Сигов Анатолий Петрович
Разговор с чёртом

Lib.ru/Современная литература: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • Оставить комментарий
  • © Copyright Сигов Анатолий Петрович (anatolisigov@yahoo.com)
  • Обновлено: 07/11/2015. 83k. Статистика.
  • Рассказ: Проза
  • Скачать FB2
  • Оценка: 7.00*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    О чертях в погонах.

  •   
      
      
      Натюрморт получился что надо! Ну, там вилочки, тарелочки, фужерчики трёх видов, закусочка. Сегодня нужно достойно принять уважаемых людей. И не хватало лишь последней детали для полноты картины. Полковник Семенюк вынул из кладовки на кухне картонную коробку. Из ячеек изнутри на него глянули три горлышка, упакованные в черный пластик.
       Вздохнул и подумал:
      'Быстро разошлись'.
       Поставил бутылки на кухонный стол.
       'Французский коньячок. Хряк Витвицкий должен оценить. Он же у нас гурманом заделался. Любит сказать, что дерьмо не употребляет'.
       Ножичком очистил пластик с горлышек. Работа была привычной. Сколько уж зачистил! Не то, что расставлять на столе тарелки и рюмки. Обычно этим занималась жена, но его начальник - генерал Витвицкий намекнул, что лучше бы он устроил мальчишник, и пришлось сплавить свою половину на дачу и самому накрывать на стол и таскать всё из кухни. Жена генерала в последнее время стала в подпитии устраивать своему мужу сцены и всячески его позорить, и тот отправлял её от греха подальше за город, когда хотел гульнуть. Оправдывался тем, что, мол, за столом болтают обо всём на свете, и нечего жёнам знать лишнее об их работе. А так, в компании сослуживцев, можно обсудить всякое, что не для женских ушей. Вот и сегодня посидят вчетвером. Отпразднуют день его рождения, который был три дня назад. Все свои. Два полковника из его управления. Ну, и начальник, конечно. В другой раз накрыл бы стол в хорошем ресторане, но Витвицкий сказал, поморщившись: 'Ты бы лучше не светился! Сейчас вроде бы намечается компания по борьбе с коррупцией. Длинные языки начнут болтать всякое'. Вот и пришлось самому вкалывать, чтобы ребята остались довольными.
       Взглянул на бутылки.
       'Две приговорят точно. Мужики здоровые. Ну, а третья останется про запас. Так. Одну на стол, а остальные - наготове'.
       Так, с бутылкой в руках направился в комнату, обдумывая на ходу, а не забыл ли чего в сервировке. С такими гостями всё должно быть на уровне, а то ославят потом, что, мол, жмот, и поляну накрыть по-человечески не умеет.
       От зрелища, открывшегося его глазам в комнате, бутылка выскользнула из рук, но он автоматически подставил ногу, и затем, резко наклонившись, успел поймать её в сантиметре от пола. Да так и застыл в нелепой позе. А за столом на месте, предназначенном генералу, сидела какая-то личность и рассматривала его, выглядывая из-за рюмок, чтобы было лучше видно. А он, полковник МВД - перед ним на полу в позе орла!
       - Здравствуйте, Олег Петрович! - произнесла личность.
       Голос был мерзким.
       Полковник сглотнул слюну и, схватив бутылку за горлышко, как гранату, медленно поднялся.
       - Ах ты, сука!
       С этими словами рванул по коридору в кабинет. Там распахнул шкаф, и стал лихорадочно рыться в пиджаке, никак не попадая рукой в карман. Наконец, это удалось, и с рычанием рванул связку ключей, которые зацепились за материю и никак не вытаскивались. Затем, поглядывая на дверь, бросился к письменному столу. Руки предательски тряслись, пока выбирал нужный ключ. Казалось, что прошла вечность, пока пытался попасть в замочную скважину. Ящик поддался, и со вздохом облегчения ухватил кобуру и выдернул из неё пистолет. Снял с предохранителя, взвёл и сказал себе:
       - Ну, сейчас я тебе покажу, как ко мне в дом лазить.
       Осторожно двинулся по коридору в сторону гостиной, держа в вытянутой руке Макаров. Заглянул внутрь. Личность продолжала сидеть на генеральском месте и рассматривать закуски на столе. От подобной наглости так и застыл в дверях с пистолетом. Наконец, окончив созерцание, личность повернула голову в его сторону и сказала:
       - Да, не волнуйтесь так, Олег Петрович! Я не сделаю вам ничего плохого. Это люди делают гадости, а не мы.
       То, что эта мерзость открыла рот и ещё что-то провякала, послужило последней каплей.
      Набычившись, заорал изо всех сил:
       - Встать! Руки вверх!
       Тот встал, довольно нелепо, и чуть не завалил стул. Вытянул высоко вверх руки. Пиджак на нем задрался, и он стал похож на чучело. Полковник обошёл его сзади, схватил за шиворот и с силой швырнул на стену. Тело оказалось на удивление лёгким. Личность приложилась плашмя, издав шлепок, да так и застыла, не издав ни звука. Вдавив ему дуло пистолета в поясницу, левой рукой ощупал личность спереди и сзади. При нём ничего не оказалось.
       Отойдя на безопасное расстояние, стал оглядывать комнату. Наконец, взгляд натолкнулся на то, что искал. Телефонная трубка лежала на диване.
       Держа пистолет в направлении застывшей у стены фигуры, попытался набрать номер левой рукой. Это плохо получалось.
       - Не спешите так, Олег Петрович! Я тут подожду. - Между тем произнесла личность, не отрывая головы от стены.
       Наглость была столь поразительной, что не сразу нашёл, что ответить.
       - Пасть заткни! А то пулю получишь!
       - Хорошо, - просто ответил тот.
      Нужно было что-то делать с телефоном. Присел на диван, положил пистолет на колени и, не спуская глаз с наглеца, набрал, наконец, нужный номер. Наливаясь злостью, слушал гудки. В конце концов, на пятый или шестой ответили.
      - Ты что, заснул там, капитан? Полковник Семенюк из Главка. Срочно опергруппу ко мне! Ворюгу поймал в доме. Запиши адрес! Живописная 22. Частный дом.
      И добавил:
      - И чтобы быстро! У меня важное мероприятие намечается, а я тут с ворьём вожусь.
      Не дослушав ответа дежурного, отсоединился.
      'Ну, дела! И надо же! Именно сегодня, когда Витвицкий должен пожаловать собственной персоной'.
      Смахнул пот со лба.
      - Да, не волнуйтесь вы так! - опять подал голос задержанный. - У вас давление очень поднялось.
      Только тут почувствовал, как часто молотило сердце в груди.
      - Умолкни, мразь!
      И с шумом выпустил воздух из груди.
      'Довёл, гад! Действительно нужно успокоиться. А то с таким можно и кондрашку заработать'.
      Огляделся по сторонам. Коньяк нигде не просматривался.
      'В кабинете в спешке оставил. Вот, бля!'
      Прикинул расстояние до кухни. Медленно встал и, стараясь не шуметь, двинулся к двери. Достигнув её, сказал с угрозой:
      - Стоять! Повернёшь голову - стреляю!
      А сам в два прыжка достиг стола на кухне, схватил бутылку и через секунду уже был в комнате. Личность оставалась там, где ей полагалось быть - у стены.
      - Не беспокойтесь, Олег Петрович! Я не убегу. - Опять успокоил он.
      - Да, уж, куда ты, нах, денешься?
      Теперь можно было перевести дух и расслабиться. Не торопясь подошёл к столу, и положил на него Макаров. Пробка вытащилась легко, издав лёгкий хлопок. Втянул в ноздри аромат коньяка и выбрал на столе большой бокал.
      - Зря вы поёте эту жидкость, - вдруг произнесла личность, не поворачивая головы. - Этот напиток не настоящий.
      Это было так не неожиданно, что рука у полковника дёрнулась, и коньяк пролился на скатерть.
      - Я тебе что сказал? Примолкни, дерьмо собачье!
      Опять заколотилось сердце.
      'Он меня доведёт! Видел нахалов, но таких!'
      Взгляд наткнулся на пятно на скатерти. Как же он гостей посадит за такой стол?
      - Не волнуйтесь! Коньяк не оставляет пятен.
      Это опять был он. Тот, у стены. Уже не было сил орать на подонка. Просто продолжал наливать бокал.
      - Я не рекомендую его пить. Этот коньяк сделан не во Франции.- Во второй раз предупредил арестованный.
      - А где же он сделан? На Марсе? - Машинально спросил, думая о том, что он скажет Витвицкому, если не успеет приехать патрульная машина.
      - Нет. В Косово.
      - Эге! В Косово-хуёсово. Ты хотя бы знаешь, что это за коньяк, и сколько он стоит?
      - Этикетка от Камю. А сколько стоит, я не знаю. Вы его забрали у Свишкина без денег.
      Бокал замер у губ.
      'Откуда, падло, знает?'
      Решив, что нужно сначала подлечиться, а потом разбираться, сделал два больших глотка. Перехватило дыхание, и он сморщился.
      'Плохо пошёл, бля! Потому что под руку сказал, сволочь'.
      И прихватил редиску из блюда с овощами.
      - А настоящий Камю делается на заводе в городе Коньяк во Франции, - между тем продолжала вещать личность у стены, пока он разжёвывал редиску. - Там находятся все заводы, производящие французский коньяк: Реми Мартен, Хеннеси. Красивый, очень чистый городок. Но люди - такие же, как везде. Завидуют, делают друг другу гадости.
      Личность вздохнула.
      'Чего он несёт? Какая Франция? Откуда Свишкина знает?'
      Только открыл рот, чтобы поинтересоваться, но тот сам продолжил речь о коньяке.
      - А этот, который у вас, сделали китайцы в Косово. Они используют местный материал и разливают его в бутылки, которые научились подделывать в Китае. Приклеивают этикетки и делают фирменную упаковку горлышек. Тоже научились. В Европу поставлять опасаются. Там распознают. Поэтому стали отправлять в восточноевропейские страны.
      Слушал этот бред и с тоской думал:
      'Подготовил такой стол. В кои веки генерал зайдёт. Должны посидеть культурно. Поговорить о своём. А я тут выслушиваю, как ворюга мне лапшу на уши вешает. Ну, за что мне такое?'
      - А Свишкину его завезли из Одессы, - не унимался тот. - Он погнался за дешевизной и схватил. Теперь раскидывает. Вот и вашему помощнику отдал и считает, что дёшево отделался.
      - Он что, палёный подсунул? Мне?
      - К сожалению, это так. - Подтвердила личность. - Именно поэтому я не рекомендую вам употреблять его внутрь. Дело в том, что китайцы добавляют туда определённые вещества, чтобы смягчить вкус, а они неблагоприятно воздействуют на здоровье человека.
      Стал подозрительно разглядывать янтарную жидкость, оставшуюся в бокале.
      'Верить этому ворюге? Да он тут такое наболтает, чтобы отмотаться. С другой стороны, знает Свишкина. Может быть, тот что-то шепнул дружку про коньячок'.
      Далее на ум пришла мысль о том, что если о чем-то известно двоим, то скоро об этом узнает весь город. А что, если уже начали болтать? А что, если слух уже докатился до Витвицкого? По спине прошёл неприятный холодок. Если он увидит у него на столе палёный коньяк, то это будет скандал на всё Управление. Да, на него потом будут пальцем показывать даже шофера на работе: 'Это - тот, который решил угостить палёнкой начальника Управления'.
      'Свишкину яйца оторву!'
      Прикинул свои запасы в кладовке. Только водка. А все знают, что Витвицкий её презирает. Ситуация! И что делать?
       Всё ещё обдумывая, верить или не верить, сфокусировался на нелепой фигуре у стены, с задравшимся пиджаком и с торчащей по бокам рубашкой.
       'Стоит, как кусок дерьма. Даже руки не умеет держать'.
       Мысленно оценил одежду задержанного.
       Приказал:
       - Руки за голову!
       Тот покорно подчинился. Пиджак слегка опустился.
       - Повернись ко мне!
       Развернулся и застыл с руками на голове.
      Физиономия была какая-то гнусная. И ещё очки на носу. Длинные и узкие. Как для чтения. Только у него - затемнённые. Закрывали лишь зрачки. Пиджак был застёгнут и оттого сидел нелепо, когда он держал руки на голове. Светлая рубашка. Галстук в диагональ. Съехал набок. Брюки с узкими вертикальными полосками. Висели на бёдрах.
      'Как мешок с говном'.
      Перевёл взгляд вниз. А ботиночки на ногах! Таких ни у кого не видел.
      Ещё раз прикинул в уме стоимость. Что-то не сходилось.
       - Ты с кого костюмчик-то снял, а?
       Личность оглядела себя.
       - Из гардероба лорда Грининга. Но вы не беспокойтесь! У него их там много, и никто не заметит.
       - Ну, понятно. Конечно, от лорда. Откуда же ещё? И что ты там с лордом делал? Чай пил?
       - Нет. Просто беседовали, прежде чем он завершил свою нынешнюю жизнь.
       - Угу. Ну, и как лорд? Нормальный мужик?
       - Просто никакой. Прожил длинную жизнь. Заседал в палате пэров. А так больше ничего не смогли вспомнить, чтобы подвести итог. Развратил за всю жизнь полтора десятка мальчиков. Многим сломал жизнь. На этом мы и сосредоточились во время беседы.
       - А! С пидорами дело имеешь. Ну-ну! В тюрьме с эти делом нормально. Там себе найдёшь собеседника. И что? Побеседовал в Лондоне и прямо сюда, в наш город?
       - Нет. Не в Лондоне. У лорда своё поместье в графстве Кент.
       - Слушай ты, кент! Решил под дурочка закосить? Да? Наверное, и справочками обзавёлся? А знаешь, что я сделаю? Сдам тебя Козе. А она все твои справочки в сортир спустит.
       Взялся за бокал, чтобы отхлебнуть ещё пару капель и окончательно успокоиться. Всё, что этот подонок наболтал, - херня.
       - Да. Судья Козлова может это сделать за денежное вознаграждение.
       Так и не успел выпить. Рюмка застыла на полпути.
       - О! А ты что, и Козу знаешь? Уже заносил, что ли? Так вот, что я тебе скажу. Не пройдёт на этот раз! Спросишь, почему? А потому, что её Козёл у меня в Управлении в майорах ходит. Я ему скажу, и уже ничем не отмажешься.
       - Да. Если вы скажете, то, конечно, ничего не поможет.
       - Во! Наконец-то, просёк.
       Теперь можно было и подлечиться. Сделал два больших глотка. На этот раз прошёл, как надо, и с удовольствием захрустел огурчиком. Хотелось уже нормально закусить, но не разрушать же натюрморт на столе, приготовленный для гостей.
       - А почему вы не пьёте настоящий коньяк? - опять заявила о себе личность. - Та же фирма Камю недавно выпустила новый сорт коньяка. Называется Кюве три сто двадцать шесть. Почему бы вам не перейти на этот сорт вместо поддельного напитка?
       - Конечно, - довольно ответил, похрустывая огурчиком. - Вот закажу Свишкину и попробую. И пусть только не достанет мне этот ...! Как ты там его назвал? Сто двадцать шесть?
       Личность задумалась.
       - Нет. Через Свишкина не сможете. Не получится.
       Прищурился.
       - Это почему же?
       - По причине отсутствия времени.
       И личность вдруг двинулась к столу:
       - Попробуйте прямо сейчас!
       Схватился за пистолет.
      - А ну, назад!
       Личность отступила и вновь задрала руки на голову.
       - Да, что же вы так волнуетесь, Олег Петрович? Я не собираюсь причинить вам никакого вреда. Только, вот, хотел дать вам попробовать настоящий коньяк вместо поддельного.
       - Ну, да. Конечно. Решил угостить меня.
       Помахал пистолетом.
       - Стой там!
       - А ваше приспособление для выбрасывания изделий, изготовленных из двух металлов, не меня не воздействует, - не унимался пришелец. - Зря вы им размахиваете.
       Опять начал закипать. Этот нахал просто издевался над ним.
       - А вот я сейчас попробую, как пуля, изготовленная из двух металлов, воздействует на тебя. Хочешь?
       И, подняв Макаров на уровень глаз, прицелился.
       - Пожалуйста! - согласилась личность и замерла.
       - Не! Ну, точно псих.
       Опустил пистолет.
       'Ну, за что мне такое? - опять пришло в голову. - Ведь с минуты на минуту гости явятся, а я тут с каким-то полудурком вожусь'.
       - Да, да. Правильно вы решили. А то ещё штукатурку на стене попортите.
       Даже не хотелось отвечать болвану. Он и так сегодня достаточно наорался и весь издёргался. Приедет машина и заберёт скотину в обезьянник. Вот там пусть и разговаривает.
       Не получив достойной отповеди, личность осмелела и опять начала движение к столу. Снова поднял пистолет, но тот даже не обратил внимания.
       - Камю Кюве три сто двадцать шесть, - возвестила личность, наклонилась и одной рукой извлекла из-под скатерти большую, красивую коробку. Другую руку продолжала держать на голове. - Это настоящий. Китайцы ещё не научились его подделывать.
       Поначалу так растерялся, что даже не нашёл, что сказать. А личность, между тем, совсем распоясалась. Опустив другую руку, начала ловко снимать упаковку с коробки. Потом открыла и достала красивую бутылку необычной формы. Коробка полетела в угол.
      Наконец, вернулся дар речи.
       - О, бля! Много чего повидал в жизни, но чтобы ворюга лазил по домам со своей бутылкой! Ну, ты даёшь!
       А тот уже возился с горлышком.
       Поинтересовался:
       - Где взял? Тоже у лорда спиздил?
      - Нет. На заводе Камю в городе Коньяк.
      Пластиковая упаковка полетела прямо на тарелки с закусками.
       - Вот. Готово.
      И очкастый протянул ему через стол затейливую бутылку. А он и не думал пошевелиться.
       - Ты куда это дерьмо бросил, а?
      И он дулом пистолета показал на упаковку, лежащую в тарелке с сёмгой.
      - А ну-ка, убери за собой! Люди придут. Кушать будут.
       - Нет. Не придут и не будут. - Ответил наглец.
      Но всё же смахнул упаковку прямо на пол, а другой рукой продолжал держать бутылку.
       - Ты что? Решил от меня бутылочкой откупиться?
       - Нет, - обиделась личность и убрала бутылку. - Я просто подумал, что вам лучше принимать внутрь достойный напиток, а не подделку, пока мы будем беседовать.
       И при этом он сел за стол и уставился на него через узенькие, затемнённые очки. Тут уж растерялся во второй раз.
       'Я? Беседовать? С этим? Хрястнуть, что ли, ему по морде этой бутылкой?'
       Но тут в голову пришла мысль:
       'А чегой-то он так хочет всучить мне бутылочку, а?'
       И ухмыльнулся.
       - Так, кент! А ну-ка, налей себе коньячку! Как ты его там назвал? Сто двадцать шесть? И выпей за моё здоровье!
       Личность пожала плечами и вынула пробку. Растеряно оглядела стоящие на столе бокалы. Выбрала самый маленький и стала наливать, держа бутылку двумя руками за горлышко и широко расставив локти.
       'Ну, деревня! - смотрел на него полковник с изумлением. - Кто же так наливает? Да с таким никто из порядочных людей за стол не сядет'.
       Личность, между тем, окончила операцию.
       'Смотри-ка! И не пролил ничего на стол, урод'.
       Приказал:
      - Пей, давай! Чего ждёшь?
       Тот зажал в кулаке рюмку и поднёс её ко рту.
       'Как он рюмку держит? Ну, точно деревня!
       Личность шумно втянула воздух через ноздри. Выглядело омерзительно.
       Возвестила:
       - Аромат мало чем отличается от серии Иль де Франс того же завода.
       - Пей, говорю, иль твою мать!
       Личность на мгновение опустила в жидкость кончик языка и потом подняла вверх голову, как бы прислушиваясь.
      Набрал в лёгкие воздух, чтобы заорать, но тот уже отпивал маленький глоток. Опять прислушался.
       'А если сдохнет? - вдруг осенило. - Зайдёт Витвицкий, а здесь труп валяется. Вот будет номер! Погуляли день рождения'.
      Но было поздно. Личность уже вливала в себя очередную маленькую порцию.
      'Куда же подевалась долбаная машина? Нужно побыстрее его сбагрить'.
      Не спуская глаз с нахала за столом, схватил телефонную трубку и соединился с дежурным по городу. Опять длинные гудки.
      'Ну, ну, отвечай же скорее, скот!'
      Наконец, раздалась скороговорка:
      - Дежурный ... .
      - Где машина? - рявкнул, не дослушав представления.
      - Товарищ полковник! Подтвердили, что выезжают.
      - Где дежурная машина?
      - В разъезде.
      - В разъезде говоришь? Слушай меня внимательно, капитан! Я через десять минут встречаюсь с Витвицким. Знаешь такого?
      Получив подтверждение, что знает, продолжил:
      - Я ему доложу, что в дежурной части нет никакого порядка, и завтра ты в сторожа пойдёшь. Понял?
      В это время увидел, как личность, допив рюмку, полезла пальцами в тарелку с сёмгой. Пальцы были короткими и выглядели не совсем чистыми.
      - Руки со стола! - заорал нечеловеческим голосом.
      Тот поспешно убрал.
      - Что, что? - испугано, спросил дежурный в трубке.
      - Это - не тебе. Так. Даю тебе десять минут. И чтобы машина была здесь!
      С остервенением швырнул трубку на диван.
      'Что за люди такие? Никакого уважения!'
      - Они за десять минут не успеют, - заявила личность.
      Он сидел напротив, не шевелясь. Только рот открывал. Весь его облик вызывал раздражение. Особенно эти узенькие очёчки.
      - Они сидят в торговом предприятии господина Енукидзе, - продолжал вещать очкастый. - Того, который продаёт вино из Одесской области. Знаете?
      - Я что? Каждого черножопого должен знать?
      Личность наморщила лоб, задумавшись на секунду, и ответила:
      - Нет. У него ягодицы белого цвета.
      Что можно было ответить на такое? Только досадливо махнул рукой. А тот воспринял это по-своему.
      - Да. Вы правы. Вино плохое. Сделано с нарушением всех технологий. И торгует он без разрешения. Поэтому опергруппа и приехали к нему, чтобы получить денежное вознаграждение. Но у него не оказалось достаточно наличных. Сначала он предложил взять вином, но милиционеры отказались. И правильно сделали. Его и вином-то трудно назвать. Поэтому он позвонил жене, чтобы привезла необходимую сумму, и они сейчас дожидаются её приезда.
      Личность подумала и добавила:
      - Сюда приедут минут через двадцать. Не раньше.
      И замер опять.
      - А вот я им покажу двадцать минут! Сниму с машины, и пешком будут патрулировать, говнюки. Вот тогда посмотрят!
      А сам подумал про себя:
      'Витвицкий задерживается. Это хорошо. Но может явиться в любую минуту. А я тут слушаю бред полоумного'.
      Поглядел на противоположный конец стола. Тот сидел тихо. Не шевелился. Бутылку поставил прямо на тарелку, идиот. Таких выёбистых сосудов, как эта бутылка, ещё не видел. Янтарный цвет так и манил.
      Указал дулом Макарова на бутылку:
      - Ну-ка, налей себе ещё одну и выпей! Контрольную.
      Личность послушно наполнила лафитничек. На этот раз держала бутылку правильно, как полагается.
      - Давай! По-быстрому! Одним махом. И без фокусов.
      Вертикально махнул Макаровым.
      - Зря вы, Олег Петрович, так размахиваете пистолетом.
      Личность держала рюмку возле рта. На это раз культурно, за ножку.
      - Может выпасть из рук и выстрелить. Система Макаров считается одной из самых ненадёжных. Вы сами об этом писали в объяснительной записке, когда ранили пенсионера Клочко.
      Так и прикипел к стулу. А тот, напротив, маленькими глоточками выпил рюмку до половины, задрал голову и прислушался, потом прикончил и опять застыл.
      - Что ты только что сказал, мазурик?
      - Я говорил о том случае, когда вы, находясь в нетрезвом состоянии, стали стрелять из пистолета и попали в проходившего мимо пожилого человека. А объяснили, что табельное оружие у вас случайно выпало из рук, и произошёл самопроизвольный выстрел в результате удара об асфальт. Поэтому лучше убрать, чтобы опять не выстрелил.
      Возмутился:
      - Да это же было пятнадцать лет назад. Ну, поцарапал какого-то бомжа. Делов-то!
      - Пенсионера Клочко, - не согласилась личность. - И он месяц пролежал в больнице.
      Нужно было собраться с мыслями. К нему влез какой-то тип, одетый тысяч на десять зелёных. Притащил с собой коньяк, совсем не дешёвый. Знает жулика Свишкина. Припомнил ту дурную историю, из которой еле выбрался. Тогда пришлось все загашники выгрести, чтобы отмазаться.
      Требовалось прочистить мозги.
      'Сидит. Вроде бы не сдох'.
      - Так. Налей себе ещё одну! Теперь мне передай! Попробую, что там употребляют в Иле.
      Налил и себе.
      - Ты как работаешь? Форточник, что ли? У меня, ведь, везде запоры. На окнах решётки.
      - Форточник? - повторил визави, наморщив лоб и задумавшись на секунду. - Нет. Не форточник. Мне не требуется. Я могу так.
      При этом он неопределённо махнул рукой куда-то в стену.
      - Ну, ладно! Давай! Пей!
      Дождался, пока тот, напротив, медленно, небольшими глотками опустошил рюмочку, и только после этого замахнул свою. Коньяк прошёл легко, совсем незаметно.
      'Класс! Ну, и жульё теперь! Такой коньяк с собой таскает'.
      - Ну, закуси чем-нибудь, - разрешил великодушно. - А то в тюряге ещё нахлебаешься баланды. Сегодня у меня рыбный стол. Только вилку возьми! Не лезь пальцами! Не в деревне.
      - Выглядит красиво, - похвалила личность. - Это называется примитивной кухней, но и она тоже имеет право на существование. Основное достоинство состоит в том, что ощущаешь оригинальный вкус копчёных продуктов моря и рек. Не примешиваются ароматы от соусов и приправ, основанных на молочных и овощных продуктах, с которыми подаются блюда из рыбы, приготовленные термическим способом.
      На протяжении всей этой речи заворожено глядел, как личность, зажав в кулаке вилку, тыкала ею в тарелку, пытаясь прихватить кусочек сёмги. Это ему плохо удавалось.
      'Ну, совсем одичал в зоне'.
      Приказал:
      - Возьми вилку по-человечески!
      И показал, как, прихватив осетринку.
      Личность послушалась и продолжала:
      - Да. Заливное из холодильника и карп из духовки достойно завершили бы праздничный ужин, если бы он состоялся.
      Осетрина застыла на пути ко рту.
      - Ты что, сукин кот, давно у меня тут пасёшься?
      - Нет. Мы повстречались 16 минут назад.
      Личность была удивлена.
      - А откуда ты про заливное знаешь?
      Тот пожал плечами.
      - Знаю. А почему вас это так удивляет?
      Прикинул, а где же тот мог прятаться. Чердак заперт. Еду из ресторана 'Пасифик' привезли два часа назад, и с тех пор он сам из дома не выходил. Сидел в подвале до его приезда, что ли? А как он туда попал? Если бы залез до его прихода, то сработала бы сигнализация в одной из комнат. Опять ничего не сходилось.
      'Вот же принесла нелёгкая! Сидит тут при галстучке, выпивает и моей рыбкой закусывает!'
      Нужно было что-то предпринять. Уж больно странный кент попался.
      - Дай сюда бутылку!
      Налил себе и передал обратно.
      - Ну, давай и себе тоже! Последнюю. Скоро тебя увезут.
      Повертел своей рюмочкой, посмотрел на свет, отпил немножко.
      'Умеют делать, гады!'
      - Давай! Выпивай и рассказывай! Откуда явился?
      Личность отпила глоток и опять задумалась, оценивая.
      - У меня нет постоянной точки нахождения. Я, как и вселенная, всегда пребываю в движении.
      - Ага! БОМЖ, значит. Только в костюмчике. А ночуешь где? В подвалах домов порядочных людей?
      Личность наморщила лоб. У него была неприятная манера задумываться прежде, чем ответить, и при этом собирать морщины на лбу.
      - У нас нет понятий дня и ночи, и мы не ограничиваем пространство материальными рамками.
      'Опять закосил под дурного'.
      Допил свою и решил закусить, наконец, осетринкой, пока полоумный не стал нести очередную чушь.
      - Да, пей ты! Чего держишь! - Разрешил он, видя, что личность опять застыла с рюмкой в руке.
      Взглянул на часы. Прошло уже больше десяти минут, а машины всё не было. Если они денег дожидаются, как сказал кент, то их оттуда на аркане не вытащишь. В этом он прав. Звони - не звони. Будут сидеть до упора. Вот и приходилось разглядывать проходимца. А тот устраивал перед ним спектакль с выпиванием. По капельке. Смакуя. Прибил бы гнуса! Но ведь неспроста же он влез. Чутьё подсказывало, что неспроста. И именно сегодня. Подослал его кто-то. Недаром знает про стрельбу по пьяни. А откуда? Да, из личного дела. Но кто и зачем? Служба собственной безопасности исключается. Там по-простому действуют. Замажут, прижмут, и потом сам принесёшь всё, что скопил за годы. Не они. Может, эфэсбешники? Но они пасут оборонку и к ментам не лезут. А если из Москвы прислали? Там они любят повыёбываться. Может, у них новая тактика? Тогда, почему к нему? Вон, влезай к генералу и тряси его! Такое выплывет!
      - Ну, как там Москва? Стоит белокаменная? Когда оттуда прибыл?
      Тот застыл, рассматривая кусочек селёдки на вилке и морща лоб, соображая.
      - Этот город по-прежнему находится в определённой точке вашей планеты, и мне перемещаться из него не требуется, так как я одновременно нахожусь и здесь, и везде во вселенной, включая город Москву.
      Он отправил селёдку в рот и зажевал.
      Отвечать на такой бред не требовалось, но в голову пришла смешная мысль.
      - Во-во! Пооблизывай вилочку! А я её генералу и оставлю. Пусть полижет после тебя. Может, подцепит чего.
      Личность засунула вилку в рот и начала усиленно ей там возить. Зрелище было омерзительным.
      - Э! Всё! Хватит стараться!
      Вилка легла на стол.
      - Так зачем же ты влез сюда? Вроде не увёл ничего. Даже бутылку с собой притарабанил. Чего тебе здесь надо?
      - Наша беседа - один из элементов сбора информации об эволюции социальных формаций мыслящих существ. Определяется степень развития микрокосмоса отдельных индивидуумов и их взаимодействие с другими представителями того же социума. На основании подобных интервью определяется уровень развития цивилизации в целом.
      - Понятно. А почему ко мне? Залез бы к генералу Витвицкому. У него много чего интересного нашёл бы.
      - Я пользуюсь методом случайного отбора среди различных социальных групп. Кроме того, я беру интервью у индивидуумов на финальной стадии существования их микрокосмоса на данном отрезке времени.
      - Ага! Значит сначала к лорду, разжился там костюмчиком и ко мне. Ну, понятно. Интервью брать.
      Взглянул на часы. Ни машины, ни гостей.
      - Ну, и что же тебя интересует? Жизнь у меня простая. Всё - как у всех.
      - Подобным образом определяется уровень накопления в данной конкретной цивилизации отрицательного потенциала и соответственно его возможного влияния на процессы в других измерениях.
      'Хорошо насобачился! Красиво заплетает. Интересно, а о чём он будет в обезьяннике рассказывать? Тоже про социумы и цивилизации? Хотя какой обезьянник? А если его подослали? Потом мне этот обезьянник боком выйдет'.
      - Ну, да. Теперь про чёрные дыры рассказывай!
      - То, что вы называете чёрными дырами, являются каналами, по которым происходит обмен между вселенными материей, пространством, временем и ещё некоторыми элементами мироздания, о которых вы пока не имеете представления. Но это не имеет отношения к теме сегодняшней беседы.
      - Нормально. Ты там и время научился пускать по трубам. Всё путём. Ну, а скажи, на кой тебе нужен этот наш отрицательный потенциал? Что тебе от него?
      В это время послышался звуки, и за дверью забухали тяжёлые шаги.
      - Это за мной приехали, - заявила личность.
      В дверь замолотили.
      - Товарищ полковник!
      'Явились - не запылились, козлы! А я этого кента ещё не расколол'. - Думал, направляясь к двери.
      Не доходя, застыл. Если пойдёт открывать, то выпустит из поля зрения ублюдка. Сидит-то он тихо. Застыл, пока видит, что у него Макаров в руках. А как останется один, неизвестно, что вытворит. Что он там ещё под столом спрятал?
      - Подожди! Покури там! - Проорал тому, кто за дверью.
      - Мне сказали, что срочно.
      - Срочно? Приезжать надо срочно. А ты там деньги пересчитывал. Вот теперь стой!
      За дверью явно матюгнулись.
      - Ты что сказал? - прорычал грозно.
      Но шаги там уже удалялись.
      - Ну, распустились! - Сказал, возвращаясь к столу.
      На всякий случай приподнял скатерть и заглянул. Ничего.
      - Так. Красиво излагаешь. Налей себе ещё! А к рыбе не прикасайся! Для товарищей приготовлено. Вон. Редисочкой там, огурчиком.
      - Товарищи не придут, - прогундосила личность, наливая.
      - Ага! Конечно. Тут такой банкет приготовил, а они проигнорируют.
      Личность отпила глоток.
      Подумал и налил себе тоже.
      'Ну, их! Пусть моим Камю наливаются. Они ребята крепкие. На них никакие соединения не действуют'.
      - Так что ты там повествовал?
      Принял полрюмочки. Коньячок был отменным.
      - На ваш вопрос могу ответить, что вселенные существуют в гармонии, и изменение потенциала в одной точке соответственно ведёт к изменению потенциала с противоположным знаком в другой. На планете, где я нахожусь в настоящий момент, происходит лавинообразное накопление отрицательного потенциала, что в перспективе может привести к саморазрушению всей системы и в результате к нарушению баланса во взаимообмене с другими вселенными, так как все они взаимосвязаны и взаимозависимы.
      Слушая этот бред, выбрал один ломтик сёмужки и подравнял экибану в тарелке, чтобы всё выглядело, как надо.
      'А ведь из этого хохму можно сделать! Приедет генерал с товарищами, а я им этого кента покажу, потом отправлю с патрулём, и за ужином расскажу, какую он лапшу мне вешал. Про вселенные, галактики, лорда. Хорошая будет тема для разговора!'
      Допил и закусил. Личность мусолила свою.
      - Ну, про взаимообмен ясно. А что там ещё расскажешь про этот грёбанный отрицательный потенциал? Да, ты пей! Чего ты лижешь рюмку?
      Тот допил.
      - На ранних стадиях развития цивилизаций на этой планете общественные формации постепенно накапливали в себе отрицательный потенциал прежде, чем саморазрушиться. Египетская цивилизация существовала в течение трёх тысячелетий. Развитие и упадок греческой, римской, инкской цивилизаций занимал всё меньшие и меньшие отрезоки времени. Падения каждой из них под ударами извне было проявлением внутренней слабости в результате исчерпания собственного потенциала. Но они существовали, не зависимо друг от друга во времени и в пространстве, и это не грозило человеческой популяции в целом. На данном этапе происходит то, что вы называете глобализацией, и существует реальная угроза взрыва и самоуничтожения всей популяции. Конечно, может показаться, что в масштабе существующего мироздания влияние данной разумной цивилизации невелико. Цивилизации во вселенных возникают и гаснут постоянно. Это бесконечный процесс взаимообмена между вселенными. Но нежелательны взрывные процессы, когда происходит массовый выброс в другие вселенные. Хотя и это не опасно. Не те масштабы. Просто к этому нужно быть готовым. Теперь вам понятна моя миссия?
      'Круто завернул! Молодец! Надо ещё налить. Заработал!'
      - Ну, давай там! Я разрешаю.
      'Только вот пересказать это моим орлам будет нелегко. Да, и могут не понять. А что, если оставить шута и пусть развлекает публику? Хорошая идея! Если достойно выступит, то и выкину его к ядреней матери, и пусть идёт гуляет. А нет, так вызовем экипаж и запрём до понедельника'.
      В дверь постучали.
      - Товарищ полковник! У меня вызов. Покушение на убийство.
      - Так ещё же не убили. Когда убьют, тогда и поедешь. Стой там!
      Взглянул на часы.
      'Задерживается начальство. Что? С подарком никак не разберутся? Для экономии, конечно, решили сделать общий. Ну, да, ладно!'
      Личность опять возилась с рюмкой.
      'Ещё одну хлопнуть, что ли? Как бы ни нагрузиться! Коньячишка мягкий. Пьётся незаметно. Да, и с закуской туго. Итак, тут повыковыривали из каждой тарелки по чуть-чуть'.
      Прикинул расстояние до холодильника. Опять убогий выпадет из поля зрения. А с другой стороны: куда он денется? Быстро с пистолетом в руках прошёл на кухню и рванул из холодильника блюдо с селедкой под шубой и две тарелки из шкафа. Когда появился в комнате, личность восседала на своём месте и сосала рюмку.
      - Так. Положи себе и закуси! А то набулькаешься на голодный желудок и завалишься. А ты мне ещё сегодня понадобишься.
      Личность послушно начала накладывать себе еду на тарелку.
      Налил себе ещё одну.
      'Ладно. Последняя'.
      - Ну, всё. Хватит! Мне оставь!
      Взял в руки блюдо.
      - А теперь ответь мне на такой вопрос. Тебе-то на кой хрен эти потенциалы и обмены нужны?
      - В существующем миропорядке я наблюдаю за процессами накопления отрицательного потенциала в мыслящих цивилизациях. Я - как бы, тёмная половина. В вашем понимании, конечно. Вы привыкли к подобной классификации, хотя она не совсем правильна. Но за отсутствием иной, можно использовать данное определение.
      Пока тот говорил, глотнул и навалился на селёдочку.
      - Ты - тёмная. А значит - есть светлая. Так?
      - Конечно. Закон единства противоположностей. Это - универсальный закон всего мироздания.
      - И на кого же ты со своей половиной работаешь?
      - Всем в мироздании управляет Творец. Отсюда ясен ответ на ваш вопрос.
      - Бог. Да?
      - Творец. Бог - это опять не совсем точное определение, которое используют люди. Богу нужно поклоняться, Творцу - нет.
      - Так. С этим мы тоже разобрались.
       Отложил селедочку под шубой. Допил из рюмки. Захотелось ещё, но сказал себе:
       'Хватит. Завязал. Мне ещё с товарищами сидеть часов до двух ночи'.
       Заметил, что капнул на брюки.
       - Значит вы вдвоём при Творце как бы правая и левая рука. Твоя половина - вроде как ангел, а ты ... .
       Начал протирать салфеткой пятно на брюках.
       - Меня всегда смущала манера людей давать множество определений одному и тому же понятию. Так и в этом случае.
       - Да, это уж точно. Много напридумывали: дьявол, чёрт, сатана. Что там ещё?
       - Нечистый, - подсказали напротив.
      Пятно не оттиралось. Наверное, шубой от селедочки приложился.
       - Во-во! Нечистый. То-то я заметил, у тебя руки-то грязные, когда в сёмгу пальцами полез.
       Личность посмотрела на свои руки и спрятала, молча. Наверное, застеснялась.
      - Нечистый, значит, - протянул полковник. - Ну, а где же твои рога, копыта. Трезубец где?
      - В христианской религии визуальное представление о тёмной половине совершенно не соответствует действительности. Художники, такие, как Босх и Гойя, пытались визуализировать данных образ, но в связи с отсутствием фактического материала, их изображения больше походили на гротескный образ человека. Это были бесплодные попытки. Даже самый талантливый художник не в состоянии изобразить абстрактное понятие. Но, в связи с отсутствием иных, созданные ими образы стали переходить из поколения в поколение, создавая совершенно неадекватную картину данного понятия.
      Ещё раз взглянул на часы. Товарищи по службе задерживались уже на сорок минут.
      - А как там с адом? Тоже абстрактное понятие?
      - Конечно. Впервые он был описан Данте. По-видимому, он был гениальным поэтом. Не мне об этом судить. Но он увлекался экспериментированием с галюцигенными веществами, и описание ада было сделано под воздействием одного из них. Вдохновлённый поэмой Данте, Босх попытался создать визуальный образ этого понятия, но в результате получились лишь устрашающие людей картинки, и ничего более. Ада, как пристанища всех грешников, не существует. Ад в каждом человеке. В том, что вы называете 'душой'. Ад - это повторение. Бесконечное повторение пройденного. Только в других измерениях.
      Засомневался, что с придурком выйдет достойная развлекалочка. Уж, больно мрачный. Даже коньяк его не расшевелил. Да, и тему выбрал какую-то тёмную.
      'Работает-то он хорошо. Но прикинулся бы Наполеоном или Папой Римским. А то чёртом. Ребята могут не оценить'.
      Сидел, молча, и обдумывал ситуацию.
      'Да. Хохмы тут не получится. С таким не поиграешь'.
      И вдруг на него нашло просветление. Игра! Конечно, игра! Как в американском фильме, когда ребята разыграли тамошнего олигарха на день рождения. В конце тот даже с крыши сиганул. Как он сразу не догадался!'
      'Ну, развели!'
      Нашли актёришку, нарядили в костюмчик для торжеств. Есть такая контора, которая выдаёт их на прокат. Ну, на похороны или на свадьбу. Разузнали у шофёра, что тот завёз из 'Пасифика'. Поэтому и про заливное в холодильнике знает. Снабдили бутылкой и запустили к нему. А сами сейчас где-то сидят и хихикают.
      'Ну, что же. Тогда поиграем в ваши игры! Сделаю приятное Витвицкому. Скажу, что повёлся на разводку. Пусть порадуется, толстый боров!'
      И тут как ударило.
      'А что я этому про Витвицкого-то брякнул? Эх! Язык мой - враг мой'.
      Прикинул, что обойдётся. Придут, расплатятся и отпустят клоуна. А, уж, он проследит, чтобы тот не сморозил чего-нибудь лишнее. Да, и какой с пьяного спрос'.
      В это время опять замолотили в дверь.
      - Товарищ полковник! Со мной уже три раза связывался дежурный по городу. Сегодня суббота. Много происшествий.
      - Экипаж очень рассержен, - наябедничала личность. - Они запланировали заехать за денежным вознаграждением ещё в один магазин, где, как они знают, происходят нарушения правил торговли спиртными напитками. Поэтому так нервничают.
      Подумал:
      'На кой хер они теперь мне сдались?'
      Прокричал в сторону двери:
      - Давай! Поезжай! Бомби свой магазин! Бомбила!
      Там мрачно помолчали. Потом спросили:
      - А задержанный?
      - Какой задержанный? Ты задержал кого-то? Поезжай, говорю! Только долго в магазине деньги не пересчитывай! Сам сказал, что в городе много происшествий.
      За дверью подумали, сказали: 'Есть!' и затопали ботинками.
      Повернулся к столу.
      - Ну, ты что там затих? Давай! Налей себе ещё одну!'
      Тот взялся за бутылку.
      - Красиво излагаешь про мироздание, нечистый. А чем я-то интересен для твоего исследования?
      Тот опять начал мусолить рюмку.
      - Разумные существа на этой планете - единственный биологический вид, который занимается истреблением себе подобных внутри самого вида. И процесс истребления ускоряется в геометрической прогрессии. Вы - один из подобных представителей. Поэтому на вас и пал выбор.
      Он решился ещё на одну и потянулся за бутылкой. Уж, больно хорошим был коньяк. Никогда не пил такого.
      - Ну, и кого же я истребил?
      - Непосредственно - только пожилую женщину, которую вы ночью сбили на своей автомашине на Московском шоссе.
      Ёкнуло внутри.
      - Но человечество придумало много способов делать это апосредственно. Что касается конкретно вас, то, если придерживаться хронологического порядка, следует начать с Нины Ануфриевой.
      Залпом принял свою. Не выходила из головы та старуха на шоссе. Тогда мчался к какой-то бабе. Сейчас уже и не вспомнишь, как её звали. А старая кочерыжка решила перебежать через дорогу. На три штуки зеленых встал ремонт передка машины.
      - Давай! Чего ты телишься? До дна!
      Личность выпила мелкими глотками. На этот раз голову не запрокидывала.
      - И как я эту Нину оприходовал? Излагай!
      - После коитуса с вами она сделала аборт, но в процессе операции в её тело была внесена инфекция, и она полгода провела в больнице. Затем скончалась, так как отсутствовали необходимые медикаменты.
      Полковник сглотнул слюну.
      - Какой коитус? Ты чего несёшь?
      - Был. Когда вы учились в десятом классе в школе.
      - Да, я учился в школе тридцать лет назад. Вспомнил тоже!
      - Я предупредил, что начал в хронологическом порядке.
      - Не помню никакой Нины. Да, если и была, то, может, к ней полкласса шлялось.
      - Да. У неё был коитус и с другими, но плод был от вас, - настаивала личность.
      - Откуда ты знаешь? От меня, или от Коли, или от Васи.
      - Знаю, - упорствовал тот.
      - Проехали с Ниной! Не доказано.
      Но заноза в душе осталась. Взглянул на часы.
      'Когда же эти говнюки заявятся? А то утомил, дурной'.
      - Следующим идёт рядовой Орешкин.
      - Ага! Рядовой, значит.
      - Вы спрятали его пилотку перед построением. Его нервная система не выдержала, и он, зная, что предстоит ещё одно избиение и издевательства, покончил с собой.
      Полковник махнул рукой.
      - Да, ты знаешь, в каком году я в армии служил? Сколько лет прошло? А ты с пилоткой. Да, мало ли там было всякого сброда. Вспомнил тоже!
      - Если бы пилотка у него была, то рядовой Орешкин остался бы жив.
      - Или кто-нибудь другой бы её спиздил.
      - Другой, но не вы.
      - Хватит с рядовым. За давностью лет.
      Стал чувствовать себя просто погано. Приходилось ломать комедию перед мудаком, чтобы только потом генерал посмеялся. И не примешь мензурку, чтобы очиститься. Сколько уже сегодня опрокинул!
      - Следующий - курсант Вансович.
      Полковник даже не стал утруждать себя ответом.
      'Вансович-Херович. Какая в жопу разница?'
      - В школе милиции вы донесли, что курсант имел сексуальную связь с одним из офицеров, и в результате Вансовича отчислили. А он с детства мечтал стать милиционером, поэтому впал в депрессию и стал злоупотреблять спиртными напитками. Он погиб, замёрзнув в одну из зимних ночей.
      - Ага! Ещё и педрилу шьёшь! Давай! Давай!
      Но в памяти шевельнулось, что был случай, когда он что-то не поделил с другим курсантом и заложил его. Но какая у того была фамилия уже не помнил. А змеёныш напротив всё больше и больше раздражал его. Долго ещё он должен его выслушивать?
      - Про ранение пенсионера Клочко я уже упоминал. Выйдя из больницы, он прожил всего шесть дней и скончался.
      Полковник не отвечал, глядя в стол. Как представил себе, какой придётся разыгрывать спектакль перед Витвицким и как изображать из себя дурочка, которого провели, становилось просто невмоготу.
      - Следующими идут Ткачук и Слонимский.
      Эти фамилии он смутно припоминал.
      - Вы с группой должностных лиц произвели задержание этих двух коммерсантов и заключили их в камеру предварительного заключения с целью завладеть крупными партиями электроники, объявить их бесхозным имуществом и реализовать конкурентам.
      'Они что там, совсем охренели? Растрепать про такое постороннему!'
      - В результате после освобождения Ткачук был убит, так как не смог отдать долг, а Слонимский был заражён в тюрьме СПИДом и через несколько лет умер.
      - Так. Хватит со мной! О себе подумай! Разболтался! Так и без языка можно остаться.
      Налил себе.
      'Пилотку и Нинку он мог придумать. Про БОМЖа взял из личного дела. А те двое, которых заперли? А старуха на дороге?'
      Прошёл холодок по спине. Резко замахнул рюмку.
      'А ведь генерал сам до такого додуматься не смог бы. Про игру. У него же полторы извилины в голове. Да, и полковники тоже не блещут. Ну, притащить голую стриптизёршу, на это их хватит. Но такое! Не игра это'.
      Пожалел, что отпустил машину. Если звонить дежурному ещё раз, то скажут, что в белой горячке пребывает. У них там оговорить порядочного человека - как два пальца обоссать. Завтра по всем этажам Управления будут кости перемывать. Да, и группа будет час ехать. Никакие матюги не помогут. Суббота, вечер.
      Набрал номер генерала. Уже больше, чем на час задерживались. Никакого ответа.
      'Так. Теперь Зверь. Хотя мог бы и сам позвонить и предупредить, что опаздывают, сослуживец херов'.
      Телефон полковника Зверева тоже не отвечал. Он проверил память мобильника. Номера второго полковника в ней не оказалось. Тот был новичком.
      Очень неприятно стало на душе. А тут ещё - этот. Сидит. Уставился.
      'А с ним-то что делать? Выставить нах? Нет. Уж, больно информированный. Неизвестно, откуда явился. Документов при себе не имеет. Ещё нарвёшься на неприятность. Пусть сидит! Дождусь генерала. Может, он чего знает'.
       Ещё раз взглянул на часы. Не перезванивают. Ну, от генерала не дождёшься. Этот всё перекладывает на других. Скоро будет поручать кому-нибудь сходить вместо себя в сортир. А вот Зверь мог бы и позвонить. Самому ещё раз набирать так скоро было несолидно. Приходилось держать паузу.
       'Ладно! Пусть артист разговорного жанра тут пока поразвлекает'.
       Налил себе половинку. Подал бутылку напротив. Говорить ничего не стал. Сам догадается, что делать. Доложил себе на тарелку селедочки под шубой, чтобы не захмелеть.
       - Скажи мне! А из других звёзд и из других галактик. Почему они к нам не прилетают?
       Выпил и принялся за селедочку.
       - С какой целью?
       Личность тоже отпила.
       - Ну, изучать нас, научить чему-нибудь.
       - Исходя из вашей системы исчисления расстояний, ближайшая разумная жизнь находится в 154 световых годах от этой звезды. Кроме того, если структура вашей жизни основана на углероде, то на ближайшей к вам обитаемой планете - на основе кремния. Она настолько отличается от вашей, что вы просто не были бы в состоянии определить, что перед вами разумная жизнь, если бы встретились. Но самое главное: жизнь на той планете пошла по пути совершенствования своей внутренней структуры, а не создания приспособлений для поддержания собственного существования, как технологические цивилизации вашего типа. А ближайшая, сходная с вами по структуре, разумная жизнь с развитием в сторону технологий, находится достаточно далеко, чтобы использовать летательные аппараты для достижения вашей планеты. К этому следует добавить, что срок существования технологических цивилизаций относительно короткий по сравнению с разумной жизнью, развивающейся другими путями. Учитывая все факторы, контакты между вашей и другой технологической цивилизацией с применением летательных аппаратов любого типа не представляются возможными.
       'Насобачился где-то, падло! И по-русски говорит уж больно правильно. Как не русский. Прибил бы, гада!'
       - Допивай! Чего ты всё мусолишь?
       Наступило время для звонка. Набрал для начала Зверева. Гудки. Потом Витвицкого. Генерал тоже не ответил.
       'Ну, кто-то же из них двоих должен слышать звонок мобильника! Не утонули же они оба разом со своими сотовыми!'
       А потом подумал, внутренне посмеиваясь:
       'Да, уж, лучше бы утонули. Воздух стал бы чище'.
       Выбирать не приходилось кроме, как ждать и выслушивать про цивилизации. Плеснул себе ещё половинку. Тому не стал предлагать, чтобы не окосел.
       - Ну, что? Так и живут? Каждый на своей планете? Не общаются?
       - Как я уже упоминал, взаимообмен происходит постоянно, но не на галактическом уровне, а на уровне вселенных. И технологических приспособлений для этого не требуются. Творец предусмотрел для этого другие методы.
       - Ага. От нашей вселенной вашей вселенной и наоборот. Так?
       - В примитивном понимании этого явления, да.
       - Ну, и чем же мы обмениваемся?
       - Всеми составляющими мироздания: материей, пространством, временем. И ещё некоторыми элементами, которые ваша цивилизация для себя ещё не открыла.
       - Ну, понятно. А как? Баш на баш? Ты мне, я тебе?
       - Конечно. Закон сохранения. Ничто не возникает и нечто не исчезает. Это - универсальный закон мироздания.
       - Ну, это понятно. Кто же спорит? Универсальный закон. Тогда скажи мне! А человек куда девается? Тоже обменивается или здесь навечно остаётся?
       - Как я уже сказал, в мироздании происходит вечное движение, и ничто не исчезает бесследно.
       - Ну, а жизнь человеческая? Ведь был он, и нету его. И в землю закопали. С этим как?
       - В мироздании нет конечных величин. Тело человека не является сутью жизни, а лишь внешней оболочкой, позволяющей существовать в данной конкретной внешней среде. Оболочки могут меняться в зависимости от среды обитания.
       - О! А вот здесь мы подошли к интересной теме. Ты налей себе ещё!
       А сам вновь взялся за телефон. Ни тот, ни другой не отвечали. Налил и себе.
       - Так. Значит душа бессмертна?
       Сделал глоток.
       'Прямо бархатный! Свишкину закажу. А то дерьмо подсовывает'.
       - Правильнее было бы выразиться: движение - это форма существования того, что вы называете 'душой'.
       - И куда же она двигается?
       - Я уже неоднократно упоминал о взаимообмене между вселенными.
       - Ага! Значит мы туда, а они оттуда. Занятно. И что же, я там могу встретить свою бабушку?
       - Вероятность этого настолько мала, что можно считать, что она нулевая. Бесконечно количество вселенных, как и бесконечно количество того, что вы определяете словом 'душа', которые распределяются во времени и в пространстве.
       - И что? Там и во времени можно распределяться?
       - Конечно. Существует пространственно-временной континуум. И если пространство бесконечно, то и время тоже.
       'Время. Время. Ну, и для меня пришло время набрать друзей-сослуживцев'.
      Генерал не ответил. Зверь тоже.
      Закипала злость. Допил рюмку.
      'Ну, прямо, как последние бляди. Прячутся'.
      Опять набрал Зверева.
      'Не до солидности сейчас. Буду набирать, пока не ответит, красномордый'.
      - Это как же так? И что? Распределяются по будущему?
      - В мироздании нет понятий будущего или прошлого. Существует лишь бесконечное течение времени.
      - Это как нет прошлого? Что было, то прошло, и нет его. Как же туда обратно попасть?
      Мобильный Зверя не отвечал. Происходило что-то нехорошее. Он набрал его ещё раз.
      - Пространство не линейно. Оно искривлено. А значит искривлено и время. Возьмём в качестве примера фигуру тор. Чтобы вам было понятно, например, баранку. Наметив исходную точку, пройдём по периметру баранки, и мы попадём в ту же точку, из которой вышли. Или несколько не доходя до неё, или после неё. По нашему выбору. Конечно, пространство-время имёют значительно более сложную конфигурацию, но проделав определённое движение всегда можно попасть в любую точку и в пространстве, и во времени.
      - Ну, ты и завернул про баранку!
      А Зверь всё не отвечал.
      - Конечно, вам трудно осознать подобное. Ваши органы восприятия противятся этому. Поэтому вы верите в закон причинно-следственной связи. Мол, если я попаду в прошлое и убью своего дедушку, то, как же тогда. Заблуждение. Это - не закон, а ошибочная теория.
      Тут ответил Зверев. Полковник схватил трубку.
      - Александр Валентинович! Что же это получается? У меня коньяк уже выдыхается. Да, и рыбка устала ждать. Скоро в море уплывёт.
      - Ну, погоди ещё трошки. Мы тут в Управлении. Скоро. Скоро. Не переживай!
      - Да, я и не переживаю. Так, поинтересовался. Ну, жду.
      Он отключился.
      'Даже не извинился, зараза!'
      Медленно налил и задумался, глядя в рюмку.
      Говорил, как будто хотел побыстрее отделаться. Да, и какое Управление! Суббота. Вечер. Если бы что случилось, то его бы первым вызвали.
      Отпил и набрал номер дежурного по Управлению. Не дослушав представления, перебил:
      - Семенюк. Зверев на месте?
      - Так точно. Соединить?
      - Не надо. Позвоню по прямому. Кто ещё?
      - Генерал Витвицкий.
      Скрипнул зубами.
      - А полковник Вохриков?
      - Был и уехал.
      - Кто ещё находится?
      - Майор Козлов. А больше никого. Отдыхают.
      - Ладно.
      Отключился.
      'Зверь сказал, что выезжают. А Вохриков уже уехал. Что они там делают? И уж Козёл-то зачем им понадобился?'
      Тревога нарастала. Он так долго крутился на милицейской работе, что научился нутром чуять, если что не так. А тут была полная непонятка.
      Сделал ещё глоток и прихватил осетринку.
      'Хер с ней, с экибаной!'
      Подумал о Вохрикове. Круто взлетел, пострел! Вот, недавно назначили. Хорошо занёс, конечно. Но занести могут многие. А на такую должность, кроме бабла, требуется ещё что-то существенное. Поговаривали, что его вознёс самый крутой в их городе. Поэтому и решил пригласить его на сегодня, чтобы поближе познакомиться.
      Не давал покоя Козёл. Суетливый. Вечно шныряет, вынюхивает. И к нему подкатывался. Подарочек затащил. Хотел продвинуться. Но не прошло. Подарочками у них не отделаешься. Тогда решили, что молодой ещё. Пусть побегает, насобирает на звание и на должность. Обиделся. И вот теперь, в субботу, с Витвицким и Зверевым трётся в Управлении. А он, тут, сидит, слушает уёбка с его вселенными и не знает, что у него под носом происходит.
      Взглянул перед собой.
      'Чего он замирает, как будто примёрз, и пялится?'
      Напротив сидела просто какая-то загадка природы. Ясно, что не свой, не городской. Излагает-то кучеряво. Особенно про миры после смерти. А вот чего влез? Ведь не спёр ничего. И что ему тогда надо? Если бы его подослали друзья-товарищи, то Зверь по телефону посмеивался бы. А так разговаривал, как с врагом.
      'Если сейчас выедут, то доедут минут через двадцать. Не раньше. Даже с сиреной. За это время надо решить, что делать с чучелом, и прибрать тут за ним'.
      - Давай! Теперь о тебе. Излагай! Откуда и что нужно?
      - Я уже разъяснил цель моей миссии.
      - Слушай! Хватит лепить горбатого! Ко мне начальство едет. Объясняешь и уходишь к ебеней матери. А нет, так сядешь. Это я тебе устрою.
      - Начальство не приедет, а я не сяду.
      Во второй раз холодок прошёл по спине. Уж, больно уверенным выглядел. Явно не боялся. Да, и знал уж слишком много.
      - Это почему же ко мне начальство не приедет? Вон, какая поляна. Сейчас уже выезжают.
      - Нет. Не выезжают. Начальство имеет другой план действий.
      - Ух, ты! Даже знаешь план их действий. Ну, давай! Поделись с полковником Управления внутренних дел, с каких это пор у генерала изменился план действий. А то я тут тёмный сижу. Ни хрена не знаю.
      - Со вчерашнего дня.
      - А мне только что полковник Зверев сказал, что они выезжают. Как с этим?
      - Он вас обманул.
      - А, может, ты меня обманываешь? Разводишь по полной программе.
      - Мы не обманываем. Лгут люди.
      Откинулся на спинку стула. На душе было паршиво. Налил себе и отпил слегка. Вкуса даже не почувствовал. Решился и набрал ещё раз Зверева. Тот опять не ответил. Плохой признак. Стало невмоготу. Нутром чувствовал опасность. Положил руку на карман с пистолетом. Стал слегка увереннее.
      - Налей себе!
      Тот налил по всем правилам и взял рюмку за ножку.
      'Наконец-то, научился, село'.
      - Давай! Махни! И скажи мне, если ты такой информированный, а что же собирается делать генерал, если он ко мне решил не ехать?
      - Он останется в Управлении до завершения операции.
      - Ага! В городе проходит операция, а я не в курсе. И где же, если не секрет?
      - Её первый этап уже завершился, и он проводился у вас на даче.
      Нужно было заканчивать этот балаган. Ну, ладно, про переселение душ. Это прикольно. Но про дачу - это уже слишком. Другому бы просто дал в морду, но этот - какой-то подсадной. Тут можно попасть в жернова. С мордой не пройдёт.
      - Ладно. Хорошо посидели. Ты мне байки порассказывал. А теперь, всё. Завязали! Давай! Допей и хватит! Теперь по серьёзному. Без шуточек.
      - Шутками обмениваются люди, чтобы повеселить или обидеть. Мы не шутим.
      Личность допила.
      - Ну, ты играй, да не заигрывайся! Ты с кем разговариваешь! Забыл?
      - Нет. С полковником Семенюком.
      Вся злость, скопившаяся в душе на Витвицкого с компанией, теперь сконцентрировалась на этом плюгавом.
      - А, ну, встать и вон отсюда! - заорал он, приподнявшись со стула.
      - Но ещё не завершился второй этап операции.
      Личность продолжала спокойно восседать за столом.
      Опустился на стул. Было трудно дышать, но злость стала испаряться. Слишком нагло держался очкастый. Другой бы пулей вылетел.
      На глаза попалась недопитая рюмка. Прикончил. Дышать стало легче. Подцепил осетринку, чтобы совсем успокоиться.
      - Правильно! Посиди тут, пока за тобой не приедут! Вот теперь, я - не я буду, но пару-тройку статей на тебя навесят. Кем бы ты ни был. Попаришься там, в зоне, за шуточки. Мою дачу ты ещё долго будешь вспоминать.
      - Нет. Сразу после выполнения своей миссии я вычеркну её из моей базы данных. А про шутки я уже вам разъяснил. Они для нас не характерны. Мы оперирует только конкретными категориями. Вы задали вопрос и соответственно получили ответ о месте проведения первого этапа операции.
      'Ну, никак не уймётся, прохиндей!'
      - На моей даче нет преступников, чтобы проводить там операции МВД. Хватит пиздеть!
      - Оперативная группа выезжала туда не с целью задержания преступников, а для изъятия вещественного доказательства.
      В животе неприятно заныло.
      'Врёт, гад, врёт, - уговаривал он себя. - Разводит, как фраера'.
      Но не смог удержаться, чтобы не спросить:
      - Ну, и что там нашли? Картину Рембранта?
      Хотелось, чтобы получилось с издёвочкой.
      - Нет. Карабин.
      Мозг лихорадочно работал. Козёл полгода назад притащил в подарок, когда хотел подскочить вверх. Сказал, что бельгийский с какого-то там завода. Оптика - немецкая, как полагается. Козла тогда прокатили. Не дорос ещё. Да, и денег не собрал, сколько нужно. Козёл, конечно, обиделся. Но карабин полковник оставил себе. Не отдавать же его обратно. Запер в шкафу и с тех пор не прикасался. Думал поставить на учёт, но так и не собрался.
      И вот теперь карабин Козла возник вновь. А откуда этот отморозок о нём пронюхал?
      - И на кой хер им мой карабин понадобился?
      Спросил так спокойненько, хотя внутри всё клокотало.
      - Есть информация, что восемь месяцев назад из него было совершено двойное убийство членов организованной преступной группировки в соседней области.
      Шумное было дело. Грохнули двух крутых. Стрелка так и не нашли.
      Смахнул пот со лба. С карабином здорово влетел. Занёс его тогда Козёл, а сейчас сидит у Витвицкого. Эх, Козёл, Козёл! И какие у него, майора, дела с генералом в субботу вечером? И что? Витвицкий продал его, полковника Семенюка, с которым столько дел сотворил и столько литров выпил, и поверил какому-то говёному майору? Не состыковывалось. Витвицкий, хоть и последняя мразь, но должен соображать, что делает. Карабин. Два бандюгана. И он. Полковник Семенюк.
      - И на кой им карабин понадобился? Что они с ним делать будут?
      - Отошлют в Москву на экспертизу.
      - Да, эту экспертизу они полгода будут ждать.
      Уж он-то знал эти московские экспертизы.
      - На этот срок они и рассчитывают.
      Верить на слово этому говнюку нельзя, поэтому набрал номер жены. Не ответила. Тёща. Тоже гудки.
      'Да, куда они все подевались?'
      Подумал и набрал сына. Тот ответил. В трубке слышалась музыка и голоса.
      - Гуляешь?
      - Ага. Ты тоже?
      - Выпиваю с нечистой силой. Припёрся ко мне со своей бутылкой и сидит.
      - А! Понятно.
      - Ты с матерью давно разговаривал?
      - Вчера.
      - А сегодня?
      - Нет.
      В трубке послышался визгливый смех.
      - Не очень там! Паспорта проверил? Не малолетки? Больше я тебя отмазывать не буду. Ну, давай!
      Отсоединился. Прикинул, кто ещё. Кроме соседа никого не оставалось. Мутный такой мужик. Не понятно, чем занимается. Начал вспоминать, как зовут. То ли Гоша, то ли Лёша. Покопался в памяти телефона. 'Сосед Гриша'.
      Тот сразу же откликнулся.
      - Приветствую, Григорий! Сосед твой - Олег. Гуляешь?
      - Да, суббота вроде бы. Полагается.
      Подумал:
      'Да, у тебя каждый день - суббота. Рожа уже цвета баклажана'.
      А вслух сказал:
      - Слушай! Не могу дозвониться до жены. Там дом на месте? Стоит?
      - Да, стоит. Куда ему деваться?
      - Сына разыскиваю. Его машина там?
      - Не. Никаких машин. Твои приезжали на двух, но уже уехали.
      - А когда?
      - Минут двадцать назад.
      - Ну, бывай! Отдыхай культурно!
      На душе скребли кошки. Муторно было. Что-то происходило, а он узнавал о событиях только от убогого.
      Набрал ещё раз жену. Мимо денег.
      - Они оставили двух сотрудников, чтобы они не позволяли отвечать по телефону, - опять прошамкал отмороженный в очках.
      - Помолчи, леший!
      Нужно было пораскинуть мозгами. Налил себе. Медленно отпил.
      'У них карабинчик и обозлённый Козёл. Ну, и что? А почему Витвицкий общается с майоришкой? Да, раньше он его в упор не замечал. Кто такой Козёл и кто такой Витвицкий. Тут должен быть кто-то ещё. Уж, я-то своих знаю. Без третьего не обошлось'.
      - А ты что себя забываешь? Давай! Ещё одну можно. Потом большой перерывчик предстоит. Там такого не попьёшь.
      Тот покорно налил и тоже отпил.
      'Хоть глаза перестал закатывать, урод'.
      - А скажи-ка ты мне. Чегой-то они так за карабинчик взялись? Что им от меня надо? Чем я им помешал?
      - Обычный человеческий порок - гордыня. Все люди подвержены ему. Даже ваш великий учёный Эйнштейн в последнем сегменте своей жизни пытался вывести формулу всего. Вздумал равняться с Творцом. Только он обладает знанием этой формулы.
      - Ты погоди с Эйнштейнами и Эйзенштейнами. У гениев свои заморочки, а у нас свои. Давай со мной разберемся!
      - С вами всё просто. Господин Липилин сказал: 'Зарвался. Не по чину хапает'.
      Прошиб пот. Чтобы унять руки, схватил и замахнул остатки из рюмки. Вкуса опять не почувствовал.
      'Вот оно что! Вот и третий вырисовался'.
      Липила был их олигархом областного значения.
      'Это - серьёзно! И чего, спрашивается, он на меня попёр?'
      Мозг лихорадочно просчитывал, где он мог пересечься с интересами местного туза.
      'Ну, за шубку для жены просили в 'Пассаже' 18 штук. Дал восемь и сказал, что занесу. А 'Пассаж' ему принадлежит. Что ещё? 'Туарег' для сына взамен разбитого за 10 зеленью. Так, 'Фольксваген' вроде бы не под ним ходит. А, может, тоже его? Участочек по тысяче за сотку. Опять же для сына. Так ведь заплатил. Хоть штуку, но дал. 'Пасифик' тоже его. И что? Это же - мелочи для Липилы. Чего он взъелся?'
      Дальше мысли просто поскакали.
      'Вохриков - его человек. Он его поднял в полковники. Тот сошёлся с Витвицким. Денег пообещал. Подвернулся Козёл с карабином. Свидетелей нет, что он передал оружие. Договорились с прокурором. Этот за бабло любую санкцию подмахнёт. Ну, и Коза тоже. Тут уж, сам бог велел. Муженёк-козлятина поработал. Вот они всем кодлом и попёрли на него. Такой, вот, расклад'.
      - А что они дальше делать собираются? Карабин - в Москву. Сидеть и ждать, пока там скажут: 'Нет. Не тот карабинчик. И полковник Семенюк тут не причём'.
       - Да. Сидеть и ждать.
       - И что же? Как я буду работать с такими прохвостами, как они?
       - А вы не будете работать. Вы будете сидеть и ждать в тюрьме.
      Нужно было одёрнуть нахала.
      - Ты говори-говори, да не заговаривайся! Ты в тюрягу пойдёшь, а не я.
      - Нет. Я не пойду. - Упорствовал упырь.
      Прикинул:
      'Они что? Совсем охренели? Меня. Полковника Семенюка. И убрать, как последнего барыгу? И только потому, что какое-то говно областного масштаба денег пообещало?'
      - Да, я такое о них знаю. Столько могу порассказать. - Вырвалось вслух.
      - У вас не будет такой возможности. Ваши соседи по камере не будут людьми настолько влиятельными, чтобы смогли предпринять какие-то действия против группы, сформировавшейся, чтобы убрать вас с занимаемой должности.
      Взглянул на фигуру напротив.
      'Действительно. Кому я буду рассказывать?'
      И ещё:
      'А ведь прав, козявка! Убрать. Витвицкий и прокурор бабки поимеют. Вохриков отблагодарит благодетеля. На моё место поднимут заместителя. Козла - на его место. Карабинчик ему зачтётся. Сэкономит на мне тысячи. Отделается только мелким баблом кадровикам. И Коза будет счастлива, что её Козла повысили. Всем будут хорошо'.
      А вслух:
      - Нельзя мне в камеру. Ох, нельзя.
      - Да. Там вас ожидает совсем не гостеприимный приём. Подследственный Оганезов очень обижен на следственные органы.
      - Ты чего несёшь, убогий? Какой, на хер, Оганезов?
      - Я говорю только правду. Гражданин Оганезов провёл в заключении два срока и, когда был задержан в очередной раз, то договорился со следователями об определённой сумме денег, чтобы его освободили от ответственности. Но когда он вручил оговорённую сумму, с него потребовали дополнительных денег. Его родственники сейчас занимаются сбором средств среди членов землячества, а гражданин Оганезов находится в заключении в следственном изоляторе и очень обозлён на всех работников внутренних дел. Поэтому пребывание с ним в одной камере может быть опасным для здоровья.
      Полковник с ненавистью смотрел на говорившего.
      'Ещё один черножопый! А если узнают те, из соседней области? А, ведь, они узнают. Обязательно им донесут. А, уж, они за своего через любые стены пройдут. Тюремные тем более. Не дожидаясь московской экспертизы. Вот тогда будет уже опасно для жизни'.
      Злоба переполняла его. Лютая злоба. А тут, напротив, сидел хмырь, выпивал и закусывал.
      'А чегой-то он сам ничего не боится? А?'
      На ум пришло логическое заключение:
      'А, потому что подосланный. Они же его специально у меня посадили, и он пасёт, чтобы я не слинял'.
      Вскочил на ноги и стал выдёргивать пистолет из кармана брюк. Макаров зацепился и не вытаскивался. Рванул так, что выдрал кусок материи.
      - Ах, ты, падло! Встать!
      Тот поднялся.
      Приблизился вплотную и приложил дуло пистолета к голове очкастой мрази.
      - Говори, сучий корень, откуда всё знаешь? Те подослали?
      - Я уже неоднократно разъяснял цель моего визита.
      Держался спокойно. Не суетился. Это и раздражало. А особенно узенькие, тёмные очёчки на носу.
      - А, ну сними окуляры! А то, голову снесу.
      Послушно снял.
      Заглянул ему в глаза и отшатнулся в ужасе.
      Он всё понял.
      Дошёл на негнущихся ногах до своего стула и рухнул. Бухнул пистолетом об стол так, что треснула тарелка, и осетрина разлетелась по столу. В голове вертелось, как заевшая сидишка:
      'Ой, бля! Ой, бля! Ой, бля!'
      Рука просто ходила ходуном, когда наполнял рюмку. Пролил коньяк на скатерть и уставился на лужу.
      - Я уже говорил, что коньяк следов не оставляет. - Подал голос бес напротив.
      Он уже напялил свои очки и устроился за столом.
      А полковник сидел и смотрел перед собой.
      'Они там под меня роют, а я тут сижу и выпиваю с нечистым, как последний мудак. Время идёт, а я сижу и выпиваю'.
      Поправил себя:
      'Сидим и выпиваем'.
      Распрямился. Взял со стола бутылку и налил в рюмку напротив.
      - Ну, развёл ты меня, чертяка! Как развёл! Да я же принял тебя за подосланного из Москвы. Проверяющего. Ну, чертяка!
      Помотал головой.
      - Я представился с самого начала.
      - Да кто же поверит в такое. Слушай! Сколько выпили, и даже не чокнулись. Не порядок это. У нас так не полагается.
      Поднял и посмотрел бутылку на свет.
      - Ух, ты! На донышке осталось. Ну, давай 'по нашему, по-бразильски'.
      - Вы не бразилец.
       Досадливо махнул рукой.
      - Ну, просто по-нашему. За знакомство. До дна.
      Проследил, чтобы тот, напротив, выпил всю рюмку, и только затем одним махом осушил свою.
      - Ох, и шикарный коньяк ты притащил! Ну, давай! Закусим.
      Вытащил Макаров из тарелки с осетриной и огляделся, куда бы его подевать. Не найдя ничего подходящего, просто бросил на пол.
      - Попробуй рыбки! Сейчас заливное достанем из холодильника.
      - Не успеем. Они уже подъезжают.
      В очередной раз прошиб пот.
      - Слушай! Ты видишь, какие скоты? Как они со своим поступают! Разве так можно?
      - Целью моего визита является именно наблюдение и учёт, как происходит взаимоуничтожение внутри определённых социальных групп вашего общества.
       - Ну, хорошо! Понаблюдал. Теперь знаешь, как действуют группы?
      - Да. По определённым отработанным схемам. Они применили практически тот же план, который вы вместе с ними использовали, когда конфисковывали партии электроники.
      - Ну, что ты прицепился к той электронике? Что было, то прошло. Давай ещё по одной. За дальнейшее знакомство.
      Разлил по рюмкам.
       - Но мы больше не встретимся.
      - Сам же меня просвещал про другие вселенные. Давай выпьем! А там разберемся.
      Чокнулись и выпили.
      Полковник заел севрюжкой.
      - Слушай! Теперь давай по делу! Ну, посмотри на них! Это же последние подонки. Так не поступают с друзьями. Давай так! Зашли их куда-нибудь подальше. Ну, в ад что ли. А мы с тобой договоримся. Да я для своих сделаю всё, что хочешь. Кровью подпишусь, если нужно.
      - Я уже разъяснял, что ада в вашем понимании нет. Ад находится в том, что вы называете 'душой' каждого человека. И мне от вас ничего не нужно.
      - Но ты же пришёл ко мне. Не просто так.
      - Я изучаю не вас. Я исследую социальную группу на примере лиц, которые объединились, чтобы уничтожить вас.
      - Вот значит как. Я тебя даже не интересую?
      Повернулся боком, обидевшись. Помотал головой.
      Помолчали.
      - Слушай, чертяка! Ну, нельзя мне в камеру. Нельзя! Сделай что-нибудь!
      Опять повернулся к столу. Посмотрел исподлобья в чёрные глаза.
      - Мы занимаемся макрокосмическими проблемами и не можем вторгаться в микрокосмос каждого конкретного индивидуума.
      - Но мне-то что делать? Мне. Индивидууму. Скажи! Ну, ты же чёрт. Ты же знаешь.
      - В течении любого, даже самого короткого промежутка времени, у каждого мыслящего живого существа имеется бесчисленное количество вариантов поведения. И он сам решает, какой из вариантов выбрать в зависимости от своего опыта и социальной среды. Мы не имеем возможности вмешиваться. Это разрушило бы всю систему мироустройства.
      - Да какое мне, на хер, дело до мироустройства! Что мне самому-то делать?
      - Вы должны решать сами. Количество вариантов поведения у вас стремительно сокращается с каждой минутой. Боюсь, что их осталось только два.
      Во дворе послышались какие-то звуки.
      - На этот раз приехали за вами, - доложил чёрт.
      В подтверждение этого в дверь замолотили.
      Полковник вскочил и начал метаться по комнате.
      - Гражданин Семенюк! Откройте дверь. У меня постановление прокурора. - Стали кричать за дверью.
      - Приезжай в понедельник! - Заорал он в ответ.
      А сам схватился за телефон. Ни Витвицкий, ни полковник, конечно, не ответили.
      - Гражданин Семенюк! Мы взломаем дверь. - Прокричали снаружи.
      - А ты попробуй!
      Дверь была его гордостью. Такую будут три часа вырезать.
      Там затихли.
      - Чёрт! Ну, сделай что-нибудь! Пожалуйста! Нельзя же так с человеком поступать.
      Тот продолжал восседать на стуле и не удосужился ответить.
      Продолжал метаться по комнате, а потом прислушался. На втором этаже послышались какие-то звуки.
      - Они влезли по лестнице на второй этаж, - подсказал чёрт.
      Полковник схватил с пола пистолет и рванул вверх по лестнице. Пробежав один пролёт, закричал тем, наверху:
      - Не подходите! Стрелять буду.
      Там сначала притихли, а потом снова стали пугать:
      - Бросьте оружие! В противном случае будем стрелять на поражение.
      Полковник тихо спустился вниз, держа наготове пистолет, и огляделся в ужасе. В комнате никого не было.
      - Чёрт! - проорал он нечеловеческим голосом.
      Бросился к двери на кухню. Там было пусто.
      - Чёрт!
      Заглянул в гостевой туалет.
      Заметил на стуле горку одежды.
      - А-а-а!
      Пнул ногой стул так, что тот отлетел к стенке, теряя по пути одежду. По футбольному вдарил по паре обуви, оставшейся после визитёра.
      - И ты, сволочь бесовская, бросил!
      Начал бегать от стены к стене, схватившись за голову руками с пистолетом. Остановился посредине.
      - Что там говорила эта сволочь про другие жизни? Про бесконечность? Про выбор? Ну, падлы, попадётесь вы мне в другой жизни! Ну, я вам покажу!
      Сунул дуло пистолета в рот.
      Выстрел гулко бухнул под высоким потолком.
      Наверху поначалу притихли, переговорили о чём-то по рации. Затем двое в камуфляже, чёрных масках и с оружием наперевес, прыгая сверху через две ступеньки, ворвались в комнату.
      - Уй, ёб! - сказал один из них и отвернулся к стене.
      Другой, тоже глядя в стену, прошёл и заглянул на кухню.
      Вдвоём добрались до двери и, повозившись с замком, открыли и вышли наружу.
      - Кто стрелял? - спросил их там встревоженный капитан милиции.
      - А ты сам зайди и погляди, кто! - со злостью сказал в камуфляже, сдёрнул с головы маску и сплюнул. - Надо же! В субботу насмотреться на такое.
      Капитан с опаской зашёл внутрь и через минуту вернулся обратно. Командир ОМОНа курил, глядя на облака.
      - А где второй?
      - Какой второй? Ты чё?
      - А что он из двух рюмок пил? Почти всю бутылку оприходовал. И одежду разбросал по комнате.
      - Не было ни второго, ни третьего, ни десятого. Мы свою задачу выполнили. Теперь сам разбирайся!
      Приказал своим:
      - В машину!
      Милиционер дождался, пока уехали, и набрал номер на сотовом.
      - Капитан Синица докладывает. Я в доме.
      Выслушал вопрос.
      - Нет. Не успели. Бухнул он в себя.
      Ещё один вопрос.
      - Да уж мертвее не бывает. Все мозги по стене размазал.
      Задрал голову и взглянул на небо, слушая голос в трубке.
      - Есть.
      Потом ещё раз:
      - Есть.
      Спрятал в карман мобильник и вздохнул.
      Подумал:
      'Какая погода! Сейчас нормальные люди шашлычки жарят на природе, а я тут должен говно расхлёбывать. В субботу вечером. Судмедэксперт. Дежурный прокурор. Описание места происшествия. Да, ещё всё в деталях. Его в понедельник в прокуратуре под лупой читать будут. Труповозка. Санитары к ночи приедут пьяные. Если вообще доберутся. Ну, почему всё это в моё дежурство?'
      Вздохнул ещё раз, повернулся и прошёл в дом. Поглядел на ноги, торчащие из-за стола, и сказал в сердцах:
      - Вот, чёрт!
      

  • Оставить комментарий
  • © Copyright Сигов Анатолий Петрович (anatolisigov@yahoo.com)
  • Обновлено: 07/11/2015. 83k. Статистика.
  • Рассказ: Проза
  • Оценка: 7.00*4  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.