Тарн Алекс
Украсть Ленина

Lib.ru/Современная литература: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • Оставить комментарий
  • © Copyright Тарн Алекс (alekstarn@mail.ru)
  • Обновлено: 20/11/2009. 428k. Статистика.
  • Роман: Проза
  • Зицреалистические фантазии
  • Оценка: 7.12*10  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Издана изд-вом "Эксмо", М., 2008.

  •   Алекс Тарн
      
      

    Украсть Ленина

      
      

    зицреалистическая фантазия

      
      1
      
      Ранний апрельский хамсин плавил шоссе и округлые самарийские холмы, зазеленевшие было после зимних дождей. Через две недели все уже будет желтым. Веня улыбнулся. Юг, где жизнь всегда была простой функцией наличия воды, давно уже отучил его испытывать грусть по поводу мнимого увядания природы. Поливать надо, а не грустить...
      - Ты хоть бы для приличия погрустил, а? - жена резко дернула машину, собираясь в обгон, но так же резко передумала, крутанула назад, за спину надоевшего грузового фургона. - Все-таки на две недели уезжаешь... Вот козел!
      Последнее, видимо, относилось к водителю грузовика - во всяком случае, Веня предпочел истолковать это именно так. Он уже не помнил случая, когда они с женой расставались на столь длительный срок. Да и расставались ли когда-либо? Он примирительно хмыкнул и погладил ее по затылку.
      - Кончай паниковать, Барсучиха. Никуда я не денусь. Всего-то две недельки. Не заметишь, как время пролетит. Ты разве не слышала, что иногда не вредно друг по дружке поскучать? Обновляет чувства. Давай лучше думать про октябрь, ладно?
      В октябре, в честь серебряной свадьбы, их ждала давно запланированная и очень дорогая романтическая поездка на Мальдивы. Жена снова дернула влево-вправо и раздраженно вдавила клаксон.
      - Козел!
      - Да оставь ты его в покое. Куда спешить? Времени еще вагон.
      - А и впрямь, что это я? - вздохнув, она резко сбавила скорость.
      Сзади возмущенно загудели.
      - Козлы!
      - Нурит, глупышка, ну что ты с ума сходишь? - мягко сказал Веня. - Можно подумать, что я в Ливан уезжаю.
      - Слава Богу! Слава Богу, этих удовольствий мне уже больше не предвидится! Фу-у-у!.. - Нурит резко выдохнула и закатила глаза.
      Веня тревожно покосился на вновь приблизившиеся брезентовые обшлага грузового фургона. Нужно было не оставлять дома водительские права, а сесть за руль самому. Свойственная Нурит манера вождения отличалась прямой зависимостью поведения машины от мельчайших движений души ее водительницы.
      - Эй, Барсучиха, ты на дорогу-то посматривай. Хоть время от времени. А то ведь не доедем.
      - Ну и что? Я бы не расстроилась. Я вообще не понимаю: что ты там собираешься делать так долго? Повидаться с друзьями вполне хватает одного вечера. Пошли в ресторан, посидели, поговорили, вспомнили, как девок лапали на дискотеках...
      - У нас тогда не было дискотек.
      - Может, у вас и девок не было?
      Веня скрыл улыбку. Что было, то было, отрицать глупо. Вообще-то он вполне понимал причины ее беспокойства. Сам виноват. Так и не собрался свозить жену туда, познакомить, провести по улицам, постоять вместе на набережной, научить специфической петербургской тоске, замешенной на полете и отчаянии. Нурит знала Россию только из его неохотных ответов на ее вопросы - сначала многочисленные, любопытствующие, а затем все более и более редкие, увядающие, пока не увяли вовсе, как эти вот холмы, под скупым небом его непостижимой замкнутости. Он и сам не мог бы объяснить, отчего не пускал жену в тот дальний чулан, на чердак своей души, где из-под мохнатой пыли поблескивала Адмиралтейская игла, где тяжело шевелилась мощная свинцовая река, семенил меленький дождик и хлюпала рыжая слякоть на входе в метро, где над черной наледью февраля можно было ясно ощутить пьянящий и томительный запах июня, запах начала и черемухи.
      Отчего? Не от страха ли? Боялся не того даже, что жена не поймет, а того, что - начнешь рассказывать - и все тут же исчезнет к чертовой матери. Все испарится, растает - стоит только начать сдувать пыль со старых картинок, разглаживать рисунки на балтийском песке, отгонять рукой палые листья с непроницаемой глади Крюкова канала, Фонтанки, Карповки. Уж лучше помалкивать - целее будет. А Нурит пожимала плечами и не настаивала: не хочет и ладно. Что было, то прошло.
      Ан нет, не прошло. Стоило раздаться одному треклятому телефонному звонку - и вот, на тебе! - засуетился мужик, забегал, выбил внеплановый отпуск в больнице, отменил лекции в университете, все бросил... хотя, что там бросать-то? - вся жизнь на мази, размерена и спокойна... а вот не важно: было бы что бросить - бросил бы, это уж точно! И теперь эта, остававшаяся доселе неизвестной часть мужниной души пугала Нурит своей неожиданной силой - будто призрак давно похороненного, забытого прошлого вдруг выбрался из могилы и нагло расселся в гостиной, заняв ее всю.
      Она попробовала было протестовать, запрещать, спорить, дуться, испробовав один за другим все известные ей методы воздействия, ранее безотказные, но оказавшиеся совершенно бесполезными против этой новой особенной вениной задумчивости, этого нового затуманенного вениного взгляда, обращенного невесть в какие дали, невесть - для нее, Нурит, когда-то самонадеянно позабывшей главное женское правило: завоевывать пространство мужской свободы целиком, повсюду размещая свои гарнизоны и не оставляя в тылу ни одного чреватого дальнейшими сюрпризами уголка. А коли оставила, по глупости да по небрежению - пеняй на себя. Этот новый, незнакомый ей Веня слушал и не слышал, отказывался обижаться на слова, еще недавно выводившие его из себя, ласково кивал и делал по-своему. А когда Нурит, сдавшись, попробовала увязаться за ним, робко намекнув на то, что и она была бы не прочь увидеть, наконец, его родной город, Веня твердо отказал: "В другой раз, дорогая, в другой раз..." и снова не помогли ни обиды, ни уговоры.
      Она наотрез отказалась распрощаться с ним наспех, у входа в терминал, как делала это обычно, провожая в краткую отлучку на какую-нибудь конференцию... впрочем, часто они ездили вместе и на конференции, и не потому, что она навязывалась - просто им всегда было хорошо вместе - лучше, чем порознь, причем не притворно, а вправду, она чувствовала. Решение -присоединяться к поездке или нет - всегда принадлежало ей, а не ему... иногда лететь не хотелось или не складывалось с делами, и тогда Нурит отвозила Веню в аэропорт, высаживала у терминальных ворот, торопливо чмокала в щеку и тут же отваливала, чтобы не схлопотать штраф за остановку в недозволенном месте. Но на этот раз она сразу зарулила на стоянку, долго и безуспешно искала место поближе, а потом вдруг плюнула и укатила в самый дальний конец. Веня благоразумно молчал, оставив при себе возможные замечания. Пока шли со стоянки, Нурит вдруг расплакалась.
      - Что-то ты совсем загрустила, Барсучиха, - обеспокоенно сказал Веня, останавливаясь.
      "Ага, дошло наконец... - подумала она, утыкаясь лбом в его плечо. - Может, передумает, не поедет?"
      - Ты меня, как на войну провожаешь, ей-Богу.
      Проводы и впрямь все больше и больше напоминали ему давно прошедшие времена, когда Веня еще числился действующим военврачом одного не слишком известного широкой публике подразделения. Обнявшись, они миновали охранника и оказались в кондиционированном пространстве терминала.
      - Ой, Нурит, смотри-ка... смотри... - ее детское поведение просто вынудило Веню прибегнуть к испытанному родительскому средству: переключению внимания закапризничавшего ребенка. - Похоже, у меня будут необычные попутчики.
      По залу разъезжали инвалиды в колясках. Особенно много их собралось у стойки регистрации полета на Санкт-Петербург, того же самого, что и у Вени. Судя по рисунку на форменных свитерах, это была инвалидная баскетбольная команда и даже не одна, а две или три.
      - Эй, доктор Бени! Доктор Бени!
      Веня обернулся на голос: ему приветливо улыбался наголо обритый инвалид с густыми черными бровями.
      - Не узнаешь? Это ж я, Дуди Регев. Ты меня еще оперировал, прямо на берегу. Неужели не помнишь? Ливан, девяносто третий год... ну? - он похлопал по культе обрезанной по колено ноги.
      - Дуди? - неуверенно переспросил Веня. - Конечно, помню. Тебя бритого и не узнать, братишка. Слушай, а что это за...
      - Чемпионат! - радостно сообщил чернобровый. - Международный турнир по баскетболу в колясках. В Сан... э-э-э... как его... в Сан-Питсбурге. Вот, едем. А ты - тоже туда? С женой? Говорят, край земли, ничего интересного...
      - Регев! Регев! - кто-то настойчиво и сердито звал инвалида от стойки.
      - Иду, иду, сейчас!.. - Регев лихо развернул коляску и махнул рукой. - Ладно, в самолете увидимся!
      - Вот видишь, - сказал Веня жене. - Будет кому там за мной присмотреть.
      Нурит кивнула. Странным образом ей действительно стало легче, как будто эта крикливая команда "своих" разбавила пугающую венину неизвестность и тем самым сделала ее более приемлемой.
      - Ладно уж, езжай... - она поцеловала его в уголок губ. - Только не возвращайся чужим. И звони каждый день. Обещаешь?
      
      В самолете инвалиды затеяли петь хором. Русские стюардессы округляли глаза и улыбались: многие мелодии казались им знакомыми, хоть подпевай. Веня сидел у окна, смотрел на море далеко внизу, на острова, на пенистый след судов и переживал странное чувство, будто летит не на самолете, а само-летом, то есть, самостоятельно, отдельно и вне всякой связи с тяжелой механической шумной машиной, в которой сидит... нет, не сидит, а летит, широко раскинув руки и рассекая лбом облака и прохладные воздушные струи. Впервые он почувствовал что-то похожее еще месяц назад, на земле, через несколько минут после того, как положил телефонную трубку, еще не дав Вадьке окончательного ответа, но уже зная его, уже приняв решение, казавшееся неминуемым и единственным на следующую секунду после принятия - настолько, что любые сомнения выглядели нелепыми и надуманными. Он положил трубку, и Нурит спросила из кухни: "Кто это, Бен?" - так она называла его всю жизнь: "Бен" - не "Бени", не "Биньямин", не "Веня", а "Бен ", будто была ему матерью, а не женой - что ж, возможно, в этом имелся некий смысл, описывающий их отношения, в которых все и всегда решала она - и он удивленно ответил: "Я еду в Питер..." Она переспросила: "Что?.." он еще более удивленно повторил, потом расслышал свой ответ и вот тут-то впервые и ощутил этот необыкновенный подъем, даже восторг, даже чувство полета, и с тех пор только и делал, что вслушивался в себя, проверяя чуть ли не каждый час: тут ли?.. со мной ли?.. боясь, что исчезнет, померкнет, сгинет, испугавшись неведомо чего, так же неожиданно, как возникло.
      Затем последовал непрекращающийся прессинг по всей площадке со стороны Нурит. Она атаковала со всех сторон одновременно, давила, увещевала, насмехалась, рыдала, использовала каждую возможность, каждого союзника, давила на каждую клавишу, дергала за каждую струну. У него обычного не имелось ни единого шанса пройти сквозь этот шторм и уцелеть, но в том-то и дело, что идти сквозь шторм не требовалось: он парил над ним, в спасительной вышине своей эйфории. Конечно, эта внезапная неуязвимость была полной неожиданностью для Нурит, но и для него - не меньшей.
      Веня уехал из Питера тридцать лет тому назад, третьекурсником медицинского института, и с тех пор не бывал в России ни разу. Не из принципа, нет - как-то само так сложилось. Тем более, что в первые годы, когда действительно тянуло настолько сильно, что хоть ложись да помирай, такой практической возможности просто не существовало. Затем эта невозможность усугубилась начавшейся Ливанской войной; к тому же личное венино пребывание под минами, бомбами и снарядами советского производства сильно поубавило его первоначальную ностальгию.
      В девяностые годы уже вполне можно было бы заказать визу, купить билет - но, увы, только не доктору Вениамину Котлеру: наряду с работой в крупной больнице и преподаванием в университете, он по нескольку раз в год призывался для выполнения деликатных воинских заданий, и к этой деликатности был, в качестве неотъемлемого приложения, пришпилен длинный лист ограничений, в том числе - отказ от посещения некоторых стран. Россия, даром что послеперестроечная, стояла в списке "некоторых" на одном из самых первых мест.
       Потом призывы закончились, а с ними утратил свое значение и запретный лист, но как-то все было не собраться, да и желания особого отчего-то не возникало... возможно, Веня уже по инерции не задумывался о самой возможности. А если и задумывался, то сразу же возникали вопросы: "Зачем? Кто тебя там ждет? Что там осталось из того, прежнего?" И ответы на них следовали соответствующие: "Незачем. Никто. Ничего."
      Звонок раздался поздно вечером, когда они уже дремали перед телевизором. Нурит, недовольно морщась, сняла трубку, послушала, озадаченно пожала плечами и передала телефон Вене:
      - По-моему, это тебя. Что-то непонятное, то ли по-английски, то ли...
      - Алло? - сказал Веня.
      Трубка неуверенно помолчала, а затем мужским, смутно знакомым голосом выдала несколько грубых суррогатов, весьма отдаленно напоминавших свои английские оригиналы:
      - Ай вонт мистер Котлер... - голос снова помолчал и с явным отвращением добавил: - Плиз.
      - Speaking, - осторожно проговорил Веня.
      - С пики? - мгновенно отреагировал голос в трубке. - С какой пики? Тебя ж, дурака, учили: хода нет, ходи с бубей. Ну при чем тут пика?
      - Простите... - начал Веня, уже начиная догадываться кто это, но еще не веря своим ушам. - Я не очень пони...
      - Ах ты сукин кот, веник парашный! - голос в трубке был груб и нежен одновременно. - Все ожидал, но то, что не узнаешь...
      - Вадя? - тихо спросил Веня. - Вадюха, ты? Откуда?
      - Из Бермуда!.. Что ты вопросы дурацкие задаешь, мать твою? Кстати, о матери: как здоровье Марии Михайловны?
      - Спасибо, в порядке...
      - Ну и чудно. Слушай, Венька, я сразу к делу. Есть идея собраться. Вчетвером, как когда-то. Юбилейные даты все-таки, всем по полтиннику, грех не отметить. Погуляем, вспомним юность золотую. Я этих гавриков уже высвистал - и Вовку, и Витю. Дело только за тобой. Ты как?
      - Где? Когда?
      - Как это "где"? Ты что там, совсем двинулся за эти годы? В Питере, где же еще... подгребай к предпоследней неделе апреля. Как раз у нас с Вовкой дни рождения...
      - Я помню. Двадцать второго и двадцать пятого.
      - Молодец, не забыл! Ну, так как? Возьми две недельки отпуска, купи билет и больше ни о чем не думай. Я принимаю!
      Последние вадькины слова прозвучали с той особенно гордой купеческой интонацией, с которой он в школьные годы выставлял на стол бутылку крымского вина, самолично выуженного им из неприкосновенных родительских запасов.
      - Принимаешь?
      - Ну да! Я ж теперь богатенький. Олигарх. Слыхал про олигархов?.. - Вадька вдруг замялся и неловко добавил:
      - Слышь, чувак, если у тебя с бабками на билет проблема, то я помогу... только без обид, ладно?
      - Зачем? - ответил Веня. - Я как-нибудь наскребу. Продам квартиру, возьму ссуду в банке.
      - О! - восторженно завопил Вадька. - Наконец-то я слышу прежнего Веника! Значит, заметано?
      - Да погоди ты... дай проверить... нельзя же так сразу...
      - Нет проблем! - так же восторженно кричал Вадька. - Конечно, проверь! Запиши мой номер, это прямой, на особую мобилу. В любое время суток! Понял? В любое время!
      Веня записал номер и положил трубку, удивляясь самому себе: почему не дал ответа сразу? Разве он мог не поехать?
      
      Они дружили вчетвером с первого класса. А Вадька с Вовочкой так и вовсе жили в одном дворе, а потому, наверное, переглядывались друг с другом еще из колясок, когда мамаши вывозили их проветриться из копотной духоты коммунальных квартир. Веня и Витька присоединились позже, с начальной школы. Уже тогда учителя называли их за неразлучность "четыре В": если кто-нибудь из четверки попадался навстречу, то можно было с высокой степенью вероятности предположить, что остальные трое тоже вертятся где-то неподалеку.
      "Четыре В"! На самом деле их было пятеро, если считать пятым Васильевский, "Васькин" остров, с молчаливой речкой Смоленкой и таинственным могильным краем, вмещавшим сразу три кладбища: православное, армянское и, конечно же, самое главное, самое старое и загадочное - немецкое, именуемое еще лютеранским - немая, лютая терра, терра инкогнита. В шестидесятые годы там уже не хоронили; за кладбищем давно никто не ухаживал, могилы были большей частью разорены людьми и наводнениями, склепы взломаны, надгробья разбиты; не требовалось копать, чтобы наткнуться на человеческую кость или череп. Здесь, под высокими черноствольными деревьями, в непроходимой путанице колючего кустарника, среди покосившихся каменных крестов и ангелов с отбитыми крыльями, проживала смерть; здесь она отдыхала от суеты действующих кладбищ, от непрекращающегося тяжкого труда, совершаемого ею там, вовне, в городе. Отдыхала - значит, не работала, не убивала. Может быть, поэтому на безлюдном лютеранском мальчишки чувствовали себя в безопасности - не скучной, как у мамы под одеялом, а особой, щекочущей нервы, сопряженной с постоянным чувством готовности к необыкновенному.
      Для поддержания этого чувства вовсе не обязательно было рассказывать друг другу страшные истории про вампиров и про "красную руку": вполне хватало черной речной воды, свиста ветра, шума деревьев, сырой затхлости заброшенного склепа, выбеленной временем челюсти, оскалившейся из-за покосившихся гнилых бревен, которые еще с прошлого века безуспешно пытались удержать осыпающийся, ускользающий берег. И трудноразличимые буквы - готическим шрифтом на плитах надгробий.
      Поначалу любопытство друзей не простиралось на надписи, пока однажды Витька, самый въедливый из всех, не прочитал вслух фамилию под мраморной фигурой красивого коленопреклоненного ангела: "Штиглиц". Остальные трое не поверили - думали, шутит. Дело в том, что это была фамилия Вадьки, которой сам он отчаянно стеснялся. Во дворе его дразнили "фрицем", а прошедший в очередной раз по телевизору фильм "Подвиг разведчика" вообще сделал Вадькину жизнь невозможной, по крайней мере, на полгода. Дня не проходило без того, чтобы кто-нибудь из ребят, надменно выпрямившись и уставив Вадьке в живот воображаемый пистолет, не произносил голосом артиста Кадочникова: "Вы болван, Штюбинг!" Вадька лез в драку, хотя и знал, что положение не поправишь. Уродился Штиглицем - полезай в Штюбинги...
      Верный Вовочка неизменно дрался вместе с ним; сам он тоже именовал несчастного Вадьку, как придется: и Штюбингом, и Штюрлихом-Натюрлихом, и даже Крузенштерном - Штирлиц возник уже позже - но признавал такое право Вовочка только за собой, ближайшим другом. Вообще, он третировал Вадьку постоянно, хотя всегда тонко чувствовал, где следует остановиться, чтобы не довести до непоправимой обиды. Вадька был силен и добродушен; Вовочка хитер и изобретателен. Они всегда сидели за одной партой.
      В кабинете биологии на подоконниках стояли кактусы. Время от времени Вовочка осторожно протягивал руку, снимал с подоконника горшок и, улучив момент, незаметно подсовывал кактус под Вадиково бедро. От боли и неожиданности Вадька подскакивал на стуле.
      - Ай!
      - Ш-ш-штиглиц! - шипела разгневанная биологичка. - Ну что ты никак не можешь усидеть на месте? Почему твой сосед может, а ты - нет?
      Класс покатывался со смеху, Вовочка невинно хлопал глазами - в такие моменты они у него отличались особенной голубизной, а бедный Вадик скрежетал зубами в бессильном гневе. Впрочем, гнев рассеивался еще до конца урока: Вадька был необыкновенно отходчив. Тем не менее, Вовочка на всякий случай прятался от него в течение всей перемены, так что, в итоге, пораженный непривычной разлукой с коварным другом, Вадька начинал испытывать абсолютно неуместные в данной ситуации угрызения совести. В конце концов, неразлучная парочка воссоединялась за партой, и Вовочка немедленно давал старт новому витку "кактусного прикола".
      В первые дни Вадик еще помнил о грозящей опасности и постоянно косился влево, на друга и на подоконник.
      - Штиглиц! Не отвлекайся! - возмущенно кричала биологичка. - Ну почему ты все время смотришь в окно? Ворон считаешь? Повтори то, что я объясняла перед этим... Ах, не можешь? Почему твой сосед может, а ты - нет? Вознесенский, повтори!
      Вовочка с готовностью вскакивал и бодро рапортовал о тычинках, пестиках и условных рефлексах. Про условные рефлексы он знал особенно хорошо, потому что изучал тему непосредственно на несчастном Вадике. Происходило это следующим образом. Убедившись, что Вадик пристально следит за подоконником, Вовочка слегка приподнимал левую руку, как будто собираясь протянуть ее по направлению к кактусу. Естественно, Вадик удваивал внимание и напрягался. И тут Вовочка тихонько тыкал его в многострадальное бедро - нет, не кактусом, а всего лишь пальцем оставшейся без присмотра правой руки. Всего лишь пальцем... но бедный Вадик уже пребывал к этому моменту в таком напряжении, что даже легкое касание Вовочкиного пальца оказывало на него действие, сопоставимое с уколом целой рощи кактусов. Несчастный подпрыгивал на стуле, тщетно пытаясь удержать рвущийся из груди вопль.
      - Ай!
      - Штиглиц! Вон из класса!
      К счастью, время притупляет все, даже условные рефлексы. Мало-помалу Вадик переставал реагировать на палец и успокаивался. Увы, при этом он невольно ослаблял и слежку за подоконником. В такие дни Вовочка бывал к нему особенно предупредителен и даже переставал называть Штюбингом. И хотя необычно ласковое отношение друга слегка настораживало Вадика, это был самый последний всплеск бдительности. Неминуемо наступал день, когда Вадик беспечно склонялся над конспектом или отвлекался на нежный профиль сидевшей спереди-справа Оленьки Ивановой, или просто принимался чесать правой рукой левое ухо... тут-то, откуда ни возьмись, и вырастал возле его бедра очередной кактус.
      - Ай!
      - Штиглиц! Сил моих больше нету! Завтра! В школу! С родителями!
      
      После обеда стюардессы собрали подносы, и Веня поднялся размяться. В середине салона его окликнул чернобровый инвалид Дуди Регев.
      - Что, доктор, ноги затекли? - он весело подмигнул. - Нам бы твои проблемы...
      Веня понимающе улыбнулся: у большинства дудиных партнеров по команде ноги либо отсутствовали вовсе, либо были лишены чувствительности.
      - Важный турнир, Дуди? Есть шанс на победу?
      Дуди кивнул.
      - А как же! Хотя у русских тоже сильные команды. Ну, и сербы, конечно. Много кадров, есть из кого выбирать. Примерно, как у нас и по тем же причинам. Противопехотные мины, доктор, очень способствуют развитию нашего вида спорта.
      В его интонации не было горечи - простая констатация. Инвалид выглядел вполне довольным жизнью.
      - Я вот что хотел у тебя спросить, доктор. Был у меня тогда шанс с ногой остаться? Если бы, допустим, ребята меня к тебе чуть пораньше приволокли или если бы вертолета так долго не ждали, или еще что...
      - Не знаю, - ответил Веня. - Да я, честно говоря, на ногу-то особо и не смотрел. У тебя ведь вдобавок внутреннее кровотечение было, от осколков... пока прооперировал, тут и вертушка прилетела. А ногу тебе уже в госпитале оттяпали, без меня.
      - Ну и черт с ней, - легко сказал Дуди. - Ты не поверишь, но я даже рад, что так вышло. Мы с корешем тогда метили дембельнуться и в Конго двигать, инструкторами. Солдаты удачи, как говорится. Он поехал. Сейчас сидит за контрабанду камешков. Не здесь сидит - там. А я - вот видишь... - он победно развел руками. - Работа хорошая, семья хорошая, спорт вот тоже хороший, по заграницам разъезжаю. Тренировки опять же хорошие, спокойные, никто тебя нагрузками не душит. Все тип-топ, короче говоря. А уцелей тогда нога - сидеть бы мне теперь с тем корешем в одной яме. Вот так-то.
      - Давай я тебе вторую отрежу, - предложил Веня. - Может, еще счастливее станешь.
      - Э, нет, - засмеялся инвалид. - Лучшее враг хорошего. А ты чего в этот летишь... как его... Сан... тьфу!.. и не выговоришь...
      - Санкт-Петербург, - помог Веня. - Отдохнуть лечу. На пару неделек. Посмотреть что и как.
      Дуди присвистнул.
      - На пару неделек? Да что там делать так долго? Это ж край света! Сибирь! И дорого все, я узнавал. Слетал бы лучше в Анталию: отели - во!.. жратва - во!.. цены...
      - Я там родился, Дуди, - перебил его Веня, не дожидаясь характеристики антальских цен, но догадываясь, что и они тоже "во!" - И прожил двадцать лет. И еще тридцать лет не был. Это, как вернуться в другую жизнь. А Сибирь вообще в другом месте, географ.
      - Ага... теперь понятно... - Дуди покачал головой. - Ты же "русский". Я как-то не связал. Если так, то понятно.
      - Что тебе понятно? - с досадой отозвался Веня. - Ничего тебе не понятно. Ты, где родился, там и прожил, откуда тебе понять? Может, и понял бы, если бы в Конго попал, если бы нога твоя тебя туда пустила. Хотя, нога тут ни при чем, как и Сибирь.
      - Еще как при чем! - ухмыльнулся Дуди. - Сказать, почему? У вас, у "русских", словно не две ноги, а три. Никогда не поймешь, где вы стоите. Двумя вы, вроде бы, в Стране живете, как все, а третья у вас вечно там, в Сибири. Или в этом, как его... Сан...
      - Сан-Франциско, - подсказал Веня. - А когда я тебя, несостоявшегося солдата удачи, с того света вытаскивал, тогда я где стоял? Тоже в Сибири?
      Дуди расхохотался.
      - Нет, доктор, дорогой. Тогда ты в Ливане стоял. Всеми тремя своими ногами. Да ты уж не обиделся ли? Брось, на инвалидов не обижаются. Видишь, у меня даже все шутки про ногу, и примеры тоже. У кого чего болит, тот про то и говорит. Вот и ляпнул, не подумавши. Не бери в голову, а? За мной тебе все равно по гроб жизни должок. Ну?..
      Он протянул руку ладонью вверх. Веня пришлепнул ее своей, как печатью, и пошел назад. Недолгая беседа с Дуди слегка подпортила ему настроение. Нет, школьные воспоминания, занимавшие его в продолжение последних часов полета, не потускнели, не съежились. В голове по-прежнему медленно кружился хоровод ярких картинок тридцатипяти-сорокалетней давности: сырой морок немецкого кладбища, коленопреклоненный ангел на могиле с вадькиной фамилией, первая бутылка портвейна, распитая на четверых там же, под сенью обломанных ангельских крыл, кактус на подоконнике кабинета биологии, невинный взгляд голубых Вовочкиных глаз, молчаливый задумчивый Витька... и все же, все же... в самую точку попал жизнерадостный инвалид, в самую десяточку, вырезал ему чистую, кровоточащую правду-матку, расправил на досочке, отбил, посолил, пожарил с лучком: кушай на здоровье, доктор, поправляйся.
      Одна нога здесь, другая там... нет, это о другом. Дом, разделившийся в самом себе, не устоит... нет, и это о другом: разве он, Веня, стоит? Он летит, и это очевидно: вон, проплывают внизу реки и долины... кстати, чьи они теперь? Украинские? Российские? Черт его знает... а ты? Чей ты теперь, Веня Котлер? - Котлеров, со второго этажа серого закопченного дома на Железноводской, первая парадная от угла, запах кошек, обгоревшие почтовые ящики, изрезанная ножиками дверь лифта, голая лампочка на витом проводе, похабные надписи на стенах? Или чей-то другой, принадлежащий университету, больнице, армии, семье: завотделением, майор-военврач в запасе, отставной козы супермедик, отец троих, муж одной, слуга дома, автомобиля, дивана, телевизора, кофеварки, соко-жизне-выжималки? Чей?
      Одна нога здесь, другая там... но неужели это так видно со стороны? Он ведь ни на секунду не задумался, этот Дуди - брякнул, как что-то само собой разумеющееся, близко к языку лежащее, всем известное, озарения не требующее. А что тут возразишь? Тридцать лет прошло, тридцать! Ты уже и сам об этой ноге позабыл, думал - отсохла, отвалилась за ненадобностью... да и была ли?.. ан нет, вот она, живее всех живых, живее двух живых, твердо стоит на сером, изломанном тополиными корнями василеостровском асфальте, на травянистом берегу Смоленки, у старых могильных плит, там, где пахнет тайнами и надеждами, где мир многослоен и тих, и громок, и прост, и бесконечен - так, что дух захватывает.
      - Пристегните ремни!
      Самолет начал снижаться. Веня поежился от внезапного холодка: его должны были встречать все трое, ведь он прилетает последним, остальные "три В" уже на месте... как-то они выглядят сейчас?.. черт, да ты волнуешься, причем не на шутку!
      В телефонном разговоре Вадька сказал, что не виделся с Витькой и Вовочкой примерно столько же, сколько и Веня. Пути всех четверых разошлись сразу после школы, да что там разошлись - разлетелись. Веня уехал, Витька поступил в Университет, нырнул в свою любимую математику и пропал на семинарах и стажировках: даже сейчас Вадик откопал его где-то в Дании только после длительных поисков. Вовочка окончил Военно-политическое училище и исчез в параллельной реальности армейских баз и гарнизонов. И только Вадька пошел по самой простой, бесхитростной дороге: поступил в первый попавшийся институт - с целью отучиться ни шатко, ни валко в течение пяти с половиной безоблачных лет и пристроиться затем на какой-нибудь завалящий заводик штатно-заштатным инженеришкой с нищенской зарплатой в сто пятнадцать рэ. Таким он видел свое светлое будущее, причем будущее это нисколько его не расстраивало и не пугало, потому что так жили тогда все или почти все... Возможно, именно вследствие этой своей беззаботности Вадька и выбился потом в миллиардеры?
      
      2
      
      Когда подали трап и пассажиры, как застоявшийся табун, толкаясь, ринулись наружу, Веня остался сидеть. Он говорил себе, что спешить некуда: так или иначе, все встретятся у багажной ленты. Но главная причина неторопливости заключалась в другом: Веня лелеял свое неожиданное волнение - чисто юношеское, давно позабытое; ему не хотелось расставаться с этим дорогим подарком, разменивать его на конкретную реальность троих отдаленно знакомых пятидесятилетних дядек, которые ждали его в зале для встречающих.
      В итоге, он замешкался чересчур и, когда собрался выходить, оказалось, что теперь выгружают инвалидов и придется подождать. На этот раз ожидание вселило в него совершенно нелогичное раздражение - не столько из-за самой задержки, сколько из-за ее вынужденности. Стюардесса на выходе почувствовала его нетерпение.
      - Не волнуйтесь, - улыбнулась она. - Так или иначе...
      - ...все встретятся на багаже, - подхватил Веня. - Я знаю. Спасибо вам за полет и до свидания.
      Снаружи было прохладно и пасмурно, восемь вечера, сумерки. Кучка пассажиров у подножия трапа ожидала возвращения автобуса. Специальный лифт опускал последних инвалидов, остальные, уже в колясках, раскатывали на пятачке возле самолета. Сбоку стояла вереница черных автомобилей: длиннющий лимузин и несколько джипов; на переднем лениво крутилась синяя мигалка, коротко стриженный телохранитель с проводком наушника что-то нашептывал, кривя рот к воротнику.
      - Гражданин, пройдемте! - кто-то, дыхнув перегаром, цепко ухватил Веню за локоть.
      Веня обернулся: на него, сощурившись, смотрел здоровенный милиционер в высокой фуражке над красным испитым лицом.
      - Простите?
      - Прокурор простит, - пообещал мент и потянул Веню к себе. - Пройдемте, я вам русским языком говорю. Или вы только по-израильски понимаете? Так я могу...
      Последние слова прозвучали угрожающе. Веня беспомощно огляделся.
      - Доктор Бени, что происходит? - к нему уже катился на своей коляске чернобровый Дуди.
      Но тут лицо милиционера вдруг сморщилось, он задавленно хрюкнул, выпустил Венин локоть и заплакал, утирая обильные слезы ладонью и бормоча какой-то вовсе уж бессвязный текст:
      - Ты... вы... ты... да что же...
      Веня стоял, открыв рот, и решительно не знал что предпринять. Возвращение на родную землю оказалось чреватым сюрпризами с самого первого шага.
      - Вовочка! Слышь, Вовочка! Кончай Веника пугать! Он ведь сейчас назад улетит! - закричали от лимузина.
      Веня все так же оторопело повернулся на крик. Это ж Вадька! Ну конечно! Под конвоем целой группы телохранителей к нему весьма нетвердой походкой направлялись двое: Витька и Вадик!.. Ну это ж надо: Витька совсем не изменился, такой же тощий, только морщины и облысел, но седины нету... а Вадька, наоборот, растолстел, отяжелел, зато шевелюра та же - густая, хотя и совсем седая. А где же...
      - Как же ты меня... - плакал рядом безутешный мент... или не мент?.. какой же это мент, Веня? Это ж Вовочка! Вовочка собственной персоной, только изменившийся до неузнаваемости и в стельку пьяный. - Не узнал! Ты - меня! Как же...
      - Вовочка, - неуверенно произнес Веня, притягивая друга к себе. - Ты уж извини меня, дурака, ради Бога. Сам виноват: зачем было в мента наряжаться?
      Но на нем уже висели Витька и Вадик, мяли, тискали, целовали, хлопали по спине. Вокруг, безмолвно контролируя вверенные им сектора обзора, стояли телохранители.
      - Какой мент, дубина? - недоуменно и обиженно твердил Вовочка в эпицентре этой суматохи. - Это ж военная форма, ты что, не видишь? Я ж полковник Российской армии, ты что...
      - Да погоди ты, Вовик, - кричал Вадька прямо в Венино ухо. - Он ведь только что приехал, еще ни черта не видел. Дай ему осмотреться. Веня, давай, поехали... пошли, пошли, в машине доцелуемся...
      Он обхватил Веню за плечи и потащил к лимузину.
      - Погоди, погоди... - остановился Веня. - Багаж... виза...
      - Вы слышали? - все так же восторженно заорал Вадик. - Багаж! Виза!
      Не отрываясь от Вени, он простер в сторону руку и защелкал пальцами. Тут же в непосредственной близости от щелчков нарисовался крепыш в костюме, шаркнул, кашлянул.
      - Вадим Сергеевич?
      - Ты что, глухой? - проорал Вадька. - Багаж! Виза!
      Крепыш вздрогнул, подхватился, почтительно склонился к Вениному плечу:
      - Попрошу, пожалуйста, ваши билет и паспорт.
      Слово "ваши" он произнес одним дыханием, дабы не осквернять нечистотой уст обращение к хозяйскому другу. Веня поспешно протянул документы.
      - Вот и все! - Вадька хлопнул его по спине и потащил было к лимузину, куда уже усаживались Витька с Вовочкой, но остановился на полдороге. - Черт! Музыка! Где музыка, мать вашу?! Всех уволю!
      Из недр лимузина немедленно грянул туш. Охрана пятилась к джипам, не переставая контролировать сектора. Подошел аэродромный автобус, распахнул двери, но никто из пассажиров самолета даже не пошевелился: все, открыв рты пошире автобусных дверей, наблюдали за торжественной встречей своего бывшего попутчика.
      - Погоди! - скомандовал Вадик около машины. - Сначала я. Надо подготовиться. Сосчитай до десяти и заходи. У-у-у, морда!
      Он сжал Веню в объятиях, явно сожалея, что вынужден оторваться от него хотя бы даже на несколько секунд, и нырнул внутрь. Веня нечувствительно досчитал до десяти и последовал за другом. Джип с мигалкой включил сирену и рванулся вперед, расчищать дорогу. Перед тем, как захлопнуть за собой бронированную дверцу лимузина, Веня в последний раз обернулся - как раз для того, чтобы наткнуться на остановившийся взгляд инвалида Дуди Регева. Было бы чудовищным приуменьшением сказать, что Дуди выглядел удивленным. Дуди выглядел пораженным молнией. Его руки безвольно обвисли, черные брови улетели куда-то вверх, к затылку, а челюсть, наоборот, отвисла так, что практически лежала на коленях. В таком шоке Веня не видел бравого спецназовца никогда, даже там, в Ливане, четырнадцать лет тому назад, в импровизированном лазарете на берегу к северу от Тира, куда его притащили с размозженной ногой и двумя осколками в животе.
      
      Туш смолк. Ярко освещенная внутренность лимузинного салона встретила Веню троекратным "ура". Вадька, Витя и Вовочка смотрели на него, подняв бокалы с шампанским. На сервировочном столике стояли холодные закуски, рядом светился бар с бутылками. Витя улыбался знакомой, слегка отрешенной улыбкой. Вовочка опять плакал - да что это с ним такое? Вадик сиял, лучился немного озабоченным счастьем хозяина, долго готовившего и вот, наконец, осуществившего свою давнюю мечту о настоящем празднике.
      - За встречу! - прокричал он, подсовывая Вене пузырящийся бокал. - Гусары пьют сидя, но залпом! Раз, два, три!
      Веня выпил и сморщился - в его бокале оказалась водка, газированная водка. Вадька немедленно поднес ему малосольный огурчик и восторженно хлопнул по плечу.
      - Извини, чувак. Тебе нас догонять надо. Мы-то с утра на кочерге. Глянь на Вовика: льет слезы без остановки. Он теперь у нас такой, как выпьет, плачет.
      - Вы болван, Штюбинг, - надменно произнес Вовочка. - Не слушай его, Веник. Это я так потею, через глаза.
      Вадик расхохотался, достал сифон и плеснул Вене в бокал очередную порцию "газировки", а остальным снова налил шампанского.
      - Ну, еще по одной. Давайте.
      Лимузин тронулся с места - незаметно, почти без толчка.
      - Эй! - свирепо завопил Вадик. - Уволю! Я вам когда сказал трогать? После второй! После, а не во время! Ну что за идиоты!.. Поверите ли, ребята, не с кем работать. Ни у кого бестолковка не варит, ну ни у кого... просто катастрофа какая-то... Поехали, дорогие.
      Они снова выпили.
      - Значит так, - сказал Вадик, поставил бокал и запел, дирижируя обеими руками. - "Программа у нас большая, программа наша такая. Жила бы страна родная..." Шутка. Сейчас мы дружно направляемся в многофункциональный реабилитационно-оздоровительный центр, в просторечии именуемый "баня". Веньке с дороги не помешает, да и остальным тоже не вредно будет поправиться, правда Вовик?
      - "Шутка..." - мрачно передразнил Вовочка. - "Жила бы страна родная" - это тебе не шутка, Штюбинг. Нашел чем шутить.
      - Да ладно тебе, - отозвался Вадик. - Расслабься, вояка хренов. Патриотические мероприятия запланированы у меня отдельно, специально для тебя. Дай сначала немножко отдохнуть. Итак, оздоровив главные органы и особенно члены, мы следуем на торжественный ужин в особняк, по недоразумению занимаемый в настоящий момент домом Архитектора. Хрен его знает, кто он, этот Архитектор, но фамилия звучит подозрительно. Недоделанно как-то. Было бы "Архи-протектор", еще можно было бы на колеса натянуть, а так...
      Вадик хлопнул себя по коленям и захохотал. Он вообще производил удивительно много шума.
      - Ленин это словечко любил... - так же мрачно заметил Вовочка. - "Архи". Так и писал: "архи-важно"... или "архи-глупо"...
      - Погоди-погоди, - сказал Витя. - Это уж не тот ли особняк на Герцена, наискосок от дома Набокова? Там же интерьеры обалденные, я помню.
      - Он самый! - завопил Вадик. - Только Герцена твоего, Витек, давно уволили, без выходного пособия. Пущай теперь в Лондоне улицы именует, звонарь сраный. А у нас улица называется Большая Морская, поняли? И снял я этот особнячок на вечер по одной-единственной причине: папашку его первой хозяйки звали... ну, кто догадается?
      - Штюбинг? - предположил Вовочка. - Или Крузенштерн?
      - Правильно! - завопил Вадик еще громче прежнего. - Штиглиц! Барон Штиглиц! Главный банкир России! Хотя я сейчас, пожалуй, побогаче буду...
      - Неужто родственник?
      - Нет, там тупик, - радостно отвечал Вадька. - Я с другой ветки Штиглицев, адмиральской.
      - Ну, я и говорю: Крузенштерн... - констатировал Вовочка.
      Веня потряс головой. Водка из сифона, как и всякое неконвенциональное оружие, действовала быстро и разрушительно.
      - Вадя... слушай, Вадя... - язык ворочался медленно, неохотно, словно сначала долго взвешивал, стоит ли слушаться. - А зачем нам на четверых целый особняк? Хватило бы столика...
      - Да ты чего? - искренне удивился Вадька. - Хочется, чтоб красиво. Чтоб погулять, как надо. Чтоб с размахом. Да и это ж прикол какой, ты подумай: особняк Штиглица! Помнишь, как мы тогда на кладбище удивились, у той могилки с ангелом? Так это то же самое, въезжаешь?
      Веня неуверенно кивнул.
      - Так... - громко сказал Вадик и подвигал ладонями по коленям. - Так...
      Все молчали.
      - Кстати, сколько нам тогда было? - спросил Веня. - Ну, тогда, на кладбище, когда Витька прочитал надпись?
      - Десять... - Витя улыбнулся. - Третий класс. Вадька тогда еще своей фамилии стеснялся, помните?
      В салоне лимузина снова повисло молчание.
      - Может выпьем? - Вадька хлопнул в ладоши, потянулся за бутылкой.
      - Постой, не гони, - остановил его Витя. - Цели быстро нажраться пока не стоит.
      Вадька послушно кивнул. Остаток дороги они ехали в молчании, думая каждый о своем. Наконец лимузин остановился. Знакомый крепыш в черном костюме открыл дверь.
      "Как же он успел с моими документами и с багажом? - подумал Веня. - Не может быть..."
      - Это не тот, - хлопнул его по плечу Вадька, правильно угадав причину вениного удивления. - Похожи они у меня. Как горсть патронов. Специально так подбираю, чтоб потом не жалеть.
      - Не жалеть?
      - Ну да. Кто ж на войне патроны жалеет?
      - На войне?
      Они стояли в темном внутреннем дворе, с тыльной стороны какого-то большого здания. На ближнем к лимузину подъезде висела табличка: "Служебный вход". Телохранители с топотом распределялись вокруг, озабоченно оглядывая окрестные окна и крыши. Одинаковые пиджаки у них одинаково пузырились подмышкой, из-за одинаковых воротников вокруг одинаково бычьих шей змеились одинаковые проводки; более всего они напоминали плохо прорисованных персонажей дешевой компьютерной игры. Горсть патронов...
      - Пошли, пошли! - заторопился Вадик, с видимым облегчением возвращаясь в роль хозяина праздника.
      Миновав лифт и несколько коридоров, они оказались в большом зале с высоким лепным потолком. В узорах лепнины чередовались серпы с колосьями, молоты с тракторами и накренившиеся от полноты содержимого чаны, изливающие не то сталь, не то зерно. Вдоль стен стояли разнокалиберные бюсты советского времени: буйная волосня Маркса сменялась блеском ленинской лысины, далее следовала густая шевелюра генералиссимуса, за которой светился голый череп Хрущева и снова - пышная прическа Брежнева, и снова - лысая голова Горбачева. В этом размеренном чередовании лысин и волос нельзя было не усмотреть торжество основополагающего принципа единства и борьбы противоположностей.
      Паркетный пол сиял; в дальнем торце зала вокруг низенького, уставленного бутылками и холодными закусками столика были правильным полукругом расположены четыре огромных кожаных кресла небесно-голубого цвета. На спинках кресел сияли расправленными белоснежными рукавами махровые халаты с огромными вышитыми монограммами участников торжества.
      - Пожалуйста! - гордо воскликнул Вадик, делая широкий приглашающий жест. - Занимайте места согласно купленным билетам!
      - Да-а... - протянул Витя. - Это почем же они куплены, билеты-то?
      Вадик пожал плечами. Удивление друзей было ему явно приятно.
      - Не знаю, - небрежно сказал он. - Честно говоря, я билеты не люблю покупать. В очереди стоять... зачем? Так что пришлось приобрести все здание и слегка переоборудовать. Бывший районный Дворец культуры.
      - Это и теперь Дворец культуры, - мрачно заметил Вовочка. - Твоей культуры.
      Вадик снова пожал плечами, на этот раз с досадой.
      - Кончай, Вовик, не порть праздника. Ребята, давайте, располагайтесь. Переодеваемся...
      Он взял свой халат и молча пошел к двери в боковой стене зала. Веня укоризненно посмотрел на Вовочку:
      - Зачем ты его обижаешь? Смотри, как человек старается...
      - Ничего, - хмыкнул Вовочка. - С этого типа обида - как с гуся вода. Или не помнишь?
      Переодевались в боковой комнате, где на каждого был выделен отдельный, обозначенный именем шкаф. Открыв его, Веня обнаружил смокинг и туфли и понял, почему Вадик интересовался по телефону его размерами. В зал Веня вернулся первым, откупорил бутылку шампанского и дожидался друзей с бокалом в руке.
      - Я хочу, чтобы мы выпили за Вадьку, - сказал он, когда все собрались. - За нашего дорогого Штюбинга, который так постарался для того, чтобы нам было сейчас хорошо. А если, дорогой Вадька, кое-кто иногда покусывает тебя, так это ведь никак не со зла, а исключительно ввиду несовершенства окружающей среды, которая, к сожалению, не состоит сплошь из таких, как ты. Будь здоров, дорогой!
      Выпили. Вовочка вновь прослезился и пошел обниматься с хозяином. Несколько секунд они так и простояли, обнявшись и похлопывая друг друга по белым махровым спинам.
      - Спасибо, Венечка, - сказал Вадик, оторвавшись наконец от Вовочки и удивительно быстро вернув себе прежний хозяйский вид. - Прошу всех садиться. Начинаем культурную программу. Для начала познакомьтесь с моим домашним животным.
      Он хлопнул в ладоши. Входная дверь распахнулась, за ней послышались шум, возня, сдавленные ругательства, и какие-то странные звонкие шлепки, похожие на пощечины.
      - Вадя, по-моему, там кого-то бьют... - осторожно заметил Витя.
      - Идиоты! - закричал Вадик. - Всех уволю! Ничего нельзя поручить...
      В этот момент раздался особенно громкий шлепок, и в зал влетел лоснящийся темно-коричневый бегемот, размерами с очень большого хряка. Вид у него был чрезвычайно раздраженный, и для того, чтобы это понять, не требовалось защищать диссертацию по психологии гиппопотамов. Пробежав несколько метров, он остановился, недовольно обозрел зал, угрожающе хрюкнул и со всех ног бросился к сервировочному столику.
      - Держи его! Держи! - завопил Вадик. - Идиоты!
      Тут только Веня заметил, что за животным тянется толстая цепь, на которой висят по меньшей мере пятеро крепышей в черных костюмах, безуспешно пытающихся затормозить рвущегося вперед бегемота. Тщетно! Разъяренная скотина неуклонно приближалась к столику с закусками и к людям в белых халатах.
      - Вадя... - испуганно проговорил Витька и судорожно вцепился в подлокотники кресла. - Вадя!
      - Спокойно! - заорал Вадик. - Ситуация под контролем! Стоять, падла!
      То ли эта незаслуженная грубость обидела бегемота, то ли возымели наконец свое действие усилия крепышей, но он внезапно остановился, как вкопанный, приблизительно метрах в пяти от кресел. Витька перевел дыхание.
      - Последний раз я был так испуган... - начал он, подумал и закончил: - Собственно, никогда.
      - Ерунда! - выкрикнул Вадик, не отрывая взгляда от животного. - Смотрите! Теперь начинается самое главное!
      Бегемот еще раз хрюкнул, на этот раз намного более миролюбиво и повернулся к бюстам вождей. Неторопливо переваливаясь на коротких ногах, он подошел к Горбачеву, понюхал, фыркнул и перешел дальше, к Брежневу.
      - Смотрите, смотрите... - повторил Вадик, предостерегающе приподняв руку. - Выбирает...
      Сопровождаемый крепышами, бегемот продолжил свое движение вдоль аллеи былой коммунистической славы, дошел до конца, чихнул и повернул обратно.
      - Вадя, кончай дурью маяться, - с досадой проговорил Вовочка. - Давай лучше выпьем.
      - Погоди! - отмахнулся хозяин. - Смотри, смотри!
      Бегемот остановился около Брежнева. Он еще раз тщательно внюхался, икнул, сделал круг, как собирающаяся улечься собака, присел и навалил под бюст огромную кучу.
      - Браво! - восторженно вскричал Вадик. - Браво! Вы видели?!
      - Что? - осторожно поинтересовался Веня после некоторого молчания. - Видели что?
      - Как это "что"? - кричал Вадик. - Он насрал именно на Брежнева, вы поняли?
      - Ну и?..
      - Что "ну и"? Вы совсем дураки или как? Смотрите: он ведь вас совсем не знает. Как в этой ситуации никого не обидеть? Вот Вовочка, например, тащится от Ленина, а Венька, может, - от Хруща, а Витька, может, - от Сталина или, наоборот, от Горби... неизвестно ведь, правда? И только один вождь в полном консенсусе: Брежнев! Его, сколько ни обсирай, все равно ни один человек не обидится, так ведь? Вот он и выбрал... у-ти лапушка, у-ти молодец...
      Вскочив с кресла, Вадька подбежал к бегемоту и принялся чесать его за ухом. Животное довольно похрюкивало. Рядом, убирая дерьмо с паркета, суетились крепыши с совками и тряпками.
      - Вам, дуракам, не понять, - сказал Вадик умиленно. - А я так гадаю насчет правительственного курса. Запускаю в зал и смотрю, перед кем присядет. И, знаете, Вовка еще ни разу не ошибся. Ни разу. Не то что идиоты-политтехнологи... эти только бабло потребляют, а вот хороший прогноз дать...
      - Кто? - тихо переспросил Вовочка.
      - Что? - обернулся Вадик.
      - Кто "не ошибся"?
      Вадик замялся.
      - Гм... Ты только не обижайся, Вовик... но я его твоим именем назвал. Соскучился. Поверишь ли, я всех своих домашних животных так зову.
      - Ага, - выдавил из себя Веня, кривясь от сдерживаемого смеха. - И на морду лица они похожи: оба краснорожие, глазки маленькие...
      На последнем слове он не выдержал и сполз с кресла. Витя тоже корчился рядом. Через секунду хохотали все четверо. Охрана тоже сдержанно усмехалась уголками плотно сжатых ртов, не переставая, впрочем, пристально сканировать глазами соответствующие сектора обзора. Вадик закончил смеяться последним. Он всегда заканчивал смеяться последним - смешливость часто сопутствует добродушию. Но это в прошлом, а сейчас он, может быть, просто следовал известному правилу. Все еще посмеиваясь, хозяин вернулся в кресло и наполнил бокалы. Друзья снова выпили. Тем временем крепыши внесли в зал корыто со свежими овощами, и бегемот присоединился к трапезе. Он забрался в корыто с ногами и жрал удивительно громко, с хрустом раскусывая репу, разламывая огурцы, чавкая, чихая и хрюкая.
      Разлив по новой, Вадик подал знак. Зазвучало адажио из "Лебединого озера"; бюсты вождей словно бы приосанились, вспомнив былое. Затем с обеих сторон помещения распахнулись двери, и, постукивая по паркету твердыми носками балетных тапочек, в зал втянулись две длинные вереницы девушек. Кроме упомянутых тапочек и накладных ресниц на них не было надето ничего. Сделав несколько па, девушки разделились на кордебалет и четверку солисток. Солистки отчетливо выделялись на фоне кордебалета размерами бюстов и фигурной стрижкой лобков. После того, как перестроение было завершено, балерины замерли в неподвижности. Музыка смолкла, и даже бегемот, словно осознав торжественность момента, на время перестал хрюкать. Телохранители тоже резко изменили сектора сканирования, халатно сосредоточившись на тощих ягодицах артисток.
      - Вот, - удовлетворенно произнес Вадик, вытирая рот салфеткой. - Современный русский балет.
      Витька неловко задвигался в своем кресле: он явно не знал, куда девать глаза.
      - Слушай, Вадя, а почему они голые?
      - Понимаешь, Витя... - Вадька возвел глаза кверху, явно копируя ученую искусствоведческую манеру. - Балет - искусство сугубо визуальное. На практике "визуальность" означает невозможность... вернее, неподходящесть данного искусства для чисто материального потребления...
      - Другими словами, ты их не трахаешь? - перебил Вовочка.
      Вадик поморщился.
      - Конечно нет, Вовик. Ты только вглядись: сплошные жилы да силикон. Подержаться буквально не за что. Даже резиновая Зина интереснее - она хотя бы с подогревом. Нет, тут все только визуально. А визуальность, Витек... - он снова повернулся к Витьке. - ...визуальность подразумевает обращение к самым глубоким струнам человеческой души, к обнажению самых скрытых...
      - Понятно, понятно, - снова перебил грубиян Вовочка. - "Обнажение скрытых" тут очевидно.
      - Ну вот... - развел руками хозяин. - Веня, ты как?
      - В каком смысле?
      - В визуальном, разумеется.
      - В визуальном... - задумался Веня. - Видишь ли, сам я балет не люблю, хожу, если только Нурит меня силком вытаскивает. Что тебе сказать... те балетные труппы, которые я видел, тоже обычно "обнажают самые скрытые", но не настолько. Так что твой балет явно более передовой.
      - В смысле передка, - заржал Вовочка.
      Балерины, не шевелясь, ждали команды. На их нарумяненных кукольных лицах застыли пластиковые улыбки. Остановившиеся глаза блестели неестественным кокаиновым блеском. Телохранители синхронно перешли к сканированию лобков. Вадик махнул рукой, и грянул "Танец маленьких лебедей" в поистине революционной аранжировке, скорее напоминающей марш. Веня и Витька удивленно переглянулись. Нельзя было не обратить внимание на то, что в области хореографии современный русский балет также сделал решительный шаг вперед. Семенящая дробь кордебалета сменилась синхронными взмахами ног поистине мюзикхолльной амплитуды. В сочетании с полным отсутствием одежды, это еще ярче воплощало торжество принципов визуального искусства в вадиковом понимании.
      Но самыми последовательными оказались четыре "маленьких лебедя". При первых же тактах они повернулись к зрителям задом, нагнулись и дальнейший танец осуществляли, ни разу не выйдя из этой трудной и, несомненно, новаторской позиции. При этом руки их, как и положено в "Танце", находились в положении "крест-накрест", но не с руками, а с внушительными силиконовыми прелестями ближайшей партнерши, что придавало хореографии невиданный, хотя и несколько удойно-животноводческий оттенок. Видимо, бегемот Вова тоже почувствовал это и стал проявлять признаки беспокойства, хотя чавкать не перестал.
      Музыка смолкла. Вадик громко зааплодировал, остальные со смешанными чувствами присоединились к нему.
      - Вадя, а Вадя... - сказал Витя просительно. - Все это, конечно, здорово, но отпустил бы ты их, а? Как-то уж больно твой бегемот возбудился.
      - Глупости! - закричал раскрасневшийся Вадик. Было видно, что визуальное искусство оказывает на его душу самое благотворное воздействие. - Глупости! Вовка их прекрасно знает!
      - Ты что, сбрендил? - откликнулся Вовочка. - Да я их впервые вижу.
      - При чем тут ты? - засмеялся Вадик. - Я имею в виду бегемота. Эти бабы ведь у меня не только танцуют. Есть такой новый вид, на грани искусства и спорта: синхронное плавание. Внизу тут бассейн со стеклянной стенкой, потом покажу... ну вот, так они синхронно плавают вместе.
      - Вместе с кем? С тобой?
      - Да нет же! Я ведь вам объяснил: это искусство строго визуальное. Плавают с бегемотом. Синхронное плавание с бегемотом. Пока с карликовым, но я уже заказал...
      Одна из балерин покачнулась и упала в обморок. Витя недоверчиво покрутил головой.
      - А сам бегемот согласен с принципом визуальности?
      Вадик нахмурился.
      - Ну, не стану отрицать: определенный травматизм имеет место. Пока. Искусство требует жертв, слышали такое?.. - он крякнул и неловко поменял тему. - Давайте, выпьем, что ли? Между танцами?
      - Вадик, дорогой, - мягко сказал Веня. - Не хочется тебя обижать, но я как-то... с дороги... мне бы... Скажи, в твоей бане еще и парятся или только пьют и наслаждаются визуальным искусством?
      - Гм...
      Вадик потупился. Можно было почти физически ощутить, с каким сожалением он мысленно вычеркивает пункты из своей праздничной программы. Друзья ждали.
      - Ладно, что с вас возьмешь... - хозяин еще слегка досадовал, но прославленная отходчивость уже трансформировала досаду в новое воодушевление. - Париться так париться. Снятие напряжения... веничек... массаж грудью...
      - Чем-чем? - переспросил Веня.
      Но Вадик не слушал: он уже свирепо размахивал руками, отдавая команды испуганным крепышам. В зале поднялась неимоверная суматоха. Снова раскрылись боковые двери, вбирая в себя поспешно ретирующихся муз визуального искусства; целая команда крепышей, пыхтя и скандируя "и-и-и раз!.. еще раз!.." вытягивала из помещения упирающегося гиппопотама; кто-то уносил корыто, кто-то орудовал шваброй, и над всем этим балаганом раздавался зычный вадиков крик:
      - Идиоты! Всех уволю! Ничего нельзя доверить!
      Наконец, все смолкло. В зале оставались только они вчетвером и горсть патронов: одинаковые крепыши, которым уже ничто не мешало вернуться к добросовестному сканированию вверенных им секторов. Один из крепышей что-то неслышно нашептывал, почтительно склоняясь к Вадикову уху. Вадик брезгливо выслушал, потом кивнул и повернулся к Вене.
      - Венечка, душа моя. Ты у нас с приезда, тебе и лучший персонал. Иди за этим, он проводит.
      Следуя за крепышом, Веня вышел из зала и, пройдя коридор, оказался в круглой пустой комнате с несколькими дверями. Крепыш подошел к одной из них, открыл и посторонился, пропуская Веню.
      - Здорово, касатик!
      Дверь за Веней закрылась. Он стоял в просторном предбаннике, где приятно пахло эвкалиптом, березовыми листьями и еще чем-то хорошим. Несколько выходов вели из этого помещения в другие - вероятно, в мыльную, парилку, сауну, бассейн... Посередине комнаты стоял стол из полированного светлого дерева, сбоку шли лавки. А на этих лавках... на лавках сидел "персонал": две голые по пояс женщины в простынях, небрежно повязанных вокруг талии. Они прихлебывали чай с мятой и, улыбаясь, благожелательно рассматривали Веню. Одна, белобрысая, выглядела совсем молоденькой; другая была постарше, лет тридцати, с собранными в пучок русыми волосами, кряжистая, широкозадая, с тяжелыми на вид руками и мощной грудью. Ей и принадлежало услышанное Веней приветствие.
      "Массаж грудью..." - вспомнил Веня непонятные вадиковы слова и попятился. Но русоволосая уже стояла возле него.
      - Пойдем, милок, попаримся, - сказала она нараспев и дернула за поясок вениного халата. - Ты халатик-то сними, сними, будь ласков.
      Оторопевшего Веню раздели, ввели в парилку и уложили на полок.
      - Да не бойся ты! - засмеялась старшая, сбрасывая простыню. - Это же массаж, ничего страшного. Повернись-ка на спину, не стесняйся. Докторов-то, поди, не стесняешься?
      - Я сам доктор, - почему-то обиженно сказал Веня, прикрываясь руками.
      - А коли доктор, то ручонки-то убери... - старшая наклонилась над ним, мазнув по лицу грудью. - Вот так... Сейчас мы тебя расслабим, доктор... вон ты какой у нас напряженный! Слышь, Светка, глянь-ка, обрезанный... ты такие любишь.
      - Ага, - подтвердила белобрысая.
      Она лизнула Веню в пупок и медленно повела языком вниз по животу. Веня закрыл глаза.
      "Не забыть позвонить Нурит... - думал он. - Не забыть позвонить Нурит... Не забыть позвонить Нурит..."
      Другие мысли, кроме этой, в голове просто не помещались... а потом исчезла и эта.
      
      3
      
      Веня быстро всплывал из глубин сна, отчетливо сознавая, что наверху, в яви, его ожидает что-то непереносимо страшное. Что же это? Что? Господи, лишь бы с детьми все было в порядке... Господи... Ах! Он продрал глаза и вдруг понял: Нурит! Он так и не позвонил ей вчера!
      "Господи, что теперь будет?!" - ужаснулся Веня и, еще толком не проснувшись, принялся шарить по прикроватной тумбочке в поисках телефона. С этой стороны ничего не нащупывалось, и он покатился в противоположном направлении. Кровать оказалась поистине королевского размера, так что катиться пришлось долго. Ага, вот и телефон... Что за черт?.. Бело-золотой телефон был монументален, под стать кровати и походил на экспонат с выставки туалетной сантехники. Но выбирать не приходилось. Веня снял с рычага увесистую трубку и уставился на золотой диск. Черт! Он только сейчас осознал, что понятия не имеет, как звонить отсюда в Израиль. И откуда "отсюда"?.. Где он? Черт! Это ж надо так напиться, чтобы ничего не помнить. Так, давай разбираться...
      Трубка в его руке противно журчала, подкрепляя тем самым сантехнические ассоциации. Веня вставил палец в диск на цифре "0" и крутанул. В трубке немедленно послышался бодрый отчетливый голос.
      - Сорок шестой слушает.
      - Здравствуйте, сорок шестой, - сказал Веня. - Вы не подскажете, где я?
      - Отсек двадцать девять, уровень третий-плюс, - без заминки отрапортовал голос.
      - Гм... а где это все находится: отсек и уровень?
      Наступило молчание.
      - Сорок шестой?..
      - Отсек и уровень находятся... находятся... на вверенном мне объекте... - в голосе уже не слышалось прежней уверенности.
      - Ну а объект?.. где находится объект? - вкрадчиво спросил Веня.
      На другом конце провода послышался грохот падающего тела. "Обморок, - понял Веня. - Сознание не выдержало чрезмерной общности вопроса. Все-таки сорок шесть - это тебе не шесть и даже не шестнадцать..."
      Он прошлепал босиком в ванную, встал под душ... горячий... холодный... горячий... холодный... Память возвращалась кусками, отдельными картинами, большую часть из которых Веня предпочел бы не вспоминать. Так... сначала была встреча на аэродроме... крупным планом: вытаращенные глаза инвалида Дуди Регева... Веня ухмыльнулся: знай наших! Затем - газированная водка... ну что за дурак, надо было отказаться!.. Нурит не преминула бы тут отпустить пару ядовитых замечаний относительно слабохарактерности: "вечно ты идешь на поводу..." и так далее... и была бы права. Она вообще всегда права.
      Потом была эта сюрреалистическая баня маленьких лебедей... бюсты вождей... погоди, погоди... бегемот? Быть такого не может... Неужели был настоящий бегемот? Знаешь, Веня, либо ты допился до чертиков, либо... "А ну, перестань! - прикрикнул он на самого себя. - Отсек двадцать девять с унитаз-телефоном возможен, а бегемот - нет?" На всякий случай Веня выглянул в комнату: унитаз-телефон действительно имел место. Значит, наверное, и бегемот... а парилка?.. скажешь, и парилки не было? Гм... Веня с хрустом потянулся и включил воду похолоднее. Ладно, это пока замнем.
      Так... потом остывали все вместе в зале с лепным потолком. Пили прекрасное баварское пиво и дружно молчали, лелея в себе ощущение поразительной легкости. К тому моменту Веня совсем уже не чувствовал прежнего опьянения: в парилке из него выжали все, в том числе и это. Затем прежним кортежем поехали на Большую Морскую; по дороге Веня вспомнил, что он в Питере и попытался смотреть в окно, но ничего не увидел из-за слишком быстрой езды и постоянного выпивона. Пили какое-то особенное виски, причем Вадька толкал ужасно длинную и ужасно скучную лекцию о качествах этого напитка, о технологии его изготовления, о бочках, ячмене, кукурузе, торфе, спирте и древесном угле, и было как-то неудобно перебить, потому что не хотелось обижать хозяина равнодушием. Впрочем, скотч был действительно очень хорош, по дороге они успели уговорить полтора литра и на Большую Морскую приехали уже снова пьяными. А на часах... что было тогда на часах? - За полночь, это точно.
      Вылезли из машины, и Витька сказал, что должен посмотреть на бывший дом Набокова, а Вадька сказал, что это можно устроить немедленно, и стал отдавать крепышам команды, а главный крепыш сказал, что нет проблем, только требуется подкрепление, но тут Веня вовремя понял, что Вадька хочет выгнать из дома всех его нынешних обитателей, выгнать прямо сейчас, среди ночи, чтобы не мешали осмотру, и чудом задержал это сумасшествие, причем Вадька еще упирался и недоумевал, в чем, собственно, проблема, а Витька, сообразив, наконец, какую суматоху инициировал своими культурными запросами, закричал, что Вадька идиот, что имелся в виду только внешний осмотр, потому что внутри наверняка все давно уже изуродовано перегородками, на что Вадька заорал, что Витька сам идиот, потому что нет никаких проблем сломать эти перегородки прямо сейчас, пока они будут закусывать, и главный крепыш почтительно подтвердил, что, действительно, проблем нет, только требуется подкрепление и вообще не помешал бы звонок Татьяне Власовне.
      Тогда умный Витька закричал, что он проголодался, а потому - ну его на хрен этого Набокова, жили ведь мы столько лет без Набокова, проживем и еще день, а завтра разберемся на сытую голову... и это был очень верный ход: Вадька приостановился, подумал и согласился временно отложить выселение и снос перегородок. И тут все перевели дух, включая крепышей, которые наверняка опасались испачкать свои черные костюмы, и, если уж вспоминать о костюмах, то висевший в банном шкафчике смокинг пришелся Вене как раз впору и туфли тоже, но дело даже не в смокинге, а в том, что, оставив в покое дом Набокова, они вдруг обнаружили, что не участвовавший в разборке Вовочка стоит один в сторонке и плачет горькими слезами: здоровенный такой красномордый шкаф в смокинге стоит один посреди улицы Большой Морской, бывшей Герцена, бывшей Большой Морской и рыдает, а улица с обеих сторон перекрыта черными джипами охраны, и одинаковые крепыши с проводками в ушах увлеченно сканируют вверенные им сектора обзора.
      Они, конечно, бросились к другу, выручать из беды... но, для того, чтобы выручить, требовалось хотя бы понять: что за беда такая, то есть - какого беса он плачет, о ком или о чем, но Вовочка только рыдал и скрипел зубами, и тогда Вадик спросил: "Неужели опять о Ленине?.." и Вовочка заскрипел зубами еще ужаснее, даже не заскрипел, а прямо-таки заскрежетал, слезы хлынули настоящим потоком, и всем стало ясно, что, действительно, он горюет о Ленине, и это было бы смешно, если бы не очевидная неподдельность вовочкиного горя, а потому они зажали свой смех за зубами, что, естественно, вызвало соответствующий зубовный скрежет, который, впрочем, можно было расценить со стороны, как солидарность с зубовным скрежетом друга.
      Так они и стояли посреди улицы, между чудом уцелевшим домом Набокова и уже страшащимся своей грядущей участи Домом архитектора, стояли и скрежетали зубами, все вчетвером, все "четыре В", некогда неразлучных, как ноги одной собаки. "О Ленине? - переспросил Веня, уняв скрежет. - Но почему, Вовик? Почему?" И тут Вовочка вдруг глубоко вздохнул, перестал плакать и тихо ответил: "Это секрет. Даже от вас. Государственный секрет. Пошли жрать."
      Последние два слова прозвучали вполне осмысленно, и все поняли, что Вовочка пришел в норму, а коли так, то и слава Богу, пойдемте уже за стол, сколько можно тут стоять и скрежетать, и они пошли внутрь, и сели за стол, и немедленно начали есть, пить и выпивать, то есть, заниматься вполне обыденным занятием, которое, по идее, должно было окончательно успокоить всех.
      Увы, Вадик никак не желал успокаиваться. Видно было, что он долго думал и мечтал об этом моменте, наверное, даже видел эту мечту во сне, где пристраивал ее и так, и эдак, точь-в-точь, как изобретательный любовник свою любопытную партнершу, и вот теперь, когда встреча наконец произошла, Вадик из кожи лез вон для того, чтобы реализовать свои буйные фантазии - если не все, то хотя бы малую их часть. Ничто не происходило в простоте: виски подавалось непременно отборное, вина - коллекционные, коньяки - столетние; в зал вплывали цельные заливные судаки, фаршированные осетры, гуси, утки, поросята, бараны... казалось, что жертвами праздничной вадиковой страсти пали целые птицефермы, рыбные хозяйства и скотные дворы. Когда Витька, пивший меньше остальных, решительно потребовал прекращения этого устрашающего фаршированного парада, Вадик огорченно вздохнул: до гвоздя вечера - запеченного целиком племенного быка они так и не добрались.
      Вокруг стола на двадцать четыре персоны, за которым друзья восседали вчетвером, под пристальными взглядами сканирующих крепышей суетилась армия официантов, тут же играл струнный квартет; сунулось было в зал и визуальное искусство в виде уже знакомых "маленьких лебедей", но тот же Витька потребовал немедленно отправить их по домам. "Ты что, Витек, боишься, что "лебедей" тоже зафаршируют?" - неосторожно пошутил Вовочка, и Веня с ужасом увидел, как Вадик заинтересованно приподнял бровь, словно всерьез взвешивая эту возможность.
      Затем, изрядно нагрузившись, они затеяли играть в случившийся тут же старинный бильярд, причем промахи наказывались стопкой водки, а поскольку Веня взял кий впервые в жизни, то ноги начали отказывать ему уже после нескольких первых ударов, и он сразу вспомнил про Дуди Регева, который любую тему сводил к ногам и которого он знал когда-то очень-очень давно, несколько столетий назад, в какой-то поза-поза-прошлой жизни, и, вспомнив, заплакал по своим ногам, как Вовочка по Ленину, и все стали его утешать и спрашивать, что случилось, и он сказал, что ему жалко ног... "Каких ног? - возражал Витька. - Вот же твои ноги, целы-целехоньки, верь мне, я трезвее всех... вот же они..." - но показывал при этом на свои, махинатор эдакий!.. а Веня все плакал и говорил, что нет, нет, что он сам отрезал их тогда, в девяносто третьем, на берегу к северу от Тира, а Вовочка спросил, какой именно тир имеется в виду, и не кажется ли им, что пора и в самом деле немножко пострелять, и Вадик уже опасно призадумался на эту скользкую тему, но тут Вовочка снова стал оплакивать Ленина, и Веня вынужден был благородно прекратить свой плач и начать успокаивать друга, долго и безуспешно, пока Вадик не догадался развеселить Вовочку напоминанием о кактусе, после чего тот сразу позабыл о своем горе и потребовал немедленно подать сюда кактус, причем живым, а не фаршированным, и крепыши со всех ног бросились искать кактус, и не нашли: подумать только, во всем этом фаршированном доме не оказалось ни одного кактуса!.. это ж надо!.. и тут Вадька разозлился по-настоящему, на этот раз абсолютно обоснованно и сказал, что думал о Набокове намного лучше и что сейчас он поломает к чертовой матери все перегородки, как они, собственно, и договаривались, вот только выпьем... и они выпили, и на этом... на этом...
      На этом венины воспоминания обрывались, резко и бесповоротно. Он попробовал воздействовать на голову совсем уже ледяным душем, но от этого она только замерзла. Веня вернулся в спальню. Часы показывали двадцать минут третьего. Он подошел к огромному, во всю стену, окну. Снаружи мерцал призрачный балтийский день, поблескивал залив, темнея к горизонту как раз настолько, чтобы успешно замаскироваться под низкое серое небо. От береговой линии к дому шел регулярный парк, отдаленно напоминающий Версаль, только побогаче. Вдоль аккуратных дорожек беломраморным частоколом стояла садовая скульптура, все больше античного образца: усталые от подвигов гераклы, заносчивые аполлоны, надменные афины, широкобедрые геры и грудастые афродиты. В прудах плавали лебеди, большие и маленькие. Бегемотов, а также носорогов и жираф не наблюдалось - очевидно, по причине прохладной погоды. Зато крепыши в черных костюмах виднелись чуть ли не за каждым кустом.
      "Ну, вот все и выяснилось, - облегченно подумал Веня. - Где крепыши, там и Вадька. Значит, ты в вадькином доме. Теперь бы еще узнать, как отсюда звонят заграницу..."
      Он прислонился лбом к стеклу, чтобы получше разглядеть все здание. Размерами вадиков дом явно превосходил Петергофский дворец, хотя, видимо, несколько уступал Лувру. Венина спальня располагалась на третьем этаже. "Уровень третий-плюс," - вспомнил Веня слова сорок шестого. "Плюс" - это, наверно, означает над землей. Интересно, сколько же тут "уровней" уходят в "минус"?
      В дверь постучали.
      - Открыто! - крикнул Веня, хотя точно знать этого никак не мог.
      Вошел крепыш, привычно сканируя помещение.
      - Добрый день, Вениамин Александрович. Ваш багаж в шкафу. Документы вот здесь, в ящике. Завтрак подают внизу, в голубой гостиной. Вас проводят по мере готовности.
      - Простите, - сказал Веня. - Как отсюда позвонить заграницу?
      В стальных глазах крепыша мелькнула растерянность.
      - Не могу знать... - взвесив варианты, он вернулся к заданной программе действий. - Завтрак подают внизу, в голубой гостиной. Вас проводят по...
      - ...по мере готовности, - закончил за него Веня. - Я готов. Вот только штаны натяну. Никуда не уходите, подождите здесь.
      Он открыл чемодан и быстро оделся: джинсы, футболка, кроссовки, легкая куртка.
      - Вот и все. Мера готовности - крайняя. Можем отправляться. Вы, кстати, не сорок шестой?
      - Никак нет. Я пока сорок восьмой, - отрапортовал крепыш и подавил вздох. Видно было, как сильно ему хочется стать сорок шестым.
      
      В голубой гостиной перед кувшином пива одиноко сидел Вовочка. Увидев Веню, он обрадовался:
      - Ну слава Богу, хоть кто-то спустился. Я вас тут уже два часа поджидаю.
      - А Вадька с Витей что, спят?
      - Дрыхнут... - печально подтвердил Вовочка. - И правильно делают. А я вот не могу: бессонница. Думал, хоть после вчерашнего вадькиного многоборья засну... куда там! Только проворочался зря.
      - А я... - начал было Веня, но Вовочка перебил:
      - А ты вообще молчи, алкоголик! Ты еще в зоопарке заснул.
      - В зоопарке? - ошалело переспросил Веня. - А как нас в зоопарк занесло?
      - Как, как...- Вовочка махнул рукой. - За кактусом, известно как... Витька, дятел грешный, настоял. Я-то хотел в Смольный, там точно есть, на втором этаже, у Зинки в кабинете. Но разве с этим ученым авторитетом сладишь? А потом...
      - Погоди, Вовик, - остановил его Веня. - Мне срочно позвонить надо. Домой. Как отсюда набирают?
      - Диктуй номер, - Вовочка вынул из кармана мобильник.
      Нурит долго не отвечала и сняла трубку, когда Веня уже приготовился наговаривать свои извинения на автоответчик.
      - Привет, Барсучиха.
      - Ну наконец-то! У тебя все в порядке? Как ты себя чувствуешь?
      - Все нормально, - торопливо сказал он. - Извини, вчера позвонить не получилось. Честно говоря, просто напились до чертиков. Но сейчас все прекрасно. Ты не представляешь, как меня встретили...
      Он начал рассказывать о встрече на аэродроме, о лимузине, о джипах с охраной и о комической реакции инвалидов, не подозревавших, что летят в одном самолете с такой важной персоной, о знаменитом ресторане прямо напротив бывшего дома Набокова, да-да, того самого, из "Других берегов" и о дворце на берегу Финского залива, из гостиной которого он говорит с ней прямо сейчас...
      Нурит слушала молча, без восклицаний и междометий, без всех этих "да что ты?" и "ничего себе!" которыми она обычно перемежала его истории, и это был плохой знак, говорящий о том, что вслушивается она вовсе не в содержание вениного рассказа, а в самый его звук, и звук этот ей, скорее всего, не нравится, причем не нравится тем больше, чем больше слов наматывает Веня на барабан своей длиннющей тирады.
      - Вот... - заключил он наконец и беспомощно вздохнул. - Ну не молчи ты так, скажи уже что-нибудь.
      - Что тут скажешь? - очень спокойно отвечала Нурит. - Дура я несусветная, вот и все. Вот и все.
      - Да брось ты, Барсучиха, - сказал он с досадой. - Кончай. Ладно, я тут с чужой мобилы звоню. Давай прощаться... Эй!.. Ты где? Я говорю: "давай прощаться!"
      - Давай.
      - Ну, тогда пока.
      - Пока.
      Веня отсоединился и вернул телефон ухмыляющемуся Вовочке.
      - Спасибо. Ну, что ты лыбишься? - венина досада, накопившаяся во время неудачного разговора с женой, теперь выплескивалась на ни в чем не повинного друга. - Ты ведь на иврите ни слова не знаешь. Что ж такого смешного ухитрился услышать?
      - Да не злись ты, - примирительно улыбнулся Вовочка. - Я ж, наоборот, завидую. Везет тебе: жена. Да еще такая, которую бояться можно. Не то что у меня: один, как перст.
      - Еще неизвестно, что лучше, - буркнул Веня.
      Он отошел к столу и какое-то время выбирал закуски, сердито тыкая вилкой по мисками и тарелкам. Вовочка по-прежнему улыбался странной улыбкой. За окном гостиной размеренным шагом, как на параде, проследовала четверка крепышей. Каждый придерживал локтем короткий штурмовой автомат.
      - "Узи," - сказал Вовочка, кивая на крепышей. - Будто своих, русских автоматов нету. Пижоны. Хотя идут хорошо, как на смене караула. Кстати, у него сегодня день рождения. И, что характерно, всем наплевать...
      Он печально покачал головой и сморгнул слезу. "Ну вот, начинается," - подумал Веня.
      - У кого день рождения? У караула?
      - Сука ты, - скрипнул зубами Вовочка. - У Ленина. И у меня заодно. Ему сто тридцать семь. Мне пятьдесят. И хоть бы одна сволочь поздравила. А эти два гада вообще дрыхнут. Тьфу!
      Кусок колбасы застрял у Вени в горле. Сегодня же двадцать второе апреля! Как он мог забыть?! Вернее, понятно как мог: эта чудовищная вчерашняя пьянка, это сегодняшнее беспамятство, эта навязчивая идея со звонком... немудрено... и все-таки непростительно. Он откашлялся.
      - Вовочка, дорогой, прости ты нас, дураков. И меня конкретно прости за проявленный шкурный эгоизм.
      - Ладно, ладно, чего там, - пробормотал Вовочка, вставая ему навстречу.
      Они крепко обнялись.
      - Вот, - Вовочка как-то беспомощно развел руками. - Вот.
      - Да, - подтвердил Веня. - Вот.
      Наступило неловкое молчание. Веня снова откашлялся.
      - А что, вот так... и нет никого? Я - в смысле семьи.
      Вовочка пожал плечами.
      - Да вот, нету. Как-то с самого начала не заладилось. После училища, знаешь, нужно кровь из носу жениться на ком-нибудь, хоть на крокодиле. Обязательно нужно. Потому что потом в гарнизонах даже крокодилов нету. А у меня вот не сложилось. Были всякие претендентки из кулинарного техникума... но уж больно дурные... не смог, побрезговал. А надо было смочь! Сейчас хоть что-нибудь мог бы вспомнить. Хоть плохое, хоть что. Мог бы, например, сказать: "Была у меня жена, такая профурсетка, со всем гарнизоном спала. Через полгода развелись." А теперь - даже такого не скажешь. Ничего.
      - Брось ты плакать, у тебя еще все впереди, - с энтузиазмом сказал Веня. - Молодой мужик. О таких, как ты, песни слагают. Настоящий полковник.
      - Ага, - кивнул Вовочка. - Разбежался. Кому я такой нужен? Алкаш без печени с пятью ранениями. Сначала четыре года в тундре. Потом сразу Афган. Потом Киргизия. Снова Афган. Снова Киргизия. Чечня. А спился я еще до Афгана, на Севере. Я спать не могу, понимаешь? Всякая дрянь в голову лезет, такая, что и в словах не опишешь. Мертвые ходят, по имени меня зовут. Угробил жизнь, к чертовой матери угробил - и зачем? Зачем?
      Он покрутил головой.
      - Ты вот спрашиваешь, какого хрена я в это училище пошел... я же вижу, вслух не спрашиваешь, но думаешь. Дурацкая, в общем-то история. Настолько дурацкая, что я вам и рассказывать тогда не стал, побоялся - засмеете. Батя у меня, царствие ему небесное, офицер был, ты помнишь... всю войну прошел, со взводного, под Смоленском начинал, комбатом в Венгрии закончил. Очень он хотел, чтобы сыновья тоже по воинской части пошли, если не все, то хотя бы один. Все рассказывал о кореше своем, с офицерских курсов. Мол, вместе мечтали до генералов дойти. Только вот кореш этот так и остался лейтенантом - погиб в самом начале войны, у бати на руках помер. И якобы перед смертью взял с него кореш обещание относительно будущего. Что, мол, если родится у бати в мирной счастливой жизни сын, то сын этот будет типа замены погибшему. Такой вот сюр ненормальный.
      Вовочка усмехнулся, потер ладонью лоб.
      - А что взять с мальчишек? Они же мальчишками тогда были, по девятнадцать лет... вот один дурак и просит глупую книжную глупость, а другой дурак клянется. Ну вот. Старшего моего брата батя даже назвал в честь того кореша - Сашкой. Только Сашка его куда подальше послал с этим офицерством. Мне, говорит, твои клятвы побоку, у меня своя жизнь. И Сережка, следующий сын - тоже ни в какую. Ну, а на меня у бати, наверное, уже надежды никакой не имелось. Даже не просил, просто про кореша рассказывал и смотрел, жалобно так. Ну и пожалел я его. Любил очень. А потом, когда я уже на Севере спирт глушил, залечили его в больничке до смерти. Телеграмма ко мне добралась через неделю после похорон. Ушел батя к своему корешу, а я, видишь, здесь, в дерьме остался.
      - Жаль, что ты тогда не рассказал, - задумчиво проговорил Веня. - Мы-то думали...
      - Что? - насмешливо спросил Вовочка. - Договаривай уже. Что я такой весь из себя советский? Так?
      - А разве нет? Разве не верил ты в тогдашнюю туфту? Ну, если не на сто процентов, то хотя бы наполовину? Помнишь наши споры в старших классах? Ты же тогда с пеной у рта кричал, что коммунизм это благо, просто его извратили. А Ленина так вообще цитировал целыми кусками...
      - А я и сейчас в это верю, - сказал Вовочка, вставая и отходя к окну. - Верю!
      - Вы не вегите в габочий класс, а я вегю! Да-с, батенька!
      Этот задорный ленинский тенорок исходил от Витьки, который, видимо, уже некоторое время стоял в дверях, прислушиваясь к разговору.
      - Давно слушаешь? - несколько смущенно осведомился Вовочка.
      - Достаточно, Владимир Ильич, достаточно, - улыбнулся Витька, проходя к столу. - Поздравляю с днем рождения, сказочник.
      - Сказочник? - переспросил Веня, настораживаясь.
      - Еще какой! - Витька ловко подцепил кусок осетрины. - А от тебя я не ожидал, Веник. Как ты мог такой мыльной опере поверить? Герой войны папаша... умирающий у него на руках кореш... сыновняя жертва... ты что, Вовочку не знаешь?
      Веня присвистнул.
      - Подумаешь! - смущенно проговорил Вовочка. - Ну приукрасил слегка, для красоты картины. Что это меняет?
      - Ни фига себе приукрасил! - воскликнул Витька. - Мне ты позавчера поведал совсем другое. Рассказать?
      Вовочка равнодушно пожал плечами.
      - Какая разница?
      - Нет уж, нет уж, - сказал Витька.- Давай выясним. Итак, излагаю позавчерашнюю версию. Папаша действительно отвоевал все четыре года, только не на передовой, а вовсе даже наоборот - в СМЕРШе да в заградотряде. Стрелял по штрафникам, когда они назад пятились. Допрашивал вышедших из окружения. Если у него знакомые лейтенанты и помирали, то не на руках, а у стенки. А после войны в военкомате работал, на хлебном местечке. Так, Вовик?
      Вовочка молчал.
      - А в училище Вовик попал по намыленному. Это, может, кому другому Север светил, а Вовочке нашему папанька заготовил намного более щадящий маршрутик. Так что спивался он не в тундре, а в Москве, и не шилом, а дорогим коньячком. Он ведь знаешь, где теперь служит? В Кремлевском полку! Разумеешь?
      - Погоди-погоди... - ошарашено произнес Веня. - А как же пять ранений... Чечня... Афган...
      Витька расхохотался.
      - Кино! Все кино! Мыльная опера! Вовик, ну скажи ты ему!
      - А чего тут говорить? - ухмыльнулся Вовочка. Он уже совсем справился с недавним смущением. - Можно подумать, что твоя версия на кино не похожа. Просто венькино кино розовое, а твое - черное. Или наоборот. Вот и вся разница.
      - Ну ты даешь... - Веня не находил слов. - Должна же быть правда. Почему бы ее не рассказать? Зачем ты нам кино крутишь, в самом-то деле?!
      - Правда?.. - тихо и зловеще сказал Вовочка. - Правды вам захотелось?
      Он прошелся по комнате, сел было и тут же вскочил.
      - Врете! - теперь Вовочка кричал во весь голос. - Вам не правды, а кина хочется: такого, этакого, третьего, десятого! Вы же, блин, только по сценариям и умеете: либо герой, либо палач, либо любовник! Бэдгай, гудгай, тафгай! Драма, боевик, триллер! А если у меня всего перемешано - что тогда? А? Если у меня эта правда даже не посередке, а в другом измерении? Тогда что - не годится? Чистоты жанра не соблюдается? Тьфу! Правды они захотели...
      Веня примирительно поднял обе руки.
      - Ну что ты вопишь-то? Не хочешь, не рассказывай, дело твое.
      - Да хочу я, хочу! - сжимая кулаки, кричал Вовочка. - Я-то расскажу, да вы как поймете? Вы же тут тридцать лет не жили: ты - в теплицах своих университетских, на грантах, довольный, как огурец; ты - вообще отрезал... Что вы о русской жизни знаете, о сумасшествии уродском, которое здесь творится?! Посмотрите на меня: я урод! Урод! И Вадька - урод! Все, кто тут остался - уроды! Это вам ясно?!
      - Вовик, дорогой, подожди...
      - Ясно?! Вам фактов надо? - Пожалуйста: моего отца звали Илья - факт первый. Я родился 22-го апреля - факт второй. Что из этих двух фактов следует? - Что мое имя было определено автоматически! Автоматически! Не в честь прадеда, деда или несуществующего отцовского кореша - в честь Ленина! И это - факт третий. Вам, дуракам, всегда смешно было: как же!.. Владимир Ильич, Владимир Ильич... а я с этим именем жил, понимаете? А-а, что вы там понимаете... Вот, скажем, человек родился; ему говорят: ты русский. Он это выбирал? - Нет! Он может это изменить? - Тоже нет! Он просто с того времени знает: русские для него - свои. Мне сказали: ты - Владимир Ильич. Кем же, по-вашему, для меня мог быть Ленин? Гипсовой чушкой, как для вас? Знаете, что я почувствовал, когда стали его памятники снимать и улицы переименовывать? "Наших бьют" - вот что! Владимиров Ильичей! А-а, да что я вам объясняю...
      Вовочка скрипнул зубами и сел, положив голову на руки. Витька с Веней переглянулись.
      - Вовик, дорогой, - сказал Веня, осторожно подсаживаясь к другу. - Ты на нас не сердись, Вовик. Это ж мы - Витька и Веник. Мы тебя в любом кино любим, и без кино тоже. Честное слово. Ну как тебе помочь, ты только намекни, мы сразу... правда, Витек?
      - Конечно, - подтвердил Витя, подсаживаясь с другой стороны, и обнимая Вовочку за плечи. - Буквально все, что хочешь, ты не думай.
      - У-у-у... - вдруг взвыл Вовочка. - Ребята... У-у-у...
      Он сидел, уткнувшись лбом в Венино плечо, и выл, как волк, густым низким воем.
      - У-у-у...
      За окном мелькнули бегущие крепыши с автоматами наперевес, в коридоре послушался топот многих ног, и в комнату в сопровождении целой армии телохранителей вошел Вадик, бодрый, как весеннее утро. Он был в тренировочном костюме и в кедах.
      - Все воете? - осведомился он, по дороге запихивая в рот кусок колбасы. - А я вот с пробежки. Очень, знаете ли, полезно...
      - У-у-у-у!!! - еще громче взвыл Вовочка и затопал ногами. - У-у!
      - Вадик, - решительно сказал Веня. - Надо поговорить. Но, для начала, не мог бы ты убрать куда-нибудь эту толпу?
      - Какую толпу? - недоуменно спросил Вадик, оглядываясь.
      По-видимому, он просто не замечал крепышей: они входили для него в категорию обстановки, как мебель или деревья, или мусорные баки во дворе.
      - Ах, эти... брысь отсюда... - Вадик запихнул в рот еще кусок колбасы и заговорил с прежним, вчерашним энтузиазмом. - Значит, так. Сейчас Вовик проорется, и мы сразу же приступаем к программе второго дня пребывания. На сегодня у нас запланирован ряд мероприятий культурно-развлекательного...
      - У-у-у! - снова перебил его Вовочкин вой.
      - А ну, всем молчать! - Витя звонко шлепнул ладонью по столу.
      Воцарилось молчание. Все с изумлением смотрели на обычно невозмутимого Витьку. Даже Вовочка перестал подвывать и топать ногами.
      - Молчать! - Витька еще раз шлепнул ладонью. - Слушайте. Мы зачем тут собрались, кто-нибудь может мне объяснить? На бегемотов смотреть? Пить мертвую? Вадя, извини, но я пас. Продолжайте втроем. Мы еще даже Питера толком не видели. На Васильевский ногой не ступили. Я вообще тут, можно сказать, ногой не ступал, все больше - на лимузинах этих чертовых. Хватит лимузинов. Я на Смоленку поеду, на кладбище. А вы бывайте. Продолжайте свою культурно-развлекательную программу.
      - Молодец, Витька, - сказал Вовочка, утер слезы и встал. - Я с тобой.
      Веня тоже поднялся.
      - Извини, Вадя...
      Вадик растеряно развел руками.
      - Ну, коли так, тогда конечно... Хотя и жаль программу: там такое, такое... - он удрученно махнул рукой. - А, впрочем, черт с ней, с программой. На кладбище, так на кладбище. Сейчас я команду дам.
      - Стоп! - крикнул Вовочка. - Никакой команды. Никаких лимузинов и кортежей! На такси поедем, вчетвером. "Четыре В", как когда-то.
      - Точно, - одобрил Веня. - На такси. Хотя лучше было бы на метро. И чтоб ни одного топтуна в радиусе десяти километров. Не бойся, Вадя, мы тебя защитим.
      - А как же... - Вадик показал на стол с выпивкой и закусками.
      - В ларьке затаримся, сырками и портвейном... - неумолимо припечатал Витька. - Ну? Кто не с нами, тот...
      
      4
      
      Портвейна времен их юности в ларьке не оказалось. Ни ханыжного "Агдама", ни рабоче-крестьянского "Кавказа", ни аристократической "Иверии".
      - А вы чего ждали? - сардонически хмыкнул Вовочка. - Нонеча не то, что давеча. Истребили наш портвейн господа реформаторы. Сначала портвейн, а за ним и все остальное...
      Пришлось брать водку. К водке добавили хлеба, рыбных консервов и крупно порубанной докторской колбасы. Выгрузились из такси у моста, молча постояли на знакомом берегу, посмотрели на тихую речку.
      - Вот мы и дома, - сказал Витька.
      - Ага, - подтвердил Веня. - Все такая же. Течет, но не изменяется.
      Вовочка кашлянул осипшим горлом, хотел что-то сказать, но раздумал. За их спинами ходил взад-вперед взволнованный Вадька, хлопал себя по карманам, что-то бормотал неразборчиво.
      - Что случилось, Вадя? Потерял чего? - невинно поинтересовался Вовочка.
      - Мобилу. Мне из Лондона должны отзвонить. Важный партнер, а трубка не в звоне. Нехорошо получается.
      Веня покачал головой. Большую часть дороги Вадик вел деловые переговоры со всем светом.
      - Эту, что ли? - Вовочка вынул из кармана мобильный телефон, который тут же зазвонил, словно только того и дожидался.
      - Ага, - обрадовался Вадик. - Давай сюда.
      - Ой, смотри, смотри, полетел... - удивленно произнес Вовочка. Телефон описал дугу и с плеском упал в Смоленку. - А теперь нырнул... Прямо амфибия какая-то, а не мобила. Где ты такую достал, Штюбинг?
      - Ах ты... - Вадик непроизвольно дернулся вслед за утонувшим телефоном, яростно выругался, схватил Вовочку за лацканы. - Ты понимаешь, что сделал, клоун?
      Вовочка смотрел на него спокойно, с некоторым даже любопытством.
      - Может, тебе вернуться, Вадя? - насмешливо спросил Витька. - Нехорошо получается: важный партнер, а ты не в звоне. Иди, мы поймем.
      - Иди ты сам... - Вадик красочно конкретизировал место назначения и, вздохнув, отпустил Вовочку. - Пошли уже, ладно...
      
      Вот оно, старое кладбище, помните? Главная аллея, мощеная круглым разнокалиберным булыжником, а по краям - изуродованные фонарные столбы, замшелые камни, ржавая канитель покосившихся решеток. Молодая весенняя зелень на деревьях, кладбищенский лопух, крапива, земляника. Развороченные надгробья, взломанные склепы, ангелы с отбитыми крыльями, устало опирающиеся на обломленные кресты. Сядем, чуваки, сядем вон там, на знакомой площадке под старыми кленами - помните эти клены? Налей-ка, Веник, да по полной, чтоб жизнь раем не казалась, чтобы водочной сивушной горечью стекли по горлу прошедшие тридцать лет, чтобы вернулись прежние запахи и звуки, чтобы вздрогнули, заплясали перед разом повлажневшими глазами знакомые призраки и тени сумрачного василеостровского вечера. Видишь, качнулась ветка, мурашками пробежала дрожь с позвоночника по листьям кустарника, метнулось в непроницаемой гуще зарослей что-то неясное, быстрое, острое, ранящее? Это твое детство, чувак... неужели не узнал? Вон оно, отражается в той морщинистой озабоченной луже, вон оно, в этой пушистой рябине, в том упругом повороте тропинки...
      Давайте-ка еще по одной, чтобы сердце уцелело, чтобы не раздавило на сжатии скомканную душу, чтобы не разорвало на расширении ставшую вдруг тесной грудную клетку!
      Они пили сосредоточенно, молча, из одного стакана, найденного здесь же, аккуратно насаженного кем-то человеколюбивым на сучок ближнего деревца. Им не требовались слова - зачем слова близнецам, сидящим на одной пуповине, которая перекачивает от сердца к сердцу общую кровь? Они просто сидели рядом, уставившись, как в зеркало, в темную глубину чащи, состоящей из древесных стволов, каменных обелисков и надгробий, похожих на пни.
      
      "Немые, что ли?" - подумала Лакримоза. Она смотрела на четверых странных бухариков сквозь щель полуразрушенного склепа, расположенного метрах в пяти от площадки. Немые обычно еще и глухи... может быть, и эти - тоже? Бухарики сидели спиной, и, в случае их глухоты, можно было бы без опаски попробовать выбраться из склепа и дать деру. Лакримоза бегала быстро, а уж кладбище знала, как свою левую руку, то есть, наизусть, до самой тоненькой незаметной веночки.
      Она подобрала камешек и бросила в сторонку - проверить. Нет, блин, все четверо, как по команде, повернули головы в направление шума, а один, приземистый и краснорожий, даже мазнул голубенькими глазками по стенке, за которой она пряталась. Мазнул и отвернулся, ничего не заметил, бомж поганый. А может, и не бомж... сейчас сам черт не разберет: бомжи теперь всякие бывают, иной раз и одеты прикольно, так сразу и не скажешь. Выйти, что ли? Типа, как со шлангом: мол, я тут клумбу поливаю, никого не трогаю... Да... выйдешь, а они тебя - цап! Вдруг это и не бомжи вовсе, а педофилы? Возраст как раз соответствует: стариканы слюнявые. Лакримоза посомневалась и решила пока не выходить, потерпеть. Хотя малая нужда уже припирала самым серьезным образом.
      Можно было бы надуть лужу прямо здесь, в склепе, но это выходило совсем не готично, особенно учитывая то, что Лакримоза провела в этой могиле целую ночь. Скелета там, правда, уже не сохранилось... да что скелета - ни единой косточки не осталось: все пиплы растащили. До чего дошло: на всем кладбище негде с мертвецом переночевать! Могилы, блин, пустыми стоят. Она так и сказала вчера Асмодею, когда он по ходу хлестаться начал, что ночевал в могиле рядом с тремя шестами. Чего интересного спать в гробу без скелета? Что тут такого готичного? Вот если бы рядом череп лежал, это, понятно, жесть. А так - ерунда.
      Но Асмодей не соглашался. Он сказал, что разоренные могилы это, наоборот, самая крутая готика, потому что дух мертвеца по ходу хочет туда вернуться, и если обнаружит, что место занято, то может такой трабл устроить, что мало не покажется. Это звучало убедительно, но Лакримоза уже начала прикалываться, а если она начинала прикалываться, то никогда не могла вовремя остановиться - такой характер. Плюс ко всему, она была ужасно зла на Дарк Мага, который снова испугался и убежал в самый последний момент, хотя на этот раз никто не мешал, они лежали в сторонке рядышком, и Лакримоза уже держала его за самое то, а другой рукой доставала презик. Ну почему ей так не везет на парней? Эдак недолго и в старых девах остаться!
      Как известно, настоящие готы больше всего на свете любят бухать и трахаться, и, если первое никогда не представляло для нее проблемы, то со вторым пока что получался полный прокол, то есть, его буквальное отсутствие. Это в пятнадцать-то лет! Джульетта в ее годы уже дрючилась со своим Ромео, как кошка, ночь напролет. Вот уж готичная девка, настоящая жесть! И трахалась, и в депрессии зависала, и в склепе столько ночей провела, а в конце еще и зарезалась! Настоящим кинжалом! Обалдеть. Лакримозе до нее далеко, это точно. Не везет, просто не везет. Дарк Маг, хотя и классный системный пипл, но по траху еще полный козел, особенно, в сравнении с Ромео.
      В общем, после того, как Дарк Маг, так ничего и не сделав, сбежал к общему костру, Лакримоза со злости напилась действительно не по-детски, а потом еще спьяну начала прикалываться над Асмодеем и его ночевкой. Мол, подумаешь - переночевал; мол, хрень это полная, а не ночевка, ничего страшного, смех да и только. И тогда змей Асмодей сперва поутих, дал ей наговориться вволю, влезть в западню обеими ногами, а потом ужалил: "Вот и договорились, Кризочка, в эту ночь ты спишь тут одна-одинешенька. Вон в этом склепике. То-то повеселишься... А мы назавтра на тебя посмотреть придем, тогда уже вместе посмеемся. Годится?"
      Тут еще не поздно было откатить, и Лакримоза уже открыла рот, чтобы позорно отшутиться, но в это время снова попался ей на глаза трусливый козел Дарк Маг, и язык сам произнес гордое, беззаботное и безрассудное: "Годится! Только никакая я тебе не Кризочка. Меня зовут Лакримоза. Въезжаете, козлы?" Вообще-то с рождения ее звали Наташкой, но только до тех пор, пока Дарк Маг, про которого тогда еще не было известно, что никакой он не Дарк Маг, а просто трусливый козел, не привел ее на первую вписку, где она стала настоящим готом, почти, как Джульетта. Почти... за исключением траха.
      С того знаменательного момента она отзывалась только на имя Лакримоза, пребывала в постоянной готичной депрессии, бухала, кололась, курила анашу, дважды в неделю кончала самоубийством, белила фэйс, красила волосы и глаза черным, а губы - коричневым и носила черную кожаную косуху, черные и ужасно душные кожаные штаны и очень высокие - почти до колена - шнурованные ботинки, в которых приходилось спать, потому что процесс шнуровки был настолько сложен и длителен, что не оставлял времени не то что на жизнь, но даже и на приготовление уроков.
      Весь этот непростой антураж обязывал, а потому, ответив Асмодею "годится", Лакримоза по ходу оказывалась в безвыходном положении. Слово "годится" относилось теперь к ней лично: годится она быть готом и системной герлой или наоборот - не представляет из себя ничего, то есть является нулем, отстоем, попсой гламурной, скучной кухонной тряпкой. Скозлить сейчас означало навеки поломать свой фэйс в глазах всей тусовки. Невзирая на хмель, она ясно читала это в устремленных на нее насмешливых взглядах. Один лишь Дарк Маг сидел потупившись и время от времени поглядывал на Лакримозу с совершенно убитым выражением, а потом подобрался поближе и тихонько предложил остаться вместе с ней, потому что вдвоем не так страшно.
      Ясен пень, Лакримоза презрительно фыркнула и сказала, что прекрасно обойдется без сопливых козлов, но испытала благодарность за поддержку и с трудом удержалась от того, чтобы не погладить Дарк Мага по худой щеке, густо разрисованной черным фломастером. Она даже подумала, что, наверное, не стоит так на него сердиться, в конце концов, он всегда был верным другом и конкретным пиплом, а что до траха, то ведь известно, что парни начинают позднее; вон, и Ромео, если разобраться, был намного старше Джульетты, а Дарк Маг, наоборот, младше Лакримозы на целый месяц, а потому зря она погнала трейлер на человека, с которым дружит сколько себя помнит, еще с тех времен, когда его звали просто Славкой.
      А потом она посмотрела на часы: было немногим позднее двух, и Лакримоза понадеялась, что тусовка просидит хотя бы до трех, если не до четырех, и тогда ей останется совсем немного дотянуть до утра. Но, как назло, в полтретьего приперлись сатанисты с очередной кошкой и стали качать права: что готы, мол, опять заняли не свое место и пусть уматываются нах, освобождают жертвенник. Асмодей немного поспорил, но чисто для понта, потому что три шеста и в самом деле место сатанинское, отчего и зовется так: "три шеста", то есть три шестерки, 666, знак ихнего сатанобога.
      В общем, пришлось затаптывать костер, а козлы сатанисты стояли в сторонке и ждали с паршивыми ухмылками на своих садистских фейсах, и бедная кошка металась в мешке, уже предчувствуя беду, но еще не представляя, насколько эта беда велика и ужасна. Лакримоза любила драться; вот и теперь она с удовольствием подралась бы с гадами за кошку. Кулаки у нее чесались не по-детски, а ноги так и просто горели от нестерпимого желания засадить тяжелым ботинком по мерзким козлиным яйцам, но решала тут не она, а тусовка, точнее, Асмодей, а Асмодей говорит, что сатанисты, хотя и козлы, но козлы социально близкие, союзники в войне против общего врага, бритоголовых фашиков, которые тоже реально убивают, но не кошек, а конкретных пиплов.
      Короче, пиплы затоптали костер и начали неторопливо выдвигаться на выход, и Лакримоза тоже сделала вид, что выдвигается вместе со всеми, но на полпути подошла к Асмодею и небрежно так спросила, до скольких ей здесь тусоваться, чтобы креатив оказался реально засчитан. Честно говоря, она очень надеялась на то, что Асмодей отменит испытание, скажет что-нибудь типа: "Кончай козлить, Криза, пора по флэтам, вены резать..." но вместо этого Асмодей ухмыльнулся и сказал, чтоб она не задавала шкурных вопросов, а шлепала бы прямиком в склеп и ложилась спать. А она проглотила застрявший в горле комок и сказала:
      - Ноу проблем. А что потом?
      А он спросил:
      - Когда "потом"?
      - Когда проснусь.
      А он заржал и ответил:
      - А ты не проснешься... - и пошел дальше, не оглядываясь.
      И тут у Лакримозы впервые реально екнуло в груди, но она справилась и произнесла твердым голосом, как и полагается настоящей системной герле:
      - А мне пох!
      И повернулась, и пошла к склепу, но не прямо, а в обход, чтобы не заметили сатанисты. А тусовка ломанулась в противоположном направлении, к выходу - все, кроме верного Дарк Мага, который догнал ее и снова стал предлагать свою компанию, и Лакримоза была конкретно благодарна ему за это, но в голове у нее безумствовала полнейшая сумятица, и хмель, и злость на козла Асмодея, и по всему по этому вместо того, чтобы поблагодарить и согласиться, или поблагодарить и не согласиться, или хотя бы просто поцеловать такого милого, милого, милого Дарк Мага на прощанье - ведь она могла и не вернуться из этого склепа, так что этот разговор имел все шансы стать вообще последним... так вот, вместо всего этого Лакримоза выбрала самую идиотскую, самую несправедливую и непростительную возможность, а именно: остановилась, топнула ногой и презрительно выпалила, что с импотентом не ляжет даже в гробу.
      Она еще не договорила, она еще была только на середине этой невероятной фразы, она еще не выблевала ее всю, но уже осознала, уже ужаснулась той непоправимой гадости, которая выползала у нее изо рта, как черная гадюка из ямы, да, да, как черная гадюка, но не готичная стильная вестница смерти, какую должен приветствовать любой реальный гот, а мерзкая, вонючая, стыдная мразь, подобающая разве что бритоголовой урле. Лакримоза даже попробовала удержать ее за хвост, скомкать последние звуки, втащить обратно, но оказалось поздно - Дарк Маг услышал. Он покачнулся, как от удара, и пискнул скривившимся ртом что-то тоненькое, как пищат рыбы, когда из них вытягивают глубоко заглотанный крючок с намотанными на него внутренностями.
      - Дарк, погоди, - прошептала она вдогонку мелькающим подошвам его кроссовок, а потом поняла, что шепчет вместо того, чтоб кричать, и поспешно крикнула. - Дарк, погоди!
      Но он уже убежал, оставив у ее ног пластиковый пакет. Лакримоза наклонилась посмотреть: в пакете лежала початая бутылка водки, банка колы, полхлеба и два яблока. Увидев это, она приказала себе больше не думать, отключиться от всех мыслей вообще, потому что трудно идти наугад в полнейшей темноте, ощущая себя последней сволочью. Движение в темноте предполагает определенную долю оптимизма.
      Наконец, впереди послышалось обреченное мяуканье кошки, мелькнули фигуры козлов сатанистов на фоне вновь разгорающегося костра. Прижав к груди сверток, Лакримоза пробралась в склеп, ощупью нашла неглубокую могильную яму под наполовину сдвинутой надгробной плитой и протиснулась внутрь.
      Первые минуты она лежала неподвижно, употребляя все свои силы на то, чтобы не только не думать ни о чем, но и ничего не чувствовать. Удивительно, но какое-то время это ей действительно удавалось. А потом силы кончились, и Лакримоза разом начала захлебываться от холода, страха и отчаяния. Эти три беды сливались, как три притока одной большой реки, и река разбухала, вздувалась и безудержным наводнением затопляла набережные тесного мира, странным образом сжавшегося вдруг до размеров могильной ямы. Самое ужасное заключалось в том, что прошло всего-то каких-нибудь четверть часа, а впереди булькал все теми же тремя бедами огромный, непреодолимый, черный океан ночи, бесконечно, бесконечно, бесконечно превышающий крошечную захлебывающуюся букашку Лакримозиной жизни.
      Вообще-то настоящий системный гот должен не бояться боли и смерти, а, наоборот, стремиться к ним. Боль и смерть - это так готично! Лакримоза и сама регулярно приходила к выводу, что должна немедленно покончить с собой, наливала полную ванну воды и отправлялась на поиски бритвы. Если она и оставалась жива до сих пор, то только потому, что папа, как назло, не держал дома ни опасных, ни безопасных бритв, а пользовался электрической. В принципе, можно было бы совершить самоубийство и при помощи электробритвы: например, лечь в ванну, а потом бросить туда бритву, предварительно включив ее в сеть. Но это решение не содержало основных готических элементов, то есть, вскрытых вен, вытекшей крови и красивого, смертельно бледного лица, а потому решительно не подходило.
      Никуда не годились и одноразовые пластмассовые станочки, при помощи которых мама выбривала себе прикольные узоры в низу живота. Они оставляли неглубокие порезы, больше похожие на царапины, и, хотя этого было достаточно для появления крови, нужного настроения все равно не создавалось, потому что Лакримоза то и дело вспоминала про основное назначение станочков и принималась реально ржать вместо того, чтобы погружаться в конкретную готичную депрессию. В итоге, наполненная ванна тратилась всякий раз впустую, то есть, на банальное мытье... что, в общем, было тоже неплохо, в особенности для ног, измученных постоянным заключением в тяжелые шнурованные гады.
      В общем, Лакримоза считала себя близко знакомой и с болью, и со смертью... вот только это были какие-то другие боль и смерть, совсем не похожие на то потное от паники удушье, на грани которого она оказалась здесь, в склепе. Скованная ужасом, она просто не могла пошевельнуться; единственная надежда заключалась теперь для Лакримозы в том, что сознание ее померкнет раньше, чем рассудок, что она потеряет чувство прежде, чем сойдет с ума.
      От реального помешательства ее спасла кошка - та самая, несчастная жертва козлов-сатанистов, вернее, не сама кошка, а ее жуткий предсмертный вопль, так же плохо вписывающийся в красивый антураж готичного страдания, как и Лакримозино удушье. Странным образом мученическая смерть кошки помогла Лакримозе прийти в себя: возможно, потому, что Лакримоза ощутила гадкую, подлую, но такую человеческую радость, облегчение от того, что происходящее с ней - еще не предел, что может быть еще хуже, намного хуже, и это "хуже" досталось на сей раз кому-то другому, а не ей самой.
      Она пошевелилась, приподнялась и высунула голову из-под плиты. Дышать сразу стало легче, в голове немного прояснилось. "Так. Значит, три беды, - подумала Лакримоза. - Давай-ка справляться по очереди. Сначала - холод."
      Холод и в самом деле стоял собачий; Лакримозу била крупная дрожь, а зубы клацали так, что заглушали даже мерный речитатив близкого сатанинского ритуала. Что делать? Локоть устал, Лакримоза вернулась под плиту, уперлась боком во что-то непонятное и похолодела еще больше: что это? Неужели все-таки кость? Ее ведь раньше не было! Точно, не было! Неужели мертвец действительно вернулся? Но тогда почему по частям, а не целиком? Она осторожно ощупала предмет и вспомнила: пакет с водкой! Ну конечно! Это был пакет с водкой, оставленный ей Дарк Магом. Милый, милый Дарк! От воспоминания о нем Лакримозе стало теплей. Она снова высунулась наружу. Водка пилась почти нечувствительно, как вода. За один присест Лакримоза заглотила стакан, как минимум.
      Снаружи послышались крики, шум, но что ей до этого шума? Подумаешь, шум. Чудесное тепло разливалось по всему ее телу. Лакримоза блаженно потянулась и устроилась в могиле поудобнее. Просторно тут... видать, рослый покойник был... И что они так шумят, козлы, спать мешают? Вроде, драка, если судить по крикам. Не иначе как бритоголовая урла сатанистов мочит. Ну и пусть себе мочит, Лакримозе пох. Лакримоза на них болт забила. У нее, правда, болта нет, зато у Дарка есть. Милый, милый Дарк... Мысли ворочались медленно, но плавно, без труда. Она повернулась на бок, сунула обе ладони между колен, улыбнулась и заснула, думая о Дарке и о том, какой великолепный готический трах ждет их обоих в самом недалеком будущем.
      Когда Лакримоза проснулась, было уже около полудня. Она спустилась к Смоленке, чтобы умыться, потом позавтракала яблоками и вернулась в склеп - обдумать ситуацию. Родителям она наплела вчера, что переночует у подруги в Пушкине и утром прямо оттуда, не заезжая домой, отправится в школу. Следовательно, с этой стороны осложнений не грозило. Зато учебный день она прогуляла конкретно и безвозвратно. Теперь придется добывать где-то справку для классной, чтобы не наябедничала предкам. Ничего, не впервой.
      Главный вопрос заключался в том, что делать сейчас? Лакримоза с честью выдержала испытание, но пока что об этом знала только она сама. Конечно, можно пойти домой, а потом заявиться уже прямо на тусовку с рассказами о прошедшей ночи. Но этот вариант страдал серьезным недостатком: наверняка найдутся такие, кто не поверит, а значит, последнее слово будет опять принадлежать Асмодею. Козел Асмодей будет самолично решать: верить ей или нет! Эта перспектива приводила Лакримозу в ярость. Надежнее всего было дождаться тусовку здесь, на кладбище; выйти к ним навстречу из склепа, зевая и потягиваясь, прямо вот так, как она сейчас - в могильной пыли, с размазанной по рылу косметикой, взлохмаченная пуще обычного, воняющая вчерашним водочным перегаром...
      Впрочем, почему "вчерашним"? Лакримоза достала бутылку: ого!.. - в ней оставалась еще целая треть!.. - глотнула. Ее передернуло от отвращения, закрутило судорожным винтом... надо же, какая пакость!.. а ночью пилась, как молоко. Впрочем, и сейчас второй глоток прошел намного глаже. Голова снова полегчала и поплыла. Ерунда, говорить не о чем. После такой ночи не западло и подождать пару лишних часиков. Первые пиплы подтягиваются сюда обычно часам к четырем. Подождем, ничего не случится. Третьим глотком Лакримоза скрепила решение, переведя его в статус окончательного.
      Потом она еще погуляла по безлюдному в этот час кладбищу, на трех шестах нашла то, что осталось от кошки, и еще раз пожалела бедную животину. Пожалела настолько, что сотворила над растерзанными и обожженными останками магический обряд воскрешения, которому научил ее Асмодей. Увы, обряд не помог, и кошку пришлось просто похоронить в мягкой кладбищенской земле. Время все равно девать было некуда, а потому Лакримоза не поленилась подобрать для покойной подходящее надгробье: генерал от инфантерии Людвиг фон Кисс.
      Закончив с похоронами, она вернулась в склеп и справила по кошке щедрые поминки. Потом водка закончилась. А потом приперлись эти четверо -бухарики, канающие под глухонемых, а на самом деле только немые, уселись прямо на трех шестах, сняли с сучка дежурный стакан и принялись сосредоточенно распивать водку - бутылку за бутылкой, заедая толстыми ломтями дешевой вареной колбасы, от которой отказалась бы даже покойная кошка, поскольку кошки своих не едят. Поначалу Лакримоза надеялась, что они быстро допьют и уйдут, но водки оказалось много, колбасы тоже. Прошло полчаса; бухарики все так же вдумчиво двигали челюстями и передавали по кругу общий стакан, слегка приподнимая его перед тем, как выпить, словно показывая небу что там и сколько. Это однообразие раздражало Лакримозу; вдобавок, ей приспичило по малой нужде, но самое неприятное заключалось в том, что немые бухарики самим фактом своего присутствия угрожали испортить задуманную сцену явления победительной Лакримозы восхищенному народу: ведь пиплы могли нагрянуть с минуты на минуту. И тут вдруг случилось невероятное: один из немых, выпив, поставил стакан и заговорил.
      
      - Все не так, - сказал Витька, поставив стакан.
      Вовочка мрачно кивнул.
      - Ага, - подтвердил Вадик. - Я и сам чувствую. А сначала казалось, что все, как прежде.
      - Это водка, - объяснил Веня. - Прочищает мозги и обостряет зрение.
      Язык у Вени слегка заплетался, что впрочем, никак не опровергало утверждения насчет обострившегося зрения. В самом деле, почему бы водке не влиять на зрение иначе, чем на речь? Да, почему бы?.. Но это не столь важно. А что важно, Веня? - Важно, что что-то не так. Но что, Веня? - А вот сейчас проверим... Веня запрокинул голову и посмотрел в начинающее темнеть вечернее небо. Небо было точно таким же. Сто процентов. Удовлетворенно хмыкнув, Веня переместил фокус инспекции ниже, на пушистые верхушки кленов. И клены такие же. Зуб даю.
      Взгляд тяжелел, путаясь в верхушках деревьев, как пьяный в собственных ногах. Почувствовав это, Веня слегка ослабил мышцы шеи и взгляд камнем рухнул вниз, на землю, в кусты, на траву и надгробья, ушибся об угол склепа, метнулся, обжегшись свежей крапивой. Если что-то не так, то здесь, это уж к гадалке не ходи... Ну конечно, вот оно: кладбище было обитаемым. Тогда, сорок, тридцать лет тому назад, оно принадлежало только им, четверым. Теперь же повсюду виднелись следы присутствия многих людей: разнокалиберный мусор, свежие пепелища, остатки еды, этот вот стакан, из которого явно пили совсем недавно, может быть, этой же ночью. И надписи, граффити - повсюду, куда только доползает ужасно обострившийся, но какой-то уж больно неуклюжий взгляд. Да ты никак напился, Веня? Точно, напился. Надо бы не забыть что-то сделать. Но что?
      - А! Позвонить! - вспомнил Веня и лучезарно улыбнулся.
      - Чему ты так радуешься? - поинтересовался Вовочка.
      - А чего горевать?
      - Чего горевать! - Вовочка яростно хлопнул себя по колену. - Он еще спрашивает! Ты только посмотри, посмотри... посмотри на эти каракули... вон там сатана нарисован... а там звезды... иероглифы какие-то сраные... Че Гевара с беретом... Сталин с трубкой... свастика... еще свастика... черт-те что! А грязь эта? А бомжи вон там, в конце аллеи? И там бомжи, и там, я видел! Тьфу, пакость!
      - Ну, пакость... - тихо сказал Витька. - Что ж теперь - застрелиться?
      - А может и застрелиться! - запальчиво возразил Вовочка. - Вы помните, как тут было? Вы помните, как мы жили? Помните? Бедно! Зажато! Временами страшно! Временами унизительно! Но - чисто! Чисто! А если не совсем чисто, то уж, во всяком случае, не пакостно.
      - Лживо.
      - Ну и что? Да, врали. Говорили одно, а думали другое. Но вспомни, это ведь была игра! Мы играли, как бы понарошку, потому что на самом деле... на самом деле все знали, что это маска. Все! И те, кто эту маску изготавливал, и те, кто ее носил. Мы все равно были свободны - внутри, по сути. А что сейчас? Вы только посмотрите - что сейчас? Грязь, пакость... загадили, сволочи...
      Вовочка широко раскинул руки, по лицу его текли слезы.
      - Вы и загадили, - сказал Витька. - Нечего тут...
      Веня неловко двинулся рядом, попросил:
      - Вить, не надо...
      - Почему не надо? Откуда грязь-то, о которой полковник говорит? Это же та самая свобода - та, что, по его словам, внутри была... - Витька горько усмехнулся. - В тереме сидела, святой казалась, а на двор вышла - блядью оказалась. Свобода... для свиньи свобода - с помоями колода.
      - Ребята, ну чего вы? - сказал Вадик с досадой. - Хорошо ведь сидели, выпивали. Вовик, вечно ты праздник испортишь...
      - Пра-а-аздник... - плаксиво протянул Вовочка. - Кому праздник, а кому беда...
      - Какая беда? О чем ты?
      Вовочка зарыдал в голос. Друзья обступили его, успокаивая и задавая вопросы, на которые, впрочем, не следовало никакого ответа, кроме заунывного воя и хлюпанья носом.
      - Что, опять Ленин? - догадался Веня.
      Вовочка поперхнулся слезами.
      - Он... Владимир Ильич... он самый... ой, не могу... день рождения... такая беда... - бормотал он. - Такая беда.
      - Да что за беда?! - вдруг закричал Витька в самое Вовочкино ухо. - Говори немедленно!
      - Нет, - бормотал Вовочка. - Не могу... государственный секрет.
      - Я тебя сейчас придушу с твоими секретами! - кричал Витька. - Говори!
      - Его... выносят... - вдруг выдавил из себя Вовочка и взвыл особенно громко и безутешно. - Завтра выносят...
      - Откуда?
      - Известно откуда... из Мавзолея...
      - Ну и что?
      Вовочка внезапно прекратил рыдать и уставился на Витьку непонимающим взглядом.
      - Как это "ну и что"? Ты что - не врубаешься? Ленина! Выносят!! Из Мавзолея!!! - он оглядел друзей. - Вы что, вообще по уши деревянные?! Не понимаете, что это значит?! Нет?
      Он беспомощно развел руками, потом вдруг топнул ногой и бросился к ближайшему, метрах в пяти от площадки, склепу. Друзья озадаченно наблюдали за тем, как Вовочка заскочил внутрь. Немедленно из склепа послушался шум борьбы, крики, и, наконец, показался Вовочка, таща за собой всклокоченную девчонку-подростка в черной кожаной куртке, черных штанах и высоких шнурованных ботинках на платформе. Девчонка материлась, как футбольный тренер, и отчаянно лягалась, тщетно пытаясь достать Вовочку, который ловко уворачивался, удерживая свою добычу за шиворот на расстоянии вытянутой руки.
      - Вот! - торжествующе выкрикнул он, подтащив девчонку к площадке. - Я ее давно приметил. Следила за нами, зараза!
      - Кто-то подослал, не иначе, - задумчиво заметил Вадик. - И я даже догадываюсь кто.
      - Никто меня не подослал! Кому вы на хрен обосрались, бомжи вонючие!
      - Стоп! - скомандовал Витя. - Вовочка, отпусти ребенка!
      - Какой это ребенок? Она мне уже дважды чуть яйца не отбила!
      - Еще отобью! - верещала девчонка, извиваясь вокруг Вовочкиной руки. - Педофилы гребучие!
      - Вот видишь!
      - Отпусти ее, я тебе сказал!
      Вовочка неохотно подчинился. Девчонка тут же отскочила на безопасное расстояние и остановилась, расправляя скомканный воротник косухи. Она явно чувствовала себя здесь как дома.
      - Тебя как зовут? - спросил Веня. - Что ты тут делаешь?
      - Живу я здесь! - с вызовом отвечала девчонка. - А зовут меня Лакримоза.
      Вовочка крякнул.
      - Вот имена пошли...
      - Тебя не спросили!
      - Хватит скандалить, - сказал Витька, садясь. - Мир-дружба, идет? Угощайтесь, госпожа Лакримоза. Вот хлеб, вот колбаса. Водки не предлагаю по малолетству, а молоко не закуплено, уж извините.
      Веня улыбнулся. Напившись, Витька на определенной стадии впадал в галантный рыцарский синдром. Впрочем, сейчас это оказалось как нельзя кстати. Церемонное обращение на "вы" вкупе со стонущим от голода животом побудило Лакримозу сменить гнев на милость. Она пожала плечами, взъерошила обеими руками волосы, сотворив таким диким образом прическу, соответственно именуемую "дикобраз", подошла поближе и взяла ломоть хлеба.
      - Колбасу бери, не стесняйся, - сказал Веня.
      Лакримоза фыркнула.
      - Спасибо, не надо. Я кошек так люблю, а кушать - нет.
      Все, кроме Вовочки, рассмеялись.
      - Вы и впрямь тут постоянно живете? - поинтересовался Витя, продолжая удачно начатую линию общения. - Извините за нескромный вопрос.
      Лакримоза снова презрительно фыркнула.
      - Конечно, нет. Что я, бомжиха? Постоянно я живу дома, на флэте. А тут просто так, по ходу ночевала.
      - Ага. Вы хлеб-то берите, берите... И много вас тут таких, по ходу ночующих?
      - Хватает! - Лакримоза ухватила второй ломоть и покосилась направо, в направлении аллеи. Пиплы все не шли, хотя давно уже могли бы и показаться. Ну и черт с ними. Пока что все оборачивалось очень клево. Она прикинула, как выглядит со стороны сейчас, когда восседает после ночевки в склепе вот тут, на трех шестах, с четверкой пожилых бомжей... Жесть! Вот уж где реальный прикол!
      Она повернулась к Вите.
      - А вас?
      - Извините, не понял...
      Лакримоза помычала набитым ртом. Бомжи терпеливо ждали, пока она прожует.
      - Много вас тут таких, по ходу бомжующих?
      - Во дает! - расхохотался Вадик.
      Вовочка сердито хлопул себя по бедру.
      - Витька, да что ты с ней церемонишься? Вот ведь... знал бы, что так обернется, не вытаскивал бы...
      - Вадя, налей Вовочке, а то он простаивает, - сказал Витька, не оборачиваясь. - Видите ли, леди, я затрудняюсь ответить на ваш вопрос, поскольку мы тоже не совсем бомжи. Вот этот заслуженный рыцарь с бутылкой владеет несколькими дворцами и замками, а уж про виллы и яхты я просто не упоминаю. Ваш неотесанный похититель - вовсе не вождь краснорожих, как вы, возможно, подумали, а полковник Кремлевской охраны, проживает в городе Москве в многокомнатной и очень дорогой квартире. Этот неприметный кавалер - знаменитый хирург, избрал местом своего постоянного пребывания Святую Землю. Ну а я - скромный ученый из города Копенгаген. Как видите, все мы куда-то приписаны, а потому никак не подходим под определение бомжей.
      - Креативная сказка! - восхитилась Лакримоза. - Небось, внукам рассказываете? Хотя, какие у бомжей внуки...
      - Не поверили? - расстроился Витька. - Что ж, понимаю: вас смущает резонный вопрос: отчего мы тогда не выпиваем где-нибудь в элитном ресторане, а сидим здесь, в несколько антисанитарных условиях и едим кошатину?
      - Ха! - откликнулся Вадик, передавая Вене стакан. - Этот вопрос смущает не только ее.
      - Дело в том, госпожа Лакримоза... - продолжал Витька. - ...что мы, все четверо, происходим из окрестных мест, а точнее, с Железноводской улицы, так что наши общие детство, отрочество и юность протекали непосредственно здесь, на этом кладбище. Ну вот... а теперь, через тридцать лет... интересно, знаете ли.
      Он взял у Вадика свою порцию водки и выпил. Лакримоза молчала, обдумывая услышанное. На бомжей бухарики и впрямь не слишком походили, и, если отфильтровать враки насчет Кремлевских дворцов и хирургов в Копенгагене, то кое-чему можно и поверить.
      - Ну и как? Сильно отличается?
      Веня кивнул.
      - Сильно.
      - И чем же так сильно?
      - Да хоть именем твоим, - с досадой произнес Вовочка, присаживаясь в сторонке. - Как это... Целлюлоза?..
      - Лакримоза!
      - Тьфу!.. Я ведь тебя, дуру, зачем из склепа вытащил?.. Спросить хотел.
      - Ага, спросить... за шиворот!
      - Ты ж лягалась!
      - Стоп! - вмешался Витька. - Это мы уже проехали, хватит. Ты что-то спросить хотел? Спрашивай. У других, может, тоже вопросы имеются. К молодой, так сказать, смене.
      Лакримоза приосанилась. Она явно находилась в самом центре внимания. Жаль, что пиплы не видят. Вот только надо бы срочно в кустики сбегать... Она нетерпеливо ждала, но краснорожий отчего-то не торопился с вопросом, кряхтел, крутил толстыми пальцами, смотрел в сторону, как ученик, не выучивший урок.
      - Ладно, - сказала Лакримоза, потеряв терпение. - Вы готовьтесь, а мне тут... надо... на минутку. Но смотрите, чтобы вопросы были хорошие, грамотные. За плохие накажу.
      Вадик снова расхохотался. Лакримоза, окончательно войдя в роль учительницы, церемонно удалилась под прикрытие склепа. Приключение начинало ей по-настоящему нравиться. Может, попросить водки? Нет, не стоит: какие-то эти деды церемонные, старого образца, такие малолетке не нальют... так что с выпивкой придется подождать до прихода тусовки... но где же тусовка? Она уже встала, застегивая штаны, когда кто-то сзади зажал ей рот жесткой ладонью. Это произошло настолько неожиданно, что Лакримозу парализовало от страха. Нападавший обхватил ее обеими руками и оторвал от земли.
      - Молчи, сучка, убью!
      Предупреждение было излишним, потому что Лакримоза могла думать только о том, чтобы не задохнуться - снова, второй раз в течение суток... хотя теперь опасность выглядела действительно нешуточной. Лакримоза скосила взгляд: слева и справа торчали квадратные затылки бритоголовых. Фашики, урла! Они потихоньку окружали поляну; видимо, главной их целью являлись четверо бухариков, а вовсе не она, Лакримоза.
      "Может, убьют только их, а меня отпустят? - мелькнуло у нее в голове. - Хорошо бы, только вряд ли. Готов урла ненавидит больше всего. Убьют, точно убьют, а перед этим..."
      Лакримоза вспомнила страшные рассказы о готах, замученных фашиками, и ее замутило. "Это мне за кошку, - подумала она. - За ту мою подлую ночную радость. Вот и мой черед... И пиплы... теперь ясно, почему их нет." Она точно знала, что урла, когда нападает, первым делом перекрывает вход, чтобы никто не мешал. Никто - это из пиплов, из тусовки; иногда сатанисты и бомжи тоже пробуют отбить своих. А менты и так не помешают, менты с урлой заодно: для них это очистка территории, полезное дело.
      С дальнего конца кладбища послышался дикий вопль: там кого-то уже кончали. Скрываться дальше не имело смысла, да и окружение поляны, видимо, завершилось. Бритоголовый вынес Лакримозу из-за склепа, присоединившись к тесной цепи своих накачанных, одетых в камуфляжную форму двойников. Он тащил ее легко, как дети тащат большую пластиковую куклу. Фашик убрал с Лакримозиного рта свою правую ладонь, но взамен поместил ее прямо на грудь и теперь, часто дыша, лапал девушку, сжимая и разжимая кисть, и от этого Лакримозу мутило еще больше. Еле сдерживаясь, чтобы не сблевать, она смотрела на четверых пьяных бухариков, которые, в свою очередь, удивленно взирали на сжимающееся вокруг них кольцо. Урла наступала медленно, по мелкому шагу в секунду. У них это называлось психической атакой. Фашики растягивали удовольствие, потому что предстоящий процесс затаптывания в землю нескольких беспомощных пожилых бомжей казался им слишком коротким. Удивительно, но сами бухарики не выглядели испуганными. Они то ли не понимали смысла происходящего, то ли были слишком пьяны, чтобы понять вообще что-либо.
      - Вадя, - произнес самый интеллигентный, тот, который обращался к Лакримозе на "вы". - Пожалуйста, скажи, что это твой очередной балет.
      Седовласый Вадя пожал плечами. Он как раз наполнял очередной стакан.
      - Да нет, это чей-то другой. И, кажется, я даже знаю чей. Говорил я вам, дуракам, что...
      Но что именно он говорил, так и осталось неизвестным, потому что тут с нечленораздельным криком вскочил на ноги краснорожий полковник, тот самый, который за шиворот вытащил Лакримозу из склепа. Он явно был пьянее остальных и с трудом стоял на ногах. Зато взгляд его голубеньких глаз был сфокусирован прямо на Лакримозе.
      - Ты, пидар бритый! - заорал краснорожий и замолчал, набирая воздуху в грудь для нового крика.
      Лакримоза удивилась незаслуженной обиде, но тут наконец сообразила, что смотрел краснорожий вовсе не на нее, а на лапающего ее фашика.
      - Отпусти девочку, гад! - орал полковник. - Отпусти, я тебе сказал! Кастрирую гада! Убью! Похороню!
      - Не обещай лишнего, Вова, - рассудительно заметил седовласый, передавая стакан интеллигенту. - Другие похоронят.
      Урла остановилась, вопросительно поглядывая на группенфюрера. Группенфюрер, здоровенный бык по кличке Адольфыч, выступил вперед, небрежно раскручивая перед собой полуметровую металлическую цепь.
      - Ты что, дедуля, торопишься? - ласково поинтересовался он. - Или просто легкой смерти хочешь? Не получится, старый хрен... вы будете подыхать долго и трудно, это я тебе обещаю. А телку раньше надо было драть, теперь она наша, понял?
      - Понял, - неожиданно тихо и печально ответил краснорожий и вынул пистолет.
      Он начал стрелять немедленно, не тратя времени на разговоры, угрозы, прицеливания, длительное держание на мушке и прочие элементы, сопровождающие вытаскивание пистолета в кино, где Лакримоза многократно наблюдала это расхожее по киношным понятиям действие. Полковник выстрелил всего дважды и тут же снова убрал оружие, как будто его и не было вовсе, а прозвучал просто гром откуда-то с ясного вечернего неба, гром, оставивший аккуратную дырочку во лбу лежащего навзничь группенфюрера, а также неопрятную влажность, набухающую красным прямо посередине камуфляжной майки, красиво обтягивающей выпуклую молодецкую группенфюрерную грудь.
      - Я кому сказал, отпусти девочку, пидар! - проорал краснорожий, как ни в чем не бывало возвращаясь к прежней теме. - Кастрирую гада!
      Лакримоза упала на землю. От неожиданности она ушиблась и поднималась долго, потирая плечо и негромко поскуливая.
      - Вставай, Мерлуза, чего разлеглась-то? - краснорожий полковник стоял над ней, протягивал руку.
      - Я Лакримоза, - упрямо ответила она.
      - Дура ты глупая, вот ты кто, - сказал краснорожий, убрал руку и отошел.
      Лакримоза поднялась и осмотрелась. Фашики разбежались, группенфюрер неподвижно лежал на поляне, четверо бухариков, сгрудившись в кучку на "трех шестах", молча передавали друг другу наполненный до половины стакан. Она подошла и кашлянула.
      - Дяденьки, а можно мне?
      - Мала ты больно, - неуверенно отвечал седовласый. - Это ж водка.
      - Так я пью.
      - Дай ей, Вадя, - махнул рукой Витька. - Учитывая пережитое.
      Они молча пропустили стакан по кругу.
      - Ну и куда его теперь девать? - спросил Веня, указывая на труп.
      Вовочка покосился на Вадика.
      - Ага! - злорадно осклабился тот. - Теперь на меня смотришь? А когда мобилу в Смоленку выкидывал, на кого смотрел?
      - Тоже на тебя... - проговорил Вовочка и вдруг подавился смехом.
      В следующую секунду хохотали уже все четверо. Лакримоза тоже неуверенно подхихикивала, не понимая причину всеобщего веселья. Вдруг Вовочка резко махнул рукой, как дирижер, обрывающий финальный аккорд оркестра.
      - Я вот что хотел тебя спросить, Роза-с-мороза...
      - Лакримоза.
      - Неважно. Ты ответь, а вы послушайте. Только серьезно ответь, ладно? Обещаешь?
      Лакримоза послушно кивнула. Вовочка прокашлялся.
      - Что ты знаешь о Ленине? - торжественно произнес он.
      - О ком?
      - О Владимире Ильиче Ленине, - повторил Вовочка и замолчал, глядя в небо и слегка покачивая головой.
      Веня поперхнулся водкой. Вадик и Витька смотрели в сторону, с очевидным трудом сдерживая улыбки. Лакримоза пожала плечами. В других обстоятельствах она просто послала бы полковника нах, но теперь он, как-никак, пребывал в ранге спасителя, и этот факт предписывал серьезное отношение к любой его прихоти, даже самой дурацкой.
      - Что я знаю? - она принялась добросовестно вспоминать. - Я знаю, что он до сих пор не похоронен, слышала по ящику. Что его коммуняки любят. Что он развалил Россию, убил царскую семью и еще сорок миллионов людей.
      - Это - тоже по ящику? - глухо откликнулся Вовочка.
      - Ага.
      - А что в школе?
      - А в школе ничего. Не было такой темы. Может, еще будет? Мы по истории до Крымской войны дошли, а Ленин, вроде как, потом.
      Вовочка замычал, как от боли, и стукнул кулаком по колену.
      - Что? - обиделась Лакримоза. - Я правду говорю, как обещала.
      - В самом деле, Вовочка, - осторожно вмешался Веня. - Что ты пристал к человеку? Откуда ей знать, если даже в школе не проходили?
      - Так об этом я вам и кукую! - отчаянно вскричал Вовочка. - Ничего не осталось! Ничего! Ни кладбища нашего, ни города, ни страны, ни Ленина... только свастики, рыла лакейские, бегемоты с балеринами, да эта... Апофеоза...
      - Лакримоза...
      - Молчать! - заорал Вовочка, вскакивая. - Молчать, когда я говорю!
      Все притихли, но Вовочка не стал продолжать. Он схватился обеими руками за голову и сел, раскачиваясь и подвывая.
      - Что это с ним? - испуганно спросила Лакримоза. - Может, таблетку надо? Или косяк скрутить - у меня есть немного...
      - Ш-ш-ш... - замахал на нее руками Веня. - Молчи!
      Какое-то время на поляне были слышны лишь Вовочкины завывания и явственный зубовный скрежет.
      - А ведь сегодня у него день рождения... - нарушил молчание Витька. - Лучший день в году. А мы? Что мы подарили другу в эту юбилейную дату? Труп?
      Вадик обиженно всплеснул руками.
      - Ты что, Вить? За кого меня держишь? Есть ему подарок, неделю назад из Германии прибыл после персональной доработки. Слышь, Вовик, дорогой, будешь теперь на "порше" ездить... эй!.. ты только подумай: последняя модель, во всей Европе таких раз, два да обчелся. Вова! Ты меня слышишь? Эй!..
      Но Вовочка продолжал рыдать, пропустив мимо ушей известие о ждущем его сюрпризе.
      - Видишь? - задумчиво произнес Витька. - Пользуясь образным языком нашей уважаемой гостьи, на хрен ему твой "порше" обосрался. Надо что-то другое, такое, что человек действительно хочет больше всего. Рюхаешь?
      - Витек, - беспокойно задвигался Веня. - Ты это к чему?
      - Да к тому самому. Ты ведь уже догадался, я вижу.
      - Ты с ума сошел!
      Веня схватил бутылку, налил себе полстакана и выпил залпом. Руки у него дрожали. На лице у Витьки застыла загадочная улыбка. Вадик непонимающе моргал.
      - Может, и мне, дураку, объясните, господа ученые? - обиженно сказал он. - Мы академиев не кончали...
      - Ах, Вадя, Вадя... - устало вздохнул Витька. - Ну о чем наш дорогой именинник плачет вот уже третьи сутки напролет? Ну?
      Вовочка вдруг замер. Рыдания и вой прекратились, но он по-прежнему сидел, опустив голову на руки. Вадиково лицо просветлело.
      - Витюня... - прошептал он. - Ты гений!
      - Есть такое мнение, - скромно подтвердил Витька и выпил.
      - Ты гений! - во весь голос проревел Вадик. Он подскочил и принялся бегать по поляне, размахивая руками. Вадика сильно раскачивало от выпитого, но обозначенная Витькой реальная цель, казалось, зарядила его миллионами киловатт энергии. - Мы подарим ему Ленина!
      - Вы с ума сошли! - безнадежно повторил Веня и налил себе еще полстакана.
      - Значит, так! - кричал Вадик, бегая по поляне. - Прямо сейчас вызываем вертолеты и летим. Берем Ленина и везем ко мне в Лисий Нос. А потом... потом...
      - А какая тебе разница, что потом? - лениво заметил Витька. - Что потом - пусть именинник решает. Наше дело подарить, его дело - решать, куда презент употребить. По мне, так пусть хоть свернет его в трубочку и засунет... гм...
      Витька благоразумно остановился.
      "Черт! - подумал Веня. - Пьян в хлам, но пока еще немного соображает. Самая страшная комбинация. Сейчас еще икать начнет."
      - Да! - восторженно заорал Вадька. Вчерашняя громогласность вернулась к нему в полном объеме. - Да! Именно так! Витька, я уже говорил тебе, что ты гений?!
      Витька царственно вскинул голову и икнул. Веня в отчаянии прикрыл глаза. По опыту, стадия икоты наступала у Витьки в момент крайнего опьянения и была предпоследней, накануне полной отключки. А Вадик... пьяный Вадик, увидев цель, обычно шел к ней, не останавливаясь ни перед чем. В общем, теперь было абсолютно бесполезно что-то им втолковывать: оба пьяных идиота все равно уже закусили удила и неслись, не разбирая дороги. Тем не менее, Веня предпринял последнюю попытку.
      - Ребята, дорогие, - проговорил он, вставая и с трудом удерживая равновесие. - Как вы себе это мыслите? Практически? Это ведь невозможно.
      Витька величественно простер руку.
      - Ты пьян, Вениамин! Сядь и не мешай процессу!
      - Практически? - закричал Вадик. - Практически - как нефиг делать! Один вертолет для нас, с закуской и напитками. Бегемота брать? Витька, я тебя спрашиваю, ты у нас идеолог... Нет? Ладно, обойдемся без бегемота... А перед нами - вертолеты с группой захвата. Трех Ми-26 с двумястами человек хватит? Нет? Можно и больше, но тогда придется оголять границы нашей родины.
      - Не надо оголять, - вдруг произнес Вовочка, поднимая голову. - И группы захвата не надо. Я его один захвачу, лично.
      Лицо его сморщилось, он встал и смахнул слезу.
      - Ребята... ребята... вы такие... такие... да вы мне... да я...
      Витька тоже встал.
      - Кончай, Вовик, - он удачно приспособил икание на последний слог, так что вышло даже кстати. - Четыре "В", сам понимаешь.
      Заметно шатаясь, они двинулись обниматься навстречу друг другу и не разминулись только по недоразумению. Тем временем Вадик, чертыхаясь, шарил по карманам.
      - Где же она, мать ее... Вить, ты не видел мою мобилу?..
      - Разве сторож я мобиле твоей?
      - Вовик?
      - Не, не видел.
      - Ну дай тогда свою. А иначе, как я, по-вашему, вертолет вызову?
      Вовочка похлопал себя по карманам и развел руками:
      - Нету. Я ее, наверное, у тебя оставил. Чтоб не мешали, гады.
      Веня с надеждой приподнял тяжелую от хмеля голову. Он тоже не помнил, куда подевалась вадькина мобила, но ее отсутствие позволяло надеяться на то, что сегодня они уже никуда не полетят. А наутро все протрезвеют и можно будет забыть об этом сумасшествии. Главное - пережить нынешний скользкий момент.
      - Ну и черт с ней, с мобилой, - сказал он. - Завтра найдется, завтра и полетим. Давайте лучше выпьем. Витек?
      Витька подумал и махнул рукой.
      - Давай!
      Веня облегченно вздохнул. Все складывалось, как нельзя лучше. Сейчас Витька выпьет еще полстакана и отрубится, а Вадик без мобилы и, главное, без "идеолога" завянет сам собой. Опустившись на четвереньки, Веня принялся разыскивать в темноте сумку с водкой, и тут над поляной разнесся звонкий голос Лакримозы.
      - Возьмите мою! Дяденька, возьмите мою!
      Веня обернулся. Проклятая девчонка уже стояла рядом с Вадькой, показывая ему свой гадский телефон.
      - О! Мобила! - радостно произнес Вадик. - Ну, теперь...
      Лакримоза спрятала руку за спину.
      - Не за так! На халяву не возьмешь!
      Вадик кивнул, признавая справедливость ее претензий.
      - Молодец. Говори, сколько.
      - Я тоже лечу с вами. Или так, или никак.
      - Зачем тебе, девочка? - вмешался Веня. - Ты что не видишь: они пьяны в драбадан. Тебе домой надо, к маме...
      - Как-нибудь сама разберусь, что мне надо, - огрызнулась Лакримоза. - Ну, так как?
      - Я против! - решительно заявил Веня. - Хотите искать проблемы на собственный зад - ищите. Но зачем еще впутывать ребенка?
      - Какой она ребенок? - хмыкнул Вадик, не выпуская из виду Лакримозину руку с телефоном. - Водку хлещет, как томатный сок.
      - Я за! - сказал Вовочка твердо. - Пусть молодое поколение познакомится с Лениным поближе. Витька, ты как?
      Затаив дыхание, все ждали витькиного ответа. Теперь все зависело от него, так как, в случае равенства голосов, кодекс Четырех "В" предписывал оставлять ситуацию, как есть, не предпринимать ничего. Витька икнул, осознавая историческую важность момента, и поднял палец.
      - Настоящие рыцари... - изрек он. - ...не вправе отказывать даме, даже если она двенадцати лет отроду. Госпожа Лакримоза летит с нами.
      - Йес! - подпрыгнула Лакримоза, передавая мобилу Вадьке. - А насчет двенадцати лет вы сильно ошибаетесь. Мне скоро пятнадцать, вот!
      Она давно уже горящими глазами наблюдала за происходящим. Четверо бухариков и в самом деле оказались непростыми. Взять хоть легкость, с которой они разогнали урлу... или спокойную уверенность, с которой краснорожий полковник пристрелил знаменитого Адольфыча... Но особенно нравился Лакримозе даже не полковник, а длинный, худой дяденька, которого остальные называли Витькой. Галантный, как рыцарь Круглого стола. Наверное, лет сорок назад был реальным готом, не иначе. Может, и Дарк Маг станет таким же к старости. Но до этого еще далеко, а пока что Лакримоза чуяла тут неслабое приключение, и не собиралась упускать своего шанса на участие.
      Конечно, она не верила в разговоры о Ленине и о вертолетах: наверняка, говоря об этом, бухарики просто пользовались каким-то кодом, непонятным для посторонних. Откуда у них вертолеты? Но, что бы они ни имели в виду, это "что-то" обещало быть захватывающе интересным. В общем, даже если вместо вертолетов сюда подъедут банальные "восьмерки", Лакримоза не будет разочарована. По крайней мере, пусть вывезут ее за пределы кладбища: снова оставаться здесь одной или пробовать уйти самостоятельно было смерти подобно. Не исключено, что фашики засели где-нибудь поблизости и могут вернуться в любую минуту с ментами или с оружием.
      Но существовала и другая возможность: вдруг никакой это не код? Вдруг они и в самом деле собираются похитить мумию? Настоящую мумию! Целого мертвеца столетней давности! Вот это да! Это тебе не ночевка в пустой могиле! Тут мумия! В вертолете! Рядом, только руку протяни, потрогать можно! То-то она утрет нос козлу Асмодею! Но это все мечты, мечты, мечты... для начала хорошо было бы выбраться отсюда целой и невредимой. Для начала пусть возьмут ее с собой, а там посмотрим...
      - Алло! - кричал тем временем в трубку Вадик. - Ты понял?! Что? Сесть нельзя? А мне плевать на то, что нельзя! Что? А я тебе говорю: плевать! Тебе что, по буквам сказать? Пы, лы, е, вать!.. Плевать! Ну, слава Богу... что вы за народ такой - ничего в простоте не сделаете... Жду с вертолетом не позднее чем через четверть часа. И это... захватите уборщика, а то тут жмур разлегся. Загрязняет окружающую среду. Ага. Один, огнестрельный. Все. Жду. Время пошло. Точка!
      Он раздраженно ткнул пальцем в телефон.
      - Ну ничего не умеют! Всех уволю, поганцев. Возьми мобилу, девочка, спасибо. Веник, налей мне полстаканчика, будь ласков... ну ничего не умеют...
      Четверо бухариков снова сгрудились вокруг бутылки. Ровно через десять минут со стороны залива послышался гул приближающегося вертолета. Тем не менее, Лакримоза еще долго не верила в реальность происходящего - до самого конца, пока тяжелый транспортный Ми-26 не сел прямо на их поляну, срезав по ходу лопастями несколько ветвей старых кладбищенских кленов.
      
      5
      
      Куранты на Спасской башне пробили два часа ночи. О-хо-хо... до конца дежурства еще пахать и пахать. Труден хлеб постового милиционера. Слава тебе, Господи, День рождения Вождя прошел, так сказать, без происшествий. Егор Петрович Кромешный перекачнулся с пятки на носок и украдкой перекрестился на купола Василия Блаженного. Праздников он категорически не терпел, даже самых маленьких. Иной и за праздник-то многими и много где не считается: какой-нибудь День ткача или мелиоратора. Но это - "многими" и "много где", а тут, на Красной площади, в сердце, так сказать, тут каждый праздник налагает, так сказать, вот.
      - А ну!.. Вы что себе?.. Вы себе понимаете, где находитесь?..
      Кромешный сделал шаг вперед и сердито погрозил чересчур уж распустившейся парочке. Взяли себе в последнее время моду - целоваться да обжиматься перед Мавзолеем. И добро бы только обжимались, а то ведь, бывает, совсем непотребство устраивают. Кто по глупой горячности, а кто и на бутылку: спорим, мол, отдеру Маньку стояком на Красной площади... Молодые, что с них взять. Егор Петрович ухмыльнулся, совсем незаметно, потому как не пристало постовому лыбиться. Уж лучше креститься, чем лыбиться. Но ведь и впрямь забавно, стояком-то, да еще и перед Мавзолеем. Эх, молодость, молодость...
      Он снова перекачнулся с пятки на носок. Главное умение постового - стоять, не уставая. Тут уже кто как устраивается. Одни ноги на ширину плеч расставляют, другие попеременно переносят тяжесть тела слева направо, слева направо... а он вот так привык: с пяточки на носочек... раз-два и, вроде как, расслабился, отдохнул, так сказать. Эти слова даже звучат одинаково: "постовой" и "не уставай". Не случайно это, вот.
      Хотя, вообще-то постовой происходит от слова "пост". Потому как жрать при исполнении запрещено уставом. А слово "устав" тоже от "уставать" происходит, это ясно. Вот ведь, как оно все повязано: и служба, и жратва, и усталость. Кромешный аккуратно сплюнул в клумбу. Усталость, да... убег бы на пенсию, да мала она, пенсия-то. Протянуть бы еще годиков пять. Нынче у нас что? Нынче у нас апрель. В конце мая ровно двадцать лет стукнет. Двадцать лет! А кажется - как вчера... Ну что ты сделаешь - опять обжимаются. Весна, никакого сладу.
      - Граждане, проходите, проходите... Па-а-прошу! Па-а-прошу!
      Егор Петрович прошелся туда-сюда, шуганул нарушителей, размял коленки. Болят суставы-то, болят. Надо бы жопой в муравейник, вот летом до кума доеду, там у него такой муравейник ядреный, у-ух!.. Двадцать лет, а кажется, как вчера... Прежние мысли вернулись, горечью вернулись, всегдашней, привычной, как боль в коленках. Еще бы! Еще бы не как вчера, ведь ты об том, почитай, каждый день вспоминаешь. Все двадцать лет дня такого не было, чтоб не вспоминал. Да и как не вспоминать, если напоминают, если любой молокосос твоей же бедой тебе же в рыло и тычет! Тьфу! Плевок снова лег в клумбу, не полетел, длинно и неуважительно стелясь над святым местом, а именно лег, точно и точечно: кап и все.
      Тогда тоже был праздник - День пограничника. Вечер, сумерки, конец смены. Каптерка, телефоны, переговорники, селектор. Дым табачный клубами, ленивый офицерский разговор. Лейтенант Санька Смирнов, совсем еще зеленый, только из училища, сявка, так сказать. Вовка Вознесенский, капитан, молодой, да из ранних, с большой и толстой лапой где-то наверху. И он, Егор Кромешный, тоже капитан, только без всякой лапы, своим горбом эти звездочки выслуживший, головой своей низко опущенной, задом своим высоко поднятым: имейте меня, товарищи отцы-командиры, слова не отвечу, все исполню, за что и назовусь исполнительным и ответственным. И ведь немало это: в тридцать четыре года капитан, майорство на подходе, грамот и отличий не счесть.
      Вовка свое дежурство сдал, но уходить не спешил, шутил, балагурил. Бездельник Санька смотрел ему в рот, подхихикивал. Егор тоже не отставал: а как же, все-таки лапа, вдруг где чего. Потом Вовка сказал, что хорошо, мол, сидим, а подлипала Санька выразился в том смысле, что неплохо бы, и Егор с налета подтвердил, хотя на деле никогда не пил при исполнении, ну разве что чуть-чуть, ежели на троих. Тогда Вовка сказал:
      - За чем дело стало?
      Кинул Саньке ключи: сбегай мол, сявка, ко мне в сейф, да все не бери, одной пока хватит. И Санька убежал, радостно повизгивая, а Егор нерешительно заметил, что, вообще-то, стремно это как-то, поскольку при исполнении. А Вовка заржал и сказал, что никого не неволит, что пить будут только боевые офицеры, а зассыхи могут засыхать.
      А потом вернулся Санька с поллитрой армянского, качественного, и Вовка солидно сказал, наливая:
      - Не бзди, Петрович. Начальство уже все по домам сидит, бельмы самогоном наливает. Да что там начальство! Постовые на площади и те бухие. А я тебе, заметь, не самогон лью, а КВВК. Такую конину и при исполнении можно. Санька, знаешь, что такое КВВК?
      Санька кивнул и поспешно оттарабанил:
      - Коньяк выдержанный высокого качества... - и замер, ожидая хохмы.
      - Опять дурак! - все так же солидно ответил Вовка. - Это значит "Клим Ворошилов въебенный комиссар!"
      Санька, понятное дело, зашелся, чуть под стол не упал, и Егор тоже поддержал, для компании.
      - Давайте, - сказал Вовка. - За нашу Советскую Родину! За День пограничника! За победу! За нашу победу!
      И Егор выпил. Как за все это не выпьешь? И потом, действительно, день-то уже прошел, тихая вечерняя смена, последняя неделя мая, начальство давно разъехалось по дачам, чего бояться, не зассыха же он, в самом-то деле...
      Тут-то и щелкнул на столе переговорник:
      - Башня, Башня, я Пирамида. Прием.
      - Дрына, Дрына, я Жопа. Прием, - передразнил Вовка.
      Санька снова зашелся смехом, и Егор снова поддержал.
      - Это Пастухов, с площади, - сказал он, отсмеявшись. - Который тупой.
      О тупости постового Пастухова ходили легенды. Кромешный взял переговорник.
      - Пирамида, я Башня. Прием.
      - Башня, Башня, я Пирамида. Прием... - взволнованно повторил Пастухов.
      - Пирамида, я Башня. Прием.
      Пастухов робко кашлянул и повторил в третий раз.
      - Башня, Башня, я Пирамида. Прием.
      Пастухов тоже знал о своей тупости и боялся ее ужасно. Собственная тупость представлялась постовому Пастухову не каким-то принадлежащим ему и к тому же весьма распространенным человеческим качеством, а чем-то посторонним, огромным и угрожающим, как трактор "Кировец" с бороною на хвосте, едва не задавивший его в далеком деревенском детстве.
      - Башня...
      - Да слышал я, что ты Башня! Тьфу, Пирамида! - заорал капитан Кромешный, потеряв терпение. - Башня - это я! А ты - мудак, а не Башня! Понял?! Пирамида?!
      Переговорник щелкнул и отключился - очевидно, вместе с самим Пастуховым.
      - Кошмар, с кем работать приходится... - пожаловался Вовка, наливая по новой. - Просто кошмар. Вот и защищай с такими кретинами Пост Номер Один.
      Егор Петрович раздосадовано крякнул и выпил залпом.
      Переговорник включился снова. Сначала из него слышалось только неуверенное потрескивание. Видимо, переживший потрясение Пастухов тщетно пытался вспомнить, кто он.
      - Ты не пугай его, Петрович, - посоветовал Вовка. - От страха он еще больше тупеет.
      - Куда уж больше... - засмеялся Санька.
      Кромешный взял переговорник.
      - Пирамида, я Башня. Прием.
      Пастухов молчал. Часто дышал в микрофон и молчал.
      - Пастухов, ты меня слышишь? -проговорил Кромешный как можно мягче. - Постовой Пастухов?
      - Так точно, слышу... - ответил замирающий голос.
      - Значит, слышишь. Уже хорошо... - удовлетворенно отметил Егор Петрович. - Теперь посмотрим, видишь ли ты. Что ты видишь?
      - Самолет...
      - Что "самолет"? - зловещим шепотом произнес капитан. - Я тебя, дурака, спрашиваю, что ты видишь на вверенном тебе посту. На посту, понимаешь? А метро под землей и самолеты в небе к посту не относятся. Ты понял, Пастухов? Что ты видишь?
      Пастухов молчал, только теперь даже дыхания его почти не слышалось.
      - Пастухов? Ты там не умер?
      - Никак нет! - отвечал Пастухов с сожалением.
      - Что ты видишь, мать твоя - свиноматка?..
      - Сам... сам... самолет...
      Вовка и Санька уже повизгивали от смеха.
      - Самолет?! - в бешенстве заорал капитан Кромешный. - Самолет?!! Мудак ты деревенский! Что ты в милиции делаешь, Пастухов? Тебе ведь только коров пасти, Пастухов! Ты, Пастухов, смотри, чтоб у тебя на площади коровы не гадили, а самолет - хрен с ним!
      Он бросил трубку и, отдуваясь, протянул свой стакан помирающему от смеха капитану Вознесенскому, чтобы налил для поправки здоровья и укрепления общей веры в конечное торжество коммунизма.
      Кто же мог знать, что самолет действительно был? Что сопливый девятнадцатилетний недоросль, германец-засранец, обойдя все системы ПВО и пролетев пол-России, уже благополучно приземлился на Васильевском спуске, подрулил своим ходом к Василию Блаженному и даже успел раздать несколько автографов удивленным гражданам. Автографы были гражданам, в общем, ни к чему, но, поскольку раздавались даром, то никто не отказывался.
      Известие об этом из ряда вон выходящем происшествии поступило в каптерку дежурного по Красной площади капитана Кромешного Егора Петровича слишком поздно. Вернее, сказать "поступило" было бы не совсем точно. Оно, скорее, ворвалось, как шаровая молния, если только шаровая молния может носить штаны с генеральскими лампасами и визжать таким матом, какому можно научиться только в двух особенно горячих точках земного шара: на одесском Привозе и на заседаниях Генштаба. Капитан Кромешный слушал, не слыша, холодея телом, мертвея душой и уже ощущая себя постовым Пастуховым, но еще не понимая, насколько это ощущение близко к реальности его будущего бытия, к позорной реальности его разрушенной жизни, к ее руинам, осколкам, объедкам, помоям, дну.
      Его могли разжаловать и отдать под суд за одну только пьянку при исполнении... ах, если бы только при исполнении, а то ведь при исполнении во время исполнения! Но увы, пьянкой дело не ограничилось. Генерал, в кабинет которого Егор Петрович приполз на коленях молить о пощаде, молча выслушал клятвенные обещания искупить кровью, а затем сунул ему под нос западную газетенку с пришпиленной к ней распечаткой дословного перевода.
      - Вот тут читай, чмо сортирное.
      Егор Петрович послушно последовал взглядом за командирским перстом. Буквы прыгали и расползались у него в глазах, как вши, убегающие от твердого генеральского ногтя. Кромешному пришлось перечитать абзац трижды, чтобы понять. "В ответ на доклад постового... - сообщал бойкий империалистический наймит. - ...дежурный офицер ответил буквально следующее: Ты смотри, чтоб у тебя на площади коровы не гадили, а самолет - хрен с ним!"
      Генерал бросил газету на стол.
      - Эх, - сказал он задумчиво. - Пристрелить бы тебя, гада. "А самолет - хрен с ним..." Ты ведь этими словами не только себя погубил, ты всю нашу армию погубил.
      - Почему? - хрипло спросил Егор Петрович, не поднимаясь с колен. - За что, товарищ генерал?
      Вместо ответа генерал сорвал с Кромешного левый капитанский погон.
      - А самолет... - генерал сорвал правый. - ...хрен с ним! Ты теперь не советский офицер, а милицейский постовой, заместо Пастухова. Без права повышения в звании вплоть до выхода на пенсию. А на освободившуюся должность мы Пастухова возьмем. Пусть теперь тобой, дураком, командует. А самолет - хрен с ним! Вон отсюда!
      
      "Вон отсюда!.. юда!.. юда!.. юда!.." Постовой милиционер Кромешный снял фуражку и вытер вспотевший лоб. Прошло уже без малого двадцать лет, а крик генерала до сих пор отдавался эхом в ушах, вибрировал в коленях. Может, оттого и суставы так рано состарились? О-хо-хо... пошла жизнь наперекосяк, сошла с рельсов, как пущенный под откос воинский эшелон: поди теперь, собери вагоны, вытащи из придорожного болота затонувшие танки, воскреси погибший личный состав. Нечего и пытаться. А он и не пытался. Честно отстоял свои двадцать лет на вверенном Родиной посту. Не жаловался, еще и Бога благодарил. Не у всех за такие тяжкие проступки получается стоять, бывает, что и садятся.
      Возможно, посадили бы и Егора Петровича, да как-то так вышло, что сажать стало некому. Знал генерал, чего боялся, когда говорил о погубленной армии. Армия-то осталась, а вот командующие и маршалы вылетели из насиженных кабинетов, как утки из осоки. Кромешный ухмыльнулся. Утки летят, крякают, а их - бац!.. влет брякают. Генерала того, кстати, тоже брякнули. Въезжал в Кремль на черном лимузине с шофером, а выходил пешочком, налегке, за сердечко держась. Еще и к постовому Кромешному подошел, спасибо выразить. А Егор Петрович ему:
      - Проходите, гражданин, проходите, не мешайте движению. Па-а-прошу!
      Еще и жезлом показал. Вот ведь, как жизнь поворачивается. Был генерал, стал пешедрал. Колесо фортуны, так сказать. А другие - наоборот. Взять хоть Пастухова...
      Переговорная рация на поясе завибрировала, замигала красным огоньком вызова.
      - Пирамида на связи, прием.
      - Пирамида, я Башня, - глумливый голос командира смены капитана Хотенко. - Доложить обстановку. Прием.
      Кромешный откашлялся, доложил. Обстановка штатная. Нарушений порядка не наблюдается. Дежурство проходит спокойно.
      - Кромешный, а, Кромешный... - вкрадчиво произнес Хотенко и замолчал.
      Егор Петрович ждал. Он точно знал, что за этим последует. Из решетчатого динамика переговорника явственно слышались сдавленные смешки, похожие на поросячье хрюканье.
      - Слышь, Кромешный, ты там самолета, случаем, не видишь?..
      Смешки переросли в гомерический хохот. Лампочка связи мигнула и погасла. Кромешный пожал плечами. Такого рода шутки он слышал все эти двадцать лет по пять раз на дню и уже не обижался. Перед Мавзолеем, тесно прижавшись друг к дружке, самозабвенно целовалась парочка. Егор Петрович пригляделся: вроде, пока не трахаются, общественный, так сказать, порядок соблюдают. О-хо-хо, годы молодые... о чем, бишь, я? А, да, Пастухов. Сильно в гору пошел, даром что тупой. Да оно и понятно. Тупость ведь только сверху видна, а ежели снизу смотреть, то и вовсе незаметна. Пастухов теперь министр чего-то там эдакого. Проезжает мимо постового Кромешного на мерседесе, с кортежем охраны и попробуй только зазевайся, честь не отдай... сразу - выговор и без премии... ага. А то, бывает, затормозит со свистом, высунется из окошка, как свихнувшаяся кукушка и кричит:
      - Башня, Башня, я Пирамида, прием!.. А самолет - хрен с ним!..
      И смотрит безо всякого выражения, без торжества и даже без улыбки на то, как постовой Кромешный навытяжку честь отдает... эх, да есть ли что отдавать? Вся честь уже давным-давно отдана, да и была ли вообще? Гм... вот у этой девицы, например, чести точно никогда не было. Эк она у парня в ширинке шарит... а что он у ней под пальто производит, так то вообще неописуемо...
      - Эй, граждане! Граждане!.. Да, да, я к вам обращаюсь. Вы что это, а? Вы где это себе позволяете?! Проходите, граждане, проходите. Па-а-апрошу!
      Одно все эти годы не давало покоя постовому Кромешному: кто его тогда продал? Кто запомнил и передал в первозданной убийственной точности его злосчастную фразу насчет коров на площади и самолета, который "хрен с ним", фразу, вошедшую в историю, одним махом погубившую, по словам того генерала, всю победоносную советскую армию, авиацию, флот, а то и всю великую советскую державу? Фразу, которая обрушила Берлинскую стену, разломила огромную империю и изменила, в конечном счете, весь мир, враз понявший, что ноги у колосса даже не глиняные, а навозные? Кто? Который из двух: Вовка или Санька?
      Сразу после жизненной катастрофы, постигшей Кромешного Егора, Советскую Армию и Советский Союз в целом, оба егоровых собутыльника исчезли из поля зрения. Разжаловать их, вроде как, не разжаловали, поскольку пили они, в отличие от Кромешного, не при исполнении, но сослали неизвестно куда, с глаз подальше. Потом Вовка вернулся в кремлевскую часть, причем вернулся полковником, хотя уже и не таким веселым и бесшабашным, как прежде. Говорили о поехавшей крыше, постоянной угрюмости, неоправданных вспышках гнева со скрежетом зубовным и злыми слезами на закуску. Проверить эти слухи лично у Егора Петровича не имелось никакой возможности: в высокие полковничьи сферы простой постовой мог залететь разве что во сне.
      Кромешный качнулся с пятки на носок, словно и впрямь пробуя взлететь. Снова щелкнуло переговорное устройство, зашуршало, зашелестело противным жирным шепотом:
      - Генерал Кромешный... генерал Кромешный... сколько самолетов вы видите в настоящий момент?.. Пять или шесть?.. Пять или шесть?.. Пять или шесть?.. - шепот скомкался, подавился, сменился мычанием, хрюканьем, взорвался громовым хохотом.
      Егор Петрович тяжело вздохнул, покачал головой. Сегодня что-то уж больно часто достают. Капитан Хотенко, тот еще хмырь, чтоб он сдох...
      С севера возник гул. Самолет, не иначе. Это раньше небо над столицей пустовало - ни Бога, ни летательных аппаратов, а нынче не так. Кромешный покосился в сторону приближающихся габаритных огней, мигающих высоко над крестами и луковицами Василия Блаженного. Нынче вот тебе Бог, а вот тебе Боинг... Теперь у каждого олигарха целый воздушный флот, по земле ездить скучно стало, вот и летают, куда ни попадя. Гул нарастал. Егор Петрович задрал голову. Теперь он видел, что к площади стремительно приближается вертолет. Прошлый армейский опыт даже позволил ему безошибочно определить марку: тяжелый военно-транспортный Ми-26. Что за ерунда? Что тут делать такому вертолету? Неужели нападение? Военный путч? Переворот? Доложить? Не доложить?
      "Погоди докладывать, - посоветовал постовому Кромешному бывший капитан Кромешный. - Мало над тобой смеются? Вот коли сядет, тогда и доложишь..."
      "А если это путч? Нападение на партию и правительство?" - продолжал сомневаться постовой.
      "Хрен с ними, с партией и правительством, - уверенно отвечал капитан. - Твой объект - вот эта площадь, за нее и докладывай. А за партию и правительство пущай другие докладывают."
      Тем временем Ми-26 уже завис над площадью. Остановившимися глазами постовой Кромешный следил за тем, как мощная машина тяжело приземляется в тридцати метрах от него. Вихрь, поднятый лопастями, сорвал с головы постового милицейскую фуражку, бросил на асфальт, покатил к цветам и венкам, нагроможденным у входа в Мавзолей. Егор Петрович бросился следом. Пока он догонял фуражку, пока вызволял ее, запутавшуюся в красно-черных траурных лентах, гул вертолета изменился, помягчел, как будто невидимый хозяин прикрикнул на бешено рычащего зверя - "лежать!.." и тот неохотно улегся, продолжая, впрочем, утробно ворчать на весь окружающий мир. Кромешный выпрямился и оглянулся.
      Дверь вертолета уже была открыта; по короткому трапу на площадь горохом ссыпалась горсть одинаковых крепышей в черных доброкачественных костюмах. "Время докладывать..." - подумал постовой Кромешный, потянулся к переговорнику, да так и замер, подрагивая, словно прикидывая, продолжать ли задуманное движение руки или лучше использовать ее для чего-то другого, например, для крестного знамения. Прямо на него, раскрывая объятия, шел Вовка Вознесенский собственной персоной, в форме полковника и с початой бутылкой в руках. Вовку сильно шатало, причем, видимо, не от вертолетного вихря.
      - Петрович! - заорал он, перекрикивая рев машины. - Сколько лет, сколько зим! Выпей, брат!
      Вовка сунул ему под нос бутылку.
      "Коньяк... - определил Кромешный. - Как тогда... Двадцать лет. Я ждал этого момента почти двадцать лет."
      Он ухватил Вовку за рукав полковничьего плаща и потащил подальше от вертолета, в закуток, где можно было бы, если не поговорить, то хотя бы перекинуться парой слов. В радиусе ста метров такой закуток был только в предбаннике Мавзолея. Егор Петрович почти бежал; не хватало только, чтобы Вовка заупрямился... но старый приятель следовал за ним с поразительной готовностью. Крепыши быстро семенили следом.
      - Смотри-ка, открыто... - удивился Вовка, когда Кромешный открыл дверь и втолкнул его в предбанник. Здесь было тихо и пахло ладаном, как в церкви.
      - А зачем запирать? - поспешно объяснил Егор Петрович. - Постоянный пост. Да и красть тут нечего. Владимир Ильич, ответь мне, будь ласков, Христом-богом прошу. Дай помереть спокойно...
      Крепыши почему-то не остались снаружи, а целеустремленно проследовали внутрь предбанника, а потом и дальше, во главное спецпомещение.
      - Куда это они?
      - Не бери в голову, - отмахнулся Вовка. - Выпей со мной, брат. Как когда-то. Давай! За нашу Советскую Родину! За Владимира Ильича!
      - Не могу я. При исполнении, - тихо ответил Кромешный, с трудом удерживаясь от того, чтобы не ущипнуть себя - не спит ли.
      - Не бзди, Петрович! - заорал Вовка. - Я ж тебе не самогон предлагаю, а коньяк...
      - Я помню. КВВК?
      - Какой КВВК?! Французский! Настоящий Наполеон!
      - Вова, скажи...
      - Вот выпьешь, скажу! - произнес Вовка, упрямо набычиваясь.
      В груди у Кромешного что-то екнуло. Он взял бутылку и опрокинул ее горлышком в горло. Кадык его слегка двигался, будто Наполеон делал постовому искусственное дыхание.
      - Здорово! - восхитился Вовка. - Не потерял форму.
      - Кто меня тогда... - тихо спросил Кромешный, кладя руки на Вовкины плечи. - Ты или Санька?
      Из внутреннего помещения послышался громкий треск.
      - Санька, - кивнул полковник. - На следствии-то мы оба кололись, тут, сам понимаешь, выбора не было. А корреспондентам он, подлец, слил. Большие бабки оторвал. По тем временам, целое состояние.
      Мимо снова проследовали крепыши, на этот раз - на выход. Двое из них тащили подмышкой длинный сверток, поразительно похожий на завернутую в ковер мумию Владимира Ильича Ленина, вождя и организатора Великой Октябрьской Социалистической Революции.
      - Что это, Вова? - спросил Кромешный.
      - Владимир Ильич Ленин, - честно ответил полковник. - А что?
      - Я обязан доложить, Вова, - сказал Кромешный по возможности твердо. - И про вертолет, и про Владимира Ильича.
      - С Ильичом не спеши, - посоветовал Вовка. - Начни с вертолета, а там посмотрим.
      Постовой Кромешный отстегнул от пояса переговорное устройство и нажал на клавишу вызова.
      - Башня, Башня, я Пирамида. Прием.
      Переговорник помолчал, затем лампочка мигнула и голос капитана Хотенко лениво ответил:
      - Пирамида, я Башня. Прием.
      Егор Петрович подумал, моргнул и повторил:
      - Башня, Башня, я Пирамида. Прием.
      - Да слышал я, дурень ты кромешный, что ты пирамида! - закричал переговорник. - Говори, что у тебя? Опять самолет?
      - Никак нет! - ответил постовой. - Вертолет. Вертолет перед Мавзолеем.
      - Ты мне что, хамить вздумал? - зловеще поинтересовался Хотенко. - Рискуешь нарваться, мудило деревенское. Ты это... как это там... - в динамике послышался нестройный хор подсказок. - Ага, вот... Ты смотри, чтоб у тебя на площади коровы не гадили, а вертолет - хрен с ним! Понял?
      - Понял, - коротко ответил постовой и отключил переговорник.
      Полковник покачал головой.
      - Похоже, Петрович, быть тебе опять капитаном. А Хотенку сюда, в постовые. Хорошая традиция, рокировка в обратную сторону... А то летим с нами, выпьем. У нас там в вертушке стол накрыт, коньячок, водочка, закуска хорошая...
      - Спасибо, Вова, я на посту.
      - Ну тогда прощай, служивый... - Вовка хлопнул его по плечу и открыл дверь.
      Рев вертолета ворвался в предбанник. Уже совсем было ступив наружу, полковник вдруг обернулся.
      - А знаешь, Петрович, - закричал он, перекрикивая шум. - Хорошо, что хоть что-то у нас не изменилось. По-прежнему "а вертолет - хрен с ним!" История повторяется, а? И каждый раз в виде фарса! Ладно, будь здоров, капитан!
      Вовка махнул рукой и побежал к вертолету. Егор Петрович Кромешный, не торопясь, вышел за ним. Хороший французский коньяк играл хорошую французскую музыку в каждой жилке его заслуженного организма. Колени пружинили, как у двадцатилетнего. Придерживая рукой фуражку, Кромешный смотрел, как Ми-26 взвыл, тяжело оторвался от земли, затем неожиданно ловко дернулся вверх и вбок и ушел в небеса, к звездам. Егор Петрович отстегнул переговорник. Для верности требовалось закрепить успех. Дурак Хотенко сам пер в ловушку, как дикий кабан на охоте.
      - Башня, Башня, я Пирамида. Прием.
      Он уже чувствовал на плечах свои прежние, законные, капитанские погоны. Жизнь определенно налаживалась.
      
      6
      
      Вадику приснился этой ночью крайне неприятный сон. Нужно сказать, что приятных снов он не видел практически никогда. Все какая-то гадость: деловые партнеры, банкиры с бумагами, депутаты с кейсами, криминальные и политические авторитеты. Все они требовали денег, получали и снова требовали. Во сне Вадик засовывал руку за спину и шарил в поисках необходимой суммы, всякий раз опасаясь, что денег там не окажется. Но деньги находились. Облегченно вздыхая, Вадик отдавал их, выкладывал пачками на стол, прихлопывал бледно-зеленую кучу ладонью в знак окончания расчетов, но расчеты все не заканчивались, и приходилось снова лезть рукой за спину, нашаривать все новые и новые пачки и думать со все возрастающим страхом: а вдруг уже нет?.. вдруг кончилось?..
      Деньги не кончались никогда, зато страх постепенно разбухал до размеров паники; Вадик просыпался в холодном поту, пугая криком "маленьких лебедей", не успевающих привыкнуть к нему ввиду частой заменяемости или очередную жену, успевающую отвыкнуть от него ввиду редкости постельного соседства, или просто поддверного крепыша, принципиально не привыкающего ни к чему, кроме заданного сектора сканирования.
      Но на этот раз Вадику приснился не депутат и не авторитет, а Толя Грецкий - старый приятель по институтской скамье, с которым он не виделся лет двадцать, по меньшей мере. Толя был породистым красавцем, чемпионом по борьбе, ленивым повелителем хрупких женских сердец. На карьерные потуги однокашников - что в области учебы, что по общественной линии - Толя поглядывал более чем снисходительно. "Зачем это все? - говорил он. - Чтобы сидеть за одним столом с академиком, не обязательно защищать диссертацию. Вполне достаточно жениться на его внучке. Чуваки, поверьте, внучки академиков начинают мечтать о таком, как я, с шестнадцати лет, и в последующие двадцать эта мечта только усиливается. В ученом мире катастрофически не хватает настоящих жеребцов."
      Исполнил ли настоящий жеребец Толя Грецкий свое намерение? Или так и сгинул в бескрайних просторах прошлого, всхрапывая, помахивая гривой и закидывая вбок крепкий лоснящийся круп? Это было Вадику неизвестно, как и то, отчего Грецкий вздумал присниться ему именно сейчас, наутро после беспокойнейшей ночи, относительно которой еще требовалось хорошенько разобраться на трезвую голову: что там правда, а что просто привиделось... и лучше бы, чтобы последнего оказалось существенно больше первого.
      Вадику снилось, что он идет по тротуару неширокой, но очень богатой улицы под названием Оксфорд-стрит, расположенной, как известно, в самом сердце столицы Британской Империи города Лондон. Идет, никого не трогая, в превосходном настроении, какое бывает только во сне, можно даже сказать, хиляет, а не идет. И вдруг видит перед собой Толю Грецкого, по прозвищу Орех, и радуется еще больше. Потому что нет большего удовольствия, чем удивить старого приятеля своими грандиозными удачами по жизни. Показать, чего может добиться человек своими яйцами, горбом и головой. Не всякий человек, далеко не всякий... то-то и оно, Толян, то-то и оно...
      - Толян! - кричит Вадик во сне и раскрывает объятия, так что неширокая Оксфорд-стрит втекает ему прямо в грудь вместе со всеми своими универмагами и бутиками. - Орех ты мой Грецкий, ненаглядный, куды котишься? Сколько ерс, сколько винтерс!
      И Толя тоже рад, причем рад неподдельно, и они какое-то время стоят на тротуаре, обнявшись, хлопая друг друга по спине и восклицая "вот это да!"
      - Ты как тут? Где остановился? - спрашивает, наконец, Грецкий.
      - Да вот, по делам... - важно отвечает Вадик. - Встреча с инвестиционным партнером. А остановился я...
      Он слегка мнется, как человек, которому из скромности не хочется лишний раз подчеркивать заоблачный уровень своего успеха, но потом решает, что лучше сказать, коли уж спрошен... в конце концов, он ведь не напрашивался на этот вопрос, правда?.. Толя ведь сам спросил, так отчего бы и не ответить?.. И потом, вероятнее всего, что заурядный человек, коим является Грецкий, даже не знает о существовании этого небольшого, но роскошнейшего аристократического отеля, лучшего в Лондоне, если не во всей Европе; Грецкий, наверняка, просто не слышал о нем, да и как услышать, если стоимость одной ночи в таком номере может превысить размеры полугодовой толиной зарплаты? Как?
      - Да вот... - говорит он смущенно. - Есть одно такое место. "Честерс" называется, тут недалеко. Ты навряд ли знаешь...
      - Отчего же? - возражает Толян. - Знаю эту дыру. Шурин мой всегда там кантуется, когда приезжает из Милана. Неудачник. Рассорился со всей семьей, развелся... Бедняга. Знаешь, как это бывает, когда некуда податься... вот и ночует там, как под забором. Но черт с ним. Не пойти ли нам выпить по стаканчику, Вадя, как ты думаешь? За встречу?
       И тут, слегка уже пораженный услышанным, Вадик замечает, что одет его институтский приятель весьма и весьма... как бы это сказать... миллионно. Что светлый летний костюм сидит на нем с изысканной небрежностью, достигаемой только длительным опытом ношения и искусством портных, которых не спрашивают о цене. Что ботинки делают честь любой поверхности, на которую ступают, включая паркет королевского дворца. Что запонки и булавка в галстуке могли бы принадлежать нефтяному султану, когда бы у султана нашлось немного больше денег и вкуса. А галстук... о, галстук! Возможно ли описать словами это чудо, хотя бы даже и во сне, где возможно все? От него веет палатой лордов, париком Бэкингема и файв-о'клоком у принцессы Дианы, и в то же время он уместен в любой обстановке: даже здесь, на потном туристском тротуаре, даже на рынке, да что там на рынке - даже на другой планете!
      Вадику снится, что он поднимает на Грецкого обалдевшие, хотя и спящие глаза и видит слегка насмешливое, слегка брезгливое, но в то же время безупречно учтивое выражение его красивого, тщательно подтянутого лица . Он все понимает, этот паршивец! Он читает Вадиковы чувства ясно, как визитную карточку неотесанного купчишки-нувориша, осмелившегося прислать ему - ему! - приглашение на ужин. "Я родственник барона Штиглица! - проносится в Вадиковой голове. - Я тоже очень богат!"
      - Так что? - спрашивает Грецкий, начиная скучать.
      - Ты о чем?
      - Стаканчик за встречу. Мы могли бы...
      - Конечно, конечно, - спешит Вадик. - Предлагаю взять кэб и поехать в...
      Он называет имя фешенебельного ресторана. Грецкий морщится.
      - Ты что... в эту забегаловку?.. Нет-нет, мы идем в мой клуб. Он как раз в двух шагах отсюда. Хотя, подожди. Туда пускают только в галстуках.
      Рука Вадика непроизвольно поднимается к шее.
      - Я в галстуке...
      Грецкий снова морщится.
      - Нет-нет, ты не в галстуке, Вадя. Это - не галстук. Погоди-ка... - он поднимает палец и оглядывается, словно ища что-то. - По-моему, где-то здесь было... ну конечно, пошли.
      Приятель тянет Вадика за рукав. Они быстро минуют квартал, спускаются в неприметный подвальчик без вывески и попадают в просторный холл с гардеробом. Навстречу уже спешит седовласый человек, похожий на герцога, но оказывающийся всего лишь продавцом.
      - Э-э, здравствуй, любезный, - произносит Толя, глядя поверх седовласого туда, где тяжелый лепной карниз соединяет потолок со стеной. - Мой друг без галстука. Нельзя ли...
      Продавец почтительно оглядывает Вадика и кивает: действительно, без галстука.
      - Сейчас, сейчас, Ваше сиятельство...
      Неведомо откуда появляются и раскладываются на столе галстуки. В приглушенном свете магазина они кажутся скромными, но, без сомнения, принадлежащими к той же породе, что и галстук Его сиятельства. Грецкий бросает на прилавок мимолетный взгляд и тут же возвращает его назад, к карнизу.
      - Вот этот, третий слева...
      - Прекрасный выбор! - восхищается седовласый.
      Повязанный Вадику галстук действительно исключительно гармонирует с рубашкой, пиджаком, прической... со всем, кроме растерянной и в некотором роде даже обиженной физиономии.
      - Хорошо, - говорит Вадик почти жалобно. - Сколько я вам должен?
      Лицо продавца вытягивается. Видно, что он не привык к таким бестактным вопросам.
      - Тридцать шесть, - произносит он ледяным голосом.
      Вадик лезет за бумажником.
      - Тридцать шесть чего? Фунтов? Долларов? Евро?
      - Тридцать шесть тысяч фунтов.
      - Сколько?!
      - Оставь, Вадя, - вмешивается Грецкий, неохотно отрываясь от созерцания карниза. - За галстук плачу я. Я тебя раскрутил, я тебя и... убью!
      Он смеется дурацкой шутке и на секунду становится похожим на прежнего Тольку Грецкого, спортсмена с третьего потока, плейбоя и бабника.
      - Ни за что! - упрямится Вадик.
      - Оставь, оставь... - лениво повторяет Грецкий и поворачивается к седовласому. - Запишите за мной.
      Седовласый с готовностью кланяется.
      - Я настаиваю! - сердито говорит Вадик.
      Но на него уже никто не смотрит. Здесь слушают не его, а Его. Его сиятельство.
      Потом они идут в клуб... или в пуб, садятся в кресла... или на стулья с жесткими спинками, пьют виски... или не виски, а мыльную воду: Вадик не помнит, не видит, не чувствует ничего, кроме паршивой тридцати-шести-тысяче-фунтовой удавки, огненным обручем стягивающей его шею. Во сне это особенно неприятно. Но главная беда даже не в самом галстуке, а в ясном сознании того, что жизнь кончилась, прошла, сгнила, ухнула в тартарары, лопнула ни за грош, как и не была вовсе. А Грецкий тем временем скупо, но значительно повествует о том, о сем.
      - Видишь ли, Вадя, - задумчиво произносит он. - Чтобы сидеть за одним столом с королевой, не обязательно родиться герцогом. Вполне достаточно жениться на его внучке. Внучки герцогов начинают мечтать о таком, как я, с шестнадцати лет, и в последующие двадцать эта мечта только усиливается. В аристократическом мире катастрофически не хватает настоящих жеребцов. Исключая тех, что в замковых конюшнях...
      "Встань, и уходи оттуда! - командует Вадик себе, спящему. - Уходи немедленно, а не то и впрямь сдохнешь."
      Но убегать просто так, не сказав ни слова, было бы совсем позорно, и поэтому Вадик делает вид, что идет в туалет сполоснуть лицо, и в итоге действительно попадает туда, подталкиваемый в спину насмешливым взглядом Грецкого, а в туалете отчего-то сидит Вовочка и смотрит на него печальными глазами, полными слез.
      - Вовочка! - радостно бросается к нему Вадик. - Ты даже не представляешь, кого я встретил. Тут... помнишь Грецкого? Хотя, нет, ты же его не знал...
      - Как же не знал... - грустно говорит Вовочка. - Конечно, знал. Я все знаю и тебя, Штюбинг, научу. Только ты мне потом тоже поможешь, договорились? Сейчас ты возвращаешься за столик и делаешь так...
      И шепчет Вадику на ухо заветное решение текущей проблемы, как когда-то, в детстве. И Вадик возвращается к Грецкому совсем другим человеком, улыбающимся, уверенным, так что тот даже спрашивает, не нюхнул ли он в туалете чего?
      - Жизни нюхнул, Толян, жизни, - весело отвечает Вадик. - Живой водицой сполоснулся. Ты извини, друг, но мне пора. Дела, знаешь ли... Проводишь?
      Они выходят из клуба, и тут Вадик совершает подсказанное Вовочкой действие, неожиданное и убийственное, как удар под дых. Он неторопливо стягивает с шеи тридцати-шести-тысяче-фунтовый галстук. Он рассеянно оглядывается.
      - Слышь, Толян, - говорит он. - Теперь, когда мы уже не в твоем клубе... Теперь уже можно снять? Так... где тут у вас урны? Ах, вот она.
      И небрежным движением Вадик отправляет в заплеванное мусорное ведро все тридцать шесть тысяч английских породистых фунтов. Краем глаза он улавливает непроизвольное движение Грецкого вслед: поймать, удержать, остановить... ага, проняло! С широкой улыбкой на лице Вадик наблюдает толянову растерянность, толянову боль, толяново отчаяние: ну что?.. у кого теперь жизнь удалась?.. а?.. у кого теперь толще?.. кто теперь на коне, жеребец хренов? Он покровительственно похлопывает Грецкого по плечу: ничего, мол, бывает и хуже, и пружинящей походкой уходит прочь, в сияющие дали удачи и безграничного личного счастья, оставляя поверженного соперника позади, наедине с мусорной урной, откуда свешивается мертвая невзрачная змея галстука, как символ проигранной жизни - такой же ничтожной и дохлой. Знай наших!
      И тут:
      - Вадя!
      Вадик оборачивается. Перед ним уже нет Грецкого... сбежал, трус! Зато урна - вот она, на месте, правда, без свисающего галстука... кто-то уже стащил, вот же ловкачи... неужто сам Грецкий?.. с него станется.
      - Вадя!
      Из урны, как чертик из табакерки, выглядывает Вовочка.
      - Вадя!
      - Вовик?! Что такое? Зачем ты туда залез?
      - Мне надо денег, Вадя, - печально сообщает Вовочка. - Дай денег...
      - А, ну это пожалуйста, - с готовностью говорит Вадик и привычно лезет рукой за спину. - Ты только из урны-то выле...
      Последнее слово замирает у него на устах. Денег нету. Пусто. Ничего, ни единой пачки, ни одной пачечки, ни одной мятой завалящей бумажки. Как шаром покати. Где они? Что теперь делать?! Кошмар наваливается на него душным тяжелым комом. Где они?!! Где-е-е?!!
      
      - Вадим Сергеевич! Вадим Сергеевич!
      Кто-то сильно тряс его за плечо. Вадик приоткрыл веки: перед глазами покачивалось встревоженное квадратное лицо.
      - Ты кто?
      - Восьмой... - шепотом доложило лицо. - Вы так кричали...
      - Пшел вон, - сказал Вадик брезгливо.
      Восьмой немедленно испарился. Вадик еще немного полежал с закрытыми глазами, приходя в себя. Кровать слегка покачивало, и он задумался о причинах этого явления. Вариантов имелось несколько: последствия идиотской тряски, устроенной ему дежурным крепышом, крутое похмелье или просто пребывание на борту собственной пятипалубной океанской яхты "Барон Штиглиц". Впрочем, не исключался и сложный комплекс сразу трех причин вместе. Наконец Вадик вздохнул, сел на кровати и огляделся. Ну да, яхта. Как же мы сюда вчера залетели? И зачем? Насколько Вадик припоминал, еще вчера яхта дрейфовала где-то в районе Куршской косы. Рыбалка там не ахти, с Карибами не сравнить. Зачем же тогда?
      В дверь деликатно постучали.
      - Да?
      В каюту просунулась стриженая голова дежурного.
      - Вадим Сергеевич, тут ваша гостья... требует аудиенции... Допустить?
      Вадик наморщил лоб. Гостья? Какая гостья?
      - Допустить. И это... утряка подай.
      - Сей момент, Вадим Сергеевич.
      Дверь отворилась и вошла щуплая растрепанная девчонка в черном.
      - Здрасте.
      - Здрасте, - осторожно ответил Вадик. - Ты кто?
      Девчонка хлопнула в ладоши и засмеялась.
      - Вы что, совсем ничего не помните?
      Вадик потряс головой. Вот допился. По малолеткам пошел...
      - А что, есть что вспомнить? - сказал он вслух. - Ты говори, говори...
      - Лакримоза я, с кладбища. Неужели не помните?
      Вадик облегченно вздохнул. Теперь он вспомнил. Смоленское кладбище, сумасшедшая девица из склепа, бритоголовый жмурик. Как же, как же...
      - Да все я помню, - произнес он с досадой. - Не совсем еще сенильные, не думай. Вчера вот мы сюда попали...
      Вадик замолчал, с надеждой поглядывая на Лакримозу.
      - На вертолете? - подсказала она.
      - Сам знаю, что на вертолете... - Вадик сделал паузу и вкрадчиво продолжил. - А вертолет сюда прилетел из...
      Но вредная девчонка молчала, насмешливо поглядывая на него и уперев руки в боки.
      - Из Питера... - неуверенно предположил Вадик. - Так?
      Девчонка фыркнула.
      - Мне домой надо, - заявила она, нахально игнорируя вадиков вопрос. - Срочно. Я школу второй день пропускаю. И предки вот-вот хватятся.
      - Нет проблем, - зевнул Вадик. - А чего так рано-то? Погостила бы еще.
      Лакримоза пожала плечами. Честно говоря, она с удовольствием осталась бы еще на денек-другой. Но перегибать палку и дальше было бы неразумно. Она и так вот уже третьи сутки скармливала родителям малосъедобную дурку про подругу из Пушкина. Того гляди, запрут без права переписки и эсэмэски...
      - Да я и хотела бы, но никак...
      В дверном проеме нарисовался крепыш, несущий на серебряном подносе "утряка" - граненый стакан, наполовину заполненный ледяной водкой и клеклый большой огурец на блюдечке.
      - Слышь, ты, как тебя... Восьмой...отвези ее куда скажет. Прямо сейчас... - заранее морщась, Вадик взялся за стакан. - Давай, Целлюлоза, не поминай лихом. Забегай, если выживешь.
      - Лакримоза, - поправила его девчонка. - Спасибо и вам за компанию. И друзьям вашим тоже. Вообще-то, вы четверо вполне конкретные чуваки, хотя и старые. Скучно не было. Да, еще... Вы за ним это... присматривайте. По-моему, что-то там не то. Бай!
      - За ним? - недоуменно переспросил Вадик. - "За ним" это за кем?
      Но Лакримоза уже выскользнула из каюты, в очередной раз нахально проигнорировав вопрос. Она поспевала за крепышом, и душа ее пела. Еще бы! Трудно было себе представить более крутую цепь приключений, чем события прошедших суток. Конечно, никто ей не поверит, даже и рассказывать не стоит. Она и не будет. Ну, разве что Дарк Магу. Он знает ее достаточно давно и близко, чтобы разобрать где ложь, а где правда. Тем более, что у нее есть доказательство. Лакримоза нащупала в кармане косухи небольшой сверток. Подумать только, она ночевала в одной комнате с настоящей мумией!
      
      Лакримоза сразу приклеилась к мертвецу, с той минуты, как он оказался в вертолете. Четверо бухариков довольно быстро утратили интерес к своей добыче, вернувшись к бутылкам и бесконечным спорам о какой-то стране, в которой жили давным-давно и которая исчезла, видимо, затонув наподобие Антарктиды... или что там где затонуло?.. - Лакримоза никогда не была сильна в географии. К моменту, когда Ми-26 опустился на палубу огромной белой яхты, бухарики уже начисто позабыли и о похищенном трупе, и о самой Лакримозе. Грех было не воспользоваться такой возможностью. Продолжая яростно спорить о своей Антарктиде, четверо приятелей нечувствительно переместились в роскошную кают-компанию, в то время как Лакримоза с деловым видом сопроводила носилки с мумией в складскую каморку на второй палубе и нахально захлопнула дверь перед носом крепыша, надумавшего было сунуться с вопросом. Крепыш нерешительно потоптался снаружи и ушел, решив, наверное, что Лакримоза сопровождает груз в качестве приглашенной специалистки.
      Что ж, разве в реале дело обстояло иначе? Если уж кто и понимал здесь в мертвецах, кладбищах и прочем загробном антураже, так это именно она, Лакримоза, конкретная готичная герла, духовная сестра Джульетты, привычная к могилам и склепам. Мумию поместили на невысокий ящик у стены. Рундук. Так сказал один из матросов: "Клади его сюда, на рундук..." Красивое слово, похожее на "сундук". Лакримоза погасила свет, уселась рядом и принялась ждать соответствующего настроения. Увы, настроение не приходило. То ли от нахлынувшей вдруг усталости, то ли от остроты впечатлений прошедших суток, Лакримоза не чувствовала теперь ровным счетом ничего: ни благоговейного трепета, ни священного страха, ни даже элементарного мандража, как перед заурядной контрольной по математике. Ничего.
      Мертвец лежал себе на своем сундуке-рундуке, как большой сверток, ничем, в общем, не отличаясь от прочих вещей, загромождавших каморку: мотков веревки, рулонов ткани, пленки, пластиковых канистр и бочек.
      - Семнадцать человек на рундук мертвеца! - зловещим шепотком пропела Лакримоза. - Йо-хо-хо! И бочонок рому! Йэх!
      Нет, никакого волнения. А все почему? Какая-то неготичная эта каморка, вот почему. Все тут какое-то дурное, пластиковое, даже канаты нейлоновые. Бочонок рому! Как же, разбежалась! Виниловую канистру с хлоркой не хочешь? Тьфу! Эту дурацкую суррогатную обстановку не мог спасти даже натуральный мертвяк. Уж лучше пустой склеп на настоящем кладбище... Погоди, погоди... а вдруг и мумия не натуральная?
      Лакримоза включила свет и принялась исследовать мертвеца. На ощупь он напоминал деревяшку. Запах... запах не противный, слегка похожий на запах ладана... ароматизированная деревяшка, короче говоря. Хоть тут повезло: все-таки деревяшка - это тебе не пластик. Натуральный продукт. Лакримоза подергала мумию за палец. Можно будет потом отломать на память. А чего? От него не убудет, а ей доказательство. Так-так... а что там под одеждой? Вот будет номер, если окажется, что никакая это не мумия, а обычный манекен из мягкого дерева!
      Пуговицы поддавались неохотно: видно было, что пиджак и жилетку расстегивали редко. Нет, навряд ли манекен... у какого манекена есть волосня на груди? А у этого - вон сколько... Интересно, а там - тоже? Лакримоза хихикнула и взялась за ширинку. Гм... да... нет, мертвец определенно был натуральным на сто процентов. Гм... даже на сто двадцать. Вообще-то сексуальный опыт Лакримозы ограничивался разглядыванием неприличных картинок на заборе, порнофильмами да рукосуйством по штанам верного Дарк Мага... рукосуйством, так пока и не дошедшим до своего логического и желанного завершения. И тем не менее, даже этого хватало для того, чтобы оценить выдающиеся размеры набальзамированной мошонки.
      Вот уж яйца так яйца... каждое размером с бильярдный шар, а то и больше! Возможно, это объяснялось особенностями процесса мумификации? Нервно хихикая, Лакримоза взвесила яйцо на ладони. Увесистое... она тряхнула руку: послушался тихий, но мелодичный звон. Вот это да! Они еще и музыкальные!
      - Семнадцать килограмм на яйцо мертвеца... - пропела Лакримоза и подавилась хохотом.
      Отсмеявшись, она снова одела мумию. Смех смехом, но как-то это неуместно... совсем неуместно. Долгожданная ночевка с мумией никак не оправдывала зловещих готичных ожиданий. Что бы такое предпринять? Лакримоза зевнула. Прочитать заклинание? Вызвать духа тьмы? Может, тогда станет страшнее? Она добросовестно воспроизвела несколько ужасных готических ритуалов, которым научилась от козла Асмодея. Увы... даже самые чудодейственные формулы отказывались служить.
      Не то чтобы они когда-нибудь работали на сто процентов: земля не разверзалась, мертвые не оживали, скелеты не выпрыгивали из могил, даже дух тьмы не приходил еще ни разу, хотя Асмодей и уверял время от времени, что самолично видел его тень во-о-он за тем склепом. Но там, на Смоленском кладбище или на флэте, асмодеевы заклинания хотя бы вызывали у Лакримозы натуральную дрожь в коленках, а иногда даже и мороз по коже. Совсем иначе, чем теперь - в этой обстановке, абсолютно не располагающей к истинной готике... Тьфу. Она снова зевнула. В каморке было тепло, не то что вчера в могиле. Никакой готики, вот ведь обида... Сон навалился на Лакримозу, облапил и забрал ее всю.
      Проснувшись, она прежде всего посмотрела на часы и поняла, что школа опять тю-тю. Неприятно. Да и дома следует показаться хотя бы для проформы. Лакримоза потянулась и подошла к мумии попрощаться.
      - Прощай, мертвяк, - сказала она, беря мертвеца за кисть для дружеского рукопожатия. - Скучно с тобой.
      Лакримоза уже открыла дверь, чтобы выйти, но остановилась, пораженная неожиданной мыслью: ладонь мумии была теплой. Да ну, чепуха, показалась. Она обернулась и пристально посмотрела на мертвеца... конечно, чепуха... Веки мумии дрогнули. Лакримоза застыла, парализованная восторженным ужасом. Вот оно!
      - Где ж ты раньше был? - прошептала она. - Черт, вся ночь впустую... вот дура-то...
      Мертвец пошевелил рукой. Лакримоза попятилась. Неужто оживает? Неужто сработало асмодеево заклинание? Губы мумии встопорщились, будто хотели что-то произнести. Или произнесли?
      - Что? - переспросила Лакримоза, холодея. - Ты что-то сказал?
      - Отдай, пгоститутка... - отчетливо прошелестел картавый голос. - Отдай...
      Снаружи послышалась дробь каблуков по корабельному трапу. Лакримозины нервы не выдержали, она выскочила из каморки, захлопнула за собой дверь и привалилась к ней спиной. Из-за угла коридора показался охранник. Лакримоза качнулась к нему, едва переступая на негнущихся ногах.
      - Дяденька, мне нужно на берег, срочно! - закричала она. - Отведите меня к самому главному. Сейчас же, немедленно!
      
      Яхту ощутимо покачивало. Серый балтийский день хмуро заглядывал в кают-компанию, как похмельный пьянчуга - в пивной ларек, закрытый без объявления причин. Друзья сидели в креслах вокруг низкого стола, уставленного закусками и бутылами. Вадик с энтузиазмом уминал салат, Витя задумчиво щурился, сонный Вовочка клевал носом, еще не совсем проснувшись.
      - Ну и что теперь с ним делать? - сердито спросил Веня. - Говорил я вам... Все ты, Витька! Каким был, таким и остался. Вроде нормальный чувак, а как выпьешь... и откуда что берется?
      - Ты-то чего озаботился? - огрызнулся Витя. - Вовкин подарок, пусть он и решает. А мы постараемся соответствовать, правда, Вадик?
      - Угм...
      - Вот видишь...
      Веня всплеснул руками.
      - Мне бы ваше спокойствие! Там наверняка уже вся страна на ушах стоит! Вы что, думаете, нас не вычислят? - он поскочил к иллюминатору и обвел взглядом морской горизонт, словно ища на нем дымы авианосцев и эскадрильи атакующих штурмовых самолетов. - Я одному удивляюсь: как тут до сих пор еще не всплыли несколько атомных подводных лодок.
      Вадик перестал жевать. Какое-то время он обдумывал сказанное Веней, затем покачал головой и снова энергично задвигал челюстями.
      - Что?
      - А ничего... - потягиваясь, ответил Вовочка. - Смешной ты, Веник. Авианосцы... подводные лодки... вся страна на ушах... Ты о какой стране говоришь? Не надо жить воспоминаниями, дружище. Вот, глянь-ка... праздничные будни новой реальности.
      Он включил телевизор. На экране перетаптывалась тройка существ непределенного пола в интернациональной форме ударниц панельного труда. Музыка играла маршевый ритм, зал дружно хлопал в ладоши. Одно из существ хлопнуло себя по голым ляжкам, надуло яркие губки и, ностальгически натягивая их на микрофон, прошептало:
      - Голубая вселенная...
      - Ты такая ахуэнная! - подхватили соратники, радостно утаптывая сцену.
      - Голубая вселенная... - томно повторило солирующее существо и жеманным жестом протянуло обсосанный микрофон в сторону зала.
      - Ты такая ахуэнная! - нестройным эхом отозвался зал.
      - Новости включи, новости! - потребовал Веня.
      - Ха! - отозвался Вовочка. - Это и есть все наши новости, Веник. Других нету. Но, если ты настаиваешь...
      Он ткнул пальцем в пульт.
      - ...выгнала бы тебя еще двадцать раз! - сказала с экрана толстая размалеванная блондинка. - Таких, гадов, как ты, пучок пятачок. И сына я тебе не отдам, не рассчитывай!
      Раздались аплодисменты, камера сменилась, открывая зал и умильно улыбающегося старого парня с микрофоном.
      - Михал Петрович? - мягко произнес он в камеру. - Что вы ответите своей бывшей жене?
      Камера дернулась к мужичку в клетчатой рубашке, сидящему отдельно от всех. Мужичок сглотнул, хватанул воздух ртом, как вытащенный из воды пескарь, и снова сглотнул.
      - Михал Петрович? - с ноткой разочарования в голосе повторил парень. - Зрители ждут.
      Мужичок взревел и вскочил с лавки.
      - Убью тебя, суку! - заорал он, размахивая кулаками, но оставаясь на месте. - Я тебя...
      Вовочка сменил канал. Снова зал, довольный, смеющийся, хлопающий в ладоши. Камера переключилась на сцену, к лощеному молодящемуся дядечке в маечке под пиджачком. Дядечка тонко улыбался.
      - Они ж дураки! - сказал он и улыбнулся пошире.
      Зал зааплодировал.
      - Полные дураки!
      Зал полностью присоединялся и поддерживал.
      - Они же по-нашему, по-человечески, ни хрена не понимают!
      Аплодисменты перешли в овации.
      - Вова, не надо, а? - попросил Витька. - Вадя, ты налил бы и товарищам, что ли... Уже третий час, а ни в одном глазу.
      - Венька хотел, теперь пусть смотрит, - Вовочка снова ткнул пальцем. - О, футбол. "Спартак" сливает. Ну, это-то уж точно не новость, правда, Вень?.. Так, а это что? Ага... астролог. Хочешь астролога? Нет?.. Хозяин-барин. Вот тебе тогда из села, под гармошку. Смотри, по грязи хоровод водят, а сарафаны чистехоньки... чем не новость? Реквизит, блин. Что, и это не годится? Ну, на тебя, брат, не угодишь...
      - Погоди! - вдруг закричал Веня. - Оставь это!
      С экрана телевизора строго, хотя и доброжелательно, взирала на них миловидная дикторша в сером деловом костюме. Сбоку на заставке фона простыми русскими буквами было выведено: "Новости дня".
      - Видишь? - торжествовал Веня. - Я ж говорил! Быть такого не может, чтоб вообще без новостей...
      - Гм... - смущенно хмыкнул Вовочка. - Поди ж ты... А я и понятия не имел... Вадя, ты знал?
      - Спасибо, Антон, - быстро проговорила дикторша, видимо, заканчивая разговор с дальним корреспондентом. - Спикер инвестиционного холдинга "Шведорг" анонсировал скейлы маркетинговых фьючерсов на период форсирования инновационных проектов скай-выйв коммуникаций. Ссылаясь на неназванный источник в силовых структурах, он заявил, что это стало следствием запланированного слияния МЧС, ФСИН, Госнаркоконтроля, Государственной фельдъегерской службы, ФТС, ФМС и Федеральной службы судебных приставов - ФССП...
      - Вовочка... - потрясенно прошептал Веня. - Она на каком языке говорит? Ты уверен, что это русские новости?
      - Я ж тебя предпреждал, дурило, - сказал Вовочка, выключая телевизор. - Нету здесь новостей. Давно уже нету.
      Веня недоуменно развел руками.
      - Может быть, они просто еще не знают? - предположил он.
      - Ну, это-то выяснить легче легкого... - вмешался Витя. - Вадя, как у тебя в Москву выходят? Через ноль? Все у вас тут через ноль... Алло! Девушка? Мне телефончик кремлевских касс, пожалуйста. Соединяете? Вот спасибо... Алло, здравствуйте! Говорит групповод Сусанин. Я тут с польской делегацией, и они непременно хотят навестить Мавзолей. Что? Закрыт? Ага, временно закрыт. И давно он... ага... ага... спасибо. Всего доброго. Что? Обязательно заведу. И брошу - все, как положено. Спасибо.
      Он положил трубку и улыбнулся:
      - Знают. Мавзолей временно закрыт на внеплановый профилактический ремонт. Ссылаясь на неназванный источник в горах Гималаев, инновационный риэлтор фьючерса эгогистограммы заявил, что...
      - Ничего не понимаю! - перебил его Веня. - Тогда почему...
      Вовочка зло поставил на стол пустой стакан.
      - Вот именно, что не понимаешь. А не понимаешь, так помалкивай.
      - Погоди, Вова, - укоризненно произнес Вадик. - Ну что ты на Веньку-то собачишься? Он-то тут при чем? Можно ведь по-человечески объяснить. Понимаешь, Веник, нет сейчас ни у кого резона эту историю раскручивать. С охраной понятно: им свои провалы афишировать ни к чему. Большому начальству тоже не нужно: зачем проблем добавлять? Для оппозиции или независимой прессы - рейтинга никакого. Уже столько насчет "хоронить - не хоронить" наспорились, что у всех из ушей лезет. Люди хочут про голубую вселенную петь, что им до какой-то мумии? Извини, Вовик, не хотел тебя обидеть... Короче, если даже кто и захочет слить инфу, никто у него не купит. Такая вот голубая вселенная.
      - Но люди-то заметят... как же... - возразил Веня.
      - Да ничего они не заметят, твои люди! День рождения прошел? Прошел. Теперь аж до ноября нет поводов венки возлагать. Если держать лавочку закрытой, то никто даже глазом не моргнет. Профилактический ремонт, ты же слышал. А потом похоронят тихой сапой и все дела. Пожалуйте к стене или к могилке на Новодевичье.
      - Кого похоронят?
      Вадик запнулся.
      - Кого, кого... кого-нибудь да похоронят, не волнуйся. Жмуриков хватает. А может и на нас надавят... - он на минуту задумался. - Хотя это навряд ли. Кому он нужен, этот мертвец? Извини, Вовик, не хотел...
      - "Не хотел"... - передразнил Вовочка. - "Кому он нужен"... Я же вам еще вчера рассказывал, неужели забыли? Принято решение о захоронении. Его так или иначе вынесли бы оттуда сегодня к вечеру. То есть, начальство, которое об этом знало, подумает, что приказ успешно исполнен. А исполнители решат, что они просто стали запасным вариантом. А остальные, глядя на спокойное начальство и на раздосадованных исполнителей, подумают, что все так и должно было случиться. Просекаете? Если кто и хватится, то потом, намного позднее.
      Из глаз его хлынули слезы.
      - Он ведь и впрямь никому уже не нужен... Забыт, оболган, оклеветан... Даже вы спрашиваете: "Что с ним теперь делать!" Даже вы... друзья называется...
      - Не переживай ты так, Вовочка, - сочувственно сказал Вадик. - Я ж тебе обещал. Мы его не бросим, ни за что не бросим.
      Витька важно поднял палец.
      - Как говорил один великий гуманист, мы в ответе за тех, кого приручаем.
      - Вот-вот! - подтвердил Вадик. - В ответе. Видел парк у меня в Лисьем Носу? Выстроим ему там Мавзолей. А хочешь - шалаш? Он ведь любил по шалашам, у костерка. Будешь петь ему под гитару.
      - Голубая вселенная... - запел Витька. - Ты такая...
      - Извините, господа! - прервал его высокий фальцет. - Кто здесь будет владелец этого судна?
      Друзья обернулись. У входа в кают-компанию стоял толстенький коротышка в старомодной тройке. Был он лыс, рыжеват и вид имел крайне недовольный.
      - Кто будет - не знаю, - осторожно отвечал Вадик. - В настоящий момент данным судном владею я. А вы кем будете?
      Коротышка резко засунул большие пальцы обеих рук в прорези жилета и качнулся с пятки на носок.
      - А я буду, был и есть Ульянов Владимир Ильич, - запальчиво произнес он. - Вождь квасного большевизма!
      Все замерло. В остолбенелой тишине слышался лишь легкий скрип подошв коротышкиных ботинок, дальние крики чаек, да фонящий наушник нерадивого караульного крепыша.
      - Почему "квасного"? - одними губами прошептал наконец Витька. Он всегда выходил из ступора первым.
      - Он имеет в виду "красного", - так же еле слышно пояснил Веня, не отрывая взгляда от коротышки. - Просто картавит.
      - В фильмах он картавил как-то не так... поменьше... - заметил Витька.
      Веня пожал плечами.
      - В фильмах у него и лоб пошире, и росту побольше... а этот - замухрышка какой-то. Ты уверен, что это он?
      - Что вы там шепчетесь? - возмущенным фальцетом вскричал коротышка и подошел к столу. - Это безобаазие! Я-то ебую газет!
      - Что-что? - Вадик недоуменно заморгал глазами. - Что вы делаете с газетами?
      - То ебую!
      - Он требует газет, - пояснил Веня, окончательно входя в роль переводчика. - Ты разве не помнишь? В кино он всегда в первую очередь требовал газет. Все сходится.
      Вадик послушно снял трубку селектора.
      - Алло! Шестой? Мне нужны газеты. Да уж конечно свежие, а не под обои клеить! А мне плевать, что в море. Пошли на берег вертушку. Срочно! Какие газеты?.. Веня, какие газеты?
      - Все! - прокричал коротышка, опережая Веню. - Все, что будут. И жуй налом.
      - Шестой, слышал? Все газеты, что будут и... гм... жвачку за наличные!
      - Какую жвачку, Вадик? - вмешался Веня. - Он сказал "и журналы".
      - Шестой! Жвачки не надо! Бери только газеты и журналы, но все. Повтори!.. Выполнять! - Вадик положил трубку и перевел дыхание.
      Коротышка, прищурившись, смотрел на него, перекачиваясь с пятки на носок. На лице его играла недобрая улыбка.
      - А вы, значит, капиталист. Из сочувствующих. Таких всегда много находится впи иуд пельмен!
      - В период перемен... - перевел Веня в ответ на вопросительный вадиков взгляд.
      - Мы потом все говно астеляем, - добавил лысый карлик и мелкими шажками отошел к иллюминатору.
      Веня молчал.
      - Веня! - умоляюще произнес Вадик. - Что он там с говном делать собирается? И зачем?
      - Все равно расстреляем, - перевел Веня. - Хотя вариант с говном тоже подходит.
      - Кого расстреляют?
      - Тебя, кого же еще...
      - А вас?
      - Ишь, разбежался! - злорадно ухмыльнулся Витька. - О нас пока речи не идет. Мы попутчики из интеллигенции.
      - Вот-вот! - откликнулся коротышка, энергично грозя пальцем. - Именно так, батенька: попутчики. Поедатели!
      - Поедатели чего? - не понял Витька.
      - Поедатели человечества, батенька! Ебуче-кистянского человечества!
      Вадик беспомощно всплеснул руками.
      - Веня? Ну что ты молчишь? Переводи! Вроде как, человечество мы сегодня не поедали.
      - Да не "поедатели", а "предатели", - неохотно произнес Веня. - Предатели рабоче-крестьянского человечества.
      - Да-с, батенька! - подтвердил коротышка. - Именно так-с!
      В кают-компании повисло молчание. Вадик растерянно покачивал головой, Веня угрюмо смотрел в стену, Вовочка по-прежнему пребывал в глубоком столбняке. Он единственный еще не вымолвил ни слова с момента чудесного воскрешения вождя мирового пролетариата. И снова Витька очухался первым: ученые вообще редко чему удивляются дольше простых смертных. В особенности, когда есть чего выпить. Позвякивая горлышком бутылки о стекло стакана, Витька налил себе сто пятьдесят грамм, выпил залпом, постоял, прислушиваясь к внутренним ощущениям и налил еще сто.
      - Владимир Ильич, - сказал он, передавая стакан коротышке. - Меня всегда интересовало... все эти капиталисты из сочувствующих... Морозов, Третьяков, Рябушинский... Они что, совсем-совсем не подозревали о своей будущей участи, когда вам деньги давали? Неужели ничего не понимали?
      Воскресший осторожно принял стакан и понюхал.
      - Да пейте, не отравлено! - заверил его Витька. - Я же специально из той же бутылки и в свой стакан налил, знал, что не поверите. Так что про Морозова-то?
      Коротышка осушил стакан. Пил он мелкими глотками, далеко отставив мизинчик. Закусывать не стал, а склонил голову набок и замер, будто сопровождая водку на ее коротком пути изо рта в душу, как это делают очень опытные выпивохи, сильно соскучившиеся по процессу.
      - Пью восходно! - он оглядел собравшихся повлажневшими глазами. - Зачем запищали?
      - "Восходно" - это с утра, что ли? - переспросил Вадик, обрадовавшись наличию хоть каких-то сходных интересов. - Я тоже. Пью и восходно, и закатно.
      - Да не так, Вадя, - с досадой оборвал его Веня-переводчик. - Что ты, я не знаю... Тоже мне, нашел родственную душу... Он сказал: "Превосходно! Зачем запрещали?"
      - Да-с... в последние годы мне запищали пить... - коротышка протянул Витьке стакан. - Из той же бутылочки, пожалуйста, будьте ласковы. Да-с... Что же касается упомянутых вами субъектов, то отчего же не понимали? Понимали, да еще как. Мы им все объясняли, в деталях - вот как я нашему хлебосольному хозяину. Ничего не ска и вали.
      - Не скрывали... - перевел Веня.
      - Тогда почему?
      Коротышка снова выпил, повторив ритуал с точностью до мизинчика, но на этот раз закусил, не удержался.
      - Почему, почему... - жевал он громко, чавкая и причмокивая. - Плохо же вы понимаете человеческую психологию, батенька. Пожалуйста, из той же бутылочки. Знали бы вы, сколько людей аж даются для смет и...
      - Рождаются для смерти... - перевел Веня.
      - ...и потом всю свою жизнь умоляют, чтобы кто-нибудь согласился их повесить. Таких много, нужно их только отыскать. Леня Каасин был большим специалистом в этой области. Капиталисты буквально стояли к нему воче едисве евкой.
      - В очереди с веревкой... - перевел Веня.
      Витька решительно поставил стакан и повернулся к Вадику.
      - Слышь, Вадя... - сказал он с расстановкой. - А может, просто выбросим этого набальзамированного косноязычного хряка за борт? Тут рыбы неизбалованные, съедят и такое. Или ты тоже намерен умолять, чтобы тебя повесили?
      Коротышка поперхнулся и закашлялся. Он явно не ожидал такого развития событий. Вадик радостно хлопнул в ладоши.
      - Точно, Витек! А я, дурак, сижу себе, думаю, как же теперь... ну ты голова! Расстреливать он меня вздумал... видали? Да я тебя, замухрышка хренов... Эй, кто там!
      Он повернулся к двери и защелкал пальцами, призывая к себе верных крепышей. Но тут в углу пробудился наконец от летаргического сна и вскочил на ноги Владимир Ильич Вознесенский.
      - Стоять! - заорал он. - Да вы что? Да кто вы такие? На кого хвост поднимаете, мать вашу?! Молчать!
      Вовочка стоял посередине кают-компании, широко расставив трясущиеся руки, как будто пытаясь защитить что-то незащитимо огромное. Он был в сильнейшем волнении, губы его дрожали.
      - Ребята, - Вовочкин голос сорвался, перешел на шепот. - Ребята, дайте ему шанс, ну что вам стоит? Ну, я вас очень прошу... бывает ведь так, что похож человек на мудака, а потом оказывается совсем-совсем другим... разве с вами так не бывало?
      Все молчали. Вовочка всплеснул руками и снова закричал:
      - Дайте ему хотя бы газеты прочитать! Он разберется! Вот увидите! Вадька! Это же мой подарок, вы же сами говорили, что мне и решать! Было или нет? А теперь за борт, да? За борт, да? Витька! Ты ведь сам говорил, что мы в ответе за тех, кого приручаем.
      - Это не я, - пожал плечами Витька. - Это великий гуманист. А великим гуманистам верить нельзя. Они вруны, каких мало.
      - Ну и что? - горячо возразил Вовочка. - Может и врут, зато как красиво! Нельзя же такую красоту вот так просто... за борт. Дайте хоть газеты...
      - То ебую газет! - эхом отозвался коротышка, придвигаясь поближе к Вовочке.
      Вадик потряс головой. Он не верил собственным ушам.
      - Ты что, Вова? Ты разве не слышал: он меня расстрелять хочет. Меня! И при этом еще имеет наглость жрать мою же водку и "ебовать" газеты! Тебе кто дороже: я или эта мумия?
      - Он не мумия! - крикнул Вовочка. - Он гигант!
      - Я - гигант! - сказал карлик.
      - Слышали? - Вовочка повернулся к коротышке. - Владимир Ильич, ну скажите им... вы же видите к чему идет...
      Лысый карлик надменно качнулся с пятки на носок.
      - Большевики никогда не пугались Тео! Тео - надежный помощник любого настоящего большевика! - он притопнул ногой. - То ебую газет!
      Снаружи послышался шум подлетающего вертолета.
      - Вот они, газеты. Прибыли как раз вовремя, - усмехнулся Веня. - Легок черт на помине. Кстати, о черте: Тео - это не имя, как вы, возможно, подумали. Вождь и учитель имеет в виду "террор".
      - Витя, - произнес Вовочка умоляюще. - Будь другом...
      Витька пожал плечами. Решение опять зависело только от него, как и в большинстве случаев, когда в стане "четырех В" возникали разногласия. "Слишком долго колеблется, - разочарованно подумал Веня. - Значит, уступит Вовке. Трезвый потому что. Еще бы пару стаканов, и это чучело точно полетело бы за борт... Это ж надо, от чего судьбы мира зависят..."
      - Ладно, - сказал, наконец, Витька, выходя из задумчивости. - Быть по-твоему, Вовик: пусть хоть газеты прочитает. Куда он отсюда, с корабля денется? Утопить всегда успеем. И потом - действительно, твой это подарок, тебе и решать. Хотя лично я бы его...
      В кают-компанию ввалился запыхавшийся крепыш, таща на огромном серебряном подносе гору газет и журналов.
      - Вадим Сергеевич... куда поставить?
      Вадик брезгливо поморщился.
      - Только не здесь. Тут люди кушают. Отнеси куда-нибудь... - он на секунду задумался и, так ничего и не придумав, раздраженно махнул рукой. - ...где пачкать не жалко. И этого господина - туда же. Да смотрите за ним в оба. Головой отвечаете.
      
      Через два часа Веня вышел на палубу. В кают-компании Вадик и Витька азартно обсуждали способы возвращения мумии в неодушевленное состояние. Витькина экспериментаторская фантазия и вадиков немалый практический опыт делали эту тему неисчерпаемой и потому интересной для обоих. Вовочка стоял, облокотившись на фальшборт и грустно смотрел в спокойное серое пространство. Веня хлопнул его по плечу.
      - Не грусти, Вовик. Ну зачем он тебе живой? С мумией всегда спокойней: никуда не убежит, ни проблем, ни споров, ни претензий, тишь да благодать. Да и был бы он еще приятным мужиком... а то ведь злобный карлик какой-то, честное слово. Ну? Что ты молчишь, чудило?
      Вовочка безнадежно покачал головой.
      - Ну ничего вы не понимаете... ничего... Это ведь шанс, Веня. Уникальный исторический шанс. А вдруг еще можно что-то поправить? Где-то поменять? Перетряхнуть...
      - ...и обустроить Россию, - насмешливо продолжил Веня. - Реорганизовать Рабкрин. Окружить и взять Питер.
      - Паавильно! - послышалось сзади. - Именно так!
      Сопровождаемый двумя одинаковыми крепышами в черных пиджаках с серым подбоем, подпрыгивающей геморройной походкой к ним направлялся коротышка.
      - Именно так, батенька! - он решительно взмахнул рукой, в которой сжимал свернутую трубкой газету. - Нечего миндальничать! Действовать надо, действовать!
      Вовочкино лицо просветлело.
      - Непременно, Владимир Ильич, непременно, - он загородил коротышке дорогу в кают-компанию. - Вы туда пока не ходите, ладно? Мне еще нужно утрясти некоторые разногласия... Как вам газеты?
      Карлик резко остановился.
      - Говно! - воскликнул он, немного помолчал и продолжил. - Хотя и в этой чудовищной куче навоза мне удалось откопать несколько настоящих алмазов.
      - Например? - поинтересовался Веня.
      - Макая в гадость и кханата, - отвечал коротышка. - Особенно кханата. Хотя и макая в гадость замечательна своим истинным еализмом.
      Вовочка вопросительно взглянул на Веню. Тот пожал плечами. На счастье, коротышка понял их затруднение.
      - Да вот же! - он развернул газетную трубку.
      Веня насмешливо хмыкнул и посмотрел на Вовочку. В руках у коротышки была вовсе не газета, а дешевый порнографический журнальчик.
      - Так-так, - сказал Веня. - Теперь кое-что проясняется. Значит, вам понравилось это вот, без сомнения, авторитетное издание. Журнал "Мокрая радость". Так?
      - Ну да! - нетерпеливо подтвердил карлик. - Макая в гадость. Еализм в искусстве, батенька. Еализм в массы.
      Веня понимающе кивнул.
      - Конечно, конечно. Такой реализм всегда популярен. А где граната? Которая "особенно"?
      - Да вот же! Кханата!
      Коротышка тряхнул журнальчик, и на палубу выпал сложенный в несколько раз подслеповатый газетный листок. Вовочка поспешно нагнулся, поднял и развернул. Наверху единственной полосы большими красными буквами было напечатано: "Граната". И чуть пониже, мельче: "Орган Русской Национал-Коммунистической Партии большевиков-ленинцев". Вовочка почесал в затылке.
      - Никогда о такой не слыхал. Веня, а ты?
      - Я? Я-то откуда?
      - Ничего не значит! - возразил коротышка. - Когда мы начинали, о нас тоже никто не знал. У пони ебота возно гаждает!
      - Упорная работа вознагра... - начал было переводить Веня, но остановился, подчиняясь вовочкиному предостерегающему жесту. - Что, Вовик?
      Вовочка еще раз дрогнул рукой: не мешай! Теперь уже и Веня услышал отдаленный нарастающий гул.
      - Что за черт? - озадаченно произнес Вовочка, вглядываясь в горизонт. - Откуда им тут взяться?
      В северо-восточной стороне неба возникли несколько точек. Они стремительно приближались, увеличиваясь в размерах. Вовочка подошел к двери в кают-компанию.
      - Вадик, вроде как боевые вертушки летят. Два звена, не меньше. Это твои? Что? Не понял... Иди ты сам туда!
      Изнутри донесся взрыв смеха. Бормоча ругательства, Вовочка вернулся к Вене и коротышке. Вид у него был крайне озабоченный.
      - Вовик, что такое? - забеспокоился Веня. - Чьи это вертушки?
      - Хотел бы я знать...
      Вертолеты подлетели уже совсем близко, настолько, что Вене показалось, будто он видит головы пилотов.
      - Они в боевом строю! - вдруг отчаянно закричал Вовочка. - Они атакуют! За борт! Веня! Владимир Ильич! За борт! Прыгайте! Быстро!!
      Не теряя времени, он подхватил коротышку и с удивительной легкостью вышвырнул его за борт.
      - Веня! Прыгай!
      - Ты что, совсем сбрендил? - еще успел выкрикнуть Веня перед тем, как почувствовал, что летит.
      Он летел в удивительной ватной тишине, зная по собственному военному опыту, что такое случается только и исключительно в момент самого запредельного шума, когда милосердный шок дарит ушам полную глухоту. Затем Веня ударился о воду, хватанул ртом воздух, и, уже уходя вглубь, увидел ослепительную вспышку огня и мир, превратившийся в ад.
      
      7
      
      "Ку-да?" - спрашивали колеса и сами же отвечали: "Ту-да!"
      Ку-да-ту-да... ку-да-ту-да... ку-да-ту-да... Веня заерзал, устраиваясь поудобнее на кипе прессованного сена. Кипа была перехвачена проволокой, и лежать на ней приходилось затейливо, чтобы ничего не резало бок или спину. Веню бил неприятный колотун: во многих местах одежда так и не просохла, а там, где просохла, стояла коробом, ломко хрустела балтийской солью. За дощатой загородкой зашевелилась телка, неловко поднялась, замычала, натягивая веревку, приподняла хвост и пустила сильную струю.
      "Господи... - подумал Веня. - Где я? Зачем? Как я вляпался в эту невероятную историю? Уму непостижимо. Телячий вагон... сено... сюр какой-то. Ага, как же... телки тебе - сюр, а бегемот в бане - не сюр? Скажи спасибо, что до сих пор цел. Непонятно только, надолго ли. Права была Нурит... Черт!"
      Веня хлопнул себя по лбу и сел. Он не звонил жене уже вторые сутки. Теперь уже точно не уцелеть, даже если посчастливится вернуться. Но посчастливится ли? Веня потряс головой, вспоминая вертолетную атаку, шквал огня, обломки яхты и ошметки человеческих тел, дождем сыплющиеся с черного, затянутого жирным дымом неба. Этот дым их и спас, прикрыл пологом, как цыплят от зорких глаз ястреба. Дым, безветрие и случай, потому что вертолеты еще покружили минут пять над местом, где только что стояла белая вадькина яхта, наугад поливая при этом из пулеметов плавающие на поверхности обломки. Веня вцепился в какую-то доску и держался, высунув на поверхность лицо и не шевелясь, чтобы не привлекать внимания. Контрольные очереди вонзались в воду в считанных метрах от него; сквозь пулеметный грохот он слышал свист пуль, их деликатные шлепки при входе в воду, видел их трассирующий след на пути ко дну, туда, где уже причалило на вечную стоянку то, что когда-то являлось роскошным океанским судном. Ку-да-ту-да... ку-да-ту-да... ку-да-ту-да...
      Потом вертолеты улетели, унеся с собой и пули, и шум, и ожидание неминуемой смерти. Наступила тишина, вроде бы, безопасная с виду, но Веня еще долго висел на своей доске, ничего не предпринимая, безуспешно пытаясь собрать воедино разбегающиеся мысли. Когда же он, наконец, отважился высунуть голову из воды и оглядеть удручающую картину произошедшего апокалипсиса, то немедленно выяснилось, что, кроме него, в живых ухитрился остаться еще и Вовочка, что выглядело неудивительным и даже в определенной степени справедливым: ведь именно Вовочка первым распознал приближающуюся опасность.
      Вовочка плавал совсем рядом, вцепившись в небольшое бревно. Веня оттолкнулся от своего обломка и поплыл к нему.
      - Слава Богу, Веня, ты жив... - проговорил Вовочка, всхлипывая. Лицо его было мокрым - то ли от слез, то ли от морской воды. - Хорошо, что уцелел именно ты.
      - Именно я? - переспросил Веня. - Почему именно я? Почему не Вадик или Витька? И почему ты думаешь, что они погибли? Может быть...
      Вовочка снова всхлипнул.
      - Нет, Венечка. Я уже сплавал, посмотрел. Все погибли, кроме нас. Повезло нам несказанно. Стояли снаружи, да еще и на таком месте, что отбросило хорошо. Там-то, ближе к середке, все пулеметами покрошили, каждую досочку. Кто от ракет не погиб и с яхтой не утонул, того пуля нашла. Только мы втроем и остались. Надо к берегу грести, уходить. Неровен час, вернутся проверить.
      - Подожди, - сказал Веня, хватаясь за бревно. - Ты не ответил: почему именно я? И почему втроем? Кто третий?
      - А меня вы, что, не считаете? - вдруг ответило бревно уже знакомым фальцетом. - Я тей ети.
      От неожиданности Веня отдернул руки, хлебнул воды и чуть было не пошел на дно. Бревно захихикало, повернулось вокруг своей оси и оказалось на поверку коротышкой.
      - И ваша истеическая необходимость тоже понятна, - продолжал карлик. - Кто же без вас будет пей водить? Вы ведь жидок, батенька, не так ли? Любому вождю всегда жизненно необходим жидок в качестве толкователя. Вы сейчас - мой главный толкователь, батенька. Факт истеического значения.
      - Да пошел ты! - гневно вскричал Веня, отталкиваясь от коротышки. - Сволочь! Нашел себе переводчика...
      Но тут вмешался Вовочка.
      - Веня, не надо! - умоляюще проговорил он. - Не время сейчас ссориться. Давай, хотя бы до берега доберемся, а? Да и выбора у тебя нет, кроме как за него держаться, иначе утонешь. Сам посмотри... Веня... ну, Веня...
      Их и в самом деле уже порядочно отнесло от места катастрофы; вокруг не было ни одного подходящей деревяшки, за которую можно было бы ухватиться. Ни одной, кроме мумии, которая оказалась плавучей, как пробка. Сначала Веня упрямо отказывался от помощи коротышки, плыл к берегу своим ходом. Сама мысль о том, что жизнь его может быть поставлена в прямую зависимость от мерзкого карлика, казалась Вене оскорбительной. Снова цепляться за этого идола? Снова - после бесчисленных пионерских линеек и комсомольских политинформаций, после детских скандирующих утренников, после занудных школьных сочинений и натужных парадов в честь столетия? Снова зависать на нем, зависеть от него - и когда? - теперь, в момент, когда вся эта картонно-кумачовая бутафория казалась не только разрушенной, разбитой, свергнутой с постаментов и тумбочек, но и надежно забытой, безвозвратно погребенной под толщей двух десятилетий... да когда же это кончится, братцы? Когда? И кончится ли когда-нибудь?
      Но берег приближался слишком медленно, а силы иссякали слишком быстро. В конце концов Веня сдался и уступил увещеваниям обеспокоенного Вовочки. Когда он подплыл и оперся рукой на плавучего вождя, тот злорадно хихикнул:
      - Ага... не можете без меня... не можете... стая и стоя.
      - Старая история... - машинально перевел Веня и понял, что тем самым фиксирует факт собственной позорной капитуляции.
      Вернулся не только вождь, вернулся и он - октябренок Венька Котлер, так мечтавший в свое время стать пионером.
      Теперь Веня и Вовочка гребли синхронно, ухватившись за коротышку с двух концов, как за бревно. Движение резко ускорилось. Мумия молчала, сосредоточившись на чем-то своем.
      "А ведь и в самом деле бревно бревном, - подумал Веня. - А мы с Вовкой, как когда-то на субботнике, держимся за два его конца. Только тогда мы его тащили, а сейчас - наоборот. Диалектика..."
      Но даже от этой, вроде бы, невинной его мысли настолько разило капитуляцией, что Веня настрого запретил себе думать о чем бы то ни было - во избежание дальнейшего перерождения. Процесс возвращения в колыбель, как и всякое слишком резкое омоложение, был чреват неожиданными неприятностями, например, смертью от дифтерита или скарлатины.
      На берег вышли уже в сумерках. Вовочка настаивал на том, чтобы немедленно двигаться дальше. Он был уверен, что опасность еще не миновала. В новой ситуации полковник заметно приободрился. Еще недавно он плакал о забвении прежних идеалов и о несчастной мумии, исчезновение которой не колышет ровным счетом никого. Теперь же, когда вертолетная атака зримо доказала его неправоту, следовало позаботиться, скорее, о том, чтобы избежать излишнего внимания. Вовочка понятия не имел, кто именно послал вертолеты: слишком многие могли без проблем собрать дюжину "Черных Акул" для одной точечной миссии. Но личность заказчика его мало волновала.
      Важным представлялось другое: неведомые враги не собирались требовать мумию назад. Наоборот, они явно стремились уничтожить и ее саму, и всякий след ее похищения. Об этом свидетельствовала хотя бы тщательность пулеметной обработки. Вертолеты напоминали киллеров, которых беспокойный заказчик обязал произвести не один, а целых пять контрольных выстрелов. А коли так, то следовало ожидать, что такой заказчик не удовлетворится обычным докладом об успешном исполнении, а трижды проверит и перепроверит получившийся результат. Например, связавшись с береговой охраной. С литовской полицией. С калининградской милицией. С мафией, с чертом, с самим Богом, наконец. Да и спутниковые снимки с тремя людьми, выходящими на пустынный берег, наверняка лягут на чей-то стол в самом ближайшем будущем. А значит, преследование очень скоро возобновится, и потому, чем скорее они сделают отсюда ноги, тем лучше.
      Коротышка тоже торопился: едва ступив на твердую землю, он потребовал газет, а таковые могли оказаться только в населенном пункте. Веней владела апатия; он просто тащился в кильватере двух Владимиров Ильичей, как тащится за кормой куль с бельем, выброшенный на постирушку варварским старым матросским способом. Впрочем, всеобщее согласие продолжалось недолго. По косе можно было двигаться либо на юго-запад в сторону России, либо в противоположном направлении, к Литве. Полковник решил в пользу первого варианта. Он предлагал силой или кражей добыть машину, добраться на ней до железной дороги и далее убегать поездом, причем товарным.
      Однако коротышке этот план решительно не понравился. Он сразу заявил, что не собирается прятаться в варварской стране, в которой к тому же царят беззаконие и доносительство. Лучше всего скрываться от преследователей в Швейцарии, на худой конец - в Германии. В крайнем случае, подойдет и Польша. Но делать это в России? - Нет, ни за что!
      - Поебал ты! - кричал он оторопевшему Вовочке.
      - Прибалты, - поспешно успокаивал товарища Веня. - Он сказал "прибалты".
      - Поебал ты - те же немцы! А гео мания всегда была на моей стороне!
      - Гео мания? - переспрашивал Вовочка с надеждой. - То есть, любовь к земле? К России?
      - Германия, Вовик, Германия... - расхолаживал его Веня. - И любовь тоже - к Германии.
      - В поебалтике блядские пахтии! - кричал коротышка. - Они помогут!
      С первым утверждением Вовочка рад был согласиться, хотя и не очень понимал, как из него следует второе.
      - Конечно, блядские, Владимир Ильич, - горячо начинал он, но Веня снова разочаровывал:
      - Он имеет в виду: "братские", Вовик... "братские партии".
      Так они стояли и пререкались посередине Куршской косы, неизвестно на чьей ее части, пока на пустынном шоссе не показался грузовой фургон, направляющийся к югу. Это решило спор в вовочкину пользу - возможно, благодаря впечатляющей умелости, с которой он остановил машину, а затем вытащил из кабины и отправил в глубокий нокаут здоровяка-шофера. Скорее всего, коротышка пришел к выводу, что дальнейшие пререкания могут привести к неприятным последствиям.
      Фургон вез тепличные огурцы, бледно-зеленые, прямые и длинные, как сильно заплесневевшие французские булки. Выбросив в кювет несколько ящиков, Вовочка освободил место для Вени, коротышки и связанного литовского шофера. Ехали долго. Время от времени машину останавливали на блокпостах. Изнутри было слышно, как полковник привычно договаривается со служивыми людьми о сумме проездного побора.
      На окраине Калининграда Вовочка угнал "восьмерку", и они пересели, оставив водителя в фургоне. Потом бросили и легковушку; к сортировочной станции в Черняховске подошли уже глубокой ночью. Веня и Вовочка валились с ног от усталости, коротышку же, казалось, ничто не брало. "Мумия, она мумия и есть, - зло думал Веня. - Как и обещали: жил, жив и будет жить. В воде не тонет и, наверное, в огне не горит. Впрочем, насчет огня еще надо бы проверить..."
      Станция выглядела необитаемой; напряженно всматриваясь под ноги, чтобы не споткнуться, они шли вдоль длинных верениц товарных вагонов и рефрижераторов. Неожиданно сбоку соскочил с тормозной площадки кто-то с фонарем, посветил в лицо впереди идущему Вовочке:
      - Кого ищете, земляки?
      - Дядю Ваню, - коротко отвечал Вовочка.
      - А-а, дядю Ваню... так это близко. Еще метров сто вперед и третий путь справа. А много берете?
      - Тебе не хватит...
      Отошли еще на несколько шагов, и коротышка не утерпел, спросил:
      - А дядя Ваня это сочувствующий или большевик?
      - Свой это, Владимир Ильич, свой, - шепотом заверил его Вовочка. - Из братской партии...
      Забирая вправо, они дважды пересекли пути.
      - Вот он, - сказал Вовочка, указывая на тусклый свет, неохотно сочащийся из-за приоткрытой двери одного из вагонов. - Дядя Ваня. Торговля портвейном в разлив.
      - Вазлив? - переспросил коротышка. - Почему именно вазлив? А, понимаю: используете истеический опыт. Это умно, батенька, очень умно. Я действительно несколько месяцев жил вазливе.
      - Где?
      - В Разливе, - устало пояснил Веня. - Станция такая, под Сестрорецком. Там он прятался какое-то время. Ты что, забыл? В шалаше... Оттуда еще до сих пор две пары ног торчат: Надежда Константиновна и Дзержинский. А Ленин где? - А Ленин в Польше.
      - Анекдотец-то боодатый, - заметил коротышка обиженно. - Могли бы найти чего посвежее. Боодатый и истеически лживый. Не было там ни Надежды Константиновны, ни Феликса Эдмундовича.
      - Ну и что ж, что бородатый? - огрызнулся Веня, не вдаваясь в исторические тонкости. - Какая у тебя ряшка, такой и анекдотец.
      - А ну, тише! - одернул их Вовочка. - Потом ссориться будем, в вагоне. Но сначала затариться надо.
      Веня вздохнул.
      - Как ты еще можешь о выпивке думать? Неужели не устал? Давай уже залезем в какой-нибудь вагон, все равно в какой...
      - Дурак ты, Венька! - зло перебил его полковник. - Не понимаешь ничего, так помалкивай. Все равно в какой вагон? Ага, как же... Отсюда, как ни крути, через две-три границы проезжать надо - об этом ты подумал? У железнодорожной охраны нюх почище собачьего: вскрытый вагон чуют за версту, не глядя. Вот тебе и досмотр, вот тебе и нары. И хорошо, если только железнодорожники нас искать будут... а ну как, еще и эти подключатся, сегодняшние, которые на три звена вертолетов расщедрились?
      - Как же тогда?
      - Как, как... искать надо. Искать людей, которые нас с собой возьмут. Чтобы законно ехать, под пломбочкой.
      - Конечно! - восторженно воскликнул коротышка. - Как это я забыл! Конечно, под пломбочкой! А знаете ли вы, батенька, что я когда-то в пломбиованном вагоне по всей гео мании...
      - Знаю, знаю, Владимир Ильич... вы только это... потише, ладно? Потом расскажете...
      На звук шагов из вагона высунулась усатая физиономия проводника. В любом другом месте его могли бы звать, как угодно, например, Петей... или Богданом, Гиви, Теймуразом, Арутюном, Джоном Доу, Чингачгуком и еще черт знает как, но здесь, в креозотовой паутине железнодорожных путей, по незапамятно давней традиции сортировочных станций и станционных сортиров, он имел право на одно и только одно имя: дядя Ваня. Он переходил в статус дяди Вани скачкообразно, немедленно после того, как, сжимая в кулаке заветную накладную, выезжал из начального пункта А в сопровождении десятка цистерн с портвейном или вермутом, или плодово-ягодным, или каким другим жидким ядом, и пребывал в означенном статусе в течение несколько дней, а если повезет, то и недель, до самого прибытия в конечный пункт Б.
      Много ли есть на этом свете счастливцев, которые могут быть твердо уверены в своей нужности людям? Которые точно знают, что люди их ждут, вглядываясь из-под мозолистой руки в дымное далеко, облизывая пересохшие губы, вздыхая и обмениваясь удрученными взглядами? О которых вот уже в сто пятидесятый раз звонят на предыдущую сортировочную и умоляют отпустить, дать ему волю, поставить в состав, потому что дядя Ваня, хотя и не принадлежит никому, но нужен всем и потому подло задерживать его у себя слишком долго.
      Но вот он, наконец, подъезжает к станции... поезд замедляет ход, машинист радостно гудит: еще бы, он-то знает, какое счастье везет между двадцать четвертым и двадцать вторым вагонами... и сразу в тупик, в тупик, подальше от выходного пути, а сам дядя Ваня, не доверяя гудку, орет на всю станцию, высунувшись по пояс из вагонного окошка: "А вот дядя Ваня приехал! Дядя Ваня! Дядя Ваня!"
      И глядь - со всех сторон и концов уже сбегается праздничный народ, таща в авоськах пустую стеклотару, а ежели кто побогаче, то и канистры. Бегут стрелочники и башмачники, составители поездов, экспедиторы и контролеры, смазчики и сцепщики, механики и электрики. Бежит начальник станции, зам начальника станции и пом начальника станции. Летит командир летучего отряда дорожной милиции. Поспешает заведующая комнатой матери и ребенка, а за ней несутся и сами матери, поминая по матери оставшихся в комнате детей. Но не такие они дураки, эти дети, чтобы зря сидеть в комнате в такой необыкновенный момент: вон они, шкандыбают вприпрыжку, пряча от взрослых свою детскую недетскую посуду. Потому что к людям приехал праздник. Приехал дядя Ваня!
      И он наливает праздника всем, щедро, но за плату, сколько просят, но с головой, поскольку обязан точно помнить расход для последующего вододолива. Ведь в конечном пункте Б ждут полных цистерн, зачем же зря обижать получателей? Наливает день, наливает второй, а следующие по ходу станции уже обрывают телефоны: отпустите дядю Ваню, ироды! Поставьте на сцепку! Будьте людьми...
      - Ты дядя Ваня? - строго спросил Вовочка.
      Усач улыбнулся по-грузински - широко и сердечно.
      - Конечно, дорогой. Что хочет дорогой?
      - А что есть?
      - Портвейн есть, дорогой, двадцать шестой. Коньяк есть, дорогой.
      - Кто дорогой? Я или коньяк?
      - Конечно ты дорогой, дорогой. А коньяк очень вкусный. А портвейн двадцать шестой.
      - Хорошо... - Вовочка немного подумал. - А скажи-ка, дядя Ваня, нет ли сейчас проводников каких на станции? Ты ведь тут всем наливаешь, должен знать.
      - Почему нету? Есть. Телок везут. Вон там, костер жгут, - дядя Ваня махнул рукой. - Приходили, просили. Только дядя Ваня не наливал.
      - Отчего же так?
      - Денег у них нету совсем. А без денег нельзя.
      - Телки-то у них хоть ничего? Красивые?
      - Не видал, дорогой, врать не стану, - дядя Ваня пожал плечами. - Тебе куда наливать?
      - Я куплю в посуде, - отвечал Вовочка. - Три литра вкусного и ведро двадцать шестого.
      - Вах! Посуды-то у меня нет... - начал было дядя Ваня, но поперхнулся, увидев три зеленые сотенные бумажки в протянутой к нему Вовочкиной руке. - Ну, коли так... Ведро могу дать, только без крышки. Цинковое, полы мыть. Возьми, сполосни у водокачки, а я пока коньяк в банку налью.
      Вовочка отрицательно помотал головой.
      - Зачем споласкивать? Наливай так, вкуснее будет...
      Тащить ведро досталось Вене. Портвейн вонял подворотней и пузырился: не иначе как - мутировал в результате таинственной химической реакции с цинком. Коротышка нес банку с коньяком, а Вовочка на правах ведущего шел впереди налегке.
      В просвете между вагонами метнулась тень близкого костерка. Вовочка повернул туда. Одновременно пахнуло деревней, парным молоком, выпасным лугом, и Веня решил, что у него начались галлюцинации от вдыхания ядовитых портвейно-цинковых паров.
      - Вовик, погоди! - он остановился и поставил ведро.
      - Ну что? Ты же сам хотел быстрее...
      - Дай дух перевести...
      Хрустя в темноте гравием, Вовочка подошел к Вене, приблизил бледное похудевшее лицо. Его ввалившиеся глаза горели лихорадочным блеском. "Не у одного у меня крыша едет," - подумал Веня с некоторым облегчением.
      - Слышь, Вовик, - прошептал он. - А что это за телки? Проститутки из провинции? Для московских борделей? Мы с ними что, в одном вагоне поедем?
      - Ага.
      - Что "ага"?
      - Ага, из провинции... Ага, в одном вагоне... - Вовочка странно ухмыльнулся. - И насчет борделей, наверное, тоже "ага". В Москве теперь на все любители найдутся. Хватит отдыхать, Веник, пошли.
      Веня поднял ведро. Запах деревни все усиливался, затем послышалось тоскливое мычание. Никакая это не галлюцинация, доктор. И проститутки тут тоже ни при чем. Дядя Ваня и в самом деле говорил о телках, о настоящих, всамделишных телках, с хвостом и рогами. А вот что крыша у тебя, доктор, съезжает, это точно. И у Вовочки тоже, конечно, съезжает, только под существенно бо́льшим, очень крутым уклоном и намного быстрее... даже не съезжает, а слетает. Взять хоть его реакцию на венины расспросы. В другое время Вовочка наверняка помер бы со смеху, а нынче - вон, насилу ухмылку выдавил... Чертов коротышка, все из-за него. Веня покосился на темный силуэт впереди. Как-то он, вроде бы, подрос слегка, подлец... или это только кажется? Ой, едет крыша, ой, едет...
      У костра на опрокинутых дощатых яшиках сидели трое: приземистая женщина неопределенного возраста в старом лыжном костюме, мосластый, весь заросший сивым волосом мужик в ватнике и плечистый, коротко стриженный молодой парень. Вовочка подошел поближе и остановился. Трепещущий свет костерка освещал его ноги. Ноги стояли крепко, носками врозь.
      - Здорово, бичи! - сказал Вовочка. - Принимаете в компанию?
      Парень и мужик взглянули на женщину. Скорее всего, решала тут именно она. Женщина молчала, щурясь на огонь из-под цветастого, небрежно повязанного платка.
      - А может, и принимаем, - мосластый ощерил ряд металлических зубов, что, видимо, означало улыбку. - Смотря кого.
      - Кого? - переспросил Вовочка. - Важно не кого, а с чем. Вот!
      Он шагнул назад к Вене, взял ведро, поставил к костру. От резкого движения портвейн колыхнулся и плеснул в огонь. Огонь попробовал вино, отдернул язык и зашипел от отвращения.
      - Ох и ни хрена себе... - медленно проговорил мосластый, добавив еще длинный ряд коротких слов, выражающих крайнюю степень положительного удивления жизнью. - Ты глянь, Альбинка, какие люди нонеча в гости ходют. Сашка, тащи стаканы!
      - Вот сам встань, да принеси, - нарушила молчание женщина. - Что он тебе, слуга? Сиди, Сашок. И вы тоже садитесь, коли пришли.
      Где-то за вагонами свистнул маневровый тепловоз. Мужик принес два граненых стакана.
      - Как банковать-то будем? - он вопросительно посмотрел на Альбину. - По-всякому пил, но так чтоб из ведра... Как кони, ядрена матрена.
      Молодой прыснул и по-жеребячьи заржал, словно хотел обосновать найденный старшим товарищем образ. Альбина недовольно двинулась.
      - Да хоть бы и как кони... - презрительно сказала она и, встав на четвереньки, склонилась над ведром.
      Остальные смотрели, затаив дыхание, даже портвейн перестал пузыриться. Уровень жидкости в ведре немного посомневался, дрогнул и ощутимо пополз вниз. Мужик в ватнике беспокойно заерзал:
      - Альбиночка... Альбиночка...
      - Не мешай женщине, - величественно вступился Вовочка. - Пусть пьет, сколько хочет. Надо будет, еще принесем.
      Наконец Альбина подняла голову и облизнулась. Глаза ее блестели, вокруг рта немедленно начала запекаться серебристо-малиновая корка. Мосластый тут же зачерпнул стакан и стал пить, жмурясь и часто двигая кадыком. Молодой последовал его примеру. Альбина икнула и посмотрела одним глазом на Веню, а другим на Вовочку.
      - Хороша водичка, - она снова икнула. - А гости что же не пьют?
      - Здоровье не позволяет, - объяснил Вовочка. В голосе его звучало искреннее сожаление. - Мы только крепкое потребляем. По причине печеней, разрушенных на стройках народного хозяйства. Владимир Ильич, передайте баночку.
      Коротышка не двигался. Полураскрыв рот, он взирал на портвейнопитие.
      - Владимир Ильич!
      - Да-да, - спохватился коротышка, передавая банку с коньяком. - Извините, батенька, загляделся, залюбовался. Это же искусство! Какие у нас все-таки люди! Какой науд!
      - При даме не материться! - предупредил мосластый, зачерпывая третий стакан. - А то сам на уд пойдешь.
      - Искусство, настоящее искусство! - продолжал восхищаться коротышка. - В мое вымя, батенька, это называлось киять.
      - В его время это называлось "кирять", - перевел Веня, забирая у Вовочки банку. - А винище, соответственно, "кирно". Так, дитятко?
      - Так, батенька, так, - подтвердил коротышка. - Киять и кино. Из всех искусств важнейшим для нас является кино!
      Он с энтузиазмом отхлебнул из банки. Альбина недовольно икнула. Уже некоторое время она безуспешно пыталась сфокусировать взгляд на Вовочке.
      - Ну и куда же вам надо? - она погрозила полусогнутым грязным пальцем. - Не задарма же вы коней поите, а?
      Молодой прыснул в недопитый стакан и заржал.
      - Да мы так... - неопределенно ответил Вовочка. - Мы это...
      - Да ты не стесняйся, говори. Местов у нас теперь много.
      - А куда вы едете?
      Альбина сделала размашистое движение рукой, едва не упав при этом в костер. Она стремительно пьянела.
      - Мы не едем, мы везем. Понял? На север везем. В Приозерск. Слыхал о таком городе? Завтра выезжаем.
      - Самое то, - поспешно сказал Вовочка. - Значит, дашь вагончик? Нам всего-то один и нужен.
      - Всего-то один... - женщина завозилась, зашарила сбоку от себя, будто ища что-то. - Хрен с тобой, бери. Хоть два бери. Местов много... Фикса, покажешь! Дай ему колькин, он почище...
      Она нашарила наконец рукав молодого и потянула его на себя.
      - Пошли, Сашка. Будешь меня... - последнее слово утонуло в икоте, но было, несомненно, правильно понято Сашкой.
      Парень встал, поспешно допивая последний стакан. Половины ведра уже как не бывало. Мужик в ватнике покачал головой. Он явно не одобрял происходящего, но не осмеливался возражать.
      - Вона, - вполголоса сказал он через некоторое время, кивая в темноту, из которой слышались ругательства и пьяный смех удаляющейся парочки. - Видали? Жена называется.
      - Жена? - удивился Веня. - Твоя? Я думал, она бригадирша.
      Мосластый присвистнул.
      - Какое там... Бригадир в Оренбурге остался. Дрезиной задавило. Нас из Омска восемь человек выехало. По два на кажный вагон. Всего четыре вагона, по двенадцать телок. Сначала все путем было, пить-то, конечно, пили, но в меру.
      - В меру? - недоверчиво переспросил Вовочка. - Бригадира-то, небось, по пьяне задавило?
      - По пьяне, - согласился мужик. - Значит, может, и не в меру. Но без бригадира совсем беспредел пошел...
      Он отчаянно махнул рукой и стал загибать пальцы.
      - Сначала Колька своего кореша зарезал. Кореша - в морг, Кольку - в милицию. Потом в Нижнем Сашкиному братану пальцы башмаком оторвало. В больничку увезли. А четыре дня назад бригадирову бабу сожрали... - мосластый осушил очередной стакан и, морщась, заключил. - Вот и считай...
      - Сужаали? - заинтересованно переспросил коротышка. - Так по яму и сужаали? Своего же товаеща?
      - Так прямо и сожрали, - подтвердил мужик. Поразительно, но он понимал коротышку без переводчика. - Только зачем "своего товарища"? Ее ж не мы сожрали, а свиньи. А бригадирша, даром что не гусь, а все одно - свинье не товарищ.
      - А свиньи-то откуда?
      - Так это... из Белоруссии свиньи. Два вагона. Встретились на прошлой сортировочной. Сели вместе, выпили за встречу. Ну, а потом она в вагон полезла, спать. Думала, что в свой, а вагон-то свиной оказался. Залезла, да и упала к ним в загородку. А свиньи голодные, с самого Минска не кормленные...
      - Почему не кормленные?
      - Так это... - мужик развел руками. - Пьют ведь. Не до того. А голодная свинья это тебе не телка. Телка разве что языком тебе морду вылижет. А если случайно потопчет, или, к примеру, придавит, то тоже не до смерти. А свинья - нет. Свинья жрет. Вот и сожрали.
      - Насмерть?
      - Так это... как же не насмерть-то? От ней, почитай, и не осталось ни хрена. Ноги у ей в кирзачах были, ноги и остались. Кирзу даже свинья не берет. Крепкая вещь кирза... - мосластый похлопал себя по голенищу. - Были бы яловые или, к примеру, хром, сожрали бы и ноги. А так хоть есть что похоронить. Кирза...
      Уважительно покивав, он зачерпнул стаканом портвейн. Вовочка вздохнул.
      - Как же вы с четырьмя вагонами управляетесь? Телки-то, поди, дохнут?
      - Дохнут, сердешные, - согласился мужик. - А что тут сделаешь? Пьем ведь...
      - А если не пить? - предположил Веня.
      Мосластый пристально посмотрел на него.
      - Да ты нерусский, видать...
      - Именно! - воскликнул коротышка. - Вот она, наудная интуиция!
      - Слышь, Фикса... Как мы поедем-то? - сказал Вовочка, резко меняя тему. - Через Каунас?
      Мужик пожал плечами.
      - А хрен его знает. Вроде как, на Псков. Через чурок все равно насквозь поедем, не останавливаясь.
      - Чейез чуок! - восхищенно повторил коротышка. Из общения с бичом он явно черпал много нового. - Кого вы называете чуйками?
      - Известно кого... - мужик усмехнулся, сверкнув стальными фиксами. - Всю эту дрянь нерусскую.
      - Деянь неузкую... - повторил коротышка. Глаза его блестнули отраженным светом металлических зубов собеседника.
      - Ага... - мосластый снова зачерпнул портвейна.
      Коротышка зачарованно смотрел на его размеренно двигающийся кадык.
      - Бляди нерусские, - сказал мужик, ставя на землю пустой стакан. С каждым глотком он, казалось, не столько пьянел, сколько становился злее. - На границе пломбу на вагон ставят, запирают. Как диких зверей везут. Не дай Бог на землю ихнюю плюнем. А какая эта земля ихняя? Разве не наша она? Разве не русской кровью полита? Что же теперь, уже и не плюнуть на нее? Лопату навоза не бросить? Это ж навоз, а не говно! А хоть бы и говно... кровь можно, а говно нельзя?
      - Слышь, Фикса, - снова осторожно вступил Вовочка. - Ты нам вагон-то покажи. Устали, спать ляжем.
      - А нам что навозом зарастать, да? - продолжал мужик, обращаясь преимущественно к сочувственно кивающему коротышке и пропуская мимо ушей вовочкину просьбу. - Телки, они что, не срут? Они, знаешь, как срут? У-у-у... главное, непонятно с чего: уже неделю как не кормленные... А ведь поди ж ты: срут и срут, срут и срут...
      Он заглотил еще один стакан, утерся, злобно стукнул кулаком по ладони.
      - Они срут, а дверь опечатана. День опечатана, ночь опечатана. Что ж мы, не люди - в говне жить? - мужик скрипнул зубами. - Ты понял? Если ты русский, - живи в говне. А нерусский...
      Мосластый мазнул Веню недобрым взглядом и зачерпнул портвейн.
      - Фикса, оставь мне! - послышалось из темноты.
      К костру возвращался молодой парень, Сашка.
      - Что, ублажил? - глухо проговорил мосластый.
      - Дурное дело нехитрое, - беспечно отвечал Сашка, присаживаясь на ящик и беря стакан. - Она ж пьяная, быстро отвалилась. К утру, небось, опять захочет.
      - А я тебя, гада, зарежу... вот прямо сейчас и зарежу...
      Мосластый стал привставать, шаря правой рукой в сапоге. Сашка отставил стакан и, не особо целясь, сильно ударил мужика в лицо. Тот опрокинулся, дернул ногой и затих.
      - Всегда с ним так, - сказал Сашка, зачерпывая вино. - Человек как человек, а выпьет - за нож хватается. Ничего. Если вовремя по голове дать, засыпает. А с утра - снова человек.
      Он допил и встал.
      - Пойдемте, мужики, я вам вагон покажу. А за вино - спасибо. Хороший портвейн. Как вы этот свой коньяк пьете? Невкусный ведь.
      Вовочка пожал плечами.
      - А дядя Ваня говорит - вкусный...
      
      "Ку-да-ту-да... ку-да-ту-да... ку-да-ту-да..." - перекликались колеса. Веня приподнялся на локте. Сквозь щели отдушин пробивался свет... значит, утро. Или день. Они ехали уже целые сутки. Или неделю. Или месяц. В наглухо закрытой, запечатанной теплушке легко теряется чувство времени. Как в том примере из школьного учебника по физике - о двух близнецах, один из которых отправляется в космос и возвращается через год, ровно на похороны умершего от старости пра-пра-пра-правнука своего брата-двойняшки. Для того, чтобы осознать принцип независимого течения времени в разных замкнутых системах, вовсе не обязательно стартовать к звездам. Вполне достаточно замкнуть человека в обычном товарном вагоне и запустить его в лабиринт железнодорожных путей, в эту бесконечную оперу, где поют речитативом колеса, солирует фальцетом курьерский, маневровые тепловозы исполняют изящный дуэт, а дежурные по станциям удивляют мир длинными ариями на громкоговорительном языке, непонятном даже им самим.
      Где они теперь? Еще в Литве? В Латвии? Далеко ли до границы? И до чьей границы? Российской? Канадской? Вьетнамской?..
      Внутри теплушка была разделена дощатой перегородкой на две неравные части. В одном из торцов, занимая примерно четверть вагонного пространства, высились в три ряда кипы прессованного сена. Сеном кормили животных, здесь же находилось предполагаемое место отдыха проводников. Предполагаемое - потому что данный конкретный вагон не видел своих проводников уже больше недели.
      В середине, возле дверей стояла огромная бочка с водой, валялись две совковые лопаты, грабли и ведро. Все остальную площадь занимали телки, коротко привязанные за шею к длинной жерди, тянущейся вдоль стенки вагона. Когда Сашка откатил дверь, животные замычали.
      - Дуры, - сказал Сашка. - Думают, что их кормить пришли. Или поить. Когда уже подохнут... а насрали-то, насрали...
      Вонь в вагоне стояла невыносимая.
      - Ничего, принюхаетесь, - пообещал Сашка. - Сразу говорю: навоз можно сбрасывать только на перегонах. И только в России. На станции нельзя. У чурок на территории нельзя. Хотя там никто и не даст. Завтра утром сидите тихо. Вагон закроют, опечатают и поедем. Счастливо оставаться.
      Когда проводник ушел, сердобольный Веня решил накормить животных. Вдвоем с Вовочкой они распатронили кипу, стали носить сено охапками. Телки толкались, не веря своему счастью, безумно косили черными красивыми глазами, мотали рогами, выворачивали шеи, почти повисая на чересчур короткой привязи и вываливая по этому случаю красный обметанный язык. Коротышка в возне не участвовал, стоял у двери, думая о чем-то сокровенном и непонятно бормоча себе под нос. Набирая из бочки воду, Веня разобрал что-то вроде "деянь неузкая". Общение с народом в лице мосластого злюки явно произвело на карлика неизгладимое впечатление. Гм... на карлика? Веня снова обратил внимание на то, что мумия словно бы подросла. Точно, подросла. На яхте она не доставала невысокому Вене до подмышек, зато теперь... теперь была уже по плечо, даже немного выше.
      Наевшись, телки легли, но ненадолго. Обильное кормление после голодухи вызвало закономерные последствия, обильно вытекающие и высыпающиеся из-под коровьих хвостов. Что, впрочем, немного добавило к общему интерьеру теплушки, и без того заваленной навозом чуть ли не по щиколотку. Веня и Вовочка уже не видели коровьего концерта. Они заползли на сено и заснули, намертво отрубившись после невероятно тяжелого дня. Не уловили они и момента опечатывания вагона станционным контролером в сопровождении хмурой похмельной Альбины и ее сладкого жеребчика Сашки.
      Мумия не ложилась. Просыпаясь, Веня различал у двери ее знакомый силуэт и поскорее снова закрывал глаза. Ему снилось, что он заснул в ленинской комнате пионерлагеря, где подрабатывал пионервожатым после первого курса. Комната запиралась изнутри; улучив момент, Веня убегал туда с веселой судомойкой Томкой, и они полоумно, но молча и сосредоточенно любили друг друга на кумачовой куче лагерных знамен и транспарантов. Молча, потому что за стенкой помещался кабинет начальника лагеря и шуметь было противопоказано продолжению отношений. В пиковые моменты Томка, не сдержавшись, мычала, а Веня, зажимая ей рот, опасливо поглядывал на профиль гипсового бюста, будто проверяя: не услышал ли?
      Теперь здесь, в теплушке, имели место и профиль, и мычание, и это естественным образом возвращало Веню в молодые незабвенные годы.
      
      Ку-да-ту-да... ку-да-ту-да... Куда же теперь? Добраться до Питера, найти гостиницу, отсидеться там сколько осталось до обратного рейса. А сколько осталось? Он начал считать: получалось больше недели. Может, получится обменять билет? Поезд замедлил ход, дернулся вбок на стрелке, еще раз, еще... Станция.
      - Веник! - позвал его от двери вовочкин голос. - Кончай дрыхнуть, спускайся, мы уже в России!
      - Да-да, батенька, в Ауссии! - фальцетом подтвердил коротышка. - Все-таки в плобиованном вагоне надежней всего!
      Веня спрыгнул вниз. Пока он спал, Вовочка изрядно поработал граблями и лопатой: пол вагона был относительно чист, аккуратная куча навоза высилась возле пока еще закрытых дверей. Вовочка и коротышка сидели рядом на перевернутых ведрах.
      - Вот, смотри, - Вовочка кивнул на кучу. - Готовы сдать ценное удобрение на благо полей нашей Родины.
      - Ага, - ядовито заметил Веня. - Вечно вам всякого дерьма нашлют в пломбированных вагонах. А вы и рады: "гео мания нам поможет!"
      - Гео мания? - коротышка презрительно фыркнул. - Чуйки. Деянь неузкая!
      - Что я слышу? - изумился Веня. - Какая крутая смена генеральной линии партии! И все в течение одних только суток! Вы поистине великий тактик, дитятко!
      - Да-с, батенька, - парировал коротышка. - Тактика - это все! Никогда не был начетчиком и аабом идеологии.
      - Араб идеологии... - хмыкнул Веня. - Любопытно, любопытно...
      - Ты неправильно переводишь! - возмутился Вовочка. - Владимир Ильич сказал: "никогда не был рабом идеологии"!
      - Ничего, ничего, товаищ Вознесенский, - остановил его коротышка. - Жидки-толмачи тем и замечательны, что иногда выдают весьма любопытные идеи. Весьма!
      Снаружи послушался звук шагов, затем загремел засов, дверь поползла в сторону, и в образовавшуюся щель просунулась косматая голова Фиксы.
      - Живы? - поинтересовался он. - Ну и молодца. Сейчас погонят без остановок до Острова. Как реку проедем, так можно говно сбрасывать. Своя земля... Расея...
      По составу прошла дрожь, поезд тронулся, и Фикса спрыгнул с подножки, торопясь вернуться в свой вагон.
      - Вовик, - сказал Веня. - Ты еще долго тут сидеть собираешься?
      Вовочка пожал плечами.
      - А чем тебе тут плохо? До Питера доедем, а там спрячемся.
      - Я прятаться не собираюсь, - твердо сказал Веня. - Мне домой надо. Дальше играйте без меня.
      - Да? Что ты говоришь? - иронически протянул Вовочка. - А не подскажет ли господин Котлер, как у него дело обстоит с документами? Паспорт, билет? Может, все это у господина в кармане? Тогда-то, конечно, проблем нету. Тогда-то, пускай господин едет, куда ему надо, а мы, дураки сиволапые, здеся останемся, наши игры играть...
      Веня опустил голову. Его документы и багаж остались в Вадиковом дворце, в Лисьем Носу.
      - То-то же... - ухмыльнулся Вовочка. - Хочешь уходить - уходи, силой никто тебя не держит. Только зачем? Куда ты такой, беспаспортный и вонючий, пойдешь? В ментовку, на нары? Кончай дурить, Веник. У тебя до рейса еще больше недели, время есть. Доберемся до безопасного места, осмотримся, а потом и документы твои вытащим. Обещаю.
      - И где же это безопасное место?
      Вовочка снова пожал плечами.
      - Ну, не знаю...
      Поезд набрал ход, станция кончилась, за открытой дверью вагона замелькала свежая весенняя зелень придорожных рощиц.
      - Йазлив! - вдруг выпалил коротышка. - Чудное место. Заляжем в шалаше. Как косцы.
      - А что? - поддержал его Вовочка. - Разлив - место надежное, проверенное. Поезду нашему по пути и от Лисьего Носа близко.
      - Да вы сдурели... - сказал Веня с досадой. - Ну какие косцы в апреле?
      - Косцы-то, может, и никакие, а вот за туристов с палаткой всегда можно сойти. - возразил Вовочка. - Или за бомжей. Да и кто мы сейчас есть, как не бомжи? Ты посмотри на себя: грязный, оборванный, весь в дерьме, вонь несусветная. Ну куда тебе деться, кроме как в шалаш? В общем, вариант с Разливом хороший, не хуже других. А в чем-то даже и лучше.
      - В чем это?
      Вовочка поднял на него глаза, и Веня снова увидел в них давешний лихорадочный блеск.
      - Тебе не понять, - сказал он тихо, но с расстановкой. - Ты не веришь.
      - Во что?
      - В символику. В эту символику. Неужели ты не обратил внимание, как все складывается? Сначала воскрешение, потом спасение, потом возвращение в Россию в пломбированном вагоне, теперь - Разлив. Все, как тогда.
      - Ты что, сдурел? - закричал Веня. - Какое воскрешение? Какой Разлив? Очнись, Вова!
      - Я ж говорю, не веришь, - все так же тихо отвечал Вовочка. - Ну и не мешай, коли не веришь.
      - Вы не веите, батенька, а я вею! - подхватил коротышка, вскакивая и берясь за лопату. - А что, господа, уже можно навоз кидать? Мне что-то паазмяться захотелось.
      - Поразмяться хочет... - пояснил Веня. - Дерьмо покидать, вспомнить навыки партийного публициста.
      Коротышка принялся ловко орудовать лопатой. Полновесные совки навоза вылетали в дверной проем и исчезали, словно растворяясь в дрожащем прохладном воздухе. Куча таяла прямо на глазах. Впереди показалась река, поезд прогрохотал по мосту, мелькнула будка обходчика, снова потянулись луга и перелески.
      - Никак, река Великая, - предположил Вовочка. - Или приток какой...
      Куча закончилась. Коротышка отставил лопату.
      - Великое дело гимнастика, - сказал он, отдуваясь. - А еще я, батенька, гаадкий люблю.
      - Городки он любит, - мрачно перевел Веня. - Что такое?
      Последнее относилось к поезду, который вдруг начал тормозить и остановился, протестующе визжа колесами.
      - Не знаю... - Вовочка высунулся из вагона. - Говорили, до Острова без остановок... Семафор, наверное. О! Глянь-ка, бежит кто-то.
      Кто-то и в самом деле бежал вдоль состава со стороны тепловоза, смешно размахивая руками, словно грозя кому-то. Навстречу ему соскочил из своего вагона Фикса. Они поговорили минуту-другую, причем тепловозный отчаянно жестикулировал, а Фикса только мотал головой и пожимал плечами. Наконец, человек в последний раз махнул рукой и побежал назад. Фикса постоял, глядя ему вслед, длинно сплюнул и пошел в противоположном направлении, к вагону своих пассажиров.
      - Ну что, чудики, доигрались? - сказал он, подойдя. - Я вам когда говорил навоз сбрасывать? После реки. Не до, а после.
      - А что случилось?
      - Что, что... - передразнил Фикса. - Кто-то из вас полную лопату говна обходчику в открытое окошко закинул. Прямо в тарелку. Он, понимаешь ли, как раз решил щец навернуть... В общем, на этот раз я вас отмазал. За две бутылки. Больше не балуйте.
      Поезд тронулся, Фикса побежал к себе, а Веня, держась за живот, сполз на пол. Скопившееся внутри напряжение рвалось из него в виде приступа гомерического хохота, до слез, до колик, до боли в груди.
      - Вот, Владимир Ильич, - выдавил он из себя минут через пять, когда снова обрел дар речи. - Вам, блин, гимнастика, а русскому народу - говно в щах.
      
      8
      
      Родители директора музейного комплекса "Шалаш" госпожи Екатерины Степаненко появились на свет в исторически-оптимистические тридцатые годы. Исторически-оптимистическими годы назывались по разным причинам. Для одних оптимизм окончательно стал историей именно в этот период. Другие понимали, что вляпались в историю, но, за неимением иного выхода, вынуждены были смотреть на ситуацию с оптимизмом. Наконец, третьи просто родились хроническими оптимистами или имели какую-либо другую проблему с головой, а потому не питали к истории вовсе никакого интереса. Оба деда и обе бабки госпожи Степаненко относились именно к последней категории. Поэтому будущий Катин папа получил характерное имя Вилор, а будущая мама - Даздраперма.
      Первое означало "Владимир Ильич Ленин - Организатор Революции", второе: "Да Здравствует Первое Мая!" Папу во дворе звали "Вилы", маме приходилось намного хуже.
      Кто-то из нас рождается инвалидом, кого-то делают таковым идиоты родители, кого-то - идиотка судьба. Плохие новости при этом заключаются в следующем: инвалидами становятся так или иначе все, что, конечно же, очень и очень горько. Но есть и хорошие новости, которые, по странному стечению обстоятельств, формулируются точно так же: инвалидами становятся все, а значит, и горевать не о чем. Более того, разнообразие человеческих инвалидностей отнюдь не так богато, как кажется на первый взгляд, а потому всегда можно без особого труда отыскать в пестрой толпе инвалидов кого-то подобного себе.
      Карлица имеет все шансы найти своего карлика, глухонемой отыщет глухонемую, безногая отхватит себе безрукого, футболист повстречает манекенщицу. Люди идентифицируются по группам инвалидности; еще и поэтому так важно как можно раньше определить для себя свою собственную, кровную группу. Юный Вилор почувствовал "групповую" тягу к юной Даздраперме немедленно после того, как ему объяснили, почему эту красивую, хотя и несколько угрюмую девочку именуют за глаза, а то и прямо в лицо "спермой" или "задрыпой". Они были инвалидами одного сорта, а потому и подходили друг другу лучше других.
      Своих детей Вилор и Даздраперма назвали подчеркнуто просто: Иваном, Петром и Екатериной. Более того, внимательный наблюдатель мог бы усмотреть в выбранных именах откровенно контрреволюционную роялистскую подоплеку. Мог бы... но, к счастью, ко времени рождения тезок великих русских царей, внимание внимательных наблюдателей уже пребывало в стадии прогрессирующего склерозного рассеяния, которое и привело в итоге к серии инсультов - сначала высшего руководящего звена, а затем и всего государства в целом. Что лишний раз наглядно продемонстрировало известную истину: нет мелочей в деле строительства самого справедливого общества. Нет! Там пропустишь Ивана, тут Петра... глядишь: фьють... всей системе кирдык, поминай как звали.
      В новое, покирдычное время Екатерина Вилоровна вошла скромным учителем истории, затем продвинулась в завучи, в директора. Муж, никудышный инженеришка, знакомился с ней в качестве Владика. Думала - Владислав. Уже в загсе выяснилось, что по паспорту прохвост носил имя Владилен, то есть, "Владимир Ильич Ленин". Прошлое уродство вернулось к Екатерине Степаненко украдкой, через заднюю дверь. Обнаружив это, она не впала в истерику, но увидела в случившемся прямое указание к действию, и оказалась совершенно права.
      Как-то в райотделе инструктор походя рассказал ей об открывшейся вакансии директора музейного комплекса "Шалаш". Должность вот уже третий месяц провисала без единой кандидатуры.
      - Не знаешь ли какого-нибудь старичка из бывших? - спросил инструктор. - Какого не жалко. Вдруг согласится, из соображений общего маразма...
      - Неужели там так плохо?
      - Хуже не бывает... - заверил инспектор. - Зарплата мизерная. Жилье нищенское. Посетителей нет. Вокруг сельский бандитизм. Хулиганы. Вандалы. До ближайшего магазина столько пехать, что с голоду помрешь, пока доберешься. Мрак.
      - Пожалуй, я возьму, - сказала Екатерина Вилоровна неожиданно для самой себя.
      Инструктор сначала расхохотался удачной шутке, но потом, поняв, что Степаненко говорит серьезно, предупредил:
      - Учти, навара там никакого. Если ты о земле под коттеджи думаешь, то поезд ушел. Все, что можно было, давно уже распродано. Глухо. А если решат дальше продавать, то с тобой делиться не станут. Там такие зубры в деле, не нам чета.
      - Еще чего, - отвечала Степаненко, садясь писать заявление. - Зачем продавать, если покупать надо?
      План уже сидел у нее в голове, пугающе ясный в своей фантастической реальности. Но дело было даже не в плане, а в том, что они принадлежали к одной группе инвалидности: она, ее муж и музей и по этой простой причине могли добиться успеха только бок о бок. А успех рисовался большой, даже грандиозный. Успех мирового масштаба и всемирно-исторического значения.
      От чего в основном зависит коммерческий успех в современном мире? От качества? - Чушь! От цены? - Ерунда! От объема рекламы? - Нет, и не от этого. От чего же тогда? - От бренда, вот от чего! Раскрученный бренд обладает магическим действием на покупателя. А разве Ленин - не раскрученный бренд? Да такую раскрутку еще пойти поискать!
      - Мы будем работать вместе. Ты уйдешь из своей дурацкой конторы и станешь моей правой рукой. Мы построим огромный комплекс! - горячо шептала она мужу Владилену, вдупель ошарашенному ее неожиданным решением. - Мы назовем его "Заветы Ильича"!
      - Как колхоз?
      - Как колхоз! - подтверждала она. - Это будет наш бренд! Понимаешь? Наш бренд!
      - Бренд сивой кобылы... - бормотал он.
      - Ты только подумай, - продолжала она, не слушая и не слыша ничего, кроме мелодичного звона своей мечты. - Бренд "Заветы Ильича"! Все остальное пойдет по этому образцу. Например: закусочная "Котлеты Ильича". Ресторан "Паштеты Ильича". Выпечной буфет "Багеты Ильича".
      - Ага, - соглашался он, заражаясь ее безумием. - А на кассе напишем: "Билеты Ильича"... А рядом откроем "Клозеты Ильича".
      - Вот именно! - радовалась она. - Наконец-то ты понял! Целый город, как Диснейленд! Парикмахерская...
      - "Брюнеты Ильича"!
      - Здорово! Медпункт...
      - "Пинцеты Ильича"!
      - Отлично! Казино...
      - "Валеты Ильича"!
      - Банкетный зал...
      - "Банкеты Ильича"!
      - Элитное кладбище...
      - "Скелеты Ильича"!
      - Ты записываешь, Владик? Смотри, как много идей! Это же уму непостижимо, что никто еще до такого не додумался!
      - Подожди! - кричал Владилен, войдя в раж. - Вот еще! Астрологический прогноз: "Советы Ильича"! Секция боевых искусств: "Кастеты Ильича"! Массажный спецкабинет: "Минеты Ильича"!..
      Итак, к новой своей работе супруги Степаненко приступали с немалым воодушевлением. Было ясно и с чего начинать. Любые грандиозные цивилизационные проекты, такие, как Рим, Нью-Йорк, Диснейленд и Рублевка, стартовали прежде всего с воды и еды. Воды в Разливе хватало - целое озеро. Еда началась с небольшого буфета, сооруженного супругами на паях с близкой подругой Екатерины Вилоровны - отставной директрисой бывшей школьной столовой. Буфет назвали пока скромненько: "У Шалаша", дабы не разменивать по мелочи запланированный бренд .
      Лиха беда начало: вслед за прообразом котлет Ильича подтянулись и кастеты. Уже через неделю после открытия буфета к Екатерине Вилоровне подкатились на черном "бумере" двое крепких ребят с покатыми плечами и скучающим выражением плоских борцовских физиономий. Ребята вежливо попросили денег в обмен на неназванные услуги. Степаненко не испугалась, но спорить не стала, а наоборот, поинтересовалась возможным расширением сотрудничества. Борцы посмотрели с уважением и обещали передать.
      Через день начались переговоры на высшем уровне. От имени комплекса "Заветы Ильича" выступала его инициатор и директор Екатерина Степаненко. Конечно, задуманное детище Екатерины Вилоровны существовало пока всего лишь на бумаге. Зато организация ее потенциального партнера теоретически не существовала вовсе, но практически ощущалась неизмеримо больше, чем того хотелось бы очень и очень многим, и в этом представляла собой полную противоположность эфемерным, хотя и многобещающим "Заветам Ильича". Могли ли эти крайности не сойтись?
      Борцовский босс оказался дородным мужчиной средних лет.
      - Зовите меня просто Цезарь, - неохотно молвил он в ответ на вопросительный взгляд госпожи Степаненко.
      Просто Цезарь. Пальцы императора были унизаны перстнями - где золотыми, а где и татуированными. Круглые глаза без ресниц не имели выражения, и оттого казалось, будто они закрыты пятаками - вероятно, от постоянной близости их обладателя к гробу.
      Выслушав директора, Цезарь кивнул:
      - Гладко выходит. Десять процентов.
      - Я думала, вы возьмете больше, - улыбнулась Степаненко. - Можете взять пятнадцать, я жадничать не люблю, себе дороже.
      - Десять процентов - твои, - пояснил Цезарь. - Расходы пополам.
      - Все пополам, - весело отвечала директриса. - И беспроцентная ссуда на три года.
      Цезарь моргнул пятаками и встал. Степаненко молчала. Цезарь пошел к двери, остановился. Постоял, открыл дверь. Сделал шаг наружу.
      - Бордель ваш на сто процентов, - сказала бывшая учительница истории. - Остальное пополам.
      - Бордель и казино.
      - Бордель и тир. Назовем "Дуплеты Ильича".
      Император вернулся.
      Первыми задачами нового союза стали восстановление и охрана бренда. Прогнившая изгородь не могла защитить территорию комплекса даже от окрестных буренок. Вдобавок ко всему, вот уже несколько лет на площадке отсутствовала главная брендовая достопримечательность - шалаш. Когда-то, в славные времена пионерских линеек, стог и примыкающий к нему шалаш ежегодно обновляли. Трава специального сорта выращивалась во всех пятнадцати союзных республиках по мичуринскому методу. Особенно душистое сено в подарок вождю поставляла Средняя Азия. Злые языки утверждали, что старший инженер отдела эксплуатации товарищ Торчкова даже украдкой покуривает драгоценное сырье... ну и что?.. а если бы и так, кому это мешало, кому? Нечего было на Торчкову кивать, лучше бы делом занимались, делом! А то эвон - прошляпили страну, как есть, прошляпили, все пятнадцать республик! Тьфу, прости Господи!
      Вот и дожили: не стало ничего - ни пионеров, ни броневика, ни бронепоезда на запасном пути, ни старшего инженера отдела эксплуатации товарища Торчковой, ни самого отдела... а трава из Средней Азии, хотя и продолжала поступать в стократном объеме, но уже не на шалаш, а для совсем-совсем других радостей. Разбежались ценные специалисты - кто из-за невыплаченной зарплаты, а кто и по причине общего отчаяния от изменившегося статуса жизни. Помер, упившись с горя, потомственный мастер-шалашовщик Клим Виссарионович Лацис, сгинули ударницы-шалашовки из его неповторимой, единственной на всю планету бригады. А вместе с ними пропала навсегда и уникальная технология возведения шалаша, сложная, прецизионная, нигде, по строжайшей своей секретности, не задокументированная. Ушла безвозвратно, отшумела, как платье твое на давней первомайской демонстрации.
      - Сделай что-нибудь! - сказала Екатерина Вилоровна своему мужу и заместителю. - Ты же инженер. Ты же участник проекта. Ты же мужчина, наконец!
      Несчастный Владилен вздохнул и приступил к воссозданию шалаша. Увы, что он ни делал, ничего не получалось: жерди ломались, сено слетало и рассыпалось, конструкция разваливалась. Научные командировки в деревенскую среду тоже не дали никаких результатов: даже в самой глухой глубинке люди давно уже разучились делать как шалаши, так и вообще что-либо полезное, за исключением самогона. Последнее умение было, видимо, зашито в сознании на генетическом уровне, а потому не пропадало, невзирая на все перестройки и приватизации. Впрочем, в телевизоре намекали, что и это ремесло пытаются вытравить из российского генофонда злобные американские пиндосы при помощи специальных, направленных из космоса лучей.
      Положение спас Цезарь. Узнав о проблеме с брендом, он сразу спросил:
      - Решетку пробовал?
      - Почему решетку? - оторопел Владилен.
      - Потому! - отрезал Цезарь, немного помолчал и пояснил. - По опыту. Когда через решетку смотришь, все становится намного понятней.
      Так оно и случилось. Каркас шалаша сварили по спецзаказу из нержавеющей стальной решетки; затем Владилен лично привязал проволокой заранее заготовленные пучки сена. Получилось замечательно. Снаружи шалаш смотрелся, как настоящий. Цезарь сооружение одобрил, но внутрь не полез, ссылаясь на плохую примету. Директорская квартира выходила прямо на музейную площадку, и Степаненки перед тем, как лечь в постель, долго стояли, обнявшись, у открытого окна и умиленно любовались тем, что казалось им сейчас верным залогом светлого будущего - хотя бы их, личного, если уж не вышло с пролетариями всех стран. Ночь была нежна, в камышах деликатно плескалась рыба, вдали обреченно мычала забытая по пьяне на лугу недоенная корова.
      - Хорошо-то как, Владик, - промолвила Екатерина Вилоровна, прижимаясь к мужнину плечу. - Неужели это и есть счастье?
      - Оно, - уверенно подтвердил Степаненко, но тут же вздохнул, следуя извечной мужской обязанности даже в самые лучшие моменты жизни не забывать о бдительности стража и охотника. - Если только враги не помешают...
      Увы, как в воду глядел Владилен. Помешали враги степаненковскому счастью, еще как помешали. Той же ночью вспыхнул и запылал с таким трудом отстроенный шалаш. Наутро от сооружения остался лишь обугленный решетчатый каркас.
      - Может, молния? - предположил экстренно вызванный из города Цезарь.
      - Грозы не было... - отвечала Екатерина Вилоровна, нервно комкая в кулачке платочек. Она ощущала себя погорелицей, потерявшей в огне пожара все свое имущество.
      - Да не убивайся ты, Катя, - успокоил ее император. - Каркас-то цел! Был бы скелет, а мясо нарастет. Закажи еще пару машин сена и дело с концом.
      Новый шалаш был возведен совместными усилиями четы Степаненко и нескольких отборных бойцов из команды Цезаря, специально присланных по такому случаю. Он сгорел через два дня. Стоя у окна, Екатерина Вилоровна взирала на языки жадного пламени, пожирающего дело ее жизни. Она готова была поклясться, что видела у ближней опушки пляшущие силуэты торжествующих врагов.
      Для охраны третьего шалаша Цезарь установил ночную стражу. Двое здоровенных детин патрулировали вокруг, еще один сидел в засаде внутри. Он едва успел выскочить, когда несчастное строение вспыхнуло. На этот раз шалаш подожгли издалека, горящей паклей, примотанной к стреле.
      - Да-а... третий раз - пидорас... - загадочно заметил Цезарь, стоя у пепелища, и пояснил недоумевающей Екатерине Вилоровне. - Я к тому, что это уже система. Беспредел. Что ж... будем мочить.
      - Пока что вы мочитесь нам на голову! - отрезала Степаненко сердито. -Что это за крыша такая драная? Шалашика прикрыть не можете!
      Император явственно скрипнул зубами, и обычно тусклые пятаки в его глазницах сверкнули, как свеженачищенные. Любой испугался бы на месте Екатерины Вилоровны, любой, но не она. Она пережила уже три пожара и не боялась ничего. Таинственная закулиса, зловещий заговор угрожали ее хрустальной мечте. Но кто? Кто он, этот загадочный враг?
      Вообще говоря, поиск всяческой тайной подоплеки давно уже стал главной и основной темой застольных, рабочих и даже интимных разговоров не только супругов Степаненко, но и подавляющего большинства граждан. А ведь когда-то все было иначе. Когда-то граждане увлекались совсем другим. Например, читатели упражнялись в чтении между строк, в то время, как писатели - в составлении извилистых иносказательных конструкций. Это умение достигало невиданных, фантастических высот. Из порядка расположения полувосковых фигур в кремлевском филиале музея мадам Тюссо делались уверенные геополитические выводы, а строчка "усмехается в усы" превращала невинный стишок про кота в гимн протеста.
      Несчастные цензоры употевали вычеркивать реплики из классических пьес. Даже молчаливое искусство балета таило в себе опасность: а ну как дрыгнут ногой в нежелательном направлении? Где оно, нынче, нежелательное? На востоке? - Вот и дрыгнут на восток! Или, не дай Бог, махнут рукой на запад? И ведь махали, махали! А уже на следующий день по всем тесным пятиметровым кухням, по бесконечным коридорам прокуренных учреждений, по столицам, по хрипящим задушенным динамикам коротковолновых приемников: "Вы слышали? Неужели нет?! Да об этом уже весь мир говорит! Ну да! Махнул! Еще как махнул! На запад! - Да нет, не на запад! - А на что? - Ну, это ведь понятно на что! Удивительно, как он еще на свободе..."
      Кто-то сует ту страннейшую и страшнейшую из эпох под марксову бороду, кто-то - под ленинскую лысину, под рябую сталинскую рожу, под брежневские брови... глупости! На самом-то деле вот она, туточки - под вертким языком старины Эзопа. Это все он, лукавый бродяга, он, с его кривым ухмыляющимся зеркалом и двойным, тройным, пятерным смыслом обычных на вид слов. Слово "мир", таящее в себе войну, слово "счастье", чреватое бойней, слово "работа", обмотанное колючей проволокой. Язык до Киева доведет? А до Колымы не хотите? А до Освенцима? Ну уж, скажете, право... кто же в такие места хочет? А никого и не спрашивают. Сказано ведь: "доведет". А ведут, бывает, и под конвоем...
      Но это все "когда-то". Было и прошло. Прощай, дедушка Эзоп, прощайте классики эзопова жанра, мастера тонкого намека, писатели двусмысленных саг. Кому вы интересны теперь, в новые времена, разнообразные, как помойка, где все наружу, все напоказ - и внутренности, и гениталии? Никому. Новое время - новые песни, новые писатели. А что же читатели - те, которые столь уютно чувствовали себя между строк, как между ног, как подмышкой? Куда девать им свое изощренное мастерство, на что направить пытливый ум, поднаторевший в разгадывании прежних ребусов? О чем теперь говорить супругам Степаненко за чашкой вечернего чая?
      Известно о чем. О Конспирации. Заговоры нынче повсюду - так же, как прежде - скрытые смыслы. Война, например, продолжается сугубо ради навара конкретного Пронькина, взрыв на рынке устроен для навара конкретного Фонькина, а лужу во дворе надул вовсе не вчерашний дождь, а конкретно Шмонькин, дабы наварить жене конкретного Вонькина, которую, кстати дрючит небезызвестный Дрынькин, попавшийся о прошлом годе на попытке навариться от всех вышеупомянутых господ одновременно. Неужели? Ну, а как же... ежу понятно. И добавить усмешечку такую тонкую, не-ежиную, всепонимающую: мы, мол, не лохи, лохи не мы.
      А коли новые читатели такие пинкертоны, то что уж говорить о новых писателях? Эти-то уж точно не лохи, эти-то всем виям глаза пооткрывают. Что ни репортаж, то расследование, что ни статейка, то разоблачение. Все под подозрением, все виноваты! И ведь что любопытно: иногда попадают эти вольные стрелки в самое яблочко. Редко, дуриком, невзначай, но попадают. Случается такое при беспорядочной стрельбе. Ну, а коли попал, то и пропал: получай заработанное. Киллеры в подъездах, в отличие от писателей, лишних пуль не тратят: дуплетом завалил и контрольный - промеж тускнеющих глаз. Поди теперь сыщи заказчика... да и кого подозревать, если под подозрением - все?
      - Кто же это нас поджигает, Катенька?
      - Ох, даже и не знаю, Владик...
      Как же так, Екатерина Вилоровна? Быть такого не может! Кто поджег пассажирский поезд Москва-Каракас знаете, а про сенный шалашик под собственным окошком - ни-ни? Даже версий не имеется? Да кто ж вам поверит, милочка?
      
      От станции Тарховка шли вдоль озера. Вовочка уверенно пер впереди, на правах знатока местности. Он побывал здесь относительно недавно - в возрасте десяти лет, на торжественной церемонии пионерской клятвы. Веня тогда болел, и оттого галстуком его повязали месяцем позже, в углу учительской, без надлежащей торжественности: повязали, как отвязались. Может, потому и не проникся? Ох уж, эти якобы мелкие воспитательные ошибки... того недовязал, этого недорезал - глядишь, и держава рухнула.
      Коротышка поспешал уже без всякого труда: не семенил, как прежде, пять шагов на два вениных, а шел ровно, в общем ритме, не отставая. За ночь он подрос еще на четыре сантиметра. Смерил себя у косяка вагонной двери - украдкой, пока двое проводников разносили сено, - сравнил с вечерней отметкой, недовольно покрутил носом. Темпы роста решительно никуда не годились. Архиважно вырасти как можно быстрее. В политике все решают две вещи: импульс и момент. Сегодня рано, завтра будет поздно.
      Он мог бы расти намного лучше, даже архихорошо, если бы не проклятая проститутка. Увы, потерянного не воротишь. Девчонка теперь, наверное, на морском дне, кормит рыб среди обломков меценатской яхты. Правда, то, что она украла, не могло утонуть... да только, где его теперь сыщешь? Не бродить же по берегу в надежде на то, что волны вернут пропажу? Надежде коротышка не доверял никогда, просто не мог на нее положиться: толста, глупа, неряшлива... ну как на такую ляжешь?
      Хорошо хоть, с проводниками ему повезло. Красномордый явно знает, что делает. Решительность - архиценное качество в помощнике, да и в людях вообще. Решительность и послушание. Хороший человек должен решительно слушаться. И второй, который жидок, тоже к месту, хотя и архивраждебен. На первых порах всегда требуется толмач, а кто ж лучше жидка переведет и истолкует? Коротышка покосился на мрачное лицо шагающего рядом переводчика. Как его там? Веня? Ничего, Веня, придется тебе потерпеть до поры до времени. Скоро твои услуги уже не понадобятся. Вон, простой народ по-прежнему понимает своего вождя без всякого толмача, и это радует.
      - Замечательно! - пробормотал коротышка.
      Красномордый услышал, обернулся на ходу:
      - Вы что-то сказали, Владимир Ильич?
      - Нет, нет, ничего, товаищ Вознесенский. Далеко ли еще?
      - Километр, не больше. Неужели ничего не помните, Владимир Ильич? Вы же в этих местах два месяца провели!
      - Давно было... - отмахнулся коротышка.
      Давно-то давно, но разве в этом дело? Дело в том, что красоты природы занимали его в самую последнюю очередь. Все эти леса, моря и луга, пропади они пропадом. Достойными внимания коротышка признавал только города - места с большими скоплениями человеческой массы. Человеческие массы - вот что интересно! Массы подлежали делению на две части: тех, кто годится для решительного послушания и тех, кто нет. Первых коротышка мысленно именовал "снами", вторых - ненавидел.
      Само слово "снами" чем-то напоминало название индейского племени из книжки Фенимора Купера: битва между снами и могиканами на берегах реки Делавэр! В этом, на первый взгляд, случайном "индейском" мотиве заключался глубокий смысл, смысл непримиримого племенного, кровного противостояния. Кто не снами, тот против нас! Третьего не дано! В детстве коротышка страстно любил играть в индейцев, благородных разбойников и мастеров древнего японского искусства нин-дзюцу. Он даже прозвище себе придумал соответствующее: Ле Нин - то есть, самый главный, верховный ниндзя!
      Затем детское прозвище стало партийной кличкой, а детская игра как-то незаметно превратилась в дело жизни. Ну и что? Что тут такого? Кто-то забрасывает детские увлечения, а кто-то остается верен им до гробовой доски. Разве мало седовласых филателистов, заполнивших свой первый альбом еще до того, как у них выпал первый молочный зуб? Художников, научившихся рисовать раньше, чем читать? Заслуженных профессоров, охотившихся за бабочками в пятилетнем возрасте? Вот и коротышка: как начал играть в индейцев в кустах за родительским домом, так и продолжил до самой смерти... а теперь вот и после нее. И как играл! Кто не снами, того уничтожают! Хоп! Хоп! Прыг-скок через канавку на деревянной лошадке, прыг-скок через тонкий ручеек, через речку, через Волгу, через Днепр, Вислу и Неву! Марш-марш в атаку! Шашки наголо! Головы - с плеч! Кто не снами, того батогами... того томагавками... Володя! Опять ты там развоевался? Иди обедать! - Сейчас, мама! Иду!
      - Иду! - коротышка покрепче завязал шнурок и заспешил вдогонку за ушедшими вперед проводниками. Туфли решительно никуда не годились. В гробу в них лежать - еще куда ни шло, а вот ходить... сапоги были бы намного уместнее. Как у тех ладных мужичков из товарного состава. Коротышка довольно причмокнул. Новое знакомство оказалось архиполезным!
      Любой, мало-мальски знакомый с играми в индейцев знает, что без боевого клича племя не стоит даже обломанного волчьего зуба. Без клича можно отступать, драпать, но наступать - никогда! А потому начинать всегда следует именно с этого - с клича. Клич обязан быть прост и звучен. Он должен ласкать горло, щекотать язык, гальванизировать мышцы, расслаблять головной мозг и напрягать спинной. Когда-то коротышке удалось выиграть очень большую индейскую игру при помощи архизамечательного клича, состоявшего всего лишь из одного слова: "Долой!"
      К сожалению, теперь, насколько коротышка успел определить, этот клич уже не годился. Индейцам племени снами срочно требовался новый мобилизующий и объединяющий ориентир. Опытнейший игрок, коротышка знал, что настоящий клич невозможно придумать. Клич рождается сам, он выползает из потного скопления народной массы, словно мелкая незаметная вошь, а потом просто гуляет из уст в уста, как бутылка с самогоном, как трубка мира на индейском костре. Его произносят многие, глупые и умные, сильные и слабые, тихие и громкие, произносят походя, не обращая внимания, даже примерно не осознавая его страшную разрушительную силу. Он может так и сгинуть попусту, если не встретится на его пути какой-нибудь зоркий Ястребиный Глаз, Соколиный Коготь, Ле Нин Выкидное Перо! Но, уж коли встретится... о, коли встретится... Тут-то и пойдет настоящая игра, тут-то и зазвучит он во всей красоте и силе, подчиняясь умелой дирижирующей руке вождя племени снами - не вразнобой, не в разлад, не дробным фоновым шумком, а разом, хором, в такт, площадью, стадионом, миллионами глоток, как миллионами пушек!
      - Деянь неузкая! - пробормотал себе под нос коротышка и даже подпрыгнул от восторга. - Чуйки!
      Вот же оно! Вот он, желанный клич, сильный, хлесткий, готовый к употреблению! И как быстро он выскочил на поверхность, словно только и ждал прихода хозяина, как радостно блеснул сталью крепких народных зубов! Вот уж повезло, так повезло! Здесь все было замечательным, все неслучайным, во всем усматривался глубокий потаенный смысл. Даже имя мужика - Фикса: мол, давай, вождь, фиксируй, не упусти момент. Даже металлические коронки во рту: грош цена племени, не умеющему вцепиться сталью зубов во вражеское горло! В горло тех, кто не снами! Дрянь нерусская! Чурки!!
      
      - Пришли, - сказал Вовочка, останавливаясь у высоких металлических ворот, запертых на висячий замок. - Закрыто. Ну и что? Нам же лучше.
      - Это чем же лучше? - устало поинтересовался Веня.
      - Заперто, значит, никого нет. Устроимся без помех. Сюда, Владимир Ильич, сюда... вот тропинка.
      Они шли вдоль проволочной изгороди, пока Вовочке не показалось, что он нашел место, где можно перелезть внутрь. Он наступил ногой на нижнюю нитку и приподнял верхнюю, как это делают секунданты боксеров, приглашая своих подопечных в ринг.
      - Веник, давай!
      Веня с сомнением покачал головой и не двинулся с места. Чем дальше, тем больше происходящее казалось ему дурным издевательским сном.
      - Эй, бомжи! Огоньку не найдется?
      Из кустов и из-за деревьев к ним выходили четверо крепких молодцов в кроссовках и спортивных костюмах. Их ленивая расслабленная повадка сразу напомнила Вене покойного группенфюрера фашиков со Смоленки. Вовочку, судя по всему, посетили те же воспоминания: его рука дернулась было за пояс, но тут же опустилась. Пистолет, пришедшийся так кстати на кладбище, давно уже лежал на морском дне напротив Куршской косы.
      - Не курим мы, ребята, - сказал он, загораживая мумию свои телом. - Старые уже, здоровье не то.
      Старший "бык" ухмыльнулся.
      - Не то, говоришь? Будет еще хуже.
      Он коротко, без замаха ударил Вовочку поддых, отчего тот согнулся и упал на колени, открывая "быкам" доступ к коротышке. Коротышка гордо вскинул лысую голову, как индейский вождь перед генерал-сатрапами.
      - Деянь неузкая! - воскликнул он.
      Веня прикрыл глаза. Учитывая ситуацию, поведение мумии выглядело абсолютно безрассудным. Оставалось надеяться на то, что "быки" не поймут значение сказанного. Увы, к вениному удивлению, эта надежда оказалась напрасной. По крайней мере, часть народа понимала коротышку без всякого перевода. Сначала - проводники телок, теперь вот - эти громилы...
      - Это кто это дрянь нерусская? - изумленно переспросил старший "бык" и сунул руку в карман. - Ты сечешь, с кем базаришь, чурка лысая?
      - Погоди, Колян, - остановил его один из товарищей. - Цезарь велел не бить, подождать, пока сам приедет.
      - Цезарь, Цезарь... - проворчал Колян, не отрывая взгляда от маленьких прищуренных глаз коротышки. - Базар-то про нас, а не про Цезаря!
      Но, видимо, имя босса значило много даже для оскорбленного в своих лучших чувствах "быка". Поколебавшись секунду-другую, Колян вздохнул и неохотно вытащил из кармана руку - пустую, без ножа и без кастета.
      - Ладно, никуда не денется. Вяжите их, братва.
      Пока братва исполняла приказ, Колян старательно тыкал толстым пальцем в кнопки мобильного телефона.
      - Алло! Дай мне Цезаря... это Коля. Чего, чего... поймали поджигателей, вот чего! Алло, Цезарь? Ну, мы это, как его... Ага... Какие с виду? С виду бомжи сраные. Приедешь, или, может, мы сами... Нет? А то бы мы... Ну, как скажешь. А куда их пока сложить? - он потянул носом воздух. - В дом не советую: воняют, как чушки немытые. Ага... ага... понял. Я понял.
      "Сложили" пленников, по не лишенному юмора указанию Цезаря, прямо в шалаше, связав при этом по рукам и ногам так, что трудно было пошевелить пальцем. Сопротивление выглядело бесполезным, поэтому Веня и Вовочка молча подчинились. Зато коротышка суетился за троих: театрально рвался на свободу, вертел головой и при этом непрерывно выкрикивал: "Чуйки!.. деянь неузкая!.." Обзываемые "быки" скрипели зубами, подрагивали мощными бицепсами, но от карательных мер пока воздерживались, откладывали на потом. По всему выходило, что жить троим осталось не далее, чем до приезда большого бычьего босса, Цезаря.
      Затем подошли посмотреть на "поджигателей" средних лет мужчина и женщина. Роль экскурсовода играл Колян.
      - Вот, Екатерина Вилоровна, - сказал он, пиная ногой коротышку. - Поймали. Хотите, мы из них чучела сделаем? Будут экспонатами.
      - А что, Катенька, это мысль... - мужчина склонил голову набок. - Смотри: вот этот, посерединке, даже на Ильича похож. Лоб, конечно, низковат, но если гипсу добавить...
      - Точно, - согласилась женщина. - А вон тот - вылитый Зиновьев...
      Она повернулась к Коляну.
      - А что, действительно можно сделать чучела? Вы не шутите?
      Колян заржал.
      - Цезарь все может, Екатерина Вилоровна. У него на даче такие есть. Хек, царствие ему небесное, телохранитель евонный и барыга какой-то. Почему барыгу поставили, я уж и не знаю. А Хека Цезарь очень любил. Как тамбовские его в прошлом годе завалили, велел чучело сделать. Чтоб не расставаться. Вот они и стоят там на входе, оба двое...
      - Трое, - возразил сзади один из быков. - Феликс еще...
      - Ага, - согласился Колян. - Точно. Еще и пес его покойный, Феликс.
      - Это незаконно, - сказал Веня. - Мы живые люди.
      - Что мы вам сделали? - сказал Вовочка.
      Мужчина нагнулся и оценивающе посмотрел на полковника.
      - А этого, красномордого, куда? Может, под рабочего Емельянова сойдет?
      - Не думаю, - покачала головой Екатерина Вилоровна. - Тот на фотографиях худой. Время царское, голодное.
      - После революции, небось, отъелся... - хихикнул мужчина.
      - Чуйки! - выкрикнул коротышка. - Деяни неузкие!
      - Вот же сволочь, - с чувством сказал Колян. - Ну, погоди у меня...
      Екатерина Вилоровна непонимающе посмотрела на мужа. Тот пожал плечами.
      "Не понимают, - подумал Веня. - Вот ведь странно. "Быки" понимают, а этим переводчик нужен."
      Когда осмотр закончился, и пленники снова остались одни, Вовочка сказал, предварительно покашляв для деликатности:
      - Владимир Ильич, зря вы их попусту злите. Зачем гусей дразнить?
      - Я? Злю? - удивленно переспросил коротышка.
      - Ну да. Зовете их чурками, дрянью нерусской. Зачем?
      Коротышка досадливо крякнул.
      - Идея должна овладеть массами, доогой товаищ Вознесенский! Без этого нет успеха. Идея, овладевшая массами, становится мать и яльной силой!
      - Маркса цитирует, - мрачно заметил Веня. - Хорошо, хоть тот не ожил.
      - Маукс! - фыркнул коротышка. - Чуйка! Деянь неузкая!
      Цезарь приехал вечером. По этому случаю на освещенную площадку перед административным зданием вынесли два стула - для самого императора и для Екатерины Вилоровны. Разбирательство обещало быть быстрым, а потому остальным сидячих мест не предполагалось. "Поджигателей" развязали - не столько из заботы о них самих, сколько ради удобства задуманной Коляном затейливой расправы. Поморгав тусклыми пятаками, Цезарь повернулся к Коляну.
      - Кого ты повязал, дурень? Это ж просто бомжи. У них хоть спички были?
      Колян неловко кашлянул.
      - Спичек не было, Цезарь, - ответил за него другой "бык". - И зажигалок тоже. Они некурящие.
      - Так какие же это поджигатели, мать вашу?!
      - Может, сбросили... - предположил Колян. - Отдай их мне, а, Цезарь? Очень прошу.
      - Душный ты стал, Николай, - произнес Цезарь со зловещей интонацией в голосе. - Время мое попусту переводишь. А мое время денег стоит. У тебя деньги есть - мне за этот вечер заплатить?
      Бледный Колян молчал, глядя в землю. Колени его заметно подрагивали.
      - Ладно, - сказал Цезарь, вставая с трона. - Эту тему мы потом перетрем, без посторонних. А пока - охрану удвоить. Если и этой ночью сгорит - головы со всех поснимаю! Лось, ты теперь старший.
      Лось, вознесенный императорской волей на место впавшего в немилость Коляна, с готовностью кивнул.
      - А куда бомжей?
      - Бомжей?.. - Цезарь брезгливо покосился на Вовочку и его товарищей. - Выгнать в шею, чтоб не воняли. Мочить запрещаю. Мы теперь честный бизнес, не беспредельщики какие...
      Веня облегченно вздохнул: похоже, пронесло и на этот раз. Грозное бандитское начальство явно не питало к ним никакого интереса. Екатерина Вилоровна тоже уже поднялась со стула и, взяв под руку своего августейшего компаньона, провожала его в сторону автомобильной стоянки.
      - Что встали, говны? - прикрикнул Лось, радостно входя в роль начальника. - А ну, геть отсю...
      И в этот момент над поляной, перебивая все и всяческие звуки, послышался пронзительный фальцет коротышки.
      - Деяни! - вопил он. - Чуйки неузкие!
      Цезарь вздрогнул и остановился.
      - Владимир Ильич! Зачем?! - в отчаянии пробормотал Вовочка.
      - Чуйки! - верещала мумия. - Неузкие деяни!
      - Так-так... - Цезарь обернулся и пристально посмотрел на коротышку. - Так-так... Это что же у нас тут...
      - А я тебе что говорил, Цезарь?! - подскочил опальный Колян. - Не бомжи это вовсе! Это идейные! А спички - сбросили, слушай моего слова! Зуб даю, сбросили! Отдай их мне, не пожалеешь...
      - Погоди, не мельтеши...
      Цезарь уже шел к пленникам. Его обычно блеклые пятаки отсвечивали красным. Редко кому удавалось произнести слово "чурка" более одного раза в присутствии, а уж тем более - в адрес Цезаря. В следующий момент наглеца самого распиливали на чурки и в таком виде закапывали в разных местах обширной питерской губернии. Подобная чувствительность внешне невозмутимого императора объяснялась его тяжелым армейским прошлым, когда Цезаря еще звали Яков Джукашвили и ему только-только исполнилось восемнадцать. Бедному Якову угораздило оказаться единственным грузином в отделении здоровенных, охочих до молодых задниц "дедов", которые и пристроили его первой же ночью в беспомощной для него, но очень удобной для них позиции. От подоконника его отвязали только под утро, пообещав, что если он будет хорошей, в смысле - молчаливой чуркой, то возможно, останется жив.
      Будущий Цезарь хорошо запомнил этот совет. Он молчал на дознании, молчал в лазарете, а затем, выйдя из лазарета, так же молча перерезал ночью горло всем, кому только успел. Остальных он нашел потом, через годы, уже отсидев. Но, даже расквитавшись со всеми обидчиками до единого, Цезарь сохранил стойкую ненависть к слову "чурка". Оно как бы возвращало его туда, к подоконнику казарменного туалета, подрагивающему в его наполненных слезами и болью глазах.
      В принципе, ничто не мешало ему прямо сейчас отправить троих бомжей в мясорубку, которую они, безусловно, заслужили, произнеся проклятое слово, причем, даже не один раз. Вот Колян-то обрадуется... И тем не менее, Цезаря удерживало одно важное соображение: он непременно хотел определить, отчего лысый обидчик кажется ему таким знакомым. Возможно, это один из тех, казарменных насильников, недорезанный по недоразумению? Это был бы настоящий подарок...
      - Ты кто? - тихо спросил он, подходя вплотную к лысому. - Откуда? Где служил?
      Лысый молчал, гордо вскинув лоб и поблескивая маленькими прищуренными глазками. За него ответил другой, красномордый. Ответил полушепотом, словно сообщая великую тайну.
      - Это Ленин! Понимаешь? Это сам Ленин, из Мавзолея! Он ожил... не спрашивай, как - не знаем, но он ожил! Это Ленин!
      - А вы, батенька, по-моему, гаузин? - нарушил молчание коротышка.
      Он заложил большие пальцы за вырезы жилетки и продолжил, круто выгнув спину и перекачиваясь с пятки на носок.
      - У меня был один гаузин. Звезд с неба не хватал, но большевик был надежный. Коба Джугашвили. Вы, случаем, не Коба?
      Цезаря качнуло. Уменьшительное от "Яков" - Коба; в детстве его звали именно так. Да и фамилия Джукашвили отличалась от Сталинской только одной буквой. Коба Джукашвили - это почти... так что он всегда ощущал внутреннее родство с великим вождем, даже одно время покуривал трубку.
      - Коба... - выдавил он. - Откуда...
      - Вот и чудно, батенька! - воскликнул лысый. - Если Коба, значит - снами! Будем вместе бить чуок, деянь неузкую! Вы согласны?
      Цезаря снова качнуло. Ненавистное слово прозвучало еще раз, но, странное дело, уже не казалось обидным. Почему? Уж не потому ли, что его зачислили в свои? В тех, кто привязывает к подоконнику, а не в тех, кого привязывают? Наверное, так... но не только это... Что же тогда? Ах, да... вот ведь в чем дело: лысый и впрямь ужасно напоминал мавзолейного вождя... может, лоб низковат, а так...
      Колян сзади тронул его за локоть. Коляна распирало нетерпение.
      - Цезарь, так я их возьму, а? На сколько частей распилить? Ты только скажи, а уж мы в лучшем виде...
      - Я кому сказал - не мельтеши?! - грозно заорал Цезарь, оборачиваясь и ища глазами Екатерину Вилоровну. - Катя, можно тебя на минутку?
      Затыкая нос платочком от запаха, подошла недоумевающая Степаненко.
      - Смотри, - сказал Цезарь, приобнимая ее за плечи и указывая на коротышку. - На кого он похож?
      Екатерина Вилоровна пожала плечами.
      - Ну, похож. Я и раньше приметила, еще когда в шалаше. И что с того? Мало ли похожих? Вот если бы мумию из него сделать, для экспоната... - глаза у нее заблестели. - Представляешь? Положили бы его в шалаш... или к лодке, под стекло, чтобы дождь не мочил...
      - Погоди, Катя! - перебил ее Цезарь. - Они утверждают, что это и есть мумия. Только ожившая...
      Степаненко поперхнулась.
      - Клянусь вам, так оно и есть! - горячо вступил Вовочка. - Выкран нами из Мавзолея во имя предотвращения запланированного властями преступного выноса тела. Следуем историческим маршрутом с целью восстановления революционного процесса.
      - Бред какой-то... - Екатерина Вилоровна уже пришла в себя. - Цезарь, неужели вы верите этим шарлатанам?
      - А вот мы сейчас и проверим, - задумчиво произнес Цезарь и достал телефон. - Ты ведь в музейной тусовке своя, правда? Позвони-ка туда, узнай, что к чему.
      - Куда?
      - В Кремль, куда! Попросись на экскурсию.
      Пожав плечами, Степаненко набрала номер своей московской знакомой из кремлевского музея. Пока говорили о семье да о погоде, в голосе подруги звучало привычное фальшивое воодушевление, не слишком удачно маскирующее скуку и равнодушие, но стоило Екатерине Вилоровне заикнуться о посещении Мавзолея, как тон резко изменился. Степаненко с удивлением выслушивала односложные, на грани невежливости, отрицательные ответы: "нет..." "невозможно..." "не могу..." "не знаю..." Раздосадованная директриса не отступала: громоздила вопрос на вопрос, нажимала, отказывалась обижаться и прекращать разговор, а в итоге даже нанесла удар ниже пояса, напомнив неблагодарной подруге о том, как всего год назад в течение недели принимала в Питере ее пятнадцатилетнего недоросля - может, и не по первому разряду, но все-таки тоже не совсем на халяву.
      Не выдержав натиска, приятельская оборона дрогнула и пошла трещинами, хотя и не раскололась окончательно. Сначала в образовавшиеся щели просочились неохотные, туманные намеки на "не то, чтобы ремонт, но что-то в этом духе..." затем дальней зарницей в доселе непроницаемом мраке промелькнуло замечание насчет того, что "все равно выносить собирались..." и наконец, потеряв самообладание и чуть не плача, подруга поведала о наличии некоей величайшей тайны из породы строжайших, трансформированной в ее лично-конкретном случае в подписку о неразглашении, а потому слезь с меня, Катя, Христом-богом прошу, погубишь ведь, как пить дать, погубишь...
      Последние слова подруга прокричала, так что слышно было не только самой Екатерине Вилоровне и безымянному сержанту, по долгу службы дремлющему рядом с медленно вращающимися бобинами подслушки, но и терпеливо ждущему Цезарю, и нетерпеливо переминающемуся Коляну, и даже затаившим дыхание Вене с Вовочкой.
      - Вот! - торжествующе вскричал Вовочка, едва лишь Степаненко отсоединилась от перепуганной кремлевской приятельницы. - Что я вам говорил?! Это он, он! Вождь мирового пролетариата!
      - Чуйки неузкие! - откликнулся коротышка, раскланиваясь едва заметным кивком. - Деяни!
      Цезарь вопросительно посмотрел на Степаненко.
      - Пока все сходится, Катя. Базар реальный.
      - Да что там сходится?! - всплеснула руками директриса. - Что сходится? Вы что тут, все с ума посходили? Не может мумия воскреснуть, ну не может! Вы когда-нибудь слышали, чтобы мертвецы возвращались?
      Колян нерешительно кашлянул.
      - Я видел, - сказал он. - Помнишь, Цезарь, когда мы Сашку орловского под лед засунули?
      - Ну?
      - А потом он через неделю троих наших урыл?
      - Ну?
      - Ну, вот я и говорю...
      - Верно говоришь, - задумчиво подтвердил Цезарь. - Так оно и было. Воскрес, подлец.
      - А Христос? Христос тоже... - Колян перекрестился. Он явно входил во вкус.
      - Не, - покачал головой Цезарь. - Христа я не видел, а вот за Сашку точно скажу...
      Коротышка вдруг ни с того, ни с сего вскинул руку и прокричал, как сумасшедший петух:
      - Кто не снами, тот паотив нас! Кто не сдается, того уничтожают!
      - Во дает! - проговорил Колян почти восторженно. - Ну точь-в-точь, как тот, с броневиком.
      - Слышали? - сказал Вовочка. - Кто не с нами, тот против нас! Лучше присоединяйтесь. Веня, что ты молчишь? Скажи им!
      Веня вздохнул и поднял глаза на Цезаря.
      - Уж вы-то, Коба, точно не прогадаете. Вспомните историю.
      Тусклые пятаки на плоском лице императора блеснули. Какой грузин не помнит ту историю, особенно, если его зовут Коба Джукашвили? В конце концов, отчего бы не повториться тому, что уже случилось однажды? Разве ты не мужчина, Коба? Неужели тебе, как косматому абреку, на роду написано собирать дань в темных ущельях городских рынков, собирать и воевать за это сомнительное право, пока не оборвет твою жизнь пуля какого-нибудь тупорылого Коляна, посланного на дело другим таким же абреком? Разве ради этого ты родился на свет? Разве об этом думал отец, давая тебе это славное имя?
      Что, если сама судьба послала тебе эту возможность, дикую и опасную, как взбесившийся жеребец? Ну так что с того, что взбесившийся? Только бабы шарахаются от мчащегося коня. Настоящий джигит никогда не упустит случая ухватиться за конскую гриву и вскочить на взмыленную горячую спину...
      Екатерина Вилоровна тронула его за рукав. На лице ее читалось беспокойство.
      - Цезарь, - сказала она. - Вы ведь не собираетесь связываться с этими шарлатанами? Вы ведь помните наш бизнес-план?
      - Бизнес-план - еще не бизнес, - величественно отвечал император. - Планы меняются.
      - Меняются? Ради чего? Ради этих самозванцев?
      - Откуда ты знаешь, что они самозванцы? Докажи.
      - Да пусть даже нет! - воскликнула Екатерина Вилоровна, подбоченясь. - Пусть это действительно он! Пусть это сам папа римский! Что это меняет, Цезарь? Если хотите знать, то он живой нам только помешает. Мы что с вами раскручиваем? Мы с вами бренд раскручиваем: "Заветы Ильича", помните? Заветы! А что значит "заветы"? "Заветы" значит, что сам Ильич уже помер - давно и надежно. Помер и завещал. Нам с вами, конкретно, он завещал большой бизнес. Очень большой!
      Она стала загибать пальцы.
      - Банкеты Ильича, пинцеты Ильича, паштеты Ильича, брюнеты Ильича, кастеты Ильича... и все пополам, помните? В дополнение к вашей стопроцентной доле в валетах Ильича и минетах Ильича! Это же огромный доход, Цезарь! Настоящее предприятие! Вы понимаете, чему угрожает этот воскресант? Кому он сейчас сдался? На что годен? Разве что на чучело! Вот и Коля предлагал... Давайте, изготовим из них чучела и на этом...
      - Чучела?! - закричал Вовочка. - Чучела?! Вы уже давно изготовили из него чучело! Чучело - из великого человека! Чучело - из великой идеи! Вы столько лет зарабатывали на этом чучеле... вы только и знаете, что загребать деньги, деньги, деньги... деньги и власть! Будьте вы прокляты! Минеты Ильича!
      - Погостите, товаищ Вознесенский, - заинтересовался коротышка. - Я не ослышался: вы сказали "минеты Ильича"?..
      - Да, Владимир Ильич! - возбужденно подтвердил Вовочка. - Вы не ослышались!
      - Гм... и где же это... - начал было коротышка, но в этот момент кипение оскорбленного Вовочкиного разума достигло высшей точки. С воплем: "А вот я вам покажу чучело!" полковник сорвался с места и бросился на несчастную Екатерину Вилоровну с недвусмысленным намерением придушить ее, а вместе с нею - и саму идею минетов Ильича и связанного с ними бизнес-плана. При этом на помощь директрисе пришел только муж Владилен, в то время как Цезарь продолжал задумчиво разглядывать мумию, а Колян и остальные "быки" и пальцем не шевельнули для того, чтобы унять разыгравшиеся не на шутку идеологические разногласия. Уже в одном только этом можно было усмотреть несомненный успех революционной пропаганды.
      - Чуйки! - крикнул коротышка, указывая на супругов Степаненко, из последних сил отбивающихся от наседающего Вовочки. - Деянь неузкая!
      - Мы русские! - пропищала Екатерина Вилоровна.
      - А чем докажешь? - азартно отвечал ей Колян. - Чем? Дрянь нерусская!
      Идея овладевала массами прямо на глазах.
      Наконец Цезарь вышел из задумчивости.
      - А ну, стоять! - заорал он. - Всем! Стоять!
      Все встали.
      - Здесь каждый камень Ленина знает, - с неожиданно сильным грузинским акцентом произнес император. - Кто не с нами, тот с этим камнем...
      - ...на шее, в озере! - радостно дополнил Колян.
      Коротышка довольно сощурился. Дела явно шли на лад. Теперь у него появился крепкий отряд готовых на все единомышленников, ядро будущего племени снами. Конечно, назвать его армией пока было трудно, но лиха беда начало. Еще пять раз постольку и вполне можно будет окружать и брать Питер. Дрянь нерусскую, супругов Степаненко закопали на заднем дворе.
      
      9
      
       На встречу с Вильямом Гранатовым, лидером и основателем Русской национал-коммунистической партии большевиков-ленинцев ехали солидно, кортежем из десяти черных автомобилей. Милиционеры на шоссейных постах, завидев "хаммер" Цезаря, брали под козырек.
       Коротышка, с аккуратно подстриженной бородкой и выровненными, как по ниточке, усами, восседал на самом почетном месте, уступленном ему хозяином джипа. Теперь он был облачен в дорогую тройку английского сукна. Из-под нее виднелась белоснежная сорочка стоимостью в завод средней руки и галстук, по цене которого можно было бы приобрести, как минимум, пять депутатов государственной думы - конечно, не в период сессии, а во время каникул, когда депутаты естественным образом дешевеют. Поверх всего этого скромного великолепия красовалось легкое пальто из мягкого черного драпа. В кулаке коротышка комкал большую, в тон пальто, кепку.
      Картину дополнял бант. На этом особо настаивал Вовочка, узурпировавший звание верховного дизайнера и визажиста. В его горячечном воображении рисовалась виденная когда-то картина, изображавшая вождя в банте, кепке, усах и пальто на набережной Невы. Подаваясь вперед упрямым бурлацким наклоном супротив предательского буржуазного ветра, вождь неотвратимо вытягивал инертную Россию в бурное море революции. Против банта коротышка не возражал, хотя решительно забраковал первый вариант цвета, потребовав заменить красную ленту на георгиевскую. За последнюю ночь мумия вытянулась еще больше и заметно переросла остальных членов компании, даже высоченного Коляна. И хотя мысленно Веня по старой памяти все еще именовал вождя коротышкой, ему давно уже приходилось поглядывать на него снизу вверх.
      Из-за ремонта шоссе пришлось сворачивать в объезд, а потом и вовсе остановиться. Посланный на разведку Колян объяснил: впереди менты не то охраняли, не то разгоняли большую демонстрацию геев. Так или иначе, дорогу перегородили и пропускали скупо, как прокурор на свободу. Коротышку задержка не взволновала: он все так же безучастно смотрел в окно, едва слышно бормоча себе под нос победные кличи большой индейской войны. Вождь заметно оживился лишь несколько позднее, когда дергающийся короткими рывками кортеж сладострастно вдвинулся в розово-голубое тело гейского праздника.
      О, там было на что поглядеть! Вокруг машины напудренными бутафорскими шарами подпрыгивали груди - искусственные полностью или частично, вились затейливые кудри пергидрольного перманента, экзотические жеманницы женственно вздымали свои мужественные коленки, суровые усачи с немалым достоинством демонстрировали поросшие густым волосом татуировки своих немалых достоинств.
      - Глаза бы не смотрели... - скрипнул зубами Вовочка. - Владимир Ильич, ну могли ли вы когда-либо подумать...
      - Остановите машину! - перебил его коротышка, хватаясь за ручку дверцы. - Немедленно остановите! Макая в гадость!
      - Что? - оторопело переспросил Цезарь. - Макая куда?
      - "Мокрая радость", - перевел Веня. - Его любимый журнал. Хочет сделать эту "радость" главным органом. Органом партии, конечно. Только название планирует поменять на "Правда жизни" или просто "Правда". Я лично - за последний вариант, просто во имя преемственности.
      На тротуаре и в самом деле виднелись рекламные щиты с логотипом почтенного органа. В сильно увеличенном виде он выглядел несколько устрашающе, что, похоже, нисколько не смущало двух женщин среднего возраста, продававших экземпляры журнала со стоявшего тут же импровизированного лотка. В момент, когда коротышка обратил на них свое внимание, подружки самозабвенно целовались взасос.
      "Хаммер" остановился; коротышка немедленно выскочил наружу и побежал к лотку.
      - Колян! - взревел Цезарь. - За ним! Чтоб волоска не упало! Головой отвечаешь! И ты, как тебя... Веня?! Что вылупился? Беги за ним - переведешь в случае чего...
      Когда Веня подошел, в эпицентре "Мокрой радости" уже шла оживленная беседа.
      - Как зовут, как зовут... - неприветливо бубнила одна из женщин, грубая бесформенная дама неопределенного возраста. - Тебе-то зачем?
      Ее стройная красивая товарка весело рассмеялась.
      - Кончай, Надюша, - сказала она. - Человек просто так спросил, из благожелательства. Правда ведь, мужчиночка?
      - Паавда, паавда, - с готовностью подтвердил коротышка, пожирая ее глазами.
      - Ну вот! - красивая потрепала подругу по толстой щеке. - Ее вот зовут Надя, а меня Инесса. Мы с ней, как бы это сказать...
      - Замужем? - предположил Колян.
      - Скорее, заженом, - прыснула Инесса. - Журнальчик-то купите?
      - Поедемте снами, Инесса, - глухо проговорил коротышка. - Я вождь. Кто не снами...
      - Еще чего! - подбоченясь, перебила его Надя. - Так и знала! А ну, брысь отседова, котяра шкодный! Вождь он... видали? Вот и сиди у себя в вигваме, коли ты вождь! Тебе же ясно сказано: она со мной! И вы тоже - катитесь куда подальше...
      Колян шагнул вперед и крепко взял Надю за локоть. Его обширный опыт рыночного рэкета не оставлял ни единого шанса стоящим за прилавком - будь то мужчины, женщины или промежуточные состояния неожиданного в своем многобразии человеческого безобразия.
      - Стоп, тетя, - сказал он. - Тебя тут, реально, зачем поставили? Ты людя́м должна радость нести. Конкретно: мокрую радость. А ты вместо этого на людей пасть разеваешь. Хорошо ли это?
      Надя сморщилась от больной хватки стальных Коляновых пальцев.
      - Я, конечно, извиняюсь, - отвечала она, резко сбавляя тон. - Но моя личная мокрая радость к людя́м никакого отношения не имеет. И несу я ее, куда хочу. И Инесса несет свою, куда хочет, а конкретно - мне. А друг ваш может поискать в другом месте. Вон, ее тут, мокрой радости - полные штаны.
      - Не в ту степь базаришь, тетя, - укоризненно заметил Колян. - Теперь ничего личного нету. Отменяется личное. Все теперь принадлежит народу, въезжаешь? Короче, стой и помалкивай, а то я тебе твою мокрую радость на голову натяну.
      - Поедемте снами. - повторил коротышка, протягивая к Инессе дрожащую руку.
      Веня не выдержал.
      - Послушайте, дитятко, - сказал он раздраженно. - Ну что вы к женщине пристаете? Ну зачем вам Инесса? Что вы с ней делать станете?
      К всеобщему удивлению, венины незамысловатые вопросы произвели на коротышку ошеломляющее действие. Он смертельно побледнел, насколько может побледнеть покрытая слоем макияжа мумия. Он покачнулся и, возможно, упал бы, если бы его не подхватил внимательный Колян. Он бессильно понурился и, как показалось Вене, даже уменьшился одним махом сантиметров на пять. Затем выяснилось, что мумии могут плакать, причем в три ручья.
      - Назад, к машине! - скомандовал Колян. - Быстро!
      Они стали пробираться через толпу назад к черному "хаммеру". Колян расчищал дорогу, а Веня тащил на себе рыдающую мумию. Тащил и не верил своим ушам. Заливаясь слезами, коротышка бормотал нечто настолько несуразное и в то же время устрашающее, что Вене вдруг остро захотелось ущипнуть себя за плечо и проснуться, причем не здесь, в Питере, на обочине Румянцевского сквера, а дома, в собственной постели, рядом с мирно посапывающей Нурит и любопытствующей луной, перечеркнутой прутьями оконной решетки и плетью душистого остролиста.
      Но, увы... вокруг визжал и улюлюкал вульгарный гейский парад, метались растерянные менты, так и не определившие, за что держать и куда не пущать, глумливо болтались красные бутафорские языки, раскачивались гигантские пластмассовые инструменты половой сантехники, круглились огромные полушария пониже-спинного мозга, впереди ждал джип с пустоглазым бандитом и окончательно свихнувшимся другом, а с плеча свисал мерзкий быстрорастущий карлик со своим безумным истерическим монологом!
      Встревоженный Вовочка выскочил им навстречу.
      - Что случилось? Владимир Ильич, вы здоровы? Все в порядке?
      - Да не мечись ты, - с досадой сказал Веня. - Цел твой драгоценный вождь. Эсерка Каплан ожидает на заводе Михельсона.
      Вовочка свирепо сверкнул глазами.
      - Не надейся! Уж мы с Кобой позаботимся, чтобы этого не повторилось! Владимир Ильич, как вы?
      - Все хайяшо, товаищ Вознесенский, - пробормотал коротышка, с видимым усилием беря себя в руки. - Не волнуйтесь. Настоящие большевики не сдаются никогда. Я цел.
      "Ну-ну... - злорадно подумал Веня. - Не больно-то ты цел, вождь краснорожих... и слава Богу, что так."
      Весь остаток пути Вовочка приводил в порядок разрушенный наводнением макияж вождя. Коротышка сидел молча, послушно и вид имел подавленный.
      
      Лидер РНКП(бл) Вильям Гранатов был сумасшедшим, и не просто сумасшедшим, а буйным, и к этому выводу неизбежно приходил каждый, кто с ним сталкивался, причем, не далее, чем на пятой минуте знакомства.
      - Ты сумасшедший на всю голову, Виля, - говаривал ему, бывало, покойный отец. - Помрешь в психушке, попомни мое слово. Ну, разве что, политикой займешься. Политиков в сумасшедшие дома не сажают, потому как неприлично.
      Отца звали Христофор Петрович Свиненко. В противоположность своему эксцентричному отпрыску, он был устойчив, основателен и прочен в суждениях, как сундук. Собственно, таковым он и являлся, ибо служил прапорщиком, а в просторечии - "сундуком", на непыльной должности кладовщика в одном из пыльных степных армейских гарнизонов, поставленных неизвестно для чего, неизвестно кем и неизвестно когда. Эта трехмерная неизвестность сочеталась законным браком с повседневной бессмысленностью гарнизонного бытия, и их скучное совокупление не могло породить ничего, кроме чудовищ - как, впрочем, и любое явление, характеризующееся сном разума.
      Вильям Свиненко представлял собой именно такое чудовище. Родила царица в ночь... Кстати, родительница его действительно была царицей - царицей гарнизонного ларька. Фамилия ее истории не досталась, да и на черта истории ее фамилия? В гарнизоне царица-продавщица проходила под ласковой кличкой Валька-Граната: во-первых, за вспыльчивый взрывной характер, во-вторых, за соответствующую комплекцию и, наконец, в-третьих - по признаку обилия семян в одноименном плоде. Последнее объяснялось тем, что семя в Вальку сливало практически все мужское население гарнизона.
      Свою нежелательную беременность Валька обнаружила слишком поздно. Тем не менее, она постаралась испробовать все доступные ей средства. Тщетно: безымянный плод гарнизонной любви отчаянно боролся за жизнь, со злобной мстительностью пинаясь изнутри и отравляя Гранату токсикозом. Их неприязнь была взаимной: Вальку мутило от такого сынка, младенца мутило от такой мамаши. Короче говоря, о том, чтобы оставить ребенка себе, Валька-Граната даже не помышляла.
      Слава Богу, потенциальных отцов у младенца хватало - целый гарнизон. Никогда еще любимая фраза российских продавщиц "вас много, а я одна" не описывала ситуацию столь полно и адекватно. Никто и не отказывался. Учитывая специфику места, естественным выглядело решение о приписке младенца к гарнизонному складу, где хранилось разнообразное имущество, принадлежащее всем, но не подлежащее к немедленному употреблению. К складу - значит, к кладовщику. То есть, к Христофору Петровичу Свиненко. Прапорщик не возражал: и без того на нем, согласно описи, висели тысячи наименований. Подумаешь, еще одно... велика важность! Так на роль отца попал именно он, тем более, что порядок не позволял указывать в свидетельстве о рождении четыреста фамилий сразу.
      Едва разродившись, Валька исчезла. Убежала, слиняла, сгинула, растворилась в радужной пыли степного горизонта. Горизонтов и гарнизонов в России было много, а Валька - одна. Новорожденному сыночку она оставила два подарка: имя и ненависть. Местная акушерка была знаменита тем, что принимала роды виртуозно, но - исключительно в пьяном виде. Однако и тут проклятый младенец выпендрился, согласившись покинуть негостеприимное материнское лоно не ночью или под утро, как большинство приличных новорожденных, а в самый что ни на есть полдень, когда повитуха буквально не видела света божьего из-за тяжелейшего похмелья.
      По этой причине, когда пришло время перерезать пуповину, акушерка вместо ножниц по ошибке схватилась за вилку - с рядом стоявшей алюминиевой миски, где уже подернулась плесенью скупая позавчерашняя закусь: спинки минтая в томате, крупно порубанная луковица и ломтики клеклого соленого огурца. Увидев это, Валька истошно завопила: "Вилка! Вилка!" а потом, уже успокоившись и оценив юмор момента, потребовала назвать сына Вилкой и никак иначе.
      Кладовщик Свиненко пришел подписываться за новый порядковый номер складского ассортимента в момент, когда Вальки уже и след простыл. Тем не менее, в память о любви, он честно пересказал паспортистке последнее - в рамках данного гарнизона - желание матери. Увы, на "Вилку" своевольная бюрократка не соглашалась ни в какую. В советских святцах такого имени не значилось. Устав препираться, Христофор Петрович предложил ближайшее по звучанию - Вильям.
      - Вильям? - недовольно поморщилась паспортистка. - Еврейское имя какое-то. Ладно, мне-то что. Я-то запишу, а парню потом жить...
      - Пиши, - твердо сказал Свиненко. - Согласно материнской описи.
      В графе "мать" Христофор Петрович, поразмыслив, указал Валентину Ивановну Гранатову. На этом оформление успешно завершилось, и младенец официально поступил на склад, именуемый жизнью. Там воняло всеми запчастями сразу, но особенно выделялись запахи картона, пороха и дерьма. Там можно было ходить только по узким заплеванным проходам между стеллажами, сверху нависал низкий потолок, а любая попытка дернуться в сторону немедленно пресекалась каким-нибудь острым штырем, тупым углом, свалившейся на голову коробкой.
      А коли так, то зачем дергаться? К этому очевидному выводу приходило подавляющее большинство инвентарных единиц. Многие из них не покидали своей полки вплоть до полного списания. Подобный способ складирования именовался "жизнью по уму". Соответственно, единицы, неосмотрительно сошедшие с полки, назывались "сошедшими с ума" или, по-простому, сумасшедшими. Вильям Свиненко был одним из таких безумцев. Скорее всего, причиной тому являлись гены свободолюбивой матери, ее взрывная натура, ее неутолимая жажда нового... которое, впрочем, всегда оказывалось тем же самым, с небольшими вариациями формы и размеров. А может быть, в мальчике аккумулировалась энергия нескольких сотен потенциальных отцов, слабых, ленивых и глупых по отдельности, но вместе представляющих собой какую никакую, а боевую единицу, не то ракетный, не то штакетный полк неизвестного назначения.
      Так или иначе, но ходить по дорожкам между стеллажами, а уж тем более, сидеть сиднем на полке, Вильям отказывался категорически. Он убегал, сколько себя помнил. Сначала из отцовской каптерки, затем из гарнизона, из области, из страны. Склад претил ему до рвоты. По молодости лет он не мог себе представить, что снаружи его ждет не только такая же страна, но и та же каптерка, а поняв это наконец, не смог, или не захотел смириться.
      Фамилию Свиненко он похерил при первой возможности - не столько по причине неблагозвучия, сколько из-за того, что смена фамилии была еще одной формой побега. Вильям Гранатов - неплохо для начала. Но - начала чего? Мир вокруг оставался все тем же грязным и скучным складом, категорически неприемлемым для человека его склада... человека чего? Тьфу!.. Даже тут он вылез, этот склад! Хотя, постой, постой... если уж миру суждено оставаться складом, то пусть он и в самом деле будет соответствовать ему, Вильяму Гранатову, а не гарнизону тупых батек Свиненко! Ну конечно! Можно ведь устроить совсем-совсем другой склад: большой, просторный, с раздвижными стеллажами и морем света, склад, где никто никого не заставляет делать всякие неприятные вещи - например, работать, а матери не бросают своих детей, предварительно нажив их с целым полком ублюдков.
      Но как? Как это сделать? Может, просто рассказать, объяснить? И Вильям Гранатов начал писать. А поскольку новый мир должен был прежде всего принадлежать его складу, то и писал Вильям исключительно и только о себе. В то же время, во имя иного взгляда на вещи следовало решительно отказаться от традиционных точек зрения. В полном соответствии с этими двумя требованиями первая книга Гранатова называлась "Через мою задницу".
      Он написал ее в крохотном, кромешном, вонючем номере дерьмовой нью-йоркской гостиницы, в конечной точке своего бегства, еще недавно казавшегося нескончаемым. Нью-Йорк вообще являет собой квинтэссенцию конечных точек. Если уж отчаявшемуся где и приходить в свое последнее отчаяние, то именно здесь, в суете нескончаемого праздника, который всегда не с тобой. В городе, который сидит, скрестив ноги, как гигантский ясноликий будда, и просто смотрит в океан, высоко поверх человеческих голов и закипающего в них безвкусного, серого, жидкого варева. В том числе - поверх Вильяма Гранатова, его прозорливой задницы и его книжки, так и не изменившей мир.
      Таким образом, Вильям, валявшийся на продавленном матраце в бреду черного горя, замешенного на невыносимой нью-йоркской жаре, всего-навсего разделил судьбу тысяч и тысяч беглецов того же или похожего склада... что, конечно же, служило слабым утешением для любого из них. Многие до Вильяма в такой ситуации открывали газовый рожок, чтобы пропел для них последнюю песню, или покупали пистолет с единственным патроном, или привязывали к батарее скрученную жгутом простыню. Многие еще сделают это после. Многие, но не Вильям.
      Все-таки не зря его мамашу называли Валька-Граната. Граната - это вам не капризная винтовка, не танк, не межконтинентальная ракета. Граната неприхотлива, проста и поразительна в своей живучести. Ее можно катать, ронять, топить, забивать ею гвозди. Она может взорваться, но сломаться - никогда. Если, конечно, не была рождена в браке. Вильям Гранатов - не был. Он выжил и сменил программу.
      Да, уговорить мир не удалось. Проклятый склад не понимал человеческого языка, не слушал доводов, даже изложенных нетрадиционно, через задницу. Что ж, тем хуже для склада. Ведь существует еще язык силы! Гранатов вернулся на родину, оделся в военную форму, взял в руки автомат и несколько месяцев фотографировался в таком виде, грозно и недвусмысленно намекая на серьезность своих намерений. И снова мир не испугался. Напротив, он прислал своих сатрапов, фараонов и ментов, которые совместными усилиями отобрали автомат у воинственного преобразователя и заключили его в каталажку - безоружного, хотя и по-прежнему в форме.
      Вильям не расстроился, справедливо рассудив, что в самом факте заключения уже можно было усмотреть проявление первого внимания к его доселе не замеченной персоне. В самом деле, обвинение в незаконном хранении автомата звучало достаточно нелепо в стране, где огнестрельного оружия не держал только тот, кто имел лазерное. Кратковременная отсидка пошла Гранатову на пользу: впервые в жизни после бегства из отцовского гарнизона он получил регулярное трехразовое питание и гарантированную крышу над головой.
      Там-то, в камере, Вильям и вспомнил полусовет - полупредсказание своего главного отца, Христофора Петровича Свиненко, относительно смерти в психушке и политики. Вот оно! Политика! Эта идея привела Гранатова в восторг. Он должен создать свою собственную партию! И не просто партию, но партию решительных и успешных преобразований, по образцу... э-э-э... какая же партия была действительно успешной?
      Поразмыслив и покопавшись в тюремной библиотеке, Гранатов обнаружил всего две по-настоящему подходящие партии: большевиков в России и национал-социалистов в Германии. Обе начинали с маленькой группы энтузиастов, с крошечного подслеповатого газетного листка в несколько десятков экземпляров. Обе прошли через внутренние раздоры, расколы и противоречия на пути к сплоченности рядов и непререкаемой диктатуре лидера. Обе провели жирную, ясную черту, разделившую мир на своих и врагов. У большевиков это были трудящиеся и евреи, у нацистов - арийцы и буржуазия. Или наоборот?.. Ну, не важно, детали, главное - принцип.
      И та и другая партии действовали решительно и беспощадно. Если враг не сдавался, его уничтожали, причем героически. Если сдавался - уничтожали тоже, хотя и не с такой помпой. Обе ставили своей целью кардинальное преобразование мира по своему складу... опять склад! Ты помнишь, Виля? - склад!.. - причем, если мир не сдавался, то автоматически переходил в статус врага, то есть, подлежал героическому уничтожению. Конечной целью и большевики, и нацисты объявляли всеобщее счастье своих, то есть, трудящихся и арийцев, уцелевших в беспощадной схватке с врагами. По сути дела, речь шла о всеобщем человеческом счастье: ведь врагов в новом, усовершенствованном мире не предполагалось вовсе. Этот гуманистический пафос особенно импонировал Вильяму Гранатову: все-таки, где-то, в глубине души он был неплохим пацаном.
      Вопрос заключался лишь в том, какую из партий выбрать за образец. Несмотря на поразительное сходство, они имели разную репутацию. Гранатов не без основания объяснял это не столько историческими причинами, связанными с военным поражением одной партии, сколько блестящим пропагандистским успехом другой, сумевшей мобилизовать на свою сторону даже тех, кого она считала очевидными врагами и планировала уничтожить при первой же возможности. Вроде бы, это склоняло чашу весов в пользу большевиков.
      Но, с другой стороны, нацисты отличались явным преимуществом в организации, что, в свою очередь, являлось следствием намного большей, чем у большевиков, отчетливости лозунгов. Определение "трудящихся" в качестве "своих" было слишком расплывчатым. В самом деле: кого считать таковыми? Очевидно, что трудящийся буржуй под своего не канал ни под каким видом. А сын трудящегося буржуя? Тоже нет? Но до какого колена? И считать ли трудящимися, например, адвокатов, только и знающих, что молоть языком? Вопросы, вопросы... А ведь ничто так не губит настоящую партию, как такие тупиковые вопросы!
      На этом фоне нацистское определение "своих" отличалось примерной ясностью. Ариец - не ариец... Куда уж проще! В случае сомнений всегда можно было справиться в конторе или в церковной книге, а, на худой конец, вытащить циркуль и замерить череп. Это подкупало.
      Кого же выбрать? Гранатов долго колебался, пока не пришел к блестящему решению: выбирать незачем! Он создаст партию, которая счастливо совместит в себе преимущества обоих образцов! Не замедлило родиться и название: Русская Национал-Коммунистическая Партия большевиков-ленинцев, сокращенно РНКП(бл).
      Первые шаги новорожденная партия делала исключительно ногами своего основателя - просто потому, что мобилизация членов продвигалась крайне медленно. Как выяснилось, люди всегда стремятся к уже существующей массе, желательно большой, подчиняясь, таким образом, тому же универсальному закону всемирного тяготения, что мусор, брошенный в урну. На большую массу один Вильям Гранатов, увы, не тянул.
      Поняв это, он присоединился сам - к аморфной, но зато многочисленной группе бородатых радетелей, в лучших маниловских традициях мечтавших о наведении мостов между двумя континентами, дабы те могли дружить против третьего, попивая вместе чай на балконе. По странному, но знаменательному стечению обстоятельств, наведение мостов происходило исключительно по линии самых гадостных недостатков, свойственных любому большому явлению, а уж континентам тем более. Возможно, это были обычные издержки начального этапа мостостроительства. Не зря ведь говорят, что полработы дуракам не показывают. Так или иначе, но пока что недоброжелатели именовали участников группы "мерзавийцами" - то есть, словом, которое также наводило мост, хотя и не между континентами, а всего лишь между двумя словами, весьма, кстати сказать, неприятными.
      Ну и что? Слово не плевок, на вороту не липнет. Особливо, ежели речь идет о косоворотке: там, почитай, и ворота-то нету. Да хоть бы и мерзавцы, да хоть бы и убийцы... Хоть горшком назови, хоть в печь поставь: главное, чтобы кадр вышел хороший, деятельный, чтобы мог решить все, как ему, кадру, и положено.
      Гранатовский расчет оказался правильным. Вильям ушел от мерзавийцев всего лишь через год, зато с громким скандалом и не один. Вслед за своим новым лидером сплоченными рядами следовала фаланга верных сторонников, ядро будущей революционной партии. Да, их было немного, не более нескольких десятков. Так что с того? Разве не умещались когда-то великие партии-образцы в обыкновенной мюнхенской пивной или в помещении пыльного брюссельского склада? В тот момент Вильям уже начала издавать газету под названием "Граната". Из крошечной "Искры" когда-то возгорелось пламя? Погодите, погодите, то ли еще получится из настоящей "Гранаты"...
      На новом этапе остро требовались деньги, большие деньги. Нужны были настоящие спонсоры, типа Саввы Морозова или Ялмара Шахта, способные оценить потенциал нового движения и отстегнуть миллионы в партийную кассу. Вот только, где их взять, этих спонсоров? Несознательные толстосумы предпочитали выбрасывать деньги на футбольные клубы и океанские яхты. Но Вильям Гранатов не отчаивался. Он знал, что наконец-то поставил на правильную лошадь. По крайней мере, теперь он считался политиком, а следовательно, мог не опасаться подохнуть в психушке.
      В настоящее время его намного больше беспокоило не отсутствие денежного спонсора, а совсем другое, непредвиденное обстоятельство. В последние месяцы Гранатов остро страдал от тяжелого раздвоения личности. Решение принять за образец сразу обе партии автоматически привело его к необходимости подражать обоим лидерам одновременно.
      Поначалу это выглядело нетрудным: вожди казались Гранатову чрезвычайно похожими друг на друга - в точности, как и их партийные программы. Оба отличались решительностью, жестокостью, нетерпимостью к любому мнению, кроме своего собственного. Оба твердо полагали себя гениальными специалистами по всем вопросам - от строения атомного ядра до посева озимых. Оба являлись последовательными гуманистами, то есть, не останавливались ни перед чем ради достижения благороднейшей цели: всеобщего человеческого счастья... для тех, конечно, кого они сами соглашались считать людьми. Наконец, оба носили усы - непременный атрибут всякого настоящего лидера.
      Существовали и различия, но и они, скорее, подчеркивали сходство. Например, один ходил лысым, зато с козлиной бородкой, в то время, как другой компенсировал лысость подбородка челкой - тоже, в некотором роде, козлиной. Только слепец не узрел бы высшего смысла в этом божественном взаимодополняющем козлоподобии. Вильям слепцом не был. Он отрастил бороду, усы и выстриг челку. Он, как первый, постоянно держал обе руки на причинном месте, убирая их оттуда лишь затем, чтобы, как второй, азартным жестом заткнуть большие пальцы за прорези специально заведенного жилета. Он стал говорить резким вождистским фальцетом, размахивая при этом кулаком и брызгая слюной. Он почти физически ощущал, как внутри него прорезается, оживает, ворочается заветная двойня.
       Поначалу это чувство было непередаваемо приятным, но затем возникли проблемы. Вожди органически, принципиально не терпели никакой конкуренции, никакого равного добрососедства. Не могло быть и речи о мире между этими близнецами, похожими, как две капли мочи. Они устраивали постоянные свары, вопили, лягались, царапались, изрыгали друг на друга проклятия и брань.
      - Подлый плутократ! - орал первый. - Наглая мелкобуржуазная сволочь!
      - Подлый плутократ! - эхом отзывался второй. - Наглая жидовская сволочь!
      Структура ругани, эпитеты и определения обоих были практически идентичны, а потому выпады оппонента выглядели прямо-таки зеркальной пародией, что, конечно же, раздражало противников еще больше. Все это можно было бы стерпеть, если бы оказалось возможным развести забияк хотя бы по разным комнатам. Увы, ареной их столкновения оставалась все та же многострадальная душа Вильяма Гранатова. Истоптанная, загаженная, заплеванная, усыпанная зубами и обломками вставных челюстей обоих непримиримых борцов, она стонала и требовала отдыха. Такими темпами Гранатов мог запроситься в психушку сам, без всякого принуждения. Вскоре он пришел к неизбежному выводу о необходимости напарника. В одиночку было просто не устоять.
      Нет, не устоять. Основатель РНКП(бл) горько покачал головой. Вот только где его взять, напарника? Словно почувствовав настроение хозяина, подошла любимая овчарка Блонди, деликатно ткнулась в руку влажным холодным носом.
      - Ах Блонди, Блонди... - вздохнул Гранатов. - Если бы ты могла быть напарником... ты ведь не можешь, а?
      Блонди склонила набок длинноухую башку, глянула вопросительно, словно говоря:
      - Отчего же не смогу? Для тебя я все смогу, только прикажи...
      Гранатов рассмеялся, потрепал собаку по загривку, подошел к окну. В тесный петербургский двор-колодец, едва помещаясь в нем, длинной змеей вползала кавалькада машин с могучим черным "хаммером" во главе. Это прибыл с царственным визитом важный потенциальный спонсор - некоронованный король питерских рынков, непревзойденный мастер вытряхивания денег, называемый оттого императором всея тряси, Цезарь Коба Джукашвили.
      
      Когда гости вошли в комнату, Блонди зарычала, как и положено приличной собаке, а хозяин, как и положено приличному хозяину, притворился, будто сердится на нее за это:
      - Блонди! Место! Ты что это...
      В ответ она, в свою очередь, притворилась обиженной, троекратно прокрутилась вокруг собственного хвоста и с утробным стоном улеглась рядом с хозяйским стулом. Все было разыграно, как по нотам. Они с хозяином вообще были очень слаженной парой. Блонди положила голосу на пол и, поводя бровями, принялась разглядывать вошедших. Их было трое, но реальной опасности для хозяина они не представляли: Блонди нисколько не сомневалась, что, в случае необходимости, легко справится со всеми. Она даже прикинула примерный порядок действий: сначала можно прыгнуть всеми четырьмя лапами на грудь вожаку и для гарантии полоснуть его клыком по шее; потом, едва приземлившись, следует куснуть под колено вон того красномордого, а затем уже, не торопясь, повернуться к худому. Тогда он, скорее всего, сам убежит. Сразу видно, что слабак - вон, как дружелюбно поглядывает в ее сторону: значит, заискивает, боится... А вдруг не слабак? Вдруг он просто маскируется? Это у собак все понятно, а люди хитры, особенно чужие. Блонди резко подняла морду и пристально вгляделась в глаза худому. К ее негодованию, нахал немедленно подмигнул, так что пришлось снова рыкнуть, хотя и сдержанно, но со значением. Фамильярности Блонди не терпела в принципе.
      - Блонди! - снова прикрикнул на нее хозин. - Не стыдно тебе?
      Овчарка послушно изобразила глубочайшее раскаяние - в сторону хозяина и одновременно построже зыркнула в сторону худого, чтобы не задавался. Чтобы знал, что, в случае чего, нет такой силы, которая спасла бы его от Блондиных зубов... Возможно, следует начать именно с него: уж больно нахален.
      - Прямо не знаю, что это с ней, - с наигранным недоумением сказал хозяин. - Обычно такая спокойная.
      - Деянь неузкая! - совсем по-человечески откликнулся непонятный предмет, на который Блонди поначалу не обратила вовсе никакого внимания. - Чуйка!
      Хозяин удивленно вскинул брови.
      - Чуйка? - переспросил он. - Никогда не слышал о такой породе. Нет, Блонди чистокровная немецкая овчарка. Моя любимая порода.
      - Чуйка - это помесь чау-чау и лайки, - пояснил худой, и опять весело подмигнул.
      Блонди прикинула, не рыкнуть ли и решила, что не стоит. Гость явно не таил дурных намерений, а наоборот, приглашал к игре. Играть Блонди любила даже больше, чем кровяную колбасу, а уж кровяную колбасу она просто обожала. Овчарка облизнулась.
      - Чуйка - это чуйка! - упрямо провозгласил странный предмет. - Не искажайте мои слова.
      На вид он был поразительно похож на человека, но только на вид. На запах это была обычная, хотя и сильно ароматизированная, деревяшка, а поскольку носу собаки доверяют намного больше, чем глазам, то за четвертого гостя говорящий чурбан не мог сойти никоим образом. Как ни крути, в комнате вместе с Блонди находились хозяин, трое гостей и чурбан. А может быть, это вовсе не чурбан, а кукла? Хорошо бы... В куклы обычно играют, их можно замечательно грызть и играть в "ну-ка отними!" Вот, наверное, почему худой так завлекающее подмигивает! Блонди подарила худому косой благожелательный взгляд и улыбнулась, далеко вывесив розовый язык с мраморными разводами слюны. Худой с готовностью ответил улыбкой.
      - Замечательная у вас собака, - сказал он. - Вот только имя не слишком...
      Блонди почувствовала, как хозяин напрягся и перестала улыбаться. Видать, этот худой, и впрямь, не так прост.
      - А чем вам не нравится имя?
      - Собаку Гитлера звали так же...
      - Ну так что? - проговорил хозяин, еще больше напрягаясь. - У вас с этим проблемы?
      Лицо у худого вытянулось, он сжал кулаки. Овчарка поднялась одним слитным упругим движением. Если хозяин напрягается, то хорошей собаке положено быть начеку. Тут уже не до кукол.
      - Это наш переводчик, - неловко сказал красномордый. - Мы к вам, собственно, по делу. С предложением сотрудничества.
      Он повернулся к чурбану.
      - Владимир Ильич, пожалуйста.
      Чурбан совсем по-человечески фыркнул и сунул руку за пазуху. Блонди утроила бдительность.
      - Это ваша газета? - выпалила деревяшка, резким движением выдергивая из внутреннего кармана что-то свернутой трубкой... уж не оружие ли?
      Собачьи нервы не выдержали. Не помня себя, Блонди рванулась на защиту хозяина. В следующее мгновение чурбан с деревянным стуком рухнул на пол. По дороге он задел затылком о край стола; раздался особенный шепотливый хруст, как при выламывании старого пня, голова слетела с чурбановых плеч и, недоуменно моргая глазами, покатилась в угол комнаты.
      "Конечно, не человек, - окончательно определила Блонди. - Вон и крови нету ни капли. Точно, кукла..."
      Она поколебалась, прикидывая, за какую часть хвататься: за тело или за укатившуюся голову? Голова выглядела более пригодной для игры. С другой стороны, думать об игре было еще рано: следовало прежде всего убедиться в отсутствии опасности для хозяина, а в этом смысле тело, конечно же, требовало повышенного внимания. Грозно урча, Блонди ухватила безголовую куклу за бок и потащила ее под кровать. Дерево оказалось совсем легким и мягким на зуб.
      - А-а! - дико закричал Вовочка, первым выходя из ступора. - А-а-а-а!..
      - Блонди... Блонди... - только и смог вымолвить потрясенный Гранатов.
      Челюсть у него отвисла; остановившимся взглядом лидер и основатель РНКП(бл) следил за исчезающими под кроватью ногами одного из гостей. Веня захлопал в ладоши.
      - Наконец-то! - воскликнул он. - Собака не только друг человека! Собака друг человечества!
      Цезарь вынул пистолет и направил его на Гранатова.
      - Немедленно скажи своей сучке, чтобы вернула нам Ленина.
      - Кого? - остолбенело переспросил Гранатов.
      - Меня! - послышалось из угла.
      Все обернулись на голос. Голова мумии сердито взирала на них, безуспешно пытаясь сдуть с усов налипшую на них паутину.
      - Владимир Ильич! Вы живы! - восторженно завопил Вовочка.
      Голова брезгливо поморщилась.
      - Конечно. Вы что, батенька, в школе не учились? Я жил, жив, и буду жить.
      В лице у Гранатова что-то дрогнуло. Он шумно сглотнул слюну и покачнулся.
      - Не может быть...
      - Может, может, - заверил его Цезарь, опуская пистолет. - Ты собаку уберешь или мне ее пристрелить?
      - Господи... - спохватился Гранатов. - Блонди! Фу! Фу! Вон отсюда! Гера! Гера!
      Герой звали вовсе не жену и подругу партийного вождя, как можно было бы подумать по совпадению с именем жены и подруги вождя божественного. Герой звали его помощника и ближайшего соратника. Вообще-то, по паспорту он значился как Герасим Скабичевский, но друзья по партии предпочитали именовать его Геринг или, уменьшительно, Гера.
      Таким образом, в комнату на зов вождя вбежали в одном лице все трое: и Гера, и Геринг, и Герасим. Последний из них особенно подходил для решения проблем с собаками. Гранатов гневным жестом указал на пристыженную Блонди, понуро сидевшую к тому времени посреди комнаты в позе полнейшего осознания своей ошибки и немедленной готовности все исправить по первому же требованию, хотя бы и ценой собственной жизни.
      - Убрать! - заверещал Вильям уже отработанным лидерским фальцетом. - Запереть! Держать! Не пущать!
      Перепуганные Герасим и Блонди пулей вылетели за дверь.
      - Подходит... - одобрительно заметила голова мумии. - Настоящий вождь...
      Голова подмигнула Вовочке, благоговейно сдувавшему с нее последние пылинки.
      - Поставьте меня на стол, голубчик. Я хочу побеседовать с этим молодым человеком.
      - А как же тело?
      - Потом, потом, успеется... - поморщилась голова и скосилась в сторону Гранатова. - Вы мне так и не ответили, батенька: это ваша газета?
      Гранатов молчал, ошалело хлопая глазами. Остальные тоже чувствовали себя несколько не в своей тарелке. Голова зловеще прищурилась.
      - Да что вы стоите, как истуканы?! Головы потийяли? Товаищ Вознесенский, а ну, поставьте меня на стол! Да не здесь... посеединке поставьте! Вот так. Всем садиться. Я сказал - садиться!
      Будь у головы кулак, она непременно бы треснула по столу.
      Присутствующие молча расселись. Веня выглядел подавленным. Цезарь озабоченно посматривал под кровать, откуда высовывались ноги другой, очевидно, менее существенной части вождя. Голова прокашлялась и благосклонно уставилась на Гранатова.
      - Ну, что же вы молчите, батенька? Вы казались мне уже почти готовым капут еблению...
      Гранатов сглотнул.
      - Капут чему?
      - К употреблению, - перевел Веня. - Дедушка хочет сказать, что вы уже просто готовый вождь, со своим Герасимом и Муму.
      - Не своевольничать! - прикрикнула на него голова. - Пей и водите точно! Слово в слово!
      Веня скосился на каменное лицо Цезаря и неохотно кивнул. Гранатов незаметно ущипнул себя за ляжку. Нет, все происходило наяву. Прямо перед ним на столе стоял живой... гм... ну, если и не совсем живой, то уж, наверняка, говорящий бюст вождя, очень похожий на тот, который был в свое время установлен в гарнизонной ленинской комнате. Настоящий вождь! С ума сбрендить! А может, ты действительно сбрендил, как еще давно предсказывал отец? Что же делать?.. что же делать?..
      Вильям подобрался, сделал глубокий вдох, мысленно прикрикнул на самого себя. Прежде всего, немедленно прекрати этот неуместный мандраж! Ну и что с того, что на столе стоит настоящий вождь? А сам ты - не вождь? Не настоящий? "Вот сейчас и увидим," - трусливо шепнуло липкое извилистое сомнение откуда-то сзади, из дальних кладовок сознания. А нехрен видеть! Конечно, вождь! Конечно, настоящий! Вон, даже бюст говорит: готов к употреблению. Так что, не бзди, Вилка! Накалывай их, накалывай! Гранатов выпрямился и солидно расправил плечи.
      - Да, Владимир Ильич, - произнес он, стараясь не дрогнуть голосом. - Это моя газета. Моя партийная организация и партийная литература. Из искры возгорится пламя, Владимир Ильич.
      - Молодец! - восторженно вскричала голова. - Умница! Какая глыба! Какой мать ёый человечище!
      Гранатов скромно поклонился. Он чувствовал, как испаряется, исчезает последнее волнение, а с ним и смущение, и неуверенность, и прочие помехи, неуместные для настоящих вождей. Вместо всего этого прямо в душу широкой волной вливалось знакомое безапелляционное воодушевление, так помогающее ему на партийных собраниях и площадных митингах.
      - Я рад, что вы заскочили, Владимир Ильич, - развязно сказал он. - Давно хотелось поговорить, обсудить... между нами, вождями.
      - Ага... - сощурилась голова. - И что же... между нами?
      Гранатов закинул ногу на ногу. По крайней мере, в этом у него имелось явное преимущество перед собеседником.
      - Да как вам сказать... времена сейчас немножко не те. Мир, знаете ли, посложнел. Скоростя другие, как говорит мой помощник Геринг. Что раньше канало, то теперь не проходит. Вся эта классовая борьба, мир народам, земля крестьянам... Не то это, не то...
      - Ага... а что же нынче "то", батенька?
      - Да вот, пиндосы заели. От черножопых не продыхнуть. Жиды, опять же... ну, это, как раз-таки, не ново.
      - Это не ново, - подтвердила голова. - А вот насчет остальных не слышал. Это кто же такие?
      - Пиндосы - это америкосы, Владимир Ильич, - помог с объяснением Цезарь. - Американцы, то есть. Лезут в душу, сволочи. Ну, а черножопые - это которые вообще нерусские. Азиаты всякие, негры, кавказцы и прочая пакость. Вы их еще чурками называете.
      - А! Чуйки! - обрадовалась голова. - Понимаю. Деянь неузкая. Молодец вы, батенька. В этом все дело. Я не ошибся. Так, так...
      Голова замолчала, прикрыла глаза веками и, казалось, полностью отключилась от разговора, став, таким образом, еще более похожей на собственный настольный бюст. Остальные терпеливо ждали продолжения.
      - Что ж, - произнес вождь, выходя из задумчивости. - Вы явно с нами, милостивый госудай. Но позвольте узнать: как именно вы думаете поднимать массы на бой бу? Сколько у вас членов?
      - Не так много... - пожал плечами Гранатов. - Пока что, нас всего несколько сотен. Но народ за нас! Народ, он все видит! Настанет час, когда наши идеи впитаются в толщу народной массы, и тогда...
      Он остановился, прерванный резким издевательским смехом головы. Все присутствующие тоже выглядели изумленными. Никому из них еще никогда не приходилось видеть вождя смеющимся.
      - Ну насмешили, голубчик... - голова скосилась на Вовочку. - Товаищ Вознесенский, будьте любезны подать мне тело. Мы уходим. Я ошибся. Нам здесь делать нечего.
      Вскочив с места, Вовочка принялся вытаскивать из-под кровати тело вождя, отряхивать его, пристраивать на свободный стул. В его деловой денщицкой суете не чувствовалось никакой особенности, как будто просьба "подать тело" ничуть не отличалась от обычного "подать пальто".
      - Может быть, все-таки объяснитесь? - проговорил Гранатов, принужденно улыбаясь. - Чем вам так не понравилось...
      Голова не ответила: Вовочка как раз пристраивал ее к обрубку шеи, и она нетерпеливо морщилась, покряхтывая и вздыхая. Руки мумии подергивались, как лапки гальванизируемой лягушки. Процесс регенерации большевицкого идола выглядел исключительно неаппетитно. Но, похоже, в собравшейся компании только Веня почувствовал тошноту. Вовочка был при деле, Цезарь, по своему обыкновению, пялился пустыми глазами одновременно в никуда и на все сразу, уязвленный Гранатов нервно постукивал пальцами по столу.
      - Так как же, Владимир Ильич?
      Мумия со скрипом встала на ноги, подергала подбородком из стороны в сторону, согнула и разогнула локти и, наконец, удовлетворенно кивнула.
      - Как новенький! Жил, жив и буду жить... - коротышка бросил быстрый взгляд на Веню.
      "Неужели помнит? - подумал Веня, холодея. - Он ведь тогда был в истерике, почти в отключке... А если все-таки помнит? Черт!.. Тогда нужно линять, и немедленно. А как же билеты, документы? Вовочка обещал достать... Ага, как же. Вовочка уже не Вовочка, был да сплыл. Теперь он в денщиках у зомби, да и сам зомбирован на все сто. Не до документов, Веня, ох, не до документов..."
      - Владимир Ильич... - почти жалобно повторил Гранатов.
      Коротышка резко повернулся к нему. Еще не окончательно приросшая шея жалобно скрипнула.
      - Да-с, батенька! - сердито выпалил вождь. - С такими убеждениями нам не по пути! Если вы готовы ждать, пока ваши идеи впитаются в толщу наудных масс, то делайте это без меня. Тогда, возможно, спустя тысячу лет чего-нибудь дождетесь! Восстание нужно поднимать немедленно, сейчас! Сегодня йано? - Завта будет поздно!
      Теперь он и в самом деле треснул кулаком по столу. Щеки и губы Гранатова дрогнули синхронно с этим ударом, как будто лежали там, на столе.
      - Но, Владимир Ильич... - пробормотал он. - Народные массы пока не готовы. Народные массы...
      - Молчать! - выкрикнул коротышка. - Наудные массы! Что вы знаете о наудных массах?! Наудные массы, батенька, похожи на каловые: кинетическую или потенциальную энейгию они объетают только в болезненных состояниях; а в здоовом виде это обычное говно!
      Он снова саданул кулаком по столешнице. Все молчали, потрясенные чеканной образностью и нетленным ароматом ленинской мысли.
      - Массы не надо готовить! - продолжал вождь. - Массы надо загнать в болезненное состояние, затем тут же, немедленно, возглавить и вести на штуйм, пока не остыли. Понимаете? Вы в состоянии ввести их в болезненное состояние?
      Гранатов шумно сглотнул.
      - Не могу знать, - отвечал он, отчего-то по старорежимному. - Но готов выслушать старших товарищей.
      Коротышка наклонился над столом и обвел взглядом собравшихся, словно призывая их к повышенному вниманию.
      - Демон с тацией! Пей ваемая!
      В наступившей тишине было ясно слышно, как запертая в соседней комнате Блонди, чешась, стучит лапой по полу.
      - Пить что? - беспомощно промямлил Гранатов.
      - Переводи, сука! - взревел Цезарь.
      - Демонстрацией, - перевел Веня.- Первое мая.
      Лица Цезаря и Гранатова просветлели. Вовочка хлопнул себя ладонью по лбу. В самом деле, завтра был праздничный день - Первое мая.
      - Конечно! - с энтузиазмом воскликнул коротышка. - Вы что же, не отмечаете этот день? Не пааводите маевку?
      - Да, да, маевку... - задумчиво протянул Гранатов. - Мы ведь и в самом деле намечали на завтра совместную акцию с ВЧК в Приморском парке.
      - С кем, с кем?
      - С ВЧК. Новая, довольно популярная молодежная организация, идейно примыкающая к РНКП(бл). Расшифровывается как "Выкинуть Чурок К..."
      - К?..
      - К... - Гранатов развел руками.
      - Это куда же? - настаивал коротышка. - Нельзя ли поточнее?
       - Да они еще не решили... - смущенно улыбнулся Гранатов. - Молодые, горячие. Одни требуют указывать точное место, например: "к тюленям", то есть, в Антарктиду... или "к черным обезьянам", ну, то есть, на Мадагаскар. Другие же говорят, что эта конкретность вовсе ни к чему, достаточно просто поставить в конце букву Х. Чтобы было ВЧКХ. Спорят до хрипоты.
      - Эх, молодо-зелено... - в свою очередь усмехнулся вождь. - Мой совет: пусть лучше так и оставят. ВЧК. Славное название, емкое.
      Задумчиво и светло улыбаясь, он смотрел в окно, словно на минутку увидел там что-то прошлое, доброй памяти, заветное для сердца и души.
      
      10
      
      Ночью перед маевкой Веня впервые попытался бежать. Он и сам не мог бы ответить на вопрос, почему надумал сделать это только сейчас. Простейшее объяснение заключалось в отсутствии документов, в надежде на обещанную Вовочкой помощь. Да и вообще, поначалу, пока они пересекали Прибалтику в запломбированном товарном вагоне, деваться было особо некуда и, главное, незачем: все равно движение происходило в нужном направлении, к Питеру. Наверное, это и усыпило его бдительность. Например, какого черта было соглашаться на дурацкую идею заночевать в Разливе? С этого ведь все и пошло... Скорее всего, Веня согласился чисто по инерции, убаюканный, как в люльке, замкнутым, покачивающимся, ритмичным вагонным бытием. А мог ведь и не пойти, соскочить на одной из пригородных сортировок.
      Соскочить... Легко сказать: "соскочить"! Мало ли в жизни моментов, когда и надо бы соскочить, а ты все едешь и едешь, и едешь, поклевывая носом и сонно потряхивая головой в такт уютному колесному перестуку? Да сколько угодно их, таких моментов, что уж теперь удивляться... И куда бы ты делся, соскочив, - весь в щетине, в грязном рванье, в облаке навозной вони, зато без денег и документов? Ровно до первого встречного мента, не дальше. А поди-ка сюда, вонюче-беспаспортный! Кто таков? Откуда путь держишь и куда?
      Да понимаете, гражданин мент или как вы там теперь зоветесь, я вообще-то иностранец... нет, не турецко-подданный и даже не сын его, но где-то рядом, по соседству, хотя доказать этого немедленно, пожалуй, не смогу. Выпал я, не далее, как минуту назад, из навозного вагона, где проезжал контрабандой, что могут подтвердить мои бывшие попутчики: известная всему миру мумия и полковник Кремлевского полка, недавно похитивший ее прямо из Мавзолея. А следую я во дворец своего друга, разбомбленного массированной вертолетной атакой во время мирного дрейфа напротив Куршской косы. Приходилось ли вам когда-нибудь видеть вертолетную атаку, господин-гражданин-товарищ мент? Как бы отреагировал среднестатистический мент на вышеприведенную тираду и, в особенности, на последний вопрос? Вызвал бы он сначала автобус с санитарами, а уже потом потоптал бы за издевательство над представителем власти в особо изощренной форме или, наоборот, прежде потоптал бы, а санитаров оставил бы на потом? Проблема...
      Выходит, что, по логике вещей, соскакивать до Разлива не получалось, как ни крути. Ну, а затем уже все покатилось под откос, не удержишь. Быки, Колян, Цезарь, разливская директриса с мужем, да будет земля им пухом. Ты ведь теперь свидетель зверского убийства, Веня... да и, поди, докажи, что просто свидетель, а не соучастник. Конечно, все могло бы повернуться еще хуже, одержи Екатерина Вилоровна победу в идеологическом споре с Вовочкой: разве не она, поганка, предлагала сделать из "бомжей" чучела для музея? Лежал бы ты сейчас на витрине чучелом Гришки Зиновьева... Веню передернуло.
      Так-то оно так, поганка поганкой, но заслуживала ли бедная директриса столь ужасного конца? Нет ведь, правда? Вполне достаточно было бы начистить рыло, да пнуть ногой под зад: гуляй, мол, дура... Ан нет. Идеологические споры в присутствии коротышек всегда чреваты смертью, как бы их, коротышек, не звали - Ленин, Гитлер или Робеспьер. Вон уже сколько вокруг него крови, ты только глянь, Веня: два десятка людей на яхте, супруги Степаненко... а он ведь только начал, только начал! Как это он сказал Гранатову: "Массы надо загнать в болезненное состояние и вести на штурм." Чудовище, просто чудовище. И ведь растет, подлец, растет с каждым днем! И рос бы еще быстрее, если бы...
      Вот именно, Веня. Вот именно. Теперь, когда Веня знал страшную коротышкину тайну, ему и в самом деле угрожала нешуточная опасность. Не то, чтобы прежде этой опасности не существовало. Необходимость в нем, как в переводчике, могла закончиться в любую минуту. Найдут кого-нибудь более подходящего: после объединения с партией Гранатова недостатка в кандидатурах не будет. Ну, а проблему отработанных кадров коротышки всегда решали быстро и однозначно. Пришедших в ненужность соратников закапывали по соседству с идеологическими оппонентами. Да-да, Веня, вон там, рядом с тем свежим аккуратным холмиком, под которым лежит чета Степаненко. Комната, куда поместили Веню и Вовочку, выходила на задний двор административного здания, и холмик виднелся из окна наглядным указанием на неотвратимость светлого будущего - как оппонентов, так и соратников.
      Дождавшись, пока Вовочка уснет, Веня спустил ноги с кровати и некоторое время посидел так, прислушиваясь. Снаружи накрапывал дождь. Может, усилится к утру, и заставит отменить запланированную маевку, переходящую в путч? Веня покачал головой. Как же, заставит... Путч состоится при любой погоде. Он принялся шнуровать кроссовки. Цезарь расщедрился только на гардероб для вождя. Вене же с Вовочкой выдали обычную "бычью" униформу: спортивные костюмы, куртки и футболки с эмблемой международного общества защиты детей от взрослых.
      Панцирная сетка скрипнула. Веня замер, но Вовочка дышал все так же ровно. Умаялся, бедняга, за барином бегать. То тело ему подай, то голову принеси, эдак и ноги недолго стоптать... Положение денщика осложнялось еще и тем, что вождь не спал в принципе: видимо, мумии не требовался сон или отдых. Поэтому по ночам, ввиду отсутствия иной революционной деятельности, коротышка либо читал газеты, которые поглощал в неимоверных объемах и с невероятной скоростью, существенно замедляясь только при разглядывании "Мокрой радости" или похожих изданий, смело пропагандирующих неприкрытую правду жизни, либо писал книги по всем и всяческим коренным вопросам бытия.
      Вождь размещался на втором этаже, в бывшем рабочем кабинете Екатерины Вилоровны и охранялся целым стадом отборных "быков" во главе с Коляном. Вход в здание и окрестности тоже были перекрыты усиленными караулами: Цезарь не хотел никаких неожиданностей. Он уже начал отращивать усы и вообще многое ставил на завтрашний день.
      Венина комната располагалась ниже этажом, что существенно упрощало дело. Дабы избежать излишних распросов, Веня планировал вылезти наружу через окно соседней кладовки, пересечь примыкающий к дому неширокий освещенный участок, а дальше продвигаться ползком, обходя таким образом многочисленные, но традиционно беспечные "бычьи" караулы. Перед тем, как выйти из комнаты, он подошел взглянуть в последний раз на Вовочку. Друг безмятежно спал, кривя младенческой улыбкой испитое пятидесятилетнее лицо. Где ты сейчас, Вовочка, в каких далях? Что тебе снится? Крейсер "Аврора"? Штурм Смольного? Въезд в Кремль под праздничный колокольный перезвон всех московских церквей? Счастье всех, кто снами? Не будет тебе ничего этого, дружище. Ни крейсера, ни Смольного, ни перезвона. А будет тебе маленький холмик рядом со Степаненками, аккуратный поначалу, провалившийся через год, когда подгниешь.
      Зачем ты сошел с ума, Вовка? Неужели только из-за имени? Запретить бы это подлое имя, забыть, стереть из всех метрик и святцев, сбить со всех памятников и надгробий, да еще и кислотой плеснуть, чтобы уж точно не ожило, не выползло черной могильной гадюкой из случайно встреченных на пути, выбеленых временем черепов. Чур, чур, поганое! Будь ты проклято во веки веков, и ты, и сама память о тебе!
      Коридор был пуст. Веня шагнул направо, попробовал дверь кладовки. Он оставил ее открытой заблаговременно, еще с вечера. Дверь послушно отворилась, Веня скользул внутрь, перевел дух. Так. Первый этап прошел на ура. Теперь окно. Шпингалеты он тоже смазал заранее; теперь они беззвучно сдвинулись; окно растворилось, впустив в комнату влажный ночной воздух, запахи леса и озера. Ну вот. Теперь решетка. Одно слово, что решетка: хлипкая, тоненькая, ногой садануть - сама вылетит. Но ногой нам нельзя, нам нужно потихонечку, аккуратненько, фомочкой... где у нас фомочка? Вот у нас фомочка, где мы ее вчера притырили, родимую, там и лежит, под полкой, за ведром.
      Веня налег на фомку, решетка дрогнула, зашуршала штукатурка и крепежные болты полезли наружу с охотой, объяснимой только многолетней безвылазной бессменностью, от коей может сбрендить любой, даже самый надежный сторож. Путь свободен. Веня прикинул, стоит ли взять фомку с собой в качестве оружия и решил оставить, от греха подальше. Он уже занес ногу на подоконник, когда сзади послышался голос:
      - Кончай, Веник. Лучше вернись добром...
      Веня обернулся. В дверях кладовки стоял Вовочка.
      - А не то? - поинтересовался Веня.
      - А не то - что?
      - Что ты сделаешь, если не вернусь? Выстрелишь? Будешь со мной драться?
      Вовочка пожал плечами.
      - Зачем мне с тобой драться? Тут драчунов хватает. Только свистни - сразу набегут.
      - И ты свистнешь?
      - Свистну, - твердо сказал Вовочка. - Обязательно свистну.
      - Это ведь я, Вовик. Ты не забыл? Веня Котлер. Присмотрись, а то, может, тут темно, не видно.
      - Я знаю, - все так же твердо отвечал Вовочка. - Потому и прошу, что знаю. Был бы кто другой, уже давно бы... Ты пойми, чудило: тут такое большое дело затевается, что все другое уже не важно. Даже наши с тобой личные отношения.
      - Личные отношения... - передразнил Веня. - Что ты со мной, как сексолог на приеме? Когда-то "наши с тобой личные отношения" именовались одним словом: "дружба". И сцены, подобные этой, нам даже в голову не приходили. Кто бы мне рассказал, я не поверил бы. Плюнул бы и не поверил.
      - Как ты не понимаешь? - сказал Вовочка, подходя к Вене вплотную и беря его за плечи. - Это ведь великий шанс! Другого такого может и не быть. Великий! Очистить страну от всей швали и нечисти... вернуть людям смысл. Понимаешь? Смысл! Вот у тебя, там, где ты сейчас, - есть смысл?
      Веня молчал, и Вовочка ответил за него.
      - Есть! Только потому вы еще и живы, что есть. Воюете, еле-еле от всего мира отбрехиваетесь, но живете. И не просто живете, а по восходящей. А мы? Посмотри на нас! Мы вымираем, Веня. У нас нету смысла, понимаешь? Или не понимаешь? - он махнул рукой. - А-а, да что я тебе говорю... Сытый голодного не разумеет.
      - И какой же ты смысл предлагаешь? - насмешливо спросил Веня. - "Бей дрянь нерусскую"? "Пиндосов в гроб"? "Выкинуть чурок к..."? Этот?
      - А хоть бы и этот! - Вовочка упрямо набычился. - Лучше такой, чем никакого. Если ты в бою бывал, то знаешь: даже дурной командир лучше, чем вообще без командира. С дурным командиром погибнут многие, но рота уцелеет. А без командира не останется никого - ни людей, ни роты. Понял? Давай, Веня, давай... пошли... кончай дурить... завтра трудный день будет.
      Он отодвинул Веню в сторону и стал закрывать окно. Сжав кулаки, Веня посмотрел на фомку. Еще пять минут назад он не хотел брать ее с собой, боясь соблазна ударить какого-нибудь незнакомого "быка". Сейчас он с намного большим трудом удерживался от того, чтобы не раскроить череп когда-то очень близкому другу.
      
      Совместная акция Русской Национал-Коммунистической Партии большевиков-ленинцев и молодежного объединения "Выкинуть Чурок К..." происходила на большом, размером в несколько футбольных полей, зеленом газоне между Морским и Крестовским проспектами. По случаю праздника местность была запружена народом. Окинув толпу наметанным взглядом, Цезарь оценил ее "тысяч в сто двадцать, не меньше". Коротышка, выслушав оценку, удовлетворенно крякнул:
      - Отлично, батенька! Когда мы скинули кадетов, нас было существенно меньше. Отлично!
      Ядро праздника составляли несколько сотен голых по пояс молодцов в камуфляжных штанах и высоких армейских ботинках. К моменту подъезда кортежа с отцами - народа, демократии и просто крестными - молодцы, разбившись на две группы, готовились приступить к удалой молодецкой забаве, известной под названием "стенка на стенку". Корни этого странного, на первый взгляд, развлечения уходили в глубину веков, беря свое начало в плотно утоптанной почве римских гладиаторских арен. Скорее всего, когда-то, в незапамятные времена кто-то очень недалекий, попав в качестве гостя на трибуну амфитеатра и озадаченно понаблюдав за тем, как внизу на арене два десятка гладиаторов нещадно мутузили друг друга под восторженное улюлюканье толпы, поинтересовался у своего соседа, почему, собственно, все так радуются и, услышав в ответ "забавно", решил, что забавно всем, то есть, не только зрителям, но и самим, находящимся в центре всеобщего внимания, гладиаторам, и в таком значительно реформированном виде перенес варварский римский обычай в просвещенные северные края, где он и прижился, потому что нет ничего заразительнее даже для умных людей, чем дурной пример в пересказе дурака.
      "Стенки" сначала разошлись, а потом стали сходиться. Съезжающая крыша, сходящиеся стенки - на первый взгляд, архитектурные понятия. Так сразу и не скажешь, что - психиатрические. Первая "стенка" сбилась плотной массой в несколько рядов и передвигалась мелкими шажками, ощетинившись, как копьями, выдвинутыми вперед кулаками. Она напоминала римскую боевую "черепаху". Их противники уповали на удаль: построившись "свиньей" и подбадривая себя нестройным боевым кличем, они быстро наступали - большей частью на ноги друг другу. В качестве свиного пятачка, то есть, на острие атаки выступал здоровенный и, на вид, крайне недобрый молодец с пудовыми кулаками и полным отсутствием затылка, что, несомненно, давало ему дополнительное преимущество, ибо нет большей обузы в молодецкой забаве, нежели затылок. Лбом хоть можно по лбу заехать, а затылок так и вовсе ни к чему, по нему разве что схлопочешь, по затылку-то.
      Крича не то "бей!", не то "ура!", не то "слава РНКП(бл)!", "свинья" ударила в "черепаший" панцирь, и схватка закипела.
      Коротышка, наблюдавший за сражением с небольшого холмика, озабоченно повернулся к Гранатову.
      - А они не устанут, батенька? Нам сегодня нужны свежие массы.
      - Что вы, Владимир Ильич! - рассмеялся Вильям. - Это только заряжает массы дополнительной силой. Народная забава...
      - Ну, если наудная...
      Коротышка пожал плечами. Видно было, что столь неразумный выплеск народной энергии кажется вождю совершенно непозволительным расточительством.
      Тем временем народная забава вступала в решающую фазу. Над площадкой мелкими пташками летали выбитые зубы, кровь и сопли мешались с грязью безнадежно вытоптанного газона, молодецкое уханье перемежалось вскриками, чмокающим звуком кулачных ударов и хрустом ребер. Многопудовый "пятачок" косил врагов направо и налево, подобный могучему Ахиллесу, врубившемуся в гущу троянцев. Но порядок в очередной раз доказывал свое превосходство перед бесшабашной удалью и лихим наскоком. "Черепаха" мало-помалу одолевала "свинью", продавливала ее слабые флаги, заваливая противников прочным фронтальным щитом своего панциря, а затем вминая их в грязь мерно топочущими ногами.
      Пытаясь удержаться, "свиньи" еще раз прокричали свой нестройный клич, но тут кто-то из "черепах" все же догадался проверить Ахиллеса, залепив ему гирькой на цепочке по тому месту, где у простых смертных находится затылок, и оказался совершенно прав, потому что немедленно выяснилось, что у Ахиллеса там вовсе не затылок, а самая что ни на есть пята, причем пята ахиллесова, в связи с чем герой рухнул, даже не пикнув, а "черепаха" стройными рядами протопала по его поверженному телу, еще раз доказав миру свое давно уже установленное преимущество в скорости.
      Деморализованные "свиньи" дрогнули и побежали. Молодецкая забава завершилась - к полному удовлетворению всех участников, в особенности, тех, которые так и не успели прийти к тому времени в сознание, а потому витали в заоблачных далях, где нет ни безумствующих Ахиллесов, ни давящих черепах, ни ненужных затылков, а одни лишь крепкие, неуязвимые, всепобеждающие кулаки, и эти кулаки - они сами - слетаются на вечную молодецкую забаву в "стенку" самого главного, самого большого и самого несокрушимого Кулака, который и есть Бог.
      - Плохо, очень плохо! - с сожалением констатировал коротышка, обозревая поле, усеянное неподвижными телами. - Сколько полезной массы и все впустую! Нет! Мы пойдем даугим путем! Из всех искусств важнейшим для нас является кино! - он повернулся к Цезарю. - Коба! Исполнены ли мои личные указания в этом плане?
      - Кино? - недоуменно переспросил Цезарь.
      - Кирно... - перевел Веня. - От слова "кирять", выпивать, поддавать...
      - Сам знаю, достаточно, - оборвал император. - Конечно, исполнены, Владимир Ильич. Поле окружено цистернами с портвейном. Хотя на всех, думаю, не хватит.
      - А и не надо, чтобы хватило. Максимальная энейгия случается у масс именно когда не хватает... - коротышка нетерпеливо переступил с ноги на ногу. - Но когда же начнем?
      - Погодите, Владимир Ильич, - сказал Гранатов, выходя вперед. - Прежде надо речь сказать. Как же без речи? Сначала нужно дать народу идею, а потом уже поить. А иначе выходит пьянка, а не революция. Вы согласны?
      Коротышка прищурился и поднял палец.
      - Запомните, батенька, йеволюция - это пьянка истойии. Эх, молодой вы еще, неопытный... Ладно, пусть будет по-вашему. Идите, питайте массы идеями... - он подмигнул Цезарю. - А вы, голубчик, покамест... сухую идею, знаете ли, на уши не повесишь. Из всех искусств важнейшим для нас...
      - ...является кирно! - подхватил Коба, размахивая свежеприобретенной трубкой.
      Гранатов подошел к микрофону. Перед ним лежало большое людское озеро; стоячие воды лениво покуривающих групп, неторопливые течения прогуливающихся парочек, водовороты ссор и кратковременных драк. Этот бесформенный беспорядок предстояло хорошенько взболтать, разогреть, довести до кипения, выплеснуть на улицы единым мощным потоком. И он, Гранатов, способен на это. Лидер РНКП(бл) прокашлялся в микрофон, стараясь тем самым привлечь внимание. Почти никто не обернулся.
      - Братья и сестры! - начал Гранатов. - Соотечественники! Товарищи по партии! Русские люди! Да, да! Я не боюсь этого слова! Сейчас его всеми силами пытаются вывести из употребления, заменяют всякими словами-уродами. Но мы-то знаем, кто мы! Правда? Мы - русские!
      Толпа заинтересованно заворочалась, разворачиваясь к трибуне. Послышался ропот, пока еще приглушенный, нестройный, но уже нарастающий, как катящийся по снежному полю ком, с каждым оборотом присоединяющий к себе все новые и новые пласты.
      - Мы тут все русские! - прокричал Гранатов, напрягаясь до дрожания жил. - А ну-ка скажите: кто тут нерусский?! А!? Пусть нерусские поднимут руки! Ну!? Ага! Нету! Вы видите?! Мы все - одна сила, один народ! Мы - русские!! Так?
      Толпа одобрительно взвыла. Теперь они уже двигались в одном ритме, теперь они слушали, но Гранатов знал, что это ненадолго: внимание требуется постоянно подкармливать, иначе оно снова растечется тонкими разрозненными ручейками.
      - А коли так... коли так, то у нас есть право на нашу страну. Эта страна называется Русь! Это наша страна! Так?
      - ...а-а-ак!!! - ответила толпа.
      - Но у нас ее отняли, нашу страну! Нами правит продажная клика инородных воров! Они растащили наши богатства, они жируют на нашей нефти, летают на нашем алюминии, продают наших женщин в азиатские бордели! Они даже пердят нашим газом!
      - У-у-у!! - одобрительно взревела толпа.
      - Но и этого им мало! Теперь, когда уже продано и расхищено почти все, что можно было продать и расхитить, они взялись за нас самих. За нас! Теперь они продают нас, как рабов. И кому? Нас продают проклятым пиндосам!
      Толпа отозвалась оглушительным улюлюканьем. Пиндосов тут явно не любили.
      - Пиндосам!! - еще громче проорал Гранатов. - Слугам дьявола!
      Опытный оратор, он вдруг резко понизил голос, и над площадью повисла тишина. Теперь Гранатов говорил негромко, с мягкой, доверительной интонацией.
      - Недавно я был там, в Америке. Поехал посмотреть на наши украденные мозги. Поехал посмотреть на наших обманутых братьев, которых мы выучили на наши кровные деньги и которых потом продали пиндосам наши продажные правители. Поехал посмотреть на сбытое по дешевке будущее нашего великого народа. Я был там. И вот что я вам скажу, как очевидец. Пиндосы - порождение дьявола! Они даже вместо "мой бог" говорят "май гад". Май гад!! Это что же за народ, что бога гадом называет?!
      - У-у-у-у... - презрительно отозвалась площадь.
      Гранатов достал из кармана паспорт и поднял его над головой, показывая собравшимся.
      - Вот мой паспорт с американской визой. Она мне больше не понадобится! - он театральным жестом вырвал из паспорта страничку. - Вот! Вот! В следующий раз я не полечу туда на гражданском самолете. Я въеду туда на танке! На танке!!
      Толпа взорвалась аплодисментами. Гранатов поднял руку, призывая к вниманию, и толпа подчинилась.
      - Вы спросите: кто же останется на нашей, русской земле после того, как нас всех продадут пиндосам? Но ответ вам известен! - голос Гранатова снова набрал силу. - Наша земля достанется чуркам! Чуркам! В наши города и села планомерно и целенаправленно завозят проклятых чурок, черножопый сброд, кавказскую шваль, негров и азиатов! Они захватывают наши рабочие места! Они заполонили наши университеты! Они не дают прохода нашим девушкам! Они втыкают нашим парням нож в спину в подворотнях наших же домов! Они похищают и насилуют наших детей!
      - У-у-у!! У-у-у-у!!!
      - Но есть, есть предел нашему терпению! Настанет день, и дубина народного гнева сметет продажную клику инородцев! Скажу вам больше: этот день близок! Возможно, это произойдет через месяц! Через неделю! Возможно, это произойдет завтра! Сегодня! И мы должны быть готовы призвать к ответу наших губителей. Каждый из нас должен спросить себя, готов ли он. Каждый! И я спрашиваю вас: вы готовы?! Готовы?!
      - А-а-а-а! - ответила толпа.
      - Не слышу! Готовы?!
      - А-а-а-а!!!
      - Вы готовы! Конечно, вы готовы!! Да с таким народом можно горы свернуть! Русскую землю - русским крестьянам! Русские фабрики - русским рабочим! Русский мир - русскому народу!
      Сбоку от оратора вдруг возник Цезарь, шепнул что-то на ухо; Гранатов сначала нахмурился, почти отмахнулся, но император не отставал, все шептал и шептал, крепко прихватив его за руку, так что пауза затянулась несколько дольше позволенного даже великим лицедеям, и народ уже начал недоуменно переглядываться, пока, наконец, Гранатов не шагнул назад к микрофону.
      - Братья и сестры! - сказал он проникновенно. - Русская Национал-Коммунистическая Партия большевиков-ленинцев и молодежное движение ВЧК приглашают вас выпить за нашу и вашу победу! Выпьем за нашу победу! Ура! Ура!
      Толпа потрясенно помолчала, а затем вдруг разом зашевелилась, возбужденно и радостно, как в тесном логове - теплый клубок волчат, уже почуявших запах свежей крови от принесенной матерью добычи, но еще не вполне осознавших, в какую сторону следует бежать.
      - Саня! - вдруг прорезался чей-то высокий голос. - Саня! Наливают!
      И тут же все сорвались с мест, ломанулись, ринулись, толкая друг друга и опрокидывая зазевавшихся, еще толком не зная, куда, зная лишь, что там наливают, а уж коли наливают, то наверняка не хватит на всех, и потому следует во что бы то ни стало обогнать тех, кто спереди, и уж точно не пропустить перед собой тех, кто сзади. К счастью, цистерны с портвейном были распределены вокруг площадки относительно равномерно, а потому и задавленных насмерть оказалось всего несколько десятков.
      Но кто считает? Через четверть часа народ уже самоорганизовался в очередях и получал выпивку более или менее мирно, без явного смертоубийства, хотя и тут не обошлось без выбитых зубов. На кранах у цистерн восседали императорские "быки". Щедрой рукой они разливали вино куда угодно - в пластиковые стаканчики, в посуду клиента, в шапки, а то и просто в сложенные ковшиком ладони. Дабы никто не ошибся в имени народного благодетеля, целовальники были облачены в красные куртки с белой надписью РНКП(бл) на груди и на спине.
      - Ваше здоровье! - гремел с возвышения Гранатов. - За победу!
      Вот уже начали понемногу отваливаться от цистерн, как сытые телята от коров, самые нежадные, самые благодушные. Отходили, глядя внимательными повлажневшими глазами на ставший вдруг податливым мир, поводя раззудившимся вдруг плечом, сжимая и разжимая кулак размахнувшейся вдруг руки. А ежели раззудилось, да размахнулось, то отчего бы не повторить забаву молодецкую? Ан нет, никак: снуют промеж молодецким народом крепкие императорские "быки", разнимают, расталкивают уже сбивающиеся "стенки", не дают разгореться забаве, и глаза у "быков" нисколько не повлажневшие, а, наоборот, сухие и светлые, как мелкая стальная дробь. Не хочется спорить, глядя в такие глаза... да, честно говоря, и глядеть-то в них не больно хочется.
      Ну и что? Есть для раззудившегося плеча и другие забавы. Вот гиревая игра молодецкая, а вот борьба, а вон канат перетягивают. А не пересохло ли у вас в горле, братие? Не пора ли сполоснуть? Пора, брат, пора... жаль только, что очередь к вымени бешеных коров, хотя и добреет прямо на глазах, но все никак не убывает.
      На холме, превращенном в командный пункт, каждый занимался своим делом. Гранатов провозглашал все новые и новые здравицы, коротышка нетерпеливо потирал руки, Вовочка пожирал его влюбленными глазами, Цезарь раздавал приказы "бычьим" центурионам, Веня выбирал момент для побега. Видимо, закадычный друг все-таки что-то кому-то шепнул, потому что теперь за Веней в четыре глаза следили два особо смышленых "быка" из команды Коляна. Сам Колян тоже, то и дело, поглядывал на беспокойного переводчика - для контроля и в плане проявления особой личной ответственности. Он чувствовал, что его карьера круто пошла вверх, и оттого был распираем законной гордостью и общим, хотя и несколько туманным желанием служить всегда, служить везде. Следовало еще научиться соответствовать новому статусу. Например, хозяин теперь называл себя не прежней странной кличкой Цезарь, более подходящей какому-нибудь паршивому пиндосу или даже чурке, а гордым славянским именем Коба Джукашвили. Колян тоже хотел поменять свою немудрящую фамилию на что-нибудь такое же звучное, типа Дзержинского, Риббентропа или Орджоникидзе, но Цезарь не одобрил, сказав, что колина нынешняя простая русская фамилия Ежов ничуть не хуже, да и вообще, не фамилия красит сторожевого пса, а служба.
      Служить было сладко. Слегка высунув язык, часто дыша и чуть слышно повизгивая, Колян пристально обозревал пространство вокруг хозяина, лишь изредка отвлекаясь на то, чтобы немного пофлиртовать с Блонди - верной овчаркой Гранатова. За переводчиком тоже требовался глаз да глаз. Один раз Колян едва успел перехватить его метрах в сорока от холмика, когда тот, уйдя от своих сторожей, почти уже смешался с толпой. На резонный вопрос "куда?" переводчик принялся бубнить что-то бессвязное про туалет, и это выглядело совершенно нелогичным при близком наличии, как минимум, десятка подходящих деревьев и углов, что Колян и продемонстрировал, тут же задрав ногу. Но переводчик последовать его примеру отказался, чем еще больше усугубил подозрения, так что пришлось просто рявкнуть как следует на незадачливого беглеца и вернуть его на место, к хозяину.
      Коротышка, казалось, раздумывал над следующим ходом. Он рассеянно скользил глазами по лицам соратников, по толпе, по винным очередям, по играющим гирями молодцам. Вдруг лицо его прояснилось; вытянув вперед руку, он завопил: "Гадкий!" и, расталкивая толпу, устремился в неизвестном направлении. Соратники, теряясь в догадках, бросились следом.
      - Кто гадкий? - проревел на бегу Цезарь, оборачиваясь к Вене.
      - Городки! - пояснил Веня. - Он сказал: "городки"!
      Вождь и в самом деле имел в виду городки. Игра затевалась на краю поля, где несколько молодцов устанавливали в нужную фигуру маленькие деревянные чурки. Другие ждали, помахивая битами. Коротышка подскочил к одному из молодцов и вырвал у него биту.
      - Люблю гадкий! - закричал он. - Наудная гимнастика! Где чуйки?
      - Вон чурки! - показал подбежавший Вовочка. - Эй! Вы! Поставили и отойдите, дайте бросить! Бросайте, Владимир Ильич, бросайте... да куда же вы смотрите? Вон они, чурки, вон!
      - Где? - недоуменно переспросил коротышка. - Не вижу чуок. Где чуйки?
      - Да вон же, вон!
      - Это? Да это же обычные палки! - вождь капризно топнул ногой. - Я вас спаашиваю, где настоящие чейножопые чуйки? Где они? А? Подать сюда чуйки!
      Вовочка, раскрыв рот, беспомощно взирал на мумию. Он явно не понимал, чего от него хотят. Зато Цезарь вдруг хлопнул себя по бокам и расхохотался.
       - Ай да мысль! Вот что значит гений!.. - он поискал глазами Коляна. - Товарищ Ежов!
      Крутя невидимым обрубком хвоста, подскочил Колян, встал около хозяина, навострил уши.
      - Срочно доставь нам сюда пару-тройку чурок, - веско произнес император и обвел глазами местность. - Далеко ходить не надо: поищи вон там, на стройке. Там наверняка есть, где-нибудь под досками.
      Не прошло и четверти часа, как посланные на охоту "быки" вернулись, волоча за собой троих перепуганных таджиков, извлеченных с близлежащей стройплощадки.
      - Годится, - одобрил Цезарь. - Связать. Установить.
      Молодец-городошник почесал в затылке.
      - Вообще-то маловато. Надо пять штук.
      - Там больше не было, - виновато сказал Колян.
      - Пока хватит и этих, - вмешался коротышка. - Потом еще добудем.
      - А вы какую фигуру хотите? - не унимался дотошный молодец. - Пушку? Вилку? Колодец?
      - Давай колодец! - сказал вождь, нетерпеливо переминаясь с битой в руке. - Чуок - в колодец!
      Городошник подумал и кивнул.
      - Колодец - это можно. Двоих согнем в квадрат, третьего поставим. Вот тебе и колодец. Ладно получится.
      Упирающихся пленников оттащили к "городу" и стали укладывать. Вождь ждал, размахивая битой. С дальнего края площадки вдруг донесся стон, окреп, разросся, перекинулся на фланги, пополз по толпе, как огонь по сухому подлеску. Это закончилось вино - одновременно во всех подвезенных "бешеных коровах". Люди разочарованно плевали, ругались, горько поминали недавние ошибки, не позволившие залить душу до уровня счастья: здесь опоздал рвануться, там вовремя не поставил плечо, тут оттолкнули, оттерли, отпихнули от заветного соска. Злоба угрюмо плескалась по полю, сжимала кулаки, сволочила рты, подрагивала желваками сведенных скул.
      Коротышка топнул ногой и замахнулся.
      - Бей чуок!
      Городошник, наводивший последний лоск на пока еще живую фигуру, едва успел отскочить. Бита ударила прямо в грудь человеку, стоявшему на коленях в середине "колодца". Он охнул и упал на бок.
      - Метко! - Вовочка восхищенно зааплодировал. - Не в бровь, а в грудь! Здорово, Владимир Ильич!
      Но коротышка уже протягивал руку за следующей битой.
      - Сейчас и в глаз будет, - пообещал он, замахиваясь. - Эх, удаль узкая, молодецкая! Бей чуок!
      - Бей чурок! - эхом откликнулся одинокий голос откуда-то сбоку.
      Бита попала в голову лежащему. Раздались одобрительные возгласы.
      - Моя очередь! - Колян выскочил, широко размахнулся. - Бей чурок!
      - Бей чурок! - нестройно отозвалась толпа.
      Веню замутило. Он сделал несколько шагов назад и вдруг понял, что оказался один: его сторожа были слишком увлечены молодецкой забавой.
      - Бей чурок!
      Теперь скандировала вся площадь. На бегу Веня оглянулся: никто уже не бросал биты издали, теперь они просто вздымались и опускались, как цепы на молотьбе. Вене даже показалось, что он видит стекающую по ним кровь; его стошнило, и он вынужден был на минуту остановиться и постоять, опираясь на ограду.
      - Бей чурок! Бей чурок! Бей чурок!
      Веня бежал, не чуя под собой ног. Только бы успеть пересечь мост, пока его хватятся... только бы успеть... Толпа тем временем перестала скандировать что-то внятное; за Вениной беззащитной спиной стоял сплошной утробный вой, слитный и сильный, как чудовищный медведь, поднимающийся из берлоги. Этот медведь распрямлялся, закрывая собой полнеба, огромный, неуклюжий, устрашающий, воняющий дешевым портвейном, свежей кровью и застарелой мертвечиной. Он пока еще топтался на месте, но Веня точно знал, что это ненадолго. Там, позади, было кому вывести его на прогулку.
      Вот и Крестовский мост. На середине реки кислород иссяк в Вениных легких; задыхаясь, беглец припал грудью к мостовым перилам. Наверное, это и спасло его: мимо, не обратив внимания на склонившегося к воде человека, пронеслись несколько машин с цезаревыми "быками". На съезде с моста они разделились, веером разойдясь на Левашовский проспект, Большую Зеленину улицу и по обеим сторонам набережной. Неужели это погоня? Наверное... Но, если так, то все пути к отходу перекрыты! Куда же теперь? Внизу поблескивала серая невская вода. Нет уж, туда всегда успеем... Веня отдышался и перешел мост, уже не торопясь, дабы не вызывать подозрений.
      Из четырех возможных продолжений он выбрал Зеленину - только потому, что там было больше возможных укрытий: домов, дворов, подъездов... а может быть, просто по инерции пошел прямо. Впереди, метрах в ста пятидесяти, отвалил от тротуара черный "бычий" "бумер". Веня подождал, пока машина скроется из виду и двинулся дальше. Асфальт был густо усыпан осколками битого стекла, в воздухе стоял острый запах спиртного. Подойдя поближе, Веня заглянул к разбитую магазинную витрину. Внутри все было разгромлено, на полках не осталось ни одной целой бутылки, посреди помещения быстро намокала красным груда опрокинутых, измочаленных битами картонных коробок, рядом в луже вина лежало неподвижное тело хозяина. Зачем они это делают?
      Та же картина повторилась и в соседнем магазине, и еще дальше, вверх по улице. Никто за тобой не гонится, Веня, вот что. Перед "быками" явно стояла совсем другая задача: они последовательно уничтожали все запасы спиртного на своем пути. На своем ли? Веня прислонился к стене, прислушался. Со стороны Крестовского по-прежнему доносился непрекращающийся слитный гул. Они планируют направить этот поток злобы сюда, в это каменное русло. У толпы кончилось вино; увидев разгромленные винные лавки, она обозлится еще больше. Как это сказал коротышка? "Народные массы похожи на каловые: кинетическую или потенциальную энергию они обретают только в болезненных состояниях... Массы надо загнать в болезненное состояние, возглавить и вести на штурм, пока не остыли..."
      Веня отлепился от стены и, покачиваясь, двинулся дальше. В том, что эти сволочи уже ввели массы в болезненное состояние, сомневаться не приходилось. И вот теперь, пока массы не остыли... Гадкий карлик просто повторяет свой успешный трюк девяностолетней давности! Тогда по улицам Питера тоже текли винные реки... Веня увидел слева маленький одноэтажный домик, почти будку, с надписью "Закусочная", не задумываясь, толкнул дверь и вошел. Он знал, что нужно продолжать движение, что оставаться на месте опасно, но ничего не мог с собой поделать: им овладела странная апатия, сопряженная с бессилием - таким, что руки не поднять.
      В маленькой закусочной не было ни души. Десяток пластиковых столов, покрытых красно-белой клетчатой клеенкой, не слишком опрятная стойка, запах уксуса, лука и жареного мяса. Усатый кавказец в переднике радостно бросился навстречу.
      - Я только посижу тут, ладно? - сказал Веня. - Подожду.
      - Конечно, конечно... - с готовностью закивал хозяин. - Конечно, жди, дорогой, отчего не подождать? Друзей ждать будешь? И много их?
      Веня, с трудом передвигая ноги, прошел в дальний угол и мешком опустился на стул.
      - Много. Очень много... - он поднял голову и посмотрел на черные с проседью усы хозяина. - Уходить тебе надо. Убегать. Может, еще успеешь.
      - Уходить? - удивился кавказец. - Зачем, дорогой? Кто же тогда тебе поможет, дорогой? Кто воды подаст? Кто вина нальет? Ты, я вижу, совсем без сил. Подожди, дорогой, я сейчас...
      Вытирая руки передником, он побежал за стойку. Веня положил голову на руки и закрыл глаза.
      
      Его разбудил крик и звон лопнувшего витринного стекла. За окном густым потоком текли насупленные лица, разинутые рты, воздетые кулаки. Сколько он проспал? Полчаса?.. Час?..
      - Христом-богом прошу! Христом-богом! - заверещало рядом.
      Несколько молодцов за руки за ноги выволакивали из-за стойки усатого хозяина.
      - Зачем, дорогие? - кричал он, вращая обезумевшими глазами. - Побойтесь бога! Бог у нас один!
      - А ты нашего бога не тронь, чурка поганая! - мрачно отвечал один из молодцов. - Ты бога гадом называешь! Саня, веревку давай, веревку! Вон там, на фонаре и приладим...
      Кто-то грубо схватил Веню за плечо, тряхнул, развернул лицом вверх.
      - А ты кто таков? Тоже чурка?
      "Вот и все, - пронеслось в Вениной голове. - Надо же... Ливан прошел..."
      - Нет, - сказал он, сглотнув. - Я не чурка.
      - Да какая он чурка, Димыч? - прокричал кто-то от двери. - И не похож вовсе. На жида похож, а на чурку - нет, не похож.
      - А насчет жидов, что, команды не было? - поинтересовался Димыч, веселыми глазами изучая побелевшее Венино лицо.
      - Пока не было... - ответили от двери после паузы, продлившейся, по крайней мере, несколько веков. - Да брось ты его, мать твою в зад, помоги с этим боровом! Ишь, падла, еще упирается! Чебурек сраный!
      Послышались мягкие звуки ударов. Димыч звучно отхаркнулся, примерился было на пол, но затем передумал, пожевал во рту и сплюнул Вене на голову.
      - Ничего, жидок, не расстраивайся. Дойдет и до тебя. Ты тут еще посиди немного, ладно? - он с сожалением выпустил Венино плечо и выскочил наружу, помогать товарищам.
      Оцепенев, Веня и впрямь некоторое время сидел неподвижно, уставившись в одну точку. Затем он зашел за стойку и сунул голову под кран. За окном закусочной гаркнули, ухнули нараскачку: "и - раз!.. и - два!.." В воздух взлетело обмякшее тело кавказца.
      - Димыч, Димыч, отходи, обоссыт!...
      Дернулись, мелко задрожали в предсмертной судороге ноги, полилось из ослабшего мочевого пузыря.
      - Ах ты сволочь, прямо на спину!
      - Вот-вот! Мало, что при жизни на нас ссут, чучмеки поганые!
      И все, кончено. Течет снаружи все та же река, воздетые кулаки, насупленные лица, поглядывают на свисающее с фонаря мертвое тело, на мертвого чурку, и поделом ему, чтобы, погань, не зарился! А это что? Где? Да вон, там! Ах, это... это вожди!
      Посреди запруженной народом улицы, вместе с народом, во главе святого народного возмущения - черный "хаммер" с опущенным верхом, а в "хаммере" - стояком, с простертой в будущее рукой - он, вождь, огромный, ростом метра под два с половиной, как на памятнике, как на броневике... впрочем, почему "как"? - разве "хаммер" не бронированный? - конечно, бронированный! - значит, без всяких "как"! - вождь, с простертой в будущее рукой, на броневике, во главе вооруженного восстания!
      Вооруженного? А что, уже стреляют? А ты не слышишь? А и впрямь - выстрелы... в кого это, интересно? Уж не по нам ли? Нет, что ты, паря... менты с нами и армия тоже. По чуркам стреляют, по кому же еще. Ну, если по чуркам, тогда конечно... А кто это все бутылки побил, винище поразливал? Как кто?! - Чурки, кому же еще... Вот ведь гады!
      Дождавшись, пока броневик с вождем проедет, Веня выбрался наружу. До Чкаловского он шел вместе с потоком, мимо разгромленных магазинов и свисающих с фонарей чурок, а затем свернул направо и пустился бегом. Ему нужно было срочно добраться туда, на Васькин остров, на берег тихой речки Смоленки. Туда, где все это началось и где обязано закончиться. Транспорт не ходил, так что Веня мог рассчитывать только на свои ноги. Примерно через час он пересек реку по Тучкову мосту.
      На Васильевский погромы еще не добрались - во всяком случае, в том масштабе, в котором они шли на Петроградской стороне и, возможно, в других районах. Скорее всего, вожди направляли толпу на Исаакиевскую площадь, к зданию мэрии - брать власть. Здесь же, на васильевских линиях, было относительно тихо, хотя уже повсюду бродили возбужденные люди, собирались кучками, размахивали руками, вызывающе поглядывали на редких милиционеров, на что те отвечали лишь потупленными лицами и смущенными улыбками.
      В начале Малого проспекта Веня остановился передохнуть возле витрины магазина электроники. Там собралась большая толпа; люди слушали новости и перебрасывались короткими комментариями. Когда Веня подошел, насмерть перепуганный хозяин магазина как раз делал очередную попытку закрыть свой бизнес.
      - Ну что, мужики, я закрою? - говорил он, чуть ли не молитвенно складывая руки. - Обед у меня.
      - Не видишь, народ слушает? - сурово отвечал кто-то из толпы. - Ты что, - чурка?
      - Какой же я чурка? - хозяин засуетился, полез за пазуху, вытащил нательный крестик. - Вот, глядите. Православный я. Скажешь тоже... чурка!..
      - А коли не чурка, то понимать должен.
      - Да я что, я ничего... пускай народ смотрит... конечно... - мямлил хозяин, отступая и тоскливым взглядом обводя свое обреченное добро.
      Веня протиснулся к телевизионным экранам.
      - ...свидетелями событий исторического значения, - бойко частила в микрофон смазливая корреспондентка, стоя на фоне здания Биржи. Мимо на нее в сторону Дворцового моста двигался мощный людской поток: насупленные лица, воздетые кулаки, раззявленные рты.
      - Происходящее невозможно назвать беспорядками. Это, поистине, всенародное возмущение. Видно, что у людей наболело. Они выражают свой протест, в основном, мирно, и без каких-либо эксцессов. В настоящее время колонна демонстрантов движется к зданию городского правительства с требованием об отставке. Они твердо намерены взять в свои руки власть в городе и, возможно, во всей стране. Сергей?
      На экране возникла телевизионная студия.
      - Вы слышали репортаж с места событий, - произнес диктор. - По сведениям из других источников, городские власти уже не контролируют обстановку в северной столице. Посланные на наведение порядка силы ОМОНа перешли на сторону демонстрантов. Кое-где происходящее уже именуют восстанием. Командир Ленинградского военного округа отказался выполнить приказ вывести на улицы города танки. В интервью местному радио, которое в настоящее время превратилось в рупор восставших, он заявил, что, как и все честные люди, является верным сыном русского народа, а потому сердцем находится с демонстрантами и надеется в ближайшем будущем присоединиться к ним не только духовно, но и самым реальным физическим образом...
      Диктор взял со стола листок, всмотрелся, креня голову набок, и продолжил:
      - Нам сообщают, что события, по всей видимости, уже перекинулись в столицу. В разных районах Москвы отмечены стихийные митинги сторонников процесса, получившего название... - диктор снова всмотрелся в листок. - ...Великой Майской Национал-Коммунистической революции. Мы продолжим подробно информировать вас о происходящем. А пока, после рекламной паузы вы увидите очередной выпуск передачи "Играй, баян!" Оставайтесь с нами!
      - Слава богу! - сказал кто-то в толпе. - Давно пора. Может, теперь что-то сдвинется. А то на рынок не выйти. Всюду эти...
      - А вот ты возьми и выйди, - отвечал другой. - Сейчас самое время чурок за усы подергать.
      - А вот и выйду!
      Веня выбрался на улицу и побежал дальше.
      
      На Смоленке было тихо и безлюдно, но Веня уже знал, что это впечатление обманчиво. Наверняка, повсюду здесь прячутся новые обитатели кладбища - живые, отобравшие его у мертвых: бомжи, хиппи, готы, сатанисты... Странная компания, на первый взгляд разношерстная, но, по сути, единая в своем упрямом эскапизме, в категорическом неприятии реальности, которая шумит снаружи, время от времени захлестывая и это ненадежное убежище волнами ментовских или бритоголовых набегов.
      Ну и пусть себе прячутся; Веня не собирался нарушать их покой. Ему нужна была только та раскрашенная дешевой тушью девчонка, похожая на тощего вороненка. В ней заключалась теперь его последняя надежда, да что там "его"... в ней заключалась теперь надежда всего этого несчастного мира, который, возможно, способен еще на многое, но только не на новый виток безумия, зарождающегося прямо сейчас там, снаружи, за кладбищенской оградой.
      Он добежал до большой площадки, где они выпивали... когда это было? - век?.. два?.. тысячелетие тому назад? Остановился, согнувшись, уперев руки в колени, хватая ртом воздух. Веня не знал о девчонке ничего: ни номера телефона, ни адреса, ни даже фамилии, по которой можно было бы попробовать найти этот адрес. Ничего, кроме ее дурацкого прозвища "Лакримоза", кроме того, что она часто забредает сюда в компании таких же сумасшедших. Немного, но и не так уж и мало. Он будет ждать здесь, сколько потребуется, пока она не придет. Если, конечно, еше раньше ее не найдут коротышкины псы.
      Веня выпрямился и закричал:
      - Лакримоза! Лакримо-о-оза!!
      Крик пронесся по кладбищу, отскакивая от древесных стволов и ветхих надгробий, пометался в тесных склепах, перемахнул через разоренные могилы и, наконец, иссяк, растворился, растаял, будто его и не было никогда вовсе. Веня пошарил глазами по кустам вокруг площадки. Нету Лакримозы. Ну и что? Подождем. Ты ведь и не рассчитывал, что она сидит тут постоянно? Он снова набрал в грудь воздух.
      - Лакримо-о-о-оза-а-а-а!!
      - Что?
      Веня замер, еще не веря своему счастью. Господи, сделай так, чтобы это была она! Ну, пожалуйста... Он обернулся. На противоположном конце площадки стояли двое: Лакримоза и долговязый парнишка, на вид ее ровесник. Скорее всего, они только что выбрались из расположенного рядом склепа: на кожаных куртках-косухах налипла паутина и прелые прошлогодние листья. Парень держал Лакримозу за руку, и глаза у обоих сияли тем особенным светом, который не оставлял никаких сомнений в том, чем они занимались только что и к чему твердо намереваются вернуться немедленно после того, как их оставят, наконец, в покое.
      - Ну что вы так кричите? - произнесла Лакримоза с мягкостью, совершенно несвойственной ей прежде. - Тут нельзя кричать. Могут набежать фашики или менты.
      - Господи... - Веня сел на ступеньку и улыбнулся. - Лакримоза. Ты даже не представляешь, как я рад тебя видеть.
      Девчонка улыбнулась в ответ. "Молодец, парнишка, - подумал Веня. - Что бы ты ни делал с нею там, в склепе, результат просто поразительный. Если продолжать в том же духе, то, возможно, она даже перестанет резать себе вены..."
      - Вас ведь зовут Веня? - Лакримоза подняла глаза на своего парня. - Это один из тех четверых бухариков, о которых я тебе рассказывала. Ты не смотри, что на фэйс он ханыга-ханыгой и одет, как "бык" на рынке. На самом деле, это знаменитый на всю планету хирург. А где ваши друзья?
      - Друзья... - Веня потупился. - Друзья у меня в беде. Мне срочно нужна твоя помощь. Срочно. Нельзя терять ни минуты. Сами знаете, что происходит там, в городе. Надо попробовать это остановить... если еще можно...
      Молодые люди удивленно переглянулись.
      - В городе? - переспросил парень. - В каком городе? И что там происходит?
      - Вы что, ничего не слышали? Восстание! Фашистский путч! Мумия... Лакримоза, ты ведь помнишь мумию?
      - Честное слово, я не хотела... - виновато проговорила Лакримоза.
      - Чего ты не хотела?
      - Ну, это... по ходу...
      - Да говори ты яснее! - взмолился Веня. - По какому ходу?
      Лакримоза вздохнула.
      - Это ведь я его реально оживила, - сказала она. - Дарк Маг, я тебе рассказывала...
      Парень кивнул.
      - Понимаете, Веня, - продолжала Лакримоза. - У нас в системе есть такой чувак, его Асмодеем зовут. Ну вот. Короче, он знает всякие креативы, которые, типа, мертвых воскрешают.
      - Типа, мертвых... - простонал Веня.
      - Но я не хотела, - заверила его Лакримоза. - Мне просто скучно стало... И мумия, реально, никакой не мертвец, деревяшка деревяшкой. Ну, и... Я ж не думала, что так все получится. И потом, я до этого на кошке пробовала, и ничего не получилось.
      - На кошке... - снова простонал Веня. - Вот и продолжала бы тренироваться на кошках. Зачем на людях-то?
      - Я ж не знала... - подавленно повторила Лакримоза. - А что, очень плохо получилось?
      Парень обнял ее и привлек к себе.
      - Лакримоза не виновата, - сказал он твердо. - И вообще... чего вы от нас хотите? Говорите и улетайте на свою яхту.
      - Нету яхты, - вздохнул Веня. - Есть ожившая мумия и кавказцы, повешенные на фонарях. Фашисты людей убивают.
      - Фашисты людей убивают... - пожал плечами парень. - Тоже мне, новость. Нас, пиплов, они уже давно и конкретно мочат. И бомжей, и хипов - всех, кто не с ними. И никто пальцем не пошевелит - ни менты, ни власти. А почему? Потому что это пиплы. А пиплы для вас - не люди. Не так одеты, не так причесаны. Таким самая дорога в газенваген, да? Таких не жалко. Вот теперь и побудьте в нашей шкуре...
      - Так, - сказал Веня. - Погодите. Я ведь не спорить сюда пришел. Это все не главное.
      Он сжал голову обеими руками, пытаясь сосредоточиться.
      - Лакримоза, ответь мне, пожалуйста, на один вопрос. Что ты у него забрала?
      Лакримоза шмыгнула носом.
      - Я ж не знала, что он оживет...
      - Да никто тебя не обвиняет! - нетерпеливо вскричал Веня. - Ты можешь просто рассказать? Возможно, есть еще способ все поправить... Понимаешь, два дня назад он стал приставать к женщине на гейском параде. Наверное, напомнила ему прежнюю любовь или что-то в этом духе. Ну вот. Сперва все шло обычным хамским образом, характерным для него. А затем, вдруг, он будто сломался. Отступился, впал в истерику, причем, неожиданно, без видимой причины. Я тащил его назад к машине и слышал бред, который он нес. То есть, я это сначала решил, что бред, и только потом подумал: а может, что-то в этом есть? Слабость его какая-то, куда можно ударить... последняя надежда...
      Лакримоза молчала. Дарк Маг покрепче прижал ее к себе.
      - И что он такое говорил?
      - Что она забрала у него что-то очень важное. Что без этого ему трудно. Что он рос бы в десять раз быстрее... - Веня потер ладонью лоб. - Дело в том, что он еще и растет. Сначала был коротышка, почти карлик, меньше полутора метров. А сейчас уже ростом метра два с половиной, не меньше. Представляю, как он рос бы, не забери у него Лакримоза эту вещь...
      - Здесь это, - тихо сказала Лакримоза. - Я ведь не знала. Хотела принести что-нибудь... типа, на память. Да и вообще. Думаете, мне кто поверил сначала? Вон, Дарк подтвердит. Никто верить не хотел.
      - Я поверил, - возразил парень.
      - Ты-то да... - улыбнулась Лакримоза сквозь слезы. - Ты-то поверил бы, даже если бы я сказала, что летала на луну... но я-то тогда считала, что этого мало. Это теперь...
      Она погладила Дарк Мага по щеке.
      - Вы не поверите, ребята, как я за вас рад, - Веня нетерпеливо покачал головой. - Настоящие Ромео и Джульетта, но...
      - Правда? - воскликнула вдруг просиявшая Лакримоза. - Вот и я всегда думала...
      - Стоп, - перебил ее Веня. - Давай вернемся к прежней теме. Ты начала рассказывать, что взяла у него что-то...
      - Ну да. Взяла, чтобы доказать. А потом выяснилось, что группенфюрер Адольфыч исчез, и мне поверили без всякого яйца.
      - Яйца? Какого яйца?
      Лакримоза потупилась.
      - Я взяла у него яйцо. Отломила. Вы не подумайте, что я некрофилка или еще что. Просто он был так похож на деревяшку. Ну, я и решила проверить, все ли у него на месте. Потому что, если это не мумия, а фальшивка, то, правда ведь, зачем стараться, выделывать то, что под одеждой, и все равно никто не увидит? Ну, я штаны с него и стащила. Типа, посмотреть. Смотрю, а там все при деле, реально. Яйца такие большие, конкретные... Ну, я одно и оторвала, на память.
      - И где оно теперь?
      - Здесь... - Лакримоза посмотрела вверх.
      - Где? На небе? Ты что, сожгла его?
      - Да нет...
      Лакримоза подошла к огромному старому дубу, растущему на краю площадки, подпрыгнула, ухватилась за нижнюю ветку и с обезьянней ловкостью вскарабкалась вверх.
      - Клево лазает, правда? - прошептал Дарк Маг, умирая от любви и гордости. - Видели бы вы, как она дерется...
      К счастью, драться на дереве было не с кем. Уже через несколько секунд Лакримоза спрыгнула на землю, держа подмышкой картонную коробку из-под обуви.
      - Вот...
      Веня открыл коробку. В ней лежал белый эмалированный сосуд странной формы.
      - Чтобы дождик не замочил, - объяснила Лакримоза. - Я эту миску тут, у речки нашла. Яйцо внутри.
      Веня вытряхнул яйцо, повертел его в руках. Так вот в чем дело... Вот чем объяснялось отчаяние коротышки там, у Румянцевского сквера! Конечно, с одним яйцом за юбками не побегаешь... Ну и что? Половые проблемы мумии интересовала Веню меньше всего. Возможно, с двумя яйцами коротышка организовал бы путч не за неделю, а за три дня, но что это меняло в принципе? Общественная арена - не постель, здесь подлец прекрасно управлялся и с неполной мошонкой. Веня разочарованно вздохнул. Отчего-то он ожидал намного большего.
      - Ладно, - сказал он, возвращая яйцо Лакримозе. - Держи свой сувенир. Не думаю, что он может как-то помочь...
      - Подождите! - вдруг закричал Дарк Маг, подпрыгивая на месте. - Подождите! Все сходится! Смотрите!
      Он побежал к дубу и шлепнул его по толстой морщинистой коре.
      - Вот дуб!
      Веня и Лакримоза с удивлением смотрели, как Дарк Маг бегом возвращается к ним и поднимает с земли коробку из-под обуви.
      - Вот сундук!
      Парень поднял над головой эмалированный сосуд.
      - А это называется утка! Я знаю! У меня дедушка в больнице с такой лежал!
      - Ну и что? - оторопело спросил Веня. - При чем тут дедушка?
      - Да какой дедушка! - кричал Дарк Маг, размахивая руками. - А вообще-то, и дедушка при чем. Кащей ведь - тоже дедушка! Помните сказку о Кащеевой смерти? На дубе сундук, в сундуке утка, в утке яйцо, а в яйце - иголка! Спорю на банку колы, что она там есть! Ну?
      Он достал из кармана перочиный ножик. Веня сглотнул слюну.
      - Режь! - сказал он хрипло. - Если все окажется действительно так, то к банке колы я лично добавлю тебе ящик коньяка. Или что вы там пьете...
      Иголка была длинной, но тоненькой, так что Лакримоза сломала ее без малейшего усилия.
      
      С кладбища Веня шел, уже не торопясь, с наслаждением вдыхая влажный осенний воздух. Дело было сделано, губительное безумие прекращено, хотя особых внешних указаний на то не последовало: небо не дрогнуло, земля не разверзлась, не грянул гром, и молния не сверкнула. Да и в честь чего ему дрожать, небу? В честь кого сверкать молнии? Много ли ему, небу, заботы до мелкой человеческой суеты? Миллиард муравьев туда, миллиард сюда... новых нарожают. И тем не менее, Веня знал точно, чувствовал всей кожей: кончено. Сгинула мерзкая погань, сдохла, вернулась в могильную мглу, где ей только и место.
      - Сколь раз восстанет, столь раз умрет, - бормотал он в такт неширокому прогулочному шагу. - Сколь раз восстанет...
      Мимо прогрохотал трамвай. Вот и еще одно свидетельство: транспорт снова начал ходить. И люди вокруг выглядели иначе: притихшими и потяжелевшими, будто снова вобрали в себя уже было выбравшуюся наружу тварь, и теперь она шевелилась у них внутри, в животе, перекручиваясь, устраиваясь, укладываясь до следующего раза и причиняя, таким образом, утробное неудобство, смущение кишечника и некрасивую отрыжку. Город приходил в себя, отряхивался, чесался, как проснувшийся в канаве пьянчужка, смутно помнивший, что накануне сильно буянил... но вот - о чем?.. почему?.. зачем?.. Тьфу, мать твою! Покрутить тяжелой нечесаной головой, да за хомут. Авось пронесет, авось простит барин, не спросит за ущерб. А если и выдерет на конюшне, так мы ж люди привычные... отчего же не выдрать, ежели, к примеру, для порядка?
      На углу у знакомого магазина не было ни души. Хмурый хозяин сидел, заложив руки за голову и уставив взгляд в грязный заплеванный пол. На венино приветствие он не отреагировал - может, просто не услышал. Телевизионные экраны синхронно передавали новости из Петербурга: демонстрация рассосалась, власть уверенно контролирует ситуацию в городе, пострадавших нет. Давешняя микрофонная красотка теперь вещала от Исаакия. Веня прислушался.
      - ...просто решили прекратить демонстрацию? - частила корреспондентка, по-модному растягивая слова до неузнаваемости, дабы не допускать пауз. - Ответ на этот вопрос занимает теперь всех, ведь поначалу события имели несомненный характер целенаправленного народного возмущения. По свидетельствам очевидцев, вождь демонстрирующих, двигавшийся впереди колонны на бронированном "хаммере", просто исчез, кто-то даже говорит - испарился, растаял в воздухе - прямо на глазах у всей многотысячной толпы. Утверждают, что исчезновение сопровождалось сильным выбросом крайне неприятного запаха, что, в свою очередь, способствовало тому, что демонстрация рассосалась с поразительной быстротой. Можно сказать, что люди просто разбежались. Депутаты Госдумы от оппозиции намекают на применение секретного оружия массового поражения, но нет никаких подтверждений, что...
      Веня подошел к продавцу; тот неохотно поднял на него пустые глаза.
      - Что скажете? - сказал Веня, кивая на телевизор.
      - Что скажу? - отозвался продавец. - Хорошая вещь. "Самсунг". Экран плоский, стереозвук, русское меню.
      - Русское меню... - повторил Веня. - Спасибо, не надо. Я, в общем, сыт.
      
      Он шел и шел, повторяя свой прежний маршрут в обратном направлении, но без определенной цели, а просто так, чтобы куда-то идти... идти или уходить?.. наверное, все-таки, уходить, а если и не уходить, то хотя бы создавать в себе иллюзию ухода. На выходе с Тучкова моста Веня вдруг зацепился взглядом за что-то знакомое... лицо?.. вид?.. вывеску? Так и не поняв, он вернулся назад и прошел последний отрезок пути еще раз, охотясь за ускользнувшим. Ну конечно! Вот оно. Перед ним на рекламном щите близлежащего спортивного зала красовалась афиша международного баскетбольного турнира инвалидов-колясочников. Веня свернул с тротуара.
      У входа во Дворец спорта стояли микроавтобусы, слышалась громкая ивритская речь, и Дуди Регев, братишка Дуди, кровный армейский побратим выезжал к нему навстречу, задрав к небу черные иракские брови.
      - Доктор?! Ты еще здесь?! Ну ты даешь!
      - Привет, братишка, - сказал Веня, не веря своему счастью. - Вы сейчас куда?
      - Как куда? В аэропорт! - восторженно заорал Дуди. - Хватит, нет? И так десять дней тут просидели. Скукота жуткая. Все дорого, и ни черта не происходит. Пойти некуда. И никакой культуры: поверишь ли, они тут шварму шавермой называют! А уж хумуса так и вообще никогда в жизни не видели. Салата не допросишься! Дикие люди. В Турции не в пример лучше. Я вот, помню...
      - Дуди, братишка, - перебил его Веня. - Ты мне должен, помнишь? Если бы не я, ты бы тогда из-под Тира живым не вышел. Теперь твой черед. Вывези меня отсюда. Сегодня же. Сейчас.
      - Э-э... - опешил Дуди. - Так это... билеты...
      - Билеты? - свистящим шепотом переспросил Веня. - Билеты? Я что, тогда у тебя тоже билеты спрашивал?
      Дуди поник головой, что в его случае означало крайнюю степень задумчивости.
      - Ладно, - сказал он наконец, просветлев лицом. - Есть тут один, на тебя похожий. Хотя вы, ашкеназы, все на одно рыло, чтоб вам пусто было. Защитника играет... Ты, как, за защитника сойдешь?
      - Хоть за вратаря, - твердо отвечал Веня. - Я теперь за кого хочешь сойду.
      
      Пограничный контроль Веня проходил в составе команды. В самолет он въехал на инвалидном кресле - примерно в то же время, когда невезучий защитник, имевший несчастье оказаться похожим на Дудиного спасителя, въезжал в двери израильского консульства в Петербурге с просьбой о помощи в связи с утратой паспорта и опозданием на рейс, уже унесший на родину всю остальную спортивную делегацию. Защитник происходил из Румынии, умел материться на нескольких языках, и не существовало ни единого матерного слова, которое бы он знал и мысленно не произнес, когда Дуди объявил ему о необходимости остаться. Но кого волнует, что он там произносил мысленно? Вслух же защитник сказал само собой разумеющееся "нет проблем", поскольку первое и главное армейское правило, вбитое в него еще в учебке, заключалось в том, что своих в беде на чужой территории не бросают.
      А еще через несколько часов в купе мягкого вагона поезда, следующего из Санкт-Петербурга в Москву, вошел коренастый краснолицый человек с портфелем. Он тяжело уселся, вздохнул, крепко уперся руками в широко расставленные колени и уставился на перрон, где в гнойном свете фонарей мелькали заполошные пассажиры, деловитые носильщики, важные проводники, нарядные милиционеры, деликатные, как бы даже смущенные воры и прочий привычный вокзальный люд.
      Когда поезд тронулся, Владимир Ильич Вознесенский еще раз вздохнул и открыл портфель. На подрагивающем столике последовательно возникли: поллитровая бутылка коньяка "Белый Аист", плитка шоколада "Аленушка", безымянное яблоко и свернутое комком махровое полотенце со штампом гостиницы "Палас". Вовочка открыл бутылку, проверил на свет стакан, приятно удивился. Выпив полный стакан мелкими глоточками, он надкусил яблоко с осторожностью, заложенной в генетической памяти всех однажды обманутых мужчин, пожевал и отложил. Затем он аккуратно сдвинул к окну все, за исключением полотенца, которое, наоборот, поместил в самую серединку и принялся разворачивать трепещущими руками.
      В свертке оказался шарообразный предмет, размером с теннисный мяч. Более всего он походил на кроватный набалдашник, некое наивное архитектурное излишество, деталь крепчайших, скроенных на века деревянных сооружений, известных в городах и селах под названием "кровать с шарами". Вовочка благоговейно склонился над шаром, стараясь при этом дышать в сторону, дабы не осквернить коньячным перегаром единственную материальную память, оставшуюся осиротевшему человечеству об ушедшем гении всех времен и народов.
      Кроватный набалдашник! Подумать такое! На маленьком вагонном столике лежало яйцо великого вождя и учителя. Вовочка смахнул слезу, скрипнул зубами. Он старался не думать о случившемся, потому что оно просто не подлежало осмыслению. Победа была так близка! Власть сама падала им в руки, а с нею и счастливое будущее всего прогрессивного человечества. Революция светлой очистительной волной вздымалась в каждой груди. Народы мира с надеждой обращали взоры. Обреченные враги в злобной судороге трепетали. Все шло так хорошо! И вдруг... Как?! Почему?!
      Вовочка хлюпнул носом. Наверное, такими же вопросами задавались Христовы апостолы после того, как Учитель объявил им о предстоящей катастрофе, о своем уходе, исчезновении, смерти... Смерти? - Вовсе нет! Это был не конец, а начало - великое, мощное, направляющее людей к грядущему неизбежному счастью, ко второму пришествию. Наверное, и в сегодняшнем загадочном исчезновении вождя таился такой же грандиозный смысл. Он еще вернется! Только его пришествие будет уже не вторым, а третьим, решающим. Он еще придет, вот увидите!
      Владимир Ильич осторожно дотронулся до яйца своего великого тезки. Оно скатилось прямо к нему на колени сразу же после того, как вождь вознесся на небо, растаял в дрожащем от революционных криков воздухе Исаакиевской площади. Это произошло так неожиданно! Секунду назад он еще стоял, возвышаясь над всеми, вытягивая вперед указующую руку, прокладывая путь и благословляя на бой. И вдруг... Как?! Почему?! Нет, нет, лучше не думать... лучше не спрашивать... заурядный человеческий ум не в состоянии понять логику гения, во всяком случае, понять немедленно. Большое видится на расстоянии. Сейчас на эти вопросы просто нет ответа.
      Ну, например, куда подевалось второе яйцо отца мировой революции? Возможно ли, что у него с самого начала имелось только одно? Или одно осталось именно теперь, отделенное при Вознесении от своего близнеца? И как это может сказаться на вышеупомянутом отцовстве? После Вознесения Вовочка тщательно осмотрел весь "хаммер" и теперь мог бы поклясться, что второго там не было. Вопросы, вопросы...
      Он тщательно завернул яйцо и со всеми предосторожностями уложил в портфель. Несомненно одно: ему, Владимиру Вознесенскому, выпала великая честь, великая роль. Более того, эта роль была уготована ему с самого рождения: разве это не подтверждается именем и даже фамилией? Он теперь Хранитель Яйца! Вовочка еще не знал, что именно сделает с драгоценным предметом. Возможно, его следует просто хранить для будущих поколений в специально изготовленном контейнере, в условиях постоянной влажности и температуры, хранить, как зеницу ока, отчаянно надеясь, что Третье пришествие произойдет еще до истечения отведенного Вовочке земного срока.
      А может быть, от него ожидают большей активности? Ведь вождь оставил ему именно яйцо, а не, скажем, нос, ухо или колено. Не содержится ли в этом особенного намека? Например, отчего бы не высадить яйцо в хорошую русскую землю? Высадить и поливать, удобрять, холить и лелеять, пока не вырастет могучее дерево, а на нем - как волшебные яблоки - десятки, сотни новых вождей, красивых, крепких, зрелых, готовых хоть сейчас возглавить и вести! Вот уж будет пришествие так пришествие! Вовочка мечтательно улыбнулся.
      Или по-другому: возможно, что яйцо следует не сажать, а, наоборот, высиживать... Найти хорошую русскую женщину с широким, теплым, уютным задом, да и посадить прямо на яйцо - пущай греет! А потом, когда скорлупа треснет, когда на свет вылупится еще незрячая, слабенькая, но уже мировая революция, когда раскроет клювик, требуя пищи, тогда он, Хранитель, будет сам радостно подкладывать ей лучшие кусочки... Она ведь, наверняка, кушает только свежатинку, чтобы с кровью...
      Вовочка откинулся на мягкую спинку дивана и закрыл глаза. Скорый поезд одним длинным прыжком перемахнул через пригороды и мчался в белесой майской ночи. Вагонные колеса нетерпеливо подгоняли тепловоз: "впе-ред-впе-ред-впе-ред..." а вокруг, раскинув расчесанные грузовиками струпья дорог, лежала нищая, замордованная, несчастная земля.
      
      Бейт-Арье, 2007

  • Оставить комментарий
  • © Copyright Тарн Алекс (alekstarn@mail.ru)
  • Обновлено: 20/11/2009. 428k. Статистика.
  • Роман: Проза
  • Оценка: 7.12*10  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.