Шушкевич Юрий
Fаtа Morganoff. Драма буржуазной мечты в 2-х частях (2018)

Lib.ru/Современная литература: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • Оставить комментарий
  • © Copyright Шушкевич Юрий (yuri_shushkevich@mail.ru)
  • Обновлено: 15/09/2018. 128k. Статистика.
  • Пьеса; сценарий: Проза
  • Иллюстрации/приложения: 1 штук.
  • Скачать FB2
  •  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Действие пьесы разворачивается в резиденции российского олигарха Виктора Рудольфовича Моргановского, некоторое время назад погибшего в Южной Америке. В особняк приглашены бывшие коллеги и сподвижники предпринимателя, с которыми много лет назад тот начинал свой бизнес. Все они в разное время его покинули, не выдержав тяжёлого характера и непомерного риска, однако удачливый миллиардер, сохраняя признательность по отношению к старым партнёрам, упомянул их в своём завещании. Теперь каждый из этих не сильно преуспевших людей, не видавшихся почти двадцать лет, в сопровождении мужей и жен, оказался на пороге новой жизни, обещающей, наконец-то, стать счастливой и богатой. Увы, блестящая новая реальность, отягощённая старыми проблемами и неожиданными вызовами, выходит совсем иной.


  • Юрий Шушкевич

      

    Fаtа Morganoff

    Драма буржуазной мечты в 2-х действиях

      

    0x01 graphic

      

    Действующие лица:

      

    Главные роли

    Наталья Дмитриевна Моргановская

       - мама олигарха, аккуратная и интеллигентная женщина в преклонном возрасте

    Людмила Моргановская

       - жена олигарха, эффектная шатенка с умными глазами и волевым лицом

    Григорий Иванович Огарёв

       - однокашник и первый партнёр Моргановского в бизнесе, ныне потрёпанный жизнью человек в возрасте под пятьдесят

    Ипполит Ильич Невежин

       - прежде управляющий Моргановского, ныне отставной госчиновник и красавец-мужчина

    Аделина Невежина

       - юная жена Ипполита Невежина

    Светлана Троицкая-Лессер

       - прежде бухгалтер Моргановского, цельная и привлекательная женщина, о своём нынешнем состоянии предпочитающая не сообщать

    Герман Лессер

       - юридический супруг Светланы (развод не завершён), вздорный, желчный, но по-своему ранимый человек чрезвычайно либеральных убеждений

    Михаил Танский

       - художник и архитектор, друг Моргановского

    Эпизоды

    Адвокат

    Камердинер

    Судебный пристав

    Рабочие

      
      
       ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ
      
       Сцена 1. Гостевая комната богатого загородного дома: глубокие кресла, полумрак, первоначально ярко освещён только маленький пятачок возле входной двери
      
       Огарёв (переступает за порог, вглядывается - и застывает в изумлении) Не верю своим глазам! Ипполит, это ты? Какими судьбами?
       (Загорается свет)
       НЕВЕЖИН Григорий? Неужели? Сколько лет, чёрт возьми! Тебя что - тоже сюда позвали?
       Огарёв (в лёгком замешательстве, пристраивая на вешалку плащ) Да, мне неожиданно позвонил адвокат по наследству... представился, что от Моргановского... Якобы в завещании обнаружили мою фамилию и я что-то должен получить. Бедный Виктор! Ведь я даже понятия не имел, что его уже полгода как нет. Вроде бы предприниматель богатый и известный, практически олигарх,- а ни одной статьи в газетах, ни одного некролога...
       НЕВЕЖИН (сначала - полушёпотом) Я тоже узнал обо всём об этом буквально на днях. Погиб, страшно сказать, в Южной Америке, разбился при осмотре какого-то водопада, где собирался что-то строить... Думаю, нам ещё расскажут. Кстати, познакомься,- Аделина, моя супруга.
       (Аделина Невежина занята чтением; с явной неохотой она оборачивается и, не привстав из кресла, посылает мужниному знакомому кислую улыбку)
       Огарёв (Аделине) Очень приятно. Григорий Огарёв, однокашник Виктора Рудольфовича. Когда-то вместе бизнес начинали... Тогда же подружился и с Ипполитом, он был у нас вроде финансового директора. (Обращаясь к Невежину) Как долго мы вместе работали - лет восемь?
       НЕВЕЖИН Да, восемь лет. Ты раньше ушёл, а я ещё год векселями вперемешку с воздухом торговал... Страшно вспоминать!
       Огарёв Да чего уж бояться - сколько лет прошло? Пятнадцать? Семнадцать?
       НЕВЕЖИН От твоего ухода - да, семнадцать... Не знаю ни одного человека, кому работать с Моргановским было бы легко. Когда Виктор мне "вольную" подписал - словно гора спала с плеч, будто заново на свет родился!
       АДЕЛИНА (опустив книгу, зевая) Лучше бы ты потерпел - были бы мы сегодня в шоколаде.
       НЕВЕЖИН (растерянно улыбнувшись) Может быть... возможно. Наверное, ты права - дал я в тот раз слабака. И ещё, ты же знаешь,- Моргановский, этот буквально зверь по деланию денег, на всю жизнь отбил у сотрудников охоту воровать! Потому когда я затем устроился на госслужбу - то жил почти что на одну зарплату, а её даже сравнить нельзя с тем, что я мог бы иметь, если бы с Виктором остался! Министр, правда, пятикомнатную квартиру за безупречную службу выделить обещал, но не сдержал, подлец, слова. С другой стороны, я вышел в отставку в полном здравии, а остался бы у Виктора - не факт, что ходил бы сейчас живой и здоровый, без инфарктов и инсультов.
       АДЕЛИНА Не оправдывайся, ты живучий! А министр твой - сволочь, вместо квартиры на Спиридоновке отделался от тебя почётной грамоткой! А я ещё слышала, что квартиру ту он своей любовнице подарил, чтобы не рыпалась, когда он с новой закрутил, кобель шелудивый! Если бы ты не промолчал тогда - была бы та квартирка нашим миллионом долларов для спокойной и красивой жизни! Или всеми двумя - в Центре ведь недвижимость только и знает, что в цене растёт!
       НЕВЕЖИН Адель, ну не надо нам сора из избы... Тем более - нас сюда вовсе не чай попить позвали, давай подождём, что будет в завещании... Кстати - похоже, кто-то ещё идёт.
       (Стук в дверь, на пороге двое: первой входит в гостиную Светлана Троицкая-Лессер, за ней, на некоторой дистанции - Герман Лессер)
       СВЕТЛАНА (с изумлением в голосе) Гришка, это ты? Ну ты и постарел... И вы, Ипполит Ильич? То есть вся наша старая команда снова в сборе?
       НЕВЕЖИН Если не считать предводителя - то да. Здравствуй, Светик!
       ОГАРЁВ Привет! В самом деле - невероятная встреча! (Обращаясь к спутнику Светланы) Позвольте представиться - Григорий Огарёв.
       ЛЕССЕР (сухо) Герман Лессер, супруг. К команде вашей, увы, отношения не имею.
       ОГАРЁВ Да уж какая команда теперь... Вот если бы Виктор сподобился собрать нас раньше! Такая нелепая, преждевременная смерть...
       СВЕТЛАНА Да, какой-то прямо ужас... словно гром среди ясного неба. Со вчерашнего дня, как адвокат позвонил,- ничего делать не могу.
       ЛЕССЕР (усмехнувшись, обращаясь ко всем) Светлане Николаевне стоило бы иногда знакомиться с моими статьями в "Форбс". Я писал ещё три года назад, что все бизнесы Моргановского в России обанкрочены, а ему самому пришлось уносить отсюда ноги - к счастью, не с пустыми карманами. Года полтора назад имя Моргановского упоминалось в заметке о стартапах в Латинской Америке, а ровно шесть месяцев назад было сообщение о его смерти в результате обрушения утёса недалеко от водопада Анхель. Я видел фоторепортаж - там действительно страшное место, шансов уцелеть - ноль, это понятно.
       НЕВЕЖИН А вот мне непонятно, зачем его в те дебри потянуло? В Латинской Америке, коль скоро он её выбрал, есть масса более спокойных мест для бизнеса.
       ЛЕССЕР Если бы выбрал другие - вас бы сюда не позвали. А так - поскольку человек он был своеобразный и оригинальный, то предусмотрел в завещании опцию для тех, с кем когда-то начинал строить свою бизнес-империю. Очистил, можно сказать, душу от старых обязательств.
       НЕВЕЖИН Вообще-то, вы цинично рассуждаете...
       ЛЕССЕР В пределах допустимого, поскольку между нами в принципе обязательств нет. И нахожусь в вашем кругу лишь постольку, поскольку продолжаю считаться законным мужем своей бывшей жены. Но она сама виновата - затянула с разводом, из-за чего теперь придётся поступиться половиной её доли в наследстве.
       СВЕТЛАНА Герман, ты... ты непостижимый человек! Неужели я дала тебе хоть один повод заподозрить меня в непорядочности? В конце-концов, получив приглашение сюда, я могла ничего тебе не сообщать - разве не так?
       ЛЕССЕР В завещании Моргановского специально сделана оговорка, что наследниками являются перечисленные лица вместе с законными супругами - видимо, покойному были небезразличны вопросы нравственности. А в паспорте твоём - штамп о браке, поэтому без меня тебе всё равно ничего не отдадут.
       ОГАРЁВ Друзья, друзья, о чём вы? Зачем?
       СВЕТЛАНА (с улыбкой) Не волнуйся, Гриша, это Гера таким вот своеобразным образом решил объяснить, почему я от него сбежала. А ты, я смотрю, один приехал?
       ОГАРЁВ Да, один. Брак в моём случае был недолгим и закончился с первыми по-настоящему серьёзными трудностями, меня накрывшими.
       СВЕТЛАНА А что стряслось, если не секрет?
       ОГАРЁВ Секретов не держу, о моём случае тоже, кажется, писали в "Форбсе". Уйдя от Виктора, я сменил три или четыре работы, пока не устроился гендиректором в одну крупную компанию - при этом проглядев, что собственники втихаря выводили оттуда деньги, вскоре и вовсе удрав за границу. Поскольку при банкротстве делить оказалось нечего, кредиторы привлекли меня по субсидиарной ответственности, и арбитражный суд, разумеется, их поддержал. В счёт астрономического долга у меня отобрали подчистую всё имущество, включая квартиру и даже сохранившийся от отца железный гараж. Потому не исключаю, что из того, что Виктор Рудольфович мне отписал, у меня всё снова заберут.
       НЕВЕЖИН Вот те и новость! А я, грешным делом, тебя везунчиком считал, который, не в пример нам, получит всё в одни руки...
       ЛЕССЕР (равнодушно) Не вижу проблемы! По российским законам Моргановский - также полный банкрот, все его активы давно за границей, и то, что вы получите по завещанию там, с иностранных счетов, просто не надо здесь светить! Лично я, как только всё оформлю,- тоже немедленно отсюда свалю и заведу какое-нибудь безопасное гражданство.
       СВЕТЛАНА Смею надеяться, что ты к тому моменту освободишь меня от штампа в паспорте.
       ЛЕССЕР Как только - так сразу!
       НЕВЕЖИН (озадаченно) Господа, давайте не будем выносить на обсуждение личные проблемы! В конце-концов, ещё ничего не решено и ничего не получено. Интересно, где адвокат? Никто не знает предстоящей программы?
       ОГАРЁВ Камердинер, проводивший меня сюда, сообщил, что вместе с адвокатом должны приехать родственники.
       НЕВЕЖИН Ну вот, посмотрят родственники на нас - и откажут в наследстве.
       ЛЕССЕР Глупости. На то оно и завещание, чтобы при всей жадности отказать не смогли. Думаю, родственникам просто интересно будет пообщаться с вами, вспомнить что-нибудь из прошлого... Ну а я - я постараюсь не мешать.
       СВЕТЛАНА Уж сделай милость! Кстати - чьи-то шаги, кажется... Кто там?
       ЛЕССЕР Какая разница? Наверняка, ещё претенденты на наследственный транш. Оставаясь в поле закона, мы не вправе им помешать.
       НЕВЕЖИН Пойду посмотрю... (уходит и вскоре возвращается) Какие-то люди в форме фотографирую особняк и что-то замеряют...
       ЛЕССЕР (возбуждённо) Замечательно! Если в форме - то да, очень грамотно нас тут всех собрать, да и взять тёпленьких!
       СВЕТЛАНА И чем же, по-твоему, мы провинились?
       ЛЕССЕР Да хотя бы тем, что мы претендуем на деньги нашего благодетеля в обход кредиторов, оставшихся с носом. Ведь в здешней юрисдикции, я уже говорил, Моргановский - абсолютный банкрот.
       АДЕЛИНА (с томной улыбкой на лице) Потрясающе, сколько банкротов кругом! Живых и даже мёртвых! Ипполит, нам не опасно здесь находиться?
       НЕВЕЖИН Не волнуйся, дорогая, я отлично знаю наши законы.
       АДЕЛИНА Но если мы получим наследство, на которое претендуют кредиторы, разве у нас не могут начаться проблемы?
       ЛЕССЕР (с ухмылкой) Начнутся, если в России останетесь. Всем говорю, что надо отсюда ноги уносить, и чем скорее, тем лучше!.. Ужасная страна - вечные революции, потом Гулаги, затем отъемы и перераспределения собственности... а теперь банкротства, которые суть те же отъёмы и перераспределения... Отчего мы не заслужили спокойной жизни?
       ОГАРЁВ Полагаю, мы прежде всего заслуживаем ясности. Попробую выяснить, что же всё-таки происходит (уходит).
       (В гостевой небольшая пауза - Невежин, наклонившись, что-то шёпотом обсуждает с Аделиной, Лессер углубляется в чтение на экране смартфона, Светлана, развернувшись, направляется к окну).
       (В гостевую входит двое: Огарёв представляет Танского)
       ОГАРЁВ Нашего полку прибыло - ещё один номинант из старой когорты, архитектор Танский. Светочка, ты должна его помнить - когда-то он два месяца из твоей бухгалтерии оплату выбивал!
       ТАНСКИЙ Я архитектуру давно забросил, ныне вольный художник. Светик, очень рад увидеть тебя! А вы - вы будете Ипполит? Не всю память, выходит, пропил... Остальных, наверное, я не знаю, но всем - здравствуйте!
       НЕВЕЖИН Да, помню, конечно. Привет, Миша! Всегда, когда по московскому Центру проезжаю, вспоминаю, какие особнячки мы по твоим планам перестраивали и толкали на перепродажу! Вернуть бы те душевные времена!
       ЛЕССЕР Правильнее подумать о нашем ближайшем будущем. Господин... э-э.., господин Танский, вы не видели на улице людей в форме?
       ТАНСКИЙ Конечно видел, это судебные приставы. Описывают дом, хозяевам и гостям находится здесь можно будет до завтрашнего дня. На послезавтра намечены торги.
       СВЕТЛАНА Откуда у тебя такая информация?
       ТАНСКИЙ От Натальи Дмитриевны, мамы покойного. Я приехал на её машине.
       ОГАРЁВ Вот так новость! Наталья Дмитриевна в добром здравии и здесь? Я бы хотел её увидеть.
       ТАНСКИЙ (тоном доверительно-приглушённым) Она с Людмилой, вдовой Виктора Рудольфовича, зашла через другой вход. Там, где жилая половина.
       ОГАРЁВ Да, да, ведь это же ты этот дворец строил, всё знаешь, молодец! А не напомнить ли нам хозяевам о себе? Может, как-нибудь к ним просочиться?
       ТАНСКИЙ Запросто, ведь я здесь каждый угол с закрытыми глазами разыщу. Но всё же - лучше не шастать, ведь это здание есть частная собственность.
       ЛЕССЕР Частная-то есть, только про другую честь! Между прочим, приставы имеют право завтрашнего дня не дожидаться, а попросить отсюда хозяев и нас заодно хоть сейчас. Где мы тогда встретимся с адвокатом и подпишем бумаги - в лесу на опушке? Я бы на вашем месте не стал бы стесняться, господа концессионеры!
       ТАНСКИЙ (растерянно) Ну... если так... У меня есть телефон Натальи Дмитриевны, давайте-ка, позвоню ей.
       АДЕЛИНА Да, да, лучше позвоните, позвоните!
       ТАНСКИЙ (звонит) Наталья Дмитриевна, это Танский... Нет? Людмила? Да, Людмила, здравствуйте ещё раз! Мы вот тут... собрались все, какие указания будут? В зале через пятнадцать минут? Понял, спасибо... Спасибо сердечное, до встречи! (Отключает телефон). Зря волновались! Через пятнадцать минут нас соберут и обо всём расскажут.
       НЕВЕЖИН Вот и ладушки.
       ЛЕССЕР Посмотрим. Рассказать - не значит заплатить.
       СВЕТЛАНА (негромко) Какой же ты всё-таки злопыхатель!
       ЛЕССЕР Я не злопыхатель, а реалист. Готовьтесь к худшему - и что-нибудь, может быть, и обломится (отходит к дальнему окну, отворачивается и читает на экране смартфона).
       (Невежин приглашает Аделину подойти к другому окну в глубине сцены, из которого открывается вид на осенний усадебный парк, с намерением что-то показать. Светлана, вздохнув, медленно покидает сцену, следом за ней уходят остальные. Огарёв, оглядевшись и убедившись, что остался один, останавливается у рампы).
       ОГАРЁВ Странный день... Что-то, наверное, я сделал не так, поскольку вместо ощущения какой ни есть удачи, подлинной удачи впервые за многие годы,- сплошное разочарование. Неужели я настолько раздавлен судьбой, что даже её неожиданный подарок в виде денег Моргановского не вселяет в меня надежд? Да, на мне с известных пор лежат страшные долги - но я могу воспользоваться советом Лессера и уехать жить туда, где я никому не буду должен. Можно и здесь, в России, прожить незаметно, не открывая счетов и не привлекая внимания дорогими покупками, которые и в лучшие времена меня мало интересовали. Новая жизнь близка и реальна - но отчего предчувствие её не вызывает во мне волнения и страстного желания двигаться вперёд?
       Меня парализует страх что-либо потерять? Глупости, у меня давно ничего нет, кроме чемодана вещей на съёмной квартире. Семья, дети? Всё это в прошлом. С бывшей женой не разговариваю, сыну звоню раз в году поздравить с днём рождения, а он меня поздравляет с Новым годом. Общаться чаще нет ни малейшего смысла, поскольку для его будущей жизни я гожусь разве что в качестве ходячего примера, как жить нельзя... Вполне можно перестать волноваться в ожидании конца...
       (Прохаживается взад-вперёд - молча, опустив руки в карманы...)
       Или меня, как Гамлета, тяготит неизвестность за смертной чертой? Боязнь страны, откуда нет возврата? Вряд ли. Мне пятьдесят - по современным временам немного, однако для миллиардов людей из прошлого это уже полноценная старость, откуда близость той неведомой страны более не должна казаться неоправданной и страшной.
       Так отчего же эта моя грусть, возгоняющаяся до тоски? Особенно если с известных пор я не должен никого бояться, и мне ничего не жаль? Людям обычно страшно и жалко терять деньги или отданное чему-либо жизненное время, которое тоже сводится к деньгам. Но поскольку сегодняшним подарком судьбы я лишь немного сокращу задолженность в балансе моего исполнительного листа, чьё действие прервать способна разве что смерть,- значит, не о деньгах я грущу, а о чём-то том особенном и редком, что за деньги не купить - любовь, здоровье? Нет, конечно, всё это уже было...
       (Замирает. Молча глядит под ноги...)
       Наверное, меня расстраивает и гнетёт бесконечная пустота вокруг. Давно нет прежней сочности впечатлений, страстного ожидания новизны, приветливости встреч... Давно нет желания побеждать. Жизнь сделалась серой и скучной, причём случилось это задолго до того, как меня вышвырнуло из колеи... Недавно зашёл в музей - и с ужасом осознал, что ни один из шедевров меня больше не цепляет. Я понимаю глубину замысла и совершенство форм - но не ощущаю красоты. Выходит, что красота, которую я всегда считал абсолютной, божественной, определяется только тем, что у тебя внутри. Так муха, садясь на полотно Леонардо, видит перед собой исключительно разноцветный холст, по которому ей, должно быть, весело скакать. Скоро от такой жизни мы все станем как мухи... хотелось бы избежать, но как? Где подлинную красоту обрести, если она на глазах рассыпается? Впрочем, довольно жаловаться. Пойду, вернусь в общество, поближе к красивым людям... (разворачивается и уходит вглубь сцены...)
      
      
       Сцена 2. Ярко освещённый зал с дорогой мебелью. Гости разместились в удобных креслах возле столика с напитками и шоколадом. Негромко звучит мелодия "Puttin' On The Ritz" ["Жить красиво", знаменитая американская джазовая песня 1920-х годов].
      
       ТАНСКИЙ (перебирая бутылки на столике, растерянно) Не нахожу апельсинового сока... Что ж, налью немного вина, никто же не будет возражать?
       ЛЕССЕР Да пейте на здоровье, зачем спрашиваете? Даже если вы за рулём - какая теперь для вас разница?
       СВЕТЛАНА Он же на машине Натальи Дмитриевны сюда приехал. Свободный человек, нечего бояться!
       ЛЕССЕР Надеюсь, мы все скоро освободимся от страха. Ибо что бы ни говорили и ни писали, настоящую свободу приносят только деньги. Не обязательно большие, огромные - главное, чтобы можно было жить без зависимости и обязательств.
       СВЕТЛАНА (насмешливо) Ты и без денег обязательствами себя не перетруждал...
       ТАНСКИЙ (промокнув губу салфеткой) Друзья, о чём вы, ну какие деньги? Ничего ещё не решено... да и те товарищи в саду что-то больно мне не нравятся.
       (В зал входит задержавшийся Огарёв и присаживается в свободное кресло рядом с Танским. Танский жестом предлагает наполнить бокал вином, Огарёв не возражает).
       ЛЕССЕР Рад появлению здесь ещё одного свободного человека! Налейте-ка тогда и мне!
       ТАНСКИЙ Пожалуйста! С утра какая-то нервная жажда...
       ЛЕССЕР Естественно, жажда! Не будем только уточнять - чего.
       АДЕЛИНА (обращаясь к мужу) Давай выпьем и мы!
       НЕВЕЖИН (растерянно пожимая плечами) Да нет, знаешь ли, как-то не время... я лучше воздержусь. Но ты - наливай пожалуйста! Только шоколадкой потом закуси.
       СВЕТЛАНА (обращаясь к Невежину) Ну вот, всё как много лет назад - только бухгалтерия и исполнительная дирекция не пьют!
       ОГАРЁВ (после глотка вина, с острожной улыбкой) Вам и не положено. Другое дело - главный экономист! Его работа предполагает форсайт и просветление.
       ЛЕССЕР Браво! Полностью поддерживаю!
       (В дверях появляется Наталья Дмитриевна, старенькая мама олигарха, в сопровождении невестки Людмилы)
       НАТАЛЬЯ ДМИТРИЕВНА Здравствуйте, здравствуйте, милые гости! Спасибо, что приехали... Вы ведь все те, с кем мой Виктор когда-то начинал... Я до сих пор не могу поверить, что всё в прошлом... В прошлом всё...
       СВЕТЛАНА (встаёт и решительно направляется к старушке) Вы присаживайтесь, пожалуйста, не волнуйтесь! Вам нельзя волноваться!
       НАТАЛЬЯ ДМИТРИЕВНА Ничего, ничего, я привыкла (идёт к двум свободным креслам возле Огарёва, выбирая для себя ближайшее. Затем с изумлением разглядывает Григория). Гриша, ты ли это? Сколько лет прошло - а ты совсем не изменился! Со школы ведь помню тебя, был ты у Вити лучший друг.
       ОГАРЁВ (встаёт) Здравствуйте, Наталья Дмитриевна, рад вас видеть. (Обращается к невестке) Здравствуйте, Людмила. Ещё раз мои соболезнования, хоть и запоздалые... Действительно, мы с Виктором были одноклассниками... но это, увы, так давно, словно в каком-то нереальном мире. Тяжело вспоминать.
       НАТАЛЬЯ ДМИТРИЕВНА Очень хорошо понимаю тебя, Гриша. А родители твои?
       ОГАРЁВ Их давно нет.
       НАТАЛЬЯ ДМИТРИЕВНА Жаль, очень жаль... Маму твою помню как вчера. Такая вот, выходит, жизнь наша... Ну а как ты сам?
       ОГАРЁВ Да всё хорошо, Наталья Дмитриевна. Как видите - судьба не даёт нам разлучиться. Хотя, если задуматься,- какой невозможной ценой!
       НАТАЛЬЯ ДМИТРИЕВНА Я не люблю жаловаться на судьбу, и Люда это подтвердит. (Обращается ко всем) Друзья дорогие, Витины друзья! Пережить сына для матери - самое страшное и несправедливое, что может произойти в человеческой судьбе. Полгода не могу в себя прийти. Однако сегодня - тот редкий день, когда я способна хоть немного вновь порадоваться. Мой Витя словно снова собрал вас, старых товарищей и друзей, в своём доме.
       ТАНСКИЙ Да!.. Когда я помогал Виктору Рудольфовичу этот дом строить - не мог вообразить, что мы тут соберёмся без него!
       СВЕТЛАНА Наталья Дмитриевна, мы всегда помним и будем помнить Виктора.
       ЛЮДМИЛА Спасибо.
       НАТАЛЬЯ ДМИТРИЕВНА Спасибо всем вам, дорогие мои. Располагайтесь поудобней, чувствуйте себя здесь как дома, время есть. Адвокат задерживается, Люда вам всё объяснит.
       ЛЮДМИЛА Да, да, испанский адвокат, которому предстоит ввести в действие вашу часть Витиного завещания, только что позвонил нам с борта самолёта. Ему пришлось почти на шестнадцать часов задержаться в Монтевидео, но он уже летит в Мадрид, а оттуда - сразу же в Москву. То есть прибудет он только к утру.
       НАТАЛЬЯ ДМИТРИЕВНА Да, к утру... Но вы не расстраивайтесь: располагайтесь, как удобно вам, весь этот этаж, весь сад - в вашем распоряжении. Больше в доме никого нет... разве что кроме тех, в погонах. Не знаешь, они ещё здесь?
       ЛЮДМИЛА Приставы только что ушли. (Шёпотом) Срок дали - до обеда завтра.
       НАТАЛЬЯ ДМИТРИЕВНА (Негромко) Они прежде до вечера обещали не трогать, ах, плуты! Ну, ничего... (Обращается ко всем) Почти сутки мы в этом доме ещё хозяева, ещё сутки... Так что отдыхайте, стесняться не надо. В гостевых комнатах - они у нас вдоль коридора - можете прилечь, а на кухне достаточно припасов и напитков. В зале через комнату - библиотека, имейте в виду. Одним словом - будьте у нас в гостях... Витя ведь любил гостей принимать...
       СВЕТЛАНА Наталья Дмитриевна, огромное вам спасибо, но только неудобно затруднять вас, мешать... Может быть, мы приедем с утра? (В этот момент ловит гневный взгляд бывшего мужа) Или пообщаемся с адвокатом в аэропорту, в какой именно аэропорт он прилетает?
       НАТАЛЬЯ ДМИТРИЕВНА В аэропортах такие вещи не делаются, милая. Да и лучше вам отсюда пока не уезжать - дом-то описан, на въезде охрана, могут не пустить. Оставайтесь - ведь это Витя вас собрал.
       ОГАРЁВ Конечно, мы останемся, Наталья Дмитриевна. С судебными исполнителями лучше без шуток, я это уже проходил. Но если честно - не укладывается в голове: вас из родового, по сути, гнезда выселяют! Неужели невозможно было этого избежать? И куда вы теперь?
       НАТАЛЬЯ ДМИТРИЕВНА За нас не переживай, Гриша, нам с Людочкой есть где жить, Витя позаботился. Кстати, милые друзья! Я же совсем забыла сказать вам главное: каждый из вас, согласно Витиному завещанию, получит по полтора миллиона долларов. Деньги лежат в иностранном банке, ваши персональные счета уже заведены, и чтобы они заработали, требуется ряд формальностей, которые и должен выполнить испанский адвокат.
       (Все наперебой) Спасибо!.. Невероятно!.. Какая потрясающая забота!.. Благодарим от всего сердца!.. Удивительный человек!
       НАТАЛЬЯ ДМИТРИЕВНА Да, всё именно так, друзья! Поэтому отдыхайте, не отказывайте себе ни в чём, покуда этот дом ещё наш. Если Витя оттуда нас видит - пусть порадуется. Ну а мы поднимемся к себе, остаются ещё дела... Пойдём, Людочка. Если вдруг потребуемся - зовите!
       ОГАРЁВ (после паузы) Вот так-то, господа. Щедрой души человек был Виктор Рудольфович.
       АДЕЛИНА (восхищённо) Полтора миллиона! То есть на двоих - целых три! (Невежину громким шепотом) Наконец-то заживём красиво!
       НЕВЕЖИН Как же, Витя, сказочно ты нам помог! Никогда тебя не забуду, никогда! (Негромко, обращаясь к жене) Теперь вот и выберешь себе квартиру почище министерской!
       ЛЕССЕР (во весь голос) Не надо переоценивать деньги, которые суть крашеная бумага. Этот человек подарил нам нечто большее - он свободу подарил!
       СВЕТЛАНА А я хочу предложить - коль скоро мужчины уже откупорили вино - выпить за светлую память Виктора Рудольфовича.
       ТАНСКИЙ (решительно поднявшись, разливая вино по бокалам) Только если по мне - не хочу пить за упокой. Виктор ведь по-прежнему здесь, в этом удивительном доме... сколько же мы, бывало, спорили с ним до хрипоты, когда стройка шла, хотели сотворить что-то невероятное! Теперь же дом этот, увы, отберут... А ведь я ещё намедни думал предложить вдове открыть здесь в память о Викторе творческий приют, что-то вроде пансионата для художников... Есть у меня проект "Нового Абрамцево" на Вадлае, но он большой и долгий, поэтому вот здесь именно можно было б устроить что-нибудь поменьше, да и поближе к Москве... Жаль, что не выйдет теперь ничего, ну да ладно... Виктор, Витя... ты останешься навек в моей душе!
       (Танский разворачивается, распрямляет плечи - и выпивает свой бокал до дна. Все также молча делают по глотку)
       ЛЕССЕР Ну вот, господа, теперь, когда все правильные слова произнесены, давайте позаботимся о том, чтобы не допускать ошибок.
       АДЕЛИНА (с испугом) Ошибок?
       ЛЕССЕР Да, ошибок. И первая ошибка - это растекаться в благодарственных славословиях. Виктор Моргановский, как известно, был очень жёсткий человек, без этой жёсткой целеустремлённости он не стал бы тем, кем сумел стать. И вы, его бывшие коллеги, признайтесь, не преминули бы его такого вновь покинуть при первой же возможности... как сбежали от него тогда, в девяностые, словно в Юрьев день! Поэтому остановите плач: все в этом мире поступают рационально, и рациональность поступка завещателя состоит в том, что он закрыл перед вами долги, в том числе долг за собственную жёсткость. Ну а рациональность со стороны нашей - это быть достойными подарка. Я уже сказал, что деньги - это прежде всего свобода; так вот: Моргановский именно свой свободой с нами поделился! Поэтому берите её и пользуйтесь, без стенаний и ненужных обязательств. Кстати, полтора миллиона - деньги не такие уж и великие. Общее состояние благодетеля оценивалось далеко за миллиард.
       НЕВЕЖИН Дарёному коню в зубы не смотрят. В любом случае, распорядиться наследством Виктора Рудольфовича надлежит грамотно и рационально, что станет о нём лучшей памятью.
       ТАНСКИЙ (доливая себе вина) Рационально! Действовать здесь рационально - значит, против памяти идти! Если бы Виктор рационально поступил, он бы гроша ломаного нам не оставил, ибо кто мы такие для него? Нет, он по полноте душевной поступал! И нам бы так не помешало - с ответной полнотой его дар принять!
       СВЕТЛАНА Разбрасываться деньгами нельзя, но дрожать над ними - ещё хуже. Надо бы так ими распорядиться, чтобы и польза была, и память осталась.
       ЛЕССЕР А у тебя есть рецепт - как такое учинить? Поделись, мы издадим пособие для богатых наследников, и ещё заработаем!
       СВЕТЛАНА Я бы не спешила иронизировать, ведь проблему сохранения капитала каждому из нас решать предстоит. Поскольку деньги обычно уходят как сквозь пальцы горячий песок... Вот вы, Ипполит, из нас, наверное, самый рассудительный,- что бы вы предложили?
       НЕВЕЖИН (удивлённо) Я? Я полагаю, прежде всего... что мы не в том возрасте, когда допустимо строить замки из песка. Или из воздуха... Сделать из полутора миллионов пятнадцать или сто пятьдесят миллионов сегодня абсолютно нереально, поэтому вкладывать наши деньги в рискованный бизнес я бы категорически не стал. Отдать всё детям - тоже рановато, ведь должны же у них иметься стимулы, к жизни вкус... Поэтому я бы разделил эти деньги: первую половину - вложил бы в какой-нибудь надёжный банк или проект, а вторую - пустил на спокойную и хорошую жизнь. Купил бы домик где-нибудь под Сочи или в Крыму, и отдыхал бы там в достатке и мире.
       ЛЕССЕР Домик, море! Сказки для взрослых! Ясно, уважаемый товарищ, что вы всю жизнь свою пропахали на всех работах подряд, и теперь, уж извините за прямоту, оправдываете это ваше прошлое рабство домиком у моря! Запомните - когда ваша мечта сбудется, вы через месяц сопьётесь и удавитесь в этом вашем домике от тоски. Чего я, заметьте, совершенно для вас не желаю.
       АДЕЛИНА (кладёт ладонь на лацкан мужниного пиджака) А ведь он прав! Нельзя из Москвы уезжать! Только в столице существует настоящая жизнь!
       НЕВЕЖИН (немного смутившись) Ну ладно, посмотрим. Однако коль скоро мы проводим социологический опрос - то теперь твоя, Гриша, очередь. Какие у тебя планы?
       ОГАРЁВ (с неохотой) Я же объяснял - мне не удастся ни свить гнездо, ни вложиться в бизнес, потому как я личный банкрот до скончания дней своих. Подарок Виктора придётся за рубежом прятать и что-то переводить себе оттуда каждый месяц. Полутора миллионов, если не шиковать, хватит мне лет на двадцать, а больше я вряд ли протяну.
       СВЕТЛАНА Что-то больно мрачный взгляд у тебя...
       ЛЕССЕР Зато абсолютно рациональный! Я бы лишь ещё добавил, что ради экономии стоило бы уехать в какую-нибудь недорогую тёплую страну. Тогда на тридцать лет растянулось бы удовольствие.
       СВЕТЛАНА Это ты, видимо, для себя такой план предусмотрел? С недорогой и спокойной страной вблизи экватора ?
       ЛЕССЕР Вижу, за годы совместной жизни ты так и не удосужилась во мне разобраться. Прозябать в условном подобии комфорта - не мой стиль.
       СВЕТЛАНА Тогда сделай милость, расскажи, каков твой?
       ЛЕССЕР В жизни для меня главное - не обезьянничать и не переоценивать себя. Деньги, которые нам здесь пообещали, совершенно не заслуживают исключительного отношения. К тому же, все вы правы, они не такие уж и великие, чтобы с ними можно было что-либо серьёзное устроить. Известно, что только в Москве проживают более ста тысяч долларовых миллионеров, и примерно столько же - по остальной России. А если взять весь мир целиком, то таких счастливчиков, с позволения сказать, наберётся за двадцать миллионов. Мы среди них будем жалкими букашками, причём копошащимися возле самого дна... какими, собственно, и были прежде. Поэтому разговор о чём-то для нас особенном мне малоинтересен.
       НЕВЕЖИН Ну, положим, вы отчасти правы. Но вам ведь тоже не избежать проблемы - как распорядиться ценным подарком? Что вы для себя предполагаете?
       ЛЕССЕР Я предполагаю воспользоваться шансом и потратить эти действительно шальные деньги на то, чтобы устроить в жизни перемену. Причём - перемену радикальную. Две вещи требуются для этого: первая - уехать, вторая - завести новую профессию.
       СВЕТЛАНА Ты и вправду ненормальный! Какая может быть новая профессия под пятьдесят, в эмиграции?
       ЛЕССЕР Профессия есть способ самовыражения, поэтому менять её можно когда угодно.
       СВЕТЛАНА А уезжать зачем, если у тебя от родителей квартира на Большой Никитской? На которую, кстати, я не собираюсь претендовать при разводе.
       ЛЕССЕР Дело не в квартире, а в стране. Я знаю всё, что в этой стране было в прошлом, что есть сейчас и что будет завтра. Точно так же я знаю всё в своей нынешней профессии - всё абсолютно! Поэтому в моих планах нет никакой политики, мне просто скучно. Не хочу прозябать! А замутить новую жизнь- по-любому интересней.
       НЕВЕЖИН Хорошо сказать - новую жизнь! Но какая новая жизнь может состояться... когда прежняя камнем висит? Вот вы, насколько я понимаю, по нынешней своей профессии - журналист. Неужели вы допускаете, что так вот просто, по внутреннему порыву своему, вы сможете за рубежом сделаться каким-нибудь учёным или спортсменом? Глупость несусветная.
       ЛЕССЕР Это для вас - глупость. Я ведь не ставлю задачу сделаться кем-то конкретно. Я просто другим быть хочу, и всё. Может быть, сподоблюсь писать и продавать картины не хуже вас, уважаемый коллега (кивает в сторону Танского). Или вдруг попробую с эстрады запеть - стартовый капитал на раскрутку, как известно, сегодня в тыщу раз важнее голоса. Ну а если мне фатально не будет везти - сделаюсь подметальщиком в какой-нибудь приличной иностранной столице, зато лучшим подметальщиком в мире, разве плохо?!
       ТАНСКИЙ Эх, тебе, друг дорогой, вижу, слава прежде денег нужна! Не рисуйся, не работать тебе подметальщиком! Если хочешь - давай поговорим, я расскажу тебе, как в моём ремесле удачу за хвост поймать, с нашими деньгами это несложно. Можем, и сотворим что-нибудь вместе.
       ЛЕССЕР (усмехнувшись) С умным человеком - почему бы и нет? Но я бы тогда еще одного умного в наш клуб позвал - господина Огарёва. Ведь ему тоже, как я вижу, всё менять предстоит?
       ОГАРЁВ (с заметной неохотой, зевая) Предстоит большой кульбит... только, увы, не в моём случае. Поскольку я как раз не склонен что-либо радикально в своей жизни менять. Да и Россию я вряд ли покину - у меня ведь даже загранпаспорта нет.
       ЛЕССЕР (в крайнем изумлении) Первый раз в жизни вижу приличного человека без загранпаспорта!
       ОГАРЁВ Когда у меня начались неприятности - я не стал оформлять новый взамен истекшего, чтобы обезопаситься от ареста: следователь согласился, что скрыться от правосудия за рубежами Отчизны я не сумею. Теперь, конечно, можно паспорт восстановить - только вот зачем? Чтобы что-то новое предпринять - так я ведь со старым не разобрался и потому хочу, коль мне подфартило, посвятить этому разбирательству остающуюся часть жизни.
       ЛЕССЕР Я бы предпочёл разбираться с прошлым в более цивилизованном месте. Сделайте паспорт - и валите отсюда!
       ОГАРЁВ Не нахожу в отъезде большого смысла.
       ЛЕССЕР Но ведь в этой стране невозможно жить!
       ОГАРЁВ (пожав плечами) Когда как.
       ЛЕССЕР Неужели? И в каких же случаях такое возможно?
       ОГАРЁВ Когда живёшь сам по себе. Здесь много земли, и воздуха тоже много... Главное - в жернова не угодить. Любой суд, любой прокурор, любое попадание в чёрный список какой-нибудь - всё это вмиг выбивает из жизни нормальной и уничтожает, не дав опомниться... Стирает в порошок. Я прошёл через это.
       ЛЕССЕР И какой же вы сделали вывод?
       ОГАРЁВ Самый простой - больше не попадаться.
       ЛЕССЕР Неразумно. Жалко вас.
       ОГАРЁВ А вы и не жалейте! В конце-концов, в предстоящих всем нам, здесь собравшимся, делах каждый волен строить коалицию или действовать в одиночку. Я, видимо, предпочту последний вариант.
       ТАНСКИЙ Странные вы люди: радоваться бы надо, а вы спорите...
       ОГАРЁВ Да я не спорю, не печалюсь! А знаете что - давайте-ка лучше нальём вина, никто не будет против?
       ТАНСКИЙ С удовольствием налью (разливает вино по бокалам). За что станем пить?
       ОГАРЁВ Пусть каждый сам для себя решит. Лично я - за всё хорошее и против всего плохого.
       (Опустошает свой бокал; за ним пьют остальные)
       НЕВЕЖИН (вытирая губу салфеткой) Согласен с тостом!.. Так-то будет получше...
       АДЕЛИНА А я хочу по саду погулять! Ты ведь возражать не станешь?
       НЕВЕЖИН Конечно, дорогая, подыши воздухом. Я тебя потом разыщу. А сам пока схожу на кухню, на разведку,- надо бы подкрепиться, ведь ждать нам ещё - ой-ой-ой!
       (Оба уходят)
       ЛЕССЕР Сходить, что ли, и мне, подышать кислородом? (Также уходит)
       ТАНСКИЙ Ну а я тогда - по первому этажу пройдусь. Все комнаты, откосы, все карнизы наизусть ведь помню! Повидаюсь с творением своим, как в последний раз... (Наливает себе полбокала вина - залпом пьёт, и тоже уходит).
       ОГАРЁВ (оглядевшись по сторонам, Светлане) Пойти и нам развеяться?
       СВЕТЛАНА Конечно. Не могу здесь больше находиться.
       (Огарёв молча поднимает пустой бокал и смотрит сквозь стекло. Затем возвращает бокал на стол и направляется к двери. Светлана следует за ним).
      
      
       Сцена 3. Усадебный парк, скамейка под липой.
      
       (Лессер сидит в одиночестве на садовой скамье, что-то равнодушно читая на экране смартфона. К нему направляется Аделина.)
       АДЕЛИНА Какой замечательный сад! Мне казалось, я обошла его весь - а там ещё, оказывается, есть продолжение, спуск к реке: я побоялась идти туда одна.
       ЛЕССЕР (с неохотой поднимается со скамьи, убирая смартфон) Вы хотите, чтобы я вас сопроводил?
       АДЕЛИНА (смутившись) Да нет, скоро Ипполит подойдёт.
       ЛЕССЕР Я был в этой усадьбе с редакционным заданием пару лет назад и спускался к реке. Занятный уголок - скульптура "Похищение Прозерпины" из каррарского мрамора, пристань отделана финским гранитом, белоснежная яхта олигарха... Но, думаю, яхту уже давно должны были за долги забрать.
       АДЕЛИНА Не понимаю, зачем богатые люди делают долги? Вот я, например, хочу всё устроить так, чтобы никаких долгов не иметь. Ведь без долгов так здорово жить!
       ЛЕССЕР Хм, не иметь долгов - только одно из условий хорошей жизни.
       АДЕЛИНА А другое условие - деньги, наверное?
       ЛЕССЕР (на миг запнувшись) Не обязательно. Главное условие - не засорять жизнь фетишами и не придумывать ценности, которых на самом деле нет.
       АДЕЛИНА Вы как-то сложно рассуждаете, я не всё понимаю.
       ЛЕССЕР Ну... как вам объяснить? Возьмите, к примеру, этого нашего архитектора и живописца, Танского этого,- для чего он с видом страдальца отправился осматривать когда-то построенный им дом? Да, в эти стены вложены его талант, молодость - но только что с того? Новый хозяин, который послезавтра выкупит усадьбу с её золотой землёй, дом этот, скорее всего, снесёт и построит новый, по собственному вкусу. Я лишь такому выбору порадуюсь - а Танский будет продолжать страдать, отравляя жизнь себе и всем, кто с ним окажется рядом.
       АДЕЛИНА Да, вы правы, конечно. В жизни теперь столько всего плохого, что если на всё реагировать - жизни не будет!
       ЛЕССЕР (усмехнувшись) Я рад, что вы хоть в чём-то разделяете мою логику.
       АДЕЛИНА Главное, наверное,- не позволить чужим проблемам завалить тебя с головой. Только как это сделать?
       ЛЕССЕР Я уже объяснил, что лучше всего - уехать за границу. Там, в новом обществе, от чужих проблем проще отгородиться. Возможность отгородиться от постороннего - главное преимущество эмигранта и оправдание недостаточному знанию иностранных языков, имейте в виду!
       АДЕЛИНА Я сейчас повторяю английский и собираюсь испанский учить.
       ЛЕССЕР Правильно, что за испанский решили взяться. Английский необходим для зарабатования денег, а с этим сейчас везде нехорошо. Испанский же - язык праздника и карнавала... да и карибские острова - лучшее, пожалуй, место для эмиграции персонажей типа нас с вами.
       АДЕЛИНА Я уже поняла, что вы уезжаете. Туда, на карибские острова?
       ЛЕССЕР (с неохотой, задумчиво) Где-то так, в том направлении... Даже в Таиланд не желаю...
       АДЕЛИНА А вот я хотела бы уехать во Францию. Но теперь там, оказывается, совсем не так, как раньше.
       ЛЕССЕР А что именно не так?
       АДЕЛИНА Много мигрантов из Африки и очень грязно стало.
       ЛЕССЕР (усмехнувшись) Глупости. Париж потому всегда Париж, что даже заваленный мусором по уши он сохраняет свой шарм. Москва же отчасти напоминает европейский город только когда армия таджиков выметет и отполирует до блеска. Однако первый же хороший снегопад обнажает её неизменную суть, суть варварского становища... Да, надо закрывать здесь все дела - да поскорее, до холодов, валить!
       АДЕЛИНА Значит, вы точно уезжать собрались?
       ЛЕССЕР Да, милая. Точно и однозначно. Особенно теперь, когда в карманах не совсем пусто. Квартиру бы ещё продать!
       АДЕЛИНА А у вас же она в центре, на Никитской - старая, наверное, большая?
       ЛЕССЕР И старая, и большая. Бабка при Сталине была известной актрисой.
       АДЕЛИНА (робко, неуверенно) А знаете... Знаете - может быть, мы эту квартиру у вас купим? Я куплю...
       ЛЕССЕР В самом деле?
       АДЕЛИНА Ну да. Деньги ведь скоро придут, а я всегда мечтала поселиться в самом центре. Я пока в Москве не разочаровалась.
       ЛЕССЕР Смотрите, я не против. Покупайте квартиру. Когда же она вам надоест, то есть когда вы разочаруетесь,- будете знать, кому позвонить. К тому времени я тоже в чём-то своём успею разочароваться, и поэтому попробую предложить вам что-то новенькое.
       АДЕЛИНА Захотите выкупить свою квартиру обратно?
       ЛЕССЕР Ни в коем случае!
       АДЕЛИНА (простодушно) Но что же тогда?
       ЛЕССЕР Тогда? Тогда - в какую-нибудь очередную даль, в направлении заката.
       АДЕЛИНА На закат, где дрожат паруса?.. Так ведь вроде?
       ЛЕССЕР (напевает в задумчивости) "На закат, где дрожат паруса..." (С довольной улыбкой) Именно! Старик Киплинг знал, в какой стороне света прячется счастье!
       АДЕЛИНА Да, да, счастье... Это то самое, чего нам так не хватает...
       ЛЕССЕР (помолчав) Всё в ваших руках.
       АДЕЛИНА (испуганно) Слышите шаги? Слышишь? Сюда кто-то идёт!
       ЛЕССЕР (равнодушно) Может быть. Ты вспомнила Киплинга, а я вспомнил, что хотел заглянуть в библиотеку. Прогуляемся?
       (Уходят)
       (К скамейке приближается Танский. Присаживается - и сразу же вскакивает, делая резкий жест рукой)
       ТАНСКИЙ Чёрт подери, и зачем я отправился смотреть? Жалко дом... словно на собственных похоронах побывал. Сколько было вложено сил, души - и где это всё теперь? Я давно догадывался, что творчество только снаружи, только при взгляде издалека предстаёт престижным и желанным, а на самом деле - это дьявольская мельница, которая перемалывает душу несбыточными обещаниями успеха и славы...
       (Опускается на скамью и некоторое время сидит неподвижно с отрешённым лицом; затем начинает ощупывать карманы)
       Тьфу, и какого демона я объявил себе, что бросаю курить? У этой публики точно табаком не разживёшься - господа-миллионеры здоровье бесценное берегут!
       (Снова встаёт и делает несколько резких шагов)
       Впрочем, о чём мне волноваться? Подумаешь - этот дом, это детище моё, пойдёт под распродажу и вероятный снос. Жалко, разумеется, но только что мне с того? Разве я переживаю, что на выставках и вернисажах из всей толпы едва ли наберётся два-три живых лица, которые явились не поглазеть и потусоваться, а за утешением? Вот ради них и живёшь, сжигая остатки души своей... Не видать мне поэтому рая Божьего, да и земного рая не сотворить... На мою затею с "Новым Абрамцево" полутора миллионов не хватит, можно даже не считать... Вот если бы заинтересовать Людмилу - я же видел, как горят у неё глаза, как страдает она от всей этой мерзости безвкусной, бедная вдова... Тогда бы денег хватило - ведь Моргановский, разумеется, отписал ей в сотни раз больше моего...
       (Садится, обхватив голову руками)
       Нет, всё же дело не в деньгах.... Дело, должно быть, в красоте - точнее, в пользе от красоты, так-то! Я способен перенести на холст любой самый прекрасный натюрморт, продать его за любые деньги - но я не способен вдохнуть в него иную красоту, которая будет выше и глубже красоты природной. Раньше мне казалось, что я на это способен, теперь же вижу, что нет. А ведь именно её, эту иную, небесную красоту, должно быть, кто-то из людей ищет и не может обрести! Иссушена душа... всё творчество - иллюзия, а мой труд, если разобраться, ничуть не благороднее труда простого маляра...
       (Слышатся шаги. Вскоре возле скамейки появляется Невежин).
       НЕВЕЖИН А, это вы тут? Все наследники как-то непонятно разбрелись.
       ТАНСКИЙ (вставая) И слава Богу! Неплохие здесь собрались люди. Другие, узнав про миллионы, торчали бы безвылазно в той комнатёнке до приезда адвоката, да ещё бы и погрызлись!
       НЕВЕЖИН Вы правы. Виктор Рудольфович сторонился подлецов и негодяев.
       ТАНСКИЙ Да, мировой он был человек! Жаль только, подбросил нам головную боль.
       НЕВЕЖИН О чём вы?
       ТАНСКИЙ Да об этих миллионах! Честно - без них спокойнее бы было. Теперь же только и думаешь, как их со смыслом пристроить - и не получается.... Выпить бы вина!
       НЕВЕЖИН Я только что обследовал кухню - там есть вино, консервы и даже фуа-гра, можно хоть сейчас организовать обед. Только вот я причин вашего беспокойства не могу понять.
       ТАНСКИЙ Как вам объяснить? Если жизнь по-глупому растрачена, то и миллион от Виктора впустую пропадёт. А не хотелось бы.
       НЕВЕЖИН Ну... зря вы так, неправы вы. Вы же человек известный, состоявшийся мастер искусства! Уж вам ли не знать, как распорядиться? И вы, помню ещё, говорили про проект с "Новым Абрамцево" - мне кажется, это у вас отличная идея!
       ТАНСКИЙ (рассеянно) Да, говорил... Пару лет назад я купил несколько гектаров на Валдае, как раз между Питером и Москвой. Место удивительнейшее, душа переполняется красотами природы! Но быть там одному - только водку глушить с тоски, от осознания на этом фоне собственной ничтожности!
       НЕВЕЖИН Странно.
       ТАНСКИЙ Понимаете - чтобы там можно было творить, создавая новую красоту, мне необходимо, чтобы рядом была критическая масса, как говорят физики, таких же ненормальных, повёрнутых на вольном творчестве людей. Отсюда и родилась идея про приют художников и всяких прочих с ними заодно. Размах немалый взял - объявил на встрече с местным губернатором, что хочу основать не много не мало - творческую столицу России!
       НЕВЕЖИН Прекрасная идея! Вас должны были поддержать.
       ТАНСКИЙ Исключительно на словах. Поэтому решил действовать собственными силами - уменьшил масштаб, вместо "столицы" придумал "деревню", взяв подмосковное Абрамцево за образец. Вроде дело пошло... друзья помочь обещали, да теперь я и сам смог бы часть затрат профинансировать. Но думаю - пустая это затея.
       НЕВЕЖИН А мне кажется - наоборот, очень интересный план. Ведь инвестиции в землю, тем более в такую, всегда отбиваются с хорошей прибылью. Кстати - я бы тоже поучаствовал деньгами, давайте при случае обсудим.
       ТАНСКИЙ Да нет, пустое это... Красоты ведь новой нет!
       НЕВЕЖИН Ну как же это нет? На красивой земле такую красивую недвижимость выстроить можно!
       ТАНСКИЙ Вот поэтому-то красоты подлинной не будет... Не знаю даже, как вам это всё объяснить... Сам до конца выразить не могу, только чувствую.
       НЕВЕЖИН Не обязательно спешить.
       ТАНСКИЙ Правильно! Вы говорили, что на кухне есть вино?
       НЕВЕЖИН И не только вино. Как говорится, выбирайте и угощайтесь, полный карт-бланш! Давайте я с вами туда схожу, продемонстрирую реальность своих изысканий!
       ТАНСКИЙ Хорошо, я догоню вас (дожидается, когда Невежин скроется за поворотом тропы). Как же прост этот человек! Как мне осточертела вся эта простота вокруг!
       (Вздыхает - и отправляется следом)
       (Вскоре из глубины парка к скамье подходят Огарёв со Светланой)
       ОГАРЁВ Ты искала место, где можно перевести дух (указывает на скамейку). Вот оно, похоже.
       СВЕТЛАНА Да, приятный уголок. А то от всех сегодняшних событий болит голова (устраивается на скамейке; Огарёв присесть отказывается и прислоняется спиной к растущему рядом дереву).
       ОГАРЁВ Не переживай. У тебя всегда были крепкие нервы.
       СВЕТЛАНА Были, но сегодня они что-то подводят. Не могу ничего понять! Почему именно нас назвали в завещании и пригласили сюда? Нет ли здесь подвоха?
       ОГАРЁВ Подвоха?
       СВЕТЛАНА Да, именно подвоха. Моргановский был на сто процентов личностью рассудительной и от благотворительности далёкой. Всё, что он предпринимал, всегда имело тот или иной смысл. С какой стати он пожертвовал для нас, шестерых, целых девять миллионов?
       ОГАРЁВ Возможно, чтобы мы молились за него.
       СВЕТЛАНА Молились! Завещал бы одну сотую этих денег какой-нибудь набожной уборщице - и она молилась бы за него целую жизнь!
       ОГАРЁВ (усмехнувшись) В таком случае, посмотреть ещё надо, у кого рациональности больше - у Моргановского или у его бывшего главбуха!
       СВЕТЛАНА Мне не до шуток, я привыкла за каждую копейку отвечать. А поскольку умом понять всё это не могу, то чувствую и боюсь, что задуман какой-то непонятный план.
       ОГАРЁВ (зевнув равнодушно) Ну, положим, задуман. Только кем? И чего ради - взбодрить или поссорить нас?
       СВЕТЛАНА Может быть, поссорить. Чтобы посмотреть, как мы будем грызться. И уже начинаем понемногу.
       ОГАРЁВ Если ты про Виктора с того света - то он был атеистом и вряд ли подобные планы мог держать в голове. Впрочем, задумать ссору среди нас можно было бы и с благородной целью.
       СВЕТЛАНА С какой, например?
       ОГАРЁВ Ускорить твой развод. Ведь если честно - я в ужасе от этого Лессера. Где ты его подцепила?
       СВЕТЛАНА Это произошло, когда ты уже ушёл из компании. Лессер появился на собеседовании в пресс-секретари шефа, но тот отказал. Зато я вот вляпалась, сдуру...
       ОГАРЁВ Пресс-секретарей обычно заводят, когда компания выходит на весьма высокую орбиту. Неужели Виктор в те времена уже сделался столь богат?
       СВЕТЛАНА Да, похоже. Только по официальной части бухгалтерии, которую я вела, его чистые активы превышали полмиллиарда долларов. А ещё были оффшорные счета, которыми заведовал Невежин.
       ОГАРЁВ Любопытно...
       СВЕТЛАНА Я думала, ты был в курсе.
       ОГАРЁВ Да нет, я отлично знаю, чем Невежин в своём кабинете без окон занимался... Я о другом. Моргановский многократно говорил, что треть капитала заработал для него именно я - но я считал, что речь идёт о суммах на порядок меньших.
       СВЕТЛАНА Напрасно ты так считал. Надо было бы себе потребовать хоть что-нибудь, когда уходил.
       ОГАРЁВ Хм, а отчего же ты не поторговалась? В азарте бизнеса Виктор терял всякий над собой контроль и я, грешным делом, даже опасался, что меня вслед пуля догонит. Так что не ищи подвоха! Даже сейчас, дорассчитавшись с нами, Моргановский не упустил возможности сэкономить!
       СВЕТЛАНА Ладно, не будем о грустном. Даже если так - то и на том ему спасибо. Ну а нам надо о будущем думать. Мой Лессер, недовольный всем и всегда, сразу же на эмиграцию лыжи развернул. А у тебя - с загранпаспортом проблема, это в самом деле так?
       ОГАРЁВ Какая разница? Я стараюсь о том не думать. Лессер грезит об отъезде из России из-за глубокой внутренней обиды на отсутствие новых впечатлений. Я же достаточно впечатлён на здешней земле.
       СВЕТЛАНА Твоя история меня просто поразила... Но ведь нельзя же страдать из-за чужой подлости всю оставшуюся жизнь!
       ОГАРЁВ Я давно не страдаю. Пытаюсь спокойно разобраться в прошлом и постичь суть допущенных ошибок. В конце-концов, постижение мировой скорби было добровольным призванием многих достойных людей.
       СВЕТЛАНА Но так недолго и с ума сойти, Гриша... Жизнь проходит, а счастья нет.
       (Пауза)
       ОГАРЁВ (напевает тихо) "Проходит жизнь, как ветерок по полю ржи..." И у каждого в ней - свои провалы и потери...
       СВЕТЛАНА (решительно) А сколько ты им должен?
       ОГАРЁВ Кому - им?
       СВЕТЛАНА Тем твоим... судебным исполнителям - ну, что отобрали у тебя квартиру с отцовским гаражом?
       ОГАРЁВ Если считать в долларах, то без малого три миллиона (улыбается). То есть даже если после развода с Лессером ты не побоишься связаться со мной, нашего гипотетического совместного капитала как раз хватит, чтобы закрыть исполнительный лист и начать жизнь с чистого листа. С девственно чистого!
       СВЕТЛАНА (внимательно взглянув в глаза Огарёву) А почему бы и нет?
       ОГАРЁВ Только зачем?
       СВЕТЛАНА А зачем люди живут и столько терпят? Гриша, Гриша... Сколько лет потрачено... Какие же мы с тобой несчастные!
       ОГАРЁВ (тихо) Не несчастнее Моргановского.
       СВЕТЛАНА Да брось ты этого Виктора! Надо нам о себе подумать, понимаешь?
       (Встаёт со скамьи и приближается к Огарёву, не вполне решительно)
       ОГАРЁВ (вздохнув) Хорошо бы.
       СВЕТЛАНА Давай и подумаем! Теперь ведь у нас времени чуть побольше, чем когда в одном офисе работали.
       ОГАРЁВ Тогда мы, словно рысаки, гонялись за удачей и случайные вещи принимали за главные... Взять хотя бы твою историю... Лучше бы сегодня без сюрпризов!
       СВЕТЛАНА Боюсь, что один сюрприз нам уже обеспечен.
       ОГАРЁВ И какой же?
       СВЕТЛАНА Очень похоже, что мой скучающий Лессер не сегодня-завтра отобьёт у Невежина его юную супругу. Он явно на то нацелился.
       ОГАРЁВ Ты что-то заметила?
       СВЕТЛАНА Разумеется. Тем более, что Ипполит всегда был туповат и плохо в людях разбирался. А эта, с позволения сказать, москвичка из солнечного Кишинёва только и знает, что ищет для себя новых перспектив.
       ОГАРЁВ Может быть. Но давай не будем опережать события. К тому же Ипполит вроде бы вызвался всех нас накормить. Пойдём, проверим?
       (Светлана отвечает согласным движением головы и протягивает Огарёву свою руку. Огарёв её полуобнимает - и они, не торопясь, покидают сцену).
      

    ЗАНАВЕС ОПУСКАЕТСЯ

      
      
      
       ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ
      
       Сцена 4. Уже знакомый из второй сцены зал особняка. Люстры горят вполнакала, за окном - поздний вечер. Стол заставлен бутылками с вином, водой и завален всевозможной снедью.
      
       (Номинанты на наследство олигарха разместились на креслах и диванах, иные пытаются дремать)
       (Светлана сидит рядом с Огарёвым)
       (Аделина расположилась между Невежиным и Лессером)
       (Танский грустит в стороне, временами перебирая струны гитары)
      
       НЕВЕЖИН Жаль, что одни консервы на кухне, и галеты вместо хлеба. Горяченького бы сейчас!
       АДЕЛИНА И на том спасибо! Ведь хозяева последний день в этом доме живут...
       ЛЕССЕР Я бы на вашем месте не умалял остатки былой роскоши. Абалон в устричном соусе, консервированный итальянский летний трюфель и добрый килограмм отборной белужьей икры - где вы ещё так поедите? Ну а по части аппеласьонов просто молчу - если честно, такого винного богатства прежде не встречал.
       ТАНСКИЙ Поэтому жаль, что мы здесь всего один вечер в гостях... (поправляет гитару и играет два такта, пропевая:) "Ах, зачем эта ночь так была хороша!..." (откладывает гитару в сторону). И в самом деле - зачем?
       (Никто не отвечает, пауза длится несколько секунд)
       ЛЕССЕР А вы, Танский, кажется, ещё не пробовали вон то Гран-Крю из Кот-де-Нюи?.. С-сейчас открою! (встаёт и шатающейся походкой идёт к винному стеллажу) Бургундское, бургундское!..
       ОГАРЁВ Мне кажется, вы собрались открывать не бургундское, а бордо Помероль.
       СВЕТЛАНА Милый супруг, я бы на твоём месте больше не выпивала, иначе трезвый адвокат не даст тебе подписать наследственный депозит.
       ЛЕССЕР Помолчи, жёнушка... ещё не бывшая, но - с-скоро! В новую жизнь мы отправимся р-разными путями! (вворачивает штопор в бутылку).
       АДЕЛИНА Налейте-ка и мне - давно пора выпить за новую жизнь!
       ЛЕССЕР Р-разумеется! Все хотят в новую жизнь... но только деньги должны прийти вперёд, так будет правильно, безусловно! (Направляется к Аделине, чтобы наполнить её бокал, затем, с секундным замешательством, наполняет бокал Невежина; после идёт к Танскому) Господин художник, вы же не откажитесь выпить за лучшую жизнь?
       ТАНСКИЙ Наливай! Но я бы и от старой не отказался... если б только по-человечески в ней всё устроить...
       ЛЕССЕР Уже поздно, не устроите... (идёт к Светлане) Ну а ты, жена, пить, разумеется, не будешь?
       СВЕТЛАНА Сделай милость, избавь.
       ЛЕССЕР (Огарёву) Тогда вы, сэр! Не откажите себе в наслаждении!
       ОГАРЁВ Спасибо, налейте полбокала... Пусть с милльоном бандероль нам приблизит Помероль!
       ЛЕССЕР Ну-с... коллега! Раньше бы я ответил вам по поводу таких, с позволения сказать, стишков... Но только не теперь! Те-пе-рь - полностью пр-присоединяюсь!
       ОГАРЁВ (после глотка вина) Давайте, друзья, всё-таки возьмём паузу. Впереди ещё целая ночь, нужно сохранить форму. По коридору - гостевые комнаты, их должно всем хватить.
       ТАНСКИЙ Знаю. Комнат восемь, а нас - шестеро. Но я лучше здесь останусь. Неуютно одному в доме, который гибнет.
       АДЕЛИНА Мне показалось, кто-то из хозяев уехал.
       ТАНСКИЙ Это уехала Людмила... Эх, Людмила!.. До замужества была ты солисткой музыкального театра, и теперь навещаешь, поди, старых друзей. А про совсем старых - забыла напрочь!
       СВЕТЛАНА Тогда, выходит, Наталья Дмитриевна сейчас одна?
       ТАНСКИЙ Разумеется. Если не считать слуги.
       СВЕТЛАНА (встаёт с дивана) Я схожу, попробую её разыскать.
       АДЕЛИНА (простодушно) А зачем?
       СВЕТЛАНА Есть разговор.
       ЛЕССЕР Надеюсь, разговор не о дополнительном для себя транше? Господа, никто не должен нарушать условий концессионного соглашения! Всем - всё поровну!
       СВЕТЛАНА (c презрением) Когда это тебя так развернуло к идеям уравниловки? Не бойся, твоего не попрошу (уходит).
       АДЕЛИНА (Лессеру) Как я тебя понимаю!
       НЕВЕЖИН (в сильном смущении, Танскому) Мы потеряли контакт с хозяевами, ждём у моря погоды!.. Как бы не горевать потом...
       ТАНСКИЙ (беря в руки гитару) Не станешь ты горевать! А вот мне - мне позарез бы с Людмилой встретиться, да переговорить... Жаль, утром духа не хватило... (Начинает играть и поёт негромко:) "Я куплю тебе дом, у пруда в Подмосковье, и тебя приведу в этот сказочный дом...."
       ЛЕССЕР (усмехнувшись) Если это вы о несчастной вдове - то домом у пруда её точно не удивишь. Не исключаю, что она сама пол-Подмосковья купить в состоянии.
       ТАНСКИЙ (мотнув головой) Молчи, не перебивай!... "А белый лебедь на пруду качает павшую звезду... На том пруду, на том пруду... (глушит струны, на лице - гримаса боли).
       ЛЕССЕР (пожав плечами) Допел бы до конца...
       ТАНСКИЙ Не хочу. Пустое... Всё равно - откажет.
       ОГАРЁВ (в немалом изумлении) Неужели хочешь сделать ей предложение?
       ТАНСКИЙ Предложение!.. Исключительно деловое. Чтобы дело моей жизни спасти.
       ОГАРЁВ Это ты про свою деревню для художников?
       ТАНСКИЙ Да... но только деревня ничего не решит, я бы и сам её выстроил... Творческую столицу России - вот что возводить на Валдае необходимо, пока ещё время есть! А наши с вами миллионы для этого - пшик!
       НЕВЕЖИН Давай не будем делать выводы заранее. Встретимся через пару-тройку дней - и на свежую голову обсудим твой проект. Я бы, ей-богу, вложился в качественную и перспективную недвижимость - разумеется, с учётом моих скромных возможностей. Несколько коттеджей в твоей "деревне" я бы осилил.
       ТАНСКИЙ Спасибо, но пара домов ничего не решит, я же объяснял! Пустое это.
       НЕВЕЖИН Ну... как знаешь.
       АДЕЛИНА (Невежину) Погоди, дорогой, а зачем нам вкладываться неизвестно во что? Вот Герман... Герман свою квартиру на Большой Никитской продаёт, я на свои её купить хотела, но квартира эта, оказывается, не полтора, а два с половиной стоит. Давай эту квартиру и купим вместе - у нас тогда на двоих пятьсот тысяч останется, а потом можно ещё твою в Черёмушках продать, тысяч за триста. Как думаешь?
       НЕВЕЖИН А чем тебя наша квартира не устраивает?
       АДЕЛИНА Ну так ведь там же самый центр!
       НЕВЕЖИН От нашей пятнадцать минут на метро - и ты в центре.
       АДЕЛИНА Это совершенно не то, как же ты не понимаешь! В центре встречаешь на бульваре знаменитость - и приглашаешь зайти к себе, чая попить. А разве в Черёмушки кто поедет просто так?
       НЕВЕЖИН (негромко) Тут каждый по-своему сходит с ума... У Танского - один Валдай в голове, а ты на знаменитостях, оказывается, помешалась... (Громко) Я не желаю ничего подобного обсуждать, понимаешь! Не желаю! Деньги даются не для того, чтобы их безмозгло тратить!
       ЛЕССЕР (сонным голосом) А для чего же деньги тогда, позвольте спросить?
       НЕВЕЖИН Ну, знаете ли... Продавайте вашу квартиру через риэлтора, по цене рынка, как все делают, и проваливайте за бугор! И оставьте меня в покое! Со своими деньгами я сам разберусь!
       ЛЕССЕР Без проблем!
       АДЕЛИНА (Невежину) Бессердечный ты и жадный! Будешь чахнуть, как Кощей, над своим миллионом! (идёт к дальнему дивану и садится рядом с захмелевшим Лессером).
       НЕВЕЖИН (растерянно) Ну вот, полюбуйтесь, что шальные бабки с людьми творят!
       (Пауза. Затем снова начинает звенеть гитара, и Танский поёт негромко: "Я куплю тебе дом, у пруда в Подмосковье...")
       НЕВЕЖИН Я бы мозги кое для кого купил.
       АДЕЛИНА Можешь не тратиться! Надоел, шага без тебя сделать нельзя! Считай, что отношений между нами больше нет!
       НЕВЕЖИН (вновь растерянно) Ну вот, приехали... Спасибо за честность, милая!
       (Небольшая пауза)
       ТАНСКИЙ Лучше раньше, чем позже... (Вновь трогает струны и поёт) "Мало шансов у нас, но мужик-барабанщик, что кидает шары, управляя лото, мне сказал номера, если он не обманщик, на которые нам выпадает дом..."
       НЕВЕЖИН (раздражённо) Завтра номера банковских счетов назовут - и будет у каждого хоть дом, хоть самолёт.
       ОГАРЁВ А самолёт зачем?
       НЕВЕЖИН (в сторону Лессера) Чтобы улетали поскорее! Видеть их не могу.
       ЛЕССЕР (Танскому) Зря вы такое старьё поёте. Видите, как люди раздражаются?
       ТАНСКИЙ Люди раздражаются оттого, что настоящего счастья нет. (Возобновляет петь) "Мало счастья у нас, но мужик-барабанщик..."
       НЕВЕЖИН (обрывает песню с нескрываемым раздражением) Ничего твой "мужик-барабанщик" уже не решит!
       ТАНСКИЙ Это ты о Викторе? Да, устал Виктор счастливые шары катать... Скоро, скоро все его увидим...
       НЕВЕЖИН На том свете, что ли?
       ТАНСКИЙ А почему бы и нет? Я с некоторых пор фаталист... (откладывает гитару и снова наливает вина)
       ОГАРЁВ Давайте, друзья, завяжем с алкоголем и отдохнём. Иначе мы рискуем встретить подарок судьбы в склоках и раздоре.
       НЕВЕЖИН Легко рассуждать, когда ничего не теряешь... (оборачивается на звук шагов)
       (В зал входят Светлана с Натальей Дмитриевной)
       НАТАЛЬЯ ДМИТРИЕВНА Добрый вечер, добрый вечер, друзья мои! Простите, что бросили вас одних: Людмила уехала в Москву, а у меня ещё множество дел незавершённых... надеюсь, приставы завтра позволят нам забрать некоторые дорогие сердцу вещи.
       ТАНСКИЙ Мы вам поможем. Скажите только, что!
       НАТАЛЬЯ ДМИТРИЕВНА Спасибо, но уже - нет нужды. Теперь пора отдохнуть. Кстати, адвокат уже приземлился в Мадриде и через три часа вылетает в Москву. После семи утра он должен быть здесь.
       СВЕТЛАНА Наталья Дмитриевна подтвердила, что гостевые комнаты для нас открыты.
       НАТАЛЬЯ ДМИТРИЕВНА Да, да, не стесняйтесь, чувствуйте себя свободно. Конечно, прежде наш дом был более гостеприимным, но что уж тут поделать!
       ОГАРЁВ Я помню, как любил заходить в вашу когда-то крохотную квартиру возле школы. Её уют не сравнить ни с чем.
       НАТАЛЬЯ ДМИТРИЕВНА Да, Гриша, ты прав... Я тоже те времена часто вспоминаю. Кстати, я очень бы хотела поговорить с тобой - не поднимешься ли ко мне?
       ОГАРЁВ Разумеется. Если коллеги не станут возражать.
       СВЕТЛАНА Они не возражают! Сходи, ведь вы - старые знакомые.
       ОГАРЁВ (тихо, про себя) Старые, и одной, похоже, крови...
       (Берёт Наталью Дмитриевну под руку - и они покидают зал)
       ЛЕССЕР (отставляя бокал с вином) Ещё одна сепаратная встреча. Не удивлюсь, если наше концессионное соглашение полетит к чёрту!
       ТАНСКИЙ Какая разница... Вот если бы мне с Людмилой переговорить!
       НЕВЕЖИН (тяжело вздыхая) Переговоришь, не переживай. А вот я, господа,- я не могу тут больше находиться. Пойду, где-нибудь подремлю.
       СВЕТЛАНА (Невежину) Третью справа комнату не занимай, я там расположилась. (Обращаясь к остальным:) И вам всем советую отдохнуть, господа! До утра ведь так и свихнуться несложно...
      
      
       Сцена 5. Семейная гостиная, в которой всё подготовлено к скорому отъезду. На стенах - пятна от снятых картин, изысканная мебель затянута плёнкой. В глубине - рояль.
      
       НАТАЛЬЯ ДМИТРИЕВНА Проходи, Гриша, располагайся поудобней. Мебель, как видишь, отправляется на продажу, запакована вся, так что за тем старым столом садись.
       ОГАРЁВ Нет ничего горше гостить у остывающего очага. Простите за прямоту, но я именно так вижу.
       НАТАЛЬЯ ДМИТРИЕВНА Правильно ты видишь. И каково мне, на закате жизни, снова жизнь менять?
       ОГАРЁВ Если бы я чем сумел вам помочь!..
       НАТАЛЬЯ ДМИТРИЕВНА Ничем уже не поможешь, Гриша, это судьба. Но я стараюсь всё же на судьбу не роптать. Во всяком случае - вслух.
       ОГАРЁВ Вы определились, куда поедете отсюда?
       НАТАЛЬЯ ДМИТРИЕВНА Да, разумеется. Поеду к сестре в Воронеж, повидаться надо - за столько-то лет! Водитель по старому шоссе повезёт - желаю места родные вспомнить. А Людмила завтра вечером вылетает в Лондон. Ну и я затем туда к ней отправлюсь, где-то через месяц.
       ОГАРЁВ (задумчиво) Пожалуй, в вашем положении это единственно верный путь. Но мне почему-то кажется, что ваш отъезд за границу - не от хорошей жизни. Вы будете по России грустить.
       НАТАЛЬЯ ДМИТРИЕВНА (помолчав) А ты мудрый, Гриша. Чуть не сказала - "не по годам"! Это ведь я всё моложусь...
       ОГАРЁВ Да нет во мне никакой особой мудрости... Просто помню вас с детства, вашу уютную двухкомнатную квартирку, библиотеку помню... сколько лет прошло! Вашу полку помню с русскими сказками, которые я все, кажется, прочёл, иные по нескольку раз... И мне кажется, что мы с вами где-то одинаково переживаем. Я тоже уезжать никуда не хочу.
       НАТАЛЬЯ ДМИТРИЕВНА Может быть... не знаю. Но кроме больной сестры у меня здесь больше ничего, совершенно ничего не остаётся! Душа, воспоминания - не в счёт. Людмила же недавно приобрела домик в графстве Дорсет, она готова заботиться обо мне, и я смогу с ней разговаривать на родном языке. Приезжай как-нибудь в гости, там проще будет повспоминать, без боли.
       ОГАРЁВ Буду рад. Ибо вижу, что в нынешней обстановке вам нелегко думать не только о прошлом, но и о будущем.
       НАТАЛЬЯ ДМИТРИЕВНА Уж что-что - а о будущем я не задумываюсь, какое может быть будущее, когда тебе за восемьдесят! А прошлое, пока я нахожусь здесь, действительно кровоточит. Ибо в нём - одни разочарования и руины.
       ОГАРЁВ Руины? Не соглашусь. Благодаря этому прошлому ваш сын сумел добиться колоссальных результатов, вошёл в историю... В конце-концов, обеспечил вам безбедную, удобную и спокойную жизнь, разве не так?
       НАТАЛЬЯ ДМИТРИЕВНА Не так, Гриша, совсем не так. Ты ведь рассуждаешь, как должны рассуждать мужчины, а у женщин - свой взгляд.
       ОГАРЁВ Возможно. Но в чём отличие?
       НАТАЛЬЯ ДМИТРИЕВНА Отличие - в древнем проклятии, которые несут по жизни все женщины, пусть даже о том не подозревая. Ведь от сотворения мира женщины наперечет знали каждого из своих детей, даже потерянных или разлучённых, в то время как у мужчин, будем откровенны, всегда имелась возможность полагать, что кто-то ещё, оставленный на пути, продолжает его род. Вроде бы пустяк - но когда задумываешься, что ожидает человека в час смерти, то сразу осознаёшь, насколько важны и значимы добрые дела детей. И после гибели Виктора мысль об этом преследует меня беспрерывно.
       ОГАРЁВ За Виктором, уверен, числится много добрых дел. Взять хотя бы подарок, оставленный нам...
       НАТАЛЬЯ ДМИТРИЕВНА Всё равно, Гриша, у мужчин больше надежды. И "предвосхищенье смертных мук" у нас, женщин, всегда протекает острее, даже не спорь со мной!
       ОГАРЁВ (с известным смущением) Мне кажется, вы сгущаете краски. Существует же, в конце-концов, церковный взгляд на подобные вопросы, и он - менее категоричный.
       НАТАЛЬЯ ДМИТРИЕВНА Да, такой взгляд есть. Но церковь право на спасение только обозначает, не гарантирует. И если оправдываться за ошибки жизни исключительно делами своими и успехами детей, то у женщины для этого меньше возможностей. Вот почему на будущее я не рассчитываю. А в прошлом, как я уже сказала,- руины, и лишь они одни... Но только сам-то ты не горюй - у тебя ещё много дел впереди!
       ОГАРЁВ Спасибо, Наталья Дмитриевна, но я с некоторых пор стараюсь не жаловаться на злодейку-судьбу. Когда-то тоже любил философствовать на подобные темы... А потом вдруг понял, что все эти внутренние страдания и рефлексии обнуляются уже от одной крепкой зубной боли! Ну а о боли посерьёзней - не берусь даже судить...
       НАТАЛЬЯ ДМИТРИЕВНА И не надо. Хотя знаешь - мой пессимизм исчез бы, если бы я нашла своим прожитым годам надёжное оправдание. Но, как видишь, всё не нахожу...
       ОГАРЁВ Если бы я не знал вас с давнишних лет, то обязательно бы решил, что вы рисуетесь. Когда мама миллиардера говорит, что жизнь прошла впустую - ей ведь не поверят.
       НАТАЛЬЯ ДМИТРИЕВНА Ну а ты-то - веришь?
       ОГАРЁВ Трудно сказать... Ведь я тоже оставил лучшую, наверное, часть души за перевалом, после которого все мы, и страна с нами, изменились настолько, как никто не мог предположить. Но вот если бы Виктор был жив - вы бы точно не грустили столь безнадёжно.
       НАТАЛЬЯ ДМИТРИЕВНА (поправив шаль не плечах) Давай тогда уж говорить начистоту. Виктор вовсе не был ангелом - я веду речь про вторую половину его жизни. И вы все в своё время покинули его из-за тяжёлого характера, а не ради новых барышей, разве не так? А не ушли бы тогда - ни у кого из вас сегодня просто не было бы времени на философские беседы, уж я-то знаю, каково было с Виктором работать! Он сделался жёстким чрезмерно, даже жестоким, наверное. Сам трудился как очумелый, в день по двадцать четыре часа. Книги бросил читать. Всякий раз, когда Людмиле удавалось вытащить его в Большой на премьеру - он даже там, в основном, всякими деловыми переговорами и контактами предпочитал заниматься.
       ОГАРЁВ М-да... Тогда, выходит, всех нас тот перевал надвое переломил. Получили жизнь совсем другую, которую невозможно было и вообразить...
       НАТАЛЬЯ ДМИТРИЕВНА Правильно, мой милый, и в этом очень легко убедиться. Твои друзья, оставшиеся внизу ждать приезда адвоката, по всем мировым меркам должны быть самыми счастливыми людьми на земле - ведь на каждого свалилось целое состояние! Но вместо песен радости - там у вас одни споры и хмельная тоска. Где ещё новоиспечённые миллионеры так себя ведут?
       ОГАРЁВ (с улыбкой) Разумеется, только под нашим небом! Загадочная русская душа...
       НАТАЛЬЯ ДМИТРИЕВНА Неправда, нет ничего загадочного. Просто дело происходит в стране, в которой прежде мы жили, а сегодня - выживаем. Именно выживаем, причём выживают даже те, кому о хлебе насущном вроде бы и думать не положено. Сегодня каждый видит жизнь не далее бизнес-плана или контракта своего. А прежде, когда несытыми ходили и одевались скудно, жили-то всё время будущим, жили постоянной мечтой... И это, знаешь ли, многие проблемы снимало - оттого даже церковь в те времена-то прежние была особенно и не нужна.
       ОГАРЁВ Всё верно... Но когда-нибудь, спустя годы, и эта нынешняя жизнь обязательно выправится, сделается другою, лучшей. И с достатком, и с мечтой, почему бы нет?
       НАТАЛЬЯ ДМИТРИЕВНА Когда-нибудь... очень нескоро. Но из всех из нас вряд ли кто эту жизнь увидит или хотя бы поспособствует её приходу. Ведь Витя мой мог и должен был, наверное, сделаться великим инженером, строить лучшие в мире дороги и мосты... И у тебя ведь в детстве были совершенно другие таланты, разве не так? Ты ведь музыкальную школу, откуда Виктор после второго класса сбежал, сумел окончить едва ли не с медалью?
       (Огарёв встаёт и задумчиво делает по гостиной несколько шагов)
       ОГАРЁВ Все говорили, что на выпускном концерте моё выступление произвело фурор. Но если честно - я уже тогда твёрдо решил отказаться от карьеры музыканта. Тоскливо. Исполнять приходиться совсем не то, что хотелось бы, да и жуткая конкуренция шансов на успех не оставляет. Так вот вместо скрипача я стал экономистом.
       НАТАЛЬЯ ДМИТРИЕВНА А сегодня - ты не играешь?
       ОГАРЁВ Хм... Иногда, когда совсем скверно делается. А летом даже сыграл в метро, перед болельщиками футбольного мундиаля.
       НАТАЛЬЯ ДМИТРИЕВНА Какой ужас! Неужели так плохи были дела?
       ОГАРЁВ Да нет. В метро же городские власти устроили площадки для артистов и творческой молодёжи. Прохожу - а там какая-то студенточка исполняет чардаш Монти с ошибками. Мне показалось, что иностранцы посмеиваются,- и тогда я как бы невзначай предложил передать мне скрипку на пару минут, что она сделала с радостью.
       НАТАЛЬЯ ДМИТРИЕВНА Ну над тобой же не смеялись?
       ОГАРЁВ Скорее аплодировали. Я где-то час тогда играл - всё, что смог вспомнить, от Вивальди до Крейслера.
       НАТАЛЬЯ ДМИТРИЕВНА А сейчас - смог бы сыграть?
       ОГАРЁВ Как? Прямо здесь?
       НАТАЛЬЯ ДМИТРИЕВНА Да, а кто нам мешает? Людмила, кстати, вернулась, может саккомпанировать на фоно.
       ОГАРЁВ (с едва заметной улыбкой) Вы не оставляете мне выбора.
       (Наталья Дмитриевна, также улыбнувшись, делает звонок по мобильному телефону, приглашая невестку: "Люда, ты вернулась? Зайди, если тебе не сложно, в гостиную, и захвати скрипку из Витиной коллекции").
       (В гостиную входит Людмила со скрипичным футляром в руках).
       ОГАРЁВ Добрый вечер! Вот, как видите, неожиданное предложение поступило...
       ЛЮДМИЛА Очень правильное предложение, не всё же деньгами да тяжбами заниматься! (Передает футляр Огарёву).
       (Огарёв раскрывает футляр, на его лице - изумление)
       ОГАРЁВ Здесь, похоже, очень редкий инструмент. Страшно прикоснуться.
       ЛЮДМИЛА (весело) Да, это Гварнери дель Джезу, Виктор по случаю на Сотбис приобрёл. А что вы сыграете?
       ОГАРЁВ (нерешительно) Я бы побоялся на таком инструменте играть вещи, которые знаю поверхностно... А по-настоящему я помню, пожалуй, лишь одну, это начало Девятого концерта Берио. Да и то оттого лишь, что в школе на экзамене играл. Но эту вещь разучивали очень многие выпускники, поэтому ею вряд ли удивишь.
       ЛЮДМИЛА Ну и что? Зато у меня, кажется, есть ноты. Подождите... (открывает коробку с книгами, приготовленными к вывозу, и вскоре достаёт оттуда нотный сборник). Я себе ноты поставлю, вы же ведь по памяти?
       ОГАРЁВ Имею такую надежду... (С осторожностью вынимает из футляра скрипку и смычок, осматривает, приноровляется - и затем негромко пробует несколько аккордов) Что ж! Давайте рискнём. Первые такты ваши, начинайте...
       НАТАЛЬЯ ДМИТРИЕВНА Только не волнуйтесь! Людочка, начинай...
       (Людмила на фортепиано играет вступление Девятого концерта Шарля Берио, затем голос подаёт скрипка: сперва неуверенно, теряясь,- но вскоре звук делается насыщеннее и объёмней, наполняется страстью, которая в нужные моменты уступает дорогу беззаботной лёгкости, филигранными штрихами обращающейся в любовный полушёпот, чтобы затем вновь преисполниться стоической твёрдостью или раскатиться яростью бури).
       (Закончив играть, Огарёв, не отпуская смычок, рукавом вытирает выступивший на лбу пот)
       НАТАЛЬЯ ДМИТРИЕВНА (хлопает) Браво! По-моему, это гениально. Когда последний раз ты играл этот концерт?
       ОГАРЁВ (укладывая скрипку обратно в футляр) В пятнадцать лет. Выходит, тридцать шесть лет назад.
       НАТАЛЬЯ ДМИТРИЕВНА Я потрясена. Это невероятно!
       ЛЮДМИЛА У вас было несколько неточностей, но вы их мастерски обошли.
       ОГАРЁВ Я догадывался, что кое-где допускаю ошибки. Но за то, что они не резали слух, благодарить надо ваш волшебный инструмент.
       НАТАЛЬЯ ДМИТРИЕВНА Теперь эта скрипка твоя. Да, твоя, Гриша, я дарю её тебе. Люда, ты ведь не станешь возражать?
       ЛЮДМИЛА Конечно, нет.
       ОГАРЁВ Послушайте!.. Но это же невозможно! Скрипка работы Гварнери стоит безумных денег!
       НАТАЛЬЯ ДМИТРИЕВНА Ну и что? Может быть, она изменит твою жизнь и даст, наконец, тебе будущее, которого ты достоин.
       ОГАРЁВ (мечтательно-грустно) Будущее... Я стану играть на этой скрипке днями и ночами напролёт, наслаждаться, страдать - но всё равно успех на музыкальном поприще - редчайшая случайность. Необходимо, чтобы в нужное время и в нужном месте тебя заметил нужный человек... Слишком мало, ничтожно мало шансов в этой лотерее, особенно после всех моих выигрышей сегодня.
       НАТАЛЬЯ ДМИТРИЕВНА Если тебе везёт - не говори "стоп" прекрасному мгновению. Ну а если везти перестанет - позвонишь, я помогу.
       ОГАРЁВ Просто не знаю, как вас благодарить...
       НАТАЛЬЯ ДМИТРИЕВНА Приедешь на гастроли в Ковент-Гарден - не забудь прислать мне контрамарку.
       ОГАРЁВ (с грустью) За границей я вряд ли окажусь - с моими долгами я навеки невыездной.
       НАТАЛЬЯ ДМИТРИЕВНА Знаю, твой бухгалтер Светлана поведала мне печальную историю... (обращается к невестке) Людок, тебе удалось сделать то, о чём я попросила?
       ЛЮДМИЛА Я сделала перевод из банка на всю задолженность, которая числилась за Григорием Ивановичем на сайте исполнительного производства,- двести, кажется, миллионов рублей. Вот выписка... а вот, убедитесь сами (протягивает включённый смартфон) - текущий баланс вашей задолженности. Одни нули.
       ОГАРЁВ (ошарашено) Вот и ещё один царский подарок!.. Милые мои, я даже не знаю, как вас благодарить! Что я должен?
       НАТАЛЬЯ ДМИТРИЕВНА Если ты про нас - то нам ты не должен ничего. Возвращайся к делам, к которым склонно сердце. И постарайся забыть, как целых тридцать шесть лет ты шагал не по своему пути, ещё не поздно всё исправить, уж поверь.
       ОГАРЁВ Ваше великодушие не знает границ. Я не нахожу слов. Спасибо вам.
       НАТАЛЬЯ ДМИТРИЕВНА Спасибо тебе Гриша, что остался человеком. Но - уже поздно, нам пора идти, и тебе не помешало бы отдохнуть.
       ЛЮДМИЛА Адвокат звонил с борта самолёта, они уже пролетают Польшу.
       НАТАЛЬЯ ДМИТРИЕВНА Ну, значит, всё произойдёт очень скоро. Надолго не прощаюсь. Доброй ночи!
       ОГАРЁВ Доброй ночи вам! (кланяется и уходит, прижимая футляр с драгоценной скрипкой к груди)
      
      
       Сцена 6. Тёмный коридор, ведущий к лестнице наверх. Пыльный светильник на стене горит вполсилы.
      
       ОГАРЁВ (немного испуганно) Кто тут?
       ТАНСКИЙ Это я, Танский. А ты от хозяев?
       ОГАРЁВ Да, хорошо поговорили. Вспоминали моменты прошлого.
       ТАНСКИЙ (косясь на скрипичный футляр) Я слышал звуки музыки - кто, интересно, это играл?
       ОГАРЁВ На скрипке - я. Людмила аккомпанировала за роялем.
       ТАНСКИЙ Я так и знал, что она вернулась!.. Не знаешь - она ещё там?
       ОГАРЁВ Вряд ли. Они со свекровью отправились спать (зевает). Самолёт с адвокатом уже пролетел Польшу.
       ТАНСКИЙ Польшу пролетел... это значит, часа через полтора приземлится. Потом граница-шмонидза, то да сё - то есть максимум часов через пять он будет здесь. Эх, не успею тогда поутру с Людмилой переговорить... А они точно спать пошли?
       ОГАРЁВ Ну не в ночной же клуб с караоке...
       ТАНСКИЙ Чёрт, как же обидно! Снова я в пролёте!
       ОГАРЁВ Ты всё насчёт своего Валдая? Насчет инвестиций?
       ТАНСКИЙ Да, да... (Сокрушённо) Чтобы мой проект задышал, нужно как минимум двести миллионов.
       ОГАРЁВ Рублей?
       ТАНСКИЙ Каких рублей! Долларов, иначе критическую массу не наберём.
       ОГАРЁВ (задумчиво) Долларов... Это, выходит, в семьдесят раз больше...
       ТАНСКИЙ Да, всего больше, огромные деньги... Но у Людмилы они точно есть. И пропадут ведь на счетах иностранных, а так - какие великие дела удалось бы свершить! И имя её вписали бы в историю человечества золотыми буквами, рядом с Жанной д-Арк и матерью Терезой....
       ОГАРЁВ Тебе не помешает отдохнуть, поскольку ты явно задумал что-то грандиозное.
       ТАНСКИЙ Да, грандиозное, великое!.. Ибо для меня этот мой оазис на Валдае - не красивые дачки на продажу, а место, где будет синтезирован новый дух красоты, понимаешь? Тот самый, который спасёт человечество!
       ОГАРЁВ Мне кажется, Людмила - очень земной человек, и тебе будет непросто убедить её так вот взять - и грандиозно рискнуть.
       ТАНСКИЙ (тоном безапелляционным) Я смогу убедить, я заставлю её поверить! А ты, кстати, не запомнил, в какую спальню она пошла, давай ворвёмся к ней, падём на колени...
       ОГАРЁВ (в сторону) Он явно перебрал... (Танскому) Если мы ворвёмся в спальню - можешь навсегда о своих планах забыть. Лучше утром разыщешь её, расскажешь на свежую голову.
       ТАНСКИЙ Зато ночью - всегда эмоциональней, убедительнее! К тому же тема непростая... Нельзя, чтобы отвлекали.
       ОГАРЁВ Ну, тогда мне ночью расскажи, отрепетируй на мне.
       ТАНСКИЙ Тебе? Ну, давай... (Начинает медленно, но весьма скоро скатывается к скороговорке) Вся нынешняя культура наша - это дерьмо. В основе культуры должны быть ценности, что у людей в мозгах ли, в душах: они там тасуются, схлёстываются, в результате чего рождаются творения творческого гения, то есть как бы отблески, искры высшего мира... эти искры людей врачуют и ведут к совершенству! Так было всегда, но с некоторых пор мир ценностей напрочь перебит миром вещей. А мир вещей, в свою очередь, уже вовсю затмевается миром выдуманных смыслов, за которым на подходе - мир компьютерный... А это конец, Григорий, понимаешь? Идея ненавистного мне постмодерна - паразитировать на сложности мира, вызывая экстаз у публики простыми выдёргиваниями из контекста, заменой привычных слов, рисованием жопы вместо лица - я понятно объясняю?
       ОГАРЁВ Вполне.
       ТАНСКИЙ Ну, едем дальше... То есть если старик Фрейд считал, что смеяться можно только над чужой импотенцией или внезапным поносом, то теперь достаточно заменить слово, обыграть рекламу или политический штамп - и всё, публика ржёт! А это - тупик, понимаешь, тупик, смерть... Тогда уж лучше научиться провода в уши вставлять, чтоб люди ржали без передыха, а нас, певцов прекрасного,- кардинально в утиль! Поэтому надо к ценностям возвращаться, к смыслам не выдуманным, а к исконным, запрятанным в природной красоте, от которой только и возможно напитаться идеями нового Возрождения! Как тебе? Думаешь, дойдёт моя мысль до Людмилы?
       ОГАРЁВ Мысль-то дойдёт, главное - чтобы она тебя выслушать согласилась. Лови момент! И будь в кусе - вечером она улетает в Лондон.
       ТАНСКИЙ В Лондон! Так, может, это и к лучшему. У меня ведь виза открытая, полечу следом. А завтра утром, ты прав, надо бы наследственные вопросы дооформлять.
       ОГАРЁВ Тогда пошли отдохнём. Как там наши?
       ТАНСКИЙ Наши? Хм, без скандала не обошлось... Невежин свою Адель попытался было увещевать - а та плеснула в него вином и заперлась в комнате с Лессером. Если б не мы со Светой - ей-богу, Ипполит убиться был готов!
       ОГАРЁВ Но сейчас-то он успокоился?
       ТАНСКИЙ Да... спят все, наверное. Пойдём, тяпнем по стакану - и тоже на боковую.
       ОГАРЁВ Давай!
       (Уходят. Неожиданно с лестницы раздается приглушённый голос камердинера)
       КАМЕРДИНЕР Господин Огарёв, это вы? Вы здесь?
       ОГАРЁВ Да, да, а что?
       КАМЕРДИНЕР Людмила просит вас к ней подняться. Давайте, я вас провожу.
       ОГАРЁВ (в недоумении) Людмила? Что-то случилось?
       КАМЕРДИНЕР Не имею понятия. Но она хочет с вами переговорить.
       ОГАРЁВ (Танскому) Извини, старик... вот видишь...
       ТАНСКИЙ (сокрушённо) Всё бы отдал, чтобы оказаться сейчас на твоём месте... А может - вдвоём зайдём?
       КАМЕРДИНЕР Вдвоём нельзя, приглашён один.
       ТАНСКИЙ Эх, Людмила, Людмила!.. Так вот мечта и выходит, словно воздух из пробитого колеса... Завидую, Гриша, тебе. Ох, крепко завидую!
       ОГАРЁВ Не печалься. Я скажу ей, что ты утром переговорить с ней очень желаешь.
       ТАНСКИЙ Да, будь другом... Тебя, кстати, Светлана спрашивала, что ей сказать?
       (Огарёв молчит - и, не ответив ничего, отправляется вслед за камердинером вверх по лестнице)
      
      
       Сцена 7. Спальня Людмилы. Шторы плотно закрыты, светит ночник, на стене - большие бесшумные часы.
      
       ОГАРЁВ (приоткрывая дверь) Можно?
       ЛЮДМИЛА (приподнявшись из будуарного кресла) Конечно, проходите! Спасибо, что пришли. Присаживайтесь! (кивает на край кровати)
       ОГАРЁВ Что-то случилось?
       ЛЮДМИЛА Да нет... Хотела с вами поговорить. Точнее - с тобой поговорить, можно так?
       ОГАРЁВ (растерянно) Конечно...
       ЛЮДМИЛА Смотри, у меня есть к тебе предложение. Я улетаю завтра утром в Англию и приглашаю тебя поехать со мной.
       ОГАРЁВ В Англию? Зачем?
       ЛЮДМИЛА Затем, что я не хочу лететь одна и тем более - одна там находиться. И тебе, мне кажется, со мной будет лучше.
       ОГАРЁВ Если честно - не знаю, что ответить... Предложение очень неожиданное.
       ЛЮДМИЛА Всё важное в жизни приходит неожиданно. Да, я помню, у тебя нет загранпаспорта, но я уже договорилась со знакомыми в МИДе - его сделают завтра за полдня.
       ОГАРЁВ (показывает взглядом на часы, где стрелка шагнула за полночь) Наверное, тогда - сегодня. А британская виза?
       ЛЮДМИЛА Оформят по какой-то ноте в тот же день, мне уже так делали. Итого - летим?
       ОГАРЁВ Я готов лететь хоть сию минуту, меня ничего не держит. Но, тем не менее,- какова моя роль?
       ЛЮДМИЛА Неужели ты не догадываешься? Я хочу, чтобы ты был со мной. Причём - всегда. Я не шучу.
       (Огарёв встаёт с края постели и делает по спальне несколько шагов)
       ОГАРЁВ Я никогда не думал о подобном... не помышлял. Ведь мы - из слишком разных миров.
       ЛЮДМИЛА Если ты имеешь в виду деньги - то мы с тобой как раз из одного мира. Миллиард в валюте на моих счетах не делает меня восторженной идиоткой. А для тебя, я это сразу поняла, голос скрипки важнее цены, уплаченной за неё.
       (Огарёв медленно направляется к Людмиле и останавливается за её креслом)
       ОГАРЁВ (негромко) Мне действительно плевать на миллиарды, лишь бы не заканчивались в кармане мелочь на пару дней вперёд... Ну а если мы с тобой и вправду обитаем в одном мире - что ж! Я готов рискнуть.
       ЛЮДМИЛА А чем ты рискуешь?
       ОГАРЁВ Полнотой того чувства, которое должно теперь между нами развиться.
       ЛЮДМИЛА Ты боишься, что его не будет?
       ОГАРЁВ Я хочу убедиться в том, что оно будет настоящим, а не придуманным. Настоящим.
       ЛЮДМИЛА Я тоже так хочу... (запрокидывает голову и смотрит в глаза застывшему позади её кресла Огарёву). Любовь - она либо есть, либо её нет, разве не так?
       (Вместо ответа Огарёв кладёт ладонь на плечо Людмилы. Людмила встаёт, разворачивается - и полуобнимает Огарёва)
       ОГАРЁВ Да, всё так... (обнимает Людмилу с пробуждающейся страстностью)
       ЛЮДМИЛА (шёпотом) Тогда поцелуй меня...
       (Оба застывают в продолжительном и жарком поцелуе)
       ОГАРЁВ Ты прекрасна...
       ЛЮДМИЛА Ну вот, а ты говорил, что любовь должна долго созревать.
       ОГАРЁВ И всё же - я верю не до конца. Это какой-то сон...
       ЛЮДМИЛА Сон - это твоя прежняя жизнь, в которой ты страдал. Забудь всё - и я всё забуду, всё с чистого листа начнём...
       ОГАРЁВ Да, всё начнём... Но только скажи - почему ты выбрала именно меня? Или ты видишь во мне кого-то другого?
       ЛЮДМИЛА (опустив голову на плечо Огарёва) Потому что ты - ты лучше Виктора, понял? И ещё, имей в виду: Виктор несколько раз говорил, что весь начальный капитал для него заработал именно ты.
       ОГАРЁВ (целуя Людмилу) Возможно. Но я не желал бы больше заниматься бизнесом.
       ЛЮДМИЛА И не будешь заниматься. Погаси лучше свет... Иди ко мне... Что ты чувствуешь сейчас?
       ОГАРЁВ Чувствую, что люблю... Чувствую счастье... Хотя я уже и почти забыл, какое оно... И тебя чувствую... тебя, одну тебя...
       ЛЮДМИЛА А что будет завтра - ты чувствуешь?
       ОГАРЁВ Пока нет ещё. Весь мир сжался до одного мгновения, которое здесь и с тобой... (Вспоминает неожиданно) А насчёт завтра - там завтра, знаешь ли, этот странный Танский очень хотел с тобой переговорить... у него есть какое-то предложение деловое и важное... он очень просил передать.
       ЛЮДМИЛА Забудь про Танского, или переговори с ним сам. Так что, ты чувствуешь, будет завтра именно с нами?
       ОГАРЁВ Завтра целый мир станет нашим, для нас одних...
       ЛЮДМИЛА А я чувствую - ещё будет огромное счастье... Мы сможем делать всё, что захотим. Что ты пожелаешь... Ты будешь играть, я буду петь... Будем любоваться солнцем и слушать прибой океана...
       ОГАРЁВ Наверное... Но я всё же ещё должен привыкнуть...
       ЛЮДМИЛА Ты прав, я тоже... Должна привыкнуть, что счастлива по-настоящему. Откроюсь тебе - с Виктором я счастлива не была, это правда, святая правда.... С ним, жестоким эгоистом, вообще мало кто мог быть счастлив... грех, конечно, так говорить, но уж как было - так и есть. Я ведь даже почти успела себя заживо похоронить.... А теперь забудь про всё... Молчи!.. Целуй меня, целуй меня крепче...
       (Полностью гаснет свет. Из темноты звучит мелодия Besame Mucho ["Целуй меня крепче" (исп.)] с обязательными словами из второй сточки: "Como si fuera esta noche la ultima vez ["Как если б эта ночь последняя была..." (исп.)]...")
      
      
       Сцена 8. Знакомый зал особняка (из сцен 2 и 4). Стол неубран, бутылки от воды, консервные банки и мятые салфетки разбросаны по полу.
      
       (На одном диване Светлана дремлет на коленях у бодрствующего Невежина, на кресле с противоположной стороны Аделина устроилась в обнимку с Лессером, пытаясь читать модный журнал)
       (Совершенно разбитый Танский прилёг лицом на стол, его рука сжимает наполненный бокал)
      
       (Огарёв входит в зал, предварительно громко кашлянув)
       СВЕТЛАНА (встрепенувшись) А, пропащая душа! (Язвительно) Хорошо ли удалось отдохнуть?
       ЛЕССЕР Наблюдаем возвращение заблудшего концессионера!
       НЕВЕЖИН Ну и дела ты творишь, Гриша!... Я даже не ожидал от тебя такого...
       (Огарёв, не отвечая никому, направляется к Танскому)
       ОГАРЁВ Налей мне сока.
       ТАНСКИЙ (сонно, нечленораздельно) Сока нет. Остался только херес... Херес "Санлукар де Барромеда" из Андалузии... самый, кажется, в мире дорогой, во!
       ОГАРЁВ Наливай. Что ты наговорил им всем обо мне?
       ТАНСКИЙ Если честно - не помню. Развезло от вермута....
       (Оба пьют)
       ЛЕССЕР Господин Танский поведал нам о вашем невероятном жизненном успехе, с чем я вас искренне - да, искренне, прошу заметить!- поздравляю. Из обычного концессионера вы стали - страшно подумать!- членом Семьи. Или станете таковым весьма скоро. Отсюда у меня вопрос к вам, как к человеку посвящённому: я слышал, как во двор заезжала машина. Это долгожданный адвокат?
       ОГАРЁВ Да, это адвокат. Сейчас он беседует с Натальей Дмитриевной и Людмилой наедине.
       СВЕТЛАНА (иронично-зло) А что ж они тебя не позвали? Али пока не дорос?
       ЛЕССЕР (удовлетворённо-спокойно) Какая разница! Подождём. Наша очередь в конце, но оснований нет роптать.
       ОГАРЁВ Думаю, всё состоится весьма скоро. Ведь сразу после обеда хозяева должны уехать.
       НЕВЕЖИН А ты?
       ОГАРЁВ Пока не знаю.
       ТАНСКИЙ А что там сказала Лль...Людмила?..
       СВЕТЛАНА (вскочив, в сердцах) Господи! Гриша, ну как ты вот так мог! (громко всхлипывает) Так вот обмануть! Я совершенно от тебя такого не ожидала, после всего-то... (плачет, Невежин пытается её успокоить)
       НЕВЕЖИН (поднимается и ласково гладит её по плечу) Ничего, ничего... Что Бог ни делает - всё к лучшему.
       ЛЕССЕР На Бога надейся, да сам не плошай. Требуется как можно скорее решить главный вопрос, всё остальное - лирика. Где же застрял адвокат?
       АДЕЛИНА (ангельским голосом) Нам же надо будет только подписи поставить?
       ЛЕССЕР Не более того, дорогая. Всё остальное - дело техники.
       ТАНСКИЙ (привстаёт, чтобы дотянуться до одной из дальних бутылок, почти пустой) Тут остаётся не пойми что - доупотребим?
       (Огарёв не отвечает, Танский молча разливает вино на два бокала)
       (Слышатся громкие шаги, в зале все замирают)
       (Входят: Наталья Дмитриевна - бледная, ступает осторожно, нервно, опираясь на трость; Людмила - на лице разочарование, граничащее с отчаяньем; камердинер - помогает Наталье Дмитриевне сесть в кресло; адвокат - красавец-брюнет в белоснежном костюме и с чертами лица, напоминающими Дона Корлеоне).
       (Адвокат ищет свободное кресло - Невежин немедленно вскакивает и предлагает своё место, при этом вынуждая Светлану подняться и стать рядом; следом встают все)
       АДВОКАТ Доброе утро, сеньоры! Я немного говорю по-русски, поскольку когда-то учился в вашей стране, поэтому наше общение будет простым. В этом файле - все мои полномочия, кто желает, может ознакомиться. Вместо представления лишь скажу, что я являюсь управляющим вашим бывшим наследственным фондом.
       АДЕЛИНА Ой! А почему - бывшим?
       АДВОКАТ (широко улыбаясь) Потому что вчера вечером, сделав остановку в Мадриде, я закрыл наследственный фонд
       ЛЕССЕР Э!.. Постойте! То есть как это - закрыли?
       АДВОКАТ Я закрыл фонд в связи с прекращением процесса наследования как такового.
       АДЕЛИНА (закрывает лицо рукам) Мамочки! (бросается к Лессеру и падает ему на плечо)
       (Короткая немая сцена: Невежин застывает с полуоткрытым ртом, Светлана - с разведёнными в недоумении руками, Танский вытягивает вперёд шею, делаясь похожим на бульдога. У Аделины подкашиваются ноги, и она сползает на пол, цепляясь за застывшего, подобно соляному столпу, Лессера)
       ЛЕССЕР (собравшись духом) Вы отдаёте себе отчёт, что говорите?
       НЕВЕЖИН Как это вы могли закрыть фонд? Завещание не может быть отменено! Вы нарушили закон!
       СВЕТЛАНА (тихо) Господи, ну что же это такое? За что?
       ТАНСКИЙ Ничего не понимаю!
       АДЕЛИНА (с пола, громко шепчет Лессеру) Ну не стой же, сделай хоть что-нибудь, нас же грабят!
       АДВОКАТ Господа, вы все высказались? Тогда позвольте мне продолжить.
       ЛЕССЕР (обречённо) Валяйте...
       АДВОКАТ Прекрасно! В таким случае я намерен официально проинформировать вас, сеньоры, что смерть господина Моргановского не подтвердилась.
       НЕВЕЖИН Это что ещё такое! Как так - не подтвердилась? Зачем тогда вы нам голову морочите?
       АДВОКАТ (с обворожительной улыбкой) Я могу лишь констатировать, что юридически господина Моргановского, банкрота по праву России и ответчика по нескольким арбитражным процессам в британской и шведской юрисдикциях, действительно больше не существует в этом грешном мире. Зато сеньор Viktor Morganoff из далёкого Буэнос-Айреса просит передать всем вам свой искрений и горячий привет!
       СВЕТЛАНА Не может быть!
       ТАНСКИЙ (хрипло, с чудовищным прононсом) Приехали... Le Roi est mort, vive le Roi! ["Король умер, да здравствует король!" (фр.)]
       ЛЕССЕР Уважаемые родственники, проясните, это правда?
       ЛЮДМИЛА Да. Этот человек привёз и представил нам все доказательства.
       АДВОКАТ Разумеется, все доказательства предъявлены, и никаких сомнений оставаться не должно. Поэтому отныне считайте меня живым письмом, которое сеньор Morganoff направил своим далёким друзьям. Готовы слушать?
       (Все молчат. Аделина в нерешительности поднимается с паркета)
       АДВОКАТ Хорошо. Итак, сеньор Morganoff шлёт вам свой привет, и это первая и самая главная новость.
       ЛЕССЕР Вы уже говорили про привет. Что ещё он просил передать?
       АДВОКАТ О, сеньор Morganoff ещё много чего передал! Прежде всего он хотел сказать, что был вынужден разыграть спектакль с собственной гибелью... пардон, с гибелью своего предшественника, исключительно с целью выйти из судебных тяжб. От себя добавлю, что это было смелое и правильное решение - пока жадные кредиторы догрызали пустые счета, основной капитал моего доверителя был сохранён и преумножен.
       СВЕТЛАНА (Невежину) Какая же я всё же дура! Столько лет проработать с Моргановским - и не предвидеть подобного хода!
       НЕВЕЖИН Тише, тише! Может, есть ещё какой-то вариант...
       АДВОКАТ О, конечно, вариант существует, и это, поверьте,- отличный вариант! Мой доверитель поручил передать вам, что депонированные на лицевых счетах бывшего наследственного фонда ваши миллионы переведены в капитал новой компании, в которой он предлагает вам занять ответственные должности. И работать!
       ЛЕССЕР Работать? Я не ослышался?
       АДВОКАТ Именно работать. Но работа - работе рознь. Каждого из вас мой доверитель ценит весьма высоко, а вот местному персоналу, наоборот, не желает доверять. Поэтому, наряду с высокооплачиваемыми должностями, вы ещё получите партнерство в капитале точно в размере вашей предполагавшейся доли наследства, а это дорогого стоит! В разговоре со мной сеньор Morganoff характеризовал вас как скромных и самоотверженных людей, готовых трудиться радостью.
       ЛЕССЕР Я готов работать дистанционно. В век Интернета так поступают все.
       АДВОКАТ Увы, дистанционно - невозможно. Все должны переехать в Южную Америку и работать единой эффективной командой! Кроме того, мой доверитель настаивает, чтобы в течение как минимум пяти лет вы не совершали в Россию даже кратковременных визитов. О всех ваших незакрытых здесь делах позаботятся юристы.
       НЕВЕЖИН Ну и предложеньице! Работать! А если я уже - на законной пенсии? Вы могли бы, уважаемый, переговорить с Виктором - пусть найдёт на моё место кого помоложе, а из моего капитала в полтора миллиона отдаст деньгами хотя бы миллион?
       АДЕЛИНА (Лессеру тревожным шёпотом) Скажи ему - пусть хоть триста тысяч заплатит! С твоей квартирой это хорошие деньги...
       АДВОКАТ Всякий размен исключён. Предложение, сделанное для вас сеньором Morganoff, действует исключительно в том виде, в каком я его изложил. И ещё - оно актуально в течение одних суток с настоящего момента. Так что решайте, сеньоры! (Смеётся) Соглашайтесь, сеньоры, соглашайтесь! Поверьте, это предложение из рода тех, от которых отказаться невозможно!
       НЕВЕЖИН А всё-таки - если я откажусь, что тогда будет с моими полутора миллионами?
       АДВОКАТ Их распределят поровну между вашими более разумными коллегами.
       НЕВЕЖИН Чёрт подери, придётся ехать... А о каких должностях для нас может идти речь?
       АДВОКАТ Набор руководящих вакансий таков: финансовый директор, биржевой контролёр, управляющий риэлтор и мерчендайзер.
       ЛЕССЕР Тогда я стану лучшим мерчендайзером в мире.
       СВЕТЛАНА Придётся ехать... (подходит к Невежину и обнимает его)
       АДЕЛИНА (Лессеру) Я еду с тобой!
       СВЕТЛАНА (смотрит на Танского) А ты?
       ТАНСКИЙ Ехать? Что поделать, поеду... Кто же мог подумать, что выйдет такая вот фата моргана!
       АДЕЛИНА Фата моргана? А что это?
       ЛЕССЕР Хм!..особый вид миража, возникающего в особенно невыносимой пустыне... На который, выходит, купился даже я...
       ТАНСКИЙ Конечно, я обязательно поеду, коли всё так... Но мне надо бы ещё успеть смотаться на Валдай, там же у меня земля...
       АДВОКАТ Вашей землёй займутся юристы, не беспокойтесь. Вылетать необходимо прямо сейчас, бизнес-джет ждёт нас в аэропорту.
       (Людмила оставляет свекровь и направляется к Танскому)
       ЛЮДМИЛА (Танскому, осторожно) Вы о чём-то хотели со мной переговорить?
       ТАНСКИЙ (сокрушённо) Да, хотел... Хотя зачем? Пустое всё... одна радость - смена декораций.
       (Адвокат подходит к Огарёву)
       АДВОКАТ Ну а вы, сеньор? Вы ничего не сообщили о своих планах.
       ОГАРЁВ Я не полечу.
       НЕВЕЖИН (изумлённо) Так ты что - не едешь с нами?
       ОГАРЁВ Да, я остаюсь.
       АДВОКАТ (в явном недоумении) Но вы же, сеньор, понимаете, что в таком случае вы лишаетесь всего?
       ОГАРЁВ Понимаю. Летите без меня.
       (Людмила решительно направляется к Огарёву - но не выдерживает и падает в обморок. Невежин и Лессер бросаются на помощь и помогают ей прийти в себя. Огарёв отворачивается и отходит в сторону)
       (Громкий стук в дверь, на пороге - пристав)
       ПРИСТАВ Господа, добрый день! Как мы договаривались... время! Пора и честь знать!
       ЛЕССЕР Органы торопят нас...
       АДВОКАТ Не нахожу причин задерживаться. Визы всем проставят в аэропорту прилёта, микроавтобус ждёт у ворот. Не теряйте драгоценных минут, сеньоры! Следуйте за мной! (Разворачивается - и уходит)
       ЛЕССЕР Ну и денёк! Однако хуже - вряд ли будет, тьфу! (Резко кланяется и исчезает)
       АДЕЛИНА Отчего он так спешит? (В зал:) Всем до скорого! (Убегает следом)
       НЕВЕЖИН Кто бы мог подумать - на старости-то лет! Но каково это - Виктору отказать, понимаете? (Удаляется прочь)
       СВЕТЛАНА Жизнь есть жизнь, и её не сделаешь другой... Только как это я с Гришкой так ошиблась, за столько-то лет распознать не сумела!... До свидания! (Уходит)
       ТАНСКИЙ Я чуял, чуял в глубине, что чем-то подобным всё и завершится... Эх, а что мне ещё делать остаётся? Прощай, размах крыла расправленный! (Уходит)
       НАТАЛЬЯ ДМИТРИЕВНА Прощайте все, и не поминайте лихом! Сын для матери всего важней (Выходит из помещения).
       ЛЮДМИЛА Какой странный, сумеречный, жестокий день... Неужели на другом краю земли мне будет так же горько и одиноко? Прощайте!
       (Все, за исключением пристава и Огарёва, покидают зал)
       (В зале появляются рабочие - начитают выносить мебель, кто-то с интересом разглядывает этикетки на пустых винных бутылках)
       (Огарёв, грустно оглядевшись, достаёт из футляра скрипку и играет начало фа-минорной сонаты Локателли "У гробницы". Звучат аккорды, полные непередаваемой печали... )
       (Минуту спустя:)
       ПРИСТАВ А вы что это со всеми не поехали? ...Точно, так ты же музыкант, всё с тобой ясно. Смейся, паяц, над разбитой любовью! Расплатились хоть с тобой буржуи, нет? А то скажи, я тогда я из аукционной выручки тебе откачу! (Хохочет) Шутка!! Ну, хватит стоять передо мной немым укором, к воротам ступай, там мой водитель до ближайшего метро подбросит.
       ОГАРЁВ Спасибо, я так и сделаю (заботливо укладывает скрипку обратно и застёгивает футляр)
       ПРИСТАВ Ну, шагай тогда. А хорошо, скажи, мы буржуев в этот раз растрясли?!
       ОГАРЁВ (обернувшись на выходе) Но ведь завтра другие буржуи купят на аукционе этот особняк!
       ПРИСТАВ Ну и что с того? Не лезь не в своё дело, музыкант. Закончить бы с аукционом поскорей - да на законную премию на недельку в Турцию, погреться у моря... Да, точно в Турцию полечу. В Сочи, Наташка говорит, сервис стал никудышный, все через одного хамят... А через годик - двину на Ямайку, там сигары дешёвые, и яхту со шкипером арендовать - раз плюнуть... Мулатки цвета какао, ром... Аукционов-то, глядишь, станет больше, только держись! Ну, ничего, покручусь ещё, как смогу. До самой пенсии в шестьдесят пять покручусь... мать моя, балерина!..
      
      

    ЗАНАВЕС ОПУСКАЕТСЯ

      
      
      
      
      
      
      
       Московская обл., 30/VII - 08/IX- 2018
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
       2
      
      
      
      

  • Оставить комментарий
  • © Copyright Шушкевич Юрий (yuri_shushkevich@mail.ru)
  • Обновлено: 15/09/2018. 128k. Статистика.
  • Пьеса; сценарий: Проза
  •  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.