Седакова Лариса Ильинична
Страх И Предоление. Сборник Эссе

Lib.ru/Современная литература: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • Комментарии: 4, последний от 08/06/2018.
  • © Copyright Седакова Лариса Ильинична (victoralen2012@yandex.ru)
  • Обновлено: 04/06/2018. 237k. Статистика.
  • Эссе: Культурология
  • Оценка: 10.00*13  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    "Страх и преодоление. Сборник эссе" включает семь различных произведений, часть из которых была ранее опубликована. В настоящей книге уже опубликованные произведения кардинально переработаны, проиллюстрированы новыми примерами, дополнены и значительно расширены. Все повествование объединено общим подходом автора к тому, что жизнь это школа, в которой у каждого свой набор дисциплин, но одна - как стать человеком - остается общей для всех. Можно плыть по течению жизни, радуясь удачам и сожалея о промахах, следуя превратностям судьбы. Можно научиться видеть, что стоит за нашими взлетами и падениями, за нашими страхами и болезнями, кто вместо нас исполняет наши желания и незаметно изменяет ход наших мыслей. Можно понять, какие уроки они нам преподносят, пройти их, и тогда они перестанут нам мешать, а мы станем другими людьми, обретем новые возможности и новый уровень энергии. Нашими учителями в школе жизни становятся герои сказок, персонажи мировой классики, а также окружающие нас люди: родня, соседи, знакомые, друзья и даже первые встречные.


  •   
      
      
       СТРАХ И ПРЕДОЛЕНИЕ. СБОРНИК ЭССЕ.
      
      
      
      
      
      
      
       Содержание
      
       1. СТРАХ И ПРЕОДОЛЕНИЕ
       2. ЭНЕРГЕТИКА ЛИШНЕГО ВЕСА
       3. ИСПОЛНЕНИЕ ЖЕЛАНИЙ
       4. НЕ СОЙДИ С УМА 52
       5. ВРАГИ. БЕСКРОВНАЯ ПОБЕДА
       6. СНЯТЬ ПРОГРАММУ И УЙТИ ОТ СУДЬБЫ
       7. БУДЬ ЗДОРОВ
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
       1. СТРАХ И ПРЕОДОЛЕНИЕ
      
       На всякую беду страху не напасешься.
       Пословица
      
       Страх личный и общечеловеческий
       Каждый из нас чего-нибудь боится, но не всякий признается в этом. Многих людей одолевают общечеловеческие страхи: смерти, неизлечимых болезней, старческой немощи, одиночества, войны, стихийных бедствий, всего того, что неотвратимо вторгается в жизнь и от чего невозможно защититься. Такие страхи по большей части носят массовый характер, и для преодоления их негативного, разрушающего начала необходима любовь к людям вера в Бога и смирение перед высшей волей.
       В жизни каждого есть личные и конкретные страхи, о происхождении которых мы давно забыли, с которыми свыклись, они сделались нашей частью, поставили определенные ограничения в поведении, стали тормозом в развитии, повысили общий уровень тревожности и снизили энергетику. Они незаметны и проявляют себя тем, что нам временами становится просто плохо, ничто нас не радует, у нас падают силы и повышается раздражительность. В такие моменты дают о себе знать, вдруг просыпаются и начинают нас угнетать и общечеловеческие страхи. Мы давно вытеснили истоки наших персональных страхов, а также тех лиц, которые у этих истоков стояли, но страхи от этого не исчезли. Давайте попытаемся вернуться к этим давно прошедшим дням и забытым людям. Без этого освободиться от страха не получится.
       Эта история произошла с Валентиной, которая много лет назад переехала из кирпичного дома сталинской постройки в крупнопанельный дом. Вскоре после переезда случилась неприятность. У нее была советская стиральная машина, в которой при каждой стирке шланг для воды нужно было надевать на кран, а второй для слива опускать в раковину. Однажды при снятии шлангов после стирки Валентина пролила на пол кухни воду. Она не обратила на лужу особого внимания, так как в ее прежней квартире это не составило бы никакой проблемы. Там на полу была хорошая гидроизоляция и вода не могла сразу же стечь на нижний этаж, а в новой квартире гидроизоляции не было, между стеной и полом была крохотная щель, но Валентина обо всем этом не подозревала. Вода легко прошла сквозь щель и проступила пятном на потолке квартиры соседки снизу. Та немедленно пришла с претензией и пригласила Валентину посмотреть, что стало с ее только что отремонтированным потолком. Валентина не стала слушать про следы на потолке, а тем более смотреть на них и обо всей этой истории постаралась забыть. Правда, один урок она все-таки извлекла и стала очень внимательно относиться к пролитой на пол воде. Она, конечно же, испугалась, но не могла сама себе в этом страхе признаться. Валентина старалась избегать соседку, а при встрече лишь сухо здоровалась.
       Шло время, Валентина приобрела современную машину с фронтальной загрузкой белья и при первой же стирке умудрилась открыть дверцу в фазе полоскания, когда машина была наполнена водой. Правда, нового залива не произошло, но больше она к стиральной машине не подходила, она ее стала бояться. Она сразу же вспомнила старую историю и удивилась живучести своего страха, ведь он так долго скрытно сидел в ней и обнаружил себя только через десять с лишним лет. Для избавления от страха она, преодолев себя, решила подружиться с соседкой, стала оказывать ей знаки внимания, поздравлять с праздниками, помогать по-соседски во время болезни. Она стала приветливо здороваться и радостно улыбаться при встрече с ней. Со временем стиральная машина все-таки сделалась послушной. Валентина приобрела после этой еще не одну стиральную машину, но каждую немного недолюбливала.
      
       Шаг от человека к камню
       Чтобы преодолеть страх, хорошо бы разобраться, что он из себя представляет. Давайте попытаемся сделать его объектом изучения и попробуем обозначить симптомы его проявления. От страха взрослый и самостоятельный человек теряет значительную часть своей независимости и опускается до уровня маленького ребенка, животного и даже растения. Испуганный человек инстинктивно старается смягчить удар, уйти от ответственности, старается выглядеть беззащитным, беспомощным, слабым, ничем не раздражать своего обидчика. Он канючит, плачет, обижается, даже может намочить, как маленький, штаны.
       Схожесть с животным состоит еще и в том, что у человека начинают дрожать колени, подгибаются, подламываются ноги. Про такого человека говорят, что он ходит, как собака, на полусогнутых ногах. Повышается потливость, ладони становятся липкими, а пот приобретает неприятный, звериный, нечеловеческий запах. В минуту опасности человек, превращенный страхом в зверя, инстинктивно пытается растопырить весь свой волосяной покров, как тот, что присутствует, так и тот, что давно отмер. При этом кожа покрывается пупырышками, мурашками, а волосы на голове начинают шевелиться и могут ходить ходуном. Так, у кошки при встрече с собакой встает дыбом шерсть, а еж растопыривает свои иголки. Люди, как и звери, непроизвольно стараются устрашить врага, став крупнее.
       Когда страх сражает человека наповал, то он начинает напоминать уже не ребенка или животное, а растение. Он теряет способность двигаться, как будто врастает в землю, цепенеет, столбенеет, становится "как пень с глазами", "стоит как вкопанный, только глазами хлопает". Всем этим испугавшийся стремится повысить собственную устойчивость, ведь четвероногое создание устойчивее, чем двуногое, а дерево вообще с места не сдвинуть. Громадные камни и скалы стоят еще непоколебимее, чем деревья, и от страха можно на время и окаменеть.
      
       Безмыслие
       Народная мудрость так описывает ощущение испуга: "мороз по коже пробежал, зуб на зуб не попадает, со страху обмер, без языка стал, язык к гортани прилип, душа в пятки ушла, камень на сердце лег". Становится трудно дышать, сердце начинает бешено колотиться. Человек теряет дар речи, язык отказывается ему повиноваться, вместо слов он начинает лопотать, произносить нечто бессвязное и нечленораздельное. Он может даже потерять способность мыслить. Отключение сознания воспринимается как катастрофа, мы не знаем, как его вернуть и возможно ли это вообще, или мы вдруг превратились в овощ, да так и останемся им до скончания века. Этот провал в речах и мыслях оставляет в арсенале человека только автоматические, накрепко заученные действия или, напротив, как при гипнозе, вдруг из глубин памяти вынимается нечто непонятное и заставляет человека сделать что-то такое неожиданное, небывалое и несвойственное, что ему после становится не по себе.
       Никогда не забуду, как однажды, лет 25 назад, в моей голове остановились мысли. Случилось так, что в первый и в последний раз в жизни я ставила коротенькую пьесу собственного сочинения по мотивам сказок Пушкина. В ней царь Салтан пригласил скопца и звездочета, то есть астролога из "Сказки о золотом петушке" помочь ему в выборе жены. Скопец составил гороскоп, натальную карту каждой из трех сестер девиц из "Сказки о царе Салтане" и оказалось, что только младшая достойна стать царицей. В зале было много публики, я очень сильно волновалась, к тому же я исполняла роль скопца и мысленно уже была в образе, готовясь говорить высоким голосом кастрата. Все это переполняло меня, тут я вдруг ощутила, что голова моя стала абсолютно пустой, я как будто бы провалилась в иное пространство, где не было ни мыслей в голове, ни звуков в зале. Мои мысли остановил хозяин вечера, и длилось это одно мгновенье. Я смогла выскочить из небытия, никто ничего не заметил, пьесу мы благополучно отыграли. Я действовала, как говорится, на потоке, на автомате, я была как будто бы не я. Память об этом жутком страхе осталась со мной навсегда, и я не раз мысленно возвращалась к пережитому, пытаясь понять, что и как. Но, увы, сильно в этом я не продвинулась.
      
       Равновесие в пути
       Легче всего внушить страх в период перемен, когда жизнь вынуждает нас предпринять что-то новое. В это время от старого мы уже ушли, а в новом еще не устоялись, прежние занятия и интересы уже не радуют нас, а новые еще не сделались опорой. Мы между двух стульев, в состоянии неустойчивого равновесия, мы уже занесли ногу для первого шага, но еще только начинаем прокладывать новый путь и плохо представляем, какие преграды нас ожидают, хватит ли сил и умения, чтобы, пройдя через них, не выложиться полностью и не обессилить. И самое главное, как преодолеть эти постоянно возникающие сомнения: а туда ли мы идем, правильный ли выбор сделали, пора отправляться или надо повременить, не станет ли хуже, чем было, что скажут люди.
       На одной ноге долго не простоишь, а тут еще и сами ноги не хотят идти в неизвестном направлении. Когда не знаешь дороги, так легко споткнуться, да только иного способа передвижения, кроме временной потери равновесия при движении вперед шаг за шагом для человека природой не предусмотрено.
       Давайте сделаем шаг и проследим за всей последовательностью наших действий в замедленном темпе. Вот мы стоим на обеих ногах, это наша достаточно надежная опора. Когда мы поднимаем одну ногу, то опора становится вдвое меньше. Затем мы переносим центр тяжести на поднятую ногу и ставим ступню на землю или иную опору. Пока одна нога ощупывает и оценивает свое новое положение, другая уже начинает движение и встает на носок. При этом тело обязано сохранить равновесие, если это удалось, мы выносим другую ногу и делаем следующий шаг.
       Итак, делая шаг, мы вынуждены сознательно пойти на уменьшение площади опоры и к тому же преодолеть состояние неустойчивого равновесия. Новая опора может оказаться ненадежной, что порой приводит к неприятным неожиданностям. Кто-то, скорее всего, наши недоброжелатели могут нас отвлечь, толкнуть, окликнуть, помешать как-то еще, пролить масло, бросить под ноги кожуру банана. В тот момент, когда мы делаем первые шаги по новой, а бывает, что и нехоженой дороге, мы крайне уязвимы. Вот мы и не торопимся сделать первый шаг в неведомое и начинаем движение только в самом крайнем случае.
       Именно в ходьбе заложен исключительно человеческий дар обучаться, совершенствоваться, находить новые пути. Мы продвигаемся шаг за шагом и неважно. в каком пространстве происходит наше движение - на прогулочной дорожке или на жизненном пути. В нашем языке изменяться значит двигаться, а двигаться значит идти. Солнце встает и идет по небу, идут снег и дождь, идут перемены, приходят беда или любовь, жизнь проходит. Если бы люди летали, как птицы, ползали, как пресмыкающиеся, то тогда вместо идти мы бы говорили лететь или ползать.
       Обратите внимание, что тело начинает движение вслед за стопой, а именно за большим пальцем ступни, а главным советчиком являются глаза. Именно большие пальцы ног прокладывают путь подобно лидеру в велосипедной гонке. Животные, рыбы, птицы держат нос по ветру и движутся вслед за ним. Главным советчиком для них является обоняние. Они различают запах полового партнера, противника, опасности, дома, водопоя, пищи.
       Четвероногим нет необходимости вставать на одну ногу, и в этом смысле они тверже стоят на ногах. Ползающим пресмыкающимся еще легче, у них нет ни шагов, ни падений, а центр тяжести лежит практически на уровне земли. Вот людям и приходится в состоянии подавленности и страха, когда они выбиты из равновесия, временно ходить на полусогнутых как четвероногое или ползать на брюхе, пресмыкаться как пресмыкающееся. Приходится, чтобы выжить и не разбиться окончательно, падая с высоты человеческого роста, стать как бы ниже, принимать приниженное положение.
       Итак, мы упали и набили шишек. Мы можем испугаться и дать зарок идти только по проторенным дорогам или вслед за влиятельным покровителем. Мы будем стараться не делать новых шагов хотя бы до тех пор, пока не подлечимся, не наберемся знаний и опыта, не проведем работу над ошибками. На сотни тех, кто осмелился сделать первый шаг приходятся единицы тех, кто сумел не потерять себя и удержаться на собственных ногах. Во всех случаях давайте постараемся остаться на позитиве, и мысли о том, что мир был к нам несправедлив, заменим мыслями о том, что мы были еще не совсем готовы к новым шагам, а потому, пока мы не наломали дров, не навредили себе еще больше, нас и остановили.
       Мир не остался равнодушным к нашему порыву, он заметил наше стремление, но притормозил нас, и на это у него были веские причины. Мы могли начать делать что-то за пределами нашей компетенции, наших физических возможностей; могли занять положение, не обеспеченное нашей личной энергией; могли пойти в сторону от нашего предназначения; могли перейти дорогу тем, кто намного сильнее нас; могли стать игрушкой в руках недобросовестных людей, орудием в их неблаговидных делах. Беспристрастный анализ поможет понять причину неудачи и направить силы не на претензии к миру, а на обучение, на устранение ошибок, а также на поднятие духа. В здоровом теле здоровый дух, тело нуждается в укреплении. Сохранение равновесия в делах начинается с поддержания равновесия на физическом уровне, в теле, а это можно наработать тренировками.
      
       Преодоление страха в сказках
       Тридцать лет я занимаюсь интерпретацией сказок. Это пять сказок Пушкина, "Конек-Горбунок" Ершова и русские народные сказки. Сказки помогли мне выйти из тупиков, вели по жизни, учили ориентироваться в сложных обстоятельствах. Путеводной звездой стала "Сказка о царе Салтане", она же положила начало моему новому пути.
       В этой сказке две старшие сестры и их мать Бабариха оговорили младшую сестру перед мужем, царем Салтаном. Они сочинили и отправили ему в действующую армию подметное письмо, в котором фактически приписали царице грех сношения с дьяволом, поскольку "неведомы зверушки", а именно так они обозвали в письме новорожденного богатыря, могут родиться только от нечистой силы. В ответ царь приказал ждать его возвращения, а бабы подменили и эту грамоту на приказ собственного сочинения - "тайно бросить в бездну вод" и мать, и дитя. Этим они обрекли несчастных на верную смерть. Единожды преступив закон, бабы уже не могли остановиться. Чтобы замести следы преступления, они по сути дела совершили государственный переворот, и теперь уже не именитые бояре, а они, простые бабы стали главными советчицами царя, а он без их благоволения не мог и шага ступить.
       Почему же грозный на поле брани царь пасует перед глупыми бабами? Потому что они сумели внушить ему страх и тем самым опустить до уровня несмышленого несамостоятельного ребенка. Салтан и сам к концу сказки вдруг осознает, что вел себя с бабами как малолетний. "Что я? царь или дитя?" - восклицает он, когда после долгих лет подчинения отдает наконец-то самостоятельный приказ снарядить флот и отправиться на остров к жене и сыну с невесткой.
       Но как же этим плебейкам удалось подавить волю царя? Да очень просто. Они изобразили дело так, как будто он сам велел утопить сына и жену, а бабы пытались спасти своих близких, но их никто не послушал. Сломленный горем царь потерял себя, он не мог найти выхода из тупика, в котором оказался. А они без конца подливали масла в огонь и разрисовывали картину якобы совершенного им жуткого злодейства все новыми подробностями. И царь сам поверил и в содеянное им зло, и в то, что единственными спасителями, преданными? близкими людьми являются теща Бабариха и две свояченицы. После того страшного приказа, который он якобы отдал, царь стал бояться отдавать новые приказы, и тогда вместо него приказывать стали они.
       Ничего этого в тексте сказки читатель не найдет, это моя интерпретация. Вы можете предложить свою, объясняющую, почему мужественный царь вдруг стал как малое дитя, как игрушка в руках трех жадных и глупых баб, а сами они из помещений для слуг, где мы расстаемся с ткачихой и поварихой в начале сказки, вдруг переместились в тронный зал и стали есть и пить на золоте и разделять с царем бремя власти. Нет у Пушкина слов и о том, что "неведомы зверушки", нелюди рождаются от сношений ведьмы с дьяволом.
      
       Авторы и уроки страха
       Здесь у страха, которым опутан как коконом царь, есть авторы, это бабы. Они сознательно вернули царя в детство, ограничили его дееспособность и встали, а вернее сказать, сели с трех сторон возле трона. Они отгородили Салтана от мира тремя парами своих злых глаз и были готовы пронзить взглядом каждого, кто попытался бы вернуть царю его собственный взгляд на мир. Они сломили его волю, они помыкали им, а царь не протестовал и до поры до времени даже не отдавал себе во всем, что с ним происходит, отчета.
       Так может случиться и с нами, когда мы кем-то принижены и раздавлены. Более того, мы зачастую благоговеем и даже лебезим перед этим человеком и не только не смеем его ослушаться, но и горой встаем на его защиту. Мы изо всех сил хотим ему услужить, понравиться, мы не в состоянии увидеть и разглядеть, насколько мы им сломлены и порабощены.
       Как ни странно это покажется на первый взгляд, но право властвовать над нами предоставили агрессору мы. Мы совершили ошибку, опрометчивый, недальновидный поступок. Он был вызван нашей некомпетентностью, слабостью, незнанием людей, да мало ли чем еще. Например, Салтан мог быть хорошим полководцем, но хорошим правителем он точно не был. При его дворе отсутствовал порядок, а сама государственная машина работала из рук вон плохо. Царь отправился на войну и не подумал обеспечить жене надежную защиту, он не оставил вместо себя надежного человека, которому передал бы на время своего отсутствия все полномочия власти. Он не принял в расчет, что новоиспеченная царица не имела опыта придворной жизни так как была низкого сословия, что у бояр могла быть своя кандидатура на роль царицы, и не только бабам, но и им хотелось потеснить молодую. Между действующей армией и дворцом не была налажена надежная связь, приказы царя доверялись гонцам-пьяницам, а сами приказы можно было без труда подделать, и никто ни за что не отвечал.
       На долгие годы царю пришлось попасть в подчиненное положение малолетнего при властных опекуншах, в это время его честная жена страдала и плакала на острове: не жена, но и не вдова. Царь с царицей опустились вниз, а бабы за их счет поднялись на небывалую высоту. Только жизнь не стоит на месте, а в сказках все устроено более или менее справедливо. Салтану для преодоления страха перед бабами необходимо было пройти те житейские уроки, в которых он оказался некомпетентным. Прежде всего, он должен был обучиться искусству управления страной, а также видению людей. Еще один его промах - безответственное поведение по отношению к беременной жене.
       Вот только бабы страхом парализовали его ум и волю, и вместо отца все эти уроки пришлось пройти сыну. Он стал искусным правителем и смог создать на "пустынном острову" изобильное процветающее государство, остров Буян. И "все в том острове богаты, изоб нет, везде палаты", никак не меньше. Гвидон в отличие от отца прекрасно разбирался в людях и злодея умел видеть с первого взгляда. Когда он оказался свидетелем битвы коршуна и лебеди в море, когда он в облике насекомых трижды прилетал в родительский дворец, ему достаточно было только взглянуть, чтобы правильно оценить ситуацию и понять, кто есть, кто, кто безвинная жертва, а кто безжалостный агрессор. Он смотрит и тут же видит, мгновенно принимает решение и немедленно бросается истреблять или наказывать зло, не сомневаясь, что у него есть на это право и нисколько не страшась. Он убивает коршуна, кусает в глаза двух своих родных теток, он только Бабариху пожалел: "но жалеет он очей старой бабушки своей" и жалит ее не в глаза, как теток, а в нос. Он - богатырь. Богатыри знают, как совладать со страхом. Это не они во власти страха, это страх подвластен им.
       В отличие от отца, Гвидон не оставил беременную жену одну и не отправился на материк к отцу в четвертый раз, "дома на сей раз остался, и с женою не расстался". Хотя жена Гвидона в отличие от его матери была не простолюдинка, а могучая волшебница царевна Лебедь и могла и сама за себя постоять.
       В этой сказке отец не в состоянии преодолеть внушенный ему бабами страх, а в таком приниженном страхом положении Салтан не способен обучиться тому, чем не владел в начале сказки. Это и плохое управление страной, и незнание людей, и неспособность обеспечить безопасность жены. В сказке, как и в жизни детям суждено продолжать дело родителей и исполнить то, на что у предков не хватило сил и знаний. Эта преемственность, точное исполнение сыном того, что не получилось у отца, идет в общесемейный зачет. Как только сын Гвидон устранил все претензии мира к отцу, бабы обязаны отпустить Салтана на волю, что и происходит в сказке. Здесь работа по преодолению страха отца ложится на сына и заключается не в открытом противостоянии, Жизнь требует от сына пойти еще дальше отца и решить задачу на смекалку, выдержку, трезвый расчет и твердый ум.
       Истоки страхов
       Истоки наших страхов могут находиться в прошлом и передаваться по наследству. Если в семье когда-то давным-давно произошло нечто страшное, перечеркнувшее, перевернувшее всю жизнь - пожар, лишивший крова, землетрясение, кража, разорившая семью, то страх перед чем-то подобным может прорасти в грядущих поколениях. Один молодой человек, назовем его Юрием, не мог принимать душ, он не переносил, когда струйки воды лились ему на темя. Он вообще боялся воды, не умел плавать и едва мог зайти в воду, хотя и вырос на Енисее. Волей судьбы в Москве он поселился на Енисейской улице. Задолго до рождения Юрия его бабушка, спасаясь от наводнения, ночью спросонья впотьмах схватила маленького сына, дядю этого молодого человека и выбежала из дома. По дороге уже шла вода. Впопыхах она понесла ребенка вниз головой, и он захлебнулся. Вспомнив рассказ бабушки, Юрий догадался, откуда у него эта водобоязнь и был сражен этой параллелью. Он стал рассказывать об этой давней истории всем вокруг, с каждым рассказом как будто бы заново переживая то, что случилось не с ним: и страх бабушки перед наводнением, и ее отчаяние от того, что она сама, своими руками утопила сына. Все это стало для него большим потрясением, он так сильно проникся всем этим, что долго оставался под впечатлением и не мог ни о чем другом думать. Вскоре страх перед водой прошел, и к радости домашних вся семья отправилась к морю. А вслед за этим отступил и страх перед социумом. Юрий нашел хорошую работу и смог получить высшее образование. Дело в том, что до этого Юрий никак не мог найти себя, ни на одной работе подолгу не задерживался, а когда увольнялся, то был даже рад тому, что может теперь оставаться дома.
       В 1905 году, когда семья моих бабушки и дедушки жила в Одессе, взбунтовавшийся броненосец "Потемкин" стал стрелять по городу. Снаряды не долетали до берега, никто не пострадал, взрывы грохотали на море, но это вызвало у жителей невероятную панику. Население Одессы, этого в таком скором будущем поистине многострадального города еще не столкнулось с бессмысленным истреблением мирных жителей, еще продолжалось мирное время с устоявшимся распорядком жизни. Залпы по городу казались чем-то чудовищным, запредельным ужасом, катастрофой, чем-то вроде начала конца света. Бабушка рассказывала мне, что когда они с соседкой встречались на лестнице, то не могли ничего промолвить от страха, язык не слушался их, а волосы на голове сами собой шевелились. Очень скоро на бабушку обрушились настоящие беды, она пережила смерть мужа и шестерых детей, крушение всей старорежимной жизни, разорение семьи, голодовку и повальный сыпняк, множество других лишений, но панический страх был в ее жизни лишь единожды.
       В июле 1953 года мы с матерью отдыхали в Коктебеле. Неожиданно средь бела дня в море прогремел взрыв, потом еще и еще один. Год был переломный - смерть Сталина, арест Берии, отдыхающие не знали, что думать. Все боялись новой войны. Но оказалось, что это были всего лишь маневры. Все, кроме меня, тогда еще ребенка, успокоились. Я же при каждом новом взрыве приседала, прятала голову в колени, затыкала уши и пронзительно визжала от неописуемого страха. И никакие уговоры, увещевания, разумные слова на меня не действовали. Страх бабушки перед взрывами на Черном море вблизи берега почти через полвека сразил и меня. Конечно, недавно закончилась война, в ушах у всех, кто прошел через сражения и бомбежки еще звучали взрывы и был еще жив страх перед войной. Вот только мои родители еще до войны переехали из Москвы в Сибирь и всю войну работали на оборону. Под бомбежками они никогда не были.
       Истоки наших страхов могут находиться в будущем. Мы как будто бы заранее знаем, от кого к нам придет большая беда, крупная неприятность, неразрешимая проблема. Этот человек, хотя он ничего еще не сделал, уже неприятен нам, мы его сторонимся. Тайное и необъяснимое предчувствие вынуждает нас опасаться какого-то места, времени суток, дня и часа, в которое нам предначертано столкнуться с непоправимой бедой. В доме родителей Марии были часы с боем, и она с раннего детства боялась их полуночного двенадцатого удара. Часы принес в дом отец, он любил их, а бой заводил исключительно по праздникам и радовался как ребенок. Когда он умирал, то ночью накануне его смерти, едва Мария заснула, как ей во сне привиделась такая чернота, какой на земле не бывает. Посреди нее сияли громадные алые губы. Она знала, что это губы отца, что с прощальным поцелуем он унесет ее с собой. Одновременно она знала, что лежащий рядом муж спасет ее. Мария открыла глаза, на часах было двенадцать.
      
       Право знать, как дело было
       У каждого есть свои глубоко спрятанные страхи, разобраться в причинах, истоках которых или даже просто признать, что они существуют, бывает нелегко. Наши страхи могут быть обоснованными и осознанными, могут показаться безотчетными и слепыми. Мы давно уже свыклись и сжились с ними, порой они повелевают нами, создают систему ограничений: привычек и установок. Они создают помехи, искажают восприятие мира и людей, ограничивают рамками наши поступки и привычки. Если бы произошло чудо и мы сломали бы эти рамки, то стали бы свободнее и счастливей.
       Это возможно, но для совершения этого чуда нам необходимо не только держать в памяти узловые события собственной жизни, но и совершить путешествие по собственному детству, перенестись в еще более раннее время, о котором мы порой мало что знаем. В этом могут помочь рассказы близких, старые фотографии, письма, другие документы - свидетели былого. Если это невозможно, если никто ничего не помнит, можно подключиться к прошедшей эпохе через исторические книги, фильмы, карты городов, где жили наши предки. Если есть вопрос, то будет и ответ - случайно услышанный разговор или кадр хроники. Авторы наших страхов прячутся в нашем прошлом и прошлом нашей семьи, в основе каждого страха лежит конкретная причина, а каждый страх имеет рациональное происхождение. Чем глубже спрятаны наши страхи, тем труднее от них избавиться, тем труднее выявить тех, кто их внушил и освободиться от ставшей привычной зависимости.
       В жизни каждый совершает однотипные первые шаги. Это прежде всего само рождение, самые первые шаги, первые слова, первый урок, первая любовь, первый собственный автомобиль и пр. Каждая новая работа, каждый переезд на новое место жительства, даже каждая крупная покупка - это, по сути дела, шаг в новом направлении. Если кто-то очень не хотел, чтобы мы появились на свет, если в другие переломные моменты кто-то думал о нас со злобой, предавал, подставлял, оговаривал, мешал, останавливал, завидовал, а также грубо обрывал, внушал неуверенность, то тем самым он вселял в нас страх.
       Страх перед жесткими родителями может привести к страху перед воспитателями, учителями, начальниками. Страх матери родить в браке, но ранее положенных месяцев, страх родить внебрачного ребенка может привести у ребенка к страху перед противоположным полом. Дети таких матерей могут построить жизнь так, чтобы страхи матери просто не смогли у них возникнуть и подсознательно выбирать "безопасных" партнеров, брачный союз с которыми и рождение детей проблематично. Это, например, лица с нетрадиционной ориентацией.
      
       Шаг от мнимого к реальному
       Порой мы заглазно, в мечтах и мыслях ведем диалог или даже мысленный поединок с тем, кому боимся сказать в глаза все, что думаем. Только почему-то это наше мысленное противостояние не ставит нашего оппонента на место, и проблема никуда не уходит. Вступить на путь открытой борьбы с нашим поработителем нелегко, ведь за время рабства мы невольно стали его частью. В тот день, когда мы промолчали, смирились, не сумели отстоять себя сами или найти мощного защитника, наши возможности сузились. Одновременно у автора нашего страха горизонты расширились. Нас он поставил в рамки и уполовинил наши силы, а сам при этом обрел шанс получить то, что ему не было положено. Он сделался хозяином нашей судьбы и ограничил нашу свободу по собственному произволу. Он оставил нам тот минимум, который необходим для подневольной жизни. Как только мы пытаемся выйти за отпущенный нам предел, получить что-то сверх него, он немедленно возникнет и поставит нас на отведенное место. Вспомним, когда царь Салтан пытался освободиться от опеки баб и поехать к сыну, они трижды не давали ему это сделать, и он быстро сдавался. Мы свыкаемся с таким положением дел, начинаем относиться к господину, как к неизбежному злу, к любимой мозоли. Мы придумываем идейную базу для оправдания страха и бессилия, слабости и безволия. Мы становимся частью определенного порядка вещей и уровня свободы, выйти за пределы которых можно только преодолев свой страх.
       Хорошо, когда хватает сил идти туда, где страшнее, ведь это самый короткий путь к преодолению. Вспомним витязя на распутье. Он остановил коня перед придорожным камнем и задумался: куда путь направить. Весь мир замер и ждет, какую же их трех дорог он выберет. Все три стороны грозят ему неминуемыми потерями. Но, наверное, он тогда так подумал: "Тонуть так в море, а не в поганой луже" или "Двум смертям не бывать, а одной не миновать" и поехал туда, где и его, и коня ждала неминуемая погибель. Он мог подумать, что невозможно что-то получить и ничем не поступиться, и готов был поставить на кон саму жизнь.
       Чтобы переродиться и стать героем, нужно убить в себе труса, чтобы родиться в любом новом качестве, нужно умереть в прежнем и оставить в прежней жизни старые проблемы. Витязь был готов рискнуть жизнью и сумел выиграть поединок со всеми, кто был послан его убить. Стоя перед камнем, он преодолел страх, он был готов потерять все, повернул коня туда, где страшнее всего и выиграл. Кстати, младенец царевич в "Сказке о царе Салтане" был брошен бабушкой и тетками в море на неминуемую смерть. Он и умер для них как внук и как племянник, а потому стал недосягаемым для их злых козней, стал от них свободным. На острове он родился второй раз уже не как царевич, а как князь, тогда он и нарекся этим именем - князь Гвидон.
      
       Страх и неверие
       В основе наших страхов часто лежит неверие. Мы отказываемся принять, что каждый наш попутчик на жизненном пути такой же человек, как и мы. Он действует в рамках определенных программ и законов, общих для всех людей. Мы невольно начинаем благоговеть перед тем, кто однажды помог и защитил нас и спешим возненавидеть или бояться того, кто осмелился помешать. Однако, и тот, и другой были посланы свыше, один, чтобы помочь, другой - остановить, обратить наше внимание, что мы еще не готовы, что ступили на чужой путь, что нам вначале нужно научиться драться, отстаивать себя, иначе, не имея сил чтобы защитить приобретенное, мы можем его упустить. Мы боготворим благодетелей или проклинаем обидчиков, но в обоих случаях мы боимся. В первом случае потерять, утратить милость, во втором - сделать шаг к избавлению от страха. Оба положения далеки от состояния свободного человека, для которого все люди равны, но не между собой, а перед лицом неба. Не случайно в русских поговорках о страхе так часто упоминается Бог: "Страшен сон, да милостив Бог"; "Была не была, что будет, то и будет, а будет то, что Бог даст".
       Попробуем поименовать, чего мы боимся: болезней, безработицы, одиночества, нищеты, ожирения, смерти близких и собственной, боли, немощи и бессилия, а также многих других более конкретных вещей, напрямую касающихся нашей жизни. Если мы все время отмечаем про себя: что угодно, только не это, я этого не переживу, пусть такое со мной никогда не случится, то тем самым мы не отдаляем, а, напротив, притягиваем неприятные ситуации и состояния.
       Преодолевая страх, мы убиваем в себе труса, нам не должно быть страшно убить ту часть себя, где эта трусость укоренилась. Если это львиная часть нашего существа, то с ее уничтожением случится и наша погибель. Кто-то другой, не витязь, не герой обязан был на проклятый дороге умереть. А у него на ней остались лежать последние крохи его слабости, сомнения и трусости. Потому что каждый, кто обитает на земле, даже сильный и великий герой не может не испытывать страха. При условии, конечно, что он - человек.
       Итак, мы вычислили того, кто помешал нам, внушив страх. Если ему это удалось, он делал свое дело на совесть. Он не прошел равнодушно мимо и вынудил нас трудиться над преодолением. Спасибо ему за это, но его время вышло. Мысленно попрощаемся с ним и пойдем вперед, взяв все, что окупили трудом, с собой, а ему оставим то, что принадлежит ему. Нам чужого не надо.
      
       Работа со страхом
       Давайте вначале отметим, а чего мы на самом деле боимся и научимся спокойно говорить об этом. Тем самым мы научимся ладить со своими страхами, примем их как часть нашего бытия.
       Попробуем вести себя грамотно и научиться преодолевать страх. Для этого давайте вспомним, поймем, чего опасались наши предки. Скорее всего, мы невольно повторяем их страхи. Понаблюдаем, перед кем мы пытаемся лебезить, кому хотим угодить, это наш хозяин, не будем его бояться, он без нас пустое место. Отметим, что нам приятно, когда нам угождают, оказывают услуги. Не стоит радоваться показной любви, со временем эти люди попытаются внушить нам страх. Специально займемся спиной, согнутая спина признак страха. Обратим особое внимание на пальцы ног, стопы и колени, устраним проблемы и излечим заболевания или хотя бы начнем заботиться об их состоянии, чтобы мы могли крепко стоять на ногах и не терять равновесие.
       Не будем бояться, будем просто шаг за шагом делать свое дело так, как будто бы без нас некому. Если не мы, то кто. Самый короткий путь к освобождению от страха - двигаться туда, где страшнее.
       У конкретного страха есть автор, мы имеем право знать, кто он. Зададим мысленно вопрос, если мы готовы, ответ не заставит себя ждать.
       Не будем бояться тех, кто внушил нам страх, они не хозяева нашей жизни, а только слуги. Как только мы перестанем бояться и извлечем уроки, обучимся, преодолеем себя и изменимся к лучшему, они обязаны исчезнуть из нашей жизни и перестать мешать нашему продвижению. Страх парализует, а смех расслабляет, давайте радоваться. Смех губителен для страха.
      
       ОДИНОЧЕСТВО
       Боялась полночи и грома,
       Войны, еврейского погрома,
       Прохожих странных и воров
       И чересчур больших даров,
       То лес пугал меня молчаньем,
       То стадо бешеным мычаньем,
       То бездной сон меня пугал
       И мне никто не помогал,
       И я боялась одиночества,
       Как будто чье-то там пророчество
       Висит дамокловым мечом
       И все, что было - не причем,
       И все, что сделано, забудется,
       И предначертанное сбудется,
       Никто мне не подаст воды
       В конце за все мои труды.
       И ни могилы, ни креста,
       Как будто жизнь была пуста,
       А все, кто были и клялись
       По белу свету разбрелись.
      
       ЧИНГИЗХАН
          Собаки знают, чем пахнет страх,
          Им запах труса, что запах дичи,
          Так суетливо и впопыхах
          Теряют люди свое обличье.
         
          Мать страха - слабость, отец - порок,
          Богатство, деньги - сестра и братья,
          Подлунной жизни недолог срок,
          Дороже чести нет благодати,
         
          Презренье к трусу страшней угроз,
           Предатель хуже собаки драной,
          Нет ниже доли, а выше гроз
          Есть только небо в его сиянье,
         
          Оно - свидетель, оно - судья,
          Ему известны дела и сроки,
          Простой кочевник и даже я
          Равны пред волей его высокой.
         
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      

    2. ЭНЕРГЕТИКА ЛИШНЕГО ВЕСА

    Заколдованная проблема

       Физиологическую норму потребления пищи не всегда можно определить. Разброс здесь слишком велик, с одной стороны суперзвезды и танцоры, которые при скудном рационе находятся в постоянном движении, а с другой - непомерно тучные обжоры, которые постоянно жуют и тратят так много сил на переваривание съеденного, что на физические нагрузки их просто не хватает. Наши современники, особенно в развитых странах, часто страдают ожирением, что доставляет им немалые муки. Чрезмерно полные чаще болеют, и наниматели стараются под благовидным предлогом не принимать их на работу. По той же причине некоторые страны, например, Новая Зеландия, стараются не предоставлять таким лицам гражданство. Современные эстетические нормы и эталоны красоты неизменно связаны со стройностью и даже худобой. Особенно жесткие и все возрастающие требования мода предъявляет к женщинам. Если мы взглянем на героинь послевоенного кино и даже на балерин того времени, то сейчас они показались бы нам полноватыми.
       Многие люди настолько стесняются своих пышных форм, что готовы пожертвовать здоровьем и принимать заведомо вредные препараты, лишь бы умерить аппетит и перестать так много есть. С экранов не сходит реклама пищевых добавок, чудодейственных снадобий, способных надежно избавить от переедания и сжигать жиры. Всевозможные домашние и клубные тренажеры созданы специально для того, чтобы улучшить пропорции тела и снизить вес. Только проблема как будто заколдована, и чем сильнее люди бьются над ее разрешением, тем острее она встает перед человечеством. По мере все большей индустриализации общества все больше людей начинает напоминать некое подобие устройства для переваривания пищи.
      
      
       Жить значит есть?
       Добывание пищи и сама еда является главным делом жизни для всего живого. Для большинства людей все это также встает на первый план, составляет основную радость и удовольствие, занимает львиную часть досуга. Мы создали культ еды, и нас не останавливает даже то, что неумеренность ставит перед нами множество проблем. Представим себе, чем бы мы стали заниматься, если бы резко сократили прием пищи и стали употреблять самые простые продукты, не заботясь о кулинарных изысках. Смогли бы мы сохранить душевное равновесие среди армии жующих и говорящих о еде: о сложных уникальных и о простых, но хороших рецептах приготовления, об отборных продуктах по зашкаливающим ценам или недорогих, но качественных и о магазинах, где они продаются, о фальсификатах, вредных добавках, неправильном и правильном сочетании продуктов. Как бы мы себя ощущали среди навязчивой рекламы всяких вкусностей, кулинарных программ со всего мира и неописуемой красоты поистине шедевров, которые родились на телеэкране прямо на наших глазах. Чем бы мы стали заниматься, если прекратили бы вначале выбирать и закупать, потом готовить, потом вкушать, и наконец, убирать и переваривать, переваривать, купаясь в сытости и безмятежности. Где и с кем бы мы стали общаться, если перестали бы ходить в гости и посещать рестораны. Нас вскоре занесли бы в черный список, и мы бы превратились по меньшей мере в чудаков.
       Порой мы говорим, что у полных особый обмен веществ, а изменить его очень трудно и даже невозможно. Толстяки, как слоны и бегемоты, родились такими, такая у них доля. Что выросло, то выросло, такая наследственность, папа и мама тоже не были худыми, а жили долго и счастливо. Как говорится, пока толстый сохнет, худой сдохнет. Но все-таки так хочется убрать этот лишний вес. Даже пятилитровая бутыль с водой, если постоянно носить ее с собой, порядочно утомляет. В одной телепередаче про лишний вес в студию ввезли строительную тачку со свиным салом. Оно весило 30 кг, именно таким был лишний вес одного из участников программы. Такая наглядность, конечно же, впечатляет.
       Акцент на себя
       Мы потребляем и перевариваем не только пищу, но и информацию. Мы привыкли заедать и запивать то, что слышим и видим - телевизор и кинофильм, дружеский разговор и неприятное известие. Мы жуем не только, когда утоляем голод, но и когда пытаемся лучше понять происходящее. С другой стороны, поток эмоций и новостей порой так сильно задевает нас за живое, что от него хочется как-то отключиться, защититься, уйти в себя. А для этого лучше и проще всего жевать, глотать и переваривать.
       У человека пять органов чувств - зрение, слух, обоняние, осязание и вкус. Они образуют единую систему восприятия мира. Если один из органов дает сбой, то груз его работы может взять на себя другой. Происходит компенсация, слепые часто имеют более развитый слух, а у глухих обостряется зрение, они видят то, на что другие не обратили бы внимание. Когда информация переполняет нас, мы инстинктивно стремимся отгородиться от нее, не слышать и не видеть, на время как бы оглохнуть и ослепнуть. Для этого мы включаем обоняние и вкус, полностью переключаясь на принятие пищи. Одновременно с перевариваем и усвоением пищи происходит переваривание и усвоение информации. Говорят, что вдвоем с бедой хорошо бы переночевать, наутро она уже не так страшна. Хорошо бы предварительно еще и плотно закусить в ее компании.
       Переключаясь на еду, мы выходим из враждебного внешнего мира и замыкаемся на себе. Все составляющие пищеварения -смакование, пережевывание, глотание, переваривание, эвакуация отходов - являются интимными, глубоко личными. Пищеварение с его наслаждением или, напротив, проблемами принадлежит только нам. Оно происходит внутри тела и обладает свойством отгораживать нас от мира. Послеобеденная нега помогает нам выйти из потока внешних проблем и погрузиться в глубины собственного тела. Мы уже не может думать о делах, мы от них отключились. Когда желудок полон, то голова пуста, и все наше существо перетекло туда, в живот, чтобы млеть и блаженствовать, ощущать безмятежную сытость.
       Мы успокоены, хотя проблема еще и не думала уходить. Наша устойчивость к стрессу выросла. Мы вернулись к первобытному состоянию невольного отупения и физиологически оправданного ничегонеделания и лени. Все это никогда нас не подведет, пока, конечно, мы здоровы.
       Двигать челюстями при сосании человек начинает с самого рождения. Жевание сродни сосанию и оно возвращает нас к началу существования, когда пищеварение было главным делом, смыслом жизни. Тогда в голове младенца еще не поселились мысли, тогда возник и на всю жизнь сохранился этот условный рефлекс - после сосания, после ритмичного движения рта и челюстей неизменно наступает состояние комфорта, радости и счастливого сна. Жующий взрослый защищает себя от жизни тем, что пытается вновь окунуться в то благодатное время, когда не нужно было решать никакие проблемы, когда все происходило само собой, а добрые родители ограждали, лелеяли и нежили. Когда насыщение и переваривание были самым главным делом жизни.
      
       Пупсики и добряки
       Хорошо, когда еще не рожденный малыш купается в любви родителей, а будущая мать окружена нежностью и заботой, когда и до, и после рождения она полностью посвящает себя желанному материнству. Хорошо, когда и ребенок не испытывает вместе с матерью стрессов, а его бытию сопутствует радость и обожание. Тогда он растет в энергетической сытости, а потребность вновь и вновь вызывать состояние блаженства и расслабления, дефицит которого он испытывал в младенчестве, уже не преследует человека всю жизнь. Тогда уход от мира в глубины собственного существа теряет притягательность самого надежного убежища.
       Если же бессильный что-либо изменить взрослый защищается от мира тем, что вызывает состояние детства, но так и не может этим насытиться, то он и внешне начинает напоминать маленького ребенка и даже младенца. У такого человека плечи опущены, мускулатура слабая, осанка вялая, большой и выдающийся вперед живот, пухлые руки, ноги и лицо. Небольшая грудь у женщин и жировой нарост в области сосков у мужчин. Этакий пупсик. Такой человек не обязательно очень много ест, просто у него обмен веществ как у ребенка. Сколько бы он ни садился на диету, все усилия пойдут прахом. Начинать надо с перестройки натуры. Такому человеку давно пора стать взрослым: отстаивать себя, проводить свою линию, принимать самостоятельные решения, не бояться отвечать за свои дела, жить без оглядки на авторитеты, принимать мир таким, каков он есть без ложных иллюзий и погружения в пустые мечты.
       Еще одна категория энергетических толстяков это добрые люди, готовые всегда и везде без просьбы, по личной инициативе, по велению сердца советовать, спасать, бросаться на помощь, решать проблемы за других. Они готовы делать все это с завидным упорством, с чувством глубочайшей уверенности в личной правоте. Они еще и радуются, что они такие хорошие и чуткие, а все прочие такие бессердечные и злые. Добряки не замечают, что подчас помогают непорядочным людям, тем, кто без этой помощи не смог бы совершать свои неблаговидные дела. Их не занимает, что разжевывая ситуации и скармливая их в таком легкоусвояемом виде, они задерживают личное развитие своих подопечных и приобретение ими жизненного опыта. Они ограждают своих мнимых детей от житейских передряг, не дают ступить на землю, как будто бы помещают в собственное изобильное чрево, обеспечивая всем необходимым.
       Беременная очищает от шлаков и отходов и себя, и малыша. Здесь происходит то же самое. Все негативное: сомнение и лень, неуверенность и слабость, незнание жизни и неумение ладить с людьми не отравляет больше жизнь взрослого ребенка, все подобные проблемы берут на себя его опекуны, добрые люди. Отдавая себя другим, они и по энергетике, и по внешнему виду напоминают женщину на сносях или дородную кормилицу. Они объясняют свое поведение тем, что не умеют отказывать, что любят помогать, что служить другим - радость для них и смысл существования. Когда у кормящей матери прибывает молоко, ей нужно приложить ребенка к груди. Что-то подобное происходит и здесь. Существуют люди, которые дня не могут прожить, чтобы не отдать какую-то часть себя другому - выслушать, успокоить, снять напряжение. Если этого не сделать, появляется беспокойство, раздражительность, становится как-то не по себе. У этих людей такая специфическая энергетика, такой способ взаимодействия с миром. Внешностью они начинают напоминать беременную или кормящую - большой живот, слабая мускулатура и пышный бюст у дам.
       Для приведения фигуры в норму таким чересчур заботливым людям стоит начать активно заниматься сугубо личными делами или делами своей семьи: престарелыми родителями, супругами и детьми. Им не стоит даже в мыслях вмешиваться в жизнь посторонних - коллег, соседей, дальних родственников, знакомых, попутчиков, первых встречных. Не стоит думать над их проблемами, вживаться в их дела, анализировать их ошибки, выискивать пути решения. Не стоит учить их жить. Если же жить в первую очередь для себя невмоготу, лучше, не ожидая особой благодарности, сделать для людей что-то конкретное - завести цветы в подъезде и во дворе, а затем без претензий к остальным соседям ухаживать за ними, упаковать и отнести ненужные, но еще добротные вещи тем, кто в них нуждается. Лучше не выпячивать эти добрые дела, а делать их незаметно и тихо.
      
       Крупные люди
       Среди обладателей больших животов немало таких, кто зависает между намерением, желанием, планом и воплощением намеченного в жизнь. Такие люди постоянно откладывают все это на потом, они с трудом делают выбор и вечно пребывают в сомнениях. Годами они вынашивают по нескольку отложенных решений одновременно, но оказываются не в силах остановиться ни на одном. Они вечно чего-то опасаются, оправдывая ничегонеделание тем, что хотят все сделать наилучшим образом. Они утешают себя тем, что если вдруг ошибутся, если произойдет осечка, то дело может закончиться крахом, а другого шанса может никогда и не представиться. Они лишают себя права на ошибку. Недоделанные дела так и остаются навечно жить в их воображении, в их мыслях, но так и не появляются на свет, не становятся доступной всем явью. Плод их мечтаний так и остается подобием внутриутробного плода, их животы раздуты, а родить, наконец-то прервать мнимую беременность и без страха показаться несостоятельными, плохими, глупыми честно явить миру то, на что они способны, им не хватает решимости.
       Про человека с положением говорят еще, что у него в чем-то, в какой-то области деятельности авторитет, большой вес. Это образное выражение отражает энергетику еще одной группы тучных людей, которые набирают вес, после того, как слишком быстро взлетели вверх. Когда их общественное положение, достаток, возможности, влияние на мир выросли, а уровень развития - образ мыслей, культурный уровень, знания, личный статус остались на прежнем, весьма низком уровне. За их спинами осталось много недоброжелателей, тех, кто еще вчера были друзьями и с кем вместе горевали над общими бедами. А вот сегодня они отделены от нуворишей непреодолимой пропастью, они остались во вчерашнем дне, за чертой лишений и бедности. Однако их агрессию и злобу, зависть и претензии похоронить в этой пропасти вряд ли удастся. Они все время думают о несправедливости быстрого подъема, а также о личных проблемах выскочки, про которые они знают слишком хорошо. Эти претензии, этот натиск и напор может сразить наповал. Чтобы противостоять потоку негатива, устояться в новом качестве, скороспелым богачам и хозяевам мира приходится становиться подобием японских борцов сумо, такими тяжеловесами, которых нелегко сдвинуть с места. Если помните, в начале перестройки так называемых новых русских узнавали по большим животам и жирным загривкам.
       Когда человек постоянно противостоит новому, сдерживает и тормозит естественный ход развития, когда он изо всех сил хочет сохранить приверженность прежним кумирам и возвратить старые добрые времена, когда не желает учиться и принять неизбежность перемен, то невольно он становится подобием скалы, перегораживающей поток перемен. Чтобы не дать потоку прорваться, сдержать его, требуется не только неповоротливость ума, но и немалая масса тела.
       Масса тела может расти, если упиваться, смаковать отрицательные, разрушительные энергетики: страхов и бессилия, обид и зависти, злобы и протеста. Человек должен быть как труба, по которой свободно движется как информационно энергетический поток, так и поток пищи. Если человек фиксируется на негативе, если он получает удовлетворение от этого, то он начинает в мыслях двигаться по замкнутому кругу нетерпимости и ненависти. В теле также возникает застой, пробка, и для самосохранения развитие идет вширь, что и дает толчок к ожирению.
      
       Толстые и тонкие
       Часто встречаются странные пары, один в ней с отличными внешними данными: фигурой, вкусом, осанкой, всей статью. Другой - полная противоположность: полный, неряшливый, неопрятный, кое-как одетый. У него налицо все признаки плохого обмена веществ - сальные волосы, плохая кожа, обильное потоотделение. Бывает так, что у безупречного с точки зрения внешних данных и даже щеголеватого начальника в подчинении находятся его полнейшие противоположности. Случается, что любимое домашнее животное изысканного человека еле передвигается от ожирения. Чаще всего лишним весом страдают те, кто находится в материальной зависимости от безупречных по внешним данным людей. Это давно живущая в доме прислуга, дети, другие иждивенцы. Сейчас не редкость подобные пары - почти бесплотная модель и Фальстаф или напротив - спортивного вида мужчина и расплывшаяся дама, которые дружно идут рука об руку по жизни.
       Не стоит удивляться распределению ролей и массы тела в паре. Чтобы один мог делать дело, зарабатывать, непринужденно общаться, совершать еще что-то важное и даже уникальное, другой должен заниматься тылом, заведовать энергообеспечением пары. Он не только ест и переваривает за двоих, он еще и за двоих справляется со всем энергетическим негативом. Это отрицательные состояния, которые неизбежны при активной социальной деятельности или при неумеренно растущих запросах: упадок сил, нервные расстройства, переутомление и усталость. Тучный способен за счет большого веса противостоять натиску, заслонить собой от нападения, он устойчив, его трудно сдвинуть с места и поколебать. Он - сильная опора и поддержка. В нем заложена инерция, а тонкий колеблется от любого ветра как былинка.
       Интересные и стильные бизнесмены, телеведущие и другие публичные люди постоянно на виду, они обязаны всегда быть в форме. Певцы, актеры должны нравиться, выглядеть беззаботными. Чтобы их слова о любви к людям и счастье доходили до каждого, убеждали, они все время должны быть на высоте. Никто не должен видеть их усталыми, в упадке сил, никто не должен слышать их истерики и скандалы или видеть по утрам в состоянии полнейшей апатии. Ситуацию спасает спутник, он берет на себя немалый груз, возникший вследствие несоответствия роли, публичного, сценического или экранного образа и истинной сущности своей половины. Такой человек как ломовая лошадь, не может быть худым, его полнота - издержка профессии. Он успокаивает и накачивает, снимает напряжение лаской или, напротив, грубостью, шоком, без таких лиц публичные люди ничто и никто. Общаясь с публикой, они выдают себя не за тех, кем они являются на самом деле, они парят, вещают, учат, демонстрируют широту сердца. Толстый спутник возвращает на землю, и жить с таким человеком намного лучше, чем употреблять наркотики или алкоголь.
      
       Толстые важнее тонких
       В наше время такое разделение на толстых и тонких происходит не только в семейной или в другой паре, но и в куда более крупных масштабах. Если какая-то большая группа людей, нация, например, смогла навязать другим свой взгляд на мир, свою систему ценностей, идеалы, культуру, образ жизни, если благодаря этому она сделалась настолько притягательной, что всем вокруг хочется к ней примкнуть, если она постоянно транслирует все это в мир, подавляя и вытесняя любое инакомыслие, то она обязана противостоять неизбежному протесту извне. Толерантность всегда имеет право на существование, всегда были и будут свободные люди, для которых важно следовать общечеловеческим, а не показным ценностям.
       При таком раскладе какая-то часть этой агрессивной группы неизбежно превратится в толстяков и будет вместе с едой переваривать поток энергетик протеста, который неизбежно хлынет извне. Группа разделится на безукоризненных обитателей витрины и тех, кто в тени, кто за кулисами, кто встал позади и взвалил на свои необъятные толстые плечи весь груз издержек.
       Идеологическая агрессия в виде протяженных телесериалов, мыльных опер, любой низкопробной и потакающей вкусам невзыскательной публики продукции вытесняет из сознания людей личное и, как им представляется, серое и убогое. Зрители начинают жить не собственной жизнью, а жизнью полюбившихся героев, отдавая им, а по сути создателям и идеологам таких продуктов, часть себя. Зрители перетекают в эту виртуальную реальность, пренебрегая тем, что предназначено в этой жизни сделать лично им. Зрители смотрят, переживают увиденное и жуют. Сопутствующая просмотру еда, как правило, бывает высококалорийной: картофель, жиры, мучное и сладкое. И это не случайный выбор - такая еда лучше всего снимает стресс и защищает от эмоций, помогает воспринять и усвоить жвачку для глаз.
       Чем больше в обществе производится продуктов, тем больше должна быть популяция толстяков. Общество обеспечивает их готовой к употреблению дешевой едой, а они взамен берут на себя труд по ее утилизации, становясь по сути не только неотъемлемой частью производства новых продуктов, но даже движущей силой всей пищевой промышленности. Они призваны непрерывно перемалывать и пережевывать, превращая в собственном организме пищу в отходы, чтобы возвратить их природе, чтобы они, став ее частью, послужили удобрениями для растений, послужили истоком для нового цикла непрерывного круговорота еды. Они возвращают земле то, что было у нее взято, они работают на инволюционный, нисходящий поток, они стимулируют труд тех, кто эти продукты создавал. Это их неумеренным аппетитом оправдана гибель тех растений и животных, которые были принесены в жертву непрекращающемуся культу потребления пищи. Без них индустрия производства продуктов потеряла бы значительную часть прибыли.
       Глубоко в подсознании у нашего народа укоренен страх перед голодом. Мы хотим наесться впрок за армию тех, кого голодовки преждевременно унесли из жизни. Мы хотим постоянно находиться на этом празднике изобильного обладания любыми продуктами, ведь многие еще помнят, как не доедали, как были не в состоянии купить или, как тогда говорили, достать те лакомства, о которых только слышали, читали или видели, но ни разу во рту не держали. Когда наши прилавки стали ломиться, многие из тех, на кого неожиданно свалился достаток, набирали в супермаркетах полные тележки еды, набивали холодильники и радовались, когда открывали их. А потом выкидывали большую часть продуктов, но так и не насыщались счастьем доступности еды, а с детской радостью вновь и вновь забирали с полок ненужные красочные упаковки и думали: "Вот если бы родители дожили, какая была бы им радость!"
      
       Мысли, эмоции, внешность
       Стройные люди по своей сути и по вкусовым предпочтениям хищники, они предпочитают мясо, а без него не насыщаются. Людям, предпочитающим растительную пищу, эталонные размеры тела достанутся несколько тяжелее. Худые коровы и слоны выглядят изможденными, а стройные газели встречаются намного реже тучных коров.
       Случается, что человек, занятый физическим трудом, которого трудно обвинить в гиподинамии и который не так уж и много ест, обладает немалой массой тела. Повара, домашние хозяйки, любители поработать на огороде проводят на ногах весь день, но не всегда могут похвастаться стройностью. Считается, что еда на ночь приводит к полноте, и в лагерях для беженцев еду даже специально выдают по вечерам. Аристократки времен Пушкина ужинали за полночь, тренажерами себя не изнуряли, рожали не по одному ребенку, но обладали осиными талиями. Все дело здесь в энергетике.
       Когда простые вещи: насыщение, порядок в доме, посадка, полив и уход за полезными и вкусными растениями встают на первое место, делаются основным занятием, самоцелью, когда эти практические вещи заслоняют весь мир, стройной фигуры не добьешься. Если же перестроить сознание, изменить всего лишь отношение к рядовым делам, то скучная обыденность перестанет утомлять и раздражать, а превратится в магический ритуал служения красоте. Вряд ли Золушка злилась, когда драила до блеска посуду и мыла дом. Работали только ее руки, а в мыслях она парила и пребывала далеко от кухни злой мачехи. В голове ее уже звучал тот вальс, под который она вскоре будет танцевать на балу с принцем. В ритме этого вальса она и работала. Она не мыла окна, она наполняла дом светом, она не убирала грязь, она служила красоте и чистоте. И вся утварь, и весь дом вслед за ней радовались, всем вокруг становилось весело и легко.
       Если удается делать обыденное с удовольствием, наполнить жизнь радостью, если каждое застолье станет ритуалом, если застольные разговоры будут вестись исключительно о приятном, то каждый прием пищи превратится в праздник. Тогда насыщаться будет не только тело, но и душа. Вокруг стола будет витать наслаждение, а сытость уже не будет отуплять. Тогда проблемы лишнего веса просто не возникнет. Помню, как один из моих учителей ненароком бросил: "У меня есть очень хорошая новость, но я приберегу ее до обеда", и эти слова остались со мной навсегда.
      
       Изменим вес к лучшему
       Давайте выйдем из состояния затянувшегося детства и начнем наконец-то жить взрослой жизнью, совершать самостоятельные поступки, нести за них ответственность, обучаться на личном примере и приобретать персональный опыт.
       Давайте отринем соблазн быть добрыми для неблагодарных, не станем потакать ласковым людям, тем, кто беззастенчиво потребляет наши ресурсы, не будем давать им советы, решать за них проблемы, постоянно мысленно полемизировать с ними, перебирать и оценивать их слова и поступки и учить их как жить.
       Давайте завершать начатое, исполнять задуманное, превратим свое существо в подобие открытого с обеих сторон сосуда, через который беспрепятственно проходит как поток перемен, так и съеденная пища.
       Давайте не будем поддаваться соблазну взять от жизни все и как можно скорее, чтобы затем идти не глядя по сторонам и радуясь, что оставили далеко позади вчерашних попутчиков. Будем верны поговорке: все приходит во время для тех, кто умеет ждать.
       Помните, чтобы одни поражали мир стройностью, другие обязаны быть тучными. Не стоит их критиковать и презирать, без одних не бывает других.
       Давайте не будем идти на поводу у тех, кто производит жвачку для глаз, перестанем быть фанатами звезд, они слишком часто живут показной жизнью.
       Давайте вернемся к личной жизни, к решению личных проблем, и тогда лишний вес станет грузом не для нас, а для тех, кому это простое и естественное дело оказалось не под силу.
      
       ЗОЛУШКА
       Нелегко было Золушкой стать
       Нежной крошке в родительском доме,
       Даже в куклы свои не играть,
       Спать за печкой на грязной соломе,
       Ни подружек, ни детских утех,
       Лишь отца мимолетная ласка,
       Брань, насмешки, угрозы при всех,
       Тут любая не выдержит сказка.
       Ну, а Золушка в сказке жила,
       В грязной кухне в принцессу играла,
       Оставаясь прозрачной для зла,
       Тихо вальс про себя напевала,
       А, закончив свой день трудовой
       И начистив до блеска посуду,
       Начинала свой танец с метлой
       В ожидании близкого чуда.
       Не с небесных вершин недотроги
       Наградили ее за труды,
       Помогли ей домашние боги
       Теста, печки, квашни и воды.
       Уходя, она с ними простилась
       И для каждого слово нашла,
       А сердечко так сильно забилось,
       Словно с принцем прощаться пришла.
      
      
      
      

    3. ИСПОЛНЕНИЕ ЖЕЛАНИЙ

    Парадоксы золотой рыбки

       Как много человеку нужно: и дом построить, и карьеру сделать, и семьей обзавестись, и детей народить, а потом поставить их на ноги, чтобы они повторили все сначала. Одному для исполнения сокровенного требуется усердие, терпение и труд, требуется совершить ошибки и научиться на них, а другому просто везет в жизни, и птица счастья не покидает его даже во времена тяжких испытаний, когда все вокруг терпят лишения и невзгоды. Можно ли сделать так, чтобы наши желания исполнялись также легко и просто, как это происходит в волшебной сказке? Только там, в сказке можно не тратить годы на порой бессмысленный и бесполезный труд, только там к человеку быстро и без усилий приходит то, о чем вчера он не смел даже и мечтать. Чтобы овладеть искусством исполнения задуманного, мы и отправимся в сказку.
       Одной из самых популярных сказочных сущностей, наделенных даром исполнять желания людей, является золотая рыбка из сказки Пушкина. Она с огромной скоростью делала явью все, что только могло пригрезиться жадной старухе. Вначале та захотела новое корыто, потом крестьянскую избу, потом терем столбовой дворянки и ее статус, затем царские палаты и царское достоинство и, наконец, возжелала стать владычицей морской и оттеснить саму рыбку на задворки. Тут она вновь очутилась у своей убогой землянки и разбитого корыта.
       Особенность магии рыбки состояла в том, что каждый следующий подарок перечеркивал, вытеснял собой предыдущий, и вернуться на шаг назад старуха никак не могла. Она могла или подниматься вверх, занимая все новые и более престижные позиции, или, окончательно потеряв все свои владение и титулы, скатиться вниз, к землянке, к нищенству. Став дворянкой, старуха уже не могла вернуться, если что-то не заладится, в крестьянскую избу, а став царицей - в дворянский терем. Когда же она пожелала стать владычицей морскою, то потеряла уже все свои чудом полученные владения и осталась ни с чем. Поэтому не стоит призывать рыбку на помощь. Мы ведь как думаем, вот было у нас какое-то владение, небольшой дом, например, а рыбка подарила нам громадный особняк. Если же что-то с ним случится, землетрясение или пожар, то мы всегда можем вернуться в прежнее жилище, оно ведь никуда не денется, так и будет стоять и ждать нас. У рыбки другое мнение, она неуклонно ведет старуху только в одном направлении, только вверх по лестнице, ведущей вниз.
       Есть и другая причина, по которой не стоит уповать на рыбку. Рыбка действительно исполняла любые капризы старухи, но только все это так и не продвинуло бабу на пути к счастью. Раз от разу она становилась только злее и требовательнее, а не радостней и счастливей. Далеко не каждый захочет получить что-то, если наперед будет твердо знать, что все это непременно заведет в тупик и не только уведет прочь от радостей жизни, но и поставит перед новыми куда более серьезными и неразрешимыми проблемами. Смысл исполненного желания в том и состоит, чтобы в результате нам стало лучше жить. Нам кажется, что нам плохо оттого, что мы чем-то не обладаем. Если же мы наконец-то получим то, что все время ускользает от нас, например, много денег, престижную работу или роскошное жилище, достойного партнера или прекрасную внешность, то это принесет нам успех и наполнит жизнь радостью. Нам кажется, что именно этого нам не хватает для полноты счастья. Поэтому мы так за это и бьемся.
      
       Помощь первого встречного
       "У меня есть три желанья, нету рыбки золотой", - поется в песне, но стоит ли уповать на рыбку, если она не может дать главного - сделать нас счастливее. Обратимся к русской сказке Гуси-лебеди, в которой дан классический рецепт исполнения личного желания. Родители уехали на ярмарку и наказали сестре смотреть за братцем, а она заигралась с подружками и упустила братца, налетели гуси-лебеди и унесли его прямо к бабе Яге. Бросилась девочка искать его и видит яблоньку. Девочка ее спрашивает о том, куда гуси-лебеди братца унесли, а яблонька знает и готова сказать, но вначале предлагает отведать ее недозревшее яблочко. Девочка с возмущением отказывается от кислого угощения. То же происходит с печкой и ее ржаным, неказистым пирожком, с речкой с ее берегами из невкусного киселя. Когда девочка находит братца у бабы Яги и бежит, торопится с ним на руках домой, то начинает уважать и речку, и печку и яблоньку. Она быстро проглатывает все то, от чего еще недавно с возмущением отказалась и не забывает похвалить, а они в благодарность укрывают ее от летящей по пятам погони. Братец спасен, родители ничего не заметили и привезли девочке с ярмарки подарок.
       В этой сказке девочка поглощена одним настойчивым желанием - отыскать братца и вернуться домой до прихода родителей. Она ни о чем другом думать не может, спешит, времени в обрез. Трижды она просит случайных встречных помочь ей найти братца, все они не сговариваясь выставляют одинаковое условие - остановиться, отложить личное и жизненно важное дело и исполнить вначале желание каждого из них. Они просят ее сделать для первого встречного то, что совершенно не нужно и даже не слишком приятно ей. Девочка трижды с возмущением отказывается, но этот троекратный повтор насторожил ее и запомнился, засел в голове. Она извлекла урок и наконец-то поняла, что если забыть про одержимость личным, услышать другого, сделать то, что он просит, то вдруг окажется, что он хорошо осведомлен о твоем деле, что он знает, как достичь в нем успеха, что он был специально послан, чтобы тебе помочь и одним словом изменить твою судьбу. Тогда, вопреки печальному прогнозу и плохим ожиданиям, ты получишь то, к чему стремился.
       Сколько раз, когда я опаздывала на важное дело, в успехе которого не могла быть уверена, меня вдруг останавливал случайный прохожий с просьбой. Поневоле начнешь торопить время, когда прямо перед тобой возникший слепой просит перевести его через людную улицу, а тебе нужно совсем в другую сторону, когда не знающий города непонятливый приезжий просит показать дорогу и вынуждает повторить одно и то же несколько раз, когда за минуту до выхода из дома давно не звонивший приятель вдруг решает напомнить о себе, да еще и с серьезным делом. Когда-то, в старые времена, я в подобных ситуациях начинала нервничать, старалась как можно скорее закончить разговор, чтобы помешавший мне человек поскорее ушел с моего пути. Теперь каждая просьба от случайного лица становится для меня знаком судьбы. Смогу я спокойно, без спешки и протеста сделать что-то для постороннего, исполнить его желание, значит, и мое желание исполнится. Значит, то важное дело, на которое я спешила: деловая встреча, сделка пройдет на высшем уровне, мне удастся избежать непредвиденного и извлечь из ситуации максимум выгоды. После все будут удивляться тому, как мне удалось исполнить казалось бы невозможное, удивляться тому, какое произошло чудесное стечение обстоятельств, все одно к одному, как по писанному.
      
       Исполнители желания
       В сказках исполнителями желаний героев становятся те, для кого плоды этих желаний не являются привлекательными, более того, они вообще не принадлежат миру людей с его радостями. Это конек-горбунок, баба Яга, золотая рыбка, царевна лебедь, царевна лягушка и другие нечеловеческие сущности. В самом деле, зачем золотой рыбке нужно то, что заманчиво для старухи - корыто, изба и все остальное, кроме, конечно же, последнего желания бабы - стать владычицей морской. Не случайно именно на этом желании рыбка вышла из игры. Зачем яблоньке, печке, речке проблемы девочки - спасение братца, причем, непременно до возвращения родителей. В жизни происходит то же самое. Моим случайным незнакомцам не было никакого дела до моих желаний. Почему же никак не заинтересованным лицам отводится такая важная роль в исполнении наших личных желаний? Дело здесь в том, что обуреваемые настойчивым желанием люди погружены в море сильных эмоций, которые мешают трезво воспринимать ситуацию и адекватно реагировать на нее. В таком состоянии человека легко сбить с толку, навязать ему что-то ложное, выдав за истинное, окрутить лестью или посулом, сломать угрозой. Одержимый желанием человек может пойти на поводу у недобросовестных и своекорыстных людей. Слишком горячее желание способно лишить человека разума, трезвой оценки и здравого смысла, заслонить собой очевидные знаки судьбы.
       Желаемое порой легко выдается нами за действительное, а поэтому бывает нелегко разглядеть, что с каждым новым шагом мы можем отдаляться от воплощения желания все дальше или нам выставляют такой большой счет, что идти дальше просто нецелесообразно. Помехи, которые ставят на нашем пути к желаемому случайные люди, заставляют нас на какое-то время освободиться от зашкаливающих эмоций, стряхнуть с себя груз идущих по замкнутому кругу мыслей, груз сомнений, страха и неуверенности. Этот груз угнетает нас и не дает возможности пробиться к нашему сознанию тем, кто ведет нас по жизни и призван помогать и оберегать. Остановка в пути сбивает со следа и тех, кто призван помешать нам, кто прямиком ведет нас в западню, на ложный путь.
       Те незнакомцы, чьи желания мы исполнили, но кто никак не заинтересован в исполнении нашего собственного, отражают, как в зеркале нашу истинную сущность, то, сколько мы на самом деле стоим и чего заслуживаем. Эта остановка как момент истины. Если мы так сильно отдались достижению нашей цели, что не воспринимаем ничего вокруг и видим перед собой только одну эту цель, то она, скорее всего, нам не по зубам. Если же мы в состоянии прервать наше движение, то это обозначает, что у нас есть еще неизрасходованный потенциал. Когда времени в обрез, а тут еще кто-то требует повременить, а мы не возражаем, мы всегда готовы помочь, тогда время как будто бы зависает, чтобы потом с громадной скоростью без пауз пронести нас напрямую к желаемому. Как будто бы, отдав часть себя этим первым встречным, мы продемонстрировали, что у нас на все достанет сил, что мы спокойны и не зависим от исполнения желания на все 100%. Получится - хорошо, а не получится - не смертельно. Такая задевающая за живое игра на выдержку, безразличие и уверенность в правоте.
       Помогая другому в критической для себя ситуации, мы демонстрируем миру, что у нас есть запас прочности, что мы живем не на пределе, не из последних сил. Без запаса прочности нельзя быть уверенным в устойчивой работе ни одного сооружения, ни одного механизма.
      
       Сколько стоит исполнение желания
       Чтобы понять, во что порой обходится исполнение желания, обратимся к фильму Маттео Гарроне "Страшные сказки", который снят по сказкам Дж. Базиле, жившем в 17-ом веке. Тогда колдуны были на виду, и никто не делал вид, что их не бывает. Люди знали: когда что-то приходит естественным путем, например, получено в результате труда, вследствие покаяния, послушания, то это послано свыше. Если же чего-то никак не удается достичь, но очень хочется, то получить это также можно. Только исполнение заветного придет с другой стороны, с темной и за это придется дорого заплатить здоровьем и даже жизнью. В этом фильме одна прекрасная королева никак не могла забеременеть, а ей очень хотелось иметь сына. Маг некромант указал ей путь - королю надо сразиться с морским чудовищем, убить его и вынуть сердце, которое должна приготовить кухарка девственница. Как только королева съест кушанье, у нее будет сын. Случилось так, да не совсем так. Не только королева, но и кухарка, которая тайком попробовала то, что приготовила, тоже обрела сына, двойника принца. Зато король безвременно погиб в результате смертельной схватки. Желание королевы исполнилось лишь частично, она хотела сына для себя и думала, что он будет принадлежать только ей, а принц любил всем сердцем не мать, а своего двойника, сына кухарки. С ним, а не с ней он был неразлучен. Королева и раньше была не слишком добра, а теперь злоба стала просто обуревать ее. Она решила сжить конкурента со света. С помощью все того же колдуна это ей почти удалось, на юношу напало ужасное чудовище, но тут принц пришел другу на помощь и сразил злодея. Умирая, чудовище приняло облик прекрасной королевы матери.
       Маг с первых же слов заявил королеве, что исправить можно все, только придется заплатить очень высокую цену. Другая истина из его уст звучит так - рождение всегда окрашено смертью. Ну, не всегда, конечно, а только в том случае, если оно не предусмотрено свыше и выходит за рамки предначертания. Тогда энергии на него не отпущено, а чтобы где-то изыскать ресурсы, придется пожертвовать кем-то из живущих. Здесь, в сказке погибает раньше времени король отец, а одновременно с его смертью появляется на свет сын. Он унаследовал доброту отца и его дар приходить на помощь другим. Отец пришел на помощь супруге, сразился с чудищем и погиб, а сын пришел на помощь другу и брату, сразил другое чудовище, под личиной которого скрывалась его мать. В этой страшной сказке королева за исполнение своего желания пожертвовала двумя жизнями: мужа и собственной.
       В 1905 году в деревне под Иркутском у одной женщины умирала дочь, мать пошла к колдуну с единственным желанием - любой ценой спасти ребенка. Колдун велел привести соседскую девочку в одних годах с умирающей. И произошло чудо, дочка выздоровела, а ту девочку больше никто не видел.
       Так что выбирайте сами, если невмоготу ждать соизволения свыше и отрабатывать, всегда есть альтернатива. Если кем-то пожертвовать, тогда может исполниться любое желание, даже стоящее на уровне чуда. Только вначале нужно очень сильно, сверх меры, до одержимости захотеть, а одновременно с этим позабыть или сделать вид, что не знаешь, что одержимость бывает только дьяволом, нечистой силой, а она в благотворительность не играет. Начиная эту игру, надо знать, что отныне и навсегда придется жить под контролем и по законам нечеловеческих сил; придется пойти на то, чтобы устранить кого-то за ненадобностью или даже во имя благой цели - рождения ребенка, а в скором времени непременно понести за это личную ответственность. И тогда произойдет неизбежное: также жестоко поступят с вами или с вашими близкими: вначале выпьют без остатка, а потом, когда вы уже больше не будете нужны, ликвидируют, как было с королевской четой из "Страшных сказок".
       Сейчас сущности, способные, как королева в фильме, созидать ценой жизни других и уничтожать во имя благой цели, совсем не редкость. Я когда-то знала Веру Александровну, профессора, у которой был дар - писать диссертации. Подобно портному, она умела перекраивать, подгонять под нужный размер, перелицовывать, до неузнаваемости изменяя старое и делая из него совершенно новое, украшать затейливой финишной отделкой и яркими вставками готовое изделие, но только это было не платье, а диссертация, научный труд. В те годы, когда это происходило, компьютеров еще не было и каждая страница рукописи была подобием сшитого из лоскутов одеяла. Вера Александровна умелой рукой состыковывала, стачивала разнородные куски текста, взятого из разных мест. Одни были напечатаны на машинке, другие - типографские, третьи - написанные от руки. Все это она компоновала и склеивала в единые, часто разные по размеру листы. Под ее руководством три сотрудницы кафедры выполнили и защитили докторские диссертации. И у всех оказалась сходная судьба. У них уходили из жизни сыновья и мужья в расцвете сил. У одной пятнадцатилетний сын, у другой муж, у третьей, самой близкой ее соратницы - восьмилетний сын и муж. Все три сотрудницы очень хотели защитить диссертацию, а Вера Александровна оказала им неоценимую помощь в исполнении заветного желания.
       Как-то раз во время дружеской встречи, на которую меня пригласили сотрудники кафедры, зашел разговор об удивительном творческом долголетии Веры Александровны, она по-прежнему успешно работала на своем месте, хотя ей было уже за восемьдесят. Тогда я решилась поделиться с ее коллегами своим наблюдением. Я напомнила им о роковых стечениях обстоятельств в судьбах трех докторов наук. Все присутствующие, которые проработали на кафедре бок о бок с Верой Александровной много лет, обо всем этом и сами хорошо знали, но почему-то не смогли сопоставить очевидные факты. Вначале все опешили от неожиданности, а после, поняв, что случайным все это назвать нельзя, стали дружно мне пенять - почему я не сказала им обо все этом раньше. Я была удивлена таким вопросом, ведь я была далеко в стороне и узнавала о происходившем с их слов, а они - рядом, но не видели, не захотели увидеть очевидного. Тогда кто-то попросил меня написать об этом, и вот я наконец-то исполняю эту просьбу.
      
       Если чего-то очень хочется
       Самое главное при исполнении желания не конкретизировать и не стать одержимым. Мы обычно представляем дело так, что в результате исполнения желания все, что уже есть ценного и дорогого для нас никуда не денется, но при этом придет еще что-то новое. И тогда жизнь станет лучше. Невозможно сформулировать конкретное желание так, чтобы оно не было хоть в чем-то понято буквально, чтобы никаких лазеек для того, чтобы стало не так, как мы подразумевали, как нам представлялось в мечтах, не осталось. Отец информатики Н. Винер описал одну историю, которая произошла в Англии в позапрошлом веке. У одного бедного человека оказался талисман наподобие нашей золотой рыбки. Ему очень нужны были деньги, и он обратился с просьбой исполнить это его желание. Тут же ему сообщили, что сын, служивший в Индии, погиб, но его жизнь была застрахована на крупную сумму, и теперь, когда все документы подтверждают право отца на эти деньги, он может сполна их получить. Кто из обитателей коммунальных квартир в советское время не желал иметь сумму в пять тысяч рублей, именно столько стоила тогда неплохая кооперативная квартира, предел мечтаний каждой семьи. Это желание исполнилось в массовом порядке, каждый теперь может подержать в руках пятитысячную купюру. Только сейчас с такими деньгами к квартире близко не подступиться.
       Не стоит желать чего-то определенного - денег, например. Они могут обесцениться, пропасть в ненадежном банке, их могут украсть. Если большие деньги вдруг сваливаются на нас, а мы с такими суммами никогда дела не имели, то мы не в состоянии распорядиться ими с умом, они могут легко разлететься и даже стать опасными. Не случайно многие из тех, кто получил крупный выигрыш, через непродолжительное время возвращаются к прежнему образу жизни. Разумнее желать благосостояния, такая обтекаемая формулировка всегда уместна. Другое насущное желание - иметь хорошую квартиру также не всем под силу. Одни мои знакомые муж с женой, долгие годы разделявшие двухкомнатную квартиру с матерью мужа, алкоголичкой, смогли после получения неожиданного наследства наконец-то купить ей жилье. На время ремонта перешедшей в их собственность квартиры супруги переехали к родственникам. Ремонт был давно уже закончен, но устроиться в красивом, чистом, обустроенном доме они никак не могли, не было сил переехать и начать новую жизнь. Хорошо, что в их окружении нашлись люди, которые буквально заставили их заселиться назад.
       На первое место лучше поставить пожелание здоровья, благоденствия, процветания, успехов, радости, долгих лет счастливой и безмятежной жизни, счастливого супружества. Все это и похожие вещи можно желать не только себе, но и близким людям. Хорошо, когда желания относятся к тем состояниям души и тела, без которых комфорт невозможен, а не обращают нас на путь конкретного обладания какими-то вещами и иными ценностями. Здесь хочется заметить, что выжившие из ума старики не ощущают своего плачевного положения, то же относится и к идиотам. Эти группы людей внутри себя вполне довольны жизнью.
      
      
       В западне у желаний
       Желания детей могут унаследованы родителей, тогда детям придется воплощать в жизнь то, на что старшему поколению не хватило времени, сил и возможностей. Подчас не подозревая об этом, потомки захотят получить именно то, чего не удалось взять от жизни их предшественникам. Родители исподволь подталкивают их к этому, взваливая на их плечи не всегда посильные и необходимые детям ноши. Мать, например, мечтала стать врачом, но жизнь сложилась иначе, и она с детства внушает дочери - вырастешь и будешь учиться на врача, а дочь любит шить и живет этим, но идет учиться в медицинский. Отец всю жизнь хотел купить автомобиль, и вот первой серьезной покупкой сына станет машина именно той устаревшей модели, о которой напрасно долгие годы бредил его отец. Все будут журить сына за такой странный выбор, а он и сам не сможет объяснить, почему остановился именно на нем.
       Силу наших слов и мыслей мы часто недооцениваем. Мы любим говорить неоднозначно и противоречиво, постоянно думать и мысленно рисовать в воображении нечто совершенно противоположное и даже взаимоисключающее. Распыляясь, держа в голове сразу множество своих проблем, думая сразу обо всем, что с нами происходит, мы не наработали привычку концентрироваться на чем-то одном. Наш мыслительный поток подобен шуму прибоя, в нем трудно выделить что-то главное, тем более что мы часто еще и сомневаемся, а действительно ли нам нужно то, чего мы пожелали, имеем мы на это право или нет, стоит ли оно наших усилий, а может быть, лучше начать заниматься чем-то еще. Если мы сами не знаем, чего хотим, то нас никто не поймет и не услышит, так стоит ли удивляться, что наша жизнь идет подчас по кругу, что с нами так ничего нового и не происходит.
       Если же мы все-таки решились на что-то, заявили об этом и сумели воплотить в жизнь, но неплохо взять за обыкновение делать паузу, останавливаться, чтобы порадоваться успеху, каким бы незначительным он нам ни показался, стоит мысленно поблагодарить всех, кто нам помог. Без такой точки над i, без фиксации на благоприятном финале, без подведения итога в проделанной работе начать что-то новое будет труднее. Если мы сделали кому-то подарок, то нам ведь приятно будет услышать слова благодарности, нам захочется, чтобы нас похвалили, оценили наши труды. Тогда и нам в ответ захочется сделать для этого человека что-то еще, потратить на него время, силы, деньги. У нашего исполненного желания также есть автор, которому важно, чтобы его старания были оценены по достоинству. Пусть мы не всегда знаем, кто он, пусть нам в простоте душевной кажется, что все получилось само собой, по воле случая и везения.
       Как мы любим выбирать и оттягивать покупку, нам порой бывает так жалко расставаться с привычной мечтой, как будто решившись на что-то, мы невольно лишаем эту свою мечту права на существование, сами убиваем ее. Вот, к примеру, мы давно хотели купить новый автомобиль, у нас для этого есть средства и другие возможности. По какой-то необъяснимой причине мы оттягиваем это, отговариваясь тем, что есть более насущные и неотложные покупки, нам может быть жалко денег, мы можем не хотеть выделиться из своего окружения, а потому продолжаем ездить, как все вокруг нас, на старой машине. Нам может не хватать смелости, решительности, настойчивости, уверенности в себе. Однако наше желание уже начало свою жизнь, наша заявка уже готова к воплощению, ведь мы уже давно заслужили то, о чем грезим. Вокруг нас всегда найдутся ловкие люди, которые могут уловить наш энергетический поток и поймать нашу птицу счастья в свои сети. Мы вдруг видим, что наш сосед купил себе и припарковал под нашими окнами точно такую же новую машину, о которой мы так долго мечтали. Более того, он приглашает нас посидеть в ней, открывает зачем-то капот, с готовностью рассказывает нам о ее преимуществах и недостатках. Мы и сами все это знаем из интернета, и сами можем рассказать не хуже, чем он, вот только ездить на ней придется не нам. Но в тот момент, когда мы по его приглашению сели в салон на место водителя, круг как бы замкнулся, мы хотели машину, и вот мы уже сидим за ее рулем.
       Лучше всего исполняется не то, о чем мы непрерывно думаем и засоряем этими мыслями пространство вокруг себя. Лучше всего воплощается то, что в хорошем смысле, без оттенка зависти поразило нас у другого человека, но показалось настолько невообразимо чудесным, настолько далеким от нас и наших возможностей, настолько недостижимым, что мы и думать об этом забыли. Тогда в каких-то тайниках души и памяти помимо нашей воли и разума происходит запечатление данного образа, предмета, состояния. Затем идет подспудная работа по реальному воплощению, овеществлению запечатленного, пока не произойдет совпадение матрицы и отпечатка. В этот момент на нас сваливается счастье.
      
       Как избежать ошибок
       Лучше всего собственных желаний не иметь, в таком случае удастся избежать личной ответственности за их плохое исполнение или за неисполнение. Тогда жизнь идет не от исполнения одного желания за другим, а от устранения одного препятствия за другим. Мы имеем право стремиться к их устранению, так как они мешают нашему движению вперед. Взамен мы получаем подарок - исполнение желания.
       Хорошо, когда нам удается повернуть ситуацию так, что кто-то начинает просить нас о неком деле. Дело это весьма привлекательно для нас, но мы делаем вид, что оно нам не так уж и нужно. Тогда мы просто исполняем чью-то просьбу. Безразличие работает эффективнее, чем искренняя заинтересованность.
       Чужие желания исполняются легче, чем свои. Хорошо, когда мы окружены людьми, в чьей искренности и бескорыстии нам не приходится сомневаться, кто готов придти к нам на помощь или кто обязан нам вследствие нашей поддержки и помощи. Тогда есть все шансы на исполнение их добрых пожеланий адресованных нам.
       Если есть возможность для исполнения желания, то не стоит откладывать это дело в долгий ящик. Тогда можно будет поставить в этом деле точку и приняться за следующее, тогда наше отложенное желание не воплотит кто-то еще.
       Все члены семьи должны иметь равные права на исполнение желаний, не должно быть так, что все живут только делами и успехами кого-то одного.
       Хорошо бы научиться правильно вести себя в переломные, критические моменты, когда судьба проверяет, если ли у нас запас сил. Если мы сможем придти на помощь другому, то кто-то имеющий полномочия поможет и нам. Как и мы, он тоже оставит все свои прочие дела и, не торопясь, разберется и с успехом решит наше дело.
       Трудно претендовать на исполнение желаний, когда есть невозвращенные долги, нерешенные имущественные споры, незадействованное имущество - недостроенный дом или гараж, автомобиль не на ходу, плохо, если есть сильные недоброжелатели. Если в настоящее время нет возможности решить эти проблемы, стоит заняться делами, исполнение которых зависит только от нас, делами с заведомо позитивным результатом. Это может быть образование, культура тела и питания, приведение в порядок дома и одежды, посещение дантиста и парикмахера, отдача мелких долгов, выполнение тех обещаний, которые нам по силам, другие давно откладываемые на потом дела.
       Приступая к новому делу, решаясь на значимую или давно откладываемую покупку, хорошо бы освободиться от старого, уже непригодного, забытого, давно не употребляемого имущества. Стоит пересмотреть гардероб, избавиться от того, что уже не подходит или надоело. Хорошо бы произвести ревизию лекарствам и продуктам, удалить из сада и дома погибшие растения. Неплохо произвести генеральную уборку, выбросить отслужившую свой век посуду, старые журналы и прочий хлам, оплатить счета. Чтобы пришло новое, для него необходимо освободить место. Известный американский дизайнер Карим Рашид утверждает, что имеет минимум одежды, что, покупая такую мелочь, как новую пару носков, непременно выбрасывает старую. И так он поступает со всеми вещами.
       Неплохо напомнить о себе своим должникам, назначить им срок для отдачи долга, а в случае, если по его истечении они так и не потрудились вернуть, что заняли, навсегда забыть об этом деле и общаться с ними так, как будто ничего не произошло.
       Хорошо браться за помощь социально незащищенным людям: старикам, больным детям, малоимущим. Среди таких людей чаще всего оказываются те, кто способен развести тучи над нашей головой.
       Легче прочих исполняются желания старших по роду: родителей, теток, дядьев, бабушек, дедушек. Неплохо "привязать" наши желания к тем делам, которые они не завершили. Если отец, например, хотел построить дом, но не смог, то у сына строительство дома пойдет как по маслу.
       Очень перспективна своеобразная рокировка. Например, некий человек умеет торговать, но ему это дело уже наскучило, он решил отойти в сторону и получить диплом юриста, а мы решили оставить адвокатскую практику и открыть магазин. Мы можем оказать ему услугу в той области, где мы сильны и передать эстафету знаний, тогда мы сможем перенять его дар, и у нас начнется полоса везения в бизнесе.
       Неплохо отдавать себе отчет в том, благодаря чьей помощи наше желание воплотилось, и постараться рассчитаться за оказанную услугу. Неблагодарность может сильно помешать нам в дальнейшем, может послужить предпосылкой для возникновения полосы неудач, непредвиденных потерь и других проблем.
       Не стоит сожалеть о сделанном благодеянии и потраченных на это времени и силах. Трудно отыскать более короткий путь для исполнения наших собственных желаний, чем искренняя благодарность тех людей, которым мы помогли. В том случае, если мы помогли неблагодарным людям, нас всегда поддержит одобрение свыше, кроме того, они могли быть они специально посланы, чтобы заплатить нам за услугу чем-то еще, что на первый взгляд не вполне очевидно: передать свои навыки и опыт, выявить и устранить с пути наших обидчиков.
       Хорошо плыть в потоке исполнения желаний, а чтобы поток этот возник, стоит начать с простых вещей, сделать которые не составит проблемы. Это и мелкие покупки, о которых мы постоянно забываем, и замена перегоревшей лампочки, и настойчивые просьбы домочадцев о каких-то пустяках, и звонки, на которые все не достает времени, это все те дела, мимо которых мы почему-то любим проходить.
       Азарт, риск, умение блефовать, жить без оглядки на чужие авторитеты - важные составляющий успеха.
       Для произнесения желания стоит выбрать какое-то особенное место, это может быть заповедный природный уголок или хотя бы та улица нашего города, на которой мы ни разу не были.
       Нас окружает ровно столько людей, сколько необходимо для исполнения задуманного нами, для решения стоящих перед нами задач. Стоит расположить их и что-то сделать для них, как полученные через их посредство дары превзойдут все наши ожидания. Впрочем, бывает, что окружение ставит нам препоны, тогда необходимо сделать противоположное - поставить кого-то на место, научиться драться, защищать себя и отстаивать. Часто бывает так, что после окончания работы над исполнением серьезного желания, наше окружение меняется.
       Когда мы уже готовы к обладанию, вожделенное приходит к нам само. Если то, чего мы так страстно желаем, постоянно ускользает, то, скорее всего, его дары не стоят нашего внимания, являются преждевременными или даже опасными и вредными. Это дело надо оставить, впоследствии у нас будет случай убедиться, что обрети мы то, чего так хотели в тот давний момент, оно не принесло бы нам ни счастья, ни удовлетворения. Более того, оно могло бы порядочно нам навредить.
      
       ЖЕЛАНЬЯ
       Желанья в небесах роятся,
       Они не могут там стареть,
       Мы заставляем их спускаться,
       Чтоб с нами жить и умереть.
       Желанья облаком роятся,
       Мы их ловцы и наша сеть
       Их принуждает приземляться,
       Чтоб только наши песни петь,
       Чтоб в наших клетках красоваться
       И нашим воздухом дышать,
       В одежды наши одеваться
       И нашим недругам мешать.
      
       Охота пуще, чем неволя,
       Сквозь дождь и ветер мы идем
       Совсем одни, как версты в поле
       Иль как вороны под дождем,
       Идем туда, куда не знаем
       И ищем то, не знаем что,
       На жизнь бескрайнюю взираем
       Через желаний решето.
       Мир за его упругой сеткой
       Такой, как есть он, без прикрас,
       Но, разлинован нашей клеткой,
       Как Млечный путь, далек от нас.
      
      
      
      
      
      
      
      

    4. НЕ СОЙДИ С УМА

    Помешательство заразно

       Всяк по-своему с ума сходит - утверждает поговорка и, вторя ей, русский язык предлагает множество слов для обозначения всех тех, кто не в своем уме. Мы говорим - помешанный, безумный, ненормальный, умалишенный, психованный, душевнобольной. Мы говорим, что некто свихнулся, что у него помутился рассудок, крыша поехала. А сколько еще однозначно воспринимаемых жестов дополняет этот далеко не полный список. В сумеречном состоянии души личность теряет связь с реальностью и в результате действительность искажается в ее сознании до неузнаваемости. Картина жизни тогда рисуется так, чтобы удовлетворять автора, а не отражать правду жизни. "Правда всегда одна", - поет Наутилус Помпилиус. В нашем языке слово правда стоит особняком, к нему даже рифмы нет. А вот пограничных состояний много. Откуда они возникают и как от них уберечься, до сих пор не понятно, хотя количество людей, не способных на адекватное восприятие происходящего, постоянно растет. "Я не знаю, каков процент сумасшедших на данный час, но если верить глазам и ушам - больше в несколько раз"- поет (не могу написать пел) Виктор Цой.
       Кто из нас хоть однажды не задавался вопросом - а я в своем уме, произвожу ли я впечатление нормального человека. Соскочить с колеи бывает порой слишком легко, и вот уже вчерашний преуспевающий член общества ограничен пределами больничной палаты, за стенами которой враждебный мир, а здесь привычный распорядок дня, все ясно и понятно. Примеряя на себя его участь, мы невольно думаем, а вдруг следующим будем мы.
       Одна немолодая женщина с большим трудом поставила на ноги своего единственного сына и, когда ему пришел срок идти на действительную службу, решила отвести эту беду. Подвернулся удобный случай, знакомые предложили поставить сына на учет в псих диспансер. Призыва удалось избежать. Вначале казалось, что сняться с учета будет также легко, как и встать, но радость оказалась преждевременной. Мнимый диагноз прилип к юноше и превратился в настоящий. Как будто бы в диспансере он чем-то заразился, подхватил "вирус сумасшествия".
       Можно, конечно, предположить, что помутнение разума произошло бы и без постановки на учет к психиатру. Только вот этот пример далеко не единичный. В одной семье росло две дочери, старшая, Инна часто впадала в истерику, в раж и визгливым, пронзительным голосом орала как безумная на близких. Ей было трудно сосредоточиться, она начинала и не заканчивала одно дело за другим, в школе не прочла ни одной книги, а газету "Пионерская правда" складывала всю зиму, чтобы летом на досуге прочесть, да так и не успевала. Когда Инна выросла, то пошла еще дальше. Она накопила громадные запасы круп и муки, где плодились насекомые, но выбросить что-либо было выше ее сил. Инне было уже под сорок, когда у нее родился сын. Он с трудом учился, оставался на второй год и рос мягко говоря несобранным ребенком. К тому времени Инна обрела смысл существования в одной евангелистской общине, куда вслед за собой привела сына, а также вполне адекватных младшую сестру и племянника. Через непродолжительное время в поведении старшей сестры и ее сына произошла разительная перемена. Оба стали уравновешенными, спокойными, сын начал хорошо учиться, зато ребенок младшей сестры быстро деградировал и вскоре уже не мог жить без сильнодействующих лекарств, утратил работоспособность и в конце концов с юных лет превратился в инвалида.
      
       Стать прозрачным
       Одно время моей соседкой по дому была молодая женщина по имени Лена, про которую все говорили, что она не в своем уме. У нее был серый цвет лица, остановившийся взгляд, скупая мимика. При разговоре она едва приоткрывала рот и еле шевелила губами, речь была ровной, без интонаций, как будто слова произносил синтезатор. Выйдя из подъезда погулять с собакой, я всякий раз сталкивалась с ней лицом к лицу, как будто бы она со своей собакой специально поджидала меня. После обычных приветствий и слов мне всякий раз становилось как-то неуютно и тоскливо, откуда-то приходило чувство вины, будто это я виновата в ее проблемах и просто обязана ей помочь. Однажды, едва завидев ее издали, я решила избежать встречи, обойти Лену стороной. Каково же было мое изумление, когда она непонятно каким образом привычно оказалась лицом к лицу со мной. Тогда я задумалась, а нет ли в моем поведении чего-то такого, что притягивает душевнобольную девушку. Мне показалось, что я слишком сильно вживаюсь в нее, обращаю внимание, проявляю ненужную заинтересованность. При следующих встречах я постаралась никак ее не оценивать, не думать о ней, сделаться незаметной, как будто бы прозрачной, никакой. Постаралась ничем не выдавать и никак не проявлять себя, скользить по ней невидящим и ничего не выражающим взглядом, двигаться механически, на автомате. У меня выработалась реакция на Лену - едва завидев ее издали, я становилась тише, неприметнее, делала рассеянным взгляд. Такая линия поведения отлично сработала, Лена постепенно утратила ко мне интерес, стала попадаться все реже, а вскоре и вовсе пропала.
       Эта наработка не раз помогала мне в будущем. В бассейне, завсегдатаем которого я являюсь, обращала на себя внимание молодая стройная женщина, которая непрерывно разговаривала сама с собой: кого-то осуждала, что-то доказывала, требовала справедливости и угрожала карами. Она не плыла вдоль дорожки, а кружила на одном месте. При этом была весьма агрессивной, старалась задеть, толкнуть, сделать замечание, уколоть резким словом. Старожилы избегали плавать рядом с ней, выдерживая безопасную дистанцию. Однажды я решила поставить эксперимент - плавать по одной с ней дорожке, но при этом постараться отрешиться, погрузиться в себя. И это сработало, она меня также не замечала, у нее ко мне не возникло никакого интереса, как будто меня рядом с ней не было.
      
       Переключить на себя
       Такие люди, как Лена, необходимы миру. Они представляют собой подобие пустых мест, дыр. Их сумеречное сознание просто фиксирует происходящее, они почти беспристрастно скользят по миру невидящим взором, они практически полностью погружены в себя. Они настроены на то, чтобы мгновенно отреагировать на любой всплеск эмоций других людей, неважно, какими они будут - положительными или отрицательными. Им для этого дан особый дар - умело вызывать этот всплеск, чтобы включившись в него, урвать себе немного энергии и подкрасить собственное серое и безотрадное, пустое и безликое существование заемным разноцветьем, наполнить изнуряющую тусклую явь чужим содержанием и смыслом.
       Они провоцируют либо на протест, либо на жалость и сострадание. Они делают это настолько искусно, настолько незаметно переключают собеседника на себя, что заподозрить их в чем-то запретном невозможно. Они без этого не могут жить, подпитка за счет другого это их способ обеспечения энергией. Внешне они могут быть мягкими, выглядеть беззащитными и беспомощными, иногда они обладают поистине ангельским голосом и вкрадчивыми манерами. Движимые невидимой внутренней агрессией, они замыкают собеседника на себя и провоцируют его на нескончаемый, навязчивый, мысленный диалог с собой, превращая свободного человека в пленника собственных проблем. В таком случае его мысли начинают кружить исключительно вокруг этого несчастного, слабого, не понятого миром и всеми постоянно обижаемого человека, ему хочется помочь, спасти, защитить, хочется научить, как жить, показать, в чем он не прав, показать пути к счастью и радости.
       Этим мысленным диалогом здоровый человек надежно отгорожен от свободного энергообмена с внешним миром и замкнут на того, кто этим миром обижен. На время внутреннего диалога та нечеловеческая, запредельная, разрушительная сила, во власти которой находится тот несчастный, получает спасительную возможность оставить его воспаленный мозг и больную голову и поселиться в здоровой. Здоровый на это время начинает вести себя подобно больному, как будто бы он заразился этим опасным вирусом. Он занимает место в строю помешанных, а на его место в строю здоровых встает тот, другой.
       Одна моя знакомая - интеллигентная, прекрасно образованная, любящая театр женщина, назовем ее Татьяной, виртуозно умела "садиться на голову". Расставшись с ней вечером, я с утра уже ни о чем, кроме ее проблем, думать не могла. Никакие занятия - работа, домашние дела, чтение, прогулка не могли переключить мое сознание. Я до навязчивой одержимости была поглощена Татьяной. Спасал меня только шопинг, а вернее сказать даже не покупка, а всего лишь примерка одежды. Оставшись в примерочной наедине с вещами, глядясь в зеркало в разных нарядах, я немедленно успокаивалась и забывала про Татьяну. Сделав это открытие, я после контакта с ней начинала утро с магазина.
       Чтобы переложить проблемы с больной головы на здоровую, необходимо одно немаловажное условие. Человек со здоровой головой должен быть обуян гордыней. Изъян, издержка в его поведении состоит в том, что он дерзает своей волей вмешиваться в высший промысел, берясь за решение тех проблем, которые людям не подвластны. Больные головы это закономерная часть существующего миропорядка, а изменить сложившееся равновесие сил дано далеко не каждому. Далеко не каждый рожден героем, посланным для спасения людей, не у каждого такая исключительная миссия. Если же за спасение ближнего берется обычный человек, то вся ответственность за возникшее нарушение баланса ложится на него. Тогда персонально ему придется ответить за дерзновенное поведение и взять на себя изначально предначертанную печальную участь несчастного.
      
      
      
       Раздвоение личности
       Умопомрачение подкатывает незаметно. Начинается с безобидных на первый взгляд странностей, от которых до поры до времени с легкостью можно отказаться. С какого-то поворотного момента, с невидимой точки не возврата обратного хода уже нет, странности перерастают в мании. и несчастный прямиком катится в желтый дом. Именно так случилось с Германном из повести "Пиковая дама" Пушкина. Началось с его безумной любви к Лизе, бедной воспитаннице очень старой и очень богатой графини. Графиня принадлежала к высшему свету и была поистине избранницей судьбы, в молодости она была редкостной красавицей, к тому же ей везло всегда и везде: и в жизни, и в любви, и в картах. И Лиза, и Германн не были ни знатны, ни богаты, в душе они завидовали старухе. Им безумно хотелось стать такими, как она, занять ее совершенно недостижимое место, но для этого оно должно быть свободным, а потому каждый в паре, не отдавая себе в этом отчета, шел сам и подталкивал другого к тому, чтобы лишить бесполезную старуху жизни. Хотя им представлялось, что они не хотят причинить ей зла, а просто стремятся приблизить радости взаимной любви.
       Незаметно подкралось раздвоение: страстная и тайная любовь с одной стороны, желание пойти на все во имя этой запретной любви - с другой. Дальше - больше, и оба они стремительно покатились по порочному кругу, выходом из которого для Германна стало помешательство. Для счастливого брака с Лизой ему срочно нужны были деньги, за нищего графиня ее бы никогда не отдала. Он знал, где их достать, он давно лелеял мысль о крупном выигрыше в карты, а тут еще до него дошел слух, что графиня владеет секретом трех счастливых карт. Тогда Германном овладела навязчивая идея: старухе секрет уже не нужен, она свое отжила, а потому она непременно должна открыть эту тайну ему. Удача, казалось, сама шла в руки к игроку. Лиза, поверив в искренние чувства Германна, впустила его ночью в дом графини. Он же в ту роковую ночь утвердился в раздвоении еще больше: с одной стороны он вроде бы пришел туда на тайное свидание с возлюбленной, а с другой - чтобы выведать заветную тайну. Другого такого судьбоносного стечения обстоятельств может уже не представиться, и Германн решил действовать. Он зашел к старухе в спальню и задал свой вопрос о трех счастливых картах, но она упорно молчала, тогда он достал пистолет, а дряхлая графиня от испуга умерла.
       Вскоре она явилась ему во сне и назвала пресловутые карты. Но то ли он не расслышал, то ли она решила отомстить ему, да только Германн проигрался и сошел с ума. Лиза же счастливо вышла замуж, но завела, как и покойная графиня, воспитанницу. Надо думать, что, когда девушка войдет в возраст, то история повторится, только теперь она плохо кончится уже не для графини, а для Лизы. После этого, после двойной мести обоим виновникам своей смерти душа старой графини сможет наконец-то успокоиться.
       Временами мы начинаем напоминать несчастного Германна и незаметно для себя раздваиваемся, нам кажется, что стремимся мы к чему-то высокому и светлому, к счастью, к выздоровлению близких, например. В реальности, наблюдая то, что из наших благих намерений получилось, мы с недоумением начинаем догадываться, что на самом деле двигало нами нечто совершенно противоположное. Оказалось, что в запальчивости, в сердцах брошенные слова нелюбви к близким на самом деле выражали давно наболевшую неприязнь и шли из глубины души. Когда же то непоправимое, к чему мы стремились всем существом, но боялись отдать себе в этом отчет, случается, то мы восклицаем, что не хотели этого. Именно этими словами Германн пытался утешить Лизу и снять с себя ответственность за кончину старухи. Как будто этими словами можно что-то оправдать или изменить, ведь слова эти не более, чем претензия их автора на исключительность. Дословно получается, что если Германн чего-либо не хотел, то это самое и права на существование не имеет, и, напротив, если он чего-либо хотел, то желание это является более, чем достаточным основанием для воплощения, для того, чтобы это случилось на самом деле. Как будто все происходящее находится в нашей воле и есть следствие нашего желания, а если что-то идет с ним вразрез, то и права на существование не имеет, этого вроде как и нет, а если есть, то это какая-то ошибка, недоразумение, провокация.
       У "Пикнике на обочине" братьев Стругацких описана одна история. Некий человек отправился в Зону Пришельцев, в таинственное место, где исполнялись любые желания с одной единственной мыслью - излечить больного сына. Возвратившись оттуда, он нашел, что сын его так и остался в прежнем плачевном положении, зато в доме появился мешок золота. Зону нельзя было обмануть, она считывала с человека то, что у него на сердце, а то, что он произносил одними губами в расчет не принимала.
       Многие, как и Германн, присвоили, а вернее сказать узурпировали право на личную исключительность. Эти люди просто не могут допустить, что они простые и обычные, такие же или даже хуже, чем другие. Обычным людям свойственно ошибаться, но при этом хватает сил, чтобы исправлять огрехи и нести за это ответственность. Исключительные всеми силами пытаются уйти от ответственности, придумывают с виду непротиворечивые, но на поверку ложные построения, в которых себе всегда отводят самые положительные роли и высокие мотивы и всегда оказываются на высоте положения. Они как дети, у них не хватает ясности мысли и трезвого взгляда со стороны. Они не в состоянии принять правду, а искажая ее в угоду личным амбициям, поневоле раздваиваются. Вечно выдавать желаемое за действительное не получится, жизнь возьмет свое и тогда непременно произойдет помутнение рассудка. Все это лишь вопрос времени.
      

    Помешательство и призраки

       Старуха преследовала своего обидчика и после кончины, а вернее сказать, преследовал Германна явившийся во сне и сильно смутивший разум неудачливого игрока призрак покойной. Месть графини была жестокой, да только иначе и быть не могло. Ведь убитый имеет полное право мстить тому, кто самолично отправил его в мир иной. Так считали, например, древние греки. По их мифологии дух недавно убитого преследует убийцу, его сильно возмущает сам вид преступника, спокойно разгуливающего по родной земле. Призраки обладают немалыми возможностями, они могут сжить собственного убийцу со света, наслать на него ужасную болезнь, свести с ума, ослепить, привести к рождению слабого или нежизнеспособного потомства. Как минимум, дух убитого способен наслать на убийцу проклятие и обречь его на скитания, вынудить сделаться бездомным бродягой, как будто бы кто-то постоянно гонится за ним по пятам, а спасения от невидимого преследователя нигде нет. Именно так произошло с Онегиным после того, как он застрелил на дуэли несчастного и совсем еще юного Ленского. "Им овладело беспокойство, охота к перемене мест", бесцельные скитания длились несколько лет, но Евгений так нигде и не смог обрести счастья и отыскать родственную душу. Люди непроизвольно сторонились убийцы, не сходились с ним близко, он стал "чужой для всех".
       Природные люди, аборигены с островов Тихого океана отлично знали, что духи убитых не только способны, они только того и ждут, как бы навредить живым. Для защиты от этой напасти аборигены разработали специальные ритуалы и в обязательном порядке подвергали им тех, кто возвратился с войны. Воины обязаны были пройти ритуал очищения, для этого их помещали в изолированное место, давали определенную пищу, использовали специальную одежду и утварь. Им запрещалось прикасаться к женщинам, а их тела делали отталкивающими, чтобы духи не пожелали к ним даже приблизиться. Для этого их обмазывали навозом или вызывали появление гнойников. Духов можно было, напротив, устрашить, нанести на тела воинов воинственную окраску или татуировку. От семьи убитого можно было откупиться, а гнев богов смирить особой искупительной жертвой.
       Дух убитого мешает убийце жить, ставит помехи в свободном энергообмене с миром и людьми, искажает восприятие действительности и может даже довести до помешательства, выпадения из реальности. Не случайно слова помеха и помешательство однокоренные, поставив помехи в видении мира, можно довести до помешательства. Есть много путей, как поставить помехи в восприятии происходящего, как лишить человека способности трезво мыслить, сузить его кругозор, вынудить смотреть на все чужими глазами. В наше время, как и во все времена у многих возникает искус спокойно и беззастенчиво отнимать разум у других людей и тем усиливать собственную личность.
       Этим с успехом занимался, например, печально известный Сёку Асахара, сам себя называвший "великим учителем". Он провозглашал, что пришел освободить "сегодняшних японцев от бедного в духовном отношении состояния", а пришел к массовому отравлению пассажиров Токийского метро, за что и был осужден. Каждому, вновь прибывшему в возглавляемую им тоталитарную секту Аум Сенрикё, в обстановке строжайшей секретности сообщалось на ухо некое особенное, якобы специально для него подобранное слово, таинственная мантра. Адепту вменялось в обязанность постоянно повторять ее про себя, ни при каких обстоятельствах не передавать ее кому бы то ни было. Такая практика якобы способствовала духовному продвижению и очищению. На самом же деле концентрация на этом слове и постоянное повторение его исключало любые посторонние мысли и отгораживало от остального мира не хуже прочных стен. Ученик в руках такого "учителя" становился послушной марионеткой, роботом, автоматом, его можно было направить на какие угодно дела, он не рассуждал, не имел собственного мнения, он был полностью управляем и запрограммирован. Отгороженный от мира, безучастный к мирским делам, адепт фактически зомбировался и не мог сознавать, на что идет.
      
       Коллективная эйфория
       Существует целый набор приемов, с помощью которых можно вызвать коллективное помешательство. Все начинается с изоляции отдельной группы людей от мира и с отключения их от решения насущных, личных проблем. Особенно просто и быстро этого можно добиться в группе единомышленников. Это могут быть члены секты, какого-либо тренинга, семинара, адепты учения и т п. Лидер группы обозначает некие непреложные правила поведения, ритуалы и приветствия, знаки различия и уровни продвижения, только посвященным понятные слова и лозунги, специальные тренинги для ума и тела. Адептам может быть предписана особая диета, форма одежды, собственные, а не общепринятые праздники, даже свой календарь. Лидер пользуется безусловным авторитетом и его слова не обсуждаются. Часто группа проводит время в изоляции от людей, в городе - в специально арендованном помещении, на природе - в палаточных лагерях, в загородных домах отдыха.
       Членам группы внушается комплекс превосходства, якобы их жизнь посвящена высшим духовным целям, а не тому низменному существованию, которому служат все прочие люди. Вскоре между членами группы формируется внутренняя близость, духовное братство, эйфория, которая возникает от одного только пребывания среди своих. Это состояние настолько притягательно, что адептам хочется постоянно находиться в группе. Даже находясь вдали от нее, они мысленно все время пребывают там. В группе практикуются специальные физические упражнения и очищение организма, длительные без перерывов лекции и коллективные медитации, приветствуется полнейшее погружение.
       У адептов развивают различные якобы сверх способности: ясновидение, яснослышание, дар исцелять болезни, видеть кости больного наподобие рентгена и т д. Те, у кого ничего подобного не получается, начинают чувствовать себя в группе людьми второго сорта. А "талантливые" погружаются во все это с головой и очень скоро голову теряют. Они начинают полностью зависеть от жизни в группе, от аплодисментов и похвал, вне группы они никому не нужны. На такую запредельную деятельность нужно очень много сил, их запас все время уменьшается. И эти звучащие в их больных головах голоса незаметно становятся более реальными, чем голоса людей и заглушают собой все. Эти более выпуклые и яркие, чем реальность, картины заслоняют собой весь мир. Вне группы адепты делаются абсолютно беспомощными, начинают с трудом ориентироваться в окружающей действительности, буквально шагу ступить не могут и теряют связь с миром.
       Постепенно реальная жизнь у членов группы отходит на второй план, начинает представляться помехой в продвижении, видится постылой и пустой, лишенной смысла и духовной составляющей. Возвращение к семье, к работе, к прежнему образу жизни дается все тяжелее. Возникает протест против старой жизни, создается ощущение, что она мешает духовному братству и, самое главное, коллективной эйфории. Возникает протест против семьи, близких, всех, кто не разделяет убеждения, не желает присоединиться к группе.
       У каждого члена группы были, есть никуда и не денутся нерешенными личные проблемы. Это могут быть внутрисемейные отношения - с родителями, супругами, детьми; материальные проблемы, которые по мере ухода из социума, как правило, обостряются; бытовые проблемы, на решение которых теперь просто нет ни времени, ни желания и которые все нарастают. Пребывая в группе, адепт не ощущает груза этих проблем, он надежно отгорожен от них прочным барьером, они его никак не задевают и не трогают, он просто перечеркнул свою прежнюю неправильную и низменную жизнь, поскольку у него теперь новая правильная и возвышенная. Все, что было прежде, начинает выглядеть как удел убогих, не способных на совершенствование людей. Хочется поскорее кое-как отделаться от пустяшных проблем, покончить с этими опостылевшими вещами, чтобы, отрешившись от них, расслабиться в кругу близких по духу.
       Вновь пришедшие постепенно втягиваются в безбедную жизнь в некой вымышленной реальности, становятся частью некой иерархии, найти свое место в которой еще труднее, чем в социуме. Группа не занимается каким-либо конкретным делом, а потому место, роль, уровень продвижения каждого определяется по субъективной оценке лидера или его приближенных. Для манипулирования сознанием, для того, чтобы яркие знали свое место и не могли затмить лидера, здесь часто выдвигают серых, а ярких нарочно ставят в конец, умело выдворяют или даже обрекают на помутнение рассудка, настраивая против них весь коллектив.
       У членов группы накапливаются нерешенные личные проблемы, разрывается связь с социумом, а интерес к социальной жизни все больше утрачивается, делая возвращение к людям все более проблемным. Адепт уже не может существовать вне группы, но постепенно запас его личной энергии исчерпывается. Группа замкнута сама на себя, без притока новых членов не будет и притока новых сил. Других источников энергии у группы нет, и для жизнеобеспечения группе необходимо постоянное обновление.
       Личная энергия каждой персоны в группе становится частью коллективной, оказывается в распоряжении лидера, в его энергетическом банке. Он получает безраздельное право пользоваться ею по собственному усмотрению: расставлять акценты, наказывать и смещать, возвышать и приближать, внушать и обещать, вести к грядущему просветлению или к другой, но всегда маячащей где-то впереди и все время удаляющейся цели. Те, чей личный потенциал израсходован, кто больше не в состоянии поддерживать энергетику группы за счет отказа от личного, у кого уже не остается сил, чтобы платить за счастье слияния с группой, без сожаления выбрасываются из рядов, становятся изгоями в обществе или оказываются в психиатрических больницах. Самостоятельный выход из такой группы и возвращение в семью и социум весьма проблематичен. Интернет переполнен сетованиями тех, кто оказался за бортом разнообразных школ "духовного развития" и выпал из общественной жизни.
      
       Упасть с высоты
       Я наблюдала работу одного такого "семинара" со стороны. Его участники рассказывали мне, что в случае любых осложнений, возникших в ходе работы в группе, лидер всегда сетовала и пеняла потерпевшим на то, что они просто мало занимались, оказались недостаточно продвинутыми, ленились, не верили в успех всем сердцем. Она убеждала в этом остальных, и про тех, кто понес потери, быстро забывали, зато другие, преуспевшие оказывались на виду, их ставили в пример, на них равнялись, им старались подражать. Никто не говорил правды: чтобы одни получили, другие должны потерять, а мгновенных, скороспелых чудес, в которые заставляют поверить взрослых людей, не бывает даже в сказках.
       На одном из летних костров - так в группе называлось хождение по раскаленным углям босиком - немолодая больная диабетом женщина упала плашмя на горячие угли и получила сильные ожоги. С таким диагнозом ожоги представляют весьма серьезную проблему, но никто за это так и не ответил. Другую женщину тот же лидер постоянно ставила в пример, у нее сильно развились сверх способности, она слышала нечто особенное и видела нечто разноцветное и яркое и была абсолютно счастлива. Ее близкие, жившие далеко, обратили внимание, что мама стала как-то странно разговаривать по телефону. Лидер, к которому они обратились с этим, заверила, что мама в полном порядке, что она сильно продвинулась и стала, как огонек, освещать путь другим. Дочь все-таки приехала в тот город и нашла мать в психиатрической лечебнице. Оказалось, что плачевное положение ее матери усугубили значительные долги. Деньги были нужны для оплаты "семинаров", сумма росла и немолодая женщина оказалась в тупике. Врачи не советовали дочери жить с матерью под одной крышей, опасались, что это может разрушить ее семью. Дочь все-таки перевезла мать к себе, в свой дом, в свою семью и дочерняя любовь излечила несчастную жертву "духовного развития". Наверное, те врачи, у которых мать тогда была на излечении, не поверили бы своим глазам, увидев ее в здравом уме.
       Еще одна ученица того же лидера была с ней очень близка и не пропускала ни одного занятия, всегда сидела в первых рядах. Рядом с лидером она ощущала себя значимой и успешной. При этом у нее в семье оставались нерешенными серьезные проблемы, что выводило ученицу из себя, а отдушину и спасение она видела только в группе. Налицо был контраст: с одной стороны была радость от общения в группе, приподнятое настроение, личный авторитет из-за близости к лидеру и с другой - зависимое положение от мужа, который считал ее занятия блажью, его нелюбовь, невнимание и даже пренебрежение, отчуждение от дочери и невозможность что-либо изменить. В семье считали, что она помешалась на этих семинарах и кострах и совсем лишилась разума. Однажды она возвращалась на машине "с костра" домой и полностью погрузилась в привычные тяжелые думы. Она заранее знала, что на смену переполнявшему ее счастью и любви к людям на нее опять навалится груз семейных неурядиц, неприязни и вечных скандалов. Ее тяготило, что она не может привести близких туда, где так душевно и радостно, что они такие отсталые и не желают продвижения. Ее угнетало и то, что она зависит от денег мужа, что все ее расходы, все эти семинары оплачивает, попрекая ее бездельем, муж. В разгар этих мыслей автомобиль оказался на обочине и перевернулся, к счастью водители других машин помогли ей выбраться, а она не сильно пострадала.
       Бесплатным, как известно, бывает только сыр в мышеловке, за все приходится платить, хорошо, когда деньгами, это самое малое, чем мы можем поступиться. Часто приходится расплачиваться счастьем, здоровьем, собственным будущим и судьбой своих потомков и, конечно же, рассудком. Чудеса бывают только в волшебных сказках, в жизни мгновенное волшебное преображение, такое как вдруг возникшая любовь к миру, душевная близость с людьми и слияние с ними - явление временное, сладкая приманка для исключительных и доверчивых. За подъем на эту высоту придется заплатить падением. За прилив энергии придется в последствие заплатить сторицей, втридорога, с большими процентами, как платят за кредит в банке. У тех, кто действительно решил посвятить себя духовному развитию и продвижению на ниве любви к людям, на это уходят многие годы серьезного труда, к этому ведет тернистый путь преодоления и осознания, терпения и непредвзятого отношения прежде всего к самому себе. И, конечно же, без решения семейных, бытовых, служебных, материальных проблем продвинуться на этом пути не получится. Предварительно придется рассчитаться со всеми долгами, поставить на ноги детей, обиходить старых родителей, освободиться от ответственности за судьбу всех, кто зависит от нас, всех, кого мы приручили.
      

    Подведем итоги

       Не стоит пытаться спасать тех, в чьем умопомрачении нет сомнений, пусть этим занимаются специалисты. Если приходится сталкиваться с такими людьми, то не стоит их осуждать, обсуждать, учить их, как правильно жить, а тем самым вступать с ними в мысленный диалог, выйти из него - непростая задача.
       Если в семейном шкафу висят скелеты и обитают призраки, давайте, чтобы не сходить с ума, попробуем успокоить их души тем, что попросим у них прощения, попросим отпустить нас и покинуть наш дом. Возьмем на себя ответственность за дела наших предков, покаемся вместо них.
       Спасение от житейских передряг путем ухода из живой реальности в вымышленную за стены различных сект, духовных сообществ, обещающих чудеса, возможно только на время. Чуда не произойдет, вслед за коротким периодом радости и счастья придут годы опустошения, бессилия и умопомрачения.
       Исключительность - это пропуск в желтый дом. Давайте не бояться быть плохими, спокойно говорить о личных проблемах, о неудачах, несостоятельности и обо всем, что нелицеприятно. Ведь темные стороны нашей натуры также неотделимы от нас, как и светлые. Если же постоянно выдавать себя за другого, правильного, то помешательство - это лишь вопрос времени. Отрыв от реальности приведет к падению, причем вниз головой.
      
       ПИКОВАЯ ДАМА
       Что наша жизнь - то выпускной экзамен,
       То чья-то непонятная игра,
       Где правила вдруг возникают сами
       В дни первой нашей юности, когда
      
       Был тоньше слух и зрение острее,
       Весомей дней безоблачный поток
       И где-то здесь, у основанья шеи
       Стоял восторгов сладостный комок.
      
       Жизнь - капитал, не все достойны ренты,
       К словам и мыслям беспредельно строг,
       Расставив все возможные акценты,
       Нас настигает неподкупный рок.
      
       Как чувство независимости сладко,
       Как страсть бушует, в скромность облачясь,
       И как нас золотая лихорадка
       Незримо убивает всякий час.
      
       Раз оказались два изгоя вместе
       И стали счастье строить на крови,
       Желая взять ценою тайной мести
       Чужой успех и в картах, и в любви.
      
       Нет горше раболепия недуга
       И, стоит только утвердиться в нем,
       Как мании потащат нас по кругу:
       Расчет - игра - три карты - желтый дом.
      
       Наш Германн, исполняя жалкий жребий,
       В плену своих навязчивых идей
       Не может думать о питье и хлебе,
       Живой мертвец среди живых людей.
      
       Но Лиза счастлива, да только и доныне
       Покойница ей из могилы мстит:
       Еще сильней, чем Лиза у графини
       Воспитанница Лизина грустит.
      
       СОЛНЦУ МЕРТВЫХ
       Я молилась солнце мертвых
       Много дней и много лет,
       В словесах его затертых
       Смысл искала и ответ,
       А в туннелях душноспертых
       Чистый и прозрачный свет,
       Под пинки его когорты
       Музыку иных планет
       Тщетно отыскать стремилась
       И сама с собою билась.
       Только солнце закатилось
       И, безвременьем одет,
       Мир теней угомонился,
       Лишь ступая точно в след,
       Равномерно шевелился
       Неживой его балет.
      
      
      
      
      
      
      
       5. ВРАГИ. БЕСКРОВНАЯ ПОБЕДА
       А на войне нелегкий труд,
       а сам стреляй, а то убьют.
       "Комбат", группа Любе
       Недруги явные и тайные
       К недругу мы испытываем чувство неприязни, мы не в силах его переносить, нам неприятно находиться рядом с ним, мы стараемся избегать общения вовсе или сводить его к минимуму. Недруг лишает нас сил, делает нас беспомощными, нарушает наши планы, ставит на нашем пути препоны, которые порой бывает невозможно ни обойти, ни преодолеть. Он все время противостоит нам, от него ни спрятаться, ни скрыться. Всем своим поведением он бросает нам вызов, мы или принимаем его и вступаем в бой, или уходим от борьбы и начинаем жить по тем правилам, в рамках тех ограничений, которые он нам навязал, на том минимуме энергии, который он нам оставил.
       Все вышесказанное относится к явным врагам, которые не скрывают своих намерений и противостоят нам открыто. Работа с ними облегчена тем, что они на виду, они проявлены и не думают скрывать того, что покушаются на нас самих, на наших близких или наше достояние. Они бравируют своим превосходством, упиваются нашим падением, они всем своим существом показывают, что когда нам плохо, им становится хорошо, что потому они и нанесли удар, чтобы нам стало плохо.
       Пословица говорит - скажи мне, кто твой друг (враг), и я скажу, кто ты. О силе или слабости личности можно судить по тому, кто ее недруги. Однако часто бывает очень сложно понять, кто на самом деле друг и пришел помочь и поддержать, а кто враг и пришел, не открывая себя, помешать, сразить или даже убить. Решение этой головоломки порой растягивается на долгие годы. Тайный враг бывает так надежно укрыт от наших глаз, что до него трудно добраться, тем более, что сам он ударов не наносит, а провоцирует на них других, намного менее опасных людей. Выявить того, кто стоит за их нападками, очень сложная задача. Она требует наработки различных способностей: сопоставлять события, находить общее в том, что на первый взгляд никак не связано между собой, хорошо ориентироваться в истории своей семьи и ее окружения, обладать кругозором, развитым воображением, уметь беспристрастно наблюдать происходящее вокруг и трезво раздумывать над всем этим. Требует наработки выдержки, терпения, спокойствия.
       Всеми этими качествами обладал и с большим успехом применял на деле Штирлиц в фильме Лиозновой. По сценарию весной 1945 года перед ним была поставлена задача - выяснить, кто из высшего руководства Рейха ведет сепаратные переговоры о перемирии с США и Великобританией. Погруженный в раздумье Штирлиц постоянно перебирает фотографии лидеров, всматривается в их лица, как будто на них может быть написан ответ на вопрос - кто же он. У Штирлица не было права на ошибку, он сделал правильный выбор. Он не был разоблачен, а по-прежнему остался тайным агентом в послевоенной Германии.
       Тайный враг - как тайный агент, он может делать свое дело только скрытно, а как только он будет разоблачен, его миссию, направленную против нас, можно считать проваленной. Разоблачение, как минимум, ставит крест на карьере шпиона, а как максимум, крест будет поставлен и на его жизни. То же происходит и с тайным врагом, он может выполнять свое задание и вредить нам тех пор, пока мы его не выявили. После этого он уже не будет представлять для нас опасности и, как минимум, просто уйдет из нашей жизни, а как максимум, получит серьезные проблемы, и его участь будет весьма плачевной. Он не справился с заданием, его крах это одновременно крах и всей направленной против нас операции, потеря вложенных средств, крушение планов.
      
       Кому это выгодно
       Недруг поддакивает, а друг спорит, утверждает народная мудрость. Если следовать ей, то тайного недруга стоит поискать среди тех, кто источает медовые речи, но при этом держит камень за пазухой. Попытаемся понять, что же стоит за двуличием тайного врага. Прежде всего, он имеет в отношении нас какой-то свой интерес, который до поры до времени старается не обнаружить. Часто он уверен, что намного превосходит нас и, не желая снизойти до нашего, как ему кажется, куда более низкого уровня, разговаривает с нами так, как говорят со своими любимыми домашними питомцами заботливые хозяева. Как будто мы без него пустое место, а он своей милостью обеспечивает нас всем тем, что нам необходимо. Как правило, секрет его успеха в противостоянии нам обусловлен тем, что в нашем ближайшем окружении есть некая персона, ставшая его оружием в борьбе против нас. Персоне этой мы всецело доверяем или абсолютно беззащитны перед ней. Это может быть близкий родственник, соратник, любимый человек. Персону эту чаще всего используют, что называется "в темную", она нимало не догадывается о своей роковой роли в нашей судьбе. Более того, если привести ей неоспоримые доказательства ее темных дел, она будет спорить и недоумевать, отстаивать свою непричастность к нашим проблемам, поскольку у нее и в мыслях не было причинять нам какое-то зло. Были только самые благие намерения.
       Как правило, за каждым отдельным явным врагом или даже целой их группой стоит куда более сильный скрытый недруг, обнаружить, а вернее сказать, вычислить которого, задача весьма непростая. По мере того, как наши подозрения обрастают реальными доказательствами и мы убеждаемся в правильности наших подозрений, завеса секретности исчезает, а тайное становится явным. Все это в конце концов может спровоцировать замаскированного недруга на открытое нападение. Тогда он проявит себя, и мы получим не только реальные доказательства собственной правоты, но и законное право нанести ответный удар. Дело в том, что в нашей культуре подозрения не являются достаточным основанием для ответных действий. Нужны доказательства, причем неоспоримые. Вот на их получение мы и должны направить свои силы и разум.
       Не стоит тешить себя иллюзией, что наши материальные потери, проблемы со здоровьем, разлад в семье и другие невзгоды происходят стихийно, по случайному стечению обстоятельств. За каждой неприятностью, как правило, стоит тот, кому это было на руку. Отсюда самый быстрый способ обнаружения автора наших потерь состоит в вычислении того, кто внезапно взлетел вверх, когда мы скатились вниз. Все как в детективе: убийцу ищут среди тех, кому это было выгодно, а грабителя среди тех, кто внезапно разбогател. В реальной жизни простых людей их тайные враги нечасто прибегают к убийствам или ограблениям, но смерть от болезней или несчастного случая это тоже смерть, а потеря денег из-за увольнения или из-за того, что семейное имущество ушло в чужие руки, приносит не менее ощутимые материальные потери, чем кража.
      
       Разделим то, что смешалось
       Давайте вспомним, кому вокруг нас стало вдруг намного лучше именно тогда, когда у нас началась полоса неудач. Наш ребенок стал часто болеть, попал в дурную компанию, стал непослушным, стал плохо учиться, а у кого-то, кто долго оставался бездетным, родился здоровый малыш или чей-то отпрыск завзятый лодырь и двоечник вдруг взялся за ум и стал образцом для всей школы. Убыль в одной ситуации таинственным образом приводит к прибыли в другой, сходной. Как будто бы все мы вынуждены следовать неписанному закону сохранения энергии, справедливому не только в физике, но и в личной и общественной жизни людей.
       Попробуем разобраться, стоял ли кто-то за смертью хрестоматийного персонажа мировой классики Анны Карениной или же она пала жертвой случайного стечения обстоятельств: внезапно возникшей безумной любви к Вронскому, косности света, непримиримой позиции Каренина и т д. В начале повествования Анна приезжает в Москву, чтобы спасти семью брата от распада. Стива, ее брат, ценитель и любитель красивой жизни, женат на Долли, скучной, бесцветной, подурневшей женщине, воспитанной в твердых убеждениях, что муж обязан любить свою жену и сохранять ей верность, а потому оказавшейся совершенно бессильной перед свалившемся на нее несчастьем - изменой мужа. Анна повела разговор с невесткой с позиции хорошей жены, любящей матери, прекрасной хозяйки радушного дома. Она с таким жаром, с такой убежденностью, с такой нравственной силой взялась за примирение супругов, нашла такие весомые аргументы, что дело немедленно сладилось.
       С этого момента жизнь семей брата и сестры оказалась во власти закона сохранения, согласно которому, если в одном месте убавится, то в другом прибыль будет. Стива продолжал все также гулять и пускать на ветер семейные деньги, но у благонамеренной Долли как-то стало хватать сил на то, чтобы не принимать все это близко к сердцу, снисходительно воспринимать шалости мужа, как будто бы он просто еще один ее ребенок. Она посвятила себя дому, воспитанию детей и успокоилась. Души детей не травмировались больше ни скандалами, ни сценами ревности, и они росли во вполне благополучном доме, где царили покой, радушие и душевный комфорт.
       Параллельно с тем, как супружеская жизнь заурядной Долли и безответственного Стивы налаживалась, жизнь яркой, умной, наделенной щедростью души и даром любить Анны покатилась под откос. По приезде в Москву к брату Анна знакомится с Вронским и вскоре идет на открытую связь с ним, что было несовместимо с ее цельной, глубокой натурой и шло в разрез с ее убеждениями. Как-то незаметно все это привело к распаду семьи Карениных, хотя еще вчера разлад в семье казался Анне настолько недопустимым, неправильным и настолько кощунственным делом, что она буквально бросилась спасать и реально спасла от гибели семью брата. В конце романа Анна, совсем как Долли в его первых строках, буквально помешалась от ревности, хотя Вронский и не думал давать ей для этого поводов. Зато Долли стала снисходительно смотреть на реальные измены мужа. Анна сделала несчастным сиротой своего обожаемого сына, зато ее племянники получили возможность вырасти в полной семье.
       Спасение Анны от позора заключалось в получении развода, после чего она могла бы вступить в законный брак с Вронским. Каренин развода не давал, и Стива взялся помочь сестре. Как когда-то сестра поехала в Москву, чтобы договориться с женой Стивы, так теперь брат отправился в Петербург, чтобы найти общий язык с мужем Анны. Только у него возвратить долг сестре и подарить ей спокойствие не получилось, да получиться и не могло. Разговор с Карениным он начал со своего жизненно важного дела, ему необходимо было получить место с большим окладом. Этим он вызвал неприязнь хозяина, дальнейший разговор уже не клеился. Ветреный и несерьезный Стива был просто не в состоянии стать хорошим послом Анны, он держал в голове только личное, он попросту забыл про половину ее поручений. Стива всего лишь произносил правильные слова, но они не шли от сердца, в них не было ни убежденности в правоте, ни личной заинтересованности, ни той твердой нравственной позиции, с которой когда-то встала на защиту его семьи Анна. Стива не обладал внутренней силой, необходимой для того, чтобы переломить ситуацию. В глубине души он косо смотрел на связь Анны с Вронским, он не знал, как ему отвечать на вполне резонные вопросы об Анне, о ней судачили, она была предметом сплетен в обществе, а это бросало тень на его порядочную семью.
       Долли также делает широкий жест в отношении "падшей" золовки. Она, вопреки непримиримой позиции света, решила нанести визит Анне и приехала в гости в имение Вронского. Там Долли окончательно убеждается, как сильно она превосходит золовку. Анна и плохая мать, и плохая хозяйка, в доме царит наигранное радушие, нет ни радости, ни счастья, хотя денег там никто не считает, а платье и прическа горничной моднее туалетов гостьи. Еще вчера семья Долли была на грани краха, а Анна буквально вытащила ее из бездны. Теперь они поменялись местами: Анна несчастна, опозорена, но у Долли для золовки нет ни искренних слов, ни сердечного участия. Ей настолько претят откровения Анны, что она, как порядочная женщина, не может дольше оставаться в этом порочном доме. Преисполненная чувством собственного достоинства, небогатая, но честная Долли поскорее уезжает из этого шикарного, но такого неуютного дома к своим детям.
      

    Анна и Долли

       В имении Вронского Долли не перестает мысленно осуждать Анну, выискивая и не без удовольствия находя для этого все новые веские основания. Анна выше этого, она не обращает на тон невестки никакого внимания, просто не замечает ее неприкрытой неприязни. Анна не отдает себе отчета в том, что ее сегодняшние беды точно воспроизводят вчерашние беды Долли. Конечно же, нельзя было не заметить и те косые взгляды, которыми невестка озирала все вокруг, и то, что Долли ничему не порадовалась, ничего не похвалила, как положено гостю, что ушла от задушевного разговора с Анной, а под конец уехала раньше времени домой. Анна была сломлена и раздавлена, она была с головой погружена в свои несчастья, она ничего вокруг не видела. Долли не нашла в себе сил, чтобы ее поддержать, занять ее сторону, не утешила, не протянула ей руку помощи, не отплатила добром за добро.
       Вообразим, как повернулись бы события, если бы к Анне вдруг возвратилась ее былая уверенность, если бы она смогла постоять за себя и была в состоянии напомнить Долли, как когда-то спасла ее, если бы поименовала, от каких неразрешимых проблем уберег Долли тот разговор в Москве. Задала бы вопрос, как обстоят теперь ее семейные дела по каждой прежней проблеме в отдельности: как муж, изменяет или нет, как скандалы, остались или нет, как дети, плачут или нет, как она сама, ревнует или нет. Спросила бы, как она думает, почему, по какой причине все так сильно изменилось для Долли в лучшую сторону. Обрисовала бы свое незавидное положение и провела очевидную параллель между ухудшением собственной жизни и улучшением жизни в семье Долли.
       Нет сомнений, что живущая "честно и благородно" Долли ушла бы от ответа и ни при каких условиях не согласилась бы ни с одним из очевидных фактов. Такие как Долли, искренне не помнят тех, кто сделал их счастливыми и благодаря кому их жизнь наладилась, кто помог им выйти из тупика. Такие люди не могут оценить, во что обошлось ближнему собственное спасение, ценой каких усилий жизнь вдруг наладилась. Это не удивительно, это в порядке вещей, как можно оценить, сколько стоит то, чему просто не знаешь цену, потому что сам ничего подобного был не в состоянии сотворить. Как можно оценить чью-то бескорыстную жертву, если сам ничего подобного не делал, никогда никого не спасал, не отдавал часть себя другому, постороннему человеку. У таких, как она, прошлое изобилует белыми пятнами беспамятства. Им представляется, что это они сами своими силами смогли преодолеть и справиться, что если кто-то и стоял рядом и что-то советовал, то это были всего лишь слова, а делать-то все равно пришлось им самим.
       Таких, как Долли часто называют неблагодарными, но это не вполне так. У таких людей просто избирательная, направленная в глубь собственного существа память. Для них просто существует лишь то, что касается лично их, а всего остального, того, в чем они кровно не заинтересованы, как бы и нет вовсе. Не помнит же бабочка, как была куколкой, а куколка - гусеницей, а гусеница - яйцом. Бабочка помнит только свое настоящее, что она такая яркая, легкая, порхающая, что она украшает мир и радуется ароматным цветам, а все ею любуются. А все, что было некрасивого в прошлом, это не про нее. Это не она пожирала, когда была гусеницей, и эти ароматные цветы, и листья, и все что ни попадя.
       Не стоит думать, что задача Анны в этом несостоявшемся диалоге с Долли состояла бы в обвинениях и претензиях в адрес Долли. Задача Анны заключалась бы не в том, чтобы показать Долли ее место в жизни, а в том, чтобы не молчать, а стоять до конца, чтобы не пасовать, а бороться и отстаивать, верить в то, что кто-то тебя услышит, что кому-то надо, чтобы ты научился драться. Если встретилась на словах такая слабая и беззащитная, а на деле такая алчная и не помнящая добра особа, как Долли, то это обозначает, что победить ее в наших силах, и мы просто обязаны сделать для этого все возможное.
       Так вот, если бы Анна набралась смелости и без надежды на ответ и понимание, без осуждений и обвинений, без жалости к себе и претензий к Долли спокойно и ровно всего лишь обозначила все, что сделала для брата с женой и чем за это поплатилась, сказала бы, что в ответ на сердечное участие получила бессердечное и пренебрежительное отношение к себе, то она одержала бы над Долли и Стивой победу. В результате они незаметно погрузились бы в пучину прежних склок, претензий и ревности, а Анна смогла бы возвратить свое утраченное достоинство, смогла бы спокойно отражать удары судьбы и перестала бы сходить с ума от ревности. Закон сохранения непременно заработал бы снова, но в обратном направлении: для Анны с плюсом, а для Долли с минусом. В романе Анна, казалось, была на волосок от желанной свободы, но муж передумал и развода не дал. Так вот, если бы она обозначила свою позицию там, в имении Вронского, глядя на недовольную с постным выражением на лице Долли, то равновесие качнулось бы в другую сторону, и Каренин, скорее всего, согласился бы на развод. А, может быть, с ним что-то случилось, несчастный случай какой, и она осталась бы вдовой. Не случайно в романе за визитом Долли к Анне сразу же следует визит Стивы к Каренину, как будто бы итог первого предопределил итог второго.
       Ничего этого в романе нет и быть не могло, иначе он превратился бы в назидание в духе моралистических романов Джейн Эйр. Тогда не было бы одной из самых трагических фигур мировой литературы, сцены и кинематографа. А вот в жизни нас, как и Анну, так часто вначале используют, а потом легко и просто выбрасывают за ненадобностью наши тайные враги. После победы над нами они, подобно Долли, приходят в наш дом и торжествуют, упиваются нашей слабостью и делают сравнение с собой, причем, далеко не в нашу пользу. Они воочию убеждаются, что получили полное право осуждать и даже презирать нас за то, что мы так низко пали. У них, как и у Долли, даже не короткая память, они вообще не в состоянии удержать в памяти, что это они нам всем обязаны, что это мы встали на их защиту и взяли на себя расплату за их грехи и решение их проблем. Таких людей лучше всего оставить на том месте, какое они призваны занимать, ведь они придуманы только для того, чтобы научить нас защищаться, драться, чтобы каждый из нас смог стать воином.
      

    Плоскость битвы

       Чтобы победить, надо принять вызов, а потом сражаться до победного конца. В борьбе, как и в любом противостоянии, в любом соревновании для честного поединка необходимо соблюдать правила, а соперники должны находиться в равных условиях. Присудить победу или поражение, ответить на вопрос, кто выиграл можно только при непосредственном столкновении лицом к лицу и только, когда соперники используют одинаковое оружие. Соперники должны встретиться, пересечься в одном времени и пространстве. Можно только фантазировать, чем закончилась бы битва разделенных в веках воителей, чья армия - Цезаря или Александра Македонского была бы сильнее. Для присуждения победы или поражения необходимо, чтобы соперники встретились, а в этот момент линии их судеб пересеклись в точке поединка. Как известно, две пересекающиеся линии образуют плоскость, это и есть плоскость битвы, поле боя. Соперники должны встать на одну доску, соревноваться в одной весовой категории, в одном виде спорта, с одной стартовой линии. В точке пересечения судеб соперники становятся как бы одним существом. Без этого объединения передача энергии от побежденного к победителю была бы невозможной..
       Долли в имении Вронского окончательно сразила Анну. Все честно, обе находятся на одном поле битвы и соревнование идет по единым правилам. Долли торжествует, еще бы, ведь в отличие от нее Анна - плохая хозяйка, никудышная мать и у нее нерадостный невеселый дом. Как жена, мать, хозяйка она превзошла Анну. Гостья уезжает с чувством полнейшего превосходства. По дороге ее кучер подливает масла в огонь, сетует на нерадостный дом и жадность - лошадям не дали полную меру овса. Дело, конечно же не в жадности, просто в доме Вронского слуги делали, что хотели, пока господа были заняты своими неразрешимыми проблемами. Долли имеет право торжествовать еще больше, такие богатые, а такие жадные, и здесь Долли на высоте.
       Анна никак не отреагировала на явное недовольство Долли и этим молчанием согласилась с ее победой. Произошло новое перераспределение сил: у Анны их стало еще меньше, она еще ближе подошла к безысходности и к летальному концу, а у Долли решимости прибавилось. Она уезжала с приятным чувством облегчения, в доме Вронского ее "мир показался так дорог и мил", что она стала думать "о доме и детях с особенной и новой для нее прелестью в каком-то новом сиянии".
      
       Без борьбы нет победы
       Без борьбы не бывает победы, а без победы - продвижения, роста, развития. Если жизнь бросает нам вызов, мы обязаны его принять, иначе можно прослыть трусом и потерять последнее. За каждым из нас есть право выбора - смириться с теми претензиями, которые выдвигает нам противник или начать противостояние, борьбу, отстаивание личных интересов. Смирение, упование на высшую справедливость, на то, что наше дело правое, а правда рано или поздно возьмет свое, всегда имеет право на существование. Такой путь выбирают, прежде всего, глубоко верующие люди, те, кто надеется получить воздаяние не при жизни, а после нее, на небесах. Это те, кто уходит от мирской юдоли, стремится не к земным благам, а к высшей справедливости. Случается и так, что пацифистами становятся слабые и бессильные, трусоватые, не умеющие и неспособные драться люди. Они производят впечатление добрых, они и сами себя таковыми считают, но в душе они часто бывают озлоблены тем, что блага жизни достаются не им, хотя они такие хорошие и никому зла не причинили, а потому имеют предпочтительное право. Блага почему-то приходят к другим, злым, наглым, отчаянным. И это с позиции "добрых" несправедливо.
       Если же все-таки принято решение драться, то для этого нужны не только сила и умение, надо хорошо изучить противника, знать все его слабые и сильные стороны. Неплохо вжиться в него, стать как будто бы его частью, отождествиться с ним. Так первобытный охотник, выйдя на охоту за кабаном, танцует танец кабана, а за лисой - танец лисы, чтобы охота была успешной, чтобы звери приняли его за своего и перестали сторониться. Работа с недругом начинается с расстановки сил. Существуют позиции, по которым мы превосходим недруга, но для победы необходимо найти то, в чем он ощутимее выше нас. Проще всего не замечать его сильных сторон и делать вид или на самом деле полагать, что это нам не нужно, что это вне наших интересов и пр. Научиться тому, в чем силен наш соперник, а затем и превзойти его в этом - задача куда более трудная. Но именно с этого начинается путь к победе над ним. Овладение его навыками дает возможность объединиться с ним, оказаться с ним в одной плоскости, плоскости битвы, без этого ни поединок, ни победа невозможны. Без победы невозможно получить трофеи. Это те достоинства вчерашнего врага, которыми мы не обладали, но без которых решение стоящих перед нами житейских проблем невозможно.
       Если недруг непримирим, идет войной и речь идет о жизни и смерти, то тогда уже нет времени на обучение, придется мериться силой, пойти на бой и победить, а победителей, как известно, не судят.
      
       Победа над собой
       Хочется поведать историю одной женщины, назовем ее Верой, которой удалось, начав с победы над собой, одержать бескровную победу и над своими недругами. Много лет тому назад в её семье появилась вторая жена брата, назовем ее Ирина. Ей удалось оговорить и унизить дочь перед родителями, и Вера стала для них почти что чужим человеком. Ирина была не слишком строгих правил, если не сказать больше. Действовала она нагло, нахраписто и бессовестно. Вера же драться и отстаивать себя совершенно не умела, а могла только поддаваться спонтанному порыву - спорить, доказывать, плакать. Она оказалась бессильной перед обвинениями и беззащитной перед наглостью и напором Ирины. К тому же не только родители, всё их окружение заняло ее сторону. Не выдержав скандалов и криков, Вера стала в ответ повышать на Ирину голос, но перекричать её было невозможно, в этом вопросе она была профессионалом. Вере ничего не оставалось делать, как уйти в сторону.
       Надо сказать, что Веру в Ирине раздражало все, начиная с внешности, всегда и везде даже в условиях не слишком комфортного загородного быта Ирина имела уложенные волосы и была нарочито хорошо, с налетом щегольства одета. Такое излишнее внимание к собственной внешности в семье Веры не было принято. Чистотой и порядком она также не могла похвастаться, зато все это было визитной карточкой Ирины. Всех, кто не владел ее даром благоговейного отношения к вещам и к собственной внешности, а прежде всего, Веру, Ирина глубоко презирала и публично осуждала. Вере же представлялось скучным и неинтересным мыть и убирать дом, ухаживать за своим гардеробом, у нее было множество намного более привлекательных занятий: театры, концерты, выставки, чтение и т д. Вера оказалась совершенно беспомощной перед упреками Ирины в неряшливости и неопрятности. Все оправдания, доводы, аргументы никак не помогали Вере, родные ее не слушали, к тому же им импонировали совершенно недоступные им навыки Ирины. Близкие Веры с обожанием смотрели на то, с какой легкостью без видимых усилий она управляется с бытом. Скоро Ирина вытеснила Веру и фактически заняла ее место в семье. Ситуация выводила Веру из себя, одно время она даже перестала спать и ни о чем, кроме этой вопиющей несправедливости и невозможности что-либо изменить, не могла уже думать.
       Время шло, Вера стала больше заниматься собственной семьей. С Ириной они больше не встречались. Наконец, в один прекрасный момент, когда Вера накопила достаточно сил, чтобы подойти к проблеме по-новому, она начала ответные действия. Теперь ей удалось отринуть зашкаливающие эмоции и встать на позицию здравого смысла. Она решила не только овладеть навыками Ирины, но и превзойти ее в этом отношении, а тем самым победить своего давнего противника, пользуясь его же оружием. Для начала она сделала в своей квартире такой капитальный ремонт, который был Ирине не по зубам. После чего в её по-новому обустроенный дом пришел и устоялся новый уровень чистоты и ухоженности, недоступный сопернице, жившей прежними нормами. Вера нашла хорошего парикмахера и с его помощью изменила свой облик. Она научилась также выбирать одежду и, самое главное, относиться к ней бережно. Вслед за этим пришло умение размещать вещи красиво и в удобном порядке. Теперь Веру нельзя было упрекнуть в нечистоплотности, неряшливости, в небрежном отношении к вещам и дому. В ящиках и на полках всё у нее теперь радовало глаз, полотенца стопочкой, постельное белье аккуратно выглажено, столовые приборы начищены, пол блестит, все вещи убраны по своим местам, никакого беспорядка.
       Если Вера могла обучиться науке Ирины, то Ирина была не в состоянии даже приблизиться к Вере. На то долгое время, пока Вера была сломлена и подавлена, Ирина ощущала себя победителем. Ей хватало сил на то, чтобы держать себя в рамках, вести себя с достоинством и притворяться, что родители Веры дороги ей, что она любит их и готова всегда им помогать, что она лучше, чем их родная дочь. Зато, когда Вера преодолела себя и превзошла Ирину, та перешла уже всякие границы, стала открыто издеваться над родителями Веры, причем делала это с такой неприкрытой злобой, что терпеть это стало уже выше их сил. Ирине пришлось навсегда уйти из их жизни, зато Вера снова обрела родителей, а они - родную дочь. Рядом с ними она снова стала желанной и для всей родни, которая, поддерживая позицию родителей, на долгие годы отвернулась от Веры.
       Вот однажды, уже в эти новые для Веры времена, когда она гладила пододеяльник, ей вдруг вспомнилось, как Ирина когда-то давным-давно похвалялась, что умеет выгладить пододеяльник без единой морщинки. Вера тогда подумала, что такая мелочь не может быть предметом гордости и осудила ее. Только она вспомнила это, как снова оказалась во власти старых обид. Всё то, что когда-то выбило Веру из колеи, все, от чего она так сильно и, как тогда казалось, несправедливо пострадала, захлестнуло ее вновь. Вера как будто бы ушла на двадцать лет назад, ей стало так обидно, так жаль себя, что словами невозможно передать. Тут она вдруг задела большую стеклянную банку, та упала на кафельный пол и буквально взорвалась, разбившись вдребезги. На ликвидацию последствий ушло с час, острые, как ножи осколки залетели под мебель, во все углы, очутились далеко от места падения банки.
       Естественно, что это происшествие полностью выветрило все мысли о прежней сопернице Веры из головы, зато оно заставило ее призадуматься. Ей хотелось получить ответ на вопрос - почему как только она стала снова думать об Ирине, произошло нечто такое, что остановило эти мысли. Ей показалось, что ответ найден. После победы не следует осуждать побежденного, напряженно и настойчиво думать о том, сколько бед и несчастий он с собой принес. Тогда весь негативный потенциал этих мыслей окажется направленным против победителя, ведь в этот момент он мысленно вновь соединяется с побежденным, становясь одним целым с ним. Тогда весь шквал отрицательных эмоций, направленный против побежденного, обернется против самого победителя и нанесет ему урон, который вынудит отключиться от вредоносных мыслей и заняться насущным. Разбитая банка, это конечно, пустяк, могло быть и хуже - ожог, порез, ушиб и даже более серьезные травмы.
      
       Стать воином
       Враги могут быть явными и нападать открыто. Если они превосходят нас, то битва с ними обычно начинается с эмоций: обиды, бессилия, злобы, протеста против несправедливости претензий. Лично я не являюсь сторонником такого открытого эмоционального противостояния, скандалов, выяснения отношений, склок. Находясь во власти эмоций, эмоций можно сгоряча легко наговорить чего-то лишнего, а тем самым дать повод зацепиться за это и выставить против нас теперь уже вполне обоснованные обвинения. Хорошо бы не тратить на все это время и силы, а изучить врага и понять, чему у него можно научиться, преодолеть и победить себя и овладеть его навыками. После этого можно спокойно и твердо продемонстрировать их ему или, если он недоступен, тем, кто сможет "порадовать" его нашими успехами. После этого следует мысленно поблагодарить его за науку (он в самом деле многому научил нас), попросить прощения за те наши былые обиды и претензии, которые мы ему выставляли (на что тут обижаться, он работал на совесть, а нас "пробить" было нелегко) и потребовать, чтобы он перестал нам мешать и удалился из нашей жизни.
       Тайный враг это тот человек, после общения с которым у нас начинается полоса неудач. Выявить его - очень сложное дело, но когда это произошло, он переходит в разряд явных. После чего справиться с ним это уже дело техники.
       Когда на нас идут войной и речь идет о жизни и смерти, нет времени на обучение. Необходимо драться до последнего. Главное дело, победить и выжить. Конечно, за использование запрещенных приемов придется ответить, но это неизвестно, когда еще будет, а может быть, про нас забудут, мало ли, что может случиться. Победителей не судят.
       Мнимая доброта равно как и неспособность признать собственное поражение являются признаками бессилия и слабости. Не стоит этому потакать, Быть трусом всегда презренно.
       Свет и добро, как тьма и зло имеют право на существование. Без одного нет другого, поэтому не стоит осуждать тех, кто принес нам зло, они поставлены служить ему, у них такая миссия. Хорошо бы принадлежать другому, противоположному лагерю и в результате стать недостижимым для зла. Право на это необходимо заработать, а для этого придется расплатиться с силами зла. Зло порой без спроса вторгается в нашу жизнь и требует, чтобы мы работали на него. Работа эта - часть высшего промысла, ведь только, заплатив личным трудом за освобождение, можно отринуть те составляющие нашего бытия, которые направляли наш жизненный путь вниз, по ту сторону любви.
      
       МОИМ НЕДРУГАМ
       Я посвящаю недругам стихи,
       Я не боюсь, пускай себе читают,
       Я не пишу об их делах лихих,
       Пусть думают, что я о них не знаю.
      
       И я не вспоминаю вслух врагов,
       Их обсуждать себе не позволяю,
       Я в строчках посвященных им стихов
       Их только, как умею, восхваляю.
      
       Я до конца пытаюсь их принять,
       Я в них черты людские выявляю,
       Ведь даже зверь свою ласкает мать,
       Когда к соскам счастливо припадает,
      
       Ведь даже дьявол, властью упоен,
       Пронзает жертву силой сладострастья
       И, погрузив ее в волшебный сон,
       Дает иллюзию любви земной и счастья.
      
       Ведь даже бог, чтоб непрозрачным быть,
       Людской порок собой одушевляя,
       До срока роли обречен служить,
       Игрой наивной небо забавляя.
      
       Ведь даже ангел, к нам с небес сошед,
       Принужден есть, дабы не выделяться
       И, по земле идя, оставить след,
       Чтоб человеком средь людей казаться.
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      

    6. СНЯТЬ ПРОГРАММУ И УЙТИ ОТ СУДЬБЫ

    Все мы такие разные

       В одной русской сказке рассказывается о двух сестрах, которые, хотя и росли в одном доме, но были совершенно не похожими. Одна вставала рано и весь день работала, ее так и прозвали - Рукодельница. А вторая подолгу валялась в постели а, как начинала что-то делать, то сразу уставала. Ее так и прозвали - Ленивица. Случилось так, что попала Рукодельница в избушку Бабы Яги и, несмотря на сварливый характер старушки, сумела угодить ей, исполнила все, что та требовала наилучшим образом. На прощание Яга сказала ей такие слова: "Какое дело начнешь с утра, не окончишь до вечера!" Рукодельница на следующий день встала рано, достала из сундука холсты и взялась их мерить. К вечеру она намерила себе неплохое приданое и стала богатой невестой. Ленивица также отправилась к Яге, но сноровки ей недостало, услужить хозяйке она не сумела, вот та и рассердилась. Хотя она и проводила Ленивицу теми же словами, но результат оказался совсем иным. Утром Ленивица пошла за водой к колодцу, за порог зацепилась, воду разлила, лужу вытерла, снова пошла за водой и так весь день, а остановиться не может - запрограммировала ее старуха.
       Мораль сказки очевидна, хорошим быть лучше, чем плохим, у хорошей да еще с приданым отбою от женихов не будет, а у плохой возникнут проблемы, кто же возьмет безрукую. Поделом Ленивице, надо было проявить смирение, слушаться ведьму, исполнять ее приказы. Все-таки Яга была старой, а старость требует заботы и уважения. Конечно, Ленивица понимала, что неспроста оказалась у Яги, что надо ее уважить, да только поделать с собой ничего не могла. Она же родилась такой нерасторопной, натура у нее такая, характер плохой, руки не работают, умения не хватает да и сил маловато, устает быстро.
       Поставим себя на место каждой из сестер. Разве Ленивица виновата, что родилась вздорной да еще и безрукой, и есть ли личная заслуга Рукодельницы в том, что она от рождения обладала и легким характером, и проворными руками. Это судьба по неведомому людям капризу одну из девушек наделила, а другую обделила талантами общежития и рукоделия. Ведьма вмешалась, расставила свои, новые акценты и запрограммировала сестер на свой лад. Как это обычно бывает в сказках, Рукодельница была падчерицей и бесприданницей, а Ленивица - родной дочерью с хорошим приданым, все в семье были уверены, что Ленивица быстро выйдет замуж, а Рукодельница засидится в девках. К концу сказки судьба каждой из сестер кардинально меняется, все становится с ног на голову, падчерица теперь не только рукодельная, но и богатая невеста, а родная дочь ославлена на весь свет и, хотя за ней хорошее приданое, замуж ее скоро не возьмут.
      
       Судьба играет человеком
       Ленивица не одна такая, множество людей от рождения не имеет сил на полноценную, активную жизнь, а также на толерантность, на принятие людей и своего места среди них. Со стороны это бессилие выглядит, как лень, неуживчивость и плохой характер. С таким багажом жизнь не в радость, но порой встречаются и намного более неприятные расклады судьбы. Многие, сами того не желая, приносят близким и горячо любимым людям одни только несчастья. Я была знакома с одним немолодым уже человеком, судьбе которого можно только посочувствовать. В первом браке у него родился горячо любимый сын, который погиб в возрасте двадцати лет при случайном стечении обстоятельств, причем отец, помимо собственной воли, также сыграл в этой трагедии определенную роль. Мать юноши от горя помешалась, а отцу, казалось, фортуна снова улыбнулась. Он обрел свое счастье и большую любовь в новом браке, супруги жили душа в душу, но радость была недолгой, тяжелая болезнь унесла его жену из жизни. Практически одновременно с ней он похоронил единственного близкого человека сестру и остался совсем один. Этот несчастный без конца задавал себе безответный вопрос - за что судьба его так покарала, в чем и перед кем он так сильно провинился, за что на него свалились такие беды.
       Я знала двух братьев, активных, преуспевающих, очень приятных молодых людей, у которых была общая беда, им не везло с женами. Однажды, когда жена старшего брата сидела дома с малолетними сыном и дочкой, в дверь позвонили две женщины, которые оказались членами некой сектантской общины. Молодая женщина попала под влияние некого учения и стала жить только по тем нормам и правилам, которые в нем предписывались, что настолько отличалось от обычной жизни, что выглядело, как полная неадекватность. Вскоре супруги разошлись. Молодой человек женился во второй раз, но и у этой женщины со временем начались проблемы с психикой. Младший брат был намного обеспеченнее старшего, он создал для своей жены и двух дочек прекрасные условия жизни, стильные апартаменты, личный шофер, няня, бонна и кухарка. Казалось бы, молодой жене оставалось только радоваться жизни и тратить деньги на всевозможные удовольствия. Но вместо этого она лишь равнодушно взирала на все эти блага, у нее ни на что не было сил. Депрессия, тоска, частный психиатр, в результате брак распался. Что было дальше, мне неизвестно, братья пропали из поля моего зрения, но мне почему-то кажется, что в случае повторного брака у новой жены младшего брата могут возникнуть нелады с головой.
       Герои этих двух историй ходят по замкнутому порочному кругу, они искренне хотят и делают все от них зависящее, чтобы наладить жизнь, но все время наступают на одни и те же грабли. Судьба у них такая, а от судьбы не уйти, догонит. Но ведь должен же быть какой-то выход, вот бесприданница Рукодельница, обреченная век дома с мачехой жить и работать на нее, смогла получить богатое приданое, а с ним обрела новую судьбу и новое счастье.
       Судьба играет человеком, как поется в песне, но в любой игре должны быть хоть какие-то правила. Есть они и здесь, причем, конкретные и четкие, а на человека, как на участника игры, возлагается как личная ответственность за их нарушение, так и персональное вознаграждение за их соблюдение. Есть и школа, где этим правилам обучают, это школа жизни, можно сказать, что это сама жизнь. У каждого в этой школе свой перечень "предметов", набор обязательных к исполнению и освоению житейских программ. Список этот остается за кадром, мы к нему доступа не имеем, но от этого он не становится менее значимым для нас. Работа над каждой программой, как правило, начинается помимо нашей воли, независимо от нашего желания. Общим для всех программ является то, что каждая ограничивает нашу жизнь определенными рамками, чтобы сконцентрировать все наши усилия на каком-то одном направлении, роде занятий, круге общения и интересов.
       Впереди нас могут ждать другие, подчас куда более важные и значимые для персонального жизненного пути программы, Вот только заключенная в них энергия и радости не смогут пробиться к нам, пока не будет отработана старая программа и произведен грамотный выход из нее. Это похоже на завершение работы на компьютере. Там для выхода необходимо задействовать определенную комбинацию клавишей, только тогда произойдет именно то, к чему стремится пользователь. По незнанию, в спешке, по рассеянности можно случайно нажать что-то не то или не в той последовательности и результат может стать совершенно неожиданным. Если работа на компьютере стала для многих привычным делом, то грамотным выходом из повторяющихся, изнуряющих, надоевших житейских программ мало кто владеет. Набор этих программ определяет судьбу, жизненный путь личности, поэтому осознанная работа над ними так важна
       Работа над программой состоит из трех отрезков: вход, собственно работа и выход. Вход чаще всего происходит спонтанно, сам собой, мы не всегда в состоянии отследить, кто, когда и при каких обстоятельствах принудил, уговорил, пригласил чем-то увлечься или заняться. Это могут быть наши родные, как ныне здравствующие, так и умершие задолго до нашего рождения, соседи, знакомые, учителя, коллеги, возлюбленные.
       Программы можно разделить на положительные и отрицательные. Следуя первым, люди строят, созидают, развиваются, растут, приобретают. Находясь во власти вторых - разрушают, деградируют, теряют, слабеют. Обе группы программ одинаково важны, в этом смысле, когда мы вдруг понимаем, что не желая этого и не отдавая себе в этом отчета, приносим несчастье, что те, с кем мы были близки когда-то, либо больны, либо несчастны, либо до срока ушли из жизни, что люди избегают что-либо брать непосредственно из наших рук, не стоит злиться на себя, а тем самым еще сильнее рушить собственную жизнь. Выход из разрушительной программы начинается с принятия того, что мы такие, какие есть, что мы следуем ее нормам. Вопросы - за что это нам, почему мы так устроены, как изменить жизнь - остаются риторическими и только отдаляют нас от перелома к лучшему, к позитиву.
      
       Как это происходит у природных людей
       У аборигенов Новой Гвинеи и Австралии, других племен, живущих в тесном единении с природой, практикуются специальные ритуалы инициации. После их прохождения мальчики становятся мужчинами и воинами, а девочки - женщинами. Смысл обрядов состоит не только в приобретении нового статуса, но в стирании памяти о детстве. Происходит мнимая смерть в прежнем качестве ребенка и как бы второе рождение в новом качестве взрослого. Для очистки памяти от всего того, чему нет места в новой взрослой жизни - шока от появления ребенка на свет, детских страхов, близости к матери, зависимости от нее и привязанности к ней, унаследованных семейных проблем и болезней - существуют проверенные временем обряды. На какой-то срок мальчиков подростков изолируют от общины, например, уводят в лес, где подвергают жестоким физическим испытаниям. Здесь и избиение, и помещение в замкнутое пространство, и полная темнота, и голод. Подростков могут заставлять лежать в земле, что символизирует мнимую смерть.
       Все эти приемы направлены не на то, чтобы издеваться над подростками. Задача состоит в том, чтобы вызвать изнурение организма и вынудить человека жить на пределе сил, в результате происходит обнуление памяти о рождении и детстве. В этом промежуточном состоянии неопределенности, когда мир детства уже позади, а взрослый - еще только на подходе, происходит нарушение непрерывности времени. Для общины подросток на время испытания превращается в чужого, он - никто. В какой-то момент происходит посвящение, его учат, как жить, рассказывают мифы, наполняют пустой сосуд новым содержанием, программируют на новую жизнь. Испытуемый переходит на новую ступеньку лестницы времени, приобретает новый статус, вслед за мистической смертью он заново рождается в новом качестве. Нельзя быть наполовину взрослым, наполовину ребенком, каждый, кто с испытанием не справился, взрослым так и не станет, не сможет иметь семью и детей. Он так и не поднимется на новую ступеньку лестницы.
       Все люди рождаются, живут и умирают, а в новом рождении уже не помнят того, что было в прежнем. Эта троичность бытия воспроизводится в первобытных обрядах посвящения в зеркальном отображении: вначале мнимая смерть в ходе обряда, затем обнуление памяти в этом мнимом посмертии, а в конце обряда -заполнение памяти в ходе посвящения с последующим возвращением в общину в новом качестве. Человек заново рождается и начинает жить с чистого листа.
       Нет необходимости специально придумывать что-то новое, сама жизнь подарила нам методику того, как избавиться от негативной программы, а тем самым изменить судьбу к лучшему. Для этого необходимо в прежнем качестве умереть и в результате отринуть, забыть прошлое, а затем родиться в новом качестве и начать жить по-новому без груза прежних проблем.
       Обряды посвящения существуют не только у диких племен, но и в цивилизованной Европе. Давайте отправимся в город Синтру, что недалеко от Лиссабона и посетим виллу Регалейра. Одним из ее владельцев был миллионер Монтейру, который в начале прошлого века построил дворец и парковый комплекс вокруг него. Воображение поражает одно из удивительных сооружений комплекса, созданное специально для посвящения в масоны. Это - Перевернутая Башня или колодец Посвящения, вырытый в земле 30-метровой глубины яма цилиндрической формы, по отвесным стенам которого располагается спиральная лестница. Испытуемому предлагалось спуститься на дно колодца и затем пройти, а кое-где и проползти в абсолютной темноте и полнейшей тишине по туннелям, выбитым к скале, к выходу, к свету, ориентируясь лишь на личные качества: веру, стойкость, интуицию, твердость духа и добродетели. Говорят, что в туннелях полно останков тех, кто заблудился и не нашел тот, единственный правильный путь, Говорят также, что в этих рукотворных туннелях, где местами стоит вода, обитают летучие мыши, тарантулы, змеи и прочая нечисть.
       Спуск по лестнице на дно колодца приводит к погружению вглубь земли. Он как рождение и смерть, как символ выхода из материнского чрева, откуда все мы появились на свет, и погружения в могилу, куда все мы уйдем. Для выхода из подземелья существует один единственный путь. Если испытуемый сумел сделать правильный выбор и найти этот путь, то он пройдет дорогой от мрака к свету, от смерти к воскрешению и сможет переродиться. В таком случае он придет к гроту, заполненному водой. Через него проложена дорога из отдельно стоящих плоских камней, которые, если уровень воды в водоеме высокий, могут быть полностью погружены и совсем не выступать над водной гладью. Требуется пройти по камням и не оступиться, что для простого человека также мало посильная задача.
       В современном обществе используются разнообразные приемы, ставящие человека на грань жизни и смерти. Такие экстремальные виды спорта, как бейсджампинг, альпинизм, полеты на параплане, спуск на горных лыжах по целине, дайвинг в подводных пещерах и многие другие обладают свойством отключать от проблем и учат спортсмена выживанию. Вслед за преодолением возникает эйфория, прилив радости, ощущение счастья, если, конечно, ничего плохого не произошло. Фильмы катастроф и ужасов, жизнь на пределе, изнуряющий труд, серьезные физические нагрузки в спорте - все это помогает забыться, отключиться и уйти от себя. Тяжелые болезни, лихорадка, очень высокая температура, общий наркоз, операции, переломы часто являются теми рубежами, за которыми непрерывность обрывается, происходит переосмысление и начинается новая жизнь.
      
       Счастливая судьба
       Попробуем вспомнить, какой ценой Пьер Безухов и Натали Ростова обрели свою счастливую судьбу. В конце романа "Война и мир" эти двое - примерные родители и единомышленники, они обожают друг других и окружены близкими и родными. До этой полосы счастья их обоих жизнь свела с развращенными, как говорится, до мозга костей сестрой и братом Курагиными. Пьер был мужем Элен Курагиной, бездушной, холодной и ослепительной светской красавицы, а Натали едва не вступила в тайный брак с ее братом Анатолем. Анатоль, хотя и был уже два года в тайне от всех женат, решил увезти чужую невесту, не рассуждая, что из его поступка выйдет. Натали долгий год томилась в разлуке с женихом, князем Болконским, целый год она сдерживала любовь к нему и изнемогала от невозможности удовлетворить этот порыв. Уже перед самым его возвращением, старый князь Болконский грубо и бесцеремонно обошелся с нею, и Наташа вдруг ощутила, что и сын, и отец вынудили ее страдать, что она дошла до предела и на то, чтобы выносить эти муки далее, у нее не осталось никаких душевных сил. Она отказала жениху и решила бежать с Анатолем, бежать от этих мук, бежать, куда глаза глядят, но, к счастью, побегу помешали.
       Натали отравилась, но ее спасли, очень долго она болела, ее жизнь была в опасности, ее мучило, что она причинила зло, она была преисполнена отчаяния и унижения, она таяла и забыла про радость и улыбку. Началось нашествие французов, жизнь будущих супругов, как и всей страны, закрутилась в бешеном темпе. Судьба сводит Натали с тяжело раненым князем Андреем, она три недели проводит у его постели, проявляя твердость и искусство ходить за раненым. Вновь вспыхнувшая безмерная любовь к Андрею, невозможность счастья с ним из-за неизбежности его смерти, привели к углублению произошедшей с ней внутренней перемены и научили ее жить для счастья близких. Пьер был также на волосок от гибели, он оказался в плену у французов и был приговорен к смерти. Помилование пришло, когда он уже стоял с завязанными глазами у расстрельного столба. Босой, кое-как одетый, грязный и покрытый насекомыми он до конца октября шел в колонне пленных с отступающей армией Наполеона. Вдоль Смоленской дороги лежали трупы людей и лошадей, расстрелы отставших были обычным делом. После освобождения из плена он долго болел и стал совершенно другим человеком. Он ощутил в себе новое чувство внутренней свободы и радости.
       Еще совсем недавно Пьер прожигал жизнь, проматывал громадное состояние отца, кутил напропалую, ел и пил, не зная меры, был центром скандалов, в которых буйствовал, не помня себя. У каждого из будущих супругов произошла переоценка ценностей. Страдая, мучаясь, переосмысляя прошлое, они снимали те негативные программы, которые едва их не погубили. Они были услышаны, а судьба их изменилась к лучшему.
       Раскаяние, искупление, самопожертвование, самоотречение, "сложная и трудная работа внутреннего развития", грань между жизнью и смертью, на которой каждый из этих двоих оказался, предшествовали снятию негативных программ. Для снятия есть и еще одно немаловажное условие. Необходим прямой контакт с людьми, которые находятся в рамках тех же программ, но которых такая жизнь вполне устраивает, и иной они для себя не мыслят. Можно единожды поддаться соблазну и взять чужое, порадоваться мгновенной легкой добыче. Но если жизнь заставляет отказаться от воровства, то без того, для кого оно стало привычным ремеслом, не обойтись. Для того, у кого на совести много краж, ответственность за еще одну, нашу ничего не изменит. А для нас, если наш негатив перейдет к нему, наступит новая жизнь, жизнь, в которой нет места воровству.
       В романе брат и сестра Курагины - законченные развратники, которых "дальше настоящей минуты удовольствия" ничего не тревожит, но которые считают себя безукоризненными, порядочными людьми, а потому всегда довольны собой. Они не могут взять в толк, что, кроме их удовольствия, "есть счастье и спокойствие других людей". Оба они призваны соблазнять и развращать, оба готовы погубить любого, кто попался в их сети. По сравнению с океаном их пороков, пороки Пьера и Натали являются незаметной каплей, но она, как говорится, переполнила чашу терпения неба. Курагины жестоко наказаны, она умирает от ангины, а он после тяжелого ранения становится одноногим калекой. С таким увечьем ту единственную роль, которую он в состоянии играть, роль светского льва, уже не поиграешь. Да и богатой сестры, к которой он испытывал далеко не братские чувства и у которой всегда можно было без отдачи занимать деньги, больше нет.
      
       Чужая судьба
       Рядом с Курагиными Пьер и Натали живут по их правилам, у будущих супругов не было достаточно нравственных сил, чтобы противостоять разрушению собственной жизни. Они были во власти опасной болезни и сами не понимали, что им была навязана чужая судьба. Чтобы впредь не попадаться на удочку развратников, им надо было этим вирусом переболеть и выработать иммунитет, устойчивость и невосприимчивость к нему. Они с этим успешно справились и обрели счастливую судьбу, а вот в жизни это удается далеко не всем. В жизни нередки случаи, когда безнравственные и развращенные торжествуют, а вместо них несут ответ и погибают их жертвы.
       В жизни одной немолодой и очень доброй женщины, назовем ее Зоей Ивановной однажды появилась некая Тата, приехавшая из Сибири, чтобы завоевать Москву. Привез Тату мужчина, годящийся по возрасту ей в отцы, но вскоре он возвратился назад и Тата осталась совсем одна в чужом городе. Она стала жить с чеченцем в однокомнатной съемной квартире. Их дочери было пять месяцев, когда он уехал на родину воевать. Тата устала от его побоев и вообще от мужиков и нашла себе спутницу, Катю. Они втроем стали жить одной семьей, перебиваясь, как говорится, с хлеба на воду. Хозяйка квартиры, Наталья Петровна пожалела несчастную Тату и уговорила мужа, который был старше Таты лет на двадцать пять, удочерить и прописать ее черноглазую дочку. Через непродолжительное время Наталья Петровна скончалась. Никто из соседей так и не понял, отчего эта пятидесятилетняя и активная женщина вдруг в одночасье ушла из жизни. Вскоре Тата вышла замуж за вдовца, который, согласно документам, являлся теперь отцом ребенка. Теперь Тата стала уже и москвичкой, и хозяйкой квартиры.
       Долгие годы Зоя Ивановна по доброте душевной и, желая помочь бедной Тате с дочерью и их верной спутнице Кате, буквально на своих плечах вытаскивала их изо всех бед и всегда, не разбирая, кто прав и кто виноват, принимала их сторону, поддерживала, помогала как могла, относилась к обеим как к собственным дочерям. Зоя Ивановна совершила чудо, постепенно жизнь Таты и Кати стала налаживаться. Они открыли собственный бизнес, купили по хорошей машине, начали строить квартиры. Их стол теперь ломился от вкусной еды, а шкаф - от красивой одежды. Зоя Ивановна стала им больше не нужна. Тата решила ее оговорить, обвинить в несуществующих грехах, а после этого заявила, что далее с таким непорядочным человеком, как Зоя Ивановна, она, как человек честный, иметь дело не желает.
       К счастью, Зое Ивановне все-таки удалось спокойно воспринять ситуацию. Конечно, ей было очень больно, но зато она извлекла из произошедшего хороший урок и на всю жизнь запомнила, что любить и жалеть стоит только тех, кто способен это оценить.
       Судьба фиктивного мужа Таты и приемного отца ее дочери, как и судьба его преждевременно ушедшей из жизни жены, была печальной, его использовали и выбросили за ненадобностью. Тата нашла, а потом прогнала еще одного мужчину, который, как и муж, во всем потакал ей. Его место занял следующий. Тата спокойно и уверенно шла по головам к успеху и процветанию, а Катя, которая очень сильно любила свою подругу и ее дочь и у которой никого больше в жизни не было, попробовала бунтовать. Но Тата быстро поставила ее на место, и теперь Катя готова была все сносить, лишь бы Тата не гнала ее, как других, прочь от себя. Есть какая-то удивительная магия притяжения к тем людям, которым не дано любить. Все кажется, что у нас получится то, что другим не удалось, что еще немного и мы завоюем их любовь. Так, наверное, думала и Катя, но все повернулось совсем в другую сторону. Катя, женщина с железным здоровьем, мастер спорта международного класса тяжело заболела и на 51-ом году жизни, где-то в возрасте той покойной хозяйки квартиры скончалась. Фактически она пожертвовала собой ради счастья обожаемой Таты. Это Тата по всем законам бытия должна была ответить за то, что беззастенчиво и цинично использовала людей для личной выгоды. Только Тата обошла законы, и преданная ей Катя взвалила на себя грехи подруги вместе с уготованной ей судьбой и погибла.
      
       Смена вектора
       Снять разрушительную программу - значит изменить судьбу к лучшему, подняться на новый уровень бытия. Когда мы уже готовы к завершению работы над программой, когда уже способны выйти из нее, судьба сводит нас с нашим двойником. Это тот человек, который живет в рамках той же программы, но в отличие от нас, не только не готов выйти из нее, он даже и особой необходимости в этом выходе не видит, ему и так хорошо. Происходит перераспределение энергии, негатив снимается с одного и переходит к другому. Обязательным условием такого энергообмена является любовь, симпатия или, как минимум, принятие этого нашего двойника. Поэтому по правилам игры Золушка любит мачеху и сестер, Пьер - Элен, Натали - Анатоля. Если бы герои, способные отринуть негативную программу, только злились, презирали, мстили своим обидчикам, то тем самым ставили бы стену между собой и ими. Тогда перепрограммирование произойти не могло бы.
       Переход от минуса к плюсу всегда происходит через ноль, через пустое место. Это самый сложный участок перехода от негатива к позитиву. Субъективно он ощущается как слабость, апатия, бессилие, болезнь. Может наступить временное умопомрачение, беспричинный страх, потребность свести счеты с жизнью. Может возникнуть ненависть к миру и к себе, активный протест против тех, кто хочет и берется помочь в этом переходе. Против таких людей часто возникает агрессия, ярость, нетерпимость к ним и четкое ощущение, что именно они несут с собой зло и в них заключена причина всех бед. Ничего удивительного в таком бессилии и противостоянии с теми, кто ведет вперед, нет. Бессилие это следствие низкой энергетики. Мы уже отключены от прежнего источника энергии, но к новому нас еще не подключили, мы еще между двух стульев, мы уже не те, кем были, но еще и не те, кем вскоре должны стать. Минимум энергии - явление временное, его надо просто пережить. Хорошо, если рядом есть близкие люди, которым мы полностью доверяем, которые примут нас и поддержат в трудную минуту, разделят наши проблемы, которые будут снисходительно относиться к нам, не обижаться на скандалы и выплеск эмоций, необоснованные претензии и резкие слова. Так, Пьер своим признанием в любви поднял Натали из небытия, когда она едва не сбежала с Анатолем. Он вернул ее к жизни и заронил надежду на спасение.
       Что касается агрессии по отношению к тем, кто ведет нас вперед, она также вполне понятна. Эти люди заставляют двигаться, преодолевать, рисковать, нам инстинктивно хочется оставить все, как было и не идти в неизвестность. Еще неясно, принесет нам будущее позитив или нет, а вот трудностей на пути к нему мы уже обрели достаточно. Кроме того, все те, кого мы невольно вынуждены подвинуть, чтобы они освободили для нас новое притягательное место под солнцем, всеми силами сопротивляются нашему продвижению, ведь одновременно с нашим подъемом для них наступит полоса невезения и потерь. На эту нашу невидимую борьбу тратится немало сил, а в этом мы также готовы обвинять тех, кто взялся за наше развитие и рост. Продвигаясь, мы становимся движущей силой перемен, мы меняем устоявшийся порядок в мире. Это нужно прежде всего нам, а другим и так хорошо, им наши перемены ни к чему. Вот они и вставляют нам палки в колеса, стараясь затормозить и остановить, чтобы все осталось, как было.
       В момент преодоления рубежа человек как бы примеряет на себя новую кожу, новую одежду и пытается научиться ее носить. Ему неуютно, непривычно, кажется, что все смотрят на него и показывают пальцем, он с трудом обретает себя. Конечно, не всегда удается преодолеть этот рубеж без потерь, но игра стоит свеч. При переходе на новую ступень лестницы восхождения возникнет и станет наградой за великий труд ощущение свободы, радости, любви ко всем вокруг, а в особенности к близким, к тем, кто чаще других поддерживает, но и чаще других выводит из себя. Непреходящим подарком станет более высокая энергетика, устойчивость, выдержка, короче говоря, запас личной силы, новые возможности.
       Между двумя полюсами, как и между двумя ступенями лестницы повисает некая неопределенность нашего положения. Еще неясно, куда нас отнести - к плюсу или к минусу, к верхней или нижней ступени лестницы времени, лестницы восхождения. Там, в промежутке - скачок, излом времени, нечто сродни хаосу. Зависание в этой позиции может вызвать проблемы с головой, со способностью трезво мыслить. Сохранить себя и не сойти с дистанции, не выйти из игры, можно, если ни при каких соблазнах не поддаваться мыслям о несправедливости, не ощущать себя ненужным, если не давать волю эмоциям, бунту и протесту, если всем сердцем верить, что это состояние неопределенности, это пустое бесполезное время необходимо пережить, продержаться любой ценой, как тем подросткам при обряде инициации. Испытание на то и дается, чтобы преодолеть сомнение и страх и тем самым доказать личную состоятельность и подтвердить, что имеешь право на новый уровень силы, свободы и личной значимости.
       Я начала с истории мужчины, которого преследовали неудачи, а также двух братьев, у которых жены сходили с ума. Мужчина не был до конца искренним, и истоки его проблем так и остались для меня за завесой тайны. Братьев я наблюдала с их рождения и хорошо знала историю их семьи, а потому имею право судить о том, почему судьба их так покарала. Дело в том, что их прадед был героем Гражданской войны такого масштаба, что в одном из крупнейших городов Сибири ему даже установлен памятник. Можно себе представить, какие бесчинства творились там в те далекие времена. Почему же за это отвечают правнуки, спросите вы, а не дети или внуки. Все закономерно. Жизнь прадеда, деда и отца прошла под одними знаменами, а при жизни правнуков прежние устои пошатнулись и на историческую арену взошли, потеснив прежних, другие герои. С позиции новых ценностей идет теперь и оценка прошлого, и счет, и расплата. Пришли новые времена и они выставили счет потомкам тех, кто долгие годы и пользовался привилегиями, и неплохо жил под сенью подвигов героев прошлого времени.
      
      
       Выход из программы
       Мы идем по жизни не от одного события к другому, а от одной программы к другой. Программы объединяют близких, а в чем-то и одинаковых людей в сообщества. Объединение может происходить по различным принципам, например, по национальности, религии, стране проживания, по месту учебы или работы, по имени, дате рождения, общим увлечениям, ремеслу, порокам или добродетелям, всего, что нас связывает, не перечесть. Если мы честно исполняли свои обязанности, долг перед теми, кто растил нас или учил, обеспечивал необходимым или любил, то в трудную минуту они всегда придут на помощь. Например, если мы были хорошими читателями, не портили книг и возвращали их в срок, то общество библиотекарей всегда поможет нам. Мы откроем электронную библиотеку или придем в ту, что расположена по соседству, и нам в глаза бросится некая книга, в которой как будто специально для нас содержится та информация, которую мы давно искали и которая заставит нас задуматься, вспомнить и наконец-то получить ответ на давно мучающие нас вопросы.
       Общества, ведущие к регрессу сами, на собственной энергетике существовать не могут. В самом деле, как могут созидать те, кто способен только ломать. В таком случае их существование обеспечивается только за счет привлечения и растления все новых и новых людей. Для вербовки поставлены лучшие члены сообщества, они пьют, а спиваются другие, они развратничают, но это почему-то ни них не отражается, они все также желанны и притягательны, как Элен и Анатоль. Или как Тата из нашей житейской истории.
       Выход из отрицательных сообществ, снятие их программ задача сложная и опасная. Это нешуточное дело требует и мужества, и твердости, и характера, и веры. Вот только другого честного способа изменить судьбу к лучшему, выйти из сообщества развратников и пьяниц, кроме как виртуально умереть в одном качестве, а затем заново родиться для созидательной жизни уже в другом, человеческой природой не предусмотрено.
      
      
      

    7. БУДЬ ЗДОРОВ

    Остановка в пути

       В жизни есть всего две вещи, из-за которых стоит беспокоиться: болен ты или здоров. Если ты здоров, то не о чем беспокоиться. Если ты болен, то есть всего две вещи, о которых стоит беспокоиться: выздоровеешь ты или умрешь. Если ты выздоровеешь, то тебе не о чем беспокоиться. Если ты умер, то есть всего две вещи, из-за которых стоит беспокоиться: в Рай ты попадешь или в Ад. Если ты попадешь в Рай, то тебе не о чем беспокоиться, а если в Ад, то там ты встретишь столько знакомых и друзей, с которыми надо поздороваться, пожать руки и расцеловаться, что у тебя не будет времени о чем-либо беспокоиться. Так не без юмора говорит Ирландская притча. Мы действительно или здоровы и тогда строим планы и обращаем взгляд в будущее, или больны и тогда у нас одно единственное намерение - поправиться. Все, что еще вчера входило в наши планы и казалось вполне осуществимым, придется или отложить до полного выздоровления, или навсегда забыть.
       Болезнь это остановка в том пути, по которому мы следовали, это несвобода, ограничение, а бывает, что и тупик, безвыходное положение. Можно сказать, что на время болезни мы встаем на совершенно новый неизвестный нам путь, ведущий или к выздоровлению, или в небытие. Выздоровление ведет к возвращению прежнего полного объема свободы или к обретению нового, частичного, к которому придется приспосабливаться, пока он не станет привычным. При частичном выздоровлении нас может ожидать и ограничение подвижности, и новый режим питания, и постоянная зависимость от лекарств и от ухода, и несамостоятельность в бытовых вопросах, и многие другие проблемы.
       Двигаясь по любому пути: по магистрали на автомобиле или по дороге жизни, мы непременно преодолеваем сопротивление движению. На трассе это силы трения, маневры других участников движения, реплики пассажиров, сигналы светофоров да мало ли что еще. На жизненном пути помехой движению становятся помимо прочего высказанные в наш адрес претензии окружающих. Их можно разделить на те, которые с нашей точки зрения являются обоснованными и на те, которые нам представляются смешными, вздорными или малозначащими. Мало кто способен благожелательно воспринимать даже правильные и корректные замечания, что уж говорить о реакции на то, что с нашей точки зрения настолько несущественно, что не стоит даже выеденного яйца. Претензии посторонних людей не всегда совпадают с нашими представлениями о добре и зле, с нашей жизненной позицией. Тем не менее, даже если мы твердо уверены в личной правоте и в том, что претензии окружающих абсолютно необоснованны, легче нам от этого не будет. Претензии затормозят и постепенно остановят наше движение на жизненном пути. Поэтому в случае непредвиденней остановки из-за болезни параллельно с лечением стоит задуматься о тех ситуациях, встречах, разговорах, даже косых взглядах, которые заболеванию предшествовали. Стоит прокрутить в памяти события последних дней и беспристрастно проанализировать допущенные ошибки и промахи, обратить внимание на привычный круговорот мыслей и поступков, который кому-то показался нелепым, неправильным, стоит увидеть себя глазами посторонних людей и постараться понять, что в нашем поведении необходимо изменить, чтобы впредь не давать оснований для претензий и пищи для осуждения. Ощущение личной правоты нам вряд ли поможет, оно только затормозит выздоровление.
      
       Претензии необоснованные
       Часто в жизни возникает нестыковка, то, что одним кажется очевидно неправильным, для других, напротив, выглядит очевидно правильным. Непонимание, незнание обычаев, принятых в одной среде, приносит беды и болезни людям с другими нравами и устоями. Для иллюстрации обратимся к рассказу Л.Улицкой "Дочь Бухары". Потомственный врач Дмитрий привез с фронта красавицу узбечку, которую нищий московский двор прозвал Бухарой. Молодые поселились в отдельно стоящем флигеле, что было для послевоенной Москвы недостижимой роскошью. Бухара не старалась сойтись с кем-то из соседей, она вообще начала выходить из дома только тогда, когда вокруг него установили глухой забор. Она вызывала отторжение у соседей еще и тем, что не работала, как все, что у нее к тому же была помощница по хозяйству, что она была всем обеспечена, что муж ее безумно любил и одевал в шелка.
       Ее счастье длилось всего год, затем она родила слабоумную Милочку, и тут несчастья буквально посыпались на нее. Бухара полностью отдалась материнству, как будто бы не замечая проблем ребенка. Она втягивала в эту игру мужа, и Дмитрий понял, что если примет ее правила, то, как и жена, потеряет связь с реальностью и не сможет с полной самоотдачей, как велит ему долг, лечить людей. Он испугался еще и того, что все их другие дети родятся слабоумными и ушел из семьи. Бухара осталась одна и через несколько лет сама тяжело заболела. Она поехала на родину и нашла лекаря, который сумел с помощью целебных трав приостановить ее неизлечимую болезнь. В медучреждении, где Милочка состояла не учете, Бухара познакомилась с Гришей, у которого был такой же диагноз, как и у Милочки. Его родители оказались добрыми, хорошими, порядочными людьми. Детей поженили, и семья Гриши переехала из коммуналки во флигель Бухары. Через месяц после свадьбы Бухара вернулась на родину, где тут же умерла.
       Бухара навлекла на себя немало претензий со стороны московских соседей, она дала пищу для осуждения и неприязни, а каждый ее шаг становился предметом обсуждения, открытой неприязни и даже ненависти. Она попыталась в Москве жить по обычаям востока: не работала, отгородилась забором, безропотно приняла слабоумную дочь, даже предложила мужу взять в дом еще одну, младшую жену. Она отняла Дмитрия у русских женщин и в добавок родила ему неполноценного ребенка. Но и по мусульманскому укладу Бухара жить не стала: вышла замуж по любви и без согласия родителей да еще и не за мусульманина. За это она обрела претензии и со стороны своей родни. Два потока сошлись в ее теле и она смертельно заболела. Вряд ли она понимала и принимала претензии соседей, ведь они с их обычаями и нормами жизни так и остались для нее чужими, она даже не попыталась сойтись с ними поближе и понять, чем они живут. Если бы кто-то объяснил ей, почему ее так не любят, она вряд ли согласилась бы это принять. С ее позиции она вела себя правильно, а все претензии она посчитала бы необоснованными, что не меняло сути дела. Она заболела и умерла молодой.
      
       Порочный треугольник
       В одном подмосковном городе жила-была Настя, не только педагог от Бога, но еще и стройная, красивая, грациозная прима ансамбля народного танца. Она набирала осенью так называемый коррекционный класс из проблемных, не способных учиться в общеобразовательной школе первоклассников. Всего за каких-то полгода эти дети успевали догнать сверстников, что выглядело просто чудом. Родители и учащиеся обожали Анастасию Ильиничну. В классе она всегда была требовательной, авторитетной, уверенной, выдержанной, у нее был твердый характер, убежденность настоящего профессионала и полет фантазии истинно творческой натуры. Все эти незаурядные качества сильной личности незаметно исчезали, когда она оказывалась рядом с Анатолием Ивановичем. С ним она переставала быть похожей на себя, становилась безвольной и слабой, податливой и беззащитной, как будто бы сама становилась неуверенной первоклассницей. Он сразу же с первой встречи подчинил ее без остатка, а она покорилась ему без рассуждений. Он как будто поглотил ее, она стала его частью, в ней выработалась привычка и потребность жить его делами и делами его семьи. Он не собирался разводиться, да она и не ждала от него этого, ей было достаточно того, что в ее мыслях они всегда были рядом.
       Я однажды встретилась с Анатолием Ивановичем на пикнике, куда меня пригласили в этот город в гости. Дело происходило летом в опустевшем между двумя сменами детском лагере. Анатолий Иванович был там бессменным директором, а Анастасия Ильинична - вожатой. Он занял место во главе стола, а меня как гостя посадили рядом. Обратившись ко мне, он стал рассказывать о каком-то военном конфликте и абсолютно серьезно заявил, что хорошая война лучше плохого мира. Я не нашла, что сказать, но мне стало рядом с ним настолько неуютно, что я пересела на другой конец стола поближе к тем, кто меня пригласил и постаралась держаться от Анатолия Ивановича подальше.
       Рядом с Настей сидел сухопарый, сильно загоревший чуть сгорбленный немолодой мужчина с резкими движениями и пронзительным взглядом. Это был ее отец. Позже я узнала, что он безумно любит дочь, что он живет ее успехами и гордится ею, что у Насти растет дочь, но в браке она прожила недолго, всего года полтора, а развод произошел по ее инициативе. Помню, что я вдруг подумала тогда, что каждый из этих двоих мужчин напоминает Кощея из русской сказки, который украл прекрасную царицу, держит ее в заточении, а вырваться на свободу самой у пленницы нет никакой возможности, и только герой может ее освободить.
       Однажды мы с Настей случайно встретились в междугороднем автобусе. Я тогда работала в ее родном городе и возвращалась домой, а она ехала в Москву читать педагогам младших классов лекцию о своей методике обучения проблемных детей. Настя тут же начала с жаром говорить об Анатолии, она настолько была поглощена его неурядицами на работе, так сильно хотела ему помочь, что не обратила внимания на то, что меня эта тема совершенно не занимала. Я не хотела вникать в проблемы ее друга, но и оборвать Настю, задать ей совершенно естественный вопрос, зачем ей такой возвышенной и увлеченной благородным делом нужен он с его нечистоплотностью, я тоже не могла. Я молча слушала ее пламенные слова и отделывалась репликами.
       Шло время, я перестала ездить в этот город и дальнейшую историю Насти я передаю со слов наших общих знакомых, а ее подруг. Настя встретила Петра и вскоре они поженились, Анатолий Иванович стал другом дома и запросто приходил в гости, причем всегда один, без жены. Настя много раз давала себе слово, что серьезно поговорит с ним, скажет, что у нее теперь семья, что их тайные встречи должны наконец-то прекратиться, но отказать ему было свыше ее сил, и роман продолжался. Муж догадывался, а скорее всего, что знал наверняка, потому что об этом знали все. Да и как скроешь длительный роман в небольшом городе, тем более, что у всех троих был общий круг знакомых. Петр не был тем героем, который мог бы освободить Настю от властного притяжения Анатолия Ивановича. Он делал вид, что ничего не происходит.
       Проблемы возникли как-то вдруг, у Насти оказался запущенный рак молочных желез. Она не пошла на операцию, а решила обратиться к нетрадиционной медицине и прошла курс длительного лечебного голодания, но это не помогло. Она умерла совсем молодой. Отец Насти от горя еще сильнее сгорбился, Анатолий Иванович искренне горевал вместе с Петром, принимая неподдельное участие в его невосполнимой потере, точно так, как до этого он принимал искреннее участие в болезни и лечении Насти.
       Когда я узнала о безвременной кончине Анастасии Ильиничны, то попросила наших общих знакомых поехать со мной на кладбище, где она похоронена и показать мне ее могилу. На надгробии Анастасия Ильинична изображена стоящей с раскрытой книгой в руках, как будто и после смерти она ведет свой нескончаемый урок в классе.
       Прошло лет двадцать, Анатолию Ивановичу сейчас уже хорошо за шестьдесят. Говорят, что с возрастом он почти не изменился, все также моложав, строен, подтянут, он все еще работает и на хорошем счету. У его начальника рак, а предупредительный Анатолий Иванович не устает заботиться о нем так, словно это близкий и родной человек. Все вокруг, коллеги и семья начальника восхищаются таким теплым, неформальным и бескорыстным отношением к чужой беде, бесконечно благодарны и искренне рады тому, что есть еще в мире такие чуткие люди, как Анатолий Иванович. Отец Анастасии Ильиничны умер год назад, пережив дочь на двадцать лет.
      
       Ядовитое дерево болезни
       Известный израильский писатель Меир Шалев в своей книге "Русский роман" описывает, как талантливый садовод из первых поселенцев в Палестине лечил апельсиновые деревья, пораженные страшной эпидемией - гуммозом. Болезнь эта представляла чрезвычайную опасность не только в те далекие времена, она плохо лечится и по сей день. При сильном повреждении деревья рекомендуется сжечь и землю разбросать. Но герой романа Шалева не мог пойти на такие крайние меры, слишком дорогим было каждое плодоносящее дерево в той необжитой земле с гадюками и малярийными комарами. Он вышел из положения, придумав следующее: посадил рядом с каждым больным деревом по побегу дикого апельсина. Известно было, что дикие апельсины гуммозу не подвержены. Затем он снимал по небольшому участку коры со стволов обоих растений, совмещал эти голые участки и плотно приматывал друг к другу. Деревья на время контакта становились как бы одним растением, их соки свободно обменивались и здоровый побег, пропуская через себя соки больного дерева, освобождал их от гуммоза. В результате через некоторое время такого объединения со здоровым деревом, больное дерево выздоравливало.
       Нечто подобное происходит, когда мы открываем, обнажаем душу и сердце перед больным или потенциально больным человеком, который к тому же является неблагодарным, потребительски настроенным, алчным и корыстным. Его болезнь входит в нас, а какие это будет иметь для нас последствия, что из этого выйдет, заранее сказать трудно. Если мы обладаем устойчивостью, иммунитетом к болезни, то произойдет так, как романе Шалева - пропуская через себя вредоносные энергетики другого человека, мы очищаем их от заразы, больной поправляется, а мы выходим сухими из воды. Но может быть, что мы, подобно Анастасии Ильиничне, сами заболеваем, а продолжая общение и сердечное участие с тем, кто вселил в нас болезнь, постоянно впитываем в себя его негатив и насыщаем этой отравой собственный организм. В таком случае болезнь начинает носить затяжной характер, плохо поддается лечению или даже оказывается смертельной.
       Между человеком и деревом часто проводится параллель, здесь и древо жизни, и родовое древо. Дерево в отличие от человека стоит на одном и том же месте, стоит там, где выросло. Мы говорим - наши корни, имея в виду то, что связывает нас с родиной, с родом, что питает нас соками родной земли. Хорошо, когда это питание полноценно, когда через корни родового древа к нам в организм не попадает что-либо ядовитое, вредоносное и опасное для здоровья. Если же эти соки отравлены, то болезней нам никак не избежать.
       Продолжая сравнение человека с деревом, можно заметить, что повреждение корней или ствола наносит растению более сильный урон, чем повреждение веток. Поэтому старшие, более опытные и устроенные в жизни члены семьи приносятся в жертву болезням и травмам в последнюю очередь. Вначале заболевают те, кто находится на иждивении у кормильцев, это дети, особенно до подросткового возраста, престарелые родители, домашние питомцы, на которых часто сваливаются болезни хозяев. У одной моей соседки, страдавшей диабетом, собака также заболела этим недугом, и хозяйка лечила ее своими лекарствами, но только в уменьшенной дозе.
       Для многих работа это почти что вторая семья, для благоприятного микроклимата и для стабильности в коллективе важно, чтобы лично у начальника не возникало серьезных проблем. Если руководитель серьезно заболел, то недуг может почти не беспокоить или легко вылечиваться, не давать осложнений. Зато подчиненные, узнав о его недуге, могут постоянно прокручивать в голове одну и ту же мысль: только бы с начальником ничего не случилось, вдруг его место займет малоприятный человек, а даже если и приятный, новая метла всегда по-новому метет, неизвестно, лучше нам будет или хуже и какие возникнут проблемы. При таком образе мыслей болеть будут подчиненные или их близкие. Если у руководителя заболел ребенок, супруг или родители, если тема эта стала достоянием гласности на работе, то подчиненные скорее всего будут от всего сердца желать близким руководителя крепкого здоровья. В ответ их дети, супруги или их родители подвергнутся повышенному риску аналогичного заболевания.
      
       История болезни Анны
       Эта невыдуманная история началась во время Гражданской войны и повествует она о смертельной вражде двух семей, отпрыски которых, совсем как Ромео и Джульетта у Шекспира, полюбили друг друга и вступили в брак. Дело было в богатой станице, расположенной на Северном Кавказе, где испокон веков проживали семьи Елизаветы и Устиньи. Рядом с казачьими находились поселения черкесов и чеченцев, так что казаки были всегда начеку. Станичники были людьми горячими и воевать умели, а потому в Гражданскую никто не остался в стороне, половина казаков в станице была за красных, а другая половина - за белых. Случилось так, что сын Устиньи погиб в этой братоубийственной войне от рук сына Елизаветы. Устинья была женщиной властной, гордой и строптивой, настоящая казачка. Она была без ума от горя, но не стала жалеть себя да жалиться, а взяла да и прокляла семейство Елизаветы. Ну, прокляла и прокляла, в сердцах многое может вырваться. Вспомните "Тихий Дон" Шолохова, кто там был прав, а кто виноват, никакая история не рассудит. Да только слова эти страшные упали в землю родной станицы и остались там лежать подобно семенам ядовитого растения в ожидании подходящего момента, чтобы прорасти.
       Прошли годы, случилось так, что другой, младший сын Устиньи и дочь Елизаветы, полюбили друг друга и, вопреки протестам родни, поженились. В браке они в родной станице не жили, а получив образование на юге России, со временем поселились в Москве. Однажды пара эта отправилась отдыхать, а своего старшего ребенка, шестилетнюю дочь родители привезли в станицу и оставили на попечение бабушки Елизаветы. Надо же было такому случиться, что девочка всерьез заболела, ее на скорой отправили в Ставрополь, вызвали родителей, но спасти ребенка не удалось, дней через десять она умерла от полиомиелита. Кроме нее никто в станице не заболел, это был единичный случай. Лет через десять отец привез своего среднего ребенка четырнадцатилетнего подростка Колю в станицу и они отправились на экскурсию на винодельческий завод. Там мальчик попробовал вино и вскоре сильно пристрастился к выпивке. Никакие средства не смогли излечить его от алкогольной зависимости, он спился, опустился и умер в сорок лет. К тому времени жена с дочерью давно уже оставили Николая. Надо сказать, что дочь Николая, правнучка Елизаветы и Устиньи сделала неплохую карьеру и хорошо зарабатывала, но была какой-то неуспокоенной, неуравновешенной. Молодая женщина устала бороться с собой, бросила Москву и престижную должность, уехала в Боровск, где поступила на работу в монастырь, под защитой стен которого обрела наконец-то спокойствие и душевное равновесие, а заодно и семейное счастье, связав судьбу с таким же, как и она рабочим в монастыре.
       У Устиньи и Елизаветы оставалась еще одна внучка, Анна, чья жизнь внешне сложилась вполне благополучно. У нее были муж и сын, хорошая работа, подрастало двое внуков, все были устроены и относительно здоровы. Характером Анна пошла в бабушку по отцу, Устинью, была своевольной, властной и горделивой. Временами на нее, как и на бабушку, накатывали бесконтрольные приступы неукротимой и практически беспричинной злобы. В ее голове тогда начинался долгий изнурительный диалог с обидчиком, в котором она неизменно занимала позицию правого, делая другого виноватым, доказывая его несостоятельность, а свою правоту. Она выливала на противника потоки неприязни, распаляясь от гнева. Эти мысли подолгу не оставляли ее и мешали сосредоточиться на делах, а возвращение к обычному, мирному образу мыслей стоило Анне немалого труда. Она как будто бы существовала в двух параллельных плоскостях, причем перескок на ту плоскость, где она была выше и лучше всех, происходил незаметно и естественно, а возвращение на ту, где она становилась, как все, было делом нелегким.
       Анна была женщиной неглупой и умом понимала, что близкие да и сама она страдают от этих приступов осуждения и ярости и постаралась разобраться в причинах своего духовного недуга. Постепенно она восстановила историю своей семьи и вспомнила про проклятие Устиньи, бабушки по линии отца, направленного против семьи и будущих потомков Елизаветы, бабушки по линии матери. Анна глубоко прочувствовала и подробно изложила все эти события в письменном виде, поделилась своими соображениями с близкими, заказала поминальные молитвы по обеим бабушкам, просила прощения у Бога и людей за тот урон, который каждая из семей нанесла друг другу. На душе у нее стало полегче, приступы злобы стали уходить, но она начала болеть. В начале это были затяжные бронхиты, а потом к ним добавилась еще и астма. Анна стала задыхаться, оказалась в больнице, ей назначили гормоны, а без ингалятора она из дома уже не выходила.
       Погрузившись в историю семьи, Анна прикоснулась к корням своего родового древа, невольно оказавшись там, в родной станице, где это ядовитое дерево росло. Она попыталась отринуть, вычеркнуть из прошлого родовую программу взаимной ненависти семей отца и матери, постаралась мысленно, в своей душе примирить две семьи, убрать их взаимные претензии. Казалось бы, она должна быть награждена за эту работу, жизнь ее должна была измениться к лучшему. На деле так и произошло, но только далеко не сразу, а лишь по истечении достаточно длительного промежутка времени, чуть больше трех лет, в течение которых она страдала от тяжкого недуга. Оказалось, что уход от отрицательной семейной программы, искоренение ненависти может приводить к ухудшению здоровья. Такое положение вещей не является ошибкой или случайностью, оно закономерно. Долгие годы Анна жила за счет тех энергетик, которые унаследовала от матери отца, от Устиньи. Анна незаметно и привычно переключалась на неприязнь и злобу, считая себя вправе обличать, судить и карать, ощущать себя значительней других, ощущать свою власть над судьбами людей. Этот духовный недуг не сопровождался недугами тела. Анна унаследовала от бабушки по отцу связь с силами злобы и ненависти, она работала на эти силы, а они прикрывали ее. Они расплачивались с Анной тем, что делали ее тело недосягаемым для болезней. По ее счетам платили те, против кого была направлена ее неприязнь, а до нее, до ее сердца невозможно было достучаться. Когда же Анна стала жить по нормальным человеческим законам, когда научилась пресекать порывы злобы в зачатке, ей пришлось сполна рассчитаться со своими бывшими хозяевами.
       По сути дела Анне пришлось развернуться на дороге жизни в другую сторону, свернуть с привычного пути на новый и изменить привычное направление мыслей. Давайте попробуем проделать разворот или крутой поворот, двигаясь по дороге на автомобиле. Перед совершением маневра нам придется сбросить скорость, затормозить или даже приостановиться, а только потом начать, постепенно ускоряясь, движение в новом направлении. Эта остановка и есть болезнь. Глубокие перемены в образе мыслей, в системе ценностей и в отношении к людям неизбежно приводят к серьезной перестройке физического тела, следствием чего и становится заболевание.
      
       Наследие предков
       Мы не всегда готовы признать личную причастность к родовым, семейным проблемам и то, что мы обязаны нести за них персональную ответственность. Мы не выбирали, в какой семье, с какими родовыми проблемами и программами нам выпала участь появиться на свет. Однако само рождение в той или иной семье вынуждает нас разделить ее беды и радости. Порой расплачиваться за дела давно ушедших предков приходится нам, хотя мы ничего подобного и не думали совершить. Просто до нас в семье не появился никто, у кого достало бы сил ответить за давние темные семейные дела и заплатить по родовым счетам. Платим и болеем мы, хотя и не имеем к минувшему никакого отношения, кроме самого факта принадлежности к собственной семье.
       Теме сопричастности, единства и безраздельной общности всех тех, кого выкормило одно родовое древо, посвящена пьеса Мориса Метерлинка "Обручение". Как и в хорошо известной его пьесе "Синяя птица", основным действующим лицом здесь является Тиль, только ставший уже юношей. С помощью феи он оказывается в пространстве, где прошлое, настоящее и будущее сосуществуют на равных правах. В переломный момент жизни, когда Тиль выбирает жену и тем определяет свое будущее, вначале близкие, а потом далекие, разделенные с ним веками предки приходят к нему на помощь. Среди его предков есть благородные и бесчестные, богатые и нищие, есть пьяница, убийца, заключенный, бедняк. Каждый привнес что-то в копилку рода, чей-то вклад был с плюсом, он обогатил род выносливостью, здоровьем, терпением, развил мозг, а чей-то с минусом, он отнял у рода возможности и затормозил развитие. Род Тиля не погряз в негативе, честных и порядочных в нем было намного больше, и именно они задавали тон в разговоре со своим далеким потомком Тилем. Они давали Тилю советы, учили жизни, отвечали на его вопросы и одаривали всем, чем род был богат. Их опыт становится и его достоянием.
       Каждый член рода важен, каждый внес свой уникальный вклад и судить и осуждать кого-либо мы не имеем права. Наше дело - исполнить свой долг, занимая подобающее нам место на родовом древе. В истории про Анну также прослеживается тема единства рода. С его позиции неважно, кто именно удалил поганый росток проклятия с родового древа, прорастающего сквозь годы и века. Был ли это тот, кто совершил проступок или другой член рода, тот, у кого достало на это сил. Важно то, что род оказался достаточно мощным, чтобы развиваться, двигаться вперед, чтобы не деградировать, не катиться под гору. Сестра Анны заплатила за проклятие ценой смертельного недуга, брат - смертью от алкоголизма. Самой Анне удалось справиться с проблемой и не заплатить такую дорогую цену. Расплатой за годы личной исключительности и неподсудности стали болезни, душевные и физические страдания и низкая энергетика.
       Анна постепенно поправилась, астма и бронхиты оставили ее тело. Анна стала мягче, терпимее, научилась вникать в беды и горести близких и разделять их проблемы. Она перестала ставить себя на первое место, а свои дела считать самыми важными и серьезными. Непроизвольное покашливание стало для нее своеобразной лакмусовой бумажкой. Стоило ей только противопоставить себя другому и ощутить с одной стороны личное превосходство, значимость и исключительность, а с другой высветить недостатки, ошибки, слабости собеседника, как в горле начинало першить. Сигнал того, что пора остановить напор и психологическое давление, пора взглянуть на собеседника с улыбкой и успокоиться, дать другому возможность жить и радоваться.
      
       Отчего можно заболеть
       Порой люди болеют, чтобы вынудить близких проявить заботу, внимание, искренний интерес к собственной жизни, повысить личную значимость в их глазах. Все хотят любви, заботы, чуткости причем не как поощрения, не как платы за услугу или какое-то хорошее дело. Любви и заботы хочется всегда, причем, просто так, без условий. Сын одной женщины мочился в штаны до школы, мать была вечно занята делами и времени на сына у нее оставалось совсем мало. Она обращала на него внимание и занималась им только, когда меняла ему штанишки. Мальчику взяли собаку, которая повела себя также. Пес гадил дома, а на улице просто гулял. Только тогда, когда мать стала уделять сыну внимание, ласкать и целовать ребенка, считать его проблемы важными, держать их в голове и жить ими, думать о нем, разговаривать с ним о его делах, мальчик, а за ним и собака поправились.
       Конечно, проблемы со здоровьем зависят от экологии. Об этом столько говорят и пишут. Однако, переезд в чистую местность зачастую оказывает неблагоприятное воздействие на организм. Горожане привыкли думать и говорить о людях первое, что взбредет в голову, что зачастую бывает весьма нелицеприятным. Впрочем, и другие люди отвечают им тем же. В итоге никто не выигрывает и не проигрывает, как говорится, по нулям. На природе все иначе, там каждое вредоносное слово остается лежать в земле, подобно тому проклятию, которое наложила на семью Елизаветы Устинья из нашего рассказа. Я была свидетелем того, как в новом коттеджном поселке, построенном на месте бывшего горохового поля, один за другим получали тяжелые переломы или погибали от рака совсем еще молодые люди. Все они, насколько я могу об этом судить, либо обладали протестной, нетерпимой натурой, либо страдали вспышками злобы и гнева, либо беззастенчиво обманывали людей. В городе, откуда приехали владельцы коттеджей, все это сходило им с рук. Они привыкли думать и жить так, как им заблагорассудится, но перед незагрязненным погаными мыслями людей чистым уголком природы они оказались беззащитными.
      
      
      
       Не болей
       В детстве я очень много болела, переносила по нескольку тяжелейших ангин в год, которые отягощались осложнениями. Все детские инфекционные заболевания протекали у меня в самой тяжелой форме, в четыре года меня положили в инфекционную детскую больницу со скарлатиной, а когда недели через три забрали оттуда наголо обритую, то от сильнейшего истощения я не могла даже держать голову и заново училась ходить. Во время каждой болезни температура поднималась и устойчиво держалась в районе сорока градусов и даже выше. Я бредила и состояние бреда врезалось в память, в бреду пространство вокруг меня было заполнено разноцветными волнистыми полосами, которые плавно, как волны, колебались, а где-то посреди этого болтыхалось мое тело. Выздоравливала я всегда долго, на улицу меня старались не выводить, боялись простуды. Я росла замкнутой, с детьми почти не общалась. Все начало меняться после переезда в другой район Москвы, а после 11 лет, когда я встала на свои ноги и перестала на сто процентов зависеть от энергетики родителей, болезни почти полностью отпустили мое тело. Мой главный бич - гнойные ангины - ушли, я стала активной и общительной. До меня в семье умерли в младенчестве две старшие дочери, так что родителям, которые все силы отдавали работе, приходилось, чтобы не потерять и меня, заботиться обо мне, жить мною, сидеть у моей постели, что в годы моего детства отнюдь не было нормой.
       Лет до тридцати я оставалась здоровой и физически крепкой, но затем в моей жизни возникли серьезные проблемы, решить которые было выше моих сил. Оказавшись в тупике, я стала изводить себя, и у меня возникло сразу несколько хронических заболеваний. Судьба меня хранила, из тупика мне удалось выйти, а здоровье восстановить. Мои личные проблемы не являются предметом настоящей книги, я вкратце написала об этом только для того, чтобы было понятно, что на вопросы здоровья и нездоровья я отвечала много раз, пропуская недуги через себя, страдая, мучаясь и, конечно же, размышляя. Я делала выводы, руководствуясь исключительно здравым смыслом. Исцеление приходило, когда я утихомиривала эмоции, успокаивалась и начинала видеть в болезни не зло и не наказание. Я научилась воспринимать вынужденную остановку в пути не как кару, не с раздражением и протестом, а как еще один новый шанс, как знак доверия судьбы, готовность и способность критически пересмотреть и изменить свое отношение к людям и миру.
       От внешнего фона, от негативного воздействия на организм плохой экологии, условий жизни, далеко не радужных перспектив, озлобления людей, погруженных в сетования и болезни, нам никуда не уйти. Все это не настолько опасно для организма до тех пор, пока не поселилось в нас, не стало предметом навязчивых мыслей, разрушая нас изнутри. Мы не всегда можем повлиять на внешний фон, на окружающую среду, а вот изменить свое отношение ко всему происходящему все-таки в наших силах. Стоит хотя бы попытаться, ведь то, какими глазами мы смотрим на происходящее и как оцениваем его, зависит исключительно от нас. Результатом нашей благожелательности будет оздоровление, причем без врачей и лекарств, без диет и других ограничений.
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      

    1

      
      
      
      

  • Комментарии: 4, последний от 08/06/2018.
  • © Copyright Седакова Лариса Ильинична (victoralen2012@yandex.ru)
  • Обновлено: 04/06/2018. 237k. Статистика.
  • Эссе: Культурология
  • Оценка: 10.00*13  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.