Ужегов Генрих Николаевич
Ермак - казачий атаман

Lib.ru/Современная литература: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • Оставить комментарий
  • © Copyright Ужегов Генрих Николаевич (genrih2005@inbox.ru)
  • Обновлено: 02/05/2015. 42k. Статистика.
  • Поэма: Поэзия
  • Скачать FB2
  •  Ваша оценка:

      "Богатство России будет прирастать Сибирью".
       Михайло Ломоносов.
      ВСТУПЛЕНИЕ
      
      Казаки! Под сенью российского флага
      Столетья вы жили мечтою о том,
      Чтоб преданность ваша и ваша отвага
      Для Родины были надёжным щитом.
      
      Вы грудью Россию в боях защищали
      И доводом вашим был праведный меч.
      А то, что вы детям своим завещали
      Сумели они, приумножив, сберечь.
      
      Усердьем казаков страна "прирастала" -
      Приморье, Камчатка, Сибирь и Кавказ.
      И поводов было, конечно, немало,
      Чтоб в храмах могли мы молиться за вас.*
      
      Казаки историей могут гордиться.
      Хоть было там разное: тени и свет...
      Сегодня я чуть приоткрою страницу
      Достигнутых ими великих побед.
      
       ГЛАВА 1
      
      Опять на Волге непокой,
      Опять здесь кто-то с кем-то бьётся.
      И над великою рекой
      Разбойный посвист раздаётся.
      
      Ермак - казачий атаман,
      Обосновался здесь надолго.
      Раскинул он разбойный стан
      В том месте, где петляет Волга.
      
      С ватагой крепких молодцов:
      Крестьян, казаков и злодеев
      Он грабил персов и купцов,
      Чиновников и прохиндеев.
      
      Во всех делах рубил сплеча,
      Его не трогали угрозы.
      Он даже как-то сгоряча
      Напал на царские обозы.
      
      Друзьям сказал: - От царских благ
      И мы урвём себе частичку,
      Трепещет пусть любой наш враг.
      Вперёд друзья! Сарынь на кичку!*
      
      Разграблен царский караван,
      Добыча делится по-братски:
      Кому кафтан, кому жупан,
      Кому серебряные цацки...
      
      ***
      
      А царь разгневан был и зол.
      Начальнику обозной стражи
      Порвал он новенький камзол
      И дал по шее ему даже.
      
      Обиды царь снести не мог.
      Я что, уже не в силах править?
      Я накажу их, видит Бог,
      - Поймать! Сковать! В Москву доставить!
      
      - И в клетку, в клетку бунтаря,
      Будь то Ермак иль Федька Шкворень.
      Не церемоньтесь с ними зря,
      Рубите зло под самый корень.
      
      - Им здесь в Москве намнут бока.
      Я проявлю о них заботу:
      К четвертованью Ермака,
      Кольцо Ивана - к эшафоту. *
      
      Команда чёткая дана.
      Стрельцы теснить казаков стали.
      Для атаманов времена **
      Не очень лёгкие настали.
      
      Они собрались на совет,
      Чтоб поскорей придумать что-то.
      За грабежи держать ответ
      Перед царём кому охота.
      
      У атаманов вышел спор -
      Идти на Дон или остаться,
      Но на Дону их ждёт топор
      Или оковы, может статься.
      
      Здесь - государевы войска.
      И воевода козни строит.
      Разбить три сотни Ермака
      Им ничего уже не стоит.
      
      Ермак не знал, как поступить.
      Что предпринять? На что решиться?
      Свободу смелостью купить
      Иль с пораженьем примириться.
      
      Из атаманского шатра
      Казаки выйти не спешили
      И, выпив пива два ведра,
      Так ничего и не решили.
      
      - : -
      
      А утром грамота пришла:
      - Зовёт вас Строганов на службу.
      Не помнит он былого зла
      И Ермаку дарует дружбу.
      
      Граф хочет, чтобы казаки,
      Взяв пушки, копья и пищали,
      Его заводы, городки
      И солеварни защищали.
      
      ГЛАВА 2
      
      - Так ты Ермак? Наслышан я *
      Что ты, как лев, умеешь драться.
      Теперь татарские князья
      В своих улусах затаятся.
      
      - И будет им не до затей.
      Пусть лучше шкуры сберегают,
      А дома женщин и детей
      Тобой, как идолом, пугают.
      
      - А я - хозяин здешних мест.
      Ты слышал Строганова имя? **
      Так это я. И всё окрест
      Трудами создано моими.
      
      - Пятнадцать тысяч мужиков,
      Все солеварни и заводы
      И больше сотни городков.
      Всё здесь моё. Я - здесь на годы.
      
      - Кругом лежит моя тайга,
      Мои поля, посёлки, горы
      И этих речек берега,
      И эти вольные просторы.
      
      - Здесь не боюсь я никого.
      И царь российский мной доволен.
      В пределах царства моего
      Я - властелин, я бог, я воин.
      
      - Но есть один большой злодей,
      Который свет мне заслоняет
      И, подчинённых мне людей,
      В полон и рабство угоняет.
      
      - И этот недруг - хан Кучум,***
      Хозяин бархатного чума.
      Я хорошо вам заплачу
      За избавленье от Кучума.
      
      Я дам и порох, и свинец,
      И епанчу для атамана,
      Но положить пора конец
      Самоуправству басурмана.
      
      Ну, а пока молчит орда,
      Пусть отдохнут твои казаки,
      Чтоб быть готовыми всегда
      К сраженьям и кровавой драке.
      
      - : -
      
      Двенадцать долгих летних дней
      Ермак готовился к походу.
      Готовил струги и людей
      И ждал хорошую погоду.
      
      Вот, наконец, пора пришла.
      Читают воины молитву.
      С утра звонят колокола,
      Благословляя рать на битву.
      
      Ермак на струге головном.
      Он славен силою мужскою.
      Могучий торс под зипуном
      И меч короткий под рукою.
      
      Все струги воинов полны.
      Забыты нега и беспечность.
      России верные сыны
      Который раз уходят в вечность.
      
      Для них вся жизнь - водоворот,
      Судьба - то горка, то канава...
      Всего их было восемьсот
      Солдат разбойничьего нрава.
      
      ГЛАВА 3
      
      На вёслах, вверх по Чусовой,
      С опаской струги продвигались.
      Прошло два дня и за кормой
      Места знакомые остались.
      
      Здесь, от селений вдалеке,
      Где не паслись овец отары,
      Об атамане - Ермаке
      Ещё не слышали татары.
      
      Ладьи прошли через волок,
      Спустились в речку Журавлею.
      И здесь впервые был урок
      Преподан хану-лиходею.
      
      Разбив отряды Епанчи*,
      Казаки взяли юрт Чингиди**.
      В бою казацкие мечи
      Себя явили в лучшем виде.
      
      Но... первый полетел снежок.
      А в ноябре и реки стали.
      Тогда, поставив острожок,
      Казаки здесь зазимовали.
      
      Весною послан был гонец:
      "Достигли мы реки Тобола
      И нам открылась, наконец,
      Земля Великого Могола".
      
      Здесь, что не юрта, то редут,
      С боями нас встречает ханство
      И христиан не любят тут.
      У них в почёте мусульманство.
      
      Кругом лишь степь. И во вражде
      Живут аргунские кочевья.
      Здесь леса нет, лишь кое- где
      Растут отдельные деревья.
      
      Солончаки. И нет воды,
      Здесь выживают только джины.
      О том, что это край беды,
      Поют казахские акыны:
      
      "В трещинах степь
      Зноем расколота.
      Загляни в трещину -
      Увидишь золото.
      Не тянись за ним,
      Не ищи беды...
      И верблюд в степи
      Умрет без воды...".
      
      - : -
      
       А хан Кучум из всех улусов
      Свои отряды собирал,
      Чтоб Ермака и этих руссов
      Прогнать обратно за Урал.
      
      Послал он против атамана
      Татар, калмыков и вогул.
      Повёл их в бой любимец хана
      Царевич храбрый Магметкул.
      
      Гонясь за славой и удачей,
      Он двинул конницу вперёд
      В надежде, что отряд казачий
      Лихая конница сомнёт.
      
      Татары с яростью звериной
      И с кличем яростным "Алаш!" **
      Неудержимою лавиной
      Атаковали лагерь наш.
      
      Но у казаков есть пищали ***.
      И был торжественным приём:
      Гостей пищали угощали
      Своим губительным огнём.
      
      В сраженьях воины аллаха
      Ещё не слышали стрельбы.
      Их кони пятились от страха,
      Хрипя, вставали на дыбы.
      
      У лучников дрожали руки.
      И, видя, что пришла беда,
      Они свои бросали луки
      И разбегались кто куда.
      
      А хан, оставив поле брани,
      Обоз, палатку и чалму,
      Бежал, судьбу вручив охране,
      А душу богу своему.
      
      ГЛАВА 4
      
      Ну, а Кучум? Он в это время
      Не отдыхал, не пил вино
      И даже женщины в гареме
      Его не видели давно.
      
      Не нападал он в кои веки,
      а защищался. И пока
      Готовил мощные засеки
      И силы против Ермака
      
      Потомок славного Могола
      И сам прославленный герой.
      Он укреплялся у Тобола
      Под Чувашевою горой.
      
      Казачьи зная аппетиты,
      Он не хотел уйти в бега
      И всё готовил для защиты
      Своей столицы от врага.
      
      Кашлык - сибирская столица
      Была богата и сильна.
      И хан сибирский мог гордиться
      Тем, как она защищена.
      
      Но на душе была тревога
      И боязнь трон свой потерять.
      Бойцов в отрядах очень много,
      Но всем ли можно доверять?
      
      Здесь самоеды и башкиры,
      Киргизы, ханты и манси.
      Вот только, местные эмиры
      Извечно тянутся к Руси.
      
      И слух ползёт по всей округе,
      Что у излучины реки
      Недавно кто-то видел струги
      И в стругах были казаки.
      
      Как видно, счастье отвернулось
       От самозванного царька.
      И к горлу ханскому тянулась
      России твёрдая рука. *
      
      - : -
      
      Ермак не спал уже две ночи,
      Сомненья мучили его,
      Как атаман он озабочен
      Судьбою войска своего.
      
      Идти назад или сражаться?
      Кто в битве крылья обожжёт?
      Татар собралось тысяч двадцать,
      Казаков было восемьсот.
      
      Зима на пятки наступает.
      Места враждебные вокруг.
      Что делать, он пока не знает,
      Пора собрать казачий круг.
      
      И круг решил: - Хоть нас немного,
      Бежать назад нам не с руки.
      Пойдём сражаться с верой в Бога.
      Мы бабы или казаки?
      
      И вот пошли вперёд отряды.
      Была атака горяча.
      В бою не может быть пощады,
      Здесь жизнь равна длине меча.
      
      С трудом орду казаки смяли,
      Пробились за ряды засек,
      Но в этой битве потеряли
      Они две сотни человек.
      
      И тёмный лес смотрел угрюмо,
      Как под покровом темноты
      Бежали воины Кучума,
      Бросая луки и щиты.
      
      Не мог Кучум собой гордиться,
      Он в битве славы не стяжал,
      И, уступив врагу столицу,
      В края Ишимские бежал.
      
      Бежал под крылышко вассала,
      Не взяв с собою ничего.
      Теперь царя сопровождала
      Лишь только гвардия его.
      
      ГЛАВА 5
      
      Скитаясь по степям привольным,
      Кучум где только не бывал,
      Однако, даже в час застолья
      Подавлен был и тосковал.
      
      Но думал он ни об алмазах,
      Ни о проигранной войне.
      Он тосковал о черноглазой
      Своей красавице - жене.
      
      Сузгэ -ханум - степная фея,
      Султана ессильского дочь,
      Полувоздушная камея,
      С глазами, чёрными, как ночь.
      
      Нежна, красива, белокура,
      Стройна, как тополь, и мила.
      Она в селенье Сузгэ - Тура **
      В палатах каменных жила.
      
      Сузгэ красой своей пленила
      Поэтов. Всех до одного.
      И хана грозного любила,
      Как не любил никто его.
      
      Ни драгоценностей, ни злата
      Он для любимой не жалел.
      И крепость для неё когда-то
      На сопках выстроить велел.
      
      Та крепость с трёх сторон водою
      И рвом была защищена.
      Здесь хан с женою молодою
      Мог предаваться неге сна.
      
      В ночи, прикрыв рукою вежды,
      На ложе страсти и любви
      Он поверял жене надежды
      И планы смелые свои.
      
      В окне, за серой полумглою,
      Виднелись кровли низких крыш.
      А ниже, прямо под скалою,
      Кипел и пенился Иртыш...
      
       - : -
      
      Дошли к Сузгэ плохие вести,
      Что был разбит в сраженьи хан.
      И в Кашлыке на царском месте
      Сидит казачий атаман.
      
      Теперь сибирскую царицу,
      Как лошадь, хочет он взнуздать,
      Чтоб посадить её в темницу
      Или в наложницы отдать.
      
      - Нет! Ни за что! Сдаваться рано!
      И в битве буду я права.
      Верна ещё моя охрана,
      Крепка на луках тетива.
      
      И вот - ворота на засовы,
      На стенах стража день и ночь.
      Сражаться с недругом готова
      Султана ессильского дочь.
      
      А утром, лишь на минарете
      Призвал к молитве муэдзин,
      Ей донесли, что на рассвете
      Сюда пришёл отряд русин.
      
      
      Всего лишь где-то в полумиле
      Они раскинули свой стан.
      И как царице доложили
      Отряд привёл Гроза Иван.
      
      Он предложил царице сдаться,
      Чтоб не губить своих солдат.
      Но та сказала: - Будем драться.-
      И начался кромешный ад.
      
      Свистели ядра, стрелы, пули,
      Сардары гибли от свинца,
      Вот где-то стены полыхнули
      Её любимого дворца.
      
      Метались женщины и дети.
      Мечеть была подожжена.
      Казалось, что на целом свете
      Идёт кровавая война.
      
      Осада длилась три недели.
      И вот настал тот страшный час,
      Когда и силы на пределе,
      И стрел закончился запас.
      
      Казалось, люди жить устали
      И жизнь уже не дорога...
      Но тут царице передали
      Гонцы посланье от врага.
      
      В посланье этом говорилось:
      "Жалея город и людей,
      Хочу я, чтоб ты покорилась
      Печальной участи своей
      
      - Мы всех отпустим. Но царица
      Должна принять России длань,
      С повинной в лагерь наш явиться
      И впредь платить прилежно дань. ***
      
      И, если мира вы хотите,
      То, через час подайте знак -
      На главной башне приспустите
      До половины ханский флаг"...
      
      Сузгэ и тягостно, и горько.
      Затмило горе белый свет.
      Она ведь женщина и только.
      И сил бороться больше нет.
      
      - Готовьте струги,- приказала
      Она, поникнув головой.
      И, с плачем выбежав из зала,
      Укрылась в башне угловой...
      
      А на рассвете, лишь за плёсом
      Исчезли лёгкие челны,
      Царица бросилась с утёса
      В объятья пенистой волны.
      
      Мелькнула птицей в платье белом
      И скрылась в водах Иртыша...
      Так распрощалась с грешным телом
      Царицы чистая душа.
      
      Казаки в ужасе застыли,
      Росой всплакнул утёс-старик...
      И до сих пор доносят были
      До нас Сузгэ предсмертный крик.
      
      Из рук врага ни жизнь, ни милость
      Царица принять не смогла.
      Она врагу не покорилась.
      Она свободной умерла.
      
      ГЛАВА 6
      
      В душе Кучума тлела злоба:
      Как можно смерть жены простить?
      И он поклялся, что до гроба
      За смерть любимой будет мстить.
      
      От зоркой ненависти хана
      Не укрывалось ничего,
      За каждым шагом атамана
      Следили недруги его.
      
      И вот однажды целой свитой,
      Неся с собою кошели,
      В казачий лагерь за защитой
      Купцы бухарские пришли.
      
      Они степенно поклонились
      На красный угол бунчуку,
      И, осмотревшись, обратились
      Со слёзной просьбой к Ермаку.
      
      - Кучум нас сильно обижает,
      Не хочет за товар платить.
      Закон купцов не уважает.
      Пора б его укоротить?
      
      - Так поступать совсем негоже.
      И мы пришли тебе сказать,
      Что хана надо бы построже
      За все обиды наказать.
      
      - О деле общества радея,
      Спаси нас. Ты защитник наш,
      Избавь страну от лиходея,
      Закон купеческий уважь.
      
      Ермак взорвался, как торнадо,
      И не прогнал посланцев прочь,
      Сказал казакам: - Братцы, надо
      Купцам обиженным помочь.
      
      - Готовьте струги. Ладьте пушку.
      Мы пощекочем кой - кого...
      Не знал он, что Кучум ловушку
      Уже готовит для него.
      
      - : -
      
      Сто человек. Как это мало!
      Но эти люди - казаки
      И им бояться не пристало
      Ломать чужие бунчуки.
      
      Бои, большие переходы,
      Коварство злого Бигиша*
      И неприветливые воды
      Ещё чужого Иртыша.
      
      Устал Ермак. Бойцы устали.
      Всех измотал нелёгкий путь.
      Казаки тоже не из стали -
      Им тоже нужно отдохнуть.
      
      И, где с иртышскою волною
      Вагай встречается, как брат,
      На островок, с версту длиною,
      Ермак был высадиться рад.
      
      Здесь лес шумел листвой зелёной
      Над говорливою рекой
      И островок уединённый
      Сулил блаженство и покой.
      
      В зелёном, тихом полумраке
      Не видно было мошкары
      И здесь раскинули казаки
      Свои походные шатры.
      
      День угасал. Похолодало.
      Закрыли тучи небосвод.
      И неуютно сразу стало
      Среди чужих холодных вод.
      
      Заволоклись туманом дали,
      Поднялся ветер, грянул гром.
      И дождь пошёл, но люди спали
      Тревожно-чутким ратным сном.
      
      Один Ермак в своих доспехах
      Сидел, тревогою томим.
      Он думал о своих успехах,
      О тех бойцах, что шли за ним.
      
      Он вспоминал края донские,
      Сады, цветущие весной,
      Казачьи игры хуторские,
      Своих друзей и дом родной.
      
      Давно оставленные степи,
      В пшеничном золоте поля,
      Холмов приземистые цепи,
      И Божьи свечки - тополя.
      
      А в небе молнии сверкали
      И разрезали ночи мрак...
      Ненастной ночью на привале
      Не спал Ермак.
      
      ГЛАВА 7
      
      А что ж Кучум? Кучум был рядом
      И наблюдал издалека
      За проплывающим отрядом
      Врага Сибири Ермака.
      
      Как тать ночной, три ночи следом
      За караваном крался хан.
      Он от лазутчиков проведал,
      Где был разбит казачий стан.
      
      И размышлял: - Отряд в ловушке.
      Куда казакам отходить?
      В короткой схватке даже пушки
      Они не смогут зарядить.
      
      - Здесь ускользнуть Ермак не сможет,
      Казаков сто, а нас пятьсот.
      И, если нам аллах поможет
      Для русских кончится поход.
      
      Под шум дождя и посвист ветра
      Через тумана кисею,
      Кучум отправил незаметно
      На остров гвардию свою.
      
      И завязался бой кровавый
      В ночи у берега реки.
      Не за богатство или славу, -
      За жизнь сражались казаки.
      
      Сражаясь, многие здесь пали,
      Ведь силы были неравны.
      И отступать казаки стали
      Туда, где были их челны.
      
      Подобно древнему герою,
      Ермак последним отступал.
      Уже ступил на струг ногою,
      Но поскользнулся и упал.
      
      Ни меч, ни стрелы, и ни пули
      Взять не могли богатыря.
      Его в пучину потянули
      Доспехи батюшки-царя.
      
      Чуть счастье в сторону свернуло
      И тут же быстрая река
      Объятья тесные сомкнула
      Над мёртвым телом Ермака.
      
      - : -
      
      Сгубила казаков беспечность,
      Но, падшим - вечная хвала.
      И имена героев вечность
      В свою копилку забрала.
      
      Решала часто их атака
      Судьбу народов и племён.
      Пусть снова выплывут из мрака
      Всего лишь несколько имён:
      
      Иван Кольцо с Паном Никитой,
      Иван Гроза, да Мещеряк,
      Брязга Богдан с Афоней Китой
      Михайлов Яшка - сибиряк.
      
      Черкас, Ясырь, Матьяш Угренин,
      Шунин и Галкин Алексей
      Для их потомков очень ценен
      И очень важен список сей.
      
      России-матушки знамёна
      Они по миру пронесли
      И знать их надо поимённо,
      Ведь эти люди - соль земли.
      
      
       ЛЕГЕНДЫ О ЕРМАКЕ
      1.
      Из Есиповской летописи "О себе же Ермак известие писал, откуда рождение его. Дед его был суздалец, посадский человек, жил в лишении, от хлебной скудости сошел во Володимер, именем его звали Афонасей Григорьевич сын Аленин, и ту воспита двух сынов, Родиона и Тимофея, и кормился извозом, и был в найму в подводах у разбойников, на Муромском лесу пойман и сидел в тюрьме, а оттуда бежа с женою и с детьми в Юрьевец Поволвской, умре, а дети, Родион и Тимофей, от скудости сошли на реку Чусовую в вотчины Строгоновы, ему народи детей: у Родиона два сына; Дмитрей да Лука; у Тимофея дети:Гаврило да Фрол да Василей. И онный Василей был силен и велеречив и остр, ходил у Строгоновых на стругах в работе по рекам Волге и Каме, и от той работы принял смелость..."
      Но не все учёные считают, что это написано самим Ермаком. Р.Г. Скрынников в книге "Сибирская экспедиция Ермака" пишет: "... родословная Алениных - типичный образец сочинительства 18 века".
      2.
      Из татарской легенды. "Ермак - вовсе не русский, а татарин. Это очень легко доказать. Он со своими воинами быстро дошел от приуральских владений Московии до Искера, потому что хорошо знал места, по которым двигался. А знал он эти места, так как с детства много лет проживал там. И еще: воины Ермака убивали татар только во время боевых схваток, когда иначе поступать было нельзя. Но лишь схватки кончались победами его, Ермака, воинов, они не обижали татар, напротив, делились с ними едой и одеждой, оказывали врачебную помощь раненым, милостиво обходились с пленными. Все это делалось по приказу Ермака. Наконец, он, Ермак, был похоронен на священном для мусульман кладбище". Если бы он был русским, разве решились бы на это шейхи? Вот и выходит: Ермак был татарином. Эту легенду записал омский писатель М.С. Шангин во время туристического путешествия по Иртышу и Оби летом 1989 года.
       ЛЕГЕНДЫ О КОНЧИНЕ ЕРМАКА
      1.
       О жестокой схватке на островке, в устье Вагая, о гибели Ермака Тимофеевича сложено много легенд. Одну из них ввел в свой фундаментальный труд "История России". Д.И. Иловайский.
      Находясь в городе Сибирь, Ермак Тимофеевич получил известие, будто караван бухарских купцов шел в город с товарами, но где-то остановился, ибо Кучум не дает ему дороги! Возобновление торговли со средней Азией было весьма желанно для казаков Ермака и он в первых числах августа 1585 года с небольшим отрядом поплыл навстречу купцам вверх по Иртышу. Казацкие струги достигли устья Вагая, однако, никого не встретив, поплыли назад.
      "Казаки пристали собственно к островку, образованному протоком или рукавом Иртыша, а потом, считая себя в безопасности, расположились тут станом и предались отдохновению, не поставив стражи. Утомленные трудным походом, все они погрузились в глубокий сон. А между тем Кучум был недалек. Его лазутчики следили за всеми движениями казаков и донесли хану об их остановке на ночлег. У Кучума был один татарин, осужденный на смертную казнь. Хан послал его искать конного броду на остров, обещав помилование в случае удачи. Татарин перебрел реку или рукав ее и воротился с вестью о полной беспечности казаков. Кучум сначала не поверил и велел принести какое- либо доказательство. Татарин отправился в другой раз и принес три казацких пищали и три ладунки с порохом. Тогда Кучум послал на остров толпу татар. При шуме дождя и завывании ветра татары неслышно прокрались к стану и затем принялись избивать сонных казаков. Легенда прибавляет, что проснувшийся Ермак бросился в реку к своему стругу, но попал на глубокое место: тут, имея при себе железную броню, он не смог выплыть и утонул".
      "Впоследствии же некие (язык местных татар) глаголют о том, яко воспрянул тут храбрый ваш воин Ермак от сна и увидел дружину свою, от нас (татар) побиваему... и побежал в струг и не мог добраться до своих, понеже те были уже в дальнем расстоянии, и тут ввергся в реку и утопе".
      2.
      В татарских аулах пели свои песни. Героями одной из них были два богатыря - русский Ермак и татарский Кучугай. При дворе Кучума, кажется, в самом деле служил мурза Кучугай или Кутугай. Согласно записям Ремезова, Кучугай собирал ясак на Туре и был взят в плен казаками. Ермак обошелся с пленником великодушно. Одарив, он отпустил его к Кучуму.
      По преданию, могучий; и храбрый Кучугай будто бы и стал победителем Ермака. При ночном нападении на казацкий лагерь Кучугай "устремился за Ермаком в струг; стругу же отплывщу от берега и плывшу по рекы; они же показаша между собою брань велию, сразишеся друг с другом". Вооруженный саблей Ермак "нача одолевать мурзу, размахивавшего коротким копьем. Но у казака развязался ремень шлема и обнажилось горло. Тут "Кучугай проводе (Ермака) в гортань".
      3.
      Как гласит летопись, после смерти Ермака, татары "нарекоша его богом и погребоша его по своему закону на Баишевском кладбище под кудрявую сосну", где хоронили и свою знать.
      
      4.
      Подробности насчет того, что Ермака увлекли на дно два тяжелых панциря - подарок царя, носят легендарный характер. Даже в походах воины надевали тяжелые панцири лишь перед боем. Никогда никто из них не спал в доспехах.
      5.
      Через неделю после гибели атамана, гласит предание, некий рыбак-татарин заметил в Иртыше мертвое тело. Вытянув его на берег, рыбак по доспеху увидел, что это не простой казак. Он поспешил в деревню и вернулся на берег с толпой.
      Мурза Кайдаул Баи сетов, опознав Ермака, велел положить тело на помост и стал созывать татар из всех поселений. Каждый вновь прибывший поражал мертвое тело стрелой.
      Кучум был последним, кто прибыл на берег Иртыша, чтобы посмотреть на своего грозного противника. Его сопровождали знатные мурзы. Татары "унзоша (в мертвое тело) стрелы своя".
      Где был захоронен атаман, ученым доподлинно не известно. Судя по летописям - рядом с могилой татарского святого Хаким - ата. Это место было около некой татарской крепости неподалеку от деревни Баишево, что находится выше по течению Иртыша.
       ПРИМЕЧАНИЯ
      
      Вступление
      
      *
      ПЕРВЫЕ КАЗАКИ В СИБИРИ
      
      В 1632 году землепроходец, казачий сотник Петр Бекетов основал укрепленный пункт - Якутский острог. Десятник Елисей Луза в 1639 году прошел Яну от верховий до устья. Казачий сотник Иванов открыл реку Индигирку. В 1640 и 1641 гг. казаки во главе с Иваном Ерастовым вновь прошли Индигирку и морем достигли реки Алазеи.
      
      В 1641 году енисейский казак Михаил Стадухин отправился во главе служилых людей исследовать новые земли и в 1643 году морем первым достиг дельты реки Колымы, открыв 500 км побережья Северной Азии и Колымский залив. В 1648 году якутский казак Семен Дежнев обогнул северо-восточную оконечность Азии, прошел Берингов пролив и основал Анадырский острог.
      
      ГЛАВА 1
      
      *
      Волжские разбойники - "Сарынь на кичку!", буквально: "Чернь на нос судна!", т. е., всем лежать, пока разбойники грабили судно.
      
      **
      К четвертованью Ермака, Кольцо Ивана - к эшафоту. За нападения на царский обоз Иван Грозный приговорил Ермака к четвертованью, а Ивана Кольцо к повешению.
      
      ***
      Для атаманов времена не очень лёгкие настали. Казацкие атаманы Ермак Тимофеевич, Иван Кольцо, Яков Михайлов, Никита Пан и Матвей Мещеряк в течение нескольких лет разбойничали на Волге, нападали на купцов, караваны и обозы.
      
      
      
      ГЛАВА 2
      
      *
      "Так ты Ермак?"
      
      В "Ремезовском летописце (конец 17 века) сохранилось описание внешности Ермака. Оставил его Ремезов С. У., отец которого Ульян - знал лично выживших участников похода Ермака:
       "знаменитый атаман был, вельми мужествен, и человечен, и зрачен, и всякой мудрости доволен, плосколиц, черн брадою, возрастом [то есть ростом] середней, и плоск, и плечист".
      
       ... По татарской версии Ермак происходил из знатного сибирского рода Тайбуддинов, который при Кучуме - лишился своих привилегий. Если посмотреть изображения Ермака 17-18 веков, то эта версия не кажется такой уж неправдоподобной. Внешность вполне таки татарская. Ермак поступил на службу к русскому царю, крестился, стал Ермаком, но в душе всегда оставался татарином и мечтал вернуться домой в родную Сибирь и отомстить Кучуму.
      
      Ермак так прославился своими подвигами, что сибирские татары и калмыки считали его вооружение волшебным, приносящим удачу на войне. За одну из его кольчуг, которая при дележе захваченного оружия попала к мурзе Кайдаулу, тому давали десять семей рабов, пятьдесят верблюдов, пятьсот лошадей, двести быков и коров, тысячу овец. Последний не продал кольчугу даже за такую цену.
      **
      "Ты слышал Строганова имя?"
      Строгановы были баснословно богаты. Возможно, поэтому, они подлежали только личному царскому суду, и никакой другой ни суд, ни подсудок, не имели права их судить. Они могли лить пушки, содержать личную охрану (фактически - собственную армию), строить города, остроги и деревни. В конце XVII века во владении Григория Дмитриевича Строганова было 10 млн. десятин земли, 20 городов и острогов, свыше 200 деревень и 15 тыс. душ мужского пола (женщин и детей не считали).
      
      ***
      КУЧУМ - "сильный мужчина, великий человек" (татар.). В первые годы своего правления Кучум продолжал платить Москве ясак - налог в размере 1000 соболиных шкурок ежегодно. Когда Иван Грозный потребовал от Кучума большего повиновения, гордый хан ответил: "Отцы наши - мой и твой - понимали друг друга и торговали. Ибо земля твоя близка к нашей, народы наши жили в мире и злобы не таили. Люди жили спокойно и благополучно. Если хочешь, будем теперь дружить. А коли воевать хочешь - будем воевать.
      Ответ прозвучал довольно дерзко, но предком Кучума в 13-м колене согласно легенде был сам Чингиз-хан.
      
      ГЛАВА 3
      
      *Епанчи - родственник или данник хана Кучума.
      
      ** Чингиди (Тюмень) - остяцко - татарский юрт, стоящий на реке Туре.
      
      ***
      Алаш! Боевой клич татар со времени Тамерлана.
      
      ****
      Пищаль - общее русскоязычное название ранних образцов средне- и длинноствольного огнестрельного оружия. Пищали, появившиеся в последней четверти XIV века, использовались для прицельной стрельбы по живой силе и укреплениям. Само слово "пищаль" означает "дудка" и известно в славянских источниках с XI века.
      
      ГЛАВА 4
      
      *
       В исторический день 26 октября 1582 года на берегах Иртыша у города Кашлыка встретились два войска - Кучума и Ермака... До последнего времени так трактовалось это сражение: "В 1582 году навербованный Строгоновыми отряд волжских казаков во главе с атаманом Ермаком подошёл на ладьях по Иртышу к столице Кучума - Кашлыку. В прошедшем под Кашлыком сражении вооружённые огнестрельным оружием казаки наголову разбили татар, имевших лишь луки и стрелы..."
      
      ГЛАВА 5
      
      *
      Сузгэ - дочь казахстанского султана есильских степей, одна из жён последнего сибирского хана Кучума.
       В фольклоре говорится, что Сузгэ прыгнула с высокого берега в Иртыш и утопилась, в поэме Ершова "Сузгэ" говорится, что она заколола себя кинжалом.
      
      Современник Александра Сергеевича Пушкина поэт-сказочник Петр Ершов, автор знаменитого "Конька-горбунка" в конце 1837 года написал еще одну поэму - "Сузге". Коренной сибиряк, П. П. Ершов в этом своем произведении обратился к местному сюжету, связанному с судьбой жены последнего сибирского хана Кучума - Сузге.
      
      ...У того царя Кучума
      Две подруги молодые,
      Две пригожие царицы,
      Полногруды, белолицы:
      У одной глаза, как небо,
      У другой глаза, как ночь.
      
      Та, у которой глаза, как ночь, звалась Сузге. Она была одной из юных жен могущественного сибирского хана Кучума.
      
      Жёны хана Кучума. Салтаным, Сюйдеджан, Яндевлет, Актулум, Ак-Сюйрюн, Шевлель, Кубул, Сузгэ, Чепшан и др.
      
      **
      Крепость Сузгэ - Туре представляла собой небольшой городок, который располагался городок на высоком мысе Иртыша, с двух сторон защищенного рекой, а с третьей - глубоким оврагом, через который жители ходили по мосту. Строители обнесли крепость высокой деревянной стеной с бойницами, где стража несла круглосуточную охрану.
      Однажды царице Сузгэ приснился сон, который оказался вещим. Снилось ей, будто на стадо овец обрушился огромный орел, но верный пес вступил в схватку с кровожадной птицей. Долгим и жестоким был их поединок. Наконец, когда орел был побежден, то пес увидел, что отара его разбрелось по степи, а рядом с ним осталась лежать лишь мертвая сука, которая прибежала к нему на помощь и была убита орлом.
      
      ***
      Получив ультиматум Сузге - ханым не захотела жертвовать своими оставшимися людьми. И она направляет гонца к Ивану Грозе со следующим предложением:
      "Мы оставим город со всеми богатствами, а ты освободишь всех наших людей, и дашь корабль, чтобы переправиться на другой берег".
      
      ГЛАВА 6
      *
      Коварство злого Бигиша...
      Последний поход Ермака из Искера вверх по Иртышу закончился гибелью атамана. Хотя поначалу все складывалось удачно. Около Бигишевского озера казаки вступили в бой с хозяином этих мест князем Бигишем. Победа осталась за русским. И Ермак тогда захватил множество богатства, которое до своего возвращения приказал закопать в землю. Отдохнув после боя, казаки вновь погрузились в струги и двинулись в путь.
      
      
      
      
      

  • Оставить комментарий
  • © Copyright Ужегов Генрих Николаевич (genrih2005@inbox.ru)
  • Обновлено: 02/05/2015. 42k. Статистика.
  • Поэма: Поэзия
  •  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.