Поносов Иван Георгиевич
Twin

Lib.ru/Современная литература: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • Комментарии: 4, последний от 17/01/2012.
  • © Copyright Поносов Иван Георгиевич (tatarinls.ne@mail.ru)
  • Обновлено: 11/11/2010. 48k. Статистика.
  • Глава: Проза
  • Оценка: 8.55*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Продолжение следует.


  • TWIN

       - Внимание! Всем пассажирам! В системе нашего самолета произошли серьезные неполадки. Наш самолет вынужден совершить аварийную посадку на Ленинградском шоссе в районе города Зеленограда. Это не учение. Просьба всем пассажирам занять свои места, пристегнуть ремни безопасности и сохранять спокойствие.
       Голос пилота "Боинга 747" звучал взволновано. Было понятно, что мягкой посадки ждать не придётся. 
     - Наш город... Как думаешь, мы выживем? - спросил Витя своего брата-близнеца.
      - Конечно! Ну что с нами может случиться? - Валера пытался говорить уверенно, но голос его все равно дрожал.
       - С нами же всякое бывало, а мы всегда сухими из воды выходили.
      - Ты думаешь, так будет и сегодня?
     - Я уверен. - Снова Валера попытался успокоить брата, но голос опять его выдал.
     - Ты ведь в это не веришь? - всхлипнул Витя. Они взялись за руки.
     - Увидим...
       В этот момент самолет ударился о землю и разорвался напополам. Левое крыло зацепило осветительный столб и оторвалось. Самолет загорелся и взорвался.

       - Мария Викторовна, кажется, он пришел в себя.
       В комнате рядом с кроватью сидел высокий мужчина с рыжими волосами, собранными в хвост. Мальчик, лежащий на кровати, открыл глаза.
    - Где я? - осмотревшись по сторонам, спросил он.
    - А где ты можешь быть после такого? - ответил мужчина, - В больнице конечно. Ты не представляешь, как тебе повезло! На борту было больше ста пятидесяти человек, а ты один выжил. Мы тебя буквально с того света вытащили, ты шесть дней в коме был. Как тебя зовут-то?
    - Я... не помню... - растерянно ответил мальчик. 
    В это время в комнату вошла женщина в очках лет тридцати пяти. 
    - Ну как он себя чувствует? - поинтересовалась она, - Парнишку ведь еле спасли...
    - Похоже у него частичная или полная амнезия. Он даже не помнит, как его зовут. Как же мы его родных искать будем?
    - Я думаю, они его уже давно ищут, просто сюда еще не позвонили... - женщина вздохнула, - Дай Бог, они его найдут...
    - Мария Викторовна, думаю ему надо передохнуть. Вы пока идите, а я с ним тут посижу. Ну, на всякий пожарный...
       Мальчик выглянул в окно. Ветер качал березу с зеленой листвой. Солнце еще было не высоко и сильно светило в глаза.
    - Какой сегодня день? - спросил он, посмотрев на доктора, который все еще сидел у кровати.
    - Двадцатое августа. Тебе надо поспать. Да, кстати, - произнес доктор, - меня зовут Геннадий Борисович. Если что-то вспомнишь - хоть что-нибудь - дай мне знать. Поспи, тебе нужны силы. 
                                                                             *     *     *

    С добрым утром! - сказал Геннадий Борисович, когда мальчик открыл глаза. Он хотел сказать еще что-то, но мальчик его опередил.
    - Я вспомнил!
    Геннадий Борисович чуть со стула не упал от неожиданности.
    - Что вспомнил?! Имя, фамилию? Может адрес?
    - Нет, номер. Дайте телефон, я только на ощупь помню...
    Доктор достал из кармана белый мобильник и протянул мальчику. Он хотел поднять правую руку, но громко охнул от боли. Рука была по плечо в гипсе.
     - У тебя сложный открытый перелом, лучше тебе рукой не двигать. - Геннадий Борисович встал со стула. - Давай я подойду. 
    Мальчик взял телефон в левую руку и закрыл глаза. Он вспоминал свой сон, в котором кому-то звонил. Так и не открыв глаза, он медленно набрал 11 цифр и вернул телефон доктору.
     - Восемь девятьсот девять четыреста тридцать семь тридцать семь ноль девять. Никаких ассоциаций?
    - Неа, ничего, - ответил мальчик, - Но не зря же я именно этот номер вспомнил... Позвоните, я думаю я знаю того, кому принадлежит этот номер...    Геннадий Борисович нажал на зеленую кнопку. Пошли гудки. Один. Два. Три...
    - Да? - наконец произнес голос, принадлежащий, по-видимому, подростку.
    - Здравствуйте, - сказал Геннадий Борисович, -  Могу я поговорить с кем-то из взрослых?
    - Минуточку... - Небольшая пауза... - Я вас слушаю, - сказала женщина с приятным голосом.
    - Здравствуйте, - повторил Доктор, - Я звоню из Городской больницы номер 3 города Зеленоград.
    - Что-то случилось? - тревожно спросила женщина.
    - Помните, неделю назад в Зеленограде разбился самолет. И выжил только один мальчик. По новостям передавали.
    - Я живу в Зеленограде, я это видела, - удивленно произнесла женщина, - но простите, почему вы МНЕ звоните?
    - Видите ли, - начал Геннадий Борисович, - этот парень сейчас рядом со мной. Он полностью потерял память при катастрофе, и все что он вспомнил - это этот номер.
    - К чему вы клоните? - подозрительно спросила женщина, но рядом в трубке раздался голос подростка, который взял трубку.
    - Мам, это ведь мне позвонили! - Он взял трубку - Можно я с этим парнем поговорю. Может, я его знаю.
       Геннадий Борисович передал мальчику трубку. 
    - Да? - Сказал  тот.
       В трубке раздался крайне удивленный голос.
    - ВАЛЕРА?!!
    - Так ты меня знаешь? Ну, слава Богу!
    - Ты меня разыгрываешь! - ответил парень на другом конце провода,
       - Надо ж так придумать было! Амнезия, все, что он вспомнил... не хорошо только так насчет погибших шутить...
    - Да какой нафиг розыгрыш?! - не вытерпел мальчик - Христом-Богом клянусь, это правда! Я...
       Парень прервал его.
    - Погоди, а ты Валера или Витя? Я просто наобум сказал...
    - Ты о чем? - не понял мальчик - Я думал, ты лучше знаешь. Я ж говорю, память мне отшибло!
    - Но вы ж близнецы! У вас голоса одинаковые! Вот я и не знаю, кто есть кто...
    - Послушай, - мальчик перебил его, - я не помню, откуда я тебя знаю, но мне сейчас очень нужна твоя помощь. Пожалуйста, приезжай сюда. В Третью Городскую больницу. Скажи, что ты от Геннадия Борисовича. Тебя впустят.
    - Не знаю, что сказать... Ладно, я приеду. Но если это шутка...
    - ЭТО НЕ ШУТКА!!!
    - Хорошо-хорошо, жди, буду минут через пятнадцать... - Он положил трубку.

    Минут через десять Геннадий Борисович сказал:
    - Я пойду встречу твоего друга. А то время посещений уже кончилось, его могут не впустить, - Он встал и вышел из палаты.
       Вскоре он вернулся с рыжеволосым парнем лет четырнадцати. 
    - Похоже, я зря тебе не верил, - сказал парень, как только увидел друга, лежащего на кровати, - ты меня не помнишь?
    - Прости, я никого не помню... - ответил мальчик, - Правда, что у меня был брат-близнец?
    - Да. 
    - Он ...? - было ясно, что он не хотел произносить это слово.
    - Кроме тебя никто не выжил.
       По щеке мальчика прокатилась слеза. Он не помнил даже своего брата-близнеца. Только лишь мысль об этом протыкала и сердце и разум раскаленной до бела зазубренной иглой. Боль была невыносимой. А тут еще заболела сломанная рука. Мальчик сказал, сжимая зубы от боли, пытаясь удержаться от крика:
    - Геннадий Борисович, можно мы наедине поговорим?
    - Я тебя понимаю. Конечно.
       Он открыл дверь и вышел в коридор.
    - Как тебя зовут? - спросил мальчик своего первого нового старого друга.
    - Женя, - ответил парень, - Прости, что рассказал тебе все это.
    - Все в порядке. Я должен был знать, - мальчик грустно улыбнулся, - А как его звали? Моего брата.
       - Вы были настолько похожи, что вас даже родители иногда путали. Как я могу сказать, как зовут твоего брата, если не знаю, его ли это имя, или твое? - Женя на минуту задумался.
       - Но могу сказать, что ты либо Витя, либо Валера.
    - Как и мой брат, - заметил мальчик.
    - Точно. Так как мне тебя звать?
    - Не знаю... А как ты думаешь, кто я? 
    - Мне больше хочется называть тебя Валера, но я не уверен.
    - Значит, пусть меня зовут Валера. А фамилия?
    - Грибков.
    - Спасибо, Женя. Ты мне очень помог. Может, я теперь найду родственников...
    - Не за что, - сказал Женя, - Ты же мой лучший друг!.. Мне очень жаль, что ты так попал... 
      Дверь открылась, и вошел Геннадий Борисович.
    - Ну, все, юноша, - обратился он к Жене, - Ему нужно отдохнуть. Вы можете прийти завтра в два часа.
    - Я приду, - пообещал Женя, - Обязательно. До завтра.
       Женя обнял мальчика, помахал рукой, поблагодарил доктора и ушел.
    - Что он тебе рассказал? - поинтересовался Геннадий Борисович. - Сказал тебе твое имя?
    - Говорит, меня зовут Валерий Грибков. Но я летел с братом-близнецом... так что может быть, меня зовут Виктор. - Мальчик вздохнул. - Но он думает, что все-таки Валера.
    - Значит, будем звать тебя Валера... Как ты сказал - Грибков? Завтра будем твоих родственников искать.
    - Спасибо, Геннадий Борисович, - искренне поблагодарил врача Валера.
    - Ну что ты, это мой долг... - скромно ответил доктор. - Ладно, поспи, никто не знает, что мне придется сказать тебе завтра... Тебе нужны силы, как физические, так и моральные. Особенно моральные.
    - Вы правы. Я попытаюсь заснуть.
    - Спокойной ночи.
    - И вам.
       Геннадий Борисович закрыл дверь и погасил свет.

    - The describer is not available now. Please call back later. - с сильным акцентом прозвучал знакомый голос. Валера приоткрыл глаза и сразу же закрыл.
    - I didn't really get what you said, - хриплым не проснувшимся голосом ответил он. 
    - А по-русски нельзя? Я в отличие от тебя по-английски не очень-то... - сказал тот же голос.
    - Жень, это ты?
    - Конечно я! - весело ответил Женя, - Сейчас уже пол третьего, я минут пять назад пришел. Позвонил на твой номер, а там - недоступно.
    - Есть какие-нибудь новости? - поинтересовался Валера.
    - Есть. Две хорошие и одна плохая. С какой начать? - спросил Женя и сразу же ответил, - Давай с хороших?
       "Одна плохая..." подумал Валера. Он знал, какая новость будет плохой. "Это не может быть то, что я подумал!" решил он успокоить себя.
    - Давай, - согласился он.
    - Первая новость - тебя завтра выписывают. Я поговорил с Геннадием Борисовичем, он говорит, что с переломом в больнице лежать не обязательно.
    - Это действительно радует, - улыбнулся Валера, - только есть и огромный минус. Я не помню, где живу, тем более у меня нет ключей, и...
    - И это моя вторая новость, - перебил его Женя, - Ты будешь жить со мной пока мы не найдем твоих родственников.
    - Даже не знаю что сказать... - слегка смутился Валера, - А вам не... накладно? У тебя же еще два брата и сестра...
       Женя даже охнул от неожиданности:
    - Валер, ты слышал, что ты сейчас сказал?!
    - Нет... ну то есть конечно слышал, а что такого? - Валера абсолютно не понял причину Жениного удивления.
    - Что такого?! - чуть не вскрикнул Женя, - Да то, что ты вспомнил, что у меня два брата и сестра! Пип-пец! - протянул он.
    - Действительно вспомнил! - осознал мальчик.
       В этот момент дверь открылась, и в комнату вошел Геннадий Борисович.
    - Что за шум, а драки... - начал он, но мальчики хором сказали:
    - Вы не поверите!
    - Во что не поверю? - не понял он, - Можно поподробнее?
    - Он вспомнил, что у меня есть два брата и сестра! - восторженно сказал Женя.
    - Отлично! - воскликнул Геннадий Борисович. - А про себя что-то вспомнил? - оба посмотрели на Валеру. Он задумался, и через пару секунд ответил:
    - Ничего... Как будто ничего и не было...
    - Ну не беда, - сказал Женя, хотя он явно думал иначе, - В следующий раз вспомнишь. Ты же вроде все во сне вспоминаешь?
    - Похоже на то, - решил Валера. Тут он вспомнил, что Женя говорил ему про третью новость.
    - А какая плохая новость? - спросил он.
       Все замолчали. Геннадий Борисович посмотрел на Женю, и тот сказал:
    - Лучше я скажу. Вы с братом... - он запнулся. - летели не одни... Вы летели всей семьей. Мне очень жаль.
       Комната растворилась, все звуки куда-то исчезли. "...Всей семьей? Значит все ..." Валера закрыл лицо руками. Не нужно, чтобы кто-то видел его слезы. Он должен быть сильным, сказал он себе.
    Эта фраза прозвучала в его голове как-то приглушенно, словно сквозь вату в ушах. Как-то незнакомо. Как будто ему сказали "Они уже в месте лучшем, чем Земля..."    Женя сел на кровать к Валере и обнял его.
    - Прости, что сказал тебе это. Мне, правда, очень жаль... - сказал он. Валера поднял лицо и посмотрел на друга.
    - Я должен знать всё, - повторил он, - Только тяжело об этом думать. Но знаешь, что тяжелее всего? Тяжелее всего понимать, что ты, и не только ты, знал моего брата лучше, чем я сам...
     - У меня есть идея, - вдруг сказал Женя, - Ты очень любил металл, а у меня как раз айпод с собой.
    Не хочешь свою любимую песенку послушать? Может, поможет?
       Валера посмотрел на него, как на идиота. Ну, кто еще может в такой момент со своей музыкой лезть? Но все-таки он сказал:
    - Давай.
       Женя достал из кармана свой iPod Touch, ввел четыре цифры пароля, пару раз ткнул пальцем в экран и дал наушники Валере. Заиграла знакомая песня жанра Heavy  Metal.
    - Ну, как, знакомо? - спросил он.
    - You lead me on the path Keep showing me the way, - прошептал Валера. Его друг был прав - вся грусть в голосе Валеры действительно испарилась.
    - Я знал, что ты вспомнишь эту песню, - одобрил Женя, -  Ты знал абсолютно все песни Iron Maiden.
    И Different World была твоей любимой. - Классная песня, - подтвердил Валера, - а ты что слушаешь? То же самое?
    - Неа, в основном рэп. Вот, посмотри фотку.
       Женя открыл в своем айподе картинку. Там он был в длинном черном рэперском балахоне, широких джинсах и бандане с надписью "ST1M".
    - Это я на концерте СТИМа. Это русский рэпер такой. Хочешь, дам послушать?
    - Молодой человек, - Геннадий Борисович, о котором все уже и забыли, обратился к Жене, - Валерию пора бы отдохнуть. Можете прийти завтра в это же время.
    - Значит в следующий раз, - нехотя встал с кровати Женя, - Увидимся. До свидания, - попрощался он с Геннадием Борисовичем. Затем он пожал Валере руку (к сожалению, он мог пожать ему только левую руку), открыл дверь и вышел.
    - Значит, металл любишь, - с искоркой в глазах сказал Геннадий Борисович, - Я тоже. Лет пятнадцать назад мы с братом основали металл-группу. называлась "Стальной Нейрон". Косили под "Металлику" и "Арию", но особой популярности так и не добились. Хотя пара шикарных песен у нас все же были. У меня в кабинете до сих пор электрогитара лежит. Играю, когда свободная минутка есть... Хочешь, принесу?
    - О, ну если вам не трудно... - попросил Валера. Геннадий Борисович вышел из палаты и минут через пять вернулся с кейсом и усилителем. На кейсе было гордо написано "Fender". Он достал черную гитару с белой накладкой и подключил ее к усилителю. Одел на шею ремень и сказал:
    - Готов?
    - Всегда готов! - ответил Валера, и Геннадий Борисович начал играть Быстрое и техничное соло.
    - Ну как? - спросил он, когда закончил.
    - Классно, - одобрил мальчик. - Мне показалось, что я тоже на гитаре играть умею...
    - Это мы через три недели проверим, когда гипс снимим.
       Врач положил гитару обратно в кейс.
    - Ну ладно, тебе бы сейчас поспать. Завтра у тебя важный день...
    - Я помню. Хорошо. 
     Валера накрылся с головой одеялом и закрыл глаза.  

       Он стоял посреди огромной толпы. Очень громко играла музыка - как ему показалось, та самая песня, которую Женя назвал его любимой. Он обернулся и увидел огромную сцену, на которой на фоне плаката с худой и очень седой девушкой с нечеловеческим лицом стояли четверо немолодых мужчин. Они были одеты в кожу и железные цепи. Металлисты, - догадался Валера. Трое из них были с гитарами, у одного из них она была двухгрифовая. Четвертый стоял с микрофоном и пел:

             Don't want to be here,
             Some where I'd rather be.
             But when I get there
             I might find it's not for me...   

       Похоже было на рок-концерт. Точнее это он и был. Как там Женя сказал -  Iron Maiden? Толпа ликовала. Люди в толпе были одеты так же как и люди на сцене - большей в частью в кожу. Все подпевали, те кто не знал слов - а такие тоже были - просто прыгали на месте. "Безумие..." подумал Валера, но тут ему на плечо кто-то положил руку. Он обернулся и ... словно увидел в зеркале свое отражение.
    - Привет, - сказал парень, - узнаешь меня?
       Валера сглотнул.
    - Ты ...?
    - Да, а что, не похож? - засмеялся парень, - Или ты меня уже забыл?
       Это был его брат. Точная его копия.
    - Витя, ... - начал было Валера, но брат перебил его.
    - А ты уверен? Уверен, что меня так зовут? - Он отвернулся, затем повернулся к Валере снова. - Может, Женя не угадал? Хотя, может, и угадал... - Он зловеще улыбнулся. - В любом случае передавай ему привет!
       Его брат исчез. Окружающие люди постепенно начали растворятся в прохладном осеннем воздухе. Валера успел только уловить кусок фразы из песни:
         ...Everybody has a different way to view the world...

       Валера проснулся. На лбу выступили холодные капли пота. Он вытер их уголком простыни и выглянул в окно: небо было слегка светлым. Был ли это уже рассвет, или солнце еще не полностью зашло, он сказать не мог - не знал, гле запад, где - восток. 
       Береза за окном тихо шумела, но листья, насколько их можно было видеть в темноте, не шевелились. За окном шел дождь. Теплый летний дождь, который, как ему показалось, он так любил...
       Валера сидел на кровати, смотрел в стену и думал о том, что ему приснилось.
    Значил ли его сон, что Валера - имя его брата, а не его? "Может, Женя и не угадал? Хотя, может, и угадал...". Его брат как будто издевался над ним...
       Нет, этого не может быть! Там, во сне, он, наверно, разговаривал не с братом, а с самим собой... точнее с той стороной себя, которая сомневалась в выборе Жени. С той стороной, которая надеялась, что он ошибся. 
       Но причем тут рок-концерт? Что ЭТО значило? Может надо искать ответ в смысле песни, которую он слышал?
       "Everybody has a different way to view the world"... - Каждый смотрит на мир по-своему... 
    Каждый - значит каждый из двух братьев - Валера и Витя? Но в чем различие? На что они смотрят по-разному? Лишь еще одна неизвестная в, и без того сложном выражении...
       Он снова заснул. На этот раз ему снился какой-то бессмысленный сон про синюю электрогитару, которая сама собой что-то играла. Затем гитара исчезла, и появился желтый плюшевый медведь... "Бессмыслица," - подумал бы Валера, если б не спал.

       Валера снова проснулся. За окном на голубом небе уже светило солнце. "Наконец-то..." подумал он. Он не хотел увидеть еще что-нибудь такого рода. Тем более про брата. Нет, он не мог не хотеть видеть своего брата-близнеца, это просто невозможно. Он очень хотел бы, чтобы он был жив, и они были бы вместе... Просто Валера знал, что во сне он будет говорить не с братом, а с собой в его обличии.  
      "Нет, я точно с катушек съехал..." определил он. И сразу же себя оправдал: "Хотя это и не мудрено после всего этого"  И действительно, на него сразу столько навалилось...
       Ну ладно, нечего в меланхолию впадать! Как там говорится, "Это вам не Голливуд"? Надо думать о хорошем. Он будет жить с лучшим другом, в семье, скоро начало учебного года. У него будет полно новых, точнее старых, друзей. Возможно, они помогут ему все вспомнить...
       Если, конечно, он захочет все вспоминать... Может быть, есть такие вещи, которые лучше не вспоминать? Например... например...
       Какой там "например"?! Лучше ничего не вспоминать! Воспоминания о погибшем брате-близнеце счастья в жизни не прибавят, даже наоборот, всю жизнь будут его мучить... Да и не только мысли о брате, о всей семье! И об этой катастрофе... Да, лучше ничего не вспоминать... Дверь открылась, и в палату вошли Женя с Геннадием Борисовичем. Валера мысленно поблагодарил господа, что он спас его от этих мыслей.
    - Приветик! Ты уже не спишь? - поприветствовал его друг. - У нас сегодня важный день, помнишь? - Да уж, не забыл, - холодно ответил Валера, но, посмотрев на друга и увидев его удивленный взгляд, сразу же сменил тон. - Прости. Мне просто сон плохой приснился. Кстати, который час? - поинтересовался он.
    - Полдесятого, - почти хором ответили Женя и Геннадий Борисович. Женя понял, почему Валера спросил, и продолжил: - Я сегодня пораньше, так как нам с тобой надо еще кое-что сделать. Например, поискать тебе одежду. Ты в мою не влезешь в любом случае. 
    - Я, кажется, знаю, что делать, - сказал Валера, - Ты знаешь, где я живу... жил?
    - Конечно. Я к вам с братом в гости часто ходил. Но у тебя же нет ключа! - вспомнил Женя. - Ты же мне сам сказал! Как ты собираешься войти?
    - Через дверь, - с хитрой улыбкой ответил мальчик, - Сам все увидишь! Я подготовился. Сейчас выпишемся и поедем ко мне домой. 
       (Продолжить)
          Геннадий Борисович проводил мальчиков до выхода из больницы.
    - Ну что ж, надеюсь, нам не придется очень часто встречаться! - улыбнулся он. - Постарайтесь никуда больше не вляпаться! Удачи, Валерий!
    - И вам не пуха, - ответил Женя.
    - К черту! - махнул рукой врач. Он пожал мальчикам руку и ушел, больше не обернувшись.
    - Хороший человек Геннадий Борисович, - заметил Женя, когда они ждали автобус на остановке. - Повезло тебе, что именно он был твоим врачом.
    - Да, очень повезло, - согласился Валера. - Если бы не он, я может быть, еще не одну неделю в этой больнице провалялся. Кстати, я тебе не рассказывал, как он на гитаре играл?
    - Нет, а он тебе и на гитаре поиграл? - удивился Женя.
    - У него давно когда-то группа своя была, металл играли. - объяснил мальчик. - Все бы доктора такими были...
    - О да...
       Подошел автобус. Друзья зашли в него и сели на два свободных места.
    - Женя? Витя? - раздался за их спинами голос. К ним подошел парень примерно их возраста со светлыми прямыми волосами и длинной челкой. Он пожал Жене руку и хотел поздороваться с Валерой, но поймал его удивленный взгляд.
    - Что?! - тоже удивился парень, - Я вас опять перепутал? Валер, ты уж не бери в голову, вас различить все равно не возможно... Погоди, - сказал он подозрительно, - ты что, опять хочешь надо мной приколоться? Ну-ну... а я как ребенок попался... И так каждый раз... Так кто ты на самом-то деле?
    - Сам не знаю... - ответил Валера.
    - Уже не смешно! - начал обижаться парень, но поймал Женин взгляд.
    - Что?! - снова сказал он.
    - Пойдемка поговорим! - холодно сказал Женя. - Я расскажу тебе, что.
       Они пошли в другой конец автобуса, и когда вернулись, парень сказал:
    - Прости, я... не знал. Правда... Меня Слава зовут. Будем знакомы, - Он опять протянул Валерию  руку, - Еще раз. 
    - Ты мой одноклассник? - догадался Валера.
    - Да. Мы за партой вместе сидим... если это важно...
    - А ты куда едешь? - спросил Женя Славу.
    - В магазинчик. Надо кое-что купить... А вы куда? - поинтересовался он.
    - А мы к Валерке домой. Он должен там кое-что забрать... - Женя вытер лоб рукой. - Жара-то какая...?
    Нам сейчас выходить, - обратился он к Валере, - Пересядем на другой автобус, и на нем уже доедем.
    - Ну давайте там, не болейте, - Слава сел на место Жени, - Увидимся первого сентября! 
    - Ага, до встречи, - сказал Женя, - И постарайся там ничего не разболтать!
    - Постараюсь, - пообещал Слава. - Мне сейчас налево. 
       Друзья вышли из автобуса. Жара действительно была сильной. Вокруг было много народу, все куда-то спешили, ни на кого не обращая внимания. Вокруг были маленькие магазинчики, палатки, справа над забором висела вывеска "РЫНОК".
    - Где мы? - спросил Валера Женю.
    - Это железнодорожная станция Крюково. Нам сюда, - Женя показал рукой на подземный переход. - Мы были в Старом городе, а сейчас поедем в Новый. 
      Друзья доехали. Подошли к большому дому, отделанному коричневой плиткой, зашли в четвертый подъезд, поднялись на последний, девятый, этаж.
    - И что ты сейчас собираешься делать? - с ухмылкой спросил Женя. - Пройти сквозь дверь?
    - Почти, - загадочно улыбнулся Валера. Он достал из кармана складной ножик и толстую металлическую проволоку, на ножике открыл широкое шило, вставил его в замок, засунул проволоку в низ зимка, взял все это левой рукой и повернул по часовой стрелке. Замок щелкнул и дверь распахнулась.- Учись, - снова улыбнулся он, посмотрев на Женю. 
    - Где моя челюсть?.. - тот просто ошеломел, - Как ты это сделал?
      Валера зашел внутрь. Квартира была большая и богато обставленная. Деревянный паркет был покрыт толстым слоем пыли - было похоже, что здесь никого не было больше двух месяцев.
    - Что стоишь-то на пороге? - спросил Валера Женю, который все еще стоял за дверью и смотрел на замок, - Заходи! Сейчас присядем и я тебе все спокойно расскажу. Идет?  Женя шагнул через порог и закрыл дверь.
    - Ты помнишь где что? - спросил он Валеру. Тот покачал головой. Женя вздохнул и продолжил. - Так. Сейчас по коридору слева - это ваша с Витей комната, а дальше комната твоей сестры. Справа - гостиная, через нее можно пройти в библиотеку. До конца по коридору - туалет, слева кухня и столовая... Ну не ужели не помнишь?
    - Слушай, ты меня так будешь о каждой мелочи спрашивать?! - не выдержал Валера, - Не помнишь, не помнишь... Не помню! Не очень приятно, когда ты мне об этом каждую секунду напоминаешь!
      Женя укоризненно посмотрел на друга.
    - Я тебе, между прочим, помочь стараюсь! Спасибо бы сказал! - Он скрестил руки на груди. - Тем более это не мелочь. Если для тебя это мелочь...
      Он обиделся, Валера видел это очень четко.
    - Ну, прости, не то сказал. Кстати говоря, ты знаешь, что у меня сейчас не лучшая жизненная ситуация, - он попытался себя оправдать. Это подействовало.
    - Ладно, все в порядке, - Смягчился Женя, - Бывает. Давай в твоей комнате сядем?
    - Давай.
      Друзья зашли в комнату. У стены стояла двухэтажная кровать. На ней лежал огромный, размером с пятилетнего ребенка, плюшевый медведь. У окна стоял большой деревянный стол с компьютером и этажеркой. Напротив кровати на полу лежало синее кресло-баобаб. Валера лег на него и закрыл глаза.
    - Наша комната... - пробормотал он, сложив руки на груди, - Странно...
      Женя сел рядом.
    - Что странно?
    - Я думал, что здесь я обязательно вспомню что-нибудь важное. Но... ничего... Пусто...
    - В этот раз ты сам начал, - улыбнулся Женя, - Ну ладно, не важно... Я тоже так думал.
      Валера встал, подошел к шкафу и открыл дверцу.
    - Жень, можешь из кладовки чемодан притащить? - Сказал он, - Мне надо куда-то вещи сложить.
    - Момент, - ответил Женя и вышел из комнаты.
      В шкафу было довольно много вещей. Правда большинство составляли именно пары одинаковых вещей, только разного цвета.   Из кладовки раздался какой-то грохот, а сразу после него с пятнадцать ругательств - похоже на Женю упал чемодан.
    - Ты там в порядке? - не без улыбки в голосе поинтересовался Валера. Женя видимо понял эту интонацию.
    - Смеется он... - пропыхтел тот, - Сам бы попробовал чемодан этот чертов себе на ногу уронить! Повеселился бы тогда!
    - Нет уж, спасибочки! - смеющимся тоном ответил Валера. Затем улыбка моментально исчезла с его лица, и он прибавил: - Мне и так веселья... по горло.

    - Мы не торопимся? - спросил Валера, запихивая последнюю кофту в чемодан. Это у него получалось хорошо, так как, не смотря на количество его вещей - точнее его с братом (он предпочел не говорить это вслух) - и сломанную и полностью обездвиженную руку, шкаф оказался почти пустой. - А то я хотел тут еще немного посидеть...
      Женя посмотрел на часы.- Нет, только час дня. У нас еще как минимум два часа на все. Тем более Стас еще не вернулся - с подружкой своей развлекается - а у меня ключей нет.
       - Стас - это твой брат?
    - Да, - ответил Женя, - Старший. Ему семнадцать. Мелкому, Кириллу, одиннадцать, а сестра, Саша, меня ровно на год младше. Как-то так... 
       - Ладно, - протянул Валера, пытаясь вспомнить о них что-нибудь. - А где вы там живете? Ну, в смысле в квартире? - решил прояснить он.
    - Да все просто, но без вкуса, - Женя сел на кровать, - В одной комнате Стас, в другой Саша, в третей предки, а в четвертой собственно я. Ну там еще Кирилл со мной... Спит там со своим мишкой как шестилетний... Кстати о мишках, - Женя достал из-под одеяла плюшевого медведя, - Ваш любимый. Ему лет десять наверное... Вы его Пабло назвали. В честь Пикассо. Вы когда маленькие были, могли с ним хоть весь день играть. А иногда к вам и я присоединялся... Ностальгия, однако... А вот еще, посмотри, тебе понравится!
      Женя показал на плакат на двери. На нем был нарисована какая-то странная картина: справа стоял человек с длинными седыми волосами и очень странным, даже страшным, лицом. Правой рукой он  управлял марионеткой в виде маленького красного чёртика, который, в свою очередь, управлял еще одной, самой маленькой по размеру, куклой. Последняя дралась с кем-то такого же размера. Слева от головы человека со страшным лицом красными буквами было написано "Iron Maiden", а ниже "Number of the Beast".
    - Я его только сейчас заметил, - удивился Валера, - но плакат шикарный.
    - Узнаю тебя старого! Это ваша любимая группа. Вы от нее просто с ума сходили. Ты наизусть штук тридцать их песен знал, хотя я лично не понимаю, как это возможно... Женя встал с кровати, подошел к шкафу и достал оттуда длинный белый кожаный кейс. 
    - Да, кстати говоря о ваших музыкальных пристрастиях, - сказал он, открывая черные защелки на кейсе, -  Вот гитара Вити. Вы в этом деле просто мастера были. Где твоя, я не знаю. В шкафу ее нет, а в кладовке ее и не может быть. Ты ее очень любил.  
      Женя достал из кейса электрогитару и дал Валере. Это был тяжелый дорогой инструмент, выполненный в классическом красно-белом цвете?. Гитара так и просила, чтоб на ней поиграли...
    - Но я же играть не могу! У меня рука сломана! - напомнил Валера другу.
    - Да не притворяйся, ты и без правой играть умел. И весьма не плохо кстати! У вас там группа была, Метро называлась. Вы были гитаристами.
    - Ого, и что же мы играли?
      Женя закатил глаза.
    - По-твоему я все это помню? Там все ооочень сложно было... Знаю только что это были разные стили металла. Вы еще в школе концерты давали, - зачем-то добавил он.  Валера посмотрел на друга с недоверием.
    - Правда? Все действительно было так круто?
    - Ты не веришь? Ну сам посмотри: какой же я был бы друг, если бы я сейчас начал над тобой  шутить?
    - Прости, не подумал...
    - А думать-то надо! - перед словом "надо" Женя постучал кулаком по голове, - Ну ладно, проехали... Нам кстати пора идти скоро. Получаса тебе хватит? 
       - Да, мне только надо в столе кое-что поискать.
      Через двадцать минут друзья вышли из дома, Женя с чемоданом и Валера с рюкзаком, набитым разными личными вещами. До нужной остановки автобуса было минут пять ходьбы, а небо уже было черным от грозовых туч.

      Тяжелые как свинец холодные капли выбивали из головы все мысли, хотя сейчас они были особенно нужны - ведь теперь его брат существовал только там. Были еще фотографии, которые Валера нашел в письменном столе и теперь нес с собой. Был плюшевый медведь, которого взять с собой не было никакой возможности. И конечно Женя, их общий лучший друг. Не много, но все же лучше чем ничего... - Мама, я уже вся мокрая! - вдруг произнес рядом чей-то голос. Валера обернулся и увидел маленькую девочку лет пяти. За руку ее держала ее мама...
      Странно, но до этого момента Валера вообще не думал ни о родителях, ни о своей сестре. Как же так?.. Да, был брат, но он был не один...
      Все становилось сложнее с каждым часом, с каждой новой частичкой памяти, возвращающейся к Валере, или же возвращаемой ему. Новые лица, вещи, места... Но пока ничего позитивного. Да, сложно искать позитив в такой момент.

    - Ты как? - Спросил Женя Валеру, уже сидя в автобусе.
    - Отлично, - сыронизировал тот, - Как бы ты себя чувствовал на моем месте, если бы абсолютно случайно вспомнил о своих родителях?
    - Что ты вспомнил?
      Валера просто взорвался.
    - Да то, что они были! И то, что теперь их нет! Этого мало?! А сестра? А если там еще кто-то был? Этого мало?!! Тебе легко говорить! "Как ты, что ты вспомнил, бла бла бла"... - Он опустил голову и сказал уже намного тише, - А у меня-то все посложнее будет... И не говори, что ты меня понимаешь. Пожалуйста.
      Около пяти минут никто из друзей не проронил ни слова, оба только вслушивались в стук дождя. А дождь становился все сильнее. На дороге образовались огромные глубокие лужи, и когда автобус въезжал в одну из них, брызги разлетались на проезжающие мимо машины. Пару раз водитель автобуса окатил грязным фонтаном из-под колес пешеходов, стоящих на краю дороги. Вслед неслись самые разнообразные ругательства, но до водителя они видимо не долетали: он не обращал на них никакого внимания.
    - Вот скотина, - сказал Женя, когда водитель облил грязной водой женщину с коляской, и показал водителю в зеркало средний палец. Тот, как обычно, не отреагировал, хотя точно видел этот жест. - Его б так кто-нибудь облил! Бывают же такие козлы...
    - И не говори, - Согласился Валера. К этому моменту он полностью погрузился в свои мысли и даже забыл, что наорал на друга. Но своим взглядом Женя ему об этом напомнил.
    - Жень, ты извини, что я на тебя так... - сказал Валера, - Я даже своей ситуацией оправдываться не буду, просто скажу, что не прав был. Сорвался.
    - Ничего, - ответил Женя,  хотя на друга не посмотрел, - Тебя можно понять. Бывает. С твоими-то мыслями и не так сорваться можно. Сейчас приедем, отдохнем, и, если получится, немного отвлечемся.
    ?- Надеюсь, получится. Честно, не хотелось бы последние дни перед школой провести в унынии.

    - Заходите, заходите! - добрым голосом сказала Высокая темноволосая женщина лет сорока, по-видимому, мать Жени. Она окинула мальчиков беглым взглядом и заключила, - Вы все мокрые! А на улице холодно... Сейчас раздеваемся, и оба в горячий душ! Ну, конечно, по очереди... а потом разберемся. Вы мне тут не простудитесь в первый день! - Она быстро сказала что-то на ухо Жене, затем обратилась к Валере. - Валер, не застревай, иди в душ. Женя после тебя пойдет. Полотенца в шкафчике справа. И еще, - добавила она, - Ужин уже готов, так что не задерживайся.
      За все это время Валера не сказал ни слова. Он знал, что много раз уже говорил с мамой Жени, но это не помогало - он покраснел, как двоечник у доски. 
    - У меня гипс на руке, - тихо сказал он, - Мне сейчас нельзя в душ.
    - Что? - переспросила мама Жени, и это почему-то заставило его покраснеть еще больше.
    - У меня гипс, - повторил он. Он начал снимать куртку, и когда расстегивал молнию, которую как назло заело, подумал, что гипса там не окажется. Но гипс был на месте.
    - Ах, вот оно что... Да, это проблема... Ну ладно, - сообразила она, - У меня есть толстый шерстяной плед. Кирилл, не мог бы ты его найти?
      Только сейчас Валера заметил, что в коридоре стояли еще трое - два мальчика и девочка.
    - Момент, - ответил Кирилл, младший брат Жени, и ушел в комнату.
    - Кстати, меня зовут Стас, - сказал старший из мальчиков и протянул Валере руку. 
    - Валера, - машинально ответил тот, хотя знал, что это было лишнее.
    - Да, мы тебя знаем. Это ты нас всех забыл. Без обид, - на всякий случай добавил Стас, - Это Александра... Саша ... - Сказал он, показывая на сестру.
    - Привет, - сказала она. Валера почему-то решил не отвечать.
    - ... А это Кирилл, - продолжил Стас и махнул рукой на то место, где только что стоял его младший брат. В этот момент Кирилл вышел из комнаты, держа в руках толстый шерстяной плед с шотландским рисунком.
      Саша улыбнулась.
    - А, ну вот, собственно, и его величество Кирилл Георгиевич, - Она сделала ему реверанс, но тот не понял смысл шутки.
    - Вы о чем? - спросил он высоким, еще децким голосом,
    - Да ни о чем. О тебе, балбес, говорим, - С усмешкой ответил Женя, который все еще стоял рядом. - Мам, я тогда сейчас в душ, ладно? - сказал он, и не дожидаясь ответа, закрыл за собой дверь ванной комнаты. 
    - Валер, я же сказала, не застревай, - укоризненным тоном повторила Женина мама. - Проходи в гостиную, она налева, садись, будем тебя чаем с медом поить. 
      Она проводила его в гостиную. Стеллаж слева от телевизора был заставлен фотографиями. На некоторых Валера узнал Женю, на других - Стаса, Сашу или Кирилла. На одной фотографии он узнал себя с Витей. Там Кирилл сидел у него на шее и болтал ногами. Мальчики были в кленовом лесу, одетые в теплые куртки и резиновые сапоги.
    - Это было два месяца назад, в Канаде, - сказала мать Жени, перехватив его взгляд. - Мы туда все вместе в поход поехали. У нас был двадцатикилометровый поход, а вы почти всю дорогу Кирилла на себе тащили, хотя он не пушинка... Ну ладно, садись, - вдруг она решила сменить тему, - Я за чаем.   Кака только она вышла из комнаты, в гостиную вошел Кирилл.
    - Можно к тебе? - спросил он
    - Конечно, - ответил Валера, - Это твой дом.
    - Кстати теперь и твой тоже, разве нет?
       Этот вопрос поставил Валеру в замешательство. Ни  один из ответов он принять не мог, и в то же время ни от одного не мог отказаться. Решение пришло к нему с трудом и не сразу.
    - Ты прав, - наконец сказал он. Он не хотел больше об этом думать, и решил сменить тему и казал первое, что пришло в голову. - Хоть Женя и называет тебя мелким, мозги у тебя нормальные.
    - Спасибо конечно... погоди, он называет меня мелким? Вот зараза у меня брат!
    - Да ладно тебе, - возразил Валера, - Женя нормальный. Он мне так помог, что ты себе и представить не можешь. ...Ну что стоишь-то? Садись! 
      Уже вечером, когда все лежали в кроватях, Женя вдруг заговорил.

    - Не  спишь? - обратился он к Валере.
       - Неа, - ответил тот, перевернувшись на спину, - не спится. Мыслей много...
    - Поделишься?
    - Ну конечно. Ты же мой друг единственный. Во всяком случае, я надеюсь, пока. ...А думаю я о том, что мне сегодня Кирилл сказал.
      Женя всерьез заинтересовался и тоже повернулся за спину, чтобы лучше слышать друга.
    - Ну и какая гениальную фразу он родил сегодня? - все-таки съязвил он. Однако Валера с ним был не согласен.
    - Зря ты так о нем думаешь. Он хоть и маленький, но далеко не глупый... Я когда в гостиной один сидел, он спросил, можно ли ко мне присоединиться. Я сказал, что это его дом и он здесь вправе делать что хочет. Так вот брат твой ответил, привожу дословно: "Кстати теперь и твой тоже, разве нет?"
    - И что же тут гениального? - не понял Женя. А Валере это уже начинало надоедать.
    - Слушай, он твой брат! Нельзя так беспардонно на него гнать! Если бы у меня был брат...
      Женя наконец-то понял. Он решил больше не расстраивать друга и сменил тему.
    - Кстати насчет дома. Тебе надо еще что-то в квартире твоей забрать?
    - Ну... - замялся Валера, - Не знаю, получится ли... я хотел гитару сюда взять...
    - Ну конечно получится! Более того, тебе не придется ее вручную тащить. Попрошу маму заехать на машине. Завтра как раз суббота.
       - Жень, - тихо сказал Валера, - Спасибо. Я не представляю, что бы сейчас было, если б я не вспомнил твой номер.
    - Да ладно, всегда приятно помочь другу. - ответил Женя. Валера спросил его еще о чем-то, но в ответ ему раздался только тихий храп. Он уснул. 
    - Просыпаемся! Guten Morgen все! - разбудил мальчиков бодрый голос Кирилла. Валера нехотя перевернулся синой к стене и увидел, что он уже сидел верхом на Жене, завернутом с головой в одеяло.
    - Кир, ты же знаешь, что я сейчас сделаю, - наиграно сонным голосом произнес из-под одеяла Женя. Кирилл, между тем, решил подшутить над братом.
    - Что бы ты не решил сейчас сделать, для этого тебе надо встать. Но этого ты не сделаешь, так как знаешь, что именно этого я и добиваюсь.
    - Ну так ты своего добьешься, - сказал Женя и вскочил с кровати. Кирилл этого не ожидал и в считанные секунды оказался на полу. В этот момент Женя схватил его за ноги и поднял вниз головой спиной к себе.
    - Ну что, голубчик, допрыгался? - с ухмылкой сказал он. Теперь был его черед шутить.
    - Отпусти меня!
    - Черта с два! Ты уже с утра повеселился, теперь моя очередь. - Женя тряхнул брата, его футболка съехала на глаза. Кирилл попытался выкрутиться, но у него ничего не вышло.
    - Хочешь, как в прошлый раз? Головой в пол?
    - Нет! Ты что, совсем идиот?
    - Тогда не дергайся! Кстати насчет идиота. Я от тебя хотел другое услышать.
      Кирилл попытался вывернуться из рук брата еще раз, но снова не удачно. Затем он сказал:
    - Ладно, козел...
    - Что-что?
    - ...Женя. Извини меня, пожалуйста, я больше так не буду.
    Женя похлопал брата по голому животу, затем перевернул его и сказал: - Ладно, так и быть. и постарайся меня больше не доставать.
      Кирилл без единого слова вышел из комнаты и хлопнул дверью.
    - Вот зараза!... - начал Женя, но потом он перехватил злой взгляд Валеры. Очень злой.
    - Знаешь, а он прав, - сказал тот, вставая с кровати, - В том, что ты козел. 
    - А что он ко мне лезет? - попытался оправдать себя Женя, - Причем не первый раз он меня так будит! Что, скажешь он прав?
      Валера не на шутку рассердился.
    - А ты по-твоему прав? Он же младше тебя на три года! Вот попробуй так к Стасу привязаться - он с тобой так же сделает! Приятно будет? Нет, ведь так?
    - Да, неприятно, - начал сдаваться обвиняемый.
    - А давай у самого Кирилла спросим, как он себя почувствовал? Вряд ли он кинется тебя защищать.
    - С мелким говорить? Он же...
      Валера снова перебил его.
    - Да есть в тебе хоть капля совести?!
    - Так и быть, - сказал Женя. Его друг посмотрел на него взглядом, полным негодования, словно еще раз повторяя "Какой же ты козел!". Затем он открыл дверь и сказал:
    - Кирилл, можно тебя на пару слов? 
    - Да-да, иду, - раздался его голос с кухни. Похоже было, он что-то жевал. И действительно, когда он вошел в комнату, в руке у него была ватрушка.
    - Булки он ест, - иронично произнес Женя, но Валера срезал его снова.
    - А что, уже и булку ему съесть нельзя? Жалко? Вот подними майку, - сказал он Кириллу. Кирилл сделал это и обнажил свой худой живот.
    - Вот посмотри, какой он тощий! А ты ему булку пожалел... Знаешь как это называется? Дедовщина! 
    - Слышал? - сказал Кирилл торжествующим тоном. Однако Валере и это не понравилось.
    - Кирилл, - сказал он, - Если я говорю, что твой старший брат придурок, это не значит, что я говорю, что ты ангел. Ясна мысль?
      Мысль была ясна. Кирилл притих.
      Однако в этот момент дверь открылась, и вошла мать Жени, одетая в розовую пижаму с бегемотами в балетных пачках. Валера еле сумел сдержать смешок.
    - Чего вы тут шумите? - сонным голосом спросила она, - Там Саша со Стасом еще спят.
    - Да мы тут кое-что обсуждаем, - ответил Женя и покосился на Валеру, словно хотел сказать "только попробуй вдаваться в подробности!".
    - Надеюсь мирно? - заподозрила неладное мама Жени, видимо перехватив его взгляд.
    - Наталья Геннадьевна, мы разберемся, - сказал Валера, - Мирно.
    - Ладно, я тогда еще часик посплю, - сказала она и вышла из комнаты, закрыв за собой дверь.
      Оба смотрели на Валеру. Причем смотрели как-то удивлено, как Женя уже не раз смотрел на друга.
    - Да, я вспомнил, как зовут вашу маму. И что? Смотрите на меня, как будто я Америку открыл.
      Братья проснулись от оцепенения.
    - Извини, забыл, - сказал Женя, - Ну что пошли завтракать?
    - А как же все остальные? - спросил Кирилл брата, и тот ответил:
    - А все остальные потом позавтракают. Пошли. 

    После завтрака и некоторых других утренних дел Валера и Женя отправились в школу. Классная руководительница попросила их помочь с уборкой класса. Друзья сели на автобус до школы. Погода была сонная, так что Женя, подперев голову рукой, задремал. Валера достал свой iPod и включил что-то из тяжелого металла. 
      Вдруг кто-то похлопал его по плечу. Валера обернулся. Это был мальчик примерно его возраста, со светлыми волосами и приятным лицом. Он что-то говорил.
      Валера вытащил наушник из уха.
    - Ты что, глухой? К тебе обращаюсь! - сказал мальчик. Валера удивился, что незнакомый парень так к нему обратился, но не растерялся и нашел, что ответить.
    - Во-первых, я не глухой, а музыку слушаю. Во-вторых, чего тебе, собственно, надо?
    - Посмотри, там бабушка стоит старая, уступил бы ей место! Будь человеком!
      Сперва Валера проигнорировал просьбу парня и снова заткнул уши, но тот еще раз привлек его внимание, на этот раз тычком в плечо.
    - Я не понял, тебе еще раз повторить? - сказал он уже более жестким голосом. Рядом две женщины начали ворчать про его невоспитанность, и Валера сдался. Он встал и разбудил Женю.
    - Приехали? - спросил тот сонным голосом.
    - Нет, но нам скоро выходить. Вставай.
      Женя встал с сидения и подошел к Валере. Он нарочно отправился в тот конец автобуса, куда ушел блондин. Тот стоял на ступеньках у дверей. Проходя мимо него, Валера специально задел его плечом.
    - Гайдаровец хренов, - прошептал он блондину. Тот промолчал, но в конце-концов так же тихо ответил:
    - Посмотрим на тебя, когда до ее возраста доживешь.
      Валера поступил так, как ему было свойственно - ответил первое, что пришло в голову.
    - Знаешь, вряд ли я до ее возраста доживу.
    - Интересно, почему, - видимо решил начать диалог блондин. - Кожа у тебя нежная? Или что? У меня тоже много проблем со здоровьем, а между прочим живу ведь как-то... - он остановился, а потом добавил тихо, - ...на улице.
      Все это время Женя стоял рядом и слушал. Но тут он решил вступить.
    - Так ты бомж? Все ясно! - он зло улыбнулся, но Валера быстро срезал его.
    - Заткнись и не возникай. Чего ты здесь смешного нашел? 
      Пора было выходить; Валера думал, что на этом этот не очень приятный разговор оборвется, но блондин вышел с ними. Более того, он решил продолжить беседу.
    - Что, совесть проснулась? - сказал он Валере, не глядя а него. Тут Валера опять кое-что вспомнил.
    - Не в этом дело, - ответил он, - Мой брат тоже на улице жил. К счастью не долго, но достаточно, чтоб мы оба поняли, что живется там не сладко. - А не гонишь ли ты часом? - не поверил блондин. - Что-то ты не шибко бедным выглядишь!- А зачем, по-твоему, мне это придумывать? Чтоб найти оправдание?.. 
      С полминуты шли молча. Затем Валера снова пошел на контакт.
    - Слушай, давай забудем этот эксцесс и начнем сначала. Меня Валера зовут, - он протянул блондину руку. Тот сперва немного удивился, но затем пожал ему руку и ответил:
    - А меня Дима. Будем знакомы.
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
       5
      
      
      
      

  • Комментарии: 4, последний от 17/01/2012.
  • © Copyright Поносов Иван Георгиевич (tatarinls.ne@mail.ru)
  • Обновлено: 11/11/2010. 48k. Статистика.
  • Глава: Проза
  • Оценка: 8.55*6  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.