Штейман Борис Евгеньевич
Арбатский круг

Lib.ru/Современная: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • Комментарии: 3, последний от 12/10/2021.
  • © Copyright Штейман Борис Евгеньевич (boev-05@mail.ru)
  • Размещен: 29/10/2008, изменен: 29/09/2010. 113k. Статистика.
  • Пьеса; сценарий: Драматургия
  • Скачать FB2
  •  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Стареющий опустившийся драматург хочет вернуться в свою полную надежд и планов юность. Единственная возможность - это сыграть свое прошлое. Для этого он хочет поставить пьесу к 100-летию школы. Плотно переплетаются прошлое и настоящее, вымысел и реальность. Да и у спецслужб, как водится, в этом деле есть свой интерес.

  • БОРИС ШТЕЙМАН

    А Р Б А Т С К И Й К Р У Г

    Пьеса в двух действиях




    ДЕЙСТВУЩИЕ ЛИЦА


    Стенич, он же Нестеров, он же Виктор Петрович, 50 лет.
    Каминский, одноклассник Стенича, он же Носопытин.
    Дореев, одноклассник Стенича, он же Манюськин.
    Горелова, одноклассница Стенича, она же Мемучо.
    Темкин, одноклассник Стенича, он же Аксолотль, он же Птица.
    Ермакова, одноклассница Стенича, она же жена Виктора Петровича.
    Барков, одноклассник Стенича, он же Епиход, он же Седой.
    Аська, подруга Дореева, она же медсестра, 22 года.
    Сергей Николаевич, врач.
    Оля, дочь Виктора Петровича, 12 лет.
    Игорек, чекист.
    Скинхеды.
    Униформисты.



    ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ


    Вечер. Улица. Доносятся шумы большого города. Появляется Стенич, пыхтит папиросой. Он неряшливо одет, неправильно застегнутое видавшее виды пальто, свешивается длинный шарф, из-под кепки, надетой козырьком назад, торчат длинные седые волосы. Лицо покрыто недельной щетиной. В руке у него палка, к ней привязан мел. Стенич чертит им линию. Негромко звучит музыка М.Наймана из фильма "Z00". Стенич подходит к зоомагазину. Витрина неосвещена. Он внимательно вглядывается в вывеску "ЗОО". Поворачивается. Неподвижно смотрит в зал.
    С т е н и ч. Чтобы вернуться в прошлое, надо сначала его найти... (растерянно.) Что найти?.. Я разве что-то потерял?.. (облегченно.) Ну, конечно! Не найти, а поймать! Поймать и окружить... Проще пареной репы! (раздраженно.) Что окружить? Зачем? Ну и память! Ни хера не помню! (Достает из кармана початую бутылку водки. Делает несколько жадных глотков. Вытирает рукавом рот. Прячет обратно бутылку. Опирается о палку. Мел отскакивает. Наклоняется, шарит рукой по полу, находит мел, довольная улыбка застывает, превращаясь в гримасу.) Вспомнил, все вспомнил... (Падает, заваливаясь на бок, хватая ртом воздух.)
    Снова тихо звучит музыка.

    Больничная палата. Кровать. Горит ночник. На кровати полулежа Стенич. Капельница. Входит медсестра. Подходит к капельнице. Щелкает по ней ногтем.
    С т е н и ч. Да, капает, капает. Чего проверять-то!
    М е д с е с т р а. А, очухались? А все думали, вам кранты!
    С т е н и ч. Думали, да передумали. Там, наверху.
    М е д с е с т р а. Я тоже так считаю. Хотя сам Сергей Николаевич сказал, не выкарабкается! Через час сандалии отбросит, максимум - через два. Ставлю свой "Роллекс"! Никто и не стал спорить! Сергей Николаевич никогда не ошибается! Да, а в этот раз прямо не верится. Надо было рискнуть! А часы бы Витальке подарила... Вру, конечно! Загнала бы! Хотя, наверняка, китайское барахло! Всегда хочется выглядеть лучше, чем ты есть на самом деле! Есть такой психологический феномен. Каждый хочет казаться лучше, каждый! Евгений Соломонович, умнейший, кстати, человек, на курсах нам все растолковал. Вот стану психологом и пошлю эту богадельню на все три... нет, пожалуй, на все пять...букв! Чего это я разговорилась, непонятно!
    С т е н и ч. Накопилось.
    М е д с е с т р а. Наверное. И вообще пятьдесят - это еще не возраст! Вот восемьдесят - это да! И чего это вас потянуло на Старый Арбат? Проветриться захотелось?
    С т е н и ч. Угадала! Проветриться. Телку хотел там снять или лучше, склеить? Как полагаешь?
    М е д с е с т р а. Да, ладно вам! Говорят, вы с каким-то мелом чего-то там делали! Я, честно говоря, решила, что вы ку-ку!
    С т е н и ч. Правильно удумала, я полный ку-ку! Поэтому предлагаю тебе немедленно лечь рядом со мной... ну, в порядке шефской помощи мужику, который сильно ку-ку.
    М е д с е с т р а. Ага, дорогой будешь! Ну, вы тот еще фрукт! Нам с больными нельзя, а то вы еще от волнения откинете копыта, а нам отвечай!
    С т е н и ч. То сандалии, то копыта... Хотя довод очень даже резонный, а потому принимается без доказательств. А что принимается без доказательств?
    М е д с е с т р а. Что, что! Аксиома, конечно! Думали, раз медсестра, значит совсем тупая?
    С т е н и ч. Совершенно, наоборот! Совсем умная!
    М е д с е с т р а. И вообще не хочется, чтоб Сергей Николаевич опять прав был. Так хочется ему нос утереть! Он наверху, а мы, червяки, внизу ползаем.
    С т е н и ч. Понимаю.
    М е д с е с т р а. И потом, если с каждым встречным поперечным ложиться, можно знаете, кем стать?
    С т е н и ч. Знаю.
    М е д с е с т р а. То-то! Чего вы этим мелом чертили-то хоть, если, конечно, не секрет?
    С т е н и ч. Не секрет. Круг хотел очертить...
    М е д с е с т р а. Зачем?
    С т е н и ч. Чтобы было куда войти. Еще вопросы есть?
    М е д с е с т р а. Есть... Удалось начертить круг-то этот?
    С т е н и ч. Пока не удалось... Кстати, о птичках, я не первый встречный поперечный!
    М е д с е с т р а. Вы опять про это! Я думала, этот вопрос закрыт!
    С т е н и ч. Ну, как прикажете! Закрыт, так закрыт. А может, из-за разницы в возрасте? Вы прямо так и скажите! Я не обижусь!
    М е д с е с т р а. Ну, вы и настырный! Даже интересно! Вы, что, на меня запали или ко всем цепляетесь?
    С т е н и ч (вяло). Если честно, то... ко всем.
    М е д с е с т р а. Я так и подумала. Разница в возрасте не помеха, если у людей серьезные чувства друг к другу. Это каждый школьник знает! У вас что, никогда с училкой романа не было? Вот помню, у нас учитель физкультуры был, любил девочек поддерживать. Когда они через коня прыгали... или через осла? Не помню... Настоящий склероз, а вы - разница в возрасте. Разве в этом дело?
    С т е н и ч (отворачиваясь). Через козла. Все, конец связи. Я засыпаю...
    М е д с е с т р а (с сожалением). Ну, вот, обиделся... Да, забыла сказать. К вам там один посетитель все рвется! Маленький такой и настырный, почти как вы! Я, говорит, Малышкин! Нет, вру! Манюськин! Прикольный такой, классный! Барби меня называет. Я чуть не упала! В общем, интересная у вас команда!
    С т е н и ч. Хватит резонерствовать... Я засыпаю... (Нарочито храпит.)
    М е д с е с т р а. Ладно, спите, во сне человек растет и набирается сил. (Уходит.)
    С т е н и ч. Остается только немного подрасти... под занавес, чтобы стандартный ящик не подошел...
    Свет постепенно гаснет.


    Большая комната. Казенная обстановка. Во всю стену огромная подробная карта Москвы. Перед ней Стенич. Он гладко выбрит, подтянут, энергичен. Вокруг на стульях в вольных позах расположились Каминский, Барков, Ермакова и Горелова. Часть комнаты отгорожена шкафом. За ним на стуле дремлет Темкин.
    С т е н и ч. Я ставлю ножку циркуля в нашу школу, для забывчивых напоминаю - имени Николая Васильевича Гоголя! Акцентирую для тупых, до которых сразу не доходит! Не Пушкина или, скажем, Тургенева Ивана Сергеевича! Тоже, кстати, великого русского писателя, между прочим, члена-корреспондента Петербургской Академии наук! А именно, Гоголя! (Многозначительно улыбается, достает большой деревянный циркуль. Упирается его ножкой в центр карты. Лицо принимает хмуро-озабоченное выражение.) Михаил! Может быть ты, наконец, выйдешь к нам и скажешь, будешь ты играть Манюськина или нет?
    Т е м к и н (из-за шкафа). Я же сказал, не буду! У меня не получится! Тебе что, посмеяться захотелось?
    С т е н и ч. Ты меня уже достал, Михаил! Что, все только и хотят над тобой смеяться? Какая, прости господи, мания величия или глупость, не пойму! Хотя, впрочем, может и хотят... Но уж я-то меньше всех... или больше всех? Не знаю, а врать не хочу! Так как знаю тебя уже почти пятьдесят лет! Скажи на милость, какого ж хрена ты тогда согласился по телефону?
    К а м и н с к и й. Минуточку, господа! Я вот, к примеру, тоже не совсем понимаю, зачем нам нужен этот твой Манюськин? Ты уж спустись к нам, дуракам, с небес на землю, объясни, что к чему!
    С т е н и ч. Что? Всем неясно?
    Г о л о с а. Да, всем неясно!
    С т е н и ч (Каминскому). По тебе, старина, уже давно плачет Болливуд! Крупнейшая, между прочим, киностудия, расположенная в индийском городе Бомбее. Будешь играть Носопытина. Самого Носопытина! Тебе крупно повезло! Безумно выигрышная роль! Безумно! Не вздумай отказываться! Я могу передумать, а претендентов, сам понимаешь, навалом!
    К а м и н с к и й ( заинтересованно). Носопытина? Это еще что за хреновина? ( Задумчиво.) Носопытина... Фамилия, правда, мне нравится. Потому что у меня большой нос? ( Крутит носом.) Ну, как? В форме старина Камин или нет? ( Довольно хохочет.)
    С т е н и ч. Ты молодец! Сразу схватил суть и по-прежнему замечательно крутишь носом! И учти, он генерал! Это тебе подходит! Ты же работал на своей фирме генеральным директором, пока не выгнали?
    К а м и н с к и й ( с деланным негодованием). Пока не выгнали?! А вот это уже чистая ложь! Настоящие стопроцентные враки! Подлая клевета! Пока не выгнали! Натуральный оговор! ( Задумывается.) Что бы еще такое сказать?! Хлесткое! Чтоб не повадно было! Ладно, все, хватит! Больше ничего не приходит на ум. Меня никто не выгонял, я ушел сам! Повторяю, сам! И все это прекрасно знают! Запомните, сам!
    Б а р к о в. Не волнуйся! Я знаю, что ты ушел сам. И могу подтвердить, под присягой!
    Г о р е л о в а. Я тоже знаю.
    Е р м а к о в а. И я!
    С т е н и ч. Это была проверка! И ты ее с честью прошел! Должен же я был убедиться, что ты сможешь сыграть Носопытина! Поэтому и провоцировал тебя на весьма сложные и сильные эмоции... Так, все, проехали! Ползем дальше. Объясняю суть! Я хочу, чтобы вы, старые, сильные духом пердуны, женщин это естественно не касается, тряхнули стариной!
    К а м и н с к и й. Сам ты старый пердун!
    С т е н и ч. И я тоже, как все! Но не об этом речь! И не перебивай, будь добр!
    К а м и н с к и й. А почему нет Дориана? В драмкружке он был на первых ролях!
    Б а р к о в. У Виталика запой... Я ему звонил. Мне его мать сказала...
    С т е н и ч. Только не так трагично. То, что ты говоришь негромко, это абсолютно верно, но не педалируй.
    Е р м а к о в а. А ты не будь таким циничным! ( Тихо Гореловой.) И этого самодовольного соловья я когда-то любила. Или не его? Теперь уже не вспомнить! Все равно, какая же я была дура!
    Г о р е л о в а ( Стеничу). Ты не в театре марионеток, а мы не куклы!
    С т е н и ч. Так, кажется, на корабле бунт? А я-то, наивная душа, хотел ставить с такими упрямцами Шекспира!
    К а м и н с к и й ( с недоумением). Какого еще Шекспира? То посвящается столетию школы, то про какого-то Манюськина, теперь очередная новость! Оказывается, ставим Шекспира! Надо было хотя бы предупредить! Хотя, если честно, мне абсолютно все равно! Абсолютно! Хотя бы и его, родимого! Но тогда уж будьте любезны Гамлета! Всю жизнь мечтал сыграть принца датского! Еще когда работал на заводе в бюро технической экспертизы. Уже тогда начал готовиться! Даже бороду отрастил!
    Из-за шкафа выходит Темкин.

    Т е м к и н. Что ты несешь? Ты никогда не носил бороду! Уж я бы знал!
    К а м и н с к и й ( передразнивая). Уж ты бы знал! Вы на своем телефонном узле все про всех знаете!
    Т е м к и н ( обиженно). Ты что, считаешь, что мы всех прослушиваем?
    К а м и н с к и й. А чем вам еще-то там заниматься? Конечно, прослушиваете! А еще и подслушиваете!
    Т е м к и н. Какая наглость! Во-первых, я занимаюсь аппаратурой, а, во-вторых, охота была!
    К а м и н с к и й. Ладно, не перебивай! Да, так вот, Гамлета, конечно, уже теперь не потянуть, возраст не тот, а вот старика Макбета с превеликим удовольствием!
    С т е ни ч ( поморщившись). Какого еще Макбета?
    К а м и н с к и й Обыкновенного, дорогой мой! Старика Макбета!
    Т е м к и н. Ты хоть пьесу-то читал?
    К а м и н с к и й. А ты?
    Т е м к и н. Я - нет.
    К а м и н с к и й. Тот-то, пацан!
    Входит Дореев, в руке потертый портфель, за спиной гитара в чехле.
    Д о р е е в ( сипло).Ходят слухи, что у Дора запой! Так это все чистейшая ерунда и выдумки недоброжелательных старушонок! ( Выгружает из потертого портфеля четыре бутылки водки.) Плюньте в глаза тому, кто скажет, что Дор спекся! Ну, как вам это? ( Показывает на водку.) А то сидите, как сухие пауки в банке! Почему в банке? А, неважно! Так вот, господа театралы! Прошел слух, что Темкин, которого я, безусловно, уважаю, как выдающегося телефониста, пробуется на роль Макаркина! А я, понимаете, уже взял на заводе две недели за свой счет!
    Т е м к и н ( недовольно). Не Макаркина, а Манюськина! И сколько можно объяснять! Я не телефонист, я работаю на телефонном узле на аппаратуре линейного уплотнения! Неужели это непонятно?
    Д о р е е в. Какого уплотнения? Линейного? Еще приснится, не дай бог, что-нибудь такое! Срочно забыть! И не надо, старина, стыдиться своей работы! Я сам мечтал в детстве стать телефонным мастером... или летчиком!.. Сейчас уж и не припомнить. Черт, только сбил с мысли!
    Б а р к о в. Виталик, ты сказал, что взял две недели за свой счет. Боюсь, в две недели не уложимся!
    Д о р е е в. Могу взять еще две, это не вопрос! Мишуткина, виноват, Манюськина должен играть я! Во-первых, он любит выпить, я тоже, признаюсь, никогда не отказываюсь, во-вторых, он живет в чьих-то там ушах со своим семейством. Понимаю, что это аллегория, не полный идиот! Я, правда, в разводе, но, если нужно для дела, могу пожить со своей новой подружкой в чьих-нибудь ушах, это не вопрос! В-третьих, Манюськин - загадочная русская душа! Природный анархист! А Темкин, и это не секрет, - загадочная еврейская душа! Я же, как никак, наполовину русский, а потому имею больше прав, чем этот инородец! ( Обнимает Темкина.) Шучу, шучу! ( Влажно целует Темкина в лысое темя.) Давайте-ка немного выпьем, необходимо расслабиться. А то я вижу, Стен вас всех изрядно загрузил! А это он умеет! Мне ли не знать! Я сидел с ним в первом классе за одной партой... Так, все, вперед!
    За это время женщины быстро, сноровисто накрыли стол. Все подходят к столу, берут стаканы с водкой.
    С т е н и ч. Как президент?
    В с е ( хором). Пока спокоен!
    С т е н и ч. За успех нашего безнадежного дела!
    В с е. Ура!
    Все оживленно пьют и закусывают.

    Д о р е е в. Так вот, продолжаю. Я сидел со Стеном в первом классе за одной партой, этот исторический факт всем хорошо известен! И даже копировал его дурацкий почерк. С наклоном влево! ( Показывает рукой.) Он всегда был страшной занудой! Страшной! За что его все и не любили!
    С т е н и ч ( зловеще). Так, хорошо!
    Д о р е е в. Ну, извини, извини! ( Приобнимает Стенича за плечи.) Может обидеться и не дать хорошую роль! Поразительно злопамятен, поразительно! Да еще и подозрителен! В общем, тот еще фрукт! ( Все смеются.)
    Г о р е л о в а. Дорианчик! Может споем?
    Д о р е е в ( доставая гитару). Споем? В ритме блюза? Мы все идем к реке? ( Прикладывая ладонь к уху.) Не слышу!
    В с е ( хором). Да, мы все идем к реке! Мы все идем к реке! Мы все идем к реке! Мы все идем к реке!
    Д о р е е в. А на кой хрен, скажите на милость, нам эта река?
    К а м и н с к и й. Жарко, понимаешь, вот и решили искупнуться, понимаешь, вот и поперлись, понимаешь!
    В с е (хором). Мы все идем к реке! Близка, близка река! Близка, близка река!
    Стенич с кислой миной наблюдает за происходящим.

    Д о р е е в. А если не дойдем? Что тогда?
    К а м и н с к и й. Тогда, понимаешь, попремся к железной дороге, понимаешь!
    В с е ( хором). Пыхтят паровозы, зовут паровозы, зовут паровозы в поход! И горною кручей на бой неминучий...
    С т е н и ч (резко). Ну, все! Хватит! ( Подходит к карте.) Это уже перебор! Вернемся к распределению ролей. С нынешним директором школы я уже договорился. Она очень заинтересовалась, очень! Возможно, будет телевидение.
    Б а р к о в. Но ведь твой Манюськин не имеет никакого отношения к нашей школе! Я внимательно прочитал пьесу. Она, может быть, и интересна... ну, для какого-нибудь специалиста.
    Д о р е е в. Причем, специалист этот должен быть непременно по женским бюстгальтерам! Другой не разберется!
    Б а р к о в. Но мы-то просто людей насмешим. Это уж точно!
    С т е н ( сухо). Я никого не принуждаю...
    Врывается Аська.

    А с ь к а. Привет честной компании! Значит так! Сразу по существу вопроса! Действие периодически прерывается. Все подходят к окну и обсуждают проходящего слона.
    С т е н и ч ( морщась). Кто это? Зачем?
    Д о р е е в. Старичок, прошу тебя, не кипятись! Это со мной! Зовут Аська. Совершенно гениальная баба! Она почти также умна, как... ( Крутит головой, осматривая присутствующих.) Как Барков!
    Во время объяснения Дореева Аська подходит к столу наливает себе водки, выпивает и с удовольствием закусывает. Горелова и Ермакова смотрят на нее неодобрительно.
    С т е н и ч. Вижу, что гениальная! Дальше!
    Д о р е е в. В том-то и дело, что дальше - ничего! Я уже говорил, мы с ней для дела можем пожить в каких-нибудь ушах, повторяю, для дела! Да и со слоном, по-моему, неплохой экспромтик! Я же сказал, она - голова! У нее таких придумок мильон! И еще столько же, если малость поднатужится!
    К а м и н с к и й ( до этого дремавший). Поднатужится и... пукнет!
    А с ь к а. Правильно! И пукнет! Если надо будет, по ходу дела. Но все же попрошу без пошлостей! Если, конечно, можно!
    Д о р е е в. Верно, старина, ты что-то перебираешь!
    К а м и н с к и й. Извиняйте, ежели чего не так!
    С т е н и ч. Ладно, стоп! И что со слоном?
    А с ь к а ( воодушевленно). Как что? Идет действие, все периодически подходят к окну и обсуждают идущего по улице слона. Ну, какой он большой, серый, старый ли, где живет, все в таком духе. А на самом деле неясно, может, на улице и нет никакого слона!
    С т е н и ч. Так, так, неплохо... А может быть, все же носорог? Или обязательно слон?
    А с ь к а. Можно и носорог! Вы командир, вам и решать!
    Д о р е е в. Я же говорил, совершенно гениальный человечек! Совершенно!
    С т е н и ч. И ставить уж тогда будем Ионеско! Чего размениваться по мелочам? А?
    Д о р е е в ( торжествующе).Вот ты, старичок, и попался! Клюнул! Аська тебя купила! Я говорил, что купится, а она сомневалась! Ты обязан ее взять! Разве не так?
    С т е н и ч ( после паузы, криво улыбаясь). Так, все так. Располагайтесь!
    Д о р е е в. Ты не пожалеешь! Она закончила МГУ, настоящий Ломоносов в юбке! И два года проработала стриптизершей в ночном клубе! Каково?
    К а м и н с к и й ( с удовольствием). Такой человек нам просто необходим! Сколько Горелову просил, ни в какую!
    Г о р е л о в а. Ну, ты, Ленечка, и дурак! Когда это я отказывалась? ( Смеется.)
    А с ь к а. Чтобы нам настроиться, Витусик, спой свою коронную про Портленд! (Всем.) Он замечательно поет!
    Е р м а к о в а. А то мы не знаем!
    С т е н и ч. Отбой! Только что пели. Единственно, что не успели, так это поплясать! Внимание! ( Подходит к карте.) Продолжим! ( Задумчиво.) Слон... Да, это была неплохая шутка... ( Свет меняется, становится серым, призрачным.) Не помню, по какому признаку? Кто стоял внизу? Или две команды? Класс на класс?
    Выходят две команды униформистов. Одни опираются о стену и друг о друга, кладя руки на плечи впереди стоящим, образуя плотную горку. Другие, разбегаясь, прыгают на первых, карабкаясь по возможности выше. Пока наконец самый верхний, не удержавшись, скатывается вниз, а один из нижних падает, не выдержав давления. И вся гора рассыпается.
    Свет гаснет.


    Больничная палата. Горит ночник. На кровати лежит Стенич. Спит. Появляются Манюськин и Епиход. Оба в камуфляжной форме.
    Е п и х о д (Манюськину). А ты откуда узнал, что шеф в больнице?
    М а н ю с ь к и н. Откуда, откуда! От верблюда! Секретарша носопытинская позвонила.
    Е п и х о д (недоверчиво). Ты что, носопытинскую секретаршу знаешь?
    М а н ю с ь к и н (небрежно). А ты как думал! Естественно! Я всех хороших баб знаю, а носопытинская - это, я тебе скажу, вообще! Супер-пупер! Нет слов! Секс-символ конторы!
    Е п и х о д (ехидно). Неужели лучше Мемучо?!
    М а н ю с ь к и н (поморщившись). Какой еще такой Мемучо? Ну, что ты опять несешь?
    Е п и х о д. Классная была бабенка! Как она тебя тогда профессионально в коврик закатала! Хорошо, мы с шефом вовремя подоспели, а то кормил бы ты, Манюша, где-нибудь рыбок в районе Гибралтара...
    Свет гаснет.

    Помещение внутри уха. За столом сидит Манюськин. Горит настольная лампа. Он вооружен разноцветными фломастерами. Делает какие-то пометки в газете.
    М а н ю с ь к и н (читает). Стройная, длинноногая, сексуальная... Так, так, это хорошо... Нужен состоявшийся мужчина, способный поддержать материально... А это уже намного хуже!.. Стоп! Кажется то, что доктор прописал! Не зря столько прессы перелопатил! (Читает.) Нежная, темпераментная, двадцати трех лет, ждет романтичного малыша до тридцати пяти лет для дружеских встреч на его территории. Кавказцев просим не беспокоиться. Интим не предлагать. Так! Выделим главное! Темпераментная. Раз! (Подчеркивает.) Малыша... (Задумывается.) романтичного... Пожалуй, все же два! (Подчеркивает.) Для встреч на его территории... Ну и ничего страшного! Приглашу к Сергей Иванычу! Пока мои в деревне... Уж куда романтичней!
    Незаметно входит Епиход. Заглядывает через плечо Манюськина. Читает текст объявления в газете.
    Е п и х о д (ехидно). Тебе что, нет тридцати пяти?
    М а н ю с ь к и н. Я же не собираюсь паспорт показывать! Тем более, его у меня и нет на данный исторический момент. И разве в годах дело! Я еще о-го-го!
    Е п и х о д (подумав). Это верно. Ты еще ничего!
    М а н ю с ь к и н. Ты мне вот что скажи, корефан! Почему интим-то не предлагать? Что-то я не пойму! Что же с ней делать-то тогда? Может быть, ошиблась? Ты как думаешь?
    Е п и х о д. Ну... Мало ли? Может, устала... Видишь, кавказцев просит не беспокоить. Возможно, хочет просто!
    М а н ю с ь к и н. Как просто? (напряженно) Прямо, ребус какой-то! Даже в висках заломило!
    Е п и х о д. Вот супруга нагрянет и покажет тебе ребус!
    М а н юс ь к и н. Ладно, Ходя! Хорош болтать! Собирайся! Пойдем, проведаем старушку!
    Е п и х о д. Извини! Я не могу! Дела! Да и вдвоем неудобно, приглашают-то ведь одного.
    М а н ю с ь к и н. Да, приглашает одного, но вдвоем было бы повеселей.
    Комната в квартире. Экзотическая обстановка. В клетках чирикают птицы. Стены украшены коврами различных размеров и цветов. Зеркала, плюшевая мебель. Чучела диких животных. Легкий беспорядок. Нижнее белье брошено на кресло. Звучит зажигательная мелодия "Бесаме, бесамемуче..." Крупная, статная, импозантная женщина под сорок пританцовывает, щелкает в такт пальцами и напевает. Она одета в шелковый халат, который слегка распахивается при ходьбе, обнажая ноги. Большой бюст приоткрыт. Раздается длинная трель звонка.
    Ж е н щ и н а (делая музыку тише). Бегу-спешу-лечу!
    Она открывает дверь. Входит Манюськин. Он остолбенело смотрит на женщину.
    Ж е н щ и н а (звучно и доброжелательно). Какие проблемы, мой юный друг?
    М а н ю с ь к и н ( с трудом преодолевая оцепенение). По объявлению... ( Видит вопросительное выражение лица женщины.) Романтический малыш, мем!
    Ж е н щ и н а ( испытующе смотрит, улыбается). А... романтичный малыш! Бонжур! И милости просим! А то кавказцы замучили, я и не поняла сразу! Проше, проше, любезный пан!
    Манюськин тщательно вытирает ноги, после чего сбрасывает ботинки.
    Ж е н щ и н а. А это "мем" - просто очаровательно, мой мальчик! Похоже, недавно зачитывались "Хижиной дяди Тома"?
    М а н ю с ь к и н ( изумленно). Как вы угадали? Действительно, смотрел у Саньки!
    Ж е н щ и н а. Действительно, у Саньки! Как это все мило! А угадала? Интуиция, мой юный друг! Я вас не разочаровала? Конечно, мне не двадцать три! Но так хочется быть юной, не удержалась! Вы меня прощаете за этот невольный обман? Только сразу, да или нет?
    М а н ю с ь к и н ( сглатывая слюну). Конечно, да! А откуда эти... звери? ( Показывает на чучела.) Вы охотник?
    Ж е н щ и н а. Артемида-охотница? Какое смелое предположение! А что? Почему бы и нет? Но, увы! Мой первый муж был заядлый охотник! Англичанин! Ливингстон! Давид! Исколесил всю Африку! Храбрец был, каких мало! В общем, мужчина хоть куда! Да вы наверняка про него слышали!
    М а н ю с ь к и н. К сожалению, нет.
    Ж е н щ и н а. Впрочем, это неважно! Дела давно минувших дней!
    М а н ю с ь к и н ( хрипло). Миль пардон, мем, тьфу черт! Мадам! А что означает... э-э... как бы сказать... ну там, в объявлении...
    Ж е н щ и н а. Смелее, мой юный друг!
    М а н ю с ь к и н. Эх, была, не была! Ну, в общем, интим не предлагать? Я извиняюсь, конечно!
    Ж е н щ и н а. О-о, какой вы, право, опасный! Это особый разговор! Что-нибудь выпьете? Бенедиктин? Или покрепче?
    М а н ю с ь к и н. Покрепче!
    Ж е н щ и н а. Ну и отлично! Вы можете пока пойти помыть руки!
    Манюськин уходит. Женщина наливает в бокальчики напитки. В один уверенным движением высыпает порошок.
    Ж е н щ и н а ( негромко). А он славный... этот Манюськин... Ничего страшного! Поспит немного... Я выполняю приказ! И точка! Но клянусь, в последний раз!
    Появляется Манюськин. Женщина протягивает ему бокал.
    Ж е н щ и н а. За знакомство!
    Они выпивают. Манюськин падает на пол. Женщина пальцами измеряет длину его тела.
    Ж е н щ и н а. Коврик нужен небольшой... Это приятно. Пожалуй, вот этот над диваном с мертвым тореадором в самый раз будет!
    Она снимает со стены ковер. Место, где он висел, выделяется на общем фоне. Профессионально закатывает Манюськина в ковер.
    Ж е н щ и н а ( с грустью). А ведь совсем еще мальчик... ( Раздается требовательная трель звонка. Женщина задвигает запеленутого Манюськина под диван.) Бегу-спешу-лечу! ( У двери.) Кто там?
    Г о л о с Е п и х о д а. Мосгаз.
    Ж е н щ и н а. Мосгаз, так мосгаз! Ишь, клиент косяком повалил!
    Она открывает дверь. Входит Епиход. Замирает, открыв рот.
    Ж е н щ и н а (видя произведенное ею впечатление, начинает мурлыкать). Бесаме, беса...
    Неожиданно, отстранив Епихода, появляется Нестеров.
    Н е с т е р о в (заканчивая мелодию). Мемучо! Надеюсь, не помешал?
    Ж е н щ и н а (холодно). Что вам угодно?!
    Н е с т е р о в (строго). Агент Мемучо! Вы обвиняетесь в похищении человека! Или вы немедленно его возвращаете, или обыск, понятые и, как водится, арест!
    М е м у ч о. Генерал! Вы не понимаете, что делаете! Какого человека?! Кто похитил?!
    Н е с т е р о в. Где Манюськин?
    М е м у ч о (изображает удивление). Какой еще Манюськин? Ничего не понимаю!
    Н е с т е р о в (видит светлое пятно над диваном). Обыкновенный, Мемучо! Обыкновенный! В коврике! Считаю до двух! Раз!
    М е м у ч о. А... в коврике! Ну, так бы сразу и сказали! Будто я знаю каких-то там разных Манюськиных! Приставал какой-то нахал, вот и пришлось! Забирайте своего дружка! Под диваном отдыхает!
    Епиход вытаскивает завернутого в ковер Манюськина из-под дивана.
    Н е с т е р о в (задумчиво). Такая женщина и Сергей Иваныч! Непонятно...
    М е м у ч о. Увы! Он уже давно не по этой части! Тут вы промахнулись!
    Н е с т е р о в (щелкая пальцами). Вы - племянница Сергей Иваныча!
    М е м у ч о. Неплохо... Только внучатая. Впрочем, с Сергей Иванычем я завязываю! Хватит, попользовался! (Многозначительно.) Пора и о личной жизни подумать!
    Н е с т е р о в. Вот это разумно! Всегда к вашим услугам!
    Нестеров и Епиход взваливают Манюськина на плечи. Пошатываясь, идут к дверям.
    М а н ю с ь к и н (из ковра заплетающимся языком). Где мадам? Куда вы ее дели? (Напевает.) Бесаме, бесамемуче...
    М е м у ч о (вдогонку). Эй, погодите! А ковер?!
    Н е с т е р о в. При личной встрече!
    М е м у ч о. Запомните! Французские духи - эмблема опасности!
    Нестеров и Епиход с Манюськиным на плечах уходят. Мемучо делает громче музыку и начинает танцевать, прищелкивая пальцами и подпевая.
    Гаснет свет.

    Снова больничная палата.

    Е п и х о д. Нет, точно, вовремя мы с шефом подоспели.
    М а н ю с ь к и н (передразнивая). Мы, с шефом! Ты вот лучше посмотри, шеф вон в каком виде! Да и у тебя видок не лучше! Хоть вторую кровать рядом ставь!
    Е п и х о д (обеспокоено). Ты чего это? Я пока на здоровье, тьфу-тьфу, не жалуюсь! Надо по дереву постучать! (Стучит по тумбочке.)
    М а н ю с ь к и н. Тихо ты! Шефа разбудишь! Ты вот мне лучше скажи, зачем шеф поперся с мелом чего-то там мудрить? Не пойму я никак!
    Е п и х о д. Да, непонятная какая-то история! (Чешет затылок.) Может, план какой?
    М а н ю с ь к и н. Да, какой там, на хер, план! Ну, позвонил бы нам с тобой! Думаю, не хуже бы управились, и не лежал бы теперь, как... как бревно.
    Е п и х о д. Может, он того! (Крутит у виска пальцем.) Внезапное помутнение рассудка? Я где-то слышал, что такое бывает.
    М а н ю с ь к и н (таинственно). А может, опоили чем! Он же против конторы пошел, ну и...
    С т е н и ч (не открывая глаз). Шептунов на мороз!
    Е п и х о д. Чего? Никак проснулся?
    М а н ю с ь к и н (строевым шагом подходит к кровати). Здравия желаю, ваше превосходительство, товарищ генерал! (Стенич молчит.)
    Е п и х о д (восхищенно). Ну ты, Семеныч, и загнул! Ваше превосходительство!
    М а н ю с ь к и н. Я по ящику как-то видел, один артист так к нашему гаранту обращался. Шикарно было!
    Е п и х о д. А шеф вроде опять вырубился, может, у него этот, как его, климакс?
    М а н ю с ь к и н. Климакс! Ну, ты, Ходя, и деревня! Такое состояние по медицинскому называется что-то типа компас! Климакс! Надо будет потом товарищу генералу рассказать, может, немного развеселится.
    С т е н и ч. Коллапс называется. Ну, диагносты, подходите ближе! (Спускает ноги с кровати.) Докладывайте, как там на воле?
    М а н ю с ь к и н. Епиход, быстро тумбочку! Видишь, товарищ генерал очнулся!
    Епиход пододвигает тумбочку. Манюськин достает бутылку, стаканы, закуску.
    М а н ю с ь к и н. Вот и нарезочки, товарищ генерал, захватили по дороге, а огурчики, сало, все свое, из деревни прислали. И капусточку тоже. Давайте, товарищ генерал, сразу за здоровье! А за встречу - это, когда по второй!
    Е п и х о д. Может, товарищу генералу нельзя, а ты вот так сразу. Ну, по причине заболевания, и нанесем тем самым вред здоровью?
    М а н ю с ь к и н. Ну вот что ты опять, Епиход, ей богу! Лишь бы настроение испортить! Что-то я не слышал, Епиход, чтобы кому-нибудь, если особенно от души, было бы во вред! Ну, не слышал и все!
    Е п и х о д. Вообще-то верно. Я тоже не слышал. Это я так, на всякий случай. Ради приличия!
    М а н ю с ь к и н Ну, все! Поехали!
    Со вкусом выпивают и закусывают.

    М а н ю с ь к и н. Вот вы, товарищ генерал, спросили, что на воле? А что на воле? Все по-старому. Закручивают гайки! А помните, как мы с вами на заводе "Серп и молот" гайки точили?! Какое время было! На дворе - не разбери, поймешь! В магазинах все, в карманах не шиша! Сплошной бартер!
    Свет гаснет

    Раздается телефонный звонок. Несильный свет падает на левый дальний угол сцены. Там за столом Носопытин с телефонной трубкой у уха. Нестеров подходит к своему телефону, снимает трубку. Рядом стоит Манюськин.
    Н е с т е р о в. Слушаю!
    Н о с о п ы т и н. Послушайте! Куда вы пропали? Еле вас нашел! Есть работенка. Возникли сомнения в правильности решения квадратных уравнений через дискриминант!
    Н е с т е р о в (важно). Я теперь генерал! (прикрывая микрофон рукой) Если не дурак, то должен понять, что мне сейчас не до их глупостей.
    Н о с о п ы т и н. Ну и что с того? Я тоже генерал. Сейчас в кого не ткни, обязательно попадешь в генерала
    Н е с т е р о в (строго). Я не шучу!
    Н о с о п ы т и н. Я тоже. Дело нехитрое... Может быть, вам уже и деньги не нужны?
    Н е с т е р о в (удивленно). Почему не нужны? (Прикрывая микрофон ладонью.) Вдруг попрут из генералов, а здесь какой никакой, а надежный заработок... (Снова в микрофон.) Откуда задача?
    Н о с о п ы т и н. Сборник по математике для поступающих во ВУЗы. Номер сто сорок пять. Диктовать?
    Н е с т е р о в. Не надо. Есть у меня это издание. Какой завод?
    Н о с о п ы т и н. "Серп и молот". Адрес запишите?
    Н е с т е р о в. Не надо. Знаю я это учреждение! (Вешает трубку. Свет, освещающий стол с Носопытиным, гаснет.) (К Манюськину) Поедешь со мной на "Серп и молот".
    М а н ю с ь к и н. Понял!
    Н е с т е р о в. Будем проверять формулу решения квадратных уравнений!
    М а н ю с ь к и н. Бузня! Чего ее проверять-то?! Наверняка не сойдется!
    Н е с т е р о в. Жди меня у выхода!
    М а н ю с ь к и н. Есть! (По-военному разворачивается и уходит.)
    Свет гаснет.

    Снова больничная палата.

    М а н ю с ь к и н. Мы, Епиход, с товарищем генералом гайки точили. Сначала я один работал, а товарищ генерал станок чинил. А потом уже оба вмазали от души! Причем по условию задачи у товарища генерала производительность труда была на две гайки в час больше, чем у меня. На самом-то деле я могу точить быстрее. Но! (Поднимает вверх палец.) Субординация превыше всего!
    Е п и х о д. Субординация?
    М а н ю с ь к и н. Да, Епиход, субординация! Люблю я такие слова! Надо только аккуратно выговаривать, а то свободно можно ошибиться! Вот Санька мой запросто выговаривает. Сейчас без хорошего образования ты никто! Ноль! Правильно, товарищ генерал?
    С т е н и ч. Это без закуски ты ноль, а не без образования.
    М а н ю с ь к и н. Не согласен! И без того, и без другого! А на "Серпе" жарковато было, да? Товарищ генерал? Еще какой-то хрен с горы заявился! Все стакан искал, отвлекал! Но мы не поддались! Да, товарищ генерал, хочу сделать официальное признание! Но сначала предлагаю выпить за науку!
    Е п и х о д. А хотели вторую - за встречу?
    М а н ю с ь к и н. Можно объединить. За встречу с наукой! Ура! (Выпивают.) Так вот, товарищ генерал, я ведь тогда действительно две гайки прикарманил. Поэтому и не сошлось с этим самым (выговаривает с нескрываемым удовольствием) дискриминантом! Зато этот хрен Носопытин, как тогда обрадовался! Дискриминант, ядрена вошь! Еле это слово отыскал в Интернете, но заучил довольно быстро, засекал по времени, за двадцать три минуты!
    Е п и х о д (недоверчиво). У тебя что, Интернет есть?!
    М а н ю с ь к и н (как будто не слыша вопроса). Как здесь, товарищ генерал, обстановочка? Кормежка? Сестричку тут на входе встретил, очень даже, с понятием!
    А с питанием теперь никакого беспокойства, как в совнаркоме! Накануне заказываете, на следующий день все в горячем виде! А то знаю я эту больничную жратву. И здорового в могилу сведет!
    Е п и х о д. Ну, что ты Семеныч?! У товарища генерала, наверное, здесь спец. обслуживание! Так, товарищ генерал?
    С т е н и ч. Так, все так, Епиход! Спец. обслуживание... для выживших из ума старых дураков...
    М а н ю с ь к и н (как бы не слыша). Как ни крути, а лучше домашней жратвы ничего нет!
    В палату врывается Евгения, тащит за собой упирающуюся Олю.
    Е в г е н и я. Нет, ты только подумай, не хотела нас пускать! (Передразнивая.) Приходите в часы для посещений! Это что, твоя новая? Перешел на младший медперсонал, врачихи уже не дают? ( Обращает внимание на Манськина с Епиходом.) А это еще кто такие?
    Манюськин и Епиход отходят в сторону.

    М а н ю с ь к и н. Что-то я не припомню эту активную кралю?
    Е п и х о д. Может, это еще до нас было? Ну, до нашего знакомства с товарищем генералом?
    М а н ю с ь к и н. Не знаю... Я лично застал англичанку, Джойс, влюблена была в шефа по уши, как кошка! А эта откуда взялась... Странно...
    Свет гаснет.

    Купе в вагоне поезда дальнего следования. Евгения и Оля сидят на нижних полках. Виктор Петрович кладет большую дорожную сумку на верхнюю.
    Е в г е н и я. Ты просто типичный неудачник! Сорок лет, а все инженер! Ну, просто предел мечтаний!
    В и к т о р П е т р. Насчет неудачника я с тобой полностью не согласен! Во-первых, я не инженер, а старший инженер! А во-вторых, в седьмом классе я нарисовал замечательную утку, которая целый год провисела на передвижной школьной выставке! Ольга, как ты думаешь, может такой человек быть неудачником?
    О л я. Не может, однозначно!
    Е в г е н и я. Что это еще за однозначно?!
    О л я. Однозначно и значит однозначно! И не надо цепляться!
    В купе входит большая птица, отдаленно напоминающая утку.
    Е в г е н и я. Опять притащилась! Стоит только вспомнить об этом выдающемся достижении, как она тут как тут! Убирайся! Тут и так тесно, и без тебя!
    П т и ц а ( оскорблено). Сначала сами приглашают, а потом выгоняют в грубой форме! Тоже мне, интеллигенция в первом поколении! Можете в следующий раз про меня не вспоминать, все равно не приду! ( С достоинством удаляется.)
    Е в г е н и я. Птеродактиль! И еще с гонором!
    В и т а л и й П е т р. Она права, тебе не хватает воспитания! Впрочем, откуда ему взяться? Стоит только взглянуть на твоих родственничков!
    Е в г е н и я. Мои родственники все прекрасно устроены! Не чета тебе!
    В и к т о р П е т р. То-то ошиваются у нас с утра и до вечера! Зря я устроил тебе эту поездку! Зря! Вот насиделась бы в жару в городе, тогда бы узнала, какой я неудачник!
    О л я ( зажимая руками уши). Ну, все, началось! Лучше бы дома осталась!
    Виталий Петрович выходит из купе.

    О л я. У отца стальные нервы!
    Е в г е н и я. Не забывайся!
    О л я. А что я такого сказала?!
    Свет гаснет.

    Снова больничная палата.

    М а н ю с ь к и н ( Евгении). Вы, извините, конечно, что вмешиваюсь в ваш интересный разговор. Но, может, вы, гражданка, что-то путаете? Такое бывает, муж давно сбежал или, деликатно выражаясь, ушел в бега, и внешний облик за давностью лет, так сказать, слегка поистерся. Вот и получается такая, можно сказать, неразбериха.
    Е в г е н и я. Это еще что за экземпляр? А, и дружков уже своих подговорил, дурой захотел меня выставить?
    С т е н и ч ( довольно). Конечно, переигрываешь, но в целом очень даже ничего. На репетициях, как дохлая рыба, а сейчас блеск, азарт, живой глаз! Вот, что, значит, задело за живое!
    Е в г е н и я. На репетициях?! ( Видит бутылку и закуску на тумбочке.) А, да ты просто пьян!
    М а н ю с ь к и н ( Евгении). Я вижу, вы несколько не в себе. А, позвольте узнать, как звали вашего бывшего?
    Е в г е н и я. Да, отстаньте вы со своими глупостями! Не вмешивайтесь, во что понятия не имеете! Мы Кратовы, значит и он - Кратов! Виктор Петрович! Ну что, довольны?
    М а н ю с ь к и н ( удовлетворенно). А вот и нет! У товарища генерала фамилия Нестеров и зовут его Бертольд! Вот все и встало на свое место! Я же тебе говорил, Епиход, обычное недоразумение!
    Е в г е н и я. Что? У товарища генерала? Дуру из меня хотите сделать?
    О л я. Ладно, ма, пойдем, может, действительно, не он?
    М а н ю с ь к и н. У ребенка и то, больше понятия!
    Е в г е н и я. Неудачник! Художник недоделанный, мазила хренов! Чинил бы лучше свои компьютеры! Хоть обществу бы польза была! Теперь вот в больнице решил отсидеться!
    С т е н и ч. Не отсидеться, а отлежаться!
    М а н ю с ь к и н. Товарищ генерал! Она вас не раздражает? Вы и так еще не очень. Может, попросить охрану или медперсонал? ( Епиходу.) Конечно, ее бывший сбежал! Это и ежу ясно! Хорошо, что не убил! Видимо, терпеливый мужик был! А ребенок, может, и товарища генерала, внешнее сходство имеется. Баба, конечно, что-то путает или... хитрит! Но, что стерва редкостная - это документальный факт!
    С т е н и ч (устало). Ну, все, хватит! Мне пора то ли просыпаться, то ли засыпать... Перебор какой-то... (Ложится в кровать и отворачивается.)
    Свет гаснет.

    Больничная палата. Входит Носопытин. Стенич садится на кровати.
    С т е н и ч (недовольно). Ну, вот, повадились!
    Н о с о п ы т и н (укоризненно). Заставляете себя искать, Нестеров!
    С т е н и ч. Вообще-то я не Нестеров.
    Н о с о п ы т и н. Тогда я не Носопытин. Все шутки шутите, Нестеров! Уже до больничной койки дошутился, а остановиться все никак не может. Короче, есть непыльная работенка.
    С т е н и ч. Вообще-то я приболел.
    Н о с о п ы т и н. Я сам тоже не очень. С утра еще одну ноздрю заложило, и ничего, не жалуюсь, как некоторые! Вы же не собираетесь всю оставшуюся жизнь провести на больничной койке?
    С т е н и ч. Тут загадывать нельзя. Но, конечно, не хотелось бы.
    Н о с о п ы т и н. Тем более, что мы послали к вам одного из наших самых опытных сотрудников. Так сказать, для поднятия боевого духа!
    С т е н и ч. Это, кого, позвольте спросить?
    Н о с о п ы т и н. А вы не поняли? Медсестричка, которая вам капельницу ставила.
    С т е н и ч. Аська что ли?
    Н о с о п ы т и н. Аська она или не Аська, я в такие подробности не вдаюсь. Она, между прочим, старший лейтенант медицинской службы.
    С т е н и ч. Довожу до вашего сведения. Она не хочет выполнять приказ!
    Н о с о п ы т и н. Это еще что за новости?!
    С т е н и ч. Представьте себе! Нужны, говорит, глубокие чувства, а так не хочет!
    Н о с о п ы т и н. Что значит, не хочет?! Мы тратим на нее деньги налогоплательщиков, а она не хочет! Вот выгоним из органов к ядрене фене, пойдет на панель со своей романтикой, тогда захочет, да поздно будет! Вообще-то я употребляю более крепкие выражения, надеюсь, вы понимаете? У нас так принято, говоришь одно, подразумеваешь другое, а на самом деле - то же самое! Черт, вы опять вовлекли меня в бесплодную дискуссию! А время - деньги! Знаете, кто сказал?
    С т е н и ч. Возможно, барон Ротшильд, а может, и Березовский!
    Н о с о п ы т и н. Возможно, все возможно. Ладно, к делу! Короче говоря, есть работенка. Задача под номером восемнадцать. Для поступающих в вузы. (Показывает Нестерову задачник.) На обложке характерный рисунок. Лебедь, рак и щука пытаются сдвинуть воз.
    С т е н и ч. Знакомый задачник. В прошлый раз по нему работали.
    Н о с о п ы т и н. Читаю условие. Парашютист спускается с постоянной скоростью пять метров в секунду. На высоте десять метров от земной поверхности у него отваливается пуговица. Насколько позже приземлится парашютист, чем пуговица? Сопротивлением воздуха пренебречь. Вы как?
    С т е н и ч. Нормально. Правда, риск, конечно, приличный... Стопроцентная надбавка!
    Н о с о п ы т и н. Стопроцентная? А вы знаете, что найти другого испытателя проще пареной репы?! Любой студент с превеликим удовольствием и без всяких надбавок!
    С т е н и ч. Ну, если вас не устраивает солидная публика, а хочется иметь дело с шантрапой... Они вам не только все пуговицы посрезают вместе с кошельком, но еще и испытание сорвут! Помните задачу с мотоциклистом? Он там въезжает на берег рва, и надо было определить минимальную скорость в момент отрыва от берега, чтобы, значит, не грохнуться в этот самый ров! Причем были известны и ширина рва, и угол подъема, и высота берега. Задача элементарная. Риск небольшой. А надбавочка была! А прыгать с парашютом более рискованное дело! Это знает каждый школьник!
    Н о с о п ы т и н. Сравнили! Там крутой обрыв, ров! Недолет и пиши, пропало! В лучшем случае искупаешься вместе с мотоциклом, а в худшем? А если бы кинематические формулы, которые мы тогда проверяли, оказались неверны? Хотя им лет сто, а может быть и все двести! Что тогда? Кстати, это все ваши слова. Забыли? А здесь запасной парашют!
    С т е н и ч. Который, бывает, тоже заклинивает.
    Н о с о п ы т и н. Бывает, но вероятность мала!
    С т е н и ч. Но есть.
    Н о с о п ы т и н. Но есть. Ладно, уговорили. Семьдесят пять процентов и по рукам!
    С т е н и ч. Семьдесят пять... Проявляю мягкость характера и соглашаюсь. А почему в этот раз не второй закон Ньютона?
    Н о с о п ы т и н. Взяли верх сторонники кинематики. Их на ученом совете оказалось большинство. Издержки демократии.
    С т е н и ч. По-моему, проверка второго закона Ньютона более важное дело!
    Н о с о п ы т и н. Абсолютно верно! Но, к сожалению не все это понимают! Если бы мне удалось доказать, что он действует хотя бы в восьмидесяти случаев из ста, то мог бы считать, что прожил жизнь не зря!
    С т е н и ч. Скажите, а это ваше Товарищество любителей подлинного знания акционерное?
    Н о с о п ы т и н. Нет, оно при конторе, существует на деньги спонсоров плюс энтузиазм.
    С т е н и ч. Со спонсорами проблема?
    Н о с о п ы т и н. Ничуть! Отбоя нет! Многие осознали важность проблематики!
    С т е н и ч. Кстати, на парашютном комбинезоне нет ни одной пуговицы! Одни молнии!
    Н о с о п ы т и н. Приятно иметь дело с профессионалом! Пуговица уже пришита! Побыстрее выздоравливайте и до встречи в Тушино!
    С т е н и ч. О'кей! Ради такого случая ускорю процесс. А теперь спать. (Натягивает на себя одеяло и отворачивается.)
    Свет гаснет.


    Помещение зоомагазина. Вдоль стен аквариумы, клетки с хомячками и прочими морскими свинками. В центре кровать. На ней Стенич. Капельница. В стороне в большом аквариуме Темкин, изображая аксолотля, слабо шевелит хвостом. Входит Горелова.
    Г о р е л о в а (недовольно). Почему так долго? Ждем, ждем! Наконец, явился, не запылился! И в каком виде?! Краше в гроб кладут!
    Стенич отсоединяет капельницу. Встает, потягивается. Надевает халат.
    С т е н и ч. Ну, ну, не преувеличивай! Давно ждете?
    Г о р е л о в а (задумавшись). Давно? Не знаю точно, сколько, но, что заждались, не сомневайся!
    С т е н и ч. Ты совершенно не изменилась. Тебе можно дать не больше шестнадцати! (Подходит к ней и пытается ущипнуть за попу.)
    Г о р е л о в а. Это ты не изменился! Вроде лапаешь, а вроде и нет! А бабы этого не любят. Если уж решил, то вперед!
    С т е н и ч. Извини! Хотел удостовериться, что ты не голографический объект.
    Г о р е л о в а. Удостоверился?
    С т е н и ч. Вполне. И вообще я не уверен в себе последнее время. Если на меня обращает внимание какая-нибудь молоденькая девушка, я проверяю, застегнута ли у меня ширинка!
    Г о р е л о в а. Ну, ну, не прибедняйся! Выглядишь ты нормально! И прическа просто класс! Это я вначале пошутила.
    С т е н и ч. У меня с зубами беда! Пародонтоз! Стараюсь не улыбаться. Когда покупают лошадей, смотрят, какие у них зубы! Это не случайно!
    Г о р е л о в а. У всех пародонтоз, это раз! А во-вторых, ты же не лошадь. (Внимательно его осматривает.) Во всяком случае, пока не лошадь! А дальше уж и не знаю. Конечно, с твоей мнительностью и осторожностью... Короче, не комплексуй!
    С т е н и ч. Ты умеешь успокаивать.
    Г о р е л о в а. Кстати, сколько тебе лет?
    С т е н и ч. Сколько и тебе.
    Г о р е л о в а. Давайте, не будем! Женщины всегда значительно моложе сильного пола!
    С т е н и ч. Это я уже заметил!
    Г о р е л о в а. Кстати, Ленка Ермакова сейчас подойдет. Она кормит черепах.
    С т е н и ч. А почему вы здесь все... ну, собрались, что ли?
    Г о р е л о в а. Мы не собрались, дорогой ты наш! Мы здесь работаем. У всех семьи. И надо кормить детей, престарелых родителей, домашних животных, мужей, наконец, у кого они, конечно, имеются... Я вот, к примеру, в разводе, так что, женщина свободная, учти!
    С т е н и ч. Учту!
    Г о р е л о в а. Короче, сбросились, взяли в аренду это заведение, ну и пошло, поехало! Помнишь, как мы с тобой сидели за одной партой?
    С т е н и ч. Конечно, помню, кажется, класса до четвертого. На математике я кладу руку на сидение, а ты садишься на ладонь и делаешь вид, что ничего не произошло. Сильнейшее было сексуально-математическое переживание!
    Г о р е л о в а. Ну, ты и дурак! Помнишь, чего не было!
    Незаметно входит Ермакова.

    С т е н и ч. Было, было. Не совсем еще впал в деменцию!
    Е р м а к о в а. В деменцию нельзя впасть, великий ты наш! Это размягчение вот этого! (Стучит себя по лбу пальцем.) Она или есть, или нет! Третьего не дано!
    С т е н и ч. Как же ты хороша! А глаза! Это вообще отдельный большой разговор!
    Е р м а к о в а. Что это ты подлизываешься? Подозрительно!
    Г о р е л о в а. Мне он таких комплиментов не говорил!
    С т е н и ч. Это же относится и к тебе!
    Г о р е л о в а. Ну, ладно, прощаю! А то я в его воспоминаниях просто настоящая шлюха! Ужас какой-то!
    С т е н и ч. Хорошо, я ошибся. Это была не ты! Это была Ленка!
    Е р м а к о в а (угрожающе). Что?
    С т е н и ч. Ладно, проехали! Почем у вас эти маленькие рыбки? (Показывает на аквариум.)
    Г о р е л о в а. Эти маленькие рыбки, к вашему сведению, называются шибункины!
    С т е н и ч. Ладно, почем шибункины?
    Е р м а к о в а (грубо). По двадцать пять копеек! У тебя что, глаз нет?! (Смеется.) Вот так, мой милый, раньше с покупателями обращались, без затей!
    С т е н и ч (изумленно). По двадцать пять копеек?! Значит, сейчас одна тысяча девятьсот...
    Г о р е л о в а. А логика? Разве тогда можно было взять в аренду магазин?
    С т е н и ч. Да, действительно, полный тупик! Надо собраться! ( Отходит к аквариуму с аксолотлем.) Я - победитель своих желаний! Я могу выпить океан... Огромные волны накатывают на мой утлый челн. А если не смогу выпить? Все проклятая неуверенность!
    А к с о л о т л ь. Действительно, а если не сможешь? Что тогда? Скорее всего бултых и камнем на дно, а там морская братва не заставит себя ждать!
    С т е н и ч. Главное, никаких сомнений! Выпью и точка! От моей воли рухнут скалы! Элементарно могут рухнуть. Но! Я этого никогда не сделаю! Главное, потенциал, возможность!
    Из соседней комнаты раздается резкий раскатистый голос: "А ну, суки, мордой вниз! Руки за голову!" Стенич падает на пол и кладет руки на голову.
    Е р м а к о в а (смеясь). Извини, Стенечка! Забыли тебя предупредить. У нас тут говорящий попугай. Недавно подбросили. Мы его в подсобке держим. Посетителей пугает. Так-то он тихий. Видимо, в хороших руках был, судя по лексике. Просто, твои причитания его завели.
    С т е н и ч. Нашла, называется, объяснение. (Встает, отряхивается.) Ты лучше скажи, животных мучить не стыдно?
    Г о р е л о в а. Мы животных не мучаем, чтоб ты знал, а откармливаем, осуществляем, так сказать, предпродажную подготовку!
    С т е н и ч. Чтобы срубить хорошее бабло за какого-нибудь несчастного хомячка!
    Е р м а к о в а. Или шибункина!
    Голос попугая: "Атас! Фашисты! Полный атас!" Стенич быстро ложится в постель и подсоединяет капельницу. Горелова и Ермакова уходят. Тренькает дверной колокольчик. Входят двое скинхедов. Периодически прикладываются к бутылкам с пивом. Кровать со Стеничем они не видят.
    1-й с к и н. Я тебе точно говорю! Короче, я сам видел, как его занесли в магазин.
    2-й с к и н. Видел, не видел. По-любому, запомни, только попугать. А то я тебя знаю!
    1-й с к и н. Я тебе точно говорю, короче, я же за ним все время шел. Он упал возле магазина, и его туда, типа, занесли.
    Скинхеды рассматривают рыбок в аквариумах.
    1-й с к и н. Ты посмотри на эту лупоглазую! Не могу, я сейчас обоссусь!
    2-й с к и н. Ты, что, рыбками любоваться сюда пришел?!
    С т е н и ч. Ну, нет, покоя! То одни, то другие! (Отсоединяет капельницу. Встает, опираясь на палку.)
    А к с о л о т л ь. Чего им надо? Если за шибункиными пришли, то их почти уже и не осталось! Только вчера троих купили, мы все даже всплакнули немножко. Такая потеря, ити их мать!
    С т е н и ч. Может, и за шибункиными, а может, и за земноводными. Кто их знает?! Ребята из неблагополучных семей, в голове одни опилки.
    А к с о л о т л ь. Опилки практически у всех, это не объяснение!
    С т е н и ч. Согласен. Добьем фашистскую гадину в его логове!
    А к с о л о т л ь. Это уже лучше, но не совсем так. Во-первых, они не в своем, а скорее, в нашем логове. А во-вторых, если гадину, то в ее логове, а если гада, то в его!
    С т е н и ч. Главное, буря и натиск! Буря и натиск!
    А к с о л о т л ь. Вот это верно! Полностью одобряю!
    Скинхеды видят Стенича.
    1-й с к и н. Ну, что я тебе говорил! Даже, типа, кроватку себе соорудил! Как мы его сразу не приметили?!
    2-й с к и н (подходя к Стеничу). Ну, что, допрыгался, пенек трухлявый!
    С т е н и ч. Не пенек, а старый пердун! Сколько можно объяснять! (Неожиданно, резко выбрасывая вперед правую руку, ревет.) Зиг хайль, зиг хайль!
    Скинхеды, опешив, отступают. Стенич наслаждается произведенным эффектом. .
    С т е н и ч (грозно). Почему не приветствуете оберштурмбанфюрера?! На восточный фронт захотелось или, на худой конец, в гестапо!? (Подумав.) Суки!
    К Стеничу бросается с кулаками 2-й скин, но получает тычок палкой в живот и падает на пол, хватая воздух широко раскрытым ртом. Голос попугая: "Атас! Всех повяжет! Всех повяжет! Полный атас!" Тренькает дверной колокольчик. Входит Носопытин. Он в черном кожаном пальто и шляпе.
    Н о с о п ы т и н (недовольно). Все развлекаетесь, Нестеров?! Фашистов бьете? Это, конечно, дело нужное. Но! Вы срываете важный опыт по проверке Второго закона Ньютона! Мы же договаривались с вами! Ровно в...
    В этот момент 1-й скин бьет пустой бутылкой Носопытина по голове. Тот с недоуменным выражением лица падает на пол.
    С т е н и ч (зловеще). Та-ак! Вы хоть знаете, уроды, на кого подняли руку? На генерала с Лубянской площади! А если попросту, с Лубянки! А знаете, что находится на вышеупомянутой площади? Так вот, вы подняли руку на контору! А она, к вашему сведению, таких вещей без внимания не оставляет! Даже если захочет! Просто не может, по умолчанию! Все! Теперь вам крышка! Слив воды! Аварийный сброс! (Задумывается.) Овес в кормушку! Нет, это уже, пожалуй, не то!
    Голос попугая: "Атас! Танки! Полный атас!" Слышен визг тормозов подъезжающих машин. Захлебывается дверной колокольчик. В помещение врываются трое чекистов. Они заламывают руки скинхедам. Следом, не торопясь, входит Седой.
    С е д о й (коротко). Увести! (Двое чекистов уводят скинхедов.) (Стеничу.) Благодарю за оперативный звонок!
    С т е н и ч. Никто не звонил.
    А к с о л о т л ь (смущенно). Это я сообщил своим. У них на Лубянке большой аквариум. И там много наших.
    С е д о й (Носопытину). Алекс, вставай! Хватит притворяться! (Помогает Носопытину подняться. Тот трет затылок.) Сколько я тебе говорил, не ходи без охраны! Ну, что ты! Мы ж умнее всех! Вот умных и бьют бутылкой по больному месту, то есть, по голове! Хочешь я тебе своего мальца дам? Игорек! (Из-за спины Седого незаметно выдвигается третий чекист.)
    И г о р е к. Я, товарищ генерал!
    С е д о й. Походи с товарищем генералом!
    И г о р е к. Есть, товарищ генерал!
    Н о с о п ы т и н (обретая прежнюю уверенность). Не надо мне ничего, Вань! У меня свои игоречки есть! Это обычная случайность! И ты сам это прекрасно понимаешь. Ну, как кирпич на улице, на голову!
    С е д о й (довольно смеясь). Никакой кирпич на улице просто так никогда не падает. Если, конечно, его кто-то случайно на этой крыше не заденет. И не надо, Алекс! Тебя шляпа спасла! А точнее, двойной слой ватина! Тоже, небось, скажешь, что его туда случайно положили! Ладно, ладно! Вижу ты не в духе. Если я тебе не нужен, то оревуар! Или ауфвидерзеен? Тебе что больше нравится?
    Н о с о п ы т и н. Мне больше нравится покедова! Ни немцев, ни французов не люблю! Много они нам гадили в историческом плане.
    С е д о й. Ответ грамотный. Но ты еще должен доказать, что не работаешь на турецкую разведку и на сигуранцу! Как по-ихнему оревуар? А?
    Довольно смеясь, Седой покидает помещение. Вместе с ним уходит и Игорек.
    Н о с о п ы т и н. Меня от его шуток мутит. Считает себя непревзойденным остряком. Прямо, сейчас может вырвать. Где здесь туалет?
    С т е н и ч. Это, возможно, от удара. Сотрясение... Хотя и от шутки тоже вполне реально может стошнить. В связи с происшедшим инцидентом испытание, видимо, отменяется?
    Н о с о п ы т и н (с досадой). Прекратите вы, ей богу! Ничего не отменяется! Вы не понимаете, какие деньги задействованы! Газпром! Понимаете? Роснефть! Понимаете?
    С т е н и ч. Почему не понимаю?! Газпром? Очень даже понимаю! Роснефть, тем более!
    Н о с о п ы т и н. Понимали бы, не говорили бы тогда ерунду! Один все время по-идиотски шутит... Хотя одно время мы действительно плотно работали с сигуранцей или как ее там! Другой говорит глупости! Вы почему не явились на испытание?! Ровно в одиннадцать на аэродром в Тушино! Последний раз спрашиваю, где здесь туалет? (Задумывается.) Что-то мысли разбегаются... В больнице вас нет, мобильный не отвечает. А вы, оказывается, развлекаетесь в зоомагазине! Наука побоку! Самолет простаивает! Керосин теперь забесплатно никто никому! Научная группа уничтожила все бутерброды и два ящика пива! А это уже не шутки, Нестеров! Люди могут пойти вразнос!
    С т е н и ч. Мне запретили врачи! Подозревают инфаркт.
    Н о с о п ы т и н. Это у меня будет от вас инфаркт! Конечно, фашистов надо гнать поганой метлой! (Задумывается.) До самого Берлина! Разве при Сталине такой бардак был бы возможен? Отвечайте только коротко! Да или нет?
    С т е н и ч. Я не ваш подчиненный! Носопытин! Не забывайтесь! Я тоже, можно сказать, э-э, ( морщится.) генерал. Конечно, гебешный генерал выше по званию обычного армейского. Это знает каждый школьник! Но и я не простой генералишко! Уж вам-то не знать! А на ваш вопрос коротко ответить нельзя. Безусловно, тоталитарный режим более эффективен в вопросах борьбы с преступностью и разными радикалами! Но...
    Н о с о п ы т и н. Никаких "но"! Вашим ответом я вполне доволен. А аванс придется сдать!
    С т е н и ч. Да ради бога! Хотя я подготовил себе достойную замену. Впрочем, как хотите. ( Роется в карманах.) Куда я засунул ваши баблики? Неужели под подушку?
    Н о с о п ы т и н ( недоверчиво). Подождите! Какую замену? Опять начинаете?
    С т е н и ч. Испытатель высшей категории! ( Обращается в сторону аквариума.) Михаил, будь добр!
    Из-за аквариума выходит Темкин. Он в форме парашютиста.
    С т е н и ч. Рекомендую! Мой одноклассник! Мастер спорта международного класса! Одних только затяжных прыжков полторы тысячи! Причем все в тыл врага в ночное время! Абсолютно проверенный кадр!
    Т е м к и н. Стен! Ты же знаешь, у меня сто пятьдесят шесть, а затяжных - всего двенадцать.
    С т е н и ч. Ну, это уже слишком! То ты меня уговариваешь, не могу без неба! Дай прыгнуть, вспомнить молодость! А теперь хочешь все испортить! Господин Носопытин серьезный человек! И не любит, когда ему крутят... ( задумывается) яйца! Ладно, подожди, мне надо обговорить с господином Носопытиным отдельные нюансы.
    Темкин отходит к аквариуму.

    Н о с о п ы т и н. Какие еще затяжные прыжки в ночное время?! Нестеров! Что вы все время ваньку валяете?! Вы объяснили товарищу, что по сигналу с земли надо будет срезать пуговицу и все! Понимаете? И все! А ускорение свободного падения определит академическая группа по результатам опыта! Затяжные... ( морщится) Какая романтика! ( Темкин незаметно подходит к говорящим.) Ну, ладно, где этот ваш диверсант, специалист по затяжным? Куда он подевался?
    Т е м к и н. Во-первых, я никуда не подевался, а стою и жду, когда вы наконец закончите воду в ступе толочь! Во-вторых, я не диверсант, в отличие от некоторых! А в-третьих, мне все надоело и я ухожу! Разбирайтесь сами! Можете сами прыгать, так даже проще будет. Сами себе махнете, и сами же срежете себе хоть все пуговицы!
    Н о с о п ы т и н. Ну какие мы все обидчивые! А на обиженных знаете, что возят? Воду! Вот все ругаем без устали прошлые времена. КГБ, КПСС! А какие бренды! Миллиарды стоят! А взять, к примеру, ДОСААФ! Вот вы, обидчивый сударь мой, сколько прыжков сделали в те годы? И все, прошу заметить, как говорят в народе, за бесплатно! А сейчас? За вшивенький прыжочек месячную зарплату вынь да положь! А тут ведь еще и заплатят недурно! Так? Так! Вы, простите за нескромный вопрос, кем трудиться изволите?
    Т е м к и н. На телефонном узле... да не все ли равно, где?
    Н о с о п ы т и н. Знаем, знаем, а хотели бы ходить в смену, два дня поработали, а два делаем, что душа пожелает! А начальник цеха строит козни? Так? Так! Так вот это, уважаемый господин инженер, пара пустяков! Будете ходить в смену и прыгать будете, когда в голову взбредет!
    С т е н и ч. А за это надо будет только малюсенький такой пустячок, даже и говорить-то не о чем! Ну, отзвонишь когда-нибудь, если где-нибудь что-нибудь. Делов-то куча!
    Н о с о п ы т и н. Ну, это уже слишком! Только отвлекся! Какая бесцеремонность! Возвращайте немедленно задаток, господин Нестеров!
    С т е н и ч. Ну, это же шутка! Неужели неясно? Какой вы право, однако! И не называйте меня Нестеровым, я же просил, а то в умах возникает сущая неразбериха. Я вам привел лучшего дублера, и опыт никоим образом не срывается. Михаил, ты готов?
    Т е м к и н ( поправляя лямки парашюта). Ладно, уговорили.
    Тихо звучит песня: "Товарищ, товарищ! В труде и в бою храним беззаветно отчизну свою..."
    Свет гаснет.











    ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

    Больничная палата. Около кровати стоит Стенич. Рядом с ним мим. Он в черном трико, белых тапочках и перчатках, с набеленным лицом. Мимикой и жестами он сопровождает монолог Стенича. Вокруг кровати белый меловой круг. Призрачный свет.
    С т е н и ч. Аська не зря тогда про слона... Фу, даже пот прошиб! Главное не потерять нить, ведь слонов же было два. Первый - маленький, слон-кроха, из слоновой кости, ирония судьбы или просто судьба иронии? Сантиметра два длины, хобот свернут калачиком, морщинистая кожа, уверенный, замкнутый, самодостаточный, он стоит на коричневом перилле большой деревянной скамейки, отполированной до блеска сотнями посетителей. Я сижу в приемной глазной больницы. Бояться нечего. Не первый раз. Но все равно тоска ожидания. Вот бабушка и достала слоника. Вот уж кто никогда и ничего не боится. Сейчас он лежит в небольшой опять-таки коричневой коробочке в письменном столе вместе со значком-ромбом. Слоник не изменился, он по-прежнему молчаливо сосредоточен. Изменился я. Подхожу к зеркалу. Любовно рассматриваю свою физиономию. Уж в чем-чем, а в самодовольстве мне не откажешь. Вот и волос-то почти нет, да и рожа уже не второй, и даже не третьей свежести. А все равно хорош, черт эдакий! Закуриваю с ухмылочкой папироску "Байкал" и пускаю в потолок кольцо... А вот это, пожалуй, что и перебор! Каждая собака во дворе знает, что я уже лет эдак, как двадцать, бросил курить. Ну, что ж, немного занесло, с кем не бывает... Второй слон появляется раз в год, он сделан из плотного двойного картона, покрыт серебристой краской, на спине у него небольшая бордовая попонка, и такого же цвета плоский шар он поддерживает изогнутым вверх хоботом, в отличие от костяного. Да, самое главное, у него на спине имеется небольшая петелька, за которую его вешают на новогоднюю елку. Я слышу, как лает моська. Подхожу к окну. Мимо ведут этих бедолаг. Картонный все время пытается шутить. Он моложе костяного, хотя изрядно помят жизнью. А костяной, эдакий невозмутимый Жан Габен, всем своим видом показывает, что спрятать за шуткой свой страх или даже панический ужас ниже его достоинства. Лучше выпить пару стаканчиков перно, мир вокруг чуть тронется, пританцовывая, в сигаретном дыму, мысли начнут приятно путаться, потом мир двинется куда-то вбок и вверх, а он безобразно упадет на пол. Но он маленький крепыш и только набьет себе шишку...
    Появляются Дореев, Каминский и Барков. Они встают вне круга.
    К а м и н с к и й. Слоники! Придумают тоже! А у меня, например, в детстве был хомяк! С утра до вечера ел и гадил, ел и гадил. Ну и что с того? Я вас спрашиваю, что с того?
    Д о р е е в. А вот что! Ты замучил хомячка! И он сдох! Я все помню! Все! Тебе не выкрутиться! История все расставит по своим местам. Так и знай!
    К а м и н с к и й. Ничего он не сдох! Хватит врать! Он просто сбежал. Я принес его в школу, и он сбежал.
    С т е н и ч ( громогласно). Молчать! Правда сновидения выше правды серого промозглого денька! Это вам говорю я! И этого буду от вас добиваться любыми доступными и недоступными способами!
    К а м и н с к и й. Звучит это несомненно красиво, но! Я уволился со своего склада! Дор взял отпуск, неожиданно оказался поумнее! И что ты предлагаешь? А ни-че-го!
    Б а р к о в. Только не надо сориться, мы все в одной...
    Д о р е е в. Упряжке, команде, обойме, лодке и делаем одно важное дело! Только, ради бога, не смеши!
    Б а р к о в ( тихо). Конечно, он неадекватен (кивает головой в сторону Стенича). Но он дает нам шанс. Поэтому мы все здесь...
    Дореев, Каминский и Барков исчезают.

    С т е н и ч. Как им объяснить, что Темкин должен играть Манюськина? Да, потому что античастица лучше всего изобразит частицу, потому что много лет тому назад я шел из школы проходным двором, а там уже караулил добычу отец Темкина. Он уже расставил шахматные фигуры и ждал. Ты ведь не очень торопишься, после обычных приветствий спрашивал он, протягивая кулаки с зажатыми пешками, белой и черной, выбирай! В шахматы я играл скверно. Но хорошо знал одну партию, испанскую. Его отец был милейший человек, отставник, участник войны. Евреи до поры до времени любили служить в армии, пока году, кажется, в пятьдесят третьем им не дали всем хорошего пинка. После пинка он преподавал в каком-то техникуме... Партию он продул, был страшно огорчен и стал вежливо настаивать на реванше. Я согласился, и он быстро меня обыграл. Настроение выправилось, и мы расстались друзьями... Конечно, если бы удалось тогда все заснять на видео, а потом поработать над изобразительным рядом на компьютере, можно было бы создать настоящий шедевр. А так... Ну кто-то с кем-то в шахматишки, и что? А ни-ча-во!
    Под грустную музыку мим берет Стенича под руку и отводит его к кровати.
    Свет гаснет.


    Помещение зоомагазина. В середине больничная кровать. Стенич стоит около большого аквариума. В аквариуме Темкин, старательно шевеля хвостом, изображает аксолотля.
    С т е н и ч (удовлетворенно). У тебя уже получается неплохо. А говорил, не получится.
    Т е м к и н. Ты, как всегда, придумал что-то дурацкое! И еще умиляешься своим глупостям!
    Входит медсестра. В ушах наушники от плеера.
    М е д с е с т р а. Здрасьте!
    С т е н и ч. Какие люди пожаловали! Привет! Ну что, передумала?
    М е д с е с т р а. Передумала? А, вы опять про это. Знаете, вы какой-то настоящий сексуальный фанат! Мне даже лестно, повышается самоуважение. А это очень важно для самоидентификации индивида.
    С т е н и ч. Евгений Соломонович?
    М е д с е с т р а. Вы угадали. Считаете, что я сама не могу до этого допереть?
    С т е н и ч. Можешь, я в тебя верю!
    М е д с е с т р а. Вы знаете, сколько шума было, когда вы исчезли. Сергей Николаевич такой разнос всем устроил, просто ужас! (Осматривается.) А у вас здесь прикольно! Рыбки шикарные... (Подходит к аквариуму с аксолотлем.) Ну, а этот вообще класс! Смотрит, прямо жутко становится!
    С т е н и ч. Это Темкин.
    М е д с е с т р а. Интересное имя. А у меня дома живет хомяк по имени Конфуций. Знаете, кто такой?
    С т е н и ч. Сама сказала, хомяк.
    М е д с е с т р а. А на самом деле, древнекитайский философ!
    С т е н и ч. Не может быть!
    М е д с е с т р а. Представьте себе! Мой хомяк - тоже настоящий философ, поест, выйдет из своей норы и смотрит, смотрит. Мне почему-то кажется, что вы знаете, кто такой Конфуций. Правда?
    С т е н и ч. Знать, не знаю, но догадываюсь.
    М е д с е с т р а. Как вы кровать протащили мимо охраны, ума не приложу! Наверняка, эти ваши помогли! Манюшкин с дружком? Так?
    С т е н и ч. Все так.
    М е д с е с т р а. Я только не понимаю, как вы здесь, ну когда покупатели? Они вам не мешают?
    С т е н и ч. Я в это время сплю.
    М е д с е с т р а. Понятно.
    С т е н и ч. Еще вопросы есть?
    М е д с е с т р а. Нет.
    С т е н и ч. Тебя Сергей Николаевич подослал?
    М е д с е с т р а. Если честно, то да. Он, правда, говорил, чтобы я вам этого не говорила. Ну, а мне-то что. Я ему не нанималась. Пусть сам узнает, что ему надо.
    С т е н и ч. Вот это правильно. Ты что, попсу слушаешь?
    М е д с е с т р а. Попсу? Нет, я попсу не уважаю. Панк-рок. Слышали про такое?
    С т е н и ч. Не только слышал, но и слушаю постоянно.
    М е д с е с т р а. По-моему, вы надо мной прикалываетесь.
    С т е н и ч. Ни в коем случае.
    М е д с е с т р а. Ладно, пойду. Скажу Сергею Николаевичу, что ничего выведать у вас не удалось. Вы самовольно капельницу отключаете. Это нехорошо. Вас могут выписать за нарушение режима. Вы в курсе?
    С т е н и ч. В курсе.
    М е д с е с т р а. Мое дело предупредить. А там, как знаете.
    С т е н и ч. Спасибо за заботу. Ценю.
    М е д с е с т р а. Вообще-то с вами интересно разговаривать. Может, еще когда зайду. Не хворайте! Пока! (Уходит.)
    Входит Сергей Николаевич. В дальнейшем С.Н.

    С т е н и ч. Медперсонал косяком повалил.
    С. Н. Ну, что это еще за блажь, скажите на милость? У вас была отдельная палата, постоянный пост! Как у какого-нибудь весьма платежеспособного больного! Что вы делаете такое лицо? Постоянный пост - это не то, что вы думаете. Это прикрепленная медсестра! И вдруг мне докладывают, что вы перебрались в зоомагазин! Да еще прихватили с собой кровать! В больнице только об этом и разговоров. Мне еле удалось замять этот, мягко говоря, инцидент. (Морщит брезгливо лицо.) Мало того, что здесь антисанитария и жутко воняет (принюхивается) этими, как их... бурундуками, так еще мне пришлось пилить через весь город, чтобы вас осмотреть.
    С т е н и ч. Я вас об этом не просил.
    С. Н. Да, действительно, не просили. Но не забывайте, я давал клятву Гиппократа. К тому же выяснилось, что мы с вами заканчивали одну школу. Правда, я лет через десять после вас. Но это неважно. Все выпускники Гарварда должны помогать друг другу.
    С т е н и ч. Мы не выпускники Гарварда. И откуда выяснилось, что мы заканчивали одну школу?
    С. Н. Из вашей истории болезни.
    С т е н и ч. Ничего такого я не сообщал.
    С. Н. Сообщали. Вы просто не помните. Вы тогда совсем плохой были. Кстати, помните, мы с вами последний раз говорили о трусости?
    С т е н и ч. Не помню.
    С. Н. Я вам еще тогда сказал, ну, кто в детстве не трусил? И стоит ли из-за этого сыр-бор заводить?
    С т е н и ч. Не помню.
    С. Н. Вы знаете, я даже как-то описался один раз с перепугу! Хотел сказать, обоссался, но некультурно бы получилось. Тоже, большие ребята, нас больше было, а труса спраздновали. Я, как вспоминаю тот случай, так смеюсь до упаду!
    С т е н и ч (с натянутой улыбкой). Я же вам не рассказывал про тот случай.
    С. Н. (устало). Да, не рассказывали, не рассказывали, а я знаю... Вы думаете, что у вас все было уникально, должен вас разочаровать, у каждого второго такая же история, а у каждого первого похожая на историю каждого второго...
    С т е н и ч. А почему они тогда к вам пристали?
    С. Н. Да потому, что один из нас бросал камешки в окно своей подружки, чтобы она вышла. А ее тетка разоралась и подумала на одного из этих больших парней. Ну и нажаловалась участковому.
    С т е н и ч. Ну, тогда за дело.
    С. Н. От этого нелегче.
    С т е н и ч. Вообще-то не надо этих дурацких намеков. Ничего такого со мной не было.
    С. Н. А я и не намекаю. С чего вы взяли? А помните, как Колобка запирали в туалете?
    С т е н и ч. Какого Колобка?
    С. Н. Да, бросьте вы притворяться! Директора школы так называли... за глаза, конечно. Школа-то была не простая. Сановные детишки. Умение требовалось и от бабушки уйти, и от дедушки по прозвищу КГБ.
    С т е н и ч (устало). Ну, помню, помню Колобка... Но ведь вы-то на десять лет позже учились, его уже сняли к этому времени.
    С. Н. Все правильно! А легенды на что? А мифы? Кагебешники тогда всю школу наводнили! Вачковский с друзьями выпустили какой-то то ли журнал рукописный, то ли бюллетень. Безобиднейшая штука по теперешним временам, а тогда вон из школы с волчьим билетом! Усатого-конопатого тогда уже не было. Повезло! А то бы покруче врезали! Может, не так все было?
    С т е н и ч. Не знаю... Вроде бы так... А зачем все эти псевдовоспоминания? Психотерапия? Я вроде бы еще не совсем...
    С. Н. (смеется). Кто бы сомневался! Совсем - это когда святой истинный крест, а на самом деле - чистой воды шизофренический бред! Вот, к примеру, число три и справа два нуля. Что это по-вашему?
    С т е н и ч. Ну при чем здесь это? Ну, триста, ну и что?
    С. Н. (довольно). Вот именно, что триста! А на самом деле?! Правильно! Зоомагазин! Ладно, отдыхайте! А то я вижу, вы малость переутомились...
    Свет гаснет.


    Большая комната, в которой происходила первая встреча. По-прежнему на стене большая карта, но она вся исписана граффити. В комнате Каминский, Дореев и Барков. За шкафом дремлет Темкин.
    К а м и н с к и й. Ну, что будем делать, голуби? Стен в больнице, когда выйдет неизвестно. Будем разбегаться?
    Б а р к о в. А я предлагаю продолжать без него. Мы уже втянулись, не знаю, я бы продолжил. Когда еще соберемся вот так, все вместе?
    Д о р е е в. Михаил, хотелось бы услышать твое мнение! Выйди, уж будь так любезен!
    Т е м к и н (выходя из-за шкафа). Мне вообще-то надо домой.
    Д о р е е в. У тебя что, дети плачут?
    Т е м к и н. Нет, дети у меня, к твоему сведению, не плачут! А вот в магазин зайти надо. Да и на работу завтра вставать, в отличие от некоторых!
    Д о р е е в. Правильно, иди! С самого начала говорил, что с тобой кашу не сваришь! Ну, какой ты, к ядрене фене, Манюськин? Вот только Стен уперся, что ты, а я сразу сказал, ты не годишься! Еще плавниками двигать в забытьи, можно было бы тебя попробовать, но центральную роль! Только сумасшедший мог бы тебе ее доверить!
    Т е м к и н. Ну, ладно, уговорил, немного посижу.
    Стремительно входит Аська.
    А с ь к а. Всем привет, остальным салют! Почему постные рожи? Я не опоздала? Репетиция оркестра еще не началась?
    Д о р е е в. Ты, моя красавица, всегда вовремя. Никаких репетиций больше не будет. Застрельщик всего этого бреда и одновременно наш школьный товарищ и друг на больничной койке! Взялся за гуж, иначе говоря, не за свое дело, перенапрягся, перенервничал с нами идиотами и, естественно, сломался!
    А с ь к а. Ну, вашу мать в коляску! А как же телевидение, рекламные ролики?! Говорил, что возьмет с собой, туда-сюда! Ну, вашу мать в дивизию!
    К а м и н с к и й. Мадам, вы же умная женщина! И темперамент при вас и лексикон нормальный! На тиви или еще куда... пожелаете, могу вас устроить я. У генерала государственной безопасности очень большие возможности, очень! Особенно сейчас! Надеюсь, вы понимаете? О-чень! Повторяю для тупых, особенно сейчас! Могу даже в варьете! Скажем, Мулен-Руж вас устроит? В очередь с Николь Кидман? Или, на худой конец, мюзикл "Cats", что в переводе означает, пардон, котики. Про жизнь домашних, я извиняюсь, животных!
    А с ь к а. Да, настоящий дурдом! С другой стороны, не такая скука, как в этом поганом офисе, шуршать серой мышкой! (Передразнивая.) Еще одно опоздание и мы будем вынуждены с вами расстаться. Тьфу! Козлы вонючие! (Задумывается.) Или просто вонючки? Не знаю даже, как лучше. Ладно, неважно! Это я с вами, мудаками, буду вынуждена расстаться! Котики... (Каминскому) А вы, сударь, вошли в роль лучше всех, это не комплимент! Будьте осторожнее, а то присоединитесь к шефу!
    К а м и н с к и й. Не боись, крошка! Или в стиле ретро, не бе, малютка!
    А с ь к а. Нет, точно! Вы лучший среди этой престарелой публики из богадельни!
    Д о р е е в. Я, конечно, извиняюсь, мы вам случайно не мешаем? Может быть, нам лучше уйти? (Каминскому.) Не забывай, старичок! Ее привел я! Разумеешь, пан?
    А с ь к а. Да, ладно тебе! Я тебе что, расписку давала на пожизненное пользование? Не будь занудой!
    Д о р е е в. Правильно, чуть что, не будь занудой! Уж в чем-чем, а в этом грехе меня трудно упрекнуть! Все, ты меня довела, сейчас буду бить! (Угрожающе движется на Аську.)
    А с ь к а. Учти, козлик, у меня черный пояс!
    Д о р е е в. Сейчас увидим, какой у тебя пояс!
    А с ь к а. Генерал, на помощь!
    К а м и н с к и й. А что я могу сделать?! У него разряд по боксу, а у меня большой нос!
    А с ь к а. Караул! Убивают! Пожар, в конце концов!
    Входит Стенич. Вид у него, как в начале пьесы. Пыхтит папиросой, неряшливо одет и т.д. Присутствующие переглядываются.
    С т е н и ч. Что за шум, а драки нету?
    Д о р е е в. Рано зашел, а то была бы и драка!
    С т е н и ч. Ну, наконец-то! Стоило только отлучиться, как страсти кипят, эмоции бьют ключом! А то, как вареные мухи, ничем не расшевелишь.
    Д о р е е в. Зато ты, я вижу, на подъеме. Тебя что, уже выписали или сбежал?
    С т е н и ч. Выписали и сбежал, это, в принципе, дружище, одно и то же. Не об этом сейчас речь. Надо сосредоточиться на главном! Сильно стачивается мел. Я уже израсходовал пять коробок. Асфальт просто пожирает мел. Прямо, беда! А дошел только от туалета до зоомагазина. Правда, линия получается просто великолепная, жирная, неровная. Просто, класс!
    А с ь к а. Если линия хорошая, надо непременно продолжать. Непременно! А вопрос с мелом беру на себя. Завтра подвезут ящик отборного финского мела.
    К а м и н с к и й. Подожди. От какого еще туалета?
    Б а р к о в (догадываясь). Который был на углу Волхонки и Гоголевского. Верно? Ты о нем?
    С т е н и ч (недовольно). Конечно, о нем. Но почему был?
    Б а р к о в. Потому что вместо женского - салон связи, а вместо мужского - небольшой бутик. Или наоборот, теперь уже не вспомнить.
    С т е н и ч. Чепуха! Я только вчера там был, все на месте. Еще минет предлагали за три рубля, да менты подошли, всех разогнали.
    А с ь к а. А может, за тридцать копеек? Шикарно, прямо, настоящий коммунизм! Воспоминания о будущем.
    Д о р е е в (Стеничу). Ты все правильно говоришь. Садись, расслабься, сейчас немножко примем. И все будет нормально. Народ просто не врубается. Что с них возьмешь? Отупели, черти!
    С т е н и ч. Сейчас не до расслаблений! Только начало все как-то склеиваться. Надо всем быстро двигать в зоомагазин.
    К а м и н с к и й. Так, теперь еще и зоомагазин! Может, разъяснишь, какой еще такой зоомагазин?
    С т е н и ч. Такой, за вахтанговским театром, где тебя скины стукнули бутылкой по голове. Ермакова с Гореловой уже там.
    К а м и н с к и й. Это тебя, старина, стукнули и не бутылкой, а пыльным мешком... Хотя, подожди, что-то такое... (Трогает рукой голову.) Действительно, небольшая шишка... Кажется, выручила шляпа...
    С т е н и ч (удовлетворенно). Ну, наконец-то, проснулся!
    Свет гаснет.

    Помещение зоомагазина. Полутьма. В центре Стенич и Аська.
    С т е н и ч. Мне хочется тебя обнять, как тогда!
    А с ь к а. Ну и обними, если хочется.
    С т е н и ч. Но ведь ты - это не ты!
    А с ь к а. Вот беда-то какая! Что же мне в старуху превратиться? Ты закрой глаза и представь, что я - это она! А ты - это ты, только юный лопух, у которого с девчонками проблемы. И все дела! Я же тебе нравлюсь? Нравлюсь! В этих делах у меня осечек не бывает! Всегда сто очков выбиваю!
    С т е н и ч. Ты ничего не понимаешь!
    А с ь к а. А чего тут понимать-то! Если тебя заклинило! Вызови ее сюда и все дела, если не можешь по-другому!
    С т е н и ч. Она в прошлом...
    А с ь к а. Да, хоть в Антарктиде! Скажи, что не можешь забыть, любишь! Что оплатишь билет в оба конца и все расходы, прилетит, как миленькая! Я тебя уверяю!
    С т е н и ч. В Антарктиде? Где-то я уже это слышал... Ты ни черта не понимаешь! Ладно, закрою глаза. Иди ко мне!
    А с ь к а ( улыбаясь). Вот это другой разговор!
    Свет гаснет.

    Помещение зоомагазина. В центре кровать. На ней Стенич и Аська.
    С т е н и ч. Надо вставать. А то покупатели могут зайти.
    А с ь к а. А чего бояться? Мы люди свободные и живем в свободной стране. ( Смеется.) Нет, я, пожалуй, еще полежу.
    Входит Носопытин.

    Н о с о п ы т и н. Какая идиллия! А жаловались, что наш сотрудник не выполняет приказ. Еще как выполняет, можно сказать, перевыполняет! А мы уже собрались ее увольнять!
    С т е н и ч. Все, стоп! Разбор полетов! ( Встает. Аська тоже нехотя поднимается. Она в белом халате.) ( Носопытину-Каминскому.) Пойми, ты бывший генерал КГБ, а возможно и действующий! Можно сказать, статский советник!
    К а м и н с к и й ( важно). Скорее, тайный!
    С т е н и ч. Не перебивай! Ты что, собрался торговать на рынке турецкими помидорами?! Пойми, я не могу еще учить тебя, как надо одеваться!
    К а м и н с к и й. А что? По-моему, очень даже ничего. Добротная вещица! Я это пальтецо купил, еще когда работал на фирме! Пятьсот баксов отстегнул. Дольче энд Габано! Вон и наклеечка имеется. ( Отворачивает полу пальто.)
    А с ь к а. Дольче энд Габано! Остроумно, ничего не скажешь. А может, Хьюго Босс?
    К а м и н с к и й. А ты не встревай, когда начальство разговаривает. А то, действительно, попрем из органов!
    Из-за аквариума выходит Темкин.

    Т е м к и н. Стен, это нечестно! Скажи, прыжок отменяется? Так я и знал! Но ты же обещал! Я из-за этого остался, отгул пришлось брать. Уж какую-нибудь пуговицу я смогу срезать по сигналу с земли.
    К а м и н с к и й. Уж какую-нибудь сраную пуговицу!
    Т е м к и н ( немного поколебавшись). Ну, пусть сраную! Все равно это нечестно!
    Входит Ермакова.

    Е р м а к о в а. Ну, дайте же ему прыгнуть! Бессовестные!
    К а м и н с к и й. Как будто кто-то против. Пусть встанет на стул и прыгнет! Надо же какой неугомонный!
    Т е м к и н. Не хами! Сам можешь встать на стул и прыгнуть, если тебе так хочется!
    С т е н и ч. Небо зовет, как я это понимаю... Кто тебе сказал, что прыжок отменяется? Прыжок откладывается, понимаешь, откладывается, но не отменяется. Для расстройства нет никаких причин! Я ведь тоже такой, как вобью себе что-нибудь в голову, так все, туши свет! Вот сейчас с пьесой этой проклятой! Надо бы плюнуть, послать все к такой-то матери! А я нет... Короче говоря, не волнуйся, что-нибудь придумаем. Гипноз там или небольшой укольчик... ( В сторону.) Теряет связь с реальностью. Вот уж от кого не ожидал, так не ожидал. Просто, настоящая находка...
    А с ь к а. Предлагаю сброситься и организовать товарищу прыжок, хотя, конечно, можно и уколоть, нет проблем. Да и выйдет значительно дешевле.
    С т е н и ч ( Аське). Кстати, почему у тебя татуировка на шее?! Ты где-нибудь видела, чтобы в семидесятых годах прошлого века у приличных девочек были такие татуировки?!
    А с ь к а. Ха! Когда ты меня трахал, все было о′кей! Какая сексуальная, какая божественная! У меня никогда не было такой женщины! А теперь что, не нравлюсь?!
    Е р м а к о в а. Это что же получается?! Все хорошие роли через постель?! Я думала, что уж здесь-то все будет по-настоящему, а вы... Друзья детства называется! Тьфу на вас! (Уходит.)
    Г о л о с п о п у г а я. Пр-р-равильно! Козлы! И больше никто!
    С т е н и ч ( Аське). Ну, что, довольна? Добилась своего?! Развалить все захотелось? Взял тебя на свою голову! Проваливай к чертовой матери!
    А с ь к а. Да пошел ты! ( Уходит.)
    К а м и н с к и й. Ну и слава богу! Бабы с воза кораблю легче. Я же говорил, Макбета надо ставить! Уж там-то не забалуешь! Чуть что, сразу кряк! ( Делает рукой рубящий жест.)
    С т е н и ч. Тихо, тихо... Все нормально, продолжаем работать. А точнее, перерывчик! А может, бросить все к ядрене фене? А?
    Т е м к и н. Ты можешь дать слово, что прыжок состоится?
    С т е н и ч ( с интересом разглядывая Темкина, после паузы). Могу.
    К а м и н с к и й. Молодец, Темыч! Противник слабеет! Надо дожимать!
    Врывается Дореев.

    Д о р е е в ( Стеничу). Ах ты, гнида! Мне Аська все рассказала! Все!
    С т е н и ч. Что рассказала?
    Д о р е е в. Как ты ее заставил!
    С т е н и ч. Ну, если теперь это называется, заставил, тогда да, заставил. Ты бы лучше не смешил людей, Виталик!
    Д о р е е в. Ты еще и издеваешься! Видит бог, не хотел!
    Дореев бросается на Стенича с кулаками. Они начинают бороться, падают и укатываются со сцены.
    К а м и н с к и й ( Темкину). Чего стоишь? Разнимай, давай!
    Т е м к и н. А ты будешь стоять и смотреть? Ну, ты и нахал!
    К а м и н с к и й. Ладно, уговорил. Ты одного, я - другого. Вот видишь, до чего приличных людей бабы доводят! Ты правильно сделал, что до сих пор не женился! А то бы и тебя вот так! Бац, бац, и все по морде! (Уходят.)
    Свет гаснет.


    Большая комната. Каминский и Горелова сидят за столом. Пьют чай. За шкафом на стуле Ермакова.
    К а м и н с к и й. Ты что, правда, в разводе?
    Г о р е л о в а. Неужели я буду шутить на такую серьезную тему? ( Смеется.)
    К а м и н с к и й. А сама смеешься.
    Г о р е л о в а. Да уж перегорело все давно. А сначала не до смеха было. Такая депрессия была, не приведи господь! Даже в клинике неврозов лежала. Вот так-то, мой милый! Это вам, мужикам, все по барабану!
    К а м и н с к и й. Слушай! А давай сейчас к тебе! Как в старые добрые времена! А?
    Г о р е л о в а. Ты чего-то не на шутку расхрабрился! Ты же от своей благоверной ни на шаг! Кстати, ты в курсе, что Дорианчик подрался со Стеном? Совсем мужики рехнулись на старости лет!
    К а м и н с к и й. Конечно, в курсе! При мне дело было. Если бы я их не разнял, не знаю, что было бы!
    Г о р е л о в а. Ну, ты известный храбрец! А все из-за этой Аськи поганой! И где только Дорианчик ее отыскал? До чего ж противная баба!
    К а м и н с к и й. А по мне, так очень даже ничего!
    Г о р е л о в а. Вот, паразит! Ну и подкатывай к ней, чего к мне-то пристаешь?
    К а м и н с к и й. А помнишь, как я тебе бросал в окно камешки, чтобы ты вышла?
    Г о р е л о в а. И один раз разбил стекло!
    К а м и н с к и й. Как твоя тетка тогда орала! Даже сейчас мурашки по спине!
    Г о р е л о в а. Не дави на воспоминания, ничего не получится! Все заросло толстым слоем мха. Ты вот мне лучше скажи, тебе не кажется, что Стен это не Стен?
    К а м и н с к и й. В каком смысле?
    Г о р е л о в а. Ну, неужели непонятно? Что он не наш Стен, а кто-то другой! Ты же с ним в школе дружил. Неужели ничего не заметил?
    К а м и н с к и й. Черт! Вот ты сказала... А я ведь тоже вначале засомневался. Конечно, не он! Помнишь, как его Носопытин называл? Нестеров! А Стен еще его одергивал!
    Г о р е л о в а. Да, ладно, тебе издеваться! Вот увидишь еще, что это не он! Помнишь, Виталик говорил, что он еще его почерку подражал с наклоном влево?
    К а м и н с к и й. Гениальная мысль! Попросим его что-нибудь написать. Графологическая экспертиза, и он наш!
    Г о р е л о в а. Опять шутишь! А женская интуиция на что?
    К а м и н с к и й. Ну, это железный довод в любых вопросах!
    Г о р е л о в а. Спрашивается, где он был столько времени?
    К а м и н с к и й. А ты бы спросила!
    Г о р е л о в а. Я и спросила.
    К а м и н с к и й. Ну и? Что он?
    Г о р е л о в а. Отшучивается. Говорит, в полярных экспедициях. Ходил к Южному полюсу, несколько лет провел в Антарктиде.
    К а м и н с к и й. Все тридцать лет?
    Г о р е л о в а. Потом как-то заявил, что жил в Америке. По-моему, все врет.
    К а м и н с к и й. Возможно, что и так. Ладно, пойду, посмотрю, может, кто-нибудь на подходе. ( Уходит.)
    Из-за шкафа выходит Ермакова.

    Е р м а к о в а. Ну, что?
    Г о р е л о в а. Что слышала. Вообще-то тебе лучше знать, он это или не он. У тебя же с ним был роман.
    Е р м а к о в а. Да, какой там роман! Дальше поцелуев дело не зашло. Это тебе не сейчас, сразу в постель!
    Г о р е л о в а. Ты, как будто, жалеешь. Ну, а все же! Мне лично кажется, что это не он.
    Е р м а к о в а. Я тоже что-то засомневалась... Хотя вначале, когда он позвонил первый раз по телефону, у меня и в мыслях не было, что это не он.
    Входит Каминский.

    К а м и н с к и й ( Ермаковой). Ты как мимо меня просочилась?
    Е р м а к о в а. За шкафом сидела, подслушивала!
    К а м и н с к и й. Нет, я серьезно!
    Е р м а к о в а. И я серьезно.
    К а м и н с к и й. Ну, не хочешь говорить, не надо.
    Г о р е л о в а. Ленечка! Тебе партийное задание! Ты должен поговорить со Стеном и расставить все точки над "i".
    К а м и н с к и й. Если честно, то мне все равно. Но учти, с тебя будет серьезный фант, я не шучу!
    Г о р е л о в а. Хорошо, я согласна.
    К а м и н с к и й. Все слышали? Учти, тебе не отвертеться!
    Свет гаснет.


    Скамейка. На ней Каминский. Чуть поодаль женщина в плаще, капюшон надвинут, лица не видно. Слышен шум подходящих и отходящих поездов метро. Подходит Стенич.
    С т е н и ч. Ну, что случилось? Почему такая таинственность?
    К а м и н с к и й. Будь добр, потише! Ты под подозрением! Играю с тобой в открытую. Так сказать, по старой дружбе.
    С т е н и ч . Под каким еще подозрением? Ты что, выпил?
    К а м и н с к и й. Пока еще нет. Хотя с собой кое-что взял. (Достает из кармана плоскую фляжку.) Будешь по чуть-чуть?
    С т е н и ч. Нет, у меня еще дела... Хотя, впрочем, налей немного.
    К а м и н с к и й. Вот это другое дело. (Достает одноразовые стаканчики. Разливает.) Коньяк так себе, но пить можно. Давай, за здоровье! (Выпивают.) Да, дрянное пойло! Но пошло хорошо! Так вот, старина, часть нашей, так сказать, труппы подозревает, что ты - это не ты, а кто-то другой! Я, лично, это мнение не разделяю, так что поставь в своем списке против моей фамилии жирный плюс, но уполномочен задать тебе несколько крайне неприятных контрольных вопросов. Ты не возражаешь?
    С т е н и ч. Не возражаю. Проверка, так проверка. Я сам последнее время стал сомневаться, что я - это не совсем я. Скажу тебе по секрету, меня снова, как в былые времена, начали принимать за кого-то другого. Буквально, несколько минут назад ко мне подошел какой-то мужичок и спросил, вы не Саша?
    К а м и н с к и й (снисходительно). Просто, ты его не узнал, а он забыл твое имя!
    С т е н и ч . Объяснение безусловно остроумное, но не проходит.
    К а м и н с к и й. Минуточку! Давай по порядку. Он же не сказал, Саша, привет? А вы - не Саша? Ясно, что человек просто обознался!
    С т е н и ч. Хорошо. А ты знаешь, что ко мне в больницу приперлась какая-то настырная тетка с ребенком и стала утверждать, что она моя жена? Что меня зовут Виктор Петрович и что это мой ребенок? Спасибо, ребята помогли ее выпроводить.
    К а м и н с к и й. Какие ребята?
    С т е н и ч. Манюськин и Епиход.
    К а м и н с к и й. Манюськин и Епиход... Опять ты за свое. Ладно. Пусть Манюськин и Епиход. И все равно, тебе не удастся сбить меня с толку, можешь не пытаться! Итак, первый вопрос. Как звали нашу первую учительницу?
    С т е н и ч. Галина Павловна.
    К а м и н с к и й (разочаровано). Верно... Я им говорил, что тебя голыми руками не возьмешь!
    С т е н и ч. А теперь у меня к тебе вопрос. Так сказать, баш на баш. Помнишь тир, куда мы ходили стрелять. Ну, еще военрук нас туда водил?
    К а м и н с к и й. Конечно, помню.
    С т е н и ч. В раздевалке была маленькая потайная дверка. И уже оттуда вниз по ступенькам в длинный подземный переход, который и являлся тиром. Так?
    К а м и н с к и й. Нет, не так. Все это чистой воды фантазии! Никакой дверки и в помине не было. В тир мы куда-то ездили, а вот куда, не помню. Кстати, о птичках. Я тебе принес то, что ты просил.
    С т е н и ч. А что я просил?
    К а м и н с к и й. Напоминаю. Ты просил, чтобы я принес тебе летающую корову. Твоя просьба выполнена. (Достает из сумки коробку. Оттуда извлекает большую игрушку - пластмассовую корову с крыльями.)
    С т е н и ч. Твоя летающая корова не воняет?
    К а м и н с к и й. В каком смысле? Ты что, считаешь, что она обкакалась?
    С т е н и ч. Не исключаю и этого. Но имею в виду всякие фенолы. Обычно китайские игрушки этим грешат.
    К а м и н с к и й. Обижаешь, есть сертификат. Прикрепляешь ее за нитку к потолку, да не забудь вставить батарейки! Подтолкнешь ее под жопу, она поднимет крылышки и полетит родимая по кругу.
    С т е н и ч. А если не полетит?
    К а м и н с к и й. Полетит, куда ж ей деваться-то. Всего три возврата было из тысячи! Кстати, зачем она тебе? У тебя что, маленькие дети?
    С т е н и ч. Летающая корова - это трагическая фигура нашего времени. Примет участие в постановке... (Задумчиво.) Вот если бы ей приделать голову какого-нибудь известного деятеля, было бы поинтересней...
    К а м и н с к и й. Это мысль! А ты все же молодец! Гениальная идея! Но только к следующему Новому году! Не зря все же тебе дали Серебряную медаль, не зря!
    С т е н и ч. Не Серебряную, а Золотую. Все проверяешь, Сыщик-ищи-свищи! Думаешь, я плохо подготовился?
    К а м и н с к и й. Кстати, ты знаешь, что мы по уши в дерьме!
    С т е н и ч. Почему?
    К а м и н с к и й. По кочану! Мне уже исполнилось пятьдесят, а тебе, даст бог, через месяц тоже стукнет!
    С т е н и ч. Правильно. Никогда ни в чем нельзя быть уверенным или ни в чем никогда!
    К а м и н с к и й. Так вот! Ты не можешь себе сделать зубы за какие-то восемь штук! Это ли не ужасно?
    С т е н и ч. Да, ты прав, дела идут неважно, но! Не настолько! Вот когда будешь забывать застегивать ширинку. Или сильно оживятся волосы в носу и ушах. Короче, наступит полная старческая неопрятность да и не исключено, что и мочой будешь припахивать. Вот тогда надо будет уже не ныть, а кричать, караул! А сейчас рановато! Стыдно, товарищ, предаваться унынию! Стыдно! Сколько за корову?
    К а м и н с к и й. Триста рублей. Цена для крупных оптовиков и ближайших родственников. Ты пойдешь, как крупный оптовик! (Достает из сумки папку с бумагами.) Тебе надо вот здесь написать. Получил тогда-то от такого-то летающую корову. Число и подпись. Мне надо для отчетности.
    С т е н и ч. Все хитришь. Ладно, мне не жалко. (Пишет.) Учти, почерк с возрастом меняется. Был один наклон, стал другой, а потом, глядишь, вообще без наклона.
    Соседка по скамейке встает, сбрасывает с себя плащ. Это Горелова.
    Г о р е л о в а. Паразиты! Только о деньгах! А одинокой женщине требуется что? Внимание! (Гордо уходит.)
    С т е н и ч (недовольно). Зачем ты ее привел?
    К а м и н с к и й. Во-первых, я ее не приводил, и уж как она нас вычислила, не знаю. А во-вторых, Горелова уже давно на конспиративной работе (Смеется.) И просто, грех в ней сомневаться, полностью проверенный товарищ!
    С т е н и ч (задумчиво). Какие шикарные у нее были сиськи... Она чуть было не изнасиловала учителя по труду!
    К а м и н с к и й. Не может быть! А я и не знал! Как обычно, все самое важное проходило мимо меня.
    С т е н и ч. Немудрено! Ты с утра до вечера зубрил свои уроки.
    К а м и н с к и й. Это чистое вранье! Это ты был известным зубрилой!
    С т е н и ч (снисходительно). С моими способностями это было ни к чему! Мне все легко давалось. Только из идейных соображений я не пошел в науку. А то бы давно получил нобелевку!
    К а м и н с к и й. Не нобелевку, а шнобелевку! Да не где-нибудь, а в читинской губернии! (Оба смеются.)
    Свет гаснет.


    Помещение зоомагазина. На кровати сидит Стенич. Рядом на стуле Сергей Николаевич.
    С т е н и ч. Навстречу мне шел старик. Как ни странно, это был я. Слабо горели фонари. Он шел вдоль домов, спотыкаясь, выставив вперед руку с растопыренными пальцами, собираясь вот-вот упасть. Затем показали издалека освещенное окно. Потом, видимо, оператор дал крупный план. Неприятного вида мужик говорил по телефону. Потом он замахал рукой с трубкой. Скорее всего, прервалась связь. И со злостью швырнул телефон в окно. Показали его недовольную рожу. Пришлось снова признать, что мужик с трубкой - это я. Старик, шедший навстречу, перестал спотыкаться, быстро поднял телефон и бодро помчался прочь...
    С. Н. Возможно, сон, а возможно, что и рекламный ролик. Там не было слогана, наши телефоны не ломаются, даже когда падают с большой высоты?
    С т е н и ч. Не было...
    С. Н. Тогда скорее всего сон.
    С т е н и ч. Пожалуй...
    С. Н. То есть, полной уверенности нет. Напоминает обычную трансакцию, связанную с временной деперсонификацией. Может быть, вы накануне принимали какие-нибудь таблетки? В народе их иногда называют колеса. (Смеется.)
    С т е н и ч. Колеса? Интересное предположение. Надо будет попробовать. Хотя глупо начинать на старости лет.
    С. Н. А вот и нет. Старость, друг мой, это последняя большая ломка перед окончательным откидом. И логично попытаться из нее как-то выйти. Это раз! Во-вторых, у вас еще не старость, а страх старости. А в третьих, накануне вас приняли за какого-то другого. И это наводит на определенные размышления.
    С т е н и ч. Откуда вы узнали? А, понятно, вам рассказал Каминский.
    С. Н. Обижаете! Во-первых, я не знаю никакого Каминского. Во-вторых, очевидно, что вашему, так называемому, сну предшествовали определенные события. Попытаюсь объяснить. Вы знаете, что такое команда "Товсь!"?
    С т е н и ч. Догадываюсь.
    С. Н. Приятно говорить с грамотным человеком. Обычно народ не в курсе. Я же служил срочную на Морфлоте на подводных лодках. Так вот, сначала - "Боевая тревога!", "Торпедные аппараты к бою!", а уже под конец - "Пуск!" И пошла родимая! Улавливаете причинно-следственную связь?
    С т е н и ч (задумчиво). Торпеда...
    Свет меняется, становится серым, призрачным. Стенич в форме шталмейстера.
    С т е н и ч (громогласно). Смертельный номер! В первый и последний раз! Человек-торпеда!
    Тревожная барабанная дробь. В свете прожектора Темкин бежит, ловко уворачиваясь от преследующих его Каминского и Баркова. Наконец его хватают за руки и начинают раскачивать взад и вперед. Сзади подбегает Дореев и упирается ему в спину. После двух-трех раскачиваний Темкина отпускают, и он стремительно несется, безуспешно пытаясь тормозить, расставив руки, на стоящую в углу группу униформисток в школьных платьях. Врезается в нее. Визг, смех, его шутливо колотят и толкают прочь. Звучит победный марш. Темкин бросается с кулаками на обидчиков. Все убегают.
    Прежний свет.

    С. Н. Да, вы меня не слушаете. Помните, какой в нашей школе был кабинет физики? Амфитеатр с откидными партами, разбитый на сектора! А химии? Слегка попахивало газом, до блеска начищенные латунные краны! Не хуже, чем в каком-нибудь там Оксфорде! А черная лестница? По ней прямо со двора можно было попасть на самый верх, в спортзал. А один тир чего стоил?! Помните, как ходили стрелять?
    С т е н и ч (сухо). Не помню.
    С. Н. Ну, как же так? Ладно, бог с ним! Помню, одна вшивая торпеда пропала. Сколько шума было! Всех на допросы затаскали! Потом, слава богу, нашлась, закатилась куда-то по недосмотру. А сейчас вагоны пропадают, и все шито-крыто! (Внимательно смотрит на Стенича.) Знаете, чем пахнет свеженькая торпеда? Только ее распаковали, она пахнет маслом, не подсолнечным, конечно! Дивный аромат!
    С т е н и ч. Знаете, я человек нездоровый, а с этой торпедой вы меня, вконец, расстроили. Теперь долго не смогу заснуть.
    С. Н. Вы все шутите. Ну, ладно, пойду. Отдыхайте! (Уходит.)
    С т е н и ч. Какой, право, идиот! И все намеки какие-то непонятные! Эти энкаведешники, похоже, сами не знают, чего им надо... (Ложится в кровать и засыпает.)

    Кабинет. Большой стол с несколькими телефонами. За столом в глубоких раздумьях Носопытин в форме комиссара НКВД тридцатых годов. Стук в дверь.
    Н о с о п ы т и н. Войдите!
    Входит Сергей Николаевич. Он в белом халате.
    С. Н. Здравия желаю, товарищ... (Запинается.) комиссар!
    Н о с о п ы т и н. Проходи, проходи, садись. Рассказывай, что удалось узнать?
    С. Н. К сожалению, практически ничего.
    Н о с о п ы т и н. И немудрено. Нестеров - крепкий орешек!
    С. Н. Извините, товарищ комиссар. А почему, Нестеров? Это что, оперативная кличка?
    Н о с о п ы т и н. Потому что он - Нестеров. Пока этого объяснения достаточно.
    С. Н. Понятно. Я три раза побывал в этой школе. Облазил эту проклятую раздевалку вдоль и поперек. Никакого хода в тир там никогда не было. Порылся в архивах. Даже удалось встретиться с бывшей нянечкой, которая там работала в те годы. Ей сейчас стукнуло девяносто пять. Она утверждает то же самое.
    Н о с о п ы т и н. Девяносто пять? Могла и забыть.
    С. Н. Да, нет, товарищ комиссар. Все помнит, просто феноменальная старуха! Извините, товарищ комиссар, а откуда такая замечательная форма?
    Н о с о п ы т и н ( довольно). Что, нравится?
    С. Н. Превосходно сидит!
    Н о с о п ы т и н. Бывший подчиненный. Работает в нашем музее, иногда дает поносить. Я в ней хорошо соображаю. Скажите, удалось открыть файлы, о которых я вам говорил?
    С. Н. Зет два нуля? Нет, не получилось, они закрыты при помощи какого-то неизвестного кода. А что в них может быть?
    Н о с о п ы т и н. Под зет проходит весь крупный левак. А два нуля - самый, самый! Поэтому они секретятся по высшему уровню! Что-то по интересующему нас вопросу может знать этот еврейский парашютист Темкин. Чутье меня редко подводит в таких вопросах. Надо их немного взбодрить, чтобы они зашевелились.
    С. Н. Это можно, товарищ комиссар! Разрешите идти?
    Н о с о п ы т и н. Идите, Сергей Николаевич. Идите!
    Свет гаснет.


    Помещение зоомагазина. Стенич стоит перед аквариумом. В аквариуме Темкин спиной к Стеничу.
    С т е н и ч. У меня к тебе вопрос.
    Т е м к и н. Мне с тобой не о чем говорить! Ты не выполняешь обещания! У меня уже неприятности на работе из-за тебя!
    С т е н и ч. Ты помнишь тир, куда мы ходили стрелять?
    Т е м к и н. Конечно, помню!
    С т е н и ч. Мы туда спускались из раздевалки?
    Т е м к и н. Нет, не из раздевалки.
    С т е н и ч. А откуда?
    Т е м к и н. Не скажу!
    С т е н и ч. Хорошо, а если я поклянусь, что прыжок состоится, тогда скажешь?
    Т е м к и н. Ты снова обманешь!
    С т е н и ч. А если я скажу, что буду прыгать вместе с тобой! Парный прыжок! Тогда как?
    Т е м к и н. Это что-то новенькое. Ты что, за дурака меня принимаешь? Ты же не умеешь!
    С т е н и ч. А чего там уметь, дернул за кольцо! И порядочек!
    Т е м к и н. Ладно, поверю тебе в последний раз! Дверь в тир, которую тебе так приспичило найти, находится здесь.
    С т е н и ч. Ты шутишь?
    Т е м к и н. Нет, не шучу! Ко мне уже с этой дверью приставал твой лечащий врач. Довольно скользкий тип!
    С т е н и ч. А ты?
    Т е м к и н. Что я? Я же не дурак! Сказал, что понятия не имею, о чем это он.
    С т е н и ч. Ну, и где она? Ты меня, случаем, не разыгрываешь?
    Т е м к и н. Охота была. Я же не ты! Людей водить за нос!
    С т е н и ч. Я же тебе сказал, прыжок состоится при любой погоде!
    Т е м к и н. Хорошо. Дверь прямо перед тобой! ( Темкин выходит из аквариума.)
    С т е н и ч. Передо мной аквариум.
    Т е м к и н. Правильно, его надо отодвинуть.
    С т е н и ч. Каким образом? Там не меньше тонны воды!
    Т е м к и н. Ты что, решил, что я, действительно, аксолотль? У тебя, на самом деле, крыша поехала! Ей богу! Аквариум пустой! Как бы я смог там так долго находиться, ты как думаешь?
    С т е н и ч. Я думал, ты дышишь через трубочку.
    Т е м к и н. Ладно, берись за тот край, а я за этот. Через трубочку... ( Качает головой.) Ну и фантазер!
    Они вдвоем отодвигают аквариум. За ним оказывается большой лист бумаги с нарисованным очагом.
    С т е н и ч. Ну, Мишка, ты и молодец! Не подкачал! И даже буратинский очаг! Все, как положено! ( Срывает лист с очагом. За ним небольшая дверь. Толкает ее. Та легко открывается.) Ты со мной?
    Т е м к и н. Нет, я здесь покараулю. Мало ли что!
    Стенич быстро спускается вниз по крутым ступенькам и попадает в длинный узкий туннель. Перед ним на матах лежит Горелова, целится вдаль из пневматического ружья. Рядом с ней Дореев, обнимает ее за плечи.
    С т е н и ч ( изумленно). Вы-то как сюда попали?
    Г о р е л о в а ( смеясь). А мы и не уходили, великий ты наш! Все ждем, ждем, когда же ты наконец появишься. Ленка Ермакова все глаза проплакала ( Смеется.)
    С т е н и ч. И она здесь?
    Д о р е е в. Здесь, здесь. Пошла мишени менять. Хочет наладить карусель.
    С т е н и ч. Карусель? Какую карусель?
    Д о р е е в. Обычную, старичок! Железные зайцы-барабанщики, медведи, лисицы там разные. Всего понемножку, и все по кругу наяривают! А мы, знай себе, палим! И все мимо!
    Г о р е л о в а. Я бы точно попала, да Дорианчик мешает!
    С т е н и ч. А мы, знай себе, палим... Все дурака валяете?
    Врываются Носопытин и Сергей Николаевич. У последнего в руке пистолет.
    С. Н. (Носопытину). Товарищ генерал, ну теперь-то, наконец, можно сказать, что мы ищем. Оружие, наркотики? Или редкоземельные металлы?
    Н о с о п ы т и н. Я сам, Сереженька, не знаю. Что будет, то и наше! Не все ли равно? На наш век с тобой хватит!
    С. Н. Да нет, не все равно. Если оружие, надо подгонять грузовики, а остальное - в руках унесем.
    Н о с о п ы т и н. Разумно. Ты держи, держи их на мушке. Знаю я эту публику, могут что-нибудь выкинуть! Ну, Нестеров, где оружие?
    С т е н и ч. Здесь, кроме пыльных матов и паутины, ничего нет! Сами видите! Кстати, что с прыжком? Отменяется?
    Н о с о п ы т и н. Я вам уже объяснял! Прыжок состоится по-любому! Сколько можно спрашивать!
    С т е н и ч. Ну, слава богу, а то я тут клятву дал. А уточняю, потому что у вас семь пятниц на неделе.
    Н о с о п ы т и н. Это у вас семь пятниц на неделе.
    С т е н и ч. Ладно, проехали.
    Г о р е л о в а. Может, их устроит мое ружьишко? ( Протягивает духовое ружье.) Пусть забирают, мне не жаль!
    Д о р е е в. Ну, вот еще! А мне, например, жаль. Ружье им подавай! Пусть идут на... в общем, куда подальше!
    Стенич берет у Гореловой ружье. Ловко подбрасывает его в руке и целится в Сергея Николаевича.
    Н о с о п ы т и н ( с досадой). Да, прекратите вы, Нестеров! Ну, что за человек! Из всего норовит цирк устроить! Уходим, Сереженька! Надо уметь отступить в нужный момент!
    Сергей Николаевич прячет пистолет. Стенич опускает ружье.
    С т е н и ч. Вот это разумно!
    Входят Седой с Игорьком.

    С е д о й (смеясь, Носопытину). Привет, Вань! Как сказал один неглупый человек, надо делиться. А ты, все себе! Про боевых товарищей забыл. Некрасиво получается, Вань!
    Н о с о п ы т и н. Да, прекрати ты свои шуточки! Здесь пусто! Твоя работа?
    С е д о й. А может, твоя?
    Спорят, жестикулируют, отходят в сторону и растворяются в серой дымке
    Г о р е л о в а. Да, Стеничка, я и не знала! А ты, оказывается, настоящий герой! И как это я, дура, тебя в школе прошляпила? Не понимаю.
    Появляется Ермакова.
    Е р м а к о в а (Стеничу). Ты чего так задержался? Или разлюбил?
    С т е н и ч. Не в этом дело. Дверь никак не мог найти. Спасибо, Темыч выручил!
    Появляются Темкин, Каминский и Барков.
    Т е м к и н (расстроено). Их было больше, я ничего не мог сделать!
    С т е н и ч. Не волнуйся, все в порядке.
    Г о р е л о в а (Стеничу). Кстати, у нас патроны уже заканчиваются. Ты случайно не прихватил с собой?
    С т е н и ч. Патроны! А вот то, что мел закончился! Это вы знаете?
    В с е (хором). А вот это мы знаем! (Смеются.)
    С т е н и ч. Ничего смешного!
    Д о р е е в. Аська же обещала целую коробку подвезти.
    Г о р е л о в а. Еще раз услышу про эту Аську, последние волосенки тебе выдеру!
    Е р м а к о в а. Карусель заработала.
    Г о р е л о в а. Между прочим, твоя летающая корова тоже бы пригодилась. Ее можно было бы сверху подвесить. Она же по кругу мотается?
    С т е н и ч. По кругу, но корову не дам! Она еще пригодится, когда Макбета будем ставить!
    К а м и н с к и й. Уж там-то не забалуешь! Чуть что, сразу - кряк! (Делает рубящее движение рукой. Все смеются.)
    Свет гаснет.


    Вечер, улица... Все, как в начале первого действия. Стенич лежит перед зоомагазином. К нему подходит мим. Сочувственно покачивает головой, глядя на лежащего. Достает у него из кармана пальто сильно опустошенную бутылку водки. Взбалтывает содержимое и выпивает. Отбрасывает пустую бутылку. Стенич открывает глаза. Видит мима.
    С т е н и ч. Что, пора? ( Мим неопределенно пожимает плечами.) Ну, пора, значит, пора...
    Мим помогает ему подняться. Берет под руку и ведет в зоомагазин. Стенич неожиданно вырывается.
    С т е н и ч ( убегая). Нет, не пора! Не пора!..
    М и м ( улыбаясь). Ну, не пора, так не пора. Мне-то что! ( Уходит.)
    Свет гаснет.


    Конец.

    (C)

  • Комментарии: 3, последний от 12/10/2021.
  • © Copyright Штейман Борис Евгеньевич (boev-05@mail.ru)
  • Обновлено: 29/09/2010. 113k. Статистика.
  • Пьеса; сценарий: Драматургия
  •  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.