имя - Василиск. Но не бойся меня, я добрый и не убиваю взглядом. Надеюсь, мы подружимся. На твое кошачье царство не претендую. Мне надо поскорее сбежать домой к моим друзьям. Поможешь?
       - Попробую, но эта затея вряд ли удастся. Отсюда ещё никто не убегал. Хозяин нас бдительно стережёт: при перевозках и в клетки запирает.
       В этот момент в комнату вновь вошёл укротитель, он пересчитал кошек, строго посмотрел на Василиска и опять ушёл.
       - Вот видишь, я же говорю - постоянный контроль...
      
       Василиск решил не медлить и действовать. Он подозвал самых уважаемых представителей труппы: вожака, старшую кошку, а также наглого и шкодливого кота Мурзика.
       - Вам не надоело ходить по канату и на задних лапках перед этим жалким человеком, который думает что он хозяин и умнее нас?
       - Что предлагаешь? - спросил вожак.
       - Поднять бунт и бежать!
       - Ура! Даёшь свободу! - промяукал радостно молодой кот Мурзик, обрадовавшись возможности нашкодить. - Лично я - за!
       Вожак сказал, что он тоже не против воли, но только если остальные хотят этого. Кошки стали возражать. В кошачьем театре им было спокойно, да и удобнее ухаживать за котятами. Молодняк тут рос в безопасности и сытости.
       - Свободу променяли на "Вискас"? Как хотите! - фыркнул Василиск. Он сообразил, что от этих дрессированных запуганных кошек большего толка не добиться, и на бунт их не поднять.
       Говорящий пленник попросил о помощи: он поскреб лапой дверь, а Базиль прыгнул на ручку и повис на ней. Дверь открылась. Василиск снова проник в соседнюю комнату, там он взял телефонную трубку и набрал номер.
       - Служба спасения слушает! - ответила девушка.
       - Милая, можно предать в эфир крик о помощи? - обратился кот ласково к оператору. - Вернее, даже вопль?
       - Можете вопить...
       Он набрал в лёгкие воздух и закричал:
       - Мяу! Мне нужна помощь! Срочно! Я кот Василиск! Передайте это Юле и Мерцалкину...
       Девушка хохотнула и заявила:
       - Товарищ, у вас весеннее обострение? Сейчас я вас соединю с клиникой для душевнобольных или вызову милицию!
       С этими словами девушка повесила трубку, и послышались короткие гудки.
       - Мне не верят! Что же делать? - стал размышлять вслух Василиск. - Может, начать рыть подкоп?
       Базиль жмурился и смотрел преданно в глаза говоруну-товарищу, не зная, что ответить.
      
       Василиску повезло. Телефонистка решила обсудить с подружкой по мобильному телефону этот странный звонок.
       - Представляешь, Таня, совсем обнаглели эти хулиганы и сумасшедшие. Уже говорящими котами представляются.
       - И как ты только выдерживаешь эту напряжённую работу? - ответила ей подружка.
       Именно этот разговор Мерцалкин и перехватил в огромном потоке информации. Расшифровав запись телефонного разговора и уяснив, где находится их похищенный друг, робот обрадовался:
       - Юля, есть след!
       И робот доложил результаты поиска друзьям.
      
       Василиск вновь выглянул в форточку и увидел, что этажом ниже на балконе лежит большая подушка. Он обрадовался и решил прыгнуть вниз. Однако не сказать о своём решении новым приятелям было бы не по-кошачьи, не по-товарищески. Василиск позвал Базиля и сказал:
       - Мяу! За мной, друзья! - и с этими словами Василиск прыгнул прямо на подушку.
       Новые друзья замерли, широко разинув рты, и ничего не успели возразить или сказать. Прыжок оказался неудачным и бесполезным. Эта подушка лежала на балконе квартиры директора цирка, который жил этажом ниже. Чихута выскочил на балкон, схватил ошалевшего беглеца за шкирку и втащил в квартиру. Укротитель нацепил на брыкающегося и сопротивляющегося кота тонкий ошейник, а затем к ошейнику пристегнул тонкую цепочку из металла жёлтого цвета. Василиск не ожидал такого поворота событий и даже на какое-то время потерял дар речи.
       Между тем директор взял беглеца за шкирку и понёс в помещение цирка. Это было полное поражение. Василиск плыл в воздухе, широко растопырив лапы, смотрел вперед перед собой обезумевшим взглядом и дико орал. С довольным видом Чихута водворил нашего беглеца обратно в вольер. Там он прицепил второй конец цепочки к крючку на шесте, опустил Василиска на пол и ушёл отдыхать.
       Говорящий кот на некоторое время потерял дар речи, громко мяукал, шипел, рвал лапами цепь и катался по полу, пытаясь избавиться от ошейника. Потом он вновь заговорил, возмущаясь наглыми действиями директора.
       - Что за хамство! Да как он смеет! Я не собака - на цепи сидеть!
       Устав брыкаться и пытаться освободиться от пут, Василиск начал симулировать сумасшествие. Вначале он пошёл направо и запел песню:
       - Тётя-тётя кошка, выгляни в окошко, спать пора котятам...
       Затем пошёл налево и завел сказку:
       У Лукоморья дуб зёленый,
       златая цепь на дубе том,
       и днём и ночью Василиск учёный
       всё ходит по цепи кругом...
       Коты и кошки с изумлением смотрели на умного сородича, болтающего всякую чепуху. Наконец Василиск умаялся и громко произнёс человеческим голосом:
       - Ну чего уставились, муськи дрессированные? Бестолочи бессловесные! Из-за вас страдаю! Умели бы вы говорить, то я и даром не нужен был вашему хозяину.
       Старый Базиль и молодой Мурзик сочувственно мяукали.
       - Я вас быстро научу. А ну, живо повторять за мной: "АБВГДЕЙКа, АБВГДЕЙКа - это и школа, и игра! Аз, буки, веди, глаголь, добро! Мама мыла раму, рама упала на маму!"
       Коты вновь переглянулись. Молодой покрутил лапой у виска, а вожак кивнул в знак согласия.
       - Никак умом тронулся наш говорящий гость, - мяукнул молодой.
       - Как не тронуться, когда тебя, словно пса на цепь сажают! - с сочувствием мурлыкнул вожак. - Надеюсь, он привыкнет и оклемается...
       Василиск поняв, что его симуляцию никто не услышит и не оценит, прекратил молоть чепуху и попросил жалобно:
       - Базиль, приятель, валерьяночки не осталось со вчерашнего? Будь другом, поищи...
       - Мур-р... Не знаю, - ответил вожак. - Василиск, а надо?
       - Надо, Базиль, надо...
       Увы, валерьянки не нашлось...
      
       Утром Василиск продолжал свою симуляцию: пел песни, сказывал былины, болтал чепуху.
       Чихута послушал и обрадовался.
       - Теперь я знаю, как будет называться наш номер! "Кот Баюн: песенник и сказочник".
       Василиск от досады в сердцах поддал лапой по кормушке с питьевой водой. Брызги воды разлетелись по комнате, а пустая посудина, словно футбольный мяч, попала точно окно. Стекло треснуло.
       - Гол! Один - ноль! - произнес Василиск тихо.
       Дрессировщик рассердился и заявил:
       - Ах ты, футболист-любитель. Желтая карточка тебе! Последнее предупреждение! Будешь продолжать хулиганить - покажу красную и удалю с поля! Запру в пыльный и тёмный подвал! Понятно?
       Василиск от досады пригорюнился и заплакал. Он сел на пол, обхватил лапами рыжую голову, а слёзы капали из его красивых глаз.
      
       Глава 12. След найден!
      
       Девочка не могла себе найти места от переживаний.
       - Братцы, делайте, что хотите, но Василиска надо срочно спасать! Я сейчас напишу объявления и расклею их по всему городу.
       Юля взяла ручку, стопку стандартных листов и принялась писать:
       "Внимание! Пропал кот! Умный, красивый, имя - Василиск. Окрас рыжий, короткошёрстный, одно ухо наполовину отстрелянное. Любит поговорить: поёт песни, рассказывает морские байки, сочиняет сказки. Нашедшего прошу вернуть за приличное вознаграждение по адресу...
       P.S. Жулики, лучше верните кота по-хорошему, иначе хуже будет, не вернёте - пеняйте на себя. Юляшка-Потеряшка".
       Мерцалкин добавил к тексту фотографию Василиска, сделал сотню ксерокопий, и девочка помчалась расклеивать объявления на столбы. Работа спорилась хорошо и быстро. Домовой Христофор держал в руке банку с клейстером, Юля брала листик в руки, а невидимый корабельный Сева намазывал кисточкой обратную сторону и прижимал к столбу или доске.
       Но их усилия оказались тщетными, потому что следом за ними, на некотором расстоянии, шли злобные "металлисты" Острома и Ерёма и срывали объявления.
       - Чего удумала-придумала, негодная! Мы должны бояться эту малявку и сдаваться! - сердитым голосом бурчал Ерёма. - Сама пусть нас боится. Вот напишу, кому следует, кляузу, и её заберут в детский приют как оставшуюся без родителей беспризорницу!
      
       Под вечер, перепачкавшись в клейстере, но с чувством выполненного долга Юля возвращалась домой. Она надеялась, что у похитителей проснётся совесть. Следом за девочкой беззвучно перемещались в пространстве домовой и корабельный. Призраки шёпотом спорили: кто из них помог больше и лучше.
       - Я намазывал клейстер! - сердито пыхтел Сева.
       - А я ведерко держал! - бубнил Христофор.
       - Я листы бумаги прижимал к столбам и разглаживал!
       - А я обрывки старой бумаги сдирал, место подготавливал...
       - А я...
       - Да не препирайтесь вы, спорщики, - оборвала их Потеряшка. - Главное - результат! Чтобы нам Василиска вернули.
       Пристыженные привидения на какое-то время умолкли.
       - Скоро весь город узнает о появившейся шайке жуликов. Да и сами грабители пусть будут в курсе, что мы их не боимся, - притопнула ножкой Потеряшка. - Я им дала шанс на исправление, путь воспользуются им.
      
       Едва переступив порог квартиры, Юлечка спросила у робота, не поступали ли какие-нибудь новости о пропавшем друге? Что слышно?
       - Я занимаюсь прослушиванием телефонных разговоров.
       Христофор, который тоже в последнее время увлёкся просмотром детективных сериалов, меланхолично заметил:
       - Прослушка! Насколько мне известно - это уголовно наказуемое деяние! Я в этом не участвую. У вас есть разрешение или лицензия на розыскную работу?
       - Отстань и не мешай, - отмахнулся робот и продолжил поиски в эфире. - Радиоволна и так плохо улавливается.
       Как раз в это время Василиск устроил кавардак по телефону с вызовом пожарных, милиции, врачей.
       - Ура! Наш кот жив и находится где-то в городе, - закричал Мерцалкин. - Он дал о себе знать! Терпение, скоро мы его разыщем!
      
       Глава 13. Морские спасатели
      
       Ночь прошла неспокойно, в квартире никто так и не сомкнул глаз. Утром в дверь громко постучали. Друзья собирались завтракать. Обитатели квартиры насторожились: Мерцалкин крепко схватился манипулятором за скалку, Сева по привычке взялся за сковородку, а Христофор нацелился в невидимого за дверью противника кочергой. Юля тихо подошла, посмотрела в глазок, радостно взвизгнула и захлопала в ладоши. На лестничной площадке стояли боцман Якорев, матрос Булыга и кок Шницелев. Девочка распахнула дверь и бросилась по очереди обнимать моряков.
       - Что стряслось, Юлечка? Какая приключилась беда? - спросил Якорев рыдающую Потеряшку. - Вчера капитан Шромм получил срочную телеграмму от Мерцалкина и велел нам отправиться к тебе на помощь. И, как видишь, морской спецназ прибыл в кратчайшие сроки.
       - Спасибо Арнольду Вольдемаровичу за чуткость и отзывчивость! Сейчас я вам всё быстро и подробно расскажу...
      
       Быстро рассказать не вышло, потому что в дело вмешались попугай Гогель, корабельный Сева и робот Мерцалкин. Они заговорили наперебой, и тонкий голос Юляшки затерялся в этом нестройном хоре.
       - Стоп! Прекратите шуметь! - зажал уши боцман. - Пусть говорит кто-нибудь один!
       После секундной паузы снова начался гвалт. Каждый считал, что его рассказ будет достовернее, подробнее и обстоятельнее. Правда, теперь они говорили чуть тише, спокойнее, но вновь одновременно.
       - О-о-о! - застонал боцман. - Всем молчать! Мерцалкин, прокрути видео- и аудиозапись происшедшего.
       Робот начал подробный рассказ, иллюстрируя его демонстрацией фильма, который он успел снять во время нападения встроенной в корпус камерой, а заодно показывая фотографии преступников.
       - Как здорово! Теперь мы знаем, с кем имеем дело, - воскликнул Булыга. - Откуда только берутся эти неприятные личности? Кто их воспитывал, и в какой школе учили?
       И вновь начался общий галдеж и шум.
       - Друзья, давайте я вас накормлю завтраком, а затем начнём думать и решать, как выручать нашего Василиска, - предложил кок Шницелев. Гости и обитатели квартиры дружно отправились на кухню.
       Сначала решили избавиться от слежки за квартирой. Мерцалкин сообщил о подозрительной машине в дорожную полицию, и через несколько минут примчалась вооружённая группа в касках и бронежилетах. Сидевшие в микроавтобусе "металлисты" что-то долго объясняли, размахивая руками старшему группы захвата, но вскоре силой были выдворены за пределы двора.
       - Итак, со шпиками покончено, - радостно потёр руки матрос Булыга. - Теперь мы можем незаметно отправиться на помощь Василиску.
       - Наш котик вопил в эфире, он симулирует сумасшествие, - проинформировал Мерцалкин.
       Робот по приказу боцмана непрерывно прослушивал здание цирка.
       - Надо бы поторопиться, а то и в самом деле Василиск от горя и переживаний своим кошачьим умом тронется...
       - Какой же молодец Василиск! - воскликнул боцман. - Он мне подал одну идею...
       Якорев поделился с друзьями планом спасения и распределил роли. Христофор и Рябоконь должны были поработать самими собой - привидениями. Гогель с Юлечкой - сидеть в сквере напротив цирка, следить за сигналом и постараться проникнуть внутрь. Моряки переоденутся в белые халаты (своеобразный маскарад), изобразят врачей. Задача Мерцалкину - вызвать полицию в нужный момент.
      
       Глава 14. "Морской спецназ" действует
      
       Первым вступил в дело Христофор. Квартирный незаметно пробрался в цирк через чердак и устроил в здании кавардак. Это дело ему было хорошо знакомо: что-что, а пугать малообразованных людей с неустойчивой психикой он умел. Невидимый Христофор громко чихнул прямо над ухом охраняющего вход злобного "металлиста" Ерёмы.
       - Будь здоров! - сказал Ерёма и с удивлением огляделся. Рядом никого не было. - Что за чертовщина...
       - Никакой чертовщины, - буркнул Христофор и велел:
       - Протри глаза, слеподырый! Я стою у тебя за спиной.
       "Металлист" подпрыгнул на месте, развернулся на триста шестьдесят градусов, потом крутнулся ещё раз - рядом ни души.
       - Почудилось... - догадался жулик.
       - Нет, не почудилось, теперь я стою прямо перед твоим длинным носом!
       Ерёма махнул рукой перед собой, затем яростно замолотил кулаками в пустоту.
       - Эй, гражданин, полегче, - воскликнул квартирный, - вы мне рёбра сломаете. Нехорошо пытаться избить старика...
       Ерёма громко завопил, запрыгнул на стул и принялся что есть силы лягаться. На шум сбежались остальные охранники. Фома стащил товарища со стула и крепко схватил его за руки.
       - Что с тобой, друг, переутомился?
       - Голос из пустоты! Ну? Слышите?
       - Отдохни и поспи, тебя Острома сменит!
       Перепуганный охранник пошёл в комнату отдыха. Он продолжал громко ругаться и размахивать руками, а остальные жулики не могли ничего понять. А всё дело в том, что Христофор вслух больше не говорил, а лишь тихо шептал Ерёме на ухо.
       - Похоже, что наш друг-то... того... ку-ку... - задумчиво произнес Острома.
       - Не болтай ерунды. Он нормальнее тебя! - рявкнул Фома на подчинённого. - Просто у парня бессонница, и на этой почве развилась депрессия. Проспится, и всё как рукой снимет...
       Ерёма лёг на кровать, накрылся одеялом с головой, но Христофор не оставил в покое свою жертву. Квартирный ходил по комнате, тихо стонал, громко вздыхал, скрипел дверцами шкафа, ронял стулья. "Металлист" не выдержал, вскочил на кровать, сел, поджав под себя ноги, обхватил голову руками и заплакал.
      
       Теперь настала очередь Остромы. За дело взялся Сева Рябоконь. Корабельный не стал повторяться, проделывать шутку с говорящей пустотой, у него был свой набор любимых проказ и прокуд. Вначале он отворил запертую на засов дверь и громко ею хлопнул, а затем вновь широко её распахнул. Жулик бросился запирать вход, но у него ничего не выходило, потому что Рябоконь крепко надавил плечом и упёрся ногами в косяк.
       - Пусти, гад, хуже будет, - пригрозил металлист, угрожая невидимому противнику. - Сгинь!
       - А что ты мне сделаешь? - спросил Сева, встав прямо перед лицом жулика, сделав видимыми только свои глаза. Эти вытаращенные, сердитые глаза, парящие в воздухе, энергично заморгали. Острома взвизгнул, лишился чувств и рухнул на пол. На шум прибежал Фома.
       - В чём дело? - спросил главарь, склонившись над приятелем.
       - Глаза... - простонал "металлист" еле слышным голосом, указывая пальцем в пространство. - Висят...
       - И этот спёкся, - произнёс раздосадованный руководитель шайки и потащил Острому в комнату. Там он увидел Ерёму, сидящего на кровати, машущего руками и что-то бормочущего. Фома прислушался к несвязной речи.
       - Брысь, кыш...
       - Глюки, - догадался главарь, швырнул второго жулика рядом с первым и побежал звонить в больницу.
       В это время в квартиру прошмыгнули Потеряшка и Гогель.
       Фома разинул рот от удивления, увидев очередных незваных гостей.
       - Дядечка, ты белочку не видел? - спросила девочка и попыталась проскочить вглубь квартиры. - Глюк не пробегал?
       - Стой! - заорал громила. - Стрелять буду! Какая ещё белочка? Какие глюки? Тут одни коты и кошки.
       Главарь жуликов расставил широко руки, загородив проход, но в этот момент на него сверху налетел попугай. Гогель крепко вцепился Фоме когтями в волосы и несколько раз клюнул мощным клювом в лоб. Жулик крепко зажмурил глаза и не видел, кто на него напал.
       - Ты моя жертва, - замогильным голосом произнес какаду и заухал, подражая филину. - Жажду свежей крови...
       - Ой, спасите, вампиры... - запричитал "металлист" и упал в проходе, пытаясь прикрыть голову ладонями.
       Юля ворвалась в комнату, где сидел на привязи Василиск, отвязала кота от столба, подхватила его на руки, обняла и поцеловала в розовый носик.
      
       В это время в служебное помещение цирка вошли трое суровых мужчин в белых халатах.
       - Скорую помощь вызывали? - спросил один из них Фому.
       - Где душевнобольные? - осведомился второй.
       - Наши пациенты тихие или буйные? - поинтересовался третий.
       Фома облизнул пересохшие от волнения губы и тихо ответил:
       - Разные... и тихие, и буйные...
       Как вы уже догадались, дорогие читатели, мужчинами в белых халатах были наши моряки-спасатели.
       - Сам-то каков будешь, мил человек? - спросил главаря боцман, закатывая рукава белого халата. - Что ты сегодня необычного видел?
       - Белого летучего вампира...
       Матросы переглянулись, и боцман огласил диагноз:
       - Шизофрения на почве частого просмотра ужастиков! Коллеги, пакуйте его и грузите в машину.
       Фома попытался брыкаться, но в узком коридоре ему не удалось оказать сопротивления, и матросы быстро надели на главаря смирительную рубашку. Не прошло и пяти минут, как вся шайка была тщательно связана и уложена аккуратно в ряд.
       На шум появился директор цирка Чихута. Укротитель увидел связанную охрану и начал шуметь, но в этот момент в помещение ворвались полицейские. Старший группы, помахивая резиновой дубинкой, громко спросил:
       - Кто заложники? Где жулики и бандиты?
       - Это провокация! - взвизгнул Чихута, но в этот момент в коридоре появилась Юля с Василиском на руках.
       - Никакая не провокация! Этот нехороший иностранный дяденька вместе с тремя нашими жуликами похитил моего кота, да ещё на цепь посадил.
       - Чем докажешь? - подпрыгнул от злости Чихута. - Это мой цирковой кот.
       - Арестуем всех подряд и потом разберемся, - пригрозил старший полицейский. - А вообще-то, кота держать на цепи - непорядок! На цепи должны сторожевые собаки сидеть...
       Василиск сердито шипел на директора, но благоразумно молчал и не говорил. Не хватало ещё попасть в милицию в качестве улики.
       - Посмотрите, вот моё доказательство: я объявления расклеила с фотографией о пропаже кота.
       Девочка протянула начальнику лист бумаги с фотографией. Полицейский прочитал текст, сверил фото с шипящим и мяукающим оригиналом и кивнул в знак согласия. Начальник полиции ласково погладил Юлю по голове, а затем суровым голосом велел вывести во двор и задержать "металлистов".
       - А что скажет медицина? - спросил он у переодетых в белые халаты моряков.
       - Мы не против. Только предлагаю вначале их подлечить и восстановить им психику, а потом можно и арестовать, - произнёс Якорев и разгладил свои шикарные усы.
       Полиция забрала злоумышленников для проведения дознания, а наши герои, довольные результатами спасательной операции, покинули кошачий цирк. Но перед тем, как вернуться домой, Василиск решил освободить своих новых приятелей.
       - Базиль, хочешь стать морским котом? Обойдёшь на корабле моря и океаны, повидаешь мир. Хватит тебе ходить на задних лапках перед этим злым укротителем!
       Вожак почесал лапой за ухом, за несколько секунд обдумал предложение, а затем кивнул в знак согласия. Молодой кот Мурзик тоже пожелал воспользоваться приглашением и уйти в кругосветное путешествие. Смелые цирковые коты в последний раз оглянулись на своих робких сородичей, несколько раз мяукнули и побежали следом за моряками.
      
       Глава 15. Прощание с моряками
      
       Василиск и два его новых приятеля три дня наслаждались обретённой свободой. Ошалевшие от счастья коты лакали молоко, переговаривались с соседскими кошками, грелись на балконе в лучах весеннего солнца, а по ночам орали песни.
       Мя-я-у-у! М-р-р-мяу-у...
       Моряки, успешно выполнив задачу по спасению Василиска, тем временем собирались в путь-дорогу. Боцман закупал подарки капитану и матросам, оставшимся на корабле, кок готовил в дорогу пирожки и бутерброды, матрос Булыга собирал вещи.
       - Ну, вот и всё, дорогая Юлечка! Пора нам возвращаться, - обратился боцман к девочке. - Нас ждет экипаж "Жемчужины", скоро выход в океан. Кораблю предстоит везти груз для экспедиции...
       - Как жалко расставаться! Хочу с вами в море, на корабль.
       Якорев ласково погладил девочку по голове и сказал в ответ:
       - Юлечка, ты старайся хорошо учиться! А после школы поступай в мореходное училище. Станешь штурманом и придёшь к нам на корабль помощником капитана. Но без знаний ничего не получится. Поэтому бери портфель и марш в школу.
       - Хорошо, я вернусь в школу, но буду скучать...
       В разговор вмешался любопытный Христофор.
       - Боцман, а далёко путь держите? В какие жаркие страны собирались?
       - Путь нам предстоит не близкий, - начал Якорев обстоятельный рассказ, прихлёбывая чай из блюдца. - Вначале выйдем из Черного моря в Средиземное, далее мимо берегов Африки на юг...
       - На юг! Обожаю греться на солнышке! - мечтательно произнёс квартирный. - Мне местный климат не подходит. Я скоро плесенью от сырости покроюсь...
       - А тебя тут никто силком и не держит, - пробурчал Сева-корабельный. - Можешь идти на все четыре стороны, плакать не будем...
       Христофор окинул сердитым взглядом соседа по квартире, но промолчал. Однако было видно: квартирный что-то задумал.
       Рано утром он начал обхаживать Булыгу.
       - Товарищ матрос, не хотите ли взять на память сундучок? В нём удобно хранить вещи. Вещь антикварная, наследство от бабушки. Дарю!
       - Что за сундук? - живо заинтересовался хозяйственный и предприимчивый Булыга. - Поди, в нём пыльно и клопов полным-полно...
       - Обижаешь, служивый! Какие клопы в наше время?
       - А почему даришь? Каков подвох?
       - Никакого. Просто ты мне понравился как человек, хочу отблагодарить за спасение Василиска.
       Булыга, напряжённо размышляя, почесал всей пятернёй затылок, хмыкнул, крякнул, вздохнул и согласился:
       - Показывай свой фамильный сундучок. Время ещё есть, надо бы подарок почистить, да вещи в него переложить.
       Якорев, увидев, заругался:
       - Ну, ты и пройдоха! Беспрерывно что-то тянешь на корабль! Зачем нам этот сундук? Как мы его в самолет пронесем?
       - Я ничего не выпрашивал, мне его Христофор сам подарил. Верно?
       Булыга посмотрел на квартирного, и призрак кивнул боцману в знак согласия.
       - Верно, это дружеский подарок.
       - Я же говорил! А сундук не в тягость, мы его сдадим в багаж, - продолжил гнуть свою линию матрос.
       - Делайте что хотите, махнул рукой боцман и занялся последними приготовлениями в дорогу.
      
       Христофор радостно потирал руки - его затея удалась. Призрак от всех скрывал, что ему тоже захотелось посмотреть мир, побывать на корабле, совершить кругосветное путешествие. Он завидовал белой завистью морскому прошлому Севы Рябоконя. Да и этих двоих малознакомых блохастых котов почему-то берут на корабль! А чем он хуже их? Хватит быть сухопутным привидением: домовым да квартирным, пора попробовать морскую жизнь - тоже стать корабельным.
       Христофор сложил сапоги, шапку и фуфайку в чулан, пусть полежат до лучших времен, до возвращения, а ну как потом пригодятся? В дальнюю дорогу призрак собрал туристический набор: крем для загара, солнечные очки, шлёпанцы, шляпу, майку и шорты. Затем он забрался в сундук, лёг на правый бок, подогнув ноги, сделался невидимым и заснул сладким сном...
      
       ...Эх, зря Христофор оставил тёплые вещички! Квартирный и не подозревал, что если плыть всё время на юг, то окажешься у берегов Антарктиды, где вокруг льды и снега, и очень-очень холодно, и там живут одни морозоустойчивые пингвины и тюлени. Спросить надо было...
      
       Рано утром матросы наскоро попрощались с Потеряшкой, с котом, с попугаем, с роботом и с корабельным, погрузили сундук в багажник, сели в такси и уехали. Юля, стоя на балконе, вытирала кулаком слезы с глаз и долго махала вслед автомобилю.
       Первым заметил какой-то непорядок в квартире Сева Рябоконь. Корабельный почувствовал: чего-то явно не хватает. Но вот чего? Или, может быть, кого? Призрак забеспокоился. И наконец, понял причину тревоги.
       - Эй, народ! А где Христофор? Вы случайно не видели нашего квартирного?
       Обитатели квартиры дружно переглянулись, засуетились и бросились на поиски. Юля открыла шкаф - пусто. Кот заглянул под диваны и кровати - тоже никого. Гогель полетал над шкафами и посмотрел в антресолях, но и там не нашли призрака.
       - Сбежал! В сундуке! - догадался Мерцалкин.
       - Зависть заела, решил стать корабельным, таким, как наш Сева, - промурлыкал Василиск.
       Корабельный ехидно усмехнулся:
       - Теперь-то этот сельский увалень познает настоящую морскую жизнь! Узнает, почем фунт лиха...
      
       Эпилог
      
       Итак, наша сказочная история очередных приключений Юляшки-Потеряшки подошла к завершению. Несмотря на несколько пропущенных занятий, она успешно завершила учёбу в начальной школе и перешла в пятый класс. Теперь девочка ещё сильнее мечтала поскорее окончить школу, поступить в мореходное училище и стать штурманом на большом морском корабле.
       Гогелю наскучило сидеть дома, и он начал совершать регулярные полёты в центр города. Вскоре наш какаду нашёл зоопарк и подружился с попугаями, живущими в нём.
       Василиск в результате своих приключений получил общегородскую известность, заработал популярность у соседских кошек, чем постоянно пользовался. Особенно киски были в восторге, когда Василиск читал им отрывок из сказки Александра Сергеевича Пушкина, где описывается говорящий кот на златой цепи. Василиск без зазрения совести уверял соседок, что эти строки написаны именно о нём.
       - Было дело, приковали злодеи к столбу златой цепью!
       Кошки ласково мурлыкали, нежно щурили глаза и делали вид, что верят рассказчику...
       Корабельный Сева Рябоконь крепко обосновался в квартире. По утрам он дымил трубкой на балконе, днём читал газеты и книги, а вечером делился новостями с объявившимися новыми призраками-соседями: подвальным Васей и чердачным Жорой.
       Когда вокруг семьи обстановка нормализовалась, робот Мерцалкин занялся наукой и поступил на службу в научно-исследовательский институт. Работал он по договору, дистанционно, не выходя из дома.
       Теперь несколько слов о жуликах. "Металлисты", выйдя из лечебницы, встали на путь исправления, занялись честным сбором металлолома: вывозили из дворов брошенные хозяевами ржавые автомобили, баки, тазы, радиаторы.
       Увы, но Чихута, как иностранный гражданин, сумел избежать ареста. Директор цирка заплатил большой штраф за негуманное обращение с животными, контракт с ним расторгли, и он уехал домой опозоренным на весь белый свет. На этом его успешная цирковая карьера оборвалась.
       Дерибас Мордашевич тоже вышел "сухим из воды". Он сел на свою яхту и укатил в нейтральные воды подальше от правосудия. Однако Мерцалкин постарался и оповестил нашу и зарубежную прессу о проделках олигарха. После этого порядочные и уважающие себя люди старались не иметь с ним дела и тем более не подавать руки негодяю...
       ***
       Вот и сказке конец! Хотите, верьте рассказанному, хотите - нет, но сказка и реальность постоянно пересекаются друг с другом и друг от друга зависят. Глядишь, обычная жизнь подскажет автору новый сюжет для сказочной книги...
      
       Оглавление.
       "Приключения Юляшки-Потеряшки"
       Повесть-сказка. "Кругосветное путешествие Юляшки-Потеряшки"
       Часть первая. Потеряшка находит друзей стр...
       Часть вторая. Потеряшкино счастье стр...
       Повесть-сказка. "Потеряшка идёт в школу" стр...
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
       209
      
      
      
      

  • Оставить комментарий
  • © Copyright Прокудин Николай Николаевич (n-s.prokudin@yandex.ru)
  • Обновлено: 23/12/2012. 505k. Статистика.
  • Повесть: Детская
  • Оценка: 3.70*10  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.