Струкова Марина Васильевна
Великим нациям не прощают (о Дмитрии Балашове)

Lib.ru/Современная литература: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • Оставить комментарий
  • © Copyright Струкова Марина Васильевна (strukowa1@mail.ru)
  • Обновлено: 14/01/2011. 12k. Статистика.
  • Статья: Мемуары
  • Из воспоминаний
  •  Ваша оценка:

      Из книги воспоминаний
      
      Записные книжки с черновыми набросками стихов, старые конверты с аккуратно сложенными письмами из редакций и обращениями читателей я храню почти пару десятилетий. Мой маленький архив. Здесь и ответ Станислава Юрьевича Куняева с советом прислать больше стихов и не увлекаться красивыми словами. И послания от Геннадия Григорьевича Касмынина, ныне покойного, который всегда мог безошибочно выбрать заголовок для моей поэтической подборки в "Нашем современнике". За строчками этих писем не просто частица нашей литературной дружбы, но и само время, и судьба страны в наших судьбах.
      Всегда интересуясь историей России, я, конечно, не могла не заметить книг Дмитрия Михайловича Балашова.
      
      В 19 лет, осенью 1994 года я получила письмо из Новгорода от Дмитрия Михайловича, мой адрес он узнал в редакции "Нашего современника". Сейчас, после его трагической гибели, с новым горьким чувством читаю его строки и сожалею о том, что не умею и не люблю вести длительной переписки с кем бы то ни было. Дмитрий Михайлович тепло отозвался о моём творчестве, понимая как важно для молодого автора получить положительную оценку от известного писателя. Он скромно спросил, читала ли я его книги, и одну из них прислал в подарок.
      
      Я ответила: "Здравствуйте, глубокоуважаемый Дмитрий Михайлович, большое спасибо Вам за книгу и добрые слова. Показалось счастливым совпадением то, что написал мне один из самых уважаемых мною современных писателей. Я люблю исторические книги и, конечно, не могла не заметить среди них Ваших произведений. У меня есть подшивка "Роман-газеты" и я знакома, наверное, почти со всеми вашими романами. Мне очень понравился Ваш "Симеон Гордый"!.. Но наиболее захватывающим кажется её продолжение - "Ветер времени". Он привлёк меня сочетанием приключенческого и философского. И особенно полюбился один из его героев - Никита - своей бесшабашностью и готовностью пойти на любое безрассудство за то, что ему дорого...".
      
      Из письма Д.Балашова: "Письмо Ваше таскаю с собой и перечитываю. Обрадован и тем, что Вы оказались моей читательницей...Нам, видимо, надо встретится и поговорить о многом. Возможно, вам это будет не менее полезно, чем мне. Могу и Вас пригласить в Новгород. Поговорили бы и о "Памяти" и о многом прочем... Вам надо изучать, именно изучать труды Л.Н. Гумилева".
      Тогда я была под впечатлением деятельности "Памяти", потом РНЕ, удивляюсь, как в семье, где до сих пор утверждают, что "Путин дал нам стабильность", я пришла к националистическим взглядам. Ночью в глухом селе я включила радио и услышала, как ведущие лихорадочно комментируют штурм Останкино. Был август 93-го. Сначала я приняла репортаж за телеспектакль, но когда осознала смысл происходящего, была потрясена и сожалела, что не нахожусь в тот день в Москве. В тот день я не знала, что в "Белом доме" гибнут и мои будущие соратники - баркашевцы, что это была именно попытка объединенного национально-патриотического сопротивления.
      
      Из письма Д.Балашова: "Здравствуй, Марина! Русских людей убивают постоянно и безнаказанно. Из "шумных" (но безнаказанных) убийств последнее - Игоря Талькова. Бороться с этим необходимо, иметь свою организацию надобно, суровую, дисциплинированную, подчиненную единой цели - очищение нашей страны, иначе мы погибнем. Другой вопрос - дозрело ли общество до приятия такой формы борьбы, то есть будет ли оно, хотя и пассивно, на стороне мстителей?. Наконец, если такая организация появится, стараниями Сиона против неё будет направлена вся мощь официальной системы (органы, милиция, ОМОН) которая, в этом случае, ворон ловить не будет. И, наконец, всякой организации нужна хоть какая-то "крыша" в органах власти".
      
      Дмитрий Михайлович Балашов считал, что русским необходима надёжная военизированная организация. Он возлагал надежды и на казаков, считая, что без этого славного воинского сословия не удержать южных границ Империи.
      Позже я наблюдала возрождение казачества в родных краях. Атаман Северо-Хоперского округа Всевеликого войска Донского Владимир Михайлович Репин - редактор одной из районных газет Тамбовщины, стал печатать в своей газете статьи по истории России и казачества, призывать вступать людей в организацию. Патриотическое движение в провинции было абсолютно на нуле. Но вот я узнаю, что в организацию стала вступать молодёжь. Парни, которые раньше знали лишь поездки на дискотеки и пиво, изменились. Как к лицу им камуфляж или черная форма! Заметно, что они по-другому чувствуют себя, возвысившись душой до глобального понятия служения Родине, народу, вдруг стали расспрашивать своих родителей о том, не было ли у них в роду казаков, а в сундуках отыскались старинные регалии, бережно спрятанные прадедовские погоны, медали. И стали поистине семейными реликвиями полуистлевшие фотографии, где предки в форме Войска Донского. У ребят в жизни появилось что-то Великое. Но атамана не понимают многие обыватели: "Зачем нам это? Что за блажь - возрождение казачества? Если бы вам за это платили... В наших краях и станиц-то было три-четыре...". Многим не понять, что если бы жив был дух казачества в этом краю, не зарастали бы пашни бурьяном, не скупали бы их за гроши заезжие чужаки с Кавказа. Поэтому население юга России снова надо оказачивать, необходима воинская каста, миссия которой - из рода в род оберегать Родину.
      
      Из письма Балашова: "...любые реформы возможны лишь при организованной национальной силы, способной проявить себя вплоть до вооруженного вмешательства... Люди, которые, сидя тут, оплёвывают Россию, должны уехать за рубеж. Они уедут, когда им станет "горячо".
      ...На мой взгляд, в произведениях Балашова главную роль играет философский анализ такого явления, как русская власть. Её миссия, вековые достоинства и недостатки, проистекающие именно из русского характера её носителей - князей и государей. Бог, властитель и народ - их взаимосвязанность на земле Руси всегда явлена на страницах балашовских книг. Православная вера, как испытующее начало. Бремя власти... Власть на Руси как тяжкий груз, сужденный свыше, передаваемый по наследству. Власть в Орде как источник богатства, славы, русские князья и ордынские ханы. Государственные интриги. Унижение и грызня из-за ярлыков. Глубокое раскаяние и самоотверженность. Но едва ли меньшее место, чем власть мирская, занимает в романах Балашова духовная власть. Святые подвижники или суровые пастыри, смиренные перед богом, не отступающие перед земными владыками, отстаивающие интересы Отечества в Орде. Когда мы размышляем сегодня о русской власти, романы Балашова могут показать её воочию, в лицах. Лики русской власти: благородная и суровая Марфа Посадница Новгородской республики. Трагическая фигура Симеона Гордого...
      
      Русь в огне ордынских набегов и междоусобиц духовно окормляли достойные и самоотверженные пастыри. В своих романах Дмитрий Михайлович вновь и вновь представляет идеалы власти духовной в лицах митрополита Алексия, Зосимы Соловецкого, Сергия Радонежского, в борении с житейскими трудностями и врагом невидимым оберегающие свою паству. Почему сегодня многие национально мыслящие люди обращаются к язычеству? В ряде случаев и потому, что официальная церковь занимает пассивную соглашательскую позицию с политикой, разрушительной для нации. Иерархи, отменно спевшиеся с властью, становятся сообщниками убивающих Русь.
      
      В 1994 году я преподавала рисование и немецкий язык в сельской школе. Наверное, мои читатели удивятся, узнав, что одновременно я учила церковно-славянскому языку в воскресной школе. Мне нравилась ожившая древнерусская речь персонажей Балашова. Рассказывают, что Дмитрий Михайлович часами мог говорить на старославянском языке, жаль, что я его не услышала.
      Из писем Д.Балашова: "Что касается моих романов, то они, кроме новгородских ("Господина Новгорода" и "Марфы") представляют, по сути, единое сочинение, ибо те же герои переходят из книги в книгу, а всё вместе называется "Государи московские": "Младший сын", "Великий стол", "Бремя власти", "Симеон", "Ветер времени", "Отречение". Заключительную книгу "Святую Русь", я пишу сейчас и издаю частями".
      "Где нам найти своего Наполеона? Жуков, имевший силы и возможность отвоевать страну, совершить "революцию наоборот", ничего не понимал в политике и был, увы, коммунистом. Его и съели! Власов и теперь является пугалом для всех".
      "В сельской школе, где до весны учился мой сын, он один и был патриотом один из всех учащихся! И в Москве не лучше, чем в провинции. Но вы-то появились-таки! И сколькие ещё вспомнят, наконец, своих прадедов?"
      Дмитрия Михайловича радовало то, что он видит представителя нового поколения, который готов служить Родине.
      
      "Лев Николаевич Гумилёв, мой учитель, умирал с тяжким чувством.
      - Быть может, - говорил он, - нация, минуя "золотую осень", уже перешла в обскурацию, тогда конец.
      Конец, добавлю, и России и русским, ибо остаться огрызком земли в пределах 15-го столетия нам не позволит никто. Все исторические наблюдения убеждают меня в том, что великим нациям не прощают их прежнего величия. Мы не Эстония, не мордва, нас попросту уничтожат. Писал статьи на геополитические темы: - почему страну нельзя делить, и почему мы не имеем права терять наши выходы к морям - как об стену горох!.. Одолевает ощущение бессмысленности любых призывов... Мне представляется, что Ваши стихи "Спите, трусы!" родились после какого-то застольного спора, когда Вам бросили презрительно: мол, сколько вас, мыслящих о благе Отечества? Человека три на всю страну, не более!".
      Я могла бы ответить Дмитрию Михайловичу, что пьяные застолья характерны скорее для велеречивой и продажной патриотической богемы, а не для националистов.
      
      Из писем Д.Балашова: "...Наши враги по-прежнему рассчитывают игру на два хода вперёд - монаршее семейство подготовили из своих! И церковь разлагают изнутри. И ни у кого из патриотов нет программы действий, программы нового устроения страны!"
      "Я и сам когда-то учился живописи, сам когда-то преподавал в деревне, и сейчас, перечитывая Ваши гордые строки, думаю с надеждой: неужели жизнь прошла не напрасно?! Неужели после торгашеского поколения, поколения рэкитиров, лавочников, готовых за гроши родину продать, и всесветных проституток, идёт, пришло уже новое поколение, - героев и героинь, матерей, пахарей и воинов, грядущих спасти Россию? Тогда не напрасно всё - и труд, и долгое мучительное наше прозревание, и книги, не нужные больше никому в мире, кроме русичей, не забывших отчизны своей! Дай Бог, чтобы поколение внуков пошло за такими, как вы, и чтобы вы сами не оказались в одиночестве, не поддались отчаянию...".
      Если Дмитрия Балашова радовало то, что часть молодого поколения всё же прониклась идеями национал-патриотизма, то и я сегодня стала задумываться: нахожу ли отклик у нового поколения русских читателей, так как их мнение имеет для меня решающее значение.
      
      Как-то я получила письмо от скинхеда: "Я хочу поблагодарить Вас за Ваше творчество от имени своего друга Паши Рязанцева, который недавно погиб в уличном бою с кавказскими оккупантами. Он очень любил Ваши стихи!"
      Я горжусь такими читателями. Пусть большая часть молодёжи болтается по клубам и пьянкам, кого-то арестовывают с героином в кармане, кто-то подаётся в секъюрити к властьимущим, но кто-то приходит в националистическую организацию, рискует свободой, даже жизнью в борьбе за Россию. И пусть в их плеерах диски с готическим роком, и верят они в Перуна, а не в Христа, старшее поколение патриотов должно принимать молодых соратников такими, какие они есть - дело у нас общее. Через все письма Дмитрия Балашова проходила главная мысль - русским необходимо мощное, объединяющее всех нас, национальное движение, и он своим творчеством служил его созданию.
      
      Я горжусь перепиской с Дмитрием Михайловичем.
      "Меня в Вас поражает, при Вашей молодости, абсолютная зрелость мысли и твердость национальной позиции. Мыслю так же и, увы, не вижу другого пути спасения России, кроме силового".
      Скажу честно, неудобно мне цитировать лестные слова известного писателя в мой адрес, но говорят они о том, каким человеком был Дмитрий Михайлович. Понимал, как много значило его одобрение для начинающего автора, стремился поддержать на выбранном пути. И несмотря на то, что меняются мои политические взгляды, я сохраняю добрую память о тех, кто заметил моё творчество в период становления.

  • Оставить комментарий
  • © Copyright Струкова Марина Васильевна (strukowa1@mail.ru)
  • Обновлено: 14/01/2011. 12k. Статистика.
  • Статья: Мемуары
  •  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.