Соколов Глеб Станиславович
"Попрыгунчики явились" (Отрывок из романа "Попрыгунчики на Рублевке")

Lib.ru/Современная литература: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • © Copyright Соколов Глеб Станиславович (pen.mate@gmail.com)
  • Обновлено: 22/02/2013. 114k. Статистика.
  • Глава: Детектив


  •   
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
       Г Л Е Б С О К О Л О В
      
      
      
      
       "П О П Р Ы Г У Н Ч И К И Я В И Л И С Ь" (О Т Р Ы В О К И З Р О М А Н А "П О П Р Ы Г У Н Ч И К И
       Н А Р У Б Л Е В К Е")
      
      
      
      
       copyrightNoСоколов Глеб Станиславович Все права защищены
      
       Копирование без ведома Автора запрещается
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
       Эх, яблочко
    Да на чугунчике,
    На Рублевке появились
    Попрыгунчики.

    Эх, яблочко
    На подоконничке,
    На Рублевке появилися
    Покойнички.
       Старые частушки на новый лад.
      
       ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
       "БАНДА ПОПРЫГУНЧИКОВ"
      
       1.
       Главным пунктом вечеринки, проходившей в доме неподалеку от Рублево-Успенского шоссе, была игра. Мужчины - их в компании меньшинство - с завязанными глазами должны были осалить кого-то из девушек.
       Вроде бы несложно, но первый этаж был внушительных размеров, состоял из нескольких соединенных между собой больших зал, множества маленьких комнаток. Каждому участнику давалось краткое время, чтобы поймать свой шанс. Всего сто двадцать секунд.
       По сути мероприятие для девушек - абсолютно безопасно. Они видели того, кто может их осалить. Если мужчина противен девушке, она легко могла затеряться в одном из закоулков дома. Поймать за две минуты ту, что хочет от тебя скрыться, в этих условиях почти невозможно.
       Реальным было другое: придавало всей игре жуткую атмосферу. Одна из девиц - они были манекенщицами и сотрудничали с разными модельными агентствами, но подобраны с учетом того, чтобы не были знакомы между собой - заражена смертельной болезнью. Об этом знал устроитель вечеринки - известный столичный джет-сеттер Рустам. Он сказал об этом мужчинам, принимавшим участие в забаве.
       Каждой из девиц был обещан солидный приз, если она не позволит коснуться себя мужской руке. Та, которую осалят, не получала ничего и обязана была подняться с осалившим в спальню на втором этаже.
       И лишь одна, - смертельно больная - могла получить свои деньги только в одном случае...
       Если ее коснется рука мужчины. И она пойдет с ним на второй этаж и проведет там время...
      
      
       2.
       - Послушай, я хотел спросить тебя... - летняя терраса клуба "Подмосковные вечера", что в деревне Жуковка, выглядела очень симпатично. Александр Барон, - он пил виски "Чивас Бразерз" - с тревогой посмотрел на друга. - Кто они?
       Блюдо под названием "Большая рыбалка" - рак, креветки, семга, осетрина с зеленью и лимоном - все приготовлено шеф поваром на горячих углях -семьдесят два доллара за порцию, стояло почти нетронутым.
       Николай Килин в этот вечер пренебрегал алкоголем. Свиная вырезка со специями и жареным ананасом. Малиновый сок - пятьдесят долларов за стакан, - молодой джет-сеттер, один из многих, появлявшихся в этом клубе, следил за собой.
       - Никто не знает, кто они. В этом главная проблема. Хотя... Здесь ситуация принципиально иная...
       Лицо Александра стало напряженным. Он наклонил стакан, который уже некоторое время держал на уровне рта и затянул между зубов виски. Особняк, который он лишь недавно отстроил на участке, приобретенном его отцом еще в конце девяностых, стоял на отшибе. Великолепный лес из высоких корабельных сосен - с каким-то особенно прозрачным чистым воздухом и светом, в яркие солнечные дни мягко льющимся сверху, - больше не казался ему преимуществом. Лес начинался сразу за забором и попасть в него мог любой.
       - Попрыгунчики - не обыкновенные преступники. О том, кто стоит за этим загадочным явлением - никому не известно. В высшем обществе ходят самые невероятные и пугающие слухи... - Николай замолчал. Посмотрел по сторонам, затем обернулся. - Изумительный вечер!.. - пробормотал он. - В этом году еще не было ничего подобного. Такая бархатная погода!
       Вокруг двухэтажной постройки клуба "Подмосковные вечера" стояли редкие высоченные деревья. У их подножия - красные тенты, окруженные белыми изящными заборчиками. Под тентами - столики для посетителей.
       Розовые скатерти, изящная дорогая посуда, накрахмаленные плотные салфетки... У каждого столика - большой молочно белый шар на металлической ножке. Летним вечерами, когда наступавшая прохлада нежила лицо и открытые руки, за этими столиками ужинали наиболее состоятельные члены российского общества. Стеклянные шары-лампы горели ярким светом, создавая ощущение безопасности и комфорта.
       - С одной стороны, то, что они объявились именно на Рублевке, отчасти объяснимо, - продолжал Николай. - Здесь наибольшее сосредоточие миллионеров на единицу площади. С другой... Если бы я был преступником, мне было бы здесь некомфортно. Такого количества средств наблюдения и вооруженной охраны... Нет, с этими попрыгунчиками что-то не так... Нигде в городе о них и слыхом не слыхивали. Москва живет припеваючи и ни о каких попрыгунчиках знать не знает!.. Вчера я был в клубе. Те, у кого нет дома на Рублевке, когда узнают обо всем, что происходит - делают круглые глаза: слышат в первый раз. Какого же черта именно здесь... Именно когда я вернулся в Россию из Франции! Именно когда я достроил дом и собирался спокойно пожить здесь и поработать. Эй вы, попрыгунчики! Ну же, выскочите из своего небытия!.. Появитесь здесь, сейчас! - воскликнул он громче того, что позволяли приличия.
       Ресторан загородного клуба был полон. Люди из соседней беседки уставили на Николая свои взгляды.
       - Перестань! - прикрикнул на него Александр.
       - Москва ничего не знает... - теперь уже тихо проговорил Килин. - Почему?..
       - Во-первых, по большому счету какое ей до нас дело?!.. Хотя, конечно, такие события должны волновать как минимум светских хроникеров, пишущих на темы из жизни высшего общества. Но и они как воды в рот набрали.
       - То-то и оно! Я тоже обратил на это внимание.
       - Но я еще не сказал тебе, что во-вторых. Огромный город, на расстоянии пятнадцати километров от центра которого мы находимся, не знает еще кое о чем!..
      
      
       3.
       Хеопс - под этой кличкой коренастого, склонного к полноте человека знали не только близкие друзья, но и деловые партнеры.
       Имя и фамилия мало кому известны. Зато "погоняло" в определенных кругах - что-то вроде названия бренда: относится к категории первокласснейших. Лучше и престижнее Хеопса - нет. Пользоваться его посредничеством в интимных делах означает принадлежать к высшим слоям российского общества.
       Сейчас лоб Хеопса покрывали частые капли холодного пота. При всей низменности ремесла (сам он так не думал) молодой мужчина отнюдь не примитивен.
       Образование его свелось к восьми классам, техникуму, одному единственному семестру первого курса института землеустройства. Затем был исключен за прогулы и неуспеваемость. Но человеком бескультурным его не назовешь. Иногда он намеренно груб, - речь расчетливо пересыпана нецензурными выражениями. Но среди людей, многие из которых получили прекрасное образование за границей, числился своим без всяких скидок.
       Хеопс отлично знал, что думают и чувствуют те, кому выпала судьба стать богатейшими людьми страны.
       "Если это реальность, то... " - засомневавшись, Хеопс уставился на тускло поблескивавший в свете уличных фонарей продолговатый металлический предмет.
       Несколько минут смотрел на него. Потом подумал: "Да, это реальность!.. Эта вещь тому подтверждение! Знали бы они все!.."
       От неожиданно открывшейся перспективы у молодого мужчины заболело сердце. Хеопс еще раз посмотрел на продолговатый предмет, который держал в руках: будущее счастье или несчастье уже успело покрыться мельчайшими капельками оседавшего на нем петербургского тумана. Придававший городу атмосферу загадочности, он был как никогда силен.
      
      
       4.
       Старинная барская усадьба была не единственным домом, сохранившимся в окрестностях Рублевского шоссе с дореволюционных времен. Но именно ей повезло меньше других. Известный фабрикант медицинских препаратов, самый крупный в стране, облюбовал ее под свою вотчину.
       - Тимоша, ты подлец! - мрачно проговорил Михаил Домбровский. - Ты получил в свои грязные лапы жемчужину русской архитектуры. Что ты с ней творишь?!..
       - Брось брехать!.. - Кёлер устало махнул рукой. - Творение третьеразрядного крепостного архитектора. Этот дом и флигели строил крепостной мужик Савва Филин. У Разумовского не было денег выписать архитектора из Англии, как это делали все.
       - У тебя есть деньги. Ни чета графу Разумовскому. Можешь выписать из Англии любого архитектора. Но перестраиваешь усадьбу по эскизам собственной жены!..
       - У Наташи чудесный вкус!
       - И в детстве она посещала кружок рисования. При доме культуры военного городка. Где жила вместе с папой, младшим офицером. Ты знаешь, как зовут ее в округе?.. Салтычиха!.. Была такая помещица, которая втыкала своим служанкам иголки в грудь.
       - Послушай... Если ты не прекратишь... Я знаю тебя с трех лет, но... Клянусь, я тебя выгоню. Тогда в моем доме ты больше не появишься. Никогда!
       Угроза неожиданно подействовала. Домбровский замолчал: осознал - только что принялся говорить лишнее.
       - Сейчас ко мне придут люди... Думаю, тебе не стоит присутствовать при разговоре.
       Домбровский решительно встал и быстрыми шагами вышел из комнаты. Фабрикант остался стоять возле роскошной горки с антикварным фарфором.
       Оказавшись на лестнице, - кругом виднелись следы незавершенного ремонта, - Михаил Домбровский пошел медленнее...
       Вот он на улице. Изумительная летняя ночь овеяла его своим бархатным дыханием. На небе, как бриллианты, ярко мерцали звезды. Домбровский испытал досаду: зачем именно в такую ночь он затеял этот бессмысленный, опасный разговор?!.. Его жизнь целиком зависела от расположения друга-миллиардера. Но какой-то дух противоречия растравлял его: подмывало излить желчь. "Впрочем, - подумал Михаил. - Кёлеру это даже нравится. Памятуя о нашей детской дружбе, при всем желании не может обидеться на меня всерьез. А так как человек он хитрый, то ценит возможность время от времени выслушивать о себе правду-матку. Все-таки критика помогает стать сильнее... Главное, не переборщить: не довести его до такого состояния, когда прежняя детская дружба не поможет".
       Окружавший усадьбу парк был погружен во тьму. Лишь вдоль дороги, что шла к украшенным колоннами парадным воротам,- тоже памятнику архитектуры - стояли яркие фонари. Вскоре такие засияют по всей обширной территории поместья. А пока там и здесь виднелись следы работ по благоустройству, прекращенных на ночь. Из-за кустов торчала оставленная рабочими тачка с плодородной землей. У стены флигеля стояла с неснятой деревянной опалубкой будущая клумба. Жизнь в собственной аристократической усадьбе казалась Кёлеру соблазнительным мероприятием. Поторопился переехать сюда, хотя "дворянское гнездо" еще носило в себе черты семидесятилетней советской разрухи.
       В душе Домбровского закипела прежняя злость: "Не его ли дедушка притащился сюда в семнадцатом году в лаптях и с обрезом в руках - прикончить барина и разграбить усадьбу! - с раздражением подумал он. - А теперь внучек корчит из себя аристократа!"
       Дед Кёлера по матери был выходцем из какой-то подмосковной деревни. По отцу он был - сирота, взявший фамилию воспитавшего его революционера. Об этом Тимофей сам рассказал как-то Домбровскому.
       У края колоннады, которая украшала центральный вход, стоял новенький джип "инфинити". Автомобиль стоимостью семьдесят пять тысяч долларов использовался как разъездной. На территории усадебного комплекса оборудовано современное гаражное хозяйство - как раз в помещении бывших барских конюшен. Сам Кёлер раскатывал на бронированном удлиненном БМВ, за которым неотрывно следовал Х5 - джип той же марки, набитый вооруженной охраной. Но сейчас этих автомобилей в поместье не было - они повезли супругу миллиардера в аэропорт.
       Глядя на "инфинити" Домбровский подумал: не взять ли у начальника охраны ключи? Кёлер позволял другу пользоваться любой машиной из своего хозяйства, кроме лимузина.
       Захотелось уехать в город, провести ночь где-нибудь в "Rаю" на Болотной набережной, вернуться под утро в обществе проститутки, зайти через отдельный ход в гостевые апартаменты во флигеле... Он вздрогнул: из-за спины неожиданно вышел начальник охраны. Приглушенным голосом он разговаривал по рации с кем-то из подчиненных. Огибая слева разбитую на этих днях роскошную клумбу, пошел к воротам.
       Михаилу вдруг расхотелось ехать куда-то: глупо в такую изумительную ночь покидать этот райский уголок! К тому же, его подспудно мучило любопытство: с кем это Кёлер собирается встретиться в столь поздний час?
       Вытащив из кармана сигару -позаимствовал сегодня утром из коробки на рабочем столе друга -"Коиба Эсплендидос",тридцать пять долларов за штуку, Домбровский откусил и выплюнул на землю кончик, чиркнул зажигалкой, долго раскуривал дорогой табак. Наконец ему это удалось. Он медленно двинулся в сторону черневшего парка.
      
      
       5.
       Ему показалось: где-то в соседней зале послышался призывный девичий смех. Страх, от которого ладони давно уже были мокрыми, только усилился. "Это она! Несет смерть". Дикость происходившего, а главное - то, что он участвует в этом, не укладывались в голове. Терзаться сомнениями - поздно.
       Он был в паре, начавшей игру. Второй человек в ней, медленно двигавшийся с завязанными глазами по залам особняка, обставленным роскошной мебелью - Гришанов. Владелец компании Интернет-провайдера. Его бизнес в последние месяцы пошатнулся. Об этом писали во всех газетах.
       Вадик Слепян знал, почему собрались здесь эти люди. Конечно, некоторых - великосветских прожигателей жизни - привлекала невероятная забава, но большинство купилось на приглашение поучаствовать в вечеринке с одной целью: познакомиться с Виктором - крупнейшим бизнесменом-миллиардером. Чем дальше, тем реже он появлялся в Москве. Дела вел через многочисленных доверенных лиц. Многие из них намеренно скрывали связь с ним, действуя как бы от себя.
       При желании миллиардер Виктор Махмут легко мог вытащить компанию Интернет-провайдера из омута, - ее только начало туда засасывать. Для этого Гришанову надо завязать с ним дружеские отношения. Сегодняшняя ночь - редкий случай когда можно попробовать сделать это.
       В висках у Слепяна стучало. Ему казалось: медленно движется через залу на женские голоса, - девицы, явно подученные Рустамом заманить его в западню, перебрасывались между собой короткими замечаниями. На самом же деле он сделал по элитному дубовому паркету всего несколько шагов. "Как гладиатор на арене!"
       - Все! Время! - раздалось откуда-то сверху.
       Слепян резким движением сорвал с головы черную плотную повязку.
       Прямо перед ним стоял Иннокентий, - один из друзей Азино. Фамилию его Вадик не помнил. В памяти было только то, что бизнес его каким-то образом связан с торговлей: то ли оптовой, то ли розничной.
       - Здесь собрались только те, кто желает играть!.. Какого черта?!.. - голос Иннокентия звучал грубо. - Никто не заставляет. Вы испортили первый раунд. Разве так играют в салочки?
       - Со мной что-то происходит... Я плохо себя чувствую! - пробормотал Слепян. - Дайте мне немного времени... Я прошу всех разрешить мне переиграть!
       Иннокентий раскрыл рот и недобро уставился на Вадика, - он словно собирался сказать еще что-то и придумывал фразу побольнее. Его перебил Азино:
       - Хорошо, Вадим. Ты переиграешь... Но учти: все мы приняли правила. И договорились, - обратного хода не может быть.
       Вместо ответа Слепян, бросив повязку из черной материи на пол, подбежал к застекленным дубовым дверям, ведущим в сад. Распахнув их, оказался на улице.
       Картина прекрасной звездной ночи поразила Вадика. Запахи, витавшие в бархатистом воздухе, ударили в ноздри. Торопливо он спустился по широким ступеням вниз.
       Цветы на огромной клумбе неподалеку от входа в шикарный особняк Азино уже закрыли свои бутоны, но все равно, подсвеченная с разных сторон, она представляла собой великолепное зрелище.
      
      
       6.
       "Порше кайен" на хорошей скорости зарулил на автостоянку клуба "Подмосковные вечера", остановился, как вкопанный. Оказавшийся рядом охранник клуба Костя Павлов почувствовал лицом и руками волну тепла, дохнувшую от автомобиля, разгоряченного, как породистая лошадь после призовой скачки.
       Дверца джипа стремительно распахнулась, из заслона высунулась наружу и уперлась каблуком в порожек нога, обутая в сверкавший лаком ботинок.
       Константин, работавший в "Подмосковных вечерах" недавно, а потому не устававший поражаться богатству его посетителей, тоже замер, с любопытством ожидая - кто же появится перед ним на стоянке.
       Павлов был молод, честолюбив, неглуп. Свое нынешнее пребывание в должности простого охранника объяснял лишь тем, что ему не повезло и он родился в глухом таежном поселке. Теперь, когда перебрался в столицу, ситуация обязательно должна измениться. Оставалось лишь поймать хороший шанс.
       Из салона к порожку продвинулась другая нога, затем высунулась вся фигура обладателя эксклюзивного автомобиля.
       Он разговаривал по мобильному телефону.
       На нем были легкие темно-серые брюки, пиджак из мягкой светло-серой кожи, прошитый толстыми грубыми нитями, нарочито выпиравшими наружу вдоль всех швов. Под пиджаком - рубашка из очень нежной мятой ткани. Ворот небрежно распахнут.
       - Отлично! Скажи им, что я жду. Буду ждать каждую ночь с трех до четырех! - проговорил гость и нажав на телефоне кнопку, убрал его в боковой карман пиджака. Затем поправил на кармане загнувшийся внутрь клапан, ловко выбрался на асфальт.
       Мужчина был небольшого роста. На вид - лет сорок - так определил Костя. Изрядно оплыл жирком.
       На самом деле ему было шестьдесят пять, но гладкое моложавое лицо и легкие порывистые движения скидывали ему в глазах окружающих два десятка лет.
       - Помой, так чтоб блестела! И заправь. Этой ночью я буду много ездить! - неожиданно, как у фокусника, в его руке - той, что только что держала мобильный телефон - оказалась целая связка ключей с брелоком. В следующее мгновение бросил их сотруднику клуба.
       Поймав их - у него была отменная реакция - Костя пробормотал:
       - Мне нельзя отлучаться. Выгонят без всяких разговоров.
       Гость широко улыбнулся.
       - Когда они узнают, чью машину ты заправлял, не выгонят. Наоборот, сделают начальником, - он достал из внутреннего кармана пиджака тугую пачку денег, ногтем отделил от нее тоненький слой - все купюры были по пять сотен, небрежно протянул молодому человеку.
       Тот взял. Его мучил вопрос: "Кто это?!"
       Продолжая самодовольно улыбаться, гость неторопясь направился в сторону площадки под соснами. На ней устроены легкие беседки со столами.
       Павлов залез в машину. Через несколько мгновений она осторожно двинулась задним ходом.
      
      
       7.
       Выкурив примерно пятую часть сигары "Коиба Эсплендидос", Домбровский медленно вышел на ярко освещенную заасфальтированную дорогу. По сторонам была территория парка, погруженная в густой мрак. Михаил двинулся в сторону ворот. Никакой цели у него не было. Он просто прогуливался. По-прежнему мучило любопытство: кого ждет к себе Кёлер? Любой гость, появившийся в усадьбе, обязательно проедет по этой дороге.
       Дым от сигары теплым летним вечером казался особенно вкусным. Михаил развернулся и медленно двинулся в обратную сторону. Через несколько минут оказался на парадном дворе перед барским особняком. Отсюда отлично просматривался ярко освещенный главный вход с колоннами. Большая часть окон в огромном доме чернели темнотой.
       Со стороны дороги едва слышно донеслись слабые голоса. "Должно быть возвращается начальник охраны с кем-то из своих подчиненных", - подумал он.
       Михаил уставился на густые заросли кустарников, скрывавших поворот - дорога в этом месте резко уходила налево. Асфальтовое полотно под фонарем по-прежнему пустынно.
       Он шагнул за кусты - во мрак, - ему не хотелось, чтобы начальник охраны видел: темной ночью в неприкаянном одиночестве разгуливает по парку. Судорожным движением Домбровский завел руку с сигарой за спину. Поздние гости приближались...
       Вот он уже мог разглядеть их сквозь просветы в кустах. Человек, шагавший первым, был одет не как охранник - те носили одинаковые черные костюмы с белой рубашкой и галстуком. А этот - в майке неопределенного цвета, спортивных брюках и сандалиях. За ним двигались еще люди - целая толпа. Позади всех шел начальник охраны.
       "Кто бы это мог быть?.. По виду похожи на рабочих". В молчании люди прошествовали мимо кустов.
       Выждав некоторое время, Домбровский затянулся сигарой. Опять завел руку за спину. Сделал несколько шагов в сторону. Теперь обширный двор у парадной колоннады - перед глазами. К его удивлению, люди - он решил уже, что это рабочие из строительной компании - поднялись по ступеням и, сопровождаемые начальником охраны, исчезли за дверью.
       Насколько знал Михаил, никаких экстренных работ в столь поздний час проводиться не должно.
       В его голове мелькнула неожиданная догадка: "Уж не те ли это гости, которых ждет Кёлер?!" Мучимый любопытством, стал всматриваться в окна просторного дома. Большинство их было по-прежнему темными. Подсобные службы располагались во флигелях, а зала, в которой он оставил Кёлера, выходила окнами на противоположную сторону.
       Вдруг в одном из окон второго этажа ярко вспыхнул свет. "Так и есть!" - Домбровский поразился верности своего предположения. Это была большая переговорная комната. Кёлер заходил в нее крайне редко. Офис его компании находился в черте Москвы. Все свои дела предприниматель предпочитал вести оттуда.
       Неплотно сдвинутые шторы позволили Домбровскому разглядеть несколько фигур - похоже, гости рассаживались вокруг стола. "Удивительно! - неслось у него в голове. - Какое дело могло заставить Кёлера принимать в переговорной простых мужиков. Да еще в такое время?!"
       Жадно втягивая в себя сигарный дым он пошел в сторону колоннады. Как-то в начале этого лета он приметил: если встать за огромными напольными часами в зале, что имела общую стену с переговорной комнатой, можно расслышать, что там говорится. Видимо в стене имелся проем, закрытый снаружи дубовыми панелями.
      
      
       8.
       Двое стояли у перил лестницы. На полпути ко второму этажу. Один из них - Виктор Махмут, миллиардер. Второй - джет-сеттер Азино.
       - Помни, о чем мы договорились в самом начале, - проговорил Махмут. У него было учащенное дыхание. Ноздри хищно раздувались.
       - У тебя ничего не получится. Она не хочет тебя. И не даст себя осалить, - Азино отвернулся от товарища.
       - Нет, я сделаю это!.. Смогу! Ты не представляешь, какое сильное возбуждение я испытываю... Улавливаю запахи, как собака. Я слышу запах человека, даже если он находится от меня в десяти метрах...
       Рустам налил спиртного.
       - Выпей и не моли чепухи...
       - Пить не буду ни грамма. Мне нужно быть в тонусе, - Виктор криво усмехнулся. - Иначе мой талант слышать запахи притупится. Сегодня я должен овладеть ею... Единственное, на что я рассчитываю: мой талант! - картинно раздувая ноздри кривого хищного носа он повел им по воздуху.
       - Ты сумасшедший! - Азино рассмеялся, сделал глоток коньяку. Поставил на перила большущий пузатый бокал. На самом его донышке оставалось немного темной жидкости.
       Заиграла мелодия мобильного телефона. Рустам вынул из кармана "верту", ответил на звонок.
       Через несколько секунд выражение его лица изменилось. Из усталого и циничного стало тревожным.
      
      
       9.
       - Послушай, - голос Александра дрожал от неожиданно охватившего его сильного волнения. - Ты узнал этого человека?..
       - Нет, кто это? - Николаю передалось внезапное напряжение друга.
       - Алик Тоштаголов... Теперь понимаешь?..
       - Ни черта! Хотя, постой... - Воздух на открытой площадке клуба "Подмосковные вечера" был насыщен запахами отличной кухни и дорогого табака. Молодой мужчина напрягал память, стараясь извлечь из нее подробности - в связи с чем он слышал это имя и фамилию. Вдруг он все вспомнил. - Ты уверен?.. - Николай посмотрел вслед удалявшемуся господину: тот выглядел весьма вальяжно. Сейчас он шел в полуметре от декоративного белого заборчика, ограждавшего следующую беседку. В какой-то момент свет от фонаря - белого шара - ярко осветил его лицо.
       - Я не мог обознаться! Это лицо... Характерная улыбка. Он приказал убить моего отца, - Барон откинулся на спинку дивана. На лбу у него внезапно выступили бисеринки пота.
      
      
       10.
       Свет луны, лившийся с неба на отдаленный уголок сада, покрывал ветви густых кустарников и зеленый полог травы серебристым налетом, делая их сказочно красивыми. Где-то поблизости стрекотали цикады. Слепян почувствовал, что окончательно пришел в себя.
       Одновременно возникла злость. Стиснул зубы. Невротик!.. Сжал руку в кулак, впился резцами в пальцы. Вот тебе!
       Он ненавидел себя: смалодушничал, струсил!.. В который раз!
       Жизнь подсовывала ему прекрасные шансы и неизменно в самый последний момент трусил, в панике выходил из игры, уступал другим возможность поднимать с земли золотые монеты, наслаждаться успехом.
       Его манила эта компания отборных лощеных джет-сеттеров. Как стремился стать в ней своим!.. Для этого у него есть все: он молод, баснословно богат, жаждет наслаждений и не обременен никакими комплексами!..
       Но вот опять - струсил, позорно бежал с поля боя, не смог поддержать общего, пусть безумного и жестокого, праздника.
       Кусая собственный кулак, Слепян другой рукой отодвинул ветку шиповника, выбрался на дорожку, медленно пошел к дому.
       Как огромный причудливый фонарь, особняк ярко горел всеми окнами. Мысли Слепяна приняли другой оборот. Подходя к парадному входу больше не придавливал зубами кожу изнеженных пальцев. Дом стоял на небольшом искусственном холмике. К дверям, - створки их были приотворены, - вели четыре низких ступени. Из зала доносились громкие голоса, женские взвизги. С двух сторон и над самой дверью по стене вверх поднимался густой вьюн. В добавление к нему по краю возвышенности рос подстриженный аккуратной призмой высокий кустарник. Зеленой стеной он почти полностью укрывал окна первого этажа.
       В задумчивости поднявшись по ступенькам, Слепян неожиданно передумал: не стал возвращаться в залу, откуда позорно ретировался, повернул налево - вдоль дома.
       Проходя мимо окон, видел лишь плотно занавешенные шторы, но вот в третьем от угла ему встретилось то, что искал - узкая щель между двумя полосами материи. Наклонившись к ней он попытался разглядеть, что происходит в ярко освещенной зале. Чья-то тяжелая рука легла ему сзади на плечо.
       Вадик вздрогнул от неожиданности. Из-за спины послышался голос:
       - Не шевелись и не оборачивайся. Я - твоя смерть!
      
      
       11.
       - Это безумие! Ты отдаешь себе отчет, что затеял?! - Домбровский хотел сказать что-то еще, но из горла вырвался лишь бессмысленный клекот. Негодование душило его.
       Кёлер стоял в глубине переговорной комнаты у самого стола держась за полированную крышку, будто опасался упасть. Взгляд полон страха. В гневных словах товарища чудилось предзнаменование ужасных бед.
       - Ты подслушивал... - наконец произнес он. Самообладание возвращалось. Несколько минут назад, когда Михаил без приглашения ворвался сюда и принялся кричать, порядком струсил. Показалось вдруг - словно только что спал и во сне, как лунатик, натворил что-то невероятное. - Но как тебе это удалось?.. Я точно знаю, дверь не пропускает ни звука...
       Недавно Кёлер подошел к переговорной комнате, в которой по телефону разговаривала его жена. Снаружи не было слышно ни слова. Когда отворил дверь, оказалось: жена во всю кричала на опаздывавшего водителя.
       - Выходит, ты установил где-то подслушивающее устройство!
       - Ты сошел с ума. Твои слова - еще одно подтверждение, - Домбровский отошел от двери. Теперь говорил спокойнее. - Восстановить на практике крепостное право! Впервые с тысяча восемьсот шестьдесят первого года. Как ты мог додуматься до такого?! Представляешь, что с тобой сделают, когда об этом узнает хоть кто-нибудь кроме меня? - Михаил опять начал заводиться. В голосе зазвучали истеричные нотки.
       - Закрой дверь... - Кёлер с тревогой посмотрел в коридор.
       Домбровский толкнул деревянное полотно. Клацнул язычок замка.
       - Я не стремился к этому. Все произошло помимо воли... Обстоятельства сложились, - продолжал лекарственный магнат. Тон стал злым. - Послушай, если сейчас же не скажешь, куда спрятал подслушивающее устройство, позову начальника службы безопасности. Обещаю: он сильно подпортит тебе настроение...
       "Если бы ты знал то, что знаю я... - вдруг подумал Михаил. - Это у тебя бы моментально испортилось настроение".
      
      
       12.
       Игра на самом деле прекратилась едва начавшись. После неожиданного для всех бегства Слепяна участники устроили перерыв. Было решено немного "размяться" шампанским. Для улучшения "спортивного результата".
       - Ты знаешь Марьяну Бонда? - спросил Виталий Елизаров Антона Шаварского.
       - Не имел чести быть представленным, - Шаварский пьяно покачнулся. - Говорят, с ней трудно общаться.
       - Да, в каждом появляющемся около нее новом человеке видит очередного авантюриста - нацелился через нее наложить лапу на капитал ее отца...
       - Что поделаешь! Непросто быть наследницей такого состояния!
       - Будущей наследницей. Видел давеча ее папашу в ресторане. Принимал водочку и уплетал закуски за обе щеки...
       - Долго он не проживет. У него больное сердце. Помочь ему не может даже Лейбниц.
       - Кто это?
       - Знаменитый швейцарский хирург. У него своя клиника в Лозанне.
       Негромко зазвучала мелодия мобильного телефона. Елизаров вытащил трубку из кармана.
       - Алло...
       Шаварский отвернулся и принялся смотреть на девиц, гулявших с бокалами шампанского в руках между расставленной по залу мебели.
       - Это Барон! - проговорил Виталий, нажав отбой. - Они с Колей Килиным сидят в "Подмосковных вечерах".
       - Зови их сюда!
       - Боюсь, что сейчас ему не до наших развлечений. Утверждает, что встретил в ресторане Алика Тоштаголова. Страшно взволнован!..
      
      
       13.
       - Что за идиотские шутки!.. Ты совсем рехнулся!.. - Слепян не мог придти в себя. - Сад, ночь... Ты считаешь, это нормально - так шутить?
       - А подглядывать через окошко?.. Приличные гости так себя не ведут.
       "Я твоя смерть!" оказалось частью розыгрыша. Когда голос за спиной разрешил ему повернуться, Слепян узнал Мишу Раизина - одного из тех, кто собрались в этом доме на вечеринку.
       - Я только хотел узнать, что там происходит. Перед тем, как войти... Хорош я был бы, вломившись в залу в самый разгар салочек!.. - попытался оправдаться Вадик.
       - Ладно, не сочиняй!.. - развязно бросил Миша. Грубо схватив Вадика за рукав, потянул от окна. - Давай отойдем, а то нас заметят.
       В нескольких метрах от них в стене из ровно подстриженного кустарника был промежуток. Они прошли в него, остановились с другой стороны живой изгороди. Миша поправил и без того отлично сидевший на нем пиджак, купленный недавно в Милане.
       - Можешь передо мной не оправдываться!.. - продолжил Раизин. - Я тебя прекрасно понимаю... Вижу, ты тоже все понял, - Вадик слушал не перебивая. - Может быть, у тебя даже есть ответ на главный вопрос: с кем хочет свести счеты наш дорогой хозяин праздника Рустам?.. Иначе зачем все это: игра в салочки, смертельно больная красавица... Посуди сам - что им стоило договориться?! Рустаму и этой барышне-Смерть. Если ей важно быть осаленной одним из гостей - легко могла все подстроить еще в первом раунде. Значит, она нацелена на какого-то определенного человека. Уверен, это не я. У меня с ним прекрасные отношения. Но тогда кто?.. Судя по всему - ты. Но тебе удалось разгадать вражеский план. Знаешь, что тебе скажу: эта игра со смертью... Никогда не чувствовал такого сексуального возбуждения. О, черт! Кто это?!.. - в страхе взвизгнул Раизин.
      
      
       14.
       Одно из окон небольшого дома, в котором располагался клуб "Подмосковные вечера" резко открылось. Тренькнуло стекло. Со звоном осколки посыпались вниз. Повернувшись на звук, Барон и Килин увидели: в отворенном проеме возникла человеческая фигура. Доли мгновения яркий свет, бивший из залы ресторана, освещал ее - видна белая рубашка, характерный темный галстук- бабочка, - униформа здешнего официанта. В руках человек держал большой прямоугольный предмет черного цвета.
       Затем свет в зале погас. Через несколько секунд потемнели окна первого этажа. Предположить, что в системе электроснабжения произошел сбой, мешало то обстоятельство, что молочно-белые фонари под соснами по-прежнему ярко светились. На открытой площадке с беседками послышались возгласы удивления.
       Ни Александр, ни Николай не произносили ни слова. Ими овладел страх.
       "Вскочить! Броситься пока не поздно к автостоянке, к машине", - отстраненно подумал Килин. Не пошевелился. Странное любопытство захватило его. Ничего необычного, кроме разбитого стекла, погашенного света и официанта с некой вещью в руках, пока не произошло.
       Из темного предмета, - им оказался динамик музыкальной системы, включенной на полную мощность, - вырвались первые аккорды музыкального произведения.
       Это был похоронный марш.
       - Бежать поздно! - произнес килинские мысли вслух Барон.
      
      
       15.
       "Клуб принцесс" - компания самых богатых незамужних девушек России - был тем обществом, заполучить которое в свои стены мечтал не один десяток владельцев клубов и дорогих баров, директоров по маркетингу бутиков и домов моды.
       Впрочем, эти девять барышень - они составляли костяк маленького сообщества избранных, - отчего-то каждый раз принимались отчаянно протестовать, когда кто-нибудь в глаза называл их "клубом принцесс". Злые языки при этом поговаривали у них за спиной, что на самом деле им очень нравится подобное величание...
       Бар "Макс Тавурин" еще восемь месяцев назад был магазином средств самозащиты: небритые продавцы-мужчины по просьбе покупателей снимали с кронштейнов на стене пневматические винтовки - копии знаменитых "винчестеров", газовые "вальтеры" и короткие тупорылые дубинки электрошока. За небольшую плату можно было купить баллончик с перечным газом или блестящий никелем полицейский свисток.
       Отчего-то торговля заглохла. Магазин съехал, вывеску убрали. На стене над закрытой дверью остался лишь ее квадратный след. Обшарпанный фасад старого дома своей убогостью выбивался из ряда отлично отреставрированных домов извилистого переулка в самом центре Москвы.
       Все начало меняться после того, как у тротуара, вымощенного аккуратной плиткой, остановился непривычных очертаний автомобиль - белый лимузин, стилизованный под ретро-кар двадцатых годов прошлого века. Из него вылез странный человек в маечке собственного дизайна - Макс Тавурин. На людях он появлялся нечасто, но каждый раз его выходы в свет были организованы с помпезной роскошью и дарили хроникерам массу необыкновенных подробностей. Дизайнер и модельер сорил деньгами с таким ожесточением, что люди вдумчивые, привыкшие при виде какого-то явления задаваться вопросом - а как оно действует - не могли ничего понять: собственный одежный бренд Тавурина хоть и развивался достаточно успешно, но все же не мог обеспечить его столь значительными доходами.
       Вскоре после появления в переулке белого ретро-лимузина, развивавшего скорость до двухсот пятидесяти километров в час, в здании - фасад, разумеется был приведен в порядок - разместился монобрендовый бутик "Макс Тавурин". А еще через некоторое время девушки "клуба принцесс" получили приглашение на открытие в том же доме одноименного бара.
       Вывеска "Макс Тавурин" висела аккурат на том же месте, где прежде находилось непритязательное название оружейного салона...
       Ди-джей Соланг - по слухам, друг детства Тавурина - пытаясь разогреть гостей играл свои сеты в полупустом зале. Идеология бара не была построена на элитарности или закрытости, но на день его рождения было приглашено мало народу.
       Три красивых девушки из "клуба принцесс" сидели за столиком и беседовали...
       - Ты знаешь: повар, которого он нанял, раньше готовил на яхте Била Гейтса. Говорят, живет вместе с ним у него дома в Барвихе... - проговорила Марьяна Бонда. Она была дочерью человека, чье имя недавно прошлось по всем телеканалам: выкупил на аукционе Сотбис, передал в дар музею западного искусства имени Пушкина коллекцию картин классика европейской живописи, - стоила много миллионов долларов.
       - Кто, повар или Бил Гейтс? - спросила Анна.
       - Повар, конечно же!.. - воскликнула Бонда.
       - Послушайте, что я вам скажу. Только никому ни слова... Я узнала такую тайну, за которую... - третья девушка, Алиса, задумалась и принялась водить пальцем по пригласительному билету. - Вобщем, кому надо может за нее даже убить...
      
      
       16.
       Дом известной писательницы Теодоры Боккум, - по паспорту Тамары Бокуняевой, - выстроен в наименее людном месте в окрестностях Рублево-Успенского шоссе. Отходящая от него длинная и узкая асфальтированная дорога около километра петляет между чужими заборами, стоящими впритык к кюветам. Зигзаги и крутые повороты, которые выделывает лента "домашнего", как называет его Боккум, шоссе - предмет ее особой гордости.
       Тамаре, обожавшей атмосферу старинных замков, дорога казалась чрезвычайно романтичной. Именно такие в ее представлении вели к расположенным на вершине горы рыцарским гнездам.
       До поворота на "домашнее шоссе" Тамара долетела на приличной скорости. Уже поздно. Порой и в эти часы на Рублевке - значительный поток машин. Но сегодняшний день оказался приятным исключением.
       Поворот Боккум преодолела в спортивном стиле. Так она сама определяла эту свою нынешнюю манеру езды. Стекло новенькой "ауди" возле водительского места было до половины опущено.Истошный визг шин, которые оставляли на асфальте частички резины, наполнил салон.
       После первого поворота Тамара еще сильнее надавила на газ: предстоял последний короткий участочек, который можно пройти на хорошей скорости. "Ауди", купленная ровно шестнадцать дней тому назад в салоне официального дилера на Западе Москвы - откликнулось моментально. Мотор заурчал как-то особенно приятно для слуха. Писательницу придавило к спинке сиденья. Вокруг - темнота. Из-за глухих высоченных заборов не проникает ни лучика света. Казалось, жизнь в этих местах отсутствовала. Хотя Боккум была уверена - на участках стоят залитые светом особняки.
       Ксеноновые фары автомобиля пробивали лучами густые клубы мрака. Руки застыли на удобном руле: шоссе - прямое. Она еще ускорила автомобиль, тут же отпустила педаль. Показалось - машину едва заметно качнуло. Писательница начала притормаживать.
       Дальше следовал отрезок пути, на котором она не решалась гонять: повороты слишком круты, освещения нет, кюветы начинаются там же, где заканчивается асфальт. А для того, чтобы разъехаться со встречной машиной, надо до предела прижаться вправо.
       Вот и поворот. Новенький автомобиль легко вписался в него. Фары выхватывали короткую дугу асфальта, уходившую за следующий поворот. Машинально Теодора взглянула в зеркало. От ужаса едва не выпустила руль. Все мысли в голове перемешались. Импульсы раздирали ее сознание: резко затормозить, нажать на газ, вывернуть руль, позвонить по мобильному... Это была паника.
      
      
       17.
       - Я пьян друзья!.. Слишком увлекся ликером... Кто бы мог подумать: от какого-то ликера может так развезти! Правда днем выпил коньяк. Но он уже выветрился... Извините, я невольно подслушал, о чем вы говорили, - неожиданно выбравшийся из-за дерева человек шатался. При этом речь его была осмысленной и гладкой. Сделав несколько шагов и в очередной раз покачнувшись, был вынужден схватиться за ствол другого дерева. - Мне стало плохо, вышел проветриться... Думал, вы засекли, как пугал кузнечиков!.. Чудесная ночь! Послушайте меня...
       Миша Раизин и Вадик Слепян ошалело взирали на испугавшего их молодого мужчину в атласной навыпуск рубашке с длинными рукавами и широченными манжетами. Ткань поблескивала в звездном свете багряным пурпуром. Тускло отражали космические лучи и надетые на нем лаковые штиблеты с носами, острыми, как иглы.
       Из под левой манжеты едва выглядывал массивный золотой хронометр.
       Трое мужчин стояли на траве под сплетавшимися кронами раскидистых вишневых деревьев. Лившийся из окон особняка яркий свет проникал сюда ослабленным, застревая в густом и высоком кустарнике.
       - Дайте огня! - сильно пьяный мужчина, - это был Антон Шаварский, сын второго человека в "Рособоронэкспорте" - вынул из карманчика атласной рубашки тоненькую сигариллу. Она была темно-коричневого цвета и с марочным ободком из золотой бумаги.
       Раизин чиркнул зажигалкой.
       Прикурив, Шаварский продолжил разглагольствовать:
       - Все, что вы здесь болтали - ерунда. Рустам не собирается никому мстить. Как вам могла придти в голову такая ахинея!.. Все, что сегодня происходит - просто розыгрыш, шутка.
       - Если это шутка, почему до начала игры мы все дали разрешение охране обыскать нас, изъять... - Слепян отчего-то стыдливо замялся, подбирая слова. - Все средства предохранения от опасных болезней? Мы - как гладиаторы. На потеху публике обязаны драться с разъяренными зверями в одной набедренной повязке? - уверенно и с вызовом закончил он.
       - Задумано специально! Необходимо ощущение всамделишности. Иначе не будет чувства опасности, а значит и возбуждения, - беспечно проговорил Шаварский, выпуская изо рта длинную струю сигарного дыма. - Уверяю, в конце вечера Рустам объяснит, что игра велась понарошку. Так и не трусьте!.. Не выдавайте меня. Пойдемте в дом. Мне уже легче. Невежливо разбредаться по саду в кульминационный момент.
       - Чует мое сердце, кончится вечер чем-то очень плохим, - неожиданно для самого себя мрачно заявил Слепян. У него засосало под ложечкой, но он твердо решил: какой бы ни была развязка - до самого конца не даст одолеть себя панике.
      
      
       18.
       - Я же тебе сказал... Он появился здесь не случайно!.. Будьте добры... - подняв руку, Барон поманил проходившего мимо их беседки официанта.
       - Он?.. Кто? - не мигая Николай Килин смотрел, как быстро двигавшийся официант сначала не остановился, потом замер, как голодная собака, услышавшая, что ее позвали, обернулся. Торопливо подошел.
       - Алик Тоштаголов...
       - Слушаю вас, - странным голосом проговорил официант. Вытащил из кармана блокнотик с маленькими ярко белевшими квадратными листочками, карандашик.
       - Принесите бутылку "Шато Сен-Эмильон Шеваль Бланк" урожая девяностого года.
       В винной карте клуба "Подмосковные вечера" "Шато Шеваль Бланк" находилось на страничке коллекционных вин. Даже здесь, на Рублевке, изобиловавшей особняками и богатыми клиентами, такое заказывал не каждый посетитель. Самое дешевое коллекционное вино стоило больше пятисот долларов за бутылку.
       Барон выбрал самое дорогое - под тысячу шестьсот условных единиц.
       Официант кивнул головой, сделал пометку в блокнотике.
       - Почему играет эта музыка?! Похоронный марш? - в голосе Килина звучал неприкрытый страх.
       - Простите, что беру на себя смелость, - проговорил официант, не отвечая на вопрос. - С вами хочет пообщаться одна молодая женщина.
       Барон и Килин не произносили ни слова.
       Официант продолжил:
       - Случай чрезвычайный. Боюсь, вам все равно не избежать разговора, - у него было странное лицо. Можно ей... - он замялся. - Через минуту она будет у вашего столика.
       Не дожидаясь ответа и так и не ответив на вопрос Николая, он ушел. От соседних беседок доносились удивленные вскрики. Гости в них подзывали официантов. Все были встревожены жуткой музыкой.
      
      
       19.
       - Значит, у нашего президента не две дочери, а три! Притом одна из них - незаконнорожденная и он ничего о ней не знает! - воскликнула Анна - Это сенсация!
       - Я скажу тебе еще большую сенсацию! Знаешь, где живет?!.. - глаза Алисы сузились. - В обычной бревенчатой избушке в деревне, из тех что чудом еще сохранились в районе Рублево-Успенского шоссе!..
       - Боже мой! Откуда ты все это знаешь?!
       - Как откуда?.. К кому в гости ты пришла сегодня вечером? Открытие чьего бара мы празднуем?
       - От Тавурина?!
       - Именно!
       - Все это выдумки. Макс - такой конспиратор, что если бы у него была такая информация, ни за что бы не рассказал ее тебе, - губы Марьяны Бонда капризно надулись. Она ревновала модельера к Алисе.
       - Хочешь, пойдем спросим у него? Заодно выразим респект. Надо, а то он вышел в зал лишь на минутку. Я даже не успела перемолвиться с ним парой слов, - нарочно проговорила та.
       - Идем!.. - Марьяна решительно вскочила со стула и схватив подругу за руку, потащила к черной двери, которая вела из зала куда-то туда, в подсобки бара.
       Анна фыркнула:
       - Я остаюсь здесь... - Тавурин был ей несимпатичен. На открытии бара она появилась лишь за компанию...
       ...Стены, пол и потолок были такими белыми, лампы светили так ярко - потянув за ручку и сделав несколько шагов Бонда едва не зажмурилась.
       - Не понимаю... У меня что-то с глазами!
       - Не обращай внимания, - Алиса сзади подтолкнула Бонда. - Это креативный ход. Макс не был бы собой, если бы даже со служебным коридором не сделал чего-нибудь эдакого... Александр!.. Вот уж не думала вас здесь встретить!.. А что, никто из ваших репортеров сюда не пришел? Что-то никто нас сегодня не фотографирует...
       Молодой мужчина с безвольным стесанным подбородком и впалыми щеками выглядел подавленным и явно испытывал досаду от неожиданной встречи. Выскочив из-за угла, он нос к носу столкнулся с двумя барышнями, одну из которых знал лично, другую - по фотографиям.
       Александр Лисин работал пиар менеджером крупного Интернет-портала, освещавшего жизнь высшего российского общества. Алиса знала его, так как время от времени появлялась в офисе этого Интернет-издания, где работала одна ее давняя подруга.
       - Да... Да... Извините... Мне некогда... - пробормотал Лисин и, бросив на девушек косой и странный взгляд, торопливо прошел мимо них, исчез за черной дверью.
       - Странно... Чтобы пиар-менеджер светского портала... Такого я еще не встречала, - пробормотала Марьяна.
       В некотором недоумении обе девушки двинулись дальше по коридору.
       Завернув за угол, они едва не столкнулись с высокой блондинкой в платье то ли то ли из преколлекции Живанши, то ли Валентино. Это была Лика. Поговаривали о ее связи с итальянским модельером меховых изделий Франко Паяро, наезжавшим время от времени в Москву, чтобы распродать по аховым ценам свои изделия столичным богачкам.
       - Вы не видели Максима? - пробормотала девушка, испуганно глядя на Марьяну и Алису. - Черт знает что! Обещал, что сегодня вечером обязательно доставит мне платье. А теперь я не могу его найти!.. Вы не видели Тавурина?..
       Подруги замотали головами. Больше не говоря ни слова, Лика пошла дальше, скрылась за поворотом.
       - Интересно, где он может быть? - тихо сказала Бонда.
       Вот открытая дверь большого зала, в котором трудились повара: огромные плиты, длинные столы, множество кастрюль и сковородок... Тавурина здесь не было, - все помещение кухни отлично просматривалось. Повар отвлекся от зеленого побега, который резал на доске широким и массивным поварским ножом, посмотрел на девушек. Взгляд продержался на них всего несколько секунд. Потом опустился вниз, к разделочной доске.
       Марьяна потянула Алису дальше. Следующая дверь на той же стороне коридора оказалась закрытой. Постучав, Бонда взялась за ручку, приотворила дверь, просунула хорошенькую головку в узкую щель - никого: маленькая комнатка с черным кожаным диваном на двух человек, рогатая вешалка, - на ней ничего не висело, стол с включенным компьютером. По его экрану ползла стандартная заставка "опасные твари". Бонда закрыла дверь. Тем временем Алиса уже приоткрывала другую - на противоположной стороне коридора.
       - Черт возьми, здесь какие-то тряпки! - удивилась она. Узкое помещение выглядело гардеробной.
       Марьяна подошла сзади. В коридоре стояла удивительная тишина. Ниоткуда не доносилось ни звука. На длинной перекладине, тянувшейся от стены с дверью до противоположной глухой - несколько платьев, пиджаки разных цветов. На полу стояло несколько больших серых коробок с металлическими углами.
       - Наверное, он собирается наряжать официанток и ди-джеев.
       - Или по несколько раз за вечер переодеваться сам... В женские платья!
       Дверь была с шумом захлопнута, девушки двинулись дальше.
       Следующая дверь на другой стороне коридора приотворена не больше, чем на пять сантиметров. Первой к ней подошла Алиса. В узкую щель ничего видно. Нужно потянуть ручку на себя. Алиса прислушалась. В комнате явно кто-то был.
       Какой-то странный скрежещущий звук доносился до ушей девушки. Секунд десять она пыталась понять, что может его порождать, но так и не смогла этого сделать и осторожно просунула голову...
       Вскрикнула, резко подалась назад... Марьяне стоявшей сзади, не было ничего видно.
       - Там... Там... - забормотала Алиса показывая пальцем внутрь комнаты. Губы ее дрожали.
       Бонда обладавшая решительным характером, оттолкнула подругу...
      
      
       20.
       Посреди большого зала возвышался принесенный откуда-то из внутренних комнат стол, покрытый толстой белой скатертью. Складки ее спадали вниз, не доставая до пола нескольких десятков сантиметров.
       Поверх скатерти расставлены бутылки множества сортов виски, коньяков, водок. Напитки крепостью менее сорока градусов отсутствовали: распоряжение хозяина дома. В особняке имелся большой запас шампанского дорогих сортов, но бокалы с ним официанты вынесли на подносах всего пару раз. Азино явно желал, чтобы гости налегали на более крепкие "варианты".
       Специальный человек - в обычные дни помогал повару, а сегодня вечером превратился в стюарда, - охотно разбавлял виски и коньяк содовой. Одной модели - шатенке с длинными ногами, обтянутыми розовым трико - приготовил коктейль "Кровавая Мэри": толстый слой водки на не менее толстом слое томатного сока. Краешек стакана стюард - его звали Аслан - украсил веточкой сельдерея.
       - Начнем очередной раунд, - Рустам выглядел возбужденным.
       Шаварский, Слепян и Миша Раизин, пять минут назад один за другим вошедшие в залу, теперь разбрелись по разным углам. Слепян, - один из всех троих, - подошел к столу, попросил стюарда налить порцию виски.
       Насыпав в широкий стакан изрядное количество льда, Аслан свинтил с бутылки пробочку, плеснул на неровные полупрозрачные кубики "Бэлентайн".
       Вынул из пачки белую бугристую бумажную салфетку, обернул ею донце и нижнюю часть стакана, протянул гостю.
       Приняв из рук стюарда порцию, Слепян с жадностью прильнул губами к кромке стекла.
       Алкоголь подействовал через каких-нибудь полминуты. Девушки, на которых должна начаться охота, бродили тут же, между мужчин.
       "Которая из них?" - Вадик не стесняясь всматривался в лица моделей. - А вдруг Шаварский прав: и все это лишь фокус, игра, призванная раздразнить чувства участников?! В таком случае - прочь нервозность, за дело!"
       У одного из окон стоял суперсовременный музыкальный центр. Вернее, только одна его часть: пульт управления и механизм, в который вставлялись диски, был подобен растущему из земли широкому стеблю тропического растения. Никаких торчащих проводов... Кубики акустической системы стояли в разных углах просторной залы.
       Улыбаясь, Рустам подошел к пульту, активизировал сенсорную панель. После очередного прикосновения указательного пальца к прозрачному пластику из динамиков зазвучала мелодия, под которую крутился волчок в популярной некогда телевизионной игре "Что, где, когда". Все начали улыбаться.
       Несколько находившихся в зале девиц рассмеялись в голос.
       - Здорово придумано, Рустам!.. - Шаварский шатался даже держась рукой за перила лестницы - покрытые ковром ступени шириной в один метр вели из залы на второй этаж.
       Хозяин особняка картинно потупился:
       - Я забыл завести эту музыку перед первым раундом, - он поднял голову, глаза его блеснули. - Пусть каждый из вас даст слово честного человека: выполнит все условия игры! Иначе... - Рустам задумался - какие кары обрушить на голову отступника. - Каждый из тех, кто здесь присутствует, потом не подаст этому человеку руки. Итак... Вы даете слово?
       Хозяин особняка неожиданно повернулся к Шаварскому.
       Тот в очередной раз пошатнулся, но тут же бодро ответил:
       - Даю! Честное благородное слово... Рустам, ты меня знаешь... Зачем такие вопросы?
      
      
       21.
       Макс Тавурин сидел во вращавшемся кресле лицом ко входу. Руки его безжизненно свесились вниз. Кисти с тонкими длинными пальцами - белые и бескровные. Голова запрокинута назад. Через все горло проходил огромный кровавый разрез. Экстравагантный розовый пиджак модельера и такая же розовая маечка побагровели на груди от крови.
       Нож валялся на полу.
       Тавурин был мертв.
      
      
       22.
       - Достань телефон!..
       - Что такое?!.. - Николай схватился за карман пиджака.
       - Мой мобильный не работает. Нет связи!..
       Килин отметил: у Барона сейчас такие же странные глаза, как у исчезнувшего в черноте за порогом официанта.
       Плоская "моторола" Килина тоже не работала.
       - Смотри!.. - чуть ли не во весь голос выкрикнул он. Настолько поразила его увиденная картина.
      
      
       23.
       Выпив еще три порции виски "Бэлентайн" Слепян ощутил: от прежнего страха нет и следа.
       Он не стремился опьянеть. Наоборот, просил стюарда наливать в стакан больше содовой. Виски получалось разбавленным гораздо сильнее положенного. Четвертую порцию виски Слепян выпил, размешав ее в огромном стакане кока-колы...
       Мысль работала четко. Хотелось совершить какой-нибудь "подвиг", удивить всех.
       Но роль Вадика свелась к пассивному наблюдению. Игра пошла очень напряженно. Раз за разом очередная пара гостей с завязанными глазами выходила на охоту. Медленно, осторожно, стараясь расслышать каждый шорох, шли, как по тонкому льду, между кресел и диванов. Тут же, рядом был стол, загроможденный бутылками. Время от времени, когда охотнику представлялось: возле него стоит пытающаяся задержать дыхание модель, - гость неожиданно делал рывок в сторону... Опрокидывались стулья. Либо сам человек, наткнувшись на диван, с криком летел через него кувырком. Модели визжали, кидались кто куда. Второй охотник тут же пытался воспользоваться моментом: бросался, вытянув руки, на голоса.
       Визгу - все больше, но ни разу никому не удавалось осалить девушку. Один из игроков употребил другую тактику: не выжидал, не прислушивался. С первой секунды принялся метаться по залу, надеясь на удачу... Лишь свалил со стола пару бокалов, опрокинул водочные бутылки. Отпущенные на раунд сто двадцать секунд истекли.
       Вадик, прихлебывая кока-колу, в которую добавлен солодовый напиток, впивался взглядом в красивые лица моделей, пытался уловить хоть какое-то различие в поведении девушек. Тщетно. Если и была среди них та, в задачи которой входило быть осаленной, - до сих пор она вела себя так же, как остальные. Либо - вариант теперь казался наиболее вероятным - прав Антон Шаварский: никакой девушки-смерть в доме нет. Все это выдумка, призванная забросить в кровь пресыщенных гостей изрядную порцию адреналина.
       Слепян решился. Когда очередной раунд истек, стремительно подошел к Рустаму:
       - Тогда, в первый раз... Против правил, но можно попробовать еще?- глаза его горели.
       Устроитель вечеринки углядел в них что-то, понятное только ему.
       Среди гостей, сгрудившихся за натянутой ленточкой у двери в буфетную, стоял Махмут. Во взгляде - возбуждение. Он должен был играть следующим.
       Рустам кивнул и посмотрел на миллиардера. Вадик понял: будут играть в салочки напару.
      
      
       24.
       Килин во все глаза смотрел на официанта. Тот появился из-за угла темного здания. Одной рукой держал поднос с бутылкой, другой катил перед собой кресло на колесиках. В нем сидела женщина, одетая в темно-красное платье. Вокруг шеи повязан шарфик того же цвета.
       Прокатив кресло-коляску мимо белых заборчиков, окаймлявших другие беседки, официант подкатил ее к столу Килина и Барона.
       Гости замерли.
       Молодой человек, - руки его дрожали, - поставил бутылку на скатерть, откупорил вино, разлил по бокалам.
       Ужас шевелил у людей, сидевших за столиком, волосы. Официант, похоже, владел собой из последних сил, - страх перед кем заставлял его проделывать все это?! Бросил на стол перед Бароном белый незапечатанный конверт. Быстро пошел прочь.
      
      
       25.
       Повязки, которыми закрывали глаза участникам игры, сшиты по специальному заказу в одном из московских домов моды.
       - Рустам специально заказывал эти тряпочки Максу Тавурину! - расслышал Слепян, когда одну из них перед раундом завязывали у него на затылке.
       Теперь Вадик смог еще раз оценить плотность ткани, - широкая полоса не пропускала ни лучика света. Он сделал шаг, второй... Казалось: слышит, как тикают секунды. На самом деле звук часов ниоткуда не доносился. Последнее, что успел увидеть Вадик перед тем, как ему завязали глаза: огромные напольные часы, словно маленькая башня возвышавшиеся у одного из окон, вдруг встали. Их маятник перестал качаться. В голове крутилось только одно: он должен на удивление всем поймать кого-нибудь из моделей... Он обязательно сделает это!.. Но стратегии не было. И времени - только секунды. Просто так, хаотично двигаясь по первому этажу, успеха не добиться... Справа он услышал резкий металлический звук. Где-то там должен быть миллиардер Махмут. Они стартовали одновременно.
      
      
       26.
       Огромная фигура в белом саване - росту в ней было не меньше трех метров - приземлилась на дорогу позади мчавшегося автомобиля... С неба!
       Мгновение назад "ауди" Боккум миновало это место: ксеноновые фары на секунды осветили правую и левую обочины. Теодора могла поклясться - тогда кюветы и узкие полоски земли возле заборов были пусты. Значит, привидение не выпрыгнуло на дорогу сбоку, а настигало "ауди", двигаясь вслед за ним по шоссе...
       В последний момент она вцепилась в руль и повернула его на нужный градус. Правые колеса успели сантиметров на двадцать съехать с асфальта, тут же вернулись на него. Не снижая скорости Боккум вывернула руль в обратную сторону. Дорога делала зигзаг. Следующий поворот был не в пример тому, который миновала, более крутым, - градусов сто двадцать, а то и сто пятьдесят. Писательница затормозила. Колеса завизжали по сухому асфальту.
       Она и сама не знала зачем это сделала - странное любопытство! Не успело "ауди" остановиться, - Теодора мельком глянула в зеркало, чтобы в следующую секунду уставиться в него во все глаза: рослое чудище в саване уже было позади нее на асфальте! Оно гналось за ней!..
       Причем с той же скоростью, с которой неслось по пригородной дороге суперсовременное мощное авто. Боккум завизжала от ужаса и изо всех сил вдавила в пол педаль газа.
       Если бы навстречу двигалась какая-нибудь случайная машина - страшная авария неизбежна. Но за поворотом - пусто. Едва не влетев в левый кювет, опять дико заскрипев шинами, "ауди" чудом миновала крутой вираж. Теодора крутила руль, едва понимая, что делает. Больше всего хотелось посмотреть в зеркало, но при таких маневрах, когда машину болтало из стороны в сторону, это опасно...
       К счастью, дальше "ауди" рвануло по прямой. Уставившись в зеркало, Боккум сперва судорожно дернула головой. Потом ей показалось, что от собственного визга у нее лопнули барабанные перепонки. Светящийся, словно неоновая реклама, саван был позади нее. Чудовищными прыжками он настигал... Машина неслась, как на отчаянном ралли, но ей не удавалось оторваться от преследования. Вот узкое шоссе делает еще один зигзаг - самый опасный здесь. Если Теодора не увеличит скорость - попрыгунчик настигнет ее. Если писательница помчится еще быстрее -она разобьется. Никакие подушки безопасности не спасут! О, боже!
      
      
       27.
       - Она мертва... - прошептал Барон.
       К другим беседкам другие официанты катили кресла-каталки.
       - Раскрой конверт, в нем записка...
       Мертвая женщина, - она была молода, сильно накрашена: особая косметика, которой гримируют трупы, чтобы не выглядела слишком отталкивающе. Обмалеваны даже кисти рук. Держала их перед собой странно согнутыми.
       Ее можно было принять за живую. Но лишь издалека. Выдавали раскрытые остекленевшие глаза.
       Дрожащими руками Александр взял с розовой скатерти белый квадратик. Отогнул оттопыривавшийся клапан, вынул из конверта записку. Развернул сложенный вдвое листок почтовой бумаги с водяными знаками.
       Глаза несколько мгновений бегали по строчкам.
       Не выдержавший Килин вырвал лист у него из рук. Буквы прыгали, хотя текст аккуратно распечатан на принтере:
       "Господа!.. Я очень несчастна. Два дня назад меня убили ударом ножа в шею. Чтобы вид ужасного разреза не смущал вас, теперь приходится носить этот красный шарфик..."
       Николай посмотрел на труп.
       "Сегодняшний вечер - последний на грешной земле. Завтра меня похоронят. Мне очень не хочется покидать вас, но что поделаешь. Жутко холодно!.. Налейте бокал красного вина для меня, посидите со мной немного. Дай бог, чтобы вас не постигла та же участь. Если у вас появится желание изобразить героев, остерегайтесь, чтобы с вами не поступили, как с этим господином".
       Музыка неожиданно стихла. Со стороны ресторанной постройки раздался сдавленный вскрик. Через мгновение в распахнутое окно выпало человеческое тело. Заболталось на крепко перехватившей шею веревке.
       Повешенный был в отлично начищенных ботинках, которые тускло поблескивали.
       Молочно-белые шары погасли. Из темных дверей ресторана выскочили одна за другой несколько огромного роста белых фигур, - ниспадавшие до самой земли саваны светились призрачным светом. Сияние, окружавшее "духов ада" со всех сторон, исходило словно бы ниоткуда.
       Скок - и самый первый из них у крайней беседки. Скок - и следующий оказался у другой компании ужинавших. Следом замелькали остальные.
       - Деньги, часы, золото, камни! - огромная фигура в призрачно мерцавшем саване склонилась над Александром.
       Барон отстегнул браслет швейцарского хронографа, положил на стол. Вынул бумажник... Драгоценностей у него не было.
       Килин не шевелился. Из савана высунулась затянутая в белое светившаяся рука. Быстро обшарила карманы Николая, вынула толстую пачку рублей. Потянулась к килинскому уху.
       - Я сам!.. - Николай принялся вынимать из уха крупный бриллиант. Пальцы тряслись. Поранился. Капелька крови упала на воротник рубашки.
       Попрыгунчик раскрыл бароновский бумажник.
       Света, исходившего от савана было достаточно, чтобы внимательно все рассмотреть: грабитель вытащил золотую карту "виза".
       - Скажи код!..
       - Два, восемь, шесть, пять...
       - Если наврал - быть тебе нашим должником... Барон!.. - имя владельца нанесено на пластике выпуклыми буквами.
       Несколько прыжков, и таинственный грабитель скрылся за стенами здания. Еще тридцать секунд - туда же исчезли остальные прыгавшие саваны.
      
      
       28.
       - Кофе... - еле слышно прошептала Бонда, по-прежнему глядя на мертвого кутюрье.
       - Что? - так же шепотом спросила Алиса, не понимая, что имеет ввиду подруга. Плечо Марьяны мешало ей рассмотреть комнату с убитым.
       - Смотри, как оно дымится... Еще горячее.
       Только теперь Алиса разглядела на маленьком столике возле мертвого Тавурина белую кофейную чашечку. Густой парок шел от нее вверх.
       - Это Лисин или Лика... - проговорила она.
       - А может быть, оба... Нам надо спешить. - Бонда потянула подругу за руку. - Нас не должны увидеть здесь. Иначе...
      
      
       29.
       Лучи фар били прямо в глаза. На мгновение писательница ослепла. "Конец!" - пронеслось в голове.
       Выскочившая из-за поворота встречная машина неслась лоб в лоб с "ауди" Боккум. Ничего не видя, лишь по памяти представляя крутой изгиб сворачивавшей влево дороги, Теодора попыталась уйти от удара. Крутанула руль...
       Инстинктивно изо всех сил утопила в пол педаль тормоза. Дикий визг колес... Грохот... Она зажмурилась. "Подушки безопасности не сработали!" Боккум еще крепче вцепилась в руль и в следующее мгновение осознала - жива! Лучи фар ее машины по-прежнему разрывали ночную черноту. "Ауди" стояла под наклоном. Одно или оба правых колеса оказались в кювете: снопы света били мимо шоссейного полотна. Пока еще писательница не видела нигде той встречной машины.
       "Попрыгунчик!" - Теодора вздрогнула всем телом, мгновенно вспомнив о том, кто был причиной: она чуть не погибла. Резко обернулась...
       Красные габаритные огни второго автомобиля тревожно горели у самого края асфальта. Судя по хищным очертаниям, это было спортивное купе - очень низкое, будто приплюснутое к дороге.
       Ужасной светившейся фигуры нигде не было. Дверца купе резко откинулась вверх. Оттуда, как из чрева космического аппарата, высунулась нога в черном ботинке.
      
      
       30.
       Константин Павлов, сидевший за рулем "порше кайен" вел машину на хорошей скорости. Джип вымыт и натерт специальным полиролем до ослепительного блеска. Запас топлива - максимален. До стоянки клуба "Подмосковные вечера" оставалось совсем ничего... Косте не хотелось так быстро вылезать из водительского кресла.
       Он прибавил скорость, - ничего не произойдет, если немного покатается на автомобиле клиента. Правда, нет доверенности... Константин начал колебаться. Вдруг увидел, как на шоссе со стороны клуба неторопясь, перегораживая дорогу в обе стороны, выползает ободранный "МАЗ" - рефрижератор. Из выхлопной трубы валил маслянистый черный дым.
       Павлов начал тормозить. В клубах выхлопа угадывался силуэт второго большого автомобиля, выезжавшего на дорогу вслед за рефрижератором.
       "Куда он приезжал?" - удивился Костя, за время работы в клубе успевший изучить округу. Когда он отправлялся на мойку и заправку, никакого рефрижератора рядом с "Подмосковными вечерами" не было. Выходит, грузовик успел прикатить, разгрузиться, отправиться обратно за то небольшое время, что Павлов катался на "кайен". К тому же, час для доставки товаров - неподходящий. "Странно!"
       Когда дым немного развеялся, Константин различил вторую машину - автобус "Паз" с характерным люком в задней части кузова: катафалк.
       На Рублевке покойников отвозят на кладбище на сверкающих черным лаком длинных американских автомобилях, словно выкатившихся из кадра гангстерского фильма. Этот же "транспорт" никак не годился для миллионерских похорон...
       Костя с напряжением всматривался в выехавшие на перекресток рефрижератор и катафалк - совсем не приготовился к повороту... Навстречу, с полосы которую ему предстояло пересечь, слепили чьи-то фары. Резко тормозить - опасно. Сзади на короткой дистанции шла попутная машина.
       "Покатаюсь еще немного!" - подумал он и проехал поворот к клубу. Впереди маячил "ритуальный" автобус.
      
      
       31.
       - Вы - больная! Так выскакивать из-за поворота, да еще по встречной полосе!.. - незнакомец изогнулся, пытаясь рассмотреть правое переднее крыло - понять, как далеко "ауди" заскочила в кювет. - Боюсь, вы отсюда самостоятельно не выедете... Только не просите меня толкать! - вдруг испугавшись проговорил молодой мужчина. - Терпеть не могу никакой физической работы.
       - Послушайте... - наконец выдавила из себя Теодора. Губы ее дрожали.
       В лице незнакомца читались настороженность и страх.
       - Там попрыгунчик!..
       - Где?! - он резко обернулся.
       - За поворотом. Он гнался за мной. Он прыгает с чудовищной скоростью.
       Должно быть, решил, что мы разбились и теперь выжидает... Он слышал скрип тормозов... Разворачивайтесь, до моих ворот несколько минут...
       - Вы с ума сошли... Я спешу на вечеринку, - голос молодого мужчины звучал неуверенно.
       Теодора - при том, что все происходившее казалось ей кошмарным сном - отметила: он замечательно хорош собой и изысканно одет. В ноздри писательницы проникал тонкий запах дорогого парфюма.
       - Он огромного роста, в светящемся саване! Чудище!..
       Мужчина еще раз обернулся. Фары его собственной спортивной машины били в высокий трехметровый забор. Поворот шоссе тонул во мраке.
       - Может погнаться и за вами!.. Скорей... - она выскочила на асфальт, схватила незнакомца за руку, потащила его к купе. Он был уже изрядно напуган и не заставил себя уговаривать...
       ...Внутренности спортивной машины показались писательнице слишком угловатыми и жесткими. Дверь - часть ее служила крышей - мягко захлопнулась. Автомобиль дернулся вперед так, что у Боккум мотнулась голова.
       - Пристегнитесь, - бросил мужчина.
       Писательница схватилась за ремень, с первого раза не попала в защелку, чуть наклонила голову, - рассмотреть ее... Сердце Теодоры остановилось...
       Горя в темноте, на нее смотрели два глаза.
      
      
       32.
       Спокойное выражение лица джет-сеттера свидетельствовало: Рустам Азино не верил в успех близкого друга. Если бы провал миллиардера, отчаянно вознамерившегося осалить определенную девушку, не казался ему столь очевидным, он бы переживал эмоциональную встряску, - втайне тоже был восхищен ей.
       Виктор Махмут, за которым Азино наблюдал, облокотившись на перила лестницы, словно позабыл, для чего позволил Раизину завязать ему глаза... Миша ударил деревянным молотком в гонг. Малость протрезвевший Шаварский фамильярно подтолкнул миллиардера ладонью в спину. Тот, чтобы сохранить равновесие, сделал маленький шажочек вперед, замер...
       Виктор повел носом, - Азино хорошо различил этот жест, - миллиардер принюхивался. При этом Махмут словно прирос к полу...
       Секунды шли. Рустаму хорошо видны все модели - участницы игры. Они стояли в разных местах зала. Лишь одна сидела на коротком диванчике, беспечно положив ногу на ногу.
       Внимание девушек было привлечено к Слепяну: казался им более опасным противником, чем сходу "затормозивший" миллиардер.
       После первого раунда, который закончился бегством Слепяна, после продолжения игры, которая проходила очень вяло и пока ничем не завершилась, ни модели, ни зрители больше не воспринимали всю затею серьезно.
       Вдруг на первом этаже произошла мгновенная перемена: Махмут рванулся вперед. Бросок его был настолько энергичным, - невозможно предположить, что сделан наугад и вслепую. В ту же секунду несколько моделей, стоявших у окна у низкого столика, - половина из них по-прежнему держала в руках бокалы с шампанским, - в панике с визгом бросились в разные стороны.
       Как самонаводящаяся торпеда Виктор мгновенно развернулся. Рывок... Он налетел на Слепяна, толкнул его. Вадик, неуверенно чувствовавший себя с завязанными глазами, опрокинулся, рухнул на один из столов с напитками и легкой закуской. Махмут удержался на ногах и метнулся дальше...
       На первом этаже особняка поднялся гвалт. Глаза Азино загорелись. Пытаясь подняться, Вадик опрокинул стол. Напоролся рукой на осколки разбитого бокала. Вскрикнув, схватился за ладонь. Рустам видел - по ней уже текла кровь.
       Махмут был стремителен...
      
      
       33.
       Не был уверен: тот ли это поворот.
       Слегка сбавив "газ" вписался в крутую дугу. Не ошибся: грунтовый спуск был даже ближе, чем предполагал. Скрипнув резиной, "порше" снизил скорость до минимума. Павлов резко выкрутил руль, держа ногу на тормозе, на медленном ходу пустил машину вниз.
       Отъехав на полтора десятка метров от шоссе, не заворачивая за забор, остановился. Заглушил мотор, выключил фары, повернулся назад. Освещенная дорога была хорошо видна.
      
      
       34.
       Угловатая спортивная машина рванула с места и через мгновение очутилась за воротами.
       Судорожным движением Теодора нажала кнопочку. Створки двинулись навстречу друг другу. Писательница надеялась: схлопнувшись они отрежут от жизни, как от киноленты, те несколько ужасных кадров, где чудище гналось за ней. Больше эпизод не повторится.
       Ведь не появился же попрыгунчик из-за поворота, у которого осталось брошенное "ауди".
       Маленькая тупорылая собачка по-прежнему не шевелясь сидела в промежутке между сиденьями, где для нее было оборудовано специальное место.
       - Надеюсь, теперь мы в безопасности! - проследив за воротами, сказала Боккум.
       - А я?!.. Что делать мне? - молодой мужчина отстегнул ремень.
       Впервые за время короткой поездки собачка зашевелилась.
       - Как его зовут?
       - Тобби!
       - А вас?
       - Бобби...
       Писательница истерично рассмеялась.
       - Что вы остановились? Подъезжайте к дому. Вы же спешили на вечеринку. Вот и устроим ее. Мужа дома нет. Я одна...
       Двигатель спортивной машины осторожно заурчал. Видневшийся впереди особняк стоял недалеко от забора и разгоняться не имело смысла.
      
      
       35.
       Первым двигался старый грузовик с надписью "хлеб" на борту. Следом шел рефрижератор. Замыкал маленькую колонну катафалк.
       Поначалу он решил - "хлеб" оказался перед уже знакомыми машинами случайно, но потом все три, как по команде, сбавили скорость. Константин сполз по сиденью вниз... Показалось - кортеж остановится на шоссе как раз напротив съезда, но тут катафалк прибавил скорость и обогнав две машины встал перед хлебным фургоном. Колонна двинулась дальше. Примерно через минуту автомобили стали едва различимы вдалеке.
       Павлов завел двигатель, задним ходом, торопясь, принялся выбираться на шоссе. Вальяжный владелец "порше кайен" не хватится своего красавца раньше, чем выйдет после ужина на автостоянку. Время у Кости еще было. Вечер - изумительный. Бархатный воздух задержит владельца джипа в беседке подольше.
       Серое полотно стремительно убегало под капот машины. Вон они!.. Павлов поехал медленнее.
       Неожиданный порыв, любопытство, заставившее его погнаться за катафалком и рефрижератором, проходили. Слежка представилась невероятной глупостью: на чужой машине, без документов...
       Костя принялся набирать скорость - обогнать их, развернуться на "лепестке", который был в полукилометре отсюда, помчаться в "Подмосковные вечера". Но тут понял: странный кортеж намеревается сойти с трассы...
      
      
       36.
       - Несправедливо! Добавить время!.. - Шаварский вопил громче всех. Зрители-мужчины возмущены: одна из моделей повела себя "неспортивно".
       Среди гама Махмут ни на мгновение не прекращал отчаянной игры. Сто двадцать секунд только что истекли. Удара в гонг не последовало. Кричавшие смотрели на Рустама. Роль арбитра предстояло сыграть ему.
       На второй минуте, что отводилась им со Слепяном, Виктор внес в ряды девушек еще больший переполох. Очередной раз хищно втянув воздух в ноздри - не было сомнений, он удачно ориентировался по запаху дорогой парфюмерии - Махмут рванул к Эрике. Так звали ту, которая поразила его воображение, кажется, неспособное поражаться уже ничему. Двигался ровно по линии, соединявшей его и ее. Точность в бросках человека, глаза которого закрыты черной повязкой, наводила на моделей ужас. В нескольких метрах от агрессивного охотника находился второй - Слепян. Его судьбу в этом раунде не назовешь удачной: перемазан в собственной крови. Зрители выли от восторга - изрядно подогретые спиртным, несколько минут назад не надеялись узреть такое драматическое "сражение"...
       Перед Махмутом неожиданно выросла Василиса. Мужчины, сгрудившиеся в двух дверных проемах, - через них можно было пройти в соседние комнаты, - видели: она спасалась от Вадика. Тот двигался в сторону, откуда донеслись девичьи вскрики, звуки торопливых шагов.
       Миллиардер Махмут в последнюю секунду, едва не коснувшись Василисы, замер.
       "Он распознал ее по запаху!" - поразился Азино. И без того уже был удивлен талантом Виктора.
       Девушка тоже замерла, стоя в каком-нибудь полуметре от миллиардера. Она смотрела на черную повязку, как будто силясь разглядеть сквозь ткань выражение внимательных немигавших глаз. Словно загипнотизирована ими!.. Увидеть что-либо через повязку невозможно. Рустам лично проверил все ленты - материя непроницаема!
       Замер и Вадик: ни одна из моделей не двигалась, все в большом зале затаили дыхание, не было слышно ни звука. Слепян не понимал, что происходит вокруг.
       Пауза была долгой. Не меньше десяти секунд. В этом зале каждая расплавленная секунда теперь равнялась вечности. Миллиардер с завязанными глазами спокойно и очень точно обогнул Василису. Побледневшая девушка, которую не осалили намеренно, в это мгновение была особенно прекрасна. Махмут кинулся к Эрике.
       Поднялся отчаянный женский визг. Визжали все, кроме Эрики. Девушка была загнана в узкое пространство между тремя придвинутыми друг к другу большими креслами, - выпивая, их составили вместе Шаварский с приятелями, - и рядом высоких китайских ваз. Азино коллекционировал такие. Каждая стоила дорого и отстояли они друг от друга на небольшой промежуток. За краткий миг, который отделял ее от того, чтобы быть осаленной настырным преследователем, вырваться из этой западни Эрика не могла. Сейчас наступит развязка!
       Виктор рванулся вперед. В этот момент одна из девушек - ее звали Марина - двумя руками схватила с дивана жесткий валик, швырнула Виктору под ноги. Задев за него ботинком, потеряв равновесие, миллиардер с грохотом повалился на пол. Разбил губу.
       - Так не поступают!.. Тварь! - яростно взвизгнул Шаварский.
       - Заткнись! - крикнул Раизин, которому не понравилось, что Антон обозвал девушку. Голос его потонул в криках "Переиграть!.. Дополнительное время!.."
       В это мгновение Слепян, стоявший в нескольких метрах от Василисы, но об этом не догадывавшийся, интуитивно почувствовал: шанс добиться в игре успеха надо ловить сейчас.
      
      
       37.
       Выйдя на небольшую открытую верандочку, Бобби первым делом глянул на часы. Освещения у дома нет, но стрелки сами по себе горели зеленоватым призрачным огнем.
       Прошло всего сорок минут. "Почему она не включила фонари возле особняка и на участке? - спросил себя Бобби. - Боится, что муж неожиданно вернется? Но здесь моя машина. Мне не исчезнуть незаметно... Дело в другом - она была слишком увлечена приключением".
       Перед глазами пронеслись подробности пережитого эпизода: то ли на Теодору своеобразно подействовала пережитая опасность, то ли он, Бобби, очень понравился ей, - эта возможная причина льстила самолюбию молодого человека больше, - но во время чая с коньяком писательница не особенно скрывала охватившего ее сексуального возбуждения.
       В доме было несколько спален. Скоро оказались в одной из них...
       За маленьким чайным столиком и потом в постели Боккум, захлебываясь от эмоций, рассказывала ему про огромного в белом светящемся саване попрыгунчика. "Ведь он легко может перепрыгнуть через забор, оказаться здесь!" - несколько раз повторила она...
       Бобби перестал размышлять о том, что случилось. Занялся делом, ради которого оказался здесь, на погруженной во мрак веранде.
       Коротко и негромко, - его могло расслышать только очень чуткое, натренированное ухо, - Бобби свистнул... Затем еще...
       Молодой мужчина уверен - тот, для кого этот сигнал означает очень многое, не заставит себя ждать и явится из темноты.
      
      
       38.
       Тобби исчез. В постели с Боккум молодому мужчине было не до собаки. В дом пес заявился сидя на руках у хозяина, потом Бобби выпустил его. Теперь припоминал, что писательница, выйдя на минутку из спальни, которая располагалась на первом этаже, негромко хлопнула наружной дверью...
       Вернувшись к новому знакомому сказала: "Видишь: так увлеклись - войдя, не закрыли дверь".
       Тобби вполне мог выскочить через нее. Куда делся потом?.. Песик ленив, редко отбегал от дома на большое расстояние. Борис посвистел еще. Прошла минута, Тобби не появился.
       Спустившись с веранды в сад, - воздух по-прежнему был теплым, словно бархатным, ни малейшего ветерка, все вокруг застыло на ночь в особом, торжественном покое, - молодой мужчина двинулся между деревьев по дорожке, выложенной тротуарной плиткой.
       В голове царил сумбур. "Уж не выдумала ли историю про попрыгунчика?! Полусумасшедшая нимфоманка, гоняющая на предельной скорости по ночному шоссе... Чуть не угробила меня и себя, а потом, чтобы оправдаться, сочинила невероятную историю про чудище в светящемся призрачным светом саване".
       Ухо Бориса вдруг уловило какой-то шорох. Мгновенно повернулся на звук. Темнота... Шорох повторился, теперь более явственно.
      
      
       39.
       События в загородном особняке Азино развивались настолько стремительно и лавинообразно, что потом, когда возникла потребность восстановить в памяти полную картину, никто не смог с уверенностью сказать, что и за чем следовало. Сперва Вадик осалил Василису, потом с грохотом и звоном разбившегося стекла были распахнуты двери, или все произошло в обратной последовательности? Раскрывшиеся створки приглашали на выложенную мрамором площадку перед домом. За ней начинался сад, заросший и темный...
       Густо пахли кусты шиповника, шевелили ветвями японские вишни, чернели в темноте силуэты лип. Но Эрика, выбирая путь для своего отступления, не ощущала всей прелести летней ночи. Ей надо действовать стремительно...
       На полу Виктор оставался лишь мгновения. Тут же поднялся на четвереньки, встал, вытянув руки с растопыренными пальцами, - словно так легче поймать жертву. Втянул носом воздух. Ноздри расширились.
       Эрика поняла, что произойдет в следующую секунду. Завизжав, девушка запрыгнула на кресло. Крики, которыми зрители подбадривали миллиардера, казались ей ужасным ревом. В который раз безошибочно угадав направление, Виктор рванулся в ее сторону. Из его разбитой губы на подбородок потекла струйка крови. Но этого модель не видела: она стремительно вскочила с подушки на пухлую и широкую спинку. Тонкие, высокие каблуки туфель глубоко утопились в кожу. В следующее мгновение кресло перевернулось. Махмут по инерции летел на него. Удержавшись на ногах, Эрика резко обернулась, ухватилась обеими руками за спинку, с искаженным лицом толкнула кресло под ноги преследователю. Тот споткнулся об него, вновь потерял равновесие, с грохотом, вцепившись руками в кожаный валик, боком рухнул на пол.
       Но от этого второго нечестного удара мощная энергия миллиардера только выросла. Моментально вскочил и рывком повернулся именно туда, где стояла девушка. На этот раз, вероятнее всего, это было случайностью, но Эрика испытала ужас и завизжала. Голос ее послужил Махмуту отличным ориентиром, - он ринулся в атаку.
       Вот в этот-то момент она, хотя по заранее обговоренным правилам игры это было запрещено, бросилась к широкой двустворчатой двери на улицу. Рискуя пораниться об стекло, налетела на нее сжатыми кулачками, локтями, грудью... Половинки здесь распахивались не внутрь, а наружу. С шумом они разлетелись в стороны. При ударе о кирпичную, облицованную керамикой стену стекло в одной из створок со звоном разбилось.
       Задул легкий ветерок. Его порыв проник в залу особняка, прохладным дыханием освежил собравшихся людей.
       Девушка мчалась в сад... Почувствовав кожей уличный воздух, Махмут сделал несколько шагов, оказался в полуметре от раскрытой двери.
       - Она не должна была!.. Против правил! Твои гости не выполняют условий! - закричал Раизин.
       Миллиардер дернулся вперед, с завязанными глазами пробежал несколько шагов, резким движением руки сорвал с головы черную повязку. Та упала на мрамор площадки. Не успела полоска черной ткани прикоснуться к камню, лицо Виктора исказила ярость.
       Теперь не нужно прислушиваться к запахам: фигура девушки еще не растворилась полностью во мраке. Миллиардер бросился в погоню, исход которой легко предрешить: огороженная забором территория, на которой стоял дом Азино, не так велика. Единственный шанс модели - в густых зарослях. Спрятавшегося в них человека обнаружат не сразу.
      
      
       40.
       Рыча и приходя в ярость все сильнее, Тобби разрывал садовую землю. Раздвигая низкие ветви японских вишен, пораженный Борис подходил ближе, но песик не обращал на хозяина внимания. Стало понятно, отчего четвероногий друг не прибежал на свист!
       Наконец Градусов обогнул дерево с кривыми раскидистыми сучьями, оказался рядом с увлеченно откапывавшим что-то псом.
       - Тобби! - негромко позвал молодой мужчина.
       Животное не прервало своего занятия. Удивленный Борис опустился на корточки. Яростно зарычав Тобби принялся разгребать землю с удесятеренной энергией. Несколько мелких комков полетело вверх, ударилось Борису в грудь.
       - Что ты ищешь, Тобби?
       Песик даже не повел ушами. Несколько раз ткнулся приплюснутой мордочкой в землю.
       В свете звезд видно: от собачьих лап в земле образовалась небольшая ямка. Черные края, темное дно сливались с окружающим мраком, - разглядеть что-либо невозможно.
       Молодой мужчина пошарил в карманах. Где-то, если не забыл ее в спальне Боккум, должна быть зажигалка. "Что привлекло собаку? Какой-нибудь крот... Что-то, испускающее запах тления..."
       Наконец он нашел в кармане плоский продолговатый предмет, нажал на клавишу.
       Ровное пламя осветило собачьи раскопки.
      
      
       41.
       Его губы уткнулись во что-то мягкое, теплое. Секунду пребывал в страхе и недоумении: что это?!.. Странно: осознание - это человек - пришло лишь в следующий миг. И то представилось: по нелепой случайности натолкнулся на одного из зрителей... Выбросил вперед руки, сжал левой что-то тонкое, теплое и девичье. Все еще ожидая всеобщего хохота, едкой шутки какого-нибудь Шаварского, - вдруг осалил именно его? - вцепился в схваченную плоть другой рукой. Лишь тут окончательно стало ясно: женское запястье. Его большой палец задел широкий браслет, который подался от легкого толчка в сторону.
       - Есть! Смотрите, поймал ее! - восторженный вопль Шаварского отвлек всех от черноты ночного сада, которая смотрела на них через распахнутые двери. За ними исчезли Эрика и Виктор.
       Чьи-то пальцы потянули за тонкую ленточку завязки, что свисала с затылка Слепяна. Узел развязался. Черная ткань соскользнула вниз. Глядя широко раскрытыми глазами на Василису, Вадик отпустил руку модели.
      
      
       42.
       Пламя зажигалки погасло. За то время, что оно горело, Борис не увидел ничего необычного. В лунке, - Тобби вырыл ее своими когтистыми лапами, - черная садовая земля.
       Градусов вновь нажал на клавишу. Ровный столбик пламени взметнулся вверх. Поначалу на полтора сантиметра, затем, когда Борис сдвинул ногтем язычок регулировки, на все четыре.
       - Тобби, отойди. Пошел прочь! - Градусов в раздражении оттолкнул песика ногой.
       Повинуясь хозяину, тот отскочил в сторону. Тут же попытался вернуться на прежнее место. Борис вновь пнул его. "Боже, что со мной?!.. - поразился он. - Чтобы так пинал Тобби?!"
       Пес словно понимал состояние хозяина, - не заскулив, вновь попытался подлезть к лунке уже с другой стороны. Градусов развернулся, оттесняя собаку, зажег пламя, присел на корточки...
      
      
       43.
       После повязки глаза, - так казалось Махмуту, - еще неважно видели. А может, ночь слишком темна. Длинными прыжками, едва разбирая дорогу, он несся по саду. Ветер шевелил верхушки деревьев.
       Фигурка девушки, только что мелькнувшая впереди, исчезла за поворотом дорожки. Добежав до него, Виктор остановился, замер. Звук его частого хриплого дыхания, - он не привык к спортивным состязаниям, - доносился до ближайших зарослей. Куда она подевалась?
       Стоит где-то рядом, - не могла отбежать далеко, - слушает, как он дышит. Может, даже подглядывает сквозь просветы в густом кустарнике. Махмут не двигался. "Теперь ты от меня не уйдешь!.. Глаза не завязаны, здесь нечего бросить мне под ноги! Понять, где ты затаилась, скорее!"
       Слабо зашелестела трава. И без этого звука Виктор уже знал: девушка прячется от него метрах в трех за двумя сросшимися стволами старых кривых деревьев. Там, где стволы разделялись, между ними должен быть просвет. Но вместо него - чернота. Там стояла Эрика.
       Они побежали одновременно. Махмут думал: девушка метнется обратно к особняку. К его ликованию, Эрика бросилась в другую сторону - вглубь сада. Со всех сторон рустамовские "угодья", заросшие деревьями и кустарниками, были ограждены глухим забором. Виктор знал это, так как еще десять лет назад купил престарелой матери дом неподалеку отсюда. Тогда миллиардер попал на этот участок впервые, - он тоже продавался. В последнее время Виктор часто приезжал к Азино. Вместе гуляли по заросшим дорожкам, - Рустам намеренно культивировал здесь атмосферу запустения и хаоса.
       Эрика мчалась к забору. Вплотную к нему чернели заросли густого, колючего кустарника. Девушка налетала на стволы деревьев, упиралась в них руками. Удерживаясь за них, огибала, скользила по ним ладонями, чтобы не потерять равновесия.
       Махмут менее проворен, но в том, что сейчас настигнет Эрику, сомнений быть не могло. Вот-вот она окажется перед кустами. Он взял чуть правее, - решительным броском перехватить девушку. Теперь ей остается только путь вдоль забора.
       Дальше произошло невероятное. Показалось: он бредит. Эрика неслась ровно на кусты. В ту же секунду ее не стало, - исчезла!
       Испарилась! Ветви дерева резко закачались, - она взмыла вверх... Приземлиться могла только в одном месте - за забором.
       "Это не человеческий прыжок!" - Махмут остановился. Он был в той самой точке, откуда исчезла Эрика. Задрал голову, - ветви дерева по-прежнему двигались. В это мгновение Виктор услышал рядом шум.
      
      
       44.
       - Теперь телефон работает!.. - сидевший за рулем Барон несколько раз просигналил. Высокий глухой забор не давал увидеть то, что находилось с другой стороны.
       Килин вытащил трубку из кармана: индикатор уровня приема - на максимуме. Ворота, движимые электромоторами, принялись раскрываться.
       Бесшумно тронувшись с места, "бентли" закатился внутрь, на территорию, где стоял особняк Рустама Азино. Фары осветили узкую, вымощенную розовой плиткой дорогу, пролегавшую между деревьев до дома. У раскрытой двери поджидал хозяин. Пораженный новостями, узнанными недавно, сгорал от нетерпения, - услышать от очевидцев подробности.
       В этот же момент Слепян, ведомый за руку девушкой, поднимался в спальню на втором этаже.
      
      
       45.
       - Ты что здесь делаешь?..
       Вздрогнув, Борис обернулся. В темноте белело лицо Теодоры. Она сплетала пальцы на уровне груди. Молодой мужчина увидел в этом признак особой нервозности.
       - Ничего, - он скрыл правду. - Искал Тобби...
       - А зачем сидишь на корточках?
       - Я?.. Нет... - он распрямился. - Мне показалось, я что-то выронил из кармана...
       - Пойдем в дом, - она посмотрела на песика. Тот вновь принялся разгребать лапами землю. Уже без прежней ярости. - Здесь полно кротов... Изрыли весь участок. Тобби их чувствует.
       Не говоря ни слова, Борис схватил песика за ошейник, оттащил от ямы.
       Брать собаку на руки не хотелось, -отчего-то с отвращением подумал о земле, которая осталась у Тобби на лапах... Все же поднял его в воздух. Тот не смог вернуться на прежнее место...
       Через пятнадцать минут, - они попрощались очень сухо, - Бобби, сидя за рулем спортивного авто, подъехал к воротам. Створки медленно поползли в стороны. В двух десятках метров от него, стоя у окна в просторной прихожей своего дома, Теодора держала нажатой на пульте маленькую красную кнопку.
       - Ты выпроводишь меня за забор?.. - спросил он пять минут назад дрогнувшим голосом. - А если там попрыгунчик?!
       В лице женщины мелькнул страх. Тут же овладела собой.
       - Я не сказала тебе... Мой супруг может вернуться в любую минуту. Все, что произошло... Как затмение! Во всем виноват дьявол в белом саване!
      
      
       46.
       Соскользнув со ступеньки, нога проскочила вниз и подвернулась, но Слепян успел вцепиться руками в перила.
       Страшно нервничал.
       Василиса обернулась, пристально посмотрела на него.
       - Все! Никуда не пойду! - неожиданно для себя проговорил он.
       Десять минут назад Вадик ликовал от восторга: наконец-то оказался в центре всеобщего внимания. Гости Рустама и сам хозяин поздравляли: совершил невероятное.
       - Поблагодари Виктора! - произнес Азино, подойдя к Слепяну. - Если бы он не создал суматоху... Ты случайно вырос у Васи на пути. Учти, все произошло в дополнительное время. Мы ей не скажем... Поздравляю!
       Вадик смотрел на Василису. Возбуждение, будоражившее кровь, становилось сильней. Он понимал - гости чувствуют то же самое. Подался к столам. Один из них чуть ранее им же опрокинут. Не доходя до накрытых скатертей споткнулся на ровном месте. Ноги заплетались. То ли от слабости, то ли от того, что голова шла кругом. Видел: девушка с омерзением смотрит на собственную блузку. Там на дорогой ткани отпечаталась его, слепяновская, кровь. Вадик схватил со стола бутылку виски. Подскочивший Раизин помог: вылил немного скотча на кровоточившую рану. Другой рукой Слепян указал на чистый стакан. Миша щедро наплескал "Джонни Уокер" в пузатую ребристую посудину.
       - Пей! Заслужил...
       Радостно улыбнувшись Вадик махом опрокинул содержимое в рот. В тот миг, когда почувствовал, как обжигающая жидкость двинулась вниз по пищеводу, поразил страх... Ни на секунду Слепян не забывал о главном обстоятельстве. Одна из моделей несет в себе смерть!
       Он запретил себе думать об этом. Не получилось.
       Ужас так велик, - ему показалось: несколько раз перевернулся вверх тормашками. Пол, потолок поменялись местами. После - когда положение вещей восстановилось - несколько мгновений предметы в комнате плавали перед глазами.
       - Что, забрало! - по-своему истолковал странное выражение, мелькнувшее в глазах Вадика, Раизин. - Шагай! Проигравшая ждет, - толкнул в сторону Васи.
       - По правилам нашей игры вы должны подняться в спальню на втором этаже! - лицо Азино - злое. Взгляд лишь мельком скользнул по Слепяну, потом уставился на девушку.
       На Вадика это обстоятельство подействовало успокаивающе. Если одна из девушек несет в себе смерть, то как раз из-за нее Рустаму не надо волноваться насчет выполнения договоренности.
       Слепян подошел к Василисе, схватил за руку. Девушка уставилась в пол. Не глядя на победителя и зрителей, двинулась вслед за Вадиком к лестнице. Он пропустил ее вперед. Вася стала медленно подниматься.
       Дошли до середины лестницы. С каждым шагом модель шла все медленнее. Потом остановилась. Словно ища поддержки, Вадик бросил взгляд вниз. Из зала на них никто не смотрел. Внимание гостей и девушек приковано к распахнутым дверям. На пороге Азино всматривался в ночную мглу. Все что-то наперебой говорили, шумные голоса перекрывали друг друга. Смысл доносившихся слов Вадик не понимал. Опять ощутил страх.
       Выражение лица обернувшейся модели - странно... Вадик был уверен - смотрит на него, как на жертву. Паника его усиливалась. Если сейчас сбежит вниз, Азино неминуемо устроит отчаянную сцену: Слепян признал правила игры.
       - Ты должен идти со мной, - наконец проговорила Василиса.
       - Не пойду! - прошептал он. - Вы не заставите меня...
       - Если не пойдешь, не узнаешь что-то важное... Именно для тебя. Послушай, ты меня не помнишь?!
       Кровь Вадика по-прежнему багровела на ее блузке.
      
      
       47.
       "Какого черта они не поставили здесь ни одного фонаря!" - Градусов вел купе на малой скорости. Водить свою спортивную машину в таком стиле не привык, но дорога изобиловала поворотами. После того, как чуть не влетел в "ауди" Боккум, за каждым из них опасался встретить неожиданное препятствие.
       Борис ни за что не поехал бы этой ночью в сторону столицы, но его вынуждало одно дело. Отказаться не мог. Следующий поворот - тот самый... Что лучше: ехать еще медленнее или разогнаться и пронестись по участку дороги, вызывавшему страх, на бешеной скорости?
      
      
       48.
       - Пропал! Его нигде нет, - несколько человек, искавших в саду Виктора, с тревогой смотрели на Азино. - Обыскали все закоулки... Машина здесь.
       - Это не удивительно, - проговорил Рустам. - Никто не уедет отсюда раньше, чем я открою для него ворота. - Хозяин дома стоял возле одного из столов, держа в руках огромный пузатый бокал. На самом донышке плескалось немного светло-коричневой жидкости - французский коньяк "Реми Мартин". Рядом с Азино - Александр Барон и Николай Килин. Тут же - Миша.
       В кармане Азино вибрировал мобильный телефон, - еще в начале вечера переключил трубку на беззвучный режим.
       - Все это необъяснимо... - Раизин потер подбородок. - Два человека: Махмут, Эрика... Может, нарочно прячутся от нас?.. Но обшарили все с фонарями. Куда могли залезть эти двое?
       - Вероятно, Виктор уговорил ее ответить взаимностью, - Азино криво усмехнулся. - Придя к согласию, голубки испарились...
       Усмешка быстро сошла с лица. Цепко вглядывался через распахнутые двери в заросли деревьев и кустарника, покрывавших его участок, но не видел ничего необычного...
      
      
       49.
       После исчезновения миллиардера и Эрики среди гостей воцарилась растерянность. Кто не участвовал в поисках, разбрелись по первому этажу. Большинство мужчин и моделей выпивало...
       Рустам достал из кармана по-прежнему дрожавший мобильный, ответил на звонок. Оставил троицу близких друзей у стола, вышел на улицу, медленно двинулся по дорожке вдоль стены дома.
       Миша сделал вслед за хозяином дома несколько шагов, остановился, - удалось расслышать первые ничего не значившие фразы...
       Главной части разговора не узнал.
       - Значит, она сказала, что видела попрыгунчика... Так-так... Гнался!.. - говорил Рустам своему неведомому собеседнику. - Похоже на правду... У меня Барон с Килиным. Полчаса назад попрыгунчики ограбили всех, кто ужинал в "Подмосковных вечерах". Они оттуда.
       Разговор длился еще пять минут. Закрыв телефон, Азино убрал его в карман, вернулся в дом.
       - Это Боря Градусов, - сказал Рустам Килину и Барону. Раизин был в обществе одной из моделей в другом конце залы. - Говорит, за Теодорой Боккум сегодня гнался попрыгунчик...
       - Теодорой Боккум? Детективщицей?
       Азино кивнул.
       - Боря стоит в сотне метров от ее ворот. Не решается ехать дальше. Попрыгунчик отстал от нее за одним из поворотов. Чтобы попасть к нам, нужно проехать это место. Мне надо обсудить с ним важное дело! Черт всех побери!.. Наш трус развернется и поедет обратно домой... - Азино сокрушенно покачал головой.
       Разочарование его оказалось бы большим, если бы узнал: Градусов дважды обманул его - с самого начала Борис не собирался заезжать к Рустаму. Сказав, что разворачивается и едет домой, не сделал этого: машина в эту минуту приближалась к повороту, где едва не столкнулся лоб в лоб с "ауди" писательницы.
       Взглянув на Барона, Азино отметил: за время, что говорил по телефону, во внешности товарища что-то изменилось - волосы, прежде тщательно приглаженные, всклокочены. Взгляд темных глаз, блуждавший по сторонам, в иные мгновения становился бессмысленным. Широкий стакан с неразбавленным сорокатрехградусным виски в руке, - наполненный почти до середины в момент, когда Рустам ответил на звонок, - теперь пуст. За короткое время Александр изрядно опьянел.
       Азино положил руки ему на плечи, посмотрел в глаза.
       - Послушай, не нужно так переживать!.. - хозяин дома истолковал желание друга напиться, как попытку отвлечься от мыслей о произошедшем. - Что тебе попрыгунчики?! Ты цел, невредим. Сколько они у тебя забрали?!.. По сравнению с тем, что имеешь - мелочи. Стоит ли так нервничать?!
       - С одной стороны, ты прав... - мрачно ответил за приятеля Килин. Он стоял рядом и потягивал через соломинку водку, смешанную с кока-колой. - С другой - наверное, слышал - это не первый случай. Почему все происходит именно здесь? Кто знает - какому нападению предстоит подвергнуться в следующий раз...
       Азино обхватил рукой подбородок, задумался.
       - Теодора Боккум сказала Борису: попрыгунчик, который за ней гнался... - проговорил он через несколько мгновений. - Это не человек! Огромного роста, скачет по шоссе с такой скоростью - невозможно оторваться даже на хорошей машине!
       - Вы напрасно думаете, что я переживаю! - вдруг перебил Барон. - Черта с два стану мучиться из-за каких-то попрыгунчиков! - язык его немного заплетался. - Но если они настаивают... Что ж, я, Николай, с тобой согласен: этим светящимся ребятам не дают покоя места по обе стороны от нашего любимого шоссе! Прекрасно! Ответим контрударом! Хотят испортить настроение?!.. Отлично! - Барон перешел на крик. Все, кто находился в этот момент на первом этаже, повернулись к нему. - Мы им покажем - у нас замечательное настроение!..
       - Перестань, что ты взбеленился?! - попытался успокоить его Николай. - Попрыгунчиков не интересует твое настроение. Сам понимаешь: обыкновенные бандиты.
       - Бандиты, которые появляются только здесь?! - продолжал Барон. Он расправил плечи, с вызовом посмотрел на приятеля. Гости внимательно слушали: Александр больше не казался пьяным. - Нет, уверяю тебя: цель не в грабеже! Им нужно подействовать на наши души... - он сделал паузу. - Я провозглашаю месячник вечеринок!.. - голос его зазвенел. - Мы будем устраивать такие шабаши отличного настроения, которого прежде не знало не только высшее общество Рублево-Успенского шоссе, но и богатейшие кварталы Нью-Йорка и Лос-Анджелеса. Мы будем делать это назло попрыгунчикам! Пусть знают: веселимся именно, чтобы досадить им!
       - Перестань! - в лице Килина отразился испуг. Шагнул к товарищу, точно намереваясь заткнуть ему рукой рот. - Ты пьян! Тебя развезло... Я не суеверный человек, но мне кажется... Не по себе от твоих слов. Есть поверье: не бросай темным силам откровенный вызов. Могут принять его!
       - Отлично! Этого я добиваюсь. Эй, попрыгунчики! - закричал Барон, оборачиваясь, обводя глазами первый этаж, распахнутые двери на улицу. Через них виднелся ночной сад.
       - Заткнись! Хватит! - закричал Килин. - Рустам, - Николай повернулся у хозяину дома. - Отведи его в гостевую спальню... Он должен проспаться!
       - Без проблем, - ответил Азино. - Но самая роскошная гостевая комната... Она на втором этаже... Занята! Могу предложить другую. Там неплохо... Думаю, Саша, - не знаю, пьян он или нет - прав. Мне нравится его идея!.. Вот что, - обратился он к Барону. - Я участвую в твоем проекте. Как его назовем? "Контрудар попрыгунчикам"?
       - Неплохо! - откликнулся Барон. - Думаю, ребятам в саванах понравится. Утверждаем!..
      
      
       50.
       - Слава богу!.. Была очередь?.. Молодец! - не дожидаясь ответа владелец "порше кайен" - его осунувшееся, бледное лицо было обильно покрыто потом, - выхватил из рук Кости ключ с брелоком.
       Павлов, отгонявший джип на мойку, выглядел, словно тяжело больной, впервые после операции вышедший из палаты на свежий воздух.
       Еще недавно, когда уезжал со стоянки у "Подмосковных вечеров", имел свежий и бодрый вид.
       Тоштаголов не обратил внимания на перемену. Торопливо забравшись на сиденье, хлопнул дверцей. Посмотрев в зеркало, двинул машину задним ходом.
      
      
       (КОНЕЦ ОТРЫВКА ИЗ РОМАНА "ПОПРЫГУНЧИКИ НА РУБЛЕВКЕ")
      
       copyrightNoСоколов Глеб Станиславович Все права защищены
      
       Копирование без ведома Автора запрещается
      
      

  • © Copyright Соколов Глеб Станиславович (pen.mate@gmail.com)
  • Обновлено: 22/02/2013. 114k. Статистика.
  • Глава: Детектив

  • Связаться с программистом сайта.