Тен Владимир Константинович
Золотая рыбка

Lib.ru/Современная литература: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • Комментарии: 17, последний от 22/03/2011.
  • © Copyright Тен Владимир Константинович (galvol@rambler.ru)
  • Обновлено: 15/02/2010. 64k. Статистика.
  • Рассказ: Проза
  • Оценка: 5.45*133  Ваша оценка:


       ЗОЛОТАЯ РЫБКА
       Рассказ
      
       Катя медленно шла домой по осеннему бульвару. Москва медленно вступала в осень. Днями в городе еще было тепло, но к вечеру и ранним утром в теплом еще сентябрьском пронзительно прозрачном воздухе чуствовалось некая остылость. Мгновенное лезвийно холодное прикосновение близких холодов. Но сегодня солнце хорошо прогрело воздух и народ брел по своим делам, одетый почти по-летнему.
       Подходя к своему дому в одном из закоулков старого Арбата, Катя увидела знакомую фигуру в форменной робе с крупной надписью на спине "МГТС" и сумкой с инструментами на плече.
       - Здравствуйте, дядя Боря, - нараспев поздоровалась она.
       Дядя Боря повернулся к ней, оглядел с ног до головы, юмористически подмигнул и спросил:
       - Сколько парней сегодня у тебя номер телефона спросили?
       - Ни од-но-го!..
       - Безобразие! Молодежь пошла! Я бы, будь помоложе, тебе сразу свидание назначил...
       - А я бы не пришла.
       - Пришла - не пришла, это вопрос второй... С работы?
       - Ага.
       - Как телефон нормально работает?
       - Разговаривала бы я с вами сейчас. Вы бы еще вчера оправдывались у начальства по поводу телеги от абонента Екатерины Ивлевой.
       - Да ты и телеги-то писать не умеешь, - не поверил дядя Боря. - Сколько ты за свою жизнь их написала?
       - Ни одной, - вздохнула Катя.
       - Ну, и не начинай. Сутяжничество душу выматывает...
       Катя поднялась в свою квартиру. Эта малогабаритка досталась ей по наследству от родителей. Отец преподаватель Строгановки умер два года назад. Мама помаялась немного в Москве, потом решила переселиться к сестре в деревню под Серпуховом. Точней, вернуться к истокам - отсюда она в молодости отправилась в Москву - сначала учиться, потом работать.
       - Тебе замуж выходить, - сказала она как-то дочери. - А я уж с Антониной в деревне поживу. И ей легче, и мне будет с кем век доживать.
       Катя поужинала в одиночестве. Потом помыла посуду и отправилась в гостиную, к телевизору. Но перед тем, как прилечь на диван, она взяла со столика у телефона свой ежедневник: так, завтра уборка квартиры в соседнем доме у богатого клиента, которого она ни разу в глаза не видела.
       Крохотной зарплаты преподавателя изо в детском саду ни на что не хватало и Кате пришлось искать подработку. Однажды она наткнулась на объявление в бесплатной газете, в которой публиковались всякие объявления и предложения по обмену и продаже жилплощади. Объявление привлекло своей непохожестью на другие.
       "Разыскивается приветливая, симпатичная и порядочная девушка, которая может помочь содержать в порядке квартиру одинокого холостяка. Гарантирую малопривлекательную оплату и много хлопот". Катя оглядела себя в зеркало, пришла к выводу, что в свои двадцать два еще хоть куда, пододвинула телефон и позвонила. Говорить пришлось не с хозяином квартиры.
       - Я его помощник. У меня поручение от него подыскать подходящую кандидатуру, - голос в трубке был сух и деловит. - Общаться вам придется только со мной. Если вы подходите, я вам вручу ключи, покажу квартиру, объясню, что к чему. Потом мы выработаем график уборок.
       После этого он задал несколько вопросов и видимо удовлетворился ответами, потому что назначил встречу на следующий день. Приятной неожиданностью было то, что встреча должна была состояться у дома по соседству. Так что до будущего места работы была всего пара минут ходу.
       На следующий день Катя познакомилась с Антоном, помощником хозяина квартиры. Он осмотрел ее и неопределенно хмыкнул.
       - Что ж, идемте, я покажу квартиру.
       Катя никак не ожидала увидеть то, что предстало перед ее глазами. Обширное пространство - около пятидесяти квадратных метров - было обустроено в стиле хай-тек. Собственно вся квартира состояла из очень большой гостиной в привычном понимании и спальни. На самом деле, это было то, что теперь называют студией. Пол был выложен светлокоричневой плиткой с искрой в глубине - то ли камень, то ли искусная подделка под него. И этот пол был теплым. Гостиная, разбитая на три зоны - столовая, зона отдыха и рабочее место - была обставлена необходимым минимумом мебели. Зона отдыха состояла из кожаного дивана светлых тонов, причудливо изогнутой софы перед закрепленным на стене огромным плазменным телевизором. Перед диваном стоял низенький журнальный столик с затейливо вырезанной из закаленного стекла столешницей, на которой стояла большая стеклянная ваза, заполненная конфетами и разнообразными орехами. Рабочее место представляло из себя изогнутый стол, как бы охватывающий пространство вокруг шикарного кожаного кресла. На столе набор необходимой офисной техники венчал большого размера монитор с фирменным знаком укушенного яблока. Рядом пристроился раскрытый ноутбук от того же производителя.
       Но больше всего Катю поразила обеденная зона. Здесь стоял большой круглый стол с вращающимся кругом посередине. В середине круга стояла широкая невысокая ваза с живыми цветами. Тут же была барная стойка с навесными направляющими для рюмок, фужеров и бокалов на уровне головы. Вплотную к стойке стоял огромный холодильник с прозрачной дверцей. Рядом пристроилась невысокая этажерка с ячейками для винных бутылок.
       Одна стена квартиры была стеклянной от пола до потолка. Стекло было полупрозрачным. Впрочем, Антон при ней взял в руки какой-то пульт, потыкал в него и стена вдруг обрела кристальную прозрачность.
       - Не беспокойтесь, - сказал Антон, положив пульт на место. - Снаружи нас все равно не видно. Итак, мне нужно, чтобы вы два раза в неделю, скажем во вторник и в пятницу наводили здесь порядок. Идем, покажу кладовую, где есть все необходимые для уборки механизмы и приспособления.
       Ознакомившись с содержимым кладовой, Катя растерялась.
       - Антон, вам придется показать как это все работает, - жалобно сказала она. - Я-то надеялась, что надо будет вытирать пыль, мыть пол шваброй, ну, там пропылесосить.
       Антон неожиданно широко и по-доброму улыбнулся.
       - Я и сам не все сразу освоил...
       Потом он снял щегольский в талию френч с двумя разрезами сзади, засучил рукава и приступил к обучению.
       - Не парься. Будет что-то непонятно, звони, - сказал он в заключение. - Оплата в конце месяца. Хотя. если хочешь, можно платить каждую неделю. Сумма устраивает?
       - Вполне... Антон, а откуда такое доверие? Вы же меня в первый раз видите и сразу ключи от квартиры, где мебели и техники на тысячи баксов.
       - Вообще-то на десятки тысяч... Видишь ли, Катя, я ведь записал твои паспортные данные. А кроме того, здесь сигнализация и охранная система такая, что и скрепки лишней в мусорном пакете не унесешь. Ну, а потом, ты же не попрешь через консьержа внизу, например, эту плазменную панель. А еще хозяин знает, что я умею разбираться в людях, - Антон пристально посмотрел ей в глаза. - Он верит, что порядочных людей чисто статистически больше... Ну, что ж, послезавтра приходи. Уборка строго с десяти до пятнадцати ноль ноль. Договорились?
      
       * * *
      
       - Лешик, ну, давай пойдем куда-нибудь, - заканючила Алла, отставив бокал с вином. - Ну, пупсик, что мы в четырех стенах сидим?
       - Еще один "пупсик" и стреляю без предупреждения, - сказал Алексей, не оборачиваясь. Он стоял у окна с бокалом в руке и рассеянно смотрел на вечереющую пустынную улочку, украшенную рыжеющими с каждым новым днем редкими деревьями.
       - Ну, Леш, нас Анзорчик в свой новый ресторан звал. Давай пойдем.
       - Тебе не надоело по кабакам шляться? - в голосе Алексея чуть-чуть обозначилось раздражение. - Если невмоготу, иди одна или пригласи кого-нибудь из подруг. Пусть Анзор запишет на мой счет.
       - Ну, вот еще! Кормить на халяву всю эту ораву, - немного по-хозяйски заскупердяйничала Алла. - Тогда, давай, сходим на презентацию нового фильма. Тебя же приглашал режиссер... этот как его...
       - Да уж... Ты какой последний фильм смотрела-то. Что тебе понравилось?
       - Ну, это... "Аватар". Чума, классная киношка же!
       Алексей повернул к ней голову, мельком глянул и с непонятной ухмылкой опять отвернулся к окну. Его поведение иногда сильно раздражало Аллу. Ну, и что, что мозгов маловато. А зачем они кукольной блондинке с ногами от ушей. Тебе же нужно ночью уткнуться в кого-то. Как это... "в мягкое, женское". Или, как там у другого писаки: ты - мне, я - тебе.
       Алла до сих пор полулежала на кожаном диване. Теперь она слегка изменила позу, так, чтобы ноги были видны поглубже и слегка выгнулась, чтобы подчеркнуть грудь.
       - Ну, не хочешь, как хочешь, - проворковала она. - А что будем делать?
       Алексей отошел от окна, поставил бокал на столик и посмотрел на Аллу. Поза ее была более чем недвусмысленная.
       - Раздевайся, - коротко приказал он, взял из менажницы орешек и бросил его в рот.
       Алла поняла его по-своему и начала медленно раздеваться, как стриптизерша. Алексей улыбнулся, но на этот раз мрачновато. Потом подошел к Алле, которая как раз потащила платье через голову, повернул ее к себе спиной, наклонил и грубо вошел в нее, не обращая внимания на тоненькую полоску стрингов. Алла глухо застонала от боли из-под натянутого на голову платья, но он, не обращая внимания, стал грубо вбивать ее в спинку дивана. Алла постепенно приспособилась и начала постанывать уже от удовольствия.
       После соития в солдафонском стиле, Алла ускакала в ванную, а Алексей рухнул на диван. Внезапно раздался писк домофона.
       "Кого еще нелегкая принесла?" - с неудовольствием подумал Алексей, потом заставил себя встать. С экрана видеофона ему нагло улыбался ближайший друг Эдик Хачатуров, а из-за его плеча выглядывала его подруга Мария.
       - Чего надо? - мрачно спросил Алексей.
       - Слушай, ара, не с той ноги встал, да? Я тебе лазанью принес, - с этими словами Эдик отодвинулся, чтобы Алексей мог увидеть объемистый сверток в руках у Марии.
       - У меня нет аппетита. Пока, - Алексей сделал вид, что собирается отключить экран видеофона.
       - Я тебе шины порежу, клянусь! - сказал Эдик. - Ты чего такой невоспитанный? Открой дверь, впусти человека и поучись у него культуре поведения.
       - Воспитанный человек сначала звонит. Ладно, заходи, лицо кавказской национальности. Привет, Маша, - Алексей нажал кнопку домофона, потом стал наводить порядок в одежде.
       - Кто там? - из ванной спросила Алла.
       - Выйди и посмотри.
       - Ты мне платье порвал, грубиян. Это же Диор, балда... - Алла вышла из ванной, завернувшись в полотенце.
       В это время дверь открылась и вошел Эдик со своей спутницей. У Эдика в руках был еще объемистый пакет из грубой коричневой крафт-бумаги. Алла пискнула и кинулась в спальню.
       - Вах! Мы не вовремя? - Эдик разыграл смущение, потом крикнул вслед Алле, - Слушай, ты зачем голая бегаешь? Перед кавказским мужчиной? С ума сошла?! Кто это? - спросил он Алексея.
       - Ты же видел ее уже.
       - Это Алла что ли? Слушай, какая фигура, а!
       - Ладно, проходи, - Алексей обнял Эдика. - Как дела?
       Потом он обнял Марию.
       - Здравствуй, Алексей, - сказала Мария. - Возьми, пожалуйста, лазанью.
       - Ты что, женщина?! - возмутился Эдик. - Вот там кухня. Иди отнеси.
       Мария хмыкнула, но послушно пошла к обеденному столу.
       - Не мог позвонить? - упрекнул Алексей друга.
       - Да, я, как-то, так, спонтанно. Проезжал мимо, дай, думаю, заеду к старому другу, - по-русски Эдик говорил лучше многих москвичей, но порой для понта начинал изображать из себя дикого горца, только спустившегося из горного аула.
       Из спальни вышла Алла. На ней была голубая французская рубашка из гардерода Алексея.
       - Ничего другого не нашла, - объяснила она. - Здравствуй, Эдик.
       - Здравствуй, женщина. На возьми, - Эдик протянул ей пакет. - Здесь хачапури, зелень, бастурма. Бастурму, мне из Армении прислали. Ты такой никогда не ел, - сказал он Алексею, потом уже обращаясь к Алле, - Не стой тут, женщина! Иди вон к той другой женщине, ее Мария зовут, давайте быстро на стол накрывайте...
       Алексей нехотя ковырялся в лазанье. Впрочем, бастурма действительно была необыкновенная. Эдик, напротив, аппетитно ел, шумно комментировал вина и советовал девушкам потреблять больше зелени. Неожиданно где-то в глубине студии раздалось какое-то неуверенное дребезжание.
       - Это что такое? - встрепенулся Эдик.
       - Похоже, телефон, - предположила Алла.
       - Да, вроде здесь где-то должен быть телефон, - неуверенно сказал Алексей. - Я как-то привык к мобильному и городским совсем не пользуюсь...
       Он встал и направился к нише, где была мойка, электрическая плита и плоскость, на которой стояли различные кухонные агрегаты. Среди них он выудил стационарный телефон, поднял трубку. В ней послышался отчетливый женский голос:
      
       - В общем, подруга. Ты так и собираешься всю жизнь детишкам изо преподавать?
      
       Алексей собрался что-то сказать, но потом понял, что вклинился в чей-то разговор.
      
       - Ну, а что, Лен? Знаешь какие талантливые у меня детишки. Это потом взрослые начинают вольно или невольно вбивать в них свои принципы, возводить какие-то барьеры, ограничивать свободу, - сказала вторая собеседница.
      
       - Что там? - громко спросил Эдик.
       - Сейчас, погоди, - досадливо отмахнулся Алексей. Он ткнул на панели телефона кнопку интеркома, при этом отключив исходящий звук. И теперь все в студии могли слышать диалог между двумя неизвестными женщинами.
      
       - Кать, ты прямо Макаренко в юбке. Родители ведь стараются передать детям свой опыт, свои взгляды на жизнь, - сказала первая - Лена.
       - Если бы они это делали деликатно, умно, тогда чего спорить. Но чаще ведь все сводится к замечаниям и императивам, типа, "куда пошел?", "не трожь!" В общем, так не поступай, не смей переступать границы.
       - Нет, я тебя не понимаю. Ну, а как, например, я своему Вадьке объясню, что утюг горячий, что руки надо мыть перед едой? Ему же всего четыре года. Вот и прибегаешь к императивам, как ты говоришь.
       - Ленка, с ним же беседовать надо, вникать в то, как он мир воспринимает и деликатно так пододвигать к правильному пониманию. А запреты часто работают наоборот...
      
       - Какая мудрая женщина, - заметил Эдик.
       - Две клуши развесистые, - фыркнула Алла.
      
       - Ага! А ты попробуй все это совместить с работой, мужем, который вечно на диване валяется и футбол смотрит, - с горестной интонацией, но в общем-то соглашаясь с Катей, сказала Лена.
       - Да, ладно! Генка у тебя - золото. Ты же его любишь! А послушать, как ты с ним разговариваешь - просто кровные враги.
       - Ты сама мужика заведи. Посмотрю, как запоешь.
       - Я его любить буду. Лелеять и холить. Это же любимый...
       - Так ты сначала найди такого, чтобы полюбить. А то внешность - топ-модели отдыхают, характер - золото, а мужика найти не можешь...
       - Лен, ты так говоришь, словно мне уже сорок.
       - Ну, знаешь, в двадцать два тоже уже определяться надо. А ты сидишь дома или в своем детсаду. Как же, встретишь своего принца на белом коне... Вообще я считаю, тебе надо менять работу.
       - Сейчас без протекции никуда не возьмут. Я же пробовала. Писала какие-то резюме, на собеседования ходила.
       - Ну, и?
       - Ты знаешь, у меня такое ощущение, что они тебя не на работу серьезную берут, а покупают бутылку вина в супермаркете, чтобы было выдержанное, определенного года, обязательно французское или на крайний случай испанское. А дальше если к дичи или рыбе - белое ординарное, к мясу - красное. И если красное, то комнатной температуры, тогда, как белое обязательно охлажденное. Я недавно передачу такую смотрела: там мужик такой, сноб снобом, сидит и рассуждает, что у "шардонне" должен быть только такой букет, обязательно такого цвета, чтобы на просвет должно быть как закат в морозную ясную погоду. Хотя, это я уже от себя добавила.
      
       - Пупсик, это не ты в ящике засветился? - спросила Алла. - Она же прямо тебя описала...
       Алексей вытянул в ее сторону руку с нацеленным указательным пальцем, произвел воображаемый выстрел и подул в палец, как в дуло.
      
       - Ну, а что, такие нынче правила. Надо, Катюшка, привыкать, - сказала Лена.
       - Вряд ли я к этому смогу привыкнуть. Особенно меня при собеседовании напрягали рассуждения о корпоративном духе. Я этого словосочетания теперь на дух не переношу.
       - Катька, ты, как любой художник, вольнодумец и индивидуалистка, - засмеялась Лена. - Сейчас надо уметь себя подать. Ты же хороший дизайнер, хоронишь талант...
       - Я, Лена, после того, как с Виктором рассталась, что-то зажалась, ушла в себя...
       - Да, что ты все этого козла забыть-то не можешь?!
       - ... растерялась. Упустила свое время. Наверно, немного отстала. Теперь бы наверстать...
       - Кстати, ты говорила, что хочешь прослушать курс у этого дизайнера знаменитого... Как его...
       - Крымова, - подсказала Катя.
       - Ну, да.
       - Куда мне. Там знаешь какой конкурс. Несколько сот человек на место. А мест всего пять-шесть. Он больше на курс не принимает.
       - А чем же он так хорош?
       - Ну, ты что! Он же лучший! После обучения в его студии у тебя гарантированные заказы. Клиенты просто в очередь встраиваются. Это марка, знак качества. С его дипломом ни на какие собеседования ходить не надо, с рукам оторвут.
       - Ну, а ты хоть пробовала туда поступить?
       - С полгода назад наудачу послала ему по интернету свои работы. Но с тех пор ни слуху, ни духу, - огорченно сказала Катя. - А как бы хотелось...
      
       - Слыхал, какое реноме у Гошки Крымова! - усмехнулся Алексей.
       - Э! Ты же слышал, надо уметь себя подать, - засмеялся Эдик. - А кстати, он интерьер твоего офиса во Франкфурте уже сделал?
       - Тянет подлец. Хорошо, что напомнил. Надо будет ему свечку в анус вставить, чтобы не зазнавался.
      
       - Ладно, подруга, не кисни, - ободряюще сказала Лена. - Слушай, а пошли в театр? У меня два билета на "Юнону и Авось". Случайно достались. Ты же не видела?
       - Только по телевизору, - неуверенно сказала Катя. - Ты же собиралась с Генкой сходить.
       - Ну, да! И Вадьку уже маме закинула. Только Генка не очень хочет. У него сегодня "Спартак" с "Зенитом" рубится. Что ты! Такое событие.
      
       - А что сегодня "Спартак" играет"?
      
       - Ну, не знаю... Да мне и одеть-то нечего.
       - Одень свое сиреневое платье. Ну, то, с искрой. И вперед!
      
       - Ара! Это же мой любимый цвет!
      
       - Но...
       - Никаких но! Давай так. Я уже скоро выхожу. А ты минут эдак черед десять тоже выходи на соседнюю улицу. Ну, к тому дому с колоннами, где "Бентли" черный постоянно торчит. Ну, там еще театральная тумба круглая. А то, на такси к твоему дому не подъедешь. Вот у тумбы и жди. Все, до встречи!
      
       - Ха! Ара! Это она не твой "Бентли" описала? - Эдик чрезвычайно возбудился. - А через дорогу и, правда, театральная тумба торчит.
       - Я догадался. А чего ты так разволновался?
       - Кацо, я хочу видеть эту девушку в сиреневом с искрой!
       - Ага, топ-модели отдыхают...
       - Мальчишки! - притворно вздохнула Мария.
       - Представляю себе! - Алла опять фыркнула. - Вы ее еще в бинокль начните разглядывать.
       - Ара! У тебя же был бинокль, - Эдик направился к встроенному шкафу. - Где ты его хранишь?
       Алексей тоже кинулся к шкафу.
       - Это мой бинокль!
       - Уважаемый! Когда дело касается женщины, я не разбираю твой-мой...
       - Отдай бинокль! Вцепился, как лемур в ветку!..
       Некоторе время они по-мальчишески боролись за бинокль. Победило лицо кавказской национальности.
       - А ты возьми свой "Никон" у тебя же есть к нему классная оптика. Лучше любого бинокля, - с великодушием победителя посоветовал он Алексею.
       Тот послушно открыл другую створку шкафа и вынул оттуда кофр с фотоаппаратом, проверил его - аккумулятор был еще свежим. Птом опять полез в кофр и, не колеблясь, вынул самый большой объектив и прищелкнул его к фотоаппарату. Посмотрел в визир, проверил на увеличение и остался доволен.
       Эдик вернулся к столу, сел, налил себе вина, посмотрел на просвет бокал.
       - Нет, ара, слишком густое для заката, - лихо тяпнул бокал и закусил бастурмой.
       Потом положил было на тарелку кусок остывшей лазаньи, но не утерпел, метнулся к окну, навел бинокль на афишную тумбу.
       - Отлично все просматривается. Как на ладони.
       Алексей вел себя спокойней, но все же внутри вдруг с удивлением ощутил нарастающее волнение. В самом деле, как в пору золотого мальчишества. Через некоторое время он присоединился к Эдику.
      
       * * *
      
       Катя оглядела себя в зеркало и осталась довольна. Потом глянула на часы и заторопилась. Выскочила в прихожую, торопливо надела черные туфельки на каблуке и вышла. Быстро заперев дверь, зацокала каблучками по лестнице. Примерно посередине пролета чуть не подвернула ногу, сердито топнула и уже спокойней стала спускаться вниз.
       Через несколько минут она уже пересекала пустынную дорогу, направляясь к тумбе.
      
       * * *
      
       - Вот она идет! - Эдик вперился в бинокль. - Ай! На самом деле в сиреневом с искрой...
       Алексей встал рядом и тоже поднял фотоаппарат, поймал в визир легкую хрупкую фигурку, пересекавшую дорогу.
       Девушка встала у тумбы, вглядываясь в дорогу в ожидании такси с подругой. Такси не было видно. Тогда она стала прохаживаться по тротуару, время от времени поглядывая туда, откуда должна была появиться машина.
       - Слушай, ара. На самом деле очень симпатичная девушка, - серьезно и почему-то немного печально сказал Эдик, регулируя четкость изображения.
       Алексей не отвечал. Он пристально наблюдал за незнакомой девушкой, ощущая давно забытое волнение. Вот девушка повернулась и неторопливо пошла назад к тумбе. Потом остановилась, повернулась анфас и вдруг посмотрела на дом.
       Эдик ойкнул и инстинктивно спрятался за портьеру. А Алексей вдруг стал щелкать затвором, фотографируя незнакомку. Вряд ли она заметила их. Все таки для невооруженного взгляда было далековато.
       Алла, наконец, тоже не выдержала и подошла к окну. Молча отняла у Эдика бинокль и навела его на одинокую фигурку на противоположной стороне улицы.
       - Серенькая мышка, - пренебрежительно сказала она, отнимая от глаз бинокль, потом ткнула им в грудь Эдику и отошла назад к столу.
       - Неужели и вправду хороша? - насмешливо спросила Мария. - Или все же действительно мышь...
       - Ну, на вкус и цвет... - ответил Эдик. Он еще раз глянул в бинокль, потом обернулся к Марии и в ответ на ее насмешливую мину почти жалобно сказал, - Я ведь мужчина, дорогая...
       - Разве я что-то сказала? - спросила Мария. - Любуйся...
       Алексей, наконец, тоже оторвался от фотоаппарата и, обернувшись, глянул на Марию.
       - Мужчины! Помогли бы мышке выбиться в люди, - усмехнулась она, глядя в глаза Алексею. - Вы же слышали, девушка мечтает попасть в студию к Гоше Крымову. Тебе же, Лешенька, устроить это, как два пальца...
       - Дорогая, ты иногда слишком... выражаешься, - ласково сказал Эдик, сел на стул рядом и приобнял Марию за плечи.
       - На спор! - торопливо сказала Алла. - Она не будет с тобой спать...
       Она тоже смотрела на Алексея.
       - Потому что не такая, как ты?! - негромко спросил Алексей. Он все еще стоял у окна.
       Алла скорчила кислое лицо, но ничего не ответила. Алексей посмотрел в окно - девушка как раз садилась в подъехавшее такси.
       Алексей присоединился к компании. Но есть ему не хотелось. Разгоревшееся было волнение сошло на нет. Ему опять стало скучно. Он вяло ковырнул вилкой салат. Потом налил себе вина и залпом выпил, не ощущая вкуса. Эдик испытующе посмотрел на него.
       - Ладно, Леша, пожалуй, мы пойдем. Как, Маша?
       Мария встала со стула. Проходя мимо Алексея, она наклонилась к нему.
       - И все же подумай над моими словами, - негромко сказала она ему в ухо. Потом поцеловала в щеку и уже громче сказала, - До свидания, Леша.
       - Тебе тоже пора, - сказал Алексей, глядя в глаза Алее. - Мне надо выспаться...
       - Ты, что меня гонишь?! - взвизгнула Алла. - Совсем офигел?! А платье? Ты же мне платье порвал. Диоровское... В чем я поеду? - потом уже спокойней спросила, - Нет, ты что, серьезно, пупсик?
       - Ну, все достала! - Алексей говорил твердо и решительно. - Собирай манатки, кукла, твою мать! Эдик! - позвал он друга, который уже стоял у порога. - Будь другом, отвези девушку на Киевскую. А по дороге завези в какой-нибудь бутик. Пусть выберет себе одежду.
       Алексей встал, подошел к рабочему столу, открыл кожаный кейс, покопался в нем, достал золотую "Визу".
       - Вот, чтобы оплатить покупку, - он протянул карточку Эдику.
       Алла, наконец, поняла, что это всерьез. Пару секунд она соображала: не устроить ли этому надутому индюку бенц. Потом верх взяло благоразумие. Тем не менее, отход она обставила красиво.
       - Что ж, Лешенька, спасибо за все, - она сняла с себя рубашку, оставшись в дорогом бра и стрингах. - До свидания. Когда тебе надоест эта мышка, - она кивнула на темное уже в наступившей ночи окно. - Позвони, может, у меня найдется время на тебя. Пойдем, Эдик.
       Алексей засмеялся - Алла уходила красиво. Он помахал стоявшей в дверном проеме Марии, потом перевел взгляд на Аллу, решительно шагавшую к выходу и с удовольствием отметил, что она красива - вот так, почти без одежды.
      
       * * *
      
       Оставшись один, Алексей послонялся по студии. Потом подошел к столу и взял лежащий на нем фотоаппарат. Стал просматривать на дисплее недавно сделанные фотографии. Но изображение было маленьким. Тогда он стал копаться в кофре, выудил оттуда соединительные шнуры. Подсоединив "Никон" к плазменной панели, сел на диван и, вооружившись пультом от телевизора, стал последовательно выводить на экран фотографии. Выбрал из почти десятка снимков один, где лицо девушки было схвачено очень удачно. Повернутая в пол-оборота голова, взгляд немного искоса и тень улыбки, тронувшая губы...
      
       * * *
      
       Алексей вернулся из трехдневной поездки во Франкфурт. Он собственно только вошел в квартиру и сразу услышал знакомое треньканье телефона. Швырнув на полку у входа дорожную сумку, подскочил к телефону и сразу включил интерком. Потом уже спокойней, стал раздеваться. Оставшись в рубашке и брюках, вынул из холодильника стеклянный контейнер с тонко порезанным сыром, выбрал бутылку вина. И уже с бокалом вина и пластинкой сыра в руках устало сел в рабочее кресло, одновременно слушая разговор Кати и Лены.
      
       - Ленка, что произошло! Сейчас расскажу...
       - Давай-давай, - нетерпеливо подтолкнула Лена. - Чувствую что-то очень хорошее.
       - Ты себе даже не представляешь!
      
       Алексей отпил вина и улыбнулся, словно заранее зная, о чем расскажет Катя.
      
       - Вчера, прихожу домой, вхожу в подъезд и лезу в почтовый ящик. А там пакет!
       - Ну, не томи!..
       - Фирменный конверт. А в нем именное приглашение обучаться на курсе Георгия Крымова!
       Лена что-то нечленораздельно, но радостно закричала в трубку. Катя в ответ счастливо засмеялась.
       - Катька! Я знала! Есть все же справедливость на свете!
       - Лен, меня просто разрывает от радости!
       - Катька, как же я рада за тебя!
      
       Алексей поймал себя на том, что тоже по-дурацки, во весь рот улыбается.
      
       - Нет, ты представляешь?! Со следующей недели я студентка студии Крымова!
       - Уау! Я бы просто лопнула от счастья! Катька, какая же ты молодец!
       - Лен, слушай, я не могу в одиночку переживать. Пошли куда-нибудь, обмоем. Ну, пожалуйста!
       - Да, я тебе сама хотела предложить. Слушай, я тут недавно надыбала кафешку симпатичную, на Третьяковке. "Матрешка" называется. Мне там очень понравилось. Давай туда?
       - Договорились! В общем через полчаса на "Третьяковской".
       - До встречи, подруга!..
      
       Алексей выпрямился в кресле, глянул на часы и взялся за мобильник.
       - Алло, Анатолий Иванович, вы уже далеко отъехали? Да, нет. Надо проскочить к район Третьяковки... Через десять минут? Жду.
       Алексей вскочил, глянул на себя в зеркало и направился к гардеробу, на ходу снимая рубашку. Через несколько минут он выскочил из подъезда, перед которым уже стоял черный служебный "БМВ". Машина тут же бодро взяла с места и покатила к повороту.
       Алексей быстро натыкал на мобильном номер.
       - Эдик! Здорово!.. Да, все в порядке... Только вернулся... Нет, пока не подписали, через пару недель... Слушай, ара, тут опять прорезалась та девушка... Да-да в сиреневом с искрой. Она через двадцать минут встречается со своей подругой Леной в одном кафе на Третьяковке. Составь мне компанию... Да. Сможешь подскочить туда? Хорошо, договорились. До встречи.
       До сих пор молчавший водитель, повернул к Алексею голову.
       - Лексей Дмитрич, вас с чем-то можно поздравить?
       - Не то, чтобы поздравить, - смутился Алексей. - Просто жду приятной встречи.
       - А-а... - разочарованно сказал водитель. Потом, через паузу, - Мне там вас подождать?
       - Нет-нет, Анатолий Иванович. Отвезете и свободны.
       Алексею пришлось минут десять подождать Эдика. Тот лихо осадил свой "Лексус" рядом с Алексеем, вышел из машины, обнялся с другом, потом запер машину и пошел с Алексеем, нагло оставив машину чуть не поперек улицы.
       В "Матрешке" им пришлось попетлять по заведению, в котором было достаточно неожиданных поворотов, углов и закоулков.
       - Странное немного заведение, - сказал Эдик, оглядывая очередной небольшой зал. Потом, вдруг понизив голос, почти шепотом произнес, - Вон они! Не верти головой...
       Эдик быстро сориентировался и потащил Алексея за столик, из-за которого хорошо просматривалась ниша, в которой расположились Лена и Катя.
       К ним тут же подскочил официант.
       - Слушай, я ведь еще не ужинал, - сказал Эдик, просматривая меню. - А ты не голоден?
       - Закажи мне то же, что и себе. Конспирация, есть конспирация.
       - Ара! Ты что так и не подойдешь к ней? Хочешь, я подойду?
       - Не сегодня, Эдик.
       - Почему?!
       - Ну, потому что еще не время. Я чувствую, еще рано.
       - Ты что-то задумал?
       - Так, есть одна мысль...
       - Ладно, захочешь, расскажешь. Эй, дарагой, - повысил он голос, подзывая официанта. - Принимай заказ...
       Когда официант отошел, Эдик в отличие от Алексея, не таясь, уставился на двух подруг в нише.
       - Хорошее у нее лицо, Леша, - Эдик повернулся к Алексею. - Одобряю. Кстати, ара, эта акула Алла там, в бутике, выхватила у меня твою "Голден-Визу" и так и не вернула. А я не умею драться с женщинами. Такая хищница...
       - Не парься, Эдик. Пусть пользуется. Все равно я остановил поступление средств на нее, - улыбнулся Алексей. - Правда, тебе придется заплатить за ужин.
       - Сурово, но справедливо, - согласился тот. - По закону джунглей.
       - Извини, что загрузил тебя.
       - Э! А для чего тогда друзья?! - отмахнулся Эдик. Но слушай, ара, в чем в чем, а в смелости этой акуле капитализма не откажешь. Совершенно безбашенная девка.
       - Что такое?
       - Ты же помнишь, как она ушла от тебя. Практически голая...
       - И?
       - Когда подъехали к бутику, она в чем была вылезла из машины и через дорогу прошагала к магазину.
       - Ты серьезно?!
       - У всех вокруг челюсти отпали! Ты знаешь, это у нее получилось по-королевски. Ни тени смущения и сомнения. Маша там сначала аплодировать начала, а потом смеяться.
       Им принесли заказ. Эдик попробовал мясную скоблянку и одобрил.
       - Слушай, вкусно! - он нанизал на вилку основательный кусок и сказал, оглядевшись вокруг, ничего себе заведение, - потом прожевав еду, добавил, - Немного шумно, конечно. Зато демократично. Попробуй, Леша...
       Алексей ел, не очень вникая во вкус пищи. Его внимание было приковано к столику, за которым сидела Катя. Они с Леной что-то оживленно обсуждали, мало внимания обращая на окружающее. Катя так ни разу и не посмотрела в сторону двух молодых хорошо одетых мужчин, один из которых все время поглядывал на нее. И только рассчитавшись с официантом, уже уходя, она коротко, но внимательно посмотрела на него. Алексей не отвел взгляда, улыбнувшись ей. Она тоже улыбнулась в ответ...
      
       * * *
      
      
       Зима выдалась суровой. Москвичи уже отвыкли от того, чтобы всю зиму морозы стояли почти сибирские, а снега намело так, что легковых машин на дорожках внутри кварталов был почти не видно из-за сугробов.
       Но теперь зима шла к концу. По-прежнему мело и засыпало снегом, но все уже дышало весной. Может, конечно, это у людей возникало такое чувство. Потому что уже надоели мороз и снег.
       Катя выскочила из подъезда и чуть не опрокинула в снег телефониста дядю Борю, собравшегося войти в подъезд.
       - А ну-ка, осади! - крикнул дядя Боря, хватаясь рукой за перила. - Ты куда так нарезала, девушка?!
       - Ой, дядя Боря, простите! - вскрикнула Катя, ловя телефониста за локоть. - На работу опаздываю...
       - Ладно, меня не опрокинула, сама поберегись, скользко же. Навернешься, костей не соберешь, - дядя Боря поправил сумку на плече. - Как дела-то, синичка? Телефон работает?
       - Все в порядке, дядя Боря, - сказала Катя и поправила телефонисту задравшийся воротник. - Бывают, конечно, шумы всякие, помехи...
       - Ну, это, Катюш, уже не от меня зависит. Дома здесь старые, коммуникации тоже. Где-то пробивает, замыкает. Но у меня на участке все равно порядок. Вот на соседнем участке мальчишку молодого поставили, так у него люди друг до друга часами прозвониться не могут. Вот, просят, чтобы помог. Помогу... А куда деваться...
      
       * * *
      
       Алексей почти всю зиму провел в Европе, с редкими наездами в Москву. Была еще одна поездка на Бали. Ну, это уже был чистый отдых, не обремененный деловыми заботами. В этот раз он поехал к морю из-за мамы. Решил вывезти ее под пальмы, на пляжный песочек. Однажды на пляже столкнулся с Аллой. Мама была в массажном салоне. Алла тоже была одна. Хотя ее, скорее всего, вывез на Бали какой-нибудь очередной спонсор.
       Очень мило пообщались. Обошлось почти без претензий и поползновений. Конечно, Алла не была бы Аллой, если бы не попыталась перекинуть некие мостки. Алексей не стал ее обнадеживать. На том и расстались.
       По возвращении в Москву, Алексей отвез маму в ее загородный дом. Приехав домой, отпустил водителя, а сам поднялся в квартиру. После долгого перелета его сразу пробило на сон. И хотя за окном было еще светло, он завалился в постель.
       Алексей проснулся, когда было темно. Он некоторое время лежал в постели, пытаясь определить, что же его разбудило. Часы на ночном столике показывали половину восьмого. "Интересно, это вечер или уже утро?" - подумал он. Неожиданно из гостиной послышалось полузабытое дребезжание. "Это же телефон!" - Алексей рывком вскочил с постели. - "Как у нее дела?"
       Алексей пробежал в гостиную, включил свет и, отыскав глазами телефон, включил интерком.
      
       - Так ты выполнила заказ? - это был голос Лены.
       - Почти закончила. Теперь жду оплаты.
       - Ну, подруга! У тиебя жизнь пошла на перелом. Отчетливо белая полоса.
       - У меня ощущуние, что попала в правильную, нужную колею. Все одно к одному: приглашение к Крымову, еще не успела закончить учебу, пришел первый заказ. Слушай, я за него получу такие деньги, что могу теперь маме с теткй построить новый дом в деревне, а потом, не устраиваясь на работу, спокойно ждать, когда поступит очередной заказ.
       - Ну, знаешь, Кать, не гневи Бога. Нельзя ждать, когда тебе сделают еще один заказ. Надо и самой активно шевелиться, - Лена, насколько помнил Алексей, все время пыталась что-то советовать Кате. - Не спугни удачу.
       - Я все понимаю, - рассмеялась Катя. - Но моя работа так понравилась заказчику, что он попросил не загружаться чем-то серьезным и долгосрочным. Обещает в скором времени еще один. Он достраивает свой офис и хочет, чтобы я взялась за его интерьер целиком. К тому же я своих детишек бросать не хочу...
      
       Алексей выбрал сигару из деревянного ящичка в секретере, обрезал специальной мини-гильотинкой конец. Но "Зиппо" белого металла не захотел загораться. Пришлось повозиться с бензином. И только после того, как зажигалка была заправлена, удалось закурить.
      
       - Ну, подруга! И была охота теперь тратить время. Тебе же везет. Ты - умничка и талант. Все само в руки идет. Теперь бы тебе еще встретить подходящего человека. Для полного счастья... Слушай, а твой заказчик? Он женатый? Молодой?
       - Ленка, я его в глаза не видела. Он витает где-то в заоблачных высотах. То в Америке, то в Японии. А в перерывах где-то в Европе. Со мной общаются его представители.
       - Так ты, что, его ни разу не видела?
      
       Алексей, слушая беседу подруг, немного загадочно улыбнулся и затянулся сигарой.
      
       - Не то, что не видела. Я вообще ничего о нем не знаю.
       - А ты бы порасспросила между делом этих, представителей... Хотя у таких ребят всегда есть законная жена и куча любовниц.
      
       Алексей вскинул бровь и скорчил грмасу.
      
       - Да, что мы на нем зациклились?! Я мечтаю совсем о другом...
       - И о чем же?! - в голосе Лены сарказма было ровно настолько, чтобы его можно было заметить.
       - Я хочу, чтобы он был сильным, уверенным в себе. Конечно, не до самоуверенности. Чтобы умел слушать и слышать. Чтобы был внимательным и нежным.
       - Чтобы был выскоим, красивым и сильным.
       - Обязательно стильно и модно одетым. И при этом очень мужественным и смелым. И чтобы руки у него были мужскими, сильными, но с длинными красивыми пальцами...
      
       Алексей поднял уже обе брови. Потом вытянул руку и посмотрел на свои пальцы. Длина их его удовлетворила. Тогда он встал с кресла и, подойдя к зеркалу, критически осмотрел себя.
      
       - Вопрос, где его встретить... Слушай, пока есть время, займись собой. Приоденься, сделай прическу. В общем, тебе надо решительно изменить образ жизни. Будем шляться с тобой по выставкам, презентациям, надо ходить на премьеры. В общем, быть активней.
       - Да, и во время одной из презентаций ко мне подойдет Он...
       - Ага! И все тетки будут смотреть на него и перешептываться...
       - Обсуждая и завидуя...
       - Предложит вина, скажет, что всю жизнь мечтал встретить такую как ты...
       - Что я снилась ему по ночам...
       - ...что, как только он тебя увидел, то понял, что ты та самая, единственная и неповторимая...
       - А мы не слишком торопим события? - рассмеялась Катя.
       - Дурочка! Любовь должна быть, как молния, как выстрел! Я читала...- засмеялась в ответ Лена.
       Дурачась, они продолжили фантазировать.
       - А мы будем с ним танцевать?
       - Какие танцы на презентации?!
       - Ну, это не обязательно должна быть презентация... Хочу, чтобы это было мероприятие с танцами.
       - Ну, фиг с тобой! Хозяин - барин. Пусть будут танцы. И конечно, зазвучит твоя любимая, дурацкая "Песня кондора"...
      
       - "Эль кондор паса". А разве под нее танцуют? - сам себя спросил Алексей.
      
       - Да-да! "Эль кондор паса"!
       - Хотя вряд ли под нее танцуют...
       - Ну, если хозяин - барин...
       - Ты иногда бываешь до отвращения упертая... Ну, пусть... И он говорит: "Потанцуете со мной?"
       - Мы еще на вы?
       - Пока да. И ты танцуешь с ним и по ходу вдруг прижимаешься щекой к его груди. А он легко, так, что ты даже не почувствуешь, вдруг поцелует тебя в волосы... А потом скажет: "Что мы туту делаем? Поехали, покатаемся по ночной Москве..."
       - А вокруг шепчутся и смотрят нам вслед...
       - И он выводит тебя наружу, где вас ждет его... - Лена запнулась, видимо, припоминая подходящую случаю марку. - Черный "Бентли"! - Лена громко захохотала в трубку.
       - Ну, ты размечталась! Откуда у него "Бентли"?!
      
       - Откуда, откуда? Купил! - вслух произнес Алексей и еще раз посмотрел на себя в зеркало. - Однако, совпадение почти стопроцентное...
      
       * * *
      
       - Катюш, в общем мы ждем вас на банкете прямо в нашем офисе, интерьер которого вы с таким блеском продумали, - голос Виктора Степановича - представителя заказчика, был неожиданно неофициальным и мягким. - Мы пришлем за вами машину. До встречи...
       Катя положила трубку и задумалась. Потом тихонько, по-девчоночьи взвизгнула и побежала одеваться. Через несколько минут она торопливо вышла из подъезда. Остановилась на ступеньках подъезда. Заглянула в сумочку - банковская карточка, на которую буквально накануне был перечислен весь гонорар за первый в ее жизни заказ, уютно угнездилась в потайном отделении портмоне.
       Она давно присматривалась к шикарным витринам бутика неподалеку от ее дома. Но ника не решалась в него войти. Сейчас она решительно шла в его направлении. Подойдя к дверям, она выдохнула воздух и хотела взяться за полированную медную ручку. Внезапно дверь сама собой широко распахнулась. За ней стоял молодой человек. Это он открыл дверь и теперь делал приглашающий жест.
       - Добро пожаловать! Очень рады вас видеть! - молодой человек любезно улыбался. - Проходите, сейчас вами займутся сотрудницы нашего магазина.
       Когда Катя вошла в магазин, к нему тут же подошла ухоженная девица. В ней все, на взгляд Кати, было доведено до совершенства - прическа, макияж, одежда.
       - Здравствуйте! Мы рады вас обслужить...
       Катя объяснила что ей нужно вечернее платье и все сопуствующие эксессуары.
       - В общем, я хочу выглядеть, как вы, только одетая для банкета, - робко сказала она.
       Девица польщенно улыбнулась:
       - Уверяю вас, мы оденем вас так, что вы будете выглядеть намного лучше...
       Через некоторое время Катя смотрелась в зеркало, не узнавая себя в потрясающе красивой, стройной и гибкой особе. А еще она внутренне ужасалась цифрам, которые мельком сумела рассмотреть на ценниках некоторых вещей. Впрочем, сумма на карточке, многократно превышала итоговую сумму. И ужасалась она, скорее, по привычке.
       - К этому платью очень подошло бы украшение, например, колье с сапфиром, вместе с сапфировыми же серьгами, - сказала девица. - Для завершения, так сказать, картины. Я могу порекомендовать ювелирный салон с очень умеренными ценами.
       - Спасибо! А заодно порекомендуйте, пожалуйста, ваш салон красоты, - Катя начала уже осваиваться в новой роли...
      
       * * *
      
       Катя едва успела вернуться из салона красоты. Одеваться пришлось в авральном режиме. Но, когда раздался звонок от водителя присланной машины, она была уже готова. В салоне роскошной, представительской "Тойоты" она неожиданно успокоилась. И всю дорогу к новому офису компании, устроившей праздник, по сути, в ее честь, рассеянно поглядывала на ярко освещенные, заснеженные московские улицы. Чему-то улыбалась, что-то шептала. Во всяком случае иногда губы ее начинали шевелиться.
       В офисе ее встречали, как главную гостью. Усадили на почетное место за стол в центре зала, рядом с Виктором Степановичем. Катя не привыкла быть в центре внимания и засмущалась. Тем более, что кроме нее и Виктора Степановича за их стол почему-то никто больше не сел. Народу было несколько десятков человек. Чуть в сторонке расположилась группа музыкантов. Поначалу они играли что-то простенькое в качестве фона. Прекращая игру, когда кто-нибудь брал слово. Так или иначе все тосты и здравицы крутились вокруг компании, ее нового офиса и автора невероятно изысканного и при этом потрясающе уютного интерьера. То есть, Кати. Конечно, первый тост поднял за нее Виктор Степанович. Потом говорили другие. Виктор Степанович смеялся, аплодировал, наливал Кате вина. В общем, всячески ее опекал и делал все, чтобы она не чувствовала себя забытой. И вдруг в один из моментов он встал, извинился и вышел. Впрочем, Катя уже достаточно освоилась, да и шампанское сделало свое дело. Тем более, что встал человек за соседним столом и стал произносить тост, посвященный светлому будущему компании и ее сотрудников. Говорил он остроумно с чувством, его часто прерывали смехом и аплодисментами. Катя смеялась вместе со всеми и не сразу заметила двух молодых мужчин, вошедших в просторный зал.
       Но на них обратили внимание другие участники банкета. Тем более, что с ними был Виктор Степанович. Они, на ходу здороваясь и кивая гостям, направились к столу, за которым в одиночестве сидела Катя. Впереди шел высокий, молодой, стильно детый мужчина. Катя вдруг поймала на себе его внимательный взгляд. Глаза его улыбались.
       - А это наш дизайнер Екатерина Ивлева, - сказал Виктор Степанович, когда они подошли к столу. - Именно ее мы должны благодарить за этот великолепно оформленный интерьер, - он широким жестом обвел руками пространство вокруг.
       - Здравствуйте, Катя, - улыбнулся мужчина, шедший первым. - А меня зовут Алексеем. А это, - он кивнул в сторону второго мужчины, - мой товарищ Эдуард. Не возражаете, если мы составим вам компанию на сегодняшний вечер?
       - Прошу вас, а то сижу тут одна, - сказала Катя. Она во все глаза смотрела на Алексея.
       - Такая красивая девушка не должна быть одна, - очень серьезно сказал Эдик.
       - У вас такой вид, будто вы ждете от жизни какого-то подвоха, - сказал Алексей, не отрывая глаз от Кати.
       - Я на самом деле выгляжу такой напуганной, - немного деланно рассмеялась Катя.
       - Не совсем в своей тарелке, - пояснил Алексей.
       - Это правда. Что-то последнее время все в моей жизни слишком гладко, пора бы и черной полосе начаться.
       - Что я могу сделать, чтобы белая полоса продлилась?
       - А вы волшебник?
       - Не похож?
       - Волшебник должен быть старым, седым и добрым. Как например, один мой хороший знакомый телефонист дядя Боря.
       - Я буду стараться... - Алексей повернулся к Эдику и едва заметно кивнул ему.
       Эдик встал, извинился перед Катей и отошел. Впрочем, Катя была полностью занята Алексеем.
       - Назовете ваш любимый напиток?
       - Мне очень понравилось шампанское.
       Непонятно откуда нарисовался официант и тут же наполнил Катин бокал. И Катя тут же, чтобы заполнить чем-то паузу, отпила. Между тем в углу у музыкантов Эдик о чем-то пошептался со старшим и тот согласно кивнул, потом что-то сказал остальным. И через мгновение зазвучала "Эль кондор паса". Эдик тут же пригласил на танец какую-то девушку, при этом жестами приглашая остальных присоединиться к нему.
       - Потанцкете со мной? - спросил Алексей. Он уже встал и протянул руку Кате. Ей не оставалось ничего другого, как тоже подняться с места.
       Когда Алексей обнял ее за талию, Катя вдруг ощутила, как все встало на свои места. Звучала музыка, которую она любила. Незнакомый мужчина надежно держал ее в объятиях. Шампанское кружило голову, заставляя отступить все остальное.
       Катя закрыла глаза, отдавая себя во власть музыки и этих таких надежных и сильных рук. Она, не открывая глаз, легко прижалась щекой к его груди и почти сразу почувствовала его дыхание, а еще через мгновение, как он, невесомо, неосязаемо поцеловал ее волосы. И с этого мгновения для Кати окончательно перестало существовать все то, что ее окружало в этот вечер - только он, музыка, сверкание огней и новый ритм биения собственного сердца.
       Когда закончилась музыка, они еще мгновение стояли, прижавшись друг к другу. Потом она отстранилась и заглянула ему в глаза.
       - Хочешь покататься по ночной Москве? - спросил Алексей.
       - Очень...
       Алексей повел Катю к выходу, пару раз едва заметно кивнув кому-то. И вся женская половина, разумеется, перешептывалась, глядя им вслед. А Эдик... Эдик просто смотрел на них, и в его черных армянских глазах почему-то читалась едва заметная печаль.
       В вестибюле Катя, одев шубку, осмотрела себя в зеркале, потом перевела взгляд на подошедшегоАлексея и подумала про себя: "Неужели, все таки черный "Бентли"?
       Они долго катались по городу, потом пили кофе в каком-то полуночном ресторане. О чем-то говорили. Но о чем, Катя помнила смутно. Далеко за полночь они, наконец, подъехали к Катиному дому. Алексей проводил ее до дверей подъезда.
       - Значит, завтра? - спросил он ее, легко поцеловав в щеку. - Я тебе позвоню.
       - Обязательно позвони, - тихо сказала она, глядя ему в глаза. - Потому что, если ты не позвонишь, я умру...
       - Ты не умрешь... Спокойной, ночи, Катя...
       - Спокойной ночи...
       Впоследствиии, вспоминая этот вечер, Катя думала, что если бы он захотел пойти дальше, она не смогла бы ему отказать, но то, как повел себя Алексей, было правильней...
      
       * * *
       Следующим утром Катя первым делом позвонила Антону, извинилась, что не смогла в пятницу выйти на работу. И вообще она вынуждена предупредить, что больше не сможет работать в связи с новыми обстоятельствами в своей жизни.
       - Очень жаль, - сказал Антон в трубку. По его тону было понятно, что ему действительно очень жаль. - Катя, а вы не могли бы подойти в двенадцать дня, чтобы отдать ключи. Я как раз в двенадцать буду там. Предстоит одна не слишком приятная встреча.
       - Нет проблем...
       Без пяти двенадцать Катя входила в подъезд дома, где полгода убирала квартиру неизвестного холостяка. В дверях она столкнулась с незнакомой очень яркой, броско одетой блондинкой. Блондинка почему-то пристально и оценивающе посмотрела на нее. Впрочем, Катя не придала этому значения. Кивнув консьержке, она стала подниматься на второй этаж. Она не стала звонить, а воспользовалась своим ключом. Антон был в гостиной. Он жадно большими глотками пил воду прямо из пластиковой бутылки. На рубашке было несколько влажных пятен. И вообще он сегодня выглядел не таким невозмутимым и лощеным, как всегда. Его почти трясло.
       - Здравствуйте, Катя, входите, - сказал он, оторвавшись от бутылки. - Черт, как приятно видеть вас, после этой... мегеры.
       - О ком вы говорите, Антон? - улыбнулась Катя.
       - А вы ни с кем не столкнулись в подъезде?
       - С одной очень броской блондинкой...
       - Крашеная крыса... Простите... вырвалось.
       - Она мне показалась очень... привлекательной.
       - Почему-то яркая привлекательная внешность обязательно продается в сочетании с исключительно стервозным характером. Еще раз извините, Катя. Вы счастливое исключение из этого правила...
       - А кто она такая? И чего хотела от вас?
       - Знакомая хозяина. Пришла забрать свои вещи. При этом решила прихватить кое-что ей не принадлежащее.
       - И вам пришлось с боем отбивать имущество?! - рассмеялась Катя.
       - Безнадежное занятие. Впрочем, хозяин, когда я ему позвонил, чтобы отчитаться, успокоил: пусть владеет. Хоязин в отличие от меня очень великодушен и щедр.
       - Антон, вот ключи. К сожалению, я больше вам не помощник.
       - Спасибо вам, Катя, вот деньги, которые я вам должен.
       - Антон, я ведь недоработала, к тому же нарушила наш договор, не смогла в пятницу... Поэтому вы ничего мне не должны. И я... больше не нуждаюсь в деньгах.
       - Мне кажется, что я не смогу подыскать вам равноценную замену.
       - Ладно вам, Антон, вы сами говорили, что хороших людей больше...
       - Вообще-то я цитировал своего босса.
       - Ну, что ж, успехов вам и... вашему боссу. До свидания, Антон.
       - До свиданья, Катя...
       Когда Катя вышла из подъезда, ее перехватила та самая блондинка, о которой так непочтительно отзывался Антон.
       - Девушка! - окликнула она Катю. - У вас не найдется минутка?
       - Да, а в чем дело?
       - Ну, как у вас сложились отношения с Алексеем?
       - С каким... откуда вы знаете? - растерялась Катя, не вполне еще понимая, о том ли Алексее речь. Потом рассердилась на саму себя за эту растерянность, - А. собственно, какое вам дело?!
       - Ровно полгода назад я с Алексеем и Эдиком смотрели на вас вон на той стороне улицы. Вы там ждали свою подругу Лену на такси...
       - Вот как? - промямлила Катя, лихорадочно припоминая события полугодичной давности. - И что же?
       - Ну и тогда мужики поспорили, удастся ли Леше затащить вас в постель... Ну, что ж, по всему судя, удалось...
       - А Леша... Алексей... Он что, здесь живет?
       - Слышь, коза! Ты чего придуриваешься?! - Алла приблизила свое искаженное злостью лицо. - Трахаешься с моим мужиком, так и скажи. Только учти, дурочка, он с тобой на спор... В общем, не сильно губу раскатывай! Эта золотая рыбка не про тебя...
       Катя совсем растерялась. До нее только сейчас начало доходить, что Алексей, в которого она без памяти влюбилась, оказался хозяином квартиры, где она полгода работала уборщицей. А теперь еще незнакомая девица предъявляет на него свои права. Но, если это правда, значит, правда и то, что... ее на спор?.. Как вещь?..
      
       * * *
       Катя попрощалась с детьми после урока изо и устало поднялась в кабинет. Около кабинета ее поджидал охранник Эльдар с какой-то незнакомой молодой женщиной.
       - Катюш, тут вот до тебя девушка попросилась...
       - Здравствуйте, Катя. Меня зовут Марией. Мне очень надо с вами поговорить.
       - Заходите, - Катя отперла кабинет. - Спасибо, Эльдар.
       Охранник ушел. Мария вошла в кабинет и по приглашению Кати села на стул.
       - Извините, детский сад, поэтому и мебель детская.
       - Ничего, - улыбнулась Мария. - Можно и таком стуле посидеть.
       - О чем вы хотели поговорить? Вы родитель?
       - А? Нет-нет! Я по другому поводу, - Мария встала и стала снимать модную дубленку швами наружу. -Я, видите ли, знакомая Алексея и Эдуадрда... Ради бога, выслушайте! - всполошилась она, увидев, как взметнулась со своего стула Катя. - Меня никто не подсылал, не просил с вами поговорить... Я сама...
       - Извините, Мария, - Катя смотрела в окно. - Но мне не очень хочется говорить обо всей этой истории. Вы ведь об этом пришли поговорить?
       - Да, об этом. Но побудительная причина... Дело в том, что я тоже была свидетелем того, как все это начиналось... Пожалуйста! Не перебивайте и я вам все подробно расскажу...
       - Алексей - очень хороший человек. И при том, что очень богат и успешен, невероятно одинок, - завершила свой рассказ Мария. - А вокруг него, вообще вокруг таких людей, постоянно крутятся всякие людишки, ловят свой момент. Там и девиц всяких хватает - охотниц до тугих кошельков...
       - Маш, вы простите, а вы сами... какую роль играете в этой компании?
       - Ну, со мной немного другая история... Я очень люблю своего Эдика. Кстати, мы недавно поженились. Мой отец - владелец фирмы, которой руководит Эдик. Конечно, в такой ситуации можно предположить другой вариант, но я верю, что он просто любит меня.
       - Очень рада за вас...
       - Катя, - негромко сказала Мария. - Ну, что вы, как ежик, на каждый шорох ощетиниваетесь. Поверьте, Алексей вас по-настоящему любит. Я думаю, со временем он вам все равно рассказал бы эту историю. Просто, вам не повезло, что первой ее вам изложила именно Алла.
       - Я вам сейчас ничего не отвечу, - сказала Катя и посмотрела на Марию. Та выжидательно смотрела на Катю. - Мне надо все обдумать...
       - А я и не жду от вас какого-то ответа. Просто, прошу: постарайтесь, все правильно оценить и взвесить, - сказала Мария, поднимаясь с низенького детского стула. - Вообще-то, трудно с непривычки долго сидеть на детском стуле... У Леши есть один очень хороший принцип: верить, что хороших людей больше...
       Катя еще полчаса сидела в кабинете. Ничего не делала, просто смотрела в окно, что-то шептала сама себе. И улыбалась.
       В конце рабочего дня она оделась и спустилась к выходу. Попрощавшись с охранником, вышла на крыльцо детского сада, надевая перчатки. За забором, у въезда на территорию садика, стоял знакомый черный "Бентли"...
      
       * * *
       Катя неторопливо шла к своему старенькому дому. Весна не очень решительно вступала в свои права. Днем уже вовсю капало с крыш. Правда, ночью все равно подмораживало. Но к утру капель все равно звонко шлепала по лужам, съедая наросшие за ночь сосульки.
       Рядом с домом она повстречала дядю Борю. Тот неторопливо шел навстречу и широко улыбался.
       - Здравствуйт, Катюшка! - первым поздоровался он.
       - Здравствуйте, дядя Боря!
       - Отлично выглядишь, как новый полтинник!
       - У меня что, нос блестит?
       - Сияешь, как весеннее солнышко. Видать настроение хорошее. Значит, и дела на лад пошли. Так?
       - Так, дядя Боря!
       - Может, и принца своего встретила?
       - Встретила! Скоро свадьба!
       - Ну, рад за тебя, поздравляю!
       - Спасибо, дядя Боря! - Катя, не сдерживаясь, обняла его за шею и чувствовм поцеловала в морщинистую холодную щеку.
       Дядя Боря в ответ довольно засмеялся. Катя поцеловала его в другую щеку.
       - Ну, я побежала, мне еще цветы дома полить надо.
       - Кстати, как телефон? Не барахлит? - запоздало спросил ей вслед телефонист.
       - Все нормально... Только дядя Боря я ведь переезжаю! К нему.
       - Ну, и ладно. Счастья тебе, дочка!..
       Катя скрылась в подъезде. Дядя Боря побрел дальше, улыбаясь чему-то своему. Поравнявшись с соседним домом, он вдруг остановился в раздумье, потер себе лоб.
       - Старость... Совсем памяти нет, - сказал он сам себе. Потом достал из бокового кармана потертый блокнот, открыл, перелистнул несколько страниц. - Вроде, тут живет та пенсионерка, которой сын уже год не звонит... Непорядок. Надо наладить контакт. Как там эти молододые сейчас говорят: законнектить...
      
      

  • Комментарии: 17, последний от 22/03/2011.
  • © Copyright Тен Владимир Константинович (galvol@rambler.ru)
  • Обновлено: 15/02/2010. 64k. Статистика.
  • Рассказ: Проза
  • Оценка: 5.45*133  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.