Слободкина Ольга
Есть путь земли и Путь Крыльев

Lib.ru/Современная литература: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • © Copyright Слободкина Ольга (olga_slobodkina@mail.ru)
  • Обновлено: 08/04/2018. 127k. Статистика.
  • Сборник стихов: Поэзия
  • Иллюстрации/приложения: 6 штук.
  • Аннотация:
    Рукописная книга стихов Ольги Слободкиной "Есть Путь Земли и Путь Крыльев", 1999, (200 экз.), с факсимильной рецензией лауреата Нобелевской премии Иосифа Бродского на стихи Слободкиной (май 1994г.), изд. Гуманитарный Фонд Содействия Культуре, Москва, 1999. Книга, оформленная аутентичными фотографиями автора, участвовала в Международной Конференции "Книга как художественный объект", ВГБИЛ им. Рудомино, и была закуплена Музеем Современного Искусства в Нью-Йорке и Музеем Виктории и Альберта в Лондоне. Другие экземпляры находятся в Музее Книги Российской Государственной Библиотеки, в Зале Искусств ВГБИЛ им. Рудомино, в Государственном Музее В.В. Маяковского, в ЮНЕСКО, в личной коллекции Президента Французской Республики Жака Ширака, в коллекции Генерального Консула США Томаса Р. Хатсона, в Галерее Современного Искусства Рональда Фельдмана (Нью-Йорк), в коллекции Президента Театрального Центра им. Юджина О'Нила г-на Джорджа Уайта, в личной коллекции Короля Удайпура (Индия), Президента Благотворительного Культурного Фонда Махарана, Его Величества Арвинда Сингха Мевара, в коллекции специального представителя Президента Российской Федерации по Международному энергетическому сотрудничеству И.Х. Юсуфова, в коллекции Министра Культуры Российской Федерации Михаила Швыдкова, в Американо-Советской Театральной Инициативе, в Российской Организации Современных Авторов, в коллекциях ряда известных поэтов, актеров, драматургов, писателей, режиссеров, художников и коллекционеров России, Швеции, Америки и в других собраниях.

  •   ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
      
      НАЕДИНЕ
      
      
      
      
      "Стихи, по слову Ахматовой, действительно растут
       из сора; корни прозы - не более благородны".
      
       Иосиф Бродский
       "Нобелевская лекция"
      
      
      
      
      
       Из сора?
       Нет.
       Стихи растут из Неба.
       Вернее, не растут, а их приносит
       Высокий Ангел в белоснежнокрылых
       Сверкающих одеждах от Высот.
      
       Посланник он Того, Кто Был в Начале,
       Кто был Глагол,
       И из Него возникло
       Все остальное -
       Звезды и пространства,
       И сны, и мысли,
       В том числе и я.
      
       Живу, дышу, молюсь,
       Вдруг слышу Голос.
      
       О, этот Голос, Голос...
       Он нежнее
       Тычинки лилии.
       О, Голос... Он смиреннее
       Великомученика -
       В Вечность перед смертью,
       Когда ему шепнули:
       "Ты - со Мной".
      
       И все же этот Голос,
       Он настойчив,
       Как ритм прилива,
       Ветер перед штормом
       Или влюбленный,
       Уловивший искру
       Во взгляде милой -
       Толику любви.
      
       И вот, мое сознание уходит.
       Высокий Ангел высочайшим взмахом
       Испросит изволения на Службу,
       И мне диктуют...
      
       Я же - меньший клерк,
       Рисующий мудрёный иероглиф,
       Египетский мальчишка -
       Кисть, папирус...*
      
       Из сора?
       Нет.
      
       Стихи растут из Неба
       И почему-то выбрали меня.
      
      
      
      6 апреля 1995
      
      
      ____________________________________________________________________
      
      * В Древнем Египте в любой карьере молодой человек начинал писцом (профессиональным переписчиком бумаг). Потом он мог стать, например, жрецом. Для письма писцы пользовались пигментами и писали кисточкой на папирусе. Даже сам иероглиф, обозначающий "письмо", состоял из кисточки, мешочка с пигментами и палитры. Именно писцом, а не творцом ощущаю я себя при наплыве поэзии.
      
      
      
       ***
      
      ДИПТИХ I
      
      
       1. Тени от белого тюля
       Упали на белую стену,
       И вот, паутинные птицы
       Трепещут в ажурной сети.
      
       И пятна прозрачного лунника*,
       Как стаи Японии веерной,
       Летят сквозь вечернее солнце
       По нитям дневного пути.
      
      
       23 марта 1992
      
      
       2. Вновь пять часов,
       И вечернее солнце
       Роняет узорчатость тюля на стену.
       Снова летят паутинные птицы,
       Снова трепещут в ажурной сети.
      
       Что же случилось за год промелькнувший?
       Так, ничего - я приблизилась к Смерти.
       Время скользит, словно мысль на закате,
       Не успевая себя превзойти.
      
       И, словно тень от прозрачного лунника,
       В стае, подобной Японии веерной,
       Душа сквозь вечернее алое солнце
       В Вечность стремиться с земного пути.
      
       12 марта 1993
      
      
      _____________________________________________
       * лунник - цветок луннарий
      
      
      ДИПТИХ II
      
      
       1. Пять часов вечера -
       Миг равновесия.
       Тело с душою находят гармонию.
       Синие длинные гибкие линии
       Льются по льну белотканного неба.
       И, не впадая ни в ночь и ни в утро,
       Крайности яркого света и тьмы,
       День, примирённый с дыханием вечера,
       Высвобождая покой созерцания,
       Плавно парит в пребывающем Духе.
      
      
      конец января 1993
      
      
       2. Время к пяти -
       Приближается равностояние души.
       И облака поднимаются в голубизну,
       Где растворятся навечно
       В невидимых веках небес.
       Деревья прозрачные ветви
       Предали вечернему солнцу.
       О, созерцание мгновения!
       Только душа что-то значит!
       Все остальное проходит,
       проходит,
       проходит...
      
      9 января 1995
      
      
      
      
      
       ***
      
      
      
       В изгибах кривого асфальта
       Зеркальны озера дождя.
       Мне снилась цветущая Мальта...
       Сознание, рассвет перейдя,
      
       Вставало горами и лесом,
       Стремилося вверх налегке,
       Где я под плетёным навесом
       Качалась в Его гамаке.
      
      
      31 августа 1991
      
      
      
      
       ***
      
      
      
       Я могу думать о снеге,
       Черных февральских деревьях,
       Вьющих мудрёный орнамент
       Тонких закрученных веток.
      
       Я могу думать о птице,
       Тающей в белых полотнах,
       Крылья расправить сознанию,
       В новое небо вступить.
      
       Я могу думать о море,
       Пристани под Кара-Дагом,*
       И за пределом оставить
       Образы страшной зимы.
      
      
      8 февраля 1992
      
      
      
      _______________________________________________________________________
      *Кара-Даг ("Черная гора" - тюрк.) - потухший вулкан в Коктебеле.
      
      
      
       ***
      
       Нарциссы, прозрачные, словно душа
       Полуденной девочки в миг левитации,
       Несут свои хрупкие лица
       Навстречу весеннему солнцу
       И мысленно плавают с ним
       В деревянной веранде.
      
      
      май 1992
      
      
      
       ***
      
      
      
       Синий треугольник моря,
       Когда идешь каштановой аллеей,
       На нем - виндсерфинг, белый треугольник,
       Летит, летит, захлебываясь ветром.
      
       И взгляд плывет в новорождённом небе,
       Прикрывшись мягким облаком пушистым,
       Как будто мама дочку после ванны
       Несет в кроватку, в царство снов блаженных.
      
      
      май 1992
      
      
      
       ***
      
      
       От дождя перспектива белеет,
       И светлый сквозной горизонт
       Размывает водой,
       расплываются строгие линии
       башен, крыш, куполов и высоких домов...
       Дождь растет, как прозрачная лилия.
      
      
      5 мая 1992
      
      
      
       ***
      
      
       Цвет - голубой.
       День - четверг.
       Время дня - пять часов.
       И аметистовой щетки
       Геометрокристалловый ворс.
      
       Сердце сдвинется с места
       От первого снега,
       От тающих льдов
       И от внезапных провалов
       Из детских мерцающих снов.
      
      
      15 марта 1996
      
      
      
      
       ***
      
      
       И кисть слабеющей сирени
       В моей голубоглазой вазе,
       И стоны дерева -
       Обломанные ветви,
       Оттенки цвета,
       И веки вечереющего неба,
       Дрожащего под майским ветром,
       И вены
       сознания веры,
       И голоса светящейся морены* -
       То прошлого невидимые вехи,
       Души слабеющей мгновенные прозрения,
       Страх расставания с Землею, с телом...
      
      
      18 мая 1999
      
      
      
      __________________________________________________________________
      *морена (франц. Moraine) - скопления обломков горных пород, переносимых ледниками и затем оставленных ими на месте при таянии.
      
      
      
      
       ***
      
       Уж облака узором черепаховым
       Поплыли в платине расплавленного неба,
       И зелень заструилась гладким шелком
       Под ветром новой неосознанной весны.
      
       Кристаллы января в изысканности нефа,
       Кантаты марта в завитражье колком,
       Февральских мыслей вязь - все стало прахом
       Перед весной, вошедшей в явь и в сны.
      
      
      19 мая 1996
      
      
      
       ***
      
      
       Облака соткались в небе шелковым индиго
       и поплыли гладью парусов
       В неизвестность Вечности, колеблясь
       От дыхания Вселенной.
      
      
       Так иногда заходится душа -
       Сомнения заполонят
       Или откроется Сознание Бесконечности
       В конечной жизни,
       Где земная плоть
       Медлительнее мысли,
       Воображение ярче, чем реальность,
       Любовь сильнее любимого
       И мы не знаем, кто мы и зачем...
      
      
      
      2 июня 1996
      
      
      
       ***
      
      
       Небо уже захлебнулось
       Пастельной волною заката,
       Словно подросшая девочка,
       когда ей впервые признались в любви,
       Но не впрямую, а слабым намеком,
       Который могла бы она толковать
       и как-то иначе,
       Но чувство соврать не дает.
      
       Так же и небо -
       Готово оно провалиться
       в мягкую впадину ночи
       И в гамаке созерцать
       гроздья невиданных звезд,
       Что, отражаясь, мерцают,
       Словно в глазах у любимого.
      
      
      
      4 июня 1996
      
      
      
       ***
      
      
       О, Небо!
       Ты - Великий Мастер,
       И я перед Тобою - на коленях.
       Кем был бы Констебл или Альтдорфер,*
       Когда бы не твои пространные закаты!
      
       Душе не справиться, не пережить -
       Ни линии, ни совершенства цвета,
       Ни композиции, ни замысла, ни ритма.
       И сердце замирает, чтобы вновь
       Забиться от бессилия и счастья.
       О, только восторгаться и глядеть!
      
       А Ты, Неутомимое Бесстрастие,
       Все так же щедро будешь создавать,
       Когда и я уйду в Небытие.
       И все останется таким же совершенным.
      
       И, что бы ни случилось,
       Каждый вечер
       Ты заново откроешь для Земли
       Мистерию Воздушного Прилива.
      
      
      
      начало августа 1996
      
      
      
      ___________________________________________________________________
      *Джон Констебл (Constable), 1776-1837, - английский живописец.
       Альбрехт Альтдорфер (Altdorfer), ок. 1480-1538, - немецкий живописец и график эпохи Возрождения, глава дунайской школы.
      
      
      
       ***
      
       Боже! Сегодня твой день -
       Мягкий двухлетний малыш.
       Позднего августа воздух
       Дарит святое тепло.
       В нем - океаны и пляжи,
       Образы воспоминаний
       И неисполненных мыслей:
       Формы и краски зажглись.
      
       Я же иду по дороге -
       Только одна и дорога,
       Только одна и Любовь,
       Жизнь тоже - только одна.
      
       Мало ли что я хочу -
       Быть на десятке вершин,
       Жить, словно сто человек,
       Чувствовать тыщи миров.
      
       Нет у меня ничего,
       Кроме прозрачного дня,
       Теплого воздуха августа,
       Этого нежного мальчика.
      
       "Маленький! Ты уж проснулся"!?
       Он и дороже всего.
      
      
      
       30 августа 1996
      
      
      
       ***
      
      
      
      ВСЮ НОЧЬ ЛОМАЛИСЬ СТЕКЛА
      
       Вариация II
      
       Всю ночь ломались стекла -
       Вольный ветер
       сопротивлялся вольностям зимы
       Или ее творил он волю, подневольный,
       И с Высоты Высот
       невольно
       цветные
       срывались сны.
      
       Но нет, не разбивались
       О жесткий шар реальности Земли,
       Лишь в океане страха растворялись -
       В густом тумане Корабли.
      
       Иные же на крыльях опускались
       Прозрачностью октябрьской волны
       И, смахивая древнюю усталость,
       Как данаиды* к лилии, ласкались к моей щеке -
       Ей поцелуй Иных Миров несли.
      
      
       1 октября 1996
      
      
       __________________________________________________________________
       *Я, конечно, имею в виду бабочек-данаид, а не дочерей царя Даная.
      
      
      
      
       ЖАР
      
      
      
      Вариация II
      
      
       Откройся Вечности, душа,
       Своей души - прекрасной, пятилетней,
       Пришедшей из Огромного Единства,
       Совсем еще не знающей Земли,
      
       Где звезды яркие
       великолепней
       (о, дочеринство!)
       от дачного крыльца
       в бездонной черноте сверкают из кроватки,
       (где соловьи)
       в Ночном Чернильном Океане
       плывут и тонут в страхе пред рассветом,
       пред цветом алого, пред нежеланной
       противной горькой горечью микстуры:
       "Вставай, вставай, Болезненный Циклоп!"
      
       Так в страхе от тепла лица
       Снег превращается в слезинки -
       Ангина горяча,
       Когда меня с катка - в машину! СТОП!
      
       Где можно, не спеша,
       Коснуться маминой щеки, плеча,
       Когда ее тревожная ладонь
       Ложится мне на лоб, чтоб снять температуру,
      
       Где сказка странная, страницами шурша,
       ("Не тронь, Олюня, градусник! Не тронь!")
       Сквозь сцену "Малого" -
       На линзовом экране,
       В ночном чернильном океане
       Вдруг вспыхнет, ярко превратится
       Элизабэтотэйлорской Царицей,*
       Звездою... и еще великолепней -
      
       В огромную, как Вечность, Сине-Птицу.
      
      
      24 октября 1996
      
      
      
      ________________________________________________________________
      *Элизабэт Тэйлор в фильме "Синяя птица", спектакль "Синяя птица" в"Малом театре" - в горячке мне кажется, я вижу эти образы сквозь линзу нашего старого телевизора.
      
      
       ***
      
       Отблеск горячей свечи, колыхаемой в чаше, -
       На лике прозрачной дорической вазы.
       Мгновение жизни. Стемнело.
       И ощущение юности. Я, чуть не плача,
       Читаю стихи на английском:
       "O, Unicorn!"* Единорог!"
      
       Никто, почему-то никто их не принял!
       А я приняла одиночества первый подарок,
       Еще не поняв - это счастье! Великое Счастье!
       О, дай мне Духовного Моря Горячую Чашу!
       Отблеск свечи на прозрачной дорической вазе
       И звуки астральных высот, как "Шаги" Дебюсси.**
      
      
      
       14 декабря 1996
       _______________________________________________________________________________
       *из стихотворения
       "O, Unicorn among the cedars.
       What magic charms to you could lead us?"
      
       ** "Шаги на снегу" Дебюсси
      
      
       ***
      
       Но что-то и мне -
       Плывущее быстрое небо,
       Вед`омое волей пятнистых,
       Как ледоход, облаков,
       И снег
       вечереюще-белый,
       синеюще-белый,
      
       И низко
       плавится золото Солнца,
       Словно в глазах у залива,
       Только меж черных стволов.
      
       12 января 1997
      
      
      
       ***
      
       Много таких корабликов-мыслей
       Плавает в океане моей детской памяти,
       Они легко целуются - невинно,
       Словно пушинки, сцепляются на лету
       И могут так, вместе, и долететь до Земли,
       И воздушно приземлиться на каком-нибудь лопухе -
       Волшебные парашютики,
       А могут нечаянно разъединиться
       В воздухе...
       Я не мешаю им жить.
      
       Они приплывают
       После Высокой Молитвы
       Иль сладкого сна.
      
       Я давно отказалась от мыслей,
       Бьющих, словно брандспойт.
      
      
       Пусть лучше плавают эти кораблики,
       А я погляжу, как они будут божественно сталкиваться,
       Словно частицы иль крылышки липы - в чистой воде.
      
      
       2 февраля 1997
      
      
      
       ***
      
      
       Белое Солнце
       в размытых объемах
       и золоте туч -
       Сквозь тонкие ниточки-мысли
       Берез оголённых ветвей,
       сквозь паутинку.
       А мысли мои
       От плоти земной отлетают
       И в золоте туч,
       В размытых объемах
       К Белому Солнцу идут.
      
       Теперь я вступила
       В мир более мощных ветвей:
       Их мысли - кантаты,
       И гривами Белых Коней
       Лежит на них снег.
      
       Ну, а Белое Солнце
       Глядит мне в глаза,
       Расплавляясь в сознании
       Платиной мыслетворений,
      
       И Бесконечной Аллеей
       Иду я назад, в Бесконечность...
       К ЧЕМУ БЫЛИ ЭТИ ЛЕСА?!?
       Но Белое Солнце,
       Бесстрастия полно,
       Молчит
       и глядит мне небольно в глаза.
      
       2 февраля 1997
      
      
      
      
      
      
      ЧАСТЬ ВТОРАЯ.
      
      
       ВОСТОЧНЫЙ ЦИКЛ
      
       I. БЕЛЫЙ ЛИСТ
      
      
      
       Сегодня
       я прибирала свой Дом,
       долго перебирала
       старые рукописи,
       черновики,
       этюды...
       И отовсюду доставала
       белые листки
       и складывала их
       в груды.
      
       О, как мне приятно смотреть на тебя,
       Белый Лист!
       Ты белее снега, белее лилий.
       Ты еще не запачкан
       мусором слов и мыслей.
       Ты, словно Ангел, чист.
      
       Белый Лист - это стертая память о прежних жизнях.
       Это - вершина горы, нос ее в сахарной пудре.
       Это - ледник, слепящий на Солнце глаза.
       Это - глаза, когда их закрываешь,
       оттого что глядел на свет
       яркой прозрачной лампы.
      
       Белый Лист - это Свет.
       Свет Познания,
       Свет Радости,
       Свет Откровения.
      
       Это - вызов душе.
      
       Но только ужасно жаль
       Белый Лист моего забвения,
       который я пачкаю
       шариком
       белой ручки...
      
      
      
      
      
      24 ноября 1988
      
      
      
       * * *
      
      
      
      
      
       II. ВЫСОКИЙ ДОМ
      
      
      
      
       Я просыпаюсь утром
       в Высоком Прохладном Доме -
       лицо мое лижет Солнце -
       и долго смотрю на небо
       сквозь стекла прозрачных окон,
       слегка прикрывая веки
       пальцами сонной руки.
      
       Тогда ко мне тихо спускается
       Утренний Ангел Покоя...
      
       Сначала Он входит в ноги...
       Звонок телефона
       иль мусор
       мыслей...,
       и Он исчезнет.
      
       Так страшно Его спугнуть.
      
       Но нет, ничто не мешает,
       и Он проникает дальше -
       в чресла, руки и сердце,
       мягким теплом крадется
       из позвонка в позвонок,
      
       ласкает живот и плечи,
       неслышно струится в шее
       и наконец наполняет
       всю мою голову...
      
       ЗДРАВСТВУЙ!
      
      
      
      
      
      11 ноября 1988
      
      
      
      
       * * *
      
      
      
      
      
      
       III. КИТАЙ
      
      
      
      
       Chinese Characters
      
      
       Fire and Wheat means Autumn.
       Autumn on the Heart - Sorrow.
       Everything may be forgotten
       When The Middle Kingdom reaches its Morrow.
      
       But still...Love is
       Claws on the Roof
       and under the Roof - Heart,
       Heart on the long, long Evening...
      
      
      
      
      
      Spring 1987
      
      
      
      
       * * *
      
      
      
      Китайские Иероглифы
      
      
      
       Огонь и Хлеб`а значит Осень.
       Осень на Сердце - Печаль.
       Но может и это забыться.
       Государства Срединного лица
       Смотрят вперед и вдаль.
      
      
       И все же Любовь остается,
       Как прежде, Когтями на Крыше,
       Под крышей на Вечере Длинном,
       Как прежде, сияет Сердце.
      
      
      
      
      5 апреля 1990
      
      
      
      
      Китайская выставка. Живопись Го-Хуа
      
      
      
       Горы вдали замирают,
       входят в туман.
       В воде невесомые джонки парят...
      
       Картинка спускается ниже,
       рисунок стволов сливается с крышами хижин,
       а в левом верхнем углу
       иероглифы встроены в шелк
       вертикальностью готики.
      
      
      
      28 апреля 1996
      
      
      
      
      Страна Поднебесная или Заметки о Древнем Китае
      
      
       Егорочке
      
      
       Не только Центр Мира и Вселенной,
       но также Поднебесная Страна -
      
       так величал народ любезный свой Китай,
       где править мог и мальчик-император.
      
       И если будущего ты страшишься, то задай
       вопрос
       и
       черепаху
       скорей в огонь бросай.
      
       И наше злополучное тринадцать
       счастливым и удачливым считай.
      
       Одежду черную к веселью надевай,
       а белую, когда грустить собрался.
      
       Захочешь посмотреть воздушных змеев,
       ступай на Празднество Высокого Полета,
       когда все небо - сплошь одни драконы.
       Их - добрых, разноцветных - нежно любят.
      
      
       Побейся в их большой бумажной битве,
       коль силой и сноровкой обладаешь.
      
       ведь это лучше, чем тузить друг друга -
       дерзай!
      
      
      
      
       2 января 1999
      
      
      
      
      
      
      Закат. Триптих
      
      
      
       Китайский Золотой Дракон
       знак Бесконечности хвостом рисует
       бесконечно
       над синими ушедшими холмами.
      
       Да-да, закат сегодня солнечный,
       не алый,
       не матовый
       и никакой другой.
      
       И небо всей душою отражает
       загадочность Великого Китая...
      
       В ней - Бесконечность Миросозерцания
       и Бесконечного Мгновения Покой.
      
      
      
      
       * * *
      
      
      
       Как я могла наверное сказать,
       что только - золото и больше ничего,
       пока не выстроились купола ночей.
      
       Закат в своей Мистерии Сакральной
       прошел семь жизней светопревращений
       и пурпуром синеющей волны
       застыл в великоплавности мгновения...
      
      
      
      
      
       * * *
      
      
      
      
       Еще один закатный малый миг и...
       остается только серый цвет
       на фоне серых бесподобных скал.
      
       Тот, кто видал Расцвета Торжество,
       тот не воскликнет, не восплачет вновь.
      
       И Серые Драконы Ориента
       готовы раствориться в Небытье,
      
       А там, внизу, грохочет Океан...
      
      
      
      
       1997
       Коктебель
      
      
      
      
      
      
      
      
      
       IY. ЯПОНИЯ
      
      
      
      
       Иероглифы
      
      
      
      
       Тот, кто сердцем приблизился
       к Единому Источнику Света,
       тот не раздражается разнообразными путями,
       ведущими к Нему, а благословляет их.
      
      
      
       Валентин Сидоров
      
       из книги "Знаки Христа":
       "Учение Праклета I".
      
      
      
       Империя Солнца НИППОН
       Лежит, как встарь, на Востоке,
       Где Солнце встает из-за леса
       В огромный сверкающий КОСМОС
       И смотрит лучащимся ликом
       Сквозь узкие створки ВОРОТ.
      
      
       И даже простое ОБЫЧНО
       Там значит ВЕЛИКОЕ НЕЧТО,
       Которое вместе с душою
       В бесстрастную Вечность войдет.
      
      
      
      
       16 августа 1993
      
      
      
      
       Японская тарелочка
      
      
       Маме
      
      
       Японская тарелочка. Цветы
       Неброские разбросаны по лугу.
       Твой край ребристый в гулкость пустоты
       Несется по отточенному кругу.
      
      
       Японская тарелочка. Фарфор
       Столь редкий в наших северных пределах.
       Как завести с тобою разговор
       О персиках и вишнях переспелых?
      
      
       О красочных изысканных садах,
       О мокрых к`амнях - к гостю уважение -
       И о душе, в зауженных глазах
       Бессмертия нашедшей отражение.
      
      
       Японская тарелочка. Цветы
       Неброские разбросаны по лугу.
       Твой край ребристый в гулкость пустоты
       Несется по отточенному кругу.
      
      
      
      
       17 апреля 1990
      
      
      
      
       * * *
      
      
      
       Японские отмели плыли в японском прибое.
       Японские сосны с прической японских красавиц
       Лепилися в трещинах, выжить пытаясь - не боле.
       И скалы стояли, как стан нешлифованных палиц.
      
       Японские лодки, подвластные широкополым
       Соломенным шляпам - на круглых японских и бритых...
       В японском заливе - огромном, бесстрастном и полном -
       Скользили, неслышно скользили вдоль стенок отбитых.
      
      
      
      
       29 сентября 1991
      
      
      
      
      
       * * *
      
      
      
       Сегодня закат, словно в Токио,
       И опускается рыжий
       Недвижимый шелковый полог -
       Дневное прощальное действо.
      
       И пики домов - инструменты
       Немого оркестра Вселенной,
       И небa пречистое девство -
       Преображение ночи.
      
      
      
       июль 1994
      
      
      
      
      
      
      
      
       Японские наплывы
      
      
      
      
       "Осенняя луна
       Сосну рисует тушью
       На синих небесах".
      
      
       Рансецу
      
      
      
       Сегодня мой мир -
       Лишь японские строки,
       Где тушью рисует Луна
       На небе осеннем сосну.
      
      
      
      
       * * *
      
      
       Я заболела Японией -
       Ночью мне снятся иероглифы
       И на рассвете я вижу
       Средневековых драконов.
      
      
      
      
       * * *
      
      
      
       Медитация
      
      
       Я хочу вас увидеть, деревья хисаки,
       И тидори - японскую птицу-кулик.
       И в огромных туманах апрельской России
       Фиолетово-бледной мне кажется карта
       Непонятной страны с головою Дракона.
      
      
      
      
       * * *
      
      
      
       Я живу одиноко, легко,
       И моя недоступная Башня
       Достает до Небес высоко,
       Драгоценных, как белая яшма.
      
      
      
      
      
       4-5 апреля 1992
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
       Y. БЕЛЫЙ ДРАКОН
      
      
      
      
      
       Я хочу думать
       только о Белом Драконе,
       что распускается в небе
       волей высоких потоков.
      
      
       Я хочу слышать
       лишь вулканический рокот
       волн, уползающих в пене
       на животе - к горизонту.
      
      
       Я хочу видеть
       лишь предрассветные шали
       гор
       и осенние блестки
       моря,
       входящего
       в небо.
      
      
      
       1 октября 1990
       Коктебель
      
      
      
      
      
      
       YI. БЕЛЫЙ ОЛЕНЬ
      
      
      
      
       Белый воздушный Олень
       неба мгновенных вершин!
       Я не могу Вас коснуться рукой.
       Вы превращаетесь в парус
       бесконечно-изменчивых струй
       и растворяетесь в сини.
      
      
       Что может черный зрачок,
       верный хрусталика раб?
       Лишь проследить
       за рождением,
       развитием,
       смертью
       образов странного чуда.
      
       Память попробует их отложить
       в копилку незрелых этюдов.
       Время сотрет Вас, Прекрасный Олень!
      
       В Вечность уйдет
       создание Вечного Духа.
      
      
      
       26 мая 1991
       Коктебель
      
      
      
      
      
      
       YII. БЕЛЫЙ ПАВЛИН
      
      
      
      
       Здравствуйте, Ваше Высочество, Белый Павлин!
       Вы не хотите раскрыть свой божественный хвост -
       Белое кружево, белый атл`ас, белый шелк,
       Белый лунники, веер японской резьбы.
      
       Вы одиноки - подруга оставила Вас,
       Ваша Принцесса вспорхнула в Невидимый Край,
       В Белый Павлиний Блаженный Неведомый Рай
       Первой влюбленностью белых июньских ночей.
      
      
      
      
       25 июня 1993
       Коктебель
      
      
      
      
      
      
       YIII. ЕГИПЕТ
      
      
      
      
       "If I forget you, o Egypt..."
      
       to Ph.
      
      
       Ты пришел ко мне прошлой ночью
       На рождение расставания.
       Я лежала одна в кровати
       И молилась за всех, кого знала.
      
       Ты вошел ко мне через сердце -
       Покачнулось Святое Небо -
       И сказал, что любишь, как прежде.
       Я в ответ ничего не сказала.
      
       И вознесся Египет Древний
       Наших прошлых недавних жизней -
       Я увидела двери храма,
       Благовонной травы курение.
      
       Облаченный в жреца одежды,
       Ты глядел так пристально, ласково.
       Я же - бедной крестьянки дочка.
       Но сверкнуло Небес Знамение.
      
       Целый день я ходила п`о морю,
       Заплывала в залив глубокий,
       Где парили осенние горы,
       Но была лишь тобою наполнена.
      
       Над заливом плыла задумчивость,
       Над заливом пл`ыло молчание.
       Ты - течение, я - соломинка
       В бесконечном потоке Вечности...
      
      
      
      
       22 сентября 1991
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
       Скала-Фараон
      
      
      
      
       Фараон появлялся под вечер,
       Когда Солнце катилось к Верблюду.
       И, казалось, как Вечность, он вечен.
       Только тучи - препятствие чуду.
      
       Он глядел, словно все это снится,
       Оставляя закат за горою.
       Узкий лоб и большие глазницы,
       Клафт спадает на плечи дугою.
      
       Ирреален Древний Египет -
       Половодье, усталые мулы,
       Когда Солнца последние блики
       Оттеняли высокие скулы.
      
       Но и Солнце - во власти Закона.
       Сядет между горбами Верблюда.
       И... не видно Скалы-Фараона,
       Словно вовсе и не было чуда.
      
      
      
       июль 1992
       Коктебель
      
      
      
      
      
      
      
       Воспоминание о Смерти
      
      
      
       Душа с головою птицы
       вспорхнула из тела - в Вечность.
       И борется дух со страхом,
       плывя через реку Мертвых,
       надеясь достичь желанных,
       блаженных полей И`алу,
      
       чтобы опять вернуться
       через открытые в Вечность
       глаза своего саркофага...
       И напитается КА.
      
      
      
      
       август 1994
      
      
      
      
      
       * * *
      
      
      
       Your bird-headed soul
       has taken wing to Eternity.
       And now your spirit struggles
       across the River of the Dead
       trying to reach
       the Fields of Happines I`alu -
       to come back through the wide-open eyes
       of your sarcophagus
       and feed its KA.
      
      
      
       August 1994
      
      
      
      
       * * *
      
      
      
       Душа живого эвкалипта
       С рождения цветет во мне.
       И храмы Древнего Египта
       В потусторонней тишине.
      
      
      ноябрь 1992
      
       * * *
      
      
       Белладонна - белая лилия.
       Ты лекарством служила счастливым
       Горделивым царицам Египта,
       Что тебя в глаза свои лили.
      
      
       Белладонна - белая магия.
       Ты лекарством служила обманным.
       Ты красавцев Египта обманывала.
       Лжекрасотками их заманивала.
      
      
      
      
       11, 12 октября 1989
      
      
      
      
      
       * * *
      
      
      
       Под вечер
       сижу на агатовом троне
       Египетскою Царицей,
       гляжу на Вселенский Закат.
      
      
       Все мне дано -
       молодость и красота,
       власть над прекрасной страной,
       все сокровища мира - к ногам.
      
       Есть и бесценность одна -
       Дар Созерцания от Господа Бога.
      
       Под вечер
       сижу на холодном полу
       нищенкою-шутихой
       рядом с Царицей Египта
       и тоже гляжу на Закат.
      
       Нет у меня ничего -
       ни юности, ни красоты,
       ни власти над миром Земли.
       И ни один человек
       не кинет к ногам и браслета.
      
       Есть лишь бесценность одна -
       Дар Созерцания от Господа Бога.
      
       В этом великом
       мы д`ивно равны:
       я - нищенка
       и я - Царица.
      
      
      
      
      7 июля 1998
      
      
      
      
      
      
      
      
      
       * * *
      
      
      
      
      
       Дождь окропил мелкой ртутью немое стекло,
       И слезинки - прозрачными змейками, вниз по стеклу.
       О, это было давно. В развоплощении...
       Ливни - по тонкому льду.
       Верхнее Море. Яркие Птицы Цветов.
       Воздуха Пение. Духа Небесный Улов.
      
      
       Вдруг завертелось все в образах новых широт,
       И оказалась я девочкой стихосложения. Тот
       Древнеегипетский Сверху меня оглядел:
       "Воображение раскрыто, но рифма имеет предел.
       Все же попробуем, если она не взбрыкнет".
       Так оценил меня Верхнеегипетский Тот.
      
       И началось послушание - дни потекли.
       Я - на плоту, не сорваться бы в чрево реки.
       Правда, все реки впадают в Сквозной Океан,
       В Верхнее Море, где - Яркие Птицы Цветов,
       Воздуха Пение, Духа Небесный Улов.
      
      
      
      
      4 июля 1998
      
      
      
      
       * * *
      
      
       Вечером
       я закрываю глаза
       (промозглый декабрьский трамвай
       дребезжит подо мной).
      
       Мои веки - папирусы.
       За ними - тайна тысячелетий.
      
       Можно и мысли считать,
       но не знает никто иероглифов -
       в целом вагоне
       не найдешь и мальчишки-писца.
      
       Я выхожу на снег...
       Бог - в Небесах,
       в сверкающих блекнущих звездах.
      
       Бог знает все,
       что не знает никто,
       что не знаю и я -
       ни о себе,
       ни о Других Мирах.
      
      
      
      
      
      
       8 декабря 1998
      
      
      
      
      
       IX.
      
      
       Была ли я лордом в Безжалостной Англии
       или пажом?
      
       Была ли отшельником в Индии Терпкой
       иль госпожой?
      
       Была ли наложницей в Древнем Египте
       или жрецом?
      
       Была ли поэтом в Распятой России
       перед Концом?
      
      
      
      
       19 января 1990
      
      
      
      
      
       X.
      
      
      
       Дай мне уйти в тот Мир Послушных Слов,
       В котором я жила здесь, на Земле.
       По лестнице Неслыханных Стихов
       Мой дух легко поднимется к Тебе.
      
       К блаженному течению Верхних Строк,
       Вливающихся в Океаны Рифм,
       И образы приливов карму строф
       Расколют в щепки, как корабль о риф.
      
      
      
      
      
       23 февраля 1991
      
      
      
      
       XI.
      
      
      
       ЛЕ сказала, если долго смотреть на закатное Солнце,
       а потом закрыть глаза, всплывают цвета состояния:
       красный - возбуждение, зеленый - покой...
      
      
       На сияние, входящее в воду, мы долго глядели,
       А потом закрывали залитые светом глаза.
       И всплывали цвета перламутром морской акварели,
       И прозрачно-зеленым дрожала в закате слеза.
      
       Словно капля Покоя в открытой реке возбуждения,
       Словно миг Благодати в расплавленном чреве огня,
       Словно знак бесконечности, близкое время рождения,
       Словно день окончания... и странная жизнь без меня.
      
      
      
      ноябрь 1990
       Туапсе, Агой
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
       Примечания
      
      
       К китайским иероглифам
      
      
      
       По всей вероятности, в далекой древности все китайские иероглифы обладали поэтическим смыслом, как, например, иероглиф Осень, состоящий из двух иероглифов: Огонь и Хлеба, что дает не только интересную семантику и некоторое представление о китайском мышлении, но и цвет: огонь - красно-рыжий, хлеба (спелая рожь, например,) - темно-желтый. Китайские иероглифы - это не просто знаки, обозначающие понятия, но и живопись в языке.
       Иероглиф Осень, а под ним иероглиф - Сердце. Это по-китайски Печаль. Какая поэзия! Проникнув в смысл всего лишь двух иероглифов, мы погружаемся в китайское миросозерцание, охватывающее сразу два вида искусства: живопись и поэзию.
       Срединное Государство - это, разумеется, Китай. Китайцы считали себя центром Мира, вокруг которого выстраиваются все остальные страны.
       В строке "но может и это забыться" - моя грусть оттого, что многие (большинство) иероглифов со временем утратили свое поэтическое значение и теперь пишутся и запоминаются чисто механически, как набор неких символов.
       Неужели новые поколения китайцев забудут красоту Осени и Печали?
       Но пока... Любовь, иероглиф Любовь все еще состоит из нескольких смысловых иероглифов: Когти на Крыше, а под крышей - иероглиф Сердце на иероглифе Вечер с длинным-длинным ключом...
      
      
      
      
       Китайская выставка. Живопись Го-Хуа
      
      
      
      
       Го-Хуа - современная китайская живопись в традиционной технике - водяными красками на шелковых и бумажных свитках.
       Джонка - (искаженное китайское "чуань" - судно), деревянное парусное судно с приподнятым широким носом и кормой.
      
      
      
       Японские иероглифы
      
      
      Ниппон - это Солнечный корень или Империя Солнца, что отражено и на японском национальном флаге. Меня поразил иероглиф Промежуток, или Свободное пространство, состоящий из иероглифа Солнце, глядящего сквозь иероглиф Ворота. Ведь это же - христианское Откровение! "Входите тесными вратами". И сам Бог, Солнце Духовного Мира, светит тому, кто идет тесными вратами. И сам Бог - Свободное Пространство между миром и Небом, а человеку дается свобода выбора. "И вы познаете Истину, и Истина сделает вас свободными". У меня это свободное пространство называется Космос.
       Еще меня поразил иероглиф Обычно. Он тоже сложный: в него входит иероглиф Великий, или Великое. Почему? То, что происходит с нами постоянно, ежедневно, то есть обычно, и дает Великую Духовную Наработку, которая и останется с нами в Вечности.
      
       Японская тарелочка
      
       Согласно японской традиции, если вы ждете гостя на церемонию чаепития, перед самым его приходом вы должны вымыть ведущие к дому камни - в знак уважения. Когда гость вступит на камни, они должны быть еще влажными.
      
      
      
       Белый павлин
      
      
      
      
       "Белые лунники" - цветок лунарий, похожий на лопасти шелковых японских вееров.
      
      
      
      
      
       Египет
      
      
       "If I forget you, o Egypt" - парафраза псалма 137 "If I forget you, o Jerusalem, may my right hand forget its skills". В русской Псалтири (Псалом 136): "Аще забуду тебе, Иерусалиме, забвена буди десница моя".
      
      
      
       Скала-Фараон
      
      
       Верблюд (Этар-Обра, тюрк.) - гора в Библейской долине Коктебеля.
       Клафт - полосатый плат, один из отличительных символов фараона.
      
      
       Стихотворение "Скала- Фараон" было написано в Коктебеле. К своему изумлению, выйдя однажды под вечер на набережную, я увидела скалу - настоящее каменное изваяние фараона - среди холмов, окаймляющих залив с востока. Позже я заметила: скала превращалась в фараона лишь на закате, в другое время черты его были стерты и разглядеть что-либо можно было лишь при большом воображении.
      
      
      
       Воспоминание о смерти
      
      
       Древние египтяне считали, что в момент смерти душа с головой птицы выпархивает из тела. Затем душе предстояло переплыть через реку Мертвых. Душа, не отягощенная грехами, достигала райских полей Иалу, где росла высокая пшеница. Но кроме души, у каждого человека еще имеется двойник - КА. КА рождается вместе с человеком, живет с ним и продолжает жить после смерти человека, если родственники усопшего будут приходит в гробницу и оставлять в ней еду для КА. Тогда Ка умершего может войти через открытые глаза саркофага и напитаться.
      
      
      
       XI
      
       ЛЕ - инициалы. Я так сократила, чтобы было похоже на китайское имя.
      
      
      
      
      
      
      
      ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ
      
      
      
      КОКТЕБЕЛЬСКИЙ ДНЕВНИК 1995 года
      
      
      
       Вступление
      
       Коктебель...* Коктебель - это неправдоподобность. Это - первотворение. Миф. Сон. Чудо. Магия этого самого холодного, самого ветреного места в Крыму безудержна. Магнетизм непреодолим, сиренообразен. Вибрации Космоса ощущаются не только душой, надсознанием, но и всем телом - внутренностями и кожей.
       Максимилиан Волошин и его дом. Целая эпоха русской культуры. Серебряный век. Цветаева, Мандельштам, Гумилёв ... бесконечный поток невероятных талантов, имён-легенд. И Дух,Дух - над всем. "Дух дышит, где хочет".**
       В Коктебеле он дышит в каждом мгновении необыкновенно-приподнятого бытия, легкого Рая, в который впадает всякий, способный воспринимать тонкие вибрации Невидимой Материи. А видимая материя - горы, море, деревья, поляны, лощины, гроты, скалы, долины, озера и камни (коктебельские камни - отдельная баллада) резонируют эту божественную "кудель", так что порой кажется, сами порождают её.
       Коктебель был, есть и будет моей единственной любовью на Земле. Я, которая желала в жизни только одного - любить - отдала все сердце, весь восторг души и весь космос моего безудержного сознания этой восхитительной, несравненной планете Коктебель. И он, Коктебель, не испугался меня - он меня принял. Не то - человек. Человек прячется от моей любви, его естество не может выдержать лавины моей стихии, и мне приходится закрывать шлюзы.
       Но Коктебель... О, любовь моя! Ты даришь мне покой и милость, и они красками льются на картон и кружевом слов вьются на белом листе - девственном, нетронутом холсте - бумаги. Снись мне, моя планета, Коктебель! Жди меня, моя Вселенная Коктебель.
      
       Ольга Слободкина
       1995 год
      
       ___________________________________________
       *Коктебель - Долина Голубых Вершин (тюрк.)
       ** из православного молитвослова
      
      
      
       ***
       Сладкий месяц долькой апельсина
       Прозр`ачнеет в чернильных небесах.
       Я помню: Мандельштам и Прозерпина.*
       Волошин - Таиах.**
      
       А Там всё смоется Предверхнею Волною,***
       Сотрутся образы, но сердце сохранит
       Любовь. Я стану Там иною,
       Но Нечто с Вечностью союз скрепит.
      
      
       7-8 июня
       _________________________________________________________________________________
       *Прозерпина - в римской мифологии богиня плодородия и подземного царства. Персонаж стихов Осипа Мандельштама.
       ** Таиах - древнеегипетская царица. Маска Таиах - символ мастерской Максимилиана Волошина в Коктебеле.
       *** Я думаю, в Загробной Жизни все эти знания сотрутся.
      
      
      
      
       * * *
      
      
      
       Порадуйся, взгляд, тамарискам
       И фиолетовым свечам шалфея,
       Когда скорый поезд несётся
       По крымской пушистой спепи,
      
       И облакам поднебесным,
       Меняющим лик, бесконечно старея,
       И легкому освобождению
       На середине пути.
      
       8 июня
      
      
      
      
       ***
      
      
       Вот уж рассвет будоражит сознание мира...
       Обожженные плечи предутренних
       новорождённых
       гор
       И...
       белеющий день закрывает страницу сверкающей ночи,
       мистерии тайных восторгов,
       воспетых в астрале небес.
      
       Из окна же я вижу кусочек залива
       сквозь перья акации,
       словно сквозь вееры пальмы -
       пальцы.
      
       И
       рассвет нарастает,
       и небу
       стыдно чуть меньше (оно забывает)
       за предательство ночи (и краснеет чуть меньше, приходит в себя).
      
       Так день наливается силой,
       готовясь
       К своему торжеству - первозапуску солнца.
      
      
       12 июня
      
      
       ***
      
      
       Закат взмывает с жертвенного камня
       изгибом пламени. Я - жрица в Кара-Даге,*
       и небо распростёрло надо мною
       Покров из всех оттенков сердолика.
      
       Гоcподь творит мистерию июня,
       душа творит мистерию души,
       о жизни и о смерти размышляя,
       ни той и ни другой не исчерпав.
      
       13 июня
       ___________________________________________________________
       *Кара-Даг - Черная гора (тюрк.) - Страна Потухшего Вулкана
      
      
      
       ***
       Я вхожу в море
       и плыву по недв`ижимой глади
       Бесконечного Светлого Вечера...
      
      
      Я хочу раствориться в блаженстве его божества,
       уйти в фиолетовый шелк,
       в марево роз горизонта.
       Это - почти забытье.
      
      
      Но мне нужно назад -
       я далеко заплыла,
       и,
      усилием воли развернувшись в воздушной воде,
       выбираюсь из счастья - на берег.
      
      
      Цвет уже изменился -
       ни сирени, ни роз.
       Только синий, и серый, и белый,
      
      
      и холодные камни
       целуют холодные звезды
       расстоянием мысли.
      
      
      О, Возлюбленный Вечер!
       Ты, вплывающий в ночь
       так же гладко и мягко, как я
       заплывала в тебя
       в переливах бескрайней нежности.
      
      
       16 июня
      
      
       ***
      
      
       Утром холмы чернеют -
       от солнца,
       а море становится белым,
       сверкающим и дрожащим...
      
      
      И молоко поднебесья
       бежит и бежит к горизонту
       от поцелуев ветра,
      
      
      Но ветер его настигает
       сразу на всём полотне.
      
      
       17 июня
      
      
       ***
      
      
      Солнце оставило в небе
       алую роспись готическим шрифтом
       и
       ушло на покой.
      
      
      Пушкина маска лежала навзничь,*
       из-за неё облака вырывались,
       словно
       напластования горных пород
       ста пятидесяти миллионов...
       и
      бурной рекой.
      
      
       А где-то там,
       в Кара-Даге,
       Сфинкс неотрывно любуется**
       Дикой Изящной Козой...***
      
      
      И в прыжке затяжном
       длится
       Бесконечное Созерцание...
      
      
      Так было всегда -
       и когда мне исполнилось тридцать,
       и когда меня не было вовсе,
       и когда ничего еще не было,
      
      
      кроме страстных прорывов магмы
       и её застывания
       в скульптурах
      Великого Мастера.
      
      
       21 июня
       _____________________________________________________________________________
       *отроги Сююрюк-Кая (Острой скалы) напоминают голову глядящего в небо Пушкина.
       **Сфинкс, или Чертов Палец (Шайтан-Бармак=Перст Сатаны) - скала в Кара-Даге.
       *** Дикая Коза, вернее Прыжок Дикой Козы (Киик-Атлама) - мыс, окаймляющий Коктебельский Залив с востока.
      
      
      
       ***
      
       Ночь. Пустая веранда спит.
       На белом блюде - миндаль.
       А за окнами ветер шумит
       И улетает вдаль.
      
       Память! Лети же за ветром вслед.
       Душа, Храм Огня, усни!
       Тридцать шесть зим, тридцать шесть лет
       Небу верни.
      
       21 июня
      
      
       ***
      
      
       Вновь переливчатый шелк раскрывает объятья душе -
       я парю в предвечерней воде,
       в восторге ее бытия.
      
      
       Я люблю эту Землю -
       ее Серебристые Травы,
       изгибы Прибрежных Холмов
       и Стареющий Месяц,
       проступающий Бледной Иконой
       на Небе, чернеющем в Ночь.
      
      
       24 июня
      
      
       ***
      
      
       В БАХЧИСАРАЙСКОМ ДВОРЦЕ
      
       В ханском дворце дремлет кружево -
       /кружево/, сотворенное плющом на дереве,
       /кружево/ деревянного балкона, сотворенного мастером для женщины,
       (из-за которого можно увидеть лишь кончики ее пальцев,
       подающих милостыню или расплачивающихся с торговцем)
       /кружево/ вышивки, сотворенное женщиной для своего господина,
       /кружево/ Времени, сотворенное Жизнью для Вечности.
      
      
       25 июня
      
      
      ИЗ ЛИСЬЕЙ БУХТЫ - В КОКТЕБЕЛЬ ПО МОРЮ
      
      
      Всё как прежде - Индийский Слон берёт вершину Хоба-Тепе,*
       словно ящур - хребет Лагорио,**
       Золотые Ворота - по грудь в воде,***
       чайки рыбу хватают проворно.
      
       И, как прежде, плывет Кара-Даг,
       Волны играют в темпе adagio,
       Лик Модильяни - на скале Маяк,****
       Черт из лавы копыто кажет.*****
      
      
       26 июня
       __________________________________________________________________________________
       * Хоба-Тепе (Вершина с Пещерами) - хребет Кара-дага.
       ** Хребет Лагорио назван по имени геолога А.Е. Лагорио, распознавшего в Черной Горе вулкан.
       ***Золотые Ворота (Шайтан-Капу=Чертовы Ворота) - эмблема Кара-Дага, скала в море, имеющая форму готических ворот.
       **** название скалы
       *****Скала Чертово Копыто,или Чертов Палец (как видится с моря), она же - Сфинкс, что становится понятным только вблизи.
      
      
      
       ***
      
      
      Вечером, когда фортепианный голос
       наполняет чайную наравне с ароматом мяты... и роз,
       целующим ночные деревья,
       сознание поднимается с паром
       и
      сначала парит под плафоном,
       а потом, невидимкой, - на крышу
       и - к Звездам Несметности Ночи.
      
      Там неустанно Пушинки-Ангелы
       лелеют голоса фортепьяно
       в пальцах летящего музыканта,
       в лицах сидящих за столиками.
      
       28 июня
      
      
       ***
      
      
      Когда Окно, расчерченный покров,
       (лучи косых шестиполудных Солнц)
       застынет на Стене, глядящей Сад,
      
       И теплый Свет разделит Полотно
       (о, не нач`атый белый-белый холст!)
       на радужные струны Арф,
      
       И тени Листьев волею Ветров
       коснутся Струн, как пестрый Водопад,
       и заиграет Тихий Небосклон,
      
       И задрожит оконное Стекло,
       и звон осы...,
       да нет же! - систр звон*
       в руках у жриц...
      
      Мистерия.
       Мелкат.**
      
      
      2 июля
       _________________________________________________________________________
       * Систры, металлические трещотки, использовались во время празненств древнеегипетскими жрицами.
       ** Мелакт, или Метелис, - так Древние Греки называли 7-ой ном Нижнего Египта.
      
      
      
      
       ***
      
      
       Мне нельзя вспоминать -
       Знаю, знаю.
      
       Но опять и опять
       Жизнь Земная
      
       Будет мне повторять
       Во мне прежнюю стать,
      
       И опять, и опять
       Вспоминаю.
      
      
       2 июля
      
      
      
       ***
      
      
      
       Белила кончаются, тает мелодия.
       Коктебель - мой сон, и в нем жил поэт.
       Сколько лет прошло? Не знаю я.
       Кок-Кая - Ночной Минарет.*
      
       Господи, не оставь меня, малую!
       Дух иссякает...Уже июль.
       Кисть не слушает руку усталую,
       Мысли - осиный улей.
      
       Гуашь засохла
       Кусками сыплется,
       Словно пещера,
       Когда влага ушла.
      
       Я - на пике души,
       Лишь зыблются
       Скалы,
       Скалы-Колокола.
      
       Скальный звон,
       Колокольный, капельный,
       Пещерный, подводный -
       Сюжет не мой.
      
       Белила кончились.
       Мелодия каперсов
       Тает, тает
       Под Святой Горой.
      
      
      
       2 июля
       _______________________________________
       *Кок-Кая - Голубая Скала (тюрк.)
      
      
       ***
      
      
       Море заутренней радости, ты - первозданно.
       Камни стекают на дно, искаженные малой волной
       В крупную складку, и небо смиренно-желанно
       Из халцедоновой выси манит моей же рукой.
      
       Жизнь - это Дар Несравненной Божественной Были,
       Данный на миг по Высокой Нездешней Любви.
       Здравствуй, о утро! .. А пестрые камни всё плыли
       И отражались в глазах... с высотой - vis-a- vis.
      
      
       4 июля
      
      
       ***
      
      
       Жизнь на Земле - коротка. Не успеешь молитву прочесть,
       Как пора отправиться в Иные Миры.
      
       Здесь давно меня не было, вот я есть.
       Скоро вновь уходить, оставляя дары.
      
       Не успела прожить тысячной доли Любви
       Музыкантом, поэтом, художником, бардом, танцором...
      
       Забирая меня от земного в Пределы Твои,
       Дай молитву прочесть перед Вечным Высоким Дворцом.
      
      
       4 июля
      
      
      
      
      
      
       ***
      
      
       Пока я жила в этой комнатке
       с видом на море,
       где не было стен -
       только окна, и окна, и дверь,
       и просыпалась с Рассветом,
       и видела перья Акации -
       она расцвела.
      
      
      И цветы ее сладкими гроздьями
       потянулися к Солнцу и к Небу...
       Как я могла не заметить!
      
      
      А Небо жил`о Бесконечной Неведомой Жизнью -
       Высоты и Простора -
       и плавало в Божьих Объятьях,
       гляделося в Море,
      
      
      а Море гляделося в Небо,
       не зная, не ведая -
       месяц жизни нежданно-негаданно
       улетучился,
       кончилось Время.
      
      
      Как поверить?
       Сложилась майолика.
      
      
      Так и долгая жизнь на Земле:
       не заметишь - Душа расцвела,
       не поверишь - уж кончилось Время.
      
      
       5 июля
      
      
      
       ***
      
      
       While I lived in this little room
       facing the sea,
       having no walls -
       only windows and windows and windows...
      
      I woke up with the dawn,
       saw the acacia's feathers -
       one day it blossomed.
      
       Its flowers in marvelous grapes
       reached for the Sun and the Sky -
       how could I miss that at all?
      
      
      And the Sky had been living its Secret Celestial Life,
       that one of Hight and of Space,
       wading in Spheres of God,
       giving its eyes to the Sea
       and the Sea gave its eyes to the Sky.
      
      Both did not know that my month
       against all expectations
       has vanished,
       gone into memory,
       the majolica formed...
      
       Same with the long life on Earth:
       you won't notice - your soul has blossomed,
       you won't believe it - your time is gone.
      
      
       July 5
      
      
      
       ***
      
      
       Я уезжаю. Небо затянуто серым -
       Мой Коктебель провожает меня слезами.
       Все это к лучшему. Там, вдали, за холмами
       Память спускается к морю тропами серны.
      
       Я уезжаю - счастье кончается быстро.
       Стоило в небо пуститься, и снова - в клетку.
       Дух отшлифует душу, вечную детку,
       Как море шлифует камни - мастерски чисто.
      
       Я уезжаю. Жизни глоток - лишь малость.
       Время мое отступает за горизонты.
       Сборник хотела назвать - "Только Любовь"...У Бальмонта
       Книга с таким же названием оказалась.
      
      
       6 июля
      
      
      
       ***
      
      
       Занавеска заколота. Здешний пейзаж
       Углубляется в даль, поднимаясь к предгорьям.
       Время кончилось. Летний вояж
       Завтра купит билет, распрощается с морем.
      
       Всё еще на местах: натюрморт и букет,
       И Икона Казанская - верная спутница.
       Завтра купишь на катер купонный билет
       И отчалишь в Нью-Йорк, коктебелеотступница.
      
       Занавеска заколота. Сердце щемит.
       Выйди в мир - поднимись на могилу хозяина.*
       Из безвременья - в Вечность... И черный гранит
       Растворится в пространстве - душой без названия.
      
      
       6 июля
       __________________________________________________________________
       * на могилу Макса Волошина. Его я считаю хозяином Коктебеля.
      
      
      
       ***
      
       Всё забывается, всё проходит -
       Уж не помню, в правом иль левом ухе
       У меня рвалась перепонка,
       И, когда придёт за мной Смерть-Старуха,
       Не смогу от неё откупиться монетой звонкой.
      
       Всё забывается, всё проходит -
       Уж не помню лица любви своей первой
       В три с половиной года.
       И была ли женою верной?
       Муж - Квази Мода.
      
       Всё забывается, всё проходит -
       Кем я прежнюю плоть отбывала:
       Жрецом? Олимпийским героем?
       Вечность молчит,
       Время жизни идёт к перевалу,
       Только море шумит и шумит коктебельским зноем.
      
      
       июль 1995, март 1998
      
      
      
       ***
      
      
       Мой Коктебель остается, как тайна - в Ламе.
       Я уезжаю - быть может, навечно, быть может, в Нью-Йорк.
      
       Снись мне, Любовь! Пейзажем в оконной раме.
       Скальной готикой Кара-Дагских резн`ых галёрк.
      
       О, Коктебель! Дождь глаза застилает.
       Дай мне вернуться, мой Остров! Остаться с тобой навсегда!
      
       А в доме с запущенным садом художница умирает.
       Нина*. Святая Нина. Может, уже - никогда.
      
      
       7 июля
       ________________________________________________________________________________
       Нина владимировна Коновалова создала уникальную серию акварелей и цветной графики на досках.
      
      
      
       В Москве
      
      
      
       1.
       Тишина двора. Воскресенье.
       Колокол входит в воздух
       ударами сердца, и
       круги исчезают...
       Замрет мгновение
       и канет в Вечность.
      
      
       2.
       Тишина двора. Воскресенье.
       Колокол в мир роняет
       удары сердца, и...
       круги исчезают. Замрёт мгновение,
       в памяти притаится,
       и снова - в Вечность.
      
      
       9 июля
      
      
      
       ***
      
      
       Под утро я заснула на кровати,
       накрывшись с головою одеялом.
       И визг машин сквозь сон преобразился
       в призывный клич влюблённого жирафа,
       в высокую палатку - одеяло,
       а шум Москвы - в прибои Океанов...
      
       А может, всё, что с нами происходит,
       лишь только кажется,
       всего лишь только снится?
      
      
       11 июля
      
      
      
      ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ
      
      ЕСТЬ ПУТЬ ЗЕМЛИ И ПУТЬ КРЫЛЬЕВ
      
      
      
      
       Everyone has to choose,
       Everyone has to lose.
       I'm choosing poetry.
       I'm choosing poverty.
      
      
      
       December 21, 1994
      
      
      
       * * *
      
      
       Каждому - выбирать.
       Каждому - что-то терять.
       Я выбираю поэзию.
       Я выбираю бедность.
      
      
      
       переведено 16 февраля 1998
      
      
      
      
       * * *
      
      
       Тяжек путь тех,
       кто не вошел легко,
       будучи позван...
      
       "Цветы сада М."
      
      
      
       В мое сердце вошло Откровение Нетленное,
       Захлестнуло меня своим голосом песенным.
       Я беспечно жила - легкомысленно, весело,
       Но открыла во мне Литургию Вселенная.
      
      
       "Боже мой! Я хочу быть, как все! И не надо мне..." -
       Воспротивилась я существом своим немощным.
       И Господь приказал уходить виноградарям,
       И пожухли плоды чуть начавшейся Всенощной.
      
      
       Сорвалось мое сердце и глыбой булыженной
       Покатилося вниз, увлекая попутчиков.
       Все быстрее, быстрее - на дно неподвижное.
       Искрошилось, избилось, истерлось, измучилось.
      
      
       Я не в силах поднять свои веки свинцовые
       И, как в детстве, взглянуть в Безграничное, Звёздное...
       Страх и сирость моя - безобразная, слезная -
       Жутко ухают в уши лохматыми совами...
      
      
      
      
       20 ноября 1989
      
      
      
      
       * * *
      
      
      
       "А снежинки все несут и несут
       на землю
       иероглифы Бога..."
      
      
       Геннадий Айги
      
      
      
       Я сжимаю в ладони иероглифы Бога,
       И они превращаются в мокрый комок
       И теряют значение формы и слога.
       Мне сегодня почудилось, ТЫ - одинок.
      
      
       ТЫ - Премудрость, ТЫ - Свет, ТЫ - Надежда Спасения.
       Мы к ТЕБЕ приникаем, устав от страстей.
       Кто ж с ТОБОЙ, кроме нас, Твоего же Творения-
       Неразумных и грешных, и дерзких детей...
      
      
      
       январь 1990
      
      
      
      
      
      
       * * *
      
      
      
      
      
      
      
       О, Странный Мир! Ветров парение
       Шептальных слов и шорохов ночных.
       Пространство ожило - то Голоса Живых.
       Но Ангелов иль Херувимов пение -
       Душа не знает: Тех или Иных,
       Не разглядела Вечности Стекло.
      
      
       О, Тайный Мир! В парении ветер,
       Шептальный лепет шорохов ночных.
       Пространство движется, как Вечности двойник,
       И Путь Вселенной светел.
      
      
       О, Близкий Мир! Коснись рукою.
       Там нет ни шорохов, ни слов.
       Пространство замерло, как Вечности стекло,
       И Время падает в парении Покоя.
      
      
      
       осень 1992
      
      
      
      
      
      
      
      
       * * *
      
      
      
      
      
      
       Я вхожу в комнату, мягкую, словно ночь.
       Сквозь прозрачные нити, что льются с луны до Земли,
       пробираюсь на Небосвидание...
       Закрываю глаза, отрываюсь от здешнего прочь...
       ТАМ - бесшумно и ярко - Астральных Миров Мотыли,
       словно Духи, летят на Огонь,
       возбужденного Светом сознания.
      
      
      
      
      
       13-15 августа 1992
      
      
      
      
      
      
       * * *
      
      
      
       Спасибо за пляжи пустынного ветра,
       Скрипичный прилив.
       Дорожки намытых поломанных веток,
       Стезю сотворив,
      
      
       Ведут в предрассветные Верхние Реки
       Сквозь Горла Озер.
       И ныне и присно, и в`еков во веки
       Святится Твой Хор.
      
      
      
       25 ноября 1990
      
       Агой
      
      
      
      
       * * *
      
      
      
      
       К ночи выпал н`а душу покой -
       Кто-то помолился за меня.
       Небо угасает за рекой
       Красками тумана и огня.
      
      
       Вынырнули лица первых звезд
       Из глубоководной темноты.
       Вечности далекой слышу плёс...
       Боже! Это Ты или не Ты?
      
      
      
       зима 1992
      
      
      
      
      
      
      
       * * *
      
      
      
      
       Как всё, и душа устает
       И нуждается в Небытие.
       Перед мысленным взором - Полет.
       Отрываюсь от тела во сне.
      
      
      
       Остается далёко Земля.
       Мне легко, только страшно чуть-чуть.
       Правда, это уже и не я -
       Лишь Пространный Нетягостный Путь.
      
      
      
      
       5 января 1992
      
      
      
      
      
       * * *
      
      
      
      
       Сегодня я шагнула в Бесконечность
       (она вошла в меня случайным океаном),
       как будто - со скалы, но только - вверх.
       И кто-то из Незримости Желанной
       Мне растворил Пространство...
       Здравствуй Вечность!
       Где детских звезд на яркой карусели -
       Мой первый фейерверк.
      
      
      
      
       30 августа 1996
      
      
      
      
       * * *
      
      
      
      
      
       ОТЗВУКИ ВЕЧНОСТИ
      
      
      
       Отзвуки Вечности
       мерцающими огнями,
       словно по болотам,
       блуждают у меня в ногах,
       в чреслах,
      
      
       недостижимым уютом
       обитают в желудке,
       гулким церковным колоколом
       отбивают удары сердца,
      
      
       переливчатым течением творчества
       плывут по горлу
       и говорят в голове
       Глаголами Господа Бога.
      
      
      
       13 октября 1996
      
      
      
      
       * * *
      
      
      
       Когда же пришло это Cчастье,
       я увидела с`уетность славы -
       восторги и злобу людей,
       приносимые ею.
      
      
       Оно было выше попытки
       вложить это чувство в слова,
       выше экстаза раскиданных слов,
       словно сеятелем - семян,
       по Листу Вдохновения.
      
      
       Это счастье плыл`о,
       как Прилив Самого Вдохновения,
       приближаясь к Бессловной Поэзии
       Верховного Духа Вселенной...
      
      
      
      
      
       13 октября 1996
      
      
      
      
      
       * * *
      
      
      
      
       Нежность. Теплый июль.
       Невесомость полночного ветра.
       Когда наливаются соки
       и персиков тяжесть
       клон`ится в ладони Земли.
      
       Упругость волны,
       словно бедра изгиб,
       и на атласной коже
       Луна разливает Покой Безупречной Любви -
       так на поверхности зеркала
       море творит серебро,
       расплавленной платины
       гладко-бесстрастные блики.
      
       Чем еще объяснить мое чувство?
       Гибкостью яхт?
       Отголосками звезд,
       что звучат в голове
       Бесконечной Симфонией Сфер,
       то поднимая меня
       по Винтовой Неизбежности,
       то опуская на землю
       плавностью всех парашютов.
      
      
       Что это? Что это? Что это?
       Кто же мне, кто мне ответит?
      
      
       Я остаюсь в темноте
       своей кукольно-маленькой комнаты...
       И - никого, кроме сердца,
       что знает Сочувствие Неба,
       Качели Невидимых Рук.
      
      
       Разве другой человек
       может в себе отразить
       все переливы сознания?
      
      
       Нет. Нет. И нет.
       Только одно одиночество.
       Только оторванность с мире.
       Вечно мое восхождение
       в Страны Незримых Огней.
      
      
       Людям - нельзя. Отшатнутся.
       Скажут: "Опять наваждение!
       Что с нее взять, с сумасшедшей...
       Ладно!
       Господь будет с ней..."
      
      
      
       14 августа 1996
      
      
      
      
       * * *
      
      
      
      
       Затемнение. Занавес. И потом...
       Сразу - яркое лето.
       Жара. Ялта.
       Я, маленькая, обливаясь п`отом,
       карабкаюсь вверх на горку,
       к нашим палаткам.
      
      
       Стою в купальне.
       Больше всего
       меня поражает женская грудь.
      
      
       А когда вновь возвращаюсь с моря,
       мне кажется, на дороге камни,
       нарочно, чтоб я спотыкалась,
       разбросал Каверзный Кто-Нибудь.
      
      
       С тех пор прошло лет тридцать,
       а, может, больше,
       но я все еще продолжаю восхождение -
       маленькая женщина,
       по острым ка`мням,
       в горку -
       к шатрам Духа.
      
      
      
      
       4 февраля 1997
      
      
      
      
       * * *
      
      
      
       Картина Перова "Христос в Гефсиманском саду"
      
      
      
       Переиродить Ирода?
       Или выйти в свою вертикаль?
       В рост распятого настежь креста
       И... в Воскресение...
      
      
       В Гефсиманском саду
       при словах
       "Пусть минует меня..."
       зримый образ - терновый венец
       возникал,
       когда ты - вниз лицом, на холодной земле
       и кропил ее потом кровавым.
      
      
       "Будет воля Твоя", - ты рыдал.
       А Апостолы спали -
       Морфей их зажал.
       Не Морфей,
       значит, кто-то другой бы держал
       или, словно резиновый мячик, кидал
       их по кругу,
       но выбраться им не давал
       на Высоты,
       что Ты головой доставал
       в Ночь Служения.
      
      
      
       апрель 1996
      
      
      
      
      
       * * *
      
      
       Купола восьмигранник
       бросает решетки теней
       на своих близнецов.
      
       Свет кружевной
       поднимает
       симметрию
       Бестелесного -
       в Небо.
      
      
       Так незаметно
       Пост перейдет и к страстной
       и вознесет Торжество
       Жизни над смертию...
      
       Но
       прежде всего -
       Жертва
       Его
       Вселенская.
      
      
      
      
      
       19 марта 1995
      
      
      
      
      
      
       * * *
      
      
      
      
      
       В миг Бессмертия
       замираю -
       Херувимская Песнь...
       Дух - над чашей...
       "Приимите, ядите..."
      
      
       Врата открыты,
       как если бы -
       с Ним,
       за Тайною Вечерей...
      
       Потом
       пришли
       левиты.
      
      
      
      
      
       23 апреля 1995
      
      
      
      
      
      
       * * *
      
      
      
      
      
       Егорочке
      
      
      
       И Матерь Божия Струится
       Бесценным Золотом в младенце,
       а он блаженно спит и видит Небо -
       весь в Царствии Ликующих Небес...
      
       И я, молясь во мне за эту душу,
       входу в нее и в Духе виду Небо
       и Золото Божественного Лика...
      
       Так Царствие нечаянно позна`ю...
      
      
      
       5 декабря 1997
      
      
      
      
      
       * * *
      
      
      
      
      
       Из Глубины Божественного Мрака,
       словно Бесценный Первозданный Дар,
       Душа выходит в мир...
       И ей
       не страшно...
      
      
      
       Она не знает суеты Земли,
       не помнит ужасов предшествующей Смерти...
       Она еще в Глубокой Колыбели
       и видит
       только Небо,
       только Небо...
      
      
      
      
      
      
       2 декабря 1997
      
      
      
      
      
       * * *
      
      
       Слабость - мой щит.
       Невесомость - мой тонкий прутик,
       мостик несметных сокровищ.
       Я ведь не знаю,
       ни кто я,
       ни сколько отмерено мне
       в мире обратных понятий
       и истин сокрытых
       ходить по земле
       и сердцем нащупывать Небо.
      
      
       И ночью, как в детстве, рыдать
       от неизбежность утра,
       а вечером чувствовать ужас
       всепоглощения Ночи...
      
      
       И более боли и нежности
       вдруг замирать
       в яснопредвидении
       Вечного
       и
       Непонятного...
      
      
      
       30 ноября - 1 декабря 1994
      
      
      
      
      
       * * *
      
      
      
      
       Все происходит само -
       сохнет белье на ветру,
       Время касается Смерти
       в бесстрастной гармонии ритмов.
      
      
       Прав был Емеля-дурак -
       только одна доброта.
       Все остальное
       по щучьему выйдет велению.
      
      
      
      
       июль 1997
      
      
      
      
       * * *
      
      
      
      
      
       Реки стихов -
       малая часть моей жизни земной.
       А Там, где без слов,
       Там я - с Тобой.
       И разверзается тьма.
      
      
      
      
       25 января 1990
      
      
      
      
      
      
      
       * * *
      
      
      
      
      
      
      
       ПУТЬ
      
      
      
       "... на землю ниспускают лучи три космических центра. И ввысь (так, во всяком случае, представляется ясновидящему взору) ведут или двенадцать золотых ступеней первого эгрегора, или восемнадцать серебряных ступеней второго, или двадцать две алмазные ступени третьего. (...)
       Например, первому эгрегору соответствует двенадцатый аркан (отсюда двенадцать золотых ступеней, ведущих ввысь). (...) Это аркан жертвы, добровольной космической и индивидуальной жертвы, совершаемый во имя нашего грядущего восхождения.(...)
       Второму эгрегору соответствует восемнадцатый аркан (отсюда восемнадцать серебряных ступеней, ведущих ввысь). Это аркан величайшего сострадания, любви самоотверженной, целью которой является преобразить и поднять до своего уровня все существа низшего плана сознания, всех, с кем связывают узы прошлого.
       И наконец третьему эгрегору соответствует двадцать второй аркан (отсюда двадцать две алмазные ступени, ведущие ввысь). (...) Этот аркан является (...) эмблемой Вселенной, преображенной духовным творчеством человечества".
      
      
       из книги В. Сидорова
       "Знаки Христа" (часть IV
       "Легенды Мальтийского рыцаря")
      
      
       __________
       эгрегор - сокровенный, четко очерченный круг космически близких существ
       Арканы - принесенные в Египет Атлантами рисунки-символы, в которых зашифрованы знания о строении Вселенной и духовном пути человечества. На сакральном языке слог "ар" означает "свет", буква "к" - "для", "ан" - сын. Получается "свет для сына". Иначе говоря, это - послания Бога и Вечности человеку, в смысл которого он должен проникнуть, если хочет понять свою миссию в мире.
      
      
       Из сердца первородного огня
       возникнет цвет - зеленый, синий, алый,
       и реки перламутра хлынут с гор
       потоками животворящей лавы.
      
      
       В неиссякаемом парении водопада
       я падаю в глубины бытия,
       в подземные ключи животворенья,
       но Божий замысел постигнуть не могу.
      
      
       Потерянно встаю и озираюсь...
       О, я - в зеленой яшмовой пещере,
       из стен ее струится нежный свет
       и невесомость наполняет тело.
      
      
       Я вижу лики величайшей славы -
       преображенных Romeo and Juliet,
       не "гибель их у гробовых дверей",
       но Яркие Венцы Развоплощенья,
       разъединенные монады вещества -
       в Огромном Единении... Бессмертно!
      
      
       Но что-то тянет меня в Верх,
       все время - в Верх...
       Пещера растворяется в объемах
       неимоверного Астрального Пространства...
      
      
       И вот, передо мною Три Пути,
       Три лестницы: Серебряное Пение,
       Струящаяся Золотая Лента
       и ослепительное блиц-сверкание
       Алмазных Неисчисленных Ступеней -
       то Жертвенность, Любовь и... Чистый Дух.
      
      
      
       Я выбираю Третью и ступаю
       нетвердыми шагами, как по звездам.
       Вокруг меня - лишь чернота провалов...
       Неизреченна Мгла Небытия...
      
      
       И с каждым новым шагом ощущаю
       неведомого чувства приближение,
       и слезы льются по щекам, как ливни,
       смывая страх, обиды и бессилие,
      
       И, словно Мельница Космического Дна
       вращается расширенное сердце.
      
      
      
       9-10 сентября 1994
      
      
      
      
      
      
       * * *
      
      
       Луна зависает в небе пустынным шаром
       И отражается ярко в стекле балкона.
       Закат отгорел всеми цветами пожара,
       В вечерней молитве душа получила подарки
       И отлетает в ночь, словно во время Оно.
      
      
       Луна не знает, а душа знает,
       Так же, как в детстве, когда уже все она знала.
       В этой жизни знать надо мало.
       Да слышит имеющий уши,
       Что ему входит от Бога в душу.
      
      
      
       июль 1995
      
      
      
      * * *
      
      
       Как "да" и "нет",
       Как черный/белый цвет,
       Как тьма и Свет,
       От жизни нам - привет.
      
      
      
       Как "нет" и "да",
       Живая/мертвая вода,
       Жизнь - это счастье и беда.
       А Вечность - навсегда.
      
      
      
       июль 1995
      
      
       * * *
      
      
       Всю ночь мне не спалось -
       комар кружил во тьме,
       и вот уже рассвет -
       прозрачным розовым,
       божественной лазурью
       цветет во мне.
      
      
       Всю ночь мне не спалось -
       мечталось в Высоте
       о Мире Новом, освященном Духом,
       а не о тяжкой плотской тесноте.
      
      
       Всю ночь мне не спалось -
       душа искала Путь
       какого-то Иного Совершенства,
       где, может быть,
       когда-то
       где-нибудь
       найдет Неизреченное Блаженство.
      
      
      
       10 августа 1997
      
      
       * * *
      
      
       И во сне снизошел Невесомый Туман,
       поднимая сознание до Перекрестка
       Бесконечных Дорог...
       Я познала Высокой Любви Благородство,
       чего здесь, на Земле, не встречала,
       о чем лишь мечтала
       и, проснувшись, подумала:
       "А не обман"?
      
      
      
       2 августа 1997
      
      
      
      
       * * *
      
      
       Gloria Mundi
      
      
      
       Я спрашиваю Господа о славе
       и открываю Ольгу Седакову -
       любимые стихи...
       Там говорится:
       "Забудь об этом.
       Чашку с белым светом
       возьми -
       она и пригодится".
      
      
      
      
       16 декабря 1998
      
      
      
      
       * * *
      
      
       How much is left?
       My life says: "Live me.
       I'm short. Your art is long."
       All that was right, o Lord, forgive me.
       And... all that was wrong... )
      
      
      
       1986
      
      
       * * *
      
      
      
       Сколько осталось?
       Я не знаю.
       Жизнь мне твердит:
       "Живи, живи.
       Я коротка.
       Твое искусство длинно".
      
       Прости мне, Боже,
       все, что было дивно.
       и все плохое
       тоже мне прости.
      
      
       переведено 16-17 февраля 1998
      
      
       * * *
      
      
      
       Да разве сравняться стихи всех поэтов
       хотя бы с одной из Евангельских Истин!
      
       И разве сравнится вся музыка мира
       с одним только Голосом Ангела!
      
       И разве сравнятся все книги ученых
       с словами Божественного Откровения!
      
       И разве сравнятся любые слова
       с покоем и миром молчания...
      
      
       14 января 1990
      
      
      
       The End
      
      
      
       Послесловие
      
      
      
      Что испытывает поэт, издавая первый сборник стихов, стихов, настоянных в духе и времени? Должно быть, то же, что и родитель, выводя в мир детей. С одной стороны, жалко расставаться с любимыми нарциссами, с другой понимаешь - пора им в жизнь. В добрый час! Пусть ваш путь будет вдохновенно-наполненным и счастливым и принесет радость всем встречным. И эта радость, многократно умноженная, вернется к Отцу Небесному, ведь я - всего лишь инструмент.
      
      
       Я же флейтой служу моему Господину.
       Я - лишь часть Занебесного Круга.
      
      
       За последние десять лет мною было написано несколько тысяч стихов. Постепенно они складывались в циклы и перерастали в книги. В этот сборник вошли "Восточный цикл" и один из двенадцати "Коктебельских дневников".
       Что касается "Наедине" и "Есть путь земли и Путь Крыльев", здесь - лишь малая часть этих книг, составляющих, собственно, трилогию моей жизни:
       I. "Только ты, Любовь"
       II."Наедине"
       III."Есть путь земли и Путь Крыльев"
      
       Это - этапы моей жизни, или ступени Восхождения: от чувственной любви ("Только ты, Любовь") - к созерцанию Духа ("Есть путь земли и Путь Крыльев"). В каждой из этих книг - по нескольку сотен стихов.
       Стихи в книге "Наедине" располагаются не в хронологическом порядке, а по принципу соседства, единства и кульминации, как фрески в Успенском Соборе Кремля, где сначала захватывает Божественная Гармония, а под конец ужасает сцена Страшного Суда - memento mori. Также и "Наедине": книга начинается с Ангела, приносящего стихи, а заканчивается отчаянным немым вопросом: "К чему были эти леса"!
       Для чего нужно было пускаться в такие дебри жизни? Не для того ли, чтобы потом "Бесконечной аллеей" вернуться "назад в бесконечность"? Вопрос остается без ответа. Вернее, ответ есть, но такой, как если бы его и не было:
      
      
       Но Белое Солнце,
       бесстрастия п`олно,
       молчит
       и глядит мне небольно в глаза.
      
      
       "Есть пути земли и Путь Крыльев", наоборот. начинается со страшного падения после отречения от Бога - "В мое сердце вошло Откровение Нетленное", а заканчивается полным умиротворением: "И разве сравнятся любые слова/С покоем и миром молчания..." Аналогию я обнаружила в Кремлевском Благовещенском Соборе: когда вошла в храм, увидела рыбу, поглотившую Иону, а на прощание меня благословил Спас Нерукотворный. Возможно, это ответ.
       Есть у меня и другие книги - "Диалоги" (мои поэтические диалоги с великими людьми искусства), "Молитвослов", "Путешествие памяти", "В дальние страны", "Шуткие стихи" (в смысле шуточные, отчасти и жуткие), "Стихи к открыткам", "Концерты. Картины. Выставки". "Стеклянные фантазии", И если времени река поэзию мгновения не смоет", "Жизнь неба" (поэтический фотоальбом)... Но это - содержание будущих изданий.
      
      
      1998
      
      
      По всем вопросам приобретения книги обращайтесь olga_slobodkina@mail.ru
      

  • © Copyright Слободкина Ольга (olga_slobodkina@mail.ru)
  • Обновлено: 08/04/2018. 127k. Статистика.
  • Сборник стихов: Поэзия

  • Связаться с программистом сайта.