Стеблиненко Сергей
Неоконченный роман

Lib.ru/Современная литература: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • Оставить комментарий
  • © Copyright Стеблиненко Сергей
  • Обновлено: 02/01/2017. 5k. Статистика.
  • Глава: Проза
  • Скачать FB2
  •  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Об Одессе, евреях, не совсем евреях, и совсем не евреях... О чем еще может писать одессит?

  •   Приехавшим из провинции в большие города,
      но сумевшим сохранить свою самобытность
      людям посвящается
      
      
      
      ПРОЛОГ
      
      Сначала было слово...
      
      - Здравствуйте! -звук мягких шлепанцев приближался снизу по лестнице.
      
      - Здравствуйте, Полина Львовна, - ответил я.
      
      Надо сказать, этот диалог длился уже почти год. После выписки из больницы, врачи строго настрого запретили мне выкуривать больше двух сигарет в день. Жена следила за этим, поэтому остальные 18 сигарет из пачки приходилось втягивать в себя не дома, а на лестничной клетке между вторым и третьим этажами, куда власть жены над моим здоровьем не дотягивалась.
      
      - Давно хотела у Вас спросит, - голос в тапочках приближался все ближе и ближе.
      
      - Спрашивайте, - ответил я.
      
      - Скажите, товарищ писатель, над чем Вы сейчас работаете? - тапки уже поднялись на второй этаж и выходили на финишную прямую.
      
      - Роман, - вздохнул я. Вот уже неделю, как была написана первая фраза - "Сначала было слово", но дальше ничего в голову не приходило. Именно так уже начиналась одна популярная книга, автору которой удалось сделать ее настоящим бестселлером.
      
      - И о ком же будет Ваш роман, - последнее слово, ударенное на первый слог прозвучало чрезвычайно романтично.
      
      - О евреях... О ком еще можно писать в этом городе?
      
      - Ой, перестаньте! - тапочки неумолимо приближались все ближе и ближе, - Разве может не еврей создать хорошую книгу о людях, имеющих открытое на все стороны света сердце и застегнутую на все пуговицы душу?
      
      - Это как?, - не понял я.
      
      - Евреи открыты для всех, но редко подпускают к себе слишком близко! У Вас ничего не выйдет - писать пронзительно и мудро, как Шолом Алейхем, Вы не сумеете, а стремительно и кратко, как Бабель, - не сможете.
      
      - Почему? - удивился я.
      
      - Причина проста, как мир, - для этого нужно родиться, как минимум, в ермолке, а как максимум - в сюртуке и шляпе-кнейч с лихо загнутыми полями. Ни первого, ни второго у Вас нет, - над тапочками уже возвышалось тело соседки с третьего этажа, все еще видной женщины весьма преклонного возраста, но совершенно непреклонного характера.
      
      Каждый день в это время она спускалась на первый этаж к почтовым ящикам за газетой для своего мужа Якова Михайловича. На этот раз, помимо "Вечерки" в ее руках было письмо, обклеенное со всех сторон большими и яркими заграничными марками. ,
      
      - Вот я и спрашиваю - зачем Вам этот гембель? - разглядывая письмо, продолжала соседка, - Что, нельзя писать об украинцах, молдаванах, или, на худой конец... - дойдя до худого конца, Полина Львовна несколько замешкалась.
      
      - Конечно можно, но... - попытался сгладить неловкость я.
      
      - И, что но?
      
      - Но что делать, если всю мою жизнь меня окружали как раз евреи? Соседи, друзья, знакомые... Пройти мимо и не написать ни строчки просто невозможно!
      
      - Что есть, то есть, - согласилась спина уже поднимающейся на третий этаж соседки.
      
      - Вот и решил описывать эту выдуманную от начала до конца историю одесских евреев, как бы, со стороны...
      
      - Надеюсь, с хорошей стороны?
      
      - Со стороны одессита, в жилах которого течет густой интернациональный коктейль, слегка приправленный мелькнувшей в третьем колене ермолкой по отцовской линии.
      
      - Ну, это уже совсем другое дело! Не забудьте, что первым читателем Вашего опуса должен быть мой Яша. Можете мне поверить - от Вашего романа, - она опять сделала ударение на первый слог, - он не оставит камня на камне...
      
      На третьем этаже звякнули ключи, и скрипнул дверь.
      
      - Да, чуть не забыла, В этом романе не должно быть начала и конца...
      
      - Это как же? - удивился я.
      
      - Вы не присутствовали когда в этот город приехали первые евреи, и, дай Бог, не увидите, как уедут последние. В общем, дерзайте и не забудьте подписать Яшин экземпляр с пожеланиями здоровья!
      
      Дверь захлопнулась.
      
      "Сначала было слово"...
      
      Все-таки начало выбрано правильное - подумал я и погасил окурок...
       (продолжение следует)

  • Оставить комментарий
  • © Copyright Стеблиненко Сергей
  • Обновлено: 02/01/2017. 5k. Статистика.
  • Глава: Проза
  •  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.