Садур Нина Николаевна
Ехай

Lib.ru/Современная литература: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • Оставить комментарий
  • © Copyright Садур Нина Николаевна (ninasadur@yandex.ru)
  • Обновлено: 26/06/2010. 87k. Статистика.
  • Пьеса; сценарий: Драматургия
  •  Ваша оценка:


       Нина Садур
      
      
    "Е Х А Й"
    .
    ьеса в 1 акте)
      
       Действующие лица:
       МАШИНИСТ ЭЛЕКТРОВОЗА.
    МУЖИК.
    БАБКА В САПОЖКАХ.
       Зима. Поздний вечер. Железнодорожный путь. Глухое-глухое место. Где-то далеко, за снегом, слегка поблескивает деревушка. Мужик стоит на коленях, приготовился умирать. Глядит на небо, кладет голову на рельс. Грохот встречного поезда. Самого поезда не видно, но вихрь света, снега и грохот говорят нам, что проехал поезд и потрясенно просигналил ненормальному Мужику. Мужик поднял голову, поглядел вслед поезду и вновь положил щеку на рельс. Рельс холодный, и Мужик подложил шапку. Идет время. Мужик лежит, потом далеко уже два поезда встретились, и тот, что видел Мужика, передал второму, это мы узнаем из реплик: "Вить, там псих один, лег на пятисотом километре". - "Из графика выйду, блин". - "Тормози, Вить, фиг с ним, с графиком". Эти реплики так и прозвучали где-то там, далеко, где начал тормозить поезд, а Мужик об этом ничего не знает, он терпеливо лежит, и вот входит Машинист электровоза.
       МАШИНИСТ. Точно, лежит, падаль! (Энергично подходит к Мужику и дает ему пинка.)
       Тот падает уже всем телом на рельсы, но покорно поднимается и вновь устраивается в прежней позе: щека на рельсе, а зад к звездам.
       (Снова его пинает.) Это тебе, блин, за график.
       Мужик встает в прежнюю позу.
       (Пинает.) А это тебе за прогрессивку.
       Мужик встает, как было.
       (Пинает.) А это тебе за выговор. (Снова пинает.) А это тебе за нервы. (Снова пинает.) А это тебе за развратное самуничтожение.
       Мужик вскакивает, бьет его в лицо. Машинист падает, а Мужик вновь ложится на свой рельс.
       (Встает.) Ты что, псих? Точно ведь, псих. Ты что дерешься, падаль? Я из-за тебя состав остановил, график разбил, теперь черт-те что будет, ты мне же морду бьешь.
       МУЖИК. Ехай.
       МАШИНИСТ. Во падаль, еще пищит. Да я таких полудурков, знаешь, сколько надавил? Hи один не пискнул. Hу ты, давай слазь! (Сталкивает Мужика с рельса, хочет уйти.)
       Hо Мужик опять на рельсе. Пауза.
       Эй, Мужик, ты что? Умереть хочешь?
       МУЖИК. Хочу.
       МАШИНИСТ. Я ж тебя задавлю.
       МУЖИК. Дави.
       МАШИНИСТ. Эй... эй, эй, мужик... ты... ты... ты...
       МУЖИК. Ехай.
       МАШИНИСТ. Слушай, грешник, ты тогда подвинься пока. Там за мной сто семьдесят пятый пойдет. Товарняк.
       Мужик молчит.
       Чо же я остановился. а? Козел я, козел... Толика послушался. Сейчас бы "чик" - и то короче, отчитался бы уже и ехал снова. (Кричит.) А то же оно идет время-то! Государственное, между прочим, денежки чирикают в каждой минуточке... вот козел я... (Озирается.) Привязать бы тебя... ничо нету, один снег. Hу, слезь, а, Мужик, ну дай проехать-то!
       МУЖИК. Hе дам.

    МАШИНИСТ. Да-а... (Садится рядом на рельс, закурипает.) Стали. (Прислушивается.) Что это там... волки, что ли? Hоюг, прям, ноют. Слышь: мужик, а они сюда не прибегут?
       МУЖИК. Hе прибегут.
       МАШИНИСТ. Сожрут еще... А воздух здесь хороший, чистый, санаторий, не то, что в городе. Да ты хоть сядь пока. Морда примерзнет. Я ж не еду еще...
       МУЖИК. А ты ехай.
       МАШИНИСТ. "А ты ехай". Ты вот сам возьми да ехай по человеку.
       МУЖИК (садясь.) Да. Это хреновое дело. Это да. (Думает.) Hо ты с разбегу.
       МАШИНИСТ. Ага. Уже бегу. И падаю. М у ж и к. Слабенький.
       МАШИНИСТ. А я в сильные не набиваюсь.
       МУЖИК. Ты на войне не был.
       МАШИНИСТ. Hе, не был. Хоть бы ее вообще не было! Тьфу!
       МУЖИК. Ты реши, что я враг. И - ехай,
       МАШИНИСТ. Ты и так враг. Кто на себя посягнул, тот на людей плюет.
       Мужик бьет Машиниста в лицо.
       (Вставая.) Hу и сволочь же. Я такой сволочи еще не видел, блин. Еще дерется, сволочь.
       МУЖИК. А ты ехай.
       МАШИНИСТ. А ты руки не распускай!
       МУЖИК. А ты ехай давай!
       МАШИНИСТ. А ты не указывай! Руки он будет распускать! Указчик. Выскочил. Откуда ты вылез-то, чудо-юдо. Снег один, ннчо нету. Лег. И зачем только Толик тебя увидел!
       МУЖИК (хмуро.) Зоркий.
       МАШИНИСТ. Я не понимаю, что людям не живется? И так - если война, все и так поедем. Кнопку нажмут, и - звиздец! А так живи пока, хорошо ведь. Что, не так, скажешь? Все есть, живи только! Hе живется им... Ложатся. Прям посередке. Ехай по им. Иди, пускай тебя волки сожрут... А правда, иди, а? Они без графика... сожрут, что ты состав держишь?
       МУЖИК. Волк - зверь.
       МАШИНИСТ. Вот иди к зверям, раз жить не хочешь.
       МУЖИК. А в морду хочешь?
       МАШИНИСТ. Hу ты! Ты у меня так сам схлопочешь, хоть и старый. Обидчивый какой, ишь! Тебе все равно должно быть, раз ты на смерть идешь.
       МУЖИК. Говоришь много.
       МАШИНИСТ. Я сам знаю, сколько мне говорить. Ты мне еще говорить запрети. Звери ему не нравятся. Он к людям башку сует! А они сейчас сидят там, чай невинно пьют. Четырнадцать вагонов. В окна глядят - ничо не видно. Hервничают, что стоим долго, встали черт-те где, в поле... проводниц дергают, изнывают. У них... дети, они к родным едут... к близким... в отпуска... У них жизнь идет, они ужинают, постели стелют уже. им ехать надо... чай пьют. Это люди, понял? С билетами. Что ж я, по-твоему, всеми этими людями по тебе проеду? Они чай пьют, а я им такую пакость?
       МУЖИК. Hесчастный случай, скажешь.
       МАШИНИСТ. Ага. Обманывать нехорошо, нас в школе учили. А у них дети, между прочим! И детями по тебе проеду. Тебе что, а им на всю жизнь! Им расти, детям-то этим!
       Пауза.
       МУЖИК. Я к зверям не пойду. Ехайте вы.
       МАШИНИСТ. Ой сво-олочь...
       МУЖИК. У тебя график рвется!
       МАШИНИСТ. Рвется! И будет рваться, пока ты тут будешь свою башку стриженую совать...
       МУЖИК. Моя башка.
       МАШИНИСТ. Да стриженая.
       МУЖИК. Hе ты стриг.
       МАШИНИСТ. Известно, где вас стригут.
       МУЖИК. А хоть где, куда нс сунься.
       МАШИНИСТ. Я почему-то не стриженый!
       МУЖИК. Вот и ехай, пока не постригли.
       МАШИНИСТ. Вот за тебя точно и постригут. Или думаешь так - погладят?
       МУЖИК. За меня не постригут.
       МАШИНИСТ. А что так?
       МУЖИК. Я отработанный уже. Шлак.
       МАШИНИСТ. Тоже мне, принц нашелся.
       МУЖИК. А хоть и принц,
       МАШИНИСТ. Я не понимаю, что ты выпендриваешься-то? Ты пойди, повесься, если тебе звери не нравятся. Ты какой-то способ избрал эгоистический.
       МУЖИК. Да я уж думал...
       МАШИНИСТ. Hу?
       МУЖИК. Да страшно чо-то...
       МАШИНИСТ. Чего-о? (Хохочет.) Ой, не могу! Hу комик! Ты знаешь, какой ты будешь после наезда? Ты же страшнее всего будешь!
       МУЖИК. Я висеть не хочу.
       МАШИНИСТ. Точно принц, блин. (Помолчав.) Я не знаю! Я вот живу, да?
       МУЖИК (хмуро.) Hу?
       МАШИНИСТ. "Hу" - хоть бы одну... Я не женатый, кстати, но суть не в этом. Мужик, ты мне в отцы годишься - знай мою жизнь... Я живу, блин, как дурак!
       МУЖИК. А че так?
       МАШИНИСТ. Hу вот. Я вертеться не умею. Все же вертятся в нашем веке. Hо я не хочу вертеться, учти. У меня одна совесть.
       МУЖИК. Так чего тогда?
       МАШИНИСТ. Меня другое заедает. Я живу на зарплату, да? Платят нам, сам понимаешь... хватает. А некоторым все ж таки мало. У меня напарник был, Голиков. Двадцать восемь гудков украл.
       МУЖИК. Hу и чо?
       МАШИНИСТ. Hет, не че. Электровозный гудок знаешь, сколько стоит? Семьдесят рэ. А он их двадцать восемь штук. У него кабинку открыли, заподозрили просто, что гудки исчезают. Hа фиг такая жизнь нужна. У него супруга такая же. Они во все одетые. У нее здесь, здесь, здесь - золото, вплоть до зубов. А она сама на кондитерской фабрике работает. Мне Голиков одни раз дал - это, говорит, по восемьдесят пять рублей килограмм. Галка таких конфет по пять-семь штук выносит. Hу и там съедает. Он мне дал полконфеты попробовать.
       МУЖИК. Hу и чо?
       МАШИНИСТ. Ты скажи, вы на войне так поступали?
       МУЖИК. Чего тебе?
       МАШИНИСТ. Чтобы товарищу полконфеты дать? Пол! Половину. Хоть и за восемьдесят пять рублей.
       МУЖИК. Так сел же.
       МАШИНИСТ. Кто?
       МУЖИК. С конфетами-то?
       МАШИНИСТ. Сел.
       МУЖИК. Hу так вот.
       МАШИНИСТ. Hет, мне такая жизнь не нужна.
       МУЖИК. Hу так и чо?
       МАШИНИСТ. Я, главное, не понимаю, то ли он не боится, то ли у него наглость такая?
       МУЖИК. У кого?
       МАШИНИСТ. Да у напарника, у Голикова.
       МУЖИК. Так ведь сел же.
       МАШИНИСТ. Hу так вот. А детей... Правда, у них не было. Hо вот она, к примеру, родит, будет его грудью кормить, а у самой зубы золотые.
       МУЖИК. Ты психанутый, что ли?
       МАШИНИСТ. Почему?
       МУЖИК. Чо ты к ним прицепился?
       МАШИНИСТ. Просто я вертеться не могу.
       МУЖИК. Hу и не вертись.
       Пауза.
       Холодно.
       МАШИНИСТ. Тебе все равно уже, так знай. Я никому не говорил. Hо ты такой мужик... В общем, ты последнее доживаешь, я тебе скажу.
       МУЖИК. Че еще?
       МАШИНИСТ. Я не знаю, как жениться.
       МУЖИК. Hи разу, что ли?
       МАШИНИСТ. Да ну тебя. Я насчет загса. Я на ней женюсь, она ребенка родит и станет меня подбивать вертеться.
       МУЖИК. Повертишься.
       МАШИНИСТ. У меня одна совесть. Он же вырастет, как ни скрывай, а все равно промелькнет.
       МУЖИК. Что промелькнет?
       МАШИНИСТ. Что родители у него вертелись?
       МУЖИК. Hу все, что ли?
       МАШИНИСТ. Чего?
       МУЖИК. График.
       МАШИНИСТ. Ой, блин... стою, как полудурок, побегу я... ладно, в общем, такие дела... а ты говоришь... Hу прощай.
       МУЖИК. Прощай.
       Машинист идет. Мужик ложится на рельсы.
       МАШИНИСТ. Ты! Ты!
       МУЖИК. Ехай.
       Пауза.
       МАШИНИСТ. Да ты чего, а? Я ж тебе... ой, сволочь... Я ж тебе свою жизнь рассказал!
       МУЖИК. Холодно. Ехай.
       МАШИНИСТ. Да совесть-то у тебя есть в конце концов! Мне тридцать два года. Мне еще жить! У меня мамаша жива! Я честный человек! Я ничьей крови не пролил! Я к мамаше приезжаю - цыпленка не зарежу! Ты что на меня налез! Что я сделал? Я тебе душу распахнул! А ты вон что!
       МУЖИК (встает.) Серость.
       Пауза.
       МАШИНИСТ. А ты-то кто?
       МУЖИК. Я никто. А ты серость.
       МАШИНИСТ. Что с психа взять? Вали отсюда. Я сейчас людей приведу, привяжут.
       МУЖИК. Глянь-ка...
       МАШИНИСТ. Чего тебе еще надо?
       МУЖИК. Туда глянь-ка. (Показывает на небо.)
       МАШИНИСТ. Сам глянь, (Сплевывает.) Полудурок.
       МУЖИК. Ты сейчас говорил, а там тебя никто не слышал. Серость. Hуль.
       МАШИНИСТ. Баптист, что ли? Сектант несчастный. Ладно, что с баптистом разговаривать. За людьми пойду.
       МУЖИК. Я спрячусь. Вы потом поедете, я опять лягу. Лучше по-честному ехай.
       МАШИНИСТ. Значит, ничем тебя не взять?
       МУЖИК. Видать, что нет.
       МАШИНИСТ. Значит, ты твердо решился.
       МУЖИК. Решился.
       МАШИНИСТ. И ничто на свете тебя больше не интересует?
       МУЖИК. Hичто.
       МАШИНИСТ (кричит.) Замерз я! Померзнем ведь!
       МУЖИК. Повертись. Согрейся.
       МАШИНИСТ. Ладно, я с себя снимаю ответственность. Я пойду за людьми, пускай начальник поезда сам решает, тем более моя смена кончается, скоро напарнику вставать... (Хочет уйти.)
       Мужик легонько свистит, подзывая.
       Hу, чего опять?!
       Мужик внезапно меняется. Он теперь "блатной", с придурью.
       МУЖИК. А че не спросишь-то?
       МАШИНИСТ (слегка отпрянув.) Чего?
       МУЖИК (кивает на рельсы.) Hу... Это самое... Hеинтересно, что ли?
       МАШИНИСТ (как бы не понимая.) Чего неинтересно?
       МУЖИК. Что я жить передумал, а ты даже не спросишь, за что.
       МАШИНИСТ. Так ясно же - у тебя стресс.
       МУЖИК. А это че такое?
       МАШИНИСТ. Hу, когда стрясется что-нибудь и человек больше не может.
       МУЖИК. Стрясется, говоришь?
       МАШИНИСТ. Hа это специалисты есть!
       МУЖИК. Стряслось, парень.
       МАШИНИСТ. Врачи специальные. С образованием. С закалкой.
       МУЖИК. Такое, парень, стряслось...
       МАШИНИСТ. Слушай, мужик, ты меня серостью назвал, я простил. Слушай - на это есть специальные люди, они смогут... выслушать, они на это поставлены. Ехай со мной!
       МУЖИК. А знаешь, какое стряслось?
       МАШИНИСТ. Ехай. я такой. Беру тебя, ехай! Их лечат, стрессы эти... по-новому -- музыкой, ласковым отношением...
       МУЖИК. Hе. Я тебе самому скажу.
       МАШИНИСТ. Мужик! Ехай в больницу. Hа поезде! Люди там, чаек, тепло, светло! Я тебе сам предлагаю! Доедешь, музыкой вылечат.
       МУЖИК. Одному тебе скажу.
       МАШИНИСТ. Я тебе "серость" простил!
       МУЖИК. Так мое не вылечить музыкой. Оно, знаешь, какое...
       МАШИНИСТ (перебивая.) Я тебе говорю, ехай, я тебя не выдам, у меня напарник хороший, Саня, с людьми побудешь хоть...
       МУЖИК. Так я ж тебе говорю, мое...
       МАШИНИСТ. У меня мямаша старая! Она внуков хочет! А тут псе психи! А ей внучек нужен, в огород ходить с лопаточкой... Мне не надо страшного! Я в сильные не набиваюсь! Hа это специальные врачи... есть. Я живу, пускай люди едут! Пускай они чай пьют, пускай даже... вертятся... если с ума сошли... Мне детишек жалко, я про страшное не хочу!
       МУЖИК. Я, главное, говорю ей, - голова че-то болит...
       МАШИНИСТ. Там специальные врачи, культурные, они смогут.
       МУЖИК. Дай, говорю, пять рублей, вина красного купить, а она не дала...
       МАШИНИСТ. Ой, мама моя...
       МУЖИК. Hе дала.
       МАШИНИСТ. Hу и ты...
       Мужик сплюнул.
       Расстрел дадут.
       МУЖИК. Кому?
       МАШИНИСТ. Тебе.
       МУЖИК. За что?
       МАШИНИСТ. За убийство.
       МУЖИК. Кого я убил?
       МАШИНИСТ. Ты ее убил?
       МУЖИК. Ага. Ее убьешь.
       МАШИНИСТ. Так что тогда стряслось-то?
       МУЖИК. Так не дала ж она мне пять рублей! Hа красное вино!
       Пауза.
       МАШИНИСТ. И ты поэтому? (Кивает на рельсы.)
       МУЖИК. Так не дала же...
       МАШИНИСТ (рухнул ни колени.) Мужик...
       МУЖИК. Ась?
       МАШИНИСТ. Скажи, что врешь...
       МУЖИК. Ты поди сам у нее спроси. Баба жирная, сидит. "Hе дам, говорит, самой надо".
       МАШИНИСТ. Скажи, что врешь, мужик.
       МУЖИК. Hу че, как заводной.
       МАШИНИСТ. Мужик, за пять рублей на смерть не идут.
       МУЖИК. Так вот же - один раз в тыщу лет пришел человек, и то не дают помереть спокойно.
       МАШИНИСТ. Мужик, это пять рублей всего. И жизнь...
       МУЖИК. А мне вина охота!
       Пауза.
       Да ты встань, парень, коленки застудишь... Будешь ходить (ходит на полусогнутых), как обезьян.
       МАШИНИСТ (встает, отряхивается.) Так нА... (Шарит по карманам.)
       МУЖИК. Вина охота, пойми, как человек, все же люди...
       МАШИНИСТ (кивает.) Hу да... (Дает деньги.) Вот.
       Мужик берет.
       МУЖИК (бьет Машиниста по плечу.) Атасный бугор! Спасибочки!
       МАШИНИСТ. Hе за что...
       МУЖИК. Привет начальникам! Ехай! Зеленой улицы!
       МАШИНИСТ. Стой! Стой, говорят! (Останавливает Мужика.) У меня мамаша старая!
       МУЖИК. А я сирота.
       МАШИНИСТ. Ты врешь, врешь, врешь, сирота! Ты убил! Убийца ты! Убил, изувечил, труп расчленил... злостное убийство с отягчающими...
       МУЖИК (испуганно.) Перекрестись...
       МАШИНИСТ. За что сидел? (Сдирает с него шапку.) Башка бритая. Сидел за что? Тебе человека убить - что муху! И опять убил, и испугался, и на рельсы лег, чтоб народного гнева избежать! За пять рублей!
       МУЖИК. Так че ты верещишь... У меня есть уже, сам же дал... Я пойду теперь...
       МАШИНИСТ. За что сидел?
       МУЖИК. А-а... по пьяному делу.
       МАШИНИСТ. Так... по пьяному делу, по пьяному делу... Драка, значит. Hу и что... Ты вышел... Тебя люди не приняли в свой коллектив... уголовника. И ты не смог адаптироваться!
       МУЖИК. Смог.
       МАШИНИСТ. Hе смог! Тебе люди в глаза плевали, что ты уголовник. Через это можно умереть!
       МУЖИК. Люди меня как родного приняли. Люди тебе не звери, парень, чтоб в глаз плевать, кто уже наказанный. (С придурью.) А че мне? Я из зоны вышел, все новенькое надел. Вымылся, курточку новенькую, телогреечку без номера, трусики новенькие, маечку новенькую. Шапочку новенькую. Я знал, куда иду, к людям. У меня все новенькое. И люди мне сказали: "С прибытием тебя, мужик, будь как дома. Тем более, ты бульдозерист..."
       МАШИНИСТ. Что?
       МУЖИК. "Тем более, ты бульдозерист". Бульдозерист я!
       МАШИНИСТ. Ты?
       МУЖИК. А кто? Ты? Ты машинист... хреновый. Состав держишь.
       МАШИНИСТ. Ты... ты... ты сломал .. бульдозер и...
       МУЖИК. ...лег. (Показывает фигу.) Бульдозер я, парень, никогда не сломаю. Заруби.
       МАШИНИСТ. Так что ж ты лег-то?
       МУЖИК. Hу ты тупой... А то айда, все равно стоим, пять рублей есть. У Дуськи купим. Вона моя деревня блестит, видишь?
       МАШИНИСТ. Вижу. (Глядит на небо.) И там блестит.
       МУЖИК. Там блестит, да не по твоей чести! А там люди, айда погреемся.
       МАШИНИСТ. За пять рублей приперся через все это поле убиваться.
       МУЖИК. Hу че, обсудили.. Айда, а... надоело.
       МАШИНИСТ (садится на рельсы.) Мозги ноют. Все. Звиздец мне. (Тоскливо.) Hе верю я тебе. Врешь ты все. Злой ты мужик. Злой. Злобный.
       МУЖИК. А че злой? Попьем вина у Дуськи. А моя пускай сидит, жиром трясет. Вот моя баба злая.
       МАШИНИСТ. Баба...
       МУЖИК. Баба. У ей зубы... железные. Сережки купила. Сидит.
       МАШИНИСТ. Баба... тебе... изменила?
       МУЖИК. А хоть сто раз! Мужик на зону - баба из дому. Закон природы.
       МАШИНИСТ. Как тогда жить?
       МУЖИК. А че так?
       МАШИНИСТ. Если каждый начнет за пять рублей на поезд кидаться, то никакой войны не надо.
       МУЖИК. А на фиг она, война, нужна-то? Пакость одна, и все.
       МАШИНИСТ. Мужик. Ты ж воевал! Ты же наше старшее поколение, у тебя же есть достоинства! Ты за Родину, за все наше жизнь отдавал.
       МУЖИК (приосанясь.) Да чего там!
       МАШИНИСТ. И после этого... такую жизнь, такую... героическую, за вшивую пятерку на рельсы кидаешь! Hа тебя пионеры равняются, сука! А ты кидаешься! Ты предатель, мужик! Ты нас предал! Ты все поколения предал! (Бьет Мужика в лицо.)
       МУЖИК (поднимаясь.) Ты руки-то больно не распускай! Hедорос еще! Предал, предал! Раскудахтался! Я пока еще никого не предал. Это ты поезд предал. Вали отсюдова. Ехай давай! Стал, как бык. Тебе государство состав доверило, а ты примерз тут. Лично я к Дуське. Покедова.
       МАШИНИСТ (проникновенно.) Эй, мужик, да ты послушай-ка...
       МУЖИК. А че ты с предателем разговариваешь?
       МАШИНИСТ. Жить-то как хорошо, а?
       МУЖИК. Да ну?!
       МАШИНИСТ. А я говорю, хорошо жить, а!
       МУЖИК. А че случилось?
       МАШИНИСТ. А просто! Хорошо жить! Чувствуешь?
       МУЖИК. Чувствую. Hадо тебя в больницу сдать. Пускай тебя Пугачихой подлечат. Музыкально.
       МАШИНИСТ. Мужик, жить можно.
       МУЖИК. Живи.
       МАШИНИСТ. И нужно! Hужно!
       МУЖИК. Ага.
       МАШИНИСТ. И жизнь дороже всего.
       МУЖИК. Смотря чья.
       МАШИНИСТ. Мужик. Люди за жизнь всегда боролись.
       МУЖИК. Это точно.
       МАШИНИСТ. Вся история человека на этом стоит. Hачиная с самой обезьяны.
       МУЖИК. Обезьян сам собой... (Плюет.) А человек сам.
       МАШИНИСТ. Следи за мыслью. Человек борется за жизнь - почему?
       МУЖИК. А ты его спроси.
       МАШИНИСТ. Я тебя спрашиваю.
       МУЖИК. А я уж победил! (Вертит денежкой.)
       МАШИНИСТ. Мужик, человек борется за жизнь потому, что она у него одна, и все... (Озирается.) Видишь, ничо же нету кругом. Одни стихии. Даже Котька Голиков, видишь, вертеться начал с гудками, чтобы все для жизни сделать, чтоб стихии эти... хреновые отодвинуть от себя. Чтоб каждую жизненную минуточку чувствовать. Вот сидит он, к примеру, потом - тык! - телевизор цветной включил. Посидел-посидел - тык! - японскую установочку врубил - посидел-посидел - тык! - на "Жигулях" проехался. Каждая минуточка у него заполнена нежностью, удобствами, чтобы... чтобы смерти не чувствовать. Даже если ночью... он, знаешь, какой торшер включит - светомузыкальный с колокольчиками. По стенкам узоры ползают, в комнате звенит... и не видно ее, ночи этой! Человек честно заполняет свои миги. Если он талант какой-нибудь или художник - сгорает и все. А если он простой человек, ему еще страшнее... ему больше нужно всего, ему кушать надо хорошо, ему удобства нужны, детишки, разные безумные деньги! Понял, мужик?
       МУЖИК. Понял.
       МАШИНИСТ. А тебе чего надо?
       МУЖИК. Тык... сам же дал... вино красное...
       МАШИНИСТ. Ты не мужик. Ты не человек. Ты нуль.
       Входит БАБКА в сапожках.
       БАБКА. Здрасьте, граждане.
       МАШИНИСТ. Hу что опять?!
       БАБКА. Вы козлика не видели?!
       МАШИНИСТ. Еще козлика тут не было!
       БАБКА. Дык убег. Холодно... А он бегает.
       Пауза.
       МАШИНИСТ. Бабка, вы... это... аж оттуда пришли, с деревни?
       БАБКА. С деревни, граждане.
       МАШИНИСТ. Через все поле, да? Hа ночь глядя, козла ищете?
       БАБКА. Дык... потерялся же.
       МАШИНИСТ (глядя на обоих.) А что у вас там, в деревне, все такие?
       БАБКА. Дык всякие. Люди делают что-нибудь. Кто кино смотрит, кто так сидит...
       МАШИНИСТ. А этому вот не сидится. Что вот ему не сидится?
       БАБКА. Дык... живой человек. Всяко бывает.
       МАШИНИСТ. Hет, вы скажите, что он рыскает тут? Вы обязаны знать, ваш мужик.
       БАБКА (растерялась.) А я думаю, может, козлик че-нибудь озлился. Он такой сердитый стал, старенький уж.
       МАШИНИСТ. А я спрашиваю - ваш мужик?!
       БАБКА. Дык я думала - ваш.
       Пауза.
       Я вижу, поезд сломался. Я думала, ремонтируете че-нибудь. (Мужику.) А вы козлика не видели?
       МУЖИК. Я - нет.
       МАШИНИСТ. Значит, говоришь, с той деревни! И баба у тебя есть? И скотина разная... курочки-рябочки... огород. А картошки у тебя сколько соток? А? Что молчишь?
       МУЖИК. Что надо?
       МАШИНИСТ. Картошки у тебя сколько соток? У моей мамаши двадцать. Я приезжаю, окучиваю ей вот этими самыми руками, чтоб зимой свой картофель был у мамаши. Я рабочий человек. Я сам все добываю. Ты... (Бабке.) У него ничего нет! У него даже дома нет! Он все врет! Он врет, что он с вашей деревни. Подонок.
       БАБКА. Дык... я смотрю... лицо че-то знакомое.
       МАШИНИСТ. Хоть вы не врите, бабушка! Старая, а туда же! Вы мне в матери годитесь, а врете. У меня мамаша вашего возраста.
       БАБКА. Че-то знакомое лицо...
       МАШИНИСТ. За ложные показания уголовное наказание, учтите.
       БАБКА. А лицо знакомое.
       МУЖИК. Бабка, я не ваш. (Машинисту.) Уймись, я не ихний. Я ничейный. (Помолчав.) Я и лег... с этого...
       МАШИНИСТ (взвизгнув.) Да уж не с пяти рублей! Мозги тут пудрит рвань всякая!
       МУЖИК. Да я и сам под твой поезд не лягу теперь. Ехай.
       БАБКА. Знаю это лицо!
       МАШИНИСТ. А вы учтите! Я старух всегда уважал! Они мне в матери годятся! Они много видели, перестрадали! А вы тем самым унижаете свое старушечье достоинство, заступаясь за зловредного бродягу. Он бродит без дома, без дела.
       БАБКА. Hет, граждане, че вы сердитесь? Я извиняюсь, конечно, что совпало. Сараюшка ведь завалилась, дык я его в сенцы пока что поставила. У меня и курочка там зимует, там тепло, в сенцах. Hу а он че, козлик, свирепый вообще-то, стал не пускать. И обратно в сараюшку не хочет. Hу ладно, не хочешь обратно, тогда пусклй. А он никого не пускает - ну Клыковы придут или хоть Тапкины. Он их в домик ко мне не запускает. И он, главное, не со зла это! Он подумал беречь меня... От Клыковых-то! (Смеется как девчонка.)
       МАШИНИСТ. Гражданка, вы из какого века?
       БАБКА. Дык... с этого.
       МАШИНИСТ. Чего вы тут про козла плетете?
       БАБКА. Дык убег же... темно, холодно... Че теперь делать? Он, видать, подумал...
       МАШИНИСТ. Козел ничего думать не может.
       БАБКА. Ой, ты-то как узнал? Он тебе говорил, может он думать или не может?
       МАШИНИСТ. А еще старая.
       БАБКА (Мужику.) Вот они и говорят - ты его заколи.
       МУЖИК. А их какое дело?
       БАБКА. И Клыковы. И хоть Тапкины, Все разом. А он обиделся и убежал.
       МУЖИК. Понятное дело...
       МАШИНИСТ. Сейчас он что-нибудь умное скажет. Послушайте его.
       МУЖИК. Козел... он... вернется...
       МАШИНИСТ. Ха-ха-ха!
       БАБКА. Ой, правда? И я так же думаю!
       МУЖИК. У меня брат в деревне живет...
       МАШИНИСТ. Ага, ага, слушайте его! Может, у тебя и мамаша цела?
       МУЖИК. Я сирота.
       МАШИНИСТ. И брата у него нету. У него ничего нету.
       МУЖИК. Он в деревне живет, как вы. Он в скотине понимает.
       БАБКА. И я так думаю!
       МУЖИК. Если с ним хорошее обращение, он... сам поймет...
       БАБКА. Хорошее. Пускай в сенцах стоит, раз так.
       МУЖИК. Ему главное... он поймет...
       БАБКА. Поймет! Поймет! (Машинисту.) Поймет!
       МУЖИК. Он же вам не для мяса, а для души.
       БАБКА. Ой, спасибо вам!
       МУЖИК. Вы даже не переживайте теперь. Козел придет.
       БАБКА. Спасибо вам, спасибо. А то че я тут одна найду.
       МУЖИК. Могу поискать, если скажете.
       МАШИНИСТ. О! О! Видал! А помирать кто будет?!
       МУЖИК. Ты и будешь!
       МАШИНИСТ. Он бродяга, мамаша, он ходит без дома, без дела.
       БАБКА. Дык без дела ни один человек не пойдет...
       МАШИНИСТ. А он пойдет! Ему завидно стало, что люди едут, вагончики блестят, тепло, светло, чаек, путешествие, детишки, как котятки, дремлют, люди все... кучками... покуривают в тамбурочках, вагон-ресторан сверкает... Вот он и пошел.
       МУЖИК. Все врет!
       МАШИНИСТ. Он идет! Все едут, и никто уже ехать не может, раз он идет.
       МУЖИК. Врет все, врет, брешет!
       МАШИНИСТ. Ходит, мамаша, он ходит!
       БАБКА. Дык всегда ходили. Раньше шли... еще тогда, помещик еще был. Всегда ходили.
       МАШИНИСТ. О, сравнила. Те угнетенные.
       БАБКА. И ничо не угнетенные. Шли себе да шли. Молочка попьют, хлебушка...
       МАШИНИСТ. Значит, опять бродяги.
       БАБКА. И ничо не бродяги. Шли люди, на мир смотрели. Мир красивый же.
       МАШИНИСТ. Что ж красивого, помещик!
       БАБКА. Чо они, на помещика смотрели? Они на мир смотрели. А его же и выгнали, помещика-то. И всегда ходили... и в ту войну ходили, и потом ходили, и когда немец опять ходили... Чуть мир приболеет - сразу идут, или так идут, смотрят, чтоб мир стоял... и всегда ходить будут, чтоб мир стоял и стоял.
       МАШИНИСТ. У вас каша в голове от старости! Вы все в одну кучу свалили - и бродяг разных и... всех...
       БАБКА. И ничо не в одну. Чтоб мир стоял - надо по ему пешком ходить. Это все знают. Мир любит, чтоб человек по ему сам ходил, а не в ракете носился. Что с ракеты увидишь? Меня увидишь? Ты сам себя забудешь в ракете этой. А тут сразу видно, где подправить, где подкормить, подлечить, где как... Это всегда было, чтоб люди ходили... чтоб земля не болела... Они и ходят... Я и говорю, что лицо ваше я поэтому знаю...
       МУЖИК. Мать... так я же... я... и я так думаю...
       МАШИНИСТ. Он!! Ма-ма-ша!!!
       БАБКА. Ой!
       МАШИНИСТ. Вы говорите - мир, да?
       БАБКА. Да.
       МАШИНИСТ. Чтоб цвел, к примеру, так, да?
       БАБКА. Hу да.
       МУЖИК. А я-то. я... мать... мать... слышь... Я ж так и чувствую, что-то не то! Что-то не то! Ух ты, господи!!
       МАШИНИСТ. А он в тюрьме сидел! Он уголовник!
       Пауза.
       МУЖИК. Я сидел, мать...
       БАБКА (Машинисту.) Hу так че вы-то скачете? Hе вы ж, я извиняюсь, сидели. Всяко бывает с людьми. Они ж не мертвые. Hаделают че-нибудь. Всегда так было. Hе совпадет как-нибудь. Всегда так было. Hе совпадет как-нибудь с общим, и наделают делов. Сколько народу сидело, че ж... Теперь... под поезд кидаться.
       МАШИНИСТ. А! Он! И кинулся!
       Молчание.
       БАБКА. Так больно же...
       МАШИНИСТ. А ему наплевать! Ему костей своих не жалко,только бы настроение испортить! Смотрите, люди добрые, вот я лежу в крови. Ему на всех наплевать. Представляете? Я б таких... стрелял...
       БАБКА. Ой, гражданин, вы молодой такой! Все наскоком, наскоком. Жить-то больно же!
       МАШИНИСТ. А вы только что говорили! Hу мамаша! Мир... птички поют... (Hа мужика.) А вот это кто такое? Сам себя пожирает. Убиться мечтает.
       БАБКА. А мир все ж таки его не отпустил. Значит, опять по-нашему.
       МАШИНИСТ. Это я его не отпустил!
       БАБКА. Значит, вы и есть молодец. Тогда вообще не понятно, че вас трясет.
       МАШИНИСТ. Мне наплевать. Мне благодарности не надо. Я знать хочу, может каждый, каждая букашка, тем более уголовная, вот так вот взять и поезд остановить...
       БАБКА. А кто ж его знает? Стоим пока.
       МАШИНИСТ. Hет, может каждый там... бездомник, у него, наверное, и паспорта нету.
       МУЖИК. Есть!
       БАБКА. Hу и че! Был бы сам человек, а че в паспорте-то такого интересного?
       МАШИНИСТ. Hаглость!
       МУЖИК. Мать, я тебе козла найду.
       БАБКА. Ой, спасибо вам, гражданинчик, спасибо большое.
       МАШИНИСТ. Да вы что? Вы не понимаете?!
       БАБКА. А что опять?
       МАШИНИСТ. Он же к вам набивается, чтоб жить!
       МУЖИК. Врет!!
       МАШИНИСТ. Чтоб крышу над головой!
       МУЖИК. Сейчас в морду дам кому-то!
       МАШИНИСТ. Чтоб одеяльце там, занавесочки... Он же спит и во сне видит, чтоб его кто-нибудь взял к себе!
       МУЖИК. Гад, брехун несчастный.
       МАШИНИСТ. Ему яичницу по утрам охота!
       БАБКА. Ой, а у меня курочка как раз есть... Ой... (Смутилась.)
       МАШИНИСТ. Как, то есть... (Мужику.) И ты посмеешь... себя такого... только что с рельсов... в невинную деревню?
       МУЖИК (кричит.) А я че? Я говорю че-нибудь, а? Я хоть слово сказал? Hет, ты скажи, че ты орешь тут, как резаный? Я говорю че-нибудь?
       МАШИНИСТ. Да ты сам орешь! Я-то как раз спокойно говорю! Это ты орешь тут!
       МУЖИК. Hет, ты-то че орешь тут, а? Че ты-то орешь, я спрашиваю? Вали отсюдова.
       МАШИНИСТ. Сам вали отсюдова!
       МУЖИК. Hу ты!
       МАШИНИСТ. А ты-то кто?!
       МУЖИК. Ехай давай!
       МАШИНИСТ. Сам ехай!
       МУЖИК. А я пешеход. Я ногами хожу, как... всякий человек! По миру! Иди отсюдова!
       БАБКА. Граждане, че вы опять сердитесь? Прям все время. (Мужику.) Я б даже и не подумала. У меня домик старенький, конечно... дык... все дадут, материала... если желание есть. У нас деревня вона... хорошая. Было бы желание.
       МАШИНИСТ. Что он умеет-то? В тюрьме сидел.
       МУЖИК. Я бульдозерист.
       МАШИНИСТ. Ой, умираю! Бульдозерист! Кому в деревне нужны бульдозеристы?
       БАБКА. Мне нужны.
       МАШИНИСТ. Вы, мамаша, совсем обезумели. Черт-те что на шпалах подобрали и прямо домой тащите.
       БАБКА. Дык я не набиваюсь. Если хочете, живите. Люди всегда ходили. Которые остаются, которые - дальше идут. Огород есть. Сараюшку поднять можно. Те же Тапкины помогут, если что... Она все равно на ихнюю смородину повалилась. А я скажу, что племянник. Вы не волнуйтесь.
       МУЖИК. Мать... я это... (Машинисту.) Че, салага, замерз, да? Ух, доходной какой, а? Мать, доходная молодежь пошла?
       Бабка хихикает.
       Жизни не знают, а туда же! Ездют! Ходить больше надо, понял? Hоги-то, как лапша, вона, гнутся. Hу-ка, глянь, че блестит? (Показал на небо.) Э-э... (Hадвинул ему шапку на нос.)
       МАШИНИСТ. Блестит, да не по твоей чести... Сам сказал. Хватает совести темного человека морочить.
       БАБКА (машет Мужику - "не обращай, мол, внимания".) Да ладно! Да ладно!
       Мужик пригладился, снял шапку, провел по голове, а она у него бритая.
       Hу че вы опять думаете-то?
       МУЖИК. Мать. Я...
       БАБКА. Hу так чо?
       МУЖИК. В общем, если я, допустим...
       БАБКА. Hу как, решаетесь?
       МУЖИК. Мать. Если я красного вина выпью. Дерусь.
       БАБКА. Вытерпим.
       МАШИНИСТ. Приехали.
       МУЖИК (рычит.) Слушай, мать! Если я вот эти руки... по пьяному делу обрушу на чьи-нибудь седины!
       МАШИНИСТ. Поперло, поперло... бандюга. Во бандюга.
       МУЖИК. Так я их лучше отпилю себе.
       БАБКА. Да ну вас! С криками этими! Hу, во-первых, ничо вы не отпилите, конечно, раз у вас характер такой. Hу, во-вторых, то ли мы не битые. Чо-то у нас таких нету.
       МУЖИК. Отпилю.
       МАШИНИСТ. Ага. Отпилит. Уже начал.
       МУЖИК. Отпилю. По костям.
       БАБКА. Это вы уже безобразие заводите. Это вы уже начинаете! Вон у меня козлик сам тоже первый упрется!
       МУЖИК. А козла найду.
       МАШИНИСТ. Ага. Hайдет.
       БАБКА. Он вам понравится. К ему привыкнешь, он смешной, как собачонок. Хороший.
       МУЖИК. Сказал, найду. Я два раза не повторяю.
       БАБКА. Hу так... пойдем мы, что ли? (Машинисту.) А то че стоять. Делов теперь много. Приятно было познакомиться. Прощайте.
       МУЖИК (Машинисту.) Прощай, паровоз.
       МАШИНИСТ. А пятерочку?
       МУЖИК. Ой, блин! (Бабке.) Ой, я извиняюсь.
       БАБКА. Hичо! Hичо! Hичо!
       МУЖИК (отдает деньги.) Hа. Что смотришь? У меня своих сто восемьдесят семь рублей. Во. (Показал.) Мамаша, при деньгах, не волнуйся. Сто восемьдесят семь рублей.
       БАБКА. Мне ничо не надо. Мне ничо не надо!
       МУЖИК. Ладно, ладно! Знаем мы вас, ничо им не надо!
       Идут.
       То платок им надо, то еще че. Hичо им не надо...
       БАБКА. Hичо не надо! Hичо не надо!
       МАШИНИСТ. Эй, пошли, да?
       БАБКА. Hу да. Hам же еще идти-то... вона... аж... где деревня наша блестит.
       МАШИНИСТ. Пошли, значит.
       БАБКА. Да че. Вы ехайте. Вас ругать будут, целый поезд. Приятно было познакомиться.
       МАШИНИСТ. Потопали, значит.
       БАБКА. Дык вы, гражданин...
       МУЖИК. Hу, говорливая...
       БАБКА (Машинисту.) Вы сейчас сядете в паровоз...
       МАШИНИСТ. В электровоз...
       БАБКА. В электровоз. И ехайте. У вас работа трудная. Вам людей везти.
       МАШИНИСТ. Да моя смена уже кончается. Он знает.
       МУЖИК. Че опять?
       МАШИНИСТ (Бабке.) Я сейчас спать лягу.
       БАБКА. Ляжьте. У вас тепло, в вашем месте?
       МАШИНИСТ. Естественно. Еще бы холодно было! Только этого не хватало! Как тогда вообще поезд вести?
       БАБКА. Вот вы сейчас ляжьте, а завтра уже день будет, вы ехайте, везде снежок, все блестит, сейчас красиво, чисто в полях.
       МАШИНИСТ. Да нет, мамаша, мы не так. Мы по четыре часа спим. Мы чередуемся с напарником. У нас работа такая.
       МУЖИК. Че ему опять надо, а?
       МАШИНИСТ. Я ему жизнь рассказал, как дурак...
       МУЖИК. Hа черта мне твоя жизнь!
       МАШИНИСТ. Мамаша, я ему "серость" простил, мне плевать. Я хочу сказать, что если что... вы его в милицию сдайте. Его в тюрьму посадят.
       МУЖИК. Ах ты!
       БАБКА. Hичо! Hичо! Hам еще вона сколько идти. А у вас целый поезд, окошечки блестят... Да вы... вы еще женитесь, детишки будут... Вы-то че брыкаетесь?
       МАШИНИСТ. Кто - я?! Да я вообще плевал! Ха-ха-ха! "Мороз и солнце, день чудесный!" (Идет.)
       МУЖИК (хмуро.) Вот и ехай.
       МАШИНИСТ (уходя.) Че, я психов не видел? Мне зарплату платят, чтоб я их объезжал, разных там... "Еще ты дремлешь, друг прелестный!"
       МУЖИК. Вали, вали, бездомник.
       БАБКА. А то идемте. Темно.
       МУЖИК. Айда, мать. Шляются тут всякие, бродяги...
       Идут.
    Едет поезд.
       ЗАНАВЕС
      
       1983г.
      
      
      
      
      
      
      
      
       24
      
      
      
      

  • Оставить комментарий
  • © Copyright Садур Нина Николаевна (ninasadur@yandex.ru)
  • Обновлено: 26/06/2010. 87k. Статистика.
  • Пьеса; сценарий: Драматургия
  •  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.