Штейман Борис Евгеньевич
Петля Нестерова

Lib.ru/Современная литература: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • Оставить комментарий
  • © Copyright Штейман Борис Евгеньевич (boev-05@mail.ru)
  • Обновлено: 20/06/2012. 132k. Статистика.
  • Пьеса; сценарий: Драматургия
  • Оценка: 10.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Сатирическая комедия

  • Борис ШТЕЙМАН


    ПЕТЛЯ НЕСТЕРОВА



    Пьеса в двух действиях


    ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

    Нестеров, 45 лет.
    Манюськин, небольшого роста, 37 лет.
    Манюськина, его жена, миниатюрная женщина.
    Санька, их сын, 12 лет.
    Сергей Иваныч, генерал, старый, лысый, большой.
    Носопытин, 50 лет.
    Епиход, друг Манюськина.
    Глобов, друг Манюськина.
    Глобова, его жена.
    Прокопич, сосед Нестерова.
    Берданкин, ветеран, сосед Нестерова.
    Джойс, 28 лет.
    Симона, 28 лет.
    Мемучо.
    Лейтенант.
    Шахтер.
    Машинист.
    Рэкетиры.
    Летчик.

    ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

    На сцене огромный макет человеческого уха из папье-маше. К нему приставлена лестница, повторяющая извилины ушной раковины и ведущая внутрь. Несколько поодаль вешалка с генеральским мундиром. Рядом на стуле фуражка. Китель сталинского об?разца увешан орденами и медалями. Появляются Манюськин с же?ной и сыном. Они катят тележку, на которой чемоданы, баулы и прочий домашний скарб. Манюськина держит на руках завернутого в одеяло младенца. На заднем плане силуэт монументальной статуи конного всадника с вытянутой вперед рукой.
    С а н ь к а (восхищенно). Ого! Папаня уже и лестницу при?ладил!
    М а н ю с ь к и н (довольно). Вот ты, мать, всю душу мне проела! Почему поздно приходишь да почему! А приличное жилье найти разве ж просто?! Уж где я только не был! И в администрации президента, и в правительстве! Весь депутатский корпус обошел! И могу теперь смело заявить, лучше генеральских ушей на свете нет! А из них самые шикарные - Сергей Иваныча! Простор - раз! Хоть на велосипеде катайся!
    С а н ь к а. Папаня! Ты не забыл про велик? Ведь обещал!
    М а н ю с ь к и н. Погоди! Не перебивай! Только с мысли сбил! О чем я сейчас говорил?
    С а н ь к а. Простор - раз!
    М а н ю с ь к и н. Какой еще такой велик я тебе обещал?!
    С а н ь к а (отходя, обиженно). Слово, папаня, надо держать! Сам говорил!
    М а н ю с ь к и н. Вот я тебе сейчас леща дам, узнаешь, какое слово надо держать!
    М а н ю с ь к и н а. Зря ты все это отец затеял! У Иван Иваныча хоть и теснота была, зато привыкли. И хозяйство, и оптовый под боком!
    М а н ю с ь к и н. Ну, завела! О чем я говорил?
    С а н ь к а. Простор - раз!
    М а н ю с ь к и н. Правильно, сынок! А главное - наковаленка с молоточком в идеальном состоянии. Хоть сейчас к работе приступай! Ты только подумай, каков мужик! Столько лет, а инструмент сумел так сохранить! Вот это я понимаю! Старая гвардия! Борозды не портит! (Задумчиво.) Но и глубоко не па?шет... Черт, опять нить потерял!.. Да, и ворсистость весьма умеренная, А у Иван Иваныча летом хоть топор вешай!
    С а н ь к а. Верно, папаня! И видок из окна, что надо! Мужик классный на лошади! Наверно, конкистадор! Мы в музее были, там точно такой был. Только малость поменьше. А велик, папаня, ты все же обещал!
    М а н ю с ь к и н. Нет, ты меня сегодня доведешь со своим великом! Я тебя предупреждаю! (Смотрит на статую.) Квастадор? Раньше я бы сразу угадал кто! Ильич или, на худой конец, товарищ Сталин! А теперь вполне может быть, что и квастадор! Похоже на матадор... Явно, что-то испанское. Так что вполне может быть!
    С а н ь к а (хитро). А может и Юрий Долгорукий!
    М а н ю с ь к и н (миролюбиво). А может и Долгорукий.
    С а и ь к а. В общем, ты, папаня, не знаешь!
    М а н ю с ь к и н (угрожающе). Та-ак, ну все! Лопнуло мое терпение! Я тебя предупреждал!
    М а н ю с ь к и н а. Папка, сынок, все знает! Не приставай к нему. Видишь, он и так на взводе!
    М а н ю с ь к и н. Первый paз сказала что-то умное!
    М а н ю с ь к и н а. А кто они такие, Санечка, квистадоры-то эти?
    С а н ь к а. Испанские завоеватели, мамуля! Америку покоряли!
    М а н ю с ь к и н а. Ну, вот видишь, сынок! Правильно те?бе отец ответил.
    М а н ю с ь к и н. Ладно, проехали. Образование сейчас - все! Без него беги в магазин за метлой да валенками. Перед молодежью сейчас, какие возможности! Эх, мне бы такие в свое время! Я бы... Ну да ладно, я не жалуюсь! Человек с головой да руками никогда не пропадет! Так, заговорились. Обустраиваться надо! Ты, Санька, первым делом веревки натяни! У матери, небось, стирки полно!
    М а н ю с ь к и н а. Может, не надо сразу-то Сергей Иваныча дразнить? С веревками можно и погодить. У меня и белья-то немного стирать.
    М а н ю с ь к и н. Нечего годить! А пеленки, а туе-мое! Пусть знает! Делай, сынок, что я говорю.
    С а н ь к а. Есть, товарищ начальник! Это я мигом. Молоточком тюк-тюк и готово!
    Семейство, не торопясь, забирается внутрь уха.

    Помещение внутри уха. За занавеской люлька с ребенком и топчан, на котором лежит Санька и смотрит телевизор. Посередине стол, за которым сидят Манюськины и Глобовы, пьют чай из самовара. Неподалеку наковальня с молотком, ведра с водой, на веревках развешено белье. На стене допотопного вида телефон.
    Г л о б о в а (отирая пот со лба). Душно тут у вас в ушах. (Прихлебывая, пьет чаи из блюдца.) Чем по чужим ушам шастать, лучше бы на домик копили.
    М а н ю с ь к и н а (язвительно). Я, когда четыре стакана махну, тоже жарею.
    Г л о б о в а. Мы начали на домик откладывать, еще, когда Григорич в институте работал. Ему уже тогда и старшего инженера обещали, как раз все и развалилось. Их там всего двое инженеров было без высшего образования. А что вы хотите! У них у всех там руки дырявые, а он все сделает, что ни попроси! К нему все доктора наук на поклон бегали! Сам директор за ручку здоровкался! Зато теперь свой домик! А раньше, как вы, по ушам скитались! (Глобов с безразличным видом пьет чай.)
    М а н ю с ь к и н. Вы сколько до центра на своей электричке добираетесь? Часа два, не меньше? Да до станции на автобусе час, а там еще и пешком пилите? Или я путаю?
    Г л о б о в а. А что, сиди себе да в окошко поглядывай или еще чем займись. Делов-то куча!
    М а н ю с ь к и н а. Вашу люстру из чешского хрусталя элементарно могут летом мухи засидеть.
    Г л о б о в а. С чего это вдруг? Я ее всегда марлей обматываю.
    С а н ь к а (из-за занавески). Папаня, нашим еще одну воткнули!
    М а н ю с ь к и н. Сволочи! Лучше не смотреть на все это безобразие! А то последнее здоровье потеряешь! И за что им, дармоедам, только деньги платят! (Встает, подходит к наковальне и изо всех сил бьет по ней молотком. Слышен жуткий рев.)
    Г л о б о в. Сергей Иваныч?
    М а н ю с ь к и н. Он, родимый! А что делать, надо же как-то стресс снять и разрядиться. Лучший способ! (К сыну.) Ты мне больше не говори, если наших еще сделают. А то видишь, Сергей Иваныч беленится.
    Г л о б о в а. Вот сейчас Григорич "Запорожец" буквально задарма взял. Отремонтирует, и будем на авто разъезжать!
    М а н ю с ь к и н. А телефон вам еще не поставили?
    Г л о б о в а. А зачем он нам сдался? Каждый месяц деньги на ветер выбрасывать? А понадобится позарез, можно и из автомата брякнутъ.
    М а н ю с ь к и н. Ну, это как сказать! Достижение цивилизации, как не крути! Телефон - это вам не роскошь, а средство общения. (Встает, подходит к телефону, снимает трубку.) Хочу узнать время - пожалуйста! (Набирает номер.) Девятнадцать часов, сорок пять минут, шестнадцать секунд!
    Г л о б о в (смотрит на свои часы). Все точно! Как в аптеке!
    М а н ю с ь к и н. А ты, как думал! Захотел узнать, что в театрах сегодня, нет проблем! Тут кореша толковую иномарочку обещали подобрать. Сейчас узнаю, как дела идут. (Набирает номер. Манюськина в это время отходит к люльке.)
    Г л о б о в а (обеспокоенно мужу). Иномарочку?
    Г л о б о в (неуверенно). Да брешет, небось. Откуда у него бабки?
    М а н ю с ь к и н. Не, говорят, обождать малость надо. Из Германии гонят, из Дюссельдорфа! Не ближний свет!
    Г л о б о в а (мужу). Слыхал, из Дюссельдорфа! А вдруг не брешет?
    Г л о б о в (с сомнением). Семеныч всегда был с закидонами... Черт его знает!
    Г л о б о в а. Ну, ладно, спасибо за угощение! И так засиделись. Теперь вы к нам. (Поднимаются, прощаются и уходят.)
    М а н ю с ь к и н а. Не понимаю, откуда у них деньжонки?
    М а н ю с ь к и н. Ну, чего тут непонятного-то?! Тебе же люди русским языком объяснили, копят. Непонятно? Ко-пят! Теперь дошло?
    М а н ю с ь к и н а. Верно, Григорич халтурит... Детей нет. И кому все достанется? Прямо, обидно!
    М а н ю с ь к и н. Кому-кому? Конечно, тебе оставят!.. Раздражают они меня смертельно! А сделать ничего нельзя! Друг детства! Вместе по деревне колбасой носились! Особенно она достает! Хоть с иномаркой их малость подъел, а то расхвасталась, мочи нет! И еще поучает, дурында эдакая!
    С а н ь к а (кричит). Папаня! Нашим еще одну воткнули!
    М а н ю с ь к и н. Ну, шведы проклятые! Просил же не расстраивать! (Подходит к наковальне и с размаха бьет по ней молотком.) А то еще, не дай бог, гипертония будет! (Слышен рев.)
    М а н ю с ь к и н а. Доиграешься ты, отец! А вообще-то они правы. Пора о собственном жилье подумать.
    М а н ю с ь к и н. Подумаем, мать, подумаем... Есть кое-какие мыслишки!

    Помещение офиса. За столом сидит Носопытин. Входит Нестеров.
    Н о с о п ы т и н. Ну наконец-то! До вас невозможно дозвониться. Все время подходит какой-то сумасшедший старик. И кроет матом. Пришлось послать нарочного с пакетом. А это дополнительные расходы! Он - ваш родственник?
    Н е с т е р о в (придуриваясь). Нарочный - мой родственник? Ну, это уже из области высшей математики!
    Н о с о п ы т и н (с досадой). Причем тут нарочный? Старик, который кроет матом?
    Н е с т е р о в. А, старик... Нет, это сосед, Берданкин. Кстати, заслуженный ветеран, участник многих войн и всех революций!
    Н о с о п ы т и н. Это чувствуется. Вы что, в коммунальной квартире живете? Извините за вопрос. Если не хотите, можете не отвечать. Это к делу не относится.
    Н е с т е р о в. Почему не хочу? Мне скрывать нечего! Живу в коммуналке, еще двое соседей. А то совсем оторвались от народа, да и повеселей, будет.
    Н о с о п ы т и н. Это точно. Оторвались прилично и веселья явно не хватает! Короче говоря, есть работенка. Задача под номером восемнадцать. Для поступающих в вузы. (Показывает Нестерову задачник.) На обложке характерный рисунок. Лебедь, рак и щука пытаются сдвинуть воз.
    Н е с т е р о в. Знакомый задачник. В прошлый раз по нему работали.
    Н о с о п ы т и н. Внимание! Читаю условие. Парашютист спускается с постоянной скоростью пять метров в секунду. На высоте десять метров от земной поверхности у него отваливается пуговица. Насколько позже приземлится парашютист, чем пуговица? Сопротивлением воздуха пренебречь. Вы как?
    Н е с т е р о в. Нормально. Правда, риск, конечно, приличный... Стопроцентная надбавка!
    Н о с о п ы т и н. Стопроцентная? А вы знаете, что найти другого испытателя проще пареной репы?! Любой студент с превеликим удовольствием и без всяких надбавок!
    Н е с т е р о в. Ну, если вас не устраивает солидная публика, а хочется иметь дело с шантрапой... Они вам не только все пуговицы посрезают, но еще и испытание сорвут! Помните задачу с мотоциклистом? Он там въезжает на берег рва, и надо было определить минимальную скорость в момент отрыва от берега, чтобы, значит, не грохнуться в этот самый ров! Причем были известны и ширина рва, и угол подъема, и высота берега. Задача элементарная. Риск небольшой. А надбавочка была! А прыгать с парашютом более рискованное дело! Это знает каждый школьник!
    Н о с о п ы т и н. Сравнили! Там крутой обрыв, ров! Недолет и пиши, пропало! В лучшем случае искупаешься вместе с мотоциклом, а в худшем? А если бы кинематические формулы, которые мы тогда проверяли, оказались неверны? Хотя им лет сто, а может быть и все двести! Что тогда? Кстати, это все ваши слова. Забыли? А здесь запасной парашют!
    Н е с т е р о в. Который, бывает, тоже заклинивает.
    Н о с о п ы т и н. Бывает, но вероятность мала!
    Н е с т е р о в. Но есть.
    Н о с о п ы т и н. Но мала... Ладно, уговорили. Семьдесят пять процентов и по рукам!
    Н е с т е р о в. Семьдесят пять... Проявляю мягкость характера и соглашаюсь. А почему в этот раз не второй закон Ньютона?
    Н о с о п ы т и н. Взяли верх сторонники кинематики. Их на ученом совете оказалось большинство. Издержки демократии.
    Н е с т е р о в. По-моему, проверка второго закона Ньютона более важное дело!
    Н о с о п ы т и н. Абсолютно верно! Но, к сожалению не все это понимают! Если бы мне удалось доказать, что он действует хотя бы в восьмидесяти случаев из ста, то мог бы считать, что прожил жизнь не зря!
    Н е с т е р о в. Скажите, а это ваше Товарищество любителей подлинного знания акционерное?
    Н о с о п ы т и н. Нет, мы существуем на деньги спонсоров плюс энтузиазм.
    Н е с т е р о в. Со спонсорами проблема?
    Н о с о п ы т и н. Ничуть! Отбоя нет! Многие осознали важность проблематики!
    Н е с т е р о в. Кстати, на парашютном комбинезоне нет ни одной пуговицы! Одни молнии!
    Н о с о п ы т и н. Приятно иметь дело с профессионалом! Пуговица уже пришита! Итак, в шесть в Тушино!
    Н е с т е р о в. О'кей! Ровно в шесть буду на летном поле!

    Летное поле. Слышен звук взлетающих бипланов. Нестеров в летном комбинезоне тащит за собой тюк с парашютом. Навстречу ему идут Носопытин, Джойс и Симона.
    Н о с о п ы т и н. Прыгать придется с самолета. Вертолет забарахлил! (Крутит пуговицу на комбинезоне Нестерова.) Махну флажком, срезайте пуговицу! Ножницы не забыли?
    Н е с т е р о в. Не забыл. А вы не забыли про запасной парашют?
    Н о с о п ы т и н. Лежит в кабине!
    Н е с т е р ов (кивая в сторону девиц). А эти зачем?
    Н о с о п ы т и н. Туристки... Хорошо платят.
    Н е с т е р о в. Из всего норовят цирк устроить!
    Н о с о п ы т и н. А вы думали, откуда берутся надбавки за риск?
    Н е с т е р о в. Черный нал! Ладно, мне все равно. Пусть глазеют! Ну, мамзели, айда за мной!
    Д ж о й с (довольно улыбаясь). Ну, мамзели, айда за мной!
    Нестеров и девицы уходят. Слышен звук взлетающего биплана. Носопытин достает секундомер и, приложив ладонь козырьком к глазам, напряженно смотрит вверх. Достает флажок.
    Н о с о п ы т и н. Давай! (Взмахивает флажком. Слышен звук падающего предмета. Носопытин ползает, ищет пуговицу.) И где же она родимая?! (Находит.) Ну, слава богу!
    Появляется Нестеров.
    Н е с т е р о в. Проклятье! Из-за этой идиотской пуговицы не успел вовремя отстегнуться! Протащило, как следует по земле! Зря согласился на семьдесят пять! Тут сто пятьдесят мало не покажется!
    Н о с о п ы т и н. Поздравляю! Испытание прошло на отлично! Пуговица упала намного раньше расчетного времени! (Показывает секундомер.) Так что, еще пара таких же результатов и будем корректировать формулы по свободному падению тела! Поздравляю!
    Н е с т е р о в. А ветер учли?
    Н о с о п ы т и н (снисходительно). Конечно, учли! Даже то, что в пуговице четыре дырочки! Все учли! Абсолютно все! (Отсчитывает деньги.) Держите! Здесь дополнительные баксы за риск, как договаривались! (Нестеров проверяет деньги. Смотрит их на свет.)
    Н е с т е р о в. Встречаются фальшивые, что и не придерешься!
    Н о с о п ы т и н. Ладно, мне пора! (Уходит.)
    Появляются туристки, подходят к Нестерову.
    Д ж о й с (с сильным акцентом). Мы вами лубовались! (Симона солидарно кивает головой.) В нашей страна многие тоже не одобрять второй закон Ньютон!
    Н е с т е р о в (снисходительно). Здесь кинематика.
    Д ж о й с. И вообще средства масс-медиа! Они много врут. Мое имя Джойс. (Протягивает руку и с силой жмет пальцы Нестерова. Тот морщится от боли.) Болно? (Довольно.) Джойс Максвелл!
    Н е с т е р о в (почтительно). Уж не родственница ли великого ученого Джеймса Клерка Максвелла?
    Д ж о й с. Третья вода на пятый кисель. Я правильно сказал?
    Н е с т е р о в. Не совсем! Надо пятый вода третий кисель!
    Д ж о й с. Надо запомнить! Я хорошо жму руку?
    Н е с т е р о в. Хорошо, хорошо... (Протягивает руку.) Меня зовут Берт! Давай-ка еще разок!.. Джойс! А то застала врасплох и рада! (Долго жмут друг другу руки.)
    Д ж о й с (довольно смеясь). Силенка есть! Берт, кажется, не русское имя?
    Н е с т е р о в. Так получилось...
    Д ж о й с (кивая в сторону Симоны). Она не говорит по-вашему, но во всем со мной согласна. Ну что, пойдем что ли?
    Н е с т е р о в. Пойдем что ли. Надо отметить удачный прыжок! (Все уходят.)

    Комната Нестерова. Скромная обстановка. Мебель 50-х годов. Стол, стулья, диван, светлого дерева фанерованный платяной шкаф. Зеркало. За тонкой перегородкой на раскладушке спит Прокопич. Входят Нестеров и Джойс.
    Н е с т е р о в. Куда твоя подружка запропастилась? Вроде все время рядом была.
    Д ж о й с. Она все понимает. Отстала по дороге.
    Н е с т е р о в (ставит на стол бутылку водки). Ты водку пьешь?
    Д ж о й с. А кто не пьет?
    Н е с т е р о в. Есть отдельные индивиды, но мало!
    Д ж о й с. Водка, кислая капуста, огурец... (Задумывается.) Селедка и черный хлеб!
    Н е с т е р о в. Поднахваталась!
    Д ж о й с (довольно). Поднахваталась!
    Н е с т е р о в (разливая водку в стаканы). За удачное испытание!
    Д ж о й с. Будем здоровы! (Выпивают.) Нормальный продукт! (Быстро раздевается до нижнего белья и, прихрамывая, проходит по комнате.) Видишь, как сильно хромаю? (Пристально смотрит в глаза Нестерову.)
    Н е с т е р о в. Чего скрывать, вижу!
    Д ж о й с. На, надень! (Протягивает Нестерову разноцветный пакетик.) Надо заботиться о своем здоровье!
    Н е с т е р о в (рассматривая пакетик). Молодежь... Для них любовь все равно, что тарелку супа съесть... (К Джойс.) Я пока еще здоров.
    Д ж о й с. И я пока. Береженого бог бережет! Надо стучать по дереву! Ведь так по-русски? (Барабанит по перегородке.)
    П р о к о п и ч (из-за перегородки). Вы что, падлы?! Совсем оборзели?! Мне же в забой! В ночную!
    Н е с т е р о в (в стенку). Извини, Прокопич! Она не в курсе! (К Джойс.) Человеку в забой, надо потише!
    Д ж о й с. Что такое "в забой"?
    Н е с т е р о в. Уголек кайловать!
    Д ж о й с. А... (самодовольно) Я знаю много пословиц! Ты чего стоишь, как на свадьбе?
    Н е с т е р о в. Может быть, не получится... Годы-то уже не те.
    Д ж о й с. Может бить... Конечно, кому охота с хромоножкой... (Садится на диван, горестно подпирает рукой щеку.)
    Н е с т е р о в. Да при чем тут это... Ты весьма апетитная особа... (Садится рядом с ней, гладит по голове, обнимает) Ну, ну, не грусти...
    Гаснет свет. Звучит музыка.
    Снова прежнее освещение. Джойс полулежа на диване под простыней. Нестеров в белой майке, длинных черных сатиновых трусах до колен, коричневые в ромбики длинные носки подхвачены подвязками. Он расхаживает по комнате.
    Н е с т е р о в. Тебе же секс не доставляет никакого удовольствия! Зачем тебе это?
    Д ж о й с. У меня есть дома друг, афроангличанин. Его зовут Милдред. По-нашему, бой-бренд. Он у меня тоже всегда спрашивает, зачем тебе это надо, Джойс?! (Тихо смеется.)
    Н е с т е р о в (отходя в другой конец комнаты). Милдред же типично женское имя... Странно... Вдобавок еще и негр. Неприятно... Но я же не расист... Надо повторить три раза! Я не расист, я не расист, я не расист. Вот теперь порядок! Абсолютно свободен от расовых предрассудков!
    Д ж о й с. Ты герой! Поэтому сочла за честь с тобой трахнуться, хоть это мне все... (задумывается) Как правильно, до ноги или до фонаря?
    Н е с т е р о в. И так хорошо, и так. Ты явно стремишь-ся к углубленному изучению языка!
    Слышны шаги и стук палки о пол. Дверь в комнату резко распахивается. На пороге с клюшкой наперевес появляется Берданкин.
    Б е р д а н к и н (сипло выкрикивая). Подлец! Развалил!.. Все развалил! Подлец! (Также быстро исчезает.)
    Д ж о й с (испуганно). Кто это? Началник?
    Н е с т е р о в. Берданкин, ветеран... Недоволен президентом!
    Д ж о й с. У нас тоже каждый может ругать премьер-министра. А вот королеву нельзя!
    Н е с т е р о в. У нас теперь тоже! Мы этим гордимся! Мы - свободная страна, как и вы!.. Жаль, конечно, что королеву нельзя... (Подходит к зеркалу, втягивает живот и напружинивает мышцы.) (самодовольно) И что ты такого во мне обнаружила?
    Д ж о й с (недоуменно). Обнаружила? А-а... Поняла! Я тебя лублу!
    Н е с т е р о в (продолжая крутиться перед зеркалом). За что?
    Д ж о й с (печально). Ты - рыцарь!
    Н е с т е р о в (с шумом выдыхая). Что, верно, то верно! Толстый рыцарь... Толстый уютный старый рыцарь!
    Д ж о й с (подходит и обнимает его сзади). Красивый...
    Раздается телефонный звонок. Нестеров снимает трубку. Джойс по-прежнему его обнимает.
    Н е с т е р о в (чеканя в трубку). Да, да... Есть! Немедленно! (Кладет трубку.) Все! Кончились каникулы! Снова в строй! Больше ничего сказать тебе не могу! Не имею права! Ты как-никак с чужого поля ягода! Извини!
    Д ж о й с (плача). Не отпущу! (Еще крепче обхватывает Нестерова.)
    Н е с т е р о в (пытаясь освободиться). Кажется, это у нее серьезно! Самолюбие, конечно, тешит, но могут быть неприятности... И немалые! Через десять минут подадут машину... (К Джойс) Я тебя тоже лублу! (Руки Джойс безвольно падают. Нестеров ласково целует ее в лоб.) Понадобился - вот и вызвали! Ничего не поделаешь, надо одеваться! (Открывает платяной шкаф. Достает китель, галифе, сапоги. Все образца 50-х годов. Одевается. Внизу сигналит машина. Нестеров подходит к окну.) Прислали "ЗИМ"... Неплохой признак! (К Джойс) Знаешь, что такое "ЗИМ"?
    Д ж о й с (виновато). Не знаю...
    Н е с т е р о в. Это автомобиль, выпущенный на заводе имени товарища Молотова! Это тебе не какой-нибудь там джип! Так, чуть не забыл! Где огуречный лосьон? Ага, вот он! (Берет с зеркальной полочки пузырек. Выливает содержимое на ладони и похлопывает себя по щекам.) Для свежести! Когда будешь уходить, захлопнешь дверь! (У выхода.) А ведь я к ней умудрился привязаться... Так, все! Долой сантименты! (Уходит.)

    Просторный кабинет. Большой письменный стол. На нем настольная лампа под стеклянным абажуром. Кожаные диван, стулья. На стене карта. За столом Сергей Иваныч. Входит Нестеров.
    Н е с т е р о в. Разрешите войти? Здравия желаю, товарищ генерал!
    С е р г е й И в а н ы ч (выходит из-за стола и идет навстречу Нестерову). Ну здравствуй, здравствуй! Проходи, про-ходи! (Крепко стискивает руку Нестерову.) Что? Есть еще силенка у старика?
    Н е с т е р о в (нарочито трясет рукой). Не то слово! Чуть пальцы не сломал!
    С е р г е й И в а н ы ч. А ты не расслабляйся, держи форму! Утром турничок, отжался, холодный душ, вечером гантели. Ну да к делу! (Отходит к столу, перебирает бумаги.)
    Н е с т е р о в (с раздражением). Повадились, паразиты! (Растирает пальцы руки.) Ладно, баба дурака валяет, так и этот старый пень туда же! Воспитаньице, ничего не скажешь!
    С е р г е й И в а н ы ч. Ты чего там бубнишь?
    Н е с т е р о в. Да так, вообще...
    С е р г е й И в а н ы ч. Значит так! Генерала дать не могу! Только полковника! Соглашайся и не думай!
    Н е с т е р о в (хмуро). Почему генерала не можете?
    С е р г е й И в а н ы ч. Будто сам не знаешь! Связь с иностранной гражданкой! Раз! Это, голубочек, не шутка! Перерыв в службе - два! Мало? Сам виноват! Раньше надо было думать! Ну-ну! Не грусти! Мы ее проверим и тогда, если, конечно, все чисто, будешь генералом! Будешь! Как она вообще-то?
    Н е с т е р о в. Если честно, то не очень...
    С е р г е й И в а н ы ч (довольно гогочет). То-то! Всегда говорил, лучше русских баб никого нет! (Задумывается.) Нет, пожалуй, вру! Была у меня одна... полька! Еще во время первой мировой! Думал, живым не оставит! Ха-ха! Да, учти, в армии сейчас полнейший плюрализм, а попросту - бардак! Но (Поднимает вверх указательный палец.) есть и большие плюсы. Старшие офицеры могут носить форму любого образца, начиная с одна тысяча девятьсот восемнадцатого года. Все наши предпочитают сорок второго. Ну, разве сравнишь ее с нынешней! Один воротничок стойкой чего стоит. Захочешь, а голове упасть не даст! Плюс изящные клапаны на нагрудных карманах. Это же стиль! Глядишь, и штатские подтянутся. Ну, все! Все! Иди! Иди... (Задумывается.) Иди с Богом! Теперь так можно! И... нужно! (Подталкивая Нестерова в спину, выпроваживает его из кабинета. Оставшись один, рычит, мотает головой и пытается прочистить мизинцем ухо.)

    Коридор военного ведомства. Толстая ковровая дорожка. Мимо Нестерова взад-вперед деловито снуют офицеры с бумагами.
    Н е с т е р о в. Может послать их всех на хрен или еще куда? Генерала не дали? Не дали! Хотя имею полное право! Возраст-то совершенно генеральский! Ладно, не будем горячиться! Поживем, увидим. А это всегда успеется. (Смотрит на офицеров.) Никого знакомых... Эх, время, времечко! Неумолимо идет себе и идет! (Подбегает молоденький лейтенант.)
    Л е й т е н а н т. Виноват, товарищ полковник! Срочно к генералу!
    Н е с т е р о в. Что за черт?! Я ж только от него! (Лейтенант пожимает плечами и убегает.) Может, передумал и решил все же дать генерала?
    Кабинет Сергей Иваныча. Входит Нестеров.
    Н е с т е р о в. Вызывали?
    С е р г е й И в а н ы ч (сухо). Слушай, дружочек! (Берет со стола лист бумаги.) Взглянул я в твое личное дело! Это что у тебя за имя такое?! (Водружает на нос очки, старательно выговаривая, читает.) Бер-тольд! Это как понимать?!
    Н е с т е р о в. Обычное имя. Сокращенно - Берт.
    С е р г е й И в а н ы ч (немного успокаиваясь). Сокращенно Берт - это лучше. Почему это, интересно, я раньше не обращал внимания? Все Берка да Берка! Опять кадры напортачили? (Придирчиво осматривает фигуру Нестерова.) Выправка и на лицо... Вроде все наше... (ласково) А ты, часом, не еврей? Не по анкете, а так?
    Н е с т е р о в (твердо). Нет, товарищ генерал! Я - не еврей! (с сомнением) Хотя на самом деле... Впрочем, национальность - в чистом виде одно самочувствие и больше ничего! В основном... Отец из рязанской области, крестьянин, мать со Ставрополья, крестьянка, всю жизнь батрачила на отца!
    С е р г е й И в а н ы ч. И добатрачилась! Я сам со Ставрополья... или с Сибири? (Вопросительно смотрит на Нестерова.) Неважно! И тоже батрачил на отца! Ладно, ступай! Если что, пеняй на себя! Хотя сейчас ты можешь быть в кадрах, хоть кто! Хоть Бертольд! Официально, конечно! Но многие этого не понимают! Вот я, например, этого не понимаю! Ведь армия все же русская?! Или я ошибаюсь?
    Н е с т е р о в. Я подлинный интернационалист! Возможно, из-за своего имени.
    С е р г е й И в а н ы ч. А я разве нет?
    Н е с т е р о в. Ладно, пойду работать. (Уходит.)
    Коридор военного ведомства. К Нестерову подскакивает молоденький лейтенант.
    Л е й т е н а н т. Возьмите, товарищ полковник, папочку! Сергей Иваныч просил проработать! (Передает Нестерову папку.)
    Н е с т е р о в. Как у Сергей Иваныча дела с Манюськиными?
    Л е й т е н а н т (замявшись). Вроде бы все нормально... последнее время. Разрешите идти?
    Н е с т е р о в. Идите! (Лейтенант уходит. Нестеров открывает папку, читает.) Совершенно секретно! Приступить к оперативной разработке Манюськина. Так... (С ехидством) Теперь это называется: "Вроде бы все нормально..."

    Кабинет. Сейф, стулья, письменный стол, за ним кресло на колесиках. На стене часы и карта военных действий. За столом сидит Нестеров. Конвойный вводит Манюськина и уходит.
    Н е с т е р о в. Проходите, товарищ Манюськин! Располагайтесь! Надеюсь, вы на нас не в обиде?
    М а н ю с ь к и н (с негодованием). Не в обиде?! Целую неделю сижу в вашем заведении! Это, на каком же, спрашивается, основании? Думаете, управу на вас не найти? Не те времена, гражданин начальник! Срочно требую адвоката!
    Н е с т е р о в. Есть жалобы? Плохо кормят или там недостаточное медицинское обслуживание? Нет? Ну и, слава богу!
    М а н ю с ь к и н. Взяли вы меня, паразиты, хитростью! Второй раз не получится! Не ждите!
    Н е с т е р о в. А основание для задержания, товарищ Манюськин, завсегда подобрать можно! Вы свои поделки ведь на рынке продавали, где вас задержали? Так?
    М а н ю с ь к и н. Ну и что с того? Не украл же!
    Н е с т е р о в. Верно, не украл! Но и налоги не заплатил!
    М а н ю с ь к и н. Какие еще такие налоги?
    Н е с т е р о в. Обычные, гражданин Манюськин, обычные! Ну да не об этом сейчас речь. Давайте-ка, товарищ Манюськин, вместе поработаем на родину-мать! А? Небось, не ожидали такого поворота?
    М а н ю с ь к и н. Я на КГБ работать не буду!
    Н е с т е р о в. Ишь какой горячий! Вот так сразу - и не буду! Мы не КГБ, Манюськин! Отстаете от жизни! Мы обычная спецслужба, можно даже сказать службочка! И больше ничего!
    М а н ю с ь к и н. Я же сказал, на КГБ работать не буду! Три года из-за вас, гадов, на химии потерял!
    Н е с т е р о в. Ну, положим, не из-за нас. А потому что угнали мотоцикл. Так в вашем деле записано. (Стучит пальцем по папке на столе.)
    М а н ю с ь к и н. Гляньте, люди добрые, уже и дело завели! И не угонял, а взял прокатиться!
    Н е с т е р о в. Правильно, супругу свою будущую решил с ветерком, а врезался в дерево! Знаем, все знаем, но сейчас не об этом речь. Посмотрите, товарищ Манюськин, на карту! (Показывает на висящую, на стене карту.) Узнаете?
    М а н ю с ь к и н (мельком взглянув). А чего ее узнавать-то! Крымская компания. У меня прапрадед ее всю отбарабанил от и до. Вместе с епиходовым. Оттуда и баб себе привезли.
    Н е с т е р о в. Вот видите, ваш предок верой и правдой служил отечеству! Вдобавок привез себе из похода жену! А вы не хотите помочь в трудную минуту! Некрасиво получается.
    М а н ю с ь к и н. Что-то я вас не пойму! А мне-то, какой резон колотиться? Жена у меня есть. А многоженство у нас запрещено. Не хуже меня это знаете!
    Н е с т е р о в. Знаем, товарищ Манюськин! Все знаем! Я вас на многоженство и не подбиваю. Вы меня неправильно поняли. Вам будет назначено жалование плюс пайковые!
    М а н ю с ь к и н. С этого и надо было начинать! А то все вокруг да около. Пять тыщ в месяц! А на обед обязательно щи и котлеты ну и само собой компот!
    Н е с т е р о в. Пять - это каковских?
    М а н ю с ь к и н. Ну не деревянных же! Зеленых, товарищ полковник! Самых что ни на есть зеленых! Мне семью содержать надо? Надо! И, естественно, чтоб на папиросы оставалось! (Подмигивает и довольно хохочет.)
    Н е с т е р о в (нажимая на кнопку). Я те покажу зеленых! (Входит конвойный.) В карцер! Увести!
    М а н ю с ь к и н. Меня карцером не сломать! Требую адвоката! И точка! (Конвойный уводит Манюськина.)
    Н е с т е р о в. Я те покажу щи с котлетами! (Довольно смеется.) Экий славный мужичонка! Щи, понимаешь, с котлетами! (Стук в дверь. Входит лейтенант.)
    Л е й т е н а н т. Разрешите войти? Товарищ полковник, получены дополнительные сведения о Манюськине от агента Мемучо!
    Н е с т е р о в. Мемучо? Не слыхал! Это чей же кадр?
    Л е й т е н а н т. Личный агент Сергей Иваныча. Золотой фонд! (Читает донесение.) По сообщениям местных жителей Манюськиным в деревне завидовали. Они знали места. И возвраща?лись всегда полностью груженными...
    Н е с т е р о в. Не понял...
    Л е й т е н а н т. Также касательно ягод и орехов. Все.
    Н е с т е р о в. Все? Вы ничего не пропускаете? По всей видимости, до этого речь шла о грибах... Но слово грибы упомянуто не было... Спрашивается, почему?
    Л е й т е н а н т (неуверенно). Сергей Иваныч как-то грибами отравился, правда, давно это было... Может, не хочет травмировать?
    Н е с т е р о в (задумчиво). Может... Больше в отчете ничего?
    Л е й т е н а н т (мнется). Почти, все... Еще к отчету приложены водочные этикетки в количестве двенадцати штук. (Показывает).
    Н е с т е р о в (с укором). Почти все! Такой важный момент чуть не упустили! Что, бухгалтерия оплачивает непредвиденные расходы?
    Л е й т е н а н т. Редко, по личному распоряжению Сергей Иваныча!
    Н е с т е р о в. Какой опытный человек этот агент Мемучо... Стилистика отчета, водочные этикетки... И весьма осторожный! Не доверяет до конца даже своему родному ведомству.
    Л е й т е н а н т. А кто ж ему сейчас доверяет?
    Н е с т е р о в (строго). Не понял!
    Л е й т е н а н т (встает по стойке смирно). Виноват, товарищ полковник! Вас вызывает Сергей Иваныч! Разрешите идти?
    Н е с т е р о в. Идите! (Лейтенант уходит.) Печально! У молодежи нет идеалов!

    Кабинет Сергей Иваныча. Он сосредоточенно рассматривает карту на стене. Входит Нестеров.
    Н е с т е р о в. Вызывали, Сергей Иваныч?
    С е р г е й И в а н ы ч (сухо). Тебя переводят во внешнюю разведку! Манюськиным заинтересовались на самом верху! (Показывает пальцем в потолок.) Да, кстати! Ты теперь генерал! Почти как я. Вот видишь, я свое слово держу! Ну ладно, не забывай старика! (Обнимает и троекратно целует Нестерова.) По русскому обычаю!
    Н е с т е р о в. Я знаю этот обычай хорошо!
    С е р г е й И в а н ы ч. Это я так, напомнил, на всякий случай, может, ты забыл. Кстати, ты все же не еврей? (Подозрительно смотрит.) Да, да, ты говорил, что нет... (Задумывается.) А жаль! Ей-богу, жаль! Ну ладно, иди! (Вместе идут к дверям. Неожиданно сильно толкает Нестерова в спину. Тот, зацепившись за ковер, чуть не падает.)
    Н е с т е р о в. Старый мудак!
    С е р г е й И в а н ы ч. Что?
    Н е с т е р о в. Ничего! (Хлопает дверью.)

    Кабинет Нестерова. Он сидит за столом. Конвойный вводит Манюськина и уходит.
    М а н ю с ь к и н. Поздравляю, гражданин начальник! Генерала дали!
    Н е с т е р о в. Спасибо, спасибо! Располагайтесь, товарищ Манюськин! Вы знаете, с чего начинается работа с будущим агентом?
    М а н ю с ь к и н. А чего тут знать-то! Кликуху ему надо присвоить!
    Н е с т е р о в. Правильно! Только не кликуху, а агентурное имя. И здесь надо не промахнуться. Это в определенном смысле второе рождение. И от него зависит вся дальнейшая судьба агента. В этом есть доля мистики, но это так. Отныне вы будете фигурировать под именем Мане. Был такой известный французский живописец. Импрессионист!
    М а н ю с ь к и н. Здрасьте-пожалуйста! Уже и имя готово! А меня вы спросили?
    Н е с т е р о в. Вам нравится мой стол?
    М а н ю с ь к и н. Стол как стол!
    Н е с т е р о в. Ну, не скажите. Широкий, удобный, а главное - много ящиков! Я это очень ценю! Две тысячи в месяц!
    М а н ю с ь к и н. Четыре!
    Н е с т е р о в. Три и мясные щи!
    М а н ю с ь к и н. Без компота?
    Н е с т е р о в. Без компота! Все! Договорились! По рукам!
    М а н ю с ь к и н. По рукам! Мясные щи заменят и первое, и второе! Но чтоб ложка стояла!
    Н е с т е р о в. В Стокгольме накрылся одним местом наш резидент. Тебя забросят в Швецию. Освоишься и станешь резидентом!
    М а н ю с ь к и н. Это понятно. Нужны пароль, явки и связи!
    Н е с т е р о в. Молодец! Все на месте! Глобовы уже там!
    М а н ю с ь к и н. Уже там? Ну, дают! Здорово! Будем вместе рыбачить! Да, а мои-то как?
    Н е с т е р о в. Семья выедет к вам попозже, когда устроитесь.
    М а н ю с ь к и н. Ну и хрен с ними, пущай попозже! Хоть отдохну от них малость! Пущай не торопятся!
    Н е с т е р о в (отходя в сторону). В деле указано, что примерный семьянин...
    М а н ю с ь к и н. У Сергей Иваныча-то понадежней будет в случае чего...
    Раздается телефонный звонок. Несильный свет падает на левый дальний угол сцены. Там за столом Носопытин с телефонной трубкой у уха. Нестеров подходит к своему телефону, снимает трубку.
    Н е с т е р о в. Слушаю!
    Н о с о п ы т и н. Послушайте! Куда вы пропали? Еле вас нашел! Есть работенка. Возникли сомнения в правильности решения квадратных уравнений через дискриминант!
    Н е с т е р о в (важно). Я теперь генерал! (прикрывая микрофон рукой) Если не дурак, то должен понять, что мне сейчас не до их глупостей.
    Н о с о п ы т и н. Ну и что с того? Я тоже генерал. Сейчас в кого не ткни, обязательно попадешь в генерала!
    Н е с т е р о в (строго). Я не шучу!
    Н о с о п ы т и н. Дело нехитрое... Может быть, вам уже и деньги не нужны?
    Н е с т е р о в (удивленно). Почему не нужны? (Прикрывая микрофон ладонью.) Мане может провалиться, меня попрут из генералов, а здесь какой никакой, а надежный заработок... (Снова в микрофон.) Откуда задача?
    Н о с о п ы т и н. Сборник по математике для поступающих во ВТУЗы. Номер сто сорок пять. Диктовать?
    Н е с т е р о в. Не надо. Есть у меня это издание. Какой завод?
    Н о с о п ы т и н. "Серп и молот". Адрес запишете?
    Н е с т е р о в. Не надо. Знаю я это учреждение! (Вешает трубку. Свет, освещающий стол с Носопытиным, гаснет.) (К Манюськину) Поедешь со мной на "Серп и молот".
    М а н ю с ь к и н. Понял!
    Н е с т е р о в. Будем проверять формулу решения квадратных уравнений!
    М а н ю с ь к и н. Бузня! На фига ее проверять-то?! Наверняка не сойдется!
    Н е с т е р о в. Жди меня у выхода!
    М а н ю с ь к и н. Есть! (По-военному разворачивается и уходит.)
    Н е с т е р о в. А Мане мужик ничего. Работать будет, как надо... (задумчиво) Из него может получиться классный испытатель...

    Комната Нестерова. Джойс в сарафане и кокошнике убирает пыль. Входит Нестеров.
    Нестеров. Ты? Вот это сюрприз...
    Д ж о й с. Я не смогла без тебя... Заскучала! Хочу быть, как вы! Сходила в церковь и поставила самовар! Сейчас закипит! Ой, как изгваздался, тебя надо вычистить! (Небольшой щеткой начинает чистить мундир.) Ты как картошка в мундире!
    Н е с т е р о в. Это остроумно! Ты делаешь успехи!
    Стук в дверь. Входит Манюськин. Он в камуфляжной форме с сержантскими лычками на погонах. Из всех карманов торчат четвертинки. Он слегка навеселе.
    М а н ю с ь к и н. Можно, товарищ генерал? Не помешал?
    Н е с т е р о в. Заходи, заходи! Ты куда отстал? (К Джойс) Познакомься, Джойс! Господин Манюськин!
    М а н ю с ь к и н (обиженно). Не господин, а просто Ма?нюськин! Что еще за церемонии! (Целует Джойс руку. Неотразимо улыбается.) А мы тут принесли! (Выставляет четвертинки на стол.)
    Д ж о й с. Я сейчас! Соображу закусить! (Убегает.)
    М а н ю с ь к и н. Умная баба! Моя не такая! Видимо, не русская?
    Н е с т е р о в. Зачем ты столько натащил? (Показывает на четвертинки.)
    М а н ю с ь к и н. Я вам так скажу, товарищ генерал! Мы с вами работали? Работали! А русский человек после работы должен? Или не должен?
    Н е с т е р о в. Должен, должен... Разрядиться не помешает. Ты, по-моему, уже успел!
    М а н ю с ь к и н. Чуток освежился... пивком, но в пределах нормы!
    Д ж о й с (внося тарелки). Грибочки, огурчики! Сейчас капустку принесу, и картошечка как раз поспеет!
    М а н ю с ь к и н. Да посиди, исхлопоталась вся! (Джойс снова убегает.) Золотой человек! Моя хуже соображает!
    Н е с т е р о в. Ты куда после работы запропастился?
    М а н ю с ь к и н. Гайки надо было собрать? Надо! (Достает брезентовый мешочек с гайками.) Сейчас на все есть спрос и, соответственно, цена. Рынок есть рынок! Не то, что раньше!
    Н е с т е р о в. Тебя могли взять на проходной!
    М а н ю с ь к и н. Меня? На проходной? (Смеется.) Мало каши ели! Что я дурак, через проходную переться?!
    Джойс вносит очередную порцию тарелок. Все садятся за стол. Манюськин сноровисто разливает водку.
    М а н ю с ь к и н. С праздником вас, дорогие товарищи! За здоровье, это важно! И со встречей! (Все выпивают.)
    Д ж о й с. Сегодня праздник? Какой?
    М а н ю с ь к и н. Какой-нибудь наверняка! Мы, Джойс, с товарищем генералом гайки точили. Значит, праздник труда! Сначала я один работал, а товарищ генерал станок чинил. А потом уже оба вмазали от души! Причем по условию задачи у товарища генерала производительность труда была на две гайки в час больше, чем у меня. На самом-то деле я могу точить быстрее. Но! (Поднимает вверх палец.) Субординация превыше всего!
    Д ж о й с. Суб-ор-ди-на-ция?
    М а н ю с ь к и н. Да, Джойс, субординация! Люблю я такие слова! Надо только аккуратно выговаривать, а то свободно можно ошибиться! Вот Санька мой запросто выговаривает. Сейчас без хорошего образования ты никто! Ноль! Правильно, товарищ генерал?
    Н е с т е р о в. Это без закуски ты ноль, а не без образования.
    М а н ю с ь к и н. Не согласен! И без того, и без другого! А на "Серпе" жарковато было, да? Товарищ генерал? Еще какой-то хрен с горы заявился!
    Д ж о й с (заинтересованно). Хрен с горы? Я правильно поняла?
    М а н с ь к и н. Поняла правильно. Все стакан искал, отвлекал! Но мы не поддались! Да, товарищ генерал, пока не забыл! Как обстоят дела с дискриминантом? Тоже кстати совершенно замечательное слово! Сошлось?
    Н е с т е р о в. Не сошлось на две гайки. Носопытин будет доволен!
    М а н ю с ь к и н. Ну что я говорил! И проверять ничего не надо было! Слушали бы умных людей - экономили бы время! Тебе, Джойс, от меня на память две гайки! (Достает из мешочка две гайки и подает их Джойс.) Красивые, правда?
    Д ж о й с. Очень красивые! Я лублу гайки! Спасибо!
    Н е с т е р о в (подозрительно). Почему две? Уж не те ли?
    М а н ю с ь к и н (делая вид, что не слышит, снова разливает водку). За прекрасных дам!
    Д жо й с. Мерси! (Все выпивают.)
    М а н ю с ь к и н. Интересно, нет ли у нее какой подружки, товарищ генерал? (Громко, пьяно поет.) Симона-а! Симонааа! Девушка моей мечты!
    Д ж о й с (удивленно). Он знает Симону?
    Н е с т е р о в. Он знает не только Симону?
    М а н ю с ь к и н (трезво). Вам, товарищ генерал, известно, что я майор? (Выжидательно смотрит на Нестерова.) Я тогда Сергей Иванычу поставил ультиматум! Или я майор и ухожу к Иван Иванычу, или остаюсь у него на вечные времена! Сергей Иваныч сначала ни в какую, ты не имеешь права! Майор только после капитана! А ты вообще никто! Горячился, орал! Ну, вы же знаете Сергей Иваныча! А, говорю, после капитана, тогда гудбай не состоится! Быстро согласился! Так что я теперь майор! Это я так, к сведению! А что, в личном деле про это ничего?
    Н е с т е р о в. В личном деле сказано, что вы должны после заключения контракта вернуться все к Иван Иванычу.
    М а н ю с ь к и н. Ну, Сергей Иваныч! Ну, змей! Скрыл присвоение звания! И это русский офицер?! Надо будет своим наказать, пока я в командировке от Сергей Иваныча ни ногой! Ничего, еще ползать будет! Полковника предлагать, а я еще ой как подумаю!

    Кабинет Нестерова. Он сидит в задумчивости за столом. Входит лейтенант.
    Л е й т е н а н т. Товарищ генерал, сообщение из Стокгольма!
    Н е с т е р о в. Докладывайте!
    Л е й т е н а н т. Глобовы вместе с Мане открыли торговую фирму. Импорт-экспорт. Посылают на родину секонд хенд. Мане сделал дерзкий ход - поселился в том же доме, что и недавно провалившийся с треском резидент.
    Н е с т е р о в. Меньше эмоций, только факты! Как провалился резидент, я знаю.
    Л e й т е н а н т. Виноват, товарищ генерал! Разрешите продолжать? (Нестеров кивает.) Правда, случилось и незапланированное! В центре города уже ближе к вечеру Мане встретил Епихода, друга детства...
    Свет гаснет. Несильно освещена часть сцены. За круглым столиком Манюськин и Епиход. Пьют пиво. На столике уже изрядное количество пустых кружек. Доносятся звуки, характерные для пивного заведения, обрывки иностранной речи.
    Е п и х о д. Я, Манюша, глазам своим не поверил. Ты это или не ты! А ты идешь и ноль внимания! Ну, думаю, не ты!
    М а н ю с ь к и н. Я тебя и сам вначале не признал!
    Е п и х о д. Ты как сюда залетел-то, земеля?
    М а н ю с ь к и н. Работаю, Епиход... Дело свое заимел... Эх, да ладно, что мы чужие что ли?! Но только рот на замке! Я здесь, Епиход, вроде как резидент!
    Е п и х о д. Брешишь?!
    М а н ю с ь к и н. Хочешь, верь, хочешь, не верь! Мне тебе врать резону нет!
    Е п и х о д. Ну ты даешь! Нет слов! Я всегда говорил, что ты далеко пойдешь! Выручай, Манюша! Ты теперь, видишь, какой пост занимаешь! Отстал я от своей посудины. А все бабы проклятые виноваты! Закрутился тут с одной шведкой, прямо беда! Вроде кочегарил себе, да кочегарил, все нормально! И на тебе!
    М а н ю с ь к и н. Все ясно, Епиход! Я тебя не осуждаю. Дело житейское!
    Е п и х о д. Мне-то у вас никак нельзя подсуетиться? Ты знаешь, я работы не боюсь!
    М а н ю с ь к и н. Я-то знаю, но и нарушать секретную инструкцию не имею права! Ладно, давай еще пивка дернем! А там авось, что и примозгуем! Гарсон, цвай пива! (Призывно щелкает пальцами. Официант приносит две кружки пива. Манюськин достает четвертинку и разливает в кружки водку.) Надо усилить градус, а то просветление никак не наступает! (Пьют из кружек.)
    Е п и х о д. Помнишь, как мы, бывало, давали прикурить на сенокосе?
    М а н ю с ь к и н (рассеянно). Как не помню, Епиша?.. Такое разве забудешь... Все! Эх, была, ни была! Семь бед - один ответ! Ну, как можно своим-то не помогать! Слушай ты вот что! Сходишь к одному генералу, он мужик нормальный, похлопо?чет за трудового человека! А заодно передашь ему от меня ценную информацию!
    Е п и х о д (растроганно обнимая друга). Не сомневайся, Манюша! Не подведу!
    Свет, падающий на пивной столик с друзьями, гаснет. Снова кабинет Нестерова.
    Н е с т е р о в. Да... вопиющее нарушение конспирации!
    Л е й т е н а н т. В военное бы время трибунал! Или революционная тройка! И обоих в расход!
    Н е с т е р о в (строго). Снова эмоции?
    Л е й т е н а н т. Виноват, товарищ генерал! Больше не повториться!
    Н е с т е р о в. На Мане наложить строгое взыскание! Епихода обучить и использовать в качестве связного. Присвоить ему агентурное имя (задумывается) Ходики! Да, именно, Ходики! Никаких сомнений!

    Комната Нестерова. Он в голубой майке, длинных синих сатиновых трусах, длинные носки подхвачены подвязками. Стоит перед зеркалом, напружинив мышцы. Джойс в домашнем халате сидит за столом. На нем тарелки, графинчик с водкой, рюмки.
    Н е с т е р о в. Борщ был просто изумительным! А биточки - нет слов!
    Д ж о й с (горестно). Не могу больше от тебя скрывать! (Пауза.) И решиться никак не могу! Эх, ма! (Наливает себе водки и залпом выпивает.) Знаю, ты меня бросишь после этого! Но молчать - выше моих сил! Меня к тебе подослали!
    Н е с т е р о в (спокойно). Знаю.
    Д ж о й с (изумленно). Как знаешь?! Ты не понял! Меня к тебе подослали! Я должна обо всем докладывать туда! (Показывает пальцем в сторону.) И... туда! (Показывает пальцем вверх.) Но я ничего им про тебя не сообщала! Не думай! Ничего!
    Н е с т е р о в. Верю. Хотя немного жаль, что ты ничего не передавала из той дезы, которую я тебе подсовывал. Ну да ничего страшного! Этот вариант тоже просчитан. (Подходит к Джойс, обнимает ее и целует в лоб.)
    Д ж о й с (всхлипывая). Меня заставили... Ты мне веришь?
    Н е с т е р о в. Зная твой энтузиазм, нет.
    Д ж о й с. Я почувствовала себя с тобой настоящей бабой! Со мной раньше такого никогда не было! Я тебя лублу! Поэтому ничего и не передавала!
    Н е с т е р о в. Конечно, это льстит моему мужскому самолюбию, но для дела было бы лучше наоборот... Ну, Сергей Иваныч, ну, хренов проверялыцик!
    Д ж о й с. Сергей Иванычу купили холодильник...
    Н е с т е р о в (гневно). Генерал?! За холодильник?!
    Д ж о й с. Это не простой холодильник. Это очень дорогой холодильник-дом! С компьютерным управлением на расстоянии! У Сергей Иваныча стали портиться стратегические консервы...
    Н е с т е р о в. Позор! Даже стратегические резервы не пощадил! Казнокрад, его мать! Видимо, совсем инфляция доканала... Стоп! А может все это специально? Чтобы не только навсегда избавиться от Манюськиных, подставив меня под удар, но и... Для этого и твоя двойная вербовка, мой дарлинг! Ведь Мане мог прознать, что с майором все это чистейшая липа... С другой стороны, вряд ли Сергей Иваныч мог предположить, что ты мне во всем признаешься...
    Д ж о й с. Я тебе еще не все сказала... Меня вызывают в Стокгольм!
    Н е с т е р о в. Возможно, твои прежние хозяева что-то заподозрили.
    Д ж о й с. Вряд ли, обычный инструктаж. Но я все равно хочу их послать, как это у вас говорят, на три буквы! Кстати, что это за специальные буквы?
    Н е с т е р о в. Об этом как-нибудь в другой раз... Все это настоящая головоломка! Требует полнейшей мобилизации! Но посылать их, пожалуй, пока рановато. Придется ехать!
    Д ж о й с. Не знаю, как я буду без тебя?! Тебе, правда, понравился мой обед? Боюсь, в мое отсутствие к тебе приставят Симону. Прошу тебя, будь с ней поосторожнее. Ты не знаешь, что это за человек! Ее специально учили... тьфу черт, забыла... А, вспомнила! Охмурять мужиков! У вас столько интересных слов! Нет, я, пожалуй, все же никуда не поеду!
    Н е с т е р о в. Надо ехать, мой дарлинг, надо! Иначе Сергей Иваныч заподозрит неладное, твои хозяева заподозрят неладное, и мы окажемся под перекрестным огнем! А я без тебя буду, как кремень! Честное генеральское!
    Д ж о й с. Ну если только как кремень... Потанцуй со мной на прощание...
    Н е с т е р о в. С удовольствием! Хотя, конечно, после обеда нет необходимой легкости... (Звучит музыка. Нестеров и Джойс медленно танцуют.)

    Кабинет Нестерова. Он сидит за столом. Перед ним лейтенант.
    Л е й т е н а н т. Товарищ генерал, довольно странные сообщения из Стокгольма от Джойс! Докладывать? (Нестеров кивает.) Дал слово - держи! Пока хватит сил! (Выжидательно смотрит на Нестерова.)
    Н е с т е р о в. Ну, это понятно! Дальше!
    Л е й т е н а н т. Утро вечера мудренее. На сколько?
    Н е с т е р о в. На сколько?!
    Л е й т е н а н т. Видимо, на сколько мудренее!
    Н е с т е р о в. Вопрос риторический. Когда как. Пропускаем.
    Л е й т е н а н т. Старый конь борозды не портит! Но и лучше не делает!
    Н е с т е р о в. Очевидная истина. Много еще?
    Л е й т е н а н т. Последняя. Гусь свинье не товарищ, а кто?
    Н е с т е р о в. Не понял! А кто?
    Л е й т е н а н т. Не товарищ!
    Н е с т е р о в. Это понятно! А кто?
    Л е й т е н а н т. Знак вопроса и все!
    Н е с т е р о в. Обычная загадка! Ясно одно. Она под подозрением и ее проверяют!
    Л е й т е н а н т. К вам Манюськина. Ожидает в приемной. Пропускать?
    Н е с т е р о в. Да, пусть заходит!
    Лейтенант уходит. Появляется Манюськина.
    М а н ю с ь к и н а. Зачем вы меня к себе зазвали? Или с Семенычем что случилось?
    Н е с т е р о в (выходя ей навстречу). Во-первых, здравствуйте! Во-вторых, с Семенычем все в порядке. Служит отечеству. А пригласил я вас, сами знаете, зачем! Я от вас без ума! Можно сказать, балдею!
    М а н ю с ь к и н а. Я вам в прошлый раз категорически все объяснила! Я замужем! Ничего у нас с вами не получится!
    Н е с т е р о в. Вы думаете мне легко с морально-этической точки зрения?! Я же не чурбан какой-нибудь! Только один поцелуй!
    М а н ю с ь к и н а. Нет, нет и нет!
    Н е с т е р о в. Но вы же позволили в прошлый раз! Это было упоительно!
    М а н ю с ь к и н а. Это была минутная слабость! И я уже все забыла!
    Н е с т е р о в. А я нет! Вы совершенно божественная женщина! И я готов ради вас...
    Раздается телефонный звонок. Несильный свет падает на левый дальний угол сцены. Там за столом Носопытин с телефон?ной трубкой у уха. Нестеров снимает трубку.
    Н о с о п ы т и н. Ну наконец я до вас дозвонился!
    Н е с т е р о в. Перезвоните! Я сейчас занят!
    Н о с о п ы т и н. Подождите! Я тоже занят, не меньше вашего! (Обнимает подошедшую к нему секретаршу с бумагами.) Что вы решили со сто второй задачей?
    Н е с т е р о в (прикрывая трубку рукой). Умоляю, не уходите! Буквально минута! (В трубку.) Какая еще там задача?!
    Н о с о п ы т и н. Что значит какая? Сто вторая! Напоминаю условие! При быстром торможении поезд, имевший скорость "В", начал двигаться "юзом". Поясняю, что это значит! Заторможенные колеса, не вращаясь, начинают скользить по рельсам.
    Н е с т е р о в (прикрывая трубку, к Манюськиной). Вы были в Швейцарии? Да что я спрашиваю! Конечно, нет! (В трубку.) Вспомнил! Надо найти путь с начала торможения до полной остановки.
    Н о с о п ы т и н. Верно! Известен коэффициент трения колес о рельсы. А говорите, какая задача?! А сами все помните!
    Н е с т е р о в. Надеюсь, вы понимаете, что нашей железной дороге нельзя доверять! Или тормозные колодки забудут вовремя заменить или стрелку не туда переведут! Придется ехать в Швейцарию! Уж там-то будет все о'кей, без дураков! Если конечно вас интересует достоверный результат.
    Н о с о п ы т и н. В Швейцарию?! Ну, вы, как всегда! По высшему разряду! То дополнительные баксы за риск, теперь командировка за бугор! Вы нас хотите разорить! Ладно, учитывая важность эксперимента, но только эконом-классом! Категорически!
    Н е с т е р о в. Ладно, договорились! (Вешает трубку. Свет, освещающий стол с Носопытиным, гаснет.) Мы с вами едем в Швейцарию!
    М а н ю с ь к и н а. Чего я там не видела в этой вашей Швейцарии?!
    Н е с т е р о в (с воодушевлением). Альпийские луга - раз! Женевское озеро - два! И еще швейцарские гномы, которые копят золотишко!
    М а н ю с ь к и н а. Гномы?! Вы меня что, за дурочку принимаете?
    Н е с т е р о в. Ради бога не обижайтесь! Так называют швейцарских банкиров.
    М а н ю с ь к и н а. Банкиров, так бы и сказали... (Неуверенно.) Вообще-то у меня дома делов по горло... А у вас это ко мне что, серьезно? Или так, побаловаться вздумали?
    Н е с т е р о в. Серьезней не бывает! Клянусь!
    М а н ю с ь к и н а. Говорят, вы только иностранными дамами увлекаетесь, а наших и не замечаете вовсе!
    Н е с т е р о в. Это чистейшей воды ложь! Ради вас я готов все поставить на карту!
    М а н ю с ь к и н а. Это все так говорят... вначале! Мой тоже так говорил, когда женихался. Так что я не верю всяким словам, а вашим в особенности!
    Н е с т е р о в. Даже не знаю, как вас убедить в искренности моих чувств? Хотите, я встану на колени?
    М а н ю с ь к и н а. Это еще зачем? Генерал и вдруг на коленях, а если кто зайдет? Конфуз будет и больше ничего! Ладно, я подумаю над вашим предложением! (Уходит.)
    Н е с т е р о в. Что-то я сильно увлекся... И Носопытин быстро согласился, обычно торгуется до последнего... Кажется, меня тянет в пучину... или в пропасть, что, впрочем, одно и тоже.

    Железная дорога. Манюськина идет по рельсам. Слышен гудок тепловоза. Резкий свет. Манюськина закрывает лицо руками. Скрежет тормозов. Навстречу Манюськиной спешит взволнованный машинист в форме и фуражке. Поодаль Нестеров с секундомером в руке.
    Н е с т е р о в. В двух метрах остановился! Все точно, как в аптеке! Второй закон! Не подвел великий Ньютон! То-то Носопытин расстроится!
    М а ш и н и с т (подбегая к Манюськиной). Фру, мадам, генедиге фрау, сеньорита, черт побери! Так никак нельзя! Это злой нарушений!
    М а н ю с ь к и н а. Да какая я тебе сеньорита! Двое у меня! Почитай, старшего почти на ноги поставила! Сеньорита! Видали, за девочку принял!
    М а ш и н и с т. Пардон... Извиняйте! Но здесь ходить не позволяйт! Ни-ни! Я делайт аварийный остановка!
    М а н ю с ь к и н а. Не та ментальность у ихнего народа, не та! Обложил бы матюшком и отлегло бы сразу! (Подходит Нес?теров.)
    Н е с т е р о в (машинисту). Извините! Мы очень торопимся! Нас ждут! В следующий раз будьте поаккуратнее! (Берет Манюськину за руку, и они быстро удаляются.)
    М а ш и н и с т (растерянно). Бите! Айн момент! А как же штраф?!

    Номер гостиницы. Манюськина в вечернем открытом платье, босая. Нестеров в черном смокинге.
    М а н ю с ь к и н а (прижимаясь к Нестерову). Боже мой! Ты не представляешь, я так перенервничала с этим паровозом! Два метра и все!
    Н е с т е р о в. Прости, я настоящий осел! Я не имел права так тобой рисковать! Надо срочно снять стресс! Выпей коньяку! (Наливает в рюмки коньяк.) Предлагаю сегодня никуда не ходить. Останемся дома. Я...
    М а н ю с ь к и н а. Дома... смешно!
    Н е с т е р о в. Извини, в номере. Я закажу устриц и шампанского!
    М а н ю с ь к и н а. Мне надоели эти слизняки! И чего в них хорошего-то?
    Н е с т е р о в. Ты же говорила, что нравится.
    М а н ю с ь к и н а. Ну, говорила, чтобы белой вороной не быть... (Тихо поет.) Ямщик, не гони лошадей! Мне некого больше любить... Как там мои... Бабка уже наверно с ног сбилась! Сколько мы уже здесь? Неужели уже вторая неделя пошла?
    Н е с т е р о в. Ты необыкновенно хороша! У тебя потрясающе красивые волосы, а грудь! Можно запросто сойти с ума! Но особенно это волнующее место!
    М а н ю с ь к и н а. Если бы мне кто сказал, что я буду в гостинице с генералом, как распоследняя шлюха! Даже смешно! Интересно, вот почему вам, мужикам, можно, а нам нет? Если бы мой на каждую юбку не бросался, разве бы я поехала? (Поет.) Мне некуда больше спешить, мне некого больше любить... Интересно, Глобова своему Григоричу изменяла когда-нибудь?..
    Н е с т е р о в. Я могу это проверить.
    М а н ю с ь к и н а. Ты все можешь... Только это ни к чему... Учебный год на носу. Надо Саньке новую куртку покупать!
    Н е с т е р о в (отходя к окну). Печально... Надвигается осень. Проза жизни неумолимо вторгается в наши отношения. Безумно жаль... (Слегка отодвигает штору и смотрит в окно.) Поздравляю, за нами следят! (Манюсъкина подходит к окну.) Кажется, это Симона!
    М а н ю с ь к и н а. В сером плаще с капюшоном? Кстати, почему ты ее не прогнал, когда она заявилась к тебе домой?
    Н е с т е р о в. Она плакала, что у нее нет денег на гостиницу, а быть проституткой она не хочет из-за родителей. Те не переживут, если узнают! Умоляла не губить ее молодость!
    М а н ю с ь к и н а. Такая порядочная, прямо плакать хочется! А кто бегал за тобой с хлыстом и наручниками?! Сам же рассказывал! Может, ты обыкновенный развратник?!
    Н е с т е р о в. Может быть... Все может быть...
    М а н ю с ь к и н а. Противный! Ты же знаешь, что это меня возбуждает! (Снимает с него пиджак.)
    Н е с т е р о в. Боюсь, что сейчас не время... Рядом в подворотне мужчина! Ба, да это же сам Носопытин! Вот это сюрприз! Неужто притащился в такую даль, чтобы лично проследить за испытанием? Опоздал, разведчик хренов!
    М а н ю с ь к и н а. Мне плевать на твоего Носопытина и на эту сучку Симону! Быстро раздевайся!
    Н е с т е р о в. Но им не плевать на тебя! Так, она направляется к нам! (Достает пистолет, передергивает затвор.) Черт! Руки дрожат от неумеренного секса! Боюсь, "Берета" мне не помощник! (Манюськиной) Быстро в ванную! И не выходи, чтобы не случилось! (Манюськина уходит. Нестеров провожает ее взглядом.) Мне кажется, она немного подросла и может не поместиться по?том у Сергей Иваныча! Так, об этом после! (Встает сбоку от двери. Бесшумно входит Симона с пистолетом в руке. Нестеров выбивает у нее из руки оружие. Пистолет со стуком падает Симона пытается применить прием карате, но Нестеров его блокирует.)
    С и м о н а (тяжело дыша). Я все равно убью ее! Я осталась без денег в чужом городе! Как ты мог?!
    Н е с т е р о в. Ну, эту песню я уже слышал не раз! До Женевы ты все же сумела добраться! (Из сумочки Симоны выпадает пакетик.)
    С и м о н а. Спасибо господину Носопытину! Одолжил в счет твоего гонорара!
    Н е ст е р о в (показывая на упавший пакетик). А это он тоже одолжил?
    С и м о н а. Пришлось сесть на иглу... из-за тебя!
    Н е с т е р о в. Ну, это уже слишком! Ты много себе позволяешь со своим господином Носопытиным! Ты превратилась в наркоманку, распоряжаешься чужими деньгами!
    С и м о н а. Ты сам виноват! Зачем уехал? Неужели она лучше меня?
    Н е с т е р о в. А ты не хочешь случайно познакомиться со швейцарской полицией?
    С и м о н а (смеясь). Неплохой заголовок! Генерала из русской контрразведки преследует бывшая любовница-наркоманка! Немного длинно, зато классно! Да! Чуть не забыли самое пикантное! Генерал-то живет-поживает с женой своего лучшего агента! Непростой мужик наш генерал, ох, непростой!
    Н е с т е р о в. Ты прекрасно обо всем осведомлена, даже в курсе, что Мане - мой лучший агент! Недурно! Иногда по?лезно немного поболтать о том, о сем... Не волнуйся! Я воз?вращаюсь домой!
    С и м о н а. Врешь! Ведь врешь же опять!
    Н е с т е р о в. Нет, чистая правда!
    С и м о н а. Врешь!
    Н е с т е р о в. Вот смотри! Авиабилеты! (Протягивает Симоне билеты. Та их внимательно изучает. Нестеров вытаскивает обойму из ее пистолета.) Не забудь свою хлопушку! (Отдает пистолет Симоне.)
    С и м о н а. Ладно, донжуан! До встречи! (Прячет пистолет в сумочку. Перед дверью делает непристойный жест и посылает воздушный поцелуй. Уходит.)
    Н е с т е р о в. Становится горячо... Кажется, медовый месяц подходит к концу...

    Кабинет Нестерова. Нестеров рассматривает карту на стене.
    Н е с т е р о в (задумчиво). Если бы не Сардинское королевство, ни за что бы ни отдали Севастополь!
    В кабинет врывается лейтенант.
    Л е й т е н а н т (взволнованно). Товарищ генерал! ЧП! Мане провалился!
    Гаснет свет.

    ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

    Кабинет Нестерова.
    Н е с т е р о в. Как так провалился?
    Л е й т е н а н т. В прямом и переносном смысле, товарищ генерал!
    Н е с т е р о в. Опять эмоции?! Докладывайте по порядку!
    Л е й т е н а н т. Есть по порядку! Мане совершенно случайно встретил Джойс!
    Н е с т е р о в. Совершенно случайно?
    Л е й т е н а н т. Так точно! За Джойс велось наружное наблюдение. Она не подала вида, что узнала Мане. Он же не смог сдержать чувств. Бросился к ней. Стал ее тискать!
    Н е с т е р о в. Тискать?
    Л е й т е н а н т. Так точно! Тискать. И провалился в канализационный люк, который успел открыть наш агент Ходики. Здесь написано, по прямому вашему указанию? Неужели вы все знали заранее?
    Н е с т е р о в. Дальше!
    Л е й т е н а н т. Есть, дальше. Чем спас резидента от полного провала! Ходики вывел Мане по канализации к порту, где их вместе с гуманитарными консервами скрытно загрузили на ко?рабль. Тот отдал швартовые и был таков!
    Н е с т е р о в. Опять за старое?! Что с Глобовыми?
    Л е й т е н а н т. С Глобовых взята подписка о невыезде. Они наняли первоклассных адвокатов. Будет суд.
    Н е с т е р о в. Ладно, можете идти! (Лейтенант уходит.) Ну, Сергей Иваныч! Тонко играешь, тонко! (Бьет с силой кулаком по столу.)

    Комната Нестерова. Он в майке, галифе и носках делает приседания. Входит Прокопич.
    П р о к о п и ч. Ты человек?
    Н е с т е р о в. Ну?
    П р о к о п и ч. Тогда неси стаканы! (С шумом ставит на стол бутылку водки.) Не боись! Не паленая! В магазине брал! Мне-то один хрен! А ты с дурной водки можешь и копыта откинуть! (Наливает.) С праздником! (Выпивают.) Русскому человеку один хрен, что на дворе! Он ни под кого ложиться не будет! Никогда! (Машет пальцем перед носом Нестерова.) Ты понял? Никогда! Главное - победить! Короче, мне завтра в забой, а я не могу!
    Н е с т е р о в. Ну?
    П р о к о п и ч (зло). Не нукай, не запрягал! У меня дурные предчувствия! Был сон. Отец покойный сказал, чтобы я завтра ни-ни! Иначе - кранты! Сходишь?
    Н е с т е р о в (строго). Ты что, не знаешь, что я генерал?! Встать! (Прокопич послушно встает.) Молчать! Ты в каком звании?
    П р о к о п и ч (бодро). Рядовой запаса!
    Н е с т е р о в (помягче). Рядовой - это хорошо! Понял, какую глупость сейчас сморозил?
    П р о к о п и ч (виновато). Понял... Виноват, исправлюсь!
    Н е с т е р о в. Ладно, садись, раз понял! (Прокопич садится и наливает в стаканы водку.) Рядовой - кость армии!.. Или мясо?
    П р о к о п и ч. Смотря в какое время! В мирное - кость, в военное - мясо!
    Н е с т е р о в (в сторону). Не такой уж и придурок... (Прокопичу.) А про меня тебе тоже отец нарисовал?
    П р о к о п и ч. Не... Это я сам допер.
    Н е с т е р о в. Ладно, тебе повезло! Уважу по-соседски. С тебя фант!
    П р о к о п и ч. Чего?
    Н е с т е р о в. С тебя причитается!
    П р о к о п и ч. И не сомневайся! За мной не заржавеет! Я знал, что ты человек! Хоть и генерал тряпочный! Возьмешь "тормозок" и айда! (Идет к выходу.)
    Н е с т е р о в. Вернись! (Прокопич возвращается.) Почему тряпочный? Может снова по стойке "смирно" захотел?
    П р о к о п и ч. Не обижайся! Мне Берданкин сказал, что тебе по шапке дали!
    Н е с т е р о в. Не по шапке, а временно вывели в резерв! В связи с переходом на другую работу! Дошло?
    П р о к о п и ч. Вот теперь дошло! Разрешите идти?
    Н е с т е р о в. Иди! (Прокопич по-военному разворачивается и, чеканя шаг, уходит. Нестеров звонит по телефону. Слева освещается стол с Носопытиным. Тот снимает трубку.)
    Н о с о п ы т и н. Слушаю!
    Н е с т е р о в. Вы говорили про девяносто восьмую задачу. С какой силой будет давить на дно шахтной клети груз оп?ределенной массы, если клеть будет опускаться с заданным ус?корением?
    Н о с о п ы т и н. Могли не напоминать условие! Я знаю его наизусть! Вы что, согласны?
    Н е с т е р о в. Согласен, но, учтите, ставка тройная! Риск колоссальный!
    Н о с о п ы т и н (обрадовано). И не сомневайтесь!
    В комнату врывается Берданкин с палкой.
    Б е р д а н к и н. Подлецы! Учат голую жопу целовать!
    Н о с о п ы т и н (настороженно). Не понял!
    Н е с т е р о в. Это не вам! Это сосед, ветеран! Ругает телевизионный секс!
    Н о с о п ы т и н (задумчиво). Вообще-то он прав.
    Б е р д а н к и н. Еще будет дело! До хохоту еще дело будет! Так это дело не пройдет! Дело - труба! Они сделали много! Развалили страну наполовину!.. (задумался) Больше уже! Ничего не могут сделать! (Уходит.)
    Н е с т е р о в. Ну как?
    Н о с о п ы т и н. Передайте ветерану, что я с ним!

    Забой. Деревянные леса-подпорки. Шахтная клеть. Рядом с ней чумазый шахтер. Подходит Нестеров в шахтерской робе, каске с фонариком.
    Ш а х т е р. Ты кто?
    Н е с т е р о в. Вместо Прокопича!
    Ш а х т е р. Шуруй в пятый! Повезло, что опоздал! А то пошел бы в шестой! Там как раз леса рухнули!
    Н е с т е р о в (задумчиво). Не зря Прокопич не пошел... (шахтеру) А мужики?
    Ш а х т е р. Обошлось. Все опоздали!
    Н е с т е р о в (с опаской трогая трос шахтной клети). Тросик-то ржавый! Выдержит?
    Ш а х т е р. Кто ж его знает! Я ему в душу не заглядывал! До сей поры, один раз всего обрывался!
    Н е с т е р о в. Один раз... И когда?
    Ш а х т е р. Кажись, вчера...
    Н е с т е р о в. Кажись вчера... Что, высоко падал? Память отшибло?
    Ш а х т е р. Мало-мало есть, хотя падал вроде невысоко!.
    Н е с т е р о в. Черт бы вас всех побрал! Вместе с Прокопичем!
    Ш а х т е р. Ладно, ты едешь или нет?!
    Н е с т е р о в. Еду. (Они заходят в шахтную клеть. Начинает работать мотор. Мелькают тени.) Не дыши в лицо перегаром! И так мутит!
    Ш а х т е р. Больно нежный! (Нестеров начинает прыгать.) Ты что, еканулся?!
    Н е с т е р о в. Проверяю второй закон Ньютона!
    Ш а х т е р. Проверять будешь, когда я сойду! Ньютон, твою мать! Вдруг трос опять того! Совсем народ оборзел! (Клеть останавливается.) Ну, все, приехали! Дуй в штрек! (Машет в сторону рукой.)

    Нестеров с отбойным молотком ползет по узкому штреку. Темно. Горит фонарик на каске.
    Н е с т е р о в. Работа адова! (Стучит отбойным молотком.) Все продумано! Как на фронте! Только вперед, ни шагу назад! (Слышен звук рушащихся лесов. Пыль. Нестеров трет гла?за.) Ну, мама родная! Выручай! (С остервенением долбит и ползет дальше. Впереди брезжит свет.) Ну, Прокопич, сука! Сам, говоришь, допер! А может, кто надоумил? (Выходит на свет. Его встречают шахтеры.)
    Ш а х т е р. Ну, ты - орел! Думали, тебе хана! А ты - нет! Выкрутился! Везучий, чертяка!
    Н е с т е р о в. План любой ценой! Слыхал про такое?
    Ш а х т е р (с усмешкой). Слыхал, слыхал. Как там твой Ньютон?
    Н е с т е р о в. Сработал второй закон! Носопытин огорчится!
    Ш а х т е р. Надумаешь еще чего проверять, заходи еще! Не стесняйся!

    Комната Нестерова. За столом сидят Нестеров и Манюськин.
    М а н ю с ь к и н. Скажите, почему мне выдали только половину денег?!
    Н е с т е р о в. В контракте было указано! Если провал по вине резидента, то половина!
    М а н ю сь к и н. Скажите, почему мне выдали только половину положенных денег?! Или я мало рисковал?!
    Н е с т е р о в. Ну, что ты заладил, как попугай?! Половину, половину! Ты же бросился к Джойс, нарушив строжайший запрет? Бросился! Так чего долбить одно и то же?!
    М а н ю с ь к и н. Но Джойка же своя! Ну, вы же знаете!
    Н е с т е р о в. Скажи спасибо, что тебя по моему приказу страховал Епиход! Иначе бы кормил клопов в шведской тюряге!
    М а н ю с ь к и н. Нам бы здесь таких клопов, как там!
    Н е с т е р о в. Это я фигурально! А Глобовых по твоей милости выслали из страны! Такое дело загубил!.. Ладно, открою тебе один секрет. Тебя подставил Сергей Иваныч!
    М а н ю с ь к и н. Сергей Иваныч?! Ах, собака! Сначала с майором обул, а теперь еще и с баксами прокрутил! Ну, я ему, паразиту, сделаю! Уж будьте уверены!
    Н е с т е р о в. Не сомневаюсь! Ты "Полиграфа" принес?
    М а н ю с ь к и н. В прихожей стоит. Берданкин проявил интерес, изучает.
    Н е с т е р о в. Тебя в конторе никто не засек?
    М а н ю с ь к и н. Обижаете, гражданин начальник!
    Н е с т е р о в. Ладно, тащи его сюда! (Манюськин уходит. Нестеров стучит в перегородку.) Прокопич! Иди сюда! Дело есть!
    Входит Прокопич.
    Н е с т е р о в. Знаешь, что ты настоящий гад?! Чтоб не сказать хуже! Я там чуть дуба не врезал!
    П р о к о п и ч. Это ты зря! Я без дураков! Сказал все, как есть! Ты сам решил! И потом, мне бы не выйти, а ты выско?чил! Новичкам везет? Везет! А я бы нет! Ты мне, можно сказать, жизнь спас! А за мной никогда не ржавеет! У любого спроси! Так что ты зря! (Достает поллитровку и со стуком ставит ее на стол.) Давай! По коням!
    Н е с т е р о в. Нет! У меня на тебя еще не отлегло! Убери свою водку к ядрене фене! Ты попал у меня под сильное подозрение! Будешь проверяться на детекторе лжи?
    П р о к о п и ч. Между нами пробежала черная кошка! А мы - соседи! Проверяй! Мне скрывать нечего! Если все пройдет, слава богу, отметим это дело, как надо, и забудем!
    Н е с т е р о в. Сейчас мой сотрудник принесет "Полиграфа" и подключит тебя к нему.
    П р о к о п и ч. Полиграфа? Это еще что за хрень?
    Н е с т е р о в. Так называется детектор лжи. Запомни! Ты должен отвечать на вопросы только да или нет!
    Входит Манюсъкнн с детектором.
    П р о к о п и ч (изумленно). Это еще что за карла?!
    М а н ю с ь к и н. Когда я тебя по ошибке подключу к розетке и тебя шибанет двести двадцать, тогда узнаешь, ка?кой я карла! (Сноровисто прикрепляет клеммы к голове Прокопича.) Ишь, гомо советикус... (Заработали самописцы, поползла лента.)
    Н е с т е р о в. Должен отвечать только "да" или "нет"!
    П р о к о п и ч (возмущенно). Что я тупой?! Ты мне это уже говорил!
    Н е с т е р о в. Ты родился в Америка?
    П р о к о п и ч. Нет.
    Н е с т е р о в. Ты закончил десять классов?
    П р о к о п и ч. Нет.
    Н е с т е р о в. Ты женат?
    П р о к о п и ч. Нет.
    Н е с т е р о в. Сексуальные связи с мужчинами имели?
    П р о к о п и ч (остолбенело смотрит, потом взрывается). Я что, пидар по-твоему?!
    М а н ю с ь к и н. Конечно, пидар! Вы только на его рожу посмотрите, товарищ генерал! Вон и самописец зашкаливает! Ни?каких сомнений!
    П р о к о п и ч. Уйди, недомерок! А то я тебя сейчас отоварю!
    Н е с т е р о в. Отвечайте только "да" или "нет! (Манюськину) А вы не мешайте! (Прокопичу) Сергей Иваныч ваш началь?ник?
    П р о к о п и ч. Нет. (Манюськин многозначительно кивает на самописец и высоко поднимает руку, показывая, какую амплитуду выдал "Полиграф".) Да.
    Н е с т е р о в. Так, да или нет?
    П р о к о п и ч. Это как посмотреть! Он был моим начальником, а потом ему дали пинка... за пьянку! И он уплыл на больничный. А потом стал полномочным представителем...
    Н е с т е р о в. Все, хорош! (Отходит в сторону). Мы говорим о разных людях или... Прокопич классный профессионал! (Возвращается.) Начальник смены?
    П р о к о п и ч. А то кто же!
    Н е с т е р о в. Так, проехали! Вы хотите причинить вред Родине?
    П р о к о п и ч. Да! (Пауза. Манюськин делает горизон?тальное движение рукой, показывая, что самописец не реагирует.)
    Н е с т е р о в (с трудом сохраняя равнодушную мину). Почему?
    П р о к о п и ч. Значит так! Мы отмечали день рождения! Три дня! Меня, само собой, не было на шахте три дня! Потом вышел! Так? (Загибает палец.) Так! А мне не оплатили четыре дня! И еще срезали тринадцатую! (Распаляется.) А ты спрашиваешь, почему! Ты понимаешь или нет?! Мне и старик Берданкин сказал, имеешь право причинить им любой вред!
    Н е с т е р о в. Сексуальные связи с несовершеннолетними имели?
    П р о к о п и ч. Да!
    М а н ю с ь к и н (торжественно). Ну что я говорил! Типичнейший пидар! И притом опасный! Настоящий маньяк! А вы мне, не мешайте!
    Н е с т е р о в (удивленно). Ты что, вступал в связь с несовершеннолетними?
    П р о к о п и ч. Мне было пятнадцать, а ей - шестнадцать. Эх, много воды утекло! А до сих пор не могу забыть! Хотел жениться, да она была против!
    Н е с т е р о в. Ранний сексуальный опыт... по тем временам. (Манюськину) Ладно, снимай клеммы! На сегодня все! (Манюськин с трудом отдирает присоски. Прокопич с аппетитом выпивает стакан водки и удовлетворенно крякает.)
    П р о к о п и ч. А что?! Мне лично понравилось! Если чего, я готов! А сейчас пойду, отдохну перед сменой! (Забирает бутылку с остатками водки и уходит.)
    М а н ю с ь к и н. Ну и тип! По всему видать, опытный вражина! Сколько ленты на него извели, а не подкопаешься! Полиграф аж перегрелся, вот-вот закипит!
    Н е с т е р о в (задумчиво). Да... случай действительно сложный...
    Стук в дверь. Входит Берданкин.
    Б е р д а н к и н. Разрешите войти?
    Н е с т е р о в. Ты чего сегодня такой деликатный? Прямо, пугаешь!
    Б е р д а н к и н. Хочу провериться на "Полиграфе". Мне он (Кивает на Манюськина.) сказал, что это очень современная вещь и изумительно прочищает мозги!
    М а н ю с ь к и н. Ну что ты, дед, придумываешь?! (Видит строгий взгляд Нестерова.) Ничего я ему такого не говорил! Да и лента уже закончилась!
    Б е р д а н к и н. Позвольте поинтересоваться, когда будет новая лента?
    М а н ю с ь к и н. Вот купим и будет! На следующей неделе!
    Б е р д а н к и н. Благодарю покорно! Разрешите откланяться! (Церемонно кланяется и уходит.)
    Н е с т е р о в. Ты что старику голову морочишь? Хочешь, чтоб вся округа про "Полиграф" узнала?!
    М а н ю с ь к и н. Понятия не имею! С чего это он взял?

    Помещение внутри уха. Манюськин пьет чай с бубликами. На столе стоят стаканы с перевернутыми блюдцами. Стремительно врывается Епиход. Вне помещения на стуле спиной к залу сидит Сергей Иваныч. Видна массивная спина в генеральском мундире и большая лысая голова.
    Е п и х о д. Глобовы наехали на коптевскую бригаду!
    М а н ю с ь к и н (достает небольшую трубочку и, не торопясь, набивает ее табачком). Садись, Епиход! Садись! Закуривай! Ну что ты так, право! С порога! Ведь эдак и инфаркт недолго! (Смеется.)
    Е п и х о д (обиженно). Ты же знаешь, Семеныч, что я не курю!
    М а н ю с ь к и н. Это я так, Епиход, к слову! Рассказы-вай по порядку! Значит, Глобовы совсем крутыми стали! (Понимающе кивает головой.) А и правильно, давно пора этих авторитетов пощипать! Если власти не могут порядок навести, то одна надежда - рабочий класс! Одобряю!
    Е п и х о д. Да нет, Семеныч! Ты не понял! Это коптевцы требуют с Глобовых пять штук баксов! За крыло!
    М а н ю с ь к и н (изумленно). За крыло? За какое такое крыло? Пять тысяч зеленых?! А ты не путаешь случаем чего, Епиход?
    Е п и х о д (досадливо). Чего тут путать-то, Манюша! Ты как будто вчера родился! Сидишь себе в ухе и даже газет, наверное, не читаешь!
    М а н ю с ь к и н (замявшись). Почему не читаю... Я не в отрыве, Епиход! Это ты зря! У меня вон и факс есть! И интернет скоро проведут! Так что я в курсе всех последних новостей, можешь не сомневаться! (Епиход крякает от досады. Манюськин участливо.) Тебе что, в туалет надо?
    Е п и х о д. Да нет, Семеныч...
    М а н ю с ь к и н. Давай по порядку!
    Е п и х о д. Глобовы поехали продавать свой "Запорожец" и задели "БМВ". Обычная подстава! Виновата иномарка. Парни из БМВ-ешки потребовали у Глобовых пять штук на ремонт. А если те будут упрямиться, то включат счетчик и отберут домик, а самих зароют! Ну что тут непонятного-то, Манюша?
    М а н ю с ь к и н. Так, так, так! Что-то я не могу собраться... Все-таки не может быть!
    Е п и х о д. Может, Семеныч, может... В общем, меня к тебе послал шеф!
    М а н ю с ь к и н (подозрительно). А почему не мне первому сообщил?
    Е п и х о д. Ты же в ушах! И факс твой, видать, забарахлил! Чего уж тут не понять! Короче, мы должны остудить бри-гадиров! Так сказал генерал!
    М а н ю с ь к и н (задумчиво). Остудить, говоришь... (Достает разноцветные мишени и развешивает их на стене.) Помнишь Гавриленку? Инструктора с разведбазы? Как он нас учил? У каждого должно быть любимое оружие нападения! (Начинает метать в мишени дротики.) А у дротика славное историческое прошлое! У тебя, помнится, кнут? (Епиход кивает и похлопывает себя по голенищу сапога. Оттуда выглядывает кнутовище. Манюськин промахивается, и дротик втыкается в стену. Раздается страшный рев. Сергей Иваныч поднимает руки и трясет сжатыми кулаками. Жилище шатается.)
    Г о л о с М а н ю с ь к и н о й (из-за занавески). Что случилось, отец?
    М а н ю с ь к и н (нехотя). Да промахнулся... ненароком... (Выдергивает дротик.)
    Е п и х о д (обеспокоено). А не вычистит?
    М а н ю с ь к и н. Не достанет... (Сергей Иваныч оберты?вает спичку ватой и начинает чистить ухо. В помещении появляется бревно, обмотанное ватой, начинает рыскать по помещению, никого не достает и исчезает.) Что я тебе говорил! Проверено! (Делает записи на листке бумаги.) Все! Епиход! Набросал план действий! Да и из оружия у меня еще кое-что есть! (Достает пыльное духовое ружье, сдувает пыль.)
    Е п и х о д (в сторону с горечью). Семеныч не понимает...
    Манюськин, пытаясь проверить ружье, ненароком тыкает им в стену. Снова появляется бревно.
    М а н ю с ь к и н (показывая на бревно). Больно нежный стал, паразит! Уже и тронуть нельзя! (Бревно проскакивает в сантиметре от него.) У меня все выверено! (Самодовольно.) Не достанет! (Бревно сбивает его с ног. Он откатывается в угол. Быстро вскакивает разъяренный.) Неужели купил удлиненные спички?! Придется проучить мерзавца! (Зловеще.) Буду поджигать вату!
    Е п и х о д (с тревогой). Может не надо, Манюша? Ведь мы же задохнемся здесь!
    М а н ю с ь к и н. Задохнуться не успеем... У него нервы не выдержат раньше, чем у нас!
    Е п и х о д. Это большой вопрос... Ты это как-нибудь проверишь без меня. Я еще от канализационной вони никак не отойду. Да и некогда нам! (В сторону.) Готов детьми рисковать!
    М а н ю с ь к и н. Ладно, потом как-нибудь проверю эту гипотезу. А сейчас действительно не до этого паразита! Глобовых спасать надо!
    Е п и х о д. А духовушку можешь не брать. Шеф сказал, что все необходимое нам подберет Гавриленко. Только дротики возь-ми!
    М а н ю с ь к и н (подозрительно). Это чья мысль?
    Е п и х о д. Чья, чья! Генеральская!
    М а н ю с ь к и н. Ладно, еще гайки прихвачу! Могут пригодиться!

    Гостиная в домике Глобовых. Стандартная обстановка, не хуже, чем у людей. За столом спиной к входу сидит Глобов. Перед ним сильно опустошенная бутылка водки. У стены ряд пустых бутылок. Входят Манюськин и Епиход. Они в камуфляже, касках, бронежилетах и высоких ботинках на шнуровке. За спинами автоматы, у пояса гранаты, ножи и пистолеты.
    Г л о б о в (не поворачиваясь). По объявлению? (У Епихода лицо принимает страдальчески-недоуменное выражение. Он вопросительно крутит пальцем у виска. Манюськин прикладывает палец к губам.) Пять штук...
    М а н ю с ь к и н (прикрыв рот рукой, изменяет голос). Баксов?
    Г л о б о в. Ну не деревянных же... Уступать не могу! Поставили на бабки! Могут включить счетчик!
    М а н ю с ь к и н. Дороговато за такое.
    Г л о б о в (рассерженно). Так вы же не смотрели! (Поворачивается.) А... Это вы, ребята! Что, на рыбалку собрались? Рыбу глушить?
    Е п и х о д. Можно сказать, что и так. Шеф приказал с твоими засранцами разобраться!
    Г л о б о в (мрачно). Они не засранцы! Они, они... суки они!
    М а н ю с ь к и н. Вот это дело! А то ты совсем раскис! Марианка-то где?
    Г л о б о в. В спальне... Надоела... Вот продам дом и разведусь! Все к черту продам! И снова в уши! Как ты! Никакой частной собственности! Полная свобода! (Из соседней комнаты слышится леденящий душу вой.)
    Е п и х о д (испуганно). Кто это?
    Г л о б о в. Кто-кто... она...
    Е п и х о д. Не может быть! (Подходит на цыпочках к двери, ведущей в соседнюю комнату, заглядывает туда, возвращает?ся.)
    М а н ю с ь к и н. Ну?
    Е п и х о д (несколько раз утверждающе кивает головой). Она!
    Г л о б о в. Садитесь, корешки! Махнем по маленькой!
    М а н ю с ь к и н. Нет, старичок! Перед делом нельзя! По?том - другой разговор! И тебе хватит! А то ты нам не помощник! Сейчас пойдешь, позвонишь, назначишь встречу, скажешь, что всю сумму не наскреб, а только половину! Будешь ныть, что остальное отдашь позже! Они скажут, что если позже, то будет уже шесть! Тогда согласишься отдать все! (Епиход с почтением смот?рит на друга.)
    Г л о б о в (горячится). Я никуда не пойду! И ваньку валять не буду! Мне еще жить хочется! Вы их просто не видели, поэтому и несете... всякое!
    М а н ю с ь к и н (зловеще тихо). Ты что?! (Срывается на крик.) Ты что?! Чтоб контора перед какими-то там говнюками забздела?! Такому не бывать! Не бывать такому!
    Глобов послушно встает, вытягивается по стойке "смирно", но не удерживает равновесие и с грохотом падает на пустые бу-тылки.
    М а н ю с ь к и н (Епиходу). Займись! (Епиход утаскивает Глобова. Манюськин раскладывает на столе карту.) Главное - правильно выбрать место... Мирные граждане не должны пострадать, ни при каких обстоятельствах!
    Возвращаются Епиход и слегка покачивающийся Глобов. У последнего мокрая голова.
    М а н ю с ь к и н. Прошу всех ко мне! (Глобову.) Попробуешь уговорить их встретиться на набережной Яузы! (Тыкает пальцем в карту.) У горбатого мостика! Там трамвайные пути, народу обычно никого. Если не согласятся, не переживай, потом их туда заманим! Не беда! Пусть назначают любое место! Ну, все! Действуй!
    Глобов уходит. Манюськин подходит к зеркалу.
    М а н ю с ь к и н. Ну, прямо, как шуты гороховые в этих касках. Мы - элита разведки, а выглядим, как обыкновенный спец?наз! Tьфy! Даже настроение испортилось!
    Е п и х о д. Чего горячиться-то, Манюша! Слышал, что Гавриленко сказал? Инструкция семь прим обсуждению не подлежит.
    М а н ю с ь к и н. Да слышал я, слышал! Иначе бы хрен все это надел! Вот Калашников с лазерным прицелом - это вещь! Да, и гранатомет с взрывчаткой тоже по делу.
    Е п и х о д. А вот тачку ты эту выбрал зря! Тяжелая, как носорог, да и выглядит, как "Победа". Лучше бы "Мерса" взяли или "Зилок 117-й"! Вот это был бы класс!
    М а н ю с ь к и н. Меньше внимания - лучше, Епиша! А у этого Носорога броня будь здоров, да и движок, что надо! Гав?риленко сказал, что из коллекции старого Хозяина. А тот в ма?шинках толк знал!
    Е п и х о д. А на мотоциклах было бы лучше всего!
    М а н ю с ь к и н. Ты здоров? На больную мозоль жать?!
    Е п и х о д. Но ведь столько лет, Семеныч!
    М а н ю с ь к и н. Ты можешь вернуться и взять мотоцикл! Твое право! (Немного помолчав.) Тебя первым выстрелом и снимут! Сэкономишь нам пару минут! Давай, валяй!
    Е п и х о д. Да ладно тебе! Я пошутил!
    М а н ю с ь к и н. Все, проехали! Ты мне лучше скажи, как действовать будем? Сразу перестреляем, как собак, или как?
    Е п и х о д (неуверенно). Зачем же сразу? Сразу нельзя... (Воодушевленно.) Сразу не положено! Сначала - полиция! Руки за голову! Сопротивление бессмысленно, дом окружен!
    Из соседней комнаты тихо выходит Глобова. Слушает разговор. Ее не замечают.
    М а н ю с ь к и н (поморщившись). Какой дом?! Какая полиция?! (Разочарованно.) Хотя в целом неплохо... Но это там у них... А у нас это не пройдет! Почему, Епиход, кошка никогда сразу мышку не давит? А?
    Е п и х о д. Почему, почему, поиграть хочет...
    М а н ю с ь к и н. А зачем?
    Е п и х о д (раздраженно). Отстань!
    М а н ю с ь к и н. То-то и оно! Без игры неинтересно! Есть у меня, брат Ходя, один планчик! Сначала мы их поводим малость, ну скажем, как рыбу!
    Возвращается Глобов.
    Г л о б о в (мрачно). Как бы они нас не поводили! Будут через час... в центре... у "Метрополя"!
    Е п и х о д. У "Метрополя"?! Самый центр! Ну, ничего не боятся, гады!
    М а н ю с ь к и н (Глобову). Наденешь жилет и каску! (Подает ему снаряжение. Тот надевает амуницию.)
    Г л о б о в а (неожиданно сильно заорав). Не пущу!
    Все изрядно напугались. У Манюськина задергался глаз.
    Е п и х о д (Манюськину). Ты чего? (Показывает рукой на глаз.)
    М а н ю с ь к и н. От внезапности! (Прикрывает глаз рукой.)
    Расставив руки, Глобова спиной оттесняет супруга в угол комнаты. Тот пытается прорваться, но не может.
    Г л о б о в а. Я пойду! А его оставьте! Семеныч! Я тебе, говорю, или кому!
    М а н ю с ь к и н (успокаивающе). Конечно, ты поедешь! Тем более, что формально ты еще пока, кажется, в штате. Отпусти мужика-то, он и так еле дышит. Мы его только в форму привели!
    Глобова недоверчиво смотрит на Манюсысина и нехотя пропускает мужа. После чего ее быстро заталкивают в соседнюю комнату, где и запирают. Глобов в бронежилете и каске подхо?дит к зеркалу.
    М а н ю с ь к и н (Епиходу). Возможно, что с ней было бы и лучше! Но бабу подставлять как-то несолидно...
    Е п и х о д. Согласен. Несолидно.
    М а н ю с ь к и н. И случись что, как мы с тобой будем смотреть в глаза своему боевому товарищу?!
    Г л о б о в. Как сидит? (Епиход одобрительно поднимает вверх большой палец.)
    Г л о б о в а (из-за двери). Откройте, паразиты! Оставьте Григорича, ему еще сантехнику до ума доводить надо!
    Е п и х о д (подходит к двери, успокаивающе). Вот приедет и доведет! (Тихо.) Если, конечно, приедет...
    Г л о б о в. А тачка, Семеныч, высший пилотаж!
    М а н ю с ь к и н (Епиходу). Понял, что специалисты говорят?! Ты, конечно, можешь на мотоцикле... Ну ладно, погнали! (Троица выбегает из комнаты, сту?ча ботинками.)

    Центр Москвы. Гостиница "Метрополь". У входа стоят два бритых амбала.
    1-й а м б а л. Похавали не слабо! (Отрыгивает и ковыряет спичкой в зубах.)
    2-й а м б а л. Ну? Где этот придурок?! Небось, полные штаны наложил! Думает, мы его, блин, ждать будем!
    1-й а м б а л. Ладно, все равно наши еще не пожрали!
    Слышен звук подъезжающей машины. Появляются Манюськин и Глобов в касках и бронежилетах, но без оружия. Епиход остается в стороне, налаживает гранатомет. Рэкетиры видят Манюськина и Глобова и у них от изумления открываются рты.
    М а н ю с ь к и н. Эти? Ошибки в таких делах быть не должно!
    Г л о б о в (тихо). Они... (Начинает сильно дрожать всем телом.)
    М а н ю с ь к и н (подходя к бандитам, ласково). Где тачка с повреждениями? (Один из бандитов небрежно кивает в сторону. Манюськин отходит и быстро возвращается. Глобову.) Из-за царапины? (Глобов едва заметно кивает. Манюськин подходит к бандитам.) Значит, из-за царапины пять штук?
    2-й а м б а л. Заткни базар! Где бабки?
    1-й а м б а л (неожиданно щелкает Манюськина по каске). Классная вещичка! Махнемся, малыш?
    М а н ю с ь к и н (тихо). Сейчас все вам будет! И бабки, и махнемся! И какава с вазелином в придачу!
    Он отходит, поворачивается к бандитам спиной, достает мешочек с гайками, выуживает оттуда одну, подбрасывает ее на ладони и неожиданно с разворота швыряет гайку в бандитов. Она попадает 2-ому амбалу в пах. Тот сгибается и дико орет от боли. 1-й амбал начинает палить в Манюськина и Глобова из пистолета. Те отбегают к машине. Глобов падает. Епиход, присев за машиной, целится из гранатомета. Неожиданно на поле брани появляется Глобова. Деревянные щепки застряли в ее волосах и одежде. Она видит лежащего мужа.
    Г л о б о в а (надрывно крича). Убили-и-и! (Бросается к рэкетирам и наносит направо и налево удары небольшой хозяйственной сумкой.)
    М а н ю с ь к и н (хрипит). Бери выше, Ходя!
    Епиход стреляет. Раздается взрыв. Пользуясь общим замешательством, Манюськин вытаскивает Глобову из свалки.
    М а н ю с ь к и н (орет). По машинам!
    Глобов вскакивает, как не бывало. Вся компания усаживается в машину. Манюськин за руль, рядом Епиход, Глобовы сзади. Слышно, как по железу барабанят пули.
    Е п и х о д (в ажиотаже). Броня крепка! Может из пулеме?та? А? Семеныч?
    М а н ю с ь к и н. Рано, Ходя! Рано... Спугнем! Доложи обстановку!
    Е п и х о д. Еще человек шесть вывалились из подъезда! Загрузились в две машины!
    М а н ю с ь к и н. Вот теперь по газам! Держись, молодожены! (Слышен рев мотора.)
    Е п и х о д. Классно идем! И погодка блеск! Как на заказ! А тачка, вообще, полный атас!
    М а н ю с ь к и н. Лучше бы на мотоциклах!
    Е п и х о д. Да ладно тебе! (Глобову.) А ты чего, Григорич, рухнул-то как подкошенный? Я даже испугался! Ну, думаю, все! Отбегался наш боевой товарищ!
    Глобовы сидят, обнявшись.
    Г л о б о в (виновато). Да показалось, что попали!
    М а н ю с ь к и н. Ну, ты тот еще кадр! Чуть весь план не сорвал!
    Е п и х о д (оборачиваясь, обеспокоенно). Манюша, догоняют!
    М а н ю с ь к и н. Это я специально! А сейчас газку и снова тю-тю! А теперь опять помедленней!
    Е п и х о д. Ты знаешь, Семеныч! Я, кажется, на третьем этаже этого самого "Метрополя" видел в окне рожу твоего Сергей Иваныча!
    М а н ю с ь к и н. Да вряд ли, чего ему там делать-то?
    Е п и х о д. Может и показалось...
    М а н ю с ь к и н. Ну ладно, побаловались и будя! Хорош! К горбатому мостику за окончательным расчетом!
    Е п и х о д. А ты, Марианка, чего в сумку-то понапихала, что эта шпана аж заприседала?!
    Г л о б о в а (смеясь). Чего-чего, камней конечно!
    Е п и х о д (хмыкая). Ну, ты и деловая! Нет слов!
    М а н ю с ь к и н. Ну, все, приехали! Теперь развернемся! Чтобы видеть глаза врага!
    Е п и х о д. "Мерсик" куда-то отстал по дороге.
    М а н ю с ь к и н. А это очень даже хорошо! Ну, теперь держись, сучье племя!
    Е п и х о д. Осторожней, Семеныч! Столкнемся!
    М а н ю с ь к и н. Не столкнемся! А вежливо подтолкнем господ рэкетиров поближе к водичке! (Слышен удар. Ревет мотор.) Не желают купаться! Упираются! Но у нас не забалуешь! Я те покажу, махнемся! Я те покажу, бабки! Пять штук!
    Е п и х о д. БМВ-ешка повисла над водой! Порядок! Давай задний ход!
    М а н ю с ь к и н. Не хочет отцепляться, рыхлая... сволочь! Клыки глубоко вошли!
    Е п и х о д (с тревогой). Как бы она нас с собой купаться не утянула! Давай, Семеныч, давай! Иначе мы сейчас тоже туда!
    М а н ю с ь к и н. Давай, давай! Не отпускает, зараза! Мать ее так!
    Г л о б о в (неожиданно). Включай передний мост! Иначе хана!
    М а н ю с ь к и н. Как?! Как его включать-то?!
    Г л о б о в. Водила хренов! На желтую кнопку жми!
    Слышны громкий всплеск воды и шумное булькание.
    М а н ю с ь к и н. Учись, Ходя! Пока я жив!
    Е п и х о д (сглотнув слюну). Сейчас бы и мы искупались... на славу...
    М а н ю с ь к и н (привстав, зорко смотрит вперед). Если выплывут, будет урок!
    Е п и х о д. А если нет? Кровопийцы, конечно...
    М а н ю с ь к и н. А если нет... На нет и суда нет!
    Е п и х о д. Семеныч! Мерседес появился!
    М а н ю с ь к и н. Вижу!
    Е п и х о д. Этих тоже купаться?
    М а н ю с ь к и н. Не-ет, этих на ближайший столб! А вот из своего замечательного автомобиля вы, господа-товарищи, вышли зря! Я их сейчас, Ходя, загоню обратно! А ты подползешь и зацепишь "Мерс" кнутом! А другой конец - за наш "Носорог"! (Глобовым.) Ну-ка, подвиньтесь, молодожены! (Перелезает назад и стреляет короткими очередями из установленного сзади пулемета.) Вот теперь порядок! Давай, Ходя!
    Епиход уползает, держа в руке кнут, и быстро приползает обратно. Закрепляет конец кнута под машиной. Садится на свое Место.
    Е п и х о д. Порядок!
    М а н ю с ь к и н. Давай к пулемету! Следи, чтоб не выходили! (Меняются местами.) Кнут-то выдержит?
    Е п и х о д. А то!
    М а н ю с ь к и н. Разогнались! (Рев мотора. Звук от силъного удара.) Вот теперь полный расчет!
    Е п и х о д. Каждую хорошую машинку ждет свой столб!
    М а н ю с ь к и н. Мудро сказано! Ну а теперь домой! Праздновать победу!
    Г л о б о в (неожиданно). Много возможно!
    Манюськин вопросительно смотрит на Епихода.
    Е п и х о д (стучит себя пальцем по лбу). Перенервничал малость.
    М а н ю с ь к и н (Глобову). Ты прав! Много возможно! (Епиходу.) А кнутик-то твой под конец лопнул!

    Помещение внутри уха. За столом сидит Манюськин. Горит настольная лампа. Он вооружен разноцветными фломастерами. Де-лает какие-то пометки в газете.
    М а н ю с ь к и н (читает). Стройная, длинноногая, сексуальная... Так, так, это хорошо... Нужен состоявшийся мужчина, способный поддержать материально... А это уже намного хуже!.. Стоп! Кажется то, что доктор прописал! Не зря столько прессы перелопатил! (Читает.) Нежная, темпераментная, двадцати трех лет, ждет романтичного малыша до тридцати пяти лет для дружеских встреч на его территории. Кавказцев просим не беспокоиться. Интим не предлагать. Так! Выделим главное! Темпераментная. Раз! (Подчеркивает.) Малыша... (Задумывается.) романтичного... Пожалуй, все же два! (Подчеркивает.) Для встреч на его территории... Ну и ничего страшного! Приглашу к Сергей Иванычу! Пока мои в деревне... Уж куда романтичней!
    Незаметно входит Епиход. Заглядывает через плечо Манюськина. Читает текст объявления в газете.
    Е п и х о д (ехидно). Тебе что, нет тридцати пяти?
    М а н ю с ь к и н. Я же не собираюсь паспорт показывать! Тем более, его у меня и нет на данный исторический момент. И разве в годах дело! Я еще о-го-го!
    Е п и х о д (подумав). Это верно. Ты еще ничего!
    М а н ю с ь к и н. Ты мне вот что скажи, корефан! Почему интим-то не предлагать? Что-то я не пойму! Что же с ней делать-то тогда? Может быть, ошиблась? Ты как думаешь?
    Е п и х о д. Ну... Мало ли? Может, устала... Видишь, кавказцев просит не беспокоить. Возможно, хочет просто!
    М а н ю с ь к и н. Как просто? (напряженно) Прямо, ребус какой-то! Даже в висках заломило!
    Е п и х о д. Вот супруга нагрянет и покажет тебе просто!
    М а н юс ь к и н. Ладно, Ходя! Хорош болтать! Собирайся! Пойдем, проведаем старушку!
    Е п и х о д. Извини! Я не могу! Дела! Да и вдвоем неудобно, приглашают-то ведь одного.
    М а н ю с ь к и н. Да, приглашает одного, но вдвоем было бы повеселей.

    Комната в квартире. Экзотическая обстановка. В клетках чирикают птицы. Стены украшены коврами различных размеров и цветов. Зеркала, плюшевая мебель. Чучела диких животных. Легкий беспорядок. Нижнее белье брошено на кресло. Звучит зажигательная мелодия "Бесаме, бесамемуче..." Крупная, стат?ная, импозантная женщина под сорок пританцовывает, щелкает в такт пальцами и напевает. Она одета в шелковый халат, который слегка распахивается при ходьбе, обнажая ноги. Большой бюст приоткрыт. Раздается длинная трель звонка.
    Ж е н щ и н а (делая музыку тише). Бегу-спешу-лечу!
    Она открывает дверь. Входит Манюсъкин. Он остолбенело смотрит на женщину.
    Ж е н щ и н а (звучно и доброжелательно). Какие проблемы, мой юный друг?
    М а н ю с ь к и н (с трудом преодолевая оцепенение). По объявлению... (Видит вопросительное выражение лица женщины.) Романтический малыш, мем!
    Ж е н щ и н а (испытующе смотрит, улыбается). А... романтичный малыш! Бонжур! И милости просим! А то кавказцы замучили, я и не поняла сразу! Проше, проше, любезный пан!
    Манюськин тщательно вытирает ноги, после чего сбрасывает ботинки.
    Ж е н щ и н а. А это "мем" - просто очаровательно, мой мальчик! Похоже, недавно зачитывались "Хижиной дяди Тома"?
    М а н ю с ь к и н (изумленно). Как вы угадали? Действительно, смотрел у Саньки!
    Ж е н щ и н а. Действительно, у Саньки! Как это все мило! А угадала? Интуиция, мой юный друг! Я вас не разочаровала? Конечно, мне не двадцать три! Но так хочется быть юной, не удержалась! Вы меня прощаете за этот невольный обман? Только сразу, да или нет?
    М а н ю с ь к и н (сглатывая слюну). Конечно, да! А откуда эти... звери? (Показывает на чучела.) Вы охотник?
    Ж е н щ и н а. Артемида-охотница? Какое смелое предположение! А что? Почему бы и нет? Но, увы! Мой первый муж был заядлый охотник! Англичанин! Ливингстон! Давид! Исколесил всю Африку! Храбрец был, каких мало! В общем, мужчина хоть куда! Да вы наверняка про него слышали!
    М а н ю с ь к и н. К сожалению, нет.
    Ж е н щ и н а. Впрочем, это неважно! Дела давно минувших дней!
    М а н ю с ь к и н (хрипло). Миль пардон, мем, тьфу черт! Мадам! А что означает... э-э... как бы сказать... ну там, в объявлении...
    Ж е н щ и н а. Смелее, мой юный друг!
    М а н ю с ь к и н. Эх, была, не была! Ну, в общем, интим не предлагать? Я извиняюсь, конечно, за вопрос!
    Ж е н щ и н а. О-о, какой вы, право, опасный! Это особый разговор! Что-нибудь выпьете? Бенедиктин? Или покрепче?
    М а н ю с ь к и н. Покрепче!
    Ж е н щ и н а. Ну и отлично! Вы можете пока пойти помыть руки!
    Манюськин уходит. Женщина наливает в бокальчики напитки. В один уверенным движением высыпает порошек.
    Ж е н щ и н а (негромко). А он славный... этот Манюськин... Ничего страшного! Поспит немного... Я выполняю приказ! И точка! Но клянусь, в последний раз!
    Появляется Манюськин. Женщина протягивает ему бокал.
    Ж ен щ и н а. За знакомство!
    Они выпивают. Манюськин падает на пол. Женщина пальцами измеряет длину его тела.
    Ж е н щ и н а. Коврик нужен небольшой... Это приятно. Пожалуй, вот этот над диваном с мертвым тореадором в самый раз будет!
    Она снимает со стены ковер. Место, где он висел, выделяется на общем фоне. Профессионально закатывает Манюськина в ковер.
    Ж е н щ и н а (с грустью). А ведь совсем еще мальчик... (Раздается требовательная трель звонка. Женщина задвигает за?пеленутого Манюськина под диван.) Бегу-спешу-лечу! (У двери.) Кто там?
    Г о л о с Е п и х о д а. Мосгаз.
    Ж е н щ и н а. Мосгаз, так мосгаз! Ишь, клиент косяком повалил!
    Она открывает дверь. Входит Епиход. Замирает, открыв рот.
    Ж е н щ и н а (видя произведенное ею впечатление, начинает мурлыкать). Бесаме, беса...
    Неожиданно, отстранив Епихода, появляется Нестеров.
    Н е с т е р о в (заканчивая мелодию). Мемучо! Надеюсь, не помешал?
    Ж е н щ и н а (холодно). Что вам угодно?!
    Н е с т е р о в (строго). Агент Мемучо! Вы обвиняетесь в похищении человека! Или вы немедленно его возвращаете, или обыск, понятые и, как водится, арест!
    М е м у ч о. Генерал! Вы не понимаете, что делаете! Какого человека?! Кто похитил?!
    Н е с т е р о в. Где Манюськин?
    М е м у ч о (изображает удивление). Какой еще Манюськин? Ничего не понимаю!
    Н е с т е р о в (видит светлое пятно над диваном). Обыкновенный, Мемучо! Обыкновенный! В коврике! Считаю до двух! Раз!
    М е м у ч о. А... в коврике! Ну, так бы сразу и сказали! Будто я знаю каких-то там разных Манюськиных! Приставал какой-то нахал, вот и пришлось! Забирайте своего дружка! Под диваном от?дыхает!
    Епиход вытаскивает завернутого в ковер Манюськина из-под дивана.
    Н е с т е р о в (задумчиво). Такая женщина и Сергей Иваныч! Непонятно...
    М е м у ч о. Увы! Он уже давно не по этой части! Тут вы промахнулись!
    Н е с т е р о в (щелкая пальцами). Вы - племянница Сергей Иваныча!
    М е м у ч о. Неплохо, весьма неплохо... Только одно маленькое уточнение - внучатая. Впрочем, с Сергей Иванычем я завязываю! Хватит, попользовался! (Многозначительно.) Пора и о личной жизни подумать!
    Н е с т е р о в. Вот это разумно! Всегда к вашим услугам!
    Нестеров и Епиход взваливают Манюськина на плечи. Пошатываясь, идут к дверям.
    М а н ю с ь к и н (из ковра заплетающимся языком). Где мадам? Куда вы ее дели? (Напевает.) Бесаме, бесамемуче...
    М е м у ч о (вдогонку). Эй, погодите! А ковер?!
    Н е с т е р о в. При личной встрече!
    М е м у ч о. Запомните! Французские духи - эмблема опасности!
    Нестеров и Епиход с Манюськиным на плечах уходят. Мемучо делает громче музыку и начинает танцевать, прищелкивая пальцами и подпевая.

    Комната Нестерова. Он пребывает в глубокой задумчивости. Входят Манюськин и Епиход.
    М а н ю с ь к и н. Вызывали, товарищ генерал?
    Н е с т е р о в. Я пригласил вас, господа, чтобы ознако-мить с одним прелюбопытным посланием! Прошу вас, располагайтесь! (Берет со стола длинный голубой конверт.) Обращаю ваше внимание, надушен французскими духами! А? Каково?! (Достает из конверта сложенный лист бумаги, разворачивает, читает.) Многоуважаемый профессор, доктор, сэр! Ненужное зачеркнуть. Приглашаем Вас, действительного члена Британской и Шведской королевских академий и Парижского клуба, а также Вашего подручного мусье Манишкина принять участие в международных испытаниях фундаментальных законов природы. Проживание, полупансион и проезд до места назначения оплачивается только действительным членам. Остальным участникам все вышеперечисленное, кроме постельного белья. Проезд до станции метро "Тушинская". Уважающий Вас, член Исполкома международных испытаний, доктор Носопытин. (Поднимает глаза и выжидательно смотрит на слушателей. Те молчат. Протягивает Манюськину конверт с письмом.)
    М а н ю с ь к и н (нюхая конверт, печально). Ее...
    Е п и х о д (сочувственно). Видать, крепко на нее, запал...
    Манюськин читает текст.
    М а н ю с ь к и н (в недоумении). Это кто же, интересно, подручный мусье Манишкин? Не ясно! (Наконец до него доходит.) Манишкин?! (Орет в бешенстве.) Без постельного белья?! Убью, гады! (Бросается к дверям.)
    Н е с т е р о в. Куда? Назад! Отставить!
    М а н ю с ь к и н (нехотя возвращаясь). За патронами! Надо проучить эту... нечисть!
    Н е с т е р о в. Не забываем, холодная голова и горячее сердце! (Смеется.) Я сейчас выйду, сделаю пару уточняющих звон?ков. Мой телефончик прослушивают! А вы тут пока не скучайте! (Ставит на стол бутылку коньяку и рюмки и уходит.)
    М а н ю с ь к и н (разливая коньяк). Давай-ка, Ходя, за наше героическое прошлое! Помнишь, как уходили по подземелью?! (Выпивают.)
    Е п и х о д. Да, смрад был чудовищный! Можно сказать, по уши в дерьме искупались! Неделю от нас все шарахались!
    М а н ю с ь к и н (снова наливая). Вот нет в тебе, Ходя, романтики! Чего нет, того нет!
    Е п и х о д. А я часто, Семеныч, пароход вспоминаю! Как там ребята? Под чьим флагом ходят? (Задумывается.) Бросаешь себе в топку уголек да бросаешь! И никаких тебе забот и волнений!.. Но, с другой стороны, конечно, скучновато! Да?вай, за тех, кто в море! (Выпивают.)
    М а н ю с ь к и н. Я, Епиход, скоро от Сергей Иваныча съезжать буду, мои достали! Какого хрена, говорят, здесь му?чаемся? Ты его уже проучил! А у нас жизнь проходит! И они, ты знаешь, в чем-то правы. Правда, не пойму, в чем? Ну да, ладно. Надо идти на... (Задумывается, щелкает пальцами, вспоминая.) На эти... Фу, черт, вспомнил! На компромиссы! Деньги на домик у меня теперь есть, ну а к Сергей Иванычу буду наведываться! Чтоб не забывал! Бизнесом займусь! Пчел буду держать. Эх, и выгодное это дело, Ходя! Ты не представляешь! Я ведь их уже держал, еще в застойные времена.
    Е п и х о д. Помню, Манюша, твою дохлую пчелку, которую ты в спичечном коробке хранил.
    М а н ю с ь к и н. Не надо завидовать, Епиход! Ты тоже сможешь держать пчел, если, конечно, захочешь!
    Е п и х о д. А шефа нашего турнули!
    М а н ю с ь к и н. Не турнули, а вывели в резерв! До особого распоряжения!
    Е п и х о д. Не в резерв, а совсем турнули!
    М а н ю с ь к и н. Ну ты!.. И зануда! Ну, турнули! Я что ли виноват?! Из-за тебя, зануды, так и получилось! Кто тебя просил бежать звонить? Неужели я бы с бабой не управился?!
    Е п и х о д. Аккуратно она тебя в коврик запаковала! Технично!
    М а н ю с ь к и н. Да я уже очухался, и выбираться стал потихонечку, как вы подвалили!
    Е п и х о д. Кормил бы ты где-нибудь рыб, Манюша! Или замуровали бы тебя в какую-нибудь новостройку! Скажи лучше спасибо товарищам!
    М а н ю с ь к и н. Шеф - мужик с головой! Не пропадет!
    Входит Нестеров.
    Н е с т е р о в. Затевается большая и преопасная игра! Дело сугубо добровольное! Вы как?
    М а н ю с ь к и н и Е п и х о д (хором). Мы - да!
    Н е с т е р о в. Вечером подробный инструктаж! А пока свободны!
    М а н ю с ь к и н и Е п и х о д (хором). Есть! (По-армейски четко разворачиваются и уходят.)
    Н е с т е р о в. Надо детально продумать план завтрашней операции...
    Слышен стук палки Берданкина. Дверь резко распахивается и входит ветеран. В руках у него сверток.
    Б е р д а н к и н. Паразиты! Наделали! Сколько людей угробили! Мощно один чудак пишет! Федора уже выгнали! А теперь и другие думают, куда тикать! Дело - труба! Это давно известно! Слушай! Ты это... Тьфу, черт! Опять забыл! (Требовательно смотрит на Нестерова, ожидая подсказки.)
    Н е с т е р о в. Перхоть?
    Б е р д а н к и н. Перхоть? (Задумывается. Раздраженно) Да при чем тут перхоть?!
    Н е с т е р о в. Тогда прокладки? С крылышками?
    Б е р д а н к и н. С крылышками?.. Правильно! Молодец! (Торжественно.) У тебя завтра тяжелый день! Стропы парашюта подрезаны! Запасного тоже! Поэтому рухнешь камнем!
    Н е с т е р о в (изумленно). Откуда вы знаете? Я сам об этом узнал минуту назад!
    Б е р д а н к и н (участливо). Это, голубочек, всем известно, окромя тебя. Я бы и сам пошел или вместе бы пошли, но рука и нога не действуют. Хужей нет, когда хочешь, а не можешь! Да тебе не понять... пока! Принес тебе форму! (Видит недоумение Нестерова.) Не думай! Чистейшая! Всю Цусиму в ней отстоял! А потом только раз во Вторую надевал! Отглажена, полный порядок! Китель и брюки! Все как положено! Жаль только, бескозырку моль поела! Так жаль, что... не могу и сказать! (Начинает плакать, но быстро берет себя в руки. Строго.) Примерь!
    Берданкин подает Нестерову сверток. Тот быстро переодевается.
    Б е р д а н к и н (восхищенно разглядывая Нестерова). Ну в точности, как я! (Хлопает его по спине, разглаживает морщины.) Завтра обязательно будь в ней! А я тебя с Прокопичем потом помяну! Не сомневайся! Мы порядок знаем! Уже припасли! (Озабоченно.) Если Прокопич не найдет... Я, правда, хорошо спрятал! А куда? (Требовательно смотрит на Нестерова.)
    Н е с т е р о в. Может, в туалет?
    Б е р д а н к и н (смотрит на Нестерова, как на больного). В туалет?.. Да, Прокопич первым делом в уборную помчится и там искать будет! Ладно! Носи! В нас не сомневайся! В случае чего, еще возьмем! Это сейчас не проблема! Были бы купи-продай! (Обнимает Нестерова и, постукивая палкой, уходит.)
    Н е с т е р о в. Приятно, когда о тебе заботятся...

    Летное поле. Слышен гул трибун. Они то взрываются аплодисментами и свистом, то, как бы в испуге, замирают. Нестеров в белой морской форме. Рядом Носопытин, пыхтя, с трудом тащит парашюты.
    Н е с т е р о в. Ничего себе! Яблоку негде упасть! Правительственная трибуна заполнена до отказа! Даже Хозяин со своими! Вот это сюрприз! (Приветственно поднимает руки.)
    Н о с о п ы т и н. Что вы хотите, авиационный праздник! Ваше испытание пойдет отдельным номером программы! Как показа?тельное выступление!
    Н е с т е р о в. Как показательное? Вот это хорошо! А почему снова восемнадцатая задача?
    Н о с о п:ы т и н. У исполкома сомнения да и ученый совет поддержал.
    Н е с т е р о в. За риск три тысячи сверху!
    Н о с о п ы т и н. Три тысячи?! А почему не пять или десять?!
    Н е с т е р о в. А теория вероятности?! Чем больше прыжков, тем выше вероятность, так сказать... неудачного призем?ления. Тьфу-тьфу! Как бы не сглазить! Даже никакой деревяшки под рукой! (Трибуны взрываются. Нестеров приветственно машет руками.)
    Н о с о п ы т и н. Ладно, три так три! А чего вы так вырядились? Вы разве моряк?!
    Н е с т е р о в. Подарок! От чистого сердца! Нельзя было отказать. Вот только бескозырку моль съела! Еле достал фураж?ку с крабом!
    Н о с о п ы т и н (с ехидством). В бескозырке было бы лучше!
    Н е с т е р о в. Только баксы вперед!
    Н о с о п ы т и н (в замешательстве). Как вперед? Обычно же после!
    Н е с т е р о в. Обычно после! А сейчас - вперед! Ну, так что?
    Н о с о п ы т и н. Да, да! Все в порядке! Вопрос ула-жен!
    Нестеров и Носопытин подходят к короткому трапу, ведущему внутрь биплана. У трапа стоят Джойс и Симона.
    Н о с о п ы т и н. Все, как в прошлый раз!
    Н е с т е р о в. Наука не терпит небрежности.
    Д ж о й с (неожиданно вставая на колени). Я тебя прошу! Не ходи! (Слезы катятся по ее лицу.) Я тебя умоляю!
    Н о с о п ы т и н (смотрит на нее, как гипнотизер). Нервы! Бабские штучки! (Криво ухмыляется.) Рядовой прыжок!
    Симона пытается поднять упирающуюся Джойс.
    Д ж о й с (шепчет). Больше я ничего не могу сказать! Поверь мне! Прошу тебя! Поверь!
    Н е с т е р о в (изображает сомнения). И Берданкин отговаривал... Может, действительно... повременить?
    Н о с о п ы т и н. Посмотри, сколько народу! (Достает пачку долларов.) Как хотите, конечно! Заменим вас студентиком и все дела!
    Н е с т е р о в. Ладно, уговорили!
    Неожиданно на лицах присутствующих появляется озабоченное выражение. Все начинают нервно принюхиваться. Дамы зажимают носы.
    Н о с о п ы т и н (нервно, мелко подергивает носом, озабоченно крутит головой). Что это? Откуда такая вонь? Что подумает Хозяин?
    Н е с т е р о в (успокаивающе). Видимо, с полей орошения,
    Н о с о п ы т и н. С каких еще полей орошения?!
    Н е с т е р о в. С люберецких!
    Н о с о п ы т и н (недоверчиво). С люберецких?! Это же другой конец Москвы! Вы что?!
    Н е с т е р о в. Ну, значит, не с люберецких, а с каких-то других. Не все ли равно? Какой вы, право, дотошный! (Женщинам.) Дамы, вперед!
    Джойс и Симона проворно забираются по трапу в самолет.
    Н е с т е р о в (Носопытину). Помогите забросить парашюты!
    Н о с о п ы т и н (недовольно). Где же пилот? Это его работа! (Нехотя поднимается.)
    Нестеров передает ему парашюты и заталкивает его внутрь.
    Салон самолета. В углу связанный летчик с заклеенным ртом. Рядом с ним Епиход с маузером. Манюськин в очках-кон?сервах, сдвинутых на лоб, и больших крагах сидит в кресле пилота. Джойс и Симона испуганно жмутся в стороне. Влетают тюки с парашютами, и вслед за ними вваливаются Носопытин и Нестеров.
    Н о с о п ы т и н (возмущенно). Что за глупые шутки?! Вы что, с ума со... (Видит связанного летчика и замолкает.)
    Н е с т е р о в (торжественно). Решением Политбюро испытание по проверке ускорения свободного падения будете проводить вы, генерал Носопытин! (Манюськину.) Контакт!
    М а н ю с ь к и н. Есть, контакт! (Щелкает тумблером.) Ну, хреновина, давай, не подкачай!
    Слышно захлебывающееся тарахтенье мотора. Наконец двигатель "схватывает" и начинает уверенно набирать обороты.
    М а н ю с ь к и н. Пошла, родная! Эх, ма! Тру-ля-ля! Ну и повеселимся сегодня, мать честная!
    Н о с о п ы т и н. Я прыгать не буду! Я боюсь высоты! У меня давление! Я не прошел медкомиссию! Это нарушение, в конце концов! Вы ответите за свое самоуправство, Нестеров!
    Н е с т е р о в (ласково). Вы, кажется, что-то недопонимаете, гражданин Носопытин! Или, может быть, непорядок с парашютом? Или парашютами? А? Ну, там, стропы подрезаны или еще что? Тогда это форменное вредительство! И по законам военного времени мы будем вынуждены вас, как бы это поделикатней выразиться, ну скажем так, расстрелять!
    Н о с о п ы т и н (лицо выдает напряженную работу мысли). Я не при чем! (Умоляюще складывает руки на груди.) Это приказ Сергей Иваныча!
    Н е с т е р о в. Сергей Иваныча?! Так вы же тоже генерал, черт побери! Где же честь русского офицера?!
    Н о с о п ы т и н. Будто не знаете, что генералы бывают разные! Сергей Иваныч трет спину Хозяину! (Видит общее недоумение.) В бане, конечно, где же еще! Да и после они вместе... отдыхают.
    Н е с т е р о в (к Джойс и Симоне). Девушки! Надо тщательно размешать... суспензию! Чтобы опыление прошло на отлично. Епиход покажет. Кстати, Епиход! Тебе нравится Симона?
    Е п и х о д (опуская глаза, тихо). Очень!
    Н е с т е р о в. Учти, она жестока в любви!
    Е п и х о д. Мне все равно...
    Н е с т е р о в. Она плохо готовит.
    Е п и х о д. Это неважно...
    С и м о н а (неожиданно кричит). Вы не имейт права! Женевский конвенций!
    Н е с т е р о в. Она из ЦРУ и связана с арабскими террористами!
    Е п и х о д (решительно). Я согласен на все! (С вожделением смотрит на Симону.)
    М а н ю с ь к и н. Да чего там! Я его понимаю! Шикарная баба! Цереушница! Их там, небось, таким штучкам учат! Да, товарищ генерал?
    Н е с т е р о в. Учат, учат... Следи за взлетной полосой, не отвлекайся! А то еще врежемся куда-нибудь!
    Симона начинает плакать. Джойс ее утешает.
    Д ж о й с. Он хороший русский парень! Ты полубишь его! Не плачь!
    М а н ю с ь к и н. Правильно! Еще как полюбит! Не оторвешь потом! Епиход - парень что надо! Не подведет! Ну, если уж совсем душа не лежит, то тогда я - пожалуйста! Упрашивать не надо!
    Е п и х о д (укоризненно). У тебя же семья, Семеныч! Ты что, забыл уже?
    М а н ю с ь к и н. Забыл, не забыл! Обязательно надо напомнить! Какой же ты все же, Епиход! Вечно попрекаешь! Я что, виноват, что от тебя жена убежала, а от меня нет?
    Е п и х о д. Некрасиво напоминать!
    М а н ю с ь к и н. И почему это у тебя должны быть преимущества, не понимаю! Вечно настроение испортит! Как на горячее дело идти, так Манюськин! А как баб делить, вспомнил про семью! (Бормочет.) Лучше бы нормальную страховку оформили! Вот и была бы семье польза!
    Епиход с девицами удаляется в хвост самолета.
    Н е с т е р о в (Носопытину). Зачем было создано Товарищество?
    Н о с о п ы т и н. Оно было создано еще до того. Во-первых, нужна была генеральская должность, а куратор Товарищества ей соответствовал, во-вторых, блюдце с медом.
    Н е с т е р о в. Блюдце с медом?
    Н о с о п ы т и н. Разумеется! Кого привлечет идея ревизии фундаментальных законов? Только людей недостаточно лояльных. Были отпущены средства, грянула перестройка. А машина закрутилась! Люди начали работать. Да и дело-то оказалось, в общем, неплохое! Народ увлекся. Прямо скажем, оригинальное дело!
    Н е с т е р о в (задумчиво). Вам придется выбирать. Или прыгать, пуговица и так далее. Или распылить суспензию над трибунами!
    Н о с о п ы т и н. Какую сусп... Вы что?! Суспензия! Это же натуральное говно! Там же президент, премьер! Сергей Иваныч, наконец! Они же нас потом размажут по стене!
    Н е с т е р о в. Поживем, увидим.
    Н о с о п ы т и н. Вот как раз пожить-то и не удастся!
    Н е с т е р о в. Игра стоит свеч!
    Н о с о п ы т и н. Какая игра, каких свеч?! Вы просто больной самоубийца!
    Н е с т е р о в (Манюськину). Семеныч! На бреющем над трибунами! Пощекочи дамам нервы!
    М а н ю с ь к и н (на подъеме). Есть, пощекотать дамам нервы!
    Н е с т е р о в (Носопытину). Кажется, это вы больной самоубийца! (Подвигает к Носопытину парашют.) Запасной давать?
    Н о с о п ы т и н. Нет, нет! Конечно, распылять! Тут и думать нечего! А как же, пардон-с, с ускорением свободного падения?
    Н е с т е р о в (удовлетворенно). Старая школа! Дисциплина превыше всего!
    Возвращаются Епиход с Симоной. Он бережно поддерживает ее за талию.
    Е п и х о д. Чтоб не упала! А то споткнется еще, чего доброго, и будет прихрамывать, как подружка!
    Н е с т е р о в (Носопытину). Замена! На задачу под номером двести пятьдесят девять. Второй закон Ньютона применительно к вращательному движению. Самолет делает "мертвую петлю".
    Н о с о п ы т и н. Которая также называется петлей Нестерова! Как же я, осел, сразу не догадался!
    Н е с т е р о в. Совершенно верно! Определим минимальную скорость в верхней точке петли, чтобы летчик не повис на ремнях, которыми пристегнут к креслу.
    Манюськин уступает Нестерову место за штурвалом самолета.
    М а н ю с ь к и н. Гляньте, товарищ, генерал! Никак Прокопич позади Сергей Иваныча?! Не зря мы его проверяли!
    Н е с т е р о в. Не зря, я его еще на поле приметил. Засечешь скорость! По скоростемеру! Епиход, проследи, чтоб господин Носопытин вовремя открыл кингстоны! И чтоб все пристегнулись, иначе костей не соберете!
    Нестеров крепко обхватывает штурвал. Слышен усиливающий?ся звук мотора. Свет постепенно гаснет и также постепенно зажигается вновь. Носопытин считает на калькуляторе.
    Н е с т е р о в (Носопытину). Ну что? Как второй закон?
    Н о с о п ы т и н (ликующе). Не сошлось! Нет, не зря живем, товарищи! На целых три сотых не сошлось!
    Н е с т е р о в. Да... истина дороже всего! (Манюськину.) Как орошение?
    М а н ю с ь к и н. Изумительно! Всех накрыло!
    Н е с т е р о в (Епиходу). Епиход, проводи гостей на корму! И сразу назад!
    Епиход, Носопытин и Симона уходят в хвост самолета.
    М а н ю с ь к и н. Теперь-то куда рванем, товарищ генерал?
    Н е с т е р о в. На запасной аэродром! Есть тут неподалеку одно колхозное поле... Пока служба охраны не спохвати?лась!
    Возвращается Епиход.
    Н е с т е р о в. На некоторое время нам всем придется залечь на дно. Если станет припекать, рванете в Бесарабию. Там откроете небольшой ресторанчик "Манеску и Епиход". По вечерам скрипка и аккордеон. Не больше! Вопросы есть?
    Е п и х о д. А как же девчонки... Симона?
    Н е с т е р о в. А Носопытин? А связанный летчик? Много вопросов, товарищ Ходя! Придется всех в расход! Такова, дорогие товарищи, революционная необходимость! (С удовольствием смотрит на вытянутое лицо Епихода.) Шутка! Девчонки не пропадут! А с Симоной сам решай! Но учти, женщины еще никого до добра не доводили! Ну, а теперь прощальный заход! Помашем крыльями напоследок!
    М а н ю с ь к и н. Да и в кингстонах немного осталось! Не пропадать же добру!
    Постепенно гаснет свет. На фоне затихающего шума мотора звучит авиационная песня: "Под крылом самолета..."

    Комната в квартире Мемучо. На прежнем месте висит ковер с мертвым тореро. Звучит песня "Бесаме, бесамемуче... Нестеров и Мемучо кружатся в зажигательном танце.

    Помещение внутри уха. Манюськин сидит за столом, сосредоточенно что-то пишет. Поодаль Манюськина стирает белье. За занавеской люлька с ребенком. Санька лежит на топчане, читает книгу.
    М а н ю с ь к и н (поднимая голову, хмыкает). Ресторан "Манеску и Епиход"... Один всем известный генерал предложил. (С прищуром смотрит на жену.) По слухам ба-альшой любитель женщин!
    М а н ю с ь к и н а (через плечо). Ну, уж с тобой-то никому не сравняться по этой части!
    М а н ю с ь к и н. А снаружи нормальный человек... Это если мы все по углам да щелям разбежимся, кто же здесь дело-то делать будет? Санька!
    С а н ь к а. Чего, папань?
    М а н ю с ь к и н. Ты второй закон Ньютона знаешь?
    С а н ь к а. Ну, ты даешь! Конечно, знаю! А тебе-то зачем?
    М а н ю с ь к и н. Я вот тут задачу одну составляю...
    С а н ь к а (изумленно). Задачу?!
    М а н ю с ь к и н. Да, сынок, задачу.
    С а н ь к а. Ну, ты, папань, даешь! Прямо, как настоящий интеллигент! Пошел бы лучше телек посмотрел! Там наши со шведами бьются.
    М а н ю с ь к и н. Да погоди ты со своими шведами! Они у меня вот где сидят! (Проводит ладонью по горлу.) Чтоб я о них больше не слышал! Ты мне вот что скажи! Я тут так пишу. С какой силой надо ударить молотком по наковальне...
    С а н ь к а (смеется). Чтоб Сергей Иванычу мало не показалось!
    М а н ю с ь к и н. Я вот тебе сейчас дам леща, мало не покажется! (Неожиданно начинает хохотать.) А вообще-то точная постановочка вопроса! (Подходит к наковальне, берет молоток, замахивается.) Проверим товарища Ньютона!
    С силой лупит по наковальне. Раздается жуткий рев.
    Конец

    (C)

  • Оставить комментарий
  • © Copyright Штейман Борис Евгеньевич (boev-05@mail.ru)
  • Обновлено: 20/06/2012. 132k. Статистика.
  • Пьеса; сценарий: Драматургия
  • Оценка: 10.00*3  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.