Сартинов Евгений Петрович
Заказ на мента

Lib.ru/Современная литература: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • Комментарии: 4, последний от 19/08/2015.
  • © Copyright Сартинов Евгений Петрович (esartinov60@mail.ru)
  • Обновлено: 17/02/2009. 610k. Статистика.
  • Роман: Детектив
  • Боевики.
  • Оценка: 6.90*12  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Во время проезда президентского кортежа происходит расстрел экипажа ГИБДД. Астафьев расследуя это дело, вспоминает одно давнее преступление. Похоже, это отголоски того самого времени...


  •    ЕВГЕНИЙ САРТИНОВ
       УГРО. ПРОСТЫЕ ПАРНИ.
       11. ЗАКАЗ НА МЕНТА
       авторский вариант
      
       Бело-синяя, штабная "десятка" с надписью "ГИБДД" на боку неслась по трассе, значительно превышая все скоростные нормы даже для этой, федеральной трассы Москва - Железногорск. Около ответвления дороги на деревню Вознесенка машина сбросила скорость, и свернула к стоящей на самой середине широкого перекрестка патрульной "семерке". Два инспектора как обычно, работали с нарушителем. Водитель "Тойоты" уже сидел в салоне, лейтенант Журков писал на него акт, а прапорщик Ненашев стоял с радаром в вытянутой руке, отслеживая на превышение скорости, все проезжающие мимо машины. Место для работы автоинспекторов было удобное: ехавшие со стороны престижных дачных районов горожане успевали привыкнуть к излишкам скорости, и, вырвавшись из-за пригорка, тут же попадали и под знак ограничения по случаю железнодорожного переезда, и сплошную разделительную черту.
       Майор Аркадий Матвеевич Голод, не торопясь, как истинный начальник, вылез из "десятки", достал фуражку, жезл. Ненашев небрежным броском кисти отдал ему честь, но лицо его при этом было до предела приветливым: все-таки он был простым прапорщиком, а майор заместителем начальника ГИБДД города Кривова.
       - Ну, как у вас тут дела? - спросил Голод.
       - Да, вот, этот "ковбой" несся под две сотни, да еще фуру около переезда обогнал.
       - Ну, молодец! - восхитился майор. - Хорошо это он влетел.
       Затем он посмотрел на часы и скривился.
       - Давайте, кончайте с ним. Скоро президент проедет. И перекройте перекресток получше, а то еще будет, как прошлый раз, когда проезжал премьер.
       Ненашев нервно хихикнул. Два года назад именно из-за его спины наперерез кортежу премьера рванула на кольце около Кривова какая-то заполошная бабенка на своем "Пежо"-307. Столкновение не произошло, она все-таки успела затормозить. Но взрыв начальственного мата, донесшийся тогда до ушей кривоских гаишников из динамика рации, был только предвестником последовавшего потом для всех них грандиозного "пихажа".
       - А что к нам президент то пожаловал? - спросил Ненашев.
       - Да, к какому-то фермеру его везут. Показуха очередная. Губернатор хочет показать, какой хороший.
       - А! Понятно.
       Через пару минут водитель "Тойоты" с недовольным лицом отъехал от гаишников и скоро быстро разогнался до привычной скорости, активно мигая фарами всем встречным машинам. Некоторое время на трассе было пустынно, затем пролетело несколько машин со стороны областного центра. Предупрежденные вспышками фар "Тойоты", они ехали весьма осторожно, так что придраться инспекторам было не к чему. Потом все снова стихло. Голод все чаще поглядывал на часы, потом в сторону Железногорска. Крупное, но приятное лицо этого широкоплечего человека стало озабоченным. В последнее время он начал сильно поправляться, но еще не чрезмерно. Леонид был довольно хорош собой, высокий, широкоплечий, плотного сложения, с открытым лицом, темно-карими глазами. Если он улыбался, то на пухлых губах появлялась обаятельная улыбка. Сейчас он улыбаться не собирался, и лицо майора было словно срисовано с плакатного образа инспектора о правилах дорожного движения.
       Звук автомобильного мотора проявился со стороны, откуда они не ждали - из-за спины. До предела грязный импортный внедорожник несся со стороны Вознесенки. Одного взгляда на машину было достаточно, чтобы понять, что люди едут с рыбалки. Сеть озер и прудов в районе деревни Вознесенка была знаменита на всю область неисчерпаемыми запасами своих колоссальных карасей. Майор машинально отметил, что тонировка значительно перекрывала все разрешенные нормы, он не видел даже лица водителя.
       - Тормозни его, - велел Голод Ненашеву, - сейчас уже кортеж президента должен тут проехать. Нехрен ему навстречу соваться.
       Ненашев вышел вперед, требовательно поднял жезл. Машина, не доехав до машины гаишников метра три, остановилась, из нее вышел человек в камуфляже, торопливо засеменил в сторону инспектора.
       - Начальник, ну в чем дело? Мы же ничего не нарушали, - начал оправдываться он, доставая свои права.
       - Подождите! - прервал его с досадой Ненашев. - К вам претензий нет. Сейчас правительственный кортеж проедет, и я вас пропущу.
       Водитель, довольный, отошел к своей машине. Когда он сел за руль, тихий голос сзади спросил: - Ну, что там, нахрен, еще за дела?
       - Да, кортеж какой-то ждут. Велели подождать.
       На полминуты в салоне установилась тишина, потом невидимый из-за сильно тонированных стекол пассажир все тем же тихим голосом велел: - Слышь, Коля, подкати к ним чуть поближе, а потом разверни машину боком, и остановись.
       - Зачем? Санек, ты чего задумал-то?
       - Да, посмотреть я тут хочу на одного мента. Кажется, я его знаю. Поговорить с ним надо.
       Водитель пожал плечами, завел двигатель, чуть тронул машину на пару метров вперед. Гаишники встрепенулись, развернулись, было, в сторону джипа, но он начал разворачиваться. Ненашев сразу потерял к нему интерес, Журков отвечал на запросы, доносящиеся из динамика рации, а вот Голод продолжал пристально рассматривать внедорожник. А тот резко остановился, распахнулась задняя дверца, и ствол автомата, проявившийся из темного салона, полоснул очередью по груди майора. Тот еще падал, а пули уже кромсали спину лейтенанта Журкова. Только Ненашев успел схватиться за кобуру, но вытащить пистолет он не успел. Несколько пуль поразили и его. Когда прапорщик упал, джип сорвался с места, дверца захлопнулась уже на ходу, мотор взревел, выжимая из своих оставшихся в табуне лошадей все возможные километры. Лишь только он свернул за поворот, и лесопосадка скрыла его своей густой листвой, как из-за пригорка вылетел кортеж из полутора десятка черных машин.
       - Сороковой, твой участок! Принимай! - прохрипела рация на груди мертвого лейтенанта.
       В самой длинной машине кортежа, президентском "Мерседесе" шел неторопливый разговор.
       - Преступность постепенно удается ввести в норму доперестроечного времени, - так докладывал первому лицу государства губернатор Сергей Константинович Тихомирский. - У нас, например, просто сошли на нет, так называемые, разборки. Перестали гибнуть милиционеры...
       В это время Президент бросил взгляд на обочину. Даже на такой скорости он успел понять, что две милицейских машины, и три лежащих рядом тела в синих, форменных мундирах, лужи крови на асфальте, это не просто так, часть обычного пейзажа.
       - Значит, вы сумели справиться с преступностью? - с иронией в голосе спросил Президент.
       - Да, - губернатор не понял этой иронии своего высокопоставленного собеседника.
       - Тогда то, что я только что видел, это что, мираж?
       Тихомирский был сбит с толку. Он со своего места просто не видел убитых милиционеров. Кортеж, по команде ведущего, еще больше прибавил скорость, а к гаишникам свернула один из замыкающих колонну "Геленвагенов". Между тем и Президент обратился в сторону сидевшего впереди охранника.
       - Владимир Алексеевич, пусть там ваши посмотрят, что с этими гаишниками.
       Через пять минут Президенту доложили.
       - Двое мертвы, один еще жив, но очень плох. Похоже, их расстреляли из автоматического оружия.
       Президента, это, похоже, удовлетворило. Он давно уже настороженно относился к железногорскому губернатору, и такой прокол Тихомирского подтвердил его мнение о собеседнике, как о крупном очковтирателе.
       - Ну вот, а вы говорите - справились с преступностью, - сделал он вывод, а потом попросил: - Доложите потом, что там произошло с этими милиционерами. Если еще сможете узнать.
      
       ГЛАВА 1
       - Астафьев! Быстро сюда! Бегом!
       Юрий опешил. Он не дошел до дверей городского отдела внутренних дел каких-то десяти метров, как его окликнул этот командный голос из проезжающей мимо белоснежной "десятки". Голос этот мог принадлежать только полковнику Панкову, начальнику кривовской милицию. Юрий прокручивал в голове все, за что он мог разгневать начальство, но на ум ничего не шло. Время было уже полдвенадцатого, на планерке он был, и шел не откуда-то с "веселья", а только что приехал с заседания суда. Но полковник прояснил ситуацию сам.
       - Садись быстро, поехали! Наших гаишников на трассе расстреляли.
       Астафьев молча открыл дверь, плюхнулся на заднее сиденье.
       - Давно? - спросил он, закуривая.
       - Минут двадцать назад. Два на месте, один тяжело ранен.
       Другой на месте Астафьева, может быть, и возмутился. Он давно уже не был работником уголовного розыска, в сфере которых и должно быть расследование подобных происшествий. В возглавляемом им следственном отделе доводили до ума дела тех, кого уже нашли оперативники. Но, смерть коллег было делом чрезвычайным, так что он промолчал. А Панков тут же пояснил.
       - Вы придаетесь следственной группе в качестве аналитика. Только не думайте, что это понижение. Дело чрезвычайной важности - сам президент взял его под контроль. Губернатор тот вообще: рвет и мечет. Все, нахрен, можем полететь, от Глухарева, до меня и тебя.
       Решение отправить в опергруппу начальника следственного отдела было странным для кого-то, но не для Панкова. Полковник хоть и был седьмым начальником на памяти Астафьева, но место в этом кресле занимал уже два года, и это было некоторым рекордом. За это время он хорошо разобрался в положении вещей, и прекрасно знал, что Астафьев, в свои тридцать два года не зря дослужился до звания подполковника. По опыту он уже был ветераном уголовного розыска, и, кроме того, самый лучший аналитик во всем Кривове. Именно на соединение опыта и ума и рассчитывал Панков.
       - Кстати, в следственной группе все ваши старые знакомые: Колодников, Зудов, да и Ольга Леонидовна уже там, - пояснил он.
       Астафьев хмыкнул. То, что теперь ему придется видеть жену не только дома, но и на работе, не очень его вдохновляло.
       - Ну, вот, теперь она будет мной командовать не только дома, но и на работе, - съязвил он.
       И, действительно, первого, кого они увидели на месте преступления, была жена Астафьева. Эффектная брюнетка с подогнанной по точеной фигуре фирменном синем мундире стояла в обнимку с традиционной папкой чуть в стороне от общей массы копошащихся на шоссе и обочине людей. Лицо ее было озабоченным, и она, не тратя время на расшаркивание, только кивнула головой и мужу и Панкову.
       - Ну, что тут у вас? - спросил ее Панков, выкидывая окурок подальше, на шоссе, и доставая следующую сигарету.
       - Ненашев жив, но выживет, или нет, неизвестно, - сказала Ольга. - Три пули в грудной клетке. Остальные погибли сразу.
       - Кто? - спросил непосвященный в детали Астафьев.
       - Журков и Голод.
       - Леонид?! - Эта фамилия почему-то поразила Астафьева.
       - Да, а что?
       - Нет. Просто из всех троих я его знал лучше всех. Мы устроились на работу в один день. Он после армии, я после училища. Да и потом частенько сталкивались по работе. Ему, по-моему, дня три назад майора дали?
       - Четыре, - поправил его Панков. - Сегодня первый день как он новые погоны одел.
       Полковник прошел дальше, посмотреть на лица убитых. Юрий же чуть отстал и спросил жену: - Ну, что? Дался тебе боком этот отпуск Кудимова?
       - Да, ты был прав, когда говорил, что это мне боком еще вылезет.
       Прокурор города Алексей Кудимов три дня назад уехал на юг, к морю, и заместитель прокурора города Кривова Ольга Малиновская теперь невольно исполняла его хлопотные обязанности.
       К ним смешной походкой огромного королевского пингвина подошел невысокий человек с крупной головой, с тщательно подстриженными усами. Несмотря на столь негероическую внешность Андрей Викторович Колодников был одним из самых отчаянных "волкодавов" уголовного розыска. Если этот "вечный" майор брал след, то редко кто уходил от его мертвой хватки. Красноватый цвет лица говорил о его некоторой невоздержанности по части горячительных напитков, а хрипловатый голос о неумеренном потреблении никотина. Вот и сейчас он на ходу закурил, а потом уже с ходу начал докладывать: - Похоже, их расстреляли из машины. Мы нашли в пяти метрах от тел две гильзы, и там же, - он показал рукой, - следы покрышек.
       - Тормозили? - спросил вернувшийся Панков.
       - Наоборот. Видно, что сорвали машину с места так, что покрышки загорелись.
       Лишь после этого он подал руку Астафьеву.
       - Здравствуй, Юрий Андреевич.
       - Здравствуй, Андрей.
       Они слегка обнялись. Когда-то, еще каких-то лет десять назад, все было наоборот. Колодников был его начальником, а Астафьев его подчиненным, молодым и неопытным лейтенантом. Сейчас они виделись гораздо реже. Астафьев уже второй год командовал следствием, расположенным в здании городского отдела внутренних дел, а Колодников так и остался заместителем начальника уголовного розыска в третьем отделении милиции, расположенном на самой окраине города Кривова.
       - Ты руководитель следственной группы? - спросил Юрий.
       - Да.
       - А что ж из горотдела никого не назначили? - удивился Астафьев.
       - А кого? Лето же, все в отпусках. Трое в Чечне, трое в Питере еще с саммита не вернулись. Я сейчас за самого Касьянова. Этот вечный язвенник слег в больницу, а его зам Зырянов позавчера сломал ногу. В футбол с детьми поиграл, Зидан хренов.
       Между тем к ним с рулеткой в руках подошел коренастый человек с седой головой и вечно красным лицом - начальник криминально-следственного отдела Николай Сычев. Его серый в елочку пиджак вошел в ментовской фольклор. Уже лет десять он ходил только в этом пиджаке.
       - Судя по всему, это внедорожник. Причем импортный, - сказал Сычев.
       - Откуда ты знаешь? - не поверил Колодников.
       - По ширине колеи к нашим не подходит. И ширина шин солидная.
       - Может - грузовик? - снова выдвинул версию Колодников. Сычев не согласился.
       - Нет. Видишь, все четыре колеса ведущих.
       - Из чего стреляли? - спросил Юрий.
       - Калашников. АКМ. Дай закурить.
       - Да, это серьезно.
       Все, включаю даму, нещадно дымили сигаретами. К Сычеву подошел один из его молодых подопечных.
       - Николай Васильевич, вот, нашли на обочине.
       В его руке был полиэтиленовый пакет с самым обычным поплавком.
       - На обочине? Ты зафиксировал где? - спросил Сычев.
       - Да, как же. Все задокументировали, сняли.
       - Если он резко разворачивался, то этот поплавок вполне мог выпасть из салона, - предположил Колодников.
       - Если он вообще имеет хоть какое-то отношение ко всему этому, - Астафьев кивнул головой в сторону трупов. Его скептицизм был понят, но Панков высказал общую точку зрения: - Ладно, приобщите его, а там посмотрим, из этой он кучи, или его ворона сюда принесла.
       Тут послышался вой сирены, мимо них пролетел кортеж машин. Президент улетел на аэродром на вертолете, а губернатор и его свита возвращались обратно в областной центр. Но, в Железногорск спешили не все. Три солидных, черных "Мерседеса" разных марок свернули в сторону перекрестка на Вознесенку. Представлять владельцев этих машин для присутствующих не было нужды. Глава ФСБ губернии генерал-майор Егор Михайлович Рождественский смотрелся среди них самым спокойным. Выправка бывшего пограничника была безупречной, на красноватом, обветренном лице завзятого рыбака и охотника играла даже легкая улыбка. Не улыбался, зато, генерал-полковник Михаил Андреевич Глухарев, глава ОВД. Худощавое его лицо было строгим, и неприветливым. И уже откровенно психовал главный прокурор области, Игорь Ляшенко, невысокий, полноватый брюнет лет сорока с густыми, черными усами.
       - Ну, что, полковник!? Как наши дела? - с ходу обрушился он на единственного среди всех присутствующих человеке в погонах - на полковника Панкова. - Как всегда - по горячим следам задержать преступников не удалось?
       Панков только открыл рот, чтобы что-то сказать, но прокурору его слова были не нужны. Его гнев был удивителен хотя бы тем, что за свое место тот мог быть спокоен. На этот пост он был назначен всего неделю назад. Перевели его из Ингушетии, не то с понижением, не то с повышением. Этого так никто из подчиненных и не понял.
       - Толку от всех вас, как от козлов в огороде! - продолжал бушевать Ляшенко. - За своих, за своих, и то ответить не можете!
       - Ну, будто от ваших орлов много пользы! - Съязвил подошедший сзади Глухарев. - Пока мои опера что-нибудь не нароют, ваши следаки вообще на жопе сидят. Любит ваша прокурорская братва на чужом горбу в рай въезжать.
       Глухарев же, наоборот, по мнению многих, засиделся на своем посту и готовился уйти в отставку, так что он не собирался держать язык за зубами.
       - Ну, это еще можно поспорить, кто и что больше делает, - огрызнулся прокурор.
       Он отвернулся от генерала, и спросил: - Кто тут возглавляет следствие от прокуратуры?
       Ольга вышла вперед.
       - Исполняющая обязанности прокурора города старший советник юстиции Ольга Леонидовна Малиновская.
       Ляшенко скривился так, словно его на халяву угостили жимолостью. От своих угодливых замов он уже слышал, что единственная дочь его предшественника хорошо пристроилась в прокуратуре. Все это было подано в соответствующем виде, так что реакция нового прокурора была однозначной.
       - Ах, вот даже как, - пробормотал он. - Ну, что ж, Ольга Леонидовна, посмотрим, соответствует ваша должность и звание вашим истинным способностям. Я утверждаю вас руководителем следственной группы. Егор Михалыч, вы, как, нам своих оперов добавите?
       - Разумеется, - согласился Рождественский. - Они уже в пути, я думаю, скоро будут здесь.
       Генералы отошли в сторону, к своим громоздким машинам, занялись обсуждением общих проблем, а Астафьев подошел к жене. Та губы кусала от злости.
       - Ну-ну, милая, - подбодрил ее Юрий. - Что ты хотела получить после того, как твой папа ушел на пенсию?
       - Козел! - пробормотала она. - Я знала, что так будет, но не думала, что так быстро и так грубо. Что называется - кресло еще не остыло.
       В это время со стороны беседующий генералов последов окрик Ляшенко: - Эй, Малиновская, иди сюда! Быстро! Бегом!
       Эта бестактность вывела из себя даже Астафьева.
       - Ну, сука, он у меня дождется! - пробормотал он, и двинулся в сторону генеральской троицы. Теперь уже Ольга, семеня за его спиной на своих высоких каблуках, уговаривала мужа: - Юра-Юра, не трогай его! Черт с ним, Юра.
       - Мы сейчас посмотрим, с ним он, или нет, - пробормотал Астафьев. Раздвинув плечами генералов, он вплотную, на полметра подошел к опешившему прокурору, и негромко, но требовательно заявил: - Господин прокурор, вам не кажется, что ваше поведение выходит за рамки норм поведения офицера?
       Как-то невольно два других генерала встали с двух сторон, словно отгородив конфликтующих от глаз остальных милиционеров, комитетчиков и прокурорских работников. Сзади все это дело подпирала Ольга Малиновская. Установке этой завесы способствовали и автомобиль Рождественского, высокий "Геленваген", прикрывавшие их всех от глаз работников опергруппы.
       - Так! И кто это мне указывает? - уже со злом в голосе спросил Ляшенко. - Ты кто такой?
       - Подполковник Юрий Астафьев, начальник следственного отдела ГОВД города Кривова. Головного убора нет, поэтому честь вам отдавать не могу, и не хочу.
       - Вы что же, у вас в Кривове отвечаете за нормы этики в отношении полов? - усмехнулся прокурор. Он и сам чувствовал, что перегнул с этой показной грубостью палку, но отступать назад ему казалось уже невозможным. Кроме того, его бесил этот слишком фотогеничный подполковник. Он был на полголовы выше Ляшенко, правда, с разными глазами, одним голубым, другим зеленым. Прокурор никогда не доверял слишком красивым мужчинам.
       - Нет, просто я муж Ольги Леонидовны, и имею право защищать ее от подобного хамства.
       Ляшенко ядовито усмехнулся.
       - Ах, вот как! То-то я думаю, что-то вы молоды для подполковника, красавчик. Ну, понятно. С таким тестем можно было и генерала получить. Как это вы сплоховали...
       Договорить он не успел. Драться Астафьев не любил и не умел, но один удар, боковым в челюсть, он отработал хорошо. У Ляшенко только голова чуть дернулась, да зубы клацнули. В глазах его сразу появилась томная поволока, челюсть отвисла, он как-то начал заваливаться на бок, мелко семеня ногами, и если бы не твердая рука Рождественского, то областной прокурор непременно обрушился бы на асфальт. Тут на помощь Рождественскому подоспел Глухарев, и так, вдвоем, они удержали "око государево" на ногах. После всей этой неожиданной сцены генералы повели себя странно. Пока глава ФСБ придерживал плохо державшегося на ногах прокурора, Глухарев открыл дверцу своей машины, и через десять секунд Ляшенко был загружен в "Мерседес" и тут же вывезен в сторону областного центра. При этом в "Мерседесе" его сопровождали оба генерала. Когда прокурор области достаточно пришел в себя, то сразу начал качать права.
       - Нет, это уже не хамство, это бандитизм, - пробормотал он, с озабоченным видом трогая свою челюсть. - Надеюсь, это все не останется безнаказанным, Михаил Андреевич?
       Глухарев, сидевший на переднем сиденье, казался невозмутимым.
       - А, что, собственно, произошло? - спросил он. - Я, собственно, даже и не заметил ничего особенного.
       Ляшенко возмутился.
       - Как это, ничего особенного? Какой-то слащавый мент дал в морду высшему руководителю, и вы этого не заметили? По-моему, это видели все, кто там был. Опера, криминалисты, шоферы, черт возьми!
       - Не преувеличивайте, все как раз были заняты делом, в отличие от вас. Кроме того, вы зря так наехали на этого офицера. Надо было сначала узнать все про него, а потом уже болтать хер знает что!
       - И что такого я про него не узнал? - допытывался прокурор. - Что он еще и зять президента? Но, многоженство у нас, вроде, запрещено.
       Глухарев засмеялся. Ляшенко еще нервировало то, что разговаривая, Глухарев не поворачивался к прокурору лицом, и он видел только седой затылок генерала.
       - Да нет, он не зять президента, хотя того и знает, это вы угадали. Президент не так давно лично вручал ему в Кремле Звезду Героя. Кроме того, у Астафьева Орден Мужества, и три боевых медали.
       - Последнюю я ему вручал буквально месяц назад, - заметил Рождественский. - Его там наградили уже по нашей линии. Что-то там по линии заграничных связей. Кстати, это большая редкость, что наши награждают ментов.
       - Это за что же ему отвалили такие почести? - спросил несколько растерянный прокурор. - Что он такого сделал? Первый раз слетал в космос?
       В этом его взялся просветить главный комитетчик области.
       - Ну, делал он примерно то же, что и вы у себя на Кавказе. Насколько я знаю, не очень успешно. А вот Астафьев предотвратил крупный теракт в столице, направленный против сразу двух президентов, а потом лично ликвидировал какого-то знатного чеченского главаря. Кстати, там и жена его там тоже поучаствовала.
       - Да, она пристрелила такого Шаха, известнейшая была личность среди террористов. Только ей почему-то только орден дали, - прояснил Глухарев.
       - И то год спустя, - подтвердил Рождественский.
       Имя Шах было широко известно на Кавказе, поэтому на лице прокурора появилось выражение удивления, а потом, даже зависти.
       - Слыхал я про этого Шаха. Один раз мы его чуть на окраине Назрани не достали, чудом просто тогда ушел, - пробормотал он.
       - Ну, вот. У вас он ушел, а она его достала, - засмеялся Рождественский.
       После такой обработки Ляшенко приехал к себе в контору в довольно кислом настроении. Требовать какие-то санкции против обидчика было глупо, он сам вел себя как скотина. Но челюсть болела, кроме того, обострилась головная боль - последствие контузии при близком взрыве в Махачкале. Закурив и чуть подумав, он нажал кнопку селектора, и вызвал своего первого зама. Этого мужика он просчитал уже досконально. Тот хотел удержаться в своем кресле любой ценой, и готов был идти для этого куда угодно, и зачем угодно.
       - Слушай Лопухин, вы давно проверяли Кривов?
       - Кривов? Да, примерно с год назад.
       - Ну, год назад, это уже давно, по нашим то меркам. Собери-ка, брат, комиссию, и перетряси мне в этом городке все. Всю нашу контору. Что-то, мне кажется, там недостаточный контроль над нашей убогой и страшной милицией. Нарушают они, мне кажется, законы там, нарушают.
       - Да, наверняка.
       - Особенно обрати внимание на ситуацию в свете Саратовского совещания. Нам оборотни в погонах не нужны. Будем искоренять их нещадно.
       - Когда выезжать?
       - Сегодня у нас четверг?
       - Да.
       - Ну, с понедельника и приступайте. Ступай.
      
       Глава 2
      
       Про все эти коварные планы никто в Кривове не знал. Опергруппа до сих пор пребывала на месте преступления. На конфликт Астафьева с прокурором действительно обратил внимание только один человек, зато какой! Николай Сычев стоял на другой стороне федеральной трассы. Он как раз выковыривал из ствола березы залетевшую туда пулю. С этого места спина невысокого и худощавого генерала Глухарева не препятствовала ему рассмотреть движение руки его старого приятеля и сослуживца Юрия Астафьева. Присвистнув, Сычев даже присел, стараясь сохранить инкогнито свое незримое присутствие. Вот кому нельзя было доверять военную тайну, так это Сычеву. Через полчаса весть о том, что Юрка Астафьев начистил морду самому областному прокурору достигла ушей всех участников оперативного расследования. Первым Юрия поздравил Колодников, потом Серега Денисов, затем все остальные знакомые ему милиционеры. И хотя Астафьев пытался отрицать все произошедшее, это ему не удалось совсем. Последним к нему подошел Панков. Он покачал головой, и высказал свою точку зрения на все произошедшее: - Да, Астафьев, подвели вы меня под монастырь.
       - А при чем тут вы, Алексей Михайлович? - удивился Юрий.
       - А при том, что морду прокурору бил ты, а трахать по всем возможным нарушениям прокуратура будет меня, а не тебя.
       Только к двум часам дня вывезли тела убитых. При этом не обошлось без инцидента. Когда к перекрестку подкатил уазик с обшарпанным прицепом без заднего борта, у всех милиционеров поневоле вытянулись лица. Этот прицеп был известен всему городу как труповозка. На ней возили найденных по подвалам бомжей, убитых в ночных разборках молодых бандитов, безвременно загнувшихся наркоманов. Но никто не думал, что сюда же погрузят и милиционеров. Когда из кабины Уазика колобком вывалился усатый, потный прапорщик, к нему навстречу с руганью двинулся полковник Панков: - Курдюков, это что!? Ты что с ума сошел?! Нахрен ты сюда эту труповозку пригнал?!
       Тот только развел руками.
       - А что? Мне сказали, что нужно вывезти два трупа, я и думал, что все как всегда. Я ж не знал, что это для наших. Счас, я из похоронного агентства "булку" пригоню.
       - И быстрей! Они уже три часа на солнце!
       Через полчаса приехал фургон похоронного агентства, и все вздохнули с облегчением.
       Паша Зудов, высокорослый майор с лицом средневекового викинга и неожиданно грудным, почти женским голосом, допрашивал водителя выехавшей со стороны Вознесенки "Нивы".
       - Вы откуда едете? Где стояли?
       - Со Светловских озер.
       - Давно туда заехали?
       - Вчера вечером.
       - А выехали?
       - Сейчас, вот, полчаса назад.
       - Какие машины вы видели за это время на озерах?
       Рыбак опешил.
       - Ну, много там чего видел. Там сейчас пол-области собралось. Все и не упомнишь.
       - Ну, постарайтесь. Нас особо интересуют импортные внедорожники. Какие они там у вас были рядом? Какой модели и цвета?
       - Ну, были там, - любитель рыбной ловли поднял глаза вверх, припоминая, - серебристый "Ланд Крузер" стоял на другом берегу, потом Тойета РАФ-4, старая модель, синяя. И, кажется, "Джип".
       - Какой модели и цвета?
       - "Чероки". Черный. Номера я не видел, далеко он от меня стоял.
       - Они все там, или уехали?
       - Нет, все уехали. Сначала этот "Джип" свалил, а потом и другие тачки уехали.
       - И когда это было?
       Рыбак задумался.
       - После десяти точно. Клев закончился, все начали разъезжаться, а мы с братом вон, еще с бредешком прошли. Раков наловили.
       Астафьев, слушающий этот диалог чуть в стороне, заглянул в салон машины, и чуть не захлебнулся слюной. Два пластиковых ящика были под завязку забиты копошащимися раками. Они перелазили через борта ящиков, расползались по салону, и второй из пассажиров "Нивы" с руганью хватал их за шершавые спинки, и кидал обратно в ящик.
       - На продажу? - с надеждой в голосе спросил Юрий.
       - Да нет, у брата свадьба в субботу, вот и хотим подать к столу.
       - Ну, ладно, тогда езжайте.
       "Нива" уехала.
       - Ты их адреса записал? - спросил Астафьев Зудова.
       - Да, а как же. С той стороны дороги, около Каменного Брода, стоит Серега Денисов, тоже всех выезжающих останавливает и опрашивает. Только эти вот ехали со Светловских озер, а там еще есть Иртешка, Семин овраг, и Жулькины пруды. Вот оттуда еще не проезжал никто.
       - Надо бы туда доехать, расспросить рыбаков про внедорожники, - решил Юрий. - А то вечером все разъедутся, и хана, потеряем улики.
       После короткого обсуждения в рейд по озерам отправили Алексея Шаврина и новичка, Олега Гусева, совсем молодого парня, пришедшего в отдел всего две недели назад.
       - Ты у нас на своей "девятке", вот и покатайся. А то отправим кого на милицейской шаланде, все браконьеры разбегутся. Подумают, что рыбнадзор, - пояснил Колодников.
       Шаврин, коренастый мужчина тридцати двух лет, уже почти совсем лысый, с глубоко посаженными глазами, огорченно помотал головой.
       - Нет, что за невезуха, а? Неделю ходил пешком, все нормально было. Как только сел за руль, так калым привалил.
       - А чем ты недоволен? - не понял Зудов.
       - Чем-чем! Шаровые у меня ни к черту. Стучат уже, того и гляди - крякнут. А дороги около озер еще те! Я в прошлом году там был, чуть колеса в этой колее не оставил. Ладно, пошли, Олег.
       - "Ниву" надо было покупать, Леха, - крикнул уже вслед ему Сычев.
       - Займи мне денег, я куплю.
       - Свои надо иметь.
       - Ну, не всем приваливает счастье мясом торговать.
       Засмеялись все, кроме Сычева. На этот смех криминалист ответил только перекошенной улыбкой. Уже лет пять жена и теща Сычева торговали на рынке мясом в собственном магазинчике. При этом милицейские корочки криминалиста служили ему хорошей крышей. Вот только приходилось Сычеву расплачиваться за этот свой мясной бизнес вечными шуточками и подначками от своих грубоватых коллег.
       Лишь к шести вечера вся группа вернулась в горотдел. Обсуждение всех вопросов и распределение ролей на завтра заняло еще три часа.
       - Значит версий у нас три, - подводила итог Ольга. - Первая: попытка покушения на президента, и отрабатывают его у нас господа из ФСБ.
       Коренастый мужчина с бычьей шеей и морщинистым лицом породистого бульдога кивнул головой. Глава оперативников ФСБ отличался редкой немногословностью.
       - Вторая версия. Непредусмотренный конфликт с криминальными элементами. Это у нас работает Колодников и его группа. И третий вариант: сведение счетов с кем-то из погибших. Тут надо поднимать дела за много лет, и этим у нас займется Астафьев.
       Юрий послушно кивнул головой. В этот момент раздался телефонный звонок, трубку поднял сам Панков. Выслушав сообщение, он молча положил трубку.
       - Ненашев умер. У вас все? Можете расходиться.
       Расходиться как раз никто не хотел, поэтому засиделись в кабинете отсутствующего по болезни начальника уголовного розыска Касьянова, помянули погибших коллег. Так что к себе домой Юрий и Ольга добрались во втором часу ночи. И первое, что они услышали, это был телефонный звонок, длинный, междугородний. Ольга бегом подскочила к аппарату, схватила трубку.
       - Да, Малиновская слушает.
       - Оленька, это Петр Николаевич.
       - Друг отца! - громким шепотом пояснила Ольга подошедшему Юрию. Он, как и все милиционеры, очень не любил подобные ночные звонки.
       - Добрый вечер, Петр Николаевич! - И Ольга включила на телефонном аппарате громкую связь.
       - Да, уж ночь на дворе. Как там Леня? Все отдыхает?
       - Да, им еще дней пять в Египте. Последний раз звонил от самих пирамид. Все в полном восторге.
       - Это хорошо, пусть развеется. Ему сейчас это как раз и нужно. Я вот чего звоню. Новый наш босс что-то осерчал на ваш Кривов. В понедельник он пришлет своих опричников, будут грызть как волки, и выметать как дворники. Учти это.
       - Спасибо вам, Петр Николаевич! Огромное спасибо. Я это учту.
       - Спокойной ночи, Оленька.
       Малиновская положила трубку, и развернулась лицом к мужу.
       - Ну, все слышал?
       - Слышал. Весело у вас будет. Особенно в свете этого убийства.
       Ольга вздохнула.
       - Да, а я чувствую, что дорого нам встанет этот твой удар по высочайшим зубам.
       - Зато ты заметила, как он у меня хорошо получился?
       - Ну, чья школа!?
       - Твоя-твоя!
       Юрий чмокнул ее в лоб, потом спросил: - Что, много чего дописывать надо?
       - Прилично. Кудимов неплохой мужик, но дела в порядке вести не умеет. А этот молодняк тем более, - она безнадежно махнула рукой. Юрий был в курсе дел, он знал, что большая часть коллег жены, еще не достигла по возрасту тридцати лет. - Я хотела не трогать это болото, но, придется.
       - Ладно, у тебя целая пятница в запасе.
       Ольга фыркнула.
       - Какая там пятница! Там бы нам за три дня уложиться.
       - Так, похоже, жену я на эти дни потерял.
       - Да, но только учти, что искать временную замену чревато для вашего здоровья.
       Астафьев нервно засмеялся. Патологическая ревность жены вызывала у него странное чувство иронии и страха одновременно.
       - Да, я совсем не про это, дурочка!
       - А я про то!
       Ольга уснула быстро, а Астафьев долго лежал, вспоминая некогда пережитое им совместно с покоившимся сейчас в городском морге Леонидом Голодом.
      
      
       1994 год.
       - Ну, ты что там возишься? - спросил Голод у Астафьева. Тот, согнувшись в три погибели, пытался открутить номерной знак у громадного прицепа. Они хоть и были одного роста, но смотрелись контрастно: щуплый, даже в зимней куртке, Астафьев, и атлет Голод, на котором точно такая же куртка смотрелась, словно надутой изнутри его тренированными мышцами.
       - Да, болт заржавел, не откручу никак, - сказал Юрий, думая себе на замерзшие пальцы.
       - Дай сюда, - велел Леонид, отбирая у него гаечные ключи. Он напрягся, лицо его покраснело от натуги, потом раздался звук лопающегося металла.
       - Ну, вот и все. Возьми новый болт и прикрути номер, - велел Леонид. - Пора уже ехать, темно совсем. Еще место наше займут.
       Через десять минут две большегрузных фуры с уральскими номерами натужно ревя выехали из города Кривова в сторону федеральной трассы. Но путь обоих был не очень далек. Проехав не более десяти километров, они свернули в сторону обочины. Здесь дорога расширялась до пятидесяти метров, и в этом расширении любили останавливаться на отдых водители-дальнебойщики. В свете фар при развороте машины мелькнула синяя табличка с надписью "Вознесенка". Несколько минут два "Камаза" маневрировали, пока не застыли, в положении, когда задние борта обеих фур оказались прижатыми друг другу. Именно так дальнобойщики частенько предохраняли свой товар от шаловливых ручек транзитных воришек.
       - Ну, вот и все, - довольным голосом заметил Голод, выключая двигатель.
       - А ты хорошо водишь, - заметил Юрий.
       - Я все и всегда делаю хорошо.
       Астафьев невольно отметил этот высокомерный тон своего напарника, но Леонид был именно таким, и его было уже не переделать. "Отличник погранвойск, старший сержант запаса" - именно так он в свое время представился Астафьеву год назад, когда судьба свела их в одном кабинете начальника отдела кадров.
       - Пошли, перекурим, - предложил Голод.
       Без всякой команды все четверо участников этой операции собрались под защитой бортов фур, прикрывающих их от пронзительного зимнего ветра. За рулем второго "КАмаза" сидел инспектор ГАИ Игорь Кошкин.
       - Во, холодина то завернула! - с веселым хохотком заметил он. - Словно нарочно.
       Юрию показалось, что Игоря потряхивало не только от холода, но разбираться было некогда. Самый опытный из всех них, майор Иван Михайлович Мазуров, рослый, внушительных габаритов мужчина с пышными, черными усами, наоборот, был внешне спокоен.
       - Ну, что, как думаете, клюнет сегодня птичка? - спросил он.
       - Должна.
       - Помните, что нужно делать, если к вам они ломанутся?
       - Да. Конечно. Сколько уж все обговаривали, - на разные голоса загомонили участники засады.
       - Ну, тогда по местам. Рацией до поры не пользуйтесь. Ее могут прослушивать.
       - Да помним мы все, - отмахнулся Голод.
       Нападения на останавливающихся на ночевку около города Кривова дальнобойщиков продолжалось уже почти полгода. С удивительной равномерностью около КамАЗов останавливалась легковая машина, из нее выскакивали люди, и, сунув под нос водителям обрез, забирали все деньги, порой очень немаленькие. В седьмое такое ограбление они сняли особенно большой куш, в несколько миллиардов неденоминированных рублей. И хотя все это происходило в пределах нескольких километров от Кривова, ни разу, ни одной патрульной машине не удалось застигнуть автомобиль грабителей на месте преступления. И даже перекрывая все возможные пути отступления, милиционеры не добились ничего. За считанные минуты после сообщения дальнобойщиков бандиты успевали исчезнуть, и как раз это было непонятно. После этого руководством кривовского ГОВД и было решено устроить для неуловимых дорожных стервятников засаду. Большого труда стоило найти двух владельцев машин, согласившихся предоставить под пули свои КамАЗы. Главное, что буквально на следующее утро обе фуры должны были уйти в рейс, и эта ночь для засады должна была быть у них единственной. Гарантии, что бандиты сегодня решатся пойти на это дело, не было никакой.
       Они вернулись в кабину, Леонид сразу включил двигатель, погреть салон.
       - Счас еще кинишко посмотрим, - сказал он, включая закрепленный сбоку над ветровым стеклом небольшой телевизор. Там шла какая-то опера. Мужчины и женщины в старинных костюмах натужно пели о своих прошловековых проблемах. Леонид, казалось, совсем не обращал внимание на происходящее за окном КамАЗа, и только то, как часто он курил, выказывало его волнение. Болтали о самом наболевшим.
       - Черт, неудобно сидеть на этом автомате, - заметил Леонид, ерзая задницей по креслу.
       - Терпи.
       - Да, терплю вот. Только при случае, его хрен быстро достанешь.
       Он выглянул в боковое окошко.
       - Пурга начинается.
       Астафьеву не нужно было для этого вторгаться в живую природу. Белые светлячки бились об освященные стекла лобового стекла.
       - Да, самое воровское время. Ты уже прапорщик? - спросил Юрий.
       - Да.
       - За год? Молодец. А я все так же, лейтенант.
       - Ну, зато у тебя есть куда расти, а мне дальше трех звездочек в ряд ничего не светит.
       - Иди учиться.
       - Уже.
       - В школу милиции?
       - Да, зачем. Это все сложно. В нашем сельхозтехникуме состою студентом.
       - И что? - не понял Юрий связи между милицией и сельским хозяйством.
       - Его сейчас в институт переводят, так что через два года у меня будут корочки о высшем образовании.
       - Уйдешь в агрономы?
       Голод откровенно усмехнулся.
       - Зачем? Мне только корочки нужны, а там уже никаких проблем не будет. У нас же не смотрят, что кончил, главное - чтобы поплавок на груди был.
       Их разговор прервали фары проезжающей мимо машины. В отличие от многих, мчащихся по этой федеральной трассе, этот автомобиль чуть притормозил, а потом снова набрал скорость.
       - Оба-на! Похоже - разведка, - сказал Голод.
       - Что за марка? - спросил Астафьев.
       - "Девятка", цвет, кажется, красный.
       - Откуда ты знаешь, что именно "девятка"? - удивился Юрий. Леонид в ответ засмеялся.
       - Ты бы с мое постоял на дороге, тоже бы научился отличать одну марку машины от другой по фарам. Причем легко.
       Он сунул руку под накидку кресла, еще попробовал, как ему достать автомат. И тут же в окне кабины отразились огни фар подъехавшей и остановившейся машины.
       - Началось, - тихо сказал Голод. В дверь сильно постучали чем-то железным, и Леонид выждав несколько секунд, открыл дверцу. И тут же увидел перед своим лицом, как раз на уровне глаз, два оружейных ствола.
       - Деньги, быстро! - прорычал голос за оружием. Тут Голод увидел и глаза бандита, какие-то совершенно безумные, полные ярости. Потом он рассмотрел и его лицо, круглое, и, как показалось гаишнику, невероятно большое. Черная, вязанная шапка прикрывала его голову, а вот куртка была наоборот, вызывающе красного цвета.
       У Леонида невольно пересохло горло, поэтому он сначала откашлялся, а потом сипловатым голосом сообщил бандиту: - Какие тебе еще деньги? Деньги у экспедитора, в той машине.
       Он мотнул головой в сторону соседнего грузовика.
       - Ну, смотри, если соврал, пристрелю, - прошипел грабитель, и, мотнув кому-то головой, побежал ко второму Камазу. Тут же из темноты выступил еще один человек, в точно таком же, красном, китайском пуховике, и такой же вязаной шапочке. Он показался Леониду гораздо меньших размеров, чем его напарник, и в руках его был старомодный револьвер, который он направил в сторону Голода. Тут сзади Леонида щелкнул замок дверцы, это Астафьев, пользуясь случаем, покинул кабину. Первый грабитель еще бежал к КамАЗу, когда открылась его дверца, и на снег спрыгнул Мазуров, а, секундой спустя, и Кошкин. Сзади бандита должен был блокировать Голод, но появление второго бандита спутало этот план.
       - Стой! Бросай оружие! - крикнул Мазуров, поднимая пистолет. Но бандит вскинул свой обрез и дважды выстрелил в сторону милиционеров. Мазуров со стоном опустился на одно колено, но все же выстрелил в сторону своего противника. Кошкин немного замешкался, его неприятно поразило появившееся после этого залпа бандита дыра в дверце КамАЗа, как раз на уровне его лица. Но и он, наконец, начал стрелять в сторону нападающего, и тот, кинулся в кювет, кубарем скатился вниз, а потом столь же быстро вскочил и огромными прыжками начал пробиваться по нетронутой целине белого снега к лесопосадке.
       Между тем второй бандит, страховавший своего напарника, направил свой револьвер в сторону Мазурова. Но выстрелить он не успел. Выпрыгнувший из-за кабины грузовика Астафьев со всей силы ударил его монтировкой по голове. Грабитель выронил из рук револьвер, и со стоном опустившись на колени, обхватил голову руками. После этого из кабины выпрыгнул и Голод.
       - За ним! - сдавленным голосом крикнул Мазуров, пистолетом показывая в сторону, куда убежал ранивший его бандит. Голод вскинул автомат, и дал длинную очередь вдогонку беглецу. Он хотел, было, повторить ее, но, тут за его спиной, чуть левее, взревела мотором синяя "семерка", на которой приехали грабители. Она резво сорвалась с места, но далеко уйти ей не удалось. По ней стреляли из всех стволов, даже лежащий на земле Мазуров трижды выстрелил в сторону машины, палили из своего табельного Кошкин и Астафьев. Но больше всех постарался Голод. Прапорщик столь щедро и точно поливал "семерку" свинцом, что та остановилась, не проехав и пятидесяти метров. Как-то странно, не резко, а с жалобными интонациями завыла сирена клаксона. Когда Астафьев и Голод подбежали к автомобилю, то оказалось, что на нем не осталось ни одного целого стекла, а водительская дверца напоминала дуршлаг. Астафьев, держа пистолет наготове, рванул дверцу на себя. Лампа плафона осталась целой, в салоне тут же загорелся свет. Шофер лежал, положив голову на руль. Юрий откинул его голову назад, звук сирены ту же секунду смолк. Лицо и шея водителя были окровавлены, он с трудом дышал. Когда Голод включил фонарик, и направил его вниз, то они увидели, что резиновый поддон был полон крови.
       - Так, этот уже готов, пошли назад, того надо брать! - велел Леонид. Они побежали обратно. Около кабины, на снегу, Игорь, трясущимися руками, пытался перевязать рану Мазурова.
       - Что, сильно?! - крикнул Юрий.
       - Дробью, или картечью, - простонал Мазуров. - Хорошо, что не жаканом, а то бы нога к чертям отлетела.
       - Наших вызвать? - спросил Леонид.
       - Уже, скоро должны подъехать, и наши, и скорая, - ответил Кошкин, все-таки бинтуя ногу майора прямо поверх штанин.
       - Вы идите, идите за этим, - Мазуров мотнул головой в сторону лесопосадки. - Пурга, уйдет, гад!
       - Хорошо, - согласился Леонид. - Айда, Юрий.
       Они резво спрыгнули в кювет, но тут им пришлось резко убавить прыти. Снега в нем скопилось по пояс обоим парням. С чертыханиями, с матюгами, они выбрались из кювета. Но и тут зима приготовила им сугробы по колено. Юрий чуть отстал от своего напарника, тот двигался с неумолимостью танка, Астафьеву же не хватало нужных физических кондиций. Зато он увидел, как сзади заполыхали огни многочисленных мигалок, он явно различил два белых силуэта скорой помощи. Это его успокоило насчет раненого Мазурова.
       Голода он догнал уже около лесопосадки. Тот стоял около первого ряда деревьев, и внимательно всматривался в темноту.
       - Скорые приехали, - сказал Астафьев.
       - Это хорошо, - согласился прапорщик.
       - Чего ждем?
       - Не ждем, а пережидаем. В таких условиях уже он охотник, а мы жертва. Ему терять нечего, пальнет из темноты в упор, и все. Будут две могилки на старом кладбище.
       Юрий поежился. Перспектива быть захороненным на почетной аллее местного кладбища, где хоронили всех погибших военных, милиционеров, и пожарников, его не очень вдохновила. А Голод все же двинулся вперед, прошел метра три вглубь посадки, остановился, укрывшись за большой березой. За его спиной и Астафьев поспешно прижался к ближайшему дереву, направив в темноту ствол своего пистолета. Потом они так, же, перебежками добрались до края посадки. Тут Голод совершил нечто странное, с точки зрения Астафьева. Он опустился на колено, и зажег свой фонарь. Юрий напрягся, ожидая выстрелов из темноты, но их не было.
       - Ага, я все же его подстрелил! - с азартом в голосе заметил Леонид. Юрий подошел поближе, нагнулся, и увидел на взрыхленном снегу капельки крови.
       - Ну, теперь он от нас не уйдет! - радостно заметил Голод, и, выключив фонарик, рванул вперед по снежному полю. Темп, который он при этом задал, никак не устраивал Астафьева. По счастью, Леонид сам вскоре сбросил скорость. Причиной этому послужили заросли кустов, попавшиеся им по дороге. Так же как и в лесопосадке, Голод двигался в кустах осторожно, держа автомат наизготовку. А метель все усиливалась. Они не знали, что за их спиной, в полукилометре, только что вернулась назад группа из трех милиционеров, посланная Мазуровым им в помощь.
       - Невозможно, - докладывал один из трех своему начальнику, - следы занесло, ни черта не видно, где они, куда идти.
       Между тем и Голод уже с трудом различал следы прохождения своего противника. Что радовало Леонида, кровь продолжала истекать из тела подранка с равномерностью капельницы. По его подсчетам, они прошли уже больше трех километров, и бандит непременно должен был сбавить ход. Но, к его удивлению, этого не происходило. Это злило бывшего пограничника, все же он считал, что не растратил былые кондиции. Стылый ветер остужал даже их разгоряченные тела, и милиционеры начали замерзать. Юрка вообще тащился за его спиной, не обращая внимания на то, что происходит вокруг, и сунув пистолет в карман. Сейчас он вообще боялся его оттуда вытаскивать, закоченевшие пальцы могли его не удержать, и тогда хрен он его среди этого снега найдет.
       Они уже совсем, было, выбились из сил, когда впереди, среди темноты и белого шлейфа несущегося снега неожиданно засветилось что-то желтое, с до боли родным рисунком оконной рамы. Пройдя еще несколько шагов вперед, они услышали характерный звук автомобильного двигателя. Этот звук не мог обмануть ни гаишника, ни даже простого опера, каким был Астафьев. Где-то рядом разогревали двигатель старенького "Запорожца". Они прошли еще несколько шагов вперед, так, что стали видны квадратные формы домика, чье окно так заманчиво светило им. Это была явная избушка, не больше. И тут звук работающего автомобильного двигателя дополнился скрежетом давно загубленной коробки передач. Вспыхнули продолговатые, видимые сбоку из-за густого снега огни фар, и "Запорожец", рванув с места, быстро пробежал столь небольшой предел видимости, а потом исчез и свет габаритных огней, и свист пурги заглушил характерный, свистящий звук двигателя.
       У сторожа Ивана Семеновича Маркушина водки не было, поэтому он от огорчения пил горячий, крепкий чай. Он вытаращил глаза, когда два замерзших парня в гражданской одежде, с перекошенными лицами и автоматом наизготовку, ввалились в его жарко натопленную сторожку.
       - Спокойно, - прохрипел Голод, - милиция. Тут парень в крови, с обрезом, не заходил?
       - Да, как же это не заходил!? - сторож просто подпрыгнул на месте. - Вот так же, как и вы ввалился, разбил телефонный аппарат, и отобрал ключи от моего "Запорожца". Как я вот теперь домой буду добираться?
       - А что это за контора? - спросил Астафьев. - Там, может, дальше телефоны есть?
       - Никакая тут не контора, а просто рыбьи угодья. Пруды здесь, и рыборазделочный цех. Я их тут охраняю уже три года.
       Только тут они поняли, в какую даль от города их занесло.
       - О, господи. Это ж надо, как он нас сделал, - простонал Леонид, опуская автомат.
       - Ну, ты как хочешь, а я отсюда пока метель не кончиться, никуда не уйду, - заявил Астафьев, усаживая на скамейку рядом с огненной печкой.
       - Эх, милиция! Чтобы вам на пять минут раньше прийти, - заявил сторож, разливая чай по двум алюминиевым кружкам, - тогда бы вы и машину мою отбили, и сами в дамках были.
      
       Глава 3
      
       - Самым несмешным оказалось то, что у нас на двоих в магазинах осталось по одному патрону. Если бы этот, как его, Зинченко, кажется, тогда решил действительно устроить засаду, то у него шансов было побольше. Но, он скинул свой обрез еще там, в кювете. Этого мы не знали, поэтому осторожничали и не успели его перехватить у сторожки.
       Все это Астафьев рассказывал жене уже за завтраком.
       - И как его взяли? - поинтересовалась она.
       - Утром он сам пришел в городскую больницу, не к нам, конечно, у себя, в Торске. Два огнестрела, оба в ноги, в икры. Пытался сунуть бабки медикам, но те все же сообщили про это в органы, дальше все было просто.
       - И с такими ранениями он от вас ушел?! - Ольга была удивлена.
       - Ну, если бы ты его тогда видела! Рост два метра, вес сто двадцать килограмм. У него рука в бицепсе была толще, чем у меня нога в бедре. Валуева видела? Или Карелина?
       - Ну да.
       - Вот, это их родной брат.
       Ольга чуть подумала, отпила кофе, потом спросила: - Ты думаешь, что убийство гаишника идет оттуда?
       - Нет. Просто это первое дело, по которому мы с Леней работали вместе. Как-то врезалось оно в память.
       - Сколько дали тем, двоим?
       - Почему двоим? Троим. Третий, тот, в машине, тоже выжил. В него попало пуль шесть: в шею, грудь, живот, ноги. И все равно, гад, выжил. Все трое были спортсменами. Как же их красиво тогда журналисты называли?... А! "Потрошители дальнобойщиков". А дали им всем троим по семь лет, одинаково.
       - Всего! - поразилась Ольга.
       - Да всего. Суд у нас же самый гуманный в мире. Все трое по идее уже давно должны быть на свободе.
       Расстались они на автостоянке. Ольга поехала на работу на своей "двенадцатой", а Юрий завел свой подарочный "Рено".
       - Я пришлю вам кого-нибудь из своих, - крикнула она напоследок.
       - Только не Касимова, - ответил он. Ольга засмеялась, и лихо, вывернув машину, первой вырвалась со стоянки на улицу.
       Опергруппа по делу об убийстве гаишников обосновалась в кабинете начальника уголовного розыска Касьянова. За ночь табачный дым рассеялся полностью, но уже в девять утра десяток собравшихся в этой большой комнате мужчин сделали все, чтобы восстановить прежний уровень никотина в воздухе. К удивлению Астафьева к девяти утра подъехали и оба оперативника ФСБ из Железногорска. Их новости заслушали первыми. Докладывал все тот же немногословный опер с внешностью бульдога. Юрий, наконец, запомнил, что зовут его Михаил Иванович, да и фамилия была Иванов, но про себя он назвал комитетчика по-другому: Миша-Бульдог.
       - Мнение ваших экспертов подтвердились. Судя по следам, оставшимся на асфальте, это действительно внедорожник импортного производства. Но, модель установить уже трудно, машина шла на разворот. Это все что угодно, от РАФ-4, до "Ланд Крузера". Зато установили марку колес. Это "Мишлем", почему-то зимний вариант, с шипами. Если вы найдете эти шины, то наши эксперты грозятся подтвердить их идентичность с точностью девяносто восемь процентов.
       - Понятно. Осталось найти эти шины.
       - Да, еще наши аналитики рассчитали время между последним выходом наряда на связь, и проездом кортежа. Получается, что вся стрельба и уход с места преступления укладываются в одну минуту сорок три секунды. У меня все.
       - Хорошо. А где у нас Шаврин? - спросил Колодников, оглядывая кабинет.
       - Его вызвали в дежурную часть, так у него какие-то заморочки с прокуратурой, - пояснил Зудов.
       В этот момент открылась дверь, и вошел человек среднего роста, лет сорока пяти, с удивительно открытым, приятным лицом. Высокий лоб, зачесанные назад тронутые изрядной сединой русые волосы, в серых глазах спокойствие и какая-то вечная смешинка. Его появление вызвало среди оперативников буквально взрыв радости. Сергей Александрович Шалимов на данный момент был самым опытным, и, можно сказать, самым пожилым среди работников прокуратуры. В свои сорок семь лет он казался просто стариком среди всех остальных его молодых коллег.
       - Сергей Александрович?! Неужели вы к нам?! - просто взвился из-за стола Колодников.
       - Да нет, просто рядом проходил, дверью ошибся, - с улыбкой заметил Шалимов, по очереди здороваясь со всеми присутствующими в кабинете. Только его представили комитетчикам, как открылась дверь, и в кабинет ворвался предельно злой Шаврин.
       - Нет, этих прокурорских пора убивать! - с порога заявил он.
       - Это за что же меня надо убить? - добродушно спросил Шалимов.
       - Сергей Александрович!? - удивился Алексей, протягивая руки следователю. - Вы к нам что, вместо Ольги?
       - Да, вот, я уже сомневаюсь, стоит ли ввязываться в это дело. А то вы смертью мне грозите.
       - Да, ну вас то я не имею в виду.
       - А в чем дело то? - спросил подчиненного Колодников. - Что ты тут пылишь не по делу?
       - Да, Семина выпустили на волю. Захаркина постаралась. Нашла, что там что-то напутали в бумагах.
       - Это кто такой? - спросил Шалимов. - Что за Семин?
       Пояснять взялся сам Колодников.
       - Да, малолетка один, убил проститутку три дня назад. Натолкал ей в рот травы, потом наступил на горло, и задушил. Мы это дело раскрутили за три часа.
       Шалимов покачал головой.
       - Да, все понятно. Но долго держать несовершеннолетних в камере не полагается.
       - Да, пусть он хоть бы свой срок высидел, до суда! Пусть тюремный запах понюхает! - Возмутился Шаврин. - Может, понял бы что-нибудь в этой жизни. А теперь нам что, этих подружек убитой прятать от него? Они, как узнают, что его выпустили, сразу побегут к нам свои заявления забирать. Надька ведь тоже к нам заявление притаранила, Семин ее перед этим избил. И что? На следующий день он ее задушил, а еще через три дня вышел на свободу, так получается?
       - Ладно вам! - Колодников решил прекратить этот разговор. - Всех гуманистов, которые писали последний уголовный кодекс надо повесть на Красной площади, чтобы народ видел этих "героев" в лицо. Но, давайте, вернемся к нашим баранам. Что там еще по вашей линии? - Колодников обратился к комитетчикам. - Как ваши версии?
       "Бульдог" Миша отрицательно покачал головой.
       - Пока никаких фактов, подтверждающих наши версии, не найдено. Проверили всех кавказцев, имеющих отношение к ваххабизму и владеющих внедорожниками. Никто из них в этот район за эти дни не выезжал. Ведется еще проверка среди людей, поставленных на учет в связи с маниакальной агрессией, но, тут так же мало вероятности выявить что-то похожее. Не каждый псих в нашей стране владеет внедорожником, через одного.
       Все оценили шутку, чуть хохотнули.
       - Что скажут наши железногорские коллеги? - Колодников обернулся к трем прикомандированным к опергруппе сыщикам из Железногорска. Старший встал, начал рассказывать: - Мы попробовали проехать по проселочным дорогам, с тем, чтобы потом выехать на одно из наших шоссе. Колесили до поздней ночи, но все такие выезды, мы насчитали их пять, все они приводили к пунктам ГИБДД. Мимо них никто не мог проехать.
       - Понятно. Что ГИБДД? - Андрей обернулся к капитану Лужкову, приданному в опергруппу от гаишников. - "Перехват" ничего не дал?
       - Нет. Мы в течение пяти минут перекрыли все три дороги, по которым могли уйти бандиты, это было нетрудно, как раз все инспектора контролировали дороги по случаю проезда президента. Останавливали все машины в районе озер, дороги, идущие от Вознесенки к Железногорску, к Кривову, к деревне Чапаевке. Но ничего не нашли. Никаких следов огнестрельного оружия.
       - Машины переписаны? - спросил Сергей Александрович.
       - Да, конечно. Можем опросить любого, кто покинул тот район в течении суток.
       Лужков достал из папки бумагу.
       - Тут мы подготовили список людей, которых в последнее время, примерно за год, штрафовали все трое инспекторов. Ну, тут ничего особенного нет, обычные наши клиенты. Единственно, полгода назад Голод устроил тут гонку за одним местным Шумахером. Минут двадцать гонял его по всему городу, потом Леня выгнал его на трассу, стрелял ему по колесам, только после этого гонщик остановился. Матерился тот тогда долго, грозился убить Леню. Все как обычно.
       - Интересная история. Паша, - Колодников мотнул головой в сторону Зудова, - займешься ее вместе с капитаном. Как обещанный список внедорожников?
       - Наш вот, - Лужков подал лист бумаги. - Из области обещали прислать к обеду.
       - А у вас что, нет своей областной базы данных? - удивился "Бульдог" Миша. - Или хотя бы по Интернету запросили.
       - Откуда! Какой Интернет? У нас компьютеры то времен короля Гороха. Две "тройки" стоят.
       - Да, это не Рио-де-Жанейро, - согласился комитетчик.
       Колодников шел по кругу, и следующим был как раз Астафьев.
       - Что у тебя, Юрий, какие идеи?
       - Да, вспомнил я одну старую историю. Помнишь, девяносто четвертый год, "Потрошители дальнобойщиков"?
       Колодников удивленно вытаращил глаза.
       - Не помню. Что еще за Потрошители? Маньяк какой-то?
       - Ну, ты что, забыл, что ли? Мазурова тогда ранило в колено, помнишь? - настаивал Юрий.
       - То, что его ранили, помню, он еще тогда долго с палочкой ходил. А про этих "Потрошителей" что-то ничего в памяти не осталось.
       - Да ты что! Громкое дело было, даже по телевизору нас тогда показывали, - настаивал Юрий.
       - Да, я и то помню этот сюжет, - поддержал его "Бульдог", - еще подумал тогда - как красиво мужики сработали.
       Тут Андрей все понял.
       - А-а! Да! Я же в это время в командировке был. Зимой девяносто четвертого меня же отсылали в Питер, на усиление. Там какая-то встреча в верхах была, не то Бори с Гельмутом, не то с Биллом. Так что там было, все так серьезно?
       Юрий в подтверждении кивнул головой.
       - Ну да, за такое вполне могли поквитаться. Тогда на нас впервые наехала братва, причем не наши даже, а Торская, крутая. Леониду пришло хуже всего, он тогда даже семью к родне отправил.
       - Ты предлагаешь сосредоточиться на этой версии? - спросил Шалимов.
       - Нет, просто я в этой истории участвовал, вот и зацепился за нее мозгами.
       - Хорошо, давай, разрабатывай ее, подними дело в суде, - согласился Колодников.
       - Этого дела у нас в архиве суда нет. Мне помниться, что суд был в Железногорске.
       - Съезди сам, потребуй, чтобы выдали дело, - подсказал Колодников.
       - А лучше обратись к Мазурову, - предложил Шалимов. - Тот никогда ничего не забывает, все помнит.
       - Тоже верно, - согласился Юрий.
       После того, как совещание закончилось, Юрий остался, и шепнул на ухо Колодникову про грядущую проверку из областной прокуратуры. Тот от всей души выругался.
       - Только этого нам теперь еще не хватало!
       - Ладно, я пошел. Где мне теперь найти Мазурова? Он все еще в охранном агенстве работает?
       - Да ты что, ушел давно! Он сейчас частным детективом подрабатывает. У него офис на Красноармейской, в здании бывшего райкома.
       Когда он ушел, Колодников поднял телефонную трубку.
       - Егорыч? Привет. Слушай, мне тут сорока на хвосте принесла, что в понедельник из области нагрянет прокурорская проверка. Да, сорока вполне компетентная. Слушай, мне некогда, позвони во второе отделение, Кириллову, предупреди его, хорошо? Давай.
       В чем преимущество небольших город, в отсутствии транспортных проблем. Уже через три минуты Астафьев входил в здание бывшего Советского райкома партии. В небольшой коморке за небольшим письменным столом сидел мощного сложения мужчина с роскошными, черными усами, с длинным, как бы нависающим носом. Иван Михайлович Мазуров вышел в отставку по состоянию здоровья в звании подполковника, и с нетронутой сединой шевелюрой. Это удивляло всех, кто близко знал легендарного опера. Уж сколько этот фанатик своего дела повидал трупов, сколько пережил за свою милицейскую жизнь сердечных переживаний, сколько раз стоял под ножом и пистолетом, но это никак не отразилось на его волосах. А за три года, что Мазуров пребывал на пенсии, седина густо пробралась и на его голову, и в усы. Тяжело переживал этот прирожденный опер свое отлучение от службы.
       Увидев Астафьева, Мазуров обрадовался.
       - Ба, Юрка! Какими судьбами, господин подполковник?
       - Да, справки кое-какие надо навести. Как у тебя то дела?
       Мазуров махнул рукой.
       - А, хреново. Закрою, наверное, свою контору. Не идет у меня дело, не то это, не мое.
       - Понятно.
       - А что у тебя там?
       - Да, у меня дело Голода.
       Мазуров словно потух.
       - Да, слыхал я, что Леньку убили. Кого еще с ним? Журкина и Ненашева?
       - Именно их.
       - Ну, второго я совсем не знал, а Журкиным мы как-то работали по угону и пропаже владельца. Ничего так парень был, только зеленый еще.
       - Михалыч, ты то дело помнишь, девяносто четвертого года: "Потрошители дальнобойщиков"?
       Мазуров усмехнулся.
       - Дело, где мне ногу прострелили? Обижаешь, как я его мог забыть. А что?
       - Надо проверить, не растут ли оттуда ноги вчерашнего расстрела. Ты фигурантов того дела помнишь?
       - А как же. Такое не забудешь. Бери ручку, записывай. Зыков, Виктор Тимофеевич, шестьдесят второго года рождения, жил в Торске, по-моему... - Мазуров напрягся, - проспект Ленина десять, квартира два.
       Астафьев, торопливо записывающий за ним, спросил: - Это кто?
       - Это тот, кого ты по башке монтировкой звезданул. Кстати, как ты тогда догадался монтировку в ход пустить?
       - А, черт его знает! Схватил, сгоряча, в правую руку монтировку, а в левую пистолет. Я же не левша, стрелять неудобно, вот я ей и шандарахнул его по затылку.
       - Молодец. Я всегда говорил, что у тебя талант к нашему делу.
       Так Мазуров говорил не всегда. Сначала он наоборот отрицал у своего воспитанника способности и рвения в своей нелегкой работе. Это потом Астафьев круто попер в гору по всем показателям, и Михалыч начал им гордиться. А старый опер продолжал вспоминать.
       - Второй, тот, которого вы с Ленькой так лихо искрошили, тот Иванченко, Михаил... Михаил Андреевич. Этот из Железногорска был, тоже спортсмен, шестьдесят первого года рождения. А жил он где-то в самом центре. Я еще тогда подумал, что нехило парень устроился. Да, записывай: Волжский проспект, дом сто два, квартира сорок.
       - Михалыч, как ты так можешь, а? - Не удержался, и спросил Астафьев. - Я забыл фамилии тех, кого в прошлом году раскручивал, а ты помнишь адреса тех, кого брал одиннадцать лет назад.
       Мазуров довольно рассмеялся.
       - Тренировать нужно память, тренировать! Сколько я беглых уголовников брал только потому, что помнил их приметы и данные, это целый список можно составить. Вот как-то...
       Он явно хотел рассказать какую-то историю, но Астафьев знал, что это надолго, поэтому поспешно перебил своего друга и наставника.
       - А третий кто? Этого то наверняка забыл.
       - Ну, как его забудешь! Он сам о себе напоминает часто. Я как первый раз его по телевизору увидел, думал, что с ума сошел. Все с ног на голову в стране встало, милиционеры в дерьме, а бандиты во власти.
       Мазуров открыл письменный стол, долго рылся среди бумаг, а потом вытащил газету, и протянул ее Юрию.
       - Вот, глянь на него, красавца.
       На первой странице "Железногорского вестника" была фотография могучего человека с большой, бритой наголо круглой головой, сильно выделенными надбровными дугами и выдающейся во всех отношениях нижней челюстью. Мужчина был одет в светлый костюм с безупречным галстуком, и занимался он тем, что вручал какой-то кубок высокому, худому парню в спортивной форме.
       - Депутат областной думы, глава благотворительного фонда поддержки молодежного спорта Егор Анисимович Зинченко, собственной персоной.
      
      
       ГЛАВА 4
      
       Этот же самый день для участкового Виктора Демина так же начался крайне неудачно. Во-первых, это был последний день его вынужденного отпуска. Вынужденного потому, что два месяца назад он сломал ногу, и половину весны и лета провел, шкандыбая на костылях по собственной квартире. Когда же гипс сняли, то оказалось, что ходить он толком еще не может, боль была еще вполне ощутимой. Он еще размышлял о том, продлить ли ему больничный, или, не взирая на боль все же выйти на работу. Второе было более выгодно с точки зрения финансов, а то по больничному листу деньги он получит два месяца спустя и в два раза меньше. Но, в семь утра ему позвонил сосед по гаражу.
       - Виктор, слушай, беда!
       - Что такое?
       - Гаражи наши подломили, твой, мой, и Антона.
       Демин от всей души выматерился, потом спросил: - Что взяли то?
       - Да, у меня машину разули, а твою "копейку" совсем угнали.
       - Вот педирасты! Ладно, я сейчас подъеду.
       Он, прыгая по квартире как кенгуру, торопливо одевался в форму, потом выглянул в окно, и увидел во дворе синюю "шестерку" соседа по лестничной площадке Сашки Климова. Демин совершенно точно знал, что Сашка третий день в отпуске, а значит, свободен как ветер. Уговорить Климова прокатиться до гаражей труда не составляло. Сашка и был известен всей округе, как абсолютно безотказный человек.
       Через пять минут они уже ехали в сторону городской окраины. Но, когда до деминского гаража оставалось три поворота, Виктор повернулся в Сашке, и велел ему: - Сань, вон около той троицы притормози.
       Навстречу им действительно двигались трое молодых людей весьма интересной наружности. Характерная худоба, своеобразная, шаркающая походка, пиджаки, одетые прямо на нательную майку, при одетых на ноги трико: все это говорило о том, что ребята часто посещали заведения закрытого типа с красивыми решетками на окнах и колючей проволокой по забору.
       - Эй, Калач, подойди-ка сюда! - крикнул Демин.
       Один из троицы приблизился к машине, и, осклабивши в улыбке кучу железных зубов, поприветствовал Демина.
       - Доброго вам здоровьишко, дядя Витя. Как ваша драгоценная ножка?
       - Хреново, видишь, даже выйти из машины не могу, чтобы тебе п...й отвесить.
       Калач развел руками.
       - За что, дядя Витя?
       - А кто сегодня мой гараж подломил, а?! Разве не ты?! Ты ведь с Сивым в нашем районе по гаражам шустришь!
       Калач весьма натурально удивился.
       - Какой ваш гараж, это тот, что ли? - он ткнул пальцем себе за спину.
       - Не прихеривайся, гараж ты мой хорошо знаешь. Я тебе не оборотень в погонах, у меня второго гаража нет! - Не унимался Демин. - И дома второго нет! И машина одна была, "копейка"!
       - Не, дядя Витя! Ты зря на нас косячишь. Я что, еб...ый совсем, я точно знаю где ваш гараж. Когда его, на х... подломили то?
       - Сегодня ночью. Я еще там не был, вот еду только.
       Калач стукнул себя в худую грудь кулаком.
       - Матерью клянусь, дядя Витя, это не мы с Сивым. Мы же не совсем еб...ые. Это все равно, что сук пилить, на котором сидишь, да еще и хрен себе при этом.
       Демин сменил гнев на милость.
       - Ладно. Тогда собери мне всех ваших пастухов, чтобы через час у меня были в гараже.
       - Клыка... - начал Калач.
       - Клыка, Мишку-Сашку, Антоныча, - продолжил его список Демин.
       Через час к гаражу Демина подъехала вполне приличная "девятка" цвета стальной металлик. Из нее не торопясь, с чувством собственного достоинства вылезли "приглашенные" Деминым районные авторитеты. К этому времени в гараже участкового уже во всю работала следственная группа. Два молодых криминалиста пытались снять отпечатки пальцев, а Толик Гараев, молодой опер из самого последнего пополнения, вел список утраченного.
       - Насос ножной, резиновая лодка, две удочки фиберглассовые, - диктовал Демин. - Пока все, но не закрывай список, может, я еще что вспомню.
       Он, хромая, подошел к троице авторитетов.
       - Ну, что за х... , братва?! - с ходу начал он. - Что, завидно стало, что у Демина целая "копейка" есть? Я вас когда-то не по делу трогал, а?
       - Дядь Вить, этот базар не к нам, - сказал самый пожилой из всех, Миша-Саша. Хоть он и был старше участкового, но в его устах слова "дядя Витя" были как знак уважения. Демин и в самом деле никогда не "напрягал" братву старого закала не по делу, не шил им дела только потому, что те раньше имели ходки в зону за подобного вида преступления. Ловил, сажал, но все по делу, не так, как многие из милицейских в этом же городе - по факту прежних "заслуг".
       А Миша-Саша продолжал: - Это кто-то из залетных. Ты нам напой, что у тебя стырили, может, что и узнаем.
       - Толик, дай сюда список, - крикнул Демин Гареву. Взяв листок, он так цыкнул на опера, что тот чуть не бегом отскочил к гаражу, продолжать опрос пострадавшего соседа. Братва с любопытством перечитала список похищенного.
       - Слушай, сегодня какой-то малый чурек магнитолу продавал на рынке, - припомнил Антоныч. - Я себе как раз резину зимнюю там брал.
       - Что за чурек? - поинтересовался Демин.
       - Ну, говорю же, малый. Я эту рожу уже где-то видел. Вился он раньше вокруг наших бакланов.
       - Мы поспрашаем, если что - звякнем, - пообещал Антоныч.
       Авторитеты отбыли, и изнывающий от любопытства Гараев подбежал к участковому.
       - Ну, что они сказали? Знают, кто подломил гараж?
       - Ничего они не сказали. Работай, давай. Да, запиши еще - выпрямитель у меня увели. Старенький такой, желтого цвета.
       "Звонок" от уголовников притопал в отделение в виде все того же Калача. Заглянув в кабинет, где размещались трое участковых, в том числе и Демин, он кивнул ему головой.
       В коридоре Калач шепнул на ухо Виктору: - "Копье" ваше рыбок кормит около моста, слева. А упер ее чурек один с Озерной, четвертый дом от магазина "Лагуна".
       Подобное стукачество Демина вовсе не удивило. Старые волки типа Антоныча охотно стучали на молодую братву из отвязанных отморозков, или конкурентов по воровскому бизнесу. Сдать своего, из своего круга - вот это считалось у них истинным предательством. А вот так, спалить конкурента - даже достоинством.
       Вернувшись в кабинет, Демин с порога скомандовал: - Подъем! Есть наколка по поводу моей ласточки.
      
       ГЛАВА 5
      
       Самое неприятное в жизни любого человека, это последнее прощание со знакомым человеком. Астафьев не был слишком близким другом Голода, но волей судьбы был близко знаком не только с женой, но и с детьми майора. Войдя в квартиру Леонида, Юрий первым делом увидел жену майора, и поразился, насколько та постарела. Она сидела рядом с обоими сыновьями, но, при виде Астафьева встала, и подошла к нему.
       - Здравствуй, Юра.
       - Здравствуй, Вера.
       Он поцеловал ее в щеку. Юрий не стал ее утешать, выражать сожаление, просто обнял. Они так постояли, потом прошли к дивану, сели. Ленька в гробу не походил на себя, как любой покойник не походил на себя живого.
       - Знаешь, после того случая, я долго жила мыслью, что его могут убить в любой момент. А последний год как-то успокоилась, - сказала Вера. - Думала, что он действительно заговоренный.
       Юрий кивнул головой, он прекрасно понимал, про что сейчас вспоминает Вера Голод.
      
       1994 год.
       Первый раз они перехватили его около здания кривовского ГАИ. Леонид, сдав смену, отошел к своей машине. Тогда у него была еще "копейка" крайне черного цвета, капитально отремонтированная одним народным умельцем. Кроме приметного цвета она была и оттюнингована по веянию моды тех времен: на багажнике антикрыло, затонированные стекла, крутые брызговики, серебряные колпаки на колесах. Но Голод ценил ее не за это, а за форсированный движок, от "семерки". Ему доставляло удовольствие обходить где-нибудь на трассе более современные машины, и при этом видеть взбешенные лица водителей.
       Леонид Голод уже открыл дверцу, когда к нему подошли двое. Оба ростом чуть выше его, да и комплекцией помощней. Одеты были в короткие, дутые куртки, на голове вязаные шапочки. Один, с белесыми бровями, все больше озирался по сторонам, а говорил второй, тоже рыжий, с небольшим шрамом на щеке.
       - Слышь, командир, перетереть бы надо кое-что с глазу на глаз.
       Голод сдвинул брови. К нему частенько подходили просители насчет отобранных прав и снятых номеров, но эти двое как-то не походили на обиженных автоинспекторами пацанов.
       - Ну, и что тебе надо? Говори, - велел он.
       - Не, ну чё, братан, давай, отъедем. Че мы тут, как два тополя на Плющихе светиться будем.
       - А меня это не напрягает. У тебя две минуты, давай, базарь.
       Они переглянулись. По лицам было видно, что подобный вариант ими запланирован не был. Потом тот, что со шрамом, решился.
       - Слышь, командир, видишь ту тачку?
       Леонид обернулся в сторону, куда показывал качок. Это была "девятка", синего цвета, без номеров. Зато бумажные номера с надписью "транзит" были наклеены на заднее стекло машины. Голод хорошо разбирался в машинах, так что, несмотря на чуть запачканный низ, он видел, что машина новенькая, только-только сошедшая с конвейера.
       - Ну и что? - хмыкнул он.
       - Она твоя. Не хочешь эту, подкатим другую, "девяносто-девятую", цвет "мурена".
       - И с чего мне это такая радость?
       Качок со шрамом продолжал играть своего в доску парня.
       - Да, от нашей щедрости. Сказать только нужно в нужном месте пару нужных слов.
       - Это каких еще слов?
       - А таких, что ты не видел в руках у Зины обреза. Не было его.
       Голод коротко хохотнул.
       - Ага, значит, он просто так к нам подъехал, дорогу спросить?
       - Ну, вот именно. Ты все уже и просек.
       Леонид спросил, уже зло: - А стрелял он тогда что, из пальца?
       - Стрелял не он, а тот, второй, с револьвером.
       "Сдают одного, чтобы выдернуть другого", - понял Леонид.
       - Ну, так как? Пойдешь в отказ? - настаивал качок.
       - Не дождетесь.
       Голод открыл дверцу машины, рыжий попытался ему в этом помешать. Но тут из здания ГАИ как раз вывалила большая толпа только что заступивших на дежурство инспекторов, и оба качка сделали по шагу назад, а рыжий примирительно поднял руки вверх.
       - Все, мы уходим!
       - Так, чтобы я вас тут больше не видел! - Голод был взбешен. - Еще раз появитесь в моем городе - сдам в отдел! А еще и статью какую-нибудь приклею, со своим Зиной сидеть будешь полжизни! Понял все, рыжий!?
       Но торские качки не успокоились. Леонид заметил их машину у детсада, откуда забирал жену с сыном. Это его встревожило. Затем они довели его до дома, но когда Голод решил с ними разобраться, и выскочил из машины, то синяя девятка с транзитными номерами резко сорвалась с места, и скрылась из виду.
       Этим же вечером ему позвонили.
       - Слушай, прапор, ты что, самый честный у нас в стране? - Интонации голоса говорившего была снисходительной. - Тебе хороший бабляк предложили, а ты морду воротишь, как будто в кладовке брюликов, как тараканов.
       - Че тебе надо, козел? - Голод говорил нарочно грубо.
       - Да все тоже. Не хочешь по-хорошему, будет по-другому. У тебя жена молодая, да с "икрой", сын совсем малек. Смотри.
       Голос замолк, а Леониду стало совсем нехорошо. Он положил трубку, в полголоса выругался. После короткого раздумья он решил позвонить Астафьеву.
       - Юрий, здравствуй. Это Голод.
       - А, привет, Лень. Как дела?
       - Да хреново. К тебе торская братва с разными интересными предложениями не обращались?
       - Это по поводу этих, с трассы?
       - Ну да.
       - Нет, а что?
       - Значит, решили одного меня напрячь. Требуют, чтобы я отказался от показаний против их бригадира.
       - Да ты что!
       - Вот так. Ты сможешь сейчас ко мне подъехать?
       - Запросто.
       Минут через пятнадцать Юрий постучал в дверь квартиры Леонида. Тот открыл дверь, молча показал рукой, чтобы поздний гость проходил на кухню. Тут же послышался женский голос.
       - Лень, кто там?
       - Сослуживец. Ты спи, не жди меня.
       На кухне Голод первым делом достал бутылку водки, нарезанные огурцы и колбаса уже стояли на столе.
       - Давай выпьем, - предложил хозяин. Только после первой рюмки он рассказал Астафьеву обо всех предложениях торских качков.
       - Да, интересно, почему они тебе это предложили, а не мне или Иванычу? - спросил Юрий.
       Голод решил эту загадку просто.
       - А потому, что я единственный видел этот обрез в его руках. Ты же его не видел?
       - Нет.
       - А остальные тем более. Мазуров видел только вспышки, Кошкин вообще в это время бегал где-то еще за КамАЗом. Они хотят, чтобы я показал, что оружие было только у этого, которого ты по башке приласкал. Если так, то они свалят все на этого твоего мужичка с наганом, и все. Он получит лет пятнадцать, они - условно.
       - Да, круто они стоят за этого самого Зину. И что же нам теперь делать? Руководству сообщать будешь?
       - Придется, только вот семью надо сначала куда-то отправить.
       - Что боишься, что будут жену напрягать?
       - Не только боюсь, знаю. Уже предупредили, вон, по телефону.
       - Как думаешь, они тебя постоянно пасут?
       - Вот этого я не знаю. Но, мне не понравилось, как они на хвост мне сели.
       - Что, напрягает?
       - Да, не в том дело. Они пасли меня до детского сада, а около дома свернули в сторону. Значит - они знали, где я живу. Убедились, что я приехал домой, и убрались. Кроме того, еще есть совсем хреновая вещь. Этот, который звонил по телефону, знает, что у меня жена в положении.
       - И что тут такого? - не понял Юрий.
       - А то, что по ней еще этого не видно. У ней срок всего три месяца. Прикинь, как они хорошо копнули?!
       Он налил еще рюмку. В это время на кухню вошла невысокая женщина в халате. Она была достаточно миловидна, Юрий сразу понял, что Леня гораздо старше Веры. Беременность ее действительно не была еще заметна.
       - Ой, что же вы всухомятку водку пьете. Давайте я вам борща согрею, - озаботилась Вера.
       Несмотря на все возражения мужчин, Вера все же разогрела им борщ. А потом Леонид обнял ее за талию и спросил: - Верунчик, ты как, чтобы к маме с папой съездить, проведать?
       - Чего это? - удивилась та.
       - Ну, а ты разве, не соскучилась по ним?
       - Соскучилась, но я ведь вот только, на той неделе от них вернулась?
       - Ну, надо тебе уехать, Вера, надо.
       Вот теперь она встревожилась.
       - Что, тебе они тоже звонили?
       Голод напрягся.
       - Что значит тоже? Кто тебе звонил?
       - Не знаю кто, но позавчера днем нам позвонили по телефону, спросили тебя, и голос был такой неприятный. Я ему сказала, что ты на службе. А этот потом начал какую-то чушь нести, говорил, что тебе новую машину надо покупать, а то с двумя детьми трудно будет на "копейке".
       - Он угрожал тебе? - спросил Леонид.
       - Нет, просто попросил, чтобы я уговорила тебя быть сговорчивым.
       - Что ж ты мне ничего не сказала! - взорвался Голод.
       Но и у Веры были свои аргументы.
       - Не кричи на меня! Да, ты вспомни, какой вчера пришел с похорон дядьки! Еле до кровати дошел. А потом ты опять ушел на сутки. Да, еще вчера кто-то в дверь звонил. Я подошла, спросила: "Кто?" Молчок. Мне как-то не по себе стало. Надо нам дверной глазок в дверь врезать.
       - Да, это точно.
       Леонид чуть помолчал, потом решил: - Надо тебя нам сегодня же к матери отправить.
       - А ты не боишься, что ее и там найдут? - спросил Юрий. - Ваш этот адрес узнали, и адрес родителей узнают. Поднимут какие-нибудь анкетные данные по линии МВД, и все.
       Голод отмахнулся от этой версии.
       - Нет, это не пройдет. В анкетах и справочниках их адресов еще нет. Веркины родители недавно новую квартиру купили, буквально месяц назад. В другом городе и даже другой области. Отсюда четыре часа на электричке. На машине на час быстрей. Можно быстро, в день обернуться. С утра к начальству, в десять выехать, вечером дома.
       У Юрия были аргументы против.
       - Но на машине тебе ехать нельзя. Больно приметная она у тебя.
       Вот теперь Голод пожалел, что и номер то выбил для себя крутой, три восьмерки, и тюнинг сделал такой, что второй такой машины не встретишь.
       - Это верно.
       - Тогда надо уходить сейчас, не дожидаясь дня и разрешения начальства, - предложил Астафьев. Это мысль поразила Голода.
       - А, пожалуй, это можно сделать. Только я не могу, мне завтра с утра надо быть в отделе. Нужно, хотя бы, отпросить у начальника, Верченко.
       Решение словно само вырвалось из уст Астафьева:
       - Тогда давай, я их отвезу. Я как раз, отгул на завтра выбил. Хотел три дня погулять. Я на электричке в сутки уложусь?
       - Запросто.
       - Тогда все нормально. И ни у кого отпрашиваться не надо. Все без лишних ушей.
       На обсуждение деталей всего предприятия ушло еще три часа. Астафьев ушел домой уже глубокой ночью, он все оглядывался по сторонам, стараясь понять, не пасут ли его торские бандиты, но ночной город словно вымер.
       В семь утра, как обычно, Леонид Голод отвез сына и жену в детский сад, где она и работала воспитателем. Но, если бы кто наблюдал со стороны, то заметил, как через полчаса через черный ход прошла та же самая женщина в дубленке, в норковой, по моде, мужской шапке, с ребенком на руках. Она села в поджидающую их "десятку". За рулем ее сидел лучший друг Астафьева Вадик Долгушин, сам Юрий располагался рядом.
       - Ну, что, Вера, уговорили заведующую? - спросил Юрий Веру.
       - Да, с трудом, но удалось.
       - Кстати, она знает, где живут ваши родители?
       - Нет, про такое мы с ней не говорили. Мы с ней вообще в натянутых отношениях. Если бы Ленька не работал в милиции, давно бы меня уволила. Она ждет не дождется, когда я в декретный уйду.
       Через десять минут они были на вокзале, а еще через пять, отстояв короткую очередь, получили билеты до Уральска-Затонского. Уже выбираясь из очереди, Юрий столкнулся лицом к лицу со знакомым человеком. Это был ни кто иной, как Игорь Кошкин, их, с Леонидом, соратник по засаде на стервятников. Увидев такую странную пару: Юрий с ребенком на руках и явно знакомую ему женщину, он удивился.
       - Привет, Вера, привет, Юрий. Вы куда это собрались в такой мороз?
       - Да вот, Ленька просил жену проводить до родителей, - ответил Юрий.
       В это время в динамике загремел голос, объявивший прибытие нужной им электрички, и они, торопливо распростившись с инспектором, вышли на перрон.
       В электричке они долго переходили из вагона вагон, пока не нашли самый отапливаемый, в самом конце состава. Здесь, в тепле всех их разморило, и уже через пять минут они все, включая малолетнего Алешку, мирно спали. Разбудил их контроль, к тому же Алешка начал капризничать, и Вера, быстро поняв притязания своего чада, повела его в тамбур в поисках туалета.
       - Господи, только отъехали, а уже писать захотел. А нам еще ехать и ехать, - ворчала она. - Чувствую, замучишь ты нас за эту поездку.
       Юрий зевнул, глянул в окно. Электричка как раз подходила к какой-то станции. Астафьев протер замерзшее окно ладонью. Его восприятие неприятно резануло слово на фасаде вокзала: "Торск". Может это, а может, какой-то инстинкт заставил его внимательно присмотреться к людям, находящимся на платформе. Двоих парней в одинаковых красных, китайских пуховиках он заметил сразу. Во-первых, они явно опаздывали, и подбежали к вагону последними. Во-вторых, квадратные плечи обеих парней были явно не от фасона их пуховиков, а мощные шеи по ширине чуть ли не превышали диаметр головы. Оба бугая, этакими двумя распаренными мартенами ввалились в вагон, и, по инерции проскочив первые несколько метров, притормозили, а потом перешли на совсем уже неспешный ход. Юрий сразу понял, что качки кого-то ищут. Это бы его не взволновало прежде, но теперь это сочетание слов "Торск" и "качок" вызвало у него неприятное ощущение. Они подошли совсем близко, уставились на Юрия, и это было как-то неприятно. Астафьев деланно зевнул, достал газету, купленную на вокзале, и демонстративно уставился в ее. Качки постояли, а потом пошли дальше. Юрий же встал, и, чуть переждав, двинулся за новыми пассажирами. Уже покидая вагон, оба здоровяка обернулись назад, но Астафьев успел нагнуться, и сделал вид, что заинтересовался своими развязанными шнурками. Судя по шуму раздвигающихся дверей, Юрий понял, что они уходят, но при этом явно услышал, как один из торских богатырей сказал второму: - А он точно в синем пуховике?
       Ответ Юрий не расслышал, его заглушил шум задвигающихся дверей, но и этих нескольких слов для него было достаточно. Это он сегодня был в синем пуховике. Мысли работали лихорадочно.
       "Почему они меня не узнали? Я ведь был именно в таком пуховике. Значит, должно быть что-то еще. Что?"
       И тут он понял - Вера. Женщина с ребенком в приметной дубленке в сопровождении парня в синем пуховике. Второе не сошлось, и они прошли мимо. Словно ошпаренный, он подскочил с места, и кинулся вперед. За это время качки прошли уже целый вагон, Юрий увидел их мощные фигуры входящими в следующий тамбур. Астафьев раздумывал, как ему быть, но тут рядом с ним открылась дверь, и из туалета показалась недовольная Вера с хныкающим сыном.
       - Боже, пока его разденешь, пока оденешь! - пожаловалась она Юрию. - А там еще холодно, дует снизу. Как бы еще не простудился.
       - Есть еще неприятности, - "обрадовал" ее Юрий.
       Он коротко рассказал обо всем происходящем, а потом посоветовал, что ей делать. Через минуту в вагон вошла женщина с ребенком, в стильной дубленке, и черной вязаной шапочке. Еще через минуту в вагоне появился Астафьев. В тамбуре он вывернул свой двухцветный пуховик красной стороной наверх, а на его голове была норковая шапка Веры. Сел он через два купе от женщины, у первого, укороченного сиденья и сразу развернул все ту же газету. Отсюда он видел, что Вера явно нервничала. Она пробовала укачать сына, но тот раздурился, начал с криком бегать по вагону. Народ это смешило, а вот мать сорванца готова была сорваться на крик.
       Примерно через полчаса в вагон вернулись оба качка. Лица у них были озадаченные, и даже злые. На Астафьеве они даже взгляд не остановили, зато долго рассматривали Веру. Потом один из них набрался храбрости, и, подойдя, спросил ее: - Простите, вы Вера? Вы из Кривова?
       Юрий видел, как жена инспектора нахмурилась, и как-то, даже зло, ответила: - Кто?! Я? Меня зовут Нина, и я села в Торске. Что вам надо?
       - Нет, ничего. Нас начальник просил встретить его жену, Веру, а мы никак ее не найдем.
       - Не знаю я никакой Веры. Сынок, хватит бегать, иди сюда.
       Но, младший Голод не обращал на нее внимание, и носился по вагону со скоростью выпущенного стингера.
       От слов девушки качки стушевались. Это было удивительно, но они выглядели растеряно, как первоклашки, застигнутые за курением директором школы. Они прошлепали в тамбур, и Юрий, скосив глаза, увидел, как один из них достал из кармана мобильный телефон. Юрий буквально слюну сглотнул. Он мечтал об этой стильной и удобной штучке уже давно. Но, с его зарплатой Астафьев мог об этом только мечтать. Между тем у качков, несмотря на их техническое превосходство, что-то не ладилось. В этом Астафьев убедился, когда оба его ненужных спутника вернулись в вагон. Лица обоих были красные от напряжения и злые. Они сели в соседнем от Юрия купе, спиной к Вере и лицом к Астафьеву.
       - Ни че, к станции подкатим, там связь должна быть, - сказа один из них другому.
       После всего этого Астафьев успокоился.
       "Хрен они нас так расшифруют", - решил он, и, прикрыв глаза, даже задремал. Проснулся он минут через десять, как раз от голосов торских спутников.
       - Да-да! Слышу, Хомут, слышу! Счас...
       После установления связи оба качка рванулись в тамбур. Астафьев напряг слух, и, даже сквозь шум колес и полуоткрытые двери тамбура отчетливо слышал некоторые слова, которые торские братки вынуждены были орать на весь тамбур.
       - Нет, Хомут, нет таких. А так... да мы два раза прошли, нету их!
       Что отвечал им неизвестный ему Хомут, Юрий, естественно, не услышал. Но оба качка вернулись в вагон с недовольными лицами. Их места к этому времени уже были заняты, так что качки сели уже буквально рядом с Юрием, один на двухместное сиденье рядом с ним, второй - лицом к Астафьеву.
       - Ему бы только орать, козлу рыжему, - пробормотал один из них, тот, что рядом.
       - Да, сам бы он так побегал по электричке. Сам хрен знает что надиктовал, а сейчас орет. Пидор горластый!
       Они еще немного поматерили этого своего Хомута, а потом пригрелись и уснули. Зато Астафьеву не спалось. Время от времени он поглядывал в сторону Веры, подмаргивал ей. Та, вроде, успокоилась.
       Еще через час Юрий с облегчением услышал, как динамик прохрипел самое ожидаемое им объявление: - Станция Уральск-Затонский. Стоянка три минуты.
       Юрий встал, этим, невольно, разбудив и своего соседа. Тот толкнул своего собрата.
       - Айда, нам уже выходить надо, - предложил он.
       - Пошли, - согласился тот.
       К этому же тамбуру подошла и Вера со своим, все-таки уснувшим чертенком на руках. Юрий хотел спуститься первым, но нетерпеливые пассажиры, рванувшие с перрона в тамбур, оттеснили его от женщины. Но, не все были столь невежливы. Кто-то из находившихся внизу галантно принял из руки Веры спящего сына, потом, когда она спустилась, отдал его ей. И тут к Вере подлетела дебелая девица в черной, старомодной шубе.
       - Верка! Голубева! Сто лет тебя не видела! Это твой сын? Ты из своего Кривова надолго к нам!?
       Юрий увидел, как из губ одного из качков выпала сигарета. Он явно оценил новую для себя информацию.
       - Бля, Санек, да она не...
       Астафьев не дал ему договорить. Со всей силы он толкнул сметливо качка в спину, так, что тот ракетой вылетел из вагона, и, проскочив узкую платформу, упал с метровой высоты на железнодорожные пути. Санек ничего не успел понять, поэтому Юрий сделал ему подсечку, и когда тот грохнулся на железный пол тамбура, ногой же столкнул его вниз.
       - Вера, быстро сюда! - крикнул Юрий, спрыгивая на перрон. Он схватил ребенка, и птицей взлетел обратно в тамбур. Ничего не понимающая женщина последовала за ним, но не одна она. Отшвырнул от тамбура взвизгнувшую даму в шубе, в вагон рванулся и второй из качков. Но Астафьев успел развернуться и ударить его носком своего тяжелого ботинка в лицо. Ему повезло, удар пришелся в переносицу, так, что кровь хлынула как из носа, так и из разбитой брови. Все это, как и искры из глаз, привели к тому, что качок минимум как на минуту потерял ориентацию в пространстве. Этой минуты хватило для того, чтобы двери электрички закрылись. Астафьев успел еще увидеть, как на платформу с болезненной гримасой на лице, начал карабкаться второй его торский собрат. Что еще не обрадовало Юрий, когда электричка тронулась от перрона, мелькнула привокзальная площадь, и на ней, темно-синяя "девятка" с белым квадратиком транзитного номера на лобовом стекле. От нее к вокзалу шли трое людей, удивительно похожих на своих торских друзей по качалке фигурами и все теми же красными пуховиками. Они это или не они, Юрий не разобрал. Может, и машина была совсем другой, да и в этих пуховиках тогда ходило полстраны, но Астафьев уже не хотел рисковать.
       - Что случилось, Юра? - спросила Вера. Но, тут с другой стороны, на нее набросилась с расспросами толстуха в шубе, все-таки успевшая попасть в электричку.
       - Верка, что происходит?! Что это за драка тут была? Давай, милицию вызовем!
       - Спокойно, милиция уже здесь, - успокоил ее Астафьев.
       Вера подтвердила.
       - Да, он из милиции, провожает меня. Знакомься, Юрий, друг мужа. Любка, ты скажи, ты то, как сюда попала? Ты же куда-то в Киргизию уезжала?
       - В Таджикистан, - поправила Любка. - С Рустамом, он у нас в техникуме учился, и я за него замуж вышла. Как уехала, так вот и приехала. Там такой ужас начался! Мы с Рустамчиком еле ноги унесли. Я сейчас живу в Усольске.
       - Это где? - спросил Юрий.
       - Это следующая остановка. Поселок такой, рабочий. Рустам, он у меня тоже сейчас в милиции служит, участковым.
       - А потом? Потом что будет? Дальше что тут, по железке? - настаивал Юрий.
       - А потом уже конечная, она так и называется, Тупичок. До Усолья идет федеральная дорога, а там уже так, одноколейка, к комбинату.
       - Надо нам там сойти и попробовать вернуться в этот, как его Уральск-Задольный, - ответил Юрий, неотрывно смотрящий в окно. Чтобы оно не замерзало, он постоянно его протирал ладонью.
       - Чего это? - удивилась Вера.
       - Кажется, от нас не хотят отставать.
       По дороге, параллельно идущей относительно железной дороге, мчалась знакомая "девятка" с белым квадратом транзитного номера.
       - А вы больше никак не сможете выйти, - прояснила ситуацию одноклассница Веры.
       - Почему?
       - Там, у нас, в Усольске, вокзала нет, одна платформа. Ну, закуток есть рядом с кассой, и все. А обратная электричка до Уральска-Задольного будет только через четыре часа. Она рабочую смену повезет.
       Замерзнете там просто, и все. Вера охнула.
       - А поезда? - спросила она.
       Люба, как будто, даже обиделась.
       - Какие поезда, Вер? Я ж говорю - тупик там! Там только грузовики ходят, с рудой, да дрезина два раза в сутки смену на шахты завозит.
       - Что же нам теперь делать? - растерянно спросила Вера.
       До подружки начало доходить истинное положение вещей.
       - А так вам что, вам ночевать не где? Так к нам пойдемте! - Обрадовалась она. - У нас домик хоть и маленький, но теплый. Рустам плов сварит, он так шикарно готовит плов, вы просто пальчики оближите! А какую я самогонку гоню! На черносливе ее настаиваю, лучше любой водки. А еще у меня перцовка есть!
       Люба закатила глаза. Эта жизнерадостная толстуха все больше и больше начинала нравиться Астафьеву. Тем более что дорога, идущая вдоль дороги резко ушла в сторону, а с ней исчезла и проклятая "девятка".
       - Хорошо, Люба, уговорили, - сказал Астафьев Любе. - Переночуем у вас. Я бы сейчас от стаканчика перцовки не отказался .
       Так они и поступили. Вышли на полустанке с одноклассницей Веры, и провели у них вместо ночи более двух суток. После этого Астафьев отвез Веру к родителям, и еле успел вернуться в Кривов к очередному дежурству.
      
      
       ГЛАВА 6
      
       Давно кривовские опера не проявляли такого рвения при раскрытии уголовного дела. И дело было как раз не в том, что их подталкивало руководство всех степеней и не личный надзор президента. Просто убили своих, таких же, как они парней в милицейской форме.
       Паша Зудов с Лужковым объезжали владельцев кривовских внедорожников. Большей частью это были люди, весьма занятые, поэтому приходилось их просто вылавливать где-то в городе.
       - О, гляди: Ланд Крузь - Беларусь.
       Лужков ткнул пальцем в сторону стоящего перед зданием ЦУМа автомобиля. Они подрулили к нему вплотную, вылезли из машины.
       - Шины как раз те - Мишлем, хотя и не зимние, - сообщил гаишник, присев около колес автомобиля.
       - Так, тогда я пойду искать хозяина, а ты, Семен, возьми пробы резины, - решил Зудов.
       - Хорошо.
       Впрочем, далеко ему идти не пришлось. Не успел Лужков склониться над колесом "японца", как словно из-под земли появился мужчина лет тридцати пяти, с солидным пивным животиком, одетый во все светлое.
       - Э-э, мужики! Какого хрена вам надо?! Ну-ка, пошли отсюда!
       Зудов достал свое удостоверение, Семен же решил, что достаточно того, что он сам в форме. Но на толстяка корочки Зудова не произвели никакого впечатления.
       - Ну и что!? Валите отсюда, говорю! Без санкции прокурора я с вами даже срать рядом не сяду!
       Паша разозлился.
       - Ах, даже так!
       Он достал из папки желтый бланк повестки, начал его заполнять.
       - Фамилия?
       - Моя, что ли? - ухмыльнулся толстяк. - Не скажу я вам. Нахрен мне это надо.
       - Ладно, это не проблема. Сема, глянь там, в списке, кто это такой.
       Тот достал список, нашел нужный номер.
       - Гуревич, М.С. Ленина шестнадцать, квартира сто.
       Зудов быстро заполнил квитанцию, отдал ее толстяку. Тот продолжал кочевряжиться.
       - Завтра в девять у меня встреча в Железногорске, так что я не приеду.
       - Если в полдесятого вы не будете у нас в третьем отделении милиции, то мы приедем к вам всем отделам, и увезем силой, - пообещал Зудов.
       На толстяка эта угроза не подействовала.
       - Ой-ой-ой! Напугали. А если я сейчас позвоню вашему начальнику или прокурору, и доложу о том, что вы мне хамите?
       Толстяк с ухмылкой достал из кармана навороченный мобильник.
       - Звони, - разрешил Павел, - только звони уж самому Путину, чего мелочишься то.
       Тот, действительно, разыскал в справочнике какой-то номер, и, дождавшись ответа, зачасти: - Алексей Дмитриевич? Это Гуревич вас беспокоит, Гуревич! Что-то плохо вас слышно. Тут на меня менты наши наезжают, абсолютно не по делу. Что? Где? В Геленджике? А к кому обратиться? По какому номеру? Хорошо.
       Гуревич, как-то сразу вспотевший, начал тыкать в кнопки, потом уже не столь уверенным тоном начал говорить в микрофон: - Ольга Леонидовна, здравствуйте. Это вас беспокоит Гуревич, владелец фирмы "Зенит". Мне ваш номер дал Кудимов, Алексей Дмитриевич. Тут два милиционера без всяких санкций хотят осмотреть мою машину.
       В этот раз связь работала нормально, так что даже до ушей милиционеров донесся знакомый голос Ольги Малиновской: - Ну, и в чем проблема? Пусть осматривают.
       - Но, у них нет на это никаких разрешительных бумаг.
       - Если вы не хотите чтобы машину осмотрели вот так, неформально, то пусть они оформят повестку на завтра, на утро. Предупреждаю сразу, что если вы опоздаете на встречу хоть на десять минут, то вас доставят в отделение уже с ОМОНом.
       - Но в чем дело? - недоумевал толстяк.
       - А вы, разве не слышали? Вчера убили трех наших милиционеров, и, возможно, в этом участвовал какой-то внедорожник. Дело поставлено на контроль президента, так что не советую вам препятствовать работе следствия.
       Ольга отключилась, и Гуревич, окончательно утративший веру в торжество привычного товарно-денежного диалога между милицией и предпринимателями, с досадливой гримасой на лице обратился к милиционерам.
       - Ну, и что вы хотите знать?
       - Мы хотим снять пробы резины с ваших шин. Кроме того, мы хотим знать, где вы были вчера, с девяти до двенадцати часов утра.
       - А, ну тогда у меня нет никаких проблем. Вчера я весь день был в Жуковке! - оживился толстяк. - У меня там дача.
       - Кто может это подтвердить?
       - Соседи. О, кстати! У Анатолия Николаевича, Сосновцева, моего соседа справа, тоже внедорожник, Джип. Можете его опросить, он все подтвердит. Он работает в администрации, в отделе муниципального имущества.
       - Хорошо. Сейчас мы еще сделаем соскоб с ваших шин, и все.
       Когда милиционеры уехали, Гуревич вызвал по телефону соседа по даче.
       - Анатолий Николаевич? Слушай, тут в городе такой хипишь стоит, менты все джипы проверяют. Да, с чего! Ты что, не слыхал, что ли? Вчера троих мусоров положили тут на федеральной трассе, вот они и лютуют. Ты уж подтверди, что я вчера в Жуковке был. А я уж тебя тоже прикрою. Вот спасибо. Да, ты будь с ними повежливей, а то они сегодня злые, как собаки. Хорошо, будь здоров!
      
       ГЛАВА 7
      
       Следствие следствием, а график дежурств составляется раз в полгода, и навсегда. После хлопотного дня, ночью Алексею Шаврину пришлось по графику дежурить в родном, третьем отделении милиции. До шести часов вечера промотавшись по делам о расстреле гаишников, он, на полчаса заскочил домой, и, поужинав, прибыл на службу. В этот раз на телефоне сидел прапорщик Гасан Алиев, добродушного вида азербайджанец, пребывавший в этой должности уже лет двадцать. Он настолько сросся со своей работой, что даже по отделению ходил в самодельных шлепанцах из сапожной кирзы на босу ногу. Поздоровавшись с Шавриным за руку, Гасан спросил: - Что будешь, дорогой, чаек, плов?
       Чай заваривать, и плов делать, азербайджанец был мастером, но, чуть подумав, Алексей решил пренебречь чаепитием.
       - Нет, пойду, лягу посплю. Вымотался как собака. Поднимай, если только что серьезное будет.
       - Хорошо, сделаем. Что там, про этих козлов, что убили гаишников, ничего не слышно?
       - Нет, - на ходу ответил Шаврин, - дело, похоже, глушняк.
       - Понятно.
       Алексей устроился на диване в кабинете начальника отделения, и быстро уснул.
       В одиннадцать вечера Гасан в третий уже раз пил свой чай. Литровая кружка огненного напитка вызвала у него обильное потоотделение, которое он ликвидировал большим, махровым полотенцем. При этом азербайджанец читал и рассматривал "желтый" порнографический журнал, как обычно, случайно попавший ему в руки. Читая, он крякал, хмыкал, и мотал головой, не то восхищенно, не то удивленно.
       - Что пишут, а? Что пишут?! - пробормотал он, и перевернул страницу. И, в этот момент распахнулась дверь, и что-то темное, большое, влетело в предбанник, и с размаху ударилось о закрывавшую проход в само отделение решетку.
       - Открой! - заорало нечто, и начало трясти руками решетку. - Убивают! Открой! Богом молю! Убивают!
       Гасан вытаращил глаза. Он уже разобрал, что помешавшее его чаепитие существо было человеком, но лицо у этого человека было просто перекошено от ужаса, и даже глаза жутко вылезли из орбит.
       - Кто тебя убивает, дорогой? - спросил он, открыв плестиглассовую заслонку окошечка. Но нежданный посетитель продолжал трясти решетку, через каждые пару секунд в ужасе оглядываясь назад. Гасан все же решил впустить незнакомца.
       - Вовка, вставай! - окликнул он своего помощника. Но тот уже сидел на диване, потирая лицо руками.
       - Кто там? - спросил он хриплым со сна голосом.
       - Да вот, придурок какой-то. Орет, чего-то, ломится.
       Гасан потянул на себя рукоятку засова, и решетка подалась. Заскочив в помещение незнакомец хлопнул решеткой, в два прыжка достиг открытой дверцы решетчатого "обезьянника", и, захлопнув калитку, забился в дальний ее угол. Первым рассмотреть это чудо вышел Владимир Фортуна, участковый в звании капитана, как раз и пребывающий в этот день на подхвате у Гасана. Круглый, по фигуре похожий на снеговика, он рассматривал незнакомца со все большим удивлением. Казалось, что даже глаза капитан стали более круглыми.
       - Слушай, а он ведь весь в крови, - сказал он подошедшему Гасану.
       - Да, где? - удивился тот. - Че ты тут видишь, а?
       - Да ты посмотри, и руки, и лицо, и тряпье это его в крови. Ну-ка, зови сюда Шаврина.
       Гасан торопливо засеменил в сторону кабинета начальника, смешно шлепая по полу коридора своими самодельными шлепками. Через пару минут он вернулся с заспанным Алексеем. Тот присмотрелся к виду бродяги, потом осмотрел его руки. Бомжа продолжала бить явная дрожь.
       - Я, кажется, его знаю, - сказал Шаврин, и обратился к бродяге. - Тебя зовут Василий?
       В глаза того мелькнуло что-то осмысленное, он и дрожать стал меньше.
       - Ты еще жил с этим, как его? Мишка-Мишка... Мартьяновым.
       С бомжем произошло какое-то удушье, он попытался еще сильней вжаться в стенку. Шаврин брезгливо сморщился.
       - Черт, опять что-то не то. Ну-ка, Гасан, налей-ка ему стакан чая.
       - Кому? Ему?! - возмутился азербайджанец, тыкая пальцем в сторону бомжа.
       - Ему-ему, - подтвердил Шаврин. - Выбери там самый страшненький бокал и налей чая. Потом его выкинешь.
       В дежурке действительно была целая коллекция самой разнообразной посуды, от могучей кружки Гасана, до фарфоровой чашечки для кофе размером с большой наперсток. Все это пестрое разнообразие было отмечено общим черным цветом осевшего внутри чашек осадка. Выбрав самую убогую чашечку с отбитой ручкой и треснувшим корпусом, Гасан налил в нее чай и отнес бомжу. Тот принял чашку дрожащими руками, но, после первого же глотка в глазах бродяги действительно появилось осмысленное выражение. Шаврин терпеливо дождался, когда Вася выпьет весь чай, а потом уже обратился к нему с расспросами.
       - Так что с тобой случилось? Откуда эта кровь?
       - Мишку зарезали, - хриплым голосом ответил бомж. - Мишку, и парня какого-то.
       - Какого парня?
       - Да, хрен его знает, пил он с нами. Я его второй раз вижу. Видел.
       - И кто их убил?
       - Парень какой-то. Два парня.
       - Так один, или два?
       Бомж задумался.
       - Два. Или три. Я не понял, я испугался, и убежал.
       Милиционеры переглянулись.
       - Что-то он порожняк гонит, - решил Фортуна.
       - Гонит? А откуда тогда кровь? - спросил Алексей.
       - Может, сам порезался?
       - Ага, тут крови как с двух поросят, а ты - порезался. Откуда у тебя столько крови? - обратился Шаврин к бродяге.
       - Этот, ударил Мишку вот сюда, - бомж ткнул пальцем себе в шею, - и оттуда кровь фонтаном прямо на меня, на лицо, шею.
       - В сонную артерию попал, - предположил Фортуна.
       - Да, похоже, - согласился Шаврин. - Тогда помнишь, на Железнодорожной, племянник тетку так же вот запорол. Один удар, и за три минуты вся кровь вытекла.
       - И что теперь делать? - сам себя спросил Шаврин. - Где у нас машина то?
       - Колька поехал домой, поесть.
       - Давно?
       - Да уж не только поесть, но и жену можно за это время успеть трахнуть, - предположил Фортуна.
       - Ну, приедет.
       - Может, все же это он гонит все? - настаивал Фортуна.
       - Все равно надо выехать, проверить.
       После этого обсуждения Шаврин обратился к бродяге.
       - Эй, как там тебя, Вася? Ты место можешь показать, где на вас напали?
       - Могу, - ответил тот
       - Ну, вставай тогда, пошли.
       Бомж с трудом поднялся с пола. После этого он, заметно прихрамывая вышел из клетки, и направился к выходу. Но у решетки он словно опомнился, и отшатнулся назад.
       - Нет, сначала вы, - пробормотал он.
       - А что это ты хромаешь? - спросил Шаврин.
       - Да, ноги у меня болят. Тромбофлебит.
       Алексей обернулся к Алиеву.
       - И он, говоришь, прибежал сюда как олень?
       - Да, как олень! Заскочил так, что чуть решетку не выломал. Кричал!
       Шаврин недоверчиво хмыкнул. Тут со стороны улицы донесся звук сработавших тормозов.
       - О, а вот и наша "коломбина" прибыла, - обрадовался Шаврин.
       Они вышли на крыльцо, и Фортуна остановил вылезшего из кабины Уазика водителя.
       - Не поднимайся, Николай. Поехали.
       - Куда?
       - Да, вот сейчас этот кадр нам покажет.
       Водитель, увидев "проводника", сплюнул, открыл заднюю, багажную дверцу, и кивнул бродяге: - Полезай сюда. Опять вонища в машине на целую неделю будет, - пробормотал он.
       Тот послушно залез, и когда все расселись по местам, Шаврин спросил: - Так куда нам ехать?
       - За подстанцию, левей силикатного завода, - отозвался Вася.
       Это было совсем близко, метров триста от отделения. Жилые дома кончились, затем пошли гаражи, а за ними обширный пустырь рядом с заброшенной стройкой. Тут и стояло большое, заброшенное здание подстанции. Как и все такие места, его давно заселили бомжи. Шаврину уже доводилось забирать отсюда умершего от излишней дозы денатурата бомжа, так что он заранее скомандовал водителю: - Коль, заезжай слева, и развернись так, чтобы фарами осветить вход.
       К удивлению Алексея метрах в двух от входа в подстанцию плясал небольшой язычок пламени.
       - А это что еще за огонь? - спросил он Василия, высаживаясь из машины.
       - Это мы костерчик тут развели. Курицу жарили, - подал голос сзади, из багажника, Василий.
       - Курицу то, поди, стырили? - спросил Фортуна, открывая багажную дверь.
       - Ну, не в магазине же ее покупать, - согласился Вася.
       Они прошли несколько шагов вперед, и, наконец, увидели тела. Свет фар хорошо освещал их, но Шаврин все же включил фонарь, и, наклонившись над одним и другим, внимательно рассмотрел всю картину. Когда он разогнулся, выражение его лица было крайне несчастным. Алексей отошел в сторону, достал мобильник.
       Нельзя сказать, чтобы его звонок доставил удовольствие Колодникову. Он только-только приехал домой, и, поев, разделся, с надеждой лечь в постель.
       - Два трупа? Может, они того, друг друга запороли? - с безнадежностью в голосе спросил он.
       - Да, хорошо бы, если бы так, а то им кто-то обоим аккуратно так перерезал горло.
      
       ГЛАВА 8
      
       Сразу ехать по подсказанным старым опером адресам Астафьев не стал, и правильно сделал. База данных Железногорской области, подаренная ему знакомым хакером, Мишкой Юдиным, подсказала Юрию, что никто из троих его фигурантов по прежнему адресу не живет. Более того, Иванченко и Зинченко он вообще в этом списке не нашел. Но, зато его "крестник", Зыков, тот самый грабитель, которому он врезал по черепу монтировкой, проживал как раз в Кривове. Туда он и поехал.
       В домике на самой окраине города, его приветливо встретила миловидная, полная, сорокалетняя женщина, заявившая, что Витя сейчас на работе.
       - И где он у вас работает?
       - В автосервисе, у Кулакова.
       Юрий кивнул головой. Этот сервис он прекрасно знал, раньше тот принадлежал бывшему менту Леониду Пчельнику, но после того, как тот принял смерть от каблучка Ольги Малиновской, перешел в руки Кулакова.
       Сам Кулаков встретился ему на самом въезде, как обычно, он куда-то спешил на своей потрепанной "десятке", и Астафьеву пришлось посигналить, чтобы тот притормозил. Разговаривали, не вылезая из машин, только опустив стекло.
       - Что, подломался, Юра? - спросил хозяин сервиса. - Обратись к Николаичу, он все сделает.
       - Да нет, тачка в порядке. Кадр мне тут один твой нужен, опросить нужно. У тебя такой Зыков работает?
       - Да, слесарем, карбюраторы классно ремонтирует и настраивает, а что?
       - Давно он у тебя?
       - С год уже.
       - Как он, не быкует?
       Кулаков удивился.
       - Кто, Витька? Да ты что, Юр?! Безобидный такой парень, спокойный как морж.
       - Он у тебя вчера на работе был?
       - Да, весь день.
       - Точно?
       - Сто процентов.
       - Ну, тогда ладно. Где он тут у тебя?
       - Да, вон, до последнего бокса доедешь, ворота где открыты, там он один работает.
       В последнем боксе действительно был только один человек, в рабочей робе, не очень высокий, но на редкость широкоплечий, коренастый, с толстой, накаченной шеей. Здоровяк с увлечением возился на верстаке с хитроумным карбюратором.
       - Зыков, Виктор Тимофеевич? - спросил Астафьев. Мужчина обернулся, на круглом, добродушном его лице читалось явное недоумение. Интересной особенностью внешности бывшего потрошителя дальнобойщиков были удивительно голубые, почти бесцветные сейчас уже, глаза.
       - Да, гражданин начальник. Чем я в этот раз так заинтересовал нашу родную милицию?
       - Откуда ты знаешь, что я именно гражданин начальник? - чуть не рассмеялся Астафьев.
       - Да, это все просто. Я за десять лет столько раз слышал свою фамилию в таком сочетании и таким тоном, что даже могу сообщить вам, гражданин начальник, в каком вы звании.
       - И в каком же я звании? - заинтересовался Юрий.
       - Ну, ни как не ниже майора.
       Юрий засмеялся.
       - Почти угадал. Подполковник. А ты не помнишь меня? Мы ведь встречались.
       Последний раз Астафьев видел Зыкова на суде, но и сам, признаться, забыл внешность своего "крестника". Зыков же несколько секунд присматривался к внешности своего собеседника, потом пожал плечами.
       - Вроде бы, видел вас, но не припомню, когда и где.
       - Одиннадцать лет назад я тебя ударил монтировкой по голове.
       Зыков даже засмеялся, помотал опущенной головой. Сквозь редкую стерню его жидкой растительностью было хорошо видны несколько белых шрамов.
       - Да, с вас то все и началось, - признался он, отложил карбюратор, и достал сигареты. - Если бы не та монтировка, то бы вы меня хрен взяли. У меня там, в револьвере, только один патрон то и был. Больше к нему патронов не достали, не было. Я когда на то дело шел, то решил: если нарвемся на ментов, то я себе заряд тот в голову засажу. Очень я не хотел в тюрьму идти. А тут вы с этой монтировкой! Башку проломили, ствол отобрали. Так и пришлось мне чалить полный червонец.
       Астафьев удивился.
       - А, почему "червонец"? Вам же всем тогда по семь лет дали?
       - Да, дали то семь, но, как повалит невузуха, так и покатит по всему этапу. В первый год еще на "шестерке" там один бык въелся на меня. До махаловки дело дошло. Он за заточку, а я его кулаком в лоб, прямо на кругу. Ну и он не отдышался.
       Он сжал свой кулак, и Юрий поверил, что убивать Зыков действительно не хотел, просто от такого удара действительно: "Не отдышишься".
       - Так ты что, выходит, только-только "откинулся"? - удивился Юрий.
       - Ну да, года еще нет.
       - А в Кривов как попал? Ты же родом из Торска?
       - У меня в Торске мать только была. Когда она умерла, квартиру отдали другим. А с Дашкой мы переписывались года три. В лагере меня навещала, что еще нужно то? В лагере я потихоньку слесарить начал, потом вот увлекся, машины ремонтировал вертухаям. Так что, на кусок хлеба с маслом всегда заработаю.
       Он выкинул сигарету, прислонился спиной к воротам, могучие свои руки сложил на груди.
       - Что-то вы моей персоной заинтересовались? - задал он главный свой вопрос. - Случилось чего?
       - Да. Вчера троих гаишников убили.
       - Слыхал, по телеку даже передавали.
       - Один из них тогда, на трассе, со мной был.
       Зыков засмеялся.
       - А, ну, это тогда не ко мне. Я вчера весь день тут был. Кто угодно может подтвердить.
       - А, машина у тебя есть?
       - Есть, вон стоит, - и он ткнул пальцем в сторону стоящего в сторонке, у забора, "Запорожца". Тогда Юрий решил зайти с другой стороны.
       - Ты, Виктор, со своими подельниками то, виделся?
       - Да нет, с ними теперь трудно увидеться.
       Зыков скривился.
       - Что так?
       - Вано - Иванченко, умер года три назад.
       - Да ты что?! На зоне?
       - Нет, он раньше вышел, по инвалидности. Его ж тогда вы искрошили как дуршлаг, а там он еще тубик подцепил. Ну и догорел года за два. А Зина, тот сейчас птица высокого полета. Хотел я к нему обратиться, чтобы денег на первый случай подкинул, позвонил. Но секретарь у него больно въедливый: "Кто, что, зачем? Обратитесь к помощнику, может он поможет в ваших проблемах".
       Зыков с досадой сплюнул.
       - А тут еще Дашка моя говорит: "Да, не лезь ты туда, а то опять куда-нибудь втюхаешься". Я хрен к носу прикинул - а ведь правду баба говорит. Не фартовый я в этих делах человек. Зина с Вано на дело до этого раз десять ходили, и ничего. А я тут первый раз поперся с ними, мало того, что монтировкой по голове получил, так еще и на червонец раскрутился.
       - А как ты с ними тогда вообще связался? - заинтересовался Юрий.
       - Я тогда года три уже железом баловался. Так, дома: гири, гантели. Силенка у меня природная, а тут бодибилдинг в гору попер. Модно. Ну, я тоже туда же - накачаться. Понравилось мне это: разденешься на пляже - девушки внимание обращают, стаями вокруг вьются. А секцию у нас как раз Зина вел. Он уже тогда в авторитете был. Все же мастер спорта международного класса по штанге. Вано его правой рукой был. Он ему, каким-то родственник приходился, не помню уж как, с какой стороны. А, кажется, у Вано жена была родной сестрой Зины. Они когда за это дело взялись, ну, за гоп-стоп, у них так клево все поперло, приподнялись они хорошо, деньги в дело пустили, бабки начали капать нехилые. Им бы остановиться, но они решили, что так все и дальше покатит. Тогда они в последний раз решили фуру бомбануть. А как я с ними увязался, так все и сгорели. Мне Зина еще в камере тогда сказал: "Не фартовый ты для нас корешь, Витя. Зря мы тебя на дело взяли". Так что я не думаю, что они мне рады были бы сейчас.
       - А ты знал тех, кто тогда пытался нажать на нас здесь, в Кривове? - спросил Юрий.
       - Ну, а как же не знаю то! Все Зинкины холуи. Вся секция тогда работала, чтобы его из зоны выдернуть. Они и сейчас все с ним, рядом.
       - А ты откуда это знаешь? - не понял Астафьев. - Ты же говоришь, что не связывался с ним?
       - Так Зину часто по "ящику" показывают, все же депутат. Вот там их рожи тоже рядом мелькают. Все там: шофер его, телохранители, и пара мужиков на подхвате, они все с той же самой торской "качалки" по Михаила Фрунзе десять. Черт бы ее побрал!
      
      
       ГЛАВА 9
      
       Тяжелое дело, проводить экстренное совещание в субботний, летний день, когда душа и тело просятся на природу. Панков был суров как никогда. Он не так часто посещал третье отделение милиции, а тем более производил такие разборки по полной форме. Были все работники уголовного розыска, кроме тех, кто был занят в деле об убийстве гаишников, и все участковые. В другое бы время сообщение Демина о том, что им лично раскрыта серия гаражных краж, вызвало бы одобрительную реакцию руководства ГОВД.
       - Представляете, заходим мы во двор к этим Турсуновым, а там стоят автомобильные кресла, валяются запчасти от машин, - увлеченно рассказывал Демин. - Проходим в гараж, и первое, что я вижу: это свою лодку! Там же лежат мои удочки, потом нашли носос...
       - Ну, короче, в скольких подломах они признались? - прервал его Панков.
       - В восьми. Улики нашли по всем кражам. Часть запчастей хозяева уже опознали.
       - Хорошо, - подвел итог Панков, - сразу восемь "палок", это прилично. Так ты выходишь на работу?
       - Да, а что делать то? Все равно сейчас прокуратура будет дергать и как свидетеля. Сегодня вот, я даже на сутках.
       - Ладно, хорошо.
       Потом полковник обратил свой взор в сторону несчастного Шаврина.
       - Так, что там у вас с этими двумя трупами?
       - Два трупа с многочисленными ножевыми ранениями. Оба бомжи, уже опознаны. Преступления совершены с особой жестокостью, у обоих перерезано горло.
       - Ну, это я уже знаю. Меня сейчас волнует совсем другое.
       Лицо Шаврина стало совсем несчастным. Он знал, о чем сейчас пойдет речь.
       - Меня удивляет то, что единственный свидетель по этому делу, и, как вы сами говорили, Шаврин, подозреваемый, вдруг умирает при загадочных обстоятельствах.
       Это было действительно так. Вернувшись с места происшествия уже утром, Шаврин буквально на часок запер Васю Кривлякова в обезьянник. Тот, вроде бы, задремал, но когда в восемь утра решили его еще раз допросить со следователем прокуратуры, оказалось, что он мертв. Это было тем более неприятно, что Шаврин не успел снять с него официальные показания. Все думал, что успеет, что этот то от него не уйдет. А он взял, да ушел, да еще и как далеко ушел!
       - Докладывайте, почему вы решили, что этот бомж мог сам убить тех двоих? - настаивал Панков.
       - Да, уж очень путанными были его показания. Он не мог назвать даже имени этого, второго своего собутыльника. Потом все путался, сколько было убийц, то один, то два, потом уже три у него появилось.
       - У него с головой то все было в порядке? - спросил Панков.
       - Вот это я и хотел выяснить, уже по телефону договорился с главврачом психдиспансера, чтобы они его обследовали, и вот, на тебе! Он взял, и крякнул.
       - Меня интересует одно - он сам крякнул, или ему помогли? - настаивал полковник. - Кто с вами дежурил?
       - Алиев, Фортуна, водитель Крикунов.
       - Что-нибудь ему давали есть или пить?
       - Алиев, по моей просьбе давал ему кружку чая.
       - Ну, с кружки чая не крякнешь, даже с Алиевской. Пока не выясним причину смерти этого бомжа, вы все трое будете отстранены от этого дела.
       После совещания все вышли с чувством досады. Панков уехал, засобирался и Шаврин.
       - Ты куда это? - спросил Демин.
       - В морг.
       - А что, он сегодня работает?
       - Ну, так то не работает, но Крылова вызвали, все же ЧП. Панков всех на уши поставил.
       - Мне тогда чем заняться? - сам себя спросил Демин, но тут приоткрылась дверь, и в нее заглянул пожилой человек в соломенной шляпе.
       - Виктор Николаевич, можно вас?
       - О, я, кажется, нашел себе работу, - оживился участковый, и захромал в сторону двери.
       - Это кто? - Спросил Шаврин.
       - Это один из родителей этих молодых щенков.
       В самом деле, в коридоре его ждали трое мужчин. Они прошли в кабинет Демина, и тот самый, седой, в шляпе, выступил от лица всех троих.
       - Виктор Николаевич, мы тут посоветовались, может, мы заплатим деньгами, возместим ущерб? Зачем детей в таком возрасте сажать?
       - Ну, это было бы самое лучшее, - оживился Виктор. - Денег на ремонт у меня нет. Машина, сами видите, в каком состоянии, - он кивнул в сторону окна. Во дворе, напротив входной двери в отделение милиции покоились бренные остатки деминской "ласточки", без колес и стекол.
       После получасового обсуждения сошлись на цифре тридцать пять тысяч.
      
       Только Демин проводил своих вынужденных компаньонов, как в кабинет его заглянул дежурный.
       - Виктор Николаевич, тут женщина пришла, говорит, там кровь у соседей.
       - Что значит кровь? - не понял тот. Тут дежурного оттерла от двери невысокая, но шустрая женщина лет шестидесяти.
       - Это я, извиняюсь, вас побеспокоила. Я живу в бараке...
       - Как вас зовут? - прервал ее Демин.
       - Антонина Афанасьевна, Ключкина.
       - Ключкина? Этот, Коля "Ключ", случаем не ваш сын?
       - Ну да, он сейчас опять сидит.
       Демин хохотнул.
       - Да, он больше сидит, чем на воле отдыхает. То-то я гляжу, мне ваше лицо знакомо. Мы ведь его последний раз у вас на квартире его брали.
       Старушка только махнула рукой.
       - Да и бог с ним, пока он там, мне как-то спокойней. Но, не о том речь. Соседи у меня слева беспокойные, все пьют, да драки у них, такой шалман, вечно кильдим у них.
       - Какой адрес?
       - Сорокина шесть, квартира шесть.
       - А, ну, как же! - Демин просто восхитился. - Фокин, Андрей Артамонович и дочка его эта ненормальная, Фекла. Притон там у них, самый настоящий.
       - Вот именно. А сегодня рано утром они, слышно было, снова пили там с кем-то.
       Демин верил не всему.
       - Почему думаете, что с кем-то? Может, они одни хлестали?
       - Да, пенсия то у них была неделю назад, на что пить то? Да и голоса мужские, сразу несколько. А потом вдруг у них такой крик поднялся, ужас! И сразу телевизор как взревет, мне аж ничего не слышно стало по своему то! А я как раз "Доброе утро" смотрела, по второй программе. Я тогда давай лупить им тапком по стене, чтобы они звук убавили. Они, чуть погодя, убавили. Потом совсем все стихло. А час назад я собралась в магазин, выхожу на площадку, а там кровь!
       - Какая кровь? Лужа, капля? Стакан?
       - Нет, след кровавый. Как будто кто-то в кровь наступил, а потом пошел. Так всегда бывает, когда убивают. Первейшая вещь среди улик.
       - Вы, бабушка, наверное, детективы любите смотреть? - догадался участковый.
       - Ну да, страх, как люблю! - согласилась Антонина Афанасьевна. - Все подряд смотрю, по всем каналам. Особенно мне эти нравятся, Даша Васильева...
       - А свет у вас на лестничной площадке есть? - прервал Демин.
       - В том то и дело, что нет. Утром то там темно было, это сейчас солнце туда повернуло, как раз в окошечко. Вот я и увидела. Кровь там была, это точно!
       - Ясно.
       Тут в кабинет Демина просто ворвался улыбающийся Шаврин.
       - Ты чего такой довольный? - спросил удивленный Демин.
       - Все, амнистия от Панкова для всех нас троих. Крылов распотрошил бомжа, все о кэй. Вася Кривляков умер естественной смертью. Тромб оборвался, и закупорил клапан в сердце. Он еще ночью говорил, что у него тромбофлебит. Фу, просто гора с плеч!
       Демин так не радовался.
       - Ну, я бы тебя поздравил, но вот эта бабушка, - он кивнул на пенсионерку, - подозревает, что сегодня ночью убили ее соседей.
       - Это кого?
       - Фокиных.
      
      
      
       Шаврин даже восхитился.
       - Давно пора! Как они мне надоели! А вы что, заглядывали к ним? - обратился он к старушке.
       - Нет, дверь была заперта, но я видела след кровавый...
       - Короче, надо ехать и смотреть, - оборвал ее Демин.
       - Ладно, Уазаик у нас опять куда-то пропал, придется ехать на моей ласточке, - решил Шаврин.
       Они заехали в ЖЭК, взяли с собой дежурного слесаря, и через десять минут все толпились на лестничной клетке около двери с коряво выписанной краской цифрой шесть.
       - А где следы то? - недоумевал Демин. Действительно, лестничная площадка была девственно чиста.
       Антонина Афанасьевна огорченно взмахнула руками.
       - Никак Машка Косоглазая полы намыла, вот дура!
       Доверие к старушке сразу убавилось.
       - Во сколько, говорите, у них крик то был? - спросил Демин.
       - В шесть утра, ровно?
       Шаврин взглянул на часы.
       - Уже пол-одиннадцатого. Должны они были за это время выспаться?
       - Смотря от какого сна, - подсказал Демин.
       В два кулака они начали дубасить в двери квартиры Фокиных. Увы, никто на этот стук не отозвался. Демин осмотрел счетчик.
       - Ничего у них там не работает, - заметил он.
       - Да, чему там работать, у них даже холодильника нет, в апреле еще пропили, - прояснила соседка.
       - Но телевизор то был? - возразил Демин. - Сама же говорила.
       - Да, какой там телевизор, я такой же телевизор еще лет десять назад на помойку выкинула. Советский, черно-белый.
       Тогда Шаврин решился, и кивнул слесарю.
       - Ломай замок.
       С этой задачей тот справился быстро. Шалимов первый шагнул за порог и, найдя выключатель, щелкнул им. После этого он поднял предостерегающе руку - на полу были четко видны отпечатки кроссовок подозрительно бурого цвета. Шаврин на цыпочках пробрался в зал, потом заглянул на кухню, с некоторым недоумением на лице вернулся, было, в прихожую, но потом вспомнил, что в квартире есть еще и ванная комната. Осторожно толкнув дверь, он просунул туда голову, потом явно отшатнулся, и торопливо вернулся на лестничную клетку.
       - Ну, что? - спросил его Демин.
      
       - В ванной один, - ответил Шаврин, закуривая. - Сам Фокин, лежит лицом вниз, полванны не то крови, не то воды. Вызывай прокуратуру.
      
      
       ГЛАВА 10
      
       Пока его друзья разбирались с трупами в бараках, Астафьев побывал на другом краю социальной лестницы. В десять утра он переступил порог областной думы. Хотя и была суббота, но Юрий через своего старого знакомого, спикера местной думы Зотова, абсолютно точно выяснил, что на субботу, на пол-одиннадцатого утра, назначено важное заседание областной думы. Егор Анисимович Зинченко должен был там вынести свои предложения по улучшению работы в области молодежного спорта.
       Но, как оказалось, прорваться к "телу" депутата было не так просто. В фойе Астафьева остановил дежурный милиционер в чине лейтенанта. Юрий показал ему корочки, но лейтенант развел руками.
       - Извините, товарищ подполковник, но, пропустить вас никак не могу. Созвонитесь с приемной депутата, таков порядок.
       Юрий позвонил, ему ответил хорошо поставленный мужской голос.
       - Помощник депутата областной думы Зинченко слушает вас.
       - Подполковник милиции Астафьев. Мне нужно встретиться с вашим шефом буквально на десять минут.
       - Ничем не могу помочь, запишитесь в приемный день, - холодно оборвал его помощник. Юрий хотел ему ответить, но тот уже положил трубку. Астафьева это взбесило. Он снова набрал номер, и, когда секретарь по новой начал диктовать свою заученную фразу, резко оборвал его.
       - Послушай, ты, не знаю, как тебя там зовут. Если ты сейчас не пропустишь меня к твоему шефу, то завтра газеты выйдут с заголовком: "Депутат областной думы подозревается в убийстве трех милиционеров". Устраивает это тебя?
       - Каких еще милиционеров? - удивился помощник.
       - А вот это я объясню лично товарищу Зине.
       Что послужило причиной длительной паузы, то ли угроза насчет газет, то ли криминальное прозвище депутата, но после этой паузы помощник сказал: - Хорошо. Я сейчас доложу шефу, не кладите трубку.
       Через минуту он сказал просто: - Скажите, чтобы вас пропустили. Второй этаж, кабинет номер восемь.
       В предбаннике кабинета номер восемь было полно народу, но своего телефонного собеседника Юрий определил сразу. Он один был одет в светлый, летний костюм с вполне официальным галстуком. Да и лицо было украшено не только золотыми очками, но и явными следами интеллекта. Остальные трое были одеты кто в чем: светлых брюках и теннисках, шортах, а один даже в кожаном пиджаке. Бритые головы, широкие плечи и следы явного переедания в области поясницы много подсказали Астафьеву о их прошлой, и о их нынешней роли в жизни депутата Зинченко. Двое из них развалились на кожаном диване, один на не менее кожаном кресле. Судя по словам, донесшимся до Юрия, троица явно травила анекдоты, поэтому появление нового человека совпало с очередным приступом хохота. Они с недоумением уставились на гостя, но помощник коротко кивнул в сторону двери, и Юрий прошел через прицел чересчур пристальных глаз. Астафьев только услышал за своей спиной фразу одного из троицы: - Слушай, а это не тот?...
       Зато Зинченко гадать не стал, узнал его мгновенно. А Юрий снова поразился габаритам этого человека, его огромной голове с этой монументальной челюстью, невероятной ширине плечам. Он подумал, что у Зинченко в стране есть только один человек, который может с ним сравниться, это боксер Валуев. А хозяин кабинета усмехнулся, и спросил: - Так ты уже в подполковники выбился, гражданин бывший лейтенант?
       - Ну, вы тоже уже не тюремную пайку грызете. Давно освободились? - спросил Астафьев, усаживаясь на стул напротив депутата.
       - Давно. Я отсидел ровно половину срока, три с половиной года.
       Он развел руками.
       - Освобожден за хорошее поведение и активный образ жизни.
       - То есть, ходили по зоне с красной повязкой на руке? - решил выяснить лично для себя Астафьев.
       - А вы что, меня осуждаете за это? - довольно ехидным тоном спросил депутат.
       - Да нет. Я приехал не по этому поводу.
       - По какому же? Что же вам так нужно было напрягаться в выходной день?
       - Работа у меня такая. Позавчера расстреляли троих милиционеров на федеральной трассе. Начальство поручило проверить мне все версии относительно старых дел погибших инспекторов.
       - Ну и что?
       - Один из убитых был Аркадий Голод. Именно с ним мы арестовывали вас тогда в Торской больнице.
       - Ах, вот в чем дело! - Зинченко даже рассмеялся. - Версия мести.
       - Да, именно в этом. Так что вполне официальный вопрос, где вы были позавчера, в одиннадцать утра?
       - Ну, на этот вопрос мне ответить проще простого. С одиннадцати до двух часов я находился здесь, в думе. Было заседание нашей фракции, потом собрание комитета по делам молодежи и спорта. Я его вел, так что, можете опросить участников этого заседания, фамилии и телефоны можете взять у секретаря.
       Юрий не высказал никакого разочарования. Нечто подобное он и ожидал.
       - Если это так, то мне действительно, даже проще. Еще один вопрос: у вас есть внедорожник?
       - У меня их три, то есть, теперь два. "Ланд Крузер" и "Ренд Ровер". С моими габаритами только в таких машинах я и могу перемещаться. Обе машины весь день вчера были здесь, на стоянке.
       - Хорошо. Последний вопрос. Отчего умер ваш напарник, Иванченко?
       Зина поморщился, и на Астафьева взглянул как-то даже зло.
       - А вы не понимаете почему? Вы его тогда здорово изрешетили, он выжил, но не оправился. Я когда вышел, он уже умер. Что-то было с нервной системой и легкими. Жалко, хороший был парень, жена осталась с больным ребенком.
       - А где живет эта его жена, вы, случайно, не знаете?
       - Нет, - ответил Зинченко, и взглянул на часы. Тут же, словно читая его мысли, в дверь заглянул секретарь.
       - Егор Анисимович, нам пора.
       - Хорошо, у меня все, - сказал Астафьев, поднимаясь со стула. Зинченко тоже поднялся, начал собирать со стола какие-то бумаги. И тут Юрий, уже у порога, сказал еще одну фразу.
       - Странно только, что вы не знаете, где проживает теперь ваша родная сестра с племянником.
       Депутат поднял на него глаза, и Юрий рассмотрел в них явную ненависть. Лицо Зинченко начало багроветь, и Астафьев, не дожидаясь других последствий его невинной фразы, выскользнул из кабинета. Пройдя под обстрелом еще трех пар ненавидящих глаз, подполковник спустился вниз, сел в свою машину, и, закурив, начал вспоминать.
      
       1994 год.
       Уже по весне, в мае, они как-то среди недели выбрались в баню, к гаишнику Димке Китаеву. Среди любителей попариться были три инспектора: Голод, Игорь Кошкин, сам Китаев. От угро на пикник попали двое: Астафьев и друг Димки, капитан Артем Васильев. Дача у Китаева оказалась в классном месте - на берегу небольшой реки, на самой окраине небольшого леса. Дом у него был готов только наполовину, забор стоял с одной стороны, к лесу. Усадьбу он себе решил отгрохать объемную, от бани до забора было метров тридцать, столько же было намеренно вбитыми колышками и с другой стороны. Зато саму эту обширную баню он достроил в первую очередь.
       - Дом я еще хрен знает сколько буду строить, а вот в баню хочется каждую субботу, - заявил хозяин, с охапкой дров отправляясь в топочную.
       - Да, это верно. Как водичка в реке, можно будет окунуться то после парилки? - спросил Голод, разжигая в мангале огонь.
       - Самое то. Тут еще что хорошо, песчаный берег. А кругом тина.
       - А как насчет девушек? - спросил Юрий. - Кто-то обещал.
       - Счас, Артем уже поехал.
       Леонид засмеялся.
       - Ну, раз Артем поехал, опять привезет все тех же: Леночку, Сашеньку и Танечку.
       - А что ты имеешь против этих дам?
       - Да этим дамам в два раза ближе до пенсии, чем мне. Танечка вообще мне в матери годится.
       - Зато фигура у ней как у школьницы, - заметил Юрий.
       - Вот ты с ней в баню и пойдешь.
       - Ну, испугал!
       - Эх, оторвемся сегодня! - радовался Кошкин. - Куда пиво девать?
       - Сунь в реку, - посоветовал хозяин.
       - Точно!
       После этого он набрал в ведро воды, и начал мыть свою серебристую "десятку", ласково приговаривая: - Моя ласточка будет чистой, а то запачкалась, девочка моя.
       Димка, слушая эти разговоры, давился от смеха.
       - Ты жену то так ласково называешь?
       - Жена этого еще не заслужила. А машина, она послушная, непривередливая, никогда мне не изменит.
       Он отошел к реке за очередной партией воды, где его и застал телефонный звонок.
       - Да, слушаю.
       Астафьев видел, как с лица Игоря исчезла радостная улыбка, он начал прохаживаться по берегу, выслушивая сообщение. Отвечал он односложно, все больше междометиями.
       - Да, но... нет... не хочу. Ну, знаешь! Да помню я все! Ну, не сейчас!
       Вскоре Игорь закончил разговор, и вернулся к компании.
       - Мужики, мне надо ехать.
       - Ты чего? Ты же вложился уже? - удивился Китаев.
       - Да, с отцом там плохо, мать психует. У него каждый день приступы, может, и в этот раз обойдется. Но, надо ехать.
       - Вот, что значит купить мобильник! - назидательно заметил Голод. - Пользы от него ноль, зато достанут в любом месте.
       - Ну, я поехал. Бывайте, мужики.
       Лицо у Игоря было расстроено, и, когда он уехал, все, невольно, пожалели коллегу. Но, тут вскоре, подоспели шашлыки, а потом и Уазик с Артемом и девушками.
       - Ба, какие девушки! Привет, Лена! Здравстуй, Сашенька. Татьяна Ивановна!
       - Леня, никаких отчеств! Сегодня я не адвокат, а просто Таня, - проворковала дама непонятного возраста, но действительно с прекрасно фигурой. Это выгодно отличало ее от своих подруг, более молодых, но изрядно уже раздобревших.
       Юрий на ухо тихо спросил Артема: - Нам что, так и придется до конца жизни трахать только своих? Милицейских, да судейских?
       - Не привередничай, Юрок! Смотри, мы тебя еще женим на каком-нибудь прокуроре.
       - Ну, уж нет, только не это!
       - А куда это Игорь уехал? - спросил Артем. - Он вернется?
       - Нет, у него там с отцом опять плохо.
       - А с кем это он стоял на перекрестке?
       - Где?
       - Да, тут, около Вознесенки. Там его "десятка" стояла, и "Нива", не наша, с транзитными номерами. Он им что-то объяснял.
       - Не знаю. Может, дорогу спросили.
       Пикник шел своим чередом, баня, купание нагишом и все остальное сменялось выпивкой и шашлыками. Артем занимался весь вечер странным делом - терпеливо относил все бутылки к забору, аккуратно их расставлял. Когда уже было темно, а бутылок набралось штук десять, Голод вытащил из багажника и собрал двустволку. Потом он завел свою машину, и включил фары. Пустые бутылки из-под водки и пива торчали, как редкие зубы дракона.
       - Ну-ка, покажи-ка, Леня, как ты умеешь стрелять! - подначила инспектора завернутая в простыню Леночка. Тот ухмыльнулся, и, вскинув одной рукой ружье, двумя выстрелами разбил две бутылки.
       - Счас я тоже покажу класс, - торопливо сказал Артем и побежал к своей машине.
       - А влет - слабо? - спросил Юрий.
       - Дима, изобрази! - велел Голод.
       Тот ухмыльнулся, и, отойдя в сторону, подкинул вверх бутылку. Грохнул выстрел, бутылка со звоном разлетелась, и тут же раздался болезненный вопль, и с дерева, метрах в двадцати от забора, на землю свалилось что-то объемное. Все ошалели, но тут с той же стороны загремели одиночные выстрелы. Болезненно вскрикнула, и упала Ленка, Юрий услышал, как над его головой просвистела пуля. Не растерялся только один Голод, он развернулся, и выстрелил в сторону вспышек. После этого он кульбитом ушел в сторону, схватил патронташ, и скрылся в темноте. Юрий же догадался свалить сделанный из березовых плах стол, и затащил за него раненую в руку Леночку. В это время выстрелы начали звучать со стороны Уазика. Это Артем как раз вытащивший пистолет, пустил его в ход. Вскоре выстрелы со стороны леса прекратились, а минуты через три они услышали, как взревел двигатель машины, и она начала удаляться.
       После этого они начали подводить итоги. Как ни странно, пострадала только Лена. Она всхлипывала, и все спрашивала: - Что я мужу то скажу? Я же к маме уехала, в Железногорск!
       Ее перевязали, на этом пикник и кончился. Девушек отвезли в город, хозяин дачи пообещал им сообразить какую-нибудь легенду, тем более что Ленкино ранение оказалось не таким страшным, и больше походило на глубокую царапину. На даче же остались только Юрий и Леонид.
       Утром они прогулялись с оружием наперевес по окрестностям дачи. Они нашли то место, куда упал тот неудачник с осины. Крови было немного, и Леонид уверенно заявил: - Подранил я его только. А остальные?
       Еще в одном месте они нашли кровь, и гораздо больше. Кроме того, там лежали три гильзы от пистолета. Голод подобрал их, примерил в руке, и довольно хмыкнул.
       - А это тот, которого я снял по вспышке. Неплохо нас учили в советской армии, да ведь, Юрка?
       - Да, хорошо. Сколько их было?
       - Ну, никак не меньше троих. Надо поискать, где стояла их машина.
       Следы он нашел, а рядом и кровь.
       - Похоже на "Ниву". Видишь, в песке все четыре колеса копали. А крови много. Хрен они его живым до больницы довезут!
       Юрий недоумевал.
       - На что они рассчитывали? Я так понял, у них были одни пистолеты?
       - Да, а у одного вообще обрез. Я по звуку определил.
       - И на что они тогда рассчитывали?
       - Рассчитывали на то, что мы тут забухаем, ляжем спать, и нас перестреляю, как котят. А тут Димка удачно бросил бутылку, и дробь случайно припечатала наблюдателя. Вот кто навел их на это место? Вот что самое интересное.
       Они посмотрели друг на друга, и поняли, что, кажется, знают ответ.
       - Ладно, поехали на работу.
       Игоря Кошкина они встретили у дома, когда тот, в форме, выходил из подъезда. Голод не дал ему ничего сказать, а сразу ударил того под дыхло. Игорь захрипел, запозевал открытым ртом. Леонид схватил его за воротник, помог этим устоять на ногах. Когда он чуть-чуть отдышался, Юрий спросил: - И за сколько они тебя купили, Игорек?
       Тот отпираться не стал.
       - За "десятку", - он кивнул головой в сторону своей серебристой "ласточки".
       - Что им надо было от тебя?
       - Все. Им нужен был ход следствия. Знать все, что вы будите делать.
       - И то, как нас лучше перестрелять? - решил Голод.
       Игорь молчал, и Леонид снова его ударил. Тот снова согнулся, застонал.
       - Я думал, что тогда, на вокзале, это была случайность, - сказал Астафьев. - Мало ли таких совпадений. Но, только ты мог тогда, зимой, предупредить торских братков, что мы с Верой уезжаем. У тебя тогда уже была "труба". Выходит, ты уже зимой сдал нас торской братве. Только ты мог продиктовать им наши приметы.
       - И ты знал, что Верка у меня беременна, - дополнил список обвинений Голод. Он еще раз ударил Игоря по корпусу, и пока тот, со стоном, приходил в себя, предложил: - В общем так. Сейчас ты идешь к Верченко, и подаешь заявление на увольнение. Не сделаешь это сегодня - мы тебя сдадим. Понял?
       Игорь кивнул головой. Тогда Леонид отпустил его воротник, и толкнул вперед.
       Кошкин в тот же день подал заявление на увольнение. Потом он устроился в охранное агентство, в том же Торске. Но, начал сильно пить, и через два года разбился на все той же своей, иудиной "десятке".
      
      
       ГЛАВА 11
      
       После посещения думы Астафьев направился в деловой центр города, так называемый Бизнес-сити. В громадном, модерновом здании, отделанном коричневым гранитом и не менее коричневым стеклом, обитали сотни мелких и средних фирм. Но Юрий уже был тут, так что он без труда нашел нужный ему кабинет, а в нем невысокого, лопоухого и конопатого парнишку, воткнувшегося в ноутбук всеми фибрами своей души. С Михаилом Юдиным Астафьев познакомился прошлой осенью, на Кипре. (*Роман "Без права на помилование") Их с Ольгой неудачная турпоездка на остров Любви совпала тогда с не менее неудачной попыткой Мишки вызволить из сексуального рабства свою подругу. Получилось так, что они взаимно помогли друг другу, и с тех пор по всем вопросам, связанным с овладением какой-либо информации Астафьев обращался прямо к Юдину, минуя посредников вроде паспортного стола или базы данных ГИБДД.
       Слегка щелкнув хакера по рыжеватому затылку, Астафьев поздоровался с ним: - Привет, щекастый!
       - Юрий Андреевич, голова у меня рабочая часть, так что так вольно обращаться с ней не стоит, - не оборачиваясь, сердито ответил Юдин.
       - Голова это кость, и она болеть не может. Так сказал один, ныне покойный генерал.
       - Знаю, Лебедь. Не в тундре рос.
       - Молодец, Мишка, прямо все то ты знаешь? А вот скажи, почему в сводной базе данных, что ты подарил мне прошлый раз, не оказалось депутата местной думы Зинченко, Егора Анисимовича?
       Тут Михаил, наконец, развернулся на своем вертлявом кресле лицом к гостю. Юрий присвистнул.
       - Мать моя женщина! Мишка, как ты толстеешь то! Куда прешь?!
       В самом деле, из некогда худенького пацана постепенно вырастал небольшой, но щекастый поросенок. Поголодав на Кипре всего три дня, Мишка с таким упоением затем набросился на еду, что до сих пор не мог остановиться.
       - Да это Светка все, - перевел стрелки на жену хакер, - научилась так вкусно готовить, что не оторваться. Сидит дома и готовит, готовит, готовит!
       - Когда ей рожать то?
       - Да, буквально на днях.
       Мишка возбужденно потер руки.
       - Жду не дождусь.
       - Смотри-ка ты, какой, у нас чадолюбивый, - удивился Юрий.
       А Мишка просто блаженствовал.
       - А вы что с Ольгой Леонидовной, все никак? Я могу адреса клиник скачать, где помогают в этом деле. Есть очень приличные, там даже сперму могут подобрать по группе крови.
       Большего оскорбления для Астафьева было трудно и представить. Он, переспавший за свою бурную жизнь с десятками женщин, не без основания считал, что давно уже выполнил свой главный долг - зачать свое продолжение. Теперь, по поговорке, ему осталось копать ямки под целую рощу, а дома строить, так на целую деревню. Но вот с Ольгой у них, действительно, как-то не получалось. Два раза она залетала, но все это приходилось на такие нервные периоды ее жизни, что выкидыш был просто неизбежен.
       - Не суетитесь под клиентом, как говаривали раньше в борделях. Мы уж как-нибудь, сами определимся, - грубовато ответил Юрий, и вернулся к тому, зачем пришел. - Ну, так ты мне найдешь информацию про этого кента?
       - Как его зовут? - спросил Михаил, разворачивая лицом к монитору.
       - Зинченко, Егор Анисимович.
       Тот быстро простучал это имя по клавиатуре, тут же создал "папку" и сунул в нее эти три слова. А Юрий продолжал.
       - И еще запиши фамилию: Иванченко. Женщина, имя и отчество не знаю, но у ней есть сын, отчество Михайлович. Год рождения примерно шестьдесят седьмой, а, может быть, и раньше. Меня интересует про эту парочку все.
       - Хорошо, поищем. Электронная почта у вас работает? - спросил Юдин на прощанье.
       - Да. Мы все сделали, как ты просил.
       - Тогда я скину на нее все, что найду.
       - Хорошо, трудись. Привет Светке, - и, снова щелкнув по затылку хакера, он направился к выходу.
       Когда он появился на крыльце бизнес-центра, в стоящей на обширной стоянке "Тойете" с облегчение вздохнули сразу трое людей.
       - Вот он. Только что он там делал? Где был? Как ты его упустил, Кабан?
       - Да, там столько этих офисов, охренеть! Я пока на лифте поднимался, он куда-то сквозанул. Зине только не говорите, а то подвесит за яйца.
       - Ну и повисишь, не в первый раз.
       Хвост в лице синей японской иномарки за собой Астафьев засек в двух кварталах от бизнец-центра. Это его немного удивило, и он поколесил по городу, благо в этот субботний день в городе было как никогда мало машин, а, значит, и пробок. Он заехал в большой книжный магазин, купил Ольге самую популярную на сегодняшний день книгу - об этом просила его сама жена. Все это время он старался не упускать из поля зрения свою машину, благо магазин был на первом этаже, а окна были от пола до потолка. Астафьеву не светило счастье привезти с собой из областного центра под днищем машины бомбу.
       Хвост отстал после того, как он выехал за второе обводное кольцо. Синяя "Тойета" не поехала за ним, а, крутанувшись на кольце, понеслась обратно в город.
       - Странно, что им надо то было? - пробормотал Юрий. Он не сомневался, что в машине были люди Зинченко, но зачем им нужно было сопровождать его? Так, в переносном смысле, сломав себе голову, Юрий прибыл в Кривов. Перекусив, и удостоверившись, что Ольга сейчас в прокуратуре, он отбыл в третье отделение милиции. Он уже знал, что там сейчас все, от Колодникова, до Гасана.
      
       Глава 12
      
       Несмотря на чрезвычайное происшествие - все-таки убийство произошло, в отделении стояла какая-то чересчур веселая атмосфера. Хихикал и Гасан, и еще несколько милиционеров, расположившихся у него на диване в дежурной части. Ситуацию Юрию прояснил встретившийся в коридоре Шаврин.
       - Здорово, Юрий! У нас опять трупы. Прикинь, Юр, - он понизил голос. - Касимов облажался по полной программе.
       Астафьев осуждающе покачал головой.
       - Что вы там опять подсунули бедному мальчику?
       - Труп он не увидел.
       - Это как? - не понял Астафьев.
       - Ну, так вот! Там как дело было: труп плавает в ванне лицом вниз. Мы вызвали прокуратуру, приехало это чудо в перьях. Провел осмотр, все как надо, протокол зафигачил. Только уехал, мы поднимать тело начали, а под ним еще одно, его дочка там же плавает. Снова звоним Касимову, тот, весь белый, приезжает, и по новой переписывает протокол. Комедия!
       Астафьев усмехнулся. Касимов постоянно попадал в такие ситуации. Вроде, и следователем он работал уже три года, но парень он был какой-то чересчур прямолинейный, до тупости, так что "развести" его не составляло труда.
       Колодников, расположившийся в своем старом кабинете, в отличие от Шаврина, вовсе не сиял радость. Рядом с ним мрачно дымили сигаретами Виктор Демин и Паша Зудов.
       - Вы что такие все хмурые? - спросил Астафьев.
       - А, что хорошего? - ответил за всех троих Колодников. - Еще два трупа. И тоже какое-то изуверское: по два десятка ножевых ранений, снова перерезанные горло. Панков просто рвет и мечет.
       - И что, никаких следов? - удивился Астафьев. Он мог себе представить, что там было после двух трупов.
       - Да, следы есть, наследили они полно, вот такие кровавые копыта, - Колодников показал руками нечто невообразимое, пятьдесят последнего размера. - Отпечатков полно, но такие пальчики в картотеке не зафиксированы. Перед уходом, видно, пытались стереть отпечатки пальцев, но много еще и оставили.
       - Местный это кто-то, местный, - вставил свое слово Демин. - Раз они впустили его с ночи, значит - свой.
       - Шаврин все на Семина грешит, - добавил Зудов. В это время с графином воды как раз вернулся сам Шаврин.
       Колодников отмахнулся от этого предложения.
       - Ладно тебе! Он что, такой дурак? Выйти из камеры и снова взяться убивать? Мне он таким уж маньяком не показался. Я его вот тут, - он кивнул на стул, на котором сейчас сидел Зудов, - за час расколол по полной программе. Он у меня рыдал тут как теленок. Просил на коленях - дяденька прости, я больше так не буду!
       - Семин, это тот малолетка, который задушил проститутку? - вспомнил Юрий.
       - Ну да.
       Астафьев подумал, потом высказал свою точку зрения.
       - Вообще, меня удивило, то, как он это сделал. Очень ведь жестоко. Натолкать в рот травы, потом наступить на горло. Я, что-то такого и не припомню в своей практике. Надо бы его проверить, Андрей.
       - Ездили мы к нему, - отмахнулся Демин. - Мать говорит, как вышел из ИВС, так минут двадцать дома был, потом взял удочки, две булки хлеба и ушел.
       - А что нового по делу о гаишниках? - вспомнил о другом деле Астафьев.
       - Да, ничего. Не местные это стрелки были, это точно. Тут фэйсам надо копать, их это работа. Да, а что у тебя то? Как съездил?
       - Да, ничего. Почти ничего, - поправился Юрий.
       - Что значит - почти? - настаивал Колодников.
       Юрий рассказал о разговоре с Зыковым, о встрече с Зинченко.
       - Так что, у нашего депутата стопроцентное алиби. Но, вот только зачем он мне потом "хвост" за машиной повесил?
       - Перестраховался.
       - По какому поводу?
       Колодников пожал плечами.
       - Вот то-то и оно, - Юрий был раздосадован. - Хотел я отказаться от этой версии, но, видно, придется копнуть глубже.
       - Кстати, - Андрей достал из папки и подал Юрию бумагу. - Зацени, какую бумажку нам прислали из управления.
       Астафьев пробежал по ней глазами, присвистнул, начал читать вслух.
       - "Данный автомат был задействован в ходе разборок в городе Железногорске дважды, в тысяча девятьсот девяносто пятом, и в две тысячи первом. Принадлежал группировке Николая Слонимского", - перечитал он. - Да, заслуженное железо.
       - Ты у нас в группе самый свободный, подскочи в областное управление уголовки, узнай, по каким делам он проходил, и кому до этого принадлежал, - попросил Колодников. Юрий легко согласился.
       - Хорошо. Это, наверное, уже в понедельник. Ну, я тут не нужен?
       - Нет. Отдыхай.
       Астафьев распрощался и уехал. Все остальные даже не дернулись, чтобы покинуть рабочее место. Колодников же открыл небольшой сейф в углу, пошарил там, нашел бутылку водки, но недовольно скривился. Она была почти пуста, и это было для подобного учреждения удивительно. Эту жидкость в третьем отделении милиции обычно допивали до дна.
       - Деньги есть у кого, мужики? - спросил Андрей.
       Все начали шарить по карманам.
       - Мне тогда на маршрутку не хватит, - заметил Зудов.
       - На дежурке отвезем, - пообещал Колодников.
       В ожидании эликсира бодрости он спросил не то коллег, не сам себя: - Что за байда такая, а? Уже в который раз. Как какая запарка на высшем уровне, так обязательно еще несколько уродов подкинут нам трупняка в довесок? Все время приходиться на несколько дел разрываться.
       - Закон подлости, - согласился Демин.
       Жены дома еще не было, так что Астафьев сам себе приготовил обед, потом включил телевизор и компьютер одновременно. К его удивлению, письма от Юдина он там не нашел. Тогда Юрий взялся за мобильник. Мишка отозвался таким странным голосом, что Астафьев удивился.
       - Да-а. Я-я слушаю.
       - Мишка, случилось что? Ты что такой?
       Юдин говорил так медленно, словно его затормозили жидким гелием.
       - Юрий Андреевич, Светка родила. Вы только ушли, и тут она звонит, схватки начались. Сын у меня родился, три кило двести.
       Астафьев обрадовался.
       - Поздравляю! Вот это вы молодцы! Вон какого богатыря отгрохали. Так ты что, пьяный, что ли? - догадался Астафьев.
       - Ну да, - признался Мишка. - Я выпил с тестем столько водки, что не могу встать с места. Я сейчас не могу...
       - Хорошо-хорошо, Миша, гуляй, это мне не к спеху. Как сына то назовете?
       - Не знаю. Светка хочет Юрием, а я Владиславом.
       - Женщинам надо уступать, - подсказал Астафьев. - Так что, еще раз поздравляю. Светку за меня целуй.
       - Но про этого вашего депутата я раскопаю все! - пообещал Юдин.
       Астафьев засмеялся, еще раз сказал: - Поздравляю, - и отключил телефон.
      
      
      
       ГЛАВА 13
      
      
       Ночью было по спасительному прохладно, и они, несмотря на усталость, шли по ночному, окраинному шоссе не спеша, неторопливо обсуждая на своем щебечущем языке перипетии прошедшего дня. Два таджик, Ахмед и Сахат, уже больше месяца работали на местном силикатном заводе. Они были крестьянами, поэтому тяжелая работа в горячем, пыльном цеху была для них привычной. Непривычной была вся остальная обстановка: грохочущие механизмы, обидные прозвища и ругательства русских коллег. Но, в этот раз к усталости прибавилась и радость. Они впервые получили деньги, и эти жалкие три тысячи рублей казались им просто огромной суммой. Они все пересчитывали ее на свою валюту, и эта сумма казалась им просто невероятной.
       До общежития, где они жили, оставалось метров триста, когда они увидели впереди три двигающиеся навстречу им человеческие фигуры. Кто это был, рассмотреть они не могли, все же второй час ночи, и луна светила в спину идущим навстречу, так что они видели только темные силуэты идущих людей. У Ахмеда, более старого, прошедшего гражданскую войну в родной республике, почему-то сердце сразу сжалось от нехорошего предчувствия. А тени приближались, и таджики невольно начали идти медленней, потому что те, трое, не собирались сворачивать в сторону. Когда обе группы сошлись почти вплотную, в лицо Ахмеду ударил луч включенного фонарика.
       - Ого, смотри, какие зажаренные чебуреки! - звонким голосом крикнул один из троицы, сбоку.
       - Ага, урюк к урюку, - глухо отозвался второй, тот, кто держал фонарь, - хоть в компот кидай.
       Третий, высокий, только засмеялся, но это смех был очень неприятным. В нем было что-то издевательское, изуверское. Сохат как-то попятился назад, словно пытаясь спрятаться за спину своего старшего друга. А Ахмед торопливо зачастил на ломанном русском: - Не надо, не надо нас бит, деньга у нас нету.
       - Да что ты говоришь! - под ржание остальных двоих заметил тот самый звонкоголосый шутник. Он был самый низкорослый из троицы, и он первый начал обходить таджиков со стороны. Эти повадки были Ахмеду знакомы, его уже не раз били тут, в России. Фонарик потух, и Ахмед прикрывавший руками лицо, никак не ожидал, что вместо тупой боли удара ноги или кулака, низ живота полоснет острая боль воткнутого ножа. Он отчаянно вскрикнул, кинул руки вниз, к этой невыносимой боли, но тут же удары ножей последовали еще с двух сторон. Ахмед начал заваливаться назад, но самый рослый из нападавших схватил его за жесткие, кудрявые волосы, и удержал в вертикально положении. У таджика подогнулись ноги, и, он упал на колени. Двое остальных продолжали наносить удары, которые теперь приходились в лицо и шею жертвы. Он был еще жив, когда удары прекратились, и все тот же низкорослый приказал продолжавшему держать таджика здоровяку: - Добей его, Кол. Покажи, что можешь.
       Тот ухмыльнулся, и одним долгим движением руки перерезал таджику горло. Кровь хлынула особенно густо, и он оттолкнул жертву от себя.
       - Бля, я весь в крови, - сказал он, рассматривая джинсы.
       - Счас отмоемся. А где второй то чурек?
       Сахат мог бы давно сбежать, но у этого семнадцатилетнего пацана словно ноги приросли к месту. Когда же луч снова включенного фонарика ударил ему в лицо, он поднял руку, потом склонился, и достал из носка полученные сегодня деньги. Сахат протянул их человеку с фонариком.
       - На, - просто сказал он. Больше он ничего не мог говорить. От страха он совсем забыл немногие знакомые русские слова.
       - Ого, а тот урюк говорил, что бабок нет! - восхитился звонкоголосый. - Правильно мы его замочили, гниду. Кол, пошарь-ка у него в носке.
       Длинный нагнулся на телом своей жертвы, и вскоре довольно вскрикнул: - Есть! Нехилое бабло, погуляем.
       Деньги Кол отдал своему главарю.
       - Нештяк, хорошо мы это их тормознули, - одобрил тот.
       Тут к нему обратился Кол.
       - Слышь, Сема, а слабо тебе с одного удара его замочить?
       - Кому, мне!? - возмутился Сема. - Литр ставишь, если отрублю с одного удара?
       - Ставлю, - пообещал Кол.
       - Жук, разбей.
       Третий, тот самый, со звонким голосом, разбил спор.
       - Тогда заметано, - довольно сказал Сема.
       Он перекинул фонарик в левую руку, выхватил из кармана финку, и резко, одним ударом, вогнал ее в сердце таджика. Тот не стоял ни секунды, а сразу начал заваливаться назад. Сема ему не препятствовал, он дождался, когда тело таджика перестанет бить короткая агония, и, нагнувшись, выдернул из трупа нож.
       - Видал?! - гордо спросил он длинного. - Литр гони.
       Кол не возражал.
       - Без базара. Айда в комок.
       - Этих только надо убрать, - велел Сема.
       - Куда? - спросил Жук.
       - Да вон, в камыши киньте.
       Они оттащили оба тела с шоссе, туда, где перекрытый дорожной насыпью ручей породил небольшое, метров пятидесяти в диаметре, болото. Раскачав, они швырнули в камыши сначала одно щуплое тело, потом другое.
       - Бля, бабка у меня не спит, - заметил Жук. Все трое глянули вперед, там, за болотцем, светили огни ближайшего дома. - Пойду-ка, я, пожалуй.
       - Вали, а то снова втык получишь от своей грымзы, - согласился Сема.
       Они прошли чуть подальше, до ближайшей колонки, долго отмывали с рук и одежды кровь. В подъезде дома Жука, при свете, поровну поделили деньги.
       - Ну, я пошел, - сказал Жук, засовывая деньги в резинку трусов, чтобы не нашла бабушка. Он поднялся, вверх, нажал на кнопку звонка.
       - Кто? - строго спросил голос за дверью.
       - Я, бабуль.
       Дверь открылась. Высокая, сухопарая старуха пристально рассматривала стоящего на пороге внука.
       - Что, догулялся до последнего? Еще немного, и домой бы совсем не пошел?
       - Пошел бы, - пискнул тот своим звонким дисконтом, протискиваясь мимо нее.
       - Не груби бабушке! Вот что ты шляешься, что шляешься!? Тебе экзамены сдавать надо, а то так и останешься с девятью классами образования. Стыд и позор перед твоими покойными родителями. Те оба были инженерами, а ты в кого такой выдался...
       Громкий голос старухи через открытое окно был слышен даже на улице. И два друга Жука, не спеша удаляющиеся в сторону города, слышали его еще долго.
       - Вот она его пилит! Хорошо, что мои шнурки не такие дятлы, - заметил Кол.
       - Не, она у него старуха правильная, я ее уважаю, - возразил Сема. - Если бы у меня батя такой был, то я бы так не подзалетел с этой сучкой Надькой.
       Сема закурил. Его снедало неудовлетворенное желание убивать. Единственный удар ножом в тело того молодого таджика был слишком мал для него.
       - Еще что ли, пошариться по площадке, подловить кого? - спросил он словно сам себя. - Ты со мной?
       - Не, я спать хочу, - оказался Кол, - вторую ночь без сна, я прямо отрубаюсь.
       - Ну, иди. А я еще погуляю. Может, к Нинке зайду. Там и переночую.
       - Ну, я завтра тогда к ней причапаю. В техникум съезжу, документы отдам, и к тебе.
       - За тобой литр водки, не забудь.
       - Заметано!
       Они разошлись. А под утро по шоссе прошла колонна грузовиков на завод за кирпичом, уничтожая своими колесами следы крови на асфальте.
      
       ГЛАВА 14
      
       Воскресное утро принесло Колодникову столь же мало радости, как и субботнее. Голос дежурного в трубке звучал как приговор суда: - Товарищ майор, приезжайте, у нас труп.
       Подобное происшествие настолько стало привычным, что все дальнейшее действие развивалось уже без участия руководства. Когда, через полчаса, Колодников прибыл на место происшествия, из подвала дома уже выбрался на свет Эдик Крылов, местный судмедэксперт. За что ценил его Колодников, тот приезжал на места преступлений в любой день, хоть самый праздничный, в любое время суток.
       - Ну, что там? - спросил Андрей.
       Эдик был краток.
       - Все тоже. Многочисленные ножевые, и это, - он провел себя пальцем по горлу. Потом он подсказал оперу: - Это уже подчерк, Андрей Викторович.
       - Да вижу. На себе не показывай.
       Крылов засмеялся, и, пожав руку майору, похромал к своей десятке. Он уже открыл дверцу машины, когда Колодников вспомнил еще кое-что.
       - Да, Эдик, когда ее кончили?
       - Сегодня ночью, она еще толком и не окоченела. Так примерно с двух до пяти.
       - Спасибо.
       Колодников начал спускаться вниз по ступенькам, заранее сморщившись от предчувствия неприятного запаха. Запах был, пахло и канализацией, и явно разлагающейся мертвечиной. Голоса людей отзывались тут как-то глухо и неестественно, были видны лучи фонарей, какие-то вспышки. Пройдя в лабиринте бетонных блоков метров десять, Андрей вышел, наконец, на место преступления. Света, проникавшего через окошко отдушины, было очень мало, так что пара фонарей-шахтерок была как нельзя кстати. В этом месте проходили трубы отопления, на них и располагалась, под углом старая дверь, на ней грязный, рыжего цвета матрас. Но труп лежал не на нем, а рядом, так, что только ноги женщины в серых гамашах покоились на лежаке. Лица жертвы Колодников не видел, да и, признаться, не хотел его видеть. Его, несмотря на весь свой колоссальный опыт, всегда мутило от этого зрелища.
       К удивлению Колодникова, кроме обычного набора в виде Шаврина, Демина и Зудова, был еще и криминалист Николай Сычев.
       - Подсвети мне еще на голову, - командовал он Шаврину, сам перезаряжая фотоаппарат, верный, советской поры еще "Зоркий". Никак не могли его более молодые коллеги переманить старика на цифровик.
       - Николай, а ты то, как тут объявился раньше меня? - удивился Колодников.
       - Спать надо меньше, - криминалист сделал очередной снимок, а потом пояснил. - Вот заехал на минутку в отдел, к Гасану было надо, а тут как раз этот слесарь нарисовался.
       - Что за слесарь? - спросил Андрей.
       - Я-я, - отозвался из полумрака пожилой мужчина в рабочей форме. - Мы тут с Петькой пришли канализацию менять, а тут такое дело. Мы сразу к вам.
       - Понятно. Кто убит?
       - Бомжиха какая-то, - пояснил Шаврин. - Тут, похоже, ее лежбище было.
       - Да, Машка это, - пояснил слесарь, - Машка Синяя. Она тут всегда жила. Квартира у ней была в этом доме, потом она ее пропила, а уходить никуда не хотела. Безобидная такая баба, бутылки собирала, в помойке шарилась. Ее мы тут всем домом подкармливали.
       - А ты откуда ее знаешь? - не поверил Демин.
       - А я тоже тут же живу, в третьем подъезде.
       - А пила она, похоже, один денатурат? - спросил Шаврин, рассматривая несколько бутылок, из-под синей жидкости, стоящих в уголке.
       - Только его, - подтвердил слесарь. - Она даже водку-паленку, что с Камазов у нас в гаражах продают, и то не признавала. Слишком дорого, говорила. Ее поэтому Синей и назвали.
       Между тем Сычев закончил все свои измерения, и, разогнувшись, со вздохом заявил: - Ты как хочешь, Андрюша, но это все тот же урод, что завалил тех двоих, у подстанции. И тех, двоих, в ванной - тоже.
       Колодников выматерился.
       - Хоть что-то еще нового про это все можешь сказать? Хоть какие то новые улики есть?
       - Да все те же, старые. Кроссовки, те же самые кроссовки. Он вляпался в них около входа в лужу, там хороший такой отпечаток остался. Ищи такие кроссовки.
       - А пальчиков нет? - спросил Зудов.
       - Откуда! На чем тут могут быть пальчики?
       Да, в бетонном подвале, на песчаном полу, какие могли быть отпечатки пальцев?
       Тут в подвал протиснулась еще одна фигура в милицейской форме. Это был участковый Анатолий Гараев, молодой парень, с полгода назад принявший этот участок у самого Демина.
       - Ну, что, там у тебя, Толик? - спросил его Демин. Тот отрицательно замотал головой.
       - Ничего. Никто в этой квартире на первом этаже ничего не слышал, да, тут и не услышишь. Бетон.
       - Да, это верно. Но, ты еще поспрашивай среди молодежи. Есть же чеканутые, что обжимаются на скамеечках до самого рассвета.
       - Хорошо, - ответил Гараев и ушел.
       Через полчаса они выбрались на улицу. Около входа в подвал уже стоял Уазик с прицепом-труповозкой, водитель дремал в кабине. В несколько метрах от машины стояли обитатели этого дома, человек десять, в основном, старушки.
       - Ну, что делать будем? - спросил Колодников, когда они закурили.
       - Что, делать? Все то же, что и всегда. Проверять все подвалы и чердаки на предмет бомжей, - предложил Шаврин. - Может, какой залетный урка тут у нас подселился. Режет всех подряд.
       - Да. Сколько в этом районе домов? - спросил Колодников.
       - Пятьдесят пять, - ответил Демин. - Только подвалы не везде есть. На Силикатной площадке, там только чердаки.
       - Знаете, что странно, - вступил в разговор Зудов, - все убийства происходили в радиусе метров триста.
       - А ты с чего отсчет ведешь?
       - Как с чего? С Надькиного убийства.
       - А почему ты считаешь именно с Надьки? - не понял Демин.
       - Потому, что до этого у нас полгода было тихо. Ни одной мокрухи. Даже бытовой.
       - А ты ведь прав, Пашка, - согласился, чуть подумав, Колодников.
       В это время к ним, запыхавшись, подошел Гараев.
       - Нашел я одну пару, они в пять разошлись, сидели вон за тем столом, - обернувшись, он показал в сторону убого сооружения у третьего подъезда. - Как раз напротив той отдушины. Вот, они слышали крики из подвала. Телке даже стало страшно, она попросила, чтобы парень ее проводил. И они видели, как из подвала вышел парень. Лица его не видели, но так описали: невысокий, щуплый, в спортивной форме.
       Колодников посмотрел на своих коллег.
       - Так! Достаньте мне Семина, хоть из-под земли достаньте! Паша и Гараев, вы к его лучшему другу, как его...
       - Колокольникову?
       - Да. Алексей, ты езжай к этому, второму.
       - Хало?
       - Ну да. А я проведаю самого Семина.
       Уже усаживаясь в машину, он пробормотал себе под нос: - Неужели Юрка опять прав, и я облажался с этим недоноском?
      
      
      
       ГЛАВА 15.
      
       В отличии от Колодникова, утро у Астафьева выдалось не таким безрадостным. Ольга, правда, умотала к себе в прокуратуру, а Юрий решил немного поработать, и взялся за телефон. Звонил он в оперативную часть областного отдела внутренних дел. К его радости, голос на другом конце телефонного провода показался ему дико знакомым. Столько дефектов речи могло быть только его сокурсника по милицейскому училищу Вовки Арнольдова. Он уже пару лет как подвязался в дежурной части областного управления милиции.
       - Привет, Ильич! - бодро приветствовал его старой кличкой Астафьев. - За что ты наказан в этот раз? Все отдыхают, а ты работаешь.
       - О, Квасавчик, пвивет. Ты что, слез с очеведной телки и вешил вспомнить стаёго дъюга? А насчет наказан, ты это зля. Я наобоот, тепей тут начальник.
       - О, поздравляю. Это как раз вовремя. Мне тут поручили пробить кое-какие данные по делу о расстреле наших гаишников.
       - Это тебе то, подполковнику? - Арнольд явно был в восторге. Он то был до сих пор капитаном, и такое "унижение" своего сокурсника воспринял с приятной радостью.
       - Ну, что делать, я ж не начальник, у меня повыше есть еще и полковник.
       - Да, под этого не ляжешь, это тебе не Сонечка с бухгалтеии, как тогда классно вас застукали пъямо в кассе. Ты как ааз был под ней.
       Юрий скривился. Этот момент своей половой жизни он вспоминать не любил. Тогда он чуть не вылетел из училища, и зацепился буквально чудом.
       - Как ты можешь помнить такие гадости? Я и то почти забыл тот случай. Ну, давай, не придуривайся, я не миллионер, по межгороду мемуары наговаривать.
       - И что тебе надо?
       - Мне нужен человек, кто был в курсе разборок между автозаводскими и какими-то там "слонами" в тысяча девятьсот девяносто пятом году. Ствол тут один серьезный всплыл с тех времен. Именно из него расстреляли наших гаишников.
       Арнольд звучно свистнул в микрофон.
       - Ну, ты даешь! Это ж одиннадцать лет пъошло. У нас в упъавлении сейчас таких осталось единицы. Может Сахно Мичуиин, садовод наш, любитель. Да, наверное, Ковальский. Все остальные либо на пенсии, либо в бизнесе. Хоеёшо тогда все поднялись на этом деле.
       - Как мне их найти, этих Сахно и прочих твоих мичуринцев?
       Арнольд засмеялся.
       - Да, где ты их сейчас найдешь? Аасползлись как мухи по туше дохлого слона.
       Астафьев удивился.
       - А, что, вы, разве, не работаете в экстренном режиме? Нам говорили, что в управе все пашут по этому делу день и ночь.
       - Пашут, это да. Только все ааботают нормально. Вчеяа вечеоом йаспределили обязанности и отбыли отдыхать. Если уж тебе пииходиться ваботать по железногооскому стволу, то, что ты еще хочешь?
       - Понял. Слушай, а ты тогда не принимал участия в расследовании?
       - Да ты что! Я тогда тлубил на "земле" в Октябльском лайоне. Но, вообще то, дело было гъомкое. Фильм был даже, по ТВ недавно показывали. Они тогда накъошили длуг длуга намеренно. Жмуииков твидцать с каждой стороны. Пальбу тогда уствоили в двадцати шагах от главного упъавления, пъикинь?!
       - А как называлась вся эта разборка? Как она проходила по документам?
       - Как-как, пвосто. "Битва слонов". Там пъикол был, у одних бъигадиъл был Коля Слонимский, а двугой, немец из казахстанских - Миша Элефант.
       - Серьезно?!
       - Вполне.
       - Ну, ладно, спасибо и на этом.
       Положив трубку, Юрий чуть подумал, потом зевнул, и снова завалился спать.
       Как раз в это время произошло еще одно событие, оказавшее большое влияние на ход событий. К воротам дачного массива с ласковым названием "Солнечный" подъехала машина, "Джип-Чероки". Охранник тут же поднял шлагбаум, и машина проследовала дальше. Вот у самой дачи открывать ворота было некому, и водитель вышел из машины. Когда он уже открыл ворота, его окликнул сосед, тот самый толстый водитель "Ланд Крузера", что так напрягли в прошлую пятницу Зудов и Лужков - Михаил Сергеевич Гуревич.
       - Слышь, Николай! Тебя менты уже проверяли?
       Николай с недоумением уставился на толстяка.
       - Меня? Зачем меня проверять?
       - А это не важно. Они сейчас все внедорожники шустрят...
       Он говорил что-то еще, но мимо них как раз проезжал автомобиль, и концовку его речи Николай не расслышал. Если бы Гуревич был более наблюдательным, он бы заметил, как после его слов сосед изменился в лице, а руки так затряслись, что он уронил ключи от ворот.
       - Так говоришь, шустрят? - спросил он соседа, когда автомобиль проехал, и шум утих.
       - Да, - радостно подтвердил Гуревич, - все тачки проверяют, и к резине особенно придираются. Чем-то им "Мишлем" не по вкусу пришелся.
       - Понятно, - ответил вновь прибывший, и, к удивлению Гуревича, начал закрывать ворота.
       - Ты чего это? - спросил он. - Только приехал же?
       - Да, забыл кое-что в Кривове. А сейчас вспомнил. Надо съездить, - пробормотал Николай, и, резко развернув машину, помчался в сторону выезда.
       - Чего это Тарасов, интересно, психует? - удивился Гуревич, но, раздумывать было некогда.
       - Миша, окрошка готова! - позвал его голос из-за забора. Это событие было столь долгожданным, что Гуревич надолго забыл о странном поведении соседа.
       А тот мчался в город, бормоча себе под нос: - Ну, Санек, ну, козел! Вот подставил, падла!
      
      
       ГЛАВА 16.
      
       Через час около третьего отделения милиции встретились все три группы оперативников. Остановились на крыльце: подышать свежим воздухом, да покурить. Лица у всех были обескуражены.
       - Ну, что у вас? - спросил Колодников.
       - А что у тебя? - спросил Зудов.
       - Вообще, мать говорит, не появлялся он совсем, - ответил Колодников. - Пошарили мы по комнате, проверили кладовки и шкафы - нет его.
       - Вот и у нас тот же хрен в тоже место. Колокольников уехал в техникум, документы повез, там еще подготовительные курсы.
       - Хало тоже отсутствует, - доложил Шаврин. - И, как говорит бабушка, тоже уехал в техникум сдавать документы.
       - Когда они вчера пришли домой? - спросил Андрей.
       - Полпервого, - в один голос сказал и Зудов, и Шаврин.
       - Так, значит, это не они запороли эту бабушку, - сделал вывод Андрей.
       - Да ладно, что ты на них косячишь? - удивился Шаврин. - Это Семин урод из уродов хоть ему и семнадцать лет. А эти то парни вообще пацаны. Им же всего по пятнадцать. Только девятый класс кончили.
       - Что родители этих парней, знают, где Семин может быть? - допытывался Колодников.
       - Нет. Отец Колокольникова говорит, что у них в детстве нычка была где-то рядом с домом Хало. Не то патерна, не то сарай какой-то. Я что-то так и не понял.
       В это время рядом с ними остановились две патрульных машины, из них начали появляться милиционеры, некоторые были в бронежилетах, парочка даже с короткоствольными автоматами.
       - О! Неужели Панков прислал нам в помощь патрульников? - обрадовался Колодников.
       Между тем молоденький прапорщик в бронежилете и с автоматом в руке подошел к крыльцу, и небрежно бросив руку к непокрытой голове, доложил: - Товарищ майор, группа патрульно-постовой службы прибыла в ваше распоряжение.
       - Хорошо, прапорщик. Как твоя фамилия?
       - Аркадьев, Михаил.
       - А что это вас так мало?
       Прапорщик пожал плечами.
       - Все, что есть на дежурстве, восемь человек.
       - Ну, ладно, что есть, то есть. Вот что, Михаил. Поступаете в распоряжение участковых и оперативников. Задача - проверка всех возможных мест сосредоточения бомжей, и других подозрительных лиц.
       - А подробней?
       - Подробней вам расскажут участковые. Да, будьте там осторожней, убийца, похоже, тот еще кадр. Отморозок.
       После распределения боевых орлов на патрули и места работы, на крыльце остались двое: Колодников, как начальник, и Демин, как почти инвалид, не способный лазить по чердакам и подвалам.
       - Пожрать бы чего, - высказался Колодников. - С утра ничего в глотку не лезло, а теперь наоборот, кишка кишку сосет.
       - Вот и я тоже, с утра есть ничего не могу, а потом припирает, - согласился Виктор. - Может, за беляшами на рынок сгонять?
       Они посмотрели на единственную оставшуюся в их распоряжении машину, дежурный УАЗик. Колодников кликнул водителя, и они поехали в сторону городского рынка. Машину оставили за забором, Демин остался в Уазике, а Колодников пошел на поиски чебуреков.
       Самые вкусные чебуреки жарили здесь под открытым небом рядом с кафе "Уют", самой поганой забегаловкой во всем городе. Здесь постоянно ошивались карманники всех мастей, местные азербайджанцы, державшие этот рынок, и доившие их рэкетиры из старой воровской гвардии. По случаю жаркой погоды вся эта публика сейчас покинула душное кафе, и располагалась за пластиковыми столами под навесом. Появление майора милиции было тут же отмечено всеми. Пара щуплых парней, переглянулись, и, поднявшись, подчеркнуто неторопливо двинулись в сторону людского муравейника.
       - Соломин! - окликнул одного из них Колодников. Тот подошел, осклабился в щербатой улыбке.
       - Да, гражданин начальник?
       - Ты опять в наших краях появился? Что, в Железгорске-то не мед? Ты же насовсем туда уезжал? Сколько ты мне про это зимой впаривал, часа два?
       - Да, разошелся я с той бабой, дура дурой оказалась. К матери я вернулся.
       - И к старой профессии, по карманам кошельки тырить?
       - Да вы что, гражданин майор? Я же на работу устроился, к Михееву, на рынок. Охранникам.
       - Ну, смотри у меня, не попадайся на кармане. Упеку по полной программе.
       Отпустив щипача, Колодников пожал руку одному попавшемуся навстречу знакомому торговцу-азербайджанцу, покосился в сторону воровского стола. Оттуда с усмешкой за ним наблюдали старые знакомые. Всех их в разное время он сажал, и им льстило то, что они сейчас сидят, и жрут шашлык с водкой, а майор угро покупает какие-то там беляши всухомятку.
       Закупив провизию Колодников вернулся к машине, и застал забавную сцену. Демин пытался защитить от разъяренной, рослой женщины низкорослого, кривоного азербайджанца. Раскрытая задняя дверь ближайшего киоска говорила о том, что оттуда вывалилась вся эта компания. "Дама" была на полголовы выше "кавалера", и была более чем известна обоим милиционерам. Звали ее Лена, а кличка ее была уникальной: Пилорама.
       - Лена-Лена, не убей его! - вступил в диалог Колодников.
       - Да отпусти ты его! - настаивал Демин. - Убьешь ведь!
       - Ага, счас! Пусть полтинник гонит, шакал! Я что, зря ему жопу подставляла?!
       - Слушай, ара, не скупись, отдай честно заработанные женщиной деньги, - велел Колодников, - а то она тебя будет ходить бомбить еще полгода.
       Испуганный торговец полез в карман, и Ленка просто вырвала из его рук деньги.
       - Вот сука жлобастая! - громко прокомментировала девушка, и попыталась напоследок дать азербайджанцу пинка, но тот успел заскочить в свой киоск, и закрыть дверь. Колодников между тем рассматривал "даму". Ленку он знал уже много лет. На его глазах она из веселой и красивой воровской подруги превратилась в проститутку самого низшего пошиба. Лицо ее обрюзгло и расплылось, от былой красоты остался только роскошный бюст да не менее роскошный зад, на который и западали клиенты типа этого залетного азербона. Но, не это сейчас интересовало Колодникова. Под глазом Пилорамы красовался свежайший фингал. С габаритами и убойными манерами Ленки поставить такое украшение было просто подвигом.
       - И кто это тебя так разуделал, Ленка? Неужели этот хмырь? - спросил Колодников.
       Пилорама возмутилась.
       - Ну, как же! Я ему самому фингал поставлю, я сама кому хочешь, и что угодно поставлю.
       - Что ж ты так, оплошала то? Сейчас если бы не синяк, то не полтинник, а сотню с азера бы сорвала, за неземную красоту, - подмигнув Колодникову, подначил Ленку Демин.
       - Ага, ты бы тоже обоссался, когда бы тебе нож к горлу приставили. Хрен с ним уж, с фингалом, главное, живой осталась.
       У обоих ментов поневоле вытянулись лица.
       - Это ж кто тебе так круто "вилы поставил"? - перешел на воровской язык Демин.
       Но, Ленка уже прикусила язык.
       - Да, это так, пошутила я.
       Колодников хмыкнул.
       - Да? Ну и шуточки у тебя, Ленка. Кстати, ты сейчас куда?
       - Домой мне надо, - Пилорама достала из кармана еще несколько мятых бумажек, губы ее зашевелились, она явно рассчитывала личный бюджет на грядущий вечер.
       - Тебя подбросить? - невинным тоном спросил Колодников, открывая дверцу УАЗика.
       - Да, если можно, - обрадовалась она возможности сэкономить на маршрутке десятку. Но, уже усевшись в УАЗик, Ленка вдруг про что-то вспомнила, и рванулась назад. Но тело ее уже было надежно зажато двумя майорами, а машина тут же сорвалась с места и двинулась вперед.
       - Ой, высадите меня, мне нельзя... - начала бормотать Ленка, и в глазах ее мелькнул явный ужас.
       - Чего тебе нельзя, Ленка? Мы приставать не будем, сейчас быстренько доедем, и тебя прямо до твоего барака доставим, высадим как королеву, - пообещал Андрей.
       - Нет! - буквально заорала Пилорама. - Только не это! Высади здесь!
       - А, не хочешь? Тогда поехали к нам, в отдел, мы там поговорим, ты расскажешь, кто тебя под нож ставил.
       Но Ленка бушевала во всю.
       - Не хочу, не буду я про это говорить!
       - Куда ты денешься, - засмеялся Демин.
       Впрочем, в отделение Пилораму силком тащить не пришлось, шла сама, правда, сурово сдвинув брови. По этому было видно, что разговора не получится. Идущий сзади Колодников что-то шепнул на ухо Демину, и тот свернул в сторону ближайшего магазина. В кабинете она привычно уселась на стул, бесцеремонно вытащила из лежащей на столе пачки сигарету. Андрей галантно щелкнул зажигалкой.
       - Как поживаешь, Лена? Ты все там же обитаешь, у свекрови? - спросил он.
       - Да, счас! Выгнала она меня снова, запила. Неделю уже у Нинки живу.
       - Как здоровье свекрови то?
       - Да, что с ней будет? Она еще на моих поминках обопьется и сдохнет.
       Единственный законный супруг Ленки, форточник по кличке Шпиль окончательно проиграл свое сражение с чахоткой года три назад. Но Ленка до сих пор жила с его матерью, запойной старухой по кличке Шива. Та месяц могла не брать в рот, но уж если шла в разнос, то на месяц, не меньше.
       Они мило беседовали о чисто житейском до тех пор, как в кабинете не появился Демин. На стол из пакета он вытащил и поставил бутылку болгарского бренди "Солнечный Брег", коробку самых дешевых шоколадных конфет, и лимон. У Ленки заблестели глаза. Это был набор из ее фартовой молодости, когда она была молоденькой, пятнадцатилетней "булочкой", которую воровские авторитеты обхаживали в лучших ресторанах Кривова.
       - Выпьешь? - спросил Андрей.
       - Я одна не пью, - словно завороженная, не отрывая глаз от бутылки, пробормотала Ленка.
       - А кто тебя заставляет одну то пить? Мы поддержим, - предложил Демин.
       Колодников достал из тумбочки свой личный стакан, подал его Пилораме, себе и Демину две старых чашки с отбитыми ручками. Втроем они даже чокнулись.
       Через полчаса раскрасневшаяся Пилорама чуть заплетающимся языком буквально орала в сторону ментов: - И этот щенок, этот сучонок, тычет мне в горло финкой, представляешь!? Кому!? Мне!? Мне сам Король в ресторане "Сокол" колени целовал, об этом весь город знает! А Король весь город тогда держал, и держал вот так!
       Она сжала со всей силы свой поцарапанный кулак.
       - Что ж ты ему в лоб то не заехала, щенку этому? - спросил Демин.
       - Ага, заедешь ему! Ты бы видел, какие у него глаза были - во!- Она показала ладонями что-то ужасное. - Еще чуть, и он бы резанул! Этот гад сколько человек уже замочил!
       - Сколько?
       - Он говорит, что девять.
       Колодников удивился.
       - Ого! Это откуда столько? Что-то я по сводкам ничего такого не видел.
       - Откуда! Оттуда! Вчера, говорит, ночью пару таджиков зарезал. Они ночью с силикатного шли, с ЦЛК, он тормознул их и запорол. Он нам даже деньги показывал, три тысячи у них из носков вытащил.
       - А еще он кого убил? - спросил Демин.
       Пилорама начала загибать пальцы.
       - Ну, Надьку, потом двоих около подстанции, Фокиных, этих таджиков, и бомжиху какую-то ночью же вчера. А ты говоришь - в лоб ему дай...
       - А девятый? - быстро спросил Колодников.
       Ленка нахмурилась, замотала своими патлами.
       - Я не поняла, он мужика какого-то куда-то заманил, и зарезал. Я в кухню как раз выходила, чайник ставила, пропустила это все.
       - А когда он к вам пришел? Во сколько? - поинтересовался Демин.
       - Да, полпятого приперся, придурок, самый сон сорвал. Нинке сразу морду набил за то, что она подписала показания про него. Я ее защищать начала, так он мне эту финку и сунул. Потом минет еще сделать заставил, козел! А еще хвалился, что никто его посадить не сможет, потому, что он малолетка, и у него все тут схвачено, везде и все. Давай, наливай еще!
       Колодников вылил в стакан остатки бренди. Ленка пьянела с типичной для алкоголиков быстротой, и Андрей решил задать ей еще один, последний вопрос.
       - А он это делал один, или со своими дружками? Я в смысле - убивал один, или нет?
       - Кто, Сема? - она уже слабо соображала. - Как же - один! Все там были, все они душегубы.
       Тут Ленка встала, ее чуть качнуло.
       - Ну, я пошла. А то Нинка забухать хочет от горя. Этот пидор вчера только один пузырь водки и притаранил. Жлоб!
       Она вышла из кабинета, Колодников скорчил брезгливую мину, и легким движение руки смахнул стакан Пилорамы в мусорную корзину. В это время зазвонил телефон.
       - Да, Колодников слушает.
       Звонил патологоанатом Крылов. Его, обычно, монотонный голос с легкой грассировкой был на удивление возбужден.
       - Андрей Викторович, это Крылов. Я тут задержался на работе по случаю безнадежно испорченного воскресенья, и внимательно исследовал всех жертв вашего этого маньяка. Так вот, это с первого взгляда не было заметно, но резанные раны у тех двух, что нашли в ванной, и у тех, кого нашли около подстанции, оставлены тремя разными орудиями преступления.
       Колодников понял суть всего этого важнейшего сообщения, но все же переспросил:
      
       - Как это?
       - А так. Разница небольшая, но это три разных ножа, лезвия разной ширины. Разница буквально в паре миллиметров. Каждый нож на миллиметр шире другого. Выводы делайте сами.
       Колодников одной рукой держал трубку, а второй пытался закурить сигарету, настолько его взволновала это сообщение.
       - А сегодняшняя бомжиха? Как она?
       - Нет, там работал один только нож, самый узкий.
       - Спасибо, Эдик. Огромное тебе спасибо!
       Колодников положил телефонную трубку и, взглянув на Демина, приказал: - Быстро отзывай одну из машин, сам бери Уазик, и берите Хало и Колокольникова.
      
       ГЛАВА 17
      
       Колокольникова они взяли без труда. Уже через двадцать минут он, и удивительно похожий на него отец, такой же длинный и рыжий, сидели в кабинете Колодникова.
       Как оказалось, папа в малолетках сидел, и это сказалось на диалоге двух сторон.
       - Где Семин, Николай? - спросил Колодников подростка.
       - А при чем тут мой Колька? - вместо него ответил вопросом на вопрос старший Колокольников. - Вы у его отца спрашивайте, где этот баклан недоношенный прячется.
       Колодников поморщился.
       - Виталий Иванович, мы задаем вопросы вашему сыну, а не вам. Это ваш сын дружит с Семиным, а не вы.
       Но тот был неумолим.
       - Вы на моего сына сильно не напирайте. Ну и что, что он по малолетке якшался с этим пидором, теперь это при чем? Как Сему в КПЗ определили, я сыну сразу запретил близко к нему подходить.
       Андрей усмехнулся.
       - Так вы говорите, что ваш сын с ним не общается? А свидетели показывают, что видели вашего сына с Семиным и Хало буквально вчера, ночью.
       Колодников соврал, никаких свидетелей у него не было, только слова Пилорамы, про Семиных дружков, одного длинного, а второго маленького.
       - Вы же заходили в комок к Арату? - спросил он Николая.
       - Ну, - согласился Кол. Они и в самом деле были в этом магазине, просто тот был единственный на Силикатной площадке, и Колодников это знал.
       - Ах ты, сученок! - Старший Колокольников с размаху отвесил сыну полновесного леща. - Я же тебе говорил, что бы ты с ним не шлялся! - заорал он. - Ты где вчера был, у Светки, или где?!
       - Да у Светки я был, у Светки! - зачастил Кол.
       - Что за Светка, где живет? - спросил Андрей.
       - Да, через дом от нас, во втором подъезде, - пояснил отец. - Хорошая девчонка, я уж не против. Пусть походит с ней.
       - Телефон у ней есть? - настаивал Колодников.
       - Нет, откуда?
       - А адрес?
       - Какая у ней квартира? - спросил отец у сына.
       - Семнадцатая, - прояснил Кол. - Только я с ней вчера поругался.
       - И что ты тогда делал весь вечер, до двух часов ночи? - спросил Колодников.
       - Да, подцепил двух девок, пиво с ними пил в садике.
       - В каком?
       - В двадцать пятом.
       - Что за девушки, где их можно найти? - настаивал Колодников.
       - Да не знаю я! Я их первый раз видел. Это не наши были, не силикатчицы.
       - То есть, подтвердить то, что ты был с ними, а не с Семиным не может никто? Так? - сделал вывод Колодников, и посмотрел на отца Кола.
       - Ну, выходит так.
       - Он вчера был в этой одежде? - спросил Андрей.
       - Да. Другой у него нет, еще не заработал.
       - Ну, что ж, тогда нужно будет сходить, и принести ему какую-то другую одежду. А это все: треники, кроссовки, мы заберем на экспертизу.
       Отец Николая не понял.
       - Что за херня, майор? В чем вы его обвиняете?
       - Мы его не обвиняем, мы его подозреваем в соучастии в нескольких убийствах.
       - Убийствах! - Отец Кола даже поднялся со стула.
       - Да, причем, не в одном, а нескольких. И убивали, скорее всего, все трое. И он и Хало, и Семин.
       Колокольников-старший резко развернулся в сторону сына и закатил ему хлесткую оплеуху. Тот взвыл от боли.
       - Я тебе сколько говорил, не ходи с этим придурком! Ты зоны не топтал, а я знаю, что это такое!
       "Строго он как с сыном, - подумал Колодников, - но, пора останавливать воспитательный процесс".
       - Хватит-хватит! - прикрикнул он на "Макаренко". - Где Семин?! Где этот урод!
       - Не знаю я! - жалобно вскрикнул Кол. - У Нинки он должен был быть. Но не было его, я заходил после техана! Ну, после техникума...
       - Хорошо, тогда где вы убили двух таджиков?
       Кол удивился, а так как он был небольшого ума, то высказал свое удивление вслух: - А вы откуда про таджиков знаете?
       - Мы все знаем, - приободрил его Колодников.
       - Ну, около болота, как раз за домом Жука.
       - Это на выезде из города в сторону ЦЛК?- понял Колодников.
       - Да.
       В этот момент в двери кабинета просунулась лысая голова Алексей Шаврина. Колодников прекратил допрос и подошел к нему.
       - Семы нигде нет, я оставил у Нинки Гараева пару автоматчиков, еще двое ждут его дома.
       - Хорошо, - Согласился Андрей, и сказал так, чтобы слышал его только Шаврин. - Съезди на ЦЛК, узнай там, не пропадали ли у них этой ночью два таджика.
       Шаврин отбыл, а Колодников вернулся к двум представителям одной семьи.
       - Ну, что ж, с таджиками мы разобрались. А кто резал тех двоих около трансформаторной будки?
       Уже по тоскливому взгляду Колокольникова-младшего он понял, что сейчас тот скажет все.
       Шаврин доехал до цеха лицевого кирпича за три минуты, еще через две он вошел в кабинет начальника цеха. Показав свои корочки, он спросил его: - Скажите, у вас работают в цехе таджики?
       - Да, с каждым месяцем их все больше. Работа у нас тяжелая, контингент большей частью специфичный, в основном судимые да алкаши. А эти пашут как черти, ни на что не жалуются, не пьют. Для них любой заработок сейчас манна небесная.
       - А сегодня утром на смену вышли все таджики?
       Начальник пожал плечами.
       - Да, бог его знает. Вчера у нас была зарплата, так что сейчас, как в песне: отряд не заметил потери бойца. Работаем, не впервой.
       - А точнее у кого можно узнать?
       - У мастера, Владиленыча. Он внизу в цехе. Вы его сразу узнаете, здоровый такой.
       Шаврин спустился в цех, его сразу обдало теплым, перегретым воздухом, едким запахом сухой, глинистой пыли, и перегретого масла. Но больше всего угнетал жуткий грохот, доносящийся от огромных, бешено вращающихся механизмов транспортеров. Алексей прошел чуть дальше, туда, где виднелись фигурки людей. Все они были заняты делом, суетились вокруг самого большого механизма, откуда непрерывной струей выдавливался глиняный брус, который потом и разрезался на кирпичи. Только один человек никуда не спешил. Рослый, под два метра человек с огромным животом стоял, уперев руки в бока.
       - Сашка, давай быстрей, рамки подавай! - рявкнул он так, что перекрыл своим голосом грохот механизмов.
       "Точно мастер", - решил Шаврин.
       Алексей подошел ближе тронул богатыря за плечо. К нему повернулось красного цвета широкое лицо с чапаевскими усами.
       - Что надо? - спросил он не очень приветливо.
       - Майор Шаврин, уголовный розыск, - стараясь перекрыть грохот, представился Алексей. - Где нам можно поговорить?
       - Пошли ко мне, - буркнул здоровяк. На ходу он представился. - Меня зовут Максим Владиленович, отчество по имени отца: Владилен - Владимир Ленин.
       В комнате со скудной мебелью и безнадежно затертыми обоями он уселся за стол, закурил.
       - Ну, что вас интересует? К нам частенько милиция обращается. Контингент у нас еще тот, из зоны в зону транзитом через наш цех.
       - Ваша смена работала вчера до двенадцати ночи?
       - Да, моя.
       - У вас работаю в смене таджики? - спросил Шаврин.
       - Двое. Только сегодня они почему-то не пришли.
       - Что так?
       Мастер пожал плечами.
       - Хрен его знает, может, загуляли, может, домой уехали.
       Этого Алексей не понял.
       - Как это - домой?
       - А так. У меня до этого полгода такая же парочка работала: Селим и Махмуд. Только их обучил всему, только все притерлось, начало у них получаться - бах, и нет их. Главное - сегодня на смену приходят те, а завтра приходят на смену эти двое: Ахмед и Сахад. Я говорю: "А те где? Махмуд с Селимом?" Они рукой машут: "Домой уехали". Я говорю, как же так, без расчета, без увольнения? Они талдычат: "Да не надо, мы за них будем работать". И смех и грех. Прямо как в том анекдоте про лису, зайца и медведя.
       - В каком анекдоте? - спросил Шаврин.
       Владиленыч оживился. По нему было видно, что он большой любитель рассказывать анекдоты.
       - А ты не знаешь его, что ли? Тогда слушай. Встречаются по весне лиса, заяц и медведь. Заяц худой, на ногах еле стоит. "Устроился, - говорит, - дурак, на зиму на овощную базу, но там так все строго! За зиму даже морковку украсть не удалось". "А я, - говорит лиса, - устроилась, дура, на птицефабрику, птичницей. Но контроль такой - даже попробовать курятину не удалось". А медведь весь гладкий, жирный, в зубах ковыряется, и говорит: "А я хорошо перезимовал, на стройке". "А что ж там есть то, на стройке то?" - удивилась лиса. "Как что, таджиков. Считай, каждый день по таджику кушал". "И что, никто их не хватился?" "Да, кто ж их там, на стройке считает!"
       Шаврин в дуэте с мастером посмеялся.
       - Да, забавно, - согласился Шаврин. - А где жили эти таджики?
       - В общежитии.
       - Это в...
       - Да, над ментовкой.
       "Час от часу не легче! Выходит, они над нами жили".
       - А в какой комнате?
       - В тринадцатой, это точно помню. Только ездил я уже туда сегодня, нет их там. У меня четверо сегодня не вышло, вот я хотел хоть их поставить на конвейер, да куда там. Жалко, если с ними что случилось. Работали как рабы, а ели как цыплята. По пакету "Ролтона" в обед, завтрак и ужин. Они даже на "Газели" не ездили. Тут к концу смены маршрутка всегда приезжала, по червонцу все платили, и их развозили по домам. Все на ней ездили, все же смены у нас по двенадцать часов, да в ночь особенно тяжело. Я то устаю, а они тем более. А эти нет, экономили. Намоются в душе, и домой пешком шлепают. А тут ведь с километр, не меньше.
       - Хорошо, спасибо вам.
       Когда Шаврин вернулся в отделение, Колокольниковы уже сидели в отдельном кабинете, со следователем прокуратуры. Выслушав рассказ Алексея Колодников попросил его еще сделать кое что: - Поднимись наверх, откройте комнату таджиков, проверьте, может они спят там?
       Увы, комната была пуста, и кусок черного хлебе на столе начал подергиваться плесенью. Что бросилось еще в глаза Шаврина, пресловутая лапша "Ролтон" на столе, аккуратная кучка из десятка пакетов.
       - Ну, эти редко куда из комнаты уходили, разве что в выходной к своим на рынок, поболтать, - пояснила коменданша, закрывая дверь. В это время к ней подошел парень в тренировочном костюме, с плеером на поясе.
       - Слышь, Клавдия Алексеевна, вы Сашку не видели?
       - Какого Сашку? У нас тут этих Сашек как собак нерезаных.
       - Ну, из семнадцатой.
       - Алексеенко, что ли?
       - Ну да. Он мне "кусок" должен уже два месяца, обещал отдать с этой получки. Вчера приходил, его нет, сегодня тоже.
       - Получка у них, в известковом, позавчера была, - напомнила коменданша, - я что-то, после этого, его не видела.
       - А сосед его где? - добивался кредитор неизвестного Сашки. - Может он знает?
       - Он в кутузке как третий день уже, пятнадцать суток ему дали. Устроил тут мордобой на весь этаж, человек пять избил.
       - А вы можете открыть эту семнадцатую комнату? - спросил внимательно слушавший этот монолог Шаврин.
       - Могу, - согласилась коменданша. - Пошли.
       В семнадцатой все было почти так же, как в тринадцатой, только еще меньше порядка, да густой слой сизой плесени на початой буханке белого хлеба.
       - У него родные или друзья здесь есть? - спросил Алексей, рассматривая этот безрадостный натюрморт.
       - У Алексеенко, что ли? - не поняла коменданша.
       - Ну да.
       - Нет, он приезжий. Никого у него тут, в Кривове, родных нет.
       - А подруги?
       Клавдия Алексеевна заржала.
       - Какие подруги? Он же из ликвидаторов, этих, чернобыльцев. У него хрен давно уж на пенсию ушел. Как он тут появился, девки наши кинулись, было на него, и ни фига, полный облом. Он и пил так как раз из-за этого. Неделю пьет, три недели сухари грызет.
       Шаврин почесал лысину, потом спросил: - А к нему малолетки, случайно, не приходили? Трое.
       - Это длинный такой, и два коротких? - Сразу поняла, про кого идет речь коменданша. - Бывали. Гоняла я их отсюда, и не раз. Но уж очень они наглые, особенно этот, длинный.
       Когда Шаврин вернулся в кабинет Колодникова, тот возбужденно рассказывал начальнику криминальной милиции Логунову о достигнутых успехах.
       - Еще он дал показания, что они убили какого-то мужика на эстакаде. Фамилию он вспомнить не смог, звали Сашей. Жил он где-то в общежитии...
       - Алексеенко его фамилия, - дополнил его рассказ Шаврин. - Алексеенко.
      
      
      
       ГЛАВА 18
      
       Если Кол раскололся сразу, то с Жуком оперативникам пришлось повозиться. Причуды начались, когда его пришли арестовывать. Увидев в прихожей за спиной бабушки синие, милицейские фуражки, он шустро сиганул в открытое окно, и, если бы не подвернул при этом левую ногу, то они бы долго за ним бегали. Но, еще больше хлопот им добавила бабушка Жука - Нина Андреевна.
       - Женечка исключительно одаренный мальчик, - чеканила она своим профессионально-педагогическим голосом. - Он, правда, не блещет в точных науках. Нет у него тяги и к гуманитарным дисциплинам, но зато у него уникальный голос. Правда, он не захотел учиться в музыкальной школе, но все равно. На его голосе держалась вся самодеятельность нашей десятой школы.
       - Хорошо, значит, в зоне будет запевалой, - согласился Колодников. - А это неплохая карьера.
       - Я не пойму, что вы ставите в вину моему мальчику! - возмутилась бабушка.
       - Он принимал участие как минимум в шести убийствах, - пояснил Колодников.
       Нина Андреевна всплеснула руками.
       - Не может быть! Он такой тихий, спокойный мальчик.
       - Ну-ка, мальчик, подними-ка свое несломаное копытце.
       Жук, по праву подраненного, развалившись, сидел в кресле. На одной ноге его была тугая повязка, а на другой так заинтересовавшее Колодникова обувь: кроссовка, почти новая, белая с синим.
       - Зачем? - спросил Жук.
       - Затем. Подними, говорю.
       - Но, мы должны знать, зачем вам это надо! - возмутилась бабушка.
       - Затем, что эти следочки мы нашли в квартире Фокиных, - Колодников вытащил из папки фотографии Сычева. - И есть подозрение, что они оставлены обувью вашего внука.
       - Женечка, подними ножку, пусть они удостоверяться, что это не твои кроссовки, - велела Нина Андреевна.
       Женечка впервые за этот вечер с явной ненавистью глянул на свою суровую родственницу, и, нехотя поднял ногу.
       - Ну! - обрадовался Андрей. - Что еще нужно? Один тип подошвы. У вас какой размер обуви, Евгений?
       За внука снова ответила бабушка.
       - Тридцать шестой. А кроссовки он покупал не один. Точно такие же кроссовки купил и его друг, этот, как его...
       - Семин? - подсказал Колодников.
       - Да, они еще так смеялись тогда с Женей, что у них и нога одинаковая, и кроссовки одинаковые.
      
       В это время в кабинет к ним зашел Марат Касимов. Лицо следователя было более чем довольным. Он прошел к окну, сел на шаткий стул, и, положив на край стола несколько листков бумаги, кивнул головою Колодникову.
       - Все? - спросил тот.
       - По полной программе.
       - Хорошо. Вот, Женя, - голос Андрея приобрел отеческие оттенки, - уже и друг твой Колокольчиков рассказал все. И про таджиков, и про Алексеенко, это про того, на эстакаде.
       - Не убивал я, не докажите! - неожиданно, резко, звонким своим голосом просто оглушив присутствующих, закричал Жук. - Хрен вам я что расскажу!
       На его бледном, маленьком лице отразилась такая ненависть и ярость, что Андрей поморщился, и сокрушенно развел руками.
       "Да, с этим придется повозиться", - понял он.
       Если бы засада была в любом другом доме, то все пошло бы по-другому. Но, Толик Гараев жил буквально в пятидесяти метрах от барака Нинки, и к семи часам вечера чувство голода его просто достало.
       - Слушайте, мужики, я пойду домой, схожу, поем. Мне тут не далеко, я буквально на десять минут отойду. Может, и вам чего принесу, - предложил участковый приданным ему патрульным.
       - Ну, ладно, иди, - согласился прапорщик, - нам что, задержать этого подростка, если он придет сюда?
       - Всех, всех задерживать! Всех впускать, никого не выпускать. А то придут так якобы за солью, а потом стуканут этому выродку, что тут засада. Народ у нас тут, на Силикатной, урод на уроде. Половина судимых, вторая половина химиков.
       Раздав такие указания, Гараев быстрым шагом отправился в сторону своего дома. На ходу он достал мобильник, и, вызвав жену, дал и ей ценное указание: - Нин, разогревай обед, я через пару минут буду.
       Жена его готовила бесподобно, и Толик был уже в предвкушении предстоящего пиршества для живота, но, свернув из-за угла, он неожиданно увидел перед собой, метрах в десяти, невысокую, щуплую, но, удивительно знакомую фигуру.
       "Семин! Вот повезло то! Счас я этого гаденыша возьму!" - решил он.
       Гараев перешел на бег, стараясь при этом бежать как можно тише. До поры это ему удавалось, но когда до убийцы оставалось всего метра три, Семин свернул в сторону подъезда, того самого, где жил сам Гараев. При этом он краем глаза увидел темную, быстро надвигающуюся тень. Оглянувшись, Сема увидел бегущего к нему милиционера, и резко сорвавшись с места, побежал вперед. Путь у него теперь был только один - в подъезд. Семин стремительно ворвался в него, но Гараев бегал ни чуть его не хуже, так что уже на лестничной площадке второго этажа Семин ощутил на своем воротнике руки милиционера. Гараев резко остановился, и тело низкорослого убийцы буквально подпрыгнуло вверх, он беспомощно бултыхнул в воздухе ногами, а потом упал вниз, на спину. Участковый засмеялся.
       - Вот где я тебя поймал, сучонок! Счас отведу тебя в отдел, там твои дружки тебя уже ждут.
       Он все так же за шиворот поднял щуплое, легкое тело Семина, глянул в его расширенные зрачки. Гараев хотел что-то добавить, но в этот момент сильная, острая боль пронзила его грудь. Семин в последнее время не расставался со своей любимой финкой, и, еще лежа на полу, он сумел ее достать. Лезвие не попало в сердце, прошло ниже, но руки милиционера разжались, он навзничь упал назад, сильно ударившись головой о стену. Семин же, выдернул нож из раны, хотел, было, добавить еще пару ударов. Но тут его взгляд упал на кобуру участкового, и он торопливо и неумело расстегнув ее, вытащил пистолет.
       Когда жена Гараева, удивленная тем, что муж не звонит, открыла дверь, Анатолий лежал в луже крови, а снизу слышались торопливые шаги убегающего человека. Нина закричала настолько пронзительно и дико, что заставила выскочить из своих квартир почти всех жильцов своего подъезда.
      
      
       ГЛАВА 19
      
       Давно Астафьев так не попадал. Собственно, он сам был виноват. Более дурацкой идеи, чем позвонить Колодникову, ему прийти в голову не могло. И это в воскресенье, когда в доме он один, все тихо и спокойно, можно не спеша посмотреть телевизор, а потом поиграть на компьютере. Все про тебя забыли, никто не беспокоит. А потом он сам берет трубку, набирает номер третьего отделения милиции и добродушным тоном спрашивает своего старого друга: - Ну, как там у вас дела? Что новенького слышно?
       - Дела!? - поразился Андрей. - Ты спрашиваешь про дела? Ты что, не в курсе, что вся милиция города мобилизована?
       - По какому поводу? - удивился Юрий.
       - Порезали Гараева, да сильно, неизвестно, выживет, или нет.
       - И кто его так?
       - Да, этот, молодой урод, помнишь такого Семина? Мы про него как-то разговаривали.
       - Это тот малолетний душитель?
       - Да. Вот он его поранул в подъезде, и забрал пистолет.
       Юрий присвистнул.
       - Вот так! - подтвердил Андрей. - И не свисти, а немедленно приезжай к нам. На нем еще куча трупов висит. Поможешь нам.
      
       Через десять минут Астафьев вошел в кабинет Колодникова. Сейчас тут были все: оба заместителя Панкова: начальник криминальной милиции Логунов, начальник милиции общественной безопасности Попов. Не было только их начальника, самого Панкова, его вызвали в Железногорск, в управление. В довершении всего буквально через минуту в кабинете появилась и Ольга Малиновская. Так как, Юрий еще стоял на пороге, выискивая местечко, где он может пристроиться, то она плечом толкнула его вперед, и тихо шепнула на ухо: - Лыжню, Астафьев!
       - Большому кораблю большой якорь, - в тон ей ответил Юрий, и посторонился.
       - О, вот и последние прибыли! - обрадовался Колодников. - Теперь все в сборе. Рассаживайтесь как-нибудь, будем совещаться.
       Ольге уступили кресло, в котором совсем недавно сидел Жук, Астафьев же вынужден был пристроиться на подоконнике.
       - Дело у нас чрезвычайное, - начал Колодников. - Двух подельников Семина мы взяли, они оба дают признательные показания, а этот гад ушел, и унес с собой пистолет Гараева.
       - Кстати, как он? - спросила Ольга.
       - Делают операцию, а больше ничего неизвестно. Скорая удивительно быстро приехала. На них как-то это не похоже.
       - Да случайно машина рядом проезжала, а тут вызов. Повезло Тольке, - высказал свою версию Шаврин.
       - Дай-то бог, - согласился Попов.
       - Просветите нас насчет этого вашего Семина, что он за человек? - попросил Логунов.
       - Он не человек, он урод...
       Рассказа Колодникова все слушали в полной тишине. Перечень преступлений этого семнадцатилетнего гаденыша потряс всех.
       - И это за неполных три дня?! - спросил в конце рассказа Логунов.
       - Да.
       - Жуть! Такого я, действительно, не упомню.
       - Теперь вопрос о том, где искать этого урода, - сказал Колодников.
       - Деньги у него есть? - спросила Ольга.
       - Да, около четырех тысяч.
       - Надо блокировать город, и не только жд вокзал, автовокзал, но и особенно выезды из города, там, где он может поймать попутку, - предложила Ольга.
       - Да это верно, - согласился Попов. - Самое хреновое что скоро станет темно, и он может уйти и в луга, и затаиться где-нибудь на дачах. А там, не дай боже, опять же дачники с утра пойдут.
       - Сергей Александрович, вы ведь у нас в свое время учились работать по маньякам, - обратился Логунов к Шалимову, - подскажите что-нибудь нам, непросвещенным?
       Шалимов невесело рассмеялся.
       - Учился, это слишком сильно сказано. Читали нам лекции по этой тематике, в том числе и тот следак, что взял Чикатило. Но, это уж сколько лет прошло, я уж и не помню ничего. Это надо браться за него методично, выяснить, какое у него было детство, какое было окружение. У Чикатило, там брата съели на его глазах в военные годы, вот у него крыша и поехала. А что с этим стряслось, чего он крошить всех взялся направо и налево, этого я пока не пойму.
       - Ну, выяснять причины трудного детства Семина нам некогда, - решил Логунов, - нам надо остановить его, пока он еще не накрошил в городе трупов. Гаишники город уже перекрыли, мы созвонились с линейщиками в Торске, Железногорске, чтобы они были особенно внимательны, ждали его на платформе электричек. Патрульных пустим по окраинам, два экипажа поставим на дорогах, ведущих в луга. Кстати, засаду у этой Нинки сняли?
       - Нет еще, - сказал Шаврин.
       - Надо снять, нам люди нужны еще на дачах.
       Энергичное течение командирской мысли было прервано Колодниковым. Во время совещания он частенько поглядывал в сторону Астафьева. Тот, вроде бы, спокойно курил, даже отхлебнул чаю из стакана, предложенного Шавриным. Но Андрей видел, что Астафьев чем-то недоволен.
       - Насколько я вижу, у Юрия Андреевича есть своя точка зрения, - сказал Колодников. - Нам будет интересно выслушать ее.
       Логунов скептично улыбнулся, но Андрея поддержал Шалимов и Попов.
       - Ну, выдайте нам, Юрий Андреевич, свою версию. Удивите нас, - на два голоса начали подначивать они Астафьева. Они давно знали своеобразное мышление своего молодого коллеги. И Юрий, поднявшись, согласился.
       - Ну, есть у меня одна идея. Это так, на интуиции.
       - Хорошо иметь интуицию, а не пурхаться с уликами, - засмеялся Логунов. У него были натянутые отношения с Астафьевым.
       Юрий потушил сигарету в пепельнице, подошел к старому, но еще различимому плану района, за который отвечало третье отделение милиции.
       - Андрей, дай мне карандаш, - попросил он Колодникова, а потом начал аккуратно отмечать на плане какие-то точки. - Насколько я помню свой участок, а я тоже работал на нем лет семь назад, это будет вот так.
       - Да, ты верно отметил все места преступлений Семина, - согласился Колодников.
       - А теперь вот такое замечание. Все свои убийства он совершил в районе диаметром не более трехсот метров от собственного дома. В этом же кругу жили все его подельники.
       - И что? - не понял Логунов. - Что из этого вытекает?
       - Из этого вытекает вот что. Он прожил здесь все свои семнадцать лет. Когда его отпустили, он вернулся сюда и продолжил убивать. Он не уйдет отсюда и после того, как на него началась охота.
       Кто-то за спиной Ольги засмеялся.
       - Это противоречит логике... - начал Шалимов. Но Астафьев его прервал.
       - Это противоречит логики человека, но Семин не человек. Вспомните, как он себя ведет: первое убийство, дикое, неконтролируемое, на глазах многочисленных свидетелей. Потом он выходит из камеры, и чтобы делал другой человек? Он бы либо совсем перестал убивать, либо затаился до времени. Этот же в тот же вечер убивает того мужика на эстакаде. Ночью, когда никто этого не видел. Зверь учится. Потом эти два бомжа, тоже почти никто не видел, кроме того бомжа. Но он даже не запомнил лиц убийц. Потом Фокины, затем таджики, эта бомжиха в подвале. Практически все убийства бессмысленны. Они, эти его друзья, говорят, что ему нравилось убивать?
       - Да, - Колодников кивнул головой, - он и их подсадил на этот крючок. Жук в первый раз, на эстакаде, говорят, блевал. Потом привык. Таджиков кромсал уже с удовольствием. Кол вообще горло одному из них перерезал.
       - Кстати, тела этих таджиков нашли? - спросил Логунов.
       - Да, но еще не поднимали, - ответил Шаврин. - Там они лежат, видно даже, но нужны болотные сапоги, и вообще, - он махнул рукой, - болото.
       - А насчет этого, в эстакаде, как проверили? - настаивал подполковник.
       Снова ответил Шаврин. И это "удовольствие" досталось ему.
       - Да, только там вообще придется с ним помучиться. За три дня на этой жаре тело разбухло, вверх его не достанешь. Единственный выход - долбить блоки отбойным молотком и вынимать снизу.
       - Жуть! - Ольга передернула плечами.
       - Еще какая, - согласился Шаврин и сморщился. - Вонища там! Мухи, черви!
       Логунов вернул разговор в первоначальное русло.
       - Ну, расписал ты нам этого Семина красиво, не спорю. Так что же ты все-таки нам посоветуешь? - спросил Логунов Астафьева.
       - Надо искать его тут. Оставить засаду у этой Нинки, посадить людей к нему в квартиру, и искать где у него была нычка.
       - А ты думаешь, она у него была? - спросила Ольга.
       - А как же. Логово есть у всех волчат. Лежка, где он будет в безопасности. Если его нет там сейчас, он придет к нему позже.
       В это время сам Семин пробирался по руинам недостроенного хлебокомбината. Их было даже видно из окна третьего отделения милиции, но он не знал, что сейчас там решается его судьба. Это монументальное сооружение начали строить при социализме, да так и не достроили. Кирпичи, керамзит, часть плит, тех, что удалось отковырять без ущерба для здоровья, народ разобрал себе на память. Но, все равно, бетонные колонны и цеха стояли еще внушительным памятником человеческой расточительности. Семин знал это сооружение досконально, он вырос, играя на этих руинах. Но сейчас он попал сюда случайно, убегая с места последнего преступления. А потом зачастившие по улицам патрульные машины окончательно загнали его сюда, подальше от глаз людских.
       Он пробирался по лабиринтам умершей стройки, раздумывая, остаться ему ночевать здесь, или поискать место получше, поукромней. Он знал эту стройку, но не любил ее. Тут все было слишком громадно, а он любил малые размеры, там, где можно было свернуться калачиком. В полумраке он увидел, как по дороге, в десяти метрах от стройки снова промчалась патрульная машина, и, недовольно скривился. Пришлось идти дальше, вглубь этого бетонного саркофага. Вскоре в нос ему ударил дым костра. Где-то рядом жгли дерево. Для кого-то это было просто дымом, но он знал, что может скрываться за этим. Семин оживился, и вскоре он действительно вышел на живой огонь. У костра сидел худощавый, заросший бородой мужик в старой, заношенной ковбойке, и азартно, как могут есть только голодные люди, выгребал из банки и забрасывал в рот тушенку. При этом его доставали комары, так что он той же ложкой отгонял их от лица, почесывал свежие укусы, а порой чесал волосы, где явно свирепствовали кровососущие уже другой породы.
       - Приятного аппетита, - сказал Семин, присаживаясь у костра. Бомж засмеялся.
       - С аппетитом у меня проблем нет, - заявил он, потом показал новенькому банку. - Будешь? Тебе оставить?
       Семин хотел есть, но не до такой степени, чтобы из одной банки с бомжом. Этих изгоев времени он не любил, хотя частенько, по его бродяжьей натуре, Семе приходилось с ними общаться. С прошлой пятницы он вообще вывел формулу, что уничтожать бомжей это не только благо, но и его обязанность. За это все остальные должны были его даже благодарить, ведь он очищал мир от отбросов.
       - Нет, не надо, - отказался он. - Как тебя зовут?
       - Чача.
       - Как?! - удивился Семин.
       - Чача, - повторил бомж. - Грузинский виноградный самогон. Я как-то пробовал этот божественный напиток, он мне так понравился. Знаешь, пьешь его как обычную водку. Потом голова ясная, настроение как после бабы, а шевельнуться не можешь. Ноги отказывают в первую очередь, потом руки. Сильно мне эта штука понравилась.
       После этого Чача откуда-то из-под задницы достал и кинул в сторону Семина еще одну банку тушенки. Тот благодарно кивнул, достал свою финку, и, вскрыв банку, начал есть мясо прямо ножом.
       - Мне мать всегда говорила, что есть с ножа нельзя, злым будешь, - сказал Чача.
       - Мне тоже так же говорила, только она умерла. Давно умерла.
       Сема чуть подумал, достал из внутреннего кармана плоскую, полулитровую фляжку коньяка, открыл ее, выпил с горла половину, остальное передал новому другу. Тот пришел в восторг.
       - У-у! "Инстенбург"! Это ж надо, а!
       - Допивай, - велел Семин, а сам принялся доедать холодное, волокнистое мясо.
       Чача допил коньяк, и его быстро, как всех алкоголиков, развезло.
       - Это я тебя хорошо сегодня встретил, а то мне больше стакана денатурата сегодня ничего не перепало, - поделился он своей радостью.
       Семин скривился.
       - Как вы пьете только эту дрянь!
       Чача засмеялся.
       - Нет! Тут есть один секрет. Денатурат не надо пить сразу. Сначала в него надо добавить кипяченой воды, пойдет реакция, он станет теплым. Потом зажимаешь бутылку большим пальцем, встряхиваешь, и одновременно поджигаешь спичкой или зажигалкой. Такой получается факел! Ты представить не можешь. По метру! Там отжигаются все сивушные масла, и остается один спирт. После этого пьешь его как водку, и никакого вреда.
       Все это Семин выслушивал с интересом, его тоже "накрыла" волна опьянения. Потом он поудобней устроился на земле, и тут почувствовал, что нечто твердое мешает ему сидеть. Запустив руку в карман трико, он вытащил пистолет. Увидев оружие, Чача засмеялся.
       - Боже мой! Пистолет, настоящий, табельный "Макаров", тысяча девятьсот пятьдесят первого года постановки на вооружения.
       - А ты откуда это знаешь?
       - Как откуда, я же все же, офицер, господин капитан.
       Он шутливо приложил к голове ладонь.
       - Честь имею, капитан Власов, Алексей Семенович.
       - Врешь? - не поверил Сема.
       - Нет, было-было! Служил, еще в Германии даже служил...
       Он что-то рассказывал о жизненных неудачах, приведших его в этот подвал жизни, но Сема его не слушал, а вертел в руках свой трофей.
       - А как он работает? - спросил он у бывшего вояки.
       - Дай сюда, покажу.
       Чача бесцеремонно отобрал у него оружие.
       - Смотри, первым делом опускаешь предохранитель вниз, потом передергиваем затвор. Потом взводим курок. И, все, можно стрелять.
       - А как его обратно, это...
       - А это еще проще. Вот, на предохранитель, и все.
       Потом Чача вытащил из ручки обойму, рассмотрел ее на свет, и удовлетворенно кивнул головой.
       - Полный комплект, семь патронов, один в стволе. На, учись.
       - Значит, снимаем с предохранителя, потом передергиваем затвор...
       Чача замахал руками.
       - Сейчас уже не надо, патрон в стволе. Так ты его выкинешь зазря. Взводи курок. Все! Можно стрелять.
       - Ну, спасибо, - пробормотал Семин, и, направив ствол в лоб своему учителю, нажал на спуск.
       Выстрел прозвучал для него неожиданно сильно, так, что он вздрогнул, и невольно выпустил из рук оружие. Но еще убийственно этот выстрел подействовал на Чачу. Тело бывшего офицера так быстро откинуло назад, что, только встав на ноги, и склонившись, Сема увидел на его лбу красную точку пулевого отверстия. Как ни странно, но это убийство Семину совсем не понравилось. Он не почувствовал трепета тела умирающей жертвы. Но зато Семин как-то сразу возомнил себя неуязвимым.
       Он подобрал пистолет, поставил на предохранитель, как учил его Чача, сунул его в карман, и шагнул в темноту.
       "Ну, теперь мне все по хрену!" - решил он.
      
      
       ГЛАВА 20
      
       Его до сих пор трясло от всего пережитого, и это же заставило чувства обнажиться до самого предела. Николай не стал сразу выезжать на перекресток, а остановил машину, и, пройдя по дороге метров двадцать, осторожно выглянул из-за забора. В скудном свете одиноких фонарей он сразу увидел одинокую машину с характерной, бело-голубой раскраской, стоящую на перекрестке. Две фигуры рядом, и требовательно поднятый жезл навстречу движущейся с другой стороны дороги машины не оставляли сомнения в том, что это именно милицейский патруль. Николай вернулся назад, закурил трясущимися руками сигарету и развернул джип в другую сторону. Мысли его метались, словно запертые в ведро крысы.
       "Эх, и дурак! Как я мог с этим козлом столько лет дружить, а?! И сам п... накрылся, и меня под монастырь подвел! Куда мне теперь его девать! А Валька знает, что это я его вызвал, и что, что мне теперь делать? Грохнуть и ее? А там еще трое короедов, да мать Валькина, не сдохнет никак, сука старая! Что мне, всех их там уложить? А, вдруг соседи услышат? И их тогда кончать?"
       Машинально, за этими мыслями, он уже свернул в сторону дороги, ведущей в луга, но тут встречная машина мигнула ему фарами, и Тараскин вдавил в пол педали тормоза и сцепления так, словно увидел перед собой какое-то неожиданное препятствие.
       "Обложили!" - решил он. - "Пасут меня!"
       Паника полыхнула совсем заполошно, во всем теле, он дернул рукоятку переключения скоростей, и так даванул на педаль газа, что двигатель заглох. Это, поневоле, заставило его взять себя в руки. Чуть успокоившись, он неожиданно, нашел решение своей проблемы. Окраиной, по закоулкам, он добрался до своего гаража, загнал в него машину. Потом он вытащил тело Сашки из багажника, усадил его за руль, включил двигатель. Затем он собрал в одном углу все, что было в гараже горючего: стопку старых газет, два промасленных комбинезона, несколько бутылок с машинным маслом. Дорожка из черного, охотничьего пороха была рассыпана от угла до самого двигателя. Оставалось совсем мало - поджечь все это. Тараскин лихорадочно пошарил по карманам, но зажигалки в них он не обнаружил. Тогда он обшарил карманы трупа. У Сашки в боковом кармане оказался коробок спичек, и Николай уже открыл коробок, когда со стороны открытой двери раздался хрипловатый женский голос: - Мужчина, сигареткой не угостите?
       Тараскин сначала вздрогнул, потом, рассмотрев в дверном проеме лицо ночной гостьи, даже рассмеялся. Это была бабенка лет тридцати пяти, уже достаточно пропитая, но еще сохраняющая на лице и фигуре достаточную меру женского обаяния. В ее заискивающей улыбке был намек на все возможные удовольствия, что способна доставить мужчине женщина.
       - Угощу, заходи, - велел он.
      
       Колодников и Астафьев допрашивали Колокольникова в кабинете участковых, ибо в его кабинете расположилось городское начальство: оба подполковника, и, подъехавший уже во-втором часу ночи Панков.
       - То есть, кроме Нинки он еще временами обитал у Насти? - переспросил Андрей. - Что за Настя?
       - Да, фамилию я ее не знаю, сивая, такая, лет сорока. Она всех у себя собирала, лишь бы при себе пузырь был.
       - Это не в шестом бараке? - поинтересовался Юрий.
       - Ну, да.
       - Хорошо, я знаю, кто это, - согласился Колодников, - еще где? Что он делал у сотого дома?
       - А, так там его дядька живет на третьем этаже.
       - А в каком подъезде?
       - В третьем.
       Колодников и Астафьев переглянулись.
       - Так вот он куда шел, когда встретил Гараева, - подвел итог Андрей.
       - Хорошо, а у вас были какие-то свои нычки, те, про которые знали только вы? - спросил Астафьев.
       В глазах у парня полыхнул какой-то страх, и он отрицательно замотал головой.
       - Нет, не было.
       - Вы сколько лет дружите то? - поинтересовался Юрий.
       - Ну, года три.
       - Значит, вам было по двенадцать лет, когда вы начали дружить. О местных проститутках вы еще не думали, кафе и баров в вашем районе нет, последний кинотеатр закрыли года два назад, - подвел итог Колодников. - И где же вы обитали зимой, в холода?
       - Говори! - прикрикнул на Колокольникова отец. Как обычно, он дернулся, чтобы дать сыну леща, но Юрий его остановил.
       - Не надо, он сам скажет. Так, где вы собирались в непогоду?
       Через полчаса Колодников и Астафьев с помощью фонаря осматривали любимое место сбора Семина и его друзей. Это была кирпичная будка, два метра на два. По сути, она была заменителем патерны. В Кривове местные коммунальщики любили проводить коммуникации по верху, не зарывая их в землю. Две массивных трубы гнали в район Силикатной площадки отопление и горячую воду. В этой будке как раз располагались мощные вентили. Естественно, с двух сторон там гулял сквозняк, но от дождя и снега крыша этого странного сооружения предохраняла.
       Около самих вентилей, прямо на трубах, лежал большой лист картона, за трубой виднелись остатки какой-то истлевшей одежды. Вместо кресел тут использовались ящики, а на стенке были приклеены даже кое-какие плакаты, в основном с голыми девками, уже изрядно попорченные временем и непогодой.
       - Да, удобное местечко, - Колодников кивнул головой в сторону ближайшего дома, буквально в десяти метрах от будки. - Тут квартира Хало, через дорогу - Колокольникова. Сам Семин живет отсюда метрах в ста.
       - А это что за болото? - спросил Юрий, кивая на заросли камышей и ивы за будкой.
       - Это то самое болото, в которое они швырнули трупы таджиков, только это с другой стороны, от дороги. Тут по прямой метров пятьдесят, а так обходить, так метров двести. Ручей в свое время перегородили, не рассчитали, когда дорогу строили. Вот он и образовал это болото.
       - Да, это как с людьми, - философски заметил Астафьев, и заранее сморщившись, начал пробираться сквозь узкий вход в будку.
       Внимательно осматривая приют убийц, Астафьев нагнулся, и заглянул под трубы. Колодников услышал, как он довольно хмыкнул, а потом позвал его: - Андрей, загляни сюда.
       Тот, с кряхтением, согнулся, и, подсвечивая фонарем, заглянул под трубу. Он присмотрелся к тому предмету, что увидел в луче фонарика Астафьева, и довольно крякнул.
       - Ага! Вот почему он не хотел нам сдавать эту нычку.
       - Да. Сейчас ты эти ножи не трогай, завтра приведешь его, пусть сам выдаст.
       - Да, знаю я.
       Колодников с явным трудом разогнулся, пожаловался Астафьеву: - Радикулит замучил. То не согнешься, то не разогнешься. Ты вон, я вижу, в хорошей форме.
       - Да, это не я, это Ольга все. То на карате меня выдернет, то в фитнес-клуб. Но, раз в неделю мы с ней...
       Это предложение он не закончил. Где-то не очень далеко прозвучал выстрел, затем еще два, а потом дробно простучала автоматная очередь.
       - Ого! Где это? - спросил Колодников, и схватился за рацию. Как назло, она выдавала только громкий шум, и отдельные слова.
       - Ранен... ушел... срочно скорую!
       - Похоже, это одна из засад, - предположил Колодников, доставая из кобуры пистолет. Сейчас он походил на готовящегося к старту рысака.
       - Иди, - велел Астафьев, - а я останусь тут. Да осторожней там! Не напорись на него! - Крикнул он уже вслед Андрею.
       Они разминулись с Семиным буквально в нескольких секундах и десяти метрах, он уже свернул за угол, когда из-за угла другого дома показался Колодников. В спину ему светило освещенное окно, и силуэт фуражки остановил движение милиционера, уже вскинувшего автомат в его сторону.
       - Стой! - на всякий случай крикнул автоматчик. - Кто?!
       - Свои! - ответил Колодников. - Что случилось?
       А случилось то, чего никто из них не предполагал. Семин действительно вышел к Нинкиному бараку, но стучать в дверь старой подруге не стал. Он обошел барак с другой стороны, убедился, что в комнате Нинки горит свет, и, припав ухом к стеклу, начал вслушиваться. Сначала он слышал только голоса, причем один был явно мужским, с покровительственными интонациями. Потом послышался женский смех, судя по визгливым интонациям, это была сама Нинка. Затем зазвякала посуда, и это почти успокоило Семина. Он собирался, было, уже пойти ко входу в барак, когда распахнулась форточка, и в нее вылетел окурок. Голоса стали слышней, но, самое главное, колыхнулась занавеска, открыв узкую щель в белой ткани. Семин снова припал глазами к стеклу, и, его словно пламенем обожгло. Спиной к нему сидел мент, в синей рубашке с короткими рукавами, в бронежилете. Он курил, и что-то рассказывал, размахивая рукой с зажатой в ней сигаретой. Над его рассказом смеялись все, и Нинка, с ее характерным смехом, и Пилорама, словно изрыгавшая его из нутра желудка, а еще примешивалась пара мужских голосов.
       "Засада! - понял Семин. - Меня ждут".
       Это привело его в неожиданную, и совершенно не контролируемую ярость. Нинкину комнату он давно считал своей. Он отвадил от этой хаты всех прежних хахалей Нинки, и вот теперь чужаки разместились на его территории. Уже не владея собой, Семин выдернул из-за пояса пистолет, дернул вниз собачку предохранителя, и, прицелившись в голову милиционера, нажал на спуск.
       Прапорщика Михаила Аркадьева от смерти спасло буквально чудо. Они давно уже решили, что сюда этот парень не придет, так что расслабились, и травили с девками байки и анекдоты.
       - И вот, мы ломаем дверь, а там их двое, зять и теща, лежат в одной кровати! - с азартом рассказывал он. В последнюю секунду из его рук выпал окурок, и он нагнулся, чтобы его поднять. Именно в это время раздался грохот выстрела, звон разбитого стекла, пуля чиркнула его по темечку, и попала с сидевшую напротив прапорщика Нинку. Оглушенный милиционер упал на пол, туда же со стоном свалилась и раненая в грудь Нинка. А Семин продолжал стрелять, и, хотя он не видел всех в этой комнате, каждая пуля находила свою цель. Еще одна пуля попала в плечо Пилораме, а третий выстрел принял на себя подскочивший со своего места сержант. И только третий из патрульных успел укрыться от выстрелов. Упав на пол, развернул в сторону окна свой автомат, и дал длинную очередь.
       Свинец пролетел круто вверх, едва не задев Семина. Но это остановило его, и Сема бросился бежать. За ним, в разбитое окно, кинулся тот самый милиционер. На ходу он одновременно пытался по рации вызвать и подмогу, и скорую, но это получалось плохо. В результате он столкнулся с Колодниковым, и чуть не подстрелил его.
       Искать Семина в закоулках этой чертовой Силикатной площадки было абсолютно бесполезным делом, так что Колодников с патрульным вернулись в барак, и начали вызывать "скорую". Больше всего досталось Нинке, пуля прошла чуть повыше сердца, но она была еще жива, и, на удивление, даже в сознании. Ленке пуля разворотила плечо, и она отчаянно материлась, пытаясь с помощью полотенца остановить кровь. Прапорщик уже пришел в себя, и так же пытался зажать рану на голове какой-то не очень чистой тряпкой. Хуже всего дела были у сержанта. Пуля попала ему в живот, и он корчился на полу, со стонами и хрипом.
       - Всем патрульным машинам стягиваться к Силикатной площадке! Окружить ее со всех сторон! - кричал Колодников в микрофон рации. - Он здесь!
       Семин, если бы хотел, все равно бы ушел. Кроме перекрытых дорог он знал в своем районе еще десятки тропинок и лазеек. Он мог пройти через гаражи, перелезть через пару заборов и оказаться в большом районе пригородных дач. Но, Сема, как всегда, не хотел никуда уходить. Убедившись, что преследователи его потеряли, он уже шагом отправился на окраину площадки к дому Жука. В подъезд он соваться не стал, обошел дом с другой стороны и посмотрел на окна спальни Женьки. Впрочем, друг не любил это почти женское имя, и сам просил называть его Жуком. Окна были темны, так же как и кухни. Сема нашарил на земле небольшой камень, кинул его в окно. Обычно Жук реагировал сразу, но в этот раз он не отозвался. Это насторожило Семина. Пожалуй, он впервые подумал о том, что, надо отсюда ему уходить. Сразу нашелся и адрес побега - Луга. В громадных заливных кривовских лугах человека было найти так же трудно, как иголку в стоге сена. Там у него были припрятаны удочки, а ловить рыбу Сема любил и умел это делать.
       Семин отошел в сторону единственного горевшего на первом этаже окна, достал пистолет, и уже уверенно вытащил из рукоятки обойму. При свете он пересчитал оставшиеся патроны, и воткнул обойму обратно. После этого он осмотрелся по сторонам, хотел, было, двинуться в сторону своей будки, но раздумал. Его внимание привлекли голоса, все приближающиеся к нему. Тогда он вернулся в стене дома, и, прижавшись спиной, начал ждать.
       - Вы обойдите этот дом с этой стороны, а я пройду тут, - скомандовал Колодников, показывая направление движения пистолетом, - да не забудьте подъезды. В них заходите вдвоем, под прикрытием.
       Андрей командовал уверенно, он двигался вперед, туда, где расстался с Астафьевым. Он не видел, как темная тень скользнула за угол дома. Зато Астафьев прекрасно видел эту черную тень на светлой стене. Сегодняшняя луна, хоть еще и не полная, давала много света для привыкших к темноте глаз Астафьева. Между ними было всего метров десять, и две, те самые полуметровые трубы. Идея засады удалась, но Семин не дошел до своего логова, он сейчас стоял, и, подняв пистолет, ждал своего врага. Этого Юрий допустить уже не мог, он вскинул свой табельный Макаров. Сначала он прицелился в голову этого гаденыша, но потом перевел дуло чуть вниз.
       - Семин, брось оружие! - крикнул Юрий. Тот мгновенно развернулся, и выстрелил в сторону его голоса. Астафьев видел вспышку выстрела, и тут же он сам нажал на спуск.
       Выстрел словно сломал черную фигурку на светлом фоне. Семин выронил оружие, и, ухватившись за бок, упал на землю. Сначала он застонал, а потом закричал во все горло, громко и отчаянно.
       Колодников, как раз, выходивший из-за угла дома, чуть было не ответил на вспышку и звук выстрела своим выстрелом, и только то, что его "Макаров" еще стоял на предохранители, избавила Юрия от невольной перестрелки. Потом он, слава богу, рассмотрел на земле орущего человека, а, подсветив фонариком, понял, кто это корчиться от боли.
       - Семин! Наконец-то я тебя нашел! Сученок!
       - Андрей, осторожней, там у него где-то пистолет! - крикнул Астафьев, перепрыгивая трубы.
       - Вижу! А я тебя чуть не подстрелил, думал, это он стреляет.
       Колодников откинул ногой пистолет в сторону, потом начал шарить Семина по карманам. Через полминуты любимая финка молодого бандита со звоном отлетела на асфальт домовой отмостки. Лишь после этого Колодников включил рацию, и скомандовал: - Все к дому номер восемь, он здесь. Взяли его! И вызовите скорую этому звернышу!
       Через час они сидели в кабинете Колодникова, пили водку. Руководство уже отбыло, оставив в урне две пустых бутылки из-под коньяка.
       - Значит, ты мог его пристрелить? А что ж не сделал? - спросил Колодников.
       - Да черт его знает, старею, наверное.
       Юрий сморщился, закурил.
       - А помнишь, как ты Свинареза снял одним выстрелом в голову?
       - припомнил Андрей.
       - Ну, там другое было. Он же жену свою держал тогда в заложниках, пистолет был у ее виска.
       Колодников чувствовал, что Астафьева мучит что-то.
       - Ты чего маешься, не пойму?
       - Да понимаешь, я его представлял таким монстром, действительно выродком. А там пацан как пацан, его в толпе встретишь и не заметишь. Невзрачный, маленький, худой. Никакой в общем! Да ему еще и больно было.
       Вместо слов Колодников налил еще водки.
       - Работа у нас такая, Юрка. Люди картины пишут, стихи сочиняют, музыку играют. А нам остается только встречаться с такими уродами.
       Они чокнулись, но выпить не успели. Резко зазвонил телефон, и Колодников, выслушав сообщение, снова скривился.
       - Хорошо, счас буду.
       - Что там опять? - спросил Юрий.
       - Гаражи горят в шестом районе. Пожарные говорят, что есть трупы. "Праздник не кончается, праздник продолжается", - процитировал он.
      
      
       ГЛАВА 21
      
       Утро этого дня Андрей Колодников встретил хмурым и раздраженным. Еще бы, уже сутки как он не ложился, а приходится не только идти на работу, но и участвовать в совещании, посвященном проклятому делу о расстреле гаишников. Он хотел бы хоть как-то увильнуть от этого дурацкого совещания, но ему на мобильник лично позвонил Панков, и сказал, чтобы Колодников был непременно. Наигранно-безразличное отношение Глухарева к этому делу закончилось, и он прислал в роли понукающих пастухов в Кривов аж двух своих заместителей. Этот звонок застал Андрея на пепелище, и заехать домой он никак не успевал. От одежды майора противно пахло гарью, на щеках поселилась двухсуточная щетина, так что, настроение сыщика было не очень радостным. Увидев же около здания ГОВД два черных "Мерседеса", Колодников расстроился еще больше. Да, совещание уже началось, и он попадал как раз "на раздачу". То, что это именно так, подтвердила первая фраза, услышанная им в кабинете Панкова.
       - А почему не присутствует здесь исполняющая обязанности прокурора? Она же должна возглавлять следствие? - раздраженным тоном вопрошал толстый генерал-майор. Колодников, как только мог, пригнувшись, начал пробираться к свободному месту, поэтому он не видел Сергея Шалимова, а только слышал его ровный голос.
       - Увы, ее отвлекли от ведения этого дела. Сегодня в город прибыла комиссия областной прокуратуры, потребовалось ее личное присутствие.
       - Нашли время! - это взорвался второй посланник Глухарева, в звании полковника. - Кто там у нас еще опаздывает!? - прикрикнул он на опоздавшего. - Доложите!
       Андрею пришлось выпрямиться во весь рост.
       - Майор Колодников. Исполняющий обязанности начальника уголовного розыска.
       - Где вы шляетесь, майор, вы что, только что из запоя вышли!? - взорвался толстый генерал. Его можно было понять. Вид Колодникова, с его щетиной, красными глазами, и явным запахом гари от мятой одежды был не очень гигиеничным.
       - Никак нет... - начал Андрей.
       - Майор только что вернулся с происшествия, - оборвал его Панков. - Доложите коротко, Колодников, что там?
       - Большой пожар, сгорели семь гаражей, в одном из них обнаружили два трупа, в машине. Предварительно, несчастный случай. Но, Крылов говорит, что нужно еще исследовать трупы. У него есть сомнения.
       - А что за бойня у вас тут была этой ночью? - спросил полковник. - Я ознакомился со сводкой, это же просто ужасно! Пять трупов, шестеро тяжело раненых! У вас что тут, в Кривове, фронт открылся?
       Панков, надо отдать ему должное, "отстреливался" безупречно.
       - Ну, как этот фронт открылся, так и закрылся. Банда обезврежена. Молодые отморозки пошли в разнос. Двоих взяли без шума, а в последнего пришлось даже стрелять, он был вооружен огнестрельным оружием, сейчас он тяжело ранен.
       Этот четкий доклад заставил проверяющих смягчить тон разговора.
       - Хорошо, давайте вернемся к нашим баранам. Что, все-таки, вы накопали про убийц ваших гаишников? - спросил генерал-майор.
       Снова пошли доклады: комитетчика, потом Шалимова. Когда начал докладывать Лужков, а Роман делал это очень методично и нудно, Колодников почувствовал, что начал засыпать. Но, последняя фраза заставила его проснуться.
       - Так что, у нас в городе осталось всего два непроверенных внедорожника. Это "Ланд Крузер" госномер У666РА господина Колесникова. А так же нигде не можем найти "Гранд-Чероки" номер А747ЗО некого господина Тараскина.
       - Постой, какой там последний номер? - переспросил Андрей.
       - А747ЗО, владелец Н.И. Тараскин.
       - Ну, можешь его и не искать. Это его машина сгорела сегодня в гараже, и он, скорее всего, внутри своего джипа.
       - Это не очень хорошо, - заметил генерал.
       - Совсем нехорошо, - согласился полковник. - Полное впечатление, что кто-то убирает возможных свидетелей, а то и исполнителей теракта.
       В это время на столе у Панкова зазвонил телефон. То, что звонок прорвался на такое совещание, говорило о многом. Полковник терпеливо выслушал короткий доклад, потом поблагодарил своего собеседника, и, положив трубку, как-то даже торжественно доложил: - Звонил наш паталогоанатом. Оба трупа в гараже были убиты. Сломаны подъязычные хрящи.
       - Задушили! - ахнул кто-то.
       - Выходит так.
       - Да, а если учесть, что они лежали в машине в обнимку, тут уже светит статья за глумление над трупами, - предположил Колодников.
       - Кто-то пытался изобразить дело так, словно они там трахались? - догадался генерал.
       - Получается так, - согласился Колодников.
       - Ну, полковник, я думаю, что теперь вы должны раскрыть это дело в течение суток, - предположил второй генерал. - Улик там должно остаться масса. Да, майор?
       - Так точно, - согласился Колодников. - Сейчас уже опера поехали на квартиру к этому Тараскину, выяснят что там - доложат.
       - Хорошо, - сказал генерал, и, заглянув в бумаги, спросил: - А что у нас с тем поплавком?
       - Это который нашли на месте преступления? - спросил полковник.
       - Ну да. Кто-нибудь по нему работал?
       - Мы по нему в Кривове отработали, - доложил Шаврин. - Отпечаток на нем был, но небольшой, фрагмент, буквально. Установить по нему владельца не удалось. Мы проверили все спортивные магазины города - у нас подобные поплавки не продавались. Мы отдали его нашим коллегам из области.
       Подскочил с места глава железногорских оперов.
       - По этому поплавку имеются такие данные: небольшая серия подобного товара продавалась в сети "Спорт рыболов" в прошлом году. Поплавки очень дорогие, продавались в упаковках по пять штук, стоимость пятьсот рублей.
       Кто-то присвистнул.
       - За давностью срока выяснить кто брал подобные поплавки не удалось. Остается надежда, что удастся найти подобные у подозреваемых.
       Тут у Колодникова зазвонил мобильник. Выслушав доклад Паши Зудова, он с удивлением передал его всем присутствующим.
       - А Тараскин то жив.
       - Как это - жив? - не понял Панков. - А кто же тогда сгорел в гараже?
       - Он говорит, какой-то его друг. Зовут его Александр Заблудный.
       Через полчаса Колодников сидел в кабинете Касьянова и рассматривал владельца столь странно сгоревшего внедорожника. На вид ему было лет тридцать пять. Николай Тараскин был высокого роста, из той породы сухопарых мужиков, что никогда не толстеют, чтобы бы они ни лопали на обед, завтрак и ужин. Худощавое лицо с чуть раскосыми глазами, усы скобкой, чуть вьющиеся волосы - такие типажи нравились женщинам.
       - Чем занимаетесь в этой жизни, Тараскин? - спросил он.
       - В смысле...
       - В смысле заработка денег и проведении рабочего и свободного времени, - подтвердил Андрей.
       - Бизнес.
       - Какой? Нам что, каждое ваше слово вытягивать клещами?
       Тараскин скривился.
       - Нет, не надо, сам все раскажу. У меня фирма по изготовлению металлоизделий: двери, решетки, водопроводы, воздушные теплотрассы.
       - Семья, дети?
       - Разведен. Жена и сын живут в Железногорске.
       - Заблудный был вашим компаньоном?
       - Да.
       - Скажите, Тараскин, как в вашей машине оказалось тело Заблудного? - спросил Андрей, и покосился на сидящего с торца стола Шалимова. Следователь, словно бы и не присутствовал на допросе, он что-то методично выискивал в своих бумагах.
       - Ну, месяц назад меня лишили прав...
       - За что? - тут же подал голос Шалимов. Тараскин скривился.
       - За превышение скорости в состоянии алкогольного опьянения.
       - Так, а это не по вашей машине стрелял майор Голод? - припомнил Колодников.
       - Капитан, - поправил Тараскин.
       - Был капитаном, но потом ему дали майора, - уточнил Колодников.
       - Ну, да, он, змей! Зараза!
       - То есть, вы ехали с превышением скорости, он попробовал вас остановить, а вы только прибавили газу? - продолжал допытываться Шалимов.
       Нехотя, но Тараскин начал припоминать подробности.
       - Останавливал не он, другой. От того я сразу ушел. А этот черт вывернулся откуда-то сбоку и вцепился как клещ. Выгнал этот козел меня из города на трассу и начал стрелять по колесам. Я хоть и пьяный был, но тогда сразу протрезвел, по тормозам дал. Один скат он мне все же зацепил, слава богу, только запаску сзади, на багажнике.
       - Что ж вы так покойного инспектора козлом обзываете? - спросил Шалимов.
       Тараскин окрысился.
       - А как вы его иначе назовете? Неслись то мы под двести километров, одна шина лопнула бы, и все, хана бы мне пришла!
       Шалимов покачал головой.
       - Как вы умеете все с ног на голову ставить, Николай Иванович. Останавливаться надо было во время, молодой человек. Или не пить, когда знаете, что за руль нужно будет садиться.
       - Да знать то знаю, но не всегда так как надо получается.
       - Хорошо, с кем не бывает, - согласился Шалимов. - Тогда что у вас получилось с Заблудным? Насколько я понял, он по доверенности ездил на вашем автомобиле?
       - Да. У него так то была "десятка", но Сашке всегда нравился мой "Джип". В тот вечер он попросил меня снова дать ему его покататься.
       - Зачем?
       - Ну, как зачем, "подснять" кого-нибудь у нас на Бродвее, потрахаться. На "Джипе" это круче, это вам не "десятка". Тут любая телка сядет.
       - То есть, вы отдали ему ключи от машины и гаража, а сами ушли спать? - упростил ситуацию Шалимов.
       - Да.
       - А почему, когда соседи по гаражам звонили вам на квартиру, трубку никто не брал?
       - Спал я крепко. Устал я сильно в тот день. Пришел поздно, засадил стакан водки, и отрубился.
       В это время в кабинет зашел Олег Гусев. Он прошептал на ухо Колодникову: - Пришла жена Заблудного.
       - Хорошо, допроси ее в своем кабинете. Если закончишь раньше, то, сделай так, чтобы они увидели друг друга.
       - Хорошо, сделаю.
       Допрос продолжался своим чередом. Прошел час, начался второй. Уже на исходе его распахнулась дверь, и в кабинет ворвался Гусев.
       - Андрей Викторович, вот те документы, что вы просили, - сказал он, кладя пачку исписанных его мелким подчерком листов на стол Колодникова. Дверь при этом осталась открытой, и Шалимов, увидел, как проходящая мимо невысокая, полная женщина в черном резко остановилась, и вошла в кабине. Увидел ее и Тараскин. При этом он заметно побледнел, и даже поднялся со стула. И не зря. Женщина буквально кинулась к нему.
       - Где, где мой муж?! Ты, козел, куда ты его дел?! - резко начала наступать она.
       - Валь, ты что? Откуда я знаю, где Сашка, - начал оправдываться Тараскин.
       - Ты вчера приезжал к нему, ты его забрал! Сказал на минуточку, только переговорить! Где он?! Ты убил его?!
       - Никого я не убивал! - заорал и Тараскин. - Он сам уехал с какой-то бабой!
       - С какой бабой, что ты мне тут заливаешь!? - теперь уже заорала во всю глотку Валентина.
       - С обычной бабой, подцепил телку и повез ее в мой гараж, - предположил Николай.
       Тут Валентина просто вышла из себя. Она даже сделала попытку ударить Тараскина, и только малый рост и наличие между ними барьера в виде вспотевшего от напряжения Олега помешали ей это сделать. Тогда она просто закричала во всю глотку.
       - С какой, нахрен, телкой! Он уже два года как импотент!! Никакая "Виагра" ему не помогает!! Он и пил из-за этого так сильно.
       Похоже, это было новостью для Тараскина.
       - Он мне ничего такого не говорил, - пробормотал он. Потом у него в голове мелькнула спасительная мысль. - А, так вот он для чего бабу снял! Как раз для борьбы с импотенцией. Попробовать потрахаться не с этой разъевшейся сукой, - он ткнул рукой в Валентину, - а с нормальной, фигуристой телкой.
       Валентина снова кинулась драться, а на глазах ее выступили крупные слезы.
       - Сволочь!
       - Так вы видели эту самую женщину? - спросил Шалимов у Тараскина.
       - Какую? - явно испугался Тараскин.
       - Ту самую, что сгорела вместе с вашим компаньоном в гараже.
       - Нет, откуда.
       - А почему тогда, вы только что утверждали, что Заблудный привез в гараж именно женщину? Может, он привез мужика, выпить с ним.
       - Я не видел ее, я предполагал.
       - Предполагали. Да нет, нам кажется, что вы знали, что в вашем гараже находится женщина.
       - Откуда я мог знать? Он высадил меня около моего подъезда, а сам поехал куда-то. Я думал, за телкой.
       - Во сколько это было? - подал голос примолкший было Колодников.
       - Полдвенадцатого.
       - Полдвенадцатого ты его только у нас забрал, - зло заметила Валентина.
       - Скажите, в каком состоянии был вчера этот человек? - спросил Шалимов, кивнув на Тараскина.
       - Какой! - фыркнула та. - Пьяный, как всегда.
       - Да нет, я про эмоциональное его состояние.
       - Да, злой он был, как собака! Они вышли из дома и сразу начали ругаться. Я вышла к ним начала спрашивать, в чем дело. Тогда этот козел говорит Сашке: - Поехали, поговорить надо без свидетелей.
       - И что?
       - И все. Муж как был, в шортах, тапках, так и уехал. Сигареты только взял, и уехал.
       - Значит, прав он с собой не брал? - уточнил Шалимов у вдовы Заблудного.
       - Какие права!? Барсетка его до сих пор в прихожей стоит.
       - Что-то у вас не получается свести концы с концами, дорогой вы наш товарищ, - сделал вывод Шалимов, оборачиваясь в сторону владельца "Джипа". - Я думаю, надо обращаться в суд за постановлением на ваш арест.
       Колодников чуть подмигнул Гусеву, скосился в сторону Валентины. Тот его понял.
       - Скажите, вас подвести в морг, на опознание.
       - Да, пожалуйста, если можно. Я просто боюсь туда ехать, - У вдовы снова побежали слезы.
       Гусев и Заблудная вышли, зато вошел еще один человек, коренастый, рыжеволосый, с погонами подполковника. Несмотря на простодушное лицо и скромную должность участкового, Иван Михайлович Рыжов за двадцать лет дослужился до звания подполковника. Более рьяного в своем деле милиционера в городе просто не было. Поздоровавшись за руки с Колодниковым и Шалимовым, Рыжов обратился затем и к Тараскину.
       - Ну, что, Николай, попал в ощип, да?
       - Никуда я не попал! - окрысился Тараскин. - Не шейте мне ничего! Ничего я не совершал!
       - Да ладно, - засмеялся участковый. - Я тебе говорил, что будешь себя так вести, от тюрьмы не уйдешь.
       - Это как он себя вел? - поинтересовался Шалимов. - Ну-ка, поделись-ка, Михалыч.
       - Да, он всегда как пуп земли себя вел! Что хотел, то и делал. В прошлом году на него дело даже заводили. Рабочего своего избил ни за что.
       С этим Тараскин был не согласен.
       - Как это ни за что?! Тот сам был виноват. Я его уволил за пьянку, так он на меня еще с кулаками кинулся.
       - Он на тебя с кулаками? Но ты то его до реанимации довел! - настаивал Рыжов. - Ты то вон какой жлоб! А он тебе под мышкой помещался. А сколько раз тебя прав лишали?
       - Что, и до этого лишали то же? - удивился Колодников.
       - А как же. В прошлом году, по моему.
       - В позапрошлом, - нехотя признался Тараскин. - На полгода.
       Между тем Колодников с интересом изучал бумаги, что положил ему на стол Рыжов.
       - Да, забавно, - сказал он довольным тоном, и обратился к подозреваемому. - А скажите, Николай, почему вы сказали нам, что вернулись домой около двенадцати?
       - А что? - насторожился Тараскин.
       - А то, что пенсионер Мозжухин, Иван Иванович, из квартиры сорок пять, это как раз над вами, да?
       - Да. Надо мной он как раз живет. Пенек старый.
       - Так вот, Мозжухин видел, как в три часа ночи какой-то человек по газовой трубе пробирался на ваш балкон. Пенсионер хотел уже, было, вызвать милицию, но, в последний момент узнал в этом человеке владельца квартиры, то есть, вас. Вы еще там сругнулись, когда перелазили через балкон, вон он и успокоился. Тут вот он дает показания, что вы уже несколько раз поступали так же.
       - Ну, было такое, ключи я тогда потерял.
       - В этот раз тоже ключи потеряли?
       - Да. И не знаю где. Вот, до трех часов я их и искал.
       Колодников глянул на Шалимова, и понял, что тот устал. Допрос шел уже шесть часов. Потом он перевел взгляд на Тараскина. На том не было ничего заметно, он был все такой же, настороженный, злой, мгновенно выдумывавший какие-то свои версии любой ситуации.
       - Ну, что, отвезем его в суд? - спросил он следователя.
       - Да, пора. По хорошему человек говорить правду не хочет, значит, надо ему дать подумать в удобной комнате с жесткой мебелью и красивыми решетками на окнах.
      
      
       ГЛАВА 22
      
       Уж кто был в этот день избавлен от рутины допросов, так это Астафьев. Но, его ждала совсем другая рутина. С утра он уехал на своем "Рено" в Железногорск, в архив областного суда. Ему достаточно быстро нашли дело "Потрошителей дальнобойщиков". Кроме того, он заказал еще дела по другому делу. Узнав о том, каким делом интересуется кривовский опер, секретарь архива удивилась.
       - Но, там более двухсот томов. Дело то было громкое, там преступления за все шесть лет.
       - Хорошо, тогда меня интересуют дела за последний период этой криминальной войны, две тысячи первый год.
       - Ладно, подготовим. Что не сделать для хорошего человека.
       При этом она очень мило улыбнулась Астафьеву, но тот был довольно сдержан. Да, эта женщина, крашенная шатенка, когда-то была очень хороша собой, но сейчас ее время уже вышло.
       Астафьев штудировал дело о "потрошителях" до обеда. При этом его больше всего интересовали имена и показания второстепенных деятелей этого дела. Некоторых он даже вспомнил.
       "Никитин, это, по моему, тот водила из "девятки", Киля. Кажется, его я видел в приемной Зинченко два дня назад.
       После обеда он занялся делом "Слонов". Его интересовал тот момент в этой криминальной войне, когда в последний раз там появлялся автомат, из которого в последствии застрелили кривовских гаишников. На эти документы он вышел уже в самом конце рабочего дня. К удивлению Астафьева, кроме трассологической экспертизы в деле была и фотография самого автомата. Но, самую интересную бумажку Юрий нашел на следующей странице. Прочитав ее, Астафьев удивленно присвистнул. Потом он вышел в приемную и спросил секретаря: - А можно у вас тут кое-что отксерить?
       - Конечно. Для этого и держим его, - и она кивнула головой на мощный копир.
       Через полчаса он сдал дело, и вежливо распрощавшись, ушел. Женщина, посмотрев в окно, как этот красивый мужчина отъезжает на новенькой иномарке, недовольно скривилась, и, открыв дело, быстро нашла тот лист дела, который копировал кривовский опер. Изучив записку, она удивленно подняла брови, а потом взялась за телефон.
       - Здравствуй, Володенька, - проворковала она нежно. - Да, верно, это Вика. Узнал! Давно мы что-то не встречались. А надо. Да, очень надо. Приезжай ко мне сегодня вечером, узнаешь кое-что интересное. Нет, для тебя это очень важно. Не забудь "Хенесси" и "Виагу", они тебе понадобятся. Так просто я тебя не отпущу.
       Положив трубку, она довольно засмеялась.
       Кому еще не повезло в тот день, так это Демину. Но он, до поры об этом еще и не знал. С утра он прихромал на работу, и как сел за стол, так и не смог встать из-за него до самого обеда. Посетители словно с цепи сорвались. При этом не было ничего толкового, наоборот, полный бред.
       - Я требую, чтобы он снял эту свою антенну! - настаивала агрессивно настроенная женщина глубоко пенсионного возраста.
       Участковый пробовал возражать:
       - Ну, чем она вам мешает? Он закрепил ее на кронштейне на уровне вашего, третьего этажа, но он живет на втором, там она ничего не ловит. Вот и поднял ее чуть повыше.
       Но пенсионерка продолжала чеканить свои аргументы.
       - Во-первых, она загораживает мне обзор, я не вижу, что происходит на рынке. Вот, недавно продавали молодую картошку по дешевке, а я прозевала! Во-вторых, с тех пор как он повесил эту антенну, у меня перестали расти на кашпо цветы! Излучение этой антенны вредно, я это прямо чувствую. У меня постоянно шум в ушах, это ведь не спроста. Это все от антенны.
       "Рехнуться можно!" - подумал Демин, закуривая сигарету. Все его попытки доказать, что антенна работает только на прием, и не может ничего излучать, разбивались как горох о стену. Только пенсионерка ушла, напоследок пригрозив обратиться с жалобой "на всех них" в приемную президента, как пришаркала другая, в галошах на босую ногу.
       - В чем дело, бабушка? - устало спросил Виктор.
       - Сосед у меня по ночам электричество ворует со щитка.
       "Застрелиться, что ли?" - подумал Демин, доставая из пачки последнюю сигарету.
       Но все это были только цветочки. Основные неприятности для участкового зрели совсем в другом месте.
       Следователь прокуратуры Марат Измайлович Касимов пришел на работу как обычно, в девять утра. У своего кабинета он увидел небольшую кучку людей: женщину, мужчину, и двух явных подростков. Лица всех четверых носили явные следы среднеазиатского происхождения.
       - О, Турсуновы! - удивился Касимов. Открывая кабинет, следователь довольно добродушно спросил: - Что, Алия Рашидовна, опять ваш Алик что-то там натворил?
       - Наоборот, совсем плохо поступили с нашим сыном. Он ни причем, а пришли милиционеры, и начали его избивать, - зачастила Алия.
       Касимов, между тем, в упор рассматривал самого Алика. Вообще-то, его звали Алишер, но старший сын стремительно обрусевших узбеков любил, чтобы его называли именно так. На лице этого худощавого, довольно рослого подростка были вполне заметные следы побоев: небольшой синяк под левым глазом, чересчур опухшие губы, и ссадина на скуле.
       - И за что вас так хорошо прессовали? - поинтересовался он.
       - Говорят, что он якобы машину у милиционера угнал, майора. Тот сильно так у нас во дворе ругался, бил его, и ногой, и руками.
       - Даже ногами! - восхитился Марат.
       - Да! - Алия просто подпрыгнула со стула. - Алик, покажи живот.
       Алик нехотя встал, задрал майку. На теле действительно виднелись синяки, в районе солнечного сплетения и на животе.
       - А кто его бил то? - не очень заинтересованным тоном спросил следователь.
       - Демин, Демин такой есть. Участковый, майор.
       - Знаю такого, известный грубиян.
       - Вот-вот! Он теперь с нас требует деньги.
       Это как-то даже обрадовало Касимова.
       - Много?
       - Десять тысяч. Так он тридцать запросил за свою паршивую "копейку", по десять с каждой семьи.
       - Что, у Алика еще и подельники были? - понял по этим косвенным приметам Касимов.
       - А как же, Вадик и Витя.
       Касимов засмеялся. Два года он отвечал в прокуратуре за работу с подростками, так что все эти персонажи ему были известны.
       - Вадик и Витя. Зяблов и Кулич. Троица первых в районе воришек и хулиганов в полном составе. Хорошо, пишите заявление. Только сразу тебе скажу, что дело это глухое, вряд ли наш самый справедливый советский суд даст ход этому делу.
       В кабинет заглянул секретарь прокурора.
       - Марат, там комиссия собирает всех наших. Через пятнадцать минут приходи.
       За пятнадцать минут Алия успела надиктовать ему заявление, и Касимов пошел на собрание, не пообещав узбекам ничего хорошего. Но, через час он чуть не бегом вернулся в кабинет и, первым делом нашел заявление Турсуновой. Перечитав его, он довольно засмеялся. Быстро набросав несколько строчек в углу бумаги, он вернулся к секретарю, и попросил зарегистрировать заявление. После этого он прорвался к Малиновской, что было совсем непросто. Проверяющие, обложив ее с двух сторон, методично листали дела, и время от времени задавали соответствующие вопросы. Именно в паузу между ними Касимов и подсунул Ольге Леонидовне направление в суд. Она не успела толком разобраться в тексте постановления, когда один из проверяющих задал ей очередной вопрос: - А почему у вас так много отказов в возбуждении уголовного дела за прошедший месяц?
       - Разве? - спросила Ольга, машинально ставя свою подпись на бумаге Касимова.
       - Да, в мае было десять отказов, в июне уже пятнадцать.
       Через полчаса синяя "десятка" следователя остановилась рядом с домом Турсуновых.
       - Вы побои с вашего мальчика снимали? - спросил Марат удивленную таким визитом Алию.
       - Нет еще.
       - А что вы ждете?! Скоро эти синяки совсем пройдут. Садитесь, я вас доброшу до поликлиники.
       Пока доктора осматривали Алика, Касимов быстро записал показания младшего брата Хакима, или, как его звали на улице, Коли. После больницы Марат помчался к Зябловым, потом в семейство Кулич. Еще через два часа Касимов был в суде. Виктория Александровна Сычугина, мослистая женщина лет сорока пяти, с истеричным лицом вечно одинокой женщины, быстро прочитала все что, было написано в предоставленных им бумагах, выслушала объяснение следователя, и подмахнула его заявление.
       - Ну, Маратик, если ты сумеешь дожать это дело, то ты подсидишь не только Малиновскую, но и Кудимова, - на прощание сказала она.
      
      
       ГЛАВА 23
      
      
       Подследственный Николай Тараскин измучил своих следователей и замучился сам. Ему уже не удавалось на ходу придумывать какие-то новые версии своих отношений с Александром Заблудным, он просто талдычил одно и тоже: - Я отдал ему машину, а что было позже - меня не колышет.
       К вечеру в кабинете появился Колодников. Андрею все же удалось вырваться домой, отоспаться, помыться и побриться. К этому времени оставшийся за него Шаврин, а так же Зудов и Гусев перетряхнули квартиру Тараскина, но ничего похожего на улики они не нашли. Больше всего Алексей мечтал найти у Тараскина автомат, но в квартире подозреваемого было одно ружье, двустволка, старая, и явно давно не применяемая в дело. Шаврин надеялся, что обнаружит что-то в гараже Тараскина, но там так не было ничего.
       - Если и был у него автомат, то он от него избавился, - подвел итог перемазанный сажей Шаврин. - Единственное что нашел, это остаток сгоревшей не до конца запаски, той самой, что прострелил Голод. Только это не "Мишлем", а, судя по остаткам надписи, это "Бриджстоун".
       - Хреново, - согласился Колодников. От его подчиненного так знакомо пахло гарью, что Андрей смилостивился, и разрешил майору поехать домой. После этого он появился в кабинете, где допрашивали Тараскина. Сейчас там были трое: Шалимов, тот самый комитетчик Миша, по кличке "Бульдог", и сам Тараскин.
       - Так куда ты девал автомат, Николай? - бархатным голосом спрашивал комитетчик.
       - Нет у меня никакого автомата! И не было! - Надрывался Тараскин. Глаза у него были уже как у кролика, красные, с проявившимися по белку кровотоками.
       - Ну, как это, не было? - вступил в разговор Шалимов. - Вы в среду на четверг с Заблудным ездили на рыбалку в район деревни Вознесенки. Вот показания Валентины Заблудной, - Шалимов поднял один из густо исписанных листков. - Это было?
       Тараскин чуть подумал, потом согласился.
       - Да, мы ездили с ним на рыбалку, и что в этом плохого?
       - Во сколько вы вернулись в город?
       Тараскин снова притормозил.
       - В час.
       Шалимов глянул в показания Валентины, и кивнул головой.
       - Вы въехали в город через Силикатную площадку?
       - Да.
       - Тогда вы не могли не видеть милицейский патруль во главе с Голодом.
       - Не было там никого.
       Шалимов развел руками.
       - Вот тут вот у вас алиби никак не получается. Наряд выставили в одиннадцать, после расстрела милиционеров следственная группа находилась там до шести вечера. В час вы бы просто наткнулись на массу машин, милиционеров. Там в это время даже три генерала были. Ну, никак вы не могли нас объехать. Не видел вас никто в это время! Врете вы все, дорогой мой!
       Тараскин тут же выдвинул свою версию.
       - Мы в городе были раньше, а так мы уехали с озер в десять.
       - И где вы были все это время? До часу дня.
       - В "Тройке".
       - Это кабак на выезде из города? - переспросил для Бульдога Шалимов. Сам то он это место знал прекрасно. - И что вы там делами?
       - Что там можно делать?! - окрысился Тараскин. - Не книжки читали, само собой.
       - А без вот этих, - Бульдог изобразил руками нечто округлое, - кульбитов вы можете сказать что-то конкретное? А то дело-то у вас совсем плохо, Тараскин. Лучше бы вам не кочевряжиться.
       - Пили мы там. Так хорошо пили, что до сих пор не знаю, как до дома доехали.
       - По какому поводу была пьянка? - поинтересовался Колодников.
       - По поводу состояния души. Рыбалка не удалась, вот мы и оторвались.
       - Значит, вы отрицаете, что видели на перекрестке у сорок шестого километра майора Леонида Голода и двух его коллег?
       - Да, не видели мы там никого.
       - И вы не стреляли в них из автомата Калашникова? - настаивал Бульдог.
       - Нет.
       - А зачем вы тогда сожгли свою машину и убили своего друга Заблудного? - спросил Шалимов.
       Тараскин вскочил на ноги.
       - Я никого не убивал! - прокричал он.
       - Ну-ну! Потише.
       - Я никого не убивал!
       Шалимов взглянул на часы.
       - Пора, наверное, передохнуть. Да и подследственного покормить надо.
       Как обычно, все это пришлось делать на деньги самих милиционеров. Пока Тараскина кормили обедом на заказ из дешевенького ресторана, следователи в соседнем кабинете ели пирожки и пили горячий чай.
       - Что-то тут не сходится, - сказал Шалимов.
       - Что именно? - не понял Колодников.
       - Ну, в этом деле с расстрелом наших парней.
       Бульдог с ним не согласился.
       - Наоборот все сходится. Они были на озерах в этот день, это раз. Возвращались этой дорогой в это время - два. Машина у них внедорожник - это три. От автомата они избавились, а потом Тараскин решил избавиться и от своего подельника. Понял, что они вляпались в слишком крупное дело. Не зря же он сжег свою машину. Телку какую-то даже не пожалел, придушил, лишь бы себе алиби сделать.
       - Мне тоже кажется, что это он замочил своего дружка, - согласился Колодников. - Только почему?
       У Бульдога Миши был ответ и на этот вопрос.
       - Потому, что тот был готов его сдать. Если за рулем машины сидел Заблудный, то стрелял Тараскин. Или наоборот: Голод остановил их машину, за рулем уже лишенный прав Тараскин, майор высказывает ему свои претензии, происходит сцена у фонтана. Тараскин со злости вытаскивает автомат и всех их кладет. Потом они срываются с места. Заблудный уговаривает его пойти и сдаться, но ему то светит только несколько лет, и может даже условно. А Тараскина греет пожизненное. Вот он его и придушил.
       Шалимову было чем на все это возразить.
       - Есть только один фактор против. Резина, судя по остаткам покрышек, у него была все же не "Мишлем", а "Бриджстоун", и не зимняя. Шипы не могли сгореть, там слишком прочный металл.
       На это у комитетчика не было никаких аргументов.
       После столь скромного ужина Шалимов и Миша вернулись дожимать своего подследственного, а Колодников спустился вниз, в дежурную часть. Неожиданно он позвонил в собственный кабинет, Шалимову.
       - Слушай, Сергей Александрович, а где эти два "клоуна" были на рыбалке? - спросил Андрей.
       - На Иртешке.
       - Да! Это интересно.
       Через полчаса Тараскина препроводили в ИВС, на первую в его жизни ночевку за решеткой. А в кабинет же вошел невероятно довольный собой Колодников.
       - Ну, что, раскололи? - спросил он.
       - Пять раз! - зло ответил Бульдог.
       - А я, кажется, понял, почему он молчит. Там, похоже, все было совсем по другому...
      
       Этой же самой ночью произошло еще одно неприятное, с точки зрения криминальной сводки, событие. А начиналось все благостно. Когда Владимир Лопатин прошел в комнату, его поразил богато сервированный стол, украшенный старинным шандалом с семью горящими свечами.
       - Однако! - сказал гость, рассматривая все расставленные на столе закуски. - Ты что, решила меня обкормить? К тому же тут закуски как раз на твою нынешнюю месячную зарплату.
       - Ну, милый, у нас было столько общего за плечами, что мне ради тебя ничего не жалко.
       Лопатин хмыкнул, сел за стол.
       - Так ты что меня звала, вспомнить прошлое?
       - И это тоже. Володь, открой шампанское. Охота сначала гульнуть.
       Он помотал головой, но шампанское открыл. Себе гость налил виски. Первая порция спиртного развязала ему язык, вторая вернула природную веселость. Он откинулся на спинку кресла, начал вспоминать.
       - Да, Вика, какие мы были в свое время рискованные. Помнишь, тогда, в облсуде, в перерывах между заседаниями? Рядом Хохлов что-то бубнит своему помощнику, замок не работает, а мы трахаемся на столе.
       Хозяйка заливисто смеялась.
       - А на подоконнике? - напомнила она.
       - Да, на подоконнике! На окнах тюль, полдень, внизу площадь, там еще какой-то митинг был, пенсионеры что-то бузили, а мы на подоконнике!...
       Когда они просмеялись, Владимир стал серьезным.
       - Так ты меня что, звала, Вика, чтобы вспомнить, как мы с тобой в свое время трахались?
       - Да нет, Володенька. Просто вспомнить. Вспомнить и напомнить. Ты тогда хорошо на моих костях поднялся. Вон сейчас, как сыр в масле катаешься. А мне из облсуда пришлось уйти в архив, да и то, там то чудом зацепилась. Хорошо, хоть стаж не прервался, все по юридической линии продолжился.
       - Но квартирку то эту ты прикупила не на трудовые сбережения, - напомнил Владимир. - Три комнаты в центре города, это тебе не шалашик в Разливе.
       - Да лучше шалашик с любимым, чем одиночество в трех комнатах, - вздохнула Виктория. - Кроме того, мне приходиться столько платить эту чертову коммуналку. Все же три комнаты. А охота и хорошо одеваться, и хорошо выглядеть. Я вот думаю, пластику сделать. Подтянуть лицо.
       Лопатин ехидно улыбнулся.
       - И ты ищешь спонсоров среди былых любовников? Я, какой у тебя по счету?
       - Первый. И единственный.
       Он хохотнул.
       - Да, ты, Виктория, артистка! Знаешь, если бы все мои бабы потребовали спонсорскую помощь на подтяжку лица, я бы разорился.
       - Да я не прошу у тебя помощи. Я предлагаю тебе товарный обмен.
       - Что ж ты хочешь продать? Свое потасканное тело?
       Хозяйка молча проглотила такое оскорбление. Она налила себе шампанского и, только отхлебнув бодрящую жидкость, продолжила свою мысль.
       - Я предлагаю тебе обменять одну бумажку из одного старого дела на некую сумму в долларах. Это очень интересная бумажка!
       - Интересная - для кого?
       - Для тебя. Там стоит твоя подпись.
       - И что это за бумага такая интересная?
       - А я могу показать. Копию, конечно.
       Виктория встала, отошла к старинному бюро, достала из одного из ящичков небольшой листок бумаги, подала его гостю. Тот прочитал ее, и по удивленному взгляду Виктория поняла, что он ничего не понял. Ей пришлось пояснять.
       - Эту справку сегодня нашел один опер из Кривова. Я на всякий случай списала его данные. Он очень обрадовался, когда нашел ее. Насколько я поняла, этот автомат недавно выстрелил. А тут он значится, как уничтоженный. Можно, конечно, эту справку из дела удались. Тогда даже копия будет недействительна. Он ведь не догадался ее у нас завизировать.
       Лишь увидев название города - Кривов, Владимир понял, по какому делу копал этот местный опер. Ему невольно стало плохо. Такие дела всегда доводят до конца, но даже не это было страшно. Его нынешние хозяева не одобрят подобной его промашки. Последние два года они старались отделить себя от уголовного прошлого, строили имидж честных предпринимателей. Им будет легче от него избавиться, чем прикрыть.
       "Хомут меня сожрет, - понял Лопатин. - Выкинут на улицу, а мне еще три года выплачивать ссуду за дом. Минус машина, минус курортные, пайковые. Хрен меня кто возьмет уже на работу, разве что охранником на стоянке".
       От этих безнадежных мыслей его оторвал ласковый голос хозяйки дома.
       - Ну, так что, милый, покупаешь ты у меня эту бумажку?
       - Сколько? - хриплым голосом спросил он.
       - Ну, ты же понимаешь, что после всего этого мне придется уйти из архива. Про пластику я тебе говорила, тем более надо немножко бросить на счет, чтобы капали проценты. Я думаю, ста тысяч хватит.
       - Сто тысяч рябчиков? - Он удивился. - Не слишком ли много за такой старый хлам?
       - Ты не понял, милый. Сто тысяч баксов.
       - Баксов!?
       - Именно!
       - Баксов!
       Полыхнувшая ярость заставила Лопатина вскочить с места. Не владея собой, он ударил Викторию по лицу, а когда та вскрикнула, и прикрыла лицо руками, он схватил шандал с давно погасшими свечами, и обрушил его на голову женщины. Та вскрикнула, и завалилась назад.
       - Сто тысяч баксов! - Хрипел он. - Ты бы знала, сучка, как эти баксы зарабатываются. Только и умела всю жизнь п... торговать! За бумажку сто тысяч баксов! Да подтерись ей!
       Он поставил шандал на стол, обошел его и уставился на тело лежащей Виктории. Ее поза, а так же обильная, темная кровь, расползающаяся из под головы, подсказали Лопатину, что произошло непоправимое. Бывший опер Лопатин видел слишком много подобных сцен в прошлой милицейской жизни. Чтобы успокоиться, он выпил еще сто грамм виски, тщательно стер с бокала отпечатки своих пальцев. Сами пальцы сильно дрожали, и это разозлило Лопатина. Он швырнул бокал в сторону, потом открыл бюро, начал перебирать находящиеся в нем бумаги. Через минуту он держал точно такую же бумажку, как и ту, что демонстрировала Виктория. Судя по цвету, по характерной пробивке бумаги пишущей машинки, это был оригинал.
       - Сучка! - Снова обозвал Владимир свою старую любовницу. - Кинул бы тебе десять кусков деревянных, и все были бы довольны. А тут заладила - сто тонн баксов.
       Подвела под монастырь.
       Он сплюнул, а потом начал методично уничтожать все следы своего пребывания в этой квартире. На тело хозяйки дома он даже не взглянул. Это Лопатину было неинтересно.
      
      
       ГЛАВА 24
      
       В это утро в квартире Астафьева зазвонил телефон. Это было неприятно потому, что звонок раздался без пяти семь, а не доспать самые блаженные пять минут, значит, испортить человеку настроение на весь рабочий день.
       - Да, Астафьев слушает.
       - Слушай, командир, тебе вчера одна казенная малява перепала на дурняка. Об одном прошу: не давай ей ход, вытри ей задницу.
       Голос был неприятный, и, чувствовалось, что говоривший про это знает. Астафьев глянул на определитель номера, но тот высвечивал только ноль. Звонили либо по межгороду, либо с сотового. Юрий решил потянуть время.
       - А ты что, думаешь, что у меня не хватает денег на туалетную бумагу? Да нет, на это дело государство еще спонсирует. Подтереть задницу у меня бумаги хватит.
       - Ты не шуткуй, паря, у меня разговор серьезный. Это тебе первая вешка, больше маячков не будет.
       В трубке раздались длинные гудки и Юрий медленно положил трубку. Потом он повернул голову, и увидел глаза Ольги. Юрий не сомневался, что она слышала весь разговор, телефон у них был мощный, и связь была отличной.
       - Что за бумажка? - спросила Ольга.
       Юрий потер подбородок.
       - Понимаешь, судя по одной справке в деле "Слонов", этот автомат, из которого расстреляли Голода и его парней, уничтожен еще в двухтысячном году.
       Малиновская подтянулась вверх, уселась, опершись спиной о подушку.
       - Интересно. И кто же ее завизировал?
       - Некто капитан Лопатин, отдел по борьбе с организованной преступностью. Инициалы: "В.К.".
       - А откуда этот В.К узнал про тебя?
       Астафьев вспоминал недолго.
       - Только от работника архива. Была там такая стареющая львица, все мне глазки строила.
       - И ты ее даже не трахнул?
       - Как можно! Я не геронтоман, старушек трахать. К тому же ты у меня единственная и неповторимая.
       Он даже чмокнул Ольгу в щечку, но та только недоверчиво хмыкнула.
       - Так я тебе и поверю. Хотя, если бы ты ее вчера трахнул, сегодня этого звонка бы не было.
       Юрия же занимало другое.
       - Как быстро они на меня вышли. Личный телефон я этот им в анкете не давал.
       - Почему?
       - Черт его знает. Указал рабочий, это точно помню.
       Волей неволей им пришлось подниматься, в ванной Астафьев столкнулся с обнаженной Ольгой, после чего его навестил утренний Амур. Потом им обоим пришлось принимать совместный душ. Так что разговор продолжился уже за завтраком.
       - Что-то тут не то, - сказал Астафьев.
       - Ты про что?
       - Про этот звонок. Слишком грубо, такой наезд в стиле середины девяностых. Они что, не знают, в каком я звании, каким занимаюсь делом?
       - Скорее всего - нет. Это же бандиты.
       - Для бандитов они слишком быстро меня вычислили. Не сходится что-то в этом звонке.
       Ольга, торопливо поедая нехитрый завтрак, все поглядывала на часы.
       - Черт, я серьезно опаздываю. А все ты! Нашел время для выполнения супружеского долга.
       - Ну, десять минут назад ты была совсем другого мнения.
       - Не лови на слове. Лови жену в свободное время.
       Они уже были в прихожей, Ольга торопливо подкрашивала губы, когда раздался телефонный звонок. Юрий недовольно скривился, но к телефону подошел. К его удивлению в трубке он услышал голос соседки слева.
       - Юрочка, я хочу тебя предупредить, кажется, у тебя к дверной ручке привязана граната.
       Астафьев услышал, как за его спиной щелкнул дверной замок.
       - Догоняй, - сказала Ольга.
       - Стой! - Во все горло крикнул он, бросая трубку, а затем услышал, как скрипнули петли входной двери, как стукнуло, и покатилось по мозаичному полу что-то увесистое. В один прыжок пролетев прихожую, Юрий обрушился на Ольгу и прикрыл ее своим телом.
      
      
       ГЛАВА 25
      
       В десять утра туман над озером Иртешка уже разошелся, и Колодников оглядел водную гладь с некоторым сожалением. Он любил именно те часы, когда солнышко только встает, и поплавок еле виден из-за плотной пелены тумана. Но, сейчас они были вовсе не на рыбалке, хотя два человека в водолазном снаряжении уже были готовы спуститься к озеру.
       - Так куда вы его бросили? - спросил Шалимов у Тараскина. Вид у того сегодня был совсем не воинственный, и не только из-за ночевки в камере и наручников на запястьях. Колодников дожал его сегодня за какие-то пятнадцать минут, так что от бывшего ерепенистого Тараскина остался один "пластилин".
       - Туда, - Тараскин кивнул головой в сторону большой залысины среди камыша. - Левей от камыша.
       Чувствовалось, что это место было плотно обжито рыбаками. Сзади деревья предохраняли любителей рыбной ловли от солнца, а трехметровой высоты камыши заслоняли их от глаз назойливых соседей по хобби. Тараскин же рассказывал все, как было тут несколько дней назад.
       - Мы с вечера порыбачили, клев был как никогда. Потом разожгли костерок, шашлык, все такое, выпили, конечно.
       - Много выпили?
       - Да. Литра два на двоих. Уснули уже за полночь. Потом проснулись, часов шесть это было, а этот хрен уже сидит на нашем месте.
       Из воды показалось нечто угловатое. Два водолаза с трудом вытащили на берег старый, еще советских времен двухколесный мотоцикл, и привязанное к нему тело владельца.
       - Это все Сашка, - продолжал рассказ Тараскин. - Он первый начал на него выступать, говорил, что мы это место прикормили, иди отсюда. А этот хрен видать еще тот кадр был, за словом в карман не лез. Так он его цветисто посылал.
       - Да, Соколов трижды сидел, и был, как говорит участковый, отвязным кадром, - согласился Колодников. - Его жена заявила об исчезновении мужа только через двое суток. Уехал на рыбалку и пропал. Она думала, может, загулял с кем, а потом уже встревожилась.
       А Тараскина несло.
       - Сашка не выдержал, схватил топор и начал долбить его по голове. Когда я его остановил, все было уже поздно. Сначала мы орали друг на друга минут сорок, по морде я ему пару раз съездил. Он тоже попытался ответить, только кишка тонка. Потом остыли, решили замести следы. Мы привязали его к мотоциклу, и сунули в озеро, чуть подальше, за камыши, левей, чтобы крючки не цеплялись. Потом сразу руки в ноги и бежать. Закатились в "Тройку", пили так, что Сашка под стол свалился. Мне самому пришлось за руль сесть. Никаких ментов у Вознесенского перекрестка мы не видели. Время было, когда мы его проезжали, еще часов девять.
       - А за что вы потом убили Заблудного? - спросил Шалимов. Тараскин как-то поежился. Перед его глазами снова появилась та сцена в гараже: он держит Сашку за грудки, а тот пытается ударить его снизу по лицу. Когда это ему удалось, Тараскин просто озверел: он прижал его к стенке гаража, и начал своими мощными пальцами давить на горло. Он сумел остановить себя только тогда, когда глаза Заблудного неестественно вылезли из орбит, а тело Сашки обмякло.
       - Он всегда сидел на моей шее, все семь лет. Я мотался по стройкам, тянул эти чертовы водопроводы, сам порой работал за сварщика, а он только греб деньги лопатой. Еще бы, фирма хоть и была совместной, но деньги были его. А тут еще этот рыбак! Я как узнал, что милиция ищет внедорожник, то подумал, что нас все же кто-то видел, так что зоны не избежать. Выдернул этого придурка из кровати, повез в гараж, думал обсудить общую версию. Но тот был совсем дурным, он перед этим нажрался как свинья, "дури" еще курнул, нес какую-то херь. Просил взять всю вину на себя. Потом вообще полез драться. Ну, тут я и сорвался. Схватил его за горло и... Чуть пережал.
       Он поднял руки ладонями вверх, и Колодников увидел, что это не просто очень сильные руки, но еще и покрытые застарелыми мозолями.
       - А женщина в машине? - спросил Шалимов.
       Тараскин поморщился, сделал странное движение руками, и Колодников его понял - дал зажженную сигарету.
       - Да, шалашовка какая-то, - затянувшись, продолжил рассказ Тараскин. - Не вовремя заглянула на огонек в мой гараж по поводу выпить на халяву да потыкаться. А я тогда уже был в таком мандраже, что готов быть замочить любого, лишь бы отмазаться от этого дела. Задушил ее как котенка, положил к Сашке, вроде как, любовница. Но, не пролезло.
       И он, в две затяжки докурив сигарету до фильтра, зло выкинул ее в темную, мутную воду.
      
      
       ГЛАВА 26
      
       В этот раз они собрались в третьем отделении милиции, и были только свои, кривовские опера: Колодников, Шаврин, Зудов, Олег Гусев, из участковых - Виктор Демин. Никаких железногорских оперов из главка, никаких "фейсов".
       - Да, если бы та граната не была муляжом, то сейчас мы бы для вас с Ольгой скидывались на венки.
       Эту цитату Колодникова Астафьев воспринял с кривой усмешкой.
       - Ты ту справку отдал Шалимову? - спросил Зудов.
       - Конечно. И громко объявил о ней всем присутствующим. Если сегодня и завтра снова пойдут угрозы, то утечка идет не от нас.
       - Надо что-то делать, - заявил Колодников. - Нам нельзя ждать, вы же знаете. Версия с Тараскиным рассыпалась, и теперь только через этот автомат мы сможем выйти на убийц Голода. Ну, раскинь мозгами, подполковник!
       Юрий кивнул головой и начал диктовать свои предложения.
      
       Через полчаса в отделе архива областного суда зазвонил телефон.
       - Можно позвать к телефону вашего секретаря.
       - Викторию Алексеевну? К сожалению, она почему-то не вышла сегодня на работу.
       - А как фамилия Виктории Алексеевны?
       - Зубовская.
       - Ага, понятно. Вы домой ей звонили?
       - Нет еще.
       - Позвоните, обязательно. А если не будет отвечать, то поезжайте к ней на дом. Она вчера так плохо себя чувствовала.
       Девушка, услышав такое предположение, очень удивилась.
       - А вы откуда про это знаете?
       - Я ее личный врач.
       - А как же вы тогда не знаете ее фамилию?
       - А я практикую на расстоянии, чаще всего по телефону.
       Астафьев положил трубку, и осмотрел сидящих рядом друзей.
       - Ну, что, все поняли?
       - Да, если они найдут ее живой, то я очень удивлюсь, - предположил Колодников.
       А Юрий между тем по новой мучил телефон. Услышав знакомый голос Вовки Арнольдова, он обрадовался. Этому не надо было объяснять что-то лишнее.
       - Привет, Ильич, это снова я.
       - О, Кьясавчик! Что-то ты зачастил.
       - Да, дела такие интересные, все с вашей областной столицей связаны, черт бы ее не видал. Ты вот что запиши: сегодня в архив областного суда не вышла на работу некто Виктория Алексеевна Зубовская, секретарь. У меня есть громадное предположение, что ее этой ночью замочили, причем прямо на квартире.
       - Ого! Ты что у нас, экстясенсом заделался?
       - Почти. Так вот, вполне возможно, что в ее убийстве участвовал некто Лопатин В.К. Кстати, бывший работник органов.
       - Хоошо, отьяботаем твою вейсию.
       - Спасибо, Арнольдик!
       Между оперативниками тут же возник спор.
       - А зачем ему ее сразу убивать? Изъять справку могла только она, а значит, она ему нужна будет,- настаивал Шаврин.
       - Если она принесла ее с собой, то ей точно крышка, - предположил Колодников. - Он справку забрал, а даму грохнул. Тогда все шито-крыто: оригинала нет, свидетеля нет, а ксерокопию можно и уничтожить. Особенно если пригрозить владельцу справки, - и он указал рукой на хозяина дома.
       Между тем Астафьев дозвонился до Мишки Юдина.
       - Юрий Андреевич! - обрадовался тот. - А я как раз отправил вам то письмо, про которое вы меня просили. Все данные, что нашел. Солидное получилось досье.
       - Молодец. А теперь запиши еще одно имя: Лопатин, В.К. раньше, в двухтысячном году, служил в ОБОПЕ. Капитан. Узнай про него все, кто он и где служит сейчас.
       - Хорошо, сделаю.
       - Как, сына то уже выписали?
       - Да, такой голубоглазый, весь в мать! Я его уже купал, пеленки даже стирал.
       Астафьев хмыкнул. Он детей, теоретически, любил, но о таких подробностях всегда думал с ужасом.
       - Молодец, просто герой труда. На одном не останавливайся, в свете постановлений президента, давай штук десять.
       - Ага, шутите! Тут с одним то так тяжело. Светка совсем не высыпается. Кормит его через каждые два часа, а он все ест и ест!
       - Значит, точно в тебя пошел, а не в соседа.
       - Ну, Юрий Андреевич, вы хоть два слова можете сказать без "ха-ха"?
       - Могу. Хи-хи. Так все записал про этого Лопатина?
       - Да.
       - Ну ладно, тогда привет Светлане.
       Закончив разговор, Юрий предложил своим друзьям: - Надо ехать ко мне. Там пришла очень важная для нас информация.
       До собственной квартиры Астафьев добирался как опальный олигарх, под конвоем собственных коллег. Сначала Паша проверил подъезд, открыл, осторожно, квартиру, потом осмотрелся в окно. Юрия же провели под живым щитом Шаврин, Колодников и Гусев. Уже в квартире Астафьев перевел дух.
       - Однако ж, как все это неприятно. Не хотел бы я всегда быть живой мишенью. Давай, Андрей, наливай.
       Доставая из пакета бутылки, Колодников пошутил: - Я о них переживал больше, чем о тебе. Не дай бог споткнуться.
       - Ну, спасибо! - восхитился Астафьев. - Я думал, он своим телом меня прикрывает, а он, оказывается, "Березовую на бруньках".
       Выпив сто грамм, Астафьев уселся за компьютер. Досье было весьма обширным, так что Юрий предпочел отпечатать все это, а потом уже заняться штудированием информации. Между тем из кухни доносился звон бокалов, все более веселые голоса. Астафьев терпел это минут десять, потом не выдержал.
       - Эй, вы там, на корме! - Крикнул он в сторону кухни. - Вы там совсем приборзели? Мне то налейте.
       Из кухни показалось жующее лицо Колодникова.
       - Ты же хотел поработать? Кстати, почему у тебя так мало жратвы в холодильнике?
       - Потому что Ольга еще не пришла с работы. Давай, наливай, и сообрази мне бутерброд.
       - Слушаюсь, герр оберст!
       - Наглецы, - пробормотал Юрий, снова склоняясь над бумагами.
       Ольга позвонила через час.
       - Мне домой то ехать? - спросили она.
       - Конечно.
       - А в подъезде гранатой меня снова не встретят?
       - Нет, тебя встретят наши орлы. Они как раз тут все, меня охраняют.
       - Ну-ну! - иронично заметила Ольга. - Представляю, как они тебя охраняют. Водки то много взяли?
       - В меру.
       - Может, мне машину под окном поставить?
       - Ты забыла, чем это у нас в Кривове может кончиться?
       - Ну, хорошо, оставлю на стоянке.
       - Да, одна со стоянки не ходи, дождись моих парней на стоянке.
       - А, одна я и так не пойду, у меня тут две такие неподъемные сумки.
       - Вот и славно. А то они скоро меня сожрут в виде закуски.
       Парни к этому времени уже достаточно нагрузились, так что Зудова и Гусева пришлось отправлять на встречу с и.о. прокурора чуть ли не пинками. Через пятнадцать минут они вернулись с Ольгой, оба тащили еще по увесистому пакету. Малиновская была в каком-то заторможенном состоянии, зато оба ее кавалера болтали без умолку. Они пытались развеселить даму сомнительными анекдотами.
       - А дама ему говорит: "Я, конечно, люблю романтику, но за сто баксов".
       Остальные опера встретили появление хозяйки восторженно, особенно обе сумки с провизией.
       - О, колбаска! А это что? "Печеночный паштет"
       - Селедку мы порежем сами.
       - Помидорчики надо помыть, Олежа, займись.
       - А это что, не пойму? - Демин вертел в руках пухлый конверт квадратной формы.
       Тут Ольга активизировалась.
       - Отдай, это мои прокладки!
       - Не, мы таким не закусываем, - отрезал Демин, откладывая несъедобное в сторону.
       - Не съешьте и туалетную бумагу, это не колбаса, в нее забыли добавить сою, - съязвила Ольга.
       С отвоеванным добром Ольга наконец-то прошла в зал. Обилие полупьяных ментов в ее квартире не сильно взволновало Малиновскую, но зато возмутило то, что муж не обратил внимание на ее приход. Как сидел в кресле, читая какие-то бумаги, так и глаз даже не поднял в сторону законной супруги. Это просто взорвало Малиновскую.
       - Так, Астафьев! Я, конечно, рада, что ты жив, но сейчас я тебя убью сама!
       Тот поднял вверх указательный палец, но в этот момент точеная ножка Ольги Малиновской врезалась в его досье, так, что все бумаги фонтаном разлетелись по комнате. Юрий взорвался.
       - Оль! Ну, ты что делаешь!? Я, кажется, только что-то нашел!..
       Ольга его оборвала.
       - Нашел!? Счас ты у меня потеряешь последнее. Жена в доме, а он даже "здравствуй" ей не скажет.
       Пришлось Юрию пустить в ход все свое обаяние: улыбку, воркующий голос, а потом и руки. Он быстро сломил ее сопротивление.
       - Оля, Оленька, милая, я так рад тебя видеть, - рокотал он ей на ухо.
       - Ага, настолько, что даже меня не заметил.
       - Просто я уже настолько отупел от этого досье, что не заметил тебя.
       В Ольге проснулся профессионал.
       - Что за досье?
       - Наш юный хакер-вундеркинд скинул нам досье на Зину и всех его шестерок.
       - И что, есть что-то интересное?
       - Более чем.
       - И что?
       - Я не знаю, мелькнуло что-то, но тут как раз вмешалась твоя изящная ножка.
       Ольга вздохнула.
       - Хорошо, сейчас я переоденусь, и помогу тебе все это рассортировать.
       Во время ее переодевание в зал вперся, конечно, один из оперов, Лешка Шаврин. Ольга пустила в ход свою изящную ручку, но, несмотря на красный отпечаток на лице, Алексей вернулся на кухню в полном восторге.
       - Счас такой стриптиз посмотрел! Эх, и фигурка у нашего зампрокурора! Повезло Юрке, - заметил он, потирая щеку.
       Астафьев к концу ее переодевания уже почти собрал все листы, даже начал сортировать. Зато именно Ольга обратила внимание, что на экране монитора мигает значок приема почты.
       - Кто-то нам прислал письмишко, - сказала она, усаживая в кресло. - О, опять Мишка что-то притаранил. Слушай, тут данные на какого-то Лопатина.
       - О, это именно то, что надо! Распечатай-ка мне все это.
       Астафьев только начал читать новую информацию, когда зазвонил телефон. Юрий глянул на табло определителя номера, и удивленно поднял брови.
       - Интересно, - пробормотал он, поднимая трубку, - как все актуально то. Астафьев слушает.
       Это был именно тот голос, утренний, похабный, с деланно растягиваемыми гласными, с шипящей интонацией потревоженной гадюки.
       - Ну, что, Юрик, ты все понял сегодня утром? Это ведь было только предупреждение...
       Астафьев оборвал его.
       - Слушай, господин бывший капитан, справку, из-за которой вы придушили бедную женщину, я еще сегодня утром отдал куда надо, и в курсе ваших преступлений сейчас все, и управление, и ФСБ. Так что, если я тебя встречу лично, то набью морду. Это за муляж гранаты. Если еще сунешься сюда, то я тебя уничтожу совсем. Все понял, господин Лопатин, Владимир Константинович.
       Ответом ему была тишина, потом не очень уверенный голос, совсем не похожий на шипение злобной змеи спросил: - Слушай, майор, ты не слишком много о себе возомнил?
       Тут Юрий развеселился. Майора он получил еще чуть ли не два года назад. Выходило, что его визави пользовался слишком устаревшими данными.
       - Нет, не очень. А чтобы доказать тебе это, я сейчас позвоню Зине и расскажу, что ты творишь за его спиной.
       Вот теперь Лопатин умолк надолго. Где-то через минуту Юрий расслышал сдавленное: - Сука! Скажи спасибо, что я вчера не нашел настоящую гранату, - а потом в трубке запиликали короткие гудки.
       Ольга внимательнейшим образом слушала этот странный диалог, а потом спросила: - Ты что, в самом деле, хочешь позвонить этому самому Зине?
       - Конечно, - ответил Юрий, тыкая пальцем по кнопкам телефона. При этом он поглядывал в один из листов юдинского досье. Это был длинный номер сотового телефона, зато абонент отозвался сразу.
       - Да, слушаю.
       - Егор Анисимович, это вас такой Астафьев, милиционер, беспокоит.
       Его абонент явно растерялся.
       - Да? Откуда вы взяли этот номер?
       - Один хороший человек подсказал. У вас ведь работает в охране такой Лопатин?
       - Да, он заместитель начальника охраны нашей корпорации.
       - Вы с ним поосторожней. По-моему, у него в последнее время едет крыша. Сегодня с утра он мне угрожал по телефону, потом привязал муляж гранаты к дверной ручке. Сейчас снова звонил, угрожал. Это он не с вашей подачи все делает?
       Тут голоса Зинченко стал совсем удивленным. Юрий понял, что депутат не играет.
       - Нет, зачем мне это. А в чем повод для угроз?
       - А вы это у него сами спросите. До свидания, спокойной ночи.
       Астафьев вовремя положил трубку, потому что через секунду после этого в комнату ввалился до изумления пьяный Колодников, заплетающимся языком сообщивший: - Ужин готов. Пршу к столу.
       - Ну, пойдем, перекусим, - согласился Юрий.
       В это время в Железногорске депутат областной думы Зинченко звонил по одному из многочисленных номеров, забитых у него в мобильник.
       - Слушай, Хомут, пошли своих парней к Лопате. Он что-то совсем выбился из стойла, воротит хрен знает что. Угрожает нашему старому знакомому, тому кривовскому менту. Говорят, даже гранату ему пробовал к двери привязать. Пусть они отвезут его в глухарятник, посмотрим, что он нам расскажет завтра.
       - Хорошо, сделаю.
       Тут Зина передумал.
       - Хотя, знаешь что - съезди сам. Выясни все сегодня. Что-то мне кажется, что дело тут серьезное. Если что, с ним сильно не чикайся. Ну, не мне тебя учить.
      
      
       ГЛАВА 27
      
       Владимир Лопатин метался по своему обширному дому как упавшая в бочку крыса. Сначала он сбежал вниз, в гараж, открыл багажник и начал торопливо бросать туда самые разные вещи: палатку, запасную канистру с бензином, ружье для подводной охоты. Потом он оставил это занятие и побежал наверх, на второй этаж. В охотничьей комнате он переоделся в камуфляжный костюм, и метнулся на третий этаж, в спальню. Там он открыл небольшой сейф, и начал торопливо рассовывать по карманам пачки денег, сберегательные книжки, загранпаспорт. При этом он бормотал слова ругательства. Ведь все было так хорошо, он за эти шесть лет так хорошо "поднялся" материально. Второй человек в охране мощнейшего концерна, огромная квартира в центре Железногорска, служебная машина, этот загородный дом, даже новая жена, моложе его на пятнадцать лет. Все было так безоблачно, и тут одна паршивая бумажка рушила всю эту идиллию. Он знал, что ему могли еще простить наличие той бумажки, но вот то, что он сам попытался разрешить эту проблему - уже никогда.
       На шум проснулась Лариска. Приподнявшись с кровати, она с недоумением рассматривала суетливую возню мужа.
       - Ты чего? - спросила она. - Что-то случилось?
       - Спи-спи, - пробормотал Лопатин, торопливо листая какие-то бумаги.
       - Уснешь тут с тобой. Топаешь как слон.
       - Я счас уеду. Шеф вызывает срочно.
       Пытаясь рассовать бумаги по карманам, Лопатин рассыпал их, чертыхнулся, и убежал на кухню. Через пару минут он вернулся с большим пакетом, и начал сгружать туда все с полок сейфа. Тут зазвонил мобильник Лопатина. Ларисе показалось, что муж испуганно вздрогнул, а, взглянув на номер звонившего, как-то сразу осип.
       - Да. Когда? Хорошо, Хомут. Они подъедут? Да, встречу.
       Отключившись, Лопатин выматерился и с удвоенной энергией начал кидать в пакет бумаги. Последним из сейфа он вытащил пистолет, который тут же перезарядил, и сунул в карман.
       Это все меньше и меньше нравилось Ларисе. Замужем за Владимиром она была полгода, но в свои двадцать четыре была уже битой бабой. Она помнила, что именно так вел себя перед смертью ее первый муж, банкир средней руки. Он не мог спать, все звонил куда-то, перебирал какие-то бумаги. Тогда Лариса сильно погорела. Банкира все-таки убили, а она осталась хоть и в роскошной квартире, но без копейки денег. Хорошо, подцепила этого падкого до блондинок хорька.
       - Я уеду на пару дней, кто будет спрашивать - я в командировке.
       Сказав это, Лопатин торопливо сбежал вниз. Лариса хмыкнула, закурила, и, надев легкий халатик, подошла к окну. Она видела, как муж торопливо раскрывал створки ворот.
       - Хорек, - пробормотала она. Так она прозвала Лопатина еще в первый день их знакомства, за приземистую фигуру и отвислые щеки.
       Но, потом произошло нечто, удивившее даже все повидавшую Ларису. Открыть створки ворот Лопатин успел, но выехать нет. Полыхнули огни фар, и дорогу перегородила точно такая же машина, как и Лопатина - БМВ. Даже номера у ней были той же серии, только у Лопатина - 002, а у гостей - 005.
       Из машины, не спеша, вылезли два мощных паренька, не по сезону одетые в кожаные пиджаки.
       - Куда это ты собрался? - спросил один из них. Такое обращение ко второму лицу в охране концерна прозвучало огромной наглостью, и Лопатин зло окрысился.
       - Куда-куда! Вам то, какое дело? Хомут меня вызывает.
       - Так он нас за тобой прислал. Он, разве, не звонил?
       - Нет.
       - Странно. Не бери свою тачку, садись к нам. Мы привезем тебя и отвезем.
       - Счас, ворота закрою.
       Лопатин метнулся к створкам ворот, начал их закрывать. Вел он себя мирно, и оба охранника, Павлик и Сашка, расслабились. Павлик даже повернулся к хозяину дома спиной. Именно в нее он и получил две пули. Лопатин начал стрелять неожиданно, прикрываясь массивной створкой ворот. Когда Павлик упал, под обстрел попал Сашка. Тот успел метнуться к свой машине, и уже оттуда открыл ответный огонь. Перестрелка длилась недолго. Одна из пуль, выпущенная Лопатиным, попала точно в лоб охраннику. Убедившись, что тот мертв, хозяин дома снова растворил ворота, и бегом метнулся к своей машине. Он переехал тело лежащего Павлика, с трудом разъехался с автомобилем охранников, чиркнув крылом по его дверце.
       Опешившая Лариса наблюдала все это из окна. Минуты через две после отъезда Лопатина около открытых ворот остановилась еще одна машина той же марки, БМВ, но с цифрой один на номере. Из нее, не торопясь, вылез высокий, чуть сутулящийся человек в сером костюме. Он внимательно осмотрел убитых охранников, и, достав мобильник, начал говорить по телефону. Разговор был недолгим, а потом Хомут посмотрел в сторону слабо освещенных окон, и, прихрамывая, отправился в сторону дома.
      
       ГЛАВА 28
      
       Ольга предъявила свои претензии на следующее утро, за завтраком.
       - Юра, скажи мне, знаешь что: почему ты вчера сдал этого мента?
       - Какого? - не понял Юрий.
       - Ну, этого, которого ты вложил по телефону.
       - А! Лопатина. Бывшего мента, - поправил он. - А тебе что понравилось находить за дверью гранаты?
       - Да нет. Просто мы могли его оприходовать и по своей системе.
       Астафьев иронично усмехнулся.
       - Могли. Только сколько это заняло бы времени? А его у нас сейчас нет. Я не хочу каждый день начинать с обезвреживания гранат.
       Тут у них на столе зазвонил телефон. Юрий невольно вспомнил вчерашний звонок соседки, и скривился. Трубку он поднял осторожно, как заминированную.
       - Да, Астафьев.
       Голос был неприятным, но зато очень знакомым.
       - Юлка, это Алнольд. Ты был плав на все сто, стаик. Ту бабу, в самом деле нашли убитой. Кто-то дал ей по челепу канделяблом со свечами.
       - Как с уликами?
       - Плохо. Но палу пальчиков есть.
       - Лопатина проверяют?
       - Лопатин сегодня утлом плишел в ФСБ и сдался.
       Юрий присвистнул.
       - Вот это да! Чего он так?
       - Не знаю, но около его дома в Камысовке нашли два тлупа.
       - Понятно. Спасибо, что позвонил.
       - Пьивет жене.
       Астафьев с довольным видом положил трубку.
       - Ну, вот видишь, как все хорошо сложилось. Я, пожалуй, на работу не поеду.
       - Чего это?
       - Надо же привести в порядок архив, - он кивнул головой на по-прежнему хаотично сложенную кучу бумаг.
       - Пользуешься, что я руководитель следственной группы?
       - Как, а твоя комиссия?
       Она победно улыбнулась.
       - Все! Сбагрила их досрочно, за два дня отстрелялась.
       - А Шалимов?
       - Он остается в группе следователем.
       - Это хорошо. У него светлая голова.
       - А у меня тогда какая?
       - У тебя красивая, но импульсивная. А Сергей Александрович обладает холодной головой.
       Когда жена уехала, Астафьев с головой окунулся в сложную работу по классификации перепутанного досье. Что было плохо, Мишка не догадался снабдить бумаги номерами страниц, и Юрию приходилось сравнивать текст по экрану монитора, а потом уж складывать все как есть. Но, когда эта работа закончилась, зазвонил телефон. Астафьев заранее сморщился. Такой звонок мог обозначать только одно - что сейчас его выдернут, как репку из сказки, и вызовут куда-то на ковер. Звонила Ольга, но голос у нее при этом был какой-то не такой.
       - Юрий Андреевич, тут вам нужно срочно подъехать в прокуратуру.
       - Что такое, ты по мне соскучилась? - спросил он довольно игривым тоном. Ольга оборвала его, чтобы он не ляпнул чего-нибудь более интимное.
       - Да, но не в этом дело. Тут все сложно. В общем, на тебя подали в суд.
       Юрий удивился.
       - За что?
       - За то, что ты подстрелил Семина.
       - Кого?!
       Эту фамилию он ожидал услышать меньше всего.
       - За Семина, - повторила Ольга. - Не удивляйся. Делом этим занялась Кашина, так что нервов она помотает достаточно. Приезжай, а то тебя вызовут в суд, и поставят перед фактом.
       Через полчаса Астафьев вошел в кабинет Малиновской.
       - Привет. Что за хипишь тут у вас?
       Ольга тяжело вздохнула.
       - Хипишь еще тот. Эта старая кобыла, бабка Хало, наняла Кашину, чтобы вытащить внучка с зоны. А та притащила в город какую-то очкастую дуру из какой-то общественной организации. Та визжала тут так, словно мы посадили не бандитов и убийц, а херувимов с крылышками. Через полчаса предварительное слушание дела в суде. Если хочешь, можешь съездить.
       - Конечно, хочу. Кто представляет прокуратуру?
       - Касимов, кто еще. Он его и возбудил. По букве закона я не могла ему отказать. Меня бы в любом случае отстранили бы от руководства, как твоего родственника.
       - Ладно, не переживай. Прорвемся.
       Он чмокнул жену в щеку, и через полчаса входил в здание суда. Первой он увидел Кашину, сухощавую женщину лет сорока от роду, одетую настолько безвкусно, что с первого взгляда было ясно ее одинокое существование. Кашину опера и следователи ненавидели от всей души. Антонина Петровна была настолько же грамотна в своих юридических знаниях, настолько же и беспринципна. На ее счету был не один десяток разваленных дел, и не один десяток оправданных стопроцентных преступников. Для нее самым главным в работе были деньги, до всего другого дела ей не было. С ней были еще три человека: бабка Жени Хало, толстая женщина с некрасивым лицом в больших очках, а так же высокий, худощавый мужчина с бородой и мощным фотоаппаратом на груди.
       Увидев Астафьева, Антонина Петровна на весь коридор громко провозгласила: - Ну, вот и подследственный прибыл.
       Юрий скривился.
       - Что-то вы спешите, Антонина Андреевна. Или вы уже по совместительству и судья?
       - Нет, но сухари и долгую дорогу я вам обещаю.
       - Судя по вам, это ваша любимая диета, но не моя...
       Они бы так могли еще долго пикироваться, но тут секретарь позвала всех в зал заседаний.
       Дело попало к Сычугиной, и для Астафьева это было даже неплохо. Виктория Александровна вела несколько его дел и прекрасно знала его уже лет десять. От прокуратуры был Касимов, и Юрий неприятно удивился, насколько этот, чересчур простоватый человек сегодня изменился. Сам тон его выступления был агрессивным и напористым.
       - Прокуратура считает, что в этом случае имелось неправомерное превышение мер самообороны. Имелась возможность обезвредить Семина не применяя оружия.
       - Понятно, - сказала Сычугина. - Я не поняла, кто потребовал возбудить уголовное дело?
       - Мы, ваша честь.
       Поднялась та самая женщина в круглых очках.
       - Региональная общественная организация "Защита будущего", Анна Самохина. Мы считаем, что такие вот, с позволения сказать, милиционеры, как этот господин, - она ткнула толстым пальцем в сторону Астафьева, - убивает наше будущее. Кто сказал, что именно этот подросток убивал всех этих людей? Может быть, это делали совсем другие люди, может быть, он был только орудием в руках взрослых преступников?! Вместо этого мальчика просто изрешетили пулями! Стрелять в беззащитного ребенка, это преступление против нашего будущего!
       Астафьев ошеломленно смотрел на своего оппонента. Изо рта этого бегемота в юбке летела слюна, голос перешел на крик.
       "Это кто ребенок, Семин, что ли? - подумал он. - Как это одной пулей можно изрешетить человека?"
       - Именно поэтому, изучив подробно суть дела, наша организация вступилась за попранные права наших детей. А таким людям, как этот вот ухмыляющийся урод, не место в милиции. Он должен сидеть не в кабинете начальника, а в тюрьме!
       После этого пассажа даже Сычугина невольно хмыкнула.
       - У вас все? - спросила она. Самохина кивнула головой.
       - Да, ваша честь.
       - Ну, что ж, все понятно. Что может сказать в свое оправдание обвиняемый?
       Астафьев начал методично, как пастырь на паперти.
       - Обвиняемый может сказать, что все, что только что прозвучало в мой адрес - это полный бред. Более социально опасного человека, чем Владимир Алексеевич Семин я в своей милицейской жизни не видел. То, что мне удалось остановить его перед совершением очередного убийства, я отношу к своим удачам.
       - Удачам? Убийца младенцев! - взорвалась Самохина.
       Сычугину интересовали подробности, а не эмоции.
       - Скажите, Юрий Андреевич, а как получилось, что вы оказались в этот день в этом месте? Вы же возглавляете отдел напрямую не связанный с подобными уголовными преступлениями?
       Все объяснения Астафьева проходили под ехидные реплики железногорской правозащитницы. Юрию приходилось контролировать себя, чтобы не дать волю чувствам.
       Сычугина была человеком въедливым, поэтому Юрию пришлось долго рассказывать в подробностях всю ситуацию той ночи.
       - Какое расстояние было между вами и Семиным?
       - Метров десять, не больше.
       - И вы видели пистолет в руках Семина?
       - Да, ваша честь. Была луна, кроме того, он стоял на фоне белой стены дома. Я более часа был в темноте, глаза привыкли.
       - Просто сова, а не человек! - снова подала свою реплику дама в очках.
       Судья начала терять терпение.
       - Прекратите, Самохина, а то я велю вас вывести из зала заседаний. Значит, вы утверждаете, что Семин стрелял в вас?
       - Да. Я крикнул ему, чтобы он бросил оружие, но тот развернулся и выстрелил в меня.
       - Как быстро вы выстрели в ответ?
       - Буквально через секунду.
       - Просто ковбой какой-то! - Съязвила Самохина.
       - Нет, просто я уже держал его на мушке. Я мог стрелять и без окрика, Семин готовился в этот момент выстрелить в другого милиционера, но все же решил его окрикнуть.
       - Неужели вы так хорошо стреляете, что попали в него с первого раза? - снова вставила свою шпильку Самохина.
       - Достаточно хорошо.
       - Людоед!
       - Дура очкастая! - не выдержал и поддел Самохину Юрий.
       - Прекратите, Самохина! - Взорвалась судья. - Что вы предлагаете, обвинение?
       Слово взял Касимов.
       - Мы требуем возбуждение уголовного дела по факту превышения самообороны. Кроме того, мы ходатайствуем о заключении подследственного под стражу до конца следствия.
       Тут удивилась и судья.
       - Аргументируйте.
       - Мы считаем, что, находясь на свободе, Астафьев будет мешать следствию в ведении дела.
       - Каким образом?
       - Ну как, используя свое служебное положение, он будет давить на подследственных, на тех же свидетелей.
       - Вообще, такой человек опасен для общества, его нельзя оставлять на свободе! - вскрикнула Самохина.
       "Господи, она всех мужиков так ненавидит, или только меня? Кто же ее так в этой жизни недотрахал?" - подумал Юрий.
       - Суд удаляется на совещание, - строгим голосом заявила Сычугина, и все в зале встали.
       Юрий, воспользовавшись передышкой, вышел на крыльцо покурить. Тем же самым там занимался еще один хорошо знакомый ему человек, Виктор Демин.
       - О, а ты что тут делаешь? - спросил Юрий.
       - Да, свидетелем вызвали по делу Аракеляна.
       - Этого, насильника?
       - Ну да. А ты, по какому делу тут ошиваешься?
       - По своему собственному делу.
       - Это как? - не понял участковый.
       - А вот так.
       Короткое пояснение Астафьева вызвало из уст участкового удивленный присвист. Впрочем, он удивлялся недолго. На крыльцо выплыла вся делегация "правозащитников", во главе с толстой дамой. Вокруг нее юлой вился Касимов.
       - Нет, дело можно считать решенным, аргументы у нас железные, - витийствовал он.
       - Это дело прогремит по всей области! - восхищалась Самохина. - А мы постараемся, чтобы про него узнали по всей стране. Правда, Григорий?
       Бородатый важно качнул головой.
       Увидев милиционеров, Касимов не примолк, а, наоборот, радостно осклабился.
       - О, вот еще одни будущий зэк. Витя, ты сухари сушишь? - крикнул он.
       - Какие еще сухари? - не понял Демин.
       - Самые обычные, в зону. Дело твое об избиении сына Турсуновой почти закончено. На той неделе передадим в суд.
       Демин опешил.
       - Какое дело, чего ты несешь, Маратик?
       Касимов неожиданно окрысился.
       - Я вам не Маратик, а младший советник юстиции, и я не несу, я предупреждаю. Если ты признаешь свою вину, и подтвердишь, что ударил парня пару раз ногами, то сядешь лет на пять. А будешь опираться - получишь полный червонец.
       В этот момент из двери показался судебный пристав.
       - Демин, где тебя черти носят! Судья вызывает.
       Виктор ушел в здание суда на каком-то автопилоте. Между тем призвали в зал и компанию "правозащитников". Юрий вдруг осознал, что сейчас за ним может захлопнуться дверца тюремной камеры, и у него как-то нехорошо засосало под ложечкой.
       Решение судьи слушали, как полагается, стоя.
       - Рассмотрев представление прокуратуры, суд постановил отказать в возбуждении уголовного дела против Астафьева Юрия Андреевича за отсутствием состава преступления.
       - Это несправедливо! - крикнула мадам в круглых очках. - Мы потребуем возбуждение дела через областную прокуратуру.
       - Хоть во всесоюзную.
       - Как вы можете его оставлять на свободе?!
       Сычугина, уже собирая бумаги, спокойно ответила истеричке: - Я Юрия Андреевича знаю в сто раз дольше, чем вы вместе взятые. Еще лейтенантом помню. Так вот, я могу ответственно заявить, что если он стреляет в человека, то на это есть достаточно причин. Все это ваше дело не стоит даже служебного разбирательства.
       На улице Астафьева дожидался Демин.
       - Ну, что?
       - Оправдали.
       - Слава богу! Пошли, выпьем, что ли?
       - Пошли. Вот времена пошли, а Вить? Ты когда-нибудь думал, что нас с тобой будут судить за нашу работу?
       Ответ Демина не может быть опубликован по причине полной нецензурности.
      
      
       ГЛАВА 29
      
       Этот день выдался неприятным не только для милиционеров. В огромном стеклянном здании с тонированными стеклами на набережной Волги беседовали шесть человек. Они собрались не в кабинете, а в курительной комнате, но это не значило, что разговор был менее официальным. Один из них неторопливо вышагивал по диагонали курительной комнаты, остальные четверо сидели в креслах. Все курили, но только с разной мерой нервозности. Самым спокойным казался как раз "ходок", только говорил больше всего как раз он.
       - Что знал этот отставной капитан о наших спецоперациях?
       Ответ высокого, худощавого человека с палочкой был торопливым.
       - Почти ничего. Так, слухи. Мы занимали его по основной специальности - охрана офисов, проверка анкетных данных работников. Ничего опасного.
       Его прервал один из сидевших, в сером костюме.
       - Ты, Хомут, нам не впаривай тут эту бодягу. Может он ничего и не знал, но крутился в одних кругах с твоими спецами, так что мог кое-что знать.
       Хозяин сделал свой вывод.
       - Значит, надо эту проблему как-то решать. Как его приняли фэйсы?
       - С распростертыми объятьями. Они давно под нас копали, а тут такой засланный казачок привалил.
       - А документы у него какие-нибудь есть?
       - Вряд ли.
       - Хомут, у тебя есть выходы на фэйсов?
       - Есть, правда, не очень крупный карась, но ушлый парень.
       - Попробуй узнать, что там поет наш соловушка органам. Если опасно, подумай, как его можно убрать.
       - Хорошо.
       - Ну, вы свободны. А вы, Зинченко, останьтесь.
       Это было сказано ровным голосом, но, даже такого гиганта, каким был Зинченко, проняло ощущение будущих неприятностей.
      
       Этим вечером Ольга получила причитающуюся ей взбучку. Астафьев был пьян, при этом в такой степени, что еле стоял на ногах. Но языком он еще ворочал.
       - Нет, ладно я, но как ты могла возбудить дело против Витьки Демина!? - Орал Юрий на жену. - Это же бред-бред! Мало того, у него стырили машину, так его еще за это же пытаются посадить!
       Ольга в тот день с работы то пришла вся на нервах, и такой разнос ее просто взорвал.
       - Юра, я не помню, чтобы я подписывала это представление! Была эта чертова комиссия, тогда Касимов мне его и подсунул.
       - Подсунул! Так и скажи, что хочешь выслужиться перед этим усатым хамом с большими погонами.
       Кончилось все это тем, что он обозвал Ольгу Вышинским в юбке, а та просто хлопнула дверью, и уехала к родителям.
       Следующим утром Астафьев проснулся слишком рано, в пять утра. Сначала он даже не понял, почему спит одетый в нерастеленной постели, и только жуткая головная боль и дикий сушняк в глотке подсказали ему некоторые факты вчерашнего дня. Похмельный синдром волновал его чуть меньше, чем проснувшаяся совесть. Он понял, что вчера действительно переборщил с этими своими обвинениями в адрес Ольги. Жажду он утолил двумя чашками огненного чая, а головную боль хорошо проверенными таблетками. Чтобы поменьше думать о своих отношениях с женой, он снова завалился на кровать со своим досье. Как оказалось вчера, по пьянке, он снова все перепутал. Чертыхнувшись, он взял первую попавшуюся в руки бумажку. "Хомутовский, Олег Ильич. Начальник службы безопасности концерна "Сокол", - прочитал он.
       "Хомут? Тот самый Хомут?"
       И снова вспомнились те два качка в электричке, драка в тамбуре. Последний раз они попытались воздействовать на них с Ленькой Голодом уже в ходе суда.
      
      
       1994 год, лето. Железногорск, областной суд.
       - Скажите, свидетель, вы действительно видели этого человека в момент нападения на вас?
       - Да, Ваша честь, - твердым голосом ответил Астафьев.
       - Что он делал в этот момент?
       - Он стоял с оружием в руках, ствол был направлен в сторону второго КАМАЗа.
       - Что вы сделали дальше?
       - В руках у меня была монтировка, так что я ударил ею по голове нападавшего.
       Один из троих, сидевших в клетке подсудимых криво усмехнулся.
       - Ваша честь, можно мне задать вопросы свидетелю? - спросил адвокат.
       - Задавайте, - согласился судья.
       - Скажите, свидетель, а как вы определили, что вторым из нападающих был именно Зинченко?
       - Ну, такую характерную фигуру трудно не заметить. Он ростом был выше всех, к тому же такая ширина плеч, характерная походка.
       Адвокат скептично усмехнулся.
       - Как вы могли увидеть его походку в такой темноте?
       - А у меня хорошее зрение. К тому же на белом снегу его фигура была хорошо видна.
       - Но вы видели, что Зинченко угрожал водителю оружием?
       - Я это слышал.
       Адвокат развел руками.
       - Ну вот, снова возникает это мифическое оружие. Никто его не видел, кроме водителя, и я вполне допускаю, что с перепуга тот просто принял вместо его какой-то другой предмет, например, ту же монтировку.
       - Ну, вы не говорите за свидетеля, - оборвал его прокурор.
       - Мы его еще послушаем, но пока я могу подвести итоги предыдущих слушаний. Никто не видел в руках Зинченко оружия. Обрез, который милиция нашла где-то там, в сугробе, мог скинуть кто угодно. Отпечатков моего подследственного там нет, баллистическая экспертиза не смогла определить, с этого ли оружия произведен выстрел по дверце КАМАЗа.
       - Хорошо, если вы так настаиваете, давайте заслушаем того человека, который видел оружие в руках вашего клиента, - предложил прокурор. - Я предлагаю заслушать показания свидетеля Голода.
       - Хорошо, - согласился судья. Он открыл уже рот, чтобы дать команду судебному приставу, но тут со скамьи подсудимых раздался стон, и один из троих обвиняемых начал заваливаться в сторону. Двое других подхватили его, тут же раздались крики: - Доктора. Ему плохо!
       - Держись, Вано!
       Суета вокруг приболевшего бандита длилась больше часа, а потом судья с сожалением заявил, что в связи с поздним временем заседание суда переносится на завтра.
       Леньку Голода Юрий нашел на первом этаже, в фойе. Он, удобно устроившись в кресле, читал детективчик.
       - Ну, что там? - спросил он Юрия, оторвавшись от книги.
       - Что-что, перенесли все на завтра. Как раз тебя хотели вызвать. Так что готовься.
       Голод чертыхнулся.
       - Третий день коту под хвост. Блин, я завтра хотел Веру из роддома забирать. Во сколько начало?
       - В десять.
       - Придется брату поручить. Черт! Ну, поехали.
       В этот раз они приехали в Железногорск на машине Голода, все на той же приметной черной "Копейке". Они не спеша проехались по старому центру Железногорска, проехали Северный мост, и вскоре уже неслись по федеральной трассе в сторону Кривова. Дорогу эту только отремонтировали, так что все, и водитель и пассажир, получали удовольствия от быстрой езды.
       - А шустро она у тебя бежит, - заметил Юрий.
       - Тут двигатель форсированный. Сто пятьдесят верст для него не предел.
       - Класс!
       Этот же самый факт совсем по другому оценили в несшейся за черной "копейкой" машине. Водитель синего БМВ выругался, и спросил: - У него, что там под капотом? Движок от "Феррари"?
       - Какой там "Феррари"! Водить не умеешь! Жми, давай, Колян! "Копье" догнать не можешь!
       - Да, ты, Хомут, сам попробуй!
       Между тем уже в "копейке" заметили потуги приметной иномарки.
       - Лень, ты видишь...
       - Это синее БМВ? Да, оно нас от самого суда пасет.
       - Ты думаешь, это они?
       - Хрен его знает. Главное нам теперь, не дать себя обогнать.
       Вскоре они выбрались на более широкое шоссе, и теперь Леониду пришлось туго. Мощности тягаться с иномаркой уже не хватало, хорошо еще, что несколько бестолковых "жугулей", затесавшихся на скоростную полосу, притормозили БМВ. А потом началась двухполосная, скоростная, федеральная трасса. "Копейка" Голода неслась, выжимая из своего двигателя все, что было можно и нельзя. Кроме того, теперь они заметили, что кроме БМВ их преследует еще одна машина, зеленая девятка. Толи водитель у нее был похуже, толи двигатель не так хорош, но "девятка" отстала от второй машины бандитов метров на сто. А БМВ медленно, но неумолимо начал доставать "копейку". Юрий уже заметил, как в салоне иномарки началось радостное оживление, поползло вниз стекло задней двери.
       - Леня, ствол! - крикнул Юрий, не отрывающий взгляд от машины преследователей.
       - Вижу! Счас мы их.
       И Голод рванул машину вправо, загораживая полосу для БМВ. Это был так резко и неожиданно, что водитель иномарки машинально дал по тормозам. БМВ сразу резко отстало, но потом снова начало доставать машину милиционеров. Теперь бандиты пошли на обгон по левой полосе, но Голод и тут сумел подставить свою машину так, что иномарка как ни старалась, не могла обойти "копейку".
       - Да что ты вошкаешься! - Орал на водителя Хомут. - Руль вправо, потом резко влево, и обходи его!
       - Ага, еб... мать, сам попробуй! - орал на Хомута водитель, мокрый от пота.
       В салоне "копейки" шли другие разговоры.
       - Бл... и что я рацию на эту тачку не поставил! - сокрушался Леонид.
       - Рация что! Вот что я пистолет не взял с собой, вот что хреново, - сокрушался Астафьев.
       - И я не догадался карабин бросить в багажник! У меня дома три ружья, а тут как голой жопой на муравейник сел. По собственному желанию.
       Уже скоро двухполосное движение должно было кончиться, Юрий ждал этого с большой надеждой, но у его напарника были другие замыслы. Он поглядывал то на дорогу, то в зеркало заднего вида. Когда БМВ в очередной раз попытался обойти их машину он как-то замешкался, и пропустил иномарку вперед. В ее салоне восторженно заорали все четверо пассажиров, Зубан достал автомат. Машины неслись параллельно, и когда Зубан уже выставил ствол в открытое окно, Голод резко бросил свою машину влево. Приклад вернувшегося в салон автомата выбил Зубану зубы, а БМВ, получив резкий толчок в бок полетела влево. Это было бы безопасно еще сто метров назад, но как раз тут дорога делала плавный, но, затяжной поворот. Хомут не успел и моргнуть глазами, а машина его уже неслась по пологому кювету, затем она подскочила, как с трамплина, и, пролетев метров тридцать по воздуху, ударилось в ствол березы, срубив его, словно топором.
       Мимо них пронеслась зеленая "девятка", водитель ее кричал в микрофон рации: - Скорую на двадцать пятый километр! Быстро!
       Сидевший рядом с ним пассажир крутанулся на сиденье, и спросил: - Может, вернемся, поможем нашим?
       - Ты что, Киля, врач?
       - Нет, ты че!
       - Ну а х... лезешь помогать?! Им счас сам господь бог не поможет. Если хоть кто-нибудь уцелеет, это будет чудо. Счас надо этих догнать! Замочить козлов за братву!
       В это время позади них в разбитой машине чуть приоткрылась дверца, из салона показалось окровавленное лицо Хомута. Он еще попробовал выбраться наружу, но потом вскрикнул от боли в зажатой железом ноге, и потерял сознание.
       Эти двое на "девятке" никогда бы их не догнали, но буквально через пару километров из-под капота "копейки" повалил густой, белый дым.
       - Бл... ! Тосол вытек! - Взглянув на панель, поставил диагноза владелец машины. - Вот невезуха.
       - Что делать будем? - спросил Юрий, нервно оглядываясь назад.
       - Ниче, счас чего-нибудь придумаем.
       На первом же съезде он свернул в сторону лесопосадки, загнал машину в самую гущу. Они выскочили из машины, в руках у Голода уже был солидный накидной ключ.
       - Беги вдоль посадки, отвлекай внимание! - приказал он Юрию.
       - Понял, - сказал Юрий, и припустился бежать вдоль рядов белоснежных берез. Отбежав метров на двадцать, он притормозил, и оглянулся назад. Леньки не было видно. Машина бандитов уже показалась в конце лесопосадки, он заметил, как на ходу открылась передняя дверь. Этот ковбой начал стрелять из пистолета прямо на ходу. Вряд ли он мог попасть в свою цель, машина скакала на кочках не хуже мустанга, но для "цели" это все равно было неприятно, и Юрий кинулся в сторону, к более густым зарослям кустарника.
       А экипаж "девятки" бил радостный трепет.
       - Счас мы их тут сделаем! Хомут не смог, а мы сможем, - крикнул тот самый "ковбой".
       - Ты поосторожней там, Остап! - крикнул ему вслед водитель.
       - Догоняй, Киля! - бросил Остап, исчезая в зеленом царстве лесопосадки.
       - Счас.
       Киля хотел закрыть машину, даже вставил ключ в дверцу, но тут сзади раздался треск сухих сучьев, Киля оглянулся, и получил удар гаечным ключом по лбу.
       В это время Астафьев доблестно исполнял роль гончего зайца. Проклятая посадка была высажена с просто немецкой точностью так, что между рядами чередующихся пород деревьев были широкие, хорошо просматривающиеся аллеи. Единственно, что еще могло затруднить обзор, это ряды кустарников, да павшие в схватке со временем и ветром деревья. Когда сзади начинали звучать выстрелы, Юрий резко менял направление движения, перепрыгивая в следующий ряд. Он по началу пытался считать выстрелы, но быстро сбился со счета. Уже несколько раз он получал по лицу ветками деревьев, раз пять спотыкался о ветки, один раз растянулся на земле, поскользнувшись на огромной грозди сочных свинухов. Пот тек с него градом, а легкие уже работали на пределе. А его преследователь только вошел в азарт. В отличие от Астафьева он был прекрасно тренирован, и ему этот весь забег был как разминка перед большим забегом. Вот в чем Остап просчитался, так это с патронами. Когда после очередного выстрела затвор откинуло назад, он чертыхнулся, сунул пистолет в карман, но продолжил свой бег. С его боксерской подготовкой Остап мог справиться с кем угодно. Его волновала другая мысль - где второй мент, и куда девался этот увалень Киля? После некоторого размышления он решил, что второй мент побежал в сторону дороги. А вот синюю бейсболку своего водителя он заметил, оглянувшись в очередной раз.
       - Киля, перехвати второго мента у дороги! - Крикнул Остап. Тот ответил что-то невразумительное, но Остапу было не до этого. Он уже видел спину своей выдохшейся жертвы. Тут Астафьев очередной раз споткнулся, зацепившись ногой о сучек упавшего дерева. Подняться он не успел, с утробным рычанием на него обрушился преследователь.
       - Ну, все, отбегался, мент поганый! - прорычал Остап, пытаясь развернуть Юрия лицом вверх. Сзади он услышал топот, но, оглянувшись, успокоился. Между деревьев мелькала синяя бейсболка его водителя. Остап даже не оглянулся, когда топот стих, он услышал тяжелое дыхание, а потом удар по затылку все того же ключа отключил его сознание. Отвалив в сторону тело качка, Леонид помог подняться Астафьеву.
       - Ну, ты как, живой, Юрка?
       - Живой... хотя, думал... уже сдохну.
       - Херово ты бегаешь, опер.
       - Зато... ты... хорошо.
       - Армейская школа, хотя я тоже уже подсел. Надо бросать курить, и бегать по утрам, хоть пару километров.
       Он обшарил карманы своей "добычи", выкинул далеко в кусты пустой пистолет.
       - Остапенко, Владимир Михайлович. Проживает город Торск, улица Миронова 46-2,-
       прочитал Леонид данные качка.
       - Запомнишь? - спросил он Астафьева. Тот кивнул головой. На память он не жаловался.
       Остап, между тем, начал приходить в себя. Леонид и Юрий подхватили его под руки, и поволокли обратно, к машине. В конце пути качок настолько оклемался, что попробовал даже вырваться из их рук. Тогда Голод показал ему ключ и пригрозил: - Счас еще раз по башке вот этим получишь! Не дергайся!
       Тот смирился. Около машины они застали так же начавшего приходить в себя водителя. В отличие от его напарника, кровь заливала ему лицо. Быстренько связав обоих гавриков их же ремнями, Леонид занялся их машиной.
       - Что ты хочешь сделать? - спросил его Юрий.
       - Солью тосол.
       - Может, уедем на их машине?
       - Ага, а потом они заявят, что мы угнали их машину. Хрен им.
       - Сдать бы их в отдел, - мечтательно предложил Юрий.
       - Слишком много объяснять придется, особенно из-за того БМВ. Еще припишут нам опасную езду.
       Быстро ликвидировав течь в системе охлаждения, Леонид залил тосол с машины бандитов в свою "копейку", и они уже не спеша добрались до Кривова.
       На следующий день они приехали в Железногорск с целым кортежем милицейских машин. И ровно в десять часов тридцать минут Леонид Голод ответил судье на ее первый, главный вопрос: - Вы видели в руках этого человека оружие?
       - Да, ваша честь.
       Участь Зинченко была решена, это было видно даже по реакции адвоката. Из этого колобка словно выпустили пар. Астафьев заметил, как адвокат обернулся в сторону своего подзащитного, и безнадежно пожал плечами.
       Через два часа оба милиционера выслушили приговор для "Потрошителей".
       - Семь лет лигения свободы.
       Они разочарованно переглянулись.
       Все начали расходиться, и уже у выхода из зала они вдруг услышали резкий, надрывный детский крик: - Папа!!!
       Обернувшись, Юрий увидел, как на руках у хрупкой женщины выгибался в дикой истерике мальчишка, лет пяти от роду. Та пыталась его удержать, но он отталкивал ее, и тянул руку в сторону "клетки".
       - Папа!!! Папа!!!
       Все это как-то неприятно резануло Астафьева по нервам.
       "Господи, а ему то это еще зачем?" - подумал он.
      
       ГЛАВА 30
      
       Утром Астафьев встретился с женой на заседании все той же оперативно-следственной группы. Юрий попытался встретиться с ней взглядом, но Ольга демонстративно его игнорировала. Он ожидал от нее какого-либо разноса по поводу его следовательской деятельности, но накачка пришла совсем не оттуда. Уже когда все расселись, прибыл тот самый толстый полковник из Железногорска. Как выяснилось, он оказался новым начальником криминальной милиции области, неким Мишиным. Он и задал Астафьеву вопрос по поводу его работы. Юрий коротко доложил о справке, что он обнаружил в архиве, и о последствиях этого его достижения. Генерал оживился.
       - Так, это все хорошо, это существенный прорыв в нашем расследовании. Но что вы до сих пор делаете в Кривове, Астафьев?! Езжайте в Железногорск, подполковник, сейчас же! Любыми путями пробейтесь к этому козлу и допросите его. Нам нужно знать, в чьи поганые руки ушел этот автомат. Это может дать ключ ко всему расследованию.
       Астафьев же был не столь оптимистичен.
       - Но, логичней было бы поручить это дело самим комитетчикам. Тому же Иванову.
       - Где? Где этот ваш Иванов?
       В самом деле, Бульдога Миши сегодня на совещании не было. А Мишин продолжал бушевать.
       - И не ждите, подполковник, что кто-то сделает за вас вашу работу. Эти орлы из комитета способны только присваивать себе чужую добычу, да красиво отчитываться!
       - Но я не думаю, что наши коллеги из ФСБ сейчас подпустят меня к нему. Насколько я знаю такие ситуации, его сейчас там крутят по всем вопросам "Сокола" круглыми сутками.
       - А вы не думайте, Астафьев, вы делайте. Поулыбайтесь там, трахните кого-нибудь, может, вас к нему и пропустят.
       "Так, уже и этому полкашу что-то про меня ему наплели", - с досадой подумал Юрий. По ухмылкам Панкова и Колодникова он понял, откуда дует ветер.
       - Хорошо. Можно отбыть прямо сейчас? - спросил Юрий.
       - Нет, дождись конца совещания.
       С точки зрения Астафьева самым интересным было сообщение Паши Зудова.
       - Мы проверили все внедорожники Кривова, но ни одна машина не подходит под предложенные параметры. Кроме того, из всех машин, что были установлены в это утро на Воздвиженских озерах, не найдены только две. Это "Джип-Чероки" черного цвета, старая модель. И бежевый "Ланд Крузер" с саратовскими номерами. Обе машина стояли на Иртешке.
       - По поводу этой, саратовской машины, запрос отправили? - сразу заинтересовался полковник Мишин.
       - Да, связались напрямую с руководством Саратовского ГИБДД, - ответил Лужков.
       - Хорошо, это очень важно. Я не думаю, что у них так много "Ланд Крузеров", что в это время выезжали к нам порыбачить. Ну, что ж, совещание закончено, вы все свободны.
       Через час Астафьев входил в здание областного управления ФСБ. Как он и предполагал, добиться встречи с Лопатиным оказалось совсем непросто. Но, ему, как обычно, повезло. А началось все, конечно, с девушки. Астафьева послали в кабинет начальника следственного отдела ФСБ. Того на месте не было, но, очень миленькая секретарша по секрету сказала Юрию, что он скоро будет.
       - Подождите немного, - предложила она, а сама при этом обворожительно стрельнула глазками.
       - Ну, если я не буду вас раздражать, то я устроюсь тут ненадолго, в уголке.
       - Пока не раздражаете, - порадовала девушка.
       Этот многообещающий диалог прервал ворвавшийся в предбанник невысокий крепыш с сивыми волосами.
       - Зубихин у себя? - спросил он.
       - Обедает, - довольно сухо отрезала девушка. Тот скривился.
       - Давно ушел?
       - Минут десять. Если побежишь, то еще догонишь около "Пекина".
       Юрий все это время всматривался в крепыша. Он явно ему кого-то напоминал, и когда парень уже развернулся, чтобы уходить, Астафьев вспомнил его.
       - Санька!
       Крепыш обернулся, и, судя по лицу, сразу вспомнил Астафьева.
       - Ба, неужели Юрка Астафьев!
       Это, в самом деле, был его давний знакомый, Сашка Круглов. Он учился с Астафьевым в одной школе до восьмого класса, а потом они переехали куда-то на Дальний Восток.
       - Как это ты меня сразу узнал? - спросил, пожимая руку однокласснику, Астафьев.
       - Да, ты почти не изменился с восьмого класса. Такой же смазливый дыдла.
       - А ты вот изменился сильно. Не вырос ни на грош, но зато подкачался хорошо.
       - КМС по боксу. Ты то сразу из секции ушел, а я так и долбился на ринге до тридцати лет.
       - Ну, ты молоток!
       Под удивленными, и даже разочарованными взглядами секретарши они вышли в коридор, прошли до курилки.
       - Ты же уехал куда-то на Сахалин? Сюда-то как попал? - припомнил Юрий.
       - Ну, как уехал, так и приехал. Папаша у меня отслужил, вышел в отставку генералом...
       - Ого!
       - Да, если б в штабе, а он полком дальней авиации командовал. Ни дачи, ни квартиры себе не сделал. Потом он в Подмосковье перебрался, я там отучился на пограничника, а потом вот, в комитет перебрался.
       - В Железногорске давно?
       - Сюда полгода как прислали. Ну, а ты как?
       Юрий коротко поведал о себе, но сумел удивить собеседника своим званием.
       - Ого, круто ты рванул! А я до сих пор вон капитан. А к нам ты чего приехал?
       - Да, надо мне такого Лопатина повидать.
       Сашка удивился.
       - Владимира Константиновича?
       - Именно его.
       - Зачем он тебе?
       Рассказ Астафьева о его претензиях к Лопатину как-то даже обрадовал Круглова.
       - Покажи-ка мне эти документы.
       Внимательно изучив справку об уничтожении оружия, он радостно крякнул.
       - Так вот он чего так круто психовать начал! Да, не уничтоженный ствол и эта задушенная баба - круто это его жизнь прижала. Тебе повезло. Как раз я сейчас веду это дело.
       - Сашка!..- начал Астафьев, но тот его прервал.
       - Поехали. Но, сначала я должен найти своего начальника, а потом еще кое-что выбить для тебя.
       "Кое-что" оказалось пропуском для Астафьева на некий режимный объект. Выбить его оказалось не так просто, прошло больше часа по времени. Сашка даже вспотел, бегая, как колобок, с этажа на этаж, и матерясь на ходу.
       - Вот теперь поехали, - сказал он, наконец, Астафьеву. - Забодала меня эта бюрократия! Больше времени на согласования тратишь, чем на работу.
       Машина у Сашки была крутая, черное "Ауди" с номером из одних пятерок и густо тонированными окнами. По дороге они первое время болтали о живых и мертвых одноклассниках, Сашка помнил их удивительно хорошо. Потом они выехали за город. Юрий удивился.
       - Слушай, а куда ты меня везешь? Лопатин разве не в следственном изоляторе?
       - Нет. Мы боимся, что его там быстро прикончат.
       - За что?
       - Он довольно много знал про корпорацию "Сокол". Слыхал, поди, про такую? Это бандиты, оторвали хороший кусок авторынка, прибрали к рукам местный металлургический завод и сеть бензозаправок. Мы к этой банде давно подбирались, но, фактов не было никаких. А тут приходит к нам Лопатин, и вываливает их целый мешок. Там одних заказных убийств штук десять. Конкурентов они убирали на раз. Документы, правда, вшивенькие, все больше побочные да ксерокопии. Зато он сам нехилый свидетель. Выжимать, правда, приходиться как сок из лимона. Цену себе набивает, козел. Сам толком ничего не рассказывает, тянешь из него, как клещами.
       - Он, поди, еще проходит по системе защиты свидетелей? - предположил Астафьев.
       - А как же! Чего, думаешь, он к нам то прибежал? На нем труп этой бабы висит, да еще двоих он замочил на своей даче. Считай, он и со стороны МВД уже подвязан, и бандиты к нему счет открыли. У него был один выход - идти к нам и падать в ножки.
       - А зачем он убил секретаря архива суда?
       - Да, как говорит, пришел в ярость. Она его шантажировала старыми фактами, только он не говорил какими. Теперь ясно, что это как раз твоя справка. Вот он схватил шандал, да грохнул ее по башке. Говорит - убивать не хотел. Случайно все получилось, в состоянии аффекта.
       - Ага, ты его спроси, гранату к моей дверной ручке он тоже случайно привязал?
       В состоянии аффекта?
       Машина углубилась в гущу леса, правда, по очень хорошей дороге. Высокий, и, что удивило Юрия, деревянный забор, скрывал за собой уютное, двухэтажное здание нежно кремового цвета. Строение было непривычно вычурным, красивым, но не современным.
       - Бывшая дача первого секретаря обкома, "Соколиное гнездо", - пояснил Сашка, - построена еще при Сталине.
       - Ого! Круто! А почему гнездо?
       - Скоро увидишь.
       Юрий насчитал во дворе и в самом доме десяток крепких парней с оттопыривающимися подмышками. Они поднялись на второй этаж, и зашли в одну из комнат.
       - Где наш "язык"? - спросил Круглов одного из двух охранников, мирно играющих в нарды.
       - "Язык" принимает ванну.
       Сашка скривился.
       - Что-то он стал слишком чистоплотным. Раньше надо было о чистоте думать, а теперь один хрен от дерьма не отмоешься. Давай, вытаскивай его оттуда. Работать пора.
       Пока охранник ходил за "языком", Сашка сам доиграл за него партию, выиграл, чем остался весьма доволен. Юрий же подошел к окну, начал рассматривать пейзаж. Вплотную к забору стояли высокие сосны, а за ними, вдалеке - поросшие лесом горы.
       - Красиво тут, - сказал Юрий.
       - Ты бы посмотрел, какой пейзаж с другой стороны виллы! - не отрываясь от нард заметил Сашка. - Там есть такой балкончик. "Первый", говорят, любил встречать на нем рассвет.
       - Это где? - заинтересовался Юрий.
       - А выйдешь, в левую дверь, там гостиная и дальше там дверь на балкон.
       Астафьев чуть подумал, отдал папку с бумагами Сашке и вышел из комнаты. Искомый балкончик он нашел быстро. Одноклассник был прав, вид отсюда открывался совершенно фантастический. Вилла стояла на краю скалистого обрыва. Внизу - петляющая по низине река, на километры поросшая лесом равнина, и все те же горы, как бы обрамляющие эту равнину. Минут десять Астафьев не мог оторваться от этого пейзажа, потом, с сожалением, покинул балкон. Он, еще подходя к полуоткрытой двери, услышал громкий голос Сашки Круглова.
       - Так кому вы отдали этот автомат?
       - Капитан, сдался вам этот автомат! Я уж и не помню ничего. Столько времени прошло.
       - Не надо парить нам мозги, Владимир Константинович. Зачем вам...
       Астафьев только протянул руку к ручке, как дверь почему-то распахнулась, навстречу ему полыхнуло пламя, и словно что-то горячее ударило его по лицу. Дальше было беспамятство.
      
       ГЛАВА 31
      
       Виктор Демин третью ночь не мог спать. Прокрутившись на кровати до двух ночи, вставал и уходил на кухню. В его воспаленном мозгу была ода и та же картина: он в зале суда, за решеткой, потом его выводят, руки за спину и на "воронке" везут в зону. Было и страшно, и, главное - обидно. Что же получается - у него украли машину, и он за это же пойдет в тюрьму?
       В шесть утра по звонку будильника поднималась жена. В первый раз она удивилась, найдя мужа на кухне.
       - Ты что, не спал, что ли? - спросила Валентина.
       - Нет.
       - Чего это!
       - Что-что, к тюрьме готовлюсь.
       - Да ладно тебе, кто тебя посадит!? Что придумываешь-то? У тебя сколько заслуг?
       - Кто-кто! Наш суд и посадит, самый гуманный суд в мире. Им же не заслуги важны, а галочку поставить в отчете о борьбе с коррупцией.
       До жены начало доходить истинное положение вещей. Валентина погладила его по голове.
       - Кошмар! Неужели такое может быть?
       - У нас все может быть. Страна идиотов.
       - Сходи сегодня к врачу, пусть пропишет тебе снотворное.
       - Какое снотворное! Валь, ты про чё говоришь? Тут в пору сухари сушить! Зэком стать к концу службы! Дослужился!
       - Да не переживай ты так. Вон, Юрку тоже хотели закрыть, ничего же не получилось. Сам же рассказывал.
       - То Юрка, у него орденов полная грудь. А у меня что? Две грамоты за художественную самодеятельность.
       - Здрасьте, а медаль твоя уже не в счет?
       - Да, чё эта медаль! "За заслуги" третьей степени. Еще пионерский значок припомни, да грамоту за металлолом.
       Постепенно переживания мужа передалось и Валентине. Теперь уже и она с трудом засыпала в третьем часу ночи. Утром, естественно, она еле вставала, и весь день на работе была как вареная. На третью ночь она не выдержала, и появилась на кухне с кошельком в руках.
       - Вить, за водкой, что ли, сходи. Выпить охота.
       Демин удивился. Обычно Валентина белоголовую вообще дома не держала, говорила, что муж и так хорошо заколачивает на работе, и с него достаточно.
       - А ты что, тоже будешь пить? - спросил он.
       - Буду. Возьми там еще банку огурцов. Таких, какие ты брал прошлый раз, малосольненьких.
       - Хорошо.
       Как есть, в трико, натянув сверху только легкую ветровку, Демин вышел на улицу. Ближайший магазин был у него в двадцати метрах от дома, на первом этаже соседней пятиэтажки. В одной его половине размещался этот магазин, а в другой - казино "Арго". Казино - это они сами так себя обозвали. На самом деле это был обычный игровой зал: там стояли десятка два "одноруких бандита", да два "столбика". Виктор уже закупил все, что надо, и вышел на улицу, когда его внимание привлекли крики, доносившиеся от соседнего крыльца. Кричала, явно, девушка.
       - Ой, да что вы с ним делаете! Да не надо! Толик! А-ааа! Помогите!
       Потом что-то грохнуло, очень похоже на выстрел. Демин не успел ничего толком понять, как на крыльцо казино выскочили трое парней, к ним тут же подлетела синяя "девятка". Они поспешно начали грузиться, и Демин успел сделать к ним только пару шагов и крикнуть: - Стой!
       Последний из налетчиков, еще не успевших загрузиться в машину, развернулся в его сторону и выстрелил. Увидев вспышку выстрела, Виктор плашмя упал на землю, но когда машина бандитов резко сорвалась с места, и начала разворачиваться, он вскочил на ноги, и со злости со всей силы запустил бутылкой водки ей вдогонку. Бросок на точность не удался, но урон машине был нанесен - бутылка попал в левые габаритные огни, напрочь разбив фонари. "Девятка" дернулась, было, остановиться, но потом, наоборот, резко прибавила в скорости и буквально через несколько секунд, скрылась за углом дома, где жил Виктор. Причину такой поспешности Виктор понял, когда, оглянувшись, увидел огни стремительно приближающейся машины. Это был автомобиль вневедомственной охраны. Между тем на крыльце показалась девушка с поднятыми вверх окровавленными руками.
       - Помогите! - крикнула она. - Толика убили!
       Демин понял, что речь идет об охраннике казино. Когда автомобиль охраны остановился, Демин не дал патрульным даже выйти из салона, благо все эти парни были ему знакомы.
       - Туда! Поехали! - крикнул он, запрыгивая на заднее сиденье. - Сворачивай на Щорса!
       Водитель выполнил все его команды беспрекословно.
       Командир экипажа, его звали Валерием, спросил.
       - Здорово! Что там случилось, Вить?
       - Похоже, охранника грохнули. Баба выскочила на крыльце, вся в крови. Что у них там, тревожная кнопка сработала?
       - Ну да. А мы, как назло, на другом конце маршрута были.
       Они вывернули на улицу Щорса, габаритных огней не было видно, и Демин подумал, было, что налетчики свернули в сторону. Но тут же вдалеке, на повороте, загорелся одинокий красный фонарь тормозного огня. Между ними было как минимум метров триста.
       - Вон они! Я им габариты разбил слева, - пояснил Демин.
       - Габариты выключили, гады! Думали так уйти, в темноте, - понял водитель. - Только при торможении они и сыграли.
       Тем временем Валерий вызывал свою дежурную часть.
       - Матвеевка, двадцатый! Ограбление по Ленина сто два! Похоже один двухсотый, один трехсотый. Они уходят...
       - На синей "девятке", - подсказ Демин.
       - На синей "девятке" с выключенными габаритами. Сейчас они свернули на Железнодорожную.
       - Давай срежем через Ярославскую! - крикнул водитель. Валерий думал пару секунд. Железнодорожная прорезала весь город, но, она поджималась слева железной дорогой, и вероятность ухода в сторону уменьшалась.
       - Давай, Коль! - согласился Валерий.
       Они свернули на параллельную Железнодорожной улицу Ярославскую, проскочили на максимальной скорости пару кварталов и снова вывернули на Железнодорожную. И тут же они увидели впереди, гораздо ближе, метрах в ста, непарные габаритные огни идущей впереди машины.
       - Вот они! - в один голос крикнули Виктор и шофер.
       - Счас мы их достанем! - довольным голосом заявил Валерий. Он словно накаркал, огни тут же исчезли. Все подумали, что бандиты снова выключили габариты, но водитель включив дальний свет и оказалось, что дорога впереди пуста.
       - Куда они свернули? - спросил Виктор.
       - Или направо, или налево, - предположил водитель.
       В это время заработала рация.
       - Матвеевка, двадцать один-сорок. Мы на Ленина, около тринадцатой школы. Куда ехать дальше?
       - Гаишники! - обрадовался Валерий, берясь за микрофон. - Двадцать один сорок, это двадцатый! Они куда-то свернули, а вы езжайте на Павлова. Это единственная дорога, по которой они могли выйти на вас. Мы уходим в сторону гаражей, к линии.
       - У них синяя "девятка"? - переспросили гаишники.
       - Да, задние левые габаритные огни разбиты.
       - Понял, поищем.
       За это время водитель уже успел свернуть в проезд между домами, одиночной цепочкой стоящих в полукилометре от железной дороги. Все дальнейшее пространство занимал обширный район гаражей. Виктор еще подумал, что хрен они теперь найдут в этот лабиринте машину налетчиков, но буквально на первой же гаражной улице они увидели свет бьющий из раскрытого гаража, и машину, развернувшуюся что бы заехать в него. Это была синяя "девятка", и то, что это была именно та, нужная им "девятка", подсказали дальнейшие действия копошившихся около гаража людей. Оказавшись в луче света мчащейся на них машины, они заметались, один из них прыгнул на створку ворот, и, забравшись на крышу гаража, исчез из виду.
       - Шустрый, - пробормотал Виктор.
       Не менее шустрым оказался и водитель "девятки". Он резко развернул свою машину, а дал по газам. Третий из налетчиков каким-то чудом успел открыть заднюю дверцу и рыбкой прыгнуть в машину. Две машины мчались по улицам этого гаражного города, и расстояние между ними не превышало пяти метров. Валерий возбужденно кричал в микрофон: - Один из них уходит по крышам гаражей, остальные в машине. Мы гоним их в сторону переезда, перехватите их там!
       - Хорошо, двадцатый, двадцать один-сорок.
       - Иду к вам, девять-шестнадцать!
       - Патрульная подоспела, - одобрил милицейские переговоры Демин.
       Было видно, что водитель "девятки" хорошо знает этот район, он сворачивал в очередные проулки, не сбавляя скорости, проносясь мимо каких-то вбитых в землю труб в сантиметрах, там, где водителю вневедомственной "шестерки" приходилось притормаживать. Наконец они снова выскочили на шоссе, и тут все участники этой гонки увидели впереди три пары горящих фар, неподвижно стоящих на дороге. Завидев гонщиков, милицейские машины начали разворачиваться, чтобы перегородить дорогу, но бандит, сидевший за рулем, останавливаться не собирался. Он резко свернул в сторону, проскочил между двух берез, и по тротуару промчался мимо засады. Вслед за ними промчалась и машина вневедомственной охраны.
       - Вот гад, а! - вскрикнул Виктор.
       - Да, Шумахер еще тот. Главное, чтобы он за город не выскочил. Там мы его хрен достанем.
       - Гаишники достанут, - уверенно заявил Николай, - у них тачки помощней нашей.
       Между тем пока что машины автоинспекции и патрульной службы только разворачивались в их сторону. Через пару минут они уже начали догонять основную погоню. Но, тут в игру вмешался новый игрок. Впереди показался нерегулируемый железнодорожный переезд, и все они увидели, как резко полыхнули красным огни семафора.
       - Да бл...! - хором выкрикнули все трое. "Девятка" налетчиков проскочила переезд на полном ходу, а за ней, перед самым носом маневрового тепловоза, "шиха" вневедомщиков. Всем остальным машинам пришлось резко затормозить и при этом патрульная "шестерка" чуть стукнула "девятку" гаишников.
       В салоне же машины вневедомственной охраны все невольно вспотели, особенно водитель Николай. Несколько секунд все молчали.
       - Ну, ты даешь! - прорвало, наконец, Валерия. - Не думал я, Колян, что ты такой дурак.
       - Да, Коля, ты, что-то, рисковый парень, - согласился Демин.
       Коля, наконец, начал говорить.
       - Какой на хрен рисковый! Я просто затормозить не успел. Я как эту дуру сбоку увидел, меня как сковало. Бл..., чуть в штаны не наделал!
       - Да, нас бы всех вырезали из этой коробки с мокрыми штанами, - согласился его командир.
       Несмотря на все эти нерадостные разговоры, погоня продолжалась тем же темпом. Плохо было одно - "девятка" потихоньку продолжала уходить от них. Улицы ночного города были пусты, и ничто уже не могло остановить налетчиков.
       - Ты номер то этой "девятки" запомнил? - спросил Демин коллегу.
       - Да, четыреста одиннадцать ОКА.
       - Они что, думают, что их уже не вычислят? - спросил водитель. - Зачем они убегают?
       - Ни хрена они сейчас не думают, гонят и все, - Виктор говорил уверенно, как более старший по званию и опыту. - Страх их гонит. Это всегда так. Мы их с номером в два счета вычислим. Но догнать их надо, и сейчас. Счас их упустим - потом заеб... их искать по друзьям и родственникам. Лягут на дно и все. Начнут ваньку валять насчет того, что машину украли, то се! Так и вывернутся, суки!
       Вскоре они вылетели за пределы города, габаритные огни налетчиков уже маячили где-то в пределах видимости, потом совсем исчезли.
       - Все, упустили! - огорченно воскликнул Валерий. - Чертова тачка! Сколько я просил пересадить нас на "девятку"!
       - Что, она свернула куда-то? - не понял Демин.
       - Тут дачи кругом, сверни в проулок, выключи габариты, и все, хрен их в темноте найдешь!
       Зато милицейскую машину начала догонять "девятка" гаишников. Они пытались по радио узнать что-то более подробное о машине налетчиков, но тут и рация начала давать перебои.
       Между тем, к удивлению преследователей, на шоссе снова появились одинокие габаритные огни, и причем, гораздо ближе, чем раньше. Все разъяснилось метров через триста. На шоссе лежала большая, только что сбитая, еще дергающаяся в агонии собака. Судя по тормозному следу и вспаханной обочине, водитель "девятки" машинально крутанул руль вправо, стараясь уйти от столкновения с собакой. Собаку он все же сбил, но "девятку" выкинуло на обочину и она скатилась в пологий кювет, а потом протаранила растущий за ним кустарник. На то, чтобы задним ходом выбраться из него и снова выехать на шоссе у беглецов и ушло там много драгоценных секунд.
       Теперь, когда расстояние снова сократилось до пятидесяти метров, у сборного экипажа "шестерки" снова заиграл азарт.
       - Ага, не ушли!
       - Может, по колесам им пальнуть?! - предложил Валерий, любовно поглаживая свой короткоствольный автомат.
       - Никого тут не пристрелишь? - спросил осторожный, с недавних пор, Демин.- Пуля то дура!
       - Да кто тут может быть? Дачи по сторонам одни пустые. А потом на федералку выскочим, там уже не постреляешь. Дальнобойщики там день и ночь свои фуры гонят.
       - Ну, давай тогда, стрельни, может, тормознут.
       Валерий был парнем весьма габаритным, так что в окно он сам высовываться не стал, выставил в окно один автомат и дал короткую очередь. Попасть он так не мог, расчет был на испуг бандитов. Но, к удивлению всех троих милиционеров, в ответ заблестели вспышки ответных выстрелов, мало того, одна из пуль попала в левый угол лобового стекла, породив паутину осколков и чудом никого не задев. Всем стало удивительно неуютно. Под дружный мат присутствующих Валерий все же с трудом протиснул в окно свой могучий торс и открыл уже прицельный огонь по силуэту "девятки". Буквально тут же она свернула в сторону, и, скатившись с шоссе, начала уходить по проселочной дороге среди чахлых, кривовских дач. Николай, в свою очередь, крутанул руль вправо, и они так же запрыгали по разбитой от дачных "Москвичей" и "Запорожцев" дороге. Валерий, хоть и прыгал в окне как поплавок, но обратно забираться в салон не стал, а, время от времени, давал короткие очереди по "девятке". Так они проскочили весь дачный массив, потом снова по очереди взобрались на шоссе, ведущее к кладбищу. Гонка продолжилась, но ненадолго. Один из выстрелов Валерия попал в цель, "девятка" резко вильнула в сторону и, влетев в кювет, остановилась. В свете фар было видно, как тут же открылась дверь, и на землю кубарем выкатилась фигурка человека, за ним вторая. Второй из налетчиков тут же вскочил на ноги, выстрелил в сторону машины, а потом бросился бежать. Валерий, между тем, болезненно вскрикнул, выронил автомат, и со стоном попробовал втянуться в салон. Виктор и Николай одной рукой, помогли ему это сделать. "Шестерка" остановилась, тут рядом с ними затормозила "девятка" гаишников, один из них бросился за убегавшим, другой же развернул машину так, чтобы его было видно в свете фар. Куда-то пропал первый из беглецов, но и догнать этого было не так просто.
       - Куда тебя?! - спросил Виктор.
       - В плечо! - простонал тот. - Рука сразу отсохла. Там автомат найдите!
       Николай бросился на помощь к командиру, а Виктор побежал назад, в поисках автомата. Оружие он нашел быстро, помог свет фар еще трех пар фар подъезжавших и подъезжавших автомобилей. Когда он вернулся к "шестерке" вневедомственной охраны Николай уже бинтовал своего коллегу, а два перемазанных грязью милиционера подвели не менее грязного налетчика. Глянув на его лицо, Демин выругался. Это был явный подросток, лет шестнадцати, не больше. Столько же было и водителю "девятки", навеки уснувшего за рулем машины. Пуля Валерия попала ему точно в затылок.
       - Щенки! Насмотрелись, поди, "Бригады", пидоры!
       Виктор вернулся домой в пять утра, без водки и огурцов, но с виноватой улыбкой на лице. Валентина ругаться не стала, она уже знала от соседей, что в соседнем доме была перестрелка, а, значит, ее муженек не мог в это всё не ввязаться.
      
       ГЛАВА 33
      
       Голова у Астафьева болела так, словно он неделю пил водку, пиво и шампанское без закуски, а сегодня это все взорвалось для него дичайшим похмельем. Еще его удивительно сильно бесил этот приторный запах собственных, паленых волос. Кроме его чуба сильно пострадали и брови. В который раз он подумал, что ему повезло. Тот, кто стрелял из реактивного огнемета "Шмель" по окнам обкомовской дачи, был редким снайпером. С такого расстояния попасть в нужное окно было делом сложным. И, тем более, после этого бесследно уйти. Как понял Астафьев, комитетчики нашли автомобиль, на котором приехал гранатометчик, но сам он словно растворился в лесном море. Не помогли ни собаки, ни рота спецназа, прочесавшая все окрестности в скоростном режиме. Дико жалко было Сашку Круглова. После того, как Юрий увидел, что от него осталось, его снова, как в молодости, еще лейтенантом, просто вырвало. Тогда, пятнадцать лет назад, он просто видел первый криминальный труп, молодого парня, забитого своими дружками. Сейчас же перед его глазами стояла крепкая фигура Сашки, его белозубая улыбка. А потом - нечто черное, обугленное, только сохраняющее форму тела, с белыми проплешинами обнажившихся костей. Астафьеву от таких воспоминаний снова стало тошно, но это не было пиком падения его настроения. Этот полковник! Какой у него противный голос.
       - Так как вы объясните то, что именно с вашим визитом бандиты сумели раскрыть место, где мы укрывали от них Лопатина? - буквально проскрежетал сидевший за столом напротив Юрия человек. В ответ слов Астафьев не выбирал.
       - Никак, на х... не могу объяснить. Это была ваша еб... дачка, и я там был впервые.
       И полковник первый раз взорвался.
       - Не надо пудрить нам мозги, Астафьев! Все же и так ясно! Сколько вам заплатили, чтобы вы вывели их киллера на Лопатина?!
       Юрий сморщился. Он страшно не любил, когда на него кричали.
       - Нисколько.
       - Что, неужто работали бесплатно? За идею, что ли? Под каким предлогом вы окрутили этого бедолагу Круглова?
       Теперь уже взорвался Астафьев.
       - Сколько раз можно повторять, еб...!? Я расследую дело по убийству наших гаишников! У меня на руках была фиктивная справка об уничтожении автомата с подписью Лопатина.
       - И где же она теперь?
       - Там же где все остальное. Она была у Круглова.
       Полковник иронично рассмеялся. Заряд "Шмеля", так назывался этот переносной огнемет, уничтожил в комнате все: и Лопатина, и новообретенного друга Астафьева Сашку Круглова. Тем более не уцелела и та справка про якобы уничтоженный Лопатиным автомат. Комната выгорела полностью, там сгорело все, что могло гореть и даже часть того, что гореть не должно было в принципе. Между тем полковник, а он оказался как раз тем самым начальником Сашки Круглова, Зубихиным, продолжал напирать.
       - Смотрите, Астафьев, как все некрасиво у вас получается. Вы приехали из своего засраного Кривова чтобы встретиться с Лопатиным. Но, вы уже наверняка знали, что дело его ведет ваш школьный товарищ. Вы входите к нему в доверие, приезжаете в тщательно скрываемое нами место, потом, почему-то, выходите из комнаты, и тут же по комнате наносится удар из гранатомета. Некрасиво все получается, Астафьев.
       Юрий снова попробовал взорваться. С его головной болью это получалось плохо.
       - Некрасиво?! А то, что меня взрывной волной шваркнуло о стену - это ничего? Приди я на минуту раньше, и вы долго бы гадали, чей это еще один обгорелый труп.
       Полковник вскочил на ноги, лицо его побагровело.
       - Да лучше бы вы погибли, Астафьев, по крайней мере, вас похоронили бы, как заслуженного человека, а не как предателя! Подполковник, у вас последний шанс искупить свою вину, и признаться в предательстве. Через пятнадцать минут мне принесут распечатку ваших телефонных переговоров. Если там будет разговор по времени совпадающий с временем взрыва, то можете считать, что на вас уже одели клифт полосатый.
       Разговор проходил в кабинете начальника следственного отдела, но Юрию невольно пришло в голову, что весь этот диалог логичней бы смотрелся в каком-нибудь подвале НКВД в тридцать седьмом году.
       "Ему бы еще лампу мне в лицо направить, да малиновые петлицы на пиджак нашить", - невесело подумал он. Его напор иссяк вместе с приливом головной боли.
       - Так кто вас послал к нам искать подходы к Лопатину? - настаивал полковник.
       - Вам чин и звание?
       - Да!
       - Полковник Мишин, начальник криминальной милиции ОВД. И он сделал это в присутствии еще двух десятков офицеров следственной группы.
       Зубихин поморщился.
       - Не надо нам эту дуру гнать, Астафьев. Это ведь все был только повод!...
       Докончить свою речь Зубихин не успел. Открылась дверь, и в кабинет вошел сам генерал-майор Егор Михайлович Рождественский, его непосредственный начальник. Зубихин вскочил на ноги, Астафьев же даже не изобразил подобной попытки.
       - Товарищ генерал... - Зубихин попробовал доложить, но Рождественский его остановил.
       - Не надо, полковник.
       Он сел на стул напротив Астафьева уставился на его лицо.
       - Что с вами, подполковник? - спросил он. - У вас лицо, как будто, вампиры всю кровь выпили?
       - Да, и я даже знаю кто этот вампир, - Астафьев слабым жестом указал на Зубихина, а потом признался: - Голова зверски болит.
       "Неужели и этот сейчас будет меня дожимать?" - подумал он.
       - Это понятно, - согласился Рождественский.- Вас, говорят, контузило?
       - Не только это. Там было жутко.
       Генерал его понял.
       - Да, это тяжело, видеть все, что там осталось...
       Генерал не докончил предложение, а обратился к Зубихину.
       - Распечатка звонков ничего не дала. Ни с одного телефона после приезда Круглого никто с дачи не звонил. Зато на машине этого вашего капитана нашли жучок...
       Зубихин издал какой-то нечленораздельный возглас. А генерал продолжал.
       - Жучок внешний, под бензобаком. Мы просмотрели пленку последнего приезда Круглова в управление и нашли момент, когда его прилепили к машине. Эта гадина сделала все очень хитро, вроде уронил пачку сигарет. Но мы смогли расшифровать его действия.
       - И кто это сделал? - спросил Зубихин.
       - Семеницкий.
       Полковник явно был потрясен.
       - Но он...
       - Да, он не имел подхода к делу, но знал, что его ведет Круглов. Мы проверили все его переговоры, последние двое суток он имел интенсивные разговоры с начальником охраны концерна "Сокол" Хомутовским. Вот такие дела. Так что, подполковник, - Рождественский повернулся к Юрию, - с вас сняты все обвинения и вы свободны.
       Юрий медленно, быстро не позволяла боль, кивнул головой.
       - Кстати, чем это тут у вас воняет, не могу понять? - спросил генерал.
       - Это моими палеными волосами, - признался Юрий.
       - А, а я то думаю, что это запах, как будто кто свинью палил.
       Зубихин хихикнул, хотел это сделать и Юрий, но тут почувствовал, словно куда соскальзывает. И словно сквозь вату - голос генерала: - Астафьев, что с вами!? Зубихин, быстро "скорую"! Довел человека, мать твою!...
      
       Когда Астафьев пришел в себя, обстановка изменилась кардинально. Это была явная больничная палата, он лежал, раздетый, на кровати, почему-то немного болела рука, но не это было главным. Он слышал знакомый голос, и принадлежать он мог только Ольге Малиновской.
       - Сколько он может быть без сознания?! - своим обычным, резким тоном спросила она.
       - Это мы сказать не можем, - ответил спокойный мужской голос. - Этот препарат сейчас промоет его мозги, и ему станет легше. Хорошо, его привезли вовремя, еще немного и был бы инсульт. Давление было под двести. О, а вот ваш муж и открыл глаза!
       В поле зрения Астафьева появилось встревоженное лицо Ольги.
       - Юра, как ты себя чувствуешь?
       - Ничего, лучше, - очень тихо ответил он. Астафьев и в самом деле чувствовал себя гораздо лучше. Голова болела, но как-то остаточно.
       Ольга же была вне себя.
       - Нет, они что там, в конторе, совсем охренели! У человека жесточайшая контузия, а они его допрашивали три часа!
       Юрий был настроен философски.
       - А что ты хотела? Я один там остался жив, на втором этаже. Кроме меня никто ничего не знал, что там было.
       - Ага, а если бы тебя хватил инсульт, то мне что потом делать? Бросать работу и ухаживать за инвалидом?
       - Ну, не переживай так. Все же обошлось.
       - Не совсем. Ты знаешь, что сделали эти наследники Берии?
       - Что?
       - Они дали интервью нашим телевизионщикам, и Рождественский сказал, что главный свидетель остался жив, и они надеются, что он даст исчерпывающие показания.
       Юрий, невольно присвистнул.
       - Это что, они теперь могут пальнуть из "Буратино" по окнам этой больницы?
       - Вполне.
       - Радостно. Хотя, у меня по жизни роль наживки, ты, разве, забыла? И у меня это хорошо получается. Ловится только крупная криминальная рыба.
       - Да, пошел ты на фиг! Мне от этого что, легче?
       - Да нет, просто я даже благодарен этим козлам. Ты, кажется, уже не сердишься на меня за тот дурацкий разговор.
       Ольга иронично хмыкнула.
       - Как это не сержусь? Еще как сержусь. Просто ты каждый раз находишь оригинальный метод мириться - попадаешь в засады, в больницы, всегда чуть живой. Я ведь тебя уже не люблю, Астафьев! Ты своими изменами всю любовь мою выжег. Мне тебя просто жаль, как приблудного пса. И надоел, и выгнать жалко - погибнет ведь на морозе, без пищи и ласки, гаденыш.
       Ольга побыла рядом с ним еще полчаса, рассказала все кривовские новости, чмокнула в щечку, и ушла абсолютно уверенная в том, что до ее мужа теперь никто не доберется. Ведомственный госпиталь был нашпигован охраной, как французская булка, испеченная в таджикской пекарне тараканами.
      
      
       ГЛАВА 34
      
       Пока Астафьев отлеживался в госпитале МВД, для него начались новые неприятности. Их принес в отделение Олег Гусев.
       - Мужики, приколитесь! Тут нашего Астафьева полощут как тряпку в проруби, - заявил он, бросая на стол толстую газету.
       Это была самая крупная в губернии газета под еще советским названием "Железногорская правда". Сначала оперов порадовал заголовок: "Убийца детей". Чтобы читатели представляли, как выглядит этот самый убийца, рядом была напечатана фотография Астафьева, явно сделанная во время суда. Но, самым убойным был текст.
       - И тогда этот холодный убийца не колеблясь нажал на курок...
       - Какой курок? Что они привязались к этому курку? - не выдержал, и прервал громкую читку Колодников. - Нажимают не на курок, а на спуск, или на спусковую скобу.
       - Да не мешай ты! - Прервал его Демин. - Такие статьи и половину детективов пишут те, кто оружие в руках не держали. Что там дальше?
       Олег начал искать место, на котором его тормознули.
       - Так, где это? А, вот! "...нажал на курок. Мальчик чудом остался жить, пуля пробила все жизненно важные органы, и только мастерство хирурга спасло его жизнь. При этом в личном разговоре этот псевдогерой признался, что хотел стрелять в голову подростку, и только потом решил выстрелить ниже. Ну а беспрецедентный нажим, который опера во главе с неким майором Колодниковым устроили подросткам, привел к тому, что они признались в совершении более десятка преступлений. Совершенно понятно, что те дела, которые эти менты не сумели раскрыть в последнее время, они просто повесили на несчастных детей..."
       - Ни х... себе! Вот это дети! - взорвался Демин.
       - И это мы им повесили!
       - Нормально!
       - Убивать надо таких журналюг!
       Матершиные комментарии неслись со всех сторон.
       - Тихо-тихо-тихо! - прервал их Колодников. - Давайте дочитаем, что они там в конце предлагают.
       Концовка статьи сводилась к тому, что прокуратуре надо пристальней присмотреться к этому делу. По мнению автора должны были сесть не "дети", а именно опера. Они еще обсуждали статью, когда открылась дверь, и в кабинет протиснулась худосочная фигура старшего Колокольникова.
       - Можно? - спросил он.
       - Что тебе, Виталий? - спросил Демин.
       - Мне бы того, сына моего выпустить. А то он, говорят, совсем и не виноват.
       Милиционеры переглянулись.
       - Кто тебе это говорит? - спросил Зудов.
       - Ну, эта, худая такая.
       - Кашина?
       - Ну да.
       - Начинается, - пробормотал себе под нос Колодников.
       Паша Зудов думал о другом.
       - Да, хорошо, что Юрке сейчас не до этого. А то бы расстроился, наш красавчик.
       В это самое время в прокуратуре должна была состояться важная встреча. Бабушка Жени Хало, Анна Самохина - та самая правозащитница в круглых очках, и адвокат Антонина Кашина ждали в кабинете Марата Касимова свидания со своим подзащитным.
       - Еще пару недель, и я развалю это дело до конца, - тихо говорила Кашина на ухо Нине Андреевне. - Я уже нашла там пару зацепок, по которым можно освободить всех.
       - Это хорошо бы было, - вздохнула Нина Андреевна. - Спасибо тебе, Тонечка, за то, что ты делаешь для Женечки.
       - Да что вы, тетя Нина. Единственного племянника и не отмазать от тюрьмы? Да не я это буду.
       Тут завели Жука. Пока милиционер отцеплял наручники с рук малолетки, бабушка сквозь слезы рассматривала любимого внука. Тот и прежде не отличался полнотой, а сейчас кожа лица словно обтягивала кости черепа, нос заострился, и редкие веснушки как бы поблекли. Еле дождавшись, пока внука освободят от наручников, она обняла его.
       - Женечка! Милый, как ты похудел!
       - А что вы хотите? На тюремной баланде еще никто не поправлялся, - съехидничала Кашина.
       - Нет, они по полной программе ответят за все это! - взорвалась Самохина. Она поправила очки и торжественно заявила: - Об этом безобразии мы уже заявили на своем сайте, и мне уже звонили из "Геральд трибун". Скандал будет международным.
       Между тем сам Женечка вяло реагировал на все происходящее. Он был в каком-то заторможенном состоянии. Никто из присутствующих не знал, что за эти дни в заключение у Жени Хало сильно поехала крыша. Причиной этого была стремительно развившаяся в заключении клаустрофобия. Началось все с малого: его раздражал железное лязганье "кормушки", потом начало казаться, что потолок, тот словно начал опускаться вниз. Камера как будто становилась все меньше и меньше. Потом его начали раздражать соседи по камере, трое таких же как он малолеток. Он уже не играл с ними, как в начале, в "очко" самодельными картами, а последние сутки не обмолвился с сокамерниками ни словом. Его мозг словно плавал в каком-то аквариуме, и все находящиеся рядом люди казались нереальными.
       Между тем в разговор ступил Касимов.
       - Скажите, Хало, на вас оказывался нажим со стороны оперативников во время задержания и первичных допросов?
       - Конечно оказывался, - тихо ответил Жук. Все эти ответы были обговорены еще в предыдущей встрече с Кашиной, и сейчас он отвечал как автоответчик.
       - В чем это выражалось?
       - Когда бабушка выходила, мне наступали ногой на вывихнутую ступню и требовали, чтобы я во всем признался.
       - Фашисты! - воскликнула правозащитница. Анна Андреевна только смахнула с
       глаз слезинку. Кашина только улыбалась своими тонкими губами. Это все придумала она, и донесла до племянника на прошлом свидании. Допрос шел как по нотам, и вскоре Марат удовлетворенно кивнул головой, и, взяв в руки готовую бумагу, сообщил присутствующим: - Ну что ж, теперь нужно идти к зампрокурору.
       Касимов упорно называл Малиновскую зам прокурора, а не и.о. Буквально через три минуты он вернулся со все той же бумагой в руках, но с явно расстроенным лицом.
       - Черт! Малиновская уехала в Железногорск и сегодня ее не будет.
       - Но она обещала быть на месте!? - возмутилась Кашина.
       - Говорят, что вызвал областной. Хотя, наверняка помчалась в больницу к своему этому хахалю.
       - Ну, скоро она будет ездить к нему на свиданку в тюрьму - радостно заявила Самохина.
       - Так что же с Женечкой? - спросила Анна Андреевна. - Его же хотели отпустить сегодня.
       - Не беспокойтесь, мы его отпустим завтра. Тут нужна только одна подпись и печать, - успокоил Касимов. - Переночует еще один раз в этом неприятном месте, а потом выйдет на свободу.
       Пока шли все эти разговоры, сам подследственный сидел с отрешенным лицом. Правда, теперь лицо его порозовело. Он почти не понимал, про что говорят все эти взрослые, зато понял, что его привели сюда, чтобы освободить. И когда ему велели подняться, а бабушка вдруг начала его целовать, до Жени дошло, что его сейчас повезут обратно в изолятор. Милиционер уже протянул руку, чтобы приковать его наручниками к своей руке, но Жук отпрыгнул в сторону, выхватил из органайзера ножницы. Затем он сделал шаг в сторону, и с неожиданной силой обхватил левой рукой горло Самохиной, а правой рукой приставил к нему ножницы.
       - Отпустите меня! - резко, своим невероятно высоким, звенящим голосом крикнул он. - Я не пойду в тюрьму!
       - Женя, ты что... - начала Кашина.
       - Я не пойду в тюрьму! - не дал ей закончить Жук. - Выпустите меня отсюда, или я ее зарежу! Ну!
       - Женечка, ты чего? - удивленно спросила бабушка. Она не верила своим глазам, как до этого не верила в виновность своего внука.
       - Евгений, не дури! Отпусти ее, и мы забудем все это! - строго крикнул Касимов, вскакивая на ноги. Но Жук не собирался отпускать свою жертву. Он, не замечая этого, с такой силой давил тупыми концами ножниц на горло своей заложницы, что та захрипела от боли. Глаза ее начали вылазить из орбит.
       -Хало, ты что делаешь! Опусти ее, ты же так ее зарежешь! - снова попробовал применить власть следователь.
       - Отпустите меня! - продолжал кричать Жук. Его лицо стало пунцового цвета. Его бесило то, что между ним и дверью толпились все эти люди. Между тем до Касимова начало доходить истинное положение вещей.
       - Пропустите его! Освободите выход! - закричал он. Все торопливо задвигались в разные стороны, и Жук начал двигаться к выходу из кабинета. Жертва в его руках была в полуобморочном состоянии. Ножницы все же проткнули кожу правозащитницы, и по горлу текла тонкая полоска крови. Уже на пороге Самохину окончательно оставило сознание, и она начала валиться на пол. Жук сначала пробовал ее удержать, а потом разжал руки, и бросился бежать вон из кабинета. За ним рванул конвоир, но на пороге он споткнулся о тело Самохиной и с грохотом завалился в коридор. Вернулся он в кабинет минут через пять.
       - Нет его нигде, ушел, гаденыш! - сказал он.
       - Выбирай слова, - буркнул ему Касимов. Но в этот раз с ним была не согласна Самохина.
       - Зверь, настоящий зверь, - прохрипела она, пока горло ее обматывала бинтами Кашина.
       - Что же, Женечка, зачем это он так? - растеряно спросила Анна Андреевна.
       - Крыша поехала у этого вашего Женечки, - зло отрезала Кашина. - Вот придурок! Весь в вашу родню, в Хало! Среди Кашиных таких никогда не было. Связались мы с вами на нашу голову!
       Через пятнадцать минут все оперативные силы города знали о побеге из прокуратуры подозреваемого в убийстве. На прочесывание города бросили все, что могли - все что могло двигаться на четырех колесах, и ходить пешим порядком. Перекрыли, как водиться, вокзалы и выезды из города. Но Женя Хало, по кличке Жук, словно под землю провалился.
      
      
       ГЛАВА 35
      
       Он вышел из леса только этим утром. Двое суток Сапсан пережидал, законно предполагая, что все дороги из заповедника перекрыты. Ночью он переплыл Волгу, на рассвете по-альпийски форсировал отвесные скалы Заволжского хребта, и вышел к небольшому, заброшенному хутору. Некоторое время человек в камуфляже наблюдал за деревянными постройками, потом осторожно двинулся вперед. Но сам дом его не заинтересовал, а вот обширный сеновал Сапсану был явно известен. Он начал отшвыривать назад потемневшее от времени сено, и вскоре стал виден капот красной "шестерки". Тщательно осмотрев машину, Сапсан остался доволен. Двигатель завелся с полуоборота, и уже через два часа эта неприметная машина въехала в Железногорск. Поднявшись на свой пятый этаж Сапсан прежде всего осмотрел дверь собственной квартиры. Еле приметная ниточка - маячок подсказала ему, что в квартире за это время никого не было. После получасовой дремы в ванной Сапсан одел любимый байковый халат, выбрался на кухню, выпил рюмку водки, закусил любимыми рыжиками, и, по холостяцки соорудив многоэтажный бутерброд, двинулся в соседнюю комнату.
       - Ну, что, соскучился? - пробормотал он, одевая специальные очки для работы на компьютере, и включил ноутбук. - Покажи-ка мне, что там творится на Форест. Как поработал эти дни мой трейдер?
       Сейчас бы никто не узнал в этом лощеном интеллигенте самого высокооплачиваемого киллера Железногорска. Да, последние три года он занимался только операциями с ценными бумагами, но до этого старший лейтенант ВДВ Валерий Сухорученко прошел все горячие точки Кавказа. Он был хорошим воином, хладнокровным и расчетливым. Что не устраивало его в армии, это дисциплина, основанная на полном дубизме. Он уволился, очень быстро нашел себя в биржевом бизнесе. Но, прожив на гражданке полтора года, Валерий понял, что ему не хватает адреналина. Еженедельные посещения пейнт-клуба спасали его от скуки только до времени. Все изменилось, когда он познакомился с Семеном Айзенштейном. Семен был его наставником в биржевых делах, и сначала Валерий считал его настоящим богом в коммерции. Беда Семена была в том, что он всегда хотел получать больший процент, чем могли дать самые выгодные сделки. Кроме финансовых операций он пытался работать на риэлтерской стезе, скупал и продавал недвижимость. Полтора года назад этот пронырливый еврейчик окончательно запутался в своих финансовых делах. Как-то они встретились в ресторане "Манхеттен", и за стаканом виски Семен пустил слезу, а потом неожиданно попросил Валерия, как обычно присваивая ему одну звездочку: - Слушай, капитан, найди мне киллера. Мне только одного человечка надо убрать, и все. Банкирчика одного подпольного, процентщика. И все будет! Только пока я могу дать задаток. Месяц - и я отблагодарю его по полной программе.
       Валерий неожиданно даже для себя, согласился.
       - Хорошо я найду тебе кого-нибудь. Поспрашиваю бывших сослуживцев. Сейчас многие на мели. Говори - сколько заплатишь, и кого надо убрать.
       Спрашивать он никого не стал, ему самому понравилась идея убить тщательно охраняемого человека. Это так походило на ту работу, что он делал в той же Чечне. К тому, первому делу, он готовился долго и тщательно. Охраняли подпольного ростовщика достаточно хорошо, и ему пришлось напрячь мозги, чтобы найти слабое звено в этой цепочке. Выстрел с трехсот метров в единственную открытую форточку был хорош, но банкир умер не сразу, а промучился в реанимации три дня. После этого Валерий понял, что любые навыки со временем теряются. Тогда он стал завсегдатаем всевозможных тиров, а Айзенштейн начал поставлять ему клиентов. Сначала хитрый еврей делал попытки самому выйти на загадочного "Сапсана", но потом то ли все понял, то ли потерял терпение, но вопросы задавать перестал, зато задания для Сапсана передавал методично и без лишних вопросов.
       Курс фунта по сравнению с курсом доллара стабильно рос и за время трехдневного отсутствия принес Валерию десять тысяч долларов. Один выстрел из гранатомета принес ему в три раза больше. Это окончательно привело его в хорошее состояние. Ему бы после этого пойти спать, но в Викторе проснулся Сапсан, и он заглянул на свой электронный почтовый ящик. Среди разной кучи спама было одно письмо, привлекшее внимание характерным началом: Арик. Это был знак от Айзенштайна. Виктор стукнул пальцем по клавише. На экране высветилось только одно - сто тысяч. Сухорученко присвистнул. Эта сумма была самой большой в его киллерской карьере. По сравнению с его личным состоянием это было не так уж и много. Но Сапсан знал, что за большой суммой стоит и более сложное задание. Он торопливо простучал по клавишам, и вышел уже на другой почтовый адрес, так же принадлежащий ему. Здесь были чертежи какого-то сложного, многоэтажного дома, явно не жилого. Скачав все это, Сапсан нашел еще один почтовый ящик. Эту систему придумал он сам. По отдельности никто ничего бы не понял. А, соединив все три послания, он получал полное задание и сумму гонорара. На третьем почтовом ящике было основное. Здесь был адрес объекта, и данные на саму "мишень". Прочитав все, Валерий удивленно хмыкнул. Он долго рассматривал фотографию молодого мужчины с фотогеничной внешностью и погонами подполковника.
       - Астафьев Юрий Андреевич, подполковник милиции, срочно, - пробормотал себе под нос киллер. - Ну, что ж, это даже интересно.
      
      
       ГЛАВА 36
      
       В тот день, когда из под стражи сбежал Женя Хало, Ольга Малиновская в самом деле только заскочила на полчасика в областную прокуратуру, а потом полдня провела у Юрия в госпитале. Она буквально ворвалась в палату Астафьева, и сходу обрушила на мужа кучу претензий.
       - Так, Астафьев, почему ты так плохо себя ведешь?
       - Почему это я плохо себя веду? - удивился Юрий.
       - Потому, что тебя застукали в тот момент, когда ты выбрасывал в унитаз таблетки.
       Юрий скривился.
       - Нет, а сколько можно жрать эти таблетки? У меня уже желудок болит от них.
       - От водки у тебя желудок не болит, а от полезных таблеток болит?
       Выговаривая это все мужу, она выгружала на тумбочки многочисленные пакеты с продуктами. Сосед Астафьева, пожилой подполковник в отставке, с повязкой вокруг лба, деликатно вышел из палаты.
       - Сосед тебе не мешает? - спросила Ольга. - Может попросить, чтобы его от тебя отселили?
       - Нет, зачем? Интересный мужик, хоть поговорить есть с кем. Ветеран, диверсантов ловил еще в Великую Отечественную, с бендеровцами воевал. Такое иногда рассказывает, в голове не укладывается! Он, к тому же, абсолютно один, его никто не навещает. Какие-то козлы избили его в подъезде, вот он и загремел сюда. Мы с ним по одному диагнозу проходим, черепно-мозговому. Что это ты тут мне привезла? Ого! Что-то ты мне все с каждым разом все больше и больше натаскиваешь. Я же не съем это, опять половину выкинуть придеться.
       Да, продуктами, что привезла в этот раз Ольга, могла позавтракать рота солдат. Малиновская спихала что про запас в тумбочку, остальным от души накормила мужа. Так что, когда в палату въехала каталка с обеденными блюдами, Астафьев отрицательно замотал головой.
       - Нет, спасибо.
       - Что, совсем ничего не будете есть? - спросил санитар.
       - Компот оставьте, а остальное не надо.
       Вернувшийся в палату подполковник весело сообщил: - Говорят, Юрий Андреевич, последний раз нас так вот кормят, с доставкой на дом. С завтрашнего дня переводят в общую столовую. Считаемся уже ходячими больными.
       - Ну, Юрка, значит, ты почти здоровый, - обрадовалась Ольга.
       - Иди, и скажи это врачам. А то мне надоело уже тут лежать.
       - Что привезти завтра?
       - Привези те бумаги, что прислал мне Мишка Юдин.
       - Еще чего! Тебе думать вредно.
       - А тебе вредно вредничать. Привези, а то я чувствую, выйду, и у меня опять до всех этих бумаг руки не доберутся. Михалыч, да не ешь ты эту баланду! Тут Ольга столько всего вкусненького привезла, - он показал рукой на тумбочку.
       Ветеран засмеялся, и махнул рукой.
       - Нет, для меня такой харч самый лучший. Я без жидкого не могу, это у меня еще с фронта осталось. Там каждый котелок с супом был праздником. А то, как, бывалычо, забросят в тыл к немцам, так полгода один сухой паек и лопали.
       Ольга и Юрий уважительно переглянулись.
       - Что там с Витькой Деминым? Не посадят его? - спросил Юрий.
       - Не дождутся...
       В это время их сосед, поглощавший казенную кашу, поперхнулся, закашлялся. Потом, вроде бы, кашель прошел. Он протянул руку, что бы взять стакан с компотом, но, вместо этого, невзначай его столкнул с тумбочки. Тогда Астафьев протянул ему свой стакан с компотом. Тот благодарно кивнул головой, но, сделав только один глоток, жутко захрипел, завалился на бок, и после короткой судороги, пронзившей все тело старика, сполз на пол, лицом вниз. Юрий повидал много подобных сцен, и он, даже не переворачивая тело, был уверен, что старик уже мертв.
       Уже через полтора часа сам генерал Рождественский подтвердил: - Да, это был яд. Очень сильный яд, цианид. И, что интересно, только в вашем стакане.
       Они находились в кабинете главврача, царил полумрак, потому что плотные шторы были задернуты, и двум лампочкам под потолком не удавалось достойно осветить все это обширное пространство. Начальник областного ФСБ был в госпитале не по тому, что в очередной раз пытались убить Юрия Астафьева, а просто он лег два дня назад в больницу по поводу обострения своего застарелого панкреатита. Так что, и Ольга, и Астафьев, а так же два подчиненных: Зубихин и "Бульдог" Миша, лицезрели своего генерала в тренировочном костюме и забавных белых тапочках.
       - Тогда это точно тот санитар, - уверенно заявил Юрий. - Только он мог сыпануть яд в мой компот.
       - Кто же так хочет вашей смерти, Астафьев? - спросил Рождественский.
       - Да, кто бы сказал - сто рублей тому бы дал, - ответил Юрий.
       - Неужели кто-то продолжает беспокоиться, что вы слишком много узнали в "Соколином гнезде"? - предположил генерал.
       - Вряд ли. Я же ничего не знаю.
       - Но факты говорят об обратном. Они же то же не знают, что вы ничего не знаете.
       - А нечего было заявлять на всю страну, что важный свидетель остался в живых! - резанула по живому Ольга. Генерал поморщился. Он и сам был не рад, что таким методом тогда решил понервировать "соколят"
       В это время открылась дверь, и вошел один из оперативников ФСБ, коих Зубихин привез с собой целый легион.
       - Ну, что там? - спросил Зубихин.
       - Мы проверили персонал, ни один из санитаров не подходит под описание того парня. Вообще, тут на раздаче работают пять человек, эти, пацифисты хреновы, альтернативники. Трое были как раз на смене. Обед должен был развозить один из них, но тут появился этот парень, и очень уверенно приказал ему идти в операционный блок. При этом он сослался на главную медсестру, назвал ее по имени отчеству.
       - Какие его приметы?
       - Высокий, широкоплечий, постоянно жевал жвачку. На губе такое кольцо для пирсинга, в ушах наушники для плеера. Полутемные очки, знаете, такие, в стиле матрицы. Из под шапочки выбивалась прядь черных волос, как у Джексона, длинная и кудрявая. Он ее постоянно поправлял.
       - На запястье у него был еще такой браслет, с пластинкой, как бы с группой крови, - припомнил Астафьев. - Такие носят гонщики и байкеры. А вот на лицо я его не взглянул.
       - Он был старше тридцати лет, - высказала свою точку зрения Ольга.
       - Откуда вы знаете? - позволил не поверить ей Зубихин.
       - Я видела его морщинки на лбу. Мне даже показалось, что он пудрился, или замазывал их кремом. Я подумала еще тогда, что он голубой. Они ведь там и из-за этого уходят в альтернативщики. Такое отвращение подкатило, я даже отвернулась.
       - Жаль, что отвернулись, надо было бы смотреть во все глаза, - раздосадовал Рождественский. - А насчет возраста, это интересно. Выходит - профессионал.
       - Не тот ли самый? - осторожно предположил Зубихин. - Что и в "Соколином гнезде"?
       - Кто знает.
       - Да не похож, - заметил Миша-Бульдог.- Там огнемет, тут яд. Ничего общего.
       Рождественский чуть подумал, потом согласился.
       - Да, манера разная: там стрелок, тут отравитель. Но главное что делает покушения похожими - редкая наглость. Давайте-ка, обыщите весь госпиталь, может, он здесь что-то оставил. Не мог же он выйти из здания в этой синей робе! И более тщательно займитесь камерами наблюдения. Неужели, он в самом деле прошел мимо них?
       Ольга так же для себя все решила.
       - Ну, вы занимайтесь этим, а я забираю мужа к себе, в Кривов.
       - Это зачем? - удивился генерал.
       - А затем, что я не хочу видеть своего мужа подсадной уткой. Это у него получается очень плохо.
       Рождественский виду не показал, но в душе выругался. Именно эту роль он и отводил подполковнику из Кривова. Несмотря на все его возражения, Малиновская все же увезла Астафьева к себе домой. Вот только зря она думала, что это прошло незаметно. В многоэтажном доме напротив немного дрогнула шторка, и окуляр большой зрительной трубы внимательно рассмотрел и ее с Юрием и номер машины.
      
       ГЛАВА 37
      
       Хорошая идея как стащить Витьку Демина с крючка прокуратуры пришла в голову Паши Зудова.
       - Да надо просто написать про все это в газете, - предложил он.
       - Ага, и кто это напишет? - скептично усмехнулся Витька.
       - Как кто? Антон Рябцев.
       - Точно! - воскликнул Колодников. - Если не он, то уже никто не поможет.
       Антон Рябцев был первым криминальным репортером Кривова. Было время, когда ни одна авария с человеческими жертвами или убийство не проходили мимо его пера и фотоаппарата. С тех пор прошло много лет, Антон пошел на повышение, стал главным редактором новой газеты "Кривоский вестник", и уже не бегал по ночам с вечно включенной милицейской рацией. Теперь это делали другие, а он только сортировал все это между набором и корзиной для бумаг.
       Увидев входящих в кабинет ментов, Антон развел гостеприимно руки: - Ба, какие люди! Давненько вас всех не видел!
       - А ты все поправляешься, - Паша Зудов ткнул пальцем в арбузообразный живот редактора.
       Он был ни один с такой точкой зрения. Давно не видевшего его Колодникова так же заметил, что Антон стал совсем круглым, и со своей бородатой физиономией и затемненными очками походил на снеговика.
       Рябцев тут же нашел, на кого списать все свои грехи.
       - Да, моя подруга жизни готовит так хорошо, что я уже и по ресторанам не хожу. Принимаю килограммы на дому. Ну, что у вас новенького? Кого убили, кого зарезали? Опять кого-то в розыск печатать надо?
       - Да нет, вот - Витьку в тюрьму собираем, - Колодников кивнул головой на Демина.
       Рябцев аж поперхнулся.
       - Это чего так? Убил кого, или ханкой начал приторговывать?
       Короткий рассказ обо всем происшедшем вокруг машины участкового заставил Антона вскочить и в возбуждении забегать по кабинету.
       - Ну, это просто великолепная тема! Они у меня еще попляшут!
       - Да, ладно, кто читает твой "Вестник"? - попробовал охладить пыл журналюги Колодников.
       - При чем тут "вестник"? Это тема как минимум для областной газеты, а может, и для столичной. И хорошая тема! Давненько я не печатался в областной прессе. Поди, забыли уже, что есть такой Антон Рябцев.
       Он схватил свой мобильник, и, выбрав нужный номер, начал разговаривать с неизвестным операм абонентом.
       - Сергей! Слушай, ты пятничный номер еще не верстал? Хорошо! Оставь место, строк триста, я тебе такую тему подкину - рыдать от счастья будешь. Все, хорошо!
       Он положил трубку, сказал: - Я счас!
       Антон исчез из кабинета, и вернулся обратно через пару минут, с бутылкой быстро потеющей водки, и набором рюмок.
       - Ну, за встречу! - провозгласил Антон. Лишь после первого тоста Рябцев взяв ручку, спросил: - Ну, а теперь поподробней, и с самого начала. Как это было? Когда? Где?
      
      
       Сапсан, как обычно, проверив ход своих дел на фондовом рынке, лег на диван, закурил, и начал думать о том, где он прокололся в этом чертовом госпитале. Все было рассчитано досконально. Он подключился к телефонной сети и быстро выяснил имена основных фигурантов: главврача и главной медсестры. Потом он, удачно сняв ту самую квартиру, быстро выяснил их внешность. Квартира была с одной стороны, удачная, окна госпиталя выходили на солнечную сторону, и он в любую погоду видел лица говоривших по телефонам людей. Но, с другой стороны, окна нужной ему палаты выходили во внутренний двор этого старомодного здания. Значит, стрельба извне исключалась. Оставалось одно - проникнуть в само здание. Здраво поразмыслив, Сапсан решил, что посетитель вызовет больше внимания, чем обслуживающий персонал. Таких в этом громадном здании было не менее полутысячи. Все одеты примерно в одинаковую, бесформенную униформу. По крайней мере, так его никто толком не запомнит. Еще ему не хотелось попадать под объективы телекамер у главного входа. Это препятствие он обошел просто и элегантно. Однажды он случайно пронаблюдал, как из одного из многочисленных запасных выходов выносили какие-то ящики. Подобрать ключи к замку было не так сложно.
       Теперь оставалось выбрать роль. И тут ему уже помогли альтернативщики. Как-то он увидел, как их в своем кабинете распекает старшая медсестра. Внешний вид этих бедолаг был невзрачен, а сфера деятельности - санитар, как раз подходила для нанесения одного удара. Все прошло удачно, он, благодаря своей наглости и уверенности завладел нужной ему каталкой с едой. Но неприятности поджидали Сапсана уже в палате. Там было слишком много людей. Эта, неизвестно откуда взявшаяся баба, потом старик. Стрелять он не стал, зато миниатюрная капельница с цианидом исправно отправила свое содержимое в стакан заказанной жертвы. И тем досадней было ему узнать, что вместо нужного ему человека на тот свет отправился совершенно другой. Об этом он узнал все из тех же телефонных переговоров запаниковавших врачей с соответствующими инстанциями. А потом он и сам увидел того, заказанного ему парня, преспокойно усаживающегося в приметную, черного цвета, "двенадцатую" модель. Сапсан не кинулся в погоню, он знал, что далеко тот не уйдет, все равно он его найдет и достанет.
      
      
       ГЛАВА 38
      
      
       Пока нагнетались страсти вокруг Астафьева, следствие по делу о расстреле гаишников окончательно пришло в тупик. Паша Зудов нашел тот "Ланд Крузер" с саратовскими номерами, сам, с все тем же Лужковым съездил в областной центр на "Волге" и убедился, что у владельца внедорожника полное алиби. Он отдыхал на Воздвиженских озерах с многочисленными родственниками в виде жен от первого и второго брака и трех детей с такой же сложной родословной. Оставался второй внедорожник, но его оказалось найти гораздо трудней. "Джип-Чероки" была одной из самых популярных и распространенных моделей в стране. Расследование ушло в областной центр и растеклось по области, уходя из-под надзора следственной группы. Через день к ним приезжал все тот же полковник Мишин, ругался матом, но это мало помогало ходу следствия. От постоянного нажима со всех сторон оперативники вымотались до предела. В тот вечер они решили немного гульнуть по поводу получения зарплаты, и желания расслабиться.
       - Нет, мы все у нас отработали, что им еще надо? - спрашивал Паша Зудов, после второй налитой рюмки.
       - Надо, чтобы мы убийц как старик Хоттабыч, из воздуха соорудили и предоставили, - предположил Колодников.
       - Да нет, это глухарь, хрен мы его найдем, - высказал свою точку зрения Демин.- Не для того тот парень там оказался с автоматом, чтобы так просто нам в руки попасться. Как он ушел классно! Ведь никто даже не чухнулся, ни на одном КПП не засветился.
       У Олега Гусева был свой взгляд на происшедшее.
       - А что вы ходите, все же импортная тачка. Проползла там, где наши не смогли, проселками, да и все.
       - Проселками! - Шаврин был настроен скептично. - Куда там уйдешь? Одни озера да овраги. Ездил я там и до этого - бесполезно! Только на шоссе туда и доберешься.
       - Да и эти, железногорские опера там весь день носились, искали, куда он мог деться, - припомнил Зудов.
       - А на чем они были, ты помнишь? - Гусев продолжал настаивать на своем. - На "десятке"!
       - Слушай, а ведь это идея! - Колодников просто просиял. - Надо взять такой же внедорожник, такой же проходимости, и попробовать пройти маршрутом этого "Гранд Чероки".
       - Откуда мы знаем, где у него маршрут? - усомнился Зудов.
       - Вот и надо найти его!
       - Ну, найдешь счас его. Раньше надо было...
       Тут на столе Колодникова зазвонил телефон.
       - Да, слушаю.
       При первых же услышанных в трубке словах Колодников вскочил на ноги.
       - Да, хорошо, сейчас будем.
       После этих слов уже никто не сомневался, что их опять ждут неприятности.
       - Подъем! Хало объявился, - сказал Колодников, кладя трубку.
       - Где?
       - В больнице, к дружку своему, Семину пришел.
      
      
       В ту ночь в хирургии дежурила Анна Леонтьевна Сафирова, медсестра с тридцатилетним стажем. Она многое повидала в своей жизни и когда в первом часу ночи в пустынном коридоре неожиданно появилась щуплая фигура, одетая совсем не по больничному, ни сколько не испугалась, и даже не удивилась.
       - Ты откуда это, хлопчик, взялся? Что тебе тут надо? - ласковым тоном спросила она неожиданного гостя, откладывая свое вязание. Хало растерялся. Когда он убедился, что больница закрыта, а в приемном покое дежурит аж трое человек, то решил забраться на четвертый этаж, в хирургию, по водосточной трубе. Это ему удалось, он проник в туалет, и вышел в коридор взбудораженным, в полной уверенности, что сейчас на него кинутся, и начнут кричать, попытаются скрутить и сдать в милицию. На этот случай у него был старый столовый нож, найденный в заброшенной хибаре, где он и обитал все эти два дня.
       - Да, мне тут к другу надо, - детским своим голосом ответил он этой пожилой, круглой, как подовый хлеб медсестре. Голос у той был по прежнему ласковый и теплый.
       - Не поздновато ли? Все спят уже.
       - Да, я только поговорю с ним, и уйду.
       - Лучше завтра приходи. Выспится он, да и тебе отдохнуть надо. Вон, глаза то, как ввалились, не спал, что ли?
       Хало действительно не спал все это время после побега, даже ночами он нервно вздрагивал от всех посторонних шумов, и никак не мог отдохнуть.
       - Да, какой тут сон. Друга мне надо увидеть, очень. А днем я не могу, занят очень.
       - И кто ж у тебя друг?
       - Вовка Семин. Его подстрелили две недели назад.
       - А, это из третьей палаты. Лучше ему стало, уже ходить начал.
       Жук обрадовался.
       - Классно! Ну, можно я пройду к нему?
       - Да иди, господи, только на цыпочках, и все шепотом. Не буди там больше никого. Одень вон халат и тапочки.
       Когда щуплая фигурка в накинутом на плечи халате скрылась в третье палате, Анна Леонтьевна набрала на телефоне номер больничного коммутатора.
       - Оля, вызови милицию. Тут к этому душегубу Семину пришли.
       Старая медсестра прекрасно знала, какие "подвиги" числятся за пациентом из третьей палаты.
       У входа в больницу машина с операми едва не столкнулась с машиной патрульно-постовой службы, и буквально через несколько секунд подкатила и машина вневедомственной охраны.
       - Ого, сколько вас! - возбужденно вскрикнул Колодников.
       - Да, на двух сопляков очень даже много, - сказа усатый прапорщик из патрульной службы.
       - На этих сопляках больше крови, чем на десятке уголовников, - огрызнулся Зудов.
       - Так, куда вы все! Четверо блокируют больницу со всех сторон, остальные наверх! - скомандовал Колодников.
       - Климов, Шишкин и ты, Николишин, под окна, - сдублировал его команду прапорщик.
       Остальные толпой все рванулись наверх. Когда опера ввалились в хирургию, Сема и Жук уже готовились покинуть ее. Коридор был пуст, медсестра благоразумно удались в ординаторскую, и, на пару с дежурным хирургом наблюдали за всем происходящим в узкую щелку чуть приоткрытой двери. Сначала они увидели, как показались две фигурки одного роста, Семин был одет не по размеру, в одежду своего ходячего соседа. Его желание покинуть больницу было маниакальным, он просто уцепился за руку друга, и, превозмогая боль, шел рядом с ним.
       - Домой-домой, - бормотал он.
       Хало мало понимал, про какой дом говорит друг, но желание уйти как можно дальше от тюрьмы и больницы и у него было превыше всего. И, когда они увидели в противоположном конце коридора все густеющую толпу людей в до дрожи знакомой форме, то понял, что все кончено. Но, уже мало понимая, что делает, Хало рванул Сему влево, открыл первую попавшуюся дверь и ввалился в палату. Это была женская палата, травматология. Сейчас здесь было только три пациентки, и они, проснувшись от яркого света, жмурили заспанные глаза.
       - Что такое?
       - Что случилось? - начали спрашивать они.
       Но Хало не дал им сообразить в чем дело. Рывком, подняв с кровати одну из больных, он приставил к горлу девушки свой нож и начал ждать. Так что, когда первая фигура в форме сизого цвета показалась в дверях, он закричал этим своим невероятно высоким голосом: - Стоять! Стоять! Я ее зарежу! Стоять! Уйти всем!
       Милиционеры отшатнулись назад, потом сквозь них протиснулась невысокая фигура Колодникова.
       - Хало, не дури, - спокойным тоном попросил он. - Отпусти ее.
       - Я сказал, всем уйти! Быстро!
       - Уйдут они, уйдут, - пообещал Андрей. - Я только останусь.
       Он прошел в палату, свернул в сторону, и уселся на свободную кровать. Потом он обратился к двум другим женщинам, сидевшим на своих кроватях.
       - Ну, а вы что ждете? Хотите, чтобы и вас взяли в заложники? Бегите, пока можно.
       Хоть на ногах у обеих женщин был гипс, но через несколько секунд ни одной ни второй уже не было в палате. Между тем Колодников обратил внимание на Семина. Тот, с побелевшим лицом, сидел на кровати за спиной Жука.
       - Хало, а брательнику твоему, Семе, хреново что-то. Ему бы к врачу надо.
       Хало дернулся назад, посмотрел на Семина.
       - Сем, что с тобой? - спросил он.
       - Хреново, - пробормотал тот, - сдохну я скоро.
       - Ну, что, вызвать врача? - предложил Колодников. Хало уже дернулся, чтобы крикнуть про врача, но Сема его опередил.
       - Не надо, Жук, - тихо отозвался сам Сема. - Это он все понтует. Вдвоем они тебя мигом скрутят.
       Тогда Жук решил, что у него есть другой выход из этой ситуации.
       - Машину мне! Машину и миллион долларов!
       Между тем Колодников, словно не слыша этого, спокойно закурил сигарету, сунул пачку в карман. Голос его был спокойным, ровным.
       - Чудак ты, Женя. Кто же сейчас тебе у нас в городе найдет миллион долларов? У нас тут не Америка.
       - Все равно, я выйду отсюда! Я не пойду в тюрьму. Я не хочу туда.
       - Придется, Женя, придется.
       - Нет!
       За спиной Колодникова полыхнула яркая вспышка. Андрей понял, что кто-то фотографирует палату и все, что тут происходит, но не понял почему. Между тем Семе стало совсем плохо, и он со стоном свалился на пол. Хало тут же забыл про свою заложницу.
       - Сема! - закричал он, и, бросив женщину, кинулся к нему. Колодников, в свою очередь кинулся к пребывавшей в ступоре девушке, и, схватив за руку, потянул ее к выходу. Это было не так просто, на ноге девушки оказался аппарат Илизарова. Фотовспышки продолжали следовать одна за другой, и кадры фиксировали как в палату вбегали милиционеры, а потом как взвившийся вверх Жук в два прыжка достиг окна, и, пробив своей сорокилограммовой массой огромное оконное стекло исчез в темноте ночи. Ошалевшие милиционеры рассматривали разбитое окно, потом тот самый усатый прапорщик с натугой взобрался на подоконник, перегнулся вниз, и крикнул: - Климов, что он там?
       - Всмятку, что еще тут может быть! - донеслось снизу. - Хрен отскоблишь теперь!
       - Да, однако, - пробормотал Колодников. Он оглянулся, и, наконец, увидел того, кто так надоедал ему своими вспышками. Это был Антон Рябцев.
       - Антоша, а ты то как тут очутился?
       - Да, ехал мимо со дня рождения, а тут три ваших машины несутся с сиренами в одну сторону. У меня рефлекс и сработал. Зато какие классные получились кадры!
       - У тебя что, цифровик? - спросил Андрей.
       - Да. Так что, завтра уже эти кадры будут на первых страницах областных газет. "Захват заложника малолетним преступником"! Круто?! Я редакторам еще аукцион устрою! Кто больше даст, тот и получит эти кадры.
       Между тем дежурный хирург и медсестра подняли с пола стонущего Сему.
       - Куды ж ты пошел, а? - участливо спрашивала Анна Леонтьевна. - Тебе еще лежать и лежать. Вон, крови то сколько.
       - В операционную его, похоже, швы разошлись, - велел хирург.
       Через десять минут Семин уже лежал на операционном столе, но трудиться в тот вечер хирургам не пришлось. Когда все они вышли готовиться к операции, Сема дотянулся до стола с инструментами, нащупал там скальпель, и перерезал себе горло. Ему было легше убить себя, чем терпеть боль.
      
      
       ГЛАВА 39
      
       Следующим утром Колодников, Паша Зудов, и все тот же, прикрепленный к ним инспектор ГИБДД Роман Лужков выехали из города на служебном Уазике. За рулем сидел гаишник. Проехав развилку на Воздвиженку, они остановили машину, и, выбравшись наружу, начали внимательно осматриваться по сторонам.
       - Ну, и куда они могли после этого рвануть? - спросил за всех Колодников.
       - Только туда, - показал рукой влево Паша Зудов.
       - Да, похоже что так.
       В самом деле, по правую сторону от дороги шло открытое поле, и машина с убийцами никак не могла скрыться за горизонт в вычисленное комитетчиками время - минута сорок секунд.
       - По дороге они тоже не могли уйти, - предположил Зудов, глядя вдаль.
       - Откуда ты знаешь?
       - Да тут дорога просматривается километра на три.
       - О, смотри! О, как раз Джип чешет.
       В самом деле, на горизонте показался стремительно мчавшийся внедорожник.
       - Время! - воскликнул Колодников. Зудов и Лужков тут же уткнулись в свои ручные хронометры.
       - Бесполезно, уже две минуты, - вскоре сказал Зудов. Джип, а это был довольно потрепанный черный "Гранд-Чероки", остановился около них спустя три минуты и десять секунд. Водитель, солидный мужчина лет сорока, не сильно удивился такой ранней остановке. Когда Лужков проверил документы и вернул их владельцу, Колодников спросил: - С рыбалки, Виктор Алексеевич?
       - Да.
       - Как клев был?
       - Да, не особенно. Летом тут слишком много народу. Я больше тут люблю зимой рыбачить, вот тогда там настоящий клев.
       - Значит, вы часто тут бываете? - настаивал Колодников.
       - Ну, каждую неделю не получается, а где-то через неделю, на вторую, это точно.
       Тут Колодников дошел до главного вопроса.
       - А двадцать девятого июня вы тут случайно, не были?
       - Нет, у жены как раз день рождения был, да юбилей еще, тридцать лет. В "Пекине" гуляли. Она у меня актриса драмтеатра. Ведущая актриса!
       "А самому-то тебе далеко не тридцать, пятьдесят как минимум", - подумал Зудов.
       Колодников почувствовал некоторое разочарование, уж слишком уверенным был тон рыбака. Но тут Зудов задал еще один вопрос: - А вы не знаете тут на рыбалку в этот район еще один такой же "Чероки" приезжал, такого же цвета как у вас?
       Рыбак кивнул головой.
       - Был такой, часто его видел. Всегда невольно обращаешь внимание на точно такую же машину. Только что-то в последнее время он пропал. Последние два раза я точно его не видел. Я после юбилея взял свое, две недели подряд все выходные тут провел. Я, почему еще на него обратил внимание, точно такая же тачка, как у меня, только хозяин двери зачем-то переделал.
       - Как это переделал? - не понял Лужков.
       - А у него задняя дверь открывалась как в "Газеле", на полозьях, - водитель даже рукой показал, словно отводит дверь в сторону.
       Милиционеры переглянулись. Про подобное они слышали первый раз.
       - И где вы такую машину видели?
       - На Иртешке. Я, вообще, предпочитаю средний пруд, ну, иногда Светловские озера. А там ведь все равно проезжаешь мимо Иртешки. И вот эта тачка всегда торчала ко мне из камышей задницей, так что я и не видел, что она переделана. А в начале июня я еду на пруды, они видно, наоборот, уезжали, и водитель сдал машину, чуть мне в бочару не въехал. Вот тогда я и просек это дело с дверцей.
       - А там обе такие дверцы? С обеих сторон?
       - Не знаю, я видел ее только с одной стороны, по-моему, да - справа.
       Между тем Павел отошел к Уазику, и лихорадочно пошарив среди поклажи, вытащил несколько фотографии.
       - Иртешка, это вот здесь где-то? - спросил он, подавая снимки рыбаку. Тот внимательно рассмотрел виды природы и утвердительно ткнул пальцем в один из снимков.
       - Вот, тут он всегда стоял. Вот это дерево приметное, кривое. Только я вот в прошлую среду приезжал, в то воскресение, в это, сегодня. Не было этого джипа.
       - Ну, спасибо вам, Виктор Алексеевич.
       - Да, ну не за что.
       Когда Джип уехал милиционеры стали гадать, что им дальше делать.
       - Подъехать, посмотреть. Может, там следы какие остались, - предложил Лужков.
       - Да это вряд ли. Сколько времени то прошло, - отмахнулся Павел. - Там уж затоптали все. Да и дожди были.
       - Один дождь, и тот местами, - не согласился Колодников.
       - Туда одним ехать незачем, там еще криминалист нужен. Фотографировать, может, придется даже слепки отливать.
       - Да, это точно, - согласился с Зудовым инспектор. - Слушай, Андрей, давай вызовем Сычева с его архаровцами. Ты их дождешься тут, а мы поедем искать дорогу.
       Колодников чуть подумал, а потом согласно кивнул головой. Рацией он пользоваться не стал, тут, за городом, она работала совсем плохо. Зато был мобильник, и Андрей, после долгих расспросов и, припустив матом, все же сумел объяснить Сычеву его задачу. Когда тот пообещал приехать минут через двадцать, Колодников отпустил своих друзей на поиски загадочной дороги.
       Сначала это было совсем нетрудно. Вдоль лесополосы шла накатанная десятилетиями дорога. Метров через триста она разветвлялась, одна уходила в поле, а другая ныряла в саму лесопосадку. После короткого обсуждения Лужков свернул в лесопосадку. Судя по колее, тут так же ездили неоднократно. Потом им попался небольшой ствол упавшего дерева, буквально раздробленный на три части колесами какой-то мощной машины. Кто-то и дальше круто крошил валежник, затем дорога выбралась из посадки в поле, а через пару километров нырнула в лесную чащу. Они проехали еще по лесной дороге километра два, а потом дорога просто уперлась в широкий, метров десять, ручей. Судя по сужению русла ручья, по мелководью, здесь когда-то была местная плотинка, но ее размыло. Зудов и Лужков внимательно осмотрели берег и пришли к одному выводу: - Кто-то здесь проезжал. Вон как съезд размочален с обоих сторон.
       - Ну, что, попробуем и мы? - спросил Паша.
       Лужкову такая идея не очень понравилась.
       - Глубоко будет.
       - Да ладно, кто-то же проехал. Если это был Джип, а у нас то Уазик, не чета этому паркетнику.
       - Ну ладно, попробуем.
       Павел давно понял, что водитель из Лужкова был никакой.
       - Может, я сяду за руль? - предложил он инспектору.
       Но в том заиграла профессиональная гордость.
       - Нет, ничего. Проскочим.
       Уазик с разгона врезался в бурный поток, проехал до середины ручья, а потом оба колеса провалились в невидимую яму, Лужков газанул, но мотор уже хлебнул воды через выхлопную трубу и заглох. Они посмотрели друг на друга.
       - Вот невезуха, - пробормотал Лужков.
       - Ладно, давай вылазить.
       Они выбрались из машины, и, в полголоса матерясь, начали обходить Уазик.
       - Хорошо сел, тут трактор нужно, без него не вылезем, - предположил Лужков.
       - Да, где ж его взять-то?
       Они добрели до берега, начали раздеваться, выжимать штаны. Через полчаса одежда высохла, но вот насчет трактора перспектив не было никаких. Это подтвердил и сходивший на разведку Зудов.
       - Никаких тракторов, машин - ничего! Как вымерло все.
       - Черт, вот же сели, а! Может, в отдел позвонить?
       - Ага, они нас тут хрен найдут. Ты хоть представляешь, где мы?
       Лужков отрицательно замотал головой.
       - Тем более, - Павел вытащил свой мобильник, - тут ни одной "палки" нет.
       Пока друзья загорали на природе, Колодников работал с криминалистами. Сычев, конечно, приехал не через двадцать минут, а через час. Как оказалось, он заехал на рынок, проверить свой магазин, там оказались какие-то проблемы, пришлось разбираться с санэпидемстанцией. Они слегка поругались по этому поводу, но дальше поехали уже мирно. На берегу Иртешки они быстро нашли нужное им место, уж больно приметной была та искривленная осина. Сам съезд к озеру, довольно проторенная дорога, была в длину метров пять. Место было занято, но не очень серьезными людьми. Три пацана пытались поймать рыбку старомодными бамбуковыми удочками. Три велосипеда, небрежно сваленные в одну кучу, подсказали, что парни, наверняка из соседней деревни, той самой Воздвиженки.
       - Здорово, парни! - бодро приветствовал местных жителей Колодников. - Как клев?
       - Да, хреново. Городские все повыловили, нах....
       Язык у парня был подвешен, как у взрослого, словарный запас так же соответствовал.
       - Что это они так, козлы? - подыграл мужичку Колодников.
       - Да, тут и с сетями приезжают, и, бл... с этими, аккумуляторами.
       - А, электорудочки.
       - Ну да, на х...
       - А вы тут постоянно рыбачите?
       - Да нет. Раньше тут все городские стояли. То "Волга", то Джип.
       - Ага, Джип, - выделил главное Андрей. - И давно вы видели этот джип?
       - Не, давно его уже нет. А "Волга" недавно приезжала. Она всегда по выходным приезжает.
       - А с Джипом они как же? Не дерутся.
       - Джип только по обычным дням бывает. А мужик с "Волги", тот в субботу приезжает, и в понедельник с утра уезжает.
       - Ага, вот даже как.
       Пока Колодников разговаривал с детьми, Сычев медленно осматривал землю на месте съезда к озеру. Потом и он вмешался в разговор.
       - А этот, на "Волге", он машину где ставит? Здесь? - Сычев ткнул пальцев в землю под собой.
       Пацан отчаянно замотал головой.
       - Не-а! Вон там, он и палатку там же ставит, около дерева.
       Самый бойкий из пацанов ткнул пальцем в сторону все той же искривленной осины.
       - Это хорошо. Не все, значит, затоптали.
       Сычев вытащил свой фотоаппарат, положил на землю линейку. Пацаны кинулись, было, к нему, посмотреть, что этот дядька там нашел, но Николай так страшно на них цыкнул, что чуть не загнал рыбачков в озеро.
       - Что нашел, Николай? - спросил Колодников.
       - Зимние шины. Протектор явно импортный. Да не топчись ты там! Там тоже следы должны быть.
       Отщелкав полкассеты, он достал свой потертый дипломат, вытащил из него пакет с гипсом, пластмассовую чашку.
       - Хорошо, дождя тут не было за это время. Глина просто окаменела, - довольным голосом заявил он, разводя состав. Потом они замеряли ширину колеи, расстояние между передними и задними колесами. Таких, правда, обнаружилось всего две штуки, там, где колеса буксанули на мокрой земле.
       - Не знаю я, тот ли это джип, но то, что очень похож, это верно, - довольно заметил Сычев.
       Уже в хорошем настроении они возвращались в Кривов.
       Зато их коллеги в это время все еще загорали на берегу безымянного ручья.
       - Да, а это ведь первый день, когда я вот так смог позагорать в этом году, - сказал Паша. Он в одних трусах, лежал на берегу, прикрыв лицо газетой. - Пивка бы сюда, да шашлычок - вот это было бы дело!
       - А я мечтаю все о тракторе.
       Вместо трактора они услышали характерное тарахтение мопедного двигателя. Вскоре показался и он сам. Мопед двигался как раз с той стороны, откуда приехали и они. Сухощавый старичок в старенькой кепке, в не менее старом пиджачке мчался прямо к ним. На берегу он остановился, рассмотрел всю картину в целом, и, засмеявшись, начал распрямлять голенища закатанных резиновых сапог. Он настолько уверенно форсировал ручей, миновав яму, что милиционеры уже точно знали, что это местный сторожил.
       - Ну, что орлы - сели!? - с ходу приветствовал старик обоих "робинзонов".
       - Да, застряли вот.
       - Яма там на самой середине, труба там раньше была, пятисотка, да сперли ее какие-то суки. В металлолом, видно, сдали.
       Старик орал на них так, словно весь этот брод принадлежал лично ему.
       - А кто вас вообще просил туда соваться?! С тех пор, как эту плотину смыло прошлой осенью, никто здесь на машинах не ездит. Недели две назад еще такие же дурики сунулись на иномарке, тоже сели. Но у них лебедка была, вон к тому дереву водила причалил, и вытянул машину на берег.
       - Когда, говорите, это было? - спросил Паша.
       - Говорю, недели две назад.
       - Не двадцать девятого июня?
       - Да, помню, что ли я. А, может и тогда! У меня как раз пенсия в тот день была, я пораньше с рыбалки спешил. Точно, двадцать девятого!
       - А марка машины какая была?
       - Эта, Джип, черный такой длинный.
       Милиционеры переглянулись.
       - Понятно. А как нам сейчас отсюда выбраться?
       - Ну, это с вас литр будет. Будет литр то?
       Милиционеры хором заверили, что будет.
       - Ладно, я тогда сына своего пришлю к вам. У него Зилок грузовой, самый раз для такой работенки.
       - Только нам, наверное, туда надо? - спросил Лужков, показывая рукой в сторону, откуда они приехали. Старик удивился.
       - Это зачем? Тут еще пару километров, и город.
       - Да? - теперь удивился и Зудов. - А чего ж тут такая глушь?
       - Я ж говорю, как плотину эту смыло, то народ начал в обход ездить. Тут по прямой до Иртешки - пять километров, а в объезд - десять. Я тут езжу, да еще мужики на велосипедах. Ну, так как? Литр будет?
       - Да будет-будет! Ты вот что еще скажи, ты номер того джипа не запомнил?
       - Да, откуда! Я когда приехал, он уже трос сворачивал.
       - А он откуда ехал?
       - Да оттуда же, откуда и вы, полудурки.
       - Он был один?
       Старик пожал плечами.
       - Да, откель я знаю. Так то один, но окна у него тонированные были, может, кто и сидел там. Вы что, этот джип тут пасете?
       - Ну да, - признался Лужков. - Нужно нам его найти.
       - А вы не помните, у этого джипа как задние двери открывались, как обычно или вдоль корпуса? - спросил Павел.
       - Ну, это мне приглядываться было некогда. Я ж говорю, он трос свернул, и поехал. Да быстро так, стервец, как будто убегал от кого. Ну, так я сына своего присылаю?
       - А как же. И насчет литра можешь не сомневаться.
       Грузовик приехал минут через сорок. Десять минут ушло у них на то, чтобы выдернуть УАЗик из ручья и еще полчаса, чтобы вслед за Зилком добраться до вполне приличной трассы. Они машинально свернули в ту же сторону, куда повернул их спаситель, и, только проехав метров триста, поняли, что едут совсем не туда, куда расчитывали. Большой придорожный аншлаг извещал, что прямо по курсу город "Торск".
      
      
       ГЛАВА 40
      
       Антон Рябцев не подкачал, уже на следующий день сразу в двух областных газетах вышли две его статьи о кривовских милиционерах. Одна была очень эффектной. На первой странице в цвете был запечатлен момент, когда Хало приставил нож к горлу своей заложницы. У него при этом были совершенно сумасшедшие глаза, а лицо девушки настолько перекошено испугом, что все читатели торопливо начинали искать указанную в аншлаге седьмую страницу. А там были еще четыре снимка из той же оперы, в том числе и последний, когда Хало выбивал своим телом оконное стекло. В своей статье Антон сначала язвительно проходился по поводу статьи правозащитников, а потом уже довершал разгром комментариями к фотоснимкам.
       - "...И всех этих выродков наши правозащитники объявили жертвами произвола! Но, теперь, после всего, произошедшего этой ночью в кривовской больнице, уже никто не скажет, что кто-то из них был не прав, стараясь упрятать всю эту тройку на скамью подсудимых", - возбужденно читал Олег Гусев.
       - Хорошо он их раскатал, - одобрил Колодников. - По самые гланды.
       Вторая статья была не столь эффектно оформлена, и касалась она истории угона "копейки" Виктора Демина. Тираж у этой газеты был не столь велик, но у нее было одно преимуществ: ее всегда с утра читал губернатор. Не изменил он себе и в этот день. Прочитав статью Рябцева, он поднял трубку и позвонил областному прокурору.
       - Игорь Олегович, вы читали сегодня "Железногорский вестник"?
       Этот номер газеты как раз лежал на столе Ляшенко, и он торопливо дочитывал самую концовку статьи.
       - Нет еще, - соврал он.
       - Прочитайте, - посоветовал Тихомирский. - Меня возмутил сам факт такого вопиющего случая. Если все, что там написано - правда, то надо принять какие-то меры! Мы же перед всей страной осрамимся. Не дай боже, в Москве узнают про этот случай. А уж если телевиденье подключится, то ославят на всю страну.
       - Хорошо, не беспокойтесь, Сергей Константинович, все выясним и разберемся.
       Разобрался он быстро. Уже через час Ольга Малиновская получила от него по телефону шикарный нагоняй, правда, без применения ненорматированной лексики. Зато она уже в свою очередь, со всей сладострастностью отшкурила Касимова по полной программе, при этом вовсе не стесняясь в выборе выражений. Маратик выскочил из ее кабинета красный как рак. Волком огрызнувшись на пришедшего к нему по повестке свидетеля он заперся в своем кабинете, а потом позвонил Демину на мобильный.
       - Ну что, Вить, - ласково начал он, - поздравляю тебя. Можешь считать, что никакого дела на тебя не заводили. Ты уж извини, пожалуйста. Бывает.
       - Да пошел ты на х...! - не выдержал, и сорвался Демин. - Бывает!
       Почти в тоже самое время в областной прокуратуре амнистировали и Юрия Астафьева. Заяву, которую накатала на Юрия Анна Самохина просто положили под сукно. Правда, и сама Самохина остыла после того, как испытала на своем горле тупые концы канцелярских ножниц.
       Сам Астафьев в это время отсыпался дома. Больничный ему продлили еще на неделю, так что он решил отоспаться по милицейски, на полную катушку. В обед к нему в гости пришла мама, в это же время заскочила и Ольга. Отношения между свекровью и невесткой были самые нежные, поэтому Юрий с улыбкой наблюдал за воркованием двух обожающих друг друга женщин.
       - Оленька, что врачи сказали насчет этого ушиба? Все обойдется?
       - Все что могли, они сделали. Это уж я проверила, Майя Андреевна. У меня там подруга работает в ренгенологии, так мы его даже на томографе бесплатно проверили. Сгусток крови почти рассосался. Оказалось, что у моего мужа мозги даже есть, а не только центры, отвечающие за продолжение рода.
       Юрий коротко хохотнул. Но еще больше радости ему доставил газеты, привезенные Ольгой. Внимательно изучив обе статьи, Астафьев окончательно пришел в хорошее настроение.
       - Ну, слава тебе господи! Хоть с этой стороны граблей больше не будет. А то и так проблем хватает.
       У Ольги было свое мнение.
       - Вот именно, что хватает. И основная твоя проблема Астафьев - это ты сам.
       Перед уходом она тихо, чтобы не услышала мать, шепнула на ухо Астафьеву: - Так, к окнам не подходить, шторы не раздвигать, из квартиры не высовываться.
       - Да помню я!
       - Знаю я, как ты помнишь! Какая-нибудь сучка юбкой махнет, и ты побежишь за ней не глядя, как кобель в март.
       Астафьев просто застонал.
       - Оль, какая юбка?! Откуда! Ты выжгла напалмом всех женщин от пяти до ста лет в округе на несколько километров.
       - Мало, мало! И если будут звонить твои менты, то трубку не бери, понял? И мобильный не включай им. Я знаю, что у них на уме. Одна выпивка. А тебе сейчас пить нельзя. Ты помнишь это?
       - Да помню! Иди-иди, там уже мама заждалась.
       Ольга действительно взялась подвести свекровь до работы. Когда жена наконец-то ушла, Юрий вернулся на диван, и начал размышлять о своем истинном положении.
       Опасение, что охота за ним будет продолжаться, было немалым. Но, полистав газеты, он обнаружил еще одну занятную статью. Из нее выходило, что вчера была арестована большая часть сотрудников отдела безопасности концерна "Сокол" во главе с самим Хомутом. Астафьев был уверен, что заказ на него идет с этой стороны, и невольно успокоился.
       "Все, теперь им будет не до меня", - подумал он, откидывая в сторону газету и прикрывая глаза.
       Поспав, он опять занялся сортировкой все того же, невезучего досье на "соколят", но потом снова задремал, и проспал до самого вечера. Разбудил его звонок в дверь. Пока он, позевывая, шел до прихожей, в дверь начали дубасить кулаками.
       - Готов поклясться, что это Колодников и его гвардия, - пробормотал Юрий.
       Это было и в самом деле так. На площадке стоял предельно пьяный Витька Демин, хорошо поддатый Колодников, и как всегда, почти трезвый Паша Зудов.
       - Так, Юрка, собирайся, едем в баню! - с ходу начал Колодников.
       - В какую еще баню? - удивился Юрий. - Сегодня же не суббота?
       - В обычную баню. В нормальную, русскую баню, к Андрюшке Мысину. Он уже ее вовсю кочегарит. Там уже Лешка Шаврин заслан с пивом, водкой и закуской.
       Астафьеву было смешно.
       - По какому поводу банкет и баня? - спросил он. Колодников указал на Демина, тщательно пытавшегося устоять на ногах с помощью перил.
       - Витька проставился, за то, что его с крючка сняли.
       - А, значит, тогда и за мной "поляна"? - понял Астафьев.
       - А ты что думал, на халяву проскочить? - возмутился Колодников. - Бери бабки, айда в магазин! Пошли, у нас там еще Рябцев в кузове лежит, тот вообще готовый.
       Благостные мысли о том, что ему надо поберечься, что у него не совсем еще рассосалась та гематома в башке, все это тут же было Юрием забыто. Астафьев секунд за тридцать оделся, прихватил деньги из заначки и вместе с остальными ментами высыпал во двор. Как обычно это бывает, машина, служебный УАЗик, была переполнена. В отделе, где обычно возят задержанных, торчали чьи-то толстые ноги, и Юрий понял, что это и есть почивший в "алкоголе" журналист. За рулем сидел дежурный шофер, кроме того, в салоне был еще Олег Гусев, по виду совсем трезвый. Они загрузились в вездеход, но путешествие оказалось совсем коротким. Проехав метро сто, УАЗик громко чихнул, и заглох. Шофер чертыхнулся.
       - Ну, вот, опять! Прокладку, что ли, у него пробило? Сегодня целый день он у меня барахлит.
       - Коль, это надолго? - спросил Колодников.
       - Да, черт его знает, может на минуту, а может на полчаса.
       Получался больше второй вариант. Минут через десять Астафьев сплюнул на грязный асфальт, и сказал: - Так, мне это все надоело, едем дальше на моей тачке.
       - На какой это еще твоей? - не понял Олег.
       - На простой. Будто у меня много тачек.
       Астафьев указал рукой на расположенную буквально в десяти метрах от них стоянку. Минут через пять он выехал оттуда на своем "Рено". Тут же возникла проблема, как разместить всех в салоне. При любом раскладе лишним оказывался журналист.
       - А, давайте мы его в багажник сунем, - предложил Зудов.
       - О, а это идея. Ему сейчас все равно, - поддержал Колодников.
       Сначала над этим предложением посмеялись, но уже минуты через три ехали в сторону окраины города, и журналиста в салоне не было.
       Хозяина бани они увидели сразу. Невысокий, щуплый, востроносый парень неопределенного возраста гонялся за брыкливым теленком, никак не хотевшим заходить в калитку массивных, на века сделанных ворот. Андрей Мысин уже несколько лет был участковым в этом районе. Кроме выполнения своих прямых обязанностей парень оказался хватким по части приумножения своего личного, подсобного хозяйства. На сегодняшний день он держат трех дойных коров, трех бычков и двух телок. Уток, гусей и кур в этой усадьбе никто и не считал, все сбивались, так их было много. Свиней Мысин традиционно держал трех, одного откармливая лично для начальника ГОВД Панова. Это давало свои преимущества. Так как питались свиньи, в основном, картошкой, то порой на необъятном огороде участкового трудились, окучивая и пропалывая картошку, до десятка нарушителей общественного порядка, как их раньше называли - пятнадцатисуточники.
       - О, а вот и они! - обрадовано заявил Мысин при виде своих друзей и коллег. - Ну, вы как раз вовремя, баня уже поспела.
       - Баня, это хорошо, но почему шашлык до сих пор скачет не замаринованный? - сурово обратился Демин к своему подчиненному, показывая на бычка.
       Мысин расплылся в улыбке.
       - Обижаешь! У нас сегодня шашлык будет классическим, я вчера барашка забил.
       - А ты и овец держишь? - удивился Колодников.
       - Десяток взял в этом году. Хочу под новый год их забить. У нас на рынке баранины то нет совсем, а под новый год как их хорошо на шашлычок то! Кило баранины в два раза дороже говядины будет.
       - Ну, ты жук! - восхитился Юрий. - Просто кулак какой-то!
       - А то! Красиво жить не запретишь!
       - Да руки так и тянутся тебя раскулачить!
       В предчувствии такого пиршества духа и тела все переместились во двор, а потом и в сад, где рядом с обширной беседкой стоял уже раскачегаренный мангал. Менты выставили на стол принесенную водку, и загудели по полной программе. Шашлыки сменялись походом в баню, водка пивом, Демин потребовал караоке, и дождался его. Мысин притащил в беседку телевизор и ДВД, так что вскоре окрестности оглашались недружным хором мужских голосов. Уже по темноте у них кончилось пиво, а баня без пива, все равно, что свадьба без драки.
       - Так, Андрюша, тезка, где тут ближайший магазин? - спросил Колодников хозяина дома, собирая со всех присутствующих "дань".
       - А ты будто не знаешь, Андрей Викторович? Крымская двести сорок, "Лазурь".
       - А, это та хата, где три года назад убили продавщицу? - припомнил майор.
       - Ну да. Но пиво там хорошее, ничего не скажешь. Счас сгоняю на мотоцикле.
       - Ладно тебе, Андрей. Я съезжу, у меня и машина под рукой, - предложил Астафьев.
       - Ты так, что ли, поедешь? - ухмыльнулся Мысин. На Юрии действительно была одна простыня.
       - Ну и что? Кого это в деревне то гребет?
       Тут в разговор вмешался Олег Гусев.
       - Шеф, дай прокатиться на твоей тачке.
       Юрий посмотрел на него, а потом кивнул головой. Олег из всех них смотрелся самым трезвым. Кроме того, он уже несколько раз ездил на его "Рено" и знал, как там переключаются скорости и все остальное.
       - Хорошо, Олежек. На, - и Юрий кинул ключи на стол.
       Олег ушел, но через минуту вернулся, давясь от смеха.
       - Мужики, я не могу... я иду, а из багажника стук...
       Тут в беседке показалась круглая фигура Антона Рябцева. Волосы у него были всклокочены, борода торчала веником, очки сидели на носу криво.
       - Не, ну вы сволочи! - с порога начал орать журналист. - Я же там чуть не обоссался от страха! Это что, мне в благодарность за все, что я для вас, козлов, сделал?
       Все менты начали сползать от смеха под стол. Они и в самом деле забыли про запертого в багажнике журналиста. А тот, когда проснулся, сначала долго не мог понять, где он. Сначала решил, что в гробу, но, потом здраво рассудил, что гробы из железа и такой формы у них в Кривове не делают. Когда же до него дошло, что он заперт в багажнике автомобиля, то естественной мыслью Рябцева было то, что его вывезли куда-то за город, убивать. Это подтверждали дикие пьяные крики и запах шашлыка, проникшие даже до этого закрытого помещения. Хорошо еще, что он собрался с духом и начал стучать в тот момент, когда Олег собрался отъехать в магазин.
       - Вот и делай после этого людям добро! - продолжал возмущаться Рябцев. - Хрен больше хоть строчку про вас напишу, пусть вас хоть убивают! Только за отдельную плату.
       Колодников начал обнимать разбушевавшегося журналиста.
       - Антоша, родной ты мой! Мы не хотели этого делать, ей богу. Просто ты был так хорош, что тебе было все равно, как тебя сюда вести.
       - Но, вы могли меня хоть бы оттуда вытащить! - бушевал журналист. - Я, наверное, поседел за это время.
       Колодников между тем шутейно похлопал журналиста по промежностям.
       - Не, мужики, ты смотри, а штаны то сухие.
       - Да иди ты!
       - Высохли уже, поди, за это время.
       - Да, как там говорится: дурная примета, если вас на ночь глядя везут связанным в багажнике в ближайший лес, - припомнил старый анекдот Зудов.
       - Так, какое пиво не брать? - напомнил Олег.
       - Все эти "Текилы", "Брахмы", немчуру. Если будет "Жигулевское" бери в любой таре, - просветил Колодников.
       - Хорошо.
       Гусев, весело помахивая ключами от машины, ушел. Журналисту, облепленному ментами, как медведю на охоте лайками, уже влили в организм первую чарку водки. Они услышали, как зажурчал двигатель "Рено", потом звук начал удаляться, а затем произошло нечто неожиданное и страшное. Громадная вспышка и звук взрыва практически слились в одно действие, какие-то обломки полетели через забор, и что-то сильно и больно ударило Астафьева по щеке. Рядом еще кто-то болезненно вскрикнул, и тут же изнутри Юрия полыхнул дикий, неуправляемый, идущий изнутри крик. Астафьев, продолжая кричать, и слыша рядом еще чьи-то крики, еще бежал к калитке, но уже знал, что ему предстояло увидеть. Метрах в двадцати от дома на середине дороги полыхали остатки его "Рено".
      
      
       ГЛАВА 41
      
       Прошел час, но Астафьев до сих пор никак не мог прийти в себя. Его трясла нервная дрожь, и это было не от того, что он мог только что погибнуть, а от того, что вместо него погиб такой замечательный парень, как Олег Гусев. Стакан водки, чуть не насильно влитый в него Колодниковым пролетел в его организм как вода, без вкуса и запах. Кроме того, водка не оставила привычных следов опьянения. Тут еще Ольга, примчавшаяся на место происшествия раньше "скорой" и пожарных едва не съела его с дерьмом.
       - Я тебе говорила чтобы ты не выходил из дома?! Говорила?! Ты зачем мобильник отключил, а?! Я тебе весь вечер названивала! Чуть с ума не сошла! Все уже передумала! Хорошо, рацию включила на милицейскую волну, поймала ваши пьяные вопли ужаса!
       Колодников, наблюдавший эту сцену со стороны, был готов поклясться, что Малиновская была готова ударить мужа по щеке, и только то, что он зажимал рану на этой самой щеке носовым платком, удержала Ольгу от этого обидного действия.
       Кроме Юрия пострадал еще один "именинник" - Демин. Осколок стекла попытался снять с него скальп, но дело кончилось потерей двух квадратных сантиметров шевелюры. Медики уже забинтовали его голову, но вторым на очереди стоял не Астафьев, а хозяин дома, получивший ожоги лица при самостоятельной попытке потушить загоревшийся от искр взрыва стог сена. Стог все-таки сгорел, но подоспевшие пожарные успели отстоять дом и все остальные постройки.
       Вскоре Ольга поостыла, и начала сама разбираться с ранами мужа.
       - У тебя тут что-то торчит, - сказала она, рассматривая его рану при свете скудной лампы.
       - Я и сам чувствую, что торчит. Может, выдернешь?
       - Ага, сейчас, нашел хирурга.
       - Значит, надо ехать в больницу.
       - Счас поедем. А что ты такой грязный?
       В самом деле, светлые штаны и тенниска Юрия были серого цвета.
       - Да, это Андрюха меня на землю повалил, когда я на улицу выскочил.
       Ольга одобрила.
       - Молодец. Понимает ситуацию, в отличие от тебя. Андрей Викторович, как вы думаете, он еще тут или нет?
       Объяснять про кого она говорит, не было нужды.
       Колодников чуть подумал, а потом отрицательно мотнул головой.
       - Нет. Тут полдеревни на взрыв сбежались, а все друг друга знают. Так что, не с руки ему тут светиться.
       - Этот, - она кивнула головой в сторону мужа, - долго там, на пожаре, рисовался?
       - Да нет, я его быстро во двор загнал. Фонарей тут нет, так что вряд ли он что рассмотрел в этой "заднице негра".
       Тут в беседку ввалился возбужденный Рябцев.
       - Дайте что-нибудь выпить, лучше пива.
       - Пива нет, за ним Олег и поехал, - напомнил Зудов.
       - Понятно. Жалко парня.
       - Себя пожалей! - Неожиданно окрысился Андрей. Сейчас его бесило все, что выбивалось из его траурного настроения. - Если бы он тебя из багажника не вынул, то сейчас бы горел вместе с ним в одном костре.
       - Ну да, это верно.
       Журналист, было, примолк, даже хлопнул рюмку водки. Но потом его корреспондентская сущность прорвалась наружу. Он в возбуждении щелкал кнопками своего хитроумного фотоаппарата, пытаясь рассмотреть что у него получилось на небольшом экране цифровика.
       - Хорошая штука, эти цифровики. И как фотик работает, и как видеокамера. Качество, правда, чуть похуже.
       - Что, отправишь все это на телевиденье? - спросила Ольга.
       - Да, конечно.
       - Слушай, а ты можешь там сообщить, что погиб не Олежка Гусев, а некий Астафьев?
       Все с недоумением посмотрели на Малиновскую.
       - Это зачем тебе? - спросил Юрий.
       - А затем, что мне надоела эта охота на тебя. Пусть думает, что они своего добились.
       - Не надо, Оль.
       - Почему не надо!? - Ольга была готова взорваться на мужа.
       - А потому, что они все равно это узнают, и достанут меня. Просто теперь мы знаем, что он не успокоится, продолжит свое дело. Надо его ловить.
       - Это верно, - согласился Колодников.
       Ольга недовольно посмотрела на Андрея.
       - Тебе это хорошо говорить, господин майор, а какого мне? Этот, - она мотнула своими черными волосами в сторону мужа, - уже сроднился с этой ролью наживки. Кто его только не подставлял за последние годы, лопоухого. И ему это даже нравится. Мазохист в погонах.
       Но Астафьев был непреклонен.
       - Да нет, не нравится мне это все, но надо его прищучить. За этим гадом и Сашка Круглов, и Олег вот, да и вообще, того же полковника вспомни, в госпитале. Ни за что мужик умер.
       Тут подошел врач скорой помощи.
       - Так, тут кто-нибудь в больницу едет? - спросил он.
       - Да, вот этот, - Ольга показала пальцем на Астафьева, - вечная жертва. Вставай, раненый и контуженный.
       В другой раз Юрий бы не согласился на эти все процедуры, но этот торчащий из щеки кусок его просто бесил.
       - Паша, проводи его до больницы, - попросила Ольга.
       - Хорошо, - согласился тот.
       - Андрей, пусть "скорая" сдаст назад, к калитке, и пусть Мысин выключит свет над входом.
       Так они и поступили. Теперь даже в прицеле ночного виденья было бы непонятно, кого загружают в фургон "скорой". Ольга тронулась вслед за "скорой", когда та отъехала метров на тридцать. В свете фар было хорошо видно, как машина переваливалась из одной колдобины в другую, как толстозадая пекинская утка. С собой Ольга взяла только Колодникова и Антона Рябцева. На ходу она жаловалась своим пассажирам: - Жутко просто. Все время мне кажется, что либо в него, либо в меня сейчас пальнут из гранатомета.
       - Почему в тебя? - не понял Андрей.
       - Ну, если эта сволочь выследила Юрку, то наверняка все знает и про меня. Решит, что я везу мужа домой, и пальнет из "Мухи".
       Антон поежился.
       - Пессимистка вы, Ольга Леонидовна. Лучше бы я пешком домой пошел.
       В больнице они наткнулись на знакомого доктора, Валеру Сударушкина. Тот так долго и тщательно возился с раной Астафьева, что Колодников и Павел уснули, сидя в креслах приемного покоя. Лишь на рассвете Сударушкин с довольным видом осмотрел наклеенный на щеку пациента пластырь и кивнул головой.
       - Ну вот, теперь все хорошо. Заживет быстро, только шрамик небольшой останется. Зашивать я не стал, а то швы потом некрасиво будут видны. Само срастется. Да, вот вам и сам осколок. Судя по весу и виду это пластик. Было бы железо, было бы гораздо хуже.
       Лишь в седьмом часу дня Астафьев оказался в стенах собственной квартиры, но пробыл там недолго. Уже в девять его разбудили, и главный "будильник" был не кто иной, как майор ФСБ Михаил Иванов - "Бульдог".
       - Поехали, подполковник, - сказал он, входя в квартиру Астафьева вслед за Ольгой.
       - Куда? Зачем? - спросил ничего со сна не понимающий Юрий.
       - На кудыкину гору. Прятать тебя будем.
      
       ГЛАВА 42
      
       Валерий Сухорученко проснулся ближе к вечеру, первым делом он включил телевизор, настроил его на местный канал, и начал готовить себе ужин. Но, когда до него донеслись слова диктора: - ЧП в Кривове, - он потушил плиту, и бросился в зал. А диктор продолжала: - На окраине Кривова взорвана машина, "Рено" Логан. Машина принадлежала подполковнику милиции, одному из важных свидетелей проходящих по делу концерна "Сокол". Это уже третья попытка убрать этого неугодного свидетеля. Но, и в этот раз погиб не он, а совершенно другой человек, случайно оказавшийся за рулем "Рено".
       Сапасан выругался. Он не мог понять, как он так мог проколоться. Как за рулем машины, иномарки, мог оказаться другой человек? Он бы, лично, ни за что не доверил ключи от своей машины кому-либо. На этом и строился его расчет. Бомба с таймером на десять секунд, должна была решить все его проблемы. И - такое позорное фиаско. Эти провинциалы снова спутали ему все планы.
       А на экране шли кадры, снятые сразу после взрыва Антоном Рябцевым.
       - Еще трое человек пострадали от взрыва, но их жизни ничего не угрожает, - продолжала диктор. - Все эти события косвенно подтверждают серьезность намерений милиции и прокуратуры окончательно прикрыть деятельность руководителей "Сокола". Все это наталкивается на противодействие руководителей концерна. Напоминаем, что сейчас арестованы практически все руководители так называемого охранного агентства "Медведь", дочернего предприятия "Сокола", десять человек рядового состава, и четыре руководителя из совета директоров концерна. На воле осталось не более трети руководителей концерна, в том числе сам глава совета директоров Замятин, и его заместитель, депутат областной думы Зинченко. Их аресты ожидаются буквально со дня на день.
       Поужинав без особенного аппетита, Сухороченко сел за ноутбук. Курс фунта стерлинга его порадовал, и он немного замешкался, прежде чем проверить свои почтовые ящики. Он был уверен, что они пусты. Но, к удивлению Сапсана, они были полны информацией. Неведомый заказчик подтверждал заказ на этого Астафьева, и переводил на его счет еще пятьдесят тысяч долларов. Подобное было первый раз. Обычно, с ним расплачивались после окончания работы. Теперь получалось, что он, помимо своей воли, брал аванс, и значит, был обязан этому чертову заказчику. Другой бы просто кинул заказчика в таких условиях, но Сухорученко прекрасно понимал, что тот знает посредника, а Валерий хорошо знал Семена Айзенштейна, и понимал, что если тому прищемить яйца, он сдаст его со всеми потрохами. Сапсан просто обязан был выполнить этот заказ, но, боже мой, как ему не хотелось это делать. Впервые он почувствовал, что это его опасное хобби стало ему надоедать.
       Странно, но им теперь двигало то, что называется чувством долга. Раз он обещал, и даже взял деньги, значит - надо выполнить.
       Чуть подумав, он подошел к комоду, открыл верхний ящик. Там лежал разный хлам, и, кроме того, с десяток мобильных телефонов самых разных фирм. Подключив один из мобильников к зарядному устройству, Сапсан начал одеваться. От мусорного ведра неприятно попахивало, и он решил совместить неприятную процедуру выброски мусора с нужным этапом работы. Мобильник зарядился на самую малость, но ему больше и не надо было. Выйдя на улицу, Сапсан поймал такси, и через десять минут оказался в другом районе города. Найдя мусорный бак, он кинул туда пакет с отходами, а затем достал мобильник. Сначала он позвонил на квартиру Астафьеву. Ответом ему были бесконечные, длинные гудки. Тогда он набрал номер мобильника своей жертвы, перед тем как нажать кнопку вызова, несколько раз откашлялся, и даже несколько раз попробовал голос, как оперный певец перед выходом на сцену. Только потом Валерий нажал нужную кнопку.
       - Да, Астафьев, - тут же отозвался уже знакомый Сапсану голос.
       - Юрий Андреевич, это вас Тихомиров беспокоит, помните такого? - при этом разговоре голос Сапсана изменился до полной неузнаваемости. Исчезли басовитые ноты, появились какие-то дискантные тона. Сам тон говорившего был извиняюще-угодливым.
       - Тихомиров? - в голосе Астафьева было слышно явно удивление.
       - Да, неужели вы не помните? Я прохожу потерпевшим по делу Гуркова, ну о краже иномарки. Мне не нравиться, как это дело ведет следователь. Мне бы с вами поговорить по этому поводу, может, вы другого мне кого присоветуете. Я заходил несколько раз к вам на той неделе, но не застал. Когда мы сможем встретиться?
       - Я пока еще на больничном, - голос Астафьева несколько утих, слышался еще какой-то голос, невразумительно бубнящий где-то в стороне. - А у какого следователя ваше дело?
       - Да, у молодой такой соплюшки, на С ее фамилия, как же...
       Сапсан изобразил, будто вспоминает фамилию, но ему на помощь пришел сам Астафьев.
       - Самойлова, Сизова...
       - Вот-вот! Сизова.
       - А, ну что вы хотите? Она всего второй год работает следователем. Давайте встретимся, когда я выйду с больничного.
       - Это когда?
       - Через два дня.
       - Хорошо, тогда я и подойду в отдел. До свидания.
       - До свидания.
       Астафьев, отключив мобильник, многозначительно посмотрел на окружавших его людей.
       - Никакой Сизовой у нас в отделе не было и нет.
       - Ну, тогда он прокололся по полной форме! - торжественно возвестил Миша-Бульдог. - Мы вычислим не только его номер, но и с какого района он звонил.
       Он бы так не торжествовал, если бы видел, каким небрежным жестом Сапсан бросил мобильник в бак для мусора.
       - Пасут, - пробормотал он. - Теперь к нему не подберешься.
       И новая волна азарта неожиданно взбудоражившая его, заставила Сапасана засмеяться.
       А в это время на даче в десяти километрах от Железногорска шло бурное обсуждение только что прозвучавшего звонка.
       - Так, первое: он не отступил от мысли довести дело до конца, - предположил Бульдог.
       - Но, почему такой наглый звонок? - этот вопрос задал сам Астафьев.
       - Потому что парень обнаглел. Решил, что ему все можно, что проскочит дуриком.
       Но Юрий отрицательно покачал головой.
       - Нет, тут что-то не то. Он же явно провоцирует нас и этим выдает себя.
       - Ладно, скоро нам дадут номер его телефона, откуда он звонил, а при удаче - и фамилию и имя. Давайте прогоним то, что, мы знаем об этом человеке.
       Колодников, единственный представитель милиции в этой компании, пододвинул к себе исписанный его мелким подчерком листок бумаги.
       - Возраст - примерно тридцать лет. Рост - выше среднего. Плечи широкие, атлетические. Лицо круглое, нос продолговатый с горбинкой. Губы толстые, нижнюю оттопыривает.
       - Первое - откуда такой возраст? - спросил скромно сидевший в сторонке человек лет сорока пяти, с седыми висками. Это был первый заместитель Рождественского, полковник Евгений Михайлович Арканин. Его все коллеги звали просто Арканом. Это был человек с легендарным прошлым, жесткий профессионал. Именно его прочили в наследники готовящемуся уйти на пенсию Рождественскому.
       - Насколько я понял, реально его видели только один раз, в госпитале?
       На это ответил Астафьев.
       - Да, и он тогда косил под тинейджера. Но моя жена успела заметить что руки и шея того санитара несоответствовала возрасту лица и всем его этим прикидам: плееру, пирсингу, в общем - всему имиджу.
       - Понятно.
       - Лицо он сильно изменить не мог, - продолжил Бульдог, - Фактуру тоже. У нас есть предположение, что неведомый киллер, мы знаем только его кличку - Сапсан, бывший офицер.
       - Из чего это выходит?
       - Хорошая физическая и огневая подготовка. Стрелять из пистолета и винтовки можно научиться и в тире, но вот так владеть реактивным огнеметом, этому можно научить только в армии.
       - Прицельная дальность "Шмеля" шестьсот метров, он выстрелил с пятисот, причем с дерева. Цель - окно два метра на два. Это очень сложно, - пояснил Миша.
       - Да и в армии сейчас этому так просто не научишься, - возразил Арканин. - Нужно поднимать всех, кто прошел школу спецназа.
       Бульдог согласился с ним.
       - Да, мы как же склоняемся к этой версии. Если заместитель Хомутовского не врет, то именно Сапсан стрелял по "Соколиному гнезду". Так как он потом ушел, минуя и облавы и собак - говорит в пользу этой версии. Единственная проблема - мы имеем дело с несколькими тысячами досье. Только за последние три года у нас в области вышли в отставку и поселились пять тысяч офицеров.
       - Ну, вы нас цифрами не пугайте, - усмехнулся Арканин. - Из этих пяти тысяч сразу выкидывайте офицеров тыла, стройбата, железнодорожников. Потом отсев по возрасту и антропологическим данным. Сколько останется?
       - Человек пятьсот, - признался Бульдог.
       - А может и меньше.
       - Есть еще несколько подходов, - напомнил о себе Астафьев.
       - Каких?
       - Для того, чтобы так хорошо стрелять, нужно постоянно тренироваться.
       - Точно! - согласился Аркан. - Значит, нужно проверить все платные тиры, все стрелковые клубы. Перетрясти постоянных завсегдатаев с армейским прошлым.
       - А так же атлетические клубы, - продолжил свою мысль Астафьев. - Он в очень хорошей физической форме. Обычный горожанин так не сработает.
       Арканин кивнул головой, и бросил на Астафьева пристальный взгляд своих белесо-голубых глаз. Ему все больше нравился этот подполковник. А Юрий продолжал.
       - Кроме того, за последнее время он хорошо поднялся по деньгам. Что там узнали у этих, из "Сокола", насчет выплат киллеру?
       На это ответил Бульдог.
       - Да, этот зам Хомута говорил, что они перечисляли деньги через один маленький банк, явно на подставное имя. В течение часа они были обналичены и все. Следы теряются.
       - Вряд ли они далеко ушли, - не согласился Юрий.- Нужно узнать точные суммы, это может пригодиться. Все равно он должен куда-то их положить. Не такой он человек, чтобы держать их в чулке.
       - И какой же он человек, по-вашему, подполковник? - спросил Аркан.
       Юрий чуть подумал.
       - Он педант. Продумывает все до мелочей, у него на столе должен быть абсолютный порядок. Мы же до сих пор не имеем ни одного его отпечатка, ни одной улики.
       У Аркана было возражение.
       - А как же его киллерская стезя? Тут нужно рисковать, и много. Не сходится как-то это с таким характером.
       Юрий пожал плечами.
       - Может, это его основной бизнес, и тогда это не противоречит характеру. Просто человека хорошо научили убивать, и больше он ничего на этом свете не умеет.
       Обсуждение закончилось и Арканов подвел его итог.
       - Ну что ж, того, что мы знаем, уже много. Работайте. Нужно проверить всех.
      
      
       ГЛАВА 43
      
       Этот датчик сработал четко. Он посмотрел на табло сканера, и усмехнулся. Светлая точка на зеленом фоне остановилась.
       - Приехала, клушка, - пробормотал киллер, и повернул руль вправо. "Нива" легко миновала крутой кювет, потом, проломила кенгурятником дорогу в зарослях кустарника. Въехав в лес метров на двадцать, Валерий остановил машину, протер тряпкой руль, и все, к чему он прикасался, потом вышел, достал из багажника длинный сверток, развернул его. Импортная винтовка была чудо как хороша, и он, ласково погладив ее по цевью, забросил на плечо.
       Идти по ночному лесу было для него привычно, тем более с прибором ночного виденья. Время от времени он сличал свой курс со сканером, и убеждался, что идет правильно. Метка датчика все больше приближалась к исходному перекрестью. Вскоре он вышел к высокому, бетонному забору. Быстро взобравшись на почти лишенную веток сосну, Валерий осмотрелся по сторонам, потом достал из сумки на боку бинокль. Это был дачный поселок для новых русских, десятка два особняков, окруженных одним забором, с охраной, с колючей проволокой поверх бетона. Ему повезло, он рассмотрел приметную машину в ближнем к забору особняке. Рядом стояли еще несколько автомобилей, и эта "двенадцатая" черного цвета на их фоне смотрелась гадким утенком.
       На то, чтобы сменить дислокацию у Валерия ушло сорок минут. Зато с этого дерева, пусть и подальше, он хорошо видел не только машину, но и ярко освещенные окна особняка. Он прикинул по расстоянию - метров триста.
       - Годиться, - пробормотал он, и снял с плеча винтовку. Оптика была идеальной, Валерий прекрасно видел не только лицо людей, но даже эмоции на этих лицах. Вот та самая баба, что так славно привела его к этому укромному гнездышку, вот мужик с лицом, похожим на бульдожью морду. Вот еще какие-то люди. А где же он? Где же его мишень?
       Между тем в доме шло обсуждение насущих проблем.
       - Ты оказался прав, Юрий, - Бульдог-Миша, разговаривая, расхаживал по залу, и машинально потирал шею. - Тот мобильник был украден у одного студента еще полгода назад, район, откуда звонила эта гнида, нам тоже ничего не дал. Нет уверенности, что он там вообще живет.
       - Что с досье? - спросила Ольга.
       - Пашем. Отсеяли уже более двух тысяч штук. Завтра должны закончить.
       Между тем Валерий никак не мог найти свою мишень.
       - Черт, его нигде не видно. А, вот!
       В прицеле появилось лицо человека, с большим пластырем на щеке. Судя по позе, он сидел в кресле рядом с камином, и курил. Поза его, по отношению к остальным действующим лицам, была несколько отрешенной, но это как раз не смутило киллера. Он поймал лицо своей жертвы в перекрестье прицела, потом чуть подвинул его в сторону, учитывая небольшой ветер, затаил дыхание, и потянул на себя спусковую скобу. Выстрел был точен, он видел, как пуля попала точно в лоб жертве, в ту же секунду в зале погас свет, но, подобного он и ждал. Скользнув вниз по веревке Валерий отбросил винтовку в сторону, и побежал обратно, в ту сторону, откуда пришел. На ходу он бросил в разные стороны несколько пахучих приманок от собак, теперь они не могли взять его след. Тот путь, что он преодолел за полчаса, теперь покорился ему за десять минут. Он уже видел свою машину, когда судорога свела его живот, и нехитрое содержимое ужина оказалось на лесной траве. Валерий с недоумением прислушался к своему организму.
       "Вот что значит, долго не тренироваться", - подумал киллер, и снова пустился бежать. Дверца "Нивы" мягко щелкнула, готовясь впустить его в салон, но именно в эту секунду на шею Валерия опустился приклад автомата.
       В особняке давно уже зажегся свет, Ольга, сидя на диване, пила красное вино и нервно подрагивала плечами. Миша-Бульдог сокрушенно рассматривал остатки плазменного телевизора, так хорошо сыгравшего несколько минут назад на пару с телекамерой роль Юрия Астафьева.
       - Хорошая была "плазма", я бы от такой и дома не отказался, - признался он.
       - Нет, почему его нельзя было взять, когда он еще ставил жучок под крыло моей тачки? - спросила Ольга.
       Миша засмеялся.
       - Нет, это было бы не то. Сказал бы, что просто понравилась красивая женщина, хотел узнать, где живет. А тут он повязан со всеми уликами.
       В этот момент включился динамик его рации.
       - Первый, мы его взяли.
       - Это хорошо. Как он себя ведет?
       - Очухивается.
       - Понятно. Документы при нем есть?
       - Нет, никаких.
       - Ну, это не важно. Грузите его в машину, везите его в отдел. Мы скоро тоже подъедем.
       Отключив рацию, Миша довольным видом спросил: - Ну, как мы его взяли? Со всеми потрохами.
       - Да, - признался Юрий, - я не ожидал, что он так быстро попадется.
       Астафьев по-прежнему сидел там, где и находился весь вечер, в простенке между двумя окнами. Именно оттуда его изображение и транслировалось на экран огромного телевизора.
       - А что ты хочешь? Чтобы у него все получилось? - спросила Ольга.
       - Да нет. Я просто был о нем более высокого мнения. Трюк с датчиком уже у него был, и мы его ожидали. Его засекли около твоей машины, но потом он ушел. Как- то это не похоже на него.
       Юрий на секунду задумался, потом буквально подпрыгнул на месте.
       - Стоп! Мишка, быстро свяжись со своими орлами.
       Тот, еще ничего не понимая, торопливо нажал кнопку вызова.
       - Спроси их, какого роста их добыча, - попросил Юрий.
       - Седьмой, какого роста ваша добыча?
       - Среднего. Примерно метр семьдесят.
       - Что?! - в один голос воскликнули все.
       Первым догадался Астафьев.
       - Быстро все из дома! - крикнул он. Все четверо кинулись к выходу, и когда уже скатывались по лестнице вниз, сверху рвануло пламя взрыва. По затылку Ольги словно ударили горячим кулаком, она покатилась вниз кувырком, затем на нее обрушилось тело Астафьева. Дом сразу наполнился пылью, запахом гари, стало трудно дышать. Они выбрались на улицу, и, бросившись на асфальт за машинами, начали переводить дух.
       - Вот это был как раз наш общий друг Сапсан, - сказал Юрий, поглядывая на горящие окна второго этажа. - Вот в это я верю.
       - А ты говорил - он не повторяется, - попробовал урезать Астафьева Мишка. - Снова из "Шмеля" шмальнул, как в "Соколином гнезде".
       Потом он вскочил на ноги и, выхватив пистолет, начал стрелять по окружающим дачу деревьям.
       - Не смеши белок, Миша, - посоветовал Юрий. - Его там давно нет. Он всегда после работы сразу уходит.
       Астафьев оказался прав. Когда вернувшаяся группа захвата прочесала лес, то не нашла ничего. Они даже с собаками не поняли, по какому пути отходил Сапсан.
      
      
      
      
       ГЛАВА 44
      
       На следующее утро Астафьева огорошили новым сообщением. Лицо Бульдога-Михаила было при этом таким, будто его только что обули наперсточники с привокзальной площади.
       - Наш этот, подсадной киллер, кони двинул.
       - Как это? - не понял Юрий.
       - А вот так. Довезли его до следственного изолятора, заперли в камере. Через час пришли его допросить, а он уже корчится в агонии. Вскрыли его наши доктора, говорят - какой-то отсроченный яд. Десять часов он в организме не действует, а потом происходит какая-то реакция, и человек умирает без вариантов.
       Разговор происходил в здании управления областного ФСБ, в кабинете Миши Бульдога.
       - Сам что ли он отравился? - недоумевал Астафьев.
       - Не знаю. Никакой емкости из-под яда у него не обнаружено. Ничего, кроме воды и сигарет ему не давали. А он взял и крякнул.
       - Весело девки пляшут.
       Но, Бульдог был оптимистом.
       - Зато уже установили его личность. Интересный...
       - Давай угадаю, - предложил Юрий.
       - Попробуй.
       - Бывший офицер, снайпер, опыт боевых действий, недавно уволился из армии. С работой и деньгами очень плохо.
       Бульдог восхищенно крякнул.
       - Сто процентов! Надо тебя к нам на работу перетащить, аналитиком. Валерий Михайлович Кануев, семьдесят восьмого года рождения, воинское звание старший лейтенант, две медали за Чечню, семейное положение - женат, трое детей. Квартиры не имеет, финансовое положение семьи можно охарактеризовать как бедственное.
       - Понятно. Все ниточки ведут в офицерскую среду.
       - Именно. Мы тут отобрали три десятка дел, - он кивнул в сторону заваленного фирменными папками стола. - Не хочешь нам помочь?
       - Почему бы и нет. В первую очередь меня интересуют люди, служившие в одной части с этим Кануевым.
       - Таких нет.
       - Тогда тех, кто в одно время и в одном месте был с ним на Кавказе.
       - Ну, такие имеются. Целых десять человек.
       - Давай.
       Как обычно, Астафьев расположился не за столом, а на диване, закинув одну ногу на лежанку. Судя по фотографиям, ни один из них не походил на того урода, что так точно нарисовала Ольга. Но, это еще ни о чем не говорило. Досье он перечитывал быстро, но натренированный мозг отмечал только то, что нужно было для дела. Через три часа Юрий отложил в сторону три дела, и спросил хозяина кабинета, так же корпевшего над досье: - Миша, а список завсегдатаев тиров уже готов.
       - Да, вот он. Кстати, вот еще и список офицеров, постоянных членов атлетических клубов.
       Юрий внимательно все изучил, и невольно, рассмеялся.
       - Да, бывает же так!
       - Что такое?
       - Три кандидата, и все три ходят в один стрелковый клуб и в один атлетический клуб. Никакой возможности для исключения.
       - Случается и такое, - подтвердил Бульдог.
       - А финансовые дела их не проверяли?
       Миша перешурудил бумаги на своем столе, и хмыкнул.
       - Да, есть кое-что. Не бедствуют все трое. Один совладелец казино, второй владеет строительной фирмой, третий - успешный брокер.
       Юрий напомнил ему о еще одной своей идее.
       - А как на счет последних пополнений счета? Мы могли бы раскрутить его просто по датам крупных поступлений.
       Бульдог только развел руками.
       - Увы, там какие-то проблемы. Наши хитрованы никак не подберутся к банковской системе. Заперто все, все корешки отрублены на выходе. Нужно связываться официально, да через Москву, а это все время.
       - Ладно, придется заняться этим по своим связям.
       Он вытащил из кармана мобильник, и набрал номер Мишки Юдина.
       - Привет, многодетный отец.
       - Почему многодетный? - Снова встал в тупик над одной и той же шуткой молодой хакер.
       - Ну, ты же на этом не остановишься, я тебя знаю.
       - Шуточки у вас, Юрий Андреевич, дурацкие.
       - Ладно, с шуточками завязываю. Вот ты скажи, ты банковскую систему можешь взломать?
       - Какого банка?
       - Понятия не имею. Но, спецы из ФСБ не смогли это сделать.
       У хозяина кабинета начали вылазить из орбит глаза.
       - А что нужно то? - спросил Юдин.
       - Тут три фамилии, записывай.
       Астафьев продиктовал все три фамилии.
       - Нужны последние поступления на их счета за последний месяц. В частности, крупные суммы.
       - Ладно, попробую качнуть такую рыбу. На какой сервак кинуть ее?
       Бульдог торопливо подал ему визитку, и Астафьев продиктовал данные его почтового ящика.
       - Хорошо, постараюсь сделать это сегодня.
       Когда Юрий кончил разговор, Михаил осуждающе покачал головой.
       - Юрий Андреевич, насчет наших дел вы это зря распространяетесь...
       - Знаю-знаю, - прервал его Астафьев, - служебная тайна и все такое прочее. Но этого парня нужно брать на самолюбии. Так бы он кочевряжиться начал, а когда ему сказали, что кто-то не сумел сделать, тут он уж стараться будет не за страх, а за совесть.
       Тут открылась дверь, в кабинет вошли два опера, подчиненные Михаила. Юрий запомнил, что того, что постарше, звали Василием, а вот имя молодого как-то ускользало из его памяти.
       - Ну что? - спросил Бульдог. - Есть успехи?
       - Да, практически, нет, - начал докладывать Василий. - Жена этого самого Кануева показала, что они в последнее время жили очень бедно, муж пробовал заниматься бизнесом, но прогорел. Жили на пособие по безработице, муж еще грузчиком подрабатывал. А тут, позавчера, Кануев пришел домой очень довольный, принес много продуктов, еще десять тысяч рублей деньгами. И вообще, сказал, что скоро он принесет домой много денег, он нашел хорошую, правда, разовую работу. Когда жена начала выпытывать, что за работа, он начал отшучиваться. Единственное, что она выпытала, работу ему нашел армейский друг, с которым муж виделся в Чечне. Имя он не сказал, да она и не спрашивала. Одно только запомнила - муж пару раз сказал странную фразу: - Мы еще с этим соколом полетаем.
       - Соколом? - спросил Бульдог. - Сапсан?
       - Может, это был какой-то позывной у него в Чечне? - предположил Юрий.
       - У Сапсана?
       - Ну да.
       - Все может быть, надо бы проверить.
       В это самое время Сапсан лежал на диване, курил, и думал о своем положении. Было похоже на то, что он хорошо вляпался. Нет, никаких следов он по-прежнему не оставлял. Но Валерий думал о том, что про него знают менты и комитетчики. Он не был знаком с методиками их работ, но понимал, что у них там есть свои наработки, и насколько он теперь прозрачен, насколько нет, было совсем непонятно. Сапсан не оставил ни одного отпечатка пальцев, ни одного отпечатка обуви, всю одежду он сразу после акта уничтожал. Та баба, что видела его в госпитале, должна была погибнуть в том домике в лесу. К тому же он тогда хорошо перевоплотился. Нос с горбинкой, два ватных тампона за щеками, оттопыренная губа - все это изменило его внешность почти до неузнаваемости. Природное искусство перевоплощать голос так же помогало Сапасану. Все, вроде бы, было хорошо. Все. Кроме одного - чувства тревоги. Потом Валерию пришла другая, вполне естественная мысль. Он взял мобильник и позвонил Айзенштайну. Тот ответил быстро, но шум, который мешал разговору, был просто чудовищным. Еврей пытался ему что-то ответить, но Сапсан его не понимал. Тогда он прибег к помощи эсэмэски. "Ты где?" - напечатал он. "Я в самолете, - тут же ответил Семен, - лечу в Израиль. Буду через неделю".
       Сухорученков выругался. Теперь он не мог достать этого хитрого еврея, и обрубить единственную ниточку. И вдруг до него дошло. Айзенштайн что-то понял, а может, узнал. Он уехал, и уехал насовсем. Значит, его обкладывают.
       Неожиданно, откуда-то из подсознания, как пика ломая отработанную годами железную логику, пробился панический страх.
       "Бежать!" Он вскочил на ноги и кинулся к компьютеру.
      
       В это же самое время Астафьев снова перебирал все три личных дела отставных офицеров. Было там что-то, что-то такое, что только что мелькало в их разговоре.
       Наконец он нашел.
       - А Сапсан, это орел или сокол? - спросил он. Бульдог-Миша, разговаривавший в это время с двумя своими оперативниками, не сразу понял вопрос.
       - Какой сокол?
       - Ну, Сапсан, это же не вид? Это просто один из соколиных? Или он к орлам относится?
       Миша напрягся, за ним и его опера. Судя по их лицам, в пернатых они были не сильны.
       - По моему к соколиным. Счас я Аркану позвоню, он у нас все знает.
       Он поднял трубку, и голос его стал до невозможности слащавым.
       - Евгений Михайлович, это Иванов вас беспокоит. Вы не подскажите, сапасан, он относится к соколиным или орлиным? Ага, ага, понятно. Да. Спасибо Евгений Михайлович. Да, по этому делу. Есть одно предположение.
       Он положил руку ни микрофон, и шепотом спросил Астафьева: - Что там у тебя с этим соколом?
       - У одного из них в Чечне был позывной Сокол.
       Миша тут же продублировал.
       - Евгений Михайлович, у одного из них в Чечне был позывной Сокол. Трое. Да, да. Хорошо, сделаем.
       Положив трубку, он заявил: - Аркан предложил установить за всеми тремя наблюдение, а этому Соколу-сапсану вообще сесть на шею.
       На то, чтобы посадить хвост каждому из троицы ушло не более часа. Еще через час комитетчики слушали все телефонные переговоры бывших офицеров. Посты прослушки докладывали один за другим.
       - Объект обедает в ресторане, с каким-то грузином.
       - Мой явно ругается с женой, наблюдаю его в окне.
       - Мой лежит на диване. Встал, задернул окно.
       Еще через полчаса позвонил главный одной из групп наблюдения и сообщил первые новости: - Мой закончил разборки с женой, через три часа улетает в Испанию. Вон, он уже грузит чемоданы в багажник машины.
       - Это кто? - спросил Астафьев.
       - Это тот самый Сокол.
       - Надо его брать, - предложил Астафьев.
       - Надо, значит - будем.
       - Предупреди их, что он крайне опасен.
       - Хорошо, задержание будет жестким.
       Черный "Фольксваген" бывшего лейтенанта несся в сторону аэропорта "Кануевка" на предельной скорости. Нет, он не опаздывал, просто там его должна была уже ждать самая красивая девушка этого города. Две недели в Испании обещали стать для них самыми лучшими в этой жизни. Но, за километр до аэропорта выскочивший из кустов гаишник требовательно взмахнул палочкой.
       - Бл..., тебя только тут не хватало! - выругался отпускник, и, затормозив, сдал машину назад, потом выскочил из салона, на ходу достал из кармана документы и бумажник.
       - Командир, спешу очень! - с ходу начал он. - Самолет под парами стоит, жена уже там волнуется, а я вот билеты дома забыл, ездил домой.
       Стодолларовая купюра заставила инспектора лишь бегло взглянуть на фотографию в правах и тут же вернуть их владельцу. Но, когда нарушитель уже возвращался к своей иномарке, рядом с ним резко остановилась "Газель", и четыре человека в масках и камуфляже в секунду скрутили бывшего лейтенанта, надавали ему при этом ногами и руками по голове, а затем положили окровавленным лицом в грязный придорожный снег. К опешившим автоинспекторам подошел сам Миша-Бульдог, и, показав документы, кивнул в сторону всей заварушки.
       - Задержание особо опасного преступника. Не беспокойтесь.
       Инспектор, в кармане которого уже покоилась стодолларовая купюра, только промычал что-то невразумительное.
       Это не было засадой, комитетчики просто не успевали за своим подопечным, и уже планировали, как они будут брать Сапсана в аэропорту. И тут вдруг такая удача - на пустынной дороге тормозит инспектор, все как по заказу. Сработано было все лихо. Через минуту и Бульдог и Астафьев внутри газели рассматривали свою добычу.
       - Инюков, Михаил Георгиевич? - Спросил Миша, сверяясь с документами задержанного. Тот же старался скованными руками вытереть кровь с разбитого лица. В этом ему помогал один из "авторов" этого "пейзажа", промакивая кровь тампоном.
       - Да. По какому праву вы меня арестовали? - спросил он, с трудом шевеля разбитыми губами.
       - Мы вас еще не арестовали, мы вас задержали, Сапсан.
       Миша, говоря эту фразу пристально смотрел на задержанного, но тот на нее не отреагировал никак.
       - Нет, на каком основании? У меня через два часа самолет, меня там девушка ждет в аэропорту!
       - Девушка? Ай-яй-яй! А как же жена? Она так мило махала вам с балкона.
       Инюков аж всплеснул своими скованными наручниками руками.
       - Какое ваше дело с кем я еду в Испанию, с женой или не с женой!? Это что ж теперь, наказуемое преступление?
       - Это нет. Мы предъявим вам другое обвинение...
       В это время его тронул за руку Астафьев.
       - Миша, останови "Газель", надо поговорить.
       Они выбрались наружу, и, закрыв за комитетчиком дверь, Юрий сообщил Бульдогу: - Это не он.
       Тот опешил.
       - Как это не он? Сам же говорил, что все сходится.
       - А вот так. Сходится по анкетам, но не сходиться по сути. Помнишь, я говорил, что я запомнил у того парня в госпитале только руки?
       - Ну?
       - Так вот - это не его руки. У этого на запястье татуировка - раз. Второе, у того они были такие, музыкальные, с длинными пальцами. А у этого обрубки какие-то - два. И, главное - у него на правой руке нет двух фаланг на среднем пальце. Я эту руку видел вот как тебя сейчас, в сантиметрах от лица. У Сапсана все фаланги были на месте.
       После такого расклада Бульдогу нечего было сказать, кроме цветистой матершины. Потом он закурил, и спросил: - И что же нам делать?
       - Не знаю. Но это точно не он. Надо попробовать его допросить сейчас, может, он скажет что-то про двух своих однополчан.
       - Сухорученко и Авдонова?
       - Да.
       - Хорошо, попробуем.
       Они забрались в "Газель", микроавтобус тронулся, и Миша начал выжимать из задержанного всю возможную информацию.
       - Михаил Георгиевич, где вы были вчера с восьми вечера до трех утра?
       Тот, наконец, остановив кровь, начал вспоминать.
       - Как где, на работе. Как вы, наверное, знаете, работа у меня ночная, я управляющий казино.
       - Да, это верно, но ваши подчиненные говорят, что вы уехали в восемь, и вернулись в три ночи.
       Инютин сморщился.
       - Вот сучки продажные! Никто и не прикроет. Хорошо, я скажу. Криминала там никакого нет. Я был у любовницы.
       - Кто она, сможет она подтвердить ваши показания?
       - Да, может, наверное. Она у меня крупье работает, в ту ночь у ней был выходной, вот я к ней и завалился.
       - Это с ней вы собирались ехать в Испанию?
       - Да, такой кайф мне обломили!
       - Хорошо, если все именно так, как вы говорите. Теперь такой вопрос: вы знаете таких же как вы бывших офицеров: Валерия Сухорученко и Николая Авдонова?
       - Конечно знаю. Я их и там встречал, в Чечне, и тут часто видимся.
       - А поподробней? - попросил Юрий. - Вы ведь служили в разных частях.
       - Да, но гарнизоном стояли в одном месте. С Колькой я там еще сдружился, а Сухорученко видел просто, с месяц мы тогда бок о бок с десантурой терлись. Потом мне вот палец осколком оторвало, и я в госпиталь загремел. В Пейнт-клубе тут уже встретились, смотрю - знакомое лицо. Начал расспрашивать, что и как - оказалось, свой, земеля.
       - У вас там был позывной Сокол? - спросил Юрий.
       - Ну да.
       - А у кого был позывной Сапсан?
       Инютин пожал плечами.
       - Не помню такого. Может, позже. Или раньше.
       Они приехали в управление, провели задержанного в кабинет. В это самое время в аэропорту заканчивалась посадка рейса на Мадрид. Высокая девушка с длинными черными волосами не выпускала из рук мобильник. Судя по ее красивому, но сейчас рассерженному лицу, что-то у ней не получалось. Еще десять минут, и Олеся бы решила, что ее Испания обломилась. Но тут ее под руку взял высокий, пожилой уже человек с благообразной сединой. Он давно уже наблюдал за этой красивой девушкой.
       - Простите, девушка, я вижу, у вас проблемы. Не могу я вам чем-нибудь помочь?
       У Олеси даже слезы брызнули фонтаном.
       - Как?! Человек, с которым я должна была лететь в Испанию, не приехал. Телефон его не отвечает. Один раз покатило такое счастье побывать в загранке, и то обломилось.
       - Да, это не хорошо со стороны вашего кавалера. Скажите, а билет у вас на руках?
       - Да.
       - Ну, тогда в чем дело? Поедемте в Испанию со мной. Я в Барселону по делам на две недели, а вы можете пока пожить рядом, в соседнем номере. Расходы я беру на себя.
       Девушка бросила на старика испытывающий взгляд. Он был староват, но костюм, часы, запонки и дипломат - все было высшего класса. А уж она то, как крупье, в этом разбиралась.
       - Хорошо, я согласна.
       - Ну и прекрасно. Пойдемте на посадку.
       Уже у самого трапа Олеся назло всем выключила свой мобильник, так что звонок Миши-Бульдога относительно алиби Инюкова не достиг своей цели.
       А допрос Инюкова продолжался.
       - А Кануева вы знали? - спросил Астафьев.
       - Кого?
       - Валерий Кануев, из морской пехоты, он был в том же году что и вы в Ведено, с октября по март.
       - Нет. Я же в сентябре получил тот осколок.
       - А Авдонов мог его знать?
       Инюков задумался.
       - Кольку вывели в ноябре, так что, могли там и встречаться.
       Астафьев хотел задать ему еще какой-то вопрос, но тут его мобильник заиграл мелодию Мендельсона. Звонил Юдин.
       - Да, Миша.
       - Юрий Андреевич, к вашим этим банкирам не подберешься. Но есть одна фишка. Один из них буквально сейчас переводит все свои активы в Англию.
       - Сейчас?!
       - Да.
       - И кто это?
       - Сухорученко.
      
      
       ГЛАВА 45
      
       Через полчаса они стояли перед дверью квартиры Валерия Сухорученко. Это была стандартная дверь, железная, с тремя замками. На требовательные звонки Астафьева никто не открывал, да и не было похоже, что кто-то там вообще есть живой. Это подтвердила соседка Валерия, молодая женщина с маленьким ребенком, возвращающаяся с прогулки.
       - Вы к Валерию? А он только что уехал.
       Юрий удивился. Группа наблюдения уверила их, что объект по-прежнему в квартире, никуда не выходил, не звонил.
       - Давно он уехал?
       - Да, минут десять как. Мы шли через соседний двор, смотрим, он в машину садится.
       - На чем он уехал?
       - На своей машине, у него такой бежевый "Хондай".
       Тут же эти данные были переданы в управление, а потом "Хондай"-Соната с номером три тройки, была объявлена в перехват. К этому времени с двенадцатого этажа спустился один из группы наблюдения.
       - Через чердак ушел, там замок открыт, и керамзит на площадку вывалился.
       Группе захвата оказалось легче проникнуть в квартиру Сухорученко со стороны окна, чем ломать массивные двери. Как оказалось, это был удачный ход, так как со стороны двери была привязан адский набор из толовой шашки, запала от гранаты, и канистра с бензином. Все это было подвязано к электронному таймеру, и до взрыва оставалось всего пятнадцать минут. Если бы дверь не начали ломать в течение часа, то все равно взрыв и пожар были бы неминуемы. На обезвреживание всего этого добра ушел час, и только потом Астафьев вошел в квартиру отставного лейтенанта. Он сразу прошел в комнату, посмотрел на рабочий стол Сухорученко. На нем все было в идеальном порядке - органайзер по центру, справа чистая бумага, по центру ноутбук. Да и в самой комнате не было никакого беспорядка, хотя хозяин собирался в большой спешке.
       - Это Сапсан, - вслух сказал Астафьев.- Заберите ноутбук, и все бумаги. Обыщите квартиру на предмет документов и оружия.
       - А на кухне целая лаборатория по изготавлению ядов, - сказал один из оперов. - Там такие книги по химии, я и не знал, что бывают такие.
       На всякий случай задержали, и вежливо попросили проехать с ними и третьего подозреваемого, Авдонова. Тот неожиданно признался, что знал по Чечне не только Сухорученко, но и Кануева. К тому же он припомнил, как Валерий Сухорученко как-то восхищался сапсанами.
       - Мы тогда выехали вниз с гор, в равнину, и там летало несколько хищников, орлы там всякие, соколы. И вот он сказал, что сапсан из всех них самый быстрый. Разгоняется там до какой-то дикой скорости, на лету прямо долбит жертву, и все. Один удар - и готово.
       - Да, он просто орнитолог какой-то, - заметил Миша-Бульдог.
       - Да нет, так он неплохой мужик, суховатый только.
       - Как это, суховатый?
       - Ну, мы пятнадцатого февраля все встречаемся в кафе "Баграм". Там и афганцы, и мы, чеченцы. Он тоже приходит, но выпивает только сто грамм за погибших, а потом весь вечер пьет только минералку.
       - Вы с ним виделись и в тире, и в атлетическом зале. Как он как боец?
       Авдонов с уважением покачал головой.
       - Крутой! Мы же с ним и в одну пейнт-больную команду входили. Так вот, пока он с нами там мутился, нас никто победить не мог. Потом он перестал ходить, и все! И медали мы упустили, и кубок продули. У него башка оставалась холодной в любой ситуации.
       В этот же день раскололся и Михаил Хомутовский - Хомут. Дожал его сам Аркан. Он убедил главу охранного агентства, что одному ему сидеть на скамье подсудимых как-то не с руки. Тем более, что все его подчиненные уже начали говорить.
       - Сапсана первый раз мы наняли год назад, когда надо было убрать директора Вазовского завода запчастей Амирамова. До этого наши пытались что-то сделать, но все бестолку. Машина у того бронированная, охрана была из бывших ваших, конторских. Он хлопнул его на даче, через форточку, наповал. Следов никаких, все чисто. Нам это понравилось, начали с ним часто работать.
       - Сколько всего было таких заказов.
       Хомут подсчитал в уме.
       - Восемь. Из них он не смог выполнить только один, последний.
       - Это по Астафьеву?
       - Да.
       - А почему вы так упорно его пытались убрать? Он же почти ничего не знал.
       - Ну, а мы то откуда это знали? Потом уже разобрались, что зря икру метали.
       - Но, почему тогда заказ не отменили?
       Хомут явно не понимал вопроса полковника.
       - Почему на него покушались и три дня назад, и позавчера? - пояснил Аркан.
       - Третьего дня я уже сидел у вас, в камере, - напомнил Хомут.
       - Кто же тогда подтверждал заказ?
       - Не знаю. Не в курсе.
       В это время Астафьев был в том самом знаменитом отделе "К". Как Юрий и предполагал, перед уходом Сапсан стер с диска всю информацию. Кроме того, он рассчитывал, что пожар уничтожит все следы, в том числе и ноутбук.
       - Ничего, сейчас этих хитрых программок, чтобы восстанавливать информацию, масса, - утешил Астафьева молодой, полноватый парень в очках с толстыми линзами.
       Через час он действительно, с довольным видом показал на экран.
       - Вот, читайте, что хотите.
       - Тут должны быть какие-то денежные поступления за последнюю неделю. Круглые суммы в валюте.
       Эксперт подтвердил.
       - Есть такие. Вам распечатать?
       - Да, лучше все.
       Через десять минут Астафьев показал эту бумагу Хомуту. Тот подтвердил:
       - Да, это наши перечисления. Только минус двадцать процентов. Но, вот про эти выплаты, - он ткнул пальцем в последние две суммы, - я ничего не знаю.
       - А кто еще знал эту систему вашей связи с заказчиком? - спросил Аркан.
       Хомут что-то прикинул в голове, и назвал две фамилии. Обе были хорошо известны Астафьеву.
       Попытка выйти на неведомого заказчика с помощью посредника не удалась. Знойная брюнетка с большим торсом, открывшая дверь в квартире Семена Айзенштайна сообщила неутешительную весть: - Сема поехал на историческую родину на недельку, вернется месяца через два-три.
       Сема вряд ли бы приехал, даже если бы знал, какой бардак ему навели в квартире и офисе эти люди в штатском. Среди этих штатских был и Астафьев. Его больше всего интересовали записные книжки хитроумного еврея. И он нашел то, что нужно. Напротив фамилии Сухорученко стояли ряды ровных цифр. Две последних были отмечены жирными восклицательными знаками. Юрий начал считать, и понял, что Айзенштайн все же надул своего напарника. Последнюю сумму он полностью взял себе. Она была вообще запредельной - двести тысяч долларов. А затем до Юрия дошло, что эта сумма пришла уже после последнего на него покушения. Кто-то явно знает, что он живой, и по-прежнему хочет его убрать.
      
       ГЛАВА 46
      
       В этот раз Астафьев впервые за несколько дней ночевал в своей квартире, спал в своей кровати, и даже со своей женой. С Ольгой они могли ругаться, расходиться, но когда долго не виделись, страсть у них вспыхивала с прежней силой. Уже глубокой ночью, отдыхая после затянувшегося сеанса любви, Юрий признался: - Знаешь, а я, наверное, действительно меняюсь.
       - Это как?
       - Сколько дней тебя не видел, а вот даже ни одной девушки вокруг не заметил.
       - Что, милый, проблемы со зрением? Очки я тогда тебе носить не дам.
       Астафьев засмеялся.
       - И не надо. Женщину я узнаю и по запаху...
       В это время где-то под окном грохнуло нечто, похожее на выстрел. Юрий рывком сел на кровати, прислушался.
       - Ну, ты чего? - спросила, задремавшая, было, Ольга.
       - Это что было?
       - Да, петарда, что еще то.
       Подтверждая его мысль, где-то чуть подальше рванул еще один такой микровзрыв, затем - совсем вдали, еще.
       - Пацаны балуются, - сказала Ольга. - Ты то чего вздернулся?
       С облегчением переведя дух, Юрий упал на подушку.
       - Нервы ни к черту. Как думаешь, он больше не будет пробовать убить меня?
       Вот теперь поднялась Ольга.
       - Ты что, с ума сошел? Нет, конечно. Мы же про него все знаем, он же теперь как загнанный волк. Вон, сегодня даже по телевизору его фоторожу показывали. Ему сейчас отсидеться где-нибудь, да уйти. Вот о чем он думает. Так что ложись спать, завтра мне подниматься в семь.
       Ольга была права, Валерий Сухорученко, или киллер по кличке Сапсан, уже не помышлял о каких-то высоких материях. Ему теперь было главное - выжить. Но он был гораздо ближе к Астафьеву, чем предполагал тот - в Кривове, на соседней улице с домом Астафьева. Эту однокомнатную квартиру он снял, когда начал охоту на заказанного подполковника. Сапсан рассчитывал использовать ее только раз, но когда спешно пришлось уходить от группы захвата, то оказалось, что это самая лучшая норка, куда он только может залечь. Избавившись от своей машины, он на маршрутке добрался до Кривова, и в квартиру проскользнул уже ночью. Увидев свое изображение на экране старенького телевизора, Сапсан не запаниковал. И хозяева квартиры и случайные свидетели видели не лысоватого интеллигента в очках, как на снимке, а волосатого и усатого мужика, этакого типичного работягу, в пропахшей машинным маслом ковбойке, в давно не стираных джинсах. Хозяевам он представился как крановщик, приехавший на стройку на месяц. Так что, какое-то время он мог спокойно передвигаться в таком облике по городу. Плохо было одно - он не имел документов. Вообще никаких. Свои он уничтожил, кроме загранпаспорта, но показать его он не мог, это была его ксива для заграницы. Без него он бы не снял свои деньги. В свое время это Валерия как-то не заботило, и теперь он жалел, что так беззаботно относился к своему будущему. Все-таки он относился к своим киллерским подвигам как к хобби, и никак не думал, что ему со временем придется вот так вот скрываться.
       Документы надо было добывать. На ум Сухорученко приходили два способа - купить, и украсть. Первый был с виду попроще, но на самом деле и трудней, и опасней. Он ведь не знал, у кого можно купить хорошую ксиву. Там и припалиться было гораздо проще. Оставалось одно - украсть. Но где? Вскоре ему пришла в голову одна мысль, и он даже рассмеялся, насколько она была дерзкой и простой.
       На следующее утро он оделся, долго и тщательно гримировался. Особенно Сапсан опасался за свои роскошные, казачьи усы. Хоть клей и был профессиональным, но на улице стояла июльская жара, и Сапсан боялся попасть в ситуацию Лёлика из "Бриллиантовой руки".
       В паспортном столе был как всегда людно, и он сначала постоял в одной очереди, потом в другой. Чтобы не сильно привлекать внимание, он по очереди спросил и там и там кто последний, затем, где меняю паспорта, отошел в другую очередь. Прошел час, другой, Сапсан несколько раз выходил покурить на крыльцо. Пока он не видел никого, у кого можно было незаметно стырить паспорт. Все были либо более молодого возраста, либо наоборот, слишком преклонного. Но, менно с крыльца Сапсан увидел как в сторону паспортного стола движется высокий, рослый мужчина лет тридцати в белых брюках и белой рубашке. Он был широкоплеч, мощная шея подтверждала хорошую форму, но главное было не в этом. Черты его лица неуловимо напоминали Сапсану что-то знакомое. И, только когда он уже начал подниматься вверх, Валерий понял, что незнакомец напоминает ему самого себя. Точно такой же тип лица, с высоким и широким лбом, с длинным носом, с остроконечным подбородком. Брови были шире и длинней, у них была другая форма, уши больше оттопыривались, но это все было уже несущественно. Это Сапсан мог и изменить. Выкинув сигарету, он, словно на автопилоте, двинулся за белоснежным красавцем.
       А тот, пройдя между расступившихся посетителей, уверенно вошел в дверь с надписью "Начальник паспортно-визовой службы". Пробыл он там минут десять, а когда вышел, в руках у него была синяя книжица загранпаспорта. Подув на свою роспись, он двинулся обратно к выходу. И тут, на крыльце он столкнулся с другим, хорошо известным Сапсану человеком.
       - Александр, это что вы к нам, случайно не с явкой с повинной прибыли? - со смешком спросил "белоснежного" фраера Юрий Астафьев. Тот в ответ заржал.
       - Шутите все, Юрий Андреевич? Я теперь от прежнего отошел, все, по стрелкам больше не бегаю. Хватит.
       - Да знаю-знаю. Совладелец торгово-закупочной фирмы "Аристон". Деньги Арика Мелконяна, крыша твоя - Саши Стасова.
       Он глянул на паспорт в руках "белоснежного".
       - Что, в загранку собрался?
       - Да, надо прокатиться по европам, уж очень я люблю путешествовать. А вы часто в загранке то бываете?
       - Редко, но метко. Кроме Кипра и не был нигде.
       - А я вот в Лондон собрался. С женой. Не были в Лондоне?
       - Нет, не был. Мне больше нравится Париж.
       Он сухо кивнул собеседнику и прошел в здание. Сапсан услышал, как Саша пробормотал себе под нос: - Сука ментовская. Нос еще воротит.
       Сапсан буквально разрывался между этими двумя людьми. Ему надо было пасти этого лощеного бандита, но словно на магните Валерий сделал два шага за Астафьевым, и только потом, взяв себя в руки, последовал за Стасовым. Тот, выйдя за ворота милиции, уселся в шикарный внедорожник, черный "Ниссан", и круто развернувшись, умчался. Сапсан заметил, как пристально рассматривал проход Стасова один из мужичков, разместившихся на скамейке рядом с милицией. Он сел рядом, достал сигареты, и сделал вид, что у него нет зажигалки.
       - Дай прикурить.
       Тот сунул ему свою сигарету, и, затянувшись, Сапсан сказал, как бы в пространство: - Везет же людям! Вон, на каких тачках катаются. А тут на "Запорожце" деда приходиться ездить.
       - Да, это же Саша Стасов, известная сволочь. Он моего сына разорил. Тот магазин свой открыл, а этот тут же наехал, он тогда под Столяром ходил, платить начал заставлять. Ну, мой гордый был, еще бы - десантник, сержант, ветеран Чечни. Да только гордость его быстро обломали, и самого его так избили, что он полгода по госпиталям валялся, и магазин его сожгли. Сколько он тогда по всяким конторам пороги обивал, и ничего. А эта сволочь вон, поднялся как гриб, машины как перчатки меняет. Дом себе отгрохал трехэтажный с башенками, с синей крышей.
       - А где у него дом? - торопливо спросил Сапсан. - В Железногорске, поди?
       - Зачем в Железногорске, у нас, в Синевке, на берегу реки. Он там один такой.
       - А, этот! - Якобы припомнил Валерий.
       - Ну да, замок то. Один он там такой. И не пришибет ведь никто его.
       На самом деле Сапсан понятия не имел, где находится эта самая Синевка. Он еще немного посидел с мужичком, а потом вернулся в паспортный стол. Народу там убавилась, но не это сейчас привлекло внимание Сапсана. Ему был нужен тот подполковник, хотя он и не знал, почему. Внаглую заглянув во все двери, он убедился, что в паспортном столе его нет. Тогда он поднялся на второй этаж. Уже по табличкам на кабинетах он понял, что здесь разместился следственный отдел. Сапсан, вертя головой и читая таблички, прошелся по коридору. Была там дверь украшенная фамилией его упрямой жертвы, но дверь оказалась запертой. Дойдя до конца, он развернулся и пошел назад. При этом Сапсан засмотрелся на дверь с заветной надписью: "Астафьев Ю.А." и неожиданно столкнулся с выходящим из другого кабинета Астафьевым. Тот, открыв дверь, заканчивал с кем-то разговор, и поэтому никто из них не успел избежать столкновения. Они оказались одного роста, и стук двух черепов был подобен звуку столкновения двух березовых поленьев. Болезненно вскрикнув, они отшатнулись друг от друга, и замерли, потирая лоб.
       - Куда ж ты так несешься?! - с раздражением заметил Юрий.
       - Извините, засмотрелся.
       - Что ж вы тут такого интересного нашли?! - накинулся на него Юрий. - Это вам не зоопарк. Вы что тут вообще делаете?
       - Да я по повестке, к следователю Гороховой.
       - Горохова в последнем кабинете.
       - Спасибо.
       Астафьев обернулся, чтобы уходить, он уже сделал шаг вперед. У Сапсана возникло дикое желание догнать свою упрямую жертву и воткнуть ему под лопатку нож. Но тут открылась дверь позади него, и выскочившая в коридор пышная блондинка закричала в след Астафьеву.
       - Юрий Андреевич, Юрий Андреевич! Как хорошо, что я услышала ваш голос! Подпишите мне рапорт на отпуск!
       - Потом, Лена, потом! Меня Панков срочно вызывает. Буду через час, может быть.
       Блондинка состроила злую гримаску.
       - Через час! Я совсем, что ли, не буду отдыхать в этом году?
       Потом она заметила человека с явно пролетарской внешностью.
       - Что вам, мужчина?
       - Да мне тут следователь нужен, - Сапсан лихорадочно перебирал фамилии, а потом вдруг понял, что нужно говорить, - Астафьев какой-то.
       - Если он вам нужен, то ждите его целый час. А то и больше. Вот он, только что ушел.
       - Как жаль, просто невезуха, - пробормотал Сапсан, почесывая лоб. Он прилично болел, более того, под пальцами прощупывалась явно разрастающаяся шишка.
       Точно такая же проблема была и у Астафьева. Он, приглушенно матерясь, машинально поглаживал шишку все время совещания. Это заметил даже Панков.
       - Астафьев, что это у вас за шишка такая на лбу? Жена поставила сковородкой?
       - Да нет, сейчас столкнулся лбом с каким-то козлом в коридоре отдела.
       - Ладно уж, не шифруйтесь. Мы же знаем, какой характер у Ольги Леонидовны. Кстати, Юрий Андреевич, ты, почему игнорируешь совещания следственной группы по делу гаишников?
       - Как, я, разве, еще числюсь в ней? - удивился Юрий.
       - А как же! Моего приказа никто не отменял. Завтра жду в девять, приедет Мишин. Будем подводить итоги двухнедельной работы, намечать план дальнейшего расследования.
       Астафьев поморщился. Слушать накачки полковника было не самым радостным делом на этой земле.
       Шишку на лбу мужа заметила и Ольга, причем сразу, как только вошла в квартиру.
       - Так, это что такое? - спросила она, ткнув пальцем в лоб мужа.
       - А, ерунда, бандитский лоб, - попробовал отшутиться Юрий.
       - Нет, ты не отшучивайся. Кто это тебя так хорошо приласкал?
       - Все думают на тебя.
       - Я польщена. А на самом деле?
       Рассказ Астафьева заставил Ольгу только иронично вздохнуть. Прокомментировала она столкновение в коридоре уже во время ужина.
       - Ты, Астафьев, прямо как ребенок. С каждым годом все глупей и беззащитней. Тебя хоть на работу сопровождай, за ручку как маленького.
       После ужина Ольга уткнулась в компьютер, а Астафьев снова занялся юдинским досье. Он, не надеясь уже его собрать как оно было, просто перекладывал бумажки, стараясь понять, что же в свое время его так заинтересовало. И уже в первом часу ночи, когда Ольга уже спала, он нашел ту бумажку. Он прочитал ее, и засмеялся.
       - Боже мой, это же так все просто!
       Он представил, как преподнесет все завтра, на совещании у Панкова, и даже похвалил себя: - Ну, ты зверь, Астафьев.
       Но, утром ему не пришлось удивлять кого-либо.
      
       ГЛАВА 47
      
       Когда Астафьев отходил ко сну, Сапсан только вышел на свою жестокую работу. Вчера днем он взял такси, и под предлогом поиска дома своего напарника, крановщика, прокатился по окраинам Кривова.
       - Так где этот твой дом? - уже не скрывал раздражение таксист.
       - Да бис его знает! Лешка сказал только, что рядом с ним трехэтажный дом под синей крышей.
       - Это замок Стасова, что ли?
       - Да не знаю я! Не местный я.
       - Ну, так бы сразу и сказал, что замок! Его ж со всей округи видно.
       Да, этот дом действительно был виден издалека. Построенный из дико дорого красного кирпича, с фигурной кладкой, с боковыми, зубчатыми башенками по углам, он действительно напоминал замок.
       - Ого, кто это у вас так хорошо живет? - спросил Сапсан, доставая деньги.
       - Да, бандит один! - зло сморщился таксист. - Из рэкетиров выбился в бизнесмены. Ну, где твой этот дом?
       - А вот он! - делано обрадовался Сапсан. - Вон, сам Лешка на крыше сидит.
       Какой-то мужик в самом деле, балансируя на коньке, ставил антенну. Сапсан расплатился с таксистом, зашел в ограду к верхолазу, и спросил, где тут живет Мишка Селезнев. В ответ тот замотал головой.
       - Нет у нас таких?
       - А какая эта улица?
       - Самарская.
       - Самарская?! - изобразил удивление Сапсан. - Эх, а мне ж Саратовскую надо! Как же я такси отпустил! Просил же его, отвези на Саратовску. Вот гад!
       До вечера Сапсан крутился около дворца Стасова. Кроме самого Стасова, он определил еще троих жильцов "замка" - женщину и двух девчонок, явно двойняшек. Он точно установил, что камер наружного наблюдения нет, зато имеется целый выводок собак. Это Валерия не смутило. Он снова вызвал такси и уже через полчаса колдовал в резиновых перчатках над самой вкусной колбасой, что он нашел в местном магазине.
       Уже ночью он вышел из дома, и вряд ли кто узнал его на этот раз. На нем была синяя, слегка потрепанная форма с надписью "охрана", такое же фирменное кепи, на ногах кроссовки. Половина работников охранных фирм ходила в таком виде.
       Машину он брать не стал, хорошо изучил маршрут за эти поездки и за полчаса дошел до нужного ему дома. Собаки охотно сожрали его приманку, и вскоре жалобный скулеж донес до ушей Сапсана как им плохо. Тогда он перепрыгнул забор, и, пользуясь архитектурными излишествами замка, быстро вскарабкался на балкон. Несколько минут он стоял, прислушиваясь, а потом осторожно нажал на ручку замка, и она легко подалась. Тогда он вытащил нож, и шагнул вперед.
      
      
       В семь утра их разбудил телефонный звонок. Трубку взял Юрий.
       - Да, Астафьев.
       - Извините, Юрий Андреевич, Ольгу Леонидовну можно позвать к телефону.
       - Да, конечно.
       Астафьев, передав трубку, откинулся на подушку, пытаясь добрать свои минуточки сна, но это не удалось.
       - Хорошо-хорошо, я сейчас приеду. Нет, на своей машине. Кошмар, - сказал Ольга, кладя трубку.
       - Что такое?
       - Стасовых убили.
       - Кого?!
       - Ну, этого, Сашу Стасова, его жену и детей.
       С Юрия сон слетел мгновенно, он просто подскочил с кровати.
       - Черт, я же его вот только вчера видел, в паспортно-визовом! Он так хорошо выглядел, весь в белом. Еще что-то говорил о том, что собрался в загранку, у него даже паспорт был в руках.
       - Поедешь со мной? - спросила, одеваясь, Ольга. Юрий, хоть и не любил в последнее время подобные мероприятия, согласился.
       - Хорошо, только мне сегодня в девять на совещание к Панкову. Забросишь меня к нему потом?
       - Ладно.
       Во дворе "замка" Стасова было полно народу. Конечно, присутствовал и Колодников, он по-прежнему исполнял обязанности начальника угро. Как всегда он был недоволен всем происходящим.
       - Нет, кто-нибудь снимет эту тряпку оттуда! - кричал он, показывая рукой на какой-то клочок на колючей проволоке.
       - Ну, счас-счас, снимем! - Николай Сычев обратился еще к одному оперу. - Паша, помоги, ты то ее достанешь.
       Паша Зудов действительно сумел дотянуться до тряпки.
       - Камуфляж, синий, - определил он, отдавая добычу криминалисту.
       Увидев и.о. прокурора Колодников тут же подошел к Ольге с докладом.
       - Здравствуйте, Ольга Леонидовна. Привет, Юрий.
       - Кто их обнаружил? - спросила она.
       - Сестра жены. Она приехала поездом из Питера в шесть утра, удивилась, что ее не встретили. Позвонила - никто не отвечает. Тогда взяла такси. Она смотрит через решетку калитки, а там собаки дохлые лежат. Тогда она и запаниковала. Начала звонить в милицию, приехали гэнээрщики, один из них вскарабкался на балкон, глянул внутрь - а там тело женщины в луже крови.
       - А дверь входная, что же, была заперта изнутри? - спросила Ольга.
       - Да. Все три двери.
       Они еще с полчаса стояли во дворе, обсуждая все происшедшее. Наконец из дома вышел Сычев и кивнул головой.
       - Можно заходить.
       Сам он пошел первым, словно гид комментируя все происходящее.
       - Похоже, киллер проник в дом через тот же самый балкон. Другие все окна и двери были закрыты, дом даже на засов. В темноте он сразу наткнулся на тещу Сашки, та ночевала как раз в этой комнате. Убита одним ударом ножа, он его там и оставил. Но, похоже, она все же успела крикнуть пред смертью. Тело самого Стасова мы нашли в коридоре, он выскочил из спальни с ружьем в руке. Пустить его в ход он не успел.
       Они как раз подошли к телу хозяина дома. Он лежал на спине, в одних плавках, мощная его фигура рельефно выделялась на светлом линолеуме. Рядом лежало ружье. Уже проходя мимо, Астафьев рассмотрел во лбу Стасова красную точку пулевого ранения.
       - Всего один выстрел? - удивленно спросил он.
       - Да. Точно в лоб. Потом киллер пошел дальше.
       Они прошли до конца коридора, и увидели, что одна из башен замка на самом деле представляла из себя винтовую лестницу. Отсюда можно было спуститься или подняться на любой этаж здания. А Сычев продолжал.
       - Жена Стасова каким-то образом ускользнула от киллера, забежала в детскую на третьем этаже, схватила обоих дочерей и побежала вниз по лестнице к черному ходу. Он догнал их у самой двери, и выпустил в них целую обойму. Жену еще добил потом, перерезав горло.
       - Вот фашист, - пробормотала Ольга, рассматривая сверху картину бойни около черного выхода. С телами девочек как раз возился медэксперт, Эдик Крылов.
       - Эдик, когда это было? - крикнул ему сверху Колодников.
       - Часов пять назад. Он не смог убить их сразу, потому что мать прикрывала детей своим телом.
       Эдик, прихрамывая, начал подниматься наверх.
       - Представляю, как они все тут кричали, - тихо сказал он, и пошел дальше.
       Похоже, что все увиденное произвело впечатление даже на невозмутимого Эдика,
       - Что ему тут было надо? - спросила Ольга. - Заказ?
       - Не похоже. Зачем надо было убивать всю семью?
       - Там сейф открытый, похоже, он похитил все Сашины бабки и драгоценности, - пояснил Сычев. - Кстати, он тут наследил. Два отпечатка на стене.
       - Пойдем посмотрим сейф, - предложил Колодников.
       Сычев провел их на третий этаж. Там, в бильярдной, в одной из трех несущих колонн был встроен небольшой сейф.
       - Как он его нашел то? - спросил Юрий, рассматривая хитроумное сооружение.
       Дверца сейфа была замаскирована под одну из мраморных плит, которыми и был отделан весь этот зал.
       - Специалист, - высказал свое мнение Зудов.
       - А, может, знал, где он находится?
       - Тогда у него была точная наколка.
       - Что у тебя, Сашка? - спросил Сычев одного из своих криминалистов, как раз возившегося с дверцей сейфа.
       - Есть тут пальчики, и один точно принадлежит киллеру.
       - Откуда ты знаешь?
       - А он в крови. Сами ключи все в крови. Вот на брелке один остался.
       Сашка ткнул пальцем в солидную связку ключей, торчавшую из замочной скважины.
       - А почему на них кровь? - удивился Колодников.
       Эксперт пожал плечами.
       - Это уж ваше дело установить - почему они в крови.
       Они проработали в замке Стасова до обеда, и, естественно, ни на какое совещание к Мишину не попали. Панков пробовал звонить и Колодникову и Астафьеву, но за них отвечала Ольга.
       - Нет, они мне нужны здесь, на месте преступления.
       - Хорошо, Колодников пусть остается, но Юрия Андреевича отпустите, - умолял полковник.
       - Нет, он важный свидетель, он видел Стасова в день убийства. И вообще он сейчас занят очень важным делом.
       А Юрий в это время перебирал документы, найденные в сейфе. Кроме всего прочего, были там и несколько видов паспортов. Астафьев, невольно вспомнил, как с такой же вот, синей книжкой видел недавно покойного Сашку. Единственное, что удивило его - не было как раз того самого, международного паспорта Александра Стасова. Зато рядом лежали билеты на самолет.
       - Андрей! - крикнул Юрий. - А где у нас барсетка Стасова?
       - В прихожей, - Колодников отозвался откуда-то издалека. - Дай ее только моим орлам пальчики обработать.
       - Да обработали мы уже ее, - вмешался в разговор один из криминалистов, - можно трогать.
       Через минуту Астафьев аккуратно выкладывал из барсетки все, что было там. Там был второй набор ключей, права, паспорт, но обычный, российский. А вот международного паспорта не было. Это озадачило Астафьева. Он снова поднялся наверх, просмотрел все документы Стасовых, затем взял авиабилеты. Судя по ним, Стасов с женой должны были вылететь в Лондон через три дня. Юрий пошел вниз, там, где в прихожей сидела заплаканная сестра жены Стасова.
       - Простите, как вас зовут? - спросил он.
       - Оля.
       - Скажите, Оля, вы в курсе, что ваши родственники собирались лететь на отдых, в Европу?
       - Да. Я за этим и приехала. Наташа мне позвонила, попросила, чтобы я приехала, посидела с детьми. Мать прибаливала в последнее время, а чужих в дом она опасалась нанимать.
       - Что, сама тут была за прислугу? - удивилась подошедшая к ним Малиновская.
       - Да, а что ей делать-то? Она у нас всегда была слишком простовата. Девять классов кончила и замуж выскочила за этого Сашу. Нигде и не работала никогда. Все только в этом "замке" и хлопотала.
       Юрий отвел Колодникова и Ольгу в сторону.
       - Я не могу найти паспорт самого Стасова, - сказал он.
       - В барсетке же был? - удивился Андрей.
       - Да нет, не этот, международный. Я сам видел вчера в его руках, новенький. Через три дня они должны были улетать в Англию, там все подготовлено, и билеты на самолет, и чеки "Американ-экспресс". Нет только денег, драгоценностей и этого паспорта.
       - Ну, значит, киллер прихватил его машинально, вместе с деньгами, - предположил Колодников.
       - Да как его прихватишь машинально? - спросил Юрий. - Это тебе не фантик.
       - Ты поищи еще. Может, сам Стасов бросил его куда машинально. В сервант там, или на кухне где, - посоветовала Ольга. - Вспомни, как сам в прошлом году искал права. И где их тогда нашли? В ванной, на полочке для полотенец. Может, и он такой же был.
       Но, тщательные поиски ничего не дали. Паспорт исчез.
       Вскоре пришел местный участковый, Андрей Мысин. Со дня пожара он немного оправился, хотя левая рука до сих пор была перебинтована.
       - Я расспросил тут соседей, - докладывал он, - вчера вечером вокруг дома ошивался какой-то тип. Высокий, широкоплечий, с длинными волосами и казачьими усами. Одет был в джинсы и рубаку в крупную клетку. Мужик, что живет тут за два дома, дядя Ваня, сказал, что он заходил к нему, и спрашивал адрес, что за улица. Якобы он должен был приехать на улицу Саратовскую, а привезли его сюда, на Самарскую. Долго ругался, но уехал не сразу, а еще с полчаса ходил рядом. Этот, дядя Ваня, ездил к брату на велосипеде, и видел его на соседней улице, тот, похоже, с той стороны присматривался к дому Стасовых.
       - А кто его привез сюда? - спросил Ольга.
       - Такси.
       - Какое?
       Мысин пожал плечами.
       - Это он не запомнил. Помнил только модель машины: синяя "десятка" и шашечками на боку.
       - А шашечки какие? Желтые? - поинтересовался Колодников.
       - Да.
       - Тогда это такси "Десятка". Они только на таких машинах катаются. Надо позвонить туда, и узнать, какая машина ездила на этот вызов. Паша, займись.
       В три часа дня на место происшествия приехал Панков.
       - Ну, что гвардейцы! - в сердцах сказал он. - Вам то хорошо, вы тут работаете, а мне то за что все это от Мишина выслушивать? На совещании сидели втроем, я Логунов и Попов. Представляете, что мы услышали от полковника?
       Все невольно хмыкнули. Словарный запас Мишина был им хорошо знаком.
       - Ну, что нарыли по этой мокрухе?
       Докладывать взялся Колодников.
       - Убийца был, скорее всего, один. Он отравил собак, потом перелез через забор, через балкон второго этажа проник в дом. Там он убил всех, открыл сейф, забрал деньги и драгоценности...
       - Много? - прервал Панков.
       - Ну, как показала сестра, там одних драгоценностей было тысяч на сто. Долларов. Хранили они там и деньги, и в долларах, и в рублях. Так что, добыча солидная.
       - Как думаете, это заказ, или просто парень шел на гоп-стоп? - поинтересовался Панков.
       - Да, кто его знает. Непонятно, почему он вообще убил тут всех. Зачем это надо было? - Колодников был в недоумении.
       - Они его, значит, хорошо рассмотрели, - высказался Юрий. - Может, он был их знакомым?
       - Так это как, заказное убийство или просто ограбление? - продолжал недоумевать Панков. Никто ему ничего ответить не мог, все пожимали плечами.
       - Если заказ, то его мог нанять Арик Мелконян. Надоел ему такой напарник, который деньги не вкладывает, а только качает, - предположила Ольга.
       В это время в калитку вошел Паша Зудов.
       - Нашел я того таксиста, что подвозил сюда этого парня. Он описал его точь в точь, как и этот его, - он кивнул в стороны Мысина, - дядя Ваня. И рубаха такая же, и волосы. Только ему он говорил, что едет к другу, но не знает адреса. И, якобы этот самый дядя Ваня, он называл его Сашей, и есть его друг.
       - А тот говорит, что видел его первый раз, - напомнил Мысин.
       - Похоже, приметы подозреваемого у нас есть, - решил Панков.
       Тут около калитки остановилась милицейская машина, из нее вылез криминалист Николай Сычев. С час назад он куда-то уехал, и вот только вернулся. Еще когда только криминалист вошел в калитку, Юрий отметил, что Сычев просто сияет, как золотая монета. Тот подошел к беседующим, и, откашлявшись, начал говорить. При этом он обратился не к Панкову, как к старшему по званию и должности, а как раз к Астафьеву.
       - Юрий Андреевич, интересные новости для нас всех, и для вас лично. Те отпечатки с кровью, в прихожей на стене, и на брелке ключей, на самом деле принадлежат убийце. В картотеку его занесли совсем недавно, но вы его хорошо знаете. Это Валерий Сухорученко - Сапсан.
      
      
       ГЛАВА 48
      
       Эти слова были неожиданны для всех, но Астафьев просто пришел в шоковое состояние.
       - Как это Сапсан? - переспросил он. - Откуда он здесь? Это точно?
       - Да, сомнений нет. Компьютер сразу выдал его данные, сто процентов сходства. Его же данные вот только занесли в базу, буквально вчера.
       Юрий потер лоб, машинально рука его коснулась шишки. Эта боль вызвала цепную реакцию, просто вспышку в памяти.
       - Черт! А ведь я видел его вчера! - воскликнул он. В ответ на недоуменные взгляды коллег он начал вспоминать.
       - Ну, помните, того хрена, с которым я столкнулся в коридоре!? Шишку я с ним на лбу заработал? Так вот он полностью подходит под описание того мужика, что крутился вокруг замка Стасова. Волосы у него были такие, густые, под битлов, и усы пышные, скобочкой. Точно! И рост, и фигура Сапсана.
       - Зачем же он тогда приходил в милицию? - спросил Панков. - Это же бред. Сам прийти в ловушку. Это же опасно. Проверили бы документы, и все.
       - А ведь у тех, кто идет в паспортный стол, у них документов не спрашивают, - напомнил Зудов.
       - Да, это если кто идет в отдел, налево, у тех только проверяет.
       - Неужели он приходил по твою душу, Юрка? - спросил Колодников.
       Астафьев отрицательно покачал головой.
       - Если бы он пришел по мою душу, то сегодня ночью он убил бы меня, а не Сашку Стасова. Стоп!
       Вот теперь Астафьев понял все. Вся мозаика сложилась в одну картину.
       - Ну, как же! Он приходил сюда за документами. Сапсану нужен был паспорт, международный, который я так и не нашел. Он уже должен быть с готовой визой, раз они хотели вылететь самолетом до Лондона прямо из Железногорска.
       - Но, раз он только вчера получил паспорт, то какая там может быть виза? - Ольга остудила пыл Астафьева.
       - Но консульство у нас в Железногорске есть? - спросил Андрей. - Стасов не зря заранее взял билеты.
       - Есть у нас такое консульство, - подтвердил Панков. - Если он менял паспорт просто потому, что у него уже не было места для печатей, а виза у него была открыта, то ему вполне могли ее стукнуть и в Железногорске.
       - Но билеты все на месте, - напомнил Колодников. Юрий его тут же опрверг.
       - А зачем ему ждать эти три дня? За три дня все было бы ясно про убийство Стасова. А так, если бы не сестра жены, их бы неизвестно когда обнаружили.
       Тут Астафьеву пришла в голову еще одна мысль. Он торопливо вытащил мобильник, нашел в списке номер Миши-Бульдога.
       - Михаил? Это Астафьев. Хочешь - обрадую? У нас Сапсан проявился.
       - Как?! Где!?
       - Долго объяснять, но узнай, сегодня нет ли самолета из Железногорска в сторону Европы. Особенно Лондона.
       - Сразу могу сказать, что есть. Они идут через каждые три дня.
       - Тогда узнай, не взял ли кто билет на имя Александра Стасова, и когда вылет.
       - Я летал этим рейсом, у них вылет в одно и тоже время - в шесть часов по Москве.
       Юрий глянул на часы, получалось, что до вылета оставалось два часа.
       - Тогда поторопись, а то вы можете опоздать.
       Минут пять еще милиционеры бурно обсуждали все происшедшее.
       - Нет, может, он еще тут, у нас, в Кривове, - предположил Колодников. - Хорошо бы было!
       - Чего ж хорошего? - удивилась Ольга.
       - Как? А взять то его хочется.
       - Вот, Рэмбо то еще нашелся, - засмеялся Зудов.
       Юрий отрицательно покачал головой.
       - Мало счастья брать такого выродка. Стреляет из чего угодно, знает карате, боевые искусства, метает ножи, делает яды. Машина для убийства.
       Дискуссию прервал телефонный вызов. Звонил комитетчик.
       - Юрий, ты абсолютно прав. Только что, буквально полчаса назад, был куплен билет на имя Александра Дмитриевича Стасова. Мы поднимаем группу захвата, если хочешь - подъезжай в Кануевку после шести. Тебе, наверное, будет интересно посмотреть в его глаза.
       - Да я уже смотрел, вчера.
       - Это как?
       - Долго объяснять. Но я подъеду, только скажи мне, где вы встанете.
       - Хорошо, только ты не светись, а то он тебя знает, как облупленного, еще спугнешь. Мы свяжемся с тобой, как только его возьмем.
       - Хорошо, я подъеду.
       Он отключил телефон, и уставился не мигающим взглядом на Панкова. Полковник не любил этот взгляд своего начальника следственного отдела.
       - А кто будет работать тут? - спросил он.
       - Да вот, все остальные, - Астафьев кивнул головой в сторону своих коллег. Тут возмутился Колодников.
       - Нет, а я тоже хочу там быть. Надо же его сразу дожать по этому делу. Чем быстрей мы получим его показания, тем быстрей закроем дело. Надо же закрыть это дело в этом месяце, а то у нас и так одни глухари.
       Панков сдался. Показатели раскрываемости были для него святы.
       - Ну, хорошо, а на чем вы поедите? Машин сейчас у меня нет.
       - И не надо. Мы поедем на нашей машине, - сказала Ольга. - Я, как и.о. прокурора отпускаю себя на операцию по захвату подозреваемого в убийстве семьи Стасовых.
       Против этого Панков возразить ничего не мог.
       - Ну, что ж, тогда езжайте.
       С недовольным лицом он наблюдал за тем, как все трое усаживаются в машину к Ольге. Она не успела тронуться, как в салон втиснулся еще один человек - Паша Зудов.
       - Куда...! - воскликнул Панков.
       - Я только до города, - крикнул в ответ Павел, и "двенадцатая" сорвалась с места.
       - Ну, как приедут, точно этого Зудова протяну по полной форме! - в сердцах выругался полковник. - Он у меня вечно будет ходить в отпуск в октябре-ноябре!
       А в несущейся машине Астафьев уже снова взялся за мобильник.
       - Михаил, слушай, ты знаешь, как выглядит Сапсан?
       - Да, конечно.
       - Так вот, человек, паспорт которого он использует, очень на него похож. Ему нужно будет только побрить наголо голову.
       - Что он там у вас натворил?
       - Вырезал ради паспорта всю семью, пять человек, из них двое детей.
       - Так, похоже, он пошел вразнос. Это совсем опасно.
       Про это же самое думал и сам Сапсан. Он находился уже на территории аэрдрома "Кануевка", в небольшой гостинице, расположенной в самом здании аэропорта. Ему нужны были эти два часа, чтобы прийти в себя, и сосредоточиться перед последней своей операцией. Умывшись, он уставился на себя в зеркало. Он уже побрил наголо голову. Оставалось загримироваться. Но Валерий никак не мог сосредоточиться. Этой ночью у него все пошло на перекос. Все удачи, что были у него до этого, стоили неудач этой ночи. Сначала эта дурная баба, в одной сорочке. Сапсан с балкона сделал вперед только два шага. И тут она выскочила откуда-то сбоку, как привидение вся в белом и сразу закричала. Закричала еще до того, как он воткнул в ее тело нож. Он его там и оставил, сразу выхватил пистолет. Сапсан не опасался, что кто-то снаружи услышит выстрелы. Толстые стены "замка" надежно предохраняли хозяев от всего, кроме собственной смерти. Но когда вспыхнул свет и он увидел в коридоре этого здорового мужика с ружьем в руках, то без раздумий выстрелил ему в лоб. И вот тут он допустил ошибку. Заглянув в спальню, он не увидел там никого, и подумал, что жены Стасова дома нет. А она спала в другой комнате, детской, на третьем этаже. Этим вечером одна из близняшек приболела, и попросила маму лечь с ней. Когда Наталья услышала крик матери, а затем и выстрел, то сразу начала поднимать дочерей. Те, со сна, плохо понимали в чем дело, и Наташа измучилась, пока их чуть-чуть одела и потащила по черной лестнице, расположенной внутри одной из башен замка, вниз. Они бы ушли, но, в полной темноте, Олеся споткнулась, и, упав, больно ушибла коленку. Она заплакала, и этот звук в огромном доме отозвался гулким эхом. Сапсан, уже поднимавшийся на третий этаж по главной лестнице, быстро сбежал вниз, и начал по ходу дела включать свет. Когда он увидел, что внизу эта баба в халате уже пытается ключами открыть дверь, неконтролируемая ярость прорвалась сквозь его холодный рассудок. Он начал стрелять, и стрелял до тех пор, пока не кончились патроны, а снизу не прекратилось движение. Потом он, тяжело дыша, спустился вниз, и, словно впервые увидел все - женщину в розовой сорочке, и двух девочек с окровавленными лицами. Девчонки были мертвы, а вот женщина неожиданно застонала, и начала подниматься. Сапсан не поверил своим глазам, ведь в нее попали три пули, одна из них в голову. Он выругался, трясущимися руками вытащил из кармана запасную обойму, перезаряжая пистолет, выронил ее, с матами сорвал с рук перчатки, перевернул тело девчонки, достал обойму. В это время Наталья встала на колени, и, увидев тела дочерей, начала выть. Это было уже выше сил киллера. Он снова выронил обойму, выхватил запасной нож и, полоснул им женщину по горлу. Когда ее тело перестало биться в агонии, Сапсан наконец, начал приходить в себя. Его взгляд упал на связку ключей, торчавших в замочной скважине. Это вернуло его к цели всей этой авантюры. Выдернув ключи и подобрав обойму, он поднялся наверх, и начал искать сейф с деньгами и драгоценностями. Если бы кто этой ночью наблюдал за "замком", то видел бы, как по очереди загорались в нем окна. На эти поиски ушли три часа, и Сапсан начал уже психовать. Сейф он нашел в самом неожиданном месте - бильярдной комнате. Он был вмурован в колонну, и только то, что Сапсан видел подобное расположение в рекламном ролике, помогло ему найти сокровищницу семьи Спасовых. Получив в руки паспорт хозяина дома, он первым делом бросился к зеркалу. Увиденное там обрадовало Сапсана. Он действительно походил на этого парня, и различия были вполне устранимы.
       Деньги оставили его равнодушным, но Валерий взял и их, так же как и все драгоценности. Надо было создать видимость ограбления.
       И вот теперь он только в шаге от исчезновения из этой страны. Взглянув на часы, Сапсан начал самую тонкую работу. В брови он вклеивал кусочки волос от парика. Затем, все так же поглядывая на фото в паспорте, вложил два тампона за щеки. Хуже всего дело обстояло с ушами, у Стасова они были и больше, и с другими мочками. Чтобы как-то исправить дело, он одел на голову бейсболку. Попробовав мимику Сапсан остался доволен. Теперь ему оставалось только пройти таможенный контроль.
      
       ГЛАВА 49
      
       Ему опять повезло. Оперативники ФСБ подъехали, когда он уже стоял в очереди на таможенный контроль. Внешне Сапсан казался спокойным. Смотрелся он хорошо: высокий мужчина в серой тенниске и серого цвета штанах, в подобранной в тон бейсболке. По виду он походил на отставного спортсмена, да и большая, красная сумка на длинной лямке поддерживала этот его имидж. Солнцезащитные очки не были совсем черными, они лишь чуть-чуть скрывали глаза. Что было плохо - Сапсана изнутри потряхивала нервная дрожь. Он не ожидал, что события последних дней так круто обрушат его нервную систему. Невольно он начал думать о том, чтобы такое предпринять, чтобы не волноваться? В голову пришло только одно - лекарства.
       Сапсан обернулся к женщине, стоящей за ним и попросил: - Простите, посмотрите за моей сумкой, а то мне надо к аптеке отойти.
       Аптечный киоск находился в этой же половине зала, но у лицевой его стороны. Купив таблетки валерианы, Валерий тут же принял сразу десять штук, запил их купленной тут же минералкой. Он уже хотел идти обратно, но тут, бросив взгляд в окно, увидел кучку людей, резко отличающихся по манере одеваться от всех остальных. Погода была жаркая, а тут сразу трое были в пиджаках, еще трое - в легких ветровках. Но, лицо одного из этих людей было знакомо Сапсану. Да и вообще, тот, кто хоть раз видел Мишу Иванова, сразу давал ему одну и туже кличку - Бульдог. Сапсан видел его в оптическом прицеле, в той заимке, где он последний раз пытался выполнить заказ.
       "Они ждут меня", - понял Сапсан. - "Все, загранка накрылась".
       Надо было уходить, но как? Первым делом он вернулся в очередь, поднял свою сумку, и, поблагодарив женщину, сказал, скривив лицо: - Я сейчас подойду. Что-то мне не очень хорошо.
       Дама с улыбкой пронаблюдала, как этот рослый мужик мелкими, семенящими шажками спешит в сторону туалета. Только он скрылся за дверью с надписью "М", как открылись двери, и в здание ворвались сразу трое комитетчиков. Через пару минут в здание вошли еще трое. Разойдясь в разные стороны, они как невод прошли по огромному зданию аэропорта. Двое подошли к паспортному контролю, переговорили с сидевшей за конторкой женщиной. Та отрицательно покачала головой.
       - Нет, не проходил. Все данные у меня есть.
       И она кивнула на приклеенную с внутренней стороны барьера фотографию Сапсана, так же фамилию и имя, по которым он мог к ней подойти. Всё это десять минут назад ей передали по электронной почте.
       Тут же были поставлены в курс дела дежурные милиционеры. Один из оперативников последовал за милиционером в пункт наблюдений охранной фирмы, державшей в поле зрения своих телекамер не только всю территорию аэровокзала, но и всего аэродрома.
       Бульдог-Миша, все же одевший на голову шляпу, а на глаза темные очки, сидел на скамеечке сбоку от аэропорта, и, делая вид, что читает журнал, слушал доклады своих подчиненных.
       - Его нет.
       - Обошел левое крыло, его нет.
       - В ресторане его нет.
       - Просмотр записей камер наблюдения ничего не дал.
       Минут через десять после начала операции один из оперов зашел в мужской туалет на первом этаже. Через пару минут он вышел и доложил: - В туалете его нет.
       Тут же последовал еще один доклад: - Он был в аэродромной гостинице! Его опознала портье. Ушел полчаса назад. В номере, в мусорном ведре обнаружен парик и усы. Был одет: серые штаны, серую тенниску, на голове бейсболка, в руках большая красная сумка. Кроме того, она видела в его руках документы, в том числе - авиабилет.
       - Значит, он где-то тут. Ищите! - потребовал Бульдог.
       Данные о том, в чем был одет Сапсан, были тут же переданы всем оперативникам. Они по новой начали свое кружение по аэропорту. Но, все было бесполезно. Бульдог не выдержал, и сам вошел в здание. Он не стал лично искать Сапсана, он просто вызвал в фойе начальника охраны.
       - Проверьте, не проходил ли кто за эти полчаса посторонний в рабочую зону?
       - Нет, это исключено, вы ведь нас предупредили.
       - Черт, куда же он делся?
       Бульдог вернулся к выходу, благо он по старинке был один, вопросительно глянул на стоящих около дверей оперов. Они отрицательно покачали головой.
       - Никого похожего.
       - Тогда вылавливайте всех, кто захочет покинуть аэропорт, мужского пола. Тотальная проверка документов.
       Все эти радиопереговоры слушала и кривовская команда. Они приехали даже раньше комитетчиков, просто потому, что Кривов был ближе к областному аэропорту, чем Железногорск.
       - Что-то у них не складывается, - сказал Астафьев.
       - Да, где-то они прокололись, - согласился Колодников.
       - Может, пойти, помочь им? - предложил Зудов.
       - Сидеть! - прикрикнула на них Ольга. - Туда вы пойдете через мой труп. Вас что сюда пригласили? Посмотреть на результат, а не рисковать своей шкурой.
       - Ну, ладно, тогда закуривай, - согласился Андрей, доставая пачку. В ней оказалась только одна сигарета. В пачке Астафьева так же оказалась только одна сигарета, у Ольги и Пашки сигареты кончились еще по дороге в Кануевку.
       - Так, как делить все это будем? - спросил Колодников.
       - По честному. Я сейчас у вас все отберу, и буду курить один, - предложил Павел. В качестве аргумента он показал свой огромный кулак.
       В это время Бульдогу доложили: - Первый, срочно, мужской туалет! Судя по записям камер наблюдения он зашел туда, но не вышел.
       Миша с трудом удержался, чтобы не перейти на бег. Кроме опера там уже был тот самый начальник охраны. Лицо его было бледным.
       - Ну, что? - спросил Бульдог.
       - Вот, - начальник открыл неприметную дверь в стене. Там была большая ниша для чисто прикладного инструмента уборщиков: ведер, швабр и всего прочего. Но, сейчас тут были две лишних вещи: большая красная сумка, и мертвое тело полуголого человека.
       - Кто это? - спросил Миша.
       - Уборщик наш. Он таджик, работал у нас уже полгода.
       Миша нагнулся, присмотрелся.
       - Шею свернул, - подсказал опер.
       - Да вижу. Как он был одет?
       - Синий комбинезон, клетчатая рубашка, синяя кепка.
       - Он мыл только тут? Туалеты?
       - Нет, еще все закрытые помещения: ресторан, кассы, помещения службы охраны.
       Безотказный был работник.
       - Понятно.
       Он включил передатчик, и продиктовал в микрофон: - Всем искать уборщика в синем комбинезоне, клетчатой рубахе и синей бейсболке. Просмотрите записи! Ищите, куда он пошел!
       В это время спор о судьбе двух последних сигарет решился просто и решительно. Астафьев просто открыл дверцу, вылез из машины, и двинулся через всю площадь в сторону табачного киоска. Он уже возвращался обратно, когда повстречался с летчиком в синей, летней форме. На голове его была форменная фуражка, полупрозрачные очки, в руках дипломат и легкий плащ. Тот явно куда-то спешил, оглядывался назад, и они чуть было, не столкнулись. Оба они забормотали извинения, Астафьев пошел дальше, на ходу он оглянулся, увидел, как оглянулся и летчик. Затем тот прошел чуть дальше, открыл машину, "десятку", бросил на заднее сиденье плащ и дипломат, и уселся за руль. Юрий же, в каком-то странном трансе прошел оставшиеся три метра, сел в машину. И тут же из динамика рации донесся полный ярости голос Бульдога.
       - Обнаружен труп штурмана Смирнова в комнате отдыха личного состава! Всем проверять людей в летной форме!
       Астафьев выронил из рук сигареты.
       - Черт! Это был он!
       - Кто он? - не поняла Ольга.
       - Сапсан! Он сел вон в ту машину, "десятку".
       Он протянул руку в сторону, и они увидели, как синяя "десятка" резко сорвалась с места.
       - С чего ты решил, что это он? - сказала Ольга, заводя машину.
       - У него на лбу точно такая же шишка, как и у меня.
       Малиновская не стала его больше расспрашивать, а молча прибавила газу. Тем временем Колодников уже включил рацию и начал кричать в микрофон: - Первый, Сапсан сел в "десятку" синего цвета, направляется в сторону Жедезногорска.
       - Кто это? - не понял Бульдог.
       Астафьев отобрал у него рацию и повел разговор уже сам.
       - Миша, это был он, в летней форме, с дипломатом. Я его узнал.
       - Далеко он ушел?
       - Мы проехали сорок первый километр.
       Бульдог выругался, а потом попросил: - Юра, милый, догони его! Ты один сейчас можешь его достать! Я предупрежу все посты, но ты не упускай его из виду!
       - Хорошо, попробуем!
       Между тем Ольга выжимала из своей машины все возможное. Вскоре они увидели впереди, среди массы других машин, характерный силуэт "десятки", а потом рассмотрели и синий цвет.
       - Он, что ли? - спросила Ольга.
       - Наверняка.
       - Скоро должен быть пост ГАИ, - напомнила Малиновская, - надеюсь, Мишка успел предупредить их.
       Предупредить комитетчик успел, но Сапасан не собирался совать голову в пасть льва. За два километра до этого он свернул на развязку, уводящую на совершенно другую, федеральную трассу.
       - Вот гад! - выругалась Ольга.
       - Да, не хочет он светиться в городе, - понял Юрий. - Куда идет эта трасса?
       - Там, скоро, будет развилка, одна дорога пойдет на Казань, а одна на Волгоград, - подсказал Паша.
       - Передай Бульдогу, - велел Колодников.
       Но, их старенькая рация почти не работала, пришлось Юрию взяться за мобильник.
       - Одна палка, - заметил он.
       - Все, он свернул на Казань, - сказала Ольга.
       - Черт, вне зоны доступа!
       - Пошли эсэмеску, - предложил Зудов, - может, на нее хватит связи?
       - У меня бензина осталось километров на сто, не больше, - снова огорчила Ольга.
       - Надо его брать раньше, - предложил Колодников, и достал свой пистолет.
       - Ты даже с пушкой? - удивился Юрий.
       - А ты что, нет?
       - Да не взял, как-то.
       - Ну, поздравляю. Совсем плохой стал. Паш, а у тебя ствол с собой?
       - Конечно.
       - У меня тоже оружия нет. А у него, - Ольга кивнула в сторону машину "десятки" Сапсана, - интересно, оружие есть?
       В это самое время Сапсан лихорадочно осматривал бардачок своей машины. Пистолет он там никак ожидал увидеть, но хотя бы нож. Увы, ничего там не было. Огорчил его своим содержанием и дипломат. Там был типичный набор командированного мужика: зубная паста, щетка, и презервативы. А черная "двенадцатая" продолжала настигать его машину. Прочитав ее номер, Сапсан скрипнул зубами. Этот номер он выучил давно, когда увидел первый раз эту машину около госпиталя. Снова этот чертов подполковник встает на его пути. А так хорошо все получилось в аэропорту. Он свернул шею этому узбеку еще до того, как тот успел понять, в чем дело. Переодевшись, он, надвинув на главу кепи, с ведром и шваброй в руках двинулся через весь зал, к кассам. Никто из членов группы захвата не обратил внимания на человека в униформе. Рядом с кассами была неприметная дверь с цифровым замком. Это для кого-то другого такой замок большая проблема, но Сапсан прекрасно видел те заветные, три стертых от многократного нажимания цифры: шесть, восемь и три. Со второго варианта комбинации дверь подалась. Он прошел по открывшемуся коридору дальше, потом открыл еще пару дверей. Те, кто попадались ему навстречу, не обращали на него внимание. Только одна женщина уже в спину окликнула: - Эй, Рахим, ты у нас будешь мыть?
       Сапсан, не оборачиваясь, крикнул, ломая голос: - Потом-потом.
       Он не знал куда идет, но, открыв очередную дверь, попал в небольшой, райский уголок. Тут были мягкие диваны, журнальный столик, телевизор в углу. На диване спал какой-то человек в синей униформе. Услышав стук двери, он повернулся, и, увидел в дверях уборщика, пробормотал: - А, техничка. Мне уйти?
       - Не надо, - ответил Сапсан, и закрыл дверь на защелку.
       Через пять минут он вышел из этой же комнаты в том виде, в котором его видел Астафьев. За это время он из документов сумел понять, что на рейс поругавшийся с женой штурман приехал на своей машине, и даже смог из окна определить, где она стоит. Выйти из здания через служебный вход ему не составило труда. До полной свободы оставалось не более трех метров, когда он опять лицом к лицу столкнулся с этим проклятым ментом! А потом у него сдали нервы, и он сорвал машину со стоянки так резко, что все, кто были рядом, обратили на это внимание.
       И вот, теперь эта чертова машина догоняет его. То ли штурман брал свою машину с рук, подержанную. То ли просто движок у ней был не так раскачегарен как у "двенадцатой", но в скорости своим преследователям Сапсан проигрывал. А вскоре сзади загремели выстрелы.
       Дорога в этом месте была хорошей, машину трясло мало, и Астафьев сразу начал целиться в то место, где должен был находиться водитель. Сапсану не понравилось, как пули свистят у него над ухом, и оставляют в лобовом стекле аккуратные дырки. Он выругался, и рванул машину влево, а когда туда сместилась и Ольга, снова вернулся на свою полосу. Они долго могли бы играть в эти кошки-мышки, но, вырвавшись на гребень очередного холма, Сапсан увидел перед собой, на встречной полосе, мчащийся навстречу КамАЗ. Он резко вывернул руль вправо, и почти успел уйти со встречной полосы. И только эти чертовы габаритные огни - задние "рога", которые дальнобойщики выносят чуть ли не на метр за габариты фуры, все таки чиркнули по боку "десятки". В другом случае все бы обошлось, но на скорости сто шестьдесят машину завертело на асфальте, а потом выкинуло в кювет, и она, проломив редкий кустарник, улетела в придорожные кусты. Ольга благополучно миновала грузовик, а потом, сбросив скорость, свернула в сторону пролома в кустах.
       Они бы ни за что не взяли Сапсана и в этот раз, если бы не авария. Сначала ему повезло, он не пристегнулся, и когда "десятка", чуть погасив скорость кустами, врезалась в ствол дерева, то от удара он выбил головой лобовое стекло и вылетел из машины. Через долю секунды рулевое колесо пробило спинку его сиденья. По силе удара это походило на нокаут, но, к тому моменту, когда в посадке показались фигуры милиционеров, Сапсан уже стоял на ногах. По лицу текла кровь, мир еще шатался вокруг него, но он был готов к бою.
       Первым бежал Паша Зудов. Почему он не вытащил пистолет, он и сам потом не мог сказать. Просто он как бежал, так со всей скоростью и прыгнул на своего противника, ногами вперед. Тот лишь чуть-чуть посторонился, и Зудов полетел дальше. И хорошо, что координация Сапсана сейчас была нарушена, поэтому удар вдогонку не сломал ему основание черепа, как предполагалось, а лишь чуть-чуть задел кожу затылка. Но и это так обожгло голову Зудова, что тот взвыл от боли и, приземлившись в кустах, прежде всего несколько секунд ожесточенно тёр голову, а потом уже начал выбираться из кустов. Вторым за Пашей бежал Астафьев. Он до поры чувствовал себя уверенно, но когда бежавший сзади Колодников вдруг с матами растянулся на земле и отстал, а Зудов вдруг исчез из виду, то Юрий как-то внезапно очутился лицом к лицу со своим противником. Между тем Колодников не только упал сам, но и своим телом послужил непреодолимым препятствием для Ольги. Пока они там кувыркались на земле, Астафьев попал в хреновый переплет. Сапсан узнал его сразу, и дикая ярость просто вырвалась из его души желанием убить этого человека любой ценой. Именно он был виноват в том, что жизнь Сапсана пошла на перекос, и он за это заплатит.
       Расстояние между ними было не более двух метров, и, когда Юрий замер, вперед прыгнул уже Сапсан. Его удар ногой в живот заставил Астафьева согнуться от боли, но перед этим он все же успел чуть отклониться назад, так что когда Сапсан схватил его левой рукой за горло, а правой попытался свернуть шею, то Юрий успел сунуть руку между клещами рук противника. Поняв, что задуманное ему не удастся, киллер решил просто задушить своего заклятого врага. Он еще плотнее захватил его горло так называемым "замком", и начал сжимать свои чудовищные тиски. Несмотря на то, что Юрий напрягал все силы, свет начал темнеть в его глазах. Еще немного, и ему пришел бы конец. Но, тут подоспела Ольга. Мгновенно поняв всю ситуацию, она не стала вести разговоры, а просто прыгнула за спину Сапсану и со всей силы ударила киллера в промежности. Тот взвыл от боли, но хватка его ослабла лишь на самую малость. Тут подоспел Колодников.
       - Стреляй! - отчаянно крикнула ему Ольга. Тот вскинул пистолет, но выстрелить не решился. Оба противника были одним сплошным клубком.
       - Стреляй! - снова крикнула Малиновская, продолжая наносить удары по самому уязвимому месту Сапсана. Тогда Колодников опустил ствол, ткнул его в ногу Сапсана, и нажал на курок. Выстрел и крик киллера слились в одно целое. Он начал падать, но при этом не отпускал Астафьева! Они слились в один клубок, и катались на земле, так, что уже никто не мог ни выстрелить, ни ударить. Ольга с воплями ужаса металась рядом, Колодников сунул пистолет в карман и схватил объемную корягу, но не мог пустить ее в ход. Сапсан бы добился своего, но тут подоспел Паша Зудов. Навалившись сверху, он остановил этот живой "каток", схватил голову киллера двумя руками и начал выгибать ее назад. Шея Сапсана была накачана не хуже, чем все другие части его тела, но, против чудовищной природной силы Зудова и она не могла устоять. Валерию оставалось только два выхода: или он продолжал душить свою жертву, или этот мужик просто ломал ему позвоночник. Тяга к жизни оказалась сильней, и Сапсан разжал руки. После этого Зудов просто откинул его тело назад, а тут уже Колодников опустил на голову свою увесистую деревяшку. Раздался хруст, коряга разлетелась на несколько частей, но и тело убийцы обмякло.
       Когда Сапсан пришел в себя, то он понял, что лежит на земле, лицом вниз, и на завернутых назад руках больно врезались в запястья наручники. Он пошевелил всем телом, и понял, что и его ноги были связаны не менее туго, а, кроме того, низ спины придавлен чем-то тяжелым.
       - Лежи, Сапсан-птичка певчая! - сказал Колодников. Это он сидел на спине Сапсан, и с пистолетом в руках охранял свою добычу, пока остальные ушли к дороге и пытались связаться с комитетчиками.
       Сапсан закрыл глаза, и начал просчитывать скромные варианты спасения, которые ему оставались в предстоящей жизни.
      
       ГЛАВА 50
      
       На следующее утро все участники захвата Сапсана дружно встали на защиту Паши Зудова, которому Панков захотел объявить выговор. Было это на совещании посвященном все тому же делу об убийстве гаишников, так что и слова Ольги Малиновской прозвучали в защиту майора.
       - Если бы ни он, я бы сейчас была уже вдова, - заявила она, поглядывая влажным взглядом на Астафьева. А тот выглядел неважно. Лицо было бледным, сам он каким-то вялым, словно побитым или виноватым. Шея Юрия была замотана белым, шелковым шарфом Ольги, и это было не украшение, просто синяки от рук Сапсана смотрелись ужасно.
       Перед женским напором сломался и полковник милиции.
       - Ну, хорошо, я повременю с выговором, но если мы не закончим это дело в течение недели, то выговор получите уже все!
       - Слушай, Юра, а что ты там говорил про какой-то след? - спросила Ольга.
       - След? А, да! Есть кое-что. Сейчас это все еще вилами по воде писано, но надо проверить.
       - Так проверяй! Что нужно для этого? - спросил Панков.
       - Что нужно? Съездить в Торск. Лучше бы с несколькими операми.
       Панков протянул руки в сторону своих "орлов".
       - Ну, в чем дело? Бери любых.
       - Ну, пожалуй, возьму Пашу, и Андрея.
       - Кто бы еще сомневался, - хмыкнул Панков.
       - Только мне еще нужен ордер на обыск, - и Юрий посмотрел на жену.
       Та пожала плечами.
       - Какие проблемы? Что, ты хочешь обыскать дом президента? Или губернатора?
       - Да нет, просто пока это мои предположения, слишком заметной связи с убийством нет. Нужно проверить дом Иванченко, Людмилы Анисимовны. Родной сестры депутата Зинченко.
       Когда они уже ехали в сторону Торска, Колодников спросил Юрия: - Слушай, я так и не понял, в чем ты ее подозреваешь?
       - Я ее не подозреваю. Я знаю одно: у ней есть машина "Джип-Чероки", которую ей подарил Зинченко.
       - И что? Это повод для обыска?
       Этот вопрос задала уже Ольга Малиновская, сидевшая за рулем своей машины.
       - Нет, просто, когда Зинченко в личной встрече сказал, что не знает, что стало с женой, то есть, с вдовой Иванченко, я чуть не рассмеялся. Со слов Зыкова я знал, что она его родная сестра. И тут он говорит, что не знает, что с ней, и где она. Потом он подвесил мне хвост. Я тогда понял, что невольно наступил ему на хвост, только не мог понять, на какой. А тут Мишка прислал на него это свое действительно крутое досье. Что там было ценным, там все было разложено по годам. Так вот, года за три до этого они поменялись адресами. Квартира на набережной Волги перешла во владение Зинченко, а дом в Торске, где до этого жил Егор, оказался записан на имя сестры. Но еще по тем же документам выходило, что в прошлом году у Зины было три джипа, а сейчас осталось два. Один из них - как раз "Джип-Чероки", оказался переписан на имя сестры. До этого у сестры была обычная "Нива".
       - И ты думаешь, что это именно тот Джип, что нам нужен? - спросил Зудов.- Но, его же наверняка проверяли? Как они могли его пропустить?
       - Не знаю, как его проверяли, но то, кто это делал, либо этот Джип вообще не видел, либо решил не трогать родню большого человека.
       - Так почему ты думаешь, что это именно тот Джип? - недоумевал Колодников.
       - А потому, что там есть одна интересная отметка, сделанная при прохождении техосмотра в этом году: двери переделаны под полозья.
       Дом, который им был нужен, они нашли не сразу. Не могли найти нужную им улицу. Как не спрашивали, но никто из горожан не знал улицу Цветочную. Наконец им повезло - они увидели наряд гаишников.
       - Привет, коллеги, - сказал Колодников, подходя. - Вы то должны знать в вашем городе улицу Цветочную?
       - Цветочную? Да нет такой у нас в городе, - удивился один из инспекторов. Но второй его пристыдил: - Эх, Вася! Это же Бедняцкий поселок! Им там еще в позапрошлом году улицы нарезали, а до этого просто по номерам жили. Вам вот по этой улицы до конца города, потом поле небольшое переедите, а потом уже пойдут дома. Вот там и есть эта Цветочная улица.
       Весь народный юмор милиционеры поняли, когда въехали в этот Бедняцкий поселок. Тут не было ни одного одноэтажного домика, а уж трех и более было больше половины. Спрашивать улицу нужды не было, аншлаги с названиями улиц и таблички с номерами домов были развешены удивительно регулярно. Нужный им дом оказался двухэтажным, и довольно обширным.
       - Нехилый особнячок, - заметил, вылезая из машины, Колодников.
       - Да, но для нас главное - чтобы кто-то был дома.
       На их звонок отреагировали минуты через две. Калитка приоткрылась, и в дверях показалось лицо мужчины лет тридцати пяти. Это был рослый брюнет южного типа, со смуглой кожей, зарождающимся пивным брюшком, широким лицом и вьющимися волосами. Мощные плечи и руки подразумевали недюжинную силу. Его одежда была не особенно свежа: трико и тенниска в масляных пятнах. Так же в масле были и руки брюнета.
       - Это дом Людмилы Иванченко? - официальным тоном обратилась к нему Малиновская.
       Она одна была в синей, прокурорской форме, и то ли это, то ли что другое, испугало привратника. Он промычал что-то невразумительное, потом вытер тыльной стороной руки лоб, мазнув при этом его маслом.
       - Что вы сказали? - переспросила Ольга.
       - Да. Это. Ее дом, - как-то отрывисто, по частям ответил брюнет.
       - Можно нам ее увидеть?
       Брюнет еще собирался с мыслями, когда сзади его раздался резкий женский голос: - Что вам надо?! Кто вы такие?!
       Хозяйка дома удивила Астафьева своей несхожестью с обликом брата. Рост метр шестьдесят, худенькая, с несимпатичным лицом. Черные глаза женщины смотрели на них удивительно враждебно.
       - У нас ордер на обыск вашего дома, - сказал Астафьев.
       - Покажите!
       Малиновская достала бумагу. Прочитав ее, Людмила презрительно хмыкунула.
       - Это филькина грамота. Тут вам Торск, а не Кривов. Вот когда вы привезете бумагу от нашего прокурора, тогда и поговорим. А сейчас я вас и на порог не пущу.
       Она попыталась закрыть дверь, но Ольга не позволила ей этого сделать.
       - Пустите, Людмила Анисимовна. Следственная группа, возглавляемая мною, подчиняется лично областному прокурору, и я полномочный представитель именно областной прокуратуры. Так что, мы в любом случае войдем в дом, хотите вы этого, или нет.
       - Николай, спусти собак! - приказала Иванченко. То, что это серьезно, говорил злобный лай и рык, доносящийся откуда-то сбоку.
       - Не советую, - сказал Паша Зудов. - Перестреляем.
       Брюнет, как понял Юрий, его звали Николаем, пребывал в растерянности. С одной стороны - приказ хозяйки, с другой - все же милиция и прокуратура.
       - Ну, хорошо, проходите! - зло воскликнула Людмила. Она стремительно пошла вглубь двора, на ходу крича что-то невразумительное: - Все заберите, все! Мужа забрали, теперь и все, все остальное заберите!
       Первое, что увидели милиционеры, войдя во двор, это внедорожник, тот самый "Джип-Чероки". Одно колесо у него было снято, с ним, похоже, и возился этот самый Коля. Подойдя поближе, все уставились на задние двери джипа. Да такое все они видели в первый раз. Широкая дверь внедорожника открывалась, уходя назад, как в обычной маршрутке. Паша нажал на ручку, отодвинул дверцу назад. Задних кресел в машине не было, было пустое место, и какие-то странные крепления на полу. Кроме того, там лежали удочки, еще кое какой рыбацкий хлам. Колодникова тут же заинтересовал лежащая на полу упаковка с поплавками. Он поднял его, показал Пашке. Тот утвердительно кивнул головой. Поплавки были точно таким же, как и тот, что они нашли на месте преступления, и в упаковке их оставалось только три. Между тем Ольга, оставшаяся у калитки, заметила в окне на втором этаже чье-то лицо. Как показалось ей, это было лицо подростка. Но, увидев, что его рассматривают, подросток отпрянул назад.
       - Ты хозяин этой машины? - спросил Зудов Николая.
       - Я. Я водитель. Хозяйка она, - Николай ткнул пальцем в сторону дома.
       Ольгу интересовало другое.
       - Кто еще есть в доме?
       - Ну, Люда, да сын ее, Сашка. Все.
       - Сашке сколько лет?
       - Се-семнадцать.
       - А чего это ты заикаешься? - спросил Колодников водителя.
       - Да так, просто.
       - Ты откуда к нам приехал то?
       - С Молдавии. Но у меня с пропиской все в порядке! - оживился Николай.
       - Молодец, иди, умойся. Ты нам чистый нужен.
       Николай ничего не понимал, и Колодников пояснил: - Может, бумаги какие будешь подписывать.
       Пока они так разговаривали, Зудов уже побывал в гараже, и, вернувшись к общей группе, зашептал на ухо Андрею.
       - Там шины лежат в гараже, зимние.
       - "Мишлем"?
       - Они. А эти то совсем новые, летние, - он кивнул на колеса джипа.
       - Сходи-ка, Паша, поищи нам понятых, - попросил его Колодников.
       Павел ушел. Между тем все остальные разбрелись по двору.
       - Несуразный какой-то двор, - заметил Колодников, - слишком узкий.
       Да, машина тут развернуться не могла, ей приходилось бы ехать только вперед, до гаража, или назад. Слева двор подпирала рабица забора большого сада, справа располагалась как раз та псарня. Три лоснившихся от сытой жизни алабая исходили злобой и пеной на чужаков. Юрий, между тем, заинтересовался боковой дверью в гараже. Открыв ее, он обнаружил уходящую вниз лестницу.
       - Андрей, подстрахуй меня, - попросил Астафьев. Тот встал у двери, а Юрий включил свет, и спустился вниз, по довольно крутой лестнице. Там открыл еще одну дверь, и оказался... в тире. Это был длинный, метров десять, и узкий подвал. На противоположной стене, обитой деревом, были развешаны мишени, и, судя по выщербинам на досках, тир этот использовали часто. Под ногами Астафьева что-то звякнуло. Юрий нагнулся, и поднял пистолетную гильзу. Повертев ее в пальцах, он понюхал гильзу. После этого Астафьева заинтересовала квадратная кабина в углу. Оказалось, что это кабина лифта. За лифтом же стоял большой сейф, с солидным замком на двери. Юрий удивленно хмыкнул, и вернулся наверх.
       - Ну, что там нашел? - спросил Колодников.
       - Тир.
       - Что?!
       - Самый обыкновенный тир, правда, с лифтом.
       Они вышли во двор, и с удивлением увидели, что Ольга разговаривает с Иванченко, при этом выглядит хозяйка дома более чем спокойной.
       - Сашу парализовало в пять лет, ноги отнялись. С тех пор он у нас прикован к инвалидной коляске. Ему нужен свежий воздух. Так что, когда Егор предложил поменяться жильем, я согласилась. Там была хорошая квартира, большая, в престижном районе, но трудно было вывозить его на прогулку. А здесь он даже лифт построил для него.
       - Машину вы тоже переоборудовали для этих целей? - Спросил Астафьев.
       - Да, двор узкий, а так Николаю легче было доставать и сажать его туда вместе с коляской. Мы и наняли его два года назад, чтобы он ухаживал за Сашей.
       Юрий услышал странный звук, донесшийся из дома, какое-то странное гудение.
       - А тир он тоже оборудовал для вашего сына? - спросил Астафьев.
       - Н-нет, - Людмила начала говорить, явно стараясь взвесить каждое слово. - Это давно, еще с девяностых годов осталось.
       - Но, судя по запаху, - Юрий показал гильзу, - стреляли недавно.
       - Да. Просто Саша тоже любит пострелять. Хоть какое-то увлечение.
       - А еще он любит рыбалку, - подсказал Колодников.
       Женщина снова начала нервничать. Между тем со стороны дома снова донесся все тот же гудящий звук. Женщина встревожилась.
       - Простите, мне нужно к сыну. Это лифт работает. А он такой опасный.
       Только она исчезла из вида, как все трое нежданных гостей начали торопливо обсуждать все увиденное.
       - Это точно тот самый внедорожник, и надо брать водилу за глотку, - предложил Колодников.
       - Да, он знает много, то-то заикаться даже начал, - согласилась Ольга. А Юрий просто позвал: - Николай, можно вас попросить!
       Тот, с явно мукой на лице, подошел.
       - Ну, че еще?
       - Ты сколько работаешь в этой семье?
       - Два года.
       - Хорошо платят?
       - Не жалуюсь.
       - Ты был за рулем этой тачки двадцать девятого июня?
       - Нет, она стояла сломанной.
       - Почему ты помнишь, что она стояла сломанной именно двадцать девятого?
       - Да, так, запомнил.
       - Не болтай! Ее видели в тот день на Иртешке.
       - Ну, может, другую такую же машину видели.
       Милиционеры и Ольга задавали вопросы по очереди, и Николай не успевал сконцентрироваться на своем ответе, как тут же звучал другой вопрос, от другого человека. Молдованин нещадно потел, хотя стояли они в тени.
       - Да нет, у нас в области одна машина с такими переделанными дверями.
       - Кроме того, у вас в гараже лежат шины "Мишлем", с шипами. Если мы сделаем экспертизу, то она на девяносто девять процентов подтвердит, что эта машина разворачивалась на Вознесенском перекрестке.
       На лицо молдованина было жалко смотреть. Казалось, что он сейчас заплачет.
       Весь этот импровизированный допрос прервался со звуком резко остановившейся около ворот машины. И тут же в калитку и через забор полезли люди в камуфляже и масках.
       - Всем лечь на пол! - заорал один из них, вскидывая пистолет. Он стрелял, или нет, Юрий не понял, но звуки выстрелов загремели просто один за другим.
       Колодников сориентировался первым, он рыбкой нырнул в открытую дверь тира. Юрий же, схватив Ольгу за плечи, одним рывком свалил ее в сторону, за баррикаду как раз тех самых покрышек. Кому не повезло, так это Николаю. Тот стоял спиной к нападавшим, и Юрий снизу видел, как подкосились ноги шофера, а когда молдованин упал, то из под головы начали растекаться густая, темная кровь.
       - Прекратить! Отставить! - прогремел от калитки чей-то громкий голос. Звуки выстрелов умолкли. Юрий выглянул из-за стопки шин, и понял, что пожаловало самое главное действующее лицо всей истории. В проеме калитки, занимая чуть ли не все его пространство, стоял Егор Анисимович Зинченко.
      
      
       ГЛАВА 51
      
       Депутат был, как всегда, элегантен, в светлом костюме, при галстуке.
       - Прекратить, - повторил он уже не так громогласно.
       - Егор Анисимович, зачем же вы тут у нас стрельбу затеяли? - спросил Астафьев, поднимаясь на ноги.
       - Это недоразумение, - заявил Зинченко. - Мне позвонила сестра, сказала, что в ее дом проникли бандиты. Я тут же дал команду своей службе безопасности, и они примчались на помощь. А тут она звонит снова, говорит, что это вовсе не бандиты, а наоборот, милиция. Я помчался за ними, но остановить не успел.
       - А телефоном что, побрезговали воспользоваться? - язвительным тоном спросила Ольга, рассматривая свою испачканную юбку.
       - Ну, я думал, что успею. Я был тут недалеко, в Торске, в мэрии.
       Из своего убежища выбрался и Колодников. Он посмотрел на тело молдованина, и покачал головой.
       - Да, а кто же за вот это будет отвечать? Труп ведь!
       - Это случайный выстрел, несчастный случай.
       Лицо Зинченко было невозмутимым.
       Тут во дворе появился и Паша Зудов. С собой он вел двух слегка ошарашенных старичков.
       - Вот, понятые, - сказал он, кивая в сторону ветеранов.
       - А пальба то какая была, как на фронте! - восхитился один из них.
       - Да, дожили! - подтвердил второй. - При Сталине бы всех тут поставили у стенки и расстреляли, без разговоров!
       В это время к дому подкатило еще несколько машин. Это были местные милиционеры. Судя по тому, с каким раболепным видом к Зинченко подбежал их старший по званию, майор, Зина в родном городе по прежнему был большим авторитетом.
       - Майор, тут произошло недоразумение. Приехали в штатском милиционеры из Кривова, а сестра подумала, что это бандиты. Вот, мои люди пришли на помощь, открыли огонь, и этого бедолагу убило шальной пулей. Я думаю, это несчастный случай. Оформите тут все, я подпишу, - буквально приказал майору Зинченко.
       Потом он развернулся в сторону Астафьева.
       - Ну что, пройдемте в дом, поговорим по сути всех ваших проблем.
       Зинченко вошел в дом первым, а идущий сзади Зудов успел шепнуть все остальным.
       - Они приехали вместе, и по этому Коле стрелял снайпер, из-за забора.
       Они все устроились в холле, на первом этаже. Это была обширная комната, довольно скудно заставленная мебелью: всего один большой диван, пара кресел, да массивный, модерновой формы стол в стиле хай-тек. На второй этаж вела крутая лестница, кроме того, там была огороженная перилами площадка, на которую выходили два дверных проема. Оглядываясь по сторонам, Юрий понял, что здесь все было сделано так, чтобы инвалидная коляска не имела никаких препятствий. В доме не было порогов, не было дверей, посредине дома, вплотную к лестничной площадке второго этажа, изрядно уродуя ее интерьер, был устроен лифт. Эта конструкция представляла из себя две железных стенки с полозьями, а сама кабина была открытой площадкой, с двумя дверцами. Это было удобно, коляска могла въезжать и выезжать с любой стороны.
       Зинченко устроился в кресле, рукой показал милиционерам на диван. Они устроились все. Хозяйка дома так же села на кресло, с боку.
       - Так что вас интересует в этом доме? - спросил Зинченко, закуривая.
       Отвечала Ольга.
       - Прежде всего, нас интересует внедорожник вашей сестры. Точно такую же машину видели двадцать девятого июня в районе Вознесенских озер.
       Зинченко отвечал мгновенно, не задумываясь.
       - Мой племянник часто рыбачил в этом районе, и, вполне возможно, что тогда они тоже были там.
       - По заключению экспертов именно из такой машины был произведен расстрел милицейского наряда на вознесенском повороте. Если анализ проб резины этого внедорожника даст положительные результаты, то будет ясно, что один из тех людей, кто находился в машине, расстрелял трех милиционеров.
       - Хорошо, берите пробы, потом поговорим.
       "Гости" переглянулись. Все было слишком просто. Но, почему он так хочет избавиться от них?
       - Нам бы хотелось побеседовать с вашим племянником, - сказала Ольга.
       Зинченко был готов к этому вопросу.
       - Увы, это невозможно. Он инвалид, сейчас у него к тому же грипп. Если начать его допрашивать, то это приведет к ухудшению его состояния и полной парализации.
       Неожиданно сверху донесся ломающийся, баритонистый голос подростка.
       - И ничего я не болею. Что вам тут всем надо?
       Они подняли глаза и увидели черноволосого подростка, сидящего в инвалидном кресле. Темные глаза, худощавое лицо, сами изломанные линии тела - все это смотрелось так болезненно, что Ольга невольно смешалась.
       - Ну, ваши близкие запрещают нам разговаривать с вами, - сказала она. - По закону они имеют право.
       - Они много чего имеют. А я хочу отвечать только за себя.
       Тут Зинченко встал, развернулся лицом к племяннику.
       - Успокойся, Саша.
       После этого он обратился к милиционерам.
       - Мне не хотелось говорить при племяннике, но раз так получилось. Да, двадцать девятого июня они возвращались с рыбалки. На том проклятом перекрестке их остановили менты, начали выбивать деньги. И тогда Николай не выдержал, вытащил автомат и расстрелял всех троих. Горячая кровь, южанин. Я, к сожалению, узнал об этом слишком поздно, буквально позавчера.
       Он кивнул в сторону сестры, сгорбленной старушкой сидевшей в своем кресле.
       - Дело в том, что у них были отношения более близкие, чем между хозяином и работником. Сестра одинокая женщина, она и покрывала своего этого Николая. Мальчик может проходить по этому делу только как свидетель. Какие еще есть вопросы?
       Зинченко замолчал, и Андрей тут же шепнул на ухо Пашке: - Во дает! На ходу ведь придумывает.
       Первой пришла в себя Ольга.
       - Хорошо. Тогда скажите, откуда у вашего этого шофера появился автомат?
       Зина не смутился ни на секунду.
       - Это мое оружие. Осталось с прошлых времен, оно хранилось у меня дома для самообороны. Вины своей я не отрицаю, готов понести наказание.
       - Почему же автомат оказался в машине вашего племянника? - спросил уже Колодников.
       - За два дня до этого мы выезжали с Сашей в Томыловский карьер. У него большая тяга к стрельбе, он уже выигрывал турнир среди инвалидов-колясочников по стрельбе из пистолета. А ему все хотелось попробовать что-то более мощное, чем пистолет. Вот я и устроил ему праздник. Расстреляли там два рожка патронов, да, как-то и забыли автомат в машине. Потом были шашлыки и все такое, - он неопределенно махнул рукой.
       - Так этот тир вы сделали для племянника? - Астафьев показал пальцем в пол.
       - Ну да. Раньше у меня там была личная качалка. А потом я оборудовал тир. Там и сейф есть, все, как полагается. Оружие под замком. Есть еще вопросы?
       "Что-то они с сестрой врут. Но, почему? Не успели договориться?" - подумал Юрий.
       - Есть, - сказал он. - Когда парализовало вашего ребенка?
       - В девяносто четвертом. Одиннадцать лет назад, - ответила Людмила.
       Астафьев встал, начал прохаживаться по холлу. Перед его глазами стояла самая жуткая сцена того давнего дня: последний день суда, конвой уводит осужденных, а на руках женщины бьется в жуткой истерике ребенок.
       - Так это ваш ребенок устроил после объявления приговора такую дикую истерику? После этого его и парализовало?
       - Откуда вы знаете? - спросила Людмила.
       - А я был там. Ведь я тоже проходил по этому делу свидетелем. Да, собственно, не свидетелем. Я тоже стрелял в тот день в январе в его отца.
       Говоря все это, Астафьев пристально рассматривал лицо инвалида. Тут открылась дверь, и бодрый голос капитана милиции доложил: - Протокол мы составили, Егор Анисимович...
       Лицо подростка исказилось, он сунул руку куда-то вниз, и выхватил пистолет. Это был спортивный пистолет, с длинным стволом и причудливо изогнутой ручкой. Странно, но Юрий ожидал чего-то похожего, он со всей прыти, на которую был способен, кинулся вперед, под защиту железного короба лифта. Прозвучал выстрел, но пуля просвистела над головой Юрия. Сашка, подъехав поближе к перилам, еще раз попытался достать его пулей, но снова не удалось. Астафьев находился вне зоны обстрела. А в холле каждый совершал свой маневр. Зудов одним мощным рывком перевернул хайтековский стол и сунул за него Ольгу. Колодников сам рыбкой нырнул под защиту полированного железа. И вовремя. Пули начали стучать по железу. Вскочившая на ноги Людмила закричала: - Сынок! Не надо!
       Зинченко так же бросился к лестнице, крича на ходу: - Сашка, перестань! Прекрати! Все же уже нормально. Я все устроил!
       Но племянник неожиданно повернул ствол в его сторону и дважды выстрели.
       - Я тебя ненавижу! - закричал Сашка. - Это ты убил моего отца! Ты убил!
       Ты во всем виноват!
       Пули остановили Зинченко, он пошатнулся, и начал падать назад. В это время выхватил оружие торский майор. Выстрелить он не успел - пуля, выпущенная инвалидом, попала ему в лицо. Затем выстрелы прекратились, послышался стук брошенного на пол холла со второго этажа пистолета, затем жужжание электродвигателя тележки.
       Выглянувший из-за убежища Павел решил, было, что парень решил на лифте спуститься вниз. Но тот, заехав на площадку лифта, откинул предохранительную решетку, и нажал на тумблер движения вперед. Раздался грохот, и вопль Людмилы Иванченко: - Сынок!
       "Скорая" приехала быстро. Трем человекам, в том числе и Саше Иваноченко, она была уже не нужна. Врачи быстро привели в чуство Людмилу, но больше всего досталось Зинченко. Две пули попали ему в грудь, одна рядом с сердцем, другая пробила легкое. Пока его бинтовали, Колодников старался допросить его.
       - Где автомат?
       - Не найдете, он в болоте.
       - Как шофера уговорили молчать?
       - А куда он денется? Он тут на птичьих правах.
       Через десять минут, когда Зинченко уже погрузили на носилки и повезли к "Скорой", Астафьев пошел рядом с ним.
       - Скажите, Егор, зачем вам надо было заказывать меня этому самому Сапсану?
       Тот с трудом повернул в его сторону бледное, покрытое потом лицо.
       - Я почувствовал, что ты достанешь меня. Тогда еще, в думе. Я боялся, что ты сразу к Людке поедешь. Тебя бы тогда сразу шлепнули мои орлы. Я еще одиннадцать лет назад просек, что ты упертый, как никто. Купить тебя нельзя, а остановить надо было. Не мог я племянника подставить, виноват я был перед ним. Сашка прав - это я убил его отца. Если бы я не пошел на те дурацкие ограбления, то он бы сейчас был бы жив. Раньше надо было остановиться. А я пожадничал.
       Они подошли к машине. Врач попробовал остановить Астафьева, но Зина слабым движением руки отстранил его.
       - Дай договорить, - попросил он.
       - Да, откровенны вы сегодня, - признался Юрий.
       - Не выживу я в этот раз, - признался Зинченко.
       - Да, ладно, врач сказал, что не все так плохо.
       - Что он понимает? Жить не хочется. У меня ведь своих детей нет. Врачи говорят, что-то я со стероидами в молодости переборщил, сперма мертвая. Сашка был мне как сын.
       Из глаз его покатилась слеза.
      
      
       ГЛАВА 52
      
       Через две недели, в Кремле, губернатор Железногорской области Сергей Константинович Тихомирский докладывал президенту.
       - Эта часть национальных проектов реализована в полной мере. Самое главное, что на сторону не ушло ни рубля. Только для врачей, только для учителей, только для молодых семей.
       - Ну, хорошо. Теперь, главное, не сбрасывать темпы работ. Желаю успехов.
       Этими словами он дал понять, что аудиенция закончена. Но Тихомирский достал из папки еще несколько бумаг.
       - Владимир Владимирович, вы просили держать вас в курсе дела относительно убийства тех автоинспекторов на трассе следования вашего кортежа. Следствие закончено, все прояснилось. Оказалось, что имел факт личной мести одного не очень уравновешенного подростка-инвалида к одному из работников ГИБДД. К сожалению, посадить на скамью подсудимых никого не удастся. И подросток покончил с собой, и тот человек, по вине которого у него в руках оказался автомат, так же умер от огнестрельного ранения.
       Президент быстро прочитал краткий текст сообщения, просмотрел приложенные к нему фотографии.
       - Да, прямо как в кино, просто драма, даже трагедия.
       - Время такое, - развел руками Тихомирский, - страдаю все, в том числе и дети.
       Через два дня президент рекомендовал губернской думе выбрать Тихомирского на третий срок.
       В этот же самый день, уже вечером, менты допоздна засиделись на работе, чтобы отметить факт ухода Паши Зудова в отпуск.
       - Как это тебя Панков отпустил? Он же говорил, что твой срок пожизненно в ноябре? - интересовался Колодников.
       - Да, ну его нахрен! Что он на меня взъелся?
       - Знаете, почему он проскочил? - спросил Алексей Шаврин, открывающий очередную бутылку.
       - Почему?
       - В тот день Панкову намекнули на повышение. Он и так уж засиделся нашем маленьком Чикаго.
       - Да, он в последнее время называет наш город не иначе как "Этот ваш ё... Кривов", - усмехнулся Астафьев.
       В этот момент зазвонил телефон.
       - Да, Колодников.
       Выслушав короткую, но энергичную тираду Андрей протянул трубку Астафьеву. Тот удивился. Никто не знал, что он тут.
       - Кто? - громким шепотом, прикрыв рукой микрофон, попытался узнать Юрий. Но Колодников только тыкал пальцем в сторону телефона.
       - Да, Астафьев, - пришлось сознаться тому. Голос был хоть и полный ярости, но принадлежать мог только его жене.
       - Так, Астафьев, ты почему опять отключил мобильник?
       - Я не отключал.
       Юрий удивился, но когда потыкал по кнопкам, то сообщил: - А у меня просто деньги кончились.
       - Мозги у тебя кончились, а что осталось, я тебе выбью! Время одиннадцать, я не знаю, то ли ты у очередной бабы, то ли тебя убили уже какие-нибудь очередные отмороженные кровники! Хорошо, Нинка из бухгалтерии вспомнила, что Зудов сегодня отпускные получил. Вобщем еще час, а потом жду тебя домой.
       - Хорошо, скоро буду.
       Юрий положил трубку, и встретился взглядами своих коллег. В чьих-то глазах было ехидство, в других сочувствие. Но, общее слово сказал Колодников: - Как убийственно она тебя любит!
       - Ага! Живым бы остаться, - буркнул Юрий, выпил рюмку, и начал собираться.
       - Ну, мне пора.
       - Да и нам тоже. А то тоже подруги домой не пустят.
      
       КОНЕЦ
      
      
      

  • Комментарии: 4, последний от 19/08/2015.
  • © Copyright Сартинов Евгений Петрович (esartinov60@mail.ru)
  • Обновлено: 17/02/2009. 610k. Статистика.
  • Роман: Детектив
  • Оценка: 6.90*12  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.