Шестопалов Юрий Константинович
О месте и времени изобретения повозки. Вероятностный многофакторный подход

Lib.ru/Современная: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • Оставить комментарий
  • © Copyright Шестопалов Юрий Константинович
  • Размещен: 03/11/2021, изменен: 05/11/2021. 39k. Статистика.
  • Статья: Проза
  • Скачать FB2


  • О месте и времени изобретения повозки. Вероятностный многофакторный подход

    Ю. К. Шестопалов

      
       Недавно Б. П. Цветков прочитал мою заметку об одомашнивании лошадей, в которой также мельком упоминается возможное время изобретения повозки (3400 д.н.э.). Тема Бориса Павловича заинтересовала, и он прислал заметку с интернета, где приведены факты и гипотезы относительно времени и места изобретения повозки, согласно которым повозка могла быть изобретена раньше. Изобретение последней, безусловно, было одним из важнейших открытий человечества, которое в немалой степени определило последующее развитие человеческой цивилизации. То есть предмет важный и интересный, со многих точек зрения, а в таких случаях весьма полезно и поучительно знать историю изобретения и, конечно же (!), авторов - если они могут быть известны.
       Но меня привлекла в этой теме возможность поразмышлять о методологических подходах к поиску исторической истины, и истины вообще. В частности, о подходе, которому я дал название "вероятностный многофакторный подход". Более детально его суть можно сформулировать как "вероятностный подход к оценке истинности гипотез с анализом многих факторов, в общем случае взаимозависимых". Факторам также можно придавать различный вес, но мы в такие подробности уже вдаваться не будем. У меня есть неопубликованная (пока, или навсегда, не знаю) математическая статья на эту тему. Это была моя давняя задумка - придумать математический аппарат для решения этой общей проблемы, но понадобились годы, прежде чем сумел (по крайнем мере, думаю, что сумел) расколоть этот крепкий для меня орешек. Но это к слову. Эта заметка математики не использует, но основана на соображениях здравого смысла. В ней попытаюсь на примере изобретения повозки, во-первых, продемонстрировать суть подхода, во-вторых, внести "вероятностную" ясность в этот важный вопрос.
       Имеет смысл так же сказать, что история вообще предмет фундаментально неточный. Об исторических событиях мы можем говорить лишь с какой-то степенью достоверности. Причин - как объективных, так и субъективных - для такого положения дел более чем достаточно. Во-первых, исторический материал, будь то археологические находки, рукописи, легенды, сказания, дают возможность воссоздать исторический контекст только с ограниченной точностью, вероятностно, и пробелы будут всегда, которые будут заполнены либо воображением, либо прецедентами, либо логическими суждениями. Во-вторых, исторические события во все времена фальсифицировались для решения политических и других задач правящими группами и классами. Да даже на уровне нижних классов общества исторические мифы, предрассудки, искажения имели и имеют широкое хождение, по разным причинам. В такой ситуации говорить о более-менее адекватном историческом знании не приходится. И если набрела такая охота, то надо разбираться самому, как оно там было, привлекая на свою сторону здравый смысл и способность фильтровать информацию.
      
       Сегодняшние версии изобретения повозки
       На сегодня есть три основные версии относительно места изобретения повозки: (1) Ближний Восток; (2) Центральная Европа с Балканами; (3) Юг Черноморско-Каспийских степей. Я бы ещё добавил версию (4) - Независимо в нескольких местах. Относительно первой версии: на сегодняшний день многие археологи и историки дают ей низкий приоритет. Она была выдвинута англичанином, который исследовал тот регион в 20-50-ых годах прошлого века, и альтернативные версии он просто не рассматривал, да их практически и не было на ту пору. Третья версия появилась совсем недавно, несколько лет назад, а основные публикации появились вообще за последние два года. Вторая версия, похоже, тоже появилась относительно недавно - когда точно, не знаю.
       Здесь сделаем первое небольшое обобщение, обратив ваше внимание, насколько сильно укореняется первоначальное утверждение. Версия о ближневосточном происхождении повозки за это время стало как бы классическим знанием. Она была включена в учебники, исторические монографии, именно эту версию изучали студенты исторических факультетов, так что она де факто приобрела статус классического знания, которое не только не подвергалось сомнению, но и которое подвергать сомнению нельзя в силу его высокого статуса. (Но здесь мы уже вторгаемся в область психологии - человеческой и животной, хотя человек в первую очередь тоже животное, так что "человеческой" можно было опустить; а насчет специфических человеческих отличий это всё больше выдумки самого человека, польстить самому себе.) Стереотип был весьма силен, и пока не появились совсем уж убедительные факты, которые невозможно было игнорировать, никто первую версию не оспаривал. Так, в книге известного ученого археолога Дэвида Антони (David Anthony, "The Horse, the Wheel and Language") издания 2007 г. автор может не очень уверенно, но все же рассматривает возможность, что повозка в Черноморско-Каспийские степи пришла с Ближнего Востока. Но при этом в самой книге УЖЕ достаточно материала, чтобы сформулировать, или хотя бы не исключать альтернативную гипотезу, что повозка и была изобретена в Черноморско-Каспийских степях. Но инерция мышления взяла верх даже в случае этого выдающегося ученого. И его можно понять - он вырос с ближневосточной версией, его так учили в школе, в университете, так было написано в многочисленных исторических и археологических книгах, которые он читал. Попробуй мысленно преодолеть такие стереотипы. Совсем не простое дело. А для большинства людей просто невозможное. Очень тяжело менять свои знания, тем более мнение, а ещё труднее убеждения и веру. Это очень тяжелое мероприятие. Это такая мучительная ломка, что даже трудно описать. Всё твоё существо дико протестует, ему очень больно, оно не хочет, не желает, сопротивляется изо всех сил, кричит благим матом от невыносимых мучений. И это только при пересмотре достаточно нейтрального знания (выше я описал свои реальные ощущения, когда до меня дошло, что с официальной хронологией что-то не так - о Фоменко, который занимается вопросами хронологии, я на ту пору не знал, в данном случае я сам дошел, поэтому не надо обвинять этого хорошего человека в моих мучениях). А что происходит внутри человека, в его уме и душе, когда рушится вера во что-то или кого-то, и представить невозможно, и даже не надо пробовать. Это трагедия без всяких натяжек, и трагедия страшная в своей разрушительной силе.
       За 13 лет, прошедших после издания книги, появились новые находки, связанные с историей изобретения колеса и повозки, и поменялись взгляды, где именно была изобретена повозка. Сегодня считается, что это изобретение могло появиться в степях, прилегающих к северному Кавказу, недалеко от Черного моря (точное место в статье не указано), где была найдено захоронение самой старой целой повозки.
       Так что спустя тринадцать лет после написания книги Д. Антони совместно с другими учеными публикуют статью, в которой обосновывают, почему они считают, что повозка была изобретена на юге Черноморско-Каспийских степей. Популярное изложение этой публикации можно найти в статье "Who Invented the Wheel? And How Did They Do It?", автор Cody Cassidi, опубликована на сайте www.wired.com. Цитата из статьи: "There are, however, linguistic reasons to suspect the Yamnayan man buried with his wagon may have lived close to where the invention occurred." ("Есть лингвистические причины полагать, что представитель Ямной культуры - мужчина, похороненный вместе с повозкой, жил недалеко от места, где было сделано это изобретение".)
       Поэтому не стоит удивляться порой абсолютно бескомпромиссным спорам археологов и историков, готовых не на живот, а на смерть защищать дорогие их сердцу (ну и профессиональной карьере, конечно) версии, с которыми они срослись как сиамские близнецы.
      
       Версия Центральной Европы
       Относительно второй версии (Центральная Европа) у меня сложилось впечатление, что она продвигается в немалой степени благодаря личной, и многолетней профессиональной привязанности к ней автора, нежели в силу весомых доказательств её поддерживающих. Единственный из известных мне авторов (и может вообще единственный автор) этой версии - А. Д. Резепкин (https://andvari5.livejournal.com/95979.html). Доказательствами у него служат:
       а) гравировка на плите четырехколесной повозки с быками, (4400 - 4200 гг. до н.э.), Северная Германия;
       б) стилистические изображения на глиняном горшке возрастом 3635-3370 лет д.н.э., которые при желании можно интерпретировать как изображение повозки;
       в) маленькая глиняная модель колеса (размером для детской игрушки), начало 4-го тысячелетия д.н.э., вторая треть 4-го тысячелетия д.н.э.
       А. Д. Резепкин также говорит о моделях колес, найденных при раскопках майкопской и новосвободненской культур, но это уже северный Кавказ и юг черноморско-каспийских степей, а не Центральная Европа.
       Насчет гравировки ничего не могу сказать - не видел её изображения. Но гравировка подразумевает металл, а для металла радиоуглеродный метод напрямую не работает, только косвенно, по используемым для нагрева металла остаткам органического топлива, что делает метод ненадежным. Гравировка также могла быть нанесена позже на ранее выплавленный металл. То есть датировка 4400 - 4200 гг. до н. внушает мне сомнение. Самого изображения тоже не видел, ничего не могу сказать. Инструментов, необходимых для изготовления повозки, и особенно её частей, требующих повышенной точности, таких как оси, ступицы и сами колеса, на ту пору не было. По крайней мере, среди многочисленных археологических находок, относящихся к культуре Кукетини, фотографии которых приведены в книге Д. Антони, и на которую ссылается А. Д. Резепкин, как на самую развитую культуру того времени. Но культура Кукетини была на северных Балканах, и распространялась примерно до восточных отрогов Карпатских гор, что довольно далеко от Центральной Европы, о которой говорит А. Д. Резепкин, и с которой люди культуры Кукетини не общались - по географическим, языковым, культурным и другим причинам. Степень развития людей в Центральной Европе на ту пору была значительно ниже, чем в культуре Кукетини, что дополнительно снижает вероятность появления повозки в том регионе. Здесь складывается такое впечатление, что А. Д. Резепкин едва ли не намеренно не дает общего культурного контекста тех мест, куда он помещает изобретение повозки. А этот контекст для такого многостороннего изобретения весьма важен, во многих аспектах - технологическом, географическом, пользовательском, в смысле востребованности изобретения, и т.д.
       Стилистические изображения повозки на глиняном горшке в пункте б) можно интерпретировать как повозки с субъективной достоверностью так на 60%, что неплохо, но всё же это не 100%. По времени изготовление горшка примерно совпадает со временем появления повозок в зоне Черноморско-Каспийских степей. Горшок могли привезти из другого места (анализ используемого для горшка сырья мог бы снять эти вопросы, и может такой анализ был сделан, но тогда надо сказать об этом). Рисунок на горшке мог быть скопирован с другого предмета, скажем с другого горшка. Находки остатков керамической посуды разных культур в одном месте довольно распространенное явление в археологии, к слову сказать. То есть доказательство не бесспорное.
       Игрушечная модель колеса в пункте в) как доказательство изобретения повозки в Центральной Европе базируется в основном на весьма сомнительном тезисе А. Д. Резепкина, что игрушечные модели копируются с существующих вещей реального размера, как детские машинки, например. Д. Антони в своей книге придерживается противоположного мнения, что сначала были маленькие модели повозок, как игрушек. Изготовить их неизмеримо легче, чем реальные повозки, это понятно. Вспомним, что многие предметы, которые потом стали реальностью, появлялись задолго до осуществления в мечтах и сказках, например ковер-самолет, сапоги-скороходы. То есть рассматривать одно игрушечное колесико как свидетельство существования реальных повозок в том месте, это несерьезно. Тут даже и вероятность отличную от нуля присвоить сложно.
       И это, пожалуй, все известные доказательства А. Д. Резепкина.
       Могу добавить, что в болотах Словении было найдено колесо, возможно от повозки, но датировка (около 3400 д.н.э.) примерно такая же, как и самой старой целой повозки, найденной в захоронении на юге Черноморско-Каспийских степей, так что версии А. Д. Резепкина оно не поможет, да и Словения это не Германия и не Швейцария, о которых говорит автор.
       А теперь давайте рассмотрим не менее важные аспекты изобретения повозки, которые были проигнорированы автором версии. Начнем с востребованности изобретения. Автор утверждает, что повозки были нужны для перевозки урожая. Как-то люди обходились несколько тысячелетий до этого, приспособились. Потребность того же зерна в расчете на одного человека не поменялась качественно за это время. Если посчитать эту потребность, урожай можно было на себе перетаскать в место хранения, не говоря уже о вьючных животных, или волоком. Изобретать повозку - а это абсолютно не простое дело - для того, чтобы использовать её по большому счету раз в год, не имело смысла.
       Географические, топографические, ландшафтные условия. Центральная Европа на ту пору было лесистое место (оно таким оставалось и во времена римской империи, к слову сказать), а ландшафт чаще пересеченный, с ручьями, реками, холмами и частыми выступами горных пород в виде скал и скалистых возвышенностей (замки в Германии обычно и ставили на таких естественных возвышениях). Прямо скажем, не самый подходящий ландшафт для тяжелых повозок. Я уже не говорю о Швейцарии, где местность часто даже не пересеченная, а элементарно гористая. Древняя повозка была на тяжелых, крепких деревянных колесах. Тянуть её могли только быки - лошади не могли справиться с такой работой. Для эффективного использования повозки необходимо открытое, достаточно ровное на большом протяжении пространство. И с тем, и с другим в Центральной Европе были проблемы. Использование повозки было бы просто неэффективным и неудобным. Никакой качественной разницы в образе жизни людей тех мест она бы не сделала, просто в принципе не могла сделать - топография местности элементарно не позволяла. И население было оседлое, во многом благодаря особенностям местности, неудобной для миграционных передвижений. Даже если бы технологически это было возможно (но во времена 4400 - 4200 гг. д.н.э. таких технологических возможностей не было не только в Центральной, но и во всей Европе), все равно повозка не могла быть использована с эффективностью, оправдывающей затраты на её изготовление и содержание.
       Лингвистические подтверждения. Автор полностью проигнорировал очень важный лингвистический аспект изобретения повозки. Если повозка была изобретена в Центральной Европе, то её распространение шло бы параллельно с лингвистическим сопровождением - названиями хотя бы основных частей повозки, как ось, ступица, колесо. Но ничего этого не произошло. Племена Центральной Европы на ту пору ещё говорили на своих языках, замещение которых протоиндоевропейским языком и его производными ещё было делом будущего. Так что какие-то лингвистические свидетельства изобретения повозки в Центральной Европе должны были остаться, будь это так на самом деле, но таких свидетельств нет. Ни одного. Но зато есть лингвистические свидетельства в пользу протоиндоевропейского языка, родиной которого являются Черноморско-Каспийские степи, и части повозки везде назывались словами протоиндоевропейского языка, а некоторые и до сих пор называются.
       Любые явления надо рассматривать в целостном контексте. Чем больше факторов затрагивает или задействует какое-то явление, тем более обширным и полным должен быть контекст, иначе будет трудно понять явление, тем более доказать его происхождение. А чем больше факторов вовлечено, тем больше вероятность их взаимного влияния, взаимодействия, что необходимо дополнительно усложняет картину. Изобретение повозки как раз из разряда таких многофакторных явлений, однако автор - нечаянно или намеренно - чрезвычайно обеднил этот контекст. Результат - сомнительная, малодоказательная историческая концепция, не стыкующаяся с другими значимыми для рассматриваемого явления факторами.
      
       Черноморско-Каспийские степи как место изобретения повозки
       Рассмотрим третью версию, что повозку изобрели на юге Черноморско-Каспийских степей. В этом случае было найдено захоронение не только всей повозки, но также и с возницей наверху. Место, датировка захоронения, около 3400 г. д.н.э., известны. Возница, молодой мужчина около тридцати лет, при жизни имел многочисленные переломы костей, которые потом срослись. Возможно, он получил эти переломы осваивая и усовершенствуя повозку, упряжь и управление повозкой. Если хорошо вдуматься, изобретение, изготовление повозки, упряжи и управление повозкой в совокупности были очень сложным, комплексным делом. Надо было придумать, как запрячь быков, а главное как их приучить тащить повозку и слушаться возницу. Отработка упряжи и управления требовали огромного количества повторов, приближений. Неудивительно, что возница мог получить все свои переломы именно во время многочисленных попыток добиться управления повозкой. Если это так, то низкий поклон этому безымянному герою-изобретателю от всего человечества. Можно представить, сколько раз быки могли понести повозку, как во время попыток из запрячь, так и управления ими. Таким образом, материальное свидетельство для третьей версии, Черноморско-Каспийских степей, 100%-ое. Лучше трудно вообразить.
       Кстати, такое соображение. Факт захоронения возницы с целой повозкой говорит о большом уважении к нему и к его делу, если это он был изобретателем повозки. Это означает, что для людей, знавших его, повозка была отнюдь не забавой, не прихотью, а чем-то таким, к чему они испытывали большое уважение, что для них немало значило. И высокие почести, отданные ими вознице, красноречиво свидетельствуют об этом. Вероятность же, что именно возница был одним из ранних изобретателей повозки, в описанном контексте высокая. Субъективно, я бы дал 80-90%.
       То же самое, в смысле огромного количества усилий и многочисленных приближений, можно сказать о технологии изготовления самой повозки, усовершенствовании её конструкции, а также креплении к тягловой силе. Этот, скажем так, проект, требовал большого количества интеллектуальных ресурсов и времени, равно как и разнообразных материалов и непростых металлических ИНСТРУМЕНТОВ. Иными словами, определенного уровня развития технологий. И такие технологии в те времена, в том регионе уже широко использовались. (Это утверждение основано на материалах книги Д. Антони.) Таким образом, мы можем констатировать наличие необходимого уровня технологического развития.
       Рассмотрим ЭВОЛЮЦИОННУЮ потребность в таком изобретении. Такое сложное предприятие не предпримут ради развлечения. Должна была быть необходимость в этом изобретении, оно должно было быть востребовано жизненным укладом. И такая необходимость действительно возникла к тому времени. До этого люди в степях жили исключительно вдоль долин рек и их притоков. По-другому им было просто не выжить, не хватило бы ресурсов. Реки давали рыбу (рыба была важным продуктом питания, о чем свидетельствуют археологические раскопки). В долинах рек, на расстоянии от нескольких сотен метров, до нескольких километров от реки, росли леса, которые, понятно, служили источником древесины, другого сырья, местом охоты, сбора ягод, и т.д. В долинах рек также пасся домашний скот. (Аналогию можно провести с долиной Нила, если кто видел аэрофотосъемку. Максимум несколько километров от реки, и всё - жизнь закончилась, дальше пустыня. А в нашем случае это было степи.)
       Но население росло. Увеличивалось и поголовье домашнего скота, а последнему требовалось всё больше пастбищ, тогда как долины рек уже не могли обеспечить столько. С другой стороны, между реками и притоками лежали огромные (повторюсь - огромные(!) ) девственные, нетронутые человеком степные пространства с травой, где можно было бы пасти гораздо больше домашних животных, но эти потенциальные пастбища были вне досягаемости, поскольку далеко от реки уйти было невозможно - в голой степи не прокормишься. И эту ситуацию все понимали. С водой проблем не было - от таяния снегов в степи всегда оставалось достаточно много мелких озер, длительное время не пересыхавших. То есть и напоить скот в степи, и самому напиться проблем не было. Проблемы были с жильем и пищей. И понятно, что изобретение повозки решило бы эти давно назревшие проблемы. Поэтому изобретение или заимствование повозки в этом регионе было только вопросом времени. Потребность в повозке была острая. Возможности для её применения - неограниченные временем и пространством. Условия для использования идеальные - бескрайние степные просторы, с редкими топографическими препятствиями в виде рек и их притоков. Эффективность использования - высочайшая, затраты бы на изготовление окупались быстро и многократно. Домашний скот для региона был одним из основных экономических ресурсов. Земледелие по причине климатических условий и традиций не было особо развито. Так что экономическая и, думаю, демографическая ситуация тоже, выталкивала людей в степь.
       Изобретение повозки и её распространение - в историческом масштабе мгновенное - радикально изменило образ жизни степняков на последующие 800-1000 лет. Они в одночасье превратились в кочевников. Но здесь надо сделать пояснение, во избежание недоразумений. Люди не оставили долины и все разом ринулись в степь. Поселения в лесных долинах продолжали существовать и функционировать как раньше. Миграция носила сезонный характер. На время выпаса, на несколько месяцев, люди уезжали на повозках со своим скотом в степь, где пасли его, мигрируя от одного места к другому, а в конце сезона возвращались на зимовку домой, в речные долины. Какая-то часть постепенно освоила и круглогодичную жизнь в степи, где были условия, но таких людей было немного. В основном это были сезонные миграции с постоянным местом для зимовки.
       Могла быть повозка заимствована? Теоретически, с малой вероятностью, да. Но практически очень маловероятно. Ни один регион не нуждался так остро в повозке, как степная зона Черноморско-Каспийских степей, нигде не было такой жизненно важной потребности в повозке. Уровень развития технологий также позволял и изобрести повозку, и быстро производить их массово - и сырья, и материалов, и умельцев хватало. Жизнь в степи и речных долинах многому учила, и много требовала. Климат в степях тоже был не сахар - очень холодные снежные зимы, и чтобы выжить в этих местах, надо было хорошо соображать и хорошо крутиться. Открытые пространства также способствовали общению с соседними регионами, с которыми шел постоянный обмен технологиями и товарообмен, в том числе в это время начиналась торговля лошадьми, которых во многих других регионах не было, в частности на Ближнем Востоке, в Иране, в Европе. (В Европе были небольшие ареалы обитания маленьких по размеру лошадей. Лошади же из степей были намного крупнее. К тому же многих местных лошадей европейцы изводили на мясо, охотясь на них.) Так что степняки были неплохо осведомлены, где и что применялось в технологическом плане - не всегда напрямую, нередко такие знания приходили через третьи руки, но главное, что они не были в изоляции, и по сравнению со многими другими, например жителями лесных регионов, знали где что делается далеко за пределами своего региона. О технологическом уровне развития региона говорит такой факт. Д. Антони приводит сведения о найденных изделиях из железа. Так, на Донце, возле селения Герасимовка, при раскопках был найден нож с железным лезвием и бронзовой рукояткой, датированный 2500 д.н.э., то есть он был изготовлен примерно за тысячу лет до появления железных изделий на Ближнем Востоке. Но надо сказать, что и в 3400 г. д.н.э. уровень технологий, в том числе металлургии, был уже высокий, и шла торговля степняков готовыми металлическими изделиями с другими регионами.
       Ещё один момент, который дополнительно отметил сын, это что открытые степные пространства способствуют развитию торговых отношений. Так что и этот фактор тоже мог стимулировать появление повозки.
       Итак, условия для изобретения повозки были самыми подходящими, как в смысле технологий, так и наличия всех необходимых материалов и других ресурсов, в том числе интеллектуальных и ремесленных. Потребность была острейшая. Условия для эффективного использования - прекрасными.
       Обратимся теперь к лингвистическим свидетельствам. Лингвистический анализ показывает, что все слова, связанные с колесом и повозкой, были введены носителями протоиндоевропейского языка (ПИЕЯ) от других корней этого же языка, а ПИЕЯ - это язык культур Черноморско-Каспийских степей. Так что лингвистические свидетельства прямо указывают, что повозка с колесом могли быть изобретены в этом регионе. (Слово "колесо" ("квеклос" в ПИЕЯ) было производным от "поворачивать", "ось" ("акс" в ПИЕЯ) от корня "плечо", и т. д. По-английски "ось" по звучанию до сих пор очень близка к оригинальному слову - "axle", "эксл"). Об этом написано в статье за 6 мая 2020, где высказывают своё мнение Д. Антони и другие археологи и антропологи. Согласитесь, будь повозка изобретена в другом регионе, и названия частей повозки лингвистически принадлежали бы языку того региона. Как сейчас, например - сайт, интернет, когда речь идет не об американизмах, без нужды засоряющих русский язык, но о словах, пришедших из английского языка для обозначения новых технологических понятий.
      
       Ну и после сказанного, если взвесить обе версии с точки зрения обоснованности и достоверности, какая у вас вызывает больше доверия? Мне Черноморско-Каспийская версия кажется более предпочтительной, как-то больше к ней доверия. Так что я отдаю ей приоритет.
       Что касается четвертой версии, параллельного или независимого изобретения повозки в двух или больше регионах, то здесь такие соображения. Как уже было сказано, степные культуры не были изолированы от соседей, в том числе от Европы. Независимое изобретение повозок вряд ли было возможно, да и конструкция их после распространения была достаточно однотипна. При независимом изобретении должно было быть заметно больше существенных различий, но этого не наблюдается. Одних вариантов с креплением осей и конструкций колес должно было быть тогда намного больше, так как здесь степеней свободы для вариаций много.
       Возможна ещё такая ситуация, что другие варианты повозок были, но они оказались менее жизнеспособными. Но это уже чисто гипотетическое предположение - таких альтернативных повозок не найдено, и следов их тоже. Так что пока наиболее, если не единственно правдоподобной, остается версия, что повозка была изобретена в Черноморско-Каспийских степях, в их южной части. А то, что повозка очень быстро получила массовое распространение, и на 800-1000 лет радикально поменяла образ жизни огромного региона, и способствовала созданию новой культуры, уже является неоспоримым фактом.
      
       "Гостевая" культура
       Последнее замечание о культуре сделано не просто так. Название ей дано мною, в научных статьях вы упоминания о такой культуре не найдете. Но это не значит, что её не было или нет. Просто как-то не удосужились взглянуть на неё с определенного - общечеловеческого, социального - ракурса.
       Необходимость постоянного взаимодействия, а зачастую и взаимопомощи кочующих таким образом скотоводов, по постоянно пересекающимся друг с другом маршрутам породила не имеющую аналогов гостевую культуру, культуру взаимовыгодных договоров равноправных участников, культуру держать свои обязательства - и как гостя, и как гостеприимного хозяина.
       Сравните такую систему по контрасту с принятыми нормами поведения других народов, где удавшийся обман почитался и почитается доблестью, а ложь является нормой на всех уровнях, вплоть до государственного управления и международных отношений. Ну так эти народы и живут соответственно. Хуже, что они и других провоцируют на такое же безответственное поведение (ломать, как известно, не строить, а зараза лжи хуже ковида, чумы и холеры, вместе взятых).
       При этом в понятие гость тогда вкладывался несколько иной, чем сейчас, смысл. В английском языке, кстати, есть два слова, guest и visitor, которые иногда считают синонимами. На самом деле, смысл их несколько разный, и слово guest это и отражает - большее уважение и гостеприимство. Есть ещё и третье слово для обозначения гостя, которое сейчас не употребляется, но ещё недавно использовалось. И вот смысл того слова ближе к оригинальному понятию гостя в ПИЕЯ (откуда оно и пришло). А в русском языке в обиходе используется одно слово - гость. Есть, конечно, казенное слово посетитель, но смысл его совсем другой. Домой к вам "посетители" не приходят, а в Англии visitor может оказаться в частном доме.
       Гостевая культура - очень интересная на мой взгляд тема. Она оказала глубокие последствия на дальнейший ход цивилизации, и на разделение её развития на несколько качественно отличающихся ветвей. Тема, надо сказать, совсем неразработанная, но очень важная, в том числе для понимания тех процессов, которые сегодня наблюдаются в мире, а именно в части способности договариваться насчет общих интересов и поиска компромиссных решений. Ведь людские сообщества до сих пор в основном организованы по принципу "патрон - клиенты". Это едва ли не самая первая и не самая примитивная форма социальной организации. Стаи всех приматов, например, так и организованы, особенно это хорошо прослеживается в стаях шимпанзе. И людские сообщества по сути социально организованы обычно так же. Разница в масштабе. То есть приходится признать, что пока люди в плане фундаментальных принципов социальной организации по большому счету остаются на одном уровне с приматами. Но на этом общем фоне есть отдельные светлые пятна, которые можно отнести к прогрессивным изменениям в основах социальной организации.
       Гостевая культура - одно из таких, на мой взгляд, светлых пятен в социальной истории человечества. Смысл её в том, что все участники имеют примерно одинаковый социальный статус, и соответственно примерно равные права и обязанности. В норме из такого начального состояния система будет стремиться структурироваться в иерархическое сообщество со всё большим имущественным и социальным расслоением. (Если материальные ресурсы позволяют - при тотальной бедности в имущественном плане все будут примерно на одном уровне, и соответственно в социальном плане тоже.) Но в случае гостевых отношений этого не происходило, по крайней мере в масштабах, которые бы качественно поменяли всю систему. Это была сложная система, со множеством взаимодействующих участников, с развитой системой коммуникаций, с механизмами обратной связи, правилами, и т.д. Система оказалась внутренне устойчивой, вот это удивительно. В ней действовали внутренние механизмы, обеспечивающие эту устойчивость на протяжении многих столетий. У меня есть соображения, какие именно механизмы, но описывать это долго, и придется ограничиться просто констатацией факта.
       Главный вывод - гостевая система продемонстрировала, что люди могут жить вместе, поддерживая баланс общих интересов, основанный на приемлемых компромиссах, соблюдая договорные отношения. Это не простое дело, надо отметить. Даже очень непростое - помимо необходимой комбинации материальных и природных условий, для этого также сами люди должны обладать определенным уровнем развития - как интеллектуальным, так и нравственным. И тем не менее, несмотря на все сложности поддержания такой системы, она успешно существовала многие столетия. И это дает шанс человечеству когда-нибудь наладить нормальную человеческую жизнь. (В неявном виде здесь я утверждаю, что сейчас жизнь ненормальная. Я так действительно считаю. Но ведь и сама жизнь каждый день дает массу, просто массу поводов для такого заключения.) Смотрите, как легко сейчас нарушаются международные договора. Пришел в США новый президент, запросто разрывает ранее заключенные международные соглашения. К чему приведет такое поведение? Понятно, к чему - к хаосу и конфронтации, другого исхода просто быть не может. Завели всех на капиталистическое обогащение, когда ради прибыли стало можно всё, ну и что получили? Из горла кусок выдирают, налогами давят, людей озлобили, каждый против всех. А что ещё можно было ожидать? Всеобщего благоденствия? Нет. Только что люди звереть и дичать начнут. Ну так они и звереют и дичают на глазах. И другого не дано при заданных начальных условиях. Тут что посеешь, то и пожнешь. Такие вот дела.
       Так что вот вам ещё одно интересное следствие изобретения повозки - демонстрация возможности создания нормального человеческого общества. Но для этого нужны нормальные люди. А нормальных людей можно воспитать в нормальном обществе, которое ... могут создать только нормальные люди. И кажется, что круг замкнулся. Но это не так. Не все так безнадежно. Жизнь штука не только многофакторная, но и многомерная. И это дает шанс. До сих пор давало.
      
       Мысли об историках
       Я никого уму-разуму учить не собираюсь. Как говорится, боже упаси. Все сами умные, сами знают, что им делать. Но хочется высказать мысли, появившиеся при знакомстве с историческими доктринами, которые высказывались вполне конкретными людьми. Спектр профессионального уровня историков очень широкий. От действительно умных, талантливых людей, как археологи Телегин и Д. Антони, до людей, которым вообще не место в академической среде в силу полного отсутствия аналитических способностей, низкой эрудиции, непонимания общих методологических принципов научных исследований, и просто низкого интеллекта. Но такие историки, тем не менее, есть, и похоже немало.
       Вследствие такой ситуации исторические исследования иногда вырождаются в многолетние бесполезные дебаты, тогда как истину можно установить простейшим экспериментом. Приведу пример. Долгое время историки сомневались в достоверности описании битвы при Марафоне, на том основании, что как, мол, это можно пробежать сначала по полю, а потом уставшим вступить в битву. Такое невозможно, просто не по силам простому смертному. А другие заступались за этого простого смертного, уверяя, что он справится с такой задачей. И только после многих лет дискуссий, конференций, обсуждений и публикаций какому-то нормальному человеку пришла в голову мысль спросить спортсменов из ближайшего университета, возможно ли такое. Те, посмеявшись, сразу ответили, что не видят никаких проблем. И в доказательство нарядились в доспехи, пробежали через поле и начали симулировать битву. Всё. Вопрос разрешился. А сразу нельзя было это сделать?
       Проблема в том, что многие исторические гипотезы именно так и муссируются годами и десятилетиями, без всяких попыток хоть как-то проверить их правомерность, даже когда такие возможности для проверки имеются. Сын тут, развлекаясь, предлагал фильтровать историков, проверяя их знакомство с элементарными действиями людей той эпохи, которую они изучают. Скажем, историки, изучающие древний мир, должны уметь разводить огонь с помощью трения или кремня. Кто смог развести огонь таким образом, продолжайте. А кто нет, тех уволить с работы по статье профнепригодности. А в случае повозок, такой историк должен сам соорудить повозку и колеса, чтобы прочувствовать, понять, как оно было на самом деле. Почувствовать усилие, необходимое чтобы сдвинуть повозку с места и прокатить её по травяному газону, симулируя езду в степи. Попробовать запрячь необученных быков. А сторонники версии Центральной Европы должны потаскать и вручную, и с быками такую самодельную повозку по лесу, через корни, бурелом и заболоченности, а также по холмам Германии и по горным склонам Швейцарии. Думаю, они тогда бы не так рьяно продолжали защищать свои сомнительные исторические версии, а то и вообще отказались бы о них, быстро поняв на практике, что использование повозок в лесной, или холмистой, или гористой местности было бы затруднено, элементарно непрактично для того времени.
       Одним словом, надо быть ближе к реальной жизни, к объективной реальности, которая самый лучший учитель и экзаменатор любых теорий. А так много что можно навыдумывать, если не проверять. Сказал, как отрезал, и всё. А на вопрос, где доказательства, снисходительно посмеяться, потрепав оппонента по плечу, и уверенно ответить - примерно как Паниковский на вопрос Шуры Балаганова, "Ну а как же оно ещё может быть, по-вашему?!". "Научные дискуссии такого рода можно вести бесконечно, и многие именно так и ведутся. И не только в истории, к слову сказать. В теоретической физике их тоже немало.
       Так что если уж претендовать на научность, надо и подходы использовать научные. А пока, перефразируя слова из песни о милиции, "если кто-то кое-где у нас порой научные подходы использовать не хочет (и вообще не имеет о них представления), значит с ними нам вести неявный бой, так назначено судьбой для нас с тобой...". (За точность слов песни не ручаюсь.)
      
       Заключение
       На этом и закончим заметку о возможном месте изобретения повозки - изобретении, оказавшем такое огромное влияние на ход эволюции человеческой цивилизации. В самом начале была поставлена задача продемонстрировать вероятностный многофакторный подход к решению этого вопроса, что и было сделано. Был рассмотрен по возможности полный комплект факторов, в меньшей степени их взаимодействие, и где можно была дана (субъективная) вероятностная оценка изобретения повозки в рассматриваемых регионах. Хотелось бы подчеркнуть, что предложенный подход общий - его можно применять и для других явлений. Главное, стараться не пристегивать себя к заранее выбранной версии, а оставлять возможность для объективного анализа всех вариантов. Но следовать этой рекомендации сложно в силу особенностей нашей человеческой природы, которая, как правило, действует вопреки этому совету, то есть иррационально и предвзято. Такие вот мы, люди, живые существа. Впрочем, это не значит, что мы существа безвозвратно пропащие, и можно на нас окончательно ставить крест, как говорится. С какой-то значимой вероятностью крест поставить можно - поводов для такого пессимистического мнения хватает, судя по состоянию человеческого общества и места его обитания - планеты Земля. Но, с другой стороны, мозги-то у людей есть. Но надо учиться их правильно использовать, а именно использовать побочный продукт функционирующего мозга - РАЗУМ. К сожалению, как правило, мозги у нас спят - беспробудным сном. У многих - всю жизнь. И потому разум как таковой встречается редко. А то, что иногда кажется работой мозга, на деле всего лишь использование эволюционно зашитых в глубине мозга животных рефлексов - в так называемом мозге пресмыкающегося, или в лучшем случае в мозге низших млекопитающих. И не более того. (Для справки: у человека три мозга, третий - мозг высшего млекопитающего. Вот он то самый малоиспользуемый, если вообще, и менее всего развитый у людей, хотя именно благодаря ему и можно обустроить нормальную жизнь.)

  • Оставить комментарий
  • © Copyright Шестопалов Юрий Константинович
  • Обновлено: 05/11/2021. 39k. Статистика.
  • Статья: Проза

  • Связаться с программистом сайта.