Тилле Анатолий
Советский политический феодализм

Lib.ru/Современная литература: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • Комментарии: 5, последний от 15/10/2009.
  • © Copyright Тилле Анатолий (Anatoly_Tille@mtu-net.ru)
  • Обновлено: 17/02/2009. 538k. Статистика.
  • Монография: Право
  • Оценка: 5.39*13  Ваша оценка:


    АНАТОЛИЙ ТИЛЛЕ

      
       СОВЕТСКИЙ
       СОЦИАЛИСТИЧЕСКИЙ
       ФЕОДАЛИЗМ
       1917 - 1990
      

    2 издание (исправленное)

      
      
      
       Анатолий Александрович Тилле - профессор Московского Государственного Социального Университета, доктор юридических наук.
       В книге отражены нетрадиционные размышления автора о роли государства и действии права в Советской России, называвшей себя социалистической, на деле же бывшей феодальной империей.
       Рассчитана на широкий круг читателей, пытающихся осмыслить прошлое, настоящее и будущее народов, составлявших прежде могучее государство - СССР.
      
      
      
       Для экономии объема книги ссылки на периодическую печать /они очень многочисленны/ даются в тексте с указанием даты /для газет/ или года и номера /для журналов и официальных источников/, например,: /И. 14.1.86./ - "Известия" 14 января 1986 г. или /О. 1987, N 17/ - "Огонек". 1987 г., N 17.
       Общие периодические издания
       АиФ - газета "Аргументы и факты"
       Б. или К. - главный теоретический журнал ЦК КПСС "Большевик", позднее - "Коммунист"
       ВМ - газета "Вечерняя Москва"
       И - газета "Известия"
       ЛГ - газета "Литературная газета"
       КП - газета "Комсомольская правда"
       МП - газета "Московская правда"
       НМ - журнал "Новый мир"
       О - журнал "Огонек"
       П - газета "Правда"
       СЗ - журнал "Социалистическая законность"
       СИ - газета "Социалистическая индустрия"
       СР - газета "Советская Россия"
       Т - газета "Труд"
       Официальные издания
       БВСР - "Бюллетень Верховного суда РСФСР"
       БВСС - "Бюллетень Верховного суда СССР"
       ВВСР - "Ведомости Верховного Совета РСФСР"
       ВВСС - "Ведомости Верховного Совета СССР"
       СУ РСФСР - "Собрание узаконений РСФСР"
       СЗ СССР - "Собрание законодательства СССР"
       СП СССР - "Собрание постановлений правительства СССР"
       Кодексы РСФСР
       ГК РСФСР - Гражданский кодекс РСФСР
       ГПК РСФСР - Гражданский процессуальный кодекс РСФСР
       ИТК РСФСР - Исправительно-трудовой кодекс РСФСР
       КЗоТ РСФСР - Кодекс законов о труде РСФСР
       УК РСФСР - Уголовный кодекс РСФСР
       УПК РСФСР - Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР
      
       Кодексы приводятся с указанием года издания. Если год не указан, это кодексы действушие (до 1990 г)
      
      
      
       Оглавление
       ПРЕДИСЛОВИЕ 4
       ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ВВОДНАЯ. 4
       Глава 1. О книге -
       Глава 2. Правовая наука 9
       ЧАСТЬ ВТОРАЯ. МЕХАНИЗМ ФЕОДАЛЬНОГО ГОСПОДСТВА
       Глава 3. Социальный строй "страны победившего социализма". 17
       Глава 4. Государственное устройство 28
       Глава 5. "Коммунистическая партия" 33
       Глава 6. Система "приводных ремней". 35
       1 "Профсоюзы" 35
       2 Советы 41
       3 Комсомол и другие общественные организации 42
       4. Кооперация 44
       ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ, СИСТЕМА ПОДАВЛЕНИЯ 46
       1 Тайная государственная полиция 48
       2 Армия. 49
       3 Милиция и "внутренние войска" 52
       4 Суд 52
       5 Прокуратура 55
       6 Карательная медицина 56
       ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ. КРЕПОСТНОЕ ПРАВО
       Глава 7. ИСТОЧНИКИ ПРАВА 59
       1 Указания "директивных органов", "телефонное право" 61
       2 Обычай 63
       3 Судебная практика. 64
       4 Акты государственных органов. Конституция
       5. Доктрина 65
       Глава 8. ТРУДОВОЕ ПРАВО 68
       1 Трудовой договор -
       2 Рабочее время и время отдыха 71
       3 Заработная плата. Гарантии и компенсации. 73
       4. Трудовая дисциплина 77
       5. Охрана труда. Охрана труда женщин и подростков 78
       6 Трудовые споры 82
       7 Государственное социальное страхование 83
       Глава 9. УГОЛОВНОЕ ПРАВО 86
       1 Уголовная политика - 2 Преступление 95
       3 Наказание 100
       4 Тюремно-лагерная система 100
       5 "Принудиловка" 108
       ЗАКЛЮЧЕНИЕ ПОСЛЕСЛОВИЕ
      
       Посвящается моей матери, работнице, вступившей
       в подпольную компартию в 1913 году, когда это не
       сулило ни чинов, ни дач, а только тюрьмы и даже
       смерть. Жизнь прожила для других.

    ПРЕДИСЛОВИЕ К 2 ИЗДАНИЮ

       Опровергать "ОЧЕВИДНЫЕ" факты неимоверно трудно. Особенно, преодолевать отпор "ученых авторитетов". Тысячи лет миллионы людей видели, как солнце всходит и заходит, то есть вращается вокруг земли. Геоцентрическая система Птолемея-Аристотеля была очевидной и потому незыблемой. Гениальный Коперник опроверг ее, но свое открытие при жизни не опубликовал. Труд его был проклят. Через 50 лет сгорел на костре Джордано Бруно. Еще через 50 лет Галилей перед судом святой инквизиции покаялся в этой "ошибке". Тысячи очень ученых мужей, астрономов в том числе, отвергали факт вращения земли вокруг солнца..
       Весь мир, миллионы людей видели "строительство социализма" в СССР. Даже злейшие враги СССР сражались с социализмом. Если отдельные люди, как Оруэлл, видели отвратительные черты этого строя, то они считали отвратительным социализм. Социализм был очевиден в плакатах, решениях съездов партии, "громадье планов", энтузиазме масс на великих стройках, в книгах ученых и писателей, кинофильмах и прочем. О западных спциалистах можно не говорить.
       Но почему СССР не мог при титанических потугах не только перегнать, но просто догнать капиталистические страны по уровню производства, хотя по Марксу социализм - высшая формация? Возможно, ответ был бы найден, но никто даже не ставил вопроса! А ответ простой - в России установился строй социалистический по форме, феодальный по сущности. Это и есть главное в книге.
       Получилось так, что, независимо от меня (я не мог представить развала СССР) книга полностью охватила всю историю советской России с 1917 года до ее конца. Аналогичной книги по критической истории советского государства и права нет и, думаю, долго не будет. Прошло 12 лет с первого издания моей книги и даже попыток обсудить эту проблему не видно. И некому.
       Точнее, я не писал книгу, а изучал для себя строй России, как тогда говорили, "в стол", в тайне даже от жены (не потому, что ей не доверял; не хотел волновать), не имея ни малейшей надежды на опубликование. А поэтому без учета цензуры и даже самоцензуры. Я удовлетворял свое любопытство, пытаясь понять, что это за шизофренический строй, в котором все перевернуто с ног на голову, в котором абсурд - главная черта?
       Конечно, такие книги когда-нибудь будут написаны, но уже post factum, с взглядом из будущего в прошлое. Я же писал из настоящего о настоящем. Писал несколько лет, повседневно собирая материалы, законодательство, судебную практику, наблюдая их применение в жизни. Делать это много лет спустя неизмеримо труднее. Поэтому книга останется уникальной. Можно с полным основанием сказать, что эта книга - документ эпохи. Поэтому же я не стал ее исправлять и дополнять, а также комментировать последовавшие изменения. Книга останется памятником истории России. "Перестройка" и "гласность" сделали возможным ее издание в 1992 г., под заглавием "ПРАВО АБСУРДА. Социалистическое феодальное право", хотя и микроскопическим тиражом. Сейчас уже найти ее невозможно (в "Ленинке" и "Историчке" она есть).
       Последующие события изложены в моей книге "Великая криминальная революция в России. Мафия у власти", вышедшей в США в 2003 г. Российские издательства в "эпоху гласности" публиковать ее отказались.
       В 1 издании я совершил ошибку большинства людей, отождествивших идею коммунизма с людоедским режимом, называвшим себя коммунистическим. Если все религии мира обещают рай на небе за страдания на земле, то идея коммунизма, возникшая раньше христианства, есть мечта о создании справедливого общества на земле. Поэтому идеи коммунизма так же неистребимы как религии и заслуживают, как минимум, уважения. Поэтому главу против марксизма в первом издании, я удалил. Я также немного сократил книгу и немного изменил ее структуру по сравнению с первым изданием. Главное - анализ существовавшего в СССР строя и его история с 1917 по 1990 г. - осталось неизменным.
       Я исследовал и описывал современный мне строй. Независимо от меня, книга в какой-то степени стала книгой о прошлом. Я говорю "в какой-то степени", поскольку это скорее предупреждение на будущее.
       .
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      

    .

      

    ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ВВОДНАЯ

    Глава 1. О книге

       "... научное понимание нашей системы невозможно. Тут все спрятано, размазано. И что самое поразительное - оно никому не нужно. Оно особенно не нужно критике нашего общества".
       А.Зиновьев
      
       Эта книга - не публицистика (вроде хрущеаской Прогоаммы КПСС1), а научное исследование, хотя я хочу, чтобы она была доступна и интересна не узкому кругу юристов-советологов, а всем, кого волнуют проблемы современного общества и тенденции его развития.
       Но если я признаю сказанное А.Зиновьевым, то могу ли я претендовать на научность? Придется разъяснить: наука исследует факты, но в нашей системе данные, относящиеся к социальной жизни либо секретны, либо настолько искажены, что делать по ним выводы рискованно. Возьмем экономику: данные, публикуемые Центральным статистическим управлением /ЦСУ/, как правило, фальсифицированы. После смерти Сталина нам сообщили, что все прежние данные об успехах сельского хозяйства - ложные, а урожаи никогда не достигали уровня 1914 года. Значит ли это, что в дальнейшем публиковались правильные цифры? Несколько лет данные об урожаях не публиковались вообще. А если бы нам удалось их получить? Это тоже ничего не даст, поскольку приписки /фальсификация/ делаются на всех уровнях, от колхоза, района, области, республики до самого ЦСУ.2 Ну а если бы фантастическим образом мы достали сведения о сдаче продуктов каждым колхозом? Это тоже ничего не даст: десятилетиями проникают в печать сообщения о том, как для выполнения плана колхозы закупают, например, масло в магазинах, а затем его снова сдают государству. Таким образом, один и тот же продукт сдается и попадает в сводку несколько раз.3 В свое время /точнее, в хрущевское/ Ларионову, секретарю Рязанского обкома партии, где такие повторные сдачи превысили "разумные" пределы, пришлось застрелиться. Не исключено, что ему в этом "помогли".
       То же самое происходит в промышленности, где наряду с простыми приписками практикуются "бестоварные поставки": директор завода, не выполняющего план, договаривается с другим заводом, что он тому якобы высылает готовую продукцию. Выписываются необходимые документы, счета направляются в банк и т.д. и эта несуществующая в природе продукция входит во все сводки ЦСУ. "Бестоварные поставки" настолько распространены, что законодательством /пост. Совмина СССР от 22.8.73./ предусмотрен штраф в пользу банка в размере 7% от суммы "поставки", когда такой случай вскрыт.4
       Вот и попробуйте изучать советскую экономику на основе таких данных! И все же западные экономисты ухитряются ее изучать и некоторые /не все, конечно/ дают в целом верные ее оценки.
       О советской правовой науке серьезно говорить вообще нельзя, ибо она целиком подчинена надуманным и часто меняющимся концепциям партии и с жизнью не имеет ничего общего или, во всяком случае, очень мало общего.
       Так, все юристы знали /просто знали/, что преступность у нас постоянно росла.1 Но это противоречит марксизму, утверждающему, что преступность порождается социальными условиями антагонистического эксплуататорского общества. При социализме же социальные причины преступности отпадают, следовательно, преступность при социализме должна сокращаться. А раз она должна сокращаться, значит, она постоянно сокращается. Цифры преступности были абсолютно секретными, хотя, казалось бы, хоть в этой области было бы полезно показать всем неверующим преимущества социализма. Так как же советские юристы доказывали, что преступность у нас сокращается? Либо никак, ибо аксиома, как известно, доказательств не требует, либо так: "Для состояния и динамики преступности в этот период /"период социализма и строительства коммунизма". Авт./ характерно общее постепенное и одновременно неравномерное снижение. Преступность за последние 20 лет сократилась на одну треть по сравнению с довоенным периодом. В частности, число осужденных на 100 тыс. населения сократилось по сравнению с 1940 г более чем в два раза, а с 1928 г. более чем в 3,8 раза. Судимость в 1963-1965 гг. была самой низкой за последние 30 лет".2 И автор делает вывод о "колоссальных успехах советского государства и общества в преодолении преступности"! И за это получает степень доктора юридических наук, а в 1985 году и Государственную премию!
       В исследовании я буду опираться на известные мне факты. Но сколько фактов можно привести в обоснование каждого высказанного положения? Сто? Тысячу? В пределах разумного объема книги это невозможно. Но даже тысяча фактов не убедит западного "социалиста", если он не хочет видеть правду, и не избавит меня от обвинения в "клевете на советский строй".
       Сколько миллионов людей погибло в 1930-1933 г. от организованного властями голода на Украине? Вдумайтесь в эти слова: "голод на Украине" - "житнице России"! Еще живы свидетели трагедии, но когда в 1988 г. канадцы украинского происхождения подняли этот вопрос, советское посольство в резкой форме заявило о лживости таких утверждений, сопровождая заявление оскорблениями канадцев. И правительство Канады снесло оскорбления. Неужели все население Украины должно было погибнуть, чтобы сейчас этот факт был сквозь зубы признан со ссылкой на "погодные условия"?3
       В период горбачевской "полугласности" в периодической печати стали появляться частичные свидетельства о голоде на Украине. Интересны, в частности, воспоминания вдовы Н.Бухарина, который в то время был на Украине и толпе голодных детей "отдал всю свою наличность" - типично советское явление: сначала довести до голода, а потом организовать "благотворительность", подавать милостыню. По возвращении в Москву, Н.Бухарин рассказывал об увиденном отцу жены и при этом "рухнул на диван в истерических рыданиях" /0.1987, N48/. Не лишне заметить, что этот воитель за дело рабочего класса был в то время членом политбюро, т.е. верховным правителем государства, видным публицистом, но нигде публично по поводу голода на Украине не сказал ни слова.
       Появились рассказы о восстании в Новочеркасске, хотя совсем недавно люди попадали за это в лагеря. Но мне пока не попадались в печати рассказы о восстаниях в Темир-Тау, Черкасах и многих других.
       На Западе есть книги о советском праве, обнаруживающие компетентность авторов и знание предмета. Естественно, диапазон тенденций их весьма широк: от восхваления до враждебности. Взгляд извне, с позиций иного права очень полезен; эти книги помогли мне многое увидеть в "родном" праве, чего я не замечал /"лицом к лицу лица не увидать"/. И все же взгляд "изнутри" более точен. Но таких книг нет. Советская юридическая литература в большинстве представляет собой лживую апологетику. Избежать этого можно только в узкоспециальных вопросах, иначе работы просто не увидят свет. Известные мне западные книги о советском праве либо трактуют его в целом, т.е. характеризуют его принципы и источники, либо отдельные институты догматически и статически /то, что в сравнительном правоведении называется "книжным правом"/. Используеиая практика в советских изданиях отпрепарирована и имеет мало общего с подлинной практикой. Хотя последнее время западные юристы все больше внимания уделяют социологии и материальным условиям жизни общества, догматика и привязанность к букве норм пока еще остаются "в крови".
       Я же хочу познакомить читателя с "живым правом" и, по возможности, в его истории, в динамике и развитии. Поэтому наилучшую картину советского права следует рисовать именно с марксистских материалистических позиций. Контраст теории и практики "научного коммунизма" получится более рельефным.
       Наконец, любой западный юрист в силу своего юридического воспитания и мышления, независимо от идеологической позиции и отношения к социализму и к советскому праву, рассматривает советское право как некую логическую систему, плохую или хорошую, но систему. Между тем, главное и определяющее в советском праве - АБСУРД, в целом и в деталях, вытекающий из абсурдности всей социально-экономической системы.
       Фантазия Свифта, Гоголя, Оруэлла бледнеет перед фантастикой советской жизни. В ней все перевернуто, стоит вверх ногами. Не поняв значения абсурда советской действительности, нельзя его даже заметить: человек с нормальным мышлением просто его не воспринимает. Сталкиваясь с абсурдом, человек полагает, что чего-то не понимает и потому просто пропускает мимо.
       Конечно, абсурды встречаются всюду: разве не абсурд, что 40 лет США на деньги своих налогоплательщиков содержат на своей территории советских шпионов? Только недавно это осознали и предпринимают робкие, и пока безуспешные попытки избавиться от этого бремени. А разве не абсурд, что Запад тратит огромные средства на вооружение, не скрывая, что оно направлено против потенциального врага - "социалистических" стран, но в то же время кидается им на помощь, когда они попадают в гибельное положение /Эфиопия, Польша, СССР/? И так было еще в 1917-1922 гг., когда Запад тратил деньги налогоплательщиков для спасения тех, кто расстреливал и грабил народ и ставил задачей организовать мировую революцию и уничтожить "буржуев".
       Однако повсюду абсурд - исключение, у нас же абсурдна вся система как общее явление и потому воспринимается как норма.
       Поэтому и для советского читателя основная идея книги окажется новой, - он, живя в абсурде, привыкнув к нему, например, к паспортной системе, к неплатежам заработной платы месяцами и годами, естественно, считает их нормой.
       Хотя положение это далее повсюду развивается, необходимо все же привести некоторые примеры, чтобы ввести читателя в курс советской жизни.
       В разгаре горбачевской "перестройки" директор одного совхоза в Ярославской области глубокой ночью поднимал людей с постелей, вызывал их на совещания, где жестоко всех распекал за неумение работать, выталкивал людей из кабинета, вскакивал на стол, плясал на нем, приговаривая: "Я директор! Я выше всех"! И только когда он убил двух работниц, окружающие "догадались", что директор - сумасшедший! /СР 16.7.89./ Его поведение было известно не только подчиненным работникам совхоза, но и районному начальству, которое через своих осведомителей знает все, что происходит в районе. Но в том и дело, что его поведение всеми - начальством, партийной организацией и, тем более, рабочими, - воспринималось как нормальное!
       О чем говорить, когда во главе государства стоял самодур, стучавший ботинком по кафедре на сессии ООН, разбивавший кулаком стекло на письменном столе /что сразу вошло в моду у чиновников всех рангов/ при распекании подчиненных? И когда он повелел сеять кукурузу в Архангельской и Вологодской областях, миллионы деятелей, заведомо знавших, что кукуруза там не растет, что это - выброшенные деньги и загубленный труд, с энтузиазмом, со знаменами и с песнями, бросились выполнять указание. Возможно это в нормальной стране?
       А как нормальный человек воспримет "социалистическое соревнование за перевыполнение планов" между кладбищами и крематориями? И в то же время случаи, когда родственникам выдавали прах покойников, за отсутствием урн,.. в целофановых пакетах! И хорошо, что так, а не в кульках, свернутых из газеты "Правда"! В родильном доме N10 Москвы трупики детей временно складывались... в туалете для рожениц! /ноябрь 1989, сообщение московской телепрограммы/
       Но это, как говорится, "мелочи быта". Возьмем абсурды покрупнее, начиная, как положено марксистам, с базиса, с экономики.
      
       Россия была страной аграрной; огромные просторы с различными климатическими условиями давали возможность тысячу лет экспортировать хлеб, а ныне мы "превратили Америку в наш аграрный придаток", а заодно Канаду и Австралию. Перманентный кризис сельского хозяйства объяснялся плохой погодой1, изобрели даже глубокомысленную формулу: "Россия лежит в зоне рискованного земледелия", как будто после Октябрьской революции климат в России изменился. И вот теперь крестьяне из деревни за продуктами и за хлебом едут в город! Советский Союз закупает зерно главным образом для откорма скота, но в то же время ст. 1541 УК РСФСР устанавливает для граждан уголовную ответственность до трех лет лишения свободы с конфискацией скота или без таковой за скупку в магазинах хлеба, муки, крупы и других хлебопродуктов для скармливания скоту и птице.
       Систематически нечем кормить скот. Писатель Б. Можаев рассказывает о повсеместном явлении: траву не косят, она засыхает и пропадает, но зато заготавливают по плану для корма скоту... березовые веники! Вырубают воспеваемые в стихах и песнях "русские березки"... Рубят рабочие, студенты, школьники... Оканчивающие школу не могут поступить в институт: им не выдают аттестаты, пока они не нарубят норму веников /200 в день на человека/... Но при этом коровы, конечно, веников этих не едят, а заставить их, как людей, невозможно, веники засыхают, на следующий год их выбрасывают... и заготавливают новые! /ЛГ 30.7.80./
       Положение в промышленности не лучше. Беседа с заместителем главного редактора "Правды" Д. Валовым о развале в экономике озаглавлена "Абсурд в квадрате".
       Народное хозяйство считается плановым; составляются и утверждаются народно-хозяйственные планы и подавляющее большинство не только простых людей, но и ученых искренно в это верит, хотя никакого планирования у нас никогда не было. Ибо централизованное планирование в масштабах такой огромной страны вообще физически невозможно, есть разверстка, называемая планом, по принципу "от достигнутого", т.е. если в прошлом году вы выполнили план на 100%, то в этом году вам запланируют 102%, и вы напрасно будете доказывать, что достигли предела возможностей. Поэтому "планирование" существенно тормозит развитие, ибо директор, который может дать 120%, свои возможности скрывает; если он даст их, то на будущий год министерство назначит ему 125%, независимо от того, нужна эта продукция или нет. Мы начали производить тракторов чуть ли не в 5 раз больше, чем США /при отвратительном качестве/, когда было затеяно строительство грандиозного /каждое строительство у нас должно "переплюнуть" предыдущее/ тракторного завода в Елабуге. Когда вогнали в него миллионы, опомнились. Теперь собираются перестраивать его в автомобильный завод. С помощью иностранцев.
       По свидетельству Г.Арбатова, в 1989 г. богатые США произвели 6 баллистических ракет, а выпрашивающий у них милостыню СССР - 120! В ноябре 1991 г. Горбачев сказал в Иркутске , что мы произвели 64 тыс. танков, больше, чем весь мир. Девать некуда и надо искать средства на их уничтожение! Интересно, когда Президент об этом узнал?
       Теперь перейдем к делам государственным. Президент великой державы, "верный соратник Ленина и Сталина" М. Калинин принимает глав дружественных держав и иностранных послов, вручает ордена, подписывает законы, а его жена сидит в лагерях по личному распоряжению главы коммунистической партии. После нескольких лет тяжелых работ пристроена на "легкую" - счищает вшей с одежды зеков при лагерной бане /0.1988,N13/. Возможно ли такое где-нибудь, кроме "первой страны победившего /нас!/ социализма"?
       Что касается духовной жизни, науки и культуры, то здесь абсурды поистине гомерические: все вопросы решают невежественные и некомпетентные чиновники аппарата ЦК партии. И если проходимцы типа Лысенко имеют туда доступ, они могут любую научную идею запретить и любую чушь провозгласить высшим достижением человеческой мысли. Так Лысенко добился объявления генетики /"менделизма-вейсманизма-морганизма"/ лженаукой. Ну и что, спросят западные либералы, мало ли у нас на Западе мракобесов и дураков? Но если там над ними можно просто посмеяться, то у нас нет борьбы идей, как таковых. Идеи, утвержденные ЦК в качестве истинных, и только они, подлежат распространению, объявленные же ложными - уничтожению вместе с их носителями. Так были разгромлены все генетические институты и лаборатории, а наиболее выдающиеся генетики во главе с гениальным ученым нашего века Н. Вавиловым были расстреляны или погибли в лагерях. Советская генетика была отброшена на десятилетия назад. Были объявлены ложными и реакционными теория относительности Эйнштейна и кибернетика. Даже слова такого нельзя было найти в многотомной советской энциклопедии.
       СССР первым создал и применил в боевых условиях ракетное оружие. Оно было разработано сначала группой энтузиастов во главе с Цандером - Группой изучения реактивного движения /ГИРД/. - занимавшихся этим делом в свободное от работы время /как у нас говорят, "на общественных началах"/. Шутя, они расшифровывали свою аббревиатуру - "группа инженеров, работающих даром". Затем на их базе был создан специальный институт, а затем по ложному доносу они были арестованы, руководители /Лангемак и др./ расстреляны, другие /в том числе знаменитый впоследствии генеральный конструктор космической техники Королев/ попали в лагеря, откуда после начала войны с Германией, когда "непобедимая и легендарная" Красная армия покатилась к Москве, они были переведены в так называемые "шарашки" - лагеря, в которых зеки занимались научно-конструкторскими работами военного характера /описаны Солженицыным в романе "В круге первом"/. Так награждали у нас выдающихся изобретателей!3 Не избежал этой судьбы и авиаконструктор Туполев.
       Бездарные, но "готовые к услугам" писатели и поэты, режиссеры и артисты получают обильные гонорары, ордена, премии и почетные звания. Когда Брежнев увешал себя всеми возможными орденами /включая орден "Победы"/ и медалями /включая медаль Маркса за выдающийся вклад в общественные науки/, он возжелал увековечить свое имя в русской литературе. Его воспоминания, изготовленные наемными борзописцами, были объявлены шедеврами литературы,. Писатель Чаковский призвал всех писателей учиться писать... у Брежнева! По этим книгам тут же были поставлены фильмы и спектакли, каждый из которых отмечался премиями и восхвалялся. Жаль, что Брежнев вскоре умер, и мы не дождались оперы, которую наверняка уже сочинил какой-нибудь композитор. Естественно, что на другой день после его смерти все эти художественные шедевры вместе с памятником его "военного триумфа" на "Малой земле" были выброшены.
       Зато судьба подлинно талантливых художников, как правило, печальна. Гумилев, Орешин, Цветаева, Ахматова, Михоэлс, Пастернак, Солженицын, Бродский... - список слишком велик, чтобы его можно было продолжать, - убиты, изгнаны, преследовались... Газета "Вечерняя Москва" в статье "Расстрелянная литература" привела список 98 уничтоженных литераторов-москвичей /ВМ. 12.11.88./, по Союзу их насчитывалось около 300, хотя полные списки еще не составлены.
       Широко известна судьба академика Андрея Сахарова, отправленного в горькую ссылку без суда и следствия... Как поступили его коллеги-академики? Протестовали? Как бы не так! Осудили его самым подлым образом! Но и на сессии нового "перестроечного" съезда "народных избранников" Сахарову не давали говорить, затопывали и захлопывали...
       Таковы лишь немногие штрихи нашей абсурдной жизни. Не знаю, заметил ли читатель, как соприкасаются примеры абсурдов с правом, хотя непосредственно они относятся к другим сферам?
       Вы пишете стихи; лирические, не имеющие отношения к политике. Но если "партией" они признаны вредными, то и они и их автор подлежат уничтожению. Как легально можно их защитить? Если такой смельчак найдется, то он последует за ними. А если вас кто-то потихоньку пожалеет, то о нем и не узнает никто.
       Если вам приказано ехать на заготовку березовых веников для несчастных коров, вы поедете, понимая совершенно идиотскую бессмысленность этой затеи. У вас нет никаких легальных средств для протеста и даже пассивного сопротивления. А нелегальный протест приведет вас только в лагеря.
       Если генетика /кибернетика, теория относительности и т.д./ объявлена "партией" лженаукой и ликвидирована, а вы - генетик по специальности, благодарите судьбу, что вас не арестовали и вы можете работать дворником. Есть ли закон или государственный орган, которые могут вас защитить?
       Если вы - директор фабрики и прекрасно знаете, что производите продукцию, которая никому не нужна, которой забиты склады и дворы, вы будете продолжать производство, ибо план - закон и его надо выполнять /это аксиома нашего производства/ "любой ценой"!
       И, наконец, вы - президент государства, высшее должностное лицо... Но вашу жену произвольно по ложным обвинениям, среди которых - шпионаж и терроризм, бросили в лагеря давить вшей. Какой закон вашего государства может ее спасти?
       Не поняв этого, нельзя понять советского права, которое есть право абсурда.
       Основной абсмурд советской жизни состоит в том, что крепостное право облечено в социалистическую форму. Потемкинский социализм строят урепостные. Граждан с кандалами на ногах и оковами на руках призывают лететь к сияющим (А.Зиновьев -"зияющим") высотам.
       Не поняв этого, нельзя понять России.
       Глава 2. Правовая наука.
       Подробно анализировать "социалистическую" науку о государстве и праве, в которой советская наука играет ведущую роль, в книге, предназначенной для широкого круга читателей, нет необходимости, тем более, что непосредственно она ни на законотворчество, ни на практику не оказывает серьезного влияния.
       Почему тогда все же надо хоть немного о ней сказать? По двум причинам: во-первых, в современных условиях право всех стран в значительной мере идеологизировано и факт этот достаточно хорошо известен; в "социалистических" же странах идеология марксизма-ленинизма составляет основу правосознания юристов.1 Во-вторых, правовая наука составляет неотъемлемую часть целенаправленной и систематической партийно-политической пропаганды, оказывающей влияние на правосознание народа, а также на правосознание самих руководителей, работников партийно-государственного и юридического аппарата.
       Главная, характерная особенность "социалистической" правовой науки - беспринципность, закономерно вытекающая из декларируемого и повседневно отстаиваемого принципа "партийности науки", т.е. неукоснительного следования "линии партии", как бы она не менялась.
       Поэтому все без исключения ученые должны по команде менять свои взгляды, если они хотят сохранить свое место в науке. Мгновенная смена "убеждений" стала настолько будничной практикой, что ни у кого не вызывает удивления или, тем более, упреков. Ясно, что человек - не корова и менять свои взгляды может. Но если вчера ученый подробно "анализировал зримые черты развитого социализма", а сегодня по команде из ЦК: "отставить развитой социализм!" подвергает эту "концепцию" злой критике, это уже - очевидное холуйство.
       Истина у нас не рождается в спорах, ибо спора с "линией партии" быть не может. Проходимец Лысенко, получив благословение ЦК, не спорил с гениальным Н.Вавиловым и другими генетиками. Он просто с помощью КГБ растаптывал их морально и уничтожал физически.
       И это в естественных науках, где, казалось бы, за себя говорят эксперименты, где гены видны под микроскопом... Но если ЦК утверждает, что генетика и кибернетика - буржуазные лженауки, то никаких доводов противопоставить нельзя. Что же сказать о философии, экономике и праве?
       В любом общем труде подчеркивается главный принцип нашей науки - принцип партийности: "Это всеобщий/!/ принцип марксистско-ленинской юридической науки, неотъемлемое ее качество".2 Принцип партийности обязывает безоговорочно одобрять выраженную в законах волю партии, даже если она явно антинародна. Никогда столь восторженно не восхваляли советские юристы социалистическую законность и демократию, "расцветавшие под солнцем Сталинской Конституции", как в 1937-38 годах, когда по данным некоторых исследователей /журналист А.Мильчаков/ только в Москве расстреливали по 800 человек в день.
       Можно было бы признать, что верность чему-то, доведенная до фанатизма, если не оправдана морально, то понятна. Но дело в том, что "политика партии", как любая политика непрестанно и непредсказуемо колебалась, иногда в самые противоположные стороны /например, переход от "военного коммунизма" к "новой экономической политике"; уже в пе-риод "перестройки" - от слияния всех форм социалистической собственности в единую общегосударственную, общенародную собственность к "разгосударствлению" собственности и к частной собственности/. Недаром была такая шутка: он - непоколебимый коммунист; если колебался, то только вместе с партийной линией!
       Апология действующего на сегодня права и правовой политики достигает Монбланов бесстыдства. Советское право, - пишут ведущие юристы в коллективном труде, - "является воплощением идеалов и представлений трудящихся о законности, справедливости и гуманности"!2 Это в стране, где за колючей проволокой лагерей уничтожались миллионы, где был организован голод, унесший миллионы жизней, а голодных крестьян по Закону от 7 августа 1932 года расстреливали за сбор колосков, оставшихся после уборки урожая /а их все равно должны были запахать/? Где целые народы безвинно объявлялись преступными и подвергались уголовному наказанию и депортации (они до сих пор не восстановлены во всех правах и не получили компенсации за разграбленное имущество и перенесенные страдания; более того, не допускаются на свою родину /крымские татары, немцы Поволжья, турки-месхетинцы и др./? Где солдаты безнаказанно рубят лопатками молоденьких девушек /1989 -Тбилиси/, расстреливают безоружное население/1990 - Баку, 1991 - Вильнюс и Рига/? Ни один "ведущий" юрист никогда не протестовал против нарушений права и не участвовал в правозащитном движении. Ни нынешний глава юридической науки В.Кудрявцев, ни бывший ее глава и заведующий сектором прав человека Института права В.Чхиквадзе, ни председатель комитета конституционного надзора С.Алексеев не выступили в защиту коллеги по Академии наук - Андрея Сахарова, не протестовали против резни и расстрелов. Они были впереди и при Сталине, и при Хрущеве, и при Брежневе, сохранили свои позиции и сейчас. Первыми восхваляли политику данного периода, осуждая нарушения предшествовавшего. И именно они представляют советскую науку на международных конференциях, им по-прежнему охотно предоставляют страницы западные журналы для дезинформации.
       В .Чхиквадзе опубликовал в ФРГ статью о повороте советской юридической науки к правде.3 Конечно, после семидесяти лет лжи4 такой поворот можно было бы признать "своевременным", если бы он действительно произошел. Просто сменился директивный курс и юристы привычно поворачивают в указанном направлении, каясь в прежней лжи и сочиняя новую.
       Естественно, возникает вопрос, а кто мешал, если не всей науке, то автору сделать "поворот" раньше? И он отвечает - А.Вышинский!5 Как ни привык я к наглому бесстыдству /бес-стыдной наглости?/ наших юристов, эту статью невозможно читать без негодования, ибо он, как осел, лягающий мертвого льва, свои собственные грехи валит на А.Вышинского! Не имея возможности здесь разбирать его статью, приведу один пример: Чхиквадзе обвиняет Вышинского в преследовании видных ученых, в частности Г.Гурвича и А.Стальгевича. На деле же, когда в 1949 г. по приказу Сталина была развернута грязная антисемитская компания во всех областях науки и культуры, чистка учреждений от евреев и их аресты под лозунгом "борьбы с космополитизмом", среди советских юристов начал компанию, открыл огонь по "космополитам" именно наш храбрый полковник и среди главных вредителей назвал Г. Гурвича, И. Левина, М. Строговича и А. Стальгевича. Редакция солидного немецкого журнала "Osteuropa" опубликовав дезинформационные статьи В.Чхиквадзе, отказала мне в желании сказать об этом правду.
       Советская юридическая наука всегда неуклонно следовала за "линией партии" и этим гордилась. Никакого поворота в период "перестройки" в этом отношении не произошло, повернула "линия партии". В период "перестройки" принцип восхваления мудрости партии выраженной в законах так же сгрого соблюдался
       8 апреля 1989 года /за день до "кровавого воскресенья" в Тбилиси, виновные в котором не найдены до сих пор/ М.Горбачев подписал реакционный указ о внесении изменений и дополнений в Закон о государственных преступлениях. В нем статья 111 - "Оскорбление или дискредитация государственных органов и общественных организаций" - была настолько одиозной, что впоследствии случилось небывалое: "агрессивно-послушное большинство" Верховного Совета СССР отказалось утвердить этот указ в качестве закона. Однако сразу после опубликования указа два профессора дружно его расхвалили. Хотя они отметили некоторые недостатки, которые, по их мнению, можно устранить путем разъяснений, в целом же генерал Н.Загородников /уголовное право/ оценил указ как "прогрессивный", а генерал Н.Стручков /"лагерное право"/ и вовсе без стыда утверждал, что цель указа - "обеспечить с правовой точки зрения процесс демократизации, развития гласности"!1
       Еще один яркий пример беспринципности последнего времени - отношение к "правовому государству". Не было проклятий, которыми бы не осыпали наши ученые эту зловредную буржуазную теорию, особо, по их словам, полюбившуюся гитлеровцам.2 Но в 1988 году прозвучала команда из ЦК и тот же процитированный сейчас С.Алексеев с присущим ему пафосом восклицает, выделяя текст огромными буквами, что "взятый КПСС курс на формирование социалистического правового государства - ЗВЕЗДНЫЙ ЧАС ПРАВА!"3 И никто и нигде не вспоминает, что до этого момента идея правового государства вызывала только ругань, а сегодня невозможна ее критика. Вопрос о совести /категория не юридическая/ в среде советских юристов никогда не обсуждался.
       Что изменилось после ликвидации КПСС? Практически, ничего. Только "установки" исходят из несколько иной системы. ЦК КПСС заменила администрация президента на той же Старой площади, в том же здании, в тех же кабинетах.
       Испокон веков наука строилась на исследовании фактов, после чего ученые делали выводы. У нас же как раз наоборот - сначала берется "теоретический вывод", а затем под него подбираются факты, да и то не всегда. Сейчас весь мир осведомлен о катастрофическом уровне жизни советских трудящихся. Руководство великой страны выпрашивает срочную помощь продовольствием даже у Люксембурга, который в 18 раз меньше Московской области, однако в каталоге библиотеки им Ленина я насчитал около двухсот диссертаций о "непрерывном повышении благосостояния советского народа". Книг же и статей не пересчитать. Некий С.Ротань взял для своей докторской диссертации тему "Социальное равенство и советское трудовое право", в которой доказывал тезис Ф.Энгельса - при капитализме происходит расслоение общества, т.е. обогащение буржуазии и обнищание трудящихся, а при социализме наступает социальное равенство. К этому времени благодаря "гласности" вся печать была полна сообщениями о сформировавшихся в нашей стране кастах, о миллионерах и мафиях, с одной стороны, и об ужасающей нищете народа, с другой. Я спросил на защите у автора, какие исследования он проделал, позволяющие ему сделать такой вывод? Ответить он не смог. В своем выступлении я подчеркнул, что диссертант не привел фактов, подтверждающих его тезис. Никаких, ни одного! Но оппоненты Лифшиц, Кондратьев, Никитинский, как положено, расхвалили диссертацию и ученый совет Института советского законодательства единогласно присудил автору степень доктора юридических наук! А как могло быть иначе? Кто позволил бы ему опровергнуть Энгельса?
       Поскольку ученые обязаны следовать партийным установкам независимо от их соответствия реальности, то ложь становится основой науки. Если теория марксизма утверждает, что при капитализме происходит обнищание трудящихся и рост преступности, то это, независимо от фактов, и должны доказывать советские ученые, а "все их утверждения, будто они опираются на факты и остаются "на почве фактов", носят чисто словесный, рекламный и демагогический характер.
       На деле они тенденциозно отбирают факты и делают из них фальшивые выводы, противоречащие действительности. А когда и этого недостаточно, они извращают и искажают факты и преподносят под видом фактов всякие вымыслы, вроде вымысла, например, о том, что в СССР господствует демократия".4
       Обратимся к целой отрасли советской правовой науки - "криминологии", отметившей недавно /1989 г./ свое тридцатилетие. До 1989 г. данные о преступности были абсолютно секретными. Какая же наука может существовать без фактов? А зачем нужны факты, если наша наука базируется на утопии Маркса и Энгельса, согласно которой преступность порождается капитализмом, а при социализме исчезает? Это и "доказывали" все "криминологи".
       Занимаясь специально преступностью, даже без статистических данных, они не могли не знать того, что знал весь народ на собственной спине, т.е., что преступность растет. Но они в угоду "теории" подтасовывали факты и потому лгали заведомо. Нынешний глава юридической науки - В. Кудрявцев на VI конференции ООН по криминологии убеждал международную общественность, что: 1. преступность в СССР неуклонно сокращается; 2. снижается общественная опасность преступных проявлений; 3. перестает существовать организованная преступность.1 Трижды лгал, все как раз наоборот! Подчеркиваю, не ошибался, а лгал заведомо!
       И именно за эту постыдную ложь, за дымовую завесу вокруг уголовно-милицейской щелоковской мафии удостоилась в 1985 году группа "криминологов" во главе с В.Кудрявцевым Государственной премии!
       Уже в 1986 г. Верховный суд СССР признал /но без цифр!/, что преступность у нас растет "во впечатляющих размерах", но в вышедшем в 1988 г, под редакцией профессоров Б.Коробейникова, Н.Кузнецовой и Г.Миньковского учебнике для юридических вузов, как и тридцать лет назад, утверждается, что преступность в СССР - "рудимент прошлых форма-ций" и "относится к числу затухающих явлений; ее коренные причины необратимо /?!/ ликвидированы".2
       Ученые могут заблуждаться, кроме того, не каждый может, как Джордано Бруно, взойти за свои идеи на костер /великий Галилей перед судом инквизиции отрекся от своего учения/, но советские "криминологи" заведомую ложь сделали своей профессией. Чтобы читатель не подумал, что сказанное - месть обделенного премией конкурента, приведу текст покаяния одного из лауреатов: "Отступления от правды, замалчивания и искажения имели место в борьбе с преступностью, причем не только в практической деятельности, но и в теории, в криминологической науке. Не было правды /!/ ни в оценке состояния преступности, ни в объяснении причин".3 Все верно, но "кающийся грешник" не забыл поставить перед своей фамилией "Лауреат Государственной премии".
       Вот так и сочинялись в угоду партии ничего не имеющие общего с действительностью мифы о непрерывном повыше-нии благосостояния советского народа, о несравненных преимуществах социализма, об отсутствии эксплуатации человека человеком, об отсутствии безработицы , о законности, о верховенстве закона и народовластии и т.д. и т.п. И разве теперь эти мифы рухнули? Большинство из них повторяется по формуле: "да, были ошибки, отступления от правды, но теперь... теперь мы перестроились".
       Что касается основ теории советской юридической науки, то здесь необходимо и достаточно остановиться на важнейшем вопросе - понятии права.
       Не входя в рассмотрение многословных вариантов, все определения права можно свести к двум:
       1. право есть возведенная в закон воля экономически господствующего класса;4 2. право есть совокупность норм, установленных государством и выражающих волю экономически господствующего класса.5
       "Классики марксизма-ленинизма" праву уделяли мало внимания и редкие упоминания о нем выискиваются, тщательно анализируются и развиваются. Первое определение выведено из "Манифеста коммунистической партии" К.Маркса и Ф.Энгельса. Определения права там нет, есть упрек в адрес буржуазии, что свою волю она возвела в закон. Отсюда марксисты заключили, что всякое право есть возведенная в закон воля господствующего класса.
       Второе определение было представлено /от авторства он отказывался/ А. Вышинским и господствовало в науке пока в ней господствовал сам А.Вышинский.6
      
       Различие в определениях сводится к акценту: воля в первом, норма во втором.1 Нельзя сказать, что акцент не имеет значения: первое определение, ставит на первое место волю господствующего класса, второе же подчеркивает роль закона как формы выражения воли, но в любом случае социалистическое право "всегда является выражением интересов трудящихся и государственной воли, опосредствующей эти интересы."2
       Но 90-95% объема законодательства вообще не известны трудящимся /и это не только секретные акты/, в том числе и членам партии. Кто же формулирует "волю партии"? Мы уже видели, что ЦК /в смысле членов ЦК, а не аппарата/ ее не определяет. Остается политбюро. А отсюда недалеко и до мысли, что волю партии и народа может выражать один человек - вождь /кондукатор, дуче, каудильо, фюрер/ . Так оно и было при Сталине, затем при Хрущеве и Брежневе.
       Если мы предположим, что вождь все же может выразить интересы трудящихся, тогда получится, что Закон от 7 августа 1932 года, по которому расстреливали за сбор колосков, за мешок картошки; акты 1934 года о внесудебной расправе с "террористами"; указ от 26 июня 1940 года об уголовной отвегственности за отсутствие на работе в течение 20 минут и прочие драконовские законы были изданы по воле народа и в его интересах.
       На этой идее воспитывались поколения работников партии и государственного аппарата, юристы и, в конечном счете, всего населения.
       Поэтому, если закон запрещает использование детского труда, но "первый" района в Узбекистане или в Молдавии /естественно, с одобрения обкома и ЦК/ считает, что экономические условия требуют участия детей в уборке хлопка или табака, то он дает такой приказ и по его воле маленькие дети на отравленных пестицидами и гербицидами полях должны работать от зари до зари под палящим солнцем, а потом спать на земле в овечьих кошарах. И кто воспротивится "воле партии"? Прокурор - член бюро райкома? Это несерьезно. Сами дети? Но они беззащитны. Их родители? Но они так же забиты и бесправны, как их дети.
       А как же со строительством "правового государства", этим "звездным часом права"? Ответ прост: сама постановка вопроса о строительстве "правового государства" означает, что правового государства у нас нет, а сроки его построения даже приблизительно не определены.
       Так или иначе, я надеюсь, что читатель понял, почему надо было хотя бы немного остановиться на состоянии советской правовой науки. В том числе и на таком, казалось бы, отвлеченном вопросе, как понятие права, ибо оно проецируется на практику. Отношение господствующего класса к праву и законности, абсурдно по существу: с одной стороны, полное пренебрежение, презрение к праву, нежелание считаться ни с принципами права и законности, ни с конкретными законами, а, с другой стороны, - совершенно мистическая вера во всемогущество закона. Это противоречие может показаться взаимоисключающим, но оно четко прослеживается на всем протяжении советской истории, начиная с "декретов Октября", "чрезвычайки", кончая милой сердцу западных либералов "перестройкой".
       Вознамерившись "реформировать социализм", "Горби" развил бурную, но в общем бесполезную, и даже вредную, законодательную деятельность. Одно из ярких проявлений некомпетентности - "антиалкогольное законодательство" с рядом суровых запретительных мер и резким повышением цен на спиртные напитки. К моменту прихода Горбачева к власти положение с пьянством действительно сложилось катастрофическое. Пьянство захватило не только улицу и домашние очаги, но и производство. Горбачев был уверен, что достаточно издать законы и с пьянством будет покончено. Результат: подрыв экономики и финансов, т.к. около 1/5 бюджета государства составляли доходы от продажи водки, рост самогоноварения и спекуляции, наркомании и токсикомании, распространившихся даже на маленьких детей, рост преступности и... дальнейший подъем алкоголизма!
       С другой стороны, например, ст.30 Союзного закона - Основ законодательства о труде - четко гласит: "Работа в выходные дни запрещается". Кто и где обращал внимание на этот союзный закон?
       Среди множества законов, изданных по инициативе Горбачева, главными для задуманной им "экономической реформы" должны были стать Закон о государственном предприятии /объединении/ и Закон о кооперации. Юридическое их качество ниже всякой критики, ибо они оба представляют собой не столько нормативные акты, сколько напыщенные декларации. Основная идея первого - самостоятельность предприятий, но при этом сохранено их подчинение министерствам. Одно исключает другое. Основная идея второго - свободное развитие кооперативов, но закон не содержит никаких гарантий ни для кооперативов, ни для потребителей. Результаты: Закон о предприятии "не работает"; кооперация не может стать на ноги, поскольку госаппарат ее душит, не забывая брать взятки за регистрацию, за предоставление помещений и прочие "услуги" о чем говорили даже с трибуны Верховного Совета СССР. А затем Президент своим указом разрешил милиции и КГБ без ордеров производить проверки и обыски кооперативов. Следов юридического образования Горбачева а законах не видно.
       Поскольку право, как считает социалистическая наука, выражает волю господствующего класса, формулируемую "партией", "партия" считает себя способной посредством издания декретов решать любые встающие перед обществом задачи. Это явление блестяще сформулировал писатель А. Зиновьев: "Раз решение принято, для руководства задача считается решенной. Решение своей задачи по принятию решений о решении задачи, оно воспринимает как решение последней".
       Право лишь один /и отнюдь не главный/ инструмент политики "партии" и не единственная форма выражения ее воли /поэтому и возможна бечеловечная эксплуатация детей на хлопковых плантациях/. "Партия" считает свои веления в любой форме обязательными для подданных, но не для себя. Как точно сформулировал Ленин, диктатура пролетариата есть власть, не ограниченная никакими законами.
       А отсюда ни для какой власти /даже на уровне сельского совета или тем более на уровне сельского совета/ законы не обязательны. Для председателя сельсовета нет вопроса, что важнее - конституция или указание "первого" района. От "руководства" часто приходится слышать такие типичные выражения: "мы не формалисты", "мы не можем цепляться за букву закона", "в порядке исключения"... Однако, если хотя бы на каком-то уровне законы могут быть необязательными, они перестают быть обязательными везде и для всех, возникает общая атмосфера беззакония, которая, в частности, душит советскую экономику. "План - закон" - вещают партийные руководители с трибун съездов, но ни предприятия промышленности, ни колхозы и совхозы планов не выполняют ни по количеству, ни по качеству. Глохнут крики и призывы к порядку и дисциплине.
       Последняя надежда на дубинку и автоматы. Но если ими еще можно установить порядок на улице, то в экономических отношениях ими порядок не установишь.
      

    ЧАСТЬ ВТОРАЯ.

    МЕХАНИЗМ ФЕОДАЛЬНОГО ГОСПОДСТВА

    Глава 3. Социальный строй "страны победившего социализма".

       И разве реальная советская жизнь - не воображаемый шизофренический мир, населенный выдуманными советскими людьми, строящими мифический коммунизм?

    В.Буковский

       Вопрос о собственности - важнейший в теории Маркса. В Манифесте коммунистической партии" К.Маркс и Ф.Энгельс заявляли: "коммунисты могут выразить свою теорию одним положением: уничтожение частной собственности".
       Как же трактуют вопрос о собственности советские юристы? Начинают они, как всегда, "танцевать от печки", т.е. отталкиваясь от "лживых буржуазных теорий": "Буржуазные концепции о праве собственности, - писал известный советский /теперь американский/ юрист О.Иоффе, - извращают действительность и противоречат реальным отношениям ка-питалистического общества,., Они подчиняются определенной цели - цели "демагогической обработки" трудящихся масс, отвлечения их сознания от их классовых интересов и классовой борьбы, пропаганды "идей" "классового мира" и "социальной гармонии"1. Можно подумать, что "трудящиеся массы" там старательно изучают буржуазные концепции о праве собственности!
       А как же советские юристы раскрывают трудящимся глаза на действительные отношения собственности? Вот так: "Коренную противоположность праву частной собственности... составляет право собственности, утверждающееся при социализме"2. "Коренная противоположность", - это хорошо, а по существу? Государственная собственность "принадлежит наиболее многочисленному в рамках Советского государства коллективу людей - всему советскому народу".3 Государственная собственность "воплощает в себе единство политического и хозяйственного руководства обществом со стороны Советского государства, которое является как органом политической власти, так и носителем хозяйственной функции". Кроме набора демагогических фраз, видите ли вы здесь, кому конкретно принадлежат средства производства?
       Но оставим пока государственную собственность и перейдем к другой форме "социалистической" собственности - колхозно-кооперативной: "это достояние отдельных коллективов людей: она принадлежит данному колхозу или данной кооперативной ячейке... право распоряжения имуществом, составляющим собственность колхозов, иных кооперативных организаций и их объединений, принадлежит исключительно самим собственникам"4. Отбросив академические условности, скажем: бесстыдное вранье! Вранье заведомое, ибо нет никого у нас в стране, включая и ученых юристов, кто не знал бы, что колхозники в своем колхозе не распоряжаются ничем: ни выборами председателя, ни счетом в банке, ни машинами, ни скотом... Сошлемся на члена ЦК партии, знаменитого председателя колхоза Вагина: "мы десятилетиями выколачивали из мужика хозяина колхоза. И в ряде случаев добились своего... Почему принижен, если не пропал интерес к колхозной собственности? Она не его, практически превратилась в общегосударственную. На глазах колхозников чинится произвол над колхозом. А мы говорим о колхозной демократии"... И написано это в "Правде" /26.1.87./!
       Часто сообщается о том, как урожай остается в поле, арбузы давят бульдозерами, спелые помидоры запахивают в землю, колхозники уничтожают свою собственность! Но это же безумие!!! У нас никто так не считает - привыкли! Но разве не могут колхозники собраться и решить весь этот гибнущий урожай собрать и поделить между собой, сделать соки, замариновать, послать в детский дом?.. А кто позволит? Ну а если это сделать без разрешения властей? Тогда против колхозников будет возбуждено уголовное дело... за хищение социалистической собственности! Похитили свою собственность! Вагин прав, никакой колхозной собственности нет в природе. Следует здесь сказать то, о чем у нас никогда не упоминают: немецкие оккупанты нигде не разгоняли колхозы и совхозы, оставляли весь порядок в них неприкосновенным. А почему нет? Ведь они - тоже социалисты, хотя и "национал"...
       Что же такое - государственная собственность? "Никто из простых смертных этого не знает", - говорит участник "круглого стола" /ЛГ. 3.6.87./. Но этого не знают и ученые, и не делали серьезных попыток узнать. Горбачев во множестве выступлений убеждает рабочих и крестьян понять, что они - хозяева. Но одно дело внушать себе "я - красивый, я - обаятельный", как рекомендуют психологи неуверенным в себе людям, другое, - когда шахтера загоняют в шахту на невероятные условия труда. Отсюда - безуспешные попытки заинтересовать рабочих в труде, вроде стахановского движения, "арендного подряда" и прочего.
       Марксизм учит - кому принадлежат средства производства, тому принадлежит и политическая власть. Что означает - средства производства принадлежат государству? Оно состоит из органов власти, управления, суда, обороны и т.д. Принадлежат ли средства производства армии или КГБ? Очевидно, нет. Может быть, "высшему органу власти" - съезду народных депутатов? Но это - собрание людей, которые сходятся на короткое время и им принадлежит только их личное имущество. Совету Министров? Но это тоже - коллегиальный орган, собирающийся в полном составе всего четыре раза в год...
       Как бы мы не перебирали органы власти, конкретного собственника заводов, транспорта, шахт, земли мы не найдем. Отсюда люди неизбежно приходят к выводу, что государственная собственность - ничья. К этой мысли приводит и фантастическая бесхозяйственность, при которой, например, наряду с постоянной нехваткой продовольствия, гибнет более половины овощей, фруктов, мяса, много зерна... Ржавеет во дворах под дождем импортная техника, закупленная на валюту, которую мы выпрашиваем у капиталистов...
       Но ведь ничье можно взять! Вот, например, на наших обувных фабриках брак достигает иногда 90% . Обувь сжигают. Но если рабочий /хозяин!/ возьмет предназначенную к уничтожению пару обуви, его привлекут к ответственности /в зависимости от цены - к административной или к уголовной/.
       Попытки найти конкретного собственника заранее обречены на неудачу: его действительно нет! Ответ мы найдем только если откажемся от софизма Маркса и Энгельса - "ликвидация частной собственности - есть коммунизм" /или социализм, что, в общем, одно и то же/, и вернемся к империям инков и майя и феодальной Европе.
       Кому принадлежало основное средство производства - земля в империи инков? Конкретного собственника мы не найдем. Номинально - верховному Инке, практически - всем или никому. Крестьянин отдает большую часть продуктов старосте деревни, тот, оставляет себе часть фондов, часть идет наверх - кураке и тд. Поэтому основатель компартии Перу - Х.Мариатеги считал империю инков коммунистической.
       Кому принадлежала земля в средневековой Европе? Понятия собственности не было вообще или, как иногда говорят, собственность была "расщепленной"1: верховный правитель /король/ был номинальным верховным собственником всех земель, но ему непосредственно принадлежал только домен, остальная земля передавалась вассалам на двух основных титулах владения: феод /в России - поместье/ и бенефиций /в России - вотчина/. "Феод /или лен/ это не обязательно какой-нибудь земельный участок, который дается сеньором вассалу за службу; это может быть также движимость или даже какая-нибудь доходная статья. Например, сеньор мог дать своему вассалу в качестве феода право на получение какой-нибудь ренты".2 Феодом могла быть и должность (нпример, судьи), которая продавалась и наследовалась официально. Ближние вассалы, в свою очередь, раздавали феоды и бенефиции своим вассалам, становясь для тех сеньорами. И так на много ступеней.
       При "расщепленной" феодальной собственности каждый из феодалов лишь "держит" свою территорию под условием верности сеньору и передачи ему части дани, собираемой с крестьян и своих вассалов.
       Крестьянин /или крестьянская община/ - не собственник земли, он не может ею распорядится, но помещик тоже не может согнать его с земли /хотя и такое бывало, как, например, в Англии, когда "овцы сожрали людей"/, а потому крестьянин тоже считает землю "своей".
       Хотя до 1861 года в России существовала значительная прослойка свободных лично землевладельцев, господствовал строй, который в точном соответствии с учением Маркса следует определить как рабовладельческий.1 - Основной производитель - крестьянин - находился в частной собственности помещиков, крестьян продавали и покупали оптом и в розницу, с землей и на вывоз, как скот.
       С отменой крепостного права в 1861 году положение в России меняется существенно. Однако советские ученые обществоведы утверждают, что "проведенная крепостниками и помещичье-дворянским правительством реформа надолго сохранила многие остатки феодально-крепостнического строя, главным из которых явилось полное сохранение помещичьего землевладения".2
       Как современная советская наука, основываясь на трудах Ленина, определяет феодализм? Во-первых, это - "наличие феодальной собственности, выступающей как монополия господствующего класса /феодалов/ на основное средство производства - землю, т.е. как собственность феодальной иерархии в целом или как верховная собственность государства; при этом собственность на землю была неразрывно связана с господством над непосредственными производителями - крестьянами". Во-вторых, "наличие у крестьянина самостоятельного хозяйства, ведущегося на формально "уступленном" ему господином наделе. Отсюда право феодала на безвозмездное присвоение прибавочного продукта крестьянского труда, т.е. право на земельную ренту, выступающую в виде барщины3, натурального или денежного оброка"4.
       Ленин указывает такой существенный признак феодализма как внеэкономическое принуждение к труду. Чем оно достигалось после отмены крепостного права? Прежде всего, полицейско-административными мерами: паспортной системой, прикреплением каждого члена податных сословий /крестьян и мещан/ к определенному месту, которое они не могли покинуть по своей воле, отсутствием свободы передвижения и права выбора места жительства. В деревне сохранился общинный строй с круговой порукой, когда каждый отвечал за всех и все за каждого. Сохранялась и полицейская власть помещиков, волостные суды, имевшие право телесных наказаний. Хотя в городах развивались капиталистические отношения, паспортная система и сословные привилегии и ограничения также составляли пережитки феодальных отношений. Все это привело к революции 1905 года, после которой некоторые ограничения были устранены, но в целом основные черты феодальных отношений сохранились, как мы увидим, до настоящего времени.
       Октябрьская "социалистическая" революция 1917 г. обещала землю крестьянам, фабрики рабочим, мир народам. Однако и земля и фабрики сразу стали монопольной государственной собственностью. Все основные признаки феодализма сохранились в измененном виде. Фиксированные барщину и оброк политика "военного коммунизма" заменила продразверсткой - прямым грабежом, конфискацией не только излишков хлеба, но и полным выгребанием закромов. Это сделало бессмысленным ведение сельского хозяйства и оно пришло в полный упадок. Начался голод. Большевики сваливали все на вредительство, засуху, войну, усиливали репрессии против крестьян, что вызывало в свою очередь восстания, подавляемые с небывалой до тех пор жестокостью. Развал пошел и в промышленности, руководимой некомпетентными и незаинтересованными людьми. Вспыхивали забастовки и восстания и среди рабочих.
       После Кронштадтского восстания, подавленного десятикратно превосходящими военными силами, включавшими делегатов X съезда "коммунистической" партии, ловкий и умный политик Ленин понял неизбежность краха "военного коммунизма" и объявил переход к "новой экономической политике" /НЭП/, означавшей допущение капитализма в городе /"госкапитализм"/ и особенно в деревне и в торговле. Очень быстро, уже через 3-4 года положение в стране значительно изменилось. Но столь же быстро стали появляться независимые слои населения, что несовместимо с природой тоталитарной власти и феодального строя.
       Перед властью встала задача закрепощения трудящихся, но в новых "социалистических" формах. Сейчас известно, что Сталин осуществил на практике многие идеи Троцкого, который, в частности, выдвинул идею принудительного труда в виде "трудовых армий" /вспомним попутно "трудовой фронт" в фашистской Германии и Кампучию/. На III Всероссийском съезде профсоюзов в апреле 1920 г. Троцкий говорил: "Верно ли, что принудительный труд всегда непродуктивен? Мой ответ: это наиболее жалкий и наиболее вульгарный предрассудок либерализма". Развивал эту мысль он и на IX съезде партии, утверждая, что каждый должен считать себя солдатом трудовой армии, а уклонение от принудительного труда - дезертирством, со всеми вытекающими последствиями.
       После временного отступления партии, вызванного страхом утраты власти, на повестку дня встал "Великий перелом" - план индустриализации страны за счет ограбления крестьянства. Для этого надо было ликвидировать самый многочисленный, ставший после революции относительно независимым, класс - крестьянство. Это было проведено под лозунгом "сплошной коллективизации и ликвидации кулака как класса". Хотя на словах подчеркивалось, что речь идет об экономической ликвидации класса, фактически происходило планомерное /именно! ибо на места "спускались планы"!/ физическое истребление зажиточного (и не только!) крестьянства, поверившего в бухаринский лозунг "Обогащайтесь!" Никакой строгой градации не существовало, местные "вожди" часто просто сводили личные счеты с односельчанами, зачисляя их в кулаки или "подкулачники". Имущество репрессированных конфисковывалось и частично раздавалось "беднякам", что поощряло доносы на "кулаков". Все это сейчас подробно описывается, документировано в широко известном архиве Смоленского обкома партии, показано в блестящей книге Роберта Конквеста "Жатва скорби".
       Народ из деревни побежал в города, спасаясь от голода и террора, что в свою очередь, усиливало голод в стране, где пришлось вводить карточную систему распределения продуктов. За четыре года индустриализации население городов возросло с 28 до 40 млн. человек. Чтобы прекратить бегство и прикрепить крестьян к земле, была введена паспортная система. Если еще в 1930 году в Малой советской энциклопедии говорилось, что паспорт есть "важнейшее орудие полицейского воздействия и податной политики в т.н. полицейском государстве", то в течение 1931-32 гг. было паспортизировано все городское население. Как и во время крепостного права и в период пореформенного феодализма, крестьянам паспорта не выдавались, а в городах без паспорта они жить не могли. Такое положение официального неравноправия сословий существовало до вступления на престол российский Никиты Хрущева, который "облагодетельствовал" крестьян паспортами, что нисколько не изменило их правового положения. Сталин просто скопировал царскую систему, не догадываясь, что само по себе наличие или отсутствие паспорта при необходимости его "прописки", т.е. получения официального разрешения от милиции на проживание в определенном месте, ничего не меняет. Паспортизация точно так же делает рабочего "крепостным", крепит, прикрепляет его к одному месту, как и крестьянина в деревне. В паспортах имеются индексы, которые ясно говорят работникам милиции, что этот владелец паспорта - отбывший срок заключенный, этот - крестьянин и т.д. Хотя один автор пишет, что крестьяне без паспорта "фактически прикреплялись к земле, становились рабами колхозов и совхозов" /О. 89. N 17/, их положение при наличии паспортов абсолютно не изменилось. И рабочие, и служащие - крепостные: будучи прикреплены к одному месту, лишены права свободного передвижения, они вынуждены мириться с условиями данного места, как бы они ни были плохи. Чтобы со всем этим трудящиеся смирились, и необходим был "Большой террор". Расстрелы и лагеря - необходимый элемент "нового порядка", а не прихоть Сталина, которого солидные ученые изображают психопатом, что, по сути, есть форма оправдания террора.
       Теперь рассмотрим признаки феодализма применительно к современным советским условиям. Первый из них: государственная монополия на средства производства, включая землю. Земля и фабрики не принадлежат тем, кто на них работает. Это бесспорно. Все газеты и речи вождей до Горбачева включительно полны призывами сделать крестьянина и рабочего хозяевами, что само по себе - признание отчуждения трудящихся от средств производства. Мудрецы из ЦК придумывают новые юридические формы, которые должны дать крестьянину и рабочему иллюзию владения, вроде "аренды" и "арендного подряда". Так, по закону колхозник арендует у колхоза землю, которая не состоит в собственности колхоза, и имущество - строения, скот и машины, которые принадлежат колхозу, т.е. тому же колхознику. Выходит, что он - арендатор сам у себя. Фактически же он остается тем же крепостным, но барщина заменяется оброком.
       Второй признак феодализма - наделение крестьянина самостоятельным хозяйством, наделом земли, приусадебным участком. Именно эта земля всегда была средством натуроплаты крестьянина за его труд на помещика и единственное средство существования многие годы "колхозного строя". Существенные отличия от дореволюционного периода состоят в том, что и барщина и оброк стали значительно больше, а надел значительно меньше. Крепостной, или позже лично свободный, крестьянин имел такой надел, который позволял ему производить основной продукт питания русского человека - хлеб. Современный надел позволяет получать лишь картофель и овощи. Прокормить корову /одну!/ может сейчас лишь меньшинство крестьян и только при условии помощи колхоза. Положение крестьян в Средней Азии уже гораздо ближе к рабству: вследствие поглощения всех площадей под хлопок и табак, у крестьян полностью отобраны наделы, и поля вплотную подходят к их домам. Ни одного плодового деревца крестьянину уже негде посадить. Крестьян избивают плетками надсмотрщики, сажают в колхозные тюрьмы /зинданы/, лишают оплаты и проч. Жаловаться на это бесполезно.
       Будучи юридически свободным, крестьянин полностью зависит от директора совхоза или председателя колхоза /разницы между колхозом и совхозом сейчас, практически, нет/. Не говоря о временах, когда за невыполнение минимума трудодней крестьян отправляли в лагеря, начальство всегда может под любыми предлогами отнять или урезать приусадебный участок, т.е. лишить средств к существованию; у крестьянина нет транспорта, нет леса, нет сенокоса и многого другого, необходимого для жизни его и его семьи, и все это в руках помещика, называемого директором или председателем, что несущественно.1
       Отношения в городе не столь ярко проявляют феодальный характер. На каждом отдельном предприятии отношения рабочего и директора, как точно определил Ленин, носят государственно-капиталистический характер. Но отношения в промышленности в целом нельзя определить как капиталистические, ибо нет свободного рынка рабочей силы, нет свободного рынка вообще и нет конкуренции.
       Теоретически рабочий в пределах данного населенного пункта, к которому он прикреплен паспортом и пропиской, свободен и может переходить с предприятия на предприятие, но при государственной монополии на заработную плату и условия труда это не всегда имеет смысл. Однако имеется и целый комплекс юридических мер, о которых подробно будем говорить дальше, препятствующих свободному переходу /по советской терминологии - "текучести кадров", с которой ведется постоянная борьба/.
       Ст. 16 Конституции СССР гласит, что "Экономика СССР составляет единый народнохозяйственный комплекс, охватывающий все звенья общественного производства, распределения и обмена на территории страны". Это не имеет ничего общего с действительностью. Разительное сходство "социалистической" системы хозяйства со средневековой ярко проявляется в отсутствии единого рынка. Ежегодно, особенно в период уборки урожая, в газетах мелькают сотни сообщений о милицейских заставах на границах районов, областей и республик, препятствующих вывозу законно произведенных или закупленных продуктов за пределы территории.2 Более того, у государственных и кооперативных организаций, продавших товары, привезенные из другой области, отбирают наличные деньги, выдавая об этом квитанции, чтобы наличные деньги не вывозились за пределы области. В этом отношении за годы "перестройки" ничего не изменилось, более того, многие республики, включая РСФСР, ставят вопрос о создании собственной валюты. Цель ясна - препятствовать закупкам из других республик.
       Завершая описание социально-экономической системы, мы обязаны в соответствии с канонами марксизма, рассмотреть положение основных классов и отношения между ними, производственные отношения, которые как раз и составляют базис общества, определяющий все формы общественного сознания, включая право.1
       В период "всеобщей суверенизации" и "перехода к рынку" таможенные заставы установлены не только на границах республик и областей, но и на выезде из городов.
       Итак, средства производства в "социалистическом", т.е. в феодальном по существу, обществе принадлежат классу в целом со сложной системой иерархии. При расщепленной феодальной собственности каждый из феодалов лишь "держатель" своего феода, он распоряжается подвластными людьми и имуществом, но зависим от своего сеньора. Феодальная система - система всеобщей зависимости, ибо монарх /генсек/ тоже зависит от своих вассалов. Они объединены стремлением максимальной эксплуатации производителей материальных благ, принуждаемых и экономическими и особенно внеэкономическими методами, поскольку при таком способе производства производитель не заинтересован в своем труде. Количество и качество его труда ниже, чем при капиталистическом способе производства. Вот почему так разительно схожи тиранические /"коммунистические" по Мариатеги/ государства ацтеков, инков и майя, средневековые государства, крепостническая Россия, " первая страна победившего социализма" - Советский Союз, Китай, Кампучия, Румыния и т.д. Нет и не было ни одной "социалистической" страны, где бы производительность труда и уровень жизни населения были выше, чем в развитых капиталистических странах. Это необъяснимо с позиций марксизма, если считать эти страны социалистическими, и вполне объяснимо, если признать, что "коммунисты" повернули историю вспять к феодализму.
       Наибольшее значение имеют феоды территориальные, хотя это относительно, ибо сеньор такого функционального феода как союзное министерство занимает в табели о рангах более высокое место, чем "первый" района. Каждая территория СССР управляется секретарем территориального /районного, областного, республиканского и т.д./ комитета партии, который уже давно полуофициально именуется просто "первым" /раньше их всех неофициально вплоть до самого Сталина именовали "хозяином"/.2 "Первый" формально избирается членами соответствующего территориального бюро партийного комитета, но фактически он получает территорию как феод из рук сеньора /вышестоящего "первого"/ с обязательством "верности" служения.3 Каждый "первый" ставит своих людей на все ключевые посты, что вполне напоминает систему старорусского "кормления"4. В принципе так же возглавляются функциональные феоды: министерства, предприятия, институты, "профсоюзы" и иные "общественные организации".
       Вассал обязан обеспечить сеньору прежде всего поддержку в борьбе с его врагами: неслышные, а то и громкие "войны" идут между ними не только за продвижение наверх, но и за сохранение своего феода от претендентов. В войнах, которые ведутся за власть в условиях "социалистического" строя, заговоры против самого монарха, вроде неудавшегося заговора Молотова, Маленкова, "Ипримкнувшегокнимшепилова" /шутка того времени - "самая длинная русская фамилия", ибо фамилию Шепилова называли только с этим эпитетом/ против Хрущева и удавшегося заговора Брежнева, бывают редко, они слишком опасны, но начинаются они с разведочных ударов по "людям" /совсем как при княжеских дворах, у нас говорят: "это - человек Рашидова", "это - человек Гришина" и т.д./, по челяди.
       Тяжелый экономический и политический кризис при Брежневе начал серьезно угрожать положению правящего класса. Яснее всего это видели в КГБ,1 глава которого всегда представлял наибольшую опасность для генсека, почему великий интриган Сталин часто менял своих шеф-жандармов. Удары по "людям Брежнева" начали наноситься именно со стороны КГБ. Были арестованы друзья Галины Брежневой - директор Союзгосцирка Колеватов и артист цирка по прозвищу "Цыган" /фамилии его не помню, он затем "умер" в тюрьме/. Такая операция не могла состояться без ведома шефа КГБ - Андропова. Трудно понять, как ему удалось остаться в стороне, но его заместителю - Цвигуну - пришлось "покончить самоубийством".
       Расследование "узбекского" дела о коррупции началось задолго до "перестройки" как удар по Рашидову - одному из преданных "людей Брежнева". Тогда же был арестован "человек Рашидова" - Герой социалистического труда и делегат XXVI съезда партии, глава агрообъединения Адылов - феодал, имевший собственную полицию, зиндан /подземную тюрьму/ для непокорных, хотя и государственная милиция охраняла все подъезды к феоду. Не гнушался он иногда и собственноручно избивать рабов камчой /плеткой/. Те, кто пытался жаловаться, рисковали жизнью и свободой: бесследно исчезали люди, происходили таинственные убийства... Террор осуществлялся и с помощью "правоохранительных" органов: сфабриковать уголовное дело с подставными свидетелями для него ничего не стоило. У него были и места услаждения для него самого и высоких гостей: бани и гаремы. Обо всем этом после его ареста кричали газеты, радио, телевидение, кино, а сейчас все заглохло. В эпоху "восстановления законности" он несколько лет находился в заключении без суда...
      
       А теперь я хочу сделать отступление:
       Я объявил, что пишу научную работу, основанную на опубликоованных фактах. Однако, мне хочется поделиться собственным наблюдением, которое я ничем не могу подтвердить. В день смерти Брежнева /а эго был один из многочисленных ведомственных праздников, когда по ведомству раздаются награды и льется вино - "День милиции"/ я случайно был в МВД. Наблюдал, как по коридорам тащили ящики с коньяком и винами, шоколадные конфеты и цветы, как во всех кабинетах царило праздничное оживление... И вдруг по министерству разнесся слух: телефонистка услышала сообщение, что Брежнев убит на охоте! Через некоторое время слух опровергли и было сообщено о "простой" смерти вождя. Предпраздничная суета мгновенно превратилась в предпохоронную скорбь...
       Можно думать все, что угодно, но телефонистка МВД придумать и пустить такой слух не могла. Слишком дорого бы это ей стоило. Потом такие слухи тоже ходили. Здоровье Брежнева было в плохом состоянии и он мог умереть "без посторонней помощи", но несомненно и то, что его пора было убирать и сделать это могли только "люди Андропова". Характерно и то, что именно Андропов занял опустевший трон. Что касается медицинского заключения, то мы их видели слишком много, и знаем, что наши медицинские светила подпишут любое.
       Конец отступления.
      
       Вторая важнейшая обязанность вассала - материальная поддержка сеньора. То, что повсюду называют коррупцией /а сейчас во всех "социалистических" странах вскрыты факты коррупции до самого верха: Чаушеску, Живков, Хонекер и др./, на самом деле есть нормальная феодальная дань, которую в условиях идеологической аберрации приходится скрывать. Проф. М. Васленский очень подробно исследует скрытую заработную плату номенклатуры, но этого можно было и не делать - главный доход составляет не заработная плата, а дань вассалов.
       Первоначальным источником богатства номенклатуры служит ограбление народа: обвешивание и обсчет в магазинах, в столовых, ухудшение качества и воровство на предприятиях и проч.1
       Зададим вопрос, могло ли такое происходить только в одной области, при полной коммунистической нравственности в остальных? Вопрос чисто риторический.
       Зададим другой вопрос, могло ли это быть неизвестным центру? Не будем касаться писем и жалоб трудящихся: по незыблемому обычаю ЦК на письма не отвечает вообще, все они переправляются по инстанциям и приходят к тому, на кого жаловались. Но КГБ, который в каждой области имеет тысячи сотрудников, штатных и внештатных осведомителей ("сексотов", "стукачей") в каждом колхозе, в каждом учреждении, на каждом заводе, в каждом жилом доме, могли обо всем этом не знать? А если знали то докладывали ли по начальству? Вопрос тоже не требует ответа.
       Если начальник управления торговли Москвы Трегубов брал "дань" с директоров магазинов, мог ли об этом не знать "первый" Москвы член Политбюро Гришин? И всю ли дань Трегубов оставлял себе?
       Всему миру стала известной история с бриллиантом, "подаренным" Брежневу Алиевым, "первым" Азербайджана. Свою коллекцию ружей Брежнев, конечно, тоже не покупал.
       "Кормлением" служит каждый феод, даже такие, как университеты и Академии наук. Невероятное для западных стран количество ректоров университетов, деканов, профессоров и доцентов было осуждено за взяточничество и другие преступления. В свое время Герцен определил государственный строй России как произвол, ограниченный взяткой, но профессора русские взяток все же не брали. В "социалистической" стране берут. Доходы ректора складываются не только из прямых взяток за прием в институт, за дипломы; большую роль играют "связи": ректор не возьмет денег с сына "первого" за прием в университет, но по незыблемому правилу - "ты - мне, я - тебе" он получает право на взаимную услугу от "первого": квартиру для своего сына, включение в состав делегации за границу, представление к почетному званию и т.д., что также представляет собой вполне материальные блага. Но такие действия противозаконны. Ректор не в состоянии их осуществлять без содействия подчиненных: он не принимает сам экзамены, а сыну "первого" надо поставить "отлично". Не каждый профессор на это пойдет. Поэтому каждый руководитель должен иметь группу приближенных, "своих людей" /сейчас повсеместно их называют "мафией"/, которых он вознаграждает за услуги денежными премиями, учеными степенями и званиями.2 Конечно, скрыть это полностью невозможно, идеалисты или просто завистники "сигнализируют", т.е. пишут жалобы или доносы. Поэтому каждая "мафия" должна иметь свой аппарат безопасности, разведку и средства подавления. В научных и учебных заведениях главным оружием служит изгнание, ибо другую подобную работу найти ему /особенно в провинции/ иногда просто невозможно: явная или тайная плохая характеристика последует за ним всюду и другому ректору "борцы за правду" тоже не нужны. "Иные научные учреждения напоминают бандитский перекресток: ограбят и по миру пустят". /И. 24.3.90/
       Это происходит во всех без исключения отраслях партийного и государственного управления, экономики, науки и культуры.3 Одна из статей в "Огоньке" имела заголовок:
      
       "шайка, БАНДА, СИСТЕМА".
       То же самое происходит со всеми крепостными, отпущенными за границу: спортсменами, профессорами и даже... шпионами из КГБ, работающими официально в международных организациях! Мало того, что США платят им доллары, значительную часть этих сумм советское государство у них отбирает. Юным гимнасткам оставляли... 1 %!
       Таким образом, разъедающая Россию коррупция, от правительства до управдома, борьба с которой имитируется, на самом деле имманентна существующему строю, а потому неистребима. Официальная заработная плата чиновников самого высокого ранга действительно очень мала. Она и дополняется всеобщим "кормлением" от правительства до гаишника. В производственной сфере заработная плата не дает возможности семейному труженику выжить. И заработная плата пополняется всеобщим воровством.
       Теперь мы должны подвести итоги наших рассуждений. Прежде всего, начнем с краеугольного камня марксизма - собственности на средства производства: Надеюсь, что мне удалось убедить читателя в отсутствии конкретного собственника и в том, что народу - рабочим и крестьянам - средства производства не принадлежат; рабочие остались пролетариями, лишенными средств производства, а крестьяне после их экспроприации тоже стали пролетариями. Собственность на средства производства имеет расщепленный чисто феодальный характер. Это можно представить в виде огромного пирога, который делится иерархией номенклатуры по принципу - чем выше пост, тем больше кусок.
       В отличие от капитализма, где собственник средств производства свою прибыль получает открыто, основной доход номенклатуры - "дань", "налоги", "отчисления" или, точнее, "кормление" - тайный и официально преступный, подпадает под квалификацию взяточничества. Этим объясняется повальный характер взяточничества во всех "социалистических" странах.
       Ограбление народа также имеет двойственный характер: нищенская заработная плата рабочих и крестьян примерно в 10 раз ниже, чем в США. "Теневое" же ограбление начинается от сельской лавки, где покупателя обвешивают и обсчитывают, от рабочего, который от своей заработной платы "отстегивает" /не я придумал это ходовое слово современного русского языка/ кусок мастеру, ибо, вопреки теории, его заработная плата зависит не от его труда, его мастерства и квалификации, а от задания, расценок и премий, а это все в воле мастера. Продавец магазина отдает часть директору, мастер - начальнику цеха, а далее эти ручейки сливаются в огромную реку. По моим наблюдениям за прошедшими уголовными делами, каждый феод отправляет "наверх" две трети собранной дани.
       Могут сказать, что государство борется со взяточничеством и привести примеры многочисленных процессов с суровыми наказаниями. Но это всего лишь эпизоды "феодальных войн". Громкие разоблачения /кстати, затем "спущенные на тормозах"/ по Узбекистану, Молдавии, Таджикистану и другим регионам, разразившиеся в период горбачевской "перестройки", производят впечатление "очищения". При этом затеняется то факт, что расследование коррупции в Узбекистане, и даже в Москве началось еще при Брежневе. Было ли обо всем этом известно в ЦК еще раньше, чем началось расследование? Об этом недвусмысленно сказал Горбачев: "В Узбекистан не раз выезжали работники союзных органов, включая работников ЦК, которые не могли не заметить происходящего. О негодных порядках с возмущением писали в центральные органы трудящиеся республики. Но должного рассмотрения эти сигналы не получили"1. Почему? Горбачев не ставит этот вопрос и, тем более, не пытается на него ответить.
       Не говорит он и о том, какая судьба постигла жалобщиков.1 Не рассказывает, как происходили, визиты эмиссаров центра: повсюду /в том числе и в Ставрополе, где он был "первым"/ были выстроены дворцы для приемов с банкетными и биллиардными залами, с бассейнами и саунами, где их ублажали за государственный счет всем, вплоть до женских ласк.2
      
      
       Красочно описывались в "перестроечной" печати приемы (ныне "опального боярина") - генерала Чурбанова, зятя Брежнева /естественно для нашей печати, после смерти Брежнева/.3 Волна разоблачений, прокатившаяся по Узбекистану, Таджикистану и другим республикам Средней Азии в 80-х годах, высветила фантастические суммы, найденные следователями у "первых" в районах и областях: миллионы рублей, десятки килограмм золота и драгоценностей... А сколько еще осталось в тайниках? Чурбанов не выдал ни копейки.4
       Разоблачения сопровождались массами самоубийств. Были ли это действительно самоубийства? Цвигун, супруги Щелоковы и другие слишком много знали. Их нельзя было судить даже нашим "открыто-закрытым" судом.5
       "Застрелились" и министр Эргашев и ряд других работников МВД Узбекистана.
       Арестованы были четыре секретаря ЦК, председатель Совмина, семь "первых" областей, множество "первых" районов и других аппаратчиков.
       Приход каждого нового властителя после Сталина сопровождался охаиванием предшествующего периода /"культ личности", затем период "субъективизма", потом "застойный период"/ и декларированием "возвращения к ленинским нормам" и "очищения", хотя по существу ничего не менялось, и измениться не могло.1 Сталин был умнее: он ненавидел Ленина, но постоянно его возвышал, тем самым возвышал себя как преемника Ленина.
      
       Феодальная структура "социалистического" общества становится все очевиднее, все чаще в нашей печати мелькают намеки на крепостное право, барщину, оброки... То, что сейчас носит название "номенклатуры", "нового класса", это и есть современное дворянство.2
       "Разве секрет, что существует множество семей, выходцы из которых все поголовно занимают начальственные кресла?" /СР. 5.2.88./
       Можно привести множество высказываний об оформлении наследственных каст номенклатуры /по дипломатической линии, по партийной и комсомольской, по журналистской и т.д./.
       "Номенклатура" - устойчивое образование. Это не просто должности, а именно класс служащих людей, куда трудно попасть, но, попав, практически остаешься навсегда. Приведем свидетельство главной газеты партии - "Правды": "попасть в номенклатурные круги ох как сложно. Очень уж редко в этих кругах появляются вакансии. Нужно поистине с вселенским треском провалить дело, чтобы отправили руководителя на низовую работу для перевоспитания" /19.1.87./ Но и возведение во дворянство, и лишение дворянства /"лишение всех прав состояния"/ практиковалось и в прошлом.3
       Крепостнический характер классовой структуры "социалистического" общества и отношение господ к людям как к собственности, как к крепостным особенно ярко проявляется в разрешении выезда за границу. Воздвигли "стену позора" в Берлине, протягивали тысячи километров колючей проволоки, расстреливали бегущих... И достаточно было Венгрии открыть границу для немцев из ГДР, как немедленно рухнул один из наиболее прочных /вследствие поддержки с двух сторон/ "социалистических" режимов.
       Марксизм, основав свою теорию на ликвидации частной собственности на средства производства, забыл о распределении. Именно отсюда возродилась средневековая система эксплуатации зависимого населения монопольным коллективным собственником - государством, распределяющим блага и забирающим себе львиную долю. Если при рабовладении рабы уподобляются скоту, то рабовладелец заботится о рабочем состоянии раба, как лошади или коровы. Большинство помещиков понимали, что нельзя резать курицу, несущую золотые яйца, и потому ограничивали эксплуатацию крестьян.
       В "социалистическом" хозяйстве средства производства, включая людей, обезличены, Сегодня я директор завода, но если я выжму из завода, машин и людей все возможное, то я перейду в министерство, а после меня хоть потоп. Отсюда вытекает полная бесчеловечность производства и всего режима, незаинтересованность в результатах снизу доверху, низкая производительность труда и экономическая разруха.
       Незаинтересованность в труде порождает низкую производительность труда, низкое качество, плохую дисциплину труда. Отсюда необходимость внеэкономического принуждения к труду и террора.
       Было испытано множество "моделей" "социалистического" производства: автономия и самостоятельность коллективов в Югославии, трудовые армии в Кампучии, нечто вроде нэпа в Венгрии /при значительных займах у капиталистов/ и все они закончились экономическим банкротством.
       Поэтому все попытки "перестройки" заранее обречены на неудачу. Перестроить эту систему невозможно, невозможно ее исправить или улучшить. Пять лет "перестройки" в Советском Союзе привели к дальнейшему ухудшению экономического положения. Можно лишь удивляться, как много серьезных экономистов, не говоря о простых людях, верит в "перестройку", в "реформы Горбачева" (теперь Ельцина).
       Итак, мы последовательно пришли к выводу, что собственность на средства производства и производственные отношения в "социалистическом" обществе носят типично феодальный характер. Но, в отличие от древнего и средневекового феодализма нынешний имеет совершенно несоответствующую надстройку.1 Там иерархическое господство и подчинение открыто освящались религией и регулировались правом. В современном мире после буржуазных революций и провозглашения равенства людей перед богом и законом открытое оправдание феодального неравенства стало невозможным. Тогда воздвигли в качестве надстройки нарисованную декорацию социалистической демократии и законности. Рабов объявили господствующим классом! А господ - "слугами народа"! Сбор дани с вассалов и холопов стал уголовно наказуемым, а потому тайным. Богатства приходится скрывать, дворцы прятать за зелеными заборами и окружать охраной. До Раисы Максимовны ни одна жена члена Политбюро не осмеливалась публично щеголять бриллиантами и роскошными одеяниями. Внешняя скромность вождей тоже доходила до абсурда: все они были плохо и однообразно одеты.
       Вот это полное несоответствие сути и формы, жизни и идеологии, слова и дела есть причина шизофренической раздвоенности всего "социалистического" общества.
       Судьба распорядилась так, что книга оказалась написанной в основном о прошлом. Как с позиций исторического материализма оценить происходящие сейчас в стране процессы? Полагаю, как переход от феодализма к капитализму. Но это - революция сверху и потому чрезвычайно противоречивая и непоследовательная. Часть феодалов в основном - чистые партаппаратчики, их вождь - Горбачев, - хотела бы сохранить описанный здесь строй в "подновленном" виде, но ее политика привела к экономическому и политическому краху. Другая часть /хозяйственники, министры, ВПК/ хочет, пользуясь своим положением, "капитализировать" свои "держания", обратить в собственность, феоды в вотчины. На базе министерств и их предприятий они создают "концерны", "акционерные общества", биржи, СП /совместные предприятия с иностранным капиталом для получения твердой валюты/, становясь в них генеральными директорами, членами правлений, акционерами. Третья часть уходит из аппарата в частный сектор, где, используя свои связи, вкладывает в него государственный капитал. Вот типичный пример: бывший секретарь обкома Чувашии А. Леонтьев организовал "Центр деловых и творческих инициатив". Государственный банк дал ему кредиты на 9 млн. руб., а горисполком Совета выделил значительный фонд продуктов, предназначенных для населения. "Центр" положил полученные продукты на склад до ожидаемой "либерализации" /т.е. многократного повышения/ цен. В результате такой операции Леонтьев должен был, не затратив ни одной своей копейки, получить десятикратную прибыль /И. 25.12,91/
       Появились также капиталисты нового типа, в основном очень молодые /20-30 лет/ вроде миллионера Стерлигова, главы организованного им "Клуба миллионеров". На телевидении он рассказал нам сказочку о происхождении своих миллионов: сидел он без дел и без копейки денег, а ему еще подарили собачку Алису, которую нечем было кормить. Что делать? И тут пришла ему в голову счастливая мысль - открыть биржу! Сказано - сделано. Открыл биржу, назвав ее "Алиса" в честь любимой собачки. Сейчас это уже целая система бирж с участием иностранного капитала. А генерал КГБ Стерлигов, дядя миллионера, никакого отношения к "Алисе", как он утверждает, не имеет.
       В стране возникло невиданное в мире количество товарных бирж, "торгующих воздухом". Товары государственных предприятий, которые раньше бесплатно распределял Госснаб, теперь идут по невероятно вздутым ценам через биржи. Биржевики зарабатывают на этом миллионы, часть которых, естественно, перепадает директорам продающих и покупающих государственных предприятий. Экономике страны и народу биржи ничего не дают, кроме повышения цен и инфляции. Производство становится невыгодным, поскольку не дает сверхприбылей; отсюда падение производства на 15-20% в год.
       Значительная часть подобных организаций создается мафиозными структурами, получившими возможность легализовать свои капиталы, заработанные на рэкеге, спекуляции, "фарцовке" /нелегальные валютные сделки/, наркотиках. Но и они не создают предприятий производственных, не дающих быстрых сверхприбылей, а потому вся эта кипучая деятельность, подаваемая "независимой" прессой как "переход к рынку", углубляет экономический кризис и разоряет страну.
       Однако большая часть "номенклатуры" связала свою жизнь с прежней экономикой и поэтому, дружно крича вместе со всеми о "рынке", оказывает "приватизации" ожесточенное сопротивление.
       Между указанными группами возникают естественные и непримиримые противоречия. Ускоряется спад производства и расслоение общества. Все тяготы таких процессов, повышение цен, инфляция, абсолютно ничего не дают для интенсификации производства, но целиком ложатся на плечи трудящихся.
       Как пойдет развитие дальше? Пророком быть трудно. Но, по-моему, "реставрация" более вероятна, чем "построение капитализма" в разваленной /даже не "отдельно взятой"/ феодальной стране.
       Надежда осталась только на помощь капиталистов! Бедный Маркс!

    Глава 4. Государственное устройство

       Союз нерушимый республик свободных сплотила навеки Великая Русь...

    Гимн бывшего Советского Союза

       Ст.70 Конституции объявляет СССР "единым союзным государством, образованным на основе принципа социалистического федерализма, в результате свободного самоопределения наций и добровольного объединения равноправных Советских Социалистических Республик".
       Начнем с "самоопределения" и "добровольности" Для этого, прежде всего, обратимся к одному из важнейших "декретов Октября" - предмету постоянной гордости советской пропаганды и юридической науки /но без его цитирования!/ - Декрету о мире. А написанный лично Лениным текст весьма примечателен и заслуживает распространения. Вот определение аннексии: "...всякое присоединение к большому и сильному государству малой или слабой народности без точно, ясно и добровольно выраженного согласия и желания этой народности, независимо от того, когда это насильственное присоединение совершено, независимо также от того, насколько развитой или отсталой является присоединяемая или насильственно удерживаемая в границах великого государства нация". Далее раскрываются условия самоопределения: "Если какая бы то ни было нация удерживается в границах данного государства насилием, если ей, вопреки выраженному с ее стороны желанию - все равно, выражено ли это желание в печати, народных собраниях, в решениях партий или возмущениях и восстаниях против национального гнета, - не предоставляется права свободным голосованием, при полном выводе войска присоединяющей или вообще более сильной нации, решить без малейшего принуждения вопрос о формах государственного существования, то присоединение ее является аннексией, т.е. захватом и насилием"!
       Прекрасно!
       Но, рассматривая всю историю строительства Союза СССР с позиций этого исторического документа, можно сказать уверенно, что она есть история аннексий, т.е. захватов и насилий, а свободного самоопределения наций и добровольного объединения республик не было никогда. Уже в 1919 г. на VIII съезде партии Пятаков потребовал отказа от лозунга самоопределения наций: "Можем ли мы допустить, чтобы форма существования пролетарско-крестьянской Украины могла бы определяться исключительно и независимо трудящимися массами Украины? Конечно, нет!" И в принятой съездом второй программе партии слово "самоопределение" отсутствует.
       Как практически осуществить "самоопределение наций" и "добровольное объединение" республик? Литературы и материалов по этой теме много. Здесь нет возможности, да это и не входит в задачу книги, описывать сложные перипетии, интриги классовых и национальных групп, трагедии, фарсы и комедии, жестокие военные подавления попыток выражения национальной воли. Обратим внимание только на чисто юридическую сторону проблемы.
       Начнем с того, что первоначальное название страны - Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика /РСФСР/, которое в наши дни обозначало самое большое государственное образование на территории СССР, Российскую Федерацию, - с момента революции относилось ко всему государству в целом, т.е. Российской империи, которую Ленин назвал "тюрьмой народов". Революция привела к естественному стремлению народов бежать из тюрьмы. И здесь видна гениальная гибкость Ленина-политика. В то время, как "белые" упрямо цеплялись за "единую неделимую", восстанавливая против себя народы, Ленин, имея ту же самую цель, добился ее под лозунгами самоопределения. Сначала он избрал форму автономии, но, когда центробежный процесс усилился, он пошел на образование "независимых" союзных республик.
       С 1918 по 1922 годы в составе РСФСР образовалось более 20 автономных республик и областей.1 Национальный критерий был весьма и весьма относителен. 30 апреля 1918 г. съезд Советов Туркестана /разумеется съезд был организован и руководим большевиками/, т.е. военно-административной единицы царской России, населенной многими народами, объявил создание Туркменской автономной республики. Сейчас на этой территории - четыре союзных республики. Вскоре советская власть была там свергнута, но после кровопролитной борьбы восстановлена.
       После Туркестана другие автономные республики /Башкирская, Татарская, Карельская Трудовая Коммуна, Трудовая Коммуна немцев Поволжья и др./ создавались декретами ВЦИК РСФСР, т.е. актами исполнительного органа России. Мнения народов никто не запрашивал.
       В конце 1918 - начале 1919 года соответствующие съезды советов провозгласили образование Литовской, Латвийской, Эстонской и Белорусской республик, принявших свои конституции по образу конституции РСФСР. 25 декабря 1918г. ВЦИК РСФСР утвердил декреты Совнаркома РСФСР о признании независимости прибалтийских республик, но юридическая природа их отношений с РСФСР определена не была. Советская власть в Прибалтике просуществовала недолго. Большевиков выбили и они нехотя признали независимость прибалтийских республик, но уже по-настоящему. Нечто подобное произошло с Финляндией, где отряды коммуниста Тойво Антикайнена обильным пролитием крови пытались установить советскую власть, но потерпели поражение, после чего РСФСР признала независимость Финляндии.
       "Независимые" республики заключали между собой "договоры", которыми устанавливалось единство финансов, налогов, транспорта, связи и т.д. Но когда в 1922 г. Сталин подготовил проект тезисов об объединении республик на основе автономии, Ленин подверг его суровой критике и предложил создание федерации. 30 декабря 1922 г. I съезд Советов СССР провозгласил образование Союза ССР в составе четырех союзных республик: Российской, Украинской, Белорусской и Закавказской. В Закавказье живут многочисленные нации и народности, а поэтому нельзя считать, что ЗСФСР была образована по национальному признаку. Мнения народов не только никто не спрашивал, но они повели отчаянную борьбу за независимость. Их восстания подавлялись военной силой при поддержке местных большевиков.
       "Выражая волю народов", ЦИК /исполнительный орган/ Туркестана и съезд советов Бухары и Хорезма /1924 г/ образовали две союзные республики - Узбекскую и Туркменскую и две автономные - Таджикскую и Киргизскую.
       Конституция СССР 1936 года констатировала наличие десяти союзных республик.
       В 1939 г. Гитлер и Сталин, что ныне официально признано Верховным Советом СССР, поделили Европу. На карте раздела Сталин 28 сентября 1939 г. поставил свою подпись выше подписи Гитлера с росчерком 58 сантиметров длиной. После возвращения из Москвы немецкой делегации во главе с Риббентропом Гитлер воскликнул: "Теперь весь мир у меня в кармане!" Сталин, если так и не восклицал, то, несомненно, так думал и немедленно приступил к действиям.
       После того, как была разделена Польша, Сталин нацелился на Финляндию. 21 марта 1940 г. сессия Верховного Совета СССР преобразовала Карельскую автономную республику в Карело-Финскую союзную республику. Однако 16 июля 1956 г. Верховный Совет СССР, "принимая во внимание пожелания трудящихся /?/, учитывая национальный состав населения, общность экономики, тесные хозяйственные связи с РСФСР..." /всего этого не было в 1940 г.?/, преобразовал ее снова в автономную республику в составе РСФСР.
       История присоединения республик Прибалтики и Молдавии хорошо известна.
       Нельзя не сказать несколько слов и примеров распоряжения судьбами народов: указом Президиума Верховного Совета СССР от 7 сентября 1941 г. "бывшая республика немцев Поволжья" была распределена между Саратовской и Сталинградской областями, сами же немцы были подвергнуты без суда уголовному наказанию - ссылке в Сибирь и Казахстан на принудительные работы и в лагеря. При этом около трети их погибло. Немцы стали первым народом, который целиком, с женщинами, стариками и грудными детьми, был объявлен преступным. При этом грубейшим образом нарушались Конституция и другие законы. Так, территория союзной республики не могла изменяться без ее согласия, но актов РСФСР по этому поводу не было. Надо добавить, что хотя формально немцы через 50 лет реабилитированы, указанные акты не отменены, республика немцев не восстановлена.
       Сейчас официально признано, что в отношении многих народов - немцев, крымских татар, корейцев, турок-месхетинцев, чеченцев, ингушей и других была допущена вопиющая несправедливость. Никто из них не получил никакой компенсации за разграбленное имущество и перенесенные страдания. Более того, многим из них практически препятствуют возвратиться на родину. Предлог - "сложившиеся реалии", возражения местного населения и т.д. Но вот, что характерно - когда после резни месхетинцев в Фергане их пришлось оттуда убрать, для них нашлись и дома и земли в северных областях РСФСР. Почему же "сложившиеся реалии" тому не помешали, и кто спрашивал мнение местного населения? Почему нет им места на родине?
       Современные публицисты любят говорить, что границы между республиками проводились без учета национальных интересов, наобум, "трубкой по глобусу". Это неверно. "Ленинско-сталинская национальная политика коммунистической партии" была всегда типично имперской политикой, основанной на принципе "разделяй и властвуй". Ленин, Сталин и все их наследники, включая Горбачева и Ельцина, никогда не считались с волей народов. Границы проводились строго продуманно, чтобы всегда существовал конфликт между народами, мешающий их объединению, делающий верховную власть их верховным судьей. Именно так населенный армянами Нагорный Карабах был отделен от Армении и включен в Азербайджан, а Нахичевань - отделена от Азербайджана. Конфликт в Карабахе мог быть улажен еще Горбачевым, но он был заинтересован в конфликте.
       Союзные республики никогда не были суверенными. Их правители назначались из Москвы. Как будет показано дальше, государством был строго централизованный партийный аппарат. В республиках проводилась русификация, затопление русскими, насильственная ассимиляция. Так, в Прибалтике это проводилось путем расквартирования воинских частей и строительства больших ненужных предприятий, для которых надо было приглашать "лимитчиков" из России. Хорошо помню, как преследовали за "национализм" партийных руководителей-латышей, которые пытались против этого возражать.
       Сказанного достаточно, чтобы читатель понял: ни о каком союзе никогда не было речи, не было никакой федерации. Советский Союз был чисто унитарным государством, последней феодальной империей на планете.
       Ослабив власть и террор, Горбачев положил начало развалу СССР. Усилившийся национализм он пытался подавить прежними методами. Схема была простой: как только какая-то республика начинала проявлять стремление к самостоятельности, вспыхивал национальный конфликт /Молдавия - Тирасполь и Гагаузия, Армения - Карабах, Грузия - Абхазия и Южная Осетия и т.д./ или организовывалась национальная резня между народами, которые многие десятилетия жили дружно и без всяких ссор. Обратимся к событиям в Азербайджане, где "неожиданно" произошла армянская резня. В Сумгаите погибло множество людей, женщин, стариков, детей, убитых с невероятной жестокостью. Я не случайно "неожиданно" поставил в кавычках: о резне было известно заранее, власти были предупреждены и дали армянам гарантию защиты... После резни официальная пресса писала об "организаторах" событий и неотвратимости их наказания. Но организаторов "не нашли". Несколько рядовых участников получили мягкие /относительно их деяний/ наказания. Но кое-где промелькнули сведения, что проведено это было спецподразделением КГБ "Альфа", специализирующимся на диверсиях и убийствах. Затем нечто подобное в более крупных масштабах произошло в Баку. Опять не только заранее было известно о погромах и резне, но к Баку были подведены войска, которые как когда-то под Варшавой, стояли и ждали, когда резня закончится. Горбачев объявил в Баку чрезвычайное положение и ввел войска, когда армян практически не осталось в городе. Солдаты стреляли вообще в кого попало, потерь они не имели, но были сотни погибших среди мирного населения. Достаточно почитать указ, чтобы смысл событий стал предельно ясен: запрещение забастовок, роспуск общественных организаций, запрет митингов и т.д. И опять все газеты писали об "организаторах" беспорядков, и опять организаторов не нашли. А кто их будет искать, они сами?1
       А западные державы ввод войск, чрезвычайное положение и подавление национального движения "восприняли с пониманием".
       До сих пор не нашли виновных в организации резни в Тбилиси, в расстреле населения в Вильнюсе и Риге... Естественно, как всегда, Горбачев "ничего не знал". Ничего не знали и те, кто дал ему Нобелевскую премию мира.
       Стремясь преодолеть центробежные тенденции республик, Горбачев пытался использовать и политические методы. Пойдя "по ленинскому пути", он пытался, выкручивая руки руководителям республик, заставить их подписать новый союзный договор.
       Но тут произошел августовский путч 1991 года, организованный ближайшими, им подобранными, его соратниками. Как он произошел и какова в нем роль самого Горбачева, непонятно, судебный процесс откладывается, и никто не знает, состоится ли он.
       Тем временем, президент России Б. Ельцин в своем стремлении лишить власти Горбачева, ликвидировал Советский Союз.
       Ельцин, Кравчук и Шушкевич втроем, без ведома парламентов и всех остальных республик объявили о ликвидации СССР и создании Союза Независимых Государств. С юридической точки зрения, это, безусловно, государственный переворот и уголовное преступление в точном смысле ст. 1 Закона об уголовной ответственности за государственные преступления - "Измена родине"... ибо их действия нанесли ущерб территориальной неприкосновенности СССР.
       Анатолий Щаранский был осужден к 15 годам лагерей по этой статье и едва не был расстрелян, отсидел, кажется, десять лет и был освобожден под давлением мировой общественности. О его процессе писали все газеты, но я так и не мог там увидеть, какие конкретные деяния он совершил. Насколько по некоторым намекам я мог судить, он передавал за границу сведения о евреях-отказниках. Непонятно, кто наносил ущерб родине, Щаранский или те, кто препятствовал выезду евреев из страны, вопреки подписанной Декларации о правах человека. Так или иначе, его деяния несравнимы с "заговором трех", ликвидировавших СССР и лишивших власти законно избранного президента. Нелишне напомнить и "волю трудящихся", сказавших на референдуме "да" Советскому Союзу, хоть постановка вопроса и была весьма сомнительной.
       Что будет дальше? Предсказать трудно, прежде всего, потому, что непредсказуема внешняя и внутренняя политика главы государства и правительства Б. Ельцина /о "парламенте" и его спикере и говорить не стоит/. В целом он продолжает политику Горбачева, которая привела к развалу СССР. Произнеся знаменитый афоризм республикам: "Берите суверенитета: сколько можете проглотить", он вызвал обвальную "суверенизацию" автономий и даже попытки обретения независимости регионами. Продолжается разжигание национальных конфликтов, как средства отвлечения народов от экономических проблем. Пока министр иностранных дел ездит мирить народы Югославии, военный министр выдает воюющим сторонам Кавказа установки "Град" и ракеты к ним, танки и боевые вертолеты. Имея самую большую армию в мире, которая пока еще в целом подчинена "центру" и вполне способна развести воюющие стороны, они умоляют о вводе "голубых касок" ООН...
       Подвлдя итог, следкет сказать, что Союз Советских Социалистических Республик не был ни Союзом, а строго унитарным государством, ни Советским, ибо Советы не имели никакой, власти, ни Социалистических, а феодальных, ни Республиками, будучи абсолютными монархиями (княжествами).

    Глава 5. "Коммунистическая партия"

       Стало давно общим местом, что так называемая коммунистическая партия" по сути, организация государственная, что получило и международно-правовое признание: генеральный секретарь /генсек/, не занимающий никакого государственного поста /что бывало не раз/, подписывал государственные договоры от имени государства и прием ему оказывали как главе государства.1
       Конституция РСФСР 1918 г. /"ленинская"/ и соответственно конституция СССР 1924 г., принципы которой остались неизменными, партию не упоминала и ее место в системе государства не определяла, хотя партия сразу же встала во главе государства. Конституция СССР 1936 г. /"сталинская", хотя точнее было бы "бухаринская"/ или "конституция победившего социализма" охарактеризовала партию как "руководящее ядро всех организаций трудящихся, как общественных, так и государственных", но эту характеристику поместила в скромной ст. 126 главы шестой и в конце перечня других общественных организаций. "Брежневская" конституция 1977 г.2 вывела ту же характеристику в начало, в статью 6, а остальные организации перечисляет в ст.7, тем самым еще более подчеркнув ведущую роль партии в советской государственной системе.
       Парадокс, однако, в том, что никакой коммунистической партии в СССР давно нет в природе. Она была ликвидирована вскоре после Октябрьской революции самим ее организатором - Лениным. Коммунистическая партия: "партия нового типа", с момента организации была нацелена на захват власти и вся ее структура "профессиональных революционеров" была подчинена этой цели. Партия есть политический союз единомышленников. Но единство мыслей множества можно установить лишь при условии возможности выражения каждым своих мыслей. Совпасть полностью они не могут, но в ходе дискуссий вырабатывается общее мнение. До революции Ленину приходилось иногда выступать против большинства партии, оставался он и один против всех, шел на раскол партии, но свое мнение отстаивал. Однако после X съезда партии /1921 г/, на котором он провел резолюцию "О единстве партии", всякая фракционная деятельность в партии была запрещена. С этого момента устанавливается директивное единомыслие, т.е. полное подчинение партии директивам ЦК, командная система. Еще до захвата большевиками власти Плеханов говорил, что большевики манипулируют Центральным комитетом и подчиняют ему партию. После захвата власти это стало очевидным. Хотя вплоть до 1927 г., когда после смерти Ленина шла борьба за власть в партии, разномыслие и фракционная деятельность проявлялись, но неизменно подавлялись террористическими методами. После же от членов партии требовалось только беспрекословное подчинение "генеральной линии партии", как бы эта линия ни извивалась. При любых самых неожиданных поворотах члены партии были обязаны одобрять и разъяснять массам политику партии и без колебаний выполнять по-солдатски команды ЦК. Отсюда многие деятели любят о себе говорить: "я - солдат партии".
       "Коммунистические партии" нигде и никогда не были "партией рабочего класса", каковой они себя везде и всегда декларировали. Руководство "партии" неизменно принадлежало деклассированной интеллигенции и авантюристам.3
       После захвата власти наплыв в партию авантюристов и карьеристов становится, естественно, еще сильнее. При этом "партия" старается сохранить теоретическую видимость "авангарда рабочего класса", для чего кроме манипуляций со статистикой /партаппаратчики, министры, числятся рабочими, если они когда-то таковыми были/, производится регулирование приема. Рабочим, которые в массе не стремятся в партию, вступить в партию легко, прием интеллигенции ограничивается: организации получают от райкомов то, что в просторечии называют "путевками в партию" для "стоящих в очереди".1
       Подавляющая масса рабочих существует в партии лишь для счета и не играет никакой роли. Когда при Горбачеве выражение мыслей стало свободнее, именно рабочие стали выходить из партии, а вербовка их значительно затруднилась.2
       Вступив в партию, человек обязан подчиняться военной дисциплине. Потому ни о каком единомыслии речи быть не может. Если "партия" предписывает сеять кукурузу в Эстонии или в Вологодской области, где она расти не может, что ясно любому далекому от агрономии человеку, член партии обязан обеспечить посевы кукурузы, ясно осознавая, что он приносит стране и народу огромный вред. Если "партия" посылает войска в Венгрию, Чехословакию, Афганистан, все члены партии обязаны это одобрить. Если вчера гитлеризм был злейшим врагом, сегодня по "велению партии" его надо считать другом. Завтра он снова станет врагом, но назвать его врагом сегодня означает "занять антипартийную позицию".
       Для некоторых категорий вступление в партию обязательно. Не только чиновникам, но, например, если вы хотите работать в области логики, психологии, философии или других "общественных наук", то вне членства в партии это исключено.
       Большую карьеру может сделать и беспартийный /так, был беспартийным печально знаменитый президент ВАСХНИЛ Лысенко/, но исключение из партии влекло не только выбытие из "номенклатуры" или потерю работы, но и сломанную жизнь. Поэтому оно было очень грозным орудием поддержания "единомыслия", партийной дисциплины.
       Масса рядовых членов партии не оказывает никакого влияния на "политику партии". По существу "партия" - только партийный аппарат, "номенклатура". Это и есть государство. Интересно, что в уставе партии партийный аппарат никогда не упоминался. Впервые он упомянут в уставе, принятом в 1986 г.: "В ЦК КПСС, ЦК компартий союзных республик, краевых, обкомах, окружкомах, горкомах и райкомах партии для текущей работы по организации и проверке исполнения партийных решений и оказанию помощи нижестоящим организациям в их деятельности создается аппарат". Приведенная формулировка никак не отражает подлинной роли партаппарата. Обратите внимание на такой факт: ЦК по смыслу устава - коллегиальный орган, состоящий из нескольких сотен членов и кандидатов ЦК /сейчас кандидатов больше нет/. Следовательно, все решения ЦК должны приниматься на пленумах. Между тем постановления ЦК, совместные постановления ЦК и Совмина и других органов в подавляющем большинстве /особенно в период "перестройки"/ издаются вне пленумов. Какой же "ЦК" принимает постановления? Ясно, что готовит их аппарат ЦК, а принимает генсек единолично в период прочности его единоличной власти или предварительно проводит через политбюро или секретариат ЦК. От имени ЦК постановления только публикуются.
       В качестве основного принципа построения партии декларируется "демократический централизм" с "выборностью и подотчетностью всех органов снизу доверху". Фактически же все партийные функционеры назначаются сверху и подотчетны только вышестоящим органам.
       Не съезд партии избирает ЦК, а ЦК избирает делегатов съезда партии. Аппарат ЦК /большинство огромного аппарата ЦК - не члены ЦК/ "избирает" и членов ЦК, и секретарей ЦК, и секретарей ЦК республик, и крайкомов и обкомов. Ясно, что будучи зависимой от аппарата ЦК, ведающего всеми руководящими кадрами, "номенклатура" старается угождать каждому завотделом и инструктору, а отсюда "работники аппарата начинают помыкать членами райкомов, горкомов и обкомов партии. Надо напомнить всем, что аппарат призван обслуживать выборный орган и выполнять решения, которые тот принимает, а не наоборот" - таково авторитетное свидетельство крупнейшего знатока аппаратного дела - М. С. Горбачева /отчет о пребывании М. Горбачева в Ташкенте. И. 10.4.88./. Но ведь если "надо напомнить", это означает, что об этом забыли. А забыли потому, что практика работы аппарата полностью противоположна теории. Хотя последний XXVIII съезд КПСС /не будет ли он на самом деле последним?/ был несколько демократичнее предыдущих, все же и он представлял не членов партии, а ее аппарат.
       Член политбюро А. Яковлев характеризует систему так: "застойная экономика, самоуверенный антидемократизм, бюрократизм и коррупция. Партийные органы, фактически подменяющие собой все другие, не неся за свои распоряжения и указания никакой экономической и юридической ответственности" /П. 23.6.90/.
       Строжайшая иерархия со строго определенными привилегиями, за которыми каждый следит более ревниво, чем русские бояре за занимаемым за столом боярской думы местом. И так от инструктора райкома до работников ЦК.
       Роль членов ЦК нельзя сильно преуменьшать. Не претендуя на историческую точность, скорее как образ, можно сравнить ЦК с боярской думой на Руси. Члены ЦК /не считая декоративных доярок и слесарей/ занимают ключевые посты в государственной системе: секретари республиканских ЦК и обкомов, министры, верхушка КГБ и армии... Каждый новый генсек решительно меняет состав ЦК, вводя в него "своих людей", обеспечивая себе послушное большинство, но ему необходима постоянная поддержка ЦК. Ни разу ЦК не сыграл ведущей роли в "дворцовых переворотах", совершаемых в политбюро, но результаты переворота нуждались в одобрении пленума ЦК.
       Независимо от занимаемого им государственного поста во всех "социалистических странах" подлинная высшая государственная власть принадлежала главе партии - генеральному секретарю. Практически власть эта более единолична и не ограничена, чем власть русского царя. Поэтому форму государственной власти в СССР и в других "соцстранах" следует определить как абсолютную монархию, самодержавие, а отнюдь не как республику или союз республик. Такая форма государственной власти также, в соответствии с марксистской теорией государства и права, присуща феодальному способу производства и феодальному типу общественных отношений.
       Открытый "фюрерпринцип" национал-социалистской партии Гитлера в "социалистических" странах маскируется принципом "демократического централизма", но сходство этих партий бросается в глаза, достаточно широко исследовано и останавливаться на нем нет необходимости1.
       Хотя формально все партийные органы, включая генсека, выборные, при многостепенности выборов избрание назначенного сверху кандидата обеспечено даже при тайном голосовании. Несколько "черных шаров" Сталину на XVII съезде партии, причем в большем количестве, чем Кирову, стоили жизни Кирову и двум третям делегатов XVII съезда, названном в официальной истории партии "Съездом победителей"! В "черном юморе" Сталину не откажешь!
       В феодальных государствах власть монарха освящалась религией: монарх - "помазанник божий", царь "милостью божьей". В "социалистических" государствах вождь обожествляется, он по должности обладает высшей и непререкаемой мудростью, нет такой сферы человеческой деятельности, в которой он был бы некомпетентен, в которой его указания не выполнялись бы как высшая истина. Полуграмотный Хрущев давал указания и писателям и художникам, а те, в большинстве /во всяком случае открыто/ принимали эти указания. Обожествление Ленина началось еще при его жизни. Если ни Сталин, ни Хрущев, ни Брежнев /и уж, тем более, ни Черненко/ не слыли до занятия должности генсека большими мудрецами /известна характеристика Сталина Троцким -"гениальная посредственность"/, то после каждое их слово, написанное, кстати, цековскими чиновниками вроде Бурлацкого, изучалось в "сети партийного просвещения", обсуждалось на многочисленных собраниях и научных конференциях, распространялось миллионами пропагандистов как божественное откровение.
       Не говоря о "бессмертном" Ленине /"Ленин и сейчас живее всех живых"/, выставленном на всеобщее обозрение в мавзолее на Красной площади, невозможно перечислить все титулы и эпитеты Сталина: Вождь всего прогрессивного человечества, Отец, Учитель и Друг, Величайший ученый всех времен и народов, Величайший полководец всех времен и народов и прочая и прочая... "Великим полководцем" стал даже Брежнев, бывший в войну полковником по политчасти и никогда не командовавший даже ротой. Не знаю, что более позорно для страны: награждение Брежнева "Орденом Победы" /вопреки закону - статусу ордена/ или посмертное лишение его этого ордена. И то и другое при участии Горбачева.
       Не без оснований говорят на Западе о "некрократии" в "социалистических странах", когда к мертвым вождям относятся как к живым и то возносят их до небес, то проклинают.
       Подобное отношение вовсе не национальная особенность русских. Точно то же происходило и происходит с "великим кормчим" Мао, Ким Ир Сеном, Кастро, Хо Ши Мином, Энвером Ходжей, Тито и другими.2
       Обожествление вождя есть явление, органически вытекающее из системы пожизненного несменяемого единовластия. Иначе невозможно в современных условиях эту пожизненную несменяемость объяснить. Божественность исключена коммунистическим атеизмом. Объяснить это из природы экономического строя или государственной власти, оставаясь на позициях "исторического материализма", невозможно, ибо "историю творит народ", он же выдвигает /"избирает"/ вождей. Естественно, что вождем становится тот, кто воплощает в себе всю мудрость народа. Даже если это - Черненко.1
       Конечно, это не исключает дворцовых переворотов и тогда, как повелось еще во времена египетских фараонов, поверженного /или умершего/ вождя бесстыдно "развенчивают", втаптывают в грязь, разбивают его статуи и стирают его имя с каменных плит.
       Но когда он на троне - он царь и бог!
       Ореол божественности распространяется и на членов семьи. В том же номере журнала "Корея" содержится статья "Таинственный ум" - о сыне Ким Ир Сена. В ней говорится: "Уважаемый товарищ Ким Чен Ир - мудрый руководитель, обладающий умом нации и разумом человечества..." и т.д.
       Титулы Чаушеску: "Гений Карпат", "Сияние солнца"... Его жена: "Мать Румынии", "Великий ученый" и т.д.
       Некоторые могут возразить, что при монархии власть наследуется, но это возражение слабое: на ранней стадии феодализма выборность королей отнюдь не редкость. Кроме того, и наследование уже намечается: Чаушеску готовил своего сына Нику к занятию его трона, то же происходит в Северной Корее.
       Конечно, необходимо в связи с этим остановиться на событиях 1989 года, когда начали рушиться режимы в странах Восточной Европы и зашатался режим в Советском Союзе.
       В основе лежит крах, банкротство феодальной экономической системы в условиях развитого мирового хозяйства. Только исключительные богатства Советского Союза и его военная мощь позволяли до сих пор продержаться прогнившим режимам, но и советской централизованной экономике пришел конец.
       Господствующий класс встал перед необходимостью реформ. Но преодолеть непримиримое противоречие нельзя: с помощью иностранного капитала Советский Союз, Венгрия, Польша хотят восстановить разрушенную экономику, допустив в определенной степени частный капитал, приватизацию и рынок. Как и Ленин в 1922 г., Горбачев стремился за счет временного отступления сохранить власть господствующего класса, однако сейчас это уже невозможно. Заплатки можно нашивать на крепкую ткань, но когда ткань прогнила, нитки в ней не держатся. Как говорится, "надо залатать, да не за что хватать".
       "Регулируемый рынок" невозможен. Существование класса и режима основано на "социалистической собственности"; ее сохранение будет и далее вести в пропасть, как это и показали пять лет "перестройки" и все ухудшающееся экономическое положение СССР; ее ликвидация будет означать конец класса и его режима. Горбачев пытался вести "сбалансированную и взвешенную" /он очень любит эти слова/ политику, чтобы волки были сыты, а овцы остались целыми, но вызывает недовольство и тех и других.
       Его политические реформы были направлены на укрепление существующей системы, а не на ее демонтаж. Даже его активная мирная внешняя политика вызвана экономическим крахом, экономический кризис сделал невозможным поддержание на том же уровне колоссальной военной машины. Недовольство партаппарата и опасность с его стороны Горбачев хотел парализовать уменьшением ее зависимости от политбюро и ЦК партии, сохраняя в то же время руководство и в партии и в официальных государственных органах.
       Структура партии на местах точно повторяла структуру центра: "первый" в своей территориальной единице обладает неограниченной властью при условии поддержки его вышестоящим "первым".
       Произошли ли изменения в период горбачевских реформ? Сначала под лозунгом "Вся власть - Советам!" Горбачев настаивал на передаче государственных функций от партийных органов советским, на отделение партии от государства, оставив за ней только политические, направляющие функции и полностью освободив от экономических, хозяйственных обязанностей. Это должно было выразиться в освобождении партийных работников от одновременного занятия государственных должностей. Но далее, под нажимом партаппарата, переменил курс и дал установку на совмещение партийных и государственных должностей, т.е., например, "первый" района одновременно должен быть председателем райисполкома, "первый" области - председателем облисполкома и т.д.1 Поэтому когда компартию распустили, номенклатура осталась у власти.
       "И все по-прежнему: слово "первого" - закон, указания не обсуждаются, а беспрекословно исполняются, а коль не исполняются - то плохи твои дела. И хотя, говорят, цены на послушных нынче резко упали, но это, очевидно, лишь в парламентах и в крупных городах. У нас, на периферии /хоть от столицы и две сотни километров с небольшим/, время словно остановилось. Непослушание, неповиновение по-прежнему караются со всей беспощадностью - машина власти работает все в том же репрессивном режиме, который никто не менял... Был "первый" - он же стал еще и председателем районного Совета. Бастион былой безграничной власти стал лишь крепче! Можно, конечно, ликовать по поводу отмены 6-й статьи, а можно обратить внимание на другое обстоятельство: почти во всех районах первые секретари автоматически стали во главе райсоветов" /И. 8.6.90/.

    Глава 6. Система "приводных ремней".

       Обобщая и развивая учение Ленина о механизме диктатуры пролетариата, Сталин указывает, что направляющая сила - партия использует "привода" или "рычаги", "при помощи которых осуществляется повседневная работа диктатуры пролетариата", т.е. руководство массами. Сталин размещает эти "привода" в следующем порядке: профсоюзы, Советы, кооперация всех видов, союз молодежи.1 Все они даже формально не могли быть независимыми в силу ст.6 Конституции СССР. Однако эта статья, как и ее последующая отмена, не имеют существенного значения, ибо, "Ни одно важное решение массовых организаций пролетариата не обходится без руководящих указаний со стороны партии"2, а, кроме того, на все руководящие посты во все организации партия ставит своих людей.
       Формально руководство всех организаций - выборное, но фактически ими руководят назначенные, "номенклатурные" функционеры партии. Например, кандидат в председатели колхоза /теоретически, колхоз - кооператив/ проходит 22 инстанции /!/, любая из которых может его отвергнуть /хотя, конечно, мнение "первого" решает/, и лишь после утверждения всеми ими кандидат представляется колхозникам, чаще не общему собранию, а собранию актива. Отказ в избрании практически исключен, хотя отдельные случаи бывают.
       Стремясь обосновать в конституционном суде законность указа Ельцина о запрете КПСС, его представители доказывают, что партия была не общественной, а государственной структурой. Это верно, но в систему советского государственного механизма входят все указанные Сталиным "привода" и прежде всего - профсоюзы, которые тоже у нас никогда общественной организацией не были.
       На процессе указывают также, что КПСС была преступной организацией. Тоже верно, но конституционный суд - не место обсуждения этой стороны. Преступления против человечества, геноцид "коммунистической партии" ничуть не меньше, чем немецкой "национал- социалистической" партии, а потому место для этого - Международный трибунал в Нюрнберге.
       Будучи членом партии, глава любого "привода" подчинен соответствующему "первому", связан партийной дисциплиной, а потому не имеет и не может иметь никакой самостоятельности. Не только исключение из партии, но даже взыскание в виде строгого выговора, как правило, автоматически влечет увольнение с работы. Это относится, естественно, к таким работникам государственного аппарата, как судьи, прокуроры, профсоюзные чиновники и т.д.
       1. "Профсоюзы"
       В Вене - товарищ Щелепин. Проездом. Он едет в Женеву на заседание сессии Международной Организации Труда. Товарищ Шелепин - глава советских профсоюзов... На его совести грандиозные манифестации в защиту мира. Миллионы дураков шли за товарищем Шелепиным. Кричали, требовали мира, разоружения и справедливости. За это его возвели в ранг председателя КГБ. Правил он круто и твердо. Правил половиной мира, в том числе и демократической молодежью, требующей мира. Но он сорвался. Теперь товарищ Шелепин правит советскими профсоюзами. Профсоюзы у нас - это тоже КГБ, но не все КГБ, а только филиал.

    В.Суворов. Аквариум.

       Из всех советских организаций "профсоюзы", пожалуй, наиболее гнусная /не исключая и КГБ, но с ним всем все ясно/, наиболее лживая, хотя присуждение в таком деле пальмы первенства среди советских организаций - дело не простое. Но не случайно Сталин среди "приводов" партии ставит "профсоюзы" на первое место.
      
       Вопреки общим принципам организации профсоюзов в мире, советские "профсоюзы" - организация не экономическая, а политическая, часть государственной организации, политической системы.
       "Профсоюзы /профессиональные союзы/ в СССР - массовые организации, объединяющие на добровольных началах рабочих и служащих всех профессий... Советские профсоюзы ведут свою работу под руководством КПСС, помогают партии мобилизовать массы на строительство коммунистического общества".1
       Вопреки названию, советские "профсоюзы" организованы не по профессиональному, а по производственному принципу: все работники организации или предприятия принадлежат к одному профсоюзу, независимо от своей профессии, а потому и по своей структуре советские "профсоюзы" не приспособлены к защите профессиональных интересов работников.2
       Поскольку их основная задача - "мобилизация масс" на выполнение политических задач партии, они никогда не защищали и не могли защищать трудовые права работников. Более того, с давних пор установилась нерушимая традиция - самые отвратительные законы, направленные на дальнейшее закабаление работников, принимать совместно с высшим органом "профсоюзов" - ВЦСПС, в частности, постановление СНК СССР, ЦК ВКП/б/ и ВЦСПС от 26 июня 1940 года об установлении уголовной ответственности за отсутствие на работе без уважительных причин более 20 минут! "Профсоюзы" восхваляли и помогали проводить в жизнь этот драконовский закон, как и последующие законы об уголовной ответственности за самовольный уход с предприятия и другие.
       Гнусность этой организации заключается в полной противоположности ее фасада и декларируемых задач ее подлинной сущности. Средства производства: заводы, фабрики, земля, транспорт принадлежат государству, т.е. "партии". Следовательно, государство - наниматель. Но "профсоюзы" даже по официальной коммунистической теории - "привод", "рычаг" партии, т.е. часть государственного механизма, а потому органически не может иметь целью защиту работников от нанимателя. Идея Троцкого об "огосударствлении профсоюзов", как и многие другие его идеи, была воплощена в жизнь Сталиным. Однако в силу экономической структуры "социалистического" общества точно так же построены и так же себя ведут "профсоюзы" всех "социалистических" стран. В этом существенное отличие современного феодализма от средневекового, где государство не поощряло создание профсоюзов крепостных крестьян. Меня всегда тошнит, когда я читаю о встречах западных профсоюзных деятелей с нашими бонзами, где первые всерьез принимают вторых. Поднимая бокалы на роскошных банкетах, устраиваемых у нас за счет голодных и угнетенных крепостных и рабов, западные "либералы" лишь добавляют груз на шею измученных непосильным трудом людей. Они благословляют и оправдывают существование лжепрофсоюзов. Мне бы хотелось, чтобы бутерброд с черной икрой, отнятый у сирот в детских домах, застрял в горле хоть одного такого "борца за права трудящихся"!
       В декабре 1989 года, во время разоблачений коррупции среди "коммунистов" ГДР, стало известно, что профсоюзный фюрер Тиш имел огромные охотничьи угодья, замок, подвалы которого были забиты продуктами и винами западных стран. Во время охоты его обслуживала дворня в 35 человек. Чем не княжеская охота? Когда Тиш принимал деятелей МОТ и западных профсоюзов, они могли вполне оценить, как хорошо живут трудящиеся в ГДР. Вероятно, узнаем мы и о быте наших "профсоюзных вождей". Будет ли стыдно поддерживающим их деятелям МОТ? Вряд ли.
       Всякие попытки создания свободных профсоюзов жестоко подавлялись в самом зародыше. Чисто экономическая борьба рабочих за лучшие условия труда всегда рассматривалась в "социалистических странах" как борьба политическая против основ государственного строя, что, конечно, соответствовало истине. Так было и в Польше, где в результате ожесточенной борьбы "Солидарности" удалось сначала добиться признания наравне с "госпрофсоюзами" а затем и придти к власти. "Госпрофсоюзы" для "номенклатуры" считаются второсортным учреждением и туда ссылаются обычно проштрафившиеся партаппаратчики.3 Так, участник неудавшегося заговора против Брежнева Шелепин, занимавший важнейшие посты вплоть до председателя КГБ, был немедленно в наказание "избран" председателем ВЦСПС. "Избрание" даже самых низших профруководителей чисто формальное, фактически они все назначаются партаппаратом.1
       Несмотря на "второсортность" работы в "профсоюзах", материально она весьма выгодна в силу значительных средств, которыми они располагают: предприятий, санатори-ев и домов отдыха, возможностей поездок в "капстраны" и т.д. Не успел вновь назначенный Шибаев усесться в кресло главы советских "профсоюзов", как тут же начал хапать. Но "не по чину брал" и пришлось его срочно, без всякой "гласности" убирать. Вместо Шибаева назначили Шалаева. Недавно и Шалаева убрали, назначив Янаева, и ни одна газета, включая орган "профсоюзов" газету "Труд", не объявила трудящимся, чем вызваны такие перемещения. На всех уровнях, от ВЦСПС до последнего профорга, профдеятели служат самыми ревностными защитниками ин-тересов администрации и первыми гонителями рабочих.2 Очень характерно поведение "профсоюзов" во время волны забастовок шахтеров в 1989-1990 гг. Везде они выступали против рабочих. В этот период в марте 1990 г. в Москве был созван съезд /внеочередной!/ работников угольной промышленности. Каков же был его состав? Из 570 делегатов только 123 шахтера, 319 - "профноменклатура",. 75 - партгосаппаратчики и т.д. В результате, как писали "Известия" /1.4.90./ "прлучился съезд аппаратчиков и работодателей", поэтому сразу более 70 шахтеров покинули съезд.
       . В очерке под названием "Перестройка - 1988" рассказыва-ется, как тяжело больная швея, проработавшая на одном предприятии 29 лет, обратилась за помощью в областной комитет "профсоюза". Оттуда это письмо, как водится, переслали на ее же предприятие, где ей в профкоме устроили разнос, после чего у нее произошло обострение болезни. Корреспондент беседует с председателем профкома и спрашивает, были ли случаи, когда профком защитил интересы рабочего перед администрацией, хоть один пример? "Нет, ничего не могу сказать. И вообще рабочие к нам не обращаются". /СИ. 2.9.88./
       Еще одна цитата /речь идет о Москве/: "За долгие годы бездеятельности горком профсоюза, "подружившись" с администрацией, забыл об основных функциях - об отстаивании прав трудящихся, больше вникает в нужды руководителей, чем рабочих" /МП. 22.1.87./
       Эти несколько примеров относятся уже к периоду так называемой "перестройки".
       На всех уровнях, от ВЦСПС, которого привлекают для подписи и одобрения антирабочих законов, до последнего профорга, которому администрация поручает отправить надоевшего им жалобами рабочего в "психушку", "профсоюзы" служат государству, а не работникам.
       Но если это так, то почему у нас все работники состоят в "профсоюзах"? Почему членов "профсоюзов" у нас больше чем в США и в Китае вместе взятых?
       На Западе проблема состоит в нежелании многих предпринимателей иметь на своих предприятиях профсоюзы и членов профсоюза. Поэтому конвенция МОТ защищает право трудящихся на членство в профсоюзах. У нас же членство в "профсоюзах" принудительное! А борьбу с таким явлением МОТ не ведет! "Отец Родной" Сталин придумал хитрую штуку: по-становление Совнаркома СССР, ЦК ВКП/б/ и, конечно, ВЦСПС от 28 декабря 1938 года установило, что не членам "профсоюза" пособия по временной нетрудоспособности сни-жается вдвое! Никаких экономико-правовых оснований для этого нет, ибо отчисления с фонда заработной платы каждого предприятия и учреждения, включая кооперативы, в фонд государственного социального страхования одинаков с каждого работника, независимо от членства в "профсоюзе".
       Сейчас во многих местах начинают создаваться свободные профсоюзы, но они вынуждены допускать двойное членство, а "госпрофсоюзы" это нимало не беспокоит - от них никто не уйдет! Тем более, что профвзносы в пользу официальных "профсоюзов" вычитаются из зарплаты наравне с налогами.
       Постановлением Совмина СССР и ВЦСПС от 14.5.90 этот закон был отменен.
       Я должен признаться, что не ожидал последствий отмены закона от 28 декабря 1938 г. Я был убежден, что как только его отменят, в "профсоюзах" останутся одни их чиновники. И сильно ошибся. Правда, до сих пор мало кому это известно, но это не главная причина. Я сам старался широко освещать этот факт в лекциях и статьях, но без успеха. "Профсоюзы" у нас всегда занимались распределением некоторых материальных благ: путевок, премий, грамот и значков и т.п. Если даже блага не из их средств, то они непременно выступают как участники распределения. Администрация также советуется с ними при увольнениях по сокращению штатов и т.д. Поэтому мои слушатели вполне сочувственно воспринимали мнение о "профсоюзах", полностью соглашались, но... оставались членами "профсоюзов".
       Не случайно Сталин ставил "профсоюзы" на первое место. Не случайно и то, что после падения КПСС "профсоюзы" остались единственной сохранившейся полностью и неизменно партийной структурой.
      
      
       2. Советы
       Народ осуществляет государственную власть через Советы, говорится в ст.2 Конституции. Но власть Советов была ликвидирована сразу после "социалистической" революции.1 Первые /и последние/ в стране свободные выборы в Учредительное собрание большинства большевикам не дали и оно было разогнано силой. Представители других партий в Советах, причем только социалистических /левых эссеров, левых коммунистов, анархистов/, были блокированы и постепенно изгнаны. Не случайно одно время /в частности, во время Кронштадского восстания/ был популярен лозунг: "Советы без коммунистов". Коммунисты возглавили Советы, чтобы их обезглавить, лишить власти. И если Ленин говорил о западных муниципалитетах, что они занимаются "лужением умывальников", то у наших местных Советов нет денег даже на это. Но впервые безвластие Советов было официально признано в 1988 г. Вся советская пресса по команде об этом заговорила, поставив вновь, как и перед революцией 1917 года в повестку дня лозунг: "Вся власть - Советам".2 На XXVIII съезде КПСС Горбачев объявил необходимость совмещения у него постов Президента и Генсека именно тем, что у Советов власти пока нет, и он должен обеспечить переход власти от "партии" к Советам.
       Не обладают никакими правами и депутаты Советов. Весьма показательно, что депутаты "пореформенного" Верховного Совета СССР приняли новый Закон о статусе депутата, в котором, как и в прежних законах, депутат не имеет никаких государственных прав, кроме права вносить предложения /которые никто не обязан даже ставить на голосование/ и права запроса к должностным лицам, без всякой правовой гарантии ответа.
       Таким образом, Советы никогда не обладали государственной властью, не обладают ею и теперь, а потому не было никаких оснований считать СССР союзом СОВЕТСКИХ республик.
       До недавнего времени Советы выполняли чисто декоративные функции, ибо, например, сессии Верховного Совета СССР созывались два раза в год на пару дней, чтобы дружно "затвердить" принятые их президиумами указы или единогласно одобрить иные предложения "партии и правительства". Местные же советы созывались несколько чаще, но зато часа на три. Ясно, что никакого влияния на государственную жизнь они оказать не могли уже в силу этого, хотя все юристы во всех трактатах называли их воплощением подлинного на-родовластия даже в сталинский период.
       О формировании Советов посредством "самой демократической избирательной системы в мире" писали все ученые без исключения. И даже то, что "выбирали" из одного кандидата, служило доказательством морально-политического единства партии и народа. Ну и то, что принимало участие в выборах 98,99% избирателей и голосовало "за" 99,98%. Каково положение после политических "реформ" Горбачева? Невиданный дотоле "двухэтажный" парламент и избирательная система должны были обеспечить господство в Советах партап-парата. Наиболее существенное изменение в ней составила просто возможность для народа, хотя и сильно ограниченная, выставить нескольких кандидатов, впервые появилась действительно возможность выбирать. Но каковы результаты? Представителей партгосаппарата, генералитета и т.д. в Верховном Совете СССР - 67,5%, в Верховном Совете РСФСР, избранном в 1990 году - 78,6%, т.е. избирательная система сохранила партаппарату возможность иметь в законодательных органах свое "агрессивно-послушное" большинство, ко-торое "затопывает и захлопывает" прогрессивных ораторов и позволяет протаскивать те решения, которые необходимы партаппарату. Члены партии составляют более 80% депута-тов, т.е. больше, чем при Сталине.
       В тех "соцстранах", где в последнее время были проведены свободные выборы /в зависимости от степени свободы и манипуляций/, коммунисты потерпели поражение, но не везде.
       Хозяйственно-организаторские функции государства осуществляют многочисленные исполнительные органы Советов. Высший из них - Правительство /союза и республик союзных и автономных/ - Совет (Кабинет) министров. Юридически Совет министров, как показывает его название, - коллегиальный орган, т.е. собрание глав министерств, комитетов и других центральных ведомств. Практически же такой орган не работоспособен, ибо в СССР он включал более 100 членов. Поэтому еще при Ленине существовали непредусмотренные Конституцией "Большой Совнарком" и "Малый Совнарком". "Большой" - пленарное заседание всех наркомов, созываемое редко, "Малый" - собрание важнейших наркомов. Сейчас заседания Совмина СССР в полном составе происходят всего четыре раза в год. Чаще собирается "президиум Совмина", аналогичный "Малому Совнаркому". Однако, как и в ЦК, практически решения Совмина готовятся аппаратом и утверждаются /подписываются/ председателем Совмина и управ-ляющим делами.1
       Аналогично строится работа исполкомов местных Советов. Практически все дела решаются единолично председателем и его заместителями в пределах распределенной между ними компетенции. На заседании исполкома часть решений только "затверждается". Не редкость и вынесение решений исполкома по опросу членов исполкома. Оформляется же это фиктивно протоколом несостоявшегося заседания.
       Министерства и ведомства официально лишь аппарат при министре или главе ведомства /например, председателе КГБ/, приказы издает министр от своего имени. При нем существует также коллегия как совещательный орган.
       Глава каждого из указанных органов по должности "избирается" членом соответствующего органа "партии" /союзный министр - член ЦК партии, председатель райисполкома - член бюро райкома и т.д./
       Считается, что исполнительные органы строятся по принципу "двойного подчинения": по вертикали и по горизонтали /так, финансовый отдел райисполкома подчинен по вертикали областному финансовому управлению и по горизонтали - райисполкому/. Этот принцип якобы позволяет сочетать интересы центра /вертикаль/ и мест /горизонталь/. На деле же существует "тройное подчинение", ибо каждый исполнительный орган подчинен еще и соответствующему территориальному "первому" и это - главное подчинение.
       Место и значение исполнительных органов различно. Так, союзные ведомства имеют огромные средства, которые позволяют им не считаться даже с правительствами союзных ре-спублик, не говоря о местных Советах. Местные исполнительные органы практически не имеют средств на самые неотлож-ные нужды и выпрашивают деньги у неподчиненных им предприятий. Наши муниципалитеты не имеют денег даже на лужение умывальников. Над лозунгом: "Сделаем Москву образцовым коммунистическим городом" немало посмеялись. Больницы и школы в катастрофическом состоянии /кроме "спецбольниц"/, по улицам опасно ездить, особенно в дождь, когда под поверхностью воды не видна глубина ям, лопаются проржавевшие водопроводные трубы и теплотрассы, люди задыхаются в переполненном транспорте, заводы и фабрики выбрасывают в воздух Москвы тысячи тонн вредных отходов и газов, но ни Моссовет, ни районные Советы ничего сделать не в состоянии и теперь, после пресловутой "перестройки", образования "Мэрии", "Думы", "префектур" и прочих новшеств "под заграницу" или под "русскую старину".
       3. Комсомол и другие общественные организации
       В уставе партии говорилось: "ВЛКСМ работает под руководством КПСС. Работа местных организаций ВЛКСМ направляется и контролируется соответствующими республиканскими, краевыми, областными, окружными, городскими и районными партийными организациями". Устав определял комсомол как активного помощника и резерв партии. Не случайно многие руководители КГБ вышли из комсомольских руководителей: Шелепин, Семичастный, Андропов, "шеф жандармов" Крючков. Из комсомольских работников вышел и Горбачев и хотя он в КГБ, кажется, официально не работал, общеизвестно, что он был "человеком Андропова". Такой же путь проходили и многие деятели "соцстран" /например, Э.Хонекер в ГДР и сменивший его Э.Кренц/.
       Последние годы комсомол совершенно утратил государственное значение. Наблюдается массовый выход молодежи из комсомола, предпринимаются попытки реформировать комсомол и как-то сохранить его роль.
       В СССР было много различных "общественных организаций" и "добровольных обществ", создававшихся только по велению партии и в ее интересах. Некоторые из них до сих пор выполняют значительные государственные задачи, например ДОСААФ - общество содействия армии, авиации и флоту, осуществляющая "военно-патриотическое воспитание", т.е. подготовку молодежи к службе в армии.
       Добровольность таких организаций - чистейшая фикция,1 хотя на Западе их принимают всерьез. Все они - часть государственного механизма - "рычаги" и "приводы", но служат для номенклатуры феодами третьего сорта.2
       Наемные партийные функционеры представляют на международных конференциях "советскую общественность", американские миллионеры в роскошных отелях устраивают банкеты для них и приветствуют в качестве представителей "общественности" тех же бурлацких, арбатовых, боровиков, что и на государственных контактах. Поэтому официальные "общественные организации", "фонды" и проч. составляют неотъемлемую часть государственного механизма и под руководством партии выполняют ее внутренние и внешние задачи.
       Впервые после семидесятилетнего перерыва во второй половине 80-х гг стали возникать подлинно самостоятельные общества и организации. Отношение к ним партии отличается обычной двусмысленностью: с одной стороны, как будто, партия поощряет инициативу и демократию, а потому вынуждена мириться с их появлением "снизу" без директив. Такие организации, как народные фронты в республиках (например, "Саюдис" в Литве/ сразу стали массовыми и приобрели большой авторитет и влияние. Однако явно и тайно воздвигаются препятствия их деятельности. Съезд Народного фронта Белоруссии не смог летом 1989 года провести сессию в своей республике и воспользовался гостеприимством Литвы. Одновременно поощряется создание противоположных по целям "интернациональных" /великодержавных/ фронтов.
       Возникла и такая, в полном смысле слова "национал-социалистическая" партия, как общество "Память" /"Единство"/, от которой партия официально открещивается. Однако ее поддержку органами КГБ скрыть не удается, например, только через КГБ они могли организовать митинг на Красной площади. Появляются и чисто фашистские организации, а также анархисты, монархисты и т.д.
       В провинции самодеятельные организации подавляются репрессиями, включая избиения, обыски, аресты, направления в "психушки", конфискацию имущества и т.д. На районном уровне самодеятельность практически вообще невозможна, но именно в районах пока еще проживает большинство советского населения. Иностранные наблюдатели судят о "перестройке" по Москве и центральным газетам, но в "глубинке" люди живут по-прежнему, там ничего не меняется.
       Несколько слов о "фондах". Их можно разделить на две группы: одна из них создается и поддерживается государством. Такие из них как "Фонд мира", "Культурный фонд" /в котором активную роль играет мадам Горбачева/ пополняют свои средства путем "добровольно- принудительных" взносов /например, предприятия и учреждения вынуждаются жертвовать однодневный заработок своих работников, на что работникам приходится согласиться/. Работа таких "фондов" основана на "показухе", их работники получают высокие оклады и широкие возможности "международных контактов", т.е. поездок за границу на народные деньги. Показательно, что ни один из "фондов" никогда не публиковал свои бюджеты.
       Другая группа "фондов" создается действительно на добровольных началах /например, на восстановление церквей/, но возможности народа на пожертвования в связи с многочисленностью фондов и обнищанием народа крайне ограничены, а государство им поддержки не оказывает.
      
      
       4. Кооперация
       Многочисленные цитаты из Ленина сейчас приводятся в пользу при нем же придушенной кооперации /"Кооперация - путь к коммунизму" и др./ в надежде с ее помощью восстановить советскую экономику на базе опыта 20-х гг. Правда, надо сказать, что в кооперацию тогда загоняли принудительно, используя разнообразные методы давления. Так, государственные магазины были пусты как сегодня, а в кооперативных магазинах товары продавались только членам потребкооперации. Значит, если вы хотели купить себе штаны, у вас не было другого выхода, как уплатить паевой взнос, получить членскую книжку и в дальнейшем аккуратно платить членские взносы.
       Впоследствии многие виды кооперации были ликвидированы, но внесенных паев членам никогда не возвращали и все имущество, созданное гражданами, переходило ненасытному государству. Например, постановлением ЦИК и СНК СССР от 17 октября 1937 г. под лицемерным названием "О сохранении жилищного фонда и улучшении жилищного хозяйства" после длинной преамбулы с хулой на кооперацию, предписывалось: "Упразднить жилищно-арендную кооперацию..."1 Кооперативные дома превращались в государственные без выплаты паев и со всеми вытекающими последствиями /например, если я заплатил за двухкомнатную квартиру, а живу один, то одна комната у меня изымалась и туда поселялась другая семья/.
       Между тем, кооперация еще до революции получила в России широкое распространение, существовали даже коммуны /особенно последователей Льва Толстого/, в том числе сельскохозяйственные. Но после "социалистической" революции коммунисты разогнали самодеятельные коммуны и кооперативы, а руководителей и членов отправляли в лагеря и тюрьмы. Причина была одна - самодеятельные и самостоятельные кооперативы и коммуны были неспособны стать "приводными ремнями" партии.
       История насильственной коллективизации 1929-30 гг. известна. После ряда восстаний Сталин с присущим ему лицемерием опубликовал статью "Головокружение от успехов", где изобразил насилие как чрезмерное усердие местных властей. После этой статьи был разрешен выход из колхозов и некоторые крестьяне этим воспользовались. Тогда им частично возвращалось имущество, но землю выделяли за пределами массива колхоза, на неудобьях. Это был первый и последний раз, когда кооператорам при выходе возвращали пай. Однако вскоре всех снова загнали в колхозы и совхозы, а при выходе ничего не возвращалось, да еще обрезался или вовсе отрезался приусадебный участок. Так остается и теперь, но теперь уже те, кто бежит из деревни, из колхозов, не жалеют ничего, бросая и собственные дома. По сообщению Е.Лигачева за первые два "перестроечных" года /1986- 1987/ только из деревень России и Украины бежало более миллиона крестьян.
       Современное кооперативное движение весьма противоречиво и неустойчиво и находится между государственным молотом и народной наковальней. Государственные органы, поощряя кооперативное движение на словах, на деле всячески им препятствуют, деря с них огромные взятки. Среди кооператоров множество дельцов "теневой экономики", "отмывающих деньги", заинтересованных только в прибыли, вздувающих цены, выпускающих товары низкого качества и без всякой ответственности. Поэтому народ в массе ненавидит кооператоров.
       Законы о кооперации противоречивы, неясны и непостоянны, а на местах вовсе не желают с законами считаться, обращаясь с кооператорами по своему произволу. Над колхозами продолжаются эксперименты, суть которых в переходе от барщины к оброку.
       Трудно предсказать их судьбу, но несомненно, что советскую экономику от краха они не спасут, "приводными ремнями" стать они неспособны, а потому я вряд ли ошибусь, если скажу, что их ждет то же самое, что произошло с кооперативами нэпа.
       По закону о предприятиях РСФСР 1991 г. кооперативы не предусмотрены и их регистрация прекращена. Заголовок статьи: "Грабеж на большой дороге. Грабитель - государство. Жертва - строительные кооперативы" /И. 9.12.9L/

    Глава 7. СИСТЕМА ПОДАВЛЕНИЯ

       "Научное понятие диктатуры означает не что иное, как ничем не ограниченную, никакими законами, никакими абсолютно правилами не стесненную, непосредственно на насилие опирающуюся власть".

    В. Ленин

       "...неужели этот дегенерат /Хемингуэй. Авт./ в самом деле считал себя мужчиной? Попробовал бы он сражаться с членами профкома и партбюро! Или с продавцами в магазинах! Львы - жалкие щенки в сравнении с активистами и членами комиссий партийцев-пенсионеров".

    А.Зиновьев

       Захватив власть, большевики отказались от традиционной для властителей политики "кнута и пряника", заменив ее более дешевой и эффективной политикой кнута и ОБЕЩАНИЙ пряника.
       Были обещаны: власть - Советам, земля - крестьянам, фабрики - рабочим, мир и самоопределение - всем народам.
       В мае 1917 г. в материалах по пересмотру партийной программы Ленин записал: "Конституция Демократической Республики Российской должна обещать /вот видите? Авт./:
       ... 4. Неприкосновенность личности и жилища.
       5. Неограниченную /подч. мной. Авт./ свободу совести, слова, печати, собраний стачек и союзов..."
       После захвата власти в программе 1919 г. неприкосновенность личности и жилища бесследно исчезли, по поводу же свобод было записано: "Задача партии состоит в том, чтобы, проводя неуклонно подавление сопротивления эксплуататоров и идейно борясь с глубоко вкоренившимися предрассудками насчет безусловного характера буржуазных прав и свобод /когда и у кого в России успели глубоко вкорениться такие предрассудки? Авт./, разъяснять вместе с тем, что лишение политических прав и какие бы то ни было ограничения свободы необходимы исключительно в качестве временных мер борьбы с попытками эксплуататоров отстоять или восстановить свои привилегии".
       В июне 1917 г, Ленин, одобряя якобинский закон о врагах народа, счел излишней гильотину и достаточным арестовать на несколько недель 50-100 магнатов, чтобы "раскрыть их проделки", а затем выпустить. Начавшийся через полгода поголовный кровавый террор против всего народа далеко превзошел деяния якобинцев.
       Уже 15 ноября 1917г. Ленин издал декрет "О борьбе со спекуляцией"1, по которому "все лица, виновные в спекуляции, саботаже, скрывании запасов, задержке грузов и др. /?!/, должны быть немедленно арестованы и заключены в тюрьмы Кронштадта впредь до предания революционному суду".
       28 ноября того же года был издан декрет "Об аресте вождей гражданской войны против революции"2, в котором предписывалось арестовать и предать суду революционного трибунала руководителей партии кадетов. Просто руководителей партии, ни о каких их конкретных действиях в декрете речи нет.
       В собрании сочинений Ленина имеется множество его приказов о массовом терроре. Так, 7 июля 1918г. Ленин приказывает Сталину: "Будьте беспощадны против левых эсеров /которые помогли большевикам захватить власть. Авт./ и извещайте чаще". В сентябре - Сокольникову: "если вы абсолютно уверены, что нет сил для свирепой и беспощадной расправы /подч. мной. Авт./, то телеграфируйте". В ноябре выговор Зиновьеву, который удержал рабочих от массового террора: "Протестую решительно!.. Это невоз-можно! Надо поощрить энергию и массовидность (?) террора". Сейчас становятся известны и его строго секретные приказы, например, о терроре против ученых, против священников. Нет сомнений, что расстрел семьи царя состоялся по прямому указанию Ленина, хотя следов он не оставил или они пока не найдены. Лицемерие Ленина прекрасно показывает его телеграмма от 6 июля 1918 г. по поводу убийства немецкого посла Мирбаха: "Это явное дело монархистов или тех провокаторов, которые хотят втянуть Россию в войну..." Но убийцей Мирбаха был чекист Блюмкин, который после этого еще очень долго продолжал работать в ЧК.
       Почему я подчеркиваю массовость террора? Долгие годы советская пропаганда, общественные науки, историки внушали мысль, что террор был направлен в защиту трудящихся против эксплуататоров. Однако Россия была крестьянской страной. Купцы составляли около 1 % населения, примерно столько же - духовенство. Дворянство в начале XX века уже не составляло класса /кстати, Ленин был дворянином/, помещиков было еще меньше. Сравнительно немного было и "пролетариев", т.е. промышленных рабочих, полностью оторванных от деревни. Поэтому всякий массовый террор мог быть направлен только против масс, т.е. против трудящихся. Так оно и было.1
       Когда у нас говорят о репрессиях фашистов, то неизменно употребление штампа: "кровавый фашистский террор". Однако до сих пор никто не пытался провести числовое сравнение. Между тем, оно очень любопытно. Так, за 17 лет господства Муссолини в Италии было казнено... 5 коммунистов и один /А.Грамши/ умер в тюрьме. Эти данные сообщил Пальмиро Тольятти в своей речи в Турине по случаю 35-летия ИКП /газета "За прочный мир, за народную демократию", 3.2.1956/. Сколько итальянских коммунистов было казнено у нас? Журнал "Проблемы мира и социализма" (1989, N 5) говорит о "сотнях" репрессированных итальянцев. Если не все из них были расстреляны, то в лагерях, как известно, выживало у нас не более трети. Данные о руководящих деятелях компартии Германии, собранные немецким профессором Г.Вебером, показывают, что чекисты весьма успешно соревновались с гестаповцами в уничтожении немецких коммунистов.2
       Таким образом, КНУТ был пущен в действие с первых дней захвата власти и не опускался до сего времени. И мало в этом отличались Советский Союз и Кампучия, Куба и Никарагуа, Эфиопия и Румыния. И напрасно наша пропаганда пытается представить дело так, что отклонения от "ленинских норм" происходили только при Сталине. "Начав с безграничной свободы" в дореволюционных обещаниях, сразу же пришли "к безграничному деспотизму" (Шигадев в "Бесах" Достоевского).
       Даже привыкших советских людей поражает бесчеловечность и бессмысленность террора, начавшегося еще в правление Ленина. Характерна деятельность "Пятаковской тройки" в Крыму после его захвата большевиками: было объявлено, что пролетариат великодушен и теперь, когда борьба окончена, белым предоставляется выбор - уехать или остаться работать. "Мне редко приходилось видеть такое чувство всеобщего облегчения, как после этого объявления, - рассказывает известный писатель В.Вересаев, - молодое белое офицерство, состоящее преимущественно из студенчества, отнюдь не черносотенное", было готово сотрудничать с новой властью. Одновременно было предложено явиться на регистрацию. "На-чалась бессмысленнейшая кровавая бойня. Всех явившихся арестовали, по ночам выводили за город и там расстреливали из пулеметов. Так были уничтожены тысячи людей". Даже "Железный Феликс" Дзержинский выразился, что это была... "крупная ошибка"! И вот именно Пятакова в известном "завещании" прочил Ленин в свои "наследники"!
       При описанной экономической и политической организации общества оно не может существовать без развитой системы внеэкономического принуждения, без террора, без мощ-ного аппарата подавления. Не следует, однако, полагать, что террор и подавление в "социалистическом" обществе осуществляется только особым аппаратом. Оно происходит в каждом колхозе, где председатель непокорных лишает покоса, транспорта, дров, а то и просто избивает, на каждом предприятии, в каждом университете, где, например, студента исключают и в тот же день, в назидание другим, призывают в армию. Каждый "хороший" трудовой коллектив, благодаря круговой поруке и террору, служит в руках партаппарата могучим орудием унижения и подавления личности. Приведенную выше цитату А.Зиновьева только иностранец может воспринять как юмористическую гиперболу. На самом деле, я бы предпочел, вооруженный современной винтовкой, предстать перед беззащитным львом, чем перед комиссией пенсионеров. Профком может отправить вас по поручению директора в "психушку", где сроков нет и где в руках врачей вы быстро можете стать настоящим психом. Не поняв этого, нельзя понять атмосферу леденящего и липкого как пот туберкулезника постоянного страха за себя, за родных, за друзей. Удивительно такую атмосферу передал Оруэлл в "1984".
       Но, конечно, в любом "социалистическом" государстве власть обеспечивается мощным и дорогостоящим особым аппаратом подавления. Поскольку он широко описан, здесь сказано о нем кратко, в той лишь степени, в которой необходимо для полной картины государства, создающего право и механизм его действия.
       Огромные усилия делает советская пропаганда, чтобы изобразить сталинское время как отклонение от "гуманного социализма", но террор не прекращался ни во время хрущевской "оттепели", ни в "застойный период", ни в "перестройку". Разница лишь в формах и масштабах. Не надо забывать, что после сталинщины стало достаточным погрозить пальцем, чтобы сердце у челопека ушло в пятки.
       Но массовые расправы с народом происходили и позже /Новочеркасск, Темир-Тау и др./. При Горбачеве кровью подавили демонстрацию студентов в Алма-Ате /декабрь 1986/; только в пятилетнюю годовщину они были реабилитированы и мы узнали некоторые подробности. Не знаю числа погибших, но ранено было 1700, около 2000 осуждено. Напомню "кровавое воскресенье" в Тбилиси, расправы в Вильнюсе и Риге, резню в Сумгаите и в Баку... Любимец Запада, лауреат нобелевской премии мира Горбачев обо всех этих расправах, как объявлялось, узнавал последним. И Запад верил. Поверили бы и мы, если бы хоть кто-то виновный в резне, хоть один раз, был наказан.
       1. Тайная государственная полиция
       В разных странах она называется по-разному: гестапо, штази, секуритатя, и у нас часто меняла названия - ЧК, ВЧК, ГПУ, ОГПУ, НКВД, МГБ, КГБ, МБР, хотя сущность и методы работы оставались теми же. О ней написано много, а потому здесь необходимо только определить ее место в системе государства.1 КГБ - колоссальная, непрерывно растущая, абсолютно секретная, никому, кроме генсека не подконтрольная структура, о которой "хозяева страны" - народ - практически ничего не знает. Многочисленные фильмы, пьесы и литература - просто рекламные проспекты, долженствующие создать впечатление о рыцарях без страха и упрека, ведущих опасную и самоотверженную борьбу со шпионами и контрреволюционерами. О главной задаче КГБ - слежке за населением - нигде и никогда.
       Внешние функции у КГБ, конечно, есть, и его многочисленные агенты внедрены повсюду, в НАТО, в ООН и т.п. Но в этой сфере еще более важные задачи выполняет военная разведка - ГРУ2, о которой даже в период "гласности" не говорят. И за рубежом, помимо штатных агентов, КГБ вербует огромное число внештатных, особенно из советских эмигрантов, многим из которых условием "выпуска" ставится сотрудничество с КГБ, в том числе уголовники и множество проституток. Казалось бы, что они могут узнать от случайных клиентов? Однако, издавна КГБ действует по диалектическому принципу "перехода количества в качество", составляя из разрозненных осколков мозаики большое панно. Ведь даже сексуальные особенности некоторых клиентов КГБ может использовать для шантажа и вербовки.
       Но внутри страны сеть КГБ необъятна. Каждая организация, завод, колхоз, институт, просто жилой дом имеют своего "куратора" в райотделе КГБ, который вербует сеть "сексотов" /секретных сотрудников или в просторечии "стукачей"/, обязанных ему постоянными доносами, информацией о людях, разговорах, настроениях. Сеть эта раскинута в армии, милиции, в тюрьмах и лагерях и даже в самом партийном аппарате. Прислуга высших партийных чиновников, их шоферы состоят на службе КГБ, выполняя одновременно задачи охраны и наблюдения. Такая информированность КГБ делает его руководителя чрезвычайно опасным соперником в борьбе за власть. Поэтому Сталин поочередно их уничтожал. Для свержения Хрущева привлекли Семичастного, о чем он недавно рассказал в "Огоньке". Несомненно, существовал заговор против Брежнева, а может быть и не один, о чем я уже говорил выше. Поэтому хотя партаппарат старается не допустить чрезмерного усиления КГБ и держать его под контролем. КГБ же следит всегда даже за членами политбюро. В1990 г. отставной генерал КГБ Калугин, перешедший в оппозицию, поведал об издании Горбачевым запрета на такую слежку. Ведь самыми опасными противниками генсека в борьбе за власть были и всегда будут именно его ближайшие "соратники".
       Какова же внутренняя сеть КГБ? Во время утверждения в должности председателя КГБ Крючкова в Верховном Совете СССР Б.Ельцин рассказал, что за 10 лет его работы в Свердловской области "тысячи", по его словам, гебистов не поймали ни одного шпиона. Чем же занимались эти тысячи?
       Во время революционных изменений в ГДР и в Болгарии в 1990 г. было сообщено, что сеть штатных и нештатных агентов составляла к численности населения пропорцию 1:10. Примерно такое же соотношение, вероятно, существует и у нас, что дает страшную цифру. Может ли такая сеть не знать о разъедающей наш аппарат коррупции? А если знает, докладывает ли руководству?
       Западные либералы представить себе не могут, насколько страшен КГБ, ибо с самого рождения он не был связан никакими правовыми и, тем более, моральными нормами. Боевые фронтовые генералы боялись лейтенантов СМЕРШа, а потому немногие читатели смогут оценить невероятную храбрость командира, пожавшего руку Солженицину в момент его ареста сотрудниками СМЕРШа. Это куда опаснее, чем идти под пулями в атаку, не склоняя головы.
       Теперь узнаем мы, какие пытки применялись там, чтобы выбить признания в несуществующих преступлениях. Среди самых мягких - лишение сна, среди самых обычных - избиения. Были и мастера-художники: некто, по прозвищу "боксер", одним ударом выбивал челюсть, другой ударом ноги ломал любое заданное ребро, а там были и погружения в ванну с кислотой, и раздавливание половых органов и втыкание иголок под ногти, а знаем мы еще далеко не все. Конечно, сами гебисты никогда не были застрахованы от такой участи, они знали это и усердствовали, чтобы доказать свою преданность, что, правда, не всегда спасало. Вместе с Ягодой, Ежовым, Берией, Абакумовым снимались целые слои "верных чекистов". После XX съезда партии некоторые из них, пытавшие самых крупных партаппаратчиков, были расстреляны. Другие звери в огромном числе пошли в науку, особенно в юридическую, как, например, профессор ВЮЗИ Гришаев, руководивший следствием по делу "врачей-убийц". Палач КГБ Боровский, проведший 103 дела, по которым 51 человек был расстрелян, стал сначала кандидатом исторических наук, затем доктором технических /?/, после исключения из партии стал членом Союза советских журналистов и весной 1988 г. представлял советскую печать в Югославии. Не трудно догадаться, какая бабка ему ворожила!
       Часть палачей пришлось отправить на "заслуженный отдых" с персональной пенсией /как следователя Хвата, пытавшего гениального ученого Вавилова/, но в порядке "преемст-венности", конечно, значительная часть следователей продолжала трудиться на той же ниве.
       И все они были коммунистами!
       Советское государство неизменно настаивает на неприменении срока давности к гитлеровским палачам и военным преступникам. КГБ разыскивает и еще сейчас привлекает к ответственности, а суды приговаривают к расстрелу стариков, которые в юности служили у немцев полицаями, но когда заговаривают о привлечении к ответственности еще живущих гебистских палачей, лагерных убийц, официального ответа не слышно, а советская пропаганда призывает к покаянию, очищению и прощению. Понять это легко: если палачей начнут привлекать к ответственности, то трудно будет вербовать кандидатов на эту весьма необходимую во все времена коммунистам должность.
       КГБ имел и собственные вооруженные силы. Кроме пограничных войск, состоящих в подчинении КГБ, имеющих также авиацию и морской флот /300 тыс. человек/, КГБ имел и совершенно секретно армию в составе 12 дивизий /150 тыс./, о назначении которой догадаться довольно легко /АиФ, 1990, N 30/. Не для поимки агентов ЦРУ. Там, где есть тайная полиция /"охранка", ЧК, КГБ, гестапо, штази и пр./, правового госсударства и демократии нет и быть не может.
       2. Армия
       СССР имеет самую большую армию в мире, больше, чем армия США и другой коммунистической страны - Китая - вместе взятых. В любом "социалистическом" государстве в процентах к численности населения армия значительно больше, чем в "капиталистических" странах, и представляется как народная /армия, давившая танками студентов в Пекине на площади Тянь ань мэнь, так и именуется "народно-освободительной"/. При рождении в 1918 г. советской армии ее назвали "Рабоче-крестьянской красной армией" /РККА/.
       В первой программе партии 1903 г. Ленин записал требование: "замену постоянного войска всеобщим вооружением народа" но сразу после революции во второй программе /1919/ партия от этого требования отреклась, как и от многих других. Диалектика /"двоемыслие"/ в сочетании с историческим материализмом позволяет отрекаться от любых обещаний под предлогом изменения исторической обстановки. Вторая программа отреклась от декларированной ранее добровольности формирования армии и установила "принудительный набор". От декларированной ранее выборности командиров перешли к назначению, от "всеобщего вооружения народа" - к "постоянному войску", но с оговоркой, что в дальнейшем, по мере укрепления государства, эта "переходная форма" приведет к "территориально-милиционной армии". Приходится предположить, что наше государство до сих пор недостаточно укрепилось, но ранее Ленин /в статье "К деревенской бедноте" - 1903 г./ объяснил это вернее: "Постоянное войско, это - войско, отделенное от народа и подготовляемое для того, чтобы в народ стрелять". Мы увидим далее, насколько прав был Ленин.
       После окончания гражданской войны еще в 20-х годах сохранялся в значительной мере принцип территориального военного обучения, что объяснялось необходимостью тесной связи армии и народа.
       Коммунистическая пропаганда и закон утверждают, что смысл армии состоит в "защите отечества": "Вооруженные силы Советского Союза и стран народной демократии являются оплотом мира и предназначены для защиты своих народов и национальной независимости от агрессии империалистических государсгв".1
       Но откуда Советскому Союзу грозит агрессия? Зачем такая армия, которая вынуждает расходовать на нее едва ли не половину бюджета?2 Во-первых, "чтобы в народ стрелять", для подавления волнений внутри страны /и армия не раз продемонстрировала свои способности в этом направлении; они оказались гораздо более эффективными, чем, скажем, в Афганистане/. Поэтому генералитет сопротивляется принципу территориальной службы, на чем сейчас настаивают многие республики. Почему нельзя грузина обучать военному делу в Грузии, а латыша в Латвии? Именно потому, что солдаты не стали бы стрелять в своих братьев и сестер. "Кровавые воскресенья" в Тбилиси и в Вильнюсе, бойня в Баку были бы невозможны.
       Во-вторых, в соответствии с "доктриной Брежнева" армия должна удерживать другие народы в "социалистическом лагере", что она успешно продемонстрировала во время берлинского восстания, в Венгрии, в Чехословакии.
       В-третьих, армия превратилась в самодовлеющую систему, симбиоз военно-промышленного комплекса и генералитета. Они жиреют именно на военных поставках, на бессмысленных военных расходах. В 1990 г. США произвели 6 баллистических ракет, СССР - 120, танков соответственно - 1200 и 3500! Откуда же СССР при катастрофическом финансово-экономическом положении берет деньги? Капиталисты помогают! Как видно, социализм не обладает монополией на абсурд. Поэтому не следует ожидать объявленного сокращения армии и вооружений.
       Наконец, в-четвертых, армия - аккумулятор рабского труда, такого же дешевого /солдат получает 5 руб. в месяц!/, как лагерный, и даже более дешевого, ибо сами себя охраняют.
       В связи с этим рассмотрим структуру армии. 21 февраля 1990 г "Известия" опубликовали ранее секретную схему вооруженных сил СССР. Хотя комментарий к ней озаглавлен "Секреты без секретов", схема камуфлирует истинное положение. Постановление Совмина СССР от 30.3.90. об очередном призыве на военную службу упоминает: 1. вооруженные силы, 2. пограничные войска, 3. внутренние войска и 4. железнодорожные войска. В схеме же речь идет только о "вооруженных силах", а военно-строительные отряды не упоминаются. Выводя за схему значительную часть войск, генералы получают возможность манипулировать с цифрами военнослужащих. Не упомянуты и войска КГБ /они не ограничиваются пограничниками, о чем сказано выше/.
       Не знаю, имеется ли такое в других странах, но железнодорожные войска, призыв в которые проходит наравне с призывом в "вооруженные силы", подчинены гражданскому Ми-нистерству путей сообщения! Вопреки конвенции МОТ парни призываются не для обучения военному делу и защите отечества, а для обычных военно-строительных работ и охраны дорог, что с успехом могли бы делать наемные гражданские работники, но это обошлось бы государству дороже.
       Военно-строительные отряды или так называемые "стройбаты" - позор и горе страны! Личный состав этих частей - 329 тыс. чел. и они "состоят на балансе более, чем 20 гражданских министерств и ведомств" /И. 12.6.90./. Грубо говоря, их призывает в порядке воинской повинности Министерство обороны и продает в рабство гражданским Министерствам для выполнения таких работ и на таких условиях, на которые не согласится ни один свободный человек, ни один безработный бродяга. Пусть скажут высокогуманные и хорошо оплачиваемые деятели МОТ, соответствует ли это подписанным СССР конвенциям? И что они предпринимают по поводу грубых нарушений конвенций в "социалистических странах"?
       Считается, что "стройбатовцам" платят заработную плату, однако "среднемесячная зарплата некоторых строителей от 9 до 15 рублей" /МК. 15.1.91!/, причем солдаты должны оплачивать "питание", "жилище" и "одежду". В результате, чтобы выкупиться у рабовладельца, солдаты вынуждены просить денег у родителей, ибо от погашения долга "зависит своевременное увольнение в запас"! /МК. 15.1.91./ "До половины солдат работают посудомойками в столовых и кафе, дворниками, нянечками в детских садах и даже подсобными рабочими в кооперативах" /Там же/. Не случайно выше я поставил в кавычках "питание", "одежду" и "жилище". Более 1000 солдат Минсевзапстроя и 100 Минуралсибстроя проживали в помещении лагеря и тюрьмы, откуда из-за непригодных санитарных условий были... выселены заключенные! Жили солдаты и в помещении фосфоритного рудника, где концентрация фосфорной пыли в десятки раз превышает предельно допустимые нормы. Грустный анекдот: генерал командует - "Сменить белье!" и солдаты первой казармы меняются бельем со второй. И бывает, что их нищенскую зарплату солдатам не выдают по несколько месяцев. Что остается солдатам? Не случайно в "стройбатах" совершается 8 тыс. /зарегистрированных/ преступлений в год, что составляет 42% от всех преступлений в армии.
       12 июня 1990 г. "Известия" поместили заметку под радостным титулом: "Прощай стройбат!" о проекте указа /подписан Горбачевым 16 ноября 1990 г./ о расформировании военно-строительных частей "гражданского подчинения" /!/. Однако для радости оснований нет: указ предусматривает ряд "исключений", которые позволяют сохранять военное рабство вплоть до 1992 года /а там видно будет!/.1
       Рассказ о военном рабовладении был бы неполным, если не сказать о том, что в "стройбаты" берут только ребят непригодных к строевой службе в воинских частях, т.е. больных. Поэтому условия обязательной воинской службы под страхом "срока" в лагерях, оборачиваются для них часто инвалидностью или гибелью.
       В указе Президента, изданном на шестом году "перестройки", говорится о строителях, которые продаются гражданским министерствам и ведомствам. Но остаются военно-стро-ительные работы, в том числе постройка генеральских дач и домов. На тех же условиях.
       Однако генералами сдаются внаем части всех родов войск. В "Огоньке" печатались очерки А.Боровика-сына об отборных воздушно-десантных войсках. Их настолько часто используют для гражданских работ, что они называют себя "стройбат в голубых беретах". Кстати, когда в 1990 г. десантные войска в полном вооружении подтянули к Москве, генералы объяснили это необходимостью помочь в уборке урожая. Но десантников все же обучают военному делу и обращению с оружием, что они доказали в Тбилиси и в Вильнюсе. В "стройбатах" этого совсем не бывает.
       Необходимо сказать и об еще одной разновидности армейско-рабского труда: когда где-то возникает острая нехватка рабочей силы /например, шоферов в период уборки урожая/, партаппарат дает команду военкоматам и те проводят военную мобилизацию под предлогом переподготовки и по ночам /именно так!/ разносят обреченным повестки о призыве в армию. Призванного таким образом резервиста отправляют иногда за тысячи километров от дома и семьи на несколько месяцев в ужасные условия труда и жизни. А что может сделать гражданин? При отказе или бегстве - суд и лагеря. Вот и весь выбор. В таком порядке проводилась и мобилизация "ликвидаторов" /т.е. работников по ликвидации последствий чернобыльскпй атомной катастрофы/, многие из которых уже умерли или стали инвалидами. И все это происходит на глазах восхищенного "перестройкой" Запада.
       После расстрелов в Баку, Вильнюсе и Риге либеральная печать СССР подняла вопрос: законно ли, конституционно ли использовать войска против безоружного населения, для совместного патрулирования городов... Но ни в конституции, ни в Законе о всеобщей воинской обязанности нет ни слова о том, для чего призываются граждане на военную службу. Говорится, что это - почетная обязанность, священный долг и т.д., но что именно граждане обязаны делать и что не обязаны во время прохождения воинской службы, вы не найдете. И это, безусловно, не случайно.
       Армия, главные задачи которой - война с собственным народом и рабский подневольный труд, а вовсе не декларируемая "защита отечества", возможна лишь при бездумном подчинении, когда палки капрала солдат боится больше пули. В период "полугласности" в печать проникли сведения о ранее тщательно скрываемых мерзостях, которые в официальных кругах именуются стыдливым термином "внеуставные отношения". Офицеры и старшины избивают и грабят солдат, берут с них взятки, используют на работах для себя или для различных гражданских организаций, с которых они берут деньги, т.е. сдают внаем. Сюда же относится так называемая "дедовщина": старослужащие солдаты используют солдат-первогодков в качестве своих рабов. За отказ от обслуживания их избивают до смерти /это выгоднее, чем до увечья, ибо тогда возможно расследование, в случае же смерти командование, заинтересованное в сокрытии фактов, списывает это на несчастный случай, самоубийство и т.д./. Вообще количество погибших по разным причинам солдат в мирное время у нас огромно, но, естественно, что цифры скрываются. Тела погибших родственникам не выдаются.1
       3. Милиция и "внутренние войска"
       Милиция и "внутренние войска" подчинены Министерству внутренних дел /МВД/, Еще Щелоков издал приказ, в котором говорилось о сращивании милиции с преступным миром.2 Выше уже приводились некоторые факты. Много сообщалось в печати в последние годы о прямом участии милиции в бандах, в ограблениях и т.д. Доходит до курьезов: подполковник милиции Г.Эльгерт попался... в карманной краже на базаре /И. 2.2.89./
       Теоретически милиция должна охранять общество от преступников, но эту свою обязанность она выполняет очень плохо, хотя в печати и в кинофильмах всячески прославляется героизм и гуманизм милиции. Но ужасающий рост преступности красноречивее. Некоторое, хотя и слабое, оправдание - служба в милиции очень тяжела, плохо оплачивается, поэтому милиция комплектуется в основном за счет "лимитчиков" - парней, которые, отслужив в армии, не хотят возвращаться в деревню. Начальство этим пользуется, нещадно эксплуатирует милиционеров, крайне их озлобляя. Зато свою злобу милиционеры могут срывать на простых людях, что они и делают.
       На первой сессии Верховного Совета СССР министр внутренних дел, пытаясь оправдать плохую работу милиции по борьбе с преступностью, жаловался на недостаток милиционеров по сравнению с цивилизованными странами.3 Но надо учесть и то, как используется наличный состав: огромное их число находится в так называемой "вневедомственной охране" - охраняют дачи госпартаппарата, райкомы и горкомы партии и даже... редакции газет! Есть ли это где-нибудь еще в мире? От кого охраняет милиция, скажем, молодежную газету "Комсомольская правда!"? От диверсантов, от агентов ЦРУ? Ясно, что милиции хватает для охраны от народа, но не хватает для защиты народа.
       Зато в период "перестройки" и "демократизации" все милиционеры получили резиновые дубинки, которые они умело используют для разгона демонстраций и митингов. Были образованы специальные подразделения - ОМОН /отряды милиции особого назначения/, обучаемые специально для расправ: по телевизору нам показывали, как ловко они бьют и руками и ногами, дубинками и лопатками. Кого они будут бить? Рэкетиров и хулиганов? И за подписью главного любимца западной публики, лауреата многих премий Горбачева был принят закон о правах войск МВД: в числе многого другого им предоставлено "право" производить обыски и аресты без санкции прокурора. Такого /разумеется, юридически, а не фактически/ не было даже при Сталине.
       Войска МВД - "внутренние войска" /их солдаты, в отличие от солдат вооруженных сил, носят на погонах буквы "ВВ"/ предназначены для охраны лагерей и тюрем, а также специально для расправ с населением. В этом качестве в период "перестройки" они используются весьма интенсивно.
       4. Суд
       Суд подчиняется только закону. И секретарю райкома.

    Шуточная поговорка.

       История создания советской судебной системы очень интересна, но здесь нет возможности на ней остановиться. Сразу после революции на местах возникают "революционные суды", руководствовавшиеся не законами, а "революционным правосознанием",4 в соответствии с которым каждый "буржуй" /а к ним относили и профессоров, адвокатов, врачей и др./ - классовый враг, "пивший народную кровь", и тем самым уже заслуживающий наказания вплоть до расстрела. Короткое время параллельно действовали дореволюционные суды и применяли законы царского времени, в основном по гражданским спорам.
       Раньше всего новая власть приступает к созданию органов внесудебной расправы. Сначала штабы восстания - военно-революционные комитеты /ВРК/ сами выполняли все карательные функции: арестовывали, судили и выносили приговоры, сажали в тюрьмы и расстреливали /"ставили к стенке", "пускали в расход", "шлепали" - терминов появилось множество/, кого считали нужным, без церемоний и законов. Уже в ноябре 1917 г. при центральном ВРК создали Комиссию по борьбе с контрреволюцией, а в декабре - ВЧК.1 Советские ученые юристы пишут о ней так: "Следует отметить, что в первый период деятельности /до развертывания иностранной военной интервенции и гражданской войны/ ВЧК не обладала /или почти не обладала/ чрезвычайными полномочия-ми..."2 Это могут написать только советские юристы: - Чрезвычайная комиссия не обладала чрезвычайными полномочиями! Просто ее полномочия не были определены, т.е. не имели никаких границ! Характерно, что везде для размещения ЧК подбирались здания с большими и глубокими подвалами /банки, страховые общества и др./, где пытали и расстреливали, как правило, по ночам, тайно вывозя и закапывая трупы в безымянных "братских" могилах.3
       В январе 1918 г. возникли "революционные трибуналы" с видимостью гласного судебного разбирательства. Само направление дела в ревтрибунал означало тяжелый исход, хотя и там бывали легкие наказания и оправдания.4
       Регулярная система судов для рассмотрения гражданских и уголовных дел, не имеющих политического характера, стала создаваться в конце 1917 г. и первоначально не предполагала централизации: по Декрету о суде N 1 местный суд решал все дела без ограничения компетенции, а кассационной инстанцией служил уездный съезд местных судей. В 1918 г. образуются окружные суды, затем кассационный суд в Москве. Судьи и народные заседатели "избирались" местными советами, т.е. партаппаратом.
       Но и эти суды служили в первую очередь карательным целям и в том сошлюсь на самого Ленина, который писал в "Очередных задачах советской власти": "По мере того, как основной задачей власти становится не военное подавление, а управление, - типичным проявлением подавления и принуждения будет не расстрел на месте, а суд".
       Современная судебная система строится так: первой инстанцией является так называемый "народный суд" /районный или городской/. Обычно он делится на территориальные участки с одним народным судьей, который "подчинен" /так часто пишут в газетах, что вполне соответствует действительности/ председателю народного суда. Народные судьи "избираются" вышестоящим советом /например, судья районного нарсуда - областным советом/, а народные заседатели народных судов - на собраниях граждан открытым голосованием. Судьи и заседатели Верховных судов /союза, республик союзных и автономных/ "избираются" /судьи на 10 лет, заседатели - на 5 лет/ соответствующим Верховным советом.
       За исключением некоторых дел, рассматриваемых судьей единолично, дела рассматриваются судьей и двумя заседателями, юридически равноправными судье /"суд шеффенов"/.
       Армию "обслуживают" военные трибуналы, которые подчинены военной коллегии Верховного суда СССР.
       Не будем возвращаться к "тройкам", "двойкам" и "ОСО" /особым совещаниям/ тридцатых годов и подробнее описывать современную судебную систему, поскольку с ее организационными принципами легко ознакомиться по работам советских и иностранных юристов.1 Однако необходимо критически относиться к оценкам деятельности судов, т.к. все советские работы без исключения - апологетические /иные не могли быть изданы/, а иностранные авторы обычно не знакомы с закулисной стороной судебной деятельности.
       О.Лухтерхандт в рецензии на книгу бывшего советского /ныне американского/ юриста О.Иоффе упрекает автора в том, что тот очень сдержанно пользуется своими "закулисными знаниями", и, в частности, всего несколько слов сказал о "спецсудах", в результате чего читатель остается разочарованным.2 Боюсь, что Иоффе лишь делает вид, что он хранит тайны советского суда и сказал о "спецсудах" все для него возможное. Они настолько секретны, что рассказать о них могли бы только те, кто непосредственно в них работал, но они не расскажут. Другим юристам либо ничего не известно, либо почти ничего.
       Насколько я могу судить по обрывкам случайных сведений, слово "суд" с приставкой "спец" может обозначать различные суды. Спецсудами, в частности, называют лагерные суды, т.е. суды, рассматривающие дела заключенных в лагерях. Это - наименее секретные суды и формально они входят в систему общих судов, т.е. фигурируют как обычные народные суды, но об их деятельности все же мне читать нигде не приходилось.
       К "спецсудам" относятся также суды, существующих в СССР секретных населенных пунктов. О них большинству населения вообще ничего не известно /"гласность" в этом отношении ничего не изменила/ и очень немногим - что они существуют.
       Вероятно, имеются и другие "спецсуды". Так, вряд ли уголовные дела сотрудников КГБ, предателей из их числа и т.п. рассматривают обычные военные трибуналы.
       Все судьи - члены партии и как таковые подчинены партийной дисциплине, т.е. власти соответствующего "первого", и потому ни о какой независимости судей речи быть не может. Неподчинение "указаниям" трактуется как тягчайшее нарушение, влекущее исключение из партии или строгого взыскания, а за этим следует немедленное освобождение судьи от работы.
       Западные юристы-советологи, даже достаточно критически оценивающие советскую судебную систему, все же знают ее по апологетической советской литературе, а не по скрытой практике. Так, известный и очень неплохой знаток советской юридической системы, окончивший юридический факультет Московского университета Д.Хазард не считает давление партии на суды характерной чертой советской судебной системы; он утверждает, что советские суды придерживаются политики партии, "но их решения по индивидуальным делам не диктуются сверху".3 Ясно, что он ничего не слыхал о "телефонном праве", а оно в том и состоит, что не только "первый", но и вторые, третьи, четвертые районные /и, тем более, областные и центральные/ начальники, включая директора управления торговли, от которого зависит получение судьей питания для своих детей, предписывают /или "просят"/ по телефону судье, как он должен решить любое уголовное или гражданское дело, в котором они заинтересованы.4
       Судьи верхних инстанций судов /как и прокуроры/ назначаются часто из партаппаратчиков, до того не имевших отношения к юстиции. Так, когда после смерти Сталина надо было убрать Горкина с должности секретаря Президиума Верховного совета, его "избрали" Председателем Верховного суда СССР, хотя он юридического образования не имел и в органах юстиции не работал.
       Судьи низших инстанций материально плохо обеспечены /при официальном среднем заработке рабочих и служащих в 1989 г. 250 руб. в месяц народные судьи получали 180 руб./ и потому материально зависимы и никакие законы, декларирующие независимость судей, не способны ликвидировать "телефонное право".
       Суды размещаются в самых отвратительных, часто аварийных постройках; нет специальных комнат для свидетелей даже в Москве и свидетели ждут вызова в коридоре, обмениваясь мнениями и сведениями. Комната совещаний суда одновременно служит кабинетом судьи, а потому имеет городской телефон, а также селекторную связь с районным начальством.1
       Мы еще не раз вернемся к суду и судебной практике, поскольку это относится к действию права, здесь мы говорим только о месте суда в системе подавления, а чтобы избежать обвинений в тенденциозности /хотя их все равно не избежать/, закончим раздел словами основоположника коммуни-стического государства - бессмертного Ленина: в письме наркому юстиции Курскому от 17 мая 1922 г. по поводу проекта Уголовного кодекса вождь требовал "открыто выставить принципиальное и политически правдивое /а не только юридически узкое/ положение, мотивирующее суть и оправдание террора, его необходимость, его пределы.
       Суд не должен устранить террор; обещать это было бы самообманом, а обосновать и узаконить его принципиально, ясно, без фальши и без прикрас".
       Аминь.
      
       5. Прокуратура
       Характеристику прокуратуры, играющей значительную роль в советском режиме, надо начать с одной из наиболее интересных работ Ленина, относящихся к праву, - письма Сталину для политбюро от 20 мая 1922 г, "О двойном подчинении и законности". Подоплека письма состоит в следующем: большинство комиссии ВЦИК вынесло решение, чтобы прокуратура, которую Ленин собирался создать для усиления "вертикали власти", строилась по принципу "двойного подчинения", т.е. одновременного подчинения центру и местной власти. Ленин был против такого решения, считая, что оно "выражает интересы и предрассудки местной бюрократии". Он настаивал на строгой централизации.
       Ленин победил и прокуратура до сих пор остается централизованной, местным властям de jure неподчиненной и от них независимой организацией. Однако победа Ленина напоминает мне старый анекдот, как в одном местечке при строительстве бани жители разделились на две партии: одна требовала доски пола прострогать, поскольку иначе у всех в босых ногах будут занозы, другая утверждала, что на строганых досках люди будут скользить, падать и ушибаться. Обратились к раввину, который решил удовлетворить обе партии: "Доски строгать! Но строганой стороной положить вниз!" Каждый прокурор /района, области и т.д./ обязательно по должности "избирается" членом бюро соответствующего комитета партии и, как таковой, подчиняется местному "первому" в порядке партийной дисциплины. Отсюда и происходит возможность для "первого", как в приведенном выше факте, не только командовать прокурором, но и просто выгонять его из своего кабинета.
       Перекликаясь со многими юристами-советологами, разыскивающими корни советского беззакония и террора в деяниях Ивана Грозного и Петра Великого, Ленин пишет об "исконном русском взгляде и привычке полудикарей, желающих сохранить законность калужскую в отличие от законности казанской". Если некоторые западные ученые справедли-во считают, что "социалистическое" право отличается "зияющей пропастью между писаным правом и его применением", а единственный общий принцип, присущий любому "социалистическому" праву состоит в принципе принуждения /С.Кучеров, например/, то другие /например, Д.Хазард/ руководствуясь западной логикой и "книжным правом", утверждают, что законность и стабильность необходимы "даже" Китаю, а потому нарушения законности не составляют характерной черты "социалистического права".
       Конечно, отсутствие законности серьезно вредит государству. Конечно, правители хотели бы, чтобы их повеления исполнялись неукоснительно, а потому призывы о строгом соблюдении законности никогда не прекращались от Ленина до Горбачева /включая и сталинский период/. Но в то же время они нуждаются в своем праве произвола. Совместить то и другое невозможно, а потому выбор всегда делался в пользу произвола и беззакония.
       Формально функция прокуратуры состоит в надзоре за соблюдением законности во всех сферах, не исключая и КГБ, МВД, лагерей и прочего. Фактически же ее роль сводится к возбуждению уголовных дел и к руководству ведением следствия по ним /против чего сейчас протестует общественность/, т.е. она играет очень важную роль в системе подавления.
       Что касается надзора за законностью, то никогда за всю ее историю она не воспрепятствовала массовому террору и беззаконию. И если кто-то приведет несколько иных примеров, они ничего не опровергнут, тем более, что я опять сошлюсь на непререкаемый ленинский авторитет: в том же письме он заявил, что "в отличие от всякой административной власти прокурорский надзор никакой административной власти не имеет и никаким решающим голосом ни по одному административному вопросу не пользуется".
       6. Карательная медицина
       Как уже было сказано, карательные функции, функции подавления выполняют у нас все органы вплоть до колхозных собраний, печати, радио и телевидения /вспомним бесчисленные травли "врачей-убийц", "космополитов", "вредителей", Пастернака и Бродского и многих-многих других/. О карательной психиатрии написано много, но советские психиатры /именно те!/ без малейшей ответственности, без покаяния снова заняли с благословения западной общественно-сти почетное место в мировой психиатрии.
       Поэтому я долго колебался, включать ли этот параграф в книгу. Медицина - самая гуманная сфера человеческой деятельности. Медицина в целом осуществляет в нашей стране те же функции, как и во всех странах. Большинство врачей, несмотря на ужасающие бытовые и профессиональные условия /так, на прием больного врач имеет норму - 8 минут; за это время он должен выслушать жалобы, все их от руки записать в историю болезни, осмотреть, поставить диагноз и все это опять записать, выписать рецепты и назначения и их тоже записать в историю болезни.../, отсутствие лекарств, оборудования мужественно по мере сил и знаний выполняют свой долг. Тем не менее, и медицина у нас выполняет функцию подавления.
       Любимец западной общественности, лейб-медик советского госпартаппарата и лауреат высших премий Чазов отдал приказ - не регистрировать облучение и связанные с ним заболевания и даже смерть, а квалифицировать как общие заболевания! Разве это не преступление против народа, не сознательный массовый геноцид, вызванный лишь желанием государства не платить компенсации и не принимать никаких мер? Через несколько дней после чернобыльской катастрофы детей Киева вывели на первомайскую демонстрацию, чтобы продемонстрировать безопасность чернобыльского взрыва, хотя еще сыпалась радиоактивная пыль! И врачи не кричали: "Что же вы делаете?", и тысячи врачей безропотно выполняли приказ Чазова, не ставить диагноз лучевой болезни, прикрывая ее ложными диагнозами. Без их помощи приказ Чазова остался бы на бумаге, но они стали соучастниками тысяч предумышленных убийств. Врачи.
       Только сейчас, когда прошло более четырех лет, а заболевания и смертность приняли катастрофические размеры /а ведь своевременным лечением многие можно было бы предотвратить/ начальство разрешило ставить истинные диагнозы.
       Сведения об облученных /по некоторым данным их 4 млн. чел./ до сих пор засекречены в 3 управлении Министерства "здравоохранения" СССР и в Министерстве обороны.
       Прокуратура Гомельской области возбудила уголовное дело по поводу фиктивных "обследований" 50 тыс.человек /5 тыс. из них - дети/. Врачи, в глаза не видя людей, завели на них "истории болезни" с благополучными диагнозами! Обследования, проведенные сейчас, показали, что у детей до 3 лет анемия составляет 100%, до 7 - 62%, до 15- 13%; поражена щитовидная железа, у многих - зоб. Но вскоре прокуратура уголовное дело прекратила по мотиву - врачи выполняли приказ Минздрава /КП. 15.9.90./. Но ведь выполняли!
       Врачи печально знаменитого института судебной психиатрии им. Сербского, успешно боровшиеся с "диссидентами", помогали и в борьбе с облученными людьми, жаловавшимися на ложные диагнозы. У них психиатры констатировали... "радиационный психоз"!
       И все эти пять лет ни столь почитаемому на Западе Президенту, ни "парламентам", ни правительству ничего не было известно? И всезнающее КГБ тоже все это от них скрывало?
       Недавно были опубликованы протоколы Политбюро, из которых видно, что масштабы катастрофы засекречивались по его решениям.
       Карательное использование психиатрии продолжается. Безусловно, карательная психиатрия в политических целях применяется меньше, прежде всего вследствие либерализации выражения мнений, во-вторых, вследствие повышенного внимания общественности. Но на местном уровне для усмирения "неудобных" людей психиатрия используется достаточно широко, чтобы не восстанавливать Советский Союз в международной организации психиатров. Так, житель села Славкино Ю. Соболев собирался выступить на предвыборном собрании против "первого" Ульяновской области. По приказу "первого" района был помещен в "психушку", откуда потом ему удалось бежать. Врач В.Камалов, "ставивший диагноз", объяснил: "А куда денешься, если приказывают?" /И, 28.6.89./
       Моральный уровень медиков ниже низшего предела. Пока не было организовано нелегальное производство наркотиков в широких масштабах, основными их поставщиками были медработники. Они же занимаются спекуляцией дефицитными лекарствами, похищая их из больниц, поликлиник и аптек. Едва ли не половина больных СПИДом /в том числе грудные дети/ были инфицированы медиками в больницах при переливании крови.
       За 1988-1989 годы к уголовной ответственности было при-влечено около 33 тыс. медицинских работников /И, 17.10.90./
       Именно врачи ставят забитым до смерти солдатам диагнозы смерти от общих заболеваний или от самоубийства.
       Именно врачи подтверждают состояние опьянения погибшим от несчастного случая рабочим, избавляя тем самым начальников не только от уголовной ответственности, но даже от обязанности предприятия возместить ущерб детям погибшего...
       Когда академик Сахаров объявил голодовку, лечащий врач ему сказал: "Умереть мы вам не дадим, но сделаем так, что вы сами штаны надеть не сможете"!
       Продолжать можно и дальше, но это слишком тяжело...
       Откроет ли этот краткий параграф глаза читателям на состояние произвола и беззакония, на всепроникающую и всеобъемлющую систему террора и на полную беззащитность народа? Ну а тем социалистам, которые всего этого не хотят видеть, не помогут и многотомные списки преступлений "социализма".
       Пара слов об уровне российской медицины: не только VIP-персоны предпочитают лечиться за границей или у приглашенных оттуда врачей. Лечиться за границу отправляют даже травмированных спортсменов. Надо ли что-то добавлять?
       ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. КРЕПОСТНОЕ ПРАВО.
       Но если люди, стоящие на страже законов и государства таковы не по существу, а только такими кажутся, ты увидишь, что они разрушат до основания все государство, и только у них одних будет случай хорошо устроиться и процветать.

    Платон. Государство.

      
       Глава 8. Источники права
       Почти одними и теми же словами во всех без исключения юридических трудах с незначительными вариациями дается следующая система источников "социалистического" права:
       а/ нормативные акты государственных органов;
       б/ судебный прецедент;
       в/ обычай.
       Со времен Хрущева, провозгласившего начало перехода к коммунизму и перерастание государства в общественное самоуправление, а права - в нормы социалистического общежития,1 стали включать в систему источников права "правотворчество и нормативно-правовые акты общественных организаций трудящихся"2 и "Непосредственное правотворчество народа, акты референдума"3 хотя вплоть до 1991 года ни одного референдума в стране не было.4
       Сначала кратко разберем директивную /"научную"/ систему источников права, а потом настоящую, существующую в жизни.
       а/ Среди нормативных актов, издаваемых государствен-ными органами, на первое место все без исключения авторы ставят ЗАКОН, т.е. акт высшего органа власти: Верховного Совета СССР, Верховных Советов союзных и автономных республик. Нет таких выспренних слов, которыми бы ученые и публицисты не прославляли его безусловное верховенство в праве. И ничем не отличаются гимны закону сталинского5, хрущевского и брежневского6 времени от горбачевского.7 Надо отметить, что до Конституции СССР 1936 года различения Закона в формальном смысле не существовало вообще и практически все акты центральных органов считались законами. Так, печально знаменитый "Закон 7 августа 1932 года" был постановлением Центрального Исполнительного Комитета /ЦИК/ СССР, т.е., как показывает само название, актом исполнительного, а не законодательного органа.
       Среди законов наиглавнейший - КОНСТИТУЦИЯ.8
       Камнем преткновения для ученых юристов стали УКАЗЫ, издававшиеся Президиумами Верховных Советов, а теперь и Президентом. Критикуя "буржуазное" право советские юристы утверждали, что "там" "происходит отказ от принципа верховенства закона"9, декретирование, при котором декреты исполнительной власти "фактически" отменяют и изменяют законы"10, падение роли парламентов и усиление власти президента и правительства.
       Не имея возможности из-за ограниченного объема книги знакомить читателя с мнениями западных ученых о советском праве, приведу в качестве характерного примера некоторые мысли одного из наиболее известных ученых Р. Давида об источниках советского права из его крупного труда Droit sovietique, (1954). Он полагает, что писаный закон в СССР совпадает с правом, закон - исключительный источник права. При перестройке общества только закон может выполнить волю государства, ни судебная практика, ни обычай для этого не подходят и потому не применяются. Нетрудно заметить, что он излагает принятое в советской теории официаль-ное мнение /с.216-241/ с некоторой долей критики /в частности, он указывает на общее возмущение на Западе применением уголовного закона по аналогии/.
       Но даже нашим юристам невозможно было закрыть глаза на то, что у нас указами изменялись и отменялись не только простые законы, но и статьи "священной" конституции. А отсюда, с одной стороны, нельзя было не сознаться, что указы "иногда изменяют и отменяют действующие законы"1, а, с другой стороны, нельзя не признаться, что это не соответствует везде провозглашенному принципу верховенства закона. "Естественно /?/ поэтому, что в последние годы наша наука все чаще /!/ характеризует такие указы как законодательные /?/ акты".2 Но ведь указы от имени президиума Верховного Совета фактически издавал единолично его председатель, а теперь - официально Президент, и лишь часть указов впоследствии чисто формально "проводилась" через сессии Верховных Советов, становясь формально законами. Поэтому положение ученых оказалось безвыходным. В теории до сих пор указы болтаются где-то между законами и подзаконными актами, к которым относятся все остальные, кроме законов, нормативные акты государственных органов.
       б/ Вопрос об обычае как источнике права остается спорным. Основные точки зрения: 1. допускается применение обычая, если он санкционирован государством, но это бывает очень редко и потому не имеет серьезного значения;3 2. получив государственную санкцию, обычай становится нормативным актом и потому как самостоятельный источник права не существует.4
       в/ Судебная практика /прецедент/ как источник права отрицается всеми5. Очень немногие признают это качество за постановлениями пленума Верховного суда.6
       г/ Акты "общественных организаций трудящихся". Много бумаги было исписано по этому поводу, чтобы доказать преимущества "социалистического" государства и права, его подлинную демократичность. Были очень распространены "совместные" постановления ЦК, Верховного Совета, Совета Министров и ВЦСПС. Обычно делалось это для "придания веса и авторитета". Обязательно в крупных постановлениях по труду, особенно если права работников урезались, ставилась подпись профсоюзов /ВЦСПС/. ВЦСПС предоставлено право издания нормативных актов в области трудового права, хотя обычно такие акты издаются совместно с Госкомтрудом. Все сложнейшие "теоретические" упражнения наших юристов о природе таких актов, на которые не стоит тратить времени, легко снимаются, если мы вспомним, что так называемые "общественные организации" составляют часть государственного аппарата.
       д/ Непосредственное правотворчество народа - демагогия чистейшей воды. Референдумы были предусмотрены еще конституцией 1936 года, но никогда не проводились. Принятие конституции ГДР /блаженной памяти/ в порядке референдума столь же убедительно, как и "самые демократические выборы" с одним кандидатом, 99% участников и 99% "за". Результаты референдума 1990 года о судьбе СССР еще красноречивее говорят о значении "воли народа" как источника "социалистического" права. Большинство народа проголосовало за сохранение СССР, после чего три президента его ликвидировали.
       Таковы основы официальной теории источников социалистического права.
       А теперь рассмотрим иерархическую систему источников социалистического права, существующую в действительности:
       1 указания "директивных органов" ("телефонное право");
       2 обычай;
       3 судебная практика;
       4 нормативные акты государственных органов;
       а/ акты органов управления;
       б/ законы;
       5. доктрина.
       На чем основана такая иерархия? Наибольшую часть правового массива /объём его колоссален; так, только по вопросам качества продукции действует 999 актов, о премировании около 500, о плановых нормативах и показателях более 770 - (И. 22.9.87). - Думаю, что приведенные цифры приблизительны, т.к. учет актов поставлен плохо/ занимают акты органов государственного управления /исполнительных органов/. В регулировании отношений хозяйственных организаций и граждан, соответственно, и в юридиче-ской практике, они имеют наибольшее значение. Однако иерархия, подчинение основаны не на количестве, а на силе актов в юридической практике. Официально, в теории закон отменяет постановление правительства, обратное невозможно; отсюда и дается вывод о высшей силе закона. Но мы исследуем не советскую теорию, а жизнь, повседневную практику правового регулирования в советском обществе. В соответствии с жизнью и построена эта схема, что далее будет доказано.
       Несколько слов о правотворческом процессе: все инициативы исходят из "директивных", т.е. партийных органов, независимо от того, кто затем выступит формальным инициатором - Совмин, ВЦСПС, Верховный Совет и др.1 Далее акт проходит официальные стадии /для закона: обсуждение, принятие, опубликование/ до его введения в действие, вступления в силу.
       Особо надо отметить то, что большинство правительственных и ведомственных актов не публикуется вообще. Издаваемые акты можно разделить на три категории: "открытые" /хотя и они могут иметь секретные пункты, записанные обычно так: "п. 16. Протокольно", "ДСП" /Для Служебного Пользования/ и секретные. Перед изданием Свода Законов СССР было подготовлено и издано многотомное Собрание узаконений СССР, оно целиком - "ДСП" и находится только в крупных ведомствах и учреждениях
       Это можно было бы оправдать, если бы секретные акты касались только сугубо внутриведомственных интересов, но очень многие из них непосредственным образом устанавливают права и обязанности миллионов граждан. Так, по Положению о паспортной системе, утвержденному Постановлением Совмина СССР от 28 августа 1974 г., граждане, допустившие проживание у них лиц без паспортов, прописки или регистрации, подвергаются денежному штрафу. Но для жителей "образцового коммунистического города" - Москвы сделано секретное изъятие: такие граждане могут быть подвергнуты административной высылке сроком до двух лет по решению исполкома районного Совета. "Выходит, два "закона" действуют параллельно: "явный и тайный" /И. 9.10.88./. К этому можно добавить, что высылка автоматически лишает человека "прописки" и превращает его в "бомжа", бродягу: жилой площади ему не дадут, без нее не дадут работы, без работы и площади не пропишут /кстати, ни в одном законе не сказано, что без прописки нельзя брать на работу, и это явно противоречит "гарантированному" конституцией праву каждого гражданина на труд/. В то же время неработающего человека могут привлечь к уголовной ответственности как бродягу и за "тунеядство".
       Когда проституция считалась несуществующей, поскольку по Марксу и Энгельсу в социалистическом обществе ее быть не должно, с ней велась "тайная война" секретными актами. В 1966 году /цитирую/ "был издан документ предусматривавший административные наказания, в частности лишение прописки за систематическое /?/ занятие проституцией". Затем был издан совместный приказ /1967 г/ начальника ГУВД Мосгорисполкома и прокурора г.Москвы /прокурор не имеет права издавать приказы, кроме внутриведомственных. Авт./, регламентирующий эти действия в Москве. Секретны все указы и инструкции, относящиеся к выездам советских граждан за границу /И. 16.11.87./. Секретны все акты, касающиеся режима содержания заключенных /в частности нормы их питания/. Абсолютно секретны все нормативные акты, регулирующие деятельность КГБ.
       Проф. Д.А.Лебер /ФРГ/ в очень интересной и хорошо документированной статье отметил, что юридическая наука мало внимания уделяет проблеме опубликования.1 Для советских ученых она трудно решается: любой юрист понимает, что требование - "никто не может отговариваться незнанием законов" - для советского гражданина абсурдно, если эти законы не опубликованы, но юрист обязан действия государства оправдать. Для этого авторский коллектив Института Советского законодательства подменил термин "опубликование" понятием "оглашение", включающим в себя рассылку принятых нормативных актов организациям, которые должны их исполнять. Таким образом, приказ "0 режиме и питании заключенных", направленный Министерством внутренних дел начальникам лагерей, считается "оглашенным", 2 т.е. опубликованным.
       Теперь рассмотрим действительную иерархию источников права.
       1. Указания "директивных органов", "телефонное право".
       Начнем с абсурдного для нормального общества факта: в декабре 1936 г. была принята "самая демократическая в мире" "Сталинская Конституция СССР", ознаменовавшая переход к социализму и "гарантировавшая" такие права и свободы граждан, как "неприкосновенность личности" /ст.127/, "неприкосновенность жилища" /ст. 128/ и другие, а через несколько дней начался страшный 1937 год, год наивысшего пика террора. Сотни тысяч людей без суда и следствия, без санкции прокурора "чекисты с горячим сердцем" хватали на улице, на работе, дома /как правило, по ночам/, избивали, пытали, расстреливали... А когда обезумевший от страха, растерянный, ничего не понимающий человек вопрошал "чекистов": "А как же конституция?", следовал стандартный ответ: "Конституция не для врагов народа!"
       Один из ярчайших примеров последнего времени - ссылка без суда и следствия в г. Горький академика Андрея Сахарова вопреки действующей конституции, уголовному и уголовно-процессуальному законодательству. Ссылка есть уголовное наказание; по ст.25 УК РСФСР преступнику может быть назначена ссылка на срок не более 5 лет. Лауреат Нобелевской премии мира Сахаров и его жена Елена Боннэр пробыли в ссылке 7 лет. Сейчас часто подчеркивают, что Сахаров был освобожден по личному указанию /но именно по указанию, а не по официальному постановлению правового органа/ Горбачева, но забывают отметить, что после "апрельской революции" /как торжественно ученые подхалимы именовали интронизацию Горбачева/ Андрей Сахаров и Елена Боннэр пробыли в ссылке еще полтора года. Компенсации никакой за годы издевательств и лишений они тоже не получили.
       18 ноября 1981 г. "Литературная газета" поместила пространное интервью с "первым" Азербайджана Г.Алиевым, имевшее целью ни много, ни мало, как прославить его дея-тельность /цитирую!/ "по развитию и строгому соблюдению ленинских партийных норм", а также "советской законности и совершенствованию социалистического образа жизни"! Между прочим, там шла речь о распространении в вузах "взяточничества, протекционизма, семейственности среди профессорско-преподавательского состава", в связи с чем на юри-дический факультет "запретили принимать детей работников административных органов". Поскольку это явно противоречит конституции, корреспондент деликатно заметила: "Мы же говорим о законности, а это, мягко говоря...", на что Алиев возразил: "Не ищите мягких слов. Да, это - волевое решение. Как первый секретарь ЦК компартии, я предложил, коллегия приняла". Иначе говоря, воля вождя партии и есть право, стоящее выше Конституции.
       Выше говорилось о негласном запрете приема на работу без прописки. Здесь имеется такой уникальный правовой акт: "устное разъяснение МВД СССР", по которому на работу можно принимать только тех, кто прописан там, откуда до места работы можно ежедневно добираться общественным транспортом! Естественно, доказательств наличия такого акта я предъявить не могу, но пусть те, кто от меня потребуег доказательств, покажут мне закон, на основании которого, вопреки конституции, не принимают на работу без прописки! А этот факт известен абсолютно всем.
       Но и работающие, лишенные по каким-либо причинам прописки, подлежат увольнению с работы на основании "второй части ст.254 КЗоТ РСФСР", которая гласит, что в определенных случаях законом "могут устанавливаться дополнительные основания прекращения трудового договора некоторых категорий рабочих и служащих при нарушении установленных правил приема на работу и в других случаях". Как видно из текста статьи, она предусматривает возможность установления законом иных, еще не предусмотренных оснований, кроме пунктов 1-4 этой статьи, но не основания увольнения. В 1982 г. на совещании в Институте права член Мосгорсуда сообщила, что имеется "указание" увольнять лишенных прописки по "части 2 ст.254 КЗоТ". Она не сказала, чье это "указание"; более того, Мосгорсуд даже не имел письменного текста указания, но им руководствовался.1
       Такие "указания", противоречащие конституции и законам, даются на всех уровнях, причем на низшем уровне государственного управления нарушения конституции и законов могут быть наиболее вопиющими. Для рядового работника нет вопроса, исполнять ли норму конституции или "указание" секретаря райкома. Как говорит старая поговорка, - до бога - высоко, до царя - далеко, а "первый" - рядом во всей своей силе никакими законами не ограниченной диктатуры.2
      
       2. Обычай
       Блестящий цивилист М.М.Агарков, ныне покойный, лекции которого мне еще довелось слушать, шутил: "Проблему соотношения обычая и закона, над которой безуспешно бились в других странах юридические умы, мы решили просто - у нас есть обычай не соблюдать закон". Очень серьезная и даже печальная шутка. Обычай я помещаю на втором месте, поскольку, вопреки догмам нашей теории, он широко распространен и часто отменяет закон. Правда, слова "обычай" вы нигде не найдете, поскольку он замаскирован термином "практика". Мы отрицаем применение обычая и даже его существование, но никого не удивляет, когда мы читаем, что тот или иной правовой вопрос решается так-то "по установившейся практике", "в соответствии с твердо установившейся практикой", профсоюзных и хозяйственных органов и т.д.3
       Конституция СССР 1936 г. не предусмотрела ни процесса законотворчества, ни регламента сессий Верховного Совета и множество других конституционных вопросов. Все это устанавливалось "практикой".4 Особенно широко "практика" действует в трудовом праве5
       Какова же сила обычая /"практики"/ и действительно ли он отменяет закон? Ограничимся наиболее ярким примером: ст.30 союзного закона - Основ законодательства о труде гласит: "Работа в выходные дни запрещается". Но кто из директоров предприятий обращает внимание на этот закон? Он давно отменен обычаем и находится в кодексе лишь "для красоты", как и многие другие законы.
      
      
       3. Судебная практика.
       Вопреки профессиональной лжи советских юристов, судебная практика /прецедент/ служит важным источником советского права.
       Критерий работы каждого судьи - отсутствие "брака", т.е. отмененных приговоров, решений и определений. Верховные суды Союза и союзных республик публикуют бюллетени с "образцовыми" решениями и приговорами по конкретным делам. Теоретически "нижестоящие" суды вправе не руководствоваться ими. Практически же каждый адвокат знает, что если он в суде сошлется на определение Верховного суда по аналогичному делу, суд решит его дело именно так. В противном случае решение суда будет отменено "вышестоящим" судом, а "независимому" судье запишут "брак".1 Что это, если не "прецедент"?
       Но, кроме того, пленумы Верховных судов издают постановления, которые теоретически "разъясняют" закон, практически же устанавливают новые нормы права. В монографии, на которую я сейчас сослался, сказано, что истолкование судами законов "иногда фактически приводило и к отступлению от них или к их восполнению судом при отправлении правосудия",2 но это, якобы, имело место в прошлом, а сейчас осуждено. Но это - чистая неправда, что тут же признают и сами авторы: "И хотя "исправление" законов в судебной прак-тике продолжает происходить иногда /?/ и на нынешнем этапе, но такого рода процесс, разумеется, не может быть признан законным".3
       Ни один грамотный юрист, не потерявший окончательно зрения и совести, не может не видеть резкого противоречия между "теорией" и практикой. Вот, как авторы цитируемого труда о судебной практике пытаются выйти из тупика: они, в конце концов, признают, что судебная практика создает нормы, обязательные для применения в судах, НО... "Указанные правила /правоположения/ имеют силу авторитета, а не авторитет силы. Поэтому их целесообразно /?/ именовать правоположениями, а не правовыми нормами"!4 В старинном анекдоте священник, пожелавший в пост скушать поросенка, заклинает: "Порося, порося, превратись в карася!"
       4. Нормативные акты государственных органов
       а/ Акты органов управления
       При инертности и неразвитости советского законодательства, правовое регулирование осуществляется главным образом актами органов управления: Советом /теперь кабинетом/ министров Союза и республик, ведомств и исполкомов всех уровней. В "Своде Законов СССР", несмотря на его название, чуть ли не 90% объема занимают акты органов управления, а не законы.
       Эта огромная масса хаотична, противоречива, не управляема и не эффективна. По приведенным Ф.Бурлацким, одним из авторов гениальных речей Брежнева, сведениям, из десяти постановлений Совета министров СССР выполняется только одно /ЛГ. 14.9.88/. Хотя в советской "теории" акты органов управления называют "подзаконными", на деле они с законами не считаются. Приведу характерный и общеизвестный пример: Основы гражданского права /вступили в силу в 1962 г./ установили в ст.41 - "Покупатель, которому продана вещь ненадлежащего качества, если ее недостатки не были оговорены продавцом, вправе по своему выбору потребовать либо замены вещи, определенной в договоре родовыми признака-ми, вещью надлежащего качества, либо соразмерного уменьшения покупной цены, либо безвозмездного устранения недостатков продавцом, либо расторжения договора с возмещением убытков".
       Этот союзный закон никогда не выполнялся: Министерство торговли своей инструкцией о порядке обмена товаров аннулировало право выбора, обязав граждан, которые купили непригодные телевизоры, стиральные машины и проч. испытывать невероятные мучения с ремонтом. А замена бракованного автомобиля вообще исключена.
       б/ Законы
       В знаменитом сборнике "Вехи", появившемся после российской революции 1905 года /М., 1909 г./ очень интересна статья Б.А. Кистяковского "В защиту права. Интеллигенция и правосознание". Он доказывает, что в силу традиционного российского беззакония у интеллигенции "не могло создаться и прочного правосознания, наоборот, последнее стоит на крайне низком уровне развития". По его мнению, показательно, что в России нет ни одной научной работы, имеющей общественное значение, такое, как в Англии работы Гоббса, Мильтона, Локка, Монтескье во Франции, Гегеля, Фихте, Канта - в Германии. Кистяковский объясняет это тем, что в условиях российского отсутствия правопорядка закономерно и отсутствие правосознания. Разрушив до основания российский правопорядок, большевики создали царство полного произвола. Естественно ему соответствует полное отсутствие правосознания.
       После всего, что сказано об иных источниках права, о законах можно уже не говорить, в том числе и об Основном законе - конституции, "сталинской" ли, брежневской ли. Вряд ли есть в них хоть одна статья, ссылаясь на которую, гражданин не выглядел бы перед чиновником полным идиотом. Да никто, кроме ученых юристов, ее и не принимает всерьез.
       А как относятся к ней "демократы"? 1 февраля 1991 г, вступило в силу решение Мосгорисполкома, подписанное всемирно известным "экономистом" и "демократом" Г.Поповым, о запрете вывоза дефицитных продуктов и товаров из Москвы. В этот день на вокзалах и поездах, в аэропортах и на автодорогах появились тысячи милиционеров, которые без санкции прокуроров обыскивали пассажиров, рылись в их багаже и отбирали продукты и вещи, купленные в Москве! Сколько статей конституции нарушили "демократы" своим постановлением? Но оказалось, что милиция не знает, что делать с награбленным добром, т.к. не имеет помещений для его хранения /И. 9.2.91/.
       Попробуйте, читатель, представить себе, что вы едете из Москвы домой, купили продуктов и подарков, сели в поезд и вдруг в купе входит милиция, требует открыть чемоданы, роется в них и отбирает вещи... Вы думаете, вам удастся убедить милицию, что вашу личную собственность охраняют конституция и Закон о собственности? Что решение Мосгорисполкома недействительно, как противоречащее конституции и закону? Но учтите, если вы окажете сопротивление, то лишитесь не только собственности, но и свободы!
       Так что же изменилось в отношении к закону с 1917 года и чем отличается оно у большевиков и у "демократов"?
       "Нет сомнения, что мы живем в море беззаконности", точно констатировал Ленин. Что к этому добавить? После его смерти лучше не стало.
      
       5. Доктрина
       Ни в одной советской работе доктрина /мнение ученых/ среди источников права даже не упоминается. Между тем при сплошной юридической неграмотности населения и плохой подготовке юристов, нормальное толкование законов никому не доступно. Но сформулировать общую норму, которая давала бы все ответы на возникающие в жизни казусы, невозможно. Поэтому в практической юриспруденции большое значение имеют "комментарии" к законам.1 Это - авторские сборники, обычно коллективные, где постатейно печатается закон, и каждая статья сопровождается параграфами комментариев двух типов:
      
       а/ со ссылкой на нормативный акт: например, ст. 175 КЗоТ запрещает применение труда подростков до 18 лет на тяжелых работах; ї1 комментария к ней сообщает, что круг тяжелых работ установлен постановлением Госкомтруда СССР и ВЦСПС от 10.9.80.
       б/ без ссылок, т.е. как будто, мнение автора.
       Практически всеми юристами комментарии применяются в судах наравне с нормативными актами. Отсюда можно было бы сделать вывод, что доктрина служит источником права. Однако дело обстоит не так просто, ибо каждое "мнение автора" предварительно согласуется с соответствующими государственными органами, например, в трудовом праве с Госкомтрудом, Министерством финансов, ВЦСПС, и по существу представляют собой особую форму выражения государственной воли, особенно когда даже нашему государству по каким-либо причинам неудобно такую норму официально издавать.
       Какую роль играют ученые в правотворчестве? Частично об этом сказано выше. Они принимают участие в разработке крупных и важных нормативных актов, но никак нельзя ут-верждать, что их роль всегда положительная.1 Так, несомнен-но, что по своему положению академик Кудрявцев принимал участие в создании пресловутой ст.111 Закона о государст-венных преступлениях /он от этого впоследствии старательно открещивался/, которую, вследствие ее явной реакционности, отвергло даже "агрессивно-послушное большинство" верховного органа власти. Однако до этого она действовала как указ, подписанный Горбачевым, и ряд граждан был по ней осужден, а пленум Верховного суда СССР успел даже дать по ней свои "ценные указания". На пленуме присутствовали генеральный прокурор СССР Сухарев и заместитель министра юстиции Губарев, а также консультанты - ученые юристы. И никто не счел указ президента противоправным. /И. 23.5.89./
       Глава 10. Трудовое право
       Почему из всех отраслей советского права мной выбраны только две и именно трудовое и уголовное право? Октябрьская "социалистическая" революция была организована большевиками во имя пролетариата, во имя его освобождения от ига капитала, от эксплуатации. И вот, с точки зрения того, ЧТО получил от революции рабочий класс, эти две отрасли наиболее показательны. Первая лучше всего отражает правовые условия его труда, отдыха и обеспечения, вторая - меры, которыми обеспечивается принятие трудящимися нечеловеческих условий труда и жизни. Могут задать вопрос о другом важнейшем классе трудящихся - крестьянстве. Но о так называемом "колхозном праве" серьезно говорить вообще невозможно, а на работников совхозов и других государственных сельскохозяйственных предприятий, на наемных работников в колхозах трудовое право распространяется. Частично распространяется оно и на самих колхозников, которые давно превратились в крепостных крестьян.
       Ну а уголовное право охватывает всех трудящихся.
       "Граждане СССР имеют право на труд" - провозглашает ст.40 конституции СССР, но за последние годы безработица достигла таких размеров, что о ней стали писать газеты, несмотря на официальное ее отрицание. "Обеспеченная экономическими гарантиями" ст.40 столько же помогает безработным получить работу, сколько ст.44 о праве на жилище -получить жилье рабочим, десятки лет стоящим в очереди на квартиру, и бездомным, ночующим на вокзалах. Граждане СССР не имеют никаких правовых средств защиты права на труд.1
       Но для советских граждан действенна обязанность трудиться. Ст.60 конституции подчеркивает, что "Уклонение от общественно-полезного труда несовместимо с принципами социалистического общества"! Под "общественно-полезным" понимается труд на "социалистических" началах. Когда судили лауреата Нобелевской премии поэта И.Бродского, судья Савельева упорно допытывалась, где он состоит на работе? Тщетно пытались Бродский и его адвокат объяснить партийному судье, что поэт работает, работает много, пишет, переводит, имеет договоры с издательствами... Поэт в "социалистическом" государстве "именем РСФСР" был осужден как уголовный преступник, "тунеядец", т.е. паразит. Советская конституция провозглашает принудительный труд, советское государство его осуществляет, а МОТ благосклонно взирает на нарушение конвенции о борьбе с принудительным трудом в СССР. И именно трудовое и уголовное право /естественно, остальные отрасли тоже/ в первую очередь призваны обеспечить принудительный труд /"внеэкономическое принуждение"/ в различных его формах.
      
       1. Трудовой договор2
       Когда большевики захватили власть, они были уверены, что коммунизм наступит в ближайшие пять-шесть лет. Труд предполагалось организовать на основе всеобщей трудовой повинности, откровенного всеобщего принудительного труда. Деньги ликвидируют, все работающие получают жизненные блага: жилье, пищу, одежду и прочее бесплатно, а "кто не работает, тот не ест". Первый кодекс о труде 1918 года открывался главой "Всеобщая трудовая повинность". Указанные принципы активно проводились в жизнь: отменялась плата за жилье и коммунальные услуги, за все виды транспорта, на работе выдавались продовольственные "пайки" и т.д. К 1921 году попытки строительства коммунизма достигли пика, но пика достигла и разруха. Именно в результате "строительства коммунизма", а не иностранной военной интервенции и гражданской войны. Продразверстка, ограбление крестьян /хлеб выгребали бесплатно/ привели к голоду. Недовольство рабочих и крестьян выражалось в забастовках и восстаниях, кульминацией которых стал мятеж моряков в Кронштадте, подавленный с обычной для коммунистов жестокостью.
       Казалось бы, марксисты должны знать, что принудительный труд непроизводителен, неэффективен, но Троцкий утверждал, что в условиях коммунизма и коммунистической сознательности именно такой, армейски организованный труд даст наилучшие результаты /так было затем в Китае, Камбодже, Румынии и т.д./.
       Гибкий политик Ленин понял неизбежность падения власти при продолжении политики "военного коммунизма" и объявил о переходе к "новой экономической политике" /НЭП/, представлявшей собой явное отступление от провозглашенных "коммунистических" принципов /и это вызвало резкую оппозицию многих коммунистов/, допущение капитализма /что происходит в СССР и сейчас/, однако Ленин подчеркивал, что отступление - временное.
       В кратчайший срок были разработаны и в 1922 г. приняты новые кодексы. Они принимались в спешке и потому официально как временные, но просуществовали потом долгие годы. Новый КЗоТ РСФСР 1922 года, хотя и оставлял главу о трудовой повинности для исключительных случаев, перешел к принципу трудового договора, т.е. добровольного соглашения работника с нанимателем.1
       Ст.36 устанавливала: "Наниматель не может требовать от нанявшегося работы, не относящейся к тому роду деятельности, для которой последний нанят, а также работы, сопряженной с явной опасностью для жизни или не соответствующей трудовому законодательству". В 1971 г. был принят новый КЗоТ, в котором ст.24 запретила администрации требовать выполнения работы, не обусловленной трудовым договором, но то, что относилось к работе, опасной для жизни или не соответствующей трудовому законодательству, из формулировки было выброшено.
       Дальнейшее ухудшение основных условий трудового договора произошло в 1988 г, в эпоху горбачевских "реформ": ст.25 предоставила администрации право изменять существенные условия трудового договора. В тексте статьи лицемерно сохранено, что перевод допускается только с согласия работника, но если он не согласен, то подлежит увольнению по п.6 ст.29! Типичная, как у нас говорят, "добровольно-принудительная" акция.2
       Трудовые договоры делятся на виды в зависимости от сроков: на срок неопределенный /их большинство/ и на срок определенный /до одного года по КЗоТ 1922 г./. Договоры на определенный срок разрешалось заключать только с крестьянами-отходниками /т.е. крестьянами, уходившими на временные промыслы/, но запрещалось заключение их со служа-щими и квалифицированными рабочими. Затем "в виде исключения" /распространенная до сих пор форма нарушения закона государственными органами/ было разрешено заключать срочные договоры с работниками Главсевморпути, затем Дальстроя, затем всем организациям Крайнего Севера сроком до трех лет. В КЗоТ 1971г. уже были сняты все ограничения, кроме трехлетнего срока /как и в Своде Законов Российской империи 1832 года; но там ограничение срока имело целью предотвратить кабальное рабство/. Разрешается неограниченное продление срока договора. Сейчас "срочные" договоры получают все большее распространение ("контракты") .
       С 1971 года работающим женщинам стали предоставлять отпуска по уходу за ребенком до достижения им возраста одного года. Естественно, при отсутствии женщины столь долгое время, на ее место стали приглашать других работников. Но возник вопрос, на каком основании увольнять замещающего, когда женщина возвращалась на работу, поскольку в законе основания такого не было. Тем более, когда заместившая женщина на момент возвращения постоянной работницы сама оказывается беременной, а увольнение беременной жен-щины по инициативе администрации запрещено /ст.170 КЗоТ/. И здесь сказала свое слово судебная практика: судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РСФСР в определении по конкретному делу установила, что в данном случае имеет место "срочный договор", который расторгается по истечению срока, независимо от того, кто увольняется и в каком состоянии. /БВСР, 1973, N5, с. 10/.
      
      
      
      
      
      
       На основании этого прецедента республиканского суда в "Комментарии", который всеми рассматривается как нормативный акт всесоюзного значения, было записано: поскольку запрещение увольнения по инициативе администрации таких случаев не касается, их следует рассматривать как прекращение трудового договора вследствие истечения срока.1 И беременных и кормящих грудью матерей стали увольнять по п.2 ст.29 КЗоТ по всему Советскому Союзу /"истечение срока договора"/. Так республиканский судебный прецедент установил общесоюзную норму.
       А далее "по сложившейся практике" /обычай/ в приказе о зачислении пишут: "зачислить М.И.Иванову... до возвращения С.И.Петровой из отпуска по уходу за ребенком". Вот здесь видно значение подмены терминов: Петрова берет отпуск до года, а не на год и имеет право вернуться в любое время на работу, но в тот же день Иванова должна быть уволена, даже если она больна или беременна! Можно ли считать это "определенным сроком"? И это именуют "срочным" договором, и порося превращается волей советской юстиции в карася!
       Законом была предусмотрена возможность установления для нанимаемых работников испытательного срока, но с целым рядом ограничений, в частности ограниченным сроком испытания: для рабочих - 6 дней, две недели для служащих и месяц для ответственных работников. В 1988 году /"реформы" Горбачева/ всем категориям был установлен трехмесячный испытательный срок, а с согласия профкома /он всегда согласен/ - шестимесячный.
       Почти одновременно с введением паспортной системы в начале 30-х годов были введены и "трудовые книжки", выдаваемые каждому работнику при заключении первого трудового договора. Это весьма любопытный момент в процессе закрепощения трудящихся. Когда в конце XIX века после отмены крепостного права в России правительство приступило к работам по реформе гражданского права, оно собирало предложения от государственных органов и населения. От помещиков было много требований ввести трудовые книжки, которые бы стали препятствием к самовольному уходу нанявшихся работников. Хотя создание и принятие Гражданского уложения России не было завершено в связи с началом мировой войны 1914 года, ни в одном из вариантов проекта просьба помещиков не была удовлетворена, но это было осуществлено "социалистическим" государством. В трудовую книжку заносятся все данные о зачислении на работу, о переводах и увольнениях. Она следует за работником всю его трудовую жизнь и исключает возможность самовольно покинуть одну работу и устроиться на другую. Таким образом, паспорт прикрепил гражданина к месту жительства, а трудовая книжка - к месту работы.
       В КЗоТ 1922 г. ст.44 предусматривала четыре вида прекращения трудового договора: а/ по соглашению сторон; б/ по истечении срока; в/ по окончании обусловленной работы; г/ по заявлению одной из сторон. Сейчас аналогичная статья устанавливает уже семь оснований. Ст.46 КЗоТ 1922 г. допускала увольнение по желанию работника, но в 1940 г. это было запрещено под страхом уголовной ответственности не только для работника, но и для администрации за согласие на его увольнение! Исключение составляли только некоторые случаи, вроде инвалидности. Это была уже полная "крепость"!
       После смерти Сталина в период "оттепели" в 1956 г. трудовое законодательство несколько либерализовалось, в частности, снова был разрешен уход с работы по собственному желанию с обязанностью предупредить администрацию за две недели. Но одновременно вводились меры другого воздействия на работников: так, пособия по болезни выплачивались в зависимости от "непрерывного стажа". Одним из требований бастовавших в 1989 г. шахтеров была отмена, по их точной терминологии, "крепостного права" /шахтер, ушедший с шахты по собственному желанию, терял все права на надбавки к заработной плате на другой шахте/.2
       В 1983 г., когда главой "партии" и государства стал "шеф жандармов" Андропов, меры закрепощения снова ужесточились: ввели, например, понятие уважительных /число которых очень ограничено/ и неуважительных причин ухода по собственному желанию. К неуважительным причинам относится, например, возможность получить работу на лучших условиях. В этом случае срок предупреждения администрации увеличивается до двух месяцев и значительно ухудшались условия сохранения "непрерывного стажа".
       И в то время, как ограничивалась возможность ухода работников, непрерывно расширялись возможности увольнения их по инициативе администрации. Расширение настолько велико, что принимались меры по маскировке их числа. Так, не считается увольнением по инициативе администрации описанное выше увольнение работника после возвращения на работу женщины из отпуска по уходу за ребенком; увольнение работника, не выдержавшего испытания, отказавшегося от перехода на худшие условия труда и т.д. В кодексе 1922 г. было 8 оснований, в кодексе 1971 г. - сначала 10, затем еще 3, а сейчас около 30, хотя все они разбросаны по разным актам и в кодекс специально не вводятся. Надо учесть еще и расширенное толкование имеющихся оснований "практикой".
       Действующий кодекс запрещал администрации увольнять работника без предварительного согласия профсоюзного комитета. Надо признать, что по началу правило соблюдалось судами настолько строго, что в случае нарушения порядка дачи согласия /например, отсутствие кворума при даче профкомом согласия/ безусловно восстанавливались даже пьяницы и прогульщики. Но в период горбачевских "реформ" правило было отменено. Интересно, как это сделали: из текста ст.35 удалили только слово "предварительного". И положение изменилось коренным образом: администрация увольняет работника, он предъявляет иск в суд; тот, установив, что работник уволен без согласия профкома, направляет исковое заявление в профком, который может сам восстановить работника, в случае отказа заявление возвращается в суд. Но профком, как правило, согласен с администрацией, а когда на место уволенного работника уже принят другой, возможность восстановления уволенного практически мало вероятна. Надо учесть и то, что затяжка, неизбежная при передаче иска из суда в профком и обратно в суд, ведет к утрате "непрерывного стажа" и это не способствует желанию работника оспорить увольнение - слишком мало надежды и слишком велики потери.
       Здесь нет возможности, да и необходимости, рассматривать все основания увольнения по инициативе администрации, но для примера остановимся на истории увольнения за прогул. Первоначально /при Ленине/ понятие прогула, влекущего право администрации на увольнение, составляло отсутствие на работе без уважительных причин в течение трех дней подряд или четырех дней в течение месяца. При Сталине сначала ввели увольнение за отсутствие в течение 20 минут, а с 1940 г. за то же - уголовную ответственность! При первом прогуле приговаривали обычно к нескольким месяцам исправительных работ, при повторном - отправляли в лагеря, где 6 месяцев "на общих" /работах, особенно на лесоповале/ иногда равнялись смертной казни! В эпоху хрущевской "оттепели" прогулом, влекущим увольнение, стали считать отсутствие без уважительных причин в течение целого рабочего дня. При Андропове, успевшем проявить свое "мудрое руководство" только на ниве "дальнейшего укрепления трудовой дисциплины", стали считать отсутствие на работе в течение трех часов /не подряд, а суммарно/, "Реформатор" Горбачев сохранил эту норму.
       Таким образом, общий процесс развития права показывает постоянное сужение прав работника на уход с работы и расширение прав администрации на увольнение.
       С точки зрения истории и теории права интересен и вопрос о расчете при увольнении. По ст.98 КЗоТ расчет с работником производится в день увольнения, если же он в этот день не работал, то не позднее следующего дня после предъявления им требования о расчете. В тот же день ему выдается трудовая книжка.
       По ст.99 администрация при задержке по ее вине трудовой книжки обязана выплатить работнику средний заработок за все время задержки /без нее работник не может поступить на другую работу/. То же и при задержке расчета, но если работник за это время поступил на другую работу, то подлежащая выплате сумма уменьшается на сумму заработной платы, полученной на новой работе.
       Однако пленум Верховного суда СССР в постановлении от 24 ноября 1978 г. "разъяснил", что в иске об уплате должно быть отказано, если работник не поступил на другую работу "без уважительных причин". Этим "разъяснением" суд отменил закон, ибо при официальном отсутствии безработицы истец не может доказать, что не имел возможности поступить на другую работу. А в 1988 году /опять "либеральная реформа"/ норма о выплате за задержку расчета была отменена законодательно.
       Одновременно, по установившемуся обычаю, до получения расчета работник должен заполнить "обходной лист" /в просторечии, "бегунок"/, т.е. он должен обойти многих должностных лиц и получить их подписи, заверяющие, что за ним нет задолженности. Без заполнения "бегунка" бухгалтерия расчета ему не даст. Но поскольку ни "бегунок", ни его содержание не упоминаются даже в "комментариях", то количество мест, где работник получает подписи, устанавливается произвольно и список иногда так длинен, что нужно затратить не один день на заполнение. В это время работник не получает заработной платы и трудовой книжки для устройства на новом месте. Обычай этот не имеет исключений, но в ученых трудах его не найти, ибо у нас если факты противоречат теории, то они не существуют.
       2. Рабочее время и время отдыха
       Долгое время Советский Союз хвастался "самым коротким в мире" рабочим днем. Действительно, содержавшееся в первой программе "партии" обещание 8-часового рабочего дня, после революции было выполнено. Но в ней были также обещания полного запрета сверхурочных работ, полного запрета ночного труда, кроме тех отраслей, где ночной труд необходим по технологическим условиям, и много других обещаний.
       После захвата власти во второй программе вместо полного запрета сверхурочных работ появилось запрещение их "как правило", а ночной труд запрещался только для женщин и подростков.
       Однако, вторая программа говорила, что законодательство пошло дальше обещаний первой программы, установив месячный отпуск для всех трудящихся! Правда, тут же, сославшись на "натиск мирового империализма", программа делает "временные отступления": отпуск пока будет двухнедельным /этого "пока" трудящиеся наши ждут 70 лет!/, разрешается труд подростков с 14 лет, продолжительность ночных работ увеличивается до 7 часов и т.д. Программа обещала "в дальнейшем" установление 6-часового рабочего дня без уменьшения зарплаты /этого тоже ждем 70 лет/.
       Несравненно дальше пошла в обещаниях третья программа КПСС: 6-часовой рабочий день /опять!/ к 1970 году, а уж к 80-му году "Советский Союз станет страной самого короткого в мире и в то же время самого производительного и наиболее высокооплачиваемого рабочего дня" с увеличением отпуска до месяца /опять!/. Вспомните, что я сказал об изобретении большевиков, - "политика кнута и ОБЕЩАНИЙ пряника"!
       Как же выполнялись обещания? После революции официально у рабочих был 8-часовой рабочий день, у служащих - 6-часовой. После принятия "Сталинской конституции" был установлен 7-часовой рабочий день для всех, но уже в 1940 г. снова ввели 8-часовой день всем рабочим и служащим, включая подростков до 16 лет, под предлогом подготовки к войне, которую СССР встретил неподготовленным. Во время войны рабочий день не ограничивался, особенно на военных предприятиях, отпуска отменили, выходных дней, как правило, не давали. Только через 15 лет после окончания войны ввели 41-часовую рабочую неделю, но основной отпуск остался двухнедельным до 1968 г., когда добавили три дня, но на столько же уменьшили дополнительный отпуск тем, кому он полагался.
       В 1980 г. наступил срок для "партии" отчитаться за обещанное построение коммунизма и множество всяких благ. Но полное молчание длилось до 1986 г., когда под руководством Горбачева приняли "новую редакцию" той же третьей /хрущевской/ программы, где все обещания даются уже без всяких конкретных цифр и сроков, вроде: "источники общественного богатства польются полным потоком", но не сказано, когда.
       Фактически рабочий день у рабочих значительно длиннее за счет сверхурочных работ и работы в выходные дни. Это связано с тем, что в "плановом" хозяйстве повсеместно в первую декаду месяца план выполняется на 10-15%, во второй - на 15-20%, а в третью идут "авралы", работа по 14 часов без выходных дней.1
       Вопреки закону ведутся сверхурочные работы даже там, где это категорически запрещено в связи с особо вредными условиями или с опасностью для жизни. Официальное расследование после одной железнодорожной катастрофы установило, что машинист и его помощник заснули.2 Оказалось, что при максимуме 120 сверхурочных часов в год /кстати, это - норма царского правительства до 1917 г/ только за ноябрь месяц погибший машинист Джиоев проработал сверхурочно 103 часа!
       А "профсоюзы"? Они немного следят за сверхурочными работами, но не за законностью их вообще /по закону они разрешены только в исключительных случаях: аварии, катастрофы или необходимость их предотвращения и т.д./, а за их перерасходом. И не для защиты рабочих, а в интересах государства /повышенная оплата сверхурочных влечет перерасход заработной платы, установленной планом/. Поэтому администрация прибегает к сокрытию сверхурочных работ или к различным формам "добровольных переработок", особенно в виде "коммунистических субботников".1
       У медицинских работников по закону 6-часовой рабочий день. Но для них придумали так называемое "совместительство", или работу "на полторы ставки". Типичное юридическое мошенничество, ибо совместительство есть "одновременное занятие, помимо основной, другой платной должности,.. а также выполнение другой регулярной платной работы",2 т.е. именно другой. Здесь же, строго юридически, имеет место постоянная сверхурочная работа на том же самом посту в полуторном размере. 90часовой рабочий день /или 18 сверхурочных часов в неделю вместо 10-часового предела по закону/, но без повышения оплаты /первые два часа сверхуроч-ных работ оплачиваются в полуторном размере, следующие - в двойном/. "О его /совместительстве медработников. Авт./ широком распространении знают все. Мера эта вынужденная дважды. Во-первых, на одну только ставку ни врачу, ни медсестре не прожить. Кроме того, сказывается и острейшая нехватка /опять-таки из-за низкой зарплаты, непрестижности труда/ среднего медицинского персонала"/ СР. 22.11.89. Подч. мной. Авт./
       На какие только фокусы не пускаются хозяева с согласия их "профсоюзных" лакеев, чтобы удлинить рабочий день! Так, рабочее время шахтеров считалось со времени спуска в лаву, т.е. все время после входа на шахту, переодевания, очереди на спуск и т.д. относилось к... времени отдыха! Только после забастовок 1989 г. это правило было отменено.
       По приказу министра энергетики СССР N 184 1969 года, если не произошло аварий, дежурным электрикам зачитывается только 75% фактически затраченного рабочего времени /в приказе это названо "пассивной работой"/ и в табель вместо проведенных на дежурстве 12 часов записывается 9 часов, а "недоработанное время" отрабатывается в выходные дни! Ветерана войны А.Михайлова, отказавшегося выйти на работу в выходной день для "отработки", администрация уволила за прогул! Профком не дал согласия на увольнение и тогда администрация объявила Михайлову выговор и лишила тринадцатой зарплаты /премии по итогам года, т.е. оштрафовала/. С этим профком согласился. /Т. 10.11.89./
       Нельзя не сказать и о том, что свободные дни трудящихся широко используются для непроизводственных работ: в выходные дни направляются на сельхозработы. "Профсоюзы" часто в коллективные договоры вставляют условия об обязательности для работников таких поездок и тем самым делают "законными" санкции администраторов против тех, кто отка-зывается от поездок на принудительные работы в дни отдыха, несмотря на ст.5 КЗоТ, которая декларирует недействительность условий, ухудшающих положение работников по сравнению с законодательством.
       При жилищном строительстве так называемым "хозспособом" /т.е. на средства и силами самого предприятия/, а часто и при обычном подрядном строительстве, рабочие /в основном, желающие получить квартиры/ должны в свободное время сами или с помощью членов семьи, друзей отработать на строительстве 30 часов за 1 кв. метр /т.е. за квартиру 50 кв.м. - 1500 часов или, считая по 4 часа в день сверх восьми часов - 375дней /И.29.12.86./
       Картина была бы неполной без упоминания распространенной практики привлечения граждан на "общественные работы" по месту жительства: на уборку дворов и улиц от мусора или снега, мобилизация зимой на расчистку железных дорог от заносов, дежурства по охране порядка и многое другое.
       3. Заработная плата. Гарантии и компенсации.1
       Перед "классиками марксизма-ленинизма" проблема заработной платы не стояла, поскольку при коммунизме деньги ликвидируются как "остаток вчерашней эксплуатации" /В. Ленин/ и происходит дележка средств потребления в первой фазе коммунизма "по труду", во второй - "по потребности".2
       Но после захвата власти и развала экономики проблема встала в гигантский рост. И начались судорожные метания /продолжающиеся до сих пор/ в поисках форм заработной платы. Описать их все невозможно. То делалась ставка на равную оплату, затем она проклиналась как "уравниловка" и переходили на "сдельщину"3. То повышалась доля премий, затем доля постоянной оплаты. То славили индивидуальную заинтересованность, а затем /1979/ переходили на бригадную форму оплаты труда с ее круговой порукой и распределением зарплаты в бригаде по КТУ /"коэффициент трудового участия"/. Это перенесло конфликты по поводу зарплаты в саму бригаду, но ничего не дало для повышения производительности труда, ибо во избежание конфликтов работники производили уравнительное распределение.
       После "апрельской революции" и начала "перестройки" ученые экономисты, вроде знаменитой Татьяны Заславской, с подачи руководства4 подняли крик о том, что работники получают "незаработанную заработную плату", которая, по их мнению, гарантированно обеспечивает потребности независимо от результатов труда, а потому, естественно, не побуждает к интенсивной работе /К. 1986, N 13/.
       Они призвали "перейти на полный хозрасчет" /кстати, переход на хозрасчет совершился еше в 1922 году, но и сейчас никто толком не знает, что это такое /,5 на "арендный подряд" /тоже темное дело, ибо аренда и подряд - разные категории/. Пошли даже разговоры об аренде предприятий с последующим выкупом в коллективную и даже... в частную собственность /бедный Маркс!/! Правда, пока только разговоры. И все это для того, чтобы как-то заинтересовать работника, "дать ему чувство хозяина". Грубо говоря, отбросив марксистский туман, аппарат ищет формы экономического принуждения.
       Однако мечтам "народных депутатов" Заславской, Бунича и Ко сбыться не суждено: любая форма независимости работника, любая форма, при которой он становится хоть немного хозяином, лишает господ их экономической власти и на это они не пойдут. Не претендуя на роль пророка, здесь я смело могу предсказать, что горбачевская "экономическая реформа" провалится как все предыдущие. Да она уже проваливается!6
       Ст.118 "сталинской" конституции "гарантировала" оплату труда "в соответствии с его количеством и качеством". Эта формула вошла и в "брежневскую" конституцию с добавлением: "не ниже установленного государством минимального размера". Мы еще ранее установили, что никакого критерия количества и качества труда при "социализме" нет и быть не может. Ученые болтуны не смогут объяснить, почему ставка молодого врача - 110 руб. в месяц, а дипломированного библиотекаря после недавнего повышения зарплаты - 140 руб. Как это совместить с тем, что по сводкам ЦСУ средняя заработная плата составила 240 руб. и, таким образом, ставка молодого врача не достигает половины среднего заработка по стране? Правда, сводки ЦСУ в период "перестройки" так же фальсифицируются, как и раньше, ибо правители не могут отказаться от "показателей постоянного роста благосостояния трудящихся".7
       Во-вторых, надо отличать заработок от установленной законом заработной платы, ибо, скажем, почти все врачи работают на "полторы ставки" и, таким образом, молодой врач "зарабатывает" 165 р. и рабочий за счет сверхурочных тоже "зарабатывает" больше /машинисты железных дорог - 500-600 руб./, но какой ценой?1 Ценой здоровья, несчастных случаев и даже гибели!
       В-третьих, надо учесть реальность заработка, инфляцию, существование которой так же яростно отрицалась учеными, как безработица и проституция. Подсчет же минимальной заработной платы по "корзине" необходимых для жизни расходов семьи, чем занимаются западные профсоюзы, у нас никогда не производился. Наш реальный заработок примерно в 10 раз ниже, чем в США /ВМ. 27.12.88./.
       Интересно и то, что доля фонда заработной платы в национальном доходе примерно постоянна, у нас же падает даже по сравнению с царской Россией: 54,8% в 1908 г., 36,6%.в 1985 /ВМ. 27.12.88/
       Если все это учесть, окажется, что у нас не 40 млн. людей живет за чертой бедности, как это официально признано, а гораздо больше.
       Очень любят наши руководители, а за ними и "ученые", признав, что зарплата у нас низка, указывать на "фонды общественного потребления", из которых, якобы, трудящиеся черпают полными ковшами массу благ помимо зарплаты. Так, XXVII съезд КПСС обещал /о, господи! опять "обещал"!/, что к 1991 году они составят свыше 600 руб. "на душу населения" /не на работающего!/. Но, во-первых, кто может это проверить? Во-вторых, никогда не публиковались данные о расходовании сего "фонда", но всем хорошо известно, что распределяется он совершенно неравномерно. Как раз из этого фонда львиную долю рвет "номенклатура" в виде великолепных санаториев /побывав в таком в качестве визитера, я потом две недели не мог придти в себя/, дач с обслугой, "спецбольниц" и т.д., что вызывает сильное раздражение народа.2
       Вопрос о привилегиях - не мещански-завистливый взгляд на богатого соседа, а серьезный политический вопрос. Ленин в "Государстве и революции" неоднократно говорит о требовании Маркса установить для чиновников равную зарплату с рабочими. В том и дело, что, не зная проблем рабочего - условий труда и жилья, длинных очередей за продуктами и дефицита, нищеты, ежедневной давки на транспорте, привилегированный чиновник и не стремится эти проблемы ликвидировать... Он их просто не видит! Поэтому требование ликвидации привилегий есть часть общей политической борьбы не за "уравниловку", а за равноправие.
       Я считаю справедливым, что гениальный музыкант получает огромные гонорары, имеет лимузин и виллу на берегу моря, но не могу смириться с тем, что есть магазины, куда меня просто не пускают, ибо я не принадлежу к "номенклатуре".
       Я знаю, что не имею таланта Святослава Рихтера, но уверен, что большинство граждан не глупее Черненко, ставшего главой "партии" и государства и получавшего многократно большие блага, чем Рихтер, причем за наш счет!
       "Перестроечный" Верховный Совет СССР избрал председателем комиссии по борьбе с привилегиями Е.Примакова, одного из наиболее типичных и привилегированных представителей еще брежневской мафии, выступающего за рубежом, то в роли делегата "общественности", то от государства. Естественно, что его комиссия выступает против "уравниловки" за "законные" привилегии. /Секретарем комиссии была "избрана" от "профсоюзов" Э.Панфилова/. Примаков развивает повсюду разъяснение Горбачева в беседе с рабочими: "вы же имеете свою заводскую поликлинику, почему же не могут иметь свою поликлинику работники ЦК?" Чем же закончилась борьба? Привилегии от "партократов" перешли к "демократам" и комиссию закрыли.
       Нельзя не сказать и о множестве нематериальных благ, имеющих, в конечном счете, большое материальное значение: поездки за границу /у нас было даже деление граждан на "выездных" и "невыездных"/, устройство детей в привилегированные школы и вузы /в том числе в западные/,3 а затем на "теплые места", получение вне очереди благоустроенных квартир себе и родственникам, государственных дач и т.п.
       И, наконец, как уже было сказано ранее, "номенклатура" получает с вассалов дань. Всеобщая коррупция характерна для всех "социалистических" стран вплоть до самых вершин партгосаппарата /Чаушеску, Живков, Хонекер и др./.
       Разница цен на продукты и промтовары с получаемой зарплатой и особенно пенсиями настолько фантастична /я не буду приводить примеры, поскольку "ножницы" изменяются ежедневно и отнюдь не в пользу народа/, что любой иностранный читатель примет это за клеветническое вранье и спросит: как же возможна жизнь?
       Ответим на этот вопрос. Упомянутый выше Ф.Бурлацкий рассказывает, что как-то сотрудники Брежнева предложили ему что-то сделать для народа, прибавить зарплату, поскольку народу на такую зарплату невозможно жить, на что тот ответил: "Эх вы! Не знаете вы жизни! На зарплату никто не живет. Помню, в молодости, в период учебы в техникуме, мы подрабатывали разгрузкой вагонов. И как делали? А три мешка или ящика туда - один себе. Так все и живут в стране" /ЛГ. 14.9.88./. Таковы ментальность и моральный уровень руководителя "коммунистической партии" и государства. В то же время "абсолютное большинство в аппарате управления молилось на него /Брежнева/, получая при нем все - звания, лауреатские значки, дачные постройки, взятки".1 Но Брежнев сказал правду. На зарплату могут жить только высшие слои общества /да и то, как здесь показано, не живут/. Как же живут остальные?
       Во-первых, за счет воровства у государства, которое достигает в стране гомерических размеров и экономически служит средством перераспределения национального дохода. Потому оно неистребимо, несмотря на жестокое преследование. Не спасает никакая охрана, ибо если охранник получает 120 руб. для содержания себя и семьи, то и сам охранник будет воровать.
       Во-вторых, за счет преступлений всякого рода. Рост преступности: краж, грабежей, особенно спекуляции, обнаруживает постоянную прогрессию.
       В-третьих, за счет взяток. Взятки получает не только "номенклатура", а и врачи, медсестры, санитарки: учителя школ и вузов, воспитатели детских садов, продавцы и т.д. Деньгами или "подарками". Факт этот настолько общеизвестен, что доказательств не требует.
       В-четвертых, за счет дополнительной работы /сверхурочных, совместительства, шитья на дому и другого. У меня как-то в воскресенье обивал дверь научный сотрудник одного института, зарабатывающий 140 руб. в месяц и имеющий на иждивении жену, которая не работает, и маленького ребенка, т.е. по рублю в день на человека/.
       Наконец, в-пятых, они и не живут. Мы не знаем истинных данных, но и имеющиеся показывают высокую смертность, особенно детскую, низкую продолжительность жизни по сравнению с "капстранами", не имеющими тех "преимуществ социализма", о которых столь красочно говорили все вожди "партии" до Горбачева включительно,
       В двух первых программах "партии" не было указаний на организацию зарплаты. После революции по старой памяти размеры ее определялись по соглашению, но довольно рано местные власти начали устанавливать тарифы и оклады жалованья. Постановлением СНК СССР от 3 декабря 1932 г. было запрещено повышение зарплаты рабочим и служащим без разрешения в каждом отдельной случае правительства СССР. А постановлением СНК СССР от 4 июня 1938 г. было запрещено ведомствам и даже правительствам союзных республик издавать приказы об установлении зарплаты без разрешения СНК СССР, т.е. оформилась централизованная монополия государства на оплату труда. В третьей программе "партия" посулила народу самую высокую зарплату в мире.
       Теперь объявлено о "переходе к рынку". Но все марксисты вдруг "забыли", что главный товар на рынке - рабочая сила. А потому "рынок" невозможен без отмены государственной монополии на заработную плату. Об этом молчит даже знаменитая утопия под названием "500 дней".
       Охарактеризовав фактическое положение с заработной платой, чего никогда не делают иностранные юристы, пишущие о советском праве, и без чего описание правовых норм остается мертвым /"книжное право"/, перейдем к некоторым правовым вопросам зарплаты, история которой очень интересна.
       В написанной Лениным первой программе РСДРП было обещано полное запрещение "производить денежные вычеты из заработной платы, по какому бы поводу и для какого бы назначения они ни делались". Поэтому в КЗоТ 1918 г. не содержалось никаких норм об удержании из зарплаты, что наши ученые считают "пробелом". В кодексе 1922 г. впервые появилась норма о взыскании причиненного работником ущерба, но не более 1 /3 тарифной ставки и только однократно, т.е. вернулись к закону царской России 1896 г., по которому все штрафы и взыскания не могли превышать 1/3 заработной платы. О развитии законодательства о материальной ответственности поговорим далее, а пока продолжим тему удержаний.
       Удержания производились в порядке ст. 289 ГПК, по которой совершенно освобождалась от любых взысканий часть зарплаты, соответствующая минимуму для 1 разряда тарифной сетки. Такой минимум устанавливался местными органами. Взыскание производилось только из части, превышающей минимум, и за работником во всяком случае сохранялось 50 % этой части. Однако последний раз минимум устанавливался в 1927 г. /десятилетие Октября!/ и вот как это объясняли советские юристы: "В связи с большим ростом /?!/ заработной платы в СССР, понятие минимума в смысле ст.59 КЗоТ утратило свой смысл, т.к. не осталось ни одной группы рабочих, для которой этот минимум имел бы значение".1 Как в старом анекдоте, поезда стали ездить без последнего вагона. То есть зарплата не имела минимума.
       Ст.289 ГПК без всяких разъяснений перестала применяться /"обычай отменил закон"/ и нормы о взыскании с излишка сверх минимума распространились на всю сумму заработной платы. Затем было установлено, что налоги взыскиваются со всего заработка без учета других удержаний.2 Таким образом, ограничение удержаний половиной заработка распространилось лишь на остаток после вычета налогов.
       В 1956 г. минимум был восстановлен /по современному масштабу - 35-27 руб.! /. Ученые дружно приветствовали очередное проявление "заботы партии и правительства", хотя по логике она свидетельствовала о падении зарплаты в СССР. ГПК 1923 г., а с ним и ст.289, официально не отменялись и удержания следовало опять подсчитывать с остатка сверх минимума! Но о ней "забыли"! Ни один юрист нигде и никогда о ней не вспоминал!
       Затем 50-процентное ограничение удержаний было снято для удержаний по приговору о принудительных работах по месту работы с вычетом в пользу государства в размере до 20%. И, наконец, в период "перестройки и демократизации" снято было ограничение удержаний и для взыскания алиментов. Поскольку размер алиментов может достигать в некоторых случаях 50% заработка, то юридически, строго по закону /!/ сумма удержаний может превышать 100% заработка! Я понимаю, что западные юристы могут не поверить в такой абсурд и потому цитирую закон, ст. 125 КЗоТ РСФСР: "Ограничения, установленные частями первой и второй настоящей статьи /о сохранении "во всяком случае" пятидесяти процентов заработка. Авт./ не распространяются на удержание из заработной платы при отбывании исправительных работ /до 20%. Авт./ и при взыскании алиментов на несовершеннолетних детей /до 50%. Авт./".
       Вот так, от "никаких удержаний" в первых обещаниях "коммунистов" до абсурдных удержаний более 100%, установленных в царствование "реформатора" и любимца Запада - Горбачева, развивалось советское законодательство о гарантиях заработной платы - единственного средства существования рабочих и служащих, предусмотренного законом. Стоило ли свергать Николая II?
       В том же направлении развивалось законодательство о материальной ответственности за ущерб, причиненный нанимателю. Сначала, по КЗоТ 1918 г. ее не было вообще. По КЗоТ 1922 г. была установлена ответственность в полном объеме, но не выше 1/3 тарифной ставки. Затем, как у нас водится, "судебная практика пошла впереди закона": в 1925 г. Верховный суд РСФСР дал "разъяснение", что при недостаче товаров в кооперативах, они предъявляют к виновным работникам иск по нормам гражданского права. "Таким образом, - пишут ученые юристы, - обнаруженный пробел в трудовом законодательстве рекомендовалось преодолеть путем применения по аналогии гражданско-правовых норм".3 Ученые либо заведомо обманывают читателей, либо не знают требования первой программы "коммунистической" партии - "никаких удержаний". В том же году "разъяснение" распространили на работников государственной торговли. Эти "правоположения" Верховного суда РСФСР "получили затем законодательное закрепление", как пишут те же ученые, в постановлениях СНК РСФСР от 27 июля 1927 г. и 20 апреля 1928г.4
       12 июня 1929 г. ЦИК и СНК СССР издали первое постановление о материальной ответственности рабочих и служащих, перенесенное затем в республиканские КЗоТ. В течение 1930-32 гг. вносились новые изменения и в результате повысились размеры ограниченной материальной ответственности до месячного заработка и трехмесячного оклада. Расширилась сфера полной материальной ответственности и впервые возникла "повышенная", т.е. ответственность в кратном размере по отношению к ущербу /т.е., если ущерб - 100 р., а взыскивается в пятикратном размере, то 100 руб. покрывают ущерб, а 400 руб. уже наказание - штраф/. Поскольку это совершенно очевидно противоречило утверждениям об отсутствии де-нежных штрафов в советском трудовом праве, то ученые юристы опять нашли остроумный выход: это, объясняют они, не повышенная ответственность, а лишь способ исчисления ущерба! Советские законодатели и их ученые лакеи поступают точно так, как владимирские фабриканты XIX века, которых резко критиковал Ленин: "В чем состоял способ владимирских фабрикантов? В том, чтобы не употреблять слова штраф, а заменять его другими словами" /"Объяснение закона о штрафах"/.
       Дальнейшее ужесточение материальной ответственности было установлено указом президиума Верховного Совета СССР от 13 июля 1976 г. Здесь следует особо остановиться на коллективной или бригадной материальной ответственности. Она противоправна по существу, ибо предполагает ответственность без вины, за чужую вину. Не будучи установлена законом, она начала вводиться сначала в государственной торговле ведомственными актами, а затем, также ведомственными актами, - в промышленности, на транспорте и в других отраслях. Наконец, ее легализовали в Положении 1976 г. Журнал "Советская юстиция" /1976, N 18, с.4/ писал об этом: "С принятием нового положения коллективная /бригадная/ материальная ответственность стала узаконенной". А какой была с начала 30 -х годов? Ответ один: незаконной! Но от "узаконения" она не перестала быть противоправной. Наши юристы нашли "выход": она - добровольна! Если вы не хотите отвечать за чужую кражу - уходите с работы! Не хотите подписывать договор о бригадной ответственности - администрация вас увольняет!
       Итак, сделаем общий вывод: история политики "коммунистической" партии развивалась к государственной монополизации заработной платы, к превращению ее из средства существования работника и его семьи в кнут; от обещания полного запрета удержаний к стопроцентным удержаниям; от наличия некоторых правовых гарантий заработной платы к их ликвидации. При этом государство хотело совместить создание системы заработной платы поощряющей более высокую производительность труда с минимальной его оплатой и с максимумом обратных удержаний в свою пользу, т.е. пыталось совместить несовместимое.
       Все это можно было бы оправдать результатами, поскольку в "социалистическом" обществе цель всегда оправдывала средства. Но факты свидетельствуют: производительность труда неизменно падала во всех отраслях народного хозяйства и особенно в сельском хозяйстве, а воровство и потери неизменно росли. В частности, бригадная материальная ответственность в торговле давно превратилась из средства борьбы с хищениями в средство сокрытия хищений, и естественно хищения росли из года в год.
       Политика неумная и неграмотная, как юридически, так и экономически. Обнищание народа неизбежно привело к обнищанию всего общества. Семь десятилетий развития богатейшей ресурсами великой страны привели к экономическому краху, к попрошайничеству у капиталистов. Семь десятилетий развития СССР и экономический крах всех "социалистических" стран свидетельствует о том, что это не результат личной глупости правителей /хотя и не без того/, а свойство системы.
       4. Трудовая дисциплина
       Вопрос о трудовой дисциплине встал неразрешимой проблемой перед "советской" властью с первых дней ее существования. Каких только лозунгов не выбрасывали, каких "форм социалистического соревнования" не изобретали, каких кар не обрушивали на головы "хозяев государства" - рабочих и крестьян, а дисциплина становилась все хуже и хуже. Политика "кнута и ОБЕЩАНИЙ пряника" давала сбои именно потому, что пряника не было, а кнут, особенно в эпоху сталинщины превзошел все рабовладельческие и средневековые образцы, превзошел все разумные пределы. После этого Никита Хрущев казался либералом, хотя и при нем сущность системы не изменилась. Шеф жандармов Андропов, став генсеком, первым делом взялся за дисциплину /многие граждане с сожалением о нем вспоминают: "Жаль, скоро умер, не успел навести порядок"/. Его агенты ходили по улицам, магазинным очередям, парикмахерским, кинотеатрам и даже баням, проверяли документы и выясняли, почему люди не на работе! Ярчайшее свидетельство уровня мышления гебиста, еще одного из самых образованных, даже... поэта! Ему и в голову не пришло создавать условия, при которых человек в рабочее время не уходил бы с работы! Тащить в участок тех, кто в очереди оказался без документов - верх изобретательности главы партии, строящей коммунизм!
       Абсурдность экономической и правовой системы особенно ярко видна в этой сфере: простои и потери рабочего времени достигают в промышленности едва ли не пятой части общего рабочего времени, простаивают цеха и целые заводы сутками, неделями, но администрация и "комсомольский прожектор" ловят на проходной опоздавших на 10 минут, налагают взыскания, лишают премий. Типичная картина: на стройке нет кирпича и раствора; известно, что сегодня и не будет, но уйти домой нельзя - дисциплина труда не позволяет. Холодно и скучно, рабочие "забивают козла" /играют в домино/, "скидываются" /собирают деньги/ и посылают за водкой. Так проходит день. И меры борьбы с пьянством на производстве не дают результатов.
       Трудно сосчитать, какое количество нормативных актов принималось. Поощрения носят в основном моральный характер: значки, вымпела, благодарности, "Доска почета", медали, ордена и т.д. /хотя, как выяснилось, многие, вплоть до "Героя социалистического труда", часто давались по "блату" и за деньги/...
       Премиальная система, которая всегда мыслилась как средство повышения производительности труда, на деле всегда сводилась к штрафной системе, ибо на практике премий лишают за неявку на профсоюзное собрание, за отказ ехать на уборку урожая, за невыход на "коммунистический субботник" или просто за ссору с начальником. Поэтому на практике премиальная система не влияет ни на дисциплину, ни на производительность труда, ибо ее получают в зависимости от личного благоволения начальника, а этого можно достичь другими способами /например, "отстегиванием" от зарплаты/.
       При Брежневе 13 декабря 1979 г. ЦК КПСС, Совмин СССР и, разумеется, ВЦСПС принимают постановление "О дальнейшем /?/ укреплении трудовой дисциплины и сокращении текучести кадров в народном хозяйстве" /т.е. о дальнейшем закрепощении/. Затем вскоре внес свою лепту в благое дело Андропов: те же органы 28 июля 1983 г. издали постановление "Об усилении /?/ работы по укреплению социалистической /а какой же еще?/ дисциплины труда". Оба эти постановления добавили множество карательных мер: перенесение отпуска с летнего на осеннее и зимнее время, перенесение очереди на получение жилья, "гарантированного конституцией", увеличение оснований лишения премий... Понятие прогула свелось к отсутствию на работе в течение трех часов /суммарно; но ведь не 20 минут!/...
       Горбачев продолжил дело своего "благодетеля" Андропова, "завинтив еще туже гайки" трудового законодательства. Стало, например, возможно при некоторых нарушениях дис-циплины переводить работника временно на любую работу /например, инженера в дворники/...
       Долго, тоскливо и не столь для этой книги необходимо все эти скорпионы перечислять, тем более, что результатов они не дают: дисциплина труда становится все хуже, производи-тельность труда падает, брак и хищения растут...
       5. Охрана труда. Охрана труда женщин и подростков
       Как мне хотелось бы именно здесь иметь публицистический талант, чтобы описать чудовищные условия труда рабочих "первой в мире страны победившего социализма" и как-то пронять... нет, не наших "коммунистов" (их ничем не проймешь! жизнь человека для них - плевок!), а западных либералов, социалистов, деятелей профсоюзов и МОТ! На многих наших предприятиях, в том числе самых знаменитых и "передовых", как Волжский и Горьковский автозаводы, в некоторых цехах работают только каторжники - заключенные лагерей под конвоем; после работы они отводятся в зону; министры-"коммунисты" ходатайствуют перед МВД об учреждении лагерей там, где будут строиться их новые предприятия... Для тяжелой и опасной для жизни работы, например, в районе Чернобыля и в других радиоактивных районах мобилизуют работников призывного возраста якобы на военную переподготовку /О. 1990, N 20./. Перед призываемым встает выбор - отказаться и быть судимым за преступление, предусмотренное ст. 1981 УК РСФСР /установлена при "либерале" Никите Хрущеве/ и отправиться на год в лагеря, возможно, на не менее опасную и тяжелую работу, но еще и в условиях несвободы с уголовниками, или подчиниться противоправному призыву военкомата. Это ведь грубое нарушение конвенции МОТ! Но сколько их, этих нарушений! Нарушаются грубо все подписанные СССР конвенции МОТ! Но чиновники МОТ видят только нарушения в "капиталистических" странах: это престижнее, доходнее и безопаснее. Все жалобы, попадающие в МОТ из СССР, передаются советским чиновникам МОТ /которые числятся там "международными" и "независимыми"/, а уж те быстро такие жалобы "закрывают".
       На каторжные условия работы приходится соглашаться и из-за "крепостного права" - отсутствия жилья, прописки, обязанности жить в определенном месте и прочих правовых оков.
       Не случайно из кодексов 20-х годов исчезло право на отказ от работы в опасных условиях для жизни, существовавшее /на бумаге, хотя бы/ ранее. Только в угольных шахтах ежегодно гибнет полторы тысячи человек /почти столько же, сколько гибло наших солдат в афганской войне, по официальным сведениям/. В 1988 г. от травм, не считая дорожных происшествий, погибло 200 тыс. человек. "Это лишь число погибших из-за нарушений правил охраны труда" - пишут не где-нибудь в "самиздате", а в газете "Правда" /19.6.89./. И практически никто за это ответственности не несет. В особо ужасных случаях /вроде взрыва Чернобыльской АЭС/ некоторые администраторы привлекаются даже к уголовной ответственности, но, как правило, не те, кто действительно в этом виновен,1 приговаривают к незначительным срокам, чаще же не находят вообще. Вот на нефтеочистительном заводе в Татарии при взрыве погибло в 1989 г. несколько человек, а кто виноват, если установка, срок работы которой - 10 лет, проработала 25 лет? Я уверен, что непосредственные руководители посылали сигналы высшему начальству, которое в таких случаях отмахивается. Кого судить? Высокое начальство у нас судить не принято, а низшее за что? Что оно могло сделать?
       Расследование проводится самим ответственным ведомством при участии "профсоюзов", которые всегда стремятся выгородить руководителей и обвинить самих рабочих. Так, на шахте в Львовской области для ремонта бетонного колодца глубиной около 7 метров на платформе спускалось четверо рабочих, платформа накренилась, рабочие упали, один погиб. Начальство заставило троих уцелевших заявить, что их там не было, а погибший был пьян. Все жалобы жены погибшего ни к чему не привели. Комиссии "профсоюзов" неизменно подтверждали версию начальства /Т. 17.7.86./.2 Зависимые врачи дадут необходимое медицинское заключение.
       Статистика несчастных случаев фальсифицируется. Так, выборочной проверкой прокуратуры на шахтах Карагандинской области в 12 актах формы Н-1 /для несчастных случаев/ "виновными необоснованно признаны пострадавшие". Там же выявлено 72 несчастных случая, скрытых от учета. Запыленность превышает допустимый уровень в 23 раза, но "пылезащитные и пылеподавляющие устройства многих механизмов не работают. Предписания органов санитарного контроля из года в год не выполняются" /СЗ. 1985, N 12/. В печати можно встретить сотни сообщений о том, как убирали с работы санитарных врачей, слишком настойчиво требовавших устранения безобразий и бесчеловечных условий труда.
       В ставших знаменитыми Киришах /под Ленинградом/, где комбинат в результате протестов общественности все же закрыли, после его пуска в 1974 году заболевания бронхиальной астмой не только у работников, но и в окрестностях увеличились в 35 раз, а у работников, кроме того, появились грибковые заболевания, аллергия, нарушения иммунитета и целый букет других заболеваний. В городе резко увеличились смертность, особенно детская. Но министерство "здравоохранения" предписало врачам объяснять происхождение всех этих болезней "психогенными факторами" /как и после Чернобыльской катастрофы/. Следует оговориться, что комбинат закрыли не потому, что пожалели рабочих и местных жителей - комбинат отравлял воду Ладожского озера и угрожал водоснабжению Ленинграда.
       Упомянем курьезный случай: по киносценарию требовалось показать кошмарные условия труда рабочих при царе; киноработники приехали на московский завод "Борец" и ахнули от восторга - "Никаких декораций, бери камеру и снимай все подряд: мрачные цеха, станки едва ли не ползуновских времен, грязища непролазная" /"Собеседник", 1988, N 12/.
       Только опубликованных фактов ужасающих условий работы можно привести неограниченное количество.1 Но вот на что, прежде всего, хочу обратить внимание читателя, приведя один характерный случай: на металлургическом заводе в Череповце в один вечер из-за утечки аргона, пущенного не по той трубе, погибло 5 человек. Ранее вследствие грубого нарушения правил безопасности погиб слесарь. Главному инженеру объявили выговор и... перевели на работу в министерство! Приведя эти факты, главный орган "коммунистической партии" сетует /ВНИМАНИЕ!/: "Сегодня на законодательном уровне НЕ ОПРЕДЕЛЕНА ОТВЕТСТВЕННОСТЬ РАБОЧИХ ЗА НАРУШЕНИЕ ТЕХНИКИ БЕЗОПАСНОСТИ" /П. 18.2.88./! Вот, оказывается, где зарыта собака! Надо рабочих наказывать, но спасает их то, что закона на них нет! Психология рабовладельцев!
       Существует ли какая-либо защита работников и гарантия нормальных условий труда и работы? Практически, никакой, хотя ученые юристы, понаторевшие на восхвалении режима, процитируют много норм о правах рабочих и обязанностях администрации. Нормы-то есть, но нет механизма защиты потерпевших, начиная с составления акта деятелями "профсоюзов" и администрации, кончая государственными же судами. Так, для удовлетворения иска работника к предприятию о возмещении ущерба в связи с несчастным случаем, должна быть доказана вина администрации. Вопреки юридической норме, установленной еще в рабовладельческом Риме, nemo debet esse judex in propria causa /никто не должен быть судьей в своем деле/, иск сначала подается на решение самой администра-ции,2 а поскольку обязательное условие удовлетворения иска - наличие вины причинителя вреда, то признавая иск, адми-нистрация признает свою вину,3 что для нее чревато неприятностями. Удовлетворит ли администрация иск?
       После отказа администрации в иске работник может обратиться во вторую инстанцию - комитет "профсоюза" данного предприятия, который кормится из рук администрации и представляет ее интересы. Удовлетворение иска здесь тоже, как правило, мало вероятно.
       Наконец, третья инстанция - народный суд. К этому времени суд имеет решения, материалы и аргументы двух инстанций, а истец уже измучен и в значительной мере утратил уверенность в своей правоте, морально сломлен. Поэтому даже незначительное удовлетворение его требований он будет рассматривать как свою победу.
       Сами правила подсчета ущерба составлены так, что сверх установленной государственной пенсии из оставшейся суммы ущерба вычитается процент сохранившейся трудоспособности, процент вины самого работника /а уж ее найдут/, и в результате сумма возмещения ущерба окажется мизерной. Это только один пример, какими призрачными на деле оказываются юридические гарантии охраны труда и ответственности администрации за создание здоровых и безопасных условий труда /ст. 139 КЗоТ/.
       Особенно тяжело положение женщин, о чем частично говорилось выше. Они работают на самых низкооплачиваемых и тяжелых работах.
       Заезженная тема статей, фельетонов и юморесок - мужчина с карандашом и блокнотом, учитывающий работу женщин с лопатами и ломами и даже с вибромолотками.4
       Как развивалось законодательство об охране труда женщин и подростков? Частично о сверхурочных работах сказано раньше; поговорим об отпусках по беременности и родам. Первая программа "коммунистической партии" обещала предоставление оплачиваемых отпусков за 28 дней до родов и 42 дня после родов.
       Вторая программа пошла дальше: 8 недель до родов и 8 недель после. Так и было записано в КЗоТ 1922 г. Но в 1938 году /конечно, с согласия "профсоюзов"/ отпуска были сокращены - 35 дней до родов и 28 дней после.
       В 1944 году отпуск был увеличен, соответственно: 77 и 42 дня.
       И, конечно, сейчас по ст. 165 КЗоТ - 56 и 56, т.е. на 5 дней /в сумме/ меньше, чем в 1944 году. Идя долгим путем "строительства коммунизма" через "развитой социализм", пришли к норме семидесятилетней давности.
       Во 2 программе партии /1919/ было обещано: "запрещение пользоваться трудом детей к подростков в возрасте до 16 лет; запрещение ночного труда в особо вредных отраслях, а равно и сверхурочных работ, всем лицам женского пола и лицам мужского пола, не достигших 18-тилетнеговозраста..." В соответствии с этим обещанием в КЗоТ 1922 г. ст. 130 гласила: Женщины и лица моложе 18 лет не допускаются к производству ночных работ". Однако к ней сделано примечание: "Народному комиссариату труда по соглашению с ВЦСПС /ну, разумеется!/ предоставляется право разрешать производство ночных работ взрослым женщинам в тех отраслях производства, где это вызывается особой необходимостью".
       Естественно, уже в 1925 г. НКТ разрешил ночной труд женщин. Дальнейшим законодательством ночной труд женщин был запрещен или ограничен только для беременных и кормящих грудью женщин. Постановление СНК СССР от 12.7.1940 г. было установлено, что рабочие или служащие, достигшие 16 лет, допускаются к ночным работам на общих основаниях.
       Можно ли подобное нарушение обещаний, да еще после построения в 1936 г. социализма, оправдать? Для наторевших в своей профессии ученых юристов нет вопроса: "Неуклонное оздоровление общих условий труда в советских предприятиях повлекло значительное снижение специфических вредностей ночной работы. С другой стороны, для обслуживания детей, матери которых работают в ночных сменах, организовывались круглосуточные ясли, а в отдельных /!/ детских садах специальные детские группы, работающие круглые сутки. Таким образом, создавались условия, облегчающие ночной труд женщины и устраняющие его отрицательные последствия /!/ для женщины как матери и воспитательницы детей"1. Бессовестное вранье, ибо ничего подобного нет и сейчас через сорок лет со времени написания сего "ученого труда".
       Теперь о детях и подростках: кодекс 1922 г. запрещал принимать на работу лиц моложе 16 лет, но в исключительных случаях инспекторы труда могли давать разрешение на прием с 14 лет. Ст. 173 действующего кодекса также допускает прием на работу с 16 лет, но с согласия профкома предприятия можно принимать на работу с 15 лет.
       Однако речь в законе идет "о приеме на работу", а не об использовании детского труда! Десятилетиями на хлопковых и табачных плантациях и других полях трудятся дети от восхода до заката под палящим солнцем Средней Азии при +45 градусов в тени, когда даже собаки, высунув язык, уползают в тень, дети школьного возраста /7-8 лет/, а мне говорили люди оттуда, что и детсадовского возраста. Причем поля пересыщены химическими удобрениями, пестицидами и гербицидами, многие из которых сейчас запрещены к применению.
       Такого не знали даже рабовладельцы Америки, относившиеся к рабам как к скотине, но своей скотине, стоившей денег и рабочее состояние которой надо было поддерживать. А у нас недаром парадное слово "хлопкоробы" заменили на "хлопкорабы", что вызывало резкие протесты рабовладельцев из КПСС. Несмотря на строгие официальные запреты использования детского труда на плантациях, оно продолжается и сейчас, в период "перестройки", "демократизации" и весьма ограниченной "гласности".
       В тех же условиях женщины и дети работают на табачных плантациях, также от зари и до зари, а дома еще занимаются переработкой табака, смешиванием, сушкой листьев со всеми, отсюда вытекающими последствиями для здоровья. 70% женщин больны анемией, дети - поголовно /ЛГ. 23.3.87./. Чрезвычайно велика детская смертность.
       Как же реагирует "партия" на грубые нарушения ее "указаний"? В 1990 году ЦК "рассмотрел" этот вопрос. Конечно, после окончания работ, зимой. Установив факты "незаконного использования детского труда" /обратите внимание, не самого использования, а незаконного, что далее разъясняется/, т.е. труда "без регламентированных перерывов, с завы-шением норм выработки, при отсутствии нормальных бытовых условий..." /какими округлыми фразочками описываются ужасные дела!/, ЦК отметил, что виновные наказаны. Вы думаете, конечно, наказаны так, чтобы впредь неповадно было истязать детей? А вот как: в Молдавии 19 руководителей "наказаны в административном порядке" /не в партийном и, тем более, не в уголовном, т.е. дали им выговоры, которые затем легко снимаются/, а в Чимкентской области Узбекиста-на /о других областях и республиках, очевидно, сказать нечего/ на 143 виновных технические инспекторы профсоюзов наложили штрафы /какие, в постановлении ЦК не говорится, но технические инспекторы имеют право налагать штраф 10 руб.!/. Это в постановлении ЦК о наказаниях все! /"Известия ЦК КПСС", 1990, N 2, с.23-24/. Может ли такое постановление прекратить настоящий "тихий геноцид"?1
       Часто подростков, которым по закону положен сокращенный рабочий день, берут на работу с условием, что они будут работать полный рабочий день /когда-то я и сам согласился на эти условия и даже работал в ночную смену; а что делать, если иначе на работу не берут?/ Вот сообщают "Известия", что подростки до 15 лет работают пастухами без выходных дней с 6 часов утра до 7 вечера. С 13-летнего Сережи при выдаче зарплаты взыскивали налог... за бездетность! А в 14 лет он уже работал на комбайне "от темна до темна" /И. 21.10.85./.
       Распространены и поощряются "детские летние оздоровительно - трудовые лагеря" /именно лагеря!/, в которых отдых должен сочетаться с трудом. Но, как правило, условия быта, труда и отдыха там не отвечают минимальным требованиям. Так, в Омской области работавших в поле детей опылили с самолета ядохимикатами и многие из них тяжело заболели /КП. 15.7.83./.
       Я привожу крошечную долю опубликованных фактов. Существует старая и испытанная со сталинских времен демагогия - партийная печать сама вскрывает и критикует отдельные отрицательные явления нашей жизни для их устранения. Но, во-первых, в печать попадает ничтожная доля фактов /центральные газеты получают сейчас ежедневно 1-2 тысячи писем и в большинстве это - жалобы/; во-вторых, как на них реагируют, хорошо показывает постановление ЦК о "незаконном" использовании детского труда на хлопковых и табачных плантациях; в-третьих, положение в целом не меняется. В феврале 1991 г. в Москве на Люблинском заводе была забастовка из-за условий труда /там для обогрева в цехах жгут костры!/
       6. Трудовые споры
       Как разрешаются трудовые конфликты по вопросам права /конфликты могут возникать и по поводу, например, распределения жилья, садовых участков, путевок и проч., а также недовольства рабочих начальником и др/? Для таких конфликтов не существует правового порядка их разрешения. До самого недавнего времени законодательство регулировало только индивидуальные споры работника с администрацией. Ст.70 Основ законодательства о труде СССР гласит: "Комиссия по трудовым спорам является обязательным первичным органом по рассмотрению трудовых споров". Это совершенно неверно, поскольку для многих категорий трудовых споров установлены иные порядки.2
       Комиссии по трудовым спорам создаются на паритетных началах из равного количества представителей администрации и "профсоюза". После того, что уже сказано о "профсоюзах", ясно, что работник с жалобой на действия администрации обращается к ней самой и ее защитникам.
       КТС обязана рассмотреть заявление работника в пятид-невный срок, но закон не предусматривает никаких гарантий соблюдения срока и потому работник месяцами ходит со сво-им требованием. Решение в КТС принимается только единогласно. Если решение не достигнуто или решение не удовлетворяет работника, то в течение десяти дней он должен обратиться во вторую инстанцию - комитет "профсоюза". Комитет обязан рассмотреть заявление в семидневный срок, но здесь гарантий соблюдения сроков тоже никаких не установлено /хотя бы в праве работника обратиться в следующую инстанцию после истечения срока рассмотрения/.
       Только после решения профкома работник может в десятидневный срок обратиться в суд, который рассматривает иск в порядке гражданского судопроизводства.
       Не нужно быть юристом, чтобы из этого краткого изложения сделать вывод, что цель установленного порядка - воздвигнуть максимальное количество препятствий и убедить в живучести поговорки: "с сильным не борись, с богатым не судись".
       Уволенный по инициативе администрации работник может в течение месяца сразу обратиться в народный суд. Если он уволен без предварительного согласия профкома, то по горбачевской "реформе" трудового права 1988 года суд обязан отложить рассмотрение дела до рассмотрения заявле-ния профкомом /ст.213 КЗоТ РСФСР/. Если учесть, что нет никаких гарантий своевременного рассмотрения заявления в профкоме, что с момента увольнения работник не получает заработной платы и что через месяц после увольнения прервется "непрерывный стаж" и придется работать шесть лет до того, как снова заработаешь пособие по болезни в размере 100%, то только очень принципиальные и уверенные в своей правоте люди могут решиться на тяжбу с администрацией. Надо сказать, что иногда тяжба длилась годами, но Горбачев в 1988 году с этим покончил: по истечении года с момента вступления в силу решения суда или вышестоящего органа об отказе в восстановлении, жалобы работника никакому рассмотрению не подлежат.
       В случае восстановления на работе по КЗоТ 1922 г. оплачивался весь вынужденный прогул, что следует признать справедливым /хотя более справедлив закон ФРГ, по которому работник после увольнения получает заработную плату вплоть до восстановления или окончательного отказа в восстановлении/. Однако постановлением СНК СССР, ЦК ВКП/б/ и, разумеется, ВЦСПС от 28 декабря 1938 г. была установлена оплата восстановленным на работе не более, чем за 20 дней! Это было вызвано тем, что после лицемерного осуждения "ежовщины" /массового террора 1937 г./ на мартовском пленуме ЦК 1938 г., значительное количество аре-стованных было освобождено, а т.к. тогда после ареста человека немедленно выгоняли с работы его родственников, друзей и знакомых, то восстанавливались много людей и государство должно было выплачивать за вынужденный прогул всем уволенным большие суммы. Государство решило сэкономить деньги. В 1972 году /почти через 20 лет после смерти Сталина/ срок оплаты был увеличен до трех месяцев. Ясно, что три месяца лучше 20 дней, но справедливо ли, если работник добивается восстановления на работе дольше?1
       Теперь о "перечниках": этим корявым жаргонным словом юристы именуют должности, входящие в перечни N 1 и N 2 Приложения N 1 к Положению о порядке рассмотрения трудовых споров. Это длиннейшие списки руководящих должностей до мастера включительно, но также много совершенно рядовых работников: комментаторы радио и телевидения, гиды и переводчики "Интуриста", артисты, хористы и т.д. Все они лишены права обращаться в судебные органы в случае их увольнения, наложения на них дисциплинарных взысканий и в некоторых других случаях. Обжаловать эти действия своих руководителей они могут только в вышестоящие органы, что практически вообще лишает их права юридической защиты. То же самое относится к работникам, подчиняющимся уставам о дисциплине, действующим в целом ряде отраслей народного хозяйства: на транспорте, в связи, энергетике и т.д. Уставам подчиняются и рабочие, в том числе шахтеры. Поэтому одним из требований шахтеров во время забастовок шахтеров 1989 г. была отмена уставов о дисциплине /по их словам, "крепостного права"/.
       Положение, при котором огромное число трудящихся лишалось судебной защиты, явно не соответствовало провозглашенному "сталинской конституцией" принципу равноправия граждан. Поэтому "брежневская конституция" 1977 г, в ст.58 установила право всех граждан на судебное обжалование действий должностных лиц, совершенных с нарушением закона, ущемляющих права граждан. Однако эта статья, как и все статьи советских конституций, содержала существенную оговорку: "в установленном законом порядке". Поэтому статья целых десять лет оставалась пустым звуком и только в 1987 г. был издан долгожданный закон. Ожидание оказалось обманутым: закон сохранял все существовавшие до него порядки обжалования без изменений и было просто непонятно, зачем вообще он был издан.
       Поскольку закон сразу подвергся резкой критике, "перестроечный" Верховный Совет СССР уже 2 ноября 1989 г. принял новый закон "О порядке обжалования в суд неправомерных действий органов государственного управления и должностных лиц, ущемляющих права граждан". Но он почти ничем не отличался от закона 1987 г. В преамбуле объявлено, что советским законодательством уже предусмотрено право граждан на судебную защиту нарушенных прав, в том числе трудовых, а потому /логика!/ граждане не могут обращаться в суд,",., если законом Союза ССР и союзных республик предусмотрен иной порядок их обжалования". Иными словами, неравноправие сохранилось.
       Наконец, Комитет конституционного надзора признал такое положение неконституционным. Но законом не предусмотрено прямое действие его постановлений без изменения законов. Поэтому трудно предсказать, как будут развиваться события дальше.
       7. Государственное социальное страхование
       Об ужасающем /нельзя даже сказать "нищенском", ибо уровень нищего выше/ государственном социальном страховании населения "первой страны победившего социализма" скажем в общих чертах. У колхозников его не было вообще, а когда ввели, пенсия составила 20-30 руб. в месяц. Хотя по закону о пенсиях 1964 г. условия пенсионного обеспечения приравняли колхозников к рабочим и служащим, но в соответствии с "принципом социализма" - оплатой "по труду" - размер пенсии зависел от заработка, а он у колхозников, особенно у женщин, всегда был крайне низким. Только с 1 ноября 1985 г. установили минимальный размер пенсии для колхозников - 40 руб. в месяц.
       Однако понятие "минимальный" у нас так же несостоятельно, как "минимум зарплаты", которая по многим основаниям может быть меньше минимальной /"меньше минимума" - не абсурд?/. Вот сообщает "Неделя" /1988, N 2/, что мать семерых детей получает пенсию 13 рублей! Мать капитана-подводника А.Маринеско, которого Гитлер возвел в ранг "личного врага", а советское государство наградило лагерями /в 1990 г. он посмертно стал Героем Советского Союза/, получала пенсию 27 руб. в месяц. Пенсию при неполном стаже получает /в таком случае минимума нет/ только по России /по другим республикам сведений нет/ 4,5 млн. человек. Общий минимум сейчас - 70 руб. "Впору ужаснуться от таких данных, - пишут "Известия" /18.2.91./, - принимая во внимание официально признанные на сегодня расчеты прожиточного минимума - 110 руб. Некоторые ученые склоняются к цифре - 220-250 руб. В таком случае в разряд нищих попадает едва ли не половина населения страны. Добавим, что если взять прожиточный минимум западного рабочего, то в разряд нищих попадает подавляющее большинство населения страны.
       Максимальная пенсия рабочих и служащих по действующему закону /без надбавок для некоторых категорий/ - 120 руб. Официально /по закону/ в 80-х годах обеспеченными считались семьи со средним совокупным доходом на члена семьи более 50 руб. в месяц /на Дальнем востоке и в Сибири - 75 руб./ - /ВВСС, 1983, N 51/. Инвалиды и престарелые, не получающие пенсии и не имеющие родственников, обязан-ных по закону их содержать, инвалиды с детства - получают пособие 30 руб. в месяц /т.е. 1 руб. в день на все - жилье, одежду, питание, транспорт, уход и пр.!/. С 1 января 1987 г. пособия инвалидам с детства были повышены: инвалидам 1 группы /т.е. полностью нетрудоспособным и нуждающимся в уходе/ - 50 руб. в месяц, 2 группы - 40 руб., но всем им до достижения 16 лет - те же 30 руб.!
       Еще поразительнее /и омерзительнее!/ пособия на детей многодетным матерям. Выплачиваются они начиная с достижения ребенком одного года и только в течение ТРЕХ ЛЕТ /!!! Почему?/ в таких суммах: при четырех детях - 4 руб. в месяц /здесь нет опечатки, именно 4 руб. в месяц! Нет опечаток и дальше!/, т.е. по одному рублю в месяц на одного ребенка, зато при 11 детях и более - 15 рублей! Вот и сравните с ценами на питание, на овощи, фрукты, мясо: десяток яиц - 3 руб., килограмм яблок - 3 руб. /когда бывают в государствен-ном магазине /на рынке - 8-10 руб. и дороже/, кило картофеля - 50 к. /на рынке - 3-4 руб./, кило мяса на рынке - 25 - 30 руб. /в магазине его нет/ и т,д. Не буду перечислять дальше, ибо цены растут катастрофически и пока я пишу эти строки, цифры уже устарели, но не растут с такой же быстротой пособия и пенсии. Надо учесть и то, что эти рублевые пособия не приносят многодетной матери на дом. Чтобы их получить, надо собрать десятки справок, отстоять десятки очередей... Какому ублюдку могло придти в голову такое издевательство над людьми? Как могли "народные избранники" - утвердить такие пособия?1
       Обязательно спросят западные "социалисты": как это возможно, как можно жить на такие пособия? На этот вопрос отвечают цифры детской смертности, хотя и сильно "исправленные".
       Но лицемерие! Как далеко Тартюфу до массированного и усиленного телевидением, радио и прессой ханжества "коммунистического" государства!
       В СССР не производятся официальные и "профсоюзные" подсчеты стоимости жизни. Сейчас иногда это делают научные институты. По подсчетам одного из них, весьма минимальным, гардероб семилетней девочки стоит "не дешевле 420 руб. в год" /И. 22.9.87,/. Я пробовал пересчитать, особенно учитывая низкое качество одежды, не выдерживающей нормальных сроков носки; получается гораздо больше.
       Зачем же назначаются такие издевательские пособия? А чтобы за границей дамы из "детского фонда" и "профсоюзные" деятели могли сказать: "многодетные матери получают пособия от государства". В подробности входить они не будут. Да и кому на Западе до них дело?
       Ст. 100 Основ законодательства о труде СССР гласит: "Государственное социальное страхование рабочих и служащих осуществляется за счет государства /!/. Взносы на социальное страхование уплачиваются предприятиями, учреждениями, организациями без каких-либо вычетов из заработной платы рабочих и служащих..."
       О, благое наше "социалистическое" и "общенародное" государство! За свой счет дающее нам все - жилье, пищу, одежду, воздух и солнце! Спасибо тебе! Спасибо за "бесплатное" социальное страхование! Спасибо за "бесплатную" медицину, которая обходится нам так дорого, как ни в одной стране! Спасибо за "бесплатное" образование, при котором занятия в школах, разваливающихся на глазах, происходят в три, а кое-где и в четыре смены! Спасибо тебе!1
       Только маленький вопросик: откуда родное наше государство все это берет?
       Подумать только, сколько у него расходов: на огромную армию, превышающую армии Китая и США вместе взятые, на десятки тысяч танков, на космос и ракеты, на атомные бомбы и Чернобыльскую АЭС! Да еще на роскошные госдачи, охотничьи домики, обслугу и прочее! Но при всем при том еще и нам кое-что на социальное страхование выделяет! Многодетным матерям по рублю в месяц на ребенка!..
       На глазах у всей страны в 1989 г. "народные избранники" предложили, не дожидаясь вступления в силу нового закона о пенсиях, немедленно увеличить пособие самым обездоленным людям. Правительство ответило: нет денег! И "народные" замолкли. Но немедленно после этого вдвое и больше увеличили зарплату партийному и государственному аппарату /естественно, и депутатам). Деньги для этого нашлись!
       Неудовлетворительность нашего социального страхования признана официально самим фактом обновления законодательства. Но в отличие от актов о правах войск МВД и "спецназа", о чрезвычайном положении, о предотвращении забастовок, о совместном патрулировании армии и милиции и т.д., которые вступают в силу немедленно с момента подписания, новый закон о пенсионном обеспечении вступит в силу не скоро. А потому, каким он будет не на бумаге, а на деле, мы узнаем только тогда. Но ясно одно - никаких существенных изменений в нашу жизнь он не внесет.
       Глава 12. Уголовное право
       1. Уголовная политика
       Вся история "советской власти" есть нескончаемая цепь преступлений против народа, подлинного геноцида, до которого куда как далеко Гитлеру. Эта власть преступна по своей природе. Нескончаем и список международных преступлений /Венгрия, Чехословакия, Польша: Афганистан, Прибалтика и др./.
       Скрытая "социалистической" декорацией, феодальная система сбора дани имманентна системе. Поэтому каждый деятель "партии и правительства", включенный в систему, с точки зрения официального закона, - взяточник, преступник. Не случайно после демократических переворотов в восточной Европе осени 1989 г. стали известны факты воровства и взяточничества в самых высших эшелонах власти. Почти всюду встал вопрос о привлечении к уголовной ответственности бывших руководителей.
       Естественно и сращивание партгосаппарата с преступным миром. Еще сам Щелоков, столь восхитивший юного американского ассистент-профессора, возглавив МВД, издал ведомственный /естественно, не опубликованный/ приказ, в котором констатировал факт, ныне широко известный, о сращивании аппарата милиции с преступным миром.1
       Советские ученые исходят из того, что уголовное право служит правящему классу для угнетения народа. Уголовная политика СССР с самого начала истории это положение подтверждает. Хотя они сами утверждают, что у нас наоборот - уголовное право служит народу для защиты его от кучки угнетателей.
       О "преступлениях" народа нельзя говорить без возмущения. Даже сейчас, во время "перестройки" тысячи граждан осуждаются по ст.198 УК за "нарушение паспортного режи-ма", т.е. проживание без прописки, вопреки ст. 13 Всеобщей декларации прав человека, в верности которой клянется Советский Союз /ст.198 УК отменена в конце 1991 г./.
       Десятки тысяч погибли в лагерях за такое "преступление", как отсутствие на работе 21 минуту, расстреляны за сбор колосков на поле после уборки урожая!2
       После войны "закон семь восьмых" совсем утратил остроту и указ Президиума Верховного Совета СССР от 4 июня 1947 г. /в просторечии того времени просто "указ"/ "с целью усиления борьбы с хищениями социалистической собственности" установил наказание до 25 лет лишения свободы. И пошел в лагеря сплошной поток людей со смертельными сроками. Как пелось в лагерной песне:
       Идут на Север... Срока огромные...
       Кого ни спросишь, у всех указ...
       Надо все время помнить, что лагеря - плановые социалистические предприятия, нуждающиеся в непрерывном пополнении кадров. Для этого государство должно поддерживать преступность на постоянном уровне. Поэтому, когда план предприятий оказывается под угрозой, как это было, например, после амнистии в честь 70-летия Октября /см. О., 1988, N 32/, начинается очередная компания "борьбы с преступностью", милиция хватает людей под любыми предлогами, суды "дают срока" и планы спасаются.
       Однако в годы "перестройки" преступность стала захлестывать страну. Тревога охватила не только население, но и государство. Советские "криминологи" не признают марксизм действительным для социализма. Марксизм утверждает, что причина преступности - социальные условия. У нас, считают наши ученые, условий для преступности нет, и она существует только как "рудимент прошлых формаций", как "пережитки в сознании"" Но я - материалист и главными причинами катастрофического роста преступности считаю:
       1 Общее разложение социально-экономической системы и очевидная для всех /кроме ученых/ поляризация общества: обнищание рабочих и крестьян при одновременном обогащении "номенклатуры" и торгово-промышленной мафии;
       2 крах коммунистической идеологии, образовавшийся в результате борьбы с религией моральный вакуум;
       3 слияние государственного аппарата с преступностью, развитие организованной преступности, мафиозной системы;
       4 лагерная система и система "прописки" обеспечивают рецидивность и пополнение профессиональной организованной преступности.1
      
       Марксисты правы в том, что уголовное право - классово. И это проявляется во всей уголовной политике, в подходах к процессу, к наказаниям и т.д. Уголовная политика и уголовное право направлены на защиту господствующего класса, на устрашение и подавление трудящихся классов. Надеюсь, что это показано и в предыдущих разделах, но еще разительнее - уголовное право, как сам закон, так и особенно практика неправосудия и произвола.
       В Ашхабаде /Туркмения/ был устроен показательный процесс2 над младшим продавцом Мамедоразовой, преступление которой состояло в том, что она спрятала под прилавком /не украла, а утаила для "своих" покупателей/ детские колготки /КП. 31.10.82./! И это в то время, когда "номенклатура", руководители республики и их вассалы безнаказанно раскрадывали миллионы!
       Привлечение к ответственности высокопоставленных воров и взяточников - редкое явление и встречается лишь в результате феодальных войн. Процессов над ними, а тем более показательных, практически не бывает, ибо они косвенно бьют и по победителям. Еще при Брежневе была уличена в торговле помилованиями "президент" Узбекистана Насриддинова, но за это была лишь сослана в... министры! Печать весьма прозрачно и широко писала о причастности к взяточничеству членов политбюро Гришина /Москва/, Романова /Ленинград/, Алиева /Азербайджан/, Демирчана /Арме-ния/, Кунаева /Казахстан/ и др., но их никто не побеспокоил следствием и они блаженствуют в своих особняках /Кунаев даже рядом со своим памятником, поставленным ему при жизни/ и получают за счет народа персональные пенсии. Глава взяточников юга России Медунов получил /конечно, без очереди/ квартиру в Москве и отдыхает подальше от мест прошлой деятельности.
       Замазываются, затягиваются, прекращаются преступления чинов и ниже рангом. Лишь, когда это оказывается невозможным, им назначаются легкие наказания, например, как говорилось выше, при катастрофах с человеческими жертвами.1
       Совсем иначе рассматриваются дела "простых" людей. Очень характерно получившее широкую огласку "дело моделей". Суть его в следующем: на небольшом московском заводе работало несколько рабочих-модельщиков высокой квалификации /для отливки деталей из металла предварительно надо изготовить их из дерева с высокой точностью/. Модели заказывали и другие предприятия, а поскольку, как правило, заказы были срочными /например, при аварии вышла из строя деталь, купить которую невозможно и надо ее изготовить/, стоимость рассчитывалась по государственным расценкам, но высшим. Очевидно, модельщики хорошо зарабатывали, кто-то позавидовал и донес, прокуратура возбудила уголовное дело и установила, что "обвиняемые похитили средств" - 260 738 руб. 99 коп!!! Изумительная точность расследования! Этот размер подпадал под ст.93 1 УК - "особо крупные размеры хищения" - что влечет лишение свободы от 8 до 15 лет или смертную казнь /и то и другое с конфискацией имущества/. На суде свидетелями защиты выступали директора заводов-заказчиков и утверждали, что модельщики их спасали, что если бы не их прекрасная работа, государство потерпело бы огромные убытки, не идущие в сравнение с ничтожной суммой, которую они заплатили за работу... Тщетно! Судьи принципиально и твердо стояли на страже интересов государства и хотя один из подсудимых был награжденным орденами участником войны, эти трое рабочих получили 8, 12 и 14 лет лагерей /не знаю, когда они были арестованы, но приговор Мосгорсуда состоялся 4 августа 1981 г./!
       Необходимо этот казус разобрать детально, ибо в нем как в капле воды отражена абсурдность и классовость советской "юстиции": заказчик договор официально заключал с заводом, договор подписывал директор завода, смету по расценкам составляла бухгалтерия завода. Рабочие получали деньги в кассе завода по ведомости, причем только часть денег, ибо большая часть денег шла заводу и в доход государства /75%/. Никто из работников заводоуправления к уголовной ответственности привлечен не был.
       Так где же здесь хищение /тайное присвоение чужого имущества/? Это же абсурд! Верно, абсурд для нормальной страны, нормальных людей, нормального правосознания, нормальной юстиции!
       Но очень точно сказал писатель Буковский: "И разве реальная советская жизнь - не воображаемый шизофренический мир, населенный выдуманными советскими людьми, строящими мифический коммунизм"?
       Только 4 декабря 1986 г. пленум Верховного суда СССР отменил приговор по "делу моделей" /БВСС, 1987, N 2/. Таким образомэ рабочие "отсидели" /так у нас говорят, хотя у нас не сидят, а работают/ на каторге около 6 лет! Ни за что!
       Те, кто привык защищать и оправдывать "социализм", скажут, что это - исключительный случай. Да, это - исключительный случай, но исключительно в нем было только то, что во время суда народным заседателем оказался случайно журналист, не юрист, а человек с мышлением нормального человека. Поскольку он резко возражал против обвинения, его отстранили от участия в процессе и, вопреки закону, без возобновления дела заменили другим, но уже послушным, народным заседателем (уголовники называют народных заседателей "кивалами"). Исключительно, что "Литературная газета" вступила в длительную и тяжелую борьбу, все время от приговора до его отмены. Это как раз и доказывает обычность дела, ибо отмена приговора ломала установленную Верховным судом практику! Верховный суд оправдал рабочих и отменил приговор, но, как у нас положено, чтобы не платить рабочим компенсацию за напрасно проведенные в лагерях годы, оставил им обвинение по ст. 153 УК /частно-предпринимательская деятельность. Опять невозможно иностранцу объяснить, что это за преступление; это именно то, что сейчас пропагандируется у нас как основа "экономической реформы"/ и освободили из лагерей "за отбытием срока наказания" по этой статье. "Частно-предпринимательская деятельность" при работе на заводе и получении зарплаты в заводской кассе? Абсурд для нормального юриста! Но не для советского.
       Таких дел не сотни, а тысячи /по заявлению председателя партии экономической свободы Борового, сейчас в лагерях находится 127 тысяч осужденных по таким делам, которые сегодня считаются нормальной рыночной деятельностью/. Один журналист пишет, что документы сотен таких историй переполняют его стол. Наиболее громкое и известное из таких дел - дело директора совхоза в Казахстане Худенко. Приняв совхоз убыточным, Худенко сделал его прибыльным, значительно повысив заработки рабочих. "Литературная газета" поместила о нем хвалебный очерк /21.5.62. - время "либерала" Хрущева/ - Сразу после выхода статьи против Худенко возбудили уголовное дело и пытались привлечь к уголовной ответственности автора статьи. Газета добилась прекращения уголовного дела и освобождения Худенко. Но после освобождения Худенко потребовал возмещения ущерба. Тогда прокуратура вновь возбудила уголовное дело и Худенко погиб в лагере /ЛГ. 21.1.87./!
       Председатель колхоза Горячкин /Московская обл./ принял в 1962 г. колхоз с задолженностью государству 300 тыс. руб. За 1964-66 гг колхоз дал уже 1 381 тыс. руб. прибыли. Горячкина и еще троих арестовали, они просидели до суда 10 месяцев и были осуждены за "хищение социалистической собственности". Итак, до хищений колхоз сидел в долгах, после - стал прибыльным! Даже конвойный солдат сказал: "Что они - жулики, мне ясно, но не могу понять, что они украли?" /И. 3.6.67./. Горячкин организовал подсобное производство, в котором рабочим установил расценки выше государственных. Заработки рабочих доходили до... вот ужас!... до 300 руб.! Разница с государственными расценками за три года составила 36 тыс. руб. Это и было "хищение"! Отметим и то, что колхоз - кооператив, собственник; почему же он обязан платить рабочим по государственным расценкам?
       Председатель рыболовецкого колхоза Жуков /Новороссийск/, сделавший колхоз прибыльным, также осужден за "хищение", хотя все свидетели утверждали, что он копейки лишней в свой карман не положил /а, значит, и "наверх" не давал/. Был оправдан Верховным судом, но до этого "насиделся" в лагерях /И. 24.5.86./
       В одном аналогичном деле в приговоре /!! / было записано: "Расхититель не имел никакой материальной выгоды" /ЛГ. 14.1.87./
       Такие дела начались в период хрущевской "перестройки", когда некоторые люди поверили, что система меняется, явилось место для инициативы и перемен, заботы о людях.
       И такие процессы шли все эти годы в то самое время, когда партгосруководство страны нагло и безнаказанно разворовывало на самом деле всю страну.
       Однако в этом огромном юридически абсурдном потоке процессов есть политическая логика, связь с общей системой принудительных трудовых отношений, монополией государства на установление низкой заработной платы. Каждый руководитель, создающий иную систему и повышающий заработок рабочих, подрывает общую систему принудительного труда, бросает вызов всей системе. Вот почему таких дел тысячи и почему центральная газета шесть лет вела борьбу с Верховным судом по "делу моделей" и не могла юристам доказать отсутствие хищения.
       Все дела фабриковались так: "берутся в руки "Единые нормы и расценки" /ЕНИР/ и накладываются на фактически выполненные работы. Разница - а она будет везде - и есть хищение... Из этой подтасовки следователь выводит вообще несусветную абракадабру: "работ выполнено на 10.628 руб., а получили 13.628 руб., тем самым совершили хищение 12.628 руб." Попробуйте, читатель, сами разобраться в этой головоломке. В абсурде этом. Но так было предъявлено обвинение" /И. 25.9.87./. Ни следователя, ни прокурора, ни суд точность обвинения не интересует. Они знают, обвиняемые либо платили, либо получали больше, чем "положено". Это губит "социалистическую" экономику, но такая уголовная политика обеспечивает незыблемость системы, власть и доходы партаппарата. И все знают: надо наказать, а как это соответствует закону, не имеет значения. И в стенах аппарата родилась шутка нешуточного характера: "Дайте нам человека, а статью ему подберем".1
       Трудно точно определить, когда было дано "указание" не выносить оправдательных приговоров, ибо, как уже было сказано, об этом главном источнике советского права, "указания" даются негласно, не документируются и даже отрицаются официально. Думаю, что это "указание" было дано в шестидесятые годы, когда после хрущевской компании массового прекращения уголовных дел и передачи преступников "на поруки" резко возрасла преступность и уменьшилось поступление рабочей силы в лагеря.
       Мотивировка "указания" была следующей: советское правосудие - олицетворение законности и справедливости. Оправдательный же приговор означает, что гражданина "зря" привлекли к уголовной ответственности. Этого быть не может.1 Но такое "указание" явно противоправно, поэтому очень трудно было подбирать в то время сведения о них в открытой печати, они могли проскользнуть лишь по недосмотру цензоров и редакторов. После 1985 года их можно найти довольно много, но всегда в прошедшем времени.
       Вследствие этого само привлечение человека к уголовной ответственности уже означало осуждение. Поэтому бывалые уголовники уже в СИЗО /следственный изолятор - тюрьма/ советовали "новичкам" сразу сознаваться: "сознаешься - меньше дадут". То же говорили следователи с самого начала следствия. По той же причине не советовали подавать кассационную жалобу на приговор.
       Вот характерное дело: буфетчица Зина Телякова исчезла /одновременно из буфета исчезли 600 руб./. Из учебников криминалистики следователи усвоили, что убийство с сокрытием трупа совершают, как правило, ближайшие родственники, а тут, весной, в реке обнаружили разложившийся неопознаваемый труп женщины. Все ясно! Мачеха Зины и ее муж Алексенцев получили по 5 лет лишения свободы. Находясь в лагерях, Алексенцев написал около 800 (!) жалоб, в которых кричал: "Зина жива! Живет в Сталинградской области!", но, как писала газета, "только одна жалоба не осталась безрезультатной", - по протесту прокурора Верховный суд РСФСР дело пересмотрел и... НАЗНАЧИЛ АЛЕКСЕНЦЕВУ 10 ЛЕТ ЛИШЕНИЯ СВОБОДЫ! Чтобы и другим было неповадно подавать жалобы! Отсидев весь срок,2 Алексенцев получил в адресном столе справку о месте проживания Зины, приложил к новой жалобе справку и тогда был реабилитирован!
       А последствия для "правоохранителей"? Прокурор Тамбовской области был снят с работы и /не пугайтесь!/... направлен прокурором Воронежской области. Председатель областного суда получил выговор и остался на месте. Выговоры получило еще несколько работников. Настоящие наказания могли бы подорвать описываемую систему. О закономерности таких последствий нам еще придется поговорить.
       Но были и такие дела, когда даже у послушных судей рука не поднималась выносить обвинительный приговор. Тогда они направляли дело в прокуратуру на доследование, чтобы сама прокуратура его прекратила.3 Но для прокуратуры прекращение - тоже брак, поэтому, подержав дело у себя /а человека в СИЗО/, она снова направляет его в суд. Такое "отфутболивание" /полуофициальный бюрократический термин/ продолжается несколько раз и заканчивается в зависимости от того, у кого /прокурора или судьи/ нервы или поддержка крепче. Но не от существа дела.
       Один из корифеев советской юридической науки, "народный депутат" СССР А.М.Яковлев, говоря о том, что суды не выносили оправдательных приговоров, попутно упомянул и о крайней жестокости приговоров /конечно, не в отношении "номенклатуры"/: "стремление вынести приговор потяжелее объяснимо /?/: кому хочется услышать упрек в либерализме /вы слышите? Судья страшится упрека в либерализме! Независимый судья! Авт./ или даже в некотором потворстве преступникам. И судья поневоле /?!/ тянется к верхнему пределу". Яковлев сообщает, что в форму отчетности /!/ судей введена специальная графа... для коротких сроков наказания. "И чем больше таких наказаний, тем хуже оценивается работа судьи"! /ЛГ. 24.9.86./. Кем может "оцениваться" работа независимого судьи? Яковлев не говорит, что жестокость наказания относится к "простому народу", но в общей массе процессов дела "номенклатуры" попадаются лишь как исключение.1 Очень любопытно правосознание этого ведущего юриста: он говорит о "вышестоящих судах", которые "курируют" /об этом я писал выше/ "нижестоящие"; о том, как за неподчинение "первому" района председатель народного суда был переведен в "рядовые /?/ судьи", но говорит лишь, критикуя отдельные факты, но не систему всеобщего подчинения судей.
       Говоря об уголовной политике, нельзя не остановиться на следствии по уголовным делам, составляющем важное звено в системе террора. Начать следует с общего положения следователей. Их работа плохо оплачивается и крайне тяжела. В производстве у следователя одновременно находятся иногда десятки дел, а среди них - хозяйственные /о приписках, хищениях и пр./, по которым допрашиваются сотни свидетелей, изучаются горы документов, проводятся экспертизы и инвентаризации. Серьезно расследовать все эти дела просто невозможно физически. А работа следователя оценивается по срокам завершения следствия и направления в суд. Единственная возможность у следователя избавиться от этой работы и перейти в высшие эшелоны - скорее заканчивать дела. При этом он знает, что в этом же заинтересованы его начальники, за беззакония не осудят, в случае провала - прикроют. И любые средства для достижения цели хороши, в том числе избиения и пытки.
       Два подростка под давлением следователей сознались в несовершенных ими кражах. Как сказано в газете, "признания были получены следствием с помощью методов, которые сами могут стать предметом следствия". Когда на суде дело стало "разваливаться" /профессиональный термин/, судья объявил обеденный перерыв, который продолжался... 44 дня! Был вынесен приговор: одному - семь лет лагерей, другому - четыре года. Они на самом деле совершили какие-то кражи, но большинство на них "навесили" /тоже профессиональный термин/. Судья, который вел дело, ясно это видел, но разъясняет корреспонденту: "нельзя, чтобы много краж оставались нераскрытыми" /Л Г. 11.6.86./. Это - характерное "сотрудничество" милиции, прокуратуры и суда в деле улучшения статистики преступности - увеличивается количество "раскрытых преступлений". Но представьте судьбу подростков, юность которых пройдет в жестоких условиях лагерей за кражи, большинство которых они не совершили. Будут они благодарны обществу?
       Насколько такая практика привычна для советского человека, ярко демонстрируют слова "народной заседательницы" /по правам в процессе - судьи/ Верховного суда Латвии, которые облетели весь Советский Союз, но прежде, чем их привести, необходимо рассказать об обстоятельствах, при которых они были сказаны.
       Трое парней были арестованы по делу об изнасиловании, которого они не совершали. Одному удалось доказать алиби. Под пытками и избиениями двое других "сознались", "Нашли" и третьего: который тоже через три месяца "сознался". На этом деле власти хотели показать свою прекрасную работу и потому дело широко и ярко расписывалось в печати, по телевидению и радио. В "день милиции" наградили "отличившихся" и даже... свидетеля /разумеется, лже/!
       Ребята еще надеялись на открытый суд, где они отказались от "признаний" и рассказали о пытках. Можете представить, каких, если им угрожал расстрел! Не говоря о мерзости самого преступления! Напрасно один из них пытался доказать, что вообще никогда не был там, где произошло событие... Их никто не слушал! Общественное мнение было хорошо подготовлено и жаждало мести. Адвокаты "помогали обвинению" /есть поговорка: "адвокат - второй прокурор"/. Одного из ребят приговорили к расстрелу, других - к длительному лишению свободы. Публика приговор встретила аплодисментами.
       К счастью, парня расстрелять не успели: настоящий преступник сознался в изнасиловании. Ему не поверили! Не хотели! И полгода проверяли его заявление, а ребята сидели в лагере. Но пришлось их реабилитировать.
       Только потому, что процессу сделали слишком громкую рекламу и слишком громким стал провал, против виновников фабрикации возбудили уголовное дело. Вот во время следствия и спросил следователь "народную заседательницу": "Вы слышали, как обвиняемые рассказывали об избиениях"? Она ответила: "А кто же признается в преступлении, если его не бить?" И она осталась заседателем Верховного суда" /ЛГ. 17.12.86./
       Председательствовавший в процессе судья Грант был снят с работы и направлен... как вы думаете, куда? В адвокатуру! И "независимая" коллегия адвокатов приняла его в свою семью! Правда, потом исключила.
       И все же исход этого дела был необычным. Обычно участники фабрикации остаются безнаказанными. Вы мне не верите? Тогда поверьте председателю Верховного суда СССР Те-ребилову /теперь отправленному на "заслуженный отдых" в связи с недвусмысленными намеками на неблаговидные поступки/; на вопрос, сколько уголовных дел возбудили суды против работников "правоохранительных" органов за такие фальсификации, ответ был краток, но красноречив: "Ни одного"!/ЛГ. 17.12.86./.
       Этот вопрос был ему поставлен в связи с другим нашумевшим делом /названном "Витебским"/. В Витебской области было изнасиловано и убито 36 женщин. За это последовательно было осуждено 14 человек! Один из них был расстрелян! Один был освобожден досрочно - в заключении ослеп. Один отсидел полностью десять лет. Остальных освободили, когда нашли подлинного преступника. Но все они дали "признательные показания"!1 После этого в газетах описывали истязания: невинных людей били головой о сейф, сапогом по лицу, а одного даже... томом Уголовного кодекса Белоруссии!2 Так сказать, закон в действии! Подвергали истязаниям даже "свидетелей" - одного подростка трясли за ноги, переворачивая вниз головой /ЛГ. 3.3.83./, Конечно, обвиняемые рассчитывали на суд скорый, правый и милостивый... Напрасно...
       И таких дел множество.3 Большинство из них вскрывается случайно. На чем основано такое утверждение? Во-первых, в большинстве известных случаев реабилитация осужденных /в том числе, посмертная/ редко происходит, как в "Витебском" деле, в результате хорошей работы следователя, соединившего все дела по почерку убийцы/; во-вторых, мне хорошо известна система ведения таких дел.
       К счастью, я могу изложить ее не своими словами, а в передаче юридического обозревателя "Известий" /пропуски в тексте не мои/: "Совершено дикое преступление. "На ковер" вызывают /обратите внимание на безличный оборот! Кто имеет право звать "на ковер"? Авт./ прокурора и милицейского начальника: "найти и обезвредить! Иначе... Те дают подобные указания подчиненным, те в свою очередь... И ведь находят... Только не всегда того" /И. 20.2.87./ Автор очерка "темнит": вроде "требуют" найти настоящего виновника, а далее действует "испорченный телефон". Ясно, что "первый" /а это именно он имеется в виду/ не будет рисковать, прямо предписывая найти "любого"? Но "первый" знает практику не хуже меня. Он заинтересован "закрыть дело". Любой ценой. И это знают все "правоохранители". Поэтому, когда дело "разваливается", "первый" прикроет вассалов и будет защищать их до последнего, но в крайнем случае все свалит на них.
       "Расстрельные дела" /дела, по которым обвиняемый может быть приговорен к расстрелу/ слушаются если не по первой, то, во всяком случае, по второй инстанции, в Верховном суде республики или Союза. Вы думаете, опытные судьи не видят фальсификации? Прекрасно видят. Вот свидетельство ответственного работника Верховного суда О.Темушкина: он рассказывает, как заместитель председателя Верховного суда СССР В.Смоленцев опротестовал приговор по делу Бабаева и Кулиева, приговоренных к расстрелу, как неправосудный, но его протест не рассматривался. "Хочу приоткрыть завесу, - продолжает О.Темушкин, - Тогдашний первый секретарь ЦК компартии Азербайджана Г.Алиев употребил все свое влияние - неоднократно звонил тогдашнему председателю Верховного суда СССР Л.Смирнову /ныне покойному/, другим ру-ководителям правоохранительных органов. Я был невольным свидетелем одного такого разговора: это было бесцеремонное требование не вмешиваться в дело Бабаева. "Телефонное право", увы, сработало. Люди были расстреляны" /И. 5.1.89./.1
       Так партаппарат в буквальном смысле слова организует убийства неугодных людей, а наемными убийцами выступают следователи, судьи, прокуроры, "правоохранительные /!/" органы. Все они - коммунисты.
       О.Темушкин уверяет там же читателей: "Я бы по одним признаниям подсудимых никогда приговор не вынес". Врет! Вынес бы, если бы приказали и доказал это обвинением Синявского и Даниэля. Но следователи и судьи не так просты. Темушкин прекрасно знает, как "закрепляются признания". Не говоря о том, что по делу выступают "свидетели" /выше сказано, как они "готовятся"/, сломленные пытками обвиняемые везутся на места преступлений, там им подробно рассказывается и показывается следователями, как они "совершили преступление".2 Затем они или он проделывают то же самое самостоятельно в присутствии понятых. Все это фотографируется или снимается на телекамеру, понятые выступают на суде свидетелями и все эти "доказательства" фигурируют в деле, поступающем в кассационную инстанцию. Поэтому "одни признания" никогда не фигурируют в деле, особенно "расстрельном", а сопровождаются обычным "джентельменским набором" доказательств. Но опытный судья видит инсценировку, как зритель в театре видит бутафорию и декорации, знает, что Отелло не задушит Дездемону, а сейчас они выйдут на сцену раскланиваться. А все же, как в феодальном процессе признание остается "царицей доказательств" и в советском процессе.3
       Посмотрим же, как добываются "признательные показания".
       В только что цитированной статье обозреватель "Известий" Ю.Феофанов спрашивает обвиняемых, били ли их? Нет. Почему же признались? А вы знаете, что такое ИВС, - задает встречный вопрос один из обвиняемых? И Феофанов поехал знакомиться: "Изолятор временного содержания /ИВС/ - это зачем-то переименованная КПЗ /камера предварительного заключения/. Тесное помещение с голыми нарами, рядом "удобства", никакого белья, утром и вечером по куску хлеба, в обед - обед. Всего на 30 копеек. Там может быть адская духота, а может быть зверский холод, если окно разбито в октябре месяце. А берут - в чем ты есть /Хачманукяна в одной рубашке/... И так продержать могут десять суток. Это такое мощное средство воздействия, пишет опытный автор, "что не надо бить... признаются в чем хочешь, отпустили бы"... И далее жирным шрифтом: "это - узаконенная дубинка, которой выбиваются нужные признания из любого гражданина, ибо по указанным основаниям на голые нары можно бросить любого без всяких исключений. И делать с ним все, что угодно, поскольку ст. 120 УПК прямо говорит, что адвокат при дознании не участвует". Далее, рассказывает Феофанов, троих "упрямых", выдержавших первую степень воздействия, следователь отправил на полтора года в тюрьму и "не потому, что иначе было нельзя, а потому, что так было можно. Потому, что существующий закон, увы, позволяет это делать". Все это Феофанов называет "никакой логикой, никаким правом не объяснимое средство получения нужных для предварительного следствия показаний".
       Такова первая ступень добывания "признательных показаний". И отнюдь не только для подозреваемых, но и для свидетелей, не желающих давать, как говорит Феофанов, "нужные" показания - пытка нечеловеческими условиями предварительного заключения. Для нормального человека, а, тем более, старого или больного /например, диабетика, лишенного лекарств/, вместе с уголовниками брошенного в такие условия на голые нары, достаточно, чтобы он дал любые показания, лишь бы его отправили в суд, с надеждой, что в суде выяснится правда.
       Вторая степень - психологические пытки, запугивание, аресты друзей и родственников. Работники прокуратуры громогласно обвиняли в этом любимцев народа - следователей Гдляна и Иванова /не замечая даже, что обвиняют себя - следствие ведется под надзором прокуратуры/. Я таким обвинениям верю, ибо они так были обучены вести следствие и иначе не умеют, это - обычная практика. И то, что многие их дела "разваливались", вина не только влиятельных покровителей взяточников, но и привычка следователей к тому, что суд принимает прежде всего "признательные показания".
       Третья степень - уже настоящие истязания. С началом "гласности" множество таких фактов пошло в печать. Страшные избиения, когда отбивались почки, разрывалась печень, забивали до смерти... Чаще всего это происходило при дознании в милиции. Более осторожные следователи прокуратуры сохраняют "чистые руки", используя сокамерников-уголовников, которым обещают всякие поблажки.
       Насколько это опасно для подследственного рассказывает начальник отделения уголовного розыска Иркутской области полковник милиции Шевелев. При расследовании дела он вторгся в сферу партийно-уголовной мафии и тут же узнал, что на него "собирают компромат" /бюрократический жаргон - компрометирующие материалы/. Шевелев бежал и три года скрывался в тайге, уходя от преследований. Он говорит: "Комиссии важно было меня посадить, а в камере они могли руками осужденных сделать со мной все, что угодно, и даже убить" /И. 5.12.88./.
       При служебном расследовании прокуратурой РСФСР /1987 г./ дела Мамедова, который, находясь в камере СИЗО N 90 г.Астрахани, получил телесные повреждения: перелом костей левой голени и перелом ребра, выяснилось, что Мамедова и других заключенных избивал В.Богданов, который "будучи неоднократно судимым, по оперативным соображениям /!/ содержался совместно с заключенными под стражу впервые, что разрешено действующим законодательством, регулирующим оперативно-розыскную деятельность органов внутренних дел. Однако он находился в "сизо" свыше разрешенных в данном случае 6 месяцев после вступления приговора в законную силу" /подч. мной. Авт./. Иначе говоря, вместо того, чтобы отправиться после приговора на каторжные работы, Богданов пребывал в "сизо" на должности "помощника следователя", иными словами - палача.1
       Необходимо добавить, что арест и содержание в СИЗО могут длиться годами, хотя все эти годы был установлен очень короткий срок.2
       О практике использования уголовников для проведения "ДОПРОСОВ ТРЕТЬЕЙ СТЕПЕНИ" хорошо известно и святилищу законности - Верховному суду СССР, но документальное тому доказательство я добыл только одно: 22 сентября 1987 г. пленум Верховного суда СССР отменил приговор Иркутского областного суда от 25 апреля 1985 г. /прикиньте, сколько сидят люди, пока ползет юстиция!/ по делу троих граждан за изнасилование с убийством в связи с "применением незаконных методов расследования". Подсудимые отказались от признаний, сделанных "под воздействием содержавшихся с ними в одной камере Т., Ч. и X" В чем именно выражалось "воздействие" высокие судьи не пишут, полагая, вероятно, что мы сами догадаемся, поскольку знаем, что в случае признания им грозит расстрел. X. даже написал заявление, что он "по поручению следственных органов /не трогательное ли сотруд-ничество? Авт./ действительно оказывал давление на Б. и что о существе дела ему, X., рассказывали следователь прокуратуры и сотрудник уголовного розыска"! Такова тайна советского следствия, скрываемая от прессы, но доверяемая "классово близким"! Ни слова осуждения нет в постановлении в адрес виновных в фальсификации.
       И дело не прекращено за недоказанностью, а направлено на новое расследование /БВСС, 1988, N 1, с.25/. А люди пока будут сидеть.1
       Таков документальный официальный образец, доказываю-щий то, что ранее говорилось о соотношении закона и практики, об уголовной политике, устанавливающей режим террора, произвола, имеющей цель подавить даже мысль о возможности какого-либо сопротивления государственной машине.
       2. Преступление
       Сразу после революции 1917 г. начался бурный процесс "революционного правотворчества". Как грибы возникали самодеятельные суды, поощряемые центром, которые вершили суд и расправу, руководствуясь не законами, а "революционным правосознанием". Одновременно творилась и внесудебная расправа.
       Центральная власть сначала устанавливала уголовную ответственность только за отдельные деяния.2 На местах /в губерниях, уездах и городах/ издавали собственные декреты, устанавливая наказание вплоть до расстрела за самые различные поступки, а то и просто за принадлежность к "классу эксплуататоров". Уголовная ответственность устанавливалась и ведомственными постановлениями. Так, декретом СНК от 8 ноября 1917г. была введена государственная монополия на объявления /прообраз цензуры/3, а Наркомат по делам печати установил за нарушение декрета СНК уголовную ответственность - конфискацию имущества и тюремное заключение сроком до трех лет.4 Правда, при опубликовании актов любых органов в Собрании узаконений /СУ/ они подлежали предварительному утверждению Совнаркома.
       "Руководящие начала по уголовному праву РСФСР" - первый акт, регулирующий проблемы общей части уголовного права - были изданы в декабре 1919г. тоже как ведомственный акт, Наркоматом юстиции.5 В них впервые сформулировано общее понятие преступления как нарушения порядка общественных отношений, охраняемых уголовным правом. Вина как субъективная сторона преступления в "Руководящих началах" отсутствует, хотя уже тогда услужливые юристы /С.Булатов/ путем сложного логического анализа пытались доказать, что ответственность в них возможна лишь за виновные действия.
       Во время кодификации 1922 г. был издан первый УК РСФСР. Его ст.6 так определяла преступление: "всякое общественно опасное действие или бездействие, угрожающее основам советского строя и правопорядку, установленному рабоче-крестьянской властью на переходный к коммунистическому строю период времени". На той же позиции остался и УК 1926 г.
       Как видно, преступлением признается "всякое", т.е. любое действие или бездействие, если его сочли направленным, угрожающим строю и правопорядку. Отсюда неоспоримо вытекает, что преступником можно объявить любого гражданина, не нарушившего ни одного из действующих законов, если так считает власть. Этому служила и специальная ст.16 - Аналогия: "Если то или иное общественно-опасное действие прямо не предусмотрено настоящим кодексом, то основания и пределы ответственности за него определяются применительно к тем статьям кодекса, которые предусматривают наиболее сходные по роду преступления". Но как оценить "сходство"? Наш профессор уголовного права рассказывал на лекции, что где-то привлекли к ответственности раввина за производство обрезаний по аналогии как за производство абортов!
       Ну а чтобы не было сомнений в возможности уголовного преследования граждан, вообще не совершивших никаких преступных действий, в кодексе имелась ст.7: "В отношении лиц... представляющих опасность по своей связи с преступной средой или по своей прошлой деятельности, применяются меры социальной защиты..." Из этого вытекают характерные для раннефеодального права принципы объективного вменения, т.е. уголовной ответственности без вины или даже за состояние лица. Из этих принципов логически вытекали "литерные статьи", осуждение "ЧСИР" /членов семей изменни-ков родины/, отправка в лагеря "кулаков" и членов их семей, крымских татар, немцев и других, а также такие статьи УК, как введенная в 1934г. ст.58, по которой совершеннолетние члены семьи военнослужащего, совершившего побег за границу, подлежали уголовной ответственности даже если ничего не знали о подготовке побега. Таким образом, законодательно устанавливался институт заложников, широко применявшийся большевиками с самых первых дней революции. Гитлер всего лишь их ученик.
       Практика объективного вменения шла дальше буквы закона и по другим статьям УК. Профессор на лекции по уголовному праву доказывал нам правомерность привлечения неграмотной старухи по ст.5810 УК /контрреволюционная пропаганда и агитация/, которая случайно нашла листовки и, ничего не зная об их содержании, выбросила на помойку, ибо это было "распространение контрреволюционной литературы".
       УК 1960 г., т.е. времени хрущевской "оттепели" в определении понятия преступления, несомненно, сделал шаг к либерализации уголовного права. Преступление в нем по-прежнему - "общественно опасное деяние", но уже "предусмотренное Особенной частью настоящего кодекса", т.е. нарушающее определенный запрет. Тогда же в УПК введена презумпция невиновности в следующей формулировке: "Никто не может быть признан виновным в совершении преступления и подвергнут уголовному наказанию иначе как по приговору суда". В 1977 г. презумпцию невиновности внесли в Конституцию в той же формулировке с добавлением слов "и в соответствии с законом". Но в какой степени закон соответствует практике, ярко свидетельствовало уголовное наказание академика Сахарова. В УК 1960 г отменена была и аналогия. Нельзя не признать, что все это, хотя бы с формально-юридической стороны, несомненный прогресс. Но, как далее будет показано, за шагом вперед у нас всегда следовало два шага назад.
       После признания презумпции невиновности в УПК, ряд следующих статей ее начисто опровергают: так, ст.9 УПК озаглавлена "Прекращение уголовного дела с передачей виновного /?/ на поруки". В ней говорится, что прокурор, следователь и орган дознания /т.е. милиция/ вправе прекратить уголовное дело и передать на поруки организации или коллективу трудящихся для перевоспитания "лицо, совершившее преступление"! Иначе говоря, милиция имеет право объявить вас преступником и с постановлением об этом милостиво направляет вас в трудовой коллектив для перевоспитания. В УПК имеется еще несколько статей, которые позволяют "правоохранительным" органам прекратить уголовное дело по "нереабилитирующим обстоятельствам", со всеми, вытекающими для "виновного в преступлении" последствиями. Например, если его деяние причинило материальный ущерб, то по трудовому праву он будет нести не ограниченную, а полную материальную ответственность.
       Наши ученые юристы, наторевшие в восхвалении и объяснении советского права вопреки всякой очевидности, говорят, что нарушения презумпции невиновности здесь нет, поскольку в таких случаях гражданин может добиться полной реабилитации путем... обжалования постановления о прекращении уголовного дела в суде и потребовать вынесения себе оправдательного приговора! Как будто не знали профессиональные лжецы, что наши суды не выносили оправдательных приговоров!
       Перед законодателями послесталинского "либерального" периода стояла задача: с одной стороны, произвести демонстративную "перестройку" законодательства,1 показать отход от сталинизма с его беспримерной жестокостью и произволом, но, с другой стороны, сохранить систему террора, без которого невозможно существование никакого "социалистического" государства.
       Сочетание этого "двоемыслия" наиболее ярко проявляется в некоторой прогрессивности Общей части УК и реакционности Особенной части: законодатель берет реванш в формули-ровках составов преступлений. Подвергнем сравнительному анализу формулировки соответствующих статей - ст.5810 УК 1926 г. и ст.70 УК 1960 г. По первой из них подлежали наказанию пропаганда и агитация, "содержащие призыв к сверже-нию, подрыву или ослаблению Советской власти или к совершению отдельных контрреволюционных преступлений /ст.ст.582 - 589 настоящего Кодекса/, а равно распространение, или изготовление или хранение литературы того же содержания", т.е. призыв к активным действиям против власти.
       Ст.70 УК I960 г. говорит уже об агитации и пропаганде, проводимой в целях подрыва или ослабления советской власти, а также распространение "клеветнических измышлений, порочащих советский государственный и общественный строй". Не нужно быть юристом, чтобы видеть огромную разницу.
       Практика применения ст.5810 была противозаконной. Самое обычное дело - рассказанный анекдот: сажали не только рассказчика, но и слушателей, которые не донесли.2 Одна моя знакомая получила срок 10 лет за произнесение известной фразы "За что боролись, на то и напоролись". Знал я человека, севшего за шутку о газетах: "В "Правде" нет известий, а в "Известиях" нет правды". Солженицын рассказывает, как посадили всех работников бухгалтерии, в которой кто-то на плакате с цитатой "Жить стало лучше, жить стало веселее. Сталин." приписал букву "у" к фамилии "вождя народов". В коммунистическом государстве можно было сесть даже за анекдот... о царе! Так, брат художника А.И.Зернова погиб в лагере за куплет о Петре I. Обязательно - за любое недовольство: условиями труда, нехваткой продуктов и т.д.
       Зато в 1962 г. за анекдот о Фурцевой, а тем более о Хрущеве срок можно было получить "законно", поскольку до последнего времени вожди были у нас олицетворением государственного строя; насмешка над вождями "подрывала и ослабляла советскую власть". Рассказ о том, что в вашем городе нет хлеба и молока, нечем кормить детей - клеветническое измышление и т.д. Таким образом, состав ст.70 был значительно расширен с совершенно неопределенными границами по сравнению со ст.58 10.
       Совпадает в части формулировок, но непомерно расширена за счет туманных определений в "либеральном" кодексе первая среди статей о государственных преступлениях статья - "измена Родине" /с большой буквы/. Добавлено, например, "оказание иностранному государству помощи в проведении враждебной деятельности против СССР". Здесь сообщение иностранному корреспонденту любого факта полностью подпадает под состав такого преступления, если власти сочтут, что это помогает иностранному государству в проведении враждебной деятельности. Причем, как указывают авторы комментария к этой статье, наказание следует "независимо от того причинен или нет этим действием ущерб государ-ственной независимости, территориальной неприкосновен-ности или военной мощи СССР"3
       Напомним знаменитое дело Анатолия Щаранского, осужденного к многолетнему заключению по этой статье /мог быть и расстрелян/. Щаранскому инкриминировался шпионаж. Советская печать, ссылаясь на "компетентные органы" /отметим попутно, что компетентными органами у нас называют в основном КГБ, а также органы МВД, не замечая, что в таком случае все остальные органы власти - некомпетентны/, расписывала в духе шпионских романов контакты Щаранского с ЦРУ. Но никогда даже не намекали хотя бы примерно на характер переданных им "государственных секретов". А какие "секреты" мог передать нигде не работающий "тунеядец", "отказник", находящийся "под колпаком" у КГБ, осталось для советских людей тайной. Насколько я мог понять, он сообщал сведения о евреях - "отказниках". Вот и весь секрет, который мог ему стоить жизни! Но стоил несколько лет дагкерей.
       С точки зрения методики составления Особенной части, долженствующей сохранить террор в "либеральном" кодексе, особенно интересна формулировка ст.206 состава хулиганства: "умышленные действия, грубо нарушающие общественный порядок и выражающие явное неуважение к обществу". Ведь одной этой статьей можно заменить всю Особенную часть! Часто именно так ее и использовали.1
       "Отказница" на балконе своего дома на улице Горького вывесила плакат - "Выпустите нас в Израиль!". Привлекли к уголовной ответственности за хулиганство! А разве не подходит к составу?
       Угонщиков автомашин, когда устанавливалось, что они не имели целей хищения /например, хотели покататься/, сначала вообще не привлекали к уголовной ответственности, поскольку в УК не было такого состава. Когда угоны участились, стали применять ст.206. Затем ввели в УК ст.212 1 - угон самоходных машин без цели их хищения. Таким образом, если это особый состав преступления, то как расценить прежнее привлечение угонщиков к уголовной ответственности по ст.206?
       Эти примеры показывают, что ликвидация ст. 16 прежнего УК - Аналогия, нисколько не помешала, когда властям это необходимо, привлекать за любые действия к уголовной ответственности, пользуясь чрезвычайно широкими составами статей УК.
       Широко используется для расправ ст. 191 1 "Сопротивление работнику милиции или народному дружиннику". Как указывают комментаторы, статья предусматривает ответственность за сопротивление без применения насилия! Иначе говоря, если вас выбрали жертвой и вас надо "посадить", то к вам на улице подойдут два детины в штатском и, предъявив удостоверения "дружинников" /"народные дружинники" - общественная организация, но под видом "дружинников" и с их удостоверениями часто выступают сотрудники КГБ/, предлагают "пройти" с ними в милицию... Вы отказываетесь, упираетесь... Вот уже можно "припаять" вам годик лагерей! И, заметьте, совершенно законно!2
       И, с другой стороны, имеются нормы, позволяющие не только суду, но и прокурорско-следственным органам любое лицо вообще освободить ог уголовной ответственности и наказания, если "вследствие изменения обстановки"... "деяние потеряло характер общественно опасного или это лицо перестало быть общественно опасным" /ст.50 УК/. Что это такое, внятно не может объяснить ни один комментатор.
       Поэтому произвол властей запрограммирован в законе в обе стороны: любого неугодного можно "посадить" и угодного преступника от ответственности освободить. Например, секретарь горкома, сбивший насмерть человека, может быть вообще освобожден от уголовной ответственности по указанным выше основаниям или освобожден от наказания, "если будет признано, что в силу последующего безупречного поведения и честного отношения к труду это лицо... не может быть сочтено общественно опасным" или если "его исправление и перевоспитание возможно без применения уголовного наказания" /та же ст.50 УК/.
       11 января 1990 г., в разгар "демократических выборов" ленинградский ученый А.Каташев, член Ленинградского народного фронта, зарегистрированный кандидатом в депутаты Ленгорсовета, выступил с предвыборной речью возле станции метро. Наряд милиции задержал его и доставил в комнату милиции при станции метро. Там его обыскали силой, заломив руки, отправили в 35 отделение милиции, где майор Калейник составил протокол об оказании сопротивления власти. Операцией руководил "некто в штатском" /О.1990, N 6/.
       В уголовном праве, как и в трудовом, множество норм, которые я называю "декоративными". Они при самом своем издании не рассчитаны на применение, служат только "украшению" законодательства, демонстрации его "прогрессивности", пропагандистским целям; своеобразные "потемкинские деревни" в праве.
       Вот, например, ст.71 УК - "Пропаганда войны". Никто не сможет назвать хоть один случай ее применения за 30 лет. Но до самого последнего времени в СССР велась оголтелая пропаганда войны в виде фильмов, романов, пьес и прочего, прославляющих гражданскую войну, войну 1941-45 гг, войну в Афганистане и т.д. Все государственные и партийно-комсомольско-профсоюзные организации усиленно занимаются "военно-патриотическим воспитанием" молодежи, начиная со школы, проводят военные игры и походы и т.д.
       По ст.74 УК должны караться не только пропаганда и агитация с целью возбуждения расовой или национальной вражды, но и "прямое или косвенное ограничение прав или установление прямых или косвенных преимуществ граждан в зависимости от их расовой или национальной принадлежности". Но широко известно, что евреям закрывали путь в ряд государственных органов, в учебные заведения, изгоняли с работы "по пятому пункту", хотя это настойчиво отрицалось учеными-юристами /Зивс/ и всеми пропагандистами. Явные антисемитские выступления организаций вроде "Памяти", органов печати - "Наш современник", "Молодая гвардия", "Литературная Россия" и др., не вызывают никакой официальной реакции. В 1989 г. "Память" организовала митинг на Красной площади. Здесь никто не сможет развернуть и продержать несколько секунд любой плакат или выступить с речью - он будет немедленно схвачен кишащими здесь гебистами.1 Митинг "Памяти" никто не потревожил - явное свидетельство поддержки антисемитизма партаппаратом и послушным ему комитетом госбезопасности. Только после длительных усилий выдающихся писателей удалось привлечь к уголовной ответственности главаря /только главаря!/ шайки хулиганов-антисемитов. Это - единственный случай. Надо отметить, что, проводя антисемитскую политику, Сталин публично высказывался против антисемитизма. Несмотря на ряд обращений к нему, этого никогда не сделал Горбачев!
       Носит совершенно декоративный характер целая глава УК - "преступления против политических и трудовых прав граждан". Никто и никогда не был наказан по ст. 143 УК за воспрепятствование совершению религиозных обрядов, хотя закрытие действующих церквей, разгром баптистских молелен, уголовное преследование пятидесятников было повсеместным явлением. Не было случаев наказания за нарушение тайны переписки (ст. 135 УК), хотя все знают, где и почему по месяцу и более лежат отправленные авиапочтой письма из СССР и в СССР; за преследование граждан за критику /ст. 139 1 УК, введенная "для красоты" с началом "перестройки"/, хотя фактами преследования за критику пестрит печать; за воспрепятствование осуществлению равноправия женщин /ст. 134 УК/ и другие.
       Как можно кого-то привлечь к ответственности по ст. 139 УК - отказ в приеме на работу беременной женщины, - если привлечение обусловлено отказом "по мотивам беременности". Где найти такого дурака-начальника, который скажет женщине: "Беременных не беру!"? Он откажет потому, что на этой работе надо быть членом партии, или знать иностранный язык, или еще что-то придумает... Кстати, никогда евреям не отказывали в приеме на работу по мотивам национальности - мотивы всегда были другие.
       Ст.176 УК карает за привлечение к уголовной ответственности заведомо невиновного! Но у нас заведомо невиновных не привлекают. Если привлекали, то хоть какие-то основания да были! Разве бывает дым без огня? Сюда же относятся "Заведомо неправосудный приговор" /ст. 177 УК/, "заведомо незаконный арест или задержание /ст. 178 УК/ и др.
       Как, например, возможно заведомо незаконное задержание, если любой работник "органов" имеет право проверить документы у любого гражданина? Инструкция такое позволяет "при подозрении", а дальше, если документов нет /мы не обязаны всегда их носить при себе/, задержать и отвести в милицию "для выяснения личности", а если документы имеются - "для проверки документов". Ну а если вы откажетесь отправиться в милицию, тут уже чистая ст. 1911 УК, а она-то никогда не ржавеет от неупотребления.
       Когда иностранный юрист изучает советское право по текстам законов, может ли он не согласиться с авторами учебников уголовного права, утверждающими, что "Нормы Общей и Особенной частей пронизывает принцип социалистического гуманизма как совокупность характерных начал уголовного права, отражающих человечность, внимательное и отзывчивое отношение к личности и в то же время строгое наказание тех лиц, которые посягают на интересы общества и личности и своим поведением противопоставляют себя интересам коллектива"?1
       Но, говоря серьезно, развитие советского уголовного законодательства шло от полного, теоретически обоснованного произвола и беззакония /буквально, т.е. от официального отрицания необходимости определенного уголовного закона вплоть до 1922 года/,2 к такому закону, который не ограничивал бы государство в возможности произвола, к произволу, опирающемуся на закон.
       3. Наказание
       С типичной для советского права демагогией законодатель в начальный период истории отказывается от слова "наказание"; заменив его термином "меры социальной защиты". Расстрел среди них не значился. Самое суровое наказание - "объявление врагом трудящихся с лишением гражданства союзной республики и, тем самым гражданства Союза ССР и обязательным изгнанием из его пределов" /п. а. ст. 20 УК РСФСР 1926 г./. Но расстрел в кодексе был установлен особой статьей "в качестве исключительной меры охраны государства трудящихся" /ст.21 УК 1926 г./. В 1943 г. введено было и повешение. Советские юристы всегда подчеркивали, что расстрел есть мера: а/исключительная, б/ временная, в/ только для борьбы с наиболее тяжкими видами преступлений. /Напомню: в частности, за сбор колосков после уборки урожая голодными крестьянами/.3
       На протяжении истории советского права расстрел четырежды по мотивам гуманности отменялся и столько же раз по мотивам охраны правопорядка восстанавливался. Первая отмена расстрелов сразу после революции не соблюдалась вообще, ибо ЧК и подобные ей органы массами без суда и следствия, без приговоров и объявлений о них "ставили к стенке", "шлепали", "отправляли в штаб Духонина" и т.д. ЧК традиционно расстреливала в подвалах по ночам и вывозила трупы для захоронения в тайных местах /до сего дня трупы расстрелянных родственникам не выдают/. Формально после первой отмены расстрелов они были восстановлены Троцким только на фронте, затем и повсеместно.
       Периоды отмены расстрелов всегда были кратковременными, ибо жестокость наказаний - характерная черта советского права. И в "либеральном" законодательстве 1958-60 гг расстрелы занимают значительное место.
       Действующий УК располагает виды наказаний в том же порядке, что и УК 1922 и 1926 гг., т.е. сначала дается общий перечень наказаний, затем устанавливается деление наказаний на основные и дополнительные, затем особая статья посвящена расстрелу, а далее идет более подробная характеристика каждой из мер наказания.
       В кодексе 1960 г. термин "мера социальной защиты" меняется на "кару за совершенное преступление", но добавляет, что цель "кары" - "исправление и перевоспитание осужденных".
       Все же основные меры наказания - принудительные работы разных видов с лишением свободы или с ограничением свободы. Марксизм - теоретическая основа такой позиции. Опираясь на положение Энгельса - труд превратил обезьяну в человека - коммунисты считают до сих пор, что именно труд превращает преступника в человека, и именно принудительный труд.
       Описанные принципы наказания сохраняются и в проекте новых Основ уголовного законодательства.
      
       4. Тюремно-лагерная система4
      
       Двести лет назад восставшие парижане прежде всего разрушили ненавистный символ феодального террора и произвола - тюрьму Бастилию.
       Созидатели "нового мира" в России с разрушением тюрем не торопились, но не строили и новых, поскольку сие противоречило бы красивой картине устрояемого "царства свободы". Расширение сети тюрем осуществлялось путем использования закрытых для верующих монастырей. Самый "знаменитый" из них - "Соловки", но были такие и в центре Москвы (Андроников монастырь, где монахом был Андрей Рублев). Зато типичный для нас словесный маскарад превращал тюрьмы в "домзак" /дом заключения/, "исправдом" /исправительный дом/ и другие "демократические" учреждения. Да и сейчас Бутырская тюрьма /где до революции сидела моя мать, и куда после ходила в качестве адвоката моя дочь/ именуется СИЗО /следственный изолятор/.
       Очень скоро "строители светлого будущего" поняли, что тюрьмы - слишком большая роскошь; дешевле и практичнее строить трудовые лагеря или то, что в старину именовалось каторгой.1 Вот тогда-то и стали разрушать тюрьмы за ненадобностью. Не знаю, сколько их разрушили, данных о количестве тюрем у нас никогда не оглашали.
       А вот что говорит соратник любимого Западом "демократа" Горбачева Рафик Нишанов: "В колониях созданы условия, которые в наибольшей степени /?/ обеспечивают осуществление наряду с карой воспитательное воздействия на осужденных". Заседания Верховного Совета СССР седьмого созыва. Стенографический отчет. М., 1969, с. 126. Этот глашатай лагерей стоял во главе одной из двух палат Верховного Совета СССР.
       С другой стороны, о строительстве тюрем в социалистическом государстве и заикнуться было невозможно! Действительно, можно ли, строя коммунизм, одновременно строить тюрьмы для его строителей? Поэтому сейчас, когда строится /"перестраивается"?/ уж не знаю какой /"реальный", "демократический"?/ социализм и с каким лицом, используются тюрьмы, построенные два и более века назад, совершенно не отвечающие современным представлениям о санитарии, гигиене и вообще человеческим условиям.2
       Ст.56 ИТК устанавливает, что норма на одного осужденного "не может быть менее 2 кв.м., а в воспитательно-трудовых колониях и тюрьмах - 2,5 кв.м." Однако, если даже "вольным" строителям социализма /теперь - "правового государства"/ норма жилой площади обеспечивается далеко не всегда,3 то вряд ли она соблюдается в лагерях и тюрьмах, где, точно так же, как и "на воле", гарантий соблюдения норм тюремно-лагерного права нет никаких.4 Приведем самое авторитетное из возможных свидетельств - нового начальника ГУЛАГа /переименованного в Главное управление исправительных дел - ГУИД: типичный пример "перестройки" - смена названий и никаких перемен по существу/ В.Гуляева: "Большинство помещений - в аварийном состоянии. В камерах на четверых порой размещаются до 20 человек" /И. 14.6.90. Как вы понимаете, он не клевещет на Гулаг/. Гуляев признается в своем интервью, что существенных перемен в лагерях не произошло: "Увы, гордиться нам пока нечем. Система наказания складывалась десятилетиями. Она сконцентрировала в себе все негативное, что накопилось в обществе за долгие годы. И самое страшное - это глубоко вбитая в сознание людей "гулаговская" психология. Она, к сожалению, очень живуча. Я всегда удивлялся тому, как быстро многие молодые офицеры внутренней службы проникаются тюремной идеологией. Через два-три месяца работы в исправительных учреждениях они уже не видят в осужденных человека, будто подсознательно были готовы к такому его восприятию". Откровенно и верно. Но тут же возникает вопрос, как же они воспитывают и перевоспитывают заключенных при такой психологии? Крайне интересно недоумение гулаговского деятеля по поводу "тюремной идеологии" гулаговских офицеров /они, между прочим, коммунисты в подавляющем большинстве; не в сходстве ли этих двух идеологий дело?/. Гуляев не понимает простой вещи - между лагерем и "волей", где партократия тоже за людей нас всех не считает, существенной разницы нет. Разница только в расстоянии до границ колючей проволоки.
       Лагерь есть лишь концентрированное выражение "социалистического общества", где бесчеловечность доведена до "беспредела".
       Но начнем с тюрем. Содержание в тюрьме считается более строгим наказанием, чем в лагере. Владимирская тюрьма приобрела мировую, хотя и не соответствующую представле-ниям западного социализма, славу. По ст.67 ИТК "в тюрьмах отбывают наказание: лица, осужденные за тяжкие преступления и особо опасные рецидивисты, которым лишение сво-боды назначено в виде тюремного заключения, а также лица, переведенные из исправительно-трудовых колоний по основаниям, предусмотренным ст.53 настоящего Кодекса", а также некоторые лица переводятся временно.
       В тюрьмах установлено два вида режима: общий и строгий /ст. 68 ИТК/. Заключенные содержатся либо в общих камерах, либо в одиночках.
       Осужденные на общем режиме: могут расходовать на приобретение продуктов питания и предметов первой необходимости до трех руб. в месяц, т.е. 10 коп, в день (стоимость двух коробок спичек); получать не более двух бандеролей в год и одно письмо в месяц; имеют два кратковременных свидания в год и ежедневную прогулку - один час /ст.69 ИТК/. Как видите, посылок они получать не могут. Но при хорошем поведении им можно истратить еще... ОДИН РУБЛЬ!
       На строгом режиме: расходовать деньги до 2 руб., получать одну бандероль в полгода и одно письмо в два месяца. Прогулка - 30 минут, /ст.70 ИТК/.
       А вот, что происходило в "царских застенках", где "истязали" революционеров. Так описывает Ленин свое пребыва-ние в тюрьме: "Литературные занятия заключенным разрешаются: я нарочно справился об этом у прокурора, хотя знал и раньше..." /В.Ленин. Полное собр. соч., изд.5, т.55, с.15. Далее указаны только страницы/. "Хлеба я ем очень мало, стараюсь соблюдать некоторую диету... Все необходимое у меня теперь имеется, и даже сверх необходимого... Свою минеральную воду я получаю и здесь: мне приносят ее из аптеки в тот же день как закажу. Сплю я по девять часов в сутки..."
       Наш читатель подумает, что это был особый режим для "Великого Ленина". Но тогда, в конце XIX в., он был просто Ульяновым, одним из сотен безвестных болтунов-либералов. Напомним, что его брат был повешен за покушение на царя Александра III, но никаких последствий для семьи Ульяновых это не имело. Опять сравнение не в пользу "социализма".
       А.М.Коллонтай побывала в тюрьме Керенского перед самой революцией и рассказывает, как гордился начальник тюрьмы чистотой и хорошим питанием, как он ежедневно обходил камеры и справлялся у заключенных, нет ли у них претензий /А.М.Коллонтай, Из моей жизни и работы, М., 1974, с.290/. А передачи! Две надзирательницы вошли в камеру, нагруженные свертками: "Прямо оптовый магазин! Чего, чего только нет! Булки белые, колбаса, консервы, масло, яйца, мед..." /с.301/. И это в Петрограде после трех лет войны! Хотел бы я видеть это сейчас в Москве "на воле"!
       Еще для сравнения ст.28 ИТК: "Осужденным, отбывающим лишение свободы в тюрьмах, получение посылок и передач не разрешается".
       Говоря о "воспитании трудом" в лагерях, хочу заметить, что это отнюдь не особенность России, а характерно для всех "социалистических" стран. Вот свидетельство "Правды": "В современном Китае стало правилом называть принудительный труд "исправительным трудом", а тюремное заключение "учебой". Газета рассказывает о трагической судьбе некоего Фэя, который сначала содержался в одиночной камере без предъявления обвинений, а затем отправлен в "трудовой лагерь" на "перевоспитание" /все эти слова в кавычки ставит главная партийная газета/. Когда Фэй заболел, ему отказали в медицинской помощи /как Анатолию Марченко, Авт./ и направили в лагерь строгого режима. "Там он скончался. Ни следствия, ни суда, ни юридической защиты", - горестно и с большим сочувствием к китайцам заключает "Правда". При этом она социалистический строй Китая называет "феодально-фашистской диктатурой". /П. 27.1.79./ И разве "Правда" говорит неправду? Хотя, "чем кумушек считать трудиться, не лучше ль на себя, кума, оборотиться?"
       Как уже сказано, "социалистический лагерь" - гипертрофированная модель "социалистического общества". Каждый лагерь - предприятие, где нереальный, взятый с потолка, план выжимается из заключенных, как и у "вольняшек", "любой ценой" /т.е. за счет продления рабочего дня, лишения выходных, за счет безопасности работ и т.д./. Ежегодно план утверждается "от достигнутого" без всякой механизации работ и технического прогресса. "Хозяин" лагеря - царь, имеющий армию, КГБ, "сексотов", тюрьмы и лагеря - ШИЗО /штрафные изоляторы/, БУРЫ /бараки усиленного режима/, ПМК /помещения камерного типа/, в сравнении с которыми "зона" кажется "волей". Так же процветают приписки к плану, обман государства, воровство, взятничество и спекуляция.
       Так, начальник лагеря Шершенов за деньги отпускал зэков домой "в отпуск" до двух лет, устраивал досрочное освобождение, остальные зэки работали на него как рабы. Бывший милиционер Усманов, осужденный за грабеж, за счет лагеря пек лепешки и продавал их на рынке. Один из "вольноотпущенников" Шершенова был арестован во время... перестрелки с милицией /"Собеседник", 1987, N11/. За взятки охрана доставляет зэкам запрещенный чай, водку, наркотики, а "паханам" даже женщин, хотя в лагерях, как правило, пользуются мужчинами /кстати, у нас гомосексуализм - преступление; осужденных отправляют в лагеря! Зачем? "Перевоспитывать трудом"?/.
       Население лагеря делится на классы: "паханы", "воры в законе", лагерная аристократия, окруженная "двором", дворней - "шестерками"; далее идет рабочий класс - "мужики"; еще ниже - страты париев, "люмпенпролетариат", доходящий до нечеловеческого состояния и живущий вне закона, если там можно говорить о каких-то законах.
       Одновременно - политзанятия, общеобразовательные занятия, художественная самодеятельность и прочие черты советской жизни. В одном лагере мне пришлось видеть плакат: "Радуюсь я - это мой труд вливается в труд моей республики! Маяковский". И демагогия гипертрофирована!
       И все же это - предприятия, составляющие неотъемлемую часть "социалистического" народного хозяйства.1 Гуляев сообщает, что они ежегодно дают прибыль 900 млн. рублей. Из них 600 млн. идет в государственный бюджет. "Оставшиеся 300 млн. составляют фонды материального поощрения... и производственно-социального развития ИТУ" /И. 14.6.90./. Если учесть, что примерно пятая часть государственных предприятий - убыточны, другие еле сводят концы с концами, заинтересовано ли наше государство в сокращении таких предприятий и их контингента? Заинтересовано ли государство в сокращении преступности?
       "Названная прибыль - от производственно-хозяйственной деятельности, связанной с выпуском продукции народного потребления. Но есть и другой источник доходов, - говорит начальник ГУЛАГа. - Речь идет о так называемом контрагентном производстве, когда какое-либо предприятие предоставляет свои мощности для работы заключенных". Переведем эту туманную фразу на понятный русский язык; это - работорговля, продажа зэков министерствам и крупным "пред-приятиям коммунистического труда" для работы на самых тяжелых и вредных работах, где "вольняшки" не будут работать ни за какие деньги. Например, в колесном цеху Горьковкого автозавода, где делают "Волги" и "Чайки" для начальничков, что я сам видел.
       В газетах не так давно промелькнуло сообщение, что фирмы Австралии отказались принимать советские автомобили, т.к. они изготовлены с помощью принудительного труда. Было отрадно это услышать. Несмотря на конвенции МОТ, торжественно подписанные Советским Союзом и за соблюдением которых МОТ должен следить, лагерный труд неограниченно применяется на лесозаготовках, строительствах нефте- и газопроводов, на подшипниковых и автозаводах. Этим обеспечивается дешевизна советских автомобилей и их продажа на Западе, несмотря на их низкое качество. Выгодные сделки отодвигают мораль западных либералов и конвенции далеко в сторону.
       Если верить официальным данным /они наверняка преуменьшены/, то в лагерях России за 1988 год /третий год перестройки/ произошло 130 умышленных убийств и 239 случаев тяжелых телесных повреждений /СР. 10.3.89./. Много людей погибает, становится инвалидами вследствие бесчеловечных условий труда, отсутствия техники безопасности и преступного обращения с больными людьми. Но сколько, - не сообщается. Секрет. По некоторым сообщениям, травматизм, заболеваемость и смертность в лагерях в 20 раз выше чем "на воле". Так что начальник Гулага весьма далек от истины, когда говорит, что их предприятия "ничем не отличаются" от государственных предприятий.
       Привлекла недавно внимание повесть Габышева "Одлян или ветер свободы" /НМ. 1989, NN 1 и 2/. Она выделяется среди "лагерной" литературы и производит страшное впечатление тем, что это - наше, а не сталинское время, во-вторых, речь идет о лагере для подростков, детей. Бесчеловечность и зверства "воспитателей" от МВД и лагерной "аристократии" куда как превосходят фантазии Данте об условиях ада. Некоторые детские лагеря сейчас посетили западные либералы и остались очень довольны условиями жизни и работы ребят. Но, во-первых, сколько бы им не объясняли, что такое "потемкинские деревни", специально для них возведенные, они никогда этого не поймут, ибо понять не хотят; во-вторых, вполне возможно, что показанная им в лагерях работа действительно не тяжелая, но они также никогда не поймут, что такое норма, постоянно увеличивающаяся "в соответствии с законом расширенного социалистического производства", но без всяких к тому оснований, без внедрения новой техники, без механизации и улучшения условий труда; норма, за невыполнение которой наказывают "воспитатели /в том числе - наказание голодом, уменьшение и без того скудной пайки/ и избивают "паханы"; норма, часть которой отбирают в свою пользу неработающие "аристократы"... Уже в воспетое либералами горбаческое время в лагерях /в том числе детских/ произошло много восстаний на почве "беспредела" /так называют лагерники положение, когда любая смерть желаннее продолжения такой жизни/.
       В 1967 г. была изобретена новая форма лагерей - ЛТП /лечебно-трудовые профилактории/, советская реализация марксистско-ленинской идеи лечения всех социальных болезней трудом. Формально это лечебное заведение, но находится в ведении Гулага. Направляют туда по постановлению /не приговору!/ суда при наличии медицинского заключения /как послушные эскулапы дают заключения, я уже писал/ на срок от года /!/ до двух лет. Организаторами, воспитателями и целителями служат там офицеры МВД той же системы ГУЛАГа, но с недавних пор при сугубо формальном шефстве Министерства здравоохранения под руководством лауреата международных премий Чазова.
       ЛТП - такой же лагерь за колючей проволокой, с собаками, охраной, каторжной работой и режимом, такими же бытовыми условиями. "Больным", как и в лагерях нельзя иметь даже собственные теплые свитера. В ЛТП много уголовников и, естественно, именно они определяют "социальные отношения". Бесчеловечные условия труда и жизни доводят несчастных людей до озверения и восстаний. Добавим, что водку в лагерь доставляют так же, как и во все лагеря. Срок "лечения" сугубо формальный, ибо командование всегда может "намотать" срок. И это относится как раз к тем рабочим и работницам, которые действительно "завязывают" /перестают пить/ и хорошо работают. Поскольку ЛТП - предприятие, админи-страция в хороших работниках заинтересована. Под окончание срока такого работника соблазняют на выпивку, затем "уличают" и как неизлечившемуся назначают новый срок "лечения".
       Сейчас, благодаря "гласности" общественность кое-что узнала о нравах гулаговских "профилакториев", это вызвало возмущение, но не изменило практически ничего. Гуляев в упомянутом интервью говорит о желании МВД передать лечебные заведения Минздраву, но тот категорически отказывается от ЛТП. Гуляев совершенно правильно говорит: "учреждения с лечебными функциями /да еще для людей, не совершивших преступления/ в системе МВД неуместны".
       Обратите внимание на юридическую логику "социалистических" людоедов: людей помещают в "лечебное заведение" как больных, но за побег из ЛТП предусмотрена уголовная ответственность по ст.168 УК! Тогда человека, не пожелавшего лечиться в каторжных условиях по рецептам МВД, приговаривают к настоящей каторге, на срок до одного года /так в тексте, но на практике меньше года не дают,поскольку судьи считают, что алкоголика меньше, чем за год "вылечить" в лагере нельзя/. В 1988 г, за побеги было возбуждено 4 тыс. дел, в 1989 - 5 тыс. /И. 11.12.89./. Но с формулировкой ст.186 произошло любопытное недоразумение: ответственность предусмотрена за побег из ЛТП или с пути следования в ЛТП. Но многие бегут из предприятий, куда их водят на работу и по букве закона под действие статьи не попадают. И тогда лауреат гуманитарной международной премии Чазов совместно с министром МВД издал инструкцию, истолковавшую закон расширительно и предлагавшую судам /!/ карать по ст.186 за любой побег! Так ведомственная инструкция... Министерства "здравоохранения" и МВД установила уголовную ответственность за ненаказуемое по закону действие. И эту инструкцию исполняли суды, "подчиняющиеся только закону", пока прокуратура СССР не опротестовала инструкцию.
       Зато больные питомцы Чазова работают там, где не соглашаются работать здоровые. На красноярском заводе все подшипники изготавливает контингент ЛТП. Когда взбунтовавшиеся "пациенты" Саратовского ЛТП прекратили работу, встал подшипниковый завод, "а это повлекло срыв плана выпуска тракторов, пришлось вмешиваться т. Силаеву, заместителю председателя Совета министров" /И. 11.12. 89./. Не сказано, в чем выразилось вмешательство т. Силаева, который после этого работал председателем Совмина РСФСР под руководством "демократа" Б.Ельцина, но знаю, что изменений в методах "лечения" не произошло.
       А министры-коммунисты не перестают ходатайствовать об учреждении новых лагерей и ЛТП, особенно в местах строительства их предприятий.
       У нас всегда умалчивалась роль каторжников в "великих стройках коммунизма", где напоказ выставлялись "комсомольцы-добровольцы". Именно зеки построили Комсомольск на Амуре, строили Байкало-Амурскую магистраль и другие объекты. Кстати, секретное строительство БАМ велось ими еще в начале 30-х, затем оно было свернуто и возобновлено, когда испортились отношения с Китаем. Значительную часть работ там выполняли солдаты, также находящиеся на положении рабов.
      
       5. "Принудиловка"
       "Принудиловкой" в просторечии издавна называют принудительные работы по приговору суда, но в принципе "социалистическое" производство основано на принудительном труде в многочисленных его формах. Всеобщая обязанность труда провозглашена конституцией и закреплена уголовным правом, в соответствии с которым "тунеядцы" /вспомните дело лауреата Нобелевской премии поэта Бродского/, т.е. не занимающиеся "общественно-полезным трудом", подлежат каторге. Самые мягкие правовые способы принуждения показаны в 10 главе. Здесь мы рассмотрим более жесткие правовые меры принуждения.
       Как уже говорилось, всеобщая трудовая повинность предусматривалась классиками марксизма-ленинизма-троцкизма в качестве общей системы организации труда в "социали-стическом" обществе. Хотя впоследствии от нее отказались, но только частично. Глава о всеобщей трудовой повинности в КЗоТ сохранялась до принятия КЗоТ 1972 года, в котором о трудовой повинности не говорится, но практически трудовая мобилизация и в городах и особенно в деревнях осуществляется довольно широко в самых различных формах, хотя, надо признать, не так широко, как до 60-х годов. Масштабы такой "принудиловки" были колоссальными на самых тяжелых работах: лесозаготовках, торфоразработках, дорожных работах. Привлекали в основном крестьян, без всякой их вины, без судебных приговоров. Рассказывают "торфушки" /на торфоразработках использовались почти исключительно женщи-ы/: на добыче торфа работали весь световой день ногами в болотной воде. "Работали с апреля до ноябрьских праздников, пока болота не затягивались льдом. Это была каторжная ра-бота... На торфу работали в лаптях, в воде, там ноженьки мои оставила... Замуж не вышла... Ребят-то с деревни на лесозаготовки в Кострому и в Вятку аж гоняли - с октября до весны. А мы как раз с торфоразработок к ноябрьским возвращались. Не сходились наши дороженьки с ними. Не сходились..." /И. 31.1.90./
       Среди уголовных наказаний принудительным трудом первыми надо назвать высылку и ссылку. "Высылка состоит в удалении осужденного из места его жительства с запрещением проживания в определенных местностях" - ст.26 УК. Иностранцу может показаться, что это - весьма легкое наказание, тем более, что в УК вообще ничего не сказано о принудительном труде. Но, во-первых, за рамками закона здесь присутствует прописка, значение которой иностранцу вообще очень трудно понять. Высылка происходит одновременно с лишением прописки, без которой человек не может жить нигде. Прописка же производится милицией только при наличии жилплощади и работы. На работу не принимают без прописки. Жилплощади часто не имеют даже обычные работающие граждане. Во-вторых, кроме УК имеется ИТК, регулирующий порядок отбытия наказаний. Хотя высланный самостоятельно выбирает место жительства и работы, работать он обязан в силу указанных обстоятельств.
       Ссылка сопряжена с "обязательным поселением в определенной местности" /ст.25 ИТК/, что несомненно в большей степени ограничивает наказанного, т.к. он не может выбрать место проживания. Но в принципе ссылка и высылка лишают человека жилья и прописки, и тем самым превращают его в бесправного раба.
       И ссылка, и высылка не применяются к лицам, не достигшим до совершения преступления восемнадцатилетнего возраста, к беременным женщинам и к женщинам, имеющим детей до восьмилетнего возраста. Это может показаться гуманностью законодателя. Но дело обстоит проще - этих лиц весьма сложно использовать для принудительного труда. Более того, они будут обузой для местных властей.
       Из ст.83 ИТК: "Исправление и перевоспитание лиц, отбывающих ссылку, осуществляется на основе обязательного их привлечения к общественно-полезному /!/ труду, с учетом их трудоспособности, и проведения с ними политико-воспитательной работы... За уклонение от общественно-полезного труда ссыльные несут ответственность на общих основаниях", т.е. могут быть привлечены к уголовной ответственности как "тунеядцы".
       Не могу не напомнить опять об академике Андрее Сахаро-ве, который был сослан в г.Горький для "исправления и перевоспитания"! Правда, без приговора суда.
       Нельзя не сравнить советский закон с картинками сибирской ссылки основателя гуманного советского государства, описанными им самим. Во-первых, ссыльных не только не заставляли работать, но царское правительство, против которого они боролись, давало им денежное пособие, которое позволяло, по словам Ленина, "жить недурно". Размер пособия мог колебаться /"Проминскому убавили пособие с 31 руб. до 18 руб. в месяц; Базиль имеет "лишь 24 руб., на жену Базилю не хотят давать, ибо женился уже в ссылке". Использованный выше т.55 собрания сочинения, стр.53 и 56/. Много это или мало? Они живут в сибирском селе, а в более раннем письме Ленина его матери он сетовал, что за месяц жизни в столице России - Петербурге прожил "огромную, сумму" - 38 руб. /c.XVI/. Из Сибири он пишет: "Живу я здесь недурно, усиленно занимаюсь охотой"... "больше занимаюсь шляньем и ничего не делаю"... "переменилось только развлечение: по случаю наступления зимы я вместо охоты начинаю заниматься коньками". Он беспрепятственно переписывается, выписывает книги и журналы, в том числе зарубежные, написал в ссылке более 30 работ, в том числе большой труд "Развитие капитализма в России", продолжал свою политическую деятельность. Но что же, не было никаких проблем? О да, были: "прислуги здесь найти нельзя"! У него все же прислуга была. Нашел.
       Принудительные работы, непосредственно назначаемые по приговору суда, существовали в СССР давно. По УК 1926 г. они делились на два вида: по месту работы и "по указаниям органов НКВД".
       При отбывании "принудиловки" по месту работы, кроме всех прочих вычетов из зарплаты происходит удержание части зарплаты в пользу государства; ранее - от 10 до 20 процентов, сейчас - от 5 до 20 процентов. Но наказание этим не ограничивается: весь период этой работы не засчитывается в стаж, необходимый для получения отпуска, пенсии, в общий трудовой стаж для получения льгот и надбавок и т.д. Работника можно переводить на любую работу, но сам он уйти не имеет права. Если администрация его уволит, он обязан найти работу в течение 15 дней, иначе его "трудоустройством" займется НКВД. Такое "трудоустройство" происходило обычно вне места постоянного жительства.
       В "либеральном" кодексе 1960 г. был устранен неграмотный оборот "трудовые работы". Они теперь называются, как в Китае, "Исправительные работы без лишения свободы" /ст.27 УК/. Оба прежних вида практически остались без изменений, но в 1977 году ввели в кодекс широко разрекламированную новеллу, знаменовавшую приближение коммунизма в области уголовной политики, - ст.24 2 УК - "Условное осуждение к лишению свободы с обязательным привлечением осужденного к труду". Поскольку началось массовое применение этого вида наказания, осужденных колоннами направляли на начатые "великие стройки коммунизма". По мудрому предначертанию партии, увидевшей панацею экономики в химизации, большинство строек принадлежало химической промышленности. Поэтому в просторечии такие приговоры называли "отправить на химию", а осужденных - "химиками". Это "было продиктовано /как увидите, не гуманизмом! Авт./ дефицитом рабочих рук на "тяжелых" производствах. "Нововведение" принесло государству немалые прибыли, исчисляемые сотнями миллиардов рублей. Руками "условников" построены такие объекты, как Прикумский завод пластмасс в Ставрополье, завод "Метанол-750" в Пермской области..." и т.д. /И. 12.9.90/. "С 1977 по 1989 годы на стройки /предприятия/ народного хозяйства было принудительно направлено 3 миллиона 35 тысяч человек... На 1 сентября текущего года на стройках народного хозяйства находятся 129,5 тысячи человек" /Там же/.
       Государство не обязано их кормить, обустраивать, охранять; они должны работать на любых условиях, выполнять вредные и опасные работы, и все безропотно, под страхом отправки в лагеря. Единственно, что требуется - учреждение "спецкомендатур", которые надзирают за "спецконтингентом". Пятый главк в составе МВД, ведающий "химиками" имеет сейчас 1.047 "спецкомендатур", которые заключают с предприятиями договоры на предоставление им "химиков", получая за это с предприятий деньги, т.е., проще говоря, торгуют рабами, бессловесными и безропотными, бесправными.
       Соответствует ли это конвенции МОТ? Попробуйте спросить это у МОТ. Я думаю, что если бы это происходило в Англии, то... я просто не могу себе представить взрыва негодования МОТ! Но если это происходит в "социалистической стране", это совсем другое дело!
       Здесь надо отметить, что юридически как будто имеются две категории "химиков": условно осужденные /ст.24 2 УК/ и условно-досрочно освобожденные с обязательным привлечением к труду /ст.53 УК/. Разница между ними в том, что первые приговариваются к лагерям условно, но направляются "на химию", откуда в случае провинности отправляются на оставшийся срок в лагеря, вторые освобождаются из лагеря "на химию", но также могут возвратиться на оставшийся срок в лагерь. Поэтому фактически разницы между ними нет.

    ЗАКЛЮЧЕНИЕ

       Юридические учебники указывают на следующие основные признаки или особенности феодального права:
       Феодальное право - право привилегий, сословное право. Это - главная черта. Каждое сословие - дворянство, духовенство, мещане, крестьяне - имеют особые права и обязанности, официально установленные законом. В современных условиях, после буржуазных революций XVI-XVIII веков официальное установление неравенства стало затруднительным. Тем более в "социалистических" странах, провозглашающих отсутствие антагонистических классов и равенство всех перед законом. Однако существующее неравноправие, сословное право привилегий здесь показано достаточно подробно. Подведем некоторые итоги. Сталин признавал наличие дружественных классов рабочих и крестьян, но при введении им паспортной системы крестьяне не получили паспортов и, соответственно, права жить в городах.
       Члены КПСС составляли особое сословие. Арест члена КПСС осуществлялся только с санкции соответствующего комитета КПСС. Ряд должностей могли занимать только члены КПСС (преподаватели политэкономии, истории партии, философии, высшее и среднее чиновничество, сотрудники КГБ, дипломаты и т.д.). Исключение из партии влекло немедленное увольнение с работы. Новое дворянство - номенклатура - разделялось особо строго на районную, областную. краевую и т.д. с щепетильным перечнем положенных прав: марки автомашины, дачи, количества обслуги и т.д.
       Я знал жену замминистра, которая позвонила в хозуправление Совмина и попросила на выходные путевку в санаторий "Сосны". Ей ответили: "Пришел приказ об освобождении вашего мужа от должности". "Но он назначен министром!". "Когда придет приказ о назначении, вам положена путевка в другой санаторий". Но все это сословное законодательство засекречено.
       Пусть те, кто хочет возразить, докажут, что горожанки (мещанки) так же ежегодно мобилизовались на торфоразработки, как крестьянки, а горожане (мещане) в зимнюю пору, как деревенская молодежь, - на лесозаготовки.
       Пусть те, кто хочет это положение опровергнуть, докажут, что сын секретаря обкома будет так же судим за уголовное преступление, как сын рабочего. Самого секретаря обкома вообще судить за уголовное преступление не будут. Он не подсуден. Раскрытые протоколы политбюро ЦК КПСС показывают, как на этом уровне решался вопрос об освобождении от уголовной ответственности всем известных взяточников Медунова /Ростов на Дону/ и Юнака /Тула/. Но и теперь, когда это стало официально известно, судить их не будут. Почему?
       Пусть объяснят мне также, почему я не имею права войти в работающий без вывески "спецмагазин"?
       Феодальное право - право сильного, "кулачное право".
       Думаю, что нет необходимости подробно доказывать, что этот признак присущ советскому и любому другому "социалистическому" праву. Это общеизвестно и нашло выражение в поговорке: "Не тот прав, кто прав, а тот, у кого больше прав". На каком правовом основании были расстреляны рабочие, собравшиеся в Новочеркасске на митинг против повышения цен? За что судили и приговорили к расстрелу и лагерям участников этого митинга /а потом судили тех, кто о нем рассказывал/, за какие конкретные деяния? Об этом не пишут даже сейчас. Между тем, мне достоверно известно, что из задержанных участников отобрали тех, кто имел судимости, и именно их осудили в качестве "организаторов бесчинств". Цель - показать, что митинг был организован уголовниками. Но беспорядки не были стихийными, они были организованы и спровоцированы по решению ЦК. За несколько дней до них были подведены войска и прибыл член политбюро Микоян для руководства, точно как Примаков был послан лауреатом Нобелевской премии Горбачевым для организации резни в Баку.
       "Феодальное право представляет собой орудие террористического подавления и устрашения трудящихся масс. За малейшее посягательство на существующий строй, даже за мелкие кражи предусматривались членовредительные наказания, смертная казнь и т.п."1
       Нужны комментарии? Напомнить о "законе семь восьмых" и расстрелах за сбор колосков голодными крестьянами? О лагерях на десять лет за анекдот, за шутку?
       Инквизиционный, обвинительный характер уголовного процесса, при котором даже адвоката уголовники называли "вторым прокурором". Еще на моей памяти выступления самых известных адвокатов на процессах 1937 года. Они не жалели оскорблений в адрес своих подзащитных, не находили оправдания их действиям и только просили о милосердии. Применение жесточайших пыток и избиений на следствии широко известно до настоящего времени.
       Партикуляризм, т.е. отсутствие единых для всей страны законов. Сам Ленин говорил о "законности калужской и законности казанской". За 70 лет ничего не изменилось, а в последнее время партикуляризм усилился, достиг крайних форм. Только теперь он называется "суверенизация".
      
      
       Господсгво обычая среди источников права. По силе выше обычая у нас стоят только "указания", "телефонное право".
      
       Сложнее с последним из указываемых обычно признаком - значительная роль религии и канонического права. Однако я думаю, что этому вполне можно уподобить монополию марксисткой идеологии. Малейшее отклонение от марксистско-ленинских догм, их критика, приводили не только к исключению из партии, но и к лагерям.
      
       Естественно, современное феодальное право имеет отличия от "классического" феодального права. Но разве оно было одинаково в средние века в Англии, в Германии, в России, в Турции?
       Я не сомневаюсь, что мою книгу многие осудят как клеветническую, необъективную и одностороннюю. И зададут "убийственный" вопрос: Неужели в советском праве так-таки ну ничего положительного нет?
       Ну, почему же, есть, конечно, например, мы можем, как и во всех странах, постояв в очереди, купить сахар или хлеб /если они есть, и если у нас хватит денег/. Но лавки существовали и в средние веька.
       Но главное - мне противостоит огромнейшая, необъятная советская юридическая литература, всем доступная и сплошь апологетическая, представляющая советское право как "воплощение идеалов трудящихся о законности, справедливости и гуманности" /см. выше/. Ни больше, ни меньше! Поэтому те, кто жаждет "чистого и светлого", могут утолить свою жажду до полного перенасыщения, взяв любой учебник, статью, кроме чисто юридических, политически нейтральных, например, об условиях поставки товаров.
       Возьмем для примера (клянусь, что я не подбирал ее специально, просто при чтении в это время журнала, попался на глаза заголовок/ похвальную статью Н.Васильева, которая так и называется: "О гуманности наших законов" и именно об уголовных законах. Вот он пишет, в частности, "Лишение свободы, как наиболее строгий /о расстреле, очевидно, он не слыхал, или не считает его наиболее строгим. Авт./ вид наказания, предусмотрен примерно в одной трети статей УК, во всех остальных - наказания, не связанные с лишением свободы". И восклицает восторженно-патетически: "Это ли не истинный показатель гуманности наших законов?" /"Социалистическая законность", 1990 - т.е. период "поворота к правде" - N5, с.58/. Ну, во-первых, не знаю, как он считал /поскольку почти каждая статья имеет несколько частей с широким диапазоном наказаний/, но, по моим подсчетам, из 274 статей Особенной части только 32 не предусматривают лишения свободы, зато 24 - смертную казнь. А какова "гуманность" наказания "без лишения свободы" под надзором "спецкомендатуры", выше сказано и, кстати, очень скромно.
       Н.Васильев противопоставляет далее жестокость права "капстран", где возможно пожизненное заключение, нашему "гуманизму" с его пределом в 15 лет. Но только люди феноменального здоровья могут выдержать 15 лет в лагерях "на общих" (так назывался вид работ, например, лесоповал). Зато, когда у нас показали по телевидению шведскую тюрьму, пошел поток писем граждан с просьбой туда отправить.
       Больше у меня нет желания разбирать и опровергать вранье ученых лакеев, да и смысла нет, поскольку каждый может прочитать их сам. Гуманизм советского права те же самые кудрявцевы, чхиквадзе и алексеевы прославляли во время сталинского террора еще истошнее, чем сейчас.
       Есть еще один признак феодализма, о котором, естественно, не заикаются, на который даже намеков нет ни в учебниках, ни в ученых монографиях, и в статьях под лупой не разглядеть, - это очевидная абсолютная монархия, единовластие, каким бы названием она ни прикрывалась. Председатель Совнаркома, Генеральный секретарь партии, Президент единовластен, бесконтролен и несет ответственность только перед Богом и историей. "Представительные" учреждения - потемкинские деревни, не имеющие никакого значения.
       Президент Ельцин любил публично называть себя "царь Борис Первый" (почему "Первый", при наличии в истории Бориса Годунова, не знаю). Ему вторили придворные подпевалы (Немцов). Естественно, я мог видеть и слышать это только по телевидению. Трансляция сего факта свидетельствует, что такая позиция стала публичной, не скрывалась, не подвергалась цензуре.
       Свою задачу я видел в исследовании сущности "социалистического" государства и права, в уяснении смысла в видимом абсурде, в шизофрении феодально-социалистического кошмара. И в главном я объективен, насколько может быть объективен человек. А главное в российском строе - произвол и всевластие феодалов /"номенклатуры"/ и бесправие крепостных /"трудящихся"/. Надеюсь, мне удалось это показать и доказать.
       И сейчас сущность не изменилась, хотя о социализме говорить перестали. Вместо построения коммунизма говорят о построении "капитализма с человеческим лицом" и правового государства, хотя правовой произвол достиг беспредела.
      
      
      
       ПОСЛЕСЛОВИЕ
      
       В предисловии я заявил, что книгу о советском строе я оставил такой, как я ее написал до революции 90-х, убрав критику марксизма и несколько изменив структуру. Здесь я хочу кратко проанализировать постсоветские изменения, тем более, что попыток в этом направлении я не вижу.
       В общественных науках России произошел невиданный в истории других стран переворот: все юристы, экономисты, философы поголовно, по команде сверху сменили свои "убеждения" на 180 0, что напомнило мне шуточную песенку, которую студенты распевали при сталинском режиме на мотив "Большой крокодилы", разумеется, втихомолку:
       Материя первична,/ Сознания вторична,/ Она, она вторичная была./Но если нам прикажут, / И сверху нам укажут, / То всякий запоет / Совсем наоборот: / Материя вторична, / Сознания первична, / Она, она первичная была.
       Буквально так и случилось. Злейшие враги капитализма и буржуазной лженауки, и восторженные провозвестники коммунизма стали прославлять капитализм и разоблачать пороки социализма. Без малейшего стыда за свои книги, на которых еще не высохла типографская краска, без стыда за докторские степени, полученные за перечисление преимуществ социализма. Но парадокс в том, что они остались теми же самыми проводниками политики партии и правительства. Сменились правители и партии, сменилась их политика, но осталась привычка отстаивать "линию партии", как бы она ни извивалась.
       Когда над Россией был опущен железный занавес, советские граждане знали о Западе только то, что "у них" - экономические кризисы, жестокая эксплуатация, забастовки и репрессии, "у нас" - труд дело геройства и славы, непрерывное процветание и повышение благосостояния. Информация была перекрыта в обе стороны.
       Но правители-феодалы, "номенклатура" были "выездными", видели своими глазами преимущества западной жизни, и хотели бы их не только видеть, но и вкушать. И хотя их материальное положение было несравненно лучше, чем у "их хозяев" - трудящихся, они вынуждены были пользоваться благами тайно, за высокими зелеными заборами и под свирепой охраной. Самодур Хрущев покусился и на эти ограниченные блага и тем подписал себе приговор. После его свержения к власти пришел Брежнев, который учел ошибку Хрущева. При нем, как писал сотрудник ЦК КПСС Ф.Бурлацуий, блага им сыпались, как из рога изобилия.
       "Агент влияния" Горбачев пошел еще дальше: открыв первые шлюзы потоку капитализма и, неизбежно, некоторой демократизации. Но еще оставался партийный контроль и возможность для номенклатуры потерять партбилет и лишиться "феода", а то и жизни. Вот тут, в борьбе за власть, Ельцин вкупе с республиканскими князьями развалил Союз ССР и ликвидировал КПСС.
       Произошла революция сверху, революция феодалов. Она не стала буржуазной революцией, поскольку феодалы сохранили политическую власть, сменив названия. "Первые" республик стали президентами, первые регионов - губернаторами, некоторые (Вольский) пошли в капиталисты. Большинство сохранило свои "феоды" (напомню, что главная обязанность его владельца - верность сеньеру) или сменили на новые. Пример - член ЦК КПСС, "первый" Севкрной Осетии, несмотря на массовые протесты народа, после Беслана, продолжает держать свой феод.
       Встала задача превратить "держание" государственной собственности в частную собственность. Совершилось это путем так называемой "приватизации", которая народом была названа точнее: "прихватизация". По существу происходило грандиозное разграбление государственной собственности. Чиновники раздаривали заводы, нефтедобычу и прочее близким к власти людям. В это время стали миллионерами завлаб Березовский, комсомольские активисты Потанин и Ходорковский, и многие другие. Мало того, что Чубайс, этот прославленный "менеджер", продавал заводы за 3,6 % их номинальной стоимости, оплата производилась и бумагой (ваучерами). Можно было совершать миллионные покупки вообще без денег: в это время появмлся термин "откат". По договоренности с чиновником ему переводились на зарубежный счет активы получаемого предприятия или процент прибыли и т.д.
       Березовский откровенничал в Израиле: "Доминирующим обстоятельством является колоссальное, невиданное в истории перераспределение собственности. В1991-м почти на 90 процентов была государственная собственность. Сегодня огромная, богатая страна на 75 процентов - на 75 процентов! - уже не является собственностью государства". Березовский продолжает "Степень коррупции в России соответствует степени преобразования, которое есть, она не является ни больше, ни меньше. Я не думаю, что у чиновников Израиля есть возможность перераспределять богатства стоимостью в десятки миллионов и миллиардов. Такого богатства нет и такой непринадлежности богатства никому, потому что это богатство было ничье, не принадлежало никому. Вот чиновник может одной росписью определить, - тебе принадлежит или не тебе. Не будем обсуждать, плохой механизм приватизации или хороший. Моя точка зрения - лучшего быть не могло".
       Ясно, что чиновники "роспись" делали не за красивые глаза и без малейшего труда становились миллионерами, увеличивая в тысячи раз стоимость кресел-феодов. По сообщению фонда Сатарова ИНДЕМ, стоимость должности замминистра составляла полмиллиона долларов. Это при окладе на этом кресле без накруток 200 долларов (2002 г ). Не случайно премьером стал чиновник с кличкой "Миша 2 процента".
       К этому следует добавить ограбление Гайдаром всего населения путем фактической ликвидации всех сбережений в сберкассах и неимоверный рост организованной преступности. Процесс этот подробно описан в моей книге "Великая криминальная революция в России. Мафия у власти". Слово "мафия" следует понимать в собирательном смысле, в смысле мафиозного государства, так как даже в Кремле есть разные, конкурирующие между собой, мафии.
       Итак, в целом Великая криминальная революция в России завершилась созданием монстра, строя, невиданного в истории, и соответствующего государства-мутанта. Строй этот часто называют бандитским или диким капитализмом. Но это не капитализм, ибо отсутствует главный признак капитализма - рынок труда, на котором работник продает себя капиталисту по рыночной цене, отсутствует конкуренция и многие другие, менее существенные признаки.
       Это не феодализм, хотя сохраняется "крепость", - паспортная система, прикрепляющая граждан к земле и лишающая их права выбора места жительства. Подавляющее большинство граждан не понимает разницы между паспортом - удостоверением личности и паспортом, подлежащим обязательной прописке в определенном месте. Паспортная система не позволяет свободно перетекать главному капиталу - рабочей силе.
       Следует особо отметить такой существенный момент как клерикализация государства. Среди признаков феодализма я отмечал роль религии. Сейчас совершенно очевидно происходит слияние государства и православия. С одной стороны церковь явно поддерживает государство и опирается на помощь государства в подавлении других религий, особенно католичества, с другой - Государство демонстрирует поддержку РПЦ.
       Оставшись после ликвидации марксизма без идеологии, Б.Ельцин предписал в годичный срок найти национальную идею, пообещав строго спросить за невыполнение. Кипучая деятельность штатных и заштатных "идеологов" родила пшик. Пришлось опереться на православие. Под разными соусами вводят в школах Закон Божий, бывшие гонители церкви демонстративно ставят свечки и отбивают поклоны. Наконец, после устроенного православными черносотенцами погрома в музее А.Д.Сахарова выставки "Осторожно, религия", суд приговорил к тюрьме не хулиганов, а музейщиков! По существу, за средневековый деликт - святотатство.
       Это не рабовладение, хотя значительная часть населения трудится на положении рабов. Вот современное свидетельство: корреспондент "МК" побывал в бывшей дивизии КГБ им.Дзержинского, ныне переданной МВД. Он видел солдат, вкалывающих в больницах как санитары и уборщики. Их сдают и частным лицам в "аренду" по цене 100 р. в сутки. Квалифицированные солдаты идут по 300-500 р. Сохранились стройбаты, куда больных ребят призывают на защиту родины и продают гражданским строительным ведомствам. Любопытный случай привел "Коммерсант" (25.03.05): 19-летнего солдата О.Терехова в Северной Осетии продал в рабство крестьянину командир роты.
       В целом же в социальном строе России присутствуют все три уклада, замешанные на криминале, в "правоохранительных" органах в том числе.
       Теперь мы можем ответить на главный вопрос книги. Чем объясняется непреодолимое отставание СССР от передовых капиталистических стран, мы уже знаем. Феодальный способ производства по определению не может обогнать способ производства капиталистический.
       Почему же сейчас, через 12 лет после революции, производство России отстает и по количеству и по качеству? Высокотехнологичное производство в передовых странах занимает 60-70 %, в России - 1 %! Россия выживает за счет экспорта сырья. Промышленная продукция не может конкурировать с западной (самый яркий пример - автомобилестроение). О положении народа можно не говорить, средняя продолжительность жизни мужчин в Дании - 74 года, в России - 55 лет. Россия вымирает на миллион в год. Это подлинный геноцид народа, настоящий холокост. И, как говорят уже очень многие, Россия неуклонно идет к гибели, развалу. Развал СССР был только началом.
       Конец России неизбежен, если остатки феодализма и рабовладения не будут удалены хирургическим путем.
      
       _____________________
      
       И В ЗАКЛЮЧЕНИЕ Я ХОЧУ ПОСТАВМТЬ ГЛОБАЛЬНЫЙ ВОПРОС, И ДАТЬ МОЙ ОТВЕТ: ЧТО ТАКОЕ КОММУНИЗМ (СОЦИАЛИЗМ) И ВОЗМОЖЕН ЛИ ОН?
      
       В "Коммунистическом манифесте", этой Библии "научного коммунизма",
       авторы пишут: "коммунисты могут выразить свою теорию одним положением:
       уничтожение частной собственности". Мы убедились на опыте всех, без исклюсения,
       "социалистических" стран, что уничтожение частной собственности на средства производства ведет к установлению террористических режимов с большей (Кампучия Пол Пота) или меньшей (Югославия Броз Тито) степенью свирепости. Причина - в необходимости внеэкономического принуждения к труду.
       Различие между социализмом и коммунизмом "научный коммунизм" выражал так: социализм - работа по способности, распределение по труду; коммунизм - работа по способности, распределение по потребности. Крах этой формулы выразил президент СССР Горбачев, что тут же подхватили академик Заславская и тысячи лакействующих социологов: "у нас работники получают "незаработанную зарплату", то есть принцип "по труду" не действует. Надо платить по результатам. Возникла дискуссия, - где критерий количества и качества труда и их стоимость? Каков, например, результат труда пожарника или бухгалтера? Ответы различались только степенью кретинизма. Что касается принципа распределения по потребностям, то это полностью лежит в тумане.
       Французский социолог Г.Лебон считал что "общественное неравенство, страсть к богатству одних и нищета других "вытекают из природы человека и пребудут вечно" ("Если всемогущее божество не пересоздаст природу человека") (1898) ,иными словами, социализм невозможен.
       Я не знаю, возможен ли коммунизм (социализм). Свое отношение к коммунизму я выразил в статье "Коммунизм - мечта человечества" (опубликована в газете "Дуэль", 03.06.03. Любопытно, что газета коммунистов "Советская Россия" публиковать ее отказалась). Суть ее такова: все религии обещают рай на небе за страдания на земле. Коммунизм есть мечта об установлении справедливого строя на земле. Идея эта родилась раньше христианства и люди будут ей верны вечно.
       Осуществима ли она? Коммунами жили до нашей эры ессеи, в России существовали коммуны толстовцев, пока их не ликвидировали коммунисты, коммуны показали свою эффективность в Израиле. Но осуществима ли она в масштабах страны? Ни положительный, ни отрицательный ответ никем не доказан.
      
      
       1 "В ближайшее десятилетие /1961-1970 гг./ Советский Союз, создавая материально-техническую базу коммунизма, превзойдет по производству продукции на душу населения наиболее мощную и богатую страну капитализма - США... Таким образом, в СССР будет в основном построено коммунистическое общество..." Третья программа КПСС. Принята на XXII съезде - 1961 г.
       2 Начальник областного статистического управления делал приписки по распоряжению секретаря обкома партии. На упрек следователя ответил: "Если бы я этого не делал, сейчас здесь сидел бы другой начальник". /И. 27.12.86./ Отсюда "... истинной информацией о реальных процессах в экономике не обладало и Политбюро" /0.1988, N 46/
       3 Совхоз "Новопокровский" /Кубань/ произвел за пять лет 2,4 тыс. тонн молока, а сдал... 4,2тыс. тонн! Приписки обнаружены на каждом третьем предприятии. /П. 26.3.90/ Пять лет перестройки!. Но это не значит, что в других предприятиях приписок не было.
       4 "Сейчас все прокуроры активно ведут борьбу с этим весьма распространенным нарушением финансовой дисциплины" / СЗ, 1985, N12, с.49/. Отметим, что по закону это не нарушение финансовой дисциплины, а уголовное преступление - ст.152 УК РСФСР.
       1 Впервые это было признано пленумом Верховного суда СССР в конце 1986 г., причем говорилось о "впечатляющем росте" /см. ЛГ 17.12.86./. Однако конкретные цифры начали публиковаться только с 1988 года.
      
       2 Н.Кузнецова. Преступление и преступность. Автореферат диссертации. М., 1968, с.21. Как видите, говорится о преступности, а данные приводятся о судимости, причем сравнение делается с 1963-1965 гг., когда по указанию Н.Хрущева прекращали в массовом порядке уголовные дела с передачей преступников "на поруки" предприятиям и общественным организациям.
      
       3 Р.Конквест в потрясающем исследовании "Жатва скорби" /Лондон, 1988/ излагает хорошо документированную историю организации геноцида руководством коммунистической партии. При этом он показывает, как от категорического и полного отрицания факта голода /отрицавшегося, кстати, и западными либеральными "очевидцами" вроде Бернарда Шоу/ в СССР приходят к его полупризнанию.
      
       1 Шутка: четыре бича советского сельского хозяйства: зима, весна, лето и осень.
      
       3 В декабре 1991 г. /через полвека/ заслуги гирдовцев признали. Сам Горбачев вручил ордена... вдовам!
       1 Об этом, например, пишет Ж.Л.Константинеско. Он также отмечает, что юристы "социалистических" стран используют сравнительный метод как оружие в идеологической борьбе и видят свою задачу в показе превосходства социалистического государства и права". J.-L.Constantioesco. Traite de Droit Compare, t.2, Paris, 1974., p. 30-34.
      
       2 "Марксистско-ленинская общая теория государства и права, т.4 - Социалистическое право", М., 1973, с. 9. Это самый крупный за всю историю советской науки коллективный труд по теории государства и права, занимающий особое место, как согласованное и сведенное к общему знаменателю мнение наиболее известных и титулованных советских "теоретиков". Поэтому цитироваться сей труд будет преимущественно, но учитывая слишком длинное его название, далее в ссылках он будет указан под аббревиатурой МЛОТГП с номером тома.
      
       2 МЛОТГП,т.4,М.,1973.с.9,
      
       3 V.Cchikvadze, Der Umbruch und die Entwicklung der soyjctiscben Recbtswissenschafl Osteuropa: Recht, 1990.H.2.
      
       4 2/ С.Алексеев отмечает следующие пороки советской юридической науки: а/'утрата статуса подлинной науки*; б/ апология советского государства и права; в/ догматизм; г/неблагоприятная нравственная атмосфера, (СГП, 1989, N 5, с.76). И кается: "...негативные оценки без каких-либо оговорок относятся и к тому, что было написано автором этих строк". Что верно, то верно.
      
       5 V.Cchikvadze. Der schadliche Elnfluss von A.Vyshinskji in der sovjetschen Rechtswissenchaft Osteuropa: Recht, 1989, H.2.
      
       1 "Известия", 15 апреля 1989 г.
      
       2 Теория правового государства "теоретически несостоятельна, практически неосуществима... имеет исключительно пропагандисткое значение. Милитаристские и реваншистские тенденции, легальное оживление неофашистских сил - вот, что фактически кроется за "правовым государством". МЛОТГП.т.1, М., 1971,с.397.
       "Нацистская концепция правового государства как "связки гранат" была направлена, с одной стороны, - против немецкого рабочего класса, а, с другой стороны, - против международного рабочего движения и его авангарда - Советского Союза. Современная концепция правового государства также преследует эту цель". "Критика современной буржуазной теории права". М.,1969,с.266.
       "Теория правового государства" пронизана идеями антикоммунизма, стремится противопоставить социалистическое государство как "неправовое" буржуазному государству как "правовому". Оно используется и в целях неоколониализма". Теория государства и права. Отв. редактор С.С.Алексеев, М., 1985, с.457.
      
       3 С Алексеев. Правовое государство - судьба социализма. М., 1988, с.72.
      
       4 Я пошутил. Это цитата из советского учебника "Теория государства и права" времен террористического сталинского режима /М., 1949, с. 44/, в которой "разоблачаются" западные, т.е. "буржуазные" ученые, "платные агенты империализма". Я только переадресовал ее советским ученым.
       1 В.Кудрявцев, Тенденции преступности н борьбы с ней в СССР. М , 1988. с.8
      
       2 Криминология. М., 1988, с.63-64
      
       3 "Советская юстиция", 1989, N З.с.9
      
       4 С. Алекссев, Общая теория права, Т.1.М., 1981, с.104
      
       5 МЛОТГП,т.1,с.348
      
       6 А.Вышинский. Вопросы права и государства у К.Маркса. М., 1938, с.36-37
      
       1 И.Сабо/ Венгрия/ за второе опрсдсление упрекал советскую юридическую науку в нормативизме. I.Szabo. The Notion of Law. Acta juridica, T. 18 (3-4) 1976, p.263-272. Оснований для такого упрека нет, ибо содержание норм определяется экономически господствующим классом, а не верховной нормой.
      
       2 МЛОТГП,т.4,с348
       1 О. Иоффе. Советское гражданское право. М., 1967,с.371. Тем временем "классовая борьба" вышла из моды. Нынче сам Горбачев пропагандирует "общечеловеческие ценности". Мгновенный поворот сделали уже и еще сделают советские ученые.
      
       2 Там же
      
       3 Там же, с. З 94
      
       4 Там же, с.420. То же самое, практически слово в слово писали и все остальные юристы, экономисты, философы и прочие "обществоведы". О. Иоффе взят как наиболее авторитетный в то время цивилист.
      
       1 "В средние века в Европе не было понятия собственности, "сейзина" /saisine/ или Gewere - даже не владение в точном смысле - длительное пользование... Держатель, который в течение нескольких поколений обрабатывал землю, сеньор, которому он платит ренту, сеньор сеньора и т.д. могли с равным основанием заявить: "мое поле". М.Блок. Апология истории, М., 1986, с. 176-17 7
      
       2 История средних веков, т.1,1938, с.163
       1 Ленин утверждал, что крепостное право России "ничем не отличается от рабства" /Поли, собр. соч., т39, с.70). Почему советские ученые не признают рабовладельческого строя в России, понять невозможно. По-моему, в 1861 вРоссии произошла отмена рабства и установился феодализм.
      
       2 История государства и права СССР, ч.1, М., 1972, с.480. То же самое в Истории государства и права СССР, ч. 1, М., 1985: с.210 и во всех остальных учебниках, монографиях и т.д.
      
       3 Барщина - обязательные, принудительные отработки крестьянина на земле феодала. Прим, автора.
      
       4 Большая советская энциклопедия, 3 изд., т.27,с,283-284,. В советских энциклопедиях по всем вопросам даются мнения и определения, соответствующие позиции официальной советской науки. Хотя эта позиция часто радикально меняется, в отношении определения понятия феодализма существенных изменений не было.
       1 "Пресс грубой бесконтрольной власти год за годом выдавливал из колхозников достоинство, мужество, веру в справедливость. Вышвырнуть человека из колхоза, лишить его доплат и премий, обрезать приусадебный участок - слишком уж в широком ходу были зти "воспитательные меры" /И. 1.06.87/. Характерный образчик современной критики - в прошедшем времени, хотя ничего не изменилось в деревне.
      
       2 Несколько примеров: Белгородский облисполком решением N 403 от 27.8.81. запретил "вывоз картофеля, корнеплодов, луковиц и окоренелых растений за пределы области". Такие же сообщения поступили из Тулы, Эстонии, Молдавии. /И. 26.9.81./. Гражданин Н. Кузьмин поехал из Ростовской области в Воронежскую за картофелем. На обратном пути на границе области его задержали и заставили купленный за 125 рублей картофель сдать за 65 рублей. "Правда" от 14.7.86. сообщает о многих подобных случаях. Вот жалуются жители южных республик: "нам запретили вывозить излишки выращенной продукции". В Курдайском районе Джамбульской области милиция заставила выгрузить лук и т.д. В 1990 г. пострадали новые кооперативы: вывоз продукции им был запрещен, а на местах не было сбыта.
      
       1 Марксизм признает наряду с определяющими производственными отношениями так называемые "уклады"- параллельно существующие экономические отношения. Для их описания и анализа здесь нет достаточно места. Но в советской "социалистической" экономике имеется достаточно заметный рабовладельческий уклад. Использование рабского труда мы видим прежде всего в лагерях и в армии, о чем будет сказано дальше. Но существует и прямое рабство и работорговля, о чем в советской печати можно встретить крайне редкие упоминания, Явление это существует в Средней Азии и на Кавказе, где ловят и обращают в рабов "бомжей". Их истязают и убивают, ими торгуют совершенно безнаказанно. См., например, статью "Идет охота на рабов", "Московские новости" N 42,1991.
      
       2 "Кроме "высшего хозяина" в Москве были /и еще кое-где сохранились до нашего времени/ властители поменьше. "Хозяин" республиканского или районного масштаба. Сразу же после его избрания он при жизни причислялся к "лику святых", олицетворял закон, право, справедливость и. конечно, мудрость, хотя иногда властолюбие и спесь заменяли ему ум." /0. 88. N40, с.22/ "Я хозяин в районе! - любил повторять первый секретарь Как скажу, так и будет!" И когда его люди уличались в преступлениях, "он лично в категорической форме запретил правоохранительным органам расследовать эти дела. Работники милиции и прокуратуры пытались было возражать, но А. Иленко слушать их не желал, грубо обрывал, выгонял из кабинета" /П. 2.2.87./ Обращаю внимание на дату /"перестройка"/ и на отношения "первого" с "правоохранительными" органами.
      
       3 Живя в гостинице обкома, я стал свидетелем смены "первого": вечером в пятницу прибыли эмиссары из ЦК; ничего не подозревавший "первый" в это время был на очередных торжествах в одном из городов области. В субботу, несмотря на выходной день, срочно вызвали членов обкома, на заседании зачитали заявление "первого" с просьбой об освобождении его от работы в связи с желанием уйти на пенсию, "просьбу" удовлетворили и "избрали" нового, предложенного эмиссарами.
      
       4 "Кормление" - система содержания должностных лиц феодальной Руси вплоть до середины XVI века, при которой наместники и волостели, назначаемые в города и уезды, официально кормились за счет поборов с населения. Управление "кормленщиков" характеризовалось произволом, грабежами и насилием. Система себя скомпрометировала и в процессе централизации русского государства при Иване IV Грозном была отменена.
      
       1 В печати сообщали не раз, что "перестройка" была спланирована именно в КГБ еще в 70-х.
      
       1 "Первый" Кашкадарьинской области Узбекистана Р. Гаипов "обирал" свой народ, что липку... Можно без преувеличения сказать, что все организации, учреждения, колхозы и совхозы, партийные и административные органы были поражены взяточничеством. Под непосредственным руководством Гаипова продавались должности районного, городского и областного масштаба. Давались ему и периодические взятки, так называемые "налоги"... За счет народа Гаипов нажил себе громадные богатства,., данная ему власть использовалась им абсолютно бесконтрольно" /О. 89, N 2, с.27./ "Разветвленная сеть коррупции, продажность контролирующих органов снизу доверху породили ту самую ситуацию, когда экономическая и даже политическая власть районов, областей, республик /!/ встала на службу преступных синдикатов. Элита власть имущих день ото дня богатела. Ограбленный ею народ влачил жалкое существование, безмолвствовал и терпел. Роптать было бессмысленно* /Там же, с. 28/.
      
       2 "Ловкий начальник создаст порочный круг из окружающих его работников. Еще у всех в памяти здесь времена, когда на высокие должности подбирали людей по принципу личной преданности, умению угодить, а подчас и за вознаграждение" /П. 21.1.87./- При большинстве современных разоблачений употребляется прошедшее время, хотя в системе не изменилось ничего.
      
       3 Известный пианист Н. Петров пишет о "выездных" музыкантах, которых Госконцерт "отпускает на оброк" - на гастроли в Европу и в Америку: "Но не дай тебе бог забыться, заоьггъ о своих благодетелях! О, эта постоянно действующая система передачи взяток на черном ходу Госконцерта, когда один идет по лестнице сверху, а другой снизу и передает сумку с дарами! О, бессмертный черный ход, где делались имена и вершились судьбы!" Н. Петров подробно описывает, как Госконцерт грабит артистов. Так, если артист высшей категории получает за концерт за границей 3 тыс. долларов, из них Госконцерт оставляет ему 800 долларов, но Святослав Рихтер, получающий за концерт 300 тыс. долларов, также отдает Госконцерту все сверх 800 долларов. Но это - официальный "оброк", взятки же, "кормление" чиновников Госконцерта идет сверх "оброка", из заработка, оставленного артисту /0.89. N43./.
      
       1 М.Горбачев. Политический доклад ЦК КПСС XXVII съезду КПСС. Политиздат, М., 1986,с.103
      
      
       1 Отдельные случаи попадали в печать даже при Брежневе. Так, в Молдавии мать четырех детей, член партии и член бюро райкома учительница Л. упрекнула "первого" района, что он покрывает воров и расхитителей. Тут же ее обвинили.. в поджоге соседского дома! На суде ей предложили... доказать, что не она подожгла дом! В 1968 г. Верховный суд Молдавии осудил учительницу Л. на полтора года лагерей. Когда впоследствии фальсификация была вскрыта /конечно, свой срок она отсидела/, прокурору района было "указано", следователю, который вел дело, был объявлен выговор, но вскоре после этого он получил благодарность и денежную премию. /П. 12.10.71./. После начала "перестройки" такими сообщениями наполнилась вся печать. Конечно, нет никакой возможности их перечислить и я приведу только некоторые примеры. В 1980 г. учитель Дильмухаметов /Узбекистан/ написал жалобу в Прокуратуру СССР с разоблачением взяточников и покрывателей тяжких преступлений. Послал в сентябре, а уже в декабре против него было возбужден о уголовное дело /клевета/. Дильмухаметов поехал в Москву, но там его задержала специально высланная группа работников милиции и доставила под конвоем обратно. В августе 1981 года он был осужден к 5 годам лагерей. Верховный суд СССР оставил приговор в силе! В 1983 г. Дильмухаметова освободили по амнистии, но только в 1985 году он был реабилитирован. За незаконное осуждение Дильмухаметова прокурор Ферганской области получил выговор /ЛГ. 18.9.85./
       И это - счастливые исходы. Многие платили жизнью, как инструктор обкома партии в Чарджоу, убийство которого было организовано полковником милиции. Там работники милиции занимались... грабежами. А работник ЦК Таджикистана говорит, "совсем недавно здесь могли лишить свободы любого, на кого пальцем укажут" /П. 28.1.87./
      
       2 "За плотно занавешенными окнами темных и просторных спален предавались нехорошим пьяным утехам ответственные работники края, где случаи самосожжения униженных молодых женщин стали делом обычным /только за первое полугодие 1988 года в одной Сурхандарьинской области подожгли себя 16 девушек" /т. 12.1.89/. Обратите внимание! На третьем году после "апрельской революции" и "перестройки"!
      
       3 "Вернувшись к себе домой на ул. Щусева, он /Чурбанов/ с удивлением обнаруживал в карманах, в коробках с фруктами, в портфелях и чемоданах новенькие банкноты и даже не мог вспомнить от кого и когда их получил. Все смешалось в голове Юрия Михайловича: генеральские мундиры, водка, шумные застолья, азиатские лица, червонцы и звуки военных маршей. Он рассеянно раскладывал деньги по ящикам своего рабочего стола, сам еще недостаточно хорошо понимая, что он будет делать с такой прорвой хрустящих бумажек" / 0.1989.
      
       4 Очень много откликов вызвал судебный процесс по делу некоторых работников МВД Узбекистана и Чурбанова вследствие ряда странностей, которые здесь невозможно перечислить. Непонятна "первая роль" Чурбанова... Было объявлено, что процесс будет широко освещаться, но шел он фактически при закрытых дверях, по особым пропускам... Приговор произвел странное впечатление, и особенно - старательные однообразные объяснения в "Правде" /21.1.89./ и других центральных газетах об исключительной законности процесса.
      
       5 Замминистра МВД Узбекистана Давыдова нашли 17.5.85. в палате госпиталя с тремя пулевыми ранениями в голову! Первая пуля раздробила челюсть, вторая застряла в затылке и после этого он "нашел в себе силы" выстрелить в висок! Рекорд для Гиннеса! Похоже ли это на самоубийство? Но следователи даже не стали выяснять, откуда у него в госпитале появился пистолет.
       1 Следователь по особо важным делам прокуратуры СССР В. Олейник после утверждения Верховным Советом СССР в июле 1989 года нового руководства прокуратуры был вынужден подать в отставку. В обширном интервью по этому поводу он сообщил, что при следствии по делу московских торговых работников "были обрублены все связи наших подследственных с отдельными советскими, хозяйственными, партийными функционерами" /иначе говоря, следователям не разрешили пойти по следам "дани", отправляемой в высшие сферы руководства страны/. По его словам, "трегубовщина" /выше уже указывалось, что Трегубое был руководителем Московской торговли /, "да еще и окрепшая, существует и. поныне, но с конца 1987 года практически прекратилось расследование дел о хищениях и взятках в торговле". Он говорит, что сейчас повысилась цена за назначение на должности, за продвижение по службе, за выделение фондов и т.д. "Кое-кто из высокопоставленных взяточников продолжает делать карьеру". По поводу начавшихся еще при Брежневе расследованиях дел о взяточничестве, хищениях и приписках в Узбекистане В. Олейник рассказывает: "Оказывается велась беспринципная борьба за власть. Люди компрометировались как взяточники, наркоманы, растлители. Для наиболее упорных создавались средневековые казематы, где издевались над жертвами... Убежден, что среди осужденных немало безвинных. Реабилитированы же единицы. Кстати, похожим образом развивались события в Краснодарском крае, Азербайджане, Казахстане, да и в Москве" /АиФ, 1989, N 50/. Это интервью компетентного человека подтверждает, что: 1) многие судебные дела - современная форма феодальных войн за власть и феоды; 2) следы, ведущие на самые верхи власти, обрубаются; 3) в период "перестройки" все остается no-прежнему.
      
       2 "Новая каста обособлялась, отделялась социальными перегородками, получала все новые и новые привилегии, а в общественном сознании вместо неприятия и протеста вызревало желание следовать за "особыми", приноравливаться и подлаживаться и хоть чем-то попользоваться от близости и угодничества"/СР. 15.11.87./
      
       3 Ликвидация ЦК ничего в этом не меняет. От 70% до 100% феодов принадлежит прежней номенклатуре от Ельцина до "первых" районов.
       1 Марксистам напомню, что именно они с пеной у рта доказывали, что надстройка в Югославии, Китае, Камбодже не соответствовала социалистическому базису.
      
       1 После революции повсеместно распространился хаотический процесс образования "самостоятельных республик" в губерниях, уездах и городах. Не говоря об известной ДВР -Дальневосточной республике, - например, в уездном городке Кирсанове Тамбовской губернии была образована "Кирсановская республика" со своим правительством. Республиками объявлялись даже отдельные коллективы /см. повесть Пантелеева и Белых "Республика Шкид" - школа имени Достоевского/. К национальному самоопределению они не имели никакого отношения.
      
       1 Сейчас стало известно, что операция прошла по решению Горбачева, непосредственно ею руководил академик Примаков, командовал лично министр обороны Язов.
       1 Символическую картинку пришлось наблюдать во время серии государственных похорон в Кремле: соболезнующих глав иностранных правительственных делегаций принимали стоящий впереди Андропов /потом Черненко, потом Горбачев/, за ним глава правительства Косыгин, а сзади всех подобострастно согбенный глава верховного органа власти, "президент" Кузнецов. Эта сцена совершенно точно отражала истинное соотношение органов власти в советском государстве.
      
       2 Получилось так, что каждый властитель хотел увековечить свою власть в собственной конституции. Хрущев образовал конституционную комиссию, но издать конституцию не успел, поскольку был свергнут. Работу довершил Брежнев. Андропов и Черненко не имели времени. Новую конституцию собирался создать Горбачев, работы начались,но кончилась его власть.
      
       3 Поэтому очень характерна на всем протяжении истории партии ненависть партруководст-ва к подлинной, настоящей интеллигенции. Ленин, Троцкий, Сталин, Хрущев преследовали интеллигенцию. Так было в пору революции и гражданской войны, в 30-х и 40-х годах. Прославляемый сейчас чекист Кедров уничтожил всю интеллигенцию Вологды; при захвате Прибалтики, Западной Украины и Западной Белоруссии, Молдавии высылались в Сибирь и уничтожались профессора, врачи, адвокаты и др. На жалобу М.Андреевой /жены Горького/ об арестах интеллигенции Ленин /18.9.19./ отвечал: "Преступно не арестовывать ее..." и далее по поводу ареста писателя Короленко: "Нет, таким "талантам" не грех посидеть недельки /?!/ в тюрьме... Интеллектуальные силы рабочих и крестьян растут и крепнут в борьбе за свержение буржуазии и ее пособников, интеллигентов, лакеев капитала, мнящих себя мозгом нации. На деле это не мозг, а говно". И сейчас для партруководства "интеллигент" - презрительная кличка.
       1 "Нам доводится "план" три человека принять в кандидаты... У нас установлен "лимит" по приему инженерно-технических работников: на четырех принятых рабочих - один ИТР". /П. 15.1.88./ Третий год "перестройки".
      
       2 В Дзержинском районе Москвы 47% выбывших из партии в 1989 году - рабочие, а среди вступивших за это время в партию рабочие составили 17%/ ВМ. 19.12.89./
       1 См. A.Unger.Tо *Totalitarian Party*. Party and People In Nazi Germany and Soviet Russia, L, 1974.
      
       2 "Песня о полковнике Ким Ир Сене", "Солнце человечества товарищ Ким Ир Сен" /несколько строк из этого опуса: "Великий вождь товарищ Ким Ир Сен, он солнце Кореи, маяк человечества, великий мыслитель нашего века, легендарный герой на вечные времена, выдающийся стратег революции..." - Вот только один номер журнала "Корея", издающегося на русском языке /1984, N 4/. В нем содержатся: "Поэма о великих революционных заслугах любимого вождя" и т.д.
      
       1 Не заметить этой закономерности невозможно, но о ней у нас положено молчать. Много лет назад профессор заочного юридического института в Москве Махиенко начал публично развивать идею, о которой здесь говорится, т.е. что для всех "социалистических" стран "культ личности" закономерен.
       Естественно, ему был дан резкий отпор, никто из коллег- юристов его не поддержал. Профессор Махненко застрелился, оставив записку: "Надоело врать"!
       1 "А в областях и районах /не одной только, полагаю, Ульяновской области/ первый секре-тарь no-прежнему царь и бог. Он определяет хозяйственную политику, дозирует степень гласности, демократии и, что самое тревожное, - степень перемен" /И. 21.3.90./
      
       1 И.Сгалим. Вопросы ленинизма. Изд.11, М., 1952, с.122-125
      
       2 Там же, с.127
       1 Энциклопедический словарь, т.3, М., 1955, с34
      
       2 По функциям к профсоюзам скорее можно отнести так наз. "творческие союзы" - союз писателей, союз композиторов, театральных деятелей и т.д. Но члены творческих союзов, если они состоят в штате каких-то учреждений /редакция журнала, театр/, одновременно состоят и в соответствующем профсоюзе.
      
       3 Жалуется партаппаратчик: "Хотели спихнуть меня председателем объединенного профкома... Или вот - я много критиковал нашу профсоюзную организацию. Так они меня в наказание председателем месткома избрали" /СР. 5.12.86/.
       1 Очень любопытно интервью в "Огоньке" одного из бывших'комсомольских "вождей" В.Мишина. Без стеснения /он и не подозревает постыдности своего рассказа/ он рассказывает, как хлопотал о новой должности после отставки из комсомола: "Председатель ВЦСПС С.А. Шалаев предложил мне попробовать /?/ свои силы на профсоюзной работе. Руководство ЦК КПСС /"руководством" на современном жаргоне бюрократов называют единоличного директора, начальника; в данном случае имеется в виду Горбачев. Авт./ поддержало это предложение, и вопрос был вынесен на пленум ВЦСПС, который избрал меня секретарем..."
       Очевидно, членов профсоюза никто не спрашивал. В этом же интервью Мишину был задан вопрос: "останутся ли профсоюзы местом трудоустройства отставных начальников и продолжат ли они защиту главным образом администрации на местах?" Мишин соглашается с тем, что профсоюзы "до недавнего времени /?/ служили "тихой гаванью для партийных кадров пенсионного возраста или "портом приписки" доказавших свою негодность руководителей". Ценное подтверждение сказанного мной выше со стороны провалившегося на комсомольской работе новоявленного руководителя советских профсоюзов!
       Тут же этот защитник трудящихся высказывается против забастовок, считая их "незаконными". Он сообщает, что ВЦСПС внес в правительство предложения о принятии закона о забастовках. Здесь он допускает искажение истины: по существующему порядку ЦК партии поручает соответствующим ведомствам разработку законопроектов. Поэтому ВЦСПС только выполнил поручение подготовить текст закона о забастовках. Естественно, что впоследствии закон оказался по существу законом о запрете забастовок, ибо признавая возможность забастовок, принятый Верховным Советом закон обставляет их условиями, делающими их невозможными. В частности, запрещены политические забастовки, но любая забастовка может быть объявлена таковой.
      
       2 Министерство по производству минеральных удобрений СССР обратилось в Госкомтруд СССР с просьбой разрешить "в порядке исключения" объединению "Апатит" использовать труд женщин на крайне вредных подземных работах в апатитовых рудниках. Далее цитирую "Известия" /28.6.89./: "Но самое удивительное /как раз я ничего в этом удивительного не вижу. Авт./, что просьбу поддержал... председатель ЦК профсоюзов рабочих химической и нефтехимической промышленности В Бородин. Профсоюзы, обязанные стоять на страже интересов трудящихся, их здоровья, хлопочут о том, чтобы дать право администрации использовать женщину на тяжелых и вредных работах"!
      
       1 Делегат V11I съезда партии /1919г./ Антонов: "...мы видим, что почему-то Советы начинают медленно умирать. На местах происходит то. что в конце-концов остаются лишь Исполнительные Комитеты, а Советы упраздняются, причем это упразднение происходит вопреки конституции". V11I съезд РКП/б/. Стенографический отчет. М., 1919, с.172.
      
       2 Статья в "Известиях" /3.6.88/ под заголовком: "Вернуть власть Советам!" Такие заголовки прошли в "Коммунисте", "Правде", "Огоньке" и во всех других изданиях. Во время "перестроечной" избирательной кампании 1989 г. кандидат в депутаты на восьмом десятилетии "Советской власти" провозглашает в своей программе: "Советам - действительную, а не мнимую власть!" /М.П. 1.2.89./
       1 Суд отклонил иск О.Калугина о незаконном лишении его генеральского звания, т.к. иски к коллегиальным органам законом не были предусмотрены. Однако выяснилось, что заседания Совмина не было, и решение вынес единолично его председатель Н.Рыжков.
       1 "Ведь все прекрасно понимают, и взносы, автоматически отчисляемые из заработной платы, и отчеты о работе, которых требуют от председателей "добровольных" обществ - все это элементарная "липа"... И, между прочим, куда и на кого идут огромные средства, словно в насмешку называемых добровольных обществ, тогда как многие из них - давно принудительные?"/И. 20.1.88./
       В г.Новогрудок принудительно зачислили в Добровольное пожарное общество всех рабочих предприятия... общества слепых! "Мы же инвалиды по зрению! - возопили потерпевшие. Такая "добровольность" если не издевательство, то абсурд!" /И. 14.5.86./
      
       2 "В аппарате общества охраны исторических памятников люди, переброшенные за неспособность из партийных, профсоюзных и других организаций. Не знают, не понимают и не любят истории" /'Знамя', 1988, N 1 /
       1 C3 CCCP 1937,N69,cт.314
       1 СУ РСФСР 1917, NЗ, ст. ЗЗ
      
       2 CУ PCФСР 1917, N5, cт.70
       1 Отчет трибунала Балтфлота по осужденным за 1919 год. По классовому составу: рабочих и крестьян - 871, интеллигенции - 173, буржуазии - 5, т.е. менее 0,5%. Еще интереснее данные о партийном составе осужденных: беспартийных - 801, "соглашателей" /так в тексте, Вероятно, меньшевики и эсеры/ - 17. белогвардейцев - трое / меньше 0,3 %/, коммунистов же 196 чел., т.е. почти 20
       М.Зингер. Отчет трибунала Балтфлота. Петроглад, 1921
      
       2 H.Weber "Weisse Flecken" in der Geschichte. Die KPD - Opfers der Stalinschen Sauberungen und ihre Rehabilitierung. ISP. 1990. См. также мою рецензию на книгу Г.Вебера в журнале "Новая и новейшая история", 1990, N 2.
       1 Укажу здесь лишь на две всемирно известные книги Джона Баррона, переведенные на десятки языков - "КГБ" и "КГБ сегодня".
      
       2 См. В Суворов. Аквариум. Лондон, 1989.
       1 Энциклопедический словарь, т.1, М., 1953, сЗЗб
      
       2 Общеизвестно, что официальный военный бюджет фальсифицирован. Кроме того, он учитывает только прямые военные расходы. Между тем, например, обычная швейная фабри-ка, выпускающая модную женскую одежду, одновременно шьет военную форму. Автомобильный завод производит бронетранспортеры и т.д.
       1 "К сожалению, отказаться от услуг /?/ военных строителей наша экономика пока /?!/ не может, - говорит генерал-майор юстиции /т.е. справедливости. Авт./ В.Катунин" /И. 1.10.89./
       1 Организация солдатских матерей установила, что ежегодно в армии гибнет около 7 тыс. солдат (целая дивизия!) или в четыре раза больше, чем в Афганистане. Врачи и военные прокуроры скрывают истинные причины их гибели.
      
       2 Считается, что 75 процентов преступных группировок имеет "прикрытие" в МВД, 5 процентов- в КГБ (МК. 20.12.91.)
      
       3 А. Лукьянов, бывший председатель Верховного Совета СССР, когда он еще ведал в ЦК "правоохранительными" органами, хвастался, как остроумно он парировал обвинение западных юристов нашего государства в том, что оно - полицейское: именно тем, что у нас численность милиции в расчете на количество населения значительно меньше, чем полицейских в западных демократиях.
      
       4 О задачах судов Ленин на VIII съезде партии сказал: "судить на основе революционного правосознания трудящихся классов может всякий", то есть не обязательно юрист.
       1 Она носила длинное название, начинающееся словами "Всероссийская чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией..." В то время создалось много "чрезвычайных комиссий", но из всех "чрезвычаек" неизгладимо в памяти народа осталась одна.
      
       2 История государства и права СССР, ч.2, М., 1981, с.45. Проф. Ю.Титов получил степень доктора юридических наук за диссертацию, восхваляющую деятельность ревтрибуналов как образец правосудия. Правда, со второго захода, и не в Москве, а в Харькове.
      
       3 Жуткое описание таких расстрелов дается в повести свидетеля, а возможно и участника таких растрелов - известного в первые годы советской власти писателя В. Зазубрина "Щепка", впервые опубликованной только в 1989 г. в N 2 журнала "Сибирские огни". Сам писатель был расстрелян в 1937 году.
      
       4 Одно из характерных дел: адмирал Щастный спас Балтийский военный флот от захвата его немцами и в тяжелейших ледовых условиях привел его в Кронштадт. За это по инициативе Троцкого он был осужден военным трибуналом и 22 мая 1918г. расстрелян! Свидетели, желавшие выступить в пользу Щастного, допущены не были. Единственным свидетелем /разумеется, на стороне обвинения/ выступил Троцкий. В приговоре говорилось: "Щастный, совершая героический подвиг, тем самым создал себе популярность, намереваясь впоследствии использовать ее против советской власти"!
       Так же по ложному обвинению после трибунальского приговора был расстрелян организатор 1 Конной армии Думенко со всем своим штабом. А славу организаторов Первой конной присвоили себе доносчики Буденный и Ворошилов.
       1 См., например, хорошую работу S.Kucherov. Organs of Soviet Administration of Justice. Leiden.1970
      
       2 O.Luchterhandt - O.loffe. Soviet law and Soviet Reality "Osteuropa Recht", 1989, H.2., S. I 47-149.
      
       3 D.HasardL Communists and their Law. Chicago, 1969, p.92- 93
      
       4 Пример "перестроечного" времени: на судью оказывалось районными властями и печатью жестокое давление по жилищному делу, в исходе которого был заинтересован директор местного завода. Судье угрожали расправой и даже организовывали против судьи митинги /"демократия"/. В статье между прочим говорится, что в кабинете судьи в уголке стоит скромный телефон: "не нужно и номера: попадешь только к первому секретарю райкома. Звонил, естественно/?!/, только он сам, сейчас реже /!?/ - не те времена" /И. 20.10.89./
       1 В качестве народного заседателя я присутствовал на совещании по уголовному делу и наблюдал, как судья звонила своему "куратору" из "вышестоящего" суда и советовалась с ним по только что рассмотренному нами в открытом судебном заседании делу, чтобы согласовать с ним приговор. Надо пояснить, что отмена приговора кассационной инстанцией рассматривается как "брак" в работе судьи, но ставится в вину и "куратору", поэтому они оба заинтересованы в предварительном согласовании приговоров. Вряд ли в советской и западной литературе можно найти сведения о системе "курирования". Поскольку я резко возражал против приговора, судья решила направить обвиняемого на психиатрическую экспертизу. В 1948 г. пришлось мне наблюдать одно уголовное дело, касающееся секретаря английского посольства. Судили "за спекуляцию" его любоьницу - русскую сотрудницу посольства /скорее всего - за отказ ее или его сотрудничать с КГБ/. В очень тяжелых материальных условиях она продала несколько подаренных ей заграничных вещей. Это квалифицировалось как спекуляция. В народном суде одна совещательная комната была на два зала заседаний и потому имела два выхода. И когда суд торжественно из зала, где слушалось дело, удалился на совещание, через дверь из другого зала в совещательную комнату вошли сотрудники "органов" /КГБ/ для участия в формулировании приговора /приговор в смысле санкции был, конечно, вынесен еще до суда/.
      
       1 Сила научного предвидения советских ученых поражает. 20 лет назад они уже установили "Специфические закономерности развития права в нормы коммунистического общества". МЛОТГП.т.4, с.592-619
      
       2 Там же, с330-336
      
       3 Там же, с336-340
      
       4 Большинство населения в 1990 г. на референдуме высказалось за сохранение СССР. В 1991 г. три президента, ни с кем не обсудив, ликвидировали СССР, его президента и законно избранный Верховный Совет СССР.
      
       5 "закон занимает иерархически высшее место, являясь актом с особой юридической силой". Теория государства и права. М., 1949, с.370
      
       6 Что касается высшей юридической силы законов, то это безоговорочно признается всеми". МЛ ОТГП , т.4, с 3 79.
      
       7 "ЗАКОН... обладает высш. юрид. силой по отношению к др. нормативным актам /указам, пост. и друг./, Осн. источник права..." Советский энциклопедический словарь, изд. 4., М., 1989. с.451.
      
       8 "Эта конституция страны победившего социализма и построенного социалистического общества советским народом именуется Сталинской Конституцией в честь ее создателя... На эту конституцию опирается ныне действующее советское право". Теория государства и права. М., 1949,с.360.
      
       9 Гражданское и торговое право капиталистических государств. М., 19бб,с.19.
      
       10 Там же
      
       1 МЛОТГП, т.4,сгр.383
      
       2 Там же
      
       3 "В социалистических государствах правовой обычай имеет незначительное распространение". МЛОТГП.т.4, c.340. "Правовой обычай имеет весьма ограниченное значение". Основы теории государства и права, М., 1969, с.252
      
       4 "В советском обществе по существу постепенно отпала зта форма правотворчества". Общая теория советского права. М., 1960 с.144
      
       5 "За судебными инстанциями не признается права своими решениями устанавливать новые нормы права, обязательные при решении аналогичных дел". Теория государства и права, М., 1949, c.385. "Социалистические государства не знают такого источника права, как судебный прецедент, который ведет к отступлениям от начала законности и подрывает роль представительных органов государства в законодательной деятельности". МЛОТГП, т.4, с325.
      
       6 С. Вильнянский. Лекции по советскому гражданскому праву, Харьков. 1958, с.57-60.
       1 Рабочая подготовка акта обычно поручается соответствующему ведомству, которое в проекте прежде всего обеспечивает свои интересы. Так, в массовой и юридической печати публиковались бесчисленные жалобы о том, что клиенты железной дороги, грузоотправители и получатели практически беспомощны и бесправны перед железной дорогой, которая не обеспечивает ни сроки доставки грузов, ни их сохранность, ни предоставление вагонов и несет весьма ограниченную ответственность. Хотя Устав железных дорог издан от имени Правительства как его акт, разработан он ведомством - Министерством путей сообщения, которое в акте защищает в первую очередь свои интересы.
       Правда, проект акта рассылается для замечаний заинтересованным ведомствам, но их число превышает сотню. При огромном количестве противоречащих друг другу замечаний и предложений компромисс достигается расплыьчатыми формулировками и сохранением основы подготовленного ведомством акта.
       Крупные акты союзного значения /даже если речь идет не о законе, а о постановлении Совмина/, разрабатываются рабочими комиссиями, но перед официальным принятием обязательно проходят редакцию и утверждение в ЦК партии, где собраны отнюдь не самые грамотные и квалифицированные юристы. Поэтому когда рабочие группы видят свой проект, "обработанный" в ЦК, они хватаются за голову. Этим, в частности, объясняется тот факт, что крупнейшие и важнейшие "перестроечные законы"- Закон о государственном предприятии, Закон о кооперации - вызвали сразу же необходимость поправок и изменений. Надежд они не оправдали.
       1 DA.Loebcr. Legal rules "For internal use only". "The international and Comparative Law Guarterly". London. January, 1970. Автор рассмотрел проблему в сравнительном плане, взяв три "социалистических" /главным образом СССР/ и три "капиталистических" страны.
      
       2 См. "Опубликование нормативных актов", М., 1978, с.7. Не соглашаясь с такой позицией, я потребовал от издательства снять мое имя из списка авторов монографии. Издательство "Юридическая литература" мое требование выполнила, сохранив написанный мной текст, но указав, что в книге использованы мои "материалы". См. стр.2.
       1 Такое применение закона противоправно и потому скрывается. Мне попалось только одно опубликованное определение, где уволенной незаконно работнице президиум Мосгорсуда отказал в восстановлении, изменив формулировку с п. 2 ст. ЗЗ КЗоТ РСФСР/несоответствие занимаемой должности или выполняемой работе/ на "часть 2 ст. 254 КЗоТ РСФСР". /БВСР, 1987.N2.C.13/.
      
       2 Конечно, в юридической литературе и в официальных источниках ссылок на "указания" быть не может. Но в массовой они встречаются довольно часто: "Первый заместитель председателя Тульского облисполкома Ардамонов дал устное распоряжение райисполкомам, по которому молодые специалисты, приехавшие в Тулу и в область по распрсделению, лишаются льгот на получение жилья, установленных правительством/!/... Такого рода фактов, когда решения принимаются в соответствии с личным указанием, но отнюдь не законом, можно назвать немало" /CP.26.2.S6./
       Президиум Мосгорисполкома дал начальнику Главторга "указание" об установлении противозаконного порядка продажи автомобилей и этот "устный и незаконный приказ стал руководством к действию на несколько лет" / И. 26.2.87./
      
       3 "Социалистическая законность", 1962, N 11, с. 84-85; Теоретические вопросы систематиэации советского законодательства.., 1961, с. 270,383; М.А.Аржанов. Государство и право в их соотношении. М., 1960, с.44 и др.
      
       4 "Многолетняя практика работы Верховных Советов показывает, что на совместных заседаниях палат заслушиваются доклады о народно-хозяйственных планах СССР и государственном бюджете СССР"... "По установившейся традиции выборы Верховного суда СССР проводятся на совместных заседаниях Совета Союза и Совета Национальностей". А.И.Лепешкин, А.И.Ким и др. Курс советского государственного права. Т.II., М., 1954, с.397
      
       5 "По сложившейся практике тем, кто работает неполный рабочий день, дополнительный отпуск за ненормированный рабочий день не предоставляется. Обычно соглашение о работе в течение неполного рабочего дня содержит указание на точную норму времени"... Комментарий к законодательству о труде. М., 1986, с.141; Если по закону за исполнение двух общественных обязанностей работнику полагается два дополнительных отпуска, то, очевидно, по логике ему и должны предоставить два отпуска? "Однако на практике чаще /?!/ за выполнение одной... дают дополнительный отпуск, а за хорошее /?!/ выполнение другой поощряют в иной форме". Там же, с. 14 4. "Кроме того, по установившейся практике из стажа, дающего право на отпуск, не исключаются..." А. Ярко. Время отдыха. М., 1987, с.87.
      
       1 Судебная практика в советской правовой системе. М., 1975, стр.6
      
       2 Там же, с.3.
      
       3 Там же, с,25. В советском "плановом" хозяйстве главный критерий работы - цифры. Поэтому приписки к показателям - неистребимый бич. Как от них избавиться? В соответствии с ментальностью советского руководства /которое, кстати, само занимается приписками/ - конечно, наказанием. В 1962 г. в УК РСФСР /в кодексы других республик тоже/ вводится ст.152 1 "Приписки и другие искажения отчетности о выполнении планов" с максимальным наказанием в виде лишения свободы до трех лет.
       Приписки не прекратились. Что делать? Конечно, усилить наказание! Но издавать новый закон как будто неудобно. И тогда пленум Верховного суда СССР в постановлении N 7 от 21 июня 1985 г/начало "перестройки"/ дает указание квалифицировать приписки по совокупности с... хищением, исходя из "всей суммы денежных средств, как присвоенных должностным лицом, так и безвозмездно переданных другим лицам в виде зарплаты и премии" /БВСС, 1985, N 4, с.10/. Но ранее в комментариях к УК правильно говорилось, что приписки следует отличать от хищения, т.к. эти действия не направлены непосредственно на завладение государственным или общественным имуществом /Комментарий к УК РСФСР, М, 1971, сЗ 24 /.Теперь же в случае большой суммы выданных премий, виновному угрожало наказание до расстрела включительно с конфискацией имущества! А ученые не признают указания суда источником права!
       Но после этого приписки прекратились? Разумеется, нет! Ведь несуразность состоит в том, что приписок требуют вышестоящие органы! Неэффективность и неадекватная жестокость "разъяснения" Верховного суда были столь очевидны, что вскоре он сам дезавуировал свое постановление N 7 и в постановлении N 15 от 24 декабря 1987 г. предписал: "при существенном /?/ материальном ущербе, причиненном приписками /только при этом условии. Авт./, квалифицировать приписки дополнительно как злоупотребление служебным положением /ст. 170 УК РСФСР/", что влечет максимально наказание в виде лишения свободы на срок до 8 лет /БВСС, 1988, N 1, с.22/. Вот так Верховный суд манипулирует законами. Далее в разделах уголовного и трудового права будет дано еще много примеров, доказывающих, что судебная практика в СССР - весьма важный источник права.
      
       4 Судебная практика... с.5-6.
       1 Вследствие большого практического значения и при малых тиражах, многие из комментариев /особенно к УК и к УПК/ даже не поступают в продажу, а распространяются по заявкам юридических и административных органов. Поэтому не всегда даже судьи ими обеспечиваются, а простому гражданину приобрести их почти невозможно.
      
       1 Американский ассистент-профессор П.Соломон-Юниор утверждает, что советские ученые "криминологи" даже при Сталине оказывали положительное влияние на уголовное право! Его прекрасно изданное "научное исследование" заслуживает быть особо отмеченным, поскольку оно характерно для многих западных работ о советском праве. По мнению юного либерала, выходит, что если бы не советские "криминологи", то в годы "Большого террора" было бы уничтожено на десяток миллионов людей больше. На чем же основано сенсационное утверждение Соломона Младшего? Оказывается, на том... что говорят о себе сами ученые, в том числе В.Кудрявцев, Н. Кузнецова и другие! Не забавно ли читать у него: "Научный характер /ethos/ был особенно значителен в речах Министра внутренних дел СССР Н.Щелокова"? Этого главы коррумпированной мафии! Поистине нет слов для комментариев! См. P.Solomon Jr. Soviet Criminologists and Criminal Policy. Specialists in Policy Making. NY. 1978, p.64.
      
       1 "К сожалению, - говорит прокурор Магаданской области Н.Галезин, - в очень редких случаях нам удается эашитть конституционное право гражданина на труд..." / И. 11.2.88./
      
       2 Система изложения главы следует в основном системе кодекса законов о труде РСФСР
       1 Ст.27 КЗоТ гласила: "Трудовой договор есть соглашение двух или более лиц, по которому одна сторона /нанимающийся/ предоставляет свою рабочую силу другой стороне/нанимателю/ за вознаграждение".
       Впоследствии слова "наниматель" и "нанимающийся" были учеными преданы анафеме, ибо работники у нас - собственники средств производства: заводов, фабрик, транспорта и т.д. А потому, как же может хозяин наниматься к себе самому? Запрет забастовок также оправдывался и объясняется многими сейчас невозможностью хозяина бастовать против себя. Но ученых-марксистов нисколько не смущает, что хозяин сам себе выплачивает заработную плату, сам на себя налагает взыскания, сам себя увольняет и т.д.
       2 Казалось бы такое ухудшение невозможно оправдать, а тем более изобразить как улучшение. Но вы не знаете наших юристов! Вот как грациозно это делает "ведущий" ученый Института права Р.Лифшиц: "все сделано для того, чтобы у трудящихся был выбор - продолжать работу на новых условиях или изменить/?/ место работы" /И. 19.2.1988./. Иначе говоря, грабитель предлагает вам совершенно свободный выбор - кошелек или жизнь. И если вы отдаете кошелек, то делаете это вполне добровольно.
       1 Комментарий к законодательству о труде. М., 1986, с.403. Так же записали в республикан-ских "комментариях" но уже без всякой ссылки на закон /поскольку закона не было/ и на прецедент /ведь прецедент установил суд РСФСР/, Значит такой комментарий выглядит как мнение автора /доктрина/ - см. Комментарий к КЗоТ Белорусской ССР, Минск, 1978, с.269. А ученые юристы как один клянутся, что в СССР нет таких источников права как прецедент и доктрина. И ни один "правоохранительный орган" против такого беззакония не протестовал.
      
       2 Любопытно, что в период "гласности" и "демократизации" требования бастовавших шахтеров не были опубликованы нигде, включая и орган "профсоюзов" газету "Труд".
       1 Свидетельств можно привести сотни и только современных, "перестроечных". Ограничимся несколькими:
       КАМАЗ: "Коллектив /?/ решил работать в две смены без праздников и выходных" /СР. 9.12.86./
       Нарва, Мебельный комбинат "работаем по 14 часов подряд и не первый раз за неделю, сверхурочно, в ночное время, по субботам, чтобы выполнить план." /И. 15.12.86./ Горький. Телевизионный завод: "для выполнения плана приходится в последнюю декаду месяца работать в три смены и в выходные. Потому что в эти дни выпускается более 70% месячной программы" /СР. 16.12.86./
       Минск. Телевизионный завод: "Смены по 12 часов называют "растяжками". В мае их было 8, и июне- 10. В июле одна бригада после шести "растяжек" отказалась выходить в "растяжки". Журнал "Работница" /1987, N12/ в этом сообщении осуждает бригаду - "не тот метод"! А речь ведь идет о женщинах, имеющих детей и семьи!
      
       2 Об этом "расследовании" газета пишет: "катастрофа, как и смерть, застали их /машиниста и помощника. Авт,/ в обычных позах - ни напряжения, ни попытки что-то предпринять, спастись" /И. 2.12.87./ А факты таковы: электровоз врезался в хвостовые вагоны стоящего пассажирского поезда с такой силой, что задние вагоны были подняты в воздух, смяты, отброшены, и сам электровоз с нагруженной платформой рухнул далеко в стороне! Как же это установили, что катастрофа застала машиниста и помощника "в обычных позах"? Начальник погибших заявил, что машинисты "стремятся /?!/ взять побольше сверхурочных", а он, видите ли, не может противиться "пожеланиям трудящихся", "Зажать их жесткой нормой - побегут. А кадрами не побросаешься!" /там же/. Бедные начальники! И будто не знают, что бежать машинистам некуда: пропиской они привязаны к станции, а профессией к дороге.
       19 мая 1990 г. подобная катастрофа с большими жертвами на той же дороге в 9 ч. утра. А уже в три часа дня корреспондент "Известий" подсказывает министру Конареву: "Можно предположить, что машинист грузового поезда в столь ранний /?/ час просто спал", с чем министр охотно соглашается. /И. 20.5.90./. Еще специалисты министерства не доехали до места аварии, еще комиссия не приступила к работе, а причина катастрофы уже известна!
       1 "Находятся деловые люди, которые увидели возможность под флагом субботников обходить положения о сверхурочных работах. И объявляют субботники "косяком": по подготовке к зиме, по уборке территории, по сдаче объекта... Согласно приказу директора, все субботы нынешним летом были объявлены рабочими"... На Кременчугском сталелитейном заводе "с самой зимы каждую субботу объявляли рабочей... В мае устраивали "коммунистические субботники" по приказу директора под расписку" /П. 13.7.86./. Субботники "добровольно принудительные", не придешь - лишат премии, т.е. оштрафуют!
      
       2 Ю.Коршунов и др. Советское законодательство о труде. М., 1974, с.42
       1 Книга была закончена в 1988-1989 г., но издать ее мне не удавалось. Все цифры, относящиеся к заработной плате, пенсиям, ценам и т.д. пришлось оставить, ибо в условиях последовавшей гиперинфляции нет никакой возможности за ними успеть, менять цифры сейчас надо еженедельно. Важно, что соотношение зарплаты и цен постоянно ухудшается.
      
       2 "коммунистический труд в более узком и строгом смысле слова есть бесплатный труд на пользу общества... без расчета на вознаграждение..." В Ленин. Полн. собр.соч.,т.40, с.315
      
       3 "Необходимо до конца ликвидировать гнилую практику уравниловки в области заработной платы..." Резолюция XV111 всесоюзной конференции ВКП/б/, М., 1941, с.11
      
       4 М.Горбачев: "мы продолжаем платить незаработанные деньги", Выступление на Пленуме Московского горкома КПСС /И. 24.1.89./
      
       5 "А хозрасчет? Ему посвящены лекции, о нем писали монографин, но никогда его у нас не было, нет и по сей день", /ЛГ. 3.6.87/
      
       6 Это было написано в 1989 г. Сейчас я то же могу сказать о ельцннско-гайдаровской "реформе".
      
       7 "Среднемесячная заработная плата рабочих и служащих увеличится на 13-16%. Материалы XXVI съезда КПСС!", М., 1986, стр. 140. овысить среднемесячную заработную плату рабочих и служащих к концу пятилетки до 215-220 руб." "Материалы XXVII съезда КПСС", М.. 1986, с. ЗбО
       1 Средний заработок шахтеров Воркуты со всеми надбавками и сверхурочными составил в 1989 г. на разных шахтах 705-720 руб. Как будто много? Но на Севере значительно выше стоимость жизни и, для сравнения, в аппарате "Воркутауголь" средняя зарплата чиновников - 860 рублей! /'Дайджест 5, Эстония, дек.1989. N 7/
      
       2 Один промелькнувший конкретный пример: бесплатный для больного обед в больнице стоит 1 руб. 53 коп., а в "спецбольнице" в зависимости от ранга - от 3 до 9 руб. /АиФ, 1989, N 48/
      
       3 Иэдестный либерал и демократ, член Политбюро А.Яковлев учился в американском университете на одном курсе с О. Калугиным, ставшим генералом КГБ. Этот факт свидетельствует о тесной связи обоих с КГБ еще в юные годы.
      
       1 "Леонид Ильич хорошо поработал, чтобы посадить на руководящие посты - в партийных организациях, в экономике, в науке, культуре,- проводников такого стиля, "маленьких брежневых", неторопливых, нерезких, не выдающихся, не особенно озабоченных делом, но умело распоряжающихся ценностями". Та же статья Бурлацкого. Напомним, что именно в это время Горбачев выдвинулся до ближайших сотрудников Брежнева, до важного поста секретаря ЦК КПСС по сельскому хозяйству.
       1 Н Александров к др. Законодательство о труде. Комментарий. M., 1947, с,6б
      
       2 Там же, с.66
      
       3 "Судебная практика в советской правовой системе", с.1 44
      
       4 Там же,с.144
       1 Пароход /!/ "Адмирал Нахимов", построенный в 1924 году, торпедированный во время войны, что, естественно, не способствовало его сохранности, после столкновения с другим судном затонул в течение 8 минут, вызвав гибель более 400 человек. Были осуждены оба капитана. Но кто виноват в том, что при сроке эксплуатации по закону 20 лет, подлежащие списанию морские суда /таких у нас на морях сейчас плавает более 100, есть даже построенные в 1917 году!/ продолжают эксплуатироваться? Правда, после гибели "Нахимова" министр морского флота и несколько чиновников были сняты с работы, но адекватно ли наказание? У нас сейчас изношено железнодорожное хозяйство, треть пассажирских вагонов отслужила срок, возникают пожары, сходят с рельс, гибнут люди... А что меняется? Только то, что в период "гласности" стали сообщать о катастрофах, виноватыми в которых оказываются погибшие машинисты или стрелочники /буквально/.
      
       2 В соответствии с Положением о расследовании и учете несчастных случаев на производстве, утвержденным постановлением президиума ВЦСПС 13 августа 1982 г. может быть не признан связанным с производством несчастный случай, происшедший в результате опьянения. Это полностью лишает работника или после его гибели его семью всех прав на возмещение ущерба. Но зададим вопрос, почему не администрация виновна в том, что работник на работе оказался в состоянии опьянения?
      
       1 Приведу несколько: Москва, завод "Станколит" - запыленность превышает ПДН /предельно допустимые нормы/ в 5-10 раз /МП. 12.9.86/
       Ульяновск, завод "Контактор" - содержание свинца в воздухе превышает ПДН в 16 раз, фтористого водорода в 20 раз. Рабочие пожаловались директору, что не работает автокар. Тот ответил: "Будете таскать на санках, на пупке, но план вы у меня /!/ делать будете" /И. 26.12.87./
       Комиссия Верховного Совета РСФСР обсуждала положение в объединении "Красноярсклеспром": цементная пыль превышает ПДН в 10 раз, в цехах зимой температура не превышает - 5 градусов, заболевания и травматизм из года в год растут, к простудным заболеваниям добавляются гинекологические, костно-мышечные, желудочно-кишечные. При этом острая нехватка больниц, поликлиник, столовых, спецодежды. Огромное количество сверхурочных работ. Начальник объединения признал, что люди "порой ютятся в контейнерах и в бочках"! А это - Сибирь с морозами в 50 градусов! Чем же кончилось обсуждение в верховном органе "народной власти"? Ничем. Решили "вернуться к этому вопросу" в марте будущего года /СР. 24.76.87./
      
       2 Такие иски "подлежат судебному рассмотрению лишь тогда, когда по такому спору состоялось решение администрации и постановление профкома" /п.7 постановления пленума Верховного суда СССР от 23 октября 1963 г./
      
       3 См. пункт б того же постановления.
      
       4 "Вручную, без применения механизмов, работает 4,2 млн. женщин... А в строительстве около 2500 женщин работают землекопами без малейшей механизации, 3,5 млн. женщин заняты на вредных работах..." - пишут "Известия" /28.6.89. "Перестройка" в разгаре!/. А комитет "советских женщин" из великосветских дам демонстрирует на Западе туалеты и драгоценности.
      
       1 Н.ГАлександров и др. Законодательство о труде. Комментарий. М, 1947, с.201
       1 По поводу этого постановления ЦК КПСС я написал несколько писем в центральные газеты, в том числе в "Известия", ни одного ответа не получил. Надо сказать, что написал н в парижскую газету "Русская мысль" и на радиостанцию "Свобода". Тоже никакой реакции. Очевидно, никого эта тема не интересует. Кроме самих детей и их родителей. А что они могут?
      
       2 Выше говорилось, что для исков о возмещении ущерба работнику первичным органом является сама администрация,, вторым - профком предприятия. Иски о восстановлении на работе подаются непосредственно в народный суд. Иски по социальному страхованию рассмотрению в КТС и в суде не подлежат. Они рассматриваются "профкомами" и органами социального страхования.
       Иски многочисленных категорий рабопгников по ряду споров, о чем будет сказано дальше, подлежали рассмотрению только в вышестоящих административных органах.
       1 Я присутствовал в 60-х гг. на одном совещании юристов, где обсуждался проект КЗоТ и, в частности, вопрос об оплате вынужденного прогула. Корифей советской юридической науки Н Александров так объяснил, почему нельзя оплачивать вынужденный прогул полностью: "чтобы государство не выплачивало больших сумм, суды не будут восстанавливать незаконно уволенных работников". Логика советского юриста!
      
       1 Все приведенные цифры назначаемых пособий можете проверить: "Социальное обеспечение в СССР". Сборник нормативных актов. М, 1986, с.417,458 и др.
       1 Современная народная шутка: "Прошла зима, настало лето. Спасибо партии за это!"
       1 "Легальный мир" управляет преступным миром "через каналы, по которым прежде руководил организованной преступностью бывший КГБ и которые унаследованы его преемниками" ("Московские новости" N 52, 29.12.91.)
      
       2 "Социалисты" не верят тем, кто "чернит социализм". Для них я приведу текст "закона семь восьмых" или официально - Постановления ЦИК и СН К СССР от 7 августа 193 2 г. "Об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и укреплении общественной /социалистической/ собственности". В преамбуле законодатель ссылается на "жалобы рабочих и крестьян" на хищения "со стороны хулиганствующих и вообще противообщественных элементов", а далее впервые применяется по отношению к социалистической собственности термин "священная и неприкосновенная". Покушающиеся на нее объявляются
       "врагами народа".
       Особенная часть закона содержит три части. В первой говорится о хищениях грузов на транспорте. Во второй - устанавливается ответственность за хищения колхозного и кооперативного имущества. Третья часть, строго говоря, не имеет отношения к теме закона; она устанавливает наказание тех "противообщественных элементов", которые "заставляют" колхозников выходить из колхозов, т.е. сопротивляются установлению крепостного права. По первым двум частям устанавливалась следующая санкция /цитирую/: "расстрел с конфискацией всего имущества и с заменой при смягчающих обстоятельствах лишением свободы на срок не ниже десяти лет /максимальный тогда срок по УК. Авт./ с конфискацией имущества".
       Ст. 48 УК, перечисляющая смягчающие обстоятельства, "незначительное количество" среди них не упоминает. В тексте закона количество похищенного не упоминается. Поэтому, буквально применяя закон, судья при любом количестве похищенного был обязан приговорить виновного к расстрелу. Тем более, что Верховный суд СССР сразу дал разъяснение, что закон 7 августа поглотил все статьи УК, относящиеся к хищениям "социалистической собственности" /в том числе и ст. 162 УК о мелких хищениях/. Сталин со своей примитивной психологией восточного сатрапа полагал, что расстрелом можно решить все задачи, однако, когда людей было расстреляно много, а хищения не прекращались, пришлось дать задний ход и Верховный Суд СССР издал другое разъяснение, аннулировавшее первое, в результате чего к мелким хищениям стала вновь применяться ст. 162 УК, а "закон 7 августа" - только к крупным хищениям, хотя в период войны к ним относилось, например, хищение двумя лицами мешка крупы, стоившего по государственной цене не более 10 рублей. /Постановление пленума Верховного суда СССР от 12 февраля 1942 г. )
       1 Л.Никитинский в очерке о подростковых лагерях пишет, что человеком в этой системе остаться невозможно, она превращает человека в волка или в овцу: "сюда на общий режим попадают юными воришками - выходят слепыми от злобы убийцами". Л.Никитинсшкй. "Беспредел". 0.1988, N32.
      
       2 Показательные процессы - постоянный институт советского "правосудия" с первых лет. Речь идет не только об известных политических процессах. Каждый судья обязан провести определенное количество "выездных заседаний" в клубах, "красных уголках", на заводе в цеху, по месту работы или жительства обвиняемого, Поскольку процесс - показательный и должен иметь "воспитательное значение" /напомню, что Д.Хазард считает это положительным качеством советского права/, он неизбежно носит обвинительный характер. В таких процессах с хрущевских времен помимо государственного обвинителя участвует "общественный" обвинитель. Допуск общественного защитника или обвинителя по ст. 250 УПК зависит от усмотрения судьи. О возможности одновременного участия общественных обвинителя и защитника закон молчит. Однако их смысл - выразить мнение коллектива, общественности. Естественно, двух мнений быть не может и потому, если судья допускает к участию общественного обвинителя /их бывает и несколько/, то уже до начала процесса мнение судьи очевидно.
      
       1 Лейтенант милиции Ш., ехавший на своем автомобиле не в служебной форме, едва не сбил рабочего Д., который обозвал его "козлом". Лейтенант тут же забрал рабочего в милицию, противозаконно возбудил уголовное дело о хулиганстве и суд дал рабочему Д. два года лишения свободы. Областной суд приговор отменил, но Ш. остался безнаказанным. /И. 23.2.74./
       Директор завода/Мичуринск/ в нетрезвом состоянии сбил рабочего, который от травм умер в октябре 1982 г. Только через год после статьи об этом попустительстве в "Правде" состоялся суд, но и после суда он продолжал работать на том же заводе, хотя и не директором. Директор магазина /Ростов н/д - вотчина Медунова/ на автомобиле "Вольво" сбил насмерть человека. Осужден к лишению свободы... шофер грузовика, подъехавшего вскоре к месту происшествия. Только через два года рабочий был оправдан и осужден подлинный виновник /JlГ. 31.8.83./
       Первый секретарь горкома комсомола Волгограда Новиков сбил насмерть человека. Милиция дала заключение, что виноват сам потерпевший. Впоследствии выяснилось, что Новиков - главарь банды, грабившей магазины на той же самой "Волге" в соседних областях /патриот своей области/ /СР. 16.4.86./
       Референт Совмина Латвии Себриньш в нетрезвом состоянии сбил насмерть велосипедиста в 1983 г. Дело несколько раз возбуждалось и прекращалось. В январе 1984 г. дело приняла прокуратура СССР. Суд в 1984 г. вынес приговор к условному наказанию /И. 4.6.86./ Новгород: бухгалтер мясокомбината Антонова вынесла с комбината три сумки мясных деликатесов. При задержании кричала: "мой муж вам покажет!" Муж - начальник отдела областного управления внутренних дел. Район возбудил уголовное дело, областная прокуратура дело прекратила. /СР. 15.3.87./
       Известны сотни историй "звезд спорта". Им сходили с рук самые тяжкие преступления, ибо на их защиту стеной вставали высокопоставленные "болельщики".
       1 Статья в "Известиях" о "планах" милиции на "посадки" людей в лагеря и ЛТП так и называлась "Был бы человек, а статья найдется" /И. 303,59./ - Четыре года горбачевской "перестройки".
      
       1 "Оправдать, "означает бросить тень на работу "правоохранительных органов", подорвать их престиж" /ЛГ. 13.10.71./
       "Во имя чего суд исключил из своего арсенала оправдательный приговор"? /И. 25.7.85./ "Адвокаты "забыли", как пишутся оправдательные приговоры. Последний, помнится им, был постановлен в Краснодарском крае лет пятнадцать назад' /И. 24.5.86./. Это совпадает и с моими наблюдениями. "... в последнее время /!/ появились оправдательные приговоры" /И. 12.5.88./
       2 Никогда приговариваемые аппаратные воры так не сидят. Бывший директор Батайского /вотчина Медунова/ горторга Шахвердиев, получив 10 лет лишения свободы, вернулся уже через полтора года. Хлопотал о нем "первый" города Крылов. Ныне Крылов - секретарь областного совета "профсоюзов" /ЛГ. 28.1.87./
       Большинство осужденных за взятки к длительным срокам заключения по "Узбекскому делу" /следователь Гдлян справедливо называет его "Кремлевским делом"/ руководителей уже находятся дома.
      
       3 Поскольку следователи подчинены прокуратуре и она отвечает за их работу, и те и другие поддерживают друг друга в сокрытии ошибок или преступлений. Сейчас идет дискуссия: кому подчинить следователей, чтобы обеспечить их независимость! Чисто советская логика!
      
       1 Несколько примеров: за две банки соленых огурцов, взятых зятем из погреба тещи, зять осужден на полтора года лагерей. Юноша получил два года лагерей за то, что не вернул приятелю солнцезащитные очки. Женщина осуждена на полтора года лагерей за взятый у соседки полиэтиленовый пакет /ЛГ 24.9.86./
       1 На безграмотном антирусском жаргоне "органов" так называют показания с признанием вины! По-русски слово "признательный" означает "благодарный". Представляете, человека истязали и свою благодарность за это следователям выразил он признанием вины. Этот жаргонный термин встречался даже в постановлениях ЦК партии по вопросам реабилитации невинно убиенных.
      
       2 Техника такова: кодекс (других книг там нет) кладут на голову и сверху бьют кулаком. Следов никаких. Так можно и убить. Выдержать невозможно.
      
       3 Мосгорсуд обвинил А. в тяжком преступлении и приговорил к 12 годам лагерей. Свидетели опровергли обвинение, но их показания после судья исправил! Адвокат подал жалобу на протокол, но жалоба была отклонена. Верховный суд РСФСР отменил приговор, т.к. протокол исправлен другими чернилами. /Кстати - в советских судах процесс не стенографируется. Протокол пишут секретари в меру способностей и грамотности. Исправление протоколов судьями - распространенное явление. Поэтому некоторые адвокаты сразу после окончания процесса фотографируют протоколы/И. 17.11.64./
       Девять месяцев сидел за ограбление пожарный Б.,, бывший в момент ограбления на дежурстве. Случайно найдены виновные /И. 1.7.69./
       Красноярский край. А. приговорен к расстрелу после истязаний и "признания". За убийство приговорен Н, при тех же обстоятельствах /СР. 17.9.87./
       Саратовская обл. Ш. осужден к расстрелу "за убийство двух женщин". Нашли убийцу.
       Новосибирская обл. Опасный рецидивист Хренов отбывал наказание в колонии-поселении /т.е. не под стражей/. Совершил серию изнасилований с убийствами жертв. За эти убийства осудили несколько человек и среди них двоих... мужей убитых женщин! Только в 1987 г. Хренова изобличили и приговорили к расстрелу /СР. 23.12.87./
      
       1 В пору "строительства правового государства" Союз писателей СССР создал у себя "правовую комиссию" под председательством популярного на Западе публициста А.Ваксберга. И в нее вошел... О.Темушкин! Я послал по этому поводу много писем в "Литературную" и другие газеты, некоторым писателям лично /в том числе "народному депутату" Е. Евтушенко/. Ответов не получил.
      
       2 На профессиональном жаргоне это называется "выводка".
      
       3 Пишет обозреватель "Известий" Феофанов: "Пусть теоретики и публицисты ниспровергают с трона "царицу доказательств". Для дознания и следствия важно получить признательные показания /обратите внимание - "признательные показания" без кавычек; литератор /!/ не видит безграмотной двусмысленности привычного ему жаргона советской юстиции! Авт./. Пусть признают абсурд /!/, но признают. И самое любопытное, а может быть, и самое страшное в этом следствии - никаких грубых отступлений от закона при добывании признаний" /И. 25.9.37./. Ну, насчет "никаких грубых отступлений от закона при добывании", партийный публицист заведомо лжет..
       1 Никогда, признаться, не слышал, что подобное в наши годы происходит в КГБ, но бывший ответственный сотрудник КГБ подполковник В.Королев говорит: "Да, собственные Хваты /следователь, пытавший академика Н.Вавилова; ныне на персональной пенсии. Авт./ формально чисты. Выбивая из подследственных показания, истязают, пытают и насилуют арестованных не сами следователи, а так называемые вкутрикамерные агенты, о которых "Огонек" рассказал в "Исповеди стукача". Такая практика используется органами КГБ, МВД и прокуратуры как в центре, так и на местах. Поэтому вместе с Гдляном и Ивановым надо бы осудить многих других "ревнителей соцзаконносги". Гдлян и Иванов, а скорее всего преданные им сотрудники КГБ действовали в рамках существующих внутриведомственных приказов и инструкций. Теперь кому-то выгодно об этих нормативных актах начисто забыть. /О.1990,N43,с.30/
      
       2 "Истинно законный срок сейчас ограничен двумя месяцами. Дальше следуют "исключения": прокурор области... может продлить до трех, прокурор республики - до шести. Генеральный прокурор - до девяти месяцев. Но это - липовые ограничения" Что за клеветник называет "липовыми" установленные законом сроки? Ах, извините, это - заместитель прокурора РСФСР А.Бутурлин /И. 21.5.89./ Тогда можно поверить. Но он не сказал здесь, что дальнейшие продления установлены не законами, а "практикой", их производят президиумы Верховных Советов.
      
       1 Приведу еще один документ, хотя более косвенного характера: 27 апреля 1985 г. в одном доме Армении было совершено ограбление с убийством. Лежавший в доме в момент ограбления больной А.Х. допрошен не был и в начале мая умер. "Медицинского заключения о состоянии А.Х. к моменту госпитализации, а также о причине его смерти в деле не имеется" /судите о качестве следствия/. Через шесть месяцев был арестован Н., который через два дня "сознался" и Верховным судом Армении за разбой и убийство был осужден, хотя на суде Н. утверждал, что в момент убийства находился совсем в другом районе Армении и многие свидетели могут это подтвердить. Алиби проверено не было. Президиум Верховного суда Армении приговор отменил и направил дело на новое расследование /БВСС, 1988, N 2, с.46-48/.
       Акты республиканских судов "Бюллетень Верховного суда СССР"публикует как образцовые. Проанализируем этот образец практики:
      -- Почему у Верховных судов Армении и Союза не возникло вопроса о причинах столь быстрого "признания" Н. в "расстрельном" деле? Ответ ясен: им прекрасно известно, почему.
      -- Почему не было проверено алиби, неужели судьи настолько некомпетентны? Потому что дело пришлось бы прекратить и возбудить дело против "правоохранительных" органов.
      -- Верховный суд Армении мог и по имеющимся основаниям прекратить дело, а не направлять на новое расследование. Почему он так неправосудно поступил, оставив Н. в заключении? Чтобы прокуратура сама потихоньку замяла дело без лишнего шума.
      
       2 Большинство декретов СНК РСФСР/фактически верховного органа власти/ подписывал, а некоторые и писал, Ленин. Еще будучи студентом, я дивился, читая ленинские декреты, отсутствию следов его юридического образования. Правда, из университета он был исключен и экзамены сдавал экстерном.
       Горбачев - второй в нашей истории генсек-юрист, но в подписанных им указах точно так же нет следов юридического образования: как, впрочем, и следов образования экономиста-аграрника в подготовленной им "Продовольственной программе", о которой он сам не вспоминает, хотя подошел срок подведения ее итогов при полном крахе сельского хозяйства. Однако юридическое образование Горбачева прошло в "страшное для МГУ время успешного завершения борьбы с космополитизмом. Выгоняли не только евреев. Выгоняли всех настоящих ученых и приличных людей... Юрфак был захвачен бандой негодяев, проводивших компанию борьбы с космополитами. И дело не только в том, что они были негодяями. Они были невеждами." /0,1991, N5, с.19/
      
       3 СУРСФСР1917,N2,сг.21
      
       4 СУРСФСР1917,NЗ,ст.41
      
       5 СУ РСФСР 1919, N 66, cr.5OO
      
       1 Горбачевская "перестройка" столь широко разрекламирована на Западе, что слово вошло во все языки. Она затмила десятки бывших ранее в нашей стране "перестроек". В поэме А.Твардовского "Теркин на том свете", опубликованной в начале 60-х годов, герой знакомится со структурой управления адом:
       Да по всяческим Столам
       Список бесконечный
       В комитеге по делам
       Перестройки вечной
      
       2 Анекдот тех лет: "3а что сидишь? - За лень! - Как это? - А так: сидели вечером втроем, выпили... Васька анекдот рассказал... Надо было сразу побежать, да лень было... Решил, утром сбегаю... А Петька не поленился... Ночью сбегал..."
      
       3 Комментарий к Уголовному кодексу РСФСР, М , 1971, с.155
      
       1 Например, до введения в действие ст.1903 УК - оргаанизация или участие в групповых действиях, нарушающих общественный порядок", к демонстрантам применялась ст.206. Введением ст.!193 3
       и создать видимость законности в борьбе с демонстрациями. Ее формулировка также достаточно расплывчата, но все же для привлечения к ответственностя по этой статье требуется нарушение порядка, "повлекшее нарушение работы транспорта, государственных, общественных учреждений или предприятий". Чтобы никому не мешать, демонстранты использовали обширную площадь перед библиотекой им Ленина, по которой не ходит транспорт. Иx все равно разгоняли и привлекали к ответственности, поскольку всегда можно сказать, что они препятствовали входу в библиотеку и в метро.
      
       2 Маленькую хрупкую женщину и ее мужа обвинили именно в этом преступлении. Муж стал писать жалобы, пришел с жалобой к прокурору, а тот арестовал его и отправил в СИЗО! И ведь вполне законно! Как сказал прокурор, "чтобы не мешал следствию"! /И. 24.10,86/. И действительно, ст.89 УПК предусматривает заключение под стражу, если "есть основания полагать /?!/, что обвиняемый препятствует установлению истины по уголовному делу".
      
       1 Говорят, что президент Рейган, рассказал Горбачеву советский анекдот; американец - "Я могу выйти к Белому дому н кричать - "Долой Рейгана!". Русский отвечает - "Ну и что, я тоже могу выйти на Красную площадь и кричать - "Долой Рейгана". Но на самом деле тому, кто без специального приказа вздумает на Красной площади кричать "Долой Рейгана", грозит 15 суток ареста за мелкое хулиганство. Забавный пример: студент МГУ решил проверить, можно ли на Красной площади посидеть на стуле. Он пришел на Касную площадь со своим стулом и сел на него. Его тут же забрали и вместе со стулом отвезли в милицию /ВМ. 25.2.91./.
       1 Уголовное право. Часть Особенная. "Юридическая литература", М., 1968, с.5
      
       2 Нарком юстиции Д.Курский в отчете за апрель-июнь 1918г. порицал применение некоторыми судами дореволюционного Уложения о наказаниях, которое "заранее, по-аптекарски, скрупулезно отмеряло дозы возмездия за те или иные деяния... Между тем, революционная совесть и революционное правосознание, которыми прежде всего должны руководствоваться в своих решениях суды, подсказывали единственный вывод: суд свободен в выборе наказаний в зависимости от обстоятельств дела". Д.Курский. Избранные статьи и речи . М., 1948, с.30
      
       3 Уголовный кодекс РСФСР. Комментарии. М., 1945, с.29. Авторы не могли не знать, что трижды говорят неправду.
      
       4 Тюремно-лагерная система изнутри описана ее испытавшими замечательными художниками слова с потрясающей силой - Солженицыным, Шалимовым, Буковским, Гинзбург и многими другими. Моя задача - показать место тюрем и лагерей в общей феодально-социалистической системе эксплуатации народа.
       1 Концлагери возникли у нас немедленно после революции как место изоляции массы "врагов народа", не умещавшихся в тюрьмах. Их каторжная форма изобретена позднее и воспета впервые в истории русской литературы советскими писателями под водительством "великого пролетарского" Максима Горького. Естественно, преимущества "социалистического лагеря" /я не имею в виду СЭВ/ восхваляли и советские ученые: "В литературе по советскому исправительно-трудовому праву /видите, есть у нас и такое! Авт./ единодушно /!/ отмечаются преимущества /!!!/ колоний, чему посвящен ряд научных/?/ исследований". Л.Крахмальник. Кодификация исправительно-трудового законодательства. М., 1978, с. 66.
      
       2 "Радужная "статистика" прошлых лет, согласно которой преступления из года в год падали, в числе прочих бед, привела к убеждению, будто строительство тюрем отвечающих современному уровню правосознания, техники и бытовых условий не нужно, а с точки зрения престижа страны вовсе неприлично. В результате возникло странное с точки зрения того же престижа положение: следственные изоляторы находятся, как правило, в дореволюционных помещениях или каких-нибудь старых зданиях, кошмарных по тесноте и антисанитарии" /ЛГ. 15.7.87./. Автор цитируемой статьи О.Чайковская говорит о "положительной" /для властей/ стороне - "предварительное заключение оборачивается наказанием /и тяжким, в то время, как оно не имеет права быть наказанием/". Другими словами, оно становится пыткой, вынуждающей заключенного "сознаться".
       Описываются случаи, особенно в пересыльных тюрьмах, когда все заключенные не могут лечь спать даже на полу, а плотно набитые, сидят, стиснув друг друга. В этой же камере стоит огромная "параша", куда всенародно испражняется все население камеры. Ее могут вынести на шесте не менее двух сильных мужчин. Какова атмосфера такой камеры легко себе представит советский человек, ни в коем случае - западный социалист.
       "Бутырки" построены в 1771 г. И там пребывал еще Емельян Пугачев. "В советский период некогда образцовая тюрьма превратилась в банальный застенок, - пишет сейчас побывавший в ней журналист... - В одиночках сидят по 5-6 человек. В камерах на 25 мест /по советским нормам! Авт./ живут по 50-60 арестованных. По современным лимитам /Советским! Авт./ Учреждение способно вместить 2,5 тыс. чел. Сегодня в нем около полутысячи "лишних". Поэтому в ряде камер спать подследственным приходится по очереди". /И. 73.91!/ В годы "возрождения духовности" СИЗО размещены в... церкви /Кинешма, год постройки - 1779/, в мечети /Карши - 1830/, в верблюжатнике /Азербайджан, естественно, нет канализации и отопления/, в конюшне царского полка конной гвардии /Орджоникидзе/. Признаешься в чем угодно, лишь бы вырваться... в лагерь!
      
       3 В 20-е годы установили жилищно-санитарную /т.е. минимальную/ норму - 9 кв.м. на человека. Затем практика превратила ее в норму, т.е. максимум. Сейчас в Москве не ставят на учет для получения жилплощади при наличии 4,5 кв,м, на человека /в некоторых городах - 3,5 кв.м./.
      
       4 Так, правила внутреннего трудового распорядка лагерей разрешают отправлять письма в общественные, государственные и прочие органы без ограничений. Фактически же при любой жалобе заключенные подвергаются наказанию, отправляются в ШИЗО /лагерная тюрьма/ "за нелегальную отправку писем, содержащих клеветнические заявления в адрес администрации".
       1 "Наши предприятия ничем не отличаются от предприятий народного хозяйства. Разница лишь в том, что мы 65 процентов прибыли сдаем в бюджет и что у нас самые низкие фонды материального поощрения: всего около 6 процентов к фонду оплаты труда". То же интервью с Гуляевым.
       1 Теория государства и права, М., 1963,с.104.
      
      
      
      
       16
      
      
      
      

  • Комментарии: 5, последний от 15/10/2009.
  • © Copyright Тилле Анатолий (Anatoly_Tille@mtu-net.ru)
  • Обновлено: 17/02/2009. 538k. Статистика.
  • Монография: Право
  • Оценка: 5.39*13  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.