Свиридов Михаил Юрьевич
Австралийские ветры

Lib.ru/Современная литература: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • Комментарии: 4, последний от 25/10/2019.
  • © Copyright Свиридов Михаил Юрьевич (time2000@hotbox.ru)
  • Размещен: 12/05/2008, изменен: 17/02/2009. 195k. Статистика.
  • Новелла: Публицистика
  • Иллюстрации/приложения: 2 шт.
  • Скачать FB2
  • Оценка: 4.23*7  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Автор обратил внимание на обыденность улыбки в жизни австралийцев. То, что все переселенцы спотыкались об улыбку в самом начале своего познания Австралии, может удивить кого угодно, только не пост-советского человека. В этой стране всегда ценили серьезность, именно поэтому так трудно было отличить свадебную фотографию от похоронной. Разве только по костюмам.


  • Михаил Свиридов

    Австралийские Ветры

      

    Из Австралии с любовью

      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      

    ИЗДАТЕЛЬСТВО "ЮЖНЫЙ КРЕСТ"

    БРИСБЕН

    2000

      
      

    Редактор издания

    ЕЛЕНА ВОЛКОВА

      
      

    КРАТКОЕ ЭССЕ О ЗНАЧИМОСТИ УЛЫБКИ В НАШЕЙ

    ЖИЗНИ.

      
      
       "С трудом из общей черноты я выделил черноту моего встречающего, по хмурому выражению лица которого нельзя было догадаться, рад ли он меня видеть. Да, испортила меня Австралия."
      

    (Михаил Свиридов. "Ветер перемен")

      
      
       Эта книга объединила под своей обложкой двух авторов. Хотя сошлись они в одной книге почти случайно, все-таки в случайности этой замечается некоторая закономерность. Оба - воспитанники Советской системы. Оба - ученые. Чисто случайно, оба они - мужчины. Предмет их любопытства, запечатленный в книге - австралийцы, их нравы, обычаи и попытка новичка-эмигранта из бывшего СССР к этим обычаям приспособиться. Обоим авторам присущ иронический взгляд на мир. Отсюда, слава Создателю, наконец, начинается различие.
       Наши авторы обратили внимание на обыденность улыбки в жизни австралийцев. То, что они споткнулись об улыбку в самом начале своего повествования, может удивить кого угодно, только не пост-советского человека. В этой стране всегда ценили серьезность, именно поэтому так трудно было отличить свадебную фотографию от похоронной. Разве только по костюмам.
       Другая особенность - страсть к клише. А как же иначе?
       Чтобы хоть как-то отстоять свое мнение, надо было его подкрепить мнением проверенного авторитета. Откройте любую статью доперестроечного периода - и вы увидите бесконечное месиво цитат из классиков марксизма-ленинизма, приведенных к месту и не очень. Если цитату раздобыть не удалось - пожалуйста, поговорочка. Ну а если и с этим плохо, тогда на выручку приходили расхожие фразы и словечки. Вот, например, из моих любимых - "чувство глубокого удовлетворения". "С чувством глубокого удовлетворения узнали об опоросе свиней, запуске очередного искусственного спутника, крупной победе советских хоккеистов..." - далее можете подставить свое. За этими клише наметанный взгляд советского читателя высматривал и находил подлинный смысл, опасный намек, а то и просто - улыбку. Так мы снова вернулись к улыбке.
       Оба автора в названии своих заметок прибегли к клише, но клише особого рода - ироническому. "Человечество, должно смеясь расставаться со своим прошлым". Кто сказал? А вот и неправильно! Карл Маркс. Поэтому, с улыбкой отдавая дань прошлому, Павло Ангелуца называет свой медицинский опус псевдо-шпионским и грозным именем "Без права на ошибку" (читатель насторожился и внутренне подобрался), а Михаил Свиридов одаривает нас целинным "Ветром перемен" (читатель мечтательно загрустил). Вот тут-то оба они нас и надули! Может быть, это и было их целью? Тогда давайте повнимательнее заглянем в лицо нашим авторам. Запасливый редактор на этот случай располагает их Резюме.
       Михаил Свиридов прошел большой жизненный путь - от рядового ученого до незаурядного эмигранта с литературными амбициями. За плечами у него - вы не поверите! - Московский Институт электронного машиностроения, в который Михаил поступил в тот самый год, когда автор этих строк закончила среднюю школу, располагавшуюся аккурат напротив упомянутого ВУЗа в переулке столь узком, что можно было строить рожи из окна в окно. Для 10-миллионной Москвы это интересное совпадение. Однако надо было мне приехать в Австралию, чтобы я получила, наконец, свою возможность построить рожи.
       Далее. Михаилу удавалось довольно удачно сочетать научную и музыкальную деятельность, что привело к тому, что он был принят в Союз композиторов (очень престижно!), выпустил книжку стихов, защитил кандидатскую диссертацию на компьютерную-электронно-математическую тему, написал шесть книг по своей специальности, где-то по дороге получил грамоту от ЦК ВЛКСМ за научные достижения, и вырос бы наверно в академика - да тут грянула Перестройка. В эти годы мы видим Михаила на передовой зарождающегося русского бизнеса. Как президент и владелец компании "Феникс" он открывает Центр по научному программированию и информационным технологиям, магазины, рестораны, мебельную фабрику, видео-библиотеку, экспортно-импортную контору, туристическое агентство, фирму по строительству, ремонту и декоративной отделке зданий... Я вас предупреждала, что вы не поверите, однако, это правда. Причем, не вся. На всю у нас не хватит бумаги. Что удивительно, так это то, что он умудрился при этом сохранить отличное здоровье!
       "Записки переселенца", на мой взгляд, были попыткой осмыслить происходящее не только с точки зрения эмигранта, но и ученого. Отсюда в тексте экономические выкладки, цифры, тяга к обобщениям и анализу. При этом теоретическому разбору подлежат довольно тонкие материи личных отношений мужчины и женщины. Стоило ли их подвергать такому анализу - решит читатель. Думаю также, что читателю будет небезынтересно (еще одно замечательное советское выражение!) прочесть главы, посвященные Москве, где литературный талант Михаила особенно виден. Мы оставили за собой право поместить в книге фрагмент, посвященный путешествию на Фиджи. По понятным причинам. Хотя, от себя еще раз заметим, что там, где литератора начинает заслонять ученый, хочется вмешаться и объяснить, кто в литературном доме хозяин. Побалансировав на одной ноге перед пропастью теоретических умозаключений, наш автор хватается за спасительный канат иронии - и мы с ним снова мчимся на всех ветрах (перемен!) от истории к истории.
       Наш замечательный доктор Павло Ангелуца известен друзьям своей лукавой улыбкой. И вместе с тем - доброй. Ему, наверно, на роду было написано родиться Доктором Айболитом и стать писателем. В своей автобиографии "О себе, любимом" он пишет: "Родился... ровно за три года до денежной реформы 1961 года и ровно за тридцать километров от родины Льва Давыдовича Троцкого в Бобринце. Во время моих родов кроме мамы-гинеколога другие коллеги не присутствовали. (Мама выпила накануне шампанского, и роды прошли без осложнений.)
       В дошкольные годы основными увлечениями были рыбалка в пруду и кораблестроение для местных сельских луж. Полезная деятельность - сбор конских кизяков для мазанки-хаты бабушки и посильное участие в частных сельскохозяйственных работах. По свидетельству очевидцев, мечтал устроиться "диверсантом по Советскому Союзу"
       Закончил без особых скандалов известную в городе Кировограде (и за его пределами) среднюю школу No 11. Любимые занятия в школьные годы - математика, шахматы и чтение газеты "Правда". Любимое блюдо - сало с чесноком, заваренные в крутую яйца и помидоры (но без водки).
       По протоптанной мамой дорожке поступил в Киевский медицинский институт, который и закончил с отличием "по классу" - лечебное дело... После окончания трехлетней клинической ординатуры защитил (от оппонентов) кандидатскую диссертацию по кардиологии (тема была очень интересная - название диссертации 12 слов)... Успешно соединял медицинскую теорию (многочисленные научные статьи и тезисы на четырех языках и малочисленные монографии- дополнение ред.) с практикой работы врачом в ревматологических и кардиологических отделениях Октябрьской больницы города Киева. Политические взгляды последовательно - жовтенятко (октябренок - ред.), юный-пионер-ленинец, убежденный комсомолец, выпускник Института марксизма-ленинизма по факультету высшие идеологические кадры, неопределившийся беспатрийный, член Партии Зеленых Украины.
       В Австралию попал по настоянию старшей сестры (которая осталась в Москве). После двух с половиной лет активной и интересной переписки с Посольством приехал в Австралию в январе 1993 года... в качестве "biomedical scientist", которым и работал в течение года в Сиднее... Работать врачом в Австралии и не мечтал, однако в связи с ограниченными фондами в научном отделе St Vincents Hospital в Сиднее, где проработал первые восемь месяцев "старшим лаборантом", был вынужден искать работу и, к своему удивлению, был принят на должность врача-резидента в больницу Лонсестона в Тасмании. За два с половиной года работы там успел сдать все медицинские экзамены для врачей-иностранцев (просто повезло!) и получить полную медицинскую регистрацию в Австралии, затем - еще полтора года ротации в больницах Квинсленда.
       За несколько месяцев до распада СССР познакомился на научной конференции с Леночкой Монаховой из Ташкента, с которой в конце концов повенчался в украинской православной церкви в Гренвил на Сиднейщине. Так он стал отцом тасманийца Романа Павла и квинслендки Марии Санюши. Хобби - купания в океане, собирание марок и монет. Любимая пища австралийского периода - seafood.
       Последние два года с удовольствием работает семейным врачом на Красноутесовом полуострове (Redcliffe Peninsula) на севере Бризбена. Своим русскоязычным читателям Павло известен публикациями в журнале "Южный Крест", которые мы - иронически - озаглавили "Не ходите, дети, в Австралию гулять", перефразировав известный стишок Корнея Чуковского. В этой обширной, растянувшейся почти на 10 номеров статье, наш автор описывает различных опасных и ядовитых животных "зеленого континета", а также предлагает советы по оказанию первой помощи пострадавшим от близкого знакомства с вышеуказанными тварями.
       Однако, нашему милому доктору было явно тесно в рамках научной статьи. Его тянуло на широкий литературный простор, где уже вовсю разгулялся ветер перемен. Павло много и серьезно работает в этом направлении. Его книга о взаимоотношениях врача и больного в Австралии, которая выйдет в скором времени на английском языке, будет, безусловно, интересна и русским, и австралийским читателям.
       Здесь мы публикуем фрагмент, специально подготовленный для этой книги. Наш автор тоже любит пошутить и поиронизировать, но только не тогда, когда речь заходит об этической стороне медицинской практики. И тут мы видим серьезного и вдумчивого эссеиста, стремящегося дать объективную оценку системе, в которой он уже давно не новичок. А если среди наших читателей найдутся "люди в белых халатах" - успешно практикующих, ушедших на заслуженный отдых или вдохнувших полной грудью ветра перемен в проходной Австралийского посольства - то мы берем на себя смелость заявить, что произведение Павло Ангелуцы вы прочтете как бестселлер - не отрываясь. Итак, в путь!
       Чем же привлекательна книга, которую вы держите в руках? Два писателя, два ученых, два эмигранта из несуществующей страны - СССР, два ирониста и две точки зрения на окружающий мир. Что такое этот мир? Творение Создателя или всего лишь наше представление о нем, как утверждал Бэкон? В таком случае, мы и получаем таковое представление об австралийском мире за подписью двух авторов - Михаила Свиридова и Павло Ангелуцы.
      
       А я прощаюсь с вами до лучших времен.
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      

    Кандидат технических наук

    МИХАИЛ СВИРИДОВ

    Ветер Перемен

    Книга в двух частях

    1995 - 2000

      
      
      
      

    Предисловие

      
       Если бы тебя усыновил царь, твое
       высокомерие не знало бы пределов.
       Почему же ты не гордишься
       сознанием, что ты сын Божий?
      

    Эпиктет, 100 г. н.э.

       Каждый из нас проходит небольшой кусочек мозаики большой картины материального Мира, и кто-то знает, почему именно выбран этот кусочек. Не надо даже смотреть из другого Мира, уже и так видно, если оглянуться назад на увлекательный роман окружающей тебя жизни.
       Передо мной несколько интересных вещей, которые остались от моей бабушки, и что они говорят? Большой тяжелый фотоальбом с кожаным переплетом, золочеными углами и торцами толстых страниц, которые и страницами назвать нельзя: - прямо как вырезанные для вечного хранения. Лицевая обложка носит следы семейного герба, который когда-то гордо красовался серебром, а в годы октябрьского большевистского переворота позорно был спрятан или уничтожен. В альбоме остались безобидные для социалистической страны семейные фотографии бабушки, ее матери, дяди, тети, ее бабушки и тому подобное, принадлежащие уже позапрошлому девятнадцатому веку. Страницы носят следы изъятия и замены фотографий. Трудно догадаться без комментариев, кто это люди.
       Несколько серебреных рюмок с коронованными вензелями и... скромная рюмочка отца бабушки, помеченная только маленькими инициалами. Портрет, выполненный рукой тогда совсем неизвестного, нуждающегося в выпивке, художника Васильева. Небольшая картина в золоченом подрамнике с серебряной табличкой "Carl Scherres", которая когда-то красовалась в большой золотой раме, а потом мы с братьями расстреливали ее из рогатки, как пережиток буржуазного прошлого. Личная бабушкина серебряная ложка с полустертым коронованным гербом и инициалами. Все другое было уничтожено и спрятано под страхом оказаться в застенках НКВД. А главное - это бабушкины рассказы, в которые было трудно поверить, но и невозможно уничтожить. Сейчас это кажется до ясности трагической историей одной из обычных семей большого земного народа.
       Сложив все в одну кучку, можно представить следующий сюжет. Скажем так, моя пра-пра-бабушка была личной белошвейкой у именитого немецкого барона. Тогда было принято, и не только тогда, держать при себе красивых девушек эстонского происхождения для поддержания здорового рода, когда наследник, болея от кровосмешения, не будет способен поддерживать свой знатный род. Вот тогда и выплывал вдруг братец или сестричка. Практически, как бы параллельно с официальным, но больным родом с семьей жил здоровый неофициальный род. Мужем моей пра-пра конечно же был морской офицер, который, как и положено, дома появлялся редко, а дети рождались и росли. Так и появилась любимая бароном дочка Мария Рейнфилд, которая сразу получила особое внимание и образование, для окончания которого была направлена к Датскому двору. Ее красота не могла не привлечь внимание Датского принца, но отношения зашли настолько далеко, что принц потерял голову и сделал предложение. Рановатенько - не тот еще был случай. Датская корона пока еще не так страдала от кровосмешения.
       Но шаг сделан, и надо было срочно найти достойного Марии мужа, кем и оказался Петроградский ювелир при Феберже Вильгельм Гаррус. Хороший был мужик. Когда он умер уже в Ленинграде, огромная процессия шла за его гробом. Незнающие люди думали, что хоронят очередного красного комиссара. А умер-то он во время пения в эстонском хоре. Красивая смерть.
       Так или иначе, вскоре родилась дочь (моя бабушка) Зельма - Гертрут (одно имя для одного папочки - другое - для другого). Тут-то внимание было вдвойне: немецкий детский сад, немецкая школа, семейный врач, учитель французского языка, приглашения на велосипедные прогулки с царской семьей, небольшое сходство с будущей загадкой истории принцессой Анастасией, балы в офицерской среде, работа в престижном месте с небывало высокой оплатой. Все это предвещало блестящее будущее. Но .... буйные ветры перемен раскачали страну, и пришла революция. И все перевернулось, хотя Зельма поначалу и не заметила этого: девятнадцать лет, танцульки, юнкера, моряки, пули свистят над ухом. Да странно, юнкера за белых, моряки - за красных. Сегодня хоронишь одних с красными флагами, а завтра других с "белыми" флагами.
       Красные патрули начали шнырять по квартирам в поисках молодых девушек для национализации, да и голод подкрался незаметно. А тут, как бы случайно, подвернулся бронепоезд, а в нем комиссар, по секрету сбежавший из семьи священника, т.е. не хам, образован, да и главное хлеб, сахар и масло есть. Что делать? Защитника - царя убили, заграничные связи утеряны, один путь - замуж. Хотя бы не национализируют, и вроде при офицере, брате ближайшего соратника Ленина, т.е. спокойная сытная жизнь обеспечена. Но ... промахнулась. Партия заслала его в Пятигорск для организации первых красноармейских офицерских курсов. Голод, бело-бандиты, да и просто бандиты, включая красных, вплелись в ее жизнь и жизнь ее матери Марии. Так, в тревоге и родилась моя мать. А что дальше? Новое задание партии - организация первого Московского авиационного института. А дальше: уничтожение соратников Ленина, а заодно и их родственников. Вот тут-то и пропали все семейные архивы, а мой дед "почетно умер от тройного инфаркта" в партийной больнице. Так бы и додавили бы всю семью, но наступила вторая мировая война.
       Матушку мою бросило в эвакуацию вместе с Бауманским институтом, а ее брата, после артиллерийского училища, на фронт, а бабушку Зинаиду Васильевну (перекроили из Зельмы Вильгельмовны) с ее матерью Марией в эвакуацию вместе с артиллерийским училищем. Как иждивенке, Марии было положено пятьдесят граммов хлеба в день, да и это она отдавала голодным детям. Так и дотянула до дня Победы 8 мая 1945 года, не поняв этого, и умирала в бреду: "Дай хлебца, дай хлебца, дай хлебца....". Вот вам и судьба подруги датского принца, отдавшая всю жизнь своей единственной дочери.
       А что же принцесса? Дотянула до внуков, и удивляла нас своими рассказами, а наша матушка, будучи убежденной коммунисткой, присекала эти разговоры, говоря, что это все буржуазные выдумки. Выдумки - не выдумки, а некоторые фотографии вдруг выплывали из небытия, фамильное серебро с коронами и гербами потреблялось мною и моими братьями, а то вдруг приезжали из Ленинграда бабушкины знакомые - отголоски скрытого прошлого. Последним доказательством тайного, что становится явным, стало письмо из Канады от бабушкиной двоюродной сестры. Письма проходили тщательный досмотр в спецслужбах, но все-таки что-то просачивалось из скрытого прошлого.
       Но годы брали свое, пришло время бабушкиной душе покинуть больное раком тело. Она тяжело болела, не могла двигаться, стонала в бреду. Но наследственное воспитание не давало ей покоя. Очнувшись от собственных страданий, говорила: - "Кто это там стонет, извините, не могу подойти помочь Вам, сама не могу встать". После нее остались дневники, которые моя мать сожгла, испугавшись их откровений. Потом, уже здесь, в Австралии она об этом пожалела: могли бы узнать и оставить детям эти удивительные жизненные истории.
       Так и проскакивают искорками судьбы людей, и оглянувшись, начинаешь понимать и искать доказательства, что мы не создаем судьбы, а переживаем отведенную нам жизнь. Но начинаешь это понимать не сразу, а от самодовольной уверенности, что все тебе подвластно, до ударов судьбы, которая постепенно и ставит тебя на место. Скоро наступит и наше время посмотреть со стороны, что мы пережили. Это осознание неизбежности проходило для меня в процессе освоения нового мира Австралии. Поэтому начало пышет скептическим самодовольством, но постепенно повествование скатывается до скучноватого описания событий. Практически от гордости сознания управления судьбой до понимания неизбежности происходящего.
       Так и родилось две части книги "Ветер перемен". Первую часть называется "Записки Переселенца", хотя можно было назвать "Как делается журнал", которая отражает отношение к Австралии, людям в этой стране и изменения в моем мировоззрении.
       А вот вторая часть! ...начинается с научно популяризированной статьи о современном представлении Вселенной и продолжается просто повествованием об удивительных событиях вокруг меня, когда правда кажется невероятной, а неправда, как никогда, подходит к ситуации. Вторая часть написана от третьего лица, т. к. случаи собраны как из личного опыта, так и по рассказам окружающих и по результатам наблюдений. Некоторые реальные персонажи могут быть обижены, а близкие люди неприятно поражены и озадачены. Поэтому и появляется третье лицо, чтобы не связывать повествование с моей персоной лично.
       Как первая часть начиналась с отношения к происходящему, так и вторая часть, после осознания очередной ступени истины отражает только невероятность происходящего на самом деле в этом Мире.
      
       Так попробуйте раскусить первую часть и решить, нужна ли вам вторая!

      
      

    ВЕТЕР ПЕРЕМЕН

      
      

    ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

      

    ЗАПИСКИ ПЕРЕСЕЛЕНЦА

    Глава 1

      
       Определение: Современный русский человек в Австралии - это индивидуум из большой советской семьи, называемой пост советскими республиками, который может говорить по-русски и даже иногда слушать и читать. Разными путями покидают бледные птенцы со своими потрепанными родителями родное, пахнущее сезонными запахами гнездо: осенью - затхлостью, зимой - приготовлением пищи, весной - цветами, летом - травой и листвой. И первое, что удивляет, это отсутствие запахов в воздухе новой Родины - Австралии. А как хочется вздохнуть полной грудью, пахнущий заграничным раем, воздух свободы, - а вдыхаешь ... только воздух. Да! Это первая потеря - а может быть, и нет? Первые потери могут случиться в дороге во время бушующего воздушного океана за бортом самолета.
       Если это японская авиакомпания JAL, многие индивидуумы из советской страны быстро объединяются в "группы товарищей" для совместного потребления халявных напитков, вкус которых уже известен с начала 'перестройки" и не является "заморским чудом" специально для советских "телезрителей". Узкоглазые девочки, наверное, японского происхождения, всю ночь простаивают у разных "групп товарищей" для смены опустевшей стеклотары и посуды на полные бутылки. Могли бы для московских рейсов заказать бутылки большей емкости. Медленно перестраиваются дальние друзья по бизнесу. Однако родной Аэрофлот бережет здоровье сограждан, даже отъезжающих, и обеспечивает их строгим распределением продуктов, согласно купленным билетам. У... буржуи! - объедаются в первом классе. JAL авиа линии [Людмила Казовская]
       Дружной толпой "группы товарищей" вываливаются из самолета с надеждой на поправку здоровья: ноги не держат, во рту сухо. К счастью к их услугам движущиеся дорожки и сеть "японо-общепитовских" точек со свежим пивом. Тут начинаются первые потери: группы товарищей редеют, т. к. халявное питье закончилось, и каждый выбирает похмельную точку по своему карману, а у кого в кармане дыра - отправляется на индивидуальную экскурсию по окрестностям перевалочной остановки. Японская остановка довольно длительная, поэтому некоторые индивидуумы переходят от поправки здоровья к новому этапу потребления. Здесь происходят потери, о которых узнает весь аэропорт по громкоговорящему радио. Целый час ожидает заполненный самолет пропавших индивидуумов. Когда же, наконец, проснувшись на аэропортовской лавочке с красными, но уже осмысленными глазами "невозвращенец" пытается выяснить какую неустойку следует заплатить за задержку рейса на один час - неожиданно он получает билет на следующий рейс. А где же многомиллионные неустойки, которыми пугали советских людей и так активно внедрили в пост советский капитализм. Наверно не любят наших невозвращенцев и неустойки - только привилегия для богатых. Несправедливо!
       Вторая часть пути в жемчужину Австралии город Брисбен проходит значительно спокойней. Дает о себе знать усталость от прошедшей ночи и дня, а также "группы товарищей" значительно поредели. Часть сошла в Японии, а часть, как уже известно, отстала от рейса. Рыгая заморской пищей, небритые и бледные группки ожидают таможенного контроля, на который, как на быка, действует красный молоткастый паспорт из "широких штанин" (Для тех, кто помнит, и изучал глашатая революции Владимира Маяковского). Начинается охота на заморскую пищу, особенно на колбасу. У некоторых индивидуумов эту колбасу ищут под одеждой, наверное, здесь очень хотят увидеть эту заморскую диковину. Пройдя разделочные таможенные столы, наконец, можно шагнуть на свободную землю и полной грудью вздохнуть запах свободы. А вдыхаешь ... только воздух. Ну, наверное, не запахом богат этот воздух, а ветром - ветром перемен.

    Межглавие 1 и 2

      
       Вот так и появилась первая глава бесконечного повествования, написанная специально для сугубо русско-иммигрантского издания "Ведомости". Конечно же, многие и прочитать это не могли, а другие мало чего поняли. Язык за 30 - 40 лет значительно изменился, да и жизнь на оставленной Родине поменялась до неузнаваемости. Так зачем же писать для тех, кто не может читать? Да воспоминания были свежи, и обид на окружение поднакопилось, хотелось высказаться. Конечно, после первой пробы можно было и не писать. Однако редактору требовались материалы, поэтому поступил двойной заказ: и продолжение и отзыв. Собрав некоторые устные отзывы (письменные получить практически невозможно, если кто-то и умеет читать, то писать уж - полная каторга) и, опираясь на традиции русских обществ в Австралии всегда собирать деньги, получил некоторый суррогат истины с пародией на газетные вырезки эпохи застоя, которые, как правило, начинались со следующего заголовка:
      

    "ОТВЕТЫ НА ПИСЬМА ТРУДЯЩИХСЯ"

      
       Редакция получила более тысячи писем с различными вопросами, пожеланиями по поводу публикации "Ветер перемен". Мы получили письма с финансовой поддержкой нашей газеты, а также в пользу автора. Все письма с пожертвованиями мы оставили в редакции, а вот с вопросами и пожеланиями мы отправили автору, на которые автор любезно согласился ответить:
      
       Спасибо за письма. Очень жаль, что я получил не все, а только часть без материальной помощи. Письма можно разделить на несколько групп. Часть писем пришло от проживающих в России с одинаковыми вопросами. Например, Иван Иванович из Нижнего Тагила спрашивает: "Неужели это правда, что так хорошо в самолете авиакомпании JAL и можно пить сколько хочешь. Как можно слетать на таком рейсе?" Отвечаю. Слетать очень просто - надо купить билет и получить визу в Австралию. Однако если вы хотите обойтись без визы в Австралию, можно пройти пограничный контроль с билетом в Турцию, а затем слетать до Токио и обратно. Это тоже интересно.
       Были письма, которые разбирают мои грамматические ошибки, но я думаю, это вопросы в редакцию. Следует отметить очень интересное письмо из Австралии. Автор этого письма возмущен, он считает, что моя публикация очень обобщает. В частности, он летел на самолете JAL и не потреблял спиртных напитков. Ну что я могу на это ответить: если есть один трезвенник - это его право, которым он может гордиться, но не надо тоже обобщать и обижать русского человека, который любит хорошо выпить и закусить. Во всяком случае, любая реклама о вечере в Русском клубе базируется на обильном столе и баре со спиртными напитками. А отчет о вечере гласит, что многие оставались до утра. При этом никто на этот отчет не обижается и писем не пишет. Так что пишите, чем больше пишите вы мне, тем больше я могу написать Вам. Спасибо!
      

    Глава 2

      
       ... и я вышел! И ничего нового не увидел. Все то же солнце сквозило сквозь стеклянные стены, те же загорелые, шортастые фигуры ожидающих плотным полукругом давили на выходящих. Выделялись парочки, наверное, мамаши с женихами и конечно с цветами. Почему с женихами? Потому что далее они обнимали, уж очень чувствительно, молодых женщин, которые в самолете говорили по-русски, при этом "мамаши" проявляли подчеркнутое участие. Две русскоязычные невесты на самолет! - неплохой приход в семью австралийского многонационального народа. Так что же ничего удивительного на другой стороне земного шара, кроме того, что ходить теперь придется вниз головой?
       Да нет, конечно, поражают размеры довольно большой части австралийцев. Говорят, эта болезнь пришла из Америки и называется "Макдональдс". Теперь мне стало понятно, почему в Москве в одноименном ресторане такие широкие двери. А раньше, по наивности я думал, что такие двери нужны, что бы избежать давки от очереди всех желающих посетить заморское чудо. А ведь так и было, чтобы попасть в эти ворота, нужно было ждать не менее двух часов. А как я теперь понимаю, должно быть, устроители этого аттракциона ожидают распространения американской инфекции макдональдского ожирения и в Москве. Кстати, о переносчике этой заразы. В Москве эти гамбургеры гораздо вкуснее, чем в Австралии. Причина, я думаю, кроется в том, что здесь используются очищенные и замороженные исходные продукты, а в Москве не успевают ни вырастить, ни очистить и, конечно уж, ни заморозить - съедают все на корню. Поэтому сырой свежак дает такой эффект. Хотя это, может быть, продолжение рассуждений о запахе. Да, и вкус австралийской пищи для вновь прибывшего кажется пресным. Салаты имеют вкус душистого майонеза, мясо - соуса типа ВВQ, масло - соленого маргарина, огурцы - уксуса и т. п. Однако уже опытные переселенцы знают, что надо применять американский майонез, есть израильские огурцы и забивать привкус пресности венгерской приправой. Хотя о вкусах не спорят, а только рассуждают.
       Итак, я вышел и оглядел лица входящих в полукруг встречающих. Довольно тяжело встречаться взглядом с австралийцами, потому что они, как по команде, начинают улыбаться. Иногда глуповато и виновато, иногда жалко, а иногда агрессивно. Поэтому, привыкнув к туманным или бегающим взорам далекой родины, теряешься и не знаешь, как ответить. Кстати от этой привычки улыбаться австралийцы быстро отвыкают в Москве. Я не видел такой реакции у австралийского штата посольства в Москве, хотя я старался преданно и доброжелательно смотреть им в глаза - ни какой улыбки в ответ. Когда-то, лет 15 назад, когда у меня был комсомольский зачес густых волос, доброжелательные руководители говорили мне: "Ну, чего ты лыбишься? Советую тебе быть посерьезнее и знать с кем имеешь дело". Приблизительно аналогичные советы приходилось слышать и от руководителей другого мира, только в других выражениях, свойственных криминалу. Хотя какая разница между криминалом, который живет по своим законам, и теми, которые следят за выполнением писаных законов. Для тех, кто стремится к истинной свободе, и то, и другое - цепи. Так что отучили. И теперь я стал понимать их. Если я не питаю никаких добрых или дружеских чувств к человеку, то конечно его улыбающееся лицо вызывает раздражение. Уроки Родины незабываемы. Представляю, как же я раздражал партийных функционеров своей доброжелательной улыбкой.
       Однако я успел заметить, что улыбающиеся лица несут вредный отпечаток - появляются морщины, и в последствие австралийцы выглядят гораздо старше свеженьких вновь прибывших однолеток. Так что хочешь быть молодым - не расставайся с комсомолом и живи, где жил, и морозный ветер угарного газа законсервирует твою молодость навечно.
       Выйти я, конечно, вышел, но вы, наверное, уже почувствовали, какую заминку я ощутил. Моя небритая физия шершавилась об гладкие улыбающиеся лица, из массы которых было трудно отыскать моих встречающих. К тому же, один из причастных к моему приезду, отрастил бороду и пытался притвориться русским. Мою небритость я могу объяснить различием электрических штепселей и розеток Россия - Япония - Австралия, а ЕГО небритость так и не была объяснена им, ни на момент встречи, ни в обозримом будущем. Может эта публикация побудит его открыть свой секрет. Наконец я поймал взгляды основных моих встречающих. Почему основных? Я думаю, все кто ожидал меня здесь, любят меня, но эти особенно: - я имел транспорт и проживание на первый момент. Таким образом, дружная толпа австрало-русско-говорящих растащила своих долгожданных, тем более жданных на пару часов больше из-за задержки рейса, и дружно покатила багаж к средствам передвижения. Конечно, общее ликование портило отсутствие пропавших в японских дебрях невозвращенцев. Однако это можно понять, что унесенные ветром не должны падать одновременно в одном месте. Тем более что этот ветер - ветер перемен.
      
      

    Межглавие 2-3

       Вот после второй публикации и зародился широкий интерес уже читающей публики. Что-то живое было задето в душе читательниц. Обида всколыхнула и заставила написать отзыв. Так что впервые я получил письменную критику. Привожу ее без изменений:
      
       ... ОДИН ИЗ ОТЗЫВОВ ЧИТАТЕЛЕЙ
      
       Да... не перевелись таланты на Руси... и в Австралии. В одном ряду с такими писателями, как Радищев, Достоевский и другими, писавшими свои записки, появилось новое имя - безвестный доселе автор "Записок переселенца".
       Читала и не знала, что делать - смеяться или рыдать? Таким повеяло родным, совковым. Я понимаю, что у автора было тяжелое детство, безрадостное отрочество, суровая комсомольская юность, тягостная взрослая жизнь... И его можно только пожалеть.
       Так пожалеем же его...

    Признательная читательница

      
       Обратите внимания, сколько горечи и тоски по тому утерянному совковому в этом отзыве. Чувствуется, как слезы сдавливают ее горло. Наверное, так она жалела меня. А скорее всего себя. Могу предположить, что нелегкая жизнь в Советском союзе породила миф о процветании капитализма, а к процветанию австралийского капитализма добавился миф о том, что в этом уголке мира не хватает женщин. Миф-то вырос из исторического факта, что первый большой десант на побережье Австралии состоял из неугодных вельмож Англии и преступников, которых судьбой занесло на край света. Так на тысячу прибывших переселенцев было около двухсот женщин. И хотя на стене в Австралийском посольстве в Москве висит заметка, что женщины не требуются, ослепленные желанием покинуть этот мир будущего коммунизма, ничего не замечая, они целеустремленно добиваются выезда по семейным обстоятельствам.
       Хотя нетрудно предположить, если мужчина вызывает себе абсолютно незнакомую женщину из дикой страны, то с ним что-то не в порядке. Или это может быть психические отклонения, или он преследует определенные цели. Если мужчина уже в зрелом возрасте и не женат, это уже вызывает подозрения. Но свойственная советским женщинам самоуверенность, которая раньше проявлялась в том, чтобы во что бы то ни стало выйти замуж до двадцати трех лет, пусть и за пьяницу (Думала - "Исправлю!", Что в будущем оказывалось безуспешным), упрямо толкала их в далекое путешествие. По прибытию невест и начинаются сюрпризы. Для всех они проявляются по-разному, но можно выделить типовые. Например, может оказаться, что дом на присланной фотографии не собственный, а арендуемый, и срок аренды кончился, а съезжать приходится в совсем другие условия. Или дом то собственный, но сущий сарай, а вход в зелени и цветах казался таким привлекательным. Еще веселее, что дом невыплаченный и банк выставляет его на продажу.
       Другой сюрприз вызывает головную боль немедленно. Привыкнув в советской семье держать все деньги и хозяйство, экспроприируя каждую зарплату мужа, вновь испеченная австралийская жена протягивает руку и ... получает в ответ недоуменную австралийскую улыбку. Оказывается, кто в семье зарабатывает деньги, тот ими и распоряжается. А тебе, дорогая, надо бы подыскать работу, чтобы иметь деньги. И начинается партизанская борьба за выживание, за выкраивание заначки из выделенной суммы на продукты питания, для того, что бы отложить на черный день. Да, еще проблемки. Часто приезжают мамочки с детьми, так оказывается, они же и должны о них заботится, зарабатывать на это деньги.
       Кстати о детях. Через некоторое время выясняется, что невинный жених имел трех жен и кучу детей, за которыми он должен ухаживать и весь его доход уходит на сторону. И это еще не худший вариант, т.к. он может содержать хоть кого-то. А если муж - вечный аспирант? Тогда сбывается мечта бывшей советской женщины: она берет хозяйство на себя, арендует квартиру, работает, покупает продукты. Все-таки лучше, чем пьяница.
       Но больше всего везет женщинам, которым удалось подобрать бизнесменов. И дом, и машина, и магазин, и офис, и много чего непонятного и уважительного. А как подкупает предложение всем владеть вместе. Адвокаты, открытие совместных бизнесов, покупка машин, домов и оборудования. Встречи, рестораны, прогулки, счета, письма, суды и ... бизнесмен оказался липовым, потребил все кредиты, а жена остается заложником всех обязательств. Он банкрот: взятки - гладки.
       Вот так и заканчивается оптимистический въезд в капиталистический рай. Если удается все это пережить в два года, то женщина становится постоянным жителем Австралии и уже одна ведет свое хозяйство. Иногда советская самоуверенность продлевает этот срок и на большее время. Иногда гордость позволяет прервать и в самом начале. Отсюда и порождается горечь и разочарование. Лучшее лечение - побывать с кратким визитом на Родине!
       Но конечно, это не общая тенденция. Есть и исключения. Первое исключение, когда женщина набирается терпения и принимает окружающий мир таким, как есть. В результате, постепенно они притираются друг к другу, и получается интернациональная семья. Другое исключение, но очень редкое: он, правда, богат, а она, несмотря на все его недостатки, терпеливо принимает все, что от него исходит. А исходит иногда немало. В любом случае, окружающие завидуют.
       Вот поэтому то я и написал беззлобный отзыв от такого рода читательниц:
      

    Отзыв читательницы.

      
       Я с волнением прочитала предыдущие публикации и подумала: ' Неужели это тот самый автор, которого заслуженно поставили в один ряд с Радищевым и Достоевским?' Если это так, я помню его ранние стихи, сборник которых я до сих пор храню как лучшие воспоминания молодости. Так же я знакома с известными деятелями, которые хранят его научные книги и статьи с дарственными надписями. Я считаю, что это большое везение, что его перо коснулось страниц нашего прославленного журнала.
       Я очень понимаю отзыв признательной читательницы - авторские строки могут заставлять смеяться или рыдать. В этом и заключается талант автора. Часто, когда мне грустно, я читаю дорогие мне строки и плачу, а когда мне весело, я читаю те же строки и смеюсь. Правда? - удивительная способность этих строк.
       С нетерпением ожидаю следующей публикации и очень прошу редакцию прислать мне экземпляр с подписью автора.
      

    Не менее признательная читательница.

      
       После первых двух публикаций председатель Русского клуба и он же первый редактор журнала "Ведомости" воспользовался прекрасной возможностью, предоставленной Австралийским правительством. Под крышей программы сокращения государственных работников он покинул уже сроднившиеся стены AUSTRADE (что-то подобное министерству внешней торговли в России), прихватив с собой хорошее выходное пособие. Однако, это лишило его возможности пользоваться копирующей техникой и свободными канцелярскими ресурсами, а Русский клуб, как и принято, страдал вечным недостатком средств на средства печати. Что и понятно. Многие, считающие себя русскими, не могут читать и писать на родном языке. Таким образом, наступила долгая пауза в печатном деле. А председатель, потеряв возможность прогулок по центру Брисбена во время обеда и не во время тоже, значительно прибавил в весе и объеме на домашних харчах, которые и готовил сам, и ел, и угощал друзей.
       Все ждали нового Ивана Федорова (это тот, которому стоит памятник в Москве за организацию печатного дела на Руси). И... он появился в лице вновь прибывших пост советских индивидуумов. Собрался большой коллектив профессионалов журналистского дела в лице тринадцати женщин и неугомонного организатора и все еще председателя Русского клуба. Может быть неблагоприятное число женщин, а может наличие только одного мужчины на всех, не давали, наконец, родить журнал нового типа. Совещания проходили одни за другими, а журнал так и не появлялся. Тут то и зародилась в голове Великого председателя предательская мысль использовать меня в качестве технического редактора. И я, будучи расстроенным происходящими вокруг меня событиями, с подозрением закусил это крючок.
       Имея советский опыт руководства коллективами различных размеров (от трех человек до полутора тысяч) своей напористостью и конкретностью отпугнул всех прислонившихся, и в оставшемся составе из пяти человек приложил свою руку для выхода первого, с цветной обложкой, русскоязычного журнала. Радость и гордость переполняла всех. Ну, уж от меня потребовали освежить продолжение повествования:

    От автора.

      
       Мне так не хотелось продолжать мои заметки о первых впечатлениях об Австралии, потому что за это время мои впечатления сильно изменились, и произошло много событий. Однако редакция сильно на меня давила, и это особенно удалось главному редактору, потому что он сильно прибавил в весе. Поэтому в каждой строчке ощущается бремя давления. Так что, что выдавил - то выдавил. Спасибо, что не забываете.
      
      

    Глава 3

      
       ... а из окна автомобиля, удаляющегося из аэропорта, виднелись необъятные просторы неизвестности. Однако эта неизвестность нисколько не пугала. После непредсказуемой тупости российского беззакония и холодного ужаса неизбежности, эта неизвестность обдавала свежим ветром - ветром перемен.
       А пока, позади остался только 'могучий русский язык', который в последнее время совсем уже не нужен в России, так как великие российские руководители обходятся тремя-четырьмя словами, чтобы выразить свои мысли. И не поймешь - то ли мыслей на три слова - то ли 'молчание - золото'. Здесь сразу вспоминается и Эллочка-людоедка и товарищ Громыко (для тех, кто не знает - он был министром иностранных дел СССР при товарище Брежневе, а обходившаяся при общении тридцатью словами людоедка Эллочка - персонажем знаменитого романа Ильфа и Петрова). Великий был человек: - мог часами говорить, не сказав ничего. Или взять главного оппозиционера России господина Жириновского - может говорить о чем угодно и как угодно. Один вопрос: 'Кому это угодно?' Жаль, что давненько мы не слышали этого господина. Наверное, у того, кому это угодно, плоховатенько со здоровьем. А вот для нового президента, из того же департамента, услуги соратника не требуются.
       Единственно, что раньше ещё выручало: зная русский язык, можно было отличить умного человека от глупого. Однако в последнее время в хорошо русскоговорящем трудно углядеть непорядочного человека. Только время расставляет все по своим местам: дураки остаются дураками (это я о себе), а умные шутники продолжают дурить других. Это лишний раз доказывает, что знание языка не является необходимостью, а иногда и может повредить. Таким образом, если русский язык уже не обязателен для общения в России, то незнание английского языка совсем не пугало. Тем более, что познание последнего происходило в Бонд университете на фоне японо-окружающих лиц.
       Удивительно, но в Австралии самое главное - иметь деньги. Нет денег: - надо хорошо знать язык, желательно английский или хотя бы австралийский. А когда языка совсем не знаешь и деньги есть - толи жить устраиваться, толи на изучение языка потратить - это практически неразрешимая задача. Соломоново решение - это лучшее решение, т.е. начать устраиваться жить и начать изучать язык. Я подчеркиваю: только начать, т.к. на крупномасштабное наступление нет ни денег, ни сил.
       Здесь и начинается 'единство и борьба противоположностей'. С одной стороны, желание активно изучать язык разбивается о лень азиатских студентов в институтах английского языка (вероятно Полина Хенсон изучала язык в аналогичных классах). С другой стороны это вполне устраивает учительский состав. Пришлось приложить большие усилия, чтобы подкорректировать курс и методику преподавания, тем более набравшись сноровки за последние десять лет преподавая в Институте повышения квалификации руководящих работников и инженерных кадров радиопромышленности СССР (во звучит!). После такого опыта легко было сверстать программу обучения английского языка, не зная его совсем. Однако в СССР преуспели руководить любым делом без понятия о нем. Давно уже известно, что отдельный индивидуум из СССР просто гений, а все вместе - сумасшедший дом. Итак, программу мою приняли, но меня, наверное, невзлюбили и отправили заниматься в спец класс, где собрали особо 'одаренных'. К счастью обучающий персонал состоит в основном из неавстралийцев, и поэтому они могли честно ответить 'да' или 'нет', если на них немного надавить. Это и помогло быстро решить все вопросы с обучением, за которое тем более было заплачено.
       Однако если хочешь добиться конкретного ответа от австралийцев, они стараются не отвечать вообще или сворачивают общение. Скорее всего, это происходит из-за узкой специализации и в строгом распределении ответственности. Конечно, это поначалу очень раздражает после общения с отдельно взятыми гениями большой советской страны, где каждый готов дать абсолютно бесплатный совет по любому поводу. Далее начинаешь понимать, что в Австралии всем надо найти работу, и совокупность узких специалистов хорошо вписывается в эту систему, а шибко умные здесь не нужны. А уж если что-либо не так, то можно обратиться за официальным советом к адвокату или бухгалтеру, но уже за деньги. Это совсем не значит, что они шибко умные, но они имеют страховку и лицензию, которые всегда покроют их глупость. Так, чтобы быть адвокатом, нужно немного денег на обучение и страховку, и необязательно иметь дополнительные способности. В результате обращения к таким советчикам они иногда загоняют вас из простой ситуации в такой угол, что теперь уж без этого советчика никуда. Вот и думаешь после этого: - кто глупее? - ты или адвокат, а может тебе опять шибко умный достался. А денежки-то и капают.
       Итак, вернемся к 'единству и борьбе противоположностей' (не подумайте, пожалуйста, что здесь проповедуется марксистко-ленинская философия, это термин был давно позаимствован далеко не от коммунизма). Опять же, с другой стороны желание начать какое-либо дело сразу же встречает повышенное участие местных воротил бизнеса. Как по волшебству появляются деятели нового выгодного бизнеса. Захватывают дух цветные картинки бизнес-планов, а цифры просто сводят с ума. Можно стать миллионером всего только за год. Твои партнеры-шутники забывают, что они партнеры, а все, что было обговорено ранее - это только шутки. Глаза у шутников начинают гореть лихорадочным блеском, руки дрожат, дыхание учащается, а голос становится выше и с надрывом. Появляется ... затаённая подозрительность, а вдруг ты украдешь такой прибыльный бизнес и воспользуешься его плодами один? Пожалуй, это свойство людей судить по себе о других.
       Конечно, цифры завораживают и на дополнительные вопросы мгновенно появляются так же хорошо оформленные ответы. Здесь то и появляются первые подозрения. Создается впечатление, что на мои вопросы всю ночь готовится ответ с подключением всех средств связи и информации, а также типографии. Больно уж быстро появляются новые цифры, но, к сожалению, без оснований и объяснений, но оформлены как! Далее становится еще интересней. Все переговоры сводятся к следующему: дай деньги, а мы 'умные австралийцы' сделаем из них тебе миллионы: сиди дома отдыхай, изучай английский язык.
       Ну что поделаешь: тупой я и хочу подробный договор, который подразумевает эквивалентное вложение труда и денег. После долгих упорных переговоров рождается договор. Видно, что твои умные австралийцы устали, блеск в глазах, ожидавших вложения денег, погас, язык устал повторять, что у нас в Австралии таких договоров не делают, мы их не понимаем, все строится на устной договоренности. Все! Договор готов - настало время работать и делать миллионы. Странно, но умные австралийцы куда-то исчезают. Шутники-партнеры смотрят на тебя, будто ты своим поведением отверг такой миллионный бизнес.
       Возникает вопрос: 'Это отношение ко всем советским людям, или только меня считают дураком?' Ан нет! Таких же "миллионеров" мне приходилось встречать и с австралийским партнером. Результат такой же: 'Ребята, дайте сейчас миллион, ну хотя бы пять тысяч, а завтра получите миллиарды'. После проработанного договора умники куда-то пропадают. На один только вопрос не могут ответить умники: 'Если вы ни из чего можете сделать миллионы, зачем вам нужны партнеры с такими маленькими деньгами?'
       К сожалению, австралийские умники не знают, что Россия сильна в математике, потому что много лет приходилось прибавлять и приумножать социалистическое богатство. Бизнес-планы в Австралии ну просто блестящие. Однако исходные данные строятся на том, например, что каждый человек на земле потребляет в год по 10 литров ароматического масла, или, каждый бризбенец имеет по 3 дома и хочет построить в следующем году еще 6 домов. Иногда случайно встречаешь сторону несостоявшегося договора и спрашиваешь о нашем совместном бизнесе. Ответ приблизительно одинаковый, что этот бизнес был не очень хороший, сейчас он занимается более выгодным бизнесом. Однако смотришь, и видишь, уезжает он не на лимузине, а в старой развалюхе. Приглядитесь, на дорогах Австралии много таких машин с "миллионерами". Наверно это свойственно такому типу миллионеров в Австралии, а по рассказам моих друзей, которым удалось переместиться в другие капиталистические страны, и во всем мире тоже. Таким образом, Австралия - страна богатства и процветания. Ура!
       Итак, богатый опыт общения с таким сортом миллионеров заставляет вспомнить старый любимый лозунг товарища Брежнева (для тех, кто не знает, это был 'долгожительный' генеральный секретарь КПСС, который последнее время плохо говорил, но целовался с братьями по партии по-прежнему здорово): ' Лучше надо работать, товарищи!' Вот и начинаешь усердно работать, насколько позволяет продвижение изучения языка. Следует отметить, что этот лозунг себя оправдал, потому что уже позже, умея немного изъясняться на английском языке, удалось повстречать настоящих бизнес миллионеров Австралии, которые ведут довольно скромный образ жизни и довольно критически относятся к людям, которые хотят начать свой бизнес в Австралии, не зная английского языка.
       Поэтому с продвижением познания языка к тебе начинают приставать уже другой сорт миллионеров, которые напористо предлагают продавать для их компании что угодно: золотые монеты, стиральные порошки, товары по каталогам и т.п. Эти "миллионеры" стараются проникнуть к тебе в дом любым путём: - сквозь телефон, трубу, окно, чтобы посидеть с тобой в задушевной семейной беседе (наличие супругов ну просто обязательно) и рассказать, что главное не товар, который ты продаешь, а количество очков, которые ты за это получаешь. А очки эти растут, как при ядерном взрыве по законам цепной реакции. Если же ты настойчиво просишь показать каталог или товар, а также объяснить его преимущество перед обычным товаром, то в замен тебе показывают книгу с фотографиями лидеров этого бизнеса, которые уже не работают, а только конвертируют свои очки в доллары. Ну а если и это тебя не убеждает, то тебя приглашают на семинар, где тебе на квадратиках объясняют теорию прогрессий и цепной реакции. Как правило, домогания прекращаются после легкого наивного вопроса: ' Почему ты ездишь на такой дерьмовой машине, не свойственной процветающему бизнесу?' Я-то уже знаю, что на таких машинах ездят "миллионеры", однако они об этом ещё не знают и отвечают: - зато у нас дом очень хороший. Однако после следующего легкого ненавязчивого вопроса: ' Почему же ты ко мне в дом лезешь, а не приглашаешь к себе?' - этот сорт "миллионеров" оставляет тебя в покое. Следует отметить, что мне все-таки удалось встретить людей успешных в этом бизнесе, да только успех им дался за напористый труд в течение десяти лет, и тратят они сейчас на это не менее 50% своего времени для поддержания своих трудовых успехов.
       Общение с такими людьми меня приучило, что вопрос вежливости: 'Как поживаешь?' - это не значит, что тебя приглашают поделиться своими проблемами и радостями, а есть только австралийское 'Привет', а вот вопрос: ' Каким бизнесом ты занимаешься?' - это целевой вопрос. Что поделаешь - капитализм, есть капитализм.
       Однако не только "миллионерами" славится Австралия. Не перевелись ещё люди, с которыми можно чисто по-советски посидеть на кухне за тарелочкой пельменей и стаканчиком, куда постепенно наливаются разные напитки. Здесь можно обсудить вопросы бизнеса с серьёзностью присущего юмора. Также можно построить несколько воздушных замков и сразу же их разрушить, нисколько не сожалея. Не зло подшутить над австралийскими "миллионерами", залившими весь мир ароматическими маслами и построившими пол Брисбена, а также по шесть домов каждому отдельно взятому австралийцу.
       Хотя кто знает, может я не прав? В частности, я храню прекрасно оформленный бизнес-план, как завалить Австралию страусами и их яйцами. Как известно по телевидению, кто-то клюнул на это в России и с 'огромным' успехом культивирует страусят на ферме. Вам случайно не нужны яйца 'Штрауса'? Обращайтесь, могу помочь контактами абсолютно бесплатно, т.е. даром.
       Так что носишься в поисках своего дела, да только ветер свистит. Может это и есть ветер перемен?
      

    Межглавие 3 - 4

      
       Вернемся еще раз к "яйцам Штрауса". Может быть, я и зря обвинил австралийских женихов в какой-то неполноценности. И двигает ими сексуальный импульс. Некоторые из знакомых мне женихов жаловались на австралийских женщин, что они неподвижны в постели, как бревно. А вот русские бабеночки - горячи, нежны и непредсказуемы. Ну, насчет непредсказуемости, я думаю, они убедились сразу. А вот что касается горячести, может быть тут и их беда. Но не хочу обижать австралийских мужчин, пусть их обсуждают женщины. Будучи женатым, рассуждать о сексуальных отличиях различных народов мира было бы неприлично от своего имени. А вот обратившись к рассказам очевидцев, можно и отметить некоторые штрихи скрытой жизни, о которой мало говорят открыто, но думают всегда.
       Так, например, один пост советский индивидуум, находясь в Австралии с годичным бизнес визитом и будучи хорош собой с точки зрения большинства ночноклубовских женщин, не упускал возможности проводить регулярные исследования в области постельных взаимоотношений. Что удивительно, от него тоже исходила информация, что очень подвижные, привлекающие внимание девушки, готовые вытворять, что угодно в процессе общей тусовки, удивляли в последующем развитии. Совместное распитие пива и других спиртных напитков, танцы на столах, сдирание с себя на глазах развеселившейся публики колготок, почти изнасилование водителя в машине по дороге, казалось, к долгожданной постели, вызывали неописуемые фантазии о предстоящей ночи. И что? Как только этот фонтан страсти доходил до постели, то начиналось что-то непонятное. Так вот, этот объект падал на кровать и застывал, толи в ожидании, толи просто от усталости. И бедному исследователю тайн австралийских женщин доставалась трудная задача. Первое - надо понять, что от него хотят, второе - не уронить достоинство русского мужчины, а в этой ситуации оно-то и роняется первым. Можете представить себе в картинках, сколько моральных и физических усилий нужно приложить, чтобы поднять его опять. Но и подняв его, трудно предположить, как им лучше воспользоваться. С трудом, выполнив свои обязанности, наш советский Дон Жуан оставался в недоумении, - и зачем все это было. Однако, проведя более глубокие и продолжительные исследования, он пришел к выводу, что явные австрало - испанские, французские, немецкие, китайские и т. д. Смеси вполне овечали его представлениям о сексуальности женщин незнакомой страны. Может, здесь виновата англосаксонская ветвь? Австралийские женщины! Не обижайтесь на меня, пожалуйста. Первое - это мнение австралийских мужчин-неудачников, второе - это мнение советского разгуляйчика, третье - их мнение основано только на некоторых случайных встречах.
       Интересно, что аналогичные замечания я слышал и от других, может менее активных исследователей, но довольно доверительных мужчин, как советского, так и местного происхождения. А вот какой случай произошел недавно. Ехал я как-то домой поздно, около полуночи. Метров двести от моего дома мне преградили путь три подвыпивших подружки и усиленно начали разглядывать меня через стекло двери. Потом постучались, попросив открыть окно. И одна из них начала активно расспрашивать меня о моем сексуальном статусе. При этом мои объяснения, что я живу рядом и еду домой, не брались во внимание. Интерес был один. После непродолжительной беседы ей удалось только понять, что мне сейчас не до нее, и она начала предлагать свой телефон и спрашивать мой. Что бы закончить эту приятную встречу в двух шагах от дома, я обменялся телефонами и решил тронутся с места. Не тут-то было! А поговорить?! Начались опять те же расспросы, но теперь желание не очень давило на мозги, и мои ответы начали доходить. Так вот: оказалось, что я сосед, да еще женат, да еще имею двух детей! Какое же это вызвало возмущение! И зачем мне теперь нужен твой номер телефона, и зачем я на тебя тратила время и вообще - ты развратник, ездишь тут и снимаешь честных девушек! Ну, я предложил просто по-дружески прийти к нам в гости. Похоже, это было для нее через край, и она с возмущением воскликнула: Что, я буду трахаться с твоей женой?! Сейчас же позвоню в полицию! Ну, наверное австралийский водитель автомобиля должен был поджать хвост и выполнить все условия конфликтующей стороны. Однако они не знали, что я же советский человек! Поэтому, увидев, что переговоры больше невозможны, медленно начал двигаться, оттесняя возмущенную публику. Наконец мне удалось оторваться от них и добраться до дома. Однако такая моя наглость никак не могла их успокоить, и они направились к моему дому и встали на границе моей собственности (австралийское воспитание!) и стали меня звать. Чтобы не тревожить соседей, пришлось нам с женой выйти на балкон и помахать им ручкой. У них от недоумения пропал дар речи. Как, они так хотели мне досадить, по австралийским меркам жена должна уже была кидать в меня тарелками, а мы мирно помахали им. Эффект не удался, и им, разочарованным, пришлось вернуться домой. А вы говорите, австралийские женщины!
       А в это время, пока кто-то изучал женщин снаружи и изнутри, трудовой издательский коллектив родил, не дожидаясь девяти месяцев, второй номер полноправного журнала. Отзывы по первому воодушевили на продолжение безнадежного дела. И ветер перемен продолжал развивать поредевшие волосы.
      

    ОТ РЕДАКЦИИ

      
       Удивительно стойкой оказалась популярность публикации "Ветер перемен". Мы продолжаем получать отзывы, как положительные, так и отрицательные. Положительные отзывы сводятся к междометиям, означающих продолжить публикацию, а отрицательные поступают от высокообразованных читателей. В частности, люди с филологическим образованием настойчиво рекомендуют автору сократить по размеру предложения, т.к. смысл их может не дойти до простых людей. Тем не менее, мы с радостью предлагаем вам продолжение и надеемся не последнее.
      

    ОТ АВТОРА

      
       Пишу я эти строки, сидя у лукоморья Тихого океана на острове ... - нет, не подумайте Буяне, я не намекаю на какое-либо сравнение и не претендую на 200 летие (в это время всей культурной общественностью мира отмечалось двухсотлетие поэта Александра Сергеевича Пушкина, который и навеял мне мысли об острове Буяне), - я на главном острове Фиджи. Видите, какую длинную и неструктурированную фразу закатил. При этом считаю, что ничего страшного, и для шибко образованных, и для нормальных читателей. К тому же, мой компьютер редко плюется на длинные фразы, когда проверяет текст. Компьютерные показатели легкости чтения для публикации позволяют сделать вывод, что текст находится на уровне, достаточном для понимания. Спасибо, что не даете скучать и заставляете проводить научные исследования собственных творений. Только этим вы и воодушевляете меня на продолжение.
      
      

    Глава 4

      
       ...и я отбросил от себя все иллюзии о безграничных возможностях человека в цивилизованном капиталистическом мире. И что в результате? Остался голым, плохо говорящим на английском языке и еще хуже его понимающим. Что же осталось положительного? Вера в свои угасающие способности оценить ситуацию (подчеркиваю - только вера, а не самоуверенность) и неуверенность в завтрашнем дне (как это и положено в мире империализма). Почему считаю неуверенность положительным фактором? Потому что она порождает стремление делать что-то и рассчитывать только на себя.
       Ветер перемен поутих, запорошив глаза пылью рутины. Теперь уже было трудно видеть юмор в нелепостях этого мира. Странные фигуры босякоходящих людей уже не вызывали удивления. Прислушивание к посторонним разговорам (хотя это и неприлично) показало, что высшими ценностями здесь являются деньги. В основном речь идет о том, как можно получить скидку или лучшие условия покупки товара. При этом обсуждаемые суммы около $10. Думаю, что гораздо интереснее обсуждать миллионы, хотя и дутые. В этом случае хоть воображение хорошо работает.
       Это прислушивание навело меня на размышление, что степень местной духовности не более $10. Где же разговоры, которые должны быть присущи свободному миру: о Боге, Вселенной, Добре и Зле, искусстве, музыке и т.д.. К сожалению, ничего такого не уловил. Наверное, не в тех местах прислушивался или не тем ухом слышал. Но в любом случае, например, в Москве разговоры о Вечности можно подслушать в самой последней пивнушке.
       Однако можно понять австралийцев, если в ваши почтовые ящики попадают только счета и реклама о распродаже. На протяжении четырех лет наблюдаю, как ковровая компания закрывается и распродает свои товары по ликвидационным ценам и только в последнюю неделю. Длинные же недели в Австралии. Хотя счета здесь высылают с оплатой в семь дней. Это чтобы вы не перепутали семидневную неделю с годичной неделей. Да и язык австралийский почему-то становится понятней, когда уже тебе стараются объяснить, что надо платить, да и тебя понимают лучше в этом случае. А вот если ты хочешь получить деньги обратно за уже оплаченный товар или недостаточно выполненный сервис, то тогда у тебя есть исключительная возможность объяснить ситуацию начиная от продавца и до менеджера шестой ступени. Я с удовольствием использовал эту возможность для улучшения своего английского. Не добившись финансового успеха, я всегда имел отдачу. Также я обратил внимание, если твой оппонент говорит с акцентом, то легче добиться результата. Австралийцы же очень уверены в своей правоте, и продолжение разговора может привести к появлению ноток высокомерия в их поведении.
       А все-таки с другой стороны - дует ли ветер перемен? Да! И даже надул немного лишнего веса в наши тела. Это легко понять, когда пища в России была не так калорийна как в Австралии, и те же объемы еды вызвали эффект утяжеления и ожирения. Теперь мне стала понятна популярность программ, рекламирующих различные спортивные снаряды и средства для похудения. Одно не понятно, почему их рекламируют хорошо сложенные спортсмены, а не счастливчики, которые уже потеряли вес. Сразу вспоминаются аэробические программы советского телевидения, когда желающие похудеть запасались едой и усаживались у ящика (телевизора), чтобы синхронно с музыкой жевать. Я думаю, здесь срабатывает такой же эффект.
       Кстати о российском телевидении в Австралии. Ежедневные новости не давали забывать, что все-таки существует страна, которая задула тебя в Австралию. Судя по программе, ветры в России только усиливались и так раскачали антенну или спутник, что трансляция прекратилась на долгий период, за который опять стало казаться, что наступил штиль.
       И как известно, штиль расслабляет, и ситуация подталкивает что-то делать. Я, конечно, понимаю Чернышевского, и затем Ленина, которые на вопрос 'Что делать' дали конкретные рекомендации, после которых страна долго шла в тупик. (Для незнатаков истории: Ленина и Чернышевского объединяло название книг, которые они создали в разное время, но на одну тему социализма в России). К сожалению, начав что-то делать, я забыл классиков марксизма-ленинизма, и поэтому мой путь в тупик был предрешен. Но это другая история и требует отдельного повествования. А наступивший штиль толкал на разные эксперименты. В частности предметом эксперимента стали окружающие меня русскоязычные. От невозможности высказаться на английском языке я начал стараться говорить на русском чистую правду, обернутую в немыслимую словесную обертку, как иногда у нас называли - речевой понос. Интересна была реакция: - кто-то не понимал, кто-то возмущался и мало кто подыгрывал. Поэтому, наверное, предложение написать эти заметки я принял для продолжения эксперимента в письменном виде.
       Хотелось бы остановится на особенностях местной жизни, которые я одобрил, правда, не сразу. Интересный обычай, который мне сразу понравился, это отмечать детские дни рождения в заведениях типа Macdonald's. Хорошо для родителей и для детей не плохо. Вообще к детям здесь интересный подход. В России всегда старались провести неестественный отбор будущих учеников. Или по признаку гениальности, или по специальности родителей (предпочитались строительные специальности), а последнее время по размеру кармана. Хотя уровень преподавания зачастую был лучше в государственных школах, чем в частных. Здесь же в частные школы отбирают по религиозной принадлежности или без принадлежности в интернациональную школу. Также нет никакого ограничения в государственную школу. В одном классе учатся гениальные дети и не совсем здоровые дети, при этом к последним особое внимание и дополнительные занятия. После российского давления на детскую психику, австралийское образование кажется на очень низком уровне. Однако по мере изучения программы, начинаешь понимать, что детей готовят к восприятию учебного материала в старших классах и высших учебных заведениях. Т.е., окончив школу, уже не дети готовы продолжать учебу без шока самостоятельности. На этом шоке многие российские абитуриенты сломали шеи и вылетели из института. Например, в Московский институт электронного машиностроения со мной в группу поступили сорок человек, а закончили только шестнадцать. Здесь, как правило, потери меньше. Мне удалось наблюдать адаптируемость студентов из бывшего СССР, приехавших учится в Австралию на средства богатеньких родителей. Конечно, они пребывают в шоке и недоумении, т.к. им приходится учиться самим, без указки и давления, а так много соблазнов кругом. К тому же они учатся за свои (за папины), а австралийцы, как правило, за государственные. Они получают пособие и не платят за обучение, и потом, уже по окончанию государство трудоустроит их и начнет вычитать за обучение. Так что никакого стресса.
       Итак, к пище уже привык, чистые улицы уже не казались такими чистыми, недопонимание австралийского языка не пугало, детское образование больше не шокировало. Вопрос 'Что делать' замаячил с новой силой. Одной ветвью решения этого вопроса было изучение системы Barter card, которая позволяет использовать не настоящие деньги, а эквивалент оказанных услуг. Система задумана хорошо, плохо только, что прибыль получают организаторы системы, а не их пользователи. Система была полезна тем, что организаторы проводили различные бартерные вечера, на которых я насмотрелся на горе-бизнесменов и значительно подтянул свой австралийский язык. Эта система объединяет неудачников, жуликов, новичков бизнеса и просто хороших людей, но которых там мало. Не знаю, процветает ли эта система сейчас, но я прекрасно обхожусь без нее.
       Другой ветвью рассмотрения поставленного вопроса было окунуться в бушующую розу ветров России. Поэтому решение посетить Москву после двухгодичного перерыва предвещало оживление ветров. Но путешествие задержалось на неделю из-за моего опоздания в Бризбенский аэропорт. Таким образом, мой визит сократился на неделю, наверное, для того, что бы я там носился и создавал ветер перемен.
      

    Межглавие 4 - 5

      
       Приехавших в Австралию, так называемых "новых русских", очень удивляет, почему они тратят так много денег на шампанское и презентацию, а клиенты так и не приходят за товаром. Почему не срабатывает принцип: я тебя поил - приди - купи. Однако, они и не замечают, что их тоже начинают приглашать на всякие презентации, они тоже потом ничего не покупают. Принцип таких встреч прост: ты меня уважаешь, я тебя уважаю - мы вместе уважаемые люди. На том и держалась бартерная система. Неуважаемые люди становились вдруг уважаемыми.
       Хотелось бы немного добавить своих наблюдений о ночной жизни Брисбена и Золотого Побережья, полученных от посещений бартерных встреч. После семи часов вечера (особенно в пятницу и субботу) народ в вечерних одеждах различного уровня журчит в направлениях к ночным клубам. Освещение и дух ожидания, как на школьных вечерах, делает всех представительниц прекрасного пола еще прекрасней. К сожалению, это восприятие исчезает с восходом солнца, и прекрасные принцессы превращаются в подвыпивших и усталых Золушек, лягушек и австралок. Потому что настоящие принцессы исчезают, как правило, из ночных клубов до полуночи. Кто-то приходит с друзьями, а кто-то со здоровой проблемой тела - хочется! Вот вопрос "хочется!" в Австралии тяжеловат. Мужчина в ночном клубе ну ни как не может сам подойти к желаемой девушке. Это может быть воспринято как нарушение закона со всеми вытекающими последствиями. Поэтому девушке приходится выходить из себя, чтобы показать, что она свободна и вдвойне напрячься, если она хочет показать это уже выбранному ею объекту. Если объект не туповат, он начинает, приплясывая, потихоньку подбираться, музыкально помахивая традиционной бутылкой пива. После традиционных обменов: "Как поживаешь" - идет пристрелка о возможных будущих взаимоотношениях. И если оба нынче одиноки, то к полуночи они исчезают. И, как правило, такая пара долго не появится в этом месте, т.к. этот случай для нахождения нового спутника на очередной период. В большинстве случаев австралийцы не очень-то гуляют, если они имеют постоянного партнера. Однако, если развод, то слезы и переживания ненадолго: через пару дней в ночной клуб, на разведку. Сложнее покинутому мужчине. Может поэтому они, и ищут утешение в русских женах?
       Ну а уж кому просто хочется, долго не церемонятся, выбирают объект, подсаживаются и завязывают разговор, который очень быстро сводится к вопросу, одинок ли ты, а если это их не волнует, то совсем уж прямой вопрос: - а есть ли у тебя "Condoms'? Теперь уж твое право, сказать, что ты женат или голубой. Это не обидит, но немножко разочарует. Однако, надо спешить выполнить свои планы до полуночи, в противном случае останутся на самом деле голубые и лесбиянки. Такие случки проходят успешнее по средам, когда после субботы уже "хочется", а до пятницы уж не дотянуть. Да и мужички, знающие этот принцип, подоступнее. Обратите внимание, пятница, суббота - клубы полны, с воскресения по вторник - пустые, среда - оживление, четверг - пустые. Закон ночной жизни.
      
      

    Продолжение межглавия 4 - 5.

      
       Вы, наверное, обратили внимание, что предыдущая глава была написана на острове Фиджи, куда меня занесло ветром перемен, по дуновению других переселенцев из Швейцарии. Корни лучшей половины этой пары тянулись из Одессы-мамы. Однако желание переселиться в теплые края пересилило их притяжение. Строгие иммиграционные законы Австралии толкнули их на поиски поселения в соседних районах. Их восторг от Фиджи и вдруг открывшиеся возможность посетить этот удивительный мир без визы в молоткастом красном паспорте, а также имея в попутчики с виду непробиваемого бывшего кадрового офицера Красной армии, хотя и в нем бушевали ветры перемен, заставили меня вылететь на разведку. Новые законы уже не давали возможностей без труда остаться в Австралии, да и бывший "миллионер-компаньон" развел бурную деятельность по шантажу и выпихиванию из страны опасного для него свидетеля. Нужно было исследовать пути отступления и наступления на законы Австралии.
       По просьбе редактора этой книги привожу официальный отчет по Фиджи, а до неофициального, надеюсь, доберемся позже. Как сообщили некоторые читатели, это отчет воспринимался как художественный труд, поэтому он вклинивается в это межглавие.

    ОТ РЕДАКЦИИ

      
      
       Недавно два известных в узких кругах путешественника Е. Шишорин и М. Свиридов посетили несколько раз прекрасное, более чем 300 островов, творение природы - государство Фиджи. Цель визитов была узнать возможности жизни и работы на этих островах. Эти вопросы возникли по причине ужесточения эмигрантских законов Австралии и Новой Зеландии. Многие русские и русскоязычные желали бы покинуть страны бывшего СССР. Однако часто не позволяет высота финансового барьера для бизнес эмиграции, а также административные препоны посольств в Москве. Мы думаем, что эта публикация будет полезна, желающим сменить место жительства.
      

    Узнать, жить и работать на Фиджи

       СТРАНА
       Страна Фиджи расположена в южной части Тихого Океана - 2000 км от Австралии. Фиджи состоит из 332 островов - 2 наибольших это Viti Levu - 10429 кв. км и Vanua Levu - 5556 кв. км. Столица страны - Suva (Сува). Фиджи является экономическим, политическим и иммиграционным центром южного региона тихоокеанских республик.
      
       НАСЕЛЕНИЕ
       Население составляет 800000 человек, из которых 45% фиджийцы и полинезийцы, 45% - индусы и 10% австралийцы, новозеландцы, американцы и европейцы. Главный язык - английский, а также используется фиджийский язык и хинди. Фиджийцы - непосредственный и дружелюбный народ, а индийцы - трудолюбивый и непоследовательный народ островов Фиджи.
      
       ПРИРОДА
       Климат на Фиджи тропический: 22 градуса, сухая зима (май - октябрь), а летом температура немного выше с осадками. Вокруг островов в кристально чистой воде колышется коралловый мир. На суше обитают птицы и немного видов ящериц. Опасных животных нет. Острова покрывают тропические леса и кокосовые рощи.
       ПРАВИТЕЛЬСТВО
       В 1997 году принята новая конституция, которая открыла новые возможности для внутренней и внешней политики и экономики. Страна имеет западную систему правительства и двухпалатный парламент. Власть строится по принципу премьер-министр - президент - парламент.
      
       ДЕНЬГИ
       Конвертируемая валюта F$1 - один фиджийский доллар соответствует US$0.5 - половине американского доллара.
      
       ЭКОНОМИКА
       Основу экономики составляет экспорт сахара и туризм. В прошлом году Фиджи посетило более 400000 туристов. Другой главный экспорт включает золото, дерево и кокосовое масло. Экономика строится на частной собственности с участием государства в авиационных, коммуникационных и сахарных компаниях. Бизнес поддерживается гибкими налогами и низким уровнем прибавочного налога (НДС) - 10%.
      
       ОБРАЗОВАНИЕ
       Обучение в школах обязательно для всех и бесплатно. Поэтому население очень образованное. Страна застроена сетью государственных и частных школ. В основу положена Новозеландская система обучения. Существует ряд интернациональных школ с оплатой от 1500 до 7000 F$ в год. В Суве находится Тихоокеанский региональный университет, медицинский, технологический, сельскохозяйственный и педагогический институты.
      
       ТРАНСПОРТ И СВЯЗЬ
       Вокруг острова проходит скоростная дорога. В населенных пунктах дороги с твердым покрытием, в остальных случаях щебеночная укатанная дорога. Широко развита малая авиация и морской транспорт. В Нанди и Нейсори интернациональные аэропорты принимают рейсы различных авиакомпаний. Фиджи имеет интернациональные океанские порты. Связь обеспечивается всеми современными видами.
       УЗНАТЬ
      
       ГОСТЕВАЯ ВИЗА
       Новые визовые правила, принятые с 2 июня 1998 года, значительно упростили въезд для многих стран мира. Со списком стран с безвизовым краткосрочным посещением страны можно ознакомиться. Россия входит в этот список.
       Для посещения Австралии из стран бывшего СССР в австралийском посольстве на Фиджи гораздо проще получить гостевую или бизнес визу в Австралию, чем заниматься этим через Москву.
      
       ЧТО ПРИВЛЕКАЕТ ТУРИСТОВ
       В первую очередь - это чистота окружающего океана, который в других известных местах уже довольно загрязнен. Поэтому доступность подводного плавания среди кораллов в любом месте Фиджи, прекрасная рыбалка и красивая природа не дают скучать. Второе - почти первобытная жизнь в деревнях при высокой образованности и дружелюбии местного населения к белому человеку. Третье - наличие довольно развитой инфраструктуры сервиса, полей для гольфа, бассейнов и т.п..
       Поэтому на Фиджи часто проходят международные парусные регаты, рыболовные соревнования, международные семинары и т.д..
       Как и положено туристу, Вы можете посетить все интересные места Фиджи, побывать на других островах, подняться вверх по течению горных рек, посетить фиджийскую деревню, попробовать местную еду и принять участие в обряде потребления тонизирующего напитка кава, экстракт из которого сейчас широко распространяется в Америке и Европе. Любители подводного плавания и охоты могут наслаждаться своим увлечением у коралловой стены. Рыбаки могут нанять рыболовный корабль, а потом думать, куда деть свой огромный улов. Любителям баров не стоит беспокоится. Ночные клубы также с радостью ожидают Вас. Только следует отметить, что все это не так масштабно, это как-то по-домашнему, исключая, конечно, поля для гольфа и возможный результат рыбалки.
       Для любителей сувениров доступны ювелирные и кожаные изделия, а также поделки из твердых пород дерева и даров моря.
       Сейчас стало очень популярным в Америке, Европе и Австралии покупать землю на берегу океана для строительства дома, который они посещают пару раз в год, а остальное время домик сдается другим туристам и приносит доход. Некоторые бывшие туристы из Южной Африки, Германии, Америки, Швейцарии, Австралии, Новой Зеландии сейчас уже обосновываются постоянно. Так что Вы можете сделать бизнес тур с целью исследования областей свободной земли для продажи.
      

    ЖИТЬ

      
       Для постоянного проживания на Фиджи можно получить три основных типа визы: резидентская виза, бизнес виза и супружеская виза. Виза дается в виде вкладыша в Ваш паспорт на 3 года. Далее она продлевается, если Вы не заявляете на фиджийский паспорт или другой тип визы.
      
       ФИДЖИЙСКИЙ ПАСПОРТ
       Фиджийский паспорт позволяет безвизовый въезд во многие страны южного региона Тихого океана. В другие страны мира визу получить нетрудно. В настоящее время рассматривается вопрос о присвоении фиджийскому паспорту статуса общественного, что позволяет безвизовый въезд в более чем 150 стран мира.
       Для получения Фиджийского паспорта Вам надо прожить на Фиджи в течение 5 лет, при чем Вы можете суммарно отсутствовать до 2-х лет. Однако Вы должны быть на Фиджи 12 месяцев до момента подачи заявления.
       В случае Вашего успешного бизнеса в смысле организации новых рабочих мест Вы можете получить паспорт через 2 года.
      
       ГДЕ КУПИТЬ ЗЕМЛЮ
       На Фиджи ограниченное количество свободной земли, доступной для продажи иностранцу. Например, Pacific Harbour является интернациональным городком, где можно приобрести дом с землей или землю. Однако земля принадлежит частным лицам, и могут возникнуть проблемы с переоформлением. Земля находится на берегу реки и во время дождей может затопляться.
       Следует отметить, что на Фиджи используют дизельные и солнечные генераторы электричества, а также местную канализацию - септик. Воду потребляют из частных напорных бочков, в которые вода набирается из речушек или заполняется после дождя. Поэтому тот, кто подключен к групповому генератору, зависит от поставщика электричества.
       В пятнадцати минутах езды автомобилем от Pacific Harbor была разработана свободная земля для продажи Waidroka Bay. Обращенный к океану склон горы разделен на 144 участка. Часть проданных участков уже застроены домиками для отдыха, за которыми в отсутствие хозяев присматривает штат находящегося на берегу зоны отдыха Waidroka Bay Resort, а также по желанию хозяев сдает эти дома туристам. Некоторые участки заселены на постоянное проживание. Детей возят в интернациональную школу в Pacific Harbor. В стоимость земли входит расчистка площадки под дом и щебеночная дорога. В зоне отдыха можно пользоваться лодками, аквалангами, ресторанчиком.
       Другая свободная для продажи земля Coconuts находится на острове Vanua Levu в 15 км от города Savusavu (Савусаву) и Koro, которая находится на острове Koro Island неподалеку от города Nasau. Землю в основном покупают американцы и южноафриканцы, а также австралийцы, новозеландцы, японцы и т.д..
      
      
       КАК ПОСТРОИТЬ ДОМ
      
       Вы можете строить дом сами или нанять строителей. Следует отметить, что стройка на Фиджи идёт очень медленно - дом 6Х8 м строится более 10 месяцев. Стоимость 1 кв. м около F$700. Гораздо эффективней заказать готовый по Вашему проекту дом в Австралии, тем более такой дом имеет сертификат качества для местных условий. Цена немного выше, но и качество, и скорость постройки несоизмеримо выше. С момента заказа и получения ключей проходит около 4 месяцев.
      

    РАБОТАТЬ

      
       Найти работу на Фиджи практически невозможно, если только учителем неанглийского языка в интернациональной школе с оплатой F$12,000 в год. Поэтому следует рассматривать возможности покупки старого бизнеса или открытие нового.
      
       БИЗНЕС АКТИВНОСТЬ И РАБОЧИЕ РЕСУРСЫ
       На Фиджи в основном работают иностранные компании, однако, сейчас развивается национальная мануфактура. Создание совместных предприятий поддерживается государством. Например, ряд производств для внутренних и экспортных нужд: алюминиевые изделия, сельскохозяйственное оборудование, лодки, пиво, продукты питания, строительные материалы, промышленная мебель и инструменты, цемент, сигареты, бетонные изделия, обувь, одежда, пластмасса, упаковочные материалы, моющие средства, изделия из дерева и т.д.. Как видно, достаточно для начала собственного бизнеса не на голом месте. Для развития бизнеса широко применяется система освобождения от налогов и ввозных пошлин на ряд производств и экспорт.
       Мощность рабочей силы составляет более 300,000 человек. Рабочая неделя составляет 45 часов. Почасовая оплата труда от F$1 до F$2.2. Это составляет от F$45 до F$100 в неделю, что в сравнении с Австралией - от 400 до F$1,500 в неделю.
       Информационную и согласующую помощь оказывает министерство экономики - The Fiji Trade and Investment Board (FTIB).
      
       ПРЕИМУЩЕСТВА ДЛЯ БИЗНЕСА
       Основная стратегия государства дать наибольшие возможности для развития бизнеса, а не его регулирование. Государство активно поддерживает повышение экспорта, перерабатывающую промышленность природных ресурсов, бизнес, повышающий квалификацию работников, производство фиджийских товаров, любую активность, связанную с развитием дорог и рабочих мест.
       Бизнес получает статус свободного от налогов, если: 70% продукции идет на экспорт, 70% перепродаваемых товаров идет на экспорт, оказание экспортных сервисных услуг (например, туристический сервис), мануфактурное производство, расфасовка и паковка, организация конференций, собраний, соревнований и т. д.. Для других видов бизнеса налог не более 35% после вычета всех затрат.
      
       КАКОЙ БИЗНЕС ЛУЧШЕ РАЗВИВАТЬ
       Бизнес, основанный на местном сырье, поддерживается государством - это как: сахар, тропические фрукты, свинина, говядина, какао, рыба, креветки, устрицы, крабы, золото, дерево, перламутр и т. д..
       Большой потенциал заложен в выращивании фруктов и овощей. Так например Австралия экспортирует на Фиджи помидоры, салат, огурцы, виноград, а также ананасовый и апельсиновый соки на сумму более АU$300 млн. Природное богатство фиджийской земли и дешевая рабочая сила позволяют легко развивать этот бизнес. Также Министерство сельского хозяйства Фиджи поддерживает этот бизнес и выделяет в аренду землю по низким ценам.
       Любой бизнес, связанный с туризмом имеет наибольшие преимущества. Так, например для пятизвездочных отелей освобождение от налогов на 20 лет. Строительство и развитие экономического класса мотелей и зон отдыха, ночных клубов, ресторанов, кафе, мастерских по обслуживанию яхт также является перспективным бизнесом.
       Например, большой интерес представляет строительство небольшого комплекса в городке Савусаву, состоящего из ночного клуба, ресторана и ремонтного причала для яхт, что можно организовать совместными усилиями нескольких вкладчиков. Сейчас жители и туристы тратят F$200 чтобы добраться до Сувы на самолете и посетить ночной клуб. Также здесь не хватает рыболовных катеров, стоимость которых от USD 20,000 - неплохой уровень для начала своего бизнеса.
       Хотя Фиджи - производитель кофе, варят его хуже, чем в столовых времен т. Брежнева. Поэтому внедрение кофейных машин и открытие ряда кафе довольно перспективно.
       Мебельное и деревоперерабатывающее производство на Фиджи широко развито. Однако в этом бизнесе есть место и для Вас. Причина - производство было ориентировано на местный рынок потребления строительных досок. С другой стороны на Фиджи производятся ценные породы твердого дерева, закупаемые по низким ценам, а паркетная доска, например, импортируется и пользуется спросом. Поэтому интересно перестроить производство на эту продукцию для местного рынка и экспорта.

    Брисбен - март 1999

       Перечитав эти строки, я понимаю теперь редактора. Настоящие события на Фиджи, когда власть взяли военные, и австралийские самолеты больше не летают в этот райский уголок, заставляют понять, что никакими европейскими политическими законами и устройствами нельзя заменить местные устои, основанные на тысячелетней культуре островных народов.
       Это очень напоминает теорию построения коммунизма в отдельно взятой стране, и на собственном опыте в отдельно взятой квартире.
       Пока я исследовал заморские острова, журнал набирал силу. Усилиями некоторых участников этого безнадежного дела, которые очень ратовали за духовность и великость русского народа, журнал начал скатываться в путину чего-то аморфного с привкусом православия в местной интерпретации. Мои заметки начали подвергаться цензуре. Русские евреи из Сиднея начали жаловаться, что нечего читать и заголовок в стиле русско-православной вязи начал отпугивать покупателей. А Русский Клуб начал сомневаться в истинности этого православия. Для спасения журнала и для поддержания своего имени пришлось включить следующие творение из области "Спокойной ночи малыши!", но только после согласования с "духовником".
      
       От автора
      
       Прочитав очередную часть рассуждений "Ветер перемен", некоторые читатели сделали окончательный вывод, что мои публикации вносят очень много негативного. Особенно возмущалась одна из моих любимых читательниц. Прежде чем обрушить на мою голову гору критики, она похвалила мои способности в писанине и своеобразный слог. За что большое спасибо. В частности она сказала, что с такими способностями можно писать что-нибудь душевное и чистое. Честно, я постарался: - не получается. Видно, душа зачерствела, глаза видят только голую реальность, а голова забита только тем, как прожить в Австралии, отбиваясь от всяких вредных наростов капиталистической жизни. Однако специально для нее, порывшись в пахнущих затхлостью личных архивах, я обнаружил свой сборник стихов и песен, которые я писал, когда воздух был чище и мёд был слаще. Одно из них, которое, я думаю доступно для всех возрастов, я предлагаю на суровый душевный суд. Почему именно это? Когда мой сборничек рецензировал известный по антологии советских поэтов поэт В. Ерёменко (в списке стоял после Е. Евтушенко), он особенно отметил это как звонкое, ритмическое и прозрачное. Интересно, что скажет на это моя любимая читательница?
       Также, я обнаружил на тетрадном листочке мой автопортрет того времени. Привожу его ниже, что бы мои публикации не оставались безличными.
      
      
       Автопортрет [Михаил Свиридов]

    Про слона

      
      
       Что за шум, что за звон
       Я укрыться не могу
       Перевернут дом вверх дном
       Наступили на ногу
      
       Мышку гладить я хочу
       Увернулась - снова звон
       Сквозь слезу уже молчу
       Нету мышки, а есть слон
      
       Слоник мой малыш большой
       Полежи не шевелясь
       Я устала мой родной
       Спать хочу на всех не злясь
      
       Только сон захватит власть
       Тут же Слон толкает в бок
       И обнять - какая сласть
       Если не вертеться он бы мог
      
       Что мне делать, как мне быть
       Как унять волчок слона
       Как диванчик разделить
       Отоспаться мне сполна
      
       Выход есть один простой
       Развернуться от души
       Стать таким слоном самой
       Разбегайтесь мальчиши
      
      
       МНОГО ЕСТЬ ЗВЕРЕЙ БОЛЬШИХ
       ДРУЖНЫХ МАЛЫШЕЙ ВАГОН
       ОСТАВАЙТЕСЬ ВСЕ В ЖИВЫХ
       Зайчик, Хрюша, Филя, Слон!!!
      
      
       А в это время появлялось все больше и больше читателей журнала, и не только читателей, но и писателей. Две новых женщины с похожими судьбами русских невест подарили нам свои соображения за подписями в виде названия прекрасных цветов. А так же похвалили меня. Но как же после этого и не отреагировать.
      
       От автора
      
       Неоднократно редакция намекала мне продолжить публикацию моих записок. Однако не хватало ощутимого толчка, которым неожиданно послужило письмо читательницы с такой прекрасно пахнущей фамилией. Я же очень чувствительный на запахи, незамедлительно окунул свои пальцы в чернила (что-то случилось с принтером, - наверное, не хочет печатать мою ахинею). В начале записок было легко держать стиль саркастического юмора, потому что когда подшучиваешь над хорошим - это вызывает положительные эмоции. Но чем ближе к реальности с ее отрицательными сторонами, записки приобретают оттенок трагического сарказма. Поэтому хотелось бы, чтобы вы меня вовремя остановили. Очень надеюсь, что ваши напоминания заставят меня побыстрее добраться до настоящих дней, чтобы идти в ногу со временем!

    Глава 5

      
       ... и я ощутил предчувствие встречи с Родиной, когда вступил на борт самолета авиакомпании JAL, которая так любезно доставила меня в Австралию два года назад. Также на пузо давил советский костюм немецкого производства, в котором я прибыл когда-то и более не одевал его до этого торжественного момента возвращения. Ничего не изменилось: самолет гудел японо-образными личностями, среди которых затесались австралийцы и немного русских товарищей. Оглядываясь на близлежащие ряды, я обратил внимание на молодую рыдающую женщину, никак не похожую на австралийку, но и не азиатку. Это уже было приятно - заметить какое-либо отличие от установившейся картины. Опять начал сквозить ветер перемен в моем воображении.
       Путешествие до Токио прошло без всяких происшествий, потому что моими соседями была пожилая русская пара, и женская ее половина ну никак не давала потреблять спиртные напитки другой половине, хотя ей, т.е. ему все же удалось принять рюмашечку коньяка в сервировочной комнате из рук безотказных стюардесс. Часть полета я провел в бизнес классе в беседах с моим знакомым. Хочу отметить, что и сервис и продукты такие же, только ноги можно вытянуть на 20 сантиметров дальше и зад разместить на 5 сантиметров шире.
       Аэропортовская гостиница Норита приняла перелетных птиц как обычно. Только стены за пару лет потускнели, и деревянные элементы интерьера пообтерлись. Зато золотые рыбки в бассейне выросли до размеров хорошего лосося. Стоя в очереди на размещение, удалось поупражняться в английском языке и узнать, что я был прав насчет неавстралийской попутчицы, потому что она была из Лондона, куда и ехала на побывку, будучи замужем за австралийцем итальянского происхождения, с кем не могла перенести разлуку, аж до слез. Очень романтично!
       Сразу после завтрака началась погрузка в автобусы для продолжения полета. При въезде на территорию аэропорта узкоглазые люди в форме потребовали паспорта, которые у нас были в багаже. Однако пропустили без проволочек. Следует отметить, что три года до этого такого контроля не было. Похоже, ветры перемен дуют по всему земному шару. В самолете пришлось опять ощутить признаки Австралии. Моим соседом оказался, похоже, любитель Макдональдса. Как бы я ни сел, все время ощущал его мягко выдающиеся части тела. В конце концов, мне это надоело, и я пошел искать политического убежища у стюардесс. Получив его, оставшуюся часть полета провел, подремывая в комнате отдыха. Мои русские попутчики тщетно пытались меня найти, но когда я нашелся, я не выдал тайны моего отсутствия.
       Самолет начал снижаться, и под крылом появились привычные ландшафты неухоженных подмосковных весенних полей. Что же впереди? Прекрасный аэропорт Шереметьево, преобразившийся за годы безупречной работы таможни?
       Ан нет! По грязному линолеумному коридору мы добрались до паспортного контроля, где сервис разделился на два направления. Первое для иностранцев - одна кабинка, и для российских подданных, возвращающихся из-за границы - две кабинки (прогресс!). Встречал нас начальник пограничной смены с красным носом и специфическим запахом свежевыпитого спиртного, довольно добродушно расспрашивая о пограничном сервисе в Австралии. На рассказы о линейке паспортных служб в портах предыдущего следования, добродушно парировал, что сейчас у нас ремонт, а потом будет не хуже. За стеклом кабинок строгие женщины в пограничной форме, за которыми стояли такие же строгие молодые мужчины, допрашивали туристов, почему вернулись на две недели позже. Те испугано лепетали, что продлили пребывание из-за того, что дорога занимает более четырех дней и из десяти дней, отпущенных туром, ничего не остается. Объяснения после удара штампом принимались с напутствием, что в следующий раз этого не должно повторится. Я уже и не мог представить, какой допрос ожидает меня после задержки на два года. Однако строгая женщина, долго изучая мой паспорт, с ласковым удивлением спросила, а когда я был последний раз в России. После моего ответа заявила: "Ну, надо было раньше предупредить!". Мое пожимание плечами могло означать: а Вы и не спрашивали. С ласковым утверждающим вопросом: Вы там работаете? - мне вернули паспорт для прохождения таможенной процедуры. Мне стало немного обидно за то, что меня уже вычеркнули из списка равноправных граждан России. Но оставалась надежда отыграться в таможне.
       Полы, как обычно, были засыпаны листками таможенной декларации на различных языках, кроме русского. Прибывшие российские туристы лихорадочно искали старые и не находя заполняли новые. А с таможенных постов строго раздавалось: "Приготовьте свои декларации, с которыми мы вас выпустили!". Конечно же, у меня ее не было и пришлось заполнить новую на французском бланке. Молодой таможник с красноватым лицом и с тем же специфическим запахом лихо гонял туристов, требуя выездную декларацию. Когда дошла очередь до меня, мне пришлось объяснить, что я ни как не мог сохранить декларацию, заполненную два года назад. После этого опять меня обидели, сказав: "Так чего стоишь?! Проходи быстрее!".
       И здесь меня вычеркнули из списков! Да, единственное успокаивало, что удалось сохранить от досмотра и пробования запас австралийского коробочного вина, который, как я рассчитывал, должен понравится моим московским друзьям.
       И, наконец я вышел в толпу встречающих, которая очень контрастировала с австралийской. Во- первых - толпа была темных тонов ранне-весенней одежды, во вторых - уже нельзя было заметить улыбающихся лиц, в третьих - все смешивала неосвещенность помещения, скрывая бледность лиц (наверное, что-то случилось с лампочками Ильича). С трудом из общей черноты я выделил черноту моего встречающего, по хмурому выражению лица которого нельзя было догадаться, рад ли он меня видеть. Да, испортила меня Австралия. Выйдя на улицу, я вдохнул всей грудью весенний полный запахами воздух и ... поперхнулся от пересыщения перегорелым самолетным горючим. Ничего, подумал я: попробую в другом месте. Подойдя к стоянке, я с трудом узнал мою бывшую красавицу-машину Митсубиши-Диамант. Сразу вспомнил, что машину в Москве надо мыть или каждый день, или два раза в год. С трудом, запихнув мой незначительный багаж в багажник-склад-офис, мы выехали на некогда лучшую дорогу - Шереметьевское шоссе. О Боже! И это дорога! Однако мой товарищ невозмутимо объяснил, что сейчас все силы брошены на строительство четырехполосной окружной дороги и лучший путь сейчас через центр (чего раньше я всегда избегал). Проезжая по Садовому кольцу, он заметил: "Смотри, как все покрашено!". К сожалению ни цвета, ни качество покраски не вызвало моего восторга, а отдаление от центра угнетало ухудшением дорог и увеличением количества мусора. Я уже мог представить, что меня ожидает в районе станции метро Коньково.
       Но я ошибся. Было гораздо хуже. Коньковский свободный рынок засыпал мусором все в округе. Машины стояли где попало и как попало, среди неимоверного количества гаражиков на индивидуальную машину. Хотя, когда я уезжал, было обещано раз и навсегда покончить с этим безобразием. Так же как и все, мы лихо остановились у моего подъезда посреди дороги, окруженные ямами, явно размножившимися с момента моего отъезда. Обшарпанность двери и лестницы не вызывали чувства ностальгии. А когда увидел свою мать, у меня сердце защемило, как она боевая коммунистка, а затем антикоммунистка, изобретатель союзного масштаба за два года превратилась в причитающую старушку. Обратный ветер перемен никак не радовал.
       Вид некогда образцово-показательной двухкомнатной квартирки для отдельно взятой семьи, после дешевенького юнита на Золотом побережье за $155 в неделю, вызвал удручающее впечатление. Некогда, казавшееся фамильным, добро представлялось отжившим хламом. Сразу вспомнились мои московские переезды из квартиры в квартиру, когда мы бесконечно перетаскивали свое добро и долгое время разбирали его для размещения в шкафах, стенках, антресолях, которых никогда не хватало. Здесь есть что-то общее с австралийцами, хотя они поступают немного рациональней. Все свое барахло они держат в коробках в гаражах, и переезжая, перетаскивают их не переупаковывая. За три недели моего пребывания мне удалось вынести двадцать четыре мешка хлама, при этом мое стоящее имущество сократилось до одного шкафа. Лишний раз убедился: все, что мы нажили, ничего не стоит. Сложнее было с моей матерью. Она старалась пересмотреть каждую вещь из пакетов, коробок и чемоданов, которые уже не открывались более десяти лет. Мое предложение: - выбросить не открывая, - никак не принималось, и практически все паковалось обратно.
       Цель моего визита была забрать мою мать в Австралию, при этом попытаться продать квартиру. С покупателями на квартиру проблем не оказалось, а вот с переоформлением пришлось повеселиться. Этот процесс связан со сбором определенного количества справок, которые вы можете получить только последовательно справка за справку, при этом часы работы служб одинаковы, и находятся они в разных частях огромной Москвы. Единственное, что порадовало: количество человек в очереди приблизительно соответствовало часам работы инстанции. Поэтому не надо было записываться и отмечаться. Большой прогресс! Таким образом, минимальный срок переоформления квартиры для продажи занимает три недели. Некоторые мои знакомые, которые ездили в Москву с такой же целью на недельку, в результате тратили не меньше времени, хотя, уже испорченные Австралией, они нанимали агентов.
       Что же мне удалось заметить в промежутках между оформлением документов и выносом мусора. Вернемся к запахам. Они как-то не трогали, однако губы и рот все время сохли, а из ушей и ноздрей сыпалась черная пыль. Наверное, мой организм уже перестроился в Австралии на влажный климат и чистый воздух и в Москве играл роль кондиционера-фильтра. Удивительный человеческий организм, сразу вспомнилась студенческая шутка: "У нас в общежитии мух нет. ... Потому что не выдерживают условий жизни." Со зрением творилось тоже что-то странное. Окружающие цвета были какие-то блеклые и не чувствовалось контрастности весны, свежести молодой травки, с трудом пробивавшейся сквозь вытоптанную забензиненную землю. После таких впечатлений уже как-то и не хотелось пройти сто метров до лесопарка для "прислонения" к березке. Извините, не хватило патриотизма. Перекраска московских зданий, которую у нас так усиленно рекламировали, нисколько не скрывала качество самих стен и нароста пыли большого города. Мое больное зрение замечало то, что не видели москвичи. Например, решетки из арматурной стали, установленные в метре от стен и витрин магазинов от земли до крыши. Это чем-то напоминало нейтральную полосу, не хватало только овчарок. Наверное, это еще впереди. Вы подумаете, что я вижу только плохое. Нет, удалось увидеть и хорошие сдвиги. Будучи одним из учредителей ресторана, я планировал выкопать под ним погребок для размещения мини- пивзаводика. Представляете - выкопали, да только там расположился магазин по продаже секондхэнд одежды, а мечты о погребочке остались при мне. Когда я зашел навестить ресторанный штат, они чуть ли не со слезами ринулись мне на грудь: "Неужели вернулся?". А было время, когда меня не любили за то, что заставлял зарабатывать, а не воровать (для ресторанного работника было позором уйти домой с пустой сумкой), гонял за грязную одежду и грязь. Однако люди зарабатывали в зависимости от оборота, что позволило увеличить его за пол года в пять раз. Теперь работникам хватало денег прикупить не только товары из собственного ресторана. Теперь же я опять увидел запустение и грязь. На мой вопрос, где же мой бывший партнер, услышал приятный ответ: "Ему как всегда хорошо на фоне грязи и нищеты работников!". Приятный, потому что удалось заронить в людей чего-то новое и необычное для их жизни. Наверное, уже тогда удалось мне раздуть ветер перемен.
      

    Межглавие 5 - 6

      
       К этому времени журнал стабилизировался: выпускалось столько, сколько и продавалось. Однако, все больше и больше раздавалось голосов, ратовавших об изменении названия: сделать его более интернациональным для всех русскоязычных. Не давала покоя православная вязь, хотя уже в журнале печатались материалы и о Моисее и об основах Ислама. В это же время папа Римский объявил о том, что Бога, в виде всемогущего дядьки с бородой, не существует, а назвал Его Матерью Природой. Это вызвало недоумение католического мира: как это вдруг Бог из мужского рода стал женским. У православия же, у которого, похоже, старались отнять идола поклонения, это вызвало дикое возмущение. Так что, все это сложилось с моим описанием настоящего России. Поэтому я стал и клеветником на Родину и вероотступником. Правда, непонятно от чего я отступил, если никогда не был православным? Пришлось оправдываться перед читателями.
      

    От автора

       После последней публикации я выслушал критику в свой адрес, которая сводилась к тому, что моя писанина становится все более негативной, и особенно по направлению к Родине. "С чего начинается Родина ..."?
       Так с чего же она начинается? Для меня - с дворика посреди краснокирпичных шестиэтажных домов 33 года постройки на революционной Красной Пресне, где я провел свои детские годы до окончания школы. Внутренние дороги были не асфальтированы, а газончики огорожены невысоким штакетным зеленым забором. Трава под развесистыми тополями на них не росла. Так что земля и тополиный пух были повсюду. Но это не вызывало у меня никаких отрицательных эмоций. А вот когда начали класть асфальт, тут они и появились - каждогодичная вонь ремонта дорог и специфическая пыль, да и тополиный пух стал виться по асфальту и начал раздражать.
       Что еще? Свежесть звука проходящего трамвая, впархивающая в открываемую форточку. Старушки на лавочках, ловящие из открытых окон позывные из включенных приемников, после которых все разбегались по домам слушать новости о новых запусках спутников и первых космонавтах. Тягучая вечерняя перекличка родителей: ""Миша-а-а...домо-о-о-ой; Па-а-авлик...
       до-о-омой ...", - и так далее. Молочник, старьевщик и многое другое, что время и нарастающая цивилизация с каждым годом у меня отнимала.
       Моя мать - эстонка с датскими заморочками, поэтому посещение Таллинна вызвало у меня новый всплеск эмоций. Мое выпускное сочинение в восьмом классе на тему "Моя Родина" было посвящено Эстонии. Меня тогда поразил контраст между неухоженной Россией и аккуратной страной моих предков. Понятие моей Родины сильно расширилось.
       Люди - это мое главное достояние, которое я терпеливо собирал после окончания института. Я много ездил по своей научной работе в различные республики СССР и встречал людей различных национальностей, но очень близких мне по духу. Но наступающее хамство начало отнимать у меня и эту Родину.
       И если я обижаю вашу Родину (имею в виду ваше понятие Родины), пожалуйста, извините, но я не могу заворачивать в притягательную оберточку то, что вижу и чувствую. И если Родина давно болеет, то было бы неправильно говорить о здоровом румянце на явно выраженный диатез. А если я не прав, то хотелось бы увидеть на страницах журнала другую Россию и другую точку зрения.
      
      

    Глава 6

      
       ... и что же люди? Здесь тоже ветер задул с неожиданной стороны. Те, кто я думал, ждет меня и рад увидеть, в большинстве заняли ожидающую позицию: "Прекрасно, что приехал, обязательно встретимся, дай мне только выбраться ...", а вот другие, которых я хотел бы увидеть, да думал им не до меня, проявили искреннюю заинтересованность.
       Таким образом, мой график пребывания в Москве переполнился через край. Я совсем забыл о существовании так называемого российского бизнеса, который всегда требует времени и днем и ночью для перепродажи "вагона с мармеладом" (Для тех, кто не знает этого анекдота о русском бизнесе, напоминаю: Встречаются два "бизнесмена" в темной подворотне. Один спрашивает другого: "Тебе вагон мармелада нужен?" - "Конечно!" - "Миллион рублей. Заметано?" - "Ну, точно!". И разошлись они: один искать вагон мармелада, а другой миллион рублей.). Поэтому мои вновь появившиеся и забытые партнеры зазванивали меня в любое время суток, вызывали в три часа ночи на переговорчики, обещая оплатить машину, о чем благополучно забывали по моему прибытию. Но меня это особенно не расстраивало, потому что проезд через пол-Москвы обходился в 10 долларов, что никак несравнимо с австралийскими ценами. Следует отметить, что таксисты в Москве вымерли как класс, и меня подвозили любые проржавевшие конструкции, сидя в которых боишься, что будешь тормозить ногой сквозь провалившийся пол. Не гнушался я и метро, в котором было посвободнее, чем в былые времена. Наверное, народу уже спешить было некуда и незачем. Наряды для голодающей России стали гораздо роскошней. В Австралии такого народа и наряда в общественном транспорте не встретишь.
       Я раньше очень любил метрошный народ и с удовольствием делил невзгоды часа пик, пока не приобрел собственный автомобиль. Теперь мне опять удалось насладиться давно забытым чувством Родины. Меня очень умилила одна сцена при позднем возвращении домой. Как обычно, пытаясь поймать из "белого шума" несущегося во тьме поезда мелодии моей музыкальной молодости, я лицезрел двух мужичков, сидящих напротив меня на разных концах пустого сидения. Один из них начал подскальзывать по дермонтиновому сидению к другому, и толкнув его в бок, спросил: "Выпить хочешь?". Ответ, конечно, был положительный. Тогда первый вытянул из под штанины из носка начатую бутылку коньяка и протянул соседу. Затянулся обмен бутылкой с прикладыванием к горлышку. Бутылка опустела, - наступил момент: "А поговорить?". После затяжной паузы первого осенило и толкнув соседа в бок воскликнул, кивая на меня: "Посмотри, мужик сидит напротив, здорово на Сталлоне смахивает, а? - Ага!". После этого пауза затянулась навсегда. Улыбнувшись про себя, я рассмотрел свое отражение в окне вагона и подумал, что меня можно сравнить со знаменитым итальянцем только по мешкам под глазами, которые значительно потяжелели от бессонных ночей.
       В начале мне не давал спать другой часовой пояс и постоянное чувство тревоги, холодком пробегавшие под сердцем. Меня постоянно преследовало чувство неуютности и какого-то страха нахождения в нереальном чужом мире, где за каждым углом меня поджидает неприятность. Далее мне не давали спать особенности российского бизнеса, когда все отсыпаются днем, а решают дела по ночам. И если же им надо побывать на рабочем месте с утра (это значит после 10), лица у них помяты и глаза краснеют через щелочки. Вот с таким лицом мне и пришлось встретиться на третий день моего пребывания в Москве.
       Григорий - "добрый мой приятель, родился на брегах... Яремчи (поселок и речка в Карпатах), где некогда гулял и я, но вреден север для меня" (я имею ввиду северное полушарие) - далеко ушел в большой бизнес, и я позвонил ему чисто символически. Однако я почувствовал его искреннюю радость и согласился немедленно посетить его в офисе, который располагался в здании моего бывшего НИИ. Сдача помещений в аренду под банк и офисы стала основным доходом бывшего тридцатитысячного института для содержания оставшихся 2500 сотрудников, включающих в большинстве беременных женщин и службы обслуживания зданий и помещений. Так что шел я на встречу с приятным чувством повидать приятеля и институт, где мы вместе проработали более десяти лет. Приятно было вспомнить былой режим проходной, пока я ждал ответа милиционера, разговаривающего с секретарем офиса о моем допуске на охраняемую территорию. Получив разрешение, я использовал лифт и прошелся по коридорам бывшего НИИ. Контраст был ошеломляющий. Вместо обшарпанных пластиковых лифтовых панелей и слегка покрашенных стен, скрывающих следы постоянных переездов отделов из одной части здания в другую (обычно это было три раза за два года: руководство было очень грамотным и не давало сотрудникам скучать и чувствовать элементы застоя) я увидел довольно комфортный интерьер, которому мог позавидовать и австралийский офис.
       Меня обнял слегка отяжелевший от "постоянного недоедания" и утреннего недосыпания мой старый приятель, с которым меня связывало гораздо больше, чем былые служебные отношения. Мои дежурные сувениры были быстро переданы секретарше, а дежурный пакет австралийского вина был встречен с глубоким вздохом: "Опять пить". Начался очень задушевный разговор за стаканчиками красного вина, который затянулся до вечера с приглашениями моих других, но не таких близких знакомых. Все в этом мире перевернулось: бывший маститый и высокий начальник (его брат некогда был секретарем комсомола СССР) остался начальником, но уже работал на хозяина - своего бывшего подчиненного; бывшие секретари партийной организации районного масштаба, ставшие после большими начальниками, теперь честно служили частному бизнесу. Кто-то значительно подорвал свое здоровье до смертельной болезни на строительстве развитого социализма, однако он не потерял трогательной заботы бывших сослуживцев, и теперь можно сказать искренних друзей, которые нашли возможность свозить его, с приглашением доктора, может на последнюю рыбалку. Именно это было приятно сознавать, что не всех изменил дикий капитализм.
       Наше дневное заседание перманентно перешло в какой-то популярный ресторанчик, где можно хорошо поужинать. Кляня раньше австралийское пиво, решил попробовать ранее любимое отечественное. Теперь я понял, что глубоко ошибался. Взамен мне сразу было предложен целый набор из европейской коллекции, в котором я нашел достойного соперника австралийскому. Экспериментировать - так, экспериментировать. Закал лосося - никакой разницы с тасманским. Позже выяснилось, что этот продукт привозится из Канады. Ну, конечно же, водочка. Я не любитель водки, но австралийско-зарубежный разбавленный технический спирт высшей очистки ни в какое сравнение не идет с натуральной русской водкой со слабым запашком сивухи. Ребята уж очень старались показать положительные изменения за мои два года отсутствия. Поэтому я решился на свининку. И не ошибся на данный момент: - такой свинины в Австралии нет (в Австралии свинья питается натуральным кормом и обрастает жестким мясом, а перед забоем ей нагоняют немного жирку - в результате: - ни мяса ни жира, а российская свинья подбирает, что удается, и ее мясо пересечено прожилочками жира, которые при готовке создают особую сочность и нежность). Почему на данный момент? Потому что через несколько часов мой желудок, привыкший уже к правильной пище, устроил революцию. Я не хочу сказать, что вся пища в Австралии полезна, но ее изобилие позволяет найти для себя правильное питание.
       Подогретый едой и напитками, Гриша решил показать мне достопримечательности ночной Москвы, и мы направились в элитное казино "Метелица". На входе нас тщательно обыскали с металлоискателями и в качестве входного билета продали необменный набор фишек. Опираясь на восторженные отзывы Григория, я рассчитывал увидеть что-то монументальное, присущие только Москве, несравнимое с деревней Голд Кост и ее Казино-Юпитером. Какое же было мое удивление, когда я увидел темный небольшой зал с несколькими столами, за которыми гоняли Блэк Джек несколько бизнесменов и бандитов. Вокруг крутилась в десять раз превосходящая количество играющих стайка проституток, разменивающих у игроков входные фишки на деньги. Почему я решил, что это проститутки? Входя, Гриша сказал: "Проститутки!", - "Гриша!", - ответили проститутки. Я думаю, что именно благодаря их посещению Метелица не прогорает.
       Неоднократно к Григорию подходила одна и та же девушка для обмена пластмассовой валюты на "деревянную"(этот термин возник тогда, когда американский доллар называли твердой валютой, и для рубля советский народ нашел меткое название - деревянный). В конце концов, он возмутился: "Ты что за весь колхоз работаешь?". Его замечание было близко к истине. Молодые девушки уезжают из колхозов и группами ищут ночную работу в Москве и Европе. Некоторым из них везет. Их может заметить какой-нибудь занятый человек с деньгами, поселить, дать образование и приличную специальность, а затем и работу. И бывшая несостоявшаяся колхозница Маша будет вам мило улыбаться за стойкой секретаря у своего босса. Что-то, где-то подобное проскальзывало в литературной классике сто лет назад и нисколько не осуждалось. Таким образом, круг замкнулся: от национализации женщин в годы революции до эмансипации в годы перестройки.
       Изобилие еды, водки и впечатлений дало мне преодолеть часовую разницу, и, наконец, я заснул до десяти часов утра до новых звонков проснувшихся бизнесменов. Ком русского бизнеса начал закручивать меня и заставлять думать, что это реальность. Началась давно забытая тусовка вокруг контрактов, проектов, списков образцов и другой сопутствующей ерунды. Я как-то уже забыл случай с моим знакомым, который уехал в Америку и через год вернулся, потому что если там скажешь, что вчера квасил с Клинтоном, то никто не поверит, а здесь, рассказывая о пьянке с Витьком Черномырдиным, можно нарыть какой-нибудь контрактик. Таким образом, я получил заказ на дешевое австралийское масло от моего дальнего родственника (или не родственника? Мой брат женат дефакто, а его дефакто жены дочь замужем за этим, так называемым, родственником), который принадлежал к лиге ветеранов каратистов СССР и частенько помогал мэрии Москвы в разборках с неуправляемыми бандитами и коммерсантами: в смысле приехать командой и попугать своим видом. Все его предложение сводилось к тому, что мэрия соберет денежки с народа вперед, как это уже делалось, и затем проплатит контракт, положив наличную разницу в карман. Солидность предложения захватывала, не хватало малого - образцов продуктов. Образцы масла позднее я выслал из Австралии курьером, и после этого долго не слышал никакого ответа, пока не поинтересовался сам, съели ли, наконец, образцы или нет. Конечно, съели и уже забыли, что это были образцы для большого бизнеса, а уж раз позвонил, то пришли еще, не совсем распробовали. Но в Москве этого не замечаешь и крутишься изо всех сил, создавая псевдо ветер перемен.
       А что же мои другие друзья по научной деятельности. Наибольшего успеха достигли те, кого я, будучи еще в Москве, толкал в бизнес. Кто-то вырос от младшего работника издательства научного журнала до главного редактора и позволил себе среднюю иномарку, новую жену и нового ребенка. Неплохой прогресс за два года. Женская часть научного мира продолжала намеченный ранее путь. Кто-то, пока не поздно, очередной раз вышел замуж, и пока контора платит деньги, быстренько завел ребенка. Другие, которые уже решили не выходить очередной раз замуж или оставались при этом, продвинулись по служебной линии различных финансовых компаний. Основной задачей для них стало поддержание формы, и самое удивительное некоторым это удалось. Мой бывший научный руководитель, уже почти слепой, уехал в Израиль, где успешно сделал операцию, и как я понимаю, живет довольно счастливо. Как видно, жизнь кипит! К сожалению, романтические фантазеры остались со своими фантазиями, почти без работы и средств к существованию.
       Удалось мне побывать в загородном доме "нового русского". В данном случае я подразумеваю не хамоватого коммерсанта с набитыми карманами, а Григория, которому удалось на гребне перестройки подзаработать немного денег для создания коммунизма для отдельно взятой семьи. Ему удалось откупить два участка и построить свою мечту: деревянно-кирпичный дом с высокими крышами, небольшим бассейнчиком внутри, комнаткой для физических упражнений и конечно биллиардом. Я бы не сказал, что это махина по австралийским меркам, но для Подмосковья впечатляет, особенно соседей. Редко кому удалось достроить свои новые дома. Кругом много неоконченных строений. Кто уехал за границу (таких очень мало), другие пропали безвести (с чужими деньгами, или без денег совсем), некоторых убили. Таким образом, он стал рабом своей собственности. Теперь две огромные собаки патрулировали территорию за высоким забором. Скважина, вода, отопление требовали постоянного обслуживания и работы.
       Следует отметить приятную вещь. У Григория раньше в цеху работал один странный рабочий: не пил и добросовестно выполнял свои задания. И вот теперь Григорий построил ему на своем участке домик, где он постоянно живет и присматривает за участком и домом.
       Этот визит воодушевил меня на то, чтобы посетить мой садовый участок, тем более там якобы появились на него покупатели. Участки так называемого Садоводческого товарищества за это время значительно окрепли: развернулось строительство и перестройка. Материалы валялись, где попало и даже на дороге. Раньше в этом случае хозяин старался побыстрее убрать преграду. Сейчас же все сводилось к грубой перебранке с оттенком "кто авторитетней". К моему удивлению мой дом, который я построил своими руками в течение пяти лет и так и не насладился потреблением собственности, выглядел прекрасно и был готов к эксплуатации немедленно. Одна проблема, кто хотел купить дом, давал в пять раз меньше его реальной стоимости. Нормальный расчет на отъезжающего за границу.
       Повидал соседа, у которого дом внутри увешан американскими флагами. Поговорили об Австралии. В результате получил замечание: "Россия - это наша страна, пусть и неухоженная и непредсказуемая, но она наша и жить мы в ней должны и делить все невзгоды должны тоже!" Очень патетически для любителя американского стиля жизни. Зачем же делить невзгоды? Лучше делить радость, а невзгоды преодолевать. До этого времени он успешно преодолевал трудности, водя знакомство с партийно-хозяйственной местной властью. Теперь же его баньку посещали какие-то местные чеченские авторитеты.
       В этой суматохе общения с людьми я совсем уже не замечал окружающей разрухи, хотя иногда она сама напоминала о себе. Проходя как-то мимо Коньковского свободного рынка, я был остановлен муниципальной милицией и направлен в обход. Весь рынок был оцеплен, но мне удалось заметить внутри группы лиц явно криминального происхождения. Позже выяснилось, что это бандиты под прикрытием милиции перекраивали сферы влияния на рынке. Думаю, городу отвалилось тоже что-нибудь. И это не секрет, что под крылом бывшего здания СЭВ Лужков собрал всех бандитов Москвы. Как-то давно, когда я еще верил в честный бизнес, я был приглашен в Московскую мэрию для обсуждения вопроса использования наличного кредита. И каково было мое неприятное удивление увидеть заседающих в креслах господ в кожаных куртках с резаными ушами и перебитыми носами, нечего говорить и об их жаргоне.
       Не давал мне также покоя ларек с вывеской "Геоцинт" (даже мой компьютер, сейчас, когда я напечатал, ругнулся на это слово). Покупая бананы, спросил: "Какое значение имеет геология или может география к фруктовому ларьку, если в корне названия стоит "гео"?" Ответ был ожидаемый: "Это название цветка". Вообще-то цветок называется гиацинт. Мне сразу парировали: "Спросите у хозяина". В свое время, когда я открывал компанию в Москве, все названия проходили контроль на правописание и корректность. Видно сейчас эту службу отменили за ненадобностью.
       Периодически приходилось обменивать доллары на рубли, и следует отметить, что банковские кассы далеко ушли от былых обменных окошек, сделанных чуть ли не из армированных досочек от ящиков. Вполне современный банковский офис. Но люди - как из ларька. При мне один приличный мужчина обменял деньги с просьбой выдать ему справку. Через несколько минут он вернулся и вежливо сказал, что у него справка на обмен валюты, а не для вывоза. Мгновенно он получил в ответ длинную тираду, которая сводилась к тому, что, почему раньше не сказал. Вежливое объяснение, что, прося справку именно он и имел ввиду справку для вывоза валюты. Далее началось ворчание и обсуждение молчащего клиента в процессе переоформления справки. Я ждал, вот-вот вырвется: "Еще шляпу одел!". Еще раз с удовлетворением отметил: "Люди не меняются".
       Опыт общения с родственниками подтвердил мои догадки, что все, что мы готовим для них из далекой Австралии нужно нам, а не им. Интерес пропадал после раздачи подарков и короткой беседы. Не надо быть очень навязчивым со своей информацией о жизни в Австралии, потому что они видят только внешнюю сторону жизни, которая смотрится очень привлекательно. А им бы хотелось жалеть вас, покинувших Родину, питающихся чуть ли не с помоек, как это нам представляли загнивающий капитализм в недалеком прошлом процветающего социализма.
       Наступил день отлета обратно в Австралию. Ком российского бизнеса подкатил к самому дому. За два часа до отлета у меня в подъезде стояла очередь для подписи каких-то протоколов, контрактов, доверенностей и т.п.. В результате мой встречающий-провожающий сказал: "Мы уже не успеем в Шереметьево. Час пик и ремонт окружной дороги". Однако мы рискнули, и благодаря нестираемым знаниям пресненских подворотен, мы объехали все пробки и благополучно достигли отправной точки. Опять таможня и паспортный контроль. Но теперь я уже был натренированный трехнедельным пребыванием в России, и поэтому прошел все без всяких удивлений и комментарий, или выходная служба значительно отличается от входной. И вот я сел в кресло самолета уже родного JAL и ... меня осенило: " Все что я делал в Москве - это туман". Что будущее и показало - не одного звонка по поводу грандиозных контрактов и проектов. Как-то стало легко....
       Наверное, ветер перемен развеял этот непонятный одурманивающий туман.
      
      

    Межглавие 6 - 7

      
       Под давлением доброжелателей журнал поменял название с "Ведомости" на "Южный Крест". С другой стороны, прародители "Ведомостей" Русский Клуб Брисбена ну никак не хотел отвечать за статьи в журнале. Изменение названия вызвало у меня желание прочитать все предыдущие номера. К тому же я болел, и появилось время посмотреть, а что же мы все-таки выпускаем. Честно, я был шокирован: все какое-то слабенькое, приглаженное, будто журнал извиняется за что-то. Сразу возникла мысль: не хватает соли и перца. И заметив на страницах журнала изобилие растительных псевдонимов, представился Иваном Репейником. Как же меня сразу невзлюбили читатели! Некоторые даже удивлялись: Он поливает журнал, а они его печатают. Не правда, редактор журнала частенько выпихивала мои замечания из текста. Свое мнение о журнале я изложил в письме Ивана Репейника. Но прежде чем его прочитать, рекомендую просмотреть статью о журнале, которая хоть как-то объясняет, что это за журнал.
      

    Под Южным крестом

       Для вновь прибывших в Австралию удивление вызывает отсутствие изобилия в русскоязычной литературе. Для уже долгоживущих здесь это нормальное явление, т.к. они уже знают, что русскоязычное население очень небольшое, да и в большинстве случаев к чтению не приучено. Поэтому любые попытки наладить выпуск периодического издания вызывает ироническое покачивание головой. Ну, газеты тем или иным путем как-то укрепились, а вот с журналами!? И это понять можно, потому что если взять любой австралийский журнал в любом супермаркете, он пахнет свежей типографической краской и пылает яркими цветами. Однако читать там абсолютно нечего. Любое русское издание в условиях малого тиража никак не сможет тягаться с магнатами рекламной журналистики. Так чем же может заинтересовать журнал. Да, наверное, небольшими кусочками нашей австралийской жизни. Вот таким, похоже, и стал журнал "Южный Крест".
       История возникновения этого журнала уходит в недалекое прошлое, когда председатель Русского клуба в Брисбене Константин Дроздовский попытался выпустить информационный листок "Ведомости", цель которого была довольно прагматична: сэкономить скудные деньги множества русскоязычных организаций на изданиях собственных информационных листков и рекламы. Поддержка была все одобряющая, а результат, как обычно, нулевой. И с 1995 года начал выпускаться ежеквартальный информационный листок Русского клуба Брисбена. Так бы он и умер, если бы не наплыла новая волна переселенцев, полных энергии и неиспорченных непробиваемым австралийским практицизмом. Собралась большая группа профессионалов и просто любителей (правда, которая после быстро поредела), которая рьяно собралась выпускать ежемесячный журнал. И что? Журнал появился, и начал расходится. Удивительно, но почему?
       Сколько людей, столько и мнений о журнале. Первое мнение, если журнал уже продержался около года, в своем тридцати двух страничном варианте с цветной обложкой и не закрылся, как многие другие начинания, то это уже серьезно и можно подписаться. Второе мнение, если иногда что-то и не профессионально, зато оригинально и нигде такого не прочитаешь. Третье мнение, да я такое за три доллара и читать не буду. Правда, такие и не читают.
       Журнал разбит на уже устоявшиеся рубрики. Первая рубрика "События, Факты, Новости" освящает в большинстве новости в деятельности Брисбенского русскоязычного населения, а так же Австралийские новости. Некоторые считают, что они могут прочитать новости Австралии в оригинале. Однако есть такие, которые плохо воспринимают английский язык и с удовольствием потребляют слегка корявый журнальный перевод. Появляющиеся новости об изменениях в иммиграционном законодательстве всегда интересуют тех, кто хочет привезти своих родственников или знакомых, а так же кто сам еще не крепко влился в многонациональную дружную семью русскоязычного населения Австралии.
       Рубрика "Духовные беседы" началась с проповедей и заметок местных православных служителей, и, к сожалению, не привлекла к журналу русских любителей посещения церквей, а отпугнула от журнала неверующих и людей другого вероисповедания. Однако, постепенно удалось направить эту рубрику из сугубо религиозного узконаправленного толка в освящение вопросов различных религий с философской и исторической точки зрения. Судя по неофициальным отзывам, сами священнослужители обнаруживают в этой рубрике интересные для них вопросы и проблемы. А как же нам, непосвященным?
       В начале рубрики "Интервью" не было. Однако теперь это вызывает живой интерес, потому что это о русских австралийцах, или как русские отзываются об Австралии. Исторические же темы бывают разные: и слабо написаные, и со скандальными выкладками. В любом случае, кому-то нравится, а кто-то плюется. Хотя, как бы это не было написано, это наша история, от которой не откажешься.
       В рубрику "Рассуждения и мнения" попадают специфические темы, которые из-за специфики трудно отнести к литературным, или они затрагивают специфические вопросы. Постоянное оживление вызывают записки переселенца "Ветер перемен". Как говорят некоторые читатели, они именно из-за этого автора не хотят покупать журнал, но при этом как-то же читают, чтобы потом покритиковать и поставить редакции на вид. А вот другие читатели говорят, что их вопросы питания ну никак не интересуют, а "Ветер перемен" хорошо освежает.
       Ну а в рубрику "Литературный уголок" попадает все, что может вызвать просто удовольствие от чтения, или материалы о классике, или чьи-то попытки на литературном поприще. Здесь сбывается мечта читателей быть опубликованным. Правда не всегда это нравится другим читателям.
       "Красота и здоровье" вызывает неподдельный интерес у русских, кто живет здесь довольно давно и поэтому готов обсуждать то, как надо питаться, жить, держать себя в хорошей форме. А вот рубрика "Бизнес" появляется только тогда, когда есть какие-либо материалы. Если кто-то может поделиться полезными советами, страница журнала открыта всегда. А вот если поступают письма читателей, то иногда это вызывает интересную полемику на предпоследней странице. Последняя страница собирает юмор всех сортов, от пошлого и глупого, до такого тонкого, что практически непонятного никому, кроме авторов.

    Технический редактор журнала "Южный Крест"

       Эта статья дает небольшое представление о журнале. Ну, конечно, в ней я все прилизал. На самом деле все гораздо контрастней: Русский Клуб докладывает, как хорошо можно поесть в его стенах, люди от духа учат, как надо жить, питаться, работать и чуть ли не .... А напечатанное письмо "Рассуждения вслух" вызвало столько критики от читателей, что возникло подозрение, а не происки ли это душевных проповедников. Советский врач из Украины Павло Ангелуца, скрывающийся в Австралии под псевдонимом Пол Ангел, так запугал всех читателей опасными созданиями моря и суши, что стало уже казаться, что в России жить безопасней. Поэтому и возбудилось в памяти название книги Солженицына "Один день Ивана Денисовича" Так почему бы и не написать письмо от Ивана Денисовича Репейника.
      
       Прочитал недавно все номера "Ведомостей", даже "Южный крест" прихватил. Болел я, наверное, сильно болел. С трудом, осилив все семь номеров, пришел к выводу, что источники в журнале одни и те же, а сказать им чего-то новое трудно. Узок кругозор наших журналистов. Больше всего мне понравилось письмо "Рассуждения вслух". Сразу вспомнились прекрасные времена советского оптимизма, да только смотрю, живут люди гораздо лучше и свободней. Все дети на отдых устроены: и дома отдыха, и лагеря в Анапе, а сами - по Европам в путешествие. Единственная проблема - путевки не менее 10 дней. После этого письма я делаю вывод, что редакция льет воду на мельницу антироссийских экстремистов, разыгравшихся в Австралии. В России все хорошо. Пора назад на Восток. Воодушевленный этим письмом я решил написать небольшой рассказик, если он вам понравится, буду писать и большие, и даже в рубрику "Литературная страница".
       Ваш Иван Денисович Репейник
      

    Один день Ивана Денисовича.

       Встал я как обычно рано. Сон был неспокойный. Начитавшись журналов, весь предыдущий день трескал яблочки, такие нежненькие, вкусненькие, полезненькие, здоровенькие. Каждый кусочек принимал с чувством благодати. Не помогло: под вечер наварил криветочек по старому русскому обычаю и без всякого удовольствия назапихивал в себя этих красных бестий, а еще и залил их сверху пивом. Поэтому снились какие-то кошмары, как я рою колодец и засыпаю глиной окружающую зеленую среду. Это, наверное, значит, что я извлек из моего чтения, что-то живородящие, а использовал не по назначению. От кошмара разбудили бестии-кукабары, а так хотелось услышать родное курлыканье ворон на помойке и чирикание передравшихся воробьев. Ну, если решил начать новую жизнь - то решил. Бодро вскочив, бросился к умывальнику, а оттуда, из зеркала, на меня кошмар смотрит. От ужаса мои волосы встали дыбом, как после укуса паука или змеи из рассказов известного сказочника Ангела Павлучио. Потом, вспомнив предсказания Магнолии, успокоился и понял, что это я, Иван Репейник. Ну и рожа! Приняв теплый бодрящий душ, на холодный не хватило воды в охлаждающем бочке, уже не боясь своего отражения, выбежал на зелененькую, мягонькую, свеженькую травку, старательно оббегая разбросанные одноразовые шприцы с остатками наркотиков и гепатита "В". В душе играла 32 симфония Брамса, Ветер перемен развивал на голове оставшиеся от неправильного образа жизни волосы. Пробегая мимо Русского клуба, успел заметить как переполненно расползаются гости после очередного "обильного застолья, которое продолжалось до утра". Мне хотелось крикнуть: "Что вы делаете! Читайте журнал - и вы забудете, что такое переедание. Да и кусок в горло не пойдет, если узнаете, как голодают сейчас россияне". Но Ветер перемен, надутый неизвестным переселенцем, уносил меня все дальше и дальше. Мимо проносились различные лица, клятвенно обещая помочь абсолютно на общественных началах во имя моего нового начинания, раздавая на клочках бумаги нужные контактные телефоны. Вихрь поднимал меня все выше и выше над куполами православных церквей, компактно разбросанных по Брисбену, из которых дружелюбно с Духовной беседой выглядывали отцы. К сожалению, другие церкви оставались безмолвны, наверно под запретом цензуры журнала. Чем выше заносил меня вихрь, тем больше я видел: и как Российский консул реагирует на австралийских русскоговорящих туристов, и как общественные деятели трут и убирают помещения после очередного обильного застолья, как Гарри с волчьим оскалом встречает потускневших звезд Российского кино и театра, а в это время русские студенты грызут местные науки, мешая их с привычными русско-австралийскими обычаями вселенских университетов, и как русские жены отстаивают свою советскую независимость у дураков мужей австралийцев, потративших немалые деньги на русских невест всех мастей, включая и рыжих с зелеными глазами. А между всем этим только деньги, деньги и деньги. Крутясь в вихре денег, я вдруг заметил, что это кольца Сатурна, и понял: меня занесло слишком далеко. Пора возвращаться на бренную Землю. От ужаса я вспотел, деньги начали липнуть к телу, залеплять рот и я - проснулся, прикрытый подушкой.
       На душе стало сразу легче. За окном курлыкали кукабары. Уже без ужаса я посмотрел на свое отражение и с благодарностью вспомнил прекрасный цветок с запахом рябины. Жена как обычно спала и не могла напомнить мне, что котлеты и картошка в холодильнике. Открыв холодильник, убедился, что он пуст и слона сегодня не завозили. Тянуться к яблочку было бессмысленно, т.к. я их уже съел вчера. Пришлось ограничится чайком - для кофе побаливало сердце после ночного кошмара. День выдался безработный, внеся тревогу о завтрашнем дне.
       Поэтому включил телевизор заглушить свои тревоги Российскими новостями. Как обычно, экранная действительность не отвечала письмам из Москвы. Наверное, цензура поменяла объекты своего внимания. После Российской программы традиционный просмотр почты. Как обычно, только счета и реклама. Время тянется к 12.00 - пора чего-нибудь закусить. Вот чего есть - тем и закусываем и никаких фантазий о правильной еде, если только раздельное питание. Нерабочий день нагоняет тоску, заставляет делать различные некчемучные звонки и разговоры. Руки тянутся поделать что-нибудь
       по дому, но быстро надоедает. Так незаметно время доползает до вечера. Жена к тому времени приготовит изобильную пищу по всем диетам одновременно, соблюдая которые готовишь себе новые ночные кошмары. Под телевизор глаза постепенно закрываются, и я перманентно переползаю в постель. А так хотелось бы, как бывало, по утренней росе выпив горячего чая из эмалированной кружки, надев пропахнувшую сыростью и потом телогрейку, взять в руки звонкий мастерок и постучать по кирпичикам, разгибаясь только для короткого обеденного перерыва и затем, волоча к вечеру ноги, сонно дожевывая бутерброд черного хлеба с сыром, провалиться в бескошмарный сон с уверенностью в завтрашнем дне: что и работа будет и денег не так уж много надо.
      
            -- Иван Денисович Репейник
      
       Вот прочитал это сочинение и увидел, а сколько много событий произошло за это время!
       И появились рыжие девушки в моем поле зрении, общение с которыми мне было приятно. Потянуло ветром перемен в былые советские времена, когда я был счастлив, трудясь на благо обороны в научно-исследовательском институте, где больше занимались флиртом, чем производством. Этот флирт безопасен, но жену он насторожил, и она быстро придумала, что у меня наступил мужской климакс. Ну, климакс, так климакс. Однако он не мешал мне чувствовать, что я еще живой. А активистка, которая так ратовала о духовности, неожиданно, прихватив всех детей, сбежала из Австралии, и от хорошего мужа тоже: искать понимания в Москве.
       С подачи сиднеевского антрепренера русских артистов Гарри Волка, я решился на подвиг: принять в рамках издательства "Южный Крест" угасающих актеров московского театра со спектаклем в Брисбене. Актриса мне и раньше не нравилась по ее фильму "Интердевочка", а ее партнера я и не знал вообще. Ну, одно дело роль, а другое - человек. Поэтому меня заинтересовало, а что это за люди. Имея большой опыт общения с музыкальной поп-публикой, я и не ожидал чего-нибудь отличного.
       Второй вопрос этого шоу, как собрать публику и деньги на прием актеров. Брисбен всегда обходят стороной, как русскоязычную глубинку. По разным предположениям в Австралии находятся около тридцати тысяч русскоязычного населения, из которых 50% уже толком и не знают русский язык, а из оставшихся русской культурой интересуются только 10%. Поэтому Сидней и Мельбурн, имея по десять тысяч русскоязычных национальностей, могут собрать по тысячи человек на представление, а для двухтысячного именно русского населения Брисбена и его окрестностей пределом может быть сто пятьдесят зрителей. Так оно и оказалось: - сто сорок человек. Правда, некоторых удивило, что это не концерт, а спектакль, да еще только из двух актеров. За что же мы платили деньги? Да еще никакого угощения. Уже стало традицией собирать до четырехсот человек на застолья. К счастью большинство пришедших было именно из числа любителей этой актрисы. А для тех, кто хотел застолья, был организован банкет в ресторане с участием российских знаменитостей.
       Как оказалось, за бесконечно дымящей и молчащей звездой экрана и сцены не было видно ничего живого. Главной целью посещения Брисбена было проведение ночей в казино. Даже после довольно фальшивого спектакля, где звезда срывалась на петуха (или точнее на курочку), а партнер забывал роль, они не могли дождаться, когда закончится банкет и, наконец, можно отдаться казино. Наверное, бесконечное нажимание на кнопки автоматов и характеризуют внутренний мир этих актеров. На бесконечные, искренние, дружеские обращения почитателей она монотонно кивала головой, а потом пожаловалась мне, как ей надоели эти однообразные приставания. С одной стороны, я ее понимаю, каждый норовит потрогать и погладить по голове.
       С теплотой приготовленное путешествие на Голд Кост также свелось к просиживанию в казино. Партнер, вечно жалующийся на тяжелую материальную жизнь актера, натолкнул меня на мысль подарить ему на пятидесятилетие двести пятьдесят долларов. С огромной радостью он принял этот подарок дрожащими руками и ... от души просадил их в казино за тридцать минут. В результате осталось только чувство жалости к этим людям.
       Это кручение вокруг звезд мирового масштаба в рамках отдельного народа отвлекли меня от продолжения записок, и редактор начала посматривать на меня косо - продажа журнала значительно снизилась. Так что пришлось продолжать это словотворчество.
      

    От автора

       Редакция сообщила мне, что наступило время написать продолжение этих затянувшихся записок. С одной стороны, ранее критикующим мои писания уже нечего критиковать, а обещания, что они не будут покупать журнал только из-за Записок переселенца, оказались блефом. Они как не покупали, так и не покупают. С другой стороны, оказалось, что некоторые покупали журнал только из-за Записок, что и приятно, но сейчас перестали. Поэтому я понимаю тревогу редакции, что баланс не всегда в пользу здоровой критики, и продолжаю тревожное повествование. Если честно, тяжело описывать последующие события в былой манере, потому что это было для меня трагическое время в Австралии, и я очень надеюсь, что это было последнее испытание на прочность.
      

    Глава 7

      
       ... и двигатели самолета спокойно урчали. Принесли заморскую еду, т.е. японскую. После домашней кухни, в смысле русской, все казалось пресным и неприемлемым. Аналогичную характеристику этой еды я получил и от моей матери, которая впервые за свои семьдесят шесть лет летела в самолете, и очень переживала. У нее был панический страх перед самолетами, хотя она большую часть своей жизни изобретала разные хитрые примочки для летающих объектов. А страх возник тогда, когда рухнул знаменитый самый большой в мире самолет "Илья Муромец", куда на открытие первого рейса был приглашен ее отец - первый директор МАИ - с семьей. И только по случайности они не полетели. А так бы не читали бы вы этих Записок, хотя может быть, другие записки от другого переселенца мозолили бы вам глаза. Не бывает в этом мире пустых мест: события, как вода заполняют появившиеся пустоты.
       Первая загранка для гражданина из страны развитого социализма, подпорченной перестройкой и демократией, всегда волнующие событие. Поэтому я рассчитывал, что будет интересно наблюдать за человеком, которому было запрещено навеки выезжать за границу, а теперь он дорвался до запретного плода. Однако все принималось как должное, и общалась моя мать со стюардессами на русском языке - никаких языковых барьеров. Не произвела впечатления и гостиница в Норите: пошив халатов был сразу раскритикован, а вот наличие в номере зубной щетки и пасты был отмечен с удовлетворением. Шведский стол был воспринят традиционно для советского человека, тем более пережившего войну и голод. Положить надо побольше и съесть все до голой тарелки. Я пережил этот же этап по прибытии в Австралию, когда с такими же товарищами, как и я, пробовал китайско-вьетнамско-тайваньско-азиатскую кухню: оплатив одну тарелку, умудрялся накормить ей всю семью.
       Я до сих пор избегаю всякого рода буфеты, потому что трудно сдержать врожденный инстинкт голода. Однажды, будучи на отдыхе в Новотеле, я соблазнился азиатско-срединоземноморским буфетом и перепробовал все мои любимые блюда. В результате, ночью в кровати, чтобы повернуться, я переносил свой живот руками. Только теперь я понял, как же тяжело беременным женщинам. А потом в течение недели, как удав, я переваривал это утолщение на моем теле.
       Вторая половина пути не принесла ничего нового, и возвращение в Брисбен не дало свежего дыхания ветра перемен: все было по-прежнему. Все та же дружелюбная улыбка (как мне тогда казалось) встречающего экс-партнера, те же текущие заботы, немного поднакопившиеся за три недели, те же счета и т.д. и т. п.. Однако, прибавились заботы по стабилизации здоровья матери, которая на пятьдесят процентов питалась таблетками, которые привезла из Москвы, а аналогов в Австралии не было. При этом подтвердился постулат бывалых австралийцев: частная медицинская страховка в лучшем случае покрывает саму себя.
       Душа требовала ветра перемен. К случаю, дача неожиданно продалась, а вообще-то за такую цену вполне ожиданно. Я думаю, ее успешно для себя продал мой сосед по даче. И тут-то жажда ветра перемен, подсушенная некоторой суммой, начала мучить меня с нарастающей силой. И я принял Соломоново решение (Соломон решил не ехать в Израиль), а я решил поехать в кругосветное путешествие. Стоимость кругосветного путешествия на самолете с остановками в шести городах мира для семьи укладывалась в деньги, полученные за дачу. Решение базировалось на постулате: если не сейчас - то уже никогда. Решение было принято, но реализовать его с красным молоткастым паспортом не так уж легко - необходимо получать визы практически во все страны. Поэтому, составив предварительный маршрут, я занялся заполнением анкет и отстегиванием (я подразумеваю легальную оплату в посольства) денег за заявку на визу. Скажу, что мой планируемый бюджет никак не ожидал этих солидных затрат. Например подать заявку на визу в Америку на семью из четырех человек стоило AU$750. С этой визы я и начал, т.к. считал, что после ее получения препятствий не будет. Однако глубоко ошибся. Для получения американской визы надо было показать, что ни за что не останешься в этой стране неограниченных возможностей. Что я и сделал, показав, что очень материально и морально завяз в Австралии. На удивление, это было принято, хотя три года назад аналогичные доказательства принадлежности к России не произвели впечатления на иммиграционного офицера Американского посольства в Москве, и в визе было отказано, что в конечном итоге привело меня в Австралию. Однако, эти же доказательства произвели обратную реакцию на Канадское посольство, и мне было отказано в визе, потому что я не показал, что собираюсь вернуться обратно в родную страну, т.е. Россию. Две страны - два мнения. А я так хотел посетить своих родственников в Гамильтоне под Торонто, которым во время второй мировой войны удалось сбежать от красного террора из Эстонии. Да и Ниагарский водопад манил своей монументальностью. Поэтому маршрут все время менялся. А зря, только потом уже в Америке я узнал, что, имея американскую визу не надо получать канадскую. Ой, не любят наш народ в мире! С большим скрипом и страхом была проставлена итальянская виза, просили не под каким видом не пересекать уже открытые Европейскому сообществу границы. Поэтому-то, через визовые препоны, и сформировался маршрут: Лос-Анжелос, Орландо, Рим, Будапешт, Стамбул, Малайзия.
       Первые два города - для посещения Земли и Мира Диснея, а также надежда повидать моих знакомых. Рим давал возможность повидать столицу мира и побывать без визы еще в одной стране - Ватикане.
       Когда-то, в социалистическое время, я посещал жемчужину коммунистического мира Будапешт, и поэтому ностальгия и безвизовый въезд толкнули меня в прошлое. Другие страны былого социализма уже прикрыли въезд для россиян. А, как известно, не надо посещать еще раз те места, где тебе было хорошо. Хотелось посетить Стамбул - город контрастов, а далее, по своему хотению, заехать в Анталию - в прошлом немецкий курорт, а теперь популярное место отдыха советских людей. К тому же в Турцию для российских граждан не надо оформлять визу. Были у меня и планы использовать дешевый чартерный рейс в Москву, продолжить, как бы, начинающийся бизнес с Григорием. А в это время, сестра моей жены могла бы посетить Анталию. Малайзия также не требовала визы и была наилучшим адаптирующим средством перед возвращением в Австралию.
       Итак, маршрут согласован, билеты оплачены, гостиницы заказаны, кроме отеля "Палас" в Стамбуле. Все было готово к кругосветному путешествию. Матушка была снабжена таблетками, экс-партнер получил права на использование денег, хотя сердечко при этом ёкнуло, но, наверное, не сильно, а зря. И ранним Голд Костовским утром мы выдвинулись в аэропорт Колонгата. Первый сюрприз не замедлил появиться: Американские авиалинии отложили рейс до вечера. Был выбор, или вернуться обратно до вечера, или все-таки ехать. Перевесило второе, к тому же у нас появилась возможность взглянуть на Сидней и посетить знакомых, недавних переселенцев из Голд Коста.
       Сидней встретил нас пылью и духотой. Я бы не сказал, что это грязный город, но очень размазанный по площади и пыльный. К сожалению, мужская половина семьи "перебежчика" работала (или точнее работал), и мы провели время в выслушивании жалоб от другой половины на австралийское правительство, банки, чиновников и просто людей, которые не дают спокойно пользоваться всеми прелестями беззаботной жизни в Австралии. Будучи болгаркой, она сразу вспоминала для сравнения былые прекрасные времена в социалистической Болгарии. За разговорами, да еще с неторопливым таксистким сервисом в Сиднее, мы чуть не опоздали в аэропорт, гудящим муравейником, переживающим задержанные рейсы.
       Перелет через океан был слегка тревожный. В отличие от советских и японских летчиков американские летчики не уважают пассажиров, и все время заставляют пристегивать ремни и делают резкие повороты. Как раньше нас учила советская пропаганда - все американские летчики пришли с военных истребителей. Но в любом случае, было интересно лететь во вчерашний день. Звучит здорово: - вылетели вечером - прилетели вчера утром. Вот здесь-то в аэропорту Лос-Анжелоса и засквозил долгожданный ветер перемен. На паспортном контроле нас встретили два заспанных черных пограничника. Один для граждан, другой для иностранцев. Иностранцев было больше, и через несколько минут стало еще больше. Приземлилось еще четыре самолета, но количество пограничников для паспортного контроля не увеличилось. Очередь затянулась на полтора часа. Сразу вспомнился российский сервис. Одно было отличие: чисто и современно и много кабинок, как в Австралии, да только кабинки были пустые.
       Другая интересная особенность привлекла внимание. Из различных источников информации сложилось впечатление, что американцы ненавидят мексиканцев и иначе чем "грязные обезьяны" их не называют. Однако, все объявления в Лос-Анжелосе начинаются на испанском языке, а затем на английском и японском языках. На самом деле, в сфере обслуживания работают мексиканцы, и иногда со слабым знанием английского языка, но внешне их нельзя назвать классической кличкой - они симпатичные, хорошо одетые люди, трудолюбивые и аккуратные.
       Вторая, не менее интересная, особенность оплаты счетов. В сумму счета входит местный налог и 15 - 20% чаевых, которые вроде бы обязательны к оплате. На мой наивный вопрос: "А сколько бы чаевых вы хотели бы получить?" - получил не наивный вопрос: "Откуда вы?", и узнав, что из России, сказали, что нисколько. Это было в ресторане, а в магазинах и в точках быстрого питания чаевые начисляют без вашего согласия. В результате цена продукта и услуги на 25 - 30% выше, чем указано в меню или на ценнике. О чаевых, также напоминают надписи на трех языках в общественном транспорте, который как-бы в Лос- Анжелосе бесплатный.
       Однако показался Лос-Анджелос довольно потертым городом. Хотя явной грязи на улицах не было, но гостиницы, магазины, транспорт требовали обновления. Только знаменитая Лос-анжелесская тюрьма громадным монументом украшала центр города, блестя свежей колючей проволокой, орнаментом развесившись по верхушкам чистых стен. Наверное, в Америке очень трогательное отношение к заключенным.
       А вот знаменитая актерская улица в Голливуде не произвела никакого впечатления. Довольно пыльная, неухоженная и пустынная. Похоже, что все звезды на съемках или на фестивалях. Аллея Звезд кино хорошо выглядит только при повторном просмотре по видео. Оригинальное Хард Рок кафе уступает Голд Костовскому и по чистоте и по масштабности. А уж о еде и говорить нечего.
       Особый разговор о еде. Америка, в отличие от Австралии, не лишена запахов и вкусов овощей. Похоже, что овощи и фрукты выращивают на натуральной земле, и они душисты и вкусны. Я с удовольствием потреблял утерянные ощущения вкуса весны. Что стоило только почувствовать забытый вкус душистой клубники! Однако бывает, что еда содержит не пережевываемые компоненты, и поэтому лишена вкуса и привлекательности. Если вы закажете, скажем, макароны с сыром, то можете найти внутри не размороженные части неизвестно когда приготовленного блюда. Об американском кофе уже неоднократно отзывались различные виртуозы пера и слова, но это надо попробовать. Непонятно, как можно испортить продукт, изначально приготовленный из хорошего сырья. Обычно для Америки кофе холодный и имеет странный вкус. Будучи в итальянском ресторане и наученный горьким опытом, осторожно спросил насчет капучино. На что получил заверение, что кофе будет приготовлен из лучших сортов и по лучшим традиционным семейным рецептам. В результате я получил чуть теплое дерьмо, о чем и сказал принесшему его официанту. Он же так обиделся, что не пришел даже за обязательными чаевыми. Мне начало казаться, что советский желудевый кофе со сгущеночкой в столовой номер 32 лучше, чем американский в пятизвездочном ресторане. Тут уж явно не подходило выражение: "О вкусах не спорят". Но самое интересное, что мне удавалось поспорить на местном наречие. Странная вещь произошла с моим натянутым английским языком. В Австралии меня как-то понимали, но я понимал австралийцев с трудом. В Америке же я ясно начал понимать практически всё, и так же ясно понимали меня. Когда я заказывал экскурсию по Лос-Анджелосу, туристический агент в гостинице вел телефонные переговоры по этому поводу, и его коллега по другую сторону трубки выразил большие сомнения об участии русской семьи в англоязычном автобусном коллективе. Однако агент заверил, что объект недоверия перед ней, и она прекрасно его понимает, и как ей кажется взаимно. У меня появилась уверенность в моих языковых возможностях, и я начал шутить и немножко хамить.
       А что же знаменитый Дисней-ленд и Универсал студия? Как же с их потертостью? К первому внимания побольше, но все равно уже видно, что он похуже, чем во Франции, хотя народа там не меньше и очереди не короче. А вот в знаменитой студии половина аттракционов не работала, и выезжали они только на новинке сезона - Иерарстик Парк.
       Создалось впечатление, что аналогичное путешествие по телевидению не менее привлекательно, чем натуральное. Тем более свойственная этому времени жара выматывала последние силы. Выручали только распылители, обдавая очередь тончайшей водяной пылью. Дети, почувствовав тоже свой прогресс в английском языке, активно влезали в любые мероприятия с привлечением добровольцев. В результате сын привлек внимание своим русским происхождением, калифорнийской футболкой и австралийской кепочкой. И ... попался на удочку. Его поставили озвучивать крик испуга, когда герой фильма видит снежного человека. Крик должен был появиться по сигналу красной лампочки. А лампочка так и не зажглась, что вызвало возмущение "многонационального добровольца" и извинения ведущей, после которых она любезно предоставила второй шанс. Внимательно наблюдая за лампочкой, испытуемый и не заметил, как сзади к нему подкрался уже живой снежный человек. Но не знают советского ребенка в Америке, для которого появление живого кошмара вместо реального крика ужаса вызвало только агрессивность. Ожидания зрителей, конечно, немного скомкались, но моя коллекция домашнего видео пополнилась любопытным дополнением. Вне зависимости от впечатлений, поражала хорошо отлаженная система вытягивания денег в этих знаменитых парках. Надо отдать должное американцам!
       Пока дети потребляли Дисней-ленд, по настойчивому требованию жены, мы посетили магазин. Я бы не сказал, что магазины там побогаче. Они больше похожи на австралийские ярмарки. Неудовлетворенность слабой половины семьи вызвала сильное желание посетить Санта Монику, где, как говорили, находятся лучшие магазины. Так и оказалось, они там были, и не хуже хваленного Пасифика Фэее. Но я особенно не изучал эти заведения, а отправился с детьми на знаменитый пляж. Ну и широк же он! Пока мы добрались до воды, пожгли свои ступни. Ни песок, ни вода особой чистотой не отличались, хотя народа было прилично. И на все это громадное пространство, вдалеке виднелось что-то похожее на культурно-жевательный центр. При более близком изучении это, на самом деле, была смесь ярмочного балагана с дешевой едой, в смысле не очень качественной, но по приличным ценам. Асфальт был потрескавшийся с подтеками воды из окружающих холодильников. Как обычно для покупки мороженного надо было выстоять очередь. Чем-то это напоминало Сочи времен развитого социализма.
       Таким образом, потребив за семь дней Лос-Анджелолвский Дисней-ленд и возможные окрестности, мы местной авиалинией направились в Орландо. В отличие от Австралийских, на этих линиях так безбожно не поят, все надо покупать за свои деньги, и даже чтобы посмотреть кино, надо прикупить на время небольшой экран на жидких кристаллах для индивидуального пользования.
       Мир Диснея в Орландо поражает своей масштабностью и с потрохами включает в себя Лос-Анджеловский Дисней-ленд. Не хватает недели пройти всё интересное. Поэтому мы набросились на другие парки и водные аттракционы, которые мы так и не смогли потребить сполна, т.к. при грозах администрация закрывает доступ к воде. А грозы, как оказалось, там часто. Как и в Дисней-ленде, так и в одноименном Мире впечатляют водно-салютные представления, в процессе которых на созданной фонтанами водяной стене проецируют фрагменты фильмов и специальные эффекты. Рекламируемый ресторан "Планета Голливуд" изнутри представлял, как обычно, поставленную на поток выжимания денег "столовку", а снаружи - выставку отпечатков рук кинозвезд. Моя дочь неожиданно обнаружила, что рука Сталлоне не так уж далеко по размеру ушла от ее собственной. (Это не значит, что у нее большая ладонь).
       Так в стараниях избежать соблазнов, которые приводили к дополнительным затратам, и проходило время. Большое впечатление произвел космодром Кеннеди. Советская пропаганда и секретность космических исследований породили образ недоступности. Однако зона космодрома не охраняется, а для безопасности самих непрошеных визитеров окружена лесными полосами и каналами, заселенными более шестидесяти видами опасных животных, включая аллигаторов, которые лениво ползали вдоль дороги. Пусковые установки с Шатлами доступны для посещения и фотографирования. В музее освоения Луны, выяснилось, что американцы посещали Луну около пятнадцати раз и принесли с собой образцы грунта задолго до советских экспериментов с луноходом. Кстати, и луноходы у них были тоже.
       А в это время гостиничный номер обслуживали здоровые толстые негритянки - наследницы бывших рабов. Работу свою, в отличие от мексиканцев, они делали по-рабски - без желания и некачественно. Может быть, поэтому до сих пор существуют расистские настроения в южных штатах Америки. А вот джакузи рядом с бассейном так было напичкано хлоркой, что после очередной попытки насладиться водным парком, которая была прервана грозой, мы, продрогшие, решили погреться в этой бурлящей ванне. В результате через пять минут я не знал, а был ли я в трусах? Или эта оставшаяся после хлорки полупрозрачная тряпочка и были мои трусы?
       Все когда-то кончается, и наступило время покидать Америку. Международный перелет в Европу лежал через Чикаго. Кратковременная остановка и долгий путь до города не дали его посетить. В отличие от прилета, на отлете не было никакого визового контроля. Лишний раз убидились, как легко можно затеряться перебежчику в стране возможностей и контрастов. Кстати о контрастах, при всем моем внимании к женщинам не на кого было положить глаз, американский народ воспринимается как единный и неделимый. А очень жаль. Я так устал от безликости! В пути рядом с нами сидела какая-та американская знаменитость (мужского рода), которую постоянно опекал стюард. Благо мы сидели рядом и нам доставалась часть этого внимания. В завершение этой заметной фигуре была преподнесена бутылка дорогого французского вина, а вследствие того, что уважаемый гражданин Штатов не пил, бутылка перекочевала к нам в сумку.
       Франкфурт встретил нас толпой народа, среди которой слышалась и русская речь, и всяческой суетой. Знаменитые магазины Дьюти Фри поражали своими ценами. Однако правила позволяли вернуть часть денег. Но для этого надо было получить подпись таможенного контроля, который уже находился за зоной паспортного контроля. Это и возбудило нас попользоваться магазинами. Однако пограничники полулегально под честное слово пустили до таможеннего оффиса, чтобы дать возможность получить мне свои положенные десять процентов обратно. Под эти проценты легко было бы просочиться в Германию и затеряться в Европе. Однако мы мужественно отбыли довольно большую паузу в аэропорту, прежде чем двинуться в столицу мира Рим. Хотя мы и вертелись довольно активно, ветер перемен не очень-то обдувал наши бродяжные лица. Но освежали надежды, что впереди еще много остановок.
      

    Межглавие 7 - 8

       Перед предыдущей главой упоминалось о трагических событиях, которые не давали мне писать. Сейчас боль поутихла и можно посмотреть на это философски. По приезде из кругосветного путешествия меня ждала гора неоплаченных счетов, а большая часть денег, оставленная экс-партнеру куда-то исчезла. Как он обьяснил, если бы он не использовал эти деньги, то все бы тогда "рухнулось". И здесь он был "великим спасителем" бизнеса. Правда, непонятно какого. Не зря у меня ёкало сердечко перед тем, как передать права на управления счетами "знаменитому архитектору и строителю". Вы помните, как были описаны такого сорта "миллионеры" в начале записок. Но никак не думал, что смогу попасться на удочку такого же проходимца, который готов на все, и даже на шантаж, построенный на обещаниях продлить визу. Я чувствовал себя, как участник игры в наперстки на вокзале. Поезд вот-вот уйдет, деньги уже в руках жуликов, а они еще стараются тебя раскрутить и втолкнуть в уходящий поезд. Надо отдать должное моей матери, когда она впервые увидела моего экс-партнера, то сразу отметила, что у меня за манера связываться со всякими жуликами. По молодости я парировал: - не каркай. На что получил уже известный ответ: я не каркаю, а имею большой жизненный опыт. Конечно, она была права. Да и вообще за это время моя матушка ожила, поднялась, приобрела много друзей и стала популярна в ее пенсионерских кругах. Начались гости, встречи, приглашения, подарки, разговоры. Приятно было это наблюдать, но все время преследовало видение, что она умрет через год после прибытия в Австралию. Дни бежали, ее гостевая виза подходила к концу, пришло время отбывать на Родину, отсидеться три летних месяца и обратно в Австралию на еще один годичный срок. С тяжелым сердцем провожал я ее в аэропорте, хотя шутил и хорохорился. Неизбежность давила своей чернотой и бесконечностью. И когда я узнал, что она умерла через день после прибытия в Москву, то был готов к этому, но не мог поверить целый день, пока не переговорил с братом. Перед этим она успела обменяться мнениями и сделать вывод, что вернулась в разруху, а не на Родину. Именно в эти минуты проявляется настоящая правда и не стоит поддаваться на убеждения всяких духовных и душевных личностей, ратующих за центр культуры и возрождения в России. В течение двух недель мне удалось справиться с депрессией и окончательно осознать устройство нашего Мира и Вселенной. Хорошо быть верующим, хуже быть знающим.
       Взвалив на себя ношу неизбежности, начал делать вид, что что-то зависит в этом мире от меня и начал решать вопросы визы. Законы изменились уже так, что не было путей подать на приемлемую визу в Австралии. Неожиданно открылись ворота для молоткастого паспорта на Фиджи. Поиски новых возможностей для проживания, бизнеса и подачи визы в Австралию из третьей страны толкнули меня посетить страну Фиджи, где отдаление от каждодневных забот и уединение окончательно подтвердили мои заключения о Мире, Боге и Человеке.
       Фиджи - это еще одна история ветра перемен, но уже как-то не хочется писать под этим лозунгом, когда знаешь, что не существует этого ветра, а есть некоторое подобие застывшей картины нашего Мира от начала до конца на "стене других обитателей другого верхнего Мира". А сколько еще таких Миров? Подробности этой стороны описаны во второй части книги.
       Пока я переживал Фиджийскую историю в нашей картине Мира, журнал подходил к своему логическому завершению: все участники разбежались, главный редактор затеяла развод, обещанное финансирование на журнал так и не открылось, взаимные обязательства с Русским Клубом подходили к концу. Но ничего не подозревающие читатели продолжали покупать и критиковать журнал. Как обычно доставалось и мне. Как ни в чем не бывало "Ветер перемен" в последнем номере журнала начинался с моих ответов критикам и доброжелателям.
      

    От автора

       На последнюю публикацию получил возмущенный отзыв от одной бывалой читательницы. Бывалой - это значит, которая побывала в Америке, или в Италии, я точно не помню, потому что был сражен квалифицированным объяснением по поводу итальянского кофе. Как теперь мне известно, он подается чуть теплым. Наверное, следует признать мою ошибку, если я не прав, но и не итальянский кофе был холодный и невкусный. Помню, как в одном из романов Жуль Верна описывалось почти на всю главу, как надо варить кофе. Из этих источников я узнал, что если кофе залить кипятком, то его можно испортить, поэтому оптимальная для него температура - 85 градусов Цельсия, и когда в эту воду попадает кофе, то оно
       ( вода с кофе ) вскипает. Не проверял, но верю.
       Так же получил суровую критику от одного товарища: "Кисловато как-то стало. Наверное, уже не по душе пишешь, а по заказу". Да, и в этом есть доля правды, если жизнь кисловата, да и эмоций поубавилось. Критика, наверное, справедлива, потому что моя писанина начала нравиться жене, а до этого ей было за меня стыдно. Одно приятно, женщины не забывают, маловато говорят, требуют еще и еще (конечно, я имею в виду продолжения, продолжения и продолжения записок).

    Глава 8

       ... и опять аэропорт, но уже итальянский. Как бы там не было, но все аэропорты похожи друг на друга, этот отличался только очень уж длинными переходами, по которым я двинулся искать знаменитую компанию АВИС, что бы получить на прокат автомобиль. На мое удивление офис был еще закрыт, и пришлось ждать пару часиков. Как же приятно ощущать свое превосходство в английском языке, разговаривая с работниками итальянского офиса. Но это приподнятое настроение на последующие несколько часов было полностью испорчено. Началось с того, что я разучился крутить ручную коробку передач, да еще с другой стороны. Поэтому первую задачу - выезд из аэропорта, я выполнил с трудом. А вторая задача по поиску пути в Рим по карте, как обычно выполнялась всей семьей, и смело можно было сказать, что едет истинно итальянская семья. Врут историки, не все дороги ведут в Рим. Прежде чем мы нашли правильный путь, пришлось покрутиться по окружной дороге с заездами на бензокачку для приобретения карты более крупного масштаба. Следует заметить, что американские доллары здесь берут с удовольствием. По мере того, как я осваивал ручную передачу с европейской стороны, скорость автомобиля увеличивалась и достигла уже 100 километров в час. Я не видел ни одного знака, ограничивающего скорость, однако автомобили обгоняли меня со свистом. Свист не прекратился и тогда, когда я достиг скорости 120 километров в час.
       Наконец мы проникли в Рим. Давненько я не ездил по таким запутанным и разбитым дорогам. Автомобили мелкокалиберной масти занимали любое пространство для стоянки, и было невозможно приостановиться, чтобы разобраться в карте. Мы достаточно устали, чтобы замечать что-то вокруг, но чувствовалось, как-то неуютно и мрачно. Как нам обещал туристический агент в Австралии, мы должны были получить четырех звездочную гостиницу близко к центру. Дороговато, но зато близко, к центру! С большим трудом мы нашли переулочек, где не могли разъехаться две машины. Это и был фасад гостиницы, который позволял быстро разгрузиться и немедленно убрать машину на стоянку, которая по совету администратора оказалась в 50 метрах в гараже, наверное, его компаньона.
       Номер был со всеми удобствами, но напоминал стиль советских гостиниц - очень тесно, да и стены покрашены были знакомой эмалью непонятного цвета, через которую проступали все шероховатости штукатурки. Австралийский "джипрок" избаловал глаз. Сантехника также напоминала Родину. Что поделаешь, Европа есть Европа. Хотя, когда мы были в Париже и Каннах, этого нельзя было сказать. Конечно, после такой тревожной дороги хотелось пить и есть. Но не тут- то было. Пришлось обойти довольно большой квартал, чтобы найти едабельную точку - ресторанчик, выходящий из подвала к столикам на улице. Ну, конечно же заказали пиццу, сухое белое вино и капучино. Что же еще можно заказать в Италии? С каким же удовольствием мы приняли "родное столовое вино" - такого нет в Австралии. Даже то вино, которое называется в Австралии итальянским имеет специфический австралийский привкус. Убедился опять - белое вино лучше в Европе, а красное, уверен, во Франции и Австралии. Но, как говорится, о вкусах не спорят. То же можно сказать и о пицце - сам "блин" показался гораздо приемлимей. Наверное, дрожжи были натуральные, да и печка настоящая. А то, что на него сыпали, не имело значения. В отличие от американского, капучино был горячим и с не очень пышной пенкой. Австралийская белая пенная шапка привлекает больше, но в Италии, я думаю, все-таки оригинал.
       После ненавязчивого ужина и утомительной дороги не было сил оглядеть окрестности, тем более улицы не были достаточно освещены и казались мрачными. Риму мы решили посвятить два дня - один на Рим, другой - на Ватикан. Лучшее, что мы могли придумать - это заказать две экскурсии, по городу и в Ватикан. Из предложенных в туристическом агентстве языков, на котором должен был общаться гид, мы выбрали английский, т.к. русским нас решили не баловать. В результате всех экскурсантов собирали по городу в одну кучку и затем распределили по автобусам по языковому принципу. Итальяшка был ничего, старался говорить внятно и понятно. В нашу автобусную компанию попались англичане, американцы и даже австралийцы. Приятно было ощутить себя экскурсантом, когда тебя ведут, как барана, туда, куда предписано маршрутом, по пути которого тебя всегда встречают торговцы сувенирами, открытками и книгами.
       Следует отметить, что очень много информационной мишуры на русском языке. И это оправдано: мимо нас неоднократно пролетали русские группы, и как мне удалось выяснить у одной симпатичной девушки, все туры приготовлены и обслуживаются из России, при этом она пожаловалась на плохие условия расселения и досуга.
       Из всей скомканной во времени экскурсии меня поразил Римский Колизей. Хотя он был построен в 80 году нашей эры, похоже, что аналогичного сооружения нет до сих пор. Стадион на 50 тысяч зрителей с грандиозными сооружениями под ареной, которые позволяли держать диких животных и доставлять их немедленно на поверхность, при помощи подъемных механизмов, работающих по мировым законам (например, Архимеда). Сейчас же тратят миллионы на оборудование, энергию и на обслуживающий штат, чтобы выполнить элементарную операцию передвижения. А зачем? Когда все это уже дано природой и доисторическими знаниями. Тогда же эту арену быстро переоборудовали под проведение морских боев, с заполнением водой и участием военных галер. А для сервиса зрителей поверх стадиона на высоте 50 метров и диаметром 200 метров натягивали парусиновый тент для защиты от солнца. И здесь меня посетила мысль, а были ли кровавые бои, мне стало казаться, что все тогда было хорошо приготовленным спектаклем, а наш кровавый век, что бы выгородить себя, окрасил красным цветом истоки нашей цивилизации. Так или иначе, ветер перемен уже раскачивал кого-то с давних времен и докачал до современной действительности. А был ли он созидательным? И вообще нужен ли он, этот ветер перемен?
      
      

    Межглавие 8 - 9

       Вот на этом славно и закончили свое существование журналы "Ведомости" и "Южный Крест". Были возмущенные звонки, были письма с подпиской на новый год, но журнал так никто не подобрал. Наверное, мало таких "умников" как мы. Но книгу мы обещали и поэтому все силы были брошены на держание слова. Как вы уже заметили, эта часть книги подходит к синхронному концу, когда кругосветное путешествие заканчивается и межглавия, начавшись от конца этого вояжа, подходят к моменту закрытия журнала.
       Так как фиджийская и после фиджийская жизнь была уже без ветра перемен, то все, что происходило потом, можно отнести к фантазиям, бреду, к правде и полу-правде, к мистике и т.д.. В это можно верить или нет, но то, что кажется правдой, на самом деле вымысел, а что невероятным - чистая правда. Это уже вторая часть книги, когда становится главным отношение к происходящему, а не сами события, потому что мы не можем влиять на события, а вот наше восприятие их - это наше. А там в Италии, я еще думал о ветрах перемен.
      
      

    Глава 9

       ... и интересно было видеть следы той истории, которую с упоением изучал в школе и книгах. Рим - варвары - вырождение Империи - возникновение христианства. Статуи императорам, обломки колонн, восьмиметровый культурный слой, покрывший обломки истории - все это подталкивало на вывод о неизбежности событий. Но такое настроение перебило посещение Ватикана. Хотя бы должно было бы быть наоборот: духовность перевесит материальность. Очередь, сувениры, деньги, потрепанность зданий и интерьера навели на мысль, что это такой же Дисней-Ленд, но только дороже и хуже. Ничего не запомнилось, кроме тесной толпы и духоты. Хотя вру, помню первый экспонат - ранняя мраморная скульптура мужчины, словно окаменевший живой человек (дети отметили то же самое, была видна каждая жилка и морщинка тела), и - последний - потолочная фреска Микеланджело на своде Сикстинской капеллы. Конечно, все можно вспомнить по огромному количеству фотографий, но это уже вторичная память. Хочу отметить, что посещение Эрмитажа также не оставило следов. Хорошо, что Лувр был закрыт на момент моего нахождения в Париже.
       С тяжелой головой от обильных экскурсий мы решили освежиться пешеходной прогулкой по вечерним улица Рима. Оказалось, что и автобуса не надо было, все находилось рядом, и Колизей и развалины храмов. При приближении к Римскому цирку усиливался запах общественного туалета, вот тут и задумайся, то ли это запах веков, то ли невоспитанность современности. Ну, последнее подтверждали бесконечные надписи на стенах, как, например: - "Здесь был Кирилл 1963 г.". Как это ему удалось отметиться в 1963 году, в эпоху железного занавеса, непонятно. Гулять по развалинам можно было бесконечно, но на следующий день мы отбывали во Флоренцию.
       Движение по шоссе опять создавало видимость, что моя скорость не более сорока километров в час, хотя спидометр показывал сто двадцать. Все скоростные дороги в Италии платные, и когда ты выезжаешь на нее, то получаешь билет, а когда съезжаешь, то наступает расплата, приблизительно двадцать пять долларов за двести километров. Флоренция предстала чистым городком. Гостиница была получше и подешевле, чем в Риме, и выделялась своей старинной мебелью. Центр города приятно поразил своими историческими памятниками, церкви, скульптуры, площади --все это когда-то встречалось, и вдруг неожиданно собралось в одном месте. Аполлон, словно сошедший с пьедестала в Сорфис Парадайсе, могила Меккельанжело, Леонардо Да Винчи, Фурье, Пучинни. Столько имен и все в одном месте. Глаза охватывали историю.
       Забежав позавтракать в знаменитый Макдональдс, обратили внимание на пару, сидящую рядом с нами. Я заметил вслух: - На каком-то странном языке они разговаривают - не английский, и не немецкий. На что сразу получил ответ на чисто русском: "Вообще-то я из Ленинграда, а мой муж датчанин". И где только не появляются наши невесты! Вместе продолжили нашу увлекательную экскурсию и даже пообедали в горном ресторанчике. Здесь-то я и узнал, что скорость на итальянских дорогах ограничена до 130 км в час, а полиция начинает ловить только с 160 км в час. Поэтому все и идут с этой скоростью. Теперь я гнал как все по направлению к городу Сиена. Изумительный город! Прямо, как игрушка в руках.
       В Венецию нас ехать отговорили, сказали, что этот город красив в картинках, а на самом деле грязен и вонюч. Мы решили не портить впечатление и ... какая Италия без Пизанской башни. Так мы попали в городок Пиза. На подъезде к городу нас встречали проститутки, рядком выстроившись вдоль дороги. Удивительно, что сама башня оказалось довольно маленькой, и даже еще не упала! Отметившись на фото, двинули обратно в Рим. Нас провожали все те же проститутки.
       Последний день в Риме посвятили итальянской обуви, которая стоит там около 35 американских долларов, для сравнения - в Австралии этот же товар стоит 120 австралийских доллара. Но, к сожалению, ничего нельзя было подобрать на советско-австралийскую ногу. Так и улетели необутыми в бывшую жемчужину социалистического мира Будапешт.
       И я был поражен, как чистый, пахнущий недоступным в Советском Союзе запахом дезодорантов город социалистической Венгрии превратился в пыльную, разваливающуюся столицу нового капиталистического мира. В эпоху перестройки везде поубирали надписи на русском языке. Однако теперь, они начали появляться опять. Западная Европа не понимает, чем может быть полезна эта страна, а Россия, как любила венгерские помидорчики, огурчики и автобусы Икарусы, так и сейчас желает этот ностальгический товар. Кстати о ностальгии, с большим удовольствием насладился Венгерским токаем, и ... что удивительно, приобрел итальянскую обувь за 15 американских долларов, прямо специально как для советского человека. Помню, как венгерская обувь расходилась на распродажах по предприятиям народного хозяйства. Эх, куда все это уплыло?! Разрушать легко, а восстановить?
       Все исторические места Будапешта заполнены подозрительными лицами, некоторые Остапы Бендеры продают билетики на восстановление памятников старины, вокруг обменных пунктов снуют менялы, на священных плитах орудуют наперсточники, если ты идешь один, тебя останавливают девушки и пытаются завести знакомство на плохом английском языке. Большинство этих девушек из России. Как же мне надо было измениться за два года в Австралии, если меня уже за своего не признают. Хотя и раньше в Союзе меня за своего и не признавали.
       Подуставшие и разочарованные, без всяких надежд на какие-либо ветры перемен мы направились в город контрастов Стамбул, который встретил вонью и пылью. Дети, после инкубаторского содержания на Голд Косте, восприняли это как неудачный выбор в маршруте. Знаменитая гостиница Палас оказалось грязным, разваливавшимся зданием. Протекала сантехника, и меня нисколько не волновало, что в моем номере, когда-то останавливался премьер министр Турции. А цены за полдня были аж 400 американских долларов. Поэтому я сразу попытался сократить этот визит и перебраться в город-курорт Анталию. Но до этого, отдавая дань истории, решили посетить древний центр Стамбула. И что? Да ничего, весь центр является бесконечным рынком, где торгуют чем попало и как попало грязные люди, хватают тебя за руки и одежду, зазывают на разных языках - только купи! А покупать-то и нечего. Когда-то и цены были пониже, да и товара такого не было в России. Сейчас же цены поднялись до мировых, а качество не изменилось. Посещение центрального дворца также не вызвало восхищения восточной роскошью. Все в потертостях и пыли, да еще в сопровождении грязных детей - попрошаек. Больше всего реагировали мои дети и с испугом смотрели на это непонятный мир, хотя недавно сами приехали из аналогичного. Быстро мы привыкаем к хорошему и не ценим этого.
       Удалось сократить пребывание в центре истории и перелететь в курортный рай, где нас встретили бесконечным стрекотанием цикады. Утро следующего дня принесло большой сюрприз для детей. Они прибежали и с испугом сообщили, что все здесь разговаривают на русском языке. И так, закрывшиеся для русских людей курорты кавказских республик прекрасно заменило Турецкое побережье Средиземного моря, которое с виду кажется прозрачным и чистым, а в маске под водой видно, что заполнено различными отходами. Снова оказавшись в родном обществе, мы вспомнили все обычаи советских времен. И выпивки ночью на берегу моря, и пронос запрещенных спиртных напитков на территорию, так называемого, дома отдыха, и объедаловка в богатой турецкой столовке типа "шведский стол", и глупые вечерние развлечения под управлением массовиков- затейников.
       Однако, не только русскими богата земля Анатолия, доставшаяся Турции от все того же Рима. Следы римской культуры разбросаны по недоступным уголкам этой части страны. Затонувшие города, цирки, крепости соединяет дорога, построенная немецкими предпринимателями туристического бизнеса. А где нет дорог, по морю разгуливают галеры, сменив гребцов двигателем внутреннего сгорания. Сквозь чистую зеленоватую воду качаются затонувшие дома, еще раз доказывая, кто хозяин этого Мира.
       Кстати о городе Мира, где построил церковь и содержал приход русский священник Николай, известный как святой Николай или Николай-угодник, а также как первый и настоящий Санта Клаус, который дарил ребятишкам немного денег на Рождество. Необычно постоять и подержаться за истоки истории, которая стала уже обыденным символом.
       Экскурсии, переговоры с Москвой, встречи с турецкими друзьями начали опять создавать видимость ветра перемен, под которой и состоялось знакомство с режиссером Юрой Кара, известным по фильмам "Воры в законе", "Вчера была война", "Ночь со Сталиным", "Мастер и Маргарита". Совместные нелегальные распития спиртных напитков под луной подвели к идее снять совместный фильм. Ну, конечно, началось все с "мармелада": Юра обещал прислать сценарий, а я поискать денежки.
       Две недели в родной стихии пролетели, как искра, но пришло время перебраться в Малайзию для адаптации перед возращением в Австралию.
      
      

    Межглавие 9 - 10

       Читателей может насторожить вдруг появившиеся мое отношение к происходящему, пространные рассуждения о том или другом Мире. Не пугайтесь, я не собираюсь втягивать вас в какую-либо секту. Просто научный и религиозный мир шагнули навстречу друг к другу. И в моем искаженном мозгу сложилось современное восприятие Мира и Вселенной, основанное на научных и исторических достижениях. Пока же все встречали новое тысячелетие и ожидали конца Мира.
       Начавшиеся контакты с Юрой приобретали невероятные оттенки в развитии. Пока я выбивал из него необходимые документы для получения кредита под съемки фильма, местные телевизионные бизнесмены, занимаясь продажей оружия для соседних стран через российскую государственную компанию "Росвооружение", почему-то заинтересовались и своим непосредственным бизнесом: как бы получить советские мультфильмы для распространения в Австралии. Попытки получить информацию в "Союзмультфильме" как всегда натыкались на чисто советский образ ведения бизнеса. Директор был в разъездах, и никто ничего не мог сказать по существу, ни решить, ни помочь. В конце концов, кто-то сжалился и сообщил, что все права на советские мультфильмы купил Олег Видов (известный в советское время актер по фильмам "Всадник без головы", "Сказка о царе Салтане", "Летучая мышь", "Красная мантия" и другие, а также в американском фильме "Красная жара"), который женился на американке, где и проживает. Я-то об этом знал, но надеялся, что сработает обычное авось, и можно будет получить мультики. Ан нет, и российские бизнесмены научились чтить права.
       Пришлось позвонить в Америку и услышать стандартное обращение русских эмигрантов в Америке: - Ну, как дела, старик? У нас как обычно, весь в делах, извини старик, тут ко мне куча режиссеров зашло. Сразу вспомнился попугай Кеша: - Извини старик, тут ко мне Челентано зашел.
       Так от него я и не смог добиться чего-либо. Но не на того напал, я звонил еще и еще, и как-то его жена мне сообщила, что он дел не ведет, а только развозит письма на почту. Теперь стало ясно, почему такие разговоры свойственны в Америке: показать свою потерянную значимость. Вот вам и страна возможностей, в которой бывшие звезды просто теряются. После такого признания Олег больше не раздувал щеки, а поговорил очень душевно, искренне зазывал в гости, и пожаловался, что все дела ведет жена и не подпускает к бизнесу. А вот жена мне сообщила, что права на советские мультики проданы в Австралию студии "Вернер Бразес", и лежат они на полочке и не будут показываться, чтобы не помешать знаменитому Кролику жить на Австралийских экранах. Вот такая трагическая судьба актера и мультиков нашего детства.
       А наша другая знаменитось, Юра, продолжал нагнетать важность будущего фильма: успел договориться с Шерон Стоун о главной роли, подключить известного по фильмам "Терминатор" режиссера Джона Дейли, даже прислать сценарий и ряд деловых бумаг. После тщательной проработки удалось получить разрешение на кредит под гарантию российского банка, да не надолго: - наступил знаменитый август, когда ограбили не только российских поданных, но и рисковых зарубежных бизнесменов, кто поверил в возрождение русской экономики. Ну, конечно же, российская гарантия стала ничего не стоить. Юра сразу же переключился на проект снять фильм в космосе на полу развалившейся станции "Мир" и втянул в это дело Джона. Мало того, что втянул, но и заплатил деньги вперед корпорации "Энергия". Имея опыт работы с "Росвооружением", я пытался его предостеречь, но никакого внимания. Чем это закончилось, вы уже, наверное, знаете: деньги взяли, провели тренировки актеров и оператора, а в космос так и не пустили. Было сказано, что тренировок достаточно, а фильм мы и без вас снять можем - дайте камеру, и скажите на какую кнопку надо нажимать. Вот так бесславно накрылись деньги и фильм, что добавило в послужной список Джона еще один провал.
       Вот тут-то Юра и вернулся к нашему фильму, да только денег не было, а звезды Голливуда без этого сниматься не будут. Тут-то и появилась идея снять в главной роли звезду журнала "Плей Бой" русскую девушку из Риги Ингу Дроздову, которая как бы случайно проживала в Голд Косте. Окруженная тайной шоу-бизнеса, она никак не могла понять, откуда у меня ее телефон, хотя получил я его из телефонной книги. А ведь обязательно кто-то должен был его дать! После непродолжительного разговора "секс символ понял", что не стоит передо мной поддерживать этот образ, и я получил нормальную собеседницу с трезвым мышлением, свойственным только девушкам из мира социализма. Зажатая контрактами, она не могла сама решать вопросы фильма, а вот долгие приятные беседы на любые темы, кроме профессиональных, редко, но занимали на долгое время наши мозги и языки. Жаль, что ее жизнь повернула в Америку, и я потерял хорошего собеседника, а она того, кому можно было сказать все, что никак не укладывается в журнальные стереотипы секс символа. Хотя ничего в этом Мире не делается зря: поживем - увидим.
      

    Глава 10

    Последняя в первой части и самая короткая

       ... и опять аэропорты, таможни, паспортисты. Все надоело, хотелось домой - в Австралию. Какие там ветры перемен, покоя бы. Малайзия оказалась грязноватенько пахнущей страной, окруженной не менее грязным морем. Уже ничего не привлекало уставший взгляд, даже обезьяны, болтающиеся на электрических проводах. Однако желание увидеть чистое море загнало нас за тридцать километров от берега на коралловые острова. Это позволило увидеть, насколько человек загадил природу и насколько она хрупка.
       Дни ползли медленно и доползли до возращения в аэропорт Колангата, который уже не вызывал никакого чувства ветра перемен...
      
       Конец первой части Брисбен 2000

  • Комментарии: 4, последний от 25/10/2019.
  • © Copyright Свиридов Михаил Юрьевич (time2000@hotbox.ru)
  • Обновлено: 17/02/2009. 195k. Статистика.
  • Новелла: Публицистика
  • Оценка: 4.23*7  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.