Сартинов Евгений Петрович
Кровная месть

Lib.ru/Современная литература: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • Комментарии: 3, последний от 25/08/2011.
  • © Copyright Сартинов Евгений Петрович (esartinov60@mail.ru)
  • Обновлено: 17/02/2009. 601k. Статистика.
  • Роман: Детектив
  • Боевики.
  • Оценка: 5.49*9  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Астафьев и Ольга отправляются в Москву, в гости к Зубко. Но, им везет. Они впутываются в большие дела с участием золотых дел магнатов и чеченских боевиков.


  •    ЕВГЕНИЙ САРТИНОВ.
       УГРО. ПРОСТЫЕ ПАРНИ.
       8.КРОВНАЯ МЕСТЬ
       авторский вариант
      
       Глава 1.
       В мастерской все шло как обычно, ровно гудел небольшой двигатель вытяжки, из стоящего на верстаке Али магнитофона неслись заунывные звуки кавказской музыки. Андрей Арбузов с улыбкой крикнул ему: - Али, смени пластинку, поставь лучше Борю Моисеева!
       - Что ты говоришь, Андрюша! Ты хочешь, чтобы меня вырвало, да? - отозвался хозяин артели.
       - Нет, ну, все хоть какое-то разнообразие. А то у меня от твоей музыки молоко прокисает!
       - Э-э, дарагой, простокваша тоже полезна.
       Андрей засмеялся, отхлебнул молоко прямо из пакета, и, отложив его в сторону, чиркнув спичку, поднес ее к соплу горелки. Голубое пламя вспыхнуло с гулким хлопком, он уже наклонился над небольшим тиглем, где матово блестело бесформенной лужицей застывшее золото, но тут его внимание отвлекло нечто неожиданное. Уголком глаз Андрей зафиксировал свет, хлынувший со стороны входной двери. Это было странно, этого не должно было быть, и он резко оглянулся, потом вскочил. Но черная фигура на фоне прямоугольника двери уже вскинула пистолет с глушителем. Хлопок выстрела был не слышан за громкой музыкой, и тело Андрея еще падало, а в подвале было уже трое людей в черном. Они с ходу открыли огонь по остальным обитателям подвала. Али лишь успел сунуть руку под стол, под которым скотчем был закреплен АКМС, но пули уже ударили в его спину, и пальцы лишь скользнули по гладкой полировке приклада, а потом рука безжизненно упала вниз. И пистолеты, и кургузый "Скорпион" в руках нападавших были оснащены глушителями. Так что дергающиеся тела ювелиров, пляшущее в руках убийц оружие, нещадно извергающее отработанные гильзы, на фоне грохочущей музыки казалось нереальной, фантастической картиной. Словно поставив в этом деле точку, пуля попала в магнитофон, и сразу наступила тишина. Тот, кто вошел первым, опустил пистолет, и, сделав несколько шагов вперед, огляделся по сторонам.
       - Аллах Акбар, - пробормотал он, а потом, запустив руку в остатки разбитого магнитофона, достал кассету, - хорошая музыка, - пробормотал он, и сунул ее себе в карман.
      
      
       ГЛАВА 2.
       Спустя сутки.
       - А я его знаю, - сказал Юрий Астафьев, рассматривая одну из фотографий, принесенных с работы Виктором Зубко. Фотография была не очень приятная: лицо молодого человека с открытыми глазами, но с пулевым отверстием в виске.
       Зубко взял у него из рук снимок, посмотрел на него, и недоверчиво хмыкнув, спросил: - Откуда ты его можешь знать? Парень этот москвич, уже шесть лет как проживал в столице. А ты всего два дня как в Москве.
       Старшего оперуполномоченного Московского уголовного розыска Виктора Зубко можно было понять. Он то был коренным москвичом, а вот его гость, начальник следственного отдела города Кривова капитан Юрий Астафьев, и в самом деле в столице был всего третьи сутки, но сейчас он упрямо противоречил своему гостеприимному хозяину.
       - И все равно я его откуда-то знаю. Видел я его, и совсем недавно.
       Юрий наморщил лоб, потер переносицу. Сейчас его красивое лицо все повидавшего ковбоя выражало досаду. Странно, когда он задумывался, его глаза словно меняли цвет. Дело было в том, что они у Юрия были разные, один голубой, другой - зеленый. Но в этот момент они словно становились серыми.
       - А, вспомнил! - обрадоваолся Юрий. - Мы с ним сюда ехали в одном купе, хорошо поддали еще тогда, гудели всю ночь. К нам даже из соседнего купе приходили, успокаивали.
       Тут в зале появилась еще одна гостья Зубко. Высокая, черноволосая и черноглазая девушка в коротеньком халатике только что вышла из ванны, и вытирала волосы полотенцем. Таких девушек, как она, называют яркими: белая кожа, правильные черты лица, тонкий, классических пропорций нос. Разговор она начала с претензий.
       - Какой жуткий у вас город. Волосы за день становятся грязными, сальными. У нас в Кривове, с его пылищей, и то как-то через день голову получается мыть. А тут просто невозможно. Прошелся по улице, и волосы уже как сосульки. Хоть два раза в день купайся.
       - Оль, - обратился к ней Астафьев, - мы ведь с этим парнем ехали сюда? Пиво еще пили вместе.
       Ольга внимательно рассмотрела снимок и согласно кивнула головой, правда, внеся при этом изрядную долю скепсиса.
       - Пиво? А два пузыря водки уже в счет не идут?
       - Ну не в этом же дело!
       - Ага, совсем не в этом! Как вас всем вагоном уговаривали лечь спать.
       - Господи, при чем тут это? Он это, или не он?
       - Ну, он, это, он. Забыть его трудно. Характерное такое лицо, мальчик переросток с кулаками штангиста. С этим ювелиром вы хорошо тогда оторвались, до трех ночи никому в вагоне спать не давали.
       - Ну, если он представился ювелиром, то это точно он, - согласился и Зубко. Он качнул всей пачкой фотографий. - Это как раз было нападение на ювелирную мастерскую. Перестреляли там всех.
       Ольга между тем внимательно рассмотрела все снимки, и покачала головой.
       - Да, жуткая там была бойня. За что это их так?
       - Предположительно ограбление. Четыре трупа, всех изрешетили как партию дуршлагов. Выгребли все ювелирные изделия, мы нашли только одну серьгу на полу.
       Эти снимки могли шокировать многих, но не следователя прокуратуры Ольгу Малиновскую. За двадцать семь лет своей жизни она повидала множество ликов смерти, хотя и, несомненно, гораздо меньше, чем ее муж, Юрий Астафьев. Совсем недавно ему стукнуло тридцать один, и в этом возрасте он был не просто следователем, он был прошедшим огонь и воду матерым "волкодавом", раскрывшим не одно сложнейшее преступление.
       - Ну, что ж, дорогие гости. Раз вы такие информированные люди, то придется мне вас тогда допросить. Мало ли что он мог вам рассказать, - предположил Зубко, но тут с кухни донесся голос его жены, Веры: - Ужин готов, все за стол.
       Ужин начался с инцидента. Виктор машинально положил фотографии на край стола, и они попали на глаза Вере.
       - Убери счас же эту гадость! - закричала она. - Ты что, специально мне аппетит портишь, да!?
       Виктор поспешно переместил фотографии со стола на холодильник, но неприятный осадок от этого эпизода остался у всех. Ольгу поразило, как хорошенькое лицо Веры, с такими удивительно большими, голубыми глазами, исказилось во время крика жуткой гримасой. Оно даже покраснело от ярости, хотя это можно было отнести к тому, что Вера была на последнем месяце беременности, со всей вытекающей отсюда раздражительностью и капризностью. Но и без этого и Ольге и Юрию не понравились отношения между супругами Зубко. Чувствовалась, какая то холодность, напряженность в отношениях. И это было странно. Два года назад Юрий был свидетелем зарождения их любви. Тогда молодого лейтенанта Зубко прислали к ним, в провинциальный Кривов, с сумасшедшей идеей раскрыть преступление тридцатилетней давности. Виктору пришлось много тогда пережить в той командировке, он едва не расстался с милицейской карьерой и даже самой жизнью, но оттуда он привез в столицу Веру, хрупкую, молодую вдову с трехлетней дочерью. Вместе они были удивительной парой: он, высокий, с красивым, открытым лицом, с зачесанными назад черными волосами. И Вера - маленькая, щуплая, но просто потрясающая своими невероятными глазами и тонкими чертами лица. Так что для кривовских гостей стало загадкой такое, нынешнее поведение Веры в отношении мужа.
       После ужина Виктор сказал: - Ладно, сегодня я вас мучить не буду, вижу, как вы устали, но завтра съездите со мной на часок в МУР по этому делу. Заодно посмотрите, где я работаю.
       - Хорошо, - согласились оба его гостя. Им действительно, все это было интересно.
      
       ГЛАВА 3.
       - Ну, вот, ехали отдохнуть, отвлечься от повседневной рутины, и снова попали в ментовку, - пошутила Ольга, рассматривая кабинет Зубко. Он был небольшим, достаточно скромным, да и не полагалось большого кабинета капитану милиции, правда, работающему в отделе особо тяжких преступлений знаменитого МУРа. Сама атмосфера этих стен была для обоих супругов чем-то легендарным. Хотя репутацию МУРа и подпортили последние скандалы с "оборотнями в погонах", но для них это было просто святое место. Сам хозяин кабинета в это время бегал за водой для чая, потом на ковер к начальству. На минутку зашел высокий, за метр девяносто, мужчина с серьезным лицом римского воина. У него был крупный череп с обширной лысиной, широко расставленные глаза, монументальная челюсть. Чем-то он сразу напомнил Юрию своего старого друга по оперской работе Пашу Зудова. Не внешностью, нет. Скорее - неторопливой монументальностью в движениях.
       - О, знакомьтесь, - оживился Зубко, - мой коллега, и напарник по кабинету Олег Ведяхин.
       Улыбку Ведяхина портил один отсутствующий сверху зуб.
       - Наслышан, - пробасил он.- Мне Виктор про вас все уши прожужжал.
       Олег пробыл недолго, уехал, как он сказал, "на объект". Не успели они выпить по чашке чая, когда зазвонил телефон, и, выслушав короткую команду, Зубко кивнул головой: - Пошли к руководству.
       В гораздо большем кабинете их ждали двое: мужчина лет сорока пяти с усталым лицом и погонами подполковника, и лысоватый человек в тонких очках, и синем мундире прокурорского ведомства. Зубко представил всех четверых друг другу. Прокурорский оказался следователем по особо важным делам Александром Даниловым, а подполковник, начальником Виктора, Иваном Антоновичем Шалагиным. После предварительного знакомства Шалагин начал расспрашивать уже по делу.
       - Так, значит, вы знали этого парня? И где вы познакомились с убитым? - спросил он.
       - В поезде, - начал Юрий. - Они оба сели к нам в купе в Сызрани...
       Поезд уже трогался, когда дверь открылась, и купе начали протискиваться два человека с непомерно большой поклажей. Ольга поморщилась. Ее тихая надежда на то, что до столицы они с Юрием в купе доедут вдвоем, пошла прахом.
       - Фу, чуть не опоздали, - заявил идущий впереди рослый парень атлетического сложения, с открытым, чисто русским лицом. На лице этом сиял юношеский румянец, и в отсутствии морщин, было, трудно определить возраст этого двухметрового "мальчика". Было видно, что ему далеко не семнадцать лет, но и тридцать было дать как-то уж слишком.
       - Да, еще полминуты, и тю-тю, пришлось бы идти до Москвы по шпалам, - согласился второй опоздавший, мужчина лет тридцати семи, худощавый, с усами скобочкой. И усы, и волосы его начали седеть. Первым делом оба новичка выгрузили из сумок добрую дюжину бутылок пива. При виде его Астафьев испытал острое слюноотделение. Вчера они всем дружным коллективом, с привлечением друзей детства и отрочества, до трех часов ночи отмечали его собственный день рождения, и скромную, с присутствием только свидетелей, роспись в загсе с Ольгой Малиновской. Это была именно роспись, а не свадьба. Веселить более широкие слои публики бесконечными "горько" они не хотели, поэтому и родные молодоженов, и Ольгины друзья остались в неведении этого факта, и обо всем узнали задним числом. Но, все равно, погуляли они хорошо, потом еще проспали, чуть не опоздав на поезд. Так что остаточные признаки похмелья у молодого супруга сохранялись до сих пор. То же самое, похоже, происходило и в организме вновь прибывших товарищей. Растолкав по полкам вещи, они первым делом присосались к ячменному пойлу.
       - Фу, как хорошо! - заметил тот попутчик, что постарше. - Что может быть лучше во время выпитой бутылки пива, а?
       - Да, - согласился молодой, - мне вчера такую отвальную устроили родичи, до сих пор из стороны в сторону мотает.
       Подошел проводник, и Юрий невольно узнал, что оба любителя пива едут туда же, куда и они, то есть, до Москвы. Между тем усатый, его звали Владимиром, заметил жадные взгляды, что бросал на их "золотой запас" Астафьев.
       - О, я, вижу, не одни мы героически боремся с похмельем, - засмеялся он, и пододвинул открытую бутылку к самому носу Юрия. - Пей, браток, похмелье в сто раз хуже самого пьянства.
       От такого искушения Юрий отказаться не мог.
       - Спасибо, благодетели, выручили вы меня.
       - Тебя по новой не развезет, после вчерашнего? - нахмурившись, заметила Ольга. - А завтра к Зубко приедем, там тоже без этого не обойдется.
       - И что будет?
       - Как что, мне скучно будет.
       - Ну, будто тебе сейчас со мной весело в таком состоянии.
       После того, как пиво живительной волной скользнуло в желудок, Юрий прислушался к разговору "благодетелей". Молодого звали Андреем, а усатого, Владимиром. Оказалось, что оба они были в прошлом офицеры, оба кончали одно и то же инженерное училище, с разницей в шесть лет, так что с полчаса они перебирали знакомых преподавателей, потом кто и где служил. Андрей, тот вскоре после окончания учебы ушел из армии лейтенантом, а вот Владимир успел дослужиться до майора. Затем разговор зашел о том, кто, чем занимается сейчас.
       - Я хвалиться не буду, но честно скажу, что я один из лучших мастеров по установки слип-систем, - заявил Владимир. - Мы работаем втроем, один у нас занимается только оформлением документов и поиском заказов, а мы вдвоем пашем. Берем, например, новое здание под офисы, семь этажей, десять, было и двенадцать, и проводим слип системы в каждый кабинет. А их там сотни!
       - Слушай, майор! А ты чем паяешь алюминий? - заинтересовался Андрей.
       - Горелкой газовой.
       - Какой?
       Тут разговор пошел для Юрия совершенно непонятный, о методах пайки, о горелках и резаках.
       - Я ведь ювелир, - пояснил свой интерес Андрей, - берешь золото, расплавляешь его, и тянешь из него, например, золотую нить. А там струя должна быть совсем тоненькая, как иголка. Я уж сам сколько раз горелку переделывал, но ни как не добьюсь того, что мне нужно.
       - Приезжай ко мне, у меня есть одна запасная горелка, именно такая, какая тебе нужна. "Хеминай", финская. Приезжай я тебе ее отдам.
       - Зачем! Я ее куплю. Я же знаю, сколько стоит хорошая горелка.
       Они начали выяснять, кто, где живет. Оказалось, что Владимир обитал за городом, в каком то вагончике на новостройке в районе очередного поселка новых русских. Андрея это не очень устроило.
       - Нет уж, лучше ты ко мне приезжай, заодно посмотришь, где и как я работаю. Это самый центр города, Сретенка. Нас, правда, не сразу найдешь.
       Он начал рисовать на полях газеты небольшой план.
       - Заходишь внутрь двора, и здесь вот вход в подвал. Там железная дверь, звонок. Звони подряд четыре раза, лишних разговоров не будет. Четыре раза, значит - свой.
       - А если два раза? Или один?
       - Значит, чужой. А это долгие расспросы. Кто такой, откуда, зачем? Да, мои коллеги еще плохо шпрехают по русскому. Все недавно с гор спустились. Пока это все им объяснишь!
       - Строго там у вас, - засмеялся Владимир.
       - А что ты хочешь? Мы же с золотом дело имеем. У нас иногда его столько скапливается, ужас! Да и брюлики имеются. Я с ними больше всего работать люблю. Бриллиант, это нечто! Знаешь, как он играет на свету? Главное - ему оправу подобрать. Мне американский вид крепления нравиться, открытый. Он тогда со всех сторон играет, а особенно с белым золотом!
       - А как называется эта ваша артель? - спросил Владимир.
       - По документам она значиться как "Агат". Но у нас вывески там нет.
       - Вы что же там, выходит, на нелегальном положении? - заинтересовался Юрий.
       - Да, почти что. Зарегистрированы, но вовсе не там, не по тому адресу, а в Ингушетии, и платим по минимуму. Налоги у нас, брат, сейчас такие, что легче откупиться от ментов и рэкета, чем платить все налоги государству. Хозяин у нас дагестанец, Али, но сам пашет, как черт. Мы, как ныряем в этот чертов подвал часов в восемь утра, и до самой ночи. Кончаем то в шесть, а то и в восемь вечера. Время вообще летит незаметно. Только к вечеру оторвешься от горелки - весь черный, как негр: лицо, руки - все черное. Вытяжки почти нет, там вообще нужно движок ставить раз в десять мощней, чем у нас стоит, но он выть будет жутко, а тогда жильцы жалобами завалят.
       - А где же вы золото добываете? - снова поинтересовался Юрий.
       - В скупках. Нет, иногда покупаем и у государства, для отчетности. Но оно стоит очень дорого. А там же, в скупке, любое золото, любой пробы, принимают как золотой лом. Вот и получается, что нам лучше купить у частника, чем у государства. Сколько я за эти три года золота переправил, вы и представить не можете. А уже серебра! - Он махнул рукой. - Мешками иногда привозил. И столовое серебро, и медали. Народ ведь с голодухи прет в скупку все, что угодно.
       После этого он перешел к лирике.
       - Нравиться мне эта работа. Уж сколько я профессий в своей жизни перепробовал! Я, даже, менеджером в модном бутике работал, пока меня в пункте обмена валюты один козел ножом не поранул. Но эта работа - вообще!
       Андрей даже закатил глаза.
       - За эти три года к Али из Дагестана столько братьев его присылали. Попробует его в деле, полгода, год, и отсылает обратно домой. Не годен! Руки не той стороной пришили. Держит он там троих для простейшей работы. А у меня получается. Али обещает, что научит меня делать знаменитые кубачинские кинжалы. Таких мастеров в мире осталось всего десять человек. Вот Али как раз десятый. Я буду одиннадцатым.
       Под легкий хмель он много рассказал о своей работе, и только под утро поинтересовался у Юрия, кем работает он. Узнав, что он мент, ювелир раскрыл от удивления рот.
       - Ни хрена себе, - пробормотал он.
       - Да, ты не бойся, - Юрий махнул рукой. - Я такими делами не занимаюсь. И вообще, - он обнял за талию все же присосавшуюся к пиву Ольгу, - мы в отпуске. Почти что в свадебном путешествии. Мы едем отдыхать.
      
       ГЛАВА 4.
       - Он не называл во время разговора каких-нибудь имен? - спросил подполковник, выслушав рассказ Юрия.- Может, кто им угрожал?
       Юрий чуть подумал, и кивнул головой.
       - Мелькнуло там одно имя. Хаджи.
       - И что этот Хаджи? - Заинтересовался Данилин. - Поподробней можно?
       - Это было после того, как я спросил его, как дагестанцы относятся к чеченцам. Он сказал, что они их не любят. Чеченцы всегда были на Кавказе бандитами. Они и сейчас бандиты, воюют, а потом приезжают в Москву со своими порядками. Как-то он так сказал интересно... - Юрий чуть напрягся, припоминая, но его опередила Ольга.
       "А потом приезжают такие как Хаджи и качают тут свои права", - процитировала она.
       - Точно. Именно так он и сказал, - подтвердил Юрий.
       - Хаджи? - подполковник переглянулся с прокурором. - Надо организовать запрос в ФСБ насчет этого Хаджи.
       Между тем Зубко перебирал все те же, сделанные на месте преступления снимки.
       - Что ты там хочешь увидеть, Виктор? - спросил его Шалагин.
       - Да, с горелкой этой что-то мелькнуло. Была там какая-то горелка, еще новенькая, в бумаге, в масле.
       - А они, эти двое ваших попутчиков, они обменивались адресами, телефонами?
       - Да, и очень подробно, - подтвердил Юрий.
       - Это интересно. Может, стоит разыскать этого Владимира, - Шалагин обращался уже к Зубко. - Если он действительно привез ювелиру горелку, то он был единственным человеком, кто посещал мастерскую в тот день. Где он, говорите, разместился?
       - Деревня Зубовка, - подсказал Юрий. - В третьем вагончике слева.
       - Есть такой поселочек, - улыбнулся Шалагин. - Несколько наших фигурантов там дома себе строят. Нехилые такие домишки, этажей по пять. Да, надо бы, тебе, Виктор, разыскать этого Володю, мастера по слип-системам.
       - Хорошо, я займусь, но сначала я заеду в мастерскую, посмотрю ту горелку, - предложил Виктор. - Действительно она новая, или нет.
       - Хорошо, согласен.
       Шалагин лично провожал Юрия и Ольгу из кабинета.
       - Спасибо большое за оказанную помощь, чувствуется профессионализм, - одобрительно сказал он. - Нам повезло, что этот ювелир ехал в столицу именно с вами.
       Он даже приложился к ручке Малиновской, и Юрий всем своим мужским нутром почувствовал в подполковнике опытного ловеласа.
      
       ГЛАВА 5.
       Уже на улице Зубко предложил: - Вы куда сейчас хотели пойти? Давайте я вас заброшу куда надо, да поеду туда, в этот подвал, на Сретенку.
       - А Сретенка это что? - спросила Ольга.
       - Это старинная улица, очень длинная, в центре старой Москвы.
       - Ну и давай посмотрим твою Сретенку. Заглянем в подвал, а потом полюбуемся и старой Москвой.
       Виктор засмеялся.
       - Приятно иметь дело с такой женщиной. Попробуй, вон, мою Верку затащить на место преступление? Да она помрет, скорее, чем согласиться.
       Через полчаса служебная "восьмерка" Зубко свернула под арку старинного двора. Мастерская, в которой работал покойный ювелир, располагалась именно так, как он и описывал. Довольно большой двор, организованный стоящими в каре старинными домами, двухэтажными и трехэтажными, с двумя арочными проездами на разные улицы. Внутри двора росли три древних, но уже сохнувших тополя, песочница в дальнем углу, несколько перекошенных, ветхих скамеек. Не украшал его и древний, горбатый еще "Москвич" со спущенными шинами. Сейчас, в самый разгар жары, во дворе не было никого, только из подъезда показалась фигура человека, в котором Астафьев безошибочно определил опера. Это было видно и по озабоченному лицу, и по легкой ветровке, лишней для такого жаркого времени года, но зато хорошо прикрывающей наплечную кобуру. А главное, в руке у него была черная папка, без этого атрибута не обходился ни один из милиционеров, работавших на "земле". Юрий спросил уже начавшего спускаться вниз по ступенькам подвала Зубко: - Вить, а это, случайно, не твой кадр?
       Тот оглянулся.
       - А, да, именно мой. Николаев, Васька.
       Тем временем Васька на всех парах спешил к ним. Это был невысокий мужчина лет тридцати, с худощавым лицом, особо отмеченным высоким лбом, все увеличивающимся в размерах за счет наступающих залысин.
       - А, вот тут кто! А я думаю, что это за люди около мастерской крутится? А это, оказывается, свои, - сказал он, подойдя ближе, и здороваясь с Зубко за руку.
       - Да, это мы. Знакомься, наши коллеги из славного города Кривова. Они, волей судьбы стали свидетелями по нашему делу, - пояснил Зубко. - Знакомься: это Юрий, капитан милиции, а это Ольга, его жена. Между прочим - следователь прокуратуры по особо важным делам.
       Василия, как почувствовал Виктор, из коллег, особенно поразила женщина. Может, черные глаза Малиновской, а может синяя кофточка с глубоким вырезом, и черные, плотно обтягивающие все остальные прелести джинсы.
       - Очень рад, - пробормотал он, - Василий.
       - Ну, как ты тут? Что-нибудь накопал? - спросил Виктор.
       - Пока только один факт, и только так, не знаю, что с этого будет. Ветеран один видел в тот день стоящую около подвала машину, красную "семерку", с будкой. "Пирожок".
       - Это именно в тот день? А во сколько? - Заинтересовался Виктор.
       - Да, днем, примерно в полдень. А в остальном - все глухо.
       - Мы даже не знаем, во сколько произошло преступление, - пояснил Астафьеву Виктор. - К нам позвонили уже глубокой ночью, жена Андрея Арбузова обеспокоилась. Ну, пошло.
       - То есть, выстрелов никто не слышал? - спросила Ольга.
       - Нет, - охотно ответил Василий, - может, стреляли с глушителем, а, может, и стены заглушили. Подвал здесь тот еще, дореволюционный. Стены метровые. Бомбоубежище можно спокойно делать.
       В подвал вели восемь ступенек, дальше была, железная дверь, покрашенная черной, молотковой эмалью, с большим, панорамным глазком. Юрий невольно вспомнил, как его попутчики договаривались о сигнализации в случае возможного визита.
       - Слушай, а как они все-таки проникли в подвал? Им что, открыли дверь? - спросил он. - У дагестанцев с этим все было строго.
       - Не знаем, но у меня было такое впечатление, словно их застали врасплох. А потом, когда мы приехали, она была просто не до конца прикрыта.
       Виктор отодрал бумажку с печатью, открыл дверь своими ключами, зажег свет. Первое, что бросилось в глаза Юрию, черный, закопченный потолок. Зайдя, они захлопнули дверь. В обширном помещении помещалось нечто среднее, между кузницей и аптекой. Был довольно большой горн, набор тиглей, все это подогревалось газовой горелкой. И тут же, в углу стояли точные медицинские весы с набором крайне малых гирек. В ряд, на длинном верстаке, стояло несколько тисочков, над ними нависали кожухи вытяжки. Что в этом помещении было самым неприятным, так это несколько белых силуэтов на полу. Кивнув на самый большой, крайний рисунок, Астафьев спросил: - Это Андрей?
       - Да, он лежал здесь. Он был с краю, первым, и в него всадили целую обойму из пистолета. Вообще, похоже, что они опасались чего-то похожего. У их главного, Али, под верстаком был приклеен скотчем автомат, АКМС. Но, воспользоваться он им не успел.
       Виктор обошел нарисованный контур, и показал рукой на верстак.
       - Вот, видишь, та горелка, про которую я тебе говорил?
       В самом деле, рядом с тисочками лежала новенькая, еще в масле, газовая горелка, небольшая, и очень аккуратная. Юрий протянул к ней руку, но взять не успел. Сзади, у входа, щелкнул дверной замок. Они переглянулись, Юрий бросился в сторону, резко увлекая с собой Ольгу, а Виктор наоборот, громадными прыжками рванулся к двери. Она чуть приоткрылась, но, очевидно, увидев в помещении свет, незваный гость тут же решил захлопнуть ее. Василий же, стоявший как раз с другой стороны, резко дернул дверь на себя, и когда, после секундного сопротивления она распахнулась, они увидели на лестнице только ноги убегающего человека.
       - Стой! - закричал Зубко. - Стрелять буду!
       Он и в самом деле уже выхватил из кобуры пистолет, но, стрелять все же не решился, а рванулся вслед за незнакомцем. Вслед за ним побежал и Василий, Юрий же пристроился вслед за ним. Он был еще в самом низу лестницы, когда услышал сверху выстрелы. Судя по звукам, это была самая настоящая перестрелка. Бежавший впереди него Василий неожиданно упал. Юрий подумал, что в того попали, но в этот момент Николаев, расположившийся на лестнице подвала как в окопе, открыл огонь. За какие-то секунды он выпалил целую обойму, и ему ответили не меньшим количеством выстрелов. После этого Николаев сполз на ступеньку ниже, и, перевернувшись на спину, начал перезаряжать пистолет. Юрий, воспользовавшись этим, приподнялся, и осмотрел поле боя. Первое, что он увидел, это Виктора Зубко, прячущегося за стволом ближнего к ним дерева. Он не стрелял, лицо его было искажено гримасой боли, а пистолет лежал на земле. Левой рукой он зажимал рану в правой руке, чуть повыше локтя. Юрий с облегчением подумал, что это не так страшно. Затем, в глубине двора, метрах в двадцати, Юрий увидел двоих людей в черном. Один явно был ранен, а второй тащил его на себе в сторону арки проходного двора, на ходу продолжая отстреливаться. Даже отсюда было видно, что оба они были явными кавказцами. Решение для Юрия пришло само собой. Он рванулся вперед, подбежал к Виктору, и подхватил его пистолет.
       - Патроны тут есть? - спросил он Зубко.
       - Три, - сдавленно ответил тот.
       Маневр Астафьева не остался незамеченным. Издалека снова зазвучали выстрелы. Сзади, от подвала, на них начал отвечать Василий. Когда Юрий высунулся из-за дерева, он увидел, что раненого теперь к арке тащат уже двое.
       - Прикрой! - крикнул он Николаеву, а сам бросился в сторону ближайшего укрытия, древнего "Москвича", навеки вросшего в эту землю. По пути он заметил, что в их сторону стрелял только один, этот, недавно появившийся джигит. Делать это ему было неудобно, на шее висел раненый, и он палил, назад, в сторону милиционеров, практически, не целясь. Тогда Юрий совершил еще один рывок, к другому дереву, по пути выстрелив в сторону противника. Он ни в кого не попал, как раз в этот момент все трое его врагов оказались под аркой, так что Юрий уже смело перебежал поближе, и осторожно выглянул из-за угла арки. В трех метрах от него виднелся зад черного внедорожника, задняя дверь была открыта, и в него как раз грузили раненого. Вслед за ним в салон забрался еще один кавказец. После этого Астафьев выпрыгнул из-за угла, и, вскинув пистолет двумя руками выстрелил в сторону последнего, оставшегося вне машины парня в черном. Он попал точно, Юрий даже видел, как дернулась его голова, и кровь брызнула из разбитого виска. Парень упал. Тут же открылась передняя дверца, появилось лицо человека, он мельком глянул на лежащего на земле, потом повернулся в сторону Астафьева. Тот поймал белое пятно его лица на мушку, и, когда уже был готов нажать на курок, в узком проходе между машиной и стеной арки появилась женская фигура. Тоненькая девушка в небесно-голубом платье шла, весело, помахивая сумочкой. Рука Юрия дрогнула, он опустил пистолет. На секунду они встретились с кавказцем взглядами, затем машина дернулась, и понеслась вперед, быстро скрывшись за поворотом. Одновременно Астафьев услышал за своей спиной топот и тяжелое дыхание нескольких человек. Обернувшись, он увидел Николаева, и еще двух милиционеров в форме, с автоматами.
       - Что, ушли? - спросил Василий.
       - Да, но одного я подстрелил, - пояснил Юрий. Все трое проследовали к лежащему на земле телу. Мимо, недоуменно оглядываясь на них, прошла девушка. Она задержала взгляд своих голубых глаз на высоком, симпатичном парне с лицом типичного киногероя. На этот имидж играл и небольшой, поперечный шрам на его лице, и пистолет в руке незнакомца. А Юрию почему-то больше всего запомнились редкие веснушки на ее лице, и длинные, распущенные по плечам волосы. Когда девушка прошла, он вытащил обойму, и убедился, что там оставался один единственный патрон. Покачав головой, Юрий, вытащил его, и сунул в карман.
      
       ГЛАВА 5.
       - Меткий выстрел, - похвалил Шалагин Юрия. При этом он каждую минуту потирал подбородок рукой, что по наблюдениям Юрия, было одой из тех привычек, что приклеившись, уже не отстают от человека на всю жизнь.
       - Мог бы подстрелить еще одного, но тут девчонка одна помешала, завернула в арку, - пояснил Юрий.- Как раз на линии огня оказалась.
       Василий, обшаривавший карманы убитого, протянул своему начальнику паспорт.
       - Ну, и что мы тут имеем? - заинтересовался тот. - Хасанов Алибек Измаилович. Прописан. Город Клим, улица Сорокина тридцать один.
       - Знакомый адресок, встречался он уже мне, - заметил Николаев. - И город, и улица. Там этих чеченцев прописано в каждом доме человек по сорок.
       В это время к ним подошла Ольга.
      
      
      
      
       - Иван Антонович, - обратилась она к Шалагину. - Там Зубко не хочет ехать в госпиталь, а это ему необходимо. Он и крови много потерял, и рану надо обработать.
       - Что это еще за мальчишество! - рассердился подполковник. - Где он?
       К Виктору они пришли уже втроем. Лицо Зубко было бледней обычного, на лбу выступила явная испарина.
       - Что еще за дела, капитан? - с ходу начал Шалагин. - Что еще за мальчишество?
       - Ну, товарищ подполковник, меня же там сейчас положат. А пуля же прошла насквозь, меня перевязали, что мне там сейчас делать?
       - Капитан, марш в машину! - рассердился подполковник.
       - Меня Верка убьет, если я домой сегодня не приду, - честно признался Виктор. - Она и так разводом грозит. А как узнает, что я в больнице, это же все!
       - А если ты придешь с этим пулевым ранением, то она не заметит, так, что ли? - окончательно рассердился Шалагин.
       - Я скажу, что царапина. Что это не страшно.
       - Не дури, Витя, она же у тебя по образованию медсестра, все сразу поймет, - поддержал подполковника Астафьев.
       - Езжай, а я ее подготовлю, - пообещала Ольга. - Все равно мне теперь ехать, переодеваться придется.
       Да, ее выходной наряд был испорчен безнадежно. Кровь Виктора запеклась и на блузке, и на штанах.
       - Ну, ладно, поеду, - нехотя согласился Зубко.
      
       Виктор поднялся и пошел к "скорой". Подполковник, проследив, чтобы он действительно сел в машину, обернулся к Николаеву.
       - Василий, ты отвези женщину домой, а нам с Юрием надо еще поговорить.
       Но Николаев задержал его, показав подполковнику ключи.
       - Вот, товарищ подполковник, в замке торчали. Я проверил, это не отмычки, это точные дубликаты настоящих ключей.
       - Интересно, - пробормотал Шалагин. - Знаешь что...
       Они отошли в сторону, закурили. Шалагин хотел что-то сказать, но как-то поперхнулся, и показал пальцем вперед.
       - О, контора приехала. Сейчас либо отстранят от дела, либо на них пахать будем.
       К ним шли три человека с крайне серьезными лицами. Тот, что шел в центре, высокий, моложавый, с правильными чертами лица, с зачесанными назад русыми волосами, первым протянул руку подполковнику.
       - Добрый день, Иван Антонович. Снова у нас проблемы с кавказцами?
       - Да, есть немного.
       - А помните, два дня назад я говорил, что это только первая ласточка? - фээсбэшник кивнул головой назад, в сторону подвала.
       - И вы оказались нехорошей девочкой Кассандрой, - признался Шалагин.
       Комитетчик неожиданно для предыдущей серьезности, звонко рассмеялся. Теперь он казался еще моложе, чуть ли не ровесником Астафьева. Юрий никак не мог понять, сколько ему лет. Морщинки около глаз, и тонкая линия рта подразумевали возраст уже солидный, а вот глаза были совсем как у юноши.
       - Разрешите познакомить, - Шалагин кивнул на Юрия. - Юрий Астафьев, капитан милиции из славного, волжского города Кривова. Волей судьбы главное действующее лицо последних событий. Приехал к другу в столицу, моему оперу, и вот, попал в переплет.
       Он ткнул пальцем позади себя, в сторону арки.
       - Кстати, этот труп его рук дело.
       Комитетчик сразу стал серьезным.
       - Полковник Жохов, отдел по борьбе с терроризмом, - подавая руку Астафьеву. - Давайте посмотрим, капитан, кого вы там подстрелили.
       Они подошли к телу кавказца, благо и эксперты, и медики уже свое отработали.
       Жохов пару минут всматривался в лицо убитого, потом перевернул его, посмотрел в профиль.
       - У него уникальная память на лица, - шепнул на ухо Астафьеву стоящий за ним Шалагин. - Помнит всех, кто, когда-либо засветился на пленке.
       - Слух у меня тоже хороший, подполковник, - не оборачиваясь, заметил Жохов. После этого он сделал нечто неожиданное. Взявшись руками за черную майку, он разорвал ее в сторону левой руки, и бесцеремонно перевернул тело убитого на бок.
       - Ну, вот. Это много объясняет, - заметил он, поднимаясь на ноги. Теперь и все увидели на плече убитого татуировку: черного, чеченского волка.
       - Особый батальон стражей исламского правопорядка. Но что он больно молодой для стражей? Такие наколки они делали году в девяносто четвертом. Потом, когда мы их начали ловить и сажать, как-то эта мода прошла.
       Жохов обернулся к Юрию.
       - Еще вы кого-нибудь из них тут видели?
       - Да, но мельком, во время перестрелки. А вот одного рассмотрел очень хорошо.
       - А машину?
       - Я уже доложил, черный "Джип", "Гран-Чероки", не очень новый, АСА, 666. Семьдесят седьмой регион, треугольничек с буквой "Ш" на заднем стекле. Все.
       Полковник слушал его с большим интересом.
       - Сколько вы видели всю эту картину? - спросил он.
       - Чеченца и машину?
       - Да.
       - Долго, секунд пять.
       В глазах комитетчика отразилось уважение.
       - Молодец, капитан. Если это в самом деле так, то у вас хорошая память. В какой вы сейчас должности?
       - Начальник следственного отдела. Но до этого семь лет пахал на "земле", опером.
       - Понятно. Это хорошая школа.
       Полковник обратился Шалагину.
       - Иван Антонович, мне доложили, что в связи с этим делом мелькнуло такое имя как Хаджи? Откуда оно пришло?
       Шалагин ткнул рукой в сторону Юрия.
       - Это тоже обращайтесь к нему. Он нам притащил это имя на хвосте.
       Жохов развел руками.
       - Ну, что ж, Юрий Андреевич, тогда сам бог велел нам поговорить более подробно. Я заберу тогда, Иван Антонович, вашего гостя. Поехали, капитан.
      
       ГЛАВА 6.
       - Если ваша теория права, то я тогда совсем не понимаю, зачем их надо было убивать, - сказал Юрий через три часа разговора с Жоховым. К этому времени он называл его просто Андреичем, сам Жохов объяснил, что он любит, что б его звали именно так. Собственно, разница была небольшой, что Андрей Андреевич, что Андреевич.
       - Почему? - не понял полковник.
       - Потому что через месяц они должны были уехать в Чехию, в Прагу. Насовсем.
       - Это вам сказал тот покойный ювелир?
       - Да. Там, в отличие от России, налоги более человечные, рэкета нет, а главное, любой ювелир имеет право ставить не только свое клеймо, но и пробу. Без всякой пробирной палаты.
       Жохов покачал головой.
       - Я не знал этого.
       Он заглянул в сигаретную пачку, она была пуста. Юрий пододвинул ему свою, невольно закурил сам. За эти три часа они оба неимоверно устали. Астафьев просмотрел несколько сот фотографий чеченских боевиков, но не нашел там никого, кто бы походил на того парня с переднего сиденья "Джипа".
       - Нет, у него было такое характерное лицо, нос не крючком, а именно орлиный.
       Юрий даже показал его пальцем. - Здоровый такой носяра, как говорил Хазанов: "По ветру разворачивает".
       Зато Жохов нашел в картотеке убитого Юрием парня. Это были съемки пятилетней давности, и тот был совсем мальчишкой, лет пятнадцати. Как Жохов смог определить, что пацан на пленке, и убитый им верзила одно и тоже лицо, Юрий не понял, но тон полковника был непререкаем.
       - Да он это, он! Маленький тут он еще, но это он. Смотри: характерная форма лица, носа. Небольшая родинка на лбу. Он это!
       А на экране мелькали кадры какого-то ичкерийского праздника, с песнями и круговыми плясками. Но в кадр постоянно попадал высокий, грузный человек, обнимающий двух молодых людей. В одном Жохов и опознал Алибека Хасанова, так они, пока что, называли убитого.
       - Похож, - признал и Юрий после того, как хозяин кабинета приблизил изображение парнишки.
       - Значит его отец Шамиль Исмаилов, полевой командир, хозяин Бамутского района, - прокомментировал Андреич. - Три года назад этого самого Шамиля еле выловили с его этой бандой и убили. Тварь была страшная, живодер, садист. Судя по тому, как он обнимает этого парня, он либо его сын, либо очень близкий родственник. Сейчас, я посмотрю картотеку.
       Жохов свернул изображение, и быстро нашел в памяти компьютера нужные данные.
       - Ну, что я говорил! Шамиль Исмаилов, сыновья Алибек и Мохаммед. Одному сейчас двадцать, второму двадцать семь. Посмотрим дальше.
       Они еще несколько раз просмотрели всю пленку, но им ни как не удавалось рассмотреть лицо второго парня, что обнимал покойный бандит. Его загораживал то сосед слева, то подходили с разговорами какие-то люди, а когда Исмаиловы начали просто позировать, в кадр влезло лицо какого-то мальчишки со следами наследственного идиотизма на лице.
       - Черт, ну куда он лезет! Ну вот! Как назло! Есть все-таки закон подлости, - взорвался Жохов.
       - А что такое? - удивился такому всплеску эмоций Юрий.
       - Просто у нас есть такое подозрение, что Хаджи, про которого ты уже слышал, это как раз сын Исмаилова, старший, Мохаммед. В Чечне он проявился недавно, два года, но прославился своей храбростью и жестокостью. На его счету два сбитых самолета в Ханкале, несколько вылазок в самом Грозном. Он принимал участие в том рейде в Ингушетию, ну, ты слышал. Сам Басаев назвал его своим лучшим учеником. Вообще, этот позывной, Хаджи, был уже у нескольких полевых командиров, но все они либо давно в могиле, либо отошли от дел и живут на Ближнем Востоке. Мы пытались найти фотографию этого Мохаммеда, но ничего не нашли. Зато точно знаем, что он два года назад совершил хадж в Мекку. От этого и пошла его кличка. Но перед этим он предусмотрительно изъял все свои фотографии у всех родственников и друзей. Мы набросали тут кое-что со слов знавших его людей, но это очень неточно.
       Жохов достал из стола, и подал Юрию два листка бумаги с рисунками. Юрий рассмотрел оба, и отрицательно покачал головой.
       - Фас вообще не имеет ничего общего. А вот профиль похож. Только скулы у него вверх идут круче, и щеки впалые.
       К удивлению Астафьева Жохов достал еще один лист бумаги и за пять минут карандашом набросал, пользуясь подсказками Юрия, очень похожий портрет.
       - Как хорошо вы рисуете! - с уважением заметил Астафьев.
       - Это у меня от природы. Я даже учился в Строгановке, - пояснил явно польщенный полковник.
       Он небрежно мотнул головой в сторону ближайшей стены, где висела неплохая гравюра в стиле Дюрера.
      
       - Вон, моя работа. Но сейчас для этого время нету совсем. В отпуске два года не был.
       После этого он вернулся к делу.
       - Ты, Юрий, человек военный, к тому же в этом деле увяз по самые уши. Все равно нам придется тебя на каком-нибудь этапе следствия привлечь, ты ведь у нас главный свидетель. Поэтому тебе могу сказать. По нашим данным Хаджа прислан в столицу с целью активизации террористической деятельности, и одновременно, с целью нахождения новых каналов финансирования. Для него поставлена задача, перейти, как бы это сказать, на самоокупаемость. Хаджи сразу увеличил оброк на крышуемых ими предпринимателей. За неделю до этого были убиты два бизнесмена, посмевшие заикнуться о своих финансовых трудностях. Между прочим, оба они были кавказцами. Вот такие дела.
      
       Он устало улыбнулся, и тут Юрий понял, что он вовсе не такой молодой, как кажется.
       - Мы вызовем тебя, если нам нужно будет опознать Хаджи. Ты единственный, кто видел его вот так, вживую. Так что, будь к этому готов, - сказал он Юрию на прощанье. - Выдернем, где бы ты ни был.
      
       ГЛАВА 7.
       - Нет, Оль, я его люблю, люблю, это он меня не любит! - эту тираду Юрий услышал еще в прихожей, благо ключи от входной двери у него были, и в квартиру Зубко он проник достаточно незаметно.
       - Да не любишь ты его! - настаивала Ольга.
       - Оля, я люблю его, но меня сломало прошлое лето, когда Олеську похитили те бандиты. Я не могу больше ждать, и думать, придет он сегодня домой, или привезут всего в бинтах, а то и вообще... Его за эти три года два три раз ранили, ты представляешь!? А он еще смеется: "Пуля, - говорит, - дура, в сантиметре от головы прошла". Главное, он же может спокойно уйти в ту же охрану, отсидел свои двенадцать часов и свободен двое суток. И деньги там точно такие, даже больше, гораздо больше! Это же Москва, Оля, здесь же бешеные деньги! Я простым менеджером по продажам в этом чертовом Билайне больше его зарабатывала, а он же у меня с головой, может сам организовать какую-нибудь охранную фирму. Тут же можно такие деньги огребать. Я стены эти не могу видеть, тут давно уже ремонт нужно делать!
       Голос Ольги в ответ прозвучал снисходительно.
       - Вер, но он же мент, Вера! Он потомственный мент. Это не его работа, это его жизнь. Я, думаешь, буду Юрку переделывать? Заставлять его карьеру делать? Бредила я такой идеей месяца два потом поняла, что это ему на фиг не надо. Да никогда нам их не переделать, ни твоего Витьку, ни моего Юрку. Они же срослись с этой работой. Их отдирать от нее только с кровью.
       - Ты так думаешь потому, что сама такая же, - упрямым тоном заявила Вера.
       - Ну, может и так.
       - А я нет, я не такая. Я простая русская баба на сносях!
       Юрий начал подумывать, как ему организовать вторжение в кухню, где сидели обе женщины, и показать им при этом, что ничего не слышал. Но тут щелкнул входной замок, и на пороге возник сам хозяин квартиры.
       - Ба, ты чего это? Сбежал, что ли из госпиталя? - удивленно спросил Юрий.
       На звук их голосов из кухни выскочили обе женщины.
       - Тебя что, отпустили? - удивилась Ольга.
       - Ну да, - стараясь говорить как можно небрежней, заявил Виктор. - Рана незначительная, ее обработали, зашили, и отправили домой.
       Астафьев ни секунды не поверил словам Виктора, тем более не поверила этому и Вера. Она молча повернулась, и ушла на кухню.
       - Ну, пойдемте тогда ужинать, - за хозяйку пригласила мужчин Ольга.
       Это был не самая приятная трапеза на памяти Астафьева. Тягостную атмосферу разрядил телефонный звонок на мобильник Ольги.
       - Да, слушаю.
       Внезапно ровный ее тон сменился радостным визгом, она даже выскочила на балкон, чтобы лучше слышать своего собеседника.
       - Юлька! Ты! А я думала, что уже не застану тебя! Ну да, автоответчик. Это я поняла. О! Там, наверное, сейчас хорошо. Ну, сравнила! Жара в Москве, и жара у моря - это разные вещи. Когда? Хорошо, давай с утра. Ты позвонишь? Все, буду ждать.
       Малиновская вернулась в кухню с довольной улыбкой.
       - Юлька Перельман объявилась. Я все три дня ей телефон обрывала, а она, оказывается, в Турции отдыхала.
       - Это кто такая? - насторожился Юрий.
       - Учились мы с ней вместе. Она сразу после выпуска стрельнула в Москву. Хорошо здесь пристроилась, юрисконсультом. Замуж вышла, квартиру себе купила.
       - Ну, это не трудно, с такой фамилией, - усмехнулся Юрий.
       - Нет, она так, баба, ничего. Завтра, мы договорились, встретиться с утра. Как выспится, позвонит мне, съездим на "стрелку" с ней, посмотрю, как живет наш Общак.
       - Почему Общак? - не понял Юрий.
       Тут Ольга немного замялась.
       - Да, была там одна история. Мы ее так в шутку прозвали. У ней всегда можно было денег стрельнуть. И, кстати, без процентов.
       - Насколько я понимаю, мое присутствие там не предусмотрено? - поинтересовался Юрий.
       - Нет, это будет пока что девичник. Я сначала все разведаю, а потом сведу тебя с ней.
       Она искоса посмотрела на мужа, и поправила сама себя: - А, может, и нет.
       Юрий еще думал, чем завтра заняться ему, когда раздался телефонный звонок. Трубку на этот раз поднял Виктор.
       - Да, Иван Антонович. Да нет, мне гораздо лучше. Ну что вы, хоть завтра. Есть быть дома. Кого?
       Зубко обернулся, и посмотрел на Юрия.
       - Тебя, - сказал он, подавая Астафьеву телефонную трубку.
       - Юрий Андреевич, - услышал Астафьев уже запомнившийся голос Шалагина. Правда, в этот раз в нем было удивительно много заискивающих ноток, - вы не могли бы нам завтра уделить еще пару часов.
       - А что такое?
       - Да, мои парни ездили сегодня в Зубовку, но не нашли этого вашего Владимира. То ли они у меня бестолковые такие, толи этот бывший майор что-то не так указал. Вы бы не могли завтра съездить с ними в эту самую Зубовку, и опознать его?
       - Хорошо, - согласился Юрий. - Но, только с утра. Надо его искать, пока он еще не ушел на работу.
       - Давайте, скажем, если в семь, мы подошлем машину, как?
       - Хорошо, буду ждать.
       - За вами заедет Василий Николаев. Ну, вы его знаете.
       - Хорошо, я буду ждать, - повторил Юрий.
       - Спасибо большое, Юрий Андреевич. Вы очень нас выручите, если поможете в этом деле.
       Астафьев положил трубку, и улыбнулся.
       - Ну, вот у меня занятие на утро уже есть. Оль, что будем делать после обеда?
       Малиновская отмахнулась.
       - А это мы решим завтра. У меня отдых, и я не хочу забивать голову каким-либо планированием.
      
       МОСКВА, САМЫЙ ЦЕНТР ГОРОДА.
       В этот вечер Хаджи молился как никогда долго, и как никогда истово. Все его понимали, и Арви терпеливо дожидался, пока Хаджи закончит свое общение с богом, и поднимется на ноги.
       - Хаджи, мы узнали, в каком морге тело Алибека. Дай нам команду, и через два часа он будет обмыт и похоронен по всем нашим законам.
       Хаджи еще думал, над этим предложением, но тут из соседней комнаты появился невысокий, седой человек с большим, поперечным шрамом на щеке.
       - Ты плохо читал Коран, Арви, - сказал он. - Когда пророка упрекнули в том, что он своих воинов хоронит не обмывая, и на следующий день, он ответил: "Их раны уже обмыли в раю небесные гурии. Вся грязь и кровь погибших героев остается на земле". Я тоже знаю, где этот морг находиться, но я знаю и то, как хорошо него охраняют. Так что, это неразумно, Хаджи.
       Тот кивнул головой, и тихо заметил: - Он прав, Арви. Нашего отца вообще похоронили неизвестно где. Одна надежда, что сейчас они беседуют в раю. Но его убийца будет наказан скоро и страшно.
       Он ушел в спальню, а седой одобрительно кивнул головой.
       - А вот это верно. Такое прощать нельзя.
      
      
       ГЛАВА 8.
       Человек как может, предполагает, а бог как хочет, так и располагает. Юрий мог планировать все, что угодно, но получилось все совершенно по-другому. Во-первых, машина за ним пришла не в семь, а в восемь часов утра. Во-вторых, с ними напросилась ехать Вера. Оказывается, что Калиновка, где обитала с дочерью Веры, Валентина Дмитриевна, мать Виктора, была всего в нескольких километрах от этой самой Зубовки. Но, для того, что бы ее завести, пришлось все равно сделать изрядный крюк. Так что в Зубовку они попали в десять утра, когда все, кто жил в вагончиках на краю стройки, давно разошлись по рабочим местам. Потоптавшись около этого временного жилья, Астафьев и Василий Николаев двинулись на стройку. Они могли здесь проблуждать до вечера, на обширном пространстве строилось одновременно несколько десятков самых разнообразных особняков. Самые скромные были в три этажа, самые роскошные и огромные - в семь, а по размерам не уступали добротным домам Культуры, которые раньше строили по типовому проекту в областных центрах.
       - Сколько ж человек тут может проживать? - спросил Николаев, кивая головой на одно из этих жилищных чудовищ.
       - Если по максимуму, то батальон точно. А так, наверное, хорошо, если трое. Муж, жена, и собака, - предположил Юрий.
       Он уже приготовился к долгим и методичным поискам, когда заметил нечто, привлекшее его внимание.
       - Слушай, Василий. Помнишь, вчера ты говорил про "пирожок", что видели около мастерской на Сретенке? - Спросил Юрий.
       - Ну? И что? - не понял тот.
       - Он, какого цвета был?
       - Красного.
       - Тогда это, случайно, не он? - Астафьев показал рукой вперед.
       Действительно, в самом конце улицы стоял именно такой автомобиль: красного цвета "семерка" с будкой. Подойдя поближе, они прочитали и надпись на боку: "Установка кондиционеров и слип-систем". Зайдя же во двор особняка, Юрий первым делом увидел своего недавнего попутчика. Владимир, развернув чертежи, что-то втолковывал двум строителям в замызганных спецовках. Сам же бывший майор выглядел на их фоне как истинный лондонский денди - в чистеньком комбинезоне, с авторучкой в кармашке.
       Подняв глаза, и увидев подходивших людей, он очень удивился.
       - Ба, какие люди! Юрка! Ну, вот, а, говорят, гора с горой не сходить!
       - Да, бывает, что и не предполагаешь, что встретишься, - сказал Юрий, пожимая руку Владимиру. - Тебя тут вчера искали, но не нашли.
       - Да, это немудрено! Я тебе же говорил, что мой третий вагончик слева? Вот! А пока я домой ездил, там еще шесть штук поставили. Стройка-то пухнет на глазах. Олигархи жиреют, народ беднеет - все условия и для тех, и для других. Одни получают жилище, другие - работу, и все довольны.
       - Это Василий, он из местного уголовного розыска, - представил Юрий оперативника. - Володь, нам нужно с тобой поговорить, и желательно где-нибудь наедине.
       Бывший майор ни сколько не удивился.
       - Хорошо, пошли.
       Он отдал своим подчиненным еще несколько указаний, а потом махнул рукой милиционерам. Они вошли в дом, поднялись наверх, в небольшую комнату, где стоял старый стол и два не менее старых стула.
       - С соседней свалки притащили, - пояснил Владимир. - Надо же и на чем-то сидеть. Ну, так в чем у вас дело?
       - Скажи, - начал Юрий, - ты позавчера приезжал к Андрею, на Сретенку?
       - Да, был я у него. Привез ту горелку, что обещал, поболтали с ним так хорошо, просмотрел, как он работает. Интересно! У парня действительно золотые руки.
       - Были, - невольно заметил Василий.
       Бывший майор в недоумении посмотрел на опера.
       - Почему были?
       - Его убили в тот же день. Всех убили, всех, кто был тогда в подвале, - пояснил Юрий.
       Владимир откинулся на спинку, мотнул головой. На глазах его даже выступили слезы.
       - Кто его так? - тихо спросил он.
       - Ищем, - ответил Василий.
       - Ты когда от них уехал? Во сколько? - спросил Юрий.
       Владимир сначала закурил, потом глянул на часы, и лишь затем ответил.
       - В двенадцать сорок.
       - Это точно? - не поверил московский опер. - Я, в смысле, вот так, с точностью до минуты?
       - Да, я хорошо это запомнил, в час мне надо было быть на Дмитриевке, там у нас один заказ наклевывается. Мы должны были осмотреть помещение, высчитать объемы комнат, и просчитать, во что это обойдется клиенту. Договорились с партнером встретиться в час. А я засиделся у Андрея. Засмотрелся на него. Хорошо он работал, красиво. Такие чудеса творил.
       - Успел? - спросил Юрий.
       - Что? - не понял тот.
       - На Дмитриевку успел?
       - Да. Еле-еле. Там пробка была, но небольшая, объехал по переулкам.
       Он чуть помолчал, потом сказал: - Что за жизнь бл... Вот так живешь, а потом раз, и все. Только с парнем подружился, и нет его.
       - Тебе как открыли дверь в подвал, на четыре звонка? - припомнил главное Юрий.
       - Да, но все же перед этим спросили, кто и к кому.
       - А когда уходили ничего подозрительного не видели? - спросил Юрий.
       - Что именно?
       - Ну, люди там не крутились около подвала? - спросил Василий.
       - Да, нет. Там во дворе то никого не было. Сонный какой-то двор, пустой был.
       - А черный джип, случайно, не видел? - по наитию спросил Юрий.
       - Черный джип? А, был, кстати, - оживился Владимир. - Я свернул, было, со двора в арку, туда, на Сретенку, а он как раз едет навстречу мне. Пришлось дать задний ход, он проехал, а потом уж я выехал.
       Астафьев и Василий переглянулись.
       - Он ехал в сторону мастерской?
       - Да, свернул туда.
       - А номер ты не запомнил, случайно?
       - Нет, не до этого мне было. Я уже торопился. Помню, только, стекла у джипа все круто так тонированные, лиц совсем не видно.
       - Слушай, а ты не заметил, золота у них там много было? - спросил Юрий.
       - Нет. Андрей еще посетовал, что все только что увезли заказчики, показать нечего. Серьги он сделал при мне, спиральки такие, пружинные.
       Василий начал судорожно рыться в своей папке.
       - Вот такие? - спросил он, подавая фотографию.
       - Да, точно. Только их было две.
       Они проговорили еще больше часа, и уже когда Владимир провожал их, сказал на прощанье: - Вот ведь жизнь, какая сука! Только с человеком познакомился, только он тебе понравился, и все! Нет его.
      
       В ЭТО ЖЕ САМОЕ ВРЕМЯ. ДВУХКОМНАТНАЯ КВАРТИРА В ЦЕНТРЕ МОСКВЫ
       Это было как кошмарный сон, и даже боль не могла отрешить Аню от мысли, что все, что она видит и чувствует, какое-то ужасное, жуткое наваждение. Кавказец со шрамом толкнул инвалидное кресло в сторону кухни, и спросил, жутко коверкая слова: - Ну, женщина, ты поняла, что мы спрашиваем тебя о серьезном деле? Ее жизнь на твоей совести. Теперь ты нам все скажешь, правда? Где она?
       - Я не знаю, не знаю! Может, она осталась у Али!
       - У Али ее не было, - ответил второй, более молодой парень.
       - Где она, может быть? - настаивал тот, что со шрамом.
       - Я не знаю, отпустите меня! Я ничего не знаю!
       Тогда старший, со шрамом вытащил нож, и медленно провел им по женскому лицу. Кровь брызнула из-под лезвия, и тело Анны забилось в конвульсиях от боли и страха. Ей, лежащей на кровати, мешали освободиться связанные руки и ноги.
      
       - Она была у твоего мужа, - настаивал человек со шрамом. - Где она?
       - Не знаю я!
       - Вспоминай!
       - Может, она в машине мужа осталась!
       - Где эта машина? Где она сейчас?
       Она продиктовала адрес.
       - Рамзи, если хочешь, займись ей.
       Старый ушел, а молодой начал сдирать с женщины остатки одежды и с довольным сопением полез на нее.
       Лицо Ани было покрыто слезами и кровью, все расплывалось через них, даже лица истязавших ее людей. Но даже сквозь них она сразу увидела, когда старший кавказец вынес из соседней комнаты Оленьку. Аня дернулась всем телом, но это только прибавило боли в кистях и лодыжках.
       - Отпусти дочку! - закричала она.
       - Вспомни все и всех, у кого она может быть?
       И он положил руку на горло девочки.
      
       ГЛАВА 9.
       Следующие два часа Астафьев провел в московских пробках. Столица, словно нарочно, издевалась над ними. Николаев пытался проехать к центру города всеми возможными маршрутами, но неизменно оказывался в хвосте очередного мертвого каравана ревущих машин. И для Юрия это было испытанием, а Василий вообще психовал, как никогда.
       - Как меня заколебала эта блатота московская!
       - В смысле? - не понял Юрий.
       - Да ты посмотри на них, - опер ткнул пальцев влево от себя, - одна крутизна дороги забила. Почему в Москве пробки? Потому что всем этим понтам стремно ездить в метро, не престижно! А нам, тем, кому нужно работать, приходиться из-за этого страдать.
       Юрий посмеялся, а московский опер все поглядывал на часы, все, что-то, прикидывал.
       - Ты что, куда-то опаздываешь? - понял Юрий.
       - Ну да, надо было еще заехать к вдове ювелира, задать пару вопросов. Это тут совсем близко. Но, сначала тебя довести до дома.
       - Да ладно, я могу и на метро, мне то чего понтовать? Где тут ближайшая станция.
       - Да в том то и дело, что ее тут близко нет. Тут и на маршрутке ехать до метро с полчаса.
       - Ну, давай, заедем к твоей вдове, тебе правду надо задать два вопроса? Не больше?
       - Ну да.
       - Тогда поехали, что ждать.
       Василий с видимым облегчением свернул в ближайший переулок, и так, дворами и переулками, добрался до нужного дома. Это была обычная пятиэтажка хрущевских времен. Юрий машинально, вслед за ним, так же вышел из машины.
       - На втором этаже они живут, - пояснил Василий, словно извиняясь за причиненные неудобства, - мы это, тут быстро управимся.
       Они вошли в подъезд, поднялись на второй этаж, и увидели, что лестничная площадка буквально забита людьми. Человек десять стояли на ней с расстроенными и растерянными лицами, один из них терпеливо жал на дверной звонок.
       - Вы к кому, товарищи? - сразу спросил Василий.
       - Мы к Арбузовым, на похороны приехали, - сказал самый пожилой из них.
       - Приехали с полчаса назад, звоним, никто что-то не открывает, - пояснил еще один из родственников.
       Опера переглянулись, Василий торопливо достал мобильник, начал кому-то звонить, потом спросил родню: - Может, она ушла куда-нибудь?
       - Да, Аня то могла уйти, но мать ее всегда дома, - возразил пожилой. - Она инвалид, в коляске по дому катается.
       - Да это точно, - пробормотал Василий.
       Николаев пару минут послушал длинные звонки, потом отключил телефон, и снова оглянулся на Юрия.
       - Не отвечает.
       Астафьев посмотрел на дверь, она, по обыкновению, была железной.
       - Может, через балкон, - предложил он.
       - Кажется, он у них не застеклен, - согласился Василий.
       Они спустились на площадку между этажами, открыли небольшое окошечко как раз над козырьком подъезда. Василий вылез на этот козырек, потом на толстую, газовую трубу, проходящую как раз под балконами второго этажа, и медленно двинулся вперед, прижимаясь всем телом к стене. Когда он перелез через перила, и, открыв балконную дверь, скрылся в квартире, Юрий вернулся к дверям.
       Василия долго не было, потом дверь приоткрылась, показалось его лицо. Уже по нему Астафьев понял, что неприятности у него продолжаются.
       - Юр, зайди. Остальные остаются тут! - несколько истерично крикнул Василий загомонившим родственникам.
       Через три часа Юрий расписался в протоколе осмотра места преступления как свидетель, и снова посмотрел на часы. Было уже шесть вечера. На кухне истерично плакала мать Андрея Арбузова, ее так и не могли успокоить ни какие лекарства. Действительно, то, что произошло за эти дни, смогло свести с ума кого угодно. В три дня потерять сына, невестку и внучку. Даже такие привычные люди как Шалагин, были потрясены.
       - Задушить годовалого ребенка, это что такое, а? - спросил он Юрия еще через полчаса, когда они вышли на лестничную площадку покурить. При этом подполковник почти непрерывно тер свой подбородок.
       - Жестокость удивительная, - согласился Юрий. - Чем им помешал ребенок? Рассказать он ничего ни кому не мог, слишком мал.
       Особая жестокость убийц была вина во всем. Матери Анны, инвалиду, свернули шею. Саму Анну, привязав к кровати, долго мучили, изрезали ножом весь живот, лицо. Потом, судя по всем признакам, изнасиловали и зарезали. При этом рядом, на одной с ней кровати лежал маленький трупик ее ребенка.
       Сверху сбежал Николаев.
       - Соседи над ними говорят, что примерно в одиннадцать часов снизу очень громко играла музыка. Пол ходуном ходил, посуда в серванте звенела.
       - Им что-то от нее нужно было, - предположил Юрий. - Они не просто так над ней издевались, они ее пытали. Что-то она им должна была рассказать.
       На площадку вышел еще один член опергруппы, Олег Ведяхин. Вот его массивное, "римское" лицо казалось невозмутимым. Закурив, Олег сказал: - Знаете, что странно, мужики? В доме нет ни одной видеокассеты.
       - Ну, и что? - спросил Шалагин.
       - А то, что в доме два видика, один из них ДВД, огромная тумбочка с полками для кассет, но их самих нет.
       - Может, не успели еще купить? - предположил Василий.
       - Да нет, они там были. Там еще пыль осталась, следы такие пыльные, видно, что они стояли, и давно, но их теперь нет.
       Все переглянулись, и двинулись в квартиру. В самом деле, в тумбе под телевизором еще виднелась пыль, что остается после вещей, долго не подлежащих перемещению.
       - Кассета? Им нужна была кассета? А какая кассета? - спросил Шалагин.
       На этот вопрос ответить им не мог никто.
      
       ГЛАВА 10.
       Когда в десятом часу вечера Астафьев все же пришел домой, Ольга встретила его в дверях прихожей любопытствующим взглядом. При этом одна ее бровь была поднята выше другой так что, Юрий безошибочно понял, в каких грехах его будут обвинять. Малиновская была влюблена в него как кошка, не умом, а всей своей женской сущности. Она просто теряла волю рядом с этим человеком. Но в чем она была столь же непреклонна, это в своей ревности. По мнению Астафьева, она с этим была на грани паранойи, но, если признаться честно, Юрий давал Ольге множество поводов развивать эту манию. В недавнем прошлом, Астафьев настолько сильно приударял по противоположному полу, что прослыл в городском отдел внутренних дел первым ловеласом.
       - Так, Астафьев! Где это вы шлялись весь день? Осваивали женский контингент столицы нашей родины?
       Раньше Юрий бы отшутился, но сейчас ему было не до этого.
       - Оля! Как это пошло. У тебя один секс на уме. Но, там где я был, не желал бы я тебе там побывать.
       В дверях появился Зубко.
       - Вить, у тебя водка есть? - спросил Астафьев.
       - Есть, а что.
      
       - Налей, а?
       После ста грамм он рассказал всю свою эпопею. На Ольгу и Виктора, так же принявших по рюмке водки, это произвело жуткое впечатление.
       - Это чеченцы, - сразу сказала Ольга.
       - С чего ты взяла?
       - А откуда такая ненависть ко всем? Старухе, ребенку? Такое бывает только у людей озлобленных, потерявших там, на войне, родных и близких. Они мстят, мстят всем подряд, при каждом удобном случае. И не важно кто - старик, ребенок. Главное - что это русский человек.
       - А еще такая психология у людей, привыкших убивать, - добавил Виктор.
       - Вот-вот! - приняла помощь Ольга.
       - Ладно! Хватит об этом, - Астафьев махнул рукой, - отпуск у нас получается какой-то странный. От работы ни чем не отличить.
       - Да, по-моему, ты, Юрий, уже просто притягиваешь к себе преступления. Ну, не переживай, вот приедем домой, как раз время подоспеет, на утиную охоту сходишь, - проворковала Ольга.
       Юрий, как раз отхлебнувший лимонада, поперхнулся шипучей водой.
       - Типун тебе на язык, - прохрипел он. - Наохотился я уже на уток, на всю свою жизнь наохотился.
       Юрий поднялся, и предложил: - Давай, лучше, сходим куда-нибудь, развеемся. Вить, тут есть рядом что-нибудь такое, вроде дискотеки?
       - Дискотеки? Отстал ты от времени, Юра. Есть ночной клуб, не очень, кстати, дорогой, по московским меркам. "Кавказ", называется. Они только недавно открылись, сейчас во всю раскручиваются. Мы с Веркой были там разок. Чем он мне не понравилось, черных что-то очень много. А так все то же: музыка - хаус, контингент - молодняк, стриптиз, какая-нибудь звездочка восходящая, или закатывающаяся, на закуску. Сходите, развейтесь.
       Клуб они нашли быстро, огни его издалека полыхали рассыпчатой пестротой своей вывески. Виктор рассказал, что прежде это приземистое здание было столовой, но сейчас там были удовольствия несколько другого рода.
       Цена, которую запросили с них в кассе, заставила Юрия выразительно крякнуть.
       - А что ты хочешь? - удивилась Ольга, расплачиваясь с кассиршей. - Меньше ста долларов, для Москвы это просто задаром.
       - Я вспомнил размер своего должностного оклада, вот и удивился.
       - Нечего удивляться, - отрезал Ольга. - Это столица, милый, привыкай.
       Что сразу не понравилось Юрию, это то, что охрана клуба состояла из одних кавказцев. Одеты они, правда, были прилично, в фирменных пиджаках, с фирменными же значками, все при галстуках, и чисто, до синевы, выбриты. Пройдя что-то, вроде недлинного тамбура, они вступили в огромный зал, который трудно было назвать и темным, и светлым. С одной стороны, верхний свет не горел, но зато полыхали какие-то мигалки, крутился под потолком цветистый шар, пробегался по толпе огонь прожектора. На сцене извивались у шестов три, уже почти голых девицы. И просто давила по ушам своим сумасшедшим ритмом музыка. Сотни тел вокруг них кричали, прыгали, визжали. В воздухе пахло дикой смесью поддельных, дорогих духов, табачного дыма, и просто человеческого пота. Ольга стояла с улыбкой на лице, а вот Юрий чувствовал себя не очень уютно.
       - Надо выпить, - крикнул он ей на ухо, - а то так, я чувствую, меня не накроет.
       - Хорошо, пошли.
       Они пробрались к длинному бару вдоль всей стены, который одновременно обслуживали штук пять барменов. Здесь естественно, было светлее, и Юрий, взгромоздясь на высокий табурет начал рассматривать напитки за спиной бармена.
       - Что желаете? - спросил бармен.
       Юрий неожиданно как-то оробел.
       - Давайте, что ли, водки, сто грамм. А ты что будешь? - обернулся он к Ольге.
       - Текилу, и шоколад.
       Юрий махнул свою стопку махом, Ольга же смаковала свою дозу мелкими глотками. Астафьев хотел заказать еще, но потом решил подождать - вечер обещал быть долгим. Цена за спиртное, которую запросил с них бармен, едва не заставила водку в организме Юрия податься обратно, наружу.
       - Пошли, попрыгаем, - предложила Ольга, и поволокла Юрия вглубь зала. Но тот был занят другими мыслями.
       - С ума сойти! - прокричал он на ухо Ольге. - Сто грамм по цене бутылки водки!
       - А что ты хочешь? Это ж клуб! Сразу видно, что ты, Астафьев, глубокий провинциал. Ты что, никогда в таких местах не был?
      
       - Откуда? А ты, что же была?
       - А как же, в Железногорске, еще когда училась. Я тебя, вообще, не узнаю. Это ж лучшее место снять телку. Мог бы, и съездить областной центр разок.
       - Нет, я бывал в клубе, но на юге, в Крыму. Но там и то все дешевле. К тому же за все Вадик платил, Долгушин.
       - Ладно, не бери в голову.
       - Да как не брать, ты что!
       - Тогда не мешай мне тратить отпускные, скопидом!
       Долго танцевать им не удалось. Музыка неожиданно стихла, и голос ди-джея надрывно прокричал: - А сейчас у нас в гостях популярнейший исполнитель эстрадной песни Владимир Самарский!
       В толпе кто завизжал от восторга, кто заулюлюкал. Под очень знакомую музыку на длинный подиум, доходящий до середины зала, выскочил худощавый парень с длинными волосами. Юрий с трудом припомнил его. Тот был популярен лет десять назад, а сейчас как-то затерялся среди новых звезд эстрады. Впрочем, его музыка была для Юрия как раз по душе, он даже, вроде, немного прибалдел. Из этого состояния его вывел сильный толчок в спину. Оглянувшись, Юрий увидел парня в фиолетовой майке, с совершенно безумными глазами, прокладывающего путь куда-то в вечность. К этому времени и Астафьева изрядно приспичило.
       - В туалет пойдешь? - предложил он Ольге.
       - Нет, - отозвалась та, но все же двинулась за Юрием.
       - Ты куда? - удивился он.
       - Я буду рядом, в баре. Мало ли что.
       Астафьев улыбнулся. Это действительно вошло уже у Ольги в привычку, прикрывать его в любой обстановке. Впрочем, сейчас все прошло мирно. У писсуара Юрий пристроился как рядом с тем самым парнем в фиолетовой майке. Тот, глядя оловянными глазами перед собой, сосредоточенно искал в ширинке приспособление для слива излишков выпитого пива. Юрию бросилась в глаза золотая, массивная цепь на шее парня, и еще одна, на которой висел навороченный мобильник. Уже выйдя в прихожую туалета, и моя руки, он невольно засек несколько заинтересованных взглядов, брошенных в его сторону группой парней. Из них особенно выделялся высокий, за метр девяносто, кудрявый парень с удивительно нахальным лицом. Похоже, что музыка и танцы их не интересовали, они неторопливо курили и обсуждали что-то свое.
      
      
      
       В ЭТО ЖЕ САМОЕ ВРЕМЯ. Платная автостоянка на юге Москвы.
       В два часа ночи Тольке Овечкину захотелось спать, как никогда прежде. Он уже и кофе напился, и приседать пробовал. Бесполезно, сон смаривал его глаза так, словно на веках лежало по небольшой гирьке. А Сашка обещал прийти от своей подруги в три, так что подмениться было неким. Тогда он выругался, взял дубинку, спустился с вышки, и, кликнув пса, начал прохаживаться по своему обширному хозяйству. Сотни машин стояли равнодушными, и мертвыми глыбами. Большинство были иномарками: "Нисаны", "Тойоты", много повидавшие "Мерседесы" и почти новые "Шкоды". Своей машины у Тольки не было, и он часами мог вот так ходить, и выбирать себе машину. Он как раз думал, что лучше выбрать - пятилетнюю "Тойету", или "Мерседес" семилетку, когда Бой, так звали его алабая, зарычал, и кинулся обратно, к воротам. Когда туда же подошел и Толик, пес надрывался во всю. В ворота как раз постучали.
      
       - Кто там? - спросил Толик. - Чего надо?
       - Эй, сторож, слюшай. Тачку мне надо открыть, барсетку забыл, панимешь.
       Человек говорил с явным, очень сильным, кавказским акцентом, и Толик поморщился. Можно было подняться на вышку, и разговаривать с забывчивым кавказцем оттуда, но Толику было это делать лень.
       - Какая машина? - спросил он.
       За воротами прошло какое-то короткое обсуждение, потом голос ответил: - "Тойета", "Королла", четыреста сорок четыре, АНД.
       Толик насторожился. В его подчинении были сотни машин, но эту машину он помнил прекрасно. С ее хозяином у него с месяц назад был серьезный конфликт. Кто-то из-за забора запустил в сторону машин камень, такое у них бывало. Камень разбил лобовое стекло, и ему пришлось выплачивать его стоимость. Но перед этим было длительное разбирательство, когда он и руководство стоянки доказывали, что водитель уже приехал сюда с разбитым стеклом, а хозяин, что эту паутину на ветровое стекло он получил уже здесь. Кроме номера была еще одна интересная особенность этой машины.
       - АНД, я специально эту машину с таким номером купил, переплатил даже, - заявил тогда тот здоровяк. - Меня ведь Андреем зовут. Счастливая, должна быть, машина.
       - Какой цвет? - переспросил Толик у ночных гостей.
       - Красный.
       "Верно", - подумал он, но открывать не стал.
       - Завтра приходите, - сказал он, а сам вытащил рацию. Все это было слишком подозрительно, и он решил вызвать милицию. Он только щелкнул кнопкой включения, динамик захрипел звуками эфира, как оцинкованные листы ворот начали дырявиться многочисленными пулевыми отверстиями. Тот, кто стрелял, был мастер своего дела. Он стрелял на звук голоса, но уже вторая пуля попала в грудь охранника, и он свалился на землю. Так что, когда через ворота перемахнули три человеческих фигуры, их, со злобным рыком, встретил один Бой. На него ночные визитеры потратили еще три выстрела из пистолета с глушителем, а потом добили и хрипевшего сторожа.
       - Ищите, - велел один из них, - да быстрей!
       - Не спеши, у нас вся ночь впереди.
       Все трое говорили на гортанном, кавказском наречии.
      
      
       НОЧНОЙ КЛУБ "КАВКАЗ"
       Ольгу Юрий нашел около бара.
       - Хочешь пепси? - спросила она.
       - Давай.
       Юрий пил, а сам все оглядывался в сторону туалета. Через пару минут вся четверка местных парней вышла, а вскоре в дверях показался и парень в фиолетовом. Из носа его капала кровь, цепи на шее не было, мобильника тоже.
       - Да, - сказал он, поворачиваясь к Ольге, - и здесь все то же самое. Ни какой разницы.
       - Ты про что? - не поняла Ольга.
       - Да, вон, местная шпана, обшмонали парня, да морду разбили для своего удовольствия.
       Черт его знает, толи день был не тот, толи мент слишком сильно въелся в нутро Астафьева, но он уже не мог все оставшееся время отрываться в танце, так, как это делала Ольга. Он подмечал все, что в этом зале происходило противозаконного. Толстый парень, восседавший за столом на персональном диванчике в самом углу зала торговал таблетками экстази. Долговязый, бритый наголо парень с повадками вечного студента торговал своими подружками, торчавшими около стойки бара. Клиентами были, в основном, кавказцы, но подошел и мужичок лет пятидесяти, с животом, галстуком, и манерами небольшого начальника. Судя по радостным возгласам девиц, это был их постоянный клиент.
       - Ты чего все вертишься? - спросила Ольга пританцовывая. - Что ты там все высматриваешь?
       - Да, не обращай внимание.
       Между тем ведущий объявил конкурс на лучшую пару вечера. В конкурсе предусматривался взаимный стриптиз. На подиум тут же полезли все желающие.
       - Что, пойдем? - игриво предложила Ольга. - Забьем салажняк своей невиданной красотой.
       Юрий даже поперхнулся от такой наглости.
       - После этого конкурса нас обоих точно выгонят из органов, - предположил он.
       - Почему? Во-первых, мы в отпуске, а во-вторых, это же наше личное дело. Никто и не узнает.
       Ответить он не успел. Прямо перед ним остановились две миленьких девушки в крайне минимальных нарядах. Одна была блондинкой, вторая, брюнеткой. При этом волосы обеих девушек были собраны в старомодные, но очень им идущую прическу - "конский" хвост.
       - А почему такой красивый мужчина не принимает участие в конкурсе? - проворковала брюнетка. - Пойдемте со мной, я сегодня одна, а вдвоем мы точно выиграем эту фигню.
       Между тем пары на подиуме уже начали охотно разоблачаться. Юрий скосился на свою подругу жизни, и невольно улыбнулся. Такого злого лица у Ольги он не видел уже давно.
       - Слушай, подруга, вали отсюда, пока хвост не выдернула! - тон у Ольги был столь внушительным, что девицы не стали перечить ей. Юрий развел руки.
       - Увы, девушки, я сегодня не один.
       - А жаль, - вздохнула брюнетка, и плотно прижавшись к нему, быстро поцеловала Астафьева в губы. Затем она отпрянула, и скрылась в толпе. Это она сделала хорошо, потому что, Ольга готова была применить к сопернице силовые методы.
       - Ну-ну, не надо, Оля! Еще в милицию заберут, - успокоил ее Юрий.
       - Вот сучка, а! Такая молодая, а уже такая бл...!
       Настроение у Малиновской испортилось окончательно.
       - Пошли отсюда, - сказала она, и потащила Юрия за собой. До тамбура было метра два, когда с другой стороны зала на выход прошло несколько человек. Свет, бьющий из тамбура, осветил их, и первый, кого увидел в этом свете Астафьев, был хорошо знакомый ему человек. Этот горбоносый профиль он видел всего несколько секунд, но запомнил его на всю жизнь. Без сомнения, это был Хаджи.
       Юрий встал как вкопанный.
       - Ну, ты чего встал? - спросила сердитая Ольга. Он притянул ее голову к себе и шепнул на ухо.
       - Видела этих четверых?
       - Ну, да.
       - Первый был Хаджи.
       Сказав это, он потянулся к поясу, и обомлел. Чехол его мобильника был пуст. Юрий знал, что в таких заведениях часто воруют подобные вещи, но он весь вечер тщательно следил за своим сотовым. Еще минут пять назад он привычным жестом проверял, на месте ли он.
       Астафьев выругался, и показал Ольге пустой чехол.
       - Смотри, мобилу сперли, гады!
       - Эта та сучка, что тебя целовала! - сразу сделала оргвыводы Ольга.
       Юрий был вынужден с ней согласиться. Искать "хвостатую" брюнетку в этом людском месиве было бесполезно. Он снова выругался, и двинулся к выходу. Теперь он уже волок Ольгу за собой. Когда они оказались на крыльце, машина, черный джип со столь хорошо запомнившимся ему номером, уже отъезжала со стоянки. Юрий зло сплюнул, достал сигареты, закурил.
       - Ну, чего психуешь? - спросил Ольга, так же доставая сигареты.
       - В этом мобильнике был номер Жохова, понимаешь? Так я его, конечно же, не запомнил.
       - Да жалко, - согласилась Ольга.
       Они отошли чуть в сторону. Каждый не докурил еще и до середины, когда на крыльцо из клуба вывалила очередная толпа молодняка. Юрий скользнул, было, по ним безразличным взглядом, но потом резко обернулся в их сторону.
       - Слушай, а вот они! Обе!
       - Кто? - сначала не поняла Ольга, а потом, рассмотрев всю компанию, подтвердила: - Точно! Именно эти сучки увели у тебя мобильник.
       Тем временем москвичи уже удалялись от них в противоположную сторону. Их было шестеро. Две девицы, и четверо парней, в одном из которых Юрий узнал того самого длинного парня, любителя чужих золотых изделий. Злость взыграла в Астафьеве, она просто вырвалась, как лава из вулкана.
       - Ну, я их сейчас! - пробормотал Юрий, срываясь с места. Ольга торопливо скинула туфли, подхватила их, и припустилась бежать за мужем. Бегала она очень хорошо.
       - Ты бери двоих слева, а я двоих справа, - догнав его, успела сказать Ольга. Длинный, услышав сзади топот, успел развернуться к ним лицом, но это только помогло Юрию. Нога Астафьева со страшной силой врезалась в живот парня, так, что тот сразу согнулся от боли, и без слов восторга залег на асфальт. Ольга так же быстро ногой вырубила одного из своей двойки, и через пару секунд, классическим "маваши" завалила и второго. А вот Юрию пришлось туго. Не очень высокий, но крепкий парень оказался сведущ в восточных единоборствах, так что все удары Юрия он принимал на блок, а сам уже трижды хорошо врезал Астафьеву по корпусу. Ольгу подмывало желание помочь мужу, но руки ее были заняты. Расправившись с мужиками, ей пришлось отбиваться от озверевших девок. Впрочем, с этой проблемой она справилась быстро. Ухватившись за "конские хвосты" она так резко дернула их вниз, так, что те согнулись, взвыли от боли, но даже дернуться в таком положении не могли.
       Юрий уже не знал, что делать с этим каратистом, весь его запал пропал вместе с первым ударом по лицу, и вкусом крови во рту. Но тут, где-то недалеко, взвыла сирена, вспыхнули огни фар, и каратист резко переквалифицировался в бегуна. Вслед за ним ломанулись и все остальные, очухавшиеся танцоры. Но Юрий в один прыжок догнал длинного главаря, свалил его на землю, и завернул руку за спину. Через пару секунд рядом заскрипели тормоза Уазика.
       - Стоять на месте! Что тут происходит! - закричал, выскочив из кабины, хорошо кормленный сержант с автоматом на плече.
       - Караул, грабят! - жалобно вскрикнул на земле длинный.
       - Свои, сержант, милиция! - Юрий примиряюще поднял свободную руку. - Вот, грабителей задержали.
       Свободной рукой Юрий достал из кармана свое удостоверения.
       - Капитан милиции, - пробормотал сержант. - А эти бабы что сделали?
       - Воровки, - пояснила Ольга.
       - Они украли мой мобильник, а у этого должна быть в кармане ворованная золотая цепь, - подсказал Юрий.
       - Это моя цепь! - заорал длинный. - Докажи, что твоя! Докажи!
       - Поговори мне еще, - пробормотал сержант, упаковывая его руки в браслеты. Через пять минут вся компания погрузилась в Уазик и отбыла в местное отделение милиции. Ехать им было недалеко, так что вскоре они заходили в заведение, до боли напоминающее Юрию родное третье отделение милиции города Кривова. Такое же расположение в обычной пятиэтажке, на первом этаже. Да и дежурная часть размещалась так же слева от входа. Даже и обезьянник был напротив, только побольше, и почище. На пороге же стоял толстый капитан, столь же удивительно похожий на кривовского капитана Фортуну.
       - Вот, доставили халяву, - сержант кивнул головой в троицу вводимых задержанных. - Трое нарушителей порядка, и тут парочка добровольных помощников, так сказать, Чип и Дейл.
       - Какие еще помощники? - не понял, а потому нахмурился дежурный.
       - Капитан Астафьев, - Юрий преподнес ему свои корочки. Ольга так достала свои документы. По опыту она знала, что подобные виды документов действуют гораздо лучше любых паспортов, поэтому постоянно таскала удостоверение с собой.
       - Так, и что же вы делаете в Москве? - тон дежурного был не особенно гостеприимным.
       - В отпуске, отдыхаем.
       - Где разместились? - настаивал капитан.
       - У друга.
       - Адрес.
       Астафьев назвал адрес, и у капитана поползли вверх брови.
       - Это вы что, друзья Витьки Зубко?
       - Да, а вы его знаете?
       - А как же! Он же у нас работал раньше, я сам его натаскивал на стажировке, он тогда учился еще, курсантом. Это сейчас он волкодав в МУРе, а тогда он был просто щенок. Капитан Семенов, - представился он, - можно просто Толя.
       После это капитан начал излучать удивительную благожелательность.
       - Может чайку? - предложил он.
       - Это потом, а пока мне нужен мой телефон. Он у этого длинного козла, - Юрий ткнул пальцем в сторону задержанных. - Нужно срочно сделать один звонок.
       - Остап, приведи-ка мне этого орла! - крикнул капитан сержанту.
       Длинного завели в дежурную часть.
       - О, знакомая личность! - обрадовался дежурный. - Толик Конюхов, кличка Шутник. Ну, что!? Снова попался, Шутничок? А говорил мне что все, завязал.
       - Да поклеп это! - начал напирать Шутник. - Ничего я у него не крал! Врет он все!
       Но капитан лично обшмонал длинного Шутника. Первой он достал на свет божий ту приметную золотую цепь, потом пару перстней, серебряный браслет. И лишь после этого на стол начали вываливаться мобильники: один, второй, третий, четвертый.
       - Вот это ты сотиками затарился! - восхитился Семенов. - Ты что их, солишь, что ли?
       - Это все мои. Тут просто разные операторы.
       - Ну, рассказывай сказки. Который твой? - спросил Семенов Юрия.
       - Вот, этот, "Моторола".
      
       Юрий взял в руки мобильник, и чуть не расплакался. Экран его расплылся от удара, он попробовал реанимировать его, но сотовый был мертв.
       - Сдох, сука!
       - Сам виноват, это ты в него ногой заехал, - с ухмылкой заявил Шутник. - Чуть ребра мне не сломал.
       - А золото это, говоришь, твое? - спросил его капитан.
       - Мое!
       - Спроси у него какой пробы, и запомни, парень, чье это золото, был в фиолетовой майке, с разбитой мордой, - посоветовал Юрий. - Один мобильник то же его. По-моему, вот этот, на цепи.
       - Да, ну-ка, говори! - оживился Семенов. - Какая тут проба стоит?
       - Семьсот восемьдесят шестая, - нехотя ответил Шутник.
       - Вот и врешь. Это турецкая цепь, тут совсем другой номер, - заявил дежурный, рассматривая маркировку цепи, - девятьсот девяносто девять.
       - Так, вы оформляйте, а мы отойдем, - предложил Юрий помощнику дежурного.
       Астафьев буквально выволок капитана в коридор.
       - Толь, номер приемной ФСБ помнишь? - спросил он.
       - Обижаешь?! Конечно, помню.
       - Нужно позвонить, но без лишних ушей.
       Капитан понял все с полуслова.
       - Пошли!
       Он открыл кабинет начальника РОВД, набрал нужный номер, протянул трубку Юрию, а сам почтительно отошел в сторонку.
       - Приемная. Соедините меня с полковником Жоховым. Да, срочно.
       Через пару минут в трубке прорезался голос полковника.
       - Да, Жохов слушает.
       - Это Астафьев. Полчаса назад я видел Хаджи.
       - Где? - быстро спросил полковник.
       - В ночном клубе "Кавказ". Но он уже уехал оттуда. Я не мог раньше позвонить, в драке сломали мой мобильник.
       - Он тебя не видел?
       - Нет.
       - На чем он уехал?
       - Да, на все том же. Черный Джип 666 АСА.
       В трубке возникла пауза.
       - Не понял, - признался полковник. - Данные на эту машину переданы всем службам. Его давно должны были остановить. Что за ерунда?
       - Андрей Андреевич, надиктуйте мне снова номер вашего мобильника. Я буду с мобильника жены звонить.
       Жохов назвал нужные цифры, и Астафьев записал их на листке бумаги.
       - Хорошо, Юрий, спасибо за сообщение, завтра с утра встретимся. Я тебя найду, - пообещал полковник.
       Юрий положил трубку, взглянул на капитана.
       - Ну, Семенов, где твой обещанный чай?
       - А, может, что покрепче? - расплылся в улыбке тот.
       - А-а, давай и что покрепче! Сейчас хочется только напиться!
       Они шли по коридору обратно в дежурку, когда капитан спросил: - Слушай, а это не ты, тот кривовский опер, что грохнул троих чеченцев на Сретенке?
       - Почему троих? - удивился Юрий. - Одного. А ты откуда знаешь?
       Тот засмеялся.
       - Москва город маленький, вести быстро во все стороны разбегаются.
       Засиделись они до рассвета. А прощались как старые друзья, Толик даже полез целоваться, причем не только с Ольгой.
       - Мужики, если что, звоните! Выручим! Мы весь этот "Кавказ" на уши поставим, но своих выручим! - пообещал Семенов.
       Уже на улице навстречу Юрию и Ольге попалась интересная компания. Явно разгневанная мамаша буквально тащила за собой инертного парня с разбитым лицом и в фиолетовой майке.
      
      
      
       ГЛАВА 11.
       Бурная ночь послужила залогом хорошего сна. Но, уже в одиннадцать Юрия разбудил Зубко. Сделала он это как-то нервно, и лицо хозяина дома выглядело удивленным.
       - Что, что такое? - хрипло спросил Астафьев.
       - Юр, там к тебе пришли.
       - Кто?
       - Выйди, посмотри.
       Юрий покосился на безмятежно спавшую Ольгу, торопливо оделся, закинул в рот мятную жвачку, и чуть задержался около зеркала. Нижняя губа после удара ночного каратиста слегка вспухла, но в пределах разумного. Так что, он подумал, что готов ко всему. Но, когда Астафьев вышел в зал, он опешил. Трое ранней гостей, расположившихся на диване, были явными кавказцами. Один, самый пожилой, казалось, только что спустился с гор. Черная, несколько странная, по современным нормам, одежда, суковатая палка в руках, на голове шапочка, что-то вроде тюбетейки, только круглая. Волосы на голове и борода у него были одинаково белоснежного цвета. Что еще бросилось в глаза Юрию, это руки, старческие, с узловатыми пальцами, но, даже по виду можно было понять, что еще очень сильные. По левую руку от него пристроился скромный мальчишка лет семнадцати, с чрезвычайно развитым носом. Но заговорил как раз третий, солидного вида человек, лет пятидесяти, одетый как раз по-современному. Юрий как-то сразу подумал, что он живет в столице. Слишком хорошего качества у него был коричневый пиджак, кремовые брюки и легкие туфли серого цвета. На вид ему было лет пятьдесят, с солидными усами и первой сединой в волосах.
       - Здравствуй, дорогой, - сказал он, поднимаясь, - очень рады тебя видеть. Много слышали про тебя хорошего. Мы, родственники Али Магомедова, ювелира.
       Руку он пожимал типично по кавказски, двумя своими руками.
       - Меня зовут Расул, я дядя Али, а это его отец, Вагиз.
       Юрий не дал старику подняться, почтительно пожал его руку. Зато младшенький из семейства подскочил с дивана как подброшенный катапультой.
       - Это младший брат Али, Ренат.
       После знакомства она расселись по разным концам комнаты, как высокие договаривающиеся стороны: Юрий и Виктор на креслах, кавказцы, все так же, на диване.
       - Чем мы обязаны таким... - Юрий долго не мог найти слов, как обозвать это утреннее вторжение, - визитом.
       Расул, тяжело вздохнув, заговорил.
       - Ну, вы же знаете, что сделали чеченцы с Али, Андреем, и еще двумя нашими братьями. У Али осталось три дочери, жалко, что нет сына, наследника. Мы не воины, мы мирные люди, мы ювелиры, оружейники, чеканщики. Так было всегда, давно уже. У нас, конечно, действуют законы кровной мести, но в этом случае это вряд ли возможно. Это Москва, а на Дагестан, или Чечня. Мы не очень верим, что милиция раскроет это дело, но тут мы узнаем, что вы, дорогой, уже убили одного из них. При чем не просто чеченца, а брата самого главного из них, Хаджи.
       - Хаджи? - удивился Юрий. - Это был действительно брат Хаджи?
       - Да, он.
       - Откуда вы это знаете?
       Расул коротко рассмеялся.
       - Один из факторов устрашения, это имя. Как это говорят, по-русски, - он напряг память, - а, репутация. И потом это имя заставляет людей делиться своими деньгами, женщинами, всем, что есть у других людей. И когда погибает тот, кто должен был быть неприкасаем, это узнают все. Это всех радует, и заставляет думать, что не такой страшный зверь и сам Хаджи. Значить можно и ему обломать зубы.
       - Хорошо, но, все-таки, откуда вы узнали, что его убил именно я? - недоумевал Юрий.
       Расул рассмеялся.
       - Юрий, наши предки жили в столице больше ста лет. Мы приехали сюда еще при царе. За это время мы обросли кое-какими связями.
       - Ну, ладно, - нехотя согласился Юрий, - с этим все понятно. Так что вам нужно от меня?
       - Мы хотим предложить вам убить Хаджи.
       Астафьев опешил.
       - То есть... вы хотите меня нанять как киллера?
       Расул рассмеялся. Его престарелый сосед, очевидно, не понял сути разговора, и начал задавать ему вопросы. Когда же Расул перевел ему суть вопроса Юрия, тот тоже заулыбался.
       - Нет, дорогой, ты не понял сути нашего предложения, - продолжил Расул. - Тебе придется убить Хаджи, потому что тот принародно поклялся убить тебя. И ему придется выполнить свое слово, потому, что если он этого не сделает, его совсем перестанут бояться.
       Зубко и Астафьев переглянулись. Звучало это логично и очень страшно.
       - Про эту угрозу, это, в самом деле, так? Это не слухи? - спросил Юрий.
       - Да, можешь не сомневаться. Именно поэтому мы хотим предложить тебе свою помощь. Мы не можем выставить к тебе охрану, но можем помочь деньгами, оружием.
       Юрий засмеялся.
       - Как вы себе это представляете? Я, обвешанный оружием, по этой жаре буду мотаться по столице? И куда я буду все это прятать? А документы на оружие? Меня заберет первый же патруль, и не помогут никакие корочки. Это нереально. Лучше мы просто уедем в свою Тмутаракань, и на этом вся эта история кончится.
       Расул развел руки.
       - Я не могу ничего сказать другого, но пойми, дарагой. Хаджи на этом не остановиться. Он достанет вас и там. А сейчас опасности будут подвергаться все ваши московские друзья.
      
       - Здорово! - восхитился Виктор. - Вера, как узнает про это, будет просто в восторге.
       Юрий встал, прошелся по комнате.
       - Спасибо, конечно, за предупреждение, но... Пока мне ничего не надо.
       Расул перевел слова Юрия старику, и тот разразился короткой, но эмоциональной речью.
       - Не старайся спрятаться от беды под бурку, она найдет тебя и там, - перевел Расул. - От судьбы ты все равно не уйдешь. Как говорят у нас на Кавказе - кисмет! Мы будем рядом, только позови.
       Он достал из кармана мобильник, подал его Юрию.
       - Тут наш телефон, так что, если что, обращайтесь.
       От такого подарка Астафьев не отказался.
       - Вот за это спасибо, а то я остался без связи.
       Когда за гостями закрылась дверь, друзья посмотрели друг на друга.
       - Хреново, - сделал вывод Виктор.
      
       - Ты о Вере?
      
       - Ну да. Она, если про все узнает, с ума сойдет.
       Этот диалог был прерван звонком в дверь. Переглянувшись, они отпрянули от двери в разные стороны.
       - Не открывай пока! - шепнул Зубко, и метнулся в глубь комнаты. Через несколько секунд он вернулся с пистолетом в руке.
       - Кто? - спросил Юрий.
       - Свои, - донеслось из-за двери. Астафьеву показалось, что он узнал этот голос.
       - Открой, - попросил он Виктора. Тот открыл. В дверь тут же шагнул полковник Жохов. С удивлением посмотрев на стоящего с оружием в руках хозяина дома, он спросил: - Что, я не вовремя?
       - Как раз наоборот. У нас тут возникли некоторые проблемы. Проходите, вам это будет интересно.
       Выслушав рассказ Юрия о визите дагестанцев, Жохов покачал головой.
       - Да вы, господа провинциалы, для нас просто золотое дно. Такая информация дорогого стоит. Значит, мы угадали, и Алибек действительно брат Хаджи. Но, что мне вот с вами делать? Угроза эта нешуточная, рисковать вами нельзя.
       Он ненадолго задумался, потом решил: - Ладно, что-нибудь придумаем. Лучше, Юрий, расскажи, что было в ночном клубе?
       Подробный, в деталях, рассказ Астафьева заставил его недоуменно пожать плечами.
       - Уже после твоего звонка я снова поднял на ноги и милицию, и ГИБДД, но все клянутся, что этот Джип из Москвы не уезжал. Я им охотно верю, все-таки машина приметная, к тому же сейчас идет усиление. На стационарных пунктах не только гаишники стоят, но и пэпэсники. И все-таки они ушли. А "Кавказом" этим стоит заняться отдельно. Принадлежит он одному ингушу, Бахтияру Дагоеву. На его же имя организована и охранная фирма, те ребята, что удивили тебя своей выправкой. Ими мы займемся. Но, может быть, тебе еще раз придется туда сходить.
       - Что, хотите Хаджи на живца поймать?
       От столь откровенного вопроса полковник ушел.
       - А вам лучше уехать из города, - сказал он Зубко. - Только вот ваша рука, за ней же нужен уход.
       - Я уже и так об этом подумываю, - признался Виктор. - У меня мать и жена сейчас на даче отдыхают. Жена дипломированная медсестра, так что с этим проблем не будет.
       - Нам тоже нужно отсюда сматываться, - решил Юрий.
       - Да это верно, - согласился Жохов. - Сегодня этот адрес узнали дагестанцы, значит, завтра узнают и чеченцы.
       Тут Жохов замолчал, и заулыбался, глядя куда-то за спину Юрия.
       - Доброе утро, - сказал он, и оглянувшись, Астафьев понял, что это относиться к Ольге. Та жутко не любила, когда ее видели именно в таком виде: в халате, встрепанную, и заспанную.
       - Доброе утро, - пробормотала она, и проскользнула в сторону ванной комнаты.
       Когда она, уже в полной боевой раскраске снова появилась в зале, Жохова уже не было.
       - А где этот фээсбэшник? Ушел? - спросила она.
       - Да.
       - А чего приходил?
       - Да, расспрашивал по поводу нашего визита в "Кавказ". Слушай, ну, ты как, не "наелась" еще Москвой? Может, домой пора?
       Брови Ольги полезли наверх.
       - Ага, спасибо! Что я тут видела то за эти дни? Аттракцион под названием: "Подвал, залитый кровью"? Экскурсия в кабинеты МУра, да банкет в райотделе милиции? Ой, кстати, нам сегодня на банкет! - схватилась она за голову.
       - Куда это еще? - удивился Юрий.
       - Юлька пригласила. Ее муж делает презентацию, не помню по какому поводу, но приглашения она мне дала. Хоть посмотрим, что это такое. Такая колоссальная халява.
       - И где будет эта презентация?
       - Где-то за городом, в крутом ресторане, она мне даже нарисовала план, как его найти.
       - И что, туда нужно приходить в смокинге? - ехидно спросил Виктор.
       - Нет, в том-то и дело что вам, мужикам, везет. Всем можно прийти в летних костюмах. А вот нам, бедным женщинам, придется париться в вечерних платьях. Кстати, мне его еще нужно купить. Да и тебе надо присмотреть что-то поприличней твоих джинсов.
       Через полчаса они втроем вышли из дома, но у станции метро расстались. Виктор отправился на вокзал, а молодожены, на ближайший вещевой рынок, купить что-нибудь для вечернего мероприятия.
      
       ГЛАВА 12.
       В это время вокруг кривовских гостей разворачивались самые разные интриги. Если бы Юрий и Ольга знали хоть о половине этих мероприятий, они не были бы столь беспечны.
       В ночном клубе "Кавказ" было по дневному тихо и пустынно. Обширный зал был уже девственно чист, и директор, Бахтияр Дагоев, удовлетворенно кивнув головой, поднялся наверх, к себе в кабинет. Кроме стандартного набора руководителя заведения: стол, компьютер, был и еще один монитор, на котором он наблюдал за всем, что происходит в помещениях клуба. Бахтияр только и успел как включить все свои системы слежения, как его вызвали по селектору.
       - Первый, к вам люди из энергосетей, - доложила охрана.
       - Что им надо? - насторожился Бахтияр.
       - Какие-то предъвы принесли.
       - Хорошо, пропустите.
       Через пару минут в сопровождении охранника в кабинет вошли двое: высокий мужчина в светлой рубахе, но с галстуком, и мужчина пониже, средних лет, курносый, в фирменном комбинезоне.
       - Инспектор энергонадзора Терехов, - заявил высокий, показывая свои документы, - а это мой техник Виктор.
       - Что ж привело к нам столь уважаемых господ?
       - В нашем районе происходит необоснованно большая потеря энергии. По мощности такое впечатление, что у нас, где-то рядом, как минимум, работает небольшой, незарегистрированный металлургический завод.
       Бахтияр рассмеялся.
       - Ну, я думаю, что у нас просто многие жители воруют энергию. Сейчас все научились делать жучки в счетчиках, все хотят обмануть бедного Толика Чубайса. Вот все постепенно и складывается в такую потерю.
       Но, инспектор не был настроен к шуткам.
       - Да нет, у нас такое впечатление, что этот завод работает по ночам. Именно ночью происходит большая потеря энергии, хотя все должно быть как раз наоборот.
       - Поэтому вы и пришли к нам? Потому что у нас ночной клуб! - Слово "ночной" директор выделил особо.
       - Да, естественно. Вы, единственная организация в нашем районе, что работает в таком режиме.
       Бахтияр развел руками.
      
       - Ну, это вы зря. Мы потребляем энергию строго пор счетчику. И, кстати, платим регулярно, день в день.
       - Да, это мы знаем, но нам нужно проверить систему подключения кабелей. Вдруг вы тоже там что-то мухлюете.
       - Проверяйте, в чем проблема. Нам нечего скрывать.
       - Ну, этим займется Виктор, - Терехов кивнул на техника. - А вы пока покажите вашу отчетность по расходу энергии.
       Не успел Бахтияр вытащить документы, как с вахты снова доложили.
       - Первый, тут пришли два мента, тоже к вам.
       - Ну, давай, веди их, куда от них деться, - заранее разозлился управляющий.
       Вскоре появились два толстяка в милицейской форме, с погонами капитанов.
       - Добрый день. Участковый Михеев и оперуполномоченный Злотницкий, - представился тот, что потоньше. - Опять в вашем клубе, Бахтияр Гаджиевич, совершаются преступления.
       - Ну, какие у нас могут быть преступления? Что вы говорите? - Бахтияр с кривой улыбкой развел руки. - У нас клуб для развлечения людей, для развлечения! Для их удовольствия.
       - Какие преступления, спрашиваете? А вот какие, - капитан потолще достал из папки протокол, - только этой ночью некто Конюхов, восемьдесят второго года рождения, разбил лицо Саманову, восемьдесят шестого года рождения, после чего открыто похитил у него золотую цепь, приблизительной стоимостью сорок тысяч рублей, сто долларов, и мобильник, "Моторолу", стоимостью семь тысяч рублей. Произошло это в туалете вашего заведения. Кроме того, его подельницы совершили кражи еще трех дорогих, мобильных телефонов, все эти факты доказаны. Чем у вас тут охрана занимается? Куда она смотрит?
       - Для вас это чревато не только как управляющего клубом, но и как владельца охранного агентства. Отберем лицензию нахрен, - снова вступил в бой более щуплый в области живота, капитан.
       - Нам такие рассадники криминала в районе не нужны, вы это знайте, - поддержал второй.
       Только через час, и те и другие непрошенные гости ночного клуба покинули заведение, запарившийся, несмотря на кондиционеры, Бахтияр, с облегчением плюхнулся в свое кресло, и пробормотал мало понятную фразу на кавказском языке.
       - Что, что он сказал? - спросил Жохов. В этот момент он находился в трехстах метрах от клуба, в салоне микроавтобуса "Фольксваген".
       - Да так, выругался, - отмахнулся оператор. Он пощелкал тумблерами, и довольно сказал.
       - Ну, пять сверчков свистят потихоньку. И слышимость хорошая.
       В его наушниках раздалась трель мобильного телефона.
       - Да, дорогой, рад тебя слышать. О, молодец! Хорошо, записываю.
       - Мобильники вы его прослушиваете? - задал вопрос полковник.
       - Еще не успели. Сейчас займемся.
       Жохову показалось, что он даже слышит, как скрипит бумага под пером авторучки.
       - Спасибо, дорогой. Завтра рассчитаемся, - закончил разговор Дагоев.
       Жохов снял наушники, и кивнув своим парням, выбрался из "Газели" на свежий воздух.
       "И где же их все-таки лучше ловить?"- подумал он. - "Где они могут вылезти так, чтобы прищемить всю эту гниду? Хоть бы один намек получить!"
       Если бы он видел, что записал в свой ежедневник Бахтияр Магомедов, он бы знал это точно. Неведомый абонент продиктовал ему адрес, по которому проживала семья Зубко.
      
      
       ГЛАВА 13.
       С утра коллеги Зубко Олег Ведяхин и Василий Николаев решили проверить одну свою догадку. Открыв злополучный подвал, они внимательным образом обследовали его железную дверь. Судя по выводу криминалистов, все три замка не носили следов повреждений. Они были открыты теми самыми ключами, что остались торчать в двери после повторного визита налетчиков на мастерскую. А они были скопированными с "родных", фабричных ключей.
       - А замки то ставили в мастерской, - предположил Ведяхин.
       - Откуда ты знаешь? - не поверил Василий.
       - Ты на заводе никогда не работал?
       - Нет. А что?
       Хотя в одном отделе онаи работали давно, но вместе их свели в пару только после ранения Зубко. Так что, Николаев еще толком не успел изучить ни характер нового напарника, ни, тем более, биографию своего рослого напарника. Вместе они смотрелись контрастно. Щуплый, невысокий Николаев, с широким лбом и маленьким подбородком. И как, противоположность - Ведяхин, с его метр девяносто, лысиной римского сенатора, и челюстью Муссолини.
       - А я полгода до армии на "Металлисте" пахал учеником слесаря, - пояснил Олег. - Кое-что еще помню. Видишь, втулки для крепежных болтов приварены? Значит, замки сразу вставляли, еще при изготовлении.
       - Да откуда ты знаешь, может, здесь, наоборот, варили, - засомневался Василий. - Тут сварочных аппаратов полно, любой конструкции.
       - Да? А красили тоже потом? Если бы варили здесь, краска сгорела бы. Нет, все это было где-то раньше сделано. И дверь новенькая. Краска нигде не облуплена, не содрана. Недавно они ее делали. Знаешь, как называется такая краска? Молотковая эмаль, и она покрывается только распылителем.
       - Ну, ты знаток!
       - Да, в нашем деле все может пригодиться.
       Затем оперативники долго обыскивали мастерскую. Минут пятнадцать интенсивного обыска принесли свои плоды.
       - Вот она, смотри. Я же говорил, где-то у него это записано было, - обрадовался Василий.
       - Что там у тебя? - спросил Ведяхин.
       Николаев показал ему одну из визиток, выловленных из ящика стола, за которым работал хозяин фирмы.
       - Вот, видишь визитка. "Изготовление железных дверей с последующей установкой. Фирма "Арарат". Адрес, и телефон подчеркнуты. Это недалеко, буквально в квартале отсюда.
      
       - Ладно, надо навестить этот "Арарат", - согласился Ведяхин.
       Он с досадой осмотрелся по сторонам.
       - Ты что все ищешь? - спросил Василий.
       - А ты не догадываешься? Не зря же они ломились в мастерскую. Что-то им тут было нужно.
       - Давай еще раз посмотрим, - согласился Василий. - Может, у них тут какой-нибудь сейф был припрятан.
       Битый час ушел на то, чтобы осмотреть помещение, но ничего нового они так и не обнаружили.
       - Ладно, нет тут ничего. Поехали в этот "Арарат", - с досадой сказал Ведяхин.
       Уже в пути он предположил: - Голову даю на отсечение, что хозяин этого "Арарата", армянин.
       Николаев хохотнул, но потом согласился.
       - Давай по пиву поспорим, что это не так? - предложил он.
       - Не веришь что ли мне? - удивился Олег.
       - Да нет, но нужно же хоть какой-то интерес иметь в этом деле. А то все так предсказуемо, аж неинтересно.
       - Давай. По пиву, так по пиву.
       Они хлопнули по ладошам, и, только въехав во двор бывшего автохозяйства, Николаев понял, что проиграл. Большинство ходивших по двору людей отличались знойными прическами, характерными усами и еще более характерными носами.
       - Где хозяин этой вашей шаражки? - спросил Ведяхин у первого попавшегося работяги, тащившего на плече длинный пруток металла. Тот оказался как раз русским, лет сорока, с лицом типичного пролетария. Он поглубже затянулся крайне дешевой сигаретой, при этом Василий отметил на руке многочисленные наколки, блеснул золотом вставных зубов в кривой улыбке.
       - Арама вам что ли, надо? Или самого хозяина. Тот приезжает раз в неделю, толстый такой ара.
       - Не знаю, как его зовут, но кто тут сейчас самый главный? - настаивал Ведяхин.
       - А вон он. Арам, к тебе тут пришли! - Крикнул мужик куда-то в кучу армян, толпившихся вокруг сложной конструкции из армированного железа, и, не спеша, отправился со своим прутком в глубь двора. А к оперативникам уже с улыбкой спешил армянин лет сорока, невысокий, худощавый. На нем, так же как и на всех остальных работниках, был комбинезон, правда, более чистый. Кроме того, на голове Арама была строительная каска, факт, удививший обоих оперативников до смеха.
       - Смотри, какой предусмотрительный. И на земле даже в каске, - пробормотал Ведяхин.
       - Чтобы птички не нагадили, - подхватил Василий.
       - Добрый день, - начал Ведяхин, когда Арам приблизился достаточно близко. - Мы из уголовного розыска, нам нужно задать вам пару вопросов.
       Улыбку с лица управляющего словно кто рукой смахнул.
       - Хорошо, пройдемте ко мне в кабинет, - предложил он.
       Кабинет его был маленькой коморкой с одним единственным столом.
      
       - Давно вы тут работаете у нас? - спросил Ведяхин.
       - Наш кооператив? Полгода. Документы у меня все есть, - Арам торопливо начал выдвигать ящик стола.
       Ведяхин его остановил.
       - Хорошо, верю. Вы когда выполнили заказ для ювелирной фирмы "Агат"? Установка двери.
       - "Агат"? - армянин нахмурил лоб, припоминая. - Что за "Агат"? Заказов много, все не упомнишь. Сейчас, я посмотрю книгу, заказов.
       Он достал обычную общую тетрадь, полистал ее.
       - А, вот она! "Агат". Ровно неделю назад.
       - Скажите, замки ставили вы?
       - Наверно, - голос Арама звучал неуверенно, - это все зависит от заказчиков. Но, я не в курсе всех таких подробностей.
       - А кто в курсе? - настаивал Василий.
       - Мастер, Серго.
       - Позовите его
       Арам подошел к окну, и крикнул в форточку.
       - Эй, Серго, зайди ко мне!
       Через пару минут в кабинет вошел невысокий, полный армянин лет пятидесяти.
       - Серго, ты помнишь ту дверь, что мы делали ювелирам? - спросил Арам. - Фирма "Агат"?
       - Это на Сретенке? В подвале?
       - Ну да, - подтвердил Василий.
       - Помню. А что?
       - Замки ставили мы? - настаивал Арам.
       - Да. Они сразу нам отдали замки, еще до того, как мы начали делать дверь.
       - Вы оставляете для себя дубликаты ключей? - спросил Олег.
       Армяне переглянулись, и пожали плечами.
      
       - Да нет, зачем нам это нужно?
       Ведяхин встал, и жестким тоном спросил: - Тогда скажите, как получается, что три дня назад бандиты своими ключами, скопированными с настоящих, открыли эту дверь, и перестреляли всех присутствующих в подвале.
       - Ну, может, это кто-то из них сам навел? - нерешительно предположил Арам.
       - Или ключ подобрали, - поддержал его мастер.
       Оперативники переглянулись, и засмеялись.
       - Да, а как объясните, что через сутки они снова приехали и собирались открыть дверь вот этими ключами? - он выложил связку чеченцев. - Ключи, как видите - точные копии родных ключей всех трех замков. Это не отмычки, это дубликаты.
       На обоих армян было жалко смотреть. Было такое впечатление, словно у них только что умер кто-то из родных и близких.
       - Решайте, мужики, - с усмешкой продолжал Олег. - Что-то тут не то, с вашими заказами. А то закроем мы вашу лавочку как воровской притон. Пособничество в бандитизме и терроризме, это вам не просроченная регистрация. Ну, что скажите?
       Армяне перебросились на своем языке парой фраз, при этом звучало только одно и тоже имя - Ванька.
       - Это может быть только Ванька Фомичев, - наконец сказал, нервно закуривая, Арам.
       - Кто такой этот Фомичев? - спросил Василий.
       - Наш токарь, - пояснил Арам.
       - Единственный русский во всей бригаде! - поддержал его Серго. Он даже держался за грудь в районе сердца рукой.
       - Это не тот, кто нас к вам и направил? Такой, весь в наколках? - поинтересовался Олег.
       - Он, - со вздохом согласился Арам. - Мы взяли его полгода назад. У нас не было хорошего токаря, а он хороший специалист, хотя и сидел...
       Опера переглянулись.
       - Где он сейчас?
       - У себя должен быть, в мастерской.
       - Пошли!
       Пройдя небольшой двор по диагонали, они вошли в низенькое, полуподвальное здание. Здесь стояла токарный станок, остатки еще каких-то механизмов. На полу валялся тот самый, уже знакомый операм железный пруток, но вот токаря как раз не было. Николаев прошел в сторону, открыл шкафчик с одеждой. Ее не было, только спецовка, явно сброшенная второпях, валялась внизу.
       - Все, смылся этот ваш хороший спец, - сделал вывод Василий.
       - Да, битый парень, - согласился Ведяхин. - Быстро он нас раскусил.
       Олег обернулся к армянам.
       - Адрес вы его знаете?
       - Да, по паспорту.
       - Ну, и это уже хлеб. Давайте.
      
       ГЛАВА 14.
       Да, такого выхода на рынок у Юрия еще не было. Если Ольга буквально купалась в этом вещевом изобилии, то Астафьев чувствовал себя не то живой мишенью, не загнанным зверем, ожидающим последнего выстрела охотника. Это было сплошная нервотрепка, если бы кто присматривался к его поведению, то сильно бы посмеялся. Этот покупатель не рассматривал товары, а озирался по сторонам, каждый раз задерживая свой взгляд на очередной кавказской физиономии. На рынке он первым делом купил себе темные очки, потом стильную бейсболку. Изменив внешность вещами, он начал как-то даже сутулиться, что прежде с ним не замечалось. Ольга же за это время приобрела темно-бардовое платье и босоножки в тон ему на высоком каблуке. После этого она занялась и гардеробом мужа.
       - Как тебе эта рубашка? - спросила она, прикидывая тенниску на торс Астафьева. - Она сделана прямо под настоящую, фирмы Хьюго Босс. Я в точно такой видела одного парня в том кафе, где мы сидели с Юлькой.
       - И ты думаешь, что твоя Юлька не заметит, что это подделка?
       - иронично хмыкнул Юрий.
       - Да бог его знает. Но покупать вещи в тех бутиках, где мы с ней вчера были, это самоубийство нашего отпуска. А вот и костюмчик в тон рубашке. Сейчас, говорят, в моде пиджак и брюки разного цвета, но, желательно, одного тона. Тебе как, нравиться?
       - Ага, - ответил Астафьев, даже не глянув на товар. Его больше интересовали трое кавказцев, шедших за ними уже минут пять. Рожи у них были самые бандитские, и Юрий уже не раз пожалел, что отказался от предложенного дагестанцами оружия. Впрочем, он сильно сомневался, что оно бы ему еще и помогло. Потел он сегодня нещадно, и не только от июльского солнца. Впрочем, примерка обуви ему помогла. Троица "чебуреков" прошла мимо, и растворилась в людском муравейнике. Юрию сразу полегчало.
       Еще через час они выбрались из этого людского улья отягащенные пакетами с покупками. Уже у подъезда Витькиного дома Юрий старательно осмотрелся по сторонам, но ничего особенного не заметил. Ольга тут же побежала в ванную, Юрий же долго стоял около окна, наблюдая за двором.
       - Ну, ты чего тут стоишь? Иди быстрей, мойся, - приободрила его Ольга. - У нас мало времени остается.
       Через час они вызвали такси и отправились за город. Юрий всю дорогу был молчалив, все пытался хоть что-то рассмотреть в зеркало заднего вида. Ольга же, докрашиваясь на ходу, явно нервничала. Одета она была хорошо, эффектно, но даже ее природное нахальство пасовало перед грядущей неизвестностью.
       - Ну, как я выгляжу? - спросила она, нервно рассматривая себя в зеркальце.
       - Прекрасно, - ответил Юрий, тщетно пытавшийся рассмотреть в зеркале заднего вида упрямо преследующую их машину, "Фольксваген" красного цвета.
       - Прекрасно! Хоть бы взглянул на меня, изверг! - возмутилась Ольга.
       - Что на тебя смотреть? Тени сильно не делай, и будешь лучше всех. Ты вечно с ними перебарщиваешь.
       - Спасибо, милый! - разозлилась она. - С тех пор как мы с тобой расписались, ты стал удивительно галантен.
       - Взаимно.
       Ресторан "Озерный рай" оказался совсем не тем, что ожидал Юрий. Это была настоящая, старинная усадьба за городом. Их остановили метров за триста до самого здания, на хорошо укрепленном КПП. Рассмотрев их пригласительные, охранник кивнул головой и предложил.
       - Только машину и водителя придется оставить здесь, за шлагбаумом.
       - Хорошо, - согласился Юрий.
       Они расплатились, и отпустили такси. Хотя Астафьев и высказал свое недоумение: - Слушай, а как мы с тобой отсюда поедем обратно? Снова такси вызовем? Неужели кто-то поедет в такую даль? Да и дорого очень.
       - Ладно, тебе, не парься! - Отмахнулась Ольга. - Это тебе не Кривов, где в Аксеновку никто ехать не хочет, это Москва. Придумаем что-нибудь.
       По асфальтированным дорожкам они добрались до стоящего на пригорке здания ресторана, выполненного под русскую классическую усадьбу, позапрошлого века, с колоннами и треугольным фронтоном. Но, они сразу поняли, что все действие будет происходить не здесь, а ниже, на озере. На большой деревянной платформе, расположенной прямо на воде, стояли десятка два столиков, а вокруг копошились официанты.
       - Слушай, как здорово! - восхитилась Ольга. А с платформы им кто-то уже махал рукой.
      
       ГЛАВА 15.
       Покинув армянское царство, оба опера, Николаев и Ведяхин, первым делом закурили, а потом начали рассуждать.
       - Ну, и что нам теперь делать? Отложить все на завтра? Вряд ли он будет дожидаться нас у себя дома, - высказал свою точку зрения Ведяхин.
       - Да, но проверить надо бы.
       Олег озабоченно посмотрел на часы.
       - Собственно, время еще детское. Может, попробовать заехать в местное отделение? К какому РОВД относится эта улица?
       Василий эту идею воспринял скептично.
       - К Краснобалтийскому. Ты думаешь там кто-то сейчас есть? Ближе к вечеру все соберутся.
       - А вдруг. Чем черт не шутит, пока бог спит.
       - Ну, тогда, ладно, нечего гадать. Поехали.
       В нужном им отделении милиции и в самом деле было не очень многолюдно, но дежурный их обнадежил. Посмотрев адрес, что дали операм армяне, он кивнул головой.
       - Да, наша улочка. И участковый как раз тут. Он у Сереги Котелевского, в пятом кабинете сидит, усатый такой.
       В нужном операм кабинете потели двое: молодой, прилично накачанный парень, возраст которого Олег определил лет на двадцать пять, и явный участковый, лейтенант, в форме, лет тридцати пяти, жутко похожий усами и залысиной на руководителя "Песняров" Мулявина. Потели они по уважительной причине: в руках у молодого была навороченная катушка к спиннингу.
       - Нет, не там ты смотришь, тут не здесь заедает, это где-то внутри, - горячился усатый.
       - Да нет там ничего внутри! Это тормоз барахлит.
      
       - Какой тормоз! Что ты мне паришь?!
       - Рано, мужики, за спиннинги взялись, ряска еще цветет, вода зеленая, - с ходу предложил Олег, вытащив свои корочки, - подождите хоть осени.
       - А Мур-мур пожаловал, - усмехнулся участковый, - лейтенант Самойленко, можно просто Петро.
       - Котелевский, Сергей, - представился молодой опер.
       После предварительного знакомства Ведяхин приступил к делу.
       - Мужики, вы такого кадра знаете: Фомичев, Иван Иванович?
       - Фомка? - Радостно усмехнулся участковый. - Кто ж его не знает. Тот еще кадр, из старой гвардии. Большой мастер работать этой самой фомкой. Домушник со стажем. А, что, есть к нему претензии?
       - Еще какие.
       Рассказ муровцев про облапошенных армян оба местных милиционера восприняли с каким-то радостным удивлением. Котелевский начал даже по ходу доставать какие-то дела, листать их. Когда же повествование Олега кончилось, они радостно, перебивая друг друга, начали говорить
       - Это ж надо, а!
       - А мы понять не могли, в чем дело! Тут по району прокатилась волна странных краж.
       - Квартиры, магазины, два склада. Брали все подряд: продукты, товары, даже большую партию кассовых аппаратов.
       - Небольших таких, переносных.
       - Да! И везде двери открывались ключом.
       - Правда, они замки ковыряли для приличия. Вроде как бы ключи подбирали. Это потом уж, вчера буквально, Игнатьич, наш эксперт, предположил, что это они делали для отвода глаз. Разобрал он пару замков, а изнутри царапин нет, только снаружи.
       - Ну, Игнатьич на этом зубы съел, - тон Котелевского был уважительным.- Он уж три года на пенсии, а все работает.
       - И начальство отпускать не хочет, - подтвердил Самойленко.
       - Так как нам найти этого вашего Фомку? - вернул их на землю Василий.
       Участковый глянул еще раз на адрес на бумажке, и отрицательно замотал головой.
       - Нет, по этому адресу он давно уже не живет, прописан только. Но есть одна фатера, где он залегает время от времени. У Дуньки. Поехали?
       Дунька оказалась разбитной бомжихой непонятного возраста, с папиросой в зубах, и пальто на голое тело. Ее двухкомнатная квартира словно копировала свою хозяйку, такая же грязная, и расхристанная.
       - А Ваньки нет, - заявила она, чуть покачиваясь на стуле, - брезгует он мной в последнее время. Одеваться начал, как на праздник, пить бросил. Почти что. А как с зоны пришел, так, кто его, падлу, приютил, а? Я! Он тут месяц бухал, из комнаты не выходил, валялся вон на полу. А сейчас идет с этой курвой под ручку, нос от меня воротит.
       - С какой курвой-то? - спросил участковый. - Кто такая, курва то эта?
       - А, с Машкой, из восемьдесят шестого дома. Они вместе сели, с Сашкой Новиком, мужем Машкиным. Фомка с зоны пришел, а Новик крякнул.
       - Новик крякнул?! - удивился Самойленко. - Вот это хорошая новость! Сколько он, гад, у меня крови выпил!
       - Ну да! - подтвердила Дунька. - Ему дня три до конца срока осталось, а у него мотор не выдержал, отказал. Фомка как про это узнал, сразу к Машке клинья бить начал. Он давно на нее глаз положил. Сашка ему еще года три назад, перед последней отсидкой, морду за это бил. Так они теперь и живут вместе, Машка и Фомка.
       - А где она живет, эта Машка? - поинтересовался Ведяхин.
       - Я же говорю, в восемьдесят шестом доме, квартира как у меня, только подъезд первый.
       До нужного им дома было метров триста, если не больше, но всех буквально одолевала жажда.
       - Тут киоска с холодным пивом нигде нет? - спросил Николаев, когда они подошли к машине.
       - По ходу нет, а тут за углом есть пивбар, "Жигули", - участковый показал рукой в нужную сторону.
       - Сходи, действительно, Василий, купи там на всех, - предложил Олег Николаеву. - Ты мне все равно десять литров должен. Мужики, будите?
       - А как же, - согласился за двоих Самойленко.
       - Постой, какие это еще десять литров? - удивился Василий.
       - Как какие? Уже забыл, что ли? Простые. Про армян спорили, час назад?
       - Постой! - Возмутился Николаев. - Мы же на бутылку пива договаривались!
       Ведяхин усмехнулся.
       - Вась, про бутылку и речи не было. Мы спорили просто по пиву. Забыл? А я люблю бочковое пиво, знаешь, есть такое, железные банки по десять литров. "Бавария", "Гиннес". Ну, уж так и быть, обойдешься и восьмью бутылками обычного, советского, бутылочного.
       Николаев сокрушенно покачал головой.
       - Да, Олежек, тебе палец в рот не клади. Куда мне потом-то идти с этим пивом?
       - А вон, тот дом, - Котелевский показал рукой на пятиэтажку на самом пределе видимости. - Первый подъезд, квартира как у этой грымзы.
       - Ладно, найду.
       Открывшая дверь оперативникам миловидная женщина лет сорока, сразу поняла, зачем пришли эти люди.
       - За Фомкой? - спросила она каким-то жалобным голосом.
       - Да, - подтвердил Самойленко, - где он?
       - Нет его. В бар пошел.
       - В какой бар?
       - В "Жигули".
       Они переглянулись.
       - Там сейчас этот ваш коллега, - вежливо напомнил участковый.
       - Да, точно, - и Олег торопливо достал свой мобильник. В это время его напарник как раз уже заказал не восемь, а десять бутылок пива. На звонок он отозвался сразу.
       - Да, слушаю.
       Выслушав то, что сказал ему Олег, Николаев согласился.
       - Хорошо, жду вас здесь.
       После этого Василий обернулся к продавщице.
       - Знаете что, мои друзья раздумали, они скоро будут здесь. Так что я их здесь подожду.
       Он отошел к угловому столику, сел, оглядел зал. Из десяти столиков были заняты штук пять, так что народу было достаточно, и чтобы все видеть, и самому не маячить на самом виду. Нужного ему человека Николаев заметил не сразу. Фомичев сидел в дальнем, от него, углу, к нему спиной, и только татуировка, которой был богат Иван, подсказали оперу, что это именно он. А татуировка стала видна потому, что Фомка чересчур сильно размахивал руками. Похоже, он спорил о чем-то со своими собеседниками, которых Николаев, как раз рассмотрел прекрасно. Один из них был без сомнения, русским: сивый, курносый, с помятым лицом хорошо пьющего человека. А вот двое остальных были явные кавказцы. В отличие от Фомки они сидели молча.
       - ...и это чистая работа!? Я садиться из-за вас не хочу, - наступал Иван.
       - Тебя никто и не заставляет, - ухмыльнулся его славянский собеседник. - Ты можешь молчать на следствии, можешь хоть сейчас стрельнуть из Москвы.
       - Да не хочу я уезжать из Москвы! Я, может, только жить начал!
      
      
       - Тогда что ты хочешь, я не пойму? - спросил русский.
       - Бабки за последнее дело! Я знаю, вы там хорошо взяли, так что башляйте.
       Трое переглянулись, коротко обсудили что-то на каком-то кавказском языке, и русский согласно кивнул головой.
       - Хорошо. Когда тебе нужны бабки?
       - Да хоть сейчас.
       - Сейчас денег нет. Если хочешь, поехали с нами, там отдадим.
       - Где там?
       - Это за городом. Только уж оттуда сам доберешься, нам тебя везти не с руки. Договорились?
       Фомичев несколько секунд колебался, потом махнул рукой.
       - Ладно, поехали.
       Ничего этого Николаев, конечно, не слышал. Он, с равнодушным лицом, пил пиво, и все поглядывал на часы. Василий не мог понять, куда девались его коллеги. По его прикидкам они давно уже должны были оказаться в баре. Но, его величество случай опять внес коррективы во все планы. На всякий случай обыскав квартиру, и не найдя Фомичева, они втроем спустились вниз. Выйдя из подъезда, опера увидели, что их "девятка" поджата сзади громоздким "Ланд Крузером". Навороченный внедорожник занял своей мощной тушей все пространство дороги, а вперед они выехать не могли, там зияла громадная яма.
       - Нет, ну совсем охренели эти новые русские! - разозлился Ведяхин. Со злости он со все силы пнул машину по бамперу, отчего, естественно, по всей округе понесся истошный вой сигнализации. Самойленко, как и все милиционеры, оглядывавший окрестности, успел заметить, как с лоджии на третьем этаже высунулась рука с брелком и вой прекратился.
       - Вот он! - участковый ткнул пальцев в направлении лоджии. - Эй, с "Ланд Крузера"! Убери тачку с дороги!
       Ответом было молчание. Теперь уже Котелевский пнул машину по колесу. Все повторилось заново - вой, руки, брелок. Сергей мгновенно повторил свой пинок. Лишь тогда в поле зрения милиционеров появились две круглые, бритые наголо головы.
       - Э-э, ты чего там хамишь? - сурово спросил хозяин машины.
       У Ведяхина все уже кипело, но он сдержался.
       - Земляк, убери машину с дороги, - попросил он.
       - Подождешь. У нас тут базар всего минут на десять.
       - Слушай, я пока добром прошу! - Вскипел Ведяхин. - Ты что, не видишь, что мы из милиции!?
       - Да мне хоть из ФБР! - засмеялся качок. - Я, может сам в ФАПСи работа.
       - Если в ФАПСи, то тем более освобождай дорогу! У нас срочное дело!
       - Да, подожди ты! Дай договорить! - отмахнулся упрямый качок.
       - Ну, счас я тебе устрою!
       Олег открыл багажник, и вытащил не что иное, как толовую шашку. Воткнув в нее бикфордов шнур, он поджег его, и крикнул вверх.
       - Эй, мудило! Смотри, как я сейчас с дороги твою тачку уберу.
       Продемонстрировав хозяину тачки свое "изобретение", он сунул шашку под машину, так, что сверху был виден только горящий шнур.
       Сверху донесся какой-то жуткий рев, и, секунд через десять хозяин машины оказался на улице. Не взирая на свой чистенький наряд, он распластался на земле, выхватил из-под машины шашку, и, вырвав шнур, затушил его. После этого он мгновенно оказался в окружении милиционеров. Лица у всех троих были настолько злы, что качок тут же начал извиняться.
       - Нет, ну, что вы, мужики. Зачем так то? Счас, я отъеду. В чем проблема то?
       Он действительно завел машину, и освободил дорогу. Уже проезжая мимо, Олег притормозил.
       - Ну, если сейчас там Ваську убьют или ранят, я тебя, козел, из-под земли найду, и взорву этот твой самовар вместе с тобой! - Пообещал он.
       - А ты крутой мужик! - с уважением заметил Котельневский. - Что, так бы и взорвал бы к чертям?
       - А то, - буркнул Олег. Говорить о том, что на самом деле толовая шашка была искусственно изготовленным муляжом, он сейчас не имел желания.
       Между тем сам Николаев в это время голову сломал, что ему делать дальше. Компания явно собиралась уезжать. Все расплатились с официанткой, поднялись из-за стола.
       "Задержать? - думал он. - И что я им предъявлю? Их четверо, я один. А если у них стволы?"
       Все решилось само собой. Уже разворачиваясь к выходу, Фомичев бросил взгляд в зал, и увидел невольно поднявшегося из-за стола Николаева. Фомка мгновенно узнал в нем одного из тех ментов, что приходили к нему на работу.
       - Шухер! Менты! - крикнул он, и подтолкнул вперед идущего впереди кавказца.
       - Стоять! - закричал и Василий, лихорадочно доставая из кобуры пистолет. Никто, конечно, не последовал его приказу. Пока он бежал до тамбура, снаружи уже загудел двигатель машины. В самом же тамбуре Василий споткнулся о тело Фомки. Перевернув его лицом вверх, Николаев увидел, что в районе сердца растекается по рубахе красное пятно. Но Ванька дышал, дергался всем телом. С улицы взревел двигатель. Перепрыгнув тело Фомичева, Николаев выскочил на улицу, и увидел заворачивающую в сторону проспекта машину - темно-синий "БМВ".
       Василий выругался, и тут к бару подлетела машина с его коллегами.
       - Где вы были! - закричал Николаев. - Ушли они!
       - Кто они?
       - Подельники Фомки. Срочно "скорую" вызывай, порезали они его!
       Пока Ведяхин вызывал "скорую", остальные выволокли Ваньку на улицу. Николаев, сразу записавший Фомку в покойники, удивился его живучести. Несмотря на то, что кровь по-прежнему продолжала обильно изливаться из раны, он дышал, хоть и тяжело, но даже не терял сознание, и все смотрел по сторонам, на лица склонившихся над ним людей. А толпа собралась приличная, практически все, кто были в баре, вывалили наружу, подошли зрители от соседних домов. Догадливая официантка притащила из бара большой кусок ваты и бинты. Пока Котелевский пытался перевязывать раненого, Ведяхин и участковый провели короткий опрос среди собравшихся зрителей.
       - Кто знает тех, кто сидел рядом с ним?
       - Видел я их тут пару раз, - неуверенным тоном припомнил одни из завсегдатаев, с круглым, "пивным" животом. - Они вот так же все с Ванькой сидели.
       - А номер машины никто не запомнил? Марку?
       - А что там запоминать? "Бумер", цвет темно-синий, номер три семерки, регион наш, московский, - хмыкнул худощавый сосед пивного дяденьки.
       - Точно?
       - Как в аптеке. Этот "бумер" мне все глаза намозолил. Я еще подумал, что такое, как я пиво иду пить, так он тут стоит.
       - И часто вы тут пиво пьете? - спросил Олег.
       - Да нет, я ж проводник. Как уеду в дальний рейс, так через неделю приезжаю. Отосплюсь, и сразу в "Жигули". Люблю я пиво.
       Тут подъехала "скорая", Ваньку начали грузить в машину. Котелевский уехал с ним, толпа рассосалась, а Ведяхин начал более тщательно допрашивать проводника.
       - Ну-ка, припомните тогда, когда вы бывали в баре, по каким числам? График то свой вы должны помнить.
       - Ну да, конечно.
       Подняв голову вверх, проводник начал вспоминать даты, которые записывал не только Ведяхин, но и Самойленко.
       - Ну вот, уже можно подбить бабки. В эти дни он передавал им ключи, а на следующий день происходил кражи, - довольным тоном заявил он после окончания импровизированного допроса. К ним подошел и Николаев.
       - Официантка говорит, что они приезжали примерно раз в неделю. Все время сидели вместе с Фомкой, разговаривали. Больше получаса они не задерживались.
       Василий показал им дешевенький мобильник.
       - Это его, Фомичева. Тут наверняка есть телефон этих чеченцев.
       - Почему ты думаешь, что они чеченцы, - спросил Ведяхин, сразу занявшийся изучением телефонной книги мастера по чужим замкам.
       - Ну, может и не чеченцы, но очень похожи. "Грачи" какие-то.
       Олег, между тем, хмыкнул.
       - А тут нет ни одного номера с кавказским именем.
       - Ты посмотри последний звонок, - посоветовал Василий. - Один из этих троих был явный славянин.
       - А, вот есть! "Николай". Он звонил ему примерно через полчаса, как мы пришли к армянам.
       - Нужно попробовать узнать по номеру телефона, кто покупал его, - предложил Василий.
       - Да, это точно. Поехали в управление.
       - Стой, а пиво?
       Но, вот этого счастья им было испытать не дано. За время этой шумихи десять бутылок пива, оставленные на столе Василием, растворились без осадка.
       - Жулье! - подвел итог Ведяхин. - Моргнуть не успеешь, последнюю рубаху снимут.
      
       ГЛАВА 16.
       РЕСТОРАН "ОЗЕРНЫЙ РАЙ".
       Заправляла всеми приготовлениями к банкету невысокая, черноволосая девушка в кремовом платье. Именно она, увидев пришедших, столь радостно махала рукой.
       - Ольга! Иди сюда!
       Они спустились вниз, и Юрий по легкой вибрации под ногами понял, что платформа на самом деле, это какой-то понтон, обитый сверху деревом. После того, как девушки расцеловались, Малиновская представила сокурснице Астафьева.
       - Мой муж, Юрий. Ты все про него знаешь, вот, можешь полюбоваться.
       Юрий в этот момент и сам почувствовал себя не то породистым жеребцом на аукционе арабских шейхов, не то каким-то бриллиантовым колье, впервые выставленным на показ жадному племени американских миллиардерш.
       - Очень приятно, Юля,- каким-то сломленным голосом представилась хозяйка бала, буквально пожирая гостя черными глазами. Самое ужасное, что она была абсолютно не во вкусе Астафьева. Во-первых, в ней хорошо чувствовалась ее еврейская порода. Черные волосы, маленький, неразвитый подбородок, чересчур большой рот, с массивными губами. Нос так же страдал излишками размеров, хотя Ольга и поведала ему, что хозяйка недавно уменьшила его размер. Что было хорошо, это глаза, большие, темные, красивой формы. Вместе с белоснежной улыбкой это придавало ей хоть какое-то очарование. Может, поэтому Юлия беспрерывно улыбалась. Впрочем, фигурка у ней была неплохая.
       Но, этикет есть этикет, даже если хозяйка была чистокровной кобылой в преклонном возрасте, ей бы пришлось оказывать все знаки уважения. Юрий был джентльмен, и он галантно приложился к ручке хозяйке банкета.
       - Так же очень приятно, - пробормотал он. Между тем Юлия повела их куда-то в сторону, к человеку, который, сидя за столиком, сосредоточенно читал газету на английском языке.
       - Олег, познакомься с моими друзьями. Это Ольга, мы с ней учились вместе в Железногорске, я тебе про нее сколько раз рассказывала, а это ее муж.
       - Юрий, - представился Астафьев.
       Почему-то он думал, что мужик, которого охмурила Юлька, должен быть очень старым, лысым евреем. Но перед ним в кресле сидел симпатичный, полноватый, но еще очень молодой человек его же, примерно, возраста. Русые волосы можно было еще подделать, но светлые глаза и чисто славянские черты лица начисто отрицали какую-нибудь другую, восточную национальность.
       - Присаживайтесь, отдохните, - пригласил их Олег, - начало еще не скоро, минут через десять.
       - А они успеют? - спросил Юрий, рассматривая суету официантов.
       - Да, вполне, это у них тут хорошо отработано.
      
       - Не ваш, случайно, ресторан?
       - Нет, но одного моего друга. Нам здесь очень нравиться бывать. Вы, насколько я помню, оба работаете в сфере правопорядка?
       - Да, у вас хорошая память.
       - Ну, такие люди нам всегда нужны.
       Ольга засмеялась.
       - Но, мы пока что не достигли больших чинов, так, рядовые работники.
       - Ну и что? Сейчас карьеры делаются быстро, было бы желание. Мы ведь скоро и у вас, в Железногорске, собираемся открыть наш второй бутик. Так что, нам такие связи нужны.
       Мимо них прошли несколько музыкантов с инструментами наперевес. Через несколько минут тяжело заухал контрабас, зашелестели кисточки ударника, и в хрипловатое пение саксофона вплелся чистый голос вокалистки.
       - Олег! - Юлька, стоя у входа платформы, призывно махала мужу рукой. Тот поднялся, и, извинившись, пошел к ней, встречать гостей.
       - Хваткий парень, сразу берет быка за рога, - высказался о новом знакомом Юрий.
       - Да, видно, что своего он не упустит, - подтвердила и Ольга.
       - Ну, что, будем делать карьеру на их деньги? - спросил Астафьев, обнимая Ольгу.
       Та насмешливо скривилась.
       - Тоже мне, карьерист! Ты скажи спасибо, что я не призналась Юльке, что до сих пор работаю в Кривове. А то б она не то что бы пригласила на банкет, но и вычеркнула мой телефон из своего мобильника. А потом презирала бы меня, как ту нищую в подземном переходе.
       - А надо будет ей это сообщить при удобном случае. Посмотреть, выпадут у нее глаза из орбит, или нет?
       Ольга исподтишка показала ему кулак.
       - И смотри мне, не вздумай ее трахнуть, - добавила она. - Помни, что я теперь на тебя имею все законные права.
       - Да что ты говоришь!
       Ольга начала злиться. Почему-то это даже нравилось Юрию. У ней в этом состоянии начинали блестеть глаза, и Ольга как-то даже хорошела.
       - Нет, Астафьев, я тебя вполне серьезно предупреждаю: лишишь меня последней подруги, и месть моя будет ужасной. И на развод не рассчитывай, будет все гораздо хуже.
       Между тем помост начал наполняться людьми. Они были самого разного возраста, разных народностей и вер, но все были изысканно одеты, так что Ольга похвалила себя, что не пожалела денег, и одела мужа так, как подобает этому случаю. А Юрий в это время наблюдал за всеми, приходящими на банкет. Ему частенько приходилось сталкиваться со своими, кривовскими нуворишами, и теперь он старался понять, чем они отличаются от своих московских коллег. Насколько он понял, эти были более ухожены, у них был уже какой-то европейский лоск и шарм. И одежда у них сидела как влитая. Бороды, волосы, усы - все было волосок к волоску, и манеры безупречны до отвращения. Руки дамам они целовали как аристократы в импортных фильмах, и улыбки при этом были безоблачны и ослепительны. Юрий вспомнил, что у него побаливает верхний, левый клык, и решил, что его нужно немедленно лечить, а то пропадет зуб, и в такое общество его уже не пустят.
       Вновь прибывшие рассаживались по столикам, дошла очередь и до столика, где, в самом углу, скромно, разместились Ольга с Юрием.
       - К вам можно присоединиться? - спросил, жутко картавя, рослый, очень полный мужчина лет сорока пяти, лысоватый, с висячим, с горбинкой, носом, в золотых очках, и с подругой, как раз годящейся ему в дочки. Национальность его Юрий угадал сразу и окончательно, для этого не нужно было доставать паспорт, или делать запрос на родину исторических предков.
       - Пожалуйста, - пригласил Юрий.
       - Аркадий Левин, - представился мужчина, - это моя жена Лена. Не имею чести вас знать. Вы из провинциальных дилеров?
       - Нет, мы друзья со стороны Юлии, - прояснила свой статус Ольга.
       - Чем занимаемся?
       - Защитой закона, - сказал Юрий.
       - Прокуратура, - пояснила Ольга.
       - О, солидная область нашей внутренней промышленности, - засмеялся Аркадий, и, порывшись в кармане, вручил Юрию свою визитку.- С вашим братом лучше не связываться. Да, Батовы умеют выбирать друзей.
       - Вам лучше судить, - согласился Юрий.
       - Давайте тогда за знакомство тяпнем водочки, - предложил Левин.
       - Можно, - согласился Юрий.
       Они выпили по рюмке водки, Ольга предпочла коньячок, а девица, жеманно ломая руки, тянула красный "Мартини"
       - Вы, наверное, знаете тут всех? - спросил Юрий. - Расскажите мне про этих людей.
       - Да, почти что так. Все работаем рядом, тремся в одной сфере не первый год. Но сегодня тут много людей из других городов. Вот этот из Питера, - Аркадий вилкой показал на очередного гостя. - Оттуда еще двоих парней я знаю, вот те, за соседнем столиком, с той роскошной блондинкой.
       В это время со стороны встречавших последовал дружный вопль восхищения. Он относился к очередному гостю. Он был среднего роста, возраст ему Юрий определил как уже переваливший за пятьдесят лет, довольно полноватый, но скрывающий это хорошо пошитым костюмом. Волосы гостя с изрядной сединой были зачесаны назад, густые усы так же уже поддались наступающей старости. Въевшийся в кожу загар и что-то еще неуловимое в его облике заставили Юрия предположить восточное происхождение гостя. Но и костюм, и манеры выдавали в нем некую ухоженность богатого человека. Когда, обнимаясь с Олегом, новый гость поднял руку, Юрий заметил на его пальцах четки.
       - А это кто такой? - спросил Астафьев увлекшегося салатом соседа.
       - Где? Этот? О, сам Ахмад Шакир пожаловал! Турецкий миллиардер, его магазины есть во всех европейских столицах, в Америке, Австралии. И, конечно, на Ближнем Востоке.
       - А чем он торгует? - спросила Ольга.
       Аркадий с недоумением посмотрел на нее.
       - Как чем? Все тем же. Золотом. Здесь все, - он повел вилкой по сторонам, - торгуют золотом.
       Вот теперь шок испытал Астафьев. Слишком часто ему за последние дни встречалось это слово - золото.
       То, что их "просветитель" не ошибался, подтвердил сам хозяин вечеринки, буквально через несколько секунд обратившийся к народу посредством микрофона.
       - Друзья мои! Дороги гости, коллеги. Мы рады были пригласить вас на этот банкет по случаю слияния двух, самых мощных в России предприятий по производству и продаже ювелирных украшений: "Русское золото", и "Золотое кольцо". С сегодняшнего дня начинает свое существование новое объединение: "Золотое кольцо России". Теперь мы уже не будем конкурировать между собой, а сами составим достойную конкуренцию всем остальным игрокам на поле нашего бизнеса. Наши планы грандиозны, а перспективы настолько радужны, что нам сегодня завидуют компании всей России, даже те, что торгую нефтью, газом, и прочими дурно пахнувшими продуктами природного происхождения.
       Когда в публике замолкли аплодисменты и смех, Олег продолжил.
       - Наша продукция благородная и изысканная. Ее ждут наши красивые женщины, скоро ее будут покупать во всем мире, и это самая приятная перспектива в наших международных связях. Так давайте же выпьем за вновь созданное объединение, и процветание нашего бизнеса!
       Под шквал аплодисментов Олег выпил свой бокал шампанского, что и повторили все сидящие за столиками. После этого Батов заговорил снова.
       - Я хочу предоставить слово главе бывшего концерна "Золотое кольцо", а ныне сопредседателю ЗАО "Золотое кольцо России" Александру Токареву!
       На возвышение, под шквал аплодисментов, поднялся высокий, худощавый мужчина лет сорока пяти. Отличительной особенностью его облика были чересчур большие уши. Длинное лицо так же не вызывало особенной симпатии, но тон говорившего был бодрым и напористым.
       - Друзья мои! Это важный шаг в жизни всех нас. У нас появляются громадные перспективы...
       Аркадий, казалось, был даже удивлен. Он перестал жевать свой салат и замер, слушая оратора.
       - Ба, а Сашка то и говорить умеет, - сказал он как бы для себя.
       - А вы сомневались? - поинтересовался Астафьев. - Он что до этого, притворялся немым?
       - Нет, просто я его знаю десять лет, но даже не слышал до этого его голос. При Данильянце он был такой тихий, незаметный, все больше на подхвате. Все записывал за ним, на ушко что-то шептал.
       - Ну, и с чего у него тогда прорезался свой голос? - спросил Юрий скорее из вежливости, чем из интереса.
       - С того, что его шефа три месяца назад расстреляли на шоссе, недалеко от его загородного дома. Покрошили вместе с шофером и двумя телохранителями. После этого Токарев и подпрыгнул в главное кресло фирмы.
       Банкет шел своим чередом. Тосты следовали за тостами, время летело незаметно. Постепенно празднество перешло в броуновское движение хорошо поддатых людей. Часть столиков сдвинули в сторону, и на освободившемся месте даже пытались танцевать. Вернувшись после похода в туалет, Юрий обнаружил, что Ольги за столиком нет. Аркадий, еще ни на секунду не перестававший жевать, высоко поднял брови, и, скривившись в иронично улыбке, кивнул в сторону танцующих.
       - Вашу супругу презентовал сам Ахмад Шакир. Смотрите, Юрий, уведет он ее к себе в гарем. Засыплет бриллиантами да золотом, и все - уведет девушку в полон.
       Он безнадежно махнул вилкой.
       - Моя тоже где-то там пропала.
       Присмотревшись, а уже начало темнеть, Юрий, в самом деле, рассмотрел Ольгу, танцующую с турецким миллиардером.
       - А я не знала, что восточные мужчины умеют танцевать. Я думала, что религия им это не разрешает, - как раз в этот момент призналась Ольга.
       Голос Ахмада звучал мягко, и акцент был чуть заметен.
       - Ну, это все предрассудки. У меня, например, всего одна жена, а, кроме того, мне больше времени приходиться проводить на западе, чем на востоке. Всего месяц назад я вот так же танцевал с бельгийской королевой.
       - Что вы говорите!? - Поразилась Малиновская. - И где это было?
       - Это было в Брюсселе, на вечере, посвященном благотворительной акции в фонд поддержки жертв землетрясения на Суматре.
       - Понятно. А где вы так хорошо научились говорить по-русски?
       Турок засмеялся.
       - О! Я начал торговать с этой страной, когда она еще называлась СССР, а я еще был начинающим ювелиром, весь бизнес которого умещался в небольшом чемоданчике. Вы не представляете, сколько я видел ваших знаменитых вождей. С Брежневым виделся, как вот с вами.
       Астафьев, вдоволь насмотревшись на свою боевую подругу в крепкий объятиях турецкого капитала, пожал плечами, и предложил соседу: - Ну, выпьем, что ли, за прекрасных дам. У вас это какая по счету жена?
       - Третья. А у вас?
       - Вторая. Мы, собственно, еще в свадебном отпуске.
       - Хорошее время! Как я вам завидую. Все три моих медовых месяца были самыми счастливыми в моей жизни.
       Юрий выпил рюмку, покосился в сторону танцующих, потом перевел взгляд чуть левей, и, похолодел. Совсем близко от него, буквально в трех шагах, за соседним столиком сидел Хаджи. Он был спиной к Астафьеву, но, повернув голову, Хаджи рассматривал танцующих, и Юрий видел его знаменитый орлиный профиль.
       Юрий резко отвернул лицо, потом полез в карман, и надел черные очки. Еще чуть подумав, он пересел на кресло Ольги, лицом к Левину, и подальше от чеченца, спиной к нему.
       - Аркадий, вы тут свой человек, - сказал он, обнимая толстяка за шею, - вы всех тут знаете, а можно вам задать вопрос на засыпку?
       - Пожалуйста.
       - Что за человек с таким орлиным профилем сидит за моей спиной?
       Левин чуть отклонился, посмотрел на Хаджи, и пожал плечами.
       - Вы меня уели, Юрий. Этого человека я действительно не знаю.
       Он еще раз посмотрел в сторону Хаджи, и поднял вверх большой палец.
       - Хотя, нет. Я уже видел один раз его в нашем правлении. Он всегда приезжал с таким большим эскортом телохранителей, что я подумал, что у него очень много врагов.
       - Хотите, я угадаю, на какой машине он приезжал?
       - Ну, попробуй, - заинтересовался Аркадий.
       - Либо на черном "бумере", либо на черном же Джипе, и непременно с каким-нибудь крутым номером: восемьсот восемьдесят восемь, семьсот семьдесят семь, шестьсот шестьдесят шесть.
       Аркадий захохотал.
       - Угадал! Именно Джип, и именно три шестерки. Ну, Юрка, ну даешь! Именно на Джипе с таким номером он и приезжал - шестьсот шестьдесят шесть. Я от таких цифр бы отказался, все же число дьявола, а для этих, видно, кайф. Откуда ты это знаешь?
       - Я просто слишком хорошо знаю вкусы этой публики.
       Левин глянул на него с уважением.
       - Однако, я, чувствую, Юрий, ты крутой мент. Расшифровал его как голенького.
       Вскоре турецкий подданный привел Ольгу обратно к столу. Приложившись напоследок к ее ручке, Ахмед Шакир подсел за соседний столик. Все это Астафьев наблюдал буквально краем глаза, он боялся встретиться с чеченцем взглядами.
       - Ну, чего это ты нацепил черные очки? - проворковала довольная Ольга. - Это ты намекаешь, что глаза твои на меня не смотрят?
       - А тебе, я чувствую, понравилось танцевать с миллиардером?
       - Да. Потрясающий мужчина! Такая дикая аура силы и власти, аж мурашки по коже бегут. Он дал мне свою золотую визитку, просил позвонить в любой момент.
       - Поздравляю. Значит, твою красоту оценил не только я. А теперь посмотри чуть левей своего турка? Видишь, там сидит такой кавказец с орлиным носом?
       Ольга скосила глаза.
       - Ну, сидит, и сидит, и что? Они как раз беседуют.
       Юрий наклонился к уху Ольги.
       - Это Хаджи.
       Малиновская уже откровенно бросила оценивающий взгляд в сторону соседнего столика. Турок принял это на свой счет, приветственно поднял свой бокал. Ольга ответила на это улыбкой.
       Она бы так не улыбалась, если бы слышала, о чем разговаривают Хаджи и турок.
       - Смотри, какая великолепная брюнетка, - заметил Ахмед.
       - Я больше люблю блондинок, - мельком глянув в сторону Ольги сказала чеченец.
       Турок не согласился.
       - Нет, я в этом консервативен. Вас всех по возрасту пока тянет на экзотику, а я наелся всех этих фригидных красоток выше головы. Лучше природной брюнетки по темпераменту нет никого, поверь мне, старому человеку.
       - Хочешь, мы привезем ее к тебе в мешке? - предложил Хаджи.
       - Зачем? Она сама уже готова прыгнуть ко мне в постель. Я думаю, она позвонит мне через день, может, через два.
       - Как хочешь.
       Тут Хаджи вспомнил об еще одном деле. Достав мобильник, он заговорил по чеченски.
       - Ну, что у вас? Вы их еще не кончили? Почему? Куда уехали.
       Выслушав ответ, он чуть подумал, потом долго инструктировал своего абонента, а, сложив мобильник, начал озираться по сторонам.
       - Ты чего? - спросил его Ахмед. - Что-то случилось?
       - Где-то здесь должен быть мой кровник. Тот, кто убил моего брата.
       - Здесь?!
       - Да, именно здесь. Эти мои горные ишаки довели их до шлагбаума, и сидят, ждут, когда они поедут обратно. Идиоты!
       - Ну, надеюсь, ты не станешь в него стрелять именно тут? - турок даже развел руками.
       Хаджи чуть подумал, потом согласно кивнул головой.
       - Сейчас нет. Но я бы не хотел, чтобы он дожил до рассвета.
       - О-о! Тогда мне надо уходить! Мне такая репутация ни к чему. Всего хорошего.
       Шакир поднялся, и поклонившись Ольге, неторопливо начал пробираться к выходу с понтона. Поднялся и Хаджи. Он начал медленно ходить среди танцующих и жующих, вглядываясь в мужские лица. Астафьев, пристально наблюдавший за каждым его шагом, понял, что, вернее, кого он ищет.
       - Мне надо смыться, - тихо прошептал он на ухо Ольге.
       - Но как?
       - Я знаю. Пересядь на место рядом с Аркадием.
       Ольга сделала, как он просил. Левин, задремавший было, сразу оживился.
       - О, это вы Оленька. Давайте выпьем!
       - Давайте, - согласилась Ольга.
       Астафьев тем временем, пригнувшись, проскользнул за их спины, и пролез между балясин ограждения, опустил ноги вниз. Еще днем он заметил, что там, по низу всего короба этого сооружения, проходил массивный брусок, очевидно придающей всему плавучему сооружению прочность. Нащупав этот брусок, он согнулся, и держась руками за фигурные ножки балясин, начал пробираться к берегу. На его стороне сыграл и его величество случай. Как раз в этот момент в другом конце парома возникла драка. Ольга услышала какой-то всплеск голосов, потом глухие удары, звон бьющейся посуды. Привстав, и вытянув шею, она поняла, что дерутся двое парней, сидевших с дивной блондинкой, которых Левин представил как дилерами из северной столицы. Дрались они ожесточенно, но совсем не умело. Когда же подоспевшая охрана их разняла, коллеги начали обмениваться угрозами.
       - Вот подойди к ней еще хоть раз, я тебе голову откручу!
       - Напугал! Скажи спасибо, что ты жив до сих пор! Тебя давно надо было заказать, козел!
       - Я тебя самого раньше закажу!
       Когда Ольга оторвалась от этого зрелища, и взглянула за парапет, Юрия уже не было. Но был один человек, который видел это все.
       Астафьев недолго раздумывал, куда ему спрятаться. Все окрестности были освещены как днем. Уходить куда-то в глубь ему не хотелось, да и в своем светлом костюме он был бы прекрасной мишень. В это время на другой стороне озера грохнул взрыв, и в воздух взлетел первый залп фейерверка. Свет на берегу, наоборот, погас. На это вся публика ответили визгом и радостными аплодисментами. Залп следовал за залпом, цветная феерия завораживала всех, кроме одного человека. Юрий выбрался повыше, но достойного укрытия для себя так и не нашел. Так что, лучше двух рядов шпалер с аккуратно постриженными кустами других укрытий рядом не было. Пришлось ему лезть в кусты. Улегшись так, чтобы видеть палубу, он достал уже мобильник, с намерением позвонить Жохову, но тут на его спину обрушилось что-то тяжелое. Юрий перепугался до смерти, но тут расслышал женский смешок. Резко перевернувшись на живот, он увидел над собой какую-то женщину. Свет фейерверка падал на ее голову сверху, так что лица он его не видел, но по интонациям голоса и какой-то интуиции понял, что дама, это ни кто иная, как Юлия Батова.
       - А я все видела! - по заплетающемся интонациям голоса Юрий понял, что их гостеприимная хозяйка в усмерть пьяна. - Не знаю, от кого ты прячешься, но от меня ты не уйдешь.
       Она настолько активно начала расстегивать его штаны, что Юрий чуть не заорал от неожиданности. Но фейерверк кончился, зажегся свет, рядом послышались голоса, явно кавказская речь, и, скосив глаза, Астафьев увидел сквозь кусты в каких то пяти шагах от него, на дорожке, сразу четверых чеченцев, во главе со своим главным врагом. Хаджи что-то активно втолковывал своим подчиненным, потом трое чеченцев разошлись в разные стороны, а Хаджи остался на месте, достал сигареты и закурил. После этого он вытащил откуда-то из подмышки пистолет, передернув затвор, дослал патрон в патронник, и снова спрятал в кобуру. Все эти приготовления буквально парализовали Астафьева, но отнюдь не Юлию. Она все-таки справилась с ремнем Юрия, и добралась до мужского достоинства милиционера. То, чем занялась она потом, было бы для Юрия очень приятно, но не в таких условиях. Сейчас же он был счастлив оттого, что рот лучшей подруги жены был занят, и она не могла своей трескучей болтовней выдать их местоположения.
       Слава богу, Хаджи скоро надоело стоять на одном месте, и он вернулся на понтон. Как раз к этому времени и Юрий начал получать удовольствие из создавшегося положения. Но до конца проникнуться этим чувством он не смог. Сквозь кусты он увидел, что в их сторону идет другая угроза, Ольга Малиновская.
       - Ну, как тебе?... - начала было Юлька, но Юрий тут же зажал ее рот рукой.
       - Тс-сс... Ольга идет. Тихо.
       - Будет тихо, - согласилась хозяйка банкета, и ловко оседлав Юрия, начала получать свою долю удовольствия. Юрий подумал, что, пожалуй, его впервые, вот так, втемную, использовали для получения удовольствия.
       "Интересно, это можно считать изнасилованием?" - подумал он.
       Ольга подошла к ним на еще более близкое расстояние, не более трех метров, и, оглянувшись по сторонам, начала тихо звать: - Юра! Юра! Ты где?
       Юрия же сейчас волновало только одно: кричит ли его вынужденная партнерша во время оргазма? Это сейчас было жизненно важно для судьбы его семейной жизни.
       Постояв с минутку, Ольга пошла дальше, куда-то вдоль берега.
       Юлька не вскрикнула, она простонала, и, отвалившись в сторону, пробормотала.
       - Как хорошо. Именно это мне и не хватало на этом чертовом банкете.
       Пока Юрий натягивал штаны, она, к удивлению Астафьева, захрапела. Лишь после этого Юрий смог воспользоваться своим телефоном.
       - Андрей Андреевич! Это Астафьев. Я на банкете в загородном ресторане "Озерный рай". Здесь Хаджи.
       - Хорошо, я скоро буду.
       В это время Ольга свернула с асфальтированной дорожки, и начала пробиралась вдоль берега, там, где заросли ивняка были погуще.
       - Юра! Юра! - время от времени тихо звала она.
       Кончилось это тем, что вместо Юры перед ней появился один из откомандированных на поиски беглеца чеченцев.
       - Ты не меня завешь, дорогая? - спросил он.
       - Нет! - резко ответила Ольга. Но чеченца это не смутило. Он был еще молод, высок, строен, и мускулист. С девушками он привык обращаться по-своему, не обращая внимания на их причуды.
       - Иды сюда! - велел он, и как клещами схватив за правую руку, ловко завернул ее за спину. Другую девушку это бы уже парализовало, но не Малиновскую. Резко ударив шпилькой по лодыжке насильника, она заставила его чуть ослабить хватку, а потом подалась чуть влево и со всей силы сжала левой рукой всю его джигитскую доблесть. Тот заорал от боли, и, отпустив руку девушки, обе свои руки он пустил в дело спасения будущего потомства. Руку Ольги он оторвал, но после этого она врезала чеченцу по горлу рукой, а затем ударом ноги отправила в озеро. Испытывать после этого судьбу она не стала, а сбросила с ног туфли, и подхватив их, припустилась бежать по дорожке обратно к ресторану.
       Между тем Юрий, долго раздумывал, что страшней, смерть от рук чеченцев, или гнев Ольги. Взвесив все, он решил, что второе страшней, и начал на четвереньках пробираться между кустов подальше от тела довольной хозяйки банкета. Это оказалось как раз во время, потому что с нового наблюдательного пункта Астафьев увидел, как Хаджи и его люди садились в скоростной, судя по обводам и двум моторам, катер. Последним прибежал чеченец, как показалось Юрию, весь мокрый. После этого лодка отплыла, и с диким ревом направилась к другому берегу озера. После этого Юрий, с облегчением вздохнув, поднялся на ноги, перешагнул кустарник, и пошел к берегу. Навстречу ему попался озабоченный Олег Батов. По его походке Астафьев понял, что для Батова банкет тоже удался.
       - Юрий, ты Юльку не видел? - спросил он.
       - Нет.
       - Куда девалась эта заслуженная минетчица! Гостей уже пора провожать и самим домой ехать.
       Он пошел дальше, крича по ходу: - Юлька! Юлька, где ты? Мать твою...
       К Астафьеву подошла Ольга.
       - Ты где был?
       - Да, прятался в кустах, как таракан от тапка.
       - Ну вот, а меня тут один чеченец чуть не изнасиловал. Еле отбилась.
       - Да? Вот молодец, - похвалил ее муж, а сам подумал: "А я вот отбиться не смог".
       Народ начал стремительно расползаться. В отличие от такси, которое даже не пустили на территорию ресторана все остальные авто участников банкета стояли на стоянке уже за шлагбаумом, на территории ресторана. Ни одного отечественного автомобиля Юрий тут не увидел.
       Астафьев снова взялся за мобильник.
       - Андрей Андреевич? Это Астафьев. Снова отбой. Да, он уже уехал. Нет, на лодке. Насколько я понял, там с озера есть канал, куда-то он идет, может и в Москву реку. Хорошо, до завтра.
       Закончив разговор, Юрий спросил: - Ну, что, звонить в такси?
       - Наверное, придется.
       Но тут рядом с ними затормозил ярко-красного цвета "Лексус". Из открытого окна радостно махал им рукой Аркадий Левин.
       - Вам в Москву? - спросил он.
       - Да желательно.
       - Поехали, мы подбросим вас.
       Уже когда машина выехала за ворота, Астафьев успел заметить тот самый красный "Фольксваген"-"Пассат", что так упорно следовал за ними от самой столицы.
       - Нет, банкет удался, - радостно заметил Левин. - Все блюда были хорошо приготовлены, и драка была просто замечательная. Вина тоже было немеренно. Моя вон набралась как свинка, - он кивнул в сторону безмятежно дрыхнувшей подруге жизни.
       "Тоже, поди, кого-нибудь зажала в кустах", - невежливо подумал Юрий. Шел уже третий час ночи, и все пассажиры машины невольно задремали.
      
       ГЛАВА 17.
       МОСКВА. КВАРТИРА ЗУБКО.
       На втором этаже она споткнулась и упала. Юрка поморщился.
       "Дурная примета", - подумал он, а потом обрушился на свою подругу жизни.
       - Ты чего топаешь, как корова? - зашипел он на нее.
       - Чего уж, споткнуться нельзя? - так же шепотом ответила она.
       - Нельзя! Соседей поднимешь.
       - Ты сейчас сам их всех на уши поднимешь своим хипишем!
       - Заткнись! Пошли.
       Они поднялись на третий этаж, там было темно, остановились около нужной двери. Юрка приник к двери ухом, что вызвало раздражение у женщины.
       - Их же нет дома, ты же сам говорил. Что слушаешь то?
       Напарник послал ее на хрен, потом занялся замком. В темноте это было довольно сложно, но он справился и с этой проблемой. Через минуту дверь открылась, и он довольным голосом заметил: - Ну вот, мы и вошли.
       Он переступил через порог, за ним проскользнула и она. При этом что-то увесистое упало на пол. Юрка протянул руку к выключателю, нажал на клавишу. Вспыхнул свет, он замер, и, единственное что он успел подумать, перед тем, как лежащая на полу лимонка взорвалась: "Ну, ни хрена себе! Вот жлобы, им что, даже квартиру не жалко?"
       Собственно, Астафьева и Ольгу спасла случайность. Так как все пассажиры уснули, то шофер Левиных довез всех четверых до квартиры хозяина. Вот тут и оказалось, что Астафьев и Малиновская благополучно миновали собственное жилье, шоферу пришлось вести их обратно, в другой конец города. Водитель, как это бывает у подобной породы людей, был не без высокомерного жлобства, его бесило то, что придется работать на час больше. При этом начал психовать, превысил скорость, за что тут же был остановлен бдительными гаишниками. Юрий пожалел явно переработавшего водилу, и отпустил машину на проспекте, а до дома Зубко они дошли пешком, наслаждаясь утренней прохладой. Так что, когда они подошли к своему пункту обитания, пожарная уже собирала рукава, а в "скорую" грузили прикрытое с головой тело. Подняв голову, Астафьев сразу понял, что все это произошло в квартире Зубко. Именно в его квартире были выбиты все стекла. Подбежав к носилкам, он откинул простыню, и с недоумением уставился на лежащего на них человека. Как минимум один осколок попал ему в лоб, но лицо было чисто, и это лицо было ему совершенно незнакомо.
       - Гражданин, вы что делаете? - сурово обратилась к Юрию идущая следом медсестра. Тут же кто-то сзади решительно взял его за руки, и потащил в сторону.
       - Так, гражданин, кто вы такой, и почему позволяете себе такие вольности? - спросил человек с обликом типичного опера.
       - Вообще-то, я живу здесь, - ответил Юрий, доставая свои корочки. - В этой квартире, уже четыре дня. Я в гостях у хозяев этой квартиры.
       Вот теперь недоумение отразилось на лице милиционера.
       - Позвольте, а кого ж тогда там пришибло? Мы, думали, это вы. Женщина жива, но в реанимации, а мужика ты уже видел. У нас вон, наш начальник отделения уже и интервью дал для ТВЦ, - он кивнул в сторону отъезжающей машины с логотипом телестудии на дверце. - Там даже фамилии ваши назвали.
       - Нормально! - раздался за спиной Юрия голос Ольги. - Представляю, если эту программу посмотрят мои родители.
       - Моя мама тоже, - задумчиво сказал Юрий.
       В это время около подъезда остановилась "Волга", и из нее вылез подполковник Шалагин. Лицо его выглядело расстроено. Но при виде кривовской парочки оно тут же сменилось гримасой высшего удивления.
       - Это как вы так сумели? Мне доложили, что вас тут гранатой посекло, а вы словно сейчас только что с какого-то банкета.
       - Да, мы и в самом деле с банкета, - признался Юрий. - Приезжаем, а тут такие дела.
       Тут к ним подошел еще один знакомый человек, полковник Жохов.
       - Приятная неожиданность, - сказал он, подавая руку Астафьеву. - А мне передали по срочной связи, что вы приказали долго жить.
       Полковник оглянулся по сторонам.
       - Давайте-ка, уйдем с глаз долой, а то вы в этих нарядах тут как два бельма на глазах.
       - Вы идите, а я пока буду домой звонить, - решила Ольга.
       В "Мерседесе" полковника они первым делом закурили. Первым разговор начал Жохов.
       - Да, недооценил я ситуацию, - признался он. - Если бы я знал, установил бы наблюдение за вашей квартирой.
       - А охранять вы их не собирались? - спросил Шалагин.
       - Да, но мы не думали, что все это так серьезно. Как они могли узнать, где вы остановились в городе? Юрий, кто знал про это кроме подполковника и его людей?
       Юрий думал недолго.
       - Как кто. Майор Семенов, из местного отделения милиции, а так же все его подчиненные и коллеги. Это после той заварухи в "Кавказе",- пояснил Юрий недоумевающему Шалагину.- Немотой майор не страдает, вряд ли он станет скрывать от коллег такую интересную информацию, что парень, убивший чеченца живет в квартире Витьки Зубко, бывшего сослуживца. Дагестанцы, наверняка, тоже оттуда же информацию получили. Кстати, что нового нарыли по этому делу?
       Шалагин подробно рассказал обо всех перипетиях дела с армянским кооперативом и его последствиями.
       - Мы проверили этот мобильник. Паспортные данные на этот номер мы получили, теперь надо проверить этот адресок.
       - Ну, в этом мы вам поможем, - предложил Жохов. - Сами, первые не суйтесь. Надо осторожно проверить, может, оттуда сможем потянуть цепочку к более крупным фигурам.
       - Кроме того, есть интересный факт.
       Шалагин достал из кармана пачку фотографий.
       - Прошлой ночью было нападение на одну автостоянку. Был убит охранник и его собака. Результат налета более чем странный. Налетчики буквально выпотрошили одну единственную машину. Мы проверили, кому она принадлежала, оказалось - Андрею Арбузову.
       - Они ищут камеру. Камеру, или кассету, - высказался Юрий. - За этим они второй раз приходили в мастерскую.
       - Может быть, - согласились оба начальника.
       - Надо бы проверить этих дагестанцев, - задумчиво предположил Жохов. - Ну, это на перспективу. Теперь, - он обернулся к Юрию, - что делать с вами?
       Как раз в этот момент к ним в машину втиснулась Ольга.
       - Дозвонилась до всех, кроме, представьте себе, хозяев квартиры. Можно подумать, что они живут на Камчатке.
       - Что, вообще не отвечают? - встревожился Юрий.
       - Отвечают. Но я их слышу, а они меня нет.
       - Ладно, до них как-нибудь дозвонимся, - отмахнулся комитетчик. - Что делать с вами? С одной стороны, это даже хорошо, что вас определили в покойники. С другой, надо вас где-то поселить. Временно можно определить в гостиницу. Есть у нас одна на примете, не очень дорогая, бизнес-класса.
       - А потом можно к Юльке, она уже приглашала нас пожить у себе дома, - предложила Ольга.
       - Юлька, это та дама с банкета? - насторожился Жохов.
       - Да.
       - Это хорошее дело.
       Тут к машине подошел Ведяхин, постучал костяшками в окно.
       - Привет погорельцам, - сказал он Юрию и Ольге, когда Жохов открыл окно. После этого он вручил им собственные паспорта. - Вот, а то местные милиционеры уже оприходовали их.
       Потом он подал своему начальнику изрядно обгоревшую бумажку вполне определенной формы. - Вот, нашли в заднем кармане брюк этого мужика.
       - Справка об освобождении? - оживился подполковник. - Жилюк, Юрий Антонович. Освободился неделю назад.
       - Я навел справки, - пояснил Олег, - известнейший в этих краях домушник. Жил буквально в ста метрах отсюда, в доме напротив. Что с ним была за женщина, сейчас выясняем.
       - Хорошо.
       - Это ты видел тех, кто сидел в кафе с наводчиком? - спросил Олега Жохов.
       - Нет, не я, Николаев. Но он здесь.
       - Позови его.
       Полковник вылез из машины, подозвал одного из своих подчиненных, и минут десять втолковывал что-то всем троих.
       - Ну, я их проинструктировал, - сказал Жохов, вернувшись в машину. - Теперь будут работать вместе.
       - Так вы берете их под свою защиту? - спросил Шалагин, кивая на Ольгу и Юрия.
       - Да.
       - Ну, слава богу!
       - Если будут еще какие новости по этому делу, сразу звоните мне, - сказал Жохов Шалагину.
       - Хорошо.
       Когда Шалагин покинул машину, Жохов развернулся лицом к Юрию и Ольге.
       - Ну, а теперь давайте рассказывайте мне подробности банкета на озере.
      
       ГЛАВА 18.
       Гостиница, куда их поселил Жохов, оказалась не дешевым клоповником, как это предположила Ольга, а вполне современным отелем бизнес-класса, с автоматически раздвигаемыми стеклянными дверями, бесшумным, стеклянным лифтом, и пластиковыми ключами. Само здание гостиницы представляло из себя два корпуса, выгнутых в форме натянутого лука, между которыми размещался обширный холл. Соответственно и входы в номера были расположены на внутренних галереях, куда можно было подняться на лифте. Прислуга была настолько вежлива, что никто даже носом не повел, хотя от этой парочки в измятых вечерних костюмах жутко воняло гарью. Это Ольга все же решила подняться в квартиру, и обследовать ее на предмет сохранившихся вещей. Спасти ей удалось немного, и все это барахло и хранило запах пожара.
       Номера, несмотря на дешевизну, были комфортабельны, и вполне соответствовали понятию европейский класс. В небольшой прихожей был большой шкаф с внутренней подсветкой, бар, так же с подсветкой, правда, пустой. Широкая кровать с арочной спинкой была не меньше, чем у Юрия дома. Кроме того, были два кресла, торшер, здоровенный комод, и телевизор, подключенный к спутниковой антенне. Юрия удивила только надпись на двери балкона. "Уважаемые господа! Просим на балкон не выходить, так как в данный момент ремонтируется фасадная часть здания", - гласила объявление на листочке. Кончено, после такого предложения Юрий не мог не открыть дверь, и осмотреть балкон. Он был очень небольшим, круглой формы. О том, что идет ремонт, говорила не только обильная пыль на самом балконе, но и строительная люлька, висевшая слева, метрах в десяти от их балкона.
       Единственное, что в номере не понравилось Ольге, это ванная, слишком маленькая, где не только что вдвоем они могли умоститься, но и она то одна практически полулежала. Но ванна ей была нужна больше всего, и пока Астафьев терзал пульт управления телевизора, она уже и вымылась, и замочила все свои шмотки в огромной раковине, благо управление ее было механическое, и наглухо перекрывало сток воды.
       - Иди, мойся, - велела она Юрию. Тот пошел в ванную, но еще по дороге его догнал нетерпеливый возглас супруги. - И давай побыстрей!
       Астафьев этому удивился, а когда залазил в ванную, то поскользнулся, и упал, больно прибив себе копчик. Но когда он пришел уже чисто вымытый, и опустился на кровать, то понял нетерпение своей боевой подруге. На кровати с такими габаритами и такой упругостью сразу возникали мысли о сексе, что они и воплотил в жизнь. А после этого хотелось только спать и спать.
       Пока гости отдыхали, невидимая карусель событий развивалась своим чередом.
       В этот раз напарником к неразлучной парочки Ведяхину и Николаеву был приставлен человек Жохова, Вадим Шатаев. Этот крепкий парень был стрижен по последней моде, крайне коротко, и обликом напоминал братка. Правда, речь его причудливо сочетала и современный сленг, и настолько вычурные фразы, что оба опера заподозрили своего нового напарника в высшем образовании.
       - Адрес, похоже, действительный. Николай Симкин проживает по этому адресу три месяца. Квартира им куплена, - рассказывал Николаев, - правда, куда делись прежние владельцы квартиры, два брата, алкоголика, никто из соседей не знает.
       Поделился своей информацией и Шатаев.
       - А биография у этого Симкина интересная. Родился во Владикавказе, три судимости, и статьи вполне серьезные: грабеж, ограбление, похищение человека.
       - Он с чеченцами случаем не мутился? - спросил Олег
       - Проверяем сейчас. А это вот не он идет?
       Вадим указал на человека, вышедшего из подъезда. Опера приникли к окну.
       - Он! - сразу признал Василий. - Лицо такое характерное, как у клоуна, только помятое сильно.
       Вадим сразу начал щелкать своего подопечного из фотоаппарата с солидным объективом. Между тем их подопечный остановился, закурил, а потом достал мобильник, и пару минут с кем-то разговаривал. Кончилось это тем, что он сложил мобильник, и тут же к нему подъехала знакомая операм машина: синий БМВ с крайне приметным номером семьсот семьдесят семь. Оперативники тут же тронулись следом.
       - Машину по номеру пробивали? - спросил Шатаев.
       - А как же. Нет такой машины ни в одной базе данных.
       - Забавно.
       За БМВ они ездили почти два часа. Быстро выяснился количественный состав пассажиров "бумера" - трое. С полчаса они просидели в открытом кафе на набережной, съели по паре шашлыка. Этот утренний завтрак позволил Василию с помощью бинокля Шатаева рассмотреть всех подробно. Это была та самая троица, что сидела в баре с неудачником Фомкой. После этого они поехали дальше, но благополучно застряли в очередной московской пробке. При этом, они, как ни странно, едва не потеряли своих подопечных. Те, раньше выбравшись из пробки, резво набрали скорость, и свернули влево, на улицу, абсолютно не просматриваемую из машины оперов.
       - Черт! Упустим сейчас! - пробормотал Ведяхин, нетерпеливо давя на клаксон.
       Они бы и потеряли БМВ, если бы не случай. Завернув на улицу, куда свернули кавказцы, Ведяхин уже хотел автоматически прибавить газу, но тут же сдержался. Метрах в двухстах от них стоял знакомый синий БМВ, а рядом маячила фигура в фуражке и желтом нагруднике с надписью ГИБДД.
       - Не гони, давай потихоньку, - предложил Шатаев.
       - Да знаю я! - огрызнулся Олег.
       Они успели вовремя, БМВ как раз отъехала, а гаишник поднял свой зоркий взор в поисках новых нарушителей. Но в этот раз машина остановилась сама, что со стороны смотрелось все более чем естественно: гаишник останавливает очередного нарушителя. Вадим, не вылезая из машины, сунул под нос лейтенанту свои корочки, и спросил.
       - У этих джигитов, что ты сейчас останавливал, документы в порядке?
       - В полном.
       - А за что ты их тормознул?
       - Так они неслись за сотню, а тут знак сорок стоит.
       - Так, документы у них, говоришь, подлинные?
       Лейтенант даже обиделся.
       - Что я, фальшивых документов от настоящих не отличу? Настоящие у них документы, все на месте. Выданы в Твери.
       - Ну, хорошо. Гони!
       Ведяхин хоть и нервничал из-за такой задержки, но чеченцев сумел достать. А потом они приехали к уже знакомому Шатаеву месту: ночному клубу "Кавказ". Именно он сутки назад, под видом техника, устанавливал жучки в этом здании.
       - Все дороги ведут в Рим, а весь криминал у нас начинается на Кавказе, - пробормотал Вадим, доставая сигареты.
       Судя по тому, как по хозяйски все трое поднялись по ступенькам заведения, и насколько дружески кивнули им охранники, курившие на крыльце, все трое были постоянными завсегдатаями "Кавказа".
       - Сверни-ка налево, на стоянку к тому дому, - попросил Шатаев. - Вы их пасите тут, а я пока схожу в гости.
      
       Он выбрался из машины, и, не спеша, отправился за дом, к невзрачному микроавтобусу, вторые сутки торчавшему в двухстах метрах от клуба.
      
       ГЛАВА 19.
       Вопреки ожиданию, Юрий проснулся всего через два часа после столь стремительного отбоя. При этом у него было ощущение, что он проспал как минимум часов десять. Чуть подумав, он достал мобильник, и выбрал один из адресов.
       - Кому ты звонишь? - не поднимая головы, спросила Ольга. - Домой?
       - Ты чего проснулась?
       - Ты проснулся, и я проснулась.
       - А, понятно. Боевая подруга на посту. Хочу дагестанцам позвонить.
       Малиновская рывком поднялась, села рядом с Юрием.
       - Что ты от них хочешь?
       - Все. Все, что они обещали.
       - Тебя не устраивает прикрытие, обещанное Жоховым?
       - Знаешь, мне как-то будет спокойней, когда я буду чувствовать под мышкой кобуру с пистолетом.
       В это время отозвался далекий абонент.
       - Да дорогой, слушаю.
       - Приветствую, вас, Расул.
       - Ба, кого я слышу! А я только что по телику видел такие неприятные кадры...
       - Это были не мы, - оборвал Юрий дагестанца. - Но после того, что случилось, мне бы хотелось принять кое какие ваши предложения.
       - Какие?
       - Ну, насчет финансов и кое-чего покрепче, того, из чего можно стрелять.
       - Хорошо, это не проблема. Что предпочитаете - Италия, США, Швеция?
       - Нет, мне лучше что-то наше, табельное, привычное. И чтобы оно было не засвечено.
       - Хорошо, будет, дорогой, будет. Где тебя найти?
       - "Вена-конгресс", номер шестьсот восемь.
       - Я к этому времени не встану, - буркнула Ольга. Юрий тот же час внес коррективы.
       - Но, лучше нам встретиться в фойе. Там есть ресторанчик, где можно и поговорить.
       Ольга на разговор не вышла. Она занялась гораздо более важным делом - приведением в порядок своего гардероба. Прежде всего, она вызвала горничную, и отправила в химчистку всю пропахшую дымом одежду. Более мелкие детали туалета она не доверила машинам, а постирала сама, благо и шампунь и мыло было в номере в изобилии. За стиркой она нашла в кармане Астафьева тупорылый, пистолетный патрон. Хмыкнув, она отложила его в сторону.
       В это время в ресторане гостиницы происходил весьма сложный разговор. На этот раз Расул пришел только с племянником. Поставив у ног черный дипломат, он сразу заявил: - Тут десять тысяч долларов, это аванс за голову Хаджи.
       Юрий поморщился.
       - Аванс это хорошо, только я не готов дать вам гарантии, что я действительно смогу убить его. Судьба действительно сводит нас постоянно, но чем это кончится - я сказать не могу. Но деньги мне нужны. Для того, чтобы выйти на Хаджи нужно вращаться во вполне определенных кругах, связанных с золотом. Это очень богатые люди, и не хотелось бы выглядеть в их глазах белой вороной.
       Расул развел руками.
       - Как хотите, дарагой. У нас на востоке есть такое понятие, как кисмет. Это не судьба, это скорее рок. Мой брат Вагиз, отец Али, после разговора с тобой сказал, что он видел печать судьбы на твоем лице. Ты все равно убьешь Хаджи, хочешь ты этого, или не хочешь.
       Юрий выслушал эту тираду с вытянувшимся лицом, потом рассмеялся.
       - А он не сказал, Хаджи при этом меня случайно не грохнет?
       - Вот это почтенный Вагиз мне не рассказывал. Так как, Юрий, вы берете баксы?
       - Хорошо, но больше меня интересует оружие. Что вы там принесли?
       - Как и обещали, два пистолета "Макаров", достаточный запас патронов, две гранаты - Ф-1. Хватит?
       - А гранаты то зачем?
       - Для запаса.
       - Хорошо. Запас карман не тянет, хотя, лимонка, это как раз весьма увесисто. Давайте о деле.
       Юрий отодвинул от себя пустую тарелку, отхлебнул сок, поудобней устроился в кресле.
       - А теперь я хотел бы узнать, за что убили Али. Это же не было банальное ограбление?
       Расул помолчал, потом, что-то обдумав, качнул головой.
       - Да, это все не просто так. За несколько дней до этого Хаджи собрал всех наших, кто связан с золотом: в основном ингушей и дагестанцев. Он много говорил о том, что они забыли о своей родине, о своей вере, о том, что надо помогать людям, борющимся за истинную веру. Он сказал, что мы, московские мусульмане, должны поднять знамя джихада на этой земле. Все, кто был на этом сборище, а это уважаемые люди, могу тебя заверить, все они смолчали. Только Али встал, и сказал, что тогда мы будем походить на бандитов, убивающих хозяев, приютивших странников. Он был очень резок. Но Али привык говорить и думать одно и тоже. Он был мужественный человек, и я жалею только об одном, что у Али не осталось сыновей. Только три дочери.
       - После этого он завел в мастерской автомат? - спросил Юрий.
       - Да. До этого оружия у нас там не было.
       Они чуть помолчали, потом Астафьев задал еще один вопрос.
       - Чеченцы ищут какую-то кассету, ради этого они сунулись тогда второй раз в подвал, потом распотрошили машину Андрея, и даже убили его жену. Но перед этим ее сильно пытали.
       Дагестанцы переглянулись.
       - Когда мы хоронили Али, кто-то проник в его квартиру, всю ее перевернул, и забрал видеокамеру и все кассеты, - прояснил положение Расул.
       - Значит, они нашли то, что им нужно? - спросил Юрий.
       Расул отрицательно покачал головой.
       - Ты не понял. Али похоронили в тот же день, так требовал обычай. Аню же убили только позавчера.
       - А машину потрошили сегодня ночью, - поддержал Юрий. - Значит, они что-то никак не найдут.
       - Мы тоже не можем найти. Незадолго до гибели Али купил новую, цифровую камеру. Так вот, ее нигде нет.
       Юрий думал недолго.
       - Кто был самым большим другом Али?
       - Андрей. Они всегда были рядом. На работе, на отдыхе, даже по ночным клубам ходили вместе.
       - Хорошо. А у Али не было другой женщины?
       Тут Расул кивнул головой.
       - Наверняка была. Патимат говорит, что раз в неделю, обычно по средам, он не приходил домой ночевать.
       - Интересно. И где он ночевал в этот день?
       - Мы не знаем.
       - А что говорит еще вдова Али? Неужели она не ревновала, не пыталась узнать, где бывает ее муж?
       - Она кавказская женщина, плохо знает русский язык. Она не перечила мужу. Он хозяин, что хочет, то и делает.
       - Да, это у вас хорошо поставлено, - невольно позавидовал Юрий, прикинув этот порядок на свою семейную жизнью. - То есть, адреса вы ее не знаете?
       - Нет. Только мобильник Али мы отдали Ренату. И вчера на сотовый Али звонила какая-то женщина, спрашивала его. Но Ренат не понял, что ей надо, и она отключилась.
       - Ну, это уже интересно, - Юрий оживился. - Мобильник у вас?
       Расулу пришлось перевести слова Юрия подростку. Тот торопливо достал из кармана, и подал Астафьеву навороченную "Моторолу". Нажав на кнопку вызова последнего звонка, Юрий сразу увидел номер и женское имя: Надя.
       - Это она звонила? - спросил у парнишки Юрий.
       Тот кивнул головой. Тогда Астафьев уже уверенно нажал на кнопку вызова.
       - Да, Али? - тут же отозвался женский голос. - Ты куда пропал, я не могла до тебя ни как дозвониться.
       - Я не Али, - сказал Юрий. - Меня зовут Юрий, я друг Андрея, друга Али. Надя, нам нужно встретиться.
       - Зачем?
       - Это для вашей же безопасности?
       - Безопасности? А Али можно услышать?
       Вот теперь опешил Юрий.
       - А вы что же, ничего не знаете?
       - Про что?
       Юрий чуть подумал, а потом сказал.
       - Али погиб. Четыре дня назад.
       Голос в трубке замолк, и Астафьев, понимая, что сейчас происходит на другом конце этой невидимой связи, торопливо заговорил.
       - Надя, Надя! Нам нужно встретиться, срочно. Это нужно для вашей же безопасности. Где вас можно найти?
       Прошло с полминуты, и голос, прорезавшийся сквозь всхлипывающие интонации, произнес долгожданный адрес.
      
       ГЛАВА 20.
       В "Кавказе" подопечные Ведяхина и его друзей пробыли долго, больше часа. Олег даже задремал от такой скуки, и, проснувшись, обнаружил, что на заднем сиденье похрапывает и его напарник.
       - Васька! Хватит спать! - сердито вскрикнул он.
       - А! Что!?
       - А то! Счас бы проспали БМВуху, вот было бы смешно.
       - Кому? - спросил Василий, с усилием потирая лицо.
       - Что кому?
       - Кому смешно?
       - Как кому? Комитетчику.
       - Кстати, его до сих пор нет?
       - Нет. И машина грачей стоит. Слава богу!
       Он ткнул пальцем в сторону пропекающегося на солнце "бумера".
       Но минут через пять все изменилось.
       Сначала на крыльце показалась троица во главе с Симкиным. С ними был еще один, незнакомый кавказец, толстый, с роскошными усами. По ходу они о чем-то оживленно переговаривались. Вся компания уселась в БМВ, а когда уже тронулись, в переулке показалась плотная фигура Вадима Шатаева. Он не стал выходить на улицу, а махнул рукой, чтобы они его подобрали по ходу машины. Комитетчик выглядел оживленным, глаза блестели.
       - Так, теперь держитесь за ними плотно. Нам терять их сейчас нельзя.
       - Что там было то? Про что говорили? - спросил Олег.
       - Как сказал толмач, эти двое вместе с Симкиным, не чеченцы, а, скорее всего, осетины. Так что разговор шел по-русски. Симкин, он в этой банде главный, толкает чеченам двадцать пять ворованных кассовых аппаратов.
       - Это те, про которые говорил тот опер из местного отдела! - воскликнул Василий. - Они в списке ограбленных с помощью ключей Фомки.
       - Вот-вот! Здесь их продать вряд ли удастся, а в Чечне они уйдут за милу душу. Они договорились о цене, счас должны приехать на место, и погрузить все в фуру.
       После получасовой поездке по Москве БМВ свернула в обширный район гаражей, находящийся в низине, рядом с железной дорогой. Оперативники вынуждены были остановиться.
       - Не сквозанули бы они с другой стороны, - озаботился Ведяхин.
       - Да, я этот район не знаю, - согласился Шатаев. Он оглянулся по сторонам, и остановил свой взгляд на высоком тополе, одиноко стоящим на пригорке, рядом с развалинами древнего дома.
       - Дайка мне бинокль, и свою рацию, - предложил Шатаев, - и настрой ее на твою рацию, - он кивнул на стационарное радио, установленное в машине.
       Выбравшись из машины, он подошел к дереву, и начал ловко карабкаться наверх. Оба оперативника с интересом наблюдали за действиями своего нового напарника.
       - А комитетчик-то, ничего, тренированный парень, - заметил Василий.
       - Да. Ты хрен так вот залезешь.
       Василий обиделся.
       - А сам что, Тарзан домашнего разлива? Под тобой точно не то, что ветки обломятся, но и ствол согнется.
       - Да я не про это.
       Он ущипнул Василия за то место, где должны были находиться бицепсы.
       - Я про вот это.
       Их пререканье прервал голос Вадима, донесшийся из динамика.
       - Я их вижу. Стоят в третьем ряду от нас, как раз по прямой. А вот и фура!
       Действительно, в ворота гаражного массива осторожно миновала здоровенная фура темно-зеленого цвета. Она с явным трудом развернулась на пятачке за воротами, и так же осторожно вползла в гаражный ряд, где стоял приметный БМВ. Шатаев, удостоверившись, что фура приехала именно к нужным людям, в нужный гараж, быстро слез с дерева. Уже на земле он достал мобильник, и сказал в микрофон несколько слов. После этого Вадим с довольным лицом уселся в машину, и кивнул Ведяхину.
       - Поехали!
       Около ворот он велел чуть притормозить, и только когда через пару минут подъехала белая "Газель", кивнул головой.
       - Давай! Сейчас проскакиваем мимо фуры, и блокируем их с той стороны. А с этой их будет брать спецназ. В нашей праздничной программе: "Маски-шоу"!
       Это было предельно нагло. Фура стояла вдоль гаражей, задний борт был открыт, и несколько мужиков грузили небольшие коробки в кузов. Рядом же с машиной стояли как раз все действующие лица: трое кавказцев и Симкин. Ведяхин поступил чрезвычайно нагло. Он, не снижая скорости, требовательно просигналил, а когда все поджались к борту машины, весело, как старым знакомым, помахал им рукой. Симкин, машинально, помахал в ответ.
       - Кто это? - спросил его один из кавказцев.
       - По-моему у него гараж на соседней улице, - неуверенно ответил Симкин. - Кажется, ларек держит.
       После таких слов уже никто не обратил особого внимания на едущую вслед за "девяткой" "Газель". Если торгует, то понятно, что наверняка держит товар в гараже. Значит, за ним и приехал. Лишь когда "Газель" остановилась, и оттуда начали выскакивать затянутые в камуфляж и черные маски спецназовцы, присутствующие поняли, что дело их плохо. При всей своей природной резкости ни один из приезжих гостей не успел сделать боле двух шагов в сторону. Но вот Николай Симкин проявил просто чудеса реакции и ловкости. Он мгновенно упал на землю, быстро прокатился под фурой, затем так же быстро вскочил. И пока один из рослых спецназовцев пытался повторить его кульбит, а два других бежали вокруг фуры, он по открытым воротам вскарабкался на крышу гаража и исчез из виду.
       - Уйдет, черт! - вскрикнул Ведяхин.
       - Давай в объезд, а я за ним! - велел Шатаев. Он очень быстро и ловко вскарабкался на крышу, и с ходу закричал: - Стой! Стрелять буду!
       К удивлению всех собравшихся внизу, в ответ ему прозвучали выстрелы. Шатаев невольно пригнулся, а потом махнул рукой в сторону от себя.
       - Он спрыгнул на ту сторону гаражей!
       Вслед за ним на гаражи вскарабкались еще два спецназовца, а Ведяхин рванул свою машину с места. Он быстро домчался до поворота, а это метров сто, влетел в соседнюю гаражную улицу, и тут же нажал на тормоза. На ней не было никого, если не считать карабкающегося на гаражи Шатева, и тут же спрыгнувших на землю спецназовцев. Опера поняли, что Симкин уже бежит где-то по крышам соседнего гаражного ряда. Олег сдал назад, и, развернул машину вдогонку шустрому беглецу. Лишь на третьей улице они увидели, как тот спрыгнул на землю, и тут же, перебежав улицу, с ловкостью Тарзана вскарабкался на следующий гаражный ряд. При этом, он бежал не по прямой, а, по диагонали, неуклонно сближаясь с машиной преследователей. Опера чуть, было, не перехватили его на следующей улице, но Симкин снова ушел из-под самого их носа.
       - Сейчас мы его возьмем! - радостно крикнул Олег. Но, свернув на соседнюю улицу, Ведяхин резко нажал на тормоза. В этом месте два гаражных массива сходились, и получался тупик клиновидной формы, в котором едва поместилась их машина. Пока они пребывали в недоумении от этого географического чуда, на крышу машины обрушилось что-то тяжелое, потом мелькнула черная тень, тут же исчезнувшая на крыше соседнего гаражного ряда. Николаев понял, что своим визитом в этот тупик они невольно помогли беглецу, и ему стало смешно. Ведяхин открыл рот, чтобы выматериться, но тут на них, увесисто качнув амортизаторы, приземлилось еще одно тело. Олег, успевший выглянуть в окошко, заметил массивную задницу Шатаева. Комитетчик преграду преодолел хуже беглеца, он чуть не оборвался с крыши, и ему пришлось подтягиваться, чтобы переместить столь солидную часть тела на крышу.
       - Толстожопый! - пробормотал Олег.
       Но грохот следующего приземления заставил их втянуть плечи. Когда оба спецназовца благополучно стартовали на соседний гараж, машину закачало так, словно она попала в небольшой шторм. Опера переглянулись, и начали выбираться из автомобиля. То, что они увидели на стартовой площадке всего этого забега, им не понравилось. В результате всех этих приземлений, на крыше "девятки" образовалась громадная вмятина.
       - Полковник нас за это... - пробормотал Василий, показав руками, какое именно действие совершит Шалагин.
       - И не один раз, - подтвердил Олег.
       - Особенно если они упустят его, - докончил Василий.
       Ведяхин же вытащил из барсетки пистолет, и кивнул на машину.
       - Выбирайся из этого тупика, а я пошел. Кажется, я знаю, куда он бежит.
       После этого он уже сам взобрался на крышу "девятки" и лихо стартовал на гараж, правда, почему-то, в другую сторону. Василию показалось, что после этого "веселого старта" яма на крыше служебного автомобиля увеличилась еще больше.
       Николай Симкин давно не тренировался, но навыки в легкой атлетике и скалолазанию, плюс малый вес и отсутствие тяжеловесной амуниции, отягощающих его невольный спутников, все-таки позволили ему оторваться от своих преследователей метров на тридцать. В результате забор железной дороги он перепрыгнул в гордом одиночестве, после чего выкинул пистолет, в котором кончились все патроны, и побежал вдоль железной дороги. Метров через сто он увидел то, к чему, собственно, и стремился. Это был маневровый тепловозик, вывернувшейся с боковой стрелки на основной путь. Прибавив ходу, Симкин вскочил на подножку, и тяжело дыша, оглянулся назад. Теперь все его преследователи безнадежно отстали. Довольно усмехнувшись, он пробрался вперед, и, открыв дверь, спросил удивленного машиниста.
       - Шеф, "рябуха" свободна? Мне в Чертаново.
       И машинист, и сцепщик, оба обладали чувством юмора, так что охотно засмеялись.
       - Не получится, гражданин. Еду в парк, - поддержал настрой машинист.
       - А на самом деле?
       - На Казанский.
       - О, это мне по пути!
       Через десять минут, впереди показалась причудливая громада Казанского вокзала. Тепловоз пристыковался к стоящему составу, а Симкин, спрыгнув на перрон, не торопясь, двинулся вокзалу, думая о том, куда ему теперь податься. Планов было много, так что он задумался, и не успел среагировать, когда сидевший на парапете входа в метро человек за его спиной сложил газету, бросил ее на пол, и, подскочив, резко завернул правую руку за спину. Сделал он это с запасом, то есть, так сильно, что Симкин взвыл от боли, и уже не придумал ничего нового, чтобы оказать сопротивление. Когда обе руки беглеца были упакованы в браслеты, а сам он лежал на асфальте, придавленный могучим коленом Олега Ведяхина, подбежали и два патрульных милиционера.
       - Все в порядке, мужики, - сказал опер, показывая свои корочки.- Помогите, кстати, отконвоировать хлопца. А то сильно шустрый парень.
       Милиционеры подняли Симкина с асфальта, и повели к вокзалу. А Ведяхин, идущий следом, достал мобильник, и позвонил Николаеву.
       - Василий, подъезжай к Казанскому. Я его взял.
       Он сам опередил беглеца минут на пять. Вместо того, чтобы догонять Симкина по рельсам, он вернулся чуть назад, на ближайшую платформу, и успел впрыгнуть на отходящую электричку и прибыл на Казанский вокзал. Расчет его оказался верным.
      
       ГЛАВА 21.
       На свидание с любовницей Али Юрий поехал один. С охраной, приставленной Жоховым, он разминулся минут на пять, и это сыграло свою нехорошую роль. Район, где проживала загадочная Надя, назывался Бирюлево, так что даже на такси добирался туда Астафьев больше часа. Надя оказалась очень высокой, полноватой девушкой с чисто русской внешностью. Курносая, русые волосы до пояса, красивые, темно-зеленые глаза, сейчас явно припухшие и покрасневшие. Одета она была в ситцевый халат, плотно обтягивающий тело девушки.
       Юрий достал свои корочки.
       - Это я вам звонил. Я из милиции, капитан Юрий Астафьев.
       - С Али, это правда? - спросила она.
       - Да, его убили. Там были какие-то разборки между кавказцами.
       - Андрея тоже убили?
       - Да. Вы знали и его?
       Говорила она тихо, с какими-то безнадежными интонациями в голосе.
       - Он нас с Али и познакомил. Я ведь тоже родом из Сызрани. Приехала сюда к родне, бабушка у меня тут жила, она вскоре умерла, квартира осталась мне. Работала продавщицей. Андрей меня случайно увидел, они зашли в магазин, а мы раньше жили на одной улице, так что он сразу меня узнал. Они пригласили в ночной клуб, ну, после этого у нас с Али и закрутилось.
       - Когда это было?
       - Два года назад.
       - А когда он был последний раз?
       - В прошлую среду.
       - Он ничего не говорил вам про свои дела?
       Она покачала головой. В этот момент в соседней комнате заплакал ребенок. Надя метнулась туда, и вскоре вернулась с ребенком на руках. На вид ему было не больше года, и одного взгляда Юрию стало понятно, что это сын дагестанца. Белая кожа лица, но черные глаза, черные же волосы.
       - Сын Али? - на всякий случай спросил он.
       - Да, мы назвали его Месхи. Он так радовался, что родился именно сын. Он сказал, что я уже никогда не буду работать, только рожать ему сыновей. Он ждал приезда отца, чтобы показать меня и сына ему.
       Юрий вернулся к самому главному.
       - Скажите, Надя, он не оставлял вам никаких кассет, или телекамеры?
       - Да, оставлял. В последний раз он специально приехал, чтобы поснимать сына, а утром заторопился, и забыл ее.
       Она открыла бар и достала оттуда небольшую, цифровую камеру. Юрий с недоумением покрутил ее в руках.
       - Вы не знаете, как она работает? - спросил он.
       - Нет, я в тот раз ее в первый раз видела. Если вам надо - возьмите.
       - Хорошо, спасибо. Я верну вам, когда посмотрим, что здесь снято.
       Он попрощался, но когда Юрий только ступил на лестничную клетку, и за ним захлопнулась дверь, как Астафьев увидел, что навстречу ему поднимаются три человека с явно кавказской внешностью. Астафьева и раньше бы насторожило такое явление подобной публики в столь странном месте, но был и еще один повод встревожиться. Тот, что шел впереди, молодой, носастый, с коротко постриженной челкой, при виде его удивленно открыл рот, а потом обернулся назад и, тыча в сторону Астафьева пальцем, что-то горячо начал говорить второму, более опытному чеченцу. Юрий понял, что его узнали. После этого Астафьев не медлил ни секунды. Юрий с места рванулся вверх по лестнице, на ходу вытаскивая из кармана пистолет. Снизу загомонили кавказцы, раздался дружный топот ног. На лестничной площадке Астафьев остановился, и, укрывшись за бетонной шахтой лифта, вытянул руку вперед. Как только первый из преследователей показался на лестнице, Юрий нажал на спуск. Чеченец с челкой был моложе и быстрее остальных двоих, так что он и попался под пулю Астафьева. С пяти метров пуля его не только остановило, но и отбросила назад. Он еще падал, а Юрий продолжал стрелять вниз, где только появились черные тени преследователей. Кто-то из них болезненно вскрикнул, послышалось явное ругательство. В сторону Юрия прогремели два неприцельных выстрела, за его спиной зазвенело разбитое стекло. Юрий, не давал чеченцам высунуться, стрелял по каждому, кто пытался появиться из-за поворота. Когда в обойме закончился последний патрон, Юрий услышал, как торопливо стучат снизу уже удаляющиеся шаги.
       Чуть отдышавшись, Астафьев вернулся к квартире Наде, позвонил.
       - Кто там? - испуганно спросила женщина.
       - Это я, Астафьев. Откройте, пожалуйста.
       Чувствовалось, что женщина была напугана всем происходящим.
       - Что это было? - пролепетала она.
       - Это были незваные гости, - ответил Юрий, и подбежал к окну. Он увидел, как в лабиринте многоэтажек стремительно удался красный "Фольксваген".
       Тогда Юрий достал мобильник.
       - Андрей Андреевич? Это Астафьев. Я нашел ту камеру Али. Если вам интересно, то приезжайте в Бирюлево.
       Он продиктовал адрес.
       - Да, кстати, тут, свежий труп, - Юрий вышел на лестничную площадку, около тела чеченца уже топтались два человека. Не обращая на это внимание, он задрал у покойника рукав, - все с тем же волком на плече.
       Через два часа около особняка в Подмосковье остановилось такси. Юрий вышел из машины, глянул на телекамеру, расположенную над забором, помахал рукой. Через полминуты калитка распахнулась, в ней показался Расул, за ним Ренат, еще какие-то люди с кавказкой внешность. Астафьев успел заметить, что несколько из них были при оружии, а у одного из них, мелькнувших в глубине двора, в руках был даже автомат. Юрий кивнул Расулу на вылезшую из машины Надю, с ребенком на руках.
       - Вы, кажется, жалели, что Али не оставил наследников? Вы ошибались. Это Надя, а это сын Али. Их надо укрыть на время.
      
      
       ГЛАВА 22.
       Тем временем в районом отделении милиции шли первые допросы задержанных. Почему их было нужно допрашивать именно здесь, Ведяхин не понял, но об этом его попросил лично приехавший Жохов. При этом он предложил всем муровцам представиться именно операми местного отделения милиции.
       Самым крепким орешком, как и ожидалось, оказался Симкин. На все вопросы он только скалил в перекошенной улыбке свои редкие зубы, при этом морщинистое лицо его делалось похожим на морду шорпея.
       - Не кати зря колеса, начальник. Ничего я говорить не буду, - заявил он сразу.
       И Ведяхин был готов поверить ему. К этому времени он достаточно ознакомился с биографией своего "крестника". Бывший спортсмен, стайер, и мастер спорта по скалолазанию, тот родился и вырос на Кавказе, так что когда в девяносто первом его посадили за пьяную драку, с ножевым ранением, он достаточно быстро освоился в криминальной среде и близко сошелся с осетинами, братьями Гасаховыми. Через два года, когда все трое вышли, они уже пошли на более крупные дала, но снова неудачно. Пару раз они успели ограбить на Ростовской трассе большегрузные автомобили, но потом влетели в засаду, устроенную ментами, и сели уже серьезно. Симкин получил червонец, остальные по восемь лет. Очередная амнистия в прошлом году подровняла их срок, и на волю они вышли почти одновременно. Так что все трое снова встретились в Москве, и уже здесь начали крутить свои криминальные дела. До времени им везло, особенно повезло, когда Симкин встретил своего друга по отсидке Ваньку Фомичева. Узнав о нынешнем промысле Фомки, Симкин быстро понял, что тут можно хорошо поживиться. К его удивлению, уперся сам Фомка. Он лепетал про то, что завязал, потом нес какую-то ересь про неземную любовь к подруге жизни, и наотрез отказывался рисковать своей свободой. Но Симкин умел говорить. Сочные картины возможного обогащения с последующей процедурой купания любимого человека в роскоши заставили Фомичева сдаться. Но он поставил непременное условие: все ограбления должны проходить не ранее, чем через месяц, после окончания армянами работ по установки дверей. Фомка, большой специалист по вскрытию всевозможных дверей, даже проинструктировал Симкина, как уродовать замок, чтобы отвести от него подозрение. Сначала он и в самом деле свято выполнял его наставления. Но потом, начал лениться, да и обстановка при краже не способствовала вдумчивому ковырянию в уже открытой двери. Нужно было, как можно быстрей выносить товар и делать ноги.
       После трехчасового допроса Олег сдался, и велел увести Симкина. С усталым видом он сидел в чужом кабинете, когда в него сначала заглянул, а потом вошел Шалагин.
       - Ну, как дела, сирота?
       - Почему сирота? - не понял Олег.
       - Да, в чужом хозяйстве, да на чужого дядю батрачите.
       - Да, кстати, а что за конспирация-то, я не пойму?
       Подполковник пожал плечами.
       - Комитетчики так попросили. Они там всей гурьбой навалились на этого чеченца из "Кавказа". Что им от него надо не знаю, но и они все тоже канают под местных оперов.
       А в соседнем кабинете действительно шла большая игра. Вадим Шатаев смачно изображал не очень умного, но напористого опера.
       - Ты мне тут туфту не гони!- Орал он на вспотевшего кавказца. - Не знал он, что кассовики левые! Так тебе без документов их и продадут!
       - Мамой клянусь, не знал, - стучал себя кулаком в грудь кавказец. - Они обещали потом их подвести, сказали, что они в дороге застряли.
       - Слушай, как тебя там - Вахид? Так вот, Вахид. Ты эти сказки в суде расскажешь.
       Он откинулся назад, на спинку стула, и самодовольно начал рассказывать.
       - Ты, что думаешь, мы тебя так просто взяли? Мы за этими жоржиками три дня следили. Чуть, было, в кафе их не взяли, да чуть опоздали, зарезали они парня, наводчика, успели. Ну, им же хуже будет. Еще статью на себя навесили.
       Тут в кабинет вошел Жохов. На нем был несколько мешковатый китель майора, и он начальственным тоном обратился к подскочившему с места Шатаеву.
       - Ну, что тут у тебя, Вадим?
       - Да, в несознанку играет гражданин. Говорит, что не знал, что кассовики ворованные.
       - Кто такой? - спросил Жохов, беря протокол допроса.
       - Азаев, Вахид.
       - Чеченец?
       - Карачаевец я, карачаевец, - торопливо зачастил Вахид.
       - В Москве живете?
       - Да, у меня тут бизнес, - подтвердил кавказец. - Я честный бизнесмен, я все делаю по закону, плачу налоги.
       - Какой?
       - Что какой?
       - Бизнес какой?
       - Две закусочных и магазин.
       - Судимости?
      
      
       - Не было, я честный бизнесмен.
       Вахид прижал к груди руки.
       - Я не знал, ей богу не знал, что это все ворованное. Мамой клянусь! Отпустите меня.
       - Ну, счас! - полковник заржал. - Легко хочешь отделаться. Посидишь ночь в обезьяннике, почувствуешь, что такое сидеть в тюряге.
       Жохов отвернулся к Шатаеву.
       - А так, можешь оформить ему подписку о невыезде. Хрен он от своего магазина сбежит.
       Пока комитетчики ломали комедию, Шалагин и Ведяхин ломали голову над тем, как им расколоть Симкина. Как раз зашел Жохов. Увидев полковника в таком наряде, Шалагин удивился.
       - Вас что, Андрей Андреевич, понизили в звании?
       - Понизят, если мы не сыграем все, как надо, - ответил тот, стягивая китель. - Ну, что, молчит ваш этот скалолаз?
       - Как полено папы Карло.
       - Ну, обстругайте его получше, может и заговорит.
       Дверь открылась, и в кабинет робко заглянул истинный его хозяин, Сергей Котелевский.
       - Вот вы где. А там вас этот ищет.
       "Этим" оказался Василий Николаев.
       - Ну, что? - в два голоса спросили его коллеги.
       - Есть! - ответил Василий и показал завернутый в носовой платок пистолет. - Далеко он его, гад, закинул. Еле нашли.
       - Давай, вези его на экспертизу, может, хоть с этим его прижмем, - велел Шалагин. - А ты, - он повернулся к Ведяхину, - займись его квартирой.
      
      
      
       ГЛАВА 23.
       Звонок Ольги настиг Астафьева в кабинете Жохова. Они уже в который раз просматривали найденную в видеокамере Али пленку. Собственно, всех интересовала только первая ее часть, а не умильные кадры первых шагов черноглазого Месхи. Снимали явно где-то за городом. Вот автомобильная стоянка, подъезжают машины одна за одной. Автомобили были самые разные, мелькнула даже одна "десятка", но в основном были иномарки, и все довольно дорогих марок. Это явно была какая-то встреча кавказской диаспоры. Все приезжающие были выходцами с Кавказа, но все хорошо и дорого одеты. Первым в кадре появился уходящий от автомобиля, из которого велась съемка, сам Али. В живом виде Астафьев видел его впервые, так что он сразу оценил и высокий рост, и широкие плечи, и какую-то удивительно гордую посадку головы ювелира. "А, красивый парень", - подумал он, и сразу вспомнил Надю, так сильно запавшую на этого кавказца. В один из моментов Юрий опознал еще одного человека.
       - О, сам Ахмад Шакир!
       Взглянув на напрягшееся лицо Жохова, Юрий пояснил: - Турецкий миллиардер. Я вам про него уже рассказывал. Занимается продажей золота по всему миру. Его магазины открыты по всем европейским столицам. На банкете у озера он был фигурой номер один. Кстати, именно он там сидел, и мило беседовал не с кем иным, как с самим Хаджи.
       После этого место съемки сменилось. Пошли кадры, увидев которые Юрий не мог не воскликнуть: - Ба, знакомые все места! Это же тот самый ресторан "Озерный рай". Вот этот понтон, вот сам ресторан. По стоянке я его и не опознал.
       Похоже, что Андрей снимал сборище сверху и сбоку. Прикинув, Юрий вспомнил там небольшую беседку, заросшую плющом. Листья этого плюща то и дело попадали в объектив. А на понтоне шел серьезный разговор. Полтора десятка прибывших гостей внимательно слушали сначала Ахмада Шакира, потом высокого парня в черной рубахе. Лица его не было видно, лишь только раз он обернулся в профиль, выслушивая чей-то вопрос, но Юрию этого было достаточно.
       - Хаджи! - вскрикнул он, показывая пальцем на экран. Жохов тут же остановил пленку, перемотал ее обратно, и замер, рассматривая профиль своего неуловимого врага.
       - Ага, вот ты какой, - пробормотал он. - Ну, по-моему, похож он на мой портрет.
       - Вполне, - согласился присутствующий при разговоре Вадим Шатаев. Они прокрутили всю запись до самого конца, но больше кадров с Хаджи не было. Один раз он должен был попасть в кадр, но его лицо заслонил попавший в объектив лист плюща, а когда Андрей переместил объектив, он уже развернулся к ним спиной. Жохов не выдержал, и выругался.
       - Как нарочно, а?!
       - Да, везет этому черножопому принцу, - поддержал начальника Шатаев.
       Как раз в это время позвонила Ольга.
       - Ну, ты когда появишься в гостинице?
       - А что, я, разве, нужен?
       - А как же! Забыл, что ли, что мы сегодня едем к Юльке на фуршет, к ней на квартиру.
       При этом имени Юрий поморщился. То, что проделала с ним вчера подруга жены, вызывало странное чувство. С одной стороны, все было предельно приятно, а с другой, он с ужасом думал, что будет, если обо всем этом узнает Ольга. Ей ведь не докажешь, что это было изнасилование под угрозой смерти. Теперь все зависело от того, насколько "знатная минетчица", как называл ее муж, болтлива.
       - Ну и когда мне там быть? - спросил он.
       - Чтобы в шесть был в гостинице как штык. Тебе нужно побриться, помыться, мне, кажется, что ты и волосами оброс излишне.
       - Да нет, просто это у меня от нашего московского отдыха они дыбом встают. Ну, ладно, скоро буду.
       Пока он говорил, Жохову принесли какие-то бумаги.
       - Парень, которого ты сегодня убил, был прописан в том же доме, что и брат Хаджи, - пояснил Жохов. - И, судя по номерам, у них паспорта одной серии. Сейчас мы взяли за задницу тот паспортно-визовый отдел. Похоже, что их было восемь человек. Все имена и фамилии у нас, но ни на одной фотокарточке нет Хаджи. Нет и его брата. Вот загадка.
       Уже напоследок он попросил: - Юрий Андреевич, вы сейчас едете к Батовым. Попробуй узнать что-нибудь еще про этот золотой проект. Чем больше информации, тем больше у нас шансов отсеять нужное нам зерно истины.
       Напоследок он подал еще один совет, более прозаичный: - Не вздумай брать сейчас такси, застрянешь где-нибудь в пробке. Езжай на метро.
      
      
       ГЛАВА 24.
       Ольгу он застал в самом сексуальном образе: в купальнике и крупных бигудях. Так как свою новую жену он в таком виде лицезрел первый раз, то это послужило поводом завалить ее на постель, и напомнить, что у них медовый месяц. Все серьезные разговоры начались уже после того, как оба они достаточно отдышались, и успокоились.
       - Представляешь, эти козлы из химчистки угробили мое бардовое платье. Оно выцвело, причем полосами, - пожаловалась Ольга. - И еще отказываются платить за него, говорят, что краска не соответствует норме.
       - С ума сойти! - Делано ужаснулся Юрий. - Ну, ты им сказала, что брала это платьишко не в бутике, а на Черкизовском рынке?
       - Еще чего! Я им пригрозила, что найду еще чек, и они мне все оплатят. Хочу у Юльки попросить поискать какой-нибудь чек, подороже, да озадачить их.
       - Ну, ты хитрая! А в чем же ты пойдешь на сегодняшний прием? Придется отказаться от посещения Батовых.
       - Еще чего! Это не проблема, не пойду же сегодня в том же самом, в чем была вчера. Я тут уже выскочила, прикупила тут кое-что.
       - За какую сумму? - насторожился Астафьев.
       - За восемьсот.
      
      
       - Рублей?
       - Ты чего?! Что за такие деньги купишь? Тапочки? Долларов, конечно.
       Юрий, как раз собравшийся испить минералки, поперхнулся и без воды.
       - Это ты уже деньги дагестанцев спускаешь?
       - А как же. Что их, в чулок прятать. Иди, мойся, и спустись в парикмахерскую. Пусть чуть поправят твои волосы. Это в фойе, слева от бара.
       - Я помню.
       Ольга примеряла новое платье, когда услышала со стороны санузла жуткий грохот. Заглянув в ванную комнату, она увидела, что Астафьев лежит в ванной, а на нем сорванная гардина с занавеской.
       - Ты что это с ней делаешь? - спросила Ольга. - Я ведь могу и приревновать.
       - Я делаю с ней?! - возмутился Юрий.- Я поскользнулся и упал! Хотел ухватиться за занавеску, но эта дрянь упала, и ударила меня по голове.
       - Нечего было ее хватать ее руками. Это ж пластмасса, а не женщина.
       Ольга просто давилась смехом, хотя и сохраняла серьезное лицо.
       - Нет, я выскажу свои претензии администрации, - разозлился Юрий. - Ванна слишком скользкая. Я два раза в нее залазил, и оба раза упал.
       - А я ни разу не упала. Это ноги у тебя не тем местом вставлены, милый. Давай, мойся быстрей, время уже поджимает!
       Потом он взяла с полочки, и показала Юрию пистолетный патрон.
       - Кстати, а какого черта ты хранишь в карманах патроны? Я чуть было не отправила с ним в химчистку твою рубашку. Хорошо, проверила карманы. Вечно ты что-то в них оставляешь.
       Юрий засмеялся.
       - Да, привычка. У нас же каждый патрон не счету, ты сама знаешь, какая морока с этим учетом. Вот и не удержался, стырил.
       - Ворье, как тебя только в школу милиции взяли?
       Через десять минут прихрамывающий Астафьев спустился вниз, в парикмахерскую. Был он там долго, целых полчаса, и когда Ольга была готова уже запсиховать, и пойти его разыскивать, Юрий появился в номере. Ольга от изумления открыла рот, плюхнулась на кровать, и буквально проблеяла: - Бо-о-оже! Зачем ты это сделал?
       Действительно, Астафьев, всю жизнь ходивший в русоволосых блондинах, сейчас перекрасился в жгуче черный цвет. Юрий же в ответ усмехнулся, и надел черные очки. Теперь его бы не узнала и родная мать.
       - Вот за этим.
       Интуиция Астафьева не подвела. Как раз за полчаса до их отъезда управляющий отеля позвонил по одному телефону и доложил, что Юрий Астафьев, приехавший в Москву из города Кривова, про которого просили узнать, проживает у него в гостинице. Вскоре люди Хаджи нагрянули в отель. Они практически, нос к носу столкнулись с молодоженами. Чеченцы как раз подъехали к стоянке, а молодожены шли к ней. Но кавказцы обратили внимание только на высокую брюнетку в соблазнительно-коротком платье, удостоив ее спутника равнодушным взглядом.
       Так что, Юрий и Ольга благополучно уселись в такси, и отбыли в город.
       - По какому случаю прием то? - спросил Астафьев уже в машине.
       - Это не прием, а фуршет. Годовщина свадьбы Юльки и Олега.
       - О, а на такое торжество без цветов не приходят.
       Ольга наморщила брови.
       - А ты, пожалуй, прав.
       Пришлось заехать на рынок, купить букет побогаче.
       - Деньги летят, - пожаловалась Ольга Астафьеву по дороге. - У нас такой букет стоит раз в пять дешевле.
       - А прикинь, сколько он стоит здесь в специализированном магазине, - хмыкнул Юрий.
       - Да, это ужасно.
       - Так что, милая, в нашей провинции тоже есть кое-что хорошее.
       Место, куда привез их шофер, находилось недалеко от Ленинских гор, в зеленой части города. Дом этот неприятно поразил Юрия своей кричаще яркой расцветкой, сочетанием бежевого, и темно красного в оформлении фасада. Саму архитектуру Астафьев про себя назвал детскими кубиками. Этакие, многоэтажные домики в стиле игрушек ЛЕГО, с конусообразными, красными крышами. Но за двести метров от дома дорогу им преградил шлагбаум, так что такси пришлось отпустить. Охранник быстро нашел фамилии гостей в каком-то журнале, и пропустил такси на территорию элитного жилья. На входе в дом их документы проверили еще двое вежливых охранников, причем Юрий был отдать голову на отсечение, что вместе с якобы случайным столкновением, охранник невзначай ощупал Астафьева на предмет наличия оружия.
       - Квартира двенадцать на десятом этаже, - вежливо сообщил тот же охранник.
       - Да, крутые тут ребята служат, - заметил Юрий двигаясь к лифту. - Щупают профессионально. Хорошо я пистолет тебе в сумочку сунул.
       - Мне!? - ужаснулась Ольга. - Ты с ума сошел.
       - А что, ты же не станешь визжать оттого, что увидишь рядом с косметичкой "Макаров".
       - Визжать я не буду, но предупредить бы и мог. Так бы вот полезла за губнушкой, выронила его, что бы было?
       - Да что может быть? Все вокруг просто бы обоссались от страха. Им тут всем, чувствуется, киллер на каждом углу мерещиться.
       Когда дверца лифта открылась, Юрий продолжил свою мысль.
       - Но, ведь если бы я тебе про этот ствол сказал, ты бы возмутилась, и с собой его не взяла. Так ведь?
       - Совершенно верно.
       - Именно поэтому я и не стал тебе про это говорить.
       - Жук! - вынесла свой вердикт Ольга. - Хитрый жук.
       На десятом этаже они вышли из лифта и осмотрелись по сторонам. На лестничной площадке было всего одна дверь с номером двенадцать. Тут зашумел второй, параллельный лифт, дверь его открылась, и на пороге появился не кто иной, как Аркадий Левин, со своей блондинистой Леночкой. Увидев старых-новых знакомых он обрадовался.
       - О, какие люди! Вы тоже на прием к Батовым?!
       - Да, а вы, случайно, не здесь живете?
       Левин отрицательно покачал головой.
       - Увы, это не по моим финансам. А тут хорошие квартиры! Тихие. Знаете тот анекдот: "Скажите, а эта квартира тихая?" "Тихая-тихая. Прежнего владельца убили, никто и не услышал".
       Он захохотал и толкнул дверь в квартиру. Сразу за дверями гостей встречала Юлька. Если на банкете она была в коротком платьице, а Ольга в длинном, то теперь они поменялись нарядами. Длинное, до полу платье синего цвета с белоснежным отложным воротником хорошо гармонировало с ее причудливой укладкой. Колье, что было на шее, сияло голубизной, и Юрий сразу поверил, что это настоящие сапфиры, а не чешская бижутерия. Ольга, в своем темно-коричневом платье смотрелась по сравнению с ней Золушкой. Единственное, что спасало ее на фоне подруги, это прекрасная фигура. Подруги расцеловались, затем Юрий галантно вручил хозяйке букет. При первом же взгляде на Астафьева у Юльки расширились глаза.
       - Боже, зачем же вы перекрасились? - с той же интонацией, что и, совсем недавно, была у Ольги, спросила Батова. - Вам это совсем не идет.
       Астафьев улыбнулся.
       - Да, надоело ходить блондином, решил сменить имидж.
       - Я ему тоже говорю, что придумал, а? - вступила в разговор и Ольга.
       - Нет, вам этот цвет так же идет, - поправилась хозяйка, - но просто так все это неожиданно.
       Ольга прошла чуть вперед, а Юлька, стрельнув глазами в ее сторону, подмигнула Юрию, и вполне откровенно облизнула свои чудные губы красным язычком. Астафьеву стало нехорошо.
       "Если она подопьет так же хорошо, как прошлой ночью, и начнет ко мне приставать, то дело кончиться скандалом", - с тоской подумал он.- "Ольга набьет морду сначала ей, а потом и мне. А я женщин принципиально не бью".
       Подошли очередные гости, Юлия занялась ими, и Юрий прошел дальше, в комнату, где уже потерялась его супруга. Это было несложно, потеряться в таком зале. Астафьев даже примерно не мог сосчитать, сколько метров в этом пространстве. "Половина футбольного поля, не меньше", - подумал он. Похоже, что эта единственная комната этой чудовищной квартиры занимала весь этаж. Многочисленные кресла, диваны, пуфики и журнальные столики были расставлены вдоль стен, но при этом вся эта мебель не занимала много места. Все эти предметы обихода были столь непривычных форм, что Астафьев несколько минут разглядывал мебель, удивляясь их формам, и гадая, сколько эти мебельные мутанты могут стоить. Две стены представляли из себя окна, от потолка, до пола, прикрытые голубоватой тюлью. Десятиметровый фуршетный стол издалека казался очень небольшим. Посредине зала, стояла единственная колонна, подпиравшая потолок. При этом ее увивал настоящих плющ, в этом Юрий удостоверился, потрогав один из листиков. К нему незаметно подошла Ольга.
       - Живут же люди, - сказала она.
       - Я не пойму, они что же, действительно живут тут?
       - Да, а что?
       - Нет, а где спальня? Где у них кухня? Не живут же они в этом спортзале?
       - Спальня наверху, в пентхаусе.
       - Где?
       - Ну, вон, видишь лестницу, - Ольга кивнула в сторону дальнего угла, - она ведет на второй этаж. Надо потом сходить туда на экскурсию.
       - Слушай, а там что, еще и лифт есть? - удивился Юрий, рассматривая в углу красивую, полукруглую, и прозрачную кабинку.
       - Ну да. Классно, да? Юлька специально его заказала. Ее муженек так каждый вечер так нажирается, что поднимать его на лестнице ни как не получается.
       - Да, вот это я понял, как говорят, что люди с жиру бесятся.
       - Пошли, нальем себе что-нибудь выпить.
       На том самом, десятиметровом столе было изобилие всего. Рядами стояло спиртное всех видов, минералка. Астафьев в первый раз увидел канапе. Он с любопытством рассмотрел шпажку с нанизанными на них кусочками сыра, виноградинкой и ветчиной. Юрий отправил все это в рот, и удостоверился, что такое сочетание продуктов более чем уместно. Перепробовав почти все, он налил себе и Ольге шампанского, и они отправились дальше, в путешествие по этой огромной квартире. Так они обнаружили источник тихо звучащей музыки. Три джазиста и певица изображали что-то томное, мягкое, и Юрий даже прибалдел от этого живого звучания.
       Самым неинтересным, с точки зрения Юрия в этом зале были люди. Во-первых, их было много. Во-вторых, глаз у него был профессионально наметан, так что большинство этих людей он видел в прошлый вечер на озере. Правда, появились и другие визитеры.
       - Смотри, Ольховцев! - восторженно шепнула Ольга.
       Юрий оглянулся, и в самом деле увидел знаменитого актера, мелькавшего в половине современных мыльных опер в роли героя-любовника. Сейчас, вблизи, он оказался гораздо старше, и, как, определил про себя Астафьев, потасканей. По крайней мере он увидел то, что не видел ни один из телезрителей страны - небольшую, тщательно зачесанную плешь на затылке.
       Ольга назвала еще несколько фамилий, в том числе и модного писателя с козлиной бородкой. Все эти люди были совершенно незнакомы Астафьева, смотревшему телевизор от случая к случаю.
       - Откуда ты их всех знаешь? - спросил он Ольгу.
       - Тундра ты, Астафьев. Надо интересоваться тем, что в мире происходит, а ты только и смотришь что свою криминальную хронику.
       Наконец, кто-то среди этого хаоса решил, что пора начинать торжественную часть. Чей-то мужской, громкий, до боли знакомый голос провозгласил: - Друзья! Мы собрались здесь, чтобы еще раз поприветствовать наших общих любимцев, Олега и Юлию Батовых. Казалось бы, совсем недавно мы были свидетелями их потрясающей свадьбы, и вот прошел целый год. Так давайте же выпьем за молодоженов, за их счастливую и долгую совместную жизнь. Горько!
       Под это "горько" Юрий рассмотрел, наконец, и тамаду. Это был Миронов, популярнейший телеведущий. Рядом с ним Юрий увидел и Олега Батова. Сегодня тот выглядел как-то не так хорошо, как вчера, и улыбка, и поцелуй с просто искрящейся от своей улыбки Юлькой, у него смотрелся вымученным.
       От дальнейшего наблюдения за "молодоженами" Юрия отвлекло прикосновение чьей-то руки. Обернувшись, он увидел женщину, хорошо и стильно одетую, лет тридцати пяти, рыжеволосую, но волосы при этом были собраны не в какую-то специальную прическу, а просто ниспадали вниз какими-то неровными сосульками. Особо привлекательной ее назвать было нельзя, хороши были темные глаза, но портило лицо какая-то неврастеническая худоба и полное отсутствие макияжа.
       - Простите, я долго наблюдаю за вами, но никак не могу вас вспомнить, где вас видела, - сказала женщина. - Вы, из какого театра?
       - Я вообще то, из провинции...
       - А понятно, - перебила его женщина. Чувствовалось, что она больше привыкла говорить, чем слушать. - Приехали пробоваться на роль? Куда, где? Вообще, вам бы больше пошел русый цвет волос, вам никто такого не говорил?
       Юрий улыбнулся, но при этом чуть отвел глаза в сторону. Насколько он знал слабый пол, подобные манеры отличали женщин жадных до мужчин и бесконечного секса.
       - Я знаю, - согласился он. - Я, на самом деле, блондин.
       - Если у вас не сложиться на пробах, то позвоните мне, - она достала откуда-то из глубин своего наряда листочек визитки. После этого она взяла Юрия под руку, и активно повела куда-то в сторону от всеобщего людского муравейника. - Я как раз собираюсь снимать небольшой сериал, - вещала она. - Ну, там, чисто ментовская история, мне навязывают на главную роль Ольховцева, но он, по-моему, уже настолько изыгрался, что не имеет смысла его даже пробовать. А вот в вас есть что-то такое. Особенно этот шрамик на щеке, очень живописно. Сразу видишь за этим целую историю. Дождливый, осенний день, вы стоите на крыше небоскреба, на другой сторону с пистолетом стоит враг. Выстрел, пуля обжигает ваше лицо. Оба падаете, но герой встает, а враг нет. Он с криком летит вниз.
       "Инесса Оболенская - кинорежиссер", - прочитал Юрий на визитке. Он засмеялся, и отрицательно покачал головой.
       - Вряд ли это получиться. Дело в том, что я не актер...
       - Как жаль! - воскликнула, не дослушав, Инесса. - Какая фактура пропадает! А кто же вы? Только не говорите, что вы банкир.
       - Нет, я не банкир. Я и в самом деле мент, опер. И насчет шрама вы угадали. Это была осень, это был выстрел, только очень подлый, из темноты. Я отошел покурить, под фонарем, и только уловил вспышку света отсюда, слева. А потом сразу боль, острая, резкая. Я даже упал от неожиданности.
       Его собеседница сейчас походила на загипнотизированного удавом кролика.
       - Боже мой, как интересно! - простонала она. - Расскажите что-нибудь еще, пожалуйста!
      
      
       ГЛАВА 25.
       Однокомнатная квартира, в которой проживал Николай Симкин, была типично холостяцким жильем. Старая мебель шестидесятых годов досталось ему вместе с квартирой, и тот внес в нее только то, без чего не мог прожить: большой телевизор, видик, и музыкальный центр. С некоторым удивлением Ведяхин рассматривал видеоприставку с обилием игр на старомодных картриджах. Сейчас даже пацаны уже забыли про подобного вида развлечения, а Симкин, до сих пор ловил от этого немалый кайф. Похоже, было, что бывший скалолаз был парнем азартным. Гораздо меньше удивление вызвал у него большой набор порнографических кассет. Ведяхину в этот раз помогали двое, Сергей Котелевский, и местный участковый по имени Валерий. Если участие инспектора определялось по его обязанностям, то добровольный порыв Котельневского слегка озадачил Олега. Впрочем, ему от этого неожиданного энтузиазма было совсем неплохо. Лишний работник сейчас значил много.
       Несмотря на скудную обстановку, повозиться им пришлось долго. Олег понимал, что на квартире у главаря банды они непременно должны были найти какие-то улики. Ворованные вещи, оружие, набор воровских инструментов, хотя бы записи ворованного, или просто какие-то расчеты, финансовые, или плановые - но этого ничего не было. Поверхностный осмотр ничего не дал. Книг у Симкина не было, блокнотов, тетрадей, записных книжек - тоже. Пришлось заняться деталями, то есть разбирать то, что обычно оставляли нетронутым. Перевернули всю мебель, выкрутили все ножки у журнального столика, разобрали диван. Но, увы, единственное, что они нашли, раскурочив черный корпус старомодного, давно замолкнувшего радио - пачку приклеенных изнутри скотчем зеленых долларов.
       - А хорошо это он придумал, - одобрил Олег,- при краже вынесут все, только эту рухлядь и оставят.
       На кухне Котелевский, под присмотром утомившегося Ведяхина, просеивал крупы и макароны сквозь свои коротенькие, толстенькие пальцы. При этом он весь вечер донимал Олега своими расспросами о преимуществах службы в МУРе. После первого же, самого естественного вопроса, сколько они получают, он засыпал Ведяхина и другими подобными расспросами. Все они почему-то касались в основном льгот и выгод для работников, служащих в МУРе. Это, признаться, сильно надоело Олегу. Объяснять же, что ничего особенно он не выгадает, если перейдет на Петровку, Олегу не хотелось. Ведяхин сегодня сильно устал.
       - А как вам туда поспасть? Это как, трудно, или нет? - допекал его Сергей.
       - Да нет. Я вот, например, за ящик водки в Мур попал.
       - Как это? - удивился Котельневский.
       - Да, как, просто. Накрыл мужикам "поляну" в кафе, поил их, чуть ли не неделю, и все. Они там перед начальством обо мне "Вась-Вась", и через месяц пришел вызов. Ну, сейчас так уже не пролезет.
       - Почему? - явно огорчился Сергей.
       - Цены не те, и мужики не те. Старички то уже на пенсию отошли, а эти пьют один коньяк да виски. Да и поляну накрывать приходиться в таких крутых ресторанах, это ужас! Витька Зубко, последний наш "приемыш", тот нас три дня в "Праге" поил.
       Ведяхин искоса взглянул на озадаченное лицо опера, хитро улыбнулся половиной рта, и добавил.
       - Но, ничего невозможного нет. И что тебе дался этот МУР? Вон, уже второй час ночи, а мы ковыряемся в каком-то дерьме.
       - Ну, нет. Будто я до двух ночи не работал? Сколько угодно. Но у вас там престижа больше. Так что, Олег Михайлович, если вакансия откроется, то уж позвоните мне. Я буду первый на место опера.
       К двум часам ночи Олег был готов сдаться. Он зашел в туалет, снял еще раз крышку сливного бачка. Потом заглянул в ванную комнату.
       - Сергей, ты под ванной проверял?
       - Конечно. Весь в паутине до сих пор.
       Не зная, что предпринять, Ведяхин перевернул в тазу все грязное белье, потом открыл шкафчик, на стене, и рядом с бритвенными принадлежностями увидел нечто, заставившее его поперхнуться.
       - Сергей, подойди-ка сюда, - попросил он рьяного опера ласковым голосом.
       Тот сразу появился в дверном проеме, практически перекрыв его своей плотной фигурой.
      
       - Ты чем смотрел? Глазами, или задницей? - сурово спросил Ведяхин.
       - А что такое? - удивился тот.
       - Это что такое? - кивнул он на желтый брусок, лежащий на полочке рядом с бритвой и кремом для бритья.
       - Как что, мыло.
       - Зови понятых, кандидат в муровцы!
       И стукнул его бруском по голове.
       - Это тротил, чудо в перьях!
      
       ГЛАВА 26.
       Режиссерша, как напившаяся пиявка, отпала от Астафьева едва ли не через час. Уже и Ольга, активно флиртовавшая с каким-то кавказской наружности плейбоем показывала ему из-за его плеча "строгие глаза". И Ольховцев пару раз давал знать, что желает поговорить с девушкой, но та только отмахивалась от него. А Юрию и в самом деле вдруг стало интересно рассказывать о своей работе. Кто его еще мог так слушать? Только Ольга, но это было привычно. А тут такой первобытный интерес. Что сгубило режиссершу, это привычка по ходу разговора лакать крепкое, неразбавленное виски. Мало помалу она хорошенько набралась, а тут и Ольховцев все же прорвался к ее телу, и уволок куда-то в уголок. Оставшись один, Юрий с улыбкой оглянулся по сторонам. Он и сам, невольно, незаметно, но так же хорошо набрался, и все ему сейчас было в кайф. Он еще раздумывал, куда ему податься, но тут он увидел в двух шагах от себя белый пиджак молодожена. Голова Олега Батова была склонена чуть вбок, так, что виднелась прядь длинного чуба, и с этой же стороны был виден круглый затылок Аркадия Левина. Юрий, не спеша, приблизился к этой паре, и услышал, как Батов нервным тоном ответил Левину: - Нет-нет, сейчас не то время. Давайте, встретимся завтра, в офисе.
       - Нет уж, Олег Михайлович, давайте все решим именно сейчас. Все уже поднялись наверх, все ждут вас. Это не терпит отлагательств. Завтра мы уже должны выступить с общей позицией.
       - Ну, хорошо, если так, то пойдемте.
       Они прошли к дальней стене, и на лифте поднялись наверх. Тут к Астафьеву танцующей походкой подплыла его супруга.
       - Что, эта покоцанная визажистами мадам вас все-таки бросила? Смотри, муженек, судя по ее внешнему виду, она чистокровная истеричка. Прицепиться, как репей, не отдерешь.
       - Ну, насчет этого можешь не говорить, это я и сам знаю. А где ваш этот кавказец? Тоже перебежал к другой, помоложе и покрасивше?
       - Этот кавказец, между прочим, владеет доброй сотней гостиниц по всей России, в том числе и той, где мы сегодня остановились. Кстати, очень приятный парень, выпускник Оксфорда, по-английски говорит безупречно.
       - А ты откуда это знаешь? - недоверчиво усмехнулся Юрий. - Ты, по-моему, по-английски то не очень.
       - Я то нет. А вон он, сейчас, с английским послом разговаривает.
       И она показала фужером в сторону бара, но Юрий туда даже не взглянул.
       - Слушай, надо бы нам заглянуть в этот самый пентхаус, - предложил он.
       - Это зачем?
       - Надо. Там, сейчас, похоже, производственное совещание наших золотых королей. Нужно попробовать хотя бы взглянуть на их морды.
       Ольга покосилась в сторону лифта.
       - Без хозяйки неудобно.
       - Ну, вот именно. Давай, ищи ее.
       Они нашли Юльку буквально в двух шагах от лифта. Ее собеседником был невысокий, полноватый мужчина лет сорока, с длинными, черными волосами, одетый с претензией на оригинальность, в черное, с вышивкой, пончо. Эта претензия на оригинальность сквозила во всех его движениях, а так же манере говорить, слегка грассируя, и немилосердно растягивая слова. Супруги дерзко вмешались в эту светскую беседу.
       - Юлька! - сходу начала Малиновская. - Кто-то нам обещал показать пентхаус? Ну, и где он?
       - Сейчас? - хозяйка выказала явную замешательство, словно ее просили показать спальню, где она не успела заправить кровать, и раскидала на видном месте потрепанное нижнее белье.
       - Ну, а когда еще?
       Неожиданно им пришел на помощь этот самый оригинал в пончо.
       - А, в самом деле, Юлечка, моя дорогая, это было бы очень интересно. Я уже наслышан об этом чуде отечественного дизайна.
       - Да, познакомьтесь, - опомнилась Юлия, - дизайнер, искусствовед и модельер Антоний Головачев. Главный критик архитектурного журнала "Соломон".
       Антоний наклонил голову как истинный римский патриций. Юлия представила Антонию и их, как лучших друзей.
       "Наверняка Антон Иванович Головастиков", - насмешливо подумал про себя Юрий, пожимая узкую руку человека от искусства.
       - Мне расхваливал этот ваш пентхауз сам Журкин, - продолжил Антоний, - он говорил, что это лучшее, что он сотворил за последние годы.
       - Журкин, это архитектор, автор этой квартиры, - пояснила Юлия.
       - Ну, значит, надо осмотреть столь чудную достопримечательность, - решил Юрий.
       Пользоваться прозрачным лифтом они не стали, пошли по винтовой лестнице, причем женщин мужчины пропустили вперед. Юрию такая диспозиция нравилось, вот что не понравилось, это легкое, но вполне отчетливое, смазывающее касание его задницы рукой искусствоведа. Астафьев невольно обернулся, и взгляд, который он после этого получил от искусствоведа, был достаточно красноречивым. Юрий много был наслышан о подобного вида московской заразе, и этот невинный жест напугал его больше, чем угроза со стороны чеченцев. Как истинный натурал он брезговал подобного рода людей, до ужаса, до рвоты.
       "Этого мне еще не хватало!" - подумал он, резко прибавляя ходу.
       Каждый из четверки, впорхнувших в пространство пенхауза, первым делом увидел что-то свое. Юлька смотрела на лицо Ольги, Ольга с округлившимися глазами рассматривала место, в которое они попали - огромную, треугольную пирамиду из стекла, с сияющими вокруг звездным небом. По размерам она мало уступала квартире, и здесь было все - посередине этой пирамиды, прямо под вершиной, самая огромная кровать, которую только видел Юрий. "Пять на пять", - прикинул ее размеры Астафьев. Ольгу же больше волновали другие изыски извращенного дизайна: прозрачная душевая комната, и огромная ванна, в которой могли купаться одновременно человек пять, не меньше. Ее автор проекта и хозяева вообще не захотели скрывать от глаз народа, она просто стояла в пяти шагах от кровати. В самом углу был и биллиардный стол, и небольшой, но богатый бар со стойкой, и всем соответствующим оборудованием. Именно бар как раз и рекламировала Юлия: - Вот, обрати внимание на эту плиту.
       Она постучала пальчиком по полированной столешнице темного цвета.
       - Это чудо нам привезли из Южной Африки. Редчайший камень, тут пять метров на два. Его можно бить, на нем можно резать, рубить топором, проливать хоть какие напитки - бесполезно. Никакого следа. Стоит это чудо десять тысяч баксов, не считая доставки.
       Ольга и искусствовед восхищенно заохали.
       Юрий же уже смотрел на людей, явно застигнутых врасплох, а "искусствовед" смотрел на него, наслаждаясь памятным прикосновением на лестнице. Но, главное, что Юрий успел услышать последнюю фразу Левина: - Я расторгну этот договор, если это будет продолжаться в таком виде и дальше...
       Их было шестеро: холеных мужчин самого разного возраста. Кроме Левина и Батова Астафьев помнил еще Токарева, и одного из тех двух питерских, подравшихся вчера из-за смазливой блондинки. Бровь его была заклеена лейкопластырем. Между тем женщины щебетали как птички на заре.
       - Боже мой, как это все здорово! - восхищалась Ольга. - Юлька, как я тебе завидую! Это такой кайф, спать под открытым небом!
       - Да, ладно, это тоже надоедает, - отмахивалась Юлька, но при этом лицо у нее было более чем счастливое. Наконец-то она поменялась со своей покровительницей студенческой поры местами. Всю учебу Малиновская опекала худущую, и страшную как смерть Юльку. Теперь же она достигла гораздо больших высот, чем ее былая покровительница.
       Высказался и Антоний Головачев.
       - Да, неплохой скворечник. Пожалуй, это лучший пентхауз, что я видел в своей жизни. Пожалуй, я сниму его для своего журнала.
       Он достал откуда-то из-под пончо цифровой аппарат, и начал щелкать всю обстановку этого стеклянного чердака. Все было прекрасно, кроме одного - пяти рассерженных мужских лиц. Батов же, скорее, наоборот, был рад такому вторжению. Он поднялся, было, со своего места, но быстрый говорок питерца заставил его сесть. Юрий не расслышал, что тот сказал, но интонация его голоса была явно угрожающая. Наконец и Юлия поняла, что они попали в это место и это время совсем не вовремя.
       - Пойдемте, мальчики и девочки, - сказала она, - не будем мешать строгим ребятам, обсуждать свои скучные дела.
       Первым, довольно невежливо, вниз по лестнице полетел Астафьев. Внизу он, правда, опомнился, и подал руку хозяйке. Ольга же чуть отстала, и Юлька воспользовавшись минутной паузой, прошептала: - Сегодня ночуете у нас, так что я надеюсь повторить все, что было на озере. Ты этого ждешь, милый?
       - Конечно, - пробормотал Юрий. - Только как же Олег?
       - О, ты его еще не знаешь! Он так любит меняться партнерами. А особенно ему нравиться групповуха. Он может кроме вас еще кого-нибудь пригласить, за ним это не заржавеет.
      
       Спустилась, наконец, и вторая пара. Батова тут же подхватила искусствоведа под ручку, и утащила к бару, щебеча что-то о фотоссесии пентхауза для журнала "Соломон". Огорченный Антоний только и успел, что бросить пламенный взгляд в сторону Юрия.
       - Ну, и как тебе этот чердак? - спросила Ольга.
       - Я толком и не рассмотрел. Меня больше интересовали эти золотые магнаты. Что-то у них там не срастается. Они треплют Олежку, как Тузик кость.
       Ольге, похоже, это было неинтересно. Она с упоением рассматривала роящийся в зале народ.
       - Вечно тебя интересует разные скучные вещи, - отмахнулась она.
       - Ну, если хочешь, я порадую тебя действительно интересной вещью? Твоя подружка рассчитывает, что, мы сегодня останемся у них на ночь, и она тогда точно меня трахнет.
       Брови у Ольги поползли вверх.
       - С чего это ты взял?
       - Она сама мне сказала, только что.
       - А как же ее муж?
       - А он будет заниматься этим же самым с тобой. У них это в порядке вещей, они, оказывается, любят меняться партнерами.
       Такой растерянной Ольгу Астафьев давно уже не видел.
       - Кроме того, - продолжал Юрий, - он может пригласить для солидной групповухи еще пару семей, так что готовься. Надеюсь, среди них не будет спидоносцев.
       Малиновская же начала злиться.
       - Да, вот как значит? А у меня кто-нибудь что-нибудь спросил?
       - Ну, что делать, милая. Кого интересует твое мнение. Мы где? В третьем Риме. А как там, говорили, в первом Риме, помнишь? "О темпора, о морис"! "О времена, о нравы!"
       - Ты еще помнишь латынь?
       - Да, кое-что помню. Ну, что поделаешь, Оля. Мы, там, в провинции, отстали от современной сексуальной жизни. Надо догонять.
       - Ну счас! И даже не надейся совершить в Кривове сексуальную революцию. Хрен я это допущу.
       Тут сверху начали появляться "золотые мальчики". Большинство спускались по лестнице, только Аркадий Левин предпочел ей лифт. К удивлению Юрия в него тут же шмыгнула Малиновская. Но, наблюдать за женой ему было не досуг. Он прежде все подошел к хозяину квартиры. Тот уже наливал себе в фужер водки.
       - Что, Олег, и дома дела не отпускают? - предположил Юрий.
       - Да, - Олег поморщился, - и здесь достанут со своими проблемами. Как все трясутся за свой мешок, а? Жизнь им даже не так важна. Давай, брат, выпьем, что ли!
       - Давай, - легко согласился Юрий. Он хотел спросить что-то еще, но тут как раз подвалила до изумления пьяная Инесса Оболенская под ручку с Ольховским.
       - Олежек! - радостно завизжала она. - Дай мне десять миллионов баксов, и я отгрохаю такой фильм, в Голливуде все обоссутся от зависти.
       Постепенно вокруг них образовалась целая толпа, шумная и хохочущая. Среди многих лиц Юрий заметил и свою жену, пившую на брудершафт с хозяйкой пентхауза.
       Тут его кто-то решительно взял под руку. Юрий, с содроганием души, подумал, что это Антоний. Но, это был всего лишь Аркадий Левин.
       - Отойдемте, Юрий, нам надо переговорить.
       Левин провел его на балкон, в этом чуде архитектурного сумасшествия оказался и такой предмет, столь же бесконечный, и монументальный.
       - Надо мы нам с вами встретиться, Юрий, поговорить. Мне нужна квалифицированная консультация по вашей основной профессии.
       - Хорошо, - согласился Астафьев. - Когда?
       - Давайте завтра. Ближе к обеду. Как вас можно найти?
       Юрий достал свой мобильник, Левин свой, еле заметный на его толстой ладони, и они быстро отзвонились друг другу.
       - Тогда, до завтра, - сказал на прощание Левин. - Пойду искать свою подругу жизни. А то опять напьется, как свинка.
       Они вернулись в квартиру, и тут к нему, поправляя прическу, подошла и Ольга.
       - Все, больше она к тебе приставать не будет, - сообщила она.
       - Ты про Юльку?
       - А про кого же еще?
       - Чего это так? Вырубила лучшую подружку? Сколько ты ей синяков оставила?
       - Нисколько. Я скандалов устраивать не стала. Просто пятнадцать капель снотворного с шампанским, этот набор вырубает быстро и надолго.
       - Откуда ты взяла снотворное? - удивился Юрий.
       - А, у хозяев, наверху нашла.
       - У тебя не осталось еще капель десять?
       - Зачем?
       - Для хозяина квартирки.
       Малиновская посмотрела в сторону Батова.
       - Не стоит. Он и сам через полчаса отключиться.
       Она оказалась права. Когда человеческий рой поредел настолько, что стали просматриваться три стены одновременно, Юрий заметил голубое платье Юлии, а, присмотревшись, понял, что она безмятежно дрыхнет в одном из кресел. Ну, а когда и сам Олег Батов нетвердой походкой добрался до лифта, и исчез вверху, супруги решили, что пора удалиться и им.
      
       ГЛАВА 27.
       В три часа утра с пробками в Москве полегче. Последние, криминальные действия по отношению хозяев необъятной квартиры привели Ольгу и Астафьева в такое буйное веселье, что шофер такси, казалось, больше смотрел в зеркала заднего вида на них, а не на дорогу.
       - Нет, ну ты, ты у меня, набралась опыта! Как заядлая клофелиньщица, десять капелек, и Юлька в ауте, - заплетающимся языком высказался Юрий.
       Та же буквально каталась от смеха.
       - Какая ты все-таки жадная женщина, а? - продолжал Астафьев. - На все пойдешь, лишь бы лишить мужа радости общения с другой женщиной.
       - А ты что-то тоже не хотел, чтобы твою жену трахал какой-то там золотых дел магнат.
       - Нет, Ольга, это что! Ты еще не представляешь, какой я сегодня испытал ужас. Это пидор Антоний...
       - Почему ты хорошего человека такими нехорошими словами обзываешь? - Прервала его Ольга. - В искусстве он разбирается круто. Такой эрудированный человек, интеллигент.
       - Нет, ты меня не поняла. Может, он в искусстве и крутой мэн, я ничего не могу сказать. Но он пидор в буквальном смысле слова, ты не поняла, что ли? Он голубой. Я, когда мы поднимались вверх, иду по лестнице, любуюсь твоими ножками, а он меня в это время хоп за жопу рукой, прикинь?!
       Ольга смеялась так, что сползла на пол "Волги", и в конце-концов ей стало плохо.
       - Ну, теперь ты понял, насколько это приятно, когда тебя мацают за всякие интимные места? - сквозь смех выдавила она. - Как тебе в нашей шкуре? Ой, кошмар, Юрка! Как ты меня насмешил, у меня даже мигрень разыгралась.
       Случайность может изменить многое. Обычно такси останавливалось до шлагбаума, и дальше, к зданию гостиницы все пассажиры шли пешком. Но, как раз перед ними со стороны отеля выскользнул черный "Геленваген", охранник не успел опустить шлагбаум, и "Волга" подкатила прямо к отелю. Так что, супруги благополучно вышли из машины у самого крыльца, прошли раздвижные двери, и, кивнув швейцару, начали подниматься наверх. Но лишь только открылась дверь их номера, как в кармане Астафьева начал надрываться мобильник.
       - Да, слушаю.
       - Это Жохов, - голос полковника был встревоженным. - Почему вы вернулись в номер? Вы же хотели заночевать у друзей?
       Юрий взялся за голову. За всеми последними событиями он и забыл, про предупреждение комитетчика.
       - Извините, Андрей Андреевич. Просто сменились обстоятельства, там мы остаться не смогли.
       - Плохо, очень плохо. Уходите из номера.
       - Куда? - опешил Юрий.
       Жохов замолк. Он тоже понял абсурдность всего положения. Куда они могли уйти ночью, если их на выходе пасли четверо чеченцев?
       - Тогда хоть в фойе спуститесь.
       Юрий засмеялся.
       - И что мы будем там делать? Изображать два тополя на Плющихе? Бар и ресторан закрыты, а в фойе нас грохнут точно таким же способом, что и в номере.
       Тут Жохов его прервал.
       - Вот, мне докладывают, что ваши пастухи активизировались. Они явно наблюдали за вашим приездом и вашими окнами.
       - Откуда?
       - Со стоянки за вашим отелем. Один пошел куда-то в сторону. Пролез в пролом в ограду. Черт, придется выпустить на них своих парней.
       - Ну и выпустите, что вы переживаете?
       - Да вы нам всю игру ломаете! У нас насчет их были свои планы. А вы, все же, лучше покиньте номер. О, мне говорят, что он полез по пожарной лестнице. Она в метре от вашего балкона. Уходите оттуда!
       - Хорошо. Нас уже нет.
       Но, Юрий, закончив разговор, и оглянувшись по сторонам, не увидел свою подругу. Он заглянул в ванную комнату. Ольга уже лежала в ванной в позе истомной русалки.
       - Иди ко мне, - проворковала она.
       - Угу, чтобы снова поскользнуться, и сломать копчик. И пошли отсюда...
       Внезапно в голову Юрия пришла забавная мысль. Он схватил пузырек с шампунью, и поспешил в сторону балкона. Открыв дверь, он, пригнувшись, пробрался на балкон. Глянув в боковую щель, он увидел и лестницу, и карабкающегося по ней парня. Открутив колпачок, он протянул руку, и начал поливать поперечины лестницы густой шампунью. Пол-литра геля за считанные минуты ушли вниз, а через десяток секунд из-за перил донесся отчаянный вскрик, и звук тупого удара о землю.
      
       Ахмед так и не понял, что случилось с его братом. Тот успел добраться до пятого этажа, а потом начал нелепо махать руками, словно стряхивая что-то с лица и головы, а потом сорвался, и полетел вниз. Слава богу, что с этой стороны, благодаря ремонту, камер наблюдения не было, так что, он с Гасаном благополучно вытащили стонущего Мусу в пролом забора, и, погрузив в машину, помчались искать для него больницу.
       К этому времени обитатели номера шестьсот восемь спали, как убитые.
      
      
       ГДЕ-ТО В МОСКВЕ.
       Хаджи был просто в бешенстве. Он едва не разбил о стенку свой мобильник, запустив его в стену. Хорошо, что его уберег от разрушения толстый ковер.
       - Ишаки! - прохрипел он. Это был предел его возможностей. Свой голос он навек сорвал во время зимнего рейда по Ингушетии. - Им ничего нельзя доверить! Они и в этот раз не смогли убить его.
       - Мне надо было ехать к той девке в Бирюлево, - сказал седовласый Шах, осторожно рассматривая пострадавший мобильник.
       - Ты не можешь быть везде, они уже получили твой урок. Им надо было только повторить его. И неужели это так трудно, забраться по лестнице и бросить в окно гранату? Этому ишаку нужно было обязательно сорваться и сломать себе бестолковую тыкву.
       Шах улыбнулся. Он невольно вспомнил слова Большого Чечена, с которым виделся перед своим отъездом в Россию.
       - Они мало что могут как солдаты, зато они преданы делу джихада. Практически каждый готов стать шахидом. Твоя задача - присмотреть за ними, чтобы они не наломали перед большим актом дров.
       Он тогда еще подумал, что дела Большого Чечена плохи, если он отправляет в бой такую зеленую молодежь.
       - Что ж, я думаю, что надо отказаться на время от мести этому твоему кровнику. Мы им займемся после Большого Акта.
       Хаджи согласно кивнул головой, и ушел к себе в спальню. Но, если бы Шах заглянул в нее через полчаса, он бы увидел, как Хаджи катается по полу, кусая в бессильной злобе подушку. Он любил Алибека даже больше, чем отца. Тот был порой слишком резок, и груб с ним. И ненависть к убийцу брата сейчас захлестнула его целиком.
      
      
      
       ГЛАВА 28.
       Дожимать Николая Симкина все-таки пришлось Олегу Ведяхину. Делал он это уже на Петровке, в родном кабинете. Шестичасовой допрос вымотал их обоих, в кабинете было сизо от дыма, и даже открытые окна не изгоняли из помещения табачную заразу - на улице стоял вечерний, летний штиль.
       - Ты пойми, я ведь тебя не пытаюсь расколоть на что-то лишнее, навесить на тебя кучу чужих дел, - вещал Олег. - От кражи кассовых аппаратов ты уже не отвертишься, магазин "Хозтовары" твой, квартира Амбарцумяна - тоже, - он по очереди загибал пальцы. - Все вещьдоки есть, все оформлено по полной программе, ты можешь даже все отрицать, но все равно полетишь в зону на полный срок. От Фомки ты тоже не открестишься, поранули его на глазах свидетелей, скажи спасибо, парень еще живучий, может выкарабкаться.
       - Ну, это ведь не я его резал, - заметил Симкин, лыбясь всем своим морщинистым лицом.
       - Да, конечно, резал его Алан Гасахов, он уже в этом признался. Но вы сейчас идете как организованная преступная группа, то есть - банда. А что это такое, ты знаешь сам. Все преступления валяться в одну кучу, и потом раздаются каждой сестре по серьге.
       - Ну, и что ты мне тогда мозги паришь?! - разозлился Симкин. - Годом больше, годом меньше - все мое будет.
       - А то, что братья-осетины все на тебя валят.
       Симкина это не удивило.
       - Ну и что, они и прошлый раз на меня все свалили, - меланхолично заметил он. - На кого им больше валить?
       - И не обидно будут опять на червонец раскрутиться? Они то, наверняка получат меньше тебя.
       Симкин усмехнулся.
       - А что тут обидного? Я был главным, я не отрицаю. Любой судья поймет, что никто из этих тупоголовых чурок не смог бы ничего спланировать, и ни с кем, ни о чем договориться. Они же тупые, как две киянки. Они даже не знали бы, куда и по чем толкнуть товар.
       Тут в кабинет вошел Николаев, подал Олегу несколько листов бумаги. Прочитав их, Олег кивнул головой, и посмотрел на своего подопечного другими глазами.
       - Да, Николай Антонович, плохие ваши дела. Хотел я вас еще немного помучить, но, чувствую, бесполезно.
       Симкин, как всегда, усмехнулся.
       - Чего это так? Терпение лопнуло.
       - Да нет. Я ведь к вам обращался как к главарю преступного сообщества, именуемого в законе бандой. Что я вам мог предъявить? Воровство, ножевое ранение. А теперь вам другая статья светит, гораздо более неприятная.
       - Это ж какая же? - спросил Николай. - Сто семнадцатая? Изнасилование малолеток?
       - Она теперь уже сто тридцать четвертая. Читать надо новый уголовный кодекс, Симкин. На старом капитале теперь далеко не уйдешь. Да нет, это все ерунда.
       Ведяхин открыл стол, достал книжку уголовного кодекса, полистал его.
       - Самая хреновая статья тебе светит. Терроризм, и пособничество ему. Пожизненное для тебя замаячило, Симкин.
       - С чего это вдруг? - удивился тот.
       - А с того. Ваши подельники показали, что в конце июня и начале июля месяца вы трижды совершили поездки на "Газели" в Ингушетию, перевозя взрывчатые вещества.
       Вот теперь Симкин занервничал.
       - Мало ли что они там показали. Сахар я возил, сахар.
       - Может еще и мыло? Вот это мыло?
       И Олег достал из стола и выложил на стол тот самый брусок тротила.
       - Эту шашечку я лично нашел у тебя на квартире, - пояснил он.
       - Ну, прикупил я у братвы для рыбалки, ну и что? Не люблю с удочкой сидеть, мне результат нужен.
       - Результат, значит, нужен? Хорошо. А вот еще одно несчастье. Пистолет, из которого ты столь доблестно отстреливался, был похищен у одного из офицеров ингушской милиции во время того печального рейда в Назрани. Как не пытались этот номер стереть, наши криминалисты его прочли. Он сам был убит, а на стволе, и внутри, твои пальчики. Ты, кстати, что делал во время того рейда? У тебя алиби то есть?
       - Алиби? - Привычка улыбаться уже не раздражала Олега, а для самого Симкина, похоже, получалась вымученно. - Да, если напомнишь, когда это было, то найду любое алиби.
       - Хорошо, вспоминай, ищи. А лучше, вспомни все.
       Он встал, обошел стол, и, нагнувшись над Симкиным, сказал.
       - Только есть еще один печальный шаг. На одежде, обнаруженной у тебя в шкафу, нашли микроскопически элементы селитры, алюминиевого порошка, и сахара. Что дает смесь этих компонентов, ты знаешь. Так, может быть, это бы еще и проканало. Но, там нашли еще и частицы гексогена.
       Ведяхин вернулся на свое место, закурил, пододвинул пачку допрашиваемому. Тот, выкинув окурок, сразу закурил новую сигарету.
       - Хочешь пойти по этому делу свидетелем? - спросил Олег.
       Тот мотнул головой.
       - Сладко стелешь, гражданин опер.
       - А что? Ты, наверное, уже понял, что тебя мы выловили не зря. За "Кавказом" давно уже присматривают, и не мы, а контора повыше. Я с тобой последний день работаю. Завтра тебя заберет ФСБ. А они с тобой чикаться не будут. Так что решай, как пойдешь, в общей толпе, в обезьяннике, или отдельно, при закрытых дверях при своих родных статьях: сто пятьдесят восьмой, сто пятьдесят девятой, сто шестьдесят первой. Зачем тебе нужна эта, двести пятая? Кстати, там есть небольшое примечание.
       Он полистал Уголовный кодекс, и зачитал: - Лица, участвовавшие в подготовке акта терроризма, освобождаются от уголовной ответственности, если они способствовали предупреждению террористического акта... На, не веришь, сам почитай.
       Симкин только тихо рассмеялся.
       - Начальник, все равно меня на зоне за это зарежут.
       - Ну, зарежут или нет, это еще бабушка надвое сказала. Так как дело сейчас с этими хлопцами пошло, то до суда дело может вообще не пойти. Перестреляют их к едреной фене, и все. Кстати, та пачка баксов, в радио, это гонорар за эту поездку?
       Симкин впервые посмотрел на своего собеседника с явным злом.
       - Нашли, все-таки?
       - Нашли. Только зря ты рисковал, Коля. Половина банкнотов, которыми с тобой рассчитались, фальшивки.
       Симкин хотел что-то сказать в ответ, но Ведяхин сунул ему под нос одну из принесенных Василием бумаг, и тот, пробежав по строчкам глазами, скрипнул от злости зубами.
       - Вот, суки! Даже тут нагрели! Что за сучья порода?!
       - Ну, видишь, как к тебе относятся твои братья мусульмане. А ты их покрываешь. Так ты один для них возил взрывчатку, или нет?
       Симкин, ответил как-то машинально.
       - Нет, нас было трое. Две "Газели" и "Фольксваген", микроавтобус.
       - Шоферы были славянами?
       - Да, один даже бывший мент, гаишник.
       - Фамилии их знаешь? Где живут?
       - Нет, только имена. Игорь, Виктор. Мы виделись то только при загрузке. Приехали врозь, и уезжали так же врозь, с разницей в четыре часа.
       - Куда привозили взрывчатку?
       - Не знаю.
       Ведяхин хотел вспылить, но Симкин продолжил.
       - Действительно я не знаю. Меня встретили за городом, на развилке. За руль сел другой человек, чеченец, а меня отвезли домой.
       - Кто тебя нанимал? Хаджи?
       Для Симкина это имя не было чем особенным.
       - Нет, Хаджи слишком крупная шишка для меня. Бахтияр, директор "Кавказа". Он вышел на меня через этих осетин. Им нужны были шоферы со славянской внешностью.
       - И, что, никаких проблем во время перевозки не возникло?
       - Да, прямо! Тысячу баксов на взятки гаишникам потратил.
       Еще через два часа Симкина увели в камеру. Когда в кабинет Ведяхину зашел Николаев, тот сидел с таким лицом, что Василий рассмеялся.
       - Молодой человек, вам что, плохо? - голосом пожилой пенсионерки спросил он Олега.
       - Нет, хорошо.
       Олег взял, было, в руки сигарету, потом с отвращением бросил ее на стол.
       - У меня такое впечатление, что допрашивал не я, а меня. Да еще и применяли пытки.
      
       ГЛАВА 29.
       В десять утра Юрию позвонил Левин. Астафьев, только что с трудом поднявшийся по естественной нужде, был удивлен столь ранним звонком. Он рассчитывал, что толстяк будет отсыпаться после вчерашней вечеринки как минимум до вечера.
       - Да, Аркадий Михайлович.
       - Юрий, может, пообедаем вместе?
       - Да, можно. Где и когда?
       - Через час, в отеле "Шератон".
       - Это где?
       - Это в самом центре, Первая Тверская-Ямская, номер, по-моему девятнадцать. Там где-то рядом метро, я, права, не помню, какое. Кажется, Белорусское.
       - Хорошо, уговорили.
       Уже положив мобильник, Юрий подумал о том, как они будут выбираться из отеля. Чуть подумав, он позвонил Жохову. Голос у полковника был чистым и свежим, словно он уже давно был на ногах.
       - Да, Юрий.
       - Андрей Андреевич, как там, можно мне выходить на улицу?
       - Да. Не знаю, как вы это сделали вчера с тем парнем, но свой пост они сняли. А куда вы собрались в такую рань?
       - Мне нужно встретиться с одним человеком из золотого клуба. Я ожидаю от этой встречи многого. У золотых дела мастеров очень много проблем, и очень много претензий к Олегу Батову. Они вчера были очень злы на него.
       - Хорошо. Как закончите переговоры, позвоните мне.
       Закончив разговор, Астафьев посмотрел на свою жену. Та спала так, словно это ей подсыпали в шампанское снотворное, а не она лучшей подруге. Тогда он стал одеваться. Костюм он решил одеть вечерний, благо он его не слишком вчера уделал. Все-таки идет в хороший ресторан, вдруг там, в джинсах не пускают. Чуть подумав, Юрий решил пистолет с собой не брать. Если дело в этом самом Шератоне поставлено так же, как в домике Олега Батова, то появление его со стволом в кармане вызвало бы большой переполох.
       После вчерашнего фуршета горло Астафьева серьезно прихватил сушняк, так что Юрий сначала зашел в бар, и слегка побаловался пивом. С дорожными видами транспорта он связываться не стал, на маршрутке добрался до метро, так что на встречу, он прибыл вовремя. Левин так же не опоздал, его красный "Лексус" уже стоял у входа в стеклянное здание отеля. Юрий увидел его, едва только вывернул из-за угла. Он чуть пробежался, и на входе в сам ресторан догнал золотого магната.
       - Аркадий Михайлович, мы с вами, как две английских королевы, минута в минуту, - сказал он, беря толстяка под ручку. Тот, почему-то, вздрогнул, а потом с облегчением, сказал: - А, это вы, Юрий. Если бы вы знали, чего мне это стоило? Я добирался сюда два с лишнем часа.
       - Да? А я полчаса. На метро.
       - Вам легче. А нам с Матвеевки метро еще не провели.
       Они прошли в зал, Левин быстро заказал полтора десятка блюд, и, по ходу дела, начал разговор о деле.
       - Вас не удивило, что я позвонил вам сегодня так рано?
       - Было немного, - признался Юрий, - но я подумал, что у деловых людей это в порядке вещей. Бизнес требует ранней побудки.
       - Совсем не обязательно. Я обычно еду на работу, когда все пробки уже рассосутся, часа в три дня. Кроме того, сегодня суббота.
       Юрий качнул головой. Как раз принесли первую перемену блюд, салаты. Левин, движением хорошо запрограммированного робота начал пихать в рот этот изысканный силос. По ходу этого, самого важного для него занятия, он начал говорить о деле.
       - Юрий, вы оставляете впечатление человека, хорошо разбирающегося в критических ситуациях. Мне бы хотелось получить от вас кое-какую консультацию.
       - Ну, если это в моих силах, то почему бы и нет, - согласился Астафьев, пытаясь определить, что входит в состав столь вкусного салата.
       - В последнее время у меня начались определенные неприятности. Поймите меня правильно, я никогда ни с кем не воевал, я всегда умел договариваться. Но сейчас жизнь поставила меня в такой тупик, что я не знаю, что делать.
       Принесли солянку, так что Юрий немного отвлекся, дегустируя это, самое знакомое ему блюдо, потом продолжил разговор.
       - Аркадий Михайлович, давайте начнем с самого начала. Итак, у вас возникли проблемы с бизнесом?
       - Да. Золотом я занимаюсь уже пятнадцать лет. Я изучил этот бизнес "от" и "до". Я считал, что для меня не существует каких либо новых ловушек, волчьих ям, в которых я мог потерять весь капитал. И, вдруг, я, представляете себе, попался. Началось все три года назад. Тогда покойный ныне Ашот Варгенович Аветисян создал холдинг, в котором объединились множество предприятий связанных с добычей, и переработкой золота и драгоценных камней. Это было очень выгодно. Образовалась одна цепочка, от золотодобывающих артелей и якутских разрезов, до сбыта готовой продукции. За счет более прибыльных производств покрывались расходы более убыточных предприятий. При этом себестоимость золотых украшений и изделий из бриллиантов, да и всех остальных драгоценных камней падала во много раз. Это позволило нам держать более низкую цену, но получать прибыли гораздо большие, чем у конкурентов. Это были просто неслыханные проценты прибыли. Я вошел в состав директоров холдинга, кроме того, возглавил экспертную комиссию. Полгода назад Ашот внезапно умер. Это никого не удивило, он был очень стар. Он еще при социализме дважды сидел за фарцовку драгоценным металлом. Главой холдинга стал Олег Батов. Надо сказать, что Олег неплохой менеджер, очень неплохой. У него только один недостаток - он плохо разбирается в драгоценных металлах. Свою репутацию и капитал он нажил на нефти. Когда за его шефом захлопнулись двери Бутырки, он решил попробовать себя в другой отрасли. К нам привел его сам Аветисян. Сначала он работал очень хорошо, доходы резко возросли. Потом состоялось это слияние с конкурентами, это мы тоже одобрили. Но там был один пункт.
       Принесли второе, восхитительное мясо с небольшой каплей картофельного пюре и стручками свежей спаржи. Надо признаться, что все было приготовлено так хорошо, что рассказ озабоченного своей безопасностью толстяка показался Юрию при этом неуместным.
       - Что это такое? - спросил Юрий, показывая на мясо.
       - Где? - не понял сразу Левин. - А, это. Это говядина в остром соусе.
       - Продолжайте.
       - Нам предложил, вроде бы, выгодное сотрудничество Ахмед Шакир. Договор был составлен ужасно, говорят, что его готовила Юлия, его нынешняя жена. Но, она мастер по другого дела делам, а в деле составления договоров губы то и не нужны, Юрий удивился. Оказывается, про тайное оружие Ольгиной подруги знает весь свет. А Левин продолжал.
       - Так что там было столько непонятных для меня лично пунктов, что я бы никогда не пропустил его в таком виде. Но Олег настоял на своем. Суть этого договора в том, что турок поставляет нам готовые золотые изделия по вполне сносной цене. Самое интересное, что там не обговаривалось, каким образом он будет их нам поставлять. И, вот, вчера, пришла первая партия этого товара.
       Левин замолчал, дождался, когда уберут тарелки, и принесут сладкое, кремового цвета воздушное суфле. Разговор он продолжил, лениво ковыряя ложечкой в суфле.
       - То, что они прислали, это ужасно. Во-первых, там стоит маркировка российского производства. Наши пробы, наш торговый знак, естественно, все фальшивое. Но, самое главное, качество этих товаров не соответствует пробе. Как вам это объяснить? Стоит семьсот пятьдесят шестая проба, но, там нет и триста пятьдесят второй. Практически, это уже не золото. Это надо выставлять как высококачественную бижутерию.
       Попивая очень и очень хорошее кофе, Юрий прислушивался и к словам Левина, и к ощущению переполненного желудка.
       - Значит, по этому поводу вы и трепали вчера Олежку Батова? - поинтересовался он.
       - Да. Дело в том, что он ничего не смог сказать о планах продвижения нашей продукции на Запад, через систему бутиков Шакира, а это было второй половиной этого договора. А когда мы вчера, впятером потребовали отказаться от контракта, разорвать его, он залепетал о том, что это невозможно. Якобы за этим Шакиром стоит чеченская диаспора, это наша крыша, и если мы откажемся от контракта, то нас всех будет ждать судьба Али Магомедова и его мастеров...
       - Вы знали Али? - удивился Юрий.
       - Да, конечно. Его бизнес был не таким большим, по сравнению с нашими объемами, но зато у него был эксклюзив. Таких изделий не было ни у кого. Это была гремучая смесь традиций Кавказа и современных технологий. Он никогда не повторялся. Я спокойно выставлял его вещи с гарантией, что человек, купивший это колье или серьги, больше не встретит ничего подобного ни у кого и ни где. В прошлом году я видел серьги и колье Али на одной из актрис на открытии Каннского фестиваля. Я не запомнил ее имя, но она точно в тот раз получила приз за лучшую роль.
       - Понятно. Значит, вы знали о судьбе Али. А за что его убили, вы знали?
       - До этого нет. Мне говорили и про ограбление, и про то, что возникли какие-то трения между кавказцами. Я не знал, что Али убили чеченцы.
       - Откуда вы узнали про это?
       - От них самих.
       Левин откинулся на спинку кресла, посмотрел на Юрия.
       - Это как? - спросил тот.
       - Просто. В шесть утра мне позвонили. Представляете, что это был за звонок, после вчерашней вечеринки? Я бы не встал, но одновременно звонили по всем трем имевшимся у меня телефонам. Один у меня обычный, два мобильных. Это меня и удивило. И когда я взял трубу в руки, знаете, кто со мной заговорил?
       - Хаджи?
       - Именно так он и представился. Это тот человек, от которого вы так быстро слиняли на банкете?
       - А вы, разве, заметили это?
       Левин засмеялся.
       - Я был не так уж сильно и пьян, так что, оценил ваши акробатические способности.
       - Да, это был именно Хаджи.
       - У вас с ним сложные отношения?
       - Более чем.
       Этот ответ не удовлетворил Левина, он выжидательно смотрел на Астафьева. Тому пришлось продолжить.
       - Получилось так, случайно, что я убил его младшего брата. Так что, я теперь его кровник, - вынужден был признаться Юрий.
       - Как это вас так угораздило? Вы были в Чечне?
       - Да нет, это было три дня назад, на Сретенке. Так получилось. Судьба.
       Левин, казалось, был удовлетворен.
       - Ну, что ж! Я, кажется, не ошибся.
       Он полез в карман, и выложил на стол увесистый конверт.
       - Это вам.
       - Что это? - спросил Юрий, правда, уже догадываясь, что ему дают, и за что.
       - Тут десять тысяч. Это за голову Хаджи.
      
      
       Юрий засмеялся. Левин развел руками.
       - Что делать. Я понимаю, что этого мало, но я никогда не нанимал киллеров, Юрий Андреевич. Я не знаю, как это делают, и сколько им платят. Просто я понимаю, что вам придется убить этого самого Хаджи. Мне не по душе такие методы, но мне очень не понравился тот звонок.
       - Да, я не поэтому смеялся.
       Юрий вздохнул, спрятал в карман конверт, и спросил: - А теперь давайте подробней. Что сказал вам Хаджи. Слово в слово.
      
       ГЛАВА 30.
       Они расстались у входа в отель, Юрий хотел прогуляться до метро, но, буквально через двести метров рядом с ним затормозил черный "Мерседес", открылась дверца, и знакомый голос предложил: - Садитесь, Юрий Андреевич.
       Жохов выглядел несколько отстраненным, он даже не смотрел на Юрия.
       - Ну, что, хорошо поговорили со своим толстяком?
       - Да, - Юрий хотел добавить еще про хороший завтрак, но ту до него дошло, что он не докладывал Жохову о том, с кем он встречается, и где. - А откуда вы знаете про то, с кем я говорил, и вообще, что я именно здесь?
       - Не бойтесь, жучков и камер мы вам в номер ставить не стали, все же я понимаю, медовый месяц. Но переговоры по телефону перехватываем.
       - И это зачем?
       - А вы не догадываетесь? Я думаю, что с вами, когда нибудь, выйдет на связь интересующий нас человек. Ну, а так, как жучков на ваш организм, мы вам еще не догадались поставить, то придется вам, Юрий Андреевич, доложить, о чем у вас был разговор с Аркадием Левиным.
       Юрий докладывал минут сорок. И о вчерашнем фуршете у Батовых, и сегодняшнем разговоре с Левиным.
       - Он в безвыходном положении, - сделал вывод он в самом конце этого импровизированного доклада. - Если другие дилеры холдинга еще как-то выкрутятся, то у него все личные бутики во всех, самых престижных отелях Москвы. "Балчуг", "Президент-отель" и тому подобное. Одно дело всучить подделку нашему брату, русаку. А другое - иностранцу. Это может дойти до скандала, потери репутации и доверия. С другой стороны - угрозы Хаджи. Тот прямо заявил, что если в понедельник тот не выставит новый товар на витрины, то это будет последний день его жизни.
       К концу разговора Жохов немного оттаял. У него снова загорелись глаза, и он опять начал немного напоминать стареющего мальчишку.
       - Да, теперь мне вся картина становится ясна, - признался он. - Мы тоже не сидели, сложа руки, навели справки у людей знающих свое дело. В этой афере с поддельным золотом два, а то и три смысла. Есть подозрение, что турки таким образом смогут подорвать доверие к русскому золоту. Это приведет к падению холдинга, а значит, увеличению цен на русское золото. В этом всем заинтересованы и турецкие спецслужбы, и сам Ахмад Шакир. Кстати! Выяснилось что сам Шакир по своему происхождению чеченец.
       Юрий удивился.
       - Да-да! - подтвердил полковник. - Он предок тех, кто иммигрировал в Турцию в двадцатые годы. Его даже прочили в президенты Чечни, но тогда еще был жив Дудаев, и Ахмед даже ни разу не посетил свою бывшую родину. Он очень осторожный человек. Его подозревают во множестве грехов, от торговли героином и "живым товаром", до поставок оружия в Чечню и Филиппины. Но, его лично за руку никто поймать не может. Кстати, почему его не было на вчерашнем фуршете?
       - Говорят, он уехал куда-то в Сибирь, хочет прикупить какой-то обогатительный комбинат. Будет в Москве дня через три.
       Тут они подъехали к отелю.
       - Нас еще не пасут? - спросил Юрий.
       - Пока нет.
       - А вы?
       - Ну, мы же вас нашли в столице. Кстати, вы заметили за собой хвост?
       - Нет.
       Жохов довольно усмехнулся.
       - Ну, что ж, тогда наружку можно похвалить. Отдыхайте. Кажется, работа для вас кончилась.
       Поднявшись в номер, Юрий застал Ольгу в халате, еще мокрую, и чуточку бешеную.
       - Где ты с утра уже шляешься!? - с ходу начала она разнос, переодеваясь на ходу. - В вечернем костюме с утра, с ума что ли сошел?! Переодевайся, быстро!
       - Что такое? Что случилось? - опешил Юрий.
       - Витька Зубко звонил.
       Юрий взялся за голову. С последними событиями он совсем забыл о своих московских, гостеприимных хозяевах.
       - Забыл про него совсем. Он что, приехал домой и увидел, что у него в квартире? Или посмотрел тот сюжет по ТВЦ?
       - Слава богу, что нет. Просто в ту ночь Вера начала рожать.
       - О, господи!
       - Естественно, что при ее габаритах это не так просто. Пока ее везли из этой деревни, пока поднимали на этаж, она начала терять сознание. Пришлось делать кесарево, родила мальчика, на четыре двести.
       Астафьев издал восторженный рев. Но, Ольга мотнула головой, дескать, это еще не все.
       - С ним все в порядке, но вот с ней начались осложнения. Мало того у ней осложнения, так еще и Витька свалился!
       - А с ним то что?
       - Это чудак, с большой буквы "М", взялся наблюдать за родами, и от всего увиденного потерял сознание. Упал он на больную руку, она начала кровоточить. Акушеры ничего не могут понять - человек падает на пол, а кровь брызжет так, словно он только что выстрелил в себя из пистолета. Пока остановили кровь, пока по новой зашили рану, он потерял кучу крови. Хорошо, больница какая-то не специализированная, а многопрофильная. Так что, они теперь лежат на разных этажах, а Вера Дмитриевна, мать Виктора, за ними ухаживает. Вот она и просит нас привести кое какую одежду Вере и Виктору, кое-что себе, и забрать ребенка.
       - Какого ребенка? - ужаснулся Юрий. - Сына? Он же только родился? Что мы с ним будем делать?
       - Ты совсем, что ли рехнулся? Какого сына, дочку Веры.
       - Ах, Олеську! Я про нее и забыл.
       - Ну да. Говорит, что это на два дня, не больше.
       - То есть, она, Вера Дмитриевна, тоже не знает, что квартира их сгорела?
       - Нет, конечно!
       Тут Юрию пришла в голову хорошая мысль.
       - А, может, это даже и хорошо, что они не знают, - пробормотал он.
      
       Для того, чтобы попасть в квартиру Зубко, им сначала пришлось заехать в отделение милиции, к Семенову. Тот не только вынес им ключи, но и сам поехал с ними.
       - Мы сделали все, что могли. Вставили стекла, отмыли копоть, - пояснял он, поднимаясь по лестнице.- Но, квартирка, конечно, пострадала сильно. Ремонт здесь сейчас делать, полгода, не меньше. А денег надо - море!
       Пока Ольга разбиралась со списком, и шарила по многочисленным шкафам, и комодам, мужчины отошли на кухню. Астафьев что-то долго и подробно втолковывал Семенову, да так активно, что капитал даже вспотел. В конце разговора, он вручил ему конверт, полученный от Левина. Через полчаса Ольга появилась в дверях кухни.
       - Ну, что, пошли? - спросила она.
       - Пошли, - согласился Юрий, а потом спросил: - Слушай, а что ты искала-искала, и ничего не взяла?
       - А что ты хочешь? Чтобы мы привезли в роддом тряпки, пропахшие дымом? Представляю, как врачи удивятся. Спросят: "Вы что, ребята, с шашлыка приехали"? Я, посмотрела, какой размер им нужен и все сейчас купим на рынке.
       Ключ Астафьев снова вернул Семенову.
       - Ну, постарайся, Михалыч, - попросил Юрий его на прощанье.
       - Все сделаю, Юрий Андреевич. Расшибусь, но сделаю.
      
      
       ГЛАВА 31.
       Полковник Жохов не зря с утра был столь задумчив. За час до встречи с Астафьевым он побывал "на ковре" у большого начальства. Вместе с ним к Первому на прием пошел Генерал, непосредственный начальник Жохова. Выслушав емкий, двадцатиминутный доклад полковника, Первый, по своему обычаю, начал подводить итоги сам.
       - То есть, вы знаете, что в Москве готовится теракт, что готовит его террорист по кличке Раджа, но не знаете, где это произойдет, и когда?
       - Так точно, - согласился Жохов. - Основные трудности именно в этом. Сейчас бандиты затаились. Я считаю, что сама вспышка их недавней активности была спонтанна.
       - То есть?
       - Убийство ювелира Али Магомедова специально ими не планировалось. Может, они бы и расправились с ним, но потом, после теракта. Но, как подсказал один разговор в клубе "Кавказ", уже спустя двое суток после той встречи с кавказской диаспорой, просматривая записи службы охраны ресторана "Озерный рай", заместитель Хаджи по имени Анвар обратил внимание, что один из гостей был с телекамерой. При более тщательном просмотре им стало ясно, что производилась скрытая съемка, и в кадр мог попасть Хаджи. Именно это и определило судьбу Али. Единственное, они не смогли сразу найти камеру, и им пришлось вернуться в подвал. Там они повстречались с этим опером из Кривова, и это раскрутило маховик следующей активности чеченцев. Хаджи поклялся отомстить своему кровнику. А это надо выполнять. Именно на этом мы и делали ставку в своих наблюдениях за ними. Проявляя такую активность, они засветили две своих базы, и квартиру, в которой жили четверо из восьми недавно приехавших чеченцев. Но, буквально этой ночью они неожиданно сняли наблюдение за Астафьевым. Я не мог понять, в чем дело, но уже сегодня утром служба радиоперехвата передала расшифровку разговора Хаджи с Большим Чеченом. Все полностью перехватить не удалось, они снова сменили частоты, но одна фраза осталась целиком. "Отставь все личное на потом. Сначала дело".
       - Дату и место теракта Большой Чечен не указывал? - поинтересовался Первый.
       - Нет. Все, похоже, оговорено заранее.
       - Сколько всего прибыло террористов?
       - Судя по всему, три группы. В одной шесть человек, в другой четверо, и в третьей, той, что засветилась - восемь. Счас их, правда, стало меньше. Двое убито, один лежит в госпитале с разбитой головой и тазом. Но, так боевиков, конечно, больше. Потенциально это все охранники клуба "Кавказ".
       Вот тут, Первый улыбнулся. Из-под набрякших век блеснул ехидный взгляд.
       - И все эти потери им принес этот опер из Чапаевска?
       - Из Кривова, - поправил Генерал. - Этот городок еще меньше.
       - Ну, это еще хлеще. Может, набрать нам в Кривове с десяток оперов, да натравить их на чеченцев? Больше толку будет, чем от ваших работников.
       Он чуть помолчал, а потом вынес свой окончательный приговор.
       - В общем, так, господа офицеры. У вас могут быть только предположения, а я знаю одно точно. Через пять дней у нас в Москве очередной саммит Путин - Буш. Для этого они сюда пробрались, или нет, я не знаю. Но, если им удастся совершить то, что они задумали, то это будет последний день вашей службы в органах. И это будет еще не самое страшное, что я для вас придумал. Есть такая идея, и Президент ее, в общем-то, одобрил. В общем, в случае провалов, будем показывать народу не только героев, ликвидирующих последствия теракта, но и виновных, прошляпивших очередной теракт. Вы свободны.
      
      
       ГЛАВА 32.
      
       На всю суету с покупкой и доставкой одежды у них ушло больше трех часов. Ни Виктора, ни Веру они не видели, но зато Ольга познакомилась с Верой Дмитриевной, и поразилась какой-то неуловимой схожести матери Зубко со своей собственной свекровью. Такой же потрясающий напор и прямота в суждениях. Как оказалось, Олеська пока что была на даче, у соседки по участку. Как выглядела эта самая дача, Юрий помнил, а вот как добираться до нее по "железке" понятия не имел. Вере Дмитриевне пришлось им даже нарисовать небольшой план. На платформу Казанского вокзала они прибыли слегка пришпаренные июльским солнцем и поэтому уставшие. До электрички оставалось еще полчаса, поэтому Юрий пока присел на парапет подземного перехода, а Ольга удалилась на вокзал, и вскоре вернулась с кипой газет, и двумя бутылками минералки. Пока Юрий пил, она листала газеты. Юрий даже вздрогнул, когда услышал в исполнении жены некий звериный рык.
       - Ты чего? - спросил он. Малиновская подняла глаза, и таких глаз он еще у своей подруги не видел.
       - Посмотри на это, - попросила она, подавая ему газету. Это была самая скандальная газета России, которую очень любили брать подчиненные и друзья Астафьева. Она так и называлась6 "Последняя газета". Так вот там, на первой странице была изображена ни кто иная, как сама Ольга Малиновская, танцующая в объятиях чеченского гостиничного магната. Заголовок ниже гласил: "Новый роман чеченского принца?"
       - Так, что там дальше? - Ольга с нетерпением открыла нужную страницу, и начала читать: "На вечеринке, устроенной известным золотым магнатом Олегом Батовым самый большой интерес вызвало появление миллионера Мусы Исрапилова в сопровождении жгучей брюнетки. Кто она, никто не знает, но весь вечер Муса, как известно, недавно снова ставший свободным, не отходил от новой подруги".
       Ольга насмешливо фыркнула.
       - Меня, вообще-то, представляли этому корреспонденту, но он уже тогда был так пьян, что с трудом стоял на ногах.
       Она перевернула страницу, ее глаза округлились. Юрий, между тем закуривавший сигарету, спросил ее: - Ну, ты что остановилась?
       - Юр, это, конечно, смешно. Это даже глупо. Никто ведь из наших этому не поверит.
       Она спрятала газету за спиной, но в глазах играли такие чертики, и ее так явно раздирал смех, что Юрий протянул руку вперед.
       - Дай сюда.
       - Юр, может, не надо?
       - Давай, что там такое?
       - Ну, милый, это, конечно, глупость. В это никто не поверит.
       Ольга подала газету, и Юрий, развернув ее, увидел свою фотографию. Фотограф заснял его в тот самый момент, когда он поднимался по лестнице в пентхаус Батовых. При этом на ягодице Юрия лежала рука Антония. Но в кадре кроме этого было и испуганное лицо Астафьева. Надпись под снимком гласила: "Известный искусствовед Антоний Головачев пришел на вечеринку со своим новым другом".
       Вряд ли Казанский вокзал до этого слышал такой поток мата.
       - Тише ты, - шептала на ухо Юрию Ольга, с испугом оглядываясь по сторонам. - Кругом же люди. Счас нас заберут за нарушение общественного порядка, и никакие корочки нам не помогут.
       Как раз подали электричку. Астафьев не мог успокоиться всю дорогу.
       - Нет, ты представляешь, если всю эту хрень прочтут наши мужики? Они же приклеят мне такое, прозвище, что я же потом до конца дней от него не отмажусь! Я просто повешусь! Но перед этим перестреляю всю эту редакцию.
       Ольга, с одной стороны, сочувствовала ему, с другой - ее так и раздирал безумный смех. Чтобы как-то скрыть его, он открыла другую газету, и воскликнула: - О, и здесь ты!
       Юрий поспешно вырвал из рук жены газету, и с облегчением вздохнул. Здесь он был изображен под ручку с Инессой Оболенской. В комментарии к снимку говорилось: "На вечеринке у известного магната Олега Батова Оболенская пришла со своим новым бой-френдом, начинающим актером из провинциального театра. Судя по их разговорам, они обсуждали съемки нового сериала, где роль главного героя должен был играть Ольховский. Узнав о том, что ему эта роль не досталась, Ольховский устроил бурную разборку с режиссером, и дракой с новым фаворитом Оболенской. После короткого обмена ударами новый протеже Оболенской поспешно ретировался, и, Ольховский снова был восстановлен в главной роли".
       Подпись под этой статьей была совсем другой, но реакция Юрия абсолютно одинаковой.
       - Хрен редьки не слаще! Что пишут, козлы, а!? Мне хоть бы одного из этих козлов подержать за грудки!
       - Ладно, хватит мечтать о прекрасном, выходим, наша остановка.
      
       ГЛАВА 33.
       Между тем цепь событий продолжала развиваться когда по воле желающих этого людей, когда совершенно спонтанно.
       В десять утра из отделения милиции выпустили Вахида Азаева, неудачливого покупателя ворованных кассовых аппаратов. Но перед этим перед ним разыграли целый сценарий. Было два часа ночи, кавказец с унылым видом сидел в обезьяннике, когда где-то в коридоре, послышался шум, взревели голоса, потом грохнули два пистолетных выстрела. Азаев изо всех сил старался рассмотреть, что там произошло, но с этой точки это было невозможно. А через полчаса приехала скорая, и мимо него врачи пронесли на носилках тело, прикрытое простыней.
       - Козел этот Симкин, - сказал один из ментов, с перебинтованной рукой, проходя мимо обезьянника к выходу. - Чуть не сбежал, гад.
       Утром Азаева забрал Вадим Шатаев, по прежнему играющий этакого разбитного, ухватистого опера.
       - Ну, в этот раз, ты парень, считай, проскочил. Ну, дадут тебе условник, но зато можешь щебетать на свободе.
       - Слушай, дорогой, за что условник? - вскипел Азаев. - Я же ничего не сделал!
       - Ты это прокурору скажешь. И судье. Для профилактики тебе надо дать срок, чтобы впредь с бандитами связываться было неповадно. За этими твоими продавцами дел пять с кражами. Понял? Сам главарь вчера чуть не сбег, парня едва не зарезал авторучкой, пришлось пристрелить.
       Потом Шатаев встал, тщательней прикрыл дверь, и, подойдя к кавказцу начал шептать ему на ухо.
       - Хочешь, чтобы тебя совсем не привлекали к этому делу? Пойдешь только свидетелем.
       - И что? - не понял тот.
       - И то! - передразнил его Вадим. - Принесешь завтра тысячу баксов, считай, что уже чистый как ангел.
       Вахид начал лихорадочно соображать, стоит это дело таких денег.
       - Ну, счас у меня нету. Это же не просто так вот, быстро найти. У меня все в деле.
       Шатаев сразу поскучнел.
       - Нет, ты, Вахид, меня разочаровываешь. Ты что, хочешь, чтобы у тебя была запись в личном деле - судим? Тебе надоело жить в столице, ты, похоже, соскучился по родине, своей этой Кабардино-Балкарии.
       - Карачаево-Черкесии.
       - Да, какая хрен разница! То же яйцо, только вид сбоку. В общем, я тебе сказал: будут завтра деньги, пойдешь свидетелем. Не будут - пойдешь соучастником.
      
       - Слушай, но давай хоть пятьсот баксов, а то, что это - сразу тысячу! - взмолился карачаевец.
       Шатаев засмеялся.
       - Ты пойми, пятьсот это только мне. А еще пятьсот - это прокурору. Так что, цены у нас божеские, не то, что везде, в других отделах. Вот и думай, решай.
       После такой обработки Азаев первым делом поехал не к себе домой, а в клуб "Кавказ". По случаю утра там было немноголюдно, и единственный бармен лениво протирал свои многочисленные стаканы и фужеры. К нему и обратился Вахид.
       - Коля, у тебя что-нибудь существенное есть?
       - Покушать?
       - Ну да.
       - Шашлык, две порции осталось.
       - Давай.
       Бармен разогрел ему в микроволновке мясо, налил триста грамм "Макузани", и Азаев отошел к немногочисленным столикам. Через пару минут к нему подошел сам директор заведения, Бахтияр Дагоев.
       - О, а я хотел к тебе подняться, - обрадовался Вахид. - Только поесть решил. Проголодался там, в ментовке.
       - Тебя как выпустили? - спросил Дагоев.
       - Да, за подписку о невыезде. Слушай, Бахтияр, мне срочно нужно перехватить тысячу баксов.
       - Это зачем?
       - Сунуть следователю. Он обещал меня отмазать от этого дела, чтобы я пошел свидетелем.
       - Это он тебе сам сказал?
       - Да. Пятьсот ему, пятьсот прокурору.
       Хозяин клуба задумался, потом ответил.
       - Понтует твой следователь. Тебе им предъявить нечего. Так что, это он просто на халяву решил капусту срубить.
       Азаев пожал плечами.
       - Может и так. Но лучше перестраховаться.
       - Может быть. Как там эти, трое?
       - Да, шайтан с ними! Из-за этих козлов я чуть не погорел. Их уголовка три дня уже пасла.
       - Кто тебе это сказал?
       - Да этот, опер. Довольный такой был, козел. На тех пять дел висит. А этого, главаря, морщинистого то, пристрелили при попытки к бегству.
       - Это точно? - заинтересовался Дагоев.
       Азаев стукнул кулаком с зажатой в ней вилкой себя в грудь.
       - Да, на моих глаза было! Он чуть мента авторучкой не запорол. Два раза в него стреляли. Прямо там и умер. Ну, так ты дашь мне деньги, или мне искать у кого другого?
       Бахтияр думал недолго.
       - Хорошо, я тебе дам "косую". Пиши расписку.
       Выйдя на крыльцо, он позвонил Хаджи.
       - Азаева выпустили. Он говорит, что менты пасли этих троих уже три дня. Так что, я думаю, это случайность.
       - Может и так. Но надо это как-то проверить.
      
      
       - Хорошо, мы перестрахуемся.
      
      
      
      
       ГЛАВА 34.
       Аркадий Левин с утра был занят массой новых дел. Вернувшись после встречи с Астафьевым на дачу, он обзвонил всех своих многочисленных компаньонов. С чисто еврейской въедливостью он расспросил каждого, каким тот пользуется охранным агентством, и насколько это солидная фирма. После долгих, и мучительных колебаний, он все же выбрал одну из фирм, и позвонил им в офис. Уже через полтора часа около ворот его дачи остановился микроавтобус с надписью на боку: "Охранное агентство "Варяг".
       - Исполнительный директор агентства Анатолий Платицын, - представился хозяину дома среднего роста, широкоплечий мужчина лет пятидесяти в сугубо штатском костюме. Но при этом его красноватое лицо, казалось, до сих хранило на себе жар раскаленного солнца Средней Азии.
       - Итак, что будем делать с вашим домиком? - спросил директор.
       - Как сказал один мой знакомый, из него нужно сделать неприступную крепость, - пояснил Левин.
       - Хорошо, сделаем, - согласился Платицын. В армии он был майором, так что сомнения для него были излишни. Через полчаса по всей усадьбе кипела работа. На балконе второго этажа жужжала дрель, это один из работников агентства устанавливал камеру наружного наблюдения. Двое занимались этим же самым на воротах, один же заранее растягивал по всей усадьбе провода. Платицын же прохаживался по лужайке и инструктировал Левина.
       - Я не думаю, что они смогут проникнуть на территорию поселка через КПП. Там все поставлено довольно солидно, чужих на территорию не пустят. Если только проникнут где-то через забор. Но, для этого тоже нужно как-то миновать систему наблюдения. За пять лет существования этого поселка тут не было ни одного случая проникновения со стороны, я наводил справки.
       - По-моему, убили кого-то на соседней улице, - припомнил Левин. - Это года два назад.
       - Да, но там жена убила мужа, инсценировала ограбление. Ее быстро раскусили, так что она уже сидит.
       - А как со стороны озера, там вы будите ставить камеры? - поинтересовался Левин.
       - Давайте, посмотрим, - предложил подполковник.
       Зеленая лужайка за домом метров через тридцать потихоньку начала спускаться вниз. У самой воды находился железный забор, и большая калитка, выходящая на деревянные, довольно обширные мостки.
       - Вы здесь купаетесь? - спросил Платицын.
       - Я нет, я как-то брезгую. Я лучше залезу в лягушатник перед домом. А тут вода хоть и озерная, но довольно мутная. Я люблю только морскую воду. А Ленка та да, купается часами.
       Словно в подтверждении его слов, появилась и его жена. На ней был халатик, на голове купальная шапочка. Покосившись на мужчин, она скинула с себя халат, оставшись в крайне минимальном наряде, и, примерившись, ласточкой прыгнула в воду. Плавала она как рыба, так, что мужчины невольно загляделись на это заманчивое, в такую жару, действие. Потом Платицын очнулся, и начал в бинокль осматривать противоположный берег.
       - Что, все берега озера застроены? - спросил он.
       - Да, там тоже поселок, кажется, он называется, Светлый.
       - А, знаю такой. Он тоже под охраной нашего агентства.
       Платицын опустил бинокль, и, покосившись на лежащую на поверхности воды девушку, предложил: - Пойдемте, я покажу вам, как это все будет работать.
       Так, как сторожки в этой усадьбе предусмотрено не было, то охранников разместили в комнате на первом этаже. Эта, сравнительно небольшая комната была предназначена не то для детей, которых у Левиных не было, не то для гостей, которые бывали, но не так часто. Теперь там был установлен большой монитор, разделенный на четыре части, и суровый малый в черной униформе, сосредоточено щелкал на пульте кнопками, переключая изображение с одной телекамеры, на другую.
       - Все готово, - доложил он Платицыну.
       - Ну вот. Мы оставляем вам двух охранников, смена им будет через сутки.
       - А оружие у них есть?
       - А как же! Можете не волноваться.
       Через пять минут фургон отбыл, и, с облегчением вздохнув, Аркадий Левин поднялся наверх, к себе в кабинет.
      
       ГЛАВА 35.
      
       Ссориться они начали еще в электричке, а на платформе поругались уже окончательно.
       - И обязательно тебе надо было связаться с этими Батовыми, буржуями недорезанными, - начал первым Юрий.
       - Нет, мне что, с лучшей подругой нельзя повидаться? - возмутилась Малиновская.
       - Ну, повидалась бы, поговорили, и ладно. А зачем на этот банкет надо было напрашиваться, на это фуршет, черт бы его побрал?
      
       Ольга возмутилась еще больше.
       - Нет, то, значит, никаких претензий у него не было, то, значит, куча предъяв. Астафьев, ты заелся! Ты сам вчера говорил, что никогда так много и так вкусно не ел, как на этих приемах.
       - Да черт бы побрал эту жратву, эту твою подружку минетчицу и ее ненормально озабоченного мужа.
       Малиновская резко остановилась.
       - А откуда ты знаешь, что она минетчица? Я тебе про это не говорила. Ну, признавайся!
       На секунду Юрий почувствовал, что попал в тупик, а потом понял, как ему можно отбрехаться.
       - А потому, что сам муженек ее так обзывает! - с вызовом ответил он. - Это еще на банкете, когда он ее по кустам искал. Так и спросил меня: "Ты, говорит, не видел, эту заслуженную минетчицу Российской Федерации?" Об этом даже Левин знает!
       Ольга скривилась, но снова пошла по тропе.
       - Она этим делом еще в институте увлекалась, - призналась она. - Причем в отличие от многих ей это действительно нравиться, она от этого тащиться не хуже чем от обычного секса. Юлька одного нашего доцента крутанула тысяч на сорок. Тот машину свою старую продал, хотел подкопить, новую купить. А тут Юлька ему зачет, подобным образом "сдала". Егорычу так это дело понравилось, у него уж и не вставал толком, мужику под шестьдесят. А тут, после таких процедур, себя молодым жеребцом почувствовал. Он к ней, а Юлька: "Давай теперь только за деньги". Он все деньги на это и спустил. Потом пришлось самому же ограбление собственной квартиры инсценировать. Благо он нам как раз криминалистику и вел, и диссертацию по квартирным кражам написал. Так что как это должно выглядеть, знал хорошо.
       - А ты знаешь, как она стала мадам Батовой?
       - Да знаю, - Ольга махнула рукой. - По методу Моники Левинской.
       - Вот именно, только там было не какое-то синее платье, а бывшая жена застукала их с Олегом прямо при исполнении этого процесса. Олегу пришлось развестись, он потерял треть состояния, и женился на Юльке, чтобы хоть немного соблюсти приличия.
       За такими интересными разговорами, они, конечно, свернули не в ту сторону, ушли черт знает куда, и только когда дома окончательно кончились, и они притомились, оба поняли, что сбились с пути. Это подтвердила водная гладь, открывшаяся неожиданно перед ними. На скудном пятачке среди густого ивняка, на, явно привезенном песке, бултыхались с десяток мальчишек и девчонок крайне минимального возраста.
       - Река, - сказал Юрий.
       - Да нет, это больше похоже на озеро, - возразила Ольга. - Забавно.
       - Чего же такого забавного то? Никакой реки у дачи Зубко там и близко не было.
       - Забавно то, что я мечтала искупнуться. Шла, и всю дорогу представляла себе, как захожу в теплую воду.
       - Ну, иди, купайся.
       - Да я без купальника.
       - Ну и что? Кто тут на это обратит внимание.
       - Может, есть место поукромней? - спросила она, оглядываясь на скромную дорожку, ведущую параллельно берегу.
       Юрий вздохнул. Плавать он не умел, воды откровенно боялся, так что для него этот вид удовольствия был недоступен. А жена надоедала по полной женской программе.
       - Ну, пошли, Юр, пройдемся немного. Может, что и встретим.
      
       - Ну, хорошо, хорошо, пошли.
       Они углубились в чащу, и, пройдя метров двести, действительно увидели небольшой пятачок, имеющий спуск к воде. Ольга быстро разделась, и нещадно проваливаясь в густой ил, начала пробираться к воде.
       - Боже, какое блаженство! - через минуту донеслось до Юрия. Он поскучал немного на берегу, потом решил сходить, поискать где-нибудь на бережку общественный туалет. Сделав все свои дела, он хотел уже уходить, когда услышал совсем рядом, какие-то голоса, смех. Это бы его раньше не заинтересовало, но разговор шел явно на каком-то кавказском языке. Астафьев прислушался, потом он отчетливо услышал имя, заставившее его пригнуться, и осторожно двинуться к ближайшему дереву. Несколько секунд он обнимал теплую кору тополя, а потом все же решился, и двинулся вперед. Пройдя метров двадцать, он углубился в плотный речной тальник, а когда впереди забрезжил просвет, остановился, и раздвинул кусты. Первое, что он увидел на небольшой полянке, это черный Джип. Номер у него был семьсот восемьдесят семь, но, Юрий был готов поклясться, что это был тот самый, Джип, что он видел на Сретенке. По крайней мере, треугольный значок с буквой "Ш", был так же чуть надорван с верхней стороны.
      
       ГЛАВА 36.
       Вахид Азаев привез деньги через полтора часа, после освобождения. Это удивило Вадима Шатаева, тот приготовился сидеть в этом отделении милиции положенные сутки. Проверив деньги, он сунул их в ящик стола, а потом изобразил на лице сладчайшую улыбку.
       - Ну, ты молодец, Вахид, мужик понятливый. Если еще такие проблемы возникнут, обращайся прямо ко мне. Проверим товар, если все нормально, закупай. Если нет - зачем тебе такие лишние хлопоты. Много я с тебя за консультацию не возьму, в общем - сочтемся.
      
       Он проводил кавказца до крыльца, там еще долго одобрительно с ним разговаривал, на прощанье похлопал по плечу. Между тем из салона "БМВ" с затемненными стеклами, стоящего наискось от отделения милиции, за ними внимательно наблюдали несколько человек.
       Проводив Азаева, Вадим позвонил Жохову.
       - Ну, с Вахидом я отработал. Деньги он принес, причем домой не заезжал, а отправился прямо в "Кавказ". Там видно его и "подогрели" на кусок баксов.
       - Ты не переборщил с этой взяткой? - озаботился полковник.
       - Нет, пусть думает, что имел дело с обычным ментом, жадным до бабок.
       - Твои соображения?
       - Я думаю, он тут ни при чем. Там этих кавказских бизнесменов крутиться до хрена. "Кавказ" для них что-то вроде биржи. К обеду туда съезжаются до тридцати человек. Шум стоит, как на Тбилисском рынке.
       - А ты был на Тбилисском рынке?
       - Приходилось.
       - Ну, хорошо. Будет тебе еще одно задание, но для этого сначала заехать в контору.
      
       Почувствовав себя в безопасности. Аркадий Левин испытал прилив желания поработать. Поднявшись наверх, в свой кабинет, он открыл свой небольшой дипломат, и выложил на стол несколько файлов с бумагами. В этой стихии он был как акула в воде, хитрым, умным хищником. Многих бы удивило, как относился к этим бумажкам Левин. Он читал их не просто как деловой человек, сосредоточенно нахмурив лоб, а как некий приключенческий роман, с живыми, и непосредственными эмоциями.
       - С ума сойти! За какие дела взялся Саша Токарев, - бурчал он себе под нос. - Какой размах. Откуда он только возьмет столько денег на кредиты? Дадут за твои маленькие глаза и большие уши? Посмотрим. Так, а это у нас что. А, так и есть! Я же знал, что не может эта Владимирская шарашка торговать качественным золотом. "Сплав не соответствует обозначенной пробе", - ласково пропел он. - Что и требовалось доказать. Ну, теперь они у меня попляшут, - захихикал он. Отложив в сторону очередную бумагу, он открыл последний файл. Несколько минут он просматривал бумаги, потом на его круглом лице отразилось изумление.
       - Это что такое? - спросил он. - Это мне откуда, такое счастье? И это мне зачем? Я что им, начальник транспортного цеха?
       Просматривая бумаги, Левин увидел вверху одной из них надпись, много прояснившую для него. Рассмеявшись, он взял в руки мобильник.
       - Александр Иванович? Это Левин. Мне кажется, что наш новый секретариат работает не совсем хорошо. Почему? Потому что мне прислали какие-то совершенно мне не нужные бумаги с пометкой наверху: "Для Токарева". А, вы их ищите! Ну, вот, как после этого можно говорить о хорошей работе секретариата. Где я? На даче, в Матвеевке. Да, тут рядом. Нет, я тут буду все выходные. Пришлете? Хорошо. Скажите на пропускном пункте, что ко мне.
       Отключившись, Левин еще раз просмотрел, уже внимательно, эти непонятные для него бумаги, потом хмыкнул, и взял в руки мобильник.
      
       ГЛАВА 37.
       Астафьев вздрогнул, когда мобильник на его поясе заиграл "Кумпарситу". Слава богу, что за несколько секунд до этого черный, так хорошо знакомый ему внедорожник исчез за поворотом дороги среди буйной, зеленой, прибрежной растительности. Торопливо достав сотовый, Астафьев удивился, что ему звонит именно Левин. Как раз этого звонка он и не ждал.
       - Да, Аркадий Михайлович. Как дела? Вы выполнили все мои предложения?
      
      
       - Да, Юра, все нормально. У меня сейчас не дом, а целая крепость. Но я звоню не для этого. Я тут кое-что нарыл по нашему делу. Совершенно случайный материал, но он многое может дать компетентным в этих делах органам. Вы когда можете приехать ко мне?
       - Это как, срочно?
       - Ну, желательно, сегодня. А то срок уйдет, и позже все будет бесполезно.
       - Хорошо, я приеду, - Астафьев взглянул на часы, - но это не раньше ночи.
       - Ладно, приезжайте, переночуете у меня. Места у меня много, хватит всем.
       Закончив разговор, Левин пододвинул к себе пачку бумаги, и тщательно переписал из чужих документов несколько десятков цифр, несколько слов, и название города.
       В это время Астафьев двигался назад, к индивидуальному пляжу Ольги Малиновской. Та была уже на берегу, и, чувствовалось, была весьма удивлена его отсутствием.
       - Ты, куда это ушел? Все оставил без присмотра, тут какие-то люди начали шарашиться, я уж, давай, вылазить на берег.
       Юрий хотел отшутиться, но тут на полянке начали появляться эти самые люди. Их было семь человек, молодые, лет по семнадцать, двадцать, все одинаково бритоголовые. Все одетые в черные безрукавки, черные, плотные джинсы и тяжелые, не по сезону, армейские ботинки. Украшавшие их руки и плечи татуировки не оставляли сомнения в их принадлежности к скинхедам. При одном взгляде на них, у Юрия что-то засосало под ложечкой. Между тем тот, кто шел впереди, воскликнул: - О, Лопух, а ты говорил, что она одна!
       - Да, какая разница? Одна, вдвоем. Повеселимся на все сто.
       Семеро друзей из Солнечнегорска с утра проехались на электричке, набили морды трем подвернувшимся кавказцам, хорошо отдохнули на конечной остановке, избив еще какого-то раскосого парня из Средней Азии. В электричке на обратном пути им не повезло. Они начали придираться к двум неграм, но тут в другом конце показался наряд милиции, да не простой, а усиленный двумя омоновцами. Пришлось всем семерым делать ноги на первой же попавшейся остановке, и уходить врассыпную. Этот забег в длину вызвал у них бурное веселье, а когда самый молодой их них, Лопух, еще и рассказал, что видел на речке клеевую, одинокую телку, они решили, что это и есть финальный аккорд этого неплохого выходного.
       Между тем Юрий лихорадочно вспоминал, где лежит его пистолет. Он глянул на Ольгу, и спросил: - Макаров у тебя в сумочке?
       - Я его выложила в рюкзак, на самое дно.
       Астафьев чуть не взвыл, а между тем черная молодежь уже начала действовать. Двое кинулись на Юрия, а двое на Ольгу. Трое оставшихся без дел, лениво наблюдали со стороны за всем происходящим. Ольга не стала ждать, что именно будут делать скинхеды, а резко, в противоход, ударила одного из них ногой в челюсть. В сумме это дало такую скорость и силу, что парень вырубился мгновенно. Второй, очевидно хотевший завернуть ей руки назад, получил локтем в ухо, а когда он отлетел на полметра, Ольга крутанула свою любимую вертушку и добавила ему удар пяткой в это же самое ухо. Неудачник полетел на землю, и хотя не вырубился, а даже начал подниматься, но движения у него стали какие-то замедленные, как в повторной съемке.
       Юрию, как обычно, пришлось гораздо хуже. Если от его подруги скины не ожидали ничего подобного, то рослый, хорошо сложенный парень с крепкими бицепсами невольно заставил их быть предельно серьезными. Один из них был повыше Юрия, другой пониже. Они постарались зажать Астафьева с двух сторон, и вполне серьезно и умело начали лупить воздух руками и ногами. Воздух, потому, что Юрий успел отскочить назад, потом в сторону, и уже оттуда он хорошо приложил одного из своих противников кулаком в лицо. Попал он хорошо, кровь брызнула из разбитой брови, заливая глаза парня. Но вот второй противник Юрия оказался не менее шустрым, чем он сам. Так, что, буквально через секунду после этой временной победы Астафьев получил хороший удар в живот, перебивший его дыхание. От второго удара, ногой снизу, Юрий сумел увернуться, но тут получил удар по почкам от своего первого врага. Тот был вынужден каждые несколько секунд вытирать кровь с глаза, и это спасло Астафьева от окончательного позора. Удар по спине как-то ликвидировал его проблемы с дыханием, так что Юрий локтем врезал своему "кровнику" еще раз по лицу, а потом уже достал низкорослого прямым ударом по носу. У того так же обильно потекла кровь, и парень явно озверел. Он с такой скоростью замахал руками и ногами, что Юрий уже не смог ни уворачиваться, ни отходить в сторону. Несколько "блоков" он сумел поставить, но потом сильный удар в лицо достиг цели. Юрий почувствовал во рту вкус крови, тут же сбоку, от длинного парня, прилетел ему удар по уху.
       Между тем Ольга, отбившись от своих кавалеров, кинулась к рюкзаку, торопливо начала расстегивать верхний клапан. Тут подошел второй ее "ухажер", Ольга на секунду выпрямилась, и, со страшной силой врезала тому в солнечное сплетение. Парень встал на колени, и начал искать ртом чистый кислород.
       Только после этого троица главарей поняла, что все может повернуться совсем по-другому. Один из них бросился на помощь к тем двоим, что занимались Астафьевым, а двое пошли непосредственно к Ольге. Самый мощный из них, с белесыми бровями и веснушками на лице, с ходу ударил Ольгу ногой в живот. Та согнулась, и упала на землю. Второй же подскочил, и, схватив за волосы, начал поднимать ее на ноги, второй рукой пытаясь найти и завернуть за спину левую руку. Это ему удалось, Ольга болезненно вскрикнула, Юрий, в окружении троих врагов, дернулся в ее сторону, успел заметить, что у ней дела плохи, но тут и у него дела стали совсем плохи. Сильный удар по шее отключил его сознание.
       Когда ноги Астафьева подломились, и он завалился лицом в мокрый ил, исполнитель последнего удара самодовольно заметил: - Вот как надо это делать, щенки.
       Он развернулся в сторону второй пары и крикнул: - Вам помочь?
       - Не надо! - отозвался рыжий, с ухмылкой сдирая с Ольги бюстгальтер. Он хотел что-то добавить еще, но тут неожиданно раздался выстрел. Детина, державший Ольгу, заорал от боли, и отпустил ее.
       За секунду до того, как ее настиг удар рыжего, Малиновская нащупала в рюкзаке рукоять пистолета. Каким чудом она не выпустила его в следующую секунду, когда и сознание у ней слегка помутилось, ей самой было непонятно. Здоровяк выкрутил ей левую руку, но, в правой она уже держала пистолет. Большим пальцем она сняла его с предохранителя, одновременно взведя курок. Но надо было еще дослать патрон в патронник. Но это у ней не получалось уже ни как. Просто от отчаянья она уронила рюкзак, нажала на спуск, и к ее изумлению, прозвучал выстрел. Пуля попала в ступню широко расставленных ног скинхеда.
       Первым осознал, что в руках у девушки боевой пистолет, как раз тот, кто стоял ближе всего - рыжий. Ольга вздернула пистолет к самому его носу. Тот так резко развернулся, и стартовал с места, что просто смел со своего пути одного из первых неудачников поединка, только что отдышавшегося после ударов Ольги. С громким всплеском рыжий упал в воду, и поднявшись, начал пробираться дальше, мучительно выдергивая из ила свои длинные ноги. Между тем Ольга вскинула пистолет, и заорал на остальных опешивших от такого поворота событий скинхедов: - Быстро, все в воду! Кому говорю!
       Чтобы они не сомневались, она пару раз выстрелила у них над головами. Самый старший из них, тот, что отключил Астафьева, все же не поверил, что в руках у этой сучки настоящий пистолет, и сделал шаг вперед. Ольга пальнула в его сторону, стараясь не попасть в жизненно важные органы. Пуля сама нашла цель, и это была ступня главаря. Он заорал от боли, упал на землю, и начал кататься на ней.
       - В воду! - Снова прокричала Ольга, и тогда все поняли важность этой команды. Четверо парней, толкаясь, и падая, побежали в воду, так же увязая в жидкой грязи. Последними покинули берег двое раненных. Прихрамывая на разные ноги, они со стонами влезли в раскиселившуюся грязь. Между тем рыжий, рассекающий водную гладь мощными саженками, был уже на середине реки.
      
      
       ГЛАВА 38.
       Когда гаишник властно указал жезлом на обочину, Вагиз скрипнул зубами, и тихо, под нос, выругался.
      
       - Ну, что ты ругаешься, - мирно заметил Иса. - Мы же чистые, у нас только пустая тара в кузове.
       - Да, надоели, шакалы!
       Останавливаться им, конечно, пришлось, и к лейтенанту в форменной рубашке и одетом сверху жилете с надписью ДПС, Вагиз подошел с обходительной улыбкой.
       - В чем дело, дорогой, я же ничего не нарушал. Еду пустой, никому не мешаю.
       - Плановая проверка всех "Газелей", распоряжение начальства. Документы на машину, техпаспорт.
       Просмотрев все полагающиеся документы, лейтенант глянул на приклеенный на лицевом стекле талончик техпаспорта. Лицо его сразу же озарилось радостной улыбкой.
       - Оба на! А талон то ваш просрочен. Уже неделю, значит, катаетесь незаконно. Он у вас по июнь, а сейчас уже июль идет. Что ж, нарушаете, господин хороший?
      
       - Да некогда, все некогда заехать, пройти техосмотр, - заискивающе начал оправдываться Иса.
       - Ну, что ж, нарушение серьезное, будем ставить машину на штрафстоянку.
       Водитель и экспедитор переглянулись, и коротко, в сердцах, что-то начали друг другу выговаривать. Спор разгорелся нешуточный, с каждой секундой они орали друг на друга все громче.
       - Эй-эй, хватит, а! - Прервал этот диалог лейтенант. - Тоже мне, раскричались, как грачи на помойке.
       - Слушай, дорогой, не надо машину на штрафстоянку, - обратился к лейтенанту Иса. - Давай, я тебе лучше заплачу, и мы разойдемся миром.
       Лейтенант заколебался.
       - По квитанции, или нет? - спросил он.
       - Зачем квитанции, нужна она тебе? Так давай?
       Гаишник чуть подумал, потом кивнул головой коренастому сержанту.
       - Посмотри, что там у них в кузове.
       Пока водитель открывал заднюю дверь, экспедитор договаривался о цене взаимного расставания.
       - Долларами возьмешь? - спросил Иса.
       - Давай. Что, сотенные? Ну, давай сотенную.
       В грузовом салоне действительно не было ничего, только с пяток пластиковых ящиков. Тем временем активизировался лейтенант.
       - Слушай, - крикнул он шоферу, - а у тебя что, и страховка просрочена?
       Вагиз со всех ног кинулся вперед.
       - Нет, ты что!? Еще месяц!
       - Ах, да, - разочарованно произнес гаишник. - Я уж и забыл, что сейчас седьмой месяц, а не восьмой.
       Тем временем сержант быстро смел в бумажный пакетик мусора с пола фургона, и, отойдя вперед, ленивым тоном заметил: - Пусто у них там. Ничего нет.
       - Ну, счастливого пути.
       Прощальная улыбка лейтенанта сменилась любопытствующей гримасой, когда "Газель" уехала, и он обернулся к своему подчиненному.
       - Ну, что, удалось?
       - А как же. Как по нотам разыграли, - заметил Вадим Шатаев, усаживаясь в машину. - Поехали сначала в лабораторию, отдадим образцы на анализ, а потом уже вернем "канарейку" гаишникам.
       - А, вообще, хорошая работа, - заметил его напарник. - Десять минут непыльной работы, сто баксов в кармане. Не пойти ли мне в гаи?
       - Давай-давай! - поощрил его Вадим. - Мне техосмотр нужно пройти, а то моя "девятка" уже еле дышит.
      
       Обратный путь супругов до платформы напоминал отступление французов из Москвы. Они ковыляли, поддерживая друг друга. Астафьев так и читал в любопытных взглядах изредка попадавшихся навстречу людей простую мысль: "Эх, чувствуется, и наотдыхалась парочка. Еле идут". Кровь из носа Юрий остановил быстро, но сам нос распух, и черные очки не прикрывали разбитую губу. Дико болела голова, Ольга же после купания в реке не смогла собрать на голове ничего похожее на прическу, и, поэтому она отобрала у Астафьева его бейсболку, так же натянула черные очки, и плелась рядом с мужем. Ее бесило еще то, что ее лифчик уплыл вместе с Рыжим на другой берег, а отпускать собственные груди в свободный полет она не привыкла. Ольга получила ударов меньше, чем муж, но и она быстро идти не могла, и это ковыляние двух инвалидов могло со стороны кого-то даже позабавить.
       Дойдя до платформы, они посидели на скамейке, Ольга сходила за лимонадом, принесла горячих пирожков. Есть Астафьеву хотелось давно, так, что, несмотря на боль в пострадавших челюстях, Юрий мужественно принялся жевать свой пирожок.
       - Слушай, а как ты догадался патрон в патронник загнать? - Спросила Малиновская. - Я этого не ожидала.
       - А я всегда так делаю. Это еще мой первый учитель, Мазуров меня этому научил. По инструкции не положено, но, как он говорил, половина милиционеров гибнет из-за того, что у них не хватает этой секунды на передергивание затвора.
       - Да, это точно. Именно секунды.
       Закончив с едой, и отдохнув, они снова отправились на поиски дачного отдыха семейства Зубко. Теперь они строго следовали инструкции, и через десять минут подошли к нужному им домику. Это было не очень большое сооружение, разделенное на две половины. В одной жила сама хозяйка, вторую половину она сдавала дачникам. Хозяйка, звали ее Марией, тут же вспомнила Юрия, и это хорошо, потому что неизвестно, допустила бы она к ребенку двух таких странных, незнакомых людей с явно подбитыми физиономиями.
       - О, господи, что с вами случилось? - всплеснула она руками, рассматривая лицо Юрия.
       - Да, встретили тут местных хулиганов, пришлось отбиваться.
       - Давайте, умойтесь, может и пройдет опухоль, - сказала она, кивая на колодец. Пока Юрий мылся, Ольга устанавливала контакт с Олеськой Зубко, катающейся на качелях.
       - Ну, и какие тут у вас развлечения? - проворковала Малиновская.
       - Мы с бабушкой на речку ходили, купались. Мы пойдем сегодня на речку?
       Ольге невольно стало дурно.
       - Пойдем, но, только не сегодня. Пошли, покажи мне, где вы живете.
       Она подхватила рюкзак, и Юрий, все пытающийся с помощью холодной воды привести себя в порядок, крикнул ей вслед: - Поставь мобильник на зарядку!
       Увы, мобильник Юрия, подаренный ему дагестанцами, пал в ходе незапланированного сражения на берегу реки. Сотовый же Ольги разрядился от долго бездействия, так что быстро позвонить Жохову Астафьев не смог. Лишь через полчаса, после простого, но сытного ужина, Юрий нашел в кармане бумажку с номером мобильного телефона полковника, и позвонил ему.
       - Андрей Андреевич, это Астафьев.
       - А, это ты, Юрий. А то я смотрю, новый номер, не могу понять, кто это мне звонит. Что случилось?
       - Ну, вообще тот мобильник пал смертью храбрых, так что теперь я буду звонить с этого телефона, запомните номер.
       - И в каких боях он пал? - насторожился Жохов.
       - Да, это не имеет большого значения. Если коротко, то познакомился с очередной московской достопримечательностью - скинхедами. Но, главное, что из-за этого я не смог вам позвонить раньше. Вы сидите, господин полковник?
       - Да, а что? - насторожился полковник.
       - Ну, так вот. Три часа назад я видел Хаджи, и его машину, ту самую, черный Джип. Правда, у ней сейчас другой номер. Запишите: семьсот восемьдесят семь. А буквы и регион тот же самый.
       - Где это было?
       - Я не знаю этого места, но на реке, около деревни Калиновка.
       - Как это было?
       - Это долго рассказывать. Я просто хочу рассказать вам еще об одном деле. Левин обнаружил в документах холдинга нечто интересное, и срочно требует меня к себе, в Матвеевку. Говорит, что завтра это уже будет неактуально.
       - Так, и что вам нужно от нас?
       - Я хотел к нему сегодня поехать, но сейчас я просто не в форме. Не охота, как-то пешком туда топать. Если это вам надо, то тогда заезжайте за мной.
       - Хорошо, как вас найти, диктуйте адрес.
       Юрий продиктовал все, как есть, и потом вышел во двор, к женщинам. Ольга, под ручку с Олеськой, с разочарованным лицом рассматривала нехитрый душ, состоящий из кабинки и водруженной над ней пластиковой бочкой. Хозяйка же, простукивала бочку черенком от лопаты.
       - Половина только,- заметила она в конце исследования. - Напор вчера ночью был плохой. Еле-еле полбочки успела набрать.
       - М-да! - печально протянула Ольга, и невольно, почесала свои спутанные волосы.
       - Что, аукнулось тебе это купание. Вот, еще вшей заведешь, - съехидничал Астафьев, со стоном устраиваясь в шезлонге.
       - Да мне то воды хватит, а вот тебе уже нет, - просветила, не без ехидства, супруга.
       - А мне и не надо. Я сейчас у Левиных намоюсь.
       - Чего?! - поразилась Ольга. - Как это у Левиных?
       Пришлось Астафьеву рассказать про разговор и с Левиным, и с Жоховым.
       - Мы с Олеськой едем с вами, - выслушав все, заявила Ольга.
       Попытки Юрия отбиться ни к чему не привели. Уже стемнело, когда у ворот их незамысловатой дачи скрипнули тормоза знакомого "Мерседеса". Жохов изрядно удивился, увидев, что вместо одного пассажира, ему в салон лезут сразу трое.
       - Эти двое со мной, - пошутил Юрий, - дамы боятся дома одни оставаться, без защиты.
       - Ну, это еще можно поспорить, кто и кого больше защищает, - отрезала Ольга.
       Юрий сел на переднее сиденье, Жохов поднял стекло, разделяющее обе половины салона. У Ольги от этого чуда чуть не случился удар. По крайней мере, Юрий прекрасно видел ее недовольное лицо, но вот что шептали эти губы, услышать не мог, хотя и догадывался.
       - Я думал, что такое бывает лишь в лимузинах, - удивился и Юрий.
       - Это сделано по спецзаказу, - пояснил Жохов. - Ну, а теперь расскажите, где вы видели Хаджи в этот раз?
       Юрию пришлось начать сначала, про то, как они попали в этот район. Когда он дошел до подробностей, Жохов напрягся.
       - Ты уверен, что это был именно акваланг?
       - Да, конечно. Один из этих парней был в гидрокостюме.
       - Трудно представить себе этих горных орлов в виде дайверов, - высказал свое суждение полковник.
       Вскоре они подъехали к пропускному пункту в дачный поселок "Матвеевка". Оглянувшись, Астафьев увидел, что обе женщины безмятежно спали.
      
       - К Левиным, - сказал Жохов, опустив стекло.
       - Они просили докладывать о каждом проезжающем, - сказал в ответ охранник.
       - Да, звоните, мы знаем.
       Охранник ушел, через небольшое окошечко было видно, как он звонит по телефону. Прошло несколько минут, потом он вышел.
       - Там никто не отвечает.
       В этот момент за машиной Жохова остановилась еще одна машина. Человек, выскочивший из нее, торопливо подбежал к сторожке, и, сунув корочки, торопливо зачастил.
       - Директор охранного агентство Платицын. Мне нужно на участок номер десять.
       - В чем дело, директор? - спросил Жохов, на ходу доставая свои корочки. - Мы тоже едем туда.
       Рассмотрев документ полковника, Платицын кивнул головой.
       - Мои парни не вышли на связь в условленное время.
       - А что, у вас, есть контрольное время? - удивился тот.
       - Да, конечно. Через каждые два часа. Кроме обычной связи, там не отвечает ни один телефон, ни у хозяев, ни у наших парней.
       Вот это было очень плохо. Жохов сунул под нос охраннику свои корочки, и велел: - Открывай.
       К даче Левиных они прилетели на полной скорости, а вот потом Жохов спешить не стал. Откуда-то из бардачка он вытащил солидный пистолет, что-то вроде Стечкина, или "Беретты" - в темноте Юрий толком не рассмотрел. Выскочив вслед за ним из машины, Астафьев вспомнил, что его пистолет где-то в объятиях спящих женщин, и будить их не решился.
       Солидная калитка из гофрированного железа была закрыта, Жохов вопросительно посмотрел на торчащие над забором телекамеры, потом на Астафьева. Юрий его понимал, не дело целого полковника прыгать по заборам, но сам он взобраться на двухметровый забор после устроенной ему скинхедами трепки просто не мог. Выручил забытый ими Платицын. Удивительно легко, для его возраста он перемахнул через забор, открыл засов, и первый же побежал к дому. Похоже, его мало волновала какая либо опасность, он несся к дому со всей возможной прытью. Но, не дойдя метра до освещенного крыльца, резко остановился, и развернулся лицом к темному углу. Жохов подошел ближе, навис над низкорослым Платициным, так что Юрию пришлось потрудиться, чтобы найти какую-нибудь щель между ними. То, что он увидел из-за широких плеч силовиков, его не очень обрадовала. На тропинке, ведущей к берегу, лежало тело одного из охранников. Руки его были раскинуты в разные стороны, а под головой растеклась большая лужа крови.
      
      
       ГЛАВА 39.
       Общая картина была еще безрадостной. Второго охранника нашли в той самой комнате, где стояли мониторы систем слежения. Но лежал он не там, где должен был находиться, около пульта, а в другом конце комнаты. Причем рядом с ним лежала Лена Левина, в одном расстегнутом халатике на голое тело. То, что у охранника были расстегнуты штаны, много поясняло, как убийцы смогли миновать систему телекамер. Она продолжала работать исправно, только видеокассеты в магнитофоне не было. Но Астафьева больше всего интересовал Левин.
       Толстяка они нашли наверху, в спальне, он лежал поперек собственной кровати. Судя по тому, что на нем были одни трусы, он спал, когда его разбудили непрошенные гости. Что было потом, Юрий себе легко представил. Все в точности повторяло картину, виденную Астафьевым в квартире Ани Арбузовой. Живот и лицо Левина были изрезаны ножом, горло перерезано.
       Жохов на квартире Арбузовых не был, но он хорошо помнил рассказ Астафьева.
       - Тот же подчерк? - спросил он Юрия.
       - Абсолютно, - ответил тот.
       Они спустились вниз, сели на крыльцо, где уже сидел Платицын, закурили.
       - Ты в армии в разведке служил? - спросил зачем-то Жохов директора агентства.
       - Да. Полковая разведка.
       - Афган? Таджикистан?
       - И то и другое. После училища Афган, а потом сто пятидесятая дивизия. Майор, три года как на пенсии. Это у нас в агентстве первый такой прокол.
       Тут в калитке показалась фигура Ольги. Она, позевывая, шла по тропинке, почесывая свою спутанную гриву.
       - Ну, - игриво спросила она, - чего не будете? Что, хозяев дома нет?
       - Да здесь они, только не принимают, - ответил Юрий.
       - Чего это?
       - Да, они все в таком вон виде, - и Юрий кивнул себе за плечо. Ольга прошла еще два шага, посмотрела за угол, и поспешно вернулась обратно к крыльцу. Ее, похоже, била дрожь.
       - Что, всех? И Лену? - спросила она.
       - Да, - односложно ответил Жохов.
       - За что?
       - Это долго рассказывать, но, скорее всего, из-за производственных вопросов, - признался Жохов.
       Тут темноту снова прорезал лучи автомобильных фар, в калитку начали входить уже знакомые всем люди: подполковник Шалагин, Олег Ведяхин, Василий Николаев, и большая группа экспертов.
       - Что, господин полковник, без нас органы уже и справиться не могут? - с усмешкой спросил Шалагин.
       - Вашу группу вызвали потому, что вы уже имели дело с такими вещами. Начтите с верху, и все поймете.
       К восьми часам утра Шалагин уже мог обрисовать общую картину бойни на даче Левиных.
       - Судя по всему, они пришли из озера. Их было двое, и их бы благополучно засекли, мониторы были установлены точно. Но как раз в этот момент Лена Левина решила сходить налево. Ее можно было понять, вряд ли такой "тушканчик", как покойный Аркаша мог удовлетворить эту холеную самку. Вот она и явилась к охраннику в халатике на голом теле. Так что убийца спокойно выбрался на мостки, прошел вперед, и застрелил того охранника, что патрулировал снаружи. Парочку в сторожке он убил через окно. После этого они поднялись наверх, и долго допрашивали Левина. Врач говорит, что с такими ранами он прожил минут двадцать, а потом умер - не выдержало сердце. Так что, горло они перерезали ему уже мертвому.
       Они вышли на берег, на причал. Шалагин ткнул пальцем в мостки.
       - Здесь они выбрались на берег, сюда же и ушли. Вон, тот свежий расщеп скорее всего от акваланга, может от ножен.
       - Но, почему акваланг? - недоумевал Жохов. - Почему не просто маска с трубкой? Это было бы естественней.
       - Не знаю.
       Жохов встал на колени, внимательно рассмотрел свежий скол, потом заглянул под мостки, и присвистнул.
       - Глянь-ка на это, - попросил он Шалагина.
       Тот встал на колени рядом с Жоховым, заглянул под мостки, и увидел небольшой, толстый железный цилиндрик. При этом по глазам его неприятно резанул алый свет.
       - Лазерный прицелоуказатель? - спросил Шалагин.
       - Он самый. Кто-то их, значит, наводил. Нужно опять тряхнуть Платицина. Его парни тут копытили вчера больше всего.
       Потом они начали рассматривать озеро.
       - Похоже, оно застроено со всех сторон. Значит, приплыть они могли только с одной из этих дач, - решил Жохов.
       - Да, выходит так, - согласился подполковник. - Надо бы узнать список всех, чьи дачи выходят к озеру.
       - Это будет, и скоро. Платицын, это, неудачливый директор агентства обещал предоставить такой список. Ту сторону охраняют его люди, а эту мы уже запросили.
       - А где молодожены то? - спросил подполковник.
       - Уехали к себе в гостиницу. Не торчать же им тут все время.
      
      
       ГЛАВА 40.
       Только в гостинице "молодожены" и Олеська смогли помыться и завалились спать. Смотря, как мирно спит Олеська, Ольга чисто по-женски, с грудным выдохом, спросила: - Какие маленькие дети хорошенькие. Может и нам сделать маленького ребенка, а, Юра?
      
       Тот покосился на нее с ужасом. Он еще не привык к мысли, что из холостяка превратился в человека женатого, а тут такие ужасы.
       Пока они отдыхали, вокруг них разворачивалась все новые и новые события.
       Олега Батова в это воскресенье разбудил невежливый телефонный звонок его собственного мобильного телефона. Не слишком привередливый к музыкальным изыскам, он установил на него Турецкий марш Моцарта, и именно он немилосердно наяривал в это раннее утро. С трудом открыв глаза, Олег обнаружил, что лежит голый, вниз лицом, на своей, той самой, так поразившей Юрия безразмерной кровати. Рядом с ним, на расстоянии протянутой руки, лежала какая-то девушка, с длинными, русыми волосами. То, что она тут лежала, его не удивило, удивило то, что он не помнил, кто это такая. Подняв голову, от чего на нее тут же обрушился удар дичайшего похмелья, Олег прищурился от боли, но рассмотрел за незнакомой девушкой тело Юльки, и волосатые ноги какого-то парня. Юлька, как обычно, натянула на голову подушку. По злой иронии судьбы владелица крутого пентхауса, не переносила вида звездного неба. Все трое ни в малейшей степени не реагировали на музыкальную мелодию Моцарта, и Олег точно поверил, что звонит именно его телефон. Поняв, что эта чертова музыкальная шкатулка сама не заткнется, Батов со стоном поднялся, только с одной идеей - найти, и выключить эту проклятую музыку. Но когда он нашел на журнальном столике мобильник, у него возникла мысль, что, этот упрямый абонент, пожалуй, от него не отстанет.
       Тогда он плюхнулся в одно их своих безразмерных кресел, и, раскрыв мобильник, слабым голосом спросил: - Ну, что?
       - Олег Михайлович, это Климченко! - прокричал взволнованный голос. - Вы слыхали, ужасную новость? Левин убит.
       Олег невольно дернулся, сразу получил удар похмельного синдрома по голове, и замер, прикрыв глаза. Между тем Климченко, один из пяти человек, так достававших Батова сутки назад, в этом самом пентхаузе, продолжал свой рассказ.
       - Представляете, вырезали всех. Елене и Аркадию отрезали голову, и убили трех, или даже четверых охранников.
       - Откуда вы это знаете? - спросил Олег.
       - У меня брат работаем в МВД, помните, я рассказывал? Вот он мне только что позвонил. Это произошло этой ночью. Я не знаю, что мне делать. Знаете что, мне как-то не хочется больше оставаться в стране. Я уже звонил в агентство, заказал два билета до Лондона. Я отъеду, пока тут это все у нас не успокоиться.
       - Как хотите, - согласился Батов. - Я не буду вас отговаривать.
       Он отключил мобильник, и задумался. Эта новость неприятно поразила его своей неожиданностью.
       "Он мог бы хотя бы предупредить", - подумал Олег. И тут же снова его мобильник запиликал Моцарта. В этот раз звонил именно он.
       "Долго будет жить, скотина черномазая", - подумал Батов перед тем, как поднести к уху мобильник.
       - Да, я слушаю.
       - А ты нехороший человек, Олежек, - чуть слышно донеслось до его ушей. Батов поморщился. Его бесила эта манера Хаджи разговаривать тихо, на пределе слышимости.
       - Это почему это? - ухмыльнулся Батов.
       - А зачем ты принимаешь у себя моего самого первого врага.
       - Это кого? - удивился Олег.
       - А ты не знаешь? У тебя есть вчерашняя газета?
       - Какая?
       - Ну, эта, "Последняя газета". Найди ее.
       Олег усмехнулся, и потянулся к журнальному столику. Среди кипы газет он разыскал этот номер, и развернул на нужной странице.
       - Ну, вот она, эта статья про тот мой вечер.
       - А фотографию ты видишь? Самую большую.
       - Ну да.
       На этом снимке была изображена большая, хохочущая толпа людей. Тут обнимались Ольшанский и Инесса Оболенская, над ними возвышался гигантский баскетболист из ЦСКА. А Хаджи продолжал. Его голос по-прежнему шелестел в трубке, но уже с интонациями неподдельной ярости.
       - Вот тот, слева, парень со шрамом на щеке. Он мой кровник. Он убил моего брата, а ты, значит, с ним водку пьешь?
       Олег лихорадочно просматривал снимок, пытаясь понять смысл слов чеченца. Но, рядом с Батовым, слева, был только один мужчина: Юрий Астафьев.
       - Он твой кровник? - Олег был неподдельно удивлен.
       - Да. И рано или поздно, но я убью его.
       - А причем тут я?
       Олег был хорошим актером. Это было у него от природы, и это частенько помогало ему в его непростом бизнесе.
       - Я вообще не знаю, кто это, - продолжал он. - Мне представили его на днях, но я даже имя этого парня не запомнил.
       - Кто представил? - голос Хаджи словно источал яд. - Кто?
       Олег сориентировался мгновенно.
       - Левин. Как счас помню, он представил мне его, там, на озере, как своего давнего друга. По-моему, он работает где-то в прокуратуре.
       - Где он работает, я и так знаю.
      
       Хаджи чуточку помолчал, потом в трубке снова зазмеился его голос.
       - Хорошо, если все, что ты сказал, на самом деле так. Я буду знать это сегодня.
       Он отключился, а Олег вытер со лба липкий пот. Обычно, когда похмелье начинало пробивать потом, это радовало его, значит, скоро он будет в форме. Но в этот раз этот пот не имел ничего общего с таким блаженным отходняком. Это был липкий, холодный пот страха.
      
      
       ГЛАВА 41.
       Олегу Ведяхину досталась скорбная доля обходить с расспросами соседние особняки. Тот, что стоял слева, сразу привлек внимание не только своими размерами, а он был раза в два больше, чем домик покойного Левина, но и обилием понатыканных над забором камер слежения. Олег не успел прикоснуться к звонку, как калитка открылась, и рослый, под стать Олегу, парень в камуфляже, спросил: - Что вы хотите спросить?
       - Я из уголовного розыска, - Ведяхин достал свои корочки. - За вашим забором произошло преступление. Мне бы хотелось расспросить кого-нибудь из охраны, кто может хоть что-то рассказать о жизни соседей вчерашним днем.
       Охранник кивнул головой, и сказал: - Хорошо, я сейчас запрошу руководство.
       Олег приготовился ждать долго, даже закурил, но вскоре калитка открылась, и детина кивнул ему головой: - Заходи.
       Ведяхин прошел вперед, и сразу за калиткой увидел идущего навстречу ему от дома человека, лицо которого оперативник знал очень хорошо. Политик первой волны демократов, Иван Максимович Зимин, быстро распрощался с министерским постом, но столь же быстро появился в числе первых олигархов. Со временем, он как-то отошел от больших дел, и года три Ведяхин не слыхал его фамилии в последних новостях. Ведяхин представился, Зимин тоже.
       - Я слыхал уже, что с Аркашей и Леной, кажется, произошло такое несчастье. Это правда, что над ними долго издевались?
       - Скорее над ним. Как раз жену и двоих охранников они убили быстро.
       - Да, это жутко, - Зимин тяжело вздохнул. - Я вчера удивился, когда эти парни начали монтировать камеры над забором. Аркаша никого до этого не боялся, он умел со всеми находить общий язык. Мы с ним частенько резались в шахматы. Кстати, единственный из моих нынешних знакомых, кто действительно хорошо играл в эту вечную и красивую игру.
       После столь лирического отступления Зимин спросил: - Так что нужно от нас?
       - Скажите, у вас сохраняются записи камер слежения?
       Ответил охранник.
       - Да, конечно.
       - Нужно посмотреть, кто приезжал к Левиным вчера. Они все равно не могли миновать ваш дом. Начиная с утра и до этого утра.
       - Хорошо, Сергей, покажи им все. Пойдемте.
       Они прошли в сторожку, где за пультом сидел еще один охранник.
       - Ну-ка, Коля, перемотай нам записи с первой камеры, - попросил Зимин. - Я вопросами охраны в свое время занимался сам, лично, так что в курсе всех этих дел.
       Просмотр затянулся надолго. Даже в убыстренной съемке это заняло больше часа. Из этого скучного фильма они вынесли мало чего хорошего. Первой мелькнула машина Левина, да, часа через три, проехал фургон охранников. Он же через два часа отбыл на выезд из дачного поселка. Вопреки ожиданию Ведяхина, больше никаких визитеров к Левину не было. Последними, уже ночью, к ним приехали машины Жохова и Платицина.
       - Странно, - высказал свое мнение Олег. - Должен же был кто-то посетить Левина.
       - Почему вы так решили? - спросил Зимин. Он так и не уходил из сторожки, хотя и сильно морщился, когда остальные начинали курить. Старик явно страдал астмой.
       - Убийцы прошли со стороны озера, и кто-то поставил там маячок для них. Но охранники это сделать не могли. Они же не самоубийцы. Их директор божиться, что парни были проверенные, не первый год у него работали.
       - А еще мы можем посмотреть записи с камер, направленных на озеро, - предложил Сергей.
       - Да, это интересно. У нас сложилось мнение, что убийцы пришли как раз со стороны озера.
       Просмотр затянулся еще на час, но он был гораздо более интересный, чем предыдущая запись. В поле зрения видеокамеры попадали то гидроциклы, то катера с веселыми компаниями, проплыла небольшая яхточка. Все это было совсем не то. Лишь в восьмом часу они увидели катер, явно направляющийся в сторону камер. Это было довольно большое судно, явно с мощным двигателем, верх был выкрашен в белый цвет, а низ, в черный. К удивлению всех присутствующих катер направился прямиком к причалу дома Зимина. Метрах в пятидесяти он затормозил, пошел по дуге, и элегантно причалил к мосткам. На причал сначала выскочил высокий, черноволосый парень в гидрокостюме. Он придержал лодку, а затем на мостки, не очень уверенно выбрался невысокий, полноватый мужчина лет тридцати пяти. Одет он был не по субботнему: в черных брюках, белой рубашке, и черном, строгом галстуке. Сделав пару шагов вперед, он остановился, и о чем-то спросил невидимого им человека. Услышав ответ, гость, судя по всему, изрядно удивился, переспросил, потом посмотрел куда-то в сторону, и полез обратно в лодку.
       - Ошибся номером, - заметил Зимин.
       - Да, похоже, - согласился Ведяхин. - А кто с ним разговаривал?
       - Вадим, или Костя, - ответил Сергей. - Мы сменили их час назад.
       - Понятно. Нам нужны будут номера их телефонов.
       - Без проблем.
       Между тем на экране чернявый парень оттолкнул катер, второй же человек, так же одетый в гидрокостюм, крутанул штурвал и, лодка скрылась из поля зрения камеры слежения. Остался только шум мотора, очень быстро затихший.
       - Похоже, он причалил к Левиным, - предположил Олег.
       - Да, они явно выбирались к нему, - согласился Зимин. Через десять минут, Олег засек время по монитору, лодка снова появилась в поле зрения камеры, уже удаляясь к противоположному берегу.
       - Ну-ка, куда они собрались? - заинтересовался Ведяхин. Катер уходил куда-то по прямой, но, потом, свернул налево, и исчез из поля их зрения. Дальнейший просмотр ничего не дал. Ведяхин рассчитывал, что они сумеют рассмотреть хоть что-то ночью, но, увы, камера не зафиксировала ничего.
       - Остальные камеры вряд ли вам помогут, - извиняющимся тоном сказал Сергей.
       - Ну, и это хлеб, - заметил повеселевший Ведяхин. - Для нас это очень много. Вы дадите нам эти две кассеты?
       - Конечно.
       Зимин проводил его до калитки, пожал даже на прощание руку. Уже уходя, Ведяхин услышал, как Зимин спрашивал своего охранника.
       - Ну, что? Извлек уроки из этого ужаса? Может, нам установить еще какую-то сигнализацию на берегу? Можно, например, инфракрасную. Только замучит она нас. Птичка пролетит, или жук какой, а она срабатывать будет.
       - Сейчас это не проблема. Есть системы которые работают по массе тела...
       "Да, теперь они запакуются окончательно", - с усмешкой подумал Олег. - "Все-таки, трудно быть богатым.
       Около калитки дома Левиных его ждал злой Николаев. Он так же ходил по соседям, но ему повезло гораздо меньше.
       - Представляешь, этот козел слева, охранник, даже калитку не открыл. Говорит, хозяева где-то в Америке, а он ничего без них делать не имеет право.
       К часу дня Жохову привезли распаковку телефонных переговоров Левина. Звонил он в этот день много и многим, но полковник выделил несколько знакомых ему телефонов: Астафьеву, Токареву, и в агентство. К этому же времени Платицын привез список владельцев живущих на другой стороне озера особняков. Среди этих фамилий Жохов так же сразу выделил знакомую фамилию. Именно она была в том же самом телефонном списке.
       - Токарев? Это какой Токарев? Из этого же холдинга "Русское золото"? - спросил он бывшего армейского майора.
       - Да, кажется, он, - не очень уверенно ответил Платицын. - Он живет там недавно, раньше этой дачей владел Аветисян, Ашот Варгенович.
       - Ну, тогда это точно он. Золото к золоту тянется.
       После этого он обернулся к Шалагину.
       - Надо ехать к нему. Только, давайте за главного будете вы. Нам не хотелось бы светить в этом деле наше ведомство.
       - Ну, что ж, опять придется понизить вас в звании. Будете снова майором.
       Уже перед уходом к Жохову подошел один из криминалистов.
       - Андрей Андреевич, тут вот какое дело. На полу в кабинете лежала рассыпанная стопка бумаги. Мы, как вы и просили, проверили все листы, они оказались чистыми, но на одном отпечатался след от предыдущей записи. В ультрафиолете это дало вот что.
       Жохов с недоумением прочитал несколько рядов цифр, явно прописанное время, несколько слов, и название города: Шуя.
       - И что это такое? - спросил он.
       - Мы не знаем.
       - Ну, хорошо, молодцы.
       Шалагин кроме Жохова взял с собой Николаева, и Ведяхина. Объезжать вокруг берега оказалось весьма долго, так что, только через полчаса они добрались до нужной им виллы. На требовательное нажатие звонка прошелестел голос из замаскированного динамика.
       - Что вы хотите?
       - Мы из уголовного розыска. Нам нужно встретиться с хозяином дома.
       - Зачем?
       - Нам нужно задать ему несколько вопросов по поводу убийства его коллеги Аркадия Левина.
       Динамик затих. Шалагин подождал пару минут, потом снова нажал на кнопку звонка. Ему ответили нескоро.
       - Хозяина сейчас нет. Приходите завтра.
       Жохов и Шалагин переглянулись.
       - Что-то долго они совещались, - удивился подполковник. - Не знали, что ли, что хозяина нет дома?
       - Да, странно.
       - И что делать? Без санкции мы зайти сюда не сможем, - высказал свое мнение Шалагин.
       - Ладно, пока отставим это, - согласился комитетчик. - Тогда вы, Иван Антонович, займитесь ордером, а я попробую зайти с другого конца.
       Вскоре на пригорке, метрах в трехстах от дома Токарева появилась белая "Нива". От дороги ее прикрывала небольшая рощица. Вадим Шатаев, позевывая с недосыпа, внимательно рассмотрел в бинокль ворота усадьбы золотого магната, потом осмотрел крышу здания, телекамеры по углам. После того он, со вздохом, отложил в сторону бинокль, включил погромче музыку, и стал ждать. Чего, он еще и сам толком не знал.
      
      
       ГЛАВА 42.
       Голос полковника Жохова, прозвучавший в трубке мобильника, был с извиняющимися интонациями.
       - Я вас не разбудил, Юрий Андреевич?
       - Нет, мы давно уже поднялись.
       - Тогда, если можно, Юрий, припомните дословно, что сказал вам Левин в своем последнем телефонном разговоре.
       Астафьев напряг память.
       - Сейчас. Я его спросил про охрану. Он сказал, что все хорошо. Мой дом, моя крепость. А потом было главное. "Но я звоню не для этого. Я тут кое-что нарыл по нашему делу. Совершенно случайный материал, но он многое может дать компетентным в этих делах органам. Вы когда можете приехать ко мне?" Я его спросил: "Это что, так срочно?" А он ответил: "Да, желательно, сегодня. А то срок уйдет, и позже все будет бесполезно". Вот и все. Слово в слово.
       - Он не поминал при этом никаких цифр, дат, названий городов?
       - Нет, ничего.
       - Через минуту после этого разговора он позвонил Токареву. А через час Токарев звонил ему. Понимаете?
       - Конечно. На вашем месте, я бы его тряс как грушу.
       - Нужно, но каковы наши законы, вы сами это все знаете. Хорошо, спасибо, отдыхайте.
       Юрий отключил мобильник, и, со вздохом, посмотрел на Ольгу.
       - Нам предложено отдыхать.
       - Огромное спасибо! Он не сказал, как и где?
       При этом ядовитом тоне Ольгу тряс нервный озноб. Когда Юрий говорил комитетчику, что они давно встали, он не кривил душой. Они встали минут за десять до этого звонка, и Юрия снова поднял какой-то инстинкт опасности. Он приподнял голову, и осмотрелся по сторонам. В метре от него лежала Ольга, но, когда они ложились спать, они между собой положили Юльку. Теперь же девчонки не было. Астафьев осмотрелся по сторонам, в единственной комнате номера девчонки не наблюдалась. Он предположил, что девчонка пошла в туалет, но со стороны ванной комнаты как раз наблюдалась полная тишина, зато какие-то звуки доносились с другой стороны, со стороны балкона. Юрий окончательно сел, потом встал, и успел увидеть, как что-то темное перевалилось через балконные перила. У Юрия волосы встали дыбом. Он крикнул: - Ольга!- а сам рванулся на балкон. Олеськи на балконе не было, зато, когда Юрий заглянул за перила, то увидел ее висящей на пожарной лестнице. Девчонка уже спустилась на одну ступеньку, и собиралась совершить еще один шаг вниз. А Юрий совершенно точно помнил, что именно на нее он пару дней назад лил густой, импортный шампунь. Первым желанием его было закричать, но потом он взял себя в руки, и тихо спросил: - Ты куда это собралась?
       Олеська подняла лицо, и спокойно заявила: - Я Наташку свою уронила. Я слезу за ней, возьму.
       Тут и Юрий увидел внизу, на земле, белое платьишко любимой Олеськиной куклы.
       - Не надо, Олеся... - Юрий хотел что-то добавить еще, но в этот момент рядом с ним появилась Ольга. Увидев, что твориться за перилами балкона, она вскрикнула, и тут же зажала рот свой руками. А девчонка, воспользовавшись моментом замешательства взрослых, уже опустила ногу на следующую ступеньку. Юрий резко перегнулся вниз, на ходу бросив Ольге: - Держи меня за ноги.
       - Как?
       - Нежно, - только и вспомнил классику Юрий.
       Он успел как раз вовремя, ножка девчонки соскользнула и она повисла на вытянутых руках. Олеська попробовала еще раз поставить ногу на ступеньку, но шампунь, хоть и уже высохший процентов на девяносто, продолжала скользить на кожаных подошвах сандалий Олеськи. Юрий перехватил ее ручку выше запястья, другой рукой он держался за перила, но само тело Астафьева балансировало на грани падения наружу. И только когда на его ноги обрушилось тело Малиновской, и Юрий почувствовал столь необходимый центр тяжести, он спокойно сказал Олеське: - Отцепись от железки, я тебя держу.
      
       Через две секунды девчонка была уже на балконе. Она стояла на ногах, а вот ее спасители просто повалились на пол. Оба они тяжело дышали, но не от тяжелых физических перегрузок.
       - Так поседеть можно, - пробормотала Ольга. - Ты что же с нами делаешь, а? Подруга? - обратилась она к невозмутимой Олеське. - Ты нас в гроб, что ли, хотела загнать.
       - Там Наташка, она упала, - упрямо повторила Олеська. - Придут злые мальчишки, и заберут ее.
       - Нет тут злых мальчишек. Это гостиница, и тут живут одни взрослые.
      
       - Ага, а я же вот живу тут. Значит, и они могут жить, - резонно возразила девочка.
       Против такой логики было трудно поспорить.
       - Эх, Олеська, в прошлый раз, в Кривове, ты нас всех чуть в гроб не вогнала, и теперь отчудила, - припомнил Юрий.
       - Это ее, что ли, похищали в прошлом году? - догадалась Малиновская.
       - Да. Тогда она тоже сумела как-то спуститься по карнизу со второго этажа. Скалолазка растет, не иначе.
       Именно в этот момент и зазвонил телефон Юрия. Это был Жохов. Но, не прошло и минуты, после звонка полковника, как мобильник Юрия снова выдал свою "Элизу". На этот раз звонил Олег Батов.
       - Юрий? Это Олег. Нам надо бы встретиться, поговорить.
       - Хорошо, где и когда.
       - Через два часа, трактир "Купец". Это на Дмитриевке. Я буду в розовом кабинете.
       "Так, а этому что от меня нужно?" - подумал Юрий.
       Потом он поднялся с пола, посмотрел вслед обиженной Олеське, завалившейся на кровать, и спросил Ольгу: - Ты и после этого мечтаешь завести ребенка?
      
      
       ГЛАВА 43.
       Вадим Шатаев все-таки задремал, на такой жаре уснуть было немудрено, особенно принимая во внимание, что он не спал уже больше суток. Но, каким-то чудом он проснулся как раз в тот момент, когда из ворот виллы Токарева начали выезжать машины. Первым ехал громоздкий, черный "Майбах", за ним, черный же "Геленваген" охраны, а потом синий микроавтобус "Ниссан". Судорожно позевывая, Шатаев схватился за бинокль, но разочарованно скривился. Окна всех трех машин были затонированы до африканской черноты. Вадим тут же вызвал по мобильнику Жохова.
       - Шеф, они выехали аж на трех машинах. Впереди "Майбах". Направляются в сторону Ивановки.
       - Это Токарев. Давай за ними, посмотри, куда они поедут. Машина с наружкой уже на пути к тебе. Минут через пять она будет у тебя.
       - Хорошо.
       Через десять минут он снова позвонил полковнику.
       - Шеф, у меня хоть движок и форсированный, но я их не достану.
       - Не бойся, скоро тебе помогут.
       Вскоре машину Шатаева легко обогнала знакомая ему черная "Ауди". Минуты через две Шатаева снова вызвали, уже как раз наружка.
       - Шестой, тут только две машины. "Майбах" и "Геленваген".
       - А "Ниссан"?
       - Его нет.
       - Хорошо, держите то, что осталось.
       Как раз в это время до Жохова дозвонился Шалагин.
       - Андрей Андреевич, ордер на обыск я получил.
       - Хорошо. У меня тут еще дел на полчаса, а потом мы займемся дачкой этого Токарева.
       Но так скоро это как раз не удалось. Через час Жохов был в одном небольшом, дачном поселке. Это был предельно скромный район, дома здесь хоть и были добротными, а участки большими, но ни с Зубовкой, ни с Матвеевкой, они ни в какое сравнение не шли. Человек, который был нужен полковнику, мирно качался в гамаке с трехлетней девчонкой на руках. На вид ему было лет шестьдесят, предельно благообразная внешность, седые волосы. Так что вряд ли девочка была ему дочкой, скорее внучкой. При этом отдыхающий читал ей Агнию Барто, а она громко, и заливисто смеялась.
       - Добрый день! - громко поздоровался Жохов. - Какая у вас тут идиллия.
       Дачник отложил в сторону книжку, и развел руками.
       - Батюшки, какие люди! Я зачем-то понадобился родной конторе?
       - Да, есть немного. Консультация нужна, Николай Тимофеевич. А я как-то, по старой памяти, больше доверяю старым кадрам. Так сказать, "Старым Зубрам".
       - Боюсь, я уже дисквалифицировался за прошедшие два года. Что, других спецов по экономике не нашлось?
       - Воскресенье, где их сейчас найдешь? А эту дачу я помню еще с фундамента. Так что, вычислить вас было не так сложно.
       - Хорошо. Ну-ка, Наташка, сбегай к бабушке, помоги ей приготовить обед.
       Спровадив внучку, они отошли к беседке, уселись за стол.
       - Ну, давай, что там у тебя такое.
       - Этой ночью был убит один из деятелей золотой нашей мафии Аркадий Левин, - Жохов закурил, открыл папку. - Перед смертью его пытали, но не это главное. В последнем звонке он говорил, что нашел компромат на своих коллег. Из всего, что мы нашли у него, остались только вот это, - он подал Николаю Тимофеевичу листок с восстановленной записью. - Кроме города и этой клички я там ничего не понял.
       Николай Тимофеевич с интересом прочитал его, даже перевернул и посмотрел с другой стороны.
       - Ну, я ожидал чего-то более сложного, - признался "старый зубр", - а так это смотрится больно просто. Вот эти цифры - номера вагонов. Шуя - это станция назначения. Стамбул, Одесса - это транзит, а вот "урюк" вы зря записали в прозвище, хоть слово написано с большой буквы, и стоит три восклицательных знака. Скорее всего, это груз этих вагонов. И в этом случае я согласен с покойным. С какой стати золотому холдингу торговать урюком? На вашем месте я бы проверил эти вагончики.
       - Боже мой, как все это просто! - восхитился полковник.
       - Да, конечно, я и удивляюсь, что вы примчались сюда. Эту шараду мог решить
       любой мальчишка из моего отдела.
       Распрощавшись с отставником, Жохов вызвал по мобильнику Шатаева.
       - Вадим, ты где?
       - Я в Шуе.
       - Где?! - поразился Жохов.
       - В Шуе. Вся компания во главе с Токаревым закатилась в местный ресторан, обедают.
       - Сколько их, и кто это?
       - Кроме самого Токарева еще пять человек. Все кавказцы.
       - Хорошо, не спускайте с них глаз. Ты сам не светись, встань где-нибудь на въезде, под знаком. Там и встретимся.
       Чуть подумав, Жохов развернул машину в сторону столицы. Сейчас в Москве не должны еще быть пробки, и ему нужно было очень успеть сделать массу дел. На ходу он достал мобильник, и позвонил Шалагину.
       - Иван Антонович, похоже, что вам придется нанести визит Токареву одному. Только чуть отложите это дело. Часа на два.
       - У вас, конечно, неотложные дела, а самую черновую работу, конечно, нам.
       - Кто знает, где будет больше грязи, у вас, или у нас.
      
      
      
      
       ГЛАВА 44.
       В это время Юрий Астафьев вышел из гостиницы, и осмотрелся по сторонам. На нем был максимально маскирующий прикид: бейсболка, черные очки, джинсы. В белом пакете лежал пистолет, завернутый в одну из тех самых, скандальных газет. Не заметив ничего подозрительного, Юрий прошел мимо стоянки и вышел за территорию отеля. Он уже перебегал шоссе, не слишком оживленное, но слишком скоростное, когда, оглянувшись в очередной раз, заметил летящую со стороны центра машину красного цвета. Это его изрядно насторожило, а когда, она резко сбросила скорость, и начала разворачиваться в его сторону, Астафьев убедился, что это именно тот "Фольксваген"- "Пассат", который так упорно преследовал его в прошлый раз. Они разминулись совсем не намного. Юрий махнул рукой несущейся по шоссе маршрутке, и она тут же свернула к нему. Астафьев еще заметил, как у "Фольксвагена" открылась дверца. Дальше рассматривать он не стал. Юрий заскочил вовнутрь, и когда маршрутка тронулась, она дернулась так, что он упал на колени парочке симпатичных девчонок, сидевших на первом сиденье. Те взвизгнули, но, когда Юрий начал извиняться, восприняли это очень положительно. Он им определенно понравился. Но, Астафьева сейчас как-то меньше всего интересовали симпатичные мордашки этих двух милашек. Приподняв голову, он увидел крышу красного "Фольксвагена" сразу за маршруткой. Тогда он прошел на свободное сиденье впереди, и попробовал занимать как можно меньше места в этом мире.
       "Будут они обстреливать "Газель" на ходу, или нет? - Думал он. - Не дай боже, если кто-то сейчас решит выйти! Они полезут в салон, придется стрелять. Трупняка можно настругать, мало не покажется".
       Слава богу, ни девчонки, уже потерявшие интерес к странному пассажиру, ни два остальных пассажира маршрутки пока не собирались выходить. Между тем впереди, Юрий это хорошо видел, возникла очередная пробка. У Астафьева просто что-то похолодело в душе.
       "Все, - решил он. - Сейчас встанем, и начнется!"
       Он уже потянул руку к пистолету, но, стоять в пробке, похоже, не входило в планы водителя маршрутки. Астафьев услышал, как он выругался, и, подрезав идущую слева машину, развернулся в противоположную сторону. Юрий оглянулся назад. "Фольксваген" не сумел сразу повторить этот маневр, так что расстояние между ними увеличилось. Проехав метров триста, "Газель" свернула в боковую улицу, но и тут они встретили затор, так что пилот "адской маршрутки" опять разразился матерной тирадой, крутанул свою "Газель" на месте, при этом, выехав на тротуар, и проехав мимо явно ошеломленного водителя "Фольксвагена", снова вырвался на тот же проспект. Но и после этого отчаянный водила не собирался тратить свое время в пробке. Он свернул на первом же съезде в сторону домов, и пронесся по дворам, распугивая их тихую, сонную одурь своим отчаянным клаксоном, от которого, шарахались в стороны пешеходы и бабушки с колясками. Юрий же все оглядывался назад. "Фольксваген" не отставал, хотя вырваться вперед, конечно, не мог. Пропетляв по дворам, "Газель" снова вырвалась на проспект, но метров через двести опять уткнулась в хвост очередного затора. После привычного взрыва мата шофер совершил то, что никто из пассажиров не ожидал. Он резко вывернул руль вправо, всех в салоне чуть не выбросило с кресел, машина перемахнула через высокий бордюр, при этом сильно скрежетнув днищем по бетону. Слегка буксанув на зеленом газоне, маршрутка выехала на широкий тротуар. Так, как после этого места на нем осталось только для машины, то немногие пешеходы начали торопливо покидать асфальт. Для тех же, кто не оценил габариты машины, водитель требовательно сигналил, и, чему Юрий поразился больше всего, несся на своем убойном снаряде, не снижая скорость. Астафьев оглянулся. Очевидно, водитель "Фольксвагена" решил повторить маршрут отчаянного водителя маршрутки. Бордюр одним колесом он еще преодолел, но затем намертво сел на нем же днищем. Из машины, как тараканы, выскочили люди, и начали сталкивать автомобиль обратно на дорогу. Юрий усмехнулся, и попробовал рассмотреть в зеркале заднего вида своего спасителя. Тот был молод, очень молод, бритоголов, и курнос. Проехав по тротуару метров триста, он свернул на газон, затем, не обращая внимание, на движущиеся по проспекту машины, перевалился через бордюр, и начал втискиваться между автомобилями. Расстояние между теми вряд ли превышало два метра, но это мало смущало парня. Как ни сигналил водитель "Тойеты", маршрутка упорно втискивалась в эти два метра между "Тойетой" и идущей впереди нее "Волгой". Так что "Тойета" все же затормозила, а "Газель" целиков выхватила нужное ей четыре погонных метра, и покатилась в сплошной лаве спешащих домой автомобилей.
       Астафьева такая манера вождения поразила до глубины души, но, остальные пассажиры маршрутки были спокойны, и даже, вроде бы, безразличны ко всем этим "гоночным" делам.
       Юрий сошел у первой же станции метро, но решил сразу не ехать в ресторан, время еще было, а нашел салон по продаже мобильников.
       - Вам какой? - спросила продавщица. - Подороже, или подешевле?
       - Мне бы что-нибудь ударостойкое. Из металла что-нибудь у вас есть?
       Девушка хихикнула, потом оглядела свой выставленный в витрине товар.
       - Ну, возьмите вот "Нокию", - неуверенно предложила она.
       - Только не раскладушку, - взмолился Юрий. - Они так быстро бьются.
       - Вы что, их постоянно роняете?
       - Хуже. Я ими дерусь.
       Через двадцать минут он сделал с нового телефона свой первый звонок.
       - Андрей Андреевич, это Астафьев.
       - Юрий, если вы сейчас скажите, что только что видели Хаджи, я сойду с ума, - взмолился Жохов.
       Астафьев засмеялся.
       - Нет, Хаджи я не видел, но видел его подручных. Они снова начали пасти нас около гостиницы. Все тот же красный "Фольксваген"...
       - То есть, вам нужно прикрытие? - прервал его Жохов.
       - Нет, я сейчас его увел от отеля, и сумел оторваться. Но там осталась Ольга с Олеськой. Они собирались сходить в зоопарк, не знаю, что у них получиться. Вот за них я волнуюсь больше.
       - Хорошо, что-нибудь придумаем. А, кстати, куда это вы собрались?
       - На встречу с Батовым. Он звонил два часа назад, просил срочно встретиться.
       Полковник хмыкнул.
       - Да, забавно. Смотрите, чтобы его там после встречи с вами тоже не заколбасили, как Левина.
       - Ну, это уже не мои проблемы.
       - Хотя, да.
       - Кстати, запомните этот номер, свой бывший сотик я отдал хозяйке, Ольге.
       - Вы так разоритесь на мобильниках. Который вы уже меняете?
       - А я вашей конторе выставлю счет.
       - Не думаю, что мы его вам оплатим. Хорошо. Если что-то будет интересное, звоните.
       "А интересное будет наверняка", - подумал полковник, складывая мобильник. - "Это бывший опер как булыжник в омуте. Куда ни бабахнет, круги долго еще идут по воде".
      
      
       ГЛАВА 45.
       Про то, что им угрожает опасность, Ольга узнала от Астафьева уже в зоопарке. Они стояли около клетки со слоном, когда зазвонил ее мобильник. Это был Юрий.
       - Это я, - сказал он.
       - Что купил на этот раз?
       - Нокию, из чистого чугуна, еле двумя руками поднял. Вы где? - спросил он.
       - Мы стоим, любуемся слоном.
       - Это хорошо. Как вы выбрались из гостиницы? Ничего особенного не заметили?
       - Нет, а что мы должны были заметить?
       - Нас снова начали пасти. Это снова был тот красный "Фольксваген", помнишь его? Я еле от него ушел.
      
       - Нет, ничего такого не было. Ты Жохову звонил?
       - Да, он обещал помочь.
       - Ты встречался с этим то?
       - Нет еще, не до этого. Но я уже около трактира.
       - Опять сейчас нажрешься разных деликатесов, а потом будешь выступать о гнилой сущности капитализма.
       - Ну, милая, ты просто голодная, и поэтому мне завидуешь. Вот от этого ты такая злая.
       - Еще чего! - фыркнула Ольга. - Мы уже с Олеськой и по гамбургеру съели, и мороженого налопались.
       - Ангину не подхватите, сладкоежки.
       Закончив разговор, Юрий подошел к зданию ресторана. Это был старинный дом на старинной улице, и чтобы попасть в трактир, ему пришлось спуститься вниз, в подвал. Здесь все было выполнено в старинном стиле, это действительно напоминало трактир. Деревянные столы на мощных ножках, стулья венские, могучий самовар на заднем плане, даже барная стойка напоминала старинную, с резным барьерчиком. Когда же к Юрию подлетел официант, одетый под начало прошлого века, с прямым пробором на голове, в белой косоворотке и черной жилетке, Астафьеву стало даже смешно.
       - Чего изволите? - спросил половой.
       - Мне, вообще-то, здесь назначено. Олег Михайлович приехал?
       - Он сейчас будет, а вы пока пройдите в кабинет.
       Кабинет был действительно выполнен в розовых тонах, и пока Юрий рассматривал поделки, половой уже притащил в номер водку в соблазнительно запотевшем квадратном графинчике, маленькие, пупырчатые огурчики, и соленые грузди в стеклянной розетке. Юрию при виде такой закуски сразу так захотелось выпить, но одному как-то это было не по душе. Словно сжалившись над ним, бог послал ему собутыльника. Открылась дверь, дрогнула штора, и в кабинет вошел Олег Батов. Сегодня он был не при параде, и не при деловом костюме, просто серенькая тенниска, и кремовые брючки.
       - О, а я как раз думаю, с кем бы мне выпить, - весело сказал Юрий, пожимая холеную руку золотого магната. - Как, будете?
       - Наливай, - согласился тот. - Я уже с утра заряжаюсь.
       До носа Астафьева действительно донесся запах приличного перегара.
       "Да, дело, видно, совсем плохо, если Олежек с утра начал надираться водкой", - подумал Юрий.
       Они выпили, тут и официанты подоспели с соляночкой, с расстегаями на большом блюде. Под это было грех не выпить, так что они повторили, Юрий хлебнул еще пару ложек солянки, одобрительно качнул головой, и похвалил заведение:
       - Хорошо, видно, тут готовят.
       - Это мой трактир, - не поднимая глаз от тарелки, пояснил Олег. - Прямо из него можно пройти в здание моей конторы по подземному ходу.
       - А, вот в чем дело. Значит, плохи ваши дела, если вы так шифруетесь, Олег Михайлович.
       - А ваши, что же, лучше? - хмыкнул Олег. - Скажите, Юрий, вы что, действительно кровник Хаджи?
       - Да, - Юрия вдруг стало раздирать на откровенность. - Сейчас я даже жалею, что три дня назад держал на мушке этого самого Хаджи, но не выстрелил. Я бы попал, девять шансов из десяти, но процентов десять, что пострадал бы и мирный человек. Вот, на это я и купился. Гуманизм нас губит, Олег Михайлович, доброта.
       - Если Хаджи узнает, что я встречался с вами, то меня ждет участь Левина, - признался Батов.
       Астафьев не согласился.
       - Ну, это вряд ли. У Аркаши было больное сердце, а его пытали так, что оно отказало ему задолго до того, как ему перерезали горло. А у вас, наверняка, сердце здоровое. Так что вам придется мучаться гораздо дольше.
       У Батова глаза полезли на лоб.
       - Вы что же, были там?
       - Да, мы с Ольгой их нашли, так что видели все своими глазами. Не очень приятное зрелище. Хотя, я за время службы, видел картинки и пострашней.
       - Вы догадываетесь, зачем я вас позвал? - спросил Олег. Сейчас с него словно слетел весь хмель. Взгляд был умным и трезвым.
       - Конечно. Вам нужно, чтобы я снял вас с чеченского крючка. Так?
       - Да, именно.
       Олег снова налил себе и Юрию водки.
       - Проклятая фотография в "Последней газете", там, где мы с вами в обнимку, вызвала у Хаджи прилив ярости, - признался Батов. - Я, пока что, отбрехался, свалил все на покойного Левина, но, мне жутко надоел этот диктат козлов, с трудом говорящих на русском языке. Насколько я понял, вы тесно связаны со спецслужбами?
       Юрий изобразил на лице недоумение.
       - С чего вы взяли?
       - Ну, а как же вы тогда при таких врагах до сих пор умудряетесь оставаться в живых? Это нужно иметь очень хорошую крышу.
       - Логично, - согласился Юрий.
       - Вот по этому я и предлагаю вам как бы стать посредником между мной, и ними.
       - А почему вы не хотите напрямую выйти на них?
       Батов усмехнулся.
       - А зачем мне новые "крючки"? Я лучше, буду, благодарен одному человеку, чем целой системе.
       В это время у Юрия зазвонил телефон. Звонила Ольга.
       - Слушай, по-моему, меня пасут, - встревоженным тоном сказала она.
       - Кто? Сколько их?
       - Один. Молодой такой, худой, черненький.
       - Он что, чеченец?
       - Да, не пойму я! Но не русский, это точно. Что мне делать то?
       - Подойди к нему, поговори. Спроси, что ему нужно.
       - Хватит издеваться!
       - Тогда пристрели его. Пистолет у тебя в сумочке.
       - Что, прямо так?!
       - Ну, а что такого? У нас с тобой сейчас карт-бланш на убийство, так что действуй.
       - Я так не привыкла. Ладно, я позвоню, если что.
       Юрий этому звонку отнесся как-то несерьезно. Он помнил, как сам ходил по рынку, и в каждом кавказце видел своего потенциального киллера.
       Между тем Ольге было не до смеха. Через сорок минут, после звонка Юрия, она точно убедилась, что этот худощавый, смугловатый, кудрявый парень с тонкими усиками, ходит именно за ними. Он то совсем терялся из виду, то, наоборот, подходил очень близко. Малиновской виделось что-то зловещее в этих тонких усиках, в этих, кидаемых, словно ненароком, взглядах.
      
       Тем временем собеседники в розовом кабинете потихоньку надирались водкой.
       - Нет, Олег, это все туфта, ты расскажи с самого начала, как тебя смог подсадить на крючок Хаджи?
       Батов махнул рукой.
       - Да, Хаджи тогда еще и на горизонте не было. Вместо Хаджи сидел в Москве другой человек, потом его убили. Чеченцы крышевали Аветисяна чуть ли не с восьмидесятых годов, когда он еще незаконно добывал золото на Колыме. Когда я вник в дела холдинга, я понял, что лучшее, что мы сможем сделать, это объединиться с нашими конкурентами. Все наши предприятия очень гармонично дополняют друг друга. Мы получали золото с Колымы, они получали алмазы из Якутии. Уральские самоцветы были в наших руках, а фабрики по обработке камня - у них. Но, наши отцы основатели, Данилянц и Аветисян были решительно против этого. Оказывается, у них уже лет тридцать шла скрытая вражда. Не то Леонид в свое время, это в семидесятых, заложил Ашота органам, и тот сел. Не то наоборот, и своей последней отсидкой Данилянц был обязан Аветисяну. Так что они даже слышать про это не хотели. И мы с Сашкой поняли, что нужно что-то делать.
       - С Сашкой, это с Токаревым? - уточнил Юрий.
       - Да, именно с ним.
       - И вы решили подключить к решению проблемы чеченских киллеров.
       Батов поморщился, но согласился.
       - Да, чего уж тут скрывать. Все эти дела вел Токарев. Моему шефу они что-то подсыпали в любимый Боржоми, Данилянца просто расстреляли. Но, после этого, они начали выдвигать свои условия. Одно из них было по поставкам золота Шакиром. Нам это не выгодно, но, пришлось согласиться. Как говорил Крестный Отец, нам сделали предложение, от которого мы не могли отказаться.
       В этот момент у Астафьева зазвонил телефон.
       - Да, слушаю.
       - Ты как, свободен? - спросил голос Жохова.
       - Нет еще.
       - Я, пойду, отолью, - пробормотал Олег. По тому, как он держался на ногах, Астафьев понял, что Олежек уже весьма хорош.
       - Ты с Батовым? - продолжал интересоваться полковник.
       - Да, беседуем.
       - Спроси его тогда, что за дела у холдинга в Шуе? И торговали ли они когда-нибудь урюком?
       - Хорошо, узнаю.
       Жохов отключился, оставив Юрия в некотором недоумении.
       Вскоре вернулся Батов. По лицу было видно, что он умылся, и хорошо взбодрился.
       - Но, перейдем к главному, - сказал он. - Почему я так начал беспокоиться за свою жизнь. В последнее время Хаджи начал рекомендовать мне ввести в совет директоров холдинга своего человека. Вы его знаете, он был на вечере, и ваша жена долго с ним танцевала, после чего ее тут же записали в его невесты. Это мне очень не нравится.
       - Почему?
       - А все вот так и начинается. Сначала они вводят в руководство своих людей, потом начинают методично отстреливать остальных партнеров, и вскоре в руках кавказцев остается весь бизнес. Легальный, готовый, хорошо отлаженный. Им остается только стричь купоны. Так было с гостиницами, с казино. Похоже, они решили повторить этот трюк и у нас.
       Батов вытащил из кармана кредитную карточку, пододвинул ее Юрию.
       - Здесь десять кусков. Это для того, чтобы тебе было более интересно заниматься моими проблемами.
       Астафьеву невольно стало смешно. Эта улыбка озадачила Батова.
       - Что? Слишком мало?
       - Да нет, просто вы уже не первый, кто просит меня решить эту же проблему. И за ту же самую цену.
       Юрий повертел в руках кредитную карточку, сунул ее в карман.
       - Отказываться я не буду, риск велик. Но, сразу заявлю, что гарантий давать не буду. Пока у Хаджи больше шансов завалить меня, чем мне, его.
       - За это надо выпить, - решил Батов, наливая водку. - Удачной охоты.
       Они чокнулись, а когда уже закусили грибочками, Юрий спросил: - Кстати, пока еще помню. Что у вас есть в Шуе?
       - У меня?
       - У вашего холдинга.
       Олег прищурился, припоминая.
       - Моего ничего. Это Токаревское хозяйство. Насколько я помню, когда мы подсчитывали общее добро, там у него был какой-то пакгауз. Там раньше хранились крупногабаритные грузы. Всякие станки, крупные партии полудрагоценных камней, подсобные материалы.
       - А урюком ваш Токарев никогда не торговал?
       Батов возмутился.
       - Чем?! Урюком? Ты издеваешься, что ли?
       - Да нет. Промелькнула тут в вашей бухгалтерии одна накладная, с грузом урюка. За нее, похоже, Левина и грохнули.
       Батов мотнул своей русой шевелюрой. Его развозило по новой.
       - Да, Сашка, похоже, начал играть втемную, против меня. Он не понимает, что по одному им легче нас свалить. Слушай, Юр, будет возможность, грохни и его, а? Надоел мне этот лопоухий хитрован.
       Еще через двадцать минут Юрий вышел из номера, и сразу столкнулся с двумя
       рослыми парнями, одетыми в безупречные, не по московской жаре, костюмы.
       Юрий мотнул головой в сторону номера.
       - Забирайте вашего шефа. Да везите его не отсюда, а через офис. Все ясно?
       Один из охранников кивнул головой, а второй ринулся проверять, живой ли их работодатель.
       Через десять минут "Ягуар" Олега Батова мягко отчалил от дверей офиса.
       В это время Юрий шел к станции метро, на ходу диктуя по телефону.
       - Да-да, вы правильно поняли, Андрей Андреевич, именно пакгауз.
      
      
       ГЛАВА 46.
       Уже заметно вечерело, народ в Зоопарке начал редеть. Уже и Олеське надоели все эти звери, а Ольга просто боялась уходить из людного места. Этот парень, с усиками, так от них и не отставал. Сейчас он держался на пределе видимости, но не уходил. Тем временем нежданная падчерица Малиновской начала ныть.
       - Пошли отсюда, давай лучше сходим, покатаемся на метро.
       - А давай еще немного посмотрим на этих обезьянок. Посмотри, какие они смешные.
       - Надоели они мне. Кривляются, как Витька Семыкин из нашей группы в детсаде. Пошли в метро, я хочу на эскалаторе покататься.
       Вот в метро Ольге хотелось меньше всего. Она уже рисовала картину, как этот тип подкрадывается где-нибудь в переполненной электричке, и втыкает ей в спину кинжал. Почему кинжал, она и сама не могла понять, но Ольге упорно рисовался именно кинжал. Нехотя, но Ольга решила все же уйти из зоопарка, тем более, что вскоре он должен был закрыться. Но перед этим надо было сводить в туалет Олеську. Располагался он в небольшом закутке около птичьего отдела. Ольга машинально свернула в сторону кабинок, и поняла, что попала в ловушку. Это было довольно пустынное место, а сейчас тут не было никого. Олеська побежала внутрь заведения, а Малиновская нервным движением выхватила из сумочки пистолет, сняла его с предохранителя, и направила в сторону выхода. Она не ошиблась, через пару секунд в тупичке появился чернявый. Чувствовалось, что парень бежал, он ворвался в этот закуток на полном ходу, запыхавшись.
       - Стоять! - закричала Ольга, целясь прямо в лоб преследователю. Тот опешил, открыл от изумления рот. - Оружие на пол, быстро!
       - Я... - начал было чернявый, но Ольга прервала его.
       - Быстро оружие на пол!
       Тон ее был настолько решителен и страшен, что парень уже не сопротивлялся, достал из кобуры пистолет, и молча положил на асфальт.
       - Два шага назад! - велела Ольга. - И руки подними.
       - Я... - снова начал чернявый, но Ольга его прервала.
       - Быстро, два шага назад! Ну!
       Парень отступил.
       - Сколько вас?
       - Я один.
       - Врешь!
       - Ей богу, я один.
       Тут в тупичок с туалетом сунулись две девушки, но, увидев такое странное зрелище, с коротким визгом ретировались назад.
       - Я от Жохова, - признался он.
       - От кого? - сразу даже не поняла Ольга.
       - От полковника Жохова. Я тут недалеко живу. Он позвонил мне, попросил приглядеть за вами.
       - Документы покажи? - велела Ольга.
       Он полез в карман, но Ольга не спускала с выбранной цели пистолет.
       - Только тихо, - предупредила она, - не дергайся.
       - Я тихо, - согласился провожатый, и катнул корочки по асфальту.
       Даже когда Малиновская прочла в удостоверении, что Саная, Рустам Давидович в самом деле является сотрудником ФСБ, она не поверила ему. Малиновская за свою карьеру следователей насмотрелась на множество поддельных корочек.
       - Как зовут Жохова? - спросила она.
       - Андрей Андреевич.
       - Звание?
       - Полковник.
       - А фамилия Вадима? - Ольга из всего окружения полковника знала фамилию только этого оперативника.
       - У Вадима фамилия Шатаев.
       Только теперь Малиновская с облегчением опустила оружие. Опустил руки и Рустам.
       - Слава богу! Как вы меня напугали! - признался он.
       Подняв пистолет, он сунул его в карман, убрала оружие в сумочку и Ольга.
       - Так вы сейчас, что, нас будите постоянно охранять? - спросила Ольга.
       - Да, все время, пока руководство не отзовет.
       Тут вернулась Олеська.
       - Чего вы тут кричали? - спросила она.
       - Да, так, с дяденькой вот познакомились. Его зовут Рустам. Ну, что пошли? - спросила она нового знакомого. Тот чуть замялся.
       - Можно я тоже схожу в туалет? - попросил он. - А то я так боялся вас упустить, что никак не мог выбрать время.
       Пока он ходил в свой кабинет, с Ольгой произошло что-то, вроде истерики. Многочасовое напряжение, и комическая развязка довели ее до состояния, когда ей так же пришлось срочно воспользоваться туалетом.
      
      
       ГЛАВА 47.
       Когда Жохов с Шалагиным спорили о том, какой труд кому предстоит в большей степени неблагодарности, они не подозревали, что каждому достанется свое.
      
       Машина Шалагина, "Волга", остановилась около виллы Токарева уже в седьмом часу вечера. В этот раз муровцы чувствовали себя уверенно, так что Ведяхин, не воспользовавшись звонком, начал ногой колотить в металлическую дверь, производя на всю округу жуткий грохот. Стучать ему пришлось долго, так что уже и Николаев начал помогать ему, насилуя кнопку звонка. Перемахнуть через ворота, как бы они сделали в другой раз, было проблематично. Поверх ворот и забора тут была натянута колючая проволока, спираль Бруно. Лишь минут через десять из-за ворот донеслось испуганное: - Кто? Что вам нужно?
       - Открывайте, - рявкнул Ведяхин. - Московский уголовный розыск. У нас ордер на обыск вашей виллы.
       - Но никого нет дома.
       - Что значит никого? - взорвался Шалагин.
       - Ни Александра Ивановича, ни Ольги Тимофеевны.
       - Но ты то дома. Ты кто такой?
       - Я референт Александра Ивановича. Я тут никто, и не имею права распоряжаться собственностью Александра Ивановича. Приходите завтра.
       - А как тебя зовут? - спросил Ведяхин.
       - Семен Николаевич. Желтухин.
       - В общем так, Семен Николаевич, если вы сейчас не откроете нам дверь, то мы взорвем к чертям собачьим эти ворота, и ваш хозяин понесет ущерб гораздо более серьезный, чем вы предполагаете. И ущерб он возместит из твоей зарплаты!
       Толи этот аргумент подействовал, толи просто, у референта сдали нервы, но заскрежетал запор, и калитка открылась. Человек, открывший ее, был именно тем самым неуклюжим мужичком в очках и залысине, приезжавшим к Левину за бумагами. Он был даже в той же одежде, в белой рубахе и при галстуке.
       - А что, охраны нет, что ли? - спросил Ведяхин удивленно.
       - Нет, все уехали с хозяином, - признался референт. - Можно посмотреть ваши бумаги? Особенно меня интересует ордер.
       Ордер он изучал долго, и читал его старательно, даже шевеля при этом губами.
       - Хорошо, проходите. Только я не знаю, что вы должны у нас найти?
       - То, что надо, мы найдем. - Успокоил его Шалагин. - Вы скажите нам вот что, Семен Николаевич. Вы вчера приплывали на дачу к Левиным, за бумагами?
       Стоящие рядом с начальником оба опера затаили дыхание. Но референт ответил совершенно спокойно.
       - Да, приезжал. То есть, приплывал.
       - С какой целью?
       - К Аркадию Михайловичу по ошибке попали совершенно не нужные ему бумаги. Они и Александру Ивановичу то не нужны были, это, скорее, нашим руководителям нижнего звена. Вот, за ними я и ездил.
       - А что это были за бумаги, поконкретней, можете сказать?
       - А ну конечно!
       Желтухин засмеялся.
       - Это были накладные на получение груза по железной дороге. Какой-то совершенно побочный груз, не имеющий к нашему делу никакого отношения.
       Тут послышался шум подъехавшей машины, в калитку начали заходить криминалисты.
       - Что будете смотреть, с чего начнете? - спросил Желтухин.
      
       - Начнем, пожалуй, с ангара. Где там у вас храниться катер и акваланги?
       - Тогда это вниз, - согласился Желтков, и показал рукой, куда нужно идти. Между тем Ведяхин от всех отстал, и нырнул в сторожку.
       - А кто ездил с вами к Левину? - спросил Желтухина, пока они шли к берегу, Шалагин.
       - А, двое из охраны. Я их никого не знаю, все какие-то жуткие абреки. Я все удивляюсь, как Александр Иванович доверяет им свою жизнь. Ведь зарежут при первом удобном случае.
       Идущий позади Николаев сдержанно хмыкнул.
       - Вы сразу попали к Левиным? - допытывался Шалагин.
       - Нет, эти чурки сначала умудрились завезти меня к его соседям.
       - А ночью моторка никуда не уезжала?
       Желтков пожал плечами.
       - Не знаю. Я после этого уехал. Приехал уже сегодня, после обеда.
       - А что, вы часто здесь гостите?
       - Нет, я третий раз тут. Я вообще, у Александра Ивановича работаю всего второй месяц. Вчера он вызвал меня из-за того, что произошла вот эта ошибка с документами. Как он сказал, это было наказание за халатность. Хотя, я не имею отношения к этой рассылке, и почему должен был быть наказан именно я, мне не понятно.
       - А сегодня, сегодня, почему вызвали вас? - допытывался Шалагин.
       - А тут я готовил ему несколько документов, они срочно потребовались хозяину. Я их привез, а так, как они еще не доделаны, то он велел сидеть здесь, и набирать текст.
       - Ну, хорошо, показывайте хозяйство вашего хозяина.
       Квадратный ангар, со стапелями, уходящими в озеро, был заперт, но Николаев сбегал в дежурку, и принес все найденные там ключи. Подошел уже третий ключ, так что, подняв вверх рифленую дверь, сыщики обнаружили там тот самый, красавец катер. Два мощных мотора, мягкие кресла, кожаная обивка, на панели все, как у автомобиля: сиди-проигрыватель, мощнейшая магнитола, встроенные колонки.
       - Вот это вещь! - сказал подошедший Ведяхин. Он хотел что-то потрогать, но Шалагин его прервал.
       - Ничего не трогать! Пусть снимут отпечатки. Что там, в сторожке?
       - Аппаратура работает, но магнитофон пустой. Кассеты там, похоже, и никогда не было.
       Тем временем Николаев подобрал ключи во второе помещение, рядом с ангаром, не менее объемное.
       - А вот и акваланги, - весело заметил он.
       Действительно, тут был полный дайверовский набор: акваланг, ласты, маски, гидрокостюмы.
       - А ваш хозяин, что, увлекается этим делом? - спросил Шалагин, кивая головой в сторону подводного снаряжения.
      
       - Да, вы знаете, у него в кабинете масса фотографий, и даже голова акулы, знаете, так вот, выпирающая из стены, - референт, похоже, гордился этими достижениями своего хозяина. - Говорят, он здесь, на озере, тренируется, чтобы не потерять навыка.
       - А вчера он не занимался тренировками? Не видели?
       - Он нет, а вот двое его охранников, те да.
       - Это не те, что ездили с вами?
       - Они, да, именно они.
       Шалагин посмотрел на амуницию, и спросил: - Что, оба?
       - Да оба они были с аквалангами. Я когда приехал, они как раз выходили из озера.
       Шалагин хмыкнул, и показал на акваланг.
       - Но сейчас тут только один акваланг.
       - Да, странно, - пробормотал Желтухин. - Я вчера точно видел здесь их три.
       Тем временем Николаев внимательно исследовал помещение раздевалки.
       - Василий, ты сильно то там не ройся, затрешь пальчики, - предостерег его подполковник.
       - Да я знаю, - ответил тот, рассматривая висящую на вешалке черную ветровку. Он проверил карманы, потом запустил два пальца во внутренний карман, и извлек на свет фотографию. На снимке был изображен джигит в черной майке, джинсах, и с автоматом Калашникова в руках.
      
      
       ГЛАВА 48.
       Вадим Шатаев думал, что вся эта операция с поездкой в Шую ограничиться наблюдением, поэтому, когда к нему на стоянку за городом подъехала не только "Мерседес" Жохова, но и две знакомых газели со спецназом, он удивился. Жохов приоткрыл окно, и махнул ему рукой. Кроме полковника в салоне "Мерседеса" сидел командир этой группы спецназа, по званию капитан. Вадим знал, что его зовут Анатолием, фамилия Семин.
       - Что, неужели будем их брать? - спросил Шатаев, устраиваясь на заднем сиденье машины.
       - Наверное, придется, - признался Жохов.
       - А что за хипишь то? - удивился Шатаев. - Вроде понтов особых со стороны золотарей не было. Что их, сразу крутить за это?
       Жохов засмеялся.
       - Твое последнее внедрение, чувствуется, оставило глубокий след в твоем сознании, Вадик.
       - Так сами ведь к ореховским посылали, Андрей Андреевич, так что терпите. Так в чем дело то?
       - Сегодня ночью сюда, в Шую, должны прийти два вагона из Турции. По накладным - сушеные фрукты. Но уж больно все странно складывается. У нас еще месяц назад по заграничным каналам прошла информация, что со стороны Турции должен прийти спецгруз для наших чеченцев. Что именно - не знал никто. Попытались перекрыть все каналы, но - ничего. Так что, вполне возможно, это он и есть.
       - Да, мало ли груза идет из Турции? - засомневался Вадим. - Почему нужно брать именно этот груз и именно сегодня?
       - Есть один фактор. На вот, полюбуйся, - Жохов подал Вадиму пачку фотографий. - Его пальчики мы нашли на вилле Левина. Причем пальчики на опознание пришли извне, со стороны Интерпола и ФБР. Вот их владелец, во всех видах.
       На фотографии был изображен человек лет пятидесяти, с наполовину седой головой, усталым выражением лица и большим, продолговатым шрамом поперек левой щеки. Затем были кадры с записи охраны Зимина. Этот же человек был снят в той лодке, что приезжала к Левину.
       - Гражданин Иордании Фарук ибн-Мехти аль Хасан, - продолжал комментировать полковник. - Более известен под кличкой Шах. По происхождению, из чеченцев, покинувших Россию после революции. Все его предки охраняли короля Иордании, личная охрана. В восьмидесятых годах он воевал против нас в Афганистане. Потом близко сошелся с Аль-Кайдой, хотя у него были большие разногласия с Бен-Ладеном. Тот считал целью номер один Америку, а Шах - Россию. Естественно, что он не мог не побывать у нас в Чечне. Там был сильно ранен, переправлен в Грузию. Последнее время работал инструктором по подрывному делу в лагере боевиков в Южном Йемене. Кроме того, отличный снайпер, и, вот это особенно, интересно: диверсант-подводник, довольно редкая специальность для этих парней с гор. ФБР точит на него зубы после того, как его пальчики оказались на вещах в доме одного из террористов, пилотировавшего один из Боингов в сентябре две тысячи первого. Было установлено, что в Америку он не въезжал, но был со смертниками в Европе, пока они там учились летать.
       - Да, серьезный дяденька, - признался Вадим, рассматривая лицо террориста.
       - То, что он прибыл в Россию, уже плохой признак. Значит, готовиться что-то очень важное. Но, самое главное - судя по показаниям наружки, Шах сейчас здесь, в Шуе, вместе с Токаревым.
       - Значит, будем его брать?
       - Ну, это как получиться, - подал голос командир спецнвзовцев. - Такого бы пристрелить издалека, чтобы хлопот не было, и то за счастье. А в ближнем бою с ними будет очень тяжело.
       - Значит, Вадим, твоя задача, - продолжил Жохов. - Ты у нас главный лицедей. Мы там захватили для тебя кое-что: спецовку погрязней, оранжевую робу. Надо пройтись по станции, посмотреть, что, почем.
       в этот момент в кармане Жохова закурлыкал мобильник.
       - Да, Юрий. Как встреча. Прошла на должном уровне? Хорошо. Что-нибудь по моим делам узнал? Что, пакгауз!? Именно так и сказал, пакгауз!? Хорошо, огромное тебе спасибо.
       Жохов отключился, и обернулся к Вадиму.
       - Так, командировка по путям временно откладывается. Оказывается, у "Русского золота" здесь свой пакгауз. Нужно его найти.
       Через час после этого разговора, в товарной кассе железнодорожной станции царила легкая эйфория. Четыре немолодых женщины сидели вокруг стола, и пили чай с большим, кремовым тортом. Та, что помоложе, изливала душу.
       - Нет, девчонки, сорок пять, это уже все. Мужики перестают оборачиваться, да и сама уже себя бабушкой чувствовать начинаешь. Валька тут еще, зараза, догадалась, внуком осчастливила.
       - А что ж плохого то, Надька? - возразила одна из подруг.
       - Да, а что хорошего?...
       Идейный спор прервало появление в дверях коренастого молодого мужчины с выбритой наголо головой.
       - Приятного аппетита, дамы, - вежливо начал он разговор.
       - И без аппетита хорошо летит, - отрезала новорожденная.
       - Да, ну и это хорошо. Но без аппетита в нашей жизни нельзя, аппетит, это главное. Я, конечно, извиняюсь, но вы не подскажите, где тут у вас на станции пакгауз "Русского золота"? Мне у них груз нужно получить, а в этих ваших складах черт ногу сломит.
       - Первый раз, что ли у нас? - спросила самая старшая из женщин.
       - Да, первый.
       - А сам-то откуда?- стрельнула глазками новорожденная Наденька.
       - Из Москвы.
       - Ну, пошли, тогда, покажу, коль ты такой совсем не местный.
       Юбилярша и Вадим вышли из здания конторы, прошли на перрон. Первая, щеголяя своими крутыми формами, шла хозяйка.
       - Вон, видишь? - ткнула она пальцем в горизонт. - Серое такое здание за тем составом?
       - Ну?
       - А вот за ним, это уже и есть тот пакгауз. Его отсюда не видно. Но он один там стоит, больше там ничего нет. Не ошибешься.
       Новичок начал озадаченно крутить головой.
       - А с какой стороны мне тогда подъезжать?
       - С той, конечно, через переезд. Да, вот, - кассирша оживилась, - вот и сам хозяин этого твоего пакгауза идет. Матвеич, иди сюда! По твою душу приехали, - замахала рукой Надя.
       "Этого мне еще не хватало"! - подумал Вадим, наблюдая, как к нему движется пожилой мужчина с решительным лицом старого начальника.
       - Ну, и что вам нужно на моем складе? - спросил он. - Что конкретно?
       - Да, черт его знает, я в фирме первый день работаю, это слово никак выговорить не могу. Что-то для шлифовки камней.
       - А, поди, абразив?
       - Ну да! - обрадовался Шатаев.
       - Так нет его! Кончился, вчера только последнюю партию вывезли.
       Вадим сделал озадаченное лицо, и жалобным тоном спросил: - А, что же мне делать? Я же сегодня первый день работаю. Мне шеф сказал, чтобы без него я не возвращался.
       - Послезавтра приезжай, может, и завезут. Идет один вагон с Урала.
       Кладовщик важно последовал дальше, а Вадим, переведя дух, начал подниматься на перекидной мост. Тут к нему подошел командир группы захвата, одетый по случаю рекогонсцинировки местности во все гражданское.
       - Ну, что узнал? - спросил он.
       - Вон он, за теми складами. Зеленое такое здание.
       - Ага, вижу. На окраине, это хорошо. Меньше народу кругом, меньше возможных жертв. Пойду, проедусь мимо него.
      
      
       ГЛАВА 49.
       Уже вечерело, когда к пакгаузу наконец подали долгожданные вагоны. Стоя на отмостках этого большого, специализированного склада, Матвеич лично вскрыл печати, и с помощью грузчиков откатил в сторону массивную дверь. Из вагона остро пахнуло сухофруктами, грузчики начали заводить в вагон мостки. Чуть в сторонке за этим наблюдала группа людей: Токарев, Шах, и еще три кавказца. Все четверо курили, и лица у всех были напряжены. Уже начали вытаскивать первые ящики с сухофруктами, и один из кавказцев отошел в пакгауз, командуя, куда относить одни, а куда другие. При этом он внимательно рассматривал маркировку всех ящиков, сверяясь при этом по списку. В результате из первого вагона в сторонку отставили пять ящиков. Начали открывать второй вагон, когда из сгустившегося сумрака появился человек, по виду - типичный работяга, в оранжевой каске, в оранжевом жилете, одетом на голове тело, с грязными руками. На плече его был молоток на длинной рукоятке, а когда он подошел поближе, в свете прожекторов стало видно, что один глаз парня украшает солидный синяк.
       - Мужики, огоньком не угостите!?- хриплым голосом провозгласил он. Ему кинули зажигалку.
       - А сигареткой?
       - Ага! Хозяйка, дай воды напиться, а то так есть хочется, аж переночевать негде! - насмешливо процитировал один из грузчиков.
       - Свои надо иметь, - засмеялся второй, но кинул парню сигарету. Тот с трудом нагнулся, подобрал ее, закурил, и кинул зажигалку обратно.
       - Спасибо, - прохрипел он, и, развернувшись, не спеша начал удаляться в сторону вокзала. Грузчики и начальство про него тут же забыли, продолжали наблюдать за его уходом только двое: Шах и Матвеич. На лице и того, и другого было явно озадаченное выражение.
       - Всех, вроде, у нас знаю, а этот крендель откуда взялся? Уже пьяный, с фингалом, кто ж его взял на работу, такого красавца? - возмутился кладовщик.
       Услышав эти слова. Шах вспомнил совсем другое: крыльцо местного отделения милиции, и на нем, курносый оперативник покровительственно хлопает по плечу Вахида Азаева. Тем временем Вадим крутанул в воздухе, перед собой, зажженной сигаретой, так, что получился огненный круг. Шах этого не видел, но он слишком много повидал в этой жизни. Выхватив из-под куртки пистолет с глушителем, он, почти не целясь, выстрелил вдогонку Вадиму. Тот упал, а Шах коротко и властно бросил своим соплеменником несколько фраз. Они так же выхватили оружие, а из темноты уже появились темные фигуры спецназовцев. Бой начался секунд на десять раньше, чем должен был начаться, и это во многом определило его итог.
       - Все стоять на месте! - закричал капитан. Один из чеченцев выстрелил из пистолета по лампе над входом, а двое принялись отстреливаться от солдат. Под это дело с помоста сыпанули вниз, на рельсы, грузчики, и вслед за ними, Токарев и Матвеич. Жохов же, подбежав к телу Шатаева, перевернул его лицом вверх, подсветил фонариком, и закричал: - Скорую! Быстро!
       За пакгаузом взревел двигатель "Геленвагена", машина, не разворачиваясь, задом начала сдавать назад, по ней тут же открыли огонь из автомата, стекло покрылось сетью трещин, но и изнутри машины шофер, держа баранку одной рукой, ударил по спецназовцам из короткоствольного "Узи". "Геленваген" сумел развернуться, с места резко рванул вперед, а впереди была пустая дорога, и тогда по машине начали стрелять уже из нескольких стволов, с трех сторон. Промчавшись метров пятьдесят, автомобиль резко свернул в сторону, и, не сбавляя скорости, врезался в столб, снеся его на корню.
       Между тем перестрелка в темноте не стихала. Двое кавказцев отстреливались из самого пакгауза, третий нырнул под вагон, и побежал в темноту. На ходу он развернулся, и бросил в сторону спецназовцев гранату. Осколками не задело никого, но именно эта же вспышка позволила одному из бойцов, стоящих в оцеплении, увидеть силуэт убегающего. Припав на колено, он вскинул автомат, и ровно потянув Калашников слева направо, дал вдогонку длинную очередь. Закончив с этим, он пробежал вперед, и, через двадцать метров увидел неподвижное тело боевика.
       Тем временем в пакгаузе шел настоящий бой. Оба чеченца разбежались в разные стороны, а так, как он был забит какими-то огромными ящиками, мешками и громоздкими станинами списанных, или новых станков, то игра в прятки обещала быть долгой. Выстрелы гремели минут десять, сначала затихло в одной стороне, и только у самого торца пакгауза, практически в мышеловке отстреливался последний боевик. Лампочки они перебили уже в самом начале боя, так, что вооруженный прибором ночного виденья капитан медленно подкрадывался к боевику. Когда до него осталось метров пять, он поднял пистолет, и тихий выстрел заставил чеченца выпустить оружие, и схватиться за локоть.
       - Все, берем его! - коротко рявкнул капитан. Сразу же с двух сторон на парня кинулись черные тени, он упал, но, когда командир подумал, что все уже кончено, кто из спецназовцев вскрикнул: - Граната!
       Две тени отскочили в сторону, а из под лежащего тела рванула вспышка взрыва, подбросившего его вверх. Капитан выругался, и, содрав прибор ночного виденья, включил фонарь. Прежде всего, он направил его на тело боевика, но с этим все было кончено. Затем в луче появилось лицо одного из спецназовца. С виска его текла кровь.
       - Что, Сашка, сильно зацепило? - встревожено спросил капитан.
       - Да, нет, шкуру снесло. Антон, ты как?
       - Нормально, меня вообще не задело, - пробасил второй.
       Между тем Жохов, при свете мощных фонарей, рассматривал все то, что осталось снаружи пакгауза. Кроме чеченца шальная пуля убила одного из грузчиков, еще один был ранен, ворочался, со стоном, на помосте. Матвеич, с трясущимися губами, шептал что-то матерное да хватался за сердце. Анатолий Семин, появившийся в воротах, пакгауза, заявил: - Все кончено. Эти оба мертвы.
       - Как мертвы? - поразился полковник. - Я же говорил, что нам они нужны живыми! Вы, что живыми взять их не могли?
       Капитан огорченно покачал головой.
       - Один застрелился, второй подорвал себя гранатой. Еще парней моих хотел с собой захватить.
       Тут из-за вагона показались три воина, несущих еще одно тело убитого боевика. С другой стороны подошел еще один подчиненный капитана.
       - Этот, в машине, готов.
       Командир его не удержался, и начал материться.
       - ...Да что ж сегодня такая невезуха то?! Вы че, его, так остановить его не могли?
       Тем временем Жохов спрыгнул с помоста вниз, подошел к задержанным спецназовцами грузчикам. Он внимательно всматривался в их лица, но никаких черт, присущих иорданскому террористу найти не мог. Это были наши, типично русские грузчики, с типично русскими лицами.
       - Анатолий, а где пятый? - крикнул он капитану.
       - Не знаю, - ответил тот.
       - Надо его найти.
       Анатолий спрыгнул вниз, подошел поближе.
       - Самого главного нет, Шаха, - тихо сказал ему Жохов. - Надо попробовать отыскать его.
       - Здесь? Ночью? - скептично хмыкнул Анатолий. - Судя по тому, что вы про него наговорили, он давно уже сделал ноги.
       - Но, поискать надо.
       - Хорошо, сейчас займемся.
       Минуты через три большая часть спецназовцев растворилась в темноте, а двое оставшихся заняли пост около ворот пакгауза. Сами ворота закрыли, с помощью Матвеича вкрутили новые лампочки взамен разбитых, и начали потрошить ящики, отложенные чеченцами в сторону. В одном из них, под слоем куряги, оказались два больших пакета с золотом. Внимательно рассмотрев маркировку, Жохов хмыкнул: - Половина с русской маркировкой, половина с турецкой. Стопроцентная контрабанда.
       В остальных четырех ящиках были доллары. Сотенные, десятки, и даже просто доллары.
       - Сколько же тут миллионов? - не выдержал, и спросил Анатолий.
       - Скорее всего, нисколько, - отрезвил капитана Жохов. - Уж больно они необмяты. Сделаны хорошо, но, мне кажется, это все же фальшивка.
       Но, самое интересное, ждало Жохова во втором вагоне. Разгружать его пришлось спецназовцам, вернувшимся с охоты на Шаха ни с чем. Как ящики с двойным дном отличали чеченцы, они так и не поняли, а бумажка с номерами ящиков взорвалась вместе с хозяином. Попытка вызвать на откровенность Токарева не вызвало ответной реакции. Сопредседатель холдинга впал в какой-то ступор.
       - Ну, и как вы все это объясните, Александр Иванович? - спросил его Жохов, кивая на ящики с золотом и долларами.
       - Я ничего про это не знал, - тихо ответил тот.
       - И поэтому приехали лично встретить два вагона с курягой? - ухмыльнулся Жохов. - Вы ведь, Александр Иванович, можете пойти по статье, как пособник террористов. А это очень серьезно. До двадцати лет тюрьмы.
       Но, после этого Токарев вообще замолк, и только смотрел остановившимся взглядом в одну точку.
       Так что, пришлось вспарывать все ящики, и в пакгаузе стоял дикий запах сушеного абрикоса. Втихаря, все спецназовцы налопались его до отвращения, и всем так же быстро хотелось пить. Но с другой начинкой в этом вагоне оказался только один ящик. Вскрыв его, они обнаружили ровные ряды квадратных коробочек.
       Осторожно открыв одну из них, капитан присвистнул.
       - Что это? - спросил Жохов.
       - Судя по маркировке, это радиовзрыватели. Американские, последняя модель.
       У Жохова немного отлегло. "Значит, не зря Вадька свою шкуру подставил под пули", - подумал он.
       Было уже пять утра, когда они собрались покинуть гостеприимный город Шуя. Спецназ погрузился в свои "Газели", и отбыл. Подчиненные полковника так же ушли вперед, к своей "Ауди". Жохов же оставил свою "Волгу" на привокзальной площади, так что, ему пришлось в одиночку конвоировать главу холдинга "Золотое кольцо России". Они шли рядом, и со стороны можно было понять, что идут два старых друга, беседуют.
       - И все-таки вы подумайте, Александр Иванович. Нам сейчас важна любая информация по боевикам. Адреса, телефоны, места обитания. Судя по тому, что они вас охраняли больше месяца, вы можете иметь вполне достаточно подобной информации.
       - Ну, если так, то я, может быть, и смогу чем помочь. А так, они меня ни во что не посвящали.
       Они остановились на платформе, пропуская быстро набирающий ход товарный состав. Каждый, вроде бы, смотрел на вагоны, но думал о своем. Но тут на крыше одного из вагонов появилась плечи и голова человека. Шах, давно наблюдал за мирной прогулкой комитетчика и Александра Токарева. То, что тот шел без наручников, да еще и мирно беседовал с фээсбешником, окончательно убедило его, что именно Токарев заложил их ФСБ. Приподнявшись, он поймал на мушку угловатую фигуру Токарева, и, под непрерывную тряску вагона, выпустил в него половину обоймы.
       Состав свое отгрохотал, и на перроне осталось двое: один человек лежал на асфальте в луже собственной крови, а второй стоял над ним с чувством бессильной ярости.
      
      
       ГЛАВА 49.
       Это была первая ночь их существования в браке, когда супруги Ольга Малиновская и Юрий Астафьев ночевали врозь. После благополучного разрешения проблемы с незнакомым кавказцем Ольга прогуляла с ним по Москве до полуночи. Олеська утомилась, и давно и спала на плече Рустама.
       - Я, вообще то, не оперативник, я работаю в аналитическом отделе, - рассказывал Саная. - Если бы вас прикрывали настоящие профессионалы, вы бы их даже не заметили. Но, в этот раз все они заняты в других местах, и раз Андрей Андреевич попросил, пришлось заняться этим делом мне.
       - Ну, вот, выходит, мы лишили вас законного выходного.
       - Да нет, наоборот, я этому очень рад. Сколько я в Москве живу? Уже шесть лет, а до сих пор ни разу в зоопарке не был.
       - Да? А я теперь, кажется, каждую тварь в лицо знаете. Сколько часов мы вас в это зверином царстве промурыжили?
       - Да, долго.
       Они рассмеялись, а потом Ольга озабочено взглянула на часы.
       - Так, все было хорошо, экскурсия по Москве удалась. Спасибо за это вам, Рустам. Но, время сейчас уже позднее, нужно нам устаиваться на ночлег. В гостиницу какую-нибудь податься? Тут есть что-нибудь подешевле?
       - Зачем гостиницу? - возмутился грузин. - Поедемте ко мне. Мама будет рада гостям, я вам это точно гарантирую.
       - Мама? А ваша жена? Она мне волосья не повырывает?
       - Жены у меня пока нет, - честно признался он.
       - Что это так? - удивилась Ольга.
       Саная беспомощно пожал плечами.
       - Так получилось. Для нас, грузин, это самый важный шаг в жизни. У меня отец женился уже в сорок лет. И дед тоже, в сорок два.
       - Отец у тебя живой?
       - Нет, он погиб несколько лет назад, в Абхазии. Он тоже работал в нашей конторе, тогда еще КГБ, и его отец тоже. Так что я потомственный чекист.
       В этих словах прозвучала даже гордость.
       Мать потомственного чекиста, еще, сравнительно моложавая, но уже очень грузная, встретила гостей по-грузински радушно, с хорошим вином, хачапури, и прочими чисто кавказскими изысками. За таким ужином и разговорами они засиделись до трех ночи. Когда Ольга уже уснула, в зале, на диване, Нина Иосифовна спросила сына: - Она тебе нравиться, да?
      
       - Да, мама, - признался Рустам. - Это первая девушка, которая поразила меня с первого сказанного слова.
       - И что такого она тебе сказала?
       - Она сказала просто: "Руки вверх!".
       Мать засмеялась, толкнула сына ладонью в плечо: - Ну, ты у меня, сынок, шутник. Иди, ложись спать, завтра тебе на работу.
       Перед тем как уснуть, Ольга вспомнила о муже. Она достала мобильник, и позвонила Юрию. Она предполагала, что тот давно спит, но Астафьев ответил мгновенно.
       - Да, Астафьев.
       - Ты где у меня? Живой? - спросила она.
       - Да, хотя и не вполне, - ответил Юрий, и по этому заплетающемуся языку, Ольга догадалась, в каком состоянии ее благоверный.
       - Ты что, до сих пор с Олегом квасишь? У него дома? - заволновалась она, с мыслью о Юльке и ее претензиях на Астафьева.
       - Нет, я тут, на квартире Витьки. Мы тут с мужиками кое-что ремонтируем.
      
       - Ну-ну, смотри, не наремонтируйся до похмельного синдрома.
       Ольга отключилась, и тут же уснула. А еще через пару минут спал и Астафьев. Только ложем его был старый матрас, на полу в квартире Виктора Зубко. Сюда он зашел с целью проверить, как идет ремонт пострадавшей по его вине квартире. Ремонт шел во всю, группа молдаван уже клеила в зале подвесные потолки, а в ванной заканчивали проводку металлопластика. Руководил этим процессом сам капитана Семенов, и еще два милиционера с того же отделения милиции. Чтобы это было не так скучно, они хорошо затарились водкой, закуской, и появление "заказчика" вызвало у них взрыв бурного восторга.
       - О, Юрий Андреевич пожаловал! А у нас тут дела идут полным ходом, - обрадовался Семенов.
       - Да, вот кто нас рассудит! - оживился один из оперов, Юрий помнил только, что его зовут Владимиром. - Адреич, скажи, что лучше в прихожую - пластиковые панели, или просто водоэмольсионка?
       - Да, я откуда знаю? - пожал плечами Астафьев. Он в своей квартире ремонт не делал уже лет десять, и Ольга в последнее время просто выходила из себя, видя этот печальный пейзаж давно прошедшей эпохи.
       - Выпьешь? - предложил Семенов, открывая очередную бутылку водки.
       Юрий почесал затылок.
       - Я, вообще-то, уже хороший. А, вообще, давай!
       Это "давай" спустя три часа и привело Астафьева к спартанскому лежбищу на полу.
      
       Было пять утра, уже рассветало, когда в дверь квартиры Зубко начали осторожно ковырять в замке отмычкой. Человек, который делал это, был гораздо менее квалифицированный, чем предыдущий грабитель этой квартиры, так что возился он долго, минут пять. Но, его усилия не пропали даром, замок поддался, дверь тихо скрипнула, и на пороге появился человек в черной маске на голове, с пистолетом в руке. Он на цыпочках прошел вперед, заглянул в кухню, а потом пошел дальше, в зал. Внимательно рассмотрев спящего человека, а в зале было довольно темно, он опустил дуло, и дважды выстрелил в его голову.
       Ольга в этот понедельник спала бы еще и спала, но ее в девять утра беспощадно разбудила Олеська. Вообще-то, она начала теребить Малиновскую с половины девятого, но полчаса та, как дорогая кукла, открывала глаза, хлопала ими, а потом снова закрывала. Уже и Нина Иосифовна пыталась увести Олеську от постели гости. Она накормила девчонку, пыталась ее занять разговорами на кухне, но та все равно упорно срывалась с любой позиции и начинала теребить спящую "няньку".
       - Вставай, Ольга, пошли в аквапарк! Ты обещала! А еще я хочу на парашютную вышку!
       Так что, в девять Ольга с трудом встала, а когда умылась, и хозяйка пригласила гостью за стол, то могла уже не только ходить, но и думать.
       - А где Рустамчик? - спросила она, зевая.
       - О, его сегодня подняли в семь утра и вызвали на работу. Он так не хотел идти, все спрашивал по телефону, кто же будет охранять вас, но ему сказали, что опасность уже миновала.
       - Ну, слава богу! - Сказала Ольга, а сама подумала: "С чего это они взяли, что опасность миновала? Я не поверю в это ни за что, до тех пор, пока Юрка лично не пристрелит этого чертова Хаджи".
      
       Но, как раз именно Астафьев был причиной подобной реакции со стороны руководства ФСБ.
       Юрий хорошо переел в трактире, так что в пять утра его с неодолимой силой понесло в туалет. Так, как хмель еще весьма умеренно ушел из организма Юрия, то сиденье на унитазе у него сочеталось с временной дремотой. Он слышал, как кто-то открыл дверь квартиры, прошел мимо туалета, а затем и вышел из квартиры. Но, когда, буквально через минуту Юрий покинул свой "кабинет раздумий", то, первое, что он почувствовал, это запах сгоревшего пороха. Этот запах он не мог спутать ни с чем другим. Проскользнув на кухню, он торопливо нашарил в кармане куртки пистолет, и кинулся в зал. На матрасе лежало тело одного из строителей, молдаван. Он, так же как и Юрий, был одет в голубые джинсы, в синюю майку, и лежал лицом вниз. А вот в затылке его были проделаны две ровных дырки. Это зрелище не только отрезвило Юрия, но и взбесило его. Юрию за эти дни так надоело бегать и дрожать по вине от этих козлов, что, как-то утробно зарычав, Юрий выскочил из квартиры, и побежал вниз по лестнице. По инерции он выскочил из подъезда, и, оглянувшись по сторонам, сразу увидел знакомый автомобиль красного цвета. Стоял тот метрах в пятидесяти от Астафьева, на стоянке рядом с торцом дома, и к нему спокойным шагом направлялся человек в черных джинсах, и темной ветровке. Юрий побежал вперед, на ходу снимая пистолет с предохранителя. Услышав сзади себя топот его ног, парень в черном оглянулся, и, увидев Юрия, повел себя совершенно неадекватно. Лицо его исказила гримаса ужаса, он заорал что-то жуткое и, со всех ног кинулся к машине. Чеченца можно было понять. Человек, в затылок которого он только что влепил две пули, преследует его с оружием в руках. Это была уже мистика. Он быстро заскочил в автомобиль, шофер резко рванул ее с места, развернул в сторону дороги. Но, Юрий уже вскинул пистолет и начал без перерыва стрелять вдогонку. Расстояние тут было не очень большое, метров десять, и, хотя оно постоянно увеличивалось, но, каждая пуля попадала туда, куда хотел Астафьев. Несколько выстрелов кучно легли в районе головы водителя машины, и это дало свои плоды. "Фольксваген" вильнул в сторону, пули пошли уже по всему салону, а потом машину вынесло с тротуара, и она врезалась в стойку детских качелей. Юрий побежал к машине, рывком открыл дверцу со стороны водителя. Тот был мертв, ему так же досталось две свинцовых порции в затылок. На заднем сиденье лежал не менее мертвый человек. А вот парень, тот, что бежал от него, был жив, только без сознания. Во время столкновения он просто сильно ударился головой о стекло. Юрий распахнул дверцу с его стороны, тело киллера вывалилось наружу, и Астафьев, осмотрев его, убедился, что он не ранен. Вскоре тот сам подтвердил, что жив. Застонав, парень перевернулся на живот, и попробовал подняться на ноги. Это Астафьеву не понравилось. Наручников у него не было, связывать руки ремнем он толком не умел. Поэтому он просто ударил чеченца рукоятью пистолета по голове, отчего тот снова решил полежать на сырой земле без сознания. Юрий обшарил его карманы, забрал у своего "крестника" оружие и документы, и, оглядываясь на постепенно подходящих со всех сторон людей, начал звонить Жохову.
       - Андрей Андреевич? Это Астафьев. Вам пленный чеченец случайно не нужен? Я тут задержал одного. Правда, с довеском - еще двумя трупами.
       - Хоть с тремя, но дай нам его живого! - буквально закричал Жохов. Полковник еще ехал по дороге в Москву, и этот звонок стряхнул с него сонную усталость неудачника.
       Так что, в девять утра Жохов шел на ковер к начальству в довольно бодром состоянии духа. Генерал же, наоборот, был очень не в духе. Он был уже в курсе последних событий.
       - Ну, что, Андрей Андреевич, ваша операция в Шуе закончилась блистательным провалом?
       Жохов попробовал изобразить оптимизм.
       - Ну, по чему же провалом? Мы перекрыли канал поставок в Россию контрабандного золота, изъято фальшивых долларов на сорок миллионов. И, кроме того, самое важное, перехватили новейшие радиовзрыватели, чем предотвратили не один теракт.
       Генерал отмахнулся.
       - Да, взрыватели у них есть и получше, называются система "Шахид". Вы не взяли ни одного пленного, Жохов. От вас ушел Шах, самый важный на сегодняшний день террорист на территории России. Ну, и мы до сих пор не знаем, ни планов террористов, ни мест их базирования. Так что, хвалиться вам нечем.
       - Ну, пленный один у нас есть, - возразил Жохов. - Сейчас его допрашивают. Там большие трудности, он почти не знает русского языка, приходиться вести разговор через переводчика.
       Генерал усмехнулся и ехидным тоном спросил: - Пленный, этот тот парень, которого взял тот чапаевский опер?
       - Кривовский, - поправил Жохов. - Он из Кривова, а не из Чапаевска.
       - Да, какая разница! Главное, что он проявляет гораздо больше умения, чем ваши, столь тщательно побранные кадры. Кстати, что там с Шатаевым?
       Жохов тяжело вздохнул.
       - Состояние очень тяжелое. Пуля прошла над сердцем, чудом его довезли до ближайшей больницы. Сейчас врачи говорят, что выживет.
       - Ну, хорошо, идите, работайте. И помните - до встречи двух президентов осталось три дня. Если мы не узнаем, где они хранят взрывчатку, и где базируются, саммит придется отменить, или перенести в другое место. А это, согласитесь, позор для нашей службы. Идите.
      
      
       ГЛАВА 50.
       Разбор полетов проводили не только в ФСБ, но и Хаджи выслушивал жесткие упреки Шаха.
       - Вся эта история с золотом ловушка ФСБ. Ты Мохаммед, не смог разобраться в людях. Твой кунак Токарев сдал меня со всеми потрохами. Они там искали меня, я сам слышал переговоры спецназовцев. Им был нужен Шах.
       - Но, почему тогда тебя не взяли на даче Токарева? - спросил Хаджи.
       - Я не знаю. Может, они ждали взрыватели.
       Шах чуть подумал, потом решил: - Я думаю, что если мы провалим всю операцию, то только по твоей вине. Ты слишком открылся для всех этих бизнесменов, для тех же дагестанцев и ингушей.
       - Но, уважаемый, ты проведешь теракт, и исчезнешь, а мне здесь жить еще долго. Я не могу не устанавливать какие-то связи. Мне не нравиться все это, я лучше сам готов пойти шахидом, чем сидеть за одним столом с этими русскими крысами.
       Но Шах неумолимо продолжал.
       - Кроме того, ты слишком увлекся преследованием этого своего кровника. Я понимаю тебя, как чеченец чеченца. Но, из-за этого ты поставил под угрозу всю операцию. Мы потеряли уже один джамат, и я не хочу рисковать двумя другими. Главное нам сейчас - затаится до часа возмездия.
       После завтрака Ольга, поразмыслив, решила сводить Олеську на какие-нибудь аттракционы. На всякий случай она позвонила мужу.
       - Ты где?
       - Я у Андрей Андреевича.
       - Ты там надолго?
       - Ну, пока они меня отпускать не собираются.
       - Ну что ж, тогда ладно. А мы пошли развлекаться. Хотим пройтись по аттракционам.
       Юрий, со вздохом, отключил телефон, и развел руками.
       - Кто-то развлекается, а кто-то пашет. Что обидно, в свой отпуск, и даже - медовый месяц.
       Его собеседником был никто иной, как Рустам Саная. Когда час назад их познакомили, и грузин узнал, что этот мужчина, муж Ольги Малиновской, он не выдержал и прямо сказал: - Юрий Андреевич, как я вам завидую. У вас такая красивая жена. И, главное, решительная.
       - Да, решительности ей хватает, - засмеялся Юрий. - Все-таки прокурор в третьем поколении. Ей только обвинительные заключения выносить.
       - Как вам удалось завоевать такую женщину? - спросил Саная.
       Юрий рассмеялся.
       - Да, понимаешь, выхода не было. Начальство не отпускала меня в отпуск, а Ольга одна в Москву ехать не хотела. Ну, мы пошли, и расписались. После такого аргумента у моего полковника козырей уже не было.
       Грузин чувствовалось, был разочарован. Он хотел спросить что-то еще, но тут распахнулась дверь, и в кабинет вошел озабоченный Жохов, и еще три человека его команды. Всех их Юрий видел впервые. Это были глаза и уши полковника Жохова, уже несколько суток подряд ведущих наблюдение за своими подопечными.
       - Так, кто не знает, это Юрий Астафьев, наш основной раздражитель всего действия, - представил его подчиненным Жохов. - Так, сказать, катализатор процесса поиска. Два сегодняшних трупа, и пленный - его рук дело. А это Валерий Авдеев, теперь он будет присматривать за вами.
       - Да, вы, дорогой товарищ, лишили нас объекта наблюдения, - признался коренастый мужчина лет сорока, с прической ежиком.- Квартира номер два опустела. Все его обитатели либо в морге, либо в камере.
       - Так это вы должны были меня прикрывать? - возмутился Юрий. - Какого же черта вы позволили этому козлу зайти в квартиру и пристрелить того работягу? Я же должен был быть на его месте. Хорошо меня понос прошиб.
       - Да, в самом деле, Валерий? - спросил Жохов. - Куда вы подевались?
       - Мы не знали, что они едут именно за этим. По нашим сведеньям квартира Зубко стояла пустой, где вы были, мы тоже не имели представление. К тому же за полкилометра до места события мы проткнули колесо, и пока его меняли, приехали как раз тогда, когда вы уже звонили полковнику.
       - Да классное у меня прикрытие, - покрутил головой Юрий. - Надо было у дагестанцев автомат вытребовать, и бронежилет.
       - Хорошо, хватит об этом, - прервал полковник. - Значит, квартира номер два стоит пустой? - повторил Жохов. Последние двое суток он практически не спал, постоянно все переспрашивал, и, время от времени, тер лицо руками.
       - Да, - согласился Валерий. - Они все жили там. Насколько я понял, это метод работы всей этой группы Хаджи. Они ни как не связаны с другими группами, не встречаются с ними, и получают команды только по телефону.
       - Это называется "джамат", и это пошло из чеченской войны, - вставил свое слово Саная. - Я не удивлюсь, если таких групп по городу будет несколько, две, или три, а то и больше.
       - Да, хитро придумано, - признал Жохов. - Личные контакты исключены, и если проваливается одна группа, то остальных это не касается.
       - Мне кажется, что ей просто пожертвовали, - предположил Валерий. - Они, Хаджи и Шах, не могли не знать о том, что эта машина, и эта квартира под наблюдением.
       - Это еще раз говорит о том, что Хаджи не оставляет мысли расправиться со своим кровником, - полковник с явным сочувствием посмотрел на Юрия. - Но меня сейчас интересует другое - кто стуканул чеченцам о том, что вы, в квартире Зубко? Ведь до этого наблюдения за вами не было.
       - Нет, не было, - подтвердил Юрий. - К тому же и этот киллер точно знал, что я сплю на полу, только не в зале, а в кухне. Если бы не понос, то сейчас моя жена была бы уже вдовой.
       - И кто мог об этом знать? - спросил Жохов.
       Юрий чуть поразмыслил, и усмехнулся.
       - Кто-то из окружения капитана Семенова. Оттуда в прошлый раз ушла информация, что я живу на квартире Зубко, и в этот раз тоже.
       - Да, надо было заняться этим прошлый раз, но не было времени и сил.
       - А, может, это он сам? Этот Семенов? - высказался Валерий.
       - Вряд ли, - чуть подумав, решил Астафьев, - если бы это был он, то точно бы указал, где я нахожусь. Кто-то навел их уже со слов Семенова, или тех двоих.
       - Надо бы как-то выявить этого стукачка, - заметил Саная. - Может пригодиться.
       - Зачем? - возразил Валерий. - У нас и так сил нет, а тут еще искать иголку в стоге сена. Давайте займемся этим потом, после того, как возьмем Хаджи и Шаха.
       - Нет, надо над этим подумать, Рустам, сообрази что-нибудь на досуге, - попросил полковник.
       - Досуг, это что такое? - с тонкой улыбкой на узких губах спросил грузин.
       - Ну, ладно, уж, Рустамчик, не придирайся. Полдня провел с красивой женщиной и уже переработал. Давай, лучше доложи, что мы имеем в сумме всех фактов.
       - Ну, что ж, хорошо.
       Саная, как примерный школьник, даже встал.
       - Итого за вчерашний день мы имеем шесть трупов, у всех паспорта выданы в одном и том же отделении милиции в Клину. Разница только в сроках выдачи. Мы провели расследование, выяснилось, что таких серий, было три. Первый раз приехали шестеро в начале апреля, затем восемь человек в мае. Именно там, в этой группе был Хаджи и его брат. И последняя группа прибыла две недели назад, девять человек. Благодаря усилиям нашего волжского друга, - он показал рукой на Юрия, - и вчерашней операции в Шуе, она уничтожена полностью. Один чеченец еще вчера умер в больнице, это тот, что упал с лестницы. Опять же с помощью нашего гостя. И один у нас в руках.
       - Есть соображения когда, и с какими документами приехал Шах? - поинтересовался Жохов.
       - Нет. Фотографии в горотделе не имеют ничего общего с личностями самих бандитов. Было установлено, что часть снимков принадлежит уже убитым боевикам, а часть вообще совсем не понятным людям.
       - Но, в паспортах у них другие фотографии, свои? - настаивал полковник. У него даже на белках проявились красные прожилки.
       - Так точно, - подтвердил Саная. - Но, паспортистка, та, что вклеивала фотографии в паспорта, уже не скажет ничего. Спустя три дня после выдачи последнего паспорта, она погибла в автомобильной аварии.
       - Понятно. На всякий случай все остальные фамилия и имена поместить в ориентровки и разослать во все отделения милиции.
       Саная кивнул головой.
       - Уже подготовлено.
       - Хорошо, дальше.
       - Проба пыли из салона "Газели" показала наличие в нем следов гексогена, и смеси взрывчатых веществ: алюминиевая пудра, селитра, и все остальное. Кроме того, там же было найдено большое количество глинистого грунта.
       - Это что такое? Откуда? - нахмурился Жохов.
       Саная пожал плечами.
       - Не знаю. Известно только, что обе "Газели" клуба "Кавказ" за то время, что мы наблюдаем за ними, то есть, за пять дней, ни разу не выезжали за пределы города. Все закупки они производили в пределах МКАДа.
       - Получается, что взрывчатку они получали где-то здесь, в городе? - предположил Валерий.
       - Либо ее давно уже завезли в клуб, еще до установления наблюдения, - предположил Юрий.
       Саная отчаянно замотал головой.
       - Это вряд ли. Они завезли компоненты в конце июня, и начале июля. Если сплюсовать три рейса трех газелей, то это получается около десяти тонн. Все перемешать, в нужных пропорциях, расфасовать в таких объемах, и перевезти на место взрыва - это требует много времени.
       - А почему вы вообще решили, что взрывчатка в "Кавказе"? - спросил Жохов.
       Саная пожал плечами.
       - Это самый большой объект, контролируемый этими чеченцами. Ни в одном другом объекте нет места для хранения стольких объемов. А в "Кавказе" большой подвал. Он по размерам даже больше самого клуба. И то, что Бахтияр Дагоев получает указания непосредственно от Хаджи, это уже установлено абсолютно точно.
       - А сколько всего таких объектов? - насторожился Астафьев.
       - Шесть. Туда входят два кафе, магазин, и две квартиры.
       Жохов, просто стареющий на глазах, вернул их к исходному моменту.
       - Так, все же, куда именно ездили эти "Газели"?
       Саная продолжил.
       - Всего они посещали десять оптовых баз, кроме того, обслуживали еще два принадлежащих Дагоеву магазина. На каждой базе сотни торговых точек, и если допустить, что взрывчатку они получали через них, то это очень трудоемкое занятие. Они могли завести ее под видом сахара, как муку, расфасовать по коробкам под любой из видов продукции. Если бы у нас было много времени, то мы бы смогли их вычислить, но опять, только методом химического анализа.
       - Но времени у нас нет, - меланхолично заметил полковник.
       - Нет, конечно.
       - Что мы имеем еще?
       - Фотографию того парня, найденную на даче Токарева.
      
       Рустам кинул на стол снимок, найденный операми Шалагина.
       - Судя по растениям, попавшим в кадр, снимок сделан в Подмосковье, но это не дача Токарева.
       - А сам это парень? - спросил Валерий.
       Саная кивнул головой.
       - Среди убитых его нет. Похоже, он уехал с дачи Токарева в том микроавтобусе "Ниссан", что Вадим видел вместе с двумя машинами, выезжавшими с дачи Токарева, и тех, что мы нашли в Шуе. Она оторвалась где-то в районе МКАДА, и куда она поехала, сказать трудно. Кроме того, парни Шалагина выяснили, что двое из охранников активно занимались освоением аквалангов. Одни из них был Шах, а второй, как раз это парень. Но акваланги они забрали с собой. Так что, угрозу со стороны воды не стоит исключать.
       - Мы ее не исключаем, мы просто не знаем пока, где они решили нанести удар, - поправил Жохов.
       Он снова зевнул, и Юрий невольно повторил это его природное движение.
       "Эх, - подумал он, - а где-то Ольга сейчас с Олеськой развлекаются".
      
      
       ГЛАВА 51.
       Ольга и Олеська в это время действительно до умопомрачения накатались на качелях и каруселях парка имени Горького, и зашли в летнее кафе перекусить чего-нибудь мясного, а затем в спокойной обстановке наесться мороженого. Ольга передвинула надоевшие солнцезащитные очки на лоб, и отдалась чувству наслаждения чревоугодием. Начали они с шашлыка, а закончили холодным "наркотиком", так называл мороженое Юрий, и лимонадом. Пока они поглощали мороженое, Олеська болтала без умолку.
       - Когда нам привезут малыша, мы будем его с мамой купать по очереди, - рассуждала она с апломбом взрослого человека, - мама же будет уставать, вот я и буду ей помогать.
       Ольга не выдержала, и рассмеялась.
       - Олеська, тебе сколько лет? Пять?
       - Нет, через неделю будет шесть.
       - Понятно, взрослая уже девушка. В школу то пойдешь?
       - Не знаю. Мама хочет отправить, а бабушка говорит, что я слишком мала, еще залезу куда-нибудь, куда не надо.
       - Да, а ты, в самом деле, что так лазишь то везде, как мальчишка? Что тебя так тянет забираться черте куда?
       - А мне нравиться. Сверху все так хорошо видно. Давай, сейчас, пойдем на чертово колесо. Я маму на той неделе столько уговаривала прокатиться на нем, но она отказала.
       "Еще бы", - усмехнулась Ольга. - "На девятом месяце беременности только на каруселях и кататься".
       - Ну, хорошо, уговорила, - согласилась она. - Доедай, и пойдем.
       Тут внимание Ольги привлек небольшой, но очень элегантный катер, причаливший к лестнице набережной. Трое людей поднялись вверх, а катер тот же час отплыл. Люди, приехавшие на катере, проходили совсем рядом от них, и Малиновская, машинально рассматривающая вновь прибывших, с ужасом узнала одном из них Хаджи. Второй человек был ей не знаком. Он смотрелся гораздо более пожилым, со шрамом на щеке. Они не обратили на нее никакого внимания, а вот третий, шедший за ними, оглянулся, и оглянулся он не на кого-нибудь, а именно на Ольгу. Был он лет тридцати, высоким, горбоносым. В его взгляде была какая-то заинтересованность, и сначала это Малиновскую не сильно взволновало. Она могла бы хотя бы опустить на глаза очки, но не сделала это. А парень, уже уходя, оглянулся еще раз, и тут Ольга поняла, именно поняла, а не вспомнила, что это тот самый чеченец, которого она на банкете так жестоко отправила купаться в озеро.
       - Ну-ка, Олеська, пошли отсюда, - пробормотала она.
       Они прошли в парк, и Ольга с облегчением вздохнула. Но, когда она уже взяла билет на чертово колесо, и они усаживались в кабинку, Малиновская заметила в самом конце аллеи высокую фигуру чеченца. Он был один, и шел прогулочным шагом, но при этом активно осматривался по сторонам, явно кого-то искал. Кого именно Ольга выяснять не стала, кабинка подъехала, и Олеська уже успела вскочить в нее. Так что, отступать было поздно, она запрыгнула на ходу в кабинку, закрыла дверцу, и напялила на глаза очки, торопливо достала из сумки бейсболку, в два движения забрала свои приметную гриву под кепку. Последней стадией маскировки была шелковая косынка, прихваченная Ольгой на случай, если они заиграются до позднего вечера. После этого она занялась обликом своей подопечной.
       - Олесь, давай-ка, немного сменим имидж, - ласково обратилась к девчонке. За две секунды она сорвала с ее волос пышные, красные банты, сунула их в сумку, потом, распустила девчонке волосы и расчесала их по плечам. Олеську чеченец в лицо не видел, только со спины, так что, она решила ограничиться этим. Но, несмотря на все эти чудеса маскировки, Ольга решила подстраховаться. Она достала мобильник, и позвонила Астафьеву.
       - Ты где? - спросила она, когда сигналы кончились.
       - Я у Жохова, а что?
       - Ну, он, конечно, сойдет с ума, но скажи ему, что десять минут назад я видела Хаджи, и еще какого-то мужика со шрамом.
       Юрий издал какой-то невнятный звук, восклицание, которое ему трудно было бы потом когда-нибудь воспроизвести.
       - Но я звоню не для этого, - продолжила Ольга. - С ними был еще один чеченец, тот, которого я искупала в озере. Помнишь, я рассказывала?
       - Ну, помню. И что?
       - Так вот, он, похоже, меня узнал, и теперь бродит по парку, ищет меня.
       - Ты уверена?!
       - Более чем.
       Тут произошло то, что должно было произойти с такими "везучими" людьми, как Малиновская или Астафьев. В тонком механизме, производящем движение Чертова колеса произошла поломка, первая, за последние пять лет. Колесо дернулось, и встало. Причем встала она так резко, а люлька дернулась так сильно, что Ольга вскрикнула, и схватилась за поручень. Ее мобильник при этом выскользнул из рук, и полетел вниз. Перегнувшись через перила, Ольга пронаблюдала весь недлинный полет мобилы в сторону своей смерти. Даже отсюда, с высоты тридцати метров было хорошо видно, как на две половины разлетелся корпус телефона, и потух голубой экран. Со всех сторон начали раздаваться крики, у кого ужаса, а у кого и возмущения. Тут же начала собираться толпа зевак. Подошел и чеченец, долго стоял и смотрел вверх.
       - Мы что, застряли? - спросила, оживившись, Олеська.
       - Да, вот именно.
       - Ой, как здорово! - Девчонка даже захлопала в ладоши. - Здесь так красиво.
       Она развернулась на своем месте, залезла коленками на сиденье, и начала обозревать окрестности.
       - Олеська, ты что делаешь? Вывалишься же! - возмутилась Ольга.
       - Нет, не вывалюсь, - упрямо заявила девчонка. - Что вы меня с дядей Юрой все ловите? Я же чувствую, когда могу упасть.
       Ольге это затянувшееся висение не доставляла ни малейшей радости. Она разрывалась между попытками поддержать норовящую забраться еще выше Олеську, и естественным желанием пронаблюдать за поведением ее преследователя. Между тем, слава богу, тому надоело стоять на одном месте, он отошел в сторону, купил мороженное. Тут у ремонтников, возившихся с щитовой колеса, что-то начало получаться. Колесо дрогнуло, и начало опускаться.
       - Ну, вот! - огорченно воскликнула Олеська. - Не дали насмотреться хорошенько.
      
       А до Ольги только дошло, что положение, в котором они находились до этого, было самым безопасным для них. Она занервничала, и, словно повинуясь ее мыслям, колесо снова дернулось и остановилось. К крикам возмущенных людей прибавились аплодисменты и смех толпы. Отсюда было видно, как около щитовой трое людей в спецовках ожесточенно матерят друг друга, отчаянно махая при этом руками.
       "Где же Юрка и вся эта Жоховская братва?", - подумала Ольга.
       Прошло еще минут десять, в открытой кабинке Ольгу начало припекать, да и Олеська начала кукситься, ей захотелось в туалет.
       - Терпи, - велела ей Ольга.
       - Не хочу терпеть. Давай, слезем отсюда. Тут же все просто.
       Она даже перегнулась, с вожделением рассматривая замысловатые конструкции колеса.
       - Не выдумывай! - Прикрикнула на нее Малиновская, сама продолжая наблюдать за перемещениями чеченца. Тот сейчас отошел к каруселям, стоял, рассматривая катающуюся публику. Тут колесо заскрипело и начало крутиться. Кабинка Ольги начала опускаться, она пригнулась, настороженно поглядывая в сторону, где стоял чеченец.
       - Слава нашим космонавтам, - крикнул кто-то насмешливо из толпы. Малиновской такая слава была не нужна, так что она тут же потащила Олеську в сторону, противоположную каруселям.
       - Ты куда! - возмутилась девчонка. - Туалеты в той стороне! - она махнул рукой в другую сторону.
       - Откуда ты знаешь?
       - Я видела. Сверху.
      
      
       Пришлось Ольге подчиниться, и пойти именно туда, куда потащила ее уже Олеська. За поворотом аллеи их действительно ждал ряд синих кабинок биотуалетов. Пока Ольга искала в сумочке мелочь, Олеська успела уже шмыгнуть в кабинку. Мелочи как раз не оказалась, и Ольга протянула толстой кассирше сторублевку.
       - У меня сдачи нет, - заявила та, лузгая семечки.
       - А у меня меньше денег нет.
       - Ну, ничего не знаю. Ищите мелочь.
       - Да, и где я ее найду?
       - А мое какое дело, ищите. Мне сегодня все, как нарочно, все со сторублевками идут. Разбогатели, москвичи поганые, на чужом хребте.
       Кассирша явно была из приезжих.
       С этим извечным спором добра и зла Малиновская утратила чувства опасности. И когда на ее руке намертво сомкнулась мертвой хваткой грубые мужские руки, она только вздрогнула, но не смогла применить ни один свой натренированный прием.
       - Вот я тебя и нашел, дорогая моя! - сказал, сияя золотыми зубами, чеченец. Он ловко перехватил запястье Ольги и потянул ее за собой. Это было так неожиданно, что Ольга пошла за ним, тем более что у этого ее "ухажера" был свой козырь. Он применил один из милицейских методов захвата рук. Со стороны казалось, что это идет идеальная парочка, женщина держит под ручку мужчину, а еще при этом он ласково положил свою руку на кисть ее руки. Только у женщины, почему-то, перекосилось лицо. Ольга чувствовала, что он всеми силами хочет сломать ей руку, и ей пришлось напрячь всю силу, чтобы не допустить этого. Они шли по аллее, и он шептал на ухо Малиновской.
       - Ты, что, сука, хотела уйти от меня? От Арви никто еще не уходил, ни одна баба. А за тот удар ты заплатишь вдвойне.
       И он свернул в сторону самой глухой и тенистой аллеи. Оглянувшись по сторонам, и убедившись, что близко к ним людей нет, а те, что гуляли или сидели на скамейках, не обращают на них внимание, Арви отпустил ее кисть, и коротко и сильно ударил Ольгу в солнечное сплетение. Она сразу захлебнулась болью, тело обмякло, и он уже без труда швырнул ее в прогал между рядами кустов, и, ухватив за волосы поволок подальше от глаз людей.
       В это самое время кортеж машин прорвался сквозь московские пробки, и влетел на площадь перед парком. Когда связь с Ольгой внезапно прервалась, а потом мобильник ее перестал отвечать, Юрий заподозрил что-то неладное. Жохова же больше заинтересовала сама информация об очередном появлении Хаджи. Сам полковник с ними не поехал, на это у него не было сил, но отрядил с ним группу захвата. Но весь этот серьезный кортеж из трех черных, тонированных Джипов, уткнулся в первую же попавшуюся московскую пробку. И здесь им не помогли не синие мигалки, ни сирены. Юрий, с досадой скрипнув зубами, скомандовал водителю: - Сворачивай на тротуар, и давай объезжать дворами.
       Слава богу, шофер этот район знал хорошо, так что, они объехали пробку и снова вырвались на простор.
       У входа они разделились, в каждой группе был человек, который знал Ольгу, а Юрий и Саная, увязавшийся с ними по собственной воле, побежали, куда глаза глядят. Они проскочили половину парка, но Ольги нигде не было. Зато Юрий увидел знакомого человечка. Это была Олеська. С насупленным видом она выслушивала грозную проповедь толстой кассирши.
       - Вот, пока твоя мать не придет, я тебя отсюда не отпущу! Иж, взяли манеру, на халяву в туалет ходить! Могла бы твоя мамаша и заплатить. Со своего кавалера грузинского слупить.
       - Я пойду ее искать, - твердила девчонка.
       Юрий, подлетев к ней, развернул Олеську лицом, и спросил: - Олесь, где Ольга?
       - Ее какой-то дядя увел.
       - Какой дядя, куда?
       - Черножопый один, - радостно усмехнулась кассирша. - Гуляет твоя баба, рогатик.
       - Куда они пошли? - спросил Юрий по-прежнему у девчонки.
       - Туда! - Олеська ткнула рукой в сторону аллеи.
       - Пошли, - велел Юрий, но тут снова запротестовала кассирша.
       - Э-э! А деньги!?
       Но Юрий уже не обращал на нее внимание. Он вытащил из кармана пистолет, и снял его с предохранителя. Вид оружия в руках его тут же заставил кассиршу замолкнуть. Саная подхватил на руки Олеську, а Юрий побежал вперед. Метров через сто он увидел валяющуюся на тротуаре бейсболку. Это была бейсболка Ольги, и Юрий, повинуясь интуиции, резко свернул в сторону.
       Если бы на Ольге была юбка, Арви справился бы с ней гораздо быстрей, но в этот день Ольга одела на себя эти узкие, стрейчивые джинсы. Так что, пока тот расстегивал ремень, и стягивал их с бедер Ольги, та немного пришла в себя. Она поджала правую ногу, а потом резко ее распрямила и со всей силы ударила ее чеченца в грудь. Тот отлетел назад, но Ольга и вскочить не успела, как он снова уже был на ней. Арви замахнулся для удара, но Малиновская перехватила ее руку, и тогда тот левой рукой схватил ее за горло. Ольга попыталась оторвать руку от себя, но тот, вцепился словно клещами. Арви решил задушить эту чертову девку, но добиться своего. Когда Ольга уже начала терять сознание, рука вдруг разжалась, и тело чеченца кубарем покатилось по траве. Это Астафьев, выскочив на место действия, хотел ударить чеченца пистолетом по голове, но тот в последний момент увидел тень слева от себя, резко оглянулся, и успел откатиться в сторону. При этом он сунул руку в карман ветровки, но Юрий не дал ему вытащить оружие, его пистолет так же отлетел в сторону, и они покатились по траве, в одном клубке. Это было что-то среднее между барахтаньем первоклашек на большой перемене, и реслингом. Юрий все пытался ударить своего врага по лицу, но тот не давал это сделать, и все норовил сунуть в глаза Юрия растопыренные пальцы. Они с рычанием катались на траве, но скоро все кончилось. Четверо плотных парней буквально снесли кусты, и, ворвавшись на полянку, в пару секунд оторвали чеченца от Астафьева. Еще рез пять секунд он стоял на коленях, со скованными за спиной руками, и один из комитетчиков обшаривал его карманы.
       В них оказался пистолет, мобильник, большой выкидной нож и паспорт на имя Арви Дзагоева. Пока парни занимались чеченцем, Юрий подошел к Ольге. Та, сидя на земле, одной рукой держалась за горло, а другой, пыталась натянуть свои джинсы. Все это она делала со слезами на глазах. Юрий сел рядом, чуть отдышался, и спросил: - Ты как? Все нормально?
       Ольга справилась со своими упрямыми джинсами, и с обидой спросила его: - Ты что так долго? Меня тут чуть не изнасиловали.
      
      
       ГЛАВА 52.
       Узнав о подробностях задержания, Дзагоева Жохов приказал: - Снимите его на пленку, и покажите по телевиденью. Скажите, что задержан милицией при попытки изнасилования. Язык нам нужен, но нельзя сейчас спугнуть его командиров.
       За два прошедших часа Жохов немного подремал, и выглядел гораздо бодрее, чем прежде.
       После этого полковник обрушился на грузина.
       - Так, Саная, а вы куда кинулись с группой захвата? С каких пор вы решили переквалифицироваться в силовики? Я понимаю, вы по уши влюблены в эту кривовскую красотку, но никто вашей работы не отменял. Что у нас с номерами мобильных телефонов?
       Рустам, весь красный от смущения, начал рассказывать.
       - Все они были куплены в течение одного дня в разных районах города по одному и тому же паспорту Василия Михайловского. Паспорт у этого Михайловского был украден с полгода назад.
       - А что, продавцы не обратили внимание, что у владельца паспорта совсем не русская внешность?
       Рустам хмыкнул.
       - Вообще-то, этот Михайловский в жизни больше похож на кавказца, чем даже я. Он жаловался, что коренной москвич, а его каждый день останавливают милиционеры, пытаются проверить его прописку и регистрацию.
       - Так, значит, здесь тоже ноль, - подвел итог полковник. - Что пленный?
       Этот вопрос он задал Валерию Авдееву.
       - Молчит. Мы его уже химией обрабатывали, и прокачивали всеми возможными методами - бесполезно.
       - Кстати, тут есть одна хорошая идея, - снова взял слово Саная. - Но нам для этого снова нужен Астафьев.
       - Нужен, значит, берите. Кстати, на всякий случай, все же установите, кто стучит из местного отделения милиции. Это может пригодиться. Подсуньте какую-нибудь мало стоящую информацию, и посмотрите, какая будет реакция. Ну, не мне вас учить.
       Хаджи и в самом деле обеспокоило загадочное исчезновение Арви. Квартира, в которой они сейчас обитали, была метрах в ста от парка отдыха, и когда тот не пришел спустя три часа, Хаджи начал ему звонить. Но, мобильник чеченца пал в схватке с супругами.
       - Может, уйти отсюда, пока не поздно? - спросил не менее озабоченный Шах. - Если его взяло ФСБ, то они вытянут из него этот адрес любой ценой.
       - Это было бы хуже всего, - согласился тот. - Хотя я не верю, что Арви может нас предать.
       В это время их из зала окликнул Гази.
       - Эй, дато, тут Арви показывают! - тревожно крикнул он.
       Главари устремились в зал, и внимательно слушали все, что сказал диктор.
       - В парке Горького средь бела дня, при попытки изнасилования задержан гражданин Чечни Арви Дзагоев. Кроме этого, при нем обнаружен пистолет, и складной нож. Органами следствия предполагается, что данный гражданин совершил не одно подобное преступление. Всех, кто пострадал от рук этого человека, просим обратиться по телефонам....
       Выслушав все до конца, Шах выругался.
       - Если это действительно так, как говорит эта сучка, то твои шахиды не стоят и выеденного яйца. Попытаться средь бела дня изнасиловать бабу!? В центре Москвы? У него что, крыша совсем уехала?
       - Мы не видели женщин уже полгода, - пояснил Хаджи. - Арви просто сорвался.
       - Он не мог подождать два дня? - зашипел Шах. - Через два дня его обслуживали бы все гурии рая.
       - Я сам готов пойти шахидом вместо него.
       Шах чуть помолчал, и потом только высказал свое мнение.
       - Нужно отсюда уходить. Это очень плохо. Отсюда близко до бункера, но нужно перестраховаться. Они могли обработать Арви своей гребанной химией, так что - уходим.
       Но, Шах мог бы и не волноваться. К этому времени Арви не было уже в живых. После окончания съемок его отвели в один из кабинетов ФСБ, посадили на стул. Руки у него были сцеплены перед собой, и он сидел, глядя вперед безжизненным взглядом. Допрашивать его взялся сам полковник Жохов, тут же присутствовало еще несколько человек. Жохов, устроившись за столом, только хотел начать допрос, как чеченец открыл рот и тихо произнес какие-то слова.
       - Что? - не понял Жохов.
       - Пить, - прошептал снова тот.
       - Дайте ему попить, - согласился полковник.
       Саная налил в стакан воду, подал его чеченцу. Тот взял стакан двумя руками, и начал медленно пить. Он вливал воду так долго, и так старательно, что все невольно замерли, рассматривая, как толчками убывает в стакане прозрачная жидкость, как движется вверх-вниз его большой кадык. И никто не успел среагировать, когда, допив все до последней капли, Арви резко ударил стаканом об край стола. Тонкостенное стекло со звоном разбилось, и то, что осталось в его руках, донышко, с острым осколком на полстакана, он резким движением вогнал себе в горло.
      
      
       ГЛАВА 53.
       Уговаривать Астафьева ввязаться в новую авантюру приехал Рустам Саная. Это было понятно, он был не только автор идеи, но супруги в данный момент находились в его квартире, под присмотром его матушки. Ольга долго, больше часа, ожесточенно стирала с себя в ванной липкий пот с ладоней чеченца. Хотя дело до полового акта не дошло, но у Малиновской было полное ощущение, что ее именно изнасиловали. И эта решительная, хорошо тренированная женщина, считавшая, что уж с ней то этого произойти не может, вдруг сломалась. Истерика не проходила у ней ни в ванной, ни потом, уже в спальне, куда отвела ее Нина Иосифовна. Слезы текли сами собой, и ее всю передергивало. Мать Рустама принесла какую-то настойку, а потом просто заставила выпить ее стакан грузинской чачи. Вот это подействовало как надо. Через десять минут Ольга не могла шевельнуть ни рукой, ни ногой. Конечности отказались повиноваться ей. Она успела только плотно прижаться к сидевшему рядом Астафьеву, и сквозь дрему хмельного забытья пробормотала: - Ты меня больше не оставишь, Юра?
       - Нет, ни за что, - шепнул Астафьев, после чего она, наконец-то, уснула.
       Но, уже через десять минут после этого пришел змей искуситель, в образе Рустама, и начал зазывать Астафьева в придуманную им авантюру. Выслушав замысел грузина, Юрий повертел у виска пальцем.
       - Дато, ты что, чачи опился? Я тебе что, граф Дракула?
       - Ты пойми, Юрий, он простой крестьянский парень. Он даже писать не умеет, читает с трудом. И у них там, в горах, такие по этому поводу ходят предрассудки, что это вполне может сработать.
       Юрий покачал головой, и посмотрел в сторону спальни. Отсюда было хорошо видна голова спящей Ольги.
      
       - Да, ты не бойся. После стакана чачи она будет долго спать, - успокоил его Рустам. - Мы вполне успеем обернуться за два часа.
       - Ну, пошли, черт с тобой! - согласился Юрий. - Только все бегом!
       Довлат Ачхоев считал себя человеком слабым, он еще не достиг той меры уверенности и крепости в вере, чтобы пойти в шахиды. Еще бы, ему только недавно стукнуло семнадцать лет. Что он умел хорошо, это стрелять, и взрывать фугасы. Слабое знание русского языка и крайняя примитивность мышления поставила в тупик всех разговорников ФСБ. Не подействовала на него даже сыворотка правды, она только вызывала какое-то полное торможение всех его рефлексов.
       - Черт бы побрал этого парня, а?! Ишак высокогорный! Это ж надо, а? Говорят, по статистике, такое может быть один раз на десять тысяч человек. И надо же, что он попался именно нам, - сетовали следователи ФСБ в курилке.
       Когда Саная привел им Астафьева и рассказал о своей идее, все они дружно рассмеялись.
       - Ну, Рустамчик, это ты загнул!
       - Да, ты, что-то, американских триллеров пересмотрел.
       - Ну, попробуем, что делать то? - слабо улыбнулся Саная.
       Довлат, прикованный к батарее, даже задремал, когда открылась дверь. Он открыл глаза, и у него перехватило дыхание. На пороге стоял тот самый парень, в затылок которого он всадил две пули, а потом тот гнался за ним, и перестрелял его напарников. На нем была все та же голубая майка, голубые джинсы, а на лбу, запекшаяся корка крови. При этом на лице убитого им человека вполне отчетливо были видны трупные пятна, глазницы впали, губы были черные, как это бывает у давно уже мертвых людей. Довлат вскочил с пола, дальше ему помешали наручники, и он так и остался стоять у батареи, слегка согнувшись, в какой-то нелепо угодливой позе. Между тем покойник сделал два тяжелых шага вперед, затем грузно опустился на стул, и пару минут, не мигая, смотрел в глаза чеченцу. У того бешено колотилось сердце. А мертвец повернул голову в сторону двери и прохрипел: - Ну, где там этот переводчик?
       При этом Довлат явно увидел следы своей работы - два пулевых отверстия в затылке. Вот теперь короткие волосы на его голове окончательно встали дыбом.
       Подошел переводчик. Русский мертвец заговорил, но Довлат с трудом понимал, что он говорит, даже с помощью переводчика.
       - Я сейчас вытащу из тебя живого печень, и заставлю съесть ее, - хрипел Астафьев. - После этого, я выдерну твое сердце, и отдам его бродячим собакам. Но и после этого ты не умрешь. Ты будешь вечно ходить за мной как раб, вечно! До конца света!
       Колени парня подкосились, он упал на пол, а Юрий, приблизившись совсем близко, спросил: - Зачем ты приехал в Москву? С кем ты приехал в Москву? Где остальные люди твоего джамата? Сколько еще джаматов сейчас действует в Москве? Где Хаджи?
       И Довлат заговорил, торопливо, путаясь, он говорил и говорил, испуганно поглядывая на Юрия. Дальше вопросы задавал уже переводчик, но парню было уже все равно, кто говорит, и что. Он сейчас готов был рассказать все, всю свою жизнь, и все свои мельчайшие, постыдные пороки. Лишь бы избавиться от этого проклятого живого мертвеца.
       На снимание с лица Юрия грима ушло едва ли не больше времени, чем на его гримировку. Гримерша, симпатична женщина лет сорока пяти, даже с сожалением сказала: - Такой хороший был грим, даже не охота его снимать. Он вам так идет. Вылитый покойник!
       Юрий хмыкнул, и добавил, несколько невпопад, но по смыслу как раз именно как надо: - Ну уж нет! Скорее вы к нам, чем мы на Колыму.
      
      
       ГЛАВА 54.
       После этого спектакля Астафьева все-таки затащили к Жохову, на совещание. Докладывал Рустам.
       - Довлат говорит, что в Москву приехали три группы. Одна группа целиком состоит из шахидов, вторая, в ней находятся Шах и Хаджи. И третья, эта та, что была уничтожена нашими спецназовцами и Юрием, - он сделал поклон в сторону Астафьева. - Он, собственно, последний оставшийся в живых член этого джамата. Интересно то, чем они занимались все это время. Судя по всему, этих парней использовали как мелкую рабочую силу. Они, например, две недели смешивали в обычной бетономешалки компоненты взрывчатки. Работали в три смены, без выходных, и очень спешили. Когда у них сгорел двигатель бетономешалки, Хаджи рвал и метал. Новую бетономешалку привезли через несколько часов.
       - Он знает, сколько они сделали этого адского зелья? - прервал докладчика Жохов.
       - Он слышал такую цифру, как двенадцать тонн.
       Полковник после этой цифры как-то даже постарел лицом. Он потер ладонями лицо, и спросил: - Что еще?
       - Никого из других членов групп он не знает, все команды они получали по телефону. При нужде ездил на встречу с руководством командир группы. Это тот, кто сидел за рулем "Фольксвагена".
       - А место работы? Где они готовили эту дрянь?
       - Сказал, что где-то за городом, у озера. Старинное здание, где хорошо готовят. Больше он ничего сказать не мог. В Москве и окрестностях он не ориентируется вовсе.
       - Ему показали фотографию того боевика, что перерезал себе горло?
       - Да. Он его знал. Это был Арви Магомедзянов, его односельчанин. Он еще лет пять назад исчез из поселка, и Довлат знает только то, что тот был где-то на Ближнем Востоке, вроде бы учился в медресе.
       Между тем Астафьев, рассматривая бумаги на столе, наткнулся на снимок, найденный сыщиками Шалагина на вилле Токарева.
       - А это кто? - спросил Юрий Рустама.
       - А, это мы нашли у того водолаза, на вилле Токарева. Мы ни как не можем найти этот дом, - пояснил Рустам. За спиной чеченского парня виднелся весьма замысловатый особняк, с красной, черепичной крышей, с фигурными аркерами, и закругленными лоджиями. Но, кроме него, в кадр попал и еще один особняк, вдали, не весь, а только половина, и но с весьма приметной, желтой крышей.
       Юрий улыбнулся.
       - А вообще-то, у меня есть один знакомый человек, который наверняка может помочь в этом деле.
       - Он здесь, в Москве?
       - Да. У меня где-то была его визитка, - Юрий начал шарить себя по карманам. - А, вот она!
       - Ну, так езжайте! - сказал Жохов.
       - Хорошо, только один я туда не поеду. Только с охраной.
       - Что, это опасно для жизни? - с сочувствием спросил Рустам.
       - Нет, скорее для моей задницы.
       Антоний Головачев проживал в шикарной квартире в старом доме конца позапрошлого века. Охрана без лишних слов пропустила Юрия и Санаю к искусствоведу, только у одного из вахтеров скользнул по губах столь ехидная ухмылка, что Астафьев чуть, было, не принялся его убеждать, что они пришли к этому чудаку в пончо совсем по другим вопросам. Антоний, предупрежденный охраной, встречал их на пороге своей квартиры.
       - Боже мой, какие люди! - восторженно заквохтал он при виде выходящих из лифта гостей. - Мог ли я мечтать о таком счастье?
       При этом он с таким заинтересованным видом взглянул и на грузина, что тот ничего не понял, но несколько смешался. Кстати, Юрий по дороге не рассказал своему спутнику про индивидуальные наклонности искусствоведа, и сейчас искренно забавлялся, наблюдая на лице аналитика гримасу недоумения. Когда же он сам прошел в квартиру, и оглянулся назад, то лицо Рустамчимка пылало, как верхняя лампа светофора. Просто Антоний, пропуская грузина в помещение, повторил свой любимый жест - погладил нового знакомого по заднице. При всей своей кавказской вспыльчивости взорваться Саная не решился, сказались плоды интеллигентного воспитания в третьем поколении. Так, что, оставалось одно - терпеть, и держаться от голубого хозяина дома подальше.
       А квартирка у искусствоведа была интересная. В большом зале ничего не говорила о сексуальных пристрастиях хозяина. Стены и потолок были затянуты темно-синим бархатом. Кое-где он был продырявлен и разрезан, и из-за золотой подложки получалась иллюзия не то звездного неба, с полетами комет и метеоров. Точно такого же оттенка был и пол в этой комнате, так что истинные размеры помещения терялись, возникло ощущение, что ты находишься где-то на улице, не то под открытым небом, не то вообще, в чистом космосе. Источники света были скрыты, так, что освещался только небольшие куски стен, с фотографиями известных людей, да большой стол с огромным, плоским дисплеем компьютера. Мягка мебель представляло из себя что-то столь же синее, и бесформенное. Не диваны и кресла, а какие-то громадные кучи синего пространства.
       - Да, интересно тут у вас, - осмотревшись, протянул Юрий. - Это у вас зал, или кабинет?
       - Это и то, и другое. Это площадь для жизни. Мне не хватало пространства, и я разгородил стены трех комнат. Кроме этого у меня есть спальня, и собственно, ванная комната. Хотите посмотреть спальню?
       - Нет, в другой раз, - торопливо отказался Астафьев. Он уселся в синее, бесформенное кресло рядом со столом, при этом оно сразу прияло форму его тела. Напротив него, на синем пуфике осторожно устроился Саная.
       - Мы к вам, многоуважаемый Антоний, собственно, по делу, - начал Астафьев.
       - Да, бог мой, какие дела могут быть в такой хороший, теплый вечер. Давайте-ка мы с вами выпьем шампанского. У меня есть настоящее "Клико", - начал Головачев.
       - Нет, спасибо, но мы действительно по делам.
       Юрий достал свои корочки, дал Антонию секунд пять посмотреть на черного, по красному, орла, и предложил:
       - Мы к вам, как к специалисту, так сказать, к профессионалу. Службой внешней разведки, - у Саная расширились глаза, но Юрий, не обращая на него внимания, продолжал, - был задержан один чеченский боевик. Из документов у него было только вот это.
       Юрий выложил снимок на стол.
       - Мы предполагаем, что это снималось где-то в Подмосковье. Вам, многоуважаемый Антоний, случайно, не знаком этот особняк?
       На Головачева, словно кто-то надел невидимый мундир. Он подобрался, лицо стало озабоченным и деловым.
       - Мелковато, - заметил он, рассмотрев внимательно фотографию, - но, сейчас мы попробуем это исправить.
       Антоний крутанулся на стуле с колесиками, подъехал компьютеру, и положил снимок в сканер.
       Минуты через три они любовались на снимок уже на экране большого монитора.
       - Судя по короткой тени этого вашего чеченца, это примерно, полдень. Значит, фасад сориентирован на запад. А теперь этот ара будут нам только мешать.
       Антоний поработал немного мышкой, потом пощелкал клавишами, и на экране остался один особняк. Место чеченца Антоний заретушировал зеленью.
       Головачев работало вдохновенно. Он приближал здание до тех пор, пока детали не начали дробиться на квадраты, потом вернул к наибольшему увеличению, и долго просматривал его.
       - Мальчик, который делал это строение, недавно кончил строительную академию, - сказал он чуть отъезжая от стола. - Он еще не забыл, как называются эти классические штучки. Но, толи бог не дал ему слишком много таланта, толи просто, халтурил мальчик. Дом этот получился не очень. Такой я бы в свой журнал не поместил. Ему надо было увеличить окна, и сделать все их разными. Первый этаж одного типа, второй другого. И эти окна с боковой стороны, это же не окна, это амбразуры.
       Юрий уже открыл рот, чтобы прервать это словоизлияние, и предложить сказать, что-либо конкретное. Но тут Антоний заговорил как раз по делу.
       - Нет, этот дом мне совсем не знаком. А вот тот, что на горе, - он мизинчиком показал на второй особняк в углу экрана, - я где-то видел. Не часто это встречается, вилла с такого вызывающего цвета крышей.
       Он приблизил это здание, насколько мог, потом что-то помухлевал с программами. Наблюдая, как искусствовед работает с компьютером, даже Саная решился оторвать свою драгоценную задницу от дивана, и подсел поближе. А на экране появлялись заставки все новых и новых программ. Саная, за спиной Антония, восхищенно показал Юрию большой палец. Через пятнадцать минут такой работы на экране было уже трехмерная проекция особняка с золотой крышей.
       - Ага, - удовлетворенно зарычал хозяин дома, - я действительно видел это строение, осталось найти его в моей памяти.
       "Моя" память, на самом деле, оказалось памятью компьютерной. Головачев вытаскивал из нее целые каталоги, на экране открывались сотни мелких снимков, он их торопливо прокручивал сверху вниз. При этот Антоний бормотал названия мест.
       - Барвиха, Жуковка, Переделкино, Зубовка, Солнечное.
       И, наконец, через двадцать минут подобного действия из его уст вырвалось торжествующее: - Вот! Вот он! Садово-дачное товарищество "Эдем". Автор этого художественного чудовища господин Борщов, Александр Евгеньевич. Знаем-знаемс такого графомана. Представляю, какой интеллект у хозяина такого особняка! Покрыть крышу своего особняка черепицей под чистое золото - это вам даже не золотая цепь на шее.
       - А где расположен этот, "Эдем"? - спросил Юрий.
       - Сейчас я все вам покажу.
       Антоний постучал по клавишам своими коротенькими пальчиками, и на экране оказался уже фотографический план этого поселка. Судя по качеству снимка, все это было снято с самолета, а, может быть, даже из космоса.
       - Все-таки зря ругают наших хакеров, - продолжал Антоний. - Какая-то польза от них есть. Это хакеры влезли в архивы минохраны природы, и разместили их в "паутине". Самые последние данные, буквально вчера скачал.
       - А откуда? - спросил, заинтересовавшись, Рустам.
       - Я вам укажу название сайта. Очень интересная информация. Все изменения в строительстве Москвы за последний год.
       - А можно мне это все списать? - попросил Саная.
       - Нужно. Я вам все перекачаю на диск.
       Они уже сидели рядом, а вот Юрий наоборот, отошел в сторону. Между тем, азартный искусствовед продолжал свое таинство.
       - Что мы тут имеем? Вот этот план. Это дача с золотой черепицей, ориентируемся на запад. А вот и наш особнячок.
       - Но, тут рядом нет реки, - заметил Саная.
       - Да, реки здесь нет. А зачем вам река? - удивился Антоний.
       - Мы думали, что им нужен будет выход на Москву реку, - пояснил Саная.
       - Нет, это отсюда далеко. Очень далеко.
       - А Калиновка отсюда далеко? - спросил Астафьев.
       - Да нет, как раз рядом. Можно посмотреть.
       Антоний снова поколдовал с картами, и показал дорогу от Эдема к Калиновки.
       - Чуть дальше протяните, - попросил Юрий, - к реке. Там еще должна быть где-то рядом железнодорожная платформа.
       Головачев выполнил и это.
      
       - Вот тут я их и видел, - Юрий постучал ногтем в одну точку на экране.
       - Совсем близко от дороги, - согласился Саная.- Очень для них удобно.
       Эти разговоры Головачев слушал с заинтересованным лицом и блестящими глазами.
       - Боже, как это все интересно! - воскликнул он. - Такие красивые, и такие загадочные мужчины.
       - Но-но, Антоний! - Юрий засмеялся, и поднял вверх руки. - Мы с Рустамом, увы, люди обычной сексуальной ориентации, к тому же, влюблены в одну и туже женщину.
       Вот теперь лицо грузина вспыхнуло еще ярче, чем прежде. Он замолк навек, как накуковавшаяся за весну кукушка.
       Между тем Головачев записал на диск всю, нужную им информацию. Юрий забрал из сканера снимок, получил из рук хозяина нужный диск, и повел по-прежнему пребывавшего в совестливом ступоре грузина к двери. На пороге Астафьев крепко пожал искусствоведу руку.
       - Спасибо вам, Антоний. Вы действительно нас здорово выручили. И, прошу вас, желательно, никому не говорить об этом нашем визите.
       - Да, что вы, я же все понимаю. Я же в армии был шифровальщиком, в Кандагаре.
       Вот это поразило Астафьева больше всего.
       - Вы даже служили? - удивился он.
       - Да, а как же. Тогда как-то не в моде было уклоняться, так что я два года шифровал все, что нужно было. У меня даже есть медаль: "От благодарного Афганского народа".
       Он откровенно улыбнулся.
       - Я тогда был там лучшим шифровальщиком. Шифровал все, в том числе и свою истинную, сексуальную ориентацию.
       Уже в машине отошедший от ступора Саная начал извиняться.
       - Юрий, прости ради бога, но мне действительно очень нравиться ваша жена.
       Астафьев отмахнулся.
       - Да, ладно, я тебя понимаю. Мне она тоже очень нравиться. Когда она во мне окончательно разувериться, и выгонит из дома, я тебе пришлю телеграмму, срочную. Из трех слов: "Приезжай, она свободна".
      
      
       ГЛАВА 55.
       А события развивались своим чередом, причем помимо воли большинства действующих лиц. В девять вечера в отделение милиции поступил очередной телефонный звонок. Трубку взял дежурный, капитан Семенов.
       - Дежурный слушает.
       - Слушай, дежурный. Это из госнаркоконтороля, Сомов.
       - А, добрый вечер, Игорь Валериевич, - обрадовался капитан.
       - Семенов, ты, что ли?!
       - Так точно.
       - Богатым будешь, капитан, не узнал по голосу.
       - Дай то бог!
       - Так вот, Анатолий. Через полчаса будет проведен рейд в ночном клубе "Кавказ" на предмет изъятия наркотиков и продающих колеса чудаков. Сразу будут вызовы тебе, якобы на вас напали бандиты. Так что не трепыхайтесь, это все будет для большего беспорядка.
       - А мы там не нужны?
       - Нет. Мы работаем с "городскими", понятно все?
       - Так точно. Счастливо порезвиться.
       Семенов положил трубку, и зевнул.
       - Что там еще такое? - спросил его помощник, старший лейтенант Николай Немков.
       - Да, госнаркоконтроль будет сегодня шмонать "Кавказ". Просили нас не беспокоиться.
       - Ясно, - ответил тот. Он отхлебнул чаю, немного почитал газету, а потом сказал Семенову: - Пойду, отолью.
       - Сходи, только недолго. Мне что-то по серьезному припирает.
       Очутившись в туалете, помощник достал мобильник, и вызвал нужный ему номер.
       - Бахтияр? Это я. У вас сегодня шмон по части наркоты. Скоро они будут.
       - Хорошо, дорогой, спасибо. Заходи завтра, у тебя тут уже хорошо скопилось.
       - Ладно, только я зайду со двора.
       - Ну да, в будку стукнешь, скажешь моим парням, я выйду к тебе.
       Через десять минут на столе у полковника Жохова лежала вся информация о звонившем. А через полчаса сам полковник был на ковре у Генерала.
       - Значит, по-прежнему - ничего? - спросил тот.
       - Никак нет. Затаились, свернули все остальные операции.
       Генерал усмехнулся, жестко резанул полковника взглядом выцветших глаз.
       - Ну, так что, Жохов? Отменяем саммит? Переносим его в Питер?
       - Уже, наверное, не успеем.
       - Именно, что не успеем, - подтвердил Генерал. - А двенадцать тонн взрывчатки, это слишком серьезно. Поставят какой-нибудь фургончик на трассе, и рванут наших легитимно избранных президентов. Что делать то будем, полковник? Стреляться.
       Полковник вздохнул.
       - Есть у меня одна идея. Мне нужен полный план поездок обоих президентов, цели поездок, и маршрут следования
       - Хорошо, получишь, - согласился Генерал. - А еще что нужно?
       - Есть у меня одна идея. Спровоцировать их надо.
       - Это как?
       - Да, есть у меня один джокер. На него может Хаджи и купиться.
       - Ну, так бросай, бросай его на стол, Жохов! - взорвался Генерал. - Завтра уже поздно будет в кармане такую карту держать.
       - Хорошо, товарищ генерал. Разрешите идти?
       - Иди.
      
      
       ГЛАВА 56.
       Проспать шесть часов Ольге помешала, конечно же, Олеська. Нет, она не теребила ее, не бегала, топая, по квартире. Она просто залезла к Малиновской на кровать, устроилась у нее под бочком и начала перебирать свои игрушки. Но уже это - присутствие рядом другого человека заставило Ольгу проснуться.
       Увидев, что она подняла голову, Олеська спросила: - Ты проснулась? - и, не дожидаясь ответа, спросила: - А тебя что, тоже хотели похитить?
       - А ты знаешь, что такое похищение? - спросила Ольга, хотя она, конечно, была в курсе прошлогодних приключений девчонки.
       - Да, меня в прошлый раз похитили, у той бабушки.
       - А ты это помнишь?
       - Да. Помню, как меня в машину посадили. А потом был такой большой дом на Волге! Там было так здорово, только больше никого не было. Поиграть было не с кем.
       Она стрекотала про все свои приключения, а Ольга с улыбкой слушала ее. Потом она позвала: - Юра!
       - А дяди Юры нету дома.
       Ольга рывком поднялась.
       - Как нет?! Куда он делся?
      
       - Приехал дядя Рустам, и увез его.
       Ольга разозлилась. Ей сейчас действительно было плохо одной, и то, что Юрий обещал никуда не отлучаться, и никуда не встревать, заставило Ольгу почувствовать себя обиженной. Но, как раз в этот момент зазвенел хитроумный дверной звонок, затем щелкнул замок, и она услышала голос Астафьева. Тот о чем-то разговаривал с Ниной Иосифовной. Еще через пару минут Юрий осторожно заглянул в спальню.
       - А, вы не спите? - рассмеялся он. - А я крадусь тут.
       - И где же ты был?
       - Да, немного помогал Рустаму. Знаешь, был у кого в гостях? У Антония Головачева.
       Подробный рассказ о чудной квартире искусствоведа, его притязаниях на Рустама заставили Ольгу рассмеяться. На смех пришла и хозяйка дома.
       - Ну вот, теперь можно и поужинать. Я приготовила сациви.
       Ольга хотела до этого отказаться, но при слове "сациви" у нее непроизвольно потекла слюна. И она поняла, как сильно она хочет есть. Через час, они уже сидели за столом с остатками курицы, в дверной звонок заиграл свою грузинскую мелодию. Это был Жохов, собственной персоной. Расцеловав Нину Иосифовну, он протянул ей букет, который за ним нес один из его подчиненных. Вид у полковника был какой-то веселый, так что ничего страшного Нина Иосифовна не заподозрила. Спросив про здоровье, Жохов спросил грузинку: - Как ваши нежданные жильцы? Не сильно мешают?
       - Нет, что вы!? Такая чудная пара. Я ими просто любуюсь.
       - Как они тут себя чувствуют?
       - Хорошо, даже чересчур хорошо, - за всех ответил Юрий, выходя в прихожую.
       - А как Ольга? - все допытывался Жохов.
       - Это она скажет вам сама.
       Пока хозяйка ставила в вазу цветы, Жохов целовал ручки Малиновской. Для нее полковник припас большую коробку конфет. Подобная любезность сразу насторожила Ольгу. А когда Нина Иосифовна сказала: - Ну, я вижу, что вам нужно поговорить, - и ушла в зал, забрав с собой Олеську, Ольга заранее начала психовать.
       - Ну, так что у вас случилось теперь, господин полковник, если вам снова понадобилась наша помощь? - зло спросила Ольга.
       Жохов растерялся. Он рассчитывал перейти к этому делу плавно, не спеша. А тут вдруг такой удар в лоб, да еще под прищуром этих горящих недоверием черных глаз.
       - Ну, собственно, дела у нас действительно идут не очень хорошо, - признался он. - Юрий Андреевич, помните, как-то вы предположили, что я хочу сыграть с Хаджи в игру, где вы будете в роли живца? Так вот, кажется, это время пришло.
       - Что значит на живца? - возмутилась Ольга. - Это мой муж будет приманкой для этого вонючего козла чеченца?!
       - Понимаете, Ольга, он единственный раздражитель для Хаджи. Впрочем, я не уверен, что он в этот раз клюнет на это. Слишком большая цена у того, что они готовят с Шахом.
       Он кивнул на экран маленького телевизора.
       - Новости, смотрели, наверное?
       - Да нет, некогда было, - ответил Юрий.
       - Тогда скажу я. Завтра приезжает Буш. Он будет у нас в столице целые сутки. И целые сутки наших президентов где-то будут ждать двенадцать тонн взрывчатки. Вы представляете, что это такое? Если рвануть такую массу рядом с картежом, хотя бы в тридцати метрах, все равно вероятность уцелеть даже в бронированном лимузине весьма мала. Кроме того, программой предусмотрено поездка обеих президентов по Москве-реке.
       Тут у Жохова зазвенел мобильник. Андрея позабавило то, что мелодией вызова у него был гимн Советского Союза. Полковник внимательно выслушал говорившего, и в конце доклада сказал только одно: - Хорошо. Глаз с них не спускайте.
       Жохов развернулся в сторону Андрея.
       - В том особняке, что мы обнаружили с вашей помощью, террористов всего трое. А еще где-то должны быть семь человек. И там, среди этих семи, Шах и Хаджи. Юрий Андреевич, мы хотим этой ночью отправить вас в "Кавказ".
       - Вы думаете, что Хаджи клюнет, и приедет сам? - предположил он.
       - Думаю, что да. Процентов на пятьдесят, это так.
       - Но больше шансов, что меня просто пристрелит какой-нибудь из охранников "Кавказа", и все.
       - Может и так, - спокойно согласился Жохов.
       Юрий хотел подумать над этим предложением, но ему не дала это сделать Ольга.
       - Нет! - резко и решительно заявила она. - Никуда он с вами не пойдет! Обойдетесь без него. Что, ваших бездельников некого подставить? У вас их, наверное, не один десяток?
       - Да, их много, - согласился полковник. - Но, ни один из них не стал личным кровником Хаджи. Операция нами разработана досконально, но я даю гарантию только на пятьдесят процентов вашей безопасности, Юрий.
       Ольга вскочила из-за стола. Такой жену он еще не видел. Она просто пылала ярость.
       - Господин полковник! Ни-ку-да он не пой-дет! - отчеканила она. - Он не ваш подчиненный, и вообще, мы здесь, на отдыхе. Вы про это не забыли?
       Голос Жохова был как никогда проникновенным.
       - Ольга Леонидовна, я вас понимаю. Но поймите и вы меня. Дело это огромного государственного значения. Сколько людей может погибнуть, вы представьте!? Там могут пострадать не только президенты и охрана, это сотни невинных людей! Двенадцать тонн взрывчатки, это можно снести не одну пятиэтажку как на Гурьянова, а десятки!
       Но, Ольга, похоже, была уже не в себе.
       - Я сейчас сделаю просто. Я возьму пистолет, и прострелю ему ногу, чтобы он никуда с вами не пошел.
       Она рванулась в комнату, и Юрию было очень сложно поймать ее в свои объятия!
       - Пусти! - Закричала Ольга. - Я пристрелю не только тебя, но и его!
       Она все-таки вырвалась из его объятий, и убежала в зал. Астафьев с облегчением вздохнул. Он шепнул на ухо полковнику несколько слов, и тот тихонько покинул квартиру своего подчиненного.
       Между тем со стороны зала раздавались крики Ольги.
       - Где моя сумочка? Куда ты ее дел? Где мой пистолет.
       Юрий же закрыв дверь за полковником, достал из внутреннего кармана Ольгиной курточки Макаров, и, торопливо выщелкал на ладонь все патроны, а обойму всунул обратно в рукоятку.
       - Ну, тихо-тихо, - сказал, появляясь в дверях, Юрий. - Он ушел, не в кого стрелять. Пошли лучше спать. Я так сегодня устал.
       Ольга, недоверчиво посмотрела в его глаза. Облик Астафьева был безмятежен, как у скульптуры писающего мальчика в Бельгии. Как раз вывернулась из спальни Нина Иосифовна.
       - Олеся уснула, - сообщила она.
       - Мы тоже сейчас ляжем, - пообещал Юрий. - Я поду первым мыться, или ты?
       - Я, - машинально ответила Ольга.
       - Иди.
       Она в ванной была недолго, а когда уже лежала к постели, появился и Астафьев, в одном полотенце навернутом на бедрах, с двумя бокалами вина на подносе.
       - Я думаю, "Хванчкара" нам сейчас не помешает, - сказал он, ставя поднос на ноги Ольге.
       - Тебе да. А я все равно не усну.
       - Почему?
       - Я выспалась, у меня сна ни в одном глазу.
       Они чокнулись, выпили. Потом Юрий начал к ней приставать со своими мужскими проблемами, и хотя, она была настроена сердито, все же не устояла перед этим проклятым искусителем. Но, когда все закончилось, и подошла приятная истома, Ольги вдруг почувствовала что засыпает. Это ее удивило. Еще пятнадцать минут назад она была бодра как никогда. Она попробовала стряхнуть с ресниц сон, но он накатывал с необычной силой. Она еще почувствовала, как Юрий поцеловал ее в щечку, но как он встал, и начал одеваться, уже нет. Напоследок он сунул обратно в Ольгину сумочку пузырек с Юлькиным снотворным, и тщательно ее застегнул.
       Выходя из квартиры, Астафьев взглянул на часы. Со времени прощания с Жоховым прошел ровно час. Черный "Мерседес" полковника уже стоял у подъезда, так что Юрий без особых слов приветствия угнездился на заднем сиденье, и машина сорвалась с места.
      
      
       ГЛАВА 57.
       Лейтенант Немков так и не получил свои "тридцать серебряников". В первом часу ночи за ним приехали из ФСБ, и забрали прямо с рабочего места.
       - Начальству про это не сообщать, - велел один из комитетчиков ошарашенному Семенову.
       - Но, мне не положено тут быть одному, - пробормотал тот.
       - Ничего, одну ночь перебьетесь.
       В это время Астафьев получал последние инструкции Жохова.
       - Итак, с вами идут Ведяхин, Николаев, и сам полковник Шалагин. Мы выяснили, что среди руководства клуба есть человек, который их прекрасно знает. Это сам Бахтияр Дагоев, он проходил у них по одному делу, и помнит еще их всех. Это ваша компания. Муровцы, якобы, вам устраивают отвальную. Кроме того, в зале будут десять человек наших оперативников, часть из них - женщины. Не удивляйтесь, но это хорошо обученные леди. Кроме того, в ста метрах от "Кавказа" будет размещен взвод спецназа. Он будет в клубе при малейшей опасности.
       Голос полковника звучал убедительно, но Юрия все равно потряхивала нервная дрожь.
       - Под рубашку оденьте бронежилет, - продолжил Жохов.
       - Не надо, - отмахнулся Юрий. - Его будет видно, они сразу поймут, что это подстава, и просто грохнут меня сразу, вот и все.
       - Ну, как хотите.
       После того, как Астафьев получил все инструкции, полковник прошел в соседний кабинет, и занялся Немковым.
       - Ну, что, лейтенант? За сколько вы продались своим чеченским хозяевам? Сколько вы получали? На сдельщине сидели, или на окладе?
       Тот нервно облизнул свои красные губы.
       - Бахтияр хорошо платил за каждую интересную информацию, касающуюся его клуба.
       - Хорошо, значит, платил?
       - Да.
       - Ну, что ж. Лет десять полного гособеспечения вы себе обеспечили.
       - За что? - растерялся капитан.
       - За помощь террористам, - пояснил полковник. - Да-да! Ваш добрый друг Бахтияр пристроил у себя целое гнездо террористов, так что не думайте, что это так просто сойдет вам с рук.
       Тут полковник машинально перешел на "ты".
       - Если ты рассчитывал, что тебя просто выгонят с работы, то это было глупо. Теперь молись, чтобы они не успели ничего рвануть в столице, а то получишь по полной катушке.
       - Я не думал, что это кончиться так вот. Просто хотел немного заработать. Вы же знаете, сколько мы получаем.
       - А когда ты закладывал своего коллегу, Юрия Астафьева, ты думали об этом? Там ведь могли пострадать и другие, сам Зубко, его семья. Ты ведь знал
       Виктора, чуть ли не дружил с ним. Это все идет тебе в список. Хорошо, они гранату взорвали с совсем другими людьми.
       Полковник несколько секунд смотрел на сгорбленного Немкова, потом спросил:
       - Искупить вину, хоть немного, хочешь?
       - Да, конечно!
       - Бери мобильник.
       Полковник выложил перед ним его собственный сотовый. Тот удивился.
       - Зачем?
       - Бери. Сейчас снова будешь звонить Дагоеву. И скажешь ему вот что...
       За последние сутки Бахтияр Дагоев несколько сдал физически. Ему было уже пятьдесят пять, и хотя никто не давал этому холеному хлысту именно столько, но у ингуша начало пошаливать сердце. Авантюра, в которую он ввязался из-за очень больших денег, вдруг стала ему неприятна. Он внезапно осознал, что если все откроется, то он не сможет укрыться ни в одной цивилизованной стране. А жить на Ближнем Востоке ему не хотелось. Он слишком привык к этой, западной цивилизации. Если его обвинят в пособничестве террористов, то он не сможет приехать даже в свою любимую Испанию. Как раз за этими мыслями его застал звонок мобильника. Взглянув на номер, Бахтияр торопливо поднес мобильник к уху.
       - Да, Коля?
       - Слушай, не знаю, пригодиться тебе это, или нет, но к вам тут у нас собирается подвалить компания пьяных ментов. Половина из МУРа, половина наших, местных. Они провожают того самого парня, помнишь, ты спрашивал про него дней пять назад?
       - А, этот, Астафьев?
       - Да, он. Завтра утром, часов в восемь, он уезжает к себе домой.
       Выслушав сообщение капитана, Дагоев в очередной раз похвалил Немкова, а потом положил мобильник на стол, и минут пять о чем-то думал. Потом он вытащил из сейфа небольшой дипломат, через черный ход вышел из клуба. Заведя машину, он выехал с территории клуба, и уже на ходу сделал два звонка. Один, своему заместителю.
       - Тахир? Я отъеду до утра. Ты там присмотри за клубом.
       После этого он набрал номер Хаджи.
       - Мохаммад? Есть интересная информация. Не знаю, как она тебе сегодня, заинтересует, или нет...
       Через две минуты Жохову доложили: - Он позвонил ему.
       Миновав тамбур клуба, и опера, и Астафьев остановились, оглядываясь по сторонам.
       В клубе все было по-прежнему: слишком темно, и слишком блестяще, слишком громко, слишком, неестественно, весело.
       - Пошли к бару, - предложил Ведяхин.
       - Да, надо хорошо заправиться, - оживленно потер руки Николаев.
       За его спиной обильно потел Сергей Котелевский. Хитрый Ведяхин все-таки раскрутил его "накрыть муровцам поляну". Так что, лейтенант уже в мыслях подсчитывал, во сколько это ему все обойдется.
       - Вы только сильно не надирайтесь, - подал сзади свой голос Шалагин. - Не забывайте, зачем мы тут.
       Кроме этих троих муровцев, с ними были еще два шалагинских опера, Виктор и Саша, которых Астафьев видел в первый раз. Они расселись, было, на этих неудобных стульях около бара, но потом Астафьев заметил, что пустует столик, за котором обычно восседал толстый распространитель экстази. Они мигом заняли этот пустующий плацдарм, пододвинули к нему еще один небольшой диванчик, и разместились хоть и в тесноте, зато сидя. Прощальный ужин они начали с водки.
       - Ну, Юрий Андреевич, с отъездом тебя, - по праву старшего предложил тост Шалагин.
       Прошло полчаса, и за это время не произошло ничего особенного, но Астафьев машинально засек, как к ним несколько раз подходил один из кавказцев, в фирменном костюме, с вежливой улыбкой на устах. Он не знал, что это был как раз заместитель Бахтияра Дагоева, Тахир. Если он прислушивался к разговорам этой компании, то узнал бы много о милицейской жизни. Но тому нужно было одно - именно подтверждение того, что это гуляют менты.
       Прошло еще полчаса. Любой невнимательный наблюдатель мог бы сказать, что менты гуляют круто. Они часто поднимали рюмки, тосты следовали один за другим. Только вот внимательный наблюдатель заметил другое: за это время они опорожнили только одну бутылку, и вторая у них убывала как-то неестественно медленно. Но, разговоры и в самом деле были интересные, такие можно услышать только в такой, милицейской среде.
       - ...Короче, проходит два часа, а я уже вытаскиваю его тепленького, из постели. Сыч ошалел. "Начальник, ты что, совсем с цепи сорвался? Я же даже покемарить после скачка не успел, а ты меня уже на кичу тащишь!" - под хохот друзей рассказывал Николаев.
       В это время Жохову доложили: - Во внутренний двор заехал синий БМВ. Все вышли из машины, их трое. Один из них - Хаджи!
       - Есть! - с азартом воскликнул Жохов. - Клюнула птичка! Не смог удержаться, наш горный орел!
       Вскоре ему доложили уже из клуба.
      
       - Хаджи в зал не показывался.
       - Хаджи наверх не поднимался.
       - Где он? - потребовал Жохов. - Куда он делся?
       После небольшого обсуждения ему доложил Авдеев.
       - Хаджи, скорее всего, прошел вглубь хозяйственного блока.
       - Всем в зале подтянуться к выходам с кухни, - приказал Жохов.
       - Когда будем его брать? - тихо спросил Валерий. Жохов почесал висок.
       "Слишком много народу, чтобы брать его в зале. А в хозблок так просто не ворвешься. Железные двери, мощные засовы, вся выдача только из окон раздачи. Завести сейчас группу захвата? Вдруг стрельбу откроют охранники, предупредят его".
       В это время наблюдатель снова доложил: - Третий пошел в туалет, с ним один из сопровождающих.
       Третьим на языке наружки был Астафьев. С ним сейчас пошел Николаев. Это не был какой-нибудь заранее заготовленный вариант, просто обоих приспичило посетить столь прекрасное заведение. Василий сегодня пребывал в хорошем расположении духа.
       - Все-таки хорошо, вот так совместить приятно с полезным, - рассуждал он на ходу.
       - Да, это верно, - подтвердил Юрий, пристраиваясь рядом с соседним писсуаром.
       За несколько километров от них, в своем кабинете, в полном одиночестве, перед экраном компьютера сидел Рустам Саная. Он уже который раз пытался совместить все полученные на сегодня данные, они ни как не складывались из мозаики в одну общую картину. Голова казалось ему свинцовой, и, чтобы отвлечься, Рустам открыл диск, данный ему Антонием Головачевым. Щелкая мышкой, Рустам открывал одну карту города за другой. Вдруг, одна из них привлекла его внимание. Он замер, несколько секунд рассматривал ее, словно не веря своим глазам, потом приблизил ее, сделал крупней.
       - Черт! - вырвалось из его уст. После этого он схватился за телефон.
       - Андрей Андреевич, срочно отзовите из клуба всех! Особенно Юрия.
       - Почему? - опешил полковник.
       То, что рассказал ему Саная, бросило полковника в жар.
       Он схватил рацию, и закричал в нее: - Группу захвата и взрывотехников в большой Советский переулок! Перекрыть технический выход из метро! Валера, включай глушилку! Ни один телефон не должен в клубе сработать!
       В это время Ведяхин, спросил остальных своих коллег: - Что-то долго мужики у нас отливают.
       Он сидел лицом к туалету и фиксировал всех, кто входил туда, и выходил.
       - Да, у Васьки хрен то какой, полметра, пока там из него все пиво выдоишь, - пошутил Сашка.
       - Да, куда они денуться, там же тупик, - подхватил Виктор.
       Но Шалагин был уже встревожен.
       - Олег и Саша, вы первые, мы за вами. Оружие приготовьте.
       Ведяхин поднялся из-за стола с грацией скучающего отпускника. Он сказал что-то своим коллегам, и, с застывшей улыбкой на своем монументальном лице двинулся в сторону туалета. За, ним, столь же неторопливо проследовал в эту же сторону Сашка. Ведяхину хотелось бежать, но он себя сдерживал. Когда он зашел в туалет, то у раковины один русский парень мыл руки, а типичный кавказец у писсуаров возился со своей ширинкой. Ведяхин видел, как оба они заходили в помещение. Но он не видел ни Астафьева, ни Николаева. Подошел Сашка, встал за спиной Олега.
       - Где они? - спросил он.
       Ведяхин не ответил. Он подошел, открыл одну кабинку, вторую, третью. Только в последней они увидели Николаева. Он сидел рядом с грязным унитазом, откинув голову назад. В груди у него торчал нож, а рядом, у ноги, лежал его Макаров. Юрий Астафьев просто исчез.
      
      
       ГЛАВА 58.
       Жохов и Шалагин стояли в туалете, и молчали. Тело Николаева еще лежало на том же месте, но они смотрели совсем в другую сторону, на открытую дверь небольшой ниши. Швабры, тряпки, несколько ведер, все это говорило о том, для каких целей ее используют. Но задняя стена ниши вдруг дрогнула, и начала отодвигаться назад. Из темноты, запнувшись с грохотом о ведра, в освещенное помещение вошел человек в форме спецназа. Это был капитан Семин, командир взвода.
       - Ну, что? - нетерпеливо спросил Жохов.
       - Еще рано, товарищ полковник. Минер там колдует.
       - Да, черт с ним, пошли.
       И Жохов, пнув в сторону мешающие ведра, шагнул вниз по лестнице. Они спустились по длинной лестнице вниз, и оказались в подвале. Там было точно такая же, но замаскированная уже под кафельную стену, огромная дверь, размерами два, на два метра. Они шагнули дальше, и оказались в туннеле, освещенном рядом не очень ярких ламп. В этом тоннеле вполне могли пройти, не сгибаясь не только люди среднего роста, но и такие, как высокорослый Жохов. Рядом с входом лежал труп кавказца, одетого в строительную робу.
       - Этот вход отпирался только изнутри, так что обнаружить его с той стороны было почти нереально, - рассказывал капитан. - А этот малый был чем-то, вроде притворника, закрывал, и открывал эти двери. Он начал отстреливаться, так что, пришлось пристрелить.
       - Хороший вы командир, Семин, но один у вас недостаток. Пленных не берете, как штрафник на войне, - проворчал Жохов.
       Рядом с входом в земле было сделано что-то, вроде комнаты. Там стола двухъярусная кровать, стол со стулом, и даже небольшой телевизор.
       - Если бы мы пошли с этой стороны, с клуба, то могли зацепить пару растяжек, - продолжал пояснять капитан. - Со света в темноту, это всегда трудно. Но мы шли оттуда, с этой стороны, глаза уже адаптировались.
       - То есть, они ждали, что мы войдем со стороны клуба? - спросил Жохов.
       - Так точно.
       - Благодарите Рустамчика. Он там что-то накопал. Нашел какую-то карту, на котором было обозначено новая ветка метро. Метростроевцы сделали тут расширение, такой полукилометровый тупик для ремонта электровозов. А его уже пересекает старая система канализации, - на ходу рассказывал полковник, - про нее все уже забыли, ее не было ни на одной карте, кроме той, что он получил вчера. Именно туда и ведет этот туннель.
       - То-то я чувствую, запашок не очень, - потянул носом Шалагин.
       - Да, это верно. Так что, им нужно было пробить только триста метров туннеля, а дальше дорога была уже готова.
       Тут им пришлось идти по одному, все остальное пространство вокруг рельс занимали белые, плотно набитые мешки.
       - Капитан, посчитайте, сколько тут этого добра, - приказал Жохов, и спецназовец отстал.
       Вскоре они подошли к концу туннеля, здесь на коленях, перед последним рядом мешков стоял человек в тяжелой форме взрывотехника. Жохов остановился, за ним топтался Шалагин, пытаясь рассмотреть из-за его плеча что происходит впереди. А минер зашевелился, откинул с головы прозрачное забрало, потом неуклюже поднялся на ноги. В руках у него был небольшой, черный ящичек.
       - Все, - сказал он, обращаясь не то к полковнику, не то к себе.- Думал, что будет что-то более сложное.
       - Что там?
       - Обычная самоделка, бомба с таймером.
       - На сколько установлено?
       - Ни на сколько. Только на неизвлекаемость.
       - Как это?
       - А так. Рвануть она могла тогда, когда бы мы начали ее разминировать.
       Шалагин посмотрел наверх.
       - Над нами жилые дома?
       - Да, - подтвердил Жохов, - тут очень густая застройка. Мог взлететь на воздух целый квартал.
       В разговор снова вмешался минер.
       - Но, вообще-то, они приготовили его не только для этого. Тут есть еще кнопка ручного запуска.
       - Для шахида?
       - Все возможно.
       - Значит, надо оставить засаду завтра, до десяти вечера.
       - А что у нас будет в десять вечера? - спросил Шалагин.
       - В десять у нас приезжает Буш.
       - А, понятно!
       Тут подошел капитан.
       - Ровно сто пятьдесят штук, - доложил он.
       - А сколько в них весу?
       - Примерно по пятьдесят килограмм в каждом.
       - Значит, шесть тонн? - быстро подсчитал в уме Жохов.
       - Да.
       - Ровно половина. А где еще столько же?
       Рельсы вели и дальше, в канализационный туннель, очень древний, чуть ли не дореволюционный, из красного кирпича. Здесь им пришлось пригнуться, идти по щиколотку в воде. Запах здесь был совсем нехорошим, но, Жохов, в отличие от Шалагина, казалось, не чувствовал его. На ходу он просвещал Шалагина.
       - Мы обратили внимание, что в этом район необычно большое потребление энергии. Собственно, забили тревогу "дети Чубайса", пошли проверки по всем видам потребления, а потом они обратились к нам. Мы начали проверять учреждения, больше всего для этих целей подходил именно этот клуб. Его долго, больше двух лет ремонтировали, под это дело могли сделать что угодно, любой мини завод. Но тут было чисто, а вскоре и эти утечки перестали. А они, оказывается, просто кончили копать этот тоннель. Там, в подвале, нашли даже небольшой погрузчик, специальный, шахтерский. Лопатой они не сильно любили махать.
       - А землю куда девали? - спросил Шалагин. - Тут ведь не один Камаз породы выбран.
       - Сначала отвозили как строительный мусор. А когда клуб открылся, начали вывозить грузовыми Газелями.
       Они вышли к небольшому составу, состоящему из небольшого, дизельного тягача, и двух вагонеток.
       - Ого, вот это техника! Да, они тут, с ветерком катались! - удивился Шалагин.
       - Да, похоже. Вот из-за этого мы не смогли перехватить Астафьева. Они вывезли его сюда, и по боковой лестнице ремонтостроя поднялись наверх, где их уже ждала машина.
       Полковник посмотрел вперед, там, уже на платформе метро, маячила спина одного из спецназовцев. Жохов развернулся, чтобы уходить, но тут Шалагин нагнулся, и вытащил со дна вагонетки мобильник. Это была "Нокия", и вполне в рабочем состоянии. Шалагин подал мобильник Жохову, и тот со вздохом заметил: - Да, Юркин.
      
      
       ПОДМОСКОВЬЕ.
       В такой ярости Шаха не видел еще никто.
       - Ты что сделал!? - орал он на Хаджи. - Ты угробил всю операцию! Мы готовили ее два года! Два года! Ее разрабатывали лучшие умы Аль-Каеды! Сюда мы вбухали десять миллионов баксов! Все было рассчитано до мелочей, они понятия не имели, что тут готовиться! И ради того, чтобы выкрасть своего кровника, ты раскрыл им все свои карты! И ради одного русского щенка ты пустил под хвост дело всей моей жизни!
       Все, кто был рядом с Хаджи, невольно сделали шаг назад. Но сам Хаджи, уступать иорданцу не собирался. Он сгреб его грудки, и подтянул наверх. Шах не ожидал, что его руки окажутся такими сильными.
       - Ты, кто ты такой, что бы мне диктовать, что мне нужно делать? Ты и по чеченски то говоришь с трудом. Что для тебя этот акт? Возможность стать первым, чтобы тебя сравнивали с самим Бен Ладеном. Ты для этого снимаешь себя на фоне Москвы? А это моя война. Ты приедешь, и уедешь, а я останусь тут до конца. Кто ты такой, чтобы мне указывать?
       Он встряхнул тело Шаха.
       - Я не знаю, кто убил моего отца. Я видел их, но все они были в масках. Как, по-твоему, это хорошо, видеть, как хрипит пробитыми в трех местах легкими твой отец? Я не знаю, кто из летчиков сбросил бомбу на наш дом. Ни от матери, ни от двух сестер и бабушки ничего не осталось, только яма, просто яма. И я не хочу упускать того человека, который убил моего последнего родственника на этой земле.
       Откуда-то, из глубины подвала, донесся мучительный, человеческий стон, перешедший в крик. Хаджи прислушался, и, неожиданно отпустил одежду Шаха. Он развернулся, чтобы уходить, но потом развернулся лицом к иорданцу.
       - Я сам пойду завтра шахидом. Это мой путь к богу.
      
      
      
      
      
       ГЛАВА 59.
      
       Ольга проснулась в хорошем настроении. Из-за щели в плотно прикрытых шторах била струя света. Она огляделась по сторонам, и поняла, что спала одна. Подушка рядом с ней была даже не смята.
       Тогда она сразу, резко, разозлилась.
       - Ну, Астафьев! Ты у меня допрыгаешься.
       Она поднялась, и ее удивило, что в квартире тихо, что при наличии в ней пятилетней девочки, и словоохотливой грузинки, было просто неестественно. Объяснение этому она нашла на кухне.
       "Оленька! Мы пошли погулять, чтобы не мешать тебе выспаться. Завтрак в микроволновке, подогрей. Тетя Нина", - так было написано на обширном листке на кухне.
       Она уже покинула ванну, но не успела накраситься, когда щелкнула входная дверь, и она услышала мужские голоса. Малиновская встала в позу непримиримого победителя, руки в бока, но это были всего лишь Саная и Жохов. И вид у них был не блестящим, особенно у Рустама. Он все отводил глаза в сторону, а его длинный нос был направлен куда-то в пол.
       - Как спалось, Ольга Леонидовна? - спросил Жохов, но вид у него при этом был такой, словно он сам не понимает, что говорит. И Ольга поняла все.
       - Что с ним? - спросила она, и при этом глаза начали наливаться слезами. - Что с Юрием? Убит, ранен? Ну, чего молчите!? - закричала она.
       Жохов вынужден был сознаться.
       - Ни то, ни другое. Его похитили.
       Ольга растерялась. Вот этого она как раз и не ожидала.
       - Как это, похитили? Откуда? С ночного клуба?
       - Да, именно.
       - А где были все вы? Что, никто не мог этому помешать? Вы же говорил, что там будет куча ваших людей, что там будет спецназ!
       - Так сложились обстоятельства. Николаев погиб.
       - Это я все виноват, - подал голос Саная. - Если бы я раньше понял всю эту головоломку с тоннелем, то мы были бы к этому готовы.
       Каким тоннелем, про что сейчас говорил Рустам, Ольга не поняла, да и ей было не до этого.
       - Нет, а что я вам говорила!? Что я вам говорила!? Вчера вот здесь! На этом самом месте! Идиоты! Чмо московское!
       Далее она добавила длинную, непечатную фразу, где сравнила обоих комитетчиков с самыми пассивными гомосексуалистами. Щеки Рустама пылали, как у девочки, да и полковник, чувствовалось, проникся подобной критике снизу. Ольга же, перестав ругаться, метнулась, было, по квартире, потом остановилась, и спросила: - И что вы делаете, чтобы найти его?
       Полковник развел руками.
       - Делаем все возможное. Установили наблюдение над возможными местами появления Хаджи, прослушиваем все их переговоры.
       - И все?!
       Ольга развернулась, и исчезла в спальне.
       "Плакать пошла", - подумал Рустам, и взглянул на Жохова. Тот, очевидно, был такого же мнения, поэтому он даже вздрогнул, когда из спальни, как выпущенная торпеда, вырвалась, Ольга. Она была уже почти одета, в джинсах, на ходу натягивала через голову свою синюю кофточку.
       - Я готова, - сказала она.
       - Что, готова? - не понял Жохов.
       - Я готова ехать с вами.
       - Зачем? - не понял снова полковник.
       - Затем, что я теперь с вас не слезу, пока вы мне Юрку не найдете! Живого, или мертвого!
       Она прихватила сумочку, куртку, и решительно направилась к выходу.
      
      
       ГЛАВА 60.
       После короткого, интенсивного совещания у Первого, было решено брать виллу в "Эдеме" штурмом немедленно. Хотя одна возможность подрыва большого количества взрывчатки была ликвидирована, но вторая ее половина исчезла без следа, так что, решено было рисковать и идти на опережение. Первого хода террористов ждать было некогда, да и нельзя.
       В два часа дня на вилле с голубыми черепицами погас свет. Для страховки его вырубили на весь поселок, и прилегающие к ним деревни. У чеченца, сидевшего на втором этаже перед монитором камер наблюдения, сразу вырубились все его системы. Он выругался, и бросился вниз по лестнице. Его напарник в это время сидел перед небольшим бассейном в шезлонге, и сосредоточенно изучал толстую книгу на русском языке.
       - Эй, Мамед, свет погас.
       Тот поднял голову, прислушался. Только что из-за соседнего забора доносилась надоедливая для его уха рэперская скороговорка. Теперь было тихо, и ни один синтетический звук не достигал его ушей.
       - Авария где-то, - верно заметил он.
       - И что мне теперь делать?
       - Да ты не психуй...
       До конца проинструктировать подчиненного Мамед не успел. Послышался рев моторов, ворвавшийся в усадьбу бронетранспортер с грохотом снес ворота, и, пролетев до середине двора, резко затормозил на краю бассейна. С его брони как блохи с собаки посыпались спецназовцы. Одновременно с этим фигуры спецназовцев появились и сзади, с другой стороны виллы. Они лихо перепрыгивали через забор, и тут же рассыпались по окрестностям. Мамед успел схватить лежащий рядом с ним, под газетами, автомат, но пуля снайпера откинула его тело обратно на шезлонг. У второго чеченца хоть и был за поясом пистолет, но воспользоваться им он не успел, просто растерялся. Через несколько секунд его тело лежало на земле, упакованное в наручники.
       Хотя третий обитатель виллы на момент штурма спал, но именно он сумел дать жесткий отпор спецназу. Первый же солдат, кинувшийся по лестнице на второй этаж, получил навстречу автоматную очередь. Бронежилет хоть и принял часть пуль на себя, но одна из свинцовых пчел ужалила спецназовца в шею. Один из его друзей начал оттаскивать раненого из-под огня, другой прикрывал его в это время. Часть спецназовцев попыталась забраться на второй этаж через балкон, но кавказец, здоровенный, двухметрового роста верзила, вел огонь с двух рук, держа под прицелом и лестницу, и балконное окно.
       - Ну, что там у вас, пятый?! Что вы там возитесь? - крикнул Жохов в микрофон рации. Он уже знал, что один пленный у него есть.
       - Один заперся наверху, никак к нему не подобраться, - доложил капитан. - У меня один трехсотый.
       - Ну, пальни по нему из "Мухи", что ждешь?
       - Боюсь, что там много взрывчатки. Если там хотя бы треть тех тонн, то, как бы не взлетело все это на воздух.
       - Ладно, разбирайся с ним сам, но только быстрей.
       Разговор этот велся из микроавтобуса "Фольксваген", стоящего метрах в ста от забора усадьбы. Ольга Малиновская, стоя рядом с "Фольксвагеном", курила, и слушала переговоры руководства со своими подчиненными. Еще минут за десять до штурма на дерево метрах в десяти от нее ловко вскарабкался один из спецназовцев. Устроившись на нижних ветках раскидистой сосны, он направил в сторону дома СВД, и стал ждать. А стрельба не утихала, и, потом отчетливо были слышны два взрыва. Жохов нервно закричал: - Что там у вас, Пятый?
       - Гранаты кидает, гад! Одного моего оглушило.
       - Кончай ты с ним! - снова приказал полковник.
       Как раз в это время снайпер выстрелил. Ствол его винтовки дернулся, и Ольга услышала, как боец сквозь зубы выругал, и снова начал выцеливать террориста. Но огонь со стороны виллы стал послабей.
       - Он ранен, - доложил вскоре Семин. - Теперь может стрелять только из одного автомата.
       А в доме окровавленный, истекающий потом верзила продолжал стрелять. Теперь, после ранения, он укрылся в естественную нишу, образованную выступом стены и большим, железным сейфом. Патронов у него было еще много, но граната осталась одна. К тому же он устал, и поднимал оружие уже с гримасой усталости и боли. Перебитая левая рука ему не могла помочь, так, что каждый выстрел теперь давался ему с трудом. Но, сдаваться он не собирался. В конце-концов от отложил автомат, и вытащил из-за пояса мощную "Беретту".
       Внизу, на первом этаже, Семин выругался, а потом скомандовал: - Давай светошумовые.
       Один из спецназовцев открыл огонь, а два других по очереди кинули наверх три круглых бочонка со светошумовых гранат. Через пару секунд они с сильными, ослепляющими вспышками, начали рваться. Когда лично Семин ворвался наверх, чеченец, почти ослепший, оглушенный, с текущей из ушных раковин кровью, ворочался на полу, из последних усилий стараясь вырвать из лимонки чеку. И, вскинув пистолет, капитал всадил в его голову три пули.
       Допрос пленного начался немедленно, как только стихли выстрелы. Чеченца, предварительно сильно избив, подволокли к ногам Жохова, поставили его колени и тот начал кричать на него: - Как тебя зовут?! Где взрывчатка?! Где Хаджи?! Где Шах?! Ну, отвечай, а то мы тебя сейчас пристрелим!
       Один из охранников тут же сунул в висок парню пистолет. А переводчик, парень с кавказской внешностью, начал во всю глотку орать на пленного, полностью повторяя все интонации полковника. Для острастки он еще пару раз пнул его по спине, и никто не стал его останавливать. И чеченец заговорил, торопливо, испуганно, захлебываясь словами. В глазах его плескался ужас, и он нервно вздрагивал при каждом звуке голоса переводчика.
       - Его зовут Ага Ильханов, - начало переводить толмач. - Он из джамата Мамеда, это тот у бассейна. Второй, на этаже, Ибрагим, он из Средней Азии, не то узбек, не то таджик. Где Шах и Хаджи он не знает, они приезжали сюда редко. А взрывчатку всю увезли. Остались от нее только мешки.
       - Какие мешки? - удивился Жохов.
       - Мешки, в подвале, - пояснил Ага.
       Жохов кивнул головой, и Валерий поспешно удалился в сторону дома.
       - Ты аквалангист? - спросил Жохов.
       Пленный отчаянно замотал головой.
      
       - Нет, аквалангисты Мухаммед и его брат, Арви. Они уехали отсюда два дня назад. Забрали акваланги и уехали.
       - Сколько вас было в джамате?
       - Шестеро.
       - Еще один где?
       - Это был Шах.
       - Откуда прибыли?
       - Они откуда-то с Ближнего Востока, а мы с Ибрагимом, были в Грузии.
       Тут пришел Валерий, принес несколько белых мешков.
       - Вот, - сказал он, кидая их на землю, - весь подвал ими завален, а таких вот только три.
       Этот мешок был явно специальный, из прорезиненной ткани.
       - Там еще какая-то установка, похоже, они их запаивали герметично, - пояснил Валерий.
       Жохов поднял один из белых мешков, вывернул его и высыпал на землю беловатый порошок. Мазнув пальцем по этой кучке, он понюхал пальцы, и растер порошке белесую массу. На коже остался маслянистый след. А вот прорезиненный мешок был девственно чистым.
       - Они что, перегружали взрывчатку отсюда, сюда? - спросил Жохов чеченца, пальцами показывая ход этого действия. Толмач перевел, и Ага кивнул головой.
       - Куда ее отвозили потом?
       - На берег реки, там была лодка, ее грузили, и она уходила куда-то по реке.
       - Где это было?
       - Я не знаю. Там было много деревьев.
       Жохов чуть подумал, и задал следующий вопрос: - Когда это было - днем, вечером? Ночью.
       - Сначала ночью, потом начали работать и днем. Последний раз отвозили мешки три дня назад.
       - Это наверное, на той реке, рядом с Калиновкой. Как раз три дня назад Юрий и видел там Хаджи и его парней в водолазном костюме, - подсказала стоящая сзади Ольга.
       Жохов покосился в ее сторону, чуть подумал, потом спросил: - На какой машине вы туда ездили?
       - Джип,- это и без перевода поняли все.
       - Узнать это место сможешь? - спросил полковник.
       Чеченец торопливо закивал головой.
       - Хорошо. Где еще размещаются ваши люди? Где могут быть Хаджи, Шах и аквалангисты?
       Чеченец отрицательно замотал головой. Он долго что-то говорил, переводчик его переспрашивал, все что-то уточнял.
       - Он рассказывает, что все три месяца он жил здесь. Уезжал только Шах, и аквалангисты, их долго не было. Потом они приехали, но только затем, чтобы забрать оружие и остатки снаряжения.
       Жохов чуть подумал, потом подозвал отошедшего было Авдеева.
       - Валерий! Поезжай ним на то место у реки, опознает он его, или нет?
       - Хорошо, - после этого Валерий подал ему книгу, которую до этого читал Мамед. - Обратите внимание на вот это. Интересное чтиво!
       Он хотел уже забрать чеченца, но тут вмешалась Ольга.
       - Полковник, вы не забыли задать ему еще один вопрос? - спросила она, пристально, не мигая, глядя в глаза Жохова. Тот, несколько смешался, но потом развернулся лицом к переводчику.
       - Спроси его, он не знает, куда Хаджи дел своего кровника? И, если не знает, то где они могут его прятать? Что-то, вроде зиндана.
       Уже по тому, как чеченец слушал переводчика, Ольга поняла, что тот просто не понимает, про что его спрашивают.
       - Нет, он не знает никакого кровника Хаджи, и зиндан тем более, - перевел толмач.
      
      
       ГЛАВА 61.
       Всю обратную дорогу до столицы Жохов листал книгу, найденную в руках мертвого террориста. Это было пособие по вождению электропоездов метрополитена. Но, самое интересное во всем этом было не только сама книга, а схема метрополитена с нарисованным на ней стрелкой. Вела она от того самого ответвления ремонтного депо. Эта стрелка и послужила затравкой бурного обсуждения разговора уже в конторе.
       - Ну-ка, Рустам, скажи, что ты думаешь вот об этом, - Жохов с порога кинул аналитику свой трофей.
       Перелистав книгу, и внимательно рассмотрев план, Саная сделал свой вывод.
       - Судя по всему, они хотели угнать какой-то монтажную дрезину, загрузить ее взрывчаткой, и увезти куда-то вот сюда, в эту точку. А, что это такое?
       Он потянулся, было, к компьютеру, но Жохов махнул рукой.
       - Не надо, я и так знаю. Политехнический университет. В это время завтра, вечером, туда должны были приехать оба президента. Бушу там будут вручать диплом почетного доктора наук.
       - Оригинально, - признал Саная. - С таким запасом взрывчатки, они могли вы поднять на воздух весь квартал.
       - Именно поэтому они и не хотели взрывать эти шесть тонн раньше времени, - сделал вывод Жохов. Он налил себе очередную чашечку кофе. - Был шанс убрать обоих президентов. Это гораздо более эффектно, чем поднять на воздух просто какой-то городской квартал. Удастся нам внушить Хаджи мысль, что мы не обнаружили туннель?
       Саная покачал головой.
       - Это вряд ли.
       - Дагоева так и не нашли?
       - Нет. И у меня предчувствие, что он сквозанул либо за границу, либо лег на дно.
       - Жалко, мы его не перехватили. Вот он должен был знать все. А этот его помощник?
       - Тахир? Молчит. Он, похоже, в самом деле мало что знает. Птица другого масштаба. Десять лет работал в сфере услуги, просто хороший ресторатор. В клубе трудиться всего второй месяц.
       Отставив пустую чашечку кофе, Жохов закурил.
       - А что у нас с водной программой?
       - "Котики" уже вторые сутки прочесывают русло реки в тех местах, по которому поплывут президенты.
       - И когда это будет? - спросила Ольга.
       - Завтра, с утра.
       Она прикрыла глаза, и подумала. "К этому времени Юрка будет мертв".
       А Жохов продолжал.
       - Надо искать их речную базу. В том месте, где они выгружали взрывчатку, мы оставили засаду. Но, у меня предчувствие, что туда они больше не сунуться. Надо еще раз опросит всех, кто что-то знает про это, хоть самую малость.
       И снова начались допросы. Ольга увидела морщинистого Николая Симкина. Про реку он ничего не знал, зато точно показал тот перекресток, где его сменил чеченский водитель.
       - А ты видел, куда поехала твоя "Газель"? - настаивал Жохов.
       - Ну да. Мы поехали к Москве, а они свернули вот сюда.
       И он ткнул в одну из дорог. Ею тут же занялся Саная. Он сначала изучал карту, потом переключился на монитор, так же листая какой-то виртуальный атлас.
       После Симкина привели и Вахида Азаева. Тот слово в слово повторил все, что он говорил раньше. Они помучили его еще с час, и Жохов велел отвезти чеченца в камеру.
       - Да, это тупик, - сказал полковник. - И где нам искать это здание с колоннами, на берегу озера, да еще и где хорошо кормят?
       - А я знаю это место, - неожиданно для многих сказала Ольга.
       Все с удивлением обернулись в ее сторону.
       - Откуда? Вы же только неделю, как в Москве? - не поверил полковник.
       - Именно поэтому я и знаю. Это единственное место, где я была, и где было и старинное здание, и озеро, и ресторан. Это "Озерный рай".
       - Тот ресторан, где был ваш банкет? Но там до реки больше километра, - начал было Жохов.
       Но, Рустам, с первых же Ольгиных слов снова уткнувшийся в свой монитор, тут же высказал иную точку зрения.
       - И вовсе нет. Во-первых, до озера до реки там всего триста метров, и судя по этим аэроснимкам, там есть канал, представьте себе, со шлюзовой камерой.
       Все сгрудились за его спиной, рассматривая аэрофотоснимок. А Рустам приблизил изображения, и они ясно увидел несколько лодок, стоящих на берегу, рядом со зданием ресторана. А Рустам продолжал.
       - Само озеро очень мелководно, не более двух метров. Поэтому, наверное, аквалангисты тренировались у Токарева на вилле. Там глубина солидная, до девяти метров. Кроме того, именно туда, в этот самый Рай, в том числе, ведет дорога, куда свернула "Газель" Симкина.
       У Жохова остался только один аргумент против.
       - Но, неужели хозяин ресторана разрешил хозяйствовать в своих владениях каким-то подозрительным чеченцам? Кстати, кто этот счастливец?
       - Сейчас поищем.
       Рустам снова начал нещадно стучать по клавиатуре, но потом только хмыкнул.
       - Какое-то АОА "Траст-Медиа". Надо искать, кто владеет этим самым Трастом.
       - Не надо, сейчас попробую узнать про это побыстрей, - прервала его Малиновская, вытаскивая из сумочки свою записную книжку.
       - Кто-нибудь одолжит даме свой мобильник, - сказала она, невольно подражая дамам известного поведения. Жохов лично протянул ей свою навороченную "Нокию". Через минуту, Ольга услышала знакомый голос.
       - Да, кто это?
       - Юлька, это я.
       - Боже мой, Ольга! Ты с какого это телефона звонишь? Я ни как не могу до тебя дозвониться. Тут Ахмед Шакир очень тобой интересовался. Турецкий подданный жаждет с тобой встречи.
       - В чертям всех этих турок. Меня тошнит уже и от Кавказа, и от Ближнего Востока. А моя мобила пала смертью храбрых, упав с высоты чертова колеса. Но я тебе звоню не для этого. Слушай, Олег у тебя дома?
       - Да, а что?
       - Ну, либо он, либо ты должны знать, кто владеет этим вашим любимым рестораном, "Озерный рай".
       - А зачем это тебе? - удивилась Юлька.
      
       - Да, перекупить его хочу. Ну, Юлька, мне на самом деле, очень нужно, и не задавай лишних вопросов!
       - Ну, я и так знаю, но спрошу еще Олега.
       В трубке некоторое время были слышны отдаленные голоса, переговоры. Потом в динамике прорезался голос Олега Батова.
       - Ольга, привет. Слушай, этим рестораном владеет твой кавалер по танцам в нашей квартире.
       - Муса Исрапилов? - удивилась Ольга.
       - Да. Но, я знаю, что с год назад он сдал его в аренду какому-то ингушу. Я даже знал его фамилию, но, сейчас подзабыл. Я, почему знаю, я тоже хотел его перекупить, очень уж мне это место нравиться.
       Жохов, слушавший тот же разговор затаив дыхание, нагнулся, и быстро написал на листке два слова.
       - Бахтияр Дагоев? Так его зовут? - спросила Ольга, прочитав текст полковника.
       - Точно, он самый! Я как-то видел его в кабинете Мысы. Холеный такой кавказец под пятый десяток лет.
       - Спасибо, Олег, ты мне очень помог.
       - А где там Юрий? Я хотел до него дозвониться, но ни как не могу. Все эта бестолковка твердит, что номер отключен.
       - Он на задании. Сейчас до него не доберешься, - ответила Ольга, и чуть было слезы не хлынули у нее из глаз.
       Она сложила мобильник, протянула его Жохову. Но, тот был занят другими делами.
       - Валерий, быстро бери свою группу и мотай к озеру! Взять его под наблюдение, так, чтобы узнать, как зовут каждого таракана, и сколько мышат было в последнем мышином помете.
      
      
       ГЛАВА 62.
       Пока Авдеев мчался в сторону "Озерного рая", в офисе Жохова продолжалась работа над ошибками. Саная, чуть пошарившись в своих архивах, сморщился, и взялся за телефон. Звонил он не к кому иному, как к Антонию Головачеву.
       - Добрый, день, уважаемый Антоний. Это говорит ваш недавний гость, мы приходили к вам вдвоем за консультацией.
       - А, узнаю голос красивого кавказского мужчины, - проворковал Антоний. - Ну, что, как вам, помогло моя консультация?
       - Все в точку. Стопроцентное попадание. Именно там, в этом самом Эдеме мы и нашли этот особняк, и обезвредили большую группу террористов. Так что большая благодарность от нашего начальства.
       Жохов, сидевший на другой стороне стола, поднял голову, и хмыкнул. А Рустам продолжал.
       - Скажите, Антоний, а вы, случайно, не знаете такой загородный ресторан "Озерный рай"?
       - Это по Рублевскому шоссе? Туда, чуть левей?
       - Именно он.
       - Ну, как же, знаю. Бывшее имение графа Строганова. Построен он в середине девятнадцатого века, стиль, русский классицизм. Граф не любил господствующий тогда стиль русского "барроко". Поэтому предпочел более строгий стиль. Он был выстроен в удачном месте, поэтому довольно гармонично смотрелся издалека. Но, сильно большой ценности это строение не представляло из себя, так, средненькая работа личного архитектора, правда, уже не крепостного. Забыл его фамилию...
       Саная прервал его трескотню.
       - Скажите, а что вы скажите о самом здании? Там есть подвалы?
       - Да, и большие! Строгановы всегда строили свои хоромы с обширнейшими подземельями, и даже подземными ходами. Одно время даже бытовала легенда, что граф печатал там фальшивые деньги. Но, эти слухи ходили про всех Строгановых. Просто другие аристократы не могли понять, откуда у этого рода такое огромное состояние, и начинали злословить. После революции это здание передали сначала санаторию, потом там был пионерский лагерь, и только лет десять назад его присмотрел Муса Исрапилов. На первом этаже кухня и ресторан, на втором прекрасные номера в стиле девятнадцатого века. Стоит там все очень дорого. Практически это закрытый клуб с постоянным контингентом посетителей.
       - Значит, там есть даже подземный ход? - вернулся к главному Саная.
       - Да, и, по-моему, не один. Точно помню, что один выходил в какой-то грот.
       - Там грот есть на берегу озера, между ив, - торопливо подсказала Ольга.
       - На берегу озера, среди ив, - повторил за ней Рустам.
       - Да-да-да! Именно там. Я был там при открытии ресторана, он мне его показывал. Там при социализме все завалили, так что, чтобы вернуть все по старому, Муса вывез оттуда дикое количество земли.
       - Спасибо большое, дорогой Антоний. Вы просто ходячая энциклопедия знаний.
       - Ну, не преувеличивайте! - по голосу было слышно, что Головачев был польщен. - Передавайте привет вашему сексапильному другу.
       - Хорошо.
       Саная отключился, и посмотрел на Жохова.
       - Идеальное место для террористов, - сказал тот. - Подвалы, выход к реке через подземный ход.
       - Если они там и смешивали взрывчатку, то почему сразу не развозили оттуда по реке? - спросил Саная.
       - Да, это интересно. Когда у нас прибыла группа во главе с Шахом?
       - Тридцатого июня.
       Жохов набрал номер телефона, и поздоровавшись, спросил своего слушателя: - Слушай, Василий Игнатьич, а когда в программу пребывания президента была включена поездка по Москве-реке?
       - Числа третьего июня. Это Буш в телефонном разговоре вспомнил, как они хорошо катались по Неве, вот наш сразу и озаботился.
       - Хорошо, спасибо.
       Жохов сделал из этого разговора свои выводы.
       - Все переиграли в последний момент.
       - Значит, сначала планировался только один теракт. Но, потом решили перестраховаться, и устроить еще речной вариант, - предположил Саная.
       - Может быть и так. Только кто-то хорошо стучит им с самого верха. Шах узнал об этом на месяц раньше нас.
       Ольга, казалось, не слышала всех этих разговоров.
       - Если там есть подвал, то Юрий у них там, - неожиданно сказала она.
       - Почему вы так решили? - Удивился Жохов.
       - Я чувствую это. Мне нужно увидеть того чеченца, который мешал там взрывчатку.
       - Да, это верно, - согласился полковник. - Вы мыслите не по-женски логично.
       - Да нет, я женщина, и если с Юркой действительно произойдет самое худшее, то я вас, полковник, просто пристрелю.
       Жохов выдавил на лице улыбку, хотя Саная показалось, что он принял эту идею Ольги гораздо более серьезно.
       Полковник распорядился, и через полчаса Вахида Азаева привели в кабинет. Пришел и уставший переводчик.
       - Спроси его, как войти в тот подвал, где он мешал взрывчатку? - задал вопрос Жохов.
       Два кавказца долго разговаривали между собой, потом переводчик попросил лист бумаги, и набросал какую-то схему.
       - Вот здесь они спускались со стороны ресторана. Тут на первом этаже дверь женского туалета, а напротив, как раз вход в подвал. Слева лестница, они сразу поднимались на второй этаж, и жили в левом флигеле.
       - Как она открывалась? Кто-то сторожит ее, или нет? - настаивала Ольга.
       - Нет, там просто замок с кнопками.
       - Какая комбинация цифр?
       Тут чеченец замешкался, начал водить в воздухе пальцами. Пришлось переводчику рисовать примерный план расположения кнопок, и не по цифрам, а по расположению они вычислили нужные им цифры.
       - Шестьсот сорок два, - повторила Ольга, а потом предложила переводчику. - Пусть он нарисует мне план подвала.
       Рисовал он долго, но, зато указал все, в том числе и расположение подземного хода. Оказалось, что со стороны грота открыть ворота подземного хода было невозможно. Там был самый обычный засов.
       - А как он вывозили взрывчатку?
       Чеченцы снова долго разговаривали, потом переводчик прокачал головой.
       - Он даже не знает слова транспортер. Говорит: бегущая черная лента. Там, за зданием, есть черный ход. Такой люк в земле, его открываешь, и по транспортеру либо принимали мешки, либо отправляли их наверх.
       Тут на связь вышел Валерий Авдеев.
       - Третий, расположились на месте, кстати, с трудом выбрали точку. Аппаратуру пришлось вынести из фургона, подъехать там просто нереально.
       - Что можешь уже сказать?
       - Крепость. Само здание отстоит от ограды метро на двести, камеры и на ограде, и на здании.
       - Это все?
       - Пока да.
       - Хорошо, продолжай наблюдение.
       После этого Жохов вызвал по селектору Семина. Капитан пришел в полной боевой готовности, только что автомата не хватало. К этому времени Саная распечатал на принтере план усадьбы, причем с масштабной шкалой. Выслушав все, что ему рассказали о данной местности, Семин покачал головой.
       - Да, этот "Озерный рай" может стать для нас адом. Скрытно не подойдешь, марш-бросок тоже нереален. Если там сидят серьезные люди, то у них и оружие должно быть серьезное. Если бы можно было пройти через подземный ход. Озеро переплыть мы сможем, а вот как ее открыть без шума, вот в чем вопрос?
       - Я знаю, что надо делать, - неожиданно заявила Малиновская. - Туда пойду я.
      
      
       ГЛАВА 63.
       Когда Юлии Батовой охранники доложили, что приехала ее подруга, она обрадовалась. Олег в этот вечер засиделся в своем правлении, и она откровенно скучала одна. Но, Ольга Малиновская ошеломила ее сразу, с ходу. Буквально ворвавшись в безразмерный пентхаус Батоваых, она с порога заявила:
       - Юлька, привет. Дай мне на вечер какое-нибудь вечернее платье.
       - Но, у тебя другой размер, Оль? Давай, лучше, съездим куда-нибудь в бутик, подберем что-нибудь.
       - Некогда, меня через час будет ждать Ахмед Шакир.
       - А, он до тебя все-таки дозвонился? - обрадовалась Юлька.
       - Нет это я до него дозвонилась.
       - Вы встречаетесь, где?
       - Через два часа, в "Озерном рае".
       - О-О! Там хорошие номера. И кормят отменно. Кстати, а как твой красивый муженек? Он про это не знает? А то, может, ему будет скучно, пусть приедет к нам.
       - Ладно, хватит болтать, - оборвала ее Ольга, - давай, показывай свой гардероб. Выбери там что-нибудь попросторней.
       Гардероб Юльки был замаскирован под обычную стену, и только когда половина этой стены отъехала, Малиновская поняла, какая ее подруга барахольщица. Этой одеждой можно было одеть роту фотомоделей, и еще бы осталось. Быстрые, энергичные поиски привели Ольгу к роскошному, синему платью с большим декольте, и эффектным разрезом сбоку. Почему она настаивала на этом варианте, Юлия не поняла. Когда же Малиновская напялила на себя эту синюю, вечернюю сбрую, у хозяйки наряда глаза полезли на лоб. Естественно, что платье облегало Ольгу совсем не так, как более щуплую Юлию, так что нижнее белье Малиновской пришлось исключить из своего гардероба как само понятие. Формы ее тела еле поместились в этом наряде, Ольга даже сделала несколько энергичных движений, проверяя, не лопнет ли ее амуниция.
       - Ну, как? - спросила она хозяйку. - Идет оно мне?
       - Оль, но это же вызывающе, - пролепетал шокированная Юлия.
       - Ну и черт с ним. Мне это и надо.
       - Но это вызывающе до вульгарности.
       Она пальчиком показала на груди Малиновской. Из-за малого размера чашечек и большого декольте они действительно торчали наружу почти все.
       - Вот и хорошо. Дай мне что-нибудь сюда, - она ткнула пальцем себе на шею.
       Юлия, вся заторможенная, пребывавшая в каком то шоке, принесла сапфировый
       набор, в котором была на фуршете. Потом по команде Ольги свою косметичку и фен. Через полчаса интенсивной работы Малиновская превратилась в жгучую женщину вамп. Первым это оценил Олег Батов. Они столкнулись в дверях, он входил, а Ольга выходила. Откровенные прелести Малиновской настолько ошеломили его, что он вместо приветствия промычал что-то нечленораздельное. А когда Ольга упорхнула за дверь, Олег мизинцем показал в эту сторону, и спросил жену: - Это кто такая?
       - Здрасьте, пожалуйста! - возмутилась Юлия. - Это Ольга, Малиновская.
       - Да!? А почему ты еще не приглашала их с Юрием к нам на ночевку?
       - Что, разобрало? Будешь себя хорошо вести, не напьешься сегодня вечером, может и приглашу их тогда на завтра.
       А Ольга неслась в это время по Рублевскому шоссе. Машину ей подобрали хорошую, "Ланд Крузер", а за рулем сидел сам капитан Семин. Одет он был, конечно, в гражданском, но в машине было напичкано столько оружия, что его хватило бы на троих.
       После того, как Ольга сказала охране, что ее ждет Ахмед Шакир, их пропустили на территорию ресторана. На стоянке, кроме "Ягуара" турка стоял чей-то старенький "Ламборджини-Диаволо", и красный "Порше". Ольга поднялась по лестнице на крыльцо, огляделась по сторонам, и увидела, что на причале горит несколько ламп, а посредине его стоит сам Ахмед Шакир. Он в этом пространстве был один, и как раз выбор турка не нравился Малиновской. Ей надо было попасть в сам ресторан. Но, делать было нечего, и она с непринужденной улыбкой на лице начала спускаться вниз.
       - О, Оленька, как вы сегодня великолепны! - промурлыкал Шакир, прикладываясь к ручке дамы. Его похоже, так же ошеломил боевой наряд Ольги, потому, что, казалось, из глаз и уст турка лился чистый мед.
       - Вы решили устроиться здесь? - спросила Ольга. - Под открытым небом?
       - Да. Это островок посредине воды дорог мне тем, что я впервые увидел тут вас.
       - Тут уже становиться прохладно.
       Ольга зябко передернула плечами, но Шакир был неумолим.
       - Нет, зачем нам нужны четыре стены, когда можно получить в подарок всю вселенную. Скоро нам будет жарко. Ничто не греет так, как страсть любви.
       Ухаживал Ахмед хорошо, просто мастерски, но Ольги сейчас было не до этого.
       "Черт бы тебя побрал со своей романтикой"! - подумала она, нехотя усаживаясь за стол. И тут, словно вняв ее молитвам, начал накрапывать дождь, а где-то вдалеке приглушенно пророкотал гром.
       Турок развел руками.
       - Ну, что ж, это судьба. Приодеться пройти вовнутрь.
       Вверх по лестнице Ольга чуть ли не бежала, и ей приходилось себя окорачивать, чтобы за ней поспевал этот толстый турок.
       В самом главном зале ресторана все было действительно выдержано в стиле девятнадцатого века: и отделка стен натуральным, китайским шелком, столовое серебро, и причудливый фарфор, и затейливые канделябры на столах. Но, Ольге было не до любования интерьером, она отмахнулась и от карты вин, предложенных Шакиром.
       - Выбери что-нибудь сам, по вкусу.
       Еле дождавшись, пока турок закончит выбор блюд, она поманила официанта своим изящным пальчиком.
       - Где у вас тут женская комната? - спросила она.
       - Налево, за ширмой.
       - Я пока оставлю вас на несколько минут, - ласково пропела Ольга, и прихватив сумочку отправилась в нужную ей сторону.
       Глядя вслед удаляющейся женщине, Ахмад Шакир был готов плюнуть на все приличия, и сразу потащить ее на второй этаж.
       "Как, все-таки, здесь, на западе, все это долго. Напои, накорми ее, наговори кучу всяких глупых слов, и только потом делай с ней все, что делал в детстве с любимой козой в отцовском стаде".
       А Ольга прошла в туалет, покосилась налево, там и в самом деле была железная дверь с массивным цифровым замком. В туалете она первым делом проверила все кабинки, они были пусты. После этого она достала мобильник, и позвонила Жохову.
       - Я на месте, минуты через три начну.
       После этого она повесила мобильник на шею, достала из сумочки пистолет, спустила его с предохранителя, передернула затвор. И, вдруг ее настигла мысль вытащить обойму, и проверить патроны. И тут она с ужасом увидела, что обойма то пуста. Это был один из тех двух пистолетов, полученных ими от дагестанцев. Почему-то она была уверенна, что Юрий полностью снарядил их еще три дня назад. Это ведь было на ее глазах. Именно поэтому она отказалось от предложенных Жоховым и Семиным "Грача" с глушителем. Ольге еще припомнилось, с каким самомнением и апломбом она отвергала предложенную мужчинами помощь.
       "Вот дура то, накраситься не забыла, а оружие проверить ума не хватило!". Малиновская начала ожесточенно шарить по сумочке, в поисках патронов, хотя прекрасно помнила, что ничего подобного там быть не могло. Попадалось все обычное: губнушка, масажка, ключи от дома, тени, черный карандаш, прокладки. Но, как раз под ними она обнаружила один единственный патрон. Тот самый, что она извлекла из рубашки Юрия перед стиркой.
       Ольга чуть не заплакала, но потом вставила патрон в обойму, дослала его в патронник, и привинтила глушитель. Последнее, что она сделала, это скинула с ног свои туфельки на пятнадцатисантиметровых каблуках, перекрестилась, и проскользнула за дверь туалета.
      
      
       ГЛАВА 64.
       Если она думала, что все неувязки на этом кончаться, то Ольга ошибалась. Замок на набор цифр шестьсот сорок два не поддался.
       "Они сменили шифр! - решила Ольга. - Если это так, то это все, конец всей нашей комбинации". Чуть подумав, она наклонилась пониже и внимательно начала рассматривать кнопки. Она уже рассмотрела, что самыми потертыми смотрятся кнопки шесть, четыре, и три, когда за ее спиной раздался удивленный голос.
       - Простите, мадам, что вы тут делаете? Какие-то проблемы?
       Ольга резко распрямилась. Это был один из охранников, в точно такой же форме, как и те, что стояли на воротах. Придумывать какую-нибудь версию ей было некогда, да и время поджимало, так что она босой ногой ударила его в промежности, а потом, когда он согнулся, со всей силой звезданула его по затылку тыльной стороной пистолета. Но, Ольге пришлось уделить ему время, чтобы оттащить тело охранника в женский туалет. После этого она вернулась к заветной двери, и набрала уже новую комбинацию: шесть, четыре, три. И замок в ответ глухо щелкнул, она потянула ручку на себя, на нее пахнуло особым, ни с чем не сравнимым запахом подземелья. Крутая лестница освещалась только светом, пробивающимся из самого подвала, и она осторожно шагнула вниз.
       Она уже была в самом низу, когда до нее ушей донесся жуткий крик. В нем было столько боли, что Ольга чуть не потеряла сознание.
       "Это Юрка", - поняла она.
       В это же самое время в самых разных местах вокруг, и внутри "Озерного рая" происходили интенсивные и разнообразные действия. В службе охраны поместья обратили внимание, что забарахлила, а потом отключилась одна из камер слежения. Это было понятно, шел редкий в этом году, но очень интенсивный ливень. Отказ этой камеры не слишком обеспокоил начальника караула, она была установлена в дальнем углу поместья, на шлюзовых воротах канала.
       - Кончиться дождь, сходишь, сменишь ее, - велел он своему подчиненному.
       Семин, сидя в "Ланд Крузере", изображал типичного водилу богатой леди. Он откинул сиденье, вытащил красочный журнал, и начал его лениво листать. Потом он зевнул, отложил журнал в сторону, и выключил в салоне свет. Затем из бардачка капитан вынул большой бинокль, и начал внимательно рассматривать окна второго этажа.
       - По моему там, на втором этаже, в угловой комнате, пулемет, - предположил он.
       - Да я давно его уже вижу, - сказал голос позади него.
       - А ты, Серый, что скажешь? - спросил Семин.
       - Я скажу больше, там, в комнате, пара человек. Один сидит рядом с пулеметом, а второй только что прошел за его спиной.
       Тут включился приемник, и голос Валерия Авдеева сказал: - Она вошла в подвал.
       - Черт, это как-то неинтеллигентно, пускать в самое пекло женщину, - пробормотал голос сзади Семина.
       - Я и не знал, лейтенант, что вы настолько интеллигентны, - хмыкнул капитан.
       Снова включился приемник.
       - Минута тридцать секунд.
       Но еще за минуту до этого в ресторане со своего места поднялся Ахмад Шакир. Для того, чтобы выжить в бизнесе, недостаточно ума, хитрости, и расчетливости. Нужно иметь еще и интуицию. Старый турок за свою жизнь приобрел удивительное чутье на неприятности. Он три раза мог попасть в авиакатастрофы, но каждый раз не летел, хотя нужда была немалая, и она просто толкала его в самолет. Но, в то же время интуиция говорила обратное, и он больше доверял ей. В поведении Ольги он не заподозрил ничего необычного. Женщина должна волноваться, когда встречается с таким человеком, как он. Но, когда она задержала в туалете дольше пяти минут, он встал и сам двинулся в сторону женской комнаты. Осторожно приоткрыв дверь, он первым делом увидел ни что иное, как стоящие на полу Ольгины туфли, потом валяющуюся рядом, открытую сумочку. Тогда турок попытался распахнуть дверь настежь, но это ему не удалось, что-то мешало. И мешало не что иное, как тело лежащего на полу без сознания мужчины в форме секьюрите. Ахмед протиснулся в дверь, окинул его взглядом. Ольги нигде не было, и это заставило его задуматься.
       Тем временем Ольга пробиралась по лабиринтам подвала, держа в руках пистолет со своим единственным патроном. За эти две минуты она еще дважды слышала крик Юрия, и это позволило ей определить, куда ей надо двигаться.
       И в это же время в небольшом помещении, скудно освещенном единственной лампочкой, Хаджи, одетый в водолазную форму, закончил молитву, взглянул на часы, и сказал: - Пора выходить. Шах, принеси мне сердце этого гяура. Это скрасит мои последние часы.
       Шах кивнул головой, и вышел из комнаты.
       А на стоянке Семин взглянул на часы, и сказал: - Ну, я пошел.
       - Давай, - подбодрил его один из невидимых спутников. Он давно уже держал на прицеле винтореза угловое окно на втором этаже.
       Семин вышел из машины, ежась под крупными каплями дождя пробежал к будке охранников.
       - Мужики, сигаретой не угостите? - спросил он, распахивая дверь.
       - Сейчас, - сказал один из охранников, манипулируя кнопками на пульте. Семин увидел, как поднялся шлагбаум, и мимо мних проскользнул "Ягуар" Ахмеда Шакира. Это его удивило, но долго удивляться было некогда. Семин коротко ударил охранника, протягивающего ему сигарету под дых, и тот свалился на пол, после этого капитан проскользнул вперед и ударом ребра ладони по шее отключил второго охранника. Шлагбаум так и остался в поднятом положении. Собственно, это и было нужно капитану.
       В очередной раз выглянув из-за угла, Ольга наконец увидела его. То, что это Юрий, она поняла, но узнать его в лицо было невозможно. Голое человеческое тело висело на крюке ручной лебедки, ноги только кончиками пальцев касались бетона. У него на голове не было волос, лицо превратилось в багровый кусок мяса, а остальное тело было залито кровью. Но она знала это тело, каждый его сантиметр, и это был именно он, Юрий Астафьев. Перед ним стоял худощавый, кавказский парень, и держал провод с оголенным концом. Парень счастливо улыбался, потом он поднес провод к груди висящего человека, и тот задергался всем телом, и отчаянно закричал, как прошлый раз. Ольга подняла, было, пистолет, но тут в проходе показался еще один кавказец, низкорослый, более пожилой, с седыми висками. Он что-то коротко сказал молодому, и тот быстро убежал вглубь коридора. А седой между тем пристально рассматривал своего пленника. Он что-то сказал, и Ольга не расслышала, что. Но Юрий который видел его только одним глазом, второй закрыл синяк, прекрасно слышал все, что тот говорил ему, хотя и понимал с трудом. После суток почти непрерывных пыток разум порой отказывал ему.
       - Твой кровник не хочет пачкать о тебя руки, - говорил Шах. - Ты убил его брата, и твое сердце завтра съедят грязные речные раки.
       После этого в руках Шаха оказался нож. Он с улыбкой показал его Юрию, поднес лезвие к самым его глазам. Астафьев понял, что сейчас умрет, и в этом было даже какое-то облегчение. А в пяти метрах от них у Малиновской в руках плясал пистолет. Она видела этот нож, понимала, чем это грозит для Юрия, и никак не могла толком прицелиться. Стараясь взять себя в руки, она стиснула зубы, так, что прокусила губу, ствол, наконец, замер на голове седого, и она плавно нажала на скобу спуска. С такого близкого расстояние пуля, попав в голову, откинула тела Шаха в сторону. А Ольга бросила бесполезный пистолет, пробежала вперед, и крутанула железную цепь лебедки. Точно такой же механизм был у ее отца в гараже, так что она знала, как управлять этой штукой. Крюк начал опускаться, и Юрий, ощутив под ступнями опору, попробовал встать, но сил не было, и боль в сломанной ноге полоснула так, что он закричал, и начал заваливаться набок. Тогда Ольга метнулась к телу Шаха, подняла с земли его нож, и перерезала веревки. В этот момент во всем здании погас свет.
       За секунду до этого один из напарников Семина выстрелом из винтореза снял сидевшего на втором этаже пулеметчика. Одновременно на территорию ресторана влетели два Уазика и Газель. Официанты в ресторане еще зажигали в зале свечи в старомодных шандалах, когда в него ворвались спецназовцы. На то, чтобы положить на пол всех присутствующих у них ушли полминуты.
       Лейтенант, выбравшись из "Ланд Крузера" положил винтовку на капот, а сам снова взял под прицел угловое окно. Оттуда, из темноты засверкали вспышки выстрелов, но винтовка в руках лейтенанта тут же дернулась, и пулемет вновь смолк.
       Чеченец, стоящий около катера, услышал эти выстрелы, он сразу схватился за висящий за спиной автомат, но из воды выпрыгнуло одетое в водолазный костюм тело, блеснул нож, и часовой захрипел, булькая кровью в перерезанном горле. Осторожно положив агонизирующее тело на пол, водолаз кинулся внутрь грота. Вслед за ним из воды показались еще три водолаза. Пока они одевали приборы ночного виденья, первый из них, командир, нашарил на дверях кольцо, заменяющее дверную ручку, рванул его на себя. Дверь не поддалась, она была заперта. Он замер, размышляя, что им теперь делать, но через секунду услышал, как с той стороны заскрежетал засов, и дверь открылась. На пороге показалась Ольга, тащившая на себе Астафьева. Водолаз тут же подхватил его под руки, и поволок его дальше наверх, в сторону здания. Остальные трое его коллег исчезли в подвале. В то же самое время поток спецназовцев вливался в подвал со стороны ресторана. Другая группа перекусила огромными кусачками душку навесного замка, и откинув крышку грузового люка, начала по одному скатываться вниз по упругой ленте стоящего там транспортера. В темноте загремели выстрелы, и только вспышки рассеивали темноту. Спецназовцам пришлось несладко. Несмотря на внезапность захвата, их встретили плотным огнем. У чеченцев так же оказались приборы ночного виденья, так что преимущества не было ни у кого. По подвалу метались тени, сверкали молнии выстрелов, рванула граната, сразу оглушившая всех присутствующих гулким эхом. Потом огонь начал стихать.
       - Они уходят через дальний лаз! - закричал кто-то из нападавших. - Здесь есть еще один подземный ход! Эй, наверху, перекройте им выход с северной стороны.
       Жохов, сидевший в штабном "Фольксвагене", метнулся к карте местности, и ткнул пальцев в сторону севера.
       - Это где-то здесь, недалеко. Поехали!
       Водитель кивнул головой, завел двигатель, и машина понеслась в темноту. Они не знали местности, и болтающемуся в салоне микроавтобуса Жохову приходилось только уповать на мастерство водителя. В свете фар появлялись, и исчезали стволы деревьев, мелкий кустарник машина брала напролом. Проскочив небольшой лесок, они вырвались в поле, чудом миновали какую-то яму, и успели затормозить на самом краю огромного оврага.
       - Все, дальше мы не проедем, - сказал водитель.
       - А дальше и не надо, - ответил Жохов, все сверявшийся по карте местности.
       Он схватил автомат, и кивнул Валерию.
       - Пошли.
       Вместе с ними пошел еще один из операторов, и так вот, втроем, они, двинулись вдоль оврага, подсвечивая фонарями, в поисках выхода подземного хода. Жохов в одном месте чуть не оборвался с обрыва, но именно здесь они увидели в свете прожектора темные, человеческие силуэты. И тут же по ним открыли огонь, так что все трое залегли, и начали стрелять вниз. Валерий, кроме этого, метнул в овраг пару гранат, так что, через десять минут ожесточенной перестрелки, огонь стих. А вскоре снизу донеслось: - Эй, там, наверху не стреляйте! Свои!
       Жохов узнал голос Семина. Тогда он снова включил фонарик, и спрыгнул вниз. Капитан был в своей гражданской форме, только нещадно перемазанный известкой и глиной, с автоматом в руке, и с прибором ночного виденья.
       - Ну, что тут у вас? - спросил он Жохова.
       - Кажется, положили всех.
       - Пошли, посмотрим.
       На дне оврага они нашли сначала два тела, а чуть подальше, еще одного. Жохов внимательно рассмотрел лицо каждого, но ни один из них не был похож на нужного ему человека.
       - Хаджи тут нет.
       - Надо посмотреть среди тех, кого кончили в подвале.
       - Пока пусть проверят овраг, - предложил полковник, - может, кто ушел.
       Но, Семин, внимательно осмотрев землю за последним телом, отрицательно покачал головой.
       - Нет. Видишь, земля после дождя нетронута. Все они тут.
       Обратно в подвал они прошли подземным ходом. Судя по сводчатой кладке и красному кирпичу, это было еще развлечение графа Строганова. В здании уже снова горел свет, спецназовцы и водолазы покуривая, обсуждали прошедшую операцию. Жохов и Семин по очереди обходили все мертвые тела, но тела Хаджи так и не нашли. Около тельфера с прибором ночного виденья в руке стоял командир водолазов. Он кивнул в сторону лежащего на полу трупа.
       - Вот этого вайнаха дамочка ваша замочила.
       Жохов перевернул труп.
       - Шах! - в один голос сказали все трое: Жохов, Семин и Валерий.
       - Между прочим, за голову его госдеп США обещал два с половиной миллиона баксов, - припомнил Валерий.
       - Да, теперь она, выходит, богатая женщина. Кстати, я не понял, Астафьева то нашли? - спросил Жохов.
       - Да, - подсказал водолаз, - увезли на скорой. Жутко на нем оторвались чехи. На груди вырезали крест, да и вообще... Похоже, половину костей мужику переломали.
       Обойдя подвал все трое начальников поднялись наверх. Навстречу им попались трое посетителей ресторана, выдернутых спецназовцами с номеров в самый интимный момент общения. Жохов был готов поклясться, что этого хорошо кормленного малого в очках, и в сопровождении двух явных проституток негритянской наружности, он часто видел по телевизору, как депутата думы. Тот всегда с пеной у рта ратовал за чистоту славянской крови. Но не это сейчас интересовало полковника. В угловой комнате, рядом с завалившимся на бок пулеметом, лежали два трупа. Но и это были совсем не те, кого так жаждал увидеть Жохов. Полковник выругался, и растерянно посмотрел на своих подчиненных.
       - Так где же он? Где Хаджи?! Обыскать все, прочесать подвал, все эти чертовы подземелья, оба этажа, все окрестности. Найдите мне Хаджи!
       Лишь к пяти часам утра Жохов убедился, что ему снова не повезло. Мохаммед Исмаилов, более известный под кличкой Хаджи, снова исчез без следа. Полковнику осознание этого факта давалось с трудом. Сидя в беседке, откуда в свое время снимал собрание кавказцев Андрей Арбузов, он курил, и мрачно рассуждал, что теперь ждет его в кабинете начальника. К нему подошел Валерий Авдеев.
       - Господин полковник, есть хорошая новость.
       - Что, Хаджи пришел в сельское отделение милиции и сдался с повинной? - мрачно пошутил полковник.
       - Нет. Но "котики" все же нашли место, где они заложили взрывчатку. Рустам наш постарался. Помните место, где Ольга видела Хаджи и его подельников?
       - Это в парке Горького?
       - Ну, да. Рустам сделал вывод, что они жили где-то там рядом, потому что все трое тогда ушли от причала пешком. Но, если они рассчитывали взорвать корабль с президентами, значит, они должны были и наблюдать за ним.
       - Что бы дать команду шахиду, - продолжил его мысль полковник.
       - Не только. Если бы были радиовзрыватели, то можно было бы обойтись без него. Вот Рустамчик и велел проверить это место на реке более тщательно. Оказалось, что они заложили взрывчатку в старом, затонувшем буксире. Снаружи вообще ничего не было видно. Кроме того, там было еще восемь больших баллонов с воздухом. Наверняка для шахида.
       - На сколько этого хватило бы им?
       - Часов на восемь.
       Жохов снова закурил, потом начал рассуждать.
       - Еще комплект водолазный был в катере. Но, ни одного боевика в водолазном снаряжении мы не нашли. А сколько у нас было водолазов?
       - Чехов? Ну, тот парень со снимка, его пристрелили в подвале, этот, который перерезал себе горло, потом сам Шах, и лично Хаджи.
       - И кого у нас из них нет?
       - Хаджи.
       Жохов резко поднялся, и поспешил к зданию ресторана. Там, на понтоне, разместился со своими парнями командир котиков.
       - Капитан, у вас все люди на местах, все целы? - спросил Жохов.
       - Что значит, целы? - не понял тот.
       - То и значит. Сколько человек было в вашей группе?
       - Ну, мы четверо, и один на лодке, за шлюзами.
       - Вызови его, - попросил полковник. Водолаз удивился, но взял в руки рацию, и начал его вызвать.
       - Шестой, как дела, шестой.
       Ответом ему была тишина.
       - Ты давно его вызывал? - спросил Жохов.
       - Час назад. Все было нормально.
       - Бегом туда!
       По воде сильно не побегаешь, поэтому решили воспользоваться катером чеченцев. Два мощных мотора понесли его с такой скоростью, что нос лодки задрался над водой градусов на тридцать. У самого входа в канал водолаз выключил двигатели, и остальное расстояние они проскочили по инерции. На лесенку рядом своротами шлюза они поднялись с торопливость убегающих на пожаре. Даже первый, беглый взгляд на в другую сторону шлюза подтвердил нехорошее предчувствие Жохова. На воде, лицом вниз, плавало тело водолаза, а вот катера, на котором и прибыли сюда "котики", не было.
       - Срочно перекрыть реку вверх по течению! - велел Жохов, а сам глянул на часы. До поездки президентов на теплоходе оставалось два часа. И Жохов, впервые за свои сорок девять лет почувствовал, как у него заломило сердце.
      
      
       ГЛАВА 65.
       СПУСТЯ ДВЕ НЕДЕЛИ.
       Заместитель начальника уголовного розыска города Кривова майор милиции Андрей Колодников не любил ходить пешком там, где можно было подъехать на машине. Вот и в этот раз он загнал свой УАЗик на платформу железнодорожного вокзала. Это не осталось незамеченным, к нему тот же час подошел дежурный сержант.
       - Товарищ майор, вы снова за свое? Нас же майор Мурашкин вы...ет за это.
       - Ничего, время от времени это полезно. Именно так обезьяна стала человеком.
       Вслед за Колодниковым вылезли еще два человека: Паша Зудов, широкоплечий малый под два метра ростом, и полноватый майор, с крупными, прокуренными, желтыми зубами. Это был Виктор Демин, старший среди участковых третьего отделения милиции. Он взглянул на часы, и сказал: - Еще три минуты. Ну, теперь мы точно узнаем, Юрка это был на снимке в газете, или нет.
       - Да, какой Юрка, тот парень был с черными волосами. Тебе же черным по белому написали, что это актер театра из провинции, - настаивал Андрей.
       - Да ладно тебе, что я, Юрку не узнаю? А шрам этот на щеке? Случайно совпал, да? А прическу они ему в редакции могли изменить.
       - Вы подеритесь, или лучше, поспорьте на литр водки, - ухмыльнулся невозмутимый Зудов.
       - А, ты, конечно, разбивать будешь, и пол-литра один выжрешь.
       Сержант тем временем успел что-то сказать по рации, и вскоре на платформе показался толстый майор с рассерженным лицом, а за ним, еще три милиционера. Это и был начальник линейного отдела транспортной милиции майор Мурашкин. Давний приятель Колодникова, недавно получивший майора, он, слегка, по мнению Андрея, возомнил о себе больше обычного. Предъявить свои претензии они не успели, на перрон влетел скорый поезд "Москва-Железногорск". В Кривове он стоял ровно две минуты, поэтому все трое встречающих бросились вслед за вагоном номер десять. Они подбежали к нему, как раз, когда открылась дверь, и откинулся предохранительный мостик. На ступеньках тут же появилась Ольга Малиновская. Лицо у ней было озабоченное, и на бурные выкрики друзей своего мужа, она ответила вопросом: - Вы "скорую" подогнали?
       - Какую "Скорую"? Зачем? - удивился Колодников.
       Ольга разозлилась.
       - Нет, вы что, телеграмму мою не получили?!
       - Конечно получили.
       - Ну, я же просила пригнать на вокзал "скорую"!
       - Да, мы думали, это прикол, - признался Демин. Ольга выругалась, заскочила обратно в тамбур, а подошедший Мурашкин начал свою обвинительную речь.
       - Господин майор, сколько раз мы просили вас...
       Но тут слова застряли в глотке у майора. На ступеньках показалось нечто, олицетворяющее все беды мира. То, что этот человек Юрий Астафьев, Колодников понял только по тому, как что Ольга поддерживала его под руку. С другой стороны это делал какой-то доброволец из вагона. Их поразило первым делом то, что Юрий был стрижен наголо, и лоб его был при этом перебинтован. Само лицо Астафьева за это время приобрело прежние размеры, но остатки синяков еще доживали свой век обильными, коричневыми и желтыми тонами. Если раньше это лицо украшал только один шрам, то теперь все оно было покрыто целой серией самого разного размеров шрамов. Нос Юрия был при этом, свернут на сторону. Шею Астафьева украшал белый медицинский воротник, точно фиксирующий положение шеи. Одет пострадавший был в спортивный костюм, но одна штанина была распорота, и на ней был установлен цилиндрический аппарат Илизарова.
       - Принимайте его! - нетерпеливо крикнула Ольга.
       Первым очнулся Паша Зудов, он подхватил под руку Астафьева, под вторую его поддержал Мурашкин.
       - Нет, Андрей, ты что, "скорую" сюда не мог пригнать!? - спустил на Колодникова кобеля Мурашкин.
       - Тихо, - уже на земле попросил Астафьев. - У меня там корсет.
       При этом Колодников с ужасом увидел, что у Астафьева во рту зияли обширные пробелы выбитых зубов. Поезд ушел, и вся компания с горем пополам разместилась в двух машинах. Вторую им предоставил Мурашкин.
       - А мы в самом деле думали, что вы шутите, - огорченно рассказывал Колодников. - Куда везти то вас, в больницу?
       - Домой, только домой, - попросил Астафьев.
       За разговорами, и пивом, они просидели у него на квартире до позднего вечера. Жохов, когда усаживал Ольгу и Юрия в вагон, просил их не сильно распространяться по поводу всего происшедшего, но ни Астафьев, ни Ольга, не могли не сдержаться. Только эти люди, что собрались в их квартире, могли понять все, что произошло с ними.
       - Так как он ушел, этот Хаджи? - спросил Андрей у Ольги.
       - Он выждал время, смешался со спецназом, они приняли его за "морского котика", а гидрокостюмы у них были одинаковые, и просидел в озере до тех пор, пока все не успокоилось.
       - Он, был под понтоном, - тихо подал голос лежащий на кровати Юрий. - Потом там нашли на дне прибор ночного виденья. А потом, еще по темноте, переплыл озеро, убил водолаза, и забрал лодку.
       - Только он оказался умней, чем мы думали, - продолжила Ольга. - В столицу Хаджи соваться не стал. Лодку нашли в шестидесяти километрах от города, с пустыми баками.
       - Да, интересное у вас получилось путешествие, - протянул Демин. Ольга вздохнула.
       - Одно только отрадно. Зубко квартиру отделали как игрушку. Они, как выписались из своих больниц, так приехали, так просто ошалели. Верка сразу про развод речи перестала вести.
       Гости разошлись за полночь, Юрий к этому времени уже спал. Ольга примостилась рядом, но раздеваться не стала. К этому она как-то привыкла за прошедшие две недели в госпитале.
      
      
       ГЛАВА 66.
       Сентябрь того же года. Город Кривов.
       В это воскресение Юрий проснулся позже обычного. Ольга еще вчера уехала к родителям в Железногорск, так что, сегодня он был один. Поднявшись, он подошел к зеркалу, и посмотрел на себя. Теперь ему приходилось привыкать к себе новому, и, в тоже время, прежнему. Волосы давно отросли, прикрыв шрамы на голове. С их появлением Ольгу неприятно удивило то, что седина густо прикрыла его русую шевелюру. Неделю назад Ольга убедила его покраситься, и теперь русый цвет волос ничем не выдавал его переживания. Шесть выбитых зубов заменили керамика, а шрамы на лице исчезли после двух косметических операций. Самой болезненной операцией было исправление формы носа. Но, благодаря деньгам Олега Батова, той самой золотой пластиковой карты, косметологи справились и с этой проблемой. Так что внешне его лицо изменилось мало.
       Удалось собрать и сломанную в трех местах ногу. Выбитый шейный позвонок встал на место, а те позвонки, что прикладом выбили из него на пояснице, вставил доктор Бобров, всемирно известный костоправ.
       То, что уже нельзя было заменить никакой косметической операцией, это шрам в форме креста, вырезанный на его груди умельцем Шахом. Но еще сильней была рана в душе Астафьева. Вчера Ольга его похвалила: - Сегодня ты почти не кричал во сне, только скрежетал зубами.
       Да, казалось, это было уже не вытравить. Каждую ночь ему снился все тот же подвал, хохочущие лица чеченцев, узкое лезвие в руках Шаха, и жуткий, все поглощающий страх. Юрий вскакивал с постели, пытался бежать, и только тогда просыпался от собственного, дикого крика. Первый раз после такого "ночного концерта" в дверь даже начали звонить соседи. Помучившись так с неделю, Юрий подсел на транквилизаторы, но они со своей ролью справлялись плохо. Две недели назад Астафьев вышел на работу, и тут же по этому случаю дико напился со своими друзьями. Вот после водки он не кричал, а будто падал в черную яму. Такие запои начали учащаться, что очень нервировало Ольгу. Они попробовали обратиться к психиатру, несколько сеансов гипноза хотя и помогли, но мало.
       Юрий побрился, и вышел из ванной, когда запиликал его мобильник.
       "Ольга", - подумал он, но, номер звонившего был ему не знаком.
       - Да, Астафьев.
       - Приветствую вас, господин майор, - произнес жутко знакомый голос.
       - Капитан, - поправил Юрий, пытаясь вспомнить, кому он принадлежит.
       - Нет, уже майор. Министр уже подписал представление на вас. Не узнаете, Юрий Андреевич? Жохов это вас беспокоит.
       - Андрей Андреевич? - удивился Юрий. - Откуда вы знаете этот номер? А хотя... что это я. Это же для вас не проблема.
       - Да, это наша работа. В каком вы состоянии? Отошли от того... - он замялся, подбирая слова.
       - Ну, почти что. А что это вас так интересует?
       - Это не телефонный разговор, но, собственно, если вы мне откроете дверь, я расскажу вам кое-что интересное.
       Юрий хмыкнул, и пошел в прихожую. Жохов, в щегольском синем плаще, с безупречной прической, выглядел столичным плейбоем. Его пристальный взгляд на хозяина квартиры сменился удивлением.
       - А вы хорошо выглядите, Юрий Андреевич, - сказал он, пожимая руку Астафьеву. - Не ожидал. Последний раз, когда мы виделись, вы выглядели просто ужасно. Как вам это удалось?
       - Вашими молитвами, и деньгами Олега Батова. На эту косметику ушла вся их золотая кредитная карточка.
       - Понятно. А где Ольга Леонидовна?
       - Она у родителей, в Железногорске.
       - Это хорошо, - вырвалось у Жохова. С некоторых пор он просто боялся эту женщину. Полковник снял плащ, прошел в зал.
       - Что, снова хотите меня втянуть в какую-нибудь авантюру? - спросил Юрий, одевая рубаху.
       - С чего вы взяли?
       - А зачем я вам нужен? Только для того чтобы снова сыграть живца для террористов.
       Жохов засмеялся, потер пальцем подбородок. В последнее время он как-то "подсел" на эту привычку подполковника Шалагина, словно заразился ей.
      
      
       - Да, печальные, чувствуется, у вас остались воспоминания от нашего сотрудничества. Но, в этот раз вы нам нужны не для этого. Тут, недалеко от вас, в Синеве, слыхали про такую деревню?
       - Да, как-то даже доводилось там быть.
       - Так вот, там, в Синеве, обнаружили Хаджи.
       - Неужели!?
       - Да. Их там человек пять, живут у местных чеченцев, те давно уже туда переселились, после девяносто четвертого года. Разведка спецназа уже сутки держит их под контролем, сейчас гоним туда основные силы. Не хотите поприсутствовать при ликвидации этой? Все-таки, вы единственный человек, который видел его так близко. Можете понадобиться при опознании.
       Юрий усмехнулся.
       - Да, видел я его, очень близко. Ближе некуда.
       Астафьев чуть подумал, потом кивнул головой.
       - Хорошо, я согласен.
       Жохов с облегчением вздохнул.
       - Отлично, тогда поехали.
       Юрий оделся под стать Жохову, в любимый черный плащ, но перед этим навесил на плечи кобуру с пистолетом, и запасной обоймой.
       - А это еще зачем? - удивился полковник.
       - На всякий случай. На вас то надежды мало. Вы же сами ничего не можете.
       Жохов молча проглотил и это.
       Около подъезда его уже ждал знакомый "Мерседес". За рулем в этот раз сидел не полковник, а профессиональный водитель.
       До Синева было пятьдесят километров, и они пролетели это расстояние очень быстро, так что, они толком не успели рассказать друг другу последние новости.
       - Насчет майора, это правда? - спросил Юрий.
       - Да, и не только это. Я не буду ничего говорить, для вас это будет приятной неожиданностью.
       - Да, уж, неожиданность, - иронично хмыкнул Юрий. - Поди, медальку какую-нибудь повесите, поблестящей. Угадал?
       - Да, верно. Почти что так.
       - А вам как, генерала не дали?
       - Нет, но благодарность я все же получил. И, самое главное, я месяц был в отпуске. Ездил в Сибирь, в тайгу, за Байкал.
       Астафьев невольно позавидовал.
       - А я вот отпуск уже отгулял, - грустно усмехнулся он.
       Жохов хмыкнул. Этот "отпуск" прошел у него на глазах.
       Как водитель ориентировался в этих местах, Астафьев не понял, но машина свернула на проселочную дорогу, миновала обширное поле, потом свернула в лес, и вскоре Юрий увидел впереди знакомый микроавтобус "Фольксваген". Из фургона тут же выпрыгнул Валерий Авдеев.
       - О, какие люди! - обрадовано сказал он, пожимая руку Астафьеву. - Хорошо выглядишь, не то, что тогда, на озере.
       - Ну что там, в деревне? - поинтересовался Жохов.
       - Да, все так же. Они обнаглели, начали выходить во двор даже днем. За ворота, правда, не показываются. За эти сутки Хаджи дважды звонил Хромому, тот обещал выдернуть его отсюда через недельку. Должен быть какой-то транспорт.
       - Нет, неделю мы ждать не будем, - зло прищурился Жохов. - Слишком дорогая рыбка.
       Тут из кустов появился еще один знакомый Юрию человек, капитан Семин. Он молча пожал Астафьеву руку, и доложил: - У меня все готово. Через полчаса можно начинать.
       - Хорошо, давай сверим часы.
       Капитан, так же как и пришел, так же растворился в лесу. Жохов забрался в "Фольксваген", и через пять минут появился уже переодетым в камуфляж. Сейчас полковник походил на гончую, у него даже ноздри раздувались, как у собаки перед гоном. В руках его был автомат.
       - А мне что-нибудь дадите? - спросил Астафьев, кивая на автомат полковника.
       - Да нет, мы вас туда даже близко не пустим. Вы у нас основной свидетель. Сидите тут.
       - Ну, как хотите.
       Астафьев закурил, отошел в сторону, и машинально глянув себе под ноги, увидел большой, красивый гриб, с темно-коричневой шляпкой, с толстым, белым стеблем.
       - Ого, это что? Подберезовик? - спросил он.
       - Да, верно, - согласился Жохов.
       Юрий огляделся по сторонам, и метрах в пяти заметил еще один гриб.
       - Валера, у тебя корзинки не найдется, - шутливо обратился он в открытую дверь фургона. Авдеев рассмеялся.
       - Ты знаешь, случайно есть. Проезжали мимо вашего Кривова, там бабка одна на дороге корзинками торговала. Ну, я, не удержался, одну и купил. Я ведь тоже заядлый грибник.
       И он выдал Юрию небольшую, но аккуратную корзину, и посоветовал: - Только иди туда вон, на север. А то выйдешь еще к деревне, попадешь под пули.
       Астафьев кивнул головой, и двинулся в указанную ему сторону. Толи ему в этот день повернулась грибная удача, толи просто в этих краях никто грибы не собирал, но ядреные подберезовики он находил с методичной регулярностью. Время от времени он поднимал голову, и находил глазами солнце. Ему, в самом деле, не светило внезапно оказаться на линии огня. Астафьев даже вздрогнул, когда в отдалении вспыхнула ожесточенная перестрелка. В тихом, осеннем лесу звуки доносились хорошо, порождая еще и гулкое эхо. Юрия удивило то, что пальба продолжалась, не стихая. Он, вообще-то, рассчитывал, что из-за фактора внезапности все закончиться быстро. Подождав немного, Юрий снова хотел, было, заняться грибами, но звуки боя не утихали, начали рваться гранаты, и Астафьев отложил корзинку, достал сигареты, и уселся на ствол поваленной березы, лицом в сторону боя. Это, во многом, спасло ему жизнь. Когда он увидел вдалеке, среди деревьев, человеческий фигуры, он сразу понял, что это вовсе не спецназовцы. На приближавшихся к нему людях был так же зеленый камуфляж, но бронежилетов, ни касок на голове не было. И Юрий, буквально сполз за ствол дерева, судорожным движением вытащил пистолет, и затаил дыхание. В узкую щель под деревом он видел обоих незнакомцев. На голове у них были зеленые же, камуфляжные кепи, один имел на лице довольно солидную бороду, и нес на руках автомат. Но когда они подошли поближе, Юрий увидел лицо того, кто шел впереди, и у него внутри словно все заледенело. Это был Хаджи, с небольшой, только отрастающей бородкой, в солнцезащитных очках, но это был Хаджи. Ошибиться он не мог, он слишком хорошо помнил тот подвал, это лицо, и эти глаза, словно обжигающие душу. "Ты будешь долго жалеть, что тогда нажал на спуск пистолета. Эти сутки до смерти тебе покажутся вечностью, клянусь Аллахом", - в памяти его снова зашелестел этот змеиный голос.
       На несколько минут какое-то оцепенение охватило все тело Астафьева. Он не мог ни что-то делать, ни думать. Страх охватил его полностью, и хорошо, что этот страх привел его в состояние ступора, а то бы он мог вскочить, как ночью, и, заорав что-то жуткое, кинулся бы бежать, прямо под пули чеченцев. Лишь когда в десяти метрах от него под ногами чеченцев прошелестела листва, и оба они скрылись за очередным пригорком, оцепенение прошло. На лбу Юрия выступил холодный пот. Он смахнул его рукой, и понял, что в ней зажат пистолет. Пару секунд он бессмысленно смотрел на оружие, а потом его охватило дикая злоба. От этого состояния его даже затрясло. Какой-то вшивый чеченец заставил его так дико страдать, и почти сломал его морально. Юрий как-то по-звериному зарычал, вскочил на ноги, скинул с себя большой, приметный плащ, оставшись в одном сером свитере, и побежал в сторону, куда ушли террористы.
       Теперь он действовал уже расчетливо, и хотя и спешил, но старался не топать, не шуметь листвой, обходил все попадающиеся на земле сухие ветки поваленных деревьев. Настиг он их быстро, просто оба чеченца встали, рассматривая открывшуюся перед ними дорогу. Она хоть и была асфальтированной, но давно пришла в упадок, обочина ее заросла молодыми деревьями и кустарником, и не было заметно, чтобы кто-то здесь недавно проезжал. Коротко что-то обсудив, чеченцы поднялись, первым дорогу форсировал Хаджи, в это время его напарник настороженно поводил из стороны в сторону стволом автомата. Хаджи, добежав до первых деревьев, укрылся за ними, и махнул рукой своему напарнику. Юрий мог выстрелить и в Хаджи, но его остановило то, что в руках его напарника был автомат, а с ним было трудно поспорить с пистолетом в руке. Второй чеченец начал перебегать дорогу, но, на самой середине его настиг выстрел Астафьева. Автоматчик взмахнул руками, и, выронив оружие, упал на асфальт. Сразу же со стороны Хаджи зазвучали выстрелы. Юрий, лежа на земле, и прижавшись головой к березе, слышал, как в ствол ее впиваются пули. Когда Хаджи перестал стрелять, Юрий быстро пополз вперед, до следующего дерева. Между тем чеченец решил, что ему нужно уходить. Он понял, что наткнулся на одинокого противника, но на выстрелы скоро должен прибыть и весь остальной спецназ. Скорость для него была сейчас важней. Хаджи уже примерился, чтобы перебежать подальше от дороги, но в этот момент Астафьев открыл по нему огонь. Теперь уже от березы, за которой укрывался чеченец полетели щепки. Тот поспешно упал на землю, тут, из-за насыпи дороги, получалась мертвая зона, и Юрий не мог его достать. Хаджи думал, что ему теперь делать. Он уже хотел проползти немного в сторону, и все равно, попытаться скрыться. Но тут он услышал насмешливый голос своего противника.
       - Эй, Хаджи, ты узнаешь меня? Мы ведь с тобой давно знакомы. Это я убил твоего брата, помнишь? Ты долго пытал меня, хотел сломать, но я жив. И скоро я тебя убью. Знаешь, сколько людей заказали мне тебя? Очень много.
       Лицо Хаджи окаменело. Он и в самом деле считал, что его кровник мертв. После того, что они с ним делали за те сутки, он не мог выжить. Кроме того, Хаджи рассчитывал, что Шах все же вырезал его кровнику сердце, по времени он должен был успеть сделать это до штурма. Воскрешение кровника взбесило чеченца, он скрипнул зубами, вскочил на ноги, и, вскинув пистолет, несколько раз выстрелил в сторону голоса. Юрий к этому времени так же стоял за деревом, и оно, как и то, за которым сейчас укрывался Хаджи, было слишком тонким, чтобы укрывать все его тело полностью. Астафьев так же в ответ начал стрелять в сторону зеленого силуэта за белым стволом. Расстояние между ними не превышало двадцати метров. Оба они были хорошими стрелками, и Юрий чувствовал, как пули то впиваются в ствол дерева, то пролетают мимо головы, предательски посвистывая. При этом ни тот, ни другой не пытались укрыться после очередного выстрела, словно надеясь на свою удачу. И эта непрерывная стрельба длилась до тех пор, пока у обоих стрелков не кончились патроны. Расстояние было столь небольшим, что Юрий слышал, как у Хаджи сработал защелка и новая обойма с металлическим лязгом заняла свое место в рукоятке пистолета. То же самое, только не спеша, повторил и Юрий. Перезаряжая оружие, они непрерывно поглядывали друг на друга, и ему было хорошо видно лицо Хаджи, а тот столь же хорошо рассмотрел лицо Астафьева. При этом он убедился, что это действительно тот самый человек, которого в июле месяце доставили в подвал его загородной базы. Тогда у него сразу было желание сразу выколоть эти наглые глаза, один голубой, другой зеленый. Но потом он остановил себя, мыслью о том, что скоро увидит в них страх, боль, и дикий ужас. Все сбылось, он действительно боялся его, боялся любого из них, кто подходил к пленнику с очередным набором пыток. Он дергался всем телом, и еле шевеля разбитыми губами, смешно просил убить его.
       - Эй, а тебе понравилось у нас в подвале? - на пределе своего сорванного голоса закричал Хаджи. - Помнишь, как Шах резал на твоей груди крест.
       - Да, ты просто сделал меня мазохистом. Я даже скучаю по тому подвалу.
       И Юрия внезапно начал разбирать смех.
       - Эй, Хаджи! А давай, сыграем в русскую рулетку. У тебя ведь тоже "Макаров"? Давай сейчас устроим дуэль. Кто лучше стреляет, тот и будет жить.
       Хаджи усмехнулся.
       - Хорошо, давай на счет три, - ответил он.
      
       - Давай. Раз, два, три!
       После этого они выпрыгнули из-за деревьев, оба стояли в классической стойке, ноги на ширине плеч, в правой руке пистолет, левой он поддерживает ее снизу. Они и стрелять взялись одновременно. Юрий сначала видел, как дергался пистолет в руках его врага, а потом усилием воли сконцентрировался только на силуэте его фигуры, и черной полоске мушки. При этом он, сквозь сжатые зубы, считал выпущенные им пули.
       - Три, четыре.
       После пятого выстрела он почувствовал, как пуля Хаджи прошила его свитер, и перебила кожаный ремень кобуры. Но и его выстрел сбил с головы чеченца фуражку. Шестая пуля Хаджи вырвала клок пряжи над левой ключицей. Юрий выстрелил в ответ, и увидел, как Хаджи чуть качнулся, но на ногах устоял. Теперь у них в запасе осталось только по одному патрону. Руки уже устали, и Юрий чуть опустил ствол оружия, потом снова поднял его вверх, и начал целиться. Они снова выстрелили одновременно, у Хаджи дернулась голова, одновременно он как-то несуразно взмахнул руками. Юрий увидел, как на лбу его появилась черная, на таком расстоянии, точка, а затем тело чеченца рухнуло навзничь. Через секунду упал и Астафьев.
      
       Ольга почти уснула, но она услышала, как в дверном замке начал осторожно прокручиваться личинка. Она соскочила с тахты, взглянула на часы - было одиннадцать вечера, и пошла в прихожую. Эту стойку, руки на ширине плеч, руки в упертые в бока, Юрий видел уже не раз, но в этот в этот она почему-то рассмешила его как никогда. Он засмеялся, и спросил: - Ты грибы жарить умеешь?
       - Грибы, какие грибы? - удивилась Ольга. - Ты опять пьян?
       - Нет, я не пьян. А, грибы? Вот эти грибы, - и Юрий поднес жене полную корзинку грибов. Та ахнула.
       - Ты, ты где это взял? Купил? Это не поганки?
       - Какие поганки, это благородные подберезовики. Сам собрал, лично.
       Ольга удивилась.
       - Ты что, вот так, в плаще ездил в лес?
       - Ну да. А что?
       - Да нет, просто сразу можешь кидать его в стирку. Но за грибы спасибо.
       Она унесла корзинку в кухню, и оттуда уже крикнула.
       - А кто это тебя в лес вывез?
       - Да, один старый знакомый. Ты его почти не знаешь.
       - Выпили то хорошо?
       - В меру. Пили, правда, спирт.
       В стирку кроме плаща он сунул еще и свитер. Еще в лесу Жохов и его подчиненные насчитали в нем три дырки. Последнюю из них сделала последняя пуля Хаджи, как раз под левой подмышкой. Все-таки ненависть, которая застилала глаза Хаджи, сбила его прицел. А Юрий в последней перестрелке попал дважды. Шестая пуля пробила ключицу чеченца, а правая угодила в лоб. Рваную кобуру Юрий поспешно припрятал в шкаф.
       - Я грибы люблю, - донеслось из кухни. - Только никогда не готовила. Мама у меня в этом деле мастер. Сейчас перемою их, и позвоню ей.
       Юрий услышал, как она включила телевизор. Первые же слова диктора заставили его поспешно метнуться на кухню.
       - ...Срочное сообщение. Сегодня, в окрестностях города Кривова при попытке задержания был убит известный чеченский полевой командир Мохаммед Исмаилов, больше известный под кличкой Хаджи.
       Как обычно, камера надолго застыла над телом мертвого чеченца, так, чтобы каждый из россиян смог рассмотреть дырку в его лбу. А диктор перечислял злодеяния убитого. Все шло хорошо, но в последнюю секунду, когда оператор уже убирал камеру, в кадре невольно оказался человек в черном плаще, спокойно куривший сигарету. Юрий себя узнал сразу, тем более его узнала и Ольга. Она резко отвернулась от плиты, и спросила: - Так, значит, грибы собирал, да!?
       - Ей богу, все до одного гриба сорваны моими руками, - признался Юрий.
       - А этот, - она мотнула головой в сторону экрана, - гриб, тоже ты сорвал?
       - Ну, получилось так, что я.
       Юрий развел руками, и на губах его появилась виноватая улыбка.
       - Помнишь, тот дагестанец говорил: судьба, кисмет. Так она нас все-таки и свела.
       Она была готова броситься на мужа с кулаками, но Астафьев сам шагнул вперед, на его устах появилась давно уже забытая улыбка, против которой Ольга устоять просто не могла.
       - Оль, знаешь что, пошли-ка на кровать. Я думаю, вот что. Надо нам обзаводиться потомством, а то обо всем этом на старости лет и рассказать не кому будет.
       - А грибы? - пролепетала Ольга.
       - Грибы ни куда не сбегут, они не террористы.
       Этой ночью он спал как никогда спокойно. Ольга по привычке несколько раз просыпалась, прислушивалась, но дыхание Юрия было спокойным и ровным. Тогда и она уснула, как никогда прежде счастливо.
      
       КОНЕЦ.

  • Комментарии: 3, последний от 25/08/2011.
  • © Copyright Сартинов Евгений Петрович (esartinov60@mail.ru)
  • Обновлено: 17/02/2009. 601k. Статистика.
  • Роман: Детектив
  • Оценка: 5.49*9  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.