Сартинов Евгений Петрович
Охота на выбывание

Lib.ru/Современная литература: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • Комментарии: 3, последний от 14/04/2012.
  • © Copyright Сартинов Евгений Петрович (esartinov60@mail.ru)
  • Обновлено: 17/02/2009. 601k. Статистика.
  • Роман: Детектив
  • Боевики.
  • Оценка: 6.84*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    На охоте убиваю хозяина турбазы "Дубки". Все кажется простой случайностью. Но затем происходит еще серия убийств. Становится понятно, что убийца кто-то из охотников...


  •    ЕВГЕНИЙ САРТИНОВ
       УГРО. ПРОСТЫЕ ПАРНИ.
       6.ОХОТА НА ВЫБЫВАНИЕ
       авторский вариант
      
      
       ГЛАВА 1.
       "Да, отдохнул, называется, пострелял уток", - думал капитан милиции Юрий Астафьев, с трудом пробирающийся под проливным дождем сквозь ивовую поросль и камыши. При этом руки Астафьева были отягощены брезентовым пологом, на котором покоилось тело мертвого человека. И если три его коллеги по грузовым работам были отягощены только весом перетаскивания трупа, то ему, как представителю закона, было важно и остальное - кто убил этого человека, зачем, и главное - доказать вину преступника. Впрочем, сейчас Юрий припомнил, как шевельнулось у него дурное предчувствие, еще сутки назад, когда он увидел как из подъехавшего к сторожке "Ланд Крузера" появилась сначала изящная женская ножка, в синей джинсе в обтяжку и точеном сапожке, а потом на серый, осенний свет появилась и сама дама, среднего роста, в ярко красной короткой курточке с меховой оторочкой, что еще выгодней подчеркивало красивую форму ее бедер, и противоположной, задней части тела. Тут еще Вадик Долгушин, его давний друг и инициатор этой поездки, ехидно засмеялся, и сказал: - Да, нашел Зотов, кого привести на охоту. Как головешку в улей сунул.
       "Ну, все, пропал строгий мужской отдых, теперь будет одна рисовка и сплошные понты", - подумал тогда Астафьев, и в этом он был суеверен, так же, как моряки. Нет, Астафьев не был женоненавистником, наоборот, любил этот проклятый пол настолько сильно, что в свои тридцать лет ни как не мог остановить свой выбор на какой-нибудь одной представительнице этого пола. Насколько мог рассмотреть отсюда Юрий, вновь прибывшая была натуральной брюнеткой, с роскошной гривой, собранной сейчас в конский хвост, с достаточно симпатичным лицом. Вокруг нее тут же начали виться мужики, причем все, кто собрался в этот вечер в "Дубках". Окликнули и их с Вадимом. Юрий нехотя отложил в сторону ружье, которое до этого старательно чистил, и, не спеша, подошел к месту действия.
       - А это наш представитель закона, - весело представил его Пал Палыч Сомов, невысокий, абсолютно лысый мужичок лет семидесяти, хозяин турбазы. - Начальник следственного отдела, капитан милиции Юрий Андреевич Астафьев.
       - Александр Иванович, Зотов, - представился хозяин внедорожника, при этом сделав больший акцент на своей фамилии, чем на имени. Это был широкоплечий мужчина лет пятидесяти пяти с римским профилем, морщинистым лицом, и обширными золотыми зубами.
       - Вера, - девушка протянула Юрию узкую, холеную руку, и при этом так стрельнула в него своими серыми глазами, что Астафьев понял, что его мужская красота оценена по достоинству. Высокий парень с худощавым, породистым лицом, и разными глазами, одним зеленым, другим голубым, Юрий всегда привлекал внимание женщин своей почти голливудской красотой. Причем с годами эта красота становилась все мужественней, как у того ковбоя с рекламы Мальборо.
       - Юрий, - представился Астафьев, пожимая холеную руку женщины. При более близком рассмотрении Юрий накинул женщине лет восемь, так что Вера вполне могла быть его ровесницей. От ее мужа он тут же получил короткий, пристальный взгляд ревнивца. Впрочем, эту нелюбезность можно было объяснить тем, что рукой вновь прибывшего прочно завладел высокий, сутуловатый человек с седыми висками, и умными, темными глазами. Юрий его чуть-чуть знал, фамилия у него была Соленов, какой-то большой начальник из администрации города.
       - Ну, вот, вот где я его поймал, - говорил Соленов, не выпуская руку вновь прибывшего, - а то он на юге, то он в Москве, то уже в Лондоне. Ты скажи мне, Ляксандр, ты будешь участвовать в тендере по продаже здания бывшей художественной школы?
       - Нафиг мне нужно это старье, - отмахнулся тот, - я бы вот от всего этого не отказался, - Зотов обвел рукой окружающий мир. - Так когда, Пал Палыч, ты продашь мне свою базу? Мне уже и сон снился, что я ее хозяин.
       Сомов засмеялся.
       - Нет уж, Сашка, пусть тебе хоть что сниться, а это мое, и только мое, - завил он довольным тоном. - Даже и не мечтайте, никто рот не разевайте. Мое! Только мое!
       - Ну вот, опять двадцать пять! Все по новой! - Александр Иванович взорвался, но при этом не по настоящему, а как-то наигранно. - Мы ж почти договорились с тобой в прошлый раз! Да ты пойми, тут же такой элитный туристский комплекс можно отгрохать, а у тебя же все разваливается! - настаивал Зотов. - Еще пару лет, и от твоих "Дубков" останется одно воспоминание. А я ж тут такие коттеджи понастрою, из дубовых бревен, в русском стиле! Тут не только можно будет по уткам пострелять, но и бильярд покатать шары, Боулинг-центр отгрохаем, тир, сауну крутую замастрячим, с бассейном и девками!
       С первыми словами нового гостя Юрий невольно согласился. Бывший пионерский лагерь "Дубки", приватизированный еще в середине девяностых тогдашним начальником ГОРОНО Сомовым, медленно деградировал. Из трех десятков чахлых, летних коттеджей в живых остались половина, остальные потихоньку разрушались. Сомов вкладывал в базу денег ровно столько, сколько нужно было для обслуживания заезда очередной партии отдыхающих, и не более того. Но чего было в этом месте больше, чем где-либо, так это невероятно чистого, бодрящего воздуха. Огромная дубовая роща вырабатывала столько кислорода, что горожане по приезду сначала только шалели от этого забытого изобилия. К турбазе вела одна единственная дорога, перекрываемая на деревянном мосту шлагбаумом, так что "Дубки" оказывались как бы на громадном острове, окруженном со всех сторон озерами, протоками, и просто непроходимыми зарослями, вперемежку между болот. Естественно, что это был рай для водоплавающих птиц, но только избранные охотники могли позволить себе остановиться на самой турбазе. И Юрий попал в это число. Собственно, его ввел в это общество школьный друг, Вадик Долгушин, с помощью родителей давно выбившийся в элиту городского бизнеса.
       Приезд новых охотников отметили традиционно: партией шашлыка под темную, как коньяк "Старку". Правда, охотники в этот раз не изощрялись в сальных анекдотах, а шутили вполне светски, почти без мата.
       Первый, самый нетерпеливый охотник, круглолицый и низкорослый, похожий на снеговика начальник СМУ-5 Николай Васильев, ушел на свое место в четыре вечера, вслед за ним потянулись и остальные. При предварительном распределении Юрию досталось место между Долгушиным и Соленовым, как раз напротив Александра Ивановича. До озера пришлось идти минут сорок.
       - Это какой Зотов, у которого гостиница, магазины, и все такое? - спросил Астафьев Вадика по пути к озеру. - Император?
       - Именно он. Торгово-закупочная фирма "Император". Страшно богатый по нашим кривовским меркам человек.
       - Это видно, - согласился Юрий. - И по машине, и по жене.
       - Ну, с женой ему не очень повезло, - сказал Долгушин, но в ту же секунду оступился, и, соскользнув по траве с невысокого обрыва, оказался по колено в озере.
       - Ладно, - махнул он рукой, - я здесь встану. Ты иди дальше, метров на сто вперед.
       Юрий так и поступил, выбрал себе место метрах в ста от друга.
       Озеро, где им предстояло охотиться, было, изрядно затянуло тальником и камышом, оно извивалось наподобие бумеранга, так что он видел только ближайших к себе соседей, а от остальных слышал только голоса и выстрелы. Вскоре утки потянулись на ночлег, и пальба загремела со всех сторон. На охоте Юрий был второй раз в жизни, так что, кроме азарта, за душой больше ничего не было, ни умения, ни опыта. Он быстро свалил первым же выстрелом крякву, верховым течением ее отнесло в сторону, и подобрал ее Вадик. Но дальше везти Астафьеву перестало. Между тем Зотов продолжал валить одну утку за другой. Он стоял метрах в двухстах от Юрия, на другой стороне залива, чуть левей. Так что все его удачи и промахи Астафьев прекрасно видел.
      
       Пал Палыч Сомов по старости лет стрелком был плохим, но охотником очень азартным. Этот азарт словно омолаживал его. Так что, когда сзади раздался звук шагов, он только на секунду глянул назад, и снова уставился на горизонт.
       - Ну, что, Палыч, ты подумал над нашим предложением? - спросил подошедший. - Пора давать ответ, сколько ждать можно. Что скажешь то?
       - Нет, брат, я, если и продам базу, но только не тебе.
       - Что ж так то грубо, Палыч? Чем я против тебя провинился? Вроде мы с тобой не ругались никогда.
       - Да вот не хочу я тебе ее продавать. Мне, может, и немного осталось жить, но пока я в силах буду держать ружье и удочку, "Дубки" будут моими.
       - Жаль-жаль. А я так наделся, что мы договоримся.
       Шаги снова прошуршали по траве, Палыч подумал: "Как их всех растащило на мои "Дубки", словно сговорились. Хрен вам, граждане, "Дубки" были и будут моими".
       Он усмехнулся, выстрелил по вылетевшей откуда-то слева крякве, не попал, но и не огорчился. А, спустя несколько секунд, тупой удар в грудь откинул его щуплое тело назад, ноги при этом остались в воде, а тело лежало на берегу. Сомов успел только захрипеть, прежде чем окончательно расстался с жизнью.
      
       Когда только начало темнеть, пошел дождь, сначала мелкий и противный, а потом все усиливающийся. Юрий не выдержал, и пошел к базе первым, захватив с собой и Вадима. Еще подходя, он услышал звонкий женский смех, а затем и большое пламя, от сжигаемых в мангале дров. Руководил этим процессом Юра Ветров, невысокого роста блондин, с красным от загара, симпатичным, располагающим к себе лицом. Он работал у Сомова сторожем, причем уже несколько лет, это Астафьев понял по тому, как все приезжавшие здоровались с ним, радостно, и обязательно за руку. При этом многие его звали не по имени, а просто Штурман. Как понял из разговоров Астафьев, его тезка и в самом деле раньше был штурманом, вертолетчиком. Юра-Штурман был очень приятным, обязательным, и, в тоже время, независимым человеком, и это уважалось всеми высокопоставленными обитателями "Дубков".
       Между тем дождь разошелся не на шутку, так что вскоре охотники начали подходить один за другим. Мангал перенесли в обширную беседку, здесь при электрическом свете, каждый из них хвалился своими трофеями. Всех, перещеголял, конечно, Зотов. Чмокнув в щечку жену, он продемонстрировал свои трофеи, четыре кряквы и пять чирков.
       - Ну, как, кто больше? - спросил он, сияя свой золотой улыбкой.
       - Да, Ляксандра, всех ты перещеголял, - признал Соленов. - Если только Пал Палыч тебе еще обстреляет.
       - Васина еще нет, - напомнил Штурман-Юра, - тот тоже хороший охотник.
       - Да ладно, скажешь тоже, охотник! - отмахнулся Зотов. - Как стрельнет, так, смотришь, оттуда чирок удирает. Я двоих его подранков добил.
       Темнота сгустилась окончательно, дождь, казалось, только усиливался и усиливался, постепенно превратившись в невероятный ливень. Брызги дождя захлестывали даже под крышу беседки, но охотникам от этого, было, только веселей. Уже и шашлычки поспели, а двух последних охотников не было. Наконец из темноты выступила бесформенная фигура закутанного в плащ палатку человека.
       - Ну, вы что там, в темноте, на бобров, что ли, охотились? - со смехом обратился к подошедшему Зотов. Тот откинул капюшон, и Астафьев первый понял, что произошло что-то неприятное. Круглое лицо Васина было растерянным и, это для обычно невозмутимого директора СМУ было необычно.
       - Мужики, Сомов убит, - сказал он.
      
       ГЛАВА 2
       На несколько секунд повисла тишина, потом Зотов спросил: - Что? Как это, убит? Ты че несешь то?! Как он может быть убит?
       - Так! Убит и все! Я уходить начал, смотрю - он лежит. Чудом рассмотрел, темно уже было. Хорошо, у меня фонарик с собой был. Я думал, может, сердце отказало, начал ему камуфляж расстегивать, а у него вся грудь в крови. Дырка как раз напротив сердца!
       Зотов, а потом и все остальные, невольно обернулись в сторону Астафьева.
       - Ты его не трогал? - спросил Юрий.
       - Ну, как же не трогал, я же говорю - куртку я ему расстегнул!
       - Ну, ты его с места не трогал, не переворачивал? - настаивал Астафьев.
       - А, так нет, он на спине лежит, прямо там, где стоял на номере. Эх, и страшно же, мужики! Я сначала побежал, да упал, грязь эта, перемазался весь. Потом уж в себя пришел. Чуть не заблудился.
       Васин содрал с себя грязный дождевик, устало опустился на скамейку. Ему тут же поднесли полстакана разведенного спирта, дали закурить.
       - Ну, что ж, надо вызывать милицию, - сказал Астафьев.
       - А ты не шутишь, Николай? То смотри, ведь сейчас действительно милицию вызовем, - спросил Зотов, пристально рассматривая сверху вниз лицо здоровяка. - Наверняка решили пошутить с Палычем? Тот, поди, сейчас стоит там за дубом, - он ткнул пальцем себе за спину, - и хохочет над нами, аж штаны мокрые.
       Васин аж подпрыгнул на месте.
       - Иваныч, ты, что говоришь то?! Такими вещами не шутят! Меня прямо в жар бросило, как я Палыча с этой дыркой в груди рассмотрел, - отрезал он. - Не люблю я мертвецов, боюсь я их очень.
       - Ну, ладно, ладно, верю, - успокаивающе похлопал его по плечу Зотов. - Надо действительно в милицию звонить. Мобильник у кого под рукой есть?
       Мобильник нашелся у Соленова.
       - Ты что, с ним и на охоту ходил? - удивился Зотов.
       - Ну да, а что такого? - развел руками Соленов. - Мало ли что дома может случиться. А он так всегда под рукой.
       Милицию вызывал сам Астафьев. Закончив разговор с дежурным, он отдал мобильник хозяину, и предложил: - Ну, что ж, они будут тут часа через полтора. Надо пока сходить туда, хотя бы прикрыть чем-нибудь тело, - он обернулся к Васину. - Вы покажите нам это место?
       Васин нехотя, но согласно кивнул головой. Выступил и тезка Астафьева, Штурман.
       - Я тоже пойду, я знаю, где это место. Счас, только возьму брезент, фонари.
       До места трагедии они вместо прежних сорока минут добирались часа полтора. Тропинка, по которой они шли еще несколько часов назад, раскисла окончательно, так, что было даже трудно устоять на ногах. Да и трава, еще зеленая в это время года скользила не меньше. Они упали, каждый раз по пять, перемазались в грязи и промокли, несмотря на все надетые на них куртки и дождевики. Наконец, Васин, идущий первым, остановился, и сказал: - Вот он. Вы как хотите, а я дальше не пойду. Не могу я на это смотреть!
       Юрий выдвинулся вперед, направил луч фонаря в сторону, куда показывал Васин. Тело лежало на берегу озера, сапоги омывались его водой, а голова лежала на пригорке. Кепка Сомова валялась в метре от его лысоватой головы, так, что та неприятно блестела под непрерывным орошением падающей с неба воды. Астафьев нагнулся, подсветив себе фонариком. От всего увиденного Юрий поморщился. Рот Сомова был полуоткрыт, в глазных впадинах покойного скопилась вода, отчего тот начал походить на какого-то жуткого вампира, недавно вставшего из гроба. Юрий за семь лет службы в милиции видел десятки трупов. Некоторые из его друзей хвалились тем, что для них это стало привычкой, не вызывающей больших эмоций. Но Астафьев к этому привыкнуть никак не мог. Была смесь отвращения и легкого страха, а больше, чего-то неприятного, отталкивающего.
       - Так ты Николай, его, говоришь, не переворачивал? - снова спросил Юрий Васина.
       - Да нет же! - взорвался тот. - Сколько говорить можно! Как он и лежал, так и лежит.
       - Хорошо, надеюсь, он за это время никуда не отползал. Ну-ка, тезка, подсвети мне и своим фонарем, - попросил Штурмана Астафьев. Тот направил луч на указанный капитаном район, и Юрий внимательно рассмотрел на груди, как раз напротив сердца убитого, большое, темное пятно.
       - Точный выстрел, - пробормотал Астафьев.
       - Точней некуда, - подтвердил его тезка.
       - Ну-ка, давай, берись, перевернем его.
       Они перевернули тело, и Юрий сразу увидел, что со спины камуфляж хозяина турбазы был девственно чистым. После этого они вернули тело Сомова в прежнее положение, Юрий обнажил грудь убитого, рассмотрел ранение, и хмыкнул.
       - На дробь то не похоже.
       - Это пуля, причем из нарезного оружия, - подсказал сторож турбазы.
       - Откуда ты знаешь, что из нарезного? - не поверил Астафьев.
       - Так я ведь с пяти лет на охоте, уж рану от дроби, или от круглой пули всегда отличу. Видел я на охоте случайные самострелы. Да и в Афгане много чего пришлось повидать. Нарезное это оружие, точно тебе говорю.
       - Ну, это уже точней нам может сказать только экспертиза. Пуля то, похоже, внутри сидит.
       Пока они все это обсуждали, Васин же даже не подошел к телу Сомова. Похоже, предыдущая встреча с этим мертвым телом оставила слишком неприятный след в его памяти.
       После этого они вдвоем прикрыли тело брезентом, и побрели обратно. Дождь бушевал хлеще прежнего, Юрий и не мог припомнить, чтобы попадал под подобное небесное извержение. К концу пути они все, не смотря на грубые дождевики, промокли до нитки. Так что сначала все нырнули по своим домикам, переоделись, а потом пошли искать остальных.
       Всех охотников, включая единственную женщину, Юрий нашли в самом большом коттедже, личном помещении покойного Сомова. В камине горел костер, а на столе размещалось столько выпивки и закуски, словно ужинать собрались не шесть человек, а как минимум два десятка. Во главе стола сидел, естественно, Зотов. Судя по раскрасневшемуся лицу, Император уже достаточно выпил, но занимался он отнюдь не закуской, перед ним лежал лист бумаги, и он что-то сосредоточено рисовал. За его спиной и рядом с ним собрались все остальные охотники, только Вера сидела в небольшом отдалении, поближе к камину, вертя в руках бокал с темным вином.
       - Да ты не мог тут стоять, тут стоял Вадик, а дальше мент, я как раз напротив него был! Что ты мне тут паришь?! - возмущался Зотов.
       - Да, я не здесь стоял, а вот тут, но потом, когда вы ушли, встал на это место, - настаивал Соленов.
       - Так это ты там бабахал, в темноте уже? - удивился Зотов.
       - Ну да.
       - У тебя в родне сов не было? - поинтересовался Зотов, а потом повернулся к остальным охотникам. - Я хрен свой толком рассмотреть не мог, а он по уткам еще стрелял.
       Подойдя поближе, Астафьев понял, что Зотов рисует расположение охотников на озере.
       - Подстрелить его мог либо ты, Константиныч, - обратился к Соленову Зотов,- либо Колька, - он ткнул карандашом в сторону вошедшего Васина, - либо вон, Аркаша Максимов.
       - Да не мог я его подстрелить! - возмутился Максимов. - Я сразу ушел, как только дождь начался, там только дорога в три раза длинней, чем с той стороны, где стоял Палыч. Я когда уходил, Палыч на своем месте стоял. Я ему еще крикнул: Пойдешь, дескать? Он головой мотнул, не хочу.
       - А свидетели у тебя есть? - спросил Зотов.
       - Какие еще свидетели? - отмахнулся Максимов.- Леший с водяным, если только что.
       - Я слышал, как он кричал Сомову, но что не разобрал, - подтвердил подошедший Васин.
       - А ты то сам, что там так долго делал? На бобров что ли в темноте охотился? - повторил свой давний вопрос Зотов.
       Каких бобров! - отмахнулся Васин. - Двух уток у меня в сторону волной отнесло. Я место то заметил, где их к камышам прибило. А стемнело, я чуть правее и полез. Шарю по воде фонариком. Что такое, нету их!? Потом понял, взял левей, уток то нашел, зато сам чуть не утонул. В топь влез, сапоги чуть там не оставил. Думал, уже все, ружье утоплю.
       В этот момент подошел и Юра Штурман.
       - Ладно, раз все в сборе, давайте начнем все с начала, - предложил Астафьев, и, усевшись за стол, пододвинул к себе рисунок Зотова. - Бумага еще есть?
       - Полно, я всегда с собой ее таскаю, - Зотов полез в кейс с бумагами.
       - Стихи он пишет, - ехидно подсказал Соленов. - День и ночь.
       - Да, и не только стихи, но и песни, - подтвердил Зотов. - Спеть последнюю мою песню? Знаешь, как классно все получилось, не хуже, чем у Амирамова.
       Астафьев слышал про это увлечение кривовского минимагната, но ему было не до большого искусства.
       - Песни потом петь будем, кто-то веселые, а кто-то тюремно-строевые, - пошутил Астафьев. - А теперь, давайте, еще раз познакомимся. Меня зовут Юрий Андреевич Астафьев, я капитан милиции, следователь, так что теперь я тут главный, до приезда опергруппы. А теперь ваши: имена, фамилии, должности, работы, адреса, телефоны.
       Соленова звали Семен Константиновичем, и значился он по своей должности заместителем главы администрации города Кривова по муниципальному имуществу. Васин, директор СМУ-5, оказался Николаем Георгиевичем. Кроме них были еще трое незнакомых Юрию людей. Максимов Аркадий Михайлович, высокий человек лет пятидесяти, с удивительно красивыми, выразительными глазами, оказался руководителем городской службы занятости. Демченко, Виктор Андреевич, круглый, веселый толстяк, возглавляющий службу уборки мусора. Прокопьев, Виктор Васильевич, широкоплечий мужчина лет сорока пяти, бывший военный, а ныне предприниматель. Сторож, Юра Ветров, оказывается, был его бывшим сослуживцем, вертолетчиком, майором. Кроме них была еще Вера Зотова, и Вадик Долгушин, которого Астафьев сразу исключил из круга подозреваемых. Во-первых, тот был с ним рядом, во-вторых, с того места, где стоял Вадик, тот никак не мог подстрелить Сомова, он даже его не видел из-за небольшого мыска твердой суши и дальности расстояния. Но вопрос был даже не в этом.
       - Подстрелить его мог только ближний, - горячился Зотов, тыча пальцем в собственный рисунок. - Чтобы убить человека утиной дробью нужно стрелять с очень близкого расстояния. Так что стрелял либо ты, - он развернулся к Васину, либо Семен.
       - А почему я? - возмутился Соленов. - Аркаша вон даже ближе меня стоял, он как раз на другой стороне озера напротив Палыча устроился.
       - Да ладно, ты чего, там метров двести до него было, как я мог в него попасть, да еще и убить? - снова иронично хмыкнул Максимов, а потом обратился к Астафьеву. - Выстрел был, как я понял, точно в сердце?
       - Да, - коротко сказал Астафьев, не вдаваясь в подробности. Его вполне устраивало подобное течение разговора. При этом он заметил удивленный взгляд в его сторону вертолетчика, а вот Васин, наоборот, отошел к камину, и, казалось, интересовался только процессом согревания своего организма.
       - Ну! - уже уверенно заявил Максимов. - Это нужно в упор стрелять, не иначе.
       Астафьев почувствовал, что его тезку вертолетчика сейчас прорвет, поэтому ему пришлось взять инициативу в свои руки.
       - Да нет, вовсе не надо было к нему подходить вплотную, - со вздохом признался Юрий. - Выстрел, которым был убит Сомов, похоже, был пулевым.
       После его слов наступила тишина.
       - Что, Палыча убили пулей? - удивился Зотов.
       - Да, входное отверстие вполне определенное, - признался Юрий. - Дробью там и не пахнет.
       - А где он лежал? Там же, где охотился? - спросил Максимов.
       - Да лицом к озеру.
       - В таком случае, его мог убить любой из нас, - признался Максимов.- Кто у нас по уткам стрелял пулями, сознавайтесь?
       - Смотря, какая пуля, - подал голос, молчавший до этого Демченко. - Турбинка, или круглая, жакан. Все равно с такого расстояния убить человека трудно. Да еще в сумерках.
       - Откуда ты знаешь, что в сумерках? Может, его еще по светлу убили, а Николай просто поздно нашел, - возразил Прокопьев.
       - Э-э, вы что?! Вы про что толкуете? Кто целился то? Наоборот, все случайно же произошло, - возразил Васин.
       Странно, но Зотов при этом выглядел как-то подавленно. Наконец и он подал свой голос.
       - Значит, это не случайно, и Палыча убили специально? - спросил он.
       Все замолкли, и посмотрели на Астафьева.
       - Может быть, - согласился он, - но это решит уже следствие.
       Тут заверещал его мобильник. Юрий начал разговор, и, по его вытянувшемуся лицу, все присутствующие поняли, что случилось что-то не очень приятное.
       - И что же мне теперь делать? - спросил Астафьев, потом долго еще слушал голос в трубке. - Хорошо, - согласился капитан, и отложил мобильник в сторону.
       - Не очень приятные вести, - сообщил он всем собравшимся. - Звонил сейчас наш прокурор, машина с опергруппой не может проехать к нам. Где-то выше, у Окуневки, прорвало плотину, и вал снес наш мостик. Машина постояла, и снова уехала в город. Глубина там сейчас больше полутора метров, течение дикое, так что на Уазике они переправиться пока не могут. Велят ждать утра, потом придет лодка со спасалки, привезет всех их на эту сторону.
       - Нихрена себе, их перевезет! А что же делать нам? - Возмутился Демченко. - У нас тут и машины, и барахла сколько. Одни ружья, сколько стоят, амуниция всякая. Что это все бросить? Мне машина нужна. Я не Зотов, у него их там штук десять, а мне каждый день на работу ездить надо.
       - Да, в самом деле? - вразнобой поддержали его все остальные охотники. - Нам то, что делать? Как все это вывозить?
       - Будем тут куковать до зимы, пока не встанет лед, - заржал быстро окосевший Вадик. - Поздравляю вас, господа Робинзоны! Кого назначим Пятницей?
       - Кстати, хорошо, что напомнили, насчет оружия. Попрошу всех принести свои ружья сюда, - предложил Астафьев.
       Все восприняли это его предложение на удивление спокойно.
       - Надо, так надо, - за всех сказал Максимов. Они разошлись по своим коттеджам. Между тем к Астафьеву подошел Юра-Штурман, наклонился к самому уху следователя.
       - Слушай, тезка, я все о том же. Много я в жизни повидал смертей и ранений, и готов поспорить на что угодно, что это была пуля из нарезного ствола.
       - Ты так и думаешь, что там был выстрел из нарезного оружия?
       - Да я уверен! - Штурман начал горячиться. - Охотничья пуля там бы разворотила дыру с кулак, а тут аккуратная такая дырка, явно после винтаря. Ты, видно, не охотник?
       - Нет, - сознался Астафьев. - Второй раз всего на охоте.
       - Вот! А я на этом деле зубы съел. Охотничье оружие тем и отличается от нарезного, что оно останавливает зверя, наносит ему как можно большие раны. Оно для этого предназначено. А для нарезного главное дальность и точность.
       - Хорошо, ты меня, тезка, убедил, - согласился Астафьев, - но ты пока про это сильно не распространяйся. Вдруг убийца как раз в теории не силен. Принесут все ружья, там все и решиться.
       - Ладно, - пообещал вертолетчик.
       За их разговором пристально наблюдала жена Зотова. Когда Ветров ушел, она зевнула, и спросила: - Так нас, выходит, надолго здесь заперли?
       - Что, скучно? - вопросом на вопрос ответил Юрий.
       - Да, еще как. Главное, я сама в этом и виновата. Сколько я своего муженька упрашивала, чтобы взял меня на охоту свою хваленую, и вот, нарвалась. Удовольствия никакого, погода отвратительная, внимания со стороны мужчин - ноль. Теперь все только и будут гадать, кто завалил Палыча, при этом, стараясь всячески отвести подозрение от себя.
       - А вы вроде, не сильно печалитесь о смерти Сомова? - высказал свое наблюдение Астафьев.
       - Не тот он человек, чтобы долго по нему страдать. Противный старикашка с всегда холодными пальцами.
       Юрий хотел спросить, откуда она знает, что у того холодные пальцы, но тут открылась дверь, и зашел муж Веры. Астафьев снова отметил короткий, озабоченный взгляд в их сторону, Зотов словно оценивал взаимное расположение обоих собеседников.
       - Вот, моя горизонталка. "Зауэр", ручная сборка, между прочем.
       Юрий переломил ружье, глянул на свет в стволы.
       - У вас один ствол нарезной? - спросил он Зотова, хотя и сам прекрасно видел спиральные следы проточки.
       - Да, малокалиберный патрон, пять сорок пять.
       Тут начали подходить со своими ружьями и остальные охотники. Это было самое разнообразное оружие, и горизонталки, и вертикалки, но с нарезкой оказалось только у Зотова.
       - Что ж ты нарезное то ружье на утиную охоту притащил? - спросил Соленов у предпринимателя.
       - Да, собирался в второпях, а чехлы у них всех почти одинаковые, прихватил вместо дробовика вот это, - отмахивался Зотов. - Тут уж хватился, пришлось из одного ствола стрелять.
       Юрий удивленно поднял брови. Он прекрасно помнил, что Зотов палил по уткам из обоих стволов. Но это заметил не он один.
       - Брешешь, Ляксандр Иваныч, я сам видел, как ты из обоих стволов стрелял, - предъявил свои претензии Максимов.
       - И я, я то же видел, - подтвердил Вадик Долгушин. Астафьев в подтверждении тоже кивнул головой.
       - Ну и что? - хмыкнул Зотов. - Палыча, какой пулей убило? Круглой, или турбинкой?
       - Да нет, похоже, что пуля была с нарезкой, - признал Астафьев.
       - А ствол с нарезкой только у тебя одного, - снова вынес приговор Максимов.
       Зотов хотел что-то возразить, но в этот момент произошло событие, сильно изменившее ход всех событий. Погас свет. Теперь холл освещался только гаснувшим в камине огнем. Приглушено матерясь, охотники начали подбрасывать в огонь дрова, затем сторож Юра зажег свой мощный фонарь. Он же нырнул в одну из комнат коттеджа и вернулся с шандалом о шести свечах. После этого Штурман оделся, забрал фонарь и ушел, сказав напоследок: - Схожу к щитовой, посмотрю, у нас это или нет.
       Пока он ходил, все остальные окончательно приперли к стенке Зотова.
       - Ну, стрелял, ну и что?! В воздух я стрелял, в воздух! По уткам! Никак я в Палыча не мог попасть! - горячился он.
       - Как это ты не мог? А кто ж тогда в него попал? У тебя единственный ствол нарезной, - не менее горячо напирал на него Васин. Начальника СМУ, похоже, заело то, что его по первоначалу так же приписали к убийцам хозяина базы, и он не мог простить чувство пережитого страха истинному виновнику гибели Сомова.
       - Да кто сказал, что он погиб от нарезной пули?! - уже орал Зотов. - Ты, что ли это определил? Эксперт х...!
       - Да, не п... ты! - Васин, забыв о том, что в двух шагах сидит женщина, окончательно перешел на мат. - Я ж не первый год охочусь. От ружейной пули дыры жуткие остаются, на выходе они с кулак получаются. А это аккуратная дырка, как раз как от нарезного оружия.
       - Ну, это только экспертиза может решить, - примиряюще сказал Максимов, - пуля то осталась там.
       - Вот! - обрадовался Зотов. - Вот достанут пулю в морге, тогда и посмотрим, с моего это ружья, или нет.
       - Да, это точно, - признал Соленов, и посмотрел в сторону Астафьева. - У нас ведь делают такие экспертизы?
       Тот был невозмутим, лицо оставалось бесстрастным. Тут вернулся сторож Юра. В руках он держал старинную подвесную керосиновую лампу, "Молнию".
       - У нас все нормально, где-то на линии обрыв, - сообщил Штурман. Он взял мобильник Соленова, и за пять минут выяснил, что без света они остались надолго.
       - Смыло опору ЛЭП чуть левее моста, - сообщил он, отдавая огорченному Соленову мобильник, - туда уже выехала ремонтная бригада, но работы там, как говорят, на несколько дней.
       - И что они, ради нас они будут тянуть ЛЭП в такую погоду? - недоверчиво хмыкнул Вадик.
       - Ради нас нет, - пояснил сторож, - но эта ЛЭП идет дальше километров на пятьдесят, как раз на правительственный санаторий "Утес". Там еще Ельцин лет пять подряд рыбачить приезжал. Так что сделать они сделают, вопрос только - когда?
       Он устало сел, перевел дух. Вера тут же пододвинула ему чашку чая. Штурман с благодарностью кивнул, и добавил: - А дождь словно усиливается и усиливается. Я такого ливня в этих местах, что-то и не припомню.
       - Ну, что, спать, наверное, пора, - предложил Соленов.
       - Без света как-то тоскливо, - сморщилась Вера.
       - Ты у меня, вроде, темноты не боишься, и дома при свете не спишь? - ехидно отозвался ее муж.
       - Ну и что? Зато есть возможность всегда протянуть руку, нажать на кнопку, и будет свет. И сразу так хорошо. Уютно.
       - А при свечах тебе что, нет никакой романтики? - с усмешкой спросил ее муж.
       - Ага, романтика, в ночь после убийства... - она хотела добавить что-то еще, но удержалась.
       - Ну, говори, говори, что хотела? - уже со злой улыбкой на устах спросил Зотов Веру.
       - Да, иди ты! - и женщина решительно поднялась из-за стола.
       - Ладно, - решил Астафьев. - Всем разойтись по своим местам, отбой. Итак, уже второй час ночи.
       Когда уже все поднялись, оказалось, что один человек идти просто не в силах. Вадик Долгушин, весь вечер, безмерно налегавший на водку и пиво, был в состоянии хорошо обструганного бревна. Васину, Максимову и неизменному Юре Вертолетчику стоило большого труда поднять его и увести. А Астафьев обратился к единственной в их компании женщине.
       - Вера, как вас по отчеству?
       - Олеговна.
       - Вера Олеговна, задержитесь на минутку, мне нужно задать вам один вопрос.
       Последним коттедж Сомова с великой неохотой покинул, конечно, Зотов.
       - Вера Олеговна, скажите, во время охоты вы все это время были на базе? - спросил Юрий.
       - То есть? - не поняла она.
       - Ну, вы были тут, пока мы охотились? На озеро не ходили, посмотреть на охотников, не уходили там, в луга, плести веночки?
       Она засмеялась.
       - Я не Офелия, чтобы веночки плести. Да и какие тут веночки в такую погоду? Вы меня подозреваете, что ли?
       Юрий засмеялся, но потом кивнул головой.
       - Мы подозреваем всех, пока не выясним алиби каждого. Так, где вы были все это время?
       - Сначала посидела у себя в доме, потом вышла на улицу, тут Юра уже начал готовить дрова для мангала, мы разговорились. Он очень интересный собеседник, удивительно остроумный, и не пошляк. Сейчас это редкость, особенно среди бизнесменов. Там все такие жуткие пошляки.
       - А он никуда не отлучался, особенно ближе к концу дня?
       - Нет, я его практически видела весь вечер. Все время он мелькал то за окном, то за коттеджами. Потом, мы, вместе, камин разжигали, любил Пал Палыч после охоты у камина посидеть. Только вот, в этот раз ему не довелось у него погреться.
       - Хорошо, идите.
       Вера кивнула головой, и Астафьев отметил, что она в этом свете выглядела гораздо старше. Кроме того, у нее исчезла та чертовская искорка в глазах, что так привлекла его в первое мгновение их встречи.
       Когда она ушла, Астафьев оделся, и вышел на улицу. Дождь по-прежнему лил, и это неприятно поразило капитана. Вздохнув, он отправился к сторожке Штурмана. Ветров размещался в небольшом вагончике, внутри оказавшийся гораздо больше, чем, снаружи. Сам сторож сидел за столом, и ужинал жареной картошкой с грибами.
       - Не хотите покушать горяченького, капитан? - спросил он. Картошка выглядела весьма аппетитно, золотистая, а от черных, жареных опят запах стоял такой, что Юрий не смог отказаться.
       - Можно и горяченького, - согласился он.
       - А сто грамм? - предложил сторож.
       - Давай, - решился следователь. - Картошка с грибами без ста грамм - это преступление.
       Уже за ужином он задал вертолетчику главный вопрос.
       - Слушай, тезка, а Сомова никто из пришлых не мог застрелить? Тут рядом никаких других охотников не было, никто не стоял? На протоке, например?
       Ветров отрицательно покачал головой. Он налил еще по сотенке, и после того, как они выпили, пояснил: - Не могли они нигде мимо меня пройти. Сомов жук еще тот, он как базу эту приобрел, так первым делом подогнал экскаватор, и перекопал две плотины, с которых, минуя мост, сюда попадали охотники и рыбаки. Так что на машине сюда не доберешься, а на лодке слишком накладно из Кривова сюда идти. Последний рыбак прошел в Длинную протоку вчера вечером. Это я слыхал. Туда, - он показал пальцем, - вот оттуда я не слыхал, но они обычно сплавляются обратно уже на веслах. Тут хорошо рыбачить на подъемку, а ветер был как раз в эту сторону, попутный.
       - А почему ты думаешь, что это рыбак, а не охотник?
       - Выстрелов с той стороны не было. Жилья там тоже нет. А в такую погоду без надежного приюта околеть можно.
       Убрав пустые тарелки, он достал из-за шкафа большой лист бумаги, оказавшийся картой местности.
       - Сам рисовал, - с гордостью доложил Штурман, - по памяти. Я ведь тут еще и летал, так что помню эти очертания. Вот здесь основная дорога. Раньше еще были тут и тут. Это, плотины, которые, Палыч перекопал. Теперь, смотри, что получается. С этой стороны протока, бродов нет, на машине там не проедешь, только на лодке. Но лодку сюда надо вести откуда-то со стороны, на прицепе. С этой стороны озеро, между ними болото, да удивительно поганое, все поросло тальником, не проберешься. Тут еще одна протока, та сама, Длинная. По ней можно пройти на лодке аж из самой Волги, но чтобы пройти к нашему озеру пешком, это вряд ли. Тут тоже заросли дикие, и рыбаки или охотники охотятся прямо на этой протоке. Да я бы увидел, или услышал, что кто-то проплыл, - повторил он.
       - Прямо, как остров, получается, - хмыкнул Астафьев.
       - А его так в народе и называют - остров Сомова, - подтвердил Штурман. - "Дубки" уже как-то и не котируются. Вот эта сторона по длинной протоке - три километра, по короткой - полтора. А если брать расстояние от моста до конца Утиного озера, где убили Палыча, то все пять километров.
       - Солидный, он, однако, отхватил кусочек земли!
       - Говорят, это раньше так и было, земля пионерлагеря. На длинной протоке до сих пор остатки пляжа, на утином была лодочная станция, футбольное поле рядом. Это Палыч сделал все, чтобы это все захирело, и превратилось в утиный рай. Ему охота нужна была, а не развлечения туристов.
       - Хорошо, надо будет завтра все это еще попробовать осмотреть. Действительно поискать, нет ли кого на этом острове имени Сомова. Может, со стороны, откуда пуля пролетела?
       - Я займусь этим, - пообещал Ветров. - Только могу сказать одно. Кто бы сейчас здесь не был, он уже с острова никуда не уйдет.
       - Почему?
       - Я сейчас ходил к мосту. Тот завалился на бок, и перегородил протоку, вот эту, длинную, - он ткнул пальцем в карту. - Так что на лодке сейчас здесь не пройти, а броды после такого ливня, просто непроходимы. На машине тоже не уедешь.
       - Понятно.
       После этой консультации Астафьев отправился к своему домику. Вадик спал, при этом храпел так сильно, что Юрий поморщился, и, подумав, решил вернуться в коттедж Сомова.
       "Надо и за ружьями присмотреть", - нашел он для этого повод.
       Проходя мимо домика, в котором поселились Зотовы, следователь столкнулся с высоким человеком в дождевике. Это оказался Максимов, причем Юрий готов был отдать голову на отсечение, что глава биржи труда стоял у окна коттеджа, и начал двигаться навстречу, только в момент, когда увидел фигуру Астафьева.
       - Не спиться, Аркадий Михайлович? - спросил Астафьев.
       - Да, что-то сильно перенервничал сегодня. Решил подышать свежим воздухом.
       - Свежий воздух, он всегда полезен, - согласился Юрий. Но его сейчас больше интересовали не свежий воздух, а голоса, доносящиеся до его ушей.
       - А ты готова прыгнуть в койку к любому! К любому! Как ты строила глазки этому поганому менту! - Орал внутри коттеджа Зотов. - А, может, ты уже успела трахнуться с этим сторожем, Юрой? А, как, успела, да, успела?!
       - Ну, а как же, что теряться то, ты все равно мало что можешь...
       - Что! Это я ничего не могу?!
       Юрий подумал, что так мог реветь раненый мамонт. Послышались звуки борьбы, какой-то треск. Астафьеву показалось, что Максимов сейчас рванется на помощь Вере, единственное, что того останавливало, это присутствие рядом Астафьева. Но помогать жене Зотова ему не пришлось. Звуки борьбы смолкли, донесся какой-то другой, равномерный звук, в котором Юрий вскоре узнал скрип диванных пружин.
       - Да, сильные у них эмоции в личной жизни, - заметил Юрий. Собеседник на это не ответил, он был словно в какой-то прострации.
       - Ну, ладно, я пошел, - пробормотал Максимов, и растворился в темноте. Отправился к себе и Юрий. В сон он погрузился практически мгновенно. А в это время Максимов решил вернуться к домику, где разместились Зотовы. Он не дошел метров двадцать, когда распахнулась дверь, в ночной тьме образовался прямоугольник света. В нем проявился, и тут же исчез женский силуэт.
       - Верка! - раздался вдогонку рев Зотова. - Вернись!
       Максимов услышал, как рядом с ним раздался странный звук, словно летящая птица столкнулась с деревом, отозвавшимся звуком вибрирующего камертона. Он замер, не понимая, что это. Между тем голос Зотова пробормотал: - Ну и хрен с тобой! Все равно придешь ко мне, никуда не денешься.
       И тут же под скрип петель свет исчез. Максимов пошарил руками по сторонам, нащупал ствол ближайшего дерева. Рука его поползла вверх, и вскоре наткнулась на холодное лезвие ножа. Аркадий выдернул его из дерева, примерил в руке, и с перекошенным лицом двинулся к домику.
      
      
       ГЛАВА 3.
       Астафьев всегда поражался, как на природе отдыхает душа и тело. Он лег в три часа ночи, а в восемь уже был на ногах, бодрый и полный сил. И они ему скоро понадобились, ибо не успел он надеть штаны, как в домик ворвался Юрий Ветров.
       - Максимов убит! - с ходу выпалил он. Астафьев от изумления сначала сел на диван, потом вскочил, и начал торопливо собираться.
       - Кто нашел? - спросил он.
       - Я сам. Пошел ставить верши на протоку, а возвращаюсь, кто-то лежит в кустах, одни пятки торчат. Я кусты раздвинул, а у него нож в сердце.
       - Пошли.
       Погода неприятно поразила Астафьева все продолжающимся дождем, правда, не таким как прежде сильным. Они прошли метров сто в сторону от коттеджей, по пути к протоке, и оказались, все было именно так, как и говорил сторож. Тело убитого лежало в кустах, так что на виду были одни подошвы его сапог. Внимательно осмотрев траву рядом с телом, Юрий понял, что следов здесь ожидать не стоит, так что, смело шагнул вперед. Самой заметной деталью тела, была рукоять охотничьего ножа, торчавшая в левой стороне груди Аркадия Михайловича. Юрий присел рядом, откинул капюшон дождевика с лица Максимова. Астафьев всегда поражался, насколько смерть делает знакомых людей неузнаваемыми. Лицо красавца Максимова перекосила последняя судорога, а открытый рот и двойной подбородок придали ему нечто старческое, заочно состарив его на очень много лет. Юрий вздохнул и отошел к тропинке.
       - Ты когда верши шел ставить, его не видел? - спросил Юрий доставая сигареты, рассматривая оттуда новенький протектор сапог убитого.
       - Нет. Но я еще по темноте шел, с фонариком, мог его и не заметить.
       - Давай, позови кого-нибудь, Вадика там подними, может, кто еще уже встал. Будем составлять протокол.
       Ветров ушел, а вернулся с целой толпой свидетелей. Кроме Вадика пришли Васин, Соленов и Прокопьев. Лица у всех были какие-то неестественные, скучные, помятые. Все это сменилось потрясением, когда каждый, кроме Васина, по очереди заглянул за кусты. Соленов перекрестился, Прокопьев наоборот, выматерился.
       - Веселье продолжается, - сказал Вадик, так же лицезревший труп соратника по увлечению охотой.
       - Это что ж такое получается, а? Уже второй труп у нас? - Демченко по очереди вглядывался в их лица своих товарищей по охоте. - Вот теперь я тоже перестаю верить, что Палыча убили случайно. Только за что это его?
       - А Аркадия за что? - спросил Соленов, кивая в сторону кустов. - Кто скажет?
       - Ну, значит, есть за что, - решил Прокопьев, хмуро рассматривающий вид на Долгую протоку. - Так просто у нас не убивают. Правда, ведь, капитан?
       - Зачем обязательно причина? - вмешался в разговор Васин. - Может, у него просто крыша поехала.
       - У кого, его? - не понял Демченко.
       - У Зотова, у кого же еще. Палыча из его ружья пристрелили, уже факт. Значит, и Аркашу он мог замочить.
       - Да, брось ты херню говорить! - Демченко даже разозлился. - Зотов нормальней всех нас. Если бы он сошел с ума, он не был тем, кто он есть. Я не припомню ни одного идиота с такими бабками.
       - А может, он только что рехнулся? - настаивал Васин. - Взял, и чекнулся!
       - Ну-ну, хватит гадать! Что ж, граждане понятые, будем производить осмотр места преступления, - сказал Астафьев.
       - Может, мне свой цифровик принести, фотографий потом наделаем? - предложил Демченко. - У меня он с собой, "Никон". Классная штучка. Снимаешь, и тут же видно, как все получилось.
       - А у меня вообще видеокамера есть, лучше на нее снять, - хмыкнул Соленов.
       - Несите все, - велел следователь.
       Пока эти двое ходили, все остальные решили перекурить.
       - Значит, говорите, ножом его? - спросил Васин, единственный из всех так и не решившийся взглянуть на труп.
       - Да, - подтвердил сторож, - точно в сердце, по самую рукоять нож загнали.
       - Кошмар! - Васин весь передернулся. - Кто будет следующий?
       - А что, может быть и следующий? - удивился Ветров.
       - А как же, это просто десять негритят, только местный вариант, - засмеялся Долгушин. - Пока всех нас не поубивают, не успокоятся.
       Руки у него дрожали, и Юрий спросил: - Что, опять вчера перебрал пива с водкой?
       - Да было немного. Как до дому дошел, не помню, - признался тот.
       - Ты не дошел, тебя довели, - засмеялся Васин. - Мы с Максимовым тебя тащили. Вообще, хорошо бы было по сто грамм для поднятия настроения, а мужики?
       - Тащи, - согласился Ветров. Васин исчез с редкой, для этого колобка, скоростью. Толи он бежал, толи у него где-то близко было припасено, так что он вернулся одновременно с теми двумя, что ушли раньше. По сто грамм приняли все, в том числе и Астафьев, которому не хотелось в такую поганую, промозглую погоду, ломать комедию о том, что он не может пить потому, что он, дескать, на работе. Докурив, и растоптав окурок, Юрий кивнул головой.
       - Давайте, включайте свою технику.
       Чуть переждав, он начал диктовать в направлении обоих объективов.
       - Сегодня двадцать седьмое сентября 2003 года, восемь сорок два утра. Я, начальник следственного отдела Кривовского ГОВД Юрий Астафьев провожу осмотр места происшествия. В присутствии свидетелей, - он показал рукой, - Вадима Долгушина, семьдесят третьего года рождения, проживающего по адресу...
       Пока шли протокольные формальности, все остальные нетерпеливо переминались с ноги на ногу.
       - Итак, тело лежит головой... - он раздвинул кусты, посмотрел на тело, потом попытался найти на небе солнце, но понял, что это безнадежно.
       - На север, - подсказал ему вертолетчик, - тут север, я точно знаю, я все-таки штурман.
       - Хорошо, - согласился Юрий, - головой на север. Тело лежит на спине, в левой части груди торчит рукоятка ножа. Голова откинута назад, одна рука вытянута вверх параллельно телу, вторая чуть в стороне под углом сорок пять градусов, ноги вытянуты параллельно друг другу. Нож, судя по рукоятке, охотничий, сама рукоять сделана из рога, предположительно косули.
       - Точно косули, - подтвердил Соленов.
       - И не косули, а сайгака, - возразил Васин, - у меня похожий нож. Сашка Павлов такие делает, на Строилке.
       В это время ровное течение осмотра было прервано появлением двух последних действующих лиц. Сначала на тропинке показалась бегущая Вера Зотова, а за ней, уже в отдалении, идущий быстрым шагом ее муж. Растолкав мужчин, Вера буквально прорвалась к телу Максимова, на секунду словно оцепенела, а потом упала на колени, и зарыдала, обнимая ноги убитого.
       - Аркаша, Аркаша! - кричала она. - Аркаша, любимый мой!
       Юрий опешил от такой сцены. Потом он взглянул на лицо стоящего за ней мужа, и поразился злобе, отразившейся на его римском лице. Зотов нагнулся, тронул Веру за плечо.
       - Ну-ну, хватит, хватит комедию ломать! То же, мне, Джульетта нашлась, на пятом то десятке лет.
       Вера вскочила и с неожиданной злобой бросилась с кулаками на мужа. Он, похоже, не ожидал этого, так что, сделав два шага назад, оступился, и упал. И в первый раз в жизни Юрий видел, как женщина пинала собственного мужа с такой дикой яростью, по ребрам и по лицу. Продолжалось это, минуты три, пока, наконец, очнувшиеся охотники, поспешили на помощь своему собрату, и оттащили ее назад. Зотов медленно поднялся на ноги, из его носа хлестала кровь.
       - Ты, сучка, ты что делаешь?! - сказал он, вытирая кровь рукавом, и весь, трясясь от злобы. - Ты что творишь, а!! Я тебя сейчас убью!
       - Это ты убил его! - закричала Вера. - Ты его убил! Ты!
       Тут только Астафьев понял, что она на самом деле гораздо старше, чем казалась до этого. "Лет сорок", - поставил он свой окончательный, и неутешительный диагноз.
       - Дура, ты что говоришь-то, как я мог его убить?! - заорал Зотов.
       - Ты, только ты его мог убить! Ты всегда его ко мне ревновал! Знал, что я любила всегда только одного его. И он любил меня!
       - Да, как же, любил он тебя, мать-одиночку, да только одну ночку! А как забрюхатела, так и узнавать перестал. Если бы не я, ты бы так и растила Сашку одна, в нищете, как мать одиночка. Как грех прикрыть, так я тебе был нужен, как одевать, обувать, на Юг да на Канары возить - нужен. А теперь - все, да?! Только он любимый и единственный?
       - Да-да-да! - брызгая слюной, кричала ему в лицо Вера. - Я бы ушла от тебя, к нему! Вальке жить осталось недели две, и ничто уже не могло бы нам помешать!
       - Пой, ласточка, пой! Ну, умерла бы у него жена, думаешь, он на тебя бы позарился? У него полконторы на столе поработало, там сейчас такие девочки есть, просто фотомодели! А ты, ты посмотри на себя! Старая перечница!
       - Ну и что? Что ты понимаешь в настоящей любви? Он уже сделал мне предложение.
       Зотов ехидно сморщился.
       - Это когда же это? С того света телеграмму прислал?
       - Сегодня, этой ночью! Мы были вместе!
       - Ах, вот так ты куда делась! - Зотов нехорошо засмеялся. - Только я был у него в коттедже, Аркаши там не было.
       - А мы были в машине, в его джипе очень удобно трахаться, гораздо лучше, чем дома. Он ждал меня около коттеджа, и когда я убежала, сразу подошел.
       - Да ты с каждой тварью готова трахаться, ненасытная сука!
       - Да, именно, с каждой тварью. И с твоим шофером Димой, и с Аркашей, и с Юрой вот, - она кивнула головой в сторону вертолетчика, и, Астафьев был готов поспорить, что сквозь красный загар лица сторожа проступили совсем бурые оттенки. И следователь решил, что пора положить этой семейной сцене конец.
       - Хватит! - рявкнул он. - Хватит здесь выяснять свои личные отношения. Всех присутствующих здесь господ охотников прошу принести мне свои охотничьи ножи. Быстро!
       Соленов выключил свою камеру, Демченко отключил цифровик. Через пять минут на месте преступления остались только Зотовы, Юра-Штурман, да сам Астафьев.
       - А вы что не идете за ножом? - спросил следователь у нахохлившегося, похожего на старого попугая, Зотова.
       - У меня нет его, - буркнул тот.
       - А где же он?
       - Не знаю, я его потерял.
       - И когда вы его потеряли? Давно, где? Свидетели этого есть?
       - Сегодня ночью, - Зотов кивнул головой в сторону жены, - в нее вон запустил сгоряча, когда она убегала. Куда он улетел, бог его знает. Искал-искал, но, в темноте, так и не нашел.
       - Это правда? - спросил Юрий у Веры.
       - Да, кидал он в меня ножом, было такое, - призналась она. - Он на меня с этим ножом бросился, я в дверь выскочила, а он вдогонку его запустил. Мне казалось, что он в дерево попал, звук такой был. А нашел он его или нет, я уже не знаю. Скорее всего, нашел. Вон, Аркаша лежит, скорее всего, с его ножом в сердце.
       - Да пошла ты сука... - Зотова окончательно пробило на мат.
       - Тихо-тихо! - Юрий повысил голос. - Мне надоели эти ваши семейные сцены!
       Астафьев основа обернулся к Вере.
       - Вы, в самом деле, сегодня ночью встречались с Максимовым? Это правда?
       - Да, это правда. Он меня ждал около нашего коттеджа, я, когда выскочила, он потом догнал меня.
       - Когда вы расстались с Максимовым?
       - В шесть часов. Уже чуть светало. Аркаша не хотел меня отпускать, но я боялась, что тогда он просто убьет нас здесь обоих.
       - А вы где были в это время? - спросил Юрий уже Зотова.
       - Сначала искал ее, не нашел. Потом пришел к себе, напился как свинья, и лег спать.
       - Хорошо, идите, ищите нож. Лучше, если вы его найдете, Александр Иванович.
       Зотов ушел, зато начали подтягиваться все остальные охотники. В это время Астафьев решил позвонить в город. Прокурора в этот субботний день он явно поднял с постели, голос был сонный, и временами тот зевал. Но доклад Юрия быстро согнал с него сон.
       - То есть, уже два убийства, и оба не случайны? - спросил он.
       - Да, Алексей Дмитриевич. Нож в сердце случайным не бывает.
       - А подозреваемые есть?
       - Есть один человек, но сразу подтвердить его причастность к убийству невозможно, нужна экспертиза. Вполне возможно, что он убил и второго человека, у него есть для этого мотив.
       - Да, это дело хуже, чем я думал, - признался Кудимов. - Сейчас я попробую найти какой-нибудь транспорт, лодку, или катер, и тогда вам перезвоню.
       Перезвонил он часа через два. К этому времени Юрий закончил осмотр, оформил все протоколы, и, собрав всех мужчин, двинулся к телу Сомова.
       - Юрий Андреевич, пока ничем помочь не могу, катер спасателей где-то на вызове, там целая семья этой ночью утонула. Говорят, вернется не ранее вечера.
       - Хорошо, я решил перенести оба тела в помещение. Мы все запротоколируем, снимем тела на видео. Что ждать криминалистов, все равно в такую погоду никаких следов тут уже не обнаружишь.
       - Ладно, Юрий Андреевич, вы человек опытный, действуйте там по обстоятельствам.
       Обстоятельства оказались более чем странные и неприятные. Когда они все толпой пришли к месту последней охоты Сомова, и Юра-Штурман отвернул брезент, прикрывающий тело Сомова, Астафьев сразу понял, что тело лежит как-то по-другому.
       - Странно, - пробормотал он, потом глянул на Демченко, сосредоточено фотографирующего труп, потом на Ветрова. Тот тоже был немало удивлен.
       - Он как-то не так лежит, - предположит сторож, - Палыч словно сполз в озеро.
       Да, если раньше вода только касалась подошв резиновых сапог хозяина "Дубков", то теперь тело лежало по колено в воде.
       - Вода, поди, прибыла, - неуверенно предложил Соленов. Следователь окончательно откинул брезент, и увидел то, чего прошлым вечером точно не было. На зеленой материи армейской камуфляжной фуражки отпечатался рельеф подошвы резинового сапога.
       - Так, и кто же тут из вас ночью приходил? - спросил Астафьев. - Кто тут топтался?
       Все начали пожимать плечами, переглядываться.
       - Ну, хорошо, - он обернулся к Соленову. - Снимите тело, как есть, особенно этот след.
       Пока Соленов снимал, на ум Астафьеву пришла неожиданная мысль. Он нагнулся, расстегнул пуговицы камуфляжа, и... Стоящий рядом с ним Юрий даже присвистнул.
       - Это что такое? - спросил он.
       Да, сегодня рана Сомова выглядела, по крайней мере, в три раза больше, чем вчера. В грудь старика, словно снаряд попал. Мясо словно вывернули наружу, были видны даже какие-то явные надрезы.
       - Это уже, как это, негро, негро... - забормотал Демченко.
       - Некрофилия? - спросил Астафьев.
       - Ну да.
       - Да, какая уж тут любовь, скорее, глумление над трупами, - поправил Юрий.
       - Может, зверье, какое выело? - неуверенно предположил Прокопьев.
       - Да, зверье только на двух ногах, и ножичком хорошо пользовалось, - ехидно заметил Соленов. - И не лень ему было ночью идти в такую даль ковырять труп?
       - Кому, ему? - не понял Демченко.
       - Зотову, кому же больше, - подсказал стоящий позади всех Васин, - пулю выковырял, и думает, что теперь никто ничего не докажет.
       - Не знаю, кто это сделал, - решил Юрий, - но раз вы все засняли, то давайте грузить тело на брезент, и понесли его.
       Нести мертвого человека всегда тяжело, даже если это с виду такой щупленький старичок. Тропинка была для них четверых слишком узкой, поэтому то одна, то другая двойка носильщиков была вынуждена, с чертыханьями и матерками продираться сквозь кусты и другую поросль рядом с тропинкой. Через полтора часа столь изнурительной работы они, наконец-то оказались рядом с базой. Проходя рядом с местом убийства Максимова, следователь увидел рядом с телом сидящую на пеньке, закутанную в плащ-палатку Веру. Увидев весь печальный кортеж, она поднялась, и пошла вслед за ними.
       - Аркадия тоже надо перенести в помещение, - сказала она, тронув Юрия за плечо.
       - Хорошо, сейчас мы перенесем и его, - согласился Астафьев.
       Сомова положили в прохладный подвал большого здания столовой.
       - Все, мужики, надо передохнуть, - взмолился после этого самый толстый из всех Демченко. - Аркашка никуда уже за эти полчаса не убежит.
       Они перекурили, приняли по сто грамм коньяка, принесенного из своей машины Вадиком. Когда же они вернулись к телу Максимова, Вера по прежнему сидела рядом, вся нахохлившаяся, без грамма грима, похожая больше на ведьму, или многоопытную вдову.
       - Вы, что, так и сидели тут все это время? - удивился Юрий.
       - Да, - коротко сказала она, - а то он бы нож сразу бы выдернул. Поди, потом, докажи, что это не он Аркадия убил.
       - Почему он бы его выдернул? - не понял следователь.
       - А это его нож.
       - Откуда вы знаете?
       - Знаю. Он свой ведь так и не нашел, хотя искал долго и упорно. Пол леса на карачках исползал.
       В это время на дорожке показался сам источник злобы Веры Зотовой. Александр Иванович выглядел крайне неважно. Лицо осунулось, от былого гонора не осталось и следа. Теперь особенно было заметно, что он гораздо старше своей жены.
       - Ну, что, господин Зотов, как ваши дела? Вы нашли свой нож? - спросил Юрий.
       - Нет! - резко ответил тот. - И куда он мог деться, не представляю даже.
       - У него были какие-то особенные отличия? - спросил Астафьев.
       - Да, нет, - Зотов пожал плечами, но тут свой голос подала Вера.
       - Врешь, были.
       - А, да! - Зотов сморщился. - Гравировка на лезвие. Я к ней уже привык, не замечаю.
       - И что там было? Что за гравировка?
       - Как обычно: Z и А. Зотов Александр. З латинское, как Зет немецкое.
       Юрий понял, что эти буквы он уже не раз видел в своей жизни. В Кривове было несколько магазинов, принадлежавших Зотову, и в венке под его профилем сияли именно эти две буквы.
       - Ну, что ж, - Астафьев посмотрел на Соленова, и тот послушно поднял свою видеокамеру. - Тогда мы начинаем процедуру изъятия ножа, которым был убит Аркадий Михайлович Максимов.
       Он нагнулся, и осторожно, двумя пальцами вытянул нож из раны. Крови на нем не было, но это не удивило Астафьева, после таких дождей трудно было рассчитывать на что-то традиционное. Зато на нем прекрасно были видны две буквы, латинская буква Z и международное А.
      
       ГЛАВА 4.
       - Сволочь, - сказала Вера, но это прозвучало не как утром, зло, а негромко и устало. Она развернулась, и ушла. Проследив взглядом, как силуэт женщины скрылся за деревьями, Астафьев обернулся к Зотову.
       - Это ваш нож, гражданин Зотов?
       Тот облизал губы, потом кивнул головой.
       - Да, мой. Только Аркадия я не убивал. Я не знаю, это кто-то нашел мой нож, и убил его.
       - То есть, вы отказываетесь признавать свою вину? - уточнил Юрий.
       - Да, я его не убивал.
       - Хорошо, это будет зафиксировано в протоколе.
       По идее надо было после этого объявить подозреваемому о мере пресечения, но в тех условиях, в каких они вынуждены были обитать, это казалось большой глупостью. Запирать его было негде, все коттеджи вместо замков имели шпингалеты, разве что в том погребе, где лежали трупы.
       - Ну что ж, парни, давайте брезент, - велел Астафьев.
       - Ну вот! Ехал на охоту, а попал на погрузочно-разгрузочные работы, - устало пошутил Демченко.
       - А говорят, что на перевозке трупов обычно используют пятнадцатисуточников. Нам то кто давал пятнадцать суток? - попробовал пошутить Вадик, но улыбкой его никто не поддержал.
       Через полчаса Максимов составил компанию своему гостеприимному хозяину.
       Когда Юра-Штурман повесил замок на подвал, Прокопьев взглянул на часы, и заметил: - Время еще десять часов, а словно полдня прошло. Жрать, однако, хочется. Что бы нам такое сообразить? У меня харчи почти кончились.
       - Как ты, есть-то, можешь? Тут эти трупы, а ты о еде? - спросил Васин. Потом он чуть задумался, и согласился. - Вообще-то, можно было что-нибудь сожрать. Я вчера только обедал. Потом Палыч весь аппетит отбил. Что бы, действительно, такого съесть?
       - Как что, уток надо потрошить, - предложил Демченко.
      
      
       - Ну, это долго, - скривился Васин.
       - А быстро только кошки рождаются, Коля, - скривился Демченко. - Давайте тогда, собирайте, что у кого осталось, и айда в беседку. После вчерашнего перепоя мне как-то легче на воздухе.
       Харчей у народа осталось еще много, по крайней мене на завтрак хватило всем. Завтракали в беседке, под аккомпанемент все непрекращающегося дождя. Сначала настроение было тягостное. Помянули Аркадия, потихоньку, с оглядкой на Императора позлословили о возможном убийце Максимова. Но постепенно публика "разогрелась", пошли тосты, анекдоты, благо спиртного все привезли немеренно. Нашелся и еще один повод для веселья, дождь, наконец-то, начал утихать, и постепенно прекратился совсем. Резким контрастом всей этой веселой компании смотрелись супруги Зотовы. Они и сидели по разные стороны стола, и выглядели как на настоящих похоронах. Вера почти ничего не ела, только все потягивала темное, тягучее вино, "Черный лекарь", запас бутылок, которого в багажнике "Ланд Крузера", казалось, был неисчислим. Сам Зотов пил только водку, причем в таких количествах, что было удивительно, как он еще держатся на ногах.
       Неожиданно в разговор мужчин вмешалась Вера.
       - Как вы так можете шутить, когда двое ваших товарищей лежат сейчас мертвыми?! Неужели вам ничуть их не жалко, не страшно, не жутко?
       Охотники переглянулись.
       - Ну, Вера... Олеговна, - Прокопьев с явным трудом вспомнил отчество Зотовой. - Мы вот с Юркой, например, люди военные. Это уже у нас было и не раз. В том же Афгане. Сидишь так же вот, беседуешь с мужиками, спирт пьешь, а потом вылет, и через час его уже несут мертвым. А бывало и так, что там оставались, и хоронить было нечего...
       Он замолк, а в разговор вступил Демченко.
       - Мы же, Оля, тут все охотники. Это только Колька вон крови боится, а так... Животное иногда более жалко, чем человека. Я, помню, подошел одну косулю добить, нож вытащил, а она голову подняла, взглянула на меня... А глаза у них красивые, как у женщин. Так и не смог ее добить, Сомова тогда попросил.
       - Все равно это жестоко, - она замолкла и отвернулась. Все немного помолчали, потом разговор невольно перешел на покойного Сомова и судьбу его турбазы.
       - Да, а кому ж теперь "Дубки" отойдут? - спросил Васин, рассматривая занесенный сильным порывом ветра здоровенный дубовый лист. - Детей у Палыча не было, значит государству?
       - Да хрен ему, а не государству, - неожиданно окрысился Зотов. - Я с Палычем почти договорился о продаже "Дубков".
       - Это когда это? - удивился Соленов.
       - Да, был разговор, дня три назад. Палыч был в городе, приезжал ко мне, кабель ему опять был нужен, электрический, времянку хотел сделать, на те вон коттеджи, восстанавливать их думал, - он кивнул головой в сторону самых разрушенных строений. - Так, подпили мы хорошо, и я его тогда почти уломал. Обещал он подумать. Сказал, что если продаст "Дубки", то только мне.
       - Ну, теперь он уже не подумает, - махнул рукой Демченко. - А, в самом деле, что будет с "Дубками"? - обратился он к Соленову. - Вы то уж, Семен Константинович, должны это знать?
       - Да, а что с ними будет? Ничего. С полгода подождем, а потом выставим на торги. Кто больше заплатит, тот тут и будет хозяином.
       Говоря это, Соленов пристально рассматривал что-то за спиной Астафьева.
       - Это что он там делает? - спросил он, кивая куда-то вверх. Обернувшись, следователь увидел, что на крыше самого высокого здания турбазы, столовой, стоял Юра-Штурман с биноклем в руках. Он сосредоточенно, методично, осматривал окрестности. Столовая же стояла на самой вершине редкого в этих местах холма, так что отсюда сторож мог увидеть очень много.
       - Юра бдит, - пошутил Васин, - бережет имущество пока неизвестных ему хозяев.
       - А, как вы не гадайте, все равно я эту базу куплю, - заявил Зотов, и в этом упрямом голосе был кусочек того, прежнего Зотова.
       - Да, ладно тебе, Иваныч!- засмеялся Демченко. - Тебе бы сейчас не сесть лет на десять, вот такая программа минимум.
       - Хрен вам, а не барабан! - Зотов сунул руку под сгиб локтя. - Я за чужие грехи садиться, не намерен. Ни Палыча, ни Аркадия я не убивал. Не докажите. И турбазу я все равно куплю!
       Тут в разговор неожиданно вмешался Прокопьев.
       - А что вы это делите шкуру неубитого медведя? Турбаза отойдет к законному наследнику Палыча.
       - Какому наследнику, что ты несешь? - попробовал урезонить его Соленов. - Откуда у него дети? Не было их у него никогда.
       - Нет, дети то у него, наверняка были, только об этом знают одни мамаши, которых он осчастливил, - пошутил Демченко. - По женскому полу Пал Палыч был токарем высшего разряда, такие узоры нарезал в свое время!
       - Ни "какому такому", а простому! - настаивал Прокопьев. - Турбаза останется законному сыну Пал Палыча, Ивану Павловичу Суконину.
       - Откуда он взялся, сын то этот? - спросил Васин.
       - Оттуда! От верблюда! - настаивал вертолетчик. - Палыч, оказывается, раньше был женат на одной подруге, не здесь, еще на родине, в Минске. Произвели они с этой дамой сына, и тут же разбежались. Потом Палыч переехал сюда, женился. А сын его потом уже разыскал, через много лет. И он сюда приезжал, и Пал Палыч к нему в гости в прошлом году в Тюмень ездил.
       - А ты то откуда это все знаешь? - спросил Соленов.
       - А мы с сыном Палыча служили в одной эскадрилье, - пояснил Виктор. - Вот, Юрка слезет, он подтвердит. Мы как на Палыча то вышли, через Саньку Суконина, он тогда зампотехом полка у нас был, это потом в Сибирь уехал, нефтедоллары качать. Как наш полк из Крыма сюда вывели, он первым делом отца родного и отыскал. Мы ж в Гражданском стояли, а тут сорок километров от Кривова. Потом мы все втроем дембельнулись, Ванька в Сибирь уехал, я тут остался, а Юрка вон, вообще, с женой развелся, квартиру ей оставил, а сам в "Дубках" поселился.
       - А Суконин то он отчего? - спросил Васин.
       - Это по второму браку матери. Но в паспорте у него так и было записано: "Отец - Павел Павлович Сомов". Сам видел.
       Между тем пределы человеческих возможностей по потреблению алкоголя у одного из беседующих оказались все-таки не безграничны. Зотов резко качнулся в сторону, потом попытался встать, но его занесло, и, развернувшись вокруг своей оси, он упал на пол беседки вниз лицом. Это было всеми воспринято с дружным смехом. Императора начали поднимать, потом потащили в его коттедж.
       - Заприте его там! - крикнул вслед мужикам Астафьев.
       - Да что толку то, шпингалетом что ли? Окна то все равно открываются, - ответил Васин.
       - Ну, все равно, закройте!
       После этого Астафьев снова начал дозваниваться до прокурора. Такого извиняющего тона из уст главного надзирателя за исполнением законов в его городе Астафьев еще не слышал ни разу.
       - Юрий Андреевич, просто какая-то череда фатальных неудач, - вещал Кудимов. - Катер пришел, не было бензина. Нашли бензин - вышел из строя мотор. Сейчас пробуем подключить рыбнадзор, но это все вопрос времени.
       - То есть, сегодня мне вас уже не ждать? - уточнил Юрий.
       - Почему? Если все решиться за два часа, то у вас мы будем до захода солнца.
       - Хорошо, только у моего сотового садятся батареи, а света тут нет. Еще с полусуток, и связь прервется.
       - Вас понял, постараемся успеть.
       Когда Юрий закончил свои переговоры, к нему подошла Вера.
       - Юрий Андреевич, я не хочу оставаться в одних стенах с этим убийцей, мне страшно. Можно я переселюсь в коттедж Сомова? Я еще замерзла до смерти, а там хоть есть камин.
       - Хорошо, только я сначала запру куда-нибудь ружья, все же вещественные доказательства.
       Они прошли в коттедж, и когда уже поднимались на крыльцо, из-за угла дома показался Ветров. Астафьев его не увидел, а вертолетчик, чуть подумав, решил не тревожить капитана, и решительно зашагал куда-то в глубь леса.
       Разместив женщину, и разведя в камине огонь, Астафьев спросил устроившуюся в кресле Веру: - Скажите, Вера, все то, что вы сказали про Максимова, это правда?
       - Про что? - не поняла она.
       - Про все. Что он собирался на вас жениться, что вы были в его машине?
       Та вздохнула, плотнее укуталась пледом.
       - В машине мы действительно с ним были, а вот насчет женитьбы... Нет, не предлагал. Это я уже так, мечтала. Сашку хотела уесть.
       - Скажите, а вы действительно думаете, что ваш муж мог убить Максимова?
       Та пожала плечами.
       - Не знаю. Мы с ним живем уже пятнадцать лет, и все это время он меня ревнует, все это время жуткие ссоры. И ножом он мне угрожал, и из ружья стрелял. Только все как-то мимо у него получалось. Не хватало ему духу действительно кого-то убить. Морду набить - это он может, и то, если мужик послабже его. А если нет, то наорет, настращает, и пятками назад. Он актер, только плохой актер, скорее позер.
       - Понятно, - сказал Юрий, - располагайтесь, отдыхайте.
       Мужиков он застал все в той же беседке. Разведя для тепла в мангале огонь, они сели кружком и дружно ощипывали уток.
       - Стрелять люблю, - заявил Васин, с брезгливой миной дергающий из крыла утки по перышку, - но ощипывать и разделывать - нет. Я даже жену приучил к этому. Валька моя любую дичь ошкуривает за милу душу, хоть уток, хоть зайцев. Разделывает, тоже, профессионально. Она у меня за любого мясника сгодиться.
       Увидев подходившего Астафьева, он спросил: - Слышь, начальник, погода устанавливается. Может, пойдем, вечерком, погоняем чирков?
       Юрий отрицательно покачал головой.
       - Ну, уже нет! Еще подстрелите, друг друга, потом начальство с меня голову снимет. И так уж с Максимовым перебор, не думал я, что так может быть. Да, Вадик, а что ты там вчера сказал про Веру? Что-то типа того, дескать: "Зотов нашел, кого еще привезти. Вроде, как головешку в улей сунул".
       - А, это! - Вадик засмеялся. - Репутация у ней такая, нехорошая. У нас в "Руси" как-то свадьба была, так Зотов там такой скандал закатил. Он ее между этажами с каким-то музыкантом застал. Всю морду тому разбил.
       - А ей?
       - А ей что, ей ничего. Она со смехом убежала вниз. Он ее и пальцем не тронул.
       - Вера всегда такой была, - начал свой рассказ Соленов. - Я же ее тоже хорошо знаю, хотя трахать не трахал, хвастать не хочу. Она после школы сразу пошла секретарем к Сомову, тот тогда директором школы был. Говорят, что он ее и "распечатал". Потом он на повышение пошел, в ГОРОНО Веру с собой забрал. А потом Палыч на пенсию ушел, а Вера по наследству перешла к Максимову. Тот ей ребенка и сделал, ни для кого это секретом не было. Сашка, вылитый Максимов, такой же глазастый. Сейчас где-то в Англии учится, в каком-то престижно колледже.
       - А Зотов тогда кем был? - спросил Юрий.
       - Зотов тогда уже торговлей занимался, какой-то чин важный был в ГОРТОРГе, не то заместитель, не то главный товаровед, я уж и не помню. Он и тогда то, при социализме, как сыр в масле катался, а потом вообще, ветер в паруса поймал, и вперед. У него только в областном центре магазинов восемь, это про которые мы только знаем. А уж доля во всяких там ООО, ЗАО и ОАО - это и сама налоговая полиция не разберет.
       - Что ж он тогда в нашем Кривове живет? Дыра ж дырой, - не понял Прокопьев.
       - А у него тут целое поместье, гектаров восемь, - пояснил Соленов. - У Сашки даже стенд для стрельбы по тарелочкам есть, представляете?
       - То-то он так хорошо стреляет, - понял Астафьев.
       - Каждый день, - подтвердил Соленов. - Часа по два палит. Так вот, он тогда в Верку влюбился как пацан, по уши. Развелся со своей прежней, Нинкой, хотя у той уже двое детей было, и женился на Вере, хотя она уже была беременна, и он знал от кого.
       - Понятно, - вздохнул Юрий.
       В этот момент запиликал мобильник Астафьева. Выслушав сообщение, Юрий с довольным лицом сообщил всем.
       - Все, катер готов, через часок, другой, они будут здесь.
       - Ну, нашел чем обрадовать! Если бы они паром пригнали, вот это было бы здорово, а так что? Допросами замучают, и все, - под смех остальных заявил Прокопьев. - Ну, что уток будем жарить? Где у нас Юрка? Пусть дает соль, перец и все прочее.
       Навестить тезку пошел сам Астафьев. Увы, на вагончике Ветрова висел замок. В поисках вертолетчика все разбрелись по базе, но и на крики сторож не отзывался.
       - Куда он девался? - недоумевал Прокопьев. - Он не с этой там снова? - он кивнул в сторону коттеджа, где сейчас обитала Вера.
       - Не знаю, - Юрий пожал плечами. - Не было его там. Может, снова какие-нибудь верши ставить ушел?
       Астафьев решил все же сходить к Вере, но, завернув за угол, наткнулся на Соленова, с озабоченным видом державшего в руках мобильник.
       - В чем дело, Семен Константинович? - спросил Юрий.
       - Да, вот, мобильник сел. Как теперь до дому дозвониться, не знаю.
       - А в машинах зарядных устройств ни у кого нет? - спросил подошедший Васин.
       - Точно! - обрадовался Соленов. - Как я не догадался.
       - У меня нет, - ответил Прокопьев.
       - Надо спросить у остальных, - предложил Васин.
       На заданный вопрос все дружно пожали плечами, потом Вадик нерешительно ответил.
       - Кажется, у Максимова был зарядник. Я видел мельком, как он в прошлую охоту заряжал свою мобилу.
       Все четверо пошли к джипу Максимова. Васин открыл дверцу, до половины забрался в машину.
       - Есть, - довольно заметил толстяк, он хотел сказать что-то еще, но тут вдруг отпрянул, стукнулся затылком о притолок машины и резко попятился назад, рассматривая окровавленные руки. На лице его отразился ужас.
       - Боже мой, это что ж, его здесь, что ли, убили? - спросил он.
       Астафьев подошел к машине, заглянул вовнутрь. На светлой коже сидений хорошо была видна большая лужа крови. Юрий вытащил из замка ключи, закрыл двери, нажал кнопку секретки, потом потер пальцами лоб.
       - Не подходите к его машине, - велел он, - лучше не надо.
       В это время Васин подняв руки, как сдающийся немец, и с подвыванием бежал к ближайшей воде, мосткам на протоке. Все остальные стояли в явном шоке. Даже им, привыкшим к крови, было не по себе. Только один человек, казалось, не обратил на внимание на эту отметину смерти.
       - А, вот, в машине Зотова есть зарядник, - обрадовался Соленов, продолжавший обходить машины. Он открыл дверцу "Ланд Крузера". - Я поставлю свой сотовый на полчасика? У меня внук что-то приболел, волнуюсь. Не, знаю, как там жена с ним одна справиться, или нет.
       - Конечно-конечно, - согласился Юрий. - Я чур за вами, мой тоже уже садиться.
       Весть о том, что Максимова на самом деле убили в машине, удивила остальных собравшихся не меньше, чем Астафьева.
       - И зачем его нужно было вытаскивать, тащить метров за сто? - за всех спросил Демченко.
       - Слушай, может, тут у нас маньяк, какой завелся? - спросил Прокопьев.
       - Ага, я же еще вчера говорил, что это кривовский вариант "Десяти негритят", - засмеялся Долгушин.- Пока нас всех не переубивают - не успокоятся.
       - Ну, тебя, Вадик, - отмахнулся от него подошедший со стороны протоки Васин. - И так уже от всего этого волосы дыбом встают.
       Минут двадцать до этого он старательно, с мылом отмывал окровавленные руки.
       - Откуда у тебя волосы, колобок, в штанах, что ли? - поинтересовался Демченко.
       - А хоть бы и там! Я как вляпался руками в это... - он брезгливо тряхнул смертельно чистыми руками. - Так у меня мурашки по всему телу, не то, что на ногах, аж под мышками волосы торчмя встали.
       - Да, слаб ты, брат, до чужой крови, - поддел его Прокопьев.
       - Да нет, я и уток разделываю, и вообще. Но тут же человеческая кровь, да еще Максимова! - Васин был не на шутку огорчен. - Я же Аркашу с детства знаю, на одной улице росли, он лет на пять старше. А тут вот он, с ножом в сердце в кустах лежит. Да, - Васин оживился, - а на той стороне протоки какие-то мужики с ремонтной вахтовкой, кран пятидесятитонник. Похоже, опору будут поднимать.
       - Дай то бог! А то без света совсем хреново, - пробормотал Демченко.
       - Ну, это не скоро, - Прокопьев махнул рукой. - Так и придется оставить машины на острове, под Юркину охрану, и идти в город пешкодралом.
       - И все же кто Максимова туда оттащил? - снова задал свой вопрос Демченко. - Ну, убили бы в машине, и лежал бы там? Тащить то зачем надо было?
      
       Юра Ветров очень спешил, его слишком взволновало то, что он увидел на протоке, у поворота.
       "Да, это меняет все", - подумал он. До базы оставалось метров сто, когда навстречу ему показался один из охотников. В руках у того был небольшой топорик.
       - За дровами, что ли? - спросил Юра.
       - Да нет, удочки хочу сделать из тальника.
       - Да, удочек у меня море, я вам дам. Пойдемте.
       - Это хорошо. А где тут рыбные места?
       - Да, хотя бы вот там, - Штурман обернулся, показал рукой, но сказать ничего не успел, обух топора со всей силой опустился на его затылок.
      
       ГЛАВА 5.
       Рассуждения охотников прервались, как только с протоки послышался вой лодочного мотора. Несколько секунд все сосредоточенно вслушивались в этот звук, а когда все убедились, что лодка идет именно к ним, дружно поднялись и пошли на причал. К ним присоединилась и Вера. Толи хорошая погода, толи окончание их изоляции вызвали на ее лице улыбку, и она уже не выглядела живым олицетворением скорби. Минут через пять катер показался из-за поворота, это был "Прогресс" с двумя моторами. У собравшихся охотников это вызвало целую эйфорию чувств. Они начали орать, махать руками, и кричать черт знает что.
       - Эй, на барже, лом не проплывал?! - по старинке орал Васин.
       - Сюда-сюда, у нас жратва кончилась, сейчас вас съедим! - вторил ему со свирепой физиономией Демченко.
       - Люди! Мы с "Титаника"! - надрывался Долгушин. - Спасите нас!
       Когда лодка приблизилась, Астафьев смог различить лица знакомых людей: круглое, с седой шевелюрой криминалиста Николая Сычева, усатое, сосредоточенное лицо майора Андрея Колодникова, возвышающегося над всеми на голову даже в сидячем состоянии Пашу Зудова. Это обрадовало Юрия, оба оперативника были не только опытными в своем деле профессионалами, но и его друзьями. Еще совсем недавно они работали вместе. Единственное, Юрий не мог понять, кто приплыл от прокуратуры. И только когда лодка ткнулась бортом в причал, из-за спин мужчин поднялась женская фигура.
       "Час, от часу не легче!" - подумал Юрий. - "Только ее здесь не хватало. Из-за одной бабы убили двоих, сколько убьют из-за этой?"
       Ольга Малиновская числилась в прокуратуре города следователем по особо важным делам. Но самым важным в ее карьере было то, что она была дочерью прокурора области. Этим летом Астафьев невольно перешел дорожку этой крутой девице, и отношения у них с тех пор были натянуты. Но, вежливость входит в этикет не только королей, так что капитан первый поспешил подать руку даме.
       - Спасибо, - сказала она, спрыгивая на доски причала. - Это очень любезно с вашей стороны.
       Одета Ольга была столь же вызывающе, как и ее невольная предшественница в этой чисто мужской компании: коротенькая, кожаная куртка, не скрывающая аппетитно оттопыренную задницу, покрытую той же самой, черной кожей, высокие сапоги на шнуровке. Из теплых вещей на ней был только серый свитер с мощным воротником, в котором она пряталась по самые глаза. Юрия всегда нервировало то, что Ольга, классическая брюнетка, с темными, как ночь глазами, еще и чрезмерно пользовалась косметикой. Во всем остальном она была вполне симпатичной девушкой, и Юрий невольно частенько прикидывал, какая она может быть в постели. Сегодня она была особенно хороша, чистая, белая кожа, красивые, без всякой подводки глаза. Часовая поездка в открытом катере в осеннюю погоду заставили ее отказаться от активного макияжа, и только яркая губная помада подчеркивала вызывающий профиль губ. Юрия еще позабавил короткий, оценивающий обмен взглядами двух дам.
       Вторым с Астафьевым поздоровался Колодников, невысокий мужчина, выглядевший лет на сорок с гаком, хотя на самом деле ему только стукнуло тридцать семь. Тщательно зачесанные назад волосы, столь же ухоженные усы и несуразно большая, при этом голова, да при красном цвете лица, делали его облик чуть комическим.
       - Здорово, Юрка. Что, говорят, у тебя тут трупов больше, чем комаров в тайге? - поддел он друга.
       - Есть немножко, - признался Астафьев, пожимая ему руку. - Что, это вас то в этот турпоход отрядили? Провинились в чем?
       - Да если бы. А то полкаш сказал, что эта половина лугов ваша, так что езжайте. А кто и когда ее делил - бог его знает. Я что-то не помню, чтобы такое было.
       Тут между ними втиснулся багроволицый Сычев.
       - Так, хватит базарить. Юр, скажи лучше, где тут туалет? - спросил он, и Юрий понял, почему у обычно краснолицего криминалиста такой странный оттенок кожи.
       - Вон, строго по тропинке, и налево, - пояснил Астафьев.
       - Слушай, у тебя бинта с йодом нет? - между тем спросил Колодников. - Представляешь, когда садились в лодку, ногу разрезал. Чем главное, не пойму.
       Андрей задрал штанину, и показал глубокую царапину сантиметров трех длинной. Между тем Паша Зудов, детина почти двухметрового роста, наблюдавший, как Сычев набирает ход, рассмеялся.
       - Вот балда старая, повернул направо, а не налево.
       К его лицу Астафьев всегда подбирал только одно определение - монументальное. Большая голова с нордическим профилем, и только одно портило лицо старшего оперуполномоченого - отсутствие верхнего зуба, павшего жертвой кариеса.
       - Ну, ладно, в лесу туалет под каждым дубом, найдет, - заметил последний обитатель лодки: рослый мужчина, с широкими плечами, с красным от вечного загара лицом, и седой головой. Это был сам старший рыбинспектор района, Петр Иванович Собанин. Среди рыбаков у него была другая кличка: Собакин. Уже лет двадцать Петр Иванович властвовал в этом рыбном раю, и пользовался среди рыбаков большим авторитетом. Все по тому, что хоть Петро Васильевич и о себе не забывал, но все же сети конфискованные сжигал, а не продавал обратно рыбакам, как многие его коллеги.
       - А где Юрка то, Штурман? - спросил он у Астафьева.
       - Зачем он вам?
       - Так он главным, сейчас, выходит, в "Дубках" остался. Палыча, что, действительно подстрелили?
       - Да, есть такое дело, - коротко признался Юрий.
       Собанин покачал головой.
       - Жалко, неплохой был мужик. Не из самых худших. Заядлый рыбак!
       Очевидно, в его устах такое определение было высшей степенью похвалы. Привязав лодку, Собанин подхватил рюкзак, все остальные так же взяли в руки, кто, что привез с собой, и двинулись к базе. Остановились все около беседки.
       - Так, куда ж вас расселить? - озаботился Юрий.
       - Девушка может жить со мной, - предложила Вера.
       - Это ладно, но нужно еще открыть пару коттеджей, - Астафьев нахмурился. - Где у нас Юра?
       - Да, куда это он запропал? - Прокопьев тоже начал крутить головой по сторонам.
      
       - Юра! - громко крикнул Васин.
       - Юрка! - загремел своим командирским голосом Прокопьев. - Ты где?
       Вместо вертолетчика отозвался незаметно подошедший со стороны леса Сычев. К нему вернулся нормальный цвет лица, и его вечно черное чувство юмора.
       - Если вы зовете невысокого блондина в защитной куртке, то могу вас огорчить. Он лежит метрах в ста отсюда с проломленной головой.
      
      
       ГЛАВА 6.
       Несколько минут над базой стояла тишина, потом Прокопьев коротко отчаянно вскрикнул: - Юрка! - и кинулся в ту сторону, куда показал Сычев. Вслед за ним это собрались сделать и все остальные мужчины и милиционеры, но Астафьев коротко рявкнул на охотников: - Стоять! Нечего вам там мешать!
       Сычев между тем разыскал свой обшарпанный чемоданчик, и деловито кивнул головой Малиновской. Они так и пошли: сначала эксперт, потом она, затем Астафьев, а потом и все остальные официальные лица. Из охотников никто, слава богу, за ними не увязался.
       Юрий лежал на небольшой полянке, метрах в пяти от дорожки, за кустами. Он не дошел до турбазы каких-то пятидесяти метров. Но, если бы не фатальный понос Сычева, они не скоро бы нашли тело сторожа, так хорошо его укрывала листва еще не опавшего кустарника-карагача. Штурман лежал лицом вниз, и Юрию издалека бросилось в глаза большое, красное пятно на затылке, почти съевшее желтый цвет его волос. Рядом с телом на корточках сидел Прокопьев, и рыдал.
       - Уведите его отсюда, пожалуйста, - попросила, оглянувшись на мужчин, Малиновская.
       Этим занялся Паша Зудов. Вертолетчик подался на удивление легко, он шел и плакал, а потом попробовал на ходу объяснить Павлу: - Двенадцать лет в одном полку, три в Афгане, и жили все время рядом. Лучший штурман полка, два ордена...
       Юрий к месту преступления близко подходить не стал, все же он не входил в опергруппу, скорее был свидетелем. Кроме того, ему было плохо, до тошноты. Он вспоминал, как еще недавно сидел с тезкой за одним столом, ел с ним золотистую картошку, и пил с ним водку. Улыбчивое, загорелое лицо Штурмана, его белозубая улыбка так и стояли перед его глазами, и Астафьев только посматривал в сторону, где золотистая шевелюра Ветрова едва была видна за красной краской крови. Юрий отошел в сторону, закурил, и увидел то, что заставило его позвать криминалиста.
       - Николай, иди сюда!
       - Юр, погоди, я работаю, - отмахнулся Сычев.
       - Я ж тебя тоже не на танцы зову.
       Сычев, а за ним и Малиновская, подошли.
       Юрий указал на ствол березы около тропинки.
       - Вон, смотрите?
       Сычев нагнулся, и, внимательно рассмотрев белую кору у самой земли, согласно кивнул головой.
       - Ты просто Зоркий Сокол, друг мой Юра. Кровь, и притом свежая.
       Он огляделся по сторонам, сделал пару снимков, а потом уже пояснил.
       - Его убили здесь, на тропинке. Тело упало сюда, и брызнувшая кровь запачкала дерево. Если хорошо присмотреться, то отсюда видно, как его волокли на поляну.
       Он сделал два шага вперед, потом провел рукой по траве, и показал всем осевшую на нее кровь. Между тем подал голос и Колодников.
       - А я отсюда вижу и орудие преступления.
       - Где? - все оглянулись на майора. Тот сидел на корточках, метрах в пяти от них, и, своей неизменной сигаретой показал вперед, куда-то под кусты. Сычев, подойдя поближе, положил под кустик линейку, несколько раз щелкнул своим потертым фотоаппаратом. Потом он надел нитяные перчатки, и бережно, потихоньку вытащил из-под куста небольшой, с полметра, металлический топорик с резиновой рукоятью. Такие в народе зовут туристскими, они очень удобны. И места мало занимают, и хорошо дрова ими рубить для шашлычка.
       Все четверо, включая вернувшегося Павла, затаив дыхание, наблюдали за тем, как Сычев орудует кистью и тальком. Наконец тот сказал: - На рукояти ничего нет, а вот на лезвии пара отпечатков имеется. И довольно хороших.
       Он уже хотел положить топорик в полиэтиленовый пакет, но тут Юрий увидел на лезвие нечто знакомое.
       - Постой! - попросил он. - Поверни-ка его так. Z,A! Знакомые буковки.
       - Что, уже видел такое? - спросил Сычев.
       - Да есть тут у нас один товарищ, который любит ставить свои инициалы на все холодное и горячее оружие.
       - А-а! А я думал, это фирма производитель такая, - удивился Сычев.
       - Какая еще фирма, Николай! - засмеялся Андрей. - Ты где живешь, в Париже? Эти Z и А по всему городу на витринах.
       - Император, что ли? Зотов?! - удивился Сычев.
       - Он сейчас здесь, хозяин этого топора? - спросила Малиновская, мало знакомая с местными знаменитостями. - В "Дубках"?
       - Да, - признался, закуривая, Юрий, - и при этом, вы будете смеяться, но он подозревается в двух остальных убийствах. По крайней мере, есть большая доза уверенности, что Сомов был убит из его ружья, а груди второй жертвы торчал нож с такими же инициалами.
       - И вы после всего этого не взяли его под арест?! - Удивилась Малиновская. - Почему?
       Юрий пожал плечами.
       - Нет, не взял.
       - Ну, почему? - допытывалась она.
       - Не знаю. Почему-то я его не воспринимаю, как убийцу. Хотя и улики, и мотивы есть. Все против него.
       - И какие же мотивы? - спросил Павел.
       - Ревность, - объяснил Юрий. - Все трое убитых в разное время были любовниками его жены.
       - И вы, зная про это, не посадили его под арест после второго убийства? - в голосе следователя было больше осуждения, чем удивления. - Значит, фактически, Юрий Андреевич, это вы убили этого человека, - и она кивнула головой в сторону тела вертолетчика.
       - Может быть, - согласился Юрий, и, внезапно, он тоже почувствовал, что стал невольным пособником убийства. - Пойду я, посмотрю, где там он, не сбежал еще.
       - Паш, проводи его,- велел Колодников, - а то мало ли что там будет? Кинется еще этот маньяк на Юрика с ножом. Жалко такого парня.
       - Не кинется, все ножи я реквизировал, ружья тоже, - сообщил Юрий уже на ходу.
       - Кто подозреваемый то? - спросил Пашка, наступая на пятки Астафьева.
       - А ты не понял, что ли? Зотов.
       - Это тот самый Зотов, Император?! - удивился Павел, а в ответ на кивок Юрия даже обрадовался. - Слава богу, может хоть в тюрьму загремит!
       - За что ты его так не любишь?
       - Да, а за что его любить? Торгаш хренов. На чужих костях свою империю построил. У него все магазины так и называться "Империя Z". Тоже мне, император хренов, - повторил он.
       Они подошли к коттеджу Зотова, и Юрий понял, что здесь его тоже ждет сюрприз. Дверь была приоткрыта, а он хорошо помнил, что просил мужиков запереть Зотова на шпингалет.
       - Так, интересно, - пробормотал Юрий.
       Предчувствие его не обмануло. Коттедж был пуст. Они вышли на крыльцо, Юрий оглянулся по сторонам, и двинулся к беседке. А там уже во всю жарили уток, запах стоял сумасшедший. Каждый из охотников продвигал свой метод приготовления дичи. Вадик, не мудрствуя лукаво, накрошил утку большими кусками, нанизал на шампуры, и сосредоточенно пристраивал их над углями.
       - Эй, Вадик, мне место оставь, - остерег его Демченко, заворачивающий в фольгу ощипанного чирка.
       - Да хватит тут места, - отмахнулся Долгушин, - углей полно.
       - Мужики, вы Зотова не видели? - спросил Астафьев.
       - Нет, а что?
       - А вы коттедж его запирали?
       - Запирали, а что толку? - Виктор Андреевич скептично улыбнулся. - Там окна есть, и их изнутри открыть легче простого.
       - А я его, кстати, видел, - припомнил Вадик.
       - Когда?
       - Да, с час назад. Он бродил вон за теми развалинами, - Долгушин кивнул на три разрушенных коттеджа на бугре.
       - Нет, и что ты молчишь? - Демченко вдруг разозлился. - Ты что, нас не мог позвать?
       - Зачем? - не понял Вадик.
       - Затем! - Виктор Андреевич даже бросил своего чирка на стол. - Этот козел может так нас всех тут переубивать, и я не уверен, что если бы я отошел от базы подальше, он бы убил меня, а не Юрку. Правда, ведь, Константиныч? - обратился он к подошедшему Соленову. Но тот был явно не в себе, только слабо махнул рукой, и сел на скамейку.
       - Вам, что, плохо? - озаботился Юрий.
       - Да, мне все время как-то не по себе, а тут еще эта новая смерть, - признался он. - Ну, надо же с ним что-то делать!
      
       - Вы тоже подозреваете Зотова?
       - А больше некого! Слушай, капитан, если эта тварь будет вот так запросто бродить по окрестностям, я за себя не ручаюсь! - Демченко стукнул себя кулаком в грудь. - Я его сам отстрелю!
       Астафьев согласно кивнул головой.
       - Хорошо, только надо его еще и найти.
       Он с Павлом удалился, а Демченко, сплюнув, сказал вслед ментам: - Нихрена работать не могут. Я теперь с собой вон, шампур таскать буду, - он даже показал этот шампур, - хоть какая то да защита.
       - Ты лучше топор возьми, вон, Юркин, - Вадик мотнул головой в сторону дровяника, - большеватый, правда, но ты мужик здоровый, как раз по тебе.
       - Да, ну, тебя, с твоими шуточками! Мне уже тошно тут трупы таскать.
       Когда Демченко все же закопал двух своих уток в угли, из-за угла показался Васин. Весь перемазанный грязью, он сосредоточенно тащил перед собой большой, глиняный шар. Увидев, что мангал практически весь занят, он подложил свое сооружение на скамейку, и с возмущением обратился к двум другим кашеварам: - Нет, вы что, мужики? А я где буду жарить свою уточку? Мне тоже нужно место?
       - Дома будешь жарить, в микроволновке, - съехидничал Демченко. - Куда ты такой шар накатал? Ты знаешь, сколько ему для того, чтобы пропечься углей нужно? Это часа два его нужно прожаривать. Тоже мне, жук навозник!
       Как понял Вадим, Васин решил сачкануть, утку ему было лень ощипывать, и он решил воспользоваться народным способом, испечь ее целиком, в глине. Они начали препираться, но Вадика сейчас тоже интересовало больше странное исчезновение Зотова. Но это было участью милиции.
       За домиками, где видел Зотова Вадик, Императора не оказалось. Тогда Юрий, уже не без тревоги, решил навестить жену беглеца. Но в коттедже Сомова его не было, и сидевшая с бокалом своего темного вина, явно заторможенная Вера, подтвердила, что ее муж к ней не заходил. Они с Павлом пошли дальше, увидели на берегу Прокопьева, он сидел на пеньке, смотрел на воду, и курил. Астафьев решил его не трогать своими расспросами, уж слишком ссутулившимся, потерянным выглядел этот, обычно сильный человек. Они с Павлом сделали круг по турбазе, и снова вышли к домику Зотова. На этот раз дверь была прикрыта, и даже закрыта изнутри на шпингалет. Хмыкнув, Юрий постучал в дверь. Она открылась, правда, не очень скоро, в дверном проеме показалось лицо Зотова. За эти сутки тот словно постарел, кожа приобрела нездоровый, желтоватый оттенок, ярче стали видны морщины, трехдневная щетина отливала белесой сединой.
       - Ну, чего вам еще надо? - не очень вежливо спросил он.
       - Александр Иванович, где вы были все это время? - спросил Юрий.
       - Здесь, где же еще. Как заперли меня, я тут и сижу, один, как сука.
       Юрий и Паша переглянулись.
       - Александр Иванович, мы приходили сюда пятнадцать минуть назад. Дверь была открыта, вас внутри не было, - пояснил Юрий.
       Зотов высоко поднял брови, чуть подумал, потом сказал: - Ну, это я в туалет отходил. Не обоссаться же мне тут. Памперсов же мне не дали.
       - Что-то долго вы в туалет ходили, - не поверил Юрий. - Вас с час назад видели в том вот районе, - и он кивнул в сторону развалин. - Что вы там делали?
       - Уж ничего скрыть нельзя, кругом одни доносчики, - зло усмехнулся Зотов. - Да я ходил туда, искал свой нож.
       Юрий его не понял.
       - Но мы же его нашли, и вы знаете где.
       - Да, это, верно, найти вы его нашли. Но я как-то до сих пор не могу поверить, что это действительно он.
       - Во сколько вы вышли, кто видел вас там кроме Долгушина? - настаивал Юрий.
       - Откуда я знаю, я на часы не смотрел. А что это, так важно?
       - Да, очень.
       Зотов все-таки взглянул на часы.
       - Ну, с час назад я вышел. Сейчас вот только пришел.
       - С час, не раньше? До прибытия лодки, или после?
       - До, а это что, так важно? - удивился Зотов.
       - Да, более чем. Вы разве не знаете, у нас еще одно убийство?
       - Кто? - спросил Зотов сразу охрипнувшим голосом, и в глазах его мелькнул явный страх.
       - Юра Ветров, Штурман.
       Зотова явно отпустило.
       - Нет, я не знал, - с явным облегчением ответил он. Астафьев не понял эту его реакцию.
       - А Юрия вы, когда последний раз видели?
       Тот чуть задумался.
       - Не помню. Хреново, хороший был парень, жалко его. Это меня все хотят убить. Меня, точно вам говорю! Вместо меня, его пришили.
       - Почему вы так считаете? При чем тут тогда Юра?
       - Я не считаю, я знаю. Я кожей чувствую, что это все против меня. У меня нюх на все эти дела. Я чувствую, когда меня хотят убить.
       Астафьев мотнул головой, улыбнулся.
       - Интересно получается, вас хотят убить, а убивают все кого-то другого. Как это объяснить?
       - До меня добираются, суки. Следующим точно буду я.
       - Тогда, если хотите, чтобы у вас не было всяких там других неприятностей, то либо сидите здесь, либо идите к остальным, в беседку, - Юрий кивнул в сторону, откуда все ясней доносился обольстительный запах жареного мяса.
       - Да ну их нахрен, этих охотников. Счас замучат своими приколами. Им только поддайся, заклюют насмерть. Лучше, я здесь посижу, - пробормотал Зотов, и закрыл дверь.
       Астафьев с Зудовым вернулись к месту преступления. Там все уже шло к концу. Собанин и Соленов как понятые подписывали протокол, Сычев деловито собирал все свои инструменты в чемоданчик. Ольга Малиновская, замерзшая, вся какая-то синяя, увидев пришедших, обратилась к Юрию.
       - Астафьев, вы у нас тут местный, абориген, можно сказать. Нужно бы организовать переноску тела куда-то в закрытое помещение.
       - Хорошо, сейчас сделаем, - согласился он. - Я уже тут стал специалистом в этом неблагодарном деле.
       Нельзя сказать, чтобы эта постоянная процедура понравилась охотникам, но на эту свою новую, постоянную работу они пошли без слов возражения. Таща все тот же брезент, они приглушенно матерились, и толковали о превратностях судьбы.
       - Да, не думал Юрка, что тоже уберется вслед за своими хозяином, - сказал Демченко.
       - А Максимов? - возразил Соленов. - Тот вообще был здоров как лось. До сих пор играл в волейбол за команду города, это в пятьдесят то лет!
       - Надо, наверное, в церковь сходить, покреститься, - сквозь пыхтение заявил и Васин. - А то вот так живешь, и хлоп - все. И гореть придется в огне адовом.
       - Ты, что, Николай, верующий, что ли? - спросил Демченко.
       - Да нет, конечно, но бог его знает, есть он там, или нет. Лучше все же бы перестраховаться. А то так сыграешь в ящик, и перекреститься не успеешь. А вдруг там есть этот самый ад? Что, до конца света раскаленные сковородки лизать?
       - До конца света ты к этому уже привыкнешь, - скривился Вадик Долгушин. - Меня больше интересует, почему у нас такое неравенство? Один строгает трупы, а мы должны их таскать? Надо привлекать товарища к групповому труду.
       - Он еще натаскается на лесоповале, - буркнул Демченко. - И строем его там тоже маршировать научат.
       После этого все как-то замолкли, и к беседке все четверо вернулись в подавленном состоянии. Здесь их ждали уже все члены опергруппы, Вера, и, к удивлению Астафьева, Зотов. Заметив удивленный взгляд Юрия, тот пояснил: - Да, замерз я там. Обогреватели то холодные, тока нет. А тут хоть мангал греет.
       По-осеннему быстро темнело, так что они подкинули в мангал дров, разожгли керосиновую лампу, и начали поднимать настроение с помощью спиртного и жареных уток. Ольга пыталась отказаться от спиртного, но Юрий видел, как она замерзла, и подбодрил ее.
       - Да пейте вы, Ольга Леонидовна! Рабочий день кончился. От костра не согреешься, нужно прогреться изнутри.
       - Надо еще опросить людей, - пояснила она, - все это запротоколировать.
       - Счас согреемся, и всех опросим. Пейте.
       После приема согревательного элемента дело пошло веселей, снова начались анекдоты и шутки.
       - Как спать то сегодня будем, замерзнем ведь? - спросил Соленов.
       - Ну, половина может разместиться у Сомова, там все же камин. А остальные могут поспать в машинах, завести двигатели, да включить печку.
       - Я в машине, я замерз как сволочь, - сразу заявил Зотов. Он покосился на жену, но та только отвернулась в другую сторону.
       Спустя час все утки были съедены, мужики во всю веселились, про работу все как-то забыли. И, к, удивлению Астафьева, Малиновская начала с ним флиртовать. Она сама подошла к скромно сидевшему в сторонке от общего веселья Юрию.
       - Астафьев, а, правда, что вы такой жуткий бабник? - спросила она, прижимаясь к нему плечом. Лицо Ольги раскраснелось, язык чуть заплетался.
       - Врут, все врут, - заявил он, еще толком не понимая, что происходит, и к чему такие интересные допросы.
       - Нет, Астафьев, ты меня не разочаровывай. Репутацию нельзя терять.
       - Да, что, мы как пионеры, завсегда. Лишь бы человек хороший попался, - процитировал он известный анекдот.
       - А я что, плохой человек? - Ольга таращила сна него свои черные, чуть косые от выпитого глаза. - Юрий Андреевич, почему я вам так не нравлюсь?
       - Кто вам сказал эту глупость? Вы мне очень даже нравитесь, - в подтверждения этого Юрий обнял Малиновскую за талию.
       - Вот, это другое дело. Только нам надо перейти на "ты".
       - Сейчас выпьем на брудершафт, и перейдем на "ты".
       - Вот, это верно! Где мой стакан?
       После брудершафта дело пошло еще быстрей, Ольга откровенно лезла целоваться, и Юрий понял, что даму нужно срочно везти в более уединенное место, а то еще немного, и с ней будет так же интересно иметь дело, как с надувной куклой.
       Когда он ее поднял, дама изрядно покачивалась. Перед уходом с места веселья Юрий успел выцыганить у Вадика ключ от его "Вольво", и дал ценные указания Колодникову.
       - Присмотри там за Зотовым.
       - Сделаем, командир, - ответил раскрасневшийся майор, подмигивая коллеге.
       - Куда мы идем? - спросила Ольга.
       - На экскурсию в Швецию.
       - Почему в Швецию? Швеция же далеко?
       - Да нет, она гораздо ближе, чем ты думаешь.
       Она поняла все только тогда, когда он открыл дверцу "Вольво", и любезно сопроводил туда даму. Ольга восторженно захихикала.
       - Боже мой, какая романтика! Я никогда еще не трахалась в машинах. Но тут же холодно.
       - Сейчас будет жарко, - пообещал Юрий, включая двигатель и печку.
       - У меня полгода никого не было, - лепетала она, раздеваясь, - этот дурак Димка решил, что я его бросила, я а просто зарылась с башкой в этой чертовой работе. Ну, он же маменькин сынок, что он понимает в нашем с тобой деле, правда, Юра? Кто он такой? Вечный студент, подумаешь, сын первого заместителя губернатора...
       Через пять минут в салоне было уже тепло, а через десять даже чересчур жарко, но совсем не от печки.
       "Это ж надо, какая она ненасытная", - подумал Астафьев через час, рукой вытирая пот со лба. Ольга лежала рядом, блаженно улыбаясь. Потом она развернулась, положила голову на плечо Юрия, и пробормотала, уже, практически, засыпая: - Я, когда тебя первый раз увидела, тогда, в прокуратуре, когда ты мне дело сдавал, помнишь? Мне аж плохо стало, и ноги чуть не подкосились...
      
      
       Два тела в темноте катались на земле, сминая траву, ломая ивовую поросль. Соперники не уступали друг другу ни в силе, ни в ярости.
       - Я тебя за него... - хрипел один, пытаясь достать горло противника.
       Другой только рычал от злости, да пытался, в свою очередь, добраться до горла врага. Неожиданно они подкатились к невысокому, метровому обрыву, и рухнули вниз. У того, кто оказался снизу, перехватило дыхание, он невольно разжал руки, второй же, сверху, вскочил, и ударил соперника ножом в грудь, раз, другой, третий...
      
       ГЛАВА 7.
       А поутру они проснулись все же от холода. Правда, один бок Юрия был более теплым, и, покосившись, Астафьев увидел справа безмятежное лицо Ольги Малиновской. Следователь прокуратуры по особо важным делам была в костюме Евы. Юрий попробовал определить, сколько сейчас время, но окна сильно запотели, и толбыло только понятно, что уже рассвело. Чуть подумав, Юрий разбудил прокурорскую даму самым изысканным способом, поцелуем, после чего торопливо натянул на ноги джинсы, выскочил из машины по естественной нужде. Когда он через пять минут вернулся, то первое, что получил от своей ночной подруги, это недоумевающий взгляд.
       - Ну, как спалось на новом месте? - спросил Юрий девушку. - Какие снились сны, надеюсь, хорошие?
       - Спалось неплохо, только я, - она обвела взглядом салон машины, - почти ничего не помню из прошлого вечера. Так, куски какие-то, обрывки.
       - В самом деле? - удивился он, стараясь завести машину. - Как жалко. Мне казалось, что тебе вчера так все понравилось.
       - Ну, то, что мне понравилось, я это чувствую, - Ольга томно потянулась всем телом, - но что же это с памятью у меня?
       - Что ж она не заводиться-то!? Ольга, вы, что вчера пили? - спросил Юрий, попутно борясь с упрямой машиной.
       Она наморщила лоб.
       - Что-то из большой бутылки, по виду водка водкой.
       - Из литровой бутылки? - переспросил Юрий. - Так это ж разведенный спирт. Ну, тогда все понятно, - Он засмеялся. - Пьется то он легко, но потом нахлобучивает на все сто. Память вышибает у многих. Не ты первая, не ты последняя. А, все понятно! Мы за эту ночь сожгли весь бензин. Вадик меня... - он хотел сказать, что тот с ним сделает, но воздержался, чтобы дама не подумала, что они с ним голубые. - Придется греться старым, испытанным методом.
       После этого он снова начал свою сексуальную атаку, и через полчаса, Ольга вытерла с лица пот, с уважением взглянула на него, и сказала: - Да, я теперь понимаю, почему все наши девушки от вас таком восторге. Но все-таки это нечестно, пользоваться в своих целях, моей временной беспомощностью.
       - Вашей!? Беспомощностью?! - Юрий был поражен. - Вообще то, Оля, ты первая все начали. Заявила, что у тебя полгода никого не было после того, как тебя бросил какой-то дурак Димка, сын заместителя губернатора.
       Вот теперь лицо дамы покраснело от смущения, причем это было так быстро, и неожиданно. Астафьев знал из опыта, что быстро краснеют рыжие девчонки, но такая яркая брюнетка, как Ольга ничем им, оказывается, не уступала.
       - Не может быть, - пробормотала она.
       - Ты поведала мне о своем первом опыте с третьекурсником, забыл, как его зовут. А еще ты рассказывала про нашу первую встречу в прокуратуре. Я и не думал тогда, что произвел на тебя такое впечатление. Ты, вообще, хорошо тогда держалась. Я даже ничего не заподозрил.
       - Да, я вам даже это рассказала? - пролепетала Ольга, прикрывая ладонями лицо. - Боже мой, какой ужас!
       - Ну, Ольга, ты же должна была проходить психологию, и знать, что под воздействием спиртного либидо увеличивается, моральные запреты снимаются, и то, что человек хочет на самом деле, вылазит из него наружу.
       - С ума сойти, - Ольга была в полной прострации - Что же мне теперь делать?
       - Ты это про что? - не понял Астафьев.
       - Как нам теперь строить свои отношения? Я же, сейчас, получается, твой начальник?
       - Ну, это ненадолго, максимум до вечера, - успокоил ее Юрий. - Это раз. Втрое, лучше называй меня на "ты", а то у меня впечатление, что я профессор, трахнувший студентку ради ее зачета. Мы тем более, пили за это на брудершафт, ты тоже этого не помнишь? Так что мы давно перешли на "ты". Хорошо, Оля?
       Та, как-то заторможено, кивнула головой. Юрий услышал за окном машины какие-то отдаленные голоса, и, взглянув на часы, посоветовал леди: - Кажется, пора показаться народу, а то он поймет нас неправильно.
       - Это как?
      
       - А так, что если руководство без устали трахается всю ночь и весь день, то им можно уже и не работать.
       Одеваться в машине, занятие не очень удобное, тем более вдвоем. Так что из "Вольво" оба следователя выбрались красные от чрезмерных усилий, и всклокоченные. Ольга тут же начала приводить в порядок голову и лицо, а Юрий надел куртку, и начал вслушиваться в звучащие голоса. Один из них принадлежал Вадику Долгушину, второй, судя по астматическому кашлю, Андрею Колодникову. Они о чем-то смеялись, потом раздавался звук топора, разрубающего очередную чурку. Но вскоре все это заслонил другой звук, очень необычный для нынешних мест - звук автомобильного мотора.
       - А это еще, откуда? - удивился Юрий, и пошел навстречу машине.
       Он поспел как раз вовремя. Зеленый Уазик выполз из-за поворота, и вскоре подъехал к ним. Из кабины вылез улыбающийся начальник горэлекторосетей города Кривова Антон Мамин.
       - Здорово, робинзоны! - весело приветствовал он постепенно собирающихся со всех сторон обитателей турбазы.
       - Откуда это ты, Антоша? - спросил Васин, пожимая руку своему ровеснику и другу. - Как сумел проехать, вброд, что ли?
       - Зачем вброд? Понтон мы вам поставили. Провода ЛЭП оборвались, чтобы натянуть их, нужно было технику забросить на этот берег. Вот мы и кинули один понтон. У меня в запасе от вояк парочка осталось.
       - Так это что, мы теперь можем отсюда уехать? - спросил Демченко.
       - Да езжайте, господи, в чем дело?! Понтон будет стоять еще с месяц, не меньше, - рассмеялся Мамин, а потом спросил. - А правда, что ли, что Сомова убили?
       - Да и не одного его.
       Пока Васин и Демченко просвещали энергетика, к беседке собрались все обитатели турбазы.
       - Как спалось? - шепнул Вадик Астафьеву.
       - Как в раю, с Евой.
       - А я вот тут замерз, как собака. Домик выстыл, как собачья конура. С шести утра прыгаю как кенгуру вокруг костра.
       Пока Ольга разговаривала со своими подчиненными, охотники быстро таскали свое имущество к машинам.
       - Эй, начальники, вы как нам, ружья и ножи отдадите, или нет? - спросил Васин.
       - Пока нет. Только после проведения экспертизы, - ответил Юрий, и спросил в свою очередь. - А куда это вы все собираетесь? Вас что, кто-то отпускал?
       Охотники обескуражено переглянулись.
       - Так мы что, под домашним арестом, или просто арестованы? - спросил Соленов.
       - Нет, но ваш опрос еще не проведен. Кто, где был во время убийства Сомова, кто, где был во время убийства Максимова, Ветрова. Все это нужно зафиксировать, - пояснила уже Ольга.
       - Ну, это надолго! - протянул, отворачиваясь, Васин.
       - Все зависит от вас, как быстро и точно дадите ваши данные, тем быстрее будете дома, - пояснил Колодников.
       Между тем Астафьев с озабоченным видом оглядывался по сторонам.
       - Ты чего это башкой крутишь, Юрка? - спросил Колодников.
       - Да, что-то я не пойму. А где у нас Виктор, Прокопьев? Он с кем ночевал?
       - Мы спали в коттедже с Константинычем, Вадик, Паша, и Андрей, - начал припоминать Васин.
       - Ну, а мы у Сомова, рядом с камином, - хмыкнул Сычев. - Я, Петр, - он кивнул головой на Собанина, и девушка.
       - Я у себя был, в машине, - буркнул Зотов. Император был явно не в духе. - Вы же мне не велели никуда выходить, вот я как собака там один и ночевал.
       Тут все охотники дружно прыснули смехом.
       - Мы подогнали к его "Ланд Крузеру" две машины, и зажали его в клещи, так, что он даже дверцу открыть не мог, - пояснил Вадик.
       - Ага, чуть не обоссался там! - сквозь зубы признался Зотов. - Главное, просыпаюсь утром, а дверцы открыть не могу. Козлы!
       - Как же вы не услышали, что вас заперли? - не понял Юрий.
       - А мы заводить машины не стали, просто подняли, и передвинули, - пояснил уже
       Колодников. - Спьяну то, что не сделаешь в ввосьмером.
       - Ну, у вас в "Вольво" Витьки точно не было, - иронично хмыкнул Васин. Астафьев поморщился, потом попросил: - Тогда разойдитесь по лагерю, поищите Виктора в коттеджах, за ними, везде, в общем.
       После этого он обернулся к своим коллегам, и Собанину.
       - Петр Иванович, надо бы сделать вот что. Вы этот остров хорошо знаете?
       - Конечно, как свои пять пальцев, - подтвердил рыбнадзор. - Я его весь излазил еще в детстве, когда он был ничей, общий.
       - Тогда возьмите Павла, и обойдите весь его, проверьте. Нет ли здесь кого еще. То мы уперлись в одну версию, ревность Зотова, а может здесь точно, какой-нибудь маньяк живет? А то, может, и вовсе - людоед какой-нибудь из зоны сбежал.
       - Хорошо, сделаем.
       Когда рыбнадзор и Зудов ушли, Астафьев обернулся к Ольге.
       - Я что-то тут раскомандовался, прямо как старшой в опергруппе, - извиняющим тоном сказал он.
       - Да ладно, все верно, - устало заметила она. - Просто я все думаю, что буду говорить начальству? Вместо того чтобы проводить опрос свидетелей, устроила пьянку с развратом. Главное, я ведь не хотела ничего, думала, сейчас выпью, согреюсь, и займусь делом. Занялась, как же!
       - А что, разве то, чем мы тобой занимались, такое плохое дело? Во-первых, здесь такие мужики, что своих не сдадут, по крайней мере, за Пашку и Андрея я уверен. С Николаем сложнее, но, здесь, на острове, он не вложит.
       Юрий обнял ее за плечи.
       - Ну, хватит тебе думать. Женщинам это не идет, от этого у вас морщины на лбу появляются.
       - Да, я не об этом! Как это я так распустилась, вот что странно?
       - Хочешь, отвечу? Ты, сколько лет не была в отпуске? - поинтересовался Юрий.
       - Года три, а что?
       - Да ничего, отдыхать надо, хоть раз в два года.
       После этого он отошел к беседке, взял у Колодникова, уже опрашивающего Соленова, бумагу, и махнул рукой Васину, подходи, дескать. Расположились они в машине Вадика, Юрий положил на руль папку с документами, и начал опрос.
       - Так, где вы находились в момент первого убийства?
       Опрос был прерван минут через десять. Колодников, торопливо подбежавший своей смешной походочкой к машине Вадика, согнутым пальцем постучал в окошко.
       - Юр, они нашли этого парня, - сообщил он Юрию.
      
       - Что мертв? - Астафьев до последнего не верил, что это может быть.
       - Да, куча ножевых ранений, лежит где-то на берегу протоки.
       - Хорошо, сейчас подойдем.
       Они совсем забыли, что этот их обычный, для ментов, диалог, слушал еще один человек.
      
       - Нет, вы как хотите, а я сейчас же уезжаю! - завопил Васин, колобком вываливаясь из машины. - Мужики, уезжаем отсюда немедленно! Витьку тоже убили! - Закричал он, подбегая к собравшимся в беседке охотникам. Ольги и Сычева уже там не было, да и Колодников поспешно отправился по тропинке в сторону длинной протоки. Со стороны охотников последовал дикий взрыв мата, все как-то зашевелились, начали, вставать, собирать вещи, только один Вадик сидел, и хохотал во все горло. Юрий понял, что ему досталось доля железной рукой подавлять этот бунт.
       - Никаких отъездов! - сразу заявил он. - Давайте выяснять, кто и когда видел Прокопьева последний раз?
       Такая задача сразу отвлекла охотников от сборов, поставила всех присутствующих в тупик.
       - Утром я его точно не видел, - сказал Васин.
       - Я его и ночью не видел, - подтвердил Вадик. - Мы когда тут гудели, его точно среди нас не было. Но тогда кто это заметил? Кому это интересно было? Если бы знать, что так будет. Зотов вон тоже рано спать пошел.
       - А как его убили, где? - спросил Демченко.
       - На Длинной протоке, множество ножевых ранений, - пояснил Юрий.
       - Неужели Зотов и Витьку грохнул? - спросил Соленов. - Тот ведь здоровый мужик, его так просто не возьмешь. А тут множество ножевых ранений. Значить, справился.
       - А его то за что? - удивился Демченко.
       - А хотя бы за то, что тот мог трахнуть его жену, чисто теоретически, - ответил весь зеленый от переживаний Васин. - Точно так же, как и каждый из нас. Мало ли ему, какая моча в голову ударит! Возьмет, и перестреляет нас всех тут!
       - Ну, у капитана, допустим, была отмазка, - с нехорошим прищуром заметил Демченко. - Ему было не до бабы Зотова. Своя, поди, надоела за ночь.
       - А, кстати, где она? - спросил Вадик. - Веру что-то не видно? Она то ведь еще не подходила.
       Все начали уже озабочено переглядываться, но тут из-за угла показалась сама Вера. За ней плелся ее муж, что-то тихо вговаривая в ее упрямо поднятую головку. Они подошли поближе, и тут Юрий увидел то, что не смог рассмотреть утром. На шее Зотова виднелась свежая ссадина. Это был хороший, приличный шрам. Еще свежий, с подсохшей кровью. С этого Юрий сразу и начал.
       - Что это у вас такое на шее, Александр Иванович? - спросил он, показывая рукой на шрам.
       - Что? А это, это так, ерунда, бандитская пуля, - попробовал отшутиться Зотов. Но, увидев чересчур серьезные лица, он удивленно спросил: - Что это вы все сегодня такие, словно на поминках?
       - Да мы и так на поминках, - за всех ответил Соленов. - Витьку Прокопьева убили, этой ночью. Только что нашли.
       Вера вздрогнула, как-то торопливо отошла в сторону, села в самый уголок беседки, настороженно поглядывая в сторону собравшихся. А из Зотова, казалось, выпустили последний воздух.
       - Вот как? - тихо сказал он. - Значит, еще один?
       - Кстати, когда вы видели его в последний раз? - спросил Зотова Юрий.
       - Когда видел, когда я его видел? - Зотов приподнял брови, вспоминая. - Да сегодня, ночью.
       - Где? - удивился Юрий. - Когда?
       - Ну, вы еще там во всю гудели. Я пошел спать, в машину, а он как раз шел от сторожки Юрия с большим таким фонарем.
       - Во сколько это все было?
       - Ну, где-то в час, - неуверенно ответил Император.
       - А вы его во сколько закрыли? - Спросил Юрий уже мужиков.
       - В три, - ответил за всех Вадик.
       Тогда Юрий снова обратился к Зотову.
       - И куда Прокопьев пошел? Что сказал?
       - Да ничего не сказал. Лучом так по лицу мне мазнул, и молча прошел дальше.
       - Так куда он пошел? - настаивал Юрий. - В какую сторону?
       - А вот, по той тропе, - Зотов мотнул головой в сторону, куда только что ушла вся опергруппа.
       - Молчал бы уж, Император, - посоветовал Васин.
       - А что такое? - удивился тот. - Почему это я должен молчать?
       - Ну, как же, - усмехнулся Соленов, - выходит, ты видел его последним. И тебя после этого никто не видел до трех ночи.
       - Ну и что? - Зотов зло усмехнулся. - Я его что ли, убивал? Кто-то это видел? Кто-то это может доказать?! Мне, мне то зачем его убивать, вы вот мне самому скажите?! В глаза скажите!
       - А откуда это у вас все-таки такой свежий шрам? - спросил Юрий Зотова.
       Тот несколько смешался, но потом ответил, все с тем же вызовом в словах.
       - Об сучек наколол. Шел, упал. Тут в темноте ночью черт ногу сломит. Споткнулся, и на сваленное дерево упал.
       - А, так это ты там под окном ветку обломал часа в два ночи? - с ехидной улыбкой спросила Вера. - То-то, я думаю, что за грохот в ночи! По окнам подглядывал, да?
       В этот момент в кармане у Астафьева запиликал мобильник. Он отошел от беседки, звонила Ольга.
       - Юрий. Ты никого из охотников не отпустил? - спросила она.
       - Нет, конечно.
      
       - Это хорошо. Тут у нас восемь ножевых ранений, борьба была очень упорная, поляна целая вытоптана, чуть не футбольное поле. На острове никого нет. Петр Иванович обошел весь его, чужих следов тоже нет.
       - Понятно. Ножа там случайно, не осталось?
       - Ты будешь смеяться, но он есть. Охотничий. Мы нашли его в воде, в полуметре от берега. Видно тот, кто убил Прокопьева мыл руки, и выронил его, а потом найти уже не смог.
       - Крови, конечно, нет?
       - Отпечатков тоже. Я уже позвонила прокурору, он выехал к нам.
       - Ладно, только советую тебе про нашу с тобой ночку ему не говорить.
       - Но это как-то нечестно.
       - Если ты думаешь так, то, судя по этой логике, я, как честный человек, должен на тебе немедленно жениться.
       Ольга от неожиданности хохотнула. Скосившись на удивленные взгляды оперативников и Сычева, она отошла чуть подальше, и начала разбирать предложение Юрия по составным частям.
       - Ну, если бы я была еще девочка-целочка, это да, - подтвердила предположение Юрия Ольга. - Как мужик ты, Астафьев, надо признать, неплох. Умный, цепкий, карьеру можешь хорошую сделать. С тобой можно показаться в любом обществе, бабы будут бешено завидовать. И в постели машина хоть куда. Только ведь гулять будешь налево и направо, а, Астафьев?
       - Не только направо налево, но и вперед и назад, - согласился Юрий.
       - Вот видишь. А я ведь ревновать буду, я ж брюнетка, а мы все, черноволосые, ревнивые, ты это знаешь. Начну крушить соперниц как этот ваш Зотов.
       - Так что, прокурору ничего про вчерашнее лучше не говорить, очень советую. За секс они нас не накажут, а вот про попойку - только так вздрючат. Скажешь так, что вчера опрос был отложен из-за отсутствия света, а до приезда прокурора я опрос докончу.
       - Ну ладно, попробуем, - со вздохом согласилась Малиновская. Она подходила к своим коллегам с такой улыбкой на устах, что Сычев иронично хмыкнул, и шепнул Колодникову: - Ты, смотри-ка, сломал Юрка нашу Железную Леди. Что у него там за механизм, как у коня, что ли?
       - Сам ты конь! С женщиной нужно иметь обращаться, а не только трахать днем и ночью, - просветил Колодников эксперта.
       - Ну, ты мне еще моральный кодекс коммуниста процитируй, - засмеялся Сычев. - Знаю я баб, ничего, кроме хрена и денег им в этой жизни не нужно.
       Через два часа в "Дубки" прибыл Уазик с прокурором и начальником ГОВД Кривова Панковым. Алексей Михайлович только четыре дня, как принял к руководству Кривовское горотдел, после безвременной смерти полковника Николая Гомулы. Сейчас полковник руководил по методу новой метлы, закручивал везде, где мог, гайки. Только глянув на суровое лицо нового начальника, Юрий понял, что хорошей трепки ему не избежать. На подробный рассказ обо всем происшедшем у Астафьева ушло больше получаса. Затем все трое пошли к месту преступления. Группа свою работу уже заканчивала, Сычев собирал в обтрепанный дипломат свое имущество, а Ольга, стоя на самом берегу, рассматривала лежащий в пакете нож.
       - Ну-ка, ну-ка! - сразу, без приветствий, заинтересовался прокурор. - Покажи!
       - Добрый день, Алексей Дмитриевич, - поздоровалась Ольга.
       - Добрый, - согласился прокурор, - хороший, солнечный, вот только повод для нашей встречи не очень хороший.
       Это был очень интересный нож, охотничий, и, по виду, родной брат зотовского. Такая же ручка, из рога какого-то зверя, такой же формы лезвие, такой же размер.
       - Интересный ножичек! А вы, капитан, докладывали, что все ножи изъяли? - спросил Панков. Отвечать Астафьев старался коротко и по существу.
       - Так точно, изъял все. У каждого охотника был свой нож, он его сдал. Я проверил по охотничьим билетам.
       - Вы точно все изъяли?
       - Да.
       - Тогда это что такое? - настаивал Панков.
       - Тут нет номера, он не зарегистрирован. Я не думал, что кто-то привезет с собой и такое оружие.
       - Вы вообще, чувствуется, мало, о чем думали в эти дни. - Панков злился все больше. - Четыре убийства за два дня! А еще представитель закона! Как вас за это, хвалить, что ли? Может, премию выписать?
       Тон Панкова был предельно язвителен. Юрий не знал что ответить. Неожиданно на помощь ему пришел прокурор, Кудимов.
       - Ну, это, в самом деле, было трудно предугадать. Собрались очень солидные люди, можно сказать - сливки общества. И вдруг - такой шквал преступлений.
       - Убийство Сомова мы все тут восприняли как случайность, - сказал Юрий. - Мало ли что случается на охоте. В прошлом году отец сына застрелил случайно, а на открытии сезона вообще, грохнули Семена Славина, местного авторитета. То же, под случайность та смерть пошла.
       - А что с этим Зотовым? - спросил Панков. - Что вы его сразу под арест не взяли, а, капитан?
       - Ну, а какие против него улики? - спросил Юрий. - Кто стрелял, было непонятно, тем более я в тот момент не знал, кто у нас тут кроме нас охотиться, или нет. Если бы можно было вырезать пулю и определить калибр, тогда да.
       - А нож в груди этого, вашего...
       - Максимова? - спросил Юрий. - По словам Зотова, он его потерял. И жена Зотова подтверждает, что тот кидал нож вслед ей. В ночи можно его и потерять.
       - И топор? - уже иронично спросил подполковник. - Он тоже его кидал в жену и потерял? То же ведь почему-то выбрали его топор для совершения преступления, именно его, этого вашего Императора. Это тоже случайность?
       - Так амуниция у нас валялась где угодно. После убийства Сомова вообще все было свалено в кучу в его доме. Любой мог взять его топор и убить. А машина у Зотова вообще, как, оказалось, стояла незапертой. Любой мог порыться в багажнике.
       - Нет, я тут Юрия Андреевича понимаю. Тут ведь, главное, сам Зотов, на него так сразу и не подумаешь, - пояснил для нового в городе человека прокурор. - Фигура такая интересная, значительная. Очень богатый человек, меценат, к тому же поэт и композитор. Как какой концерт, так он в первых рядах. В мэрию дверь пинком открывает. Трудно на него подумать, что такой человек может пойти на убийство, да еще и не на одно.
       - Ну, хорошо, с этим вашим Императором мы потом разберемся, - согласился Панков. - Вы там как, заканчиваете? - обратился он к Сычеву.
       - Да, все что можно я уже снял, - ответил тот, - пара следов хороших есть.
       - Убийцы?
       - Да. У трупа другой размер ноги.
       Между тем надо было что-то делать с телом. Как обычно, этим пришлось заняться Астафьеву. Когда он с брезентом в руках подошел к собравшимся вокруг мангала охотникам, Васин простонал: - Что!? Опять?! Сколько можно, а? Вон, сколько ваших ментов понаехало, пусть они и таскают.
       - Да кому там таскать? Одно начальство, а они же все дистрофики, - отмахнулся Астафьев. - А вам зачтется при вынесении приговора.
       - Это кому, интересно? - спросил Вадик.
       - Ну, не знаю, кому-то из вас, - Юрий развел руки, дескать, не знаю. - Ведь кто-то же из вас убил всех четверых.
       Несколько секунд мужики молча рассматривали Астафьева, потом начали высказываться.
       - Ну, спасибо, брат! Обрадовал, - сверкнул своей белозубой улыбкой Вадик.
       - Так это что, мы все подозреваемые, что ли? - спросил Васин.
       - А ты как хотел? - засмеялся Демченко. - Именно так и должно быть. Мы теперь все будем под прицелом.
       - А может, это ты сам убил всех, - раскрасневшийся Васин ткнул пальцем в сторону Астафьева. - И он что, тоже будет расследовать это дело? - спросил Васин уже у охотников.
       - Нет, для этого есть прокуратура, - пояснил Юрий, - это их работа. Я тоже свидетель, и даже, мало того, как и вы, подозреваемый.
       - Спасибо, утешил, - хмыкнул Демченко, - нам теперь не так грустно и одиноко.
       - Ладно, мужики, - Соленов взял из рук Астафьева брезент, - пошли, отнесем Витьку. Я с ним года три охотился, хороший был мужик. Не оставлять же его тут на съедение опарышу. Свой брат, охотник.
       Пошли все, только Васин всю дорогу возмущался своей участью. Картина на берегу протоки произвела на всех удручающее впечатление. Вся одежда Прокопьева была пропитана кровью. Так что обратно тело вертолетчика тащили уже молча.
      
       ГЛАВА 8.
       Между тем подъехали еще две милицейских машины, одна с прицепом, "труповозкой", в которую перегрузили трупы. Слава богу, охотников к этой процедуре привлекать не стали, обошлись силами рядового состава. Охотникам пришлось потрудиться в другом, перетаскивать лодку рыбнадзора через понтон. Собянин уплыл в одиночку, спутников в двухчасовой прогулке по морозному воздуху ему не нашлось.
       Между тем руководство снова собрало всех охотников в беседке, рассадило их по скамейкам. И Кудимов и Панков, стоящие посредине, выглядели как-то даже торжественно.
       - У нас к вам только один вопрос, - начал прокурор, - чей это нож?
       Он поднял пакет с оружием, и все невольно начали тянуть вверх головы.
       - Хороший ножик, - заметил Васин.
       - Фирма, - согласился Вадик.
       - Тоже самопал, - медленно сказал Соленов, и оглянулся в сторону Зотова. - Как у Сашки вот, точно такой же.
       - У какого Сашки? У меня, что ли? - не понял сразу тот. - Похож, да, - подтвердил тот, - но мой уже у вашего человека. Он в этом был, в Аркашке Максимове. Кроме того, я все свои личные вещи мечу своими инициалами. А здесь, на ноже, их нет.
       Прокурор, хоть уже и до этого рассмотрел нож до малейших деталей, все же еще раз взглянул на лезвие, и отрицательно покачал головой.
       - Да, никаких букв здесь нет. И он не зарегистрирован. Но нож, действительно, один к одному такой же, каким убили Максимова. А у вас, господин Зотов, случайно, двух таких не было? Один с гравировкой, а другой, нет?
       - Нет, - отрезал Зотов, - не было, никогда.
       - А, по-моему, ты, Сашка, хвалился, что два таких купил, - сказал Соленов.
       - Да, не п... ты! - резко оборвал его Император.
       - Вера Олеговна, а вы вот можете сказать нам, был у вашего мужа такой вот нож, без гравировки? - вмешалась в разговор Малиновская.
       Та глянула снизу вверх в ее сторону, и медленно, согласно, качнула головой.
       - Именно такой?
       Она снова согласно качнула головой.
       - На нем была гравировка? - настаивала Ольга. - Была, ил нет?
       Та поглубже спрятала в воротник свитера свое лица, и отрицательно замотала головой.
       - Не помню такого, - тихо сказала она. - Не было.
       - То есть, у него был второй нож, без гравировки? - настаивала Ольга.
       - Да, был.
       - Да что ты, сволочь делаешь?! - взорвался, вскакивая с места, Зотов. - Что ты говоришь, я же тогда я все тебе показывал! И ружья, и нож, и топор - все пометил! Я вон, даже зажигалки все тогда пометил!
       Он нервным жестом достал из кармана, и хлопнул на скамейку большую, цвета золота, зажигалку, с его монограммой.
       - Не помню, - упрямо повторила Вера. - Может, ты и показывал, но такой нож у тебя был.
       - Ну, ты и сучка! Ты что, топишь меня, да? Топи-топи, только сама то ведь не выплывешь. Думаешь, моя империя тебе достанется? Во, хрен тебе! - он показал жене кукиш. - Все сделаю, чтобы не ты, а Сашка был хозяином. У тебя мозгов куриных не хватит всем этим управлять!
       - Ну, это мы еще посмотрим, - хмыкнула Вера.
       Ссоры между супругами Зотовыми доставляли мало радости, кому-то ни было, и Панков, поморщившись, прервал этот диалог.
       - Ладно, хватит! Значит вы, Вера...
       - Олеговна, - подсказала Панкову Ольга.
       - Вы, Вера Олеговна, утверждаете, что у вашего мужа был второй такой нож, без гравировки?
       - Да.
       - Ну, был у меня нож, был! Но не такой, совсем не такой, хотя и того же мастера, такой же формы, охотничий. Но месяц назад я подарил его одному бизнесмену из Прибалтики, - не выдержал Зотов. Сразу двое, Демченко и Васин, во всю глотку захохотали. Вадик же одобрительно захлопал в ладоши, и показал Юрию большой палец.
       - Это круто! - крикнул он - Просто шоу!
       - Кто может подтвердить, что вы его действительно подарили этому прибалту? - настаивал Панков.
       - Она, - Зотов мотнул головой в сторону жены.
       Та же упрямо покачала головой.
       - Не было такого. Да, Райнер приезжал, но то, что он дарил ему нож, такого я не помню.
       Зотов не выдержал, и подбежал к жене. Тон у него был уже не грозный, умоляющий.
       - Ну, при тебе же мы прощались, и при тебе же этот нож я ему подарил!
       Но Вера упорно мотала головой.
       Тогда Зотов сел, и махнув рукой, отвернулся куда-то в сторону. Панков развел руками, и повернулся к прокурору.
       - Что, Алексей Дмитриевич, какую меру пресечения изберем для гражданина Зотова?
       - Пока на сорок восемь часов. А завтра надо будет вести его к судье.
       - К кому, к Меньшовой, что ли? Везите-везите. Я ее еще лет десять назад драл по полной программе, - засмеялся Зотов.
       - Хорошо, спасибо, что предупредили, - не моргнув глазом, согласился прокурор. - Так как судья Меньшова имела с вами близкие, личные отношения, значит, обратимся к кому-нибудь другому.
       - К Соболеву, - подсказал Васин. И среди охотников, и не только их прошелестел ехидный смешок. Юрий припомнил, что между Зотовым и судьей Соболевым был какой-то давний конфликт, постепенно переросший в длительную и устойчивую вражду.
       - Ну, что ж, тогда предварительно все ясно. Гражданин Зотов, прошу собрать вещи, вы поедите с нами. Остальные тоже могут готовиться к отъезду, - предложил Панков.
       - Слава богу! - теперь эти слова вырвались не у одного только Васина. Он сам же резвым колобком покатился прямиком к своей "Ниве", вещи свои он туда сложил еще с утра. За ним, так же ни "Ниве" выехал и Демченко. Все остальные сильно подзадержались. Во-первых, решали, что делать с машинами убитых, а их набралось целый автопарк. Во-вторых, у Вадика кончился бензин, о чем тот узнал только тогда, когда сел за руль. Юрий, конечно, забыл ему сказать, о том, что спалил за ночь весь бензин. Выругав Астафьева, Вадик вытащил канистру и слил бензин с машины Максимова.
       Начальство же, после длительных переговоров, решило оставить на турбазе двух милиционеров, охранять имущество и машины, тем более что Мамин к этому времени сумел открыть щитовую и запитать "Дубки" светом. Зотова засунули в зверинец милицейского Уазика, Вера устроилась вместе с Вадимом, так же на "Вольво" решили ехать и Астафьев с Малиновской. За руль же "Ланд Крузера" посадили довольного парнишку из ГАИ, лейтенанта. Тот выехал первым, и сразу оторвался от всех. За ним пристроились машины прокурора, дежурка с опергруппой, и только в конце плелась машина Вадика Долгушина. Но такой порядок был только по бездорожью, до нормального шоссе. Тут шведское авто сразу оставило далеко позади весь отечественный автопром, шутя, догнало и обошло обе "Нивы". Теперь впереди них маячил только Зотовский "Ланд Крузер".
       - Ну что, люди, сделать мне господина гаишника? - спросил, сверкая своей белозубой улыбкой, Вадик.
       - А как же! - весело воскликнула Вера. - Даешь!
       Вскоре они действительно вплотную приблизились к внедорожнику, а потом начали его обходить. Мент, сидевший за рулем, осклабился, и перекрыл дорогу машине Вадима. Тот ушел вправо, но и тут гаишник перекрыл ему дорогу.
       - Вот, гад, а! Одно слово - гаишник! - воскликнул разозленный Вадик.
       Он еще раз попробовал обойти "Ланд Крузер", но громоздкая машина упорно не хотела освобождать дорогу. Впереди уже виднелся Кривов, обе машины параллельно неслись по дороге, пошел небольшой изгиб дороги, и вдруг серая машина исчезла из поля зрения Юрия. Он еще не понял, что произошло, как Вадик уже затормозил машину, ее развернуло поперек дороги, и Астафьев услышал сзади грохот сминаемого железа и треск ломающегося дерева. Открыв дверцу, он выскочил наружу, побежал назад. На полпути его догнал Вадик.
       Машина Зотова лежала метрах в десяти от дороги, на боку. Похоже, было, что она кувыркнулась несколько раз, потом врезалась в солидную березу и снесла ее под самый корень. Салон был смят практически на уровень капота. Среди разбитого металла с обломков стекла виднелись белые подушки безопасности.
       - Ни х... себе! Вот, прокатился парень! - в сердцах высказался Вадик. Трясущимися руками он вытащил складной нож, и начал протыкать подушки. Показалось залитое кровью лицо гаишника. Тот дышал, но с явным трудом. Между тем начали подъезжать отставшие машины, народ из них выскакивал с торопливостью голых на пожаре. Парня погрузили в самую скоростную машину, "Вольво", и Вадик на полной скорости отбыл в Кривов. Остальные, чтобы успокоить нервы, пустили по рукам пачку сигарет.
       - Да, не повезло парню, - вынес приговор прокурор.
       - Выживет, закачу выговор с занесением в личное дело, - негодовал Панков. - Это ж надо, гонки мне здесь начали устраивать!
       - Господи, когда это кончиться? - спрашивал, закатывая глаза, Васин. - Мы до дому сегодня доедем. Пятый труп с этой охоты, что за дела!?
       - Какой труп? Типун тебе на язык! - отмахнулся от него прокурор.
       - Да, невезучая у нас выдалась охота, я уток меньше в этот раз подстрелил, чем трупов повидал, - подвел итог Соленов.
       Вере, Ольге и Астафьеву пришлось ехать вместе с ним. Семен Константинович был не очень разговорчив за эти десять минут. Первой он высадил Веру, и Астафьев впервые увидел протянувшийся метров на триста забор знаменитого поместья Зотова. Потом Соленов вопросительно глянул на двух оставшихся пассажиров.
       - Ну, а вас куда, молодые люди?
       - Нас в горотдел, - со вздохом признался Юрий. - Надо будет теперь писать обо всей этой дурацкой охоте, этом мнимом убивце Зотове.
       - Ты, все-таки, считаешь, что это не он убивал? - удивилась Ольга.
       - Не-а.
       - А кто же?
       - Не знаю. Теперь это, милая, твоя головная боль.
       - Хочешь свалить на меня самое трудное, а сам уйти в кусты? Нет, чтобы помочь слабой женщине.
       - Ну, если последует специальное, - Юрий значительно поднял брови, - предложение, в порядке шефской помощи, и взаиморасчетов на основе бартера, то помогу.
       Под этот шутливый разговор их довезли до горотдела. Работы нашлось обоим выше головы. Юрий писал подробный рапорт обо всем происшедшем за эти два дня столь необычной охоты, Ольга же оформляла все необходимые документы на задержание Зотова, благо прокурор был тут же. Лишь в одиннадцать вечера они встретились в узком коридоре ГОВД, уже на выходе. В руках Малиновской были ключи от машины.
       - Ты все? - спросила она у Юрия.
       - Да. До утра свободен, потом на ковер уже с устным докладом обо всем том же самом, с мылом, вазелином, ну и прочим набором добровольного мазохиста.
       - Да, этот ваш полковник педант, - признала она, открывая дверь своей машины. - Давай, я подвезу тебя домой. Тебе куда?
       - Мне далеко.
       - Ну конечно, пешком везде далеко. Садись!
       Юрий повиновался, и, в свою очередь спросил: - А ты, куда это собралась? В Железногорск?
       - Ну да, - сказала она, прогревая двигатель новенькой машины, "двенадцатой" модели.
       - И не лень тебе мотаться каждый день за сорок километров?
       - Ну, а что делать-то? Родители же волнуются.
       - А ты что, с ним живешь?
       - Пока да. Есть у меня отдельная квартира, но там ремонт надо делать, все руки никак не доходят. Куда ехать?
       Ольга, пользуясь инструкциями Юрия, довезла его до подъезда его дома, и тут он, глядя на ее измученное лицо, сделал джентльменское предложение.
       - Слушай, а куда ты сейчас поедешь в такую даль в таком состоянии? Еще уснешь по дороге.
       - А что делать-то? Разве есть другие варианты? - удивилась она.
       - Конечно, есть. Заночуй у меня. Родителям позвонишь, скажешь, что задержишься на службе до утра. Насчет поесть у меня не очень, зато у меня есть горячая вода, ванну сейчас примешь.
       Последний аргумент сломал все подготовленные Малиновской аргументы против.
       - Боже, как я хочу в ванную! - простонала Ольга мечтательно. - Лечь в горячую воду, и смыть всю эту чертову кривовскую грязь!
       - Ну и в чем дело? Ты знаешь, какая у меня ванная? Ты таких еще не видела. Водный сексодром. Ей богу! Давай, я сейчас отведу машину на стоянку, а ты пока поднимайся наверх, поставь чайник, набери в ванну воды. Вот ключи.
       Ольга от протянутых Юрием ключей отмахнулась.
       - Да, ладно тебе! У меня тут стоит новейшая противоугонная система, про такую у нас в России еще даже не слыхали. Папа привез месяц назад из Италии. Пусть тут стоит, никуда она не денется.
       Они поставили машину на стоянку перед домом, рядом с чьим-то древним автомобилем, и поднялись в квартиру Астафьева. Ольга с не очень добрым прищуром осмотрела единственную комнату Юрия, основным украшением которой была большая, примерно четырехспальная кровать. Кроме нее интерьер был весьма скуден: журнальный столик, телевизор, музыкальный центр, да компьютер в углу.
       - Да, представляю, сколько несчастных прошло через этот сексодром, - протянула она.
       - Почему несчастных? - не понял Юрий.
       - Потому что наверняка все они мечтали заполучить тебя себе в мужья.
       - А, ну это их проблемы, не мои. Я за свою жизнь еще никого не затащил в постель, обещая потом жениться. Есть будем сейчас, или ты сначала примешь ванну?
       - Ванну, только ванну!
       - Хорошо.
       Астафьев не обманул, громоздкий водоподогреватель обеспечивал его горячей водой в любое время года. Сама ванна оказалась громадной, с какими то фигурными вырезами, подставками для бокалов и прочими, странными, на ее вкус, хитроумными деталями. Минут десять Ольга блаженствовала в этот горячем раю, а потом пришел хозяин, и все испортил. В смысле - прервал тихое блаженство новым видом кайфа, причем она оценила и хитроумную конструкцию этого помывочно-сексуального сооружения третьего тысячелетия. А вот в постели у них ничего похожего не получилось. Оба уснули практически сразу, лишь только голова ощутила упругую нежность теплых подушек.
      
       ГЛАВА 9.
       Пробуждение получилось у Юрия не очень хорошим. Его с плачем будила, какая то голая женщина, и только через полминуты он понял, что это ни кто иная, как следователь прокуратуры Ольга Леонидовна Малиновская.
       - Что, что случилось? - с трудом выдираясь из сонной нирваны, пробормотал Астафьев.
       - Юра, вставай-вставай! Машину угнали!
       - Какую машину? У меня нет машины.
       - Мою машину!
       - Ах, твою машину.
       Астафьев встал, пошатываясь, подошел к окну, посмотрел вниз. В самом деле, на стоянке перед домом сиротливо стояла одинокая, ржавая "копейка".
       - С ума сойти, - пробормотал Юрий. - Может, ее в сторону откатили, пошутили? Ты ее на ручник-то ставила? Тут откос, это на глаз видно.
       - Конечно, - всхлипывая, подтвердила Ольга. - Как же еще?
       - А что же хваленая итальянская система? - недоумевал Юрий.
       - Откуда я знаю! Не сработала, и все тут!
       Юрий почесал в затылке, передернулся всем телом от холода.
       - Да, и вряд ли мы что уже узнаем, - сказал он. - У нас в городе если воруют новые машины, то без следа. Сколько время то?
       - Полседьмого.
       - Боже, еще спать бы и спать!
       Он отошел к кровати, сел, прикрыл ладонями лицо. Рядом пристроилась Ольга, начала его теребить за плечо.
       - Юр, ну Юра, сделай что-нибудь, а? Отец меня прибьет, если узнает, что я бросила машину прямо на улице.
       - Ну и что? - не понял Юрий. - Он же сам покупал эту хваленую итальянскую систему. Чего он еще хочет?
       - Да, ты что! Ему разве что докажешь? Ему главное, найти виновных. Он у нас и дома прокурор, только обвиняет всех нас. Все виноваты, только он прав. Он так не любит оказываться крайним. Юр, ну ты же лучший сыщик Кривова, я же знаю, мне все про это говорили. Сделай что-нибудь! А, Юра!
       Астафьев почесал затылок, потом вздохнул, выдрал из-под Ольги одеяло, замотался в него, и потянулся к телефону на журнальном столике.
       - Ладно, попробую, - согласился он без особой радости в голосе. - А ты пока сооруди нам кофе, и что-нибудь пожрать на скорую руку.
       Уже из кухни Малиновская услышала такой монолог хозяина ее нынешнего приюта.
       - Серега, привет. Да, точно, он самый, правильно узнал. Извини, что так рано поднял. А, встал уже. Да, дети, это хорошо, будильника не надо. Слушай, ты, говорят, что-то нарыл про наших угонщиков? Есть немного? А как до суда? Как голым до Парижа, понятно. Нужно с тобой про это переговорить. Ну, конечно, не по телефону. Ну, ладно, мы к тебе сейчас подойдем. Ты все там же живешь? И все так же с тещей?
       Собеседник сказал что-то интересное, потому что Астафьев уже во все горло захохотал.
       - Вот поэтому я и не женюсь, - сделал вывод Юрий. - Ну, ладно, пока.
       Он положил трубку, посмотрел на поднос, который поставила перед ним Малиновская, и, подняв брови, с усмешкой сказал: - Да, зря вас, женщин, хвалят как хороших поварих.
       - Чего это? - удивилась Ольга.
       - А то, что ни одна из тех, кто ночевали на этой постели, не смогла придумать ничего лучше бутербродов с колбасой и яичницы.
       Через полчаса они уже шли по грязным тротуарам Кривова, осенний ветер сразу пробрал Ольгу до самых печенок, из мощного воротника ее свитера торчали одни черные глаза.
       - Это далеко? - спросила она.
       - Да нет, мы практически, уже пришли. А вон и Серега.
       Нужный им человек возился около старенькой, бежевой "шестерки". Подняв капот, он сосредоточенно прислушивался к звукам работающего двигателя.
       - Привет, Сергей! - приветствовал его Астафьев.
       - А, здорово, Юрий!
       Сергей Денисов был очень обаятельным парнем. Лет тридцати, широкоплечий, с курчавой головой, и широким, чисто русским лицом, он умел улыбаться так, что сразу располагал к себе. Но, увидев, кто сегодня спутник у Астафьева, он удивленно поднял брови.
       - Здрасьте, - предельно сухо выдавил он в отношении Малиновской. Сергей работал один раз под ее руководством, и остался после этого о ней не очень хорошего мнения.
       - Слушай, Серега, у Ольги сегодня ночью увели машину, "двенадцатая" модель, три тройки, ООО. Итальянская противоугонная система, таких, говорят, в России вообще еще нет, и все равно машину увели.
       - Ого! - Сергей был поражен. - А откуда увели?
       - С Толстого, ну, у меня там, под окном она стояла. Можно попробовать ее найти?
       Сергей почесал себя за ухом, потом захлопнул капот, и пожаловался.
       - Купил эту колымагу с рук, а сейчас жалею. Столько блох вылазит, ужас. Сейчас клапана вон стучать начали.
       - А как же твой верный, вечный "Москвич"? - поинтересовался Астафьев. - Ты же говорил, что ему сносу нет?
       - А, все он, приказал долго жить, - Сергей безнадежно махнул рукой. - Замучился я его ремонтировать, нервов не хватать стало. Я под ним больше лежал, чем ездил. Ну, год выпуска семьдесят пятый, что ты хочешь?! Загнал я его своим ходом в скупку лама, и по весу продал. Давай сядем, в салон, а то холодно.
       - Рано в этом году холода завернули. Толком и бабьего лета не было, - сказал он задумчиво, устроившись за рулем машины, и закурив. - Есть у меня кое, какие данные по угонам. Одна наша шайка орудует в Железногорске, а машины перегоняет сюда. Тут их либо перекрашивают, делают другие номера, либо разбирают на запчасти. Но я ухватил только хвост этого дела, сейчас они ликвидируют тут все, нашли базу в самом Железногорске. А вот умельцы местные, наши. Мужики головастые, любую машину откроют, и ни одна секретка не пикнет.
       - А что это они ликвидируются? Почему? - поинтересовался Астафьев.
       - Да, в прошлом месяце гаишники тормознули одну их машину на трассе, парень погорел, а молодой, неопытный, раскрутили его мужики из областной уголовки хорошо, по полной программе. Начал топить всех, кого знал. Двое ушли в бега, а начальство их затаилось. Против них ничего нет, да, никогда и не будет.
       - Почему? - спросила Ольга.
       Сергей покосился на Астафьева, и тот согласно кивнул головой.
       - Потому, что у наших угонщиков есть хорошая крыша, - пояснил Сергей, - в том же МРЭУ им делаю новые номера, а оттуда делятся бабками уже и с остальным нашим руководством. И в ГОВД, и куда повыше.
       - Так что, мою машину найти не удастся? - спросила Ольга.
       - Ну почему, это сделать будет даже легче. Тут конкретная машина, да еще свежая. Должны от нее остаться какие-то следы.
       Денисов подумал, и, достав мобильник, начал набирать номер.
       - Теть Маш, здравствуйте! А Лешка дома? - спросил он. - Нет? А когда он приехал? И где? А, знаю такую. Это напротив гастронома, в третьей квартире? В четвертой? Ну, спасибо большое.
       Засунув мобильник в карман, Сергей тронул машину, а потом уже пояснил: - Есть у меня тут один давний корешок, перегонщиком работает. Недавно он погорел, но отсидел мало, с год всего. Вышел недавно по амнистии, и снова занялся этим же самым. Я его знаю со школы, лет двадцать, не меньше. Пару раз вытаскивал его из переделок, так что он мне кое в чем обязан.
       - Что значит перегонщик? - спросила Ольга.
       - Перегонщики гоняют в наш регион краденые машины из Москвы и Питера, - пояснил Юрий. - Там предварительно их обработаю, дают транзитные номера, но все равно это опасно. Могут найти следы перебивки где-нибудь на двигателе, и все.
       - Да на этом он и погорел, - подтвердил Сергей. - Под Ульяновском Лешка попал в областной рейд по угонам, ну им нужны были угнанные машины, а тут Леха на плохо обработанном "мерсе" несется. Под жезл пролетел, все за ним, машин пять, с мигалками, сиренами! Он еще помял кого-то, как уходил, они по нему стреляли, баллоны пробили, тот перевернулся! Вообще - кино! Хоть блокбастер снимай.
       Денисов остановил машину напротив гастронома, заглушил мотор.
       - Вы посидите, я скоро, - пообещал Денисов.
       - Может, тебе помочь? - спросил Юрий.
       - Да нет, нам лучше вдвоем тут не светиться. Он тогда говорить просто не будет.
       Обойдя дом, Сергей поднялся на первый этаж, нажал кнопку звонка. Минуты через три из двери высунулось симпатичная, но заспанная девичья мордашка.
       - Чего надо? - спросила девушка.
       - Леху надо, Валя, Леху. Давай его на пять минут, потом отдам.
       Девушка отрицательно покачала головой.
       - Я его не подниму, он вчера хорошо так набрался. Теперь до обеда его бесполезно кантовать.
       - Давай я его подниму, если сама не можешь, - предложил гость. - Ну, очень нужно, Валечка, очень!
       - Ну, тогда заходи, попробуй сам, - согласилась девушка.
       - Тебя точно Валей зовут, я не ошибся? - спросил Сергей уже в квартире.
       - Да. Вот он, красавец, спит.
       Леха лежал на кровати как-то по диагонали. Его крайне тощее тело покоилось лицом вверх, и храп, что он производил, был явно не по габаритом своего тщедушного владельца.
       - Леха, подъем! - скомандовал Денисов. Спящий не отреагировал. Сергей потряс его изо всех сил, но Леха только замычал возмущенно в ответ, да перевернулся лицом вниз.
       - Я же говорю, он же вчера, наверное, один литр водки выпил, - повторила хозяйка.
       Денисов озадаченно посмотрел на бренное тело перегонщика. Потом ему пришла в голову озорная мысль.
       - Подъем, отряд! - заорал он во всю глотку над ухом Лехи, а потом не со всей силы, но увесисто пнул того ботинком по заднице. - Подъем, зычара! Каво лежим, поганый морда!
       Прием сработал на все сто. Леха буквально подскочил с кровати, не открывая глаз начал метаться по комнате, на ощупь, пытаясь найти тумбочку, одежду. Сергей при виде такого зрелища захохотал, и плюхнулся в кресло. Отсмеявшись, он кивнул хозяйке: - Принеси-ка, Валь, ему пивка холодненького. И мне тоже, - добавил он уже вдогонку.
       Успокоившись, Леха шлепнулся на кровать, и ошалело уставился на раннего гостя.
       - Ты, что ли, Серега? - спросил он.
       - Нет, конь в пальто.
       - Шуточки у тебя позорные, - скривился перегонщик.
       - А нехрен дрыхнуть, когда все уже на работу чешут.
       Денисов принял из рук Вали бутылку с пивом, жадно припал к своей и перегонщик.
       - Кто на работу, а я с работы. Я вчера только из Питера "аудюху" пригнал, шестую модель, - пояснил он, оторвавшись от горлышка. - Пол суток под дождем вел, хлестал тот, как из ведра. В десяти шагах ничего не видно, а время поджимает. Чуть под "Камаз" не влетел, тот тормознул резко, гад. Устал как собака.
       - Под "Камаз", говоришь, чуть не влетел? А не боишься влететь как прошлый раз, в Ульяновске?
       - Это случай, брат. Не подфартило. Да, в прошлый раз я дураком был, удирать взялся. Чего, спрашивается? В другой раз такого не будет.
       - Все вы так говорите. Я тебе еще за год до посадки говорил, что этим и кончиться, правда, ведь?
       Лешка криво усмехнулся.
       - Да, а ты мне другую такую работу найди, чтобы такие бабки ни за хрен собачий получать? Прокатился с ветерком пару суток, и десять кусков в кармане. Ты за такую сумму сколько пашешь?
       - Три месяца.
       - Ну вот, и на ржавом "Москвиче" катаешься. А я уже себе "Опель" взял, семилетку. Знаешь, какая это тачка? "Десятка" рядом с ней как ржавая корыто.
       - Валь, иди на кухню, приготовь ему что-нибудь пожрать, - предложил Сергей хозяйке.
       - Да, какой тут жрать, неделю сейчас пить будет, и все, не закусывая, - поморщилась Валя, но ушла.
       - Ладно, это лирика, - Сергей приступил к главному. - Лех, я к тебе по делу. Заказ есть один, машину отыскать, хозяин бабки хорошие за это обещает. Все без суда, конечно, только выкуп, - Сергей даже стукнул при этом себя кулаком в грудь. - Ты скажи, кто из наших мастеров может увести четвероного коня с импортной, очень редкой противоугонкой?
       Леха нахмурился, потом сказал.
       - Мастырь.
       - Мастырь в бегах, ты, наверное, еще не знаешь. Он и Кулик.
       - А, тогда только Васька, Химик.
       - Это что за Химик, с Победы? - Денисов нахмурился, припоминая.
       - Нет, тот Химик уже крякнул, он первый в городе ханку варить начал, от этого и его кликуха. А этот с Ленина, дом десять, квартира, как у нас, только этаж третий. А чего это, ты тоже, что ли, подзаработать решил? На процентах?
       - Ну а что, мне деньги, что ли, не нужны? Они кто, эти, с Химиком? Самопальщики? Кустари?
       - Нет, фирма там серьезная, крыша у них красная, так что ты туда лучше не суйся? Ты про нее хоть знаешь?
       - Да знать то я знаю. Только они тоже борзеть начали.
       - Это точно. Они вообще в последнее время борзеют, у Зятя недавно "десятку" увели, и без следа. Тот рвал и метал, а хрен ли толку? Ее за два часа на запчасти разобрали, и все. Тю-тю машина!
       - Ладно, спасибо! Сочтемся, жизнь длинная, - поблагодарил Сергей, поднимаясь с кресла.
       - Ты только меня не свети, - попросил Леха.
       - Обижаешь, начальник. Мы сколько с тобой уже дружим? - спросил Сергей, допивая пиво.
       - Да сколько? Столько сейчас и не живут!
       - Вот именно.
       Денисов пожал руку, а уже на пороге спросил откинувшегося назад, на кровать, и невольно расслабившегося Лешку.
       - А Химик на кого работает, на Пчельника, или на Литвина?
       - На Пчельника, - машинально ответил тот, потом понял, что сказал лишнего, но Сергей, засмеявшись, махнул на прощанье рукой и вышел из комнаты.
       - Друг то ты друг, но и мент ты тоже, махровый, - пробормотал Лешка, и погрозил пальцем появившейся в дверях Вале. - Про то, что Серега ко мне приходил - никому. А то голову могут оторвать, и тебе, и мне. Поняла?
      
       ГЛАВА 10.
       В салоне "шестерки" было холодно, так что появление хозяина машины и Ольга и Юрий восприняли с облегчением.
       - Так, едем сейчас на Ленина, и теперь тебе, Юрий, придется пойти со мной, - объявил Денисов, и по его возбужденному облику Юрий понял, что все идет хорошо, так что лишних вопросов задавать не стал.
       В доме на улице Ленина в восемь утра так же никого со столь ранним визитом не ждали. На настойчивый стук в дверь открыл заспанный мужчина лет сорока. Из-за его спины выглядывала испуганная женщина в байковом халате.
       - Чего надо? - не очень дружелюбно спросил мужик.
       - Химик? - спросил Сергей.
       - Ну?
       - Милиция. Собирайся, пошли, - велел Сергей, а сам оттер от косяка опешившего мужика и прошел дальше в комнату. Он услышал, как за его спиной тихо ахнул женский голос.
       - За что? - спросил хозяин, идя за ним, и поддергивая вверх разношенное трико.
       - За то, - весомо ответил Денисов, потом прицелился взглядом к черной сумке, лежащей в углу прихожей. Такие сумки обычно таскает на плече рабочий люд. Открыв сумку, Сергей осмотрел джентльменский набор самого разного слесарного инструмента, и довольно хмыкнул. Кроме металла в сумке был и еще два каких-то электронных прибора.
       - Смотри, сканеры, - пояснил Денисов Юрию. - Любую секретку расшифруют за пять секунду.
       Денисов обернулся к хозяйке, стоящей за его спиной.
       - Что ж вы своему хозяину позволяете так поздно ночью приходить домой? Когда он сегодня ночью пришел?
       - В пять, - машинально ответила она.
       - Молчи, дура, куда ты лезешь!? - зашипел на нее хозяин. Но жена сделала все наоборот.
       - Сколько я тебе говорила, Вась, брось ты это дело! - начала она. - Вот, дождался тюрьмы. На сколько лет тебя заметут? На что жить будем? Что детям то говорить будем? Стыдно то как!
       - А где дети то? - поинтересовался Юрий.
       - Спят еще. Им сегодня в школу во вторую смену, - пояснила женщина.
       - И сколько их у вас?
       - Трое, дочь десяти лет, и два сына, близняшки, им по восемь.
       - Да, дети, это серьезно. Ладно, пошли в зал, поговорим, - решил Сергей.
       В зале Денисов по хозяйски расположился в кресло, супруги устроились напротив него, на диване, служившей и кроватью. Юрий остался стоять в на входе в зал. Сергей набычился, на Василия он смотрел немигающими глазами.
       - Ты, вот что, Василий, вот скажи ты мне, зачем ты трогал эту черную "двенадцатую"? - начал он. - Ты же видел, что у ней блатные номера, что там не хрен собачий ездит, а большой человек.
       - Ну и что? - хмыкнул Химик. - Мы вон у самого Зятя "десятку" увели, и ничего.
       - Я шепну Зятю, кто увел его машину, он с тобой поговорит, - пообещал Сергей. Тот понял, что сказал лишнего, но ничего уже поделать было нельзя.
       - В общем, так, адрес, куда ты загнал машину, и мы уходим без тебя, - предложил Денисов. - Если нет, то мы тебя забираем, держим трое суток, а за это время накрываем всю вашу сеть. Начиная с тебя, перегонщиков, Пчельника, Закутовича. Потом мы тебя выпускаем. Как, что тебя больше устраивает? Первый вариант, или второй?
       Химик явно вспотел. Денисов напомнил еще кое-что.
       - Да, я думаю, и Зять захочет поговорить с тобой.
       - Вась, скажи ты им, - толкнула рукой в плечо хозяина жена, - зачем это тебе надо? Что тебе, за всех их отдуваться?
       - Что, скажи-скажи! - взорвался Василий. - Ну, скажу я им этот адрес, они нагрянут туда всей толпой, и что? Пчельник сразу потом спросит: откуда они узнали этот адрес? Только от меня. Я один про него знаю.
       - Ну, это уже не твоя проблема, - обнадежил Денисов. - Мы сделаем так, что это будет выглядеть случайностью.
       Химик отвернулся, долго думал. Все это время его пилила жена, а тот вытирал пот с лица. После долгих раздумий он сказал все, что им было нужно. Напоследок, уже в прихожей, Юрий спросил: - Да, кстати, а как ты отключил противоугонную систему? Такой, говорят, еще и России никогда не было. Из Италии привезли, эксклюзив.
       Тут Химик усмехнулся.
       - Да, какой там эксклюзив! Впарили вашему туристу обычный "Аллигатор", только в другой упаковке. Мы за две минуты эту тачку вскрыли.
       Вернувшись к Ольге, в машину Сергей и Юрий сразу закурили.
       - Хорошая разминка с утра, - признался Денисов.
       - Да, если бы мы всегда так работали, то с оргпреступностью в стране покончили года за два, - подтвердил Юрий.
      
       - Да, если бы нам разрешили еще так работать, - согласился Сергей, - мелочь оставлять на свободе, а брать только крупняк. А то пока все наоборот.
       - Вы что мне то ничего не скажите? - спросила Ольга. - Есть надежда?
       - Надежда умирает последней, знаешь такую песню? Давай документы на машину, права, ключи, и, - Юрий поглядел на часы, - пожалуй, мы тебя завезем в отдел. Надо чтобы хоть кто-то из нас появился на работе вовремя. Про машину свою никому не говори.
       - А про вас?
       - А мы на важном следственном эксперименте. Все это очень срочно, и очень нужно, - пояснил Юрий.
       - А вы сейчас куда? - не успокаивалась Ольга.
       - Нам надо заглянуть во вневедомственную, переговорить кое с кем, - пояснил Денисов, трогая машину с места.
      
      
      
       ГЛАВА 11.
       В это утро у них все шло как обычно. Витек и Сашка уже заканчивали свою работу, подошла "Газель", они погрузили уже почти все, когда в гаражном ряду появилась машина с характерной милицейской расцветкой, и большими буквами "ОВО" на капоте.
       - Атаз, менты! - вполголоса шуманул водитель и так же, в пол тона, выругался.
       - Может, обойдется? - спросил Сашка, нервно доставая замасленными пальцами из пачки сигарету. Между тем машина остановилась, из нее вылезли два милиционера.
       - Так, что грузим? - строго спросил один из них, с погонами сержанта.
       - Да, запчасти старые попросили перевезти, - нехотя ответил Витек. - Машина сломалась, решили ее в утиль сдать.
       Сержант прошел в гараж, второй же стоял на улице, настороженно поглядывая на слесарей, при этом автомат, висевший на его плече, стволом был направлен в их сторону. Между тем водитель "Газели" в кабине нервно искал в меню своего мобильника какой-то номер телефона.
       - Оба-на! - донесся из гаража довольный голос сержанта. - Есть улов!
       Он появился из гаража, и довольно заявил.
       - Везет, нам, Колька! Эту машину только час назад заявили в розыск, а мы ее уже нашли. Премия нам обеспечена.
       - Да, какую машину, начальник... - начал было золотозубый Витек, но сержант его быстро оборвал.
       - Молчи, козел, пока зубы не выбил!
       Достав мобильник, он позвонил кому-то, и через пять минут в гаражный ряд въехала бежевая "шестерка" Сергея Денисов. А еще через пять минут приехала еще одна машина, зеленый "Джип" "Экспловер". Сорокалетний, подтянутый мужчина, вылезший из внедорожника, сначала закурил, а потом уже подошел к месту происшествия.
       - Здорово, братья менты.
       Леонид Пчельник любил так здороваться с ментами, и он имел на это некоторое право. Капитан Пчельник отслужил в ГАИ полтора десятка лет. Уволившись, он открыл свой автосервис, и явно процветал.
       - Привет-привет, - сказал Денисов, руки между тем, не подавая.
       - Что тут за хипишь то? - спросил тот, окидывая взглядом всю картину. - "Газель" что-то мою тормознули? Натворили чего-то лишнего, работнички?
       - Твоя, значит? А мужики тоже твои? - спросил Сергей.
       - Первый раз их вижу. Шофер мой, калымил, видно, за это я его накажу, если что не так сделал.
       - Давай-ка отойдем, - предложил Сергей.
       Они отошли втроем подальше, Сергей так же закурил, и спросил.
       - Ты чего наглеешь, Леня?
       - А что такое? - Пчельник всячески пытался изобразить на лице удивленное выражение.
       - Ты, что, думаешь, что у тебя все шито-крыто, на тебя у нас ничего нет?! - Денисов говорил яростно, с напором. - Да твое дело уже как две подушки, скоро в сейф хрен залезет. Там многое чего есть, и кто ворует тачки, и кто номера перебивает, и кто документы делает. Пока тебя крышуют, можешь жить спокойно. Но сегодня твои орлы прокололись. На, посмотри, чью тачку они сегодня угнали.
       Юрий сунул в руки Леонида права Ольги. Пчельник дураком не был.
       - Малиновская? Это что, дочь самого?...
       - Да, именно. Главное, и номер блатной, и серия милицейская, и все равно ведь полезли в машину! Но, самое хреновое, Леня, что кузов и двигатель этой машины сейчас в этом гараже. Ты Малиновского знаешь, мужик упертый, самого Глухаря на уши поставит, но своего добьется, и тебя посадят, несмотря на все твои крыши.
       - Да, это верно, - меланхолично заметил Пчельник, доставая из пачки уже третью, за эти пять минут, сигарету. Он прекрасно понимал, что если областной прокурор спустит своих легавых по его следу, то никакие крыши его уже не спасут. - И что же мне теперь делать?
       - Есть один выход, - подал голос Астафьев. - Я Ольге еще не говорил, что машину ее нашли в таком виде. Твои орлы ставят все на место, все регулируют, доводят до ума, и возвращают туда, откуда взяли. На этот раз все тухнет, и остается по старому.
       Пасечник оценил предложение мгновенно.
       - Согласен. Все будет на высшем уровне, соберем как бабушку на именины. Эта ваша дочка прокурора вообще ничего не заметит.
       - Сколько времени нужно для всего этого? - поинтересовался Денисов.
       - Сейчас узнаю.
       Пчельник отошел, пару минут переговорил со своими слесарями, потом вернулся.
       - Собирать сложнее, чем разбирать, - пояснил он. - Регулировка, и все такое. Но к вечеру сделаем.
       - А точней? - настаивал Юрий.
       - К шести будет готова.
       - Хорошо, будем считать, что мы договорились, - согласился Сергей. - Пригонишь ее к отделу, поставишь на стоянку. Ключ отдашь Юрке. Да, патрулю дашь отдельно, и башляй им хорошо, не скупись. Парни без премиальных, считай, остались.
       - Все будет нормально, мужики, сделаем все как у Аннушки, - Пчельник развел руки. - Может, кому, еще что надо, а, мужики? Машину там подлатать, все ж бесплатно сделаем.
       Денисов чуть поколебался, потом не выдержал.
       - Клапана на моей рухляди отрегулируешь? - он кивнул на свою "шестерку".
       - Нет проблем! Прямо сейчас загоняй в сервис, механику я позвоню. У меня лучший механик в городе по этому делу.
       Через десять минут все машины разъехались, только слесаря таскали из "Газели" запчасти обратно в гараж, и в два голоса матерились.
      
      
      
      
       ГЛАВА 12.
       В отделе Астафьев появился в половине одиннадцатого, и сразу направился к кабинету начальника. К его радости Пучкова вызвал к себе генерал, так что, вздрючка по поводу его поведения на охоте откладывалась. После этого он уже со спокойной душой направился к себе в отдел. А там работа навалилась на него с такой силой, что Юрий потерял счет времени. В третьем часу дня Юрий возвращался от начальника криминальной милиции, и в коридоре столкнулся с Малиновской. Та так же выглядела предельно озабоченной, в руках был огромный пакет.
       - Как дела, куда летишь? - спросил Юрий.
       - Зотова закрыли на месяц, - с ходу сообщила Ольга.
       - Да ты что! - восхитился Юрий. - А кто был судьей? Этот, его "друг", Соболев.
       - Нет, Селезнева.
       - Как, трудно было это сделать? - полюбопытствовал Юрий.
       - Да нет, за два часа управились. Кудимов там хорошо поработал, убедил ее. Император как икру не метал, как ни пыхтел его защитник, ничего в оправдание наскрести они не смогли.
       - А ты куда сейчас?
       - Да, вот, - она качнула пакетом, - вещи вашего Императора, несу криминалистам на предмет обнаружения крови Сомова.
       - Почему именно Сомова?
       - Если Зотов вырезал из его груди пулю, то он буквально пропитался его кровью.
       - Логично, - согласился Юрий. - Хотя и Максимов там в такой луже крови плавал. А он то сам сейчас в чем одет?
       - Да дали ему там, в ИВС что нашли. Вера его круто кинула, тот, как ни орал на нее по телефону, но она все равно ничего ему не привезла.
       - Во дает! - восхитился Юрий. - Что значит, женщина обиделась навсегда.
       - Как там моя машинка? - спросила Ольга. - Ждать мне приятных известий, или нет?
      
       - Будет она, скоро будет.
       - И когда скоро? - настаивала Ольга.
       - В обозримом будущем. А если конкретно, то сегодня.
       Ольга отрицательно покачала головой.
       - Хорошо бы, но если честно, то как-то не сильно вериться. Я раз работала по делу об угонщиках. Так муторно. У них этот конвейер так здорово отлажен. Ну, ладно, я побежала.
       В четыре вечера к Астафьеву в кабинет зашел Пчельник. Улыбнувшись, он положил на стол Юрия ключ от машины.
       - Готово, гражданин начальник. Мы свое слово держим.
       - Ничего там не перепутали? - спросил Юрий. - А то еще поставите мотор от "Мерседеса". Взлетит девка на полном газу.
       - Не бойся, будет бегать лучше обычного, - успокоил Леонид.
       Он плюхнулся на стул и, в своей привычной, развязанной манере, спросил: - А что, Юрий Андреевич, правда, что там на меня досье такое большое, что вдвоем его уже не унести?
       Юрий поднял глаза от бумаги, и холодно спросил: - Леонид Иванович, ты машину пригнал?
       - Ну, пригнал? - не понял тот.
       - Значит - свободен. И советую больше так не делать.
       Пчельник пожал плечами, поднялся.
       - Ну, как хочешь. А то я бы дорого дал, чтобы взглянуть на свое дело. Очень дорого.
       Астафьев усмехнулся.
       - Могу сделать. Только в ИВС, для предварительного ознакомления перед судебным разбирательством.
       - А, нет, это не надо! Ну, как знаешь, - Пчельник зло усмехнулся. - Я думал, мы найдем общий язык.
       - Да, язык то у нас один, общий, русский. Только мы с тобой такие разные. И советую больше не щеголять своим милицейским прошлым. По мне, так таких как ты надо отстреливать без лицензии, у первой стенки.
       - Не тебе судить, парень. У тебя еще молоко на губах не обсохло.
       Юрий поднялся, и чисто русским языком сказал все, что он думает о владельце автосервиса, о его нетрадиционной сексуально ориентации, и что бы он сделал с ним, если бы была его воля.
       Пчельник, хлопнув дверью, ушел, а Юрий сразу взялся за телефон. Ольги в прокуратуре не оказалось, секретарь сказала, она в ИВС проводит допрос Зотова. Немного подумав, Астафьев отправился туда, благо был и повод, нужно было допросить одного из задержанных по делу о разбое, которое вел сам Юрий.
       Когда в дверях камеры допросов показалась фигура Астафьева, Ольга удивленно подняла вверх свои выразительные брови. А вот Зотов появлению старого знакомого явно обрадовался.
       - О, капитан! Заходи, ты вовремя. Подтверди даме, что никаких ссор у меня ни с кем из охотников за все это время, что мы были на острове, не было.
       - Почему не было? Было, вы с женой постоянно скандалили, - напомнил Юрий. - Я сам слышал, как вы орали на нее в коттедже.
       - Да, это разве скандалили! - Зотов засмеялся. - У нас такие скандалы дома в день по пять штук случаются. Я говорю про охотников.
       - Юрий Андреевич, вообще-то вам не полагается присутствовать на допросе, так как вы тоже проходите по этому же самому делу свидетелем, - вмешалось в их диалог Ольга.
       - Нет, с бабами лучше не связываться. Их нужно держать только для любви, и для рожания, все! В остальном они бестолковы и только вредят любому делу, - заявил Зотов. При этом одет был Император не в соответствии со своим статусом: серое, вытертое трико, какая-то рубашонка, изрядно застиранная, не его размера. Но природное нахальство уже вернулось к нему, и по манере общения это был прежний Зотов, а не тот подавленный старик, каким он был последнее время в "Дубках".
       - Да, я, собственно, не собираюсь участвовать в допросах, - пояснил Юрий. - Мне нужно просто задать пару вопросов, не связанных с самими преступлениями. Можно, Ольга Леонидовна?
       Астафьев просящее улыбнулся, а сам при этом так пристально смотрел в глаза Малиновской, что та, со вздохом, отвела глаза, и согласилась.
       - Ну, ладно, давай. Пару вопросов можно.
       Юрий сел на стул рядом с ней, и обратился к Зотову.
       - Александр Иванович, у Сомова кроме "Дубков" была еще какая-нибудь значимая недвижимость, имущество, ради которого его могли убить?
       - Нет, - решительно отрезал Зотов, - он держал ларек около вокзала, торговал там минимумом, ну, там: пиво, сигареты, чипсы, всякая хрень. Это так, чтобы были какие-то деньги для "Дубков". А на турбазе он был помешан. Он жил там большую часть года. Палыч приезжал туда в любое время года, зимой не жалел денег для того, чтобы расчистить дорогу бульдозером. Он был фанатик этого места. И я его в этом пронимаю.
       - А что же он зимой там делал? - не поняла Ольга.
       - Эх, да ты что! - Зотов засмеялся. - Знаешь сколько там зайцев, с ума сойти можно! От следов весь снег в их петлях. А где зайцы, там и лисы, и кабаны, и лоси. Да и вообще, там сказочные места. А рыбалка, какая подледная - у-у! Юрка работу свою знал туго, гонял оттуда рыбаков и охотников не хуже охотоведов и рыбнадзора. На речке у нас мужики весь день сидят, чтобы кило плотвы наловить, а там карась как дурной на кашу шел. Каждый по полкило, как минимум, каждый! Это вот в этом самом озере, где мы охотились, в Кривом. В другом озере карп килограммовый, сомы по протокам как бревна, щуки как торпеды! Юрка ползимы ходил, озера долбил, чтобы карась не сгорел. И все это ведрами можно было добывать! Ведрами!
       У Зотова от вожделения даже слюни из уст летели.
       - И что же, он на все это охотился и рыбачил один? - снова спросила Ольга.
       - Почему один? Нет, всегда ему компания находилась. Вот прежний мэр, Стародымов, покойник, тот заядлый охотник был. И он, мэр, представляете, мэр! Звонил, и просил Палыча, чтобы Сомов взял его с собой. Просил! Там вся элита была, все у кого есть деньги, и все у кого есть власть. Пол администрации там паслось. Так что Палыч хоть и был глубоко на пенсии, но руку на пульсе города держал чутко. С ним все считались, и все уважали. Он еще на базу как-то документы умудрился сделать, тогда, в начале девяностых, да такие документы, что сдуреть можно. Ему их чуть ли не Ельцин сам подписал. По ним не только турбаза к нему отходила, но и все угодья вокруг. Это как бы природно-охранный, частный заказник. Частный! Как он это сделал, я понять не могу! Много было желающих его базу оттяпать, а бесполезно. Документы в порядке, крыша у него дай боже. Два заместителя губернатора к нему на зайца каждую зиму приезжали, сам генерал-полковник Глухарев, ваш начальник, пару раз на уток приезжал. В ФСБ когда их начальник прежний приезжал, тоже просились к Палычу на рыбалку. Вот так вот!
       - Прямо местное Завидово какое-то, - хмыкнула Малиновская.
       - Значит, убить его могли только из-за турбазы? - сделал вывод Юрий.
       Зотов чуть задумался, потом кивнул головой.
       - Да, верно. Я вот когда пытался его уговорить продать "Дубки" в последний раз, он засмеялся, и сказал, что я не первый. Есть, дескать, еще желающие.
       - А кто это был, он не сказал?
       - Нет. Он вообще был скрытным мужичком, хитрым до ужаса. Вроде и простой с виду, весельчак. Улыбчивый, но лишнего слова никогда не скажет.
       - А он вам, в самом деле, согласился продать базу? - поинтересовался Юрий.
       - Да нет, просто сказал, что из всех претендентов я самый лучший. Как я понял уже потом, он "Дубки" этому своему сыну хотел оставить. Хорошее наследство, это да. Другого такого места у нас в области нет. Вообще, я чувствовал, что должно было что-то произойти.
       - Что именно? - спросил Юрий.
       - Да, вот все это, - неопределенно ответил Зотов. - Все то, что произошло на охоте.
       - Почему?
       Император усмехнулся.
       - Предчувствие было. Я уже столько лет в бизнесе, что все подземные толчки чувствую до того, как они произойдут задолго до землетрясения. Года два, наверное, было затишье, потом вот накатило. И, знаешь, что я тебе скажу, капитан. Все то, что случилось на охоте, это было не против Сомова, это охотились на меня.
       - Поэтому вы были таким напуганным?
       - Что, заметно было?
       - Да, чувствовалось.
       - Вы чувствовали, а я знал.
       - Но если бы вас хотели убить, то убили бы? - возразил Юрий.
       - Я не говорю, что меня должны были убить. Меня должны были выбить из игры.
       - Какой игры? - спросила Ольга.
       - Да, если бы я знал! Был, правда, один звоночек, неприятный. Это числа десятого, да, десятого сентября. Звонил какой-то хрен, потребовал, чтобы я уехал из города.
       - Куда?
       - Я вот тоже его так спросил. А он ответил непечатно.
       Император усмехнулся.
       - Ну, такие угрозы для меня, все равно, что жопа для ежа. Я их столько за свою жизнь наслушался, самых разных. Но что меня удивило, парень звонил по сотовому, а я его кому попало не даю.
       - Интересно! А вы не пробовали определить, чей это номер?
       - Нет. Я, как-то не придал этому значения. Но там, - он постучал себя по груди, - что-то осталось. Я поэтому и на охоту выбрался, хотелось развеяться.
       - А кто знал, что вы туда поедите?
       - Да многие. Кто же мне звонил, спрашивал? - Зотов наморщил лоб, вспоминая. - А, двое звонили! Васин, и Соленов. Ну, и сам Палыч был в курсе. Мы с ним заранее это все обсудили.
       В это время в дверь постучали, и в кабинет зашел начальник ИВС майор Лаптев.
       - Там к Зотову пришла жена, принесла одежду, еду, и спрашивает, что еще ему нужно?
       Император аж подпрыгнул со стула.
       - Ага! Не выдержала, сучка, сдалась! Х... она без меня хоть копейку получит! У меня все схвачено! - И он показал свой сжатый кулак. - Значит, так, майор. Мне нужно: самую лучшую камеру, не такую, в которой я сидел, двадцать человек на пять квадратных метров. Сколько у вас человек в самой маленькой?
       - Ну, есть камера на четверых, - признался Лаптев, а потом ухмыльнулся. - А что, вы хотите, чтобы вам организовали одиночку?
       - Да упаси боже, я же с ума сойду от скуки! Вот трое слушателей, это отлично. Поэтому, пусть Верка принесет телевизор, небольшой, из кухни, "Томсон". Потом пусть купит небольшой холодильник, баланду местную я жрать не хочу, с нее свернешься в два счета. Магнитофон, тот, "Панасоник", на котором я песни пишу, и микроволновку. Ну, и, конечно, гитару. Не новую, а старенькую, семиструнку. Да, бумаги побольше.
       Лаптев слушал все это со снисходительной улыбкой. Но Зотов на этом свою речь не кончил.
       - Когда меня выпустят, все это останется тебе, майор.
       - Мне? - опешил Лаптев.
       - Ну, тебе, вашему коллективу, лично полковнику Пучкову - это мне уже не важно кому! Забирай все, даже гитару. Мне на пятидесятипятилетние администрация такую гитару подарила, эксклюзив! Чудо, а не гитара.
       Снисходительная улыбка сползла с лица майора. Он вопросительно глянул на своих коллег.
       - Бери-бери, Василич, Гусинский в Бутырке так же делал, - подбодрил его Астафьев. - Где вы еще так разживетесь?
       Лаптев поспешил на выход чуть ли не бегом.
       - Ну, ладно, на сегодня, пожалуй, хватит, - сказала Ольга, закрывая дело. - Обживайтесь на новом месте, Александр Иванович, празднуйте, так сказать, новоселье, - позволила себе пошутить Ольга.
       Тот в ответ засмеялся.
       - Ладно, вам я того же не желаю. Не дай то бог. Капитан, можно с тобой с глазу на глаз переговорить?
       Юрий вопросительно глянул на Ольгу. Та снова удивленно и скептично подняла брови.
       - Да, собственно, что скрывать, - Зотов махнул рукой, - можно и при ней. У вас, я чувствую, одна шайка-лейка. Слушай, Юрий, ты мужик умный, я это чувствую. У меня на людей нюх, я их с первого раза раскусываю, как орехи. Тебе это дело интересно, я вижу, а то бы ты сейчас не пришел. У меня такое предложение: если найдешь убийц, вытащишь меня из этого дерьма, получишь то, что хочешь. Что тебе нужно: квартира, машина, поездка на Мальдивы?
       Он пристально уставился в глаза Астафьеву. "Как старый крокодил, даже не моргает", - подумал Юрий.
       - Ну, Мальдивы, это фигня, - усмехнулся Юрий. - Квартира у меня тоже есть...
       - Значит машина, - подхватил Зотов. - Куплю тебе иномарку, не очень дорогую, типа "Рено", чтобы обслуживание было подешевле, по твоей зарплате. Как, пойдет?
       Астафьев пожал плечами, потом согласился.
       - Соцобязательств я брать не буду, но сделаю все, что возможно, - сказал он. - Мне, в самом деле, интересна эта история.
       - Хорошо, я верю тебе, - согласился Император.
       Ольга пилила его все время, пока они шли от здания ИВС к зданию ГОВД.
       - Нет, ну ты догадался, пришел, нарисовался! Знаешь, сколько инструкций и законов ты нарушил? А если обо всем этом узнает Панков или прокурор, меня так же отстранят от следствия. Ты этого добиваешься?
       Юрий снисходительно улыбался.
       - Ну, во-первых, они не узнают. Лаптев будет молчать как рыба. Он сейчас уже в уме подсчитывает, на сколько он поднимется с Императорских подарков. ИВС хрен чего достанется, все Лапоть себе хапнет, я его хорошо знаю. А во-вторых, Оля, ты слишком следуешь букве закона. У нас, тут, в провинции, многое делается, совсем по другим законам, неписанным.
      
       Он взглянул на часы.
       - Ты куда, кстати, собралась?
       - В прокуратуру.
       - Я провожу тебя.
       Они прошли узкими коридорами отдела, и вышли на улицу. Ольга на ходу сосредоточенно натягивала перчатки, и, судя по нахмуренному лбу, думала о чем-то чрезвычайно важном. Юрий остановил ее.
       - Вобще-то, я не советую тебе сейчас идти в прокуратуру. Ну, во-первых, вряд ли кто там уже сейчас есть, седьмой час. А во-вторых, почему мы решила идти пешком?
       Он развернул ее лицом к стоянке. Увидев в пяти шагах от себя свою машину, Малиновская повела себе совсем не так, как нужно вести себя следователю по особо важным делам. Она подпрыгнула на месте, радостно захлопала в ладоши, и, взвизгнув, бросилась на шею Астафьеву. Получив горячий поцелуй в губы, Юрий из-за спины Малиновской осмотрелся по сторонам, и увидел не менее десяти пар глаз, с интересом наблюдавших за этой эмоциональной сценой. Ольга бегом побежала к машине, он не торопясь, шел следом.
       - Юрка, ты волшебник! Как ты смог это сделать?! - она по-прежнему не могла скрыть своей радости.
       Астафьев развел руками.
       - Пришлось внедриться в ряды мафии, срастись с уголовным элементом, пожертвовать своим честным именем, и продать государственные секреты, начиная с одна тысяча девятьсот семнадцатого года, и до наших дней, - признался он.
       - Болтун! А если честно?
       - Я же говорю, что у нас тут, в провинции, чуточку свои законы. Нарушишь пару писанных, зато создашь пару устных. Тем и живем. А вообще-то, если честно, все сделал Серега Денисов. Его это заслуга.
       Он отдал ей ключи, и Ольга с радостной улыбкой открыла машину.
       - Вас подвести, молодой человек? - игриво спросила она.
       - А как же. Зря, что ли, мы с Серегой пахали полдня. Если бы ты утром видела, в каком состоянии мы ее нашли, тебе было бы не до допросов Императора. Ты бы плакала весь день, как царевна Несмеяна.
       - Нет, это надо отметить, у меня такое состояние, что если я сейчас не выпью коньяка, то не выживу. Ты как смотришь на это дело?
       - Да, можно, вообще-то.
       - Слушай, а если пригласить Денисова в ресторан? - предложила Ольга. - Я с этой экскурсией на природу еще зарплату даже не истратила.
       - На зарплату, в ресторан? - хмыкнул Юрий, а потом поправился. - Хотя, у вас же прокурорская зарплата, не чета нашей. Ну, а поляну накрыть, это тебе сам бог велел.
       - Не бойся насчет бабок. На хороший забег в ширину хватит, - успокоила она.
       - Да, можно разбежаться, - согласился Астафьев. - Душа что-то действительно требует праздника. Охота не удалась, так хоть так душу отвести.
       Машина работала бесподобно, и это еще больше подняло настроение Ольги. Она даже повизгивала от счастья, закладывая на поворотах жуткие виражи. Под предлогом срочной работы они выцарапали Денисова из плотных объятий семейного счастья. Вечер они втроем провели в "Руси", лучшем ресторане города при одноименной гостинице. Ольга оказалась веселым собеседником, она в этот вечер словно отрывалась за все свое чопорное прошлое. В самый разгар веселья в ресторан подкатил хозяин ресторана и одноименной гостиницы, Вадик Долгушин, с женой и друзьями. Веселье пошло совсем уже крутое, и они засиделись до полуночи. Из отрицательных эмоций было только то, что Юрию невольно пришлось познакомить с Ольгу со своей матерью, работающей в той же гостинице администратором. А так как всех девушек та сразу воспринимала, как кандидаток в невестки, то Ольга прошла длительное собеседование, и, судя по довольному лицу матери, тест на совместимость с будущей свекровью она прошла.
       - Хорошая девушка, серьезная, и профессия хорошая, строгая, - одобрила она. - Она тебя воспитает, как нужно.
       Когда они вышли из ресторана, возникла новая проблема. По причине значительного опьянения вести машину Ольга уже не могла, и Юрий, как истинный джентльмен, пригласил ее переночевать к себе.
       - А мне говорили, что Астафьев больше трех ночей с одной девушкой не проводит? - ответила Ольга, прижимаясь к нему всем своим плотным телом.
       - Врут, все врут. Я даже был женат, почти год. То есть почти год спал с одной женщиной, и даже, почти, не изменял ей.
       - Хорошо, поехали к тебе, но только, пожалуйста, поставь машину на стоянку. Я не хочу больше испытывать судьбу. Этот ваш, чертов, Кривов меня уже достал. Таких эмоций я больше не переживу.
      
       Ночная темнота прорезывалась только острыми фарами проезжающих мимо машин. Свет же в "Волге", стоящей на обочине, был потушен, и человек, сидящий на переднем сиденье хрипел, задыхаясь, руками, из последних сил пытался отжать от горла тугую петлю удавки. Шофер, сидящий с ним рядом, бил его кулаком в солнечное сплетение, но не попадал, и тогда сзади, сдавленный голос прохрипел: - Брось ты это! Держи ему руки!
       Водитель в темноте нашарил руки жертвы, навалился на них всем телом, отрывая руки от горла. Проволочная петля плотней легла на горло жертвы, и через пару минут водитель ощутил, как тело начало биться в мучительной судороге агонии.
      
       ГЛАВА 13.
       Пробуждение их было не менее ужасно, чем в прошлый раз. Оглушительно загремел звонок телефона. А было всего полседьмого утра. Если учесть, что они угомонились в три, то раскрыть глаза Юрию было просто физически невозможно. Так что, с трудом подняв голову, и не открывая глаз, Юрий со стоном протянул руку к телефону, и хриплым голосом спросил: - Да.
       - Юрий Андреевич, это дежурный капитан Семенов. Можно услышать Ольгу Леонидовну?
       Астафьев удивленно хмыкнул, потом растолкал продолжающую безмятежно спать Ольгу и сунул ей в руки телефонную трубку.
       - Тебя, из дежурной части.
       - Да, Малиновская слушает, - голосом с интонациями Высоцкого прохрипела Ольга.
       - Ольга Леонидовна, вас просил разыскать Кудимов. У нас убийство, и он говорит, что это дело нужно поручить вам.
       - Да? Хорошо. Машину пришлете?
       - Так точно.
       - Ладно, минут через двадцать я буду готова. Адрес...
       - Адрес мы знаем, - прервал ее дежурный.
       Ольга положила трубку, и сердито посмотрела на Юрия.
       - Этот ваш Кривов начинает меня раздражать. Такое впечатление, что участвуешь в передаче "Под стеклом".
       - "За стеклом", - поправил Юрий, а потом рассмеялся. - Да, если бы ты действительно была бы девственницей, то могла бы смело подавать на меня в суд. Свидетелей - полгорода.
       Она поднялась, и, держась за голову, прошла в ванную.
       - Башка трещит, - крикнула она уже оттуда.
       - Сама виновата. Нечего было мешать водку и вино. Потом еще пиво было.
       - Забыл коньяк и виски, - сказала она, уже появляясь в комнате. Юрию нравилась эта манера Ольги бродить по квартире нагишом, с ее накаченной фигурой это было приятное зрелище. Ольга как-то обмолвилась, что долго занималась восточными единоборствами. По мнению Юрия, она перекачала плечи и бицепсы, да и ноги были чересчур рельефны. Зато живот у ней был поджар, и пресс значительно превосходил по упругости то, что имел Астафьев, за последние полгода окончательно забросивший свои гантели. Сейчас на Ольге не было ничего, но зато уже были подведены брови, ресницы и губы. Он протянул, было, к ней руки, но Ольга больно шлепнула его по пальцам, и начала одеваться.
       - Ты поешь? - поинтересовался он.
       - Нет, не могу, - отказалась Ольга. - Сейчас все полезет обратно. А ты что, не поедешь со мной? - она состроила невинные, удивленные глазки.
       - По чину не полагается. Что там должен делать начальник следственного отдела? Я ведь даже не оперативник.
       Юрий все-таки встал, начал одеваться.
       - Спи дальше, ты что поднялся? - удивилась Ольга.
       - Да нет, уже не смогу, все равно весь сон обломали. Такая уж у меня натура глупая. Если разбудят, не могу больше уснуть.
       Он уже дожаривал себе сосиску, когда зазвонил его мобильник. Звонил Колодников.
       - Да, Андрей.
       - Слушай, там Ольга еще у тебя? - поинтересовался Колодников.
       - Да, а что?
       - Да, мы тут с трупом кувыркаемся, ждем ее. Я просто вспомнил, ты говорил, что у Сомова должен быть какой-то незаконнорожденный сын?
       - Да, а что?
       - А то, что у этого трупа паспорт на имя Ивана Павловича Суконина. Паспорт старый, советский, так что тут и родитель его прописан: Павел Павлович Сомов.
       - Нормально! - Восхитился Астафьев, и пропел на мотив известной песни. - "Трупы не кончаются, трупы продолжаются". Эта турбаза "Дубки" мне уже в печенках сидит. Я сейчас тогда тоже подъеду.
       Юрий потушил форсунку, и, воткнув вилку в сосиску, побежал в зал.
       - Я еду с тобой, - объявил он.
       - Чего это? - удивилась уже одетая Ольга.
       - Давно свежий труп не видел, соскучился.
       Одеваться, и одновременно есть горячую пищу весьма проблематично, так что последний кусок сосиски Юрий уронил себе за пазуху. Доставали его оттуда дружно, в четыре руки, причем Астафьев при этом скакал козлом, подвывая, и судорожно вытаскивая из брюк рубаху, а Ольга старалась расстегнуть тугие пуговицы джинсовой рубашки. В результате сосиску она извлекла, и даже съела, а вот живот Астафьева представлял собой нечто красное и жирное. Ольга в утешение, даже чмокнула его в эту живую сковородку, что мало утешило Юрия. А тут уже с улицы донесся звук автомобильного клаксона.
       Машина привезла их за окраину города, там, где начиналась федеральная трасса. Уже начало рассветать, так что и машины, и люди, стоящие на обочине, походили на серые тени. К вновь приехавшим с довольным лицом подошел Колодников.
       - Доброе утро, Ольга Леонидовна. Так я и знал, Юрка, что ты не удержишься и приедешь, - сказал он Астафьеву.
       - Да ты нашел, чем меня удивить, - пожимая руку майору, признался Юрий. - Что, в самом деле, это тот самый сын Сомова?
       - Ну да. И знаешь, что странно, его там раздели, вещей нет, а в кармане рубахи паспорт и билет на самолет.
       - Значит, хотели, чтобы он был опознан. Как ты думаешь? - предположил Юрий.
       - Ну, да, похоже. И тело то лежало всего в трех метрах от обочины. Даже до лесопосадки не дотащили. Правда, нашли бы его только утром, а не сейчас.
       - Почему утром? - спросила Ольга.
       - Его ведь как обнаружили - случайно, - пояснил Колодников. - Шел автобус с челноками из Астрахани. Одну бабу приспичило до ветру, по маленькому. Автобус остановился, та выскочила с фонариком, только села, потом фонарем вокруг себя повела... Короче, сходила она не только по малому, но и по большому.
       - Как его убили? - спросил Юрий.
       - Удавили. Причем тот, кто это делал, мужик был сильный. Сын Сомова хоть и в него ростом пошел, но так мужик, чувствуется, крепкий, жилистый. Все руки изрезаны удавкой.
       - Он когда прилетел? - спросила Ольга.
       - Не знаю, еще не смотрел.
       - Давай, поглядим, - предложил Юрий.
       Они втроем сели в Уазик, включили свет, и Колодников, прищурившись, прочитал.
       - Рейс Тюмень-Железногорск, прибытие 18-20 Москвы.
       - Во сколько эти челноки обнаружили тело? - спросила Ольга.
       - В пол-третьего.
       - А до аэропорта, сколько у нас ехать? - все выпытывала она.
       - Больше двух часов, - припомнил Андрей.
       - Это, смотря как ехать. А так, даже больше, - вмешался водитель Уазика, - около трех. Я на своих "Жигулях" ездил, брата как-то встречал.
       Астафьев задумался.
       - Надо поискать свидетелей в аэропорту, - предложила Ольга.
       - Да, это обязательно, - согласился Юрий. - Нужно обратиться к начальнику охраны, может, они записывали все на видео. Сейчас же везде стоят эти камеры наблюдения. Следы на обочине есть?
       - Нет, - Колодников отрицательно замотал головой, - недавно тут насыпали щебенку, так что следов нет не только от машины, на которой его привезли, но и от автобуса с челноками.
       - Надо выяснить, кто сообщил сыну Сомова про смерть отца, и кто еще мог знать об этом, - предложила Ольга.
       - Логично,- согласился Юрий. - Пятая смерть вокруг этих чертовых "Дубков". Это уже, ребята, чересчур.
       - Шестая, - поправил его Колодников. - Тот парнишка гаишник все-таки умер в больнице сегодня ночью.
       - Не повезло парню, - решила Ольга.
       - Но главное, что вот к этой смерти Зотов лично не причастен.
       Это заявление Юрия вызвало у Ольги гримаску неудовольствия.
       - Откуда ты это знаешь? Сам он да, сидит. Но, может, он нанял этих убийц?
       - Откуда, из тюрьмы? - Юрий иронично улыбнулся. - О существовании сына Сомова мы все узнали за двое суток до этого убийства. Знаешь, как Император был тогда ошарашен? У меня его лицо вот сейчас стоит перед глазами. Кроме того, во сколько мы его вчера оставили? Где-то полшестого. И ты сама видела, во сколько он вчера получил передачку от жены. Мобильника него не было, так что договориться по сотовому с киллером он ни как не мог.
       - Значит, и остальных убивал не он? - спросил Колодников.
       Юрий пожал плечами.
       - Кто знает, может, он и убил кого-то из тех четверых на базе, но то, что он убил всех - в это я не поверю никогда. Кто-то старательно переводит на него стрелки.
       - Зачем? - спросила Ольга.
       - Ну, одну причину я точно знаю. "Дубки". Ты сама слышала, что у Сомова другого имущества не было.
       - Да, блин, - Андрей чуть не сказал другое слово, но успел сдержаться, - что, эти "Дубки" медом что ли, помазаны? Ну, база как база, у меня вон вся морда до сих пор от комаров чешется. Видал я турбазы и получше. Стоит из-за этого хлама столько трупняка настрогать?
       - Выходить, стоит, - Юрий глянул на часы. - Ну, мне надо на работу, а вы пашите тут. Оль, заберу я "шестерку", пусть отвезет меня, потом вернется?
       - Бери, - согласилась Ольга.
       Юрий уже подошел к "шестерке", когда Ольга крикнула ему вслед: - Астафьев, а ведь ты хотел еще и на труп полюбоваться? Что ж не подошел то даже?
       - Не царское это дело. Вообще, нам, простым следакам, такие дела не доверяют.
      
      
       ГЛАВА 14.
       Выговор со стороны начальства все же настиг Астафьева, правда, не такой силы, как он ожидал. Все же время, прошедшее после возвращения из "Дубков" сгладили эмоции Панкова. Гораздо больший разнос он получил за свое руководство следственным отделом.
       - Как я вижу по этим данным, сначала ваше назначение сыграло положительную роль, - вещал Панков. - Процент доведения дел до логического конца поднялся чуть не в два раза. Но, в последние два месяца опять был спад. Как вы это объясните?
       - Объясню простое - лето. Две трети отдела побывали в отпуске.
       - А вот до меня доходят слухи о ваших, скажем так, чересчур интимных отношениях с сотрудницами.
       - Вранье.
       Астафьев заявил это таким невозмутимым тоном, что Панков не решился дальше муссировать эту тему. Они расстались, один с выговором, другой с недовольным лицом и досадой на этого невозмутимого красавца. Полковник, как и все люди с невзрачной внешностью, очень не любил таких вот щеголеватых парней.
       "Еще пару раз так же проколется, и уволю к чертовой матери совсем", - решил он. - "Тоже мне, Ален Делон кривовский".
       Первую половину дня Астафьев провел в отделе, накручивая своим подчиненным то место, в зависимости от пола, что должно было придать им больше бодрости и темпа в работе. При этом подчиненные его были настроены несколько странно. Немногочисленные мужчины старались подмигнуть ему, а девушки воспринимали нагоняи без должного трепета. Последней в его кабинете появилась Элла Зеленковская, высокая блондинка с лицом Мерелин Монро и фигурой молодой Нонны Мордюковой. Вот как раз с ней Астафьев имел кое, какие интимные отношения, хотя дама была замужем, но это никогда не служило препятствием ни для него, ни для нее. Высказав все, что он думает об ее работе, Юрий ожидал, что та начнет оправдываться, но Элла была настроена совсем не по рабочему.
       - Что, Юрий Андреевич, карьеру начинаете делать? - спросила она, взгромоздившись своими дивными формами на стол начальника. Эта была ее обычная манера действия, и Юрий в свое время долго, дня три с ней боролся, но потом понял, что это бесполезно.
       - Какую карьеру? - не понял Юрий.
       - Ну, как какую. На Малиновской женитесь. Я вчера лично видела ваши пылкие объятия около ГОВД. Поздравляю.
       Юрий не успел ничего ответить, потому что открылась дверь, и на пороге появилась сам объект обсуждения, Ольга Малиновская. То, что она увидела в кабинете Астафьева, ей очень не понравилось. На столе начальника следственного отдела в фривольной позе разместилась роскошная блондинка. Еще больше не понравилось ей то, с каким лицом эта сучка мимо нее выплыла из кабинета. Такой ядовитой ухмылки Ольга давно уже не видела в свой адрес.
       - Ты уже освободилась? - Юрий взглянул на часы, и поразился. Оказывается, время подбиралось к обеду.
       - Да, и хотела предложить тебе пообедать вместе. Но, я чувствую, ты занят. Что, уже потянуло на сторону, а, капитан Астафьев?
       - А в чем дело, младший советник юстиции Малиновская?
       - Ни в чем. Я думала, что ты более чистоплотный, а оказалось, что нет.
       И, развернувшись, она вышла из кабинета. Бежать вслед, извиняться, что-то объяснять, Юрий не стал. Это было не в его правилах. Достав сигарету, он закурил, и подумал: "Боже, какие они все одинаковые! Стоит чуть больше приблизить к себе, как уже думают, что имеют на меня какие-то права. Как это все надоело".
       В это же самое время Андрей Колодников был в самом эпицентре будущих похорон хозяина турбазы. Заправляла этим всем хаосом невысокая, худощавая женщина лет семидесяти. Это была соседка, а по совместительству, экономка, так называли эту должность раньше, Мария Васильевна. С тех пор, как три года назад умерла жена Сомова, она занималась хозяйственным руководством его квартиры. Именно она вызвала из Тюмени загадочного сына Пал Палыча.
       - Еще позавчера позвонила ему, - подтвердила она, - как только мне самой позвонили, сказали, что Палыч в морге, я и позвонила ему.
       - Он сказал, когда прилетит?
       - Нет, просто сказал, что ближайшим рейсом вылетает.
       - А кто-то при этом был?
       - Как это был? - не поняла старушка.
       - Ну, кто-нибудь из посторонних присутствовал при этом вашем разговоре с ним?
       - Нет, я одна была. Мне еще оттуда, с базы, позвонил Семен Константинович, я после этого и позвонили Ване.
       - Семен, это кто? - не понял сразу Колодников.
       - Это Соленов, Семен Константинович, давний приятель Пал Палыча. Большая шишка в нашей мэрии.
       - А он говорил, чтобы вы вызвали этого Суконина?
       - Да, как же, так и сказал. Я бы так, может быть, и расстраивалась бы весь вечер, а тут делов сразу навалилось, и Ване позвонить нужно было, и насчет могилки позаботиться. Но, Семен Константинович помог, машину выделил из мэрии, меня так хорошо провезли, я все так быстро сделала. Когда я пять лет назад своего мужика хоронила, это ж, сколько я пешком то набегала! И Загс, и в больницу, и в похоронное бюро, и на кладбище. А тут так хорошо...
       - Скажите, Марья Васильевна, - оборвал ее Андрей, - а кроме Соленова, кто еще знал о том, что должен прилететь Суконин?
       Она чуть задумалась, а потом кивнула головой.
       - Да, почитай, все и знали. Позавчера все эти охотнички сюда пожаловали, прямо с базы. И Соленов, и этот, круглый, Васин, что ли. И Демченко, все втроем прямо, в охотничьей одежде, сапогах. Вот, тогда я и сказала, что Ваня обещал приехать первым рейсом. Этот, круглый то, все удивлялся, почему никто про сына его не знал раньше. Может, все говорил, он и не сын ему? Ну, я когда фотографии Ванины с отцом показала, тогда все и перестали удивляться. Они ведь с ним так похожи, на одно лицо.
       - А что это за фотографии? - спросил Андрей. - Можно на них посмотреть?
       - Да вон они, в альбоме, там есть это фото.
       В это время из прихожей донесся гулкий, мощный голос: - Господь с вами!
       - Ой, батюшка приехал! - соседка схватилась, и побежала встречать священника. Колодников же отошел к окну и начал медленно перелистывать альбом. Это был очень заслуженный фолиант, и первые фотографии относились еще к пятидесятым годам прошлого века. Найдя более современные снимки, Колодников начал листать эти страницы, всматриваясь в лица, изображенные на снимках. В квартире остро запахло кадильным дымом, отец Иоанн басил за стеной свои печальные речитативы. Когда же служба кончилась, и священник ушел, Андрей снова подошел к Марье Васильевне.
       - Так я и не понял, Марья Васильевна, кто здесь его сын?
       Бабушка очень удивилась.
       - Да как же, они же оба на одно лицо. Ваньке пятидесяти нет, а он лысый такой же, как Палыч. В военной форме он, снимались еще тогда, когда он служил, года три назад.
       Она шустро перелистала альбом, потом еще раз.
       - А где же он? - удивилась она. - Тут же вот снимок был. Он в форме, осенью, в шинели, в фуражке. Нет его.
       - А кто из посторонних смотрел этот альбом?
       - Да эти вот, охотники, и все. Больше я ни кому не давала. Зачем, кому он нужен больше то? Приклеен ведь был, снимок этот. Вот и след от клея остался.
       - А фотография хорошая была, или так себе?
       - Хорошая! Они в ателье ходили, там в Железногорске. Цветная фотография, большая.
       - Понятно. Еще один вопрос. А Иван был охотником, нет? В "Дубках" то он бывал?
       - В "Дубках" был, но не охотник, это точно. Палыч не раз мне говорил: "Что такое, мой сын, а не охотник, и не рыбак. Как так может быть"? Ваня в технике, зато хорошо разбирался, механик хороший был, по двигателям, что ли?
       - А где он работал?
       - А там и работал, на аэродроме. Пал Палыч так и говорил, что тот никак с аэродрома не уйдет, беда просто. Он мечтал его сюда перетащить, на свою турбазу, будь она неладна.
       - А семья у него была?
       - Была, но уже нет.
       - Как это? - не понял Колодников. - Что значит, уже нет?
       - Была у него семья, жена, сын. Но лет пять назад они развелись, а с год назад сын погиб. Он у него этот был, на мотоцикле гонял. Вот на нем он и разбился, на соревнованиях. Палыч тоже на похороны ездил, горевал очень, что без внука остался.
       - А эти, которые вчера приезжали, тоже про семью спрашивали?
       - Да, а как же!
       - А почему Сомов, собственно, не говорил ни кому про сына? - этот вопрос почему-то интересовал Колодникова больше всего.
       Марья Васильевна пожала плечами.
       - Да кто его знает. Он вообще был мужик хитрый, Пал Палыч, себе на уме. Может, стеснялся, что сына не воспитывал столько лет, не знаю даже.
       Тут в прихожую ввалилась группа мужиков самой, что ни на есть рабочей наружности. Запахло вчерашним перегаром.
       - Мать, когда выносить гроб, сейчас, что ли? - спросил один из них.
       - Нет, в три же сказали вам, катафалк в три приедет. Тогда и выносить будем.
       - Надо бы по сто грамм, мамаша, для сугрева, - предложил другой. - Холодно на улице то.
       - После, после выноса. А до этого грамма не дам. Вон, у Дмитриевны такие же, как вы насугревались, и гроб на лестнице уронили. Подождете, не помрете. На лестнице постоите, в подъезде, там не так дует.
       Она обернулась к Колодникову, и довольным голосом заметила: - Круглый этот, Васин, своих мужиков прислал, гроб выносить и все остальное. Молодец.
       - Куда венки? - снова донеслось из прихожей.
       - Ой, сюда давайте, сюда! - экономка Сомова снова ринулась в круговорот неотложных дел, и Колодников тихо, по-английски, покинул пропахшую ладаном и мертвечиной квартиру.
      
       ГЛАВА 15.
       Как день не задался с утра, так он и шел дальше своей унылой колеей сплошных неприятностей. Юрий не успел оправиться от инцидента с Ольгой, как его мобильник выдал тревожную трель. Астафьев глянул на имя адресата, и сразу понял, что звонок этого адресата в это время суток грозит какой-то плохой вестью. Так что он заранее морщился, поднося мобильник к уху.
       - Да, что случилось, Лена?
       - Юр, Юрочка, выручай, а?
       Этот ласковый голос подтвердил его худшие опасения. С Ленкой Фоминой у него был длительный, многолетний, затяжной роман, прерывающийся на время очередного замужества Ленки, и возобновляющийся сразу, после его окончания. Елена была самой красивой женщиной, встречавшейся в жизни Астафьева, это он признавал беззаговорочно. В реальном мире таких нет, они существуют только на глянцевых обложках импортных журналов, иногда их показывают по телевизору. При этом Елена никогда не ходила по подиуму, но охмурить очередного железногорского миллионера было для нее все равно, что сходить в кино на вечерний сеанс. Подобный брак редко когда продолжался более трех лет, а в промежутках между ними, Елена появлялась в Кривове, отдыхая от очередного бракоразводного процесса, и набираясь сил к новому прыжку в законное замужество. Привлекало его при этом не только любимая мамочка и младшая сестра, стремительно набирающая такую же обольстительную форму, но и Астафьев, которого эта кривовская Соломея считала идеальным партнером в кровати.
       - Юрочка, все три моих предыдущих мужа не стоят в постели тебя одного, - как-то промурлыкала она в прошлый приезд. И вот эта женщина звонит ему среди дня. Уже плохой признак.
       - Ну, что там опять у тебя? - вздохнул Юрий.
       - Юр, ты будешь смеяться, но я снова стукнулась. А эти козлы требуют с меня тонну баксов. А я что, вдова Ходорковского? Откуда у меня такие деньги?
       - А что же твой этот как его, Альбертик, что ли? Он, что, разорился, что ли?
       - Какой Альбертик, Юрочка! Я свободная, одинокая женщина, уже три дня как свободная. И меня во всем свете некому, кроме тебя, защитить.
       - Ну, ладно, хорошо, - вздохнул Юрий, примиряясь с неизбежным. - Где ты стоишь?
       - Это недалеко, угол Ленина и Пионерской.
       - Хорошо, счас буду.
       От милиции это было действительно, не так далеко, так что уже через пять минут Астафьев с мрачным выражением лица рассматривал такую батальную картину. Слева от перекрестка стола жутко фиолетовая "десятка" с изрядно помятым правым крылом, а справа - маршрутная "Газель" со слегка поцарапанным левым крылом. Около маршрутки курили трое коротко стриженых парней с довольным выражением лиц, а хозяйка "десятки" прохаживалась по другой стороне улицы, в короткой, светло-серой курточке, отороченной вставками из натурального песца. Кроме этого на ней были синие джинсы, выгодно подчеркивающие длину ее невероятных ног. Несмотря на аховость всего положения, лицо у Лены было безмятежным, как у спящего грудного младенца. И это было понятно. Женщина с таким лицом и фигурой, не привыкла оставаться без мужского внимания. Светло-русые волосы были уложены замысловатой прической, темно-зеленые, огромные глаза и припухлые, чувственные губы, казались, были способны только улыбаться. Юрий, в который раз про себя удивился. Каждый раз, когда Ленка появлялась в его жизни, Юрий снова мгновенно попадал под наркотический угар этой невероятной красоты. Ленка была с ним одного года рождения, но было впечатление, что она с каждым годом не старела, а становилась все красивей.
       - Юра, я так рада, что ты пришел! - расцвела она, увидев Астафьева. Она по хозяйски положила руки на плечи следователя, и чмокнула его в губы. - Спасибо тебе.
       - Привет. У тебя, вроде, была "Тойета"? - удивленно спросил он.
       - Ой, к ней запчасти такие дорогие, я замучилась ее ремонтировать. Продала ее, купила вот это фиолетовое чудо.
       - Как же ты так сумела их долбануть? - начал по делу Юрий.
       - Да, я уже поворачивала налево, а потом вспомнила, что нужно заехать еще в ателье, у меня там платье шьется, я и повернула направо. А тут эти вот несутся, да с такой скоростью! - она оттопыренным мизинчиком показала в сторону "Газели".
       - Понятно, - вздохнул Юрий. - Гаишники были?
       - Да, но эти сказали, - она снова показала пальчиком в сторону газелистов, - что мы разберемся сами.
       - И после этого потребовали тысячу баксов?
       - Ну да.
       - И что ты сказала?
       - Я сказала, что деньги скоро подвезут. А сама позвонила тебе.
       - Ну, спасибо! - от всей души поблагодарил Астафьев, краем глаза фиксируя то, что вся троица газелистов направилась к ним.
       - Ну, что, командир, баксы привез? - спросил самый рослый из них, за плечо, разворачивая Юрия лицом к себе. Юрий считал себя высоким человеком, но этот был на полголовы выше, и, кроме того, гораздо шире в плечах. При этом лицо его впечатляло соотношением квадратной челюсти, маленького лба, и маленьких, почти лишенных ресниц и бровей глаз. При этом громила, как бы невзначай, больно сжал плечо Юрия своими крепкими, как клещи пальцами.
       - Убери руки, - буркнул Юрий, чувствуя, как злость начинается подниматься из его души.
       - Нет, ты, чего, зема, ты не борзей, твоя баба нам "Газель" испохабила, плати, давай. С тебя тысяча баксов, и мы разбегаемся в разные стороны.
       - Она только что из ремонта, а теперь снова всю ее красить, - высоким, до писклявости голосом начал качать права второй.
       Третий бритоголовый в это время упорно дышал в затылок Юрия.
       - Че, ты, в натуре, платить не хочешь? - напирал здоровяк, перемигиваясь со своими подельниками. Он ухватил Юрия за лацканы, и чуть потянул вверх. Рука Астафьева, словно сама, потянулась к левой подмышке, слава богу, что и плащь, и пиджак у него были расстегнуты. Вытащив пистолет, он ткнул дулом его в самое мужское место здоровяка.
       - Отпусти руки, и два шага назад, иначе я тебе сейчас яйца отстрелю, - пообещал Астафьев. Здоровяк скосил глаза вниз, и, поняв, что так жестко упирается в его гениталии, ослабил хватку.
       - А ты не боишься со стволом светиться, а, паря? - спросил он. - Как бы тебе самому хуже не было.
       - Вы что пристали к майору милиции? - вступила в бой и Елена, повышая для авторитета Юрия в звании. - Юр, да перестреляй ты их всех, как в прошлый раз. Может, тебе за это еще один орден дадут.
       Что было в прошлый раз, братки выяснять не стали. Самый здоровый показал пример первым, отпустил руки, и нехотя сделал два шага назад. За ним и остальные отступили от Юрия прочь. Тут рядом с ними затормозила машина, из нее вышел круглолицый мужчина лет тридцати, с редкими, можно сказать, исчезающими волосами на голове, и с внимательным взглядом почти бесцветных глаз. Сунув руку Астафьеву, он спросил: - Ну, в чем дело, Юрик?
       Виктор Кторов был одноклассником Астафьева. Вот уже лет пять, он возглавлял в городе риэлтерскую фирму, а с прошлого года занялся и оценкой имущества, в том числе ущерб битых автомобилей.
       - Виктор, посмотри, на сколько помяли эту "Газель"? - попросил Юрий, убирая пистолет обратно в кобуру. - Прикинь там по минимуму.
       - А кто виноват, они, или мадам? - Виктор сделал полупоклон Елене. Лично они знакомы не были, но Юрий как-то показывал Виктору Ленку из автомобиля Кторова. Такие женщины запоминаются сразу и навсегда.
       - Она, - подтвердил Юрий. - Но парни заломили какую-то дикую сумму, словно у них "Феррари", а не "Газель".
       Кторов хмыкнул, достал из кармана цифровой аппарат, и сделал несколько снимков помятого крыла и колеса маршрутки. Шоферня тут же начала атаковать его, что-то доказывать.
       - Только после покраски!
       - Резину порвала, вон, корд торчит!
       - Колпаку хана, новый придется покупать.
       Но Виктор был невозмутим и холоден, как глубоководная рыба. Это отсутствие видимых эмоций было одной из природных черт характера Витьки, и оно хорошо, помогало ему в работе.
       - Да, ерунда, в тысячу рябчиков уложитесь, - сказал он, подходя к Юрию и Лене, пряча аппарат в чехол. После десяти минут взаимной ругани кортеж из трех машин проехал в автосервис. При этом нахальный здоровяк куда-то исчез. Парни поняли, что номер не удался, и срубить капусты в этот раз им не удастся.
       В автосервисе они быстро установили окончательную цену: девятьсот пятьдесят рублей, которые Елена тут же отсчитала из своего стильного кошелька. Пока она с Виктором обсуждали с механиком ремонт ее собственного автомобиля, Астафьева заинтересовал другая разбитая машина. На площадке рядом с другими такими же побитыми неудачниками стоял "Ланд Крузер" Зотова. Юрия невольно потянуло к нему, он начал заглядывать в салон, и белые мешки бесформенных подушек безопасности напомнили ему тот роковой день. Здесь к нему подошел хозяин автосервиса, невысокий мужчина лет сорока пяти с обветренным лицом. С Валерой Костомаровым судьба сводила Юрия два раза, и оба раза получалось так, что Астафьев как бы вытаскивал главу автосервиса из неприятных ситуаций. Тот добро помнил, и не раз ему при встрече говорил: "Машину не купил? А жаль, я бы тебе ее отладил как швейцарские часы".
       - Приветствую, Юрий Андреевич, - начал Костомаров. - Что, нравиться машина?
       - Да нет, не очень. Кому сейчас нужен этот металлолом? Она просто на моих глазах гробанулась, вот и интересно. Ее чего притащили сюда, ремонтировать будете?
      
       Костомаров пожал плечами.
       - Да, даже не знаю. Зотов, да, обычно, свои машины у меня клепал, а с этим монстром даже не знаю, что и будет. Как выйдет Император из КПЗ, сам и решит. Тут фирменный автосервис нужен. Хотя, конечно, и мои парни могли бы эту дуру поднять.
       - А ты думаешь, что Зотов выйдет? - удивился Юрий.
       - Император то? А то, как же! - Валерий засмеялся. - Не оправдается, так скупит всех на корню. Там денег очень много! Это жук еще тот, вертлявый, как уж в варенье, хрен его поймаешь.
      
       - Слушай, Валерий Михайлович, а ты можешь узнать, почему эта тачка улетела в кювет? - спросил Юрий.
       - Как почему? - удивился тот. - Тот парень не вписался в поворот.
       - Да, какой там не вписался! - Юрий махнул рукой. - Там поворот то был так себе, градусов десять! Любой чайник спокойно его пройдет, даже на скорости сто пятьдесят. Что-то тут не то, мне кажется! Поищи, а, Валерий? Должно быть что-то такое, - он с досадой щелкнул пальцами. - Не знаю что, но нюх меня обычно не обманывает.
       Костомаров пожал плечами.
      
       - Хорошо, посмотрим. Счас Матвеича пришлю, он у нас на такие дела мастер. Увидит то, что другой никогда не заметит.
       Матвеич был самым пожилым из механиков Костомарова. У него был один класс образования, три года фронта, и божий дар в виде особого виденья техники. Если все знали, как работает, например, двигатель, то Матвеич это каким-то образом видел. Когда не могла выручить и электроника, звали его, и тот, прислушиваясь, и присматриваясь, ходил вокруг барахлящего движка, а потом выносил свой суперточный приговор. При этом в свои восемьдесят с лишнем лет он был бодр и весел.
       Между тем Юрия окликнули. Машина Кторова уже стояла в воротах автосервиса.
       - Ты куда пропал? Поехали, Юрка, - предложил Кторов,- тут все ясно. Тебя куда добросить?
      
       - Да нет, спасибо. У меня еще дела. Мне тут недалеко, дворами, надо зайти к одному человеку, - отмахнулся Астафьев, - а вы езжайте.
       - Юр, ну я тебе очень благодарна, - Елена вылезла из машины, потянулась к нему всем телом, и страстно чмокнула Астафьева в губы. Зачем Юрий после этого посмотрел в сторону, он и сам не понял, словно позвал кто. Но первое, что он увидел, это было злое лицо Ольги Малиновской в окне проезжающий мимо дежурной "шестерки".
      
       ГЛАВА 16.
       Паша Зудов добрался до аэропорта только в пятом часу вечера, коротко переговорил с коллегами из местного отделения милиции, а потом поднялся наверх, на второй этаж, где размещался кабинет главы местного отделения частной охранной фирмы. Игорь Миронович, так звали начальник охраны аэропорта, уже собирался уходить. Но когда Павел изложил суть своей просьбы, то тот быстро проникся всеми проблемами кривовских сыщиков.
       - Конечно-конечно, мы поможем, я сам восемь лет оттрубил в уголовном розыске, - пояснил усатый, лет пятидесяти толстяк с повышенной энергетикой. - Знаю, что это такое. Да и нам такие хреновые сюрпризы тоже не нужны. Какая репутация будет у фирмы, если ее пассажиры не будут доезжать до дома? Пошли к нашим электронным хитрованам.
       Они спустились вниз, в подвал, и оказались в дежурке, где стояло множество мониторов, и сидели два человека в синей форме.
       - Василий,- хлопнул одного из них по плечу начальник, - найди-ка мне вчерашние записи с пятой, шестой, и восьмой камер, между восемнадцатью тридцатью, и двадцатью часами вечера.
       - Счас сделаем, Игорь Миронович.
      
       Порядок у Мироныча, оказался в полном порядке, так что затем они в течение часа наблюдали записи всех камер слежения установленных в зале, и на выходе из здания аэровокзала. Павел довольно быстро опознал на выходе из накопителя сына Сомова, он и в самом деле оказался очень похожим на отца. Рядом с ним шел высокий, худой парень с усами, судя по кожаной куртке и кепке, да еще ключам на пальце, что вертел постоянно, типичный таксист. Далее они увидели еще одну любопытную картинку. Около тамбура Суконин на время пропал из поля зрения камер, а потом уже показался на крыльце, и направился со своим шофером к такси. Но тут к ним подбежал еще один человек, и начал дергать приезжего за рукав, что-то горячо говорить. Таксист, в свою очередь, начал ругаться с этим человеком, и после долгой перепалки, вызвавшей интерес всех стоящих рядом таксистов, все же увез Суконина с собой. Единственное, что не понравилось никому из зрителей, это то, что плохо был виден номер этого самого такси.
       - Вечер ведь уже, а в свете фонарей не так хорошо видно. МАО, пятьсот... не то единица дальше, не то семерка, - щурился усач.
       - Нет, скорее четверка, - пояснял оператор.
       - Ладно, это уже не так важно. Желтое такси, фирма "Гранд" со значком "Ш" на заднем стекле, - отмахнулся Павел. - Вы мне перепишите на кассету эту запись?
       - Конечно. Можно сейчас еще пройтись по площади, поискать то такси.
       Такси с номером, начинавшимся на пять, они не нашли, зато нашли свидетелей того происшествия.
       - А, было вчера такое, было, - припомнил один из таксистов той же фирмы. - У нас же, как полагается - нашел клиента, все, это уже твой. Другой не влезай. А тут какой-то х...ет подскочил, начал тянуть его к себе. Мы чуть п... ему сообща не отвесили. Он сразу после этого отсюда убрался, видно понял, что больше ничего тут ему не выгорит.
       - А вы не знаете того парня, кто увез этого человека? - спросил Павел.
       - Нет, - таксист покачал головой. - Парень молодой, новый какой-то. Я его первый раз здесь видел.
       - А номер ты его случайно не запомнил? - спросил уже Мироныч.
       - Нет, куда там! Нас тут вон сколько, - и он кивнул на заполненную машинами площадь.
       Они отошли в сторону, и усач с озабоченным лицом предложил Павлу.
       - Слушай, я завтра попробую больше выяснить про этого таксиста, вообще про этот случай. Там, в кадрах, мелькнул кто-то из милиционеров, он подходил к толпе, вроде даже разнимать пробовал. По-моему, это Синцов. Сейчас он отдыхает, а завтра приедет, у них завтра зарплата, сам знаешь, это святое. Обязательно он здесь нарисуется. Тогда я все узнаю, и позвоню. Нам тоже такие таксисты, после которых трупы по посадкам остаются, нахрен не нужны.
      
       ГЛАВА 17.
       Идти Юрию, в самом деле, было недалеко. Отец его школьного друга Сашки Серова жил буквально в ста шагах от автосервиса Костомарова. Этим летом Сашку убили, и именно Юрий тогда приложил много сил, чтобы найти настоящего убийцу своего школьного друга. Игорь Владимирович был дома, и он явно обрадовался появлению Астафьева.
       - Юра, как хорошо, что ты пришел! Раздевайся, проходи, садись. Мать, принеси-ка нам чего-нибудь для души и тела.
       - Как здоровье, Игорь Владимирович? - спросил Юрий.
       - Да, так ничего, только вот артрит мучает, с палочкой ходить приходиться. Да ты присаживайся.
       Юрий сел, и огляделся по сторонам. В этом зале все было так же, как десять, а то и пятнадцать лет назад, прибавилась только фотография Сашки в черной рамке в серванте.
       - Ты, каким ветром к нам? Нужно что-то узнать? - спросил Серов. Он сам был милиционером, дослужился до звания подполковника, и понимал, что человек с профессией Юрия может прийти домой к родителям школьного друга только по производственной нужде.
       - Да, есть кое какая тема.
       В это время в зал вплыла жена Серова, с подносом в руках. На нем был графинчик с запотевшей водкой, солененькие огурчики, порезанная колбаска.
       - О, мать хорошо службу знает! Как? - Серов кивнул на графин. Юрий глянул на часы, и согласно кивнул головой.
       - Уже можно.
       - Я сейчас котлетки еще поджарю, - сообщила Раиса Михайловна, и ушла на кухню.
       Они, не чокаясь, выпили за Сашку. Потом Астафьев спросил: - Игорь Владимирович, вы ведь были, насколько я помню, заядлый охотник?
       - Да, было такое дело, - в глазах Серова загорел фанатичный огонь. - Любил я это дело, особенно утиную охоту. Лет с десяти меня отец брать стал на охоту. Итак, считай, сорок лет охотничьего стажу. А сейчас вот все, ноги подводят, два года назад последний раз ездил на открытие сезона. Стрелять то я еще могу, и руки крепкие, и зрение хорошее. Но, как в сырость ноги попадают, и все! Хана. Хоть кричи от боли. Так и пришлось отказаться от этой заразы. Я даже ружье продал, чтобы глаза не мозолило, не тянуло сразу к прошлому. Ты, из-за Сомова, что ли, меня об этом спрашиваешь?
       - Ну да, - признался Юрий. - Пришлось мне там, невольно, в этом всем поучаствовать.
       - Что, правда, там шестерых убили?
       - Ну, вот, уже шестерых, - засмеялся Юрий. - Да нет, четверых только.
       - А дело то ты ведешь?
       - Нет, Малиновская.
       - Опять эта девица! - рассердился Серов. Ольга едва не угробила Сашкино дело, пошла было, по легкому пути, и чуть было не посадила за убийство Сашки совсем других людей. - Снова ведь все испортит!
       - Ну, нет, ничего, она стала, поумней, - успокоил Юрий. - У меня вот к вам какой вопрос, дядя Игорь. Вы с Сомовым вместе когда-нибудь охотились?
       - В "Дубках"? Конечно! Лучшее место для охоты во всех лугах. Рай для уток, гусей, зайцев.
       - А вот на этом озере, Кривом, у Сомова было какое-то свое место?
       - А как же! Из года в год он только на нем и стоял.
       - Это где, в самом конце озера?
       - Ну да, там, наверное, где его и убили.
       Юрий достал из кармана блокнот, быстро нарисовал бумеранг озера.
       - Его убили вот здесь, - он поставил крестик.
       - Именно тут его место и есть, - подтвердил Серов. - Он хитрый, тут лес отступает от озера, и уток видно издалека, не то, что другим. На это место он никого не пускал, ни кого! Как его только могли подстрелить, я не пойму?!
       - Пулей, причем нарезной.
       - А, понятно! И стрелял Зотов?
       - Да, скорее всего. Только у него было ружье с одним нарезным стволом.
       - Дай, угадаю какая. Вертикалка? "Зауэр"?
       - Да, она. Он говорил, что взял ее в спешке, перепутал чехлы.
       Серов хмыкнул.
       - Пусть мозги не парит. Я ему еще лет шесть назад чуть морду не набил за то, что он вот так же стрелял, из нарезного. Он тогда это ружье только купил, хвалился им еще. Отвалил дикую сумму в долларах, я уж и не помню сколько. Чуть меня, гад, не подстрелил. Пуля то она ведь, от воды рикошетит, и летит, черт знает куда! А он мужик азартный, подстрелит утку, и добивает ее на воде уже. Потом мы долго не встречались, а года три назад попали оба на Тихое, на открытие сезона. И он опять был с вертикалкой с нарезным стволом. Тоже тогда объяснял всем, что чехол перепутал, что стрелял с одного ствола. Брешет он все!
       - А почему? - не понимал Юрий. - Зачем это ему надо? Так же он и в самом деле мог кого-нибудь подстрелить?
       - Знаешь, бывает, что попадается ружье, оно как жена. Баб в жизни бывает много, а она все равно самая любимая. Эти не мои слова, это самого Зотова.
       В это время Раиса Михайловна внесла в зал тарелки с картошкой, и дымящимися котлетами, запах которых давно вызывал у Юрия приступ острого отделения слюны.
       - Вот, закусите, - сказала она. - Да, Сашеньку нашего помяните.
       - Помянули уже, - нахмурился Серов.
      
       - Да можно еще и помянуть, - согласился Юрий. - Сашка того заслуживает.
       Они выпили, хорошо поели, и только потом Игорь Владимирович продолжил свой рассказ.
       - Года два назад я встретил Зотова дня за три до открытия охотничьего сезона, и как раз около магазина "Охотник". Конечно, пошли разговоры об охоте, об утках. А он ведь мужик увлекающийся, сам знаешь, азартный! Поехали, говорит, посмотришь мою игрушку. Привез он меня в свое поместье, и показал этот свой стенд для стрельбы по тарелочкам. Вещь, конечно, чудная. Ружье мне дал, неплохое, тоже горизонталка, Тозовка. Я пострелял, что-то тоже так увлекся, а он тут и говорит: давай на соревнование, кто больше разобьет тарелок. Эх, и постреляли мы тогда, я даже сумму представить себе не могу, на сколько ему та перестрелка стоила! Пока все тарелки не кончились, остановиться не могли. Но и тогда я заметил, что он стреляет странно, из вот этой самой вертикалки, "Зауэр". Он, поэтому, и выиграть долго у меня не мог, потому что я из обычной вертикалки садил, шестнадцатый калибр, а он из своей, с нарезным стволом. Дробью то оно вернее, чем пулей. Я его даже поддел по этому поводу. Вот тогда он эту фразу про баб и жену и сказал.
       - А про эту его причуду многие знают? - поинтересовался Юрий.
       - Да, почитай, все знающие охотники, старики, это да.
       - А вот эти, которые были с нами в этот раз? Соленов, Васин, Демченко? Они в курсе такой любви Зотова к этому ружью?
       - Ну, Соленов старый охотник, да и Демченко тоже. Васина я хуже знаю, этот недавно начал охотиться, года четыре как. Но первые два точно все про Императора знают.
       - А покойный Максимов знал, что Зотов такой "однолюб" с ружьями?
       - Да, этот точно знал. Как раз Максимов, и был свидетелем в тот раз, когда меня этот чертов Император, чуть не подстрелил. Выступал тоже на него страшно. Не любили они друг друга, это точно.
       Они просидели за столом еще долго, по косточкам разобрали всех знакомых охотников, их привычки, повадки, склонности и недостатки. Потом перекинулись на знакомых, родных, обсуждали их судьбы, новости. От Серовых Юрий ушел уже в темноте.
       Едва он вошел в квартиру, как раздался звонок в дверь.
       "Кто пожаловал? Ольга или Ленка?" - подумал Юрий, но гадать долго не стал, распахнул дверь.
       Это была Ленка, как всегда сногсшибательная в любом наряде. В этот раз на ней была короткая, серая шубка из натуральной испанской козы. Улыбаясь, она чуть покачивалась из стороны в сторону, а потом нежным голосом произнесла: - Я замерзла, пока шла к тебе пешком.
       - Ну, что ж, тогда будем греться, - согласился Юрий. Она одним движением скинула на руки хозяину дома свою шубку, и осталась в голубом комбинезоне в обтяжку, аппетитно подчеркивающем ее потрясающую фигуру. Юрий еще подумал, что под ним ничего нет, в таком состоянии под ним прорисовывалась бы каждая молекула, не только что нижнее белье. Он убедился в этом своем предположении буквально через несколько секунд. Пока он вешал шубку и приводил в порядок свои волосы, Ленка успела пройти в зал, дернуть молнию вниз, скинуть с себя и эту трикотажную шкуру, и остаться абсолютно нагишом. Так что, когда Юрий вошел в зал, она уже лежала на его кровати в позе отдыхающей нимфы. Изменения, происходящие на лице Астафьева, были для гостьи как желанны, так и весьма забавны. Но еще забавней прозвучал в это время звонок в дверь. Юрий извиняющее улыбнулся, вернулся в прихожую, открыл входную дверь, и увидел Ольгу Малиновскую. Особо сердитой ее назвать было нельзя, хотя лицо и было слишком строгим. Она хотела что-то сказать, но тут ее взгляд наткнулся на женскую шубку, висящую на вешалке. Лицо Ольги тут же изменилась, она буквально испепелила взглядом хозяина дома, а потом процедила сквозь зубы: - Ключи от моей машины дай мне.
       - Ах, да!
       Юрий вчера забыл отдать ей ключи от ее "десятки", и таскал их весь день в кармане куртки. Пока он искал их по карманам, Малиновская сделала два шага вперед, и посмотрела в зал. Ленка не сделала даже попытки укрыться, или переменить позу. Как лежала на боку, подперев ручкой голову, так и лежала, прекрасная в своей наготе и бесстыдстве. Взгляд Ольги мог испепелить кого угодно, но только не Ленку. Она так и осталась безмятежной, как ребенок после долгого сна. Резко развернувшись, Ольга вырвала из рук Астафьева ключи, и вышла из прихожей, громко хлопнув дверью.
       Юрий сокрушенно покачал головой, и, повернувшись, пошел к своему неизбежному будущему. Впрочем, весьма даже неплохому.
      
       ГЛАВА 18.
       Эта ночь с изголодавшейся по простому женскому счастью Ленкой вымотала Астафьева как никогда. Он пришел на работу с таким чувством, словно только что оттрубил ночную смену у доменной печи. Тут еще его сразу вызвали на совещание. Панков нещадно разносил все службы, но, к удивлению Юрия, его почти не тронул. Фраза: - Ну, с Астафьевым мы только вчера говорили о недостатках в работе следственного отдела, - ни как не могла считаться очередным выговором.
       Секрет был прост: Панков так же узнал о романе Астафьева с дочкой областного прокурора, и решил, что раз парень таким способом делает себе карьеру, то лучше ему с ним не ссориться. Уже на выходе из кабинета, в тесном, секретаршьем "предбаннике" он лицом к лицу столкнулся с Малиновской. Юрий хотел спросить ее, как дела, но та вспыхнула лицом, словно подожженная напалмом вьетнамская хижина, и стремительно проскочила мимо него в кабинет. Вслед за Ольгой шли еще двое из ее группы: Николай Сычев и Колодников. Времени перекинуться даже парой слов, не было, и Юрий успел только сказать Андрею: - Позвони мне.
       - Хорошо, - пообещал тот.
       Юрий ушел, и не слышал, как секретарша Нина шепнула секретарше Наташе: - Смотри, как Малиновская с Астафьевым шифруются. Смешно даже.
       - Да, а сама, чувствуется, пылает, как пионерка, - Ответила Наташа, и завистливо вздохнула.- Отхватила девка парня! Вот, что, значит, Нинка иметь хорошего папу. Это не то, что мы, голь и нищета.
       - Да, верно.
       Долго сидеть в своем кабинете Юрию не пришлось. Как только он зашел, сразу зазвонил телефон.
       - Да, Астафьев слушает.
       - Юрий, наконец-то ты появился на рабочем месте. Это Костомаров. Я тебе с семи утра телефон обрываю.
       - А что такое случилось, Валерий?
       - Внедорожник, которым ты вчера любовался, сегодня ночью спалили. Приезжай, посмотришь.
       - Сейчас буду.
       Попутной машины под рукой не оказалось, пришлось идти на остановку, потом пешком. Костомаров стоял около боксов, обсуждал что-то со своими слесарями. Как всегда в обширном дворе автосервиса было много машин, народу, но, увидев Юрия, хозяин сервиса сразу подошел к нему.
       - Вот, полюбуйся, - сказал Валерий, пожимая руку Астафьеву, и кивая в сторону стоянки битых машин.
       - Да, вижу, "радостная картинка", - морщась, ответил Юрий, подходя поближе, рассматривая почерневшие останки внедорожника. Все вокруг него было залито водой и пеной. Сделав "круг почета" около останков японского чуда, он увидел у стены, метрах в двадцати от обгорелого металла светло-коричневое тело какой-то мертвой собаки.
       - А это что у тебя там такое? - не понял Юрий.
       - Мухтара зарезали, - вздохнул Валерий. - Жалко собаку, такой был пес! Чистокровный алабай. Такой сторож был! Сколько он воришек тут порвал, ты не представляешь! У меня же тут и цветет, и чего только нет. Постоянно эти твари наркоманы лезли через забор. Вот, Мухтар и отвадил их напрочь. Теперь новую собаку брать придется.
       - А зарезал его тот, кто поджег машину? Как ты думаешь?
       - Да, он, скорее всего. Сторож был у себя в каморке, - хозяин автосервиса кивнул на окно в длинном гараже рядом с воротами, - в три часа все полыхнуло. Он давай звонить в пожарку, пока потушили, пока что. Думали, может, что в проводке замкнуло, но потом Семин приехал утром, сказал, что аккумулятор сняли с него еще вчера вечером. Нечему было там замыкать. Потом рассвело, смотрим - Мухтар лежит у стены. Ну, тут все ясно стало. Тогда я и начал тебе звонить.
       - Милицию вызывали?
       - Да, но ее еще не было.
       - Сейчас, я сам позвоню куда надо. Они быстро приедут.
       Он вытащил мобильник, набрал номер Малиновской. Голос, ответивший ему, был подобен приговору.
       - Да, Астафьев. Что тебе еще надо?
       - Оль, я тут вчера увидел тот "Ланд Крузер" Зотова в автосервисе на Сазонова. Ну, ты видела меня вчера там, у ворот этого сервиса. Я попросил мужиков посмотреть, почему он гробанулся, нет ли там чего подстроенного. Ну, там подпили тягу, с тормозами чего-нибудь нахимичили.
       - Ну, и чего? - сухо хмыкнула она. - Что тебе от меня то нужно?
       - Так вот, сегодня ночью эту машину сожгли. Кроме того, убили собаку сторожа, это алабай, говорят, очень свирепый пес. Воров рвал как бумагу, а тут его взяли и зарезали.
       - Так что тебе от меня надо? - не понимала она.
       - Может, пришлешь сюда Сычева и кого-нибудь из оперов? Я думаю, может, Мухтар успел порвать поджигателя. Да, и, мало ли какие еще следы могут остаться.
       Ольга чуть помолчала, потом сухо ответила.
       - Хорошо, пусть ничего там не трогают. Попробую найти кого-нибудь.
       Юрий отключил мобильник, и перевел дух. У него было ощущение, что он вел переговоры о капитуляции со страной победительницей. Тут он вспомнил еще кое о чем.
       - А Матвеич то твой, он как, что-нибудь в нем, - Юрий кивнул на остов "Ланд Крузера", - нашел?
       - Да, бог его знает, - Костомаров пожал плечами. - Я вчера ему сказал, он начал заниматься с машиной, сразу, это еще при мне. Потом я уехал, а сегодня его еще не было. Сегодня же первое, а он в этот день пенсию обычно получает. Хорошо, если после обеда придет.
       - Да? - Юрий чуть подумал, а потом предложил. - Слушай, давай-ка, к нему съездим домой. Что-то у меня сегодня с утра плохие предчувствия.
       Уже по дороге Юрий спросил: - Слушай, Валерий, а кто знал, что я тебя попросил разобраться с этим "Ланд Крузером"?
      
       - В каком смысле? - не понял тот.
       - Ну, кто мог видеть, что я интересовался им, что ты дал задание Матвеичу?
       - Из наших, или чужих?
       - Из всяких.
       - Там много народу было. Ты же знаешь, какой у нас бардак. Тут и клиенты толкутся, к парням нашим всякая шелупонь приезжает. Я уж, сколько их отсюда гонял. Отвлекают мужиков от работы своими разговорами.
       - Вот и нужно вспомнить всех. И слесарей, и клиентов. Сможешь?
       - Попробую, я на память еще не жалуюсь.
       - Тогда напиши мне на листочке, и тех и других, только по отдельности. На одном - "свои". На другом - "чужие".
       Они подъехали к дому, где жил Матвеич, и первое, что увидели, это "скорую помощь".
       Костомаров припарковал машину, побежал вперед. Но, для того, чтобы узнать главное, им даже не пришлось входить в подъезд, навстречу им выносили носилки, на которых лежал старый механик. Голова его была перевязана, глаза закрыты, рот открыт, но было видно, что он дышал.
       - Матвеич, господи! - Валерий бросился вперед, попытался как-то поговорит со стариком. А Юрий шагнул к выходящим за носилками медикам. Он сразу достал удостоверение, показал его врачу, женщине лет сорока с усталым лицом.
       - Что с ним случилось? - спросил он.
       - Типичное ограбление. Дали по голове чем-то тяжелым, вынесли какие-то вещи. Там участковый с этим разбирается.
       - Жить он будет?
       - Все может быть, даже это. Но пока больше шансов, что умрет. Больно долго лежал без сознания, крови много потерял.
       Астафьев прошел дальше. В квартире Матвеича на первом этаже была широко открыта дверь, и еще на лестничной площадке Юрий услышал характерный голос местного участкового, майора Ивана Рыжова.
       - Так ничего и не слышали? Совсем ничего?
       - Да нет, говорю я вам, тихо было.
       - Ну, как это может быть тихо, когда булыжником разбивают окно, потом дерутся с хозяином квартиры, а вы ничего не слышите?! Квартиры то у нас не американские, все слышно, как через бумагу. По-моему, это ты года два назад жаловалась на соседей сверху, дети у них бегали по полу, а у тебя грохот стоял. Ты это была, или нет?
       - Да нет, не я.
       Юрий не видел лица говорившей, но был готов поклясться, что она врет.
       Астафьев прошел в квартиру, тронул рукой плечо участкового. Тот оглянулся, расплылся в улыбке. Майор Рыжов и в самом деле был рыжим, с выгоревшими до белизны, мохнатыми бровями, широкоплечий, с повадками старого, уверенного в себе старшины. В свои сорок семь он был самым опытным участковым города, личностью незаурядной и легендарной.
       - А, Юрий Андреевич, приветствую вас, дорогой. Ты чего тут?
       - Да вот, хотел этого деда навестить, Матвеича, а меня опередили.
       - Что, по какому-то делу проходил? - сразу насторожился майор. - Не свидетель?
       - Да нет, там хуже.
       Рыжов развернулся, и кивнул невысокой, худощавой женщине лет шестидесяти.
       - Хорошо, спасибо большое, что вызвали нас.
       Старушка ушла, а Рыжов неодобрительно кивнул вслед головой.
       - Живет через стенку, и говорит, что ничего не слышала. Врет, сволочь.
       - А что тут было то?
       - Да, ночью бросили булыжником в стекло, представляешь, какой звон? Залезли в окно, в зал. Дед, видно, надел штаны, и встретил их в коридоре. Там они дрались, все побито, все перевернуто вверх дном. Потом Матвеичу дали чем-то тяжелым по голове, вынесли телевизор, я его отлично помню, здоровый такой, в мае ему вручили, на юбилей Сталинградской битвы. Перерыли все шкафы, все столы, буфет. И вышли через дверь. Эта вот п..., - Рыжов не очень хорошо отозвался о соседке, - вызвала милицию только час назад. Ну не верю я, что она не слышала весь этот грохот!
       - Ты думаешь, их было много?
       - Да, черт его знает! Матвеич здоровый был мужик, не смотри, что ему восемьдесят два. Пошли на кухню, что здесь торчать.
       Они прошли в кухню, а Рыжов кивнул головой Юрию.
       - Ну, давай, рассказывай. Куда там наш ветеран вляпался?
       С интересом, выслушав все, что наговорил ему Астафьев, он покачал головой.
       - Да, хреновая история. Выходит, Матвеич, ни за что, практически, пострадал.
       - Да, кто знает, может быть, его действительно какие-нибудь бомжи тяпнули по голове. Но только уж больно совпадение странное. И машина сгорает, и Матвеич по башке получил.
       В это время со стороны двери раздался женский голос: - Иван Матвеевич, к вам можно? Пенсия пришла!
       Вошедшая вслед за этим женщина с почтовой сумкой на боку недоумением посмотрела на двух незнакомых людей.
       - Иван Матвеича нет, в больнице он, - сказал Рыжов.
       - Ну, вот! - женщина, словно обиделась. - А вчера встречал меня, вроде бодрый такой был. Еще сказал, что будет ждать. Денег нет ни копейки, все внукам выслал, в Пензу.
       - То есть, денег у него не было, - сделал вывод Рыжов. - Нормально. Что ж они тогда тут взяли? Телевизор у него стоял неплохой, я уже говорил. "Самсунг", - по-моему. Его нет.
       Тут квартира начала заполняться людьми. Здесь были все знакомые люди: оперативники третьего отделения милиции Алексей Шаврин, Ромка Нагорнов, эксперт-криминались Вадик Зимин, самый молодой ученик Сычева. Прояснив им, суть проблемы, Юрий глянул на часы, и засобирался. В двенадцать намечалось очередное совещание у Панкова, и опаздывать ему было не с руки.
      
       ГЛАВА 19.
       В это время Паша Зудов в десятый раз смотрел одно и тоже кино. Кино было не очень интересным, все та же съемка камер наружного наблюдений на стоянке в аэропорту.
       - Пятьсот семьдесят один, - довольным тоном сказал хозяин квартиры, Алексей Фокин, мужчина лет сорока, с обширной лысиной и запорожскими усами. С Павлом они были знакомы давно, вместе увлекались фотосъемкой, потом параллельно собирали разную музыкальную технику. Павел ушел в милицию, а Фокин свое увлечение превратил в профессию, снимал свадьбы, юбилеи, постепенно обзавелся самой разнообразной аппаратурой, организовал студию, и стал снимать и записывать местных музыкантов, сюжеты для телевиденья. Именно к нему и пришел Павел, зная, что если обратиться официально к железногорским криминалистом, то они получат результаты хорошо, если через неделю. Алексей же за полчаса сумел не только вытащить из серого мрака сумерек номер машины, но и рассмотрел на борту "Волги", когда машину уже отъезжала, название фирмы: "Гранд".
       - Отлично, ты просто ас, - похвалил друга Павел, и спросил. - А у той машины, второй, сможешь рассмотреть номер?
       Фокин минут пять повозился с изображение на компьютере, потом отрицательно покачал головой.
       - Нет, другие тачки загораживают. Но, постой-ка...
       Он снова прокрутил запись назад, потом остановил кадр.
       - Вот, это рассмотреть можно.
       Теперь и Павлу был хорошо виден бок отъезжающей "Волги", а на нем, крупными буквами надпись: "Влада", и чуть ниже: "г. Кривов".
       - Ого, теперь понятно, почему тот парень так бился за этого пассажира! Не хотел ехать порожняком, - обрадовался Зудов. - Ты мне распечатаешь эти два снимка?
       - Конечно, можно и не два.
       Он действительно крупно отпечатал фото водителя в зале ожидания, потом машину на стоянке, номер и, и бок отъезжающего кривовского такси.
       - Да, интересную ты мне работку принес, давно я такими делами не занимался, - признался довольный Фокин, отдавая диск с обновленной записью Павлу. - Давай, приходи, если что нужно будет.
       - Спасибо, брат.
       Уже на улице Зудов позвонил начальнику охраны аэропорта, и продиктовал номер машины.
       - Ну, ты молодец,- обрадовался тот, - оперативно все сделал. А я тут тоже подсуетился, опросил того милиционера, Синцова. Он хорошо так описал внешность обоих водителей. Талант у парня, ему писателем надо быть.
       - Хорошо, я сейчас к прокурору, а потом подъеду, часа через три.
       Часа через три не получилось. Сначала нужно было разыскать Малиновскую, а она разбиралась с сожженным "Ланд Крузером", потом они уже вдвоем обратились к прокурору.
       - Да, улики весомые, - согласился Кудимов, рассматривая распечатки номера машины. - Я сейчас позвоню прокурору Железногорска, и мы обсудим этот вопрос с ним. Пусть помогут.
       После пятнадцатиминутных разговоров, он положил трубку, и довольно кивнул головой.
       - Они займутся этим парнем. Поезжайте прямо в городскую прокуратуру, они должны его доставить прямо туда. И этого, сержанта тоже.
       Железногорские оперативники поработали быстро. Уже в четыре вечера сержант опознал водителя, увезшего Суконина из аэропорта, и начались официальные допросы подозреваемого.
      
       Глава 20.
       От чего Ольга Малиновская никак не могла избавиться за свой уже приличный стаж работы следователем, так это от некоторой доли предвзятости. Если ей говорили оперативники, что этот парень, скорее всего убийца, то она так к нему и относилась. Только осечка с мнимыми убийцами Серова несколько поколебала эту ее уверенность. Парень, сидевший сейчас напротив нее, сразу показался Ольге жутко несимпатичным. Худой, с торчащими щеточкой усами, с оттопыренными ушами. Еще Ольга никак не могла поймать его ускользающий взгляд, и это ее бесило.
       "У парня явно рыло в пушку, раз в глаза смотреть не может, - решила она. - Нужно его побыстрей дожать".
       - Значит, вы, Остапенко, Владимир Николаевич, восемьдесят первого года рождения? - повторила она все записанное в протоколе первичного допроса.
       - Да, он самый.
       - Давно работаете таксистом?
       - Да, как с армии пришел.
       - Откуда я знаю, когда вы пришли с армии? Говорите конкретно.
       - А, ну, это... - парень еще больше напрягся, - два года, значит.
       - Хорошо. Значит, позавчера, вы взяли в аэропорту человека до Кривова. Вот этого, - Ольга подала своему собеседнику фотографию, где таксист ведет к машине своего пассажира. Она сделала это намеренно, не стала ловить его на отказах, на прочих уловках. Ей было важно сейчас выиграть время.
       - Да, было дело, - признался парень. - Только до Кривова я его не довез, до Семеновки только.
       - Что же это так? И куда он потом делся? - не поняла Ольга. - Остался в Семеновке?
       - Колесо у меня спустило, уже на полдороги. А тут эти как раз нас догнали, кривовские, они и забрали его.
       Ольга ничего не поняла, и поневоле начала раздражаться.
       - Кто эти?! - спросила она. - Куда забрали?!
       - Ну, на это, на другое такси он сел, на Кривовское.
      
       - Откуда вы знаете, что оно было из Кривова?
       - А там, на борту было написано: г. Кривов. Еще и название таксофирмы. Только я его не запомнил.
       - Так, - Ольга покосилась в сторону, где тихо сидел Паша Зудов, сейчас, казалось, больше занятый просмотром документов таксиста. - Давайте начнем сначала. Ты взял этого человека в аэропорту. Где ты его нашел?
       - А на выходе с аэродрома. Я всегда там стою. Большинство таксистов ждут, когда клиент получит багаж, а я смотрю тех, у кого багаж при себе. Они всегда торопятся, командировочные. Вот и этот сразу клюнул. Он сказал, что ему нужно ехать в Кривов, я сказал сумму. Клиент торговаться не стал, кивнул головой, и сказал: "Поехали".
       - А потом что случилось?
       Парень все косился как-то в сторону от нее, он явно нервничал, говорил, поэтому скомкано, отрывочно.
       - Уже на выходе из аэропорта к нам подскочил какой-то мужик и начал этого, ну, пассажира, трепать за рукав. "Поехали, - говорит, - командир, у нас в машине двое до Кривова, третьим будешь, все дешевле будет".
       - Откуда он узнал, что вашему пассажиру нужно в Кривов?
       - Да лях его знает!
       - А клиент ваш как на это отреагировал?
       - Да, ни как. У него денег, похоже, куры не клюют. Он молчит, идет со мной. Дошли до стоянки. А этот, козел, совсем озверел, чуть из такси его вытаскивать не стал. Тут мужики наши подошли, из нашей фирмы, чуть морду ему не начистили. Только тогда этот придурок и отстал.
       - А описать вы этого человека можете? - спросила Ольга.
       - Этого козла? Да могу. Высокий, плотный такой мужик, он в куртке был зимней, летной. Плечи такие здоровые, усы, - таксист показал двумя пальцами, - как у Богдана Хмельницкого. Да! Еще над бровью пластырь был, такой, небольшой, полоской.
       - А лет ему сколько?
       Тут парень замялся.
       - Черт его знает. Старый уже. Лет сорок, наверное.
       Павел, не удержался, и спросил: - А что, сорок лет, это уже старый человек?
       - Конечно. Считай, вся жизнь уже прожита. Что там ловить в сорок лет? Уж одной ногой почти в могиле.
       - Именно поэтому ты работал под таксиста? - поинтересовался Павел. - Чтобы успеть ухватить до сорока лет от жизни все?
       Вот теперь парень окончательно скис.
       - Ну, а что с ними делиться, зачем? "Волга" у меня от отца осталась, шашечки нарисовать каждый дурак сможет.
       - Ну не скажи, документы то не каждый дурак сделает, - Зудов шлепнул на стол документы парня, пододвинул их Малиновской, и пояснил удивленной Ольге. - Документы у него поддельные. Не на фирму он вовсе работает, а только на себя.
       - Понятно, - Ольге действительно стало понятна нервозность водителя. - Ну, тогда рассказывай дальше, что было по дороге? Ты разговаривал с клиентом?
       - Да, самую малость, в начале только. Спросил, что он такой грустный, а тот говорит, что на похороны отца приехал. Пояснил еще, что тот хоть его и не вырастил, но мужик был хороший, добрый. Потом замолк. Я, чувствую, что клиент не хочет говорить, и тоже молчал всю дорогу.
       - И докуда ты его довез? До Семеновки, говоришь?
       - Да, как раз на полпути к Кривову мы и встали. Семеновку только проехали, а до Марьевки километров еще сорок оставалось. Колесо у меня заднее пробило. Я сразу это понял, как машину бросать стало по дороге, все, думаю, хана. Гвоздь поймал, это уж как в аптеке.
       - Даже знал, поди, какой номер? - съязвил Паша. - Сотку, стопятидесятку поймал?
       - Да какую сотку! Вот, - шофер сунул руку в карман, и подал Павлу что-то небольшое, похожее больше на дротик для дартса, только небольшой, сантиметр длинной.
       - Что это такое? - спросила Ольга, так же внимательно рассматривая странную штуку.
       - По виду похоже на пулю для воздушки, только у тех тупые концы, а это заостренная, - задумчиво ответил Павел, принимая из рук Ольги странную штуку. - А ты где-нибудь по дороге останавливался?
       - Ну, в Семеновке как раз и останавливались. Я за сигаретами пошел, а клиент попросил крем-соды купить.
       - И ты ему ее купил? - спросила Ольга.
       - Ну да. Только потом он меня за нее выругал.
       - За что же это?
       - Крем-сода была только в двухлитровых бутылках, а он хотел, оказывается, маленькую, пол-литровую.
       - А ту машину, кривовскую, в Семеновке вы не видели? - спросила Ольга.
       Водитель напрягся, но потом отрицательно замотал головой.
       - Не помню. Они подскочили, как только я начал колесо домкратить. Этот, усатый, снова вышел, лыбиться, козел. "Что, - говорит, - парень, колесо сдохло? Нет у тебя сегодня фарта". А потом клиенту и говорит: "Поехали, мужик с нами, с этим мудилой ты в Кривов к следующему вечеру доберешься". Тот как-то заменжевался, потом сказал: "Прости, брат, но мне туда нужно быстро". Отдал деньги, причем за всю дорогу, представляете! И сел к ним.
       - А куда сел? Спереди, сзади? - спросила Ольга.
       - Спереди. Этот, усатый, ему даже дверь открыл.
       - А сколько их всего в машине было? - уточнил Павел.
       - Я так понял, что трое. Это с водителем.
       - Странно, если подсаживают, то, обычно, сзади. Спереди места занимают в первую очередь, - удивился Зудов. - Значит, усатый был за рулем...
       - Да нет, он был пассажиром. За рулем другой мужик сидел.
       - Так он был не таксистом? - В очередной раз удивился Павел. - Этот, усатый?
       - Нет.
       - А что же он тогда так разорялся, чуть силком клиента в машину не тащил? - спросил Павел.
       Шофер пожал плечами.
       - Не знаю... но за рулем точно не он сидел. Другой мужик. Лица я его не видел, только кепку. А этот, наверное, хотел заплатить меньше, вот и старался.
       - Что за кепка была у водителя? - спросила Ольга.
       - Да, обычная, аэродром, - шофер показал пальцем козырек. - Старики в таких обычно ходят, или грузины.
       Павел продолжал недоумевать.
       - А что, свет у них в салоне не загорался? Эта "Волга" рядом с тобой встала?
       - Да нет, вперед они проехали. Но в салоне темно было, это точно, я не знаю почему.
       - А номер ты их случайно не запомнил? - спросила Ольга. - Может, какие-то цифры? Сочетания букв?
       - Нет, он какой-то обычный был, номер этот, серый такой.
       - То есть? - не поняла Ольга. - Почему серый? Грязный, что ли?
       - Да нет. Ну, обычно запоминается номер, если одинаковые цифры, там 999 или 666, а тут просто какой-то набор цифр, и таких, все каких-то незнакомых. Я обычно запоминаю, если номер похож на мой, или там день рождения, перевертыши: 696,393, такие вот. А этот, нет, обычный номер. Регион наш, это вот я точно помню.
       Одни допрашивали парня еще два часа, но больше ничего нового добавить к общей картине не смогли. После этого Ольга зашла к заместителю прокурора, как раз оставшегося по другому, не менее важному делу.
       - Ну, что там у вас с этим таксистом? - спросил тот, устало, потягиваясь в кресле.
       - Не похож он как-то на душителя, - призналась Ольга. - Один он убить не мог, слишком хлипкий для этого. К тому же душить, и вести машину невозможно. Я прошу его задержать на двое суток, и провести обыски в машине, и на квартире, на предмет обнаружения личных вещей Суконина, и отпечатков пальцев Суконина в салоне машины. Кроме того, надо выяснить круг его знакомств, может, есть судимые, может, кто уже занимался такими делами? У парня поддельное удостоверение таксиста, может, он давно занимался подобными делами? У вас не было по этому году подобных убийств?
       Зампрокурора отрицательно покачал головой.
       - Да нет, подобное дело было года три назад, но их всех взяли. Приезжали гастролеры из Саратова, так же работали под таксистов, и по дороге душили свои жертвы. Четверых они тогда таким образом замочили. Знали, что если клиенты с самолета, то деньги имеются.
       - В любом случае надо бы его задержать, хотя бы на двое суток,- попросила Ольга.
       - Хорошо, задержим, нет проблем.
       - А мы пока поищем это, наше такси в Кривове, и посмотрим, кто из двух таксистов врет.
       Когда они с Павлом вышли из прокуратуры, на часах было пол-одиннадцатого. Зудов взглянул на часы, и попросил: - Подвезите меня к вокзалу, как раз скоро пойдет последняя электричка. Что вы будете везти меня до Кривова, сам доберусь.
       - Спасибо, - поблагодарила Ольга. - Надо хоть ночь дома переночевать, родителей успокоить.
       Но тут раздалась трель мобильника, и Ольга услышала в трубке знакомый голос
       начальника дежурной части майора Мохначева.
       - Ольга Леонидовна? Я хотел сообщить, вас это заинтересует, наверняка. Мне очень жаль. Но только что пришло сообщение, на Юрия Астафьева было нападение. Все кончилось очень печально. Мне так жаль...
      
       Глава 21
       Первую часть дороги машину вел Зудов, Ольга вести не могла, ее трясло от нервного срыва, глаза застилали слезы. Она сидела на заднем сиденье, курила сигарету за сигаретой, и пыталась вернуть себе хладнокровие.
       "Хороший был парень, - думала она, - самец. Самец? Да нет, самец это как раз плохо. Это одна животная сила, грубость. А этот был нежный, добрый. Хотя ни разу не сказал, что любит, что я у него единственная. Вообще-то, это было даже честно с его стороны. И Вовчик с третьего курса, и Димка, все клялись в вечной любви, и все тут же устремлялись к другим, более смазливым шлюхам". Волна жалости снова подкатила к ее горлу, и чтобы подавить ее, она снова вытащила из памяти ту незабываемую сцену: на широкой кровати Астафьева, поперек ее, в безмятежной позе лежит та голая девка с удивительно красивыми глазами. Вопреки ожиданию всплеска злости не было, тело неожиданно вспомнило совсем другое: тугое, мускулистое тело Юрки, и такая волна удушливой похоти прокатилось от пяток до самой макушки, что Ольга даже сругнулась в полголоса.
       - Что? - спросил, не поняв, Павел. - Вы про что, Ольга Леонидовна?
       - Да, так, ничего, это я сама с собой говорю.
       - А, бывает.
       Павел тут же зевнул.
       - Ты, что, засыпаешь? - спросила Ольга.
       - Да, что-то в сон бросает, - признал Зудов. - Надо остановиться, лицо умыть, что ли.
       - Давай, тогда я сяду за руль, я уже пришла в себя.
       - Может, не надо?
       - Надо. Останови.
       Вторую половину дороги она машину вела сама, слезы к глазам уже не подкатывали, и ее удивляло только одно - как Зудов мог сейчас так спокойно спать.
       "А ведь они друзья, так, по крайней мере, все говорили мне. Не один год вместе работали, и ни каких видимых эмоций. Собственно, он не женщина, что они, мужики, могут чувствовать? Дубье дубьем. Он же не спал с ним, не трахался целыми часами. Это болезненно воспринимаешь, если еще помнишь, каким он был еще пару суток назад. Тело у него было великолепным".
       Организм снова отозвался на это теплой волной, и, скрипнув зубами, Ольга машинально еще придавила на газ. Черная машина неслась в ночи как пуля, и, слава богу, что в тот день не было ни дождя, ни гололеда. Но если обычно она добиралась до Кривова за сорок минут, то сегодня преодолела этот же путь за полчаса.
       Влетев в город, она направила машину к городской больнице. Решительным шагом, войдя в приемный покой, Ольга не обнаружила там никого, и, хмыкнув, дернула дверь ординаторской так, что хлипкий крючочек со звоном вылетел из своего гнезда. То, чем занимались доктор с медсестрой, в прежние времена бы вызвало у ней ехидную улыбку, но сейчас только одну досаду.
       - Где тело Юрия Астафьева? - спросила она.
       - В пятой палате, - пробормотал врач, торопливо ища на столе свои очки. Медсестре на сборы нужно было гораздо больше времени и действий. Ольга начала подниматься на второй этаж, в травматологию. За ней спешил Павел. Столь же решительно Малиновская прошла в нужную ей палату, это была комнатка, самых малых размеров, так, что туда с трудом вставало две кровати. Одна из них была пустой, а вот на второй неподвижно лежало хорошо видимое в свете уличного фонаря тело Астафьева, руки на груди, на голове белая повязка. Она, не включая свет, прошла вперед, встала рядом. Снова на глаза начали предательски набегать слезы. Тут сзади Павел щелкнул выключателем, Ольга зажмурилась, а когда открыла глаза, то первое, что увидела, это моргающие глаза Юрия, с удивлением рассматривающие поздних гостей. Ольга опешила, а потом спросила: - Астафьев, ты что, дурак, живой?
       - Нет, дохлый, - пробормотал он. - Вы что меня так пугаете? Я уж думал, спросонья, что меня добивать пришли.
       - Ты угадал. Я тебя сейчас убью! - крикнула она, с кулаками бросаясь ему на грудь. Павел деликатно вышел из палаты.
       - Это не я, это все Ленка, - заявил Юрий, когда смог, наконец, успокоить Ольгу. - Она дожидалась меня в машине, и когда я прошел в подъезд...
       Ленка сто раз могла позвонить Астафьеву на мобильник, но терпеливо ждала его в своей, уже отремонтированной машине. В этот раз под той же шубкой на ней было вечернее платье, и она не собиралась сдаваться так быстро, как вчера. Елена уже представляла, как ходит перед Астафьевым по комнате, в этом умопомрочительном наряде, возбуждая его своим видимым содержанием, и зримой недоступностью. Что ее сейчас больше всего волновало, есть ли у Юрия дома большой фужер под шампанское, с которым она могла дефилировать перед ним. "Десятку" она поставила так, чтобы видеть дорогу к подъезду, а сам он ее увидеть не мог. Собственно было уже темно, и цвет ее приметной машины сливался с серым мраком. Вскоре Елену взволновала другая проблема - а будет ли у ее нынешнего любовника вообще шампанское? За тот год, что они не встречались, в его квартире прибавился только тефалевский чайник, и все. Она уже начала думать, не съездить ли ей самой за шампанским, когда на дорожке показалась высокая, приметная фигура Астафьева.
       - Слава богу! - пробормотала она, вылезая из машины. В подъезд она зашла минуты на три позже Юрия, в том и то и был ее замысел, чтобы он только вошел, а она тут как тут. Юрий спросит ее: - Как ты узнала, что я дома, я ведь только что пришел?
       А она бы ответила: - А я сердцем это чувствую. Я же ведьма.
       Предвкушая этот диалог, она с улыбкой вступила в темный, пропахший всякой дрянью подъезд, и сразу услышала шум борьбы. Что-то мотался на лестничной площадке, раздавались приглушенные матерки, глухие удары. В скудном свете, единственного окошка она рассмотрела темную массу на площадке между этажами, и как-то сразу поняла, что это бьют Юрия. Кричать и визжать она не стала, падать в обморок тоже. Она просто открыла сумочку, достала оттуда небольшую коробочку и нажала нужную кнопку. Истошный вой милицейской сирены мог поднять из гроба кого угодно, хоть прапрадеда Адама, а эта вся свора ломанулась из подъезда, толкаясь, запинаясь, и падая друг на друга. Елена сжалась в комок под лестничной клеткой, и только когда грохот ног утих, выключила свою жуткую сирену. Она побежала наверх, настолько быстро, насколько могла сделать это в своем дико узком платье. Юрий лежал на полу, лицом вниз. Ленка торопливо нашарила в сумочке мобильный телефон, достав его, она включила подсветку, наклонилась, и вскрикнула. Затылок Юрия был залит кровью. Елена отшатнулась назад, и, торопливо тыкая наманекюренными пальчиками в маленькие кнопки мобильника, набрала номер скорой.
       - Девушка, скорей! Тут человека убили. Милиционера.
      
       ГЛАВА 22.
       Иван Михайлович Рыжов с утра был в плохом настроении. Вчерашнее нападение на Матвеича, и сегодняшнее известие о смерти Астафьева, слава богу, оказавшееся ложным, все вызвало у него приступ животной злости.
       - Демократы, е.. твою мать то! Распустили народ, жулье! Вырастили достойную смену, в собственный подъезд хрен зайдешь! - бормотал он на ходу. При этом он не просто шел, а зорко наблюдал за всем происходящим в округе.
       "Сычиха опять пьяная, а пенсия у ней кончилась дня три назад. Снова, что ли, каких-нибудь чурбанов на постой пустила? Господи, и что ее никак не пришибут, сволочь старую! Надо будет зайти на обратном пути, посмотреть, кто там у ней поселился в этот раз".
       Был выходной день, и Рыжов спешил не просто так, а вполне к конкретной цели, на рынок. Пройдя между цыган, торгующих за воротами рынка своими вечными, черными шалями и кожаными куртками, он прошел дальше. Нужный ему человек стоял у самого входа на рынок, сразу за воротами. Высокий, сутулый, с длинными волосами, с висячими усами, в широкополой, черной шляпе. Перед ним на ящике лежали два каталога с нумизматическими монетами, марками, значками. Этот чудак, Рыжов знал только его кличку - Монета, каждый выходной скупал на рынке монеты, медали, и прочую антикварную мелочь. Сейчас перед ним стоял мальчишка лет двенадцати, в синей джинсовой осенней куртке не по размеру, с кем Монета и вел неторопливую, степенную беседу.
       - Деда, говоришь? А не врешь? - голос у коллекционера был специфичным, с интонациями ржавых воротных петель.
       - Да точно, точно, - писклявым голосом зачастил парнишка, зябко передергиваясь всем телом, и подпрыгивая от холода с ноги на ногу. - Дед у меня крякнул, а медали и ордена остались.
       - И не жалко? - спросил нумизмат. Рыжов, пристроившийся, якобы, рассматривать на соседнем лотке зимние шапки, увидел в руках покупателя орден Красной Звезды.
       - А что, все равно мамка с папкой их пропьют, - пояснил мальчишка. - Лучше я на эти деньги себе беляшей накуплю. Да, вон и цирк в город приехал, тоже хочу сходить.
       - А у тебя еще такие есть? - поинтересовался Монета.
       - Да, там много! Этот вот самый плохой, старый орден. А есть много новых, блестящих!
       Монета усмехнулся. Не сдержал улыбку и участковый. Они то знали, что орден времен Отечественной войны стоит гораздо дороже тех блестящих побрякушек, что дают ветеранам к очередной годовщине победы.
       - Ну, хорошо, возьму я их у тебя, - проскрипел Монета. - На вот тебе пятьдесят рублей, неси все остальное.
       Рыжов в это время думал, что ему сейчас делать? Взять этого пацана за шкирки? А вдруг у него действительно орден его деда? А если это, в самом деле, награды Матвеича, то, что он сможет сделать с пацаном? Задерживать его - воплей и визга не оберешься. Пацан, при всей своей тщедушности и молодости смотрелся маленьким бомжем, а значит, опыт в таких делах как общение с милицией за его плечами должен был быть колоссальным. Они еще и притворяются при этом так, как не притвориться никто из взрослых.
       - Здорово! - восхитился пацан, и зачастил. - Я через час приду, принесу еще!
       Он отбежал в сторону, но не очень далеко, встал в очередь за беляшами. Рыжов же подошел к нумизмату.
       - Чем интересуетесь? - проскрипел тот. - Монеты, марки, значки?
       - Да нет, орденами я интересуюсь. Особенно тем, что ты только что получил от этого пацана.
       Михалыч сунул под нос поскучневшему скупщику свое удостоверение, и получил из рук того орден. Рыжов тут же достал из кармана очки, и бумажку со странными записями. Вчера он потратил больше часа, но разобрал все наградные листы, и переписал все номера боевых наград старого механика. Номер на обратной стороне ордена совпадал с номером в списке Рыжова.
       - Так, как тебя зовут-то, я забыл? - спросил он коллекционера.
       - Павел.
       - Вот что, Павел. Этот орден я у тебя изымаю, он проходит по делу об убийстве. Я сейчас отлучусь, но потом подойду. Если этот пацан придет без меня, то постарайся побольше задержать его разговорами. Ясно?
       - Хорошо, попробую, - согласился тот. - Только долго не задерживайтесь, я уже уходить хотел.
       Рыжов выбрался из толпы, думая о том, кого ему привлечь к этому делу. Надо было ждать пацана с остальными наградами, потом проследить, куда он пойдет. Но раздумья Рыжова кончились в тот момент, когда он неожиданно увидел впереди себя того самого пацана, жующего горячий беляш. При этом еще два лежали у него в пакете. Мальчишка предавался этому делу так самозабвенно, что участковый решил попробовать проследить за ним сам. Он еще похвалил себя за то, что в этот раз одел гражданку. Собственно, больше заслуга в этом была его жены, бросившей в спиральную машину единственные милицейские брюки участкового. Выше пояса он как раз был при полном параде, в кителе, милицейской рубахе и галстуке.
       К удивлению Рыжова пацан направился в его район. Остановившись около одного из домов, он торопливо доел последний беляш, и скрылся в подъезде дома. И дом, и сам подъезд были крайне неблагополучными, но Рыжов как-то сразу понял, к кому, и в какую квартиру идет мальчишка. На первом этаже участковый притормозил, подождал, когда сверху стихнет стук, и заскрипят несмазанные петли двери.
       - Пришел, сученок?! Я тебе сейчас уши откручу, козел! - донеслось до ушей участкового, а потом мальчишка настолько резко завизжал, что Рыжов сразу понял, что невидимый ему мужик выполнил свою угрозу.
       - Больно! Больно! - надрывался парнишка.
       Участковый торопливо поднялся наверх, и обнаружил, что дверь в квартиру Сычихи осталась чуть приоткрытой. Дверной засов, которым пользовалась старуха, торчал в закрытом состоянии, но делать сразу две вещи: крутить уши пацана и закрывать дверь, у воспитателя не получилось. Поэтому Рыжов потихоньку вошел в прихожую, и затаил дыхание. Пацан по-прежнему орал свое: - Больно-больно! Отпусти! Я больше не буду! Отпусти!
       А мужской, грубый голос напирал на свое: - Кто тебя просил рыться в моей сумке, а? Куда девал орден, ну!? Куда дел!? Убью, гад!
      
       В этом месте Рыжов решил, что пора ему показаться на глаза. Он решительно вошел в зал, где увидел такую сцену. Посредине зала молодой, широкоплечий парень, довольно симпатичный, только вот волосы были чересчур длинными, да цвет лица, нездоровым, как у много пьющих людей, крутил уши все тому же пацану. В углу же, на стареньком диване сидела женщина лет сорока с усталым лицом. На руках у нее был грудной младенец, а под бок к ней жался мальчишка лет семи, невероятно худой, словно состоящий из одних глаз и костей. При виде нового человека он начал как-то странно дергаться всем телом, рот его скривился, и Рыжов понял, что мальчишка инвалид.
       Между тем воспитатель молодого воришки единственный не заметил появление в помещениии чужого человека.
       - Я тебя чему учил? - продолжал он поучать пацана. - Жить честно, а ты что сделал?! Ты - вор!
       - Ну-ка, прекрати счас же! - строго велел Рыжов, отталкивая руки воспитателя. Тот от неожиданности разжал пальцы, парнишка тут же дал деру в другой конец комнаты, что возмутило лохматого парня до глубины души.
       - Ты, козел, ты кто такой, чтобы мне указывать, как я должен воспитывать своих детей!? Это мой сын, что хочу, то и делаю! Пошел отсюда! - заорал он на Рыжова.
       - Я тебе сейчас пойду по ушам! Сам уйдешь, и рад этому не будешь, - заявил Рыжов, расстегивая куртку. Под ней был милицейский китель и рубашка. Это сразу отрезвило дебошира.
       - Участковый Рыжов. Документы! - потребовал участковый.
       - Счас, - парень торопливо метнулся к старомодному шкафу, достал из него два паспорта, подал их Рыжову. Это были паспорта еще той, советской системы. Едва открыв первую страницу, Рыжов сразу хмыкнул.
       - Что, оба белорусы?
       - Да, мы из Белоруссии, - признался Гриша Хилькевич, так, судя по паспорту, звали парня.
       - Регистрации нет, - продолжил Рыжов, - прописки нет.
       - Мы только три дня, как вселились сюда, - подала голос женщина.
       Рыжов открыл ее паспорт, снова хмыкнул.
       - Полякова Галина Михайловна? Вы с ним не зарегистрированы?
       - Нет. Мы живем гражданским браком, - усталым голосом призналась Галина.
       - А что, нельзя, что ли? Главное, что мы любим, друг друга, - с вызовом спросил Григорий.
       - И давно вы так живете?
       - Пять лет.
       - То есть, это не ваш ребенок? - Рыжов показал рукой в сторону всхлипывающего пацана.
       - Васька? Нет, не мой, - признался Григорий, - мой вот тот, - он кивнул на младенца. - Но и эти они мне все как родные.
       - Да, вижу я, какие они тебе родные. Ухи вон чуть парню не открутил. И сколько вы живете в Кривове? Давно?
       - Да, с полгода. Раньше жили в Железногорске, а потом переехали сюда, - ответил хозяин, все как-то нервно оглядываясь на жену.
       "Плохой признак. Сменять областной центр на нашу дыру, можно либо сбегая от кого-то или чего-то, либо пропив жилье", - решил участковый.
       За этими разговорами Хилькевич немного успокоился, сел на табуретку, закурил. На взгляд Рыжова он выглядел старше своих двадцати шести лет, в то время как Галина смотрелась старше своих тридцати пяти.
       - Что ж это вы сбежали из своей незалежной Белоруссии? - спросил Рыжов, обходя комнату, и потихоньку рассматривая все, что попадалось ему на глаза.
       - Да, работы там нет, - нехотя ответил Григорий.
       - Что-то я не слышал, чтобы у батьки Лукашенко была безработица, - говоря это, Рыжов заглянул в соседнюю комнату, где на кровати храпела хозяйка квартиры, Сычиха.
       - Работа есть, только это разве работа, за гроши, - продолжал белорус.
       - А пить надо меньше, тогда и денег будет больше оставаться, - рассуждая так, Иван Михайлович ногой выдвинул из-под кровати большую, черную с синим сумку. - Чья сумка?
       Хилькевич вдруг занервничал, глаза его забегали.
       - Не знаю, нашел я ее тут, как только въехали, она уже здесь была.
       Рыжов тут же уловил недоуменный взгляд, брошенный в сторону белоруса его гражданской женой.
       - И что в ней? - настаивал Рыжов. - Я ведь открою.
       - Да, разная ерунда, тряпки, какие-то ордена, медали.
       - Ну-ка, открой, - попросил Рыжов.
       Хилькевич нехотя расстегнул сумку. Большую ее часть действительно занимали какие-то тряпки, а когда белорус поднял их, то на дне оказались многочисленные медали.
       - Так это не твои, говоришь? - с усмешкой спросил Рыжов.
       - Нет.
       - А это вот что такое, - участковый вытащил из тряпья пульт к телевизору. - "Самсунг", - прочитал он. - А где сам телевизор то? А, Григорий? Уже цыганам отнес?
       - Не видел я никакого телевизора. А пульт это здесь лежал, не мой он.
       - В подвале телевизор, в тряпку завернутый стоит, - неожиданно подсказал переставший плакать пасынок Хилькевича. Самого отчима, аж передернуло от злости.
       - Ты, щенок! Замолчи, Васька! - прошипел он.
       - Да нет уж, говори, Вася, говори. Иди-ка сюда, - Рыжов подозвал мальчишку, положил ему руку на плечо. - Ты откуда про телевизор знаешь?
       - А я видел, как он туда, в подвал, покрывало наше старое унес. Я потом пошел туда, и увидел его. Большой такой телевизор. Нам как раз такой нужен, а то без телека так скучно.
       Рыжов с усмешкой посмотрел на Хилькевича, хотел что-то сказать, но тот в это мгновение сорвался с места, выскочил в коридор, и, на ходу сорвав с вешалки куртку, выскочил за дверь.
       - Иж, ты какой, шустрый, - удивился участковый, но затем так же припустился бежать за белорусом. У того фора была метров двести, и, выскочив во двор, Рыжов увидел его уже сворачивающим за угол дома. Михалыч предпринял старт не столь быстрый, но не упускал из видимости беглеца. Они пробежали дворами, затем белорус выскочил к железной дороге, оглянулся по сторонам, но попутных поездов, а ему сейчас все были попутными, не было. Так что пришлось бежать дальше. Они с полкилометра пробежали вдоль дороги, затем Григорий свернул в лесопосадку, и побежал по ней, надеясь, что со временем удастся скрыться от преследователя. Так, потихоньку, они выбежали за пределы города. Что удивляло Григория, это то, что участковый не отставал. На вид он дал ему пятьдесят лет, и промахнулся всего на три года. Но вдвое моложе его белорус никак не мог оторваться от этого старика. Более того, упрямый участковый начал сокращать расстояние, между тем как легкие Григория уже почти капитулировали. Когда Хилькевич в первый раз остановился, чтобы отдышаться, и повернул голову в сторону преследователя, то поразился, что на лице этого старика не было заметно следов усталости, а дышал он редко и равномерно. Хилькевич припустился бежать дальше, а когда метров через триста снова обернулся назад, Рыжов, оказалось, был уже совсем близко. Григорию еще пришло второе дыхание, забег продолжился на добрый километр, но пришла и неизбежная развязка. Белорус уже еле стоял на ногах, когда ловкая подсечка заставила его растянуться на прелой листве. Поднять на ноги Рыжов ему не дал, коршуном упав на спину белоруса, он своими цепкими, как клещи руками, ловко завернул руки белоруса назад, и украсил их жесткими браслетами наручников. После этого, не вставая с тела поверженного врага, он достал из кармана рацию, и связался с дежурной частью.
       - Семеновка, это сороковой. Пришлите наряд по адресу Железнодорожная шестьдесят шесть, квартира десять. Вызовите тех, кто ведет дело по нападения на Зубкова. Я убийцу взял. Да, и улики есть, стопудовые улики. Все.
       Пока они шли обратно, Григорий все поглядывал сбоку на участкового.
       - Чего глядишь? - спросил Рыжов.
       - Дед, ты как это так можешь бегать, а? Тебе сколько лет? Я оторваться от тебя не мог, а я же пять лет назад входил в молодежную сборную Белоруссии по биатлону.
       - Лет мне столько, сколько бог отмерил. А догнал я тебя потому, что я каждое воскресенье пробегаю в три раза больше, чем мы с тобой сейчас пробежали. Ты то, поди, кроме литробола ничем эти пять лет не занимался?
       Григорий отрицательно замотал головой.
       - Нет, забросил все.
       - Ну, ничего, в зоне снова спортом займешься, а сидеть тебе долго. Выйдешь, посоревнуемся снова. Я уже старенький буду, на пенсии, как раз может, и перегонишь меня.
       На это Григорий ничего не ответил, только понурил голову.
       Около дома их уже ждала дежурка с нарядом, а вскоре подъехал и Шаврин. Узнав подробности всего происшедшего, из-за которых его вызвали, он облегченно вздохнул: - Слава богу, одно дело, считай, свалили.
      
      
       ГЛАВА 23.
      
       Андрей Колодников в этот выходной так же решил совместить приятное с полезным, работу с отдыхом. Он съездил на рынок, а оттуда, отягощенный старомодной, плетеной сеткой с купленным мясом, направился на одну из ближайших к рынку улиц.
       - Строительная сорок четыре, - бормотал он себе под нос, разглядывая почерневшие домики без всяких следов разметки улиц и номеров. - Где же этот чертов дом?
       Пришлось вступить в переговоры с местными жителями, и вскоре он нашел не только нужный ему дом, но и без труда проник во двор, лишенный обычных для этих местных жителей собак, и вообще, довольно запущенный. Постучав в дверь, Андрей услышал из-за нее сильный мужской голос: - Входите, там открыто.
       Признаться честно, Колодников заранее относился к хозяину дома с предубеждением. По его мнению, изготовление холодного оружия должно караться по всей строгости закона. То, что хозяин занимался именно этим, сразу подтвердил визг уничтожаемого наждаком металла, и неприятный запах горелого железа. Но когда Андрей прошел дальше, то сразу резко переменил свое мнение. Около инструментального стола, с заготовкой ножа в руках, расположился человек с длинными волосами, перетянутыми веревочкой, с короткой, торчащей клочками бородой, но в инвалидной коляске. У оружейника были широкие плечи, сильные руки, но не было обеих ног. Оторвавшись от наждака, он вопросительно глянул на гостя.
       - Что, заказать что-нибудь хотите? - спросил он.
       - Да нет, я по другому делу, - пробормотал Колодников, рассматривая расположенные у инвалида на рабочем столе вещи. Тут был шлем, один к одному как у российских богатырей, металлическая перчатка, явно из рыцарского набора, незаконченный, без наборной рукояти меч.
       - Ого, целый арсенал, - удивился он. - Откуда это такие вещи?
       - Да, тут один клуб любителей старины обратился с просьбой помочь в реставрации. Шлем настоящий, вон, ржавчина по нему пошла, а все остальное делали где-то на Урале, кажется в Златоусте. Попросили вон рукоять сделать, сломали где-то на турнире. Чем только люди не занимаются, когда много свободного времени.
       - Да, пусть занимаются, лишь бы не пьянствовали, и не убивали, - пробормотал Андрей, а потом достал свои корочки.
       - Я из милиции, уголовный розыск, майор Колодников. Как вас зовут?
       - Александр Павлов, в дальнем прошлом - прапорщик Советской Армии, потом инвалид, сейчас художник по металлу.
       - Ноги то где потеряли? - не удержался, и спросил Андрей.
       - Афганистан, Баграм, за полгода до вывода. Под минный обстрел попал.
       - Понятно. У меня к вам такой вопрос.
       Колодников бережно достал из внутреннего кармана куртки сверток из грубой материи. Развернув его, он выложил перед мастеров два охотничьих ножа, Зотова, и второй, которым убили Прокопьева.
       - Это ваша работа? - спросил Андрей.
       - Да, моя. Вот, - он ткнул пальцем в небольшую монограмму на лезвии, у самой рукояти. - АП, это мое клеймо.
       - А вы можете сказать, кто хозяин этих ножей?
       Мастер снова осмотрел оба ножа.
       - Ну, с этим все понятно, это нож Императора, Зотова, Александра Ивановича. Он мне тогда кучу всякого хлама притащил, он дедушкиной сабли, до зажигалок. Велел на всем этом свои вензеля вывести.
       - А этот нож, второй? - поинтересовался Андрей.
       Мастер еще раз взял его в руки, осмотрел со всех сторон, и отрицательно покачал головой.
       - А с этим уже трудно. Я таких штук двадцать сделал, один к одному. Хотя обычно мои ножи ко мне все и возвращались.
       - Как это, возвращались? - не понял Колодников.
       - Ну, как. Я же делаю под заказ, охотничий нож. Вот он купит нож, идет в охотинспекцию, регистрируют его, а потом снова ко мне, номер наносить. А на этом нету, странно. Обычно я помню, кому, какой делал, но сейчас память хуже стала. Сейчас я уже не вспомню, чей это нож, года два ведь прошло.
       - Почему вы думаете, что года два? - удивился Андрей.
       - По ручке. Это рога сайгака, мне тогда один армейский дружок привез из Казахстана их пар пять. Обещал еще снабжать, но потом его убили. Ввязался в какие-то разборки, и застрелили его нахрен. Так что таких ножей мне уже не повторить.
       - А по фамилиям вы помните тех, кому делали такие ножи.
       - Это да. Сразу всех не упомню, а вот так, если хорошо подумать, смогу вспомнить всех. Делал то практически всем знакомым. Охотники, там ведь то же много афганцев. Да и так как-то все знакомые. Пока работаешь, с каждым ведь познакомишься. Люди прибегают на пару минут, а как увидят, как все это происходит, застревают, и порой надолго. Разговоришься, с ним, познакомишься хорошо. Так, незаметно, и друзей набралось чуть не полгорода. Тот же Император у меня тут два дня просидел. Смотрел, как я на меч, что губернатор вашему генералу, Глухареву, подарить хотел, рисунок наносил. Сначала его звонками донимали, а потом он вообще мобильник отключил. Сидел рядом, смотрел.
       - А что за рисунок? - поинтересовался Андрей.
       - Ледовое побоище. Тевтонские рыцари, на другой стороне - Александр Невский, с картины Корина.
       - Да, интересно, - признался Андрей. - Так, когда сможете составить это список?
       Мастер прищурился.
       - Завтра, к обеду.
       - Хорошо, завтра я тогда подойду. Там пометьте еще, пожалуйста, кто наносил на свои ножи номера, а кто нет.
       - Ладно. А что с этим ножом, что случилось? - спросил инвалид. - Нехорошее что-то?
       - Да, нашли его на месте преступления. Убили хорошего мужика, кстати, тоже афганца. Виктор Прокопьев, случайно не знали такого?
       Павлов отрицательно мотнул головой, но по лицу его было видно, что он расстроился.
       - Афганец, говоришь? Из каких родов войск?
       - Майор, вертолетчик.
       - Мне вертолетчики жизнь спасли, вытащили меня тогда с горы с перебитыми ногами. Так бы просто кровью истек, и все.
       - Ну, ладно, постарайся вспомнить всех, - попросил Колодников, и ушел.
       Мастер еще попробовал точить свой нож, но потом бросил его на стол, и откатился к холодильнику, где у него давно стояла початая бутылка водки.
      
       ГЛАВА 24.
       Получилось так, что все выходные штаб-квартирой расследования дела по убийству в "Дубках" была палата номер пять в городской больнице. К Астафьеву шли все, кто хоть маленько участвовал в раскрытии этого дела. Пришел расстроенный Паша Зудов.
      
       - Представляешь, в этой самой "Владе", ну, таксистской фирме, не числиться ни одной "Волги", тем более черной, - сообщил он.
       - Забавно. Откуда же появилась эта черная "Волга"? - удивился Юрий.
       - Да, хрен его знает. У них работают люди только со своими машинами, и "Волг" среди них нет. Работаю в основном на "Жигулях", "Москвичи", "Оды" есть, и ни одной "Волги".
       - Значит, надо поднять в МРЭО список всех "Волг" черного цвета, - решил Юрий. - Модель, какая, 3110?
       - Ну да. Только МРЭО сегодня не работает, придется ждать до завтра.
       - Да, делать нечего. А что про это парня известно, таксиста из Железногорска?
       - Там местные опера должны его тряхнуть. Завтра обещали позвонить.
       Тут пришел Колодников, все с тем же мясом.
       - Ну, жертва уличного насилия, как здоровье? - поприветствовал он Астафьева.
       - Не очень.
       - Так кто тебя так хорошо обработал, а, Юрка? Шпана?
       - Не сильно вериться, что шпана. Я вот так сейчас припоминаю, лиц то я их не видел, темно было. Но один козел на фоне окна засветился. И есть у меня такое подозрение, что я его не так давно видел. Буквально вчера, днем познакомился.
       - И кто это такой?
       Юрий подробно рассказал о своем инциденте с водителями маршруток.
       - Вот, я хоть и один силуэт его видел, но голову даю на отсечение, это был именно тот здоровый козел. Вот это вот все, - Юрий сделал в воздухе округлое движение руками, - голова, шея, загривок, наклон головы - его.
       - Ты хочешь сказать, что тебя отлупили из-за этой девки? - недоверчиво поинтересовался Павел.
       - Да самому вериться с трудом, - согласился Юрий. - Но и это тоже нельзя исключать.
       - Ну, раз ты его опознал, это уже хорошо, - признал Андрей. - А Ольга то где? Домой уехала, к себе?
       - Да, нет, ко мне поехала, домой. Помыться, привести себя в порядок. Она ночевала тут, рядом со мной, - Юрий кивнул головой на пустующую кровать. - Почему-то она думает, что меня непременно должны были прийти, и добить. Так что охраняла.
       - Вот, цени, такой бабы у тебя еще не было, - хмыкнул Паша. - Знаешь, как она ревела, когда узнал про твою смерть. Главное, молча, зубы стиснула, а слезы текут. В угол машины забилась, чтоб не видно было, но я то все равно все чувствовал.
       - Так вот, Юрка! - Тон Колодникова был назидательно-издевательским. - То ты всех своих телок обычно из каких-нибудь переделок вытаскиваешь, а эта тебя готова собой прикрыть. Цени.
       - Кстати, а что, действительно, могли прийти и добить? - спросил Павел.
       - Вряд ли, - Колодников покачал головой. - Прошел капитальный слух, что тебя убили. Мне уже человек пять звонили, спрашивали, что с тобой, правда, что тебя грохнули?
       - Ну, и что ты им говорил? - поинтересовался невольный автор этих слухов.
       - Да ничего, посылал их сначала нахрен, а потом лично к тебе.
       - А в дежурной части вообще все уверены, что тебя убили, - подтвердил Зудов. - Я уж не стал их разубеждать, они там деньги на венок собирают.
       - Это хорошо, - решил Астафьев. - Пусть думают, что это им удалось. А кто звонил? Не наши кто-то есть? Не из нашего круга?
       Колодников задумался, потом кивнул головой.
       - Пчельник звонил, спрашивал, правда ли, что тебя убили.
       - И что ты ему сказал?
       - Да, отшутился как-то.
       - Как? Говори точно? Это важно, Андрей.
       Колодников наморщил лоб.
       - Что же я сказал-то? А-а! вспомнил! Я сказал, что бы он сам у тебя спросил.
       - И все?
       - Ну да. Я отключился сразу. Надоели они мне с этими расспросами.
       - Позвони ему, скажи, что я умер, - попросил Юрий.
       - Зачем?
       - Да, есть у меня к нему кой, какие претензии. Поругались мы с ним в тот день, и сильно. Расплевались весьма конкретно. Вот тогда он мне и угрожал. Позвони ему, только сделай это так, чтобы он не сильно заподозрил нас в подставе.
       - Хорошо, счас сделаем.
       Андрей покопался в памяти своего мобильника, потом набрал нужный номер.
       - Привет, Леня. Ты тут интересовался Астафьевым, так вот, умер Юрка, только что передали. А я и не знал даже, что на него напали, представляешь. Да, в собственном подъезде, представляешь? Нет, в Железногорске, в реанимации. Да, жалко, совсем молодой, тридцать только исполнилось. Главное, обидно, от рук какой-то шпаны. Да, какой там их найдешь! Ты что! Они сейчас рассыпались по щелям, не расколешь. Взять у него они ничего не успели, улик не будет. Глухарь чистейший. Я чего еще звоню, ты там это, не подкинешь нам что-нибудь на похороны? Спасибо, брат, ты всегда был чуток к нашим бедам. Да, завтра заедешь, отдашь. Ну, ладно, всего хорошего.
       Колодников отключился, посмотрел на своих товарищей.
       - Ну, как? - спросил он.
       - Здорово! А ты актер, - заметил Паша, - и голос, главное, такой трагический.
       - Да, я уже представил, что это на самом деле произошло. Как-то даже мурашки по шкуре побежали, - признался Юрий, а потом предложил. - Надо брать его сейчас, пока он думает, что все у него получилось, и колоть на внезапности.
       Он поднялся, сел, потом подошел к стоящей в углу вешалке, и начал одеваться.
       - Ты куда это собрался? - удивился Колодников.
       - Как куда, искать того лысого козла. Вы же его не знаете, а я смогу опознать.
       - Тебе же врач приписал две недели постельного режима, - напомнил Зудов.
       - Это я помню, - согласился Юрий, - врач только не сказал, с кем мне надо провести этот постельный режим.
       Он снял повязку, и, раздвинув волосы чуть выше лба, показал друзьям ровную дорожку швов.
       - Во, гляньте, что заработал за свою галантность.
       - Ужас, - согласился Андрей. - Теперь, если увижу, что хулиганы пристают к женщине, ни за что не подойду. Лучше сверну куда-нибудь в сторону.
       Они спустились вниз, благо был тихий час, а значит, коридоры и тамбура больницы были заполнены посетителями, норовящими проскользнуть к родственникам и друзьям в осенних одеждах. Уже на улице Астафьев достал мобильник, и, пролистав многогофамильный справочник, Юрий выделил одну из фамилий.
       - Виктор, это Астафьев. Да, живой. Что, удивляешься? Скажем так, слухи о моей смерти слишком преувеличены. Слушай, у тебя есть данные на того парнишку, что вчера столкнулся с Еленой? На работе. А как бы их нам достать? Витя, очень нужно, срочно. Да, подозреваю, что именно они. Подъедешь? Ну вот, это другое дело.
       Юрий отключил мобильник, и довольно обернулся к друзьям.
       - Ну вот, Кторов сейчас подъедет в контору, и через полчаса мы узнаем, как найти хотя бы одного козла из этой компании.
       Они доехали до офиса Кторова, чуть подождали, потом приехал сам владелец риэлтерской фирмы. Они с Юрием зашли в офис, и через десять минут Астафьев вернулся, держа в руках листочек с адресом шофера маршрутки.
       - Тут все, его прописка, адрес, где он живет на самом деле, и номер машины. Заедем, наверное, сначала, к нему домой?
       - Да, лучше так, - согласился Андрей.
       Они проехали только два квартала, когда в кармане Астафьева запиликал мобильник. Глянув на табло, Юрий нажал кнопку вызова.
       - Да, Витя?
       - Юр, представляешь, не успел ты уйти, как ввалился тот самый парень, ну, с маршрутки, здоровый, про которого ты рассказывал, и потребовал адрес Елены, - голос Кторова как всегда был лишен эмоций, сквозило не возмущение, а больше удивление.
       - Да ты что! - Восхитился Юрий. - И ты ему дал?
       - А куда деваться, у него такие кулаки. Только я им распечатал старый адрес Елены, по которому она еще прописана. А живет то она по-другому адресу, ну, ты знаешь.
       Юрий кивнул головой. Елена недавно купила матери новую квартиру, сама въехала в ее, но сменить прописку еще не успела, отвлекли бракоразводные дела.
       - Это хорошо ты придумал. Спасибо, Виктор.
       Он обернулся к оперативникам.
       - Ну, что, парни, время у нас есть, может, рискнем?
      
      
       ГЛАВА 25.
       - А она потом в ментовку на нас не стуканет? - опасливо спросил Лешка.
       - Куда она стуканет, кому? - Мороз ухмыльнулся. - Фраер этот с погонами в морге, сама она из Железногорска, здесь у ней больше привязок нет, Марк узнавал. А еще у меня есть одна штука, после которой она точно будет молчать как рыбка в аквариуме. Вот того хмыря из конторы точно надо бы расписарить по полной форме. Где он этот адрес взял, козел!? Эта сучка полгода уже как там не живет. Час времени потеряли.
       Они подъехали к нужному дому. На этаж решили подняться втроем, самого щуплого, Лешку, оставили у машины. В дверь квартиры позвонил самый благообразный из всех троих, Сема.
       - Кто там, - донесся из-за двери женский голос.
       - Вам телеграмма из Саратова, - на полном серьезе заявил Сема, два его друга в это время давились со смеха рядом. Хозяйка посмотрела в глазок квартиры, но худощавое лицо Семы с пухлыми губами и голубыми глазками отставного херувима мало у кого вызывало чувство опасения. Елена накинула цепочку, и приоткрыла дверь.
       - Давайте телеграмму, - сказала она.
       Теперь в дело вступил Мороз. Оттеснив плечом щуплого Семку, он встал перед дверью в стойку, и ударил плечом в дверь. Это был коронный номер Мороза, цепочки обычно выдерживали, а вот шурупы крепления защелки вылетали из дерева косяка как из ствола пистолета. Удар двери пришелся девушке по рукам. Она вскрикнула, сначала от неожиданности и боли, потом второй раз, уже от испуга. Облик человека, который таким образом проник в ее в квартиру, вызывал мало радости. У Мороза, при его росте и силе лицо, плавно переходящее в узкий лоб, напоминало маску Фантомаса, без бровей и ресниц, только с челюстью питекантропа. Елена кинулась назад, в квартиру. За ней с ухмылкой последовал Мороз.
       - Куда ж ты убегаешь, козочка моя, - пропел он, доставая из кармана и раскрывая опасную бритву. - Сейчас я побрею тебе ножки, а может быть, и личико.
       За ним, давясь смехом, шел Сема. В первой комнате никого не было, Мороз прошел в другую комнату, Сема же свернул в сторону кухни. Но только он сделал в нее шаг, как дуло пистолета, появившееся из-за холодильника, уткнулось в его висок.
       - Руки подними, - тихо сказал мужской голос.
       В это время и Мороз обнаружил неприятный сюрприз. В зале, куда он зашел, девушки не было, зато в кресле, напротив входа сидел человек, которого он меньше всего ожидал здесь увидеть - Юрий Астафьев. Это так ошеломило Мороза, что когда Зудов и Колодников навалилась на его, и, выбив бритву, заломили его руки назад, бандит даже не оказал сопротивление. Когда лязгнули защелки наручников, и Паша Зудов лично взял под присмотр этого бритоголового монстра, Астафьев поднялся с кресла, подошел к качку поближе, и спросил: - Ну, что вылупился, лысый? Никогда не видел раньше восставших из гроба? Привыкай, и не то еще скоро будет.
       Затем он обернулся к щуплому парнишке лет двадцати, с увлечением смотревшего на экран небольшой телекамеры.
      
       - Ну, что там у тебя, Васька?
       - Классные съемки, только в прихожей получились лучше, чем, зале. Цифровая камера, там качество лучше.
       - Хорошо, иди на кухню, займись остальными, мы тут с этим гостем дорогим побеседуем.
       Криминалист ушел, зато в зал вернулся Колодников.
       - Мысин взял одного на кухне, Демин - на лестничной площадке. Один чуть не ушел, в машине еще был, но мы и его взяли. Вневедомственная приехала на наш вызов, и как раз его перехватила на выезде.
       - Прикрой дверь, - попросил Юрий, рассматривая документы своего обидчика, - мы сейчас с этим потолкуем.
       Когда Андрей закрыл раздвижные двери, Юрий первым делом со всей силы ударил нежданного гостя ногой в промежности. Тот захрипел, и упал на колени, а потом завалился на бок.
       - Ну, это тебе лично от меня, за все хорошее, что ты мне сделал, - пояснил Юрий. - А теперь скажи нам, кто тебе приказал меня грохнуть?
       - Никто, - прохрипел Мороз. Юрий еще раз пнул его, правда, в то же место уже не попал, его тщательно прикрывал всем остальным телом согнувшийся вдвое хозяин детородных органов.
       - Не парь мне мозги, Артем Морозов, - посоветовал Юрий, бросая на столик паспорт братка, - Это ты, что ли, Мороз, правая рука Марка?
       - Он самый, - браток был даже доволен такой известностью.
       - Ну и что ты тогда тут выеживаешься? Ты сам, без команды Марка разве что поссать ходишь.
       - Ну и что?
       - А то, зачем Марку нужно было меня убрать? Не скажешь так, возьмем Марка, он скажет нам лично.
       - Нихрена он вам не скажет, вы Марка ни х... не знаете.
       - Значит, говорит, не хочешь?
       - Нет.
       Сказав это, Мороз снова напрягся всем телом, ожидая удара. Но Юрий поднялся на ноги, подошел к обоим своим друзьям. Они негромко начали обсуждать судьбу своего пленника. Правда, говорили они так, чтобы тот слышал, о чем идет речь.
       - Боюсь, он, в самом деле, ничего не скажет, - предположил Юрий.
       - Ничего, привезем в отдел, навалимся всем составом, скажет, - приободрил Колодников.
       - Да, знаю я, как вы наваливаетесь всем составом! Вы опять его забьете насмерть, и п...ц котенку, ничего сказать не успеет, - возмутился Юрий. - Сколько уже таких вы мне испортили, троих, или четверых закопали без всякого толку?
       - Да ладно тебе, а в последний раз у парня просто сердце не выдержало, - отмахнулся Андрей. - Мы просто хотели попробовать, что это такое, когда под ногти иголки загоняют. Одну загнали в мизинец ноги, а он и крякнул. Сердечником оказался. Мы ж не знали.
       - Не, а мне это понравилось, это даже круче, чем ток к яйцам, - заявил Павел. - Он так заорал тогда, как в кино. Он точно бы после этого во всем признался, мы ж ему сто пятьдесят шестую писали, но сердцем слабачек оказался.
       Мороз лежал неподвижно, лицом вниз, но уши на его бритой голове ходили ходуном, чуть не выворачиваясь в сторону говоривших.
       - Не мне кажется, он ничего не скажет, - скептично заметил Юрий. - Незачем время терять. К тому же мне поквитаться охота. Он меня чуть в гроб не вогнал, но я его точно туда вгоню. Скажи Ваське, чтобы он стер ту запись в зале, она все равно не удалась. Сейчас мы тут небольшой погром устроим, потом я его пристрелю, сунем в руки пистолет, перед этим пальнем из него пару раз в стенку. Все, п...ц, убит при задержании. Оказал вооруженное сопротивление. Зато потом эти, шестерки его, сразу все потом расколются.
       - Хрен они тебе расколются, - неожиданно подал с пола голос Мороз.
       - Чего это так? - подмигивая, спросил Колодников. - Скажут, никуда не денутся. Кому охота вслед за тобой на тот свет отправляться?
       - Не скажут, - упорствовал Мороз, - я один знаю заказчика. Одного из них.
       Юрий снова присел на корточки рядом с Морозом, заглянул ему в глаза.
       - Ну и кто он, этот заказчик?
       - Ага, нашел дурака! Я скажу, а ты меня потом пристрелишь? - ухмыльнулся тот.
       - Зачем, наоборот, беречь буду, как зеницу ока, - пообещал Астафьев.- Ты тогда будешь моим самым главным вещественным доказательством. Так то ведь он отпираться будет. Или нет, не будет?
       - Будет. Этот козел тертый, он всех кинет и не поморщиться.
       Юрий кивнул головой.
       - Ну-ка, поднимите его.
       Паша и Колодников помогли Морозу подняться. Юрий внимательно осмотрел лицо своего подопечного, хмыкнул.
       - Да, и рожают же таких уродов у нас в России. Тебе в кино надо сниматься, в триллерах, в роли монстров.
       - Каким уж мамка уродила, - со злой улыбкой на узких губах ответил Мороз.
       - Ладно, не твоя вина, что она с вампиром согрешила. Значит, договорились: тебе жизнь, а ты нам заказчика.
       - А не кинешь, начальник? - засомневался Мороз.
       - Я же уже все тебе объяснил. Если хочешь, позовем сейчас Ваську, и он все зафиксирует. Так что потом мне ходу обратно уж не будет. А так смотри сам: нападение на офицера милиции, разбойное нападение на квартиру свидетеля. Организатором везде пойдешь ты, по вашему - паровозиком. А так - ты только исполнитель. Один из многих. Можно и условник слохопотать. Ты ведь еще не сидел?
       Мороз отрицательно замотал головой.
       - Ну вот. Решай сам.
       Мороз еще пару минут подумал, потом согласился.
       - Хорошо, зовите этого вашего фотографа.
       Все процедуры по оформлению протокола задержания заняли по времени больше часа. Когда Мороза и всех остальных его подельников увели, и в квартире остался один Астафьев, к нему из спальни вышла Елена. Лицо хозяйки дома выглядело недовольным.
       - Леночка! Что это за хмурые морщинки на лбу? - спросил Юрий. - Это тебе так не идет.
       - Правда? - Елена сразу отбежала к зеркалу, внимательно осмотрела лицо, состроила несколько гримасок, потом только вернулась к Юрию.
       - Нет, а как тут не постареть, а? Я испытала такой жуткий стресс, а ты даже не подошел, чтобы меня утешить. Пальцы вон до сих пор болят, и ноготь я сломала на мизинце.
       Она озабоченно посмотрела на свои ухоженные ручки. Для Ленки ее тело было тем основным пунктом, на котором, вместо трех китов, стояло все мироздание. Это изящное, ухоженное тело было для нее просто центром вселенной. Юрий поцеловал этот самый, несчастный мизинец.
       - Готовь признать свою вину, внести хоть какой выкуп, хоть какие контрибуции. Чего желает ваша светлость?
       Была у них такая игра, в княгиню и его верного слугу.
       - Желаю, чтобы ты меня сегодня охранял, здесь, в замке, этой ночью.
       - Слушаюсь, ваша светлость! Всю ночь буду лежать под вашей дверью с мушкетом в руке!
       - Лучше без мушкета, и у меня в постели.
       Юрий развел руки.
       - Ну, что ж, мушкет оставлю дома.
       - Не забудь что-нибудь другое, - игриво заметила Ленка, прижимаясь к нему всем телом.
       - Постараюсь не оставить на работе, - согласился Юрий. - Но надо записать, а то запру по привычке в сейф.
       Ленка давилась от смеха. Он чмокнул свою невозможную любовницу в щечку, и побежал вниз.
      
       ГЛАВА 26.
       Пчельника взяли на его автостанции, где он, не взирая на выходной день, во всю руководил процессом перевозки каких-то больших груд металла. Один КамАЗ, с верхом загруженный остатками безнадежно погибших автомобилей выезжал со двора автосервиса, а второй как раз грузился. Увидев вылезших из уазика Колодникова и Зудова, Пчельник явно дернулся всем телом, по лицу пробежала судорога злости, но пока оба милиционера не торопясь, шли к нему, бывший гаишник успел снова надеть маску доброжелательного, радушного человека.
       - О, какие люди! Я тебя Андрюха, уже с год не видел. Так, иногда только из окна машины, - сказал он, протягивая майору руку.
       - Да? А по мне, так лучше бы совсем тебя не видеть, - ответил Колодников, не подавая ему руку в ответ, да и на лице его тоже не было заметно бурной радости. - Пошли, с нами поедешь.
       У Леонида на лице появилось изображение деланного недоумения.
       - Ну, что ж это так грубо-то, Андрей? Что за дела? Сегодня только звонил, денег просил, а сейчас хамишь, выеживаешься? Завтра же снова прибежишь за деньгами.
       - Пошли, - оборвал его Андрей.
       - Куда? Куда это мне еще с вам ехать? Зачем?
       - Ну ладно, придурятся, будто не знаешь! - взорвался Андрей. - Пошли, нам надо задать тебе много вопросов.
       - А ордер на арест? А адвокат?
       - Мы тебя еще не арестовываем, а задерживаем на сорок восемь часов. Вот после сорока восьми часов будет и суд, и ордер, и адвокат. Пошли.
       Пчельник торопливо вытащил из кармана мобильник, но воспользоваться им не сумел. Паша Зудов положил свою громадную ладонь на его руку, потом сжал так, что владелец сотового вскрикнул от боли, а когда смог разжать затекшую ладонь, тот крутой мобильник представлял из себя кучку пластмассы и электронного мусора.
       - Ты что, сдурел?! - взорвался Пчельник. - Ты за это мне заплатишь погонами! Эта мобила двенадцать тонн стоит! Я же порезался!
       - А кто, что видел? - спросил Андрей. - Это ты сам свой сотовый сломал.
       Павел был более лаконичен.
       - Поговори мне еще, я тебе вообще голову за Юрку откручу, - пообещал Павел.
       Пчельник же торопливо бинтовал носовым платком порез на ладони.
       - Пошли, - поторопил Андрей, - и не вздумай еще выеживаться. Я тебя пристрелю, как собаку, и все.
       Пчельник нехотя повернулся в сторону милицейского бобика. При этом он окинул взглядом свой обширный двор автосервиса. К его досаде, никого из тех, кому он доверял все тонкости его тайного промысла, из них тут никого не было. А все эти людишки были просто пешками, они не знали, куда, и кому нужно звонить. Потом он что-то вспомнил, обернулся, и крикнул одному из своих подчиненных.
       - Николай, съезди на приемный пункт, забери деньги.
       Всю дорогу до отделения он молчал, уже на входе бросил взгляд в сторону обезьянника, и, увидев за решеткой Мороза и его команду, даже глазом не моргнул. В кабинете Колодникова он устроился как у себя дома, сразу закурил, закинул ногу за ногу.
       - Ну, что, Леня, плохи твои дела. Идешь ты паровозом в зону по сто пятьдесят шестой. Показания на тебя уже есть, - Колодников постучал пальцем по папке скоросшивателя. - Не желаешь оформить явку с повинной?
       - Нет.
       - А жаль, скостил бы себе срок лет на пять.
       Пчельник усмехнулся.
       - Андрюш, не надо мне мозги парить. Я ведь всю эту кухню прекрасно знаю. Ты меня на понт не бери, я буду отрицать все, чтобы на меня не показали.
       Колодников пожал плечами.
       - Ну, смотри. Наше дело предложить. А то ведь сведем на очной ставке, не отвертишься.
       Он все-таки продолжил свои попытки уломать бывшего гаишника, но тот был непреклонен. А тут еще к нему в кабинет зашел Астафьев. Увидев его, Пчельник изменился в лице, но потом снова надел на него маску непреклонности.
       - Сыгранули, значит? Ну-ну, артисты, - только и процедил он сквозь зубы.
       Юрий поставил стул перед задержанным, сел на него.
       - Ну, и зачем ты хотел меня убить, а, Леньчик? - спросил Юрий. - Это не для протокола, это просто для ясности.
       - Никого я убивать не хотел, это раз. А во-вторых, господин лейтенант, в этой жизни и в наше время не надо вести себя так борзо.
       - Это ты про тот разговор в моем кабинете? - понял Юрий. - Ну, во-первых, если ты есть вор, то уже веди себя как вор, а то изображаешь из себя английского лорда. Ты уже не мент в законе, и еще не вор, в законе. Так что твои понты тебе дорого будут стоить.
       - Ну, мы это еще посмотрим, кто из нас больше понтует. Ты по сравнению со мной салажонок, и еще не знаешь, что такое - большие деньги. Они сейчас, в наше время, решают все. Скоро я выйду отсюда, а вот тебе я не завидую. Один раз ты проскочил мимо костлявой, но второй раз можешь не увернуться. Я не угрожаю, я предупреждаю.
       - Ну, посмотрим, кто от чего не увернется, - Юрий встал, и уже в дверях, добавил. - Кстати, а за лейтенанта я могу и в морду дать. Я уже два года как капитан. Так что, в следующий раз говори "господин капитан".
       - Да что ты говоришь, большой чин! Хоть генерал, мне все это по х... - отрезал Пчельник.
       Астафьев ушел, а Колодников отрицательно покачал головой.
       - Хреново себя ведешь, Леня. Больно высоко ты что-то загнался. Падать больно будет. Говорить по делу будешь?
       - Да, пошел ты!
       - Ладно, не хочешь, не надо, - сдался Андрей.
       Он вызвал дежурного и велел ему: - Отвезите его в горотдел, нехрен делать, чтобы они тут с Морозом и его выродками терлись в одной клетке. И скажи там дежурному, чтобы к телефону его не пускали, нехрен делать.
       Когда Пчельника увели, Андрей прошел в кабинет к Зудову, и с досадой обратился к Юрию.
       - Нет, ты зачем нарисовался, а? Можно было еще как-то сыграть на этом, на твоем мнимом убийстве, на показаниях Мороза. А теперь он знает, что ты жив, значит, статья за убийство на нем уже не висит.
       - Да, идет он нахрен! - отмахнулся Астафьев. - Говорить он все равно не будет, подключит все свои бабки, свои связи, и будет гулять на свободе. А Мороза кто-нибудь за это время грохнет, за Ленчиком не заржавеет. Теперь он пойдет на все, его уже не остановишь.
       - Да, Ленька по характеру поганый человек, - согласился Зудов. - Упрямый, злой. Он меня еще гаишников как-то оштрафовал за неправильный обгон. Я ему корочки в лицо сую, а он меня матом. Козел!
       - Но, самое хреновое, что нам придется теперь тебя охранять, - подвел итог Андрей. - Он ведь выполнит свое обещание, наймет какого-то киллера, и все. Хана Юрке Астафьеву, бабьему угоднику.
       - Ну, счас! - Юрий зло усмехнулся. - Так я ему и дамся. Пошли-ка к тебе в кабинет.
       Они прошли в кабинет Колодникова.
       - Где твоя записная книжка? - спросил Юрий.
       - Ну, вот она, - Андрей выложил на стол потрепанный блокнот довольно солидных размеров. Юрий быстро нашел в нем один телефон, достал мобильник, и набрал на нем этот самый номер.
       - Мне бы Бориса Викторовича услышать, - сказал он.
       - Кто его спрашивает?
       - Скажите, что из милиции города Кривова. Насчет его машины.
       Через несколько секунд в трубке раздался совсем другой голос, более низкий, с хрипотцой.
       - Да, слушаю. Что там насчет моей тачки? Нашли?
       - Можем вас огорчить, Борис Викторович. Вашей "десятки" в природе больше не существует. Но, мы можем подсказать, кто, не взирая на то, что знал, чей это автомобиль, угнал и разобрал вашу машину.
       - Ну, и что это за падла?
       - Некто Пчельник, Леонид. Автосервис "Три пятерки", улица Сазонова десять.
       - Это в Кривове?
       - Ну да.
       - Ну, хорошо, я проверю.
       Абонент отключился, не поблагодарив, да, собственно, Юрий и не ждал рукоплесканий и слов восторга.
       - Не понял, кому это ты звонил? - спросил Андрей.
       - Твоему старому другу, вору в законе Зятю, - пояснил Юрий.
       - А-а! - оживился Колодников. - Так это Пчельник увел его тачку?
       - Ну да. Тот ее племяннику купил в подарок на свадьбу, а подарить то и не успел. Она стояла около его офиса, и ее стырили прямо днем. Прикинь, как Зять рвал и метал?
       - Это точно? - спросил Паша.- Что, люди Леньки ее увели?
       - Железно.
       Андрей усмехнулся.
       - Да, не завидую я Пчельнику, - потом он погрустнел. - Во времена пошли, а? У вора в законе свой офис, своя фирма. Он чем торгует то?
       - Городские рынки держит, и вполне официально, - пояснил Юрий, - в том числе и наш, кривовский. Честный бизнесмен, не придерешься.
       - Ты думай, что говоришь! "Честный" и "бизнесмен" у нас разные понятия, взаимоисключающиеся, - засмеялся Паша.
       - Это верно, - согласился Юрий, а потом со вздохом сказал. - Дайте-ка мне, еще с этим бомбилой поговорит. Что-то он тогда ляпнул такое, я сразу даже не понял. Сейчас только дошло.
       Привели Мороза.
       - Ну, чего, парень. Плохи нашим с тобой дела, - приободрил его Астафьев. - Не хочет Пчельник колоться. Что делать то будем?
       Тот удивился.
       - А я тут причем? Это ваши проблемы. Возьмите его, вгоните иголки под ногти, все скажет.
       - Да, он, понимаешь, сердечник. Боимся, как бы не загнулся. Ты, вот что мне скажи, - Юрий задумчиво потер подбородок, - что ты там про второго заказчика говорил? С Марком тогда, в кафе, кто-то еще был, кроме Леньчика?
       Мороз отрицательно замотал головой.
       - Нет, Пчельник был один. Но потом, когда мы с Марком с кабака уже отъезжали, тот сказал так: "Вот везуха, за одного мента сразу двое заплатили. Насолили, видно, мент, обоим сильно".
       - И кто этот второй?
       Бандит замотал головой.
       - Не знаю, бля буду, не знаю!
       Юрий чуть подумал, а потом предложил: - Хочешь сегодня ночевать дома, а не в обезьяннике?
       Колодников удивленно вытаращил на него глаза. Не менее его был удивлен и сам Мороз.
       - А че, можно, что ли?
       - Можно, - кивнул головой Юрий, - но с одним условием. Ты в ближайшее время должен узнать, кто этот второй, что заказывал меня. Понял?
       Мороз почесал свой лысый череп. Глаза его при этом были настолько пустыми, что Юрий понял, что у пехотинца Марка возникли проблемы с мыслительным процессом.
       - А как это сделать? - спросил Мороз. - Марк мне может и не сказать. Еще вломит за то, что с ментами связался. Он вор еще той закваски.
       - Ты ему про наш договор не говори. Скажи, что менты знали про нападение, и готовились к нему. На кого нападали, остался в живых, а потом повязали всех вас. Скажи еще, что Пчельника арестовали. Тут явная подстава. Тогда выходит, что этот второй заказчик на вас ментов и навел.
       У Мороза даже глаза загорелись.
       - Ну и хитрый, ты паря, бля буду! С тобой лучше в карты играть не садись.
       - Вот-вот. Поэтому со мной лучше не хитрованить, - назидательно сообщил Юрий. - Сам знаешь, город маленький, рано или поздно дорожки наши все равно пересекутся.
       - Да я понял все, командир! - Мороз широко развел свои могучие длани. - Мы же по понятиям живем, а если уж я слово дал, то все, это уже железно.
       - Ладно, поверим, в первый раз.
       Астафьев посмотрел на Колодникова.
       - Ну, что отпустим его?
       Андрей покачал головой.
       - Я бы не отпускал. Но, ты, это как хочешь. Твою башку он разбил, не мою. Хочешь еще раз испытать это удовольствие - пожалуйста!
       - Ладно, пусть летит к мамочке под крыло. Марку скажешь, что отпустили под подписку о невыезде. И статья светит всего лишь о хулиганстве. Больше ничего менты доказать не смогли. Пчельник тоже молчит. Все понял?
       Мороз торопливо кивнул головой.
       - Ну, ладно, видишь, парень бьет копытами, отпускать надо.
       Юрий написал на бумажке номер своего мобильника, молча сунул ее громиле. Объяснять назначение этих цифр ему не пришлось. Когда все четверо бомбил ушли, Колодников вернулся к себе в кабинет. Посмотрев на его недовольное лицо, Астафьев рассмеялся.
       - Что, не одобряешь?
       - Конечно, нет. И Пчельник молчать будет, и эти расползутся как тараканы, не соберешь потом. Не думаю я, что он тебе позвонит.
       - Посмотрим. Время все решит за нас.
       Он посмотрел на часы.
       - Однако мы засиделись. Девятый час.
       - Сколько!? - Колодников схватился за голову. - Все жена меня убьет!
       Они торопливо собрались, и уже на выходе столкнулись с Алексеем Шавриным, конвоирующим задержанного Рыжовым белоруса.
       - Ну, как успехи? - спросил Андрей Шаврина.
       - Да ни каких успехов! Молчит как сыч.
       Алексей зло дернул белоруса за наручники, тот скривился от боли.
       - Главное, все против него! - продолжал Алексей. - Прокатали ему пальчики, я и без экспертов вижу, что его там копыта остались, один к одному. Вещьдоки все нашли, все, что он вытащил из квартиры деда, до последней прищепки. На всех его пальчики, а он молчит.
       - Куда ты его ведешь то? - спросил Юрий.
       - Да, в отдел отвезу, все же, особо опасный. Пусть запрут там понадежней.
       - О, как раз нас забросишь по домам, - обрадовался Андрей.
       - Пошли, - согласился Алексей. - Заодно поможете его конвоировать. А то не нравиться он мне. От Рыжова, говорят, с час убегал.
       Шаврин оказался на своей машине, "девятке". Хилькевича посадили сзади, с боков его сжали Андрей с Юрием. Белорус скривился от этого соседства. Он как раз решил перед этим при перевозке еще раз попробовать дать деру. С одним ментом он бы и с наручниками справился, а вот в таком соседстве у него шансов не было. Они завезли задержанного в отдел, потом Алексей развез коллег по домам. И если Юрия встретили как долгожданного гостя, Ленка даже ванну уже ему налила, то Колодников сразу почувствовал, что в квартире к его приходу готовились долго, но своеобразно. На щелчок входного замка никто не отреагировал, а когда он прошел в зал, то встретил два пристальных взгляда жены и дочери.
       - Привет, - сказал он, и кивнул на экран телевизора.- Что смотрим?
       - Что, опять нажрался? - спросила Анна.
       - Да ты чего! - Андрей возмутился. - Я же звонил тебе, говорил, что срочно вызвали по делу. Юрку Астафьева вчера чуть не угробили, а сегодня взяли тех, кто на него напал. Вот и крутили их по полной программе.
       Анна поднялась с кресла, потянула носом. Андрей с чувством дыхнул на нее, и та поморщилась.
       - Ты зубы хоть когда-нибудь чистишь?
       - А как же, чищу, а что толку. У меня гниет верхний зуб. Давно его надо лечить.
       - А мы тебя ждем целый день, тесто для беляшей приготовила, а его все нет и нет. Так и пришлось лепешек напечь.
       Колодников схватился за голову.
       - Е-мае! Мясо!
       Он торопливо пробежал в прихожую, схватился за телефон.
       - Фортуна, слушай, открой мой кабинет, возьми там, на подоконнике пакет с мясом, сунь в холодильник. Как сгорел, когда? Ну, тогда, пришли с дежуркой. Нет ее, куда? А, это надолго. Тогда просто в окно сунь, между рамами. Сейчас уже холодно по ночам, не должно оно пропасть. Нет, завтра заберу.
       Положив трубку, он развернулся к жене, и развел руки в стороны.
       - Ну, Ань, завтра точно я это мясо принесу. Завтра беляшей напечем.
      
       ГЛАВА 27.
       Милиционеры, приходящие на работу в тот день, были удивлены странным поведением своих коллег из дежурной части. Из-за стеклянной перегородкой было видно, что те жутко взвинчены, часто ругаются друг с другом, а тут еще в поле зрения часто появлялся то патологоанатом Крылов, то и Николай Сычев со своей неразлучной "лейкой". Вскоре туда прошел сам полковник Пучков, потом и остальное руководство ГОВД. Астафьев бы прошел мимо всей этой суматохи, но когда он зашел в здание, из дверей дежурной части как раз выскочил взмыленный Алексей Шаврин. Это не было преувеличением, на его круглой, лысой голове блестели крупные капли пота.
       - Привет, ты чего это такой? - удивился Юрий.
       Шаврин сначала поливнул матом, потом пояснил.
       - Да, с утра пораньше приятные новости, будь они неладны! В шесть утра с постели подняли, мой белорус повесился.
       - Где? - удивился Юрий.
       - В обезьяннике, том, что слева. Распустил свитер, свел веревочку, накинул на верхнюю решетку, и удавился. И никто из этих толстозадых дежурных даже не чухнулся!
       - Да, представляю, как этих сейчас там все дружно дрючат! - даже посочувствовал Юрий.
       - Ну, их то понятно, а меня то за что?! - недоумевал Алексей.
       - Пошли на улицу, поговорим.
       Они вышли, закурили.
       - Так, где это было? - переспросил Юрий.
       - В левой клетке.
       Астафьев понял, что случилось этой ночью, сам дежурил по городу не один раз. В здании ГОВД было три обезьянника, один большой, в отдельной комнате, туда помещались бомжи и хулиганы. Во втором, открытом с двух сторон, помещали особо опасных преступников. Этой ночью там сидел Пчельник. А как раз напротив него, за решеткой, был обезьянник побольше. Со стороны окна дежурной части был видна только часть этого приюта бродяг, не больше одной трети. Однажды уже был один комический случай, когда двое задержанных за хулиганство влюбленных, решили не терять время и начали заниматься прямо там любовью. Это бы осталось в тайне, но дамочка слегка раскричалась в приплыве экстаза. Теперь в этом углу свел счеты с жизнью и Григорий Хилькевич. Между тем обиженный Шаврин продолжал рассказывать подробности дела.
       - На меня же сейчас наезжают, почему не расколол белоруса сразу. А я что, там ночевать с ним должен был? Я и так воскресенье на его убил. Михалыч дело свое сделал, поймал, а мне его крути. А белорус этот долбанный, уперся как осел, и ни слова по делу. Я и так его и этак - нихрена. Я ж и так в девять вечера его сюда привез, ну ты же помнишь? Что я его, пытать должен был? Иголки под ногти втыкать? Юр, ну что, я не прав?
       - Да прав ты, - Юрий махнул рукой с зажатой в ней сигаретой. - Главное сейчас, понять, что дальше тебе делать. У этого белоруса, кажется, семья была?
       - Жил он с сожительницей, - подтвердил Алексей. - У них общий ребенок.
       - Работай с ней. Она должна знать, с кем он мутился, где работал, кто его нанял.
       - Ты думаешь, все-таки его кто-то нанял?
       - Наверняка. Денег у старика не было, телевизор покойный цыганам не потащил, и даже медали оставил у себя. Если бы этот пацан не стащил у него орден, хрен бы мы что узнали. Кстати, как там Матвеич, не окочурился?
       - Нет, я бы уже знал.
       К ним подошел Иван Рыжов, затем, почти одновременно, Колодников. Юрий и Шаврин посвятили их в последние новости, что вызвало большое удивление обоих офицеров. Они еще делились мнениями, когда мимо них, от здания ГОВД, с ехидной улыбкой на лице прошествовал Пчельник. Он торжествующе стрельнул глазами в сторону всей компании, особо задержав глаза на Астафьеве. Юрию показалось, что он хотел еще что-то изобразить руками, но тут как раз подъехал начальник ФСБ, так что Пчельнику пришлось вежливо раскланиваться с ним. Пройдя между строем машин, Леонид дошел до вокзала, и плюхнулся в первое попавшееся такси.
      
       - Гони в три пятерки, - велел он шоферу.
       Такси он отпустил у ворот автосервиса. Пчельник сейчас был слишком занят своими мыслями, так что, только бросив взгляд на двор своего заведения, как обычно заполненного машинами и людьми, сразу свернул в контору. В коридоре ему попался старший механик Михаил Волков. Он хотел что-то сказать хозяину, но тот на ходу бросил ему: - Попозже зайди.
       Пчельник не обратил внимание, что Мишка был чересчур бледен. Он прошел себе в кабинет, не садясь, начал набирать номер телефона. Его сейчас просто душила злоба и жажда мести. Как назло, номер был занят, и он начал набирать снова, бормоча себе под нос: - Он у меня еще попляшет, щенок!
       Но тут дверь кабинета распахнулась, Пчельник развернулся, крикнул: - Ну, кто там еще!...
       Дальше слова застряли у него в горле. На пороге стоял сам Зять, вор в законе, и смотрящий по области. Широкое, внушительное, скуластое лицо старого уркагана было каменным, а глаза не мигали. Леонид был знаком с Зятем шапочно, но многое знал о крутом нраве смотрящего. Тот же сделал два шага вперед, и кинул на его стол номер от машины. Прочитав цифры, Пчельник похолодел. Это был номер того самого автомобиля, "десятки" Зятя, так и несостоявшегося подарка племяннику на свадьбу.
       "Как же он уцелел? Откуда он взялся? Я же велел его уничтожить"! - мелькнуло в голове Леонида.
       Он мгновенно пожалел, что в свое время, когда узнал, чью машину пригнал его лихие парни, все же дал добро разобрать ее на запчасти. Тогда он решил так, что если у него истинных блатных нет, или бывшие менты, или простые работяги, с хорошими руками, то его никто не сдаст. Он постарался внушить им, что болтать про этот "подвиг" не надо, и этим ограничился. Но все это оставалось в тайне не более недели. По пьянее проболтался один, а потом слушок пошел дальше.
       - Ну, что, сучара мусорская, - начал разговор Зять. - Я ведь просил по-хорошему - верните тачку, ничего никому не сделаю. Что, западло было со старым вором посчитаться, бабло все шары залило, нихрена не видел, кроме зелени? Или ты думаешь, что Зять уже хрень безпонтовая, на нет сошел? Ты ведь, мусор, у нас еще не сидел?
       - Нет, - еле выговорил Леонид.
       - Чувствуется. Да и что тебе отсидка, все равно кайфовать будешь в ментовской зоне. Но придется сделать тебе персональную зону, и не красную, а настоящую, воровскую. С петушатником.
       - Зять, ты чего, я не знал... - начал бормотать Пчельник, но тот его уже не слушал, а просто прошел в кабинет, и дал дорогу двоими рослым быкам, от одного взгляда на которых Леониду стало плохо. Те бить его не стали, просто заломили руки за спину, и поволокли орущего от боли хозяина автосервиса по коридору собственной конторы к выходу. У крыльца уже стояла неприметная "десятка" с тонированными стеклами, в багажник которой и загрузили Пчельника. Сам Зять отбыл чуть попозже, на новеньком "Лексусе", последней любви старого вора.
       - Шарашку эту нужно отдать Витьке, вместо его "десятки". На первое время ему хватить на пирожное, - буркнул он своему секретарю по дороге. - Я думаю, никто из кривовской братвы возражать не будет. Баш на баш.
      
       А Астафьева как раз в это время разносили за арест Пчельника.
       - Как это поверить какому-то бандиту, которому запросто оклеветать уважаемого человека! - Орал на него подполковник Попов, начальник криминальной милиции.
       - А почему я должен был ему не верить? - спросил Юрий.
       - Да потому! Леня сам бывший мент, мы с ним начинали в один год, и такой херней, как заказ на своего же брата мента он заниматься не мог!
       - Ну, конечно, у него более мирный бизнес. Всего лишь воровство чужих автомобилей, - хмыкнул Юрий.
       Как ни странно, эта фраза как-то усмирила гнев Попова. Он сел за стол, закурил. Но прищур глаз при этом у него был нехороший.
       - Ну, ты, Астафьев, борзеешь! - с чувством сказал подполковник. - Такие слова нужно чем-то подтверждать, капитан. У тебя есть доказательства?
       - Нету, - коротко признался Юрий.
       - Ну и что ж бросаешься словами?
       Он хотел сказать что-то еще, даже выпрямился, торжественно, но в это время зазвенел его рабочий телефон.
       - Да, Попов. Что!
       Подполковник невольно встал.
       - Как увезли, куда? В багажнике! Ты сама это видела? А номер? Не запомнила. И кто? Не знаешь? Ну, поспрашивай механиков, они то их должны знать! Ну, тогда пригласи кого-нибудь из них, господи! Нашла проблему!
      
       Он положил трубку на стол, странно посмотрел на Астафьева.
       - Пчельника какие-то люди увезли в багажнике машины, - сообщил он.
       - А, ну это тогда люди Зятя, - Юрий развел руки. - Тут Леня сам виноват, незачем было борзеть, угонять его машину.
       В трубке на столе заскрежетал чей-то голос, Попов торопливо поднес ее к уху.
       - Да, Михаил. И кто? А, вот как, - пыл Попова как-то сразу опал. - Давно. Номер?
       Попов что-то записал на листке бумаги, положил трубку, и с недовольным лицом махнул Астафьеву рукой, дескать, свободен, а сам снова начал крутить диск старомодного телефона. Уже в тамбуре Юрий услышал, как Попов спросил у кого-то: - Где у нас Баранов? И когда он будет?
       "Ну, все правильно, первым делом не в дежурную часть, а начальнику ГИБДД, своим подельникам. Блин, они ведь, суки, даже и не маскируются"! - подумал он.
       Уже через полчаса он позвонил начальнику дежурной части, и спросил: - Мохначев, у тебя там случайно план "Перехват" не объявлен?
       - Ты чего, Юр, ночью с бабы упал? - засмеялся майор. - Какой перехват, кого? Сто грамм с утра перехватить, или полтинник до зарплаты?
       - Да нет, это я так, пошутил. Спи дальше.
       "Да, похоже, решили они отдать Пчельника братве, - решил Юрий. - Спасать его не сильно выгодно, придется объяснять, почему на него так злы бандиты, не дай боже пронюхает кто из УСБ, или, еще хлеще, из журналистов. А так исчезнет Леня, и все тихо. Благодать".
       Он положил трубку, и тут же запиликал его мобильник. Номер, что высветило табло, Юрию был не знаком.
       - Да, Астафьев.
       - Потише, командир, не козыряй фамилией.
       "Мороз, - узнал голос Юрий, - неужели удалось"?
       - А, это ты. Ну, что скажешь хорошего?
       - Запоминай, говорить буду один раз. Один братан на тебя сильно обиделся, из торгашей. Пахарь, Михаил.
       - Все понял. Спасибо.
       Отключив мобильник, Юрий записал имя и фамилию на бумажку, и, заперев кабинет, пошел вниз, в паспортно-визовый отдел.
      
       ГЛАВА 28.
       Шаврин, входя в квартиру, что снимал Гриша Хилькевич, был предельно зол. Но, стоило ему было посмотреть на обстановку в комнате, на дергающегося пацана инвалида, на замученное лицо женщины, прорывающегося на плач младенца, и весь пыл его угас. А вот Рыжову, было все ни почем, он ходил по комнате, рассматривал все, что попадалось на глаза, и разговаривал с женщиной так, словно это не он два часа назад сообщил ей о смерти ее мужа.
       - Так значит, он отбил тебя у мужа? - спросил он.
       - Да. Тот был его тренером, но это Гришу не остановило. Я еще гораздо старше его.
       - Потом что было?
       - Виктор нанял бандитов, они прострелили ему легкое, Гриша чудом остался жить. Мы узнали, что мой бывший решил на этом не останавливаться, так что нам пришлось уехать из Витебска, в Минск. Но и там за ним началась охота, его сильно избили, так что мы совсем уехали в Россию, и постарались забраться в глубинку. Выступать после ранения он уже не мог. Профессии ни какой.
       Шаврин попытался представить, какой эта женщина была пять лет назад, чем она так взяла парня, на десять лет моложе себя, но так и не смог этого понять. Разве что глаза были и сейчас, в сеточке морщин, такими глубокими, темными.
       - Ну а дальше, что, Галина? - спросил Рыжов. Она молчала, и тогда участковый продолжил сам. - А потом сказка кончилась, он начал пить, бить тебя и детей. Правда, ведь?
       Она молчала, и участковый, кивнул головой Шаврину.
       - Давай, спрашивай, что тебе нужно.
       - Галина Петровна, а где работал ваш муж? - поинтересовался Алексей.
       - В магазине, грузчиком.
       - В каком магазине?
       - "Апельсин".
       - "Апельсин"? - удивился Шаврин. - Это где у нас такой?
       - В Цыганском поселке, там, халупкка такая, бывшая подстанция, - пояснил Рыжов. - Афганец какой-то ее подлатал и держит уже года два. Район там глухой, один магазин на всю округу, вот он и держится за счет этого - конкуренции то никакой. А так давно бы уж разорился.
       - Откуда ты знаешь, что он афганец? - спросил Алексей.
       - Да, он вечно мелькает на их собраниях 15 февраля. Они как на кладбище идут, так меня всегда к ним отряжают, как самого авторитетного.
       - А что они там, эти афганцы, буянят?
       - Да нет, ни разу такого не было. Молебен батюшка отслужит, венки возложат к могилам парней, ну и, помянут, как это полагается.
       - Ясно, - Шаврин снова развернулся лицом к женщине. - Скажите, а вот за последние дни ваш муж приносил домой какие-то большие деньги?
       - Ну, это разве большие. Три тысячи он принес в тот вечер, в пятницу. Я сразу хозяйке отдала за два месяца вперед, с долгами кое какими рассчиталась. Ваське и Андрею по обувке купила, да продуктов набрала, и все, деньги кончились. Я так тратила потому, что Гриша тогда пообещал, что скоро много денег принесет, нам хватит даже уехать обратно, в Белоруссию, к моим родителям.
       - А что он делал в ночь с пятницы на субботу? - допытывался Шаврин. - Уходил куда?
       Галина вздохнула, посмотрела на спящего ребенка, словно спрашивая у него совета.
       - Да, что скрывать. Хоть он и просил никому про это не говорить, но что теперь, то, кому что повредит? Гришу уже не вернешь. Так что в ту ночь он собрался и ушел, - призналась она.
       - Во сколько?
       - За полночь. Пришел уже утром, с этой сумкой, будь она неладна. Сам не в себе, заставил Ваську сбегать за бутылкой, на хату тут, в соседний подъезд, за паленкой, и так сильно нажрался.
       - А он вообще, с кем дружил, с кем проводил свободное время?
       Она горько засмеялась.
       - Какое у нас может быть свободное время? У них магазин работает с девяти утра до девяти вечера, и все время в разъездах. Часов в шесть утра уедут на базу в Железногорск, и редко когда раньше двенадцати ночи домой приходил.
       - А он не говорил, кто ему должен был дать те деньги, на поездку обратно, в Белоруссию? - спросил Алексей.
       - Нет.
       - Ну, хорошо, - Алексей поднялся. - Пойдем, Михалыч.
       Уже на пороге, он спросил Галину: - А как фамилия этого вашего хозяина магазина?
       - Пахарь.
      
       ГЛАВА 29.
       Он перехватил ее уже вечером, в шестом часу. Ольга была слишком погружена в какие-то бумаги, что просматривала на ходу, и поэтому позволила Астафьеву близко приблизиться к ее телу. Она просто почувствовала, как кто-то сзади, мягко, но уверенно взял ее за плечи, и направил в открытую дверь кабинета. Когда она опомнилась, Юрий уже запирал дверь на ключ. На лице Малиновской сразу появилось выражение крайней степени непреклонности.
       - Если ты думаешь, что сможешь меня тут задержать силой, то очень ошибаешься, - сказала она, закрывая дело, и откладывая его на стол.
       - Да нет, ты что, я же помню, - голос Юрия был мягким, примиряющим. - Кун-фу, или карате, что-то такое. Я только хотел с тобой поговорить, можно и о работе. Ты же любишь говорить о работе. Как у тебя успехи в деле Императора? Может, тебе надо в чем-то помочь? Ты обращайся, если что.
       Говоря все это, Астафьев все ближе подходил к Ольге, а та, машинально, отступала назад, пристально рассматривая своего "похитителя". Юрий говорил, вроде бы серьезно, но на губах его играла такая предательская улыбка, что когда она уперлась спиной в стену, то позволила обнять себя.
       - Сволочь, как же я тебя, оказывается, люблю! - успела сказать Ольга, прежде чем Юрий начал целовать ее в губы.
       Через полчаса Ольга приводила в порядок свои волосы перед зеркалом, а хозяин кабинета собирал с пола щедро рассыпанные со стола бумаги.
       - Нет, Астафьев, не думай, что все это сойдет тебе с рук. Ты знаешь, что я в тот вечер получила жуткий комплекс неполноценности, - сказала Ольга, отходя от зеркала. - Я сравнила себя с этой красивой стервой, и почувствовала себя гадким, прыщавым утенком.
       - У уток не бывают прыщей, - сказал Юрий, силясь понять, из какого дела вылетела какая бумажка.
       - Бывает, я первая. Я, тебя, конечно, понимаю, против такой телки устоять трудно, но что мне то делать? Я после этого уже села на диету, хочу сбросить килограмм пять.
       - Не стоит, ты выглядишь вполне нормально.
       - Ну, говори мне еще!
       Она подошла, присела на корточки, и начала помогать Астафьеву собирать бумаги.
       - Вообще, ты меня, Астафьев, развращаешь. То секс в машине, а уж дойти до такой пошлости, как заниматься сексом на рабочем месте, да еще на столе! Прямо анекдот! Я скоро совсем перестану себя уважать.
       - Только не говори, что тебе это не понравилась. Я лишь боялся, что заорешь во все горло, как тогда, в "Дубках".
       - И заорала бы, вон, пришлось руку укусить.
       Она показал запястье, с красным отпечатком овала зубов.
       - Жуть, какая! - признался Юрий. - Чего я не понимаю, так это оргазм женщин и кошек. Так некоторые бурно реагируют.
       - Сравнил! - обиделась Ольга. - С кошкой!
       - Нет, Оль, ты гораздо красивее любой кошки. А вообще, я бы секс на рабочем месте узаконил бы. Выделил бы даже специальное помещение. Не надо искать кого-то на стороне, экономиться и время, и личное, и рабочее. Оба работника получают положительный заряд энергии, после чего с новой силой приступают к работе. Кроме того, укрепляются дружеские связи в коллективе.
       - Болтун!
       Тут она вскрикнула, и подняла с пола лист бумаги, с рельефным отпечатком подошвы ботинка Астафьева.
       - Боже мой! Ты что сделал?!
       - Что я сделал?
       - Эту бумагу мы полгода ждали из Казахстана, а теперь, как я ее покажу в суде?
       - Скажешь, что так ее, в таком виде, и прислали. Вот, господа судьи, как в странах СНГ относятся к запросам российских правоохранительных органов. Попирают ногами в буквальном смысле этого слова. Кстати, это ведь ты сама рассыпала свои бумаги, - он посмотрел вниз, - и мои, кстати, тоже. Вот это вот твое?
       - Это да. А вот это, по-моему, твое.
       Следующая бумага заставила Ольгу удивиться.
       - А это что такое? Это твое?
       Юрий глянул на бумаги, кивнул головой.
       - Да, это я сегодня пробил в паспортно-визовом. Пахарь Михаил Ильич, шестьдесят второго года рождения, женат, двое детей.
       - Да? - она подняла другую бумагу, сунула ее в руки Юрия. - А вот это почитай.
       - Пахарь Виктор Ильич, шестидесятого года рождения, проживает, двое детей. Твой?
       - Мой.
       - А тебе, зачем понадобился этот землепашец? - удивился Юрий.
       - Он хозяин того магазина, в котором работал повесившийся Хилькевич, - пояснила Ольга. - Вполне вероятно, что это он заказал старого механика. А тебе, зачем понадобился его брат?
       - Братишка твоего Пахаря заказал меня.
       - Ого! Это в подъезде?
       - Ну да.
       Оставшиеся бумаги они сгребли, уже не разбирая, бросили их на стол, сами уселись по разные стороны, закурили.
       - Это точно? - спросила Ольга.
       - Да, я этому парню, почему-то, верю.
       Ольга прищурилась.
       - Это тот самый, кто дал тебе кастетом по голове?
       - Именно он.
       Ольга хмыкнула.
       - Мне когда Колодников рассказал, про эту твою сделку, у меня было желание набить тебе морду.
       - Это за что?
       - Ну, то, что ты нарушил с десяток законов, это ты знаешь, и это раз.
       Юрий согласно кивнул головой, и загнул один палец.
       - Второе, ты поверил честному слову какого-то отморозка, это два.
       - Ты уже считала, дальше.
       - И в третьих, я не уверена, что уже этой ночью тебе снова не дадут по голове у твоей красотки. Отвечай.
       - Ну, во-первых, к красотке я сегодня не пойду...
       - Чего это! - несколько истерично засмеялась Ольга.
       - Да, она с сегодняшнего дня вся на "крылышках".
       - Боже мой, какой облом! То-то я думаю, что это ты на меня кинулся, оказывается, с голодухи. На безрыбье и Малиновская раком сойдет?
       Юрий вздохнул, покрутил головой.
       - Да, стервозности у вас, мадам, на троих.
       - Может и больше. Ну, ты дальше рассказывай, почему ты решил поверить этому козлу?
       - А почему бы и нет? У него хоть и мозгов мало, одна черепная коробка, а мозгов с грецкий орех, но он понимает, что после того, что между нами произошло, ему не стоит еще больше усугублять напряженку. Мир тесный, все равно рано или поздно, но мы с ним пересечемся. Не я, так мои друзья. Кроме того, он вложил Леньчика, тоже повод молчать в тряпочку. Так что от него получить по голове я не боюсь.
       - А от кого боишься?
       - А вот, от него, - и он пододвинул к Ольге листок с записью данных Михаила Пахаря. - Нужно же было ему зачем-то заказывать меня.
       - Ну, и кому ты перешел дорожку, Астафьев? Из-за чего на тебя идет охота?
       - Да, я думаю, все из-за того же. Именно из-за охоты. Турбаза "Дубки", будь она неладна. Где-то я что-то сказал такое, что от меня решили избавиться.
       Он глянул на часы, спросил: - Ты, как освободилась?
      
       Ольга тоже глянула на часы.
       - Ого, восьмой час! Можно ехать домой.
       - Ко мне? - невинным тоном спросил Юрий. Ольга с интересом посмотрела на него.
       - Что, зазываешь?
       - Ну, а почему бы и нет,- и он провел пальцами по запястью Малиновской. Та сразу всем телом передернулась.
       - Ну, Астафьев, ты змей! Я, иногда, с тобой чувствую себя кроликом. Ты гипнозом, случайно, не владеешь?
       - Нет, - ответил он, закрывая дверь кабинета, - но если бы он у меня был, я бы никогда не применял его против женщин, только против начальства.
       Полковник Пучков, засидевшийся допоздна в своем кабинете, подошел к окну, покурить около открытой форточки. Здесь его внимание привлекла сладкая парочка. Астафьев и Малиновская, вышли из здания ГОВД под ручку, мило воркуя, дошли до Ольгиной машины, сели, и умчались прочь. Эта сцена поставила Пучкова в полный тупик. Только утром ему сказали, что эти двое окончательно рассорились, и он, с легким сердцем, хотел влепить капитану выговор. Теперь его мучил другой вопрос - его специально хотели так подставить перед прокурорским протеже, или нет? Сообщила ему про это главный бухгалтер, но кто из его замов стоит за главбухом, Попов, или Корчагин?
       "Да, наверное, и тот и другой. Спят и видят, что бы столкнуть меня лбами с областным прокурором, а самим занять мое место", - решил он.
      
       ГЛАВА 30.
       К художнику по металлу Колодников попал в седьмом часу вечера, раньше времени не нашлось, и все с той же авоськой с мясом. Лешка Шаврин, привезший Андрея в цыганский поселок, умчался по своим делам, в сторону магазина "Апельсин", так что обратно Колодникову светило идти пешком, от чего он заранее страдал. Темный, грязный поселок, был не самым лучшим местом на этой планете.
       Хозяин дома занимался все тем же, чем и в прошлый раз, но визг съедаемого наждаком металла не показался сегодня майору уже таким неприятным. Инвалид в этот раз работал не над ножом, в над каким-то затейливым узором из нержавейки. Кроме него в этот раз дома была и женщина лет сорока, полная, с круглым, добродушным лицом. Она возилась около плиты, и за шумом наждака не услышала скрип входной двери.
       - А-а, наша милиция, как всегда начеку, - увидев гостя, протянул художник, - ты проходи, я сейчас.
       Пару минут он еще провозился со своим визгучим металлом, а когда отключил наждак, и начал рассматривать на свое произведение, то Андрей понял, что это была полированная роза из листовой нержавейки.
       - Это куда это такая розочка пойдет? - не удержался и спросил Колодников.
       - На оклад иконе. Попросили сделать для нашей Никольской церкви. Там есть очень старинная икона, вот служители захотели сделать ей оклад.
       - Понятно. Красивая работа, - похвалил Андрей, а потом перешел к делу. - Ну, а как вы, то, что мне обещали, сделали?
       Павлов отложил в сторону свое произведение, отъехал к другому столу, из ящичка достал листок бумаги, и протянул его Андрею.
       - Вот, кажется, всех упомнил. Память хоть и стала в последнее подводить, но в этот раз упомнил всех, - повторил он.
       В списке были фамилии двадцати одного человека. Против большинства из них было подписано, "номер", и Андрей понял, что эти свои ножи зарегистрировали. Не было таких отметок только у четверых. Быстро пробежав по списку глазами, Андрей кивнул головой.
       - Хорошо. Только вот это кто, не пойму: друг Семена Мордвинова?
       - Да, черт его знает. Семен его как-то приволок с собой, тоже, сказал, афганец. Фамилию его не помню, он сказал, но она как-то пролетела, - афганец махнул рукой мимо уха. - Тот как увидел этот мой нож, сразу загорелся, сказал что охотник, и купил его. А я и имени его не запомнил, мы тогда поддали крепко, это пятнадцатого февраля, в том году. Начали еще днем, на кладбище, а ночью уже Семен приперся ко мне с этим мужиком. Я тогда три ножа делал на заказ, лишнего у меня не было. Потом уж его делал, там из остатков, и рога кончились, и металла остатки были. Но уж очень тогда этот парень пристал. Все рассказывал, какой он охотник, где-то он у себя в Казахстане, или в Киргизии все охотился. Жаловался, что нож его боевой, с Афгана еще, на таможне отобрали. Надоел он мне, махнул рукой, бери! Тот сразу вытащил деньги и отдал.
       - А хотя бы имя его не помните?
       - Нет, нарезались мы тогда до поросячьего визга.
       - Это когда ты с коляски упал, и руку сломал? - вмешалась в разговор давно подошедшая к ним женщина.
       - Ну да, - Александр поморщился.
       - Ой, я тогда чуть не убила его! - обратилась к Андрею женщина. - Прихожу с ночной смены, а этот лежит пьяный, на полу. Начала поднимать, а он орет от боли, страх! Хорошо, рука ровно срослась, а так бы кому ты был нужен?
       - Ну, срослась же, действует!
       - Ага, только два месяца тогда на мою зарплату и жили. Я думала, сдохнем с голода. Ему же еще куча лекарств нужно, - пояснила женщина Андрею, - вся его пенсия на них уходит. А так руки бы поуродовал, и все, хана! Я бы тогда тебя точно к церкви бы с утра отвозила, а потом вечером бы забирала.
       - Ну, ладно тебе меня пилить, Лидка! - он со злостью бросил свою железную розу на стол. - Я все, бросил пить! А тебе, сколько денег не зарабатывай, тебе все мало!
       - Как это ты бросил, когда вчера нарезался как свинья?!
       - Я вчера поминки справлял. Я же тебе говорил.
       - По кому это?
       - По своему брату афганцу, которого моим ножичком зарезали.
       Лида махнула рукой.
       - Нашел по чему плакать, все вы, афганцы, алкашня и никуда не нужные люди, сломанные. Одним алкашом больше, одним меньше - какая разница.
       - Александр, ну вы хотя бы вспомните, как его бы звали, этого незнакомца? - вмешался в разговор супругов Колодников. Тот наморщился, потом замотал своей волосатой головой.
       - Нет, пробовал вспоминать, бесполезно. Помню только так, чисто внешне.
       - И какой он был из себя?
       - Рослый такой, с усами. Все щеголял, что он из спецназа, прошел не только Афган, но и в Сирии был, в Сомали.
       Колодников чуть подумал, а потом решил подойти к проблеме с другой стороны.
       - А как мне найти этого Семена Мордвинова?
       - А никак. Разбился Семен месяц назад на машине. По пьянке в столб врезался, и сразу насмерть.
       - Ну, что я вам говорила! - Лида торжествовала. - Все они никудышные люди, сломали их там, в Афгане, а наладить уже не смогли.
       - Хорошо, еще один вопрос, - Колодников перешел к главному. - Вы, сколько ножей делали Императору, то есть, Зотову? Один, или два?
       Павлов поднял голову вверх, припоминая.
       - Один. Я же потом и номер на нем гравировал, это после того, как Зотов его зарегистрировал.
       - Это точно? А то, может, он про запас еще попросил сделать? Такого не было?
       - Потом он у меня еще один делал, - подтвердил художник, - но не такой, и совсем недавно, да, вот, с месяц назад. Я его ему на заказ делал, кому-то он хотел его подарить. Тот нож был больше парадным, лезвие полированное, ручка из дерева, с нержавеющими вставками, там летящие утки изображены были. Ножны я сделал из полированного орехового дерева. Там уже два пса были изображены, два сеттера, тоже вырезаны из полированной нержавейки. Я этот нож ему продал за семьсот баксов.
       - Ого! - удивился Колодников. - Для Кривова это хорошо. А другим, вы такую же цену ломите?
       - Нет, каждому свою. Если свой брат, афганец, то могу и за сто рублей отдать.
       Он быстро глянул в сторону отошедшей к плите Лиды, и тихо закончил.
       - А этому, Семкиному другу, я тогда вообще нож тот подарил. Подпили мы тогда хорошо, я и расчувствовался. Песни всю ночь орали, наши, афганские. А насчет ножа...
       Он отъехал к большому буфету, открыл один из ящиков, перебрал какие-то бумажки, и протянул Андрею фотографию.
       - Вот. Я большинство своих работ фотографирую, на память. Если, конечно, штучная работа. Вот этот нож. Как видите, он совсем не похож на тот, что я до этого делал Зотову.
       - А те ножи вы не фотографировали? С ручкой из рогов сайгака?
       - Нет, там халтурка, что ее фотографировать? Я сразу и два десятка лезвий заказал на заводе, они мне их отфрезеровали, совершенно одинаковые.
       После этого мастер вернулся к прежней проблеме.
       - Но что ж у меня с память то твориться? Как же его звали-то?! Ведь называл я его тогда как-то, это точно помню. Водка сейчас чудная пошла, с нее не хмелеешь, а дуреешь. Какое-то простое имя: Саша, Витя, Миша, Володя? Что вот так, но не вспомню ни как!
       - Ладно, если вспомните, сообщите как-нибудь нам. Сейчас, тогда, распишем это все, запротоколируем.
       Колодников быстро набросал текст опроса, художник его подписал. Андрей еще складывал бумаги в карман, а хозяин дома уже возился с металлической розой, подправляя ее края напильником.
       За время, пока Колодников был у художника, окончательно установилась ночь, и, кроме того, начал накрапывать мелкий, противный дождь. Андрей чертыхнулся, и, неуверенной походкой пошел вперед, стараясь рассмотреть в темноте возможные лужи. Это было весьма трудно, фонарей в этом районе не было уже лет десять, так что свидания ботинок Колодникова и местных луж было неизбежно, как закат солнца. Потихоньку, под нос, себе, матерясь, Колодников продвигался вперед, к зареву железнодорожной станции, самого освещенного места в этом районе. Постепенно еще одно чувство начало одолевать его: откуда-то начал наползать страх. Это было не только из-за темноты, но и из-за всей атмосферы этого места. Окна приземистых домов горели так тускло, что, казалось, только увеличивали темноту. Оживляли пейзаж лишь машины, изредка пропадающие на дороге, или стоящие около домиков. Большинство из них были с шашечками такси на верху, так что, Андрей безошибочно определял точки, торгующие наркотой. Сами наркоманы тусклыми тенями скользили во мраке, и до ушей майора доносились их голоса, заторможенные, и невнятные. А тут еще Колодникову начало казаться, что кто-то за ним наблюдает. Он несколько раз оглядывался, но никого не видел. Поэтому, Андрей вздрогнул, когда рядом с ним появились две рослых фигуры.
       - Эй, дед, чего тащишь? - с явным цыганским акцентом спросил один из них.
       - Чего? - удивился Андрей. В этой жизни его первый раз назвали дедом.
       - Чего несешь, говорю?
       - Мясо, - машинально ответил Андрей, пытаясь рассмотреть своих собеседников. Судя по голосам и фигурам, это были два молодых цыгана. Один из них выругался, а потом спросил: - Деньги есть? Давай сюда.
       - Ага, счас... - начал было с гонором Колодников, а потом осекся. Он вспомнил, что пистолет то сегодня оставил в кабинете. Между тем крепкие руки сзади схватили его за запястья, а не менее крепкие, но и шустрые, начали шарить по карманам. Это возмутило майора до глубины души. Он никогда не был боксером, и тем более не занимался восточными единоборствами. При его малом росте шансов побороться с цыганами у него было мало, зато злости более чем достаточно. Он поднял правую ногу и лягнул заднего соперника каблуком по голени. Тот сразу взвыл, руки его разжались. А Колодников той же ногой уже бил второго наглеца в самое уязвимое мужское место. Попал он, точно, тот согнулся от боли, и Андрей со всей силой обрушил на его голову все три килограмма мяса. Получилось хорошо, парень плашмя расстелился на земле, и затих. Не теряя времени, Андрей развернулся, и движением дискобола нанес удар все тем же мясом по груди второго своего противника. Цыган этого не ожидал, к тому же он прыгал на одной ноге, так что он полетел назад, споткнулся, а затем упал на спину. Судя по смачному, жирному всплеску, при этом грабитель еще и приземлился в лужу. Понимая, что теперь тот обозлиться еще больше, Колодников подскочил и со всей силы обрушил на голову поднимающегося парня свою боевую сетку. Этот парень оказался крепче, он откинулся назад, но снова начал подниматься из лужи, и лишь после третьего удара затих. Андрей оглянулся назад, второй цыган все так же лежал на земле очень смирно, так что он перевел дух.
       Он еще не успел отдышаться, как из-за угла вывернулись огни фар, а потом Колодников различил хорошо знакомый звук мотора Уазика. Машина остановилась рядом с полем битвы, из кабины выскочили два человека.
       - Андрей Викторович, ты, что ли? - спросил мужской голос. - Вот не чаял вас тут встретить.
       - Рязанов, ты что ли? - обрадовался Андрей.
       - Он самый. А это что еще за тела тут валяются? - сказал майор Рязанов, оглядывая поле брани.
       Уазик оказался не просто уазиком, а машиной группы быстрого реагирования.
       - Да, два козла, цыганята, видят - идет человек, гробануть хотели, - пояснил Колодников. - Пришлось разобраться с ними.
       - Силен, ты брат! - с уважением признал Рязанов. - По росту не скажешь. Двоих голыми руками отколючил!?
       - А что я с ними, чикаться, что ли буду? У меня с урками разговор короткий, бью в лоб, и все. Больше добавлять не надо.
       Колодников не стал в подробностях рассказывать о методах своего боя, со стороны это могло показаться весьма комично.
       - Дай закурить, а то руки трясутся, - попросил он.
       Когда же Рязанов выполнил его просьбу, Андрей спросил: - А вы откуда едете?
       - Да, стреляли тут, на соседней улице. Пока доехали - кровь есть на асфальте, а тела нет. Не то сам ушел, не то увезли.
       - Этих вот прихватите, - посоветовал Андрей. - Посмотрите там по журналу, кажется, в прошлом месяце два таких цыганенка отняли велосипед у пенсионера, а ему сломали руку.
       Напарник Рязанова тем временем деловито поднял одного из грабителей, того, что лежал в луже, сам Рязанов, с Андреем, занялись первой жертвой Колодникова.
       - Вставай, зема, холодно лежать, - посоветовал Рязанов, слегка попинывая цыганенка ногой по ребрам. Тот в ответ молчал, и когда уговоры не помогли, майор полез в карман, за фонариком. То, что они увидели в свете луча, не обрадовало обоих майоров.
       - Блин, Андрюха, ты что, убил его, что ли? - озадаченно спросил Рязанов.
       - Да ты чего, Толька? Чем убивать-то? - пришлось раскрыть секрет боя. - Я его только вот этим мясом по башке угостил. Да где, ты посмотри, вон, дышит!
       Рязанов нагнулся, и занялся цыганом более подробно. Парень действительно был жив, даже дышал, но при этом глаз его были закрыты, а сам он был больше похож на мешок с дерьмом. После всех исследований Рязанов озадаченно взглянул на Колоникова и взялся за рацию.
       - Семеновка, вызови "скорую" на угол Советской и Самарской. Предположительно перелом шейных позвонков.
       Они долго ждали скорую, потом, уже в больнице, Колодников битый час ожидал, когда врачи разберутся, в какой мере он поуродовал цыганенка.
       - Вам повезло, у него всего лишь вывих шейного позвонка, - сказал дежурный хирург. - Он сейчас пришел в чувство, все понимает, говорит, тело чувствует. Шея только у него сейчас так, - доктор изобразил руками некий зигзаг, - слегка набок.
       - Ну, доктор, вы бы вправили ее на место, чего ждать? - посоветовал Андрей.
       Врач засмеялся.
       - Нет уж. Касьянов у нас в больнице нет, и шея такая тонкая штука, что ни один костоправ за нее браться не будет. Чуть не так нажмешь - и все. Да вы не переживайте. Счас мы его, запакуем в ошейник, и пусть ходит себе. Это что, ваш родственник?
       - Да что вы доктор, не дай боже такую родню! - ужаснулся майор. - Цыган мне еще в родне не хватает. И так кого только нет, от негров, до евреев. Просто он попытался меня сегодня ограбить.
       - Ну, так что же вы переживаете? - доктор никак не мог понять причину беспокойства этого милиционера. - Вы же, выходит, защищались.
       - Это вам так все просто. А у нас вечно думают, что раз милиционер, значит, превысил меру самообороны.
       - Это кто ж так думает?
       - Да есть такие наследники Чингисхана, прокуратурой и судом их еще зовут.
       Домой Колодников попал в полночь. Пока он раздевался, жена стола над ним в позе статуи правосудия. Только в руках были не меч и весы, а свернутая в трубочку газета.
       - Ань, налей-ка мне водочки, - попросил Андрей.
       - Чего это? - удивилась она. - Не нагулялся еще?
       - Да я не гулял. Хуже дело. Цыганенка я одного поуродовал.
       - Пристрелил?! - ахнула Анна.
       - Нет, но шею на бок свернул.
       - Живой, нет?
       - Да, хрен его знает, выживет этот цыганенок, или нет. А так еще посадят твоего мужа, и все. Кажется, он еще, к тому же, и несовершеннолетний.
       Анна тихо ахнула. Пока муж ел, она полезла в пакет с мясом, а потом отшатнулась.
       - Фу, ты чего это принес-то?
       - Говядину, как просила, а, что?
       - Да ты понюхай ее!
       Колодников сунул нос в пакет, и выругался.
       - ..твою мать! Протухло! Дотаскал, с этой работой.
       Анна взяла мешок, и понесла его куда-то из кухни.
       - Стой, ты куда его?! - перехватил ее Колодников.
       - Как куда? Выкинуть.
       - Ты, чего, с ума сошла?! Положка в холодильник. И из сетки не вынимай. Это уже не мясо, это уже вещьдок.
       Он налил себе еще рюмку, и произнес, со вздохом, короткий тост: - Ну, да минует нас статья уголовного кодекса за превышение пределов самообороны!
      
       ГЛАВА 31.
       Утром Ольга забросила Астафьева к отделу, а сама проехала к себе, в прокуратуру. Свидетелей этого события в этот раз было немного, и все свои. На крыльце ГОВД, выкуривая последнюю, утреннюю сигарету стояли трое: Колодников, Паша Зудов, и Алексей Шаврин.
       - Вчера я ведь так этого Пахаря и не дождался, - говорили Шаврин Колодникову. - Отдал повестку продавцу, тот грозился передать.
       - А мне в ГИБДД дали список черных "Волг", пятнадцать номеров на город, вот и проверяй их все. Когда это я управлюсь, за неделю, не меньше, - поделился своей проблемой Зудов.
       Колодников был менее разговорчив. С утра он позвонил в больницу, и с облегчением узнал, что цыганенок жив. Но и он оживился, увидев торжественный приезд Астафьева.
       - О, Юрка, похоже, снова заарканил прокурорскую дочку. А то они, было, разругались. Как думаете, он все-таки жениться на ней? - спросил Андрей.
       - Не, он не такой. Потрахает, и снова вильнет в кусты, - предположил Шаврин.
       - А я думаю, жениться, - решил Зудов.
       - Два литра водки, что не жениться, - предложил Андрей.
       - Два в ответ, - согласился Зудов.
       - Разбей! - велел Колодников Шаврину, что тот с удовольствием и сделал.
       - Я в любом случае не в проигрыше, - засмеялся он.- Без меня все равно пить не будите.
       - Счас я его приколю, - пригрозил Андрей.
       - Здорово, мужики, - поздоровался Юрий.
       - Юр, а ты сейчас, выходит, круче нашего полковника, - с ехидной усмешкой предположил Андрей.
       - Почему это? - не понял Юрий.
       - Ну, как, он сам машину водит, а у тебя личный шофер возит, да еще в чине младшего советника юстиции.
       - Ой, а я думал, ты что-то умное скажешь! - под дружные смешки друзей скривился Астафьев, так же доставая сигарету. В это время на стоянку рядом с милицией подъехала черная "Волга". Шаврин тут же толкнул Пашку в бок.
       - Вон, смотри, не твой клиент?
       Тот полез в карман, достал список, и кивнул головой.
       - Есть тут такой номер.
       - Работай, - посоветовал Андрей, - чтобы не ловить его потом.
       Между тем из машины вылез невысокий мужичок лет сорока пяти, закрыл машину, и с озабоченным лицом прошел мимо друзей, в здание управления. Зудов же выбросил сигарету, подошел к "Волге", и заглянул внутрь салона. Потом он начал присматриваться к самой машине, обошел ее со всех сторон, и поспешил обратно на крыльцо.
       - Мужики, срочно нужно Сычева и понятых! - попросил он.
       - Что, думаешь, она? - удивился Колодников.
       - Как пить дать, она. Объяснять долго, но нужно этого мужика тормознуть.
       Они вчетвером прошли внутрь, и тут же увидели нужного им владельца "Волги". Тот с бумажкой в руках стоял около окошечка дежурной части, и о чем-то расспрашивал дежурного. Тот же, увидев Шаврина, сразу показал на него рукой.
       - А, вот он и сам. Алексей, ты этого гражданина вызывал на допрос?
       Шаврин взял в руки бумажку, прочитал, и кивнул головой.
       - Да, вызывал, но я вызывал к десяти, и не сюда, а в третье отделение милиции. Здесь же вот написано, вы что, не видели?
       - А, а я не понял, думал сюда, - пояснил незнакомец. - Мне в десять часов некогда, мне бы сейчас лучше.
       Мужики переглянулись. С одной стороны нужно было тормозить этого "клиента", с другой, везти его в третье отделение.
       - Идите ко мне в кабинет, я все равно сейчас уйду, - предложил Астафьев. Они поднялись на второй этаж, Юрий открыл кабинет, пока все раздевались и рассаживались, Астафьев взял повестку и прочитал то, что было там написано.
       "Виктор Пахарь", - после этих слов все, происходящее в этом кабинете, стало для Юрия гораздо более интересным. Он раздумал уходить, поставил себе стул, и сел с торца стола. Между тем Шаврин начал допрос.
       - Итак, ваша фамилия, имя, отчество?
       - Пахарь, Виктор Ильич, пятьдесят девятого года рождения...
       Допрос шел как обычно, а Юрий больше разглядывал родного брата человека, заказавшего его несколько дней назад, чем слушал. Это был человек из породы людей, вечно суетливых, озабоченных делом, работой, какими-то все нарастающими проблемами. Люди такой породы хватаются сразу за сто дел, пытаются все успеть и никогда никуда не успевают. Вот и по ходу допроса он все поглядывал на часы, порывался куда-то звонить, два раза звонили ему. Сам разговор Пахаря был торопливый, как пулеметная очередь.
       - Не, так Гришка был нормальный мужик. Пил, конечно, здорово, но никогда не прогуливал, не сачковал, не жаловался на похмелье. Работал как слон, физически он был здоровый, черт! Бывший спортсмен, что вы хотите?
       - Вы ему много платили?
       - Ну, полторы тысячи в месяц, я, считаю, нормально. Хлеб он у меня еще бесплатно брал, когда там еще колбаски ему перепадало, еще чего, - частил Пахарь. - Семья то у него большая, да этот еще ребенок больной.
       "Мог бы и побольше платить, благодетель, - подумал Юрий. - Пользовался, что прописки и регистрации нет, вот и выжимал из белоруса все соки".
       В кабинет заглянул Зудов, поманил пальцем Юрия.
       - Задержите его еще на полчасика, - попросил Павел. - Сычев еще не подъехал, где-то на вызове.
       - А его орлы?
       - Да ну их нахрен, я им не доверяю! - отмахнулся Павел.
       - Хорошо, попробуем.
       Астафьев закрыл дверь, обошел допрашиваемого со спины, и показал руками Шаврину, словно растягивает эспандер. Тот виду не подал, но допрос продолжил в нужном русле.
       - Если вы так хорошо ему платили, то почему он начал убивать стариков?
       - Ну, на них же не угодишь, на этих мигрантов. Хоть миллион им плати, все равно будут недовольны. Рано или поздно он все равно соскользнул бы на скользкую дорожку. Водка, она до добра никого не доводит. Сколько не попей, оно же не кончается, пойло то.
       - А друзья у него были?
       - Этого я не знаю. Зачем мне это знать? А при чем тут его друзья?
       - Ну, нам важно знать все, - пояснил Алексей. - Там телевизор был, у того деда, здоровый, метр на метр, один его хрен утащишь.
       - Гришка бы утащил, - отмахнулся Пахарь, - у него силища была неимоверная. Он бывало, когда торопились, так сам просил, чтобы ему два мешка на плечи закидывали. Ему закинут, и он их несет. А в нем в каждом по пятьдесят килограммов, или муки, или сахара.
       Тут Пахарь отвлекся на телефонный звонок, начал говорить что-то про ящики и тару. Они этому не препятствовали.
       - Ой, мне через пятнадцать минут нужно быть в Андросовке, там меня ждут, - заявил Пахарь, наговорившись. - У вас ко мне все? Больше вопросов нет?
       - Нет, есть еще. Есть главный вопрос.
       Шаврин взял в руки одну из бумаг.
       - А вот жена Хилькевича заявляет, что это вы наняли Гришку, чтобы он убил этого деда. И даже выплатили ему аванс - три тысячи рублей.
       Пахарь даже вскочил со стула, лицо его как-то мгновенно и нехорошо побагровело.
       - Врет, все она врет! Она ведь тоже алкоголичка. Это она нарочно, чтобы отомстить мне!
       - За что отомстить? - спросил Юрий, но ответ уже не очень его волновал, ведь дверь снова приоткрылась, и Паша Зудов кивнул ему своей монументальной головой.
       - За все, все хорошее, что я сделал для этой семьи! Я ведь и шмотки своего сына им отдал, они, в чем ходят сейчас? В моем! В моем! И штаны, и куртки - все мое! Да и вообще, она же ему не жена, так, сожительница. Они не расписаны, у них и фамилии разные.
       - Гражданин Пахарь, пройдемте, пожалуйста, вниз, надо нам выяснить кое-что еще, - предложил Юрий.
       Может, тот что-то сразу понял, или это обращение, "гражданин", так неприятно поразило Пахаря, но он замолк и до самой улицы ничего не говорил.
       Около машины Пахаря стояло несколько человек, а Зудов и эксперт Николай Сычев, присев на корточки, рассматривали дверцы машины.
       - Это ваша машина, Виктор Ильич? - спросил Астафьев.
       - Да, моя, - очень тихо ответил Пахарь.
       Тут подошел один из учеников Сычева со старомодной, громоздкой камерой на плечах.
       - Ну, что ж, тогда начинаем, - сказал, выпрямляясь во весь свой немалый рост, Зудов. - Скажите, Пахарь, вы когда-нибудь использовали эту машину как такси?
       - Нет.
       - Тогда как вы объясните вот это.
       Зудов кивнул головой, и Сычев начал кисточкой наносить на бок машины тальк. Большая часть его скатывалась вниз, на землю, но часть его оставалась на дверце машины, и постепенно начала складываться в слова. "Влада" - уже отчетливо читалось на темном фоне, потом пошли таксистские шашечки. Хуже всего сохранились номера телефонов, и надпись "Кривов".
       - Что же вы ее не помыли-то, сразу после поездки в аэропорт? - спросил негромко Юрий. - Скочь оторвали, а помыть не захотели?
       - Мы раньше ее помыли. А потом она в сервисе все стояла, на ремонте, - тихо выдавил Пахарь, потом оглянулся, и ужас мелькнул в его глазах. - Я ничего не говорил, ничего такого не говорил!
       - Ну ладно, не говорили, так не говорили, - согласился Юрий. - Откройте машину.
       Руки Пахаря настолько дрожали, что он с трудом попал ключом в замочную скважину. Сычев открыл все дверцы, внимательно осмотрел салон, а потом, после подсказки Зудова, потянулся к лежащей на задней полке большой пластиковой бутыли из-под "Крем Соды". С хозяином машины стало совсем плохо, он начал хватать ртом воздух, как помирающий карась.
       - Пахарь, вы не хотите сделать ни каких заявлений? Чистосердечное признание поможет, облегчит вашу участь, - тихо шепнул ему на ухо Астафьев. Тот обернулся к нему, хотел что-то сказать, но потом глаза у него начали закатываться, ноги подогнулись, и Виктор Пахарь без чувств свалился на асфальт.
      
      
       ГЛАВА 32.
       Панков бушевал как никогда прежде.
       - Нет, это ж надо, а!? Стопроцентного свидетеля, если не преступника, довести до инфаркта! Вы что с ним, поосторожней не могли разговаривать?
       - Мы и так все старались сделать как можно тише, - Юрий, как всегда, старался сохранить невозмутимое лицо. - Я ему уж на ушко шепотом предложил явку с повинной.
       - А он?
       - А он решил вместо этого обняться с Кондратием.
       - Каким Кондратием? - не понял подполковник.
       Попов засмеялся и пояснил: - С тем самым. С кондрашкой.
       - Эти ваши шуточки, Астафьев, так же неуместны, как песни на похоронах, - возмутился Панков, а потом повернулся к Андрею. - Что вы сказали его родственникам?
       - Что приступ схватил его на пути в милиции, - пояснил Колодников. Сейчас он один отдувался за всю свою опергруппу.
       - А машину куда дели? Они ее еще не потребовали?
       - Пока загнали во двор, укрыли среди разбитых машин, - разъяснил Андрей. - Сычевские орлы там еще пашут, вывернули ее уже на изнанку. Родственникам пока не до машины. В больницу к Пахарю набежала вся родня, там их хренова туча. Этих Пахарей, оказывается, два брата, Виктор и Михаил. Плюс еще куча двоюродных родственников. Все женаты, все с детьми. Приехали они три года назад из Казахстана, этот вот, Виктор, открыл магазин в Цыганском поселке. Михаил раньше работал мастером у Костомарова. Потом они поругались, он попытался открыть свой сервис, где-то в гаражах на окраине города. Но в тот день, когда там был Астафьев, Михаил как раз заехал что-то обсудить со знакомым механиком. Я думаю, оттуда идут нити нападения на Матвеича и Юрия, - Колодников кивнул на Астафьева. - Тот точно видел, как Юрий Андреевич интересовался Зотовским "Ланд Крузером", а потом и Матвеич начал там шариться. Вот они и занервничали, решили убрать и этого, и того.
       Тут открылась дверь, на пороге появился Николай Сычев.
       - Можно? - спросил он.
       - Давай, заходи, давно ждем! - нетерпеливо махнул рукой Панков. - Что там у тебя? Как, есть?
       - Есть, и хорошо есть, - Сычев сиял. - Такие четкие пальчики. Судя по этой бутылке из-под "Крем Соды", в ее распитии участвовал покойный Иван Иванович Суконин. Еще один отпечаточек указательного пальца остался на стекле машины с внутренней стороны.
       - Ну, как хорошо, это стопроцентные улики! - обрадовался Панков.
       - Улики, то есть, брать вот некого, - Попов почесал затылок. - Этот урод лежит в больнице, и хорошо, если не крякнет. А против других мы доказать вряд ли что сможем.
       - Да, это точно, - согласился Колодников. - Даже если на бутылке будут их отпечатки, они могут сказать, что пили воду недавно, уже после того. Но у нас есть фотографии того мужика в аэропорту. Надо потихоньку сравнить их с обликом Михаила, лучше его сфотографировать.
       - Да, верно, - согласился Панков, - попробуйте его щелкнуть издалека.
       - Да я и так скажу, что он подходит по всем приметам под того мужика в аэропорте. Надо показать его фото тому таксисту, - предложил Астафьев.
       - Дельно, - согласился Панков.
       - А что там с машиной у них было? - спросил Юрий. - Почему она стояла в сервисе? Сломалась, что ли?
       - Да, это тоже надо узнать, - еще раз согласился Панков, - и при этом надо бы их не спугнуть. Кто у нас сейчас свободен? Шаврин. Вот, пусть он берет свою машину, и неотступно ездит за этим самым Михаилом Пахарем.
       - Один он не справиться. Это же за ним круглосуточно нужно наблюдать, - возразил начальник УГРо Касьянов. - Пусть на подсменке будет Зудов.
       - Хорошо, - согласился Панков, - только пусть все это будет осторожно! А то почувствуют, что дело жареным запахнет, и рванут из города куда-нибудь к себе в Киргизию.
       - В Казахстан, - поправил Попов. - Но, единственное, что я не пойму, почему они решили ввязаться в такое мутное дело?
       - А вот когда будет ясен мотив, тогда мы раскроем и все преступление, - торжественно произнес ставшей банальной фразу Панков, и Юрий еле успел прикрыть рукой свою ехидную улыбку.
       В это время в центральной больнице шло небольшое, родственное совещание.
       - Да, хрен ли мне ты тут гонишь! - Мишка был зол, как никогда. Его красное лицо подергивал нервный тик, а движение пальцев, которыми он разглаживал свои висячие усы, быстрыми и нервными. - С чего Витьку инфаркт долбанул, просто так, что ли? Прижали они его видно, и прижали хорошо.
       - Да за что прижимать? Против него ничего не было! Что его прижимать, второй инфаркт за три года.
       Вячеслав был обескуражен, его красивое лицо было как никогда унылым.
       - Надо сворачивать все, - предложил он. - Ничего у нас больше не получиться. Слишком большой хипишь поднялся.
       - Куда сворачивать? Некуда нам сворачивать, - Мишка зло усмехнулся. - А ты что скажешь, папочка?
       Третий из беседующих глубоко вздохнул, и признался: - Как я сейчас жалею, что связался с вами. Надо же было мне быть таким дураком.
       - Да это не ты с нами связался, а мы с тобой. Идея то была твоя, так что ты уж стрелки, дорогой мой, не переводи.
       - Идея была хороша, только вы ее не смогли выполнить, - настаивал "папочка".
       - Не все удается то, что планируется. Что-нибудь, да сорвется. Это я тебе, как профессионал говорю.
       - Профессионал! - голос "папочки" звучал ехидно. - Это все твоя самонадеянность испортила, а еще жадность.
       - Ладно, - оборвал их Вячеслав, - хватит собачиться. Давайте думать, что дальше делать будем.
       - Прежде, всего, надо уйти отсюда, и поговорить где-то в более тихом месте, - предложил "папочка", нервно оглядываясь по сторонам. Они хоть и забились в самый конец коридора, но рядом был туалет, и больные постоянно проходили туда и обратно.
       - И то верно, - согласился старший Пахарь.
       Уже на ходу Михаил добавил: - Но обратной дороги у нас уже нет. Выгорит ли у нас с турбазой, это меня уже не волнует. А вот подчистить хвосты, это надо обязательно.
       Примерно через час около здания прокуратуры стояла темно-зеленая "Нива" с тонированными стеклами. Братья, тихо переговаривались.
       - Папашка мне что-то не нравиться. Как бы он не сдал нас, - сказал Михаил.
       - Да нет, ты что, куда он денется! Наташка без нас и его пропадет, он это знает.
       - Да нет, не в этом смысле. Сдать можно ведь по-разному, пойдет он сейчас пятками назад, и все обломиться в самом конце.
       Тут Михаил оборвал свои мысли, возбужденно толкнул брата в бок.
       - Вот он, смотри!
       - Какой из них? - заволновался Славка.
       - Самый длинный, в черном плаще.
       - Ага, понял!
       - Этого нужно убрать любой ценой, понял, Славик?
       - Да все ясно. Поехали в гараж.
       Гараж Михаила Пахаря располагался на самой окраине города, рядом был гараж брата, а на пустыре, в ста метрах, строилось здание автосервиса, большое, высокое, на четыре бокса под большегрузные машины. Были готовы стены, перекрыта крыша, навешены огромных железные ворота. Подъехав к гаражам, братья вышли, Михаил начал открывать один из них, по ходу инструктируя Славку.
       - Бензина залей полный бак. Заедешь домой, оденься потеплее, неизвестно, сколько тебе придется за ним охотиться.
       Он открыл ворота, на секунду застыл в недоумении, потом начал материться.
       - ...твою мать то! Витька что, в ментовку на своей "Волге" уехал? - спросил он брата.
       - А я откуда знаю?!- Славка пожал плечами. - Он вчера звонил, спрашивал, готова ли она. Я сказал, что да. А что, ты же ее, говорил, доделал?
       - Да, доделал я ее, доделал, сменил прокладку! Но не обкатал еще, да и вообще... Надо было там прибраться внутри. Протереть ее со спиртом.
       - Зачем?
       - Затем, чтобы пальчики всякие нам ненужные стереть!
       Он вытащил мобильник, нашел нужный номер.
       - Петька, ты, где сейчас? Ага, понятно. А Витька сегодня, на чем уехал? На "Волге"! Точно? Хорошо.
       Он отключился, сердито посмотрел на брата.
       - "Газель" наша весь день в Железногорске, Клавка закупает товар, а Витька точно уехал на "Волге". Петр его сам подвозил сюда, и видел, как тот выгонял машину.
       Михаил взялся руками за голову, болезненно скривился.
       - Что, голова? - обеспокоился Славка.
       - Да, накатывает.
       - Лечиться тебе надо.
       - Надо-надо, вот закончим с этим, и поеду в Сочи. Там как раз будет сезон для меня. Любил я раньше в Сочи ездить в октябре. Не жарко, море еще теплое, и баб одиноких тоже море. А то поехали со мной, потралим молодых и изголодавшихся.
       Он посмотрел на младшего брата, захохотал, толкнул его плечом в плечо.
       - Что скривился? От подола своей Наташки оторваться не можешь? Пора, брат, пора. У нас в семье однолюбов не было, сам знаешь.
       Они прошли в гараж, Славка вывел мотоцикл, гоночный вариант "Иж" - Планеты. Потом Михаил что-то долго объяснял младшему брату, Славка переодевался, навесил на плечи кобуру. Он был уже готов к отбытию, но тут в гаражный ряд въехала синяя "десятка" с тонированными стеклами. Браться восприняли этот приезд спокойно, мало ли кто приедет, может, машину надо подлатать? Но когда из десятки вылезли четверо крепко накачанных братков в кожаных куртках, Славка невольно встревожился. Михаил же внешне был спокоен. Троих из них он прекрасно знал, особенно того, что шел впереди, не очень высокий, но плотный, уже с наполовину седой головой.
       - Здорово, Марк, - поздоровался Пахарь.
       - Привет, Михаил, привет.
       Вот то, что Марк не подал ему руку, встревожило Пахаря. Между тем три спутника Марка начали обходить братьев со всех сторон. Славка, как-то невольно, развернулся в их сторону, и получилось, что теперь он стоял спиной к спине со старшим братом.
       - Ты что же делаешь, Миша, сдаешь моих парней ментам? - начал разговор Марк. - На старое потянуло, ментовское прошлое петушком кукарекает?
       - С чего это ты взял? Ты же знаешь, я ментом никогда не был, - у Михаила на лице заиграли желваки. - Армейский спецназ.
       - Да это я знаю. Только ведь в ОМОНЕ ты тоже засветился, я об этом только недавно узнал.
       - Ну, поработал я там полгода, ну и что? Не понравилось мне, я и ушел.
       - А в "шестерке" ты успел засветиться, парни там успели тебя срисовать. Вон, Витек, - Марк кивнул головой на самого худого из своих спутников, с бледным цветом кожи, - от тебя лично по шее дубинкой получил. Он на днях только откинулся, и сразу тебя, голубу, вспомнил.
       - Было дело, я эту усатую морду на всю жизнь запомнил, - сиплым голосом подтвердил Витек, и сплюнул сквозь зубы на землю.
       - Я что-то не понял, что тебя так мое прошлое волнует? - Михаил начал заводиться. - Ну, подавлял я этот бунт на шестой зоне, и что? Работа у меня такая была. Я после этого и ушел, не очень мне вся эта фигня понравилась.
       - Не понравилась, говоришь. А что же ты вчера наших парней ментам сдал? - настаивал Марк.
       - Каких парней? - не понял Пахарь.
       - А вот этих, - Марк мотнул головой в сторону стоящего по правую руку Мороза. - Заказал ты того щегла из ментовки, а потом их за это же и повязали.
       - Откуда я знаю, почему их повязали? Может, они сами прокололись?
       - Ну, ты не свисти, Пчельника повязали, а он тоже того парня заказал. Леня в кэпэзухе отдыхал, а ты почему-то на воле пасешься. А, как это объяснить, Мишель?
       - Да ни как! - взорвался Пахарь. - Ничего я тебе объяснять не буду! Пошел ты...
       Михаил удержался, и не сказал, куда тот должен был пойти, но и этого было вполне достаточно. Марк глянул в сторону Мороза, коротко кивнул. Через секунду кулак верзилы, отягощенный еще и кастетом, со свистом рассек воздух. Именно воздух, а не череп механика. Михаил лишь посторонился чуть в сторону, при этом правая его рука ударила стоящего справа боевика Марка ребром в горло, а левая нога заехала Морозу в пах. Тот еще сгибался от боли, а правый кулак Пахаря уже летел в сторону лица Марка. Но у того за плечами было десять лет плотных занятий боксом, так что тот успел убрать голову в сторону, и в свою очередь ударил Пахаря кулаком в живот. Михаил ответил ударом с левой в голову, и в этот раз попал. Они начали обмениваться точными, мощными ударами, и оба бойца стоили друг друга. В это время за спиной Михаила Славка боролся с четвертым нежданным гостем, тем самым, что только позавчера прибыл из мест отдаленных. С собой он привез сувенир, изящный выкидной нож, которыми хотел порануть Славку. Но тот успел перехватить его руку, и дернуть ее вниз, так что теперь все свелось к топтанию на месте, с пыхтением, и сдержанными, сквозь зубы, матами. Это продолжалось бы долго, силы борющихся были равны, но тут вмешался старший брат. Продолжая разменивать с Марком удар на удар, он неожиданно отпрыгнул в сторону, и мощным ударом ребра ладони сверху вниз сломал бывшему сидельцу шейные позвонки. Тело того ослабло, а так как Славка продолжал тянуть руку Витька вниз, то оба упали на землю. Пока Славка выбирался из-под тела противника, Мишка все-таки вырубил Марка. Но не успел он перевести дух, как сзади на него навалился оправившийся Мороз. Вот теперь бывшему спецназовцу пришлось туго. Силы у Мороза было с избытком, и, обхватив горло Михаила одной рукой, он со всей силы начал тянуть ее на себя. Пахарь попробовал его качнуть вперед-назад, на бросок через себя, но тот весил килограмм на двадцать больше его, и даже не колыхнулся. Тогда Михаил ударил его ногой по голени, это было очень болезненно, Мороз заскрипел зубами, но продолжал давить на горло Пахаря. Тогда Михаил резко выбросил назад "вилку" из двух пальцев, но в глаза не попал, чуть ниже. Между тем запас кислорода в его легких начал подходить к концу, с нарастанием асфиксии Пахарь начал терять над собой контроль. Он уже не соображал, что нужно теперь делать, просто вцепился двумя руками, в неумолимы клещи Мороза, силясь их разорвать. Сознание у Михаила начало уходить, и Мороз уже торжествующе зарычал, готовясь рвануть голову Пахаря в сторону, чтобы окончательно довершить свое дело. Но тут его руки замерли, потом начали разжиматься, и оба они упали сначала на колени, а потом на землю, только в разные стороны. Когда Михаил отдышался, и пришел в себя, он увидел, что в лысей голове Мороза зияет сквозное отверстие. Пуля прошла от затылка до лба этого монстра. А над телом Мороза стоит Славка, в руках его пистолет с длинным глушителем. Михаил поднялся, с трудом, хрипло выдавил: - Спасибо, брат!
       Между тем зашевелилось тело Марка, он с трудом, перевернулся, шатаясь, начал вставать. Михаил вырвал из рук Славки пистолет, всадил бригадиру пулю в лоб. Затем он подошел к последнему живому члену бригады. Первым, получив удар в горло, парень все эти пять минут стоял на коленях, держась руками за сломанный кадык, и осторожно пытаясь дышать. Выстрел в ухо решил и эту его проблему.
       Оглядевшись по сторонам, Михаил дрожащей от перенапряжения рукой вытер со лба пот.
       - Так, в этот раз, вроде, обошлось, - подвел он итог. - Давай, Славик, прибраться надо тут.
       Он открыл багажник "десятки", погрузил туда тело Марка, затем запихал туда и щуплого Витька. Справился он и с телом последней своей жертвы, а вот для погрузки Мороза ему понадобилась помощь. Все это время Славка стоял около стены гаража, его несколько раз вырвало. Брат подошел, положил руку на плечо. Он говорил тихо, с участием.
       - Давай-давай, Славик, не сдерживайся. Убивать людей - это нелегко. Меня тоже в первый раз знаешь, как полоскало? А его еще и ножом, да неудачно, все кишки вывались, да грязь, а этот гад живой, стонет, ворочается в луже. Командир мой, Еремин, подскочил, добил его. Снился он мне, месяца два. Потом все, как отрезало.
       Когда Славка обернулся к нему, Михаил увидел на красивых, карих глазах парня слезы.
       - Я не думал, что это так вот... - попробовал оправдаться он.
       - Не объясняй, - прервал его Михаил. - Давай, лучше, погрузим его в салон, а то я один его не осилю.
       Они затолкали тело Мороза в салон, при этом Славка держал ноги, и старательно отводил глаза в сторону от безжизненного лица своей жертвы.
       - Садись на мотоцикл, сейчас вывезем их в луга, и там сожжем, - предложил Михаил.
       Славка монотонно кивнул, двинулся, было, к мотоциклу, но Михаил его остановил.
       - Братишка, очнись. Все прошло. Все будет нормально.
       Он обнял его за плечи.
       - Надо в жизни пережить и такое. Время у нас такое сучье, Славка. В родной стране приходиться воевать. Но надо и его пережить.
       Через пять минут небольшой кортеж из синей "десятки" и мотоцикла ехал по улицам Кривова, а вскоре выехал за пределы города, свернув на проселочную дорогу в сторону лугов.
      
       ГЛАВА 33.
       - Он вышел, - доложил Симонов.
       - Ну, что, что? Сделал?! - нетерпеливо спросил Кириллов.
       - Счас, спрошу.
       В динамике отдаленно донеслись голоса переговоров, потом снова послышался отчетливый голос Симонова.
       - Да, есть, клюнула рыбка!
       - Пошли, - скомандовал Кириллов, и машина тронулась, разгоняясь, все больше и больше. Впрочем, ехать им было недалеко, буквально через двести метров "десятка" резко остановилась, и все находившиеся в ней быстро выскочили наружу. Подъехала и неприметная "шестерка" с таксистским маячком на кабине, буквально минуту назад отъехавшая от ворот. Калитка в мощных воротах запиралась на засов, так что стучать они не стали, самый невысокий пассажир "десятки" ловко перепрыгнул через забор, свирепый лай цепного пса тут же сменился жалобным визгом, а потом калитка распахнулась, и все четверо человек стремительно ворвались во двор цыганского дома. Молодая цыганочка, только поднявшаяся на крыльцо, взвизгнула, и рванулась во внутрь дома. Она захлопнула дверь, но закрыть ее на засов не сумела. Сильный удар распахнул дверь, и отбросил ее на пол. Бегущий впереди рывком поднял ее на ноги, но тут же захлопнул на запястьях наручники. А монументальный человек, ростом не менее метр девяносто и весом под полтора центнера, пригнувшись, прошел в дверь.
       - Госнаркоконтроль, - заявил он хозяевам, сидевшим за обеденным столом. В подтверждение этого он показал свой фирменный жетон, с затейливой эмблемой недавно организованного учреждения.
       - Чего надо? Нет у нас наркотиков, нет! - закричала самая пожилая из женщин. Она вскочила из-за стола, и подбежала к незваному гостю. - Нет у нас наркотиков, не торгуем мы ими.
       - Да? - Кириллов усмехнулся, в это время как раз его зам завел в комнату свою пленницу. - Ну-ка, покажи ладошки, красавица, я тебе сейчас погадаю.
       Симонову пришлось силой поднимать и разворачивать девушке руки. Все это время ее мать, Рита, бесновалась, как дикая фурия.
       - Что вы пристали к Нелли, она несовершеннолетняя!
       Симонов поднес к ладоням девушки ультрафиолетовую лампу, и на ее пальцах сразу же проявились фиолетовые пятна.
       - Ну вот, и без гадания ясно, что Неля только что получила меченые деньги. Где у нас понятые, все видят такое чудо света? Сама то денежка где? - спросил Кириллов. Та молчала, и глава нарконтроля попросил. - Где там закупщик, приведите его сюда.
       Когда на пороге появился очередной человек, примолкла даже взрывная Рита. Она только сказала нараспев, качая головой: - Эх, Сашка, сколько я тебе добра сделала, и после этого ты так меня подставил.
       Сашка был худым, очень высоким парнем непонятного возраста. Его можно было сразу записывать в наркоманы, но только взгляд его в этот раз был вполне осмысленным, без мутной поволоки наркотического кумара.
       - Ты это называешь добром? - тихо спросил он. - Из тех, с кем я начинал мутиться, ни одного ведь в живых не осталось. А все через твою хату прошли. И Лешка, и Семен, Вовик Жидков, Витька Смирягин, Толька Поляков. Все! Я один остался. Это ты нам добро сделала? То, добро, что ты в долг нам ханку давала? Лешка свою мать запорол, когда она ему денег не дала. В зоне он и года не протянул. Жидков повесился, Толька под поезд попал. Перемычки медные срубал между рельсов, не услышал, как поезд подъехал, в приплыве был. Добрая ты у нас, тетя Рита. Чересчур добрая.
       - Ладно, хватит разборок, куда она деньги девала? - спросил Симонов.
       - В лифтик сунула, - подсказал Сашка.
       - Ну, что, сама отдашь, или, вызывать женщину-милиционера? - спросил Кириллов.
       Девица глянула на мать, та махнула рукой, коротко буркнула что-то. Тогда Неля запустила руку в указанное Сашкой место, и вытащила деньги. Она протянула смятые бумажки Кириллову, но тот скривился, и брать их не стал. Его помощник, Симонова, был менее брезглив.
       - Положи на стол, - велел он.
       Деньги отозвались на тот же лампу фиолетовым светом.
       - Закупка номер три, - прочитал Симонов, - понятые это видят.
       - Где остальные наркотики? - спросил Кириллов у хозяйки дома.
       - Нет у меня, богом клянусь, последний пакетик продала. С этого дня решила завязать, ей богу.
       - Ну, чего ты несешь, все равно ведь не поверим! Сейчас же весь дом перевернем, - вмешался в диалог Симонов.
       - Мамой клянусь, нету! - била себя в грудь хозяйка.
       - Ну, ладно, не хочешь по-хорошему, будем как всегда. Давайте искать.
       Тут к Кириллову пробился невысокий, худощавый мужчина лет пятидесяти,
       - Михаил Аркадьевич, мы свободны?
       - Да-да, можете идти. А что вы пешком? Давайте, я вас подвезу.
       - Нет, нам тут идти недалеко, мы уж доберемся.
       - Ну, большое спасибо, и вам Михаил Аркадьевич, и тебе Саша.
       Кириллов лично вышел провожать на крыльцо обоих.
       - Это кто такие? - тихо спросил понятой одного из работников наркоконтроля.
       - А, это секта у нас прописалась в городе. Наркоманов лечат.
       - Господи, а секту то зачем пустили в город? - возмутилась вторая женщина понятая.
       - Да секта то секта, но им единственным удается полностью излечивать этих наркош. А этот вот худой - главный у них. Сам бывший наркоман.
       Через два часа Кириллов был весь в мыле, и не только из-за жарко натопленного дома. За это время его сыщики нашли только один пакетик с ханкой, в котором было всего сто грамм опия.
       - Все, нет больше, мамой клянусь! - била себя в грудь Рита.
       - Ты и прошлый раз мамой клялась, - поморщился главный борец с наркотой.
       Еще через час они сидели с Ритой за одним столом, и та уже спокойно пыталась доказать, что она, чуть ли самая лучшая из торговок наркотиками в городе.
       - Э-э, ну зачем вот так? Мы что, хуже всех? К нам вот ходят десять человек, нам и больше не надо. А Семеновы что творят? Ты выйди, посмотри, у них машины за машиной, и днем и ночью идут, там прямо как на демонстрацию. А Владыченко? Они же полгорода ханкой снабжают, у них и героин есть, мамой клянусь.
       - Ты хочешь сказать, что ты сама безобидная? - засмеялся Кириллов.
       - Конечно! Найди того, кто меньше всего торгует? Я ведь только на хлеб и молоко, больше ни на что не хватает. Ты посмотри, в какой халупе живем! Полы уж проваливаются, прогнили все!
       - Зато вон компьютер стоит, холодильник "Норд", видеокинотеатр. Он во сколько тебе встал, тысяч в сорок?
       - Э-э, ну есть такая болезнь, люблю индийские кино посмотреть, поплакать! В кинотеатрах их теперь не показывают, вот и пришлось эту штуку брать.
       - А вот жить совсем без наркотиков, значит, не можете? - настаивал Кириллов.
       - Нет, не возможно.
      
       - А как же вот Рубежанские? Живут же и без торговли ханкой?
       - Да, ты сравнил! Там такой талант, такие руки! Он своей скрипкой больше зарабатывает чем все мы наркотой.
       Григорий Рубежанский, был самый известный в городе цыган-музыкант. Он виртуозно владел скрипкой, а, кроме того, сколотил ансамбль и частенько выезжал с ним на гастроли, даже за рубеж.
       - А, все равно, цыган без криминала жить не может, - завила Рита. - Наркотой не торгуют, так другим чем занимаются.
       Она поманила пальцем Кириллова, тот нагнулся, и Рита шепнула ему несколько слов.
       - Врешь?! - удивился тот.
       - Мамой клянусь! - снова воскликнула хозяйка. - Третьего дня я пришла к ним по делам, морковки надо было для борща, а он сидит за столом, ест. Они ж с Альбинкой обручены были, вот он к будущему тестю и пришел.
       - А точно это был он? - все сомневался незваный гость.
       Рита всплеснула руками.
       - Э-э, что у меня глаз нету? Что я из ума выжила? Он и поздоровался даже со мной.
       Кириллов чуть подумал, потом достал сигареты.
       - Пойду, пожалуй, перекурю, - сказал он. Но, выйдя на крыльцо, он первым делом взял в руки мобильник.
       - Панков? Ты еще не уехал? Тогда слушай такую интересную новость...
      
       ГЛАВА 34.
       Вечер для Астафьева выдался неожиданно напряженным, и вовсе не из-за отношений между двумя, очень любимыми в данный момент женщинами. Ольга, наконец, уехала домой, к папочке, а Юрий чинно собрался домой уже в восьмом часу вечера. Но на выходе из здания его нагнала целая толпа возбужденных милиционеров во главе с самим полковником Панковым. Юрий посторонился, пропуская этот человеческий рой.
       - Астафьев, езжай с нами! - возбужденно крикнул Панков на ходу. Юрию волей неволей пришлось повиноваться. Всего из здания ГОВД вывалило не менее десятка человек, среди них большинство были работников уголовного розыска, в том числе и Андрей Колодников, подполковник Попов, и три милиционера патрульно-постовой службы в полной амуниции: в бронниках, в касках, или как все их звали "сферах".
       - В чем дело-то? - спросил Юрий протекающую мимо толпу.
       - Сашку Сидоренко в поселке засекли! - крикнул кто-то на ходу.
       Вот это уже было интересно. Две недели назад около своего дома был убит начальник ГОВД города Николай Гомула. За это время удалось выяснить, что тем вечером около его дома видели именно этого парня, только что освободившегося из тюрьмы наркомана. Родители его погибли за несколько месяцев до этого, при чем в этих смертях там было столько белых пятен, что все втихаря называли виновником их гибели именно Гомулу. (Этот эпизод описан в романе "Пекло"). Панков, заступая на место начальника ГОВД, при всех пообещал найти, и должным образом наказать убийцу. Цыганская агентура охотно подтвердила предположение милиционеров. Были найдены даже стволы и кусок приклада от ружья, которое Сашка превратил в обрез. Но самого его так и не нашли. Было высказано предположение, что, убийца уехал из города. И вот, его следы нашлись во все том же, Цыганском поселке. По мнению всех милиционеров, это было верхом наглости.
       Пока Юрий выяснял, что по чем, все расселись по машинам, и тронулись. Только он остался стоять на опустевшей стоянке, тут еще начал накрапывать дождь. "Так, по-моему у меня есть повод поехать домой",- подумал он. Но тут подъехала служебная "десятка" Панкова.
       - Садись, Астафьев, а то пока ты пешком дойдешь, там уж все окончиться, - бросил, открыв дверцу, сам полковник. Юрий сел на заднее сиденье, кроме него из пассажиров был еще Попов. Начальники во время этой короткой поездки молчали, а значит, и Юрию сам бог велел делать то же самое. Было темно, и Астафьев лишь угадывал, по каким улицам они едут. На одной из них они притормозили, и в салон, притиснув Астафьева к дверце, втиснулось могучее тело главы наркоконтроля.
       - Привет, - сказал он, оглядываясь по сторонам.
       - Привет, - ответил Панков, а потом спросил, - Так это точно, или нет? Насчет Сидоренко?
       - Процентов на девяносто - да.
       - Может, она просто со зла ее оговорила? - настаивал полковник. - Ты сам говоришь, что они там между собой враждуют постоянно.
       - Да, может и так, но проверить надо. Вложить ближнего они любят, ведь все цыгане здесь у нас конкуренты. Но наркотой Рубежанские не занимаются, это точно. Ни одного сигнала на них никогда не было.
       Они ехали еще минуты две, потом по приказу Кириллова остановились.
       - Вот здесь.
       - Этот дом? - спросил Панков.
       - Да, вон он, где фонарь горит.
       Тут же из темноты появился начальник уголовного розыска Касьянов.
       - Дом окружен, - доложил он. - Трое зашли сзади, четверо со стороны переулка. Остальные ждут команду здесь.
       - Ну, тогда, пошли!
       Касьянов коротко приказал что-то в микрофон рации, и улица сразу ожила.
       Первыми на штурм пошли оперативники, сразу трое перемахнули через забор, потом уже в калитку ворвались одетые по полной форме пэпэсники, все рассыпались по двору. Денисов, а он шел первым, постучал в дверь. Ответили довольно быстро.
       - Кто там?
       - Откройте, милиция.
       Ответом на это был дальний звон выбиваемого стекла. И тут же, где-то в огороде, грохнул выстрел. Юрию из-за забора было хорошо видно длинное пламя, прорезавшее ночную темноту, сам звук выстрела был непривычен.
       "Из обреза садит", - понял он. В ответ зачастили выстрелы из пистолета, коротко прогремела даже автоматная очередь. Потом раздались какие-то крики, Юрий расслышал только: - Куда, назад, дура!
       А потом сразу несколько голосов закричали: - Не стрелять! Не стрелять!
       Все это было совершенно непонятно, и ситуацию прояснил выскочивший из калитки Андрей Колодников.
       - Этот козел заперся в бане, и не один, а с девушкой, - доложил он Панкову.
       - С какой девушкой? - опешил Панков. - Что он ее в заложники взял?
       - Да, какие заложники, она сама за ним метнулась! Только постучали в дверь, как он окно выбил, и в огород. Там мы. Он стрелять. Мы по нему тоже огонь открыли. Тот видит, дело плохо, не вырваться ему, и в баню рванулся. И тут эта сумасшедшая, выскакивает из окна в одном халате, и за ним туда же. Мы ее чуть там не подстрелили.
       - Это, наверное, его невеста, Альбина, - пояснил Кириллов.
       - Что там за баня то? - спросил Попов.
       - Солидная баня, из шлакобетона, одна дверь, капитальная такая, он ее подпер еще чем-то, грохот стоял. Бочку, что ли, подтащил. Одно окошко, маленькое такое. Бойница натуральная. Оттуда он и стреляет.
       - И как его теперь оттуда выкурить? - озадачился Панков.
       - Да, черт его знает!
       Они зашли во двор, здесь было светлее. На крыльце стоял сам глава клана, Григорий Рубежанский. На нем была одна рубаха, длинные волосы развевались на ветру. К нему подошел Кириллов.
       - Что ж вы, Григорий Иванович, взяли, и убийцу пригорели у себя? - с укором спросил он.
       - Это для вас он убийца, а для меня и он и Альбинка - дети.
       - Ну, если так, то бог вам судья.
       Дождь расходился все больше, а у Астафьева не было ни кепки, ни зонта, так что он только выглянул из-за угла, посмотрел в сторону той самой бани, и остался стоять под защитой шифера. Дождь под ветром все же попадал ему на лицо. Большинство из атакующих спрятались за небольшой сарайчик, несколько человек перебежали дальше, к массивным постройкам в глубине двора. В ответ на это из окна бани громыхнули два выстрела. Вскоре на исходные позиции вернулись и Панков, и Попов. Они потеснили Астафьева дальше от угла дома.
       - Мегафон нужен, где мегафон? - спросил Панков. За мегафоном побежал сам Попов. Он вернулся минут через пять, и с ним еще один новый человек. Это был Вадим Белов, начальник паспортно-визового отдела.
       - А вы что тут делаете, Вадим Евгеньевич? - удивленно спросил Панков.
       - Вот, услышал по радио, что тут происходит что-то интересное, решил помочь.
       - Да, видно, что вы человек обстоятельный, - заметил полковник, рассматривая амуницию майора. Тот, в отличие от их всех, был одет в длинную, до пят, плащ-палатку.
       - Так дождь же идет, что еще одевать.
       - Вот я говорю, какой мы, майор, хитрый.
       Панков еще не знал, каким хитроумным и изворотливым был Вадим Белов. Под мышкой у Белова висел пистолет-пулемет "Скорпион", из которого он лично, две недели назад добил своего начальника, Николая Гомулу. Цыган только ранил полковника, а он успел как раз вовремя, чтобы и добить его, и ускользнуть до приезда патрульных машин. Был еще один человек, участвовавший в убийстве - жена Гомулы, любовница Белова. Именно она дождалась, когда машина Вадима уедет, и только тогда вызывала "скорую" и милицию. Теперь Белову надо было как-то избавиться от последней улики - "Скорпиона". И сделать это нужно было так, чтобы перевести стрелки на цыгана.
       - Я подойду поближе, - сказал Вадим, и исчез за углом дома. Панков же поднес ко рту микрофон и сердитым голосом начал кричать в сторону бани.
       - Сидоренко, бросьте оружие и сдавайтесь! Отпустите девушку, не провоцируйте лишние жертвы. Вы окружены, сопротивление бесполезно!
       В ответ снова полыхнуло пламя выстрела.
       - Вот козел! - прорычал Панков.
       - Астафьев, ты же уже был в такой ситуации, что от него ждать? - спросил Попов.
       - Я был не в такой ситуации, - возразил Юрий, - там была девушка заложница, а эта пошла добровольно. Но я думаю, что она потом выйдет, чтобы отвлечь внимание, а он попробует сбежать.
       - Почему ты так думаешь? - спросил Панков.
       Юрий пожал плечами.
       - Сдаваться он не хочет. Знает, что его тут могут просто грохнуть. Надо попробовать обратиться лично к ней.
       Он протянул руку, взял мегафон, и обратился в сторону бани.
       - Альбина, скажи своему жениху, чтобы он сдался. Если нет, то его просто убьют, ты понимаешь это? А так он будет жив, отсидит свое, и выйдет. Ты ведь хочешь, чтобы он был жив? Смертной казни у нас нет. Ты будешь ездить к нему в тюрьму, ты родишь для него детей, лет через десять его выпустят по амнистии, и вы снова будете вместе. Пусть он выходит, и не боится. Нам нужна справедливость, а не месть.
       Юрий опустил мегафон, все слова у него кончились. Тут сзади кто-то тронул его за плечо. Он обернулся, это был Григорий Рубежанский.
       - Дай мне, я ей тоже скажу.
       Юрий молча отдал мегафон.
       - Дочка, - заговорил старый цыган. Это единственное, что поняли милиционеры, потому что дальше он говорил уже на цыганском языке. Панков и Попов, было, заволновались, но голос старого скрипача звучал настолько спокойно, ласково и по-доброму, что они не стали прерывать отца заложницы. А тот что-то рассказывал, говорил что-то проникновенно, потом прерывался на смех, явно о чем-то спрашивал дочь. Юрий чувствовал саму суть речи, Григорий явно вспоминал о каких-то счастливых днях, о приятном и радостном в этой жизни.
       Астафьев почувствовал непонятное волнение. Он не понимал, что происходит, но на душе стало удивительно тоскливо. Потихоньку он отошел в сторону, закурил. Дождь, слава богу, перестал. Юрий постоял у калитки, выглянул на улицу. Несколько машин поставили так, чтобы они светили своими фарами в забор дома Рубежанского. Слава богу, он был из обычного штакетника, так что свету во дворе хватало. За машинами начал собираться народ, и парочка милиционеров тщетно пытались отогнать их подальше.
       - Ну куда вы прете!? Что вы, на пулю шальную пытаетесь нарваться?! - орал какой-то гаишник. - Блин, ну народ у нас дурной!
       Астафьев вернулся в ограду, прошел к углу. Григорий уже стоял метрах в трех за углом дома, и о чем-то переговаривался то с дочкой, то с Сашкой. Наконец он обернулся назад.
       - Начальник, ты гарантируешь, что Сашку не убьют? - спросил Григорий.
       - Да, гарантирую.
       Панков осмелел настолько, что сам вышел из-за угла, и прокричал, без рупора, в сторону бани.
       - Я лично, полковник Панков, обещаю, что с тебя ни один волос не упадет!
       Вскоре оттуда, со стороны черневшей бани, донеслось.
       - Хорошо, я сейчас выйду.
       Стало очень тихо, даже шум работающих двигателей не мешал теперь
       этой тишине. Заскрежетал металл, скрипнула дверь, и на пороге появилась девушка. Она действительно была в цветастом, ярком халате, с распущенными волосами. Альбина прикрывалась от света фар ладошкой, она сделала пару неуверенных шагов вперед, потом остановилась, повернула голову назад, что-то тихо сказала. После этого в свете фар показался сам Александр Сидоренко. Астафьев ожидал увидеть какого-нибудь жуткого красавца, но перед ним был худощавый, невысокий, узкоплечий пацан с чересчур маленькой нижней челюстью, с щепоткой черных усов. От героического прошлого был только обрез в руке, да патронташ через плечо. Он неуверенно сделал два шага вперед, тут она взяла его за руку, и они пошли вперед. В это была даже какая-то красота, и на секунду Юрий поверил, что все тут будет хорошо. Но, еще через секунду зазвучали выстрелы. Они были не спереди, и не сзади, а откуда-то сбоку, со стороны не то забора, не то темневшей громады огромного сеновала. Вспышек не было видно, один звук выстрелов. Тот, кто стрелял, ни как не мог попасть в Сашку, ее своим телом прикрывала Альбина. И все три пули попали в девушку. Она вздрогнула, а потом начала падать. И Сидоренко, не поняв, откуда прилетел свинец, вскинул свой обрез, и начал стрелять. Он успел дважды нажать на курок, прежде чем опомнившиеся милиционеры начали стрелять по нему. Астафьев стоял за спиной одного из местных спецназовцев, и видел, как дергалось его плечо от выстрелов автомата, и как в ответ начало дергаться от попадающих в него пуль щуплое тело цыгана. И, сквозь грохот стрельбы слабо был слышен голос оравшего во всю глотку Панкова.
       - Прекратить огонь! - кричал он, почему-то не пользуясь зажатым в кулаке мегафоном.
       Наконец грохот стих, двор начал заполняться людьми с оружием. Юрий поразился, насколько их было много, не менее двух десятков.
       - Кто стрелял?! - орал Панков. - Кто начал стрелять?!
       Между тем из-за его массивной фигуры появилась пошатывающаяся фигурка с развевающимися волосами. Григорий, подойдя к дочери, упал на колени. Тогда Юрию стало совсем тошно, он развернулся, вышел за калитку и отошел в сторону, к единственному в округе фонарю. Астафьев нервным жестом вытащил из кармана сигареты, закурил, глянул в сторону забора, облепленного сейчас и гаишниками, и местными любопытными. Он уже разворачивался, когда его глаз боковым зрением увидел вспышку выстрела. Астафьев вскрикнул, и, схватившись за лицо, упал на землю.
      
       ГЛАВА 35.
       Пробуждение для Юрия, было, традиционно, ужасным. Кто-то тряс его за плечо, а вывод из состояния сна у Астафьева совпал с пробуждением дичайшего похмелья. Он замычал, и, открыв глаза, сделал попытку отбить руку, занимающуюся столь зверским делом. Тряска прекратилась, а, сфокусировав взгляд на лице неприятного гостя, Юрий понял, что это Ольга Малиновская.
       - А, это ты, - пробормотал он. - Ты как сюда попала? Ключи я тебе, вроде, еще не давал.
       - Какие ключи, Астафьев?! - Тон Ольги был просто бешенным. - Я тебя просто убью сейчас! Дверь была открыта! Я как подошла к двери, так просто ахнула! Она была открыта, настежь, ты понимаешь это?! Я думала, все, прибили моего благоверного, зря скандал устраивала.
       - Где это ты устроила скандал? - не понял он.
       - У вас, в отделе, где же еще! Лично Панкову и двум его замам. Это сдуреть можно, стоит мне выехать за пределы города, как тебя сразу пытаются убить!
       - Из этого можно сделать вывод, что этих киллеров нанимает твой папа, который не желает иметь такого зятя.
       Ольга нервно хохотнула, потом заявила: - Самая оригинальная версия убийства была придумана самой жертвой, так и запишем. Сегодня же вечером проверю ее, допрошу родного отца. Ну-ка, покажи, что там у тебя.
       Она повернула голову Юрия направо, отчего он протестующее застонал, и осмотрела длинный, широкий пластырь, расположенный на левой щеке Астафьева.
       - Так это действительно царапина? - спросила она.
       - Кто тебе сказал такую глупость?
       - Твой Панков.
       - Он такой же мой, как и твой. Пусть его так кошки царапают, я посмотрю на его рожу после этого. Было дико больно, словно ожог. Как, жигануло, так я упал даже от боли. Плащ теперь весь в грязи, придется, наверно, в зимнюю куртку залазить.
       Он, наконец, потихоньку, начал подниматься, сел, сжал голову руками.
       - Боже, давно я так не нарезался, - признался Юрий. - Как ушел с родного третьего отделения, так уж и подзабыл об этом виде народного мучения. Оль, принеси водички, холодной, пожалуйста.
       Она долго сливала воду, потом принесла полный ковшик, который он с жадностью выпил.
       - Так, судя по внешним признакам, вы, гражданин, водку с пивом мешали? - поинтересовалась она.
       - Да, это добрая традиция нашего третьего отделения милиции.
       Астафьев чуть передохнул, а потом спросил: - Так что ты там устроила в отделе?
       - Скандал, - подтвердила Ольга. - Ну, во-первых, Кудимов мне велел провести расследование дела о смерти этих трех цыган.
       - Почему трех, двух?
       - Трех. Отец этой девчонки умер сегодня утром. Сердце.
       - Ясно. Это мы их тут и поминали, - Юрий ткнул пальцем в длинную батарею пустых бутылок, стоящих вдоль стены прихожей. - С Андреем, Пашкой, Демин откуда-то появился, и уже с пивом. Целую сетку приволок. Еще какие-то менты были, я их вообще не знаю. Ну, помянули мы их хорошо.
       - Я вижу.
       Теперь и Юрий увидел, что он, оказывается, спал на своей кровати по пояс голый, в брюках, но в грязных ботинках. Он покосился на французские покрывала, и сморщился.
       - Придется стирать, - пробормотал он, а потом опять вернулся к главной теме. - Так что там тебе, поручили узнать, кто начал стрелять?
       - Да. Ты был там в этот момент?
       - Естественно. Все самые мерзкие дела в этом городе происходят на моих глазах. Знаешь, как это тошно, Ольга. Когда всю подлость этой жизни чувствуешь заранее, кожей. Как хреново жить при этом, ты знаешь? И черт меня дернул в свое время пойти в милицию!
       - Бедненький! - пожалела его Ольга, погладила даже по голове. - А ты видел, кто по ним стрелял?
       - Откуда я знаю. Знаю только, что стреляли со стороны забора, или сараев, в общем, справа от них, от этих цыган. Слева был дом, сзади баня, оттуда выстрелов не могло быть. А вообще, во всем этом Панков виноват, он притащил туда столько народу, что стрелять мог каждый дурак.
       Ольга чуть подумала, потом сказала: - Так, иди, мойся, сейчас мы пойдем туда, в поселок. Там уже работает группа Денисова, этот крюк я ради тебе сделала.
       Через полчаса машина Малиновской остановилась около дома Рубежанских. Калитка была открыта, на пороге стоял и курил Сергей Денисов. Увидев приезжих, он невольно улыбнулся, настолько контрастно смотрелась агрессивная Ольга, и предельно помятый, какой-то сгорбившийся Астафьев.
      
      
       - Ну, что, Сергей? - с ходу спросила она. - Что-нибудь накопали?
       - Да, и очень интересную штуку нашли, айда покажу.
       Он махнул рукой, и они пошли вслед за ним. Около сараев, под навесом, они увидели двух человек. Один был Николай Сычев, другой один из его учеников, Астафьев знал только то, что его зовут Толик.
       - Приветствую всех, - сказала Ольга. Криминалисты ответили вразнобой.
       - Здравствуйте.
       - Привет.
       - Покажи нашу добычу, - предложил Сычеву Сергей.
       - О, сразу хвастать, - ответил он, но откинул в сторону большой кусок мешковины. Юрий невольно присвистнул.
       - Да, интересная штука. Настоящий "Скорпион"?
       - Точно, он самый. Лежал вот здесь, между сараем и забором. Причем без всего, прямо так, этот мешок мы уж здесь надыбали.
       - Патроны там есть? - спросила Ольга.
       - Пять штук.
       Астафьев подошел, заглянул в эту щель, между забором и сараем, потом заглянул за забор.
       - Николай Семенович, хочешь, я угадаю, сколько ты там нашел отпечатков пальцев? - спросил он у Сычева.
       - Ну, попробуй, с трех раз, - ухмыльнулся Сычев.
       - Ноль целых, хрен десятых.
       Сычев засмеялся, обнажив свои белые зубы.
       - Угадал. И из него давно уже не стреляли. По крайней мере, вчера.
       - Подкинули, думаешь? - спросил Денисов у Астафьева.
       - Конечно.
       - И с чего ты это взял? - хмыкнула Ольга. - Может, просто цыган его припрятал до лучших времен.
       Юрий помотал головой и поморщился.
       - Нет. У Сидоренко обрез был под рукой. Он начал стрелять сразу, как только выскочил из окна. А чтобы ты пустила в ход в таком случае: "Скорпион", с пятью зарядами, или обрез с двумя?
       - Логично, - согласилась Ольга.
       - Кроме того, все эти дни шел дождь. Вы будете оставлять оружие под чистым небом, если рассчитываете еще на него? И, кроме того, я уверен, что на этой дуре, - он показал на пистолет-пулемет, - нет ни капли ржавчины.
       - Капель вообще не было, - согласился Сычев.
       - А дождь у нас кончился как раз перед той, последней перестрелкой, - припомнил Денисов. После этого он сочно зевнул. - Спать хочется, - признался он. - Скорей бы все докончить, и домой.
       - Так ты и дома еще не был? - удивился Юрий.
       - Нет, меня оставили тут, меня и двух воинов. Чтобы никто, ничего не трогал, не наследил.
       Тут раздался голос забытого всеми Толика. Пока они светски беседовали, тот обшаривал все закоулки сарая и коровника, давно уже не используемого в нужных целях.
       - Есть, нашел!
       Вскоре он показался на свет, торжественно неся впереди себя полиэтиленовый пакетик с двумя пистолетными гильзами.
       - Стреляли отсюда, из сарая. Дверь была открыта, так что отсюда, - Толик показал угол дома, - вспышек не было видно.
       - Следы там какие-нибудь есть? - поинтересовался Сычев.
       - Есть, я снял. Сорок второй размер, сапоги кирзовые. Еще вот что нашел, - он вытащил из кармана второй пакет, в нем лежал небольшой кусок зеленой материи. - Там гвоздь торчал из стены, и видно кто-то хорошо на него оделся. Причем до крови.
       - Это хорошо, - улыбнулся Сычев, - там, где есть кровь, можно узнать и группу крови. А это порой многое решает.
       - А уйти он мог в другие двери. Там еще есть калитка в воротах, так что тот, кто стрелял, мог спокойно выйти в переулок.
       Тут за забором раздался скрип тормозов, и вскоре в ограде появился Попов.
       - Ну, как у вас дела? - спросил он.
       Совместный доклад Денисова, Ольги и Сычева не вызвал у начальника криминальной милиции большого энтузиазма.
       - Вы что же, хотите сказать, что эту штуку, - он показал пальцем на "Скорпион", - подбросил кто-то из наших милиционеров?! Тогда получается, что и Гомулу убил тоже он.
       - Именно так и есть, - за всех ответил Астафьев.
      
       Попов с возмущением просмотрел на Юрия.
       - А вам, Астафьев, между прочим, уже объявлен выговор, за не выход на работу без уважительной причины.
       - Как это без уважительной причины? - возмутилась Ольга, - он, между прочим, ранен, и сейчас должен находиться на больничном.
      
       - Но не находиться, нет? - настаивал Попов. - Где необходимые документы?
       - Документы будут, - упрямо сказала Ольга, а потом повысила голос. - И попрошу вас не вмешиваться в дела прокуратуры! Вы оказываете на работу следствия давление! Я доложу Кудимову!
       Они обменялись взаимоиспепеляющими взглядами, потом Попов зашагал калитке.
       - Денисов, ко мне! - скомандовал он, не оборачиваясь. Лицо Сергея, когда он проходил мимо "сладкой парочки", выражала последнюю стадию мученья. Предчувствие не обмануло оперативника, даже отдельные слова, доносящиеся до ушей оставшихся в ограде Рубежанских людей, были наполнены редкой по "красоте", лексикой, и мстительной яростью. А вот Сычеву все было ни по чем. Когда Ольга чуть отошла в сторону, он шепнул Юрию: - А молодец, баба, как она его натянула по самое не балуй. Не вмешивайтесь в дела прокуратуры и все тут!
       Сергей вернулся злой, как собака, на ходу нервно закуривая.
       - Нахрен мне это все надо?! - Сам себя спросил он. - Меня вон месяц назад звали в службу охраны нефтепровода. Десять кусков в месяц, и ни каких тебе там "вихрей"! Что отказался, дурак!
       Он чуть остыл, потом сказал Юрию.
       - Попов что умного сказал, так это то, что Михаил Пахарь не мог в тебя стрелять. В восемь вечера умер Виктор Пахарь, и брат в это время был в больнице. Шаврин там его пасет.
       - Да, хорошо, что напомнил! - Ольга, чуть прижухшая на осеннем ветру, оживилась. - Николай Семенович, давайте-ка, посмотрим, откуда вчера могли стрелять в Астафьева. Показывай, Юрий.
       Они вчетвером вышли на улицу, Юрий подошел к столбу.
       - Вот здесь я стол. Я закурил, - он покрутил головой, рассматривая обстановку. - Да, вот так. Потом начал поворачиваться, успел заметить вспышку выстрела, - он показал рукой в ту сторону, - и упал, лицом сюда.
       - Ага, ну-ка, голубчик, повернись, - Сычев покрутил Юрием, как манекеном, потом подошел к столбу, ткнул пальцем в какую-то точку. - А вот и она, пуля. Сергей, иди сюда. А ты стой там, - приказал он тронувшемуся с места Астафьеву.
       Денисов подошел к столбу, и Сычев показал пальцем вперед, от столба в сторону бесконечности.
       - Вот по такой линии был выстрел.
       - Кто-то прятался за забором, в палисаднике, - проследив направление, понял его идею Сергей.
       - Верно мыслишь. И там где-то может быть гильза. Вперед!
       - Без нее не возвращайся, - пошутил Юрий.
       Пока Денисов искал гильзу, Сычев очень осторожно, вырезал из столба пулю.
       - Вытащить ее оно дело, а не покарябать при этом - другое, - на ходу объяснял он Ольге.
       Наконец кусочек свинца оказался у него в руке.
       - "Макаров", - сразу поставил "диагноз" криминалист. - А выстрела ты не слышал?
       - Нет.
       - Значит, стреляли с глушаком. Тут метров двадцать, может двадцать пять.
       - Нашел! - донеслось от Денисова. Вскоре он подошел и показал зажатую в пальцах гильзу.
       - Ну, что я говорил?!- Сычев окончательно расцвел. - Родной ПМ, сорок девятого года поставки на вооружение.
       - Да, Семенович, ты в своем деле просто волшебник, - похвалил криминалиста Юрий.
       Тем временем предельно злой Попов добрался до отдела. Он без стука вошел в кабинет Панкову, и с порога заявил: - Ты знаешь, что эта блатная сучка сейчас заявила?
       - Кто? - не понял Панков.
       - Да, Малиновская! Она сказала, что "Скорпион", что они нашли в ограде цыгана, скорее всего, подкинут, а кроме того, в убийстве Гомулы принимал участие кто-то из наших милиционеров!
       Оба командира начали выражать свое возмущение массой оскорбительных эпитетов в адрес Малиновской. Но третьему человеку, находившемуся в кабинете, было не до этого. Услышав слова Попова, Вадим Белов чуть не потерял сознание.
      
       ГЛАВА 36.
       Сами возмутители спокойствия в это время был в месте, далеком от веселья, в поликлинике. Ольга атаковала Юрия с такой силой, что тот был вынужден признаться, что знакомые врачи у него в городе есть, и многие из них с удовольствием обеспечат его больничным.
       - Ну, есть у меня пара знакомых старушек, подруги матери. Они меня с детства знают. Можно к кой кому из них обратиться.
       Дожидаясь, пока придет его очередь, Юрий подошел к окну, и увидел самое неприятное заведение города - местный морг. Около него стояли две большие толпы народу. Приглядевшись, Юрий понял, что одна толпа состоит из цыган, а значит, это родственники Рубежанских, а вот вторая могла принадлежать Пахарям и его родственникам. Такой вывод Астафьев сделал еще и оттого, что увидел неподалеку, на пределе видимости, золотистую "девяносто девятую", машину Алексея Шаврина, на которой и сам Астафьев ездил не однократно.
       "Что-то он больно близко к ним к ним подобрался", - подумал он. - "Как бы такую слежку наши Пахари не засекли".
       Он не подозревал, что еще полчаса назад Михаил Пахарь позвонил Славке, и сказал: - Слушай, похоже, менты меня пасут в открытую. Ты в ближайшее время у нас не появляйся. И папочка пусть забудет, что у него есть такие родственники.
       - Но как же, нужно же попрощаться с Витькой? - растерялся Славка.
       - Приезжай ночью, и со стороны переулка.
       - Хорошо, я попробую. Боюсь, только Наташка не поймет меня.
       - Когда ты только научишься обращаться с этими бабами! "Не поймет!", - передразнил он брата. - Кто ее спрашивает-то? Баба, она и есть баба. Она должна делать то, что ты ей скажешь.
       Оглядевшись по сторонам, Пахарь напрямую направился к приметной "девяносто девятой" золотого цвета. Когда он подошел, шофер за рулем машины спал. Шаврин не притворялся, он действительно, настолько вымотался за эти дни, что просто уснул. Поэтому, когда раздался стук, и в окне он увидел суровое лицо человека, за которым был должен следить, то Алексей даже вздрогнул от неожиданности.
       - Слышь, братан, закурить не найдется? - спросил Пахарь.
       - Найдется, - Шаврин полез в карман, достал сигареты.
       - А ты тоже, что ли, тело ждешь? - спросил его, закурив, Михаил.
       - Да нет, товарища. У того тут кто-то лежит, и давно уже, - Алексей сочинял на ходу.
       - Что так? - допытывал Пахарь.
       - Документы потеряли, а без них его им не отдают.
       Опер даже взмок, стараясь придумать что-то еще, но тут в зеркале заднего вида он увидел монументальную фигуру Паши Зудова. Тот шел сменить его, и тоже ошалел, увидев, что человек, за которым они приставлены следить, разговаривает с его напарником. Но сворачивать в сторону было поздно, поэтому он подошел, и, открыв дверь, сел рядом с Шавриным.
       - Ну, что, все, сделал? Поехали? - спросил тот.
       - Поехали, - согласился Павел, - сказали через два часа подойти.
       Они едва завернули за угол, как запиликал мобильник Зудова. Это звонил Астафьев.
       - Парни, я все видел, и советую вам забыть о слежке, и ехать домой, отсыпаться.
       Зудов начал вертеть головой по сторонам, надеясь увидеть звонившего.
       - Юр, но если начальство узнает про это, то нас же вздрючат по полной программе, - признался он.
       - А так вы окончательно засыплетесь, и сорвете все расследование. Я тут придумал кое-что для него, так что, не волнуйтесь.
       Юрий сунул мобильник в карман, и как раз Ольга позвала его: - Юра, иди, сюда, твоя очередь.
       Увидев, кто к ней пришел, доктор, симпатичная "старушка", лет тридцати, с темно русыми волосами, сняла очки в толстой оправе, и, высоко подняв брови, со смешком спросила: - Боже мой, кого я вижу! Сам Юрий Астафьев к нам прибыл. Никак приболел?
       - Никак нет, доктор, проблемы глубже.
       - Что, неужели импотенция?
       Юрий торопливо выдал очередь плевков через левое плечо, и мелко постучал по крышке стола.
       - Не говори такие ужасные слова, Нина. Вот, - он показал рукой на свою щеку, - бандитская пуля.
       Доктор зашлась от смеха.
       - Ой, Юрка, ну ты юморист!
       - Нет, чего смешного? - обиделся Юрий. - В самом деле, бандитская пуля. Какая-то сволочь выстрелила вчера вечером из пистолета. Запись есть в журнале приемного отделения, можешь запросить.
       Она подошла, начала отдирать пластырь. Юрий чуть вскрикнул.
       - О, теперь я верю, что это действительно бандитская пуля, - сказала она, рассматривая то, что скрывал пластырь. - Через пару недель у тебя будет на этом месте такой симпатичный, мужественный шрамик. Женщины будут просто тащиться от него.
       Юрий быстро отошел от боли, и, пользуясь создавшимся расположением тел, запустил руки доктору под халат.
       - Что же тебе теперь надо? - спросила она, словно не замечая такой агрессии.
       - Мне надо скромный больничный на пару дней. Ты, кстати, как, не разошлась еще со своим толстым хирургом?
       - Нет, но к этому все идет. Дальше не лезь, не советую. Это очень не вовремя.
       Юрий отдернул руки. Как все мужчины, он очень боялся женщин в критические дни.
       - Я тебе выпишу больничный на неделю, потом продлю, - сообщила Нина, выписывая больничный, - как раз и у меня все кончиться. Только приходи попозже, перед окончанием работы. Если будут спрашивать, почему больничный на такой длительный срок, говори, что пошло нагноение, нужны ежедневные перевязки. Плюс сильный психологический стресс.
       Юрий чмокнул мудрого доктора в щечку, и поспешил на выход.
       - Что-то долго тебя эта бабка принимала, - спросила Ольга. - Что не дала больничный, не поверила?
       - Да нет, бабушка хорошая, просто интересовалась здоровьем матери, родных всех вспомнили, знакомых.
       - На сколько она дала больничный.
       - На неделю, но обещала продлить еще. Хоть на год.
       - Это хорошо.
       Уже в машине Юрий рассказал Ольге про все, виденное им из окна.
       - Да, они так нам все испортят, - озаботилась Малиновская.
       - Мне тут кое-что пришло в голову, - сказал, закуривая, Юрий. - Но надо подключить мужиков. Поехали к нам, в третье отделение.
      
       ГЛАВА 37.
       Он лелеял этот план все три дня его плена.
      
       ГЛАВА
       По длинной, как жизнь аксакала, улице Крымской шли два милиционера. Один, невысокий, щуплый, с погонами прапорщика, и остроносой мордочкой, был местный участковый, Андрей Мысин. Второй, плотный, чуть с избытком полноты, с растущими как-то вперед зубами, был его начальник, Виктор Демин.
       - Про Витьку ничего плохого сказать не могу, - рассказывал Мысин. - Вечно был какой-то заполошный, озабоченный, все время куда-то опаздывал. Но так, вообще, безобидный мужик.
       - А Михаил?
       - Этот тип еще тот. Он крутой! Любит показать свою крутизну. Года два назад он тут троих мужиков отхерачил, как стоячих, а там мужики здоровые были. У них претензий потом, правда, не было, так что дело закрыли. С нервами у него не в порядке. Как психовать начинает, так лицо багроветь начинает, руки трястись. Кто-то говорит, что это от контузии. Он и в Афгане был, и в Чечне. Там и подорвался в БМП, с тех пор чуть не в себе.
       Они подошли к дому, где рядом с воротами стояло с пяток машин самых разных моделей, остановились докурить сигареты. В это время в калитке дома показался сам Михаил Пахарь, с круглолицым, полным человеком.
       - Ого, знаешь это кто? - спросил Демин напарника.
       - Нет.
       - Это Васин, начальник СМУ-5.
       - И что? - не понял прапорщик.
       - Андрюха Колодников рассказывал, что он был на той охоте, когда там половину охотников в морг вывезли.
       - Это Император, которых завалил?
       - Якобы да. Но Юрка Астафьев в это не верит. Андрей говорит, тот бьет на то, что Зотова подставили.
       Между тем Михаил Пахарь и Васин пожали друг другу руки, и начальник СМУ пошел к своей "Ниве". Михаил же развернулся, чтобы уходить, но тут его окликнул Демин.
       - Михаил, можно вас на минутку!
       Пахарь обернулся к милиционерам не с очень добрым выражением лица.
       - Майор Демин, старший участковый, - представился Виктор. - Я, конечно, извиняюсь, что в такой день отвлекаю вас. Выражаю свои соболезнования по смерти вашего брата.
       - Короче, майор. В чем дело? - Пахарь нахмурился.
       - Дело в том, что в отделе осталась машина вашего брата. Надо бы ее забрать. Ключи у начальника дежурной части.
       - Почему у него?
       - Ну, ваш брат только подъехал к отделу, начал закрывать машину, и в этот момент упал. Его увезли на скорой, а ключи остались торчать в замке. Вот и пришлось нам их прибрать.
       - Хорошо, я заберу, может быть, даже, сегодня. Завтра у нас похороны, не до этого будет.
       - Тогда уж сразу зайдите и в десятый кабине, к следователю Малиновской. У ней там к вам вопрос на пять минут, буквально. Вот вам повестка, можете зайти сегодня, может, послезавтра, с утра.
       - Завтра похороны, так что я лучше зайду сегодня, - повторил Михаил.
       Он взял бумажку, и ушел в дом. Но минуты через три, милиционеры еще не успели отойти и ста метров, их обогнала машина, в окне которой участковые увидели внушительный профиль Михаила Пахаря. Демин тут же взялся за свой мобильник.
       - Юрка, похоже, он клюнул. Жди его в отделе.
       Для Астафьева главное было, скрыться от глаз Михаила Пахаря, и в то же время контролировать ситуацию. Он влетел в кабинет Сычева, и с ходу выпалил:- Семенович, готовь свою пушку.
       - Какую пушку? - удивился тот, отрываясь от окуляров микроскопа. - У меня и пистолета то нет.
       - Да нет, фотоаппарат готовь, Михаил Пахарь едет за "Волгой" своего брата.
       - А, вот оно что! - Сычев сразу оживился. - Ладно, сейчас. Погоди-ка, знаешь, что я тебе хочу сказать. Ты очень удивишься, но, похоже, в тебя стреляли из той же пушки, из которой грохнули Марка и его парней.
       - Да ты что! - Вот это было просто сенсация. После того, как рыбаки нашли кусок железа, с запекшейся в одну массу телами Марка и его братвы, все гадали, кто мог убить столь авторитетного бригадира.
       - Абсолютное сходство гильз и пуль.
       Юрий остановился в недоумении.
       - Тогда я ничего не понимаю. Я думал, что с Марком это разборки внутри братвы. Передел имущества Славика. Но при чем тут моя скромная рожа? За что ее то уродовать?
       - Ну, это твои дела, я их все не знаю. Давай, вспоминай, когда и кому из бригадиров дорожку перешел.
       - Ладно, я все понял. А ты поспешай! Он уже едет.
       Юрий заглянул и в собственный кабинет, там уже расположилась Ольга.
       - Готова?
       Она кивнула головой.
       - Запомни, главное, изобразить полное безразличие, хорошо? - напомнил Юрий.
       - Да знаю я!
       Юрий закрыл дверь, и уже хотел уходить, когда заметил на двери табличку: "Начальник следственного отдела Ю.А. Астафьев". Он чертыхнулся, и, оглянувшись по сторонам, резко дернул ее на себя. Две старушки, сидевшие на скамейке в ожидании вызова, с недоумением наблюдали за этим его действием.
       - Это я на память, - пробормотал Юрий в их сторону, и устремился в другой конец коридора.
       - Совсем эти уголовники распоясались, - шепнула одна другой. - Видел, что творит?
       - А весь в шрамах, наверное, рецидивист, - согласилась вторая.
       Лучшей точки для обзора происходящего, чем в кабинете у Эллы Зеленковской в здании не было. Кабинет ее на втором этаже занимал угловую комнату, и отсюда Юрий мог видеть все, что происходило перед зданием отдела, так и в его дворе. Ворвавшись в кабинет, Астафьев коротко кивнул Зеленковской, бросил оценивающий взгляд на сидевшую перед ней старушку, и устремился к окну. Элла пребывала в недоумении.
       - Вам что-то надо, Юрий Андреевич?
       - Не обращай внимания, Элла Владимировна. Занимайтесь своей работой.
       - Ну, хорошо, - и она обернулась к старушке. - Так почему вы решили, что кур у вас ворует именно этот ваш сосед?
       - А на что он живет? - с напором начала старушка. - Нигде не работает, пенсию не получает, а ряха такая круглая, толстая, сам веселый. Восемь куриц за два месяца украл, что ж ему грустить-то!
       Астафьев сразу увидел Михаила Пахаря, вылезающего из красной "Нивы", по приметной фигуре, и неизменной одежде - летной кожаной куртке. На голове кожаная же кепка, большое лицо, с красноватым оттенком, какой бывает у заядлых рыбаков и охотников. Он коротко сказал что-то шоферу, и пошел дальше, к черной "Волге" брата. Внимательно осмотрев машину, Михаил дольше всего задержался около заднего стекла. Даже отсюда Юрию хорошо была видна коричневая бутылка из-под "Крем Соды", последнего напитка Ивана Суконина. Потом Михаил прошел в здание, и, через минуты из стоящей рядом копейки вылез Николай Сычев, с фотоаппаратом в руке. Перейдя к другому окну, Астафьев ждать, когда Пахарь покажется во внутреннем дворе. К этому времени хозяйка кабинета закончила допрос безутешной хозяйки пропавших куриц, и подошла к Юрию.
       - Что вы там такое высматриваете, дорогой мой начальничек? - промурлыкала Элла, обнимая Юрия за талию.
       - Элла, не наглей, - предупредил Астафьев. Он тревожился не зря, как раз в это время открылась дверь, и на пороге показалась Ольга Малиновская.
       - Астафьева тут нет... - начала она, но при виде столь эротичной сцены слова застряли у нее в горле. Но Юрию было не до анализа ее состояния, как раз в эту секунду в дверях отдела, выходящих во двор, показалась мощная фигура Михаила Пахаря.
       - Быстро на место, он уже идет! - рявкнул Астафьев на Ольгу. Та мгновенно исчезла из поля зрения. Впрочем, и Элла в этот момент так же испуганно отдернула от него свои роскошные руки.
       - Господи, что происходит то? - спросила она. - Я тебя таким первый раз в жизни вижу.
       - Первый, но не последний, - пообещал Юрий. - Прав Панков, гонять вас всех здесь надо, что б хоть немного работали, а то я с вами сюсюкался тут.
       Элла начала допытывать у Юрий, что же такое случилось, но ему было не до этого. Он все пытался представить себе, что происходит в этот момент в десятом кабинете.
       Когда Михаил Пахарь, постучав, открыл дверь, он застал женщину, сидевшую за столом, в совершенно другом состоянии, о котором Ольги и Юрий договаривались заранее. Малиновская была предельно взвинчена, от запланированного безразличия не осталось и следа.
       - Малиновская вы? - спросил Пахарь.
       - Я!
       - Мне тут повестка к вам, - Михаил протянул ей бумажку.
       - Пахарь? Садитесь.
       Ольга пристально глянула на своего собеседника, и сразу поняла, что с ним долго в кошки мышки играть нельзя.
       - Скажите, Михаил Ильич, у вас были серьезные ссоры с Леонидом Пчельником?
       - С Пчельником? - удивился Михаил. - Что значит серьезные ссоры?
       - Ну, вот, по показанию такого Костомарова, - она заглянула в папку, чтобы подсмотреть фамилию, - Вы с Пчельником в его присутствии ругались по поводу какого-то оборудования, которое вы хотели закупить, а он вам не продавал. При этом вы угрожали ему смертью.
       - Чего!? - ярость Михаила было трудно описать. Ольге на мгновение стало даже страшно. - Какой еще смертью?! Я его просто обещал наизнанку вывернуть! И не по поводу закупки, просто он у меня перехватил подъемник. Я уже договорился о продаже, а вот, а этот хрен моржовый переплатил и увел у меня, его. Главное, у него их три, зачем ему еще один нужен был, я не знаю. Ему даже ставить его некуда. А почему вы меня спрашиваете про это?
       - Как, разве вы не знаете? Позавчера утром Леонид Пчельник был похищен неизвестными прямо из своего автосервиса, и увезен в неизвестном направлении.
       Пахарь расхохотался.
       - Да, слыхал я, что Ленчик попал в оборот. Но я тут не при чем, ей богу? Зачем мне то его похищать? Ну, а ему так ему и надо. Жлоб он был страшный!
       - Мы сейчас проверяем все возможные варианты, в том числе и этот. Ну, на всякий случай скажите, где вы были позапрошлым утром, в районе между девятью тридцати и двенадцатью дня?
       Пахарь снова засмеялся.
       - Вполне могу рассказать. В это время я был в районе старых гаражей около кладбища, в своем стоящемся автосервисе. И подтвердить могут человек, пять: автокрановщик, два стропальщика, и лично начальник СМУ-5 Васин, Николай Георгиевич.
       - И чем же вы там все занималась?
       - Делали перекрытия на боксы. Плиты клали на мастерскую.
       - Лично с начальником СМУ? У него что, мастеров нет?
       - Есть, но Николай решил проследить все сам.
       - С чего это такая забота?
       - Ну, как, хороший человек, решил проверить, как его люди будут работать.
       Ольга сдалась.
       - Ну, хорошо, мы проверим эти ваши слова. Можете идти.
       Михаил довольно усмехнулся, и, картинно поклонившись, вышел из кабинета. Ольга тут же скривила недовольное лицо, и закурила. Меньше всего ее сейчас волновал этот здоровый, краснолицый кабан, а больше всего, человек, стоявший в угловом кабинет в обнимку с той белокурой стервой. Как обычно это бывает у сильных женщин, ее холодный, аналитичный ум с практически мужским мышлением боролся со спрятанной внутри женщиной, способной жить только эмоциями. Она впервые, пожалуй, поняла, что Астафьев ее зацепил гораздо сильней, чем она предполагала.
       "Чего я так психую? - думала она. - Что он мне, жених, муж? Я с ним в церкви со свечкой не стояла, какого же черта я считаю его своим? Он ведь прав был тогда, когда говорил, что никого не заманивал свадебным венцом. Но как все это неприятно! Убила бы эту белокурую сучку!"
       Потом она начала думать о том, чтобы, почему она убила бы именно ее, а не его. Она так и копалась в самой себе, пока не открылась дверь, и не зашел сам Астафьев.
       - Ну, что? - спросил он. - Удалось?
       - Мне кажется, что да. Он пришел весь такой напряженный, зажатый, а когда узнал причину вызова, то долго тут хохотал. И ушел, чуть не танцуя.
       - Ладно, будем надеяться, что он успокоиться.
       Ольга вспомнила о главном.
       - Да, кстати, знаешь, кого он назвал главным свидетелем своего алиби?
       - Кого?
       - Васина.
       - Начальника СМУ-5? - удивился Юрий.
       - Да, и представь себе, что начальник такой мощной организации лично два часа наблюдал, как перекрывали плитами крышу автосервиса Пахаря его подчиненные.
       Вот теперь Юрий был удивлен больше всего.
       - Что-то странно. Что-то тут не то. Придется, наверное, допросить этого колобка Васина.
       Между тем Михаил Пахарь на "Волге" ехал к себе в поселок. Но у первой же мусорки остановился, подошел к баку с горящим мусором, и бросил туда пустую бутылку из-под "Крем-соды". Подождав, пока бутылка оплавиться, и потеряет форму, он с облегчением вздохнул, и поехал дальше. Он не знал, что это совершенно другая бутылка, с отпечатками команды Колодникова и Сычева.
       В тот же вечер Ольга снова работала у Астафьева шофером, и чуточку, телохранителем. Юрий методично объезжал увеселительные заведения города, и, подходил к обслуживающему персоналу, что-то спрашивал, но неизменно получал отрицательный ответ. Наконец, в "Парусе" его наставили на путь истинный.
       - Он сейчас пасется больше в "Колумбии", к нам даже не заходит.
       Нужный Юрию человек действительно оказался в игровом центре "Колумбия", только месяц назад открывшемуся в Кривове. На первом этаже азартная нищета воевала с однорукими бандитами, а этажом выше располагались более престижные виды убийства времени. Это был настоящий роддом азарта: казино с рулеткой, Блэк-Джеком, и бильярдом. Именно там Юрий увидел высокого парня в белом костюме, черной рубашке и нахальной улыбке, поражающей своими крупными, лошадиными зубами. Было время, когда он носил драные джинсы, но и Астафьев был тогда Юркой, молодым, только что окончившим школу милиционером. Их первая встреча кончилась тем, что Федор Самохин, или, по-простому, Самоха, ушел на свой первый срок. Именно после отсидки его персональная карьера пошла в рост, так что он, в некоторой мере, должен была бы быть благодарен Юрию за "крещение". Но Астафьев не рассчитывал на какую-то благодарность, просто это был единственный, знакомый ему лично криминальный авторитет Кривова. За последние три года все более авторитетные паханы ушли в мир иной, так что постепенно Самоха выдвинулся на первые роли. По крайней мере, четверть города сейчас отходила к его бригаде, и именно это было главным стимулом для разговора с подобным человеком.
       В зале было слишком много народу, слишком много ушей и глаз, так что, чуть подумав, он достал блокнот, подозвал официанта, и, отдав ему записку, спустился вниз. Зайдя в туалет, Астафьев проверил кабинки, и убедился, что там никого нет. Минут через пять, когда Юрий уже думал, что его шутка не удалась, в туалете появился Самоха. Он был не один, а с двумя кабанчиками телохранителями. Увидев Астафьева, он рассмеялся, и сделал жест рукой, дескать, проваливайте.
       - Не пускайте там никого, пусть в женский идут! - крикнул он вслед им.
       - А если не пойдут? - спросил браток.
       - Да тогда пусть хоть обоссуться! Это уже их проблемы!
       После этого Самоха вернулся к Юрию.
       - А я думаю, кто меня прежней кличкой дразнит. Самосвалом меня давно уже никто не зовет.
       - Вот на это я и рассчитывал.
       - А что, там поговорить нельзя было? - Самоха кивнул наверх.
       - Нет, слишком много ушей и глаз.
       Юрий повернулся к своему собеседнику другой стороной, и тот присвистнул.
       - Ого, что это у вас, господин, как вас теперь по званию-то?
       - Капитан. И вот про это, - Юрий показал на пластырь, - я и хотел поговорить. Это ты ведь у нас в городе с Марком бодался?
       Самоха отрицательно покачал головой.
       - Нет. Я если с кем и бодался, то с Кореем. С Марком мы даже дружили. Мы еще на зоне с ним пересекались, что нам после этого, воевать? А что это ты такой озабоченный?
       - Да, понимаешь, неприятности тут у меня, - Юрий показал на пластырь. - Вот я и думаю, не ты ли это, старое решил вспомнить?
       Самоха отрицательно замотал головой, и при этом смешно выпятил нижнюю губу.
       - Нахрен мне это надо, командир? Ты мент правильный, то, что тогда меня посадил, так ты свою работу делал, и мне лишнего не загрузил. А с чего ты так решил, что это я на тебя наехал?
       - Да, вот эта пуля, - он снова показал на щеку, - и те, которыми завалил Марка и его парней из одного ствола выпущены.
       Вот теперь у Самохи начало вытягиваться лицо.
       - Что, всех четверых? - удивленно спросил он.
       - Нет, троих. Самому щуплому просто свернули шею. Еще одному сломали перед этим кадык, у Марка был сломана челюсть. И всех троих добивали выстрелами в голову. Мороза то пристрелили сзади, в затылок, когда тот стоял. А вот Марка и второго, со сломанным кадыком, добивали так, словно те стояли на коленях, сверху вниз.
       Самоха выругался, ударил кулаком в кафельную плитку, метнулся по туалету взад вперед, снова остановился рядом с Астафьевым.
       - Херня какая-то, получается, капитан! Марк ни перед кем на колени встать не мог, он не баклан какой-то, он вор правильный. Это сколько же их было, чтобы так пацанов поломать?
       - Не знаю сколько, и не знаю кто. Но мне как-то не хочется сыграть в ящик из-за того, что вы там чего-то между собой не поделили.
       - Не было такого, капитан, не было! - Самоха разозлился не на шутку. - Чем хочешь, могу поклясться.
       - Ну ладно, не божись, верю я тебе. Ты вот скажи, тебе фамилия Пахарь ничего не говорит?
       Самоха наморщил лоб, потом кивнул головой.
       - Крутился такой кент около Марка. Он не блатной, Марк через него хотел бабло отмыть, тот, кажется, автосервис хотел раскрутить. А на что он тебе, этот Пахарь?
       - Дня за два до смерти я раскрутил Мороза. Тот пытался со своими парнями меня грохнуть. Не получилось. Я тут его расколол. Вот и оказалось, что меня заказывал этот самый Пахарь. А я его вообще не знал до этого, и где я ему дорогу перешел, не в курсах, - Юрий развел руки. - Непонятки, как вы говорите. Вот и думай.
       Юрий сейчас старался говорить со своим собеседником в той же манере полублатного жаргона. По опыту он знал, что так до них все гораздо легшее доходит.
       - Ладно, я пошугаю своих парней, может, что и надыбаем, - сказал Самоха.
       - Ну, хорошо, тогда я пошел.
       Астафьев кивнул ему, и двинулся к выходу. Самоха, наоборот, остался, подошел к писсуару. Выйдя их туалета, Юрий увидел около дверей средних размеров толпу человек в тридцать. Столько ненависти в чужих глазах в свой адрес Юрий еще не видел никогда.
       - Голубой, видно, - услышал он за собой едкий шепот. От такой характеристики у него волосы встали дыбом, но разбираться и что-то доказывать он не стал.
       "Вот так и получишь клеймо на всю жизнь", - только и подумал Юрий. Правда, у него тут же появилось возможность реабилитации. Сразу за толпой он увидел стоящую у окна, нахохленную Ольгу.
       - Ты чего тут? - удивился он. - Замерзла в машине?
       - Тебя жду. Я уж бояться стала, не случилось что. Думала, еще минут пять, и я начну мочить этих двух кабанов.
       Юрий ласково обнял ее, и повел к выходу.
       - Не надо никого мочить, особенно в сортире. Это прерогатива лично президента.
       Между тем, поднявшись наверх, Самоха доигрывать партию в бильярд не стал. Чуть подумав, он велел своим парням.
       - Пошли отсюда. Подгони машину ко запасному выходу, - сказал он шоферу.
       - Зачем? - удивился тот.
       - Затем! Береженого индюка не пустят колбасу.
       А Юрий, уже дома, глубокой ночью, вдруг понял свою ошибку. Он даже засмеялся от этого. Ольга, спавшая уже давно и крепко, проснулась неожиданно резко.
       - Ты чего ржешь? - удивленно спросила она.
       - Я, кажется, понял, в чем моя ошибка.
       - И в чем она? - заинтересовалась Ольга.
       - Я гоняюсь за этими Пахарями, а мне нужно вернуться к "Дубкам". Там все корни.
      
      
       ГЛАВА 38.
       Когда заскрипела дверь, и в камеру к Зотову зашел круглый, как колобок, прапорщик Журавлев, Император сосредоточенно что-то писал на откидном столике.
       - Зотов, на допрос, - сказал прапорщик.
       - Подожди! - отмахнулся Зотов, и Журавлев, этот тиран и деспот своих заключенных, о, чудо, покорно застыл, ожидая, пока его подопечный закончит писать свой текст.
       - Вот, кажется, теперь получилось. Послушай и ты, - обратился Император к прапорщику, беря в руки гитару.
       Голос у Зотова хоть и был баритонистый, но абсолютно не поставленный и почему-то не совпадающий с играемой им музыкой.
       - А за решеткой жизнь не сладкая,
       А за решеткой скукота,
       А ты там где-то ходить сладкая,
       Как два рождественских торта!
       - Вот, теперь классно! - восхищенно захлопал в ладони один из сокамерников Зотова, в тельняшке и с обильными татуировками на теле. - Нет, Иваныч, ты молодец. Я уже говорил, Круга, козлы, замочили, теперь твоя очередь. У тебя ничуть не хуже получиться.
       - Ладно, Дима, не льсти мне, - отмахнулся Император, но из камеры вышел с довольной улыбкой на устах. Журавлев уже развернулся, чтобы уходить, но тут его тронул за плечо седой человек с предельно печальным, носастым лицом. Сильно картавя, он попросил.
       - Иван Иванович, можно меня перевести отсюда? Я не могу это больше выносить, это же издевательство над людьми, это просто пытка какая-то. У меня несовместимость с этим человеком, у меня же два высших образования, у меня за спиной консерватория. Я не могу это все слушать!
       - Евгений Михалыч, я понимаю вас, вы человек образованный, вы и философ, и математик. Но что ж вас так на малолеток то потянуло? Поймите, в других камерах вам будет хуже. У нас жутко не любят извращенцев.
       И Журавлев закрыл дверь камеры.
       Астафьев сразу заметил перемены, произошедши в облике Императора. И это касалось не только его одежды - теперь на нем был новенький спортивный костюм, но и его самого. Зотов отпустил бородку, но самое главное, это был уверенный в себе, и даже, довольный человек. Это заметила и Ольга.
       - Хорошо выглядите, Александр Иванович, - похвалила она. - Просто удивительно хорошо.
       Зотов рассмеялся.
       - А с чего мне плохо выглядеть? Я тут как на курорте: никаких дел, гитара с собой, приятные собеседники - что еще надо? У меня сейчас по обстановке прошла блатная лирика. Сокамерники говорят, что я пишу не хуже Танича, а пою не хуже Круга. Выйду отсюда, налажу производство своих дисков, я еще с этого такой бакшиш буду иметь, все сдохнут с зависти!
       Юрий невольно рассмеялся. Император и здесь, в этих странных условиях оставался самим собой. Было весело, но, надо было переходить к делу.
       - Скажите, Александр Иванович, кто в нашем городе может купить "Дубки"? - спросил Юрий.
       - Я, - коротко ответил тот.
       - Нет, это понятно, а кто, кроме вас? - настаивал Астафьев.
       Зотов задумался.
       - Да, вопрос, конечно, интересный. Есть несколько человек, которые могли это сделать по деньгам. Но все они не рыбаки и не охотники, и никогда не изъявляли желание приобрести турбазу. А вот те, кто хочет купить "Дубки", у них денег нет.
       На несколько секунд Юрий снова почувствовал себя в тупике. Он посмотрел на Ольгу.
       - А если эти несколько человек объединяться, они купят эту чертову турбазу? - спросила она.
       Зотов чуть подумал, а потом кивнул головой.
       - Могут, но только при условии, что я буду при этом вне игры.
       - Ну, вы теперь и так уже вне игры. А теперь почитайте вот это, - и Юрий протянул Зотову местную газету, "Кривовский вестник". Тот начал читать вслух.
       - "Администрация города Кривова объявляет торги на продажу турбазы "Дубки". Они что там, охренели, что ли! - Зотова буквально взорвало. - По закону полгода нужно ждать, пока появятся все родственники Сомова. Ну, убили этого Суконина, так у того могут быть жена, дети, то есть, внуки Палыча. Куда они так гонят! Куда спешат то?
       - Ну, детей у Суконина, и, значит, внуков Сомова нет. Но, давайте вернемся к тем нашим овцам, кто могут купить "Дубки", - настаивал Астафьев. - Кто это?
       - Да, вы их все знаете. Тот же Васин, если объединиться с Демченко, вполне могут купить базу. Максимов был бы жив, он бы туда обязательно влез. У него денег хоть не очень много было, но зато башка хорошо варила. Взял бы какой-нибудь кредит, но залез туда тоже бы. Ну, есть еще человек пять, не охотники, но люди с деньгами.
       - А Соленов? - напомнила Ольга.
       - А Соленов не имеет право. Он ведь будут возглавлять комиссию по этому тендеру. Да и денег у него нихрена нет.
       - Что так? Сидит на таком рыбном месте, и нет денег? - не поверил Юрий. Зотов махнул рукой, улыбнулся своими золотыми зубами.
       - Сидеть мало, надо уметь этим пользоваться. Нет, он, конечно, кое-что брал, не без этого. Сам ему разок хорошо сунул, было дело. Но у него сын был бестолковым. Куда деньги не вкладывал, везде прогорал. В прошлом году он погиб, разбился на машине. Теперь у него одна дочка, она тоже не очень везучая. Вышла замуж, потом развелась. Живет где-то в Железногорске, никак не кончит медицинский. Тут еще все говорят, что Константинычу сроку осталось до Нового года. Потом он все, отмечает юбилей, и уходит на пенсию. Новый мэр кого-то своего толкает на это место.
       - А Васин, он сильно богат? Он же просто директор СМУ?
       - Ну и что? Они теперь умеют деньги делать. Он достает левые подряды, строит гаражи, склады, все, что закажут. Деньги у него есть, и хорошие деньги.
       - А братьев Пахарей вы, случайно, не знаете?
       - Пахарь?
       - Да, два брата, Михаил, и Виктор. У Виктора еще магазин "Апельсин" в Цыганском поселке.
       - Нет, не знаю. "Апельсин" этот раз как-то видел, сарай сараем. Несерьезное заведение. А вот хозяина я и не знаю.
       - Хорошо, Александр Иванович, спасибо, - поблагодарил Юрий.
       - Слушайте, братцы, может, мне подать на пересмотр? - спросил Зотов. - Сейчас ведь часть обвинений можно отвергнуть. Пусть хоть под подписку о невыезде выпустят. Они ведь так и в самом деле могут увести у меня "Дубки"!
      
       Астафьев и Ольга одновременно, не сговариваясь, отрицательно замотали головой.
       - Нет, нет, это слишком опасно.
       - Вы тут, практически, в безопасности.
       - А, это правда, что вас пытались убить? - спросил Зотов у Юрия.
       - Было дело, - признался тот.
       - И уже не раз, - подтвердила Ольга. - Даже вы здесь про это знаете?
       - Знаем. Из-за "Дубков"?
       - Скорее всего, - вздохнул Юрий.
       - Тогда я точно здесь задержусь. Жить тут можно, собеседники, слушатели, есть. Сплю лучше, чем дома! Без всяких таблеток отключаюсь в десять, и до утра - дрыхну. Без снов, без ужасов. Удивительно. Женщин вот только нет, хоть резиновую бабу выписывай. Ну ладно мы это еще наверстаем.
       И он подмигнул Ольге.
       Уже покинув ИВС, Юрий обернулся к шедшей чуть позади Ольге.
       - Мы что-то увлеклись собственными делами, а надо мужика вытаскивать из камеры.
       - И что ты предлагаешь?
       - Основная улика против него, это нож, который опознала его жена. Но, судя по показаниям мастера, тот был совсем другим. Этим, наверное, придется, заняться тебе. Женщине она больше довериться.
       - Конечно. Я тебя даже близко туда не допущу.
       - Чего это?
       - Она, эта Вера, сексуально ненормально, ты, тоже такой же. Нет, я уже считаю тебя своей собственностью, так что даже не думай туда соваться.
       Юрий хмыкнул, скосил глаза на хитро улыбающуюся Ольгу, и вздохнул.
      
       - Да, кажется, скоро я буду жалеть, что тот парень промахнулся. Тогда довези меня до детской больницы, а потом езжай к Зотовой.
       - А, зачем тебе детская больница? - удивилась Ольга. - Хочешь присмотреть кого-нибудь на усыновление?
       - Угадала. Главное, чтобы мамка была посимпатичней. Есть тут одна идея, забавная. Потом расскажу, а то сейчас, боюсь, смеяться будешь.
      
       ГЛАВА 39.
       На требовательный гудок автомобиля из калитки усадьбы Зотовых выглянуло, к удивлению Ольги, женское лицо, размером, правда, с хороший блин для штанги.
       - Вы к кому? Если к хозяину, то его нет, - басом заявила девица.
       - Нет, мне нужна Вера Олеговна.
       - Что ей сказать?
       - Скажите, женщина из прокуратуры.
       Переговоры были недолгими, минуты через две амазонка разрешающе махнула рукой - проезжай.
       Ольга нашла Зотову на втором этаже, в большом круглом зале, отделанном голубым цветом. Она лежала в розовом халате на круглой же, огромной, естественно, голубой тахте, и, положив голову на большую подушку, таращилась в сторону большого, плоского экрана. Рядом, под рукой у ней, на небольшом, круглом столике, разместилась квадратная бутылка коричневатого виски, и бутылка того самого вина, что Вера пила на охоте, а так же ваза с фруктами вперемежку с шоколадом.
      
       - Добрый день, - поприветствовала Малиновская хозяйку.
       - Добрый? - спросила та, переваливаясь на спину. - Боже мой, какие осенью могут быть добрые дни? Как начинаются эти дожди, и эта серость, я ухожу в депрессию, и почти не выхожу на улицу. И так до первого снега.
       Ольге показалось, что Вера находиться в каком-то тормознутом состоянии, но, присмотревшись, она заметила на столике, между фруктами и бутылками, пару вскрытых упаковок таблеток. Одно из этих лекарств Малиновская уже встречала в своей практике. Это был типичный антидепрессант. Ольга села на круглое, очень удобное кресло, огляделась по сторонам.
       - Хорошо тут у вас, - заметила она, - необычно.
       - Этот зал я делала под себя. Там, - Вера небрежно махнула рукой, - он что угодно творил, но кухню, ванную, и эту комнату я выбила себе так, как хотела. Там у него везде чучела, аквариумы, ружья, а это уголок мой. Хотите выпить?
       - Я за рулем.
       - Ну и что? Неужели вас кто-то из гаишников может остановить? Давайте немного виски, для согрева. Я же вижу, как вы замерзли.
       Это было страшное искушение, Малиновская и в самом деле ужасно замерзла. И, Ольга, как-то невольно для себя взяла в руки бокал, они чокнулись с хозяйкой, и выпили. Живительное тепло потекло по ее организму, Ольга сразу раскраснелось, ей стало жарко в своей кожаной униформе. Это невольное движение заметила Вера.
       - Раздевайся! - скомандовала хозяйка, так же изрядно оживляясь, а сама взялась за мобильник.
       - Людка, что у нас там, на обед? - спросила она.
       Выслушав кухарку, Вера приказала: - Две порции всего наверх. Быстро!
       - Как вы их гоняете, - невольно заметила Малиновская.
       - Да ну их! - Вера отмахнулась. - Это думаешь, слуги? Это шпионы мужа! Ты заметила, что в доме нет ни одного мужчины? Даже на воротах и то стоят какие-то самбистки, охранницы. Он все боится, что я ему рога наставлю. А то чучел ему мало. Зато я выбила свое: чтобы в доме не было ни одной смазливой рожи. Горничную ты уже видела? Вот и все остальные такие же уроды. Сейчас кухарка придет, посмотришь на нее, поужасаешься. Зотов мой, он на них смотреть не может, но, куда деваться, уговор дороже денег.
       Ольга засмеялась, и это очень понравилось хозяйке.
       - Люблю таких хохотушек, - заметила она, - у тебя такие роскошные ямочки на щеках появляются. Можно я буду называть тебя просто Ольга?
       - Конечно.
       - Тогда и ты зови меня просто Верой.
       Она поднялась, привстала и чмокнула Ольгу в губы, да так смачно, с затяжкой, что у той невольно шевельнулись в уме крамольные мысли.
       В это время толстая, некрасивая женщина ввезла в зал небольшой столик с блюдами, прикрытыми круглыми, полированными крышками.
       - Что так долго!? - начала выступать Вера. - Я что тут, с голоду должна подохнуть, пока вы там раскачаетесь!?
       Под горячее решили выпить еще. Сразу стало еще теплее и веселее. Разговор пошел оживленный. Ольга восхищалась блюдами, залом, мебелью, Вера только отмахивалась, и говорила: - Не в этом счастье.
       - А в чем же тогда? - спросила Ольга. - В чем счастье-то?
       Тут Вера задумалась.
       - А, черт его знает. Я раньше так мечтала освободиться от этого диктатора и мужлана, а сейчас мне без него даже скучно.
       - Вот те раз! А вы, говорят, жили с ним очень весело, ругались постоянно? Чуть не дрались.
       - Да, ругались, да, и дрались. Но пятнадцать лет как-то прожили? Прожили! Черте его знает, сейчас вот даже на прислугу срываюсь, и то, что-то не то. А с ним как-то бывало, наорешься, и сразу какая-то разрядка, ходишь, довольная весь вечер.
       - А он как? Ему то были по нутру эти вечные ссоры? - Ольгу и в самом деле интересовали такие подробности. Она не представляла себе такую семейную жизнь.
       - Ну, а как же! Разве мы бы жили столько? - повторила она. - Поругаемся, расплюемся почти до развода. Пять минут проходит, заходит он, как ни в чем не бывало. "Верушка, послушай, какой я куплет придумал". И у меня уже нет сил с ним воевать. Что-то там болтать начинаем, веселиться, куда-нибудь в ресторан закатим, или мотнемся в Железногорск, в казино, в ночной клуб. Он заводной был насчет этих вещей.
       - Значит, вы идеальная пара? - сделала вывод Ольга.
       - Может быть, - согласила Зотова, а потом шлепнула рядом с собой ладонью. - Заползай сюда, поваляйся.
       Ольга с удовольствием выполнила это приглашение. Упругая податливость тахты располагала к неге и расслабленности.
       - Давай споем? - предложила Вера, и затянула. - Огней так много золотых....
       - Я слов не знаю, - призналась Ольга.
       - Счас сделаем. У меня есть роскошное караоке.
       Через час, когда они окончательно охрипли, позвонил Астафьев.
       - Да, мой ласковый, - промурлыкала Ольга в микрофон.
       - Ты где? - несколько опешившим голосом спросил Юрий.
       - Я у Зотовых. Подъезжай, срочно.
       - Я, вообще-то, я думал, что ты ко мне подъедешь.
       - Не, ты приезжай, бери такси и приезжай. А то я вести машину не в состоянии. Я разобью машину на первом же столбе.
       Юрий хмыкнул.
       - Это ты так допрос ведешь? Сколько выпили уже? Литр, или больше?
       - Не считали, но учти, что я перед этим сильно замерзла. А когда я мерзну, я не человек, ты же знаешь.
       - Счас, ты, чувствуется, уже согрелась, - съязвил Юрий.
       - Да, ты угадал. Давай, приезжай, забери меня.
       Положив трубку, Ольга мучительно наморщила лоб, а потом заплетающимся языком спросила хозяйку дома: - Слушай, а ты не помнишь, о чем я тебя должна была допросить?
       - Не-а! - решительно ответила Вера.
       - А-а, вспомнила! - Ольга ткнула допрашиваемую пальцем в бок. - Так ты, в самом деле, узнала тот второй нож? Это действительно его нож? Он у него был вообще-то, это второй нож?
       - Отстань, - пробормотала Вера. Ольга снова ткнула ее пальцем. Та, неожиданно хихикнула, но снова ответила. - Говорить даже про это не хочу.
       - А ты, кажется, боишься щекотки! - догадалась Малиновская. И плотно занялась подмышками хозяйки.
       - Ой, перестань! Ой, не могу! Я буду жаловаться в этот... гагагский суд.
       - Хоть в гадский, говори, был у него нож?
       - Ну ладно, скажу, только отстань!
       Ольга прекратила свои домогательства, и Вера, переведя дыхания, и отхлебнув своего любимого "Черного лекаря", заговорила по делу.
       - Нет, не было у него такого же ножа. Второй нож он делал у этого же мастера специально для одного прибалта. Тот ему должен был какой-то офигенный заказ пробить, и вот он уж тут старался, ублажал этого Райниса. Тот был совершенно другой, с деревянными ножнами, красивый такой.
       - Ты это подпишешься?
       Вера безнадежно махнула рукой.
       - Куда я денусь, конечно, подпишу. Хотя сведенья, полученные под пытками недействительны, - хихикнула она. Потом, она, уже серьезно, призналась. - Не хочу я уже его топить. Хоть эта сволочь и убила мою единственную любовь, моего Аркашу.
       - Этого, Максимова?
       - Да. Ты знаешь, какой он в молодости был красивый?! Рослый, фигура атлета, плечи такие, - она показала их руками, - а глаза! Глаза у него были невероятные. Бабы на него пачками вешались. Ведь к нам в город Аркаша попал после того, как его выперли из университета. Тот был уже доцентом, это в тридцать лет, и однажды его застукали с одной студенточкой. Нужно было его убрать, вот и застукали. А так, как это еще времена то были те, социалистические, - Вера набралась уже хорошо, и еле выговаривала слова, - вот его и поперли обратно, на родину, в Кривов. И то его, говорят, бабы спасли, с кем-то из ректората он тоже переспал, так что его оставили в педагогике. Тут он с год был директором тринадцатой школы, замещал Сомова, а потом тот ушел на пенсию, и Аркаша стал мои начальником. И я его любила, и он меня. Его все любили, такой был человек, и мужчины, и женщины. Все его звали Аркашей, это от любви к нему.
       - Ты подпишешь эти слова, не сейчас, но потом, завтра, - Малиновская махнула рукой куда-то в сторону бесконечности.
       - Подпишу, для тебя я что угодно подпишу.
       При этом Вера потянулась к Ольге.
       - Дай я тебя поцелую, Лелька.
       Та еще раздумывала над этим предложением, а Вера уже завалила ее назад, и так отчаянно засосала Малиновскую в губы, что Ольга тут же уверовала в то, что хозяйке очень хочется взаимной любви, неважно с каким оттенком, розовым или голубым. Ее спас телефонный звонок.
       - Вера Олеговна, там мужчина подъехал, на такси. Говорит к вашей гостье, - донеслось до ушей Ольги.
       - Впускай, и вместе с такси, - велела Вера.
       - Да, зачем на такси, мы на моей тачке уедем? - удивилась Ольга.
       - Счас! Я кое-что придумала для своей охраны. Я им устрою такую козью морду! Пошли ко мне в спальню.
       Юрию пришлось ждать выхода женщин в том же самом круглом зале минут двадцать. Но когда они вышли из соседней комнаты, Юрий от удивления вытаращил глаза. Перед ней стояли две, совершенно одинаковых женщины. На обоих были кожаные штаны, куртки одного фасона, черный парик каре делал Веру похожей на Ольгу, а макияж окончательно уничтожил следы индивидуальности Зотовой.
       - Ну, как? - спросили они хором.
       - Потрясающе! Это зачем, - спросил Юрий, а в голове пришла только одна мысль: женщины явно затеяли что-то сексуально-извращенное.
       "Неужели секс втроем? Да они меня тут до смерти затрахают! Обе ведь сексуально ненормальные", - ужаснулся он.
       - Ты погоди, это еще не все! - пообещала Вера, и они снова удалились. Юрий, пожав плечами, скинул куртку, присел на тахту, и исследовал по очереди все блюда, расположенные на кухонном столике. Женщины покушали хорошо, но кое-что перепало и ему, особенно хорошо пошли последние сто грамм виски. Когда же через десять минут женщины снова появились в зале, ромштекс застрял в зубах у Астафьева. Теперь перед ним стояли две женщины, Ольга Малиновская в своем кожаном прикиде, и Вера Зотова, в любимом голубом халате, с распущенными волосами и шлепками на босу ногу. Все бы было ничего, но на самом деле, Ольга была Верой, и наоборот. Здесь, при ярком свете, Юрий улавливал разницу даже не по чертам лица, а скорее по росту и габаритам тела. Ольга была, все-таки, немного помощней в плечах и груди.
       - Ну, как? - спросила Вера-Оля, у Астафьева.
       - Класс! Только к чему весь этот камуфляж?
       - Что значит, человек никогда не смотрит сериалы, - с осуждением заметила Ольга, которая Вера. - Сейчас мы провернем одну комбинацию, после которой все мои надсмотрщики подожмут хвосты.
       Через десять минут, приникшие к оконным стеклам кухарка и горничная, наблюдали за теплым прощание хозяйки с этими новыми знакомыми. Женщины тепло расцеловались, парочка уселась в машину, красную "десятку", и поехала к выезду с усадьбы. На повороте, около угла дома, "десятка" чуть притормозила, и Астафьев, выскользнув из машины, под окнами пробежал к тыльной стороне дома. В это время такси неслось вперед, к воротам.
       - Включи дальний свет, - приказала Вера, с беспокойством оглядываясь назад, и туда, куда исчез Юрий. Но и без слепящего света охранница зевнула момент появления около будки машины. В этот момент она смотрела по каналу "Спорт" схватку мужчин в своем любимом таэквандо. Торопливо открыв ворота, она нагнулась и посмотрела в салон. Черные волосы до плеч, и блеснувшая черным отблеском кожа куртки успокоили ее относительно того, кто выезжает из усадьбы. Тем временем Астафьев вихрем влетел по железной лестнице на второй этаж, осторожно постучал. Ольга открыла дверь, и с визгом затащила его в круглый зал.
       - Ну, как? - спросила она, смеясь, а потом показала рукой на софу. - У тебя был когда-нибудь такой изысканный сексодром?
       - Был, автомобиль "Вольво" неделю назад.
       - Боже мой! Уже неделя! Это надо отметить! Где-то у ней тут был бар, - и Ольга начала штурмовать немногочисленную мебель голубого зала. В это время в низу, на первом этаже, кухарка с недовольной миной набирала номер хозяйки.
       - Вера Олеговна, можно убрать посуду?
       - Пошла на х... - ответил до боли знакомый ей голос. - До утра меня не тревожьте, курвы, я приняла уже свои таблетки.
       - Совсем, стерва, в разнос пошла, - заявила кухарка горничной. - Я ей не до утра, я до обеда у ней убираться не буду. Пусть там все прокиснет и протухнет. Пусть нюхает!
       В это время настоящая Вера сунула в карман мобильник, и обернулась к шоферу.
       - Так, значит, это был ты?
       - Ну да. Мы еще с тобой ездили на вертолетную площадку.
       - Точно, теперь припоминаю. Года два назад, у меня мужик как раз в Америку летал, на какой-то то там съезд капиталистов. Хорошо тогда с тобой было, - мечтательно добавила она.
       - Ну и в чем же дело? - спросил таксист, кладя руку на ее коленку. - Можно и повторить.
       - На площадку не хочу, времени нет. Поехали в мотель, к Рафику.
       Они выехали за город, тут таксист выжал все, на что был способен двигатель, и через десять минут они въехали в обширный двор двухэтажного придорожной гостиницы "Светлана". Они уже поднимались на крыльцо, когда около ворот остановился одинокий мотоциклист. Отсюда он видел только одно: высокий мужчина в кожаной куртке пропустил вперед себя черноволосую женщину в кожаном костюме, а потом сам зашел в здание. Мотоциклист оглядел двор, и убедился, что красная "десятка" стоит в ряду таких же машин. Славка напряженно ждал, и вскоре на втором этаже, в двух окнах вспыхнул свет. Мелькнул силуэт женщины в черной коже, с характерной прической. Потом жалюзи закрылись. Тогда он объехал ограду, при этом пришлось штурмовать и лесополосу, и девственную грязь. Оставив мотоцикл метрах в ста от мотеля, он добрался до забора, перепрыгнул его, и, найдя нужные окна, метнул в них тяжелое, ребристое яйцо лимонки. Не дожидаясь результата, он побежал обратно к забору, так, что, когда вслед за звоном разбитого стекла грохнул взрыв, и во двор вывали охранники и сам хозяин мотеля, они уже никого не увидели.
      
       ГЛАВА 40
       Ольга прониклась идеей розыгрыша всей душой. Полвосьмого утра она позвонила со своего мобильника на кухню, и приказала: - Завтрак, быстро.
       Так что, когда в восемь утра к ним в спальню вкатили столик с едой, она, видя, изумленные глаза горничной, деланно вздохнула, и вежливо поздоровалась: - Доброе утро.
       - А... где, хозяйка? - с трудом выдавила горничная.
       - Она отъехала, будет позже.
       - Когда ж это она отъехала? - еще больше удивилась прислуга.
       - Вчера и отъехала. На такси, вы же видели.
       Юрий, сонно оторвав голову от подушки, попросил: - У вас тут побриться можно?
       - Да, в голубой ванной, - и прислуга ткнула пальцем в нужную сторону.
       - Тогда можете идти.
       Горничную так ошеломило это явление в круглой спальне, что она едва попала в дверь.
       - Да, бассейн у Верки прекрасный, - заметила Ольга, поглощая бутерброды с красной икрой под свежемолотое, нерастворимое кофе. - Так жить можно.
       - Ты имеешь в виду, как они с мужем живут? - приколол Юрий.
       - Ну, в таком смысле, не хочется, а так, - он мотнул вокруг себя рукой, с зажатой в ней сигаретой, - это да.
       Через полчаса они спустились вниз, вежливо распрощались с по-прежнему пребывающей в шоке прислугой, и пошли к своей машине. У ворот произошла еще одна "сцена у фонтана". Охранница, как раз менялась со своей напарницей, дзюдоисткой в тяжелом весе. Увидев, кто выезжает из усадьбы, она открыла рот, а на нетерпеливые расспросы напарницы ответила коротко.
       - Двинь мне в бубен, Юлька, если я хоть что-нибудь понимаю.
       Такое начало дня несколько расслабило Астафьева, так что на традиционную планерку он пришел, в несколько рассеянном состоянии. Попов между тем, рассказывал о том, что произошло в городе за прошедшие сутки. Юрий, занятый своими мыслями, начало прослушал, а когда начал понимать, про что говорят, то услышал нечто ужасное.
       - Водитель "десятки" погиб сразу, кроме всего сильно пострадала неизвестная женщина, скорее всего проститутка. Она сейчас находиться в реанимации, без сознания. Документов при ней не обнаружено. Одета была в кожаные брюки, кожаную куртку, на голове черный парик.
       - Стоп! - прервал его Астафьев. - Я чуть отвлекся, там что, гранату кинули в них?
       - Да, именно гранату, - подтвердил, язвительно, Попов. - Слушать надо, Астафьев, а не ворон считать.
       - А "десятка" был какого цвета, случайно, не красная, такси?
       - Да, именно она.
       Юрий взялся руками за голову.
       - Боже мой, как мы ее подставили!
       - Астафьев, доложите все, как положено! - взорвался Панков. - Что вы нам всем голову тут морочите? В чем дело.
       Юрий между тем, не обращая внимания на их расспросы, взял в руки мобильник. Ольга ответила сразу.
       - Ты уже знаешь? - спросил он.
       - Да, мне сразу рассказали. Жутко мы ее подставили.
       - Но я теперь не понял, что, идет охота уже на тебя?
       - Не знаю.
       - Кто ведет дело?
       - Шалимов.
       - Надо с ним встретиться, поговорить.
       - Да, подъезжай сюда, он сейчас будет.
       Окончив разговор, Юрий обвел глазами собеседников.
       - Похоже, что пострадавшая в отеле не проститутка с дороги, а Вера Олеговна Зотова, жена нашего подследственного, слегка, так скажем, искавшая вчера для себя приключения.
       После далеко не полного описания вчерашнего вечера, и всей ситуации с переодеванием, уже Панков схватился руками за голову.
       - Боже мой! Как вы ее подставили! Вы это понимаете, Астафьев?
       - Да, жалко Веру, - согласился Юрий.
       - При чем тут Веру?! - взорвался полковник. - Мне по барабану, что будет с этой шлюхой, я говорю про Малиновскую!
       - А почему это я ее подставил? - обиделся Юрий.
       - Потому что раньше покушались только на вас. Теперь и уже она в прицеле. Что будет, если ее убьют, вы это представляете? Астафьев, у вас есть работа?
       - Какая? - не понял Юрий.
       - Ну, ежедневная, по вашему основному профилю?
       - Конечно, полно.
       - Вот! Тогда все бросайте, и беритесь за эти чертовы "Дубки" основательно! Надо решать эту проблему, и решать основательно.
       - Есть одна дурацкая идея, - признался Юрий. - Сейчас у всех трех подозреваемых, Васина, Демченко и Соленова примерно одинаковые мотивы убить Сомова. Нужно их как-то вывести на место преступления, и там уже расставить все точки над "и".
       - Есть идея, так действуй! Хватит ждать! Малиновский мне голову оторвет, если с его дочкой что-то случиться.
      
       ГЛАВА 41.
       Ольгу Юрий нашел в кабинете Шалимова. Увидев входящего Астафьева, Шалимов обрадовался.
       - О, кого я вижу, Юра! Сто лет тебя не видел. Ну, как у тебя дела?
      
       - Да, все бы хорошо, Сергей Александрович, да вот эти неизвестные шакалы замучили.
       Следователь спросил: - Ты про тех, кто бросил гранату в окно мотеля?
       - Ну да.
       Шалимов покачал головой. Она у него стала совсем седая, и вообще, по мнению Астафьева, следователь сильно сдал за последнее время, и смотрелся старше своих сорока семи лет. Он был по-прежнему очень симпатичным, приятным мужчиной, но не было былого блеска в глазах, одна усталость.
       - Да, надо их искать, твоих шакалов. Это не дело жить вот так, под прицелом. Надо заняться этим делом с самого начала. Хорошо?
       - Конечно. Тем более что я получил от своего руководства приказ бросить все, и присоединиться к следственной группе. Негласно, конечно.
       Шалимов обрадовался.
       - О, это хорошо!
       Он обернулся к Ольге.
       - Юрка у нас тот еще волкодав. Он если кого зацепит, то не упустит точно. Давайте начнем с начала. "Дубки", состав охотников, протоколы осмотра тела, и прочее.
       - Есть даже видеозапись, - вспомнила Ольга.
       - Отлично. Неси ее сюда. Тут и поглядим.
       Когда на экране телевизора появилось изображение, Юрий пытался найти знакомые события, или лица, но потом понял, что тут что-то не то. Это была какая-то другая запись, тоже на охоте, но явно не в тот день. Длилось это все секунд тридцать, потом изображение пропало, появилось снова, и в кадре сразу стали видны ноги убитого.
       - Проводит осмотр тела... - Юрий с трудом узнал свой голос. В записи он звучал совсем по-другому.
       - А почему так мало крови? - спросил Шалимов.
       - Его убили в машине, потом будут там кадры, там весь пол и сиденья в крови. Она вытекла вся там, тут и нож сухой.
       - Странно, когда нож оставляют в сердце, крови обычно, гораздо меньше. И вытащил ты его легко. Мне кажется, если его там убили, и там так много крови, то сюда его притащили для того, чтобы его быстрей нашли. И нож вставили потом заново. А этим ножом убили его?
       - Если не этим, то очень похожим, - доложила Ольга. - Длинна разреза, глубина, все совпадает. Кстати, сегодня пришел анализ на наличии крови на одежде Зотова. Так вот, там есть только кровь его самого, и уток.
       Просмотр и обсуждение длились часа два. Потом они до шести часов вечера сидели в кабинете, ломая голову над тем, как заставить убийцу оставить неопровержимые улики. А в семь часов вечера, зазвонил телефон. Шалимов, подняв трубку, удивленно передал ее Астафьеву.
       - Вас, господин Астафьев.
       - Юрий Андреевич? Это Собанин вам звонит, - услышал в трубке Юрий.
       - Здравствуйте, Петр Иванович!
       - Вернулся я только что с "Дубков", кое-что я там нашел интересное...
       Рыбинспектор рассказывал долго, и Юрий слушал все это, не шелохнувшись, так, что Ольга с удивлением посматривала на него. Когда же Юрий, поблагодарив, положил трубку, то Астафьев опередил ее, и сказал главное: - Все, я кажется, знаю, кто и как убил Сомова. И есть кое, какая задумка.
       Перед тем, как выйти из прокуратуры, Ольга остановила Астафьева.
       - Так, куда мы сейчас едем?
       - Как куда, ко мне.
       - Не хочу я к тебе ехать, - отрезала Ольга. - Где гарантия, что к нам в окно граната не влетит? Едем ко мне, в Железногороск.
      
       - В твою новую квартиру?
       - Ну, там мы будем ночевать, - согласилась она, - может быть. Но сначала заедем к нашим.
       - Это еще зачем? - с подозрением спросил Юрий.
       - Да ты не бойся, не собираюсь я показывать тебе родне как жениха. Просто у мамы сегодня день рождения, вот и надо ее поздравить.
       Юрий лихорадочно придумывал возможные причины увильнуть.
       - Слушай, куда я с такой мордой к таким людям, - он махнул рукой в сторону своего пластыря. - Еще милицию вызовут, и сдадут.
       Но Малиновская тут же пригрозила.
       - Учти, я тебя одного не оставлю. Так, что, если мы не поедем к матери, то это все будет на твоей совести.
       "Все, капкан", - подумал Юрий, но согласился.
       - Хорошо, уговорила.
       Перед тем, как выйти на улицу, она выключила лампочку над крыльцом прокуратуры, и заставила Юрия заглянуть с фонариком под брюхо машины.
       - Да, еще неделя в таком режиме, и мы окажемся если не в морге, то в психушке, - сказал Ольга, трогая машину с места.
      
       ГЛАВА 42.
       На следующее утро они долго ехали в Кривов молча, потом Ольга не выдержала, и спросила: - Ты что такой хмурый? Родители мои не понравились?
       - Да нет, все было хорошо. Милые, интеллигентные люди. Не выспался я сегодня. Сон плохой приснился.
       - Какой? - Оживилась она. - Я люблю сны разгадывать.
       - Любишь? Ну, тогда слушай. Сниться мне, будто я на охоте опять. И там все те же действующие лица: Сомов, Максимов, Зотов. Ну, вся эта компашка. Поболтали, выпили, разошлись по местам. Я стреляю в утку, она падает. Я стреляю два, три раза, и каждый раз утка падает. И все они как-то рядом падают, метрах в пять от меня. Потом, думаю, надо забрать их, то унесет еще. Иду туда, беру утку, и думаю, что это она такая тяжелая. Глядь, а это не утка в руках у меня, а голова Сомова. Лысая, мокрая, и смотрит на меня, не моргая, с этими, - он покрутил пальцем возле глаз, - лужицами воды. Но я чувствую, главное, что она живая, теплая. Я ее бросил, назад шаг сделал. Смотрю - а там везде не утки плавают на воде, а головы. Максимова, Юрки, Прокопьева.
       - Ужас, какой! - Ольгу аж всю передернуло. - Это ж надо такому присниться!
       - Вот-вот, я и проснулся, в пять утра, в холодном поту. Ты спишь, тебе все по барабану, а я так уснуть больше и не смог.
       - То-то ты такой роскошный завтрак приготовил, - засмеялась Ольга. - Это в пику моим бутербродам?
       - Да нет, это так, отрыжка холостяцкой жизни.
       Он все хмурился, но потом вдруг вскрикнул: - Вспомнил!
       - Что ты вспомнил?
       - Да, там еще какая-то морда плавала, незнакомая. А, оказалось, я ее видел. Долго вспоминал. Надо как приедем, прокрутить еще раз ту кассету.
       - Зачем?
       - Не знаю зачем, но знаешь, Оль, я как-то привык доверять своим снам. Там всегда вылазит что-то такое, что я не смог понять днем.
       В прокуратуре они забрали кассету, поехали в третье отделение милиции. Попали они как раз вовремя. В кабинете Колодникова сидели Паша Зудов, Виктор Демин, Алексей Шаврин.
       - Ну, вот, и гора идет к Магомету, - обрадовался Колодников. - А мы хотели вас уже искать.
       - По какому поводу? - спросил Юрий.
       - Кое-что нарыли по этим вашим чертовым "Дубкам", - пояснил Колодников, и кивнул Демину.- Давай, Виктор.
       - Попробовал я изучить всех родственников Пахарей. Михаил их тех, кто был на охоте, особенно дружен с Васиным. Они и на рыбалку часто ездят, и на охоту. А еще большие любители перекинуться в покер. Есть у них такая страсть. Вот, когда Пахарю перекрывали крышу на боксах, они сидели в салоне Уазика и резались в покер. Все два часа.
       - 0ткуда эти данные? - спросил Юрий.
       - Шофер Васина рассказал. Он на моем участке живет. Я так подошел, поговорил по душам, как жизнь, где работаешь, не обижает ли начальник? А тот поговорить не дурак, только слушай. Ну, вот и всплыло. Кроме того, Васин в доле с Мишкой при строительстве этого автосервиса. Шофер сам слышал, как они ругались из-за сроков, и Васин орал на Мишку, что он не для того деньги вкладывал, чтобы он их проедал.
       - А по какому поводу была ссора? - спросила Ольга.
       - Пахарь затормозил стройку. Несколько дней там все стояло, вот он и бушевал.
       - Это было до, или после охоты? - поинтересовался Юрий.
       - Вот, на днях.
       - Понятно, значит после. Выходит, что во время охоты стройка стояла. Уже интересно. Дальше.
       - Дальше у меня, - Зудов выложил на стол фотоснимки Пахаря. Юрий тут же заинтересовался, начал их рассматривать. Он еще не видел это творение Сычева, но как почти все, что делал старейший криминалист Кривова, у него получалось хорошо. Михаил был как живой, в каждом кадре чувствовалась энергия и сила этого человека.
       - Тот Железногорский таксист сразу опознал на снимке Пахаря. Это он так активно старался в аэропорту затащить Суконина в свою машину.
       - Отлично, - оживилась Ольга. - Это уже козырь хороший, можно выписывать ордер.
       - Что там у тебя, Шаврин? - спросил Колодников. Алексей, по школьной привычке поднявшись со стула, почесал свою обширную лысину, и начал докладывать.
       - Есть одна хорошая новость. Матвеич очнулся, в своем уме, память ему не отшибло, все помнит. Крепкий старик!
       - Ну, что? - нетерпеливо спросил Юрий. - Что он там вспомнил?
       - Да, есть там кое-что. Он говорит, что рулевую тягу кто-то хорошо обработал. При чем сделано на очень высоком уровне. Все было приготовлено заранее, а на базе там достаточно было залезть под машину, расшплинтовать гайку, отвернуть ее на пол-оборота, и все. Машина была уже обречена.
       - То есть, в походных условиях они не могли это сделать? - сделала вывод Ольга.
       - Нет. Там была переделана сама конструкция этой тяги. Так она скрыта за защитой, а это было сделано лишнее соединение, к которому можно было подобраться в любых условиях. Там делов на три минуты.
       - А мастером у Костомарова, где обычно ремонтировался Зотов, был Пахарь, - напомнил Юрий. - До сентября месяца.
       - И в августе же Зотов загонял свою машину к Костомарову на небольшой ремонт, - подтвердила Ольга. - Можно, я думаю, даже найти свидетелей того, что именно он возился с машиной Императора.
       - Вполне, - Юрий кивнул головой.
       - Значит, он и поджег ее, - сделал вывод Колодников.
       - Если он ее поджог, то почему он тогда зарезал собаку? - возразил Павел.
       - Может, не хотел, чтобы на него подумали? - неуверенно высказался Шаврин. - А то сгорает машина, явный поджог, а алабай даже не гавкнул при этом. Странно как-то.
       - Все может быть, - согласился Юрий.
       Тут в общую картину внес свои штрихи и Колодников.
       - Кроме того, я сам заходил к тому мастеру по ножам, показал фотографии Пахаря, и он тоже, сразу его узнал. Именно ему он подарил точно такой нож, как, тот, что нашли на берегу реки. И имя он тоже вспомнил, Михаил.
       - Нужно его брать, - заявила Ольга. - Я считаю, что фактов для этого вполне достаточно.
       Но Юрий был недоволен.
       - Фактов да, много, но мне не ясно главное.
       - Что же у нас главное? - спросила Ольга.
       - А ты будто не знаешь? Главное, зачем он убивал в "Дубках"? Зачем он задушил Суконина? Если его кто-то нанял, то кто? Васин? Демченко? Оба они? Зачем это ему было нужно? Нужно бы еще немножко подтянуть факты.
       Юрий обернулся к Зудову.
       - Слушай, Пашка, у тебя тот крутой оператор на месте?
       - Фокин? Не знаю, сейчас позвоню.
       Зудов ушел, и вернулся с положительным ответом.
       Через десять минут все трое, Ольга, Павел и Астафьев, были у Алексея Фокина в гостях.
       - Так, чем вы меня сегодня озадачить хотите? - спросил мастер.
      
       - Да вот, есть запись, но очень короткая. Надо бы ее остановить, и рассмотреть лица. Можно это сделать? - попросил Юрий.
       - Не проблема. Сначала мы перекинем все изображение на компьютер, запишем его на диск.
       Он минут десять манипулировал с кассетой и своим компьютером, потом махнул рукой на экран.
       - Готово!
       - Так, и кто у нас тут? - Астафьев вглядывался в хохочущие лица охотников.-
       - Васин, это у нас. Это Юра, царствие ему небесное. А это Максимов. А еще есть? - спросил Юрий.
       - Конечно.
       Мастер щелкнул мышкой, и появился другой кадр.
       - А, вот Сомов стал виден, - обрадовалась Ольга. - Вот он, сбоку стоит.
       - А это то кто? - Юрий ткнул пальцев в цент экрана. Самой главной фигурой этих съемок был толстый, краснолицый мужчина с белесыми ресницами над маленькими, поросячьими глазками. Да и в остальном мужчина был далеко не красавец. Рот узкий, а второй подбородок ложился на грудь. На голове толстяка была тирольская шляпа с пером, а на груди - ружье.
       - Ну-ка, еще, дальше, - попросил Астафьев.
       Хозяин послушно сменил кадр.
       - Что-то хохочут все тут, - определил Павел.
       - Да, им очень весело, - Ольга обернулась к режиссеру. - А со звуком можно что-нибудь сделать?
       - Надо, так сделаем.
       Фокин снова полез в настройки, и в следующий раз изображение пошло со звуком. Сначала это был какой-то хаос из смеха, возгласов, звяканья металла. Потом он убрал изображение и начал регулировать что-то микшерским пультом. Постепенно начали выделяться какие-то слова.
       - Ну, сказал! - отчетливо донеслось до ушей собравшихся в студии.
       Потом был отчетливо слышан смех, и в самом конце, они вдруг услышали вполне отчетливо: - Зер гут!
       - Зер гут? - повторил Юрий, и взглянул на остальных. - Мне послышалось, или нет?
       - Нет, я тоже слышала, - подтвердила Ольга. - Именно: "Зер гут".
       - Выходит, этот краснолицый мужик - немец, - подвел итог Павел.
       - Да, это сюрприз, - признала Ольга.
       - И кто нам скажет, что это за немец? - недоумевал Павел.
       - Да, кто есть в кадре, тот и скажет, - не понял Фокин.
       - А кто тут есть? Зотова тут нет, остальные, большей частью мертвы. А этих спрашивать нельзя, все подозреваемые.
       - Одно могу сказать точно, - заявил хозяин студии. - Это все было год назад, в сентябре.
       - Эх, ты, черт, а на цифры то я не посмотрел, - засмеялся Павел.
       - Я, кажется, знаю, кто нам может что-то про это подсказать, - решил Юрий, а потом попросил: - Покажете нам еще раз все это покадрово.
       Оператор вернул картинку обратно на экран. Они просмотрели одну картинку, вторую, третью. Потом они пошли заново.
      
       - Стой! - вскрикнул Юрий. - Верни предыдущий кадр.
       Он всмотрелся на экран, и ткнул пальцем в низ экрана.
       - А это откуда такой кадр?
       - А там, вы, наверное, видели мельтешение, как бывает при переходе с одной записи, на другую. Так вот, это, похоже, кадр из предыдущей съемки, или последующей. Там есть такой участок, который записывается при первой съемке, а потом есть место только между включением прокрутки, и записи. А то, что осталось, так и остается. Ну, там буквально кадр, может, два.
       - Я не пойму, что там такое, - сказала Ольга, нависая над Юрием.
       - А я сейчас приближу, - предложил мастер. Он чуть повозился с настройкой, и теперь стало видно, что в самом низу сломанного помехами напополам кадра, на берегу стоят двое, около лодки. Один им был ужасно знаком. А вот второго никто из них не знал. Это был симпатичный парень лет двадцати. Ольге внешне он даже понравился. Не понравилось ей другое: одной рукой за плечо его обнимал Михаил Пахарь.
      
       ГЛАВА 43.
       Антон Рябцев занимался непривычным для себя делом - сверлил в стене дырки. Вообще-то, его основной специальностью была журналистика, более того, криминальная журналистика, и дрель в руки он брал не часто. Но такую работу он не мог доверить никому. Новый шеф информации городской газеты сверлил дырки для дипломов и дорогих сердцу фотографий в своем новом кабинете. Увидев Астафьева, входящего к нему с молодой, красивой женщиной, корреспондент разулыбался.
       - О, какие гости к нам пожаловали! Юрий Андреевич, и красивые женщины - это одно, неразлучное целое!
       Астафьев исподтишка показал ему кулак, но Ольга все равно саркастично глянула в его сторону. "Да, ну, Астафьев, у тебя и репутация", - так и прочитал в ее взгляде Юрий.
       - Ты куда это пропал то на целое лето? - спросил Юрий журналиста.
       - Да, была одна командировочка на юг, к морю. Отдохнул вот так! - он резанул себя ребром ладони по горлу, - на всю оставшуюся жизнь. Зато теперь вот, в начальство заделался, - он показал рукой по стенам кабинета, - другие уже будут бегать по ночам с фотоаппаратом, а я буду ими командовать.
       - Ну, тогда, поздравляю. С тебя "поляна". Но мы тебе не за этим пришли.
       Юрий достал из кармана фотографии, сделанные с той пленки.
       - Ты случайно, не знаешь, кто это такой? - Юрий ткнул пальцем в краснолицего немца.
       - Случайно знаю, - уверенно заявил Рябцев. - Это Карл Шульц, австрийский поданный, в прошлом году приезжал нам представителем какой-то фирмы, покупающий у нашего "Прогресса" какие-то жутко дорогие, и ужасно ядовитые химикаты. Он не то владелец этой фирмы, не то какая-то важная шишка в этой шарашке. Но обхаживали его тут по страшному! Каждый день ресторан, каждый день баня, девочки, виски до упаду. Помниться, пиво для него возили из Железногорска, какой-то редкой марки, его любимое, у нас и в городе такого нет.
       - В том числе, возили и на утиную охоту, - подытожил Юрий. - В "Дубки"? Да?
       - Да, это тоже было. Меня, правда, не взяли, но я и не обиделся. Не люблю, когда бедных птичек валят ни за что, ни про что. Беспредел просто какой-то. Вот бизнесменов понятно за что убивают, братву тоже ясно за что выкашивают. А птичек жалко.
       - А больше ты ничего про него не помнишь? Про этого Шульца, про "Дубки"? - настаивал Юрий.
       - Помню то, что Шульца вывозил туда чуть ли не сам мэр. Нет, не мэр, а кто-то из замов главы администрации. Этот фриц оказался большим любителем охоты. Но кто же его туда возил? - Антон нахмурился, вспоминая.
       - Судя по тому, что пленка Соленова... - подсказал Юрий.
       - Точно, Соленов! Не знаю, что они там с этого потом имели, но репортаж о его приезде и визите я делал сам.
       - А кто ему переводил в этой поездке? - спросила Ольга.
       - Как кто? Максимов.
       - Максимов? - удивился Юрий. - А почему он?
       - Ну, как, ты что! У Аркаши с детства был дар к языкам. Он сюда то прибыл к нам с кафедры немецкого языка пединститута. Максимов, вообще-то, знал три языка: немецкий, английский, французский. Но, немецкий, ему удавался вообще как родной. Немцы признавали его своим. У него был настоящий, берлинский говор.
       - С ума сойти! - пробормотал Юрий, а потом подал второй снимок, с Михаилом Пахарем и его напарником. - А вот этих мужиков ты, случайно, не знаешь.
       Рябцев долго рассматривал снимок, потом отрицательно покачал головой.
       - Ты знаешь, в городе почти триста тысяч жителей, и всех их я знать не могу. Этого мужика где-то я видел, - он ткнул пальцем в изображение Михаила, - но и вот этого я тоже где-то встречал. И недавно ведь!
       Он почесал затылок.
       - Склероз, что ли, начинается? Рановато что-то. Пить я бросил, но, наверное, поздновато.
       - Слушай, Антон, если вспомнишь, кто это, то позвони мне, - попросил Юрий.
       Астафьев черкнул на бумажке номер своего мобильника, и они расстались.
       - За эту консультацию будешь должен мне эксклюзивный рассказ обо всей этой странной охоте, - напоследок выставил свои условия Рябцев. - Идет?
       - Идет, - согласился Юрий.
       Он не знал в этот момент, что сейчас в очередной раз решается его судьба.
       - Я не понимаю, как ты можешь постоянно либо промахиваться, либо вообще угробить совершенно других людей! - Михаил Пахарь был зол. Его напарник выглядел подавленным, он постоянно подкашливал, да и лицо было словно у больного человека.
       - Я не знаю, как так получилось, - устало заговорил он. - Они поехали в красной "десятке". "Десятка" эта осталась стоять около мотеля. Я видел, как она зашла в номер, видел ее лицо. Не мог же я опознаться!
       - Как это не мог, когда ты грохнул какого-то таксиста и чуть не отправил на тот свет жену Зотова! А потом, что же потом ты с ним не разобрался? Сколько времени уже после этого прошло!
       - Да где с ним разбираться? Я и следующую ночь до часу дежурил около его дома, он так и не пришел. Я простыл там на этом чертовом мотоцикле! Где он ночевал - черт его знает!
       - Слава, нужно его убрать любой ценой. Эта баба там значения не имеет, ей все по хрену, лишь бы номер отработать. А вот он опасен, очень опасен! Папашка в этом прав.
       - Ладно, попробую что-нибудь еще, - сказал Славка, и вылез из машины.
       - Попробуй ту мою штучку! - крикнул ему вслед Пахарь. - Учти, там две минуты!
       - Я помню!
       Михаил развернул машину, и поехал в сторону своего автосервиса. Это было довольно большое, четыре бокса для большегрузных машин, здание. Были готовы стены, крыша, стояли огромные, железные ворота. В трех боксах были вырыты бетонированные смотровые ямы. Оставив машину, он прошел в боксы, посмотрел по сторонам, и, сплюнув, вышел на улицу. Вытащив мобильник, он начал звонить Васину.
       - Слушай, Николай, куда делись мои таджики?
       - Это ты меня спрашиваешь?! - удивился тот. - Я что, их, по-твоему, должен пасти?
       - А ты сегодня не заезжал к нам сюда?
       - Нет, ты же знаешь, где мы. Постой, - в трубке раздались какие-то отдаленные голоса, потом снова прорезался голос Васина. - А, слушай, Михаил, мне тут подсказывают, всех таджиков, скорее всего, забрала милиция. У них там какой-то рейд по поводу теракта в Москве. Шкурят всех нелегалов. Так что, возможно, прихватили и наших орлов.
       - Ну, ладно, хорошо. Поеду, сейчас, выясню.
       Но уехать он никуда не успел. В это время из-за угла задней стенки гаражей вывернулась сначала один автомобиль, потом второй. Это были иномарки, "Геленваген" и шестая модель "Ауди". С некоторых пор Михаил начал побаиваться подобных визитов, и не зря.
       - Долго не разговаривать, сразу дать по тыкве и вырубить. Разговаривать мы с ним не здесь будем, спустим в подвал, привяжем к трубе, а потом начнем задавать вопросы, - так Самоха инструктировал своих людей. Сам он по сравнению с ними смотрелся щуплым подростком. - И осторожней с ним!
       - Да упакуем мы его, не дрейфь, - пробасил самый могучий из них, по кличке Амба.
       Между тем Михаил закурил сигарету, и, прищурившись, ждал, когда подъедет этот небольшой кортеж. Стекла были тонированные, поэтому лиц сидящих в них людей он разглядеть не смог, но, на всякий случай, сделал два шага к зданию, и остановился на пороге одного из боксов. Но когда он увидел, с какими лицами из машин вылазят приехавшие к нему в гости люди, он сразу исчез внутри здания. За ним побежали сразу трое, но когда они ворвались в бокс, слегка закупорив своими плечами калитку ворот, от Пахаря осталась только лежащая на полу сигарета. Все трое ошалело огляделись по сторонам, но владельца автосервиса нигде не было. А в бокс все набивались, и набивались люди. Несколько человек подбежали к смотровой яме, но она так же была пуста. Остальные бестолково шарились по боксу.
       - ... твою мать! Куда он девался? - спросил Амба.
       - Сквозь кирпичи просочился, - хохотнул кто-то.
       - Вон! Вон он куда ушел! - один из братков ткнул пальцем вверх. Там, между плитой перекрытия и стенкой был прогал, в который как раз мог пролезть человек. - Туда он ушел!
       - Нихрена себе!
       - Да ты чего гонишь, тут четыре метра! - возразил другой. - Как он взобрался то?
       В это время со стороны улицы донесся какой-то шум, в котором опытные люди сразу узнали удары кулаком по человеческому телу. Все бросились назад, но тут калитка, в которую они все вошли, захлопнулась, и скрежет железа по железу подсказал пехотинцам Самохи, что их заперли надежно. Пахарь же, вставив в замочные ушки лом, обернулся назад, где на земле корчились от боли два оставшихся боевика Самохи. Сам он с бледным лицом сидел в своем "Геленвагене", лихорадочно пытаясь достать из-под сиденья пистолет. То, что произошло на его глазах, подсказало ему, что могла случиться с Марком и его людьми. Оружие он достал, но и Пахарь, обшарив карманы одного из своих "крестников", так же обзавелся пистолетом Макаров. Тут изнутри гаража начали звучать выстрелы, но они только производили вмятины в толстом железе. Передернув затвор, Михаил выстрелил в сторону Самохи, и только то, что тот на секунду раньше упал на пол, спасло ему жизнь. Михаил подбежал к машине, попытался ее открыть, но та была надежно закрыта. Тогда он начал стрелять по дверце. Пахарь успел выстрелить трижды, прежде чем и по нему самому открыли огонь. Оглянувшись, он увидел, как из соседнего бокса выбежали двое боевиков. Лазить по стенке, как он, они не могли. Но братки все же догадались выстроить пирамиду, и подсадили к лазу двоих своих людей. Один из них, видя положение бригадира, сразу начал стрелять, а второй побежал открывать остальных. Он уже взялся за лом, но меткий выстрел Пахаря свалил его на землю. Но второй противник Михаила продолжал стрелять, укрываясь за железные ворота бокса. Теперь они стреляли по очереди, и положение Пахаря стало совсем хреновым, когда один из очухавшихся боевиков все сумел подняться, и, чудом миновав пули Пахаря, выдернуть из проушин лом. Скрипнув зубами, Пахарь побежал назад, выпустил на ходу последнюю пулю в колесо "Ауди", и, подбежав к задней стенке гаражей, пользуясь какими-то совсем ничтожными трещинами в кирпичной кладке, с ходу взлетел на крышу гаража, сделал кувырок, и исчез из вида стрелявших. Все это было проделано настолько быстро и красиво, что, на несколько секунд вся братва замерли, не веря глазам своим.
       - Вот, е... мать! Как таракан по стенке, - сказал Амба. Потом он очнулся, и, глянув на разбитое стекло "Геленвагена", подбежал к машине. Он рванул дверцу за ручку. А так как в это самое время за нее с другой стороны взялся и Самоха, то он с криком боли вывалился к ногам гиганта.
       - Самоха, ты че!? - спросил Амба, разглядывая корчившегося у его ног бригадира.
       - Че-че, х... через плечо! - сквозь стоны выдавил он. - В больницу рули, быстро! Подстрелил он меня, гад!
       Это оказалось не так-то просто. "Ауди" с пробитым колесом завихляло, и уткнулась багажником в кучу песка, перегородив дорогу. После нескольких попыток выбраться из этой ловушки, парни просто подняли машину и отнесли ее в сторону. На ходу, постанывая от боли, Самоха дал команду Амбе: - Найди мне Астафьева. Привези в больницу.
       - Это кто такой? - удивился тот.
       - Это тот мент, что был в толчке в "Колумбии". Только по человечески его приведи, а то ты все кости переломаешь, и притащишь мне мешок с дерьмом. Мне его не упаковать в ящик нужно, а поговорить, понял? Так что, уважительно с ним. Все догнал?
       - Лады, что уж сразу то рылом в лужу тыкать? - обиделся Амба. - Я же с понятием. Привезу по полной форме, пылинка с башки не упадет.
       - Дай мне мобильник, - велел Самоха. - Надо остальной братве позвонить.
       Астафьева Амба нашел в прокуратуре. Получасовой доклад Ольги относительно улик против Михаила Пахаря кончился тем, что прокурор кивнул головой, и согласился с ее мнением: - Да, надо его брать. Ордер я выписываю, а к судье его повезем, когда возьмем. Думаю, у них не будет поводов отвести его.
       Именно в этот момент приоткрылась дверь, и лицо секретарши с удивленным выражением лица появилось в дверном проеме.
       - Простите, Алексей Дмитриевич, там Астафьева просят такие, странные товарищи.
       - Меня? - удивился Юрий. - Хорошо, сейчас выйду.
       Когда Малиновская, с ордером на руках вышла из прокуратуры, Астафьева нигде не было. Это озадачило ее. Она вернулась в здание, и спросила секретаршу.
       - Лен, а кто к Астафьеву приезжал?
       - Я их не знаю, но по виду бандиты бандитами. Такие жуткие рожи, и все в коже.
       - И что? Куда они все девались? - Ольга не на шутку обеспокоилась.
       - Вышли на улицу.
       - Ну, это понятно. Но дальше что? Ты же все равно подсматривала за ними, скажи!
       Секретарша скривилась, но признала.
       - Они поговорили, сели на машину, роскошная такая "Тойота", на номере три шестерки, и уехали.
       - Он сам туда сел? Или ему помогали? - допытывалась Ольга.
       - Сам-сам, - успокоила Лена, а потом, когда Ольга уже ушла, с ехидной улыбкой пробормотала себе под нос. - И кто бы мне говорил, что между ними ничего нет?
       В это время Юрий уже разговаривал с Самохой. Тому уже извлекли из бедра и седалищной части две пули, так что он лежал на животе, и вещал в сторону.
       - Точно ты навел на этого козла, капитан. Он это Марка грохнул, Пахарь.
       - Откуда знаешь? Что, он сам тебе говорил?
       - Да нет, поговорить я с ним не успел, он, как увидел нас, так начал такие кульбиты закладывать! Двоих парней моих пристрелил, еще пару покалечил.
       - Он спецназовец.
       - Что ж ты раньше не сказал!? Я бы велел е его сразу пристрелить! А сейчас ищи его. Я остальным бригадиром позвонил, его будут пасти везде. Но и ты подключай своих ментов. Нельзя его в живых оставлять. Этот козел сейчас в разнос пойдет.
       - Хорошо, сделаем. Поправляйся, - сказал Юрий, и покинул палату.
       Он вышел из больницы, и, первое, что увидел, машину Ольги. Хозяйка стояла рядом, с сигаретой в руке.
       - Ты как это меня нашла? - с улыбкой спросил Юрий.
       - А что тебя искать? Ты как от меня оторвешься, так сразу оказываешься в больнице.
       - А, если серьезно? - настаивал Юрий.
       - Если серьезно, то искала машину "Тойта" с номером три шестерки. На перекрестке стояли гаишники, они и подсказали. Чего тебя выдернули братки?
       Юрий ответил вопросом на вопрос.
       - А ты ордер взяла?
       - Да, а что?
       - Можешь его выкинуть. Пахарь застрелил двух братков Самохи, ему самому прострелил задницу, так что теперь его ищет братва всего города. И он это прекрасно знает.
       - Ты не мог действовать по-другому? - Ольга начала злиться.
       - Как? Подскажи.
       - Не привлекая братву?
       - Мог, но, если честно, меня нервировал этот самозваный киллер. Меня он бы грохнул, это ладно. Но после того как он бросил гранату в мотель, я больше начал опасаться за тебя.
       Ольга хмыкнула.
       - Что только мужчина не придумает, лишь бы оправдать свою глупость. Главный козырь - забота о женщине. Ты, в самом деле, так озаботился моей судьбой?
       - Ну конечно. Как же я без личного водителя.
       - Тебе обязательно нужно все опошлить, - Ольга обиделась. - Я думала, что значу для тебя чуть больше, чем водила в юбке.
       Юрию пришлось обнять ее, чмокнуть в щечку.
       - Ты для меня значишь очень много. Столько, что и представить не можешь.
       Ольга скосила на него глаза, потом вздохнула.
       - Врун, но, спасибо и за вранье. Нам, бабам, так мало надо. И где нам теперь искать Пахаря?
       - Да, черт его знает? Хотя... - Юрий оживился. - Одно место, где он может быть, я знаю точно.
       - И где это?
       - А ты сама догадаться не можешь?
       Ольга смотрела на него непонимающими глазами.
       - Ну, давай, давай, взрослая уже девочка, это тебе не кроссворд разгадывать, это гораздо легче.
       До Малиновской, похоже, дошло.
       - Что, неужели... "Дубки"?!
       Юрий только кивнул головой.
       - Именно. Но, самое смешное, знаешь что? Сбывается моя идея. Бог сделал то, что не смог я. Там сегодня полный кворум. На охоту собрались все: Соленов, Васин и Демченко.
      
       ГЛАВА 44.
       У Михаила Пахаря снова начало обостряться чувство опасности, то, что чуть притихло за эти годы его существования на гражданке. В восемьдесят пятом, в Сомали, во время той дурацкой войны за Эритрею, он вот так же проснулся, и, не понимая, что происходит, встал, вышел из блиндажа, в котором они жили с двумя такими же офицерами. Он шел и шел, а когда землянка скрылась из виду за очередным песчаным бугром, раздался свист одинокого снаряда. Кто и как выпустил тот снаряд пол пятого утра, не узнает уже никто. Но он попал именно в его блиндаж, похоронив спящими его сослуживцев, майора и подполковника. Сам он тогда был еще капитаном, но, как сказал генерал Кочеулов, главный среди военных советников, узнав про этот случай: - Далеко пойдешь, капитан. По крайней мере, жить будешь долго.
       Далеко он не ушел, только до майора. А все потому, что не умел такой интуиции в отношениях с руководством. Последний раз он переругался с ними в Чечне, когда они отправили колонну танков без воздушного прикрытия в дальний поход по горным ущельям. Когда чехи зажали их, и, расстреляв первую и последнюю машину, он вывел оставшихся в живых пацанов, получив жесточайшую контузию.
       За пять лет на гражданке это чувство утихло, а после вчерашней заварушки в боксах он снова начал чувствовать притаившуюся рядом опасность. Он не стал ловить машину, а двинулся в "Дубки" пешком, обходя выставленные братком пикеты. По-прямой идти было гораздо ближе, но зато ему пришлось форсировать две протоки, и продираться сквозь жуткие заросли тальника.
       Пахарь рывком поднялся, осмотрелся по сторонам. Он разместился в вагончике Юры Штурмана. Это незатейливое помещение было наиболее теплом, и удобным помещением на всей турбазе. Еще бы, вертолетчик жил здесь круглогодично. Сюда он пришел ночью, так, что из охотников его никто не видел. Пахарь вышел в тамбур, там была Юркой сотворена самодельная сушилка. Работала она прекрасно, все вещи Пахаря высохли, так что, одевшись, он вышел из вагончика, и осмотрелся по сторонам. Солнце еще не взошло, и поднимавшийся туман указывал на предстоящую теплую погоду. Со стороны домиков зазвучали голоса охотников, они уже собирались на озеро. В это время шла уже арктическая птица, более крупная, чем отлетевшая в теплые края местная утка.
       Пахарь чуть постоял, дождался, когда голоса удались, и проскользнул в коттедж Сомова. Его интересовала даже не столь еда, а кое-что другое - оружие. Торопливо закинув в рот несколько колец колбасы, он подошел к двери, ведущей в спальню, и, толкнув ее, убедился, что она закрыта. Это неприятно поразило его.
       - Вот козлы, - пробормотал он. Можно было попробовать вскрыть ее по воровски, самодельной отмычкой, сделав ее из проволоки. Этому он тоже был обучен, но что-то заставляло его торопиться. Потратив на вскрытие двери один хороший пинок, он подошел к большому, высокому сейфу. Где от него ключи, он знал, так, что через минуту он рассматривал личную коллекцию Пал Палыча Сомова. Единственное, что его привлекло из восьми, стоящих в своих гнездах ружей, это карабин "Тигр". Патронов к нему оказалось всего восемь, но это не расстроило его.
       Кавалькада из трех Уазиков, подъехала к "Дубкам" через пять минут после того, как фигура Пахаря растворилась в тумане.
       - Бр-р-р, холодина-то какая, - пробормотал Андрей Колодников, первым появившийся из бобика. Вслед за ним на свет божий появился Астафьев, Ольга Малиновская, и Паша Зудов. В двух других машинах приехали еще восемь человек в камуфляжной форме, в касках и бронежилетах. Это были омоновцы из областного центра. Их командир, звали его Владимиром, подошел к Астафьеву.
       - Ну, что, капитан. Что дальше будем делать?
       В это время со стороны озера начали доноситься выстрелы. Омоновец насторожился, но Юрий его успокоил.
       - Это охотники, не волнуйся. Давай-ка, пройдем вот в тот домик.
       Дверь в Юркино убежище они открыли тем же способом, что и Пахарь оружейную. На просмотр карты местности пришли все, в том числе и Ольга. Некоторые из омоновцев засматривались на Ольгу, и поэтому Владимиру пришлось на них прикрикнуть.
       - Слушать внимательно!
       Он хотел что-то добавить про юбку и их мать, но сдержался.
       - Он пойдем сюда, - Юрий ткнул в точку, на длинной протоке. - Ваша задача, задержать его, но при этом постараться не вступать в бой. Повторяю, это мастер своего дела, армейский спецназ, мастер рукопашного боя, снайпер, скалолаз, и все такое прочее. Два ордена, пять медалей, Самали, Ангола, Афганистан и Чечня. Так что при всей вашей крутизне он сделает любого из вас за три секунды.
       - За что же его нам брать придется? - невольно спросил один из омоновцев.
       - Да, крыша у мужика поехала, - пояснил Юрий. - За последние десять дней он настругал полтора десятка трупов. Причем большинство из них - самые обычные люди. Все убийства были совершены с редкой жестокостью. Одному он сломал шейные позвонки, другого задушил удавкой, так же убивал ножом, и огнестрельным оружием. Мастер маскировки, способен часами находиться в холодной воде, питаться лягушками и прочей дрянью. Так что, если вы его не возьмете сразу, неожиданно, то вам же будет хуже.
       - И где он сейчас?
       - Должен быть вот здесь, - палец Юрия ткнулся в одну точку за аппендиксом Долгой протоки.
       - Ну, что ж, все ясно. Когда начнем?
       Юрий взглянул на часы.
       - За сколько вы туда доберетесь?
       Владимир чуть подумал, потом посмотрел на масштабную шкалу, нарисованную педантичным штурманом, и уверенно сказал: - Полчаса ходу. Еще полчаса на подход.
       - Хорошо. Через час ждите, что он проявиться.
       Омоновцы только исчезли за поворотом тропинки, как у Юрия зазвонил мобильник.
       - Да, Астафьев.
       - Юра, это Рябцев. Я все-таки вспомнил того молодого парня с фотографии. Знаешь кто это?
       То, что потом произнес журналист, заставило Юрия радостно засмеяться.
      
       - Спасибо, Антон. Ты как раз вовремя! Это просто последний штрих, которого мне так не хватало. Так и быть, я тебе наговорю материял на большую статью! Но после суда.
       Спрятав мобильник, Астафьев с довольным лицом обернулся к Ольге.
       - Ну, вот теперь мне ясно все!
      
       ГЛАВА 45.
       Когда рядом с ним зашелестели кусты, Семен Константинович Соленов вздрогнул, и направил на звук свою двустволку.
       - Ну-ну, вы что, Семен Константинович! Это не медведь, это всего лишь я, - Юрий Астафьев с растерянным лицом развел руками.
       - Господи, откуда вы тут взялись, Юрий Андреевич?
       Теперь уже Соленов был явно напуган. У него даже губы тряслись от страха.
       - Да, ничего особенного, Семен Константинович. Обычный следственный эксперимент, - Юрий безоблачно улыбнулся. - Нужно проверить, с какого расстояния можно было подстрелить хозяина турбазы.
       Юрий поднял бинокль, и удовлетворенно кивнул головой. Он, правда, и без бинокля видел фигуру Колодникова, но при помощи оптики было видно, что тот устанавливает на берегу говяжью ногу. Тогда он взял мобильную рацию, и спросил: - Ну, Андрей, что там у тебя?
       - Все готово, Юрка. Можно палить.
       - Отойди подальше.
       - Нет, ты что, думаешь, я тут стоять буду? Я не этот, как его, ну, тот ненормальный, который в яблоко на голове своего сына стрелял.
       - Вильгельм Телль?
       - Вот-вот.
       Колодников действительно вскоре исчез из виду. Тогда Юрий снова поднес ко рту рацию.
       - Паша, ты готов?
       - Да.
       - Давай, пали!
       Грохнул выстрел, но Юрий при этом смотрел не на говяжью ногу, а на Васина, который расположился в этот раз как раз на месте Максимова. Павел подкрался туда незаметно, так что реакция начальника СМУ была забавной и непредсказуемой. Тот при звуке выстрела резко подпрыгнул на месте, потом бросил ружье, и упал на землю, прикрыв голову руками.
       - Ну, что там, Андрей, сходи, посмотри! - скомандовал Юрий. Вскоре около ноги животного появилась фигурка Колодникова.
       - Мазила, - прозвучал в динамике его голос.
       - Что, мимо? - судя по голосу, Павел был весьма удивлен.
       - Нет, в ногу то ты попал, а вот в кружок нет. Сантиметров на пятнадцать ниже, и на десять левей. Давай еще.
       - Хорошо.
       Через минуту грохнул еще один выстрел, на этот раз Павел попал чуть точнее, но вожделенный кружок из белого полиэтилена, пришпиленный к ноге иголкой, он не попал.
       - Косой, - так прокомментировал успехи своего подчиненного Колодников, - врожденное косоглазие, плюс тугоухость. С кем приходиться работать, а!? Сборная инвалидов!
       - Иди сам, попробуй пострелять! - судя по голосу, Павел вышел из себя.
       - Ладно, хватит вам собачиться, - оборвал их спор Юрий. - Теперь попробуй выстрелить с места, где стоял Зотов.
       Было видно, как Павел встал, прошел по косогору, и скрылся в той стороне, где когда-то размещался Император.
      
       - Отсюда нихрена не видно, - донеслось до них. - Мыс заслоняет это место.
       - Я знаю, но выстрели пару раз в ту сторону, - предложил Юрий.
       До их ушей донеслось два выстрела.
       - Еще стрелять, нет? - спросил Павел.
       - Не, надо. Андрей, хватай говядинку, айда на базу.
       Юрий уже развернулся в сторону "Дубков", когда рация снова ожила.
       - Юрий Андреевич, вы меня слышите?
       - Да, кто это?
       - Это Собянин.
       - О, здравствуйте, Петр Иванович! Как жизнь?
       - Жизнь хороша, только бьет иногда по голове, чем попало. Я чего радирую то. Я тут на Долгой протоке лодку нашел.
       - Какую лодку?
       - Да, обычную, "Казанку". Она как бы притоплена, но, кажется, целая.
       - Откуда вы знаете, что она именно притоплена?
       - А там в ней камней целая куча. Вода спала, по сравнению с прошлой неделей, и прозрачная, ряска то вся опала, и муть прошла, что с Окуневского пруда то наводнение притащило. Вот я ее и разглядел. Один я ее вытянуть не смог, но кошкой ее зацепил. Я сейчас пойду к мосту, а потом в Синюху. Там говорят, кто-то рыбу динамитом глушил, проверить надо. А веревку я привязал к дереву на берегу, вы там увидите. Если человек пять пригонишь, то даже водолаза не нужно будет, так ее вытяните.
       - Хорошо, спасибо большое, Петр Иванович. Через часик, другой, займемся этим делом.
      
       Юрий переключился на передачу, и скомандовал: - Так, всем сбор на турбазе. Срочно. Работа есть для всех.
       Отключив рацию, он пошел обратно, к турбазе. Соленов же чуть задержался. Вытащив мобильник, он долго что-то говорил в микрофон. Наконец он закончил разговор, с облегчением сложил мобильник. И ту же чья-то рука, протянувшаяся из-за его спины, мягко, но неожиданно забрала его сотовый.
       - Что, в чем дело!? - всполошился Соленов, а затем, обернувшись, он увидел перед собой Астафьева.
       - Вот и хорошо, Семен Константинович, - успокоил его Юрий. - Свое дело вы сделали. Только, вы чуточку запоздали. Эту лодку Собянин нашел еще три дня назад. Вода действительно спала, и он рассмотрел ее через толщу воды. Тогда, неделю назад, были обильные дожди, вода была мутная. А сейчас ее стало видно. Настолько хорошо видно, что наш заслуженный мастер подводной охоты Илья Коваленко без труда рассмотрел на ее борту регистрационный номер. А принадлежала эта лодка Михаилу Пахарю, вашему очень близкому человеку. Вообще, хотите, я расскажу вам все, как происходило на самом деле, кто и какую роль играл во всей этой истории? Я буду рассказывать, а вы поправлять меня, если что буду говорить не так. Давайте присядем.
       Юрий показал рукой на сваленное дерево, и Соленов покорно сел. Сам рассказчик начал расхаживать перед ним, и ровным голосом вещать свою историю.
       - Все началось год назад, во время приезда в Кривов Карла Шульца.
       Соленов вскинул голову, но, посмотрев в глаза Юрия, опустил голову.
       - Карл Шульц остался доволен проведенный отдыхом, - продолжил Астафьев, - но больше всего ему понравились эти самые "Дубки". Он понял, что это частная собственность господина Сомова, а раз так, значит можно ее купить. Какую он предложил за нее цену?
       - Пять миллионов, - тихим голосом ответил Соленов после секундной паузы.
       - Долларов, или евро?
       - Долларов.
       - Хорошо. При этом разговоре присутствовали множество людей, но, суть понял только одним - Максимов. Он ведь переводил речь австрийца. Это так?
       Соленов кивнул головой.
       - Скорее всего, тогда вы это не восприняли серьезно, но в августе месяце неожиданно раздается звонок из Австрии. Звонит Шульц, звонит, естественно Максимову. Он единственный мог понять разговор австрийца. И Шульц подтверждает, что его планы остались в силе.
       - Откуда вы все это знаете? - тихо спросил Соленов.
       - Мы проверили международные телефонные переговоры всех людей, участвовавших в охоте. Звонки в Австрию и оттуда сюда шли только от Максимова, и от вас. Все остальное домыслить просто. Максимов, как умный человек, пошел не к Сомову, а к вам. Палыч был мужик сволочной, вы это знали. Так что, его судьба была решена быстро. Но Сомова грохнуть было легко, но оставался еще Император. Он базу так просто вам бы не отдал. Вдвоем вы быстро придумали этот план по устранению как Сомова, так и Зотова. Кто больше всего постарался при этом, Максимов, или вы?
       - Он, - признался Соленов. - Аркаша был умный человек, очень умный. Я его очень уважал. Он меня уверил, что это все вполне возможно.
       - А еще вы очень хотели оставить что-то в наследстве своей дочери. Сын все что мог, все, что вы заработали, просадил, погиб сам. У дочери тоже судьба не очень клеилась. Вы, правда, купили ей квартиру в Железногорске, но ей еще три года учиться в медицинском. А тут еще у вас пенсия на носу. А в отставке дочери уже не слишком поможешь. Да и внук у вас живет постоянно, родная кровь. А сколько хотел Максимов?
       - Половину. Но потом согласился на треть.
       - Почему?
       - Просто он свято ненавидел Зотова. Так что его устраивало и моральное унижение Императора.
       - Это все из-за Веры?
       - Да.
       Юрий хмыкнул.
       - Странная логика. Он ее сам бросил, Зотов подобрал, вырасти его сына, а Максимов его еще и ненавидит!
       - Он считал, что Зотов слишком грубо с ней обходиться, - пояснил Соленов.
       - Ну, это еще можно поспорить, кто с кем. Но, пойдем дальше. Нужно было найти исполнителя этой вашей затеи. Лучше Михаила Пахаря вы не нашли. Тому позарез были нужны деньги, он с этим своим автосервисом влез в долги. Для него выстрелить из карабина с оптикой - раз плюнуть. Стрелять он мог только оттуда, - Юрий показал пальцем на другой берег озера. - Сейчас мы это как раз и проверили. Васин стоял там, где стоял Максимов, дальше был уже косогор, из-за него стрелять невозможно, не видно цель. И значит, Максимов должен быть обязательно, слышать звук выстрела. А, знаете, Семен Константинович, почему я вас заподозрил?
       - Почему? - вот теперь было видно, что Соленов заинтересовался.
       - У вас единственного при себе был мобильник. Зачем на охоте мобильник? Вы все равно никуда не успеете, как бы срочным не было дело, ради которого вам позвонят. На два часа все расстались со своими сотиками, а вы - нет. Зачем? Это нетрудно понять. Только для того, чтобы координировать действия нескольких человек. Кстати, я специально посетил детскую больницу, и узнал, что Алеша Соленов, ваш единственный, и безмерно любимый внук в это время, слава богу, не болел. Грех вы взяли на душу, Семен Константинович. Говорят, что, как накликаешь, так и будет. Но, грехи вам отпустит бог, а мы продолжим дальше. Вы уже на озере, во время охоты, переговорили с Сомовым, и, поняв, что базу он продавать не будет, дали команду Пахарю. Было ведь так?
       Соленов молчал. Он сейчас вспоминал, как это было на самом деле.
       - Ну, что, Палыч, ты подумал над нашим предложением? - спросил он, спустившись с косогора, и вставая рядом с Сомовым. - Пора давать ответ, сколько ждать можно. Что скажешь то?
       - Нет, брат, я, если и продам базу, но только не тебе.
       - Что ж так то, Палыч? Чем я против тебя провинился? Вроде мы с тобой не ругались никогда.
       - Да вот не хочу я тебе ее продавать. Мне, может, и немного осталось жить, но пока я в силах буду держать ружье и удочку, "Дубки" будут моими.
       - Жаль-жаль. А я так наделся, что мы договоримся.
       Соленов ушел, шаги его затихли, и Сомов подумал: "Как их всех растащило на мои "Дубки", словно сговорились все? Хрен вам, граждане, "Дубки" были и будут моими. Не дождетесь"!
       Он усмехнулся, выстрелил по вылетевшей откуда-то слева крякве, не попал, но и не огорчился.
       В это время Соленов достал мобильник, и сказал коротко: - Он отказался.
       - Ну, ему же хуже, - ответил его невидимый собеседник.
       - Ты там осторожней, а то еще кто услышат.
       - Не учи ученого.
       Пахарь, лежа в густом кустарнике, осторожно высунул из него ствол своего карабина. В оптике Сомов был как на ладони. Направление ветра Михаил определил заранее, так что он навел перекрестье прицела, чуть правей тела старика, и, дождавшись, когда Максимов выстрелит в очередной раз, плавно нажал на курок, так что звук его выстрела для всех остальных больше походил на эхо выстрела Аркаши. Через пару секунд тупой удар в грудь откинул щуплое тело хозяина турбазы назад, ноги при этом остались в воде, а тело лежало на берегу. Сомов успел только захрипеть, прежде чем окончательно расстался с жизнью.
       Все это видели только двое: Пахарь, и Максимов, совершенно точно определивший, что выстрел был безукоризнен.
       - А почему вы убили самого Максимова? - спросил Астафьев.
       - Я его не убивал.
       - Это понятно, его убил Пахарь. Но за что? Жадность? Не хотелось делиться?
       - Да. Это решение он принял сам. Я застал его, когда Максимов был уже мертв.
       Максимов, сидя в салоне своего джипа, курил, и смотрел остановившимися глазами в темноту. Проблема, которую он сейчас решал, была слишком важна. Он любил Веру, любил давно и сильно. Но он так же прекрасно понимал, что ей осталось цвести максимум десять лет, а потом старость неизбежно разрушит это прекрасное лицо и тело. Между тем сам Максимов хотел жить долго, у него в роду были одни долгожители, раньше девяноста никто и не умирал. И поэтому хотелось прожить эти сорок лет жизни, имея при себе красивую, молодую женщину. Таких рядом с ним было много, и, зная, что его жена догорает от рака, они начали уже своеобразную охоту на этого видного, потенциального вдовца. И все эти женщины были гораздо моложе, и даже красивей Веры.
       Между тем открылась дверь, Аркадий подумал, что это снова вернулась она, но это был совсем другой человек, Михаил Пахарь.
       - А, это ты. Ну, что скажешь? - спросил Максимов. - Все там, нормально? С пулей все решил?
       - С пулей да. Но я тут решил немного скорректировать наши планы, - ответил Михаил, и толстое лезвие охотничьего ножа со страшной силой вошло в грудь Максимова.
       Соленов подошел к джипу Максимова, когда Михаил, стоя рядом с открытой дверкой, вытирал лезвие ножа. Семен Константинович, направив луч фонарика в глубь салона, вскрикнул от ужаса и отвращения.
       - Ты что сделал?! - с яростью спросил он Пахаря. - Зачем это, зачем!?
       - Да, ничего особенного, - отмахнулся Пахарь, - не бери в голову. Просто избавился от личного рта. Умный какой! - зло усмехнулся он в сторону покойника. - Сделай за него все, а он только деньги себе подгребет. Нет уж, пусть все будет наше.
       - Ты с ума сошел! - простонал Соленов, хватаясь за голову. - Как мы объясним всем остальным смерть Аркаши?
       - Да, все так же, свалим на Зотова. Где один труп, там и другой проскочит. Тем более, ты сам говорил, что у них из-за бабы вражда. Она тем, более, только что ушла от него.
       - Как бы она не вернулась, - Соленов с беспокойством посмотрел в темноту. - А то найдет раньше времени, и все.
       - Давай его оттащим в кусты, а машину закроем. Стекла тонированные, хрен кто что увидит. Нам нужно, чтобы его хватились как можно позже.
       Соленову пришлось согласиться. Они вытащили тело Максимова из машины и поволокли его по тропинке. Лил дождь, и Соленов продумал, что это к лучшему.
       - Ты пулю то вырезал? - спросил он.
       - Да. А кто сказал, что у него Зауэра калибр шесть и пять? Тоже этот козел? - он кивнул на тело Максимова.
       - Да нет, это я сам ошибся. Был у него прежде такое ружье, но он его продал. Теперь у него вот это, пять и шесть, совсем другой калибр. Но ты тоже хорош! Говорил, что пуля пройдет навылет, и ее про такой грязи не найдут. А она осталась в теле Палыча.
       - Да, сволочь старая, у него и кожа была дубленая, как наждак. Не рассчитал я немного. Это все же карабин, а не винтарь. Из него бы точно пробила насквозь. А тут еще пуля уперлась в ребро с той стороны, за сердцем, еле оттуда ее выковырял. А теперь из-за того, что ты ошибся в выборе калибра, я должен тут куковать черт знает сколько. Мост снесло, он перегородил протоку, а один я лодку не упру.
       - Хватит, а то его так долго не найдут, - сказал Соленов, запыхавшись. Пахарь послушно свернул в кусты.
       - Подсвети мне, - велел он Соленову, - нужно положить его так, чтобы все подумали, будто Зотов убил Аркашу здесь.
       Михаил начал ворочать тело Максимова, потом замер, полез в карман дождевика покойного, и вытащил охотничий нож.
       - А это у него откуда? - Удивленно спросил Михаил, рассматривая в свете фонарика на лезвие ножа гравировку инициалов Зотова. - Это же Императора? Ну, где был он его не взял, это нам как раз с руки. Везет нам, Константиныч! Фарт сам прет в руки, папашка! Дай сюда фонарь!
       И Михаил, найдя рану, снова с силой воткнул лезвие в тело.
       - Ну, а за что вы убили Юрия Ветрова? - спросил Астафьев. - Что плохо сделал вам бывший штурман? Это ведь вы убили его, а, Семен Константинович? Не Пахарь, а лично вы.
       Вот теперь на лице Соленова отразилось явное потрясение.
       - Откуда ты знаешь?
       - Догадался. Юрка был убит топором Зотова, но еще за пару часов до этого я видел его в воткнутым в колоду, на которой рубили дрова для камина. Я думал, что ошибся, но потом просмотрели записи на вашей кассете, там этот топор мелькнул в кадре. Значит, человек шел навстречу Юрию из лагеря. К тому же он подпустил убийцу близко, чужому он так бы не подставился. А убили вы потому, что Юрка засек Пахаря. Это ведь так?
       - Да, он долго его поджидал, выслеживал. Увидел дымок от костра, и вышел на него. Мишка засек его, когда уже переплавился на тот берег. Увидел, переплыл обратно, но догнать он его не смог, позвонил мне. Ну, и мне пришлось взять на себя эту неприятную обязанность.
       Юра Ветров очень спешил, его слишком взволновало то, что он увидел на протоке, у поворота.
       "Да, это меняет все", - подумал он. - "Раз этот парень не хочет, чтобы его засекли, значит, он причастен ко всем этим делам".
       До базы оставалось метров сто, когда навстречу ему показался один из охотников. В руках у Соленова был небольшой топорик, тот как-то странно улыбался, длинное его лицо с печальными глазами было бледнее обычного.
       - За дровами, что ли, Семен Константинович? - спросил Юра. - Да дров у нас вроде, с избытком?
       - Да нет, удочки хочу сделать из тальника, порыбачить.
       - Да, что вы! Удочек у меня море, бамбуковые, фиберглассовые, любые, я вам дам! Пойдемте.
       Он развернул охотника за рукав в сторону лагеря.
       - Это хорошо, - согласился Соленов. - А где тут у вас рыбные места?
       - Да, везде, хотя бы вот там, - Штурман обернулся, показал в сторону рукой, но сказать ничего не успел, обух топора со страшной силой опустился на его затылок.
       Когда через пять минут на тропинке показался бегущий Пахарь, Соленов на корточках сидел, прислонившись спиной к березе, лицо было уже не бледным, а скорее зеленым, но он уже немного пришел в себя.
       - Ну, что, ушел он? - спросил Михаил. Соленов только кивнул себе через плечо, и Пахарь, глянув в ту сторону, присвистнул, а потом с уважением посмотрел на старика.
       - Да-а! А ты молодец, Константиныч.
       - Оттащи его подальше, - попросил тот. - Не надо ему здесь лежать.
       Пахарь охотно сделал этот. Потом он протер рукавом топор, и запустил его в кусты.
       - А ты молодец, папашка, - повторил он. - Смог и убить, когда нужно стало.
       - Дети, что для только ради них не сделаешь, - прошептал Селенов.
       - Ну, с Прокопьевым все было просто, - продолжал Юрий. - Тот понял, что Юрия убил кто-то другой, и Виктор решил сам проверить окрестности. Михаил не смог выбраться с длинной протоки, и не потому, что не осилил бы перетащить лодку по суше, а потому, что там уже во всю работали монтажники. Его сгубила собственная жадность. Если бы он не убил Максимова, то втроем вы свободно бы перетащили "Казанку" по суше, еще до их приезда. Но, было потеряно время, кроме того, вы едва не столкнулись на тропинке с шедшим ставить верши Ветровым, так что вы даже забыли закрыть машину Максимова. Я угадал?
       Соленов послушно кивнул головой. Он сидел, нахохлившись, и вжав голову в плечи.
       - Что мне не понятно, так это, зачем вы подстроили эту аварию зотовского "Ланд Крузера"?
       - Это Мишка придумал, - пояснил Соленов. - Он сотворил эту комбинацию еще в августе месяце, когда он еще работал у Костомарова. Там нехитрая была конструкция, один поворот ключа, и стопорный болт оказывается на честном слове, а при большой скорости рулевое выходит из строя. Тогда мы отказались от этой затеи, но после убийства Максимова Мишка решил перестраховаться, и вытащил ту заглушку. Он думал, что Император все же поедет в Кривов на своей машине. Но после убийства Юрки и Прокопьева, его засунули в воронок. Так что тот парень погиб совершенно зря.
       - Да, а так было бы все красиво, - признал Юрий. - Подозреваемый разбивается, дело можно считать закрытым. Я вот не понял одного: за рулем "Волги", в которой удавили сына Сомова сидели вы. Зачем вам это надо было?
       - Витька мог не выдержать всего этого, у него было больное сердце. Так что, пришлось рулить мне.
       - Ага, понятно. Сам Витька то про это знал?
       - Знал. У них там все друг о друге знают, как в муравейнике.
       - И Славка тоже был в "Волге"?
       Вот теперь Соленов буквально вскинулся. Он вскочил с березы, и закричал.
       - Нет, не было его! Не было!
       - Ну-ну, потише, - Юрий примиряюще поднял руку. - Как это не было, когда таксист заметил в салоне три человека. Витьки не было, значит, был третий из братьев. Только я одного не пойму. Почему он не Пахарь, а Омельчук?
       - Отец у них ушел к другой, а на матери Миши и Витьки женился вот этот самый Омельчук. Славка у них поздний ребенок, но выросли они все вместе. Разница в возрасте у них большая, они его, собственно, и воспитали. Мать умерла, когда ему пять лет было, отец женился на другой. Он парень хороший, симпатичный, молодой.
       - Да, это я знаю. Именно поэтому он так понравился вашей дочери. У той до этого был неудачный брак, она развелась, а тут подкатил такой гарный парень с хохляцкой фамилией.
       - Наташка очень любит его. Да, и я тоже. Он ни в чем не виноват, понимаете. Он во всем этом не замешан!
       Астафьев отрицательно покачал головой.
       - Моя первая, и единственная жена была страстной театралкой. Она меня все просвещала по части театра, таскал и в балет, и на драму. Как сказал бы Станиславский в таком случае: "Не верю". Кто-то же тогда стрелял в меня в Цыганском поселке? Кто-то же кинул гранату в окно мотеля? У Михаила стопроцентное алиби. За ним в это время наблюдали наши участковые.
       - Это мог быть кто угодно, только не Славка...
       - Не надо, отец! - раздалось вдруг совсем рядом. Даже Юрий невольно вздрогнул. Метрах в трех от них зашевелилась кусты, и на полянку выбрался Славка Омельчук. Младший из братьев был в камуфляже, в руках пистолет.
       - Не надо, - повторил он. - Я был там, - эти слова младший из братьев обратил уже к Юрию. - И это я стрелял в тебя в поселке. И это я бросил гранату. А еще я убил одного из парней Марка, самого здорового из них.
       "Мороза", - понял Юрий, а сам спросил: - И ты этим хвалишься, парень? Что хорошего в том, что ты стал убийцей?
       - Я стал настоящим мужчиной. Я жалею только об одном - что не убил тебя раньше. Я не мог понять Михаила, когда тот так настаивал на этом. Теперь я понял, как он был прав.
       - Ты, парень, не мужиком стал, а в лучшем случае - зэком, - с горькой усмешкой сказал Юрий. - Ты сядешь, и надолго. Что тебя, толкал кто на это?
      
       - Нет. Просто брат попросил.
       - Слово брата важнее законов, важнее людской морали? Он попросил, и ты стал убивать людей?
       Славка усмехнулся.
       - Ты не знаешь, что такое для меня братья. Они были для меня вместо отца и матери.
       - И поэтому ты не был на похоронах Витьки? Боялся засветиться. Еще бы, в Кривове вы появляетесь редко, живете с Наташкой в Железногорске. Зря все это вы затеяли.
       Астафьев обернулся в сторону Соленова.
       - Я вчера звонил в Австрию. Телефон взяла жена, вернее, вдова Карла Шульца. Он умер в тот самый день, когда вы убили Сомова. Случайно, конечно, но символично. Обширный инсульт. Как сказала Анна-Мария, он слишком любил пиво, и совсем не хотел лечиться. Так что не будет его приезда, не будет пяти миллионов баксов. Зря вы все это затеяли, - снова повторил он.
       На несколько секунд над поляной застыла тишина, Юрию даже стало жалко Соленова, настолько его лицо выглядело сейчас несчастным и постаревшим. Но быстрее от всего отошел Славка.
       - Ну, ты тоже не радуйся! Тебе уже совсем ничего не светит!
       Он вскинул пистолет и направил его на Астафьева. Между ними было всего метра три, и Юрия словно обдало жаром, таким ужасом повеяло от этого черного зрачка дула. Но неожиданно стоящий рядом с ним Соленов сделал шаг вперед и закричал в сторону зятя: - Не надо!...
       Но тот уже нажал на спуск, и пуля, предназначенная Астафьеву, пробила его грудь. Тело Соленова откинуло назад, на Юрия, так что тот невольно подхватил его. А Славка закричал от ярости, и начал снова стрелять в сторону Астафьева. Одна пуля просвистела над его головой, еще две попали в тело Соленова. Юрий невольно откинулся назад, и уже на земле, находясь под невольной защитой тела мертвого Соленова, выдернул из кармана пистолет, и открыл ответный огонь. Он трижды выстрелил в сторону Славки, но ни разу не попал. Тот же шел вперед, стреляя на ходу. Юрий ужом крутанулся на месте, и прыгнул за ту самую березу, на которой сидел Соленов. Его миновали пули его врага, но при этом Астафьев ударился рукой о ветку дерева и выронил пистолет. Когда он его нашарил на земле, и поднял голову, то увидел над собой стоящего Славку. Тот был в каком-то метре от него, и ствол был направлен в сторону головы Юрия, один глаз прищурен. Это настолько заворожило Астафьева, что он забыл, что в руках у него оружие. Он не мог сделать ни одного движения, просто оцепенел. Грохнул выстрел, потом второй, третий. И лишь когда тело младшего из братьев Пахарей начало заваливаться назад, Юрий понял, что стрелял не Славка, а кто-то со стороны, уже в него. Организм Астафьева мелко дрожал, его пробили пот и слабость, он никак не мог поверить, что жив. Так что когда из кустов выбрался Андрей Колодников, Юрий по-прежнему лежал на земле.
       - Юрка, ты что, ранен, что ли? - спросил майор с беспокойством. - Куда попало?
       - Нет, не ранен.
       Юрий говорил, заторможено, столь же медленно он поднялся, с земли, так, что Колодников даже бросился помогать ему.
       - Слава богу! А то я ведь стрелок никудышный. Хорошо, я догадался вернуться. А то, думаю, что-то долго они там беседуют. Подхожу, а вы уже все, как две овчарки, в стойке. У Славки пистолет навытяжку. Только я пистолет вытащил, с предохранителя снял, как вы начали в друг в друга стрелять, да еще и прыгать, в сторону, как кузнечики. Я только прицелюсь, а тут и нет никого. В общем, еле выбрал время, чтобы выстрелить.
       Тут рядом раздался стон, и Колодников снова вскинул пистолет. Тело Славки зашевелилось, он перевернулся на живот, и начал медленно подниматься. Андрей торопливо подбежал, и пинком откинул в сторону пистолет младшего из братьев Пахарей. Но, тому было не до этого. Когда, Славка, пошатываясь, поднялся, Юрий увидел, что нижняя часть его лица залита кровью. Пуля, выпущенная Колодниковым, попал в нижнюю челюсть, раздробив подбородок.
       В это время где-то рядом раздался топот, потом на тропинке показались трое. Впереди бежала Ольга Малиновская, за ней Паша Зудов, а последним пыхтел шофер Уазика, коренастый, и толстый Семчук.
       - Что случилось? - крикнула Ольга. - Что за выстрелы?
       - Да, - Юрий вяло махнул рукой, - час истины. Младший из братиков все-таки хотел меня укантрапупить. Но Андрюха его подстрелил чуть раньше.
       - А этого кто убил? - спросил Павел, рассматривая безжизненное тело Соленова.
       - Славка, - пояснил Юрий. - Случайно. Он в меня стрелял, а этот как бы прикрыл меня своим телом.
       Ольга покачала головой.
       - Господи, Астафьев! Тебя одного на пять минут нельзя оставить.
       Она схватила рукой Юрия за нижнюю челюсть, спросила: - Ну, ты что такой? Что ты такой, как будто тебя подстрелили, а не его?
       Тот вяло махнул рукой, а Колодников, усмехаясь, сказал: - Выпить ему надо. Видишь, парень в трансе. У боксеров это называется нокаут. Тебя бы пять минут держали под дулом пистолета, ты бы тоже такой же была.
       - Андрюха, мы повели его к машине, нужно перевязать парня, а то кровью истечет, - Крикнул Зудов.
       - Давайте!
       Паша и шофер ушли, ведя Омельчука под руки. Колодников, Ольга и Астафьев еще перекурили, потом Юрий подошел, и закрыл Соленову глаза.
       - Ну, отошел немножко? - спросил Андрей.
       - Да, отошел. Одно волнует, что-то наши спецназовцы молчат.
       И в этот момент заговорила рация.
       - Капитан, - донеслось до ушей Юрия.
       - Да, Володя.
       - Слушай, а твоего кента в землянке нет.
       - Как нет? - Юрий опешил. - А где же он?
       - Не знаю. Мы ждали все это время, но никто, не появлялся. Потом решили сами проверить. Он был там, печка еще была горячая, но его самого там нет.
       - Надо его найти, Владимир, обязательно найти! Ищи, в какую сторону он ушел. Учти, он спецназовец, и он может пойти совсем другим путем, не тем, который поддается обычной логике. Давай, ищи его, это очень важно! Очень!
       Закончив говорить, Юрий еще раз взглянул на тело Соленова.
       - Все-таки что его заставило меня прикрыть своим телом, не пойму? - сказал он, и, повернувшись, пошел в сторону "Дубков".
      
       В это время Михаил Пахарь выбрался из воды на берег. Тело его дрожало, но он был доволен. Чутье не обмануло его. Уже разведя в печке огонь, он, повинуясь шестому чувству, так мучившему его с утра, выскочил на улицу, и спрятался в кустах рядом с речкой. Спустя какую-то минуту он увидел, как бесшумно появились фигуры в камуфляже, окружившие его землянку. Михаил довольно усмехнулся. В этот раз он переиграл своих коллег уже в дебюте. В этот момент у него под сердцем завибрировал его мобильник. Накинув на голову ватник, Пахарь выслушал сообщение Соленова, и молча, выключив его, выкинул мобильник в камыши. Лодка его уже не интересовала. Было понятно, что его возьмут и так, значит, улик у них было достаточно. Нужно было уходить, но как? Все тропинки перекрывал ОМОН, оставался только один путь - по реке. Температура воды была уже не более плюс пяти, но холода он не боялся. Без всплеска он вошел в воду, добрался до края камышей, и подальше двигался уже как мог, где на четвереньках, где в полный рост, прикрываясь пожелтевшей стеной камыша. Один раз он оступился в яму. Ему удалось вынырнуть из нее без всплеска, но это стоило Михаилу потерянного карабина.
       А на турбазе уже вовсю шла суета вокруг Славки. Его бинтовали сразу несколько человек: Паша Зудов, Демченко, и больше мешал, чем помогал, Семчук.
       - Теперь за шею его заводи, за шею, - советовал он.
       - Пошел ты нахрен! - отшил его Павел. - Ты что, удавить его хочешь? Я сам знаю, как бинтовать в таких случаях. Я курсы специальные проходил.
       Рядом, на скамеечке, страдал Васин.
       - Нет, я, кажется, охоту брошу! Опять трупы, опять кровь! Как мне все это надоело!
       - Ты сильно не рассиживайся, а давай, настраивайся. Сейчас труп Соленова нести надо будут, - поддел его Демченко.
       Астафьев отошел в сторону, сел в беседку. К нему тут же подсела Ольга.
       - Ну, ты что такой? Все ни как не отойдешь?
       - Да, - признался Юрий, - не знаю как все эти супермены, но у меня каждый раз после таких дел ноги дрожат. Хреновое это чувство, Оля, когда видишь перед собой дуло пистолета.
       - И сколько ты раз уже видел такое?
       - Да, как-то регулярно приходиться, - усмехнулся Юрий, - с интервалом раз в два года.
       Тут к ним подошел Колодников с бутылкой и стаканом.
       - Вот, охотников ограбил. У них этого добра как грязи. На, выпей.
       Юрий выпил, а Андрей спросил его: - Слушай, а что это за землянка, в которой должен находиться Пахарь? Это не тот схрон Грибника?
       - Ну да, он самый.
       - Постой, это что за Грибник? - Напряглась Ольга. - Нам в прошлом году на семинаре в Курске давали методику раскрытия маньяка по кличке Грибник. Там был, помниться, тоже, какой-то спецназовец, старичок.
       Колодников засмеялся.
       - Ты его изучала, а это ведь Юрка не только его вычислил, но и загнал, как борзая зайца.
       - Он, кажется, застрелился? - припомнила Ольга.
      
       - Да, это Юрка так его замучил. Двое суток морально дожимал. Волкодав! - он одобрительно похлопал Астафьева по плечу. Ольга теперь смотрела на Юрия совсем другими, округлившимися глазами.
       - И что это схрон? - спросила она. - Ты там его и догнал?
       - Да, нет, там по-другому все было. Грибник шел тогда в этот свой схрон, я понял это сразу. Но где он, никто не знал. А наткнулся на него в прошлом году Собянин. Рассказ мне об этом. Тут я вспомнил про это дело, и попросил его еще раз навестить эту землянку. А там действительно, самый настоящий схрон. В двух метрах пройдешь, и не увидишь. Собянин сходил, он тогда и лодку эту притопленную нашел, и понял, что у землянки новый хозяин. Там и спички, и запас муки, в жестяных банках, пороха полно. Снасти рыбацкие. Я тогда подумал, что это может быть убежище убийцы. Где-то же он находился тут двое суток, пока мы уехать с базы не могли. Такая погода была жуткая, ни один спецназовец не выдержит.
       К беседующим подошел Паша Зудов.
       - Эй, начальство, надо парня отсюда вывозить. Иначе, истечет, нахрен, кровью.
       - Ну, что ж, грузите тогда его в Уазик, надо вести, - согласился Колодников.
       Все подошли к стоянке машин, Славке помогли забраться на заднее сиденье, тот сидеть не мог, буквально упал на него. Шофер уже пошел садиться на свое место, когда рядом, сбоку, дико закричала Ольга. Обернувшись, Юрий увидел, что ее горло обхватил одной рукой здоровый мужик, с искаженным до неузнаваемости лицом. В другой руке он держал нож, направленный в сонную артерию девушки. С трудом Юрий узнал в этом чудовище Пахаря. Он был грязен, волосы спутаны, посиневшее от холода лицо перекошено ненавистью. Как раз в эту секунду ожила рация, и голос командира спецназовцев прокричал.
       - Капитан, мы нашли следы, где он вышел из реки. Он идет к вам! Ждите!
       - Он уже здесь, - пробормотал Юрий. Одежда Михаила была слипшейся от воды, самого его тряс нервный озноба, не только от холода, но и невротический.
       - Всем отойти отсюда на пятьдесят метров, быстро! - Закричал Пахарь. - Иначе, я ее убью!
       Юрий не оборачивался, но по звуку шагов понял, что все последовали приказу Пахаря.
       - Ты, что, Юрка! - тихо вскрикнул кто-то, и он даже не понял, кто это был. Но уйти он как раз не мог.
       - А ты что ждешь!? - заорал на него Михаил. - Хочешь, чтобы я убил ее?
       - Нет, не хочу, - Юрий старался говорить наоборот, спокойно и уверенно. - Отпусти ее, и езжай куда хочешь. Тебе никто не будет мешать.
       Пахарь усмехнулся.
       - Ну, уж нет, я ее возьму с собой. Это будет моя страховка на случай, если вы меня подставите.
       - Никто тебя подставлять не будет.
       - Не верю! - проревел Михаил. - Уходи, иначе я сейчас ее убью!
       Он встряхнул взвизгнувшую от боли Ольгу.
       - Тогда я убью твоего брата, - ответил Астафьев.
       Юрий успел вытащить пистолет еще в момент крика Ольги, но пока он держал его в отведенной руке чуть сзади, а сейчас просто поднял на уровень плеча и направил вбок, в сторону задней дверцы Уазика, до которой было все полметра.
       - Давай меняться, - предложил он. - Ты отпускаешь ее, садишься за руль и уезжаешь. Я же брошу пистолет, и дам тебе уехать. Иначе ты не получишь ничего. У тебя в запасе три минуты, не больше. Еще немного, и здесь будут омоновцы. Думай!
       На минуту воцарилась тишина. Пахарь молчал, только в упор не моргая, смотрел в глаза Юрия. Тот глаз не отводил, смотрел спокойно, и уверенно.
       - Ты даешь слово? - наконец спросил Пахарь.
       - Да, слово офицера. Отпусти ее, забирай машину и уезжай с братом куда хочешь.
       Прошло еще несколько секунд, показавшихся Юрию бесконечными. Наконец Пахарь опустил нож, и отшвырнул девушку в сторону. Юрий так же выполнил свое обещание. Широким жестом он швырнул в кусты свой пистолет, а сам поспешил к лежащей Ольге. Он уже не обращал внимания на своего врага, и когда, нагнулся над девушкой, услышал, как за его спиной завелся двигатель Уазика.
       - Как ты себя чувствуешь? - спросил Юрий, помогая подняться девушке.
       Та была явно потрясена всем пережитым, она ткнулась лицом в грудь Астафьева, и разрыдалась. Юрий погладил ее голову, и лишь после этого повернул голову, и посмотрел в сторону отъезжающего вездехода. А там так же шел родственный разговор.
       - Ничего, Славка, пробьемся! - Пахарь кричал свои слова, стараясь заглушить звук нещадно форсируемого двигателя. - Сейчас выберемся отсюда, и хрен они нас с тобой, где найдут. Они думают, что у меня одна нычка в лугах, а у меня их три! Там подлечишься, у меня столько трав запасено от всех болезней. А там, по зиме, уйдем обратно в Казахстан. Сколько у меня там друзей осталось! Выручат, помогут! На воле, это не в зоне, я был в зоне, там плохо, брат, плохо!
       А его спиной, Славка тщетно пытался подняться с сиденья, и что-то сказать ему. Но боль и слабость были сильнее его. Так что вскоре он затих, и только слезы катились из его глаз, размывая силуэт плеч и головы брата.
      
       Как раз в этот момент из кустов выскочили сразу несколько омоновцев во главе со своим капитаном.
       - Ну... что... ушел? - запыхавшись, спросил он Астафьева.
       - Да, куда он уйдет? - тихо спросил Юрий. - Куда ему уходить?
       Михаил был хоть и очень возбужденным, но он снова что-то почувствовал, какую-то тревогу, и сразу определил, что она исходит, сзади, от брата. Он попытался определить, что происходит, но было уже поздно. Под днищем машины, в таймере, кончились две минуты которые сам Михаил, и определил как запас того времени после запуска машины, после которого произойдет детонация. Вспышка взрыва ослепила всех, кто смотрел на уезжающую машину, а последовавший грохот неприятно ударил по ушам. Славка еще утром точно определил, в какой машине ехал Астафьев. Уже здесь, в "Дубках", ему не составило труда подложить под нее бомбу. Но он не думал, что ему вскоре придется ехать в ней и самому.
       Командир омоновцев, проморгавшись, удивленно спросил Юрия: - Что это было? Ты что им, капитан, бомбу заложил?
       - Да нет. Откуда у меня бомбы?
       - А что же тогда рвануло?
       Юрий снова пожал плечами. К нему начали подходить его коллеги, Колодников, Зудов, подошли Васин и Демченко. Они молчали, и только шофер, жалобно воскликнул: - Ну и что мне теперь делать? Меня же расстреляют теперь за нее. Новая почти что машина! Год, как получили!
       А Юрий отвел в сторонку Ольгу, усадил ее на скамейку, достал сигареты, и дал ей закурить.
       - Покажи-ка, - попросил Юрий.
       Она подняла подбородок, и Астафьев увидел на шее слабый, тоненький порез. Но это была едва видимая глазу царапина, и Юрий прижал голову Ольги к своей груди.
       - Астафьев, зачем ты это сделал? - тихо спросила она.
       - Что именно?
       - Я думала, когда он держал нож, зачем ты лезешь, пусть лучше увезет, там я как-нибудь с ним справлюсь. Ты, что, знал, что он взорвется?
       - Нет, но, я же не мог рисковать любимым человеком.
       Ольга вырвалась из его объятий, она буквально подпрыгнула на скамейке, глаза ее сразу заблестели, рот заулыбался.
       - Так, неужели Астафьев под дулом пистолета, но все же признался мне в любви?
       - Не пистолета, а ножа, - поправил ее Юрий. - И не надо ловить меня на слове.
       Они снова, было, заспорили, но когда Колодников, рассматривающий вместе со всеми догорающие останки машины, нечаянно обернулся назад, он вытаращил глаза, и толкнул локтем Зудов.
       - Смотри, - сказал, - целуются. Неужели она его все же на себе женит?
       - Типун тебе на язык! - Паша даже сплюнул. - Жениться на дочке областного прокурора, все равно, что иметь дома сразу и судью, и палача. Шаг вправо - шаг влево, - расстрел без предупреждения. Взгляд налево - мгновенная кастрация.
       - Но, главное, - вздохнул Андрей, - мне тогда два литра водки вам ставить придется, а у меня денег как обычно, ни гроша!
       У них над головой пролетела заполошная утка, но в этот раз она могла не бояться выстрелов охотников. У них были совсем другие проблемы.
      
       ОТДЫХ ДЛЯ МЕНТА
       ГЛАВА
       Все эти три дня Леонид Пчельник мучительно искал выход из своего, практически, безвыходного положения. Сначала он надеялся на своих высоких покровителей. Его тешила надежда, что где-то между Железногорском и Кривовым машину его тормознут, багажник распахнется, и он снова обретет свободу. Все это было возможно, он знал, что за те сорок минут, за которые машина добиралась до Железногорска, его, ее вполне могли перехватить. На трассе было три стациьонарных поста ГАИ. Но когда прошло время, и, судя по доносящимся звукам, они въехали в большой город, Пчельник понял, что его просто сдали. Он чуть не завыл от безысходности, но и злость в нем проснулась такая, что когда его вытащили на свет. Леонид, со скованными за спиной руками, ногами сумел раскидать троих братков, и рванув к еще не закрытым воротам выходящим на улицу. Пчельнику не хватило какого-то метра, чтобы выскочить на улицу, его догнали, повалили на землю, и долго били ногами, пока кто-то коротко и властно приказал: - Хорош! Зять не велел его кончать. Тащи его вниз.
       Леонида протащили вниз, в какие-то подвалы, На ходу он пару раз даже терял сознание, но все же сумел понять, что это помещение, не что иное, как рынок. На пути попадались многочисленные морозильные камеры, закутки с овощами, громоздились штабеля с упаковками напитков, пирамиды мешков с мукой и сахаром. Попадались и люди, в мясницких фартуках, или, или в рабочих робах. Но никто из них, казалось, не заметил, что мимо них тащат избитого человека в наручниках. Для них, похоже, это было привычное зрелище.
       Пчельника определили в закутке размером три на два метра. Сначала его пристегнули к трубе отопления, и, хотя она была ему на уровень груди, но ноги у него подгибались, так что Леонид порой буквально висел на наручниках. Но через час пришли два человека, и освободили его от этого гнета, правда, только затем, что бы перестегнуть наручники впереди груди, и приковали его руками к батарее. После этого они сделали с ним то, что и обещал Пчельнику Зять, то, есть "опустили" его. Два его обидчика были старыми друганами Зятя по многочисленным отсидкам.
       - Не брыкайся, мусорок, - добродушно пробасил один из них, широкий в плечах, и с золотыми зубами, распарывая бритвой штаны Пчельника. Тот действительно пытался, как мог отбиваться, но после хорошего удара по голове обмяк.
       - Ментовская задница крепче арбуза, - пошутило один из них, более старый, с наполовину отрезанным ухом.
       - А молодняк то нынешний брезгует петушками, - заметил первый.
       - Да, зону из них никто еще толком не топтал, вот морду и воротят. Конечно, я бы тоже на воле на такую задницу не позарился, но раз Зять просил, почему мы и не помочь.
       Они ушли, и Пчельник от боли, злости и унижения впился себе зубами в руку. Когда ярость ушла, он решил, что теперь все, его точно пришьют. Все свои обещания Зять выполнил, осталось только пустить ему пулю в лоб. Но, неожиданно, ему, наоборот, смягчили режим. Притащили цепь, и приковали его наручниками к ноге, а на другой конец, ту же батарею. Теперь у него было два квадратных метра свободы, две старых фуфайки в виде ночного ложа, и старое ведро в роли параши. Пчельника даже накормили, и он недоумевал, к чему это и почему. Он жевал разбитым ртом теплые беляши и думал, зачем они сохранили ему жизнь?
       А дело было как раз в идее Зятя отдать автосервис Пчельника своему племяннику. Для того, чтобы это сделать, нужно было оформить соответствующие бумаги. Но, как назло, личный нотариус Зятя тяжело заболел, и пока искали другого, кто мог подмахнуть сделку не глядя, на лица договаривающихся сторон, Пчельник был жив. Все это время он пытался найти хоть что-то, чтобы открыть наручники, или перепилить цепь. Но ничего у него не получалось. Единственное, что его несколько взбодрило, это то, что раз в день его водили в туалет, относить ведро с дерьмом. Сами братки это делать брезговали, так что, на полчаса его освобождали от оков, и он плелся, прихрамывая и постанывая, в другой конец подвала, в туалет. Для этого ему даже выдали старые, замызганные штаны. Он мог идти и быстрей, но врожденная хитрость Леонида заставляла его изо всех сил изображать жуткую немощность. Его даже бить почти перестали, так, пнут несколько раз из чувства долга, и все. А Пчельник искал свой шанс. И он нашел его. Это был обычный гвоздь, валявшийся около новеньких поддонов для мешков с мукой. Видно плотник, делавший этот помост, выронил его, а искать уже не стал. Он лежал в тени мешков, но Леонид, ковылявший с низко опущенной головой, сумел его рассмотреть. Теперь нужно было его поднять и спрятать. Он решил эту проблему просто, на обратном пути, взял, и упал, сделал вид, что споткнулся. При этом вонючее ведро откатилось к ногам идущего впереди, так что, обернувшись, он сморщился, и торопливо отступил еще на три шага назад.
       - Ты, вонючка, че падаешь?!- завопил он.
       - Запнулся, - пробормотал Пчельник, поднимаясь с пола. Он тут же получил сзади удар ногой по заднице, и снова упал. Но к этому времени гвоздь был уже у него в руке. Поднявшись, и подобрав ведро, он побрел дальше, к своей темнице.
       Когда шаги проверяющих стихли в тишине, Пчельник разжал кулак, и рассмотрел свое богатство. Это был небольшой, не более сорока миллиметров в длину, гвоздь. Он идеально подошел к наручникам, как универсальная отмычка. Через минуту Пчельник был освобожден от оков. Когда он поднялся наверх, оказалось, что вечерний рынок еще был переполнен народом, так что смешаться с толпой, и выйти на улицу у него для него не составило труда. На нем был странный наряд из кожаного, дорого плаща, замызганных штанов, и широкополой шляпы, обнаруженной там же, в подвале. Добравшись до железнодорожного вокзала, он без труда смешался с рабочей толпой, штурмовавшей электричку, и уже через час был в Кривове. Домой к себе он не пошел, а направился в другой конец города, к своей давней любовнице, Нинке Козловой. Нинка вытаращила глаза, когда в десять часов ночи к ней ввалился Пчельник, в таком странном виде.
       - Ты это откуда такой? - удивленно спросила она.
       - Не спрашивай, лучше налей ванную, и найди мне нормальные штаны, да и вообще, что-нибудь такое, из одежды.
       С Пчельником Нинка хороводилась лет десять, еще до смерти мужа, так что характер его знала, и больше расспрашивать ничего не стала. Штаны покойного мужа Нинки, тоже, кстати, милиционера-гаишника, оказались чуть больше по ширине и чуть меньше по длине, зато все остальное - свитер, куртка, зимние ботинки - все ему подошло. Только вот шапка болталась на ушах Леонида, так что ему пришлось отказаться от норки, и надеть вязаную шапку, которую Козлов одевал на рыбалку. Посмотрев на себя в зеркало, Пчельник скривился. Теперь он всем обликом походил на типичного пролетария, с низкой зарплатой, и изрядно разбитой мордой. Но, главное, почему он пришел к Нинке, у ней хранились запасные ключи от его дачи. Через час он покинул квартиру, и взял такси довезшее его до Демидовки. Зайдя в дом, он не стал зажигать свет, только разыскал в прихожей фонарик. То, что ему нужно было, хранилось на втором этаже, в небольшом, самодельном сейфе, оставшимся ему в наследство от прежнего владельца, подполковника Мамонова. Суровая тяжесть пистолета Макарова заставила его процедить сквозь зубы: - Ну, я теперь им всем покажу!
      
       ГЛАВА .
       Пчельник не знал, что в этот же самый момент примерно так же думает еще один человек, и совсем близко от него, буквально в соседнем доме.
       Дом бывшего главного мафиози Кривова Вадика Гусева майор милиции Вадим Белов приобрел почти одновременно с Леонидом Пчельником. Соседи даже подружились, и потайная калитка между двумя усадьбами открывалась часто. Этой ночью Вадик в одиночку маялся в двухэтажных хоромах. Он так пил последние два дня, что печень и почки перестали справляться с алкоголем, он опух, глаза заплыли. Жена Белова, Ирина, просто выгнала его из дому. Этот пусковой курок в душе сорвался у него после тех слов, что он услышал в кабинете Панкова.
       - Кто-то из наших, - бормотал Вадик, наливая очередную рюмку, - кто-то из наших. Из каких из наших? Какой я вам ваш? Я давно не ваш! Я того, кто больше даст мне бабок. Гомула, ты, сука, втянул меня во все это. И из гроба не отпускаешь, да?
       Претензии Белова к убитому начальнику ГОВД были весьма обоснованы. Вадим был у него кем-то, вроде личного адъютанта. Именно он снимал сливки с богатой клиентуры крышуемых Гомулой предпринимателей и наркоторговцев. Все это принесло Вадику огромный доход, но и втянула его в такую воронку страха, после которой он не мог выбраться даже сейчас, после ликвидации Гомулы.
       Как раз в одиннадцать ночи Вадим в очередной раз проснулся, и обнаружил, что у него кончилась водка. Он подошел к окну, и увидел, что от ворот дома Пчельника отъезжает такси. Он опоздал на какую-то минуту, а то бы еще увидел торопливый проход Пчельника по двору соседской усадьбы.
       "Может, у Леньки есть водка?", - подумал он, но потом вспомнил, что случилось с его соседом, да и дом Пчельника стоял темной глыбой, так что он отмел идею позаимствовать выпивку у соседа. Волей неволей пришлось ему одеваться, и ехать в город, за пойлом. Уже в дороге ему пришла в голову другая идея.
       "А если грохнуть эту смазливую сучку, и, может, тогда, все обойдется"? - подумал он. - "Панков не хочет выносить сор из избы. Тогда он точно замнет всю эту историю с расстрелом цыган. Может, попробовать?"
       Вадим знал, где живет Астафьев, так что он пешком отправился туда, не забыв купить в киоске спиртное. В это время и Пчельник спешил к дому Астафьева. Но, в отличие от Белова, у него был большой выбор претендентов на убийство. Это и зам начальника ГОВД Попов, и начальник ГИБДД Баранов, и эти козлы из МРЭУ. Но, для начала он хотел убрать именно Астафьева. Леонид совершенно справедливо считал, что именно он изначальный виновник всех его невзгод.
       "Пристрелю как собаку, - думал он, - но сначала я его помучаю. Прострелю ноги, отстрелю яйца, и заставлю ползать про полу и просить пощады!"
       Это была сладостная картина, Пчельник даже соизволил улыбнуться. Он старался избегать освещенных мест, подозревая, что его уже хватились, и будут искать. И в этом он не ошибся, так что, сейчас на его поиски были брошены все силы криминала Железногорска и Кривова. Братки уже посетили квартиру Пчельника, смертельно напугав его жену и детей, были и на даче, в Демидовке.
       - Да, че мы его здесь ищем? - возмутился один из ищеек. - Он, поди, стрельнул уже куда-нибудь в Хохляндию, или на Кавказ. Он че, дурак что ли, сюда, обратно в петлю лезть?
       - Дурак не дурак, но Зять велел искать, так что, погнали в автосервис, - отрезал бригадир.
       Подойдя к дому Астафьева, Леонид издалека осмотрел его, потом глянул на окна квартиры Юрия. Они были черны, и, поразмыслив, Пчельник решил, что одиннадцать часов вечера для такого человека как Астафьев, время детское, так что решил остаться, и ждать. Сначала он хотел зайти в подъезд, и встретить капитана на лестничной площадке, но потом решил, что это слишком тривиально.
       "После того, как Мороз его там наказал, он, по идее, должен опасаться подъездов", - решил он. Он устроился в соседнем подъезде, прямо в дверях, благо эти были не современные, железные врата, а чахлые деревянные дверцы времен социализма, перекошенные, и вечно распахнутые. Теперь оставалось только ждать. Спустя уже несколько минут Пчельник понял, что начинает замерзать. Тогда он полез в карман, и достал небольшой пакетик с белым порошком. На кокаин он подсел с год назад, когда его доходы возрасли настолько, что он спокойно мог позволить себе поездку куда-нибудь на Майями, денька на три, полежать под тропическим солнцем. Именно там он первый раз попробовал "белую леди", и подсел на "кокс" капитально. Возиться с зеркальцем Пчельник не стал, подцепил кокаин на ноготь и старательно втянул порошок через ноздри. Приплыв пошел почти сразу, и Леониду был уже пофигу мороз. Веселое возбуждение заставляло его относиться ко всему происходящему как к какому-то рискованному, но забавному приключению.
       "Сейчас пристрелю этого лейтенантишку, Попова, Баранова, и махну на юг. Бабок у меня полно. Там сделаю пластику, и хрен меня какой Зять достанет!"
       За возбуждением он едва не пропустил приход еще одного человека. Его фигура появилась с другого конца дома. Благодаря полному отсутствию освещения, принятого в Кривове, Леонид видел только квадратную фигуру человека, явно в каком-то полушубке. Незнакомец потоптался на дорожке, а потом решительно свернул к четвертому подъезду. Лишь здесь, в свете окон первого этажа Пчельник рассмотрел на плечах позднего гостя погоны, а на голове, милицейскую шапку.
       "Это кто еще приперся, к кому? - подумал Леонид. - Ментов расплодилось, жуткое количество!"
       В другое время его озадачило и насторожило появление милиционера, но сейчас, когда "приплыв" был в самом разгаре, Пчельника раздирал только смех.
       А стоящий в четвертом подъезде Вадим Белов отхлебнул из бутылки, потом завинтил пробку, сунул бутылку в карман, и, прислушавшись к внутреннему голосу, полез за заветным портсигаром.
       - С водки я отключусь, и все, - бормотал он, доставая папиросу с анашой. Приход действительно его взбодрил, а тут как раз и появился на сцене самые главные, действующие лица.
       Ольга с Юрием решили не рисковать, так что автомобиль Малиновской оставили на платной стоянке, а сами пошли дворами, напрямки. Они вывернулись из-за угла стоящего напротив дома, и оказались как раз перед своим подъездом. К тому же темнота сейчас играла на руку потенциальным жертвам. Этого не ожидал ни один, ни второй самодеятельный киллер. Они даже не сразу поняли, что эта влюбленная парочка именно те, кто им нужен. Только смех Ольги, и голос Юрия, достигнув ушей Пчельника и Белова, заставил их встрепенуться. Оба судорожно полезли в карманы, пока они сдергивали предохранитель, передергивали затвор, пара оказалась уже у дверей своего подъезда. Пчельник и Белов вскинули оружие, прицелились. И вот тут в дело вмешался его величество случай.
       Этим вечером, убирающаяся в своем подъеде Таисия Михайловна, в своем рвении протерла мокрой тряпкой лежащий на крыльце большой кусок линолеума. И в эту, первую ночь температура воздуха упала до нуля. Так что, Юрий, взойдя на крыльцо, неожиданно почувствовал, что теряет под собой точку опоры. В попытке устоять он мелко засучил ногами, но это привело только к тому, что он, падая, ловкой подсечкой сшиб с ног и Ольгу. Та, взвизгнув, еще падала, когда с двух сторон прозвучали пистолетные выстрелы. Пчельник и Белов оказались на одной линии огня. Пуля Пчельника попала Вадиму в левый погон, а свинец Белова просвистел в такой близости от уха Леонида, что тот отшатнулся назад, и выстрелил в направлении вспышки выстрела неприятеля. В Белова он не попал, но и тот выстрелил в сторону полыхнувшего огня, так что теперь уже его пуля выдрала с плеча Пчельника кусок ткани. Это неопрятно отрезвило Леонида, так, что он спрыгнул с крыльца, и побежал прочь от места преступления.
       "Бля..., его, оказывается, менты охраняют!" - понял Пчельник.
       "Сучка, она что, наняла телохранителя?!"- подумал Вадим, со всей прытью убегая в противоположную от Пчельника сторону.
       Лишь когда топот их ног затих вдали, Юрий осторожно приподнял голову, и, убедившись, что рядом никого нет, поднялся на ноги, и помог подняться Ольге.
       - Что это было? - спросила она.
       - Понятия не имею! - ответил Юрий, ломая голову над такой странной перестрелкой.
       Уже в квартире он предположил: - У меня такое впечатление, что они ждали друг друга, а не нас.
       - Но это очень неприятно, когда пули вот так свистят над головой, - призналась Ольга.
       А оба несостоявшихся киллера были в это время заняты важным делом. Они охотились друг на друга. По воле случая, они пробежав за дом, затем решили воспользоваться одним и тем же проходным двором. Заметив впереди себя высокую фигуру в темной куртке и черной, вязаной шапке, Вадим сразу насторожился.
       "Это не этот ли пидор, что стрелял в меня?" - подумал он, чуть притормаживая.
       Но и Леонид, нервно оглянувшись, заметил квадратную фигуру, венчаемую характерной, квадратной формой милицейской шапки.
       "Блин, этот козел решил меня взять!", - понял он, лихорадочно вытаскивая из кармана свой "Макаров". Это движение не ускользнуло от глаз Вадима, и он шарахнувшись в строну, начал выдирать из кармана свой табельный пистолет. Леонид выстрелил первым, но не попал, как не попал затем и Вадим. Пчельник побежал вперед, а Белов воспринял этот маневр, как попытку уйти, затаиться где-то среди сараев и гаражей, чтобы потом снова обстрелять его. "Да хрен тебе", - подумал он. Оба знали этот район прекрасно, так что майор прибавил хода, и не выпускал своего противника из поля зрения. Многочисленные гаражи, сараи и сараюшки, представляли из себя целый лабиринт с многочисленными тупиками и не менее многочисленными проходами. Пчельник завернул за угол каменного здания подстанции, но Белов туда не пошел, он обежал ее с другой стороны, и проскочив между убогих сараюшек, выскочил во двор дома с противоположной стороны. Тут он увидел своего соперника совсем близко, метрах в пяти. Они выстрелили одновременно, но, опять не попали. Следующих выстрелов не прозвучало, только плотные, холостые, удары бойков по пустому казеннику.
       "Ну, его нахрен, - решил Вадим, резво разворачиваясь, и припустился бежать со всех ног.
       "Заколебал, козел!" - думал и Пчельник, стартовавший в другую сторону. - "Надо уходить, пока он перезаряжает пистолет!"
       Они разбежались в разные стороны, оба устали, и уже не помышляли о каких-то покушениях на Малиновскую и Астафьева. Пчельник побрел к Нинке, а Вадим стал искать такси до Демидовки.
      
       ГЛАВА ПОСЛЕДНЯЯ.
       Последние ступеньки до входной двери они прошли, словно поднимались на вершину Джомолунгмы.
       - Боже, как я за сегодня устала, - простонала Ольга, буквально повиснув на руке Юрия.
       - Ну, что ты повесилась, сейчас мне руку оторвешь! Ты думаешь, я не устал? Я уж, думаю, принимать ванну, или так бухнуться спать.
       - Нет, ванну, только ванну! Я влюблена в твою ванну, Астафьев. Ты на меня произвел меньшее впечатление, чем она.
       - Сейчас изображу ревность, выкину к чертям в окно, , - буркнул он, открывая замок. Его чуточку удивило, что замок был закрыт на один оборот, обычно он закрывал его на три, но Юрий решил, что это он сам немного оплошал сегодня утром, и просто захлопнул за собой дверь. К тому же в квартире было удивительно холодно, но отопление только начали включать, так что Юрий решил, что так и должно быть. То, что это не так, они поняли только, когда, раздевшись, прошли в зал. Юрий зажег верхний свет и застыл на месте, рассматривая два пистолетных ствола направленных на них с разных сторон.
       - Ну, вот, Вадик, а ты говорил, мы их не дождемся, - довольно заметил один из вооруженных людей, стоящий слева от него. И только по этому голосу Юрий понял, что это не кто иной, как Леонид Пчельник. Богатые синяки, выбитые зубы и сама одежда состарили бывшего гаишника так, что он дважды проходил мимо искавших его братков, но они его не узнали.
       - Да, Леня, ты как всегда, прав, - пробормотал его напарник, и Юрий с изумлением понял, что этот опухший, с заплывшими глазками человек с нездоровым цветом лица, никто иной, как Вадим Белов. Сегодня он был в гражданке, и этот наряд и позволил соседям сблизиться и узнать друг друга. Как они попали в квартиру, Юрий понял по наполовину открытой двери на балкон. Под ним проходила толстая газовая труба, и он сам не раз расследовал кражи через этот, запасной вход в квартиру.
       - Ба, да это, оказывается, знакомые все лица, - пробормотал Юрий. - Что это вы делаете в такой час в таком странном месте?
       - Да вот, надо нам пришибить двух поганых ментов, сующих свой клюв туда, куда им совать не требовалось, - зло ответил Пчельник. Он хотел сразу выстрелить в Юрия, как и задумывал, по ногам. Но они встали так, что Ольга загораживал ему Астафьева, а Белов не видел из-за Юрия свою жертву. Тогда Пчельник сделал шаг назад, и включил музыкальный центр. Бодрая мелодия в стиле хит-хоп резанула по ушам чересчур сильным звуком. Юрий чуть было машинально не попросил убавит звук, был первый час ночи, но потом понял, что это, собственно и нужно было Пчельнику.
       - Ну, что, Вадик, ты будешь предъявлять своей даме претензии? - спросил Леонид.
       - Да зачем. Просто пристрелю ее, и все.
       - А я предъявлю. Ты, козел разноглазый, из-за тебя все пошло прахом! Вся моя жизнь! - Пчельник орал, стараясь перекричать и музыку, и вложить в эти слова всю свою ярость. Ему по-прежнему при этом мешала эта девчонка, и он сильно толкнул ее вперед, в сторону Вадима.
       - Возьми ее, Вадик! - крикнул он. Ольга вскрикнула, но, уже падая, успела ударить Пчельника пяткой по руке с пистолетом. Тот опешил от неожиданности, но и Вадик не сразу понял, что произошло, так, что пока он наблюдал полет Ольги в его сторону, Юрий успел сделать шаг вперед, и, перехватив руки Белова, задрать оружие вверх. Тот машинально нажал на спуск, и грохот выстрела, пришедший в люстру, изрядно дополнил ночную дискотеку звоном битого стекла.
       За стенкой, полная женщина бальзаковского возраста буквально подпрыгнула с кровати, и торопливо начала набирать ноль два.
       - Я ему покажу, как ночью друзей приводить, пусть он хоть трижды мент! Не сосед, а ужас какой-то!
       Пока мужчины топтались на месте, Ольга вскочила с пола, и кинулась на Пчельника, торопливо подбирающего с пола пистолет. Применить что-то из своих восточных единоборств она не успела, просто упала ему на спину, свалила на пол, и начала выкручивать оружие точно таким же методом, что и Юрий. Они барахтались, лежа, Вадим с Юрием шарашились по комнате в стоячем положениии, при этом окончательно раскрыв настеж, и разгрохав стекло балконной двери. Пчельнику все-таки удалось вырваться из цепких. но женских рук, и он, не глядя, пальнул в сторону мужчин. Эффект этого выстрела Юрий оценил сразу. Крепость рук Вадима ослабла, глаза начали закатываться, и Белов плавно опустился на пол. Ольга же яростно взвизгнула, и зубами впилась в ухо своего противника. Пчельник заорал от ярости и боли, резко крутанулся на полу, так, что Малиновская отлетела в сторону и ударилась о стенку, вызвав за стеной падение бра на кровать соседей. Пчельник, с наполовину откушенным ухом начал подниматься с пола, но тут подоспевший Юрий ногой выбил у него из рук пистолет, а потом со всей силой врезал ему кулаком в челюсть. Леонид отлетел на кровать, перекувыркнулся через нее, а потом, поднявшись, кинулся к пистолету, лежащему рядом с телом Белова. Юрий не успевал перекрыть ему дорогу, но зато ближе была поднявшаяся Ольга. Наконец-то она вспомнила, чему ее обучали много лет, и ударом ноги снизу сначала остановила Пчельника, а потом, крутанув мельницу, с такой силой ударила его ногой в грудь, что тот вылетел в открытоую балконную дверь, спиной ударился о бордюр балкона, в воздухе мелькнули его пятки, и короткий крик оборвался сочным шлепком. Ольга и Юрий переглянулись, быстро прошли на болкон, столкнувшись при этом плечами в дверях. Тело Пчельника лежало внизу, и даже при этом скромном освещении было видно, что шея его вывернута как-то уж чересчур неестественно.
       - Все? - спросил Юрий. - Больше гостей не будет?
       - А ты больше никого не приглашал?
       - Да, и эти то пришли незвано.
       В это время где-то рядом взвыла и начала приближаться милицейская сирена.
       - Так, похоже, мы сегодня хрен уснем, - решил Юрий, а Ольга зябко передернула плечами. Астафьев обнял ее за плечи и повел в квартиру.
       - Вообще, твоя последняя вертушка была бесподобна, - сказал он, закрывая балконную дверь. - Ван-Дамм отдыхает.
       - Но мы теперь зато немножко квиты.
       - Ты о чем это?
       - О "Дубках". Там ты меня спас, тут я тебя.
       Астафьев посмотрел на довольное лицо Малиновской и хмыкнул.
       - Вот, натура феминистская, обязательно ей нужно быть сверху.
       - А как же. Матриархат неизбежен, как восход солнца.
       А в двери уже показались милицейские шапки, погоны, лица.
       - Что у вас тут происходит, граждане? - задал вопрос какой-то новенький, незнакомый сержант, с прыщавым лицом.
       - Свадьба, - пояснил Юрий, - практически, медовый месяц, - и поцеловал Ольгу в губы.
       Конец.
      

  • Комментарии: 3, последний от 14/04/2012.
  • © Copyright Сартинов Евгений Петрович (esartinov60@mail.ru)
  • Обновлено: 17/02/2009. 601k. Статистика.
  • Роман: Детектив
  • Оценка: 6.84*6  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.