Смирнов Сергей Анатольевич
Султан Юсуф И Его Крестоносцы

Lib.ru/Современная литература: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • Оставить комментарий
  • © Copyright Смирнов Сергей Анатольевич (sas-media@yandex.ru)
  • Обновлено: 04/01/2013. 798k. Статистика.
  • Роман: История
  •  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Победитель крестоносцев султан Саладин узнает о том, что король Ричард Львиное Сердце пленен австрийцами. Опасаясь, что это приведет к аннулированию его мирного договора с английским монархом и новому вторжению крестоносцев, он посылает на освобождение короля "спецназ" - отряд пленных крестоносцев, с которых он берет клятву верности до момента освобождения пленника... В ткань этой "остросюжетной легенды" вплетена подробная биография самого Салах ад-Дина ибн Айюба, которого его враги-христиане уважали куда больше, чем его союзники на Востоке. Роман выходил также под названием "Саладин". Здесь - первая авторская редакция.


  •   

    СУЛТАН ЮСУФ И ЕГО КРЕСТОНОСЦЫ

    История о Чести,

    рассказанная Даудом по прозвищу Золотой Уж

    Потомки будут размышлять о моей жизни

    подобно тому, как собака гложет старую кость.

    Кость белеет и становится гладкой,

    а собаке кажется, что она сыта.

    Салах ад-Дин Юсуф ибн Айюб, в разговоре с сыновьями.

    ГЛАВА 1

    О правде слухов и обмане зрения

       Мудрецы Старого Каира говорят, что глаза обманывают человека чаще, чем самый продувной торговец на Паутинном рынке, где торгуют поношенным и ворованным добром. Так-то оно так, но только со зрением случаются явления куда более странные. Порой оно может открывать истинную правду мира каждому человеку в отдельности и, однако же, при этом обманывать разом всех, целый город или целый народ. Подобное явление случилось однажды, ранним утром второго дня месяца муххарама, 589 года хиджры*, посреди города Аль-Кудс*, который евреи, франки и ромеи* именуют Иерусалимом.
       Султан Салах ад-Дин Юсуф ибн Айюб, мир да пребудет над ним, после утренней молитвы возвращался из мечети в свой Дворец*.
       Сильный, холодный ветер гнал по небу с западной стороны на восточную стада темных туч. На одной из площадей султан вдруг остановил коня и обратил взор к хмурым небесам. В те самые мгновения на восточной стороне небосклона тучи столь же внезапно расступились, и лучи Солнца осветили Священный Город, а в нем - великого султана, ясно отпечатав его тень на стене дома. Султан заметил свою тень и указал на нее пальцем. Все видели, что рука его дрогнула. Тогда тучи на восточном краю мира сошлись, скрыв солнце, и тень исчезла.
       Слухи о лихорадке, не оставлявшей султана вот уже третью неделю, успели распространиться по всему дар аль-Исламу* подобно злому ветру хамсину*. Все прислушивались к ночному лаю собак и в каждом уголке небес высматривали знамения. Уже не самые прозорливые и не самые мудрые стали задумываться, что станет с державой правоверных, когда всемогущий Аллах призовет к себе великого султана.
       Проблеск солнечных лучей, проникших в хмурое утро второго дня месяца мухаррама, и дрожь руки великого султана были восприняты очевидцами как важные знамения, однако каждый увидел в них свою собственную выгоду.
       Люди сунны*, истинным правителем которых и был султан Юсуф, возрадовались, ибо Всемилостивый Господь подтвердил с небес высшую избранность султана и несокрушимое могущество его державы. Тень повелителя на стене одного из самых старых и крепких домов Аль-Кудса свидетельствовала о том, что его дух запечатлеется навечно в деяниях преемников, а дрожь в руке была не более, чем проявлением похвального страха перед волей Всемогущего Творца.
       Как ни странно, недруги султана и всего его многочисленного курдского рода, управлявшего городами и весями Египта, Сирии и Месопотамии, тоже возрадовались.
       Один шиитский шейх*, у которого от холодного ветра глаза воспалились и стали похожи на два горящих угля, стоял на западной стороне площади. Он видел султана и его жест, но не успел приметить его тени. Он знал, что дом, удостоенный внимания султана, некогда принадлежал одному из потомков праведного халифа Али. Шейх сразу догадался, что солнце неспроста осветило этот дом, и султан неспроста указал на него своей дрогнувшей рукой, побледнев от страха. "Значит, если и не сегодня, так на смертном одре этот невежественный курд признает истину - то, что благодать Божья почивает только на потомках великого Али..." - подумал шейх.
       На площади в тот час, у стены того самого дома, случилось оказаться одному метельщику-хариджиту*. Не став искушать судьбу, он простерся ниц перед проезжавшим мимо султаном и затаил дыхание, когда повелитель правоверных остановился. Краем взора метельщик увидел на камнях тень от руки, что острой саблей протянулась в его сторону. Когда султан вновь тронул коня, хариджит заметил, что сам он остался в живых, ведь голова осталась у него на плечах, а не покатилась прочь по камням площади, оставляя за собой кровавый след. Еще до полуденной молитвы все хариджиты Священного Города узнали о случившемся и решили, что султан признал их истину - то, что халифом* можно избрать простого бедуина или городского метельщика, а потом лишить его головы, если он не оправдает надежд.
       Но больше всех обрадовался тени султана и дрожи в его руке один из исмаилитов*, которым даже Священный Коран представляется всего лишь караваном таинственных смыслов, пересекающих пустыни невежества и понятных только предвестнику конца света, махди*.
       Дело в том, что скоротечная тень султана на миг покрыла собой окошко того дома, а среди домашних слуг кади*, его нынешнего хозяина, был один тайный исмаилит. Этот слуга стоял у окна и глядел в щелку между ставен. Ему в глаза вдруг ударило солнце, и сам султан обернул к дому бледное лицо, Его указующий перст, дрогнув, нашел врага сунны, скрывавшегося за ставнями в сумраке комнаты. Слуга остолбенел и облился холодным потом. Однако никто из многочисленной стражи султана не бросился к дому выгонять из его углов еретика, будто зверя из чащи. Когда султан двинулся дальше и вместе с ним двинулась вереница его телохранителей-мамлюков, исмаилит перевел дух. "Я и есть махди! Великий, никому не известный имам*!"- осенила его внезапная мысль. - Сам султан прозрел, содрогнулся и смирился перед великой тайной! Само солнце подало мне знак!" Еще до полудня весть слуги взбудоражила всех исмаилитов, таившихся в Священном Городе.
       Так пошли круги по мутному и бездонному морю человеческих домыслов. Мухтесибы* различных городов стали доносить о столкновениях между шиитами и хариджитами, тех и других с суннитами.
       Спустя месяц слухи и волнения улеглись, однако весть о странном знамении продолжала тревожить сердца и умы не только эмиров Египта и Сирии, но даже вспоминалась непогожими вечерами мудрому халифу Багдада ан-Назиру, а также султану Рума и суровым Альмохадам Магриба*.
       Между тем, только двум приближенным славного султана Юсуфа, было достоверно известно то, что он имел в виду, когда его взор привлекли сначала небеса, а затем собственная тень на стене дома.
       В тот час лихорадка принялась мучить султана с новой силой, и тогда он, указав дрожащей рукой на свою тень, тихо рек своему верному катибу*, Имаду ад-Дину аль-Исфахани, ехавшему по левую руку от своего господина:
       - Имад! Вот сроки жизни нашей. Как сказано в Священном Коране: "Один лишь вскрик - И вот они погасли"...
       - Малик, да снизойдет на тебя благословение Аллаха! - в изумлении проговорил аль-Исфахани, один из немногих, самых верных его слуг, какие имели право называть своего повелителя "маликом". - Ведь эти священные строки предупреждают о суровом возмездии только неверных!
       - Всемогущий Аллах сотворил в с е х людей - и верных, и упорствующих в своем невежестве, - тихим голосом заметил султан, обращаясь куда-то в сторону. - Тот, кто не равен нам по вере, равен нам в своем творении, разве не так, Имад?
       Пока мудрый катиб размышлял, какой ответ полнее удовлетворит господина, султан, как будто катиб уже согласился с ним, добавил такие слова:
       - Когда умирал Моисей, он чувствовал себя живой птицей, которую ощипывают, а она не может ни улететь, ни умереть, чтобы освободиться. Любопытно, чем перья неверных отличаются от наших?
       Аль-Исфахани поежился от холода и снова замешкался с ответом. Султан же вновь обратился к катибу, вовсе не возмутившись его растерянностью:
       - Тень напомнила мне о сегодняшнем сне. Мне привиделось, будто я встретился посредине моста, перекинутого через бездонную пропасть, с маликом Ричардом. Он первым поднял меч, а я - свой. Мы начали поединок. Но лишь только я нанес первый удар, как мой меч прошел сквозь моего врага, как сквозь пустую тень. Он и вправду оказался тенью под моими ногами. Моей собственной тенью. Внезапно мне открылось, что мост переброшен с одной чашки весов на другую. То были такие весы, на которых взвешивают монеты. Я остался на одной из чашек, а на другой не оказалось никого. Естественным образом я потянул свою чашку вниз и стал проваливаться в пропасть. Я понимал, что чашка должна остановиться, ведь весы держит в своей руке Всемогущий Аллах, но мне было очень страшно. Плечо весов не могло быть бесконечным, однако падение казалось таковым... Я проснулся раньше, чем остановилась чашка весов. К чему такой сон, Имад?
       Тревога катиба только возросла, и страх уже разгуливал по его хребту, как ветер по всей Яффской дороге, от Иерусалима до самого моря.
       - Малик, ты сам с отроческих лет снискал славу толкователя снов,- осторожно напомнил он султану. - Я же учен только в каламе* и в вещах, доступных лишь простым смертным. Боюсь, только нанесу пыль в истинный смысл видения...
       Султан бросил на катиба короткий взгляд, подобный мимолетному блеску сабли, и тот поспешил добавить:
       - ...однако его смысл ясен даже простому смертному, не искушенному в прозрениях. Могущество повелителя правоверных - да сохранит его Аллах! - перевесит... или уже перевесило всех его врагов, которые развеялись, как тени.
       До поворота улицы между султаном и катибом висело молчание, подобное невидимому и неслышному рою пчел, а когда процессия повернула к дворцу, султан произнес так тихо, что его слова едва коснулись слуха аль-Исфахани:
       - Малик Ричард упал с чашки весов. Это очень плохо... Теперь скажи мне об этом кафире*. Ты уверен, что он соотечественник малика Ричарда, а не из франков-южан*?
       Аль-Исфахани обрадовался, что султан сменил тему и теперь верному катибу, остается говорить только то, что он знает наверняка и в таких словах, какими вполне сможет угодить господину.
       - Никакого сомнения в том нет, малик,- ответил он с воодушевлением. - У него норманнские черты. Немногословен. Ест неторопливо. Вид женщин не лишает его спокойствия и не приковывает намертво его взгляд. Этот кафир - не из южных франков. Он утверждал, что прибыл из Англии. Полагаю, что в это можно поверить.
       - Ты говорил, что он был пленен пять лет назад, - вспомнил султан.
       - Да, в тот самый день, когда Священный Город был волею Аллаха возвращен в пределы дар аль-Ислама, - отвечал катиб.
       - В тот славный день многие знатные кафиры были отпущены без выкупа, - заметил султан.
       - Он действительно отказался принять свободу как милость, без отдачи за себя выкупа, - сказал катиб. - Он считал, что это оскорбит его достоинство... Однако денег у него не было, и он утверждал, что его вскоре выкупят родственники.
       - От его руки пало много моих воинов? - вопросил султан.
       - Если смотреть правде в глаза, то - не меньше дюжины, малик, - вздохнул катиб.
       Султан немного помолчал, неторопливо вздохнул и выдохнул большое облако пара.
       - Пять лет - немалый срок, - заметил он. - Довольно ли осталось у него сил? Мышцы должны были одрябнуть. Сможет ли он трудиться мечом, как некогда на стенах Аль-Кудса?
       - О! На этот счет нет опасений, - поспешил катиб развеять сомнения султана. - Этот кафир, в отличие от многих иных, отчаявшихся пленников, не пал духом и не ослаб плотью. Несмотря на свое благородное происхождение, он упросил использовать себя в качестве простого каменщика на строительстве стен Священного Города и иных работах. По этой причине он получал больше еды и имел достаточно времени напрягать свои мускулы. Он сам под стать малику Ричарду, и носит тяжелые оковы, будто шелковые подвязки.
       Султан обратил взор на катиба, и тот с тревогой отметил про себя, что лихорадка все сильнее подтачивает плоть повелителя правоверных, что лицо его все явственней покрывается покойницкой бледностью, а глаза все глубже проседают в глазницы и глядят из них теперь, как из глубоких бойниц.
       Внезапно между ними пролетело крохотное белое перышко. Султан и катиб невольно проводили его взглядами. За первым последовало еще одно, а за вторым - целая дюжина. На Священный Город стал падать снег, грустное и ненадежное богатство северных стран.
       - Пусть его приведут ко мне немедля, - велел султан. - Пора! Если он так силен, то пусть скорее заберет с собой на свой север весь этот проклятый холод.
      
      

    ГЛАВА 2

    О поцелуях ангелов и об одном доблестном рыцаре, спасенном из преисподней против его воли

      
       В тот самый миг, когда султан приказать привести к себе пленного воина-кафира, рыцарь Джон Фитц-Рауф находился в застенке тюрьмы аль-Баррак, как и повелось почти все дни напролет последние пять лет со дня падения столицы Иерусалимского королевства, а именно с двадцать седьмого дня месяца раджаба 583 года хиджры*.
       Впервые за эти годы он не ждал ни положенной ему плошки с едой, ни дневной прогулки, а занимался тем, что сосредоточенно проверял на своей ладони остроту ржавой застежки-фибулы, тайком подобранной им недавно на пути с городских работ в узилище. За четыре дня он сумел заточить ее край о стену так, что теперь этой застежкой можно было обрить наголо овцу, а заодно и освежевать. Однако ладони рыцаря слишком огрубели, и ему понадобилось еще два полных дня, чтобы "облагородить" лезвие по полного совершенства. Теперь оно проникало в самую застарелую мозоль, едва прикоснувшись к ней. Когда на ладони появилась тоненькая кровяная нитка, пленный рыцарь вздохнул с облегчением. Он подумал, что теперь не промахнется, даже если не почувствует никакой боли. Такое лезвие само сделает свое дело - только чуть-чуть нажми и, не торопясь, проведи по плоти.
       Еще недавно, минувшим летом, сердце рыцаря Джона жарко билось и жило надеждами. Король Ричард Лев * медленно, но упорно продвигался к Иерусалиму. Город готовился к осаде, и было заметно, что сарацины сутулятся и подгибают колени. Рыцарь ожидал, что его или прирежут, или обменяют на какого-нибудь знатного нехристя, угодившего в плен. Джон Фитц-Рауф после пяти лет заточения был рад любому из двух исходов, и каждое утро он, просыпаясь, сразу поднимался в полный рост, делал глубокий, будто последний, вздох и широко расправлял плечи. Но в первые же дни осени уже не бурным ветром, а сквозняками потянулись грустные и непонятные вести: не дойдя нескольких шагов до Гроба Господня, король Англии заключил с султаном скоропалительный мир, а вернее бесполезное перемирие, и столь же стремительно, словно беглый преступник, покинул Святую Землю. Поговаривали, что младший брат короля затеял в Англии мятеж и хочет отнять у Ричарда трон*. Но если бы Ричард освободил Гроб Господень из рук нехристей и вернулся домой с победой, какие мятежи, какие смуты могли бы угрожать ему, великому воину Христову! Стоило бы ему только дунуть - и всякий мятеж погас бы, разлетевшись искрами, как пук затлевшей соломы...
       Тыльной стороной мизинца рыцарь нащупал биение артерии на шее и решил, что жизнь не стоит долгого прощания с ней и долгой отходной молитвы.
       "Господи! Верно, уже начались январские календы*, - подумал он. - В это время я родился - в это же время хочу уйти. Господи! Знаю, что совершаю великий грех. И других великих грехов на мне немало. Но все они - лишь горстка ничтожной пыли перед Твоим могуществом и пред Твоей милостью. Или накажи меня за все мои грехи разом, Господи, или все разом отпусти. Неужто Ты, Всемогущий, будешь отделять одну пылинку от другой? Вымети их все - и дело с концом. Ты ведаешь, что у меня нет больше сил терпеть. Я гнию здесь, как павшая в болоте кобыла. Летом я начну смердеть на радость этим шакалам. Ты ведаешь, как я ненавижу эту проклятую жару. Ныне - лучшее время. Или прости меня, Господи, или спаси".
       Другой рукой он поднес самодельное лезвие к шее, чтобы сунуть его под приставленный к артерии мизинец и сделать под ним ровный и глубокий надрез. Невольно он отвернул голову - и вдруг замер и затаил дыхание, увидев, как сквозь крохотное зарешеченное окошко в темницу влетают крупные хлопья снега.
       Забыв о своем жестоком намерении, Джон Фитц-Рауф поспешил к окошку и, встав почти вплотную к стене, подставил лицо снежинкам. Они падали на его щеки, на лоб, на веки и напоминали о далеком детстве.
       Когда-то, видя первый снег, начинающий неторопливо сыпать с хмурых небес, маленький Джон, второй сын эрла* Рауфа Хэмлорта, что было духу взлетал по лестницам донжона* и на самой вершине родового замка замирал, подставляя лицо снежинкам. Он закрывал глаза и думал, что это холодные и нежные поцелуи ангелов, на миг слетающих с неба и тотчас снова прячущихся в тучах. Он никогда не подсматривал, боясь их обидеть и тем навсегда испортить славную игру.
       Снежинки таяли и превращались в капли, а капли текли по лицу доблестного рыцаря, щекоча кожу и смутно напоминая о слезах, что последний раз текли по его лицу никак не меньше двадцати лет назад.
       Резкий лязг дверного засова в один миг смел все воспоминания - и сладкие, и грустные.
       Рыцарь поспешно припрятал орудие самоубийства в складки одежды и повернулся навстречу судьбе.
       В узилище вошел сарацин в сопровождении рабов-эфиопов. Один из них нес факел, два других - молотки и железные клинья, последний волок колоду.
       "Опоздал! - горько подумал рыцарь, не чувствуя страха. - Замешкался, теперь тебе помогут... Только терпи!"
       Сарацин принял грозный вид и хотел было возвестить судьбу пленника, но сам вдруг замешкался, с подозрением вглядываясь в лицо англичанина. Так и не поверив, что храбрый воин плакал в своем заточении, он осмотрелся по сторонам, повел бровями и рек:
       - Кафир! Ты предстанешь перед лицом султана, да пребудет с ним вечно милость всемогущего Аллаха!
       Рабы сразу засуетились вокруг пленника и стали хватать его поочередно за все конечности. Рыцарь услышал звон кандалов, потом почувствовал удары и боль, будто его распинали, прибивая запястья и стопы к древу. Потом рыцарь очень удивился, услышав, что оковы загремели где-то далеко, в стороне.
       - Иди! - повелел сарацин и указал на дверь.
       Рыцарь Джон шагнул к двери и едва не упал. Ему показалось, что он сам превратился в снежинку и его подхватил порыв ветра. Он поднял руки и не почувствовал их движения. И не поверил своим глазам.
       Оков не было! Теперь только эхо их нескончаемой ленивой песни звенело у него в ушах. Рыцарь сделал еще один шаг и опять едва не упал навзничь. Ноги поспевали вперед быстрее тела. Они тоже обрели нежданную свободу!
       Сарацин велел рабам помочь пленнику, и его повели по сумрачным лабиринтам темницы, а рыцарю казалось, будто его стремительно несут, как мешок, набитый соломой.
       Путь был новым и совсем незнакомым. Рыцарь не запомнил его, против воли засыпая на ходу от необъяснимости происходящих с ним событий и от небывалой легкости, обретенной телом.
       Его ввели или внесли в помещение, наполненное жарой и паром.
       "Так это преисподняя! Добро пожаловать!" - с радостью подумал пленник, с трудом ворочая глазами, но для преисподней было как будто тесновато и пахло тут не горелым мясом грешников, а египетскими благовониями.
       Рабы принялись снимать с него одежды. Послышался вскрик одного из них, и что-то звякнуло об пол. Спустя несколько мгновений перед глазами рыцаря сверкнуло его орудие. Ту застежку теперь осторожно держал в своих пальцах сам сарацин.
       - Благодари своего Бога, зловонная собака, - раздался его шепот, - за то, что эту игрушку не нашли у тебя в покоях повелителя! А теперь полезай в воду и живо отмокай, а то твою вонь не отобьешь и целым озером надда*.
       Под ногами пленника появилась каменная купальня размерами в добрую могилу. Она была окружена жаровнями, полными горячий углей. Рыцарь едва не наступил в одну из них, и сарацин позади него рыкнул, не то в гневе, не то в усмешке.
       Снова помогли безгласные существа-рабы. С их помощью рыцарь преодолел три ступеньки, что вели на глубину в пару локтей. Потом пленник уже самостоятельно вытянулся в ней. Большой рост позволил ему упереться в один конец ногами, а к противоположному краю привалиться плечами.
       С роду ему не было доступно такое наслаждение: сидеть совершенно нагим в теплой воде, настоянной на чудесных ароматах.
       "Ошибся! Здесь - рай! - подумал он. - Нет. Высоко хватил. Чистилище! Самое что ни есть чистилище! Здешние ангелы не так добры. Конечно, можно понять. Их дело - выпаривать из людей грехи, и приходится обонять всю эту вонищу."
       Он крепче уперся ногами в дальнюю стенку, чтобы часом не заснуть, но тут же заснул и захлебнулся. Встрепенувшись, он схватился руками за края купальни и опрокинул в воду одну из жаровен, крепко обжегши пальцы. Угли зашипели в воде, а сарацин страшно выругался и заржал, как мерин.
       "Чуть-чуть утонул и чуть-чуть поджарился, - усмехнулся и рыцарь, прокашлявшись и поглядев, как расплываются вокруг черные угли. - Если это все наказания за мои грехи, вольные и невольные, то милость Твоя, Господи, поистине неизмерима!"
       Потом рабы выволокли его из благоухавшей купальни, вытерли насухо мягким полотном и стали одевать. Не глазами, а самим телом, ожившей кожей и отверстыми порами рыцарь определил, что его одевают в самую настоящую европейскую одежду, притом, судя по мягкости ткани, самого высокого качества. Начали с обтянувших ноги брэ, поверх них быстро вздернули короткие шоссы. Приказали поднять руки и надели на тело плотную льняную рубаху-камизу*. Однако после этого рыцарь Джон вдруг начал превращаться в знатного сарацина, потому что оказался облачен в теплый, стеганый халат с серебряным шитьем, а на голове у него повязали тюрбан, приказав закрыть лицо его свободным концом. Мягкие сапоги, оказавшиеся на ногах, тоже могли принадлежать в этих краях разве что какому-нибудь эмиру. Закончили, однако, поясом, который был очень знаком пленнику. То был пояс-зуннар, обязательное отличие все христиан, ступающих по землям Пророка.
       В следующем помещении, гораздо более светлом и просторном, хотя и холодном, пленника ожидало невиданное угощение: хариса - кусок вареного мяса с вареной пшеницей, а к этому в придачу - горсть изюма и чашка с козьим молоком. Сдержав себя, рыцарь принялся на еду неторопливо, как подобало его достоинству.
       - Поживей! - нетерпеливо прикрикнул сарацин. - Никак зубы у пса все повыпали!
       Благородный пленник повиновался без возмущения, а молоко отодвинул в сторону.
       - Пей! - приказал сарацин.
       - Тогда не донесу обед до дворца великого султана, - заметил рыцарь. - Но будет хуже, если донесу...
       - Пусть шайтан заткнет тебе задницу своим хвостом! - прорычал сарацин, но не стал настаивать на своем.
       Снег все еще падал с небес. Пушистый белый покров превратил Иерусалим в северный город. Казалось, по мановению длани Господней Священный Город в мгновение ока перенесен со Святой Земли в Англию рождественской поры. Выходит, не нужны были никакие Крестовые походы, ибо истинные пути Господни всегда неисповедимы. Можно сидеть дома, прилежно молиться и в одно прекрасное утро проснуться в Иерусалиме.
       Рыцарь Джон подумал, что зимой Святая Земля и ее средоточие, Иерусалим, могут походить на Англию, весной - на Францию, летом - на жаркие земли Востока, а осенью напомнят о родных землях кому-нибудь еще: к примеру, магрибинцам или иному народу, тому, что живет на самом краю земли и до сих пор мало кому известен, каким-нибудь русам. И еще, невольно вспоминая детство, рыцарь Джон подумал, что, может быть, снег, пусть не такой обильный, шел в Иерусалиме и в самую ночь Рождества Господня, а пастухи в окрестностях Вифлеема увидели ангелов, спускающихся к ним с небес вместе с первыми снежинками. Может статься и даже вполне вероятно, что в детстве Господь Иисус Христос - хотя бы раз в своей земной жизни! - играл в снежки, как любой английский мальчишка... как он сам, маленький Джонни, младший сын эрла Рауфа Хэмлорта.
       Эта мысль, словно петушиный крик в ночи, заставила рыцаря очнуться. Он наконец ясно осознал необыкновенную перемену в своей судьбе. Кандалов нет. Он чист, сыт, богато одет. И его ведут к самому султану. Что произошло в небесах, постичь невозможно. Но земное воплощение воли Господней всегда должно иметь вполне земное объяснение.
       Неужели дело в выкупе? В то, что весть о его пленении в конце концов дойдет до отца и шевельнет его кошелек, поверить было труднее, чем в заступничество самого архангела Михаила, явившегося к султану похлопотать за воина Христова и не дать ему погибнуть навеки. А что если не стало старшего брата Хью. Он мог благополучно умереть или погибнуть на своей собственной земле. Тогда отцу не осталось бы другого выхода, как наконец заплатить за дорогу, в которую он когда-то отправил добрым пинком своего последыша. Но как объяснить внимание султана, благовония и богатую одежду? Отец, верно, не добавил бы ни пенни, выкупая младшего сына только на вес, когда тот успел изрядно исхудать.
       Годных объяснений не приходило, и рыцарь решил, что не столько ослабел за годы плена, сколько поглупел. Он зачерпнул на ходу полную горсть снега и растер его по лицу. Сарацин недовольно рыкнул, когда пленник отвел в сторону конец тюрбана .
       Они прошли по лабиринту узких улочек, пока не достигли узкой дверцы в глухой и высокой стене. На условный стук дверца приоткрылась, и сарацин, отступив, жестом повелел рыцарю войти. В обширном дворе сразу четверо телохранителей султана приняли пленника под свой надзор. Приказав рыцарю открыть лицо, они двинулись быстрым рысистым шагом и подвели англичанина к пологой лестнице, что вела к одному из задних входов во дворец султана. По лестнице навстречу им скатились двое евнухов. Они живо стряхнули снег с плеч рыцаря и столь же стремительно перебрали пальцами все складки его одеяний. Рыцарю показалось, будто по нему сверху вниз пронеслась стайка мышей, что порой случалось в застенке. Он вспомнил про свое орудие, ни за что наказавшее безгласного раба, а также предупреждение сарацина и подумал: "Все, что Бог ни делает, то - к лучшему".
       Потом был длинный коридор с мраморным полом, на котором рыцарь Джон несколько раз поскользнулся и, если бы его не окружали сарацины, наверняка успел бы расшибиться. За поворотом их повела вверх еще одна лестница. Затем остались позади еще три двери, две тяжелых парчовых занавеси - и вот пленный рыцарь Джон Фитц-Рауф предстал перед великим султаном Салах ад-Дином Юсуфом ибн Айюбом. Раньше он видел его несколько раз издалека, теперь же оказался лицом к лицу, на расстоянии всего пяти шагов.
       Султан сидел в невысоком резном кресле из ливанского кедра, поставив ноги на атласные подушки. Он был одет, даже укутан, плотно, как на походном привале, хотя в комнате было тепло и по обе стороны от кресла стояли треноги с широкими жаровнями. И даже руки он держал глубоко в складках своей одежды. Ставни на окнах были задвинуты, и комнату, обильно завешанную хорасанскими коврами, освещало несколько масляных светильников.
       Прямое лицо султана выглядело то ли уставшим, то ли болезненным, темные глаза мерцали тревогой в глубоких глазницах, морщины на высоком лбу казались трещинами в мраморе, цвет кожи мало отличался от цвета усов и бороды, "соли с перцем".
       Султан не шелохнулся, увидев пленника, а только резко посмотрел ему в глаза.
       Рыцарь приложил руку к сердцу и сделал поклон, предельно низкий для своего достоинства. Падать ниц, как всякие сарацины пред своим повелителем да еще целовать его сапоги, он не стал бы даже под угрозой быть тотчас освежеванным.
       Как только он распрямился, султан неприметным жестом велел телохранителям отступить за занавеси и бросил взгляд на человека, оставшегося в комнате. То был катиб аль-Исфахани.
       - Ты говоришь по-арабски или по-турецки? - спросил катиб рыцаря.
       - Чей город, того и язык, - ответил на арабском наречии рыцарь.
       Султан приподнял бровь.
       Ты английский воин? - задал новый вопрос катиб.
       - Был им, когда держал в руках меч.
       - Твой отец знатен и богат?
       - Достаточно для моей страны.
       - Он знает о твоем пленении?
       - Возможно. Мое имя было в списке, который патриарх отправлял в Англию.
       - Значит, отец мог выкупить тебя?
       - У меня нет права осуждать отца.
       - Следовательно, у тебя есть старший брат, которому перешло все наследство, согласно вашему закону.
       - Возможно, если отца уже нет на этом свете.
       - Мог ли тебя выкупить старший брат?
       - Мне не доступны его мысли.
       Султан шевельнул рукой в складках одежды, и катиб отступил на полшага.
       - У тебя есть причины не любить своего отца и своего старшего брата? - сам султан спросил рыцаря.
       Голос его был хрипловат и казался простуженным.
       - Я их люблю, как призывает меня к тому мой Господь Иисус Христос, и в ту меру, какой обладаю. Но жизнь такова: если лишний приплод у собаки не топят, кутята должны радоваться тому, что остались в живых.
       Плотно сжатые губы султана шевельнулись, он подумал немного, а потом взглянул на своего катиба.
       - Теперь скажи, что ты думаешь о своем малике Ричарде? - велел катиб.
       - Он - самый великий воин из тех, какие мне известны, - ответил пленник.
       - А что ты знаешь о султане, да пребудет с ним вечно милость Аллаха? - понизив голос, вопросил катиб и перевел взгляд на своего повелителя.
       Пленник задержался с ответом всего на пару мгновений, которые заняла его мысль: "Лучше умереть с честью, чем с ложью".
       - Он - самый благородный правитель из всех, какие мне известны.
       Рыцарь Джон Фитц-Рауф не солгал: он сказал, как думал, имея достаточно доказательств своей правоты.
       Султан вздохнул и снова неприметным жестом отстранил катиба.
       - Что тебе известно, кафир, о моем договоре с маликом Ричардом? - спросил он пленника.
       - Что это самый разумный из всех известных мирных договоров. Он заключен на три года, три месяца и три дня и открывает безопасную дорогу к Гробу Господню для всех христианских паломников.
       - Значит, в темницу проникли известия и том, что малик Ричард поспешил возвратиться на родину?
       - Да, султан, - подтвердил рыцарь. - До нас дошли слухи, что его младший брат Джон решил с помощью баронов захватить престол в отсутствие законного короля.
       - Значит, ты стал бы воевать на стороне старшего брата, малика Ричарда, если бы у тебя был выбор?
       - Я уже сказал, что Ричард - законный король Англии. Он и только он.
       - Тебе не по душе его брат Джон?
       - От своего отца, короля Генриха*, Ричард Лев перенял силу, доблесть и, возможно, немного безрассудства. Джон слаб духом, но ему остались в наследство вся хитрость Старого Гарри, его коварство. Упрямство они поделили с Ричардом поровну.
       - Значит, бывают в Англии случаи, когда наследство делится поровну между сыновьями,-- усмехнулся султан.
       Он вытянул из складок одежды правую руку и подержал ее над жаровней. Крупный голубой камень засверкал в его перстне.
       - Что тебе известно о путешествии малика Ричарда на родину? - был новый вопрос султана.
       Холодок дурного предчувствия пробежал по хребту рыцаря.
       - Надеюсь, оно завершилось благополучно... или завершится.
       Султан сверкнул глазами, глянув на своего катиба.
       - Тогда приготовься услышать известие, которое известно еще немногим, - тихо, но твердо проговорил аль-Исфахани.- И ты - один из избранных... Малику Ричарду удалось благополучно преодолеть только часть пути, казалось бы самую опасную. Он преодолел море, хотя оно было весьма бурным, и малик Ричард потерял большую часть своих кораблей и воинов. Он высадился на берег, но до своей страны уже не добрался. Его следы затерялись на в а ш и х, христианских землях. Малик Ричард пропал.
       Под ногами рыцаря Джона Фитц-Рауфа разверзлась твердь.
       - Что за чертовщина! - выругался он на родном языке.- Как пропал?!
       Катиб криво улыбнулся и осторожно посмотрел на своего повелителя.
       - Как мог пропасть мой король?! - еле ворочая языком в пересохшем рте, проговорил рыцарь на арабском.
       Катиб аль-Исфахани развел руками и сказал:
       - На ваших землях происходят странные явления. По нашим сведениям, его видели последний раз в каком-то деревенском духане, где он расплатился за кусок мяса золотом, будто за подкованного и оседланного жеребца. Потом он вышел и пропал... Это случилась на землях, принадлежащих правителю австрийских земель*.
       - Чертовы швайны устроили ему ловушку! - воскликнул рыцарь Джон.
       Он грозно двинулся вперед, но вовремя опомнился и отступил на то места, где стоял.
       - Мы тоже полагаем, что его заманили в ловушку, - с довольным видом кивнул катиб.- Ведь среди воинов, называющих себя "воинами Исы"*, были распри. Мы слышали, будто после взятия Акры малик Ричард осквернил австрийское знамя, первым появившееся на стенах крепости, сбросил его и водрузил свое, английское. Правда, иные утверждают, будто австрийское знамя уронили случайно, в суете... Но так или иначе, у австрийского малика появился повод для мести.
       - Будьте уверены, они подстерегли его в лесу и налетели целой сворой, чертовы псы! - взмахнул кулаком рыцарь Джон. - Они упрятали короля в какую-нибудь свою грязную конуру! И теперь сами боятся, не знают, что делать.
       - Что значит "не знают"? - полюбопытствовал катиб.
       - А что бы делал на следующий день один из ваших эмиров, если бы накануне поймал убежавшего в пустыню коня султана, лучшего коня? - сказал рыцарь. - Только не вернул его правителю в тот же час, а польстился на добычу. И спрятал коня в своей конюшне.
       Султан улыбнулся, сделал знак катибу и задал рыцарю вопрос:
       - Если бы ты получил свободу, кафир, что бы ты с ней сделал?
       Сердце едва не выскочило из груди пленника. Новое предчувствие воодушевило его.
       - Ринулся бы вызволять из беды моего короля! - рявкнул он на весь дворец, и телохранители за занавесями схватились за сабли.
       - Его еще надо найти, - заметил великий султан.
       - В своей стране я выслеживал добычу в таких дремучих лесах, какие вам и не снились, - сказал пленник без тени хвастовства.
       Тогда султан поднял руку и, указав на него перстом, рек:
       - Твое слово, воин. Ты получишь оружие, деньги, коня и отправишься выполнять свое обещание. Ты найдешь своего малика, освободишь его. Сам или с помощью воинов, которых ты соберешь. Ты поможешь своему повелителю вернуть трон.
       Рыцарь с трудом перевел дух. Пот крупными каплями побежал по его лицу, и у него даже потемнело в глазах.
       - Клянусь, великий султан, - проговорил он, едва не задыхаясь, - что твое повеление для меня - глас Божий.
       Султан нахмурился и, немного помолчав, продолжил:
       - Твоя награда - твоя свобода, воин. Но у меня нет такого длинного поводка, чтобы его хватило на всю твою дорогу. Тебя не удержит ничто, кроме клятвы... Я помню очень знатных христиан, которые клялись мне своим крестом, а потом нарушали клятву.
       - Я не могу отвечать за других, - выдавил из себя рыцарь.
       - Верно, - кивнул султан. - Но или ты станешь хозяином своей свободы, когда я отпущу тебя, или она станет твоим хозяином. В моей руке не останется ничего, кроме твоей чести. А есть старая и горькая курдская пословица: честь собакам бросили, собаки не съели.
       - Какую клятву ты просишь от меня, султан? - почувствовав на душе невыносимую тяжесть, спросил рыцарь. - Какие слова будут порукой за мою честь?
       - Присяга на верность мне, султану.....- сказал повелитель правоверных. - Я не требую от тебя принять истинную веру, веру Пророка, да пребудет с ним вечно милость Аллаха. Только - присягу. Когда ты поможешь своему малику Ричарду, ты вернешься и я освобожу тебя от присяги и отпущу на все четыре стороны.
       Беспорядочный вихрь мыслей закружился в голове воина-кафира.
       Спасти своего короля! Можно ли вообразить подвиг благороднее этого? А к славе, дай Бог, от королевских щедрот прирастет и титул, узнав о котором, поперхнется вся родня. Но принести присягу на верность иноверцу! К тому же - прямому врагу короля! А вдруг здесь таится какая-нибудь коварная восточная хитрость? Да и не привык рыцарь Джон Фитц-Рауф бросаться присягами. Он расставил ноги пошире, а то его начало покачивать, как на корабле в бурю, и сказал:
       - Султан! Твоя милость неизмерима. Но я уже один раз присягал. Королю иерусалимскому - Ги де Лузиньяну*.
       - Ты, кафир, присягал ему как королю? - прищурившись, спросил катиб, даже не спрашивая у султана взглядом разрешения вступить в его разговор с рыцарем.
       - Это - правда, - признал рыцарь. - Когда я давал ему клятву, то видел перед собой только короля... Я клялся защищать Иерусалимское королевство.
       - Значит, ты теперь хранишь верность призраку! Ибо такого королевства уже нет! - воскликнул с усмешкой катиб. - Священный город принадлежит ныне великому султану, да благословит его Аллах! Малик Ричард отдал этому франку Кипр. Но что это, как ни еще один мираж. Призрак, властвующий миражом. И это твой господин?
       Рыцарь тяжело вздохнул, не зная, что сказать.
       - Решай сам, кафир, - коротко и хмуро бросил султан и, морщась, добавил: - Только вспомни сначала, что этот соломенный малик клялся не выступать против меня, когда я мог одним взмахом лишить его головы, а потом поспешил отскочить на безопасное расстояние, чтобы осадить мою Акру и посмеяться... посмеяться над своей клятвой.
       - Я должен...- начал было рыцарь но осекся, ибо вовремя успел догадаться, что слово "подумать" никак не пригодно для ответа доблестного воина великому султану - в его положении только у головы, отсеченной от тела и брошенной в яму, осталось бы время подумать.
       Однако он нашелся и проговорил:
       - Я должен сначала пойти к Гробу моего Господа.
       У аль-Исфахани приоткрылся рот, но он ничего не сказал, а только вопросительно посмотрел на своего повелителя. Султан же повел рукой, словно отодвигая рыцаря в сторону, и рек:
       - Иди. Но до полудня ты должен вернуться с ответом. С тобой пойдет мой человек.
       Султан негромко хлопнул в ладоши и еще тише назвал имя:
       - Дауд!
       Так настал мой черед предстать перед великим султаном. Стражи северных дверей расступились. Я прошел в двери, миновал занавеси, и все три пары глаз обратились на меня.
       Теперь уже не внутренним взором, а наяву я увидел, что султана все еще не отпускает лихорадка, а воин-кафир колеблется, но сильно надеется на то, что получит свыше позволение послужить султану для странного дела - спасения его врага. Англичанин стал приглядываться ко мне с тревогой и недоумением.
       - Идите! - велел султан. - И помни, кафир: возможно, что лишний час твоих раздумий и молитв окажется роковым для твоего малика.
       Я вывел англичанина из Дворца и, пропустив его вперед, стал указывать, какие улочки выбирать. Я не стал требовать от него закрывать лицо: трудно было не узнать этого огромного ростом кафира, припадающего на левую ногу после ранения на стенах Иерусалима. Прохожие жались к стенам. С одним из них я поздоровался и бросил ему "фальшивую кость", сказав, что с выкупа за эту ходячую гору получу десяток динаров.
       Перед гробницей пророка Исы, шагов за тридцать, не меньше, кафир встал на колени и двинулся дальше, оставляя за собой на снегу две темных борозды. Когда он скрылся в сумраке пустого склепа, я остановился и стал ждать.
       Рыцарь не заставил меня долго мерзнуть. Он покинул склеп также на коленях, спиной к выходу. Потом резко, хотя и с некоторым трудом, поднялся на ноги, развернулся и двинулся мне навстречу решительным шагом.
       Я не знал, о чем молился он своему пророку и какой получил ответ. Однако теперь мои плотские глаза вполне прозревали, что англичанин не собирается огорчить повелителя правоверных.
       - Веди меня к султану! - не просто попросил, а повелел мне он и решительно двинулся в обратный путь, по своим большим следам, глубоко отпечатавшимся на улицах Священного Города.
      
      

    ГЛАВА 3

    О присяге королю призраков и клятве повелителю здравствующих

      
      
       - Я готов принести вассальную клятву султану, - сказал рыцарь, вновь представ перед повелителем правоверных, - но лишь в пределах одной службы: в поиске и спасении моего короля, Ричарда Льва.
       Как раз в этот час лихорадка стала отпускать султана. Это казалось добрым знамением. Его лицо приобрело живой цвет, и в глазах светилась благосклонность.
       - Таковой службы с тебя довольно, кафир, - изрек он. - Вспомни обычай своего народа, и да будет так! Говори своими словами. Мой катиб поправит тебя, если будет затруднение.
       С этими словами султан поднялся с креслица и, выказывая свое знание чужого обычая, протянул вперед сложенные ладонями руки.
       Удивление отразилось на миг в светло-серых глазах рыцаря. Однако уже в следующий миг он двинулся навстречу султану, опустился перед ним на одно колено и осторожно вложил, а точнее осторожно просунул свои огромные кисти в руки султана. Затем он торжественно, с долгими расстановками - верно, боялся оговориться, и напряженно вспоминал сочиненную по дороге клятву - стал произносить священные слова:
       - Я, Джон Фитц-Рауф, приношу клятву великому султану Египта, Сирии и Месопотамии Салах ад-Дину Юсуфу ибн Айюбу в том, что буду верно служить ему против всех мужчин и женщин, которые могут жить и умереть и которые будут препятствовать возвращению в Англию законного короля Ричарда Плантагенета и утверждению его законной королевской власти.
       - ...кроме тех мужчин и женщин, которыми повелевает великий султан и которые верно служат своему господину, - добавил катиб аль-Исфахани.
       Руки рыцаря дрогнули в руках султана. Он немного растерялся, скорее чутьем, чем рассудком, ощущая противоречие в такого рода клятве.
       - Имад! - обратился к катибу султан, крепче сжимая в своих руках руки кафира. - Того, что он сказал, вполне довольно. Где в пределах дар аль-харба * этот доблестный воин отыщет моих слуг, которые будут препятствовать моему же велению? И как таких слуг можно называть "верными"? Ты запутался сам, Имад, и путаешь нас... Я принимаю твою клятву, воин,- обратился он тут же к англичанину, не дожидаясь извинений катиба. - Встань.
       Теперь, если следовать христианским законам, господин должен был поцеловать своего вассала. Но, по счастью, рыцарь снова проявил догадливость и вместе с ней - уважение к обычаю Востока. Поднявшись, он сам, немного склонившись, прикоснулся губами к плечу султана, резко и гордо выпрямился и сразу отступил на три шага.
       - Отныне ты - воин султана, - с очень довольным видом изрек повелитель правоверных. - Вплоть до окончательного исполнения своей службы. Хотя ты остаешься кафиром, я даю тебе и воинам, которых ты изберешь себе в помощь, право садиться в седло на всех подвластных мне землях. Ясно, что одному тебе не справиться. Я позволяю тебе выбрать из других пленных кафиров воинов, которых ты знаешь и которым можешь доверять. Они должны принести клятву верной службы лично тебе, и тебе самому придется держать за них ответ. Вместе с тобой их не должно быть больше девяти.. Девять - благоприятное число. Девятерых вполне достаточно, чтобы все оставались у тебя на глазах. Ты волен освободить их от присяги и отпустить сразу после спасения малика Ричарда. Остальное сообщит тебе Дауд. Его слово будет моим словом. Он отправится вместе с вами.
       Рыцарь бросил на меня подозрительный взгляд.
       - Дауд - не соглядатай, а воин, равный тебе, кафир, - спокойно заметил султан. - И он будет всегда, в мире и в войне, рядом с тобой, а не подглядывать из кустов и слать мне доносы. Теперь иди, воин. Не теряй драгоценного времени. Султан говорит тебе, неверному: да поможет тебе Аллах, и да просветит Он твое сердце. Иди!
       - Да поможет мне Бог! - ответил рыцарь, поклонился и вышел в северные двери, куда указала ему стража.
       Султан жестом задержал меня, и я услышал от него повеление, которое он отдавал мне уже не раз:
       - Ты должен стать моими глазами, Дауд! Я желаю в и д е т ь. Во сне или наяву!
       - Воля султана! - коротко ответил я. - Да поможет мне Аллах!
       Султан зорко посмотрел мне в глаза и на миг приложил руку к моему темени. Я ушел, не знаю, что увижу повелителя правоверных всего лишь однажды - той же ночью, на Яффской дороге.
       Что касается рыцаря Джона, то его дальнейший путь вновь пролегал через тюрьму аль-Баррак и - тоже в последний раз.
       Нам полагалось стать если не друзьями, то временными соратниками. И теперь, почувствовав себя предводителем необыкновенного похода, он решил взять почин в свои руки.
       - Так тебя зовут Дауд, - заговорил он со мной по дороге, поглядев сверху вниз, как на мальчишку. - В конце лета я видел генуэзского торговца, выходившего из Яффских ворот. Вы - на одно лицо. Не близнецы ли?
       - Если ты желаешь говорить со мной на своем языке, начинай сейчас, - предложил я ему на франкском, которым владею не хуже тосканского.
       - Вот как! - удивленно приподнял брови рыцарь Джон. - Значит, то было твое отражение, только переодетое генуэзцем.
       - Такова моя служба, - открыл я кафиру ради будущей дружбы один из своих секретов.
       - В этой одежде ты - настоящий сарацин, а в той - вылитый генуэзский торгаш, - заметил он. - Одень тебя каким-нибудь сицилийским полукровкой или даже провансальцем - тоже сойдешь. В твоей крови намешано, как вина в монашеском брюхе. Кто твой отец?
       Тут в моих силах было лишь загадочно посмотреть в глаза рыцарю и тяжело вздохнуть.
       - Ладно! - отмахнулся он. - Много славных королей, князей и графов изъездило Святую Землю вдоль и поперек!
       - Моя мать - гречанка, - признался я рыцарю. - Взаправду знатного рода.
       - Уже неплохо, - признал и рыцарь и поспешил сменить тему, явно упреждая подобные вопросы с моей стороны: - Ты знаешь, почему султану нужны девять рыцарей, ни больше и не меньше?
       - А разве храброму крестоносцу не известна история учреждения ордена рыцарей Соломонова Храма в Иерусалиме? - ответил я лукаво, вопросом на вопрос.
       Разумеется, ему лучше, чем мне была известна эта история о том, как почти столетие назад, когда земля Палестины находилась в руках людей Креста, девять самых доблестных рыцарей не по велению своих королей, а по своей собственной воле объединились в отряд, чтобы охранять христианских паломников, направлявшихся в Иерусалим, от своих же соплеменников, которые занялись менее достойным, но более доходным делом, а именно дорожным грабежом. Таких разбойников-христиан, бежавших от суда и казни в своих странах, во множестве развелось в ту пору вокруг Священного Города. Много их было, но с того дня становилось все меньше, поскольку множились подвиги доблестных рыцарей. И паломники распространяли о них добрую молву по всему свету. Сам глава христианской Церкви в Риме благословил их деяния. Другие рыцари, искавшие славы, стремились присоединиться к девяти отважным. Христианская знать, не решавшаяся покидать своих домов и поместий и пускаться в далекое путешествие, к святыням Палестины, считала самым богоугодным делом отписать на нужды рыцарей, что стали подобны ангелам-хранителям, часть своего богатства. Воинство ордена возросло числом. Орден стал богат, потом очень богат.
       - Помню предание о рыцарях, которые поочередно появлялись во владениях страшного дракона, смело входили в его пещеру, убивали дракона в тяжком поединке, но потом, увидев охранявшиеся им сокровища, сами так же поочередно превращались в драконов, хранителей богатства и погибали от мечей новых храбрецов, - заметил я, дав англичанину пройти одну улицу в молчаливом раздумье.
       - Мне самому известна с детства эта сказка, - кивнул он.
       - Великий султан очень ценит доблестных и благородных воинов, даже иноверцев, - напомнил я ему еще одну важную истину. - Значит, можно считать, что великий султан решил возродить былую славу этих девяти...
       Рыцарь бросил на меня удивленный взгляд и, перекрестившись, покачал головой, сказав:
       - Воистину чудны дела Твои, Господи!
       Перед своей темницей, отнявшей у него пять лет жизни, он невольно замедлил шаг и еще раз перекрестился.
       - Не забывай и о том, кафир, - сказал я ему уже в спину, - что сейчас ты уподобишься ангелу Судного Дня. Те, кого ты изберешь себе в соратники по воле Всемогущего Аллаха, так же, как и ты, получат свободу. Участь остальных останется горькой. Итак, восемь рыцарей и девять слуг-оруженосцев. Не ошибись в выборе, кафир. Ты отвечаешь за них головой, но можешь и по их собственному предательскому расчету потерять голову.
       - Верному выбору будет мешать соглядатай, - резко бросил он через плечо.
       Я смирился с желанием рыцаря, принимая его правоту, и отстал от него на несколько шагов, когда он двинулся по сумрачным лабиринтам темницы.
       Нет нужды описывать все его разговоры, а вернее сказать переговоры с пленниками. Он заходил в клети к тем, кого хорошо знал, а они не верили своим ушам. Видя своего собрата по несчастью в прекрасных одеждах и слыша его странные речи, они поначалу принимал его за дьявола, явившегося искушать их в предсмертный час. Впрочем, я немного преувеличиваю.
       С пленными англичанами в ту пору в Иерусалиме было туго. Только одного соотечественника и смог рыцарь Джон взять себе в соратники, остальную же часть отряда составили франки. Они, как ни странно, гораздо быстрее того англичанина уясняли происходящее, куда легче верили своему новому предводителю на слово и приносили ему клятву верности.
       Был у рыцаря Джона один хорошо знакомый немец из тевтонских воинов*, но мимо его клети англичанин прошел, приглушив шаги.
       Что касается рыцарей Соломонова Храма - а таковых можно было найти в тюрьме аль-Баррак, то их-то рыцарь тоже решил сторониться, как и немцев. Он знал об их обетах, орденских присягах и опасался, что верные им, тамплиеры легко нарушат свою клятву, данную простому, не орденскому рыцарю и покинут отряд при первом же благоприятном случае. Однако одного тамплиера и к тому же англичанина рыцарь Джон хорошо знал и очень доверял ему. Этот тамплиер по имени Эйдан Гастиндж был первым, к кому вошел рыцарь Джон, но именно с ним он жестоко просчитался.
       Этому тамплиеру было уже за пятьдесят, его густые седины едва не светились в сумраке подобно гнилушкам. Орденский плащ его давно истлел. От алого креста остался кусочек полотна величиной в детскую ладонь. Старый тамплиер прикрепил его к груди, против сердца, и потому при свете дня казался смертельно раненым, но не поддающимся смерти.
       Он проклял Джон Фитц-Рауфа. Он-то и назвал его дьяволом.
       - Эйдан, ты не хочешь спасти своего короля? - хрипло спросил его Джон Фитц-Рауф.
       - Ты присягнул нехристю. Ты - мертвец, - глухо прорычал тамплиер, отвернувшись в сторону.- - Господь Иисус Христос не принесет спасения нашему королю мечом того, кто присягал нехристю. Даже если больше некому будет спасти короля... А если ты спасешь короля, значит проклят король.
       - Ты заговариваешься, старый пень! - не сдержался рыцарь Джон. - У тебя мозги прогнили здесь! Ты не знаешь, о чем я молил Господа сегодня утром, когда еще сам ни о чем не знал... Оставайся догнивать в этой выгребной яме! Прощай!
       Рыцарь Джон быстро покинул клеть, однако через несколько шагов остановился не в силах унять борение, бушевавшее в его сердце. Он даже решил вернуться к старому тамплиеру, чтобы повиниться перед ним за браные слова, но опоздал.
       Помня строгое веление своего господина, я пришел к старику с двумя палачами.
       - Молись коротко, рыцарь! - сказал я ему. - Избавление не будет ждать долго.
       Тот сразу понял, о чем речь, сверкнул глазами, приложил руку к сердцу, глубоко вздохнул, а выдохнул короткую и ясную молитву своему пророку Исе. Мигом позже два великана-эфиопа накинули на него широкий кожаный ремень-удавку, половина которого обернулась вокруг шеи, а другая - вокруг головы, на уровне скул. Эфиопы умело дернули концы ремня в разные стороны. Шейные позвонки и кадык старика хрустнули, и тамплиер, даже не захрипев в агонии и не обмочившись, повис на руках палачей.
       В следующей миг рыцарь Джон вошел в клеть и замер, как громом пораженный.
       - Дьявол! - гаркнул он и сразу кинулся на меня, замахнувшись своим кулаком-молотом.
       Если бы этот кулачище опустился на мою голову, она тут же превратилась бы в раздавленный абрикос. Но я знал, что этот англичанин успеет сдержать себя. Франк не сдержал бы. И я успел знаком остановить палачей, каждый из которых сам мог одним ударом сломать хребет быку.
       Да, рассудок рыцаря Джона и на этот раз успел обогнать его гнев и напомнить хозяину, что смерть непреклонного храмовника стала плодом новой присяги самого рыцаря Джона. Приказ султана попросту облегчил его христианские грехи.
       - Что ты сделал с ним, гадюка?! - только и процедил сквозь зубы рыцарь Джон, с трудом разжимая побелевшие пальцы.
       Тут пришлось сдержаться мне самому. Его ругательство было из тех, какие я не прощал никому. Никому, кроме английского рыцаря Джона Фитц-Рауфа.
       - Он помолился, и теперь уже пребывает в вашем христианском раю как убиенный за веру, - твердо сказал я. - Разве он мог ожидать лучшей доли?
       - Пресвятая Дева! - наконец призвал рыцарь себе на помощь благую матерь пророка Исы, а не врага людского. - Но зачем такая казнь?!
       - Не казнь, а закон тайны, - уточнил я. - Глашатаи не будут громогласно возвещать на площадях Аль-Кудса о начале вашего славного похода. А то, что известно одному тамплиеру, даже сидящему в застенке, через неделю станет известно всем остальным. По нашему разумению, их слова разносит ветер шайтана.
       Между тем, рыцарь остановил эфиопов, потащивших тело храмовника из его последнего земного пристанища, и обратился к мертвецу:
       - Прости меня, старый Эйдан! Да упокоит Господь твою душу! Буду при имуществе, продам коня и закажу в первом же монастыре вечное поминание.
       Когда же храмовника унесли, я напомнил рыцарю, что он вошел в темницу на правах ангела возмездия и воздаяния.
       - Только не угрожай тем, кого выберешь. Иначе потом от них же получишь удар в спину, - вдобавок заметил я.
       - Только не учи меня, щенок! - огрызнулся рыцарь на мой разумный совет, помянув еще одно животное, не столь мерзкое, как предыдущее.
       Он отступил в сторону и огляделся в пустом застенке, будто надеясь увидеть здесь то ли еще одного пленника, с которым забыл поговорить, то л саму бессмертную душу рыцаря Эйдана.
       Больше у него в тот день просчетов не было. Все пленные рыцари, к которым он входил, сначала столбенели и широко раскрывали глаза, а потом, принимали предложение, от которого всякому разумному человеку, оказавшемуся на их месте, было трудно отказаться.
       Привожу здесь разом все имена этих воинов, ибо их не найти ни в каких летописях ни на Востоке, ни на Западе, а они достойны упоминания, и - не только в заупокойных молитвах, но и в преданиях о славных героях:
       Джон Фитц-Рауф, второй сын эрла Рауфа Хэмлорта,
       Вильям Лонгхед, крестоносец, вместе с рыцарем Джоном служивший иерусалимскому королю Ги Лузиньянскому,
       а также из франков - рыцари Эсташ д'Авьен по прозвищу Вепрь
       и
       Эсташ де Маншикур по прозвищу Лысый, потому как носил плешь на темени с двадцати лет и называл ее "небесной отметиной" (такие отметины - тонзуры - носят христианские монахи),
       Ренье де Фрувиль, которого остальные называли между собой Красавчиком, но никогда - в лицо, потому как он был пригож лицом, моложе всех и по молодости не в меру вспыльчив,
       Жан де Брас,
       Виллен де Нантийоль,
       Пейре д'Аламон
       и Ангеран де Буи, получивший прозвище Анги Добряк, поскольку во время осады Иерусалима один из самых молодых воинов султана повис на стене, удержавшись за выступ одной рукой, и вскрикнул от ужаса, а рыцарь Ангеран, уже сбросивший вниз несколько врагов, схватил его за руку, поднял и оставил на забороле*, отняв у него саблю но не убив. Молодой воин Пророка так и остался в живых по воле Всемогущего Аллаха. Сразу после сдачи Иерусалима великий султан, узнав о поступке франка, отпустил его на все четыре стороны, но тот отказался уйти, настояв на том, что желает разделить участь самых обездоленных пленников и тем послужить Иисусу Христу. Ему выделили одну из лучших комнат в доме рядом с темницей.
       Слуги-оруженосцы были набраны из полукровок, родившихся в Аль-Кудсе в пору христианского владычества и говоривших на франкском наречии. До этого дня они служили во дворце султана и были из числа тех, что заслуживал доверия.
       Только оруженосец самого рыцаря Джона вышел из пленников, и о нем стоит сказать особо.
       Это был рус, родившийся на славянских землях, так далеко на севере, что лето там длится всего одну неделю и напоминает погожий зимний день на Галилейских равнинах.
       Других русов я ни видел в своей жизни и, поскольку всегда испытывал сильное желание осваивать чужие наречия, то не раз посещал его в темнице и пытался узнать как можно больше о его языке и обычаях его народа, исповедывавшего ту же веру, что и ромеи, которых франки считают еретиками*.
       Рус называл себя именем Иван и мог, хотя и ломано, говорить на нескольких наречиях, которые он слышал на долгой дороге к Иерусалиму и в самом Священном Городе. Он заваривал "похлебку" из слов всех языков, однако изъяснялся понятно для всякого неглупого собеседника, повидавшего свет. Со слов руса выходило, что его отец - князь из Нового Города и что сам отец настоял на паломничестве своего младшего сына к святым местам ради благополучия рода и благословил его в дорогу. По виду русу можно было дать около двадцати лет, то есть он приходился мне ровесником.
       История его пленения была такова. Оказавшись в Аль-Кудсе незадолго до осады, он без всякой выгоды для себя и не служа никаким королям, сам, по своей воле, принялся усердно оборонять город и очень метко бросал камни в воинов султана. Случилось так, что он наверняка уберег от смерти рыцаря Джона, ловко перехватив пущенное в того копье. Затем, когда рыцарь был сильно ранен, он пытался оттащить его от бреши в стене в более безопасное место. Это было куда труднее, чем кидать камни, и наши воины успели окружить руса и англичанина. Тогда рус стал громко кричать по-арабски и по-турецки, что он знатного рода и за него можно получить немалый выкуп. Видя его поношенные и залатанные одежды из простого полотна, нелегко было поверить его горячим уверениям. Быть бы ему убитым на месте или, в лучшем случае, проданным в рабство (ибо никаких денег при нем не нашлось), но только воинов Ислама изумили его чудесно сиявшие на солнце золотистые волосы, а особенно - глаза цвета ясного утреннего неба. Поэтому все поверили, что он - благородных кровей и одет в рубище как то подобает истинному паломнику, сознающему свою ничтожность пред Всемогущим Богом.
       Все эти годы он в спокойном, если не сказать легкомысленном, смирении дожидался своего выкупа, порой весело говоря, что "кого Бог любит, того и наказует", а порой вздыхая и сокрушаясь о том, что дорога до его дома слишком далека и весть о пленении сына дойдет до отца "не раньше Второго Пришествия". Его, впрочем, уже собрались продать одному богатому магрибинцу, которому очень нравились славянские рабы и готовому отдать за руса сотню динаров, однако пухлую руку с кошельком опередила мощная рука рыцаря Джона, отворившая дверь клети.
       - Однажды ты спас мне жизнь, Айвен, и сегодня я могу вернуть тебе старый долг, - сказал он русу.
       Рыцарь называл руса Айвеном в память о своем давнем дружке, оставшемся в Англии. Когда-то юный Джон Фитц-Рауф служил пажом в замке одного графа, более знатного, чем его отец. За год до окончания его службы и посвящения в рыцари в замок был принят новенький мальчишка-паж, которого звали Айвенго. В первый же день он, несмотря на разницу в годах и силах, затеял потасовку со старшими, был крепко бит, но держался отважно и не проронил ни одной слезы. Следующим утром Джон взял его под свое покровительство.
       Узнав, что рыцарь Джон принес ему освобождение милостью великого султана, и едва переведя дух от такого чудесного известия, рус сначала перекрестился по-ромейски, справа налево, а потом воскликнул на своем наречии:
       - Слава Тебе, Господи! Потомился Иона во чреве кита, да ведь благодарим и кита, что не дал утонуть пророку Ионе*!
       - Слушай меня, Айвен! - велел ему рыцарь Джон. - Хоть ты высокого рода, но не рыцарь и к тому же схизматик. Значит, если гордость не позволит тебе склонить голову, то останешься здесь ублажать ее своими муками, а если позволит, то пойдешь ко мне в оруженосцы. По-нашему будешь называться сквайром*. Думай быстрее!
       - А по-нашему говорят: "хоть горшком назови, только в печь не ставь"! - ничуть не смутившись и ни мига не колеблясь, согласился рус. - Мне бы только выбраться отсюда, а я перед вами в долгу не останусь, ведь здешняя неволя стоит подороже смерти. Сквайр из меня выйдет всем на зависть. Не пожалеете, славный рыцарь Иоанн.
       Сам рус считал англичанина своим тезкой "во святом крещении" и полагал, что обоим полагается возносить молитвы о заступничестве пред Богом пророку Иоанну Предтече.
       - Тебе придется называть меня мессиром, - заметил рыцарь Джон. - Таков закон.
       - Да ведь труднее муху на лбу шлепнуть! - только махнул рукой будущий сквайр Айвен, чем немного смутил своего господина и уронил в его глазах достоинство всех русских князей, которых тот с роду не видел.
       Итак, не успели муэззины* призвать мусульман к третьей молитве, как отряд кафиров был полностью собран. Каждый получил то оружие, какое просил, и смену франкской одежды. Однако поначалу оружие и одежды были убраны в мешки, и я велел воинам одеться и вооружиться, как положено мамлюкам. После того, как приказ был ими исполнен, каждому из рыцарей был подобран похожий ростом и статью светлокожий мамлюк из числа славян, касогов, или грузин, одетый и вооруженый точно так же. Рыцари, конечно, недоумевали, однако из опасения спугнуть призрачную птицу своей свободы, благоразумно воздерживались от лишних вопросов. Только рыцарь Джон, считавший, что предводитель обязан знать больше остальных, заметил:
       - Неужто ради сохранения тайны в темнице будут содержать наши тени?
       Кому стать чьей тенью - воля великого султана, - напомнил я кафиру, но счел необходимым посвятить его в некоторые тайны великого замысла.
       Джон Фитц-Рауф узнал, что отряд настоящих мамлюков вот-вот проедет по Священному Городу и выступит из него через Яффские ворота, направляясь на запад. Многие увидят этих мамлюков собственными глазами при свете дня, а кто захочет, тот пристально вглядится в их лица. Гораздо позднее, уже во мраке ночи, другой отряд, той же численностью, покинет город через северные, Цветочные, ворота. Свернув сначала на восток, этот отряд объедет весь Аль-Кудс с трех сторон света по Дороге Одинокого Льва, чтобы затем поспешить вслед первому на запад, по пути на Яффу.
       - Дорога Одинокого Льва? - изумился рыцарь Джон. - Четыре года ездил по всем дорогам Палестины, а такой не знаю.
       - Она пересекает многие пути, ведущие в город, но она почти незаметна для глаз, - сказал я ему, - зато ее очень хорошо чуют кони и ночью пускаются по ней вскачь, будто за ними гонится хищник. Когда мы ступим на нее, ты предупредишь остальных, чтоб не сдерживали коней. Животные в мгновение ока домчатся до Сиона* и сразу успокоятся.
       - Откуда такое название? Что там за колдовство? - с некоторой тревогой полюбопытствовал рыцарь, суеверный, как все христианские воины.
       - Так называют эту дорогу дервиши-странники*, - открыл я ему еще одну тайну. - Раз в году, в самую темную ночь они водят по ней вновь посвященных, считая, что на ней человеку открывается тщета земного могущества...
       И я рассказал рыцарю-кафиру старое предание о том, как во времена царя Давида*, когда на горе Сион стояла его крепость и он правил из нее своим царством, в окрестностях Иерусалима завелся таинственный лев. Зверя никто не видел, однако ночами он обходил город и своим рыком наводил ужас на его жителей. Несколько раз смельчаки пытались его убить, однако наутро охотников находили разорванными на части. Лев продолжал обходить по ночам стены города, словно вызывая своим рыком на единоборство царя Давида. Стали поговаривать, что только сам царь способен поразить этого необыкновенного зверя. Наконец Давид, освободившись от неотложных дел, собрался на охоту, но тут к городу подступили грозные и многочисленные враги. В первую же ночь осады до жителей города донесся рев зверя, а затем - душераздирающие вопли из вражеского стана. На рассвете стан оказался пуст, если не считать двух десятков растерзанных тел, а также оставленных в панике шатров, палаток и повозок. Чужое племя убралось восвояси. Тогда Давид запретил евреям охотиться на льва и повелел на закате каждого дня оставлять на его дороге связанную овцу. Лев принимал жертву, никого не трогал, но продолжат сотрясать стены города своим ночным ревом. Но однажды всю ночь стояла глухая тишина. Даже ни одна собака ни разу не взвыла. На рассвете все жители города, не сговариваясь, вышли за его стены и увидели под Масличной горой, на дне пересохшего Кедронского потока, тело огромного льва. Он издох от старости. Вся его грива была седой.
       - Но самое любопытное заключалось в том, - закончил я рассказ, - что лев оказался слепым. Какая-то болезнь еще в молодости выела ему глаза, и там, где срослись веки, остались только рубцы, как от старых ран.
       - Ты ходил по этой дороге в самую темную ночь? - с еще большим любопытством спросил меня рыцарь Джон.
       - Да, но не почувствовал ничего, - признался я ему. - Ничего. Видимо, я не рожден для власти и могущества, чтобы познать их тщету.
      
      

    ГЛАВА 4

    О двух дорогах, ведущих из одной ночи

      
       В полночь мы покинули стены Аль-Кудса. До выезда из города мне полагалось замыкать отряд. Едва я вступил в ворота, как один из привратников - в ту ночь ими были телохранители султана - сунул мне в руку маленький кусок пергамента, и я очень удивился, когда прочитал при свете факела несколько написанных на том пергаменте слов.
       Затем я поспешил вперед, встал во главе отряда и повернул на восток, на Дамасский торговый путь, с которого нельзя было сбиться и безлунной ночью. Днем, до самого заката, у древней оливы, стоявшей на пересечении пути с Дорогой Одинокого Льва была привязана течная кобылица. Там мой жеребец заржал, я легко направил его на Львиную тропу. Он содрогнулся и помчался по ней во весь дух, увлекая за собой остальных. Казалось, в одно мгновение ока (а ведь у слепого ока - и вечность как один миг!) мы обогнули всю Масличную гору, спустились в Гееннскую долину*, пронеслись мимо Сиона. Город остался уже далеко позади, когда Яффская дорога откликнулась звонким стуком под копытами наших коней.
       - Вот так скачка! - переведя дух, пробормотал рыцарь Джон. - Будто сам дьявол их нес!
       Прочие подавленно молчали. Внезапная свобода, сытный ужин, одежды мамлюков и наконец бешеный галоп в темной ночи забывших про поводья коней - все эти чудеса заставили бывалых воинов растерянно смириться с любыми поворотами судьбы. Новая жизнь явно казалась кафирам необыкновенным сновидением, заставшем их в темнице. У меня даже и мысли не возникло пересчитать их, как овец.
       Некоторое время отряд двигался спокойным шагом, пока вдали, справа от дороги, не замерцали огни и не появилось маленькое зарево, как будто кто-то за холмом разжег сильный костер.
       Проехав еще немного, рыцарь Джон остановил коня, и у него за спиной разом стих цокот копыт остальных жеребцов.
       - Пресвятая Дева! - прошептал он в испуганном изумлении, - Да ведь это же Эммаус!
       Действительно, огни горели как раз в том месте, где, по преданию, пророк Иса после своего чудесного воскрешения явился на дороге двум своим ученикам.
       С детства не страшась ночи, я, однако, и сам бы не на шутку встревожился, если бы в начале пути не прочел тех слов на маленьком куске пергамента.
       - Там нас ожидает короткий привал и славное угощение, - попытался я успокоить доблестного рыцаря.
       По неясному во тьме движению его руки, можно было угадать, что он перекрестился.
       - Хоть райские кущи посули, я на милю не подойду! - пробормотал рыцарь Джон.
       - Боишься, что твой пророк Иса накажет тебя за присягу королю-иноверцу? - не сдержавшись, уколол я рыцаря.
       Мне всегда было любопытно испытывать христианские души, чтобы понять, как они устроены.
       - Бог таких красных огней не зажигает, - твердо сказал рыцарь Джон, будто повидал уже все огни: и на небесах, и в преисподней. - Туда, верно, забрались бесы. Да и сам ты бес! Хоть убей, туда не пойду!
       Остальные тоже уперлись на месте и угрюмо молчали. Хорошо, что хоть не блеяли испуганно.
       Признаться, я растерялся, не зная, что делать. Однако великий султан, мир да пребудет над ним, оказался прозорлив. От Эммауса к дороге быстро потекла вереница факелов, и вскоре отряд был окружен двумя десятками всадников из личной стражи султана. На мою радость, их привел катиб аль-Исфахани. Он обратился к рыцарю Джону с такими словами:
       - Великий султан, да возвеличит его Аллах над всеми властителями, велит кафиру, присягнувшему ему на верность, вместе со своими воинами посетить место, священное для всех христиан.
       "Такое паломничество им и не снилось!" - пришла мне в голову веселая мысль.
       В безлюдном месте, где когда-то находилось селение Эммаус, остались развалины христианского храма, построенного ромейской царицей Ириной* и разрушенного пять веков назад, в пору персидского нашествия на Палестину. В ту ночь сохранившееся щербатые стены были освещены огнями изнутри и снаружи, и перед входом в базилику был поставлен стол с нехитрым угощением - овечьим сыром и вином, уже разлитым по глиняным плошкам.
       Всех оруженосцев задержали за две сотни шагов от того места, а благородным воинам велели сесть за стол. Место в его главе осталось пустым.
       Кафиры сели и бессильно опустили руки: каждый из них боялся первым потянуться к вину, которого им не посылал Бог с первого дня заточения. Они опускали глаза и стыдливо глотали слюну.
       Я сделал знак рыцарю Джону.
       Тот неторопливо, но уверенно потянулся к плошке, также неторопливо пригубил, и, обведя воинов неясным взглядом, очень сдержано проговорил:
       - Благословим Господа, братья! Прекрасное вино.
       В следующий миг меня пронизал озноб, ибо даже мне происшедшее показалось чудом.
       А произошло вот что: из мрака на свет внезапно и совершенно беззвучно выступил сам великий султан Юсуф и без церемоний сел во главе стола, как первый среди равных.
       Лица кафиров окаменели, однако султана ничуть не разгневало то, что никто из них не только не вскочил с места, но даже не смог произнести ни единого слова приветствия.
       Великий султан, только обвел их бесстрастным взглядом, потом мягко улыбнулся и рек:
       - Вино создано для вас, кафиры. Без него ваша кровь стынет и замедляет свой ток по жилам. Пейте, и пускайтесь в путь наперегонки со своей кровью.
       Воины повиновались, отхлебнули по глотку, и в их глазах сразу вспыхнули живые огоньки.
       Однако мудрый султан не ждал и не требовал от них благодарности.
       - Не сегодня, так завтра вы затеете между собой спор о том, зачем мне, султану, понадобилось спасать вашего малика, моего врага, - изрек он, - и этот спор затруднит ваш путь, как камни, что осыпаются на дорогу, проходящую через глубокое ущелье. Поэтому я сам, султан Египта и Сирии, решил заранее расчистить вашу дорогу. Слушайте и запоминайте мои слова. Ричард - самый доблестный малик и воин среди христиан. И он заключил со мной договор. И мы дали друг другу слово, что, когда он подавит смуту в своей стране и утвердит свой трон, он вернется. Тогда мы вновь станем друг перед другом и спросим Всемогущего Бога, на чьей Он стороне. Тогда всем откроется правда. Но Иблис* не любит правды и действует неправедными путями. То, что случилось с маликом Ричардом, - несомненно происки Иблиса... Среди вас есть франки. Я слышал, что малик франков также обладает алмазной честью и стальной доблестью*. Однако он не заключал со мной договора. Я слышал, что император германцев* тоже был доблестным воином, но он утонул, когда подступил к пределам моих земель. Значит, такова была воля Всемогущего. Остается только малик Ричард. То, что случилось с тем, кого называют Львом, прибавляет наглости собакам. Они начинают сбиваться в стаи и лаять на львов. Надеюсь, храбрые воины, в ваших сердцах останутся мои слова, слова султана.
       Рыцарь Джон поднялся и сказал прежде, чем величественно поклониться повелителю правоверных:
       - Мы вполне уразумели твои слова, великий султан, и до самой смерти сохраним их в памяти.
       Приняв поклон предводителя кафиров, султан так же просто покинул скромную трапезу. Но перед тем, как вновь кануть во тьму, он сделал мне знак. Я последовал за повелителем, и он сообщил мне нечто, вновь удивившее меня до глубины души.
       - Дауд, у меня сегодня было прозрение, - рек он. - Этот кафир будет расспрашивать тебя о жизни султана. Расскажи ему все, что знаешь. С начала и до нынешнего дня. Пусть твоя история упадет, как семя, на просторы дар аль-харба... У меня есть предчувствие, что малика Ричарда спасет истинный воин Пророка. Лучшего и желать нельзя.
       Великий султан сел на коня и в сопровождении своей стражи поскакал в сторону Священного Города. Очень скоро стук копыт стих, а я долго стоял в одиночестве между дорогой и столом, за которым сидели рыцари и вспоминали посещение султана, будто еще один необыкновенный сон.
       Я понимал, что султан поступил очень мудро, явившись кафирам в том самом месте, где они в страхе и благоговении могли бы ожидать явление своего пророка. Но желание султана открыть рыцарю Джону свою жизнь, оставалось для меня неразрешимой загадкой. Ломая над ней голову, я вернулся к кафирам. Вино было выпито, сыр съеден. Не похоже, что воины все еще остерегались каких-то бесовских козней. Однако они молчали, прислушиваясь к темноте и, видно, ожидали новых чудес, а приглушенные голоса доносились только с той стороны, где во мраке толпились оруженосцы.
       Я с напускной веселостью сообщил воинам, что чудес до рассвета больше не предвидится, а потому пора в путь.
       Мы оставили Эммаус. Воины часто оглядывались, но как только мы выехали на дорогу, все огни в Эммаусе разом погасли. Конечно, кафиры вновь несказанно удивились. А вскоре, к моему собственному удивлению, рыцарь Джон обратился ко мне с просьбой:
       - Султан появился и исчез, как призрак. Нелегко служить призраку. Об этом великий султан сам предупреждал меня... Дауд, ты можешь рассказать мне о нем? Как он родился, как возрастал, как достиг могущества...
       - Могу начать прямо сейчас, - сказал я.
       - Начинай, Дауд, - повелительно сказал рыцарь Джон. - Уверен, что от твоего рассказа на душе сразу станет теплее, а вокруг развеется эта непроглядная тьма.
      
       * * *
      
       В ту ночь, когда будущий великий султан Юсуф ибн Айюб, названный "Благом Веры"*, собрался, по воле Аллаха в трудный путь из материнского лона в земную жизнь, дабы славно послужить Всемогущему, его отец Наим ад-Дин Айюб поспешно собирался покинуть вместе с семьей свой дом в крепости Такрит что находится на правом берегу реки Тигр. Он отправлялся в Мосул, на службу к атабеку Имаду ад-Дину Зенги, могущественному властителю северных областей Сирии, который первым возвратил в пределы дар аль-Ислама часть земель, захваченных кафирами-крестоносцами*.
       То было смутное время. Если бы воины Ислама объединились, то они смогли бы за шесть дней завоевать все поднебесные земли, а на седьмой день отдохнуть от благих трудов. Однако султаны, атабеки и эмиры тратили силы в междуусобицах, и каждый старался доказать, что именно он поставлен властителем над всеми единоверцами. Иерусалимское королевство христиан представлялось в ту пору огромной скалой, упавшей с небес на священные земли в назидание тщеславным гордецам.
       Айюб вместе со своим единоутробным братом Ширку* происходили из знатного курдского рода, проживавшего раньше на армянских землях, неподалеку от озера Ван*, такого чистого, что звезды отражаются в нем не от поверхности воды, а от самого дна, и ночью еще не пойманную рыбу видно в его глубине лучше, чем пойманную и вытащенную на берег днем.
       Так случилось по воле Всемогущего Аллаха, что два гордых курда некогда поступили на службу к багдадскому султану Масуду, а он направил их в крепость Такрит, под начало некого Бихруза. Этот Бихруз был сначала рабом султана (и вдобавок греком), однако, благодаря своей незаурядной сметливости, заслужил его милость и даже получил Такрит себе в удел. Бихруз назначил Айюба комендантом крепости, но каково было курду служить в действительности не султану, а рабу!
       Вскоре Бихруз узнал о тайных сношениях братьев с доблестным атабеком Зенги, собиравшем силы для войны с крестоносцами. Султан Масуд опасался его, и тогда Бихруз решил изгнать обоих братьев из своего города.
       В ночь изгнания и родился будущий повелитель Востока. Видимо, младенец торопился увидеть перед отъездом свой дом и, по курдскому обычаю, прикоснуться к стуну*, подпирающему его кровлю.
       Говорят, не было никаких знамений, предвещавших рождение великого властителя. Напротив, ночь была удивительно тиха, если не считать того, что отец Юсуфа, выйдя из дома, громко кричал (также согласно обычаям курдов), чтобы своим криком помочь своей супруг разрешиться младенцем.
       Роды были нелегкими. Схватки начались едва не в полдень и затянулись за полночь. Благородный Айюб давно охрип, а собаки устали лаять и завывать, вторя по-своему его крикам. К тому же он и его брат очень торопились пуститься в дорогу, поскольку опасались новых козней со стороны Бихруза. Они намеревались покинуть город задолго до рассвета, и оба уже начинали сетовать на то, что третий отпрыск Айюба задерживает отца на месте в такой и без того нелегкий час. Казалось, младенец знал, какая нелегкая дорога жизни ему предстоит, и хотел задержаться подольше в теплом чреве матери.
       Видя волнения и хлопоты взрослых, один из двух старших братьев будущего султана (имя его упоминать не стоит, ибо заговорил он по отроческому недомыслию) подошел к отцу и, едва раскрывая глаза, сонно проговорил:
       - Лучше бы его продать египетским торговцам.
       - Кого?! - изумился отец.
       - Того, который в животе у мамы. Будет легче ехать.
       В тот день в Такрите побывали египетские торговцы и удивили всех своим богатством.
       Айюб разгневался было на сына, однако грозный воин Ширку утихомирил его, и сказал своему племяннику:
       - Однажды такое уже случилось. Старшие братья продали младшего египетским торговцам, а младший брат сделался в Египте властителем, и старшие стали служить ему. Знаешь, как его звали?
       И когда мальчик потряс головой, Ширку назвал имя:
       - Юсуф*.
       В тот же миг из дома послышался крик младенца.
       - Всемогущий Аллах! Да он откликнулся на это имя! - радостно воскликнул Айюб. - Как же я раньше не догадался громко перечислять имена, а не орать посреди ночи, как умалишенный!
       Тут все забыли про грозящие опасности и дороги, желая узнать, кем же суждено стать новорожденному - великим воином или знатоком Писания, хадисов* и законов. Положили на ковер меч и калам*, и когда повитуха бросила на ковер отрезанную пуповину, она, всем на удивление, упала между мечом и каламом. Времени на размышления по этому поводу уже не было. Младенца омыли холодной водой, как это обычно делают курды, приложили к стуну и понесли в повозку.
       - Какой ты хороший, мой сын! - обрадовалась мать, увидев своего позднего сына после его первого купания. - Воистину "прекрасный Юсуф"!
       - Он отозвался на это имя, когда еще был в утробе, - сказал Ширку и, к ужасу брата, рассмеялся так оглушительно, что собаки, наверно, залаяли и в самом Багдаде.
       Вот при каких необычных обстоятельствах младенец стал Юсуфом. Первый глоток молока будущий султан сделал уже в дороге. И это был глоток козьего молока. Мать долго отходила от тяжких родов, и у нее молоко появилось не сразу.
       Отец опасался, что Бихрузу придет в голову какой-нибудь коварный замысел, опасался погони. Страх сопровождал семью подобно заунывному скрипу колес их повозки и стуку копыт. Так и соединились в глубокой памяти маленького Юсуфа вкус молока, дорога и опасность. Сколько дорог не пришлось одолеть в жизни великому султану, но всякий раз, стоило ему тронуться в путь, как он начинал ощущать смутную тревогу, потом во рту у него появлялся молочный привкус, и тревога начинала отставать позади. И где бы ни был великий султан, стоило нагрянуть какой-либо опасности, ему сразу начинало казаться, будто он двинулся куда-то по ночной, незнакомой дороге, и тут достаточно ему было хлебнуть глоток козьего молока, как самые мрачные опасений сдавались и уступали место спокойствию и холодному расчету. Но надо признать, что всю свою жизнь султан не любил дорог - ни коротких, ни долгих, ни дорог из дому, ни даже обратных дорог.
       Айюб благополучно достиг Мосула и быстро возвысился на службе у атабека Зенги, который сначала поставил благоразумного и рассудительного курда комендантом крепости Баальбек, а затем назначил своим личным представителем в управлении Дамаском. Айюб сумел пристроить на хорошую службу и своих сыновей, поэтому можно сказать, что первые двадцать лет своей жизни Юсуф продолжал двигаться по дороге, предначертанной его отцом.
       После смерти Зенги его расширившиеся владения были разделены между тремя его сыновьями. Среднему, Нур ад-Дину Махмуду, достался Халеб, и вместе с Халебом он прихватил себе самого лучшего управляющего - Наима ад-Дина Айюба, его сыновей и его брата Ширку. Нур ад-Дин скоро приметил молодого, красивого лицом и очень разумного в речах Юсуфа и взял его в свою свиту.
       Жизнь шла своим чередом под покровительством нового атабека, но однажды утром, когда Юсуф был свободен от службы и читал книгу, сидя во дворе дома, предоставленного отцу для службы в Дамаске, он в прохладной сени старой шелковицы вдруг почувствовал на душе тревогу, ту самую "дорожную тревогу", хотя никаких дальних путей как будто не предвиделось. Он оторвался от чтения и невольно посмотрел в небеса, словно ожидая ответа от Всемогущего Аллаха. Небо было ясным и безмятежным, и ласточки летали в нем высоко, своим полетом не предвещая никакой бури.
       Внезапно ворота дома широко распахнулись, во двор ворвался вихрь, и надвинулась тень огромной тучи. То был, конечно, веселый и буйный дядя Ширку, о котором говорили, что его тень остается стоять и размахивать тенью сабли, когда сам он исполняет молитву, а его дамаскский клинок спит в ножнах.
       Теперь дядя Ширку и впрямь наступал на племянника с саблей наголо. Все, кто увидел его, замерли от изумления и затаили дыхание. Только Юсуф глядел на дядю спокойно, если не сказать сонно, невольно выражая недовольство тем, что его оторвали от любимого занятия.
       - Что ты делаешь, племянник?! - громогласно проревел дядя Ширку от самых ворот так, что с шелковицы на Юсуфа и на его книгу посыпались только что завязавшиеся ягоды.
       - Разве ты не видишь, дядя? - вполголоса отвечал Юсуф. - Читаю.
       - Я вижу то, что ты уже к вечеру метишь сделаться настоящим вали*. И что же ты такое читаешь, чтобы безвозвратно утонуть в море мудрости? Скажи мне.
       - "Воскрешение наук о вере"*.
       Дядя Ширку навис над племянником, поигрывая саблей.
       - И как же ты, Юсуф, собираешься воскрешать веру? - грозно проговорил Ширку. - Скажи-ка мне!
       - Я? - изумился Юсуф, но тут же нашелся, что ответить. - Молитвой и знанием, дядя. Чем же еще?
       - И ты туда же! - снисходительно, если не сказать презрительно, усмехнулся Ширку. - Все хотят стать умнее других. Все уткнулись в книги, как ослы в корыто. Оттого-то франки и сидят у нас на плечах, как на ослиных спинах. Вот чем надо воскрешать веру!
       И он воздел к небесам свою саблю.
       - Знай, Юсуф, только ею можно воскресить веру! - с воодушевлением повторил дядя Ширку. - И показал нам эту истину сам Пророк, да пребудет с ним вечно милость Аллаха! Его служение Всемогущему Аллаху началось в битвах против неверных и невежд. Малой силой, побеждавшей большую силу, Пророк доказал, чью сторону принял Великий Аллах... Собирайся, Юсуф, мы идем с войском в Египет, показать свою силу еретикам * и кафирам.
       - В Египет?! - изумленно прошептал Юсуф.
       У него между лопатками пробежал холодок.
       - Не вижу радости в твоих глазах, - нахмурился дядя Ширку. - Ты хочешь остаться и прозябать, как смотритель рынков, всегда воняющий протухшим мясом? Ты не хочешь идти вместе со мной в Египет?
       Это было правдой: Юсуфу совсем не хотелось в Египет. Но он не мог объяснить причину дурного предчувствия, что рождало в его душе слово "Египет", ни дяде, ни даже самому себе.
       - Я думал, что служба у атабека, да пребудет с ним... - начал было он свою неясную мысль, но дядя перебил его.
       - Что наш атабек - мудрейших из мудрых, и так ясно, - Тут Ширку отмахнулся саблей от всех прочих славословий. - Недаром, он сказал мне: сообщи Юсуфу мою волю и сразу веди его ко мне.
       - Повелел сам атабек? - еще больше изумился Юсуф.
       - Брось книжку и пошли! - коротко рыкнул дядя Ширку, и вложил саблю в ножны, хотя тень последовала примеру хозяина только за порогом дома.
       Атабек Нур ад-Дин принял их в саду своего дворца, сидя на атласных подушках и попивая щербет*. Он был худощав и внешностью напоминал мудрого дервиша, однако - дервиша, облаченного в очень богатые обежды.
       Еще издали он бросил на Юсуфа короткий, проницательный взгляд, и едва оба курда склонились перед ним, как он насмешливо обратился к старшему:
       - Что, Ширку, не хочется твоему племяннику в богатый Египет? Он не любопытен?
       - Правда, атабек! - развел руками Ширку. - Ему, видно, не терпится стать отшельником и провести остаток жизни в пещере или дупле. Но этот молчун с детства таит свои мысли.
       Атабек заметил и то, что Юсуфа вовсе не оскорбила "догадка" дяди. Он пригласил обоих опуститься подле себя на ковер и, предложив старшему сладкое угощение, левой рукой протянул Юсуфу чашку со щербетом. Тот обомлел, а у дяди и вовсе глаза едва на лоб не вылезли, когда он увидел, что атабек так благоволит к его племяннику.
       - Когда старшие братья продавали прекрасного Юсуфа египетским торговцам, - напомнил атабек о старом предании, - ему не очень-то хотелось попасть в ту далекую, богатую страну. Верно, Юсуф?
       - Да, атабек, - немного растерянно отвечал молодой воин его свиты, держа чашку со щербетом, словно бутон необыкновенного цветка. - Иначе и быть не могло.
       - Но потом Юсуф стал большим человеком в Египте, и очень богатым, на зависть своим братьям, - напомнил атабек и счастливый конец этой истории. - Верно, Юсуф? Пей. Остуди голову. Хотя она у тебя всегда холодная...
       Тот повиновался и сделал неторопливый глоток, пытаясь поскорее разгадать замысел своего повелителя.
       - Так тебе все еще не хочется в Египет? - спросил Нур ад-Дин и хитро прищурился.
       - Воля атабека, да смилуется... - начал было Юсуф, не кривя душой, но атабек поднял руку, прерывая его славословие, и посмотрел на Ширку.
       - Племянник, в Египте нас ждут огромные богатства, - деловито, как торговец, сказал тот, уже не размахивая руками, что было непохоже на буйного дядю Ширку.
       Юсуфу показалось, что сам атабек заранее велел дяде привести такой довод в пользу путешествия в Египет. Дальнейший разговор убедил его в этом.
       - У халифа * золота больше, чем песка в пустыне. У него есть целый сад, где вместо земли - позолоченное серебро и надд, а все деревья в нем также сделаны из позолоченного серебра. На них висят плоды из амбры.
       Так пытался дядя поразить воображение племянника в то время, как тот лихорадно размышлял, почему атабек снизошел до того, чтобы тратить время на уговоры своего слуги, а не отдал приказ седлать коня и пускаться в путь.
       - А еще у халифа есть петух с гребнем из красного яхонта, осыпанный жемчугами, и с яхонтовыми глазами, - продолжал расписывать дядя богатства Мисра*. - И сотни прочих диковин. Вот еще золотая пальма и яйцо из бадахшанского рубина весом в двадцать семь мискалей*. На это стоит взглянуть хотя бы одним глазом... а лучше потрогать, а еще лучше...
       - Ширку! - прервал эту опись хитрый атабек и грустно покачал головой. - И всей эту сверкающую пыль ты пускаешь в глаза моему воину, у которого не то, что динар никогда не прилипнет к ладони, но даже дирхем* не пристанет к подошве, если Юсуф на него невзначай наступит.
       Ширку словно подавился и удивленно посмотрел на повелителя: ведь тот сам велел ему искушать племянника, а теперь попрекает!
       Атабек же таким способом восхвалил неподкупность Юсуфа и лишний раз напомнил ему о том, почему юноша удостоился чести быть принятым в свиту. Несколько лет назад, когда Юсуф вместе со своим братом служил в военном гарнизоне Дамаска, он уличил в обмане гарнизонного казначея. Тот пытался откупиться от Юсуфа. Однако молодой воин, отказавшись от денег, поступил странным образом: он не выдал казначея, а сам отказался от службы, чем навлек на себя немало неприятностей. Началось разбирательство, и по воле Аллаха, правда открылась. История дошла до Нур ад-Дина. Казначей был наказан, а юный курд вскоре оказался среди приближенных атабека.
       - Носящие имя Юсуф, обычно разбираются в толковании снов, - проговорил атабек. - Попробуй разгадать сон, который я видел сегодня. Мне привиделось, будто по морю, на корабле прибыли на наши земли четыре тощие коровы и, сойдя на берег, съели самую тучную корову из моего стада. Потом появился лев, который стал подкрадываться к этим плотоядным коровам. Но всякий раз, когда он собирался броситься на коров, на него сзади нападали шакалы и кусали льва за ноги и бока. Все же ему удалось задрать одну корову. Но на большее у него не хватило сил... Это еще не конец сна, но попробуй истолковать то, что уже услышал.
       В древнем предании Юсуф-Иосиф разгадывал подобный этому сон фараона, но в том сне не было льва, а тощие коровы означали голодные годы, которые поглощали запасы, оставшиеся от урожайного года.
       Размышляя над вымышленным сном атабека, Юсуф вдруг почувствовал облегчение.
       - Атабек! Полагаю, что четыре тощие коровы - это четыре королевства франков* на нашей земле, а лев - истинный воин Ислама, который начал джихад* и уничтожил одну из этих коров. Твой отец, атабек, Имад ад-Дин Зенги, мир да пребудет над ним.
       - А волки? - с довольным видом полюбопытствовал Нур ад-Дин.
       - Те, кто ведет междуусобные войны и тем самым мешает изгнанию франков со Священной Земли.
       Атабек хлопнул в ладоши.
       - Ни один мудрец-звездочет не смог бы превзойти тебя в толковании! - сказал он. - Значит, тебе ничего не стоит раскрыть смысл и второй половины сна. Лев долгое время не приходил. Потом внезапно позади тощих коров появилась одна тучная корова с золотыми рогами. Она-то и съела всех тощих коров. Но куда же делся лев? А он оказался в шкуре этой тучной коровы. Он разодрал шкуру, вышел наружу и стал царствовать на всех обозримых землях. Отныне ему уже были не страшны никакие шакалы. Что скажешь, Юсуф? Тому, древнему Юсуфу, верно пришлось бы поломать голову.
       "Нынешний" Юсуф невольно улыбнулся:
       - Мне кажется, и тут смысл не темен: если Египет окажется в руках сильного властителя, то он сможет без особого труда победить кафиров.
       - Тебя сразу нужно делать везиром! - воскликнул Нур ад-Дин.
       - Но если воевать с Египтом, чтобы его захватить, тогда наши силы могут ослабнуть, и тощие корову снова сытно полакомятся, проглотив тучную корову и ослабевшего льва, - осторожно добавил Юсуф, глядя прямо в проницательные глаза атабека.
       Дядя Ширку снова поперхнулся и побледнел.
       - В тебе уже просыпается талант благоразумного военачальника, Юсуф, - сказал, ничуть не посуровев, атабек. - Но кто тебе сказал, что мы будем воевать с Египтом? Дело куда более запутанное, как раз по твоему уму.
       Юсуф знал и раньше, что Египтом правит малолетний и болезненный халиф аль-Адид, вернее не он, а - его приближенные, воюющие между собой за место везира с не меньшим размахом и упорством, нежели войска правоверных - с франками. Зато в то утро он узнал свежие новости. Ко двору Нур ад-Дина прибыл бывший египетский везир Шавар. Соперники пересилили его, отобрали место, и теперь он обратился за помощью с атабеку, чтобы, опершись на его силу, восстановить "справедливость".
       - Ты нужен прежде всего для того, - сказал Нур ад-Дин Юсуфу, - чтобы постоянно напоминать своему дяде: его войско на этот раз идет не захватывать престол Фатимидов, будь они трижды еретиками, а восстанавливать законную власть. Ведь наверняка доблестный Ширку уже пропел на весь город песню, что он идет походом на Миср, верно?
       Ширку смущенно закряхтел, а атабека вполне удовлетворил прямой, честный взгляд Юсуфа, который не проронил ни слова, а только поклонился господину.
       Следующая новость, сообщенная атабеком Юсуфу, очень удивила его.
       - Знай... но забудь то, что сейчас услышишь, - предупредил его Нур ад-Дин. - По нашим сведениям, Шавар хранит большую часть своего богатства в подвалах Акры, у крестоносцев. Так повелось издавна. Многие эмиры и везиры стакнулись с Иблисом и тайно хранят свое золото у крестоносцев, страшась не столько их обмана, сколько - своих султанов и ближайших недругов. Генуэцы же пускают их золото в оборот и исправно платят проценты. Золото Египта становится основой их процветания, а кафирам выгодно делать вид честных ростовщиков. Все получают выгоду. И чем больше выгода, тем крепче держат франки в своих руках Священный Город. Что скажешь?
       - Воистину происки Иблиса! - только и ответил ошеломленный Юсуф.
       - Однако вчера мы тайно, через посредников, помогли противникам Шавара, а сегодня мы открыто помогаем Шавару, - посвятил атабек Юсуфа. - И вот ты сам узнал об этом. Опасная тайна, верно, Юсуф?
       У Юсуфа пересохло в горле. Он судорожно сглотнул и проговорил:
       - Не значит ли это, что вскоре Шавар обратится за помощью к крестоносцам и невольно выманит их, как лису из норы?
       Атабек расплылся в улыбке.
       - Тебе полезно знать тайны! - с довольным видом проговорил он. - Твой доблестный дядя прав. Прочь книги - ты начитался довольно. Излишек, как и лишний кувшин вина не пойдет на пользу. Хотя я знаю, что ты не берешь в рот и капли вина. Прочь игры. В поло* я как-нибудь обойдусь без тебя, для этой забавы подберем безусых... Но все же ты остаешься глупцом, если не догадываешься, почему именно ты нужен мне в Египте. Собирайся в дорогу.
       Когда курды уже покидали дворец атабека, один из его телохранителей задержал Юсуфа уже в воротах вернул назад. По отяжелевшей походке удалявшегося Ширку легко было заметить, что у него на плечах хомутом повисла зависть, а ноги сковала растерянность.
       - Я знаю, что ты не ослепнешь от золота, - проговорил атабек Юсуфу в самое ухо, когда тот по знаку низко склонился перед повелителем. - Значит, ты сможешь стать в Египте моими глазами. Все примечай и запоминай, что увидишь. Ты отмечен знаком удачи. Клеймо удачи у тебя на лбу. Никто не видит его. Я вижу. Ты станешь залогом моей будущей победы. А твое имя - моим дорожным талисманом. Твой дядя Ширку доблестный воин, но и только. Ты понял, о чем я говорю?
       - Воля Всемогущего Аллаха, - растерянно прошептал в ответ Юсуф.
       - Да будет так! - хлопнул в ладоши атабек Нур ад-Дин. - А теперь иди!
       Но стоило Юсуфу попятиться на несколько шагов, как атабек снова остановил его жестом своей десницы и спросил издали в полный голос.
       - Тебе известно, что такое джихад?
       "Ты помнишь, как тебя зовут, Юсуф?" - мог бы спросить атабек и удивил бы его в меньшей степени. Однако Юсуф постарался не выдать своего удивления и коротко ответил:
       - Меч, сердце, язык и рука, отданные для торжества учения Пророка, да пребывает с ним вечно милость Аллаха.
       - А как ты думаешь, почему Всемогущий Аллах позволил кафирам прийти из далекой страны и немногочисленным войском захватить наши Священные Земли и даже Аль-Кудс?
       - За наши грехи...
       - Кафиры, хоть и сотворены Всемогущим, погрязли в куда большем грехе - неверии.
       - За наше маловерие?
       - Но если положить на чашки весов наше маловерие и их неверие... На одну чашку то, что они называют "священной войной за освобождение гроба Господня", а на другую доблесть наших воинов и мудрость наших вали... - И атабек продолжал смущать ум молодого Юсуфа, не давая ему подумать над ответом. - Если бы воины-кафиры не прикрывались именем и крестом смиренного пророка Исы, который призывал любить всех людей, даже врагов, удалось бы им тогда захватить Палестину, где жил их пророк? Удалось бы им совершить здесь столько кровавых злодеяний?
       - Атабек, я сам давно хотел бы услышать ответы на эти вопросы от какого-нибудь мудрого вали, - хрипло ответил Юсуф, - но до сих пор не встретил такого.
       - Может быть, Всемогущий Аллах послал на наши головы кафиров с их "священной войной", чтобы нам самим открыть глаза на истинный путь джихада?
       Юсуф совсем растерялся.
       - Подумай об этом в Египте, - улыбнувшись, дал совет атабек. - Говорят, Еипет издревле способствовал развитию ума так же, как ревень способствует очищению желудка. Иди, Юсуф, и да поможет тебе Аллах! Ты начинаешь свой джихад сегодня. И вот тебе еще один повод к приятным дорожным размышлениям. Знай, что халиф платит самой тощей франкской корове двести тысяч золотых динаров в год только за то, чтобы она не забредала на его земли. Теперь Шавар пообещал, что за восстановление своих прав заплатит треть годового сбора. Если произвести нехитрый расчет, что выйдет?
       Юсуф не знал, что ответить.
       - Не верю, что ты не силен в математике, - усмехнулся Юсуф. - Хотя признаю, э т а математика для тебя еще непроста. Расчет показывает, что Шавар обманет.
       - Но ведь у нас всего две тысячи всадников! - если и не ужаснулся, то, по крайней мере, встревожился Юсуф.
       - И это малое число - слагаемое самого верного расчета, самой верной прибыли, - сказал Нур ад-Дин. - В мире, где на чашках весов умещаются целые города и царства, царят иные меры весов и иные правила счета. Подумай об этом и не о чем не беспокойся. Только успокаивай своего дядю в трудный час, не дай ему потерять благоразумие. Сил у вас и так немного... Я знаю, к тебе он прислушается. Вот увидишь, скоро наступит день, когда он сначала огорчится, а потом очень обрадуется моему подарку, хотя и не сможет взять его в руки...
       Юсуф покинул дворец атабека, обескураженный не меньше своего дяди.
       Двухтысячное войско, состоявшее в основном из туркменских всадников, а также - из небольшого курдского отряда, выступило в тот же день.
       Под вечер Юсуф увидел "сокрушенного везира" Шавара, бронзовокожего человека с очень холодным глазами, похожими на две темных рыбки, замершие на дне мелкого озерца и готовые исчезнуть при любой опасности. Египтянин глянул на эмира Ширку безо всякого уважения, а к Юсуфу присмотрелся пристальнее, и уже всю дорогу тому казалось, что бывший везирь не сводит с него глаз, даже когда поворачивается спиной.
       Шавар был одет в белые фатимидские одеяния с такими широкими рукавами, что в них можно было незаметно держать саблю, готовую к нанесению удара. На плечах у него висел легкий плащ из дорогого алого дибаджа*, а конец тюрбана плотно обтягивал снизу его подбородок, словно без того у него бы, как у мертвеца, сразу бы отвалилась челюсть. Тюрбаны с такими перевязями носили в Египте все фатимидские везиры и эмиры.
       Когда Салах ад-Дин попрощался с отцом и, получив его благословение, тронулся в дорогу под предводительством своего дяди, он сразу почувствовал во рту привкус козьего молока.
       "Повинуюсь Твой воле, Всемогущий Аллах! - обратился он к Господу. - И если ты вправду благоволишь ко мне, то прошу Тебя: раз ты избавил меня от искушения богатством, то избавь и от другого - искать и надеяться на удачу, как на золото."
       Так взмолился про себя будущий великий султан, подобно Юсуфу, герою древнего предания, отправляясь, как и он, в Египет не по своей воле.
      

    * * *

      
       Тем временем, наступал рассвет, и я, не обращая внимания на сердитый вид сквайра Ивана, стал расталкивать рыцаря Джона, уже давно похрапывавшего в седле.
       Тот очнулся и недоуменно огляделся по сторонам.
       - Надо же, заснул, как ворона на ветке! - усмехнулся он, хлопая глазами. - Ты никак что-то рассказывал, Дауд, - смутно вспомнил он. - Прости, я ничего не запомнил.
       - Я запомнил, мессир, - донесся голос Ивана. - Если прикажете, повторю слово в слово.
       - Однако, мне привиделся очень странный сон, - вдруг стал припоминать англичанин. - Будто я сам не кто иной, как султан Саладин, и еду завоевывать Египет. Вокруг глухая ночь, дороги не видно, а сколько войска позади меня, то одному Богу известно. Может, десять тысяч, а может, всего полдюжины разбойников, которые раздумывают, не зарезать ли им своего предводителя, забрать его коня и оружие и удрать, пока темно.
       - Да во сне вы слышите лучше, чем наяву, мессир! - изумился его оруженосец. - Слова уже не добавишь.
       В Яффу мы вошли, как и соответствовало замыслу, на закате дня. Я устроил рыцарей на окраине, в отведенном для них заранее доме, предупредил их, чтобы они не покидали временное убежище дальше внутреннего двора и отхожего места, а сам поспешил туда, где меня должен был дожидаться еще один тайный проводник, генуэзец Альдо Неро, по кличке Черная Камбала, один из лучших лоцманов во всем Средиземноморье.
       Разумеется, я успел переодеться в укромном уголке и появился на улице уже в образе его соотечественника.
       Мой путь лежал в генуэзскую таверну с двусмысленным для христиан названием "Манна небесная". Перекусить в ней и вправду можно было сытно, хотя и далеко не даром, как когда-то евреи пообедали в пустыне. Здесь Всевышний "спасал" от голода уже за приличную плату и - только состоятельных торговцев и судовладельцев, как кафиров, так и мусульман.
       Можно было просидеть в таверне целый день и не заметить Альдо. У него было особое место: в тени, у стены почти угольного цвета, сооруженной из корабельных досок, что были собраны в волнах прибоя после сильных штормов. Сам он ходил в одеждах неброских цветов, и за столом почти не шевелился. Точь-в-точь камбала, притаившаяся на дне. Сходство с этой донной рыбиной усугубляли очень близко посаженные глаза.
       Войдя в таверну, я сделал вид, что не заметил его. Ему это всегда очень нравилось, а я рассчитывал на его расположение.
       - Дуччо, ты как всегда не замечаешь старых друзей! - услышал я вкрадчивый шепот, изобразил приятное удивление и подсел к его столу.
       В глазах Альдо так и сверкали, как далекие звезды, мириады разных тайн.
       - На этот раз ты торгуешь баранами, не так ли? - подмигнул он мне.
       Я сдвинул пряжку на поясе и протянул ему под столешницей еще одну опасную тайну, "завернутую" в кусочек пергамента.
       Он живо схватил послание - я даже не почувствовал прикосновения его пальцев - и бесшумно выскользнул в боковую дверь. Пока он отсутствовал, я использовал начищенный медный поднос в качестве зеркала и обозрел посетителей таверны, сидевших у меня за спиной. Только один магрибинец показался мне подозрительным: слишком уж сосредоточенно обгладывал он баранью ногу.
       - Одно дело сделано, - сказал Альдо, вновь возникнув на фоне черной стены. - Можно идти в гавань...
       - Сначала мой заказ, - потребовал я.
       - Зачем тащить лишний груз в трюме? Заберешь перед отплытием, - услужливо посоветовал Альдо.
       - Мне виднее, - уперся я.
       Мы вышли вместе через входную дверь, как обычные посетители, и магрибинец быстро оглянулся нам вслед.
       Лоцман повел меня вверх по узкой улочке, и вскоре мы оказались в доме, по виду давно покинутым обитателями. Альдо вынул из стены камень и достал из ниши мешок. Подойдя к столу, он шумно сдул с него пыль, а потом подвинул стол ближе к свету и, оставив мешок посредине столешницы, отступил с важным видом.
       Я развернул мешковину, и сердце мое дрогнуло.
       Да, это была великолепная работа!
       - Лион? - спросил я.
       - Реймс! - снисходительно хмыкнув, сказал Альдо. - Посмотри, какая сталь.
       Я стал осторожно соединять детали, все они сцеплялись легко и плотно, как пальцы на моих собственных руках. Колесцо, "челюсть", спусковой крючок - все было невесомым, но очень прочным. Тисовое ложе с прикладом можно было скрыть в рукаве. Легкий стальной лук напоминал взмах голубиных крыльев, а жилой тетивы можно было тонко нарезать яблоко. В собранном виде этот великолепный самострел a cric* целиком помещался на предплечье. К арбалету прилагались шесть стрел-"болтов", тоже чудесных произведений оружейного ремесла, умеренно тяжелых и прекрасно уравновешенных.
       Собрав оружие, я зарядил его и перебросил из руки в руку. Ни одна деталь, даже стрела в желобке, не шелохнулась. Такую вещь можно сотворить только искуснейший мастер. Торговаться означало бы оскорбить этого мастера, а вовсе не пронырливого Альдо.
       - Сколько? - спросил я.
       Альдо не был простаком и всегда отвечал вопросом на вопрос:
       - А сколько запросил бы сам, если бы сумел сделать такое "жало"?
       Тогда я снял с пояса кошелек и, положив его на край стола, сделал вид, что начинаю разбирать смертоносный механизм.
       - Сколько? - не удержался-таки генуэзец и потряс кошельком.
       - А сколько бы ты заплатил за голову того, кто наставил бы это "жало" тебе в глаз? - усмехнулся и я и направил арбалет на Альдо Неро.
       У него отвалилась челюсть и подогнулись колени. Тогда я отвернулся от него и стал взаправду разбирать на части свое чудесное приобретение.
       - Дьявол! - хрипло выругался Альдо, переведя дух, и трясущимися пальцами стал перебирать монеты. - Не пригодись я сегодня ночью для спасения твоей шкуры, ты, верно, вышиб бы мне мозги! Ведь никто не знает про эту игрушку, так?
       - Никто! - кивнул я. - И с этого часа - ты тоже.
       Альдо снова вздохнул, едва слышно выругался и продолжил считать выручку. Я его не обидел. Вряд ли кто когда-нибудь платил за самострел цену породистого жеребца.
       Потом мы спустились в гавань, и он указал мне на генуэзский торговый корабль. На него него заносили какие-то товары.
       - Запомни еще одну посудину! - прошептал мне Альдо в самое ухо. - Нащупай языком пятый зуб справа и посмотри в ту самую сторону.
       Так Альдо Неро выдал мне тайну трапезундской галеры с позолоченной бычьей головой на носу.
       - Не подумай, что пираты. Подойдем с правого борта. Помашу факелом три раза, - сообщил он мне а потом предложил вполне дружеским тоном: - Может, оставишь его мне, а ночью заберешь, когда встретимся? Темно будет. Еще промахнешься - упадет в воду, и конец. Жалко. Мне самому будет жалко. Такая вещь!
       - Не промахнусь, - твердо пообещал я ему.
       Мы распрощались. Альдо юркнул за угол, а я еще раз глянул на золоченого быка, с которым придется бодаться посреди ночи и двинулся в обратный путь.
      
      
       ЗМЕИНАЯ ПОЧТА
       Письмо первое
      
       Приветствуем Великих Драконов мудрости и благоразумия и желаем им крепости плоти и стен. Надеемся, что нашему общему благополучию в этом году не помешают более никакие иные заботы, кроме тех, что обеспокоили нас в его первые дни.
       Какие бы чувства не вызвало в ваших сердцах происшедшее с маликом Ричардом, мы с радостью разделим их. Сообщаем, что султан действительно решил довольно странным способом проявить участие в судьбе малика Ричарда. Он снарядил на его поиски небольшой отряд франкских и английских рыцарей из числа пленных, которые присягнули ему на верность. Султан намерен удивить весь мир своим благородством. Приятно, но накладно иметь такого повелителя. Если мы правильно понимаем положение дел в Европе, вскоре при тайных переговорах речь пойдет о выкупе. В случае хотя бы частичного успеха похода этих "крестоносцев султана", он несомненно узнает о выкупе и постарается перебить цену, устраивающую других покупателей. Так он поразит мир во второй раз, и многие христиане увидят в нем самого достойного правителя всех времен и народов. Его слава будет стоить нам немалых затрат. Нет тайны в том, что наш благородный султан презирает золото и нищ, как дервиш. Когда Всемогущий Аллах призовет к себе своего достойного слугу, его родственники едва ли найдут средства для достойного погребения, не говоря уже о строительстве достойного мавзолея для повелителя правоверных*. Закон Пророка ныне запрещает султану поднять налоги выше установленных. Та "Саладинова десятина", которую христианские правители собирали в своих странах для похода в Палестину, сейчас бы очень пригодилась для устройства дальнейшей судьбы малика Ричарда. Если султан узнает о размере выкупа (а сумма, как мы полагаем, окажется сравнима со стоимостью недавнего "крестового похода"), то потребует деньги у нас. Такой ход событий никого не устроит. Деваться будет некуда: придется уменьшать наши вклады в Акре и изымать средства из наших общих торговых предприятий в Европе, Кордове и Хорезме, которые так успешно ведутся. Со своей стороны мы приложим все усилия, чтобы опрометчивая и вздорная затея султана развеялась сама собой, как дым от караванной стоянки. Надеемся, что и благоразумные рыцари, являясь вашими единоверцами (заметим, что ни один из них не принял веры Пророка), воспользуются поводом и найдут способ оставить присягу, не роняя своего достоинства. Сообщаем их имена.
       ..............................................................................................................................
       Все же считаем необходимым применить против замысла султана более действенные меры, надеясь, что с вашей стороны не будет возражений. Кроме того, мы должны быть готовы к неприятным капризам султана и так же хотели бы рассчитывать на использование в этом щепетильном деле части "Саладиновой десятины" в том случае, если английскому престолу не удастся своевременно решить вопрос о выкупе. Со своей стороны, при любых действиях султана, способных нанести вам ущерб, мы оставляем за вами полное право использовать половину вклада, в свое время оставленного в Акре везиром Шаваром, честолюбие которого некогда победило его благоразумие и погубило его самого.
       Все необходимые сведения о движении отряда "крестоносцев султана" мы получаем из первых рук от верного нам человека по прозвищу Золотой Уж, которого легко узнать по золотистой родинке под левым глазом. При возникновении непредвиденных обстоятельств он будет подробно осведомлять не только нас, но и вас, через вашего сенешаля* в Акре.
       Траты неизбежны, но стоит приложить усилия, чтобы снизить их до размера обычных дорожных расходов.
       Мир вам и благополучие, держатели северных путей.
       Дальнейшие послания будут переданы в тайнописи книги Сивилл. Ключ находится в списке, хранящемся у лекаря ибн-Васила, на улице святого Лазаря.
      
      

    ГЛАВА 5

    О ловушках, предназначенных для зверей и для охотников

      
       Прежде, чем показаться на глаза рыцарям в новом обличии, я полюбопытствовал, чем они занимаются и о чем говорят в мое отсутствие. Времени прошло достаточно для того, чтобы им сговориться и составить план, как унести ноги, посмеявшись над благородством султана. Кое-кто из сильных мира сего немало порадовался бы такому замыслу и, возможно, в награду за сообразительность даже оставил бы рыцарей в живых и даровал бы им полную свободу действий.
       Я забрался на крышу дома и, осторожно сдвинув одну из черепиц, поглядел на рыцарей с высоты полета летучей мыши. К моему удивлению, все они вместе с оруженосцами сидели тесным кружком и очень внимательно слушали рассказ рыцаря Джона о юности султана Салах ад-Дина Юсуфа ибн Айюба. Замечу, что только сквайр Айвен по ходу рассказа занимался делом. Он где-то успел раздобыть небольшую старую сеть с мелкой ячеей - наверняка, выходил из дома, нарушив запрет - и теперь умело чинил ее.
       Напомню, что в дороге рыцарь Джон слушал меня, заснув в седле, и теперь его собственный пересказ, приукрашенный сновидением, напоминал предание о короле Артуре, переплавленное в одном тигле с нашими преданиями о славном воине Абу Зибаке, победителе великанов и джиннов.
       Рассказ рыцаря уже иссякал, как вода в караваном запасе, так что я вернулся вовремя.
       Я спустился к двери и напомнил о себе условным стуком. Когда дверь открылась, все выпучили глаза и не знали, на каком языке ко мне обратиться. Генуэзец из меня всегда получался лучше некуда.
       - Мы отплываем сегодня после заката, - сообщил я кафирам. - Мамлюки давно погребены, и дорогу до пристани вам, как и мне, придется преодолеть в обличии генуэзских торговцев. Цель нашего плавания - Задар. Оттуда мы доберемся до германских земель. На море у нас будет не меньше врагов, чем на суше. Кроме простых пиратов, мы повстречаем более опасных хищников в пиратском обличии. Такова не самая лучшая новость.
       - Новость? - усмехнулся рыцарь Джон.
       - Как ни странно, новость, - спокойно уверил я его. - И эта новость означает, что придется нападать первыми, чтобы застать врага врасплох.
       Я окинул пристальным взором всех - и рыцарей, и оруженосцев - и приметил, как дрогнули и сжались губы у одного из оруженосцев, словно прятавшегося за чужим плечом.
       - Теперь понадобится пара абордажных крючьев и веревки. Мы должны незаметно пронести их на корабль, - сказал я, не выдавая своих подозрений. - Сейчас один из оруженосцев пойдет со мной. Кто хочет?
       - Я бы с радостью, - тут же откликнулся сквайр Айвен, но почтительно глянул на своего господина и добавил: - ...если позволит мессир.
       "Мессир" же с подозрением посмотрел на меня.
       - А ты не хочешь пойти со мной, Салех? - спросил я того, кто прятался за чужим плечом.
       - Повинуюсь, - донесся чуть дрогнувший голос Салеха.
       - Хорошо. Я пошлю тебя одного. Ты знаешь, где живет кузнец Ибрахим?
       - Не знаю, - ответил Салех, и я понял, что этим ответом он получил повод задержаться в городе по своим делам, а потом оправдаться тем, что не сразу нашел дорогу к Ибрахиму.
       - Я знаю! - вновь нетерпеливо откликнулся Иван. - Я покупал у него нож после того, как меня ограбили в Яффе. Вот была беда. Только я ступил на Святую Земли, как четыре молодца, все христиане, приперли меня к стене кинжалами и обобрали. Если бы их тогда не спугнули люди мухтесиба, то там, на пристани, и кончилось бы мое хождение ко Гробу Господню.
       - А на какие же деньги тебе удалось купить нож? - удивились мы.
       - Язык не поворачивается сказать, что десяток тирских динаров мне Бог послал, - хитро прищурился сквайр Айвен, - Не помню, откуда они взялись, ведь один священник отпустил мне грехи.
       - А сеть откуда? - спросил я. - Тоже не помнишь?
       Оказалось, что сеть из подвала под домом.
       Узнав, что Иван хорошо знает Яффу, я немного поразмыслил и отправил руса к Ибрахиму, велев закутать голову, как это делает бедуин в час самума. Салех, как я приметил, огорчился моему выбору.
       Наступал еще один час ожидания, и я предложил рыцарям послушать продолжение истории о великом султане.
       Все живо согласились.
       Тогда я вытащил из-под одежды висевший у меня на шее золотой медальон, снял его и покачал перед глазами слушателей. Медальон ярко заблестел при свете масляного огонька, и слушатели невольно прищурились.
       - Такой же талисман со словами из Священного Корана, оберегающими путника в дороге, повесил себе на грудь воин Юсуф перед тем, как сесть на коня и двинуться с туркменским войском в Египет.
      
      
       * *
      
       Почти всю дорогу войско шло на рысях. Пыльный хвост растянулся по всей Синайской пустыне.
       Доблестный дядя Ширку очень торопился. Он поднимался с молитвы и снова вскакивал на коня, едва последнее слово, обращенное к Богу, успевало спорхнуть с его языка..
       Однако в пути он свернул к югу, чтобы проехать перед Синайской горой. У ее подножия Ширку натянул поводья и, указав рукой на невысокую, растрескавшуюся от жары и времени вершину, громогласно рек:
       - Вот на этой горе сам Бог говорил с Моисеем! Вся гора содрогалась от слов Бога. Она крошилась! Видишь, какие трещины рассекли ее до самого основания? Она извергала огонь и дым, ибо каждое слово Бога было горячей расплавленного железа. Моисей едва не оглох и не ослеп, и едва не изжарился заживо, но он все запомнил и дал своему народу Закон, который услышал здесь, на этом месте, из уст Всемогущего.
       Ширку поскакал дальше, а Юсуф остался перед горой, затаив дыхание. Он сошел с седла, опустился перед горой на колени и взмолился:
       "Всемогущий Аллах! Мне нужно услышать только одно Твое слово. В громе или пустынной тиши. Только одно! "Иди". "Иди, Юсуф!" И тогда я всей душой приму любую дорогу. - Он вспомнил лукавый взгляд атабека Нур ад-Дина, и снова тревога сжала ему грудь. - Тогда я с радостью встречу любой обман и любую измену, ибо с того часа буду знать, чью сторону принял Ты, Творец всего сущего, и на ком благоволение Твое..."
       Но гора безмолвствовала.
       Только земля гудела и мелко дрожала от топота туркменской конницы, и туча пыли кружилась над коленопреклоненным Юсуфом. Когда у него за плечами пронесся последний всадник, Юсуф, очнувшись от подступившей к нему тишины, вновь поднялся в седло и повернул коня в сторону Египта. Едва приметный ветерок коснулся его затылка. Юсуф прислушался, но тщетно. Гора Синай не дала ответа, и Юсуф поскакал во весь опор, догонять войско.
       Туркменские всадники обрушились на Каир подобно смерчу. Город сдался без боя. Все бывшие приверженцы везира Диргама, который прежде изгнал Шавара, отшатнулись от своего господина, и Диргам, доблестно сражаясь во главе горстки своих телохранителей, пал в неравной битве за пределами городских стен.
       Когда Юсуф увидел поверженного врага, он поразился его гордой стати. Еще до наступления вечера он узнал, что Диргам обладал редким поэтическим даром, а к тому же призывал халифа разорвать все унизительные договоры с крестоносцами и двинуться на них войной.
       Шавар стал вызывать у Юсуфа отвращение. Когда этот змееликий египтянин рассыпался в благодарности перед военачальниками Нур ад-Дина и стал отмеривать лицемерные поклоны дяде Ширку, Юсуф не вытерпел и, не дожидаясь своей доли почета, быстрым шагом вышел из шатра. Он помнил слова атабека и стал дожидаться подвоха.
       Вскоре до него дошла первая дурная весть-примета: Шавар уговорил своего благодетеля вывести все его войско из города, дабы навести в нем порядок, успокоить жителей и, тем самым, скорее собрать обещанное вознаграждение.
       Юсуф молча смотрел, как туркмены вереницей выходят из ворот, как ворота за ними закрываются, и слышал, как шуршат крепкие засовы. Язык прилип у него к небу, и сердце каменело в груди, но он поклялся Всемогущему Аллаху, что не произнесет ни слова предостережения ради безопасности своего дяди и ради того таинственного замысла атабека Нур ад-Дина, прозреть который у него еще не хватало мудрости.
       Спустя еще один час, когда неподалеку от стен уже раскинулись шатры и в котлах закипела вода, в крохотную, потайную дверцу большого города Шавар выпустил гонца, который принес дяде Ширку десять тысяч динаров. Он передал дяде еще и письмо коварного везира: вместе с динарами тот посылал дяде десять тысяч извинений. Он писал, что город и вся страна так запущены, что требуемая сумма в сто тысяч золотых монетвряд ли может быть собрана и за месяц. Шавар вежливо советовал дяде убраться восвояси и подождать дома прошлогоднего снега.
       Пока доблестный военачальник Ширку вожделенно смотрел на жалкую кучку золота, его племянник трижды перечитал письмо везира, а потом внимательно присмотрелся к стенам Каира.
       - Дядя, они уже готовы к осаде, - тихо заметил он.
       Ширку с трудом оторвался от созерцания довольно унизительного богатства, взглянул на стены и застыл. Брови его приподнялись едва ли не выше городских стен. Он судорожно повернулся в другую сторону, словно ожидая увидеть там огромную вражескую армию, подступающую к Каиру, но вечерний простор за пределами стана был пуст, а к стану на запах вареного мяса со всех сторон подступали бродячие псы.
       Дядя Ширку снова повернулся к стенам. Со стен мрачно глядели на чужаков не только простые воины-египтяне, но и чернокожие нубийские великаны из личной охраны халифа.
       Все ворота города были наглухо заперты.
       - Похоже, он обманул нас, - также тихо проговорил Юсуф, решив, что настал час истины.
       У дяди Ширку медленно отвисла челюсть. Он побледнел, потом побагровел, потом накинулся на племянника:
       - Ты знал?! Знал?!
       - Догадывался, - сказал Юсуф. - Но не верил.
       - Что же ты раньше не сказал?! Умник!
       Перед самым лицом племянника дядя взмахнул рукой, в которую, слава Аллаху, не успела попасть его любимая сабля.
       - У меня нет опыта в таких делах, - признался Юсуф. - Боялся испортить твой договор с Шаваром. Но теперь все стало ясно...
       Пока солнце не опустилось за кромку пустыни, дядя Ширку яростно втаптывал свою тень в выжженную египетскую землю, будто надеялся, что она навечно останется темным пятном укора перед глазами подлого обманщика-везира.
       - Проклятый еретик! - бушевал он в облаке поднятой им пыли. - Все они еретики! Слуги Иблиса! Я спалю этот город дотла!
       - У нас нет никаких средств для осады, - спокойно заметил Юсуф. - Но если б и были... Нас в десять раз меньше, чем их. Нас просто обтрясут со стен, как мальчишки отрясают с деревьев абрикосы.
       Дядя Ширку перевел дух, пыль вокруг него осела, и этот доблестный воин, сражавшийся во многих битвах атабека Зенги и его сына Нур ад-Дина с окружавшими их врагами-единоверцами, посмотрел на своего племянника, пошевелил густыми бровями и пробормотал себе в усы:
       - Ты хочешь предложить какую-нибудь хитрость?
       - Хитрости тут наберется немного, - отвечал ему Юсуф. - Есть два выхода. Первый - вернуться домой, собрать большие силы, если то будет угодно атабеку, и наказать Шавара, а заодно и весь Египет. Но тогда прежде, чем мы вступим в пределы своих земель, придется вытереть друг другу спины.
       - Почему?! - изумился Ширку.
       - Потому что наши спины будут изрядно заплеваны, - пояснил Юсуф.
       Ширку снова стал багроветь, и Юсуф, увидев, что дядя вот-вот кинется в одиночку на стены Каира, поспешил открыть ему другой замысел:
       - Но мне кажется, атабек посоветовал бы нам поступить по-иному...
       Дядя прислушался.
       - Мы могли бы сегодня же послать к нему за подмогой, - сказал Юсуф, -а сами быстрым наскоком захватить один из небольших, но хорошо укрепленных городов и держаться там, пока не подойдет помощь. Не думаю, что атабек бросит нас на произвол судьбы. Он всегда говорил, что ты - его лучший военачальник. Если он не поможет, то позор будет на нем, а не на нас, а еретики станут считать его одряхлевшим львом.
       Улыбка, подобная долгому зимнему рассвету, озарила лицо дяди Ширку, а сам Юсуф не смог сдержать тяжелого вздоха. Его дурные предчувствия оправдывались: лечь костьми в Египте теперь казалось ему совсем не долгим делом.
       - Ай, прозорлив атабек, да пребудет с ним милость Аллаха! - Дядя протянул к Юсуфу руки и крепко взял его за плечи. - Из тебя и вправду выйдет славный эмир! Я и сам не сразу до такого додумался! Ты дал мудрый совет - ты и пожинай славу. Бери половину войска и быстро захвати Бильбайс. Это лучшее место, там мы быстрее дождемся помощи. А я, тем временем, обтрясу у них все абрикосы.
       - Они еще не поспели, - с тревогой заметил Юсуф, намекая, что не стоит разделять силы на враждебной земле.
       - Не бойся, - заверил его дядя. - Уж кто-кто, а я не оставлю тебя в трудный час.
       Еще до наступления ночи растаял пыльный хвост, оставшийся от гонца, который поскакал по дороге в Дамаск. Еще до наступления рассвета туркменский стан растаял под стенами Каира, и утром египетские дозорные на башнях вертели головами, тщетно пытаясь различить на окоеме земли мелкую рябь чужого войска.
       Юсуф налетом занял Бильбайс и стал дожидаться добрых вестей, предчувствуя, однако, дурные.
       Сначала к Бильбайсу подтянулось египетское войско. Египтяне, видно, выродились еще при своих фараонах и были неважными вояками. Один туркмен или курд без труда сбрасывал со стены сразу целый сноп врагов. Осада затянулась, минул месяц, а помощь от атабека не приходила.
       Что касается Ширку, то он свое обещание выполнил: едва египтяне обложили Бильбайс, как эмир оставил грабеж восточных областей Египта, вихрем подлетел к стенам крепости и отогнал осаждавших почти до самых стен Каира. Однако халиф не дал своих в обиду и выставил большое войско. Дяде пришлось отойти к Бильбайсу и скрыться за его стенами, разделив с племянником скуку осажденных.
       Вскоре пришла та самая дурная весть, которую предчувствовал Юсуф, недаром он даже вздохнул с невольным облегчением, хотя никакого облегчения вовсе не предвиделось. А узнали осажденные то, что подмога идет, только не к ним, а к подлому обманщику везиру. Шавар уже успел сговориться с кафирами, наобещал им так же, как прежде дяде Ширку, горы золота, и теперь к Бильбайсу двигалось войско крестоносцев во главе с самим иерусалимским королем Амори Первым.
       Настал день, когда со стен Бильбайса осажденные увидели на восточной стороне мира алую полоску зари - штандарты крестоносцев. Франки неторопливо подошли к городу и также неторопливо разбили свои большие шатры позади египетского стана. На глаз можно было насчитать около четырех сотен рыцарей и около полутора тысяч тюркоплей*, легких арабских пехотинцев, служивших кафирам.
       - Их не так уж много, - заметил Юсуф, пытаясь прежде всего приободрить самого себя.
       - С кем легче справиться: с сотней-другой крыс или с дюжиной волков? - на этот раз мудро ответил сам дядя Ширку.
       Мудрости у него прибавилось оттого, что поубавилось воинственного пылу и он начинал терять веру в то, атабек в самом деле пришлет помощь. Когда не на что надеяться, всегда или раскисаешь умом, как квашня, или становишься мудрым, как Моисей, заблудившийся со своим нетерпеливым народом в пустыне.
       - Хитрый лис! Хитрый лис забился в свою нору и сам себя перехитрил! - начинал он тихонько поругивать атабека. - Это я... я убедил его, что Египет нужно взять, пока его не захватили кафиры. У халифа нет настоящих воинов, давно перевелись. Ты же сам видишь, что Всемогущий Аллах лишил их сил за то, что они поклоняются не Ему, а какому-то Разуму, что наполняет их мозги вроде тумана. Но две тысячи - это слишком мало. Десять тысяч - и Египет был бы наш! Но он - скупец. Бережет каждого воина. Боится, что родной брат отнимет у него Сирию. Поэтому Иблис и смеется над нами.
       Кто приободрился, так то египтяне. Они как будто начали стыдиться перед франками своей слабости и полезли на стены куда живей, чем раньше. Франки же не торопились отбивать у них славу победителей. Каждое утро король Амори в белоснежных одеждах, с вышитым на груди золотым львом, важно выходил из своего алого шатра. Ему под колени подставляли небольшое креслице, он опускался на него, без всякого воодушевления наблюдал за очередным приступом, завтракал, отпивал несколько глотков вина из массивного золотого бокала, а затем, словно зрелище быстро наводило на него скуку, грузно вставал и возвращался в свой шатер, откуда уже не появлялся до следующего утра. Его рыцари, когда жара спадала, катались на конях вкруг стен, отъезжали куда-то, возвращались то с тюками, то с пойманными где-то женщинами и ожидали своего часа подобно грифам-стервятникам.
       Так или иначе правда жизни с каждым днем все вернее поддерживала сторону врага. Защитники Бильбайса потихоньку гибли на стенах, один за одним, запасы провианта постепенно подходили в концу.
       В одну из ночей, на исходе третьего месяца осады, Юсуфу во сне привиделись весы, которыми пользуются менялы, только эти весы были огромными. На одной чашке стоял Шавар, а на другой - атабек Нур ад-Дин. Они стояли лицом к лицу и улыбались друг другу. Постепенно чашка с атабеком стала опускаться вниз, но Шавара это не смутило и он продолжал бесстрастно, по-змеиному улыбаться. Юсуф проснулся и похолодел, осознав, что на каждой из чашек лежит ложь, только теперь одна стала перевешивать другую.
       Он поднялся с ложа и обратился к Аллаху. И вновь, как у подножия горы Синай, он умолял Всемогущего открыться, на чьей же Он стороне и кому благоволит, если все кругом враги друг другу и никому в этом грешном мире нельзя верить.
       В эти мгновения к нему вошел, держа в левой руке светильник, дядя Ширку.
       Он заговорил, будто со дна колодца, и голос его был очень мрачным:
       - Ты тоже не спишь, Юсуф?.. Плохая ночь. Мы не удержим крепость. У атабека свои особые замыслы, и он о нас забыл. Погибнуть здесь - невелика слава. Уже некому будет вытереть нам заплеванные спины. Надо сдать крепость. Это не Дамаск. Она никому не нужна. Никому... Но Шавар побоится лишать нас жизни. Я в этом не сомневаюсь. Франку тоже не нужны лишние хлопоты. Он свое дело сделал и получит золото от Шавара, если только этот шакал не обманет и его. Надо сдать крепость...
       -Эмир, ты послушался моего совета остаться в Египте. - Горло у Юсуфа пересохло, и он с трудом сглотнул. - Но я ошибся. Утром я сам пойду к франкам...
       Светильник задрожал в руке Ширку, но сам он ничего не сказал племяннику.
       - Я хочу узнать, сколько их малик запросит за мир, - продолжил Юсуф, видя, что дядя уже готов согласиться. - Ты посмотришь, что произойдет, и решишь, что делать. Теперь, как и раньше, есть два пути.
       - Два? - удивился дядя.
       - Сдать крепость... Или открыть ворота и всеми силами ударить по франкам. Может, Всемогущий Аллах, сделает нам подарок за доблесть и отдаст нам в руки их малика.
       Эмир Ширку долго смотрел на племянника и, казалось, окаменел посреди комнаты.
       - Помолимся Аллаху и дождемся утра - ожив наконец, сказал он уже не таким безнадежным тоном.
       На рассвете, после салята*, Юсуф собрался было идти в стан врага, полагая, что этот намаз был первым в тот день и станет последним в его жизни. Вместе с дядей, пропуская мимо ушей его наставления, он уже спускался к железной дверце, находившейся рядом с вратами, когда воины наверху загалдели и замахали руками, призывая их вернуться на стену.
       То, что Ширку и его племянник увидели во вражеском стане, немало озадачило их. Египтяне беспорядочно слонялись по стану, словно растеряв всех своих сотников, а самые знатные франки вместе со своим королем, сидя на конях, расположились в стороне кругом и что-то горячо обсуждали. Наконец, когда уже появилось солнце, от этого круга отделился один всадник и шагом двинулся к воротам Бильбайса. Египтяне же внезапно стали отходить дальше от стен, явно повинуясь чьему-то приказу. По пути к франку присоединился слуга, глашатай переговоров. Подступив к воротам, он стал просить, чтобы их вдвоем впустили в пределы стен.
       Немногим позже, слушая франка, прекрасно говорившего по-арабски, оба - и эмир Ширку, и его военачальник Юсуф - с трудом скрывали глубочайшую растерянность и только важно кивали.
       Малик Ирусалима, Амори Первый, предлагал мир! Условие казалось еще более невероятным, чем само предложение о мире: это условие заключалось в одновременном, если не сказать "союзном", уходе из Египта обоих войск - франкского и сирийского.
       - Мы подумаем до полудня, - севшим голосом сказал Ширку.
       Франк очень вежливо поблагодарил и вернулся к своим.
       - Уж не чума ли пришла в Египет? - почесав сначала одну щеку, потом - другую, предположил Ширку.
       - Если чума, значит Всемогущий Аллах нас услышал, - откликнулся его племянник, - а если ловушка...
       Но сошлись на том, что Аллах предложил некий третий выход из положения, и мир нужно принять.
       Решено было поступить следующим образом: выйти из Бильбайса в полном боевом порядке, причем возглавить изрядно поредевшее войско (осталось всего чуть больше шести сотен воинов) должен был Юсуф, а замыкать - эмир Ширку. Всем воинам был заранее дан приказ: в случае нападения любого из врагов, тут же собраться в единый кулак и нанести мощный удар по франкам. Все остальное было предоставлено воле Аллаха.
       Когда приготовились выступать из города, все шатры осаждавших были уже сняты. Франки отошли на половину фарсаха* к северу, а египтяне - к югу. Осажденные вышли из города во главе с Юсуфом, а последним выехал из ворот, эмир Асад ад-Дин Ширку с обнаженной саблей в руке.
       Франки так же неторопливо, как и пришли, двинулись обратно, на восток, а египтяне остались на месте. Дядя Ширку несколько раз оглянулся на них и на оставленный город. Когда расстояние до крепости увеличилось до двух фарсахов, он облегченно вздохнул и убрал саблю в ножны.
       Ломать голову над загадкой и дивиться чудесам Творца всего сущего пришлось еще два дневных перехода. Утром третьего дня навстречу запылил гонец, посланный из Халеба, и принес радостную весть: две недели назад атабек Нур ад-Дин нанес жестокое поражение франкам под Харимом, неподалеку от Антиохии, и взял в плен их князей, Боэмунда Антиохийского и Раймонда Триполийского.
       Эмир Ширку вытер со лба выступившие на нем крупные капли пота и, покачав головой, заметил:
       - Помедли атабек еще пару дней, и нам бы тут самим не отплеваться от позора.
       - Благодарение Аллаху, у франков гонцы оказались быстрее наших... - еще более тонко заметил его племянник.
       Он, между тем, вспоминал обещание атабека сделать "подарок", но решил не рассказывать о том сдержанном обещании своему дяде, ведь получалось, что хитрый атабек использовал их в Египте в качестве приманки для иерусалимского короля Амори, дабы тот не успел объединиться со своими единоверцами или прийти к ним на помощь к Антиохии.
       - ...Иначе мы бы ушли из Бильбайса с последней дюжиной воинов... если бы ушли живыми. - Такими словами закончил свою мысль Юсуф.
       Однако Ширку пропустил эти слова мимо ушей, ибо ветер в его душе успел круто изменить направление. Дядя воодушевился и готов был чуть не в одиночку броситься на завоевание Египта. Много сил пришлось потратить Юсуфу, чтобы облагоразумить его. Уже у ворот Халеба эмир все норовил повернуть коня, настаивая на том, что франки не успеют помешать ему внезапно напасть на Каир, наказать подлого Шавара и захватить власть.
       Едва отряхнув пыль египетских дорог, он стал досаждать атабеку своими замыслами, уверяя, что в Египте, у проклятых еретиков, нет ни одного настоящего воина, и если Египет не взять сегодня, то не сегодня-завтра его приберут к рукам франки. Однако в ту пору взор Нур ад-Дина был устремлен в иную сторону света. Атабек старался оградить себя от опасностей, незаметно грозивших ему с севера и востока. Он налаживал добрые отношения с сельджукским султаном Рума и с тревогой поглядывал в сторону Мосула, где правил его незадачливый младший брат Кутб ад-Дин, из рук которого власть постепенно переходила к везиру, некому возвысившемуся мамлюку.
       Отмахиваясь от назойливого Ширку, атабек то и дело посылал его на запад, осаждать небольшие крепости во франкских владениях, и только два года спустя, когда положение дел показалось ему достаточно благоприятным, он наконец внял великим замыслам неугомонного курда.
       - Если Аллаху угодно отдать нам Египет теперь, то тебе, Ширку, должно хватить на это дело тех же сил, - сказал он эмиру не терпящим возражения тоном. - Две тысячи туркмен и пять сотен курдов.
       Эмиру оставалось только сделать благодарный поклон.
       И в этом, новом походе, Юсуфу пришлось участвовать против своей воли.
       - По твоему велению, атабек, я давал эмиру советы, - говорил он Нур ад-Дину, - но, боюсь, они оказались не слишком полезными.
       - Однако одному из вас явно благоволит Аллах, - так же строго, как и его дяде, сказал Юсуфу властитель Сирии. - Теперь мне не досуг проверять, кому именно. Отправляйся - вот моя воля!
       Выяснить, кому же в действительно благоволит Всемогущий Аллах снова оказалось очень нелегкой задачей. Как только сирийское войско углубилось в пределы Египта и южнее Каира перешло на западный берег Нила, чтобы совершить неожиданный для врага маневр, как на него страшной пыльной бурей обрушились все шестьдесят шесть тысяч джиннов египетской пустыни.
       Песчинки рассекали кожу до крови, будто воины мчались во весь опор сквозь заросли колючек, и обжигали ноздри. Ревущий ветер срывал и уносил во мглу палатки, валил коней. Когда буйство демонов иссякло и в мутном, проржавевшим до небес свете солнца проступили лезвия теней от песчаных обрывов и скатов, Ширку собрал войско и не досчитался полторы сотни воинов. Те, кто остался живым и зрячим, увидели торчавшие из песка ноги коней. Кое-где песок начинал растекаться в стороны. Из него выбирались воины, погребенные бурей, но, по счастью, спасенные самим Аллахом. Из занесенных песком палаток удалось извлечь два десятка воинов, еще способных сделать глоток чистого воздуха. Но не менее сотни воинов так и поглотила пустыня.
       Этой бедой чудеса Египта не кончились. Едва войско перевело дух и продвинулось вниз по течению, к Каиру, на один дневной переход, как в глазах зарябило от красных львов, от развевавшихся по ветру на правом берегу Нила франкских штандартов. Войско Амори Первого уже стояло там, защищая Каир и лениво поджидая неприятеля. Не то Иблис был слишком силен в Египте, которым правили еретики Фатимиды, не то сам Всемогущий Аллах так же, как и атабек Нур ад-Дин, еще не имел особого желания отдавать Египет в руки своих новых избранников.
       - Одно мне ясно, - тяжело вздохнул Ширку. - Или у Шавара гонцами служат джинны, или сам Иблис набрал в свою мохнатую руку целую горсть этих кафиров и рассыпал тут по берегам.
       И даже буйному, как пустынный ветер, эмиру Ширку хватило благоразумия ясно понять, что переправляться через Нил и пытаться взять Каир наскоком - чистое безумие.
       Посоветовавшись с племянником и еще раз тяжело вздохнув, он решил отойти в Верхний Египет и таким мнимым отступлением увлечь за собой франков, а потом, когда предчувствие легкой победы - и легкой награды - вскружит им головы и ослабит колени, внезапно повернуть коней и напасть на кафиров.
       Расчет оказался верен. Король Амори заставил халифа выплатить ему двести тысяч динаров в качестве награды за будущую победу над Ширку и не торопясь двинулся за ним в погоню.
       На границе плодородной земли и пустыни Ширку укрылся за высокими холмами и стал поджидать неприятеля. Когда расстояние до франков сократилось до половины дневного перехода, Юсуф решил провести разведку, взяв с собой полсотни всадников. Широкой петлей он обогнул вражеский стан и приблизился к нему на закате дня. По "холмикам" шатров и палаток, а также - по огням костров, он определил, что знатных франкских воинов насчитывается не более полутысячи, но за ними еще тянется хвостом египетское войско числом около трех тысяч.
       Он уже двинулся в обратный путь, когда из-за холма внезапно появился франкский рыцарь в сопровождении лишь двух своих оруженосцев. Оба "войска" на несколько мгновений замерли, опешив от неожиданной встречи.
       Расстояние между франком и отрядом Юсуфа было чуть меньше одного зейра* , и если бы рыцарь сразу повернул коня и помчался галопом к своему стану, он мог вполне надеяться на спасение. Юсуф же почти невольным жестом, придержал своих воинов, вовсе не желая проявить "доблесть" при нападении впятидесятером на одного. Однако рыцарь, к его великому удивлению, вовсе не собирался показывать ему спину. Напротив, он сделал знак оруженосцам. Те в мгновение ока оборужили своего господина пикой и щитом и отступили назад на несколько шагов.
       Юсуф не мог поверить своим глазам. Не будь поблизости вражеского стана, его всадники, верно, уже огласили бы всю окрестность гортанными криками и, махая саблями, кинулись бы на кафира. Но теперь кони под ними танцевали, а сами они смотрели во все глаза не на франка, а Юсуфа, ожидая от него приказа.
       Франк же невозмутимо тронул коня и двинулся на неприятеля. Конь пошел шагом, потом перешел на рысь и, наконец, ударил в галоп.
       Юсуф невольно сморгнул и, осознав, что на него мчится не призрак, а отчаянный храбрец или безумец, на миг похолодел. Но лишь на один миг.
       - Не двигаться! - бросил он приказ своим воинам и, качнув вперед копье, поскакал навстречу франку.
      
       * * *
      
      
       Камешек так звонко ударил по самой середине крыше, под которой мы сидели, что показалось, будто каждого из нас клюнул в темя ворон.
       Все вздрогнули и очнулись, а мне пришлось прервать свой рассказ.
       - Вот так сон! - пробормотал, помотав головой рыцарь Джон. - Привиделось, будто я схватился с кем-то из своих, братьев-крестоносцев. Упаси Бог!
       - А я - так напротив: напал в одиночку на десяток сарацин, никак не меньше, - сообщил Ренье-Красавчик и покосился на меня.
       - Кому что, - откликнулся Анги-Добряк. - А я кого-то сшиб с коня, но было темно. Тогда я решил помочь ему встать на ноги, а потом уж разобраться, кто он - свой или чужой.
       В своем сне он успел опередить мой рассказ.
       "Хотя кругом одни враги,
       Но возлюбил их брат Анги",-
       продекламировал Эсташ де Маншикур, за которым водилась слава трувера * и сочинителя сирвент*. Все рыцари засмеялись.
       Однако их смех разом оборвался, когда крышу "клюнули" еще два камешка. Все с тревогой воздели очи горе, однако я успокоил воинов, сказав, что условный знак: пора быстро спускаться на пристань и погружаться на корабль. Знак был подан мне Черной Камбалой.
       Уже смеркалось. Когда мы вышли во внутренний дворик, я быстро отозвал в сторону руса и громко спросил, для чего ему сеть. Иван и вправду прихватил с собой свою находку. С абордажными крюками, спрятанными в мешок, он вернулся к середине моего рассказа. Пока все остальные в полудреме глядели на золотой медальон и слушали историю Юсуфа, Иван вновь занялся починкой сети.
       - Зачем же хорошую вещь бросать! - выказал сквайр Айвен удивительную для княжеского сына рачительность. - Пригодится, когда оголодаем.
       - Ты, верно, знаешь здесь не только дорогу к Ибрахиму? - быстрым шепотом спросил я его.
       Иван понимающе кивнул.
       - Ты пойдешь с сетью впереди всех. Я отлучусь по дороге. Ненадолго, - сказал я ему, для вида внимательно перебирая сеть в порванных местах. - Предупреди господина. Придете на пристань. Назовете любому имя Альдо и попросите тернового вина.
       Ему же я без опаски доверил и свой мешок, перевязанный змеиным узлом, что доступен только сотне посвященных. Рус был слишком заметной птицей в этих, чужих для него краях и потому не мог быть слугой тайных господ.
       Отдав распоряжения Ивану, я вывел отряд на узкую улочку и сделал вид, что меня совершенно не тревожит происходящее позади, за плечами.
       На первом же перекрестке оруженосец Вепря юркнул в сторону, а его господин только успел злобно рыкнуть.
       - Тихо! - рыкнул я на него. - Идите вперед!
       Я верно угадал, что Салеху очень не терпится попасть на северную окраину Яффы, взять коня у Кривого Али и пуститься в сторону Аль Кудса.
       Он, конечно, побежал по кратчайшему пути, но не знал, что есть еще более краткий путь - через три двора, двери которых для меня всегда откроются, стоит лишь надавить на камень в стене. И эта тайная тропа пересекала его путь.
       Однако первая засада не удалась. Салех имел очень чуткий слух и оказался прыгуч, как саранча.
       Я поджидал его за одной из дверей. Едва услышав топот его ног за стеной, я дернул дверь на себя и выпрыгнул на улицу с кинжалом в руке. Но, увы, мигом раньше дверца скрипнула. Я успел увидеть только пятки Салеха: прыгнув, как кошка, он перемахнул через высокую стену двора напротив. Оттуда сначала донесся крик, потом - стон. Вспомнив расположение соседней улицы, я продолжил погоню, но он еще дважды ускользал от меня.
       "Прыткий ассасин* !"- мелькнула у меня мысль.
       Если Салех был из ассасинов, значит лучший способ поймать его - стать самому приманкой!
       Так я и сделал. Выбрал удобное место на прямом пути к Кривому Али и повернулся спиной в ту сторону, откуда легче всего было на меня напасть. В чем я силен - так это в счете. Я вспомнил примерную длину его шага и рост - и на девятое биение сердца отпрыгнул, а отпрыгнув и развернувшись в прыжке, метнул кинжал.
       Мы обменялись бросками, и мой оказался-таки вернее: жало вонзилось Салеху в правое легкое, а его кинжал только царапнул мое правое предплечье и звякнул об камни.
       Салех попятился , уперся в стену и колени у него подогнулись.
       Я подскочил к нему и вытянул из своего пояса еще один кинжал, гибкий, как веточка пальмы.
       Салех смотрел на меня без всякой злобы, только - с удивлением.
       - Ты чей? - спросил я его.
       - А ты теперь чей? - слабым эхом отозвался он, и в горле у него забулькало.
       Ничего не оставалось, как только молниеносно пронзить ему сердце. Он дернулся и сразу умер, вздохнув как будто с облегчением. Впрочем, так оно и было. Я вытянул из тела только гибкий кинжал, после удара которым кровь не идет и не остается на лезвии, сунул его в тайные ножны, скрытые в поясе, и поспешил в направлении пристани.
       К своему удивлению, я поспел туда раньше своего "войска". Видно, сам рыцарь Джон решил не торопиться, подозревая засады.
       - Никак они успели удрать от тебя? - удивился и Альдо Неро.
       Я похолодел, но как раз в это мгновение из недалекого проулка показался "рыбак", который вел за собой целую толпу "генэзских торговцев".
       - Желаю тебе спокойной ночи, "землячок", - насмешливо проговорил Альдо. - но не прощаюсь.
       И в тот же миг растворился в сумраке.
      
      
      

    ГЛАВА 6

    О долге Чести и долгах бесчестья

       Мы обрадовались встрече, словно потерялись ночью в пустыне и после долгих поисков снова нашли друг друга.
       На вопрос о беглом оруженосце я ответил, что теперь его не догнать. Пришлось успокоить Вепря, пообещав, что в Задаре найду ему боле верного слугу.
       Было уже совсем темно, когда мы садились на корабль, однако один из гребцов движением руки привлек мое внимание: так двигаются руки только у свободных людей, а не у гребцов-невольников.
       Искоса приглядевшись к нему, я узнал в нем магрибинца, который недавно успел не только плотно поужинать в таверне, но и присмотреть за нами с Альдо.
       По пристани прошли люди с факелами, и я успел различить еще одну особенность этого "гребца-раба": он был так искусно прикован к своему месту, что цепь вместе со скобой в любой миг могла превратиться в очень опасное оружие.
       Это открытие меня несколько озадачило. Неужели мои хозяева не доверяют мне до такой степени, что расставили соглядатаев на каждом шагу? Никогда - за все годы тайной службы - я не вызывал у них подозрений и ничем не выдал своих истинных замыслов, возникших в моей душе всего-то месяц назад. Неужели Черная Камбала предал меня и сообщил им о моем заказе? Но тогда ему бы пришлось ответить еще на множество других вопросов и в любом случае поплатиться головой за свою чрезмерную осведомленность... Нет, от Камбалы не дождешься опрометчивых поступков, даже сулящих гору золота: он всегда держится в тени. А если это не хозяева, то кто? Великий Дракон, сидящий на золоте тамплиеров в Акре? Тогда он и вправду чудо-змей, и сами джинны доносят ему о сокровенных мыслях султана.
       Я долго и бесплодно размышлял, пока вежливый, но крепкий толчок в спину не отвлек меня от тревожный мыслей.
       - Никак ты заснул, Дауд? - услышал я голос рыцаря Джона. - Нам давно не терпится услышать, чем закончился поединок Юсуфа с тем франком... Хотя понятно, раз султан до сих пор жив, значит в ту пору досталось не ему.
       Невольно я огляделся вокруг, как человек, внезапно проснувшийся в повозке посреди пути.
       Корабль уже покинул Яффскую пристань и вскоре, спустя сотню неторопливых весельных взмахов, должен был повернуть к северу. Все рыцари здесь, на кормовой надстройке, собрались около меня полукругом и, закутавшись поплотнее в шерстяные плащи, готовились греться целую ночь у комелька моего рассказа. Они хотели вновь оказаться в Египте, двадцатью пятью годами раньше. Их глаза блестели.
       Делать было нечего, и я протянув руку, указал на огонек Яффского маяка.
       - Сам султан говорил мне это: когда он помчался навстречу франку, ему показалось, что вокруг разом пала ночь, хотя солнце только коснулось дальних холмов. Он ничего не видел, кроме острия вражеской пики, которое сверкало в закатных лучах.
      
      
       * * *
      
       Надо признать, что, хотя Юсуф к тому дню прожил на свете почти три десятка лет, он еще ни разу не участвовал ни в одной жестокой битве. Однажды он защищал крепость под началом своего дяди Ширку, да и то чужую, но никогда вокруг него не кружился яростный вихрь смерти, не звенели сабли, не ломались копья, не падали всадники, не грызлись друг с другом кони, клубы пыли не пахли кровью. И сам он еще ни разу не рубил врагов направо и налево, сидя в седле, не пробивался сквозь них, как сквозь заросли тростника и никогда не покидал поля брани в одеждах, отяжелевших и покоробившихся от чужой крови.
       И вот оно - самое невероятное признание: султан, покоривший двенадцать стран, никогда не любил сражения и войны. Вспомните о том, как в ночь рождения его пуповина упала между саблей и каламом. И только отец заметил, что - чуть, на волос, ближе к каламу.
       Юсуф ожидал, что Всемогущий Аллах позволит ему стать факихом* и не менее мудрым кади, наконец - везирем умного эмира или самого атабека, а в конце жизни даже сделает его мудрым вали. Но среди своей родни он не хотел об этом заикаться, ибо его отец недолюбливал законников, а дядя - тот просто поднял бы его на смех, что он и так делал всякий раз, если замечал племянника с книжкой в руке.
       Вероятно и даже несомненно то, что дядя, смеясь, тоже исполнял волю Аллаха, раз Всемогущий в один прекрасный день, а вернее - вечер, и далеко не прекрасный, послал посреди пустыни навстречу Юсуфу безумного франка с копьем наперевес.
       Юсуфу казалось, что на кончике вражеской пики уже сверкает не закатный луч солнца, а капля его собственной крови. Ибо нельзя было сомневаться и в том, что франк выдержал в своей жизни не один десяток таких поединков. К тому же он был лучше защищен.
       И тогда Юсуф вспомнил один прием игры в поло, которым он прекрасно владел. Можно было отнять мяч у соперника, "нырнув" с седла глубоко вниз и при этом резко развернув коня - так, чтобы конь невольно отпихнул в сторону коня соперника. А почему бы при этом приеме нанести удар не по маленькому мячику, катящемуся по земле, а - снизу вверх, по голове противника?
       Когда от быстроты сближения закатная искра на кончике франкского копья вытянулась в молнию, Юсуф нырнул прямо под нее и ткнул своей пикой вверх и чуть вправо.
       Наконечник с визгом скользнул по вражеской кольчуге, пика "провалилась", раздался треск. Юсуфа дернуло в сторону, словно сам франк потащил его за обломок копья, и он, не удержавшись верхом, распластался на земле.
       Мигом позже послышался глухой удар в стороне.
       Живо вскочив на ноги, Юсуф первым делом увидел грузного коня, потерявший своего седока. Вернее, то был черный абрис коня на парче пустынного заката. Оказалось, что глухой раскат грома ознаменовал падение соперника.
       Судорожно вздохнув и так же судорожно выхватив саблю, Юсуф побежал к поверженному кафиру, лежавшему на спине и бесстрастно глядевшему в небеса. Втайне Юсуф надеялся, что тот пьян. Известно, что пьяный и пустыню переплюнет, и тысяча для него - не войско. А франки нередко заливали себе в глотку перед битвой целый бурдюк храбрости. Осторожно подступив к врагу, Юсуф даже немного склонился над ним и принюхался.
       - Говорят, в этой местности водится лев, - вдруг совершенно спокойно проговорил франк на чистом арабском языке, и Юсуф отскочил от него, как от проснувшегося льва.
       - Я решил поохотиться на него, но мне не повезло. Ты не видел его, славный воин? - спросил франк.
       Юсуф не знал, что ответить.
       Франк стал приподниматься и заскрежетал зубами от боли.
       Пика Юсуфа прошла под правой рукой франка и, скользнув по броне, легла на его левую руку, державшую щит, чуть выше сгиба локтя. При стремительном встречном движении прочное древко сломало франку кость предплечья и, треснув само, ударило его по голове, рассекши скулу и висок. На миг противник Юсуфа потерял сознание и вывалился из седла.
       - Редкий прием, но не слишком удачный, - заметил франк. - Но сегодня тебе повезло... - И он добавил как ни в чем не бывало: - Искусный воин, не мог бы ты мне помочь подняться?
       Не выпуская из руки сабли, Юсуф помог покряхтывавшему врагу встать на ноги и все заглядывал ему в лицу, пытаясь разгадать тайну, что с каждым вздохом, с каждым ударом сердца все сильнее мучила его.
       Франк был как франк. Светлоглазый, преклонных лет, с негустой седоватой бородою.
       - Благодарю тебя, воин. Ты весьма благороден для своего племени, - снова заговорил он, морщась. - Это видно по чертам твоего лица и взгляду, в котором нет обычной для детей пустыни дикости. Ты хочешь о чем-то спросить меня? - наконец удивился он тому, как пристально рассматривает его Юсуф.
       Юсуф очень хотел задать вопрос, но сдержался.
       - Позови своих слуг, кафир, - сурово повелел он франку. - Пусть они заберут тебя и окажут помощь своему господину.
       Франк остолбенело уставился на врага. Тогда Юсуф оставил его и отступил на шаг.
       Франк сначала издал какие-то нечленораздельные звуки, словно решил прочистить горло, потом здоровой рукой поправил на голове шишак и наконец проговорил, так и не совладав с недоумением:
       - О таком благородстве, верно, не должен знать твой султан... но обязан узнать мой король. - Он покосился на клубившийся неподалеку отряд туркмен. - Да, битва будет нелегкой... Так как твое имя, алмаз чести?
       - У нас не принято произносить свое имя после заката, - ответил Юсуф, - когда приходят злые духи пустыни.
       Франк еще раз покосился на темный "рой" туркмен и согласно кивнул:
       - Хороший обычай.
       И он знаком подозвал своих оруженосцев. Те, не взяв в руки никакого оружия, поспешили на помощь к своему господину. Они опасливо поглядывали на Юсуфа, сверкая глазами, но тот убрал саблю и, сев на своего коня, шагом тронулся к отряду.
       - Я запомнил тебя и надеюсь отблагодарить, - услышал он позади голос франка. - И пусть тот пустынный лев станет твоей добычей.
       Юсуф запретил воинам рассказывать о своем необыкновенном поединке, однако, встретившись с дядей, сам не утерпел и спросил его:
       - Часто случалось, чтобы франки в меньшинстве нападали на гораздо превосходившие их силы?
       Масляный огонек слабо освещал только левую половину лица эмира, и Юсуф увидел, как дядя вместо сабли взмахнул своей левой бровью.
       - Случалось, - признал он. - Как-то в Антиохии их заперли со всех сторон. И вот сотня обезумевших от голода кафиров открыла ворота и с дикими криками ринулась на мосульцев. Рассказывают, кафиры были похожи на джиннов... Может, то и были настоящие джинны или ифриты* в образе франков... Мосульцы не ожидали такого напора и дрогнули.
       - Пока мы не начнем побеждать их, будучи в меньшинстве, мы не можем надеяться на то, что Всемогущий Аллах благоволит к нам и дарует победу в джихаде, - сказал Юсуф.
       Бровь эмира Ширку опустилась низко, превратившись в тяжелую тучу.
       - Значит, через два дня, когда они подойдут, ты победишь франков в меньшинстве, - грозно проговорил эмир. - А я со своим меньшинством разобью орды египтян, что прячутся у них за спинами.
       На этот раз Всемогущий Аллах явно выказал благоволение к своему верному слуге, дабы разом развеять его тревоги и сомнения, уже становившиеся опасными для Блага Веры. Эмир Ширку и вправду оставил своему племяннику всего одну треть войска, велев ему принять на себя лобовой удар рыцарской конницы. Однако он посоветовал ему применить старый бедуинский прием, не слишком редкий и столь же нередко приносивший удачу умелым хитрецам.
       Когда двумя днями позже тяжелое франкское воинство с грохотом горного обвала понеслось на неприятеля с северной стороны света, Юсуф приказал воинам показать франкам конские хвосты и двинуться рысью на юг. Мираж победы, смешавшись с пылью удиравшей от франков конницы, сразу затуманил им глаза. Рыцари ударили в галоп, углубились в темное облако... и всем тяжким весом железа, мышц, костей и глупых голов, прикрытых железными шишаками, врезались в нагромождение повозок. Юсуф оставил повозки у себя в тылу и при мнимом отступлении совершил легкий маневр: туркмены перед самыми повозками разлетелись в стороны, как стаи ласточек, а грузные рыцари уже не смогли остановиться, внезапно увидев перед собой неожиданное препятствие. Затрещали копья и ребра, и полдюжины рыцарей было раздавлено насмерть вместе с конями.
       В этот миг туркмены уже налетели на врага с флангов. Потеряв боевой порядок, ошеломленные франки, двинулись назад, ибо надеялись нырнуть в гущу египтян и перевести дух, однако наткнулись на пики эмира Ширку. Дядя Юсуфа уже успел разогнать всех египтян, как мух, пригревшихся на теплой стене.
       Победа была полной. Франки сдались. Было их около трех с половиной сотен, а египтян - тех не менее трех с половиной тысяч.
       - Это лишняя обуза, - считал дядя Ширку. - За всех выкупа не будет. Забери самых знатных, остальных - под нож.
       - Когда франки убивали пленных, они вскоре всегда бывали побеждены, - хмуро отозвался Юсуф, немного озадаченный тем, что среди пленных не нашел франка, битва с которым произошла двумя днями раньше.
       Эмир Ширку как обычно, если не взмахивал саблей, то взмахивал бровями.
       - Если бы сам атабек и его везирь не уверяли меня, что в твоих устах - слова самого Аллаха... - хрипло пробормотал он; потом, как конь, помотал головой и наконец, хитро прищурившись, посмотрел на племянника. - Посмотрим... Делай, как знаешь. Вот тебе повеление эмира: бери пленных, бери половину войска и живо иди на север. Займешь Александрию и будешь ею править до моего прихода. Пора взглянуть, на что ты годен и так ли уж проницателен атабек.
       - А куда денешься ты, дядя? - полюбопытствовал Юсуф.
       - А я пока соберу здешний урожай абрикосов, - усмехнулся Ширку. - Последний совет: поторапливайся.
       Салах ад-Дин достиг Александрии и ворвался в город, так удивив жителей своим появлением, что никто, даже городская стража, не только не направили в его сторону копья, но даже не выругались толком. Впрочем, этот город богатых торговцев всегда предпочитал откупаться, а не защищаться. Они и попытались откупиться от захватчика, не зная, что он не любит дороги, сражения и деньги, а потому ушли от него в еще большей растерянности. Эта общая растерянность позволила Салах ад-Дину закрепиться в городе - тем более что он запретил своим воинам "собирать абрикосы в местных садах" - и основательно приготовиться к осаде. Осада не заставила себя долго ждать. Пока Ширку носился по Египту, собирая дань и поймать его было не легче, чем - порыв пустынного ветра, к Александрии подошли два свежих войска: египетское и франкское.
       Франки поначалу горели желанием отомстить за поражение в пустыне и первыми полезли на стены, пустив вперед своих тюркоплей Однако их первый приступ был отбит с такой легкостью, что франки решили на время уступить дорогу египтянам. Юсуф с грустью заметил, что в Александрии повторяется история с защитой Бильбайса. Только теперь обороной командовал он один и за помощью приходилось посылать уже не к атабеку в Дамаск, а к самому дяде Ширку.
       Ответов от дяди, который все никак не мог утолить своей алчности в египетских оазисах, не поступало целых два месяца. Как и в Бильбайсе, провиант и желание туркмен воевать не на конях посреди простора, а на каменных стенах шумного базара, постепенно иссякали. Торговцы замыслили тайно открыть ворота, однако Юсуф вовремя почуял неладное. Собрав "эти толстые животы, покрытые парчой", он сумел изрядно устрашить их картинами зверств, которые крестоносцы всегда учиняли в захваченных городах. Торговцы покряхтели, попускали ветры и, наполнив дом кади, где было собрание, вонью своих утроб, разошлись. Юсуф без тени радости подумал, что еще неделю город простоит; по крайней мере не падет у него за спиною, когда он будет стоять на его стене, лицом к врагу.
       И вдруг снова, как и под Бильбайсом, франки первыми предложили мир и прислали своего представителя на переговоры. К счастью, перед самым началом переговоров до Салах ад-Дина дошла от торговцев удивительная весть: эмир Ширку вихрем налетел на Каир и осадил его как раз тогда, когда на помощь к осаждающим Александрию двинулось египетское подкрепление. Верно, дядя думал не столько о помощи племяннику, сколько о собственной славе и об оправдании похода. Что вернее сохранит расположение атабека: доклад о грабеже мелких селений или же - о доблестной осаде малыми силами самой столицы Фатимидов? Но именно этим расчетом он добился наилучшего результата: удивленный налетом Шавар не долго думая предложил "отступную" как самому эмиру, так и франкам.
       Пока Салах ад-Дин делал хмурый вид, будто раздумывает над условиями франков, предложивших небольшой выкуп за своих пленных, ему доложили, что к воротам подъехал какой-то знатный кафир с рукой, висящей на повязке.
       Юсуф глянул вниз со стены и невольно обрадовался: это был тот самый, недавно поверженный им в пустыне рыцарь. Юсуф приказал своим воинам сосредоточиться у городских ворот, а потом повелел открыть их и выпустить пленников пешими, без всяких условий обмена.
       Как некогда Ширку в арьергарде своего войска, вслед за отпущенными франками выехал он сам.
       Бывший противник с приветливой улыбкой двинулся ему навстречу, словно не замечая своих.
       - Полагаю, доблестный воин, теперь нет никакого смысла скрывать друг от друга свои имена, - сказал он и представился.
       Оказалось, что Юсуф "редким и малоудачным приемом" одолел недавно Онфруа Торонского, одного из самых знатных и рассудительных кафиров, коннетабля Иерусалима и приближенного короля Амори Первого. Франк пригласил Юсуфа в свой стан разделить с ним мирную трапезу.
       Во время трапезы кафир был очень предупредителен и выказывал своему бывшему сопернику различные знаки внимания. После дюжины отвлеченных вопросов и фраз, он вдруг заговорил гораздо тише:
       - Король осведомлен о твоем удивительном благородстве, алмаз чести. Ныне я имею особые, тайные полномочия посвятить тебя в рыцари, то есть ввести в круг воинов самой благородной крови и самого высокого достоинства. Ты получил бы право говорить даже с моим королем на равных, ибо он такой же рыцарь, как и прочие, не выше и не ниже.
       Нельзя сказать, чтобы Юсуф слишком изумился такому предложению. Он попросту не знал, что с ним делать, поскольку никогда не был склонен искать в подарках судьбы земные выгоды.
       - Не думаю, что Аллах желает, чтобы я принял такое предложение, хотя благодарю, - ответил Салах ад-Дин.
       Франк научился на Востоке улыбаться, как старый мудрый дервиш.
       - Я не предлагаю тебе сменить свою веру, - все так же тихо и вкрадчиво произнес он. - Я просто предлагаю тебе вступить в общество самых доблестных воинов мира, воинов, для которых главным является закон чести. А ведь воины из тех, для кого честь главное достоинство, уважают в друг друге все, даже - иную веру.
       - Разве они перестанут при этом воевать друг с другом? - вопросил Салах ад-Дин, не в силах представить такое возможным, и смутно подозревая, что подобные этим слова - о том, что вера не самое главное,- говорил некогда Иблис Адаму и Еве.
       - Напротив! - вновь лукаво, но отнюдь не презрительно усмехнулся франк. - Им воевать друг с другом одно удовольствие. Победить такого противника почетно, оказаться побежденным - совсем не позорно.
       - Как полагает гостеприимный хозяин, на чьей сторону станет Бог в таком поединке? - спросил Юсуф.
       - На сторону самого сильного. И - самого благородного, - тихо, но твердо ответил франк.
       - Значит, по-вашему вера для особо доблестного воина все же не главное?
       Франк пристально посмотрел на собеседника, и глаза его похолодели.
       - Главное! - громко сказал он. - Главное. Вы верите в Аллаха, а мы - в Иисуса Христа. Когда мы побеждаем, то уверены, что Бог был на нашей стороне, а если нынче терпим поражение, то признаем, что Бог попустил его по нашим грехам. Выходит, Иисус Христос при нашем поражении был заодно с вашим Аллахом. Но назавтра мы вновь побеждаем, и тогда вы думаете, что Аллах отступил от вас из-за ваших грехов. Если бы испокон века побеждала только одна из сторон, тогда все было ясно - вот они, безгрешные воины, ангелы во плоти, от которых никогда не отворачивается Бог. Но так не бывает. Мы никогда не знаем наверняка, чьи грехи будут перед сражением признаны на небесах более тяжкими - наши или ваши - и кому достанется поражение. Зато честь всегда на виду. Цена чести всегда ведома нам лучше, нежели цена наших грехов. Честь роднит сильнее крови. Даже врагов.
       - Сильнее крови... - невольно повторил Салах ад-Дин, пытаясь скорее обдумать слова франка и дать на них кафиру достойный ответ.
       - Доблестный воин принимает предложение? - вновь спросил франк, видя замешательство гостя.
       Юсуф, не отводя взгляда, покачал головой и вновь поблагодарил Онфруа Торонского.
       - Жаль, - вздохнул тот. - Хотя я всегда знал, что вера и особенно кровь своего родного племени для вас дороже, чем честь... хотя честь вы тоже цените. И у меня есть доказательство... Я хотел отблагодарить тебя за твой поступок наибольшей из доступных мне наград. Ты не принял ее. Я не в обиде. Но в таком случае я отблагодарю тебя одним секретом. Мне известно то условие, при котором вы всегда будете нас побеждать... и Бог всегда будет на вашей стороне. Я сообщу тебе, лев пустыни, эту тайну только потому, что не верю в ее пользу. Вы не сможете применить ее в качестве своего непобедимого оружия. Ты выслушаешь меня?
       - Полагаю, что внимать речам хозяина - долг всякого гостя, - осторожно ответил Салах ад-Дин.
       - И вот я вновь убеждаюсь, что тебе в радость блюсти законы чести, - улыбнулся франк и, прищурившись, посмотрел в сторону стен Александрии.
       - Сомневаюсь, что славный воин разбогател, повелевая этим рынком, - вздохнул он. - Скорее всего успел нажиться один только мухтесиб...
       Салах ад-Дин был весь внимание, ибо невольно ожидал подвоха. А франк перевел взор на своего гостя и вновь задал необычный вопрос:
       - Скажи мне, славный и благородный воин, есть ли на землях последователей пророка Мухаммада войско, состоящее из одних эмиров? Представь себе целое войско - сотню или тысячу всадников! - и все до одного эмиры.
       Юсуф, по правде говоря, и представить себе такое не мог, а когда изо всех сил попытался, то не смог сдержать улыбки. Франк конечно же приметил ее.
       - Я о таком никогда не слышал, - ответил Юсуф. - Такого войска быть не может.
       - А почему не может? - сделал удивленный вид Онфруа Торонский.
       - Уже потому, что не бывает эмира без собственного войска, которым он предводительствует. На то он и эмир, чтобы иметь войско, хотя бы малое. Каждая вершина имеет под собой свою гору и, выходит, неизбежно отделена от другой вершины значительным расстоянием. Если десять вершин собрать в одно место, то они перестанут быть вершинами и превратятся всего лишь в груду камней.
       - Прекрасный ответ! - развел руками франк. - Мне даже показалось, что я слушаю мудрые слова почтенного суфия... Теперь представь себе, славный воин, что десять вершин в одночасье срываются вниз. Какова мощь такого падения?
       - Очень велика, - признал Салах ад-Дин.
       - Обрати свой взор на рыцаря, который вышел из своего шатра, - указал франк на одного из своих соратников. - Это Жан де Врие. Что ты можешь сказать о нем, видя его стать и походку.
       - У него вид знатного и достойного воина, - сказал Салах ад-Дин.
       - Если его переодеть в одежду эмира, можно ли сказать, что его походка достойна походки эмира?
       Франк продолжал задавать странные вопросы, и Юсуф все не мог догадаться, к чему он клонит.
       - Полагаю, если бы некий султан сделал этого воина своим эмиром, то этот воин не опозорился быв среди других эмиров, - осторожно ответил он.
       - В своих родных землях он был младшим сыном некого графа, и ему в наследство остались только конь и меч. Здесь он служит королю Амори, и в Палестине у него есть небольшой и совершенно бесплодный фьеф*, но это не главное...
       Франк немного помолчал, давая своему слушателю время на размышление. Вскоре он понял, что известная ему "истина" не озарит сама собой иноверца и пора тому помочь.
       - Тайна заключается в том, что каждый из наших рыцарей, хоть и служит королю, одновременно - сам себе король. По меньшей мере эмир. Узы крови не тяготят каждого из нас. Покинув Покинув свои земли, Жан де Врие перестал быть просто м л а д ш и м с ы н о м. Он научился быть эмиром без войска, королем без государства. Наше войско - это войско эмиров и даже королей. Поэтому каждый из нас способен напасть на целое войско врага в одиночку. Рыцарь, как и всякий смертный, может испытывать страх за свою жизнь и благоразумно уклониться от неравного сражения. Но рыцарю никогда при этом не будет внушать страха мысль, что он идет против воли своего господина, если сам бросается в битву или, наоборот, отступает.
       Юсуф затаил дыхание, ведь в эти мгновения франк отвечал ему на тот самый вопрос, который он так и не решился задать ему там, в пустыне, после поединка, и который мучил его до сего часа. По правде говоря, он сам вряд ли смог бы выразить свой вопрос внятным образом. Теперь же как будто сам Всемогущий Аллах привел его к мудрому врагу, способному дать ясный ответ.
       - Каждый рыцарь свободен в своем выборе, - продолжал франк. - Вы же... надеюсь, у тебя, светоч благородства, хватит мудрости, чтобы не заметить в моих словах ни одной черной песчинки оскорбления... все вы - будь вы эмиры или могущественные везири - все вы в глубинах своих душ чувствуете себя рабами своих господ, как бы храбры вы ни были. Рабами господ... и своих отцов. Поэтому вы всегда... в с е г д а нападаете только стаями. Вы налетаете стаями и уноситесь стаями прочь. Оставшись без стаи, каждый из вас теряет самого себя и уже не знает, кто он такой пред Богом и что ему делать. И вот, что я тебе скажу от всего сердца. - Франк замолк, опасливо огляделся вокруг, а потом потянулся к гостю. - Рано или поздно мы выдохнемся. Наши мозги расплавятся от здешней жары. А стаи ваших единоверцев будут расти и расти. Наступит день, когда весь Восток подчинится одному султану, и тогда бесчисленные стаи ринутся на Палестину. А мы слишком грешны и алчны, чтобы Господь наделил нас в трудный час сверхъестественной силой. Это будет для нас тяжким наказанием...
       "Каким наказанием?" - одним взглядом спросил франка Юсуф.
       - Потеря Святой Земли и священного града Иерусалима, - неторопливо и очень весомо проговорил Онфруа Торонский. - Земного Иерусалима.
       Он отпил из кубка глоток вина и поглядел через край кубка на своего гостя, с удовольствием отмечая, что своим откровением произвел на него сильное впечатление.
       - Но это произойдет не раньше, чем родится султан, который в левую руку возьмет весь Египет, а в правую - всю Сирию. И не раньше того дня, когда у этого султана появится войско, состоящие из одних эмиров.
       Такими словами завершил франк свое удивительное пророчество...
       Немногим позже эмир Ширку смог обнять своего племянника и похвалить его за доблестную оборону чужого города.
       - Нам не хватило всего тысячи! Всего тысячи воинов! - все сокрушался он на обратной дороге. - И мы смогли бы подчинить весь Египет.
       - Ты слишком неудержим в своих желаниях, дядя, - говорил ему Салах ад-Дин. - Может быть, атабек опасается давать тебе лишнюю тысячу.
       - Это еще почему?! - вскинулись от удивления оба: и сам эмир, и его горячий вороной конь.
       - Сначала ты между двумя петушиными криками захватишь Египет. Не успеет встать солнце, как место визиря при египетском халифе покажется тебе тесным. А там недалек за горами день, когда атабеку придется посылать в Египет новое войско. Но на этот раз - уже для усмирения твоих безграничных желаний...
       Ширку вспылил было, но эта цепочка мыслей с висящем на ней драгоценным камнем власти ему внезапно приглянулась.
       - Теперь я знаю, почему атабек так настойчиво посылает моего рассудительного племянника против его воли сопровождать меня в походах, - осенило его. - Он хочет, чтобы время от времени ты пугал меня рассказами о превратностях судьбы и толкованиями дурных снов. Что ж... Тебе это почти удалось, торговец пророчествами... Так пошлет атабек в Египет новое войско или нет?
       Тут Юсуф не смог удержаться от лукавства:
       - Мне приснилось, что это войско должно состоять из одних эмиров. Вот только не знаю, найдется ли столько эмиров у атабека Нур ад-Дина, да будут все его деяния радовать Всемогущего Аллаха.
       А спустя год случилось следующее. Иерусалимский король женился на внучатой племяннице ромейского императора Мануила Комнина*, и василевс уговорил своего нового родственника захватить Египет, обещая ему свою поддержку. Так союзник египетского халифа стал его врагом и двинул свою флотилию из семидесяти кораблей против течения великого Нила.
       Шавар, в чьих руках была сосредоточена вся действительная власть в египетском государстве, приготовился оборонять Каир и велел сжечь расположенный неподалеку богатый город Фустат, чтобы он не достался врагу. Тогда король франков захватил Бильбайс, сделав его своей крепостью и вырезав поголовно все его население, включая даже коптских христиан*. Он опасался заговора, но не опасался Бога, и по этому поводу, как говорили знающие люди, сам пророк Иса обратился на небесах к Аллаху с просьбой об отмщении.
       В одну из ночей Юсуф проснулся в холодном поту. Ему привиделся ангел смерти Асраил, смотревший ему прямо в глаза и имевший обличие коварного египетского везира Шавара. Во сне Юсуф силился спросить Асраила, зачем тот пришел, но от страшного ангельского взгляда у него свело язык и губы.
       На рассвете атабек Нур ад-Дин призвал к себе Юсуфа. Вид у повелителя был мрачен.
       - Мне приснились весы, на которых египетский дирхем перевесил мой динар, - сообщил он. - Скажи, мой лучший погонщик сновидений, что это может означать?
       Некоторое время Юсуф собирался с мыслями.
       - ...В том числе и то, что обманщик-меняла мог незаметно надавить на чашку с дирхемом своим грязным пальцем, - предположил он.
       Взгляд атабека на миг просветлел.
       - Во всяком колодце тебе удается сразу разглядеть дно! - рек Нур ад-Дин. - Сегодня на рассвете гонец принес важную весть: король франков двинулся со своей армией на Египет, и Шавар вновь обратился к нам за помощью. Но теперь настала пора наказать их обоих за жульничество. Я даю эмиру Ширку большое войско. С этим войском он разобьет франков и сядет в Каире, держа в одной руке халифа, а в другой Шавара. Посмотрим, что у него получится. А ты, Юсуф, снова готовься. Никто лучше тебя не сможет укротить в Каире буйного эмира. Теперь настает пора и Юсуфу прекраснейшему стать "большим человеком в Египте". От судьбы не уйдешь.
       Холодок пробежал по спине Юсуфа.
       - Атабек! - обратился он к своему повелителю, опустив голову. - Меня тяготит предчувствие, что уж на этот раз я непременно встречу в Египте свою смерть.
       - Встретить еще не означает отдаться в ее власть, - строго заметил Нур ад-Дин. - Разве ты уже не встречал ее в Египте лицом к лицу, когда сражался с франками?
       - Да, но теперь она дожидается меня с явным нетерпением... И она очень похожа лицом на того, кто умоляет атабека о помощи.
       Нур ад-Дин остро глянул на Юсуфа.
       - Значит, смерть будет стоять у Шавара прямо за плечами, когда он увидит тебя, - сказал он.
       - Твоя воля, атабек, - ответил Салах ад-Дин и, совершив поклон, удалился.
       На этот раз атабек и вправду не пожадничал с войском, дав эмиру Ширку под его начало не только восемь тысяч туркменских всадников, но и две тысячи воинов из войска своих личных телохранителей.
       - Чем не войско, состоящее из одних эмиров! - довольно ухмылялся Ширку, важно подбоченившись в седле.
       На этот раз дядя Ширку двинулся и налетел на Египет не смерчем, появляющимся внезапно и столь же внезапно теряющим силу, а широким, неодолимым ураганом, сила которого не иссякает, пока не перемешает весь песок в пустыне и перенесет его с одной края земли на другой.
       Король франков Амори Первый, едва заметил вдали темную стену приближающейся тучи, как поспешил убраться в Палестину и не успел обогатиться в Египте больше, чем сотней динаров. Халиф аль-Адид, в свою очередь, поспешил послать к эмиру Ширку гонцов с уверением своего самого благостного расположения к "доблестному победителю кафиров". А под стенами Каира загремели барабаны и литавры, стали оглушительно дудеть рога, и к стану дяди Ширку двинулось ослепительно белоснежное шествие. Над ним легким облаком покачивался огромный белый зонтик, загораживавший от солнечного света самого хитрого из всех везирей - Шавара, такого хитрого, что, перехитрив сирийцев, франков и собственного повелителя-халифа, он в конце концов перехитрил самого себя.
       Подъехав к шатру эмира, он добрых полчаса в поте лица трудился перед Ширку, кляняясь и засеивая перед ним целое поле самыми чудесными словами благодарности, признательности и похвал, коих был теперь достоин величайший из великих воинов дар аль-Ислама.
       Дядя Ширку от этих витиеватых египетских похвал потел, краснел и разбухал вроде жабы, которой в одно место вставили соломину и стали надувать.
       Решив, что он уже достаточно отравил курда ядом сладостного тщеславия, Шавар обвел окружавших эмира людей совершенно бесстрастным, даже невидящим взглядом и на миг остановил свой взор на Юсуфе.
       "Вот моя смерть!"- едва не воскликнул Юсуф.
       Шавар посмотрел на него точь-в-точь, как ангел Асраил на свою жертву в том дурном сне.
       Между тем, везирь халифа почти подобострастно, хотя и соблюдая достоинство, уже приглашал эмира Ширку разделить с ним трапезу в его дворце, расположенном в стенах Каира.
       Ширку конечно же принял приглашение. Пиршество в честь спасителя Египта, прогнавшего кровожадных кафиров, должно было начаться сразу после вечерней молитвы.
       Когда процессия везиря стала удаляться, Юсуф заметил, что его ноги словно вросли в землю, а сердце в продолжение встречи с Шаваром испуганно колотилось в груди.
       Он посмотрел на дядю. Тот блаженствовал и теперь напоминал не жабу, а сытого кота, устраивающегося погреться на солнышке.
       - Каково, племянник! - промурлыкал он, подозвав к себе Юсуфа. - Нужно было уже за тем вернуться сюда, чтобы увидеть, как будет пресмыкаться эта змея.
       - Эта змея напустила здесь столько ядовитой слюны, что наша кровь успеет почернеть до вечерной молитвы, и мы все издохнем в корчах, - сказал Юсуф.
       - Вот уж этот яд мне не опасен, - отмахнулся Ширку.
       И тогда страх смерти обернулся в сердце Юсуфа безудержным порывом гнева.
       - От этого яда ты умрешь первым, эмир! - воскликнул он, наступая на своего дядю. - Шавар готовит смерть нам обоим. Но ты будешь первым, дядя!
       - Откуда ты знаешь? - опешил эмир.
       - Я видел сон: Ко мне пришел Асраил, но смотрел он не на меня... а на того, кто стоял позади меня! И теперь я знаю, что там стоял ты!
       - Всемогущий Аллах! - пробормотал: - А ведь и вправду от этого негодяя можно ожидать чего угодно! Что ты предлагаешь?
       - Узнать немедля, к кому Всемогущий Аллах послал Асраила! - решительно ответил Юсуф, а про себя подумал: "Пора самому испытать в Египте свою судьбу! Иначе судьба снова и снова будет тащить меня сюда на аркане, как раба. Смерть так смерть! Раз она сидит в этом проклятом Шаваре, значит надо выпустить ее оттуда. Всемогущий Аллах, да исполнится Твоя воля!"".
       Ширку пристально присмотрелся к своему племяннику, робко шевельнул бровями и проговорил:
       - Хорошо. Я верю, что чутье не подводит тебя. Делай, как знаешь. Только на это нет и не было моего веления. Ты понял меня? Говори с Асраилом сам.
       Салах ад-Дин коротко поклонился дяде, потом взял с собой дюжину воинов и, успев нагнать свиту Шавара по дороге к городским воротам. Он пробился сквозь нее, будто сквозь ряды неприятельского войска и, схватив везиря за шиворот, рывком скинул его с повозки на землю. Белый зонтик покачнулся и завалился набок. Египтяне бросились врассыпную.
       Тогда Юсуф приказал схватить двух из них, по виду достаточно знатных, и силой притащить к месту происшествия.
       Шавар не решился подняться на ноги и сидел теперь, будто раздумывая и колеблясь, не начать ли ему неурочный намаз. Глаза его вдруг стали похожи на два затоптанных в дорожную пыль дирхема.
       - Ты много задолжал эмиру Ширку, который облагодетельствовал тебя, - грозно проговорил Юсуф.
       Шавар покосился на двух вельмож, тоже имевших далеко не гордый вид.
       - Я за все уплачу, - прошелестел под ногами Юсуфа голос везира. - Теперь у меня есть деньги.
       - Вы слышали? - рявкнул Юсуф на подневольных свидетелей. - Он не отказывается от долга... Но твой долг, обманщик, - вовсе не презренные динары, - смутил он Шавара новым обвинением. - Эмир Ширку собственными руками вернул тебе власть, которую отняли у тебя твои недруги. Он, однако, ни одного мгновения не пользовался ею и не пускал в рост... Ты задолжал эмиру Ширку слишком много.
       Так, напугав Шавара и сбив его с толку, Салах ад-Дин повелел отвести его в сирийский стан. Вернувшись в свой шатер, он написал халифу аль-Адилю пространное послание, в котором поведал ему о всех кознях везира, затеявшего тайные торги с франками и даже дававшего им в рост деньги, собранные в Египте в качестве налогов. Тут он доверился совести атабека Нур ад-Дина в том самом смысле, что "за что купил, за то и продаю". Послание отправилось во дворец халифа вместе с задержанными сановниками, и под стенами Каира наступила удивительная тишина, похожая на ту, что стояла в ночь рождения будущего великого султана. Ни одна собака не осмелилась пробежать между сирийским станом и вратами города. Ни одна высохшая травинка не осмелилась качнуться в ту или другую сторону.
       Сам эмир Ширку сидел неподвижно в тени, перед своим шатром, и глядел на стены Каира с той тревогой, с какой глядят караванщики на появившуюся у окоема земли тучу песка. На всякий случай он приказал войску оставаться в полной боевой готовности.
       Юсуф же задумчиво вспоминал о весах, которые видел во сне.
       Один из стражников подошел к нему и сообщил, что Шавар просит оказать милость и подойти к нему.
       Пленный везирь успел собраться с мыслями и духом. Он встретил Юсуфа прямым холодным взглядом и замерзшей в судороге улыбкой.
       - Я поразмыслил на досуге и готов признать, что задолжал эмиру Ширку власть. И то, что на долг набежали большие... очень большие проценты.
       Он примолк, ожидая, что скажет его пленитель и первый из грозных судий, но Юсуф не сказал ничего. Он ожидал ответа халифа и с трудом скрывал волнение.
       - И я готов признать, что долг уже так велик, что я не в силах отдать его ни сегодня, ни завтра, - осторожно продолжил везирь. - Разве что сначала став халифом...
       Он снова замолк, остро посмотрев на Салах ад-Дина, а потом начал еще одну фразу, но так же искусно обрезал ее на половине:
       - Однако я мог бы очень постараться для доблестного эмира Ширку, если он позволит...
       - Сначала дождемся, что скажет халиф, который уже есть... - хоть шепотом, но очень твердо сказал Юсуф прирожденному заговорщику.
       Тот побледнел, и глаза его забегали по сторонам.
       - Долг, на котором ты настаиваешь, доблестный племянник великого Льва Веры*, имеет одно нехорошее свойство, - проговорил везирь, снова овладев собою. - Со временем он становится опасен в большей степени для дающего в долг, чем для должника...
       - Ты позвал меня, чтобы темнить, как всякий еретик? - гневно вопросил Салах ад-Дин, почувствовав, однако, холод под ложечкой. - Это может усугубить твою участь.
       - Не верю, что ты непонятлив, - вдруг осмелел Шавар и, закинув голову, посмотрел на Юсуфа как бы сверху вниз. - Ты, один, который умеет опасаться загодя... Если халиф поверит в обвинения, а вернее оробеет, и потребует моей головы, тогда и начнется возмещение долга, но уже не властью, а кровью. Это простой закон превращения стихий - спроси любого мудреца-суфия. После того, как падет моя голова, везирем станет эмир Ширку. На большее он не способен, а потому тоже скоро потеряет голову. Следующим станешь ты. Не знаю, на что ты способен, но полагаю, что тебя погубит излишняя осторожность... Кто придет следом за тобой, ведомо одному Аллаху, на милость Которого ты так уповаешь, но воли Которого ты так опасаешься. Одно ясно. Помянутый тобою долг - сильный джинн. Теперь ты выпустил его, и, пока он не насытится жертвами, никто не сможет загнать его обратно, в пустой кувшин. Подумай об этом.
       Глаза Шавара остановились, его взгляд похолодел и провалился сквозь Салах ад-Дина, напомнив тому о смертоносном взгляде Асраила.
       Шавар тяжело вздохнул, и тогда Салах ад-Дин заметил, что у везира дрожат руки.
       Спустя еще один час пришел ответ от халифа: повелитель Египта требовал выдать ему для свершения справедливой казни "презренного изменника, повинного смерти".
       - Его нельзя отдавать халифу живым, - сказал Юсуф своему дяде, наблюдая, как между сирийским станом и стенами Каира безмолвным и бессмысленным знамением пробегает тонкий пыльный вихрь. - Он успеет убедить халифа, что враг не он, а мы... что мы хотим отнять у халифа власть. Или подкупит стражу по дороге.
       - Это уже второе твое слово, Юсуф, - негромко проговорил эмир Ширку; никогда еще он не выглядел таким сосредоточенным и осторожным. - Делай.
       - Если желаешь, дядя, я сам прикажу казнить Шавара, - предложил Салах ад-Дин.
       Эмир медленно покачал головой:
       - Нет, Юсуф. Теперь только своей рукой. Твои опасения не раз сбывались. То, что ты делал с чрезмерной осторожностью, до сих пор приносило успех. Если в твоей руке - воля Аллаха, значит... мы не совершим ошибки. Иди... а потом напиши еще одно письмо халифу. Ты владеешь каламом даже лучше, чем саблей.
       Когда Шавара вывели на восточную окраину стана, чтобы казни не заметили с городских стен, везирь стал безудержно икать. Его поставили на колени лицом к Мекке.
       - Помолись, - велел Салах ад-Дин и отвернулся.
       Ожидая, он слышал только звонкое икание, но, когда последний срок везиря истек и его поставили лицом в противоположную сторону света, египтянин вновь опомнился и, перестав икать, резко посмотрел на своего судию.
       - Ты берешь мою голову в долг, - проговорил он с тяжелым хрипом, будто уже начал сильно страдать горлом. - Наступит день, когда я приду к тебе. Отдашь с лихвой.
       Голова везиря гулко стукнулась об землю, и один из воинов, крепко державших его за руки, успел ногой откатить голову прежде, чем на нее хлынул сверху поток крови. На Юсуфа же пахнуло теплым ветром от самых стен Каира.
       Так, вместо целого "изменника" халиф по справедливости получил именно тот его зловредный орган, в котором зарождались и крепли все коварные замыслы. К голове было приложено послание: доблестный эмир Ширку докладывал, что, "выражая свою преданность халифу, да снизойдет на него милость Аллаха", он без всякого промедления исполнил волю правителя Египта.
       Еще в продолжение часа над всем Египтом стояла тревожная тишина, а потом ворота Каира распахнулись, и навстречу к эмиру Ширку двинулись уже не почет и слава, а сама власть.
       Она так торопилась, что пришла бесплотная и нагая, а следом за ней медлительные слуги несли ее роскошные одежды. Сначала от халифа пришло послание: властитель поблагодарил доблестного эмира за его благодеяния, оказанные Египту, называл его "аль-Меликом аль-Назиром", то есть "Несравненным Правителем" и назначил главнокомандующим войсками. За этим посланием, словно собака за зайцем, прибежало следующее, из которого Ширку узнал, что он уже успел стать везирем самого халифа. От этой вести, не успев переварить первую, эмир густо побагровел и с огромным наслаждением пустил ветры. Но спустя еще несколько мгновений он замер и с удивлением вперился вдаль.
       У стен Каира снова гремели барабаны и литавры. Из ворот к стану бывшего эмира, а ныне египетского везиря Ширку двигалась роскошная повозка. На повозке находился некто в роскошном белом одеянии, сверкавшим золотым шитьем - и этот некто был... без головы.
       - Что это за чучело? - почти испуганно пробормотал Ширку.
       "Долг! Долг!" - отдавался в голове Салах ад-Дина бой египетских барабанов.
       - О, славный аль-Малик ан-Назир! Это парадная дурра'а. Одежда, в которой везирь является пред великим халифом, да благословит его Аллах. - Таково было объяснение одного из фатимидских сановников, успевших наводнить сирийский стан.
       Златотканное одеяние везли надетым на особую восьмилучевую вешалку-распорку, и теперь, после казни Шавара в сирийском стане, явление в нем тучного безголового "чучела" казалось не то злой насмешкой, не то насмешливым, но суровым предупреждением.
       Глядя на торжественный выезд золотого пугала, Юсуф думал о том, что ему уже приходилось защищать чужие города от нападения врагов, а вернее - самих хозяев. Но теперь придется делать вид хозяев в окружении врагов, делающих вид, будто они - верные слуги, а это значит, - ожидать "нападения на стены" изнутри, а не снаружи. И такое занятие будет куда опасней первого. И куда опаснее того памятного выступления из Бильбайса в "ущелье" между двух вражеских армий окажется теперь их победоносное вступление в Каир.
       Что касается свежеиспеченного везиря Ширку, то он был на седьмом небе от почестей и совершенно ослеп от блеска золотых и жемчужных пуговиц на везирском одеянии.
       - Дядя, тебе придется сделать перед халифом пять нижайших поклонов, потом поцеловать ему руки и ноги и наконец - землю перед его троном, - напомнил Салах ад-Дин своему родственнику, когда того облачали в тяжеловесное сияние египетской славы.
       - Ничего. Каир стоит и дюжины поклонов, - благодушно отозвался дядя сквозь шорох парчи. - По правде говоря, я бы теперь и осла поцеловал бы под хвост... если бы этого хватило, чтобы халиф подвинулся и освободил мне немного нагретого местечка.
       Вскоре он, как и полагалось везиру, въехал в чудесный дворец халифа через северо-восточные врата, называвшиеся "Вратами ветра", миновал площади, покрытые мозаикой, прошел через галереи, что напоминали окаменевшие фонтаны чистейшей родниковой воды, и в конце концов оказался перед маленькой темницей, похожей на сундук и переливавшейся драгоценными камнями. Над сундуком возвышались три свода и три изящных башенки. Три его стены - задняя и боковые - были глухими, а переднюю заменяла витая решетка, именовавшаяся шуббаком.
       За решеткой неподвижно сидела самая редкостная и дорогая птичка Египта - юный халиф аль-Адид.
       Вокруг грозными утесами стояла его чернокожая нубийская гвардия.
       Решетку приоткрыли. Гордый Ширку, не колеблясь, совершил положенный ритуал, и получил то, что ему снилось последние несколько лет едва не каждую ночь: то самое яйцо, сделанное из бадахшанского рубина весом в двадцать семь мискалей.
       Везирь Ширку въехал затем в другой дворец, немногим меньше дворца халифа - тот самый, что еще недавно принадлежал коварному Шавару. Он начал день и ночь править и пировать, а его племянник принялся день и ночь разыскивать и замуровывать все потайные ходы дворца, через которые могли бы проникнуть наемные убийцы. Впрочем, к этому важному делу добавилось еще и управление Каиром, которое Ширку также поручил своему родственнику, сказав ему:
       - Ты прекрасно управился с Александрией. Там была чужая псарня, и на тебя со всех сторон лезли разъяренные собаки. Что тебе теперь стоит управиться с этим курятником?
       Ширку наслаждался жизнью и своим положением всего девять недель, пока в ночь на двадцать второй день месяца джумада*, к Салах ад-Дину во сне вновь не подошел Асраил. Ангел Смерти и на этот раз посмотрел на Юсуфа, словно не видя его, вернее видя сквозь нее кого-то другого, истинную жертву
       Юсуф очнулся в холодном поту и услышал за дверями шум. В тот же миг вошел один из телохранителей и сообщил, что везирю сделалось худо.
       Всего полчаса назад Юсуф сослался на усталость и покинул пиршество, которое дядя затеял в теплую ночь посреди сада, в беседке из хиосского порфира.
       Не чуя под собой ног, он бросился в сад. По темной дорожке кто-то бежал ему навстречу, размахивая факелом.
      
      

    ГЛАВА 7

    Об огнях: смертоносных и спасительных

      
       Увлеченный рассказом, я не сразу догадался, что далекий огонь в ночи - знак, обращенный ко мне, а не к Салах ад-Дину, и что огонь светит наяву, а - не в воспоминаниях великого султана.
       - Рыцари Христовы! - негромким, но резким окриком разбудил я своих слушателей.
       - Что случилось с везирем?! - не только на весь корабль, а на все ночное море воскликнул рыцарь Джон, непонятно почему запыхавшись, будто сам он только что бежал по той садовой дорожке.
       - Тише! Тише! - предупредил я всех. - Это мы узнаем следующей ночью, если переживем эту. Видите факел?
       Альдо Неро вновь помахал мне факелом с "трапезундского быка". В эти мгновения мне уже давно полагалось улизнуть с корабля и пуститься вплавь по морю в ту сторону.
       - Увы, самые опасные враги короля Ричарда уже осведомлены о нашем походе и хотят покончить с нами как можно скорее и как можно незаметнее, - сообщил я рыцарям. - Вам известно, что такое греческий огонь?
       Гробовое молчание было утвердительным ответом.
       - Единственный выход - живо взять на абордаж этот корабль. - Я указал во тьму. - И захватить его. Тогда мы собьем врагов с толку. Предстоит пересадка. Готовьтесь к бою. Я беру на себя кормчего.
       В этот миг с чужого корабля взлетела огненная хвостатая звезда и понеслась по черному небу в нашу сторону. На черной воде замелькали красные блики, и нашим взорам открылся двигавшийся нам навстречу корабль. Подобно призраку, он стал быстро исчезать во тьме.
       Огненная звезда была не самым опасным снарядом, а просто пустым глиняным горшком, обмазанным особой смоляной смесью, которая очень ярко горит. Цель первого выстрела врагов - осветить море и определить наше местоположение. Впрочем, они выдали и направление своего движения.
       - Пора! Вперед! - шепотом приказал я и, как ночная птица взлетев с места, кинулся к кормчему.
       Краем взора я успел заметить, что с "быка" устремился к нам еще один демон. Сам он был, однако, черен и только сыпал искрами с тускло тлевшего хвоста. Но этот был уже смертельно опасен.
       - Заворачивай! - гаркнул я в ухо кормчему и тихонько кольнул ему в шею кинжалом, чтобы у него не возникло возражений. - Или ты покойник! Иди прямо на него!
       И вот мы с ним вдвоем дружно навалились на румпель.
       Снаряд с греческим огнем канул в воду в двух локтях от галеры и глухо, злобно зашипел.
       "Вторым не промахнутся!" - тем же греческим огнем обожгла меня мысль.
       На галере началась суета, однако рыцари действовали очень умело и слаженно. Хозяин корабля уже трепыхался под обнаженным мечом Эсташа Лысого и хриплыми криками подгонял гребцов.
       Не успел вдогонку упавшему в море снаряду полететь следующий, как я сам едва успел увернуться от стремительной, как молния, смерти. Кинжал, брошенный магрибинцем, просвистел мимо моего уха на расстоянии осиного жала. Этот магрибинец давно догадался, кто здесь главный зачинщик бунта.
       Он оказался не только наблюдателен, но и очень расчетлив: знал, что второго броска сделать не успеет, поскольку перед ним не обычный воин, с которым возможен скучный, долгий поединок с кровопусканием и хрустом костей. Мы - оба были из тех, кто убивает мгновенно, порой незаметно для самой жертвы.
       Едва звякнули об палубу его рабские цепи, как я уже услышал всплеск за бортом. Я кинул ему вослед одно из своих жал, но промахнулся. Он нырнул.
       "Очень плохо!"" - подумал я, ожидая, что он все же всплывет не слишком далеко и мне еще удастся достать его вторым кинжалом. Краем взора я успевал еще следить за полетом нового снаряда. Не было сомнения в том, что магрибинец - отличный пловец и, несмотря на холодную воду, устремиться вовсе не к "трапезундскому быку", а к берегу, расстояние до которого не превышало полутора миль... Значит, мои хозяева должны были скоро узнать о моей измене...
       Тем временем, раскаленный горшок падал прямо на середину галеры.
       И вдруг случилось чудо! Снаряд с греческим огнем вдруг повис в одном локте от палубы, а потом отпрыгнул в сторону, как мячик, и нырнул в воду!
       Оказывается, сквайр Иван, собрав еще трех оруженосцев, умело растянул сеть и принялся ловить огненные звезды, словно рыбу!
       Гребцы трудились изо всех сил. Их уже подгонял не хозяин, а сама огненная смерть. Но и на "быке" меткие метатели тоже превзошли себя. Они выпустили три снаряда почти одновременно.
       Отменный рыбак Иван и его помощники поймали в сеть первый снаряд и с веселыми шутками отправили его за борт.
       А Эсташ-Вепрь совершил невиданный подвиг, проявив великое мужество и удивительную смекалку. Он попытался поймать другой снаряд руками, и это ему почти удалось. Он в прямом смысле встал грудью на пути огненной смерти. Если бы горшок ударился о палубу, то, верно, адское пламя сразу разилось бы во все сторону, облило бы многих гребцов и корабль потерял бы ход. И тогда бы уж нам несдобровать. Но Эсташ-Вепрь принял весь огонь на себя. Снаряд, видимо, оказался скользким: он проскочил через мощные руки Эсташа и раскололся у него на груди. Поразительным было то, что Вепрь устоял от удара! Но он сразу весь обратился в ослепительно пылающий столп. Все море и весь звездный свод небес были потрясены его страшным ревом. Поразительным было и то, что Эсташ д'Авьен нашел в себе силы пройти несколько шагов, стискивая горящими руками расколотый горшок и оставляя за собой на палубе огненный шлейф. Не выпуская огненное яйцо, он перевалился через борт в море. Большое облако пара поднялось над палубой, и, наверно, вместе с этим облаком поднялась в темные небеса душа Эсташа-Вепря. Полагаю, если он и совершил в своей жизни какие-нибудь тяжкие грехи, достойные вечных мук в адском пламени, то явно искупил их все в последние мгновения своей жизни.
       Третий снаряд все же стал заслуженной наградой метателям. Должен был случиться перелет, однако, всем на удивление, горшок с горючей смолой угодил прямо в верхнюю часть мачты и обрушился вниз огненным змеем.
       Дело было сделано: наш корабль не на шутку разгорелся. Однако мы уже успели подойти к "быку" достаточно близко. Выстрелов больше не последовало: то ли метателей поразило явление огненного человека, то ли их катапульты не были рассчитаны на чересчур малое расстояние.
       В последний миг кормчий "быка" стал разворачивать судно, явно испугавшись, что мы протараним его носом. Это оказалось нам на руку: не пришлось разворачиваться самим, чтобы стать к ним бортом. Наша галера прошлась носом по чужим веслам, что не успели убрать, послышался треск и на "быка" полетели абордажные крючья.
       За миг до того, как мы "поцеловались" с ошеломленным противником, Ренье-Красавчик совершил роковую ошибку. Он весь так и пылал местью за Эсташа-Вепря. Высоким голосом он изрыгал страшные проклятья и с мечом наперевес первым прыгнул на "быка" прежде, чем мы сошлись с ним бортами. Видно, раньше, до плена, он был легок и прыгуч, однако в застенке его мышцы потеряли былую силу и упругость. Достав одной ногой до борта, он не смог донести до него весь свой вес. Не удержавшись, он сорвался вниз, но успел ухватиться руками за борт. Верно, он погиб бы от вражеского меча, даже если бы хватило времени на последние усилие. Но Ренье де Фрувилю суждено было погибнуть буквально от рук своих же товарищей. Они изо всех сил подтягивали к себе за веревки чужой корабль, и прежде, чем Ренье успел перебросить на него свое тело, корабли сошлись бортами и раздавили славного рыцаря. Раздался хруст костей, стон Ренье утонул в его предсмертном хрипе, и так мы, не успев начать первое сражение, потеряли еще одного благородного воина.
      
       Рыцарь Джон Фитц-Рауф страстно желал боя, хотел размяться, проверить свои силы, но никакого боя не получилось. Корабельная стража "трапезундского быка" только тупо пялилась на нападавших. Наверно, ее ошеломил чудовищный рев Огненного Вепря и отчаянный, хоть и не удачный, прыжок Ренье-Красавчика. Потери побежденного "противника" оказались вдвое меньше наших: рыцарь Джон отмахнулся мечом от одного из стражей, замешкавшегося на его пути, и в итоге успела посторониться с дороги только его голова.
       - Так что же случилось с везирем Ширку? - громко спросил меня рыцарь Джон, оглядевшись вокруг и с удивлением заметив, что воевать уже не с кем.
       - Он умер. Умер. Но чуть позже, - крикнул я ему в ответ, озабоченный еще одним небольшим делом.
       Моей целью был Альдо Неро. Камбала умел слиться с "дном", и теперь я не сразу нашел его глазами - так уютно и неприметно сидел он, прижавшись спиною к борту и опасливо наблюдая за происходящим. Я сдался и позвал его в полный голос.
       - Я здесь, Дуччо! - осторожно откликнулся он. - Может, ты объяснишь мне по старой дружбе, кто кого должен был отправить в преисподнюю, а то у меня голова идет кругом.
       - И не пытайся понять, Альдо. Иначе вовсе спятишь. Тут слишком хитро все завязано, - честно признался я ему. - Одно могу сказать: я заглянул сюда к тебе только для того, чтобы спасти твою жизнь. По старой дружбе.
       Камбала захлопал глазами.
       - Стоит тебе теперь сойти на берег в Яффе, как тебя прирежут прямо на пристани, - предупредил я его о том, о чем не знал, но совершенно ясно догадывался. - Ты и я - мы оба теперь слишком много знаем. Сколько тебе обещали?
       - Триста динаров. - По глазам Альдо, ярко сверкавшим при свете пожара, было видно, что он говорит правду; возможно, первый раз в своей жизни.
       - Я постараюсь дать тебе четыреста, если ты присоединишься к нам и поведешь корабль в том направлении, какое тебе укажу, - попытался я соблазнить его.
       Альдо Неро стал неуклюже выбираться из своего укромного уголка: у него затекли ноги.
       - Четыреста, говоришь. Стоит подумать, - кряхтя, пробормотал он. - И куда тебя несет нелегкая?
       Знавший все донные норы во всех портовых городах, Альдо Камбала был нам теперь совершенно необходим.
       - Сейчас поглядим, - сказал я и высыпал перед Альдо прямо на палубу все содержимое моего кошелька.
       Потом я стал отодвигать в сторону Камбалы по одной монете, называя каждую буквой в порядке латинского алфавита. Последней оказалась "V".
       - Выходит, плывем в Венецию, - определил я направление.
       Не сводя глаз с жарко поблескивавших денег, Альдо нахмурился:
       - Ты продлил мою жизнь всего на неделю, - с тяжелым вздохом проговорил он. - В Венеции меня прирежут, едва я успею ступить с корабля на сходни. Я готов согласиться и на меньшую плату. Забери несколько монет - и сойдемся на "Т". Я могу устроить тебя в Таранто или даже в Трапезунде. Похоже, тебе нынче все равно, куда деться, лишь бы убраться со Святой Земли. Подальше и поскорее...
       Наш торг был прерван взволнованными криками рыцарей.
       - Быстрее! Быстрее! Ангелы ср...ые! - злобно вопили они.
       Генуэзская галера была уже наполовину проглочена огненным змеем. Ее старались поскорее оттолкнуть прочь, ведь ненасытный огонь уже грозил перекинуться на "трапезундского быка". Но оказалось, что Ангеран де Буи, а с ним сквайр Иван и оруженосцы, за сноровку руса признавшие его своим предводителем, занялись богоугодным делом. Они освобождали от цепей не успевших поджариться гребцов и гнали их в море, убеждая в том, что те сумеют доплыть до берега. Ошалевшие от нежданного спасения и свободы рабы прыгали в воду, как распуганные лягушки, а те, кто еще оставался прикованным, безмолвно тянули к своим спасителям руки.
       Как бы там ни было, терпения не хватило сначала у тех, кто пока находился в безопасности. Проклятья греческим огнем лились на пылающую галеру, и она разгоралась от страшных слов еще ярче и веселее. Наконец плавучий пожар оттолкнули в сторону, а Добряка Анги вместе с прочими "ангелами-хранителями" уже пришлось вылавливать из холодной воды. Благо, рус, плававший не хуже рыбы, помог рыцарю добраться до корабля.
       - В последний раз я позволяю тебе обсушить перышки, херувим, - стальным голосом предупредил франка рыцарь Джон. - Потом пеняй на себя... А ты, - ткнул он перстом, словно пикой, в грудь своего оруженосца так, что рус едва не опрокинулся навзничь, - сутки жрать не будешь!
       Иван, по виду, не слишком огорчился, как обычно ответив одной из своих русских поговорок. На этот раз он помянул кота, которому не всегда суждено масло есть, а приходит пора поститься вместе с хозяевами. По-моему, только русские коты способны с удовольствием пить оливковое масло.
       После этого события Джон Фитц-Рауф собрал всех рыцарей на совет и сурово сказал:
       - Едва пустившись в дорогу, мы в первой же мелкой стычке понесли очень тяжелые потери. За годы плена мы растеряли наши навыки. Наши мышцы одрябли, а глаза потеряли остроту. Если мы не возьмемся за ум, нас всех перебьют, как уток, в первой же серьезной стычке. С завтрашнего утра мы станем упражняться в военном деле, как в те времена, когда еще были сопливыми пажами. Таков мой приказ. Нам нужно копить силы. Поэтому сейчас мы помолимся и ляжем спать.
       Тут он вдруг посмотрел на меня так, будто я истошно окликнул его.
       - Но сначала Дауд расскажет нам, что же там случилось с эмиром Ширку, - сказал он. - А то я не смогу уснуть.
       Перед тем, как продолжить рассказ, мы с Альдо завершили свой торг. Ему удалось крепко "одурачить" меня: за ту же высокую цену ему удалось продать мне самую первую букву алфавита. Я уговорился с ним, что он доставит нас до Аквилеи. Но если посмотреть на покупку с другой стороны, то я тоже оказывался в выигрыше, ведь от Аквилеи было куда ближе до Австрийского герцогства, где, вероятно, пленили короля Ричарда, чем от Задара, расположенного много южнее, в Венгерском королевстве.
       Когда все уселись вокруг меня, я невольно поискал глазами подходящий "маяк". Лучшего, чем пылавшая неподалеку галера было не найти. И я изрядно подивился положению дел: еще час назад мы все сидели на том, уже обреченном корабле, а потом перебрались на другой, на котором нам навстречу плыла сама Смерть. И мы сумели воспользоваться им для своего спасения, даже более того - для обмана наших врагов, желавших расстроить замыслы великого султана. Нечто подобное много раз случалось и в его собственной жизни.
       И теперь мы, как будто ничего не случилось (если не считать того, что двум моим слушателям уже не суждено было услышать продолжение истории), вновь пустились по дорогам его памяти.
       - Словно горящий корабль, тот факел тревожил взгляд Юсуфа, указывая ему тропу в хитроумном лабиринте сада, - поведал я доблестным рыцарям.
      
       * * *
      
       Когда Юсуф наконец достиг беседки, везирь Ширку уже испустил дух, хотя это было нелегким трудом. Он поперхнулся, и у него в горле застрял большой кусок мяса. Останься доблестный Ширку простым эмиром и воином, возможно кто-нибудь из преданных людей и помог бы ему, осмелившись сильно стукнуть по спине. Но что сделает за такой удар со своим спасителем везирь египетского халифа, того никто не знал. Все свои люди оробели и ждали, что как-нибудь обойдется. Но не обошлось.
       Юсуф склонился над дядей и прислушался. Все затаили дыхание. Воистину страшная, бездыханная тишина окружила Юсуфа. Он почувствовал себя так, будто заблудился в ночной пустыне и вокруг - ни единой живой души.
       - Аллаху акбар! - прошептал он и стал читать над умершим наизусть суру Йа-син, которую правоверные часто вспоминают в таких случаях: - ... Поистине, стоишь в одном ряду с посланниками Бога ты, На праведной стезе...
       Священные слова все же не смогли успокоить его и заглушить тревожную мысль, похожую на звук чужих шагов в ночном проулке - "Что же делать? Что же делать?" Кровь так и стучала ему в висках тем роковым словом - "Долг! Долг!"
       Чтобы прочесть более двух сотен строк суры, нужно немалое время, но Всемогущий Аллах продолжал держать своего верного слугу в тяжком неведении.
       Факел, единственный источник света, противившийся в ту ночь тьме, был в руках аль-Фадиля, в будущем одного из ближайших советников великого султана.
       Этот аль-Фадиль, как ни покажется удивительным, незадолго до тех событий был придворным халифа и ближайшим другом... сына Шавара. Сын Шавара имел благородную натуру и всегда отказывался участвовать в хитроумных интригах, что затевались отцом и даже корил его за коварные замыслы. После казни отца он с чистым сердцем явился к халифу, но сам тут же стал жертвой навета и был казнен. Аль-Фадиль же, волею обстоятельств, оказался под началом Салах ад-Дина в делах управления столицей и проявил большое усердие, всячески выказывая перед ним свое искреннее презрение к правителю Египта и всей своре его криводушных вельмож.
       Так вот аль-Фадиль и решился заговорить первым, когда Салах ад-Дин произнес над своим покойным дядей последние строки суры - "К Нему мы завершаем Путь земной..." и замер в оцепенении.
       - Малик! - так осмелился обратиться к своему начальнику аль-Фадиль. - Ныне тебе повелевать!
       Факел качнулся, а Юсуф резко поднял голову, и в его глазах сверкнули молнии. Такое необычайное обращение - "малик" - возымело действие. Он быстро отдал все повеления, с какими нельзя было медлить, потом послал за старшим братом и другими родственниками, что прибыли в Каир вместе с армией эмира Асад ад-Дина Ширку.
       Не дав им опомниться от потрясения, он сам, на правах первого помощника покойного везиря, начал разговор о главном и предложил своему дяде по материнской линии, Шихаб ад-Дину, который был старшим из родственников на том совете, добиваться везирата.
       Тучный и всегда медлительный Шихаб ад-Дин очень неторопливо и очень медлительно вздохнул, будто весь день ленился дышать до этого самого часа. Окинув взором своих родичей, он принялся убеждать своего племянника:
       - Юсуф... Великий атабек Нур ад-Дин, да пребудет с ним милость Аллаха, всегда доверял своему верному эмиру Асад ад-Дину Ширку, мир да пребудет над ним. И всегда великий атабек доверял твоей проницательности, Юсуф. Чтобы быть везирем, нужно быть не только проницательным, но также весьма образованным и осторожным. Я уже слишком стар, чтобы возвышаться так высоко. Твой старший брат Тураншах - прекрасный, храбрый воин. Здесь из нашего рода ты, Юсуф, - самый проницательный и осторожный... И раз везирь Асад ад-Дин Ширку сделал тебя своей правой рукой, тебе и надлежит принять его власть. Великий атабек недаром полагал, что именно Юсуфу суждено обрести власть в Египте. Как в том древнем предании... Несомненно одно: сделаться везирем будет тебе куда легче, чем стать главнокомандующим сирийского войска, то есть добиться признания своей власти у тюрских эмиров и военачальников. Но это нелегкое дело я возьму на себя.
       "Самый осторожный здесь - ты, дядя!" - мог бы сказать Салах ад-Дин, но в те мгновения он едва заметил эту стрелой промелькнувшую в его голове мысль. В ночном свете масляных фитилей никто не увидел, как он побледнел.
       - Мне нужно помолиться! Ждите! - резко сказал он, встал и вышел из комнаты.
       Аль-Фадиль находился сразу за дверьми, в волнении ожидая итогов совета. Увидев напряженное лицо Салах ад-Дина и складки, прорезавшие его лоб, он только и шепнул ему вдогонку, когда тот, даже не взглянув на него, пролетел мимо:
       - Бери Египет, Юсуф! Иначе тебе несдобровать!
       Салах ад-Дин закрылся в одной из комнат, опустился на молитвенный коврик, лицом к Мекке, и с горячими словами молитвы обратился к Аллаху:
       - Всемогущий Аллах! Покарай меня смертью, если я польщусь лишь на богатство и власть! Ты показал мне судьбы двух везирей, и я все видел и запомнил. Только для одной благой цели, прошу Тебя, обереги мою жизнь - для полного изгнания неверных со Святой Земли и из Священного Города. И когда, по воле Твоей, я положу конец ереси, навеки изгоню франков и во всем дар аль-Исламе прекратятся позорные междуусобицы среди правоверных - пусть тогда Ангел Смерти посмотрит мне прямо в глаза. Иначе ради чего иного Ты возвышаешь меня здесь столь высоко против моей воли? Просвети мой слабый ум, Всемогущий Аллах! Дай мне ясный знак того, что я на верной дороге.
       Он прислушался к ночи, но ответом ему была только тревожная тишина. Такая же тревожная тишина наступила и в его душе.
       - Пока я вижу только два дорожных камня, а дальше дорога темна, - прошептал Юсуф, имея в виду смерти двух везиров, одного коварного еретика и одного верного воина Ислама.
       Через три дня Салах ад-Дин Юсуф ибн Айюб, правоверный суннит, стал везирем аль-Адида, халифа-еретика, и халиф передал ему титул, которым немногим более двух месяцев назад пожаловал доблестного, но честолюбивого эмира Ширку. Племянник покойного тоже стал "Несравненным Правителем".
       Многие - и в первую очередь придворные халифа - полагали, что новый везирь с вечно тревожным взглядом, вечно окруженный тремя десятками телохранителей, скоро не выдержит тяжелой ноши и станет послушен халифу или же, совершив опрометчивые поступки, потеряет голову в борьбе со своими же родственниками. Часть благоразумных военачальников Ширку, видя шаткость и двусмысленность положения суннита, способного т о л ь к о и делать, что смиренно волочиться за правым плечом халифа-еретика на всех дворцовых церемониях, сочли за лучшее убраться из Египта и вернуться в Халеб, на службу к атабеку Нур ад-Дину. Однако все - и свои, и чужие - сильно просчитались.
       Первым делом Салах ад-Дин стал, не жалея средств, увеличивать свое войско. Он привлекал к себе суннитов, проживавших в Египте и набирал воинов из крепких рабов-инородцев. За это придворные скоро прозвали его "мамлюком", но особой опасности еще не замечали, полагаясь на мощь пятидесятитысячной нубийской гвардии халифа.
       - Юсуф, тебе необходимо знать все, что происходит вокруг, даже в мышиных норах, - убедил везиря его ближайший соратник аль-Фадиль. - И не только здесь, в Египте, или в Халебе, но - и в Аль-Кудсе и даже в Константинополе.
       Еще больше средств - огромные средства - потребовались на то, чтобы создать обширную сеть наушников и лазутчиков. На каждого шпиона-доносчика, служившего халифу, "выросло" по три-четыре тайных слуги везиря. И эти траты очень скоро окупились.
       Первым, кто во дворце почуял, что опасливый и незаметный курд может сам сделаться куда опаснее любого явного врага, был главный евнух халифа. Он написал тайное послание в Иерусалим, королю Амори, обещая ему помощь, если франки войдут в Египет и всерьез возьмутся за нового везиря-курда и его незаметно растущую армию. Гонец евнуха прежде, чем отправиться в путь, зашел в мечеть помолиться. Зоркие люди везиря, следившие за ним, отметили, что у дорожных сандалий слуги евнуха чересчур толстые подошвы. Пока тот молился, они подняли с порога его обувь и, повозившись с ней, обнаружили письмо. Гонец, помолившись о благополучной дороге, был, как на крыльях, перенесен с порога мечети в темницу.
       Узнав о готовящемся заговоре, Юсуф решил выждать и еще прочнее укрепить свое положение. Евнух, узнав о провале, скрылся в дальних "норах" дворца халифа. Салах ад-Дин почел за лучшее пока не искушать судьбу и не устраивать облавы, ведь тогда его воинам пришлось бы столкнуться с нубийцами в очень невыгодном стратегическом положении. Однако поднимавшиеся вокруг Египта бури торопили везиря.
       Король иерусалимских франков Амори знал о слабости Фатимидов, но опасался бросать свои силы на завоевание Египта, ведь ему в спину мог тут же ударить правитель Халеба .
       Каждому из властителей Востока дышала в затылок угроза, и потому каждый опасался двинуться со своего места. Амори с тревогой оглядывался на Нур ад-Дина, который уже давно грезил джихадом. Нур ад-Дин же, в свою очередь, через правое плечо оглядывался на сельджуков Рума, а через левое - на своего собственного брата, Кутб ад-Дина, правившего Мосулом. "Братский спор" о наследстве отца так и висел темной грозовой тучей над всей Сирией.
       Итак все боялись двинуться с насиженных мест, и такое положение в определенной мере всех устраивало. Но оно могло измениться - теперь должно было измениться в скором времени, ибо из Египта в Иерусалим стали поступать смутные, загадочные вести. Никому не известный курд, которому явно было нечего терять, постепенно укреплялся и оплетал халифа своей паутиной. К тому же он был вассалом Нур ад-Дина. И тоже, как говорят, грезил джихадом. В любой день Иерусалимское королевство могло внезапно оказаться зажатым в кузнечные клещи.
       Однажды король Амори проснулся от того, что отлежал правую руку и, схватив ее левой, в ужасе почувствовал, что держит за руку покойника. Пока король разминал едва не отмершую десницу, он укрепился в мысли, что своих сил не хватит и дело никак не обойдется без нового Крестового похода.
       Он написал послание с призывом принять Крест ко всем правителям Запада и направил в Европу самое представительное посольство, какое мог собрать: своего тезку, патриарха Амори, и архиепископа Кесарийского. Этим король не довольствовался (как показало скорое будущее - вполне благоразумно) и решил поднять на ноги весь христианский мир, включая схизматиков. Он обратился за помощью и к императору Византии, Мануилу.
       Сначала корабли, на которых посольства отплыли от Святой Земли, попали в жестокий шторм и были отнесены назад, к берегам Палестины, словно сам Господь Бог требовал от Амори покориться судьбе. Потом единоверцы короля Амори, правители Запада, глубоко разочаровали его. Король Людовик Французский отговорился от Священной Войны тем, что его беспокоят притязания английского монарха Генриха Плантагенета.. В свою очередь, Генрих Плантагенет, когда послы Иерусалима добрались до его двора, оправдал свой отказ опасностью со стороны Капетингов* и непокорных английских баронов. Что касается последнего грозного властителя-единоверца, способного помочь Амори, а именно императора Священной Римской Империи, то он находился в ссоре с Папой и не мог получить от него благословение на принятие Креста.
       Зато ромейский император Мануил почувствовал опасный ветер с Востока и пообещал Амори, что, как только тот начнет войну против Египта, он предоставит в его распоряжение свой огромный флот и часть войска.
       Еще одно событие очень воодушевило новых союзников. Атабек Нур -Дин, узнав, что его любимчик вдруг превратился в "смирного прислужника" халифа-еретика, разгневался и отобрал все земли в Сирии, принадлежавшие Юсуфу и его дяде Ширку. Более того, он запретил братьям Салах ад-Дина, еще остававшимся в Сирии, последовать в Египет, на службу к их родственнику, и велел всем военачальникам сирийского войска, стоявшего в Каире, вернуться в Халеб.
       Салах ад-Дин понимал, что атабек пока что гневается больше на покойного Ширку, чем на его племянника. Ведь доблестный эмир, ставший везирем, в одночасье забыл о джихаде и устроил нескончаемый пир вместо того, чтобы начать усердно доить "египетскую корову" и утверждать в Каире истинную веру. Потом атабек, видно, решил, что племянник его эмира тоже поддался искушению богатством и внезапно свалившейся ему в руки большой властью. Увы, Салах ад-Дин не мог отправить атабеку послание с изложением своих замыслов и, тем более, с упоминанием своей клятвы, данной Всемогущему Аллаху. Ведь сам правоверный атабек наверняка давал Господу такую же клятву. Значит, Всемогущему Аллаху теперь предстояло выбрать достойнейшего...
       В середине лета ромейский император Мануил двинул свой флот на остров Кипр, откуда можно было быстро достичь берегов Египта. Он рассчитывал, что война будет недолгой, что удар такими мощными силами сразу сокрушит Египет, и поэтому снабдил свое войско провизией всего на три месяца. Однако теперь замешкался сам король Амори. Оказалось, что ему не так-то просто собраться с силами. Последний, неудачный поход в Египет, кончившийся едва ли не бегством от грозного воинства эмира Ширку, навел большое смущение на всех подданных франкского властителя Палестины. Могущественный орден тамплиеров не только отказывался участвовать в войне против Египта, но его высшие чины мрачно убеждали короля отказаться от своих замыслов. Отказ тамплиеров имел под собой много тайных причин, и одной из главных было натяжение золотых нитей, связывавших дворцы фатимидских сановников с сокровищницами ордена.
       Король Амори хлопотал, стараясь не опозориться вконец перед союзником, а тем временем маленькая мышка выбралась из подполья и побежала через комнату, где везирь Салах ад-Дин Юсуф ибн Айюб заканчивал свою утреннюю трапезу. Это совсем неприметное событие случилось в тот день, который вы, христиане посчитали бы двадцатым днем месяца августа 1169-го года от Рождества вашего пророка Исы.
       Тяжелые размышления обуревали в то утро везиря Юсуфа. Вражеская сила поднималась за окоемом земли. Но, возможно, не меньшая вражеская сила зрела для вероломного удара и в самом Каире. Глубоко задумавшись, Юсуф невольно замер, как изваяние. Слуги и стража тоже затаили дыхание, боясь нарушить мысли повелителя, на лбу которого пучком черных стрел сошлись морщины. Тут-то и выбралось на простор серенькое существо.
       Словно не замечая людей, оно добралось до середины комнаты и подобрало какую-то крошку рядом с везирем. Слуги только опасливо косились на мышь. Наконец и сам Юсуф заметил краем взора движение на ковре и, почтив зверька своим вниманием, подумал кстати: "Похоже на примету..."
       Тут дверь распахнулась, и на пороге появился разгоряченный аль-Фадиль, имевший право входить к везирю в любое время без доклада.
       - Малик! - воскликнул он. - евнух аль-Мутамен только что покинул дворец халифа и направляется к своему дому!
       "Час настал!" - молнией сверкнула мысль у Юсуфа, и он бросил взгляд на ковер.
       Мыши уже и след простыл.
       - Долго он отсиживался в лисьей норе, - заметил Юсуф и добавил, многозначительно посмотрев на своего верного советника: - Надеюсь, он не такой прыткий, как эта мышка.
       Глава неудавшегося заговора потерял бдительность, решив, что везирь уже не тронет его, поскольку, как видно, опасается халифа, но жестоко просчитался. Участь его была решена. Уже через два часа халиф получил в свои руки голову евнуха, "завернутую" в подробный отчет о всех его изменнических тайных сношениях с королем франков. В течение следующего часа из дворца исчезли все верные слуги халифа, и на их местах появились другие, поставленные везирем.
       Узнав об этом, халиф содрогнулся и стал науськивать на своего везира смещенных им ранее военачальников. В полдень многотысячная дворцовая нубийская гвардия двинулась приступом на дворец везира, и посреди Каира началось сражение, равного которому еще не приходилось вести будущему великому султану Востока. Оборонять свой дом оказалось теперь делом более нелегким, чем оборонять Бильбайс или Александрию.
       Курды и туркмены дрались отважно, однако нубийцев было слишком много, и они стали нещадно теснить воинов везиря. К тому же к нубийцам присоединились армянские лучники и стали осыпать стрелами защитников Салах ад-Дина.
       Последним союзником чернокожего войска стал сам халиф. Еще в самом начале битвы Юсуф увидел на верхней эспланаде дворца огромный белый зонт с золотой бахромою: халиф нашел себе новое развлечение, решив с удобного места понаблюдать за сражением. Как только военное счастье стало склоняться на сторону осаждавших, он тут же приказал своей личной охране поддержать нубийцев и пострелять из луков и катапульт по своему везирю.
       - С мышью покончили, но осталась еще одна подлая крыса! - гневно обронил Салах ад-Дин, уже всерьез опасаясь за исход битвы.
       - Юсуф, у нас есть наффатин* и несколько горшков с горючей смолою! - напомнил ему брат Тураншах. - Не отправить ли нам халифу ответный подарок?
       - Немедля! - велел Салах ад-Дин.
       Катапульту, предназначенную для метания сосудов с горючими смесями, быстро выволокли на крышу и первыми же двумя выстрелами подожгли правое крыло дворца халифа. Не успел владыка Египта укрыться от огненного града, как зонтик его стал дырявым от обжигающих искр и весь задымился. Вскоре сквозь гущу схватки, кипевшей вокруг стен, с десятком личных телохранителей халифа пробился его гонец и прокричал во все горло, что повелитель Египта оставляет за своим везирем право казнить или миловать тех, кто напал на него, не получив на то никакого высшего повеления.
       Нубийцы дрогнули и откатились, чтобы переспросить друг друга и горестно убедиться в том, что они не ослышались: их предали самым неслыханным образом - в час близкой победы.
       Между тем, вид дымного джинна над дворцом халифа навел Юсуфа на спасительную мысль.
       - Возьми полсотни моих воинов из курдов и подожги казармы нубийцев, - велел он аль-Фадилю.
       Казармы халифской гвардии располагались за стенами Каира, и в их проживали семьи нубийцев.
       - Хорошо, малик! Мы заткнем все выходы! - горячо ответил аль-Фадиль и сорвался было с места, но везирь удержал его.
       - Нет! Пусть их жены и черные щенки выбираются оттуда, как могут. Не препятствуй, - предупредил он. - Нубийцы совсем озвереют, если их семьи сгорят. Тогда один безоружный станет опасен для трех вооруженных. А вот городские ворота закрой, и ударь им в тыл, когда они попадут в мешок. Не забудь поставить на стены стрелков.
       Все произошло именно так, как предвидел везирь Юсуф. Как только нубийцы увидели еще один столб дыма, поднявшийся к небесам за городскими стенами, они бросили осаду и понеслись всем скопом к воротам по кратчайшему пути. Но ворота оказались закрытыми. Войско нубийцев смешалось и превратилось толпу, в гуще которой люди, как обычно случается, теряют рассудок и начинают давить друг друга. Тут вдобавок на них со всех сторон посыпались стрелы.
       Аль-Фадиль стал увещевать их со стены, что их выпустят наружу, если они оставят свое оружие и пообещал, что везирь не станет их преследовать, ведь они стали жертвами обмана со стороны своего повелителя.
       Уже совершенно смятенные воины побросали свои копья и сабли. Им открыли ворота, и они бросились спасать от огня свои семьи.
       Как только огонь спал и нубийцы окончательно потеряли боевой дух, возликовав от того, что их семьи не сгорели заживо, Юсуф потребовал от воинов халифа, чтобы они удалились на другой берег Нила, в Гизу, и стали там лагерем. На радостях нубийцы легко согласились. Однако в первую же ночь после переправы брат Салах ад-Дина, Тураншах, внезапно напал на них с тремя тысячами воинов и перебил не менее половины. Оставшиеся в живых нубийцы едва спаслись бегством и ушли на юг, в Верхний Египет.
       Так, благодаря одной маленькой мышке, ставшей благоприятным знамением, и неосмотрительности главного заговорщика, Салах ад-Дину удалось сломить самую опасную вражескую силу, крывшуюся в самом Каире, подобно тяжкому нарыву, и - набраться сил для борьбы с внешним врагом. По сути дела он должен был благодарить за это не мышь, а своекго врага - иерусалимского короля Амори.
       Времени перевести дух и приготовиться к приему новых неприятных гостей было достаточно. Только в октябре греческий флот подошел к берегам Египта, а воинство франков вторглось в страну по суше. Салах ад-Дин ожидал, что враг первым делом осадит Бильбайс и сосредоточил в нем большое войско, однако франки двинулись дальше на запад. Оказалось, что их цель - прибрежный город-крепость Дамьетта, который мог служить очень удобным передовым постом при нападении на Египет со стороны моря, подобно тому, как крепость Акра всегда служила "якорем" франкам, когда вторгались с моря в Палестину.
       Однако и на этот раз король Амори проявил необъяснимую опасливость. Хотя главнокомандующий греческих войск все время убеждал его начать решительный приступ стен, Амори все медлил, ограничиваясь измором. Говорят, ему снились дурные сны, в которых вся его армия брала на абордаж чужие корабли, а потом, уже после победы, на те корабли налетал ужасный шторм и все франки гибли в бушующих волнах.
       Однако до полного измора защитников было еще далеко, в то время как у самих осаждавших быстро таяли собственные запасы. Тогда греки принялись обстреливать город из катапульт зажигательными снарядами. И все эти снаряды летели в тот самый квартал, где стояла христианская часовня. Она находилась на том самом месте, где когда-то, во время своего бегства в Египет, останавливалась семья пророка Исы. И та часовня была посвящена Мариам, матери пророка*. Вы, кафиры, слышали о том, что мусульмане почитают Мариам с не меньшим благоговением, чем христиане, и что многие мусульманские женщины ежеденно обращаются к Ней с горячими молитвами. Огонь, падавший с небес на часовню, ужаснул и правоверных, и кафиров, проживавших в Дамьетте. Салах ад-Дину сообщали, что те и другие, все вместе, дружно отстаивают часовню от губительного пожара.
       Возмездие не заставило себя долго ждать. В стане осаждавших начались болезни.
       Спустя полтора месяца осады у греков и франков наконец истощились запасы провианта. Из Сирии пришла весть, которая еще больше удручила короля Амори, истощенного ночными видениями, а Юсуфа приободрила: атабек Нур ад-Дин выслал-таки ему на помощь небольшое подкрепление. Надо сказать, что еще летом, узнав о планах Амори и греческого императора, атабек умерил свою недовольство и разрешил братьям Салах ад-Дина выехать в Египет.
       Новые опасения охватили тогда иерусалимского короля. Он решил, что сирийский отряд, направляющийся в Египет, - лишь первое, еще безобидное дуновение грядущей бури: верно, атабек укрепился настолько, чтобы вот-вот всей своей мощью навалиться на Палестину. Медлить было нельзя. В один прекрасный день франки сожгли все свои осадные машины, чтобы они не достались в руки мусульман, и поспешили домой.
       Грекам тоже ничего не оставалось, как только покинуть берега Египта. Едва греческие корабли вышли в открытое море, как на них внезапно налетел страшный ураган. Матросы уже вторую неделю голодали, и у них даже не хватило сил вовремя убрать паруса. Большая часть кораблей погибла, и еще в продолжение целого месяца волны выбрасывали на берега Святой Земли объеденные рыбами тела ромеев.
       Узнав о позоре неверных и о буре, превратившей их бегство в окончательный разгром, атабек Нур ад-Дин сильно призадумался. По всему выходило, что сам Всемогущий Аллах более способствует в джихаде сыну Айюба, худородного курду, а не ему, сыну великого Зенги, который первым поднял священный меч Аллаха против неверных, заполонивших Палестину.
       Пока он пребывал в глубоких размышлениях о превратностях судьбы, из Египта, от самого халифа аль-Адида, пришло послание. В нем правитель рассыпался в благодарностях за "непревзойденную" (верно, не превзойденную потому, что вовсе не понадобившуюся) помощь, оказанную в войне с франками и греками, и весьма учтиво, почти подобострастно, просил атабека забрать своих "турок" обратно в Сирию.
       Подумав, что в речи еретика-фатимида по меньшей мере каждое третье слово сказано самим Иблисом, атабек ответил халифу, что сирийское войско д о л ж н о остаться в Каире из соображений безопасности его же, то есть халифа, державы. Свой ответ атабек отправил с тем, кого он считал одним из самых преданных своих подданных - Наимом ад-Дином Айюбом, отцом Юсуфа. Он надеялся, что, если везирь халифа стал слишком самонадеян, то, по крайней мере, сын Айюба склонит голову перед своим отцом и таким образом цепь истинного подданства будет наконец восстановлена без нарушения воли Аллаха. Наим ад-Дин Айюб двинулся в Египет во главе тысячного отряда сирийских всадников и большого каравана дамасских и халебских купцов.
       Ожидая приезда отца, Салах ад-Дин велел богато украсить весь город и встретил отца с пышностью, достойной встречи самого атабека.
       Как и предвидел атабек, Юсуф первым делом склонил голову перед отцом, которого очень любил и уважал, но затем, едва завершив приветствие, он сразу предложил отцу стать везирем вместо себя.
       - Эта власть дожидалась тебя, моего отца, с тем же нетерпением, как и я сам ожидал твоего приезда в Египет, - сказал Юсуф.
       Наим ад-Дин Айюб на несколько мгновений задумался и, пристально посмотрев сыну в глаза, ответил:
       - Всемогущий Аллах не поставил бы тебя на это место, если бы ведал, что ты не годишься быть везирем. Не играй с судьбой, Юсуф.
       - А что думает по этому поводу великий атабек, да пребудет с ним милость Аллаха? - полушепотом спросил Салах ад-Дин.
       Наим ад-Дин Айюб невольно огляделся.
       - Полагаю, в моем ответе заключено и его мнение, - со сдержанной улыбкой ответил он, намекая взглядом, что дело требует более подробного разговора и не на площади, среди воинов и пестрой толпы, а в более тихой, родственной обстановке.
       Удивленный невиданными почестями, сам халиф выехал поприветствовать гостя, осыпал его драгоценными подарками и даже облагодетельствовал новым, почетным именем - аль-Малик аль-Афдаль, что означает Добродетельнейший Король.
       - Первые правдивые слова халифа, которые мне довелось услышать, сказаны по твоему поводу, отец, - заметил Юсуф, когда они остались в семейном кругу, за толстыми стенами - Истинно, мне еще не доводилось видеть человека, обладавшего большими добродетелями, чем ты, отец... и большей преданностью великому атабеку.
       - Ты сам заговорил о преданности, - со вздохом проговорил Наим ад-Дин Айюб.
       - Мне здесь очень трудно понять, что заставляет великого атабека усомниться в моей преданности, - признался Юсуф. - По моему велению во всех мечетях Каира поминают его имя в пятничных молитвах. А ведь Египтом пока что правят еретики.
       - То-то и оно. - Его отец предупреждающе поднял перст. - До Халеба доходят разные вести... и разные слухи. Издали может показаться, что ныне ты весьма усердно служишь еретику.
       - Если засеял поле сегодня, не предвкушай наесться хлеба завтра поутру. Так ведь говорит пословица, - заметил везирь Юсуф.
       - Но ведь у тебя теперь достаточно сил... Великий атабек не понимает, почему этот немощный и трусливый юнец до сих пор сидит на троне. Я слышал, что после победы над неверными египтяне восхваляют тебя как героя. За чем стало дело? - продолжал задавать вопросы Наим ад-Дин Айюб, а его сын видел, что устами отца вещает сам атабек и самые каверзные вопросы еще впереди.
       - Здесь не достаточно одного беглого взляда, - покачал головой везирь халифа аль-Адида. - Здесь не достаточно прислушиваться только к гомону толпы. Египет - это очень глубокий омут, и не сразу разглядишь, какие крокодилы в нем водятся. Да, отец, здесь все еще правит династия еретиков. Но эти еретики - возможно, с помощью самого Иблиса или духов пустыни - привели Египет к процветанию. Здесь в руках не только самого халифа, не только его придворных и у купцов, но и в руках тысяч ремесленников сосредоточено огромное богатство, и в нем заключена сила куда большая, чем в любом войске. Я вижу, я чувствую, что опорой своего благополучия египтяне вольно или невольно считают халифа, каким бы слабым и малодушным он ни был. Если сегодня я возьму приступом дворец халифа и опрокину его трон, завтра со дна омута поднимутся такие чудовища, с которыми мне не совладать. Великий атабек не видит этого омута из далекого Халеба, отец.
       Некоторое время Наим ад-Дин Айюб сидел в раздумьях, пощипывая бороду.
       - Кстати о богатстве Египта, - как бы невзначай проронил он. - Легко понять, почему великий атабек волнуется. Он мог бы вдвое увеличить свое войско и напасть на франков, уже не опасаясь предательских ударов в спину. Приходит пора джихада. Медлить не достойно...
       - Отец, я тоже поклялся Всемогущему Аллаху вести джихад против франков! - невольно повысив голос, изрек Юсуф. - И я поклялся Всемогущему Аллаху изгнать франков из Палестины. Если бы Всемогущий Аллах не принял моей клятвы, разве Он оставил бы мне жизнь?
       У добродетельного Айюба приподнялись брови.
       - Ангел Смерти приходил ко мне, отец, - уже тихим голосом добавил Салах ад-Дин. - И когда я повторял клятву, он всякий раз отходил, чтобы забрать душу другого.
       - Ты говоришь о доблестном эмире Ширку, твоем дяде? - осторожно спросил Наим ад-Дин Айюб.
       - Я не видел, к кому Асраил удалился от меня в ту ночь, когда скончался везирь Ширку, - сказал Салах ад-Дин.
       - Мы слышали, что доблестный эмир поддался роскоши и стал вести невоздержанную жизнь, не достойную правоверного мусульманина, - проговорил его отец, брат покойного Ширку, хмуро сводя брови. - Возможно, его постигло наказание... Но я хочу напомнить тебе, Юсуф, что великий атабек всегда являл собой пример благочестия, ясный и сверкающий, как ограненный алмаз.
       - Несомненно, великий атабек аль-Малик аль-Адиль Нур ад-Дин Махмуд - самый благочестивый из всех правителей на землях Пророка, мир да пребудет над ним, - искренне подтвердил везирь халифа-еретика слова своего отца.
       Действительно, в ту пору лишь один из правоверных властителей, Нур ад-Дин, вел почти аскетический образ жизни.
       - Его сердце горит стремлением к джихаду . Всемогущий Аллах велит ему скорее продолжит дело отца, - настойчиво внушал своему сыну посланец атабека. - Если у тебя еще не достает сил сместить халифа, то у тебя должно хватить ума прибрать к рукам хотя бы часть несметных богатств. Тот же Шавар даже в пору своих неудач без труда подкупал своих врагов и друзей, легко тратя на это не менее ста тысяч динаров в год. Даже такой суммы хватило бы атабеку, чтобы значительно укрепить свои силы.
       Салах ад-Дин сделал гневный вид:
       - Уж не думаешь ли ты, отец, что золото стало прилипать к моим рукам, стоило мне сделаться везирем?
       Наим ад-Дин Айюб пристально посмотрел сыну в глаза и даже прищурился, словно ему пришлось вглядываться в яркий огонь.
       - Аллах свидетель, такой гнусной мысли не могло появиться у меня в уме, - ответил он твердо.
       - А у великого атабека? - полюбопытствовал Салах ад-Дин.
       Добродетельный Айюб колебался одно мгновение.
       - Что, как ни твоя бескорыстность подвигла его настаивать на том, чтобы ты отправился в Египет вместе с эмиром Ширку? - ответил он вопросом на вопрос и тут же добавил еще один: - Кто как не ты, Юсуф, мог предостеречь моего доблестного, но простодушного брата от опрометчивых шагов?
       - Однако в этом деле меня в конце концов постигла неудача, - развел руками Юсуф. Верно, по этой причине великий атабек и расстроен. Когда он дал своему доблестному и преданному эмиру большое войско, то полагал, что эмир наведет в Египте новый порядок. Он не ожидал от него ни разгульной жизни... ни столь скорой кончины.
       - По правде говоря, он так и сказал мне: "Самая большая оплошность, которую я пока совершил в жизни - то, что послал в Египет твоего брата", - тихо признался Наим ад-Дин Айюб своему сыну.
       - Однако, посылая меня в Египет, великий атабек часто поминал древнее предание о "прекраснейшем Юсуфе", попавшем в Египет рабом и ставшем близким советником царя...- напомнил тот отцу.
       - Ему казалось, что тебе, Юсуф, немного не хватает честолюбия.
       - Значит, это вторая оплошность великого атабека? - усмехнулся Салах ад-Дин.
       Наим ад-Дин еще больше нахмурился. Взяв с блюда финик, он сначала долго, совсем по-старчески жевал его, а потом еще дольше катал языком косточку.
       - Аллаху виднее, - наконец обронил он ответ и только следом выплюнул косточку. - Могу сказать только одно: атабек доверяет тебе, как и прежде, но все же начинает беспокоиться... У нас много завистников, Юсуф, сам понимаешь.
       - Отец, ты отказался стать везирем. Тогда становись моим главным казначеем, - внезапно просветлев лицом, решительно проговорил Салах ад-Дин. - Раз великий атабек послал тебя ко мне с увещеваниями, значит он доверяет тебе куда больше, чем мне. И это справедливо: у тебя перед ним гораздо больше заслуг. Если ты стаешь казначеем, то легко развеешь все его сомнения и тревоги и тем самым поддержишь честь нашего рода. А кроме того я хочу отдать тебе, как самому преданному слуге великого атабека, именно те города, которые, волею Аллаха, мне удалось отстоять от неверных. Я имею в виду Александрию и Дамьетту.
       Наим ад-Дин Айюб замер и даже слегка побагровел.
       - Ты очень сильно поумнел, Юсуф, с тех пор, когда мы виделись с тобой последний раз, - только и нашел он, что ответить на предложение сына.
       В начале осени того же года Ангел Смерти пришел к брату великого атабека, Кутб ад-Дину, который правил Мосулом, и атабек сразу обратил свой взор на восток, отвернувшись от Египта. Теперь он получил возможность расширить и укрепить свою власть в роде и свои восточные пределы, а кроме того, положить конец спору за наследство, сразу же возникшему между его племянниками.
       Снова весь мир пришел в движение. Как только атабек повернулся спиной к Палестине, король франков сразу же надумал самолично отправиться в Константинополь, чтобы подбить императора на новый поход против Египта.
       А Салах ад-Дин получил возможность неторопливо, основательно укреплять свое положение в Египте. Однако он также решил "помахать знаменами", чтобы тем самым оттянуть опасную встречу в Константинополе, а, с другой стороны, укрепить свою славу воина джихада.. Своей главной целью он избрал франкскую крепость Айлу, которая, словно острие копья, находилась на южной оконечности Иерусалимского королевства и "упиралась" прямо в побережье залива Акаба, рассекая основной путь египетских паломников, совершавших хаддж в Мекку.
       План Салах ад-Дина был весьма хитроумен. Он велел перебросить на западное побережье Суэцкого залива заготовки для кораблей, чтобы за короткий срок можно было спустить на воду целую флотилию, а сам с большим войском подступил к Даруну, франкской крепости, находившейся на юго-восточном берегу Срединного моря. Король Амори поспешил навстречу, прихватив по дороге гарнизон Газы, принадлежавшей в ту пору рыцарям ордена Соломонова храма. Франкам удалось опередить своих противников и войти в Дарун, усилив его защиту. Однако Салах ад-Дин тотчас же свернул с дороги и поспел к "ослабевшей" Газе. Он захватил город и освободил множество томившихся там мусульманских пленников. Надо признать, что возвышавшаяся над Газой крепость, несмотря на малый гарнизон, была очень мощной, и на то, чтобы овладеть ею, пришлось бы потратить немало времени и сил. У Юсуфа, однако, были иные планы. Столь же внезапно, как и появился в пределах франкских владений, он отошел назад, в Египет, послав отборную часть своего войска к заливу Акаба, куда уже двигались его корабли. Приступ крепости Айла начался стремительно как с суши, так и с моря, и гарнизон вскоре сдался. Священная дорога на Мекку была открыта для паломников.
       Потеряв Айлу, "наконечник своего копья", король Амори, конечно же, не отказался от своей великой затеи призвать христианский мир в Крестовому походу в Египет, и весной следующего года отбыл в Константинополь. При этом, как и два года назад, он отправил горячее послание к правителям Запада. Принятые им чрезвычайные меры объяснялись еще и бедой, свалившейся на род иерусалимского короля. У его девятилетнего сына, Бальдуэна, обнаружились признаки проказы. Других сыновей у Амори не было, и он теперь понимал, что "крона" его династии вот-вот почернеет и отомрет прямо у него на глазах. Оставалось только старательно, очень старательно позаботиться о замужестве дочери, Сибиллы...
       Вскоре везирь Юсуф получил из Константинополя несколько сообщений. Во всех говорилось, что император принял иерусалимского короля с радушием и что переговоры идут очень успешно: забыв о старых обидах, василевс Мануил вновь сулит франкам щедрую помощь, если те наконец соберутся с духом и решительно двинутся на Египет.
       Но Салах ад-Дина гораздо больше тревожили вести из Сирии, которым он, как верноподданный слуга атабека, казалось бы, должен только радоваться. Нур ад-Дин ввел в Мосул, где после смерти его брата правил теперь один из племянников, весьма значительный гарнизон и по сути дела взял город в свои руки. Кроме того, он забрал себе еще несколько городов, ранее принадлежавших брату. Могущество атабека укрепилось настолько, что приходилось ждать от него по меньшей мере грозных повелений.
       Чутье не обмануло Салах ад-Дина. Вскоре от атабека пришло воистину грозное послание, от которого уже было не отмахнуться, как от назойливой мухи. Атабек требовал, чтобы везирь египетского халифа выбросил из пятничной молитвы имя этого самого халифа-еретика, заменив его именем багдадского халифа аль-Мустади. Халиф Багдада происходил из династии Аббасидов, то есть потомков дяди пророка Мухаммеда, и правоверные сунниты считали его своим духовным главою. То, чего требовал атабек, можно было назвать переворотом, совершенным без оружия. Только великий факир мог отважиться на такой фокус, да и зрители должны были бы сидеть перед ним, как оцепеневшие кролики перед пастью удава, чтобы чудеса происходили перед их глазами, не вызывая страха и удивления.
       О велении атабека первым узнал аль-Фадиль, а не ближайшие родственника везиря, самые верные приближенные - столь непростым показалось Юсуфу положение дел.
       Аль-Фадиль, вызванный везирем через мгновение после того, как тот прочел последнее слово письма, огляделся, пристально посмотрел на апельсиновое дерево, росшее в саду, неподалеку от беседки, и как будто стал пересчитывать про себя желтевшие на нем плоды. Потом он тяжело вздохнул и покачал головой.
       - Только не сейчас, малик. - Таково было мнение человека, лучше везиря знавшего, какие злые духи бродят по закоулкам дворца халифа.. - У меня есть сведения, что против тебя начинает готовиться новый заговор. Сведения скудные... а вернее смутные. Имена зачинщиков пока не известны. Как я понимаю, дело еще не дошло не только до первых, осторожных шагов, но и до первых решительных слов. Хуже всего то, что о н и , похоже, хотят привлечь к заговору ассасинов. Однако гонца в Масияф, к Старцу Горы*, еще не посылали. Он бы не ускользнул от меня... Надо выждать. Если имя халифа исчезнет из пятничной молитвы они станут опасаться, что вот-вот исчезнет и сам халиф. И тогда чего доброго решатся на отчаянный, непредсказуемый ход. Вот где таится самая большая опасность, малик.
       Отец же везиря, явившийся в беседку сразу, как только аль-Фадиль удалился из нее, никак не хотел поддаваться предостережениям.
       - Юсуф, ты сам становишься скрытен и осторожен, как всякий исмаилит, - сурово проговорил Наим ад-Дин Айюб. - И не говори мне, что у тебя еще мало сил. Я прекрасно вижу, сколько у тебя сил. Хуже другое. Египет - как анаша. Он всем без разбора одурманивает голову. Похоже, и ты поддался дурману. Ты, правоверный мусульманин, боишься восстановить здесь истинную веру. Ты боишься исполнить волю Аллаха.
       - Тебе, отец, доподлинно, как ангелу, известна воля Аллаха? - сдерживая нарастающий гнев, вопросил Салах ад-Дин.
       - Разве слово великого атабека, которому верно служит вся наша семья, - стал повышать голос и его отец, - разве это слово, призывающее тебя свершить дело истинной веры, не есть воля Аллаха?
       Взгляд отца вдруг напомнил Юсуфу леденящий тело и в то же время обжигающий душу взгляд Асраила.
       - Когда наступит мой час, я сам получу тайное знамение от Всемогущего Аллаха, - словно в забытье, проговорил он. - Тогда ничьи чужие уста не произнесут веления свыше. Я не получу никаких многословных посланий. Но я буду знать, что именно теперь мне надлежит исполнить волю Аллаха.
       Наим ад-Дин Айюб посмотрел на своего сына, как на лишившегося рассудка. Но сам он был многомудрым человеком и стал обдумывать свое впечатление. Наконец он снова заговорил - негромко и почти насмешливо:
       - Может, ты стал суфием? Может, по ночам ты слышишь голоса? Может, ты возомнил из себя пророка, равного самому Мухаммаду, раз сидишь тут и дожидаешься небесного гласа? А вдруг я, старый слепец, не разглядел, что мой сын сам уже сделался исмаилитом... Ведь кто, как не исмаилиты, так любят скрытность, так любят все тайное... эту свою такию, "благоразумное скрывание веры", как они говорят. Однако же истинные вали всегда учили: там, где тайное, - там скорее найдешь дьявола. Я слышал, что главари исмаилитов разрешают своим приверженцам даже принимать христианское крещение ради сокрытия веры, а вернее ереси. Они говорят, что все позволительно в случае опасности. Но и тут скрыта очень большая тайна. Под опасностью надо подразумевать выгоду... Выгода и впрямь таит в себе опасность для души. Тут они не ошибаются, хотя, одурманенные ересью, полагают обратное... Что ты можешь сказать мне, Юсуф? Уж не принял ли ты из осмотрительности, на всякий случай, крещение от какого-нибудь копта или ромея, или же самого...
       Он хотел сказать "римского первосвященника", но осекся, увидев, как смертельная бледность покрыла лицо его сына и на лбу у него выступили мелкие капли пота.
       - Извини, Юсуф, - спохватился Наим ад-Дин Айюб, - я вовсе не хотел тебя оскорбить. Я всегда верно служил атабеку. Великий Зенги и его сын Нур ад-Дин облагодетельствовали всю нашу семью. Я хочу напомнить тебе, что великий Зенги, мир да пребудет над ним, уберег нас всех в ту нелегкую пору, когда нам грозили большие опасности.
       - Я помню об этом, отец, - откликнулся Салах ад-Дин.
       - И теперь я опасаюсь, что ты можешь совершить ошибку, которая ляжет несмываемым черным пятном на весь наш род, - продолжал его отец. - По крайней мере, в одном я, как твой казначей, обязанный разбираться в монетных сплавах, несомненно прав - в том, что твой сплав чрезмерной осмотрительности и самонадеянности не годится ни для отливки динаров, ни для ковки мечей.
       После этого нелегкого разговора в продолжение целого месяца Наим ад-Дин Айюб хранил терпение и не донимал своего сына, но каждый день добавлял к вечерней молитве мольбу о том, чтобы Всемогущий Аллах добавил терпения и самому великому атабеку.
       Внезапно случилось то, о чем никто из недругов халифа даже не догадался попросить Всемогущего Аллаха. Халиф аль-Адид внезапно слег с тяжелой лихорадкой. Узнав об этом, Салах ад-Дин стал каждый день требовать от аль-Фадиля доклад о том, как идет его дознание. Аль-Фадиль признавался, что возможные заговорщики еще не выявлены. Видно, они помнили о судьбе главного евнуха и о сетях, которые раскинуты на них по всему дворцу, и стали сами не в меру осторожны и осмотрительны.
       - Может, и нет никакого заговора? - стал сомневаться сам Салах ад-Дин. - Уж не пугаемся ли мы теперь собственных теней?
       - Пока жив халиф, заговор существует, как дух пустыни, - твердо сказал аль-Фадиль, понимавший, что ему уже нельзя идти на попятную. - Вопрос только в том, в чье тело он вселится. И задача одна - вовремя выявить одержимого.
       Юсуф в те дни потерял сон, предчувствуя, что вот-вот разразится гроза.
       Молитв о том, чтобы Всемогущий продлил терпение великого атабека, хватило на полтора месяца. Настал день, когда он разгневался уже не на шутку и послал в Египет гонца с "молнией, завернутой в пергамент". В своем новом послании атабек грозил везирю Юсуфу, что недалек час, когда он сам двинется в Египет, чтобы присутствовать на пятничной молитве в Большой мечети и услышать собственными ушами, к о г о в ней поминают.
       - Теперь, Юсуф, я, как казначей твоего дворца и твоего войска, должен знать, что намерен делать везирь халифа, если великий атабек исполнит свое обещание, - сурово вопросил Наим ад-Дин Айюб своего сына, прочитав послание атабека.
       Салах ад-Дин заметил, что свиток мелко дрожит в руке отца.
       - Отец, ты хочешь взять с меня клятву, что я не стану воевать с великим атабеком, если он двинется с войском в Египет? - проницательно заметил везирь Юсуф.
       - Здесь, в Египте, ты уже подхватил две дурных привычки, - заметил отец. - От еретиков ты научился скрытности и непоследовательности в поступках, а от еврейских купцов подхватил привычку отвечать вопросом на вопрос.
       - Мое слово, отец. Я не собираюсь противиться воле великого атабека, - сказал Салах ад-Дин. - Я не стану воевать с нашим благодетелем, вот увидишь.
       - Осталось дело за халифом Багдада, - невольно вздохнув с облегчением, напомнил сыну Наим ад-Дин Айюб. - Я молю Всемогущего Аллаха, чтобы Он поставил меня первым, кто услышит имя халифа аль-Мустади в Большой мечети Каира.
       - Твое слово, отец, - сказал на это Салах ад-Дин. - Пусть твоя молитва будет услышана на небесах. Ты сам прикажешь хатыбу* заменить в пятничной молитве одно имя другим, воистину благословенным.
       Добродетельный Айюб только открыл рот и закрыл его, не найдя слов. Сын научился удивлять своего отца и обезоруживать его мудрость.
       - ...Но только после того, как я буду уверен в нашей безопасности, - добавил везирь и, призвав к себе своих братьев-военачальников велел подтягивать к Каиру войска, стоявшие в Бильбайсе и Александрии.
       Вскоре над стенами Каира поднялась пыль, скрывшая от дозорных все стороны света. Вокруг города начались маневры.
       На рассвете в первую пятницу последнего месяца мусульманского года Наим ад-Дин Айюб в сопровождении полусотни телохранителей твердым шагом двинулся к Большой мечети.
       Он вошел в мечеть за несколько мгновений до начала молитвы, полагая застать хатыба врасплох и тем самым не дать ему времени перевести дух и как-нибудь вывернуться. Он потребовал, чтобы хатыб подошел к нему, и сурово сказал:
       - Если ты помянешь имя того, кто считается правителем во дворце халифа, я отрублю тебе голову.
       Каир уже полнился разными слухами и предчувствиями. Все, уже давно затаив дыхание, смотрели на "чашки весов". Новое повеление не удивило хатыба, не менее умудренного жизнью, чем казначей везиря.
       - А чье имя помянуть? - напрямую спросил он, глядя казначею в глаза.
       - Халифа Багдада, - потребовал Наим ад-Дин Айюб и отошел, ибо час молитвы наступил.
       Хатыб был более хитрым и менее трусливым, чем казался на первый взгляд. Услышав суровый приказ казначея, которого не так давно приветствовал сам халиф аль-Адид, он, тем не менее, решил, что сам Всемогущий Аллах дарует ему возможность сберечь голову до следующей пятницы и при этом, однако, никого не оскорбить.
       Наим ад-Дин Айюб стал очень внимательно слушать молитву. Каково же было его удивление, когда он услышал только имена четырех праведных халифов* - и больше никого! Хатыб словно забыл с перепугу и о своем повелителе, и о правоверном халифе Багдада.
       После молитвы отец Салах ад-Дина вновь грозно надвинулся на хатыба и пророкотал громом на всю мечеть:
       - Ты не исполнил повеления!
       - Напротив, я его исполнил в точности, - не дрогнул хатыб. - В молитве не было имени халифа.
       - Но не было и имени халифа аль-Мустади аль-Аббаси! - воскликнул казначей везиря.
       - Верно, - с поклоном признал хатыб. - Однако мне не было сообщено полное имя халифа Багдада, а мне оно не известно. В молитве должно быть произнесено полное имя. К тому же мне не было приказано поминать багдадского халифа именно в эту пятницу.
       Рзговор шел при невольных свидетелях. Среди них были многие каирские кади и знатоки фикха*. Наиму ад-Дину Айюбу пришлось отступить, чтобы не показаться бесчестным глупцом.
       "Этот хатыб оказал мне большую услугу! Позже я награжу его, - подумал Салах ад-Дин, узнав о происшедшем - Сегодня общее недоумение и настороженность лучше прямого столкновения."
       Затем он повелел, чтобы больному халифа ни в коем случае не расстраивали новостями.
       - Если ему судьба умереть, то пусть этот юноша умрет в блаженном неведении, - сказал он аль-Фадилю. - А если выздоровеет, то... весть все равно просочится когда-нибудь к нему, как вода через худую крышу.
       Однако "крыша" дворца, видимо, уже совсем прохудилась, и еще до наступления сумерек халиф узнал, что ему больше не стоит уповать на молитвы о своем выздоровлении. Он только переспросил недоброго гонца:
       - Кого же поминали?
       - Никого, - заставил себя ответить гонец. - Никого из живых... Только праведных халифов.
       - Когда я умру, появится новое имя, - с грустью предсказал халиф и велел передать везирю, чтобы тот навестил больного повелителя.
       Тут аль-Адид покрылся потом, и когда слуги вытаскивали из-под него потемневшие простыни, то шелк в их руках оказался по весу ничуть не легче, чем сам больной халиф, словно вся его жизнь вышла вместе с этим холодным потом.
       - Не ходи во дворец, малик, - убеждал везиря аль-Фадиль. - Похоже, что тебя пытаются заманить в ловушку.
       Спустя еще три ночи Ангел Смерти пришел к халифу, зайдя по дороге к Салах ад-Дину. Ему привиделось, что Асраил вновь смотрит на него, как на совершенно прозрачный сосуд. Губы Ангела беззвучно шевелились. Очнувшись, Салах ад-Дин долго не открывал глаза и напряженно прислушивался к темноте.
       Потом он быстро поднялся, велел немедленно собрать сотню телохранителей и в их окружении поспешил ко дворцу. Его мучило предчувствие, что халиф хочет сказать ему что-то очень важное. Вероятно, свою последнюю волю.
       Но когда он приблизился ко дворцу, там, подобно распуганным светлякам, уже метались огни.
       Последний халиф фатимидской династии аль-Адид скончался в ночь на десятый день месяца муххарама, а по христианскому календарю - с двенадцатого на тринадцатое сентября. Он прожил на свете немногим меньше двадцати пяти лет. В этот же самый день некогда умер шиитский имам Хусейн ибн Али, который был духовным наставником первых Фатимидов. Таково было знамение, данное Всемогущим Аллахом.
       Увидев изможденное долгой лихорадкой худое лицо покойного халифа, Салах ад-Дин тихо проговорил:
       - Если бы я знал раньше, что он умрет, то подождал бы еще неделю. Небо не упало бы, если бы его имя помянули в молитве в последний раз.
       На это стоявший подле своего господина аль-Фадиль заметил шепотом:
       - Он бы не умер, если бы его имя осталось в пятничной молитве...
      
       * * *
      
       Рыцарь Джон уже мирно похрапывал, аккомпанируя моему рассказу. Остальные рыцари тоже давно заснули. Смерть юного халифа не тронула их души. Также и Каир почти четверть века назад, на удивление Салах ад-Дина, невозмутимо встретил весть о кончине правителя.
       Красный глаз пожара на брошенном корабле тоже начинал закрываться в черной дали моря.
       Я провел тайный осмотр всех стражников-греков на корабле и всех гребцов, и пришел к выводу, что среди них нет опасных притворщиков-оборотней. Если таковые и были, то теперь они, как и тот сумрачный "магрибинец", уже успели дважды сменить свои личины, сначала превратившись в рыб, поспешивших к берегу, а потом - в ночных шакалов. Они мчались сообщить своим хозяевам удивительные вести.
       Я все же проверил и подбодрил наших собственных часовых, которых теперь тяготила двойная работа: охранять нас как от нападения с моря, так и с самого корабля, хотя стражники-греки, тараща глаза и заикаясь, поклялись верно служить новым господам.
       Перед тем, как самому смежить глаза, я тихо помолился о том, чтобы догорающий корабль не появился среди ночи в тревожных снах великого султана.
      
      
       ЗМЕИНАЯ ПОЧТА
       Письмо второе
      
       Мир вам, мудрые Змии Пророка!
       Благодарим вас за важное сообщение и, в свою очередь, спешим поделиться с вами более приятной вестью: деньги, пущенные в оборот нашими людьми в Венеции и Генуе, уже принесли немалый доход. Если Всевышний благословит наши общие начинания, то уже через три-четыре года мы смогли бы предложить тем, кто мнит себя сильными мира сего, весьма выгодную сделку, которая представляется нам залогом относительно долгого спокойствия (хотя все на бренной земле временно и зыбко). Наши люди, пользующиеся доверием германского императора уже стали мягко внушать повелителю варваров добрую мысль о том, что дороги к Святой Земле могут быть открыты не мечами, а маленькими золотыми ключиками, ибо даже Моисею Господь явился не в грозе и урагане, а в дуновении легкого ветерка. Итак, если Европу вновь охватит "крестоносная лихорадка" (а это более, чем вероятно в случае кончины великого султана), мы общими усилиями сможем упредить события.
       Итак, положение дел таково. По нашим сведениям, король Ричард угодил в германский капкан неподалеку от Вены (верно, сам Бог наказал его за осквернение австрийского знамени в Акре). Пленивший его австрийский герцог сразу уведомил о своем улове императора Генриха* и, к своей радости, получил от него похвалу, а вовсе не нагоняй. Теперь герцог содержит этого буйного анжуйца* то в одном замке, то в другом. Во всяком случае Ричард вряд ли страдает от скуки и однообразия блюд. Да и по Англии этот анжуец вряд ли тоскует, ведь он и видел ту страну, которой нечаянно правит, глазами заезжего купца, остановившегося переночевать на постоялом дворе.
       Нам доподлинно известно, что император непрочь стяжать славу Ричарда и двинуться в Палестину, однако его удерживают разные обстоятельства и прежде всего замысел окончательно прибрать к рукам Сицилийское королевство. По нашим сведениям, он намерен уже в ближайшем будущем осуществить свою затею, имея в своих руках прекрасное оружие - наследницу сицилийского престола, то есть свою законную супругу. Тогда его владения станут поистине огромными, а притязания - и вовсе непомерными. После захвата Сицилии он начнет представлять для нас действительную опасность. Но мы надеемся, что к тому времени уже соберем достаточно средств и сумеем убедить его, что на это золото, которое он даже не увидит, можно, не рискуя войском, приобрести очень выгодный договор с наследниками великого султанами. Надеемся также, что возможные наследники султана уже поддаются силе вашего убеждения. В конце концов, если Генрих заключит с ними выгодный, пусть даже краткосрочный, союз и получит доступ к вашему Аль-Кудсу, а нашему Иерусалиму, мы избежим всяких семейных междуусобиц и мятежей, в настоящее время не способных принести нам никакой пользы.
       Нам также стало известно, что император в отместку за оскорбления, нанесенные его нации в Акре, хочет устроить показательный суд над Ричардом, обвинить его в провале Крестового похода, в измене "священному делу" и засадить его в темницу до конца дней. Это жонглерское представление даст нам еще одну выгодную отсрочку окончательных платежей. При этом мы убеждены, что суд провалится так же, как раньше провалился сам поход. Ричард стяжал славу доблестного воина, славу, которой все остальные, чересчур благоразумные правители могут только завидовать (что они и делают). Ричард будет оправдан любым судом, тем более духовным, поскольку Римский первосвященник опасается притязаний Генриха на власть в Европе больше, чем султан - нового Крестового похода, который могут затеять германцы. (Помним ваши сообщения о том, как страшился султан приближения грозной армии Фридриха Барбароссы, отца нынешнего императора).
       Становится понятной странная забота султана о судьбе своего главного врага. Его таинственный замысел просто поражает сердца своим благородством. Если о нем узнают в Европе, то все менестрели забудут свою любимую "Песнь о Роланде"* (был когда-то у нас такой франк, доблестно погибший в битве с воинами Пророка) и начнут распевать "Песнь о султане Саладине и его славных рыцарях". Однако всем доподлинно известно, что тот Роланд только зря погубил свое войско.
       Разумеется, мы приняли к сведению все, о чем вы уведомили нас в своем последнем послании. Однако в настоящее время мы обеспокоены событиями, которые и для вас, по всей видимости, стали неожиданностью.
       Мы всегда исходили из древнего правила, что судить о происшедшем случае можно лишь по показаниям не менее двух свидетелей, увидевших его с двух сторон света. Свидетель с нашей стороны, коего мы содержим в Яффе, совсем недавно едва не лишился жизни. До него дошли сведения, что на одном из кораблей, а именно генузской галере, должен отплыть под покровом ночи целый сонм генуэзских купцов, о которых раньше никто не слышал. Теперь мы догадываемся, что это были за "купцы" и какая участь ожидала их, согласно вашим предначертаниям. Нам не известно, остался ли в живых кто-либо из ваших свидетелей, поэтому сообщаем показания нашего. Оказалось, что "рыцари султана" знали о грозящей им смертельной опасности и уже приготовились встретить ее лицом к лицу. Человека с особой приметой на лице не было. На его месте оказался кто-то другой. По всему видно, что этот человек, служащий неизвестно кому, знал о нападении и предупредил о нем франков и англичан. Едва корабль отошел от причала, как они собрались вокруг этого незнакомца. По меньшей мере целый час он что-то увлеченно говорил им, а они завороженно слушали его, будто он был Шахразадой и рассказывал одну из сказок "Тысячи и одной ночи". Вероятно, Золотой Уж был убит этим ловкачем перед началом плавания. Нам донесли также, что в Яффе уже после отплытия галеры был найден неопознанный труп, искусно пронзенный кинжалом. Не тот ли это Золотой Уж?
       Рыцарям удалось захватить трапезундское судно, едва с него начался обстрел их галеры сосудами с горючей смесью. Генуэзская галера сгорела дотла, но отряд рыцарей продолжил свой путь, хотя и понес потери. Нашему человеку пришлось спасаться вплавь, чтобы спасти свою жизнь, поскольку рыцари не позволяли никому из своих бывших "попутчиков" перебраться с "генуэзца" на "грека" (благоразумное решение, явно подсказанное тем "рассказчиком").
       Кто он, тот "рассказчик" - вот загадка, над которой, по нашему разумению, вам стоит задуматься. Похоже, что объявился некий Али Баба, имеющий доступ к сокровищам, что хранятся в двух разных пещерах. И он явно знает куда больше, чем одно заветное слово "сезам". Приходится смириться с мыслью, что его направляет некая таинственная сила, и об этой силе до сего дня не знали ни мы, ни вы, ни сам султан и его приближенные. И эта сила явно угрожает нашему общему делу. Дознаться, где ее источник, ныне не менее важно, чем подкупить самого германского императора.
       Что касается "рыцарей султана", то, после вашей досадной, но объяснимой неудачи наступает, видимо, наша очередь принимать меры. По всей вероятности, спешка заставит рыцарей двинутся прямо по следам английского короля, и они поведут корабль либо к берегам Венгрии, либо к самой Аквилее. Будьте уверены: не только в любом порту, но и в любом месте на побережье Адриатического моря этим доблестным воинам будут устроена достойная встреча.
       Мир и процветание вашим владениям!
      
      

    ГЛАВА 8

    О вещих снах и сумрачной яви

       Рассказ о деяниях великого султана и о его тревогах, известных очень немногим, прервался на четверо суток. Четыре дня подряд, с утра до захода солнца, на трапезундском корабле разыгрывалось нешуточное сражение, прерывавшееся недолгими "перемириями". Под вечер оглохшие от звона мечей рыцари валились с ног и сразу же засыпали. Какие уж тут занимательные истории на сон грядущий!
       Глохли не только воины, но, похоже, и чайки, тянувшиеся вослед "трапезундскому быку". Все они разлетелись кто куда - и к лучшему: меньше примет над морем для враждебно рыскающих взоров. Впрочем, какой-то подозрительный корабль однажды появился вдали. По широкому, сильному взмаху весел и явному пренебрежению к обычным торговым путям, можно было предположить, что нас углядели пираты. Хотя они и повернули нос в нашу сторону, но вскоре заложили крутой поворот и убрались прочь. Вероятно, они подумали, что на чужом корабле тысяча дьяволов стучит от голода железными зубами.
       Будь мы на суше, наверняка слетелись бы стервятники и стали бы терпеливо дожидаться добычи.
       Рыцари "воевали" и друг с другом, и с греками, которым Джон Фитц-Рауф разрешил попользоваться оружием. Их робкие взгляды красноречиво убеждали нас в том, что нечего боятся коварного нападения с их стороны. Сначала они только защищались, но рыцарь Джон пообещал, что выкинет всех в море, если они будут поджимать хвосты. Почувствовав, что их и вправду не собираются рубить, как бараньи туши, греки осмелели - тут-то и началась славная битва, отпугнувшая и чаек, и пиратов.
       На третий день Джон Фитц-Рауф внес в маневры разнообразие. Осмотрительные греки держали на корабле приличную лодчонку. В случае крушения на ней могли бы попытать счастья, если не все званые, то кое-какие избранные. Джон Фитц-Рауф приспособил ее в качестве осадной машины. Рыцари по трое спускались в лодку, а потом брали корабль приступом, будто крепостную стену. Я тоже, в свою очередь, принял участие в деле осады и, как все, успел изрядно нахлебаться в "крепостном рву".
       На четвертый день, вскоре после полудня, море стало темнеть, хотя небо оставалось ясным и солнце грело совсем по-летнему. По волнам покатились белые гребешки. Стало качать, и рыцарь Джон из-за качки едва не смахнул голову Анги-Добряку, а потому он прекратил маневры и осмотрелся по сторонам.
       Все тоже стали тревожно оглядываться.
       - Кому не жалко обеда, может обедать, - подал голос Камбала, державшийся все эти дни от беды подальше, на самом носу.
       - Пророчишь бурю? - спросил я его.
       - Да уж ночью, похоже, забудем, где море, а где небеса, - хмурясь, признал он. - Лучше помолиться заранее, если охота, а то потом будет недосуг.
       По воле Божьей, нас ожидало большое испытание, но до него еще можно было собраться с духом. Только темная пелена потихоньку поднималась над окоемом моря.
       На коротком совете было принято решение держаться поближе к берегам.
       Вскоре после совета рыцарь Джон, подставляя ветру потное лицо и вглядываясь чернеющую пелену, задумчиво проговорил:
       - Видно, я тогда заснул раньше, чем ты кончил рассказывать... Помню только, что султан снова спешил куда-то ночью при свете факелов.
       - Это было в ночь, когда умер халиф аль-Адид, - сказал я.
       - Точно! Вспомнил! - даже обрадовался рыцарь Джон, будто запамятовал какое-то важное событие собственной жизни, а теперь оно вновь предстало перед его внутренним взором. - Так как умер халиф?
       - Его кончины султан не видел, - в некотором недоумении ответил я.
       - Не о том спрашиваю тебя, Дауд, - недовольно поморщился англичанин.
       - Лихорадка свела его в могилу, - сказал я, заранее предчувствуя, что опять говорю невпопад.
       И верно: англичанин устремил на меня подозрительный взгляд.
       - Ты ведь понимаешь, Дауд, о чем я тебя спрашиваю, - криво усмехнулся он. - Тут большого ума не надо... Халиф болел-болел, но умер-то он в самым подходящий для везиря день, ведь так?
       - Однако у везиря еще оставалось в запасе немного времени, - честно схитрил я, глядя прямодушному рыцарю прямо в глаза. - По крайней мере до следующей мусульманской пятницы.
       - Довольно лукавить, Дауд, - рубанул рукой рыцарь Джон. - Ты бросаешь тень на честь султана.
       Я со стыдом признал, что он прав.
       - Тогда говори, что думаешь, - велел он мне. - Ведь смерть халифа была не первой и далеко не последней своевременной смертью, верно? Все, кто вставал на пути Юсуфп, кто мешал ему стать султаном и исполнить свою клятву, - все умирали тогда, когда начинали представлять для него серьезную опасность.
       - Пожалуй, не все, - заметил я. - Вот король Ричард - в свое время он был опасней всех прочих. Он нанес великому султану несколько тяжелых поражений и мог взять Иерусалим.
       - Значит, н е м о г он взять Иерусалим, - твердо произнес Джон Фитц-Рауф, снова отвернувшись от меня и устремив взор на мрачнеющее небо Запада.
       Такой поворот рассуждений показался мне весьма любопытным. Не успел я обдумать его, как англичанин снова вернулся к "первому дорожному камню":
       - Так как же все-таки умер халиф? Неужто никто не мог помочь ему вовремя преставиться. Обычное дело среди властителей...
       Мои собственные мысли раньше не раз возвращались к тем же времена. Я выяснил все, что можно было выяснить при дворе по прошествии многих лет, имел доверительные беседы и с аль-Фадилем, и с Имад ад-Дином, и, расспрашивая их окольным путем, всегда внимательно заглядывал им в глаза. По сути дела, теперь я сам оказался на их месте, а рыцарь Джон - на моем. И я повторил ему именно то, что как-то сказал мне аль-Фадиль:
       - Ты можешь не поверить мне, если я возьмусь оправдывать великого султана...
       - Я и не требую оправданий, - перебил меня англичанин. - Мое мнение о великом султане не ухудшится, если ты мне прямо скажешь, что халиф был отравлен по его приказу. Просто я хочу знать определенно...
       - Только Господь все знает определенно, - слегка осадил я его. - Могу сказать определенно только одно: никогда не появлялось слуха, что везирь незаметно подтолкнул халифа в мир иной, а ведь в Египте, при дворе, умереть своей смертью - всегда считалось большой удачей. Разве этого не достаточно?
       - Это и смущает мою душу, - проронил Джон Фитц-Рауф.
       - Почему? - удивился я.
       Рыцарь развел руками:
       - Выходит так... Если до сих пор все могущественные недруги действительно умирали сами собой... а если сами собой, то несомненно - по воле Божьей, значит Господу было весьма угодно, чтобы Салах ад-Дин стал султаном и овладел всем Египтом и Сирией...
       - Несомненно, - согласился я.
       - Значит, Господу было весьма угодно попустить, чтобы именно Салах ад-Дин - благородный и благоразумный правитель, а не какой-нибудь кровавый и алчный деспот - одолел нас. Чтобы именно он в назидание за грехи, за нарушение всех заповедей на Святой Земле сбросил нас с нее в море и овладел священным градом Иерусалимом, - продолжил свою мысль Джон Фитц-Рауф..
       - Признаться, английский рыцарь-крестоносец начинает рассуждать едва ли не как истинный воин Пророка, - заметил я.
       - Я имею в виду нашего Господа Иисуса Христа! - сурово сказал он.
       - Пусть так, - уступил я, с интересом ожидая, куда теперь повернет и где остановится его мысль.
       Однако рыцарь некоторое время молчал, а потом вдруг сразу оказался на самом "конце дороги":
       - Вот я и думаю: если нам удастся спасти короля Ричарда, и он вернет себе трон... и сразу возгорится желанием спасти свою честь и как можно скорее довершить начатое дело... тогда ведь он ринется в Палестину... Получается, что, если н а ш е дело будет иметь успех, оно может обернуться для короля еще большей опасностью. Ведь смерть всех главных недругов султана оказалась... я даже боюсь сказать "по Божьей воле"... оказалась попросту унизительной.
       Какая-то жилка в моем сердце болезненно дернулась и зазвенела во мне, будто тонкая струна. Я не нашел ничего лучшего, как только пробормотать, склонившись к его плечу:
       - Все же я нахожу такие... такие необычные рассуждения несколько странными... и даже не достойными воина-крестоносца.
       - Темница виновата, - усмехнулся он. - За эти годы мои мышцы одрябли, зато в голове мысли извивались, как змеи, запертые в норе, и все переплелись там такими узлами, что теперь лучше вовсе не думать ни о чем.
       Некоторое время он просидел в тяжелом молчании.
       Ветер, между тем, все крепчал. Пасть тучи раскрывалась все шире и шире. Заметно похолодало. Рыцарь Джон стал надевать стеганый пурпуэн*. Его примеру последовали остальные. Но тут вдруг Господь свершил чудо, пробудив живое сочувствие в душе Альдо Неро, чья душа куда больше, чем он сам, была похожа на плоскую камбалу, скрывшуюся в донном песке.
       - Лучше бы вы, добрые господа, сразу повесили себе камни на шеи, - пробурчал он, искоса глядя на рыцарей.
       Оказалось, что по всем признакам и приметам нас догоняла не простая буря, а настоящая казнь египетская, в сравнении с которой падавшие на наши головы горшки с греческим огнем можно было считать всего только ангельской шалостью. Поэтому наступала пора молиться не столько о спасении корабля, сколько о своем собственном. Молиться же об этом в ватном пурпуэне, легко всасывающем много воды, означало гневить Бога и зря искушать судьбу.
       Рыцари сняли свои подлатники и стали закутываться в шерстяные плащи, а еще - в тоску, и видно было, что их все крепче охватывает тоска. Лица суровых воинов бледнели. Волны шипели вокруг. Корабль мотался из стороны в сторону, а солнце, побледневшее вместе с франками и англичанами, скакало теперь над нами по всему небу.
       - Лучше бы ты, Дауд, слегка повеселил нас рассказом, - сказал, судорожно сглатывая слюну, рыцарь Джон, - а то от этой дьявольской пляски можно обезуметь. Что там случилось с Нур ад-Дином, когда он узнал, что его вассал занял трон египетского халифа?
       - А Салах ад-Дин и не стал занимать трона, - ответил я.
       - Как так? - удивился англичанин. - Разве он не стал султаном Египта на следующий день после смерти халифа?
       - Ни на следующий, ни на третий, ни на десятый день... - с удовольствием удивлял я его.
       В глазах рыцарей засветилось любопытство, и они живо обступили меня. Однако не все. Двух франков, Жана де Браса и Виллена де Нантийоля, уже начинала выворачивать наизнанку морская болезнь. Они оба дружно прилипли к борту и страшным рычанием стали пугать морских чудовищ.
      
      
       * * *
      
       Можно представить себе удивление и растерянность всех фатимидских сановников, а заодно и приближенных самого Салах ад-Дина. Все они полагали, что уже наутро после кончины халифа его могущественный везирь-иноземец вскочит в золотую клетку, в которой выставляли на люди повелителя Египта. Но этого не произошло.
       Салах ад-Дин устроил аль-Адиду похороны, вполне достойные египетского царя, "наследника" великих фараонов, а потом пригласил весь двор на поминальный пир. Место халифа во главе пиршества было по приказу везиря оставлено пустым.
       Все с нетерпением и тревогой ожидали, что теперь-то уж он обязательно объявит наследника престола. Но Салах ад-Дин сидел, словно воды в рот набрав, и только сумрачно поглядывал исподлобья, как будто был недоволен всеми - и чужими, и своими.
       В конце концов ожидание переросло в страх. Придворные халифа стали опасаться, что коварный везирь устроил поминки заодно и по всем присутствующим и им вот-вот поотрубают головы, тем более что весь дворец в тот час кишел воинами-курдами, как тухлая рыбья голова муравьями. Сановники то и дело прокашливались - у них кусок застревал в горле.
       Ближе к завершению пира Салах ад-Дин подозвал к себе десятилетнего сына халифа, теперь старшего в династии Фатимидов. На глазах всего удивленного Египта Салах ад-Дин по-отечески склонился к его плечу и стал что-то шептать на ухо отроку, судьба которого уже казалась всем малой песчинкой на роковых небесных весах. Придворные оцепенели.
       Сначала мальчик захлопал глазами и растерянно раскрыл рот. Потом он повернулся к Салах ад-Дину, и несколько мгновений они смотрели друг на друга, глаза в глаза. И вдруг на лице законного наследника престола появилась робкая улыбка. Тут везирь собственными руками поднял серебряную чашу со сладостями, дал ее мальчику и легким жестом отослал его прочь.
       По залу прохладным вечерним ветром, уносящим полуденный зной, прокатился невольный вздох облегчения. Чутье не обманывало придворных: им была дарована жизнь. Хотя бы до наступления утра.
       Какие слова сказал Салах ад-Дин отроку, не ведавшему о том, что над ним-то и нависла самая большая опасность? Их даже самые преданные люди великого султана, аль-Фадиль и катиб аль-Исфахани, узнали лишь через полных три года. Вот какие были слова:
       - Тебе незачем все время сидеть в клетке, как сидел твой отец. Ты никогда не будешь править Египтом. Но я обещаю тебе, что никто никогда не сделает тебе зла, и у тебя всегда будет больше сладостей, чем у всех твоих младших братьев и сестер. Но обещай мне, что ты никому не скажешь об этом. Только при этом условии я сдержу свое обещание.
       Салах ад-Дин и вправду сдержал его, как сдержал и свое обещание сын аль-Адида. Семейству же покойного халифа - его четырем вдовам, двенадцати сыновьям и четырем - был отведен большой дом с садом, где они стали вести жизнь, подобную жизни павлинов, каких мог бы завести в своем имении богатый купец. Они не нуждались ни в чем, и лишь в одном им было сурово отказано - заводить потомство.
       Но это переселение произошло немногим позже, а в тот самый день, по окончании поминального пира, все разошлись, хоть и радуясь, что отпущены по добру, по здорову, но и ломая головы, кто же все-таки станет править Египтом. Если заговор против везиря и зрел раньше, то теперь заговорщики отложили свои замыслы, боясь прогадать: как бы не стало хуже при успехе их дела.
       Минул еще один день, потом другой, а трон все так же оставался пустым. Салах ад-Дин преспокойно вернулся в "дом везиря" и как ни в чем ни бывало продолжил исполнять свои многочисленные везирские обязанности, то есть принялся и дальше управлять страной, все больше удивляя египтян своими новыми деяниями.
       Так, дворец халифа он по сути дела превратил в войсковые казармы для своих отборных воинов. Себе он не присвоил даже тысячной части дворцовых сокровищ, хотя немало золота и драгоценностей раздал своим эмирам и верным слугам. Основную же часть богатств он определил в государственную казну.
       Слухи вихрями и сквозняками понеслись по улицам и переулкам Каира. У исмаилитов, чью веру разделяла потерявшая власть династия Фатимидов, в глазах вроде наваждения вставала картина, как на пустом троне сам собой, из воздуха, возникает "невидимый имам", махди. Явившись взорам последователей и врагов, он одним движением десницы подчиняет себе весь дар аль-Ислам, а вторым мановением - и дар аль-харб. Кто-то пустил слух, что сам Салах ад-Дин после смерти халифа стал в одночасье исмаилитом, пораженный каким-то чудесным видением. Слух, конечно, был невероятным, но и в него охотно верили люди даже вполне разумные, но подавленные именно "невидимостью" высшей власти.
       Впрочем, этот слух уже через сутки был вытеснен другим, более правдоподобным. Стали поговаривать, что везирь готовит место для своего истинного господина, о котором в Египте как-то слегка все подзабыли, - для великого атабека Халеба и Дамаска аль-Малика аль-Адиля Нур ад-Дина Махмуда. Стали воображать, что Нур ад-Дин вскоре двинется в Египет с большим войском и начнет править всей своей державой из Каира.
       Наконец, за час до пятничной молитвы какой-то негодный джинн запустил пыльным смерчем молву, будто Салах ад-Дин ведет тайные переговоры с иерусалимским королем Амори, собираясь отдать Египет франкам и сделаться главным бароном при франкском короле. Уж в этот слух и вовсе невозможно было поверить, но недругам везиря поддаться такому бредовому измышлению все-таки было приятно.
       Наконец пятничная молитва развеяла все прежние слухи, как крик петуха разгоняет ночные страхи. В молитве, подобно драгоценному камню в золотой оправе, было теперь заключено имя багдадского халифа аль-Мустади. В одночасье Каир, а вместе с ним весь Египет, поменяли цвет - белый на черный. Над стенами и крышами взметнулись черные знамена Аббасидов и вместо белых, фатимидских, одежд, дворцы и мечети заполнились врановыми аббасидскими одеяниями.
       К вечеру все смирились с тем, что Египтом будет править из Багдада сам аль-Мустади...
       Всего через несколько дней Салах ад-Дин вновь несказанно удивил Каир. Быстро собрав небольшое, но отборное войско, он покинул город и стремительным маршем двинулся на франкские земли.
       - Малик, неосмотрительно оставлять город в такое время, - пытался увещевать его аль-Фадиль, ставший главой дворцовой канцелярии.
       - На этот раз ты неправ, - сразу отрезал Салах ад-Дин, хотя всегда основательно обдумывал любые советы своих приближенных, тем более - этого умного египтянина. - Именно сейчас его надо оставить на время. У нас достаточно людей, чтобы за всем уследить. Если здесь, под нами, - он указал в пол, - и прячутся скорпионы, то надо дать им возможность немножко осмелеть и вылезти погреться на солнышке. Мне же необходимо как можно скорей доказать, что Египет - сильное царство, а не сборище пьяных караванщиков у духана.
       - Кому доказать, малик? - осторожно спросил аль-Фадиль.
       - Всякому, кто любит считать верблюдов в чужих караванах, - загадочно ответил Салах ад-Дин.
       Стремительно, как брошенное копье, летело войско Салах ад-Дина к своей цели - мощной франкской крепости Монреаль, находившейся к югу от Мертвого моря.
       Столь же стремительно и напористо воины Ислама начали приступ цитадели. Уже на пятый день осады Салах ад-Дин увидел, что со стен подают знаки: франки предлагали переговоры.
       Но в тот самый час, когда Салах ад-Дин уже начал дожидаться "послов", а командир крепости уже, по всей видимости, напутствовал их в короткую, но трудную дорогу, на северной стороне света появился всадник. Подгоняемый сильным ветром, он мчался к крепости. Целая дюжина воинов Салах ад-Дина понеслась ему навстречу. Оказалось, что гонца послал не кто иной великий атабек, и находился он теперь куда ближе, чем войско короля Амори, уже спешившее на выручку к осажденным. Более того, расстояние до Нур ад-Дина сокращалось так же стремительно, как и до войска франков.
       Аль-Фадиль остался в Каире, а при Салах ад-Дине был его катиб аль-Исфахани. Он-то и свидетельствовал, как побледнело лицо повелителя, когда тот получил "радостную новость": сам атабек идет ему на помощь.
       Отдав свиток послания катибу, Салах ад-Дин долго смотрел, как ветер неистово треплет полог его шатра.
       - Надуло непогоду, - тихо пробормотал он себе под нос.
       Аль-Исфахани, тем временем, успел пробежать глазами послание Нур ад-Дина.
       - Малик, - обратился он к повелителю. - Осмелюсь заметить, что великий атабек проявляет к тебе свое полное расположение... и, что самое важное, не выставляет никаких требований.
       Салах ад-Дин перевел взор на своего катиба и долго смотрел на него, не говоря ни слова. Аль-Исфахани почувствовал тебя тем куском материи, что безвольно полоскался на сильном ветру.
       - Имад, как ты полагаешь, кому достанется эта крепость? Кому теперь упадет в руки спелый плод, как только этот человек появится под деревом, которое я тряс в поте лица? - горько улыбаясь, стал вопрошать своего катиба истинный повелитель Египта.
       - Догадаться не слишком трудно, - развел руками аль-Исфахани.
       - А кому придется склонить голову так же, как и побежденным франкам? - задал Салах ад-Дин еще один вопрос.
       - Мне кажется, я понимаю, какие здесь могут возникнуть трудности, - очень осмотрительно ответил катиб, справившись с неприятным спазмом в горле.
       - Я тебя замучил, Имад, - смягчил свой пристальный взор сын Айюба, самого верного слуги атабека. - Похож я на мутазилита*, который исповедует свободу воли и верит, что Всемогущий Аллах творит не все поступки человека, а многое оставляет на его собственное усмотрение?
       - Малик - самый правоверный из всех правоверных последователей сунны, кои мне известны, - изумленно пробормотал катиб аль-Исфахани.
       - И все же я ухожу, - резко сказал Салах ад-Дин. - Я возвращаюсь, пока они, - он бросил небрежный жест в сторону притихшей крепости, - еще не успели сдаться. Пусть великий атабек проверит свои силы.
       Вскоре тот же гонец доставил Нур ад-Дину послание, которое удивило атабека не меньше, чем слова Салах ад-Дина, сказанные его катибу. Свиток содержал двадцать восемь строк, наполненных уверениями о самых искренних верноподданнических чувствах, и только в три последних строках коротко и ясно сообщалось, что везирь Египта должен незамедлительно вернуться в свою страну, поскольку в его южных областях подняли мятеж изгнанные туда из Каира нубийцы.
       Надо заметить, что свои самые тревожные мысли Салах ад-Дин скрыл от всех, даже от аль-Фадиля, хотя он был мастер успокаивать господина своими очень толковыми советами. Вот что больше всего смутило Салах ад-Дина: осада Монреаля оказалась почти точным отражением давней осады Бильбайса египетскими войсками и рыцарями короля Амори. Только зеркало держал в руках сам Иблис. Поскольку Салах ад-Дин не имел никакого желания встречаться лицом к лицу с атабеком, то сам он теперь оказался по сути дела в положении франкского короля, а командир осажденной крепости оказался как бы на е г о, Юсуфа, месте. И оба раза весть, посланная атабеком, снимала осаду, как волшебное заклинание.
       Теперь Салах ад-Дин спешил не только в Египет, но и к Синайской горе.
       - Всемогущий Аллах! Если я ослушался Тебя, подай знак! - молил он Всевышнего, сделав крюк на обратной дороге. - Прошу Тебя, подай мне хоть один едва приметный знак! Хоть облачко! Хоть один камень пусть упадет с горы под ноги моему коню!
       Он так и впился глазами в гору, когда она возникла впереди и "двинулась" ему навстречу.
       Ни облачка! Ни дуновения! Ни единый камешек не покатился по склону, хотя рядом грохотала копытами на полном скаку грозная конница.
       - Я не оглянусь, Всемогущий! - прошептал Юсуф, когда гора скрылась за его плечом. - Оглядываются только воры.
       Однако все же случилось то, чего он более всего опасался: его поступок привел в ярость Нур ад-Дина. Великий атабек не принял никаких оправданий и стал грозить суровым наказанием. Его войско, подобно бурному горному потоку, было готово устремиться дальше, обтекая франкскую крепость, как торчащую посреди русла незыблемую скалу, и хлынуть в долины Египта.
       Салах ад-Дин усмехнулся лишь тому, что проницательность снова не подвела его: Нур ад-Дину нужен был в большей степени он сам, нежели франкская цитадель.
       Однако теперь предстояло предпринять нечто более действенное, чем - чего уж греха таить - откровенное бегство.
       Как всегда бывало в трудный час, Салах ад-Дин собрал на совет всю свою семью, пригласив, кроме родственников, двух человек - аль-Фадиля и катиба аль-Исфахани. Оба понимали, что на семейном совете гордых курдов им предстоит только слушать и наблюдать, а свое слово они смогут сказать лишь по его окончании, наедине с везирем.
       Узнав об угрозе, в тот же миг взбрыкнули младшие братья везиря. Попав в Египет, они сразу вознеслись на слишком большие высоты чинов и должностей, оттого слегка запамятовали о своем месте в роду и осмелились заговорить первыми. Все они призывали к противлению.
       - Разве у нас мало сил, чтобы встретить любого, кто посягнет на нашу власть в Египте? - с жаром вопрошал брат аль-Адиль. - Ведь мы могли взять самую сильную крепость франков!
       Тут он, правда, бросил осторожный взгляд на Юсуфа. Тот посмотрел на Тураншаха, а невозмутимый, но в бою всегда неистовый Тураншах перевел свой взгляд на отца. Наим ад-Дин Айюб же был явно недоволен всеми: и говорившими, и молчавшими. Тем не менее, многомудрый Айюб терпеливо дождался, пока порыв показной храбрости уляжется.
       Когда младшие наконец опомнились и притихли, когда наступила тишина и все взоры обратились на патриарха, Наим ад-Дин Айюб, ни на кого не глядя, стал бормотать себе под нос, словно не желая, чтобы его слушали:
       - Не надо было отпускать вас из Дамаска... Да вот великий атабек чересчур милостив... А вы тут все отбились от рук.
       Тут он поднял тяжелый взгляд на сына, превзошедшего всех братьев - и старших, и младших.
       - Что скажешь, Юсуф Прекраснейший? Ведь так называл тебя великий атабек... И прочил тебе славную судьбу... И направил тебя по верной дороге, хотя ты упирался, как ишак. Верно?
       - На все воля Аллаха, отец,- кивнул Салах ад-Дин.
       - Конечно, на все воля Аллаха. - Взор Айюба ничуть не просветлел. - Но услышь мои слова, Юсуф: ты несомненно пойдешь против воли Аллаха, если и дальше будешь противиться воле великого атабека, а тем более - если осмелишься противиться ему с оружием в руках. Ты падешь и по твоей вине падет весь наш род. Это говорю тебе я, твой отец и верный слуга великого атабека. И если вы все забыли, кто глава семьи, - обвел он грозным взглядом остальных, - то на ваши головы падет гнев Аллаха!
       - Ты слышал и мою клятву, отец, - спокойно отвечал Салах ад-Дин. - Могу повторить, что и теперь не желаю противостоять великому атабеку. Его имя стоит в пятничной молитве рядом с именем халифа аль-Мустади, да пребудет с ним милость Аллаха. Я посылал великому атабеку дары и золото. Разве это не знак преданности?
       - Ты сам лучше меня знаешь ответ на этот вопрос, но все равно боишься коровы, которая придет и проглотит ту корову, которую ты теперь с таким усердием пасешь, - заметил Айюб, напомнив сыну о притче-сне.
       - Возможно - развел руками Салах ад-Дин. - Но и ты, отец, прекрасно знаешь, что все дело в иной клятве. Той, которую я давал Всемогущему Аллаху. И мы бы теперь не сидели в этом доме, если бы Всемогущий Аллах не принял моей клятвы.
       - Если ты не ошибаешься и не принимаешь на себя слишком много, тогда великий атабек, по воле Всемогущего Аллаха, вполне удовлетворится твоими искренними извинениями, - сказал Наим ад-Дин Айюб. - Иначе никак нельзя примирить между собой твои клятвы, Юсуф. Только Аллах может объединить их в единый сплав. Надейся на неисповедимую мудрость Господа и пошли великому атабеку смиренную мольбу о прощении... Не смотри на меня так. Ни твоя, ни моя гордость не может пострадать, ведь не забывай, что его род много знатнее нашего.
       - Не верится, что еще несколько сладких фиников успокоят атабека, - покачал головой Юсуф.
       - На все воля Аллаха, - вздохнул Наим ад-Дин Айюб. - Я уже молился... К тому же я знаю атабека куда лучше тебя. Пошли к нему гонца, пока позади атабека дорога до Халеба короче, чем впереди него, - до Каира.
       И произошло чудо! Видно, и вправду Аллах прислушался к молитвам главы славного курдского рода. Бог надоумил Айюба, как спасти честь семьи и еще крепче утвердить в ней свое верховенство после того, как он лишь последним, вслед за своими сыновьями, явился в покоренный Египет. И наконец кто, как не Всемогущий Творец, смягчил сердце великого атабека, а, вернее говоря, немножко одурманил его голову подобострастными заверениями Салах ад-Дина в своей покорности.
       Силы молитв "Добродетельнейшего Малика" Айюба хватило более, чем на год. И на всем Востоке в продолжение этого времени царило умиротворение. Вот на что способен истинный праведник, если кому-то, особенно родичу, удается задеть его за живое!
       Однако мир всегда сменяется войною, как хорошая погода - ненастьем... В ту пору, как я уже говорил, мир между грозными властителями царил лишь в те дни, когда все они сидели по домам, хмуро поглядывая друг на друга из своих дворцов. Но стоило кому-нибудь не утерпеть и двинуться куда-нибудь за ворота, как и все остальные трогались в путь. Тут-то и поднимались облака пыли на всех дорогах.
       Вновь первым покинул свое насиженное место король Амори. Он пошел войной на армянскую Киликию. Причиной было давнее обещание, данное ромейскому императору во время визита в Константинополь. Дело том, что Киликией правил некий Млех, отстранивший от власти своего брата, коего изначально поддерживал Константинополь. У императора в то время было чрезмерно много хлопот, вот он и решил свалить одну из них на своего высокого гостя. Амори же за пиром пообещал Мануилу заняться на досуге бессовестным узурпатором. Император, как известно, сулил Амори большую помощь, если тот начнет войну с мусульманами. Теперь же, когда Салах ад-Дин после опасной размолвки с атабеком целый год тихо сидел в Египте, а сам атабек был озабочен усмирением своих же эмиров, затеявших междуусобицу, король Амори решил, что настало время исполнить свое маленькое обещание, чтобы оправдались надежды на большое обещание императора.
       Поводом для похода на Киликию стало одно забавное событие, которому Амори даже втайне порадовался. Некоторое время назад иерусалимский король попытался сосватать свою дочь Сибиллу графу Этьену Шампанскому. Получив приглашение короля, граф решился на далекое путешествие из Франции в Палестину и очутился на Святой Земле, когда там царила невыносимая жара. Едва не расплавившись, граф отверг все посулы, и даже маячивший перед ним вдали иерусалимский трон показался ему лишь обманчивым миражом на краю пустыни. Увы, в отличие от стойких крестоносцев, граф совершенно не переносил зноя. Обливаясь потом, он поклонился Святым Местам, поблагодарил короля за теплый, даже чересчур теплый прием, увери Амори, что главной целью его путешествия было лишь смиренное паломничество, и сказал в заключение, что теперь спешит посетить город, некогда ставший первой христианской столицей, а именно - Град Константина. По дороге же через Киликию все тот же Млех, наглец и негодяй, обобрал благородного графа до нитки. Так что мысленно король Амори выразил Млеху двойную благодарность: за то, что тот наказал неженку и гордеца графа, отвергшего принцессу, и за то, что сам навлек на свою голову праведную месть за оскорбление королевского гостя.
       Однако и на этот раз Амори просчитался. Нур ад-Дин успел утихомирить своих петухов как раз к тому дню, когда иерусалимский король вступил в Киликийскую Армению.
       И вот Юсуф получил "предписание" от атабека двинуться ему навстречу и соединиться с его войсками на заиорданских землях, у франкской крепости Керак.
       - Если ты будешь медлить, то на этот раз великий атабек несомненно придет в Египет, - сказал сыну Наим ад-Дин Айюб. - Доверься воле Аллаха, иного не остается.
       - Тогда молись усердно, отец, чтобы мы оба заблудились в пути, - уже не попросил смиренно, а повелел своему отцу и казначею Салах ад-Дин. - Твои молитвы скорее доходят до небес, чем мои... Я готов, как Моисей, бродить по Синаю целых сорок лет, лишь бы только атабек не попался мне на пути, а я - ему.
       Начав собираться в поход, он призвал к себе старшего брата, Тураншаха, и сказал ему:
       - Бери войска столько, сколько сочтешь нужным, и выступай завтра же в Нубию. Как мне известно, защищать ее некому, кроме бывших телохранителей халифа. Но их там немного, и они боятся тебя, как огня. А главное, о чем я тебя прошу, посмотри, какие там земли.
       Тураншах непонимающе посмотрел на своего младшего брата и господина.
       - Посмотри, можно ли там жить, можно ли строить мощные крепости, - разъяснил ему Салах ад-Дин.
       Тураншах был доблестным воином, но не слишком проницательным человеком. Видя, что брат все еще озадачен, Салах ад-Дин сказал ему прямо:
       - Нубия слишком далека от Дамаска и Халеба. Пока франки владеют Палестиной, великий атабек не решится на такой дальний поход, а таких славных военачальников, как ты, Тураншах, у него нет. Вот и рассуди, зачем нам может пригодиться Нубия... Или ты готов противостоять атабеку против воли... против воли нашего отца?
       - Но ведь ты сам идешь навстречу атабеку, Юсуф! - продолжал недоумевать Тураншах. - Если атабек прикажет тебе остаться среди своих эмиров и следовать за собой, что ты будешь делать?
       - Подчинюсь, брат, - без колебания ответил Салах ад-Дин. - Но если такое случится, то надо все сделать для того, чтобы наш отец как можно скорее принял одежды везиря. В этом я буду полагаться на тебя, брат, и на аль-Фадиля... Тогда Нубия нам будет очень нужна.
       На этот раз, пока Салах ад-Дин двигался с войском по направлению к Кераку, он и в самом деле проводил больше времени в молитвах, чем в размышлениях о ведении войны с франками.
       Когда он подступил к стенам Керака, то узнал, что во главе осажденных стоит владетельница замка и всей Заиорданской области Этьения, а ее муж, королевский сенешаль Миль де Планси, давно отбыл вместе со своим господином в Киликию.
       "Воевать с женщиной - вот еще позорное дело!" - досадовал Салах ад-Дин.
       Он не спешил взять Керак приступом - все равно крепость досталась бы атабеку, поэтому все происходившее у ее стен больше напоминало маневры: одни учились осаждать, а другие обороняться. Салах ад-Дин усердно молился, ожидая вещих снов и чудес. Все данные им Богу и отцу клятвы теперь связывали его по рукам и ногам, а клятвопреступление он, как и всякий курд, считал самым страшным грехом.
       И вот однажды утром пришла весть, что на помощь к осажденной крепости движется большое войско франков, а ведет его не кто иной как иерусалимский коннетабль* Онфруа Торонский, тот доблестный воин и враг, которого Салах ад-Дин уважал куда больше, чем многих союзников и друзей. Хозяйке замка Онфруа Торонский приходился "бывшим свекром": он был отцом ее первого, уже покойного мужа и, как говорят, питал к своей родственнице теплые чувства.
       Такая весть - несомненно дурная весть - вызвала у Салах ад-Дина смешанные чувства. С этим франком он мог договориться полюбовно. Но великий атабек - куда теперь было девать атабека, тоже спешившего к месту общей встречи?
       "Будь на моем месте этот негодяй Шавар, великому атабеку уж точно не поздоровилось бы! - в сердцах думал будущий великий султан. - Правда, этот франк наверняка стал бы выпрашивать за услугу по меньшей мере Дамаск... Хоть бы их всех ветром сдуло!"
       Стремительной черной птицей промелькнула в голове Юсуфа лукавая мысль: вот бы послать гонца прямо к франку и предложить ему более выгодную стратегию - двинуться восточное Керака и первым делом выяснить отношения с атабеком Халеба и Дамаска, а потом уж - с везирем Египта. Ведь у Онфруа Торонского, конечно же, не было никаких сомнений в том, что если его враг захватит крепость, то даже единым словом не оскорбит ее высокородную владетельницу.
       Но Юсуф мотнул головой и вытряхнул из нее хитрый замысел. Сердце подсказывало ему, что первое же лукавство лишит его удачи, лишит благоволения Аллаха.
       "Всемогущий Господь! - взмолился Салах ад-Дин. - Неужели Ты восхотел освободить меня от самой великой клятвы, коей Ты от меня добился?! Просвети раба Своего, Всемогущий Аллах! Избави его от искушения!"
       На исходе того же дня в стан прилетела еще одна очень дурная весть. Отец, Наим ад-Дин Айюб, как и всякий курд, любил бешеную скачку. Несмотря на весьма преклонный возраст, он пустил коня в галоп. Однако всякую безудержную удаль когда-нибудь венчает смерть, да и лучше найти вовремя такую смерть, чем долго хиреть, будучи осажденным немощью и недугами. Так, видно, и надумал в глубине души гордый старец, которому не давали покоя мысли о судьбе сына и о всех его клятвах. На полном скаку он выпал из седла, ударился об землю и отшиб себе грудь. Теперь он лежал на смертном одре, уговаривая Асраила повременить еще немного, пока не простятся с отцом все его сыновья.
       Весть о происшествии обожгла сердце Салах ад-Дина. Но и теперь на дне чаши с горечью затаилось несколько капель сладкого щербета.
       - Всемогущий Аллах! Пути Твои воистину неисповедимы! - прошептал Юсуф, приходя в себя. - Жизнь очень коротка, и всякое земное горе порой оборачивается вечным небесным блаженством!
       Тотчас же он послал гонца к атабеку с вестью о том, что один из самых верных его слуг, Наим ад-Дин Айюб, теперь при смерти и потому сыну Айюба полагается немедленно вернуться домой, дабы принять последнюю волю отца.
       Все франки высыпали на западные стены крепости и с превеликим удивлением стали наблюдать за поспешным уходом врагов. Если бы в этот час Нур ад-Дин подступил к восточным стенам крепости, то его воины могли бы преспокойно перелезть через них и присоединиться к зевакам. Но великий атабек опять немного опоздал.
       Но и Салах ад-Дин опоздал к смертному ложу отца. Тот скончался, едва войско достигло пределов Египта.
       - Отец просил передать тебе, - сказал Тураншах, - что от одной клятвы ты теперь свободен.
       - Всегда прежде, чем кто-то умирал, Ангел Смерти появлялся в моих вещих снах, - признался сокрушенный Юсуф.
       Тураншах не знал, что сказать на это, поэтому стоявший поблизости аль-Фадиль решился подать голос:
       - Благочестивые слуги Аллаха, коим и был добродетельный Наим ад-Дин Айюб, заслуживают при своем уходе из жизни больше ангельского почета и забот. Возможно, Асраилу было недосуг пускаться в дальний путь да еще на земли, все еще принадлежащие неверным.
       Рано или поздно наступил день, когда Салах ад-Дин смирился с потерей отца и мудрого советника, и жизнь снова вошла в свою обычную колею. Атабек Нур ад-Дин вернулся в свои владения, поскольку взятого им с собой войска не хватало на завоевание Заиорданской области. Может, атабек и затаил гнев по поводу нового бегства своего подданного, но поначалу никакого зарева от этого гнева не было видно в Египте, на восточной стороне небосклона. Подождав немного, Салах ад-Дин решил вновь напасть на Керак и овладеть им: ему самому не давали спокойно спать воспоминания о двух бестолковых наскоках, коими могли хвалиться разве что бедуины-разбойники.
       - Малик, - осторожно подступил к своему господину аль-Фадиль. - Осмелюсь заметить, что эта франкская крепость стоит прямо на пути великого атабека в Египет. Есть ущелье, а над ним ним нависает огромная скала, готовая упасть на голову при малейшем сотрясении земли...
       - Говори дальше, - велел Салах ад-Дин, пристально всматриваясь в глаза аль-Фадилю.
       - Стоит ли нам самим входить в это ущелье, вот в чем вопрос... Не рано ли делать это?..
       Эти слова заставили Салах ад-Дина глубоко задуматься.
       - Кроме того, не следует забывать, что эта крепость принадлежит одному из самых важных приближенных франкского короля, - воодушевленный успехом своей образной речи, продолжил аль-Фадиль. - Тот франк, который повел войско на помощь к осажденным, тебе хорошо известен, малик. И его войско было немногим меньше, чем армия самого короля. Это говорит о многом...
       И чуть подождав, он добавил:
       - Отсюда, из Каира, казалось, что э т о т франк оказал своевременную услугу всем... кроме великого атабека.
       Салах ад-Дин почувствовал укол в сердце и сурово спросил аль-Фадиля:
       - Что ты имеешь в виду?
       - А разве он не стал еще одной опасной скалой на пути великого атабека в Египет? - как будто удивился тот, ни на миг не отведя глаз в сторону.
       Еще один болезненный укол почувствовал Салах ад-Дин.
       Он подступил вплотную к аль-Фадилю и спросил его тихо, но грозно, дохнув ему прямо в лицо:
       - Признайся, ты отправлял человека к франку?
       Аль-Фадиль не дрогнул.
       - Малик! Я не отправлял никаких тайных посланий этому франку, - с расстановкой, твердо ответил он, а потом продолжил мягким верноподданническим тоном: - Если на это осмелились твои здешние недруги, сторонники Фатимидов, то их старания оказались тебе только на руку... Всемогущий Аллах все устроил определенным образом и в свое время.
       - Да, это так, - тяжело вздохнул Салах ад-Дин. - Даже - смерть моего отца.
       А вскоре от тайных посланцев стали доходить новые вести, еще более тревожные: атабек замыслил нанести визит в Египет в начале следующего лета.
       Узнав от брата, что земли Нубии пригодны для достойной жизни только ящериц и скорпионов, Салах ад-Дин послал Тураншаха на завоевание южной Аравии, где когда-то находилось богатое Сабейское царство, а ныне правили мелкие князьки.
       Едва Тураншах покинул Каир, как против его брата возник новый заговор, так же быстро потерпевший неудачу, как первый. Заговорщики имели неосторожность посвятить в свои замысли одного из бывших придворных халифа, казалось бы потерявшего немало со смертью своего повелители. Они не знали, что этот человек, известный в ту пору богослов, еще десять лет назад был тайным посредником между эмиром Ширку и египетскими суннитами. Взвесив все возможные выгоды и потери и повинуясь воле Аллаха, этот богослов пришел с важной вестью к аль-Фадилю. К исходу того же дня все заговорщики, а ими были египетские и нубийские военачальники, были пойманы, допрошены и казнены. Весть о провале очень огорчила короля Иерусалима, ведь заговорщики обещали ему и его союзнику, королю Сицилии золото в обмен на военную помощь.
       Поход Тураншаха был столь же стремительным и успешным, как подавление заговора в самом его истоке. В месяце раджабе 569-го года хиджры ( то есть в марте месяце 1174-гго христианского года) Йемен был захвачен. Так во владениях курдской семьи оказалась еще одна богатая область.
       Узнав об этом, Нур ад-Дин послал в Каир своего везиря, которому предстояло на некоторое время стать, если не новым казначеем, то по крайней мере его тенью. Атабек уведомлял Салах ад-Дина, что намерен в скором времени начать великий джихад против неверных и по этой причине ему необходима полная опись всех сокровищ и всех денежных средств, хранителем коих являлся подданный атабека Салах ад-Дин ибн Айюб. Везирь Нур ад-Дина немного косил, и это забавляло сына Айюба. Он прекрасно понимал, что у везиря трудная работа: одним глазом считать золотые динары, а другим - воинов. Но так или иначе поводов для веселья было мало. Атабек явно искал последний и самый веский повод для вторжения, а Салах ад-Дин набирал новых мамлюков для своего войска и молился, чтобы, на смех неверным, дело не дошло до распри с властителем Сирии. Хотя отец перед смертью и освободил его от клятвы, но от к а к о й не сказал определенно, да и сам Салах ад-Дин считал, что отказываться от клятвы даже в таких нелегких обстоятельствах - дело не достойное истинного воина Аллаха. И когда Ангел Смерти снова явился ему во сне, то он не поначалу не испытал никакого страха, хотя никак не мог догадаться, чья же теперь наступает очередь.
       Страх появился, когда грозный Асраил, даже не обратив на Юсуфа свой невидящий взгляд, сделал ему знак следовать за собой и вышел из комнаты. Вскочив с ложа, он поспешил вслед за Ангелом, но коридор за дверью оказался пуст.
       Салах ад-Дин, замирая сердцем, двинулся по дому и стал окликать своих братьев и сестер, заглядывая во все комнаты. Дом всполошился, засуетилась стража. Все оказались живы и только спросонок пучили глаза. Наконец ноги сами вынесли Юсуфа на восточный двор. Ему почудилось, будто тень скользнула по стене, окружавшей сад. В лицо пахнул рассветный ветер, и в его порыве послышалось слово "Долг!" В тот же миг стены распахнулись перед ним, словно врата, и он увидел перед собой пустынные просторы земли, на которых то там, то здесь поднимались пыльные вихри. Асраил уходил все дальше и перед тем, как кануть за окоем пустыни, снова поманил Юсуфаза собой.
       - Что случилось, малик? - вдруг услышал Юсуф встревоженный голос аль-Фадиля, и видение пропало. - Все твои братья здесь. Никто не уходил.
       Он открыл глаза, огляделся и увидел, что стоит на пороге своей комнаты, а перед ним при свете масляных ламп блестят испуганные глаза братьев и стражников.
       Он закрыл глаза и вспомнил сон, поднявший его на ноги. Наступал одиннадцатый день месяца шавваля 569-го года хиджры*.
       - Очень скоро нам придется двинуться в поход. - в смутном предчувствии проговорил Салах ад-Дин и добавил: - ...если не хотим, чтобы Ангел Смерти вернулся за нами.
       Все опасливо переглянулись, а спустя полторы недели пришла весть, что великий атабек Халеба и Дамаска Нур ад-Дин Махмуд утром одиннадцатого дня месяца шавваля скончался от гнойного воспаления горла. Перед смертью его гортань вздулась, как от огромного нарыва, и, когда лекарь решился сделать надрез, чтобы облегчить муки повелителя, то из опавшего пузыря вырвались последние слова, что застряли в гортани Нур ад-Дина под скоплением гноя.
       - Что же сказал великий атабек перед смертью? - пытал Салах ад-Дин сначала гонца, а потом - своих тайных посланников, поспешивших вернуться из Дамаска, где и призвал Всемогущий Аллах на небеса своего верного слугу.
       - Говорят, в последние дни он очень сокрушался, что нельзя заранее знать воли Аллаха, - сообщили ему. - И еще он опасался за своего наследника...
       - Разумеется, Сайф ад-Дин теперь не даст покоя мальчишке, и между Мосулом и Халебом начнется междуусобица, - не сомневался Салах ад-Дин.
       Но посланники переглянулись, и один из них решился просветить своего повелителя насчет истинной причины предсмертных тревог Нур ад-Дина:
       - Перед смертью великий атабек говорил непонятные слова о какой-то корове и очень опасался, что его семье будет угрожать Египет.
       - Так великий атабек стал бояться, что его сына живьем проглочу я, а не его эмиры и ненасытные родственники! - не сдержав гнев, воскликнул Салах ад-Дин.
       "Неужто, атабек, ты на исходе дней тронулся умом? Ты, столп истинной веры! - невольно обратился он в мыслях к своему бывшему господину. - Вот уж не думал, что даже ты способен испугаться воли Аллаха... и даже не воли Аллаха, а привидевшийся тебе коровы! Что с тобой произошло, атабек? Может быть, поэтому Всемогущий Господь открывает передо мною врата там, где только что стояла глухая, неприступная стена."
       И все же Салах ад-Дин сдержал себя и решил немного выждать прежде, чем входить в распахнутые перед ним врата. Он прекрасно понимал, что, стоит ему немедля двинуться в Сирию, как все эмиры Нур ад-Дина тоже испугаются коровы и сразу объединятся против него, а, если подождать, то все они перессорятся из-за главенства, в то время как племянник атабека , Сайф ад-Дин, станет притязать на земли его малолетнего наследника.
       Так и случилось. Славный город Дамаск, где в то время находился сын атабека, Малик ас-Салих Исмаил, сразу оказался в руках эмира аль-Мукаддама, которому благоволила мать ас-Салиха. Он объявил себя регентом. Тут же объявился и второй регент - военный правитель Халеба, турок Гюмуштекин*. Затем не прошло и недели, как большой кусок уже развалившейся Сирии утянул со стола Сайф ад-Дин.
       "Посмотри, атабек, что сделали с твоей страной твои верные эмиры! - возвал Салах ад-Дин, подняв глаза к небесам. - Франки могут радоваться. Но я спасу твою честь и не дам им радоваться долго. Иначе Всемогущий Аллах не принял бы моей клятвы."
       Нур ад-Дин ничего не ответил с небес, и его молчание можно было считать знаком согласия.
       Но едва Юсуф сел в седло и повернул коня на восток, как с севера и юга пришли две недобрые вести. Сицилийский король, не знавший о провале заговора, уже двинул на Египет свои корабли, а на юге снова взбунтовались нубийцы, некогда служившие халифу. Эти вести, как шакальи челюсти, сомкнулись, и мерзкий зверь повис у коня на хвосте.
       Вынужденная задержка выводила властителя Египта из себя, но и за нее он вскоре искренне возблагодарил Аллаха. Воспользовавшись положением, король Амори двинулся на Дамаск, благо для него этот путь был совсем недолог. Предусмотрительный эмир аль-Мукаддам выступил из города и первым предложил королю взаимовыгодные условия: Салах ад-Дин опасен для обоих, и, значит, первым делом надо заключить договор против него... а потом, возможно, и против Гюмуштекина. В знак добрососедства эмир освободил всех франкских пленников, содержавшихся в темницах Дамаска, и пообещал Амори приличное денежное вознаграждение в случае успеха их совместных действий. Аллах наказал эмира, незамедлительно поразив франка. Под стенами Дамаска франкский король подхватил тяжелый желудочный недуг. Трое суток подряд все обещания эмира выходили из него белой пенистой жижей, а на четвертые, окруженный своими арабскими лекарями, Амори испустил и свой дух. Его королевство упало в сохнущие руки его прокаженного сына. Испуганный эмир аль-Мукаддам поспешил призвать на помощь Сайф ад-Дина Мосульского, жители Дамаска стали волноваться, и тут в шуме и суете сын атабека вместе с матерью тайно покинули город и подались в Халеб.
       Еще через три недели сицилийцы, едва высадившись у Александрии и удивившись тому, что на берегу их не встречают союзники, поспешили убраться восвояси. Бунт нубийцев тоже заглох, едва начавшись. Так Аллах придержал Салах ад-Дина в Египте, но только для того, чтобы врата успели раскрыться перед ним во всю ширь.
       Последним, кто повис на хвосте его коня, оказался не кто иной как верный аль-Фадиль.
       - Малик, ты искушаешь судьбу! - увещевал он своего господина. - Твои силы слишком малы. Возьми еще хотя бы тысячу мамлюков.
       Действительно, Салах ад-Дин вознамерился завоевать Сирию всего с семью сотнями всадников, курдов и туркмен.
       - Аллах отдает мне Сирию! - резко отвечал ему Юсуф, уже забыв про осторожность. - Разве мало знамений? Большое войско - недоверие к воле Алаха! Господь отвернется от меня! К тому же Дамаск любил моего отца, и, если я приду в Дамаск с армией мамлюков, то напугаю народ.
       - Малик, неужели ты полагаешь, что и тебя они примут с любовью? - изумился аль-Фадиль, хорошо знавший коварство Каира и торгашеский дух Александрии.
       - Так и будет! Если я не получу даром Дамаск, то не получу ничего! - ответил Салах ад-Дин.
       Он тронул коня и сразу ощутил во рту знакомый с младенчества вкус козьего молока.
       В дороге подул попутный ветер, и вскоре он стал так силен, что уносил поднятую с дороги пыль и стук копыт далеко вперед. Дозорные на башнях франкских крепостей, купцы в караванах и прочие путники столбенели, провожая глазами облако пыли, грохотавшее невидимыми копытами, а спустя пару часов волосы у них поднимались дыбом, когда мимо них без единого звука, словно сонм призраков, стремительно пролетала конница.
       То же случилось и с жителями Дамаска. Сначала им в глаза ударила пыль, и они оглохли от грохота копыт, сослепу ужаснувшись, что грозные враги уже ворвались в их город и понеслись по улицам. Когда же все утихло и смолкло, они протерли глаза и увидели, что к городу приближается конный отряд. Остолбенев от неожиданности, эмир аль-Мукаддам даже не сообразил закрыть ворота.
       Когда же выяснилось, что в Дамаск явилось живое воинство и привел его не Ангел Смерти, а Салах ад-Дин, некогда благоразумно управлявший городом от имени атабека, жителей охватило ликование. Эмиру ничего не оставалось делать, как присягнуть Юсуфу на верность.
       Однако несмотря на радостную встречу, оказанную жителями, Салах ад-Дин не остался в городе, а решил отдохнуть с дороги в имении своего отца, находившемся в нескольких фарсахах от стен Дамаска. Старый дом напомнил о былых днях, и на закате Юсуф сильно затосковал о тех спокойных, почти безмятежных днях, когда он служил под началом мудрого, рассудительного атабека и удивлял его и всех эмиров только своим мастерством игры в поло.
       "Отец! Ты, верно, и предположить не мог, что я так скоро вернусь в Дамаск... - обратился он в мыслях к своему родителю. - ...а Дамаск вернется ко мне
       Сев в саду под старой шелковицей и предавшись воспоминаниям, Салах ад-Дин не заметил, как промелькнули часы и на землю пала ночная тьма. Холод наконец пробрался под его одежды и заставил очнуться. Он поежился и поднялся было с резной скамьи, чтобы уйти со двора в дом, но вдруг ощутил неясную тревогу и, невольно оглянувшись, заметил в нескольких шагах от себя сумрачную тень. Похоже было, что человек уже давно наблюдал за ним. Он стоял совершенно неподвижно и смотрел на Юсуфа.
       - Кто здесь?! - громко вопросил он, ожидая, что сейчас со всех сторон к нему с факелами и саблями бросится на помощь стража.
       Но все стражи как будто оглохли. Двор оставался темным и пустым, если не считать подозрительной тени, от окрика даже не шелохнувшейся.
       Тогда Салах ад-Дин решительно вскочил на ноги, выхватил из ножен саблю... но в следующий миг его сковал по рукам и ногам тихий, спокойный голос, раздавшийся как будто со вех сторон.
       - Здесь нет твоих врагов, Юсуф.
       - Отец?! - обомлел Салах ад-Дин.
       Колени у него подогнулись, и он вновь очутился на скамейке, под ветвями шелковицы.
       - Да, мой сын, это я, - ответила тень. - Всемогущий Аллах позволил мне навестить тебя, поскольку ты не по своей вине задержался в дороге и мы не успели проститься... Теперь ты можешь сказать мне все, что хотел.
       - Отец, - с трудом переведя дух, обратился к тени Салах ад-Дин. - Тогда я хотел только одного: чтобы ты освободил меня от клятвы на тот случай, если...
       - Если бы атабек пришел в Египет, - в тот же миг договорила за него тень. - Ты получил разрешение от этой клятвы. Но ты бы все равно не стал воевать с атабеком, даже если бы он двинулся на Египет с большим войском, не побоявшись оставить за спиной Мосул и своего коварного племянника. Ты бы нашел выход. Все равно атабеку некого было бы оставить в Египте, кроме тебя. Он это понимал... В худшем случае он умер бы в Каире, а не в Дамаске, чего он в глубине души опасался. В будущем тебе тоже придется этого опасаться.
       - Тебе известно будущее, отец? - с замиранием сердца вопросил Салах ад-Дин.
       - Не в той степени, в какой хочется нам обоим, - ответила тень. - Пути Аллаха неисповедимы. Одно несомненно: Всемогущий Господь принял твою клятву. И Он будет помогать тебе, пока ты будешь полностью полагаться на Его волю и на т о, чем тебя Господь снабдил в полной мере...
       - Чем? - растерянно спросил Юсуф.
       Тень молчала.
       - Чем, отец? - вновь спросил Салах ад-Дин, чувствуя, как тишина разверзается перед ним бескрайней пустыней.
       - Страхом, - вдруг донеслось из темноты слово.
       - Страхом?! - немеющими устами откликнулся Салах ад-Дин.
       - Не страшись самого слова, Юсуф, - со снисходительной улыбкой проговорила тень. - Ты никогда не был трусом. Трус - это тот человек, который сам сидит, а душа его все время бежит. Ты не таков. Я всегда предчувствовал, что Всемогущий Аллах облечет тебя большой властью, и всегда терялся в догадках, почему из нашего рода Аллах отличил именно тебя... так боящегося дурной судьбы. Теперь Аллах просветил мой дух, и кое-что я понимаю. Все дело в дороге. Ты родился в ту ночь, когда мы уезжали... нет, надо смотреть правде в глаза: мы не уезжали, а бежали со всех ног из Такрита. Я боялся и за себя, и за судьбу своей семьи. Я молился Аллаху о нашем спасении. Твоя мать тоже пребывала в страхе, когда держала в руках бурдюк с козьим молоком. Да и ее собственное молоко поначалу было пропитано нашим страхом. Мы уезжали ночью, и ты всосал в себя ту ночь вместе с молоком. И ты до сих пор боишься той тьмы, что не снаружи, а внутри тебя, в твоей душе. Когда возникает опасность, тебе, Юсуф, невольно кажется, что она наступает на тебя не извне, а поднимается изнутри, из твоего сердца... Поэтому ты смог удержать Александрию почти в безнадежном положении, ибо больше усилий прилагал для борьбы со страхом, который поднимался в ее стенах, а не наступал на тебя снаружи. Поэтому ты, Юсуф, больше полагаешься на волю Аллаха, чем иные, ибо чувствуешь, что истинный страх нельзя побороть своей волей и можно только надеяться на волю Аллаха. Ничто в мире не может утолить этого страха - ни богатство, ни власть. И ты чувствуешь это, Юсуф. Всякий человек наполнен таким страхом, но не всякий замечает его в себе. Слеп тот, кто видит вокруг себя сплошную тьму, а зряч только тот, кто видит тьму лишь в самом себе и умеет ее страшиться. И я скажу тебе напоследок: живи и дальше так, как заставляет тебя жить твой страх, ибо этот страх есть не что иное как зеркало, в котором отражается суровый взгляд Всемогущего Аллаха. А теперь прощай, Юсуф!
       - Отец! - воскликнул Салах ад-Дин.
       Но тень стала таять на том самом месте, где стояла. Она расплывалась, становясь больше, и как будто приближалась к Юсуфу, сливаясь с пустым и прозрачным сумраком ночи.
       У Салах ад-Дина сжалось сердце.
       - Отец! - вновь позвал он, ибо хотел задать еще один, последний вопрос.
       Столь же внезапно он очнулся от порыва холодного ветра и увидел утренний свет. Он сидел на скамейке, сжимая онемевшими пальцами не саблю, а деревянный завиток подлокотника.
       - Отец, когда Аллах позволит мне изгнать неверных? - невольно прошептал Салах ад-Дин тот последний вопрос.
       Но отвечать уже было некому. Наступило утро.
       В тот день Салах ад-Дин снизил в городе все налоги, приведя их в соответствие с законами Ислама*. Затем немедля собрав своих воинов и оставив управителем Дамаска самого младшего из своих братьев, Салах ад-Дин еще до полудня двинулся на север, к Халебу. Однако по дороге ему пришлось на целых две недели задержаться у крепости Хомс, которая оказала ему сильное сопротивление. Видя, что у этой цитадели можно погрязнуть, как в болоте на смех главному врагу, властитель Египта наконец оставил у ее стен часть войска, а сам двинулся дальше.
       Тем временем, Гюмуштекин успел хорошо приготовиться к осаде. Жители Халеба не держали на Салах ад-Дина никакого зла. Они слышали о его благородстве и добродетелях, а Гюмуштекину не слишком доверяли. Однако коварный правитель сумел нагнать страху на малолетнего сына атабека. Он убедил его, что самозванец-курд хочет его смерти, чтобы отнять власть, по праву принадлежащую наследнику великого атабека. По его указке ас-Салих целыми днями бродил по городу в сопровождении полусотни телохранителей и слезно призывал народ защитить его от узурпатора. Детские слезы проняли халебцев, и они воодушевились священным делом спасения своего высокородного Зенгида. Когда Салах ад-Дин подошел к стенам Халеба, он понял: для достойного приема, что ему готовы оказать горожане и их предводитель, его войска маловато. Однако он начал осаду.
       На закате одного из ветреных зимних дней он вышел из своего шатра и заметил, как с западной башни Халеба сорвалась ворона. Она суматошно захлопала крыльями и полетела в сторону заходившего солнца.
       Пока Салах ад-Дин невольным взглядом провожал по небу черное пятно, в его сердце закралась тревога и вслед за тревогой явилось прозрение.
       "Опять все повторяется! - подумал он. - И этот турок Гюмуштекин - тот же Шавар. Тень Шавара. Конечно же, он послал к франкам за помощью... Когда только они появятся?"
       Так же невольно он стал прислушиваться к шуму ветра, хлопавшего крыльями шатров и палаток.
       Внезапно до его слуха донеслись крики и звон сабель. Поначалу Салах ад-Дин даже не поверил своим ушам, ведь по всему выходило, что сражение началось прямо посреди его стана.
       Выхватив саблю, он решительно двинулся на шум. Но тут навстречу ему появились бегущие воины и в мгновение ока обступили его плотным кольцом, явно намереваясь защищать своего повелителя от какого-то страшного и вездесущего врага, способного напасть со всех сторон.
       - Что такое?! - воскликнул Салах ад-Дин.
       - Ассасины! Ассасины! - так и завыл вокруг него ветер.
      
      
       ГЛАВА 9

    О бурях: на море и суше

      
       - Ассасины! Ассасины! - завыл ветер со всех сторон.
       Он подхватил меня и понес в бездну. Спасением я был обязан рыцарю Джону Фитц-Рауфу. Он схватил меня за плечо и не дал улететь в море, подобно невесомому перу.
       - Очнись, Дауд! - заорал он мне в самое ухо, перекрывая вой бури. - Мы уже в аду!
       Я вскочил на ноги и тут же повалился на палубу. Страшная буря швырнула корабль в разверзнутую дьявольскую пасть. Из пасти вырвалось шипение, и всех нас накрыло волной. Влекомый движением холодной воды, я прокатился по палубе и больно ударился обо что-то головой. Но вместо того, чтобы потерять сознание, я, напротив, окончательно пришел в себя.
       Некогда было удивляться, как это я умудрился сам заснуть во время своего рассказа. Вскочив на ноги, я лихорадочно огляделся вокруг. Ничего не было, кроме сумрака и страшного рева. Однако ночь то ли еще не наступила, то ли уже кончалась, и можно было различить то, что было чернее или же светлее тяжких, как могильная насыпь, небес и вздымавшихся волн.
       Оказалось, что берег близок. Но радоваться было рано. Темные береговые изломы были окантованы трепещущими белыми кружевами: там вода кипела на острых камнях, там буря могла порубить и перемолоть нас на мелкие кусочки и потом угостить чаек отменной трапезой. Оставалось только уповать на милость Господа, на то, что Бог и вправду желает нашей встречи с королем Ричардом.
       Мне было необходимо не только выжить, но и не потерять свой разборный самострел, на который я уповал, пожалуй, не меньше, чем на милость Всевышнего. Закрепить на себе свой заплечный мешок так, чтобы он не болтался и не соскочил, если придется прыгать в воду и плыть, было делом нелегким. Пришлось встать на четвереньки и подтягивать узлы. Дважды меня прокатывало кубарем от борта до борта.
       Греки, тем временем, уже отвязывали лодку, а Камбала, обычно говоривший почти шепотом, сумел перекричать бурю.
       - Руби мачту! Руби мачту! - вопил он.
       И вот вдвоем с самим рыцарем Джоном они превратились в морских лесорубов. Альдо орудовал невесть откуда взявшимся топором, а Джон Фитц-Рауф не пожалел своего меча. Впрочем, он держал в руках не свой родовой меч, а тот, что получил от иноверцев, поэтому для него это оружие немногим отличалось от топора или кухонного ножа.
       Я вдруг ощутил необычную тревогу - вовсе не за свою жизнь и вовсе не за успех нашего похода. Вокруг бушевала буря, все кувыркалось, мир переворачивался вверх дном, и посреди этого светопреставления дурное предчувствие тихо затлело, будто последний уголек караванного костра в безветренной ночи, будто глаз шакала, пристально наблюдающего за мной из придорожных кустов.
       Чем-то мне вдруг не понравились греки. Многие из них куда-то пропали. Трое сгрудилось у лестницы, что вела с верхней палубы в нижние помещения. Но вот "пропавшие" стали быстро друг за другом выбираться наверх, и все они зароились, как пчелы вокруг своей матки - и тогда я прозрел, и сердце едва не выскочило у меня из груди.
       - Джон! - заорал я, срывая горло. - Бей их!
       Я не ошибся.
       В тот же самый миг двое греков бросились с мечами на рыцаря Джона. Он стоял к ним спиной и продолжал неистово рубить мачту - так рубить, как некогда рубил своих врагов. Даже если бы я прыгнул с кормы, как кузнечик, то все равно бы не сумел помочь ему - расстояние было слишком большим. Он, верно, потерял бы жизнь ни за дирхем, если бы его не успел загородить рыцарь Вильям Лонгхед. Видно, он тоже почуял неладное и уже держал свой меч наготове. Бросившись наперерез грекам, он отбилил их дружные удары. Тут же корабль мотнуло, и нападавшие заскользили прочь.
       Камбала не боялся бурь, зато вид обнаженных мечей явно угнетал его. Видя, что возникла новая опасность, пострашнее бури, он оставил в мачте топор и юркнул в какой-то темный уголок. А рыцарь Джон, слишком увлекшись, нанес еще пару ударов по бездушному столпу и только после этого повернул свой меч против теплокровных врагов.
       Мы сами были виноваты в том, что стражи "трапезундского быка" сумели добраться до оружия, зарезав двух наших оруженосцев, которые стерегли его. За время безобидных маневров и общих трапез, когда усталые соперники сидели плечом к плечу, а мечи лежали у них на коленях, порой целуясь рукоятками или остриями, все почти сдружились. И мы как-то запамятовали, что взяли их корабль с боем, а потому все они, несмотря на свою клятву служить нам верой и правдой, продолжали чувствовать себя заложниками, от которых, возможно, постараются избавиться, как только корабль пристанет к берегу. То, что мы не перебили их сразу, могло иметь в ромейских головах свое объяснение. Во-первых, они могли пригодиться в схватке с пиратами, которые рыскали в этих водах. Во-вторых, греки подозревали погоню, и, наверно, полагали, что такую погоню за беглыми англичанами и франками могут затеять только правоверные воины Пророка, которые не станут разбираться, что случилось на самом деле, а попросту порубят всех христиан - и дело с концом. В обоих этих случаях, думали греки, без их помощи не обойтись.
       Но теперь грозная буря смела все их клятвы, и они решили, что пора заняться своей собственной судьбой. Их нападение нельзя было назвать вероломством, в чем я потом убеждал "рыцарей султана".
       Так или иначе греки напали на нас, имея неплохо продуманный замысел. Однако полная внезапность им все же не удалась. Море кипело и бушевало вокруг, а на обреченном корабле закипело жаркое сражение. Со стороны оно могло показаться очень забавным зрелищем. Противников кидало и разбрасывало во все стороны. Они махали мечами впустую, порой норовя снести головы своим же. То их с ног сбивала вода, и они невольно хватались друг за друга, чтобы не упасть или не вывалиться за борт, потом снова друг от друга отталкивались и снова начинали скакать, как петушки. Что и говорить, маневры пригодились обеим сторонам. Каждый знал, на какой выпад и на какую хитрость способен противник, а потому скорой развязки ждать не приходилось, разве только постаралась бы сама буря. Буря и вправду положила конец той необыкновенной битве, но немногим позже.
       Первым делом греки решили покончить с рыцарем Джоном и со мной, видя во мне некую тень предводителя. Трое бросилось на корму. Не имея меча, я завертелся волчком, уворачиваясь от ударов. Рус Иван в это время помогал кормчему управляться с рулем. Но как только мечи засвистели вокруг, кормчий в страхе бросил свое дело и свернулся в клубок под румпелем. Иван крикнул что-то злобно на греческом, явно желая образумить единоверцев, но зря открыл рот. В следующий миг он сам едва успел отдернуть руки, как в то самое место на румпеле вонзилось лезвие меча.
       На мое счастье, корабль опять сильно качнуло, и двое моих врагов отлетело в сторону, причем один из них, распластавшись, стремительно заскользил по палубе. Тут я сам кинулся в нападение, вонзил кинжал под ребра тому, кто, на свою беду, устоял на ногах, и поспешил помочь Ивану. Тот, однако, не растерялся: пока грек выдергивал меч из древесины, он успел подхватить свое любимое орудие - рыбацкую сеть - и умело накинуть ее на врага, как на крупную рыбину. Иван дернул паршивца на себя, свалил и изо всей силы ударил ногой в живот. Мне оставалось только облегчить ему хлопоты с уловом, но только я размахнулся снизу, чтобы проткнуть "рыбине" брюхо, как сам Иван цепко схватил меня за плечо и отшвырнул в сторону.
       Я так опешил, что некоторое время сидел и тупо наблюдал за самым странным рыбаком, какого видел в своей жизни.
       Иван обладал недюжинной силой. Он умело подхватил сеть так, чтобы улов не выскочил из нее, быстро подтащил ее к борту корабля и одним махом выкинул "рыбину" из сети в море.
       - Греки - мои единоверцы! - прокричал Иван, сразу подскочив ко мне и подав руку, чтобы я смог подняться. - Здесь нельзя убивать! Бог накажет!
       - А дальше что? - еще больше удивился я.
       - А дальше Господь сам рассудит, оставлять ему жизнь или нет! - пояснил Иван. - Вода не пожар! И берег недалеко!.. - и велел мне: - Скорей, Давид, отбивай лодку! Скоро она пригодится!
       Сам он снова навалился на руль в надежде, что удастся уберечь корабль от гибельных каменных зубов, на которые нас неумолимо несли волны, а я, подхватив вывалившийся из румпеля меч, бросился на помощь к своим.
       Не успев схватиться с новым врагом, я стал свидетелем того, как рыцарь Вильям вновь спас жизнь рыцарю Джону.
       Раздался треск - и подрубленная мачта стала крениться. Видно, она не могла простить рыцарю Джону поругания над собою. Тот бился сразу с двумя противниками и опять оказался спиной к главной опасности. Но рыцарь Вильям как раз успел закончить еще один поединок, отмахнув вражескую руку вместе с мечом, и вовремя оглянулся на треск. Он бросился к Джону Фитц-Рауфу и, не дав ему сделать умелый выпад, оттолкнул его в сторону в тот самый миг, когда комель падающей мачты прицелился точно в крестец своей жертвы. Один из греков, бившихся с англичанином, спасся от удара его меча, но не спасся от судьбы. Мачта, как страшная пика великана, ударила его комлем прямо в живот, разорвала плоть и отбросила в сторону уже бездыханное тело. Упав на борт, она от качки стала кататься по нему туда-сюда и сбивать людей с ног. Перекладина с обрывками паруса вертелась за бортом, как мельница, а все сражение и вовсе превратилось в уличную потеху.
       Только Господь и один смертный человек под небесами видели, чем вот-вот кончится эта забава. Берег был уже совсем близок, и сквайр Иван правил корабль в узкий проход между двумя высокими острыми зубьями. Волны разбивались об них и теряли силу, так что, если бы нам удалось проскочить в это игольное ушко, мы бы попали в спокойную бухту. Однако теперь эта проклятая мачта грозила зацепиться за скалу и развернуть корабль, подставив его под самый опасный, боковой, удар волны.
       Иван что-то кричал с кормы, вися на румпеле. Как выяснилось потом, он призывал сражавшихся хотя бы к краткому перемирию с тем, чтобы приподнять мачту и вывалить ее в море. Но то был, как говорят христиане, глас вопиющего в пустыне. Все были увлечены безумным побоищем.
       Сражаясь с одним из греков, я краем глаза заметил вдруг, что Иван бросил руль, стремглав соскочил с кормы и сам, в одиночку, крепко ухватился за мачту. Это заметил и грек. Наши мечи дрогнули, и мы оба, казалось, готовы были броситься на помощь русу, но страх предательского удара в спину, увы, пересилил страх перед всеобщей гибелью, и мы продолжили безо всякой охоты наносить удары друг другу и отбивать их.
       Мачта таскала руса из стороны в сторону, а он держался за нее, как бесстрашный муравей за пойманную гусеницу. Но вдруг он сам отпрыгнул от мачты и во всю глотку выкрикнул какое-то русское ругательство. Позже я просил Ивана перевести те три или четыре коротких слова, заклинающих всякую смертельную опасность. Рус долго мялся, но все же внял моей просьбе, и тогда перевод занял не менее двух дюжин арабских слов. Смысл их был ужасен: оказалось, Иван объявил мачте, что ее родила на свет блудница от сношения с жеребцом и к тому же совершенно противоестественным способом.
       Одно несомненно: это и впрямь была самая мстительная и своенравная мачта из всех когда-либо служивших мореходам. Как только корабль оказался между скалами, она как назло угодила вершиной в одну из них, а комлем сумела упереться в борт.
       Раздался треск, и все вдруг замерли, наконец услышав в этом треске смех собственной смерти.
       Волна ушла из-под корабля, он стал опускаться в яму, кренясь и разворачиваясь, а со стороны бескрайней водяной пустыни уже катился на нас новый вал, огромный и темный, как чудовищная пасть.
       Все движение вдруг удивительным образом замедлилось. Ужасная волна текла на нас, как густая патока. Не знаю, как было с остальными, но я словно превратился в чайку, вдруг увидев и себя, и корабль, и скалы откуда-то со стороны, с безопасного расстояния.
       Я увидел, как волна приподнимает корабль и неторопливо опрокидывает его, как корабельная корма вдавливается в скалу и рассыпается ворохом сломанных и расщепленных досок и как людишки тоже сыплются ворохом в воду. Я увидел, как деревянная бычья голова яростно бодает скалу и от удара отлетают прочь рога.
       В следующее мгновение меня поглотила обжигающая тьма.
       Вода была такой холодной, что все мои члены сразу онемели. Только по мелким всплескам я еще догадывался, что мои ноги и руки держат тело на плаву. Внезапно я ткнулся носом в какую-то доску. Я посчитал ее своим спасением, страстно обхватил обеими руками, как возлюбленную, и, сразу окоченев, стал тонуть.
       Очнулся я сильных ударов по щекам. Невольно отворачиваясь, я открыл глаза и сначала увидел чье-то чужое, перекошенное от ужаса лицо. Мигом позже по этому лицу шлепнула доска, и человек пропал. Я испугался, ожидая той же участи, дернулся, но несколько рук крепко схватило меня.
       Прошло еще какое-то время прежде, чем я осознал, что происходит. Оказалось, что Иван вновь показал мастерство искусного рыбака. Когда корабль разбило, он сумел-таки зацепиться за лодку и удержать ее. Потом, уже оказавшись в тихой бухте, он бросился с нее в воду и, начав, конечно же со своего мессира, стал поочередно вылавливать всех "рыцарей султана" и их оруженосцев. Откуда у него только силы брались!
       Кто-то из греков тоже успевал цепляться за маленький ковчег, но для них места в нем уже не было.
       Рыцари, как и я, все были окоченевшие и едва живые. Иван потом рассказал мне, что труднее всего пришлось с самим мессиром, который стойко шел ко дну, отказываясь выпустить из рук свой меч.
       - Чуть было не утянул меня вместе с собой! - вздыхал Иван. - Так бы и пришлось идти обоим на службу к царю морскому.
       Он заставил всех грести досками в сторону берега и орал на благородных рыцарей, как корабельный надсмотрщик на гребцов-невольников. Полумертвые господа, однако, молча подчинялись ему и гребли, как могли. На берег он также выгонял всех едва не пинками. Некоторые валились с ног у самой суши от ударов уже невысоких волн и, если бы не Иван, бедолаги могли бы легко захлебнуться там, где было уже по колено. Иван беспрерывно ругался на своем наречии, будто волшебные русские ругательства согревали его кровь. Он гнал на берег тупое стадо, по всему видать поголовно родившиеся от блудниц и жеребцов.
       Замечу, что никто потом не держал на его обиды. Даже самые высокомерные мессиры прекрасно понимали, что только русу, способному плавать в самой холодной воде, они обязаны своим спасением и, если бы он не заставлял их двигаться, то, даже вытащенные на лодку, они бы вскоре превратились в окоченевшие трупы.
       Одного франка Ивану все же пришлось тащить на себе. При крушении корабля Жан де Брас сильно ударился грудью об борт и, видимо, сломал себе несколько ребер.
       Нам повезло. Неподалеку от места нашей славной высадки, в прибрежных скалах, нашелся небольшой грот, где в глухом мраке мы и скрылись от бури.
       - Ждите здесь и не высовывайтесь! - властно предупредил всех рус и пропал.
       Никто и слова не произнес, никто не шевельнулся. Даже слова благодарственных молитв замерзли у нас на языках.
       Как только рус вернулся, сразу взлетели веселые искры, потянуло дымком и во тьме заплясали маленькие живительные огоньки. Как я не расставался со своим тайным оружием, так Иван не расставался с огнивом и кресалом, спрятанными в его поясном мешочке. Он где-то раздобыл хворост и смог зажечь огонь.
       - Теперь всем раздеться! Живо! - велел он.
       Рыцари не шелохнулись, и тогда он сам стал стаскивать с них мокрую одежду. Никто не отбивался, и вскоре вокруг костерка собралось изысканное общество дворян и их оруженосцев, мало чем отличавшееся от обитателей свинарни. Они исподлобья сверкали глазами и старались не поднимать глаз. Тем временем, рус успел устроить в гроте еще один костер и развесил тряпье подле него на колышках и ветках.
       - Никак все живы?! - немного удивленно и немного насмешливо воскликнул он, поглядев на нас со стороны.
       Рыцари были спасены, а вот оруженосцы вновь понесли потери - один был убит на корабле и еще двоих поглотило море.
       - Видать и вправду угодно Господу, чтобы мы нашли английского короля, - подбодрил на Иван.
       Я невольно поискал глазами Альдо Неро и, не найдя его, спросил руса, которого в тот час считал всеведущим духом:
       - А ты видел итальянца?
       - Кто-то очень лихо греб к берегу, вот что я видел, - вспомнил Иван. - Крепкий пловец. Кто как не он?
       Я пожалел бы о смерти Альдо: ведь он наверняка знал эти места и мог бы довести нас до какого-нибудь городка, до какой-нибудь известной ему "норы". Но теперь я невольно пожалел о том, что он жив: мало ли что могло взбрести ему в голову на свободе да еще после такого освежающего купания.
       - Любопытно, где мы? - пробормотал я, так же невольно обращаясь к русу.
       - Сейчас бы нам всем по глотку доброго вина, сразу бы уразумели где, - высказал он очень верную мысль и тут же сам загорелся ею веселее, чем наш костер. - Сидите тихо, - снова приказал он некогда грозным рыцарям, - а я гляну, нет ли здесь поблизости какой-нибудь харчевни, где добрых людей угощают даром.
       И он снова пропал.
       Рыцари начинали потихоньку оживать около огня, и я заметил, что сидящие напротив внимательно приглядываются к моему лицу.
       - Вы думаете, что рус вместо живого Дауда выловил призрака? - осторожно задал я вопрос.
       Откликнулся Эсташ Лысый:
       - У тебя что, золотой динар к щеке прилип?
       Я схватился за левую щеку, в испуге прикрыв свою родовую отметину. Я скрывал ее особой мазью, сделанной на основе кипарисного дегтя с добавлением пыльцы. Иначе никакие одеяния не позволили бы мне превращаться из полукурда в генуэзца, а из генуэзца в грека. Я стирал мазь с лица только перед тайными встречами с избранными, с посланниками Драконов Запада или Мудрых Змиев Востока, поскольку в некоторых случаях родимое пятно заменяло пароль. Но теперь бурные волны хорошо выстирали и прополоскали меня, и один из моих тайных знаков открылся.
       - Это благоприятный знак. Он всегда появляется, когда минует опасность, - признался я, убрав с лица руку.
       - Жаль, что не предупреждает о ней заранее, - усмехнулся рыцарь Джон. - Вот если бы у тебя на лбу Господь написал, где нам теперь добыть еды, оружие и коней. Или хотя бы горсть монет.
       - В нашем положении есть немалые выгоды, - сам голый и мокрый, как новорожденный мышонок, попытался я уверить таких же голых и мокрых "мышат". - С нами хотели разделаться еще в море, и это значит, что враги короля Ричарда и враги великого султана узнали о замысле султана Юсуфа.
       - Как будто король Ричард и великий султан - не враги между собой, - теперь усмехнулся Эсташ Лысый.
       - Жизнь гораздо сложнее. Если хорошо подумать, то нетрудно понять, что теперь они союзники, - сказал я, глядя на франка, как на глупца.
       Чтобы не подтвердить о себе мое мнение, Эсташ решил смолчать в ответ.
       - Во всяком случае несомненно одно: есть могущественные силы, которые хотят поскорее покончить с нами. И сделать это как можно незаметнее - продолжил я. - Теперь же, согласитесь, им будет очень нелегко найти нас. Возможно, они даже вздохнут с облегчением, увидев обломки корабля, и успокоятся, решив, что буря сделала всю работу и к тому же задаром. Все спасены, кому суждено было добраться до берега, и теперь мы греемся у огня. Значит, рус прав: Всевышнему угодно наше дело.
       - Твоему Аллаху или же нашему Господу Иисусу Христу?.. - снова забормотал Эсташ де Маншикур. - Вот в чем загвоздка.
       - Не будем спорить, - резко пресек я этот разговор, способный окончится совсем не уместным здесь джихадом. - Единому Всевышнему, Который на небесах и пути Которого неисповедимы. С вас довольно? Кто не верит в такого Бога?
       Молчание стояло всего пару мгновений.
       - Не все спасены, - донесся вдруг тихий голос, и мы не сразу догадались, что он принадлежит Жану де Брасу, так глухо и хрипло заговорил франк.
       Все с удивлением посмотрели на него, и оказалось, что он уже не сидит, а лежит на боку и тяжело дышит.
       - Что случилось, Жан? - с тревогой спросил рыцарь Джон.
       Тот провел рукой по губам и вытянул ее к огню. Все увидели на его ладони яркую полоску крови.
       - У меня грудь наполняется кровью...- прошептал он и попытался улыбнуться. - Как во время дождя бочка под крышей. Я не доживу до утра.
       Тут все мы захлопотали и, побросав на землю еще влажные, но все же теплые одежды, устроили Жану де Брасу место поудобнее и помягче. Оказалось, что там, где он лежал, весь песок под его головой был уже на целую ладонь пропитан кровью.
       - Потерпи, Жан, помолись побольше, и Господь пошлет тебе выздоровление, - подбадривал его Эсташ Лысый. - Ведь не зря же Он уберег тебя в эту страшную бурю.
       - Больше всего в жизни я боялся утонуть... с тех пор, как едва не утонул мальчишкой в болоте, - признался тот. - У меня была только одна искренняя и самая жаркая молитва: Господь, не дай мне захлебнуться... Я вымолил все, чего действительно хотел. Грех просить большего.
       - Соберись с силами и дотерпи до утра, - велел ему рыцарь Джон. - Мы первым делом найдем тебе священника.
       - Не трудитесь... Только беду накличете, - предупредил Жан де Брас и стал говорить, как в полусне: - Когда-то я обидел одну девчонку. Дочку шорника. Она прокляла меня и сказала, что я умру без исповеди. Я только посмеялся. Чего стоит проклятие простолюдинки... Теперь Господь Иисус Христос показал мне цену такого проклятия. Вот что я скажу... Когда из тебя по капле выходит кровь, в жилы по капле входит правда... и начинает течь... по твоим жилам... вместо крови. Она жжет сильнее адского пламени. Только изнутри. Это еще хуже... И наша дорога - не что иное как дорога на тот свет. Нас освободили из застенка, потому что мы уже умерли... Не бойтесь, не бойтесь, друзья. Господь милостив. В этой дороге каждому из нас воздастся по грехам. Лучше раньше... лучше раньше...
       - Эсташ-Вепрь однажды поджег дом, и в нем сгорела целая семья, - пробормотал другой Эсташ, еще остававшийся в живых. - Он никого не выпускал наружу.
       - Это случилось в Палестине? - спросил я.
       - Да, - кивнул франк. - Незадолго до того, как он попал в плен. Может, кто знает, за что так прищемило нашего Ренье-Красавчика?
       Посвященных в грехи Ренье де Фрувиля не нашлось, только сам Жан де Брас то ли предположил, то ли увидел что-то своим предсмертным взором:
       - А его прищемило так же, как и меня...
       - Похоже, до короля Ричарда доберется только наш добрый Анги... Он почти святой, - мрачно усмехнулся рыцарь Вильям.
       Но Ангеран де Буи только повесил голову, и в гроте, теперь уже напоминавшем не спасительную теплую норку, а преисподнюю, воцарилось тяжелое молчание.
       - На самом деле мы все уже давно мертвы. Сарацины отрубили нам головы в Иерусалиме и отпустили души на покаяние, - ошеломил товарищей Эсташ Лысый. - Теперь наш путь лежит через Чистилище, и, если король Ричард еще жив и здоров, до нам не видать его, как собственных ушей.
       - Тогда Вепрь уже искупил грехи и блаженствует себе в раю, - сделал мудрый вывод рыцарь Вильям. - Если хорошо подумать, нам нужен не король, а священник.
       Жан де Брас вдруг широко открыл глаза и, ясно посмотрев на меня, сказал неожиданно бодрым голосом:
       - Ты... ты помолись обо мне.
       Меня охватила растерянность:
       - Почему я? Попроси единоверца. Их вон сколько!
       - Да, некоторым еще придется помаяться, - злорадным эхом откликнулся рыцарь Вильям.
       Но Жан де Брас закрыл глаза, отвернулся и проговорил, как о уже давно свершившемся деле:
       - Ты помолишься обо мне... потом... на Гробе Господнем... И будет довольно...
       Я почувствовал, что все взоры нацелились на меня, точно острые пики, и невольно огляделся, как затравленный зверь.
       И вновь заговорил умирающий франк. На краткий срок он, прозревший свои грехи, стал истинным предводителем "рыцарей султана".
       - Я еще не умер, а уже тихо, как в гробу, - прошептал он, едва шевеля темно-алыми губами. - Тошно... Лучше будет, если ты, Дауд, продолжишь свою историю. Ты - ведь славный рассказчик. Тебя слушаешь и все видишь своими глазами. Продолжай. Я хочу узнать, как спасся великий султан от этих страшных ассасинов. И откуда только взялись на свете эти ассасины? Очень давно... очень давно я не слышал хорошей сказки перед сном. Продолжай, Дауд.
       Место и время очень подходили для продолжения рассказа. Я устроился так, чтобы Жану де Брасу было слышно лучше, чем остальным и, собираясь с мыслями, стал всматриваться в пляшущие огоньки костра. Взгляды моих слушателей тоже потеплели.
       - Вы хотите знать, откуда взялись ассасины? - невольно переспросил я, потому что великий султан никогда их не любил, а теперь приходилось пачкать историю его жизни историей об одном злом демоне. - Как джинны из лампы, они выпрыгнули из головы перса, которого звали Хасан ибн-ас-Сабах*.
      
      
       * * *
      
       Все началось в тот вечер, когда два молодых человека, устав от занятий в одном из медресе* персидского города Нишапура, устроили веселую пирушку. Одного из молодых людей звали Хасаном, и он еще ничем не успел прославиться. Зато бейты и газели* его закадычного друга, звавшегося Омаром Хайямом*, уже вились, словно ароматные дымки благовоний, во многих духанах, домах и дворцах Персии - там, где на ковры проливалось вино и глаза мужчин прилипали к телам танцующих гурий, как осы к сладким лепешкам.
       У друзей было много общего. Оба считались в медресе способными учениками, а за его стенами - очень способными пьяницами. Оба были начитанны и остроумны, и оба были, по всему видно, безбожниками. Различало их, однако, то, что они поклонялись разным идолам: Омар поклонялся вину и женщинам, а Хасан - силе и власти.
       И вот, когда по полу покатился еще один пустой кувшин, пятый или шестой по счету, Омар Хайям с грустью заметил:
       - Жаль, что Всевышний послушался Пророка и запретил вино в Раю. В аду его, понятное дело, нет. Иначе откуда взяться адским мукам...
       - Значит, надо создать рай на земле... и наполнить его вином и женщинами, - решил его друг, с трудом ворочая глазами.
       - Рай на земле? Для этого надо стать богом, - усмехнулся Омар Хайям.
       - А я могу стать богом, - без тени смущения, ответил Хасан ибн-ас-Сабах, невольно выдав свои затаенные мысли. - Главное ведь что? Главное, чтобы людишки не сомневались, что заживо попали в рай, что они безгрешны. Тогда они будут славить своего бога.
       - Тебе не хватает только невидимого воинства ангелов, которые со всех ног... вернее, крыльев несутся исполнять твою волю, - пробормотал Омар Хайям, встряхивая за горло последний сосуд. - Было бы теперь кого послать за вином.
       - Будет у меня и воинство ангелов, - заявил Хасан и уронил голову на грудь, будто и она была одним из тех опустевших и уже бесполезных сосудов.
       На другой день жизнь вовсе не казалась раем. Мучаясь от головной боли, Омар напомнил Хасану о его неслыханных притязаниях:
       - А в твоем раю ты отменишь похмелье?
       - Увидишь, - резко, словно обидевшись на друга за неверие, ответил Хасан.
       Именно в тот день укрепился в своих замыслах Хасан ибн-ас-Сабах, задетый другом-поэтом, дару которого он всегда завидовал.
       Он стал еще глубже изучать исмаилитское учение. Исмаилиты верили в махди, невидимого до поры до времени имама. В один прекрасный день этот великий имам должен появиться на земле и утвердить царство вечной справедливости. Хасан понимал: убедить людей, что ты есть махди означает стать глазах всемогущим божеством. А еще Хасан очень понравилось то, как исмаилиты читают Священную Книгу Коран, видя в ней особый, скрытый смысл, доступный только "избранным". Ведь стоит сказать человеку, что он, в отличие от простых смертных, достоин знать тайны - сначала маленькую, а потом большую - как он пойдет за тобой по любой дороге лишь бы только утолить свою гордость и невольно возомнить из себя ангела, ведающего надмирные истины.
       Хасан побывал в Египте, где правила Фатимидская династия еретиков-исмаилитов, и имел беседы со многими тамошними мудрецами и прочими "избранными". Настойчивость и рвение, с которыми он пытался достичь высших ступеней "избранности" встревожили каирских мудрецов. Они посмотрели Хасану за спину и увидели, что его тень способна отклоняться от направления солнечных лучей. Они тогда переглянулись и мысленно сказали друг другу: "Этот метит в самозванцы".
       Но и Хасана ибн ас-Сабаха чутье тоже никогда не подводило. Спасая свою жизнь, он успел скрыться из Каира и поспешил домой, в Персию. Там он поселился в мазендаранской глуши, в одном селении, известном своими выносливыми пастухами и воинами. Он стал действовать так, как действуют проповедники-низариты* одного из исмаилитских толков.
       В том селении Хасан ибн-ас-Сабах стал вести жизнь благочестивого мусульманина, соблюдая все предписания, установленные Пророком. Вскоре жители обратили свои удивленные взоры на "праведника". Хасан беседовал с ними, как вали с неразумными детьми, проявляя достоинства своего ума. Он говорил, что они погрязли в грехах, и люди соглашались и горестно вздыхали. Он говорил, что в еще большей греховной мерзости погрязли эмиры, кади и муллы, которые поддались неуемной гордыне и стяжательству, и с такими словами селяне соглашались еще охотнее. Те из жителей, коих Всевышний одарил ясным рассудком и любознательностью, начинали задавать Хасану разные вопросы о том, когда же наконец у Господа кончится терпение и Он изменит мир к лучшему. В ответ же Хасан хитро прищуривался сам начинал задавать любопытным куда более каверзные вопросы, сбивавшие их с толку. Например, почему Бог создал на руке пять пальцев, а не шесть или не три, но очень сильных. Или почему Бог заставил овцу жалобно блеять, а не грозно лаять, отпугивая волков. "Подумайте, - говорил Хасан, - ведь Бог дал вам разум... Или не дал?" Люди уходили в смущении и с неизбывным желанием узнать от своего уважаемого вали разгадки всех небесных тайн.
       День проходил за днем, и люди все больше думали о всяких туманных тайнах, чем о своих повседневных хлопотах. Все начинало валиться у них из рук. Хасан выждал, пока урожай созреет.
       И вот в одно ясное утро души жаждущих истины озарились великим знанием: скоро к ним грядет махди, посланец Всевышнего. Он, махди, утвердит на земле вечное царство справедливости... и конечно же первой столицей этого царства станет селение, чьи жители встретят махди подобающим образом, то есть - в едином порыве поклонения. И жители этого селения по воле тайного имама превратятся в ангелов. Легко вообразить, какая безумная радость охватила селян: уж они-то примут махди так, как никакому султану или падишаху не снилось. Хасану оставалось не столько поддержать их порыв, сколько сдержать его и направить в нужное русло.
       Для начала объявив себя всего лишь посланцем, а не самим махди (всему свое время), его самым ничтожным слугою, Хасан сказал, что махди угодно, чтобы люди "подготовили ему дом" и своими руками создали маленькое царство справедливости, оградив его от кровожадных эмиров, алчных судей и лицемерных мулл. В тот же миг Хасан оказался главою маленькой, безоружной, но беззаветно преданной ему армии. Прошло еще немного времени - и в селении появилось оружие. Жители были готовы отдать весь скот и свои последние медяки, чтобы утвердить и отстоять свой рай на земле. Постепенно и армия выросла, когда слух о скором пришествии великого имама просочился в соседние селения.
       Спустя год или два Хасан и его приверженцы овладели одной из самых отдаленных и самых неприступных крепостей Персидского царства, называемой Аламутом. Воины Хасана быстро забыли о своих стадах и плугах, воображая, что все они скоро станут ангелами. Однако пока махди не превратил их в ангелов, приходилось питаться земными плодами. Ничего не оставалось, как только собирать дань с тех селений, что находились в окрестностях Аламута. Да и на что иное годились их невежественные, далекие от великих истин, жители.
       В то время - а было это почти сто лет назад, когда воинство франков впервые двинулось в Палестину - у правителя Персии хватало других забот, и он как-то не обратил внимание на то, что "у него на спине", в том месте, до которого трудно дотянуться своей рукой, появился чирей. Когда же он и его приближенные опомнились, чирей уже опасно разросся. Его оказалось нелегко сковырнуть: малейшее прикосновение к нему вызывало нестерпимую боль.
       Да, к тому времени, когда правоверные опомнились и увидели, что на землях Пророка образовалось крохотное, но очень опасное государство еретиков, у Хасана уже появилась невидимая армия "ангелов", с быстротой молнии несущих не весть Божию, а смерть. Этих "ангелов" стали называть ассасинами.
       Люди Хасана ибн-ас-Сабаха ходили по ближним и дальним селениям и примечали в них крепких юношей. Сначала головы у этих юношей начинали кружиться от вести, что они - избранники махди и достойны райской жизни. Они легко поддавались уговорам оставить свой дом и род и последовать за посланцами Хасана прямо в райские обители. Когда они попадали в Аламут, их головы начинали кружиться от дыма. То был дым курящегося гашиша.
       Дьявольский аромат погружал юношей в забытье, а потом они на короткое время приходили в себя, оказываясь в вожделенных ими райских кущах. Их окружал чудесный сад, полный невиданных плодов, птиц и прекрасных девушек-гурий. Такое блаженство, такие ласки никогда не снились простолюдинам. Они тонули в наслаждении... пока не достигали его дна, вдруг оказавшись посреди безжизненного простора пустыни или в темном глухом ущелье.
       Тут перед ними появлялся сам Хасан ибн-ас-Сабах и возвещал, что юноши, вступившие на путь истинного познания, лицезрели его цель и смогут вновь обрести блаженство - уже навеки, - если вверят себя в руки мудрого учителя.
       Понятно, что новообращенные были отныне готовы на все, искренне веря, что и вправду побывали на седьмом небе. Немало золота пришлось потратить Хасану, чтобы создать в крепости сказочный сад и населить его рабынями, чья цена на невольничьих рынках спорила с ценой самых породистых коней. Но он знал, что все траты окупятся, и не ошибся.
       Невидимая армия пригодилась, как только у Хасана стали появляться могущественные враги.
       В Аламуте юношей учили не только приемам охоты на хищников, но и тому, как принимать чужие обличья с тем, чтобы на дороге или на городской улице никто не мог отличить их от дервишей, или торговцев, или учеников медресе, или воинов эмира.
       "Вы без промедления вернетесь в райские чертоги и объятия прекрасных гурий, - говорил Хасан юношам, которым предназначалось убивать его недругов. - Вы заслужите это воздаяние, не доступное никому из смертных невежд, как только прервете жизнь нечестивца, порочащую землю и небо. Тогда ваша смерть на благо махди станет рождением в новую жизнь, в вечное блаженство."
       С этими словами Хасан влагал в руки юношей позолоченные кинжалы особой формы. Эти кинжалы становились отличительными знаками приговора.
       Ассасины искусно подкрадывались к своим жертвам. Порой они могли потратить на засаду целый месяц или даже целый год, если того требовала обстановка. Некоторым из ассасинов удавалось стать слугами или даже телохранителями своих будущих жертв. Замысел Хасана всегда заключался в том, чтобы смерть врага потрясла весь мир своим коварством и неотвратимостью. В самом средоточии безопасности и благополучия теряли свои жизни многие знатные эмиры и многие известные учителя истинной веры, громогласно клеймившие Хасана ибн-ас-Сабаха и собиравшие силы, чтобы покончить с рассадником ереси. Позолоченный кинжал настигал их там, где они менее всего ожидали встретиться лицом к лицу со смертью. Ассасин незаметно извлекал из пояса свое оружие именно тогда, когда осужденный Хасаном на смерть находился на виду не только у своей стражи, но и у множества других людей, когда он принимал гостей в своем дворце или молился в храме. Убийство становилось ударом молнии, от которого цепенели все окружающие, ужасаясь тому, что от ассасинов нет спасенья за любыми крепкими стенами и под защитой самого непобедимого войска.
       Обычно убийца тут же сам становился жертвой разъяренной стражи, но для него-то смерть была главной земной наградой и он стремился к такой гибели всей душею.
       Когда распространились слухи о том, что слуги Хасана вершат свои злодеяния под влиянием гашиша, их стали называть на Востоке хашишийя, то есть буквально "гашишниками". Франки, придя в Палестину и узнав об "ангелах" Хасана, услышали в их названии знакомое франкское слово и стали именовать "гашишников" по-своему - "ассасинами", то есть "убийцами".
       После смерти Хасана царством ассасинов стали править преемники, происходившие из его рода.
       Тем временем, тогдашний правитель Халеба стал приверженцем еретического учения. Благодаря его стараниям на востоке Сирии, в ливанских горах, появилось еще одно логово убийц, которые по воле атабека стали устранять его противников.
       Для ассасинов христиане были такими же врагами, как и правоверные сунниты, да по сути дела - и мусульмане всех прочих направлений веры Пророка. Поэтому предводителям убийц ничего не стоило заключать выгодные сделки то с одними, то с другими, когда одна из сторон намеревалась нанести урон другой. За минувшее столетие они стали самыми искусными и прилежными исполнителями убийств, совершающихся за деньги. Поэтому нет ничего удивительного в том, что самозванный хозяин Халеба, Гюмуштекин, поспешно обратился к сирийским ассасинам и предложил их нынешнему предводителю Рашиду ад-Дину Синану не менее тридцати тысяч золотых динаров за жизнь Салах ад-Дина.
       Этот Синан происходил из предместий Басры и, как говорят, был вначале алхимиком и простым учителем математики. Замечу, что многие "ассасинские мудрецы" некогда начинали свое погружение в еретические глубины, занимаясь астрологией и алхимией, а завершали его полным отрицанием бытия Божьего и преступной верой в то, что мир есть не более, чем механическое коловращение звезд и планет, которое тоже можно подчинить своей воле, если достичь "высших ступеней посвящения". Правда, эти "высшие ступени" несомненно ведут прямо в низшие подвалы преисподней.
       Говорят, что Синан обучался еретической "мудрости" и искусству обмана в самом Аламуте, а потом, как самый прилежный ученик, был послан в Сирию. В Аламуте полагали, что он сможет добиться полного подчинения ассасинов Сирии своим персидским "старшим братьям", но не тут-то было. Синан сумел быстро прибрать к рукам власть в Масиафе, главной цитадели сирийских "гашишников", велел последователям называть себя Старцем Горы, то есть - так же, как называли когда-то Хасана ибн-ас-Сабаха, и начал деятельные сношения с франками. Он даже убедил короля Амори, что, если франки поддержат его во всех распрях с Халебом, то он и его приверженцы будут готовы принять христианство. Дело дошло до того, что, когда рыцари-тамплиеры разорили несколько селений на землях ассасинов, иерусалимский король засадил зачинщиков в темницу. Так он дорожил своей "дружбой" с убийцами.
       Известно, что среди франков Синан прославился еще и тем, что глубоко смутил и поразил храброго Генриха Шампанского, который прибыл в Палестину во главе большого рыцарского воинства. Генрих побывал в гостях у Старца Горы, и когда они прогуливались по стенам Масиафа, хозяин спросил гостя: "Какое оружие имеет наибольшую силу?" На это франк отвечал: "Не знаю ничего вернее моего доброго меча." Тогда Синан снисходительно улыбнулся и, покачав головой, изрек: "Воля. Воля есть самое непобедимое оружие". С этими словами он сделал знак рукой одному из своих юношей-телохранителей. Тот совершил короткий поклон и, не колеблясь, в следующий миг спрыгнул с высокой крепостной стены. Его тело ударилось об камни и превратилось в груду мяса и костей. "Разве таких воинов можно победить?" - задал Синан еще один вопрос, на который франк, потеряв дар речи, не смог ответить и только развел руками*.
       Но это событие произошло через несколько лет после того нападения ассасинов на Салах ад-Дина, что случилось ветреным зимним вечером под стенами Халеба.
       - Гашишники! Гашишники! - кричали воины, пытаясь защитить своего господина от проникших в стан убийц.
       Хотя все нападавшие ассасины погибли в короткой и жестокой схватке, но еще нескоро в стане вновь воцарилось спокойствие. Оказалось, ассасины подошли к стану под видом торговцев кожами, но им не повезло. Впрочем, им не повезло точно так же, как и тому человеку, который усомнился в их добрых намерениях. То был эмир Нази ад-Дин. Он жил на западе, по соседству с землями ассасинов, и видел раньше этих людей, но - совсем в другом обличии, а именно в дервишских одеяниях одного из суфийских братств. Эмир захотел удостоверится, что память не обманывает его, и произнес название братства. В тот же миг кинжал убийцы нанес ему смертельную рану. Гашишники поняли, что разоблачены и стремглав кинулись исполнять приказание своего Старца. Однако, сразив эмира, они тут же наткнулись на целый отряд курдов. В стане завязалась битва, унесшая жизни не только шестерых ассасинов, но и семи курдских воинов.
       - Проклятый еретик! - то и дело восклицал Салах ад-Дин, не находя себе места в своем шатре. - Я доберусь до тебя!
       Даже эмиры сторонились от него, впервые видя своего господина таким разъяренным... и таким бледным.
       Но не прошло и половины часа, как Салах ад-Дин принялся посылать проклятья уже не ассасинам, а франкам и Гюмуштекину. Ему донесли, что Раймонд Триполийский, ставший незадолго до того регентом при больном короле Бальдуэне, привел свое войско под Хомс и напал на египетский отряд, оставленный осаждать эту крепость.
       - Продажный шакал! - клеймил он халебского самозванца. - Твоей головой я сыграю в поло на базарной площади Халеба!
       Эмиры и воины снова подивились: еще ни разу их повелитель не давал таких кровавых обещаний.
       Перед взорами защитников Халеба поднялась туча пыли, и, когда ветер сдул ее прочь, они замерли на стенах от удивления: вражеский стан пропал, как мираж в пустыне, а его войска след простыл.
       Везирь - да, до сих пор всего лишь египетский везирь! - Салах ад-Дин устремился на помощь своим воинам, оставшимся у Хомса. Спасти их от неверных было делом куда более важным, чем взять город атабека и "добраться до проклятого еретика".
       Раймонд Триполийский поступил точно так же, как поступал раньше в Египте король Амори. Едва заслышав отдаленный гул горного обвала, он поспешил убраться, чтобы камни не рухнули ему на голову. По всей видимости, он намеревался прибрать к рукам мощную крепость Хомс, воспользовавшись случаем и приняв личину союзника осажденных. Но платить за Хомс слишком дорогую цену он вовсе не желал.
       По дороге к той цитадели Салах ад-Дин принял новую тактику. Он решил во что бы то ни стало захватить сначала все важнейшие крепости Сирии вокруг Халеба, прервать все пути между Халебом и Мосулом, а уж потом взяться за Гюмуштекина и настаивать на своем регентстве при ас-Салихе. Кроме того, он послал гонца в Египет с тем, чтобы аль-Фадиль поспешил в Сирию с большим подкреплением.
       Едва достигнув Хомса, Салах ад-Дин с удесятеренной силой навалился на его стены. Защитники держались храбро, и целых две недели длилась жестокая осада. Все дни напролет, покуда солнце не уходило с небес, ни на миг не прерывались боевые крики, стоны, свист стрел и грохот падающих на стены камней.
       Наконец крепость сдалась.
       Салах ад-Дин выстроил всех пленников перед воротами Хомса и своей речью, обращенной к ним, удивил их не меньше, чем своих собственных воинов.
       - Вы были очень храбры, - похвалил он побежденных. - Все воины утомились, и все честно заслужили отдых. Но наша победа придает нам новые силы, а ваше поражение отнимает у вас последние. Поэтому и в отдыхе вы нуждаетесь больше нас. Расходитесь по домам, к вашим женам и детям. Я отпускаю вас в награду за вашу доблесть.
       Эта речь вернула силы побежденным. Многие из них вскоре сели вокруг котлов вместе с воинами Салах ад-Дина и вдосталь наелись вареного мяса. Бывшие враги поступили на службу к новому господину.
       Победа очень воодушевила Юсуфа, и он даже поленился послать проклятья Сайф ад-Дину, когда узнал, что властитель Мосула двинул свое войско на помощь своему двоюродному братцу и Гюмуштекину. Разумеется, у Сайф ад-Дина были виды и на большее, чем союз с родственником против "египетской коровы"
       - Всемогущий Аллах позаботился о том, чтобы мои враги не налетели на меня со всех сторон разом, как шакалы, - сказал Салах ад-Дин на военном совете своей семьи. - Вот чего больше всего опасался покойный атабек... - Он замер вдруг на несколько мгновений, и по его лицу пронеслась тень. - Да, именно э т о г о всегда опасался великий атабек Нур ад-Дин. Но теперь нельзя сомневаться, что Всемогущий Аллах на нашей стороне. Медлительность разгневает Всевышнего. Надо смело двигаться на Халеб, пока враги не успели соединиться и не выработали общую тактику против нас. Я уверен, что аль-Фадиль успеет подойти вовремя.
       Однако, подойдя к Халебу, Салах ад-Дин узнал, что армия повелителя Мосула вдвое превышает численность его войска, несмотря на невольное пополнение у Хомса.
       - Нападать при таком перевесе - настоящее безумие, - заметил старший в семье, дядя Шихаб ад-Дин . - Аллах не любит и чрезмерной самонадеянности.
       Салах ад-Дин всегда умел своевременно прислушаться к доброму совету. Его воодушеление быстро остыло, и он согласился:
       - Верно. Пожалуй, мы немного поспешили. Сначала я хотел обтрясти все абрикосы в садах южнее Халеба... Здесь, на севере, урожай созревает позднее. Вижу, что этот плод еще не дозрел. Теперь надо подождать... Я имею в виду, что надо дождаться аль-Фадиля.
       Дядя взялся вести переговоры. В отличие от покойного дяди Ширку, он не пил сладкого вина, зато умел источать его из своих уст. От его витиеватых речей и славословий пьянели любые недруги. Больше двух недель ему удавалось поить миролюбивыми посулами и обещаниями честолюбца Сайф ад-Дина.
       - Теперь я вижу, что правду говорят о Сайф ад-Дине: он храбрый наездник, только когда скачет на тюфяке перед столом, и куда крепче сжимает рукой ножку винного кубка с вином, чем рукоятку меча. Мы опасаемся нападать из-за своего малого числа, а он... просто не хочет, - сказал дядя, вернувшись назад.
       - Не хочет? - удивленно переспросил Юсуф и воззрился на своего дядю со смутной тревогой в глазах.
       Так и не разгадав этой тревоги, дядя через некоторое время сделал предположение:
       - Гюмюштекин. Я полагаю, что все дело в этом негодяе. Если не тебе, то самому Сайф ад-Дину придется потом разбираться с ним. А Зенгид наверняка не хуже нас знает о том, что этот турок якшается с ассасинами.
       - Что ты предлагаешь, дядя? - спросил Юсуф.
       - Еще потянуть время, - ответил тот. - Перед нами двенадцать тысяч всадников и неприступные стены у них за спиной.
       На восемнадцатый день дядя вернулся в стан с мрачным видом.
       - Больше ждать нельзя, - сказал он, и это означало, что у врагов наступило похмелье. - Гюмуштекин почувствовал нашу слабость. Сегодня он убедит мосульца, и завтра Зенгид двинется на нас. Удара мы не выдержим. Надо отходить к Дамаску... вернее навстречу аль-Фадилю, чтобы скорее соединиться с ним.
       - Отходить? - шепотом переспросил Салах ад-Дин.
       Он задумался, а потом решительно велел дяде оставить его одного.
       Вскоре двое ближайших телохранителей-курдов, которые сидели по сторонам от господина, почти прижавшись спинами к войлочным стенкам шатра, увидели, что повелитель занялся странным делом. Сначала он сидел на тюфяке совершенно неподвижно, а потом подвинул к себе один из малых глиняных светильников, поднял над ним руку и стал очень медленно опускать ее ладонью на язычок огня. Рука замерла, когда острие огненного язычка почти коснулось кожи. И сам повелитель словно весь окаменел, устремив неподвижный взор на свою руку.
       Телохранители невольно затаили дыхание. "Господин гадает", - подумали они и увидели, как рука над огнем, дрогнув, стала медленно сжиматься в кулак.
       Всем военачальникам был послан приказ немедля собраться в шатре повелителя.
       - Мы отходим, - твердо сказал Салах ад-Дин. - Но не к Дамаску. Это будет не отход, а бегство. Треть пути, но не более. Треть пути не повредит. Мы остановимся у Хамы. Там есть холмы. Места очень похожи на те, где мы с покойным эмиром Ширку дали сражение франком и воинам Шавара. Тогда их тоже было вдвое больше, чем нас. Чем чаще факир показывает свой фокус, тем лучше этот фокус удается.
       На рассвете войско Салах ад-Дина двинулось на юг. Следом за ним, как и предполагал Юсуф, потянулись мосульцы. От долгих пирушек у них отекли ноги и обвисли животы. Вместо погони получилась медлительная перекочевка сытого стада.
       Хотя Салах ад-Дин рассчитывал вновь применить тактику эмира Ширку, но, достигнув холмов Хамы и переведя дух, он передумал и решил показать врагу новый, свой собственный фокус.
       Тем временем, жестокие зимние ветры, разгулявшиеся по Синаю, трепали египетское войско аль-Фадиля. Гонцы приносили вести одну лучше другой - "аль-Фадиль придет через три дня", "аль-Фадиль придет через два дня", - но каждая следующая оказывалась бесполезнее и даже вреднее предыдущей, потому что сытый Сайф ад-Дин все равно опережал египтян на целый переход.
       - Значит, теперь Аллах желает, чтобы я победил в меньшинстве, - мрачно сказал Салах ад-Дин своему дяде. - Иначе позор неминуем.
       Дядя только покачал головой.
       В ночь накануне сражения Юсуф снова занимался своим странным "гаданием" над огнем, а после утренней молитвы стремительно напал на Сайф ад-Дина. Курдская конница ударила в лоб, а туркмены налетели с флангов. Удар был столь мощным и неожиданным, что долгие зимние тени редких деревьев не успели вытянуться и на половину локтя, как мосульцы уже потеряли почти три тысячи воинов, в то время как в войске Салах ад-Дина пало не больше трех сотен. Если бы такое соотношение сохранялось еще хотя бы в течение одного часа, то Юсуф несомненно одержал бы самую чудесную победу в истории всех сражений. Однако верно говорят на Востоке: чем больше рубишь дров, тем меньше войдет в печку. Мосульцы стали защищаться, как загнанные в угол шакалы, и наконец собрались с духом. Тем более, что свежих сил у них хватало не на стороне, в подкреплении, а в самой середине войска, куда еще не прорубились нападавшие. Постепенно силы выровнялись, и счет потерям на сотню сабельных взмахов пошел почти равный.
       С вершины одного из холмов Салах ад-Дин смотрел на кипящий в долине котел и чувствовал, что на молитву Всемогущему Аллаху уже не хватает дыхания.
       - Положение ухудшается, - раздался у него из-за левого плеча голос дяди. - Если сейчас протрубить отход, то мы успеем...
       Шихаб ад-Дин хотел сказать, что еще есть время спасти часть войска, отведя его к Хомсу, что правитель Мосула не оставит свой богатый обоз и стан и не бросится в погоню, что такой, несомненно временной, победы мосульцу будет достаточно, чтобы вернуться к Халебу и выставить своему малолетнему братцу свои новые условия. Но Юсуф на этот раз резко оборвал добрый совет.
       - Молчи, дядя! Теперь молчи! - сдавленный голосом перебил он дядю. - Мои воины не дрогнули! Теперь на все воля Аллаха!
       И вдруг позади раздался крик, заглушивший грохот сражения:
       - Смотрите! Смотрите! Знамена!
       Вздрогнув, Салах ад-Дин повернулся спиной к битве, хотя несколькими мгновениями раньше поклялся себе не делать этого.
       С юго-восточной стороны стремительно надвигалась низкая черная туча. То неслись по ветру к холмам Хамы знамена Аббасидов!
       - Аль-Фадиль! - воскликнул сын Айюба.
       Он спрыгнул с седла и сразу очутился на коленях, лицом к Мекке. Телохранители и ближние эмиры поспешили расступиться, пихая и расталкивая друг друга.
       - Ты вновь испытывал меня, Всемогущий Аллах. Благодарю Тебя! - прошептал сын Айюба и прикоснулся лбом к земле.
       Черная абассидская туча поднялась над холмами и грозным потоком двинулась вниз. Едва завидев ее, мосульцы дрогнули и ударились в бегство.
       Аль-Фадиль приблизился к повелителю, ожидая его гнева, а не похвалы. Поэтому уже за один зейр он поспешил спрыгнуть с коня и, подбежав, ничком на землю перед повелителем, чего раньше никогда не делал.
       - Малик! Я виноват! - стал каяться он. - Ветры и длинный путь не оправдание!
       Однако спустя мгновение сердце от радости едва не выпрыгнуло у аль-Фадиля из груди, когда повелитель сам резко поднял его и крепко заключил в объятия.
       - Ныне ты - вестник Аллаха! - прокричал сын Айюба ему прямо в ухо. -Всевышний прислал тебя вместо ангела Джебраила! Потому что вина не на тебе, а на мне! Я виновен перед Господом за свои сомнения!
       Мосульцы, не зная передышки, бежали до самого Халеба. Салах ад-Дин не помчался за ними в погоню, а теперь уже сам важно и неторопливо двинулся следом. Все богатства, найденные в мосульском стане, он раздал своим воинам, а всех пленников, как и в прошлый раз, отпустил домой. По всему Востоку разнеслась весть о самом милосердном из всех мусульманских правителей.
       Между тем, самой неприступной крепостью Востока считался Халеб, и не было пока на свете такой силы милосердия, которой можно было бы одолеть его стены.
       Когда войско вновь остановились перед его вратами, искушенный в математике аль-Фадиль заметил:
       - Никого из мосульцев не видно. Значит, все они скрылись там, в городе. Верно?
       - Похоже, что так, - согласился Салах ад-Дин. - На дороге в Мосул их не видели.
       - Значит, теперь сил у Халеба втрое больше, чем было, - начал свои расчеты аль-Фадиль. - Чтобы надеяться на успех осады, надо, как известно, иметь войска по меньшей мере втрое больше, чем у осажденнх. Значит, если посмотреть на это с другой стороны, получится, что Халеб стал сильнее вдевятеро, а мы, соединившись у Хомса, - только вдвое. Приходится признать, что мы одержали довольно странную победу.
       - Как бы ни смущал рассудок этот твой расчет, ясно одно: сегодня нам не удастся взять Халеб, - спокойно ответил Юсуф. - Но дело чести - постоять здесь хотя бы полмесяца и начать переговоры.
       - Провизии нам хватит на месяц, - сказал аль-Фадиль.
       - Тем более, - с удовлетворением кивнул Салах ад-Дин. - Постоим две недели, а там видно будет. Когда Наср ад-Дин пообещал шаху, что за год он научит осла говорить и осел сам попросит сена у повелителя мира, то все потешались над ним. А он отвечал, что за год может произойти всякое: может, осел умрет, а может - и шах...
       Давно Салах ад-Дин не ложился почивать в таком благостном состоянии духа, как в ту ночь.
       Однако в полночь он вдруг почувствовал смутную тревогу. После нападения ассасин он стал держать у изголовья обнаженную саблю. И теперь, сразу схватив ее в темноте, он резко поднялся на тюфяках и прислушался.
       Тишина казалась поистине могильной, и ни единого движения сын Айюба не заметил в шатре. Однако взгляд его был привлечен входным пологом. И чем пристальней он приглядывался к нему, тем сильнее сковывал его озноб.
       Перед пологом густела и все четче, будто весь шатер изнутри стал наливаться лунным светом, начинала вырисовывалась темная, высокая тень.
       Ком застрял в горле у Юсуфа и, с трудом сглотнув, он крикнул, надеясь, что всполошится бессовестно заснувшая стража:
       - Кто ты?!
       - Кто ты? - эхом откликнулось эхо.
       Телохранителей как будто и след простыл.
       - Отец?! Это ты? - На миг ужас отпустил Юсуфа, но не тут-то было.
       - ...ты... - глухо откликнулась тень и снова повторила свой вопрос: - Кто ты?
       То был не отец, добродетельный и многомудрый Наим ад-Дин Айюб. Теперь к Салах ад-Дину пришел кто-то иной.
       - Мое имя - Юсуф, - сказал он. - Теперь назови себя.
       Но тень казалась глухой:
       - Кто ты? - вновь повторила она свой вопрос. - Всемогущий Аллах послал меня к султану передать ему, что он никогда не возьмет силой города, который по праву принадлежит Зенгиду, законному наследнику. Где султан?
       - Султан? - опешил сын Айюба. - Какой султан?
       - Я не вижу султана, - глухо пробормотала тень. - Мне придется ждать его здесь у стен моего города.
       - Атабек! - осенило Салах ад-Дина.
       Он хотел было подняться на ноги, но тело вдруг оказалось таким тяжелом, что он только повалился на бок, ударился обо что-то лбом и... очнулся.
       Наяву стража оказалась куда более расторопной, чем во сне. В мгновение ока она окружила своего повелителя.
       Приподнявшись, Салах ад-Дин осознал, что во сне скатился с тюфяков и приложился лбом об рукоять собственной сабли, а верная сабля подала знак страже, звякнув острием о бронзовую треногу светильника.
       - Скорее зовите аль-Фадиля! - потребовал Юсуф, потирая лоб рукой.
       Аль-Фадиль появился, заспанный и удивленный, но всегда готовый распутать любое хитросплетение мыслей и обстоятельств.
       - Ты должен немедля написать письмо в Багдад, халифу аль-Мустади, - потребовал Салах ад-Дин. - Зенгиды - законные правители Халеба, и я стремился к благоразумию, желая соблюсти законный порядок и сначала, хотя бы на словах, получить везират... Как в Египте. Но теперь я вижу, что чрезмерное благоразумие похоже на злоупотребление волей Всевышнего.
       - Неужели малик хотел силой добиться всего лишь верной службы у юного Зенгида? - с деланным изумлением проговорил аль-Фадиль.
       Салах ад-Дин мрачно посмотрел на него.
       - Злая насмешка... но, признаю, что в ней заключена истина, - сказал он. - Теперь я получил весть от Всемогущего Аллаха. Его строгое предупреждение... Пиши послание Аббасиду.
       В пальцах аль-Фадиля, как по волшебству появился калам. Чернильница была отпущена на свободу с поясной тесьмы, а из мешка выпорхнул чистый лист пергамента.
       - Готов запечатлеть твои слова, малик, - сказал аль-Фадиль.
       - Пиши с в о и м и словами, аль-Фадиль, у тебя этот узор получится куда изысканней. Халиф не должен ни на миг забывать, что над Египтом и землями Сирии развеваются ныне знамена Аббасидов, что слава Аббасидов вновь сияет, как Солнце... Но для этого приложено много трудов и будет приложено еще больше. Пусть халиф подумает, к е м должен быть по положению тот, кто возносит славу его рода и знамя истинной веры.
       Аль-Фадиль застыл на несколько мгновений с каламом в руке, потом догадался, моргнул и рек:
       - Атабек Нур ад-Дин был всего лишь правителем на том клочке земли, который он получил по наследству. Тот же, кто вознес до небес древнюю славу Аббасидов и покорил во имя истинной веры пределы дар аль-харба должен именоваться по меньшей мере султаном.
       - Верно мыслишь, аль-Фадиль, - кивнул Юсуф. - О том и пиши аль-Мустади аль-Аббасу.
       - ...по меньшей мере султаном Египта и Сирии... всей Сирии, - уточнил аль-Фадиль; его глаза уже разгорелись ярче светильников.
       Салах ад-Дин кивнул и потребовал, чтобы ему самому дали калам и пергамент.
       - А это письмо я должен написать своей рукой в знак уважения к покойному атабеку Нур ад-Дину, - пояснил он аль-Фадилю, который опять немного опешил.
       И Салах ад-Дин стал писать юному Зенгиду, таившемуся в Халебе, как в норке, простое и ясное письмо, похожее на воинское донесение, а не витиеватый узор, покрывающий то золотое блюдо, что с подобострастием подносят в дар господину и повелителю.
       Вот что было сказано в том письме:
      
       "Во имя Аллаха милостивого и милосердного!
      
       Славный наследник великого атабека аль-Малика аль-Адиля Нур ад-Дина Махмуда, да пребудет с ним вечно милость Всемогущего Аллаха!
       Я пришел из Египта, чтобы служить тебе и тем самым исполнить мой долг перед покойным господином. Я делаю это только ради единства Ислама и окончательной победы над франками.
       Аль-Малик ас-Салих Имад ад-Дин! Обращаюсь к тебе с напоминанием о том, что, по воле Всемогущего Аллаха, а также по воле твоего отца, я утвердил истинную веру в Египте и Йемене. Положи на одну чашу весов плоды моей службы, а на другую - ядовитые плоды деяний тех людей, которые способны лишь грызться за место на мягком тюфяке у господской ноги.
       Увы! Ты, потомок доблестных Зенгидов, уже отгородился высокой стеной от своего верного слуги и избрал себе верноподданных иного пошиба. Я вижу для себя мало достоинства в том, чтобы расталкивать их локтями.
       Посему я отказываюсь от службы роду Зенгидов и отныне буду действовать так, как требует того моя вера и как требует необходимость грядущего великого джихада.
      
       Салах ад-Дин Юсуф ибн Айюб, султан Египта и Сирии"
      
       Аль-Фадиль же превзошел самого себя. Ему и тысячи строк не хватило на то, чтобы описать все деяния своего господина, свершенные ради утверждения истинной суннитской веры и славы рода Аббасидов. Черные знамена реяли теперь и над Египтом, и над южной Аравией, где раньше также правили еретики. Однако на покоренных землях правоверные смущены тем, что их духовный глава, халиф аль-Мустади все еще не признал доблестного освободителя и верного слугу Аббасидов равным среди иных правителей дар аль-Ислама и не почтил его усердие султанским титулом, а такое признание безусловно необходимо для того, чтобы на всех землях воцарились спокойствие и надежда на твердую власть.
       Не прошло и месяца, как халиф Багдада признал Салах ад-Дина правителем Египта и Сирии*, и над войском султана Юсуфа поднялись новые знамена, цвета полуденного солнца. Это был священный цвет рода Айюбидов. Однако в качестве талисмана султан Юсуф велел оставить и одно черное аббасидское "крыло".
       Находясь в Хаме, Салах ад-Дин уже через неделю получил долгожданную посылку из Багдада. Примеряя парчовые султанские одеяния, он с усмешкой сказал аль-Фадилю:
       - Слава Аллаху, этот кафтан не с плеча Шавара. Кровавых пятен на плечах не видно.
       Еще через неделю пришла хорошая весть с Запада: франки предложили султану Египта и Сирии заключить с ними мирный договор.
       На исходе того дня, окончив вечернюю молитву, Салах ад-Дин обратился к покойному Нур ад-Дину:
       - Великий атабек, я не стану брать приступом твой город! - прошептал он и почувствовал теплоту в душе. - Однако надеюсь, что ты придешь с тем же вопросом к тому, кто вертит твоим сыном и законным наследником, как тряпичной куклой... к тому, что торгуется с франками и оскверняет твои динары, оставляя их в руках ассасинов...
       Всем на удивление, Салах ад-Дин спокойно и неторопливо снял осаду с Халеба и так же неторопливо двинулся к Дамаску. Завоеванные им мощные цитадели он, как и повелось, отдал в управление своим родственникам: Хомс - храброму племяннику, Назиру ад-Дину, а Хаму - одному из дядьев, Михабу ад-Дину. Баальбек он отдал своему бывшему недругу, эмиру аль-Мукаддаму.
       Другим верным решением Салах ад-Дина было намерение остаться в Дамаске, а не возвращаться в Египет Здесь все окружавшие его противники, будь то правитель Мосула, или выскочка Гюмуштекин, или же франки - все они оставались на виду, а не роились где-то за окоемом земли.
       Салах ад-Дин послал аль-Фадиля, в верности которого не сомневался, править от его имени Египтом и в случае надобности незамедлительно присылать дополнительные войска. Так султан занял более выгодное военное положение. Врагам, осмелившимся двинуться на Дамаск, пришлось бы все время поглядывать через плечо, ожидая опасности со стороны. Все помнили, что случилось в последней битве между мосульцами и египтянами, когда, словно по мановению длани Всевышнего, внезапно покрылись холмы черными полотнищами истинной веры. Все видели в том знамение свыше.
       Однако честолюбие Сайф ад-Дина затмило его память, Он не внял уроку. Вернувшись в Мосул он собрал еще большее войско и вновь двинулся к Халебу.
       От своих лазутчиков Султан узнал о замыслах Зенгида много раньше, чем над вражеским войском стала подниматься дорожная пыль. Он послал аль-Фадилю приказ отправить к Дамаску две тысячи всадников, а сам дождался, пока Сайф ад-Дин спокойно достигнет Халеба и раскинет у его стен свои многочисленные шатры. Вскоре до султана дошли вести, что Гюмуштекин вывел своих воинов за городские стены, и двадцатитысячная армия вот-вот двинется к Дамаску.
       Как ни странно, султан не разделял тревоги своих военачальников.
       - Обоз у Сайф ад-Дина столь же велик, как и в прошлый раз? - только и полюбопытствовал он. - Опять море вина и бесчисленные стаи блудниц?
       Донесли, что обоз и вправду очень велик, а на стоянке войско напоминает целый город с дворцами, шумными рынками и притонами.
       - Он не пройдет и двух переходов, - сказал Салах ад-Дин и ошибся: враг не одолел и одного.
       Мосульцы отошли от Халеба и раскинули стан на таком удобном расстоянии от города, чтобы любой из воинов даже в самом сильном подпитии все же мог добраться до городского рынка, желая пополнить истощившиеся запасы еды и питья.
       Три недели подряд донесения, долетавшие до султана, походили друг на друга, как рассветные крики одного и того же петуха. Сил пить и веселиться у мосульцев никак не убывало.
       Наконец, на исходе третьей недели, султан Салах ад-Дин решил, что уже хватит "томить врага измором".
       - Пора! - встрепенулся он и, подняв шеститысячную конницу, бросил ее в галоп - прямо на Халеб.
       Никакого обоза султан с собой не взял.
       - В стане Зенгида достаточно будет достаточно яств, чтобы славно отпраздновать победу, - сказал он.
       Марш был стремительным, и не столько самим воинам, сколько их коням требовался хотя бы отдых перед сражением. Когда до вражеского стана оставалось всего два фарсаха, всадники натянули вожжи и стали поить уставших коней у крохотной речушки. Русло ее сразу обнажилось, так что самым нерасторопным жеребцам пришлось облизывать круглые камешки на ее дне.
       Внезапно появился сторожевой мосульский отряд. Окажись то храбрые воины, они налетели бы наскоком и сумели бы нанести султану значительный урон. Однако они совсем не ожидали увидеть врагов столь близко от своего стана, а потому лишь вытаращили глаза и, завернув коней, помчались назад.
       Передают, что Сайф ад-Дин, узнав, что его враги точно с неба свалились и вот-вот бросятся в битву, даже бровью не повел, и рука его, державшая кубок с вином, ничуть не дрогнула. Воистину он был доблестным выпивохой!
       - Сколько их там? - спросил Зенгид.
       - Тысяч шесть или семь, не больше, - донесли воины из разъезда.
       - Значит, подойдет еще десять, - усмехнулся он. - Очень хорошо. Мы знаем его хитрости. Но теперь нас не возьмешь на испуг. Пока я не осушу этот кубок до дна, не двинусь с места.
       Кубок опустел только к утру. Тогда мосулец поднял все свое войско и двинулся на Салах ад-Дина.
       В продолжение двух часов битва кипела без видимого перевеса какой-либо из сторон. Однако постепенно мосульцы стали теснить левый фланг султана. Выждав немного, султан сам повел на опасный участок отряд резерва. Мощным напором он прорвал ряды противника и появился прямо перед глазами Сайф ад-Дина. Увидев, что он вдруг оказался отрезан от своего все еще наступавшего войска, Сайф ад-Дин обомлел и помчался наутек, надеясь нырнуть в ворота Халеба, как суслик - в спасительную нору. Возможно, он не струсил бы, не будь город столь искусительно близок. Но случилось то, что случилось. Повелитель ударился в бегство, а его войско конечно же дрогнуло и пустилось следом.
       Султан запретил погоню, опасаясь, что она окажется столь же беспорядочной, как и бегство втрое превосходящих сил врага, а потому может обернуться какой-нибудь неприятной неожиданностью или, по крайней мере, уже не нужными потерями.
       - Воины Ислама! - возгласил он. - Я обещал вам знатный пир в честь победы! Теперь настал час этого пира! Я запрещаю вам сегодня только одно: напиваться вина. Иначе даже ватага местных мальчишек справится с нами так же запросто, как мы только что справились с неисчислимым воинством Сайф ад-Дина Мосульского! Посмотрите на его стан! На что он похож? Это же духан, в котором разбойники решили за раз пропить все, что накопили за год, грабя караваны.
       Воины ответили своему повелителю дружным смехом, распугав всех слетевшихся на поле битвы стервятников.
       Действительно, мосульский стан напоминал утреннюю картину буйного пиршества, начавшегося накануне: гости напились, наелись и, побросав блудниц, расползлись кто куда.
       Пленники смущенно опускали глаза, и, когда их отпустили по домам, разбредались понуро, будто совсем не радуясь дарованной им свободе.
       В шатре Сайф ад-Дина, кроме богатой войсковой казны, было обнаружено полсотни клеток с пернатыми, ублажавших Зенгида пением и своими яркими перьями. Султан распорядился отпустить всех соловьев, дроздов и голубей на волю, а попугаев оставить в плену. Этих попугаев заставили затвердить благоразумные советы, необходимые повелителю Мосула (вроде "Не воюй против султана, Сайф ад-Дин!" или "Вино губит доблесть, Сайф ад-Дин!"), и отправили бывшему хозяину с уверениями, что теперь любая из этих умных птиц вполне годится в везири.
       Теперь султан решил исполнить свой старый замысел, и захватить крепости, стоявшие на пути между Халебом и Мосулом.
       Сначала он захватил крепость Мабидж, где в подвале обнаружил сокровищницу, содержавшую ни много ни мало целых два миллиона золотых монет! Удивительно, на всех сундуках было начертано имя "Юсуф". Оказалось, так звали сына командующего крепостью, богатого эмира, которого Салах ад-Дин отпустил в Мосул.
       - Деньги, разумеется, предназначены Аллахом тому Юсуфу, который ныне владеет Мабиджем, - справедливо заметил султан Юсуф и отправил казну в Дамаск.
       Вскоре он начал тяжелую осаду мощной цитадели Азаз, тень которой даже в полдень покрывала целый фарсах северной дороги. Гюмуштекин очень страшился падения этой крепости, ведь в этом случае Халеб оказывался во вражеском кольце. Поэтому он не только пообещал ассасинам двойное вознаграждение за убийство султана, но даже решился устроить внезапный налет на войско Салах ад-Дина.
       Неожиданный набег случился прямо во время одного из приступов. На этот раз Гюмуштекин действовал так же, как султан, если не считать завершающего маневра. Тысячный отряд сирийских всадников прилетел налегке, напал с тыла, нанес войску султана чувствительный урон, и сразу же помчался восвояси. Салах ад-Дин не поскупился и бросил им вдогонку две тысячи туркмен, однако успеха погоня не имела. Видно, Гюмуштекин отобрал для своих всадников самых быстроногих коней. Удалось захватить в плен только одного воина и то лишь потому, что его конь оступился и упал.
       Султан поддался безудержной ярости.
       - Этот турок, засевший в Халебе, - дорожный грабитель! - бушевал он, взмахивая саблей, как раньше любил делать его покойный дядя Ширку. - Негодяй и вор! И его разбойников надо казнить, как обыкновенных воров!
       И он приказал отрубить пленнику правую руку, как поступают по законам Ислама с ворами.
       - Малик! - подал тогда свой голос Имад ад-Дин аль-Исфахани, ставший личным катибом султана после того, как аль-Фадиль, по велению господина, с головой погрузился в дела и нужды Египта. - О твоем благородстве уже ходят легенды. Осмелюсь заметить, что гнев - не лучший везирь. Отрубив руку этому воину, ты несомненно опозоришь Гюмуштекина. Но оскорбишь честь всех воинов, которым когда-либо придется противостоять твоему войску. Они захотят доказать, чего стоят в действительности, и будут сражаться с удвоенной силой. Разве это полезно для нас?
       Салах ад-Дин прислушался к совету катиба и отпустил пленника. За это Гюмуштекин щедро отблагодарил султана. Спустя два дня его едва не настигло позолоченное ассасинское жало.
       Султан находился в шатре, в окружении эмиров и военачальников, когда за пологом вдруг раздался сдавленный стон, и в шатер ворвался воин в одежде мамлюка. В его руке сверкнул кинжал. Бросок ассасина был столь стремительным, что никто не успел даже на треть вытянуть саблю из ножен, а убийца уже перепрыгнул через окружавших султана людей и нанес ему удар прямо в голову. Слава Аллаху, под тюрбаном был надет кольчужный шлем, поскольку султан собирался сразу после совета выйти под стены крепости и самолично руководить новым приступом. Острие рассекло кожу, но застряло в узком и очень прочном стальном кольце. Ассасин успел взмахнуть рукой еще раз, но один из военачальников бросился на него, перехватил кинжал прямо за острие и вывернул убийце руку, сильно поранив свою. Султан же выхватил саблю и воткнул ее в живот нападавшему.
       В эти мгновения в шатер ворвалось еще несколько убийц, одетых мамлюками. Закипела битва, в сравнении с которой даже недавнее сражение с двадцатитысячной армией показалось Салах ад-Дину всего лишь занятной игрой в поло. Кровь заливала ему глаза. Он различал только блеск сабель, мелькание одежд и лишь по наитию пытался защититься от новых ударов.
       Осажденные замерли на стенах города, не понимая, что происходит внизу. Звон ожесточенной битвы доносился теперь до них от самого султанского шатра, и к шатру со всех сторон сбегались воины.
       Несмотря на новую неудачу, ассасины вновь получили свою вожделенную награду - смерть.
       В той схватке погиб храбрый племянник султана, Назир ад-Дин, недавно отличившийся в сражении с правителем Мосула. Были ранены еще двое родственников султана и несколько эмиров. Все ковры были залиты кровью.
       Не сразу султан попал острием своей сабли в ножны.
       - Шайтан силен. Шайтан силен на твоих землях, атабек! - бормотал он, пока лекарь перевязывал ему голову.
       Дознание показало, что лже-мамлюки служили в войске уже третий месяц и во время приступов показали себя храбрыми воинами. Именно по этой причине у стражей шатра не возникло никаких подозрений, когда убийцы приблизились к ним.
       - Всемогущий Аллах предупредил меня, что нельзя злоупотреблять даже милосердием, - сказал султан своему катибу, глядя, как из шатра вытаскивают окровавленные ковры.
       - Осмелюсь полагать, малик, что Всемогущий Аллах предупреждает тебя также и о другом, - с присущей ему осторожностью, отвечал ал-Исфахани. - О том, к т о теперь является самым опасным твоим врагом.
       Салах ад-Дин сжал правую руку в кулак, чувствуя, что в ней никак не может уняться дрожь.
       - Враг побывал в моем шатре, Имад, - с грустной усмешкой заметил он. - Ты хочешь сказать, что главного врага сначала надо найти в своем сердце?
       Катиб растерялся и попытался оправдаться:
       - Ассасины вездесущи, малик. Я хотел сказать, что уже нельзя пренебрегать Синаном, не замечать этого проклятого еретика. Он подобрался к нам, как шакал, он дышит нам в спины. И он опасней всех Зенгидов и их приспешников, вместе взятых. Придется повернуться к нему лицом. Остается или наказать его, или... заплатить ему больше, чем заплатил Гюмуштекин.
       Султан сдвинул брови.
       - ...но второе означает уподобиться бесчестному человеку, - добавил катиб.
       - Ты прав, Имад. Ты всегда прав, - кивнул Салах ад-Дин.- Слушать тебя одно удовольствие. Что сам себе не успел сказать, скажешь ты. Значит, ты считаешь, что нужен мир.
       - Полагаю, теперь мир необходим. Время Зенгидов еще не прошло, вот о чем, я полагаю, предупреждает нас Всемогущий Аллах. А пока нет мира с Зенгидами, необходимо воздвигнуть крепость в твоем собственном шатре, малик.
       И вновь султан послушался своего верного катиба. По его велению, из прочного ливанского кедра была построена маленькая цитадель, чем-то, увы, напоминавшая золотую клетку, в которой некогда показывался перед своими подданными халиф Египта. В этой цитадели султан почивал ночью, а днем он стал носить под одеждой очень мелкую, легкую кольчугу, выкованную самыми искусными оружейниками Дамаска. И он повелел своей страже не подпускать к себе никого, кроме ближайших родственников и верных эмиров.
       Но прежде, чем предложить мир ас-Салиху, султан почел делом чести взять крепость Азаз, и это удалось ему уже на второй день. Среди защитников разнесся слух, что султан смертельно ранен ассасинами, и они на радостях устроили праздник. Внезапно Салах ад-Дин появился перед стенами живым и здоровым, а его воины налетели на стены бурей, словно желая отомстить за подлое покушение на их повелителя, отыгравшись на тех врагах, что еще не получили по заслугам.
       Хотя защитники Азаза и не были виновны в покушении, но им досталось так крепко, что уже к вечеру они сдались, прислав в стан своих представителей.
       - Ну вот, нет худа без добра, - только и развел руками мудрый Имад аль-Исфахани, который всегда оказывался прав.
       Спустя еще три дня Салах ад-Дин подошел к стенам Халеба. Гюмуштекина не было в городе: он в то время укреплял крепость Харим, полагая, что султан после захвата Азаза двинется за новой добычей именно к Хариму.
       Он первым прислал к султану своего посла с предложением начать переговоры о мире, и Салах ад-Дин, пленник своего благородства, даже позволил ему вернуться в Халеб.
       В эти дни султан порой часами задумчиво смотрел на стены непокорившегося города. Боевой дух жителей Халеба не остыл, и Салах ад-Дин не сомневался, что они станут защищать своего Зенгида по последнего вздоха, хотя ас-Салих не мог обещать им ни золота, ни послабления налогов.
       Аль-Исфахани в эти часы обычно стоял позади своего господина.
       - Всемогущий Аллах хранит Зенгида, - вздыхая, проговорил султан, не поворачивая головы. - В награду за деяния его великого деда, изгнавшего франков из Эдессы. С этим нам придется считаться... И вместе с хитрым Наср ад-Дином нам остается лишь надеяться, что, по воле Аллаха, в свое время все само устроится. То осел помрет, то ли...
       Аль-Исфахани благоразумно смолчал.
       Мир между султаном Египта и Сирии Салах ад-Дином Юсуфом ибн Айюбом и правителем Халеба, юным ас-Салихом, потомком Имада ад-Дина Зенги, был заключен спустя месяц переговоров, то есть по истечении того срока, который обе стороны посчитали достаточным для того, чтобы не ронять своего достоинства. Салах ад-Дин поклялся, что не станет нападать на Халеб, пока им правит законный наследник атабека Нур ад-Дина, а ас-Салих признал власть сына Айюба над теми землями Сирии, которые тот успел завоевать.
       На исходе того дня, когда договор был скреплен печатями, из ворот Халеба появилась процессия. Салах ад-Дин с удивлением узнал, что к нему в стан направляется пятилетная сестренка ас-Салиха.
       - Что еще затеял турок? - озадаченно проговорил султан, предполагая в этом удивительном визите какой-то подвох.
       - Она говорит, что ее послал брат, сказав, будто султан пообещал подарок самому младшему из потомков Зенги, - донесли ему.
       Девочка оказалась очень хорошенькой, с большими синими, а не карими, как у прочих Зенгидов, глазами, и она смотрела этими чудесными глазами на султана так бесстрашно, что на сердце у него потеплело.
       - Я ждал тебя, - сказал он. - Что ты хочешь в подарок?
       - А султан даст, что я захочу? - спросила девочка, ничуть не смущаясь. - Ему не будет жалко?
       Салах ад-Дин нахмурился и переглянулся со своими эмирами.
       - А кто тебе говорил, что я жадный? - не в силах подавить гнева, вопросил он.
       - Нет, все говорят, что ты очень добрый. Вот я и пришла, - сказала девочка, словно не заметив, что грозный султан сердится.
       - Тогда укажи на то, что ты хочешь, и получишь эту вещь в подарок, - вновь подобрел султан.
       - Хочу во-он то! - И девчушка указала куда-то вдаль, приподнявшись на цыпочках.
       Все с удивлением стали всматриваться туда, куда тянулся ее крохотный пальчик. В той стороне расстилалась только голая пустыня.
       Аль-Исфахани, предчувствуя, что подвох и вправду неизбежен, попытался обмануть маленького лисенка и сказал:
       - Там летит красивый сокол. Ты хочешь, чтобы мы поймали его тебе?
       Но не тут-то было. Сестренка ас-Салиха в единый миг срезала мудрого катиба:
       - Ты, наверно, косой. Я хочу не сокола, а во-он то...
       - Так что же? - не выдержал султан. - Если мой катиб косит, но мы, видно, и вовсе слепые! Чего ты хочешь?
       - Крепость Азаз, - ничуть не дрогнув, ответила девочка.
       Султан обомлел, а потом разразился смехом.
       - Раз обещал, значит обещал, - сказал он, вытирая набежавшие слезы. - Бери. Только это будет твоя игрушка, а не твоего брата. Договорились?
       Ни у кого не нашлось слов, никто не осмелился отговорить султана от исполнения своего обещания, хотя ясно было, что за этим подвохом стоит не кто иной как Гюмуштекин, решивший сыграть на баснословном благородстве султана. Впрочем, этот турок, как говорят, был сам очень удивлен тем, что султан без колебания и всякого видимого сожаления расстался с крепостью, взятие которой стоило ему стольких усилий. В конечном итоге одним этим подарком султан приобрел куда больше, чем потерял... тем более, что потерял временно (в чем он и сам не сомневался).
       Теперь, когда у султана в каждой руке было по мирному договору - с Халебом и франкским Иерусалимом, - а Сайф ад-Дин после полученной взбучки отлеживался в Мосуле, настало самое подходящее время потребовать ответ у могущественного и таинственного Старца Горы, Синана, чьим ремеслом, приносившим баснословные барыши, были убийства. И вот султан двинул свое войско в Нозарийские горы, в направления Масиафа, логова ассасинов.
       Этот поход можно сравнить с темной, безлунной ночью. Все увидели лишь то, что случилось поутру. Масиаф и коварный Синан остались в целости и сохранности, а султан покинул горы и ушел в Египет, даже не начав осады той мрачной цитадели. Говорят, что Синан сумел нагнать страха на султана и его родственников. Известно также то, что султан и Старец Горы заключили между собой некий мирный договор, согласно коему Салах ад-Дин обещал никогда не вторгаться в земли и горы ассасинов, а Синан поклялся ни за какие деньги не исполнять просьб недругов султана. В первое поверить легко, во второе, зная алчную и коварную натуру предводителя ассасинов, - очень трудно. Однако, как ни удивительно, за истекшие четверть века, хотя положение дел на Востоке, менялось неоднократно, клятва Старца Горы (если таковая была дана им) осталась в силе. Кроме того, как только султан ушел из Нозарийских гор, он сразу приказал уничтожить ту маленькую цитадель, которая защищала его от ассасинов в ночные часы.
       Если Синан так силен и могуч, так сведущ в колдовстве, как ему приписывают, и если он действительно сумел устрашить султана и его победоносное войско, разве способны какие-нибудь клятвы, которые всегда были для предводителей убийц не дороже ломаных дирхемов, сдержать его честолюбие? Во всяком случае франкам и сельджукам он не давал забывать о себе.
       Доныне всего дюжине посвященных было известно о том, ч т о в действительности произошло в ту "полночь". Султан велел мне рассказать всю правду, поэтому я теперь осмеливаюсь раскрыть тайну и тем самым увеличить число посвященных в нее людей.
       Когда султан двинулся на Масиаф, Старец Горы находился в другой своей крепости, именовавшейся Кадмус, и о том Салах ад-Дину стало известно. Синан поспешил в свою "столицу", а султан велел устроить на всех перевалах засады. Сначала ему донесли, что одна из засад оказалась погребенной под обвалом. Следующее донесение было не менее дурным: "охотники" приметили Синана и маленький отряд его телохранителей, пустились в погоню... и все дружно сорвались в пропасть вместе с навесным мостиком. Третьи "охотники" на Синана попросту исчезли в горах без следа.
       - Похоже, я взялся добраться до логова самого Иблиса, - заметил султан своему катибу.
       Сами горы с каждым днем казались все мрачнее. И с каждой ночью сны султана становились все более мрачными и пугающими. Ему снилось, то будто он сам проваливается в пропасть, то будто огромные камни срываются с вершины ему на голову. Воины замечали, что у дыма костров появляется странный горьковатый запах, от которого у многих начинали болеть головы и даже начиналась рвота. Однажды утром в войске недосчитались больше сотни воинов. Куда они делись, так и не открылось. На исходе того же дня дым костров сделался сладким, и многие вдруг пустились в пляс, точно напившись допьяна. Султан, как и все благоразумные эмиры, полагал, что тут дело не в колдовстве, а в том, что лазутчики Синана подбрасывают в огонь какую-то дурманную траву. Но, увы, злоумышленников так и не удалось поймать за руку, хотя у костров была выставлена особая, тайная стража.
       Шатер султана передвинули так, чтобы ветер относил дым в сторону. Салах ад-Дин заснул спокойно, и тяжкие сны, казалось, отступили от него, однако именно в эту ночь Смерть, обойдясь без своего вестника, заглянула в шатер султана.
       Он пробудился не от шороха и даже не от дурного предчувствия... а от привкуса козьего молока. Встрепенувшись на ложе, султан открыл глаза, и ему показалось, будто из шатра выскользнула тень. Ночных теней он уже успел повидать немало и поэтому не сильно устрашился. С мертвыми он уже научился говорить, а от живых его защищал установленный посреди шатра "донжон" с железной сеткой вместо алькова.
       Теплый молочный запах поднимался от подножия "башни".
       Султан глянул вниз и похолодел: там блестела рукоятка кинжала.
       Три стражника сидели по углам, как мешки, набитые соломой, и мирно похрапывали.
       Султан гневно кликнул их, но они и ухом не повели.
       Не прошло и нескольких мгновений, как шатер уже был полон народу. Собрались на совет все родственники и эмиры. Телохранителей, сраженных каким-то сонным зельем вынесли вон и стали отливать холодной водой.
       Сначала все в мрачном молчании разглядывали "дар" ассасинов, стараясь не поднимать глаз на султана.
       А тем "даром" была еще не остывшая лепешка из теста, замешанного на козьем молоке с добавлением конопляного семени. Лепешка была пригвождена к ковру позолоченным кинжалом. Рядом небольшой свиток пергамента.
       Старший в роду, дядя Шихаб ад-Дин, первым протянул руку к посланию зловещего Старца Синана. Перед этим он обильно смазал пальцы бараньим жиром на случай, если сам пергамент пропитан особо опасным ядом, проникающим сквозь кожу.
       Он развернул пергамент и удивленно пошевелил бровями.
       - Здесь бейты, - сообщил он. - Этому хитрому дьяволу не откажешь во вкусе.
       - Читай, дядя, не томи нас, - резким тоном повелел Салах ад-Дин.
       Шихаб ад- Дин позволил себе бросить на племянника недовольный взгляд и повернул пергамент к светильнику.
       Вот что написал Старец Горы султану Египта и Сирии:
      
       Хоть древняя мудрость нам так говорит:
       Султан убивает - иль сам он убит,
      
       Но мыслью о мести великий султан
       На собственных родичей ставит капкан.
      
       Долгое молчание воцарилось в шатре. Все присутствовавшие даже боялись переглядываться друг с другом. Тишина тяжелела и, казалось, что была готова вот-вот рухнуть на головы подобно горному обвалу.
       - Хлеб, кем бы он ни был поднесен, нельзя выбрасывать. Нельзя гневить Аллаха, - вдруг совершенно спокойным голосом проговорил султан. - Уберите лепешку в какой-нибудь мешок. А кинжал оставьте у входа в шатер. Может, хозяин зайдет за ним. Он где-то неподалеку. Вероятно даже, что ему легче дотянуться до этой лепешки, чем любому из сидящих здесь.
       Ответом вновь стало неловкое молчание. Султан обвел собравшихся таким взглядом, каким путник обводит раскинувшееся перед ним непреодолимое болото.
       - Пусть останется только эмир Шихаб ад-Дин. Остальным надлежит покинуть шатер, - велел он.
       Когда султан остался вдвоем с дядей, они позволили себе еще долгое время посидеть в молчании. Только при этом пристально смотрели друг другу в глаза.
       - Они здесь. Никуда не денешься, - наконец вздохнул Шихаб ад-Дин. - Ты прав, Юсуф. Это - демоны, а не люди.
       - Если Синан якшается с самим дьяволом - а на это очень похоже,- то дьяволу-то известно, что попущено Богом, а что нет, - сказал Салах ад-Дин. - Во всяком случае можно подумать, что этот слуга шайтана осведомлен о великой клятве, что я однажды дал Всемогущему Аллаху. Поэтому он угрожает не столько мне, сколько моим родичам. Ведь он угрожает тебе, дядя. Моим братьям. Всему нашему роду.
       - Так и есть, - кивнул Шихаб ад-Дин.
       - Я не опасаюсь за свою судьбу, - продолжал султан, - но не могу лишиться рода. Я верю, что Аллах принял мою клятву... но кому тогда достанется моя победа над франками. Какому-нибудь турку?.. Нужен твой совет, дядя. Что мне делать?
       Шихаб ад-Дин глубоко вздохнул и бросил невольный взгляд на "башню" из ливанского кедра, возвышавшуюся посреди шатра.
       - Мой совет... Мой совет... - пробормотал он. - Почти не сомневаюсь, что до и х ушей он дойдет так же быстро, как и до твоих. Не знаю, Юсуф... Лучше поищи ответ в своем сердце... в своих снах. Пока могу сказать лишь одно: ни наступление, ни отступление не избавят ни тебя, ни нас от угрозы. Наступление приведет этого демона в ярость, а отступление убедит его в безнаказанности... Может, дождемся утра. Утро вечера мудренее.
       - Тогда, дядя, и ты оставь меня. Оставь одного, - раздраженно потребовал султан и также сделал знак своим стражникам, что сменили прежних, усыпленных демонами. - Уходите и вы. От вас этой ночью не будет толку.
       Телохранители испуганно посмотрели сначала на повелителя, а потом на старшего в его роду.
       - Юсуф, к чему искушать судьбу? - попытался охладить своего, обычно такого осмотрительного племянника Шихаб ад-Дин.
       - Все в руках Всемогущего Аллаха, - отрезал султан. - Аллах хранит меня, и ты прав: не следует искушать судьбу. Один я в полной безопасности, пока у Синана есть терпение дожидаться моего ответа.
       На это эмир Шихаб ад-Дину ничего не мог возразить. Ему пришлось подчиниться и покинуть шатер.
       Когда полог замер, Салах ад-Дин подвинул к себе один из светильников и вновь, как уже делал раньше, вытянул вперед правую руку, крепко сжал ее в кулак, а потом широко раскрыл ладонь над самым острием огонька.
       Только очень острый глаз соглядатая мог приметить, что рука дрожит чуть сильнее, чем само пламя.
       - Ты прав, отец, - почти неслышно, скорее в мыслях, чем вслух, прошептал султан. - Страх наполняет силой мою смелость. Страх заставляет меня нападать на врага меньшинством и надеяться на милость Аллаха больше, чем на силу оружия. Страх заставляет меня блюсти закон чести больше, чем закон силы. Всевышний одарил меня страхом больше, чем моих братьев. Все это - военная хитрость... Настоящая военная хитрость.
       Подув на ладонь, султан позвал к себе лекаря.
       - Ты разбираешься в ядах? - спросил он его.
       - Конечно, господин, - ответил лекарь, широко раскрыв глаза.
       - Успеешь приготовить к утру очень сильный яд, который растворяется в вине и может убить человека в несколько мгновений? - был новый вопрос султана. - У тебя найдутся нужные вещества.
       На лице у лекаря заблестели крупные капли пота.
       - Если господин велит... - пробормотал он.
       - Велю, - кивнул Салах ад-Дин а потом отдал еще одно повеление: прямо среди ночи по всему стану было несколько раз громогласно объявлено, что султан отправляет к Старцу Горы своего посла и ожидает, что посол будет встречен на первом же северном перевале, как только на востоке появится солнце.
       У Синана и вправду был очень хороший слух. Посол был встречен в надлежащее время и в надлежащем месте.
       На исходе дня султан завершил молитву и призвал к себе в шатер племянника, Изз ад-Дина. Телохранители были высланы из шатра, и султан поменялся с родичем одеждами.
       - Да хранит тебя Аллах, великий султан! - только и мог напутствовать повелителя Изз ад-Дин, которому султан приказал тихо сидеть в шатре и не покидать его ни при каких обстоятельствах вплоть до своего возвращения.
       - В этой ночи нет никакого света, кроме милости Аллаха! - тихо ответил ему Салах ад-Дин и осторожно, прямо как настоящий ассасин, выскользнул из шатра.
       На краю стана его ожидал конь и десять курдов-телохранителей, оберегавших своего господина еще на стенах Бильбайса. Проводником же оказался один из воинов султана. Уже после захода солнца он открыл свое истинное обличье ассасина, хотя и остался в том же одеянии египетского воина-мамлюка. Он без всякого смущения и опаски перед отъездом забрал оставленный у шатра позолоченный кинжал.
       Всадники вытянулись цепочкой, султан вступил в ее середину, и странная процессия тихим шагом двинулась во тьму. Кони сами нащупывали узкую тропку, которую, как выяснилось потом, ассасины именовали Дорогой Шакала. Она вела в небольшую котловину, окруженную огромными каменными челюстями.
       Султана защищали не только его воины, не только кольчуга, скрытая под одеждой, которую он носил уже далеко не первый день, но и четыре сотни искусно выкованных, многослойных, но при том очень тонких и легких стальных пластин-чешуек. Султан напоминал теперь волшебную ящерицу с непробиваемой кожей, о которой повествовали древние легенды. Он также несколько раз менял свое место в веренице. Но он прекрасно понимал, что при нападении смерть все равно настигнет его в мгновение ока.
       И вот, когда тропа пошла под уклон, впереди вдруг загорелись два огня, словно два огромных глаза, принадлежавшие исполинскому шакалу, хозяину этих мрачных мест. Верные воины султана, однако, не дрогнули, и кони их не попятились.
       Когда кавалькада достигла дна котловины, в ней загорелось еще четыре пары шакальих глаз, и все они неторопливо вытянулись полукольцом.
       Вскоре султан смог различить стоявший посреди котловины стол. Он спустился с коня и двинулся к столу. Воины, как султан велел им заранее, остались на месте. Они только вытянулись в линию и положили руки на рукояти сабель.
       Султану уже оставалось пройти полтора десятка шагов, как вдруг на столе сам собой вспыхнул масляный светильник.
       "Дьявол тоже начинал свой путь среди смертных бродячим факиром", - подумал Салах ад-Дин.
       Одновременно с тем, как он становился доступен свету, по ту сторону стола, из мрака выступал человек в тюрбане, украшенном темным драгоценным камнем, и в длинном, широком шерстяном плаще, который обычно носят самые почтенные дервиши. Только этот плащ был тонкорунным и очень дорогой выделки. Султану показалось, что сначала из тьмы появились змеиные уста незнакомца, обрамленные редковатой, вихрем завивающейся вниз бородкой, потом - острый нос, потом - искрящийся гранями камень на тюрбане, потом - резкие скулы. Наконец как бы отлилось в прозрачную форму все лицо, и только глазницы оставались пустыми, как у мертвой головы. И только когда человек достиг небольшого, овального стола - а в тот же миг и сам султан подступил к нему - в глазницах выступили белки с черными "печатями". Таков был Синан, Старец Горы, предводитель самого ужасного человеческого племени, способного заменить на земле, среди смертных, целое войско демонов.
       Султан никогда раньше не видел Синана и вполне допускал, что Старец пошлет на встречу кого-нибудь вместо себя. Но теперь, став свидетелем такого воплощения тьмы в человеческое обличье, он оставил все сомнения.
       Самому Синану тоже хватило всего одной "горсти" неверного света, чтобы удостовериться: султан не обманул его и действительно решился проделать столь опасный путь. Только, в отличие, от султана, Старец уже успел присмотреться к своему противнику раньше, при свете дня, из какой-то неприметной шакальей норы.
       - Я рад приветствовать султана в этом приветливом, уютном месте, куда не решиться прийти простой смертный, - тихим, но певучим, как у искушенного проповедника голосом, проговорил Синан. - А если и решиться, то Судьба должна очень... очень благоволить ему... дабы не огорчить понапрасну.
       - Ты веришь в Судьбу, Старец Горы? - коротко спросил Салах ад-Дин.
       "Он со мной одних лет, - вдруг подумал он. - Хотя держит личину мудрого старика".
       - В ее силу - несомненно, - с усмешкой, остро сверкнувшей в его глазах, отвечал предводитель убийц-гашишников. - Так же, как и в силу хорошей тетивы, грозной метательной машины... в силу хорошей сабли... или искусно приготовленного яда. А Судьба... Что такое сама Судьба, как не тень страха в ослепительном сиянии чистой, неодолимой силы?
       - Итак, чем длиннее тень, тем короче жизнь? - ответил усмешкой и Салах ад-Дин. - Или наоборот?
       - В том-то вся радость жизни, что порой случаются неожиданности, - сказал Синан, и в его голосе появилась настороженность. - Даже день на день не приходится.
       - А ночь - на ночь, - "поймал" его слова султан. - Я многое бы отдал, чтобы узнать, к а к о в а э т а ночь...
       Он сделал знак, и один из его воинов, также подобно факиру, появился перед столом осторожно неся в руках два золотых кубка, почти до краев наполненных вином. Воин поставил их на стол по двум сторонам от светильника, но - на половине Синана. Старец Горы был прозорлив: всего мигом позже два кубка с темно-красной жидкостью появились на стороне султана.
       - Я не прикасался к вину уже больше десяти лет, - сказал султан. - Но ради нашей встречи готов нарушить запрет.
       - Это место отвержено Аллахом. Здесь не живут даже скорпионы, - уведомил Старец Горы султана. - Здесь нет законов... и, значит, не может быть совершенных грехов.
       - Если скорпионы ушли из этого места, где не бывает совершенных грехов, то, может быть, лишь потому, что здесь и всякий яд теряет свою силу, - предположил султан Салах ад-Дин.
       Старец Горы тихо рассмеялся, и звук его смеха напомнил шуршание змеи, уползающей в щелку между камней.
       - Уверяю моего дорогого гостя, что в этом месте всякий яд становится еще сильнее, - успокоил он султана. - Настолько, что скорпионы и змеи в округе вымерли, потому что собственная отрава выжгла их изнутри. Яд здесь таков, что поражает насмерть быстрее острия кинжала, пронзающего сердце. Быстрее стрелы, направленной в глаз.
       Султан не дрогнувшей рукой поднял один из предложенных ему кубков.
       - Итак, Судьба... - резко изрек он.
       Не колеблясь в выборе, Синан тоже поднял один из кубков, наполненных по велению султана.
       Несколько мгновений они смотрели друг другу в глаза, держа кубки у самых уст.
       - Теперь достаточно узнать, у кого тень вытянулась дальше, - невозмутимо проговорил султан, - а потом выпить вино. Нет сомнения, что и с т и н н о й п р и ч и н о й смерти одного из нас станет вовсе не яд.
       Никто, кроме султана, не заметил, что кубок дрогнул в руке Синана, и несколько капель вина кровавой ниткой побежали через край. Могло показаться, что и с т и н н н о й п р и ч и н о й стал тот же шуршащий смех, что невольно вырвался у Старца Горы и сотряс его плоть.
       В следующий миг Синан выплеснул все вино в сторону, на камни, и уже неторопливым, но уверенным движением поставил кубок на то же самое место.
       Султан же, напротив, вылил вино на камни очень неторопливо.
       - Я принимаю твою слово, султан, - сказал Старец Горы, как только Салах ад-Дин поставил кубок на место.
       И сказав это, Старец Горы поднял второй бокал.
       Султан предполагал, что так и случится, а потому ничуть не замешкался. Оба вновь одновременно поднесли кубки к устам.
       - Я принимаю твое слово, султан Египта, и не стану присматриваться к твоей тени, - проговорил еще тише предводитель гашишников.
       На этот раз Салах ад-Дин выплеснул свое вино первым и ответил:
       - И я принимаю твое слово, Старец Горы... дабы никогда более не обращать взор на твою тень.
       Тогда и Синан выплеснул вино, только в другую сторону. Все кубки стали пустыми.
       Не произнеся ни слова прощания, Старец Горы отступил во тьму и растворился в ней. Спустя еще миг погас светильник, а за ним погасли все шакальи глаза.
       Проводник довел отряд до стана и тоже исчез во мраке.
       Поутру на глазах у изумленных воинов была изрублена на дрова деревянная "башня", в которой султан оберегался по ночам от смерти. Из дров сложили высокое кострище. Когда войско спустилось в предгорья, над перевалом еще было заметно облачко дыма.
       Внизу Салах ад-Дина ожидали новости. Франки не сомневались, что распря со Старцем Горы, если сразу не погубит султана, то надолго повяжет его по рукам и ногам, и потому решили нарушить перемирие. Эмир аль-Мукаддам оправдал доверие султана и сумел отбросить от Баальбека армию Раймонда Триполийского. Однако южнее дамасские части, которыми командовал Тураншах, понесли тяжелые потери и вынуждены были отступить под натиском армии Онфруа Торонского. Султану донесли, что верный законам чести Онфруа Торонский высказывался против нарушения перемирия, однако проявил свою волю не кто иной как пятнадцатилетний король Иерусалима Бальдуэн. Он отдал строгий приказ коннетаблю двинуться на земли Ислама и сам, несмотря на свой смертельный недуг, участвовал в том походе.
       Салах ад-Дин поспешил навстречу брату, и франки с не меньшей поспешностью ушли из-под Дамаска. Тем более, что султан велел как можно скорее довести до кафиров известие о его мирном договоре с Синаном.
       Встретившись с Тураншахом, султан оставил ему часть своей армии и, к большой радости брата, повелел ему править Дамаском. Сам же он двинулся дальше, решив, что пора напомнить о себе в "родном" Египте.
       Всемогущий Аллах даровал султану целый год спокойной жизни, дабы он вновь проявил себя не только доблестным воином, но и мудрым правителем. В полном согласии с законами Ислама, он вновь облегчил в Египте бремя налогов, но при этом немало сделал и для процветания торговли. Уже предполагая, что в будущем он будет править своей обширной страной или из Дамаска, или - если на то будет воля Аллаха - из Халеба, а возможно - если Аллах до конца проявит Свою милость - даже из Иерусалима, султан решил превратить сам Каир в неприступную крепость и выделил большие средства из казни для укрепления и перестройки его стен. Будучи правителем весьма предусмотрительным, он также заложил в южных предместьях столицы Египта огромную цитадель. Все это он делал во славу земного могущества Ислама и готовясь к началу великого джихада. Поэтому, когда до него дошли известия о том, что христианские короли Людовик Седьмой* и Генрих Плантагенет готовятся к новому Крестовому походу на земли Пророка, он возблагодарил Аллаха за то, что Господь надоумил его именно теперь, после смерти великого атабека, укреплять Египет. Султан не сомневался, что новая армия кафиров первым делом высадится именно в Египте.
       Во имя же духовного могущества веры Пророка султан открыл в Каире новые медресе.
       И во всех начинаниях султану помогал верный аль-Фадиль, аскалонский араб, ставший теперь не только главным каирским кади, но и везирем султана.
       Напомню, что за тот год, пока Салах ад-Дин находился в Египте, на Востоке произошло еще немало событий. После кончины Нур ад-Дина осмелел его северный сосед, султан сельджуков Рума. Он двинулся на империю Мануила Комнина и нанес ему жестокое поражение, которое, конечно же, ослабило союзнические связи Византии с Иерусалимским королевством. Да и в самом королевстве происходило некоторое смущение. Достигнув шестнадцатилетнего возраста король Бальдуэн по праву отказался от регенства, но проказа, этот страшный зверь, пожирала его плоть, и все понимали, что королевство может перейти в руки лишь того счастливчика, который получит руку сестры Бальдуэна, Сибиллы. Был найден достойный наследник трона - храбрый, красивый и благородный Гвильельмо по прозвищу Длинный Меч, кузен императора Фридриха Барбароссы и Людовика Французского. Однако не успели иерусалимские франки вздохнуть с облегчением, как этот лучший из лучших, едва став мужем Сибиллы, подхватил малярию и, промучившись на одре несколько месяцев, испустил дух. Вдова же, едва познав супружество, в положенный срок разродилась младенцем мужеского пола. Но без регенства, то есть без новых интриг и заговоров, снова было не обойтись. Тогда Бальдуэн вновь направил послов в Европу на поиски очередного достойного супруга для своей сестры, а заодно и с новой просьбой о помощи в неизбежной войне против нового повелителя Востока - султана Египта и Сирии Салах ад-Дина ибн Айюба.
       Хотя христианские короли Генрих и Людовик "приняли крест", но они слишком не доверяли друг другу и по этой причине каждый из них опасался двинуться с места. В месяце сентябре года 1177-го по вашему, христианскому, летоисчислению, в Палестину из Европы прибыл со своим войском только один знатный крестоносец. То был Филипп, граф Фландрский. Король Бальдуэн предложил ему регенство на том условии, если граф двинется на Египет. Греческий император Мануил, несмотря на тяжелое поражение от румского султана, предложил для этого свой флот, не пострадавший в той войне, и даже успел направить его в Акру. Император очень надеялся, что за эту услугу франки помогут ему одолеть сельджуков. Однако натура Филиппа Фландрского оказалась хрупким сплавом чрезмерной гордости и осторожности. Он заявил, что прибыл на Святую Землю только смиренным паломником и сватом, ибо желает выдать замуж иерусалимских принцесс Сибиллу и Изабеллу, которые приходились ему кузинами, за сыновей своего любимого вассала Робера де Бетюна. Это довольно нахальное сватовство оскорбило иерусалимский Двор. Император Мануил тоже оскорбился, узнав, что франк не желает ни в чем "быть обязанным грекам-схизматикам", и забрал свой флот из Акры.
       Наконец граф Фландрский образумился и понял, что, как говорится, нарубил дров. Он решил исправиться, отправился в Триполи и принял предложение графа Раймонда отбить у мусульман крепость Хаму. Этот поход не удался, поскольку Тураншах вовремя получил известие о замыслах франков и немедленно направил к Хаме свою отборную конницу.
       Франки повернули коней. Тогда граф Филипп поразмыслил и решил попытать счастье в союзе с правителем Антиохии, чтобы захватить хоть какой-нибудь захудалый городок на землях Ислама. И вот вместе с князем Боэмундом Антиохийским он подступил к Хариму и начал осаду. Харим, надо заметить, принадлежал раньше Гюмуштекину, который, на радость султану Салах ад-Дину, к тому дню уже разделил судьбу коварного Шавара. Гюмуштекин после ухода султана от стен Халеба чересчут вознесся, считая, что Зенгид ас-Салих обязан ему жизнью и властью, а в итоге сам потерял голову - сначала в переносном, а потом и в прямом смысле. "Этот турок должен быть мне благодарным, - узнав о казни своего лютого недруга, заметил султан аль-Фадилю. - Можно считать, что он жил за мой счет, пока я осаждал Халеб."
       Так вот, гарнизон Харима в ответ а смерть своего господина поднял мятеж против ас-Салиха. Этим-то и решили воспользоваться франки, посчитав Харим легкой добычей. Но и тут они просчитались. Бывшие слуги Гюмуштекина, увидев со стен врагов гораздо более близких, сразу прекратили бунт и послали к ас-Салиху за помощью.
       Не успели франки толком начать осаду, как ас-Салих откликнулся. Самым удивительным было то, что он не отправил подкрепления мусульманам Харима, в одночасье поклявшимся ему в верности, а послал только одного гонца и то не к осажденным, а к осаждавшим!
       Из послания ас-Салиха князь Боэмунд узнал, что "у Халеба и Антиохии есть один большой общий враг, имя коему Салах ад-Дин" и что теперь султан Египта с огромным войском уже подступил к пределам Сирии.
       Так оно и было.
       Султан решил, что минувший год стал достаточным сроком для отдыха от войны и для трудов мирных, то есть строительства оборонительных стен, и что наступает пора как следует наказать не самых знатных франков за их мелкие вылазки, чтобы и самые знатные, пока еще остававшиеся в Европе, как следует поразмыслили, стоит ли решаться на большую вылазку за море.
       В начале месяца джумада 573-го года хиджры, то есть в середине ноября христианского года двух единиц и двух семерок, султан пересек Синай, не поворачивая головы направо, к великой горе, и вторгся в пределы Палестины.
       В те дни добрые вести слетались со всех сторон, как райские птицы.
       Граф Фландрский в страхе покинул Сирию.
       Греческий император обиделся на франков и увел свой флот из Акры.
       Франкский король Бальдуэн все еще не оправился от болезни: к проказе прибавилась малярия, совсем недавно прибравшая самого доблестного франка, мужа принцессы Сибиллы, который только и был достоин править родиной пророка Исы. Но в плоти Бальдуэна спор между двумя страшными болезнями окончился в пользу проказы: та, видимо, и отогнала прочь от добычи свою хилую сестру.
       Все еще не справился с какой-то старческой хворью, мучившей его уже два месяца, и Онфруа Торонский, в чьей власти оставался боевой дух франков и кто сам был "целое войско эмиров".
       Осенний ветер дул султану в спину. Впереди, как в том давнем сне, будто рухнули все стены-препятствия и открылся великий простор.
       "Вот знамение! Всемогущий Аллах отдает мне Святой Город и всю Палестину!" - осенило султана.
       Впервые султан вел за собой вовсе не малое войско: восемь тысяч всадников и еще двенадцать тысяч неторопливых египетских пехотинцев.
       Поначалу войско двигалось по направлению к крепости Газа, принадлежавшей франкам-тамплиерам.
       Рыцари Соломонова Храма в единый миг собрались со всей Палестины и вознамерились сражаться за свою Газу.
       Султан узнал об их доблестном порыве и подумал: "Зачем мне Газа? Просто большой булыжник у дороги. Лучше я подарю аль-Фадилю его родной Аскалон. Вот это дорогой алмаз!"
       Когда он подошел к его стенам, то заметил, что у врат оседают клубы пыли. Оказалось, что король Бальдуэн Прокаженный оставил Иерусалим и всего полчаса назад вместе с горсткой рыцарей заперся в Аскалоне. Султану донесли, что Бальдуэн готов защищать крепость.
       - Быть прокаженным и проявлять такую доблесть - достойно похвалы, - признал султан в беседе со своим катибом аль-Исфахани.
       Спустя еще день был легко окружен и захвачен в плен отряд франков, поспешивших на подмогу своему королю.
       - Теперь мне остается только позаботиться о больном малике неверных, - развел руками султан.
       Он повелел двум тысячам воинов стеречь Аскалон и не выпускать Бальдуэна на прогулку, на холодные осенние ветра, а сам двинулся дальше.
       Так перед ним открылась дорога на Иерусалим, благословенный Святой Город, Аль-Кудс. Ни один рыцарь с копьем наперевес не появился ему навстречу. Все франки вдруг исчезли, как мираж.
       Быстрые лазутчики, тяжело дыша и тараща глаза, доносили, что все дороги, ведущие в Аль Кудс, пусты и безлюдны, если не считать дюжины паломников, отрешенных от мира и уже едва передвигавших ноги, да десятка торопливых купцов, уже прослышавших о нашествии и торопившихся добраться из Яффы в Аль Кудс, чтобы спасти свои накопления.
       Салах ад-Дин встал на рассвете, обратил свой взор к Аль-Кудсу и вдруг растерялся и даже устрашился непомерной милости Аллаха.
       "Всемогущий Аллах, неужели и вправду пришел мой час?! - ослепительной молнией сверкнула его мысль. - Ты отдаешь мне Аль-Кудс, по моей клятве... Пути Твои неисповедимы... а мой путь, во славу Твою, подходит к концу... Ты отдаешь мне Палестину таким же щедрым движением длани, как некогда отдал Египет. Молю Тебя, Всемогущий, пусть на мне не исчерпается Твоя милость, а что-нибудь останется и моему роду завоевать во славу Твою. Моим потомкам... во веки веков!"
       И вот войско двинулось по направлению к Аль Кудсу. Не встречая никакой опасности, даже не слыша о ней, невольно оно расступалось все шире, все больше охватывало простор. На исходе дня стан раскинулся целой россыпью селений в пустыни. От самого северного костра до южного можно было протянуть веревку длиной не менее двух фарсахов.
       Султану сообщили, что воины начали удаляться от стана и грабить местных жителей, что многие франкские крестьяне уже поплатились жизнью, пытаясь защищать свое хозяйство.
       - Франки отняли у правоверных эту землю, и теперь мои воины делят ее между собою. Это справедливо. Но я запрещаю убивать тех кафиров, кто не имеет оружия в руках, - отдал повеление султан. - И только. И пусть воины не отходят слишком далеко. И х земля теперь никуда не пропадет. Я раздам ее воинам Ислама, как только вступлю в Аль Кудс.
       На следующий день султан без опаски миновал крепость франков, называвшуюся Монжисаром. Он и не думал начинать осады, поскольку не заметил на ее стенах никакого движения. Да и что значила песчинка в сравнении с бесценной жемчужиной!
       Проехав мимо цитадели, он только оглянулся на нее через правое плечо - и вдруг с левой стороны, с севера, послышался гул.
       Конь султана прянул ушами и замер.
       - Что там такое? - изумленно спросил султан, но не получил ответа, пока не увидел бежавших в панике египтян.
       - Франки! Франки! - вопили они и мчались, как зайцы, обгоняя коней.
       Их испуганные голоса уже тонули в грохоте, что неумолимо накатывался с севера. Там, с северной стороны, поднималось зарево.
       - Откуда они взялись? - еще больше изумился Салах ад-Дин, привставая в седле.
       Ответом ему был только грохот приближавшейся лавины.
       - Сколько их?! - крикнул султан одному из эмиров, который пытался остановить бегущих, но его сносило вместе с конем, точно он угодил в горную реку.
       - Там огненный всадник! - едва донесся сквозь шум его голос, и эмира понесло дальше, вертя, как в водовороте.
       Другие эмиры, военачальники и родичи бросились к своему повелителю в надежде подхватить его слово, его веление.
       Что мог приказать султан, как не остановить войско и повернуть вспять - на врага, словно свалившегося с небес. Но было поздно: не только египтяне, что горазды пускаться в бегство, на даже курды, туркмены и мамлюки - то есть вся армия - уже смешались, и сорвались в бегство.
       Верные телохранители-мамлюки окружили султана плотным кольцом и вынесли его на высокий холм, в те мгновения "омывавшийся" со всех сторон уже не войском, а обезумевшим от паники стадом.
       И тогда с высоты холма, поверх облаков пыли, султан все увидел своими глазами.
       Франков было немного - не больше двух тысяч, - но они, казалось, уже не мчались, а действительно падали на убегавшее войско тремя огромными валунами, тремя отрядами, давя тех, кого настигали.
       "Кара Аллаха!" - похолодел султан.
       Он вспомнил, как сам не раз всего с двумя тысячами всадников, сплоченных, спаянных единым вздохом, разгонял многотысячные толпы горе-воинов, то и дело забывавших, за какой конец держать копье. Так было когда-то в Египте. Так было и в Сирии. "Долг!" - послышался сзади ехидный шепот Шавара.
       Теперь он сам, султан Египта, в наказание за самонадеянность, был "награжден" таким же позорным поражением.
       Алое зарево невиданной радугой переливалось над франками, и султану почудилось, будто прямо над их головами скачет призрачный воин в красном плаще. Он то таял, то возникал вновь - то над одним отрядом рыцарей, то над другим.
       - Повелитель, уходим! Это сам Иблис! - крикнул начальник мамлюков, защищавших султана.
       - Стоять! - сорвав голос, велел султан.
       Он пытался разглядеть странную повозку, напоминавшую катафалк и мчавшуюся в середине одного из франкских отрядов. Он вдруг ясно ощутил, что именно в этой чудодейственной повозке заключена вся сила кафиров.
       И когда султан догадался, что это за талисман, его бросило в жар.
       На повозке восседал страдавший проказой король франков. Он тянул вперед меч... нет, вовсе не меч, а руку, у которой проказа объела все пальцы. Он, Прокаженный Король, сам вел в сражение свое войско и потому оно стало непобедимым*.
       - Я вижу, Всемогущий, на чьей Ты стороне! - подумал-прошептал султан Салах ад-Дин. - А правда - всегда на Твоей!
       - Повелитель! Нас сомнут! Их слишком много! - выкрикнул за спиной султана командир мамлюков.
       - Да, слишком много трусов, - пробормотал султан и позволил телохранителям унести его прочь из опасного места.
       Вся дорога до Синая была усыпана копьями, мечами и саблями. Храбрые египетские воины бежали от франков, бросая все, что тянуло к земле, мешалось и напоминало о давно уже брошенной через плечо доблести. Беглецы поплатились за свою трусость вдвойне. На Синае многих безоружных египтян перебили или захватили в рабство бедуины.
       Сам же султан свернул с позорной дороги вглубь Синайской пустыни и достиг подножия священной Горы.
       Ничуть не смущаясь своих мамлюков, он первым соскочил с седла и, отряхнув пыль с одежд, опустился перед горой на колени.
       - Всемогущий Аллах! - обратился он к Богу, подняв взор к вершине. - Ты говорил на этой горе со своим пророком Моисеем. Ты жестоко наказывал его народ за все ослушания. Ныне Ты, Всемогущий, наказал меня. Благодарю Тебя! Клянусь, что не забуду этого урока! И Ты, Всемогущий, прошу тебя, не отринь моей клятвы за мой проступок! Вразуми меня ныне , дай знамение!
       Три дня и три ночи стоял султан под горой Синай, приглядываясь к горе и к небесам над нею. И вновь не получил никакого ответа, даже намека. Три дня и три ночи не появлялось над вершиной ни малейшего облачка. Стояла тишина. Ни одно из желтых полотнищ не шелохнулось от дуновения ветра.
       "Так Всевышний призывает меня к терпению," - подумал султан.
       На четвертый день, в полдень, на севере появилось темное облачко.
       Мамлюки приготовились было защищать повелителя, сплотились полукольцом, но вскоре вздохнули с облегчением и разомкнулись.
       Над быстро приближавшейся конницей развевалось золотистое знамя султана. Всадников вел сам аль-Фадиль.
       - Слава Аллаху! - воскликнув он, всплеснув руками и, когда султан обнял его, добавил уже шепотом: - Малик, я ищу тебя уже третий день по всей пустыне. У меня чуть сердце не лопнуло от страха.
       - Если бы не боялся за меня, то нашел бы сразу, - ответил Салах ад-Дин.
       Когда они тронулись в путь, аль-Фадиль все приглядывался к султану, удивляясь тому, что повелитель как будто совсем не сокрушен бедою и ничуть не огорчен. Около часа оба ехали, храня молчание.
       - Всевышний указал мне истинную, единственную дорогу на Аль Кудс, - сказал султан, словно утомленный вопрошающим взглядом аль-Фадиля. - Хорошо, что я получил знамение теперь, а не позже. Солнце восходит на востоке. Направление истинного джихада не может бы против движения Солнца, с запада на восток.
       Аль-Фадиль удивился еще больше, но так и не решился просить у султана объяснения того, что же он имеет в виду.
       - Мне показалось, что я уже заслужил Аль Кудс и Господь отдает его мне... как дар, - продолжал султан. - Франки стали наказанием за гордыню... А их прокаженный малик достоин уважения.
       - Говорят, ему помогал великий воин Джуржи, - осторожно заметил аль-Фадиль.
       - Кто такой? - вопросил султан, бросив через плечо недоверчивый взгляд.
       - Самый великий и доблестный воин кафиров. Он родился неподалеку от того места... где появились франки. В Лидде. Тысячу лет назад. Он поклонялся пророку Исе и был военачальником у одного малика-язычника. Этот Джуржи отличился во многих битвах, но, когда тот малик узнал о его вере, то приказал Джуржи отречься от нее. Тот отказался и был казнен.
       Нетрудно догадаться, что аль-Фадиль рассказывал султану о том, кого вы, христиане, именуете Победоносным Георгием.
       - И теперь, как говорят, он иногда появляется и помогает в битве франкам, - добавил аль-Фадиль.
       - Это, верно, тот самый воин, который помог кафирам, когда десять тысяч воинов Ислама осаждали Антиохию? - вспомнил султан.
       - Да. В городе оставалось всего три сотни воинов-кафиров, и они голодали, - подтвердил аль-Фадиль. - Если бы не Джуржи, они, конечно, не решились бы так отчаянно напасть на правоверных...
       - ...и обратить их в бегство, как трусливых овец, - договорил за своего замявшегося слугу Салах ад-Дин. - Значит, этот Джуржи действительно был великим воином и Господь посылает его вразумлять правоверных, когда они становятся кичливы и самонадеянны. Это еще одно подтверждение того, что Всемогущий Аллах принял мою клятву.
       Аль-Фадиль рассказал султану, что эмир, которому было велено обложить Аскалон, клялся, будто видел, как Джуржи внезапно появился у крепости. Его конь без труда перемахнул через стену, а потом перескочил с башни на ближайшее облако и помчался галопом по облакам на юг, к Газе.
       - Он уверял меня, что именно Джуржи передал воинам Храма послание франкского малика и воодушевил их поспешить ему на помощь, - поведал аль-Фадиль. - А как же иначе этот олух мог оправдаться, что упустил гонца из Аскалона?.. Как только отряд кафиров появился со стороны Газы, прокаженный малик распахнул ворота и отчаянно бросился в бой.
       - Войско из одних эмиров... - пробормотал тогда султан.
       - Каких эмиров? - не понял аль-Фадиль.
       - Продолжай... - велел султан, но стоило аль-Фадилю открыть рот, как повелитель Египта и Сирии брезгливо взмахнул рукой и осек его: - Лучше продолжу я сам... Там, у Аскалона, наши славные воины, конечно, не смогли выдержать удар с двух сторон. Как же! И в лоб и с тыла. Они дунули врассыпную. Малик кафиров соединился с воинами Храма, разогнал овец и помчался догонять остальное стадо... А оно успело разбрестись по всей Палестине.
       Он бросил на аль-Фадиля жгучий взгляд, и тот весь покраснел - впервые с того давнего дня, когда его в последний раз вздул за шалость отец.
       - Прокаженный малик франков не только доблестный воин, но и весьма искусный охотник, - заметил султан. - В тот день он зашел не с юга, а сделал крюк и напал с севера. Остальное я видел собственными глазами. И воина Джуржи я тоже сам видел. Эмир не соврал.
       Аль-Фадиль снова открыл рот да так и проехал целый фарсах, забыв его закрыть.
       Будь Каир лодкой, он, конечно, опрокинулся бы, когда чуть ли не все его жители высыпали на восточные стены посмотреть, каким вернется султан после такого ужасного поражения. Немало оставалось в городе его недоброжелателей, с грустными вздохами вспоминавших времена Фатимидов и их белых знамен, времена, когда вино стоило на рынках втрое дешевле.
       И вот как только на востоке подобно лучам Солнца появились всадники султана в золотистых одеждах, все ринулись на стены, отталкивая друг друга. Тут Каир потерял еще сотню египтян, в давке свалившихся с лестниц и стен.
       Султан приблизился к воротам, и рты зевак раскрылись во всю ширь куда раньше, чем стали раскрываться врата.
       В спокойном и победоносном величии султан вступал в Каир. Он выглядел таким величественным... и таким довольным, будто не бежал от врага, а возвращался с победой.
       Даже самые прозорливые мудрецы Паутинного рынка, как ни приглядывались к султану, как ни щурились, как ни следили за ним из-за углов и из крысиных щелей, так и не приметили в чертах его лица ни одного вещего знака немилости Всевышнего, а в глазах - ни одного тлеющего огонька горечи.
       Сразу поползли слухи, будто султан и впрямь одолел франков, а не они - его, а все пропавшие, не вернувшиеся назад египтяне на самом деле остались жить в Палестине, где разом обогатились и завели себе белокожих рабов и рабынь. Разные толки сталкивались между собой на узких городских улицах, завивались вихрями. Кое-где начались стычки.
       На следующий день, выслушав доклад каирского мухтасиба о том, что буйный народ утихомирен палками и плетками, султан собрал всех своих родственников и военачальников, участвовавших в неудачном походе на Аль Кудс.
       - Кто виноват больше всех? - грозно вопросил султан. - Больше всех виноваты мы. Курды. Когда это было видано, чтобы наши воины бродили по округе, как мелкие воришки?
       Курды низко опустили головы.
       - Мы наказаны Аллахом, - сказал султан. - Кто-нибудь думает иначе?
       Виновные перед Всевышним опустили головы еще ниже.
       И тогда султан ошеломил всех новым вопросом:
       - И есть ли такой закон в Исламе, чтобы наказанный получал жалование за свое наказание?
       Все опустили глаза и стали бродить взглядами по замысловатым узорам на коврах.
       - Нет такого закона, - твердо рек султан. - Раз так, то получать жалование до тех пор, пока мы не одержим первой победы над неверными - значит гневить Бога.
       На сбереженные деньги Салах ад-Дин всего за месяц смог собрать и полностью снарядить новую пятнадцатитысячную армию.
       Как только это дело было завершено, султан снова поспешил в Дамаск, откуда стали приходить тревожные вести. Доблестный воин Ислама Тураншах, который упросил брата сделать его шина Дамаска, оказался и вправду скверным правителем, как о том давно предупреждал мудрый дядя Шихаб ад-Дин. Деньги стали таять в пирах и развлечениях, а из Халеба стали прилетать "ночные соловьи" - письма от ас-Салиха, полные соблазнительных обещаний. У Тураншаха голова пошла кругом, но тут вовремя появился султан и быстро образумил братца.
       Здесь, в Дамаске, султан в продолжение целого года был "подобием безмолвной и неподвижной Синайской горы".
       "Гора велела мне быть терпеливым, - думал он, день за днем получая вести, что франки стали копошиться, как трудолюбивые муравьи, и по всей Палестине укрепляют свои каменные "муравейники". - Я дождусь. Б у д е т верное знамение."
       Следующей весной король Бальдуэн решил основательно пополнить запасы провианта. Вещие предчувствия - дар Бога умирающим. Видно, терзаемый предчувствиями, он стал уже всерьез готовиться к защите своего королевства.
       Каждую весну многочисленные стада овец начинали передвигаться в верховьях Иордана, на сирийской стороне, вблизи границ Иерусалимского королевства. И вот король палестинских франков надумал устроить на них настоящую бедуинскую облаву - окружить бессловесных тварей и загнать вглубь своей земли. Он не погнушался самолично участвовать в этой "охоте" и с небольшим войском направился к Баниасу.
       Очень скоро султан получил известие, что овцы и козы движутся к северу, а франки - к пределам Сирии. Теряясь в догадках, что затевает прокаженный король, Салах ад-Дин снарядил в те края одного из своих племянников.
       - Только понаблюдай за ними с безопасного расстояния. Дай им знать, что мы не дремлем и видим их, как орлы мышей, - напутствовал он Фарукшаха.
       - А если они двинутся дальше, прямо на Дамаск? - задал Фарукшах вслух тот вопрос, что султан сам себе задавал в тот день уже много раз.
       "Прокаженный малик и войско его "эмиров"... Слава и доблестная смерть, - размышлял Салах ад-Дин. - Он сам бы сделался для своих соотечественников и потомков подобием чудесного призрака Джуржи... Да, с него может статься."
       - Тогда мы дождемся малика франков у стен Дамаска, - наконец ответил он и себе, и племяннику.
       На третью ночь Ангел Смерти Асраил, давний гость, появился вдруг во дворце и прошел мимо султана, гладя куда-то вдаль.
       Салах ад-Дин вдруг почувствовал на сердце острую тоску и очнулся.
       Невольно он посмотрел в ту сторону, куда шел Асраил. Там была глухая стена. Но какая стена может стать препятствием для Ангела, шествовавшего в ту ночь с юга на север?
       - Неужели опять... - похолодев, прошептал султан.
       Он думал о Фарукшахе, но почему-то никак не мог представить его мертвым.
       - Тогда кто же? - спросил султан, обращаясь к пустой стене, но ответа от нее, разумеется, не получил, как и от горы Синай.
       Фарукшах объявился поутру - живой, запыленный, потный и багровый от возбуждения.
       - Повелитель! Я чуть не пленил самого короля франков! - не в силах сдержать гордости... и досады, закричал он на весь дворец.
       - Однажды овца чуть не задрала волка, - проговорил султан, недовольно морщась, но и радуясь, что племянник цел и невредим.
       Фарукшах оторопел и захлопал глазами.
       - Волк вцепился ей в холку и потащил, а она вывернулась и нечаянно схватила его зубами за горло, - стал рассказывать султан старую притчу. - Ей бы крепко сжать челюсти, а она, дура, поперхнулась и стала отплевываться. Шерсть, видишь ли, не вкусная. "Вот если бы на нем росла молодая травка!" - подумала овца перед смертью... Вижу, что остыл. Теперь рассказывай, что случилось на самом деле.
       А случилось то, что, следуя велению султана, Фарукшах со своим отрядом скрылся на холме, в лесу, и стал тихо наблюдать за франками. Те подошли очень близко и как раз под холмом решили сделать короткий привал. Слезли с коней, поставили пики шалашами и развалились кто где. Сам Бальдуэн был не на повозке, похожей на катафалк, а в седле. В ту весну он чувствовал себя лучше. Двое знатных рыцарей помогли ему спешиться.
       Тут уж "орел" не выдержал и кинулся с небес на добычу, то есть отряд Фарукшаха (а по франкским меркам - целая армия) разом высыпал из леса и помчался вниз, на врага.
       - Сколько их было? - перебил султан племянника.
       - Не больше пяти сотен, - ответил тот и, словно решив скорее оправдаться за то, что нарушил приказ султана, добавил было: - А у меня...
       - Я знаю, сколько дал тебе мамлюков, - опять резко перебил Фарукшаха султан.
       Всадников-мамлюков в отряде Фарукшаха насчитывалось полторы тысячи.
       - Жаль было упускать такую добычу, - горестно мотнул головой молодой и горячий Фарукшах. - Да, я чуть поймал самого малика франков! - снова забыл он о том, что словом "чуть" и муху не прибьешь. - Если б только не этот старик...
       - Какой старик? - встрепенулся Салах ад-Дин.
       - Среди кафиров был один знатный франк. Очень старый и седой, - поведал Фарукшах. - Большой, как вол. Его воины очень хорошо обучены...
       - Сколько их было?! - не просто спросил, а сердито прикрикнул на племянника султан.
       - Сотен пять, - пролепетал Фарукшах, не понимая, почему у повелителя так злобно засверкали глаза и стали раздуваться ноздри.
       - Мне не лги! - процедил сквозь зубы Салах ад-Дин и совсем помрачнел.
       - Три... Не меньше трех сотен... - от растерянности едва ворочая языком, признался доблестный Фарукшах.
       - Войско из одних эмиров, - задумчиво проговорил султан, отвернувшись в сторону.
       Он долго глядел в окно, в котором прояснялась весенняя голубизна, а его племянник сидел ни жив ни мертв, боясь вздохнуть.
       - Продолжай, - наконец велел Салах ад-Дин.
       - У него были очень хорошо обученные воины, - поспешил еще раз осведомить султана Фарукшах. - Они в мгновение ока все вскочили на коней и встали перед нами стеной. А в это время слуги посадили малика на коня и он пустился в бегство... Мы, конечно, потеснили франков и многих убили... Но они были очень хорошо вооружены. Так вот малик и успел спастись.
       - А этот старик? Где был он? - продолжал пытать племянника султан.
       - Он бился с нами ничуть не хуже молодых, - признался Фарукшах, видя, что султан не только желает знать правду о битве, но и вытянет ее всю, как ни юли. - У него тяжелая рука. Доблестный кафир, ничего не скажешь, - добавил он, зная, что султан любит, когда храброму врагу отдают дань уважения. - Только верный удар пики свалил его.
       - Он убит?! - воскликнул вдруг султан так взволнованно, будто узнал о смерти кого-либо из своих верных эмиров.
       Фарукшах совсем обомлел и даже потерял дар речи.
       - Он убит, я тебя спрашиваю?! - весь превратился в грозовую тучу султан.
       "Вот оно - знамение!" - беззвучной молнией мелькнула у него мысль.
       - Мой воин смог ударить его в бок, под левую руку, - забормотал Фарукшах, не понимая, почему повелитель не славит его подвиг, а, напротив, как будто в чем-то винит. - Франк не опрокинулся навзничь, а ткнулся ничком в холку коня. Его подхватили и вывели из боя. Он оставался на коне...
       Тут он запнулся, заметив, что султан облегченно вздохнул.
       - Франки отступили за реку, а мы не стали гнаться за ними вброд, - продолжил он только потому, что султан явно ожидал от него продолжения рассказа.
       Но тут Салах ад-Дин поднял руку и сказал:
       - Правильно сделал. Там могла быть засада. Большое франкское войско. Иди. Ты заслужил награду. Настанет день, когда я сделаю тебя шина* в Дамаске.
       Он сдержал обещание и в самом деле сделал племянника военным правителем Дамаса, а старшего брата сместил и перевел в Баальбек.
       Когда обескураженный Фарукшах покинул покои, султан призвал к себе своего катиба и велел, чтобы лазутчики как можно скорее донесли, где находится Онфруа де Торон и как его здоровье.
       Спустя несколько дней Имад ад-Дин явился к султану и сообщил, что франк, спасший своего короля от пленения, был смертельно ранен в сражении с Фарукшахом и скончался в своей недавно возведенной крепости, что называлась Хунином.
       Катиб тоже немало подивился хмурому виду своего повелителя и, так же как раньше аль-Фадиль и Фарукшах, он потом ломал голову над словами, услышанными в тот час. Султан, сидя с сумрачным видом, вновь помянул тогда какое-то невиданное войско, состоящие из одних эмиров. "Разве можно собрать на землях Ислама такое войско?!" - недоумевал катиб.
       Султан же, узнав у о смерти франка, долго сидел в задумчивости, а потом взял свою любимую саблю с большим рубином в рукояти и протянул катибу.
       - Имад, я желаю, чтобы эта сабля легла в гробницу вместе с этим франком, - ошеломил он своего верного катиба. - Но об этом должны знать только я, ты и наш самый искусный посол, которого ты отправишь к малику неверных.
       - Значит, четвертым посвященным должен стать сам малик франков? - спросил Имад ад-Дин, старательно делая вид, что он прозрел всю глубину тайны.
       - Да. Я надеюсь на его благородство, - сказал султан Салах ад-Дин Юсуф ибн Айюб.
       Осведомленные люди передали, что король Бальдуэн с почтением принял посмертный дар султана великому воину и сабля легла в гробницу Онфруа де Торона, по левую руку.
       Сам же султан Юсуф и вправду воспринял смерть великого франкского воина, как знамение к началу джихада и осадил приграничную крепость, немногим севернее Генисаретского озера.
       Осада выдалась, нелегкой и затяжной, и тогда султан вновь призвал к себе племянника и сказал ему:
       - Тебе улыбнулась удача. Продолжай дело.
       Окрыленный Фарукшах немедля устроил смелый набег на Галилею и Ливан, принадлежавшие франкам.
       Однако на этот раз, как, впрочем, и предполагал султан, зазнавшемуся племяннику пришлось нелегко. Король Бальдуэн вместе с Раймондом Триполийским настигли Фарукшаха в долине Родников и, нанеся его войску большой урон, обратили в бегство.
       Султан, между тем, не дремал. Сбылись оба его предчувствия - и дурное, доброе. Раймонд Триполийский, желая стяжать всю славу победителя, увлекся преследованием и вместе с рыцарями-тамплиерами далеко оторвался от королевского войска. Тут-то султан и обрушился на него.
       Эта победа над франками, конечно, не рассеяла всю темную ночь поражения при Монжисаре, но все же показалась султану первыми лучами утренней зари. Враги были разбиты. В плену оказались Великий магистр Ордена тамплиеров, а также два очень знатных франка, проявивших великую доблесть под Монжисаром: Бальдуэн Ибелинский и Гюг Галилейский. Гюга тотчас выкупила из плена его мать, графиня Триполийская, за пятьдесят пять тысяч тирских динаров. Бальдуэну же пришлось немного потомиться.
       Когда Бальдуэн Ибелин был доставлен в Дамаск и помешен в крепость, султан сам пришел к нему в застенок и сказал:
       - Твоя стоимость - сто пятьдесят тысяч динаров.
       - Столько просят только за короля, - сохраняя достоинство, твердым голосом ответил франк.
       Однако у него на лбу при свете масляного огня засверкали капли пота.
       - Я слышал о твоей доблести, которая стоит не меньше королевского достоинства, - сказал султан. - Или ты так не считаешь?
       Франк не нашелся, что ответить.
       Через несколько месяцев султан обменял на него целую тысячу пленников-мусульман и отпустил, взяв обещание, что тот сам привезет деньги. Брат пленника, Балиан, был женат на дочери греческого императора. Бальдуэн незамедлительно отправился в Константинополь, к своему венценосному родственнику, и доказал всему миру, что обладает незаурядной силой ума и истинно королевским достоинством. Он сумел выпросить у императора всю сумму выкупа и действительно привез деньги в Дамаск. Оба сохранили друг о друге самое высокое мнение: султан о Бальдуэне Ибелинском, а Бальдуэн - о султане.
       Чем мог похвалиться Великий магистр Ордена рыцарей Соломонова Храма Одо де Сент-Аманд, так то - своей великой гордостью.
       Султан предложил ему обмен: на любого знатного мусульманина, попавшего в плен к франкам.
       - Равного мне не найдете, даже если вскроете все ваши могилы в Палестине, - ответил Великий магистр с высокомерной усмешкой.
       Он остался непоколебим и, просидев год в застенке, сильно захворал. Султану донесли о недуге пленника, и повелитель правоверных решил изменить условие в пользу умеренного денежного выкупа. Когда катиб аль-Исфахани поднялся с этим известием в башню и перед ним отворили тяжелую дверь узилища, он обнаружил франка уже умершим. Великий магистр лежал с открытыми глазами, устремив неподвижный взгляд к маленькому, высокому окошку.
      
      
       * * *
      
       Едва своим внутренним взором я встретился с остекленевшими глазами Великого магистра тамплиеров, как за моей спиной послышался глухой скрежет, будто стала нехотя открываться проржавевшая в петлях дверь.
       Все мы разом встрепенулись и увидели нашего добровольного "гонца". Едва держась на ногах, рус Иван пытался втиснуться в грот, груженый добром, как караванный верблюд. За каждым плечом он держал по большому мешку, а у него на поясе болталась секира дровосека, которая и тащилась со скрежетом по гранитной стене, когда рус еще подступал к гроту. Он был изрядно пьян. Сбросив мешки, он первым делом вытащил из одного бурдюк с вином и, словно не замечая никого из нас, кроме Жана де Браса, подполз к нему на коленях и назвал по-своему - Ванюхой. Он не без основания считал, что все Джоны, Иваны и Жаны в христианском крещении тезки и разница только в том, как какому народу Бог подвязал язык горлу в тот день, когда разрушил Вавилонскую башню.
       И вот, вернувшись, рус первым делом затормошил Жана де Браса, поднося ему к губам бурдюк и говоря:
       - Ванюха! Я вина для тебя добыл!
       А вино он назвал тогда тоже по-своему - брагой.
       - Хлебни скорей и сразу полегчает, - как заправский лекарь, убеждал он раненого, но вдруг оцепенел, глядя на франка, а спустя несколько медленно отстранился и, осенив себя христианским знамением по-гречески, тихо проговорил: - Да ты не дождался меня...
       Весь хмель слетел с него в единый миг.
       Тут и мы все увидели, что Жан де Брас тихо умер, слушая историю, и теперь спокойно и неподвижно смотрел на угли костра, переливавшиеся алым жаром.
       Все живые сразу зашевелились. Рыцарь Джон опустил умершему веки, и мы накрыли его одним из шерстяных покрывал, которые принес Иван. Словно следуя безмолвному приказу, мы принялись облачаться в еще полусухие, но все же согревшиеся у огня одежды, и, когда наш вид позволил без стыда явиться на погребение нашего умершего товарища , рыцарь Эсташ де Маншикур стал певучим голосом читать отходную молитву.
       Потом в гроте наступила тишина, а за его пределами сквозь шум волн и ветра мы с трудом различили глухие всхлипывания. Иван потихоньку удалился из грота и теперь плакал поблизости.
       Мы вышли наружу, и Джон Фитц-Рауф обратился к своему оруженосцу:
       - Ты плачешь, как по родному брату. А ведь ты едва знал его.
       Рус смутился от того, что его приметили, быстро смахнул рукавом слезы и, встряхнувшись, бодро вскочил на ноги.
       - А как же, мессир! - уже веселым, хоть и не слишком твердым голосом ответил он своему господину. - Пока я его тянул до берега, то два раза чуть не захлебнулся насмерть. Кем же он мне стал после, как не братом? Да и сам Жан так и сказал мне, когда мы наконец достали коленками до дна: "Ты брат мне отныне!" Так и сказал. - Иван снова перекрестился и тяжело вздохнул. - А теперь опять ни одного родного человека нет у меня кругом до самого края света.
       - Послал бы мне Бог т а к о г о брата, - хмуро пробормотал рыцарь Джон.
       Признаться, и меня смерть Жана де Браса опечалила больше всех других смертей, которые уже случились к тому часу. Я вдруг осознал, что рассказывал продолжение истории только ему одному, а все остальные были всего лишь случайными слушателями. Меня и до сих пор порою лишает покоя тайна, на каком же месте моего повествования Жан де Брас, по воле Творца, испустил дух.
      
       Змеиная почта
       Письмо третье
       Великие Драконы Запада! Сообщаем, что нам удалось найти и задержать человека, служившего наемным лоцманом в Яффе и других городах Востока. Он был генуэзцем, не приписанным ни к одному из цехов, и носил прозвище Камбала. Он признался, что "рыцари султана" заставили его довести корабль до Задара, однако буря выбросила трапезундское судно на берег несколько южнее города. Большего узнать не удалось, поскольку пресловутый Камбала не выдержал пытки и быстро испустил дух. Надеемся, что это короткое и не слишком подробное сообщение все же облегчит вам нелегкие поиски.
       Мира вам и процветания!
      

    ГЛАВА 10

    О лжи здоровья и правде недугов

      
       Итак на исходе той бурной ночи мы согрели кожу и мышцы у костра, разожженного сквайром Иваном, потом разгорячили кровь вином, что он нам принес, основательно подкрепились и заставили ее бойко бежать по жилам, занявшись печальным, но необходимым делом. Мы стали таскать в грот тяжелые камни, надеясь превратить его в могильный склеп Жана де Браса.
       Закончив это необычное погребение, мы решили покинуть это удобное для укрытия, но все же опасное место. В гроте нас могли застать врасплох, без труда перекрыв все пути.
       Мы подозревали, что рус где-то украл добро, которое он приволок в грот, но ошиблись и, узнав, откуда все взялось, даже повинились перед оруженосцем рыцаря Джона.
       Оказалось, что рус еще со дня своего пленения в Иерусалиме сумел сберег один тирский динар, засунув его за щеку. Потом он хранил богатство в укромном углу застенка. И вот теперь, возблагодарив Бога за спасение из бушующих вод, он потратил заветный динар на первом постоялом дворе, до коего сумел-таки добраться во мраке ночи. Он клялся, что некогда честно заработал его, ухаживая за конями какого-то торговца-турка.
       - Тирский динар? - переспросил рыцарь Джон. - Наверно, хозяин удивился?
       - Я этого не приметил, - небрежно махнул рукой сквайр Иван. - Его хибарка стоит у большой торговой дороги, а по ней кто только по этой дороге ни шныряет. Погрыз, он, конечно, мою денежку. Но отдал все, что я за нее просил, безо всякого торга.
       - И он даже не полюбопытствовал, откуда ты такой взялся? - спросил я его, в свою очередь.
       - А чего спрашивать? - хмыкнул рус. - Я же говорю: прямо под окнами проезжая дорога. Тут таких, как я, белобрысых, славянского племени, бывает немало. В харчевне сам видел. Даже поздоровались.
       - Что, и хозяин - твой соплеменник?! - совсем поразился рыцарь Джон, явно собравшись поверить, что буря занесла нас прямо в русские земли, на такой край света, откуда ни до какой Англии хоть три года скачи - не доскачешь.
       - Нет. Племени славянского, но рода иного, потому и зовутся по-иному - словенами, - широко улыбаясь, успокоил своего господина сквайр. - И язык у них со своими причудами. Но если ухо навострить и мыслью не разбегаться, то многое можно понять. Да и встречал я словенских купцов в моем родном Новом Городе и немного обучился их говору. А еще я узнал, что ближайший здешний город Сенем именуется. Он в той стороне.
       И рус указал рукой на север.
       Лазутчик из сквайра Ивана получился такой же толковый, как пловец и кормчий. Такой пригодился бы и султану, и Старцу Горы.
       Теперь уж и Камбалы не требовалось, чтобы понять, куда нас выбросили волны. Волей Божией, мы оказались даже ближе к цели, чем было намечено заранее, перед началом похода. Хорватский город Задар, где нам, по велению султана, полагалось высадиться целыми и невредимыми, при конях и оружии, располагался много южнее. Нас же гостеприимно принял берег Славонского герцогства, которое так же, как и Хорватия, представляет собой часть Венгерского королевства.
       - Как бы там ни было, тирские динары здесь на дорогах не валяются, - подытожил наш короткий военный совет рыцарь Джон. - Хоть Айвен и не выглядит в этих краях диковинным эфиопом, но за ним могли проследить.
       Иван поспешил успокоить нас и сказал:
       - Я путал следы, как заяц...
       - ...у которого заплетались ноги, - добавил Эсташ Лысый, вызвав дружный хохот.
       Однако, с какой стороны мы ни рассматривали положение дел, все получалось, что именно этому "зайцу" предстояло теперь стать нашим проводником и разведчиком, ибо любой другой из нас (не говоря уже обо всем отряде) появившись на людях, сразу приковал бы к себе куда больше подозрительных и просто любопытных взоров.
       Нас осталось двенадцать: семь рыцарей, четверо оруженосцев и я, соглядатай султана. И мы очень надеялись, что Господь неспроста оставил такое благоприятное число и что Он оставит его в сохранности до конца похода.
       Однако нас ожидали немалые тяготы. Мы не имели ни денег (кроме нескольких монет, что я прятал в поясе на самый черный день), ни оружия. И какому рыцарю пришло бы в голову ронять свое достоинство, вооружаясь кривой секирой для рубки кустарника? А главное, у нас не было никаких запасов провизии.
       Никому из благородных господ не хотелось отпраздновать свое возвращение на христианские земли посвящением в разбойники. Против такого вынужденного занятия нашелся и более благоразумный довод: слух о разбое сразу прокатился бы по округе и местные бароны наверняка затеяли бы на нас охоту.
       Целую неделю мы продвигались на север, к пределам Штирии, сторонясь проезжих путей и нахоженных дорог. Устраивали хитроумные облавы на зайцев и прочую мелкую дичь. Порой не брезговали и улитками. Мы останавливались в горных рощицах и ущельях, в заброшенных, отдаленных овчарнях и сараях, а сквайр Иван, тем временем, сновал по ближайшим селениям, выпрашивая хлеб и вино. Раз-другой ему удавалось улизнуть, прихватив с собой курицу.
       Но главным нашим врагом и мучителем оставался холод. Он сковывал члены крепче железных кандалов. Бывало, что благородные рыцари с грустью вспоминали застенки аль-Баррака. Те иерусалимские зимы и нескончаемые ночи плена уже начинали казаться им приятными сновидениями в сравнении с ужасными днями и ночами голодной свободы. Признаться, и у меня целыми днями зуб на зуб не попадал, и порой я засыпал, с равнодушием обреченного предполагая, что назавтра Солнце осветит своими ясными, но бесплодными лучами мой холодный труп.
       - Вот мы и в аду, - хрипя и шмыгая носом, заметил как-то рыцарь Джон. - В ледяных безднах Тартара. Но теперь я предпочел бы погреть свои кости и повариться в адских котлах.
       В те дни я, бывало, урывками продолжал свой рассказ о жизни султана, когда удавалось хоть немного отогреться у костра и слова уже не коченели во рту вместе с языком.
       Я убеждал господ рыцарей, что жизнь полна странных противоречий. Великий правитель Мосула Имад ад-Дин Зенги некогда первым из правоверных начал джихад против франков и отнял у них эдесские земли. И однако же именно благодаря его внукам христианские короли смогли спокойно править на землях Палестины лишние двенадцать лет.
       - Как такое могло случиться? - удивлялись рыцари.
       И я объяснял им, что после захвата Дамаска султан Юсуф уже в начале 1175-го года по христианскому летоисчислению мог двинуться на франков с большим войском. Однако после смерти атабека Нур ад-Дина он, что называется попал ногами в его же узкие, жмущие со всех сторон сапоги. Ведь когда-то и атабек опасался своих тщеславных и коварных родичей, правивших Мосулом. У них никогда не хватило бы воли и мужества начать великую войну против неверных, зато они не преминули бы нанести удар атабеку в спину, если бы тот двинулся на Египет или на Палестину и если бы, на свою беду, понес в войне с франками или Фатимидами чувствительные потери. Тщеславие сельджукских правителей Рума тоже вызывало у Нур ад-Дина большие опасения. Что уж говорить про гордого курда, чей род потеснил теперь с земли благородных Зенгидов? Потомки Зенги теперь шипели, как змеи в своих норах.
       Да, среди правителей земель Ислама не было согласия, и если между ними все же стояла непрочная стена мира, то даже в полдень она отбрасывала на обе стороны две долгих тени злобы и недоверия.
       В году 1180-ом (а по мусульманскому исчислению - в 576-ом) умер греческий император Мануил, и его преемник, Алексей Второй, предпочел заключить мирный договор уже не с Иерусалимским королем Бальдуэном, а с султаном Юсуфоим, надеясь на его помощь в войне против сицилийских норманнов. Так греки отвернулись от франков. В эти же годы Египет богател и процветал как не процветал и при Фатимидах. Здесь купцы Венеции и Генуи находили для своих предприятий наибольшую выгоду. Не только европейское золото оседало в Каире и Александрии, но - и лучшее европейское оружие, в том числе самые мощные дальнобойные арбалеты, которые не умели делать на Востоке.
       Но даже в такое, казалось бы благоприятное для джихада время султан Юсуф лишь редкими наездами беспокоил франков и то, по сути дела, - лишь в наказание за их разбойничьи набеги на земли Сирии и на проходящие по Заиорданским землям караваны.
       Султан дважды осаждал грозный Керак, логово разбойного Рейнальда де Шатильона, не признававшего никаких законов чести и договоров, и дважды уходил обратно, в Сирию. Франки засчитали себе две победы и кичились своими неприступными стенами. На самом же деле эти два коротких похода нужны были султану только для того, чтобы хоть частично обезопасить синайские пути в Мекку и убедить багдадского халифа в том, что все его помыслы подчинены только джихаду, а не распре с единоверцами. То же самое можно было сказать и о морской осаде Бейрута, и о битве с франками у крепости Бофор, в каждой из которых враги разошлись, понеся небольшие потери и приписав победу себе.
       Между тем, именно распря с единоверцами, не давала покоя сердцу и рассудку султана Юсуфа. Он знал, что большая война с Мосулом неизбежна и потребует немало жертв среди мусульман, а потому в те годы султан не раз был беспощаден в отношении франкских пленников.
       - Если я буду убивать воинов Мосула, которых по законам Ислама не могу продать в рабство, а на живых кафирах наживать богатство, - сказал он как-то своему катибу, - то сначала меня проклянет багдадский халиф, а потом - весь дар аль-Ислам.
       Жестокими казнями султан решил отпугнуть франков, как настырных ворон. Сначала он обезглавил всех рыцарей, захваченных в плен после их неудачного нападения на крепость Харим. Потом горькая участь постигла всех защитников пограничной франкской крепости у Брода Иакова, что стояла у реки Иордан. Все они были казнены и сброшены в крепостной колодец, а саму крепость султан повелел разрушить до основания. Король Бальдуэн и его подданные содрогнулись, а правители Халеба и Мосула призадумались. Что же касается воинов вероломного Рейнальда де Шатильона, не раз нарушавшего перемирия, то им в плену и вовсе было непозволительно мечтать о каком-либо милосердии. Когда Рейнальда обуял безумный замысел напасть на священную Мекку и его войско, двинувшись в поход, было разгромлено под Айлой, то пленников сначала прогнали, как овечье стадо, по всем главным городам Египта, а потом отослали в Мекку, где их казнь стала делом священного Правосудия. В Мекке собрались многие шейхи, в том числе и верховные учителя суфийских братств. Каждый из них поочередно брал в руки саблю и отсекал столько голов, сколько было ему по силам и сколько соответствовало его духовному достоинству среди правоверных. И каждый шейх, послужив орудием Исламского Правосудия, прославлял султана Салах ад-Дина ибн Айюба, великого воина Пророка.
       В течение двух лет Ангел Смерти Асраил приходил по ночам к султану "с докладом" едва ли не так же часто, как в светлое время дня являлся к нему катиб Имад ад-Дин. Султан уже не вскакивал всякий раз со своего ложа в холодном поту и не озирался по сторонам в тревоге, а только открывал на несколько мгновений глаза, убеждаясь, что Асраил не стоит наяву над его изголовьем, потом опускал веки и засыпал снова, хладнокровно дожидаясь вестей.
       В том же 576-ом году умер багдадский халиф аль-Мустади, и его трон занял другой Аббасид - аль-Назир. Султану донесли, что аль-Назир очень честолюбив и к тому же благоволит к шиитам, хотя и скрывает свои пристрастия.
       "Перед э т и м павлином придется рассыпать золотые зерна, ничего не поделаешь", - с тяжелым вздохом подумал султан и направил в Багдад самых мудрых послов с богатыми дарами.
       Спустя три с половиной месяца в Дамаск прилетела весть о кончине Сайф ад-Дина Мосульского. Но и на этот раз султану оставалось лишь тяжело вздохнуть, потому что роду Зенгидов, можно сказать не намного убыло, а силы даже прибыло, поскольку Мосул тут же достался брату покойного, Изз ад-Дину, самому тщеславному и самому плодовитому из потомков Зенги.
       А вслед за этой новостью всего через три дня прилетела новая - черная, как ворон. Султан Юсуф узнал, что в Александрии умер его брат Тураншах, доблестный военачальник, но бесталанный правитель. Увы, Тураншаха погубило тщеславие. Он недолго повластвовал в Дамаске и возомнил себя равным своему великому брату. Еще недавно ничто так не воодушевляло Тураншаха, как бешеная скачка и яростная битва. Но в Дамаске он поддался искушению, и верноподданные чиновники навели на него порчу своим раболепием. Султан отстранил старшего брата от власти, и все члены семьи и рода искренне поддержали его волю. Но воля самого Тураншаха, завоевателя Йемена и Нубийских земель, оказалась сломленной, и как сломанную саблю, ее уже нельзя было сковать вновь. Тураншах уехал в Египет и там предался роскоши и развлечениям, как некогда доблестный эмир Ширку, чего Всемогущий Аллах не терпел в этом курдском роду храбрых воинов и мудрых правителей. Судьба дяди Ширку не послужила Тураншаху предупреждением, потому он и сам так быстро зачах.
       В то лето по всей Сирии и Палестине царила жестокая жара, сопровождавшаяся поистине смертоносной засухой. И вот король Бальдуэн предложил султану заключить перемирие. Салах ад-Дин с нескрываемой радостью принял предложение, возблагодарил Аллаха, за то что Всемогущий там вовремя просветил неверных, и перемирие было заключено на целых два года как с Иерусалимским королем, так и с графом Раймондом, правившим в Триполи.
       Едва был заключен этот договор, как повелитель сельджукского Рума Килич Арслан стал угрожать одному князьку, союзнику султана Юсуфа. Султан воспользовался поводом и в начале осени двинулся с большим войском на север. Ему удалось устрашить не только сельджуков Рума, но и армян Киликии. Румский султан отправил к Салах ад-Дину своего самого хитрого посла. Посол осторожно предупредил сына Айюба о том, что, если тот вторгнется в пределы Рума, то Килич Арслан пустит по всему Востоку слух, будто султан Египта сговорился с франками и при их поддержке пытается захватить весь дар аль-Ислам. Эта коварная угроза не слишком оскорбила Салах ад-Дина, поскольку он и не собирался тратить силы на войну с Румом. Султану достаточно было слегка припугнуть Килич Арслана гулом копыт и облаками пыли. Ветер дул с юга, так что повелителю сельджуков достаточно заложило уши и забило пылью глаза. На этот раз Салах ад-Дин первым предложил султану Рума и христианскому правителю Малой Армении заключить договор о добрососедстве и совместных действиях против франков, если те осмелятся нарушить пределы любого из трех государств. Договор между тремя правителями был клятвенно заключен на два ближайших года.
       Вскоре в Дамаск прибыли послы от багдадского халифа. В своем послании аль-Назир выражал свою благосклонность к "истинному вершителю джихада" и подтверждал все его права на завоеванные земли. Зенгиды притихли.
       Очень довольный положением дел, султан вновь решился оставить Дамаск и удалился в Египет. Проведенные там полтора года были временем спокойным и благополучным.
       На исходе года пребывания султана в Египте, его застала весть о новой кончине. Внезапно, от колик, умер правитель Халеба, ас-Салих. Султану донесли, что, вполне вероятно, юноша стал жертвой отравления, а кто из его ближайших родичей повинен в убийстве, о том правителю Египта и Сирии оставалось только гадать.
       На этот раз султан решил не торопиться к дележу, как стервятник, а сначала поглядеть издали, как поведут себя алчные Зенгиды, пока остававшиеся в живых. Он не сомневался, что в этих обстоятельствах, что бы ни произошло по воле Аллаха без его, султана, участия, все будет к лучшему. И он оказался прав.
       Умирая, ас-Салих, дети которого едва вышли из младенческого возраста, завещал свои владения двоюродному брату, Изз ад-Дину. Тот сразу поспешил в Халеб и, едва похоронив родственника, взял в жены его мать. Казалось, могущество Изз ад-Дина многократно возросло в одночасье и ему уже впору на равных противостоять султану. Но не тут-то было. Все дело испортил родной брат Изз ад-Дина, правитель Синджара Имад ад-Дин. Он всегда считал, что когда-то, при раздаче наследства отца, его обделили. Поэтому он держался независимо и свое время заключил с султаном Юсуфом свой отдельный мирный договор.
       И вот в этом Имад ад-Дине тщеславие Зенгидов взяграло с удвоенной силой: видно, в его сердце воскрес дух умершего ас-Салиха. Имад Синджарский немедля потребовал от брата отдать Халеб ему, угрожая в противном случае встать на сторону Салах ад-Дина. Султану оставалось только довольно потирать руки.
       Изз ад-Дин устрашился такого поворота дел и предложил брату обмен: Халеб на Синджар. Тот сразу согласился, и братья поехали друг другу навстречу, но, как говорят, разными дорогами.
       Тогда султан и решил, что настало время вновь возвращаться в Сирию.
       Когда он выезжал из Каира во главе четырехтысячного отборного войска, до него из толпы донесся голос, пророчивший строками стихов, что Египет уже никогда не увидит своего султана. Салах ад-Дин посчитал, что оборачиваться в самом начале пути - дурная примета. Но пророчество сбылось: египтяне уже никогда не увидели со стен Каира, как на востоке поднимается золотистая заря султанских знамен.
       Другим событием, которое султан посчитал важным поводом к возвращению в Дамаск, стало разбойное нападение Рейнальда де Шатильона на безоружный караван, отправившийся из Египта в священную Мекку.
       В те же дни, спасаясь от морской бури и возлагая свои надежды не только на молитву, но и на мирный договор между франками и султаном, в порту Дамьетты высадились полторы тысячи христианских паломников, направлявшихся к святым местам земной жизни их пророка Исы.
       Окажись на месте сына добродетельнейшего Айюба, любой иной правитель из пределов дар аль-Ислама, он, не задумываясь, сразу отправил бы всех иноверцев в их христианский рай или же, на худой конец, разослал бы по невольничьим рынкам. Но для султана всякий паломник, даже иноверец, был человеком, достойным особого почета. Христиане стремились душой и телом в Иерусалим, и он отправил их невредимыми в Иерусалим, только перед дорогой заковал всех в кандалы, будто рабов. В своем послании к королю Бальдуэну, он написал, что со стороны благородного франка будет делом чести продержать паломников на положении рабов до тех пор, пока разбойный барон не вернет султану награбленное добро, деньги и плененных караванщиков.
       Вскоре султану донесли, что немощный король Бальдуэн попытался образумить Рейнальда де Шатильона, но бессовестный наглец отмахнулся от своего короля, как от назойливой мухи, и к тому же многие приближенные короля назвали этого разбойника героем.
       - Все же надо было отправить это стадо неверных в каменоломни, - заметил катиб султана, имея в виду паломников. - Сам Аллах послал их нам в возмещение потерь.
       - Твое "возмещение" - горсть дирхемов, - покачал головой султан. - Знай, Имад: за ту свободу, что я даровал неверным, я получу горсть золотых динаров.
       Даже мудрый катиб не смог догадаться, откуда возьмется такая выгода, и тогда султан открыл ему глаза, сказав:
       - Вот увидишь, Имад, теперь сам пророк Иса отвернется от франков и не станет выгораживать их перед Всемилостивым и Всемогущим Аллахом.
       Вновь обосновавшись в Сирии, султан стал призывать всех правителей, эмиров и принцев, подвластных Зенгидам, перейти под его власть. Он пообещал им, что, если они исполнят его волю и помогут султану в войне против неверных, то он признает их вечные права на владения и сам немедля, со всем своим войском придет на помощь к любому из них по первой же просьбе. Как только между сторонниками Зенгидов начался разброд, султан двинулся на север и захватил город Синджар.
       Благоприятные обстоятельства сложились в священный месяц рамадан, когда по законам Ислама вести войну запрещено. Катиб аль-Исфахани и многие советники султана высказывали свои опасения по этому поводу, однако султан ответил им так:
       - Если я теперь поступаю против воли Всемогущего Аллаха, то Он не отдаст мне Синджара.
       Наконец дошла очередь и до Халеба.
       Султан вновь подошел к стенам города в конце месяца мухаррама 579-го хиджры, то есть в мае 1183-го христианского года, и напомнил Имад ад-Дину, потомку Зенги, что еще недавно тот вместе со своим братом пытался заключить против него тайный союз с франками. Действительно, одно из писем к королю франков было перехвачено людьми султана. Султан пообещал, что в ближайшее время это письмо окажется перед глазами багдадского халифа.
       Имад ад-Дин заколебался, однако горожане, надо отдать должное их стойкости, остались верны присяге покойному сыну великого атабека Нур ад-Дина и решили защищать свой город до последнего вздоха. Осада началась
       Минуло меньше года со дня внезапной кончины доблестного Фарукшаха, правившего Дамаском, и вот под стенами Халеба род султана постигло новое несчастье. Стрела, пущенная с городской стены, нанесла смертельную рану одному из братьев Салах ад-Дина, двадцатилетнему Тадж аль-Малюку.
       Узнав об этом, Зенгид дрогнул и направил тайного посла к султану. Тот был немало удивлен предложенным договором. Имад ад-Дин обещал, что отдаст Халеб и будет готов под началом султана воевать против неверных в том случае, если Салах ад-Дин вернет ему родной Синджар и еще несколько окрестных селений.
       - Вот теперь и вправду за горсть медных дирхемов мы можем получить целый мешок золотых динаров, - признал катиб аль-Исфахани.
       Приближенные Зенгида открыли ночью северные и южные врата, и войско султана вступило в город. Жители были застигнуты врасплох и все разом оцепенели. Никто не мечтал дожить до утренней зари, однако уже на рассвете султан велел начать торг на рынке и через своих глашатаев громогласно объявил на площадях и перекрестках, что все горожане освобождаются от присяги, данной покойному ас-Салиху и могут не беспокоиться ни за свои жизни, ни за свое имущество. С опаской выглянув из своих жилищ, жители Халеба увидели над бывшим дворцом великого атабека три желтых знамени султана и одно, на стороне Мекки, черное, аббасидское.
       Султан ненадолго задержался в Халебе. Он передал город в "управление" своему десятилетнему сыну аль-Захиру, вернулся в Дамаск и стал выжидать.
       Для нападения на Мосул нужен был значительный повод, иначе не трудно было лишиться благорасположения багдадского халифа, который уже присылал письма Зенгидам и султану с призывом о вечном примирении. И такой повод появился, хотя пришлось дожидаться его целых два года. Изз ад-Дин долго не решался на враждебные действия, но наконец осмелел и попытался захватить один из некогда подвластных ему городов - Ирбиль. Нынешний правитель Ирбиля подчинялся султану, и, разумеется, он сразу попросил своего покровителя о помощи.
       Султан немедля вызвал в Дамаск своего брата аль-Адиля, до того дня управлявшего Египтом вместе с аль-Фадилем. Теперь он поручил аль-Адилю, спокойному и рассудительному, каким был их отец Айюб, управлять Сирией. Египет он вновь оставил на аль-Фадиля, а сам во главе войска двинулся на Мосул.
       Надо сказать, что Мосул был еще более грозен и неприступен, чем Халеб. Султан рассчитывал сломить сопротивление Зенгида скорее измором, нежели таранами, метательными машинами и подкопами. Втайне он надеялся, что Изз ад-Дин в конце концов дрогнет, как и его брат. В сердцах у всех Зенгидов была натянута какая-то слабая жилка, способная порваться при появлении врага.
       Однажды, на исходе первого месяца стояния под Мосулом, катиб аль-Исфахани явился в шатер к султану и молча поклонился ему.
       - Имад, у тебя такой вид, будто ты очень торопился и поспел ко мне раньше самого Асраила, - с улыбкой проговорил султан, сдерживая, однако, тревогу и с подозрением глядя на свиток, который катиб держал в руках, словно убитую змею.
       - Малик, я принес письмо от аль-Фадиля, - мрачно ответил катиб.
       - Кому письмо? Мне или тебе? - с этим вопросом султан указал на сломанную печать свитка.
       - Письмо направлено тебе, малик, но аль-Фадиль приложил к нему другое, вовсе без печати, - сообщил ал-Исфахани. - И оно было направлено мне. Аль-Фадиль просил меня прочесть послание к повелителю Египта и Сирии, а потом решить, отдавать его тебе, малик, или не отдавать.
       Сам не зная почему, султан облегченно вздохнул.
       Аль-Фадиль всегда знал подходы ко двору, - заметил он. - А то разве он сумел бы уберечь голову при Фатимиде... Так что же ты решил, Имад?
       - Вот письмо, малик, - только и сказал катиб, протягивая свиток повелителю.
       - Со сломанной печатью... - проговорил султан, и рука катиба дрогнула. - Что ж... Вы оба не даете мне повода усомниться в вашей преданности. Прочти мне письмо, Имад.
       Аль-Исфахани развернул свиток перед своими глазами, и несколько мгновений султану казалось, то ли катибу не хватает в шатре света, то ли он вдруг разучился читать.
       Наконец катиб кашлянул и стал читать негромким и неровным голосом.
       Вот какие дерзкие слова написал аль-Фадиль, всегда осторожный и предусмотрительный:
      
      
       " Во имя Аллаха, милостивого, милосердного!
      
       Малик, да благословит тебя Аллах!
       Ныне я обращаюсь к тебе с горькой речью, ибо уже много дней и ночей боль точит мое сердце и тяжелые мысли не дают мне покоя.
       Малик, ты, покидая Каир, назвал Египет блудницей, что тщетно пытается разлучить тебя с любимой женой, Сирией. Нет, Египет вовсе не блудница, а любящая мать. Она долго пребывала в плену и по воле Аллаха была освобождена, чтобы вскормить твою славу и твое великое могущество.
       Малик, в Египте ты обрел свою силу. И что же творишь ты ныне? Обрекаешь мать на нищету, отнимая у нее все богатства и раздавая их безродным честолюбцам за то, чтобы они ходили за тобой, как голодные уличные собаки, то поджимая хвосты, то норовя вцепиться в ногу.
       Уже долгие годы, малик, ты тратишь ее богатства на бесконечную войну - и с кем? Я напомню тебе, с кем: с мусульманами, а не с неверными. С потомками славного Зенги, который отвоевал у франков обширные эдесские земли. Можешь ли ты, малик, мой господин, которому я служу верой и правдой, похвалиться тем, что изгнал неверных хотя бы с одной камхи*. священной земли, захваченной врагами истинной веры? А ведь ты уже столько лет правишь богатым Египтом, имеешь в своей власти столько стран, сколькими обладал раньше разве что Искендер Двурогий*, и по сей день водишь по всему Востоку грозное войско. Но чьей крови ты пролил за эти годы больше - крови франков или единоверцев? Если некому сказать тебе, некому открыть тебе глаза, то скажу я, твой верный слуга, готовый заплатить головой за слово правды. Если собрать в один сосуд всю кровь поверженных тобой франков, а в другой - кровь павших от твоей руки воинов Ислама, то из первого не утолит жажду и птенец стервятника, а во втором захлебнется лев.
       Малик, призываю тебя: восстанови мир на землях Пророка, заключи мир с Зенгидом и более не истощай египетскую корову; ее вымя не бездонно и сосцы уже воспалились от беспрерывной и безжалостной дойки. В Египте уже становится неспокойно. Слышен ропот. Нил в этом году так сильно вышел из берегов, что затопил многие поля и селения. Это - плохое предзнаменование. Бедуины склоняются к бунтам.
       Дурное предчувствие не оставляет меня, малик. Если, к радости неверных, распря на землях Пророка будет продолжаться, то от нас отвернется Всемогущий Творец, а по Его воле - и великий Аббасид, потомок Мухаммада, да пребудет с ним вечно милость Аллаха.
      
       Благодарение Аллаху! Он воистину всеблагой повелитель и прибежище."
      
      
       По мере чтения голос у аль-Исфахани садился и наконец перешел в хриплый шепот, будто горло катиба прохватило жестоким ветром хамсином. Только заключительное славословие Всемогущему Богу чудесным образом исцелило чтеца и вернуло ему силы.
       Аль-Исфахани опустил свиток и стал приглядываться к повелителю правоверных.
       Султан же ничуть не изменился в лице, не побледнел, не побагровел от гнева, только застыл весь, как восковое изваяние, и взгляд его долго пронизывал катиба насквозь, словно пустое место.
       Наконец султан ожил и заметил своего катиба.
       - Признайся, Имад, - с усмешкой обратился к нему султан. - Ведь сейчас ты прочел это письмо впервые...
       У аль-Исфахани опять пересохло горло. Он не знал, что ответить, и следующий вопрос султана показался ему новой пыткой:
       - Ты заметил в письме хоть одно слово клеветы? - спросил его Салах ад-Дин, но не стал долго мучить и ответил сам: - Я рад тому, что у меня есть честные слуги, которым можно доверять.
       Тут катиб взбодрился и решил осведомить султана об одном подозрительном событии:
       - Малик, есть сведения, что аль-Фадиль отправил какое-то письмо Изз ад-Дину.
       - Неужели? - приподнял бровь султан. - Это меня радует. Если он в том письме также не поскупился на правду, то у Зенгида будет не меньше поводов к размышлениям, чем у меня.
       В начале осени в Армении умер Ахлат, правивший теми самыми землями, откуда пошел род султана. Ахлат признавал над собой власть сына Айюба, и султан сразу двинулся с войском на север, как только узнал, что владения, потерявшие хозяина, успел прихватить один сельджукский атабек. Восстановив справедливость, султан тут же вернулся к стенам Мосула, давая понять Изз ад-Дину, что тот в конце концов ослепнет, глядя на желтые знамена, окружающие его город.
       Но в один из вечеров султана охватил сильный жар, и он слег. Лихорадка стала томить его с каждым днем все сильнее и сильнее, и вскоре он слабым голосом отдал приказ отойти к Харрану.
       Ночами султан не мог сомкнуть глаз и ожидал увидеть наяву Ангела Смерти Асраила.
       - Всемогущий Аллах! Ты послал мне письмо аль-Фадиля раньше Своего грозного гонца, - прошептал он однажды, едва разжимая челюсти от нестерпимого озноба. - Я возжелал собрать все земли Пророка под одним знаменем, дабы восславить Твое величие. Я надеялся на Твою безграничную милость и возжелал утвердить на землях Пророка свой род, дабы прекратить распри между правоверными и одним ударом смести франков в море. Я был верен своей клятве, Всемогущий! Ныне я осознаю, что совершил великий грех и вышел за пределы смирения пред Твоей волей! Теперь я признаю, что Ты, Всемилостивый и Всемогущий, изрек Свою волю словами аль-Фадиля...
       Асраил все не являлся, а болезнь все ожесточалась. Несколько раз великий султан забывался в бреду. И вот он решил призвать к себе своих родичей, чтобы объявить, кто из них получит главное наследство - власть над родом, Египтом и Сирией.
       Султан рек, что в случае его кончины власть перейдет в руки его брата, аль-Адиля. И тут же, на одре болезни, Аллах открыл султану горькую истину: его собственный род, как и род Зенгидов, как и роды всех великих правителей прошлого, обречен на распри. Сын эмира Ширку, Назир ад-Дин, громогласно объявил, что он остается старшим в роду и что власть над Египтом некогда досталась Юсуфу, сыну Айюба, только благодаря доблести Асада ад-Дина Ширку, его неизбывному желанию очистить Египет от ереси и подчинить страну великому атабеку Нур ад-Дину. И раз так, заключил свою речь двоюродный брат султана, то теперь по всей справедливости настает черед властвовать прямому наследнику египетского везира Ширку.
       Сердце султана разгорелось гневом и болью, но он не показал вида. Озноб вдруг отступил. И что же! Не прошло и двух дней, как султан Юсуф стал поправляться, и по всему дар аль-Исламу в мгновение ока разнеслась весть о его чудесном выздоровлении. Эта весть и самого Изз ад-Дина Мосульского поразила, как удар грома. Ибо как иначе объяснить то, что он сразу отправил к султану своего посла с предложением о мире. Он был готов утвердить имя султана в пятничной молитве, то есть тем самым признавал себя его подданным, и даже обещал быть союзником в войне с неверными. За это Изз ад-Дин просил султана отступиться от Мосула и передать во владение земли, считавшиеся священными для рода Зенгидов.
       Когда султан отпустил посла, у него только и хватило сил, что развести руками и вымолвить:
       - Всемогущий Аллах. Чудны и неисповедимы пути, коими Ты открываешь истину смертным! Ныне вижу: путь мой прям и ясен, как полет стрелы.
       И пот ручейками потек по всему его телу.
       На следующее утро султан смог самостоятельно сесть на коня.
       Действительно, путь его теперь был прям и ясен: пред грозными очами Аллаха и на глазах всех правоверных ему уже ничего не оставалось делать, как взять под свое начало мосульское войско и с великой армией двинуться на Аль-Кудс, священный город Иерусалим. Препятствием могло показаться только перемирие, недавно заключенное с франками.
       Когда я рассказал благородным рыцарям о том, что Назир ад-Дин ибн Ширку, оставил султана, отправился в Хомс и через два месяца умер от перепоя, в их взглядах отразилось глубокое сомнение. Однако я сообщил им только то, что знал.
       Потом я напомнил им, что происходило в эти годы во франкских королевствах Востока, а происходил там, по воле Всевышнего, немалый разброд.
       Когда в Багдаде начал властвовать новый халиф, аль-Назир, сестра короля Бальдуэна Сибилла наконец "выудила" себе из Франции мужа. Им стал вспыльчивый, вздорный красавец Ги де Лузиньян. Многие бароны были против этого брака, но Сибилла настояла на своем. Медовый месяц был ознаменован ссорой между этим бойким выскочкой и терявшим силы королем Бальдуэном. Однако по воле Бога он прожил еще целых пять лет и на смертном одре передал престол своему малолетнему племяннику, сыну Сибиллы от первого брака. Король Бальдуэн Четвертый скончался в марте 1185-го года, незадолго до того дня, когда султан Юсуф двинулся на Мосул. Все христианские графы, князи и бароны утвердили регентом при Бальдуэне Пятом Раймонда Триполийского, который и обратился с просьбой к султану заключить с ним перемирие сроком на четыре года. Тогда султан Юсуф еще не ведал, как и когда завершиться его противостояние с Зенгидами, и потому охотно согласился на мирный договор. Срок его тоже вполне устраивал.
       Вскоре после того, как Салах ад-Дин с почетом и славой вернулся в Дамаск от стен Мосула, отрок Бальдуэн умер, и Сибилла, согласно правилам наследования, стала королевой, разделив трон с Ги Лузиньяном.
       Султан никогда не нарушал данное им слово, и теперь длительное перемирие связывало ему руки. Однако тот же барон-разбойник Рейнальд де Шатильон оказал султану "добрую" услугу. Он терпеть не мог никаких перемирий, и в конце года вновь напал на караван, пересекавший заиорданские земли. Султан немедля отправил королю Ги Лузиньяну письмо с жалобой на его подданного, и вскоре получил весть о новом королевском позоре, которого и ожидал с нетерпением. Иерусалимский король не смог унять наглого буяна. Повод к войне теперь сиял, как зловещая хвостатая звезда.
       Боэмунд Антиохийский и Раймонд Триполийский, не питавшие к новому Иерусалимскому королю, никакого уважения, поспешили подтвердить свой мирный договор с султаном. Граф Раймонд даже позволил большому отряду мамлюков пройти через его земли и совершить нападение на северные пределы соседнего королевства. Однако он ужаснулся, когда увидел на копьях возвращавшихся мамлюков головы рыцарей-тамплиеров. Вскоре он узнал о том, что тамплиеры первыми напали на воинов султана, сделавших привал у реки. Однако численный перевес был не менее одного к десяти в пользу мусульман.
       Доблесть рыцарей Соломонова Храма сокрушила сердце графа. Он поехал в Иерусалим, покаялся перед королем за свой поступок и дал клятву защищать в грядущей войне с султаном Иерусалимскую корону.
      
      
       * * *
      
       И вот как только султан Юсуф повернул своего коня на Иерусалим, так тотчас кусты около нашей стоянки зашевелились, и из них показался оруженосец рыцаря Джона, как обычно промышлявший неизвестно где.
       Несмотря на сильный холод, он был весь в поту, щеки его пылали веселее наших углей, и с плеч даже тянулся пар. Его руки на этот раз были пусты, что изумило нас больше его наружности.
       Он обвел всех взором силача, только что повалившего сотню врагов, и насмешливо сказал:
       - А не пора ли вам, добрые рыцари, немного размяться, а то у вас вид, как у мороженных... - и он произнес слово, по его уверениям означавшее какую-то русскую рыбу.
       Рыцарь Джон строго спросил его, в чем дело, и он с довольной ухмылкой сообщил нам, что низом, в объезд горы, движется, какое-то, по его словам, "совсем нехорошее войско".
       - А с чего ты взял, что оно "совсем нехорошее"? - с большим сомнением полюбопытствовал Джон Фитц-Рауф.
       - Я не знаю, - хитро щурясь, развел руками рус, - может, в этих краях полно нечисти и поэтому принято возить по лесам монашек на привязи, как собачонок... чтобы те отгоняли бесов.
       Тут все рыцари вскочили на ноги и разом загудели, как рой шершней, готовые налететь на обидчиков бедной монашки, сколько бы таких негодяев ни объявилось.
       Только благоразумный Эсташ де Маншикур, переведя дух, решил-таки на всякий случай осведомиться об их числе. Рус ответил, и рой сразу угомонился.
       - Четырнадцать всадников, вооруженных мечами, и пятьдесят копейщиков, - сообщил он. - Три повозки. Еще человек двадцать слуг. Все крепкие ребята, с одного удара с ног не собьешь... Нам что, не нужны оружие и кони?
       Видимо, мозги у добрых рыцарей и вправду слегка подмерзли, и даже Эсташ Лысый не сразу уловил ход мыслей руса. Но Иван, видимо, ожидал, что на первых порах в таком деле возникнут трудности, и, не дожидаясь ответа, продолжил:
       - Если благородные господа считают, что применить военную хитрость и отнять у плохих людей оружие значит погубить честь, то может быть, мессир позволит мне принять грех на себя и вооружить господ так... как это у меня получится. Важно только, чтобы господа рыцари не слишком отставали, а то на эту горку все это железо мне таскать не перетаскать. Я и так уже из сил выбился.
       - Хорошо, мы пойдем все вместе и своими глазами посмотрим, что там за воины и что там за монашка, - постановил рыцарь Джон.
       - Тогда надо торопиться, - обрадовался рус и указал не вниз, а на самую вершину горы.
       Оказалось, что он уже разведал направление дороги, и теперь, если бы мы собрались с духом и одним махом перевалили бы через хребтину, то смогли бы на той стороне сделать еще один привал, спокойно дожидаясь "нехорошего войска", а вовсе не догоняя его пешком.
       Подъем был нелегок, но мы были вознаграждены за приложенные усилия, за все ссадины и ушибы... и за доверие к нашему проводнику и добытчику.
       Он первым достиг вершины и, забыв о предосторожности, громко воскликнул:
       - Вот оно! Да отсюда все видно, как самому Господу Богу!
       С вершины горы открывался вид на довольно лесистую долину. Ручеек дороги тек внизу, у подножия. Он то терялся под серым покровом леса, то появлялся вновь, и наконец достигал вдали небольшого селения, неподалеку от которого виднелась маленькая цитадель. То была, конечно, не крепость, не грозный замок какого-нибудь владетельного барона, а просто - укрепленная усадьба, большой каменный дом с высокими стенами и даже со сторожевой башней.
       - Пожалуй, что Господу Богу видно все же немного побольше, - заметил рыцарь Джон. - Айвен, где же твое хваленое войско?
       Рус нахмурил брови и перевел взгляд в другую сторону. Все мы невольно повернули головы, последовав его примеру. Вскоре мы заметили внизу движение темных пятнышек. Так видно с высоты человеческого роста муравьев, спешащих среди травы по своим дорожкам. Только это были довольно ленивые муравьи.
       - Вон они! - указал рус, а вслед за тем его палец описал дугу над всей долиной. - Они направляются к той усадьбе. Больше некуда.
       В первое утверждение руса мы готовы были поверить, а второе приняли с большим сомнением.
       - Дорога здесь одна. Там и есть их нора, - уверял он нас. - Очень на то похоже. В одном только могу ошибиться... Не знаю, что вернее: устроить засаду по дороге или же дать им забраться в нору, а потом напустить туда дыму. Думайте сами. Вы всю жизнь воевали, вам и виднее.
       Не могу сказать, что благородные христианские рыцари сразу предались размышлениям о ведении военных действий по освобождению дамы, хотя, как говорят, рыцарей хлебом не корми - только дай освободить какую-нибудь даму. Все они просто вперились взглядами в рыцаря Джона, а тот только махнул рукой и отдал приказ:
       - Пошли вниз. Успеть бы до ночи хоть какую-нибудь черствую горбушку пожевать, а то и с крысой не справишься.
       И вот мы двинулись к тому селению наперегонки с "нехорошим войском". Замысел заключался в том, чтобы сначала добыть хоть немного еды, а потом уже основательно подумать о всех прочих благородных подвигах - спасении дев и королей. Мы собирались сразу завернуть на дальней развилке к селению, но, когда оно открылось нам вблизи, с небольшой возвышенности, мы сильно насторожились. Если и его жителей сравнивать с муравьями, то мы увидели муравейник, в который кто-то походя злобно ткнул палкой. Все там испуганно суетились. Кто-то запирал ворота. Иные мчались на телегах, запряженных лошадьми, к лесу. Кто-то гнал им вслед скотину.
       - Без еды сегодня точно не останемся, - заметил рус, - а вот об остальном неплохо бы позаботиться заранее.
       Рыцарь Джон пристально посмотрел на своего оруженосца и велел скорее двигаться к усадьбе.
       Мы поспели к ней как раз тогда, когда пришельцы стали располагаться боевым станом перед наглухо запертыми воротами, а со стен на этот стан смотрели стражники, лениво качавшие копьями. Изредка "гости" явно безо всякой учтивости покрикивали в сторону дома, а оттуда им отвечало столь же нелюбезное эхо. Смысл криков был неясен, поскольку неторопливый разговор велся на венгерском языке.
       - Да тут и вправду война! - ожил и повеселел рыцарь Джон, а вместе с ним приободрились и другие рыцари.
       Немного разочаровал нас вездесущий и всезнающий Иван: оказалось, что есть языки, которых он совсем не понимает.
       - Но всем же ясно, на чьей стороне воевать! - оправдался он.
       - Сначала покажи нам пленную монашку, - потребовал его мессир.
       Долго ждать не пришлось.
       Притаившись в кустах, у лесной опушки, мы увидели наконец предводителя "нехорошего войска". Оказалось, он ехал на встречу с врагом, прячась в одной из двух крытых повозок. Он был тучен, далеко не молод и в своей теплой меховой одежде очень напоминал медведя, шкуру которого украсили грубой золотой тесьмой, а на голову нахлобучили для потехи роскошную шапку.
       Его голос тоже напомнил медвежий рык. Он крикнул что-то в сторону дома так, что копья его защитников на стенах закачались еще сильнее, а потом махнул огромной лапой, словно веля кому-то выйти из повозки следом за ним.
       Тут-то и появилась пресловутая монашка. Ей помогли спуститься на землю двое воинов. От левой руки у нее - вернее от узкого браслета на запястье, который издалека было почти не разглядеть, - тянулась в повозку длинная цепочка. На другом ее конце оказался тяжелый котелок.
       - Что за наваждение! - чуть не в полный голос воскликнул рыцарь Джон, и все христиане перекрестились.
       Монашка была довольно крупной девой лет двадцати. Лицо ее мы видели только мельком, потому что она сразу отвернулась от нас к дому, но франки успели перешептаться между собой, что она довольно мила, что рот немного великоват, но, однако, тоже хорош к месту.
       Выбравшись из повозки, монашка встала рядом с предводителем, не слишком его сторонясь, а котелок обхватил позади нее один из слуг. Он с кислым видом стал озираться по сторонам, словно желая скорее передать ношу кому-нибудь из слуг помладше.
       Предводитель снова прокричал какие-то нелесные слова, и вот на стене, как раз над воротами, появился хозяин дома. Он был тоже в летах, грузен и седобород. По его виду и по его первому ответу можно было предположить, что он немного обескуражен, но, тем не менее, сразу сдаваться не собирается.
       Так они перебросились несколькими фразами, а потом, к нашему еще большему изумлению, в перепалку вступила и сама монашка. Голос у нее оказался зычный, крепкий и совсем не напоминал дрожащий лепет несчастной пленницы. Сначала она что-то злобно крикнула в сторону "осажденной крепости", и ее хозяин даже как будто не нашелся, что ответить. Он только развел руками и пока молчал, монашка затеяла яростный спор с пленившим ее "медведем". Она взмахивала свободной рукой и уже норовила схватить ею тяжелый котелок. "Медведь" даже отступил от нее на шаг. Тут снова отозвался со стены хозяин и одной короткой тирадой угомонил спорщиков. Они взглянули на него, о чем-то поразмышляли, потом переглянулись между собой, и на их лицах явственно промелькнула недобрая усмешка.
       - Дорого бы я сейчас заплатил толмачу, - покачал головой рыцарь Джон.
       "Медведь" и монашка закончили переговоры с хозяином усадьбы и между собою и разошлись. Каждый убрался в свою, отдельную, повозку. Хозяин усадьбы покинул стену, а воины-пришельцы начали устраиваться перед ней на ночлег на далеко не безопасном расстоянии.
       Между тем, по-зимнему быстро смеркалось. Благородные рыцари пришли к заключению, что осада неминуема, но приступа дожидаться долго. После военного совета они все разом уставились на руса, и тот, не говоря ни слова, исчез в лесу.
       Вернулся он, когда уже совсем стемнело, с целой охапкой лепешек и разными новостями.
       Едой он, с его слов "самым честным образом", поживился у скрывшихся в лесу жителей селения. Среди них нашелся человек, немного говорившего на одном из знакомых русу языков. Так увиденное нами "наваждение" частично обрело смысл.
       Оказалось, мы стали свидетелями распри двух родственников. Хозяин усадьбы обладал некой священной реликвией, а тот, кто подступил к стенам дома, также заявлял на нее свои наследственные права. Монашка приходилась племянницей хозяину, а враждующий родственник теперь предлагал ему обменять девушку на реликвию, чем-то угрожая в случае отказа. Распря была понятной, но торг остался выше нашего понимания.
       - Если она не будет в монастыре, то на ее дядю падет кара Господня, так мне сказали, - ответил рус на недоуменные вопросы. - А почему, неизвестно. Крестьянин не смог объяснить.
       - Во всей этой истории, если она правдива, есть один подвох, - заметил Эсташ Лысый. - Может быть, эта девушка... ты кстати, узнал, как ее зовут?
       - Конечно! - ухмыльнулся Иван. - Катарина.
       - Так вот вполне вероятно, что нашу очаровательную Катарину поместили в монастырь насильно и ей совсем не хочется там оставаться, - продолжил Эсташ. - Что это значит?.. - И он сам же ответил, когда воцарилось недоуменное молчание. - Это значит, что уже нет никакой ясности, на чьей стороне справедливость и за кого из этих мохнатых увальней нам стоит воевать.
       - И я вам скажу, что встревать в распрю родичей - самое гнилое дело, - как равный на совете, подал голос оруженосец рыцаря Джона, и мессир не осек его. - Всегда потом виноватым окажешься, кого не поддержи... Лучше мы одолжим коней и оружие... Как раз стемнело... А потом вернем на обратном пути.
       - На каком еще "обратном пути"? - проворчал себе под нос тот же рыцарь Эсташ, все более углубляясь в какие-то сумрачные размышления.
       - Будет так, - пресек рыцарь Джон дальнейший разброд замыслов.- Завтра утром мы прямо пойдем к этому... который торгует монашками, и поговорим с ним. Если он дворянин, должен же он знать какой-нибудь благородный язык, кроме своего венгерского!
       Эсташ высказал то, что уже не могло вызвать споров:
       - Ночью тут околеешь от холода, а огонь жечь нельзя. Заметят.
       - Селение недалеко. Дома пока оставлены, выбирай любой, - не унывал рус.
       Лиц уже почти не было видно в темноте, но по молчанию рыцарей можно было судить, что здесь, почти на пороге богатого дома, им трудно поддаться желанию кормить блох в домах здешних простолюдинов.
       Тут вновь настал мой черед вершить судьбу похода.
       - Я - не христианин и не благородный рыцарь, поэтому могу кое-что себе позволить, - сказал я. - Обещаю вам, что не трону ничьей собственности и в течение одной стражи выясню, что здесь происходит. Я также выясню, можно ли нам обрести из этой распри какую-либо выгоду, и к тому же освобожу вас от тяжелой необходимости выручить из беды эту девушку... если таковая беда имеется.
       - Короче, сделаешь все за архангела Гавриила, - усмехнулся рыцарь Джон. - Что ж, попробуй. Что требуется от нас?
       - Немногое... Во-первых, взять в руки то оружие, которое вам скоро отдадут, и подержать его в руках хотя бы до моего возвращения, - сказал я рыцарям.
       Ночной холод уже стал всех одолевать, и первыми замерзли новые вопросы и сомнения.
       - Во-вторых, я прошу мессира Джона разрешить своему оруженосцу устроить для общей пользы одну небольшую проказу, - добавил я. - Всего-навсего отвязать и распугать коней.
       - Чего проще! - обрадовался сквайр Иван, а его господин промолчал в знак не слишком одобрительного, но вполне определенного согласия.
       Наверно, об ассасинах в этих краях никогда не слыхивали. Теперь один объявился. Прежде, чем вспомнить все свои былые навыки, я еще раз коротко поразмыслил, какую же из повозок выбрать вернее. Учтя сомнения Эсташа Лысого, я решил, что все же лучше начать дело с добычи покрупнее.
       "Чего проще!" - мог сказать и я вслед за русом. Здесь вовсе не требовалось превращаться в ассасина, чтобы подобраться к повозке. Два стража дремали. Никто не боялся вылазки со стороны "осажденной" усадьбы. Я подумал, что и помощь Ивана не нужна, но все же не стал его томить и коротко взвыл по-собачьи. Спустя несколько мгновений в ответ раздалось конское ржание и топот копыт.
       Когда ночные стражи очнулись и, растерянно повертев головами, побежали на шум, я уже грелся в теплой повозке, сидя верхом на "медведе" и держа тонкое лезвие кинжала у его горла.
       "Медведь", если и не знал раньше франкского языка, то теперь от страха кое-как заговорил на нем. Через меня он уже на родном венгерском наречии передал приказ своему воинству отойти к лесу и побросать там в кучу свое оружие да так, чтобы оно погромче позвенело (и этим звуком разбудило сердца благородных рыцарей). Потом обе повозки двинулись в сторону усадьбы. Хозяин был разбужен, и его люди долго махали наверху факелами прежде, чем он поверил своим глазам и открыл-таки ворота. Посреди двора я велел остановиться. "Медведь" приподнялся с нагретых теплыми булыжниками тюфяков и вылез наружу, а я торжественно выехал, сидя у него на загривке.
       Хозяин усадьбы пучил глаза и явно старался переловить широко разинутым ртом всех ночных птиц. Помня о подвохах семейной распри, о которых благоразумно предупреждал рус, я огляделся, высматривая путь на случай бегства, и повелел, чтобы люди хозяина удалились за ворота усадьбы. Я не слишком надеялся, что хозяин выполнит такое наглое требование, но он был так ошеломлен, что безропотно подчинился.
       Монахиня, тем временем, выбралась из второй повозки сама и в обнимку с тяжелым котелком подошла ближе, глядя на меня во все глаза.
       - Это зачем? - спросил я "медведя", указав на котелок.
       - Чтобы не убежала, - хрипло пробормотал он.
       - Теперь уж точно не убежит, - окончательно обескуражил я его и отскочил к хозяину усадьбы, держа кинжал так, чтобы он зловеще посверкивал в свете факелов.
       Мне и всем рыцарям повезло: Всевышний наделил и этого достопочтенного венгерского дворянина сносным знанием франкского наречия.
       - Ваша племянница свободна. Ваш недруг в ваших руках, - осведомил я его.
       - Хвала Господу! - пробормотал он, по виду не столько радуясь такой внезапной подмоге, сколько желая угодить мне, нежданному "спасителю".
       - У меня есть к вам неотложное дело, и я должен поговорить с вами наедине, - сказал я ему.
       Хозяин почти подобострастным жестом пригласил меня в дом и что-то сказал своим родичам по-венгерски. Я немедля потребовал, чтобы он перевел мне сказанное. Он ответил, что не может оставить родичей посреди двора и тоже велел им идти в дом. По глазам было видно, что он говорит правду и пока еще не способен замыслить против меня и всех нас какого-нибудь коварства.
       - Требую, чтобы они находились до утра в разных комнатах и под запором. - Таково было мое новое повеление.
       - Как вам будет угодно, мессир, - немедля смирился этот явно не воинственный по своей природе старик.
       Я рассказал ему все, как было, всю правду, потому что правда выглядела невероятней любой лжи. Зато мы все теперь, не сговариваясь и не путаясь, могли бы ответить на любой вопрос старика. В ту ночь мне не верилось, что из этой дикой глуши вести доберутся до наших могущественных врагов. Больше всего меня удивило то, что простодушный старик, похоже, верил каждому моему слову. Он весь потел, крупные капли бежали по его лбу, и он все приговаривал: "Ну и чудеса! Сам Господь Бог послал мне вас!" Мы пили вино, закусывали холодной бараниной, и я все чаще вспоминал о дрожащих от холода рыцарях, опасаясь, что они скоро не утерпят и сами пойдут на приступ. Я утаил от хозяина, которого звали Дьердем Фаркаши только то, что нас послал сам султан. В такое он, наверно, не поверил бы, даже если на моем месте объявился бы сам архангел Джебраил.
       Старика подпирало скорее рассказать мне свою удивительную историю, и я узнал ее прежде, чем к столу и теплому очагу были приглашены скрывавшиеся в лесу благородные рыцари. Слушая ее, я и сам удивлялся тому, в какой необычайный узор порой переплетаются судьбы людей по воле Всемогущего Создателя.
       Оказалось, что предок Дьердя Фаркаши тоже был крестоносцем и некогда участвовал в самом первом походе христианского воинства в Палестину. Когда крестоносцы взяли и разграбили Антиохию, к городу подошла большая армия мусульман, и ее вел не кто иной как тогдашний правитель Мосула! Так христиане сами превратились в осажденных. Осторожный мосулец решил взять город измором и почти добился своего. До крестоносцев наконец добрался голод, и вот, когда им уже оставалось надеяться только на чудо или сдаться, оно, чудо, взяло и произошло. В подземелье церкви Святого Петра, стоявшей в Антиохии, было найдено копье легендарного сотника Лонгина, которым этот римский язычник пронзил плоть распятого на кресте пророка Исы и потом сам уверовал в его божественное предназначение. Воодушевленные находкой крестоносцы широко открыли ворота, напали на мусульман и, хотя те несравнимо превосходили их численностью, одержали полную победу. Воины Ислама были обращены в бегство.
       Еще раньше, когда копье только вынимали из подполья, предок хозяина усадьбы приметил и незаметно прихватил с собой одну из щепочек, отскочивших от ветхого древка. Из той битвы с мосульцами он вышел без единой царапины, и потом всю жизнь бережно хранил реликвию. Реликвия передавалась по наследству, и поскольку бывший крестоносец нарожал много детей, а реликвия по воле ее своенравных хранителей дважды переходила к потомкам не по праву майората*, то в конце концов и начались распри. До хозяина усадьбы священной щепкой владел его старший брат, и ему тоже приходилось потерпеть от родственников, требовавших возврата реликвии в их руки. На протяжении многих лет только местному епископу удавалось предотвращать или прекращать междоусобную войну.
       Похоже было, что Фаркаши охотно расскажет обо всех грехах своего рода, но только не о странных злоключениях своей племянницы-монахини, прикованной к котелку. Ничуть не смущаясь и глядя старику прямо в глаза, я спросил его о причинах необычайного торга, поскольку именно этот торг воодушевил нас оказать Дьердю Фаркаши непрошеную услугу. Старик помялся, хмуро подвигал бровями и все же решил исповедаться за своих родичей до конца.
       - Старший брат долгое время был вдовцом, - сообщил он. - Потом присмотрел себе одну особу из хорошего рода, но... как сказать по-франкски, не знаю... Были препятствия. Короче говоря, его вторая жена стала носить ребенка еще до того, как он повел ее под венец... Но и ее родителям зато уже ничего не оставалось в этих обстоятельствах, как только отдать свою дочь под венец... Катарина стала поздним ребенком. Очень поздним. Ее мать умерла, когда дочери исполнилось десять лет. А в шестнадцать Катарина... сама понесла неизвестно от кого... но выкинула. После этого брата осадили всякие недуги. Он стал мучиться животом. И вот один священник просветил его, что все дело в старых грехах, а искупить их должна дочь. Священник сказал, что ей самое место в строгом монастыре и пока она будет оставаться в священных стенах, Господь будет милостив.
       Старик замолк.
       - И что же? - невольно сжимал я все крепче свою хватку.
       - Катарину поместили в монастырь, боли у брата прошли, а через год он умер, - коротким и ясным заключением старик завершил свой рассказ о минувших временах.
       - Мне непонятно, чем вас теперь пугает ваш родственник? - намекнул я старику о бедах настоящего времени.
       - Епископ говорил, что Катарина должна оставаться в монастыре, иначе недуги брата достанутся мне по наследству, - вздохнул старик. - После меня реликвия должна перейти к третьему Фаркаши, который ныне служит австрийскому герцогу Леопольду.
       Меня охватило еще большее любопытство, и я спросил:
       - А вы проверяли?
       - Что?! - вытаращил глаза Дьердь Фаркаши.
       - У вас живот болит? - не удержался я от лукавого вопроса, о коем тут же пожалел.
       Старик тревожно прислушался к себе и пробормотал:
       - Что-то отдает в правом боку... но ведь не я виноват, что ее забрали из монастыря. - И вдруг глаза у него потеплели, и он, словно прозрев, с радостью заметил: - А разве то, что мой родич попал в ваши руки, не подтверждает мою правоту?!
       Тут сама собой дошла очередь и до благородных рыцарей, что, как стая голодных волков, сидели в лесу против "овчарни".
       - У них нет иного выхода, как только прийти в ваш дом с оружием в руках, - сказал я хозяину. - Вы должны войти в их положение. В том, что все они - господа благородного происхождения, вы легко убедитесь, посмотрев на их лица и понаблюдав за их манерами.
       Дьердь Фаркаши взмахнул руками, как старый петух крыльями.
       - Я верю вам! - воскликнул он. - Я предоставлю господам дворянам лучшие покои, какие имею!
       Вскоре господам рыцарям была предоставлена возможность показать свои благородные манеры за столом. Они молча насыщались, держа позаимствованные мечи у себя на коленях, и их невероятная прожорливость служила подтверждением моих россказней. Рыцарь Джон постановил не пить вино, и все подчинились, прекрасно понимая, что, каким бы радушным ни казался хозяин дома, терять бдительность нельзя. Постели, как и ужин, были прекрасны, мягки и чисты, поэтому был брошен жребий, кому и в какой очереди стоять на страже. Ведь благоразумные и трезвые рыцари понимали также, что уснут в такой роскоши, как убитые, и способны проспать не только любую опасность, но само светопреставление.
       Мне, как младшему, досталась отдельная маленькая комната с окошком, впрочем достаточным, чтобы в него в случае чего протиснуться. Сон долго не шел ко мне и неспроста. Чутье не обмануло меня. Глубокой ночью раздался тихий стук. Я подошел к двери и, не спрашивая, кто пожаловал в гости, отодвинул засов, другой рукой сжимая кинжал, хотя и будучи уверен, что он не понадобится.
       Когда я приоткрыл дверь, мне в лицо пахнул густой запах женщины.
       - Благородный мессир! - донесся шепот невольной монахини Катарины.
       Для меня она была довольно крупна, но главное препятствие заключалось не в этом.
       - Сударыня, на вас, как я вижу, нелегко найти запор, - ответил я по-франкски, замечая, что от железного котелка она уже избавилась и, похоже, не только от него, но и от своих печальных монашеских одеяний.
       - Разве я могла оставаться в долгу перед своим спасителем? - сладостно проворковала племянница хозяина.
       Плоть моя встрепенулась, но я взнуздал ее, ведь слишком зыбка была наша удача, слишком зыбка.
       - Сударыня, я не слишком суеверен и не страшусь примет, - любезным тоном отвечал я, не пуская Катарину на порог, - но нынешнюю ночь я хочу целиком посвятить благодарственным молитвам. И вам советую последовать моему примеру.
       Послышалось недовольное сопение, потом - какое-то венгерское слово, наверно ругательство, и наконец я услышал самую искреннюю мольбу Катарины, вознесенную ею на франкском наречии:
       - Господи, пошли же наконец в наши дикие места хоть одного благородного рыцаря!
       Хорошо, что ее не слышали "рыцари султана Юсуфа". Хорошо было и то, что сама Катарина еще не знала, каких гостей послал Всевышний ее дяде.
      
      
      

    ГЛАВА 11

    О пределах милосердия и беспредельности гордыни

      
       На другой день благородные манеры господ рыцарей, которые я так расхваливал Дьердю Фаркаши, расцвели во всей своей красе. Вечером он устроил пир в честь удивительных гостей и своей невероятной победы над алчным родичем, носившим какие-то очень сложное имя. Хозяин называл родича просто "Бошо". Поражение сломило "медведя Бошо", и он, пусть временно, но стал очень сговорчив. По этой причине хозяин расщедрился еще больше. Он приодел господ рыцарей и для каждого нашел в подарок дорогой пояс. Рыцари произносили на пиру цветистые тосты за благополучие его рода и дома; Дьердь Фаркаши весь сиял от удовольствия и гордо посматривал на своего родича, также приглашенного на пиршество и посаженного на вполне почетное место, по левую руку хозяина (по правую, разумеется, удостоился сидеть рыцарь Джон Фитц-Рауф). А когда Эсташ де Маншикур взял в руки виолу и исполнил для хозяина сочиненную в его честь сирвенту, тот как будто в единый миг захмелел и пустил ярко заблестевшую на его щеке слезу.
       В той сирвенте Эсташ Лысый, конечно, не забыл помянуть миловидную племянницу Дьердя Фаркаши, сравнив ее с розой, растущей среди суровых скал и стойко сопротивляющейся всякой непогоде. Катарина, как ни странно, сидела за столом вместе с нами и тоже на весьма почетном месте, со стороны широкого хозяйского торца, левее "медведя". Разумеется, ей было прекрасно видно всех благородных рыцарей, о пришествии которых она так молила Бога, а им всем не надо было тянуть шеи, чтобы видеть статную, остробровую монахиню. Жизнь кипела в ней, и воля отца явно подавляла ее природу. Впрочем, она вовсе не казалась сломленной судьбою и грехами рода, кои должна была искупать невольным отречением от радостей жизни. Она уплетала за обе щеки и даже - мясное, пригубляла вино и при том успевала обстреливать рыцарей короткими, жгучими взглядами лучше, чем сотня сарацинских стрелков. Рыцари держались стойко, как на холмах Хаттина*, но так же, как и у холмах Хаттина, участь их была решена. Английские и франкские сердца уже безнадежно кровоточили.
       Хотя Катарина и не смогла воспротивиться воле покойного отца, но в остальном дядя явно не мог устоять перед ее норовом. Иначе нельзя было объяснить ни само присутствие монахини за мужским столом, ни то, что она держалась наравне со всеми. Поэтому никто уже не удивился, когда она, выслушав сирвенту благородного трувера Эсташа Лысого, решительно вступила в общую беседу и первым делом задала такой вопрос, который всякой иной, прилежной монахине показался бы сатанинским гласом:
       - Вот вы, благородные господа, воевали с сарацинами на Святой Земле и побывали в плену у султана Саладина. И до нашей глуши доходили слухи, что этот нехристь был великодушен к пленникам, подобно доброму самарянину*... Ваш вид, ваши речи подтверждают эти рассказы. Но говорят также, что к знатным дамам-христианкам он проявлял любезность, затмевавшую поступки многих наших князей и баронов. Говорят, что многим нынешним рыцарям стоит брать пример с султана в его обращении с дамами... и уважении их искренних желаний. Вы все видели своими глазами. Можете ли вы подтвердить эти необычайные слухи?
       Тишина воцарилась за столом. Рыцари переглянулись, явно испытывая смущение. Наконец Эсташ де Маншикур пристально посмотрел на рыцаря Джона и, получив его молчаливое позволение, заговорил от лица всех гостей:
       - Видите ли, сударыня... - начал он, осекся и, не сдержав довольно язвительной улыбки, начал заново: - Видите ли, сестра Катарина, у неверных, - тут он еще успел бросить извиняющийся взгляд на меня, - иные понятия о добродетелях. Во-первых, они могут брать себе не одну жену, а столько, сколько требует их похоть... А н а м Господь это строго запретил. Во-вторых, они держат своих жен за семью замками, считая, что их удел ласкать взор и тело только своего мужа. Ни одной женщине на Востоке даже не снилось такое, чтобы она могла сидеть за столом вместе с мужчинами, принимать от них всякие знаки любезности и поклонения и, тем более, свободно задавать разные вопросы, как это делаете вы... к нашему общему удовольствию. У султана Саладина, к примеру, четыре жены, что, конечно, немного в сравнении с другими властителями Востока. Однако все мы можем подтвердить одно - то, что Создатель наделил султана многими истинными добродетелями, в том числе и теми, о коих упомянули вы. Достаточно сказать, что последней его, четвертой, женой, стала пожилая вдова великого атабека Сирии Нур ад-Дина. Разумеется, эта женщина не могла разбудить в нем естественное влечение. Султан так и сказал: "Я должен взять ее в жены, дабы поддержать честь этой праведной женщины. Я хочу, чтобы ей, как и раньше, оказывали должное почтение"... Видите, суд... сестра Катарина, султан обладает способностью поучиться у христиан благородным манерам, в том числе - обращению с дамами... что он и сделал. Он всегда хотел доказать христианам, что они имеют дело не с варваром, а с благородным человеком. Я слышал от многих, что он не раз расспрашивал пленников о наших обычаях. Если он и стал, как вы утверждаете, "примером для нынешних рыцарей", то только потому, что сам оказался н а ш и м прилежным учеником. Первое тому подтверждение я получил еще десять лет тому назад, во время осады Керака. Вы не слышали о знаменитой свадьбе в Кераке?
       - Я только слышала, что Саладин перед приступом построил для молодых отдельную башню, чтобы они могли спокойно провести брачную ночь, не страшась приступа... - ответила Катарина, вся краснея и глядя на Эсташа Лысого во все глаза. - Но... признаться я с трудом верю... А вы там были! Расскажите же скорей! Это будет самая чудесная история, какую я услышу в своей жизни!
       Эсташ де Маншикур наморщил лоб, и снова язвительная улыбка появилась на его лице, силясь растянуть его тонкие губы.
       - Башня, построенная самим Саладином - это, конечно, преувеличение, - признал он, - однако по отношению к молодым султан действительно проявил любезность, которая поразила всех... Представьте себе вздымающуюся посреди пустыни огромную крепость. Она принадлежала в ту пору славному, но весьма своевольному рыцарю Рейнальду Шатильонскому. В этой крепости праздновали свадьбу юной Изабеллы, дочери Иерусалимского короля Амори Первого, и Онфруа, четвертого владетеля Торонского, наследника того мудрого Онфруа, который предлагал Юсуфу рыцарское достоинство. Собрался весь цвет восточного дворянства, со всех христианских земель священной Палестины... - рыцарь Эсташ замолк, и уже не язвительная улыбка, а грустная тень промелькнула по его лицу; пробормотав вполголоса "Да, хорошие были времена", он продолжил свой рассказ. - И вот пиршество началось. Самые известные менестрели исполняли свои стихи, посвященные бракосочетанию принцессы... Ей, кстати, было тогда всего одиннадцать лет от роду, и она в ответ на чудесные строки могла только изумленно моргать... Но это, конечно же, не портило поэзии. Ваш покорный слуга тоже спел тогда свою альбу*, сочиненную по столь торжественному случаю, и не солгу, если скажу, что она имела большой успех.
       И вдруг все узнают, что к стенам подступило огромное войско сарацин во главе с султаном. Веселье, конечно, прервалось. Помню, как звонко лопнула одна струна, и все разом вздрогнули, будто началось землетрясение. У одних кусок застрял в горле, другие поперхнулись вином. Невеста заморгала еще чаще и стала вертеть головой, прямо как совенок. Но тут поднялся хозяин крепости, Рейнальд де Шатильон и рек своим громовым голосом:
       "Господа! Все вы под моей непоколебимой защитой! Все вы под защитой самых крепких, самых неприступных стен, какие только стоят на Святой Земле. И, верно, сам Всевышний решил доказать вам это в сей великий день... Радуйтесь, что вы оказались ныне здесь, а не в каком другом месте. Эти сарацины, сколько бы их там ни налетело, для нас не более опасны, чем стая воробьев, облепивших крышу... Я повелеваю продолжать торжество."
       И что же! Все поверили его слову, и музыка заиграла вновь. Сам рыцарь Рейнальд поспешил встретиться с врагом лицом к лицу, но сарацин действительно оказалось так много, что ему пришлось вновь отступить за стены замка, отдав неверным нижние укрепления, которые уже давно превратились в небольшой торговый городок.
       Свое возвращение Рейнальд оправдал шуткой, сказав, что он проголодался, а из замка идет такой вкусный дух, что утерпеть невозможно.
       И тогда мать жениха, госпожа Этьения, заметила: "Может быть, султан тоже почувствовал вкусный дух... Потому и поспешил к нашему столу вместе со всеми своими голодными сарацинами. Надо бы ему, как соб... (тут Эсташ вновь осекся и коротко поклонился мне в качестве извинения) что-нибудь дать со стола".
       Такая затея очень понравилась гостям, и вышел небольшой веселый спор о том, какое блюдо послать. Многие предлагали запечь для султана бараньи потроха - с намеком, чтобы он теперь поберег свои. Другие предлагали то, что обычно остается после знатного обеда слугам. Наконец взял слово отчим невесты, Балиан Ибелинский, один из самых доблестных и благоразумных рыцарей. Он сказал такие слова:
       "Не забывайте, что под стенами стоит великий повелитель Востока, владеющий огромными землями Египта и Сирии. Он не получил их в наследство, а взял умом и силою. Мы должны уважать такого врага, если не хотим потерять уважение к доблести и славе, которой не обладают менялы и торговцы. И я вам скажу еще, что даже самый смелый охотник, идя на льва, старается не возбудить его ярости. Поэтому мы должны послать султану то, чем на Востоке угощают наиболее почетного гостя. Это вовсе не будет выражением нашей слабости. Напротив. Э т и м мы покажем свое спокойствие и силу и, между прочим, ослабим мощь самого султана."
       Балиан Ибелинский предложил послать Саладину лучшие куски говядины и баранины и среди этих кусков положить тот самый орган барана, который при дамах вслух не упоминается. После небольшого совета самых уважаемых дворян было решено заменить этот орган бараньими глазами, тоже весьма "почетным" блюдом - с намеком на то, чтобы у султана отверзлись глаза, и он увидел, что крепость неприступна.
       И что же... Султан весьма благосклонно принял подношение, а потом долго расспрашивал одного своего советника-египтянина, прожившего несколько лет во Франции, о свадебных обычаях франков. После этого он прислал новобрачным весьма любезное, даже изысканное поздравление и попросил уведомить его, в какой башне будет находиться их альков, чтобы своими метательными машинами не тревожить их первого счастья. Таким образом султан ответил любезностью на любезность, причем сначала поучившись ей у франков.
       Эсташ де Маншикур замолк, но Катарина не дала ему перевести дух.
       - И он сдержал свое слово?! - воскликнула она.
       - Разумеется, - кивнул Эсташ Лысый. - Султан Саладин всегда сдерживал свое слово, этого у него не отнимешь. Тогда он привез с собой девять мощных метательных машин, и мы слышали, как огромные камни гулко грохочут о стены крепости. Но весь обстрел он перевел на места, наиболее удаленные от постели новобрачных.
       - Невероятно! - всплеснула руками Катарина. - А что было потом?
       - Потом султан снял осаду и ушел, - ответил Эсташ Лысый, - ведь крепость и вправду была неприступной.
       - А кроме того, на помощь Рейнальду двинулась армия короля Бальдуэна, - заметил я.
       - Ах да! Я и запамятовал, - почему-то поморщившись, признал Эсташ Лысый.
       - А то, то произошло с княгиней Эскивой Ибелинской, вы тоже видели своими глазами? - возбужденно спросила монахиня Катарина. - Говорят, она оказалась пленницей султана, но он оказал ей прием, как царь Соломон царице Савской*. Это правда?
       Эсташ де Маншикур вздохнул с грустью и обвел взглядом своих товарищей, предлагая кому-нибудь тоже отличиться, но выяснилось, что из рыцарей лишь он один участвовал в битве при Хаттине, и поэтому ему пришлось остаться "светочем застолья".
       - Эта легенда вовсе не лжива, я могу подтвердить, - сказал Эсташ Лысый. - Княгиня Эскива, супруга Раймонда Триполийского, была вполне достойна такого приема... если не считать, что она невольно послужила причиной гибели всего Иерусалимского королевства... да и всех христианских земель на Востоке.
       Все рыцари зашевелились и загудели, как шершни, изумленные и возмущенные таким утверждением. Они потребовали от рыцаря Эсташа объяснений.
       - Я сказал: "невольно послужила", - твердым голосом сказал он. - Я полагаю, что король Ги, не будь истории с Эскивой, все равно сумел бы погубить свое царство, как Валтасар*... Но то, что было, то было. И, заметьте, среди вас только я один могу засвидетельствовать, что происходило на военном совете в Акре в первый день июля года одна тысяча сто восемьдесят седьмого от Рождества Христова.
       Несколькими днями раньше султан перешел священную реку Иордан и захватил город Тиверию, стоящий на берегу Галилейского моря, того самого, напомню, по водам которого ходил стопами наш Господь Иисус Христос. В Тиверии находилась крепость, в которой и пребывала княгиня Эскива под защитой небольшого числа верных ей воинов. Она отказалась сдаться на милость победителя и успела послать гонца к своему супругу, призывая его на помощь. Сам Раймонд Триполийский и его пасынки, дети принцессы, находились в Акре, вместе с королем Ги.
       Тогда они еще не знали о захвате Тиверии, а знали только, что султан вторгся в пределы королевства. Граф Раймонд Триполийский первым взял на совете слово и сказал, что при наступившей, поистине адской жаре нападать первыми на войско сарацин, привыкших к зною, как ящерицы и скорпионы, означает погубить все свое войско. Он предложил занять такую выгодную позицию, при которой султан сам побоится двигаться дальше по землям королевства и в конце концов уберется восвояси, как это случалось раньше. Большинство рыцарей склонялись на его сторону, однако этот буйный вояка, Рейнальд де Шатильон, закричал, брызгая слюной, что граф Раймонд продался султану, потому и клонит к его выгоде. Шатильона поддержал Великий Магистр тамплиеров Жерар, человек ума, скажем так, не слишком далекого. Король Ги, как известно, давно недолюбливал графа Раймонда и легко поддался уговорам. И вот все войско выступило навстречу сарацинам. Славное, я вам скажу, было войско: одна тысяча двести рыцарей, около трех тысяч всадников легкой конницы и почти десять тысяч пехотинцев. И все было погублено в одночасье!.. Простите, я забежал вперед.
       На другой день мы достигли Сефории, чудесного селения. Это был настоящий оазис в пустыне, и он имел очень выгодное стратегическое положение, поскольку находился всего в двадцати милях от берегов Галилейского моря. Куда бы войско султана ни двинулось дальше (если только не восвояси), оно при любых обстоятельствах оказалось бы стадом оленей, а мы оставались бы стаей волков, притаившейся в засаде. Но тут-то и появился гонец от княгини Эскивы. Граф Раймонд, конечно, весь побледнел, узнав, в какой опасности находится его супруга, а все рыцари несказанно воодушевились, конечно же готовые отдать свои жизни за спасение Прекрасной Дамы... - Злой огонек блеснул в глазах рыцаря Эсташа. - Но благоразумный граф Раймонд, скрепя сердце, заявил, что Тиверия - это его город, а графиня Эскива - его супруга, но он готов потерять и то, и другое, ибо иначе будут потеряны разом все христианские земли. ПАсынки со слезами на глазах умоляли его помочь матери, но он стоял на своем, утверждая, что, если будет оставлена Сефория, то армию сначала обезоружат зной и жажда, а затем добьют сарацины. В полночь на совете было принято решение оставаться в Сефории, однако вскоре Великий Магистр тамплиеров снова, как злой дух, проник в палатку короля и устыдил его своими укорами в том, что тот поддался на уговоры предателя. Магистр Жерар сказал, что стоять и смотреть, как неверные у тебя под носом разоряют твой город - и глупо, и позорно. И король Ги сдался. Он послал своих герольдов в стан, чтобы те передали повеление выступать на рассвете.
       Что было дальше - горько вспоминать. Мы двинулись к Тиверии самым неудобным путем, поскольку король опасался того, что некие перебежчики заранее сообщат султану о нашем выступлении, и тот устроит засаду на ближней дороге. Легкие сарацинские отряды появлялись перед нами неоднократно, осыпали нас стрелами и вновь исчезали за холмами. Известно, кого Бог хочет наказать, того он прежде лишает разума... Но теперь Создатель прибавил и жару. Мы двигались словно по раскаленной жаровне, поставленной на адские угли. Впереди, как владетель этих земель, ехал со своими рыцарями граф Раймонд, за ним следовал король, а замыкали это шествие обреченных овец Рейнальд Шатильонский и Магистр Жерар со своими храмовниками. Уже к полудню мы выбились из сил и истекали потом, как освежеванные туши - кровью. Казалось, что наши мечи еще не остыли после ковки, а в шлемах, притороченных к седлам, можно было смело печь яйца. И кто же первым изнемог, спрошу я вас?.. Именно славные рыцари Соломонова Храма. Они взмолились к королю, прося о привале. Король Ги, видя мучения рыцарей, решил-таки остановиться и перевести дух... вплоть до следующего утра. Над тем местом возвышались два скалистых выступа, именовавшиеся рогами Хаттина. Так что я не совру, если скажу, что мы тогда остановились прямо у самого черта на рогах.
       Все за столом, кроме меня, перекрестились, но хозяин не заметил, что один из гостей не пошевельнулся, ибо широкоплечий рыцарь Джон потребовал перед началом пира усадить меня справа от него. Между тем, Эсташ де Маншикур продолжил свой рассказ:
       - Я служил славному графу Раймонду и ехал, можно сказать, у него за плечами. И я своими ушами слышал, как он воскликнул в отчаянии, когда узнал о том, что король уже слезает с седла: "Всемогущий Боже! Война окончена! Королевству тоже конец! А мы все - мертвецы. Пусть святой отец начнет отпевание!" Он имел в виду епископа Акры, который был с войском и вез великую реликвию - Животворящий Крест Господень. Но делать было нечего. Стан расположился у врат ада: вокруг - ни живой травинки, ни ручейка, ни гнилой лужицы в козьем копытце. Все смельчаки, пытавшиеся добыть воду, были пойманы и убиты сарацинами. А ночью нас заволокло еще и адским дымом: по приказу султана сарацины подожгли внизу сухую траву и кустарник. На рассвете мы увидели, что холм окружен бесчисленными врагами со всех сторон.
       Что говорить - исход сражения был предрешен. Но надо отдать должное даже храмовникам. Все бились, не думая о неизбежном поражении и забыв о смертельной жажде. Двенадцать раз на нас наваливались сарацины, будто железная саранча Судного Дня*, и двенадцать раз мы отбрасывали их. Наконец король Ги обратился к графу Раймонду с просьбой возглавить войско и повести его на отчаянный прорыв. И вот славный граф Раймонд собрал нас в клин и помчался на врага. Однако полководец султана... не помню его имени..
       - Таки ад-Дин, - с готовностью подсказал я.
       Эсташ Лысый сердито посмотрел на меня и продолжил:
       - Пусть будет Таки ад-Дин... Он применил хитрость. Мужество - далеко не главное из достоинств сарацин, если таковые у них имеются. Сарацины страшатся столкновений с врагом лоб в лоб. Один рыцарь в бою сильнее десяти неверных, как медведь сильнее всех пчел, живущих в дупле дерева... Но, как известно, пчелы имеют некоторые тактические преимущества. Так вот, по приказу своего полководца сарацины расступились, и мы пролетели в промежуток между ними, как в яму, а когда развернулись, то увидели, что отрезаны от короля и храмовников.
       "Виноват король! - закричал граф Раймонд. - Сам Господь показал нам, что Лузиньян - дурной правитель! Погибать глупо! Мы уйдем и и соберем новые силами!"
       Граф Раймонд, скажу я вам, никогда не считал Лузиньяна достойным иерусалимской короны. Граф решил, что того наконец настигло справедливое наказанье Божье и помешать этому наказанью значит бесславно сгубить себя и всех доблестных рыцарей.
       И мы поспешили с поля сражения в Триполи. Так и спаслись в тот проклятый день... Отчасти благодаря военной хитрости сарацин. Впрочем, все равно мы потом были наказаны... Я попал в плен, когда вместе с двадцатью рыцарями графа поспешил на помощь осажденному Иерусалиму. Нас накрыли, как перепелов, в одном маленьком ущелье... Вот и вся история.
       - А как же графиня Эскива? - полюбопытствовала Катарина, ибо судьба княгини волновала ее куда больше, чем судьбы несчастных рыцарей.
       - А что графиня Эскива? - хмуро усмехнулся рыцарь Эсташ. - Узнав о беде, она открыла ворота крепости и явилась к султану. Тот принял ее со всеми почестями, успокоил, потом порадовал ее дорогими подарками и отпустил в Триполи, к своему супругу, приставив к ней для охраны четырех пленных рыцарей, которые, наверно, обезумели от счастья. Я полагаю так: если бы она сразу сдала город, то получила бы столь же любезный прием и оказалась бы в объятиях мужа еще в Сефории. Тогда все могло бы сложиться иначе...
       - Жаль все-таки, что никто из вас не видел, как султан встретил княгиню, - к еще большему неудовольствию Эсташа Лысого, вздохнула Катарина.
       Тут я не выдержал и вступил в разговор:
       - Этот прием посчастливилось увидеть мне.
       Все сидевшие за столом посмотрели на меня с большим удивлением, хотя ничего удивительного в этом не было - тем более для рыцарей.
       - Неужели вы тоже сражались в той битве? - с некоторым ехидством изумилась лукавая монахиня. - Наверно, вы долго возносили благодарственные молитвы, когда султан сохранил вам жизнь...
       - Видите ли, сестра Катарина. - обратился я к ней, точь-в-точь как рыцарь Эсташ. - В ту пору мне было четырнадцать лет, и в такое грозное сражение я не был отпущен. Я наблюдал за ним со стороны... Вместе со старшим сыном султана, аль-Афдалем, которому было в ту пору шестнадцать.
       Хозяин и его дочь были поражены моим признанием. Даже "медведь", который изредка посматривал меня с откровенной ненавистью, от такой новости просто разинул рот и стал глядеть на своего обидчика, как на невиданного зверя. Зато рыцари, как и странно, очень повеселели.
       - Вы что же, сударь, - настоящий сарацин?! - пролепетал хозяин, и я увидел, что, даже если трижды кивну и трижды назову свое истинное имя, которое сумел скрыть от венгров до этого часа, он все равно не поверит.
       И вдруг подал голос рыцарь Джон, всегда удивлявший своей своевременной осторожностью, не слишком сочетавшейся с его внушительным видом.
       - Мать нашего друга Дауда была греческой княжной и действительно некогда оказалась пленницей султана, - веским тоном проговорил он, и никто уже не решился любопытствовать по поводу остальных тайн моей судьбы; после этого рыцарь Джон добавил повелительно: - Я думаю, всем нам теперь будет занимательно узнать из первых рук, как обошелся султан и с остальными пленниками Хаттина, а не только - с княгиней Эскивой.
       Рыцари дружно закивали, и так продолжение моего рассказа о жизни султана оказалось достоянием новых слушателей.
       - По правде говоря, султан Юсуф ушам своим не поверил, когда ему сообщили, что христианское войско остановилось у рогов Хаттина, - начал я.
       "Это какая-то изощренная хитрость. Кафиры хотят нас провести", - твердил он и трижды посылал своих лучших лазутчиков, полагая, что на безводные холмы посланы для отвода глаз тюркопли. (Я скрыл от слушателей, что султан трижды отправлял к рыцарскому стану именно меня.) Но в конце концов их донесения и алый королевский шатер, возвышавшийся у рогов Хаттина, заставили его убедиться в том, что Аллах отдает в его руки победу, которую только надо принять, не торопясь и соблюдая осторожность, дабы не обжечься об этот огненный дар.
       "Всемогущий Творец отнял у неверных разум", - сказал султану Таки ад-Дин, а султан ответил ему: "Нельзя забывать, что безумцы не ведают страха и будут биться с утроенной силой. Вот увидишь, франки станут сражаться, словно войско, состоящие из одних эмиров."
       Таки ад-Дин удивился, но прислушался к предупреждению султана.
       Битва, как вы уже знаете, была жаркой, жарче самого нестерпимого полуденного зноя. Воины Ислама не раз подступали вплотную к королевскому шатру, и сын султана, аль-Афдаль, не раз вскрикивал: "Мы их победили, отец!" Но султан не обращал внимания на его радостные возгласы. Сидя в седле, он напряженно наблюдал за битвой, будто ее исход еще не был решен на небесах. Я сам видел, как он бледнел всякий раз, когда войско Ислама , не выдержав сопротивления франков, раз за разом откатывалось вниз по склону, теряя россыпи убитых.
       Наконец возгласы сына вывели султана из терпения, и он прикрикнул на юношу: "Замолкни! Ты спугнешь удачу!.. Стой смирно и гляди в оба на красный шатер. Пока он на месте, наша победа скрыта в нем, как светильник под рогожей." Но как раз в это мгновение аль-Афдаль выпучил глаза и закричал: "Шатер! Он повален!"
       Султан Юсуф содрогнулся вместе со своим конем. Он долго вглядывался в облака пыли, поднимавшиеся над холмом, и наконец убедился, что собственные глаза не обманывают его. Он сошел с коня и, опустившись на колени, возблагодарил Всемогущего Творца за дарованную победу. Я видел, как по щекам султана текли слезы.
       Когда мы поднялись на холм, усеянный телами, остатки франкского войска представляли собой жалкое зрелище. Даже те, кто не получил ни единой царапины, лежали на земле, изможденные зноем и битвой. А те, которые еще могли привстать на четвереньки, уже не находили в себе сил приподнять над земной твердью свои мечи. Франки напоминали бедолаг, заблудившихся в пустыне и блуждавших по ней невесть сколько времени в поисках воды.
       Султан Юсуф повелел обращаться со всеми пленными рыцарями учтиво и огорчился, узнав, что безоружный епископ Акры оказался на пути летящего копья и погиб.
       Затем султан повелел усадить пленного франкского короля рядом с собою и собственными руками поднес ему чашу с холодным щербетом. В нем плавали еще не растаявшие кусочки льда, который доставляли султану с вершины священной горы Гермон. Король Ги, несмотря на мучительную жажду, с большим достоинством принял чашу. Она задрожала в его руках. Он сделал всего три неторопливых глотка и передал чашу Рейнальду Шатильонскому, усаженному справа от короля.
       По восточным законам, если победитель дает побежденному питье или еду своими руками, это означает, что тому дарована жизнь. И вот, как только Рейнальд де Шатильон принял часу, султан Юсуф тотчас сказал королю через своего драгомана: "Пусть этот человек знает, что взял чашу не из моих рук." Рыцарь Рейнальд сразу понял смысл слов султана, но чаша не дрогнула в его руках. Он отхлебнул из нее и, приняв, насколько хватало сил, важный вид, поблагодарил не султана, а своего короля.
       Тогда султан повелел своим мамлюкам взять рыцаря Рейнальда и поставить его перед ним на колени.
       Когда повеление было исполнено, султан спросил франка, чтобы тот сделал с султаном, окажись он у франка в плену. И гордый рыцарь Рейнальд, не моргнув глазом, ответил: "С Божьей помощью, я отрубил бы вам голову."
       Даже тени гнева не промелькнуло на лице султана Юсуфа. Он только кивнул и спокойно заметил: "Кто станет отрицать, что сегодня Божья помощь оказана мне?" После этого он немного помолчал, а потом сказал рыцарю Рейнальду с укором: "Ты отплатил мне злом за то, что я некогда даровал тебе свободу." Франк очень удивился, не понимая, с каких пор он обязан султану столь драгоценным даром. Султан же напомнил рыцарю Рейнальду о тех временах, когда тот томился пленником в стенах Халеба. "Когда я подступил к Халебу, чтобы вернуть городу законную власть, не кто иной как Гюмуштекин отпустил тебя на волю, надеясь на союз с франками, - сказал султан. - Разве не мне ты обязан своим освобождением?" Рейнальд Шатильонский не смог ответить ничего вразумительного, а повелитель Египта и Сирии стал укорять его за вероломные поступки, за то, что именно он дважды нарушал перемирия и, как самый гнусный шакал, нападал на безоружные караваны.
       После этого султан взял саблю, собственноручно отрубил франку голову и вздохнул с облегчением.
       Увидев столь молниеносную казнь, король Ги Лузиньян сильно побледнел и покрылся потом, будто весь выпитый им султанский щербет разом выступил на его лице. Салах ад-Дин заметил, что франкский король от страха забыл об обычаях и стал дожидаться той же горькой участи. "Малик никогда не убивает малика, - успокоил он короля Ги. - Но этот подданный малика франков был воплощением коварства и беззакония, и я рад, что своей рукой очистил от него эту землю, как некогда очистил землю Египта от другой коварной души."
       Затем была совершена еще одна казнь, которую, впрочем, при ближайшем рассмотрении, вернее назвать не казнью, а отпущением.
       Султан Юсуф обратился к Великому Магистру Жерару с такими словами: "Твои воины, как я понимаю, служат не тебе и даже не малику, а самому пророку Исе. Они отреклись от земной славы и земной радости. Смерть в сражении для их - главная цель жизни. Они хотят взойти на небеса, в свой христианский рай и встретится лицом к лицу с пророком Исой. Все это верно?" Великий Магистр подтвердил, что в словах султана нет ошибок, кроме одной: Иисус Христос не пророк, а сам Всемогущий Господь. " Если они в это верят, то тем более должны быть благодарны мне, - рек султан Юсуф. - Ведь я дарую им то, к чему они стремятся всей душой."
       В войске султана были суфии, полагающие, что их души способны воспарять в божественные высоты еще в земной жизни. Именно им султан приказал умертвить рыцарей-храмовников и госпитальеров. Суфии немедля выхватили свои кинжалы и с неистовым рвением исполнили приказание повелителя. (Разумеется, я не стал описывать за столом, в какое опьяняющее и далеко не божественное блаженство впали они все, заколов франков.)
       Самому Великому Магистру султан даровал жизнь, и, признаться, вид у предводителя тамплиеров был не самый счастливый.
       Все остальные пленники были отправлены в Дамаск. Благородных рыцарей устроили там скорее не как пленников, а как почетных гостей султана, а всех простолюдинов продали по дешевке на невольничьем рынке...
       Я замолк, чтобы перевести дух. Рыцари сидели за столом в задумчивом молчании. Хозяин и его родственник только качали головами, пораженные моим рассказом. И только неуемной монахине все было мало.
       - Сударь, вы рассказали все, что любопытно мужчинам, - с укором заметила она, - однако ваш рассказ начался с моего вопроса о супруге графа Раймонда и о том, как обошелся с ней султан. Вы хотя бы запомнили, как она была одета, когда пришла в стан к сарацинам?
       - Господи, спаси грешную душу этой заблудшей невесты Христовой! - в сердцах воскликнул Дьердь Фаркаши. - Чтоб у тебя язык отнялся, Катарина! Что ты мелешь?! Тут гибнет лучшее воинство Христово, а тебе только бы платье не запылилось! Не гневайтесь, господа, честное слово. Бог ее накажет. Я спрошу, что же стало с Животворящим Крестом? Ведь Крест Господень был при войске...
       - Крест оказался в руках султана Юсуфа, - коротко ответил рыцарь Джон.
       - Всемилостивый Боже! - перекрестился хозяин дома и весь побагровел. - Я прожил на свете почти семьдесят лет и многое повидал, но у меня не хватает разумения понять, как же такое могло случиться, что даже Крест Господень не помог христианам!.. А как же тогда помогло им копье язычника, пронзившее саму плоть Христову? Ничего не понимаю!
       - А может быть, крест был не настоящим? - негромко пробурчал "медведь".
       - Господь с тобой, Бошо! - отшатнулся от него в сторону Дьердь Фаркаши.
       - Тут не только вашего, но и всего человеческого разумения не хватит, - с видом уже ничему не удивляющегося мудреца изрек рыцарь Джон. - Разве что на Страшном Суде все узнаем. Только представляется мне, что для некоторых Страшный Суд начинается еще при земной жизни, дабы они не успели натворить лишних грехов и окончательно погубить свои души.
       - А как же Крест Господень?! - все сокрушался простодушный хозяин.
       - Копье - это копье, и всем ясно, для чего оно нужно, - вступил в разговор рыцарь Вильям Лонгхед. - А Крест Господень - не стенобитная машина, и нечего было таскать его по всем дорогам и на всякую драку. Господь не потерпел и отнял Живоносное Древо у христиан за непочтительное обращение. Так же вышло и со святым градом Иерусалимом. Что говорить, если сам патриарх иерусалимский выкупил себя из плена и отбыл со своим сундуком, полным золота, хотя мог выкупить еще тысячи пленников! Ведь все видели, что сундук, если и полегчал, то не больше, чем корова, когда наложит на дороге кучу.
       - Неужели так и было?! - ужаснулся Дьердь Фаркаши.
       - Да, я видел это своими глазами, - подтвердил Джон Фитц-Рауф.
       Вновь за столом воцарилось тяжелое молчание, и я решил-таки удовлетворить неизбывное любопытство Катарины, дабы немного подсластить горечь сомнений, пропитавшую не только души гостей и хозяев, но - даже блюда и доброе вино.
       - Султан Юсуф послал в Тиверию за княгиней Галилеи Эскивой целый отряд мамлюков. Когда супруга Раймонда Триполийского появилась в его стане, султан сам вышел к ней навстречу и пригласил к трапезе, - рассказал я с таким видом, будто между вопросом Катарины и моим ответом не было никаких упреков и никакого разговора. - Она была одета, если мне не изменяет память, в небесно-голубое блио*, поверх которого сверкала златотканная накидка цвета султанских знамен*... Потом султан Юсуф выделил ей шатер, куда более роскошный, чем достался от его щедрот королю Ги де Лузиньяну. Наконец, когда султан вышел проводить графиню Эскиву на дорогу, ведущую к Триполи, он подарил ей чудесное ожерелье из бадахшанских рубинов.
       - Кровавый подарок! - усмехнулся рыцарь Вильям. - Наверно, граф содрогнулся, когда увидел его.
       - От чего граф действительно содрогнулся, так это от вести о падении Иерусалима, - вздохнул Эсташ де Маншикур. - Я думаю, что граф Раймонд был одним из немногих, кто честно принял на себя крест тяжкой вины. С каждым днем ему становилось труднее дышать, и вскоре он скончался.
       - Упокой Господь его душу! - вновь перекрестился Дьердь Фаркаши и задал вопрос: - Так вы, мессир, защищали святой город Иерусалим в тот последний, горестный день?
       - Увы, я не успел, - вздохнул рыцарь Эсташ. - По своим грехам я не удостоился этой чести. Я уже говорил, что угодил в капкан до дороге к Гробу Господню. Но здесь, среди нас за этим столом, есть избранные. Это доблестные рыцари Джон Фитц-Рауф и Ангеран де Буи.
       Ночь уже давно правила миром, но хозяину явно не терпелось услышать историю о том, как пало христианское королевство. Рыцарям же явно не хотелось на этом первом приятном за все дни похода "привале" ворошить горькие воспоминания. Однако, увы, этим воспоминаниям полагалось стать платой за гостеприимство.
       - Пусть продолжит Дауд, - велел Джон Фитц-Рауф, - а когда покажутся стены Иерусалима, тогда наступит очередь доблестного Ангерана де Буи.
       - Почему я, а не вы, мессир? - растерялся Добряк Анги.
       - Потому что вы продержались на стенах Святого Города дольше, чем я, - невозмутимо объяснил рыцарь Джон.
       - Жизнь убедила султана Юсуфа, что прямые дороги, ведущие к Иерусалиму, всегда обманчивы и опасны, - напомнил я своим благородным слушателям. - Поэтому он решил поступить так, как раньше поступал в Сирии, и пошел в дальний обход, собирая по пути христианские крепости.
       Сначала он двинулся на север. Грозная Акра сдалась султану без боя. Также без особых усилий он принял от защитников Сидон и Бейрут. Тир был мощной крепостью. Именно в Тире находились в ту пору большинство рыцарей, спасшихся в битве при Хаттине, и среди них - один из самых доблестных рыцарей Палестины, Балиан Ибелинский. Когда первый приступ окончился неудачей, султан Юсуф подумал, что осада Тира отнимет много сил и времени, и этого времени будет достаточно, чтобы христиане вновь собрались с духом. Поэтому он снял осаду и поспешил дальше.
       Взяв добром Джебаил, султан повернул на юг и дошел до Аскалона. По его воле, плененные король Ги де Лузиньян и Великий Магистр Жерар, следовали вместе с ним. Под стенами Аскалона султан пообещал даровать им свободу, если они убедят защитников города открыть ворота и сдаться. Бывшие повелители и вправду попытались усмирить боевой дух осажденных, однако те не только главу Ордена тамплиеров, но и самого короля, обругали со стен последними словами и послали к чертям в преисподнюю. Аскалон храбро сопротивлялся почти неделю, однако не смог устоять. Несмотря на то, что при осаде города, султан потерял двух своих эмиров, он проявил к пленникам столь необычайное милосердие, что все они плакали от счастья, восхваляли султана, а некоторые даже приняли веру Пророка и остались в городе. Султан запретил своим воинам грабежи и позволил христианам покинуть Аскалон и забрать свое имущество. Он выделил большой отряд мамлюков для того, чтобы проводить их до Александрии. Там их устроили на постой, обеспечив провиантом. Потом их посадили на корабли, принадлежавшие купцам-христианам, и отправили в Европу. Поначалу купцы воспротивились оказать благодеяние единоверцам, но султан пригрозил им, что, если его требование не будет выполнено и жители Аскалона не будут благополучно доставлены на христианские земли, то ни один торговец больше никогда не ступит на берег богатого Египта. Так потеря выгоды устрашила купцов куда сильнее, чем потеря их собственных христианских душ.
       В тот самый день, когда султан Юсуф вступил в стены Аскалона, произошло затмение дневного светила. Сумрак наступил именно в тот час, когда султан принимал послов Иерусалима. И мусульмане, и христиане - все замолкли, пораженные явлением, и стали молиться про себя, стараясь не выказать страха перед иноверцами. Каждый воспринял знамение по-своему. Видимо, христиане вдохновились тем, что тьма накрыла мусульман в день их торжества, и стали думать, что Всевышний поможет им устоять перед воинством Ислама. Они, верно, не сообразили, что солнце покрылось черной копотью и над самим Иерусалимом. Во всяком случае, едва посветлело, как они отвергли все предложения султана, заявили, что будут защищать город до последнего вздоха, и гордо удалились. От султана они напоследок услышали клятву в том, что раз ему не удается взять Святой Город милосердием, которое так ценят христиане, значит он возьмет его мечом.
       Когда двери закрылись за иерусалимскими послами, султан грустно улыбнулся и сказал: "Сегодня я видел воочию затмение разума."
       В тот же день султану принесли письмо, которое не только подивило его, но и подняло ему настроение, испорченное горделивыми франкскими мужами. Послание было от Балиана Ибелинского. Этот доблестный рыцарь писал, что у него теперь нет сомнения в печальной истине: за грехи христиан Всевышний отдаст мусульманам Святой Город и произойдет это в самое ближайшее время. Далее Балиан сообщал, что в Иерусалиме находятся его супруга, греческая царевна Мария, и просил султана позволить ему беспрепятственно проехать в Иерусалим и забрать оттуда жену, ее детей и имущество.
       "Вот кого направляет Аллах моим лучшим послом в Иерусалим!", - воскликнул султан Юсуф и велел немедленно отправить Ибелину письменный ответ и проездную тамгу*.
       Султан взял с Балиана клятву, что тот поедет в Святой Город без оружия и не задержится в нем дольше одной ночи.
       Однако через несколько дней от Балиана пришло новое письмо, уже из самого Иерусалима. Я слышал, как катиб Аль-Исфахани читал его, потом сам держал письмо в руках и потому помню дословно. Вот что писал султану этот славный франкский рыцарь:
      
       "Великий султан Египта, Сирии и Месопотамии!
       Вскоре, по попустительству Божьему, ты начнешь осаждать Святой Город. Твоему войску будут противостоять на стенах три сотни мужчин и полторы сотни подростков, способных держать в руках оружие. На каждого из них приходится по полсотни дрожащих от страха перед твоим могуществом женщин и детей. Сам патриарх Иерусалима призывает меня возглавить защиту города. Если я покину моих единоверцев в столь безнадежный час, то меня постигнет позор, куда более мучительный, чем все адские муки.
       Великий султан! С сокрушенным сердцем я вынужден отказаться от своей клятвы. Мою тяжкую вину разделит со мной моя семья.
       Балиан Ибелинский"
      
       Когда катиб прочел письмо султану, тот некоторое время сидел в задумчивости, но на его лице не промелькнуло ни тени гнева или досады. Наконец он вздохнул и тихо проговорил: "Если бы этот франк был моим эмиром, то получил бы Иерусалим в управление... Тогда бы и осада не понадобилась." К этому он добавил, что огорчаться нечему, поскольку теперь в Иерусалиме появился поистине достойный и благоразумный человек, с которым можно будет начать переговоры о сдаче города сразу после первого приступа, ведь этого приступа будет достаточно, чтобы уважить достоинство Балиана. "Он примет мои условия, если мы склоним его на свою сторону уже сегодня", - довольно заметил султан, находя все новые выгоды в сложившемся положении дел. "Каким образом?" - удивился катиб. Султан не ответил ему, а просто повелел отправить в сторону Иерусалима новое послание Балиану Ибелинскому, а вместе с посланием - отряд мамлюков. Вскоре отряд вернулся, сопровождая супругу Балиана, который искренне доверился повелителю Египта и Сирии, а ныне - и почти всей Палестины. Султан принял царевну Марию со всей учтивостью и отправил дальше, в сторону Тира.
       - Почему у нас нет таких благородных королей?! - не сдержавшись, воскликнула монахиня Катарина.
       - Много ты их видела, - пробурчал "медведь" Бошо.
       - На следующий день нашим взорам открылись вдали стены Иерусалима... - сказал я и замолк.
       Над столом вновь воцарилась тяжелая тишина, и взоры всех рыцарей, точно острия копий, обратились в мою сторону. Их, конечно, очень "тронуло" это мы. Только рыцарь Джон Фитц-Рауф казался все таким же невозмутимым. Он спокойным тоном обратился к Ангерану де Буи и попросил его продолжить повествование, как бы с противоположного берега.
       - А мы увидели вас... - начал рыцарь Ангеран и мягко улыбнулся. - Теперь-то ясно, что не было никакой надежды удержать город, но тогда мы были так воодушевлены, что не ведали ни страха, ни отчаяния. Да, мы все поначалу были готовы умереть за веру, претерпеть страдания вместе с нашим Господом Иисусом Христом.
       Доблестный Балиан сделал все, что мог. Когда он прибыл и патриарх Ираклиус убедил его принять тяжкий крест власти, рыцарей в Святом Городе можно было пересчитать по пальцам одной руки. Тогда Балиан призвал к себе всех юношей старше шестнадцати лет, происходивших из благородных семей. Вы бы видели, какой грустный взгляд был у него, когда он всех по очереди посвящал в рыцари. С таким видом отпевают покойников. Потом он посвятил в рыцари еще тридцать иерусалимских торговцев, известных своим благочестием. Для них это был великий праздник. В своем воодушевлении они превзошли даже мытаря Закхея* и отдали все свои деньги на то, чтобы всех, кого можно, снабдить оружием... Но город был переполнен беспомощными людьми: женщинами, стариками, детьми. Всех надо было прокормить. Балиан торопился. Он, с позволения патриарха, приказал даже снять серебряную крышу с часовни Гроба Господня, разрезать ее и закупить на это серебро провизию в ближайших селениях. Все молились. Все надеялись на милость Божию... Однажды Балиан тихо проронил в моем присутствии: "Или случится чудо, или - бойня. Сто лет назад здесь было избиение мусульман. Господь уже решил, чем мы за это заплатим."
       И вот на Яффской дороге заколыхались желтые знамена султана. Сарацины только успели подойти к стенам, как сразу бросились на приступ. Понятно, что забрать Священный Город было их вожделенной мечтой почти целый век. Но в тот день смерть, похоже, страшила нас куда меньше, чем их, и мы легко отбились. Еще пять дней мы, несмотря на их несравнимый численный перевес, отбивали приступы с таким воодушевлением и, кажется, с такой легкостью, будто невидимое воинство ангелов сражалось на нашей стороне... На шестой день мы вдруг увидели, что войско султана снимается с места. Все плакали от счастья. Мы думали, что истинное чудо случилось: султан устрашился и уходит... Но на другое утро по мере того, как на востоке вставало солнце, вместе с ним поднимались над священной Масличной горой и знамена Саладина. И когда стан его расположился прямо над Гефсиманским садом, где Господь Иисус Христос был предан Иудой и отдан в руки язычников, наш дух внезапно ослаб и силы тоже стали быстро убывать... Не могу объяснить, почему это произошло. Может быть, именно потому, что все прозрели истину: на этот раз сарацины не уйдут, они будут только прибывать, как саранча, султан не отступится от Ирусалима и будет стоять на Масличной горе хоть до скончания века... Все наконец осознали, что придется умереть. В тот день впервые за всю неделю осады я услышал на улицах женский плач.
       Ангеран де Буи замолк и задвигал кадыком. Видно, у него от воспоминаний пересохло в горле.
       - Так и было? - вдруг спросил меня рыцарь Джон. - Султан действительно решил взять город во что бы то ни стало? Или, как бывало раньше, он имел в запасе еще какие-нибудь обходные пути-дороги?
       - Истинная правда, - подтвердил я те предчувствия, о которых говорил Ангеран де Буи. - На этот раз султану некуда было деться. Он так и сказал своему катибу: "Если я не возьму Святой Город, то в моем войске у меня обнаружится больше врагов, чем в самом Иерусалиме". (Я не стал хвалиться тем, что султан тайно признался в этом лишь мне, а вовсе не своему мудрому катибу.) - В первые дни осады солнце было на стороне защитников. Оно слепило глаза воинам султана. И вот султан Юсуф решил подступить к городу с другой стороны и взять солнце себе в союзники. Он даже воодушевился, когда узнал, что именно с Масличной горы вознесся в небеса Иисус Христос . Султан даже повелел поднять свой шатер подле часовни Вознесения и приставил к ней стражу, дабы никто из его воинов по неразумию не осквернил ее.
       Вот что сказал султан тем утром, глядя с вершины горы на стены Иерусалима и врата, которые христиане назвали вратами святого Этьена, по имени их первомученика:
       "В эти врата вошли христиане сто лет назад. Они убили тысячи невинных и беспомощных. Ныне я увижу, на чьей стороне Всевышний и вместе с Ним сам Иисус, так усердно призывавший к милосердию. Ныне я отделю ложь от правды."
       По его приказу был начат подкоп на склоне, спускавшемся от города к Кедронскому потоку. Вскоре воинам султана удалось поколебать стену и сделать в ней огромную брешь.
       По правде говоря, со стороны не было заметно, что боевой дух осажденных стал рушиться вместе со стеной. Они сражались с той же доблестью, с тем же отчаянием, что и в первые дни. Однако всем, по обеим сторонам бреши, стало ясно, что тел защитников не хватит, чтобы эту брешь залатать ими и укрепить кровью. Христиане были обречены сдаться. Днем раньше или днем позже.
       Наконец Балиан Ибелинский стал убеждать патриарха, что милость султана, которой тот уже прославился на весь свет, может стать ни чем иным как земным воплощением милости Божией...
       - Нет! - решительно прервал меня рыцарь Джон. - Это патриарх обратился к Балиану с просьбой начать переговоры с султаном.
       - Вот как? - удивился я, первый раз услышав об этом.
       - Да, пока сам патриарх не убедился, что чуда не произойдет и христианам придется-таки заплатить за все грехи, совершенные ими на Святой Земле, никто не смел заговорить о сдаче. Я сам видел, с каким облегчением вздохнул сам Балиан, когда патриарх стал печально вздыхать о судьбах невинных детей, которых сарацины убьют или продадут в рабство. Балиан Ибелинский даже не стал выслушивать долгие увещевания патриарха, а сразу прервал его и отправился в стан султана в одиночку и безоружным. О чем они говорили, ты, Дауд, верно, знаешь куда лучше нас.
       - Да, - с невольной гордостью кивнул я. - Мне довелось присутствовать при переговорах султана Юсуфа с Балианом Ибелинским. Я очень хорошо запомнил их мирную беседу, которую порой заглушал шум сражения у врат святого Этьена. Ведь, насколько мне известно, Балиан не отдавал приказа о сдаче, надеясь, что султан согласится на его условия.
       Увидев вдали знатного франка, султан Юсуф очень обрадовался и послал ему навстречу дюжину своих телохранителей. Однако, когда Балиан приблизился, султан напустил на себя очень строгий вид.
       "Я полагал, что твое благоразумие предотвратит бессмысленное пролитие крови", - сказал он Балиану.
       "Сдать город без сопротивления означало для всех христиан снискать вечный позор, - спокойно ответил франк, прекрасно говоривший по-арабски. - Ничуть не меньший того, что снискали бы воины султана, если бы теперь отступились от города."
       На это султан ничем не мог возразить. Он указал с вершины Масличной горы на стены Святого Города и тем же строгим тоном вопросил франка:
       "Когда-то вы, христиане, устроили в этих священных стенах жестокую резню. Чем вы отличаетесь от древнего царя Ирода, который убивал младенцев? Назови мне хоть один повод поступить иначе и простить вам великую жестокость".
       "Верно, - с коротким поклоном признал Балиан. - Первые крестоносцы, мои предки, не знали пощады. Их было мало, а жителей в городе много, и франки боялись мятежа. Но их опасения не искупают их грехи. Теперь потомки расплачиваются... Я не могу назвать ни единого повода отменить древний закон "кровь за кровь". Ни единого, кроме истинного милосердия, коим ты, великий султан, уже создал себе вечную славу."
       "Значит, если я проявлю истинное милосердие, то ты признаешь, что сегодня Иисус Христос, которого вы считаете Сыном Божьим, невидимо находится здесь, на моей стороне, - и султан указал на стоящую рядом часовню, - а вовсе не с вами, франками."
       "Пути Господни неисповедимы", - в глубоком смущении проговорил Балиан упавшим голосом.
       "Ты, а не я, сказал о расплате, - сказал довольный султан. - Христиане должны заплатить хотя бы за нелегкий труд моих воинов. Иначе мои воины возропщут первыми, а потом поднимут свои голоса правители других стран на землях Пророка. Хотя одного моего слова было бы достаточно, чтобы христиане константинопольской веры* открыли мне ночью ворота. Они перед нами не виноваты... Итак я назначаю очень милосердный выкуп. Десять динаров за каждого мужчину, пять за женщину и всего один за ребенка".
       "Ты воистину милосерден, великий султан, - сказал Балиан, - но никак не менее двадцати тысяч несчастных никогда не смогут оценить твоего милосердия. Они торопились скрыться в стенах города, побросав все свое имущество, и с них не возьмешь и дирхема, даже если подступишь с кинжалом к горлу."
       "Тогда сто тысяч динар за всех несчастных, - предложил султан и, заметив, что франк ничуть не воспрянул духом, удивился: - Неужели народ вашего малика стоит дешевле его самого?"
       "Ста тысяч мы не сможем собрать, - развел руками Балиан. - Самое большее - тридцать."
       Султан некоторое время размышлял и наконец принял окончательное решение:
       "Самый дешевый раб-христианин не может стоить дороже самого безродного мусульманина, попавшего в рабство к христианам. За эту сумму я отпущу не больше семи тысяч. Вам придется выбрать тех, кто достоин свободы, а кому придется искупать грехи предков."
       Султан Египта и Сирии Салах ад-Дин Юсуф ибн Айюб вступил в Священный Город Иерусалим на другое утро. То была пятница, второй день октября года 1187-го от Рождества Христова. А по мусульманскому календарю наступил двадцать седьмой день месяца раджаба 583-го года хиджры, годовщин чудесного путешествия Пророка Мухаммада в Святой Город, которое Пророк совершил ночью во сне.
       Тут я обратился к рыцарю Джону с просьбой продолжить рассказ, ведь он доблестно защищал Иерусалим и был свидетелем того, что произошло после его сдачи. Но Джон Фитц-Рауф ответил резким отказом.
       - Нет! - без всякого колебания решил он и властно поднял руку. - Продолжай сам! Нам с Анги будет стыдно рассказывать о том, что ты видел своими глазами. Тебе легче. Ты ничего не скроешь. Продолжай, Дауд.
       - Но ведь вы, мессир, доблестно сражались, и сам Балиан Ибелинский предлагал вам свободу... - удивляясь, пытался я направить на славного рыцаря весь свет, разгонявший тьму той зимней ночи.
       Однако Джон Фитц-Рауф прервал меня еще более резким тоном.
       - Неважно! - воскликнул он и вдобавок шлепнул рукой по столу, будто запечатывая навеки все, что помнил и знал. - Ныне это не имеет никакого значения. Продолжай! Расскажи нам всем, что видел т ы и не кто другой.
       А я видел в тот далекий день, как Балиан Ибелинский передавал султану сундук с тридцатью тысячами динаров. То была городская сокровищница. Она значительно опустела еще перед началом осады, и теперь многие об этом пожалели.
       Я видел, как рыцари Орденов Госпиталя и Соломонова Храма, отдавая за себя по десять динаров, уходили, не оглядываясь, и уносили с собой сундуки, содержимое которых, наверно, оставалось весомее городской казны и могло бы спасти от рабства не одну тысячу их несчастных единоверцев.
       Я видел, как изумленно качали головами мусульмане, когда католический патриарх Ираклиус невозмутимо выложил свой выкуп и двинулся прочь с таким же большим и тяжелым сундуком.
       Я видел, как потекли из города два людских потока - один радостный, как весенний ручей, а другой истощенный и горестный, как последняя вода в пересыхающем русле. Свободные покидали стены Иерусалима через Цветочные врата, а невольники - через врата святого Этьена.
       И тогда произошло нечто такое, что многие христиане в последующие дни признавали чудом не меньшим, чем если бы султан вдруг отступился от города и ушел со своим войском из Палестины. Одна пожилая женщина-христианка, получившая свободу даром и оставшаяся доживать свой век в Иерусалиме, уверяла меня, что видела своими глазами, как сам Иисус Христос появился на миг рядом с султаном и его братом, что-то шепнул им и они оба кивнули, беспрекословно подчиняясь Его воле.
       Действительно, произошло невероятное. Брат султана Юсуфа аль-Адиль задумчиво смотрел на вереницу пленников и вдруг прослезился. Еще недавно он прибыл из Египта, чтобы помочь султану завоевать Иерусалимское королевство и стяжать свою долю славы. Пока султан Юсуф "собирал" франкские крепости, разбросанные по морскому побережью, аль-Адиль осаждал Яффу и, наконец взяв ее, безо всякой жалости поголовно отправил всех жителей-христиан в рабство. А теперь он вдруг обратился к султану с просьбой, чтобы тот в награду за его верную службу, отдал ему тысячу пленников. Султан, и бровью не поведя, тут же исполнил просьбу брата, и тогда аль-Адиль немедленно отпустил на волю тысячу самых обездоленных простолюдинов.
       На этом чудеса не кончились. Покосившись на брата, султан Юсуф объявил, что отпускает всех престарелых мужчин и женщин, а потом подозвал к себе Балиана Ибелинского и сказал, что тот в награду за благоразумие может по своему выбору освободить от рабства еще полтысячи пленников. Следом по велению султана были освобождены все добродетельные мужья, у которых хватило денег лишь на то, чтобы спасти своих жен. Женщины плакали от счастья и прославляли султана, обещая всю жизнь молиться за его здоровье Матери Иисуса Христа. Наконец султан отпустил всех вдов и сирот, дав им деньги на дорогу из своей сокровищницы.
       Патриарха Ираклиуса, спешившего в Рим, вести об этих чудесах успели достичь раньше, чем он сел на корабль и оттолкнулся от берегов Святой Земли. Он вернулся в большом смущении, выкупил семьсот своих единоверцев и вздохнул с облегчением.
       Некоторые эмиры султана проявили куда меньшее милосердие, нежели их повелитель. Пленников, попавших к ним в руки, они обобрали, со многих потребовали выкуп, немало превышавший десять динаров. Нашлись и простые воины Ислама, которые занялись грабежом. Но когда султан Юсуф узнавал о таких случаях, он повелевал сурово наказать виновных.
       Приближенные султана уговаривали его разрушить весь храм Гробницы Иисуса Христа. Но султан собрал их вместе и строго рек им: "Вы забыли, что Иса не был франкским королем. Вы забыли, что мы почитаем Ису как пророка среди прочих пророков, приходивших на землю до Мухаммада, да пребудет с ним благословение Аллаха. Что скажут пророки, если мы разрушим гробницу Исы? И вы забыли, что есть священные дороги - дороги паломников. Обрубать их - значит обрубать корни у плодоносящего дерева."
       Султан отдал храм во владение христианам, подчиняющимся Константинополю, а землю, на которой храм стоит, отдал в награду одному из своих доблестных воинов*.
       Так султан Салах ад-Дин Юсуф ибн Айюб исполнил свою клятву и овладел Святым Городом.
       После того, как я завершил свой рассказ, тишина еще долго царила в маленькой крепости, затерянной в холодных венгерских дебрях. Даже монахиня Катарина, у которой в любое мгновение был готов вырваться изо рта мушиный рой всяких пустых и лукавых вопросов, - и та затихла, сдерживая в себе этот неугомонный рой.
       - Помилуй нас всех, Господи! - наконец прошептал хозяин, и все его гости разом встрепенулись, вернувшись из воспоминаний в настоящий час.
       - Могу добавить только, что, если бы тамплиеры и рыцари Госпиталя не взялись сопровождать безоружных христиан до Тира и Антиохии, этих беженцев ограбили бы по дороге свои же, христианские разбойники, - заметил рыцарь Джон, такой же сумрачный, как и окружавшая нас ночь. - Так случилось около Ботруна. Те земли в то время все еще принадлежали графу Раймонду Триполийскому. Многие беженцы, достигнув их, вздохнули с облегчением и отказались от дальнейшего сопровождения. Они надеялись благополучно достичь Ботруна и там сесть на корабли. Однако не тут-то было. Объявился негодяй, тамошний барон Раймонд Нифинский со своей разбойничьей шайкой. Он-то и обошелся с несчастными куда безжалостней, чем сарацины.
       Рыцари, сидевшие за столом, только горько усмехнулись. А у хозяина только и нашлось сил, чтобы повторить свою молитву.
       - Позвольте спросить вас, мессир, - тихо подала голос монахиня Катарина.
       Разве доблестный рыцарь мог отказать даме, даже такой легкомысленной и лукавой? И тогда ее голос сразу зазвенел на всю усадьбу:
       - Я никак не могу уразуметь, как это вас и мессира Ангерана угораздило остаться в плену у сарацин! Ведь даже если у вас не хватало... простите... разве вас не мог выкупить благородный и расчудесный рыцарь Балиан? Или, если уж не выкупить, так попросту отпустить вас с позволения самого султана... Я не могу поверить, что на вашу долю не хватило ни денег, ни милосердия.
       Рыцарь Джон нахмурился и поджал губы, а добрый Ангеран де Буи, более других заслуживший милость самого султана, только посмотрел на англичанина с детским смущением во взоре.
       - Хватило, всего хватило, сестра Катарина, - уверил я монахиню, сам искоса поглядывая на рыцаря Джона.
       Тот вдруг немного посветлел лицом и усмехнулся.
       - Да уж... Милосердием мы были сыты по горло, - проговорил он и обвел неторопливым взглядом весь трапезный зал усадьбы. - Что-то не видно здесь святого отца. Значит, я не на исповеди.
       - Упаси Боже! - воскликнул хозяин. - Вам совершенно нет никакой необходимости отвечать на этот глупый вопрос, мессир!
       - Потому и отвечу, что пока еще не подошел к исповеди, - словно в пику хозяину заявил рыцарь Джон, чем снова смутил бедного Дьердя Фаркаши. - Меня в тот горестный день обуяла гордыня, мой вечный грех. Я сказал Балиану Ибелинскому, что не нуждаюсь в милости и что был против сдачи Святого Города. Умереть было куда вернее. А потому я сам объявляю за себя выкуп, и этот выкуп должен быть никак не меньше пятисот динаров. И все эти динары должны быть уплачены за меня не каким-нибудь доброхотом, а моим родным отцом и, если его уже прибрал Господь, то - моим родным старшим братом. Ведь здесь, на Святой Земле, я сражался во славу не только христианской веры, но и своего рода. Я так и сказал Балиану, что, мол, принял крест не только ради того, чтобы спастись самому, но и чтобы искупить грехи моих предков, моего рода... Двое освобожденных торговцев как раз отправлялись в Англию, и я попросил их, чтобы они доставили весть моему отцу. Теперь я хорошо понимаю, что тогда ослеп от гордыни и хотел вознестись над самим Балианом. Все эти годы я в глубине души... порой против своей воли... злорадствовал в надежде, что отец не одолеет свою скупость и не выкупит меня. Значит, я своей гордыней старался загнать обоих - отца и брата - прямиком в преисподнюю. Пяти лет плена и пятнадцати дней нежданной свободы хватило, чтобы прозреть, по какой дорожке я когда-то добрался до святого города Иерусалима. По этой дорожке не ходят паломники, вот что скажу я вам.
       - А что же благородный Балиан, как он вытерпел вашу гордыню, мессир? - спросила Катарина.
       - Балиан Ибелинский - человек проницательный, - невозмутимо ответил рыцарь Джон. - Он не стал тянуть мои жилы. Он попросту развел руками и сказал: "Господь с вами, Джон Фитц-Рауф. Королевства больше нет. Все клятвы исполнены. Все присяги превратились в дым. Теперь вы вольны поступать, как вам Бог на душу положит." Потом он, правда, еще раз подошел ко мне и посоветовал поговорить с патриархом, пока тот не успел убраться из Святого Города. Но я отказался. - Рыцарь Джон вздохнул, потом с хитрым прищуром посмотрел на Добряка Анги и весело добавил: - Вы лучше пытайте не меня, а доблестного Ангерана де Буи. Его сами сарацины в награду за истинное благородство едва не силой выталкивали на волю. А он все равно остался в Иерусалиме... если не на положении узника, то по крайней мере - почетного заложника... за всех тех христиан, которые еще только собирались воевать с сарацинами.
       Ангеран де Буи покраснел и потупился.
       - Так почему же вы остались, мессир Ангеран? - шутливо полюбопытствовал сам Джон Фитц-Рауф. - Я до сих пор ума не приложу, как это вам удалось оказаться даже лучше меня.
       Добряк Анги поднял глаза. Он виновато посмотрел на англичанина, а потом опасливо покосился в сторону монахини Катарины.
       - Я тоже надеялся искупить все свои грехи, - тихо признался он. - И по этой причине мне очень хотелось остаться поближе к Гробу Господню.
      
      

    ГЛАВА 12

    О смертных грехах и безгрешной смерти

      
       На другое утро, после трапезы, на которой сумасбродной монахини Катарины не было, Дьердь Фаркаши попросил рыцаря Джона уединиться с ним для разговора. Спустя час я оказался следующим, кто узнал добрые новости.
       Оказалось, хозяин предложил Джону Фитц-Рауфу, а в его лице и всем благородным рыцарям, необыкновенную службу.
       События, происшедшие в усадьбе, чудесным образом умиротворили враждовавших родственников. Оба после рассказов о гибели Иерусалимского королевства не сомкнули глаз и провели ночь в переговорах. Их итогом стало соглашение о том, что для хранения священной реликвии более не годятся мирские стены, а самое место ей - в монастырской ризнице, среди других реликвий.
       Мужи благоразумно решили отправить частицу копья святого Лонгина в монастырь, некогда основанный на средства вдовы одного из Фаркаши, которая и осталась в нем настоятельницей вплоть до своей кончины. Неподалеку от монастыря сходились границы Венгерского королевства, Штирии и Австрийского герцогства. Оттуда было рукой подать до самой Вены, и, по слухам, именно в тех местах появлялся необычный странник огромного роста с внешностью и замашками короля. От его грозного окрика поджимали хвосты самые злые псы-волкодавы. На одном постоялом дворе ему приглянулся хозяйский конь, и он выложил за него цену табуна, а в одной харчевне заплатил за окорок, как за породистого жеребца. Когда же на него напала какая-то воровская шайка, ему хватило только раз махнуть своим мечом, как все они разбежались, наделав в штаны.
       - Ни дать ни взять король Ричард, - уверенно предположил Джон Фитц-Рауф и от слухов, переданных ему Дьердем Фаркаши, перешел к делам более насущным. - Так вот, все складывается как нельзя лучше. Если только эти венгерские увальни не задумали какой хитрости... Хозяин говорит, что они с родственником долго рядились, кому и как сопровождать реликвию до монастыря, чтобы все вышло по-честному. Вдруг Бог надоумил его и указал на нас. Мы, мол, никому из Фаркаши родичами не приходимся и реликвия нам не нужна, а нужны, как всяким благородным дворянам, кони и оружие. Хозяин говорит, что убедил родича, хотя и пришлось попотеть. И вот он теперь предлагает нам ненадолго поступить к ним, обоим Фаркаши, на службу и доставить в монастырь и реликвию, и эту их буйную монахиню...
       Тут рыцарь Джон слегка изменился в лице, и взгляд его словно провалился сквозь меня в какой-то глубокий колодец.
       - Доверчивые венгры, ничего не скажешь, - заметил я, почувствовав какую-то неясную тревогу.
       - С какой стороны на это посмотреть, - с хрипотцой в голосе заметил англичанин и прокашлялся; после этого его голос снова обрел твердость. - Половину из нас конями, оружием и провизией хозяин, а другую половину - его родич. Каждый из них выставляет еще по шесть своих воинов. Получается, что мы тут - вроде стенки между клетками и нужны для того, чтобы они не передрались в дороге. Исполним дело - можем идти на все четыре стороны. Вот и вся служба... Что скажешь, Дауд? Нам как будто по пути. Да и присягу мы вроде ничем не нарушим, если возьмемся за это дело.
       - А что там за монастырь? - невольно спросил я, продолжая прислушиваться к своей тревоге.
       - Женский, разумеется. Если верить хозяину, там не больше трех десятков монахинь, - ответил Джон Фитц-Рауф, словно желая развеять мои опасения, которые не скрылись от его взора. - Монастырь святой Марии Египетской.
       - Той самой, что начинала блудницей, а потом прозрела, ушла в пустыню и много лет каялась в грехах? - напряг я свою память.
       Рыцарь Джон нахмурил брови и кивнул:
       - Той самой... Только Мария Египетская ушла в пустыню по своей воле, а если иную блудницу загонять туда силком, то... то, я думаю, ничего хорошего из этого не получится.
       Я пристально посмотрел англичанину в глаза, но увидел в них только свое отражение и то, что сам я вовсе не христианский священник и рыцарь Джон Фитц-Рауф пришел ко мне не исповедываться.
       - С дюжиной здешних забияк мы, конечно, справимся, - сказал я, - но как-то все слишком складно выходит. И Мария не какая-нибудь, а Египетская. И монастырь как раз по дороге. Как будто заманивает нас кто...
       - На море мы тонули, голодать голодали. Должен же Бог нам когда-нибудь помочь в добром деле, - с досадой проговорил Джон Фитц-Рауф; на этот довод трудно было чем-то возразить, а тем более - на следующий: - И скажи мне, Дауд, каким еще честным способом можно приобрести оружие и коней?
       Мы двинулись в путь на следующий день.
       Утро было туманным, промозглым. Вокруг усадьбы стоял запах кисловатой гари. Неподалеку от ворот виднелся старый дуб. На его обломанной ветви сидела ворона и каркала во всю глотку.
       - Не нравится мне эта тварь, - тихо заметил рус Иван, проходя мимо меня. - Что-то не по-нашему орет.
       Я попросил лук. Птица поперхнулась и, не успел я прицелиться, как она тяжело замахала мокрыми крыльями и скрылась в тумане.
       Перед отъездом рыцарь Джон спросил у хозяина, есть ли до монастыря, кроме прямой, какая-нибудь окольная, но не чересчур долгая и запутанная дорога. Дьердь Фаркаши сразу догадался, что мы все же опасаемся нападения со стороны людей "медведя" Бошо, и с воодушевлением рассказал о целой дюжине дорог. Мы потом выбрали одну почти наугад.
       Двинулись мы в путь таким порядком: впереди пошел отряд Дьердя Фаркаши, за ним последовала повозка с реликвией, за реликвией потянулся совсем иного рода груз - повозка с монахиней Катариной. За ней шествовало войско рыцаря Джона, и наконец замыкали войско люди "медведя" Бошо.
       Джон Фитц-Рауф добился того, чтобы никаких котелков и прочих тяжестей к монахине не приковывали и не привязывали.
       - Сбежит, - вздыхал, провожая нас, Дьердь Фаркаши.
       - Удерет, как заяц, - соглашался и "медведь" Бошо.
       - У нас глаза есть, - отмахнулся рыцарь Джон.
       - А ночью? - не мог успокоиться хозяин усадьбы.
       Но у англичанина и на это был ответ:
       - У нас есть Дауд, а он видит ночью, как кошка.
       Лукавая монахиня умело воспользовалась тем, что у благородных рыцарей есть глаза и уши. Глаза она им вскоре так намозолила и так доняла всех, что рыцарь Джон наконец не выдержал и повелел поменять местами повозки. А было вот что: Катарина подняла задний полог своей повозки, села, как у открытого окна, и принялась искушать несчастных рыцарей всякими вопросами, намеками и колкими словечками. Дошло до того, что даже их кони как будто напились вина и стали идти по дороге вкривь и вкось.
       Однако на другой день случилось такое событие, после которого Катарина уже и носа не высовывала, да и сам я до сих пор не могу вспоминать его без содрогания.
       Мы объезжали стороной одно селение, когда рыцарь Вильям Лонгхед вдруг сошел с дороги и помчался галопом к жилью.
       Даже если бы он не крикнул перед этим "Подождите меня!", мы все равно замерли бы на месте от удивления.
       - Что за бес в него вселился?! - провожая его взглядом, с досадой и злостью пробормотал рыцарь Джон и велел всем отойти под покров леса.
       Ждать долго не пришлось. Вскоре мы увидели не одного, а двух всадников. Ехали они не слишком торопливо. Наконец мы разглядели, кого прихватил с собой Вильям Лонгхед и удивились еще больше. С ним приближался священник, и был этот священник смертельно напуган.
       Сам рыцарь Вильям весь сиял от счастья.
       - Я как увидел церковь, так меня осенило! - воскликнул он. - Как же мы раньше не догадались!
       - Что ты задумал, Вильям? - мрачно спросил его Джон Фитц-Рауф.
       - Радуйтесь! Я привез вам свободу! - объявил рыцарь Вильям. - Сейчас святой отец очистит нас от всех чертовых клятв и присяг! Слава Богу, он кое-как разумеет по-франкски.
       У меня упало сердце. Я обвел пристальным взглядом всех "рыцарей султана" и заметил, что их пока что не тронуло воодушевление, охватившее англичанина. Они все еще были в недоумении, растерянно переглядывались, и переводили взоры то на рыцаря Джона, то на своего нежданного "освободителя". Впрочем, я не обманывался: вздыхать с облегчением было еще рано.
       - Вильям, ты какую давал клятву? Помнишь? - тихим и очень холодным голосом вопросил Джон Фитц-Рауф. - Ты хочешь освободиться от клятвы спасти нашего законного короля Ричарда?
       Вильям замер. Потом он оглядел своих товарищей и увидел, что, как говорят христиане, пророку лучше не появляться в своем отечестве. В его глазах мелькнули злые огни.
       - Что у тебя с головой, Джон? - огрызнулся он, замечая, что его никто не собирается хвалить за сообразительность. - Я б у д у спасать своего короля. Только буду делать это свободным, по своей собственной воле... как и полагается законнорожденному дворянину.
       - Ты помнишь, как ты получил истинную свободу, Вильям? - словно грозный судия, вновь вопросил его рыцарь Джон.
       Вильям Лонгхед заскрежетал зубами, сжал кулаки и прорычал:
       - Проклятье! Вы все привыкли сидеть на цепи, как собаки... Если хочешь, Джон, стань свободным, и мы вместе пойдем дальше. А если не хочешь, то я отпущу святого отца и буду сам искать нашего короля. Я не останусь с рабами нехристя. Я - уже свободный человек.
       Тут я наконец вздохнул с облегчением. Рыцарь Вильям совершил жестокую ошибку. Он хотел похвалиться своей свободой. Не вышло. И он, сорвав злость, оскорбил благородных дворян. Не стоило ему называть их "цепными собаками", а тем более "рабами".
       Рыцарь Джон изменился в лице. Таким я его еще не видел. Глаза его словно провалились в глазницах и стали темными безднами. Лицо окаменело.
       - Что ты сказал святому отцу, Вильям? - с трудом проговорил он, словно ему стало невмоготу дышать.
       Рыцарь Вильям вновь застыл на несколько мгновений, прозрев, что вот-вот наступит какая-то страшная развязка, и признался с заслуживающей похвалу твердостью:
       - Я сказал святому отцу, что под страхом смерти был вынужден дать клятву нехристю, и просил святого отца разрешить меня от этой клятвы.
       Потом Вильям Лонгхед тяжело сглотнул и добавил:
       - И святой отец разрешил меня от всех клятв и присяг.
       Все стояли, затаив дыхание, словно окаменевшие. Только священник испуганно вертел головой и часто пускал изо рта клубы пара.
       Джон Фитц-Рауф сделал шаг навстречу Вильяму Лонгхеду . С таким видом не судья, а приговоренный к казни делает первый шаг к плахе, когда находит в себе силы преодолеть страх смерти.
       Внезапно он обратился не к рыцарю Вильяму, а к священнику, и произнес неторопливо и очень вежливо:
       - Святой отец, не уходите. Вы нам еще очень пригодитесь.
       - Как вам будет угодно, мессир, - прошептал священник.
       Похоже было на то, что он, даже если бы захотел, то не смог бы сдвинуться с места.
       А рыцарь Джон Фитц-Рауф расправил плечи, глубоко вздохнул, и голос его зазвучал, как раскаты грома:
       Мессир Вильям, мы сражались против сарацин, и вы дважды спасли мне жизнь. Я помню это и останусь благодарным вам до конца своих дней. Но теперь вы нарушили клятву, данную мне, и тем самым посягнули на мою собственную честь... ибо я не в силах нарушить свою клятву... Я велю вам, мессир, обнажить свой меч. Я вызываю вас, мессир, на честный поединок... Всем отойти в сторону!
       - Мессир, - обратился к рыцарю Джону Эсташ де Маншикур, - это будет драка матросов, а не честный поединок. Нужен рыцарский суд равных.
       - Мертвецам нужен только один суд! - огрызнулся рыцарь Джон. - Теперь лишь один Господь нас рассудит!
       - Это верно, - подтвердил Вильям Лонгхед.
       Тогда рыцари стали расступаться, освобождая место для ужасной междоусобной распри. Я заметил, что именно в эти мгновения растерянность и недоумение оставили их. Борьба чувств в их душах прекратилась, сомнения растаяли. Поединок был для них понятным явлением. Он мог легко решить, на чьей стороне правота и чью сторону им принять. У меня же возникли опасения, как бы не дрогнула тяжелая рука рыцаря Джона Фитц-Рауфа.
       Вильям Лонгхед положил руку на рукоять меча и, дождавшись, пока все отойдут, обратился к своему земляку. Он справился с горьким недоумением, справился и с гневом. Он собрался с силами и сказал по-дружески:
       - Джон, я не жалею ни о чем. Что бы ни случилось, я всегда буду считать тебя самым благородным человеком из всех, кого я встречал в своей жизни. Скажи мне, Джон, это твое последнее слово?
       - А я не встречал никого доблестней тебя, Вильям, - признался рыцарь Джон. - Но мне больше нечего сказать.
       С хищным свистом меч Вильяма Лонгхеда вылетел из его ножен.
       - Так будь же ты проклят! - прорычал рыцарь Вильям и бросился на Джона Фитца-Рауфа, норовя достать его раньше, чем тот успеет защититься.
       Но тот успел. Мечи столкнулись, и от звона с ветвей деревьев мелкими искрами посыпался иней.
       Рыцарь Вильям размахнулся вновь, еще сильнее. А Джон Фитц-Рауф ответил не коварным, а всего лишь оборонительным ударом: мечи должны были столкнуться вновь. Но вдруг меч Вильяма Лонгхеда замер, словно сама рука рыцаря вдруг замерзла и превратилась в ледышку. Меч рыцаря Джона, не встретив преграды, рассек рыцарю Вильяму ключицу и ушел глубоко в живую плоть.
       Вильям ЛОнгхед выронил меч, который тут же упал на землю у него за спиной, и со сдавленным стоном тяжело опустился на колени.
       - Боже милостивый! - прошептал Джон Фитц-Рауф и невольно потянул к себе свой меч.
       Рыцарь Вильям ткнулся лицом в землю. Кровь потекла из него рекой и задымилась на мерзлой земле.
       Джон Фитц-Рауф бросился к умирающему. Небрежно оставив меч на земле, он перевернул рыцаря Вильяма лицом вверх и приподнял его за плечи.
       - Зачем ты сделал это, Вильям?! - сдавленным голосом воскликнул он. - Прости меня!
       - Только так я мог отплатить! - прохрипел тот. - Прощаю тебя, Джон! Священника! Скорее!
       Трясущийся от ужаса священник склонился над рыцарем Вильямом.
       - Отпустите мне грехи, святой отец! Торопитесь! - скрежеща зубами теперь уже не от гнева, а от боли, прохрипел англичанин, и у него изо рта прямо в лицо священнику вылетели брызги крови.
       Священник прочел разрешительную молитву, и рука его конвульсивно вздрагивала, будто обжигаясь об сгорающие грехи английского рыцаря.
       - Пусть теперь все подойдут! - потребовал рыцарь Вильям.
       Он вдруг лишился чувств, но, когда все обступили его, снова очнулся, будто сам Всемогущий Творец даровал ему еще один вздох жизни ради самого последнего признания.
       - Там...у Акры было... я предал... нет, не предал... - забормотал он. - Просто я струсил и... и увернулся. Копье попало в моего друга. Он стоял сзади... Я исповедался тогда... Мне отпустили... Но мне все равно было плохо... Я хотел расплатиться честно, как подобает... Так лучше... Так очень хорошо.
       Он вздрогнул, и голова его запрокинулась.
       Джон Фитц-Рауф осторожно уложил покойника на земле.
       - У вас есть кладбище? - спросил он священника.
       - Конечно, есть, мессир! - судорожно закивал тот.
       - Похороните его, - повелительным тоном сказал рыцарь Джон. - У нас мало денег. Возьмите, сколько сочтете нужным.
       Священник снова испуганно закивал.
       - И отпустите мне, святой отец, этот ужасный грех, - с тяжким вздохом сказал Джон Фитц-Рауф. - Сможете?
       Тут священник застыл, словно у него вовсе отнялись руки и язык.
       Рыцарь Джон пристально посмотрел на него, потом перевел взгляд на мертвеца.
       - Хорошо. Я приду к вам на обратном пути, - сказал он, словно обращаясь не к нему, а к Вильяму Лонгхеду - Тогда я постараюсь быть готовым. А теперь начинайте отходную молитву.
       Джон Фитц-Рауф принял решение проводить убитого им друга и доблестного рыцаря до самой церкви. Мы положили его в повозку, в которой находилась священная реликвия. Со священником мы расплатились конем рыцаря Вильяма и несколькими серебряными монетами. Святой отец пообещал, что не обделит дворянина крепким гробом и местом на кладбище.
       Селение показалось вымершим, когда мы достигли его. Видно, все жители попрятались, увидев вдали "совсем нехорошее войско". Дурное предчувствие не оставляло меня.
       - Уже сегодня местные бароны узнают о случившемся, - сказал я рыцарю Джон, когда мы уже вернулись на дорогу. - Сам священник расскажет им. У него нет другого выхода.
       - Надо было, чтобы я отправил на небеса еще одного святого? - холодно вопросил англичанин, пристально посмотрев на меня.
       Он щурился, будто едкий дым лез ему в глаза.
       - На все воля Всемогущего Творца, - честно ускользнул я от ответа.
       Не вызывало сомнений лишь то, что надо изо всех сил торопиться. И мы пустились по дороге вскачь. Повозки трясло. Монахиня Катарина затихла, будто ее и не было. Никто в тот день до самой ночи не проронил ни слова. Благородные рыцари старались не смотреть друг на друга. Сам Джон Фитц-Рауф скакал, не оборачиваясь по сторонам.
       Для ночлега мы выбрали в лесу, казалось, самое глухое место, куда даже разбойники не захаживают. Нам было не привыкать. Предчувствие глодало меня все сильнее, и я вознамерился не смыкать глаз. Давно со мной такого не случалось, чтобы каждый шорох тревожил мой слух и заставлял тянуться к кинжалу. Мне не верилось, что люди "медведя" Бошо осмелятся напасть на нас, чтобы отбить священную реликвию. Не верилось и в то, что они могут сговориться о какой-нибудь подлости против нас с людьми Дьердя Фаркаши. Всю дорогу они держались подальше друг от друга и обменивались недобрыми взглядами. При этом и те, и другие с большим подозрением и опаской косились на нас.
       Посреди ночи один из франков, Пейре д'Аламон, поднялся и отошел в сторону по нужде. Я заметил, что он слишком удалился от своих и решил составить ему общество.
       - Опасаешься, что меня волки съедят? - с усмешкой прошептал он.
       - Да. Двуногие, - прямо сказал я ему.
       В непроглядной тьме послышалось журчание. Я распустил свой гульфик и едва присел, как в глазах у меня вспыхнула молния, и я тут же провалился во тьму, не описуемую уже никакими словами.
       Но кто-то вдруг ухватил меня за плечи, поднял наверх и как следует потряс. Я очнулся и открыл глаза. В неверном свете головешки я смутно различил лицо рыцаря Джона.
       - Пейре сбежал! - сообщил он, казалось бы безо всякого волнения.
       Я вскочил на ноги, и мучительная боль пронзила мой затылок. Видно, Пейре д'Аламон искусно улучил мгновение и хватил меня по голове чем-то тяжелым.
       - Посмотрите! Реликвия на месте? - волновался я, затягивая под животом все эти проклятые кафирские шнурки.
       Шкатулка с частицей копья святого Лонгина оказалась не тронутой. Зато, когда я сунулся во вторую повозку, то обнаружил пропажу другого "сокровища" рода Фаркаши. Исчезла монахиня Катарина, и, разумеется, унес ее не ангел небесный.
       - Тихоня! - злобно процедил сквозь зубы рыцарь Джон.
       Действительно, за все время нашего нелегкого пути Пейре д`Аламон как будто не произнес ни единого слова. Во всяком случае никто не вспомнил ни одного. Я сам не запомнил его голоса. Как потом рассказывал рыцарь Джон, Пейре д'Аламон сразу, без всякого удивления, без колебаний и вопросов принял его предложение вступить в отряд "рыцарей султана". Он ни разу ни в чем не проявил неудовольствия или какого-либо опасения. Никогда в его взгляде не было заметно подозрительной недоверчивости. Он не старался отличиться или показать себя. Он прилежно сражался, и, как уверял рус, добрался до берега почти без его помощи, сказав, что другим эта помощь нужнее.
       - Как же я раньше не приметил, что они сговорились! - вздохнул рыцарь Джон, считая, что виноват в случившемся.
       Я же не сомневался, что вся вина на мне. Зная, что рыцаря Джона мне не удастся успокоить так же, как и не удастся доказать ему свое утверждение, я все же заметил:
       - Они не сговаривались.
       - Еще скажешь! - с досадой отмахнулся от меня англичанин.
       - Так и есть, - настаивал я на своем. - Я бы тоже заметил это. Дерзкая мысль пришла к нему в самые последние мгновения... Он - франк. А франки - люди, поддающиеся первому порыву.
       - Значит, я был прав, - задумчиво проговорил рыцарь Джон. - Ее послал нам сам дьявол... Мне и самому закрадывались в голову всякие дурные мысли.
       - Когда? - не сдержался я.
       - В ночь перед отъездом, - не моргнув глазом, признался англичанин. - Но верь, Дауд, я устоял перед этим страшным искушением.
       - Не суди и не судим будешь, так ведь говорил Иисус Христос? - напомнил я рыцарю Джону. - Чтобы знать, кто нам ее послал, мы должны точно знать, кто нас самих послал ей в качестве того, что вы, мессир, называете "страшным искушением".
       В темноте я услышал недоуменное, а вернее недовольное сопение англичанина, не знавшего, что ответить.
       Мы помолчали еще некоторое время, а затем сошлись на том, что теперь нас осталось еще меньше и что теперь действительно можно ожидать внезапного нападения со стороны людей "медведя" Бошо.
       Оставалась надежда, что нам все же удастся беспрепятственно добраться до монастыря, быстро отдать в руки настоятельницы то, что еще удалось сберечь, и сразу убраться оттуда подобру-поздорову. Нам и вправду удалось достичь монастыря, но нельзя сказать, что при этом нам сопутствовала удача. Уже наступали сумерки, когда перед нами открылась долина, и мы увидели впереди серую гладь озера и темные очертания похожего на обтесанный камень монастыря, стоявшего на его берегу.
       Мы двинулись дальше. И вот, когда мы уже преодолели на открытой местности половину пути, нас настиг гулкий, тревожный шум. Мы обернулись, и увидели, что опасения наконец сбылись. То была погоня. За нами скакало не менее полусотни всадников.
       В тот же миг люди Бошо всем скопом рванулись к повозке. Один из них ловко спрыгнул с коня прямо в нее. Остальные быстро и умело развернулись боевым строем. Воины Дьердя Фаркаши поначалу слегка растерялись, не зная, на чьей стороне окажемся мы. Но тут рыцарь Джон пришпорил коня, появились мечи, и в мы в единый миг разрушили оборону повозки. Разбойники "медведя" Бошо повалились на землю, а самого юркого из них настиг мой кинжал. Он только успел высунуть голову из повозки, рассчитывая тут же прыгнуть в седло, когда стальное жало пронзило ему шею.
       Я подхватил шкатулку, и мы помчались галопом по направлению к обители. Чуть позже я оглянулся и увидел, что храбрые воины Дьердя Фаркаши поступили самым благоразумным образом: они не последовали за нами, а понеслись к видневшемуся в стороне перелеску.
       Что-то необычайное случилось в те мгновения с моим слухом. Я не слышал грохота копыт наших коней, будто они не скакали, а летели, едва касаясь верхушек замерзшей травы. Зато я прекрасно слышал, как скачут за нами вдогонку неизвестные враги, чувствовал затылком дыхание их коней, различил на слух несколько хриплых слов, явно ругательств, оброненных на немецком языке. Но еще более отчетливо доносился до моего слуха скрип монастырских ворот, которые норовили закрыться, лишив нас спасения.
       А еще я слышал шум телеги и испуганные крики какой-то незнакомой монашки, изо всех сил погонявшей лошадь. Она мчалась на своей неуклюжей телеге к монастырю. Хотя она была ближе к спасению, чем мы, но ее кляча выбивалась из сил. Мы без труда обогнали ее, и рыцарь Джон, можно сказать, успел вставить в уже почти сомкнувшиеся створки ворот наконечник своей пики.
       Вслед за пикой и мы сами успели протиснуться в святую обитель. Невесты Христовы, прячась кто куда, разбегались с криками, словно перепуганные куры. Только пожилая настоятельница, взмахивая руками, бесстрашно двинулась на нас, грозя страшными проклятьями.
       - Мать Мария! - грозно окрикнул ее рыцарь Джон, едва успев спуститься с седла. - Вот послание от мессира Дьердя Фаркаши! И вот частица копья святого Лонгина!
       Он сделал повелительный жест в мою сторону, и я, ни слова не говоря, протянул шкатулку настоятельнице так, будто от усталости уже был готов уронить ее на землю.
       Мать Мария перестала махать на нас руками, невольно обхватила шкатулку и замерла в растерянности.
       Тем временем, за нашими спинами произошло удивительное, но печальное событие. Оказалось, что кляча, тащившая телегу, успела оступиться и рухнуть, и бедной монашке пришлось бежать к воротам, подхватив полы своих тяжелых одеяний. В этой суматохе о ней, конечно, забыли, и несчастная чуть не осталась один на один с разъяренным и очень "нехорошим войском". Так и случилось бы, не будь Добряка Анги.
       - Помогите, черт вас подери! - вдруг услышали мы его натужный крик.
       Тут-то мы и опомнились, и, кинувшись закрывать тяжелые ворота на засов, едва не прищемили носы первым всадникам. Только шумная волна немецких ругательств перекатилась через высокие каменные стены монастыря и обрушилась на наши головы.
       Мы перевели дух и только тогда заметили, что спасенная монашка с трудом поддерживает Добряка Анги, а у того между лопаток торчит стрела.
       Оказалось, что несколькими мгновениями раньше благородный Ангеран де Буи выхватил меч и, не задумываясь, кинулся пешим навстречу монашке, готовый в одиночку защитить ее от полчищ злодеев. Потом он уже вместе с ней на пару поспешил к воротам и, пропуская монахиню вперед, принял на себя одну из пущенных вдогонку стрел.
       Рыцарь Джон грозно распорядился, чтобы франка отнесли в теплое помещение, а сам приказал мне следовать за собой.
       Мы поднялись на невысокую угловую башенку, и англичанин громогласно обратился к нашим преследователям:
       - Кто вы, и что вам нужно?!
       Сумерки сгущались, и мы теперь могли различить лишь темную тучу, клубившуюся перед монастырскими вратами.
       От тучи отделилось темное пятно, приблизилось к башне и остановилось на безопасное расстоянии.
       - Мы ищем разбойничью шайку, которая промышляет в наших лесах, - донесся до нас голос, вещавший на очень хорошем франкском языке. - Мы должны убедиться, что это не вы. Откройте ворота!
       - Это не люди Фаркаши, - негромко сказал я, на всякий случай подозревая самое худшее.
       - Священник? - бросил через плечо Джон Фитц-Рауф. - Все-таки донес?
       - Возможно. Ему ничего не оставалось, а то могли обвинить в сговоре с нами - ответил я. - Выходить к этим людям нельзя ни при каких обстоятельствах.
       - Посмотрим, - с досадой, будто я задеваю его честь, обронил англичанин и снова в полный голос обратился к тому, кто был внизу: - Я первым просил вас назваться. Но готов уступить. Мы находимся на службе у мессира Дьердя Фаркаши и привезли в монастырь священную реликвию. Настоятельница монастыря, мать Мария, может подтвердить.
       - Женщину под страхом смерти можно заставить признаться в чем угодно, - ответили нам. - Мы должны во всем убедиться сами, и поэтому повторяем требование открыть ворота. В третий раз просить не будем.
       Кое-что в этом требовании мне очень не понравилось, и я сразу сказал об этом рыцарю Джону:
       - Больше всего мне не нравится то, что он сохраняет вежливость и необычайно терпелив.
       - Надеюсь, вы - дворянин, мессир! - крикнул Джон Фитц-Рауф. - Если да, то требую назваться. Лишь после этого мы примем решение!
       - Я уступаю, и потому больше никаких переговоров не будет, - не менее вежливо пригрозил незнакомец. - Вы имеете честь говорить с Лотаром фон Остерфремде, ближним вассалом герцога Людвига Австрийского.
       - Вот этого нам как раз не хватало! - с тяжелым сердцем прошептал я, теперь уже почти не сомневаясь, что ядовитые змеи уже ползут по нашему следу.
       - Мессир! - донесся снизу, но стороны обители, голос Эсташа де Маншикура. - Мессир! Ангеран де Буи умирает. Он просит вас обоих прийти к нему как можно скорее.
       - Всемогущий Боже! - прошептал едва не в отчаянии рыцарь Джон. - Так мы не доберемся до короля Ричарда. Ангелы все-таки приберут нас тут всех по одному!
       Он пообещал вассалу австрийского герцога, что вскорости примет решение, и мы поспешили вниз.
       Ангеран де Буи дышал уже тяжело и часто. Его неподвижный взор был направлен в потолок, но, когда мы склонились над ним, он словно очнулся и очень обрадовался нашему появлению.
       - Помолитесь за меня у Гроба Господня! - попросил он.
       - Тот из нас, кто с Божьей помощью доберется до Иерусалима, обязательно помолится, - пообещал Джон Фитц-Рауф.
       - Это очень хорошо! - с блаженной улыбкой проговорил Добряк Анги. - Я хотел вам сказать... Я так сожалею... Но вы должны знать, почему теперь настала моя очередь. - Он содрогнулся и натужно кашлянул. - Мне больше нет дороги... Мы со старшим братом играли наверху, в донжоне. Он полез в бойницу... Было скользко... Дождь... И он сорвался. Я еще мог ухватить его... но помедлил. Дьявол остановил меня... Я помню этот проклятый шепот... "Теперь все будет твое!" Брат разбился насмерть. Там были камни внизу. Они стали красными. Никакой дождь не мог смыть с них кровь моего брата... Я очень рад, что суд уже начался... а то уже нет никаких сил терпеть... Так тяжко... Так...
       Он вновь содрогнулся - и затих.
       Рыцари перекрестились.
       Настоятельница стала умолять нас покинуть монастырь, обещая позаботиться о покойном. Она уверяла нас, что, если мы задержимся, чужаки наверняка ворвутся в обитель и устроят в ней ужасный погром. Что мы могли сказать ей в ответ, как успокоить?
       - Здесь есть подземный ход! - вдруг подала голос монашка, которую спас покойный Добряк Анги.
       Все это время она стояла позади нас, едва слышно всхлипывала и вытирала слезы со щек.
       - Сестра Сусанна! - грозно прикрикнула на нее настоятельница. - Закрой рот! - И снова обратилась к нам умоляющим тоном: - Что из того, благородные господа, что есть ход, ведущий через подземелье в лес? Ведь они ворвутся и станут искать вас. И конечно же подумают, что мы были вашими пособниками. Тогда насилие будет куда ужасней! Неужели вы решитесь отяготить вашу совесть?.. Поберегите, наконец, вашу честь, благородные дворяне!
       - Не отяготим, мать настоятельница, - с горькой усмешкой сказал Эсташ де Маншикур. - На наш воз больше не поместится...
       После этого он обратился к нам:
       - Теперь послушайте меня. Имеющий глаза да увидит... Видно, и впрямь сам Господь велит нам ответить на земле за совершенные грехи. Уж если кому и суждено добраться до короля Ричарда и оказать ему помощь, так только одному вам, мессир. - Разумеется, он имел в виду Джона Фитц-Рауфа. - А для меня этот монастырь, судя по всему, окажется чистилищем... Я как всегда слишком самонадеян.
       - Что вы задумали, Эсташ? - с опаской спросил его рыцарь Джон.
       - Нас осталось всего трое. С Даудом - четверо, - не ошибся Эсташ Лысый. - При такой численности уже не важно, сколько человек нападут на замок, где содержится в плену король Ричард. Возможно, что вдвоем будет даже проще исполнить это дело, порученное сул... - Он осекся и смущенно кашлянул. - Так вот. Раз уж повелось между нами исповедываться напоследок, то теперь моя очередь. Знайте уж и вы, мать настоятельница. Однажды, по молодости, я тоже... тронул одну чистую девушку. Ее родители были торговцами в Тулузе. Они поместили ее в монастырь, а потом я узнал, что она утонула. Поговаривали, что она сделала это по своей воле. Вот и вся исповедь. Аминь!
       Настоятельница перекрестилась.
       - А вы, мессир, - обратился Эсташ де Маншикур к Виллену де Нантийолю. - Не можете ли и вы припомнить в своей жизни что-нибудь подобное, раз уж мы с вами очутились в этом месте?
       - Могу, - коротко пробурчал рыцарь Виллен, не более многословный, чем покинувший нас Пейре д'Аламон, и на этом его исповедь завершилась.
       Эсташ Лысый вздохнул с облегчением:
       - Вот видите. Все сходится. Жаль, что бедняга Пейре ослушался воли Господней и потому не был удостоен дара прозреть истину. Боюсь, что он совсем заблудился... Так вот, мессир Джон. Кто бы там, наружи, ни поджидал нас, я полагаю, что им достоверно не известна наша численность. Даже если известна, то в этой темноте не разберешь сразу. Мы вдвоем дадим им бой. Мы возьмем всех оставшихся оруженосцев... кроме вашего сквайра Айвена, и встанем перед воротами...
       - И что потом? - мрачно спросил Джон Фитц-Рауф.
       - А потом мы зададим этим негодяям вторую Антиохию, - с воодушевлением заявил Эсташ Лысый. - Здесь, с нами, частица копья святого Лонгина. Может, оно поможет нам еще раз. Конечно, там не сарацины... Но и совсем не те, кто принимал крест.
       Снаружи донеслись гулкие удары.
       - Они уже рвутся сюда! - воскликнула настоятельница. - Вы погубите и себя, и нас!
       - Решайте, мессир! - твердо сказал, а верее повелел Эсташ де Маншикур. - Но я вам скажу: другого выхода нет.
       - Да будет так! - кивнул Джон Фитц-Рауф. - Помоги вам Бог!
       Он обнял поочередно обоих и строго спросил настоятельницу, куда выводит подземный ход.
       - Это старое подземелье. Там идти очень опасно, - стала она пугать доблестных рыцарей.
       - Я спрашиваю о том, куда оно выводит, - надвинулся на нее рыцарь Джон, - а не о том, какой выход из вашей обители безопасней: под землю или прямо на небеса.
       Настоятельница указала в сторону севера:
       - Туда. В лес.
       - Постарайтесь отбиться и уйти, - сказал англичанин Эсташу де Маншикуру. - Мы подождем вас до утра.
       - Э-э, так можно погубить всю затею, - покачал головой франк. - Уходите сразу как можно дальше. Там, видать, не простые охотники.
       - Мессир Эсташ прав, - поддержал я его.
       Стук в ворота, между тем, усиливался. "Охотники" очень хорошо понимали, что ночной сумрак - вовсе не их союзник.
       Мы простились, и Эсташ поспешил наружу - собирать свое войско. По его неожиданному воодушевлению можно было догадаться, что единственный рыцарь-соотечественник и маленький отряд тюркоплей должны были составить первое войско, во главе которого выступал он сам.
       Как ни противилась настоятельница, но рыцарь Джон заставил ее привести нас к подземелью. Спасительный ход начинался в подполье часовни.
       - Там в двух местах свод едва держится. Вас завалит, - предупредила она.
       - Все в руках Божьих, - успокоил ее англичанин.
       - Свод укреплен? - вдруг спросил монахиню рус Иван.
       - В одном месте подставлено бревно, - ответила настоятельница. - Но оно тоже едва стоит.
       - Тем лучше, - обескуражил нас Иван. - Давайте мне крепкую веревку и подлиннее.
       - Что ты задумал? - сердито спросил его рыцарь Джон. - Нам уже не до твоих хитростей!
       - Увидите - не пожалеете, мессир, - твердо ответил рус. - А ваша правда в том, что теперь не до военных советов.
       Спасенная Добряком Анги монашка не отходила от нас, хотя настоятельница уже успела пригрозить ей всеми страшными карами. Она, правда, держалась немного поодаль, но все слышала. Я заметил, что она вдруг исчезла. Через несколько мгновений она появилась, неся кусок толстой веревки.
       - Вот, благородные господа! - с радостной улыбкой проговорила она, протягивая нам веревку. - Благослови вас Бог!
       Еще прихватив у настоятельницы в долг три свечи, мы стали спускаться в подземелье. Она пугала нас не зря. Ступени - и те уже были усыпаны сорвавшимися со свода камнями. Мы старались идти как можно тише.
       Рус попросил, чтобы его пустили вперед и стал осторожно продвигаться, глядя не себе под ноги, а вверх, на свод, при этом держа свечку у себя над головой.
       Когда мы достигли того места, где свод был подперт немного покосившимся бревном, рус шепотом повелел нам отойти назад, а сам очень скрупулезно осмотрел "небеса", готовые рухнуть нам на голову. Потом он, прижавшись к стене спиной, обошел подпорку и поманил нас рукой. Мы миновали опасное место точно тем же способом.
       Тогда рус попросил, чтобы мы протиснулись мимо него и ушли вперед по меньшей мере шагов на двадцать.
       - Что ты собираешься делать? - потребовал рыцарь Джон объяснений от своего оруженосца.
       - Я привяжу веревку к бревну, - сказал Иван.
       - Зачем? - до сих пор не догадался англичанин.
       - Прошу вас, мессир, отойдите! - взмолился Иван. - Здесь очень опасно.
       Так в тот хмурый зимний вечер предводитель "рыцарей султана" подчинился и второй просьбе, теперь снизойдя уже до своего оруженосца.
       Мы отошли и стали дожидаться руса. Его огонек, опущенный на пол, то пропадал, то вновь вспыхивал во тьме - там рус устраивал свою военную хитрость. Наконец мы услышали его приближающиеся шаги. Однако свечка так и осталась на месте.
       - Все сделано, - довольно сообщил он. - Правда, веревка не слишком длинная... Чего доброго не успею отскочить, если рухнет сразу. Но все в руках Божьих. Во всяком случае эта веревка не длиннее моей жизни.
       - Почему ты решил, что понадобится обвал? - спросил рыцарь Джон, растерявший под землей всю свою былую проницательность.
       - Я тоже, как и вы, мессир, очень надеюсь, что доблестный мессир Эсташ победит всех врагов, - вздохнул рус.- И я тоже очень надеюсь на копье святого Лонгина... Но ведь может случиться и по-другому... Если эти нехристи навалятся на ворота все разом, то удержать их будет очень трудно. А что если к тому же настоятельница так испугается, что сразу укажет им, где подземелье. Может, они уже близко.
       Рус замолк, и тяжелая тишина стала давить на нас сверху, как шаткий свод.
       - Теперь ваша воля, мессир, - тихо проговорил рус.
       - Хорошо, - сухо ответил Джон Фитц-Рауф. - Делай, как задумал. Только будь поосторожней. Мы тебя подождем.
       - Вы бы лучше отошли еще дальше, - предупредил Иван. - А то сдается мне, что... ох, развернутся тут хляби небесные. Только бы стена наверху не завалилась... Отойдите.
       Мы молчали. Что-то все еще держало нас на месте.
       Рус Иван шмыгнул носом от того, что в подземелье было очень сыро и зябко, и вдруг заговорил робким голосом:
       - Я так рассудил, что теперь моя очередь... Так зачем тогда без толку пропадать на свете.
       - Почему же твоя, Иван? - спросил я, уже догадываясь, что настало время еще одной исповеди.
       - У нас говорят: назвался плотвой, полезай в сеть, - угостил он нас еще одной мудреной поговоркой русов. - Говорят, конечно, по-иному, да только у вас такое не растет. Вот что я хочу сказать... Тут темно - глядеть в лицо не стыдно. Красней сколько хочешь, как невеста... Так вот и знайте, что никакой я не сын князя. Соврал я тогда, мессир, чтобы не угодить сразу в гребцы-невольники. Уж больно мне это дело не нравится.
       - А мы и не догадывались, - заметил я весело, насколько можно было веселиться в нашем положении. - Так, значит, ты тоже что-то натворил, сквайр Иван?
       - Такое натворил, что и вспоминать страшно, - вздохнул рус. - Мой родитель - купец из Нового Города. Трое у него сыновей, а я - последыш. Было дело: схлестнулись мы с другим концом*. Знатная битва была, хоть и на голых кулаках. Так я ненароком и сломал шею своему противнику... А кто во всем виноват? Конечно, девица-красавица. Очень нравилась она нам обоим. Оказалось только, что по сердцу был ей покойник, а на меня она просто так заглядывалась, с хитростью в душе. Того дразнила. Вот и сказала она мне, мол тебя, Ивашка, мало живьем в сырую землю закопать. Тогда сбежал я из дома и решил добраться до самого святого города Иерусалима, чтобы отмолить свой грех... Отмолил ли, того не ведаю, а только ведаю, что живьем под землей в самый раз оказался... Да еще под женской обителью - вернее уж некуда. Если отмолил свой грех, то Господь живым теперь отпустит, а если нет, то... то значит час настал, придется еще немного потужиться. От судьбы не уйдешь. И я тоже прошу вас: помолитесь тогда за мою грешную душу у Гроба Господня.
       - Помолимся, - не колеблясь, твердо пообещал рыцарь Джон. - Только ты сам под обвал не лезь. А то последнего греха уже не искупишь ничем. Мы тебя будем ждать у выхода.
       Он сам, первым, обнял своего верного сквайра, и я последовал его примеру. Так свершилось еще одно прощание.
       Рус что-то тихо произнес по-русски и пошел на свой огонек.
       - Уходите скорее, - уже издали предупредил он.
       Мы прошли еще шагов двадцать, и англичанин не выдержал.
       - Подождем здесь, - повелел он.
       Тишина длилась недолго. Послышался сначала треск, а потом - оглушительный грохот, и спустя пару мгновений нас обдало холодное, свирепое дыхание чудовищного подземного змея. Дышать стало почти невмоготу, ведь по подземелью пронеслась густая туча пыли. Но и мы и без того затаили свое дыхание, тревожно прислушиваясь к внезапно наступившей тишине.
       - Айвен! - тихо позвал Джон Фитц-Рауф. - Айвен, где ты?!
       Ответа не было.
       - Айвен! - крикнул он уже во всю глотку. - Отзовись!
       Холодок пробежал у меня по хребту.
       - Тише, мессир, может обвалится и здесь, над нами - не столько с опаской, сколько с грустью предупредил я рыцаря.
       - Пусть валится все к дьяволу, в преисподнюю! - в отчаянии воскликнул всегда сдержанный англичанин.
       И еще раз позвав своего оруженосца, он так же отчаянно ринулся прямо по направлению к обвалу.
       Я не мог удержать его.
       - Он мертв, мессир. Айвен мертв, - повторял я ему в спину, но он не остановился до тех пор, пока едва не ткнулся лбом в нагромождение камней и земли, заткнувшее весь проход.
       - Так много сразу рухнуло, - растерянно прошептал Джон Фитц-Рауф. - Он не успел.
       - Не успел, - подтвердил я.
       Англичанин отвалил в сторону несколько камней и наконец убедился, что руса уже не спасти.
       - Упокой, Господи, его душу! - вздохнул он и перекрестился, кажется впервые за всю дорогу. - Надеюсь, что теперь он искупил все свои грехи, от самого дня появления на свет.
       Вскоре вы выбрались из царства покойников в царство тех, кто еще ожидал своей участи, и с невольным облегчением глубоко вздохнули. Холодный, сырой воздух, еще недавно сковывавший наши члены и грозивший остудить насмерть, теперь, напротив, вернул нас к жизни. Свечки пришлось погасить, чтобы ненароком не выдать себя.
       - Надо дождаться Эсташа, - сказал рыцарь Джон. - Все равно в этой тьме далеко не уйдешь.
       - Меня обучали быть зрячим во тьме, и мне нетрудно стать поводырем, - напомнил я англичанину.
       И вдруг, как порой случалось, я увидел внутренним взором куда лучше чем днем, под лучами солнца, все, что произошло с Эсташем де Маншикуром и его войском у стен, увы не Антиохии, а женского монастыря, затерянного в дебрях христианских земель.
       На несколько мгновений меня охватил сильный озноб, и я даже не сразу уразумел, что сказал мне рыцарь Джон.
       - Ты все видишь, но не слышишь? - рассердился он.
       Тут, словно эхо, долетело издалека до моих ушей то, что он изрек перед этим, а изрек он приказ:
       - Выведи меня к монастырю с безопасной стороны.
       - Нас осталось только двое, - сообщил я ему, стуча зубами. - Все погибли.
       Джон Фитц-Рауф замер, а потом вдруг схватил меня за плечи и крепко встряхнул. Мне сразу полегчало.
       - Откуда ты знаешь?! - свирепо дохнул он мне в лицо, и тогда полегчало еще больше.
       - Знаю... - ответил я. - Мне открылось... Они храбро сражались, но австрийцев было гораздо больше. И они тоже опытные воины. Эсташ почему-то пробивался к озеру. Я видел, что там есть мостки и пара лодок. Может, Эсташ надеялся, что ему удастся захватить хотя бы одну из них и спастись... Рыцарь Виллен погиб раньше, у самого берега. Его ударили копьем в спину. А франк смог добраться до мостков. Он въехал на них на своей лошади. Он умело отбивался и сбросил в воду трех или четырех врагов... Но он уже был ранен. Там, на мостках его ранили еще раз. В шею. Он упал с лошади в воду... Упал и утонул.
       - Боже милостивый! - прошептал рыцарь Джон. - Теперь я уж точно останусь здесь до утра и выясню, что там случилось. И если все подтвердиться... Кто ты такой, Дауд? На ангела не похож... Нет, эти забавы уж скорее по вкусу черту.
       - Кем бы я ни был, - сказал я англичанину с досадой, поскольку теперь видел во мраке все что угодно, кроме способа, каким бы удалось увести его из этих недобрых мест, - да только, мессир, другого оруженосца вам уже не сыскать.
      
      
       Змеиная почта
       Письмо четвертое
       Мудрые Змии Пророка! Спешим обрадовать вас тем, что след уже найден, и вскоре наши общие тревоги развеются, как дым. Один из "рыцарей султана" сам попался нам в руки, попытавшись сесть на корабль в том же Задаре. Как ни удивительно, этот франк покинул свой отряд, пытаясь бежать вместе с некой девицей, постриженной в монахини. Он оказался покрепче Камбалы духом, но не телом. Признания из него вытянуть не удалось, и он умер, что-то бормоча о великом грехе против второй Моисеевой заповеди*. Доказательство - а именно сотворенный им кумир - было налицо. И этот "кумир", увидев мучительную смерть своего покровителя и защитника, со страху сразу признался, что "рыцари султана" стали наемниками в войске какого-то захудалого барона. Что касается Золотого Ужа, то он нашелся удивительным образом. Им оказался тот самый таинственный незнакомец, однажды спасший рыцарей от адского пламени и потопа. Выходит, у него тоже появился новый, могущественный кумир. Этого кумира необходимо найти и низвергнуть, ибо он, вероятно, куда опаснее малочисленной шайки наемников.
       Пусть вечно плодоносят ваши золотые яблони!
      
      

    ГЛАВА ПОСЛЕДНЯЯ

    О славе: земной и небесной

       На рассвете мы увидели тени моих ночных видений. На берегу озера, в туманной дымке, неторопливо двигались темные фигуры. До нас отчетливо доносились немецкие ругательства.
       Тюркопли сражались в чужих землях так же доблестно, как первые крестоносцы, пришедшие в Палестину, и все полегли костьми. С берега и мостков австрийцы убирали мертвые тела. Видно, они ночью утомились и решили отложить это обременительное занятие до утра.
       Мы видели серую лошадь Эсташа де Маншикура, оставшуюся без седока.
       Убедившись, что "все подтвердилось", рыцарь Джон Фитц-Рауф двинулся в путь.
       Наконец пригодились те несколько золотых монет, которые я берег на самый черный день. Конечно, случались дни куда более черные, но на свое богатство я не смог бы прокормить все войско или снабдить его конями и оружием. Зато теперь вдвоем с рыцарем Джоном мы уже могли не бояться голода и нищеты.
       Отойдя от монастыря на достаточное расстояние, мы приобрели двух коней, вполне приличных, но не слишком породистых, чтобы привлекать к себе подозрительные взоры.
       Мы продвигались вглубь владений герцога Австрийского, потом пересекли границы Священной Империи и добрались до Франконии, собирая по пути всякие слухи.
       Настал день, когда мы достигли предместья Шпейера, где наше "войско" внезапно увеличилось.
       В одной из таверн рыцарь Джон пригляделся к посетителю, сидевшему к нам вполоборота и шепнул мне на ухо:
       - Где-то я видел раньше этого парня!
       Тогда я тоже пригляделся. Этому человеку было лет двадцать пять, и он явно имел благородное происхождение, которое, судя по всему, скрывал, подобно рыцарю Джону.
       Все это мне очень не понравилось, и я предложил своему мессиру последовать за ним, как только он покинет заведение.
       Мы настигли его на лесной дороге. Я живо скинул его с седла и приставил кинжал к гортани.
       - Не убивайте меня! - гнусаво взмолился он высоким голосом. - Я просто бродячий жонглер*. У меня ничего нет!
       Джон Фитц-Рауф пристально пригляделся к нему уже вблизи и вдруг прищурился с хитрецой во взгляде.
       - Да ты никак отбился от стада... Блондель! - с усмешкой проговорил он.
       Я несказанно удивился, а "бродячий жонглер", как ни странно, побледнел еще сильнее.
       - Вы меня знаете, мессир? - прошептал он.
       - Ты подрос, конечно... но не как головастик, который превращается в лягушку, - сказал рыцарь Джон. - Я могу дать руку на отсечение, если ошибусь в том, что в былые времена ты числился пажом в свите королевы Алиеноры*. Я однажды слышал, как она позвала тебя по имени.
       Теперь по лицу бывшего пажа, а ныне бродячего жонглера поплыли алые пятна. Я, конечно, отпустил его, узнав такие любопытные новости.
       - Так и было, мессир! - сказал он и с трудом перевел дух. - А кто вы?
       - Вот так встреча! - покачал головой Джон Фитц-Рауф. - Может, и вправду Господь теперь благоволит к нам.
       Оказалось, что в Англии бывший паж королевы недолгое время служил оруженосцем самого короля Ричарда. Он был красив лицом, а король, как известно, очень привечал красавчиков. Однако в крестовый поход король Ричард так и не взял своего оруженосца, опасаясь за его не слишком крепкое здоровье, а также - того, что тот лишится нежного цвета своей кожи и огрубеет. Теперь же верный Блондель решил в одиночку найти своего пропавшего господина.
       - Я нашел короля! - сообщил он нам, так и сверкая глазами.
       - Ты уверен? - с сомнением и некоторой завистью проговорил рыцарь Джон.
       - Более, чем уверен! - с воодушевлением сказал Блондель. - Его содержат здесь неподалеку, в маленьком замке. Вчера туда прибыло не менее двух сотен рыцарей самого императора Генриха. Поговаривают, что прибудет и сам император... И я узнал еще, что через два или три дня все вернутся в Шпейер. Я полагаю, что короля перевезут туда.
       - Ты видел Ричарда? - спросил рыцарь Джон.
       - Нет... - сначала грустно покачал головой Блондель, а потом радостно улыбнулся. - Зато я его слышал...
       - Неужели?! - изумился Джон Фитц-Рауф, и я - вместе с ним.
       - Я услышал его голос, доносившийся из маленького окошка, - уверил нас Блондель. - Король пел сирвенту своего сочинения. Этот голос я ни с каким другим не спутаю. У короля Ричарда прекрасный голос.
       - Покажи нам это окошко! - потребовал я, опередив рыцаря Джона.
       Волнение охватило меня, сердце часто забилось. Я никогда не был уверен, что короля Ричарда нам все-таки удастся найти.
       Уже через час мы добрались до замка и решили дождаться сумерек.
       - Каждый из нас знает короля в лицо, - сказал я. - Мне не довелось слышать его пения. Но я видел его вблизи и хорошо запомнил. Я тоже должен убедиться, что это он.
       С этими словами я указал на высокое, раскидистое дерево, стоявшее вблизи стен замка, как раз против окошка, под которым Блондель якобы услышал сирвенту плененного короля Англии.
       Я предупредил англичан, что им всем лучше на всякий случай оставаться внизу, а сам полез наверх. Вскоре я добрался до очень удобной охотничьей присады. Она располагалась примерно на один локоть выше окошка. Я поглядел вниз и убедился, что переплетения толстых ветвей в достаточной мере скрывают меня от англичан. Сгущавшийся сумрак тоже помогал мне в моей затее.
       Тогда я потихоньку снял свой заплечный мешок, с которым почти не расставался, и достал из него ту вещь, которая так долго дожидалась своего часа.
       В считанные мгновения я собрал арбалет, зарядил его болтом и затаился, как хищная сова в ожидании добычи.
       Через некоторое время в зарешеченном окошке зажегся огонек. Он вдруг напомнил мне тот самый огонек, что рус Иван оставил в подземелье, около подпорки, перед тем, как попрощаться с нами и устроить себе достойное погребение.
       И вот послышался голос - действительно сильный, глубокий и красивый. Тот голос пел что-то о пойманном и посаженном в клетку льве.
       Сам пленник все-таки появился у окна, но много позднее, когда мрак уже становился для меня не только союзником, но и врагом.
       Человек подошел к окну, загородив собой огонек. Его лицо было уже трудно различить, но я убедился: за решеткой томился не кто иной как сам король Ричард Английский.
       Я затаил дыхание и прицелился. Только точное попадание в шею или глаз могло оказаться смертельным. Любое менее тяжелое ранение погубило бы мое дело и меня заодно. Я уже решился потянуть пальцем за спусковой крючок, когда Ричард внезапно отошел от окна и передо мной в ночи вновь весело заиграл огонек его тюремного светильника.
       Сидеть на дереве дольше я уже не мог. Это могло показаться странным рыцарю Джону. К тому же ждать удачи не имело смысла: ночная тьма встала на защиту английского короля. Я разобрал оружие и спустился к англичанам, пребывавшим в самых радужных надеждах.
       Неподалеку от ближайшего селения, на краю леса, мы нашли летнюю овчарню, а в ней - большую и удобную копну сена, очень удобную для ночлега. Таиться по заброшенным норам нам было не впервой, ночь выдалась не слишком холодная, и мы, немного погревшись у маленького костерка, устроились в овчарне, вполне довольные жизнью.
       Сон, конечно, не шел. Я уже донашивал свой замысел, размышляя, где и как вернее устроить засаду на самую редкостную дичь, на которую когда-либо охотились ассасины. Впрочем, теперь я не имел никакого права считать себя ассасином, ибо подданные Старца Горы убивают жертву только освященным позолоченным кинжалом. Рыцарь Джон изредка вздыхал и, похоже, с каждым вздохом вспоминал кого-то из числа своих благородных воинов, так и не дошедших до цели. Оруженосец короля Ричарда вздыхал куда чаще и, как ни странно, - тоже с грустью. Он же первым не сдержался и подал голос:
       - Такая мерзкая... такая позорная история. Лучше бы король остался там, в Палестине. Не сомневаюсь, что он бы смог завоевать вновь всю Святую Землю и вернуть Иерусалим христианам. Тогда никто бы не посмел пойти против него. Хорош бы тогда был его братец Джон, если бы без спроса уселся на трон... Бог бы сразу наказал его... Да, лучше бы король оставался в Палестине.
       - Вот и султан Саладин жалеет о том же, - лукаво заметил я.
       Блондель сначала затаил дыхание, не веря своим ушам, а потом растерянно прошептал:
       - О чем жалеет?
       - О том, что король Ричард не остался в Палестине, - подтвердил я.
       Еще несколько мгновений стояла глухая тишина. Потом сено шумно зашуршало. Королевский оруженосец вскочил на ноги, и теперь не знал, куда деваться, видно решив, что очутился в обществе демонов.
       - Успокойся, Блондель, - подал голос Джон Фитц-Рауф, пожалев земляка. - Ведь ты, наверно, слышал немало историй о благородстве султана? Слышал, ведь так?
       - Да, слышал, - робко ответил тот.
       - И ты веришь, что эти истории правдивы? - с улыбкой спросил его рыцарь Джон.
       - Все, кто был на Святой Земле, говорят, что Саладин благороден, как истинный рыцарь, и жалеют, что он не христианин, - осторожно ответил почуявший неладное Блондель. - Отчего ж не верить...
       - Тогда садись и послушай еще одну, самую правдивую, - сказал Джон Фитц-Рауф и строго повелел: - Садись, говорю!
       Я ничуть не противился тому, что рыцарь Джон решил раскрыть нашу тайну непосвященному. Очень скоро должна была открыться и последняя тайна, самая опасная, самая сокрушительная.
       Рыцарь Джон коротко рассказал Блонделю, откуда мы взялись, сколько нас было и что произошло с нами на нелегком пути. Завершив свою "самую правдивую" историю, он обратился ко мне:
       - А теперь Дауд, расскажи нам, почему султан пожалел о том, что его самый сильный и доблестный враг покинул поле битвы. Мне самому это очень любопытно услышать. В прошлый раз ты как раз остановился на взятии Иерусалима. Осталось рассказать о визите короля Ричарда в Палестину - и все. Тогда мы окажемся у последнего дорожного камня.
       И вправду наша дорога кончалась. Теперь стояла ночь, но, несмотря на густой зимний мрак, не только мне, но и самому рыцарю Джону уже был виден тот последний дорожный камень.
       И я в ту ночь, глядя на медленно затухавшую у ворот овчарни последнюю головешку, наконец завершил свой рассказ, который начал когда-то по повелению самого султана Юсуфа.
      
      
       * * *
      
       Вы думаете, правители земель Пророка вознесли хвалу султану Юсуфу и восславили его великие подвиги, когда он вернул Святую Землю и Иерусалим в пределы дар-аль-Ислама и завершил великий джихад? - горестно вздохнул и я. - Увы! Случилось обратное! Правителей охватила черная зависть. Они увидели в султане Юсуфе не освободителя, а коварного захватчика. Дьявол ослепил их и нашептал им в уши, что ненасытный султан уже начал зариться и на их собственные владения. Пустили слух, что курд Салах ад-Дин замыслил идти на Багдад, чтобы низвергнуть власть Аббасидов и стать халифом, то есть духовным главой правоверных. Не прошло и месяца после первой службы в главной мечети Иерусалима, как халиф Багдада прислал султану письмо, написанное ядовитой желчью. Он обвинял Салах ад-Дина в том, что он - самозванец, присвоивший себе титул халифа (этот слух, дошедший до Багдада, был мерзкой ложью), и в том, что при взятии Иерусалима над мусульманским войском не реяли черные знамена Аббасида, подданным которого оставался по своей клятве султан Юсуф.
       Султан был вне себя от гнева и мучительной обиды.
       - Где были твои воины, халиф, когда я брал приступом стены Аль-Кудса?! - воскликнул он. - Там же, где и твои знамена, не потускневшие от палестинской пыли!
       - Так и написать? - спросил его с опаской катиб аль-Исфахани.
       В эти мгновения он сидел перед султаном, держа калам и составляя под диктовку ответное письмо халифу аль-Назиру.
       Султан приподнял бровь, задумался, а потом решительно ткнул в свиток перстом и велел:
       - Так и пиши, Имад!
       А вскоре произошло и вовсе ужасное событие. Султан послал из Иерусалима в Мекку очень богатый караван, предводителем которого был эмир аль-Мукаддам. Этого своего приближенного султан очень уважал, несмотря на его вспыльчивый нрав. По дороге караван соединился с другим, шедшим из Багдада. Видя, что багдадские верблюды тощи, а сам караван куда меньше и беднее и верховодит им какой-то тщеславный юнец, аль-Мукаддам потребовал, чтобы караван с дарами из Священного Города шел первым. Не дожидаясь ответа, он заставил багдадцев плестись в конце. Эмир халифа затаил злобу и ночью напал на подданных султана. Он убил самого аль-Мукаддама, перебил его людей и разграбил сокровища, предназначенные для священной Мекки.
       Узнав о случившемся, султан Юсуф даже не разгневался. Он просто смертельно побледнел и несколько часов просидел в неподвижности. Никто не осмелился потревожить его.
       Первые слова его были:
       - Душа проклятого франка бродит по пустыне вместе с шайтаном и вселяется в его слуг! Кому теперь рубить голову?!
       В ту же ночь он открыл глаза и увидел тень на пороге покоев. Холодные неживые глаза пристально смотрели на него.
       Султан Юсуф почувствовал не страх, а только - мучительную тяжесть в груди.
       - Пора настала? - с трудом проговорил он. - Что же... Теперь я готов. Я исполнил клятву и большего не желаю.
       Призрак поднял руки, осторожно снял со своих плеч голову, как женщина снимает с головы полный сосуд, и опустил ее на пол перед ложем султана.
       - Ты ждешь Асраила, Юсуф ибн Айюб? - послышался с пола голос, похожий на шуршание песка под брюхом змеи. - Теперь придется потерпеть. У Асраила еще много других забот. Ты помнишь, когда-то я говорил о долге?
       - Шавар?! - обомлел султан, и дышать ему стало еще тяжелее.
       Голова мертвого везиря улыбнулась, и султан явственно различил улыбку на "сосуде", полном отравленных мыслей, ведь та недобрая улыбка была в тысячу раз чернее самой темной ночи и самых густых чернил.
       - Я слишком долго ждал часа, когда мне будет позволено напомнить тебе и о твоем долге, сын Айюба, - снова услышал он голос Шавара. - Ты уже начал отдавать его, хотя сам о том не подозреваешь... А свой долг я уже вернул сполна. И скоро наступит день, когда ты поблагодаришь меня за это.
       Безголовый призрак повернулся и двинулся прочь из покоев. Султан силился крикнуть ему, чтобы тот забрал свою голову, но ему заложило грудь такой невыносимой тяжестью и болью, что он не смог выдавить из себя ни слова и очнулся, едва не задохнувшись.
       В покоях тихо сиял огонек светильника. Головы не было. Видно, жадный Шавар все-таки решил не оставлять ее.
       Поутру султан выглядел очень бледным и немощным. Пот не высыхал у него на лбу. В разговоре со мной, он произнес странные слова, смысл которых дошел до меня много позже:
       - Теперь я понимаю, Дауд, почему франки так долго владели Святым Городом и все злодейства так долго сходили им с рук. Уж если сам шайтан запросто бродит по дворцу халифа, то что я могу сделать?.. На все воля Аллаха. Но я очень хочу знать Его волю... А чтобы ее знать, Дауд, нужно, чтобы все правители христианских стран сошлись и разом двинулись сюда - снова отвоевывать Палестину... Тогда я много отдал бы за то, чтобы посмотреть халифу в глаза.
       С того дня у султана стали учащаться и усиливаться приступы лихорадки, которую он подхватил, когда угрожал Мосулу. И я часто видел на его устах грустную улыбку, которой он стал встречать как добрые, так и дурные вести.
       В тот же самый день он приказал собирать войско и через неделю выступил по направлению к Тиру, главному оплоту христиан, оставшемуся после того, как они понесли на Святой Земле уже невосполнимые потери.
       На первом же переходе стало ясно, что войско не годится ни на что, будто за стенами Иерусалима какой-то всемогущий демон разом отнял у него все силы, будто воины Ислама не одну неделю, а целый год лезли приступом на его стены и наконец изнемогли донельзя. Вассалы султана, ближние и дальние, роптали. Надвигалась зима, и они хотели домой, в теплые гаремы. Месть франков никого из них не пугала. Под стены Тира пришло стадо баранов, готовых разбежаться кто куда, едва пастух зазевается. Зато в самом Тире собиралось с духом лучшее франкское воинство во главе с маркизом Конрадом Монферратским. После Хаттина и сдачи Святого Города благородные рыцари стыдились смотреть друг другу в глаза и теперь уже были готовы стоять насмерть, плечом к плечу.
       Холод крепчал с каждым днем. Турки и курды неохотно полезли на стены, казалось бы только для того, чтобы согреться. При первом же приступе погибло несколько сот воинов. А через неделю лихорадка повалила в стане султана уже десятикратное их число. Эмиры были готовы взбунтоваться, и султану Юсуфу ничего не оставалось делать, как снять осаду.
       А через несколько дней войско нагнал в дороге посол ромейского императора Исаака Ангела, бывшего в союзе с султаном, и сообщил ему, что все короли Запада уже откликнулись на призыв римского папы Климента и готовятся собрать огромное войско, чтобы в скором времени вновь двинуться на Палестину.
       Посол, видно, воображал себя самим посланцем Всевышнего, ангелом Джебраилом, которому велено сообщить султану столь важную новость. Он говорил напыщенно, но, когда завершал речь и стал передавать уверения императора в преданности союзу, то вдруг запнулся и стал пристально приглядываться к султану.
       Признаться, я сам присутствовал на той аудиенции и тоже был обескуражен выражением лица султана Юсуфа. Он узнал, что вот-вот на него начнет наступать невиданное по мощи войско неверных. И что же! Я мог поклясться, что его правый глаз был полон тревоги, а левый лукаво смеялся.
       - И много их будет, этих маликов? - просто спросил он сидевшего перед ним посла. - И какой из них лучше? Кто самый умный? Кто самый сильный, благородный и доблестный?
       Греческий посол озадаченно поморгал и, видя, что султан загадочно улыбается, тоже позволил себе улыбнуться с видом всезнающего мудреца.
       - Самый умный и рассудительный - конечно же король франков, Филипп-Август*, - ответил он. - Самый сильный и опасный - германский император Фридрих, по прозвищу Рыжебородый. Правда, борода его давно уже поседела. Ему шестьдесят пять лет. Всю жизнь он провел в сражениях. Хотя удача далеко не всегда была на его стороне, но он полон сил и готов привести сюда стотысячное войско.
       - Стотысячное? - переспросил султан, и только теперь я заметил на его лице сильную тревогу.
       - Да, - кивнул посол. - Его мощь пугает и нас. Ведь он несомненно двинется по суше, а все дороги в Палестину с Запада лежат через наши земли. Так уж распорядился Создатель... А насчет благородства и доблести... Этими качествами бедны ныне все монархи, в том числе и английский король Генрих Плантагенет, также решивший идти в поход. Но у Генриха есть сын. Его зовут Ричардом, и он уже заслужил славное прозвище - Лев. Говорят, на всем Западе нет воина более храброго и благородного, чем он. Но собирается ли он идти вместе с отцом, с которым доныне враждует, о том неизвестно.
       - Его называют Львом? - переспросил султан; он задумчиво потеребил свою бороду и сказал: - Да, настоящего льва я бы хотел увидеть.
       С того дня начались мои путешествия. Под видом итальянского купца я побывал в Константинополе, в Генуе и Пизе и однажды добрался до самой Тулузы. Отовсюду я посылал султану сведения о готовящемся нашествии. Вести были по большей части тревожные. Казалось, весь христианский мир, кроме ромеев и русов, которых, впрочем, на Западе считали вероотступниками, уже готов подняться и налететь на Палестину, как взвихренный бурей песок пустыни. Успокаивало пока лишь то, что короли Англии и Франции, хотя и заключили между собой союз, но по сути дела оставались врагами. Я сообщал султану, что король Генрих до своего вступления на английский престол был простым вассалом французского короля и оставался им до сих пор, пусть на словах. Однако ныне он мог похвалиться тем, что его владения даже превысили владения короля Франции; то же можно было сказать и о его могуществе. Короли решили идти в поход, но каждый опасался оставить свою страну раньше, чем тронется в путь другой. Я писал султану, что эта взаимная боязнь может связать обоих монархов по рукам и ногам и, возможно, они совсем не двинутся с места. Сам султан Юсуф не раз бывал в подобном положении и мог только посочувствовать своим врагам.
       Тем временем, мой господин и повелитель правоверных укреплял свои крепости и прежде всего Акру, главную прибрежную цитадель.
       Весной двинулись в путь грозное воинство немецкого императора Фридриха. Об этом сообщил султану не только я, но и сам повелитель ромеев Исаак Ангел. Султан просил его задержать германцев на своей земле, однако, зная трусливый и коварный нрав "ангела", понимал, что скорее всего тот спрячет голову в крылья или вовсе войдет в сговор с Фридрихом. Все же султан оказал своему союзнику помощь, какую мог оказать и какая вполне соответствовала змеиным повадкам императора ромеев: он послал ему большое количество отравленного зерна и вина для того, чтобы тот попотчевал незваных гостей. Теперь можно было легко проверить верность Исаака Ангела союзу с султаном Юсуфом. Как и предполагал султан, германцы без особых трудностей прошли через земли ромеев, даже не помучившись животами. Исаак Ангел испугался и заключил с Фридрихом мирный договор.
       Летом странным образом сбылось еще одно невольное желание султана. Английский король Генрих Плантагенет скончался, и трон перешел Ричарду Льву, а Ричард Лев сказал, что принял от отца в наследство не только престол, но и обет "принятия креста".
       Узнав о приближении стотысячной германской армии и о том, что король Франции Филипп вот-вот тоже двинется в путь, воспрянул духом и осмелел Ги Лузиньянский, которого франки все еще считали королем Иерусалима. Годом раньше султан Юсуф отпустил его из плена, вняв слезным просьбам его супруги, Сибиллы. Ги дал султану клятву, что больше никогда не поднимет меча на воинов Ислама. Султан посмотрел ему в глаза и, отпустив, сказал: "Этот франк несомненно нарушит слово. Ему же хуже". И вот в конце лета одна 1189-го года по вашему, христианскому календарю Ги Лузиньянский собрал войско и двинулся не куда-нибудь, а прямо на Акру, ибо уже знал, что франкские крестоносцы, которые должны были прибыть по морю, первым делом попытаются захватить эту твердыню.
       Он встал в миле к востоку от крепости и сразу начал осаду. Акра считалась одной из самых мощных на Востоке цитаделей. Первые приступы были легко отбиты. Однако в это же время стали прибывать с моря первые отряды крестоносцев - датчан, фризов, фламандцев и франков. Появились и первые германцы.
       Положение дел встревожило султана, и он со своим войском, сильно поредевшим не от потерь, а от лени и дурного нрава вассалов султана, двинулся к Акре.
       Четвертого октября произошла битва. Ее начал доблестный Таки ад-Дин, стоявший на правом фланге. Однако он совершил ошибку, поспешив и чересчур ретиво бросившись на франков. Между воинами, стоявшими в центре, и правым флангом образовался большой разрыв. Султан попытался "залатать" его и слишком растянул силы. Христиане же на этот раз повели себя совсем не так, как при Хаттине. У Ги де Лузиньяна были свежие, сытые и воодушевленные целью войска. Они мощно ударили в центр и легко сокрушили его. Правый фланг был отброшен. Франки сумели достичь даже султанского шатра. Казалось, что ужасное поражение неминуемо. Однако на султана Юсуфа внезапно снизошло спокойствие, и он, пока враги хозяйничали в его стане и преследовали убегавших, сумел собрать воинов левого фланга, воодушевить их и повести за собой в новое сражение. Франки совсем не ожидали такого поворота событий, и сами обратились в бегство. Свершилось поистине чудо. Уже победив, враг в считанные мгновения оказался разгромлен. Был захвачен в плен и казнен Великий Магистр Ордена Соломонова Храма Жерар де Ридфор, один из главных виновников поражения франков при Хаттине; некогда султан отпустил его из плена раньше Ги де Лузиньяна в обмен на сдачу Газы, принадлежавшей тамплиерам.
       Султан Юсуф благодарил Аллаха за дарованную победу, но не радовался ей, ведь численность его войск, стоявших на левом фланге и своей доблестью спасших положение, превышала численность всего христианского войска. Он понимал, что остановить христианское нашествие будет куда труднее.
       Между тем, на побережье Палестины стали прибывать все новые и новые отряды крестоносцев, больше всего - франков и англичан, воодушевленных своими священниками и не ставших дожидаться, пока в поход тронутся их нерасторопные монархи. И их первой целью, разумеется, оставалась Акра.
       В один из последних дней весны следующего года султан Юсуф узнал, что германские войска, переправившись через Босфор, вторглись в Румский султанат и недалеко от его столицы разбили сельджукское войско, после чего султан сельджуков был вынужден снабдить крестоносцев провиантом. Целый день повелитель правоверных провел в мрачных размышлениях, а ночью стал диктовать своему катибу аль-Исфахани послания ко всем правителям Востока, в том числе и к могущественным Альмохадам Магриба и Кордовы. "Неверные, как бесчисленная саранча, двинулись со всех своих земель на священные земли Пророка, дабы предать их ужасному опустошению, - обращался он к ним. - Неужели те, кому Всемогущий Аллах вверил земную власть, не смогут объединить свои силы и не превратят весь дар-аль-Ислам в одну неприступную крепость?"
       И что же ответили султану славные правители дар-аль-Ислама? Они ответили, что раз он раньше прекрасно справлялся без них, не прося о помощи, то и теперь справится, если на то будет воля Аллаха. Сам халиф Багдада аль-Назир прислал султану подачку в двадцать тысяч динаров и полдюжины метательных машин, заметив в своем письме, что остальные деньги на содержание войска султан наверняка сможет получить у императора ромеев, раз уж он полагается на союз с такими христианами, которые не любят других христиан.
       "Проклятый Шавар! Вот кому ты подсунул в везири свою голову, полную отравленных мыслей!" - горько усмехнулся султан Юсуф.
       Эти ответные послания прилетали к нему, подобно черным воронам, сулившим одни беды. Однако в начале лета произошло событие, узнав о котором султан, вздохнул с великим облегчением и долго возносил благодарственные молитвы, снова искренне надеясь, что Всемогущий Аллах остается на его стороне.
       Все ближе подступая со своим войском к границам Палестины, германский император Фридрих достиг небольшой реки, называвшейся Салеф. При переходе через нее конь монарха поскользнулся. Фридрих упал с седла, ударился головой об камни и лишился чувств, а быстрая горная река понесла его прочь. Императора выловили из потока уже бездыханным. Великое войско было ошеломлено, потеряв своего предводителя, еще недавно наводившего страх на многие королевства Запада. Германцы были не только потрясены и огорчены, но и восприняли смерть императора как дурное знамение. Большая часть войска повернула назад, и только самые неистовые воины, жаждавшие снискать славу на Святой Земле, продолжили свой путь.
       Весть о гибели Фридриха достигла султана, когда он находился вблизи Акры, которую уже несколько месяцев тщетно осаждали крестоносцы.
       Это была, пожалуй, самая необыкновенная из всех когда-либо случавшихся осад, ибо сами осаждавшие по сути дела были осажденными с того часа, когда с востока к Акре подошло и расположилось неподалеку станом войско султана Юсуфа. Надо сказать, что франки успели соорудить мощные укрепления, таким образом создав вокруг Акры свою крепость, имевшую вид подковы. Осада Акры франками, а их собственного стана - воинами Ислама длилась почти два года! Все это время с моря к христианам прибывали новые подкрепления, а султан Юсуф в основном только дожидался подкреплений из Египта и от правителей, пообещавших прислать войска, и с трудом держал в узде мосульские части, которых Зенгид Имад ад-Дин все норовил увести домой. Сама крепость казалась султану неприступной, и он старался не тратить лишние силы.
       Да, это была удивительная осада. Стычки между крестоносцами и воинами султана возникали редко. Рыцари в основном выезжали за пределы укреплений, чтобы размяться и показать свою доблесть. Часто о поединках противники договаривались заранее, и эти битвы очень напоминали праздничные турниры, которые так любят в Европе. В конце концов дело дошло до того, что враги от скуки стали приглашать друг друга в гости на свои праздники, и, если бы воины Ислама были столь же покорны винопитию, что и христиане, то дело и вовсе бы завершилось всеобщей попойкой.
       В этой обстановке многие из вновь прибывших крестоносцев подолгу не могли разобраться, что происходит и кто с кем воюет. Я и сам был немало изумлен, когда вернулся к берегам Палестины на одном из генуэзских кораблей. Это было поздней осенью, когда у христиан уже начинался голод. В первый же день я заметил в нашем стане светловолосых детишек и франкских женщин. Оказалось, что и те, и другие без всяких трудностей пришли сюда из стана осаждавших. Дети - чтобы хоть немного подкормиться, а женщины - чтобы обменять на еду какие-то серебряные вещи. Позже я видел этих детей, весело игравших вместе с нашими. В самом шатре султана я увидел трех его малолетних сыновей. Он возился с ними, забыв обо всех делах и о том, что в полутора милях от его шатра христиане лезут приступом на стены Акры.
       - Ты, удивляешься, Дауд? - с грустной улыбкой сказал он, бросив на меня острый взгляд. - У них голод. Скоро сдадутся.
       Я осмелился выразить сомнение. Тогда султан сообщил мне, что эмиры уже готовы сговориться против него, что Изз ад-Дин Мосульский затеял у себя какую-то войну и под этим предлогом отозвал от Акры свои отряды.
       - До весны нам не удастся одолеть их, - без особой досады сказал султан. - В моем войске десять тысяч сонных мух и сотня ядовитых скорпионов. Что я могу сделать?
       Я не узнавал великого султана. Казалось, в те дни менее всех ему самому хочется воевать с кафирами и одним мощным усилием сбросить их в море, пока они не наделали новых недоступных нор. У меня тогда появилось подозрение, что он дожидается-таки того дня, когда на берегу появятся христианские короли - "самый умный", Филипп Французский, и "самый доблестный", Ричард Английский, а дожидается потому, что только их считает равными себе по власти и достоинству. Если мое подозрение было верным, то нет сомнения, что великий султан, глубоко разочаровавшийся в союзниках и в самом халифе Багдада, хотел окончательно проверить, на чьей стороне Всемогущий Создатель, и оставит ли Он в его, султана, руках священный город Иерусалим.
       Зимой осаждавшие страдали, можно сказать, от всех казней египетских. Тысячи умерли от голода и болезней. Однако воинам Ислама так и не удалось одолеть врага, и в этом позоре тоже можно было разглядеть наказание Божье за то, что прочие правители земель Пророка отказались прийти на помощь султану Юсуфу.
       Зима прошла, а в середине весны снова подул с запада, то есть с моря, холодный ветер, и франкские знамена весело затрепетали под стенами Акры. Прибыл король Филипп Август.
       Ричард отстал от него на семь недель, но в пути ему пришлось бороться с бурями и врагами, и он всех одолел.
       Помню, что посол английского короля появился перед шатром султана одновременно с нашим лазутчиком, сообщившим о появлении грозного Льва. В тот день султан словно ожил наконец после зимней спячки. Он принял посла немедля, и глаза его горели, как перед началом битвы при Хаттине.
       Посол, перешедший в христианство магрибинец, сообщил, что английский король желает безотлагательно встретиться с "великим повелителем Египта и Сирии". Лицо султана посветлело, и было видно, что он очень доволен этим скорым предложением. Однако, зная о дурных помыслах своих эмиров, он опасался, что такая встреча сразу даст повод халифу и прочим недругам обвинить его в трусости и сговоре с неверными, что уже случалось не раз. Султан просил передать Ричарду Льву, что враждующим между собой монархам не престало встречаться, не заключив пред тем перемирия. Со своей стороны, он предложил Ричарду принять аль-Адиля.
       Возможно, река событий потекла бы но иному руслу, если бы такая встреча состоялась. Однако внезапно на обоих христианских монархов - и на Ричарда, и на Филиппа - опередив воинов Ислама, напала жестокая лихорадка.
       Осада Акры кафирами продолжалась своим чередом, а, тем временем, султан посылал гонцов в Мосул и Синджар с требованием прислать подкрепления. В это же время он приказал разрушить стены большинства принадлежавших ему крепостей, что располагались вдоль побережья, а именно - Яффы, Арсуфа, Кесарии, Сидона и Джебаила. Султан предвидел, что война может затянуться надолго и что у христиан, продолжавших прибывать из Европы, хватит сил вновь утвердиться в Палестине. Но больше всего меня в ту пору удивило и насторожило то, что султан, казалось бы так сильно уповавший на египетские и мосульские подкрепления, вдруг отправил своего племянника и, возможно, лучшего военачальника Таки ад-Дина на новое завоевание армянских земель. В один из вечеров, когда султан пребывал в достаточно благодушном настроении, я осмелился задать ему вопрос.
       - Год, когда ты, Дауд, родился, был очень нелегким, - задумчиво ответил мне султан. - Великому атабеку Нур ад-Дину, мир да пребудет над ним, много клеветали на меня. Тогда я послал в Нубию своего покойного брата Тураншаха, да смилуется над ним Аллах, дабы он посмотрел эти земли и узнал, нельзя ли там укрепиться, если... если Аллах не будет благоволить нашему роду. А ведь наш курдский род происходит из армянских земель, и ты об этом знаешь, Дауд. Мало ли как все повернется теперь...
       В большом смущении я покинул шатер повелителя правоверных.
       Акра пала внезапно. Это произошло в июле 1192-го года по христианскому календарю. До того дня ее защитники отбивали все приступы - и вдруг сдались в одночасье. Мы знали о том, что они изнурены лишениями и голодом. Но ведь и христиане тоже немало потерпели во время осады, будучи сами осажденными. Казалось, вид короля Ричарда, грозного и неустрашимого великана, который слегка оправился от болезни и стал расхаживать прямо под стенами, зычно покрикивая на своих воинов и обзывая из трусами и лентяями, напугал мусульман и отнял у них последние силы.
       Мы увидели, как над главной башней цитадели появилось знамя австрийского герцога Леопольда, первым вступившего в крепость. Спустя час оно вдруг пропало, а на его месте засверкало золотом и багрянцем другое. Вскоре мы узнали, что честолюбивый Ричард смахнул австрийский стяг и утвердил свой.
       Султан Юсуф с растерянным, а вернее отрешенным видом наблюдал за этими чудесами, а, когда ему принесли послание от командующего войсками Акры и он узнал об унизительных условиях сдачи, то он порвал свиток, приказал сжечь его и немедленно отправил помощника катиба к Ричарду, чтобы тот начал переговоры об обмене пленников.
       - Будем менять одних баранов на других, - гневно проворчал он себе под нос.
       Переговоры начались неблагоприятно. Ричард Лев сразу показал свой норов, утверждая, что в его руках оказались более ценные пленники, чем те христиане, которых султан предлагает на обмен.
       - Я тоже так думаю, - усмехнулся султан, узнав про блажь английского короля. - Поэтому и удивляюсь, что малик Ричард относится с таким пренебрежением к своим единоверцам.
       Спустя пару дней из Акры стали приходить сведения, которые показались нам очень обнадеживающими. Как и предполагал султан, короли повздорили при дележе первой же добычи. Филипп Французский, менее крепкий здоровьем, продолжал недомогать. Похоже было, что сам воздух Святой Земли отнимает у него силы. Шпионы султана доложили, что он собирается в ближайшие недели покинуть Палестину, а Ричард настаивает на том, чтобы они с Филиппом дали друг другу клятву не оставлять Святой Земли еще на протяжении трех лет. Вскоре распря между монархами еще больше ожесточилась. Напомню, что именно в ту пору за престол призрачного Иерусалимского королевства стали бороться между собой Ги де Лузиньян и Конрад, маркиз Монферратский, который после смерти королевы Сибиллы и двух ее дочерей от короля Ги, сумел добиться руки Изабеллы, сестры покойной королевы, и естественным образом стал претендовать на эфемерную корону, дававшую, однако, значительную власть над ее вассалами и их войсками. Ричард в этом споре занял сторону виновника гибели христианского королевства, то есть Ги де Лузиньяна. Хоть король Ги и был самодовольным смутьяном, но он легко поддавался чужому влиянию, и им нетрудно было управлять. Ричард пообещал, что отдаст ему Кипр, и теперь этот франк был готов служить ему, как собачка. Конрад Монферратский был куда крепче и разумом, и духом и к тому же умел воевать. Ричард не мог полагаться такого человека, если собирался прибрать к рукам всю Палестину. А он собирался... в том нет сомнения.
       И вот король Филипп, устав от спора и недуга, оставил Акру и отправился в Тир вместе с Конрадом Монферратским, не без оснований опасавшимся остаться в одиночестве, один на один со Львом. Франкские знамена потекли рекой на север, и султан вздохнул с облегчением. Теперь было ясно, что "самый умный и рассудительный" монарх уже не вернется, ибо в Палестине ему все очень не понравилось.
       Султан Юсуф не скрывал, желает иметь дело только с Ричардом, ведь тот первый предложил переговоры и, казалось, был готов вести их дальше. Однако вскоре произошла новая беда.
       Как-то после полудня от Акры донеслись пронзительные крики женщин, а потом - ужасный слух, что Ричард приказал убить больше двух с половиной тысяч мусульманских пленников, в том числе всех женщин и детей, и теперь обезумевшие от крови и безнаказанности англичане рубят всех без разбора. Наши воины попытались спасти соплеменников, но эмиры вновь проявили нерадивость и не объединили силы. Несколько беспорядочных нападений на кафиров были неудачными, а с наступлением сумерек крестоносцы сами покинули место своего варварского жертвоприношения.
       - В него вселился дьявол! - побледнев, воскликнул султан Юсуф, когда узнал о случившемся.
       Эмиры стали требовать, чтобы в отместку были так же порублены все христианские пленники, но султан запретил это делать.
       - Если мы не уподобимся зверям, то Всевышний и пророк Иса останутся на нашей стороне, - твердо сказал он. - Убивайте всех кафиров, кто носит оружие. Нам больше не нужны выкупы.
       А потом, пробыв около получаса в тяжелых размышлениях, он тихо произнес слова, которые слышали только двое находившихся поблизости от султана людей: катиб аль-Исфахани и тот, кого султан всегда называл только Даудом.
       Вот эти слова:
       - Теперь ему никогда не достанется Иерусалим. Никогда... Если только Всемогущий Аллах не отвернется разом от всех мусульман. Теперь я буду воевать с ним долго... хоть до скончания века... С кем еще воевать в этом грешном мире?
       Разумеется, никто из нас двоих не сделал попытки ответить на этот вопрос. Мы даже не решились переглянуться и сделали вид, что ничего не слышали.
       Через два дня войско крестоносцев под предводительством короля Ричарда двинулось на юг. Чтобы не оказаться в окружении и не терять из виду свой флот, развернувший паруса и тоже покинувший Акру в южном направлении, Ричард Плантагенет выбрал самую близкую к морю дорогу.
       Надо признать, что он увлек за собой и наши силы. Казалось, все великие воинства Запада и Востока пришли в движение по мановению его руки.
       Будучи уверен, что малик англичан совершит прогулку по всему побережью и заглянет во все крепости, султан Юсуф счел за лучшее даже немного опередить его и тщательно выбрать подходящее место для битвы. По пути наши легкие отряды совершали стремительные нападения на вражеские разъезды. Убив или ранив крестоносцев, мусульмане вырезали на их спинах название крепости, под чьей стеною кафирами было совершено такое преступление, за которое не только казнь, но и адские муки могут показаться слишком легким наказанием.
       Первая битва произошла неподалеку от Кесарии. День выдался не менее жаркий, чем при Хаттинском сражении, однако на этот раз позиция у христиан оказалась куда предпочтительнее тогдашней. Мы потеснили их к морю. С вражеской стороны пало много воинов, однако, как оказалось, большинство из них стали жертвами солнечного ударами, а не удара меча или сабли. Английские лучники также нанесли нам немалый урон. Во время битвы король Ричард носился на своем коне в самой гуще схватки, будто посреди спелого пшеничного поля. Никто не мог его остановить, а султан Юсуф, прищурившись, наблюдал за ним издали. На губах его застыла такая улыбка, будто он держал на языке чуть подсахаренную дольку лимона.
       Новая битва произошла неделей позже, на широкой равнине, немного севернее Арсуфа. Накануне Ричард Лев вновь предложил переговоры. Султан Юсуф немного воодушевился и послал к нему аль-Адиля, но уже через час аль-Адиль вернулся и с досадой на лице развел руками.
       - У него глаза горят, как у сумасшедшего, - сказал брат султана. - И он требует себе всю Палестину... Дразнит нас - только и всего.
       На рассвете христиане отогнали все свои обозы к самому краю берега и встали перед ними плотным строем.
       - На этот раз позиция у кафиров еще лучше, - признал султан, - ведь отступать им некуда - только в море.
       С нашей стороны первыми полагалось двинуться на христиан египетским пехотинцам. За ними должна была наступить очередь конницы. В войске Ричарда все было наоборот. Оно выглядело настоящей крепостью: впереди железной стеной стояло конное рыцарство, сомкнувшись так плотно, что между конями и травинки было не протянуть. Позади рыцарей до начала битвы скрывалась пехота, готовая сразу выступить вперед, как только враг двинется навстречу. Сам король Ричард находился в середине строя, в первом ряду, чуть ближе к правому флангу, который занимали тамплиеры, а по левую руку от него располагались франки. Левый фланг, до самого моря, держали рыцари-госпитальеры.
       - Похоже на то, что он вовсе не двинется с места, - заметил аль-Адиль, хмуря лоб. - Он надеется, что выдержит осаду, а, когда мы выбьемся из сил, сам пойдет в наступление.
       - Нет, - покачал головой султан Юсуф. - Просто пойдет дальше своей дорогой.
       В первом своем предположении аль-Адиль не ошибся. Когда наша пехота двинулась вперед, бронированные кони англичан только чуть расступились и между ними, словно через городские ворота, выступили навстречу мусульманам английские лучники и часть франкской пехоты. Пехотинцы только обменялись тучами стрел и копий и быстро разошлись в стороны, ибо судьба сражения была вовсе не в их руках. Султан Юсуф отдал приказ эмирам ударить конницей по левому флангу, более удаленному от короля Ричарда. Несколько раз турецкие и курдские всадники с разбегу налетали на рыцарей и всякий раз, потоптавшись, медленно отходили назад. Наши всадники казались морскими волнами, что налетали на скалистый берег и, потеряв силу, бурно пенились перед непреодолимой твердью. Какая живая сила была способна разрушить живую стену из плоти и брони?
       Но вдруг случилось нечто неожиданное не только для султана, но и для самого короля Ричарда. Видно, у госпитальеров лопнуло терпение, и они нарушили веление монарха не двигаться с места, пока на то не будет особый приказ. Когда в очередной раз наши всадники отходили, чтобы перевести дух, перестроиться и ударить с новой силой, несколько госпитальеров и в том числе сам Великий магистр ордена вдруг покинули строй и отважно ринулись на неприятеля. К стыду мусульман, они растерялись. Чуть помедлив, и другие госпитальеры пришпорили коней и поскакали в бой вслед за своим предводителем. Сам король Ричард все еще не двигался с места, поскольку, видно, не сразу оправился от изумления и гнева. Тут бы нашим воинам и ударить по ним с двух сторон, а заодно - и в брешь, образовавшуюся в рыцарском строю! Ведь в быстроте маневров нашим всадникам нет равных! Но не тут-то было... Впрочем, они все-таки совершили один очень быстрый маневр, для которого та просторная равнина была очень удобна.
       Битва закончилась задолго до полудня. Оказалось, с нашей стороны нет никаких особых потерь, кроме славы и доблести. Из христиан же погиб всего один рыцарь, некто Иаков Авесни. У него был очень быстрый конь, который стал перегонять уносивших ноги турок. Рыцарь Иаков убил более дюжины вражеских всадников, но и сам был сражен ударом в спину.
       Эмиры боялись показаться на глаза султану Юсуфу, но он, как ни странно, не выглядел слишком удрученным.
       - Они струсили, зато теперь притихнут и не станут бунтовать, - шепнул мне на ухо султан, поймав мой смущенный взгляд. - Но я надеюсь, что однажды соберу войско, которое будет состоять только из эмиров... из одних только бесстрашных эмиров... и они не станут бросаться в бой беспорядочной сворой, а потом удирать во всю прыть... Вообрази, Дауд! Всего три сотни эмиров, перед которыми не устоят тысячи врагов.
       У султана снова начинался приступ лихорадки, и мне показалось, что он бормочет уже в бреду. Было очень горько сознавать, что великий султан никак не справится с болезнью и за последние месяцы так ослаб, что с трудом держится в седле. О, если он сам смог повести своих эмиров навстречу Ричарду! Если бы они встретились на поле брани один на один! Я думаю, в тот же час был бы заключено самое необыкновенное перемирие, которого бы устрашились все недруги султана, таившиеся на землях Пророка, и все недруги короля Ричарда, замышлявшие против него в далеком полуночном тылу.
       Тем временем, войско короля Ричарда двинулось дальше на юг, даже не сделав привала после битвы.
       Султан вновь опередил его и, достигнув, Аскалона, приказал окончательно разрушить все его укрепления. После этого он повелел всем возвращаться в Иерусалим.
       Вскоре пришла весть, что английский король остановился в богатой и изобильной Яффе, чтобы дать войску отдых. Этот привал затянулся на несколько месяцев.
       Я удивлялся, почему Ричард никак не двинется на Иерусалим, ведь новых подкреплений ему ждать неоткуда, в то время как аль-Фадиль готовил для султана новое египетское войско. Однако сведения наших лазутчиков и несколько моих собственных вылазок в Яффу убедили меня, что неустрашимый в бою король сам очень мнителен и подвержен опасениям, когда речь идет о внутренних смутах. Несмотря на одержанные победы, его положение предводителя крестового похода было довольно шатким. Его поддерживали самые доблестные... Зато самые умные и рассудительные все больше принимали сторону Конрада Монферратского. Местные бароны и предводители рыцарских орденов понимали, что Ричард рано или поздно отправится обратно, в свою далекую Англию, и Ги де Лузиньяну не устоять перед маркизом. Чем только ни пугали они Ричарда в те дни, пока он стоял в благословенной Яффе. И тем, что из Египта вот-вот двинется на помощь султану огромное войско. И тем, что даже если ему удастся взят Иерусалим, то в голодную зиму он не сможет удержать город больше месяца. Ведь султан наверняка прикажет уничтожить все запасы, а тогда неизбежен уход, равносильный признанию себя побежденным. Королю осторожно, но навязчиво расхваливали маркиза Монферратского, и он наконец стал всерьез опасаться его. Особенно, когда узнал, что тот ведет свои, отдельные переговоры с султаном.
       В те месяцы король сам почти непрерывно вел переговоры с султаном, через его брата, аль-Адиля. Умный, спокойный и очень вежливый аль-Адиль так понравился королю, что тот порой подолгу удерживал его у себя, находя удовольствие в разговорах о поэзии, военном искусстве, лошадях и многом другом. Однажды он прямо признался аль-Адилю, что все здешние бароны - "глупцы и неотесанные мужланы" и что только встречи с аль-Адилем разгоняют его смертельную тоску. Он предложил аль-Адилю привезти в следующий раз своих сыновей, чтобы те посмотрели на настоящих рыцарей. Брат султана учтиво принял это предложение, и Ричард сам повязал его старшему сыну рыцарский пояс.
       Однако сами переговоры были вовсе не столь приятными и легкими, как досужие беседы короля с братом султана. Ричард, хоть и постепенно поумерил свои желания, но продолжал требовать Иерусалим и все палестинские земли на западном берегу реки Иордан. Кроме того, он хотел, чтобы христианам был немедленно возвращен Крест Господень.
       Однажды аль-Адиль вернулся из Яффы с очень загадочным видом и, не в силах сдержать лукавой улыбки, сказал брату:
       - Надо пустить слух, что наши переговоры с Конрадом куда более успешны... Малика Ричарда и так уже доняли его эмиры. Он ищет повод напугать их до смерти, и ему стоит в этом помочь.
       Через неделю посол Ричарда привез из Яффы свиток, скрепленный королевской печатью. Когда катиб аль-Исфахани читал его вслух, то сам напоминал напуганную, выпучившую глаза сову.
       Английский король сумел ошеломить и напугать не только местных баронов, но и весь христианский мир. Он предложил отдать в жены аль-Адилю свою сестру, Джоанну Сицилийскую. Ричард считал, что аль-Адиль должен получить от брата в качестве свадебного подарка всю Палестину вместе с Ирусалимом, а он, со своей стороны, отдаст сестре в приданое все завоеванные им города побережья, в том числе и еще "не сорванный с ветки" Аскалон. Рыцарским орденам также придется пожертвовать супругам всю имевшуюся у них в Палестине собственность. Самим супругам полагалось жить в Иерусалиме, а Святому Городу - находиться под охраной христианской стражи. При помолвке все пленники с обеих сторон должны были быть освобождены, а Животворящий Крест - возвращен Ричарду.
       Слушая послание английского короля, аль-Адиль продолжал хитро улыбаться, а султан Юсуф сидел с бесстрастным лицом, будто ему эти невероятные предложения малика Ричарда были давно известны.
       - Малик англичан видит тебя на моем месте, брат, - так же бесстрастно заметил он.
       Улыбка исчезла с губ аль-Адиля, и он растерянно заморгал.
       - Я согласен, - внезапно сказал султан Юсуф и хлопнул рукой по тюфяку. - Мы увидим, насколько силен малик Ричард. И если он настолько силен... то пусть удар хватит халифа.
       Даже многомудрый аль-Адиль раскрыл рот от удивления.
       - Ты видел сестру малика Ричарда? - спросил брата султан.
       - Нет. Еще не довелось, - ответил аль-Адиль, с трудом переводя дух.
       Теперь лукавая улыбка появилась уже на губах султана, и он предупредил брата:
       - Будь осторожен, аль-Адиль. Если она красива, как царица Савская, то мы можем все потерять. Неплохо бы и одну из наших сестер выдать замуж за брата малика Ричарда... Я слышал, что у него есть братья. Тогда мы отправим кое-кого из наших эмиров в Англию и потребуем, чтобы ее столицу охраняли мамлюки, а на главной площади выстроили мечеть.
       Никто не мог уразуметь, шутит ли великий султан или всерьез полагает вместе с королем Ричардом перевернуть весь мир.
       Как и предполагал султан, все бароны дружно воспротивились возможности такого брака и призвали на помощь своих епископов. Они убедили Джоанну, что выйти замуж за нехристя - величайший грех и что сам Папа отлучит ее от Церкви. Чувствуя, что ему не одолеть противодействия, король Ричард предложил аль-Адилю принять христианскую веру, чего тот, конечно же, сделать не мог, даже если бы Ричард пообещал ему отдать свой престол. В эти дни аль-Адиль устраивал в Лидде большое праздненство, куда он и пригласил короля Ричарда как самого почетного гостя. Ричард принял приглашение и в разгар торжества признался хозяину через своего толмача, что не может справиться с сестрой, напуганной священниками, да и Папа, конечно же, пригрозит отлучением не только ей, но и ему самому.
       - На все воля Всевышнего, - отвечал аль-Адиль.
       - Но у меня еще есть племянница Алиенор. Чудесный цветочек! - сказал Ричард и подмигнул аль-Адилю. - На ее брак не требуется разрешения Папы, и она куда покладистей моей норовистой сестренки. Вот если бы только султан отдал тебе Палестину...
       - На все воля Всевышнего, - вновь вздохнул аль-Адиль и добавил: - Брат опасается, что если он отдаст Палестину, то вскоре я замыслю отнять у него и Египет. Жизнь научила его не слишком доверять родственникам.
       - О, я тоже прошел этот урок! - воскликнул Ричард. - И все же я постараюсь убедить великого султана... даже если мне потребуется для этого взять Иерусалим силой.
       Эта встреча произошла в первых числа ноября, а спустя несколько дней пошли сильные дожди и похолодало.
       Султану доносили, что настроение крестоносцев, прибывших в Палестину, портится вместе с погодой. Наконец, пришла весть, что Ричард, видя, как быстро падает боевой дух рыцарей, решился двинуть свое войско к Иерусалиму, несмотря на опасения палестинских баронов, в большинстве своем не желавших, чтобы Святой Город достался английскому королю. Султана эта новость не слишком встревожила. В те дни он был уверен, что Ричард даже не дойдет до стен Иерусалима, и оказался прав.
       В первых числах года 1192-го король остановился у Бейт-Нуба, что в двадцати милях к северо-западу от Святого Города. Уговоры баронов не идти дальше стали все настойчивее. Ричард послал гневное письмо Конраду Монферратскому с требованием оказать помощь, но тот ответил отказом. Сговорившись, бароны обманули короля, сообщив ему, что из Египта уже движется большое мусульманское войско для защиты Иерусалима. Простояв у Бейт-Нуба около недели, английский король повернул назад и решил направиться на Аскалон, чтобы сделать из него мощную крепость - неприступного стража на путях из Египта в Палестину.
       В Аскалоне его и застали дурные вести о том, что его брат Джон собрался узурпировать власть в Англии и уже нашел поддержку в лице французского короля Филиппа Августа.
       Как раз в то время и в роду великого султана начались нестроения. Раздумывая о предложениях Ричарда и его частых переговорах с аль-Адилем, султан Юсуф постепенно стал опасаться, что брат сам может поддаться честолюбивым искушениям. И он решил отдать Иерусалим своему сыну аль-Афдалю. Однако аль-Адиль принялся настаивать, чтобы Иерусалим остался в его управлении. Султану было нелегко противиться своему рассудительному брату, тем более, что приступы лихорадки отнимали все больше сил. И он сдался. Тогда аль-Афдаль - вот уж кто воистину честолюбив среди сыновей султана! - с гневом заявил, что откажется служить отцу. Распрю с трудом удалось погасить. Султан сказал, что, пока Иерусалиму угрожают неверные, Святой Город должен быть под управлением более опытного человека, а потом видно будет.
       На другой день лазутчики сообщили, что король Ричард собирает большой совет баронов Палестины и намерен в скором времени покинуть ее пределы. Но и в то утро я не увидел радости на лице султана.
       - Я болею, а он уходит, - только и пробормотал он. - Мы даже не начинали нашей великой войны... Так и не заставили шакалов надолго поджать хвосты. Теперь халиф снова начнет спрашивать, где его знамена.
       У короля Ричарда, между тем, возник повод для еще большего огорчения. Почти все бароны высказались за то, чтобы королем несуществующего королевства стал маркиз Конрад, а не Ги де Лузиньян.
       Говорят, что Конрад Монферратский, когда узнал о решении совета, то пал на колени и взмолился: "Господи! Если я не гожусь быть королем, то пронеси эту чашу мимо меня!" Через несколько дней он был убит ассасинами в своем собственном дворце. Убийцы были в обличии монахов.
       Эта весть, похоже, больше всего удивила тех, кого франкские бароны стали подозревать в покушении: короля Ричарда и самого султана.
       Однако вскоре в Иерусалим пришло короткое письмо от старца Синана. Вот, что говорилось в нем: "Великий султан! Ты очистил землю от одного франкского дьявола, я - от второго." Действительно, Старец Горы уже давно опасался Конрада и не мог простить ему, что тот захватил корабль с огромными сокровищами, принадлежавшими ассасинам. Он предвидел, что "франкский дьявол", став королем, раскроет свою пасть еще шире. Поразмыслив, султан велел переправить письмо Ричарду. Гонцом он выбрал Дауда.
       Английский король принял меня сразу и велел толмачу-магрибинцу прочитать свиток. Услышав перевод, он нахмурил брови и пробормотал:
       - Вся Святая Земля кишит ядовитыми змеями. Шагу ступить нельзя! Может, послать одну в подарок моему братцу?
       Тогда он уже знал, что вдову Конрада, Изабеллу, уже прибрал к рукам Генрих Шампанский и сразу заявил свое право на иерусалимский престол.
       Торопясь завершить начатое, Ричард вскоре снова начал военные действия. В конце весны он взял самую южную крепость Палестины, Дарун, и по доброй христианской традиции перебил весь ее гарнизон. Затем, сделав небольшой привал в Аскалоне, он вновь двинулся на Иерусалим и, как в прошлый раз, остановился у Бейт-Нубы.
       Султана не оставляла уверенность, что Всевышний не допустит короля даже к стенам Святого Города, и эта уверенность окрепла, когда в Иерусалим наконец пришли подкрепления из Мосула. Султану сообщали, что кафиры испытывают недостаток в провизии и между ними не прекращаются споры за будущую власть.
       Однако внезапно произошло событие, в котором султан увидел дурное знамение. Ричарду удалось захватить очень большой караван, двигавшийся в Иерусалим из Египта. В одночасье Ричард восполнил все дорожные издержки, и его воины наелись досыта.
       В тот день султан Юсуф вновь вспомнил о том, что судьба бывает очень изменчивой и что воля Всемогущего Творца часто не совпадает с законами недолговечной земной справедливости. Он приказал срубить на пути христиан все плодовые деревья и засыпать все колодцы. Каждый день ожидая появления грозного Льва, он по несколько раз поднимался на башню, что возвышается над Цветочными воротами.
       Но Лев так и не появился...
       Сначала бароны пугали Ричарда тем, что по дороге не хватит воды и дело кончится новым Хаттином, а когда поняли, что невзгодами короля не напугать, то стали опять сокрушаться, что, взяв Иерусалим, придется бросить Святой Город едва не на следующий день, ведь в Англии у короля появились хлопоты куда поважнее крестового похода. Да и все заезжие крестоносцы сразу отправятся домой, оставив своего предводителя. Чего им тогда ждать? Паломничество по обету они совершили, до Гроба Господня дошли, славу добыли, а жариться под здешним солнцем - не в их силах. Что же касается земли, то они ее все равно не получат, поскольку земля принадлежит по праву потомкам тех франков, кто пришел в Палестину столетие назад. Не воевать же им со своими на радость сарацинам. Больше всех потеряет сам король: его поспешный уход из Святого Города будет воспринят всеми - и христианами, и сарацинами - не иначе, как великое поражение великого короля.
       И вот до султана Юсуфа дошло известие, что Ричард снимает свой стан в Бейт-Нубе. В тот день султан впервые за две недели сел на коня. Он взял с собой полтысячи мамлюков и поспешил в сторону Эммауса. Там, с одного из высоких холмов, он смотрел, как христианское войско уходит на Запад. Я слышал, как султан шептал благодарственную молитву, но выражение у него на лице было таким, будто он обманут, но все еще не в силах поверить своим глазам.
       Из Яффы Ричард прислал своего посла с новым предложением о перемирии. Он требовал признать свои завоевания в Палестине и допустить священников служить у Гроба Господня. Султан готов был согласиться, но, со своей стороны, настаивал на том, чтобы стены Аскалона были вновь разрушены, ведь эта крепость теперь опять становилась опасной скалой, нависшей над египетской дорогой, и в одной из пещер этой скалы вскоре наверняка завелся бы дух Рейнальда Шатильонского. Но Ричард не хотел дать Аскалон в обиду. Понять его можно было: стены Аскалона стали единственным зримым напоминанием союзникам и недругам о его пребывании на Святой Земле. Перемирие вновь не состоялось...
       Из Яффы английский король отправился в Акру, а оттуда двинулся дальше на север. Наши люди, находившиеся в Акре, прислали сообщение, что Ричард Лев намеревается внезапным ударом захватить Бейрут, отпраздновать последнюю победу, и отплыть от бейрутской пристани на родину.
       Как только султан узнал, что Ричард достиг Тира, он сразу покинул Иерусалим и двинулся со своим войском на Яффу. По чести говоря, он вполне мог бы дождаться, пока английский король покинет Восток, а уже потом спокойно пройтись по побережью и окончательно очистить его от кафиров. Ему так и советовали поступить. Однако он спешил. Я гнал от себя лукавую мысль, но в пути мне все больше казалось, что султан просто хочет задержать Ричарда на Святой Земле. События, происшедшие в Яффе только укрепили мои подозрения.
       Христианский гарнизон Яффы доблестно защищался, но силы были слишком неравными. Султан привез с собой несколько мощных стенобитных машин. Подкопы тоже сделали свое дело. Уже на второй день осады в стенах города появились ные бреши. В Яффе случилось оказаться новому патриарху, и он сам предложил султану начать переговоры о сдаче. Султан принял его, как почетного гостя. Договорились на том, что защитники прекратят сопротивление и уйдут из города за обещание султана сохранить им жизнь и все носильное имущество. Султан Юсуф, не колеблясь, дал такое обещание.
       Однако, стоило городским вратам распахнуться, как турки и курды ринулись на улицы и начали безудержный грабеж, убивая всякого, кто пытался защититься. Узнав о том, что его велением пренебрегли, султан Юсуф пришел в неописуемый гнев. Он немедля призвал к себе командующего мамлюками и отдал ему приказ: разбиться на отряды, войти в город через все ворота, беспощадно рубить тех, кто будет замечен в грабеже, затем помочь гарнизону укрыться в главной цитадели и обеспечить всем христианам безопасную дорогу.
       Мамлюкам, родившимся некогда в далеких землях, потом попавшим в рабство и насильно обращенным в Ислам, было все равно кого убивать - хоть христиан, хоть мусульман. Они ворвались в город вслед за сирийцами и на глазах изумленных христиан перебили воинов султана втрое больше, чем их пало при осаде Яффы.
       У осажденных, однако, нашелся очень быстрый гонец, и уже через два дня около Яффы появился флот Ричарда. В это время часть войск султана отошло к близлежащим селениям, а нападение оказалось столь внезапным, что английскому королю всего за полчаса удалось отбить город, имея под своим началом меньше сотни рыцарей, четыре сотни лучников и пару тысяч генуэзских и пизанских матросов, умеющих драться разве что ножами и кулаками в портовых тавернах. Видели, как король первым прыгнул с корабля в воду и, обнажив меч, бросился на берег, где одним своим грозным видом обратил в бегство целую сотню мусульман.
       Узнав о том, что английский Лев вернулся, что он как всегда проявил поразительную отвагу и вновь обосновался поблизости, султан Юсуф презрительным взглядом окинул своих эмиров. Некому из них было похвалиться храбростью. Последний его воистину доблестный военачальник, Таки ад-Дин, умер от болезни далеко в Армении, под стенами Манцикерта.
       - На этот раз Лев подошел к приманке, - сказал султан и отправил к Ричарду послом не аль-Адиля, а своего казначея.
       Посол же явился во вражеский стан - а Ричард встал не в самой Яффе, но рядом, раскинув шатры в тенистой рощице, - и услышал там громоподобные раскаты смеха. Когда он увидел источник веселья, то замер, как вкопанный, отказываясь понимать происходящее.
       Английский король сидел на верблюжьей шкуре, расстеленной в тени, прямо на траве, и был он со всех сторон окружен пленными эмирами и своими рыцарями. И предмет их дружеской беседы настолько забавлял тех и других, что все покатывались со смеху, вытирая слезы. Оказалось, шутили над сбитыми с толку мамлюками. У Восточных ворот полдюжины мамлюков невзначай приняли англичан за воинов из сдавшегося гарнизона и, верные повелению султана, решили посторониться, чтобы пропустить их в город. Тут бы им и пришел конец, если бы рядом не оказалось настоящих защитников Яффы. Благодарные мамлюкам за собственное спасение, они остановили нападавших, а мамлюкам сказали по-арабски, что султан снова отдал город малику кафиров и что им лучше бы поскорее убраться отсюда по добру по здорову.
       - Не желает ли великий султан обменять Яффу на Иерусалим? - весело спросил Ричард посла, пригласив его в круг.
       Посол, не понимая, шутит ли монарх или говорит всерьез, решил не давать повода для недоразумений и с важным видом сказал только то, что ему было велено передать:
       - Великий султан готов оставить вашему величеству Яффу и к ней в придачу Лидду при условии, что границы нынешних владений вашего величества в Палестине не будут распространяться к югу дальше Кесарии.
       Ричард нахмурился и, покачав головой, ответил:
       - Опять ничего не выйдет. Я не отдам Аскалон.
       - Но ведь в Лидде находится гробница вашего великого воина, святого Георгия, - осторожно напомнил посол. - И этот святой, как нам известно, является покровителем вашего престола. Разве может Аскалон сравниться ценою с таким священным для христиан местом?
       Казначей потом поведал мне, что у него сердце едва не разорвалось от страха, когда английский король уперся в него своим львиным взором.
       После недолгого размышления Ричард вдруг хитро улыбнулся и сказал:
       - Я могу быть не менее щедрым. Я готов отдать великому султану все земли, от Яффы до Аскалона... - и , насладившись, удивленным видом посла, ошеломил его окончательно: - ...но только на том условии, что великий султан принесет мне вассальную клятву и примет эти земли в качестве фьефа..
       Теперь уже все сидевшие вокруг короля замерли, как истуканы, а он обвел их - и своих, и чужих - властным взором и обратился уже не к послу, а к наиболее знатным рыцарям:
       - Неужели кто-то из вас находит в этом нечто зазорное? Вот я до сих пор считаюсь вассалом короля Франции и, однако, ничуть не маюсь от унижения. Ибо вассальная клятва так же почетна, как и самый высокий титул. Не так ли?
       Ответом королю вновь было долгое молчание. Наконец самый пожилой из рыцарей почувствовал, что веселое настроение короля может вот-вот сгореть во вспышке безудержного гнева, как случалось нередко, и неторопливо проговорил:
       - С высоты положения вашего величества видно куда лучше, чем внизу нам, простым смертным, что зазорно для великих правителей, а что нет. А мне вспоминается старая мудрость: что дозволено конюху, не всегда дозволено жеребцу.
       Ричард громоподобно расхохотался. Рыцари опасливо поддержали его, а пленные эмиры учтиво улыбнулись.
       Тут и посол решился подать голос:
       - Я передам предложение вашего величества великому султану, да пребудет с ним вечно милость Аллаха.
       - Передай, передай, - махнул рукой король. - Если он откажется, я откажусь от Лидды. Тогда пусть великий султан сразится со мной, и мы посмотрим, нужна ли мне для победы гробница святого Георгия или он сам придет мне на помощь сюда, на это место.
       И король Ричард ткнул перстом в шкуру, на которой сидел.
       На другой день, едва забрезжил рассвет, султан Юсуф бросил на английского короля всю курдскую и турецкую конницу, оставив при себе только мамлюков. У Ричарда было всего не более полутора десятка коней. Но и на этот раз, как при Арсуфе, он сумел возвести живую стену, что оказалась крепче каменной. Мы видели с холма, как он поставил своих воинов парами - одного со щитом, другого с копьем, крепко упертым в землю, - а позади выстроил лучников. Семь отрядов по тысяче всадников в каждом накатывались волнами на этот частокол и не могли его опрокинуть. И при всяком отступлении перед частоколом оставалось лежать не менее трех десятков воинов султана, сбитых стрелами.
       Сам Ричард вместе с горсткой рыцарей выскакивал то с левого, то с правого фланга и, словно огромный острый нож, срезал края наших отрядов.
       Поначалу султан только бледнел от гнева и досады, видя постыдное бессилие своего войска. Когда из боя вернулся один из эмиров с пробитым стрелою плечом, он велел подвести его к себе и сказал с презрением:
       - Первый раз вижу, как воины Ислама наступают на врага с выпученными от страха глазами.
       На это истекающий кровью эмир вдруг ответил с небывалой дерзостью:
       - Мы бережем неверных для твоих мамлюков, великий султан. Пусть сначала умрут твои мамлюки, которые вчера убивали нас...
       В этот миг я увидел, что под королем Ричардом пал конь, и невольно вскрикнул:
       - Пал малик!
       Султан вздрогнул и вперился взором в кровавый водоворот, завертевшийся перед стеной вражеской пехоты.
       Король Ричард вдруг появился на виду - пеший, живой и невредимый. Он размахивал мечом и едва ли не каждым ударом сбивал на землю норовивших проскочить мимо него всадников.
       Лицо султана побагровело. Он резким жестом подозвал к себе начальника мамлюков и велел ему немедля взять двух лучших коней и любой ценой передать их королю Ричарду.
       Я попросил султана отпустить меня вместе с мамлюками, но он запретил, сказав:
       - Умрут только те, чей час уже настал.
       Полсотни бесстрашных мамлюков пробилось сквозь наши беспорядочные табуны, уже откатывавшиеся назад. И вот я увидел, как конюший султана соскочил седла, схватил коней под уздцы и, выкрикивая одно слово: "Малик! Малик!", повел их навстречу Ричарду, окруженному плотным кольцом рыцарей,
       Рыцари невольно расступились, и спустя несколько мгновений король Ричард возник перед нашими взорами на стройном, сером с яблоками жеребце султана Юсуфа. Он развернулся лицом к холму, благодарно помахал над головой мечом и снова отошел за неколебимую стену своих пехотинцев.
       - Довольно! - мрачным тоном сказал султан. - Если рабов заставить умирать, то пользы от этого не будет никакой.
       Только что, когда мамлюки помчались выполнять его приказание, он, казалось, ожил и взбодрился. И вот вдруг снова силы покинули его, и взор потух.
       Он повелел отходить к Рамле, оставив победу королю Ричарду в награду за его доблесть. Как раз в это время Рамлы достигли свежие войска, недавно набранные в Египте и Северной Сирии, и султан распустил по домам все части, особо "отличившиеся" под Яффой.
       Еще через два дня султану донесли, что победа и королю Ричарду принесла мало пользы: он серьезно заболел и хочет мира, ибо его власть в Англии подвергается теперь еще большей опасности, чем сама жизнь. Об этом ему сообщил новый гонец, прибывший с Запада.
       Аль-Адиль пришел в шатер султана и показал ему письмо. Король Ричард в том письме, отправленном аль-Адилю, просил его, как своего близкого друга, чтобы тот уговорил брата не настаивать на возвращении Аскалона.
       - Аскалон - это шея между телом и головой, - с довольным видом сказал султан Юсуф. - То есть между Египтом и Сирией. К тому же если для малика Ричарда Аскалон не менее дорог, чем Иерусалим, то ему будет лишний повод вернуться... Я не отдам ему Аскалона.
       Он послал королю Англии свиток с новыми условиями мира, а заодно - лучшие плоды из своих садов и снег со священной горы Гермон, чтобы король мог быстрее восстановить силы живительной водою.
       И вот в третий день месяца сентября 1192-го года, а по нашему - в двадцать второй день месяца шаабана 588-го года хиджры, послы султана вернулись с договором, подписанным рукою короля Ричарда Плантагенета. И на следующее утро великий султан Салах ад-Дин Юсуф ибн Айюб поставил на свитке, рядом с именем английского короля, свое имя. Только здесь, на свитке, им и довелось встретиться.
       По этому договору мир между мусульманами и христианами на землях Палестины должен был длиться не менее трех лет, трех месяцев и трех дней. Прибрежные земли от Акры до Яффы, оставались во власти христиан. Христианские паломники получали право безбоязненно приходить в Иерусалим, а жители Палестины, как мусульмане, так и христиане - без опаски пересекать границы владений султана и прибрежных земель, оставшихся за пределами дар аль-Ислама.
       Вернувшись в Иерусалим, султан Юсуф отправил большой отряд мамлюков в Яффу с тем, чтобы они сопроводили в Иерусалим всех рыцарей, желающих совершить паломничество к святому месту, которое христиане называют Гробом Господним. По договору им полагалось прийти безоружными, и султан опасался за выдержку правоверных.
       Многие знатные бароны пришли вознести свои молитвы у гробницы Иисуса Христа, но короля Ричарда среди них не было.
       Султан понимал, что король не может позволить себе идти безоружным, да еще под охраной чужих воинов, в город, который он хотел взять силой, но так и не смог.
       И все же я увидел в его глазах огорчение и даже обиду, когда он, стоя на балконе своего дворца, убедился воочию, что английского короля нет во главе процессии христианских паломников.
       Вскоре во дворец пришел аль-Адиль и сказал, что епископы провели церковную службу в часовне, у гробницы пророка Исы, и что никаких неприятностей на улицах не случилось.
       - Неверные совершили в Аль-Кудсе бесчисленные злодеяния, - не сдерживая злобы, проговорил старший сын султана аль-Афдаль. - А теперь как ни в чем не бывало снова разгуливают здесь под твоей защитой, отец. На твоем месте я бы распял их всех там же, где был распят их пророк.
       Тогда султан Юсуф с грустью посмотрел на своего старшего сына и наследника и сказал:
       - Теперь, когда наступил мир, позволь пророку Исе самому воздать за эти злодеяния...
       Потом он отвернулся от сына и, немного помолчав, добавил:
       - Может, и прав был прекрасный Юсуф, когда отказался стать царем Египта... хотя и мог им стать. Кто бы тогда вспомнил его добром?
      
       * * *
       И вдруг сзади, словно из глубокой пещеры, донесся глас:
       - Юсуф, ты опасаешься, что только кафиры и вспомнят тебя добром?
       В великом изумлении султан Юсуф повернулся назад и замер, весь похолодев.
       Перед ним в одеждах аль-Афдаля стоял не кто иной как сам Ангел Смерти Асраил.
       - Не плачь о завтрашнем дне, который еще не родился, - сказал Асраил, глядя султану прямо в глаза. - Что тебе теперь до того, к т о помянет тебя добром, мусульманин или кафир, если оба они сотворены Богом, Всемогущим и Всемилостивым? Не плачь о несвершенном, Юсуф, ибо несвершенное ведомо только Ему, Всемилостивому и Милосердному.
       - Это правда, - прошептал султан.
       Ангел Асраил повернулся и стал удаляться в бескрайний простор, разверзшийся на месте каменных стен дворца.
       И великий султан Египта и Сирии Салах ад-Дин Юсуф ибн Айюб двинулся следом за ним.
       В те мгновения я уже не мог сдержать слез. Тугой комок подступил к моему горлу. Он душил меня, не давал вздохнуть. Судорога сотрясла мое тело. Я очнулся и открыл глаза - и увидел над собой суровое лицо английского рыцаря Джона Фитц-Рауфа. Взгляд его напоминал взгляд Ангела Смерти.
       Оказалось, не тугой комок рыданий застрял в моем горло, а это острие его меча уперлось мне в кадык.
       - У тебя хорошее чутье, - мрачно проговорил рыцарь Джон, - раз ты начал оплакивать свою смерть уже во сне. Не бойся, поверни голову и ответь, что ты видишь.
       Там, куда указывал англичанин, стоял оруженосец короля Ричард и держал в руках части моего арбалета. Каждая была хорошо видна, и это означало, что утро наступило давно.
       Я начинал смутно понимать, что произошло з д е с ь, в заброшенной овчарне, а не далеко за морями и горами, в Дамаске или Иерусалиме, в покоях великого султана.
       Я опять умудрился заснуть от собственного рассказа и впервые в жизни не уловил не только шороха травы за сотню шагов до места ночлега, но даже - оглушительного треска сена и громыхания предметов у самого уха. Подозрительному Блонделю удалось залезть в мой мешок и раскрыть мою тайну раньше срока. Но теперь это уже не имело никакого значения. Мне стало безразлично, что случится со мной в следующий миг.
       - Я вижу то же, что - и вы оба, - был мой ответ.
       - Зачем это тебе? - грозно, как на Страшном Суде, вопросил рыцарь Джон.
       - Это оружие было мне необходимо, чтобы убить короля Ричарда, - без колебаний признался я.
       - Живо повернись! - потребовал рыцарь Джон.
       Я стал переворачиваться, и мне стало казаться, что сама кожа у меня на затылке и шее вздыбливается, как шерсть. Но истинного страха не было. Я даже был рад уйти поскорее вслед за великим султаном и догнать его посреди бескрайнего простора. Но вместо боли, пронзающей тело подобно молнии, меня поразил удар грома, и я провалился во тьму.
       В следующий миг тьма обожгла мне лицо, и ослепительная вспышка вернула меня к жизни. Я очнулся и осознал, что неведомая сила поднимает меня из воды.
       Не кто иной как рыцарь Джон мокнул меня в озерцо и усадил спиной к дереву. Руки мои были крепко связаны сзади, а лодыжки - не менее основательно стянуты полосой ткани, оторванной от моего плаща и свернутой жгутом.
       - Кто ты? - спросил меня рыцарь Джон.
       Блондель стоял поблизости и поглядывал на меня с настороженным любопытством. У его ног лежали два моих кинжала.
       Наступил час истины, и я ответил как есть:
       - Я был воспитан среди ассасинов, у Старца Горы. Но я никого не убивал по приказу Синана, ибо таков был договор между ним и султаном. Я исполнял поручения султана Юсуфа... Но не было ни одного, связанного с убийством.
       Рыцарь Джон покривился.
       - Ты хочешь сказать, что не султан приказал тебе убить короля? - спросил он.
       - Нет, - ответил я. - Если бы он хотел этого, то не послал бы вас. Вы все только мешали бы делу. Султану достаточно было бы послать одного меня. И зачем султану смерть короля, если по всему было видно, что он желал его возвращения в Палестину?
       Тень растерянности промелькнула на лице рыцаря Джона. Он переглянулся с Блонделем, но тот ничего не мог сказать.
       - Тогда кому нужна смерть короля Ричарда? - спросил Джон Фитц-Рауф.
       И я ответил, глядя ему прямо в глаза:
       - Смерть короля Ричарда нужна была м н е, ибо я хотел спасти от смерти великого султана.
       - Вот как... - пробормотал англичанин и уставился на меня уже не с грозным, а глупым видом.
       - Если бы нам не удалось освободить короля, - продолжил я свое признание, - а надежд на это было немного, то великий султан предложил бы за него императору куда больший выкуп, чем способна дать королевская семья Плантагенетов... А может статься, что и семье Ричарда теперь выгодно его пленение. Разве вы можете это отрицать, мессир?
       На мой вопрос рыцарь Джон только тяжело вздохнул, и я стал просвещать его дальше:
       - А если бы великий султан задумал помогать королю Ричарду теперь, когда казна опустошена войной и многим очень не нравится заключенный договор, то и в Сирии, и в Египте стали бы вылезать из-под камней такие ядовитые змеи, с которыми уже не удалось бы справиться... Мне это известно даже лучше, чем султану... Но султан Юсуф все равно бы стоял на своем... Я хотел спасти великого султана, ибо служил ему верой и правдой... и любил его, как родного отца.
       - Вот как... - снова недоуменно откликнулся рыцарь Джон.
       А меня охватил озноб, и к горлу снова подкатили рыдания. Я с трудом сдержал их. Ибо с рыданиями надо было еще повременить.
       - Но теперь все мои слова и замыслы не имеют значения... как и ваша присяга, мессир, - с твердостью, на какую хватило сил, сказал я англичанину.
       - Почему? - нахмурился Джон Фитц-Рауф.
       Большой выдержки стоило мне дать англичанину ответ:
       - Потому что великий султан Египта и Сирии Салах ад-Дин Юсуф ибн Айюб, да будет с ним вечно благословение Аллаха, скончался сегодня ночью... Сегодня, в двадцать седьмой день месяца сафара пятьсот восемьдесят девятого года хиджры*.
       Лицо рыцаря Джона окаменело.
       - Откуда тебе это известно?! - хрипло вопросил он.
       - Я не сомневаюсь в кончине султана так же, как и в том, что сейчас с восточной стороны, над лесом, появятся два ворона, - сказал я ему, ибо эти вещие птицы уже давно летели перед моим внутренним взором.
       Оба англичанина разом повернулись к востоку. Они вздрогнули, когда увидели черных вестников, и проводили их завороженными взглядами, пока вороны пересекали небосвод.
       Этой передышки мне хватило, чтобы нащупать пальцами гибкое лезвие, скрытое в поясе, и разрезать путы, стягивавшие запястья и лодыжки. Я даже успел тихо подняться и отступить на несколько шагов.
       - Болндель плохо обыскал меня, - подал я голос, когда вороны скрылись из виду.
       Оруженосец короля обомлел и раскрыл рот, а рыцарь Джон схватился было за рукоятку меча, но успел сообразить, что будет выглядеть глупо, выставив свое оружие против тоненького лезвия длиною в ладонь.
       - Если бы я лгал вам, то вы оба были бы уже покойниками, - сказал я им и с размаху швырнул свой кинжал в озеро.
       Они следили за его коротким полетом с тем же завороженным видом, что недавно - за небесными вестниками.
       - Можете выбросить туда же и мой арбалет, - посоветовал я им. - Он больше не понадобится.
       - Он уже там, - в смущении признался рыцарь Джон.
       Видя его растерянность, я решил окончательно прояснить его разум:
       - Отныне вы свободны, мессир. Присяга исполнена. Вы можете возвращаться в Англию... и рассказать о местонахождении вашего короля. Поход окончен.
       Рыцарь Джон долго смотрел на меня, потом перевел взгляд в пустые пасмурные небеса.
       Мне показалось, что он простоял так не менее половины часа.
       Наконец он опустил взгляд на воду, и на его лице появилась грустная улыбка.
       - Не сердись, Дауд, на мои слова... - тихо проговорил он,- но если бы султан скончался раньше... немногим раньше... кое-кто из нас, наверно, избежал бы смерти... Вильям тоже мог остаться в живых...
       На это я мог сказать только, что пути Господни неисповедимы.
       - Это правда! - изрек Джон Фитц-Рауф.
       И я на миг похолодел, ибо мне почудилось эхо последних слов великого султана.
       Мы молчали весь день, хотя и продолжали держаться вместе. Блондель с опаской поглядывал то на рыцаря Джона то на меня, а самого рыцаря Джона, казалось, продолжали тяготить какие-то неразрешимые сомнения.
       Когда мы отогрелись в одной из таверн, взгляд его вдруг просветлел.
       - Блондель, ты поедешь в Англию! - приказал он оруженосцу короля. - Завтра же!
       - А вы, мессир? - ошеломленно пролепетал тот.
       Джон Фитц-Рауф посмотрел на меня, словно мы состояли с ним в неком тайном заговоре.
       - А мне еще надо завершить свою службу султану, - сказал он, улыбаясь. - Ведь султан хотел иметь войско, состоящее из одних эмиров... Ведь так, Дауд?
       - Да, великий султан хотел иметь такое войско, - подтвердил я, недоумевая не меньше Блонделя.
       - Значит, у него будет такое войско, - заявил Джон Фитц-Рауф. - Не слишком многочисленное... Не слишком долговечное... Но уж что есть, то есть.
       Кусок застрял у меня в горле. Мы с Блонделем ошеломленно уставились на нашего мессира. А он хитро прищурился и спросил:
       - Так что, Дауд, не найдется у тебя пары лишних золотых монет для войска эмиров?
       В полдень последнего дня месяца сафара английского рыцаря Джона Фитц-Рауфа было не узнать.
       В глубинах христианских земель Священной Империи, посреди лесной поляны, покрытой инеем, возвышался на коне настоящий эмир, готовый ринуться в сражение. Да, рыцарь Джон в тот час ничем не отличался от грозного сарацина. На голове у него сидел великолепный белый тюрбан, увенчанный маленьким шишаком, и конец тюрбана был обернут вокруг лица англичанина. На нем были просторные белые одеяния с широкими рукавами и штанинами. Добротная кольчуга с круглым зеркальцем защищала его торс. Ноги были обуты в кожаные сапоги с загнутыми носами. С левой стороны, на алой перевязи, висела кривая сабля. Она висела так, как носят ее турки, то есть концом вверх. На левой руке рыцаря Джона красовался небольшой круглый щит, на котором было вычеканено арабской вязью имя султана, а в правой руке было зажато копье с желтым, султанским хвостом, притороченным к основанию острия.
       Кое-что мы добыли в ближайшем городке, на улице оружейников, а шишак заказали у одного кузнеца. Одеяния нам всего час скроил и сшил один бойкий портняжка.
       Можно было подумать, что англичанин собрался на веселый уличный праздник, для которого все одеваются необыкновенным образом и выставляют себя чудными иноземцами, демонами и чудовищами. Такой праздник мне довелось видеть во Флоренции. Эту выходку рыцаря Джона и вправду можно было считать веселой забавой, если бы смерть не казалась ее неминуемой развязкой.
       Я не пытался отговаривать Джона Фитц-Рауфа от его безумного замысла. Что он решил, то решил. На то было его право. Отговаривать означало открыто усомниться в его рассудке или, напротив, отважном безрассудстве. Ничего, кроме гнева, нельзя было ожидать в ответ. Блондель тоже вовремя понял, что стоит за странным замыслом рыцаря Джона и не осмелился задеть его честь.
       Блонделю было позволено ненадолго задержаться. Рыцарь Джон отослал его в разведку, чтобы он немедля сообщил нам о том, когда процессия выступит из замка. По нашим сведениям, именно в этот день короля Ричарда должны были перевезти под грозным конвоем в другую, куда более неприступную цитадель германского императора.
       Пока мы стояли в ожидании на поляне, пошел редкий снег. "Эмир", забредший в далекие чужие края, поднял голову и долго смотрел в серые небеса.
       - В детстве я думал, что это - пух ангелов, - с грустью сказал он; потом он немного помолчал и, доверительно посмотрев на меня, сказал: - Судьба есть судьба... Хоть ты и нехристь, Дауд, а больше мне попросить некого. Вот я и прошу тебя: когда вернешься в святой город Иерусалим, то зайди в часовню Гроба Господня и помолись за меня... за всех нас. Ты ведь помнишь, как нас всех звали?
       - Помню, - кивнул я, чувствуя, как тугой комок вновь подкатывает к моему горлу, и я, "нехристь" и ассасин, ничего не мог с этим поделать.
       - Выходит, все мы просили тебя помолиться, - как бы невзначай вспомнил рыцарь Джон. - Значит, тебе деваться некуда. Пути Господни воистину неисповедимы... Ты только не смущайся, если не считаешь нашего Господа Иисуса Христа Сыном Божьим. Для тебя Он - пророк... и то немало... Тогда зайди в часовню и скажи просто: "Иисус Христос, упокой души усопших и убиенных рабов Твоих... таких-то и таких-то..." Ведь мы - рабы Его... так и знай. И добавь еще: "...и прости им все согрешения, вольные и невольные, и даруй им Царствие Небесное".
       - Так и скажу, - искренне пообещал я.
       - Вот и достаточно. Благодарю тебя, Дауд! - сказал рыцарь Джон и снова поднял глаза в небеса.
       Его конь вдруг стал беспокойно топтаться, и рыцарь Джон передернул плечами.
       - Что они там мешкают! - сердито пробурчал он. - Так сарацину и замерзнуть недолго.
       И тут я решился-таки задать ему вопрос, который уже давно не давал мне покоя.
       - Мессир, раз уж мне суждено помолиться за вас у гробницы... - осторожно обратился я к нему, - позвольте же мне узнать... В тот день, когда великий султан предложил вам службу, вы пошли к гробнице... чтобы помолиться и попросить позволение на эту службу у Иисуса Христа, Которого вы считаете своим Богом. Могу ли я узнать, какой вы получили ответ? Что вы услышали?.. Ведь когда вы покинули часовню, вас более не тяготили сомнения. Значит, вы что-то услышали.
       Джон Фитц-Рауф посмотрел на меня долгим, тяжелым взглядом, и в глубине его взгляда мне почудился пристальный взор самого Ангела Смерти Асраила. Мертвящий холодок скользнул змейкой по моему сердцу.
       - Я ничего не услышал, - признался рыцарь Джон. - И ничего не почувствовал. Ничего... А то, что я тогда решил... Иного быть не могло. Вот и все.
       - Идут! Идут! - вдруг донесся из-за кустов звонкий голос Блонделя.
       Он выскочил на поляну, вспотевший и запыхавшийся.
       Рыцарь Джон Фитц-Рауф немедля тронул коня, а мы, пешие, побежали следом за ним.
       Мы выбрали очень хорошую позицию. Дорога полого поднималась от замка к лесу, и неторопливая кавалькада, рекой вытекавшая из ворот замка, была видна нам сверху, как на ладони. Впереди колыхалась целая роща германских знамен, окружавшая германского императора Генриха. Он был в круглой меховой шапке с золотой окантовкой. Укрытый меховым плащом с большими золотыми застежками, он ехал на рослом белом коне с широкой, тянувшейся подобно шлейфу пурпурной попоной. Рядом с ним, по правую руку, с важным видом истукана двигался австрийский герцог Леопольд. А позади них, в мощном кольце тяжелых латников, был едва виден пленный король Ричард. Он не выглядел понурым, сдавшимся на милость победителя воином. Напротив, он сохранял истинно королевское достоинство и был одет не менее богато, чем сам император.
       - Пора! - хрипло сказал рыцарь Джон и выдохнул большое облако пара. - Прощайте!
       - Прощайте, мессир! - сказали мы хором.
       И рыцарь Джон, "последний эмир султана", двинулся из леса навстречу императору.
       Что и говорить! Спустя несколько мгновений все германское воинство во главе со своим монархом встало, как вкопанное, будто увидело перед собой огромное войско врагов.
       Откуда было взяться посреди христианской империи настоящему сарацину?! Я заметил, как многие перекрестились, видно приняв его за призрак.
       Но "сарацин" и не думал исчезать, как мираж или как облачко утреннего тумана. Он опустил копье и пришпорил коня.
       Император попятился, а его рыцари, тянувшиеся позади, стали сходить с дороги и неуверенно двинулись вперед, так же неуверенно образовывая плотный, но беспорядочный табун. Похоже, они все еще не могли поверить своим глазам.
       Тогда мне стало хорошо видно короля Ричарда, ибо латники тоже разомкнули кольцо и подались вперед, явно решив, что теперь важнее охранять не пленника, а самого императора.
       Ричард не спускал глаз с приближавшегося сарацина, затеявшему сражаться в одиночку с грозным войском. На лице английского короля застыла недоуменная улыбка.
       Вдруг до нас донесся боевой клич необыкновенного эмира. И этот клич был арабским словом:
       - Аль-Кудс!
       В этот миг лицо короля Ричарда посветлело, будто на него сошло прозрение, и губы его шевельнулись.
       Мне почудилось, будто я услышал эхо его слов, отраженное лесной глушью, что осталась у нас за плечами.
       - Благодарю тебя, султан Саладин! - произнес шепотом король Ричард Английский.
       Потом до нас донесся с равнины гулкий звон.
       Рыцарь Джон на полном скаку ворвался во вражеские ряды, с ходу сбив с коней двух германских рыцарей, одного - пикой, а другого - просто ударом кулака.. Он успел нанести и несколько сокрушительных ударов саблей, так что на земле распростерлись еще двое знатных всадников, которых не уберегли тяжелые латы. Рыцарь Джон Фитц-Рауф едва не дотянулся до самого герцога Леопольда, когда сразу несколько пик вонзились в него со всех сторон.
       В этот миг я закрыл глаза. И я почувствовал, как моего правого века коснулась снежинка и осталась на ней крохотной, холодной слезою, какие, наверно, проливали в тот час на небесах ангелы Господни.
      
      
       Змеиная почта
       Письмо пятое
      
       Великие Змии, считающие своим пастухом Пророка, хотя ни один из пророков никогда не пас змей. Ни Мухаммед, ни Моисей.
       Наконец вы добились своего, хотя и потратили на свои труды немного больше времени, чем рассчитывали. Вам удалось усугубить раздор между сыновьями покойного султана аль-Адиля*. И вот теперь час пробил: из страха перед своими родичами аль-Камиль пошел у вас на поводу и продал Священный Город германцу*. Неспроста утонул первый Фридрих в речке - то была достойная жертва за обладание великим сокровищем. И вот второй Фридрих, его внук, получил Аль-Кудс почти даром, не пролив ни капли крови и тем осмеяв память всех кафиров, что легли костьми на землях Палестины. Говорят, что этот новый Фридрих - отпетый безбожник. Если слух верен, то вы, даже не поморщившись, отдали корону и престол Священного Города слуге дьявола. Достойное завершение дела. Зато теперь целая Империя будет приносить вам твердую прибыль и превратится в лавку ростовщика.
       Раз дело сделано, но нет в прока в старых тайнах. Тем более, что Дауда по прозвищу Золотой Уж давно не существует на свете. Итак я открываю вам тайны, чтобы не уносить в могилу лишний груз. А поверите ли вы или нет, то уже ваша забота.
       То был действительно Дауд, кто оставил золотой ассасинский кинжал у изголовья Халифа Змей. Он сделал это в тот же день, когда тайно вернулся в Священный Город. По правде говоря, его первым замыслом было убить Халифа, чтобы отомстить за смерть "рыцарей султана" и за многие другие темные деяния. Но в последний миг он передумал, ибо вспомнил слова султана Юсуфа, некогда сказанные одному из своих сыновей: "Старайся не проливать крови, ибо пролитая кровь никогда не высыхает". Дауд даже не мог предположить, что его выходка поднимет такой переполох среди Мудрых Змиев и станет одной из причин смерти самого Синана, Старца Горы*.
       Дауд пробыл в Аль-Кудсе всего один день. Расставшись с кинжалом, он направил стопы прямо в часовню Великой Гробницы. По дороге его заметил один из "ужей". Однако Дауд продолжал свой путь, зная, что вот-вот лишится жизни. И вот он вошел в часовню иноверцев и сделал то, что мог. Он просто повторил вслух молитву, которой его научил вдали от стен Аль-Кудса последний эмир султана Юсуфа. Как только он произнес молитву, так сразу почувствовал, что рядом с ним в часовне кто-то стоит. Поначалу его охватил страх, ибо он подумал, что пришел его убийца. Но миг спустя удивительная теплота наполнила его сердце, и он не смог сдержать слез. Все рыцари султана прошли перед его внутренним взором. И тогда он произнес благодарственную молитву - ту, которой его никто не учил. Уже не боясь предательского удара, он двинулся из часовни спиной к выходу, как это всегда делают христиане. Внезапно разум его помутился, и он пришел в себя только в роще, что за Масличной горой.
       Потом Дауд слышал, что убийцы поджидали его недалеко от часовни, не сводя с нее глаз и были очень удивлены, когда обнаружили, что она пуста, а их жертва пропала.
       Дауду стало также известно, что по велению Мудрых Змиев под часовней потом пытались найти тайный подземный ход, но так и не нашли его.
       Так пусть же в земном Аль-Кудсе царствует безбожный малик. Срок его не долог, и сила не вечна, ибо в с е земные царства до Судного Дня принадлежат тому, кто искушал Господа Иисуса Христа в пустыне, предлагая Ему всю земную власть в обмен на один раболепный поклон.
       И это говорю вам я, ныне кафир, монах Дмитрий, некогда звавшийся Даудом и отрекшийся от прошлого имени, но не отрекшийся от своего отца. Это говорю вам я, один из семидесяти двух сыновей султана Юсуфа.
      
      
      
       ПРИМЕЧАНИЯ
       (в порядке появления слов и фраз)
      
       Второй день муххарама 589 года хиджры - Дата мусульманского календаря, соответствующая 8 января 1193 г.
      
       Аль-Кудс - арабское название Иерусалима, означающая Священный Город.
      
       Ромеи - наименование жителей Византийской империи.
      
       ...возвращался в свой Дворец. - По другим источникам, султан окончательно переехал из Иерусалима в Дамаск в ноябре 1192 года.
      
       Дар аль-Ислам - Буквально: мусульманский мир (араб.) - традиционное мусульманское обозначение территорий, где действует мусульманский религиозный закон и где политически господствуют мусульмане.
      
       Хамсин - сухой и жаркий южный ветер, несущий много пыли и песка.
      
       Люди сунны - Здесь и ниже упомянуты основные направления Ислама (суннизм, шиизм, хариджизм, исмаилизм). Формально приверженцами суннизма считаются те, кто признает законными первых четырех халифов (то есть первых, после кончины Пророка Мухаммада, глав мусульманских общин), принимает достоверность канонических сборников хадисов (описаний поступков и высказываний Мухаммада) и придерживается ряда бытовых, ритуальных и социальных правил.
      
      
       Шиитский шейх - "Шейх " является почетным прозвище крупных религиозных авторитетов. Шиизм - учение, признающее Али ибн Абу Талиба, мужа дочери Мухаммада, Фатимы, и четвертого халифа (656-661), а также его потомков единственно законными преемниками Пророка Мухаммада. В ходе борьбы за власть в начале второй половины VII века образовалась политическая группировка сторонников Али (аш-шиа), признававшая его исключительное право на верховную власть - имамат. Основное различие между шиитами и суннитами состоит в разном толковании понятия имамат. В то время как для суннитов имам есть духовный и светский глава, избираемый или назначаемый людьми, шиитский имам является таковым по своей сущности, благодаря таинственной эманации Божественной благодати, переходящей от одного имама к другому.
      
       Хариджит - сторонник самой ранней из образовавшихся в Исламе религиозно-политических партий. Учение хариджитов не было единым ни в общественно-политическом отношении, ни в толковании основных догматов Ислама. Противостояли как суннитам, так и шиитам, признавая выборность главы религиозной общины, но при этом считая, что происхождение кандидата не имеет никакого значения и потому каждая община может избрать для себя имама-халифа, равно как и сместить его.
      
       Халиф - в раннем Исламе и затем у суннитов глава мусульманской общины, заменяющий в некоторых функциях умершего Пророка Мухаммада. В принципе халиф считался главой всех мусульман мира. В суннизме титул халифа идентичен имаму, а в шиизме этот титул не применяется. С конца VIII века в Аббасидском халифате сложилась концепция перепоручения халифом светской власти эмирам и султанам и вместе с ней - доктрина о халифе как о прямом представителе Аллаха. В описываемую эпоху Аббасидские халифы Багдада, потомки Аббаса, дяди Пророка Мухаммада, признавались духовными главами суннитов. В свою очередь халифы династии Фатимидов, исповедывавшие исмаилизм (см. ниже), совмещали духовную и светскую власть в Египте.
      
       Исмаилиты - последователи одной из крупнейших сект мусульманского шиизма, в свое время обладавшей всеми основными признаками тоталитарной секты: жесткой иерархической системой с беспрекословным подчинением высшему руководству и физической расправой с отступниками, а также системой тайных посвящений, основанной на "промывании мозгов" полным отрицанием знаний и принципов, внушенных члену секты на предыдущей ступени. Секта образовалась в VIII веке в результате раскола между имамами шиитов и в X веке через династию Фатимидов обрела политическую власть на территории всей Северной Африки, в Палестине и Сирии. К началу XI века Фатимидский халифат распался, и секта во многом потеряла былое влияние. Идеологическая система секты включает в себя элементы оккультизма и основана на тайной доктрине о фактически безличном боге-абсолюте, выделяющем из себя творческую субстанцию в виде Мирового Разума. Эта доктрина в совокупности с чисто аллегорическим пониманием исмаилитами священных текстов Корана, позволяет говорить о секте как об одном из направлений рационалистического язычества, замаскированного под разновидность Ислама.
      
       Кади - духовное лицо в мусульманском мире, исполняющее также роль светского судьи и решающее дела на основе Корана и священных преданий.
      
       Мухтесиб (мухтасиб) - изначально надсмотрщик рынка, должностное лицо, следившее за порядком и соблюдением правил торговли. Постепенно превратился в надзирателя за соблюдением правил морали и за порядком в городах.
      
       Имам - духовный руководитель, глава мусульманской общины.
      
       ...султану Рума и суровым Альмохадам Магриба - Румский (Конийский) султанат был государством в Малой Азии, образовавшимся после завоевания сельджуками (ветвь племен тюрок-огузов) части византийской территории. Сельджуки считали себя правопреемниками Римской империи (!) и потому называли султанат Румом. Магрибом именуется район Северной Африки, расположенный западнее Египта. Альмохады - название берберской династии, владевшей в XII-XIII вв Северной Африкой и Испанией.
      
       Катиб - секретарь.
      
       Калам - Здесь: теоретическое мусульманское богословие, опирающееся на формально-логические доводы для обоснования религиозного учения.
      
       Кафир - неверный, неверующий (араб.) обозначение всех немусульман, отвергающих веру в Аллаха. Тюрки называли неверных гяурами.
      
       ...а не из франков-южан. - Норманны, завоевавшие Англию в XI веке, и их потомки, составившие позднее подавляющее большинство английских крестоносцев, говорили в ту пору, разумеется, не на английском языке, а на одном из диалектов франкского. Сам король Ричард Львиное Сердце фактически не владел языком страны, которой правил.
      
       ...с двадцать седьмого дня месяца раджаба 583 года хиджры . - Иерусалим был захвачен султаном Салах ад-Дином 2 октября 1187 года.
      
       Ричард Лев - Согласно ряду источников, прозвище "Львиное Сердце" возникло гораздо позднее, после гибели короля Ричарда I (1157-1199, правил с 1189). При жизни он именовался просто "Львом".
      
       ...отнять у Ричарда трон. - Младший брат короля Ричарда, Джон, будущий король Англии, известный под именем Иоанна Безземельного (ок. 1167 - 1216, правил с 1199) в ту пору пытался захватить власть при поддержке короля Франции Филиппа-Августа. По возвращении Ричарда из плена в Англию примирился с ним.
      
       ...уже начались январские календы... - В Средние Века обычно использовали древнеримскую календарную систему, разделяя месяц на календы, иды и ноны. Календами именовались первые дни месяцев, приходящиеся на время, близкое к новолунию. Поскольку в книге используется и арабская календарная система, то, во избежание путаницы, герои "живут" по современному календарю и единственное упоминание календ является данью реалиям той эпохи.
      
       Эрл - Ныне титул "эрла" является аналогом графского титула, однако изначально эти титулы различались. Эрлы происходили из более древней родовитой (частично из англо-саксонской) знати, и в дворянской иерархии стояли выше графов.
      
       Донжон - главная башня замка.
      
       Надд - изысканная смесь благовоний, включающая амбру, мускус, розовую воду.
      
       Брэ - средневековые короткие штаны.
      
       Шоссы - длинные, плотно облегающие ноги разъемные штаны-чулки.
      
      
       Камиза - льняная рубашка, обычно с короткими рукавами.
      
       Генрих II Плантагенет (Генрих Анжуйский) (1133-1189, правил с 1154) - английский король, первый из династии Плантагенетов. Имел также обширные владения во Франции, будучи изначально графом Анжу (и формально - вассалом Французской короны), а также - супругом Алиеноры (Элеоноры) Аквитанской, разведенной жены французского короля Людовика VII.
      
       Это случилось на землях, принадлежавших правителю австрийских земель. - Король Ричард был захвачен в плен неподалеку от Вены австрийским герцогом Леопольдом.
      
       Иса (Йса) - Так мусульмане называли Иисуса Христа, признавая его одним из пророков Единого Бога.
      
       Ги де Лузиньян (ум. 1195) - король Иерусалимский и Кипрский с 1186 года. В 1195 получил во владение Кипр от английского короля Ричарда Львиное Сердце, завоевавшего остров в 1191. Потомки Ги де Лузиньяна правили Кипром до 1473 года.
      
       Дар аль-харб - "земля войны" (араб.); территории, на которых еще не распространился Ислам.
      
       ...немец из тевтонских воинов... - Имеются в виду воины Тевтонского братства, основанного немецкими торговцами в Акре в 1191 году с целью помощи бедным и больным соотечественникам. Позднее, в 1198 году, братство получило статус военного Ордена.
      
       . Заборола - защищенная каменной кладкой или бревенчатым бруствером площадка, идущая поверху крепостной стены; на ней во время боевых действий находятся защитники крепости.
      
       ...ромеи, которых франки считают еретиками. - Франки, исповедывавшие Католицизм, называл православных жителей Византии "схизматиками" (то есть отступниками") или "етериками".
      
       Иона - библейский пророк, проглоченный китом в наказание за то, что он пытался отказаться от пророческой миссии, возложенной на него Богом.
      
       Сквайр - В Англии сквайрами, оруженосцами при рыцаре, становились обычно низшие представители дворянской сословия, по тем или иным причинам не имевшие земли и достаточных средств, чтобы обладать и дорогим рыцарским вооружением. Постепенно многие сквайры становились держателями земли, и по прошествии веков звание сквайра стало в Англии весьма почетным.
      
       Муэззин - служитель мечети, в обязанности которого входит пять раз в день провозглашать с минарета азан - призыв на молитве.
      
       Сион - невысокая гора, расположенная в юго-западной части Старого Иерусалима; на ней находилась резиденция царя Давида.
      
       Дервиши-странники - Обычное название членов суфийских братств, живших подаянием. Суфизмом именуется мистическое направление в Исламе, последователи которого исповедывали аскетизм и возможность личного познания Бога путем слияния с Ним через приобретение некой высшей благодати.
      
       Давид - царь Израильско-Иудейского государства c конца XI до середины X вв до н.э.
      
       Гееннская долина - низменность, прилегавшая к южной стороне Старого Иерусалима. Стала синонимом преисподней, поскольку некогда в ней сжигали мусор.
      
       Ирина (ум. 803) - жена византийского императора Льва VI, после смерти мужа управлявшая государством с 780 по 802 гг. Активно содействовала укреплению Православия, восстанавливая иконопочитание, а также - разрушенные и запущенные храмы и монастыри.
      
       Иблис - мусульманское наименование дьявола.
      
       ...малик франков... - Имеется в виду король Франции II Август (1165-1223, правил с 1180) Он успешно проводил политику централизации государства, ограничивая самостоятельность феодальной знати, и отвоевал у английского короля Иоанна Безземельного, преемника Ричарда I, подвластные ему французские территории (Нормандию и пр.).
      
       ...император германцев... - Имеется в виду Фридрих I Барбаросса (ок. 1225 - 1190), германский король и император Священной Римской империи с 1152 года.
      
       ...названный "Благом Веры"... - "Салах ад-Дин" означает в переводе "Благо Веры" или "Честь Веры".
      
       ...первым возвратил в пределы дар аль-Ислама часть земель, захваченных кафирами-крестоносцами... - Имад ад-Дин Зенги (1084-1145), отец Нур ад-Дина, вел энергичную борьбу против государств крестоносцев. В 1130 году он разбил Боэмунда II Антиохийского, а в 1144 году захватил земли Эдесского графства.
      
       Асад ад-Дин Ширку (ум. 1169) - Во многих отечественных источниках он известен как Ширкух (в западных источниках - Shirkuh), однако в действительности последняя буква не произносится.
      
       ...неподалеку от озера Ван... - По другим сведениям, Айюбиды ведут свое происхождение из местности в районе Двина.
      
       Стун - название деревянных столбов, на которые опираются потолочные перекрытия в курдских домах.
      
       Юсуф - арабизированное имя библейского персонажа, Иосифа, который был продан своими братьями в Египет; там он, благодаря своим способностям и красивой внешности, сумел возвыситься при дворе фараона и, простив братьев, переселил все свое семейство во главе с отцом, Иаковом, в Египет. История Иосифа, заимствованная из Библии, стала одним из наиболее распространенных коранических сказаний мусульманского мира.
      
       Хадисы - сборники рассказов о поступках и высказываниях Пророка Мухаммада и его сподвижниках.
      
       Калам - Здесь: перо, пишущая принадлежность.
      
       Вали - (стоящий близко - араб.) - в исламской традиции наименование святого человека, то есть "стоящего близко к Аллаху".
      
       "Воскрешение наук о вере" - главное произведение одного из наиболее выдающихся мусульманских теологов, философа и суфия Абу Хамида аль-Газали (1058-1111).
      
       ...показать свою силу еретикам... - Сунниты считали Фатимидов, правивших Египтом, еретиками, поскольку те придерживались доктрин исмаилизма.
      
       Щербет - Здесь: распространенный на Востоке прохладительный напиток.
      
       Миср - принятое на Востоке название Египта.
      
       Мискаль - мера веса, равная примерно 4,26 г.
      
       Дирхем -мелкая серебряная монета, а также мера веса, равная 3,12 г.
      
       ...четыре королевства франков... - Имеются в виду четыре христианских государства, образовавшихся на Ближнем Востоке в результате Первого крестового похода 1096-1099 гг: Иерусалимского королевства, княжества Антиохийского, а также - графств Триполийского и Эдесского. Разумеется, во время правления Нур ад-Дина Эдесского графства как такового уже не существовало.
      
       Джихад - Под этим словом подразумевалась отдача всех сил и возможностей мусульманской общины и каждого ее члена ради распространения и торжества Ислама. Первоначально под джихадом подразумевались прежде всего военные действия мусульманского государства. Начиная с IX-X вв понятие джихада дополнилось духовным самосовершенствованием на пути к Аллаху. В эпоху существования государств крестоносцев это понятие прежде всего означало "священную войну" против "неверных", захвативших земли дар аль-Ислама.
      
       Поло - европеизированное обозначение "конно-спортивного состязания", распространенного в некоторых восточных странах и ныне. Всадники, разделенные на две команды, с помощью "клюшек" гоняют по полю "мяч", пытаясь попасть им в "ворота", имеющие различный вид в тех или иных вариантах игры.
      
       Дибадж - дорогая атласная ткань красного или желтого цвета.
      
       Самострел a cric - разновидность арбалета, тетива которого натягивается с помощью небольшого подъемного зубчатого механизма (cric).
      
       ...достойного мавзолея для повелителя правоверных. - Действительно, султан Салах ад-Дин по сути дела был бессребренником. Его личные "сбережения" оказались настолько скудными, что после его кончины их не хватило для достойного погребения.
      
       Сенешаль - в духовно-рыцарских орденах лицо, ведавшее внутренним распорядком деятельности местной организации Ордена (капеллы).
      
       Тюркопли (туркополы) - название полукровок, отцы которых были мусульманами любой из восточных народностей, а матери в большинстве своем - гречанками. Как у исламских правителей, так и у крестоносцев тюркопли составляли части легких воинских соединений, а также часто использовались в качестве слуг.
      
       Салят - мусульманская каноническая молитва, которую предписано совершать пять раз в день: между рассветом и восходом, в полдень, незадолго до заката, после заката, поздно вечером.
      
       Фарсах (фарсанг) - мера длины, в разных странах колеблющаяся от 6 до 8 км.
      
       Зейр - мера длины, равная 192 м.
      
       Трувер - название поэта, происходящего из рыцарского сословия северных областей Франции; на юге Франции эти поэты-рыцари именовались трубадурами.
      
       Сирвента - один из основных жанров поэзии труверов и трубадуров, в котором они обсуждают вопросы морали, политики, религии и пр.
      
       Ассасин - последователь одного из наиболее экстремистских направлений исмаилизма, в котором практиковалось физическое уничтожение лиц, препятствовавших духовному и политическому распространению учения. Создатель направления - Хасан ибн ас-Сабах (см. ниже). Тайная идеология ассасинов была по сути дела атеистической, поскольку посвященные высших ступеней должны были воспринимать мир как механическую систему, в которой отсутствует Божественное начало и над которой можно путем самосовершенствования в конечном итоге установить личный контроль.
      
       Факих - знаток мусульманского права (фикха).
      
       Ифрит - в восточных мифологических традициях демон-великан устрашающего вида.
      
       Фьеф - одно из обозначений феодального земельного владения, которое вассал держал от своего сеньора.
      
       Мануил I Комнин - византийский император в 1143-1180 гг. Проводил прозападническую политику, чем восстановил против себя народ и православное духовенство.
      
       ...даже коптских христиан. - Коптами именуются египтяне, исповедующие христианство монофизитского толка, то есть признающие только божественную природу Иисуса Христа и не признающие Его человеческой природы. Естественно, что как для католиков, так и для православных они представляются еретиками.
      
       ...великого Льва Веры - Такое "официальное прозвище" получил в Египте от халифа эмир Ширку.
      
       ...двадцать второй день месяца джумада... - дата кончины Асада ад-Дина Ширку, приходящаяся на 23 марта 1169 года.
      
       с.63 ...опасностью со стороны Капетингов... - Династия Капетингов правила Францией в период с 987 по 1328 гг. Основателем ее был Гуго Капет. В описываемую эпоху Капетинги пытались вернуть себе французские земли, принадлежавшие английской династии Плантагенетов.
      
       Наффатин - осадная машина, предназначенная для метания зажигательных снарядов (от "наффы" - восточного названия нефти).
      
       ...посвящена Мариам, матери пророка. - Дева Мария весьма почитается в Исламе, особенно - мусульманскими женщинами, которым вполне позволительно обращаться к ней с молитвами о здоровье и благополучии.
      
       Старец Горы - прозвище двух предводителей ассасинов: основателя секты, Хасана ибн ас-Сабаха (ум. 1110), и главы сирийского ответвления секты, Рашид ад-Дина Синана (ум. 1193).
      
       Хатыб - духовное лицо, читающее проповедь (хутба) в мечети во время пятничной молитвы и в праздники.
      
       Четыре праведных халифа - Первым халифом был ближайший соратник Мухаммада Абу Бакр, следующими - Омар, Осман и Али. Они и получили прозвание "праведных халифов".
      
       Фикх - мусульманское право.
      
       Генрих VI (1165 - 1197) - император Священной Римской империи с 1189 года, сын Фридриха I Барбароссы. Крайне амбициозный монарх, пытавшийся воплотить свою мечту о мировом господстве. Навязывал свой сюзеренитет Франции, претендовал на вассальное подчинение Бургундии и Кастилии, заявлял притязания на Тунис, Триполи, и даже Византию и Сирию. В 1195 году "принял крест" и стал готовиться к Крестовому походу в Палестину, однако обстоятельства задержали его, а внезапная смерть в 1197 году положила конец его планам стать "вождем" всего христианского мира.
      
       ...этого буйного анжуйца. - Ричарда именовали "анжуйцем" как представителя Анжуйской династии.
      
       "Песнь о Роланде" - средневековая французская эпическая поэма.
      
       Пурпуэн - вид одежды, стеганой на вате и надеваемой под воинские доспехи.
      
       Мутазилит - последователь мутазилизма, первой в Исламе теологической системы рационалистического направления; одно из главных положений доктрины - признание свободы человеческой воли.
      
       Коннетабль - Здесь: начальник королевских рыцарей, командующий войсками иерусалимского короля в его отсутствие и его военный советник.
      
       Одиннадцатый день месяца шавваля 569 года хиджры - дата кончины атабека Нур ад-Дина приходится на 15 мая 1174 года.
      
       Гюмуштекин - Согласно некоторым источникам, военный правитель Халеба был европейцем, некогда принявшим Ислам.
      
       Хасан ибн ас-Сабах (перс. Хасан-и-Саббах) (ум. 1110) - основатель секты ассасинов, перс по происхождению. В 1090 году ему удалось создать свое, независимое государство с центром, находившимся в крепости Аламут (находилось на севере современного Ирана). Оно просуществовало вплоть до монгольского завоевания в 1256 году.
      
       Медресе - мусульманская средняя и высшая школа, готовящая служителей культа, учителей, а также государственных служащих.
      
       Бейты и газели - Бейтами именуются двустишия, обычно содержащие законченную мысль, а газелями - стихотворения, состоящие, как правило, из 5-12 бейтов с однозвучной рифмой через строку.
      
       Омар Хайям (ок. 1048 - ок 1123) - персидский и таджикский поэт, математик и философ.
      
       Проповедники-низариты - В процессе многочисленных расколов в исмаилизме члены одной из сект стали называть себя "низаритами"; именно их взгляды легли в основу идеологии Хасана ибн-ас-Сабаха и организованной им секты ассасинов.
      
       ...франк, потеряв дар речи... только развел руками. - По другим источникам, это событие произошло в 1194 году в ассасинской крепости Аль-Кафа, а на месте Синана, к тому времени уже скончавшегося, был его преемник.
      
       ...халиф Багдада признал Салах ад-Дина правителем Египта и Сирии... - Согласно ряду источников, халиф, хотя и прислал Салах ад-Дину почетные одежды, соответствовавшие титулу султана, однако официально не признал его султаном. И сам Салах ад-Дин никогда не называл себя "султаном", хотя так именовали его в своих посланиях и записях многие современники. Формально Салах ад-Дин оставался лишь "маликом" (правителем), что в определенной степени "разряжало" политическую ситуацию и отчасти отводило от Салах ад-Дина прямые обвинения в том, что он узурпировал законную власть Зенгидов в Сирии и Фатимидов в Египте.
      
       Людовик VII (ок. 1121 - 1180, правил с 1137) - французский король, один из организаторов Второго крестового похода (1147-1149). В 1152 году расторг брак с Алиенорой, герцогиней Аквитанской (будущей супругой короля Генриха II Плантагенета), что привело к временной утрате Францией Аквитании.
      
       ...и потому оно стало непобедимым. - Согласно более достоверной, но менее романтической версии, король Бальдуэн Прокаженный тогда еще "был в седле" и признаки проказы были выражены в меньшей степени.
      
       Шина - должность, соответствующая "военному коменданту" города; в свое время Салах ад-Дин, находясь в молодости на службе у атабека Наур ад-Дина, был шина Дамаска.
      
       Камха - мера площади, равная 61,46 кв. м.
      
       Искендер Двурогий - Так на Востоке называли Александра Македонского.
      
       Майорат - форма наследования недвижимости (прежде всего земельной собственности), при которой она переходит полностью к старшему из наследников.
      
       ...как на холмах Хаттина... Имеется в иду сражение при Хаттине (1187), в котором войска крестоносцев были разбиты Салах ад-Дином; описано в романе ниже.
      
       ...подобно доброму самарянину... - Имеется в виду евангельская притча о том, как некий самарянин (то есть один из потомков вавилонских колонистов, переселенных в 722 г. до н.э. в Самарию и имевших верования, отличные от иудейских) позаботился об ограбленном и раненом разбойниками иудее, в то время как соплеменники пострадавшего проходили мимо него.
      
       Альба - "рассветная песнь", один из жанров поэзии труверов и трубадуров.
      
       ...оказал ей прием, как царь Соломон царице Савской... - Имеется в виду описанная в Ветхом Завете пышная встреча, устроенная Соломоном, правителем Израильско-Иудейского царства в 965-928 гг до н.э., правительнице Сабейского царства (находилось на юге Аравийского полуострова).
      
       ...погубить свое царство, как Валтасар... Согласно библейским преданиям, одной из причин захвата Вавилонского царства персидским царем Киром (539 г. до н.э.) было непочтительное отношение Валтасара к иудейским священным предметам. В действительности, Валтасар был сыном вавилонского царя Набонида и перед вступлением персидской армии в Вавилон управлял городом от имени отца.
      
       ...железная саранча Судного Дня... - В Апокалипсисе сказано, что перед Страшным Судом появится чудовищного вида саранча: "...лица же ее - как лица человеческие... На ней были брони, как бы брони железные, а шум от крыльев ее - как стук от колесниц, когда множество коней бежит на войну... " (Откровение 9; 7, 9) .
      
       Блио - Здесь: верхняя узкая одежда с длинными, до колен, и широкими рукавами, обычно украшавшаяся дорогим поясом ювелирной работы.
      
       Тамга - подорожная "грамота" или особый медальон, позволявшие свободно передвигаться по дорогам Востока, на землях, принадлежавших правителю, выдавшему тамгу, или - его вассалам.
      
       Мытарь Закхей - один из евангельских персонажей, начальник сборщиков налогов, обращенный в веру Иисусом Христом; он пообещал раздать половину своего имения нищим и воздать вчетверо тем, кого обидел поборами.
      
       ...христиане константинопольской веры... - Имеются в виду православные.
      
       ...а землю, на которой храм стоит, отдал в награду одному из своих доблестных воинов. - Земля, на которой стоит Храм Гроба Господня, доныне принадлежит мусульманской семье, предки которой, по преданию, получили ее непосредственно от султана Салах ад-Дина; согласно устоявшейся традиции, церковнослужитель каждое утро приходит к главе семьи, чтобы попросить у него ключ от Храма.
      
       ...схлестнулись мы с другим концом... - "Концами" именовались в Новгороде отдельные, крупные районы города.
      
       ...против второй Моисеевой заповеди. - Вторая заповедь начинается словами: "Не делай себе кумира и никакого изображения того, что на небе вверху, и что на земле внизу, и что на воде ниже земли. Не поклоняйся им и не служи им..." (Исход 20; 4-5).
      
       Жонглер - профессиональный исполнитель песен труверов и трубадуров.
      
       Алиенора (Элеонора) де Пуату, герцогиня Аквитанская (1122-1204) - королева Франции в 1137-1151 годах в качестве супруги короля Людовика VII. После развода с ним (1152) вышла замуж за Генриха, герцога Нормандского, графа Анжуйского, который позднее, в 1154 году, стал королем Англии. По его воле находилась в заключении в 1174-1189 гг в наказание за поддержку сыновей, которые поднимали мятежи против отца. Именно благодаря ее усилиям Ричард I, сын Генриха и Алиеноры, был выкуплен из германского плена. Герцогиня Аквитанская считалась одной из наиболее образованных женщин своего времени и славилась своим меценатством.
      
       Седьмой день месяца сафара 589 года хиджры - Дата кончины султана Салах ад-Дина Юсуфа ибн Айюба приходится на 4 марта 1193 года.
      
       ...раздор между сыновьями покойного султана аль-Адиля. - После смерти Салах ад-Дина его государств фактически превратилось в федерацию княжеств, возглавляемых членами правящей династии Айюбидов, под суверенитетом айюбидского султана Каира. В процессе борьбы за власть брату Салах ад-Дина аль-Адилю, первоначально правителю Египта и Халеба, удалось стать султаном Египта, Сирии, Месопотамии и других областей. Он умер в 1218 году, после чего естественным образом началась борьба уже между его сыновьями.
      
       ...продал Священный Город германцу. - Сын аль-Адиля, султан Египта аль-Камиль, опасался усиления своего брата, правившего Сирией. Он предложил германскому императору Фридриху II Штауфену (1194-1250, правил с 1212), направлявшемуся на завоевание Иерусалима, заключить с ним союз. По договору 1229 года аль-Камиль отдал Фридриху христианские святыни Иерусалима, Назарета и Вифлеема, а также - дорогу от моря до Иерусалима.
      
       ...стало одной из причин смерти самого Синана, Старца Горы. - Рашид ад-Дин Синан скончался в апреле 1193, то есть спустя немногим более месяца после смерти султана Салах ад-Дина.
      
      

  • Оставить комментарий
  • © Copyright Смирнов Сергей Анатольевич (sas-media@yandex.ru)
  • Обновлено: 04/01/2013. 798k. Статистика.
  • Роман: История
  •  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.