Веселов Лев Михайлович
От матроса до капитана. книга 2

Lib.ru/Современная литература: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • Оставить комментарий
  • © Copyright Веселов Лев Михайлович (leveselov@rambler.ru)
  • Обновлено: 11/10/2011. 787k. Статистика.
  • Повесть: Проза
  • Иллюстрации/приложения: 13 штук.
  •  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Книга "От матроса до капитана" - продолжение рассказа о пути героя книги "Своим курсом" на капитанский мостик. Здесь, помимо родных и старых знакомых автора, читатели встретятся со многими моряками Эстонского морского пароходства периода 1959-1965 года. Среди них те, кто осваивал новые суда и судоходные линии, впервые уходя далеко в океанские просторы, прокладывал курсы в порты Африки, Средиземного и Северных морей. В море во все времена было нелегко, немало трудностей досталось и на долю героя книги. Временами казалось, мечта его детства вот-вот рассыпется перед временными неудачами, но каждый раз по морским законам идущие рядом бескорыстно протягивали руку помощи, и мечта не только устояла, но и воплотилась в реальность.


  • Лев Веселов

    Трилогия

    Книга вторая

    ОТ МАТРОСА ДО КАПИТАНА

      
      

    * * *

      
       СОЙТИ НА БЕРЕГ
      
       Л.Велев, 6 января 2003г.
      
       Уж сколько лет мне снится парус.
    На удачу ли, на горе?
    Остепенись, - мне говорят.
    И соглашаюсь я,
    Но море ...
      
       Мощные винты судна разогнали лед между причалом и судном. Он, регулируя углы насадки, поджал нос к кранцам. Матрос в ярком оранжевом нагруднике со сверкающими в свете прожектора отражателями спрыгнул на заснеженный причал и ловко накинул гашу шпринга на швартовую пушку. Через минуту буксир уже стоял вплотную у причала. Сбросив обороты двигателя до самого малого, Велев, встал с кресла и, не удержавшись, по многолетней привычке погладил рукою пульт, поблагодарив судно за проделанную работу. Пожав руку стоящему рядом капитану, попрощался с ним и поднявшимся на мостик за дальнейшими распоряжениями механиком, спустился по трапу и вышел на палубу.
       Морозный воздух наполнил грудь, налитую необычной тяжестью, несколько взбодрил его, освежил лицо, но тупая боль там, где было сердце, не проходила. Скрывая все усиливающую слабость в ногах и прерывающийся голос, попрощался с матросом и мотористом, стоящими у трап-сходни с готовностью помочь ему сойти на причал и, не оборачиваясь, решительно шагнул в темноту к стоявшей у здания управления порта автомашине. Идти было трудно, хотелось вернуться и передохнуть, но он чувствовал, что за ним наблюдают, и сделал все, чтобы не остановиться. Эти пятьдесят метров дались ему с трудом, и когда он открыл дверь своего "Фольксвагена", то понял, что ехать в таком состоянии не сможет.
       Минут десять, отрешенный от всего, сидел, откинувшись к спинке сидения, не замечая ничего вокруг. Салон постепенно нагревался, снег на ветровом стекле оттаял, но он не видел, как слепящий луч прожектора скользнул по свежему голубому снегу и уперся в его машину. Яркий свет вернул к действительности, на судне ожидали его отъезда и беспокоились за состояние. Плавсостава в компании было немного, почти со всеми он проработал около восемнадцати лет, и они знали его так же хорошо, как и он их. Как не старался скрыть от них свои чувства, они прекрасно понимали, что ему сейчас нелегко. Он мигнул два раза дальним светом - все нормально, луч прожектора возвратился на место, огни палубного освещения погасли, и судно начало быстро отходить от причала. Буксир, названный именем первого президента компании Хельмута Кантера, в эту зиму осуществлял ледовую проводку судов в Пярнуский порт и торопился вывести в море уже готовое к отходу груженное лесом судно.
       Эту работу несколько лет подряд осуществлял здесь он, на своем буксире "Сымери", на котором проработал без малого семнадцать лет. Как только ему исполнилось шестьдесят пять, "Сымери" был передан филиалу компании в Риге, и хотя он это предвидел, пережить прощание с судном оказалось нелегко, руководство проделало это, словно подчеркнув, что в его опыте и услугах больше не нуждается. Видимо так оно и было, потому что решение, передать именно его судно принималось срочно и в тайне от него, пока он находился в отпуске в Турции.
       Впрочем, можно было и остаться на некоторое время на другом судне, вряд ли бы ему в этом отказали, но возраст штука серьезная, и он понимал, что такой конец все равно неизбежен. К тому же всегда был убежден, что все нужно делать своевременно. Время на флоте всегда безжалостно к возрасту капитанов и если оставляло их к шестидесяти пяти в живых, что, в общем-то, случалось редко, с командного мостика приходилось уходить. Ответственность за стареющих капитанов не возьмет на себя никто. Вот и настало время прощаться с флотом окончательно, и он жалел, что не сделал этого сразу же, когда расстался со своим буксиром.
       Работа на берегу после того, как ты постиг все таинства работы в море, не интересна и не приносит удовлетворения. Он это хорошо знал, проработав несколько лет в береговых кабинетах после того, как врачи временно запретили ему плавание, и сама мысль о том, что предстоит делать вновь то, что его тяготило, заставляла не спать по ночам. Вот уже месяц, как он был назначен в компании на должность помощника менеджера по мореплаванию, но кабинетная работа не давалась, и он стремился вырваться на суда, где чувствовал себя нужным. Там все было привычно просто и понятно, без секретов, интриг, недомолвок и главное - без фальши.
       Однако отношения с директоратом становились все более и более натянутыми, его хорошее знание плавсостава и стремление прежде всего обеспечить безопасность мореплавания, четкую организацию работы на судах, все чаще и чаще не совпадали с взглядами директоров, которых больше интересовал финансовый результат. Расхождения должны были неизбежно вылиться со временем в ненужный скандал, во избежание которого он принял решение отойти от дел, чувствуя, что постоянное нервное напряжение и ночи в раздумьях сокращают оставшиеся годы жизни. Для того, чтобы попрощаться с морем и капитанским мостиком, а заодно оценить работу нового судна во льдах, приехал он сюда в Пярну на новейшее судно компании, о котором мечтал с первых лет работы на буксирах и к строительству которого был также причастен.
       Ледокольная проводка его всегда привлекала еще с тех пор, как на судах пароходства много раз ходил в Арктику, так как считал, что здесь требовалось особое мастерство, которое с удовольствием передавал своим молодым коллегам. Сидя в удобном кресле, управляя мощным судном легкими движения джостика, он с удовольствием отмечал, что теперь судоводитель избавлен от многочасового стояния на ногах, управляет судном непосредственно сам, не давая команды матросу или штурману и выбирая ту нагрузку на двигатели, которую ощущал и считал нужной. Впрочем, напряжение и ответственность остались прежними, к тому же в кресле теперь сидеть приходится все четыре часа вахты, нередко не удавалось выпить и чашку кофе. Однако и удовольствия от работы получаешь больше.
       Время, проведенное на мостике в этот день, его несколько успокоило и казалось, что сойти с мостика и с судна ему удастся, как обычно, с чувством удовлетворения от выполнения задуманного, но вопреки ожиданию он едва владел собой. Сидя в машине и глядя, как удаляется и растворяется в огнях порта силуэт судна, Велев понял, что жизнь теперь потеряла для него прежний смысл, не остается главного - цели. Почти полвека он знал, что пусть не сейчас, но обязательно вернется на судно, к своему экипажу, к привычному образу жизни и к морю, которое любил так, как любят его моряки, которых на флот привела романтика. Теперь же это все уходило из его жизни окончательно, и надежды на возвращение не оставалось.
       Наверное, он еще долго сидел бы так, без желания двигаться, но дверца машины отворилась, зажегся плафон салона, осветив озабоченное лицо знакомого лоцмана.
       - Ты никак собрался ехать в Таллинн, Михалыч? До утра делать это я бы тебе не рекомендовал, метель усиливается, обещают гололед. Выходи, закрывай свой аппарат и пошли в лоцманскую, выпьем рюмку кофейку, мне тут рыбаки лососинки свежекопченой подкинули. До смены четыре часа, утром вместе и махнем. Вдвоем оно веселей и надежней.
       Лоцман был из моряков среднего возраста, раньше работал у рыбаков, потом лоцманил в Таллиннском рыбном порту. Сейчас постоянной работы не имел и на зиму устраивался временно в Пярну. Работали они с ним уже не первую навигацию и ценили друг друга за знания своего дела и доброжелательное сотрудничество, несмотря на разницу в возрасте.
       В лоцманской было тесновато, но тепло и уютно. Забив в компьютер данные о проделанных работах, просмотрев информацию с факса, лоцман уменьшил громкость динамика и, достав из холодильника рыбу, стал нарезать ее, причмокивая от удовольствия.
       - Как и думал, до смены работ не предвидится. Ты, Михалыч, булочку нарежь и намажь маслицем, а то кофеварка уже отстрелялась, чего доброго кофе наш остынет, а нам согреться не мешает, так что не сачкуй, шевелись, - последние слова он произнес дружески, но так, как побуждал к действию на мостике в работе. От этого Велев встрепенулся, словно очнувшись, извинился за бездействие и стал выполнять указания. Напряжение немного спало, но руки временами плохо слушались, что не укрылось от глаз лоцмана.
       - Что-то не узнаю я тебя, капитан. Сколько знаю, вибрации за тобой не наблюдалось даже в самой паскудной ситуации. Что случилось? Уходить с мостика, конечно трудно, но не в твои годы. Мало кто может похвастать такими годами на флоте. Твоих сокурсников я на судах уже давно не встречал, мне все больше твои ученики попадаются. Ты в плавсоставе и так задержался. Чего тебе в море еще искать? Свое и так сверх нормы заработал, уважение и хорошую память заслужил, о тебе плохого никто не посмеет сказать, а за почетом ты особенно и не гнался, да он нынче и не к чему. Так что я бы на твоем месте переживать не стал.
       Слово "память" больно резануло ему слух, окончательно убедив, что отныне только это будет связывать его с морем и станет главным, чем будет он жить дальше. На некоторое время он ушел в себя, и слова лоцмана плохо доходили до его сознания. Усилием воли заставил себя сосредоточиться.
       - Вот меня поперли в тридцать пять за то, что я в погоне за рыбой в запретную зону залез, хотя для кого я эту рыбу гнал сотнями тонн, для себя, что ли? Ну, если бы еще местные власти прихватили, а то свои. Старпом накапал, я ему пай по делу урезал, он за рейс так и не научился кошелек заводить. Мужики его хотели за борт выкинуть, на кой хрен такой балласт, который за троих жрет. Правда, руки у него были волосатые, аж в самой Москве блат, но ты же знаешь, что в море это до лампочки. Потом меня хотели простить, но при условии, чтобы я прощения попросил, да не у начальства, а у этого "инвалида". Долго на меня давили, пока не послал я их на три буквы и ушел в лоцмана. Так вот с капитанством и покончил. Жалеть не жалел, а если простили бы, опять в море пошел.
       Закончив нарезать рыбу, он помыл руки и раскрыл свою лоцманскую сумку. - Смотри, что мне фриц презентовал, - и достал коробку коньяка "Реми-Марти". - Поскольку сегодня у тебя знаменательная дата, дарю я его тебе от всего сердца. Сколько тебе уже? Я что-то запамятовал. Шестьдесят шесть! Да ты что? Капитаны обычно так долго не живут, так что считай, тебе здорово повезло, и потому радуйся. И я буду радоваться вместе с тобою. За хорошего человека радоваться не грех.
       Он налил две больших кружки ароматного кофе, скинул форменную тужурку, удобнее уселся на диванчике, глядя, как капитан открывает коньяк и наливает его в пустые кофейные чашки.
       - Правильно решил, капитан, только извини, что рюмок не держим. Наш босс - выпить не дурак, потому мы сами на работе обычно ни-ни. К тому же рыбаки говорят, что французский коньяк и в кружке, и в чашке особый шарм имеет, а знаешь какой? Женщиной пахнет. А это самый желанный запах для рыбака в долгом рейсе. Я своей на приход запрещал парфюмерией пользовать, чтобы свой настоящий дух не портила, чтобы все было "ганц натюрлих", как говорят друзья незабвенных Горбачева и Ельцина. Ну, давай за тебя!
       Коньяк обжег горло, но пошел хорошо, разливая тепло по всему телу. Боль в груди стала понемногу спадать, исчезла тяжесть в голове. Лоцман, смакуя вкус коньяка, облизал губы и произнес удовлетворенно: - А ты знаешь, если французская женщина так пахнет, то я не возражаю против встречи. Когда в море на сетях стояли, частенько желание появлялось узнать, как пахнут представительницы разных стран. А с приходом в Таллин за всю стоянку и свою не нанюхаешься. А что сейчас? Вижу ее каждый день, а запах тот до сих пор вспоминаю. Для меня сейчас все равно, какими духами она пользуется. Запахов у нее стало много разных, а того уже больше нет. А знаешь почему? Тот мы на расстоянии чувствовали, много дней один и тот же, запах желания, любви и встречи. Его даже запах рыбы перебить не мог. Он один такой для мужика - запах ожидания любимой женщины. Тебе этого не понять, у тебя на судне женщины всегда были. Вы, торговые моряки - аристократы, женским присутствием избалованы, и потому понять нас не в состоянии.
       Капитан понимал, что лоцман решил отвлечь его воспоминаниями и делал это от души. Напряжение спало, но говорить по-прежнему не хотелось, к тому же ему было интересно, то, что говорил лоцман.
    Тот продолжал: - Вот я уже двенадцать лет в лоцманах, а океан забыть не могу, по ночам снится, особенно после вахты. На каких лайнерах только не побывал, а снится мне мой СРТМ, мои ребята, из которых многих уже нет, ведь я, несмотря, что капитан был, моложе их раза в два.
       Он задумался на мгновение, потом спохватился: - Что это я все о грустном. Наливай еще, капитан. Выпьем за наших подруг, именно подруг, потому что слово жена я не люблю. Какое-то пресное оно, скучное, обыденное. В нем нет романтики, радости, надежды. Что-то вроде балласта, который нужен, чтобы не опрокинуться, а нужда пропадет, и откатать не жалко. То ли дело парус - романтика! Вот и слово подруга тоже на "П" начинается.
       Эти слова показались Велеву обидными. Про аристократов торгового флота он последнее время наслушался, часто приходилось иметь дело с рыбаками, и не обижался, но жен моряков лоцман обижал незаслуженно.
       - Ну, положим, на "П" многие слова начинаются, - ему захотелось ответить лоцману как можно убедительней. - Подлость, предательство, к примеру, но романтикой от них и не пахнет, хотя я лично тоже люблю слово подруга, но и жена для меня слово не обидное, а с балластом ты перегнул. Не будь ее, еще не известно, как бы ты пережил свой уход на берег. Для меня только одно словосочетание - ППЖ, полевая походная жена, кажется оскорбительным, хотя, как видишь, там даже сразу два П. Вот тебе и парус! Давай-ка, выпьем за всех, кого мы любили и тех, кто любил и любит нас, кому любовь наша не принесла горя и разочарованья.
       - Хорошо сказал, Михалыч. Я согласен, - лоцман залпом выпил свой коньяк. - Ты всегда умел сказать во время хорошие слова, за это тебя и любят.
       - Я не подруга и не жена, - перебил капитан. - Любить меня бесполезно, а от уважения не откажусь. Уважение - это благодарность за то хорошее, что ты сделал для других. Любовь слепа, прощает все, и хорошее, и плохое, а уважения можно добиться только хорошими делами.
       Бутылка пустела, лоцман быстро хмелел, видимо усталость от трех дней вахты брала свое. Он попробовал встать, но ноги не слушались. Смущенно улыбаясь, он погладил колени.
       - Вот видишь, совсем ноги не слушаются, лоцмана они, как волка, кормят. За трое суток так набегаешься, кажется, ступни отвалятся, и колени больше не согнутся. В старое время больше суток работать не разрешали, а сейчас и неделю рад стоять, лишь бы заплатили. За работу зубами держаться приходится. Только теперь и поймешь старую пословицу - работа дураков любит, а по нынешним временам добавляют еще, что умных теперь не на всякую работу берут. Давай-ка, соснем чуток до утра.
       Лоцман открыл дверь в комнатушку для отдыха и рухнул на койку, заснув на лету. Велев убрал стол, помыл чашки, заварил еще кофе. Опьянение не приходило, и он понял, что заснуть уже не сможет. Тяжесть в левой стороны груди утихла, немного отдавая под левую руку. После многочисленных медицинских курсов он понимал, что причиной все же сердце, и, открыв лоцманскую аптечку, нашел и принял таблетку валидола, зная, что это вряд ли поможет. Коньяк все же сделал свое дело, думать ни о чем не хотелось, гнетущее состояние прошло, и он решил прогуляться по ночному Пярну.
       В отличие от столицы, здесь это было безопасно даже ночью, к тому же причал находился в самом центре города, у моста через реку. Снегопад прекратился, только ветер, сменив направление, нес гораздо более теплый воздух с моря, отчего потяжелевший снег уже не срывался в метель. Он прошел мимо театра к автобусному вокзалу как раз, когда ночной экспресс Рига-Таллин подошел к остановке. Появилось желание сесть в него и уехать, оставив машину, но он удержался и, взяв в кафе, салат, сосиски для завтрака, пошел вдоль берега реки обратно в лоцманскую.
       Ветер стих ненадолго, как бывает всегда, когда приходит центр циклона. Тучи на некоторое время исчезли, открыв небо с тусклыми из-за высокой влажности звездами. Город спал, изредка через мост проносились легковые машины и междугородные автобусы. На голых ветвях деревьев сквера и мачтах на мосту горели гирлянды рождественских огней, еще не убранных после новогодних праздников. В воздухе быстро теплело.
       - Ветер сменится на западный, - невольно подумал Велев. - Опять нагонит в Пярнуский залив весь лед, напрессует его и сломает ледовый канал. Достанется ребятам. Маломощные суда будут застревать в этой каше, как мухи на липучке. Провести их в порт можно только методом толкания или на буксире. И то, и другое хлопотно и небезопасно. Буксиры теперь мощные и при толкании не избежать повреждений корпуса судов, поэтому опытные капитаны предпочитают либо стоять, либо идти на буксире по одному. Темпы проводки резко падают, портовики нервничают, жалуются капитану порта и судовладельцу. Капитану ледокола формально предоставляется право самому решать в таких случаях, что и как делать, но рыночная экономика внесла свои коррективы и безопасность мореплавания уступает теперь перед материальной выгодой.
       Пока он прогуливался, у причала уже ошвартовался теплоход с высокой современной надстройкой и мощной аппарелью в средней части судна. Она лежала на причале, открыв широкий зев портала, ярко освещенного мощными прожекторами. Чрево трюмов в ночном освещении казалось непомерно большим для этого стометрового судна. Матросы, одетые в фирменные меховые комбинезоны, в серебристых касках, убирали палубу и проверяли работу огромного лифта, способного поднять на верхние палубы трейлеры весом в десятки тонн. Двое из них на причале оббивали лед с аппарели деревянными кувалдами - барцелями, чтобы не повредить краску, и он невольно вспомнил, как делал это когда-то сам на лесовозах зимой в портах Белого моря. Не удержавшись, ради любопытства подошел ближе.
       Матросы были совсем молоденькими, почти мальчишками, и отсутствие опыта в работе, замещали огромным рвением, из чего легко было определить, что это практиканты, как теперь говорят, кадеты. Один из них, который повыше, взглянул на него недовольным взглядом и произнес на хорошем английском: - Проходите, вы нам мешаете.
       Второй, небольшого роста с пухлыми щеками, румянец на которых был виден даже при электрическом освещении, возразил на русском: - Ты что, Леша. Видишь, он в форменной одежде. Наверное, работник порта. Смотри, у него, эмблема "PKL", значит он здешний, портовской.
       Логика выдавала в маленьком человека любознательного и находчивого. Велев улыбнулся и ответил: - Почти угадали. Вот только эмблема, как вы выразились, означает мою принадлежность к одной эстонской буксирной компании.
       - Точно. Я вспомнил, на трубе у ледокола, который нас привел, была такая же, - произнес кадет и тут же добавил: - А вы кто?
       Вопрос кадета застал его врасплох. Привыкший всегда отвечать правдиво на этот вопрос, он даже растерялся от неожиданности, впервые в жизни не сразу сообразив, как ответить.
       - Бывший капитан, теперь на пенсии, - сказал он, и сам удивился произнесенным словам.
       Высокий, все такой же серьезный, произнес неожиданно: - Отец говорит, что капитанов бывших не бывает, тем более на пенсии. Капитан, он всегда капитан.
       Он понял что ответил, не подумав, и, исправляя ошибку, сказал примирительно: - Вы правы. Это я так ляпнул. Пролет по-нашему, на языке судоводителей, получается. Извините, не привык еще к своему новому положению. А вы откуда?
       - Из Морской академии имени адмирала Макарова, - дуэтом ответили они с гордостью.
       Новое название "Макаровки", как привыкли называть это учебное заведение многие годы, даже резануло слух. От него веяло отчужденностью, словно молодое поколение сознательно обрывало связь с прошлым, не принимая в обиходе название учебного заведения, которое бытовало многие годы.
       - "Макаровцы", значит, кадеты, - намеренно четко, даже жестко произнес он. - По-нашему, по-старому, практиканты. И какого же курса, если не секрет?
       Ребята, кажется, не обиделись, и младший произнес все также торопливо: - Второго, только мы не практиканты, нам деньги платят, мы ведь в штате.
       От того, что это кадет произнес с гордостью, Велев улыбнулся.
       - И много платят, если не секрет?
       - Много, немного, а нам хватает, - произнес высокий. - А вообще-то это коммерческая тайна.
       - Ну, раз тайна, значит, немного, - сказал он. - Вероятно, долларов триста. Нам-то в вашем положении платили семь валютных рублей в месяц.
       - Это ж сколько долларов? - спросил розовощекий.
       - Тогда в долларах было около десяти, - ответил он и сам удивился ничтожности суммы.
       - Что-то вы путаете. Кто ж за такие деньги в море пойдет? - произнес высокий и для убедительности сплюнул на снег.
       От последних слов он расстроился, желание продолжать разговор пропало, но уходить, не сказав свое "Фэ", было нельзя. Это было бы проявлением равнодушия к судьбе молодых ребят, которым предстояло еще многое понять о море.
       - А вы в училище и в море, значит, за деньгами пошли? И что предпочитаете? Зеленые, или еврики? А если их не будет, то сделаете пароходу, так назвал он судно по-привычке, ручкой? А отец ваш, - он обратился к высокому, - что, тоже только из-за денег плавал? Гнал, так сказать, в домашний бюджет, длинный рубль и только?
       Высокий заметно смутился. - Батя мой всю свою жизнь в Арктике на ледоколах вкалывал. Ему много раз предлагали в загранку, а он отказывался. Я, говорил, Север на заграничные шмотки не променяю. И не променял. Но тогда время другое было. Теперь не до романтики, - в голосе его звучала обида. - Теперь без денег не жизнь. У бати романтики тоже поубавилось. Больше у причала стоят, и ему теперь, сами знаете, какие гроши платят. На семью не хватает, а под флаг идти не хочет. Не могу, говорит, я для чужого дяди деньги зарабатывать, привык своей стране долг отдавать.
       От этих слов Велев смягчился и подумал - зря я на ребят накинулся. У них теперь другая жизнь, за обучение в академии не у всех родителей денег хватает. Вот уж верно говорят, что теперь за все платить нужно, и за романтику в том числе. Чтобы немного смягчить обстановку перевел разговор в другое русло.
       - Практика-то у вас первая или уже раньше в море были?
       Розовощекий, откликнулся первым: - Плавательская первая. Часть ребят ушла на парусную, а нам повезло. Нас по контракту на норвежское судно направили.
       От этих слов перехватило дыхание, он резко развернулся и, не прощаясь, направился в лоцманскую. Кадеты удивленно смотрели ему вслед. Зла на ребят не было. Он понимал, что время меняет жизнь, не считаясь с прошлым и его желанием, но обидно слышать, как молодые ребята, которым передадут эстафету его ученики, считают везением то, что в их время считали большим невезением, а порою даже трагедией. Разве кто-нибудь из них, тогдашних, отказался бы от участия в океанской гонке на большом паруснике?
       Чтобы отвлечься от мыслей, он открыл багажник автомобиля, достал щетку и стал сметать с нег. Однако отвлечься не удавалось, в глазах стояли лица кадетов. Сколько им сейчас, подумал он. Лет двадцать, может двадцать два. В двадцать два он окончил училище и с дипломом техника-судоводителя пошел матросом в Эстонское государственное морское пароходство.
       Вдруг новая мысль, словно вспышка, озарила его. Стоп! Когда же точно это было? Шестого января 1959 года. Это ж надо! Ведь сегодня шестое января, только уже 2003 года. Нет, этого не может быть! Неужели прошло сорок четыре года? Ведь кажется, что это произошло так недавно.
       На сердце снова навалилась тяжесть, он прекратил сметать снег, бросил щетку в машину и, не закрыв ее на ключ, направился в лоцманскую за валидолом. Почему-то вспомнились слова капитана "Жан Жореса" Николая Федоровича Веселова: - Тот, кто пришел на флот по призванию, теряет в море ощущение времени, но море и время, как ревнивые женщины, не терпят невнимания. Старые капитаны знают, что жизнь у них отнимает все же не море. Их убивает время.
      

    * * *

      

    0x01 graphic

      
       ПЕРЕД ВЫХОДОМ В МОРЕ
      
       5 января 1959 года меня разбудил веселый голос моей учительницы Надежды Андреевны, давно ставшей очень близким человеком, опекуном в годы проживания и учебы в Ленинграде:
       - Вставайте граф, вас ждут великие дела!
       "Граф", переживающий переломный момент своей жизни после окончания Таллиннского мореходного училища, вот уже неделю жил у нее, поскольку весьма скромный однокомнатный "дворец" тети, в котором остановились родители, не был в состоянии приютить всех желающих. Великодушная учительница приняла меня у себя к обоюдному удовольствию, она тоже была свободна от занятий в школе. Сейчас на ее лице я прочел радость, смешанную с озабоченностью, и понял, что Надежда Андреевна спешит сообщить очень важную новость.
       Достав из-за спины руку с бланком телеграммы, она произнесла теперь уже без прежней радости в голосе: - Вот и кончился твой отпуск. Приказано тебе явиться в отдел кадров как можно скорее.
       Известие ожидалось, но внезапно я понял, что предстоит весьма нерадостное прощание. Мама была уверена, что новоиспеченный судоводитель непременно покинет ее надолго и, возможно, в родительский дом уже не вернется. Оставалась надежда на отчима и тетю, которые были убеждены в необходимости скорее приступить к работе, иначе зачем было три с половиной года "грызть" гранит науки и болтаться в море на производственной практике. К тому же, как выразилась тетя, "родительского дома" уже давно не было, и сестре пора бы привыкнуть к тому, что временные пристанища ее мужа, военного летчика, заменить его не способны. Поэтому мне надлежит скорее заиметь СВОЙ ДОМ и семью, для чего нужно много и упорно трудиться. Столь убедительные аргументы старшей сестры возымели действие, и пусть не обошлось без слез, но сопровождать дипломированного специалиста в Таллин мать отговорили.
       Прощаться со мной у Надежды Андреевны мать отказалась наотрез, я уехал из Питера, так и не зайдя к ней в тот день. Всю ночь в вагоне не уснул и утром, не дожидаясь полной остановки поезда, одним из первых спрыгнул на перрон и понесся через Старый город к зданию Эстонского государственного морского пароходства, находившегося тогда на бульваре Эстония в доме 3/5. Предъявив вахтеру телеграмму Отдела кадров с вызовом, поднялся на второй этаж и, прижимая к груди в кармане свой диплом об окончании ТМУ и рабочий диплом штурмана малого плавания, присел на широкую дубовую лавку с вырезанными на ней буквами МПС перед дверью комнаты инспекторов.
       Около дверей толпились еще несколько незнакомых мне моряков в ожидании очереди, с некоторым опасением поглядывая на дверь с табличкой "Начальник отдела кадров И.А. Михайлов". Опасение было обоснованным, от этого человека, пожалуй, больше всего зависела судьба всех сюда приходящих, хотя и стоял он вторым, после Заместителя начальника пароходства по кадрам на ступеньках служебной лестницы. Начальник ОК был, мягко говоря, строгим человеком, старой военной закалки, и, как положено по тем временам, выходцем из всесильной по работе с кадрами моряков заграничного плавания организации, произносить название которой вслух не принято.
       Безграничный энтузиазм начала трудовой деятельности начал улетучиваться, и я уже прикидывал в уме, сколько придется просидеть в ожидании, как дверь отворилась и высокая, строгая на вид женщина с папиросой в зубах, нагнув голову, взглянула поверх очков и произнесла прокуренным, но довольно приятным голосом, не терпящим возражения: - А ты чего сидишь? А ну, быстро ко мне, - и тут же скрылась за дверью начальника, по-свойски громко ею хлопнув.
       До меня еще не дошло, к кому она обращалась, ведь видел её впервые, но ребята, стоявшие у двери, дружно уставились на меня, а один, постарше, произнес с усмешкой: - Ты что, бычок, не понял? Это же Дорофеиха! Раз сказала - скачи вприпрыжку. Дважды она повторять не станет.
       То, что это инспектор Дорофеева Евгения Ильинична, знаменитая в пароходстве женщина, я, разумеется, догадался, но еще раздумывал, когда дверь отворилась и вышедшая из нее инспектор уже повышенным голосом, назвав меня по фамилии, произнесла: - Все еще стоишь? Давай свои документы, ты должен был уже оформиться и быть на судне, там тебя ждут, не дождутся. Войдя вслед за ней, выложил на стол весь свой ассортимент документов: дипломы, медицинскую книжку, свидетельство матроса первого класса, и гражданский паспорт. Из всего она выбрала паспорт, свидетельство матроса и медицинскую книжку. Опасения помалу начали уступать место прежнему оптимизму.
       - Остальное забери, оно тебе пока не понадобится. Дуй к Ивану Алексеевичу, дверь начальника видел, на инструктаж, а я пока направление выпишу. И смотри, у него не мямли, не любит он этого. Отвечай короче. После него ко мне, - она махнула рукой, отпуская меня, но вдруг спохватилась: - Да, постой, ты не женился?
       - Нет, - ответил я.
       - А что так? Собирался ведь, - но, видя мое смущение, сказала примирительно: - ну и ладно, может, и к лучшему, ты и в женихах не пропадешь. - Она посмотрела на сидящего рядом инспектора и добавила: - Поэт, гитарист, певец. Правда, говорят ты парень скромный. Вот мы и посмотрим, каков ты на деле.
       Поведение Дорофеевой обнадеживало. Конечно же, я не ожидал, что инспектор, ни разу не видевшая меня, узнает только по маленькой фотокарточке в личном деле, и тем более не мог предполагать, что она будет знать обо мне больше, чем в этом деле написано. Но таковой была Елена Ильинична, человек с феноменальной памятью, врожденным талантом психолога и большой, правда, своеобразной добротой к морякам.
       Вопреки ожиданиям, у начальника особо потеть не пришлось. Спросив, нет ли изменений в семейном положении, да помню ли я своего отца, тот просмотрел документы и перевел взгляд на меня. Глаза его, словно буравчики, сверлили из-под мохнатых бровей, но определить по ним, какие чувства вызывал перед ним стоящий, было невозможно. Напомнив о том, что значилось в подписке моряка заграничного плавания, к моему удивлению, он отпустил безо всякого напутствия.
       И все же я закрыл дверь начальника с четким мнением, что обращаться к нему нужно только в крайнем случае, а лучше всего, как и к капитану на судне, лишь тогда, когда он сам вызовет. Этим правилом буду руководствоваться до тех пор, пока сам не стану капитаном, да и тогда визитов к начальникам всегда буду стараться по возможности избегать. Когда все дела в Управлении, как моряки всегда говорили - в конторе, были закончены, и я уже намеревался уйти, Дорофеева, глядя все так же поверх очков, поманила к себе в кабинет.
       Она усадила меня напротив и лишенным официальности голосом сказала: - Дорога моряка, а не курсанта, у тебя только начинается. Смотри, чтобы она не стала слишком короткой. Ты идешь к капитану, с которым работать будет не просто. Таких, как ты, штурманов с дипломами на должности матросов, у него на судне еще четверо. Стать помощником будет нелегко, ты из них самый младший по возрасту. Вас, выпускников училища, у нас пока больше, чем надо, даже слишком много, но через пару лет для всех вас мест штурманов хватит, так что все зависит от вас самих. Если станет невмоготу, дверью не хлопай, приходи за советом. У морских начальников нервы крепкие, их на абордаж не возьмешь. Да помни еще, что за тобой будет приглядывать начальник Службы мореплавания Сергей Николаевич Ермолаев, но учись жить сам, без блата. Голова у тебя есть и, судя по отзывам, неплохая. Счастливого и долгого тебе в твоей жизни плавания.
       Однако непреодолимое желание немедленно начать трудовую деятельность в тот день реализовать не удалось. Лайнер моей мечты, как это нередко случалось тогда, не дойдя до родного порта, получил переадресовку и отправился в норвежский порт Драммен под погрузку. Несостоявшееся начало производственной деятельности поставило меня в затруднительное положение. Возвращаться в Ленинград на время ожидания судна не имело смысла, а в Таллине, кроме училища, идти было некуда. Правда, у моряков пароходства существовало место для ночевки, громко именуемое общежитием моряков, которое сами моряки называли "бичхауз", а чаще "Мери-хата". Сейчас слово "бич" практически исчезло из морской лексики, но в пятидесятые и шестидесятые годы оно было популярным, и "бичи" - безработные моряки составляли значимую часть плавсостава во всех пароходствах страны. Основной причиной этого являлось то, что почти все суда флота совершали трамповое плавание, то есть бессистемное, без долгосрочного планирования, выполняя многомесячные рейсы и нередко возвращаясь в порты совсем другого бассейна. У моряков за это время набиралось достаточно много неиспользованных выходных дней, в море всегда работали без выходных, и для предоставления их отгула и отпуска необходимо было держать солидный резерв плавсостава. Моряков, проживающих в Таллине, числилось немного, жилья для семейных у пароходства не хватало, а общежитий не было.
       Несколько больших комнат в крыле здания Клуба моряков на Туукри скорее походили на помещения плохой казармы стройбата, и когда я увидел их, то понял, что остановиться даже на одну ночь там не смогу. "Бичевали" в то время не только моряки, ожидавшие прихода судов. В "Мери-хате" проживали и уже давно уволенные из пароходства, в том числе и женщины. Моряки народ добрый и, имея деньги, подкармливали всех, кто "бичевал", поскольку они своими считались и рассматривались неотъемлемой частью морской жизни, примерно, как ракушки на корпусе судна, - даже те, что уже не плавал. К тому же было понятно, что избежать участи бича трудно каждому. В период ожидания судна аванса не полагалось, а в долг "бичу" могли дать только на водку. Хочешь, не хочешь, а если в Таллине у тебя родных или хороших знакомых нет, вливайся в общество живущих за счет морского братства и доброты человеческой.
       Однако где-то нужно было ночевать, и я отправился в Мореходное училище. Майор Давиденко быстро нашел койку в кубрике с чистыми простынями и теплым одеялом. Заработать деньги тоже не состояло труда, у старого знакомого, "Скульптора вечности". В мастерской могильных памятников в Мяннику для меня всегда была хорошо оплачиваемая работа. А если она есть, уже не страшны ни голод, ни безделье.
       Узнав о месте моей временной работы, Дорофеева сначала удивленно подняла глаза и покачала головой, а потом произнесла с довольной улыбкой: - Хорошенькое начало трудовой деятельности для будущего капитана.
       Но меня это не огорчило. В кармане хрустели честно заработанные рубли, и я уже числился матросом первого класса реально существующего теплохода, на который, когда он ошвартуется у причала Таллиннского порта, поднимусь по трапу, чтобы начать свой путь на капитанский мостик. Все казалось прекрасным, и ничто не могло остановить меня на этом пути. Не радовало только отсутствие объекта моего обожания, из-за которого я решился остаться в этой "солнечной" республике. Обладательница незабываемой улыбки после окончания своего учебного заведения укатила на работу на побережье далекого Белого моря, не дождавшись меня со стажировки.
       За шлифовку памятников платили неплохие деньги, которых хватало и на то, чтобы покормить и бичей. Излюбленным местом, где питались бичи, служила столовая рядом с портом и Клубом моряков на улочке, которой частично уже нет, где в полуподвале старого деревянного дома и располагалось это благословенное место. Здание было окрашено в темно- зеленый цвет и, наверное, поэтому столовую моряки величали не иначе как "Зеленым змеем". В отличие от своего недоброго названия, работали в ней очень добрые люди, с большим сочувствием относившиеся к бичам, да и вообще к морякам, и по этой причине подкармливающие их в дни безденежья бесплатно. Выражение "кормили бесплатно" не совсем верно. Работники торговли лишены альтруизма, и у буфетчицы имелась толстая амбарная книга, в которую записывались должники, как правило, обязательно и с лихвой возвращающие долги впоследствии, с приходом судна из рейса. Питание для них было одноразовым, и бичи собирались у столовой к восьми вечера перед ее закрытием. Спиртное, конечно, покупали сами, да при необходимости каждый знал, что на водку деньги одалживали всегда, и отказать в просьбе считалось великим грехом. "Зеленый змей" безо всякого преувеличения спас от голодной смерти немало моряков пароходства и не только их. В этом заведении не один десяток мореманов встретил даму своего сердца и остался верен ей на всю жизнь. О всех сторонах деятельности дружного коллектива, разумеется, не могли не знать руководители пароходства и официальные власти. Здание водного отдела милиции, созданного специально для надзора за моряками находилось на углу, как раз напротив Клуба моряков, но закрывать столовую ни у кого рука не поднялась. Ликвидирует ее позже А.В. Аносов, когда станет начальником пароходства, открыв взамен в здании Клуба моряков кафе, но преемником "Зеленого змея" "Аносовка" не станет, так как к тому времени бичи в стране "Развитого социализма" будут уничтожены как класс, доставшийся в наследство от капитализма.
      

    * * *

      
       В 1959 году развитым социализмом еще не пахло. Пароходство, в которое пришел Велев, было небольшим и переживало в те годы свое новое рождение. Страна, едва оправившаяся после войны, только-только приступила к строительству нового флота и расширению эксплуатационной деятельности на море. Появились деньги на закупку судов за границей, строились суда на отечественных верфях, и верфях Польской Народной и Германской Демократической Республик. Начали поставку судов верфи Финляндии, Бельгии и Голландии. Старые моряки хорошо помнят польские суда типа "Запорожье", "Чулым", "Донбасс", "Ставрополь", построенные в ГДР типа "Коломна", знаменитые финские - типа "Архангельск", бельгийские - "Салтыков-Щедрин" и замечательные ледокольные суда из Голландии - "Лена", "Обь", "Енисей" и "Индигирка". Однако значительная часть эксплуатируемого флота физически и морально устарела, обладала малыми скоростями, требовала больших расходов топлива. Если в мировом флоте к тому времени паровые суда составляли всего лишь 7% от тоннажа, то в СССР их было 26%, к тому же более трети всего флота имело возраст более 20 лет. Многие суда, в том числе и вновь построенные, не имели надежных люковых закрытий, надлежащих жилых и санитарно-технических условий для моряков. Но уже строились на советских судоверфях такие красавцы, как танкер "Пекин", сухогрузы "Ленинский комсомол", которые осуществят существенный провыв в нашем судостроении. Уникальным судном отечественной постройки являлся вступивший в строй атомный ледокол "Ленин" водоизмещением 19 тысяч тонн с атомной энергетической установкой мощностью 44 тысячи лошадиных сил.
       Флот Эстонского государственного морского пароходство не являлся исключением, и к 1960 году он имел 43 судна общим водоизмещением 43450 тонн. Отсюда нетрудно посчитать: средний тоннаж судна оставлял чуть больше 1000 тонн. Стоит отметить, что в загранплавании к тому времени использовались только пароходы "Верхоянск", "Волочаевск", "Корсунь-Шевченковский", "Пярну" и "Тарту". Три первых были полученными по репарации немецкими пароходами типа "Ганза", два других - бывшие суда Эстонской Республики. Эпизодически совершали рейсы в порты Дании, Швеции и Норвегии суда польской постройки типа "Уральск" грузоподъемностью около 500 тонн.
       ЭГМП получало большую часть судов типа "Тисса", "Тарту" и "Спартак" венгерского судостроения. К 1959 году в пароходстве уже вступили в эксплуатацию теплоходы "Данило Нечай", "Яренск", "Троицк" и следующее судно из этой серии "Сулев", на которое получил направление и он.
      

    0x01 graphic

    т/х "Сулев"

      
       Остальной флот - каботажный перевозил грузы между Балтийским портами СССР и состоял из небольших судов грузоподъемностью в несколько сот тонн. Состав его был весьма экзотичен, и в народе он получил название "бабушкин флот". Парусно-моторные шхуны типа "Луч", небольшие пароходы с высокими черными трубами, такие как "Кабона", переделанный из парусника со стальным корпусом в теплоход "Ляянемаа", величаемый моряками "Лиллиомфией". Были получены с Дальнего Востока теплоходы "Кихну", "Рухну" и "Найсаар" грузоподъемностью 370 тонн, прозванные моряками "пистолетами". Плавание на этих маленьких судах было нелегким, особенно в осеннее и зимнее время, а с учетом отсутствия на них современных средств судовождения - далеко небезопасным. Моряков, прошедших школу плавания на парусно-моторных шхунах в Выборгских шхерах и Эстонских проливах, уже не страшили морские, дальние дороги, и из них вырастали капитаны, которых не пугали любые сложные ситуации. И это не пустые слова, за все время существования пароходства аварийность в нем оказалась самой низкой в министерстве, несмотря на то, что средний возраст капитанов был намного ниже.
       Из его выпуска, а он был у судоводителей одним из самых многочисленных, 122 человека, в пароходство попали только 22 человека, поровну эстонцев и русских, а 92 курсанта - в Министерство рыбной промышленности. Двое поступили в ЛВИМУ, немногие отправились на Дальний Восток и на Север.
       В последнее время много разговоров ходило о том, что кадровая система в СССР была несовершенной. Это не совсем верно, планирование подготовки кадров велось заблаговременно и с учетом перспективы. На примере его выпуска видно, что не будь в ТМУ дополнительного приема в 1955, 1956 годах, то с учетом быстрого роста флота пароходство столкнулось бы с большим дефицитом командных кадров уже в шестидесятые годы, не говоря уже, о флоте рыбной промышленности. В 1965 - 1970 годах более двадцати выпускников 1958 года станут капитанами. Тогда они еще не знали, что до выхода в океанское плавание большинству из них почти десять лет придется работать на судах малого тоннажа и посетить за это время более сотни портов Европы, Скандинавии, севера европейской части СССР, бассейнов Баренцева и Белого морей.
      
       НАЧАТЬ СНАЧАЛА
      
       "Сулев" пришел быстрее, чем ожидалось, и 14 января 1959 года, как только на судне закончила работу комиссия КПП и таможни, вслед за многочисленной группой руководства и встречающих вступил я на палубу судна, начав свою трудовую деятельность в плавсоставе ЭГМП.
       Теплоход - длина корпуса 78,8 м., ширина 10,5 м., грузоподъемность 1050 тонн, - построенный венгерскими судостроителями в Будапеште, имел все недостатки, свойственные судостроителям, которым больше по душе были другие виды деятельности их предков, занимавшихся издавна виноделием и разведением породистых скакунов. Надо отдать должное, венгры кое-что понимали и в технике, они построили в Будапеште первое в мире метро, выпускали неплохие портовые краны и с помощью немецких инженеров достигли неплохих успехов в машиностроении. Однако все же следует признать, что хороших судостроителей из них так и не получилось, да к тому же события 1956 года и советские танки на улицах венгерской столицы на долгие годы отбили у них желание производить для СССР продукцию, соответствующую лучшим мировым образцам, исключая, правда, автобусы "Икарус" и вино "Токай". Если говорить честно, подкачал и проект этих судов, разработанный в недрах советских институтов кораблестроения, которые многие годы занимались проектированием боевых кораблей, не способных перевозить грузы. И все же для нас они тогда казались если не верхом совершенства, то вполне приличными, а мне судно при первой встрече показалось даже красивым. Покрашенная иностранной белоснежной краской угловатая и немного великоватая для корпуса надстройка, удлиненный полубак и две мачты с грузовыми стрелами придавали "Сулеву" некоторую солидность.
       Еще на причале среди матросов на палубе я увидел знакомых по училищу Григория Онищенко и Эдика Кудряшова, окончивших училище на год ранее. Приветливо махнув мне рукой, они продолжали поднимать грузовые стрелы и открывать трюма. Пройти к старшему помощнику и доложить о прибытии оказалось нелегко, в узком коридоре перед его и капитанской каютами стояла многочисленная очередь желающих пообщаться. Пришлось скромно пристроиться в ее хвост. Очередь почти не двигалась, а число визитеров все увеличивалось.
       Так бы я и стоял, глядя, как уступают свое место мелкие начальники начальникам старшим, если бы меня не окликнул Онищенко и не провел к боцману, который указал на койку в каюте матросов и сказал тоном, не терпящим возражений: - Как переоденешься, заступай на вахту. Объяснять тебе ничего не собираюсь, говорят, ты тоже дипломированный "академик". У меня и так не палубная команда, а академия наук. Твои коллеги домой спешат, а тебе, поскольку новичок, отдуваться за них придется. Если что непонятно будет, спросишь Ивана, он у нас хоть и матрос второго класса, но все на судне знает.
       Выражение "стоять у трапа", перекочевало в торговый флот из военно-морского, где матрос нес вахту у корабельного флага, стоя у трапа, который подавался на берег, как правило, с кормы корабля. Во флотах всего мира в период стоянки в порту в обязанности вахтенного матроса входило постоянно следить за швартовыми концами, ходом выгрузки, прибытием посторонних на судно, извещать вахтенного помощника о приближении шторма, изменении погоды, обнаружении возгорания, короче обо всем, что происходит снаружи судна и вокруг него. Чтобы исполнить все требуемое от вахтенного матроса, нужно быть почти Фигаро и, особенно если судно приличное, приходилось постоянно в течение четырех часов носиться от бака до кормы. Но те, на кого возложены обязанности, блюсти порядок в порту, а территория его в советское время расценивалась не иначе, как пограничная зона, нормально мыслить не могут. Поскольку с берегом судно соединяет только трап, то нарушитель границы, по их мнению, может пробраться на него только по трапу, а любой советский человек, несмотря на партийную принадлежность, спит и видит, как бы ему попасть в капиталистический рай. Поэтому долгое время у трапа обязательно ставили пограничника, который стоя во всеоружии, пропускал и выпускал, строго проверяя всех, кто посещал судно, включая членов экипажа. В свое время в пароходстве было немало начальников, для которых зафиксировать отлучку вахтенного от трапа составляло огромное удовольствие, и особо в этом отличился один из "адмиралов" пароходства. Его стремительные налеты на судно в рабочее и нерабочее время, короткие перебежки между складами, акробатические прыжки в полусогнутом состоянии вдоль борта знали моряки всех судов. Вахтенные, заметив, издали огромную фуражку с белым чехлом, подавали звонком судовой тревоги четыре коротких звонка, после чего все присутствующие на судне замирали у иллюминаторов, втайне наблюдая за азартной пляской воинственного охотника за скальпами "разгильдяев" - вахтенных матросов и помощников капитана. Продолжение воинственного танца в каюте капитана было гарантировано, как и лишение судна премии. Матросы службу у трапа не любили - кому хочется часами стоять без работы, словно часовой в армии, в зной и в мороз, под дождем или на шквальном ветру? Поэтому моряки называли такую службу просто - "торчать у трапа", что, пожалуй, было, вернее всего.
       То, что меня с первых минут заставили "торчать", радости не доставило. Логичнее было сначала ознакомить с судном, тем более новым, но закон приходной вахты гласил: - Пришел с берега - замени тех, кто пришел с моря. Переодевшись в новенький комбинезон и теплый, верблюжьей шерсти свитер, подарок отчима, сменил Ивана, небольшого сельского вида парня, который протянул повязку вахтенного и чистый ватник, от которого я отказался. По привычке, усвоенной еще на практике в БГМП, повесил повязку, еще один, в общем-то бесполезный на торговом флоте атрибут, на звонок и, как учили, спустился на грузовую палубу, чтобы осмотреть ее и состояние груза в трюмах. Однако благие намерения были остановлены громким окриком, а если говорить откровенней, благим матом. Я оглянулся и увидел боцмана стоящего у трапа, размахивающего повязкой.
       - Ты что, охренел? На судне начальства, словно тараканов на старом пароходе, а ты разгуливаешь по палубе, да еще и без повязки. Да тебя за это..., - дальше следовало такое,
       что можно услышать только от старых боцманов в минуты крайнего возмущения, усиленного некоторой дозой спиртного. В голосе боцмана было, пожалуй, больше досады, чем злости, и я поспешно поднялся на палубу и натянул повязку на рукав. Когда поднял взгляд, то прямо перед собой через стекло приоткрытого иллюминатора кают-компании увидел полное, почти круглое лицо человека с холодными глазами, который смотрел на меня, как удав на кролика. Сомнений не было, это был капитан, мой первый на флоте капитан после окончания училища, и он все видел и слышал. Учитывая характеристику, данную ему моряками, сомнений не было - я совершил непоправимую ошибку, за которую придется дорого платить.
       Первая вахта пролетела быстро, днем скучать не пришлось, многочисленные посетители шли сплошным, нескончаемым потоком. Командный состав судна, замученный расспросами и желанием осмотреть все, не имел возможности даже поговорить с женами, и те, раздосадованные, прижимая к груди детей и подарки, покинули судно к обеду. Рядовые, свободные от вахты, разбежались к этому же времени. На судне остались только вахтенные штурман, механик, я с Иваном да пара холостых мотористов. Поток посетителей не иссяк и после обеда, уже казалось, что конца ему не будет, но к часам к пятнадцати на судно поднялся заместитель начальника ЭГМП Б.И. Левенштейн. Человек исключительно интеллигентный, не повышая голоса, как бы, между прочим, он выразил удивление, что до сих пор на судне слишком много работников, постоянное место которых в кабинетах. Судно почти мгновенно опустело и, задержавшись с капитаном ровно столько, сколько опытному моряку нужно для того, чтобы составить мнение о новом судне, Левенштейн покинул судно, пожав руки вахтенным, в том числе и мне. Это рукопожатие я запомнил на всю жизнь, подобным обращением начальствующие особы матросов и молодых помощников не баловали, за весьма редким исключением. Тогда, оно показалось хорошим напутствием в жизнь и конкретно для работы на этом судне.
       Выгрузка сельди шла скоро, груз был дефицитным и обожаемым не только грузчиками, но и всеми народами, из-за чего впоследствии даже разразится "сельдяная война". Для советского народа в послевоенные годы сей продукт являлся одним из самых доступных и обильно употребляемым с картошечкой под водочку и без оной. Надо отдать должное, норвежская сельдь была жирной, одна к одной, специального засола и невероятно вкусной, не чета отечественной, выловленной в тех же водах. По этой причине время от времени "скользкие" бочки обрывались с подъема и разбивались на причале, предварительно случайно чисто заметенным. Такая практика существовала во всех портах мира, не была исключением и в Таллине, хотя за выгрузкой наблюдали несколько милиционеров и представителей Отдела Борьбы с Хищением Социалистической Собственности, сокращенно ОБХСС, организации, созданной для "сражений" с одним из самых больших зол. Зная об этом, норвежские грузоотправители на каждое судно грузили некоторое количество бочек сверх указанного в коносаментах, но до окончания выгрузки их число второй помошник оставлял в тайне. Вынести из порта в те времена что-либо было трудно, так считалось официально, поэтому количество разбитых бочек было невелико и обычно пропорционально числу бригад, побывавших на борту.
       Торговый порт тогда занимал лишь один бассейн, все остальное принадлежало ВМФ, и боевые корабли, вернее "единицы", как тогда называли военные все, что могло держаться на плаву, владели остальным водным пространством. На рейде всегда стояли суда в ожидании очереди, а для администрации порта основной задачей считалась скорейшая обработка судов.
       На судне шли обычные судовые работы, которые выполняются в порту и от которых зависит жизнь в рейсе. Принимали на борт продукты, пресную воду, топливо, смазочные масла, техническое снабжение. Экипаж по возможности отдыхал, сочетая семейный отдых с хождением на медкомиссию, с обязательным обходом комсоставом отделов и служб пароходства. Пришлось работать все время стоянки, но я этому был рад и относительно подробно ознакомился с судном, с командным составом, опробовал работу всех палубных механизмов. С капитаном сталкивался на палубе и в коридорах не раз, но тот лишь слегка кивал в ответ на приветствие и молча проходил мимо.
    На мое желание узнать о капитане больше радист ответил коротко: - От нашего мастера "здрасте" не дождешься! Чоп вставить - пожалуйста. Запомни, чем меньше раскрываешь рот в его присутствии, тем лучше для тебя. Даю бесплатный совет, когда работаешь на палубе или стоишь на вахте, будь бдительным, наш мастер, как ЧК - никогда не дремлет. Уж больно он любит в иллюминатор подсматривать за вами, матросами или на мостик пройтись на цыпочках, авось, на радость, застукает вас со штурманом за грубейшим нарушением порядка. Это для него как бальзам на душу, а в сочетании с правами по Уставу, он никому ничего не прощает. Вскоре я узнаю о капитане многое, о чем не предполагал и не думал, в том числе и то, что Сейдбаталов Аркадий Андреевич, как звали его в пароходстве и на судне, вовсе и не Аркадий и даже не Андреевич, а Абдул Кадыр Абабукерович, так писалось в судовой роли, татарин родом из Ленинграда. Узнаю, что он страшно не любит, когда кто-то назовет его по имени и отчеству, данными родителями и муллой при рождении или пытается заговорить с ним на языке его предков. Он еще надолго останется для меня загадкой, слишком много в этом человеке было противоречивого. Тогда же мне стало ясно сразу одно - дни моей работы на "Сулеве" не будут безоблачными.
      
       ФЭЙСОМ ОБ ТЕЙБЛ (мордой об стол)
      
       С первых минут капитан Сейдбаталов, проходя мимо, преднамеренно не обращал на меня внимания, при этом взгляд его становился холодным и жестким, а у меня по спине невольно пробегал холодок. Больше всего беспокоило то, что причину такого отношения я не знал. Видимых оснований к этому вроде бы не имелось, но делать нечего. Начинать свою трудовую деятельность бегством с судна под любым предлогом было неразумно, да и не в моем характере. Решил выбрать другой путь и постараться не только исполнять все, что мне прикажут, но и делать это по возможности лучше, чем другие.
       Было понятно - будет нелегко, но то, что произошло перед отходом судна в рейс, превзошло все мои ожидания. Мы еще не успели закрыть трюма, опустить грузовые стрелы, как я был вызван в каюту старшего помощника. После четырех дней, проведенных без должного отдыха, а дело было к вечеру и очень хотелось спать, вид у меня был потрепанный. Капитан, только что проводивший жену, гладко выбритый, благоухая "Красной Москвой", с легким румянцем на щеках от прогулки по морозному воздуху, окинув меня взглядом с головы до ног, для начала выразил чифу свои сомнения в моем соответствующем уставу виде. Тот категорически возразил и попытался даже похвалить меня за работу во время стоянки. Сразу же стало понятно, что он совершил ошибку, Сейдбаталов возражений не терпел вообще, а в присутствии подчиненных тем более.
       - Вы лучше слушайте, старпом. Меня в данном случае совсем не интересуют ваши соображения. Я не меньше вас наблюдал за ним эти дни и пока не заметил ничего того, о чем вы тут распинаетесь. Отправьте его спать, с утра он должен быть на камбузе. Места матроса в штате у нас нет, вы знаете это не хуже меня. Пусть поплавает камбузником, а в штат занесите его матросом второго класса, я об этом договорился в отделе кадров.
       Тем, кто не знает, что такое камбузник, следует пояснить, что это должность подручного повара, в обязанности которого, если говорить коротко, входило следить за чистотой на камбузе и во всем помогать коку в работе. Это означало убирать и мыть не только столы, палубу и камбузную посуду, но и приносить из артелки продукты, выносить с камбуза остатки пищи, чистить картофель и многое другое. Такого человеку со штурманским дипломом не предусматривалось и делать приходилось редко, насколько я знаю, только в случаях, когда его поведение значительно отличалось от требований Устава службы на судах ММФ в худшую сторону.
       Обида стояла комом в горле, и до утра я так и не смог заснуть. Угнетало и то, что поделиться было не с кем, все после отхода судна быстро разошлись по своим каютам и улеглись отдыхать, пока еще судно шло по Таллинскому рейду, и качка была незначительной. В море нас ожидал свежий ветер, а значит, и большая волна, а в таких случаях моряки спешат выспаться про запас. Вторая койка была пуста, Иван вместе с боцманом до утра плели маты в подшкиперской. На отход они "приняли на грудь" и укрывались там, чтобы лишний раз не показываться на глаза начальству.
       Ровно в пять утра, не дожидаясь, когда разбудит вахтенный матрос, я поднялся на камбуз, который находился как раз над моей каютой, палубой выше. Ветер к тому времени стал еще сильнее, и судно испытывало смешанную качку. От такой болтанки, когда бортовая и килевая качка дополняются еще резкими толчками от удара волн в борт незагруженного судна, без привычки устоять на ногах было трудно, и я с трудом открыл тяжелую дверь, которая едва не ударила меня по ногам, когда проскальзывал на камбуз. Пытаясь нащупать выключатель освещения, от очередного удара волны все же поскользнулся на мокрой палубе и, упав, больно ударился о разделочный стол, обитый нержавеющей сталью. От боли и досады появилось нестерпимое желание вернуться в каюту, но распахнулась дверь, и в ее проеме возник боцман, которого в дождевом плаще с капюшоном на голове сразу не узнал.
       Он включил свет и, глядя на меня неодобрительно, произнес: - Вставай, если можешь. Ты что, укачиваешься? Тогда вы с нашей хиврей, не знаю, почему он так назвал повариху, два сапога пара. Говорил же ей с вечера, раскрепи все, пока не качает. Ишь, какой бардак. Ты давай-ка, растапливай плиту. Уголь на ботдеке сразу у трапа в ящике, а я помогу порядок навести, один ты вовремя не справишься. И это, будь осторожен, с трапа не грохнись, дверь на палубу на стопор поставь, она стальная тяжелая, может и зашибить. Да поспешай, думаю, скоро "Сам" явиться на тебя посмотреть.
       На удивление Григорий Иванович не разу не матюгнулся, как делал обычно. Это навело меня мысль, что причина - сочувствие и истинное желание помочь. К несчастью новейший по тем временам теплоход имел камбузную плиту, которая топилась каменным углем.
       По мнению старшего помощника капитана Чижикова Адольфа Садоковича, гурмана и большого любителя поесть, камбузная плита по своему значению для судовождения была всегда важна не менее чем компас. Как говаривал он в минуты ожидания очередного приема пищи: - Именно плита является кузницей морского духа, источником здорового наслаждения и истинного вдохновения тех, кто судовождение осуществляет, как и другие надобности по поддержанию судна на плаву и обеспечения безопасности по морю плывущих.
       Видимо, проектировщики и строители этого судна забыли, что путь к сердцу мужчины, в том числе и моряков, лежит через желудок и в век электричества, - на судне где имелось два дизель-генератора немалой мощности, установили плиту, подобную тем, что устанавливались еще на парусниках первооткрывателей. Правда, при этом, словно в насмешку, поставили электрическую печь для выпечки хлеба.
       Мне в своей практике приходилось растапливать топки котлов, и я был знаком с приемами этой нелегкой процедуры, но на сей раз уголь никак не хотел разгораться, слишком мала была тяга, а вентиляторное дутье отсутствовало. Вскоре оказался весь в саже, и даже помощь боцмана к положительному результату не привела. Уже в седьмом часу выручил моторист, плеснув в топку солидную порцию соляра, от которого стойкий запах распространился по всему судну. В самый разгар нашей борьбы за огонь дверь тихо отворилась и в ее проеме возникла фигура капитана. На мое счастье кафель уже блестел, бачки, наполненные водой, стояли на плите закрепленные штормовыми рамками, а запах соляра позволял работать без противогаза. Выдержав многозначительную паузу, слегка покачав головой, капитан произнес только: - Ну-ну, - и мягко без стука притворил за собою дверь.
       Смысл этого "ну-ну", был не совсем ясен, но боцман прокомментировал его кратко: - Это только начало. Меняй трусы, готовь вазелин.
       Боцман ушел, сделав всю работу по уборке, а я даже не догадался его поблагодарить. Качка не стихала, и стало понятно, что труды мои с плитой напрасны, приготовить первое, и отварить картофель было невозможно. Крышки слетали с бачков, вода выпрыгивала на плиту, поднимая облака пара, а закрепить их намертво не удавалось. Вахтенный матрос еще раз предпринял попытку поднять повариху.
       Та вползла в двери с зеленым лицом и тут же испачкала пол, не добежав до ведра для отходов. Смотреть на человека, страдающего от морской болезни, удовольствия мало, а женщина притом становится настолько безобразной, что даже не вызывает сочувствия. К моему счастью, я страдал самой хорошей формой морской болезни - постоянным, повышенным аппетитом, что практически не сказывалось на физическом состоянии, но моральное состояние в тот момент было, мягко говоря, подавленным. Время завтрака близилось, а у меня к нему ничего не было готово, кроме кипяченой воды.
       Тут меня осенило, вспомнил, как выходил из такого положения шеф на "Жан Жоресе". Начищенный и вымытый картофель забросил в печь для хлеба и включил ее на среднюю мощность. На корме стояла в бочонке норвежская сельдь, я сдобрил ее постным маслом и нарезал тонко лук. Все это сложил в два противня, вместе с нарезанными ломтиками слегка обжаренной колбасы и корейки.
       Когда на камбуз вошел старпом, все было готово. Оглядев мое изобретение, он удивленно поднял брови: - Так ты что, братец, никак и кашеварить умеешь? Если все это окажется съедобным, будешь подменять повариху в ее "критические" дни, которые у нее бывают дополнительно при каждом усилении ветра свыше четырех баллов. Так, смотришь, и буфетчицу подсидишь, доступ в кают-компанию раньше твоих коллег по мореходке получишь.
       Не знаю, шутил ли он или и впрямь считал, что путь на мостик через кают-компанию короче, но мне это не понравилось, и я решил ответить на всякий случай в том же полушутливом тоне: - Спасибо, но такой путь не для меня. Как говорил боцман на пароходе "Жан Жорес", для того, чтобы матросу стать штурманом, нужно пройти все палубные должности на судне. Но труд обслуживающего персонала ему вреден, ибо предназначен на флоте для лиц женского пола и ума и опыта молодому командиру не прибавляет.
       Старпом удивился: - Твой боцман был философом, а тебе это пока не по ранжиру, как говорится, не до жиру, быть бы живу. Вот из этой смеси, - он указал на противень для кают-компании, - свинину убери, не то, как Диоген, в бочке окажешься. ОН свинину не терпит. Про "Жан Жорес" тоже не распространяйся, капитан наш из Питера и мечтал на больших пароходах плавать, а его к нам в москитный флот направили. Считает, что этим здорово обидели, потому на мозоль не наступай. Себе в убыток.
       Те первые дни на "Сулеве" я вспоминать не люблю, меня до сих пор одолевают противоречивые чувства. Судно, которое при первой встрече казалось средних размеров, оказалось все же небольшим, и экипаж из двадцати четырех человек для него был слишком велик, что во многом наложило отпечаток на стиль жизни и работы. Старший командный состав - относительно молод, профессиональный уровень матросов и мотористов, впрочем, как среднего и младшего командного состава, был не сравнимым с тем, что наблюдалось на "Жан Жоресе". Боцман довольно опытен, однако основные навыки работы приобретены им в Военно-морском Флоте, командовать матросами, которые вот-вот станут его командирами, ему было нелегко. Почти та же ситуация сложилась и в машинной команде, там тоже ковались кадры для новых судов. Поэтому постоянно чувствовалось состояние неопределенности, ожидание больших перемен. Большинство членов экипажа считали себя временными, и, несмотря на желание работать и вести себя хорошо, личные амбиции были у многих все же немалыми.
       Потом, с годами, я пойму, что труднее всех в этой остановке приходилось капитану. Создать постоянный, под его стиль командования экипаж шансов у него не было. Понимая это, а человек он был отнюдь не глупый, порой перегибал палку, срывая досаду и неудачи на тех, кто казался ему не совсем угодным. По каким причинам в их число попал я, выяснится через два года, но тогда казалось, что капитан не возлюбил меня, ознакомившись с личным делом. Частично это оказалось верным, но все же основной причиной явилось желание придержать молодого, но шустрого и, как думал капитан, человека со связями. Иначе он не мог расценить похвалу в адрес свежеиспеченного выпускника училища со стороны отдела кадров и начальника службы мореплавания С.Н. Ермолаева.
       В должности камбузника пробыть пришлось недолго, видимо, поняв, что возмущаться и жаловаться я не буду, мнение обо мне начальство изменило. К тому же первый помощник настойчиво предлагал мою кандидатуру на пост секретаря комсомольской организации судна. Должность сия при наличии на судне замполита и секретаря партийной организации, лиц официально отвечающих за морально-политическое состояние экипажа и его идеологическую подготовку, была чисто символической. Она обязывала во всем помогать партии в выполнении поставленных задач, нести какую-то ответственность за поведение молодежи и снимало часть ответственности со "старшего брата". Впрочем, это диктовалось временем и во многом международным положением - начиналась новая стадия холодной войны, когда две идеологические системы мира приступили к гонке атомного вооружения.
       Крушение колониальной системы вызвало цепную реакцию во всем мире, и вслед за тремя крупнейшими государствами Азии - Китаем, Индией и Индонезией в пятидесятых годах добились независимости несколько стран Африки. Первыми в 1951 году это сделала Ливия, в 1952 - Египет, два года спустя независимость завоевали Марокко, Тунис, Судан и разгорелась жестокая война в Алжире. В 1957 году волна национально-освободительного движения двинулась на юг и прошла по Западной, Центральной и Восточной Африке. Тогда никто не знал, что именно в портах этих Африканских стран вскоре придется работать морякам пароходства.
       В моряки заграничного плавания попасть было нелегко, проходили они тщательный отбор, да и молодые люди в то время были воспитаны в духе патриотизма, не говоря уже о тех, кто прошел войну. Любая, пусть даже очень незначительная принадлежность к организациям, сотрудничающим с людьми, подозреваемыми в связях с иностранными разведками, вызывала искреннюю реакцию отторжения, поскольку такие иначе, как "фашистские прихвостни" не рассматривались. Кроме того, каждый из моряков знал, что на судне за ним приглядывает не одна пара глаз, а лишиться престижной профессии и надежного заработка никому не хочется, к тому же это грозило немалыми осложнениями в дальнейшей карьере ему и его семье на берегу. Способствовала этому и строгая система увольнения за границей, группами не более трех человек, из которых один был непременно из командиров, и выходить на берег разрешалось только в дневное время. Посещать публичные мероприятия, рестораны, бары, не дай бог со стриптизом, и ходить в гости строго запрещалось.
       Плавание на "Сулеве" судне было интересным и поучительным по ряду причин. Поскольку судно обладало небольшой осадкой, оно могло заходить в многочисленные проливы, шхеры и порты Скандинавии, что давало возможность даже стоя на мостике рулевым приобретать очень полезный опыт управления судном при плавании в узкостях, наблюдая за действиями в этих условия судоводителей, капитана, лоцманов. Молодой и любознательный ум легко и надолго запоминал обстановку, огни маяков, признаки изменения погоды и способы управления судном. Управлять небольшим судном было не просто. Маломощные двигатели, небольшой диаметр винтов резко ограничивали его маневренность в плохую погоду, при сильном ветре или волнении. Когда судно было в балласте, оно становилось практически игрушкой ветра и волн, а при ветре силой более 10 м/сек. пересечь линию ветра было практически невозможно. Из-за отсутствия развала форштевня в шторм судно ныряло в волну, вода хозяйничала на палубе, а ненадежные закрытия трюмов долго противостоять ей не могли. Во льду эти суда были совершенно беспомощны и даже за ледоколом двигались с трудом, получая повреждения слабого корпуса. Капитан на таком судне, особенно в наших северных широтах с их капризной погодой, с усилением ветра всегда стоял перед выбором продолжать рейс или прятаться в бухте на время шторма. Сейдбаталов не был исключением, и к людям, любящим риск, даже оправданный, не относился. В осенне-зимний период мы иногда простаивали на якоре под прикрытием берега несколько суток, разумеется к неудовольствию экипажа, причин которому было несколько. Главная причина - чисто экономическая. В ММФ в то время существовала система, при которой валютная часть зарплаты выплачивалась из расчета не фактического времени нахождения судна за границей, а по расчетному коэффициенту "икс", который закладывался в план-наряд рейса, рассчитанный в пароходстве.
       Даже не вникая в технику расчетов, понятно, что при хорошей погоде, выборе оптимального курса, удачной выгрузке можно закончить рейс на несколько суток раньше планируемого времени, и в удачные месяцы получить командировочных гораздо больше, чем значилось в нем календарных суток. На судах, совершающих короткие рейсы, с лихими капитанами такое было почти нормой. Мы же, простаивая долго на якоре, нередко значительно перекрывали время нахождения в рейсе, что не только лишало нас премий, но и снижало наш суммарный "икс". Моряки не любят такие стоянки еще и просто по человеческой причине - естественного желания пораньше закончить рейс, ступить на твердую землю и увидеть близких и знакомых.
       У любого моряка на земле есть всегда много, как ему кажется, неотложных дел, а к тому же мы еще были лишены нормального общения с родными из-за отсутствия радиотелефонной связи. Поэтому Сейдбаталова не любили не только неопытные дипломированные мальчишки, еще не познающие ответственности за судно, однако считавшие себя в праве за глаза критиковать действия капитана, но и командиры, которым его осторожность тоже казалась излишней.
       Впоследствии я пойму все же, что капитан был во многом прав: слишком несоразмерными оказывались ответственность за последствия конструктивных недостатков судна и право на риск.
       Кто на судне безоговорочно разделял поведение капитана - так это механики, которые ясно понимали, что надежность главных двигателей судов типа "Тисса" была практически нулевой. Изготовленные в Венгрии двигатели фирмы "Ганц энд Рашек" моряки прозвали "Ганц-Кондрашек", намекая на их способность довести до инфаркта самых опытных механиков. Шумные и капризные, они изводили механиков и мотористов необходимостью бесконечных моточисток и ремонтов. В каждом рейсе машинная команда была вынуждена производить смену части цилиндровых блоков, с последующей сложной, кропотливой регулировкой топливной аппаратуры, но через небольшой промежуток двигатели начинали дымить так, что в машинном отделении, несмотря на принудительную вентиляцию, стоял сизый туман, и становилось нечем дышать. Над устранением конструктивных недостатков безуспешно билось несколько научно - исследовательских институтов, большое количество всевозможных конструкторских бюро, но проблему решили, как это часто бывает, сами моряки. Вся причина оказалась в авиационном масле, только по причине дороговизны считавшимся лучшим. Оно горело в цилиндрах вместе с топливом, не выполняя главной функции - смазки. Механики ЭМП первыми предложили использовать для этих судов широко распространенное недорогое масло с присадками.
       Но механики и мотористы в силу своей работы относились к числу тех лиц экипажа, которые с капитаном встречаются редко, разве что только на собраниях да случайно в коридорах. В результате таких встреч возможность возникновения конфликтной ситуации практически равно нулю. А вот нам, матросам, несущим вахту на мостике, избежать встречи с капитаном даже при желании было невозможно. Каждый взгляд, каждое, слово, даже интонация, давали повод капитану выразить неудовольствие или заподозрить матроса в недобросовестном исполнении обязанностей или в неуважении к традициям и к старшим по званию.
       Для меня управление большим судном и буксиром с его особенностями в период практики не прошло даром, и вскоре я зарекомендовал себя как неплохой рулевой. При плавании проливами, каналами и реками меня часто ставили на руль. Сейдбаталов был из тех капитанов, которые вахтенным штурманам особо не доверяют, и в таких случаях подолгу находился на мостике. В результате он изрядно уставал от постоянного напряжения и становился капризным и сварливым. Угодить ему было не возможно, бесконечные придирки в адрес вахтенных сыпались в изобилии. В эти минуты капитан становился похожим на рассерженного брюзгливого старика, начинал ходить по мостику с одного борта на другой, насупившись и склонив голову. Когда он останавливался и складывал руки на груди, отчего становился похожим на Наполеона, становилось ясно, что последует разнос, выливающийся, как правило, в конкретное наказание - снятие с вахты, объявление устного выговора. Возражать ему в эти моменты не решался никто, да это было и бесполезно, Сейдбаталов никогда не менял своего решения.
       - Смирение и еще раз смирение, - говорил радист Герман Лапин, к которому капитан относился тоже требовательно, но прощал "шалости", поскольку понимал, что хороший специалист может и не вернуться из отпуска, а таких как он, в то время можно было сосчитать по пальцам на руках.
       В течение трех месяцев я надеялся, что капитан объяснит мне причину недовольства, но время шло, а положение не менялось. С остальными командирами проблем не было, работал я не хуже других, на стоянках вахту нес добросовестно. Неплохие отношения сложились и с первым помощником Михаилом Михайловичем Колескиным, человеком очень порядочным, отзывчивым, который всячески старался избегать конфликтов. Во многом из-за него с судна уходили все же редко, зная, что в случае несправедливого решения комиссар всегда заступится. Нравился и старший механик Владимир Сергеевич Гусев, бывший подводник, исключительно требовательный и грамотный специалист, на первый взгляд человек совершенно противоположный помполиту. Объединяли их стремление к справедливости и любовь пропустить рюмочку-другую, что капитан не одобрял, но запретить им не решался.
       Выпить на берегу, в нерабочее время, на флоте считалось само собой разумеющимся, да и куда тогда, впрочем, как и сейчас, можно было пойти моряку в чужом порту после тяжелого рейса? Спрос на услуги незаменимого приложения к этому - женщин - удовлетворялся своевременно, их в портовых городах было достаточно. Там, где базировался военный флот строились предприятия с большим количеством работающих на них женщин - заводы рыбообработки, фабрики легкой промышленности. Как бы ни смотрели на это блюстители нравственности, накопившееся в рейсе нервное напряжение в ресторане за хорошо накрытым столом снимается лучше, и вряд ли против этого будут возражать медики и психологи.
      
       ПОМНИ: ТЫ ВСЕГО МАТРОС, НЕ СУЙ, КУДА НЕ НАДО, НОС
      
       Один из рейсов в Антверпен и обратно в густом постоянном тумане измотал капитана окончательно. На обратном пути в Кильском канале Сейдбаталов дважды менял неугодных лоцманов. Один прибыл на судно в нетрезвом виде и на замечание капитана устроил дебош, второй, нервный и желчный, вывел из себя в канале не только капитана, но и немецких рулевых. На выход из шлюзов меня вызвали на руль. Отдохнувший за время следования каналом, когда на руле стоят немецкие рулевые, я прибыл на мостик в хорошем настроении и сразу понял, что обстановка в ходовой рубке очень накаленная. Не обращая внимания на лоцмана, капитан, не стесняясь в выражениях, на грани истерики распекал старшего штурмана. Тот справедливо пытался оправдаться, не понимая причины недовольства, чем вызвал еще большую ярость. Капитан сорвался на крик.
       Вновь прибывший на судно, основательно испуганный интеллигентный немец-лоцман от растерянности перейдя с английского на немецкий, несколько раз безуспешно пытался сказать, что шлюз открыт и дежурный дока уже не в первый раз требует срочно выйти из шлюза. Зная немецкий, я прекрасно понял лоцмана и решил, что должен подсказать, так как конца распри не предвиделось.
       Хорошо поставленным командирским голосом, так в свое время в училище разнимал спорящих курсантов, обратился к капитану: - Товарищ капитан. С берега уже несколько раз повторили, чтобы мы отошли, лоцман тоже просит дать ход, и команда у нас стоит "по местам". - Разумеется, сделал так по своей наивности, с чисто благими намерениями, не подумав, но когда увидел, что лицо капитана превратилось в холодную маску, понял, что совершил еще одну непростительную ошибку.
       Слегка сдавленным, совершенно бесстрастным голосом, глядя на меня ледяным взглядом, капитан произнес коротко: - Вон с мостика! И чтобы я вас здесь больше не видел.
       Я вышел из рубки с твердым убеждением, что мое плавание на этом судне закончится с приходом в первый советский порт. К своему удивлению, какого-то страха и волнения не испытывал, мне уже все было безразлично. Три месяца такого состояния, когда каждую минуту ждешь, что тебя вот-вот накажут несправедливо, даже молодому человеку с крепкой психикой выдержать нелегко. А в том, что не сделал ничего предосудительного, был твердо убежден, и по своей неопытности предполагал, что если меня и спишут, то в кадрах разберутся и пошлют на другое судно. Но боцман, которому я все рассказал, высказал другое мнение: - Влип ты, академик. Ему ничего не стоит тебя схарчить. За эти полгода плавания я на него насмотрелся. Наш брат матрос ему нужен такой, который только на команды отвечает, а что ты думаешь, его не интересует. Однажды он комиссару сказал, что ты шибко умный. Спишет он тебя, непременно спишет, чем-то ты ему не угодил.
       Слова боцмана меня насторожили. Надежды на благополучный исход меня покинули, и в душе опять зародилась тревога. Впервые пожалел, что отказался от направления в БГМП. В тоже время не мог понять, чем же мог "насолить" капитану, ведь поведение мое на судне за это время было, как мне казалось, безупречным.
       И тут я вспомнил разговор капитана с лоцманом во время шлюзования в Антверпене. Пожилой лоцман, весьма доброжелательный и в меру любопытный, прочитав только что заполненную старпомом лоцманскую квитанцию, вдруг спросил: - Знаете, капитан, я люблю русскую литературу и имею немало друзей среди русских эмигрантов. Скажите, фамилия Сейдбаталов - это ведь не русская?
       - В России живут люди многих национальностей, - делая вид, что не понимает намека, произнес капитан.
       - Да я знаю, около двухсот. Простите, а какой национальности вы, капитан?
       Ответ был для меня совершенно неожиданный: - "Ленинградский татарин!"
       Молчание длилось недолго. Лоцман оказался человеком весьма образованным для иностранца. - О татарах я много читал и знаю казанских, крымских, татар, живущих в Средней Азии, но впервые слышу о ленинградских, - с улыбкой и недоумением сказал он.
       Для меня, разумеется, это тоже было открытием. От моих родных слышал, что в свое время русские цари охотно приглашали в столицу России татар на работу дворниками, и перед революцией их в Питере проживало довольно много. Они заодно ревностно служили городским властям и исправно докладывали о неблагонадежных. В Петрограде до сих пор имелась большая мечеть. Но о "ленинградских татарах" как о национальности услышал впервые. И вот теперь вспомнил: тогда я, как и лоцман, не удержался от улыбки, которая не ускользнула от капитана. Меня неотступно мучила одна мысль, что скажу в кадрах, да и будут ли там меня расспрашивать?
       - Не велик прыщ, чтобы о тебе начальство беспокоилось, - говорит боцман и, словно отвлекая меня, гоняет снимать салинг-блоки на мачте. Ребята надо мной посмеиваются: - Тебе, Михалыч, твои "бюль-бюли" уже не нужны. За два дня излучение радара убило в них все живое. Когда женишься, придется тебе нас на помощь звать.
       Отшучиваюсь в том же тоне: - От вас толку никакого, сами-то под теми же лучами ходите. У меня-то до свадьбы все еще нормализуется, а вот вам к приезду жен придется на помощь мотылей звать.
       Ребята отстают и на всякий случай просят боцмана найти работу на кормовой палубе. - Обойдетесь, - бурчит тот. - Можете кастрюльки у поварихи попросить и в штаны засунуть, а кое-кому по причине небольших размеров можно и консервной банкой из-под сгущенки обойтись. У нас на корабле один сигнальщик для этого из свинца специальный чехол отлил. Ни одна, говорит, радиация теперь мое мужское достоинство не возьмет. Как-то в январе в море вышли, на Нарген мины везли. Старпом большой шутник был и говорит ему: - Мины-то наши не простые. Они с атомным зарядом и радиация от них так и прёт. Мне-то ладно, у меня уже трое пацанов, а вам после службы их еще строгать надо. - В довершение всего включает дозиметр, а перед этим на датчик эталон, маленький источник радиации, надел. Дозиметр, естественно, трещит как сумасшедший. Сигнальщик отпросился в туалет, а сам - в кубрик и свинцовый свой футляр одел в боевое положение. А ночью мороз под двадцать градусов. Сигнальщикам вахту всю ночь нести, на верхнем мостике, не сойдешь. Ветер под полу тулупа, как ни укутывайся, все равно забирается. Вот и не спас его свинцовый футлярчик. Застудил он свое мужское достоинство, да так, что больше месяца в госпитале лежал, его на год раньше комиссовали. Старпому выговор вкатили, а командир с тех пор приказал ему зимой всех матросов перед вахтой на палубе щупать, проверять, нет ли свинцовых "гульфиков".
       - Что, боцман, он и тебя щупал? - спросил его я.
       - На флоте никому снисхождения не делают. Но я в боцманской команде был, мы по ночам в основном спали. Нас берегли для особых ситуаций.
       - Это, для каких?
       - А вот для таких... - Боцман снимает рукавицы и показывает свои скрюченные руки, на которых отсутствуют фаланги пальцев, а на левый руке еще и мизинец. Григорий Иванович пять лет прослужил на спасательном судне "Нептун" и принимал участие во многих операциях, о чем рассказывать особенно-то не любил.
       С судна меня все же не списали, видимо, капитан не хотел ссориться с комиссаром. Казалось, все утряслось. Я по-прежнему трудился в рабочей команде, отношение с Сайдбаталовым оставались неизменными, ничего хорошего не сулившими. Радист, чаще других сталкивающийся с капитаном, как-то сказал мне: - Знаешь, я бы на твоем месте попросился на другое судно. Здесь тебе ничего не светит, мастер тебя в покое оставит. Твоя дружба с боцманом ему не нравится, а еще он расспрашивал меня о твоих отношениях с поварихой. Подозревает, что у тебя с ней шуры-муры. Пришьют тебе аморалку, не отвертишься.
       К тому времени суда пароходства все чаще работали в заграничном плавании и в Таллин заходили редко. Наиболее посещаемыми стали порты Вентспилс и Лиепая, откуда шло на Данию и Швецию много жмыхов и кокса. И тот, и другой груз приятным для матросов не назовешь. От кокса при погрузке и выгрузке огромное количество угольной пыли заставляло бесконечно мыть трюма и судно, а остатки жмыха при мойке трюмов забивались в укромных местах и при гниении издавали ужасное зловонье. Всю эту гадость приходилось выбирать руками, это все равно, что чистить забившийся унитаз. Часто после кокса приходилось готовить трюма под жмых, для погрузки которого их нужно было зачищать особо тщательно. При коротких переходах из портов Скандинавии еще и успеть их высушить. Сушили самым примитивным способом, разводили костры на листах жести, которые таскали с места на место по деревянному настилу трюмов. Попробуйте сделать это в качку, да еще во время дождя при закрытом задымленном трюме, и вы поймете, что эта работа не из легких.
       В летнее время в хорошую погоду днем можно было сбросить накопленную в море отрицательную энергию, валяясь на пляже, любуясь на полуобнаженные тела женщин, с надеждой, что после вечера в ресторане удастся провести приятную ночь с одной из них. Правда, у рядового состава шансов было маловато, как и принято, в приморских городках, местные красавицы в основном охотились на командиров, с тайной надеждой стать женой потенциального капитана или старшего механика.
       В те редкие часы, когда бывал на берегу один, охватывала тоска, хотелось домашнего уюта, женской ласки. Особенно она была сильна по вечерам, когда в домах загорались огни, в окнах метались тени, и казалось, что там какой-то совершенно другой мир, который ты уже начинаешь забывать. Тоска в такие минуты становилась невыносимой, хотелось к людям, и ноги сами приносили к дверям ресторанов или кафе.
       Однажды я засиделся до полуночи за столиком с молодой парой. Это были влюбленные и счастливые студенты, скромно праздновавшие её день рождения. Глядя на их счастливые лица, вспомнил свою первую любовь Элеонору, верную подругу Раису, Валентину, от которой не было ни одной весточки, и впервые подумал: может быть, сам виноват в том, что был слишком робким, и все осталось в прошлом. С этой мыслью возвращался на судно, когда внезапно дорогу преградила женская фигура, и раздался негромкий, красивый, грудной голос:
       - Молодой человек, не проводит одинокую женщину? - Я вздрогнул не столько от неожиданности, сколько оттого, что голос был очень похожим на голос Элеоноры. Потому, наверное, без раздумий взял незнакомку под руку. Молча, мы шагнули в еще более темную улицу. Сквозь тонкий плащ почувствовал тепло трепетного тела, с каждым шагом все больше и больше прижимающегося ко мне. Кровь ударила в голову, я не побоялся обнять ее за плечи и прижаться к горячей щеке. Так дошли до двери старого двухэтажного дома. Женщина открыла ключом двери. В полной темноте мы поднялись на площадку второго этажа. Ее жаркое дыхание и трепетное, податливое тело лишили робости, я расстегнул плащ. Под ним оказалась только тонкое белье, но это уже не удивило меня. Она была легкой, воздушной, жаркой и умелой. Когда все закончилось, она тихо произнесла: - Спасибо. Все было так чудно. Не уходи, если можешь. У меня дома мама и бабушка, не могу привести тебя так поздно. Хочешь, пошли на чердак, там, у печной трубы, теплее. Мы осторожно поднялись по скрипучей лестнице. На чердаке было действительно тепло, сухо, пахло сеном и свежевыстиранным бельем. Она нашла спички и зажгла небольшую свечу. Темнота отступила на несколько метров, и мы принялись без стеснения рассматривать друг друга. Я любовался ею, и не скрывал своего восхищения. Поняв это, она скинула белье, и я увидел чудесную высокую грудь, осиную талию и стройные ноги. Это было похоже на безумство, повторялось снова и снова. Мы почти не отдыхали. Пока горела свеча, смотрел на нее и не мог налюбоваться. Говорить не хотелось, только в минуты страсти она бессвязно шептала что-то ласковое, а я молча целовал ее роскошную грудь, плечи, не понимая, что она шепчет. Прогорела свеча, мы лежали в темноте, не разжимая объятий.
       Когда внизу хлопнула дверь, она прошептала: - Ну, вот и все. Это ушла на работу мама. Нам пора, уже утро. Ты чудный мальчишка, мне было очень, очень хорошо. - Через щели чердака пробивались лучи утреннего солнца, темнота отступила перед рассеянным светом. На ее лице не было усталости, только грусть и легкий стыд, и я, смущаясь, стал быстро одеваться.
       - Как зовут-то тебя? - с улыбкой спросила она и, услышав ответ, ласково произнесла: - Левушка, значит. Отчаянный ты, а совсем мальчишка. - Только после этих слов заметил, что она старше меня минимум лет на десять. Однако это ничего не меняло, она была красива и желанна. Мы спустились вниз, и вышли на улицу. Мои глаза искали номер дома, названия улицы, но их не было. Заметив взгляд, она остановилась и сказала неожиданно: - Прошу тебя об одном, не ищи меня. Поверь, мне было действительно очень хорошо с тобой, но я замужняя женщина и хочу, чтобы ты это знал. Не осуждай меня, с годами поймешь, что ждать долго даже самого любимого человека очень трудно. Второй раз с тобой этого сделать не смогу, такое бывает только однажды. Она резко повернулась и пошла быстрым шагом, почти бегом. В растерянности я остался стоять, еще до конца не понимая сказанного.
       Спал недолго. Снилось, что на Волге купаюсь с Элеонорой, которая вдруг исчезает, и я не могу ее найти. Проснувшись, долго не мог понять, где нахожусь. Через приоткрытый иллюминатор врывался холодный и влажный воздух. Все мышцы болели, как после тяжелой физической работы. Вспомнил все произошедшее, разделся и с удовольствием принял душ. Захотелось, есть, поднялся в столовую, взглянул на часы. Было за полдень. На плите камбуза нашел теплые макароны по-флотски, налил из чайника стакан компота. Вернулся в столовую и увидел сидящего у шахматного столика боцмана. Тот был явно с похмелья и не в духе.
       - Выспался? - недовольно спросил он. - Вроде ты и не пьян, а разбудить тебя не смог. Твои друзья с женами в город погребли, а того гляди ливень пойдет. Ешь быстрее и выходи, трюма прикроем, мастер уже час у иллюминатора точит.
       Аппетит пропал сразу. Надежда на то, что удастся выскочить часа на два в город и найти ночную спутницу, таяла. Выпив компот, надел ватник и вышел на палубу. Сильный ветер срывал верхушки волн за молом, и брызги долетали до судна. Темные тучи висели низко, готовые вылиться сильным, холодным дождем. Весна в тот год выдалась поздней и, несмотря на конец марта, солнце, словно осенью, почти не показывалось. Боцман суетился у трюма, пытаясь поднять на лючины пропитанный влагой тяжелый брезент. Вдвоем с трудом раскатали его, закрепили у комингсов шинами и сверху бросили несколько лючин, чтобы он не вздувался под напором ветра. Все время, пока мы работали, спиной чувствовал, что капитан внимательно наблюдает за нами. Боцман, которому на стоянках частенько доставалось от начальства, на этот раз не суетился, было видно, что он уже "приходит в меридиан". Когда мы закончили работу, капитан отошел от иллюминатора. В этот момент стало понятно, что я остаюсь на судне.
       Настал апрель, захода больше в Лиепаю так и не было. Страсти первых рейсов понемногу улеглись, к тому же каждый рейс приносил много нового. Успели сходить в Англию, и первым портом захода туда, словно по заказу, оказался Лондон. Долгожданную встречу с клипером "Катти-Сарк" все же проспал, проходили Грейвсенд ночью, после того, как четыре часа отстоял на руле. Собирался "соснуть" несколько минут, а разбудили меня только при входе в вест-индские доки. Во время швартовки в свете наступающего утра впервые увидел "Тауэр бридж", зазевался и повредил руку швартовым концом. К счастью, не сильно, но мог бы остаться и без кисти. Однако нет, худа без добра - визиту в городской госпиталь я обязан первому знакомству с Лондоном.
       Лондон, о котором так много читал, оказался совсем не таким, каким его раньше представлял. Прежде всего, поразила вода Темзы - невероятно мутная, грязная, с неожиданно быстрым течением при приливах и отливах. Такая же вода стояла и в доках, только с еще более сильным застойным запахом. Все бассейны доков были забиты не ошвартованными к причалам, словно брошенными, пустыми и гружеными баржами, которые судну, добираясь до причала швартовки, приходилось раздвигать форштевнем. Гранитные причалы, довольно грязные и после тщательно вымытых с порошком причалов Дании и Швеции, казались помойкой. На них стояли старые некрашеные и ржавые краны, в том числе еще паровые, с табличками, указывающими дату их постройки, нередко датированных прошлым столетием. Шлюзовые сооружения были им под стать, привальные брусья - прогнившие и трухлявые, нередко рассыпающиеся при легком прикосновении.
       Угнетающее впечатление произвели пригород в районе порта и метро - прокопченные, с многочисленными рекламными щитами не первой свежести, ворохами брошенного мусора, старых газет, окурков. Да и лондонцы казались какими-то невзрачными и скучными, одетыми в одежды темных тонов, чаще всего черного цвета, носили такого же цвета шляпы или береты. На улицах невероятно много для европейской страны цветных, особенно негров и индусов. Двухэтажные автобусы и такси-кэбы особого впечатления не произвели.
       Если прогулки в свободное от работы время по причалам в других портах доставляли удовольствие, то в Лондоне особого желания совершать такие походы не возникало, и на берег выходили только по необходимости, в переносном и прямом смысле. Береговые туалеты, судовыми при стоянке в порту пользоваться запрещалось, чистотой не блистали, и отличались от наших более высоким профессиональным уровнем настенной живописи, а вот литературная ее часть была аналогична нашей, изяществом словесности не отличалась и значительно уступала поэзии Баркова.
       Докеры напоминали наших грузчиков. Та же нестиранная рабочая одежда, стоптанная обувь и нецензурная брань, столь же откровенная, как и наш русский мат. Дешевое курево, усталый взгляд, запах пива и виски и весьма неторопливая работа. Однако сразу же бросается в глаза рабочая солидарность - свои права они отстаивают решительно, даже в мелочах. Строго соблюдаются перерывы на отдых в работе, особенно "кофе-тайм", на время которого могут оставить висящий на лебедках груз, не пожелав опустить его хотя бы на палубу. Кофе не очень хорошего качества привозят непосредственно на рабочее место и строго следят, чтобы он был горячим, для чего заставляют судовую плиту на камбузе своими кофейниками и требуют их постоянно подогревать. Попытки не выполнить это требование немедленно вызывают желание бастовать, и "strike" не минуем в случае неисполнения их требований. Забастовать могут по любому случаю: медленно крутится барабан лебедки, узкий люк трюма, погнут скоб-трап в трюме, не нравится трос оттяжек стрел, плохо уложен груз и так далее. Как только высказывается претензия, тотчас появляются представители профсоюза докеров, и оказывается соответствующее давление на администрацию судна.
       Именно после пребывания в Англии слово претензия (claim англ.), весьма распространенное в работе торгового флота, которое переводится как иск, требование, жалоба, стало для меня синонимом его перевода - притязание, домогательство. Вряд ли такое можно расценивать иначе, ведь результатом переговоров являлось непременное повышение расценок оплаты выгрузки за счет судна. Фактически это было обычным домогательством или как теперь говорят - просто "наезд" Если говорить честно, то именно английские докеры того времени пошатнули во мне веру в справедливость требований рабочего класса вообще, а длительное общение с докерами африканских и арабских стран только подтвердили мои сомнения.
       Значительную лепту в формирования мнения об Англии сыграла и погода, которая изобиловала дождями, высокой влажностью и холодными апрельскими туманами, но их сами жители этой страны, казалось, просто не замечали. Для нас же такая погода, даже после знакомства с прибалтийской, казалась нудной и издевательской. Ведь на дворе стояла весна.
       Стоянка в Лондоне длилась больше недели, и за это время удалось побывать в городе еще несколько раз. Разумеется, увидел Тауэр, Биг-Бен Вестминстерское аббатство и памятник адмиралу Нельсону, а королевского дворца тогда увидеть не пришлось.
       Разочарование этой страной при первом посещении было бы еще более глубоким, не убедись я в главном - Великобритания продолжала оставаться великой морской державой. Об том свидетельствовали размеры порта, огромная армия докеров и большое количество судов в портах и у побережья. И это были крупные морские суда, в основном грузопассажирские, способные перевозить не только большое количество грузов, но и людей для поддержания сообщения со своими колониями, как еще с существующими, так и с бывшими. Глядя на это обилие судов, я готов был согласиться со словами гимна - "Правь Британия морями".
       Покидали мы, по моему мнению, надменную Великобританию, так продолжали называть ее жители страны, помня былое величие, все таким же мокрым днем, в довольно густом тумане и, глядя на серую пелену за иллюминатором рубки, я испытывал совсем не то чувство, с каким ожидал встречи с этой страной. Шли с полной водой, почти не видя берегов. Суетился слегка растерянный лоцман, нервничал капитан. Было видно, что оба они с удовольствием стали бы на якорь и подождали улучшения погоды, но лоцманом руководило обязательство проводить судно в порт в любую погоду, а капитаном - долг перед судовладельцем.
       "Катти-Сарк" я все же увидел. Даже размытая туманом и стоящая в доке без парусов она поразила невероятной высотой мачт, обилием рангоута и снастей. Сам же корпус легендарного клипера показался очень маленьким, гораздо меньшим, чем корпус "Веги". Совершенство и изящество этого корабля окончательно я оценю впоследствии, когда проведу на палубе "Летящей по волнам" несколько часов, но даже первый мимолетный взгляд тогда вызвал в душе восхищение. Оно сохранится на всю свою жизнь, утвердив окончательно мнение, что красивее таких парусников в море судов уже не будет никогда.
       В Таллин пришли ранним майским утром, когда в свете восходящего солнца Вышгород с его многочисленными шпилями кирх и крепостных башен привычно радовал глаз. Радостное оживление в экипаже, приходная суета охватила и меня, хотя я был уверен, что меня здесь никто не ждет. Разве что кое-кто из друзей да отцы-командиры в училище. От этого было немного грустно и нестерпимо захотелось в Ленинград.
       Встречающих было немного, начальство, казалось, потеряло уже к судну интерес. Десяток жен на причале, наряд пограничников, таможенников и представители портовых властей. Мне, как и положено, досталась приходная вахта у трапа. Я отнесся к этому спокойно, занятость помогала отвлечься и не оставляла много места для грусти.
       Прошло два дня, а за это время удалось сойти на берег лишь на пару часов. Когда собирался в город в очередной раз, меня пригласил капитан. Известие об этом принял поначалу с волнением, но, посчитав, что разговор пойдет о списании, решил, что это к лучшему, и переступил порог капитанской каюты, почти не волнуясь. При моем появлении капитан попросил жену пройтись по палубе, и указал место на диване.
       - Вы ничего не хотите мне сказать? - спросил он, усаживаясь в кресло напротив.
       Говорить было нечего, и я ответил отрицательно.
       Капитан выдержал паузу, на лице его появилось недовольство. Однако с собой он быстро справился и произнес тоном, лишенным интонаций совершенно неожиданную для меня фразу: - Знаете, я не верю, что плавание на моем судне вам подходит. Вы бы, вероятно, с удовольствием перешли на другое, и не секрет, что именно я являюсь причиной этого желания.
       Я был сбит с толку, не готовый к такой откровенности, и поэтому только пожал плечами. Заметив это, капитан подвел итог: - Вот и идите в кадры, и сами скажите о вашем решении, у вас там, как я понимаю, есть покровители, хотя сути дела это не меняет.
       После его слов стало понятно, что отмолчаться не удастся, как не избежать и визита в кадры. Дураку ясно, что в этом случае я становлюсь инициатором списания по собственному желанию, ведь убедительных причин избавиться от меня у него не было. Но говорить об этом сейчас не стоило, за период стоянки всякое может еще случиться.
       - Для меня ваше предложение неожиданно, - схитрил я. - Такой серьезный шаг не следует делать необдуманно. Мне нужно время подумать.
       Капитан, видимо, не ожидал такого ответа, на его лице мелькнула тень замешательства, но через мгновение он резко встал и произнес, уже глядя в пустоту: - Что ж, это ваше право. Я вас больше не задерживаю.
       Когда я вышел из капитанской каюты, столкнулся лицом к лицу со старшим штурманом. Тот взял меня за рукав и отвел в сторону.
       - Ну, чем закончился разговор? - спросил старпом. Было видно, что происходящее его весьма беспокоит.
       - Предложил написать заявление об уходе по собственному желанию, точнее подумать над этим.
       Старпом изменился в лице. Оно стало испуганным, и он, со страхом глядя на дверь капитанской каюты, потащил меня к себе. Осторожно захлопнув дверь и, шумно выдохнув, произнес почему-то шепотом: - Вот и мне вчера предложил то же самое, а мне это в данный момент совсем ни к чему.
       На судне все знали, что капитан старпома не любил, и справедливо. Этот новый старпом был командиром никудышным - ленив, трусоват и потому частенько пускался на обман. Матросы его не уважали. Попытки привести старшего штурмана в надлежащий вид и заставить работать, тот воспринимал как издевательство над собой и частенько жаловался на капитана не только помполиту и стармеху, но и матросам. Зная об этом, я посчитал решение капитана совершенно верным и, не ответив, вышел из каюты.
       Первым желанием было взять чемодан и сойти на берег. Советоваться с кем-либо не хотелось, да и на судне была только вахта да капитан с женой. Что-то говорило мне, что отправляться в кадры с просьбой перевести на другое судно без направления капитана безрассудно. Постепенно я все больше и больше склонялся к мысли, что капитан решил просто проверить меня, а заодно выяснить, нет ли у меня в кадрах покровителя.
       Спокойствие не приходило, и я решил прогуляться по Кадриоргу. Проходил мимо "Зеленого змея", из дверей которого потянуло запахом жареного мяса. На судне при стоянке в Таллине ужин не готовили, и решение зайти, перекусить пришло мгновенно.
       ... Их я узнал сразу, несмотря на то, что не видел уже почти девять лет. Они сидели за столиком напротив, судя по бутылкам и полной пепельнице окурков, уже давно. В форменных кителях с нашивками старпомов, выглядели совсем по-другому и казались теперь намного старше. Но лица их оставался прежними, разве только пополнели и возмужали. Это были мои знакомые с парохода "Донбасс" с которыми я познакомился шесть лет назад - рыжеватый, высокий эстонец с русским именем Алексей и лихой юнга-рулевой с немецким именем Адольф. Я чуть не расплакался от умиления, ведь именно они были, наверное, больше всех необходимы для меня сейчас. И вновь вернулась вера в свою удачу и счастливую судьбу.
       По-видимому, я улыбался, как дурак, и, глядя на меня, Алексей Сеппен узнал меня не сразу.
       - Вот это номер, Адольф!- пробасил он. - Глянь на тот столик, - он повернул за плечо своего друга. - Да ведь это тот шкет, которого Родя к нам на "Донбасс" приводил. Помнишь, как он с "кометой", словно чёртик, по палубе носился.
       Адольф Чижиков обернулся. Округлившееся лицо его растянулось в улыбке: - Ну да, это он - летчик-налетчик. Эй ты, питерский, что тут делаешь? Давай, иди сюда, садись, - указал он на свободный стул у стены.
       Я с удовольствием пересел, хотя еще не знал, как вести себя рядом с двумя старпомами. Стараясь быть кратким, поведал о себе, сказав, что после окончания училища плаваю матросом на "Сулеве".
       - Ну, тогда наливай, Адольф, - приказал Алексей. - Не зря Родя привел его к нам на палубу. И выпьем мы за то, что на флоте теперь вместо Роди есть новый моряк, наш коллега, судоводитель. Кстати, - обратился он ко мне, - вот знакомься, еще один наш друг, тоже из юнг и теперь в нашем пароходстве. Зовут его Марченков Витя, второй штурман. Мы тут удачно встретились, такое редко бывает. Подфартило перед нашим любимым праздником - Днем Победы. За это ты рюмку до дна должен выпить, отец твой, небось, тоже воевал?
       - Погиб под Выборгом в сорок первом, и отчим всю войну прошел, - ответил я, лихо опрокинув рюмку, и взглянул на Виктора. Он был невысокого роста, с удивительно добрым, почти детским лицом, приветливым взглядом и казался намного моложе своих друзей. В отличие от них больше молчал, только улыбаясь в знак согласия. Мне он ужасно понравился, и я подумал, что было бы здорово попасть с ним на одно судно. Тогда еще не знал, что так произойдет именно тогда, когда мне будет труднее всего, и его советы, улыбка и теплые, добрые глаза помогут мне вытерпеть многое тяжкое.
       Чижиков внезапно спросил: - Слушай, а как ты с Сейдбаталовым? Вредный мастер, ревнивый и зануда.
       - Ты, это, не гони волну. Ему еще рано такое про мастера не только говорить, но и думать. Конечно, Аркадий Андреевич не сахар, а где ты сладеньких капитанов видал? Сам-то не медовый пряник, а еще только старпом, - осадил его Алексей. - А Сейдбаталов хотя и требовательный, но в контору жаловаться не бегает, все сам решает.
       - Вот он и решил, - вырвалось у меня.
       - Что решил? - спросил Чижиков, - давай выкладывай. Я выложил все, как на духу, с самого начала и до последнего разговора.
       - Вот хитрый татарин, - опять завелся Адольф. - Ведь знает, что в кадрах без его направления или звонка ничего делать не будут. Это он тебя наверняка испытывает.
       - А может, и нет, - произнес в раздумье Алексей. - Дорофеихи сейчас нет, отдыхает она, а если он к Михайлову попадет - труба. Тот разбираться не станет, в резерве народу много. В крайнем случае, в бичи загремит или на наш парусный каботажный флот, и судя по всему, надолго. Хреновое дело, значит, курат, - закончил он эстонским ругательством.
       - А я думаю, выход есть, - тихо произнес Марченков. - В кадры пойти, конечно, придется, раз мастер велит. Только немного схитрить надо. У тебя неотгуленные выходные есть? Десяток дней наберется?
       Я утвердительно кивнул.
       - Тогда слушайте: я звоню сестре в Питер, и она дает на его имя телеграмму с вызовом. У тебя в Питере из родственников кто?
       - Тетя.
       - Вот сеструха и даст от ее имени вызов, мол, заболела она, а моя сестра в больнице в регистратуре работает, телеграмму заверит. Он завтра эту телеграмму из кадров же и получит. Судно твое на моточистку становится, причины задерживать тебя на судне, нет.
       В том состоянии, в котором мы тогда находились, этот вариант нам показался очень заманчивым и единственно подходящим. Мы согласились и выпили за это еще по рюмке. На судно я вернулся к полуночи в сопровождении Алексея и Марченкова. И уже на следующий день вечерним поездом выехал на отгул выходных дней по семейным обстоятельствам.
      
       ДЕСЯТЬ ДНЕЙ ПО СЕМЕЙНЫМ ОБСТОЯТЕЛЬСТВАМ
      
       На этот раз Ленинград встретил меня празднично, хорошей погодой и майским теплом, которое вывело на улицы все свободное от работы население города. В скверах с молодой зеленью и распускающейся сиренью были заняты все лавочки, кое-кто из молодежи расположился на траве, хотя ранее это в городе было не принято. От вокзала до квартиры тети и Надежды Андреевны расстояние одинаковое, но решил все же зайти сначала к учительнице. Эти люди, о которых я писал в первой книге "Своим курсом" на несколько лет приняли меня в свой дом, чем я всегда очень дорожил. Было отличное настроение, и мне не терпелось встретиться с человеком, который становился с годами все более и более нужным для меня. О своем доме не скучал, да и мой ли он? Бесконечные переезды, отсутствие постоянства стали уже тяготить, а впереди, становилось все понятнее, предстояли бесконечные встречи и прощания.
       В подъезд вошел с чувством, которое испытывал перед экзаменами, когда был уверен в своих знаниях и успехе, и дважды дернул за дужку ручного дверного колокольчика. Дверь распахнулась довольно быстро, но в ее проеме стояла не моя учительница, а сиделка Татьяна, студентка последнего курса медицинского института, знакомая мне уже при последнем посещении. Выражение лица девушки не предвещало ничего хорошего, это и подтвердилось тем, что она мне рассказала: - учительница попала в больницу.
       Надежда Андреевна меня ждала и наказала немедленно привести к ней в случае появления. Порядки в госпитале были строгими, время уже позднее, и мы решили отложить визит до утра. Я собрался поехать к тете, но телефон не отвечал, и Татьяна уговорила меня переночевать у нее.
       Где-то около десяти вечера приехал друг Татьяны с цветами и бутылкой коньяка. Он поразил меня своим возрастом и внешним видом. Это был крупный и к тому же очень полный мужчина с почти голым черепом и мохнатыми черными бровями. Огромный живот, стянутый неопрятным поношенным пиджаком, выглядел настолько великим, что ноги казались очень короткими и тонкими. Мне с трудом удавалось скрыть удивление, которое он, казалось, не заметил, только Татьяна очень суетилась, не поднимая на меня глаз. Пока она накрывала стол, он несколько раз пытался обнять ее и прижать к своему животу, неприятно оттопыривая толстые губы для поцелуя. Я не выдержал и ушел в другую комнату.
       Ужинали мы молча. Он ел жадно, торопясь, словно, боялся, что кто-то отнимет у него порцию. При этом пыхтел и ронял пищу на стол и на свои брюки, что совершенно отбило у меня аппетит. На время даже забыл, зачем пришел сюда, и чувство обиды и жалости к Татьяне, которая сидела, не глядя на меня, росло в моей душе. Я гадал, что могло стать причиной ее выбора, и не находил ответа. После ужина гость быстро собрался и уехал, на прощание, окинув меня строгим взглядом, словно хотел сказать: - Не смей трогать. Татьяна убирала со стола, а я прошел в библиотеку и прилег на диван. Проснулся от легкого прикосновения за плечо.
       - Вставайте, белье постелю. Без белья толком не выспитесь, а диван старый и широкий, на нем очень удобно. Я обычно здесь сплю. А хотите, ложитесь на кровать Надежды Андреевны, она такая большая, что можно и поперек спать.
       - Да нет, спасибо, - ответил я, наблюдая, как ловко и быстро она управляется с бельем. Удивление от визита ее друга не проходило, и я решился: - Таня, ты извини, но не понимаю, почему ты выбрала этого человека?
       Спина ее дрогнула, и, не поднимая головы, она ответила после недолгой паузы: - А что мне делать? Другие на меня не смотрят. Я ведь им не чета. В институте парней много, но они выбирают богатых девчат, с жильем и родителями, которые могут устроить их на работу в Ленинграде.
       Она замолчала на момент, затем резко развернулась лицом ко мне и села на кровать.
       - Вот ты бы меня выбрал? - спросила внезапно. Я растерялся. Она, заметив это, продолжила с горечью: - Вот видишь? Так и другие. Только побаловаться, а мне надо жизнь свою устроить, не хочу, как мать, всю жизнь под первыми встречными валяться в нищете да в грязи. Ты ведь сам-то из состоятельных будешь, мне Надежда Андреевна про твоих родителей рассказывала. А у меня за спиной мать в психушке да братишка десяти лет в детдоме. А у Семена Марковича жена умерла и дети разлетелись, кто куда. Он один в профессорской квартире из пяти комнат. Такая, как я, ему только и нужна. Другая бесплатно убирать да стирать за ним не будет, а я всю жизнь, извини, гавно да блевотину дома убирала. Мне не привыкать. Он же мне обещал прописку сделать и хозяйкой в доме предлагает быть. А что толстый да неряшливый, то это дело поправимое.
       Я совсем растерялся и не знал, как ее упокоить, видя, что она все больше и больше распаляется.
       - Да что ты, Таня, обидеть тебя не хотел. Да ты ведь красивая, - почему-то сказал я. - И все у тебя есть. Ладная ты, быстрая, трудолюбивая.
       Теперь удивилась она: - Да ты никак свататься решил? Ну и что ты мне предложишь? Увезешь меня с собой в Эстонию и куда меня там денешь?
       Я молчал.
       - То-то, - сказала она. - Все вы одинаковы. А Семен Маркович надежнее, он знает, что другая к нему в сожительницы не пойдет - работы много, да и денежками он сорить не любит. А мне, главное, в городе остаться, брата сюда забрать. Он без меня пропадет. Мать женщина конченая, больше года не проживет. Всего сорок два кило осталось, а была в теле, красавица, певунья. А водка да мужики сгубили. Говорят, сначала-то офицеры заглядывались, предлагали увезти с собой к месту службы, а она выбрала гармониста. Это был мой папашка. Только и умел в жизни, что пить да гулять. Закружилась она с ним, пока дурных болезней не нахваталась, а узнала - запила по-черному, пока совсем не спилась. Братишку я должна забрать. Больной он очень, через это на медицинский пошла. Спасибо, директорша школы нашей сама меня в институт привезла, без нее мне бы не поступить. И братишку на время пристроила.
       Она встала, поправила одеяло и, пристально глядя мне лицо, произнесла: - А вообще хороших людей на свете мало. Вот Надежда Андреевна хотела меня у себя прописать. Сколько ходила, бесполезно - в лимит не вхожу. Чужая здесь, значит, ненадежная. У Семена Марковича друзей много, им все под силу. Вот и выходит, что судьба мне под ним лежать, - почти со слезами закончила она и выскочила кухню.
       Я разделся и лег. То ли от ее слов, то ли оттого, что немного подремал, спать расхотелось. Чувство вины охватывало меня все больше и больше. Черт дернул лезть со своими расспросами? Какое право имел вмешиваться в чужую жизнь? Даже извиниться не успел.
       Повернувшись лицом к спинке дивана, стал думать о то, что скажу завтра моей учительнице, но одновременно прислушивался к тому, что происходит в квартире. Мне показалось, что Татьяна плачет. Потом дверь на кухню закрылась со скрипом, и по шагам определил, что Татьяна прошла в ванную комнату. Охватило предчувствие, что она обязательно вернется ко мне. Легкая дрожь охватила меня, я вспомнил ночную незнакомку в Лиепае и понял, что сопротивляться не смогу.
       Ждал еще довольно долго, и уже решил, что ошибся, когда почувствовал, как она садится на край дивана. Молча подвинулся, освобождая ей место. Она, видимо, подумала другое.
       - Не бойся, морячок, я не девочка. Один такой же поматросил и бросил, но я на него не в обиде. А ты мне люб, тебя сама приласкать хочу.
       ... Мы уснули под утро, а когда я проснулся, ее уже не было. На столе стояла накрытая полотенцем кастрюлька с блинчиками, утренний столовый прибор и лежала записка:
      
       К Надежде Андреевне после одиннадцати.
    Меня не жди, возможно, ночевать не приду.
      
       Такая краткость меня смутила. Что теперь будет? Что скажу моей учительнице, ведь скрыть от нее случившееся вряд ли удастся? Не притрагиваясь к еде, выпил чаю и пошел на рынок за цветами. Купив красивую ветку белой сирени и несколько яблок, я отправился в госпиталь.
       Надежда Андреевна лежала в четырехместной палате и увидела меня сразу, как вошел. Было видно, что она меня ждала, наверное, Татьяна уже позвонила дежурной сестре. Совсем седая и сильно похудевшая, учительница уже не выглядела строгой и властной женщиной, только глаза по-прежнему оставались пытливыми и внимательными. Ветка сирени привела ее в восторг, она очень любила именно такую, называя ее символом любви и белых ночей. Обняв меня, прижалась щекой и произнесла, обращаясь к другим больным: - Пока мы здесь лежим, наши мальчики становятся мужчинами, - и потерлась о мое небритое лицо.
       - Какой у вас большой внук, - произнесла соседка по койке.
       - Таких внуков у меня много, - улыбнувшись, ответила Надежда Андреевна. - По всей стране разлетелись, но не забывают, иногда забегают по пути. Голос ее изменился, чувствовалось, что говорит с трудом, болезнь отняла много сил. Словно читая мои мысли, она произнесла как можно бодрее: - А ты знаешь, меня завтра домой отпустят. Доктор сказал, уже можно. В этот раз мы с тобой наговоримся от души. Ты уже, наверное, многое повидал.
       Стало понятно, что ей хочется, чтобы я рассказал об этом для всех, и часа два пришлось отвечать на их расспросы, пока старшая сестра не выпроводила меня.
       Тети дома не оказалось, и до вечера бродил по знакомым местам своего любимого города. Когда вернулся, квартира была пуста, что меня сильно огорчило. Я понял, что все же жду Татьяну, но она так и не пришла.
       С утра сбегал на рынок, принес еще сирени, купил продукты и приготовил обед. Едва закончил с уборкой квартиры раздался звонок. Надежду Андреевну привезли из госпиталя на попутной машине, не дожидаясь моего прихода. Инструктаж старшей сестры был коротким: - Тяжелого ничего, тишина, чистый воздух, обязательные непродолжительные прогулки и никаких дурных вестей. Каждый полдень звонить нам, в случае ухудшения состояния - немедленно. В доме обязательно должен быть кто-то еще, отлучаться не более чем на час. Лекарства принимать строго по предписанию. "Яволь?" - почему-то спросила она, на что учительница ответила: - "Натюрлих". Улыбнувшись и внимательно посмотрев на меня, сестра бесшумно закрыла за собой дверь, и мы остались одни.
       Настало время обеда, и я вопросительно посмотрел из кухни на хозяйку. Она меня поняла: - Несите сюда ваш обед, адмирал, - шутливо произнесла она. - Гостей сегодня не будет. Татьяна звонила мне в больницу и сказала, что прийти не сможет. Ее покровитель дает бал в честь начальника паспортного стола района, и для чего он это делает, вы догадываетесь. Налейте мне "Дюшес", а себе чего-нибудь покрепче на свой выбор. Выпьем за удачу.
       Я выпил "Столичной" и, стараясь быть как можно безразличней, произнес как бы, между прочим: - А что, Татьяна больше не придет?
       Скрыть волнение мне не удалось. Она посмотрела на меня внимательно и отложила ложку.
       - Танюшка очень много для меня сделала. Она хорошая, но несчастная девушка, которая мало думает о себе. Она сказала мне, что ты видел ее Семена Марковича, и я очень надеюсь, что не наговорил глупостей.
       У меня загорелись уши, и пришлось опустить глаза: - Я извинился за свою бестактность и надеюсь, что она простила меня.
       Почувствовав, что она улыбается, поднял глаза. Улыбка была такой же доброй, какой поощряла она нас на уроках.
       - Ты не расстраивайся, она еще придет, обязательно придет. Уедут они в Киев только после того, как она сдаст экзамены. Он уже договорился о временном переводе ее туда на время ординатуры. Потом, даст бог, они сюда вернутся.
       Она опять внимательно посмотрела на меня: - Знаешь, Татьяна, очень сильная женщина и добьется своего. Поверь мне, я совсем не одобряю ее выбора, но другого выхода у нее нет. Она выбрала между любовью и долгом перед близкими, и я как женщина не могу осуждать ее за это, хотя мне такой выбор не может нравиться. Но вряд ли кому удастся отговорить Таню.
       После обеда я помог ей разобрать письма, старые фото, вытер пыль с книжных полок. Перед ужином мы вышли на прогулку в сквер, где она долго беседовала со своими соседками. Без дела мне было довольно скучно, но оставить ее одну опасался. Было не по себе, я ждал и надеялся, что с приходом домой вновь увижу Татьяну.
       Пришла она на другой день к вечеру, очень нарядная и праздничная. Радостно обняла учительницу, ловко накрыла стол. Постоянно переговариваясь с хозяйкой, не обращала на меня особого внимания. Мне стало обидно, и я ушел в библиотеку, прикрыв за собой дверь. Прошло более часа, но меня вопреки ожиданию не звали. Когда уже перестал ждать и увлекся чтением, дверь распахнулась, вошла Надежда Андреевна и села рядом на диван.
       - Какой же ты еще мальчишка. Будь мужчиной, она к тебе сама не подойдет. Иди, ты должен проститься с ней по-хорошему. Поверь то, что произошло между вами, ты забудешь, а она будет помнить всю жизнь. Так уж устроена женщина, она никогда не забывает такое. Не омрачай ей хороших воспоминаний. Пойдем к ней, поможем собраться, сюда она больше уже не придет.
       - А как же вы, Надежда Андреевна? - я искренне огорчился за нее.
       - Не волнуйся. Завтра ты познакомишься с новой сиделкой, и обещаю тебе приятный сюрприз. А Татьяну ты должен сегодня проводить, вряд ли вы уже больше свидитесь.
       Мы ехали с Таней трамваем около часа. Она смотрела на меня с загадочной улыбкой и гладила мои руки, которые держала у себя на коленях. Пассажиры исподволь поглядывали на нас, но мы не замечали их взглядов. Когда подошли к дому Семена Марковича, она обняла меня за шею, крепко поцеловала и тихо сказала: - Спасибо тебе за все. Поверь, я говорю искренне. Дай бог тебе большого счастья.
       Затем она опустилась на колени, открыла чемодан и, достав узелок из косынки, развернула на ладони и протянула его мне. Я увидел золотой перстень и пять золотых царской чеканки червонцев.
       - Отдай это Надежде Андреевне и скажи, что я не могу принять такой подарок. Глядя ей в глаза, я не смогла отказаться. Поверь, мне ничего не нужно, а ей пригодится, ведь это у нее последнее. И еще прошу, не забывай ее, приезжай к ней почаще, если сможешь, она тебя очень любит и ждет.
       На глазах Тани показались слезы, она резко повернулась и шагнула в парадную. Старая, тяжелая, дубовая дверь со стуком закрылась за ней. Татьяна ушла навсегда из моей жизни, но не из моей памяти. Я вспоминаю о ней тепло и без сожаления о потере, понимая, что так должно было случиться, и притом убежден, что не совершил ничего плохого. Мудрая учительница была права, даже при желании изменить случившееся, сделать бы ничего не смог.
       На следующий день, где-то около обеда, раздался звонок. - Сюрприз, - промолвила хозяйка. На пороге стояла толстушка с удивительно знакомым лицом, за ней девочка лет семи с совсем маленьким ребенком на руках. Неожиданно женщина радостно завизжала и, подпрыгнув, чмокнула меня в щеку. - Левка! - закричала она так, что из дверей напротив выглянула соседка.
       -Угомонись, Катерина, - урезонила толстушку учительница, но та продолжала скакать на одной ноге и колотить меня кулачками. Я узнал ее, это оказалась наша одноклассница Катерина, которую мы еще в восьмом классе любили потискать за ее уже тогда полную грудь. Та, которая беременной была исключена из школы и родила дочь. Стало ясно, кто будет теперь присматривать за Надеждой Андреевной.
       - А что, я сиделка со стажем. Вон у меня два рта к моему в придачу. Мой муженек выйдет - сядет, выйдет - сядет. Сидеть ему надоест - бегает. А детей кормить надо. Меня на работу не берут по причине неблагонадежности. Да садик и ясли детям давать нужно. Вот я и прибиваюсь к тому, кому трудовая книжка не требуется. А Надежда Андреевна для меня как мать, я за ней и так присмотрю. В соседнем доме дворник в декрет пошла, попросила меня за нее поработать. Очень кстати. - Она сняла пальтишко, раздела детей.
       - Показывайте ваши хоромы. За детей не волнуйтесь. Они у меня хорошие, без разрешения ничего не трогают. А ты-то надолго здесь? - спросила она. - Через неделю уезжаешь... Вот это здорово! Мне как раз неделя нужна, мой из лагеря просил приехать детей показать. Уже второй год пошел, как сидит. Я как раз за это время и смотаюсь.
       - Смотайся, Катерина, смотайся, - сказала учительница. - Только смотри, третьего не привези, - указала она на играющих в комнате детей.
       - Мне и этих хватит, - став внезапно серьезной, промолвила Катя. - Одного ребенка уже потеряла. - Глянув на меня, пояснила: - Упал в коллектор, нашли уже мертвым. А вот этих должна вырастить и непременно счастливыми, в долгу я перед сыночком теперь.
       Я прожил у своей учительницы девять дней. Для меня и для нее они были последними, которые мы провели вместе. Тогда это не приходило мне в голову, но она, очевидно, знала, что жизнь ее подходит к концу. Тетю я так и не застал, телефон не отвечал. Как узнаю потом, они получили новую квартиру и уехали в район новостроек Дачное. Не знала этого и учительница, в суматохе переезда известить ее забыли.
       Я вдоволь набродился по городу, посетил театры, музеи, чего уже потом мне сделать в период пребывания в Ленинграде не удастся по многим причинам. В те дни мы говорили о многом, однако я старался не касаться вопросов, которые могли бы принести Надежде Андреевне боль. Каждый вечер она рассказывала мне о своей жизни, в основном о молодых годах. В прошлом была знакома со многими русскими поэтами и писателями начала девятнадцатого века. У нее имелось много книг с автографами В.Вересаева, А.Блока, С.Есенина, А.Белого, В.Иванова и других. Мы проводили вечера за чтением Анны Андреевны Ахматовой, прочитали сборник "Камень" Осипа Мандельштама. Тогда стихи этих поэтов не произвели на меня особого впечатления, но Надежда Андреевна, видимо, и не ставила целью добиться этого. Я оценю те стихи значительно позже, когда придет зрелость.
       Каждый день у нас бывали гости, в основном, ее возраста и старше. Среди них были известные представители интеллигенции, профессора институтов, директора музеев и библиотек. Заезжали на короткое время и обладатели черных лимузинов, но в отличие от первых они надолго не задерживались, оставляя, как правило, в подарок дорогие конфеты, икру и фрукты. Как-то однажды, разложив на столе яства, она грустно пошутила: - Вот так всегда в моей жизни. Те, кто доставил больше всех неприятностей, приносят теперь мне сладости и деликатесы, словно хотят теперь подсластить мою, уже никому ненужную жизнь, а близкие люди приходят нередко с пустыми руками, но зато с любовью и сочувствием. Как ты думаешь, кто из них мне дороже?
       - Конечно вторые, - ответил я.
       - Верно, - ответила она. - А знаешь, я рада теперь и тем и другим. Все они мои соотечественники, люди моей страны, моего времени. С годами нужно избавляться от обид и научиться прощать. Уходить из жизни лучше с чистым сердцем. - Внимательно посмотрев, как я реагирую на ее слова, она вдруг сказала серьезно: - Но бойся данайцев, дары приносящих! - и подняла вверх указательный палец, как делала всегда на уроках, если хотела подчеркнуть значимость сказанного.
       В день отъезда рано утром она долго перебирала в шкафу платья. Выбрала светлое, надев которое, неожиданно помолодела и оттого заулыбалась, глядя на себя в зеркало, словно шла на свиданье. Мы долго гуляли по Невскому и набережной Невы, пока она без сил не свалилась на скамейку. Я взял такси, и мы вернулись домой. Выйдя из машины, она сказала с удовлетворением: - Вот я и попрощалась с моим городом окончательно. После твоего отъезда уже не смогу проделать такой путь. Настает время, когда на этом свете я нужна меньше, чем тем, кто ждет меня на том. Чует мое сердце, что тебя больше не увижу.
       У меня сдавило горло, и я так и не смог собраться с ответом.
       Перед отъездом мы еще раз просмотрели альбомы, несколько фотографий она дала мне. Когда сборы были закончены, Надежда Андреевна усадила меня в кресло.
       - Расскажи мне о последнем посещении дяди Вани, - внезапно озадачила она меня вопросом. Я растерялся и спросил невпопад: - Вы этого очень хотите?
       В ответ она молча кивнула головой. Во взгляде была мольба, такой я ее еще никогда не видел. По мере того, как я рассказывал о трагической судьбе брата отца - Ивана, глядя на нее, ко мне пришла догадка, что просьба не была случайной. Заканчивал я рассказ с опасением, что ей станет плохо. Она смотрела на меня глазами полными слез. Они текли у нее по щекам, и она не пыталась их вытирать. Когда я окончил рассказ, она вытерла слезы, чуть успокоилась: - Спасибо тебе. Я ждала, что он все же позовет меня, ведь его одного я любила всю жизнь. За ним ушла добровольно на фронт в 1914 году, где мы впервые находились с ним вместе, и даже среди этой мясорубки я была счастлива оттого, что он рядом. Но счастье оказалось недолгим, и в первый раз я потеряла его в семнадцатом. Тогда многие теряли всё, но у меня оставалась надежда на его возвращение. И он вернулся, правда, уже не один, с ним рядом была другая женщина. Тогда я бросить его не смогла, но ушла в тридцать седьмом, опасаясь, что из-за меня он будет репрессирован. В пятидесятом нашла его вновь, уже инвалидом, но он прогнал меня из госпиталя. Он был очень сильным и гордым, не хотел обременять меня своею немощью. Он всегда жил ради дела и о себе не думал, но я знаю, что меня любил и приходил ко мне всегда, когда ему становилось плохо. Каждый раз ненадолго превращал мою жизнь в праздник, которым жила потом многие годы. Я очень хотела от него ребенка, но господь не дал, видимо посчитал меня грешницей. С его уходом из жизни праздников у меня больше не стало. Знакомство с ним и есть то, что связывало меня с вашей семьей. Жаль, что во всех его несчастьях родные, в том числе и твоя мама, обвиняли меня. Они считали нашу любовь несерьезно, а меня роковой женщиной, но я не хочу думать, что это так.
       Затем она внезапно улыбнулась и сказала: - Я ни о чем не жалею. А дети? Для этого я выбрала школу, и у меня всегда их было немало. Встречи с ними, как и с тобой, приносили и приносят мне много радости.
       Прощались мы с надеждой на скорую встречу, однако в ее глазах я видел сомнение, но остаться с нею не мог, даже если бы и захотел. Тогда прошлое было многим не нужно. Советское общество создавало нового человека, взгляд которого обращен только в будущее, и таким человеком должен был стать и я. Но с годами прошлое все равно вернулось, а впрочем, оно все же оставалось со мной всегда.
       Всю дорогу до Таллина я не спал. Щемящее чувство расставания не покидало меня. Оно усиливалось еще более от несостоявшейся встречи с семьей тети, где царило такое же душевное тепло и ощущение постоянного и надежного дома. Те, кто ждал меня, были далеко, а возвращаться из рейса мне придется всегда сюда, на Балтику, в мой теперь уже родной порт Таллин. А в нем у меня не было главного - любимого человека, настоящего дома, семьи. Что-то подсказывало, что невозможно работать и жить полноценной жизнью без этого. Мимолетные связи, пусть и приятные, не приносили главного - стабильности и уверенности в будущем, и встреча с Татьяной убедила меня в этом окончательно. Подъезжая к Таллину, я твердо решил найти ту, разлука с которой была для меня, несмотря на обиду, незаменимой потерей.
      
       Возвращение на судно было, вопреки ожиданию, будничным. В кадрах, куда зашел по приезде, мне сообщили, что меня на судне ждут и, вручив пакет для капитана с судовой ролью на отход, попросили поторопиться. С некоторым волнением я отдавал пакет в руки Сейдбаталова, но он меня ни о чем не спросил, и лицо его на это раз показалось мне даже приветливым. Стало немного стыдно за обман, но это чувство быстро прошло с включением в судовую жизнь.
       Витя Марченков оказался прав: чтобы избежать конфликта, иногда бывает достаточно отойти ненадолго в сторону. Этим правилом со временем буду нередко пользоваться, но с небольшой поправкой - если при этом не теряешь собственного достоинства.
       Перед выходом в рейс решился и отправился в Нымме, где на тихой улочке жила семья моей Валентины. Так уж получилось, что почти за три года нашего знакомства в доме был только раз и познакомился лишь с ее матерью. По мере приближения к дому моя решительность быстро иссякла, и я решил повернуть обратно, когда из-за поворота вышла Анна Яковлевна. Бежать было поздно, увидев меня, она остановилась, и на глазах у нее появились слезы. Заметив мое волнение, собралась и успокоилась: - Не обращайте внимания. Это я так, от неожиданности. Очень уж хотелось увидеть вас и поговорить. Пойдемте в дом, у нас сегодня пироги.
       Вскоре мы сидели за столом со стопкой румяных пирожков и хорошо заваренным чаем. Отца Валентины видел впервые и еще не знал, что он работает в Совмине. Передо мной сидел простой, общительный хозяин, которой будто знал многое обо мне. От неловкости не осталось и следа, я сидел расслабленный, впитывая в себя ауру хорошего, уютного дома. Большая, просто обставленная квартира поражала ослепительной чистотой, которая, как потом узнаю, была постоянной заботой хозяйки. В этом доме всех, кто бывал впервые, поражали необыкновенная доверительность и радушие. Мы пили чай с вареньем, и я ужасно разболтался. Время пролетело незаметно, уходить не хотелось. Прежде чем расстаться с ними, я неожиданно для себя, сказал: - Напишите Вале, что я жду ее.
       Что заставило меня сделать это, не знаю, но уже на улице я пожалел, что поступил опрометчиво. Однако именно после этого все больше и больше стал думать о ней.
      
       КАБОТАЖ
      
       Из переговоров на встречных курсах:
    - Куда гребете, "Лилиомфия", и с каким грузом?
    - Из Рио де Ромасааари в Санкт-Петербург с алмазами. А вы?
    - Из Санта Локса в Сант Ягураху со слоновой костью.
      
       Перевод с языка каботажников:
    - Куда идете, "Лянемаа", и с каким грузом?
    - Из Ромассааре в Ленинград со
    щебенкой. А вы?
    - Из Локса в Ягураху с дровами.
      
       Основные каботажные линии судов Эстонского пароходства пролегали тогда в водах Финского и Рижского заливов и по извилистым фарватерам Моонзундского архипелага. Наиболее распространенными грузами являлись щебень карьеров острова Сааремаа, кирпичи Локсаского завода, рельсы для военной железной дороги на островах, строительный лес и дрова для военных все на тех же островах. Сосновые рощи эстонских островов оберегали и не рубили, острова считались зоной заповедной и не только по причине пребывания на них военных, без пропуска попасть туда было невозможно.
       Наверное, поэтому посещение островов доставляло морякам большое удовольствие. Поляны спелой земляники летом, масса грибов осенью, теплые прибрежные воды, купанье, рыбалка. Отношение местного населения к нам очень доброжелательное, нередко приглашали в гости на домашнее пиво, на свадьбы. Это были оазисы нетронутой природы, птичьих гнезд, чистых с прозрачными водами карьеров, в которых мы ловили крупных окуней и прожорливых щук. Масса полевых цветов, аромат трав и необыкновенное ощущение природной чистоты. Не хватало только разрешения на приезд семьи, тогда стоянка в портах и портопунктах островов летом была бы желанней домов отдыха и курортов.
       Каботажное плавание позволяло совместить работу и пребывание с семьей, что-то вроде отпуска без отрыва от производства. Уютный Выборг с его шхерами был не менее гостеприимен, а Ленинград с музеями и театрами во время стоянок радовал нас с семьями культурными программами, расширял кругозор детей.
       Впрочем, все маленькие порты Эстонии дарили прекрасный отдых, чего стоила, к примеру, Локса с ее прекрасным пляжем, обилием в тогда еще практически нетронутых сосновых лесах невероятного количества боровиков, черники и брусники.
       Экипажи каботажного флота комплектовались в основном из лиц, не прошедших визирование или ожидавших его благополучного завершения, а также временно отстраненных от загранплавания по различным причинам. Многие из них были неплохими моряками, среди которых немало эстонцев, жителей островов и побережья Эстонии. Встречались и те, кто плавал еще на судах буржуазной Эстонии. По выражению одного из начальников отдела кадров, каботажный флот долгое время являлся кузницей боцманов и поваров, особенно последних, которых именно там проверяли на профпригодность на желудках неприхотливых моряков-каботажников. Однако народ в этой кузнице был отнюдь не святой и нередко позволял себе вольности на берегу, которые морякам дальнего плавания и не снились. Из-за хронического отсутствия денежных знаков, каботажные моряки вынуждены были проявлять большую изобретательность, чтобы понравиться прибрежным красавицам, влиться в дружную семью любителей Бахуса. В большом ходу было пиво, которое издавна варили на хуторах, а приправленное спиртом, который имелся в изобилии у военных, получалась смесь, которая даже в небольших количествах вселяла, по признанию местных острословов, "радость до бесконечности". Не избалованные светскими развлечениями жители поселков и портопунктов были рады веселым морякам, а девушки любили их за широкую натуру, которая у местных парней не просматривалась.
       Особый статус поселка диктовался, прежде всего, нахождением там судоремонтного завода, долгое время являвшегося единственной ремонтной базой судов пароходства. С учетом жестких требований к докованию раз в два года почти все суда находились в Локса не менее чем десять суток, а чаще всего задерживались и на больший срок. Что такое ремонт, знают все, но что такое ремонт судна, знакомо только морякам, у которых при одном воспоминании начинает сосать под ложечкой. Но об этом скажу отдельно, могу только сообщить, что пребывания в столь благословенном местечке не избежал ни один моряк нашего пароходства от безусого юнца до убеленного сединами старого морского волка. В летнее время в Локса, Пярну, Хаапсалу, Вяна-Ыйсу и Нарву приезжало много молодежи и студентов из Тарту, Таллина, Ленинграда. Здесь летом можно было дешевле прокормиться, найти временное недорогое жилье и познакомиться с парнем в тельняшке, который так красиво расскажет про морскую романтику, жаркие страны, что захватит дух. А уж если под вечер прижмет он к своей загорелой, сильной груди да уведет в прибрежные заросли, то останутся воспоминания на долгие годы. И не страшно, что белокрылый клипер в итоге окажется грузовой шхуной с серыми дырявыми парусами, а белоснежный лайнер - старым пароходиком с высокой дымящей трубой. После бессонных летних ночей это не важно, как и неважно то, что шотландский виски из оригинальной бутылки отдает резиновой грелкой, а гавайский ром чем-то напоминает смесь ликера "Вана Таллин", спирта и крепкого чая. А теплым эстонским летом чистый желтый песок пляжа эстонского побережья, ласковая балтийская вода не хуже, чем на Капакабана, если рядом с тобой морской волк, по его словам три раза обогнувший земной шарик.
       Сколько былей и небылиц рассказывалось в кафе и ресторанчиках на побережье, и, как правило, героями их были моряки каботажного флота. О том, как на танцы в местный клуб именно седьмого ноября, в день Октябрьской революции, привел молодой красавец-старпом мерина, заявив изменнице, что ее новый ухажер, береговой инженер, гораздо бесполезней, чем это благородное животное. За это его якобы лишили визы на долгие годы, но потом, став капитаном большого круизного лайнера, он ясным летним днем зашел на рейд Локсы и всю ночь поил всех в кафе на пляже, отплясывая с чернокожей буфетчицей судового ресторана на зло обманщице. И как одна, изумительной красоты балерина из Ленинграда влюбилась в кочегара с парохода "Кабона" и когда увидела, что ее возлюбленный, стоя на корме уходящего в море судна, зовет ее, вошла в воду и шла по мелководью к пароходу до тех пор, пока ее голова не скрылась под водой. Кочегар, узнав об этом, бросился в штормовое море. Но они так и не встретились, и потом еще долго в каждое полнолуние выходила она на берег, когда "Кабона" стояла в порту. После того, как пароход разрезали на металлолом, ее уже больше никто не видел.
       А кто из старых жителей Локса не знает историю верной овчарки Найды, которую щенком выловили в штормовом море. Она выросла на старой грузовой шхуне "Альбатрос", где знала каждого моряка. Вместе с ними заходила она в кабачки, пила с ложки горькую и подвывала морякам, когда те запевали:
      
       В флибустьерском, дальнем синем море
    бригантина поднимает паруса"
    .
      
       И как бы она пьяна ни была, но к трапу судна приползала и никогда не опаздывала к отходу. Однажды все-таки не успела, но не пошла ни на одно другое судно и ждала на причале, пока через два месяца не пришла ее шхуна. Больше всех она любила отчаянного капитана этой посудины, а когда тому открыли визу, и он не вернулся из отпуска в Локса, направилась она в Таллин. Там, в Таллинском порту она прождала полгода и встретила капитана из рейса. Но от него уже пахло чужим духом, другими морями, и она отправилась обратно, где умерла на причале от голода, так и не дождавшись своей старой шхуны, которую к тому времени сожгли за ненадобностью.
       Рассказывали истории и курьезные. Одну из таких я слышал в шестидесятые годы, когда стоял там на ремонте. Судоремонтный завод в те годы быстро разрастался, суда пароходства еще не были большими и ремонтировали их, как правило, в этой столице каботажного флота. Бывало время, когда там одновременно собиралось четыре-пять судов. Так было и в тот раз, когда непроизвольно сложилось, что старший командный состав на них единодушно увлекся преферансом, в который играли регулярно, по окончанию рабочего времени. В тот год стояла прекрасная погода без дождей и, сочетая приятное с полезным, игроки решили перенести игру в ближний от завода лес, где оборудовали на пнях пару столов. Это времяпрепровождение назвали "зеленой конференцией". Название понравилось и быстро прижилось. Кто-то из игроков предложил оформить это протоколом, и один из старпомов, предположительно А. Корсак, написал остроумный шуточный устав "партии зеленых", под которым расписались все остальные.
       Разумеется, тетрадка вскоре исчезла, а в Локса приехали следователи КГБ, которые таких шуток не одобряли, особенно если это касалось создания какой-либо партии. Как следствие, в ряды командиров каботажного флота на некоторое время влились любители шуток и преферанса. После этого старые моряки не без основания утверждают, что рождение всемирно известной партии зеленых состоялось именно в этом портовом поселке.
       С открытием паромных переправ на острова каботажное плавание в Эстонии захиреет, останется лишь несколько небольших судов да паромы. Локса же, наращивая объем судоремонта с ростом флота ЭМП, будет бурно расти вместе с заводом до восстановления независимости. Когда национальные мореплавание практически умрет, завод купят за бесценок датчане, которые будут интенсивно использовать дешевые рабочие руки, украинский и русский металл, современное сварочное производство для изготовления модулей при строительстве одного из крупнейших сооружений в Европе - моста между Копенгагеном и Мальме.
       На мою долю малого каботажа досталось немного, только летом 1959 года, если не считать, что с 1970 года по 1981-й придется в летний период совершать рейс в большом каботаже в Арктику, но об этом речь впереди.
       А в Локса до сих пор прекрасные пляжи, чистая вода, но она уже не та, как состарившаяся одинокая женщина, наполненная тихой грустью. Не дымят на ее рейде трубы старых пароходов, исчезли навсегда паруса шхун, и умерла романтика. В Локса стало скучно, господа.
      
       НЕУГОМОННЫЙ ЧИЖИКОВ
      
       1959 год заканчивался, и новый 1960 год мы встретили в Лиепае. Весьма приглянувшиеся вначале рейсы в Скандинавию стали надоедать, так как за исключением крупных портов, таких как Копенгаген, Стокгольм, Гётеборг, все остальные были удивительно похожи друг на друга. Оставались неизменными и наши отношения с капитаном. Работы на судне было невпроворот, и времени на размышление по этому поводу не оставалось. К весне наш постоянный старпом наконец-то вырвался в отпуск и, придя из города, я к своему удивлению увидел в его каюте Адольфа Садоковича Чижикова. Разумеется, старпом сразу же поставил меня к себе на вахту, и пришлось стать свидетелем сложных взаимоотношений двух командиров. Капитан не знал о нашем знакомстве, а мы решили ему об этом не рассказывать, что значительно упростило мне жизнь, правда, не надолго.
       Сейдбаталов, сразу же увидел в поведении старпома не только угрозу единоначалию, установившемуся порядку на судне, но и лично себе, поскольку старпом был гораздо талантливей, решительней и быстро обрел уважение экипажа. Хороший потомственный моряк, он отлично знал морское дело, был отчаянно, порою безрассудно смел, обладал здоровым чувством юмора, что, безусловно, импонирует людям морской профессии.
       С его приходом на судне изменилось многое, особенно на палубе. Теперь матросам не нужно было опасаться придирок капитана к качеству работ, старпом поспевал везде и вмешательства в свои дела не допускал. Даже на мостике капитан стал появляться реже, а на вахте старпома на мостик заходил только в исключительных случаях и более пяти минут редко задерживался.
       На время я забыл обо всем. Каждая вахта приносила мне новое, можно было задавать любые вопросы, старпом относился ко мне не только как к подчиненному, но и как к товарищу. Он позволял мне все делать самостоятельно, нередко сам становился на руль, и я подменял его у радара, занимался определением места, разумеется, под его бдительным оком. Он заставлял меня изучать лоции, запоминать характеристики огней и маяков, нумерацию буев и рекомендованные курсы. Его не смущало даже то, что капитан, видя все это, недовольно пыхтел, искоса поглядывая на него и меня хмурым взглядом, неоднократно делал ему замечания. Старпом отвечал просто: - Я не делаю ничего, что запрещается Уставом службы.
       Против такого аргумента капитан возразить не мог и, только насупившись, складывал руки на груди и становился в позу Наполеона. Видя, что это не производит впечатления на старпома, отправлялся в каюту, громко хлопнув дверью. Иногда он подолгу вызывающе расхаживал по мостику, отменяя команды старпома на руль, провоцируя на конфликт, но Чижиков провокациям не поддавался. В этих случаях он выходил на крыло мостика с биноклем в руках и принимался, подчеркнуто внимательно, рассматривать горизонт. Если капитан продолжал задерживаться на мостике без причины, чиф начинал напевать, постепенно повышая голос. Наслаждаться его пением было невозможно, со слухом у него, мягко выражаясь, было туго, капитан этого вынести не мог, раздавался громкий стук двери, и мы со старпомом оставались на мостике одни.
       - Запомни, будущий штурман, песня строить и жить помогает, - говорил он мне, выделяя слово "жить" и кивая головой для убедительности. - Супротив песни кто пойдет? Никто, потому что она от души идет. А в душу плевать никто не имеет права, и наш капитан это знает, как и то, что петь на вахте, запрета нет, впрочем, как и разрешения, а в тех случаях, когда спать хочется, даже рекомендуется. А я спать всегда хочу, потому, как в теле здоровый дух имею, полную гармонию и никаких болезней. Сие располагает к питанию обильному, после которого хочется очи сомкнуть и от мира суетного отключиться, что вахтенному штурману уставом не полагается. Как было записано в петровском уставе? - "А коли, кто на вахте уснет, безобразие сие не окриком грозным, а батогами да плетью, как на галерах, прекратить надобно". Англичане в давние времена матросов на вахте в штиль и в тумане заставляли тихонько петь. Двойная польза: сам не уснешь и соседу не дашь, да и командир сразу поймет, если замолчал - значит уснул. Так что для пользы дела петь на вахте никто не запретит. Хватит того, что на нашем флоте дурацкий закон выдумали - на мостике кофе пить запрещают. Во всем мире на вахте горячий кофе всегда имеется, а у нас только вот этот сосуд, - он берет с полочки графин с водой. - Я что, мерин, чтобы пустую воду пить? Как медики говорят? Человек в день должен девять литров жидкости выпивать. Жидкости, а не воды. Так что давай-ка, дуй к шефу, пусть литр жидкости, настоящим кофе называемой, мне приготовит, да быстрей, а то не ровен час приму горизонтальное положение прямо здесь вопреки разуму.
       Адольф Садокович действительно был не только очень здоровым, но и интересным человеком, любил многое в жизни и не стеснялся об этом говорить. Любил поесть, при этом вкусно, и сам готовил прекрасно. Повара знали об этом и всегда пребывали в страхе, опасаясь не угодить старпому, который мог недоброкачественно приготовленную пищу выкинуть за борт и заставить приготовить заново уже за счет повара. При получении продуктов он лично отправлялся в Торгмортранс, наводил шороху на складах и в холодильниках. Любил погулять, когда было возможно, мог крепко выпить. Он относился к людям, которые не могут жить, довольствуясь малым, им нужно сразу все и по возможности больше. При этом был совершенно равнодушен к деньгам, ценностям. Он, как и его друзья, Алексей Сеппен и Витя Марченков, несмотря на возраст, относился скорее к морякам старого поколения, и не случайно.
       Отец Адольфа Садоковича был известным в Ленинграде капитаном, славившемся интеллигентностью, выдержанностью и тактичностью. Сын с рождения усвоил его любовь к морю и в дополнение от матери - кипучую энергию, порывистость, артистизм, тягу к риску и непредсказуемость. Вот он сидит и, кажется, дремлет, глядя вдаль, но внезапно срывается с места, запевает старую пиратскую песню и, неожиданно оборвав пение, начинает, аппетитно причмокивая языком, рассказ об истории французских вин и сыров, которую знал неплохо, и от удовольствия зажмуривает глаза. Его ноздри вдыхают невидимый аромат, он глотает слюну и вдруг, словно проснувшись, буднично спрашивает: - Слушай, а что за второе у нас на обед?
       - Кажется, тушеный картофель, - неуверенно говорю я.
       - К чёрту это скучное блюдо ленивой русской деревни. Зови-ка сюда шефа.
       Еще не совсем проснувшийся повар осторожно входит на мостик, ожидая разноса. Старпом, не давая опомниться, сражает его вопросом: - А скажи-ка мне, голубчик, знаешь ли ты, как приготовить картофель Дофина, запеченный с молоком и сыром - Gratin dauphinois?
       Лицо повара становится похожим на запеченное яблоко, нижняя челюсть отвисает в немом вопросе. Пауза затягивается.
       - Я так и знал! - произносит с досадой Чижиков. - В Пярнуской "академии" вас с трудом научили отличать картофель в мундире от запеканки с томатной пастой. Но ведь ты кашеваришь уже более десятка лет. За это время пора бы уже научиться готовить фирменные блюда.
       Нижняя челюсть повара захлопывается, лицо розовеет, на нем появляется что-то наподобие улыбки. Сделав глубокий вдох, он с облегчением произносит: - Так бы и сказали, что фирменное. Это мы враз. Макароны хорошие еще есть, а фарш я с вечера заготовил. Будут вам макароны по-флотски.
       Чиф застывает, как статуя командора. Затем, шумно выдохнув, он вкрадчиво произносит: - Владимир Михайлович, дорогой. Я ж тебе про картошку по-французски, а ты мне итальянскою оперу про макароны лепишь. Компроне?
       Повар вновь застывает, готовый упасть в обморок.
       - Вот видишь, - говорит старпом, обращаясь ко мне. - Он не "копенгаген", то есть, совсем не понимает.
       Я, едва сдерживая улыбку, произношу: - Честно говоря, я эту "дофину" тоже не знаю. Да еще с сыром.
       Старпом картинно падает на лоцманский стул, обхватывает голову руками и стонет: - Боже мой, с кем я только связался. Эти люди так и умрут, не познав прелести французской кухни, не говоря уже о винах.
       Повар обиженно выговаривает: - Пил я ваше французское. Кислятина да и только, да еще и градусов никаких.
       Чиф делает вид, что падает со стула. - Владимир Михайлович, разлюбезный ты мой, ну хоть Pomme de terre Anna приготовишь?
       Шеф взирает на меня с надеждой. Я случайно знаю, что картофель Анна - это картошка ломтиками, запеченная на сливочном масле в духовке, и говорю об этом повару. Тот смотрит на меня с недоверием, его смущает знакомое эстонское terre.
       - Вот так, дорогой мой, - произносит Чижиков, обращаясь к шефу. - Учти, что в Таллиннской мореходке в курсантской столовой давали ассамблеи два раза в месяц, и приглашенные из лучших ресторанов повара кормили будущих капитанов такими заморскими блюдами, которые тебе, пярнускому "академику", и не снились. После завтрака придешь к нему на инструктаж, - он указывает пальцем на меня.
       Повар покидает мостик, так и не поняв, шутит старпом или говорит серьезно. Когда он осторожно закрывает дверь, чиф произносит ласково: - Nаvets glaces, что означает на французском обсахаренная репа в соусе. Выйдет из него отличный повар. Вот получу свой пароход, непременно заберу его к себе. Обоняние у него превосходное, аккуратный и старательный, а остальное для его профессии лишнее. И пить его научу, неразборчивость в спиртном для поваров смерти подобно. Обещание свое Чижиков выполнит, некоторое время этот шеф даже будет плавать поваром - наставником, но со спиртным останется не в ладах.
       Подобная манера разговаривать с экипажем капитану не нравилась, но мы Чижикова любили за юмор и умение найти подход к любому человеку. Я, влюбленный в своего кумира, вскоре потерял бдительность и перестал замечать недовольные взгляды в мою сторону. А если бы был внимательней, то заметил бы новое ухудшение отношения ко мне не только со стороны капитана, и основной причиной послужила моя дружба со старпомом. Как я потом понял, многие, не зная истории давнего знакомства, не верили в бескорыстность наших отношений и считали, что таким образом решил сделать карьеру. Особо недоволен был помполит, которого старпом каждый раз просил включить меня в свою группу при увольнении за границей.
       - Я на это не имею права, - отмахивался он от старпома. - Инструкция строго запрещает выходить в увольнение за границей в постоянном составе группы, и вы, старпом, это знаете, - говорил замполит, искоса поглядывая на капитана, который, казалось, не проявлял никакого внимания к дискуссии.
       Чижиков, изображая святую наивность, отвечал: - Я, комиссар, такой инструкции не видел. Вон и капитан ничего против не имеет. Молодежь, будущих командиров, мы обязаны воспитывать в духе патриотизма и прививать им наш советский взгляд на капиталистическую действительность, чем я в увольнении и занимаюсь.
       А выходить в город за границей с Адольфом Садоковичем было интересно. Его мало интересовали магазины, за исключением продуктовых, он почти не покупал "колониальных товаров", и в основном мы уделяли время знакомству с местными достопримечательностями. Именно с ним в Одензее увидал я дом сказочника Андерсена, в Копенгагене - Тиволи, и вопреки инструкции мы съездили на такси в замок Гамлета - Эльсинор. Остались навсегда в памяти прогулки по Любеку и Гётеборгу. Он обладал удивительной способностью вступать в контакт с иностранцами. Не очень хороший английский компенсировал доброжелательностью и умением говорить на смеси языков, используя хорошее знание немецкого и большого количества французских слов.
       - Знаешь, - говорил он. - Не бойся говорить с людьми, нашего языка не знающими. Главное - желание и смелость. Ведь люди везде одинаковые и думают, как правило, об одном и том же. К тому же мы принадлежим к людям начитанным и знаем массу иностранных слов, но не умеем ими пользоваться. Нужно только собраться мозгами и найти близкое по значению слово, добавить к ним выражение лица, движение руками, и дурак догадается, что тебе нужно, пусть и не сразу. Запасись терпением, нужно немного времени на то, чтобы врубиться. Достаточно того, что он остановился, значит, он наш. Люди от природы все любопытны в той или иной мере, и если есть время, они постараются это любопытство удовлетворить. Кроме того, за границей привыкли к любознательным туристам и считают за честь побеседовать с теми, кого интересует их город. Вот и дави им на этот мозоль. И забудь про скромность, в данном случае она совсем не украшает человека.
       Пройдет совсем немного времени, и я смогу убедиться в том, что Чижиков во многом имел свой взгляд на жизнь, и это оказало влияние на его дальнейшую судьбу. Кто-то считал чудачеством его поступки, кто-то неуравновешенностью и хулиганством, но близко знавшие его люди любили Адольфа за искренность, верность своим идеалам, и друзьям. К последним, как я убедился потом, относился и я, ибо, появившись в моей жизни в раннем детстве, он бескорыстно помогал мне до своих последних лет, ничего не требуя взамен.
      
       ОБРЕТЕНИЕ ТЫЛА
      
       - Хорошая жена для моряка очень важна, от нее зависит многое, а вернее, пятьдесят процента успеха. Удача моряку нужна, но она может быть, а может и не быть. Всем известно, что фортуна - вещь капризная. Лучше ее для моряка надежная жена - крепкий тыл на всю жизнь.
       Так говорит мне явно расстроенный Чижиков, с которым мы едем из Локса в Таллин, после того как ему неожиданно пришла замена. На Локсасский судоремонтный завод мы пришли для докового ремонта, и до начала его на трое суток мне предоставили отгул. Ехать в Таллин я не собирался, просто пошел проводить старпома и в последний момент неожиданно для себя сел в автобус. Видимо, это была судьба, и так считать я буду всю оставшуюся жизнь.
       Моему поступку Адольф Садокович не удивился и неожиданно завел разговор о женах. - Моряку нужно жениться обязательно молодым, иначе в портах избалуешься или, что еще хуже, попадешься на судне в руки охотниц за мужьями, как правило, дамам с большим опытом ставить рога и при этом прикидываться девственницами. Моряк жену должен взять сам и допустить, чтобы его выбирали, как бычка на заклание, нельзя. Лучше всего жениться на тех, с кем вместе рос, глядя на мать и сестер невесты, можно убедиться в том, что будет с нею потом, хотя "обсклизнуться" тоже можно. Главное для жены моряка - верность, чего-чего, а ожидания на ее долю придется немало. Ждать не все женщины умеют, потому как соблазнов на берегу много, не то, что в море, а жену моряка всякий норовит пригреть. Конечно, хорошо бы найти, которую родители научили дом и семью беречь и любить, скромную и ни шибко умную, может и не очень красивую, но конечно уж не настолько, что никому не нужна. С учетом перспективы роста, капитанская жена должна быть, однако, симпатичной и непременно с изюминкой, иначе он за каждой юбкой на судне волочиться будет, а капитану вряд ли кто из судовых женщин откажет.
       Старпом, слегка навеселе после традиционной "отходной", говорит довольно громко, и я вижу, как к нам с интересом прислушиваются в ближних рядах. Чтобы перевести тему разговора, спрашиваю о том, куда его теперь пошлют, но он продолжает свое: - Лучше всего, когда моряк жену свою сам всему научит, это я о домашних делах говорю, если этому ее мать не научила. Теперь сплошь и рядом молодые, а особенно симпатичные дочки, максимум постирать да погладить за собой умеют, а насчет того, чтобы пожрать приготовить или мужика в дорогу собрать - не копенгаген. Поэтому с детьми не тяни, чем раньше дети пойдут, тем быстрее она все по дому научится делать. С детьми не разбалуешься. А если детей не захочет - гони ее в шею или сам уходи, без детей у моряка семьи не будет. Оно ведь как? Ласки да сказки - для плоти смазка, а для ума и души - моряку дети хороши. Так еще мой батя говорил, который при своей жене знал, что к чему. - Наверное, он еще бы долго продолжал, да водитель автобуса включил убаюкивающую музыку и, хлебнув из фляжки виски, чиф замолчал и уснул.
       Меня внезапно охватило какое-то неясное беспокойство. Куда еду и зачем, почему сел в этот автобус? Так, чего доброго, старпом подумает, что напрашиваюсь нему в гости. Я встал и прошел на заднее сидение, где было свободное место, так, чтобы мне были хорошо видны его вещи, решив, что сойду на ближайшей к городу остановке.
       Смятение не проходило, пока я не вспомнил о родителях Валентины и последнем с ними чаепитии. Спокойствие вернулось вместе твердым с решением, что нужно делать в Таллине. Сошел на Маяка, в последний момент, разбудив старпома, и быстро попрощался, договорившись о встрече с ним на следующий день.
       Через тридцать минут на улице Пикк купил в кафе коробку конфет, торт и направился по Виру к остановке автобуса, идущего в Нымме. Шел в некотором смятении и раздумывал, не купить ли мне еще цветов и бутылку вина, и тут кто-то взял меня за рукав плаща. Я обернулся, и дыхание перехватило. Передо мной стояла она, смущенная и еще более красивая, чем раньше, и смотрела на меня широко раскрытыми глазами. Некоторое время мы стояли посреди тротуара, не говоря ни слова.
       - Вот я и нашла тебя, - выдохнула она, не опуская глаз.
       Родители нашему приходу не удивились, видимо, меня здесь ждали. Отец, отложив в сторону газету, спросил: - На Кубе случайно не был? Как там Фидель и Че Гевара?
       - Нет, мы пока дальше Северного моря не ходили.
       - Жаль, - произнес он с сожалением. - Шустрые ребята. Это ж надо! Под носом у американцев такое натворить, вот только что они дальше делать будут без американской экономики? - И он снова развернул газету, продолжая чтение. Никакой суеты, удивления, будто пришел не я, а член семьи, который вернулся с работы, только у Анны Яковлевны на лице легкая улыбка да изредка фартуком она касалась уголка глаз.
       Были на столе с белоснежной скатертью простые постные щи, отварная картошка с холодцом, румяный пирог с капустой. А еще тепло дома, добрые глаза родителей и любопытные взгляды детей. Потом мы гуляли все вместе в сосновой роще, дяди и тети Валентины пили душистый чай "три слона", смакуя потрясающие заварные пирожные с кремом. Те тоже не докучали расспросами и не смущали любопытными взглядами, будто знали меня давно. К вечеру я решил, что назавтра буду просить руки Валентины.
       Переночевал на судне у своего однокурсника и утром в пароходстве поджидал Чижикова, стараясь не попасть на глаза Дорофеевой, но она появилась неожиданно, и я не успел скрыться.
       - А ты это что здесь делаешь? - спросила она, не выпуская изо рта папиросы. - Ну, выкладывай, что случилось?
       - Да ничего не случилось, - не моргнув глазом, ответил я.
       - Не верю. Сюда просто так не приходят.
       - Да нет. Я старпома жду, Адольфа Садоковича, - и это была правда.
       Инспектор недоверчиво покрутила головой. - Темнишь, он еще вчера заходил, так что все о тебе знаю. Хвалил и сказал, что тебя капитан обижает. За дело или как?
       Жаловаться я не собирался и сказал на всякий случай: - За дело, наверное, не сошлись характером.
       Ее глаза округлились, она медленно вынула папиросу изо рта, повернулась ко мне вместе со стулом. - Это с кем ты не сошелся характером? С капитаном? Да ты хоть понимаешь, что сказал? Цаца какая! Хорошо, что Иван Алексеевич этого не слышит. Он бы вставил тебе перо в одно место и загремел бы ты на "Альбатрос" или на "Кабону" кирпичи возить.
       Мне стало не по себе и, видимо, из-за моего жалкого вида она смягчилась. - Ладно. Аркадий Андреевич действительно не сахар, я тебя предупреждала, но потерпеть еще немного придется. Кстати, он на тебя не жаловался, просил на другое судно послать по причине отсутствия вакансии. Знаю, что вы от него не в восторге, но учтите, что он у начальства на неплохом счету. Пусть торопиться не любит, но зато у него с безопасностью мореплавания всегда порядок, да и с дисциплиной тоже. Так что любить его не обязательно, а уважать придется, - она развернулась к столу, давая понять, что разговор окончен.
       Я, было, хотел сказать ей о своем решении жениться, но решил повременить, а пришедший Чижиков, услышав об этом, развеял все мои сомнения: - Ты в этом деле на мнение других не полагайся, женись и не откладывай, больше времени у тебя может и не оказаться по многим причинам, в невестах моряков хорошие девчата долго не ходят. Моя теща не права, говоря, что из моряка жених плохой, мол, после рейса он что петух - какая ему на глаза попалась, та и жена. Практика показывает, если в этом деле медлить, нас просто не дождутся, а ты к тому же еще и однолюб, другой у тебя, вероятнее всего, не будет.
      

    0x01 graphic

    Я - выпускник ТМУ, Валентина - выпускница Политехникума

       Быстро расписаться в то время было делом нелегким, по закону полагалось после подачи заявления ждать два месяца. За это время, как считалось, молодые должны "созреть", узнать друг друга и убедиться в серьезности своих намерений. Но каждый закон допускает исключения, были они и для моряков, для которых срок снижался до недели, при наличии справки отдела кадров, подтверждающей, что жених ждать не может из-за выхода в рейс. После получения такой справки наш брак зарегистрировали, а через две недели я уже отправился в рейс, так и не испытав всех прелестей медового месяца и не совершив свадебного путешествия. Медового месяца было жаль, а вот о путешествиях я не жалел, чего-чего, а их в моей жизни, понимал, будет с избытком.
       Несмотря на спешку, все прошло неплохо, но меня огорчило отсутствие на свадьбе отчима, да и мать не очень скрывала, что моя поспешность ей не по душе, она готовила мне невесту на Украине, по месту ее жительства. Но Юрьевы ее очаровали, и на время она успокоилась. Да и как было не успокоиться, молодая жена была хороша, и ее сын был счастлив. К тому же все родственники говорили обо мне с искренним уважением, которое словно бальзам растопило все сомнения. Одно омрачало - медового месяца не предвиделось, в моем распоряжении оказалась всего одна неделя, которая пролетела как один миг.
       На этот раз мы уходили в довольно дальний рейс на Север, в воды Белого моря за грузом пилолеса, для которого и строился наш теплоход, ведь официально по документам он числился лесовозом. На судне к тому времени произошли изменения, которые вселяли уверенность в хорошем будущем. Двое из "академиков" стали штурманами - Григорий Онищенко, который Сейдбаталову чем-то очень нравился, и Иван Ловецкий, выпускник ЛВИМУ. Иван был человеком спокойным, трудолюбивым и своим "высшим" дипломом не кичился. Не чурался любой черной матросской работой, хотя как выпускник высшего училища имел право занять должность штурмана вне очереди. У меня, говорю это откровенно, никакой зависти по поводу его выдвижения не было. С учетом отношения ко мне капитана становилось понятным, что моя очередь подойдет не скоро, но плавание становилось все более интересным, взаимоотношения с командой были отличные и перспектива посидеть в матросах меня не пугала. К тому же плавание с Чижиковым, учитывая мой и его характер учило меня выдержке, без чего на море мне делать нечего, тем более в командирской должности.
       Опыт плавания на Балтике, шхерами и проливами в многочисленные порты Скандинавии, окажется впоследствии бесценным, а привычка сохранять все в памяти, значительно ускорит мое "созревание" для капитанского мостика.
      
       ВЕЗЕМ ЛЕС АНГЛИЧАНАМ
      
       "Рубите лес, мы отвезем его англичанам"
      
       Историки утверждают, что эта знаменитая фраза принадлежит самому царю Петру первому, и была произнесена более трех веков назад. Многое изменилось с тех пор, но основное количество леса в необъятной России рубится все с той же целью. Правда, несколько расширился список покупателей, но ассортимент остался прежним - качественный пилолес северных хвойных пород. И особое предпочтение отдается сибирскому кедру и лиственнице, породам, которые веками не поддаются гниению. К примеру, для причалов и свай домов в Венеции использовалась в основном лиственница из России. В Таллине во время реконструкции и углублении порта из воды доставали остатки причалов петровского времени. Стоило очистить бревна от ракушки и тины, как убеждались в том, что они словно свежесрубленные и при прикосновении топора и пилы выделяют смолу. Спрос на лесоматериалы и в наше время ничуть не уменьшился, и даже в США деревянный дом ценится не меньше, чем в Скандинавии или Австрии, а для внутренней отделки зданий дерево всегда самый желанный материал.
       В России лес ценили всегда, без него жизнь с ее климатом была немыслима, и потому к лесу относились с большим уважением, что не мешало его безжалостно вырубать. Правда, настоящий лесоруб лес не рубил, он его ВАЛИЛ, но результат от этого был один и тот же - огромное количество срубленного пропадало зря. Те, кто бывал на сибирских реках, ближе к устью, знают, какие огромные завалы высотой в десяток метров лежат по их берегам. А сколько дерева ежегодно выносило в Северный Ледовитый океан! Много лет заводы по переработки плавающего леса в Норвегии работали на этом бесплатном сырье. Богатые компании теперь доставляют лес из джунглей вертолетами. На лес, который рубится в России, вертолетов не хватит, к тому же, как шутят на Севере, большинство русских рек текут в северном направлении лишь потому, что по ним ближе "сплавлять" лес и пушнину в Англию.
       По представлениям многих, основным занятием людей на Севере являются рыбалка, охота да оленеводство. Это абсолютно неверно. Промышленный лов рыбы производился только в Баренцевом и Северном морях населением, проживающим временно или постоянно в этих местах. А вот на Белом море, на реках Печора, Обь и Енисей, жизнь во многом всегда зависела от леса, который в огромном количестве сплавлялся в летнее время к морю, к портам, а столицами разделки леса долгое время были Архангельск и Игарка. Это только к концу века с открытием огромных запасов нефти и газа здесь в корне изменится жизнь, и добыча "черного золота", ее обработка оттянут на себя основную часть населения, но лес рубить все же будут, правда, уже не в прежнем объеме.
       Летом 1960 года, когда грузили пилолес в Рижском порту, мы еще не знали, что нам, морякам Эстонского пароходства, наряду с Северным пароходством, не один год предстоит принять активное участие в перевозках леса из бассейна Белого моря в основном на Англию. Именно в таких рейсах мы многое узнаем и о стране, которая при первом посещении Лондона мне так не понравилась, и о нашем побережье Белого моря, где живут поморы - самобытный народ, бережно хранящий обычаи своих предков.
       Перевозка пилолеса, а точнее пиломатериалов, дело хлопотное и небезопасное по ряду причин, одна из которых - определенные строгие правила их подбора, комплектования и укладки в трюмах. На экспорт, разумеется, шел лес лучших пород, строго определенной длины, толщины и ширины, различных наименований: доски, дилены, багеты и т.д. К примеру, пилолес, поставляемый в страны Средиземноморья, имеет другие названия: нормале, соттомизура, кортаме, морали, полуморали, мадриери. Последние три названия - бруски в зависимости от конфигурации. А еще есть балансы, пропсы, долготье, кругляк, полуслиперы, или шпалы, двух и четырехкантный брус, не считая, что в каждой стране все это называют по-своему. Как правило, количество погруженного пиломатериала определяется по объему в кубических метрах. Для нашего флота единицей измерения служил ленинградский стандарт - 4,67 куб. метра. Англичане используют кубическую сажень - 6,12 куб. м. и лод - 1,42 куб.м.
       Засорять память читателя подобными названиями я бы не стал, но без этого не понять, почему моряки не очень любили лесные рейсы до тех пор, пока не перешли на перевозку леса в пакетах. Но это произойдет только в семидесятые - восьмидесятые годы, а до тех пор погрузка и выгрузка пилолеса будет оставаться одной из самых трудоемких и длительных. Сотни тысяч досок нужно было по одной измерить, подобрать, промаркировать, сложить в стандарт, обмерить на берегу, а затем погрузить в трюм или на палубу, где опять разобрать доски по одной и уложить их в грузовых трюмах. Первым грузили самый влажный тяжелый лес, обязательно укладывая доски вдоль судна. Все свободные пространства между шпангоутами забивали россыпью. Каждую доску укладывали по месту вручную, для уплотнения укладки подбивали деревянной кувалдой - барцелем, которую моряки ласково называли "барсиком". То же самой проделывали и при погрузке груза на палубу, моряки называют его караваном. Высота палубного груза обычно не превышает одной трети ширины суда, и именно это определяет самую важную величину для лесовоза - остойчивость судна, а проще - способность не опрокинутся во время рейса. Конечно же, она зависит не только от каравана, но другие факторы, запасы топлива, воды и метеорологические, можно контролировать, а вот освободится от погруженного на палубу груза можно только в критической ситуации.
       Контролировал погрузку груза в трюма второй, грузовой помощник капитана, но при погрузке леса, которая длилась несколько недель круглосуточно, ему одному это было не под силу, и приходилось следить за грузчиками и нам, матросам. Слава богу, тогда нас на судне было достаточно, и мы могли проявить максимум рвения по-очереди. За погрузку и крепление каравана отвечал старпом как за особо важные операции. Наш капитан при всех прочих качествах был хитрецом и, зная о предстоящих рейсах на Белое море, попросил в кадрах нового старпома, перешедшего к нам из Северного морского пароходства Юрия Ивановича Стрежнева, имеющего большой опыт перевозки пилолеса.
       Приход этого человека на судно ознаменовал новый период, когда наш "старик" временно изменил тактику руководства экипажем, отдав на откуп старшему командному составу освоение нового района плавания и новых технологий перевозки. Из непререкаемого и жесткого руководителя он превратился в снисходительного советника, который только в исключительных случаях принимал руководство на себя, а в остальное время ограничивался наблюдением за подчиненными. Грамотные действия поощрялись едва заметным кивком головы или словами "ну-ну", в случае сомнения следовало молчаливое удивление, как правило, без подсказки правильного решения. Теперь я понимаю, что это был наилучший способ переложить на старпома значительную часть ответственности, выиграть время для поиска правильного решения без потери непререкаемого авторитета.
       Мне кажется, что Юрий Иванович и старший механик были удовлетворены этим и последовательно, не торопясь, перехватывали инициативу в решении многих вопросов, за
       что ранее можно было схлопотать солидный нагоняй. Нас, нижних чинов, как говорили в старину, это тоже устраивало, поскольку оба командира были более демократичны и справедливы. Как узнаю позже, имелась и другая более веская причина такому перевоплощению - руководство утвердило план выдвижения Стрежнева в капитаны на "Сулеве", а наш капитан готовился к назначению на новые, более крупные суда, куда, без рекомендации на свое место старпома, он вряд ли бы попал.
       О старшем механике Гусеве Сергее Николаевиче я расскажу подробнее после, а вот о Стрежневе, вместе с которым в последствие капитанами мы будем плавать на судах Западно-Германской линии, стоит коротко поведать сейчас.
       Вся внешность этого человека с первых минут располагала к себе. Чисто русская красота, умение держаться просто, но без излишней скромности, общительность и доброжелательность дополнялись искренностью, за которыми было трудно разглядеть его
       стремление к капитанской должности. Всеми своими действиями он словно пытался убедить, что для него в жизни самое главное - красивая жена, чудная дочка, любимая работа и музыка, которую очень любил и неплохо играл на клавишных инструментах и баяне. Все вместе создавало ореол моряка-интеллигента, для которого более важно духовное, чем материальное, и карьера как бы уходила в тень, на второй план. Свое свободное время, а его было не так много, он уделял музыке, одновременно стараясь подчеркнуть стремление ко всему новому, что касалось области культуры. Всегда чистенький, аккуратный, гладко выбритый, с запахом хорошего одеколона, он все же не казался человеком из другого мира и мог пригубить рюмку в каюте рядового состава, поговорить "по-душам". При этом никогда ничем не злоупотреблял.
       Благотворное влияние его на капитана было на первых порах ошеломляющее и заставило волей-неволей задуматься даже тех, кто особо в чудеса не верил. К последним относился и я, с некоторым сомнением наблюдая наступившую на судне картину благодушия и успокоенности. Но оно было недолгим и причина смены отношения ко мне вскоре стала понятной. С выходом в Северное море после вахты я был вызван в каюту капитана, и когда вошел, то увидел скромно накрытый стол, но с французским коньяком. Капитан и старпом, одетые в белоснежные рубашки, сидели несколько напряженные, но встретили меня радушно, словно я был именинником. От неожиданности растерялся и собрался удрать, но был остановлен твердой рукой старпома.
       - Садись, нам нужно поговорить, - он поставил стул так, что я оказался напротив капитана. Только тут заметил, что рядом с прибором Сейдбаталова лежит бланк радиограммы, и нехорошее предчувствие заставило меня замереть. Старпом молча наполнил бокалы, положил мне на тарелку бутерброды, налил в стакан с подстаканником кофе. Мне с каждой секундой становилось все хуже и хуже, глаза начало застилать туманом. Неужели разбился отец? - почему-то подумал я, и услышал, словно издалека слова капитана: - Держись, - впервые он назвал меня на ты. - Не стало Надежды Андреевны, сообщает тебе тетя. Вчера похоронили. Не знаю, кем она была для тебя, но видно все же очень дорога, раз решились дать радиограмму в море.
       Дальше я слышал только слова, которые уже не доходили до моего сознания, не видел сидящих передо мной. Слезы катились сами по себе, против моей воли, во рту ощущался вкус крови от прикушенной губы, и звенело в ушах. Хотел отвернуться от них, чтобы стереть слезы, но мышцы шеи не слушались, перестали повиноваться руки.
       - Да кто ж она, эта Надежда Андреевна? - дошел до меня вопрос старпома. Онемевшими губами я тихо произнес: - Моя учительница.
       Оба посмотрели друг на друга и замерли от удивления. Пауза затянулась. - Успокойся, этим горю не поможешь,- опомнился первым старпом, поднося к моим губам бокал. - Выпей, выпей обязательно, легче станет.
       Коньяк несколько привел меня в чувство, но слезы продолжали стекать по подбородку.
       - Поплачь, поплачь, не стесняйся. Мужчины тоже иногда плачут. - Капитан передвинул стул ближе и положил руку на плечо. - Сколько же лет ей было?
       - Не знаю. Где-то больше семидесяти, может и семьдесят пять, - ответил я неуверенно. Мысль о ее возрасте как-то не приходила мне раньше в голову.
       - Что-то я не пойму. Учительница, а дорога тебе, словно мать.
       - Ну, как вам сказать, это не мать, но вроде матери, - путано начал я, но старпом перебил: - Без второй рюмки не разберемся, давай выпьем, а ты всё, не торопясь, нам расскажешь.
       Я плохо помню дальнейшее, а когда утром проснулся, то увидел, что время моей вахты уже давно прошло. Голова на удивления не болела, только мучила жажда. Рядом с подушкой лежала бутылка чешского пива, завернутая в листок из тетради. Текст гласил: - "Это тебе от матросов. Сочувствуем. Особо не переживай, отдохни, мы за тебя повахтим".
       От сочувствия ребят вновь вернулось чувство большой утраты, но уже не столь безграничное, как ранее. Одновременно понял, что в горе на судне я не один и многие годы вместе со мной будут делить не только радость, но боль люди, которые ранее могли показаться мне равнодушными, холодными и жестокими. Позже пойму, что человек в море, в трудные минуты еще больше нуждается в сочувствии, чем на земле, и только от тебя самого зависит, каким оно будет, искренним или формальным.
       Оправиться от потрясения смертью любимой учительницы я смогу не скоро, и оставшееся на "Сулеве" время будет занято поисками возможности, уйти в отпуск, чтобы побывать на её могиле. Однако обстоятельства сложатся так, что это удастся сделать лишь почти через год.
      
       В КРАЮ ПОМОРОВ
      
       Что ни говорите, а многое в жизни зависит от настроения. Когда оно хорошее, всё окружающее становится привлекательным, даже то, что еще совсем недавно было ужасным и отвратительным. Так случилось и со мной, и Англия с той же грязной Темзой и теми же мрачными черными пакгаузами, серым гранитом причалов оказалась не такой уж неприятной, и в свете летнего дня, яркой зелени парков и скверов уже не угнетала, а вызывала любопытство. Оказывается Вестминстерское аббатство, усыпальница королей, государственных деятелей и знаменитых людей, по-своему изящно и неповторимо, Букингемский дворец - величествен и великолепен, мрачный Тауэр - скорее просто строг, как старый рыцарь, закованный в латы и охраняющий город от нашествия с моря.
       Англичане, как и мы, умеют радоваться солнцу, улыбаться, петь песни и даже наливают свой эль, не очень хорошее пиво, русским морякам в подарок. И пусть не раз они устраивали небольшие забастовки, это же британцы, но на этот раз были общительнее и выгружали судно значительно быстрее с помощью студентов, подрабатывающих на каникулах. Было уже довольно жарко и ужасно хотелось искупнуться, но в Темзе делать это категорически запрещено, а ближайший пляж Лондона находился на побережье Ла-Манша. Пробовали освежиться под пожарным шлангом, но вода дока была настолько вонючей и грязной, что не стали даже обмывать ноги.
       На этом раз много ходили по музеям, плата в то время была чисто символичной, и очередей не существовало. Любовались разводом королевских гвардейцев, наслаждались тишиной и прохладой Гайд-парка, где есть место, на котором постоянно проходят митинги, похожие на перепалку футбольных болельщиков в Одессе. И все это время не покидало ощущение ожидания встречи с Севером, известным многим только понаслышке. Почему-то всем, и мне в том числе, он представлялся холодным и неприветливым. Север все-таки, это вам даже не Прибалтика. Воспоминания о зимнем Мурманске и неприятностях случившихся в нем со мной вызывали чувство настороженности и навевали холодок даже в душном Лондоне. И все же встреча с новым и неизвестным волновала и помогала забыть на некоторое время о смерти учительницы. Но я еще просыпался по ночам от тоски, и нередко утром подушка была мокрой от слез во сне. Не знаю почему, но на время я забыл о родителях, почти не вспоминал о жене, и ко мне вернулось желание чаще оставаться одному, как когда-то после смерти брата. Спасали работа и прогулки по Лондону.
       Вопреки ожиданиям выгрузились мы довольно быстро и снялись назначением на Архангельск. Пройдя спокойное в это время Северное море, входим в норвежские шхеры, удобный и недоступный штормам морской путь, начинающийся от порта Ставангер на юге побережья Норвегии. От пятьдесят девятого градуса северной широты почти до самого северного мыса Европы Нордкапа природа создала невероятно огромный лабиринт глубоководных проливов, которые судоходны и доступны для плавания даже больших океанских судов. Здесь всегда можно укрыться от ветров любого направления, и царствует тишина - скалы да гладь тихих и красивых вод. Теплые воды Гольфстрима делают этот путь незамерзающим даже в самые суровые морозы, наполняют шхеры обилием рыбы, морских животных и птиц, дают работу и достаток живущим здесь людям. Небольшие рыбацкие гавани полны чистых, хорошо покрашенных судов, а глубоководные порты подходят для огромных китобойных флотилий, норвежцы издавна и больше всех занимались рыболовством и китобойным промыслом.
       Мы неоднократно бывали в этих местах, увозя на Союз груз норвежской сельди и продукции китобоев, но до сих пор не проходили этот путь до Нордкапа. Наш капитан не очень любит плавать в стесненных обстоятельствах, но в этот раз даже он с удовольствием наблюдает за работой лоцманов, одновременно любуясь красотой этих мест, весьма довольный наступившими белыми ночами и молчаливостью норвежцев, не расположенных к беседам и отдающих только команды на руль. Создается впечатление, что они свято хранят какие-то страшные тайны.
       Но со временем чувство новизны быстро пропадает, и обилие даже очень красивых мест начинает тяготить. Так уж устроен человек, что ему быстро надоедает однообразие, особенно если оно еще и чем-то непонятно. Разобраться в этом лабиринте скал и обилии малоприметных навигационных знаков, сознательно так поставленных, даже с помощью хороших морских карт возможно только уроженцам этих мест и потомственным лоцманам. Я стою на руле и наблюдаю за работой вахтенных штурманов. Внезапно приходит крамольная мысль, что все это уже знаю и смогу делать не хуже их. Не теряя внимания к исполнению команд на руль, затеваю игру в догадалки. Вот сейчас перед поворотом штурман кинется к карте, попытается угадать следующий курс и, глядя на репитер гирокомпаса, продолжит прямую или ломаную линию. А вот после этого крутого поворота он запутается, поскольку непонятно, в какой из трех проходов между островами поведет нас лоцман. И сейчас капитан ехидно хмыкнет, глядя на растерянного штурмана и, стараясь не выдать, что и ему самому многое непонятно, выйдет на крыло мостика. Сам я тоже пытаюсь угадать, какая сейчас последует команда и остаюсь, доволен тем, что не ошибся. Однако вскоре понимаю, что следующая команда застает меня врасплох - я считал, что мы повернем совсем в другой проход.
       Через несколько вахт по усталому и хмурому лицу капитана понимаю, что такое судовождение ему явно не по душе и ситуация, когда судно ведет лоцман практически бесконтрольно, противоречит безопасности мореплавания. Для меня это урок: став капитаном, неоднократно придется ходить вокруг Норвегии, но так ни разу и не пройду этот путь шхерами даже при плохой погоде, не желая быть долгое время на мостике фактически просто статистом. Потому-то однажды, благодаря ошибочному прогнозу погоды, у берегов Норвегии попаду в один из самых жестоких штормов в своей практике.
       Трое суток плавания шхерами под влиянием белых ночей, величия страны угрюмых скал, напряженной тишины на мостике, томительного ожидания с еще не утихшей болью от смерти дорогого для меня человека привели к мысли, что во мне многое изменилось. Ушел из жизни человек, о котором я всегда вспоминал в трудные для меня минуты и мысленно советовался с ним. Теперь, когда Надежды Андреевны не стало и когда по роду моей деятельности рядом близких уже не будет, я должен жить своим умом и принимать все решения сам, не ожидая, что кто-то поможет мне советом. Как бы там ни было, а прежде в чем-то я плыл по течению собственной мечты, обласканный вниманием и заботой добрых людей. Но за все в жизни нужно платить, в том числе за доброту, отвечая на нее тем же и своими достойными делами. Эти мысли заставят меня многое простить капитану, по-другому взглянуть на моих товарищей и свое место на судне.
       На шестые сутки плавания мы прошли Нордкап - плоский, голый, суровый и безликий даже в летнюю погоду, а еще через сутки ошвартовались в Мурманске. В то время Арктика и побережье Баренцева моря были малодоступны не только иностранным судам, но и советским. Карты засекречивались, а разрешение на плавание вдоль побережья приходилось получать от военно-морских властей.
       Мы уже знали, что предстоит грузиться пилолесом в портопункте Умба на северном побережье Белого моря, а это означало, что в Мурманске предстояло пополнить запасы продуктов, топлива и воды. Капитан спешил и решил это проделать в кратчайший срок. Мне очень хотелось заскочить в "Шанхай" к Ляле, у которой я ожидал во время практики на пароходе "Жан Жорес" справедливого решения конфликта со старпомом, узнать стала ли она женой Димы-механика того же парохода, но меня направили в помощь третьему штурману. Нам предстояло получить в Картографии карты, лоции до Умбы и на всякий случай - на побережье Белого моря. Карт оказалось много, пока их корректировали, мы прождали четыре часа и времени на посещение "Шанхая", где жила Ляля, не осталось. Но нам повезло, начальник навигационной камеры, женщина преклонных лет, узнав, что мы семейные и идем в Умбу, заказала для нас телефонные переговоры с домом, и мы с Иваном поговорили с близкими - Иван с женой, я - с тещей, жена оказалась на работе.
       По прибытии на судно мы получили нагоняй от капитана и выговор за медлительность.
       - Всё, время мирного сосуществования закончилось, - пробурчал новоиспеченный третий штурман Иван Ловецкий.
       - Всё становится на круги своя, - согласился я, еще с надеждой, что ошибаюсь. Очень хотелось верить в то, что Сейдбаталов меняется в лучшую сторону.
       Глядя на остающийся за кормой Мурманск, я еще не знал, что этот заполярный, единственный в мире настоящий город с многоэтажными каменными домами на вечной мерзлоте станет для меня почти родным за годы плавания. Еще неоднократно через него будет проходить мой курс в Архангельск, Онегу, Ковду, Кемь на Белом море, на реку Печору, в Мезень и Нарьян-Мар, и каждый раз он будет отправным пунктом в одиннадцати арктических рейсах. Когда я слышу о нем, во мне всегда возникает глубокое чувство гордости, уважения к городу, к живущим в нем людям, морякам, особенно ледокольщикам, рыбакам и военным морякам Северного флота.
       До Умбы судно ведет старпом, капитан отсиживается в каюте, кажется, у него вновь портится настроение. Впрочем, это не мудрено, за свою жизнь я встречу немало капитанов, которые правдами и неправдами списываются в случае плавания на Север или в Арктику. Как говорил по этому поводу ветеран арктических ледоколов Василий Голохвастов, капитанская "медвежья болезнь" есть трех видов. Первая, когда капитан запирается в каюте во время шторма, вторая - уходит с мостика во время швартовки и третья - убегает с судна, узнав, что предстоит рейс в Арктику.
       Сейдбаталов не страдал этими болезнями, но настроение его снова явно менялось не в лучшую сторону. Что-то тяготило его, но он никогда не делился ни с кем на судне, отчего обязательно должен был сорваться или просто уйти в отпуск. Наверное, это и послужило тому, что стоянка в Умбе оказалась довольно нервной и сумбурной. Но все по-порядку.
       Если взглянуть на карту, то становится ясно, что Белое или, как его еще называли поморы Студеное море, расположено в северной части Европейского континента на значительном расстоянии от центра России. Даже от Санкт-Петербурга, города в общем-то северного, до него почти тысяча верст дремучих лесов и болот, в летнее время почти непроходимых, а зимой засыпанных снегами с трескучими морозами. Первыми русскими людьми, достигшими этих малозаселенных мест, были новгородцы, которые пришли сюда в поисках "мягкого золота" - пушнины, да так и остались здесь. К ним потянулся и беглый народец, бесправные холопы от притеснений бояр и купцов, в надежде обрести волю и выйти в люди. Поколение за поколением ставили на этих берегах русские люди поселения, крепости-городки, уходили отсюда в поисках новых земель на Север и Восток. Еще до основания Архангельска в 1584 г., тогда самого северного порта России, выросло на этих берегах не одно поколение свободных русских людей, именуемых по сей день поморами, которые жили рыболовством и охотой, били, словно заправские аборигены, морского зверя и медведя. Когда русская церковь начала реформы, потянулась в эти земли вторая волна беженцев-староверов, которые, несмотря на жестокие преследования, уцелели здесь местами до сих пор.
       Обилие рыбы, леса, оленей - основного источника мяса, обеспечили скромное, но безбедное существование на этих берегах людей, сохранивших почти нетронутым язык, обычаи, веру. Во многом они потеряют свою самобытность в период ссылки сюда несметного количества жертв сталинских репрессий. Многие поселения, монастыри и даже целые города будут превращены в лагеря. Отсидевших срок оставляли на этих берегах на поселение.
       Умба была одним из таких мест, в котором не так давно располагались лагеря, а основное ее население составляли бывшие сосланные, в основном по политическим мотивам. Всего этого мы, честно говоря, не знали и в каждом жители ожидали увидеть помора. Сам порт, а вернее портопункт, представлял собой небольшую гавань в устье речки с двумя причалами среди огромных, уложенных для просушки штабелей досок, куч опилок и древесной коры. К одному из причалов и ошвартовались мы, очутившись в мире свежего и старого пилолеса, остро-кислого с привкусом спирта запаха гниющей древесины и дощатых тротуаров, заменяющих дороги. Из-за обилия пилолеса сам поселок был не виден, а встречавшие на причале люди в зеленой военной форме, они прилетали для этого специально из Кандалакши на вертолете, на поморов совсем не походили. Своим радушием и отсутствием показного служебного рвения они выгодно отличались от своих коллег в портах Балтики и особенно в Мурманске.
       Этот факт, как-то сразу поднял настроение, и в нас проснулась тяга к исследованию неведомых земель, которая не покидала весь период стоянки. Не терпелось познакомиться с аборигенами поближе, а, учитывая наш возраст, еще и поделиться с ними чувствами, свойственными морякам всех стран.
       Первые отряды исследователей состояли из свободных от вахты мотористов под предводительством старого холостяка-радиста. Под одобрительные возгласы остального экипажа, одетые по последней моде, сверкая начищенной обувью, в белоснежных, входивших в моду нейлоновых рубашках, они сошли на берег и вскоре скрылись за штабелями досок. Глядя на них, невольно вспомнились слова старой морской песни:
      
       Они пошли туда, где можно без труда,
    Найти себе и женщин и вина.
      
       Едва мы закончили подготовку трюмов к погрузке, как часть уволившихся вернулась, истекая потом, под жарким солнцем неторопливым шагом и уже с потухшим взором. Их заключение было категоричным и неутешительным: - Тундра! С полсотни почерневших изб с древними старухами на лавочках. Из цивилизации только почта, сельская лавка, дом культуры, и все в одном здании. А главное, в этом стойбище сухой закон. Аборигены доброжелательны, приглашают в гости. Пару раз выругались по эстонски - зауважали. Говорят, иностранцам рады.
       Стоящий рядом пограничник с доброжелательной улыбкой поясняет: - В поселке все знали, что эстонское судно придет. Для них Эстония тоже заграница. Иностранцы сюда редко, но заходят. Раза два греки были, веселые ребята со своим вином, каждый вечер в клубе танцы устраивали. Всех угощали, не то, что немцы. Те возьмут банку пива, сосут и по нашему Бродвею туда-сюда шпацирен делают. Напрашиваются на пироги, а наши-то все бывшие политические, немцев в дом приглашать боятся. Вот те погуляют, погуляют и обратно на судно. А греки вроде как свои, против нас не воевали, общительные, вежливые. Но шампанского пили много. Немцам Тамарка, наша продавщица, шампанское не продавала, да и жмоты фрицы. А грекам грех было не продавать, они все больше наших старушек поили. Через две недели наши песни петь стали, а девчата их танец этот - "чертяки", лихо отплясывали.
       - Какой, какой танец? - спрашивает подошедший старпом.
       Пограничник смущается, снимает фуражку и вытирает рукой пот со лба. - Ну, этот - "чертяки", у нас его так назвали из-за срамного имени.
       Старпом весело смеётся и спрашивает: - Родом-то откуда ефрейтор?
       - Мы тутошние. Из Кандалакши я. Батя у меня военный, мурманский, - с солидностью отвечает парень, делая, как принято на Севере, в слове Мурманск ударение на "а".
       - То-то говор у тебя не архангельский, хотя что-то местное и есть. Запомни, название танца "Сиртаки" и вовсе оно не срамное, а красивое и гордое. Это танец настоящих мужчин.
       Мы, конечно, к тому времени были о сиртаки наслышаны, но сам факт, что этот танец знают местные девчата, заставил засомневаться в категорическом заключении наших разведчиков.
       - А кстати, девчата-то у вас есть? - задаем мы вопрос парню.
       - А как же без них. Зимние вечера здесь длинные и света часто не бывает, - с юмором отвечает служивый. - Вот беда только, что мужиков мало, больше все пришлые, так что женщины в основном незамужние.
       Моторист Найденов, большой любитель незамужних женщин, радостно хлопает ефрейтора по плечу: - Вот за это спасибо, а то мы уж думали, что у вас с этим туго.
       Ефрейтор оглядывает моториста с ног до головы. - Такого, как вы, долго выбирать не будут. Но не балуйте, а то и под топор пойдете.
       У Найденова вытягивается лицо. - Как это под топор? Ты же сам сказал, что мужиков у вас мало, да и я вроде не хилый.
       Пограничник, теряя интерес к разговору, одергивает гимнастерку и говорит уже без улыбки: - Бабы здесь народ серьезный, измены не прощают. За свое, даже мимолетное счастье, зубами держатся. Если что, и отрубить могут мужское достоинство. Бывало уже такое.
       Ребята озадачены. - Вот тебе и любовь, - произносит Иван Буренин, который предостережение принял всерьез. - Лучше я на вахте постою, да и что в этой тундре делать. Вон вода в речке, какая чистая, ох и накупаюсь я после вонючей Темзы.
       - Купайтесь, Иван, купайтесь, да только сначала температурой ее поинтересуйтесь - смеется старпом. - А мы за дружеские контакты с местным населением. Ефрейтор шутник, а я знаю, что местный народ добрый и гостеприимный. Так что готовьтесь отведать настоящей ухи и кулебяки. Не посрамим славы эстонского флота в краю поморов, где к морякам всегда отношение было уважительное.
       Могу заверить, что завет мы выполнили с честью, славы не посрамили и память о себе оставили хорошую. Следует отметить, что в портах Белого моря эстонских моряков весьма уважали, и многие матери были рады отдать за них своих дочерей. Так уж повелось в здешних местах. Испытавшие все тяготы поселения родители были счастливы, когда их дети уезжали на учебу в большие города, и молили бога, чтобы остались там, где есть институты, театры, дороги, дома с центральным отоплением.
       Особый вклад в установление хороших отношений с местным населением внес наш старпом, который к вечеру вышел на берег с баяном в руках. От вальсов Штрауса и венгерского чардаша разомлели не только старушки на лавочках, а вышли на свет все красавицы поселка. Раньше времени открыла свой магазин Тамарка, выставив на видное место ящики с шампанским и коробки с шоколадом, который до этого продавала с ограничением и только тем, у кого были в семье дети. Во многих избах повалил дым из труб, разнося по поселку запах пирогов. А когда хором запели под баян русские народные песни, стало ясно, что праздник начался. Членов экипажа постарше усадили за столы, а молодые потянулись к Дому культуры, где наш радист уже командовал радиоузлом, и мелодии модных пластинок сменили уставшего баяниста, которого пригласили откушать к самому председателю поселкового Совета, у которого собралась вся местная власть - начальник милиции, директор рыбозавода и представитель Экспортлеса. Вместе с нами в клубе находилась интеллигенция: учителя, доктор, зав. библиотекой, аптекарь и другие, и все они - не старше тридцати, притом женского пола.
       Гуляли долго, сказать "до утра" - неверно, летом здесь утра не бывает по причине отсутствия ночи. Видимо, это повлияло на то, что музыка смолкла только часам к семи, когда новая смена грузчиков поспешила на причал. Большинство наших партнерш по танцам работали именно на погрузке. Практическое отсутствие местных мужчин нашего возраста позволило обойтись без приключений, да и светлая ночь на территории населенного пункта значительно умерила пыл кавалеров в условиях усиленного внимания со стороны любопытных и всевидящих наблюдателей преклонного возраста. Впрочем, мы еще не знали, что пожилые наблюдатели абсолютно безвредны и искренне желают нам только лучшего, а своим молодым родственницам - внезапно привалившего счастья.
       Эстонские мужчины были так разительно непохожи на местных пропитых грубиянов - охотников и лесорубов. Как сказала всезнающая баба Дуся, что жила рядом с самым людным местом - магазином, за целый день она так и не услышала от "пистонцев" ни одного похабного слова. - Даже интересно становится, неужто, они их не знают? Да как же они тогда без них работают?
       Работать после такого веселья мы почему-то особого желания не испытывали, и старпом уговорил капитана дать экипажу отгул на трое суток, оставив на судне только вахту. Застолье у председателя, пироги с семгой, "столичная" под грузди и морошку с брусникой благотворно повлияли на капитана. В тот же день в его каюте был составлен стратегический план развлечений в период стоянки судна, в который были включены спартакиада и вечера отдыха совместно с командой греческого парохода "Парос", который ожидался через двое суток. Видимо, на решение капитана повлияло и местное начальство, поскольку наступало настоящее короткое северное лето и стояла прекрасная солнечная погода с температурой под плюс тридцать, а полчища комаров уже значительно сократили свою численность и агрессивность.
       В трюма легли первые ряды досок, укладывали их женщины, не торопясь и старательно. Попытки второго помощника работать по его указанием были отвергнуты ими сразу и окончательно - серьезную работу мужчинам здесь не доверяли.
       - Ты карандашиком пиши, милый, да счет веди дошшечкам, коли шибко грамотный, а работать нам не мешай. Мы, чай, не городские, и этой работе сызмальства обучены. Почитай, мильон кажная из нас положила только на стлани (полки для сушки леса) да и на пароходах не меньше. Так что не забижай, хочь ты и шибко обучен грамоте, а нам это дело сподручней, - объясняет штурману спокойным, без особых эмоций голосом старшая, женщина лет пятидесяти с широкими, как у крепкого мужчины, плечами и миловидным моложавым лицом, полным достоинства и доброжелательности.
       - Ты женатый? - спрашивает другая - помоложе, с природным румянцем на щеках и лицом круглым, как полная луна. Ее голубые глаза смотрят на парня игриво, зазывающе, отчего штурман смущается и опускает глаза.
       - Ты, Тань, парню глупых вопросов не задавай, а ежели он тебе нравится, зови в гости. Знать пора бы, что они вдали от дома все неженатые, а у поморов издавна так повелось, что у мореходов про это и не спрашивали. Он на берегу гость желанный и надолго не задержится, уйдет в море студеное, откуда не все возвращаются. Грех большой дорогого гостя не накормить, обделить теплом да лаской.
       - Правильно говоришь, Настя, - вступает в разговор еще одна женщина. - На Севере завсегда к мореходам отношение как к дорогому гостю. Ихним городским бабам тяжесть труда мореходного неведома. Они знать не знают, каково в море маяться. Это мы от стариков наших понятие имеем, почитай встарь все бабы через вдовство прошли: кто в море утоп, кого медведь задрал, кого лесиной привалило. Наши бабы завсегда мужика ценили и берегли, любого, пусть даже самого завалящего. А что нонче? Вот смотри, пароход пришел, на борту тридцать душ, а ни одна жёнка их встречать не приехала. Им, городским, дорога сюда заказана, далёко больно, комары, да скука. А говорят, что любят. Нет, бабы, мы за мужиком и в тундру, и в тайгу, и в комарье, и в стужу. Да хоть и бил, лишь бы любил. Случайно услышанные эти слова западут мне в душу и со временем я пойму, что эти женщины были во многом правы.
       У нас почти сразу сложились доверительные отношения не только с девушками, но и с их родителями, а точнее сказать, со всеми жителями поселка. Каждый почитал за честь пригласить к себе в дом, угостить и расспросить про неведомую Эстонию, в которой и люди живут чужие, и деньги не наши. И как бы ни доказывали наши судовые эстонцы обратное, им плохо верили, соглашаясь только ради приличия, но относились к нам с особым предпочтением - как никак настоящие иностранцы, хотя и советские.
       На второй день стоянки обнаружили недалеко от поселка озеро с хрустально чистой, нагретой летним солнцем водой, и днем пропадали там. Неутомимый исследователь "маркони" недалеко от озера за сопкой обнаружил двухэтажный дом метеостанции с немногочисленным, но очень дружным и очаровательным коллективом, которым командовала миловидная и очень серьезная дама средних лет по имени Катерина, немедленно получившая приставку "Вторая", с которой она согласилась не без удовольствия. Метеостанция являлась объектом Военно-морского флота, была ограждена колючей проволокой, и доступ гражданским лицам туда запрещался. Радист, проникший на ее территорию, был схвачен и заключен "под стражу". В течение двух суток он находился там, и мы готовы были считать его пропавшим в тундре, когда на озеро в разгар купанья явился посланник - стройная девушка с идеальной фигурой гимнастки, голубыми глазами и толстой косой до пояса. Сообщив весть о захвате нарушителя, она, не снимая сарафана, нырнула в воды озера и на глазах изумленных моряков вынырнула почти у противоположного берега и, ловко прыгая по валунам, исчезла за сопкой.
       Первыми очнулись молодые штурмана. Как и положено командирам, они изложили план дальнейших действий - оставлять заложника в таком окружении одного было бы предательством, недостойным для моряков дальнего плавания. Желающих совершить подвиг во имя спасения товарища хватало, и решили послать в первую очередь наиболее стойких, идти толпой посчитали безрассудством. Выбрали двоих самых крепких электромеханика и второго механика, меня направили им в подчинение как оруженосца, с непременной для такого случая гитарой.
       Пока я бегал за инструментом, все сгорали от нетерпения и предлагали изменить план действий, настаивая на самом эффективном приеме морского боя - абордаже. Однако благоразумие взяло верх, без разведки предпринимать решительные действия все же опасались, к тому же у местных мальчишек сведения о "тетеньках с винтовками" были весьма скудными. На подготовительные позиции - на сопку выдвинулось человек восемь, включая продавщицу магазина и директора начальной школы, разумеется, многое знавших о "секретном" объекте, но с удовольствием включившимся в интересную игру.
       Мы двинулись к цели с нескрываемым и приятным волнением новой встречи с неизвестностью и вскоре подошли к изгороди. На воротах нас остановила надпись "Стой!", а чуть ниже от руки было написано на клочке бумаги "Стреляют без предупреждения". Словно подтверждая написанное, из дверей дома вышла та же златоволосая девушка уже в военной форме с карабином Симонова в руках. На всякий случай мы остановились.
       Девушка улыбнулась и спросила: - Оружие есть?
       - Вот, только это, - ответил я, поднимая гитару.
       - Будем считать ее трубкой мира, - девушка опустила карабин и, отворив дверь, прокричала: "Они прибыли с миром!"
       Из дверей одна за другой вышли пять молодых женщин, а за ними показалось круглое лицо "маркони", который, судя по всему, с трудом стоял на ногах, а глупая улыбка во весь рот свидетельствовала о том, что он весел бесконечно. Открыв ворота, стараясь держаться как можно солиднее, два командира шагнули вперед. Я последовал за ними, соблюдая субординацию.
       После небольшого коридора мы попали в просторную столовую с тщательно вымытыми деревянными некрашеными полами и с длинным столом, за которым могло разместиться человек двадцать. Самодельный деревянный буфет с посудой, несколько репродукций картин из "Огонька" в самодельных рамках на стенах, большая вешалка с черными шинелями у дверей. Через открытую дверь в конце стола видна кухня с посудой, уголок плиты. Рядом большая печь, обшитая рифленым железом, окрашенная в светло зеленый цвет. Стулья деревянные с высокой спинкой и прочными ножками, часть у стола, а большая часть - вдоль стены. В углу напротив двери, как и положено, старинная икона в роскошном окладе с лампадкой на медных цепочках. Справа от нас, у входа, лестница наверх с потертыми ступенями и массивными перилами с крупными вычурными балясинами, отчего казалось, что она ведет в барские покои. Вот и все, что было в горнице, так назвали гостиную девушки.
       Стол был пуст, создавалось впечатление, что нас не ждали. Девчата выстроились у стола, лишь радист нахально уселся на стул, широким жестом приглашая нас сделать то же самое, словно был хозяином этого дома. Не прошло и минуты, как на лестнице послышались шаги, и на промежуточную площадку вышла дородная в бархатном платье женщина с пышными волосами вокруг симпатичного лица. Ей было лет тридцать-сорок, но легкая походка в туфлях на шпильках делала ее моложе. Она легко сбежала с лестницы и остановилась так, чтобы лицо ее освещалось солнечным светом. Да, пожалуй, она была достойна звания императрицы, и по восхищенному взгляду "маркони" стало ясно, что эта женщина является причиной его задержки, которую капитан мог бы и не простить.
       - Примите, как подобает, гостей девушки, - приказала хозяйка красивым грудным голосом, - а вы, молодые люди, можете располагаться. - И она указала на стулья вдоль стены.
       Мы расположились и, как оказалось, довольно надолго. Вскоре узнали, что хозяйка и две девушки - военнослужащие, Катерина в чине капитана, а девушки - ефрейторы срочной службы. Две остальных - инженер-метеоролог и гляциолог, она же повар, а две практикантки - студентки Ленинградского Арктического училища. Сама хозяйка - инженер радиотехнической службы, как и два ефрейтора. Нам потом пояснили, что отсутствовал только механик-моторист, которому в летнее время делать особо нечего, и он отправился в Крым погреться.
       Девушки довольно быстро накрыли обед из трех блюд. По приказу Катерины на стол выставили два вида настойки, одна на рябине, другая на зверобое местного урожая. Настойки были повышенной крепости, где-то под шестьдесят градусов, от чего быстро закружилась голова.
       Обед плавно перешел в ужин, после которого девушки включили проигрыватель и, к моей радости, выключили меня, перейдя к танцевальной программе. К тому времени мы узнали, что в доме есть радиостанция, телеграф и, к великому нашему удовольствию, телефон, по которому при большом желании можно позвонить домой, если удастся договориться с Кандалакшой. Радист по секрету сказал мне, что у Катерины имеется целая бочка чистого медицинского спирта, но она его никому не дает, что, судя по его состоянию, было черной неблагодарностью. Покидали мы "виллу невинности", как окрестили казенный дом потерпевшие фиаско любители острых ощущений, с уверенностью, что его обитательницы окажут существенное влияние на наше свободное времяпрепровождение, а особо самоуверенные ловеласы держали пари, что твердыня целомудрия падет через несколько дней осады.
       Дни отдыха, дарованные нам командованием судна, закончились, и настали трудовые будни. Как всегда копалась в своих капризных двигателях машинная команда, да и нам, матросам, пользуясь сухой погодой, было необходимо закончить покрасочные работы. Когда перед вами ясная цель и рядом желанный берег, работа спорится и приносит удовольствие. К тому же приятно, когда тобой любуются женщины, пусть даже не красавицы и в грубых комбинезонах, ты порхаешь по мачтам как мотылек и расписываешь надстройку судна, словно Пикассо. Мотористы, играя мускулами оголенного по пояс тела, пропитанного запахом горелого масла и соляра, лениво покуривая на ступеньках трапа на грузовую палубу, поближе к работающим женщинам, вызывают у них невольное уважение и даже более возвышенные чувства, поскольку олицетворяют серьезных, трудолюбивых мужчин. Мечта о надежном хозяине, крепкой опоре в жизни свойственна любой женщине, а уж для женщины занятой тяжелым физическим трудом особенно.
       Именно поэтому наш авторитет растет в поселке с каждым днем, и когда приходит греческое судно, его экипаж уже не может рассчитывать на первенство.
       Но греки тоже не лыком шиты и умеют вести себя на берегу. Они не первый раз в советском порту и прекрасно знают слабость русского человека - любовь к песне и зажигательному танцу. В первый же день они устраивают в клубе показательные выступления и танцуют так, словно на их судне не моряки, а профессиональные танцоры. Мы понимаем, что наши акции падают, прилагаем все усилия к тому, чтобы в кратчайший срок овладеть техникой греческого танца, и делаем это успешно.
       Теперь очередь греков спасать свой авторитет. Они с некоторым коварством выкатывают "Метаксу", но проигрывают. Мы с помощью Катерины отвечаем настойками, по сравнению с которыми "Метакса" просто лимонад. Крепость настоек чуть было не выключила греков из игры, но они все же нашли в себе силы для продолжения танцевальных вечеров, которые наш старпом назвал романтично - "Сертаки за полярным кругом".
       А как же спартакиада? Расчет на участие в ней пограничников не оправдался, заставы в Умбе не было, они лишь прилетали для проверки судов из Кандалакши. Мужское население поселка играло в другие игры и, в отличие от моряков, совмещать футбол и "литрбол" не умело, зато греки оказались неплохими футболистами, и мы едва свели игру вничью. Зато "задавили" их в легкой атлетике и в морском многоборье, после чего в глазах местного населения поднялись на недосягаемую высоту. Именно этот факт сослужил нам плохую службу.
       - Стоп! - сказал капитан, который просто на время забыл о своих обязанностях. - Вместо того чтобы ускорить погрузку и сократить время стоянки, вы устраиваете Олимпийские игры и танцевальные вечера до утра.
       - А что в этом плохого, - попытался, было возразить наш комиссар Мих. Мих, но капитан оборвал строго: - Я вам слова не давал, и здесь не собрание!
       Сейдбаталов говорил еще многое: про "виллу невинности", про полярные настойки, про свежепосоленную семгу, про расстегаи и танцы. Про то, что в посёлке уничтожен полугодовой запас шампанского и даже старые люди поют ночами песни под баян, при этом он посмотрел на старпома так, что мы подумали: уже никогда Юрий Иванович не станет капитаном. Впрочем, любовь к свободе, как и вообще любовь непобедимы даже в краю репрессированных и ссыльных поселений - последовало соглашение с капитаном помогать при погрузке, с одновременным укреплением шефских связей. Решающую роль сыграл капитан греков, который шутливо напомнил нашему капитану судьбу Джеймса Кука, не оказавшего должного внимания аборигенам.
       Скажу честно, что работа по укладке пиломатериалов оказалась не только не обременяющей, а еще и доставляющей огромное удовольствие. Груз чистый, с запахом леса, очищающим легкие и даже облагораживающим после застолий и курения, да еще и рядом с женщинами, рассказывающими интересные истории во время перекуров. В поселке еще больше прониклись к нам уважением, поскольку мы трудились бесплатно, а работницы биржи стали получать больше.
       Настал день, когда трюма были закрыты, и мы приступили к погрузке палубного груза - каравана, до отхода оставалось совсем немного. Теперь старпом и второй штурман уже не сходили на берег, да и нам работы значительно прибавилось. Когда стало ясно, что наступает последний вечер, после окончания работы многие отправились прощаться. Меня пригласил радист, который отсидел несколько дней в "карантине" под неусыпным взором капитана. Он получил индульгенцию только после того, как капитан провел со мной инструктаж, приказав сопровождать его к Катерине, не проститься с которой по-хорошему было нельзя, именно благодаря ней многие поговорили по телефону с домашними, в том числе и Сейдбаталов.
       - Смотрите, Веселов. Вы отвечаете за то, каким он вернется. От этого зависит и ваша дальнейшая судьба, - сурово произнес он, и я понял, что взвалил на плечи непосильную ношу. Любимой поговоркой нашего радиста был выражение - "Не пьет только телеграфный столб!"
       Прощанье было трогательным, в столовой метеостанции неожиданно собралась почти треть нашего экипажа. Напускная бравада и неудачные шутки не могли развеять атмосферу невольной грусти. Выпили немного. Кто-то предложил каждому немного рассказать о себе, но к исповеди обстановка не располагала. Спели несколько песен, и частично парами отправилась погулять. За столом остались только радист, старпом, Катерина и я. И тут радист попросил: - Катенька, расскажи нам о себе. Хочу узнать о тебе больше, чтобы было, что вспоминать.
       И она начала: - Отца я так и не знаю, мать шутила, что я, мол, от непорочного зачатья. Мама моя была красавицей и умницей, ее многие помнят, учительницей она работала на Соловках, сначала в лагере политических заключенных, затем там же в школе юнг во время войны. Я их, этих ребят, хорошо помню. Сначала смешно на них было смотреть, в длинных шинелях и больших шапках, неуклюжие, совсем дети, а потом завидовать им стала. Я ведь на фронт тоже сбежать хотела, как многие из них, да бабушка меня в строгости держала, мать летом иногда к себе забирала, когда полковник - начальник ее разрешал, а так я все у бабушки в Кандалакше жила. Бабушка в госпитале работала, и меня как медсестру хирургическую обучала. Кровищи я насмотрелась и к окончанию войны твердо решила, что врачом не стану. Бабушка об этом и думать запрещала, по ее мнению самая благородная профессия на земле - доктор.
       В сорок седьмом году мать пригласили работать в инспекцию исправительных заведений, и поехала она с проверкой школ в колониях, во время проверки под Котласом заключенные подняли бунт, захватили ее. Долго издевались, изуродовали так, что нам хоронить ее не дали. Бабушка после маминой смерти так и не поправилась, осталась я одна, правда не совсем. Влюбился в меня один связист-подполковник, проходу не давал, и стал он моим первым мужчиной. Жениться, конечно, не предлагал, уже имел трех детей. Когда поняла, что наделала, попросила его отпустить меня. Он и помог поступить в Институт Связи и сделал так, что призвали меня в армию после окончания учебы. Я к тому времени жила весело, многие мужчины любили меня, предлагали руку и сердце, да я искала своего рыцаря и принца, а попадались всё клоуны. Мой подполковник к тому времени до генерала дослужился, большой шишкой стал в военном округе. Ему ничего не стоило взять меня к себе поближе. Но он уже был мне неинтересен, что вызывало его ярость, и стал он гонять меня по точкам, надеялся испугать, чем, напротив, сослужил хорошую службу, и меня заметили. Однажды нас, связистов, взяли на учение, которое проводилось на Новой земле. Меня направили на аэродром стратегических бомбардировщиков, там-то я и встретила своего принца. Может, принцем он и не был, но рыцарем - это точно. Таких ухаживаний я еще не знала, да и не ответить на них этому большому и красивому человеку было невозможно.
       Наш роман длился три года. Мы каждый год проводили вместе отпуска на берегах Черного моря, и это были чудные дни моей жизни. В третий раз он сообщил, что разводится, сделал мне предложение и я, без колебаний, согласилась.
       Он вылетел к месту службы из Амдермы на Новую Землю. В тот год льды спустились в Карские ворота уже в сентябре, принесли с собой туманы и неустойчивую погоду. Искали их три дня, пока ненцы не сообщили, что видели падающий самолет в проливе Югорский шар. Обломки нашли на льду вместе с останками обглоданных песцами трупов. Мне тогда исполнилось тридцать, а хотелось только одного - умереть.
       Я стала проситься в отдаленные полярные станции, но генерал сделал все, чтобы осталась ближе к Мурманску. Тогда подала рапорт об отставке, но и тогда он предпринял все, чтобы я была недалеко. Несколько лет служила на Диксоне, куда он прилетал довольно часто. Диксон - место, где достойных кавалеров всегда хватало. Бывали здесь видные мужики из военных, из Министерства Морского флота, капитаны ледоколов и судов, которые от армейских офицеров отличались обходительностью и умели произвести впечатление на женщину и без спиртного. Они многое знали, как правило, были хорошими рассказчиками, и никогда ничего не обещали. С ними было легко и просто, и расставания не оставляли горького осадка в душе. Но даже здесь не могла забыть своего летчика, оставалось много времени для дум и воспоминаний, и я решила все же подать рапорт об отставке еще раз. Сейчас жду ответа и думаю, он будет положительным. Хочу стать гражданским человеком и отправиться на зимовку в Антарктиду с моим старым знакомым, большим другом бабушки. Надеюсь, что это намерение будет веской причиной для моего командования.
       - Извините, Катя, - робко прерывает ее радист. - Вы такая красивая женщина и хотите похоронить эту красоту среди вечных льдов?
       Катерина повышает голос и говорит раздраженно: - Я не хочу больше видеть людей, которые считают, что красивая женщина в погонах должна обязательно быть любовницей. Пользуясь своим положением, они заставляют меня служить там, где они хотят, и делать то, что им хочется. А я хочу делать то, что мне нравится и служить, в конце концов, моей стране там, где считаю нужным. Я отдала армии лучшие свои годы, и сейчас хочу только уединения и покоя.
       - А почему бы вам не попробовать пойти радистом на суда, у нас в пароходстве есть женщины этой специальности, - робко вставил я.
       - Во-первых, у меня плохо с английским, а главное, повторяю, хочу уединения и покоя.
       Она встала и ушла наверх, не прощаясь, а мы вскоре направились на судно. Несколько раз оглядывались на зеленое здание среди сопок, словно оставляли там что-то хорошее, запомнившееся на всю жизнь. Я невольно пытался представить метеостанцию в безмолвии полярной ночи, в бескрайних снегах, и до меня не доходило, какого еще уединения и покоя ищет Катерина.
       Уходили мы на следующий день к обеду, пришлось ждать пограничников. В поселке об этом все знали, и на причале собралось порядочно народа, охрана в этот день в порядке исключения пропустила провожающих в порт. Перед отходом я по поручению экипажа сбегал за одеколоном для экипажа. Здесь он продавался в аптеке. Пожилая женщина, единственный ветеран в сфере обслуживания, спросила, какой я хочу. Учитывая дефицит наличных, назвал "Тройной" и количество - пятнадцать флаконов. Женщина сняла очки, внимательно взглянула на меня и выдохнула: - Допились! И не стыдно?
       Качая головой, она достала из ящика со стружкой десять пыльных флаконов и брезгливо выставила их на прилавок. Я стоял, как оплеванный, не понимая ее возмущения, пока до меня не дошло: она решила, что мы берем одеколон для питья, как это делают местные. Разубеждать ее не хотелось, думаю, это был единственный человек в поселке, который подумал о нас плохо.
       Хорошее настроение улетучилось, неприятный осадок остался в душе, но не мог изменить мое отношение к людям этих мест. Еще много раз побываю на этих берегах, и мнение о них останется неизменным. В каком бы порту Севера ни побывал, всегда сталкивался с людьми, в корне отличающимися от жителей портов Балтики или Черного моря, больших городов России или Украины. Здесь всегда относились к тебе как к гостю и другу, делили с тобой последнее, бескорыстно отдавая часть души. Даже суровая природа дарила нам яркое солнце, обилие ягод и грибов, хорошую рыбалку и охоту.
      
       КАПИТАНОМ ТЫ НЕ СТАНЕШЬ
      
       На обратном пути нам удивительно везло. Два "студеных" моря - Белое и Баренцево прошли по хорошей солнечной погоде, и качнуло нас немного уже только с выходом в Бискайский залив. Порт Истхед на западном побережье Англии был скорее похож на захолустную деревню, но к нашему удивлению выгружали здесь довольно быстро и докеры особо не докучали нас своими претензиями. Погода просто баловала, и лишь одно угнетало - скука. После веселой Умбы городок казался спящим царством. Это чувство усиливалось отсутствием на судне серьезной работы для матросов в период выгрузки. Любое безделье на судне неминуемо ведет к обострению отношений, и как ни стремился старпом этого избежать, капитан вновь и вновь оставался недоволен. Каждый день с утра он гонял в основном младших штурманов, отчитывая за малейшие недостатки, поэтому мы ожидали, что он доберется и до нас с выходом из трюма последнего подъема. Когда раздалась команда "все по местам швартовки", с души свалился камень.
       Особое объяснение нашему оптимизму придавал порт назначения Антверпен, а значит на девяносто процентов, что оттуда мы вернемся на Балтику - многие еще надеялись уйти в отпуск на время бархатного сезона.
       Надежды наши оправдались, "отоварившись" популярными в то время коврами машинного производства и подарками близким, мы взяли курс на Кильский канал, а это означало, что идем ближе к дому. Все дружно начали строчить заявления на отпуск, и я в том числе.
       Тогда еще ни на судах, ни в отделе кадров графиков на отпуск не существовало, и все зависело от инспектора ОК и капитана - кого первый направит на замену, и кого второй отпустит с судна. Это лотерея, а в отпуск в это время хочется всем, независимо от семейного положения, и на время мы становимся непримиримыми соперниками. Но все же мы были достаточно дружны и к тому же знали, что от нас мало, что зависит. Сейдбаталов непредсказуем, а радист, который уже знал, кто окажется счастливчиком, молчал, как Зоя Космодемьянская.
       Так до самой Риги капитан держал нас в неведении и только после комиссии и досмотра старпом объявил лиц, замена которым стояла на причале. Но это мы уже узнали от наших жен, которые прилетели к приходу почти в полном составе, и прибывших на замену. Среди встречающих я увидел своего сокурсника Яна, и это навело на мысль, что он очередной кандидат на должность штурмана. Уже тогда все знали - супротив национального кадра, решение о выдвижение которых принималось совместно с партийными органами по отдельному плану, согласованному с Министерством, мы, не родившиеся в Эстонии, были неконкурентоспособны.
       Сутки капитан медлил с решением, а когда сообщил, кто отправится в отпуск, меня в списке не оказалось. Особого огорчения это у меня поначалу не вызвало, но когда узнал, что у меня ожидается пополнение семейства, отправился к старпому. Тот посочувствовал, но не более, однако к капитану все же обратился. Поддержали мою просьбу помполит и стармех, после чего я был вызван для выяснения отношений.
       Сейдбаталов довольно мягко предложил все же остаться, намекая на уход в отпуск почти всех матросов и боцмана. Когда стало ясно, что я не согласен, капитан произнес неожиданно довольно длинный монолог, который я запомнил на всю жизнь.
       - Ну, что ж. Я хотел повременить с неприятным для тебя разговором, - видимо, для убедительности он перешел на "ты". - Меня предупреждали, что ты человек неординарный и просили присмотреться, думаю, сам знаешь, кто. Ты неплохой человек и моряк, пользуешься авторитетом у товарищей и уважением у командиров. Но выбранная тобою цель - стать капитаном вряд ли достижима. Ты человек публичный, любящий общение, к тому же либерал. А это недопустимо для нашей профессии, капитан - прежде всего диктатор. Ты унаследовали от своих предков слишком уважительное отношение к людям и веру в их порядочность. Может быть, где-то в другом кругу это и достоинство, но на судне, где нужно быть властным и твердым, этому нет места.
       Он внимательно ждал моей реакции и, не увидев в глазах того, что хотел - вероятнее всего, испуга или растерянности, продолжил уже мягче: - Разумеется, я выскажу все твоему покровителю, а в кадры сообщу, что из тебя выйдет неплохой боцман, для этого ты готов. Работая в этой должности, быстро убедишься в правоте моих слов. А уж если так настаиваешь на отпуске - пожалуйста. Желаю вам с вашей симпатичной женой, сына, говорят, вы именно его ждете. Можешь ехать домой хоть сейчас.
       Признаюсь, что я тогда действительно не знал, кто этот таинственный мой покровитель, к тому же ждали мы дочку, а не сына, но слова капитана окончательно подтверждали мое мнение, что штурманом на этом судне мне не стать, но все же такого разговора не ожидал. Одно, как казалось тогда, было важно - ухожу с "Сулева" окончательно. Вместе с тем я был очень благодарен этому экипажу, и, наверное, судьбе, которой было угодно начать мне работу после училища со своими друзьями по ТМУ. Пусть здесь был совершенно другой экипаж, чем на "Жан Жоресе", но это была тоже семья, хотя и не такая дружная, и был я не один в дни первых испытаний. Чувство, что впереди ждет неизвестность, больше не приходило, крепла уверенность, что вскоре непременно дойду до цели.
       С такими мыслями я шел в отдел кадров, мысленно готовясь к разговору с инспектором. К моему разочарованию, она в этот раз расспрашивать не стала, посмотрела аттестат, посчитала дату возвращения из отпуска и произнесла коротко: - Отдыхай, а если будешь уезжать из Таллина, сообщи адрес, где тебя искать.
       - А что, есть вероятность? - я не договорил, увидев ее строгий взгляд.
       - Ты работаешь там, где вероятность есть всегда. Гуляй!
       Вышел я от нее в замешательстве, но, поразмыслив, пришел к выводу, что такой поворот событий к лучшему.
       Юрьевы встретили меня с радостью, особенно старалась теща, которая баловала меня пирогами и все время старалась подкладывать мне кусочек получше. По случаю моего приезда собрался весь клан, около двадцати человек, всем было интересно меня послушать. Так будет в дальнейшем всегда, пока будут живы тесть и его братья.
       Побыв дома три дня, я уехал в Питер и прямо с вокзала направился к дому Надежды Андреевны. Зайдя в подъезд, с удивлением обнаружил, что входная дверь в квартиру отсутствует. Сплошная стена блестела свежей краской. Вышел на улицу со стороны бульвара и увидел, что на месте большого окна в библиотеку в стене появился дверной проем и крыльцо с тремя ступенями. На широкой красивой двери сияла бронзой табличка, на которой русскими буквами готическим шрифтом значилось - "Адвокат Н.Гейгер".
       Собравшись с духом, нажал на кнопку, дав продолжительный звонок. Прошло не менее двух минут, и я уже поднял руку, чтобы позвонить вторично, как дверь бесшумно приотворилась, и над цепочкой появилось женское лицо: - Что желает молодой человек? - прозвучал вопрос с одесским акцентом.
       Я сказал, кто я и кем прихожусь бывшей хозяйке квартиры.
       - Ну и что? - последовал ответ. - Уж, не хотите ли вы сказать, что являетесь наследником домовладения? Молодой человек, изложите свою просьбу письменно на имя Наума Аркадьевича и опустите в этот ящик, - она высунула руку и указала на крышку с прорезью для почты.
       - Видите ли, - в тон ей сказал я с тем же акцентом. - Я хотел бы взять кое-что из вещей Надежды Андреевны. Совсем немного - пару книг и альбомы с фотографиями.
       - Здесь нет никаких вещей бывшего владельца, - последовал ответ, и она сильно хлопнула дверью.
       Меня такой ответ не устроил, и я стал звонить еще и еще. На этот раз дверь распахнулась шире, и я увидел человека в дорогом махровом халате и в пенсне, очень похожего на Льва Троцкого. Лицо его выражало негодование.
       - Молодой человек! Вам же всё сказали. Где вы были раньше, когда ваша родственница умирала?
       - Я был в море и только недавно вернулся, - начал я.
       - Это очень хорошо, что вы моряк. Тогда вы должны знать английскую пословицу: мой дом - моя крепость. Если вы сейчас же не уйдете, я вызову милицию, - и дверь снова захлопнулась. Стало понятно, что при повторном звонке этот человек свою угрозу выполнит.
       Тетя была дома, остальные "Фалакянчики" на даче. Часа через три пришла Катерина, и мы засиделись до двух часов ночи.
       Надежда Андреевна умерла ночью, тихо, не просыпаясь. Катерина пошла позвать ее к завтраку и обнаружила холодной. Перед смертью вечером она долго писала за письменным столом письмо, которое было адресовано мне. Оно так и осталось на столике, Катя машинально вложило его в книгу, которую оставила в детской кроватке.
       - Врач и милиция приехали вместе на одном автобусе, - рассказала она. - Надежду Андреевну забрали и увезли, а через час в квартиру вошли милицейский генерал и двое хорошо одетых мужчин, которые внимательно изучили комнаты и зачем-то ковыряли обои. Мне генерал приказал быстро забрать детей, свои вещи и покинуть квартиру. Мужчина в пенсне предложил отвезти меня домой. У него был большой черный автомобиль, в который погрузили детскую кроватку и мои вещи. Я хотела взять немного книг, но генерал запретил. Так и уехала ни с чем, собрала только свой узелок, да в кроватке спрятала вот эту книгу с письмом.
       Я открыл довольно потрепанную обложку. Это был английский альманах:
      

    NEWTON S GUIDE
    for
    masters & mates
    by j. Newton, F.R.A.S.

      
       Это навигационное пособие для капитанов и помощников, изданное в Лондоне еще до революции, видимо, та книга, которую она считала нужной в моей работе.
       Письмо я читал один, тетя и Катерина вышли на кухню, чтобы не отвлекать меня.
      
       Дорогой Левушка!
    Сегодня утром я долго не могла подняться и очень боялась, что не смогу написать
    тебе мое последнее и единственное письмо. Извини меня за почерк, писать нелегко,
    дрожат руки и плохо видят глаза. Теперь, когда настало время уходить из жизни,
    я хочу, чтобы ты знал, что стал дорог мне как сын, иметь которого я всегда мечтала.
    Пишу тебе не как учитель, а как мать сыну, желая помочь в твоей жизни последним,
    чем могу - советом. Мой мальчик, не обижайся, что я так тебя называю, ты уже стал
    настоящим мужчиной и выбрал нелегкий путь, на котором тебе предстоит еще многое
    испытать. Уверена, что ты достоин своих предков, отца и его братьев, для которых
    самым главным в жизни были порядочность, честь и любовь к Родине.
    Ты получил от них все, чтобы всегда оставаться достойным уважения человеком, и
    сделал выбор, от которого, я уверена, не отступишь и добьешься своего. Но ты выбрал
    нелегкую профессию, и не только потому, что она связана с морем. Тебе придется
    повелевать людьми, которые будут в твоем подчинении. Не стремись властвовать
    над ними. Любая власть ко многому обязывает, а власть без уважения к людям
    развращает, опустошает душу. Черствеет сердце, скудеет ум и наступает самое
    страшное - все человеческое в душе умирает, что хуже смерти. У тебя добрая душа
    и большое сердце. Дари людям добро и радость, и они ответят тебе тем же.
    И еще помни, чем больше власть, тем сильнее одиночество, которое мешает
    понять других. Ищи у людей уважение, избегай зависти и желания нравиться другим.
    Ничто не иссушает так душу, как эти два чувства.
    Твой дед и отец всегда мечтали построить большой и светлый дом, иметь много
    детей и друзей. Тебе, моряку, сделать это будет нелегко, но твой дом и семья должны
    быть такими, куда возвращение будет всегда не только желанным, но и радостным.
    Вашему поколению предстоят нелегкие испытания, многое еще нужно изменить в
    этой жизни, на нашей земле. Что бы ни случилось, всегда возвращайся домой, помни
    - ты русский и в России земля твоих предков. Настоящий праздник бывает только на
    своей земле, со своим народом. Не забывай, что ты последний из своего рода и обязан
    всё сделать для его продолжения.
    Я так люблю твои рассказы, и мне очень жаль, что не увижу твоей первой книги. Пиши,
    обязательно пиши, я уверена, что тебе это просто необходимо и поможет, донести
    свои мысли до людей и надолго сохранить ясным свой ум.
    Желаю тебе долгой и счастливой жизни, большой любви, уважения и удачи в твоей
    нелегкой работе.
    Счастливого тебе плавания.
    Храни тебя Господь!
      
       Р.S.
       Трудно осознавать, что ухожу, не оставляя никого на этом свете, и хочу тешить себя
    надеждой, что там я встречусь с теми, кого любила и кто был дорог мне. Я чувствую,
    что не дождусь тебя, и Катя расскажет о моих бесплодных попытках сделать тебе
    подарок. Нынешняя власть не признает правопреемственности, и я не могла оставить
    тебе все, что принадлежит мне по праву.
    Пусть хотя бы книги и альбомы напоминают обо мне, надеюсь, что они мои и не
    принадлежат государству или трудовому народу.
      
       Через сорок лет я вновь постучись в дом этого дорогого для меня человека. Перестройка многое изменит в нашей жизни, сдаст бронзовую табличку адвоката в металлолом. Сам адвокат ранее выедет в Израиль, а осядет в Швейцарии, где и умрет. Его наследники с поддельными документами на квартиру объявятся в Питере и попробуют отсудить эти 186 квадратных метров в центре города. Но к тому времени в ней будет открыто кафе, принадлежащее новому русскому, по указанию которого для убедительности в том, что они теперь хозяева, убьют одного из наследников. В этом кафе с названием "У Эдика" я буду пить кофе, и ко мне подсядет бесцеремонная хозяйка. Мы разговоримся, и она расскажет, что во время ремонта и реконструкции помещений они найдут в подвале много книг, альбомы, которые вывезут на свалку. Похвастает, что теперь они полноправные хозяева и имеют документы - необходимые "ксивы" от самого Собчака.
       Тогда впервые сильно прихватит сердце, и в ближайшей аптеке меня выходят две пожилые женщины, хорошие кардиологи, оказавшиеся не у дел. Одна из них, несмотря на мои возражения, проводит до автобуса Санкт-Петербург - Таллин.
       Провожать меня приедет и Катерина. К тому времени, она вырастит детей без мужа, который так и не вернется в Питер и сгинет где-то в смутное время. Именно она станет последней, с кем мы будем поминать Надежду Андреевну при встрече, но не надолго. Когда ее сын погибнет в плену у чеченцев, Катя уедет в Чечню работать в госпитале поваром, а через год сама погибнет в подбитом вертолете.
       И самое ужасное, что могила моей учительницы до настоящего времени не сохранилась. Катя была последней, кто регулярно ухаживал за ней. По истечению двадцати лет ее сравняют с землей и продадут место другим. В наше время земля стала слишком дорогой, а память о человеке напротив потеряла свою цену, как и многие другие ценности, присущие русскому человеку.
      
       А тогда перед тем, как уснуть, тетя протянула мне конверт со словами: - Может быть, я не права, но это письмо от матери ты должен прочесть, в нем слишком много говорится о тебе. Утром, если захочешь, ты скажешь мне, что об этом думаешь.
       Письмо было длинным и несколько сумбурным. В нем мать жаловалась на отчима и сообщала, что готова с ним разойтись. Разногласия зашли настолько далеко, что она вновь сменила фамилию и стала опять Веселовой. Почти целая страница была обо мне. Мать писала, что недовольна моим быстрым браком и не верит в его долговечность. В конце письма она сообщала, что ходила к начальнику Азовского пароходства и получила его принципиальное согласие на мой перевод в Жданов.
      
       - Лида, - просила она. - Помоги мне, поговори с Левой, я знаю, что он очень уважает
    тебя и твое мнение. Я не хочу терять сына, и так хочу, чтобы он был рядом со мной.
    А Саша очень трудный человек, я его порою просто не понимаю. Если бы не было дочери,
    не задумываясь, подала бы на развод.
      
       Я не смог дочитать письмо до конца. Мысли о том, что больше уже нет родных старых мудрых людей, с кем бы мог посоветоваться, обида за отчима, который взял мать с двумя детьми после войны и заменил им отца, оставили меня до утра без сна. Ведь до этого я считал, что, несмотря на небольшие разногласия, мать и отчим очень любят друг друга, ведь их связало трудное военное время, и теперь письмо матери показалось мне предательством, которое трудно простить.
       За ранним завтраком я несколько эмоционально сказал об этом тете. Неожиданно она согласилась со мной, но попросила умерить пыл.
       - Ты уже взрослый человек и имеешь право решать свою судьбу сам. Твоего отчима я уважаю не меньше, чем своего Бориса, и трудным человеком не считаю. Все, что он делал, пока они вместе, он делал для нее и детей. Ему сейчас трудно, очень трудно, ведь он военный летчик, прошел не одну войну и теперь, когда демобилизовался и перестал летать, ему нужна помощь, а не дурацкие капризы. Она должна бы понять это. Я думаю, ты должен поехать в Жданов и обязательно с женой, которая ни во что не должна вмешиваться. Будь умницей, помоги отчиму и постарайся не обидеть мать, сделай все так, чтобы она поняла - у тебя своя семья, своя работа, свой путь. Она не глупа и должна понять, ведь она тебя очень любит, так же, как она любила твоего отца, но он уже никогда не вернется. Стоит ли городить огород, когда рядом любящий человек, отец ее дочери.
       Она взглянула на часы и внезапно спросила: - Мне показалось, что ты чем-то еще очень расстроен. Может, у тебя неприятности на работе?
       Вопрос застал меня врасплох. Соврать я ей не мог, а как объяснить тяжелое чувство, охватившее меня у дверей к учительнице?
       - Да нет. Стать штурманом раньше двух лет и не рассчитывал, - ответил я, утаив слова капитана при расставании. - Не знаю, как сказать, но мне кажется, что происходит что-то непонятное. После смерти бабулек их квартиру разграбили, перед смертью кубанской бабушки у нее отняли хату и землю, после смерти Надежды Андреевны отняли все. Что происходит, тетя? Где же справедливость?
       Тетя подняла глаза и от неожиданности уронила ложку. Внезапно взгляд ее стал жестким, она выпрямилась, собралась и нахмурила брови.
       - Ну, вот что. Если ты хочешь нормально жить и работать, думай, что хочешь, но таких вопросов больше не задавай. Не знаю, как у вас там, моряков, а в Питере в связи с "оттепелью" появилось много тех, кто надеется на возвращение к старому, ты понимаешь, о чем я говорю. Такие люди, как твоя учительница, в это верили всегда, но еще одной революции не желали, Россия уже не вынесет, ее просто не станет, говорили они. Тебе, человеку советскому, не жившему в старое время, следует помнить, что твой долг верить своим вождям. Никто не знает, куда нас заведет Хрущев, он такой же, как и его предшественники, к тому же возвысился на развенчании Сталина, а его еще многие будут помнить, к тому же светлый храм будущего на костях предков не построишь. Ты же, как человек профессии, которая позволяет увидеть многое за пределами нашей страны, разберешься во всем сам, если будешь умницей и до поры держать язык за зубами.
      
       В Мариуполь (Жданов) мы выехали через четыре дня. Извещать родителей о своем приезде я не стал, чтобы застать врасплох и увидеть всё, как есть, но на вокзале нас встретил отчим на горкомовской "Волге" с шофером. Оказывается тетя, провожавшая нас в Ленинграде, не выдержала и все же телеграфировала.
       Рыбацкое братство, в которое входили фанатики рыбалки, объединяет людей независимо от возраста, положения и убеждений. Узнав, что к "карасю-профессору" едет сын-моряк, второй секретарь горкома, он же ученик-рыбак, предоставил свой транспорт. Сам же Олег Борисович, талантливый и подающий большие надежды молодой аппаратчик, прибудет со своей красавицей женой к торжественному столу вечером. На стол будут выставлены многочисленные рыбные блюда, приготовленные матерью и самим отчимом, а завершит пир огромный эмалированный таз с горой крупных раков, отваренных с укропом по рецепту "профессора". Будет много выпито, много сказано и спето, и я не увижу и намека на разногласия в семье, столь внимательными и теплыми были взгляды матери на отчима, да и он казался беззаботным и счастливым.
       Когда талантливого аппаратчика с мешком, полным щелкающих клешнями раков на спине, обтянутой новым финским костюмом, умчит домой горкомовский дежурный транспорт, лицо матери изменится. На нем можно будет без труда увидеть следы недовольства поведением отчима, искренне желающего продлить праздник и послушать бравого моряка о том, как живут там теперь они - побежденные немцы и победители англичане. Успокоила и жена, выдворившая нас на балкон и, незаметно от матери подсунув нам недопитую бутылку с закуской, заменив на кухне хозяйку, которую отправила в спальную, где праведным сном счастливой сестренки спала Татьяна.
       Отчим, оставшись со мной, уже не бодрился, слушал с интересом, внимательно поглядывая через стекло окна на прибирающуюся невестку, и на его лице я не смог прочесть, доволен он ею или нет. Валентина разошлась и еще долго убирала кухню, ванную комнату, где ванной плавали сазаны и карпы, помыла коридор и легла, когда уже заалел рассвет.
       - Ну, что скажешь? - спросил я. Она, прижавшись ко мне, усталая, но довольная подняла вверх большой палец и прошептала:
       - Вот такой мужик! Веселый такой и совсем не вредный. Толстенький и симпатичный, - и, закрыв глаза, тотчас же заснула.
       Я заснуть не мог, сон ушел куда-то, возбуждение не проходило. Жужжал над головой назойливый комар, в комнате было жарко, здесь лето в самом разгаре. Квартиру родители получили недавно, но уже успели обставить. Знакомых мне с детства вещей почти не осталось, они не выдержали многочисленных переездов, родители тоже начинали новую жизнь.
       Вскоре совсем рассвело, я осторожно встал и вышел на балкон. Где-то, казалось, совсем рядом, тяжело вздохнула доменная печь, и через пару минут волна наполненного сероводородом воздуха докатилась до нас.
       - Домну загрузили, - раздался голос отчима. - Вот она и вздыхает. Это на "Азовстали". Что нос морщишь? Через неделю привыкнешь. Местные на запахи не реагируют, их тут много, запахов. Птицы время от времени пропадают, а деревья, смотри какие зеленые, и растут, как сумасшедшие, говорят, эти тополя за десять лет до четвертого этажа вымахали.
       Он помолчал, глядя в голубое небо, потом достал из стоящего на балконе мешка семечки подсолнуха. Тотчас же на перила слетели три голубя и, немного помедлив, уселись на протянутые отчимом ладони с кормом.
       - С добрым утром, нахлебнички. Соскучились по лакомству? Мне вечером вчера не до вас было, сын приехал. А ты возьми семечек, - обратился он ко мне, - попробуй, будут ли они у тебя с руки брать.
       Я взял немного семечек на ладонь и протянул осторожно руку. Голуби забеспокоились, но не улетели. Голубка, посмотрев на меня глазками-бусинками, клюнула осторожно раз-другой, но с руки отчима не сходила.
       - А знаешь, Валюха у тебя ничего, красивая. Смеется хорошо. И как она вчера старалась. Шустрая, а мать говорила, что белоручка, ничего не умеет, - он улыбнулся и посмотрел на меня. - Нет, молодец Валек - человек! Мужиков не перебивает, все больше слушает. Тебя-то любит?
       - Не знаю,- засмеялся я, - а ты ее сам спроси, она на эту тему не особо разговорчивая.
       Голуби вздрогнули, слетели с рук. Дверь на балкон распахнулась, и показалось лицо матери.
       - Саша, сколько раз я тебя просила - не корми здесь голубей. Они весь балкон за...ли, потом мой за ними.
       Лицо отчима потемнело. - Не мешай, - и по его голосу я понял, что идиллия вчерашнего вечера развеялась окончательно.
       Пару дней Валентине удавалось гасить вспышки гнева тактичным вмешательством, а на третий мы втроем - отчим я и Валентина отправились на рыбалку в Юрьевку, чудесное место на берегу моря в тридцати километрах от города, заодно намереваясь вдоволь покупаться в Азовском море. Что и говорить, южное море вдали от большого города летом, конечно же, прекрасно. На запад от Мариуполя берег высокий, с прекрасными песчаными пляжами, с необыкновенно чистой водой. На берегах стоят хаты, утопающие в садах, а за ними бескрайние степи, обожженные солнцем. Высокое голубое небо, прозрачный сухой воздух над морем, запах полыни, песни жаворонков и крик чаек - вот оно очарование юга, которого так не хватает нам, людям, живущим на берегу сурового Балтийского моря.
       ... Дни мы проводим на море, выуживая крупных черных бычков, жирную тарань, а повезет - и судака. В часы, когда нет клева, валяемся на горячем песке, выгоняя из костей сырость наших дождливых мест, вечером поднимаемся наверх в Юрьевку на ночлег у "дяди Коли". Хата маленькая, но от прежних приазовских казаков осталась большая рига, в которой теперь хранят местное топливо - пустые засушенные шляпки от подсолнухов и кукурузные початки. В ней мы спим, зарывшись в солому под звон цикад, умолкающих только к утру.
       Дядя Коля - уником, легенда этих мест, до войны был одним из лучших здешних комбайнеров и в свободное время строил свой самолет. Самолет взлетел 21 июня 1941 года, пролетел над Юрьевкой к дикому восторгу местных мальчишек, после чего прозвали его летчиком. Когда дядю Колю взяли в армию, то определили помощником техника в авиационный полк. Там-то и встретились они с отчимом. Во время войны погибла Колина семья вся разом, свой, советский танк прямой наводкой расстрелял хату и раскатал ее гусеницами, превратив в пыль за то, что пьяный немецкий пулемётчик открыл огонь из окна. Вернувшись домой, не выдержал этого известия дядя Коля, умом тронулся, ночью облил себя керосином и поджег. Страшно обгорел, но люди и врачи спасли.
       С тех пор при росте метр восемьдесят весил он чуть больше полста килограммов и ел меньше, чем пил. Приютила его вдова Василина, женщина крупная и очень добрая, не будь ее, пропал бы. Славился он тем, что мог отремонтировать любой механизм, и оживали в его руках любые моторы, в том числе лодочные, многие рыбаки на побережье пользовались его услугами. Встреча старых однополчан была случайной, и отчим вряд ли узнал бы Колю, да увидал на стене фотографию, где они вместе с ним на аэродроме в Кубинке в сорок втором, а когда Коля длинно и витиевато выругался, сомнений не осталось.
       Теперь Коля сам в море не выходил, гостей-рыбаков из города у него бывало много, и каждый оставлял столько рыбы, что для проживания хватало. Приплачивали неплохие деньги за хранение инвентаря, надувных лодок и мелкий ремонт.
       За три дня рыбалки дядю Колю я не видал, и в последний вечер отчим пригласил зайти с ним в хату к хозяину. Тот сидел за столом так, чтобы быть в тени, подальше от настольной лампы, и я его так и не разглядел. Из сказанных им двух десятков слов только пять были не матерными, и, завершив знакомство, отчим отправил меня во двор. Я прошел в сад. Стоял безветренный теплый вечер последнего дня сентября. Спать не хотелось. Вышел за околицу в степь, сел на брошенную телегу без колес и стал думать, как мне начать разговор с отчимом. Уезжать, не поняв причины обострения их отношений, не хотелось, но вмешиваться, не выяснив их, не имел права.
       Отчим появился внезапно, сел рядом. - Ты рассказал мне о своей работе не всё, - заговорил он, - как я понимаю, матрос это что-то вроде стажера? Не затянулась ли твоя стажировка?
       Я вспомнил последний разговор с капитаном, рассказал отчиму его содержание. Он выслушал молча и вновь спросил: - Ну а сам-то ты, что думаешь?
       - Не зря же я учился, да и матросом времени не терял. Думаю, что мог бы быть неплохим специалистом.
       В этот момент трактор, вспахивающий землю под озимые, подошел близко к нам, и отчим, спрыгнув с телеги, шутливо сдернул меня с нее.
       - А ну-ка пошли, специалист, - и направился к остановившемуся трактору.
       При нашем приближении тракторист остановил двигатель, сел на траву и закурил.
       - Добрый вечер, отец, - поздоровался отчим, - можно мы рядом посидим?
       - Отчего ж нельзя, можно, - в его усталом голосе не было и намека на недовольство. - И который тебе годок пошел, сынок? - обратился он к отчиму.
       Тот к моему удивлению ответил серьезно: - Шестой десяток разменял.
       - Ну, мы с тобой ровесники, получается. И что ж тебя, мил человек, привело? Чего спросить хочешь или так, покурить вместе?
       - Вот молодежь, - отчим указал на меня, - интересуется. - Ты, отец, специалист или как? Он сам-то у нас по-казенному специалистом числится, а чувствую, что сомневается.
       Тракторист поднялся, влез на трактор, включил фары, осветив край вспаханной земли, вытащил метровую деревянную линейку из-за сиденья. - Я пахать начинал с конной тягой в десять лет, в четырнадцать сел на трактор. Семь лет на танке, а это уже пятый трактор в моей жизни. Возьми, - он протянул мне линейку и карманный фонарик, - и замерь борозду. По заданию она мне на локоть, по-вашему, чуть больше, чем на сорок сантиметров, дадено.
       Мы промерили более десятка борозд, глубина всех была чуть больше сорока. - Выходит, отец, ты большой специалист, и я в этом не сомневался, - подытожил отчим.
       - А в чем вопрос-то? - поинтересовался тракторист.
       - А вот сын училище закончил на капитана дальнего плавания, и два года матросом проплавал. Считает, что может быть штурманом, неплохим специалистом.
       Тракторист снял кепку, вытряхнул о колено из нее пыль, почесал затылок. - Я в морских делах не силен, не кумекую, но скажу тебе так. Вот, положим, фрукт на дереве для созревания срок определенный имеет или пашеничка наша. Ты зеленый абрикос или грушу, - обратился он ко мне, - есть станешь? А ежели мы зерно раньше соберем, хлеб из него спечешь? Нет. Вот и специалист так же, созреть ему нужно, как фрукту, не то и понос с ним заработаешь.
       Отчим тихо засмеялся и неожиданно спросил: - Ну, а если фрукт или пшеничка переспеют, то как?
       Собеседник опешил. Потом, немного подумав, сказал примирительно: - И то верно. Если во время не поспеешь, пропадет фрукт, и пашеничку не соберешь - осыплется!
       - Так как же быть, отец?
       Тракторист опять почесал голову, влез на трактор. - А что тут придумаешь? Голову иметь надо, кумекать, чтобы этот срок узнать и во время все сделать. Вопрос ты мне трудный задал, мил человек. Его одному не решить. Старики наши завсегда такое миром решали, а сейчас молодые все сами хотят, нас не спрашивают. А знаешь, может и правильно. Мы такое понаделали, что им долго ломать придется, а ломать - не спрашивают. Специалист? Я не специалист, я хлебороб. Это вам есть время башку ломать, а мне пахать надо. Так что поехал я.
       Он запустил трактор и вскоре скрылся за бугром на фоне гаснущей вечерней зари, и только шум двигателя некоторое время доносился до нас.
       - Ну что, понял? - спросил отец.
       - А ты? - И мы оба рассмеялись.
       Когда мы улеглись, пришла Васелина, принесла кислуху (домашнюю ряженку), деревянные ложки и села в ногах. Кислуха была густой и жирной, с толстой корочкой и необыкновенно вкусной. Когда мы с ней расправились, она промолвила, горестно вздохнув:
       - Умирает наш дядя Коля. Этой зимы не переживет. Так уж вы, Ляксандр Василич, не стесняйтесь, ежели попросит стаканчик, преподнесите. Как не остаканить несчастного человека. Вы ушли, а он мне и говорит: - Видала у Василича какой сын? А у меня никого, только ты, и то не жена, а хозяйка, только работник - то я хреновый. Так и сказал, серьезно и первый раз без матюгов. А всё война проклятая, у его Серафимы пятеро детей было, и всех зараз.
       Она положила руку мне на бедро и произнесла: - Вы-то хоть без войны и крови проживите. Навоевались за вас родители.
       Когда она ушла, я решил, что самое время задать отчиму мучивший меня вопрос, но он опередил меня.
       - Знаешь, сын, уйду я с завода, - и сделал небольшую паузу, я этим воспользовался:
       - Тебе не нравится работа?
       Не отвечая на мой вопрос, он продолжил: - Там такие мужики работают! Что ни мастер, то асс, лет пятьдесят на своем месте. Льют вал для ледокола, инженеры и технологи всеми отделами за качество божатся. Все анализы, говорят, как положено, а мастер говорит - брак. Вывезут из цеха, поставят на обработку, проверят рентгеном - точно брак.
       Спрашивает генерал-лейтенант - директор завода: - Как ты определил брак?- а тот в ответ: - Запах в мартене при плавке не тот был, а при разливе металл цвета не додавал, не докипел, значит.
       Они за свою жизнь столько перевидали, что домну и металл, как живого человека, понимают. И сварщики такие же, и инструментальщики, продукцию которых меня как инспектора ОТК проверять заставляют. Какой к черту инспектор? Я в нем ни уха, ни рыло. Вот любого истребителя, любую фигуру высшего пилотажа выполнить заставлю, да не как-нибудь, а лучше других. Старики меня жалеют, ветеран, пусть и молодой, а вроде как зря пострадавший, демобилизованный по выслуге лет, а мне эта жалость - нож в сердце. Я с моей пенсией и так безбедно проживу. Вот и не могу людям в глаза смотреть, а мать не понимает. Стыдно, говорит, на рыбалке пропадать, без работы сидеть, будто больной или старый.
       Мне хочется поддержать его, и я говорю, не подумав: - Может зря, папа, ты сюда приехал, в Кропоткин нужно было? Там мать с дедом и брат, в саду да огороде бы старикам помогал.
       - Ты что! Мать сразу сказала, что тогда никуда не поедет, в Сердобске останется. Не сложилось у нее с моим родными, - быстро отвечает он и тут же спохватывается: - Да и сам я не собирался, Федор сразу бы подумал, что на хату претендую, к тому же в саду и огороде я не силен. Я в Ейск просился, туда, где учился летать, но не пустили, предлагали места в Центральной России, в Орел да Белгород. А здесь в Мариуполе мои фронтовые друзья, море под боком и до Кропоткина на мотоцикле часов десять-двенадцать, вот и согласился, да и не жалею. Вот мать плохо здесь приживается, народ не тот, жарко и скучно ей, все чаще свою Максатиху вспоминает, а мне как мужику обидно, она чуть что, сразу о прошлом.
       Он замолчал, проверяя, сплю я или нет, и, убедившись, сказал слова, которые запали мне в душу на всю жизнь: - Говорят, женщина живет прошлым, если мужчина не может дать ей будущего. Вот и получается так, что у меня будущего нет. В генералы не вышел, значит не судьба, да я и не стремился. Генералы летают мало, а я без полетов хандрить начинал. Терять совесть и шагать по трупам только ради своей выгоды нельзя, но и останавливаться в пути тоже, да думать об этом нужно было раньше. Хочу тебе сказать: временем дорожить нужно, все можно наверстать, и деньги и почет, а вот время не вернешь. Профессионалом ты еще станешь, а слова тракториста запомни. Наш дед как-то сказал мне: можно ошибиться и даже не раз, главное - не обгадиться, тогда и отмываться не придется.
       А жена у тебя хорошая и красивая, и легкой жизни с ней при твоей профессии не обещаю. Ждать всегда нелегко, для этого нужно не только любить, но и уважать, понимать друг друга. Будет, дай Бог, понимание, остальное все приложится.
       Так неожиданно узнал я причину разногласий родителей и, разумеется, остался на стороне отчима. Мать до отъезда несколько раз пыталась жаловаться на отца, но я отмалчивался, а когда она завела разговор о моем переводе в Азовское пароходство, ответил жестко, однако не обижая: - Я люблю вас всех, но у меня теперь своя семья, за которую в ответе. Я, сам выбрал Таллин и никогда, ни при каких обстоятельствах его не сменяю. Там теперь мой дом и работа.
       - Конечно, - обиженно надув губы, сказала мать, - у Анны Яковлевны и Ивана Ивановича такая квартира, где уж нам до них!
       Меня это сильно разозлило, и я погорячился: - Ты плохо обо мне думаешь, мама. Да, у них есть все, но ты меня не поняла. Они здесь не при чем. У меня своя семья и будет свой дом, я ничего не пожалею для этого и уверяю тебя, что это будет уже скоро. Что касается отца, не жалуйся, здесь я тебе не помощник. Он не одну войну прошел и не где-нибудь, а в авиации. У него стаж тридцать шесть летных лет на истребителе, и он имеет право отдохнуть, к тому же ты знаешь, что со здоровьем у него неважно. Он любит меня, и я никогда не посмею сомневаться в его правоте, да и делить вам нечего, уже столько лет вместе.
       - Он сам убивает свое здоровье, - огрызнулась мать.
       Мне очень хотелось добавить, что она делает это тоже очень успешно, но сдержался.
       Утром, Валентина сообщила мне, что мать проплакала всю ночь, Мне было жалко ее, но еще более обидно за отца, наверное, не только из-за мужской солидарности - это было искреннее сочувствие в благодарность за то многое, что он для меня сделал.
       После моего отъезда отчим помедлит с уходом с работы и, пытаясь научиться изготовлять инструменты не хуже старых слесарей, работая на станке, потеряет три пальца правой руки, отчего уже никогда не сможет играть на гитаре, перестанет петь свою любимую: "О Мари, о Мари, я навек потерял свой покой". С работы уйдет сам и полностью отдастся рыбалке, станет кумиром рыбаков и раколовов. Часто будет уезжать из дома, и пропадать на море, в ставках и водохранилищах, вывозя на них, по просьбе горкома и директоров заводов приезжих крупных начальников и гостей из-за границы. Но ему всегда будут интересны не они, а простые деревенские люди, рабочие и колхозники. Мать вскоре с помощью Олега Борисовича устроится от горкома на работу воспитателем в крупнейшее общежитие завода "Ильича", и на время в семье воцарится хрупкий мир, а когда подрастет моя сестренка Танюшка - маленький, очень добрый и чуткий человечек, поддерживать отчима будет она и ее заботливый супруг Алик.
      
       БОЦМАН
      
       По возвращении в Таллин меня ждал сюрприз - назначение на "Сулев" боцманом, причем по желанию Сейдбаталова. В начале я решил отказаться, но, подумав, согласился: когда, где и как не в этой должности доказать капитану, что он был неправ. Однако доказывать не пришлось, судном командовал сначала Стрежнев, затем, на время отпуска, его заменил капитан Х. Лийдеман.
       Сказать, чтобы в новой должности мне пришлось напрягаться, было бы неверно, я хорошо знал судно, командный состав и экипаж, они, за небольшим исключением, так же хорошо знали меня. Рейсы были непродолжительными, осень стояла спокойной, без штормов, и не доставляла много хлопот. Основное время занимали подготовка трюмов, работа с грузовым устройством, поддержание хорошего внешнего вида судна и уборка. Оставалось достаточно времени и на совершенствование навыков штурманской работы, глубокое изучение радионавигационных приборов, судовой бухгалтерии. На мостике мог появляться в любое свободное время, оба капитана это поощряли и охотно делились опытом.
       Именно тогда я начал самостоятельно вести систематическое планирование работ на палубе, с ежедневной оценкой качества их выполнения каждым матросом и с отметкой о любых замечания командного состава. Так появился у меня еще один дневник - рабочий, который и впоследствии буду вести регулярно, работая в любой должности. Стоит ли говорить о том, что это сослужит мне немалую службу в дальнейшем.
      

    0x01 graphic

    И.ЛовецкийБ Л.Веселов, Г.Онищенко
    Все станут уважаемыми капитанами

      
       Судно постепенно покидали те, кто вышел в штурмана. Ушли Г. Онищенко, И. Ловецкий. Матросов-выпускников училища становилось все меньше и меньше, флот пароходства быстро рос, вместе с ним росли и люди.
       Мне очень понравился наш новый капитан Хари Эльмарович первый капитан-эстонец, с которым мне довелось встретиться. Спокойный, сдержанный, неторопливый, он всегда доброжелательно относился к экипажу и особенно к молодым штурманам, беспокоился об их непререкаемом авторитете, никогда не повышал голоса и не позволял этого делать другим. Вывести его из равновесия не могло ничто - ни штормовая погода, ни туман, ни ошибки судоводителей. Он появлялся на мостике тогда, когда это было необходимо, и его появление не вызывало у других смятение или чувства неудобства. Та же атмосфера воцарилась в кают-компании и в целом на судне. Он очень умело держал дистанцию - был рядом, но не допускал панибратства. Страх перед "высшей властью" сменился уважением, и сразу же, как ни странно, значительно сократилось число нарушений.
       Глядя на него, сделал в дневнике пометку: "Пословица о том, что страх воспитывает подлецов - верна", и добавил: "А уважение нужно заслужить, добиваться его властью - бесполезно". Много лет спустя, из-за усталости и перенапряжения, я сорвусь и попытаюсь "закрутить" гайки, но, увидев эту запись, вовремя остановлюсь.
       Однако нехорошее предчувствие не оставляло меня, и впервые начали беспокоить боли в желудке. Судовые повара, как бы ни старалась, готовить хорошую пищу постоянно, были не в состоянии. На это кроме низкой квалификации было еще много причин - качка, недостаточный ассортимент продуктов, маленькая емкость судового холодильника, отсутствие свежих овощей, поэтому желудочные болезни у моряков врачи классифицировали как профессиональное заболевание. Мое беспокойство усилилось после того, как в рейсе случилось прободение язвы у матроса Якубовича, и только то, что мы уже находились недалеко от Лиепаи, спасло от летального исхода, опоздай мы с приходом на полчаса. Пришлось обратиться к врачу, он успокоил - гастрит, но первый звонок прозвенел.
       Сейдбаталов вернулся в начале декабря и начал свою деятельность с наведения "порядка" среди штурманов. После Лийдемана его кипучая деятельность больше походила на попытку восстановить свой пошатнувшийся авторитет. Недели две я старался не попадаться ему на глаза с целью избежать разговора, который, как полагал, обязательно затронет тему моего боцманства.
       Он подошел ко мне, когда я подменял вахтенного матроса у трапа на ужин.
       - Что вы бегаете от меня, как заяц от гончей? - спросил он не без ехидства в голосе. - Я полагал, что новый боцман поинтересуется отношением капитана к работе на палубе.
       Этот ехидный тон вызвал в душе моей бурное негодование, которое я с трудом сдерживал. - Меня не учили обращаться напрямую к капитану через голову непосредственных начальников, - ответил я, как можно корректней, хотя хотелось сказать, что я не заяц, а он совсем не похож на гончую. - Все работы согласованы со старпомом.
       Лицо капитана потемнело. - Не хотите говорить со мной? Я ведь только хотел узнать ваше, а не старпома, мнение. Вижу, вы быстро освоились с работой боцмана, значит, я был прав.
       - Извините, товарищ капитан, я еще не ужинал, разрешите идти?
       - А я вас не задерживаю, - ответил он с улыбкой, которая говорила, что разговор не окончен.
       Утром я зашел в каюту старпома с заявлением о списании с судна, официально имел на это право, у меня оставалось достаточно много дней неотгуленного отпуска и выходных.
       Тот и разговаривать не стал: - Пока сам с мастером не решишь этот вопрос, ко мне больше не суйся. Я человек временный и не собираюсь ломать из-за тебя копья. Он, кстати, думает, что ты по его совету застрял в боцманах надолго, осознал? Я бы на твоем месте не стал его в этом разубеждать. Да и перед Новым годом вряд ли кто приедет тебе на замену.
       Старпом был немолодым, из разжалованных капитанов, человек толковый и рассудительный, когда не пил. Мне он нравился, и я не стал возражать, надеясь, что еще недельки три вытерплю и уйду с судна по согласованию с капитаном, но все вышло совсем не так.
       Мы сделали рейс в Швецию и после католического Рождества пришли в Вентспилс и швартовались под вечер у городского причала. Парадный трап спускать не стали, судно было в полном грузу, установили трап-сходню. Подмораживало, и мокрый снег образовал ледяную корочку. Матрос пошел в подшкиперскую за песком, а я ожидал его прихода, когда к трапу подошла невысокая женщина в белой шубке, с чемоданом в руке. В сумерках узнал ее не сразу, это была жена капитана. Приняв у нее чемодан, поставил его на палубу и протянул руку. Женщина стала спускаться, поскользнулась и начала падать. Мне ничего не оставалось, как схватить ее под руки, а она обхватила мою шею руками. Про себя я отметил, что она легка, как пушинка, и пронес ее метра три прямо к надстройке, и когда поставил на палубу, то заметил в иллюминаторе над собой капитана.
       Лица его я не видел, Но по чувству, очень похожему на то, которое испытал два года назад по приходу на судно, понял, что мое пребывание на "Сулеве" на этот раз подошло к концу.
       Приказ о моем понижении в должности до матроса первого класса, без объяснения причин, старпом объявил мне утром, и посоветовал на этот раз подать заявление, датировав предыдущим днем. Я написал его тут же, он, не глядя, подписал и поставил ту же дату.
       - Иди, собирайся. Сдашь все боцманское имущество Кудряшеву по списку, не забудь проверить и расписаться. В кадрах из штанов не выпрыгивай, сиди и жди, когда позовут.
       Волнения особого не было, я верил старпому, капитанский стаж у него был больше, чем у Сейдбаталова, он прекрасно знал, что делает, и уже вечером я выехал домой.
       Так закончилось пребывание на моем первом после окончания училища судне. Счастливого конца не получилось, но почему-то было убеждение, что эти два года не прошли даром. Как показали дальнейшие события, полученный опыт, как плохой, так и хороший, пойдет на пользу.
       Наступало время подняться на палубу судна уже в новой должности, и я не сомневался в том, что к этому готов.
      

    0x01 graphic

      

    * * *

      
       Инспектор по кадрам протянула Велеву трудовую книжку со словами:
       - Проверьте, пожалуйста, записи в трудовой книжке. Все ли записано правильно?
       На раскрытой странице он прочитал короткую запись на государственном языке:
       2003 г. 04. 22 Окончание трудового договора. В разделе основание - кк. 03-21.04.03.
       Внизу почему-то значилось: Пенсионный отдел и подпись инспектора.
       Механически он пролистал страницы и остановился на разделе "Сведения о награждении".
       Последняя тридцать пятая запись датирована 1989 годом. Он усмехнулся. Выходит, в советское время он работал так, что поощрялся более чем раз в год, а вот при капитализме не заработал ни одной благодарности, и это при многих буксировках, успешных спасательных и ледовых операциях. Правильно сказал один из капитанов, плавающих последние годы под иностранными флагами:
       - При капитализме нужно работать, не совершая подвиги в прямом и переносном смысле. Наградой за труд хозяин считает выплаченную в полном размере зарплату согласно договора. Остальное его просто не интересует.
       Выходило, что его компаньоны по фирме считают так же. А впрочем, они не виноваты, бизнес есть бизнес, чем они хуже иностранных судовладельцев? Однако он решил попрощаться с теми, с кем проработал много лет.
       На прощальном обеде было сказано немало хороших слов в его адрес, которые уже почти не доходили до сознания. По многолетней привычке Велев держался, как на капитанском мостике, не показывая того, что происходило сейчас в его душе, а когда все закончилось, вновь почувствовал боль в сердце и принял нитроглицерин. Домой его отвез старший сын, который, понимая состояние отца, пытался взбодрить рассказом об очередной рыбалке. Жена, внимательно посмотрев ему в глаза, обняла и, сдерживая слезы, повела в сад, где попросила помочь посадить рассаду горячо любимых ею цветов. Он даже рассмеялся при мысли, что теперь вся его трудовая деятельность будет состоять из работ в саду да по хозяйству.
       - Ты что это смеешься? - с недоумением спросила жена.
       - Вспомнил, как Уинстон Черчилль ответил парламенту, когда его отправили на пенсию:
       "Если вы думаете, что я буду только возиться с цветами в саду, то глубоко ошибаетесь. На свете есть еще виски, и держитесь, когда я напишу мемуары".
       - Я тебя поняла, - улыбнулась жена, - вот и пиши, а за остальным дело не станет.
       Ее слова словно отрезвили его. Действительно, что он рассопливился? Ведь давно готовился к этому, другого-то ничего не оставалось, к тому же и здоровье стало сдавать. Вот и председатель медкомиссии напоминала, что после апреля этого года она ему "добро" не даст, а апрель кончается, придется идти "сдаваться", как он любил говорить в таких случаях.
       - Апрель, апрель! - Он выпрямился и быстро пошел в дом.
       - Вот неугомонный, - пробурчала жена, - никак не успокоится.
       Велев открыл стол, достал трудовую книжку и пробежал страницы. Как же это он сразу не сообразил? Мистика, какая - то! Пришел в пароходство 6 января 1959 года, сошел с последнего суда 6 января 2003 года. Получил первое назначение помощником капитана 22 апреля 1961, а закончил трудовую деятельность 22 апреля 2003 года! Нет, здесь без провидения не обошлось. Такая закономерность не случайна. Вот что значит судьба!
       На душе неожиданно стало совсем спокойно. Значит, еще поживем и еще кое-что полезное сделаем за оставшиеся годы, подумал он, словно получив благословение
      

    * * *

      
       ПЕРВЫЕ ВАХТЫ НА "ВОРМСИ"
      
       Зимний Таллин всегда был удивительно похож на иллюстрации книги рождественских сказок. Даже если бы не украшали елок на его улицах и витрины магазинов, белый пушистый снег на деревьях скверов, крышах домов делал его нарядней и миниатюрней, отчего он выглядел словно игрушечный. В преддверии Нового года люди становились приветливей, добрее, выводили на улицы детей - полюбоваться световыми гирляндами, огнями витрин. Пока шел от вокзала на автобус через Ратушную площадь, предпраздничная атмосфера окончательно успокоила меня, и я подумал, что это символично - в Новом году начинается новая жизнь.
       Когда на другой день после обеда пришел в отдел кадров, все готовились встречать праздник, в украшенном гирляндами кабинете инспекторов накрывали стол, и Дорофеева, с неизменной папиросой во рту, встретила улыбкой.
       - Вот, смотрите, что значит, человек правильно понимает службу, - произнесла она, указывая на меня. - Другой бы спокойно отгулял праздники, и явился числа третьего, а он прямо с дороги примчался. Оставь свои документы на столе и отправляйся к теще на пироги. С сегодняшнего дня ты на выходных, но долго гулять я тебе не дам. Если поедешь в свой Питер, то третьего обязательно возвращайся, у начальников к тебе серьезный разговор, а чтобы голова зря не болела, знай - особо ругать тебя, не будут. Так что с Новым годом тебя и твое семейство.
       Юрьевы, а их в Таллине было немало, отмечали праздники всегда все вместе, шумно и весело, и задумываться над тем, что готовит мне начальство, было некогда. Праздники пролетели быстро, а третьего утром позвонили, что меня ждут в кадрах к четырнадцати часам.
       В кабинете, куда меня привела инспектор, шепнув: "Расслабься, не съедят", сидели знакомые мне начальник ОК Михайлов, начальник службы мореплавания, капитан - наставник Гуревич и два незнакомых капитана. Указали на стул напротив, и я понял, что разговор будет серьезным.
       Дорофеева стоя зачитала мое еще короткое личное дело, перечислила заслуженные за два года плавания грамоты и благодарности и, завершая представление, огласила радиограмму с судна:
      
       ПАРТИЙНАЯ ЗПТ КОМСОМОЛЬСКАЯ ОРГАНИЗАЦИИ РЕКОМЕНДУЮТ ЗПТ
    АДМИНИСТРАЦИЯ ВАШИМ ПРЕДЛОЖЕНИЕ СОГЛАСНА ТЧК
    КМ СЕЙДБАТАЛОВ.
      
       Воцарившееся непродолжительное молчание прервал начальник ОК: - Трудно плавать с Сейдбаталовым?
       Отрицать было бессмысленно, что делается на судах, в кадрах знали, и я ответил дипломатично: - Трудно, но интересно.
       - Интересно, это чем же? - спросил один из капитанов.
       - Скучать не приходится, - ответил я, стараясь быть немногословным.
       - То-то я смотрю, два года в матросах бывший старшина роты отсидел, - промолвил начальник Моринспекции Ермолаев. - Другие за это время уже до вторых помощников доскакали, а ты даже не просишься. Или раздумал капитаном стать?
       - До капитана ему еще далеко, - вступилась инспектор, - а вот побоцманить он уже успел, и неплохо.
       - Так, может, и оставим его в этой должности, - прервал начальник кадров, - молодые боцмана с образованием штурмана нам нужны.
       - У нас старых, правда, с другими университетами, хватает, а этот, говорят, и материться по-настоящему не научился, - заступилась Дорофеева.
       - Этому еще научится, - сказал капитан постарше. - А как у вас с немецким языком? - и продолжил уже на отличном немецком: - Не забыли еще?
       Пока я думал, на каком языке отвечать, Ермолаев ответил за меня: - Если подзабыл, вспомнит. Берите его к себе. На верфи в Ростоке и проверите. Я его вам по блату уступаю, на него еще кое-кто виды имеет.
       - Хватит авансы давать, - подвел итог Михайлов. - Это мы решать будем, куда его направлять. Вы сначала, Сергей Николаевич, - обратился он начальнику Моринспекции, - техминимум у него примите, да построже. За два года в матросах всю училищную науку забыть можно, - и обращаясь ко мне, подытожил: - Ну что, Веселов, не без замечаний, но экзамен у Сейдбаталова ты выдержал. Будем выдвигать тебя в штурмана, уж больно защитница у тебя хорошая. Куда, потом определим, когда техминимум сдашь, но более двух недель подготовку. Не затягивайте - обратился он уже ко всем.
       Из кабинета начальника мы вышли вместе с инспектором. Та без промедления написала копию приказа о направлении на техминимум.
       - Вот и кончилось твое пребывание в матросской должности. Серьезный шаг делаешь, и если на этом пути споткнешься, матросом я тебя уже не возьму, имей это в виду. Успеха тебе, особенно тщательно готовься в Навигационной камере, на третьих штурманов вешают теперь электронавигационные приборы.
       Когда я готов был уйти, она взяла меня за рукав и сказала голосом, лишенным официальности: - Я уверена, что ты не споткнешься. Иди, там тебя Чиж ждет. Он-то и разъяснит, с чего начать. Подожди, - она задумалась. - Ах, вот, чуть не забыла главное. Обязательно пошей форму и фуражку. Если не возьмутся в нашем ателье, у них всегда заказов полно, да только не от моряков, Чиж подскажет - он из юнг, выход всегда найдет.
       Чижиков ждал этажом ниже, сидя на широком подоконнике. От его улыбки и просто оттого, что в нужную минуту он появлялся рядом, словно черт из табакерки, мне стало легко и приятно.
       - А я вас там, наверху искал, - не зная, с чего начать, сказал я.
       - В этой конторе, чем выше, тем начальства больше. Запомни, если хочешь подумать или радостью поделиться, спускайся сюда. Чем дальше начальник от дверей своего кабинета, тем больше у тебя шансов, что не потянет он к себе в кабинет.
       Посмотрел на меня внимательно и спросил: - Поздравлять тебя или как? Куда пошлют, не сказали?
       - Нет, только Евгения Ильинична заставляет форму шить, да просит с этим поторопиться.
       - За форму не волнуйся, если надо, Рахильчик за ночь сошьет, и сидеть она на тебе будет, как на адмирале Нельсоне. А техминимум сдавать лучше без формы, на первый раз меньше придираться будут. Начни с Навигационной камеры и картографии. Завтра с утра и приходи, там и про форму твою поговорим.
       Он заторопился, протянул на прощание руку: - Я в Торгмортранс, продукты на рейс подберу. Это меня Дорофеиха попросила подойти, дать тебе вводный инструктаж. Поздравлять тебя рановато, но я за тебя рад. Завтра поговорим подробнее, бывай, - он, словно колобок, вмиг скатился по лестнице и скрылся за дверью.
       Я подумал: хорошо, что у меня есть такой друг, вернее, старший товарищ. Да вообще хорошо, что остался в Таллине.
       С форменной одеждой вышло все, как ожидали - пришлось обратиться к Рахильчику. Тот недолго обмерял меня с головы до ног и произнес монолог, вселивший в меня изрядную долю оптимизма: - С вашей фигурой можно не беспокоится, шить на нее просто удовольствие. Я вам так скажу, молодой человек, вам будут завидовать ваши коллеги, если вы, конечно, научитесь носить свой китель так, как это делали морские офицеры в старое время. Морская форма невероятно проста и потому совершенна. Она лишена излишеств, которыми увешаны парадные мундиры офицеров других родов войск, особенно штабных и их адъютантов. А знаете почему? Морские офицеры даже на кораблях носили форму ту же, что и на приемах у самого императора, только менялся цвет, но не покрой. Поэтому морской офицер умел носить форму легко и изящно, словно это была его вторая кожа. Слушайте, что скажет вам Рахильчик, который в этом деле понимает. Вам не хватает немного пополнеть, совсем немного. Когда наденете мундир, посмотрите внимательно на себя в зеркало, и если все в порядке, то забудьте, что вы одеты. Ходите так, как вы ходите по пляжу, когда на вас с интересом смотрят женщины. А я вам-таки сошью такой мундир, и вы будете в нем красавчик. И еще маленький совет старого портного, делайте утром зарядку, чтобы сохранить стройной фигуру, и вы сможете носить мой пиджак, когда станете капитаном. Вам останется только сменить галуны и пуговицы. Завтра к вечеру прошу вас на примерку.
       Через три дня я получил свою первую штурманскую фирменную одежду. Не знаю, потому ли, что я следовал совету портного, или потому, что мой дальнейший путь к капитанству был не так долог, добротное творение портного носил довольно долго и с удовольствием. Скорее всего, причиной этого был высокий профессионализм Рахильчика, которого знал весь свет Таллина и не только.
      
       Кто впервые дал название техминимума тяжкому и длительному испытанию на право занимать ту или иную должность на судах Министерства морского флота, вряд ли станет известно, но слово минимум, здесь явно не к месту. В процессе этого "минимума" приходилось отвечать на такое количество вопросов в различных службах и отделах, которое превосходило все вместе взятое, на которое мы ответили на экзаменах в училище. При этом здесь каждый экзаменатор задавал практические вопросы, разумеется, не простые, а нередко такие, что он и сам точного ответа еще не отыскал. Какого либо перечня вопросов не существовало, основные касались практической деятельности штурмана, независимо от должности, будь ты начинающий третий штурман или старпом и какое образование получил - в средней или высшей мореходке. Все зависело от того, кто выступал в роли экзаменующего. Не зря среди моряков ходила поговорка: пошел сдаваться, а не сдавать. Однако следует отметить, что в целом, техминимум давал многое, порою даже больше, чем курсы повышения квалификации, на которых было много шелухи. Практические советы, изучение чужих ошибок, добрые наставления капитанов-наставников придавали необходимую уверенность и существенно помогали в работе.
       В Навигационной камере пришлось попотеть, особенно над радарами, которые в то время были громоздкими и ненадежными в работе. На всю жизнь останутся воспоминания о лампах ГМИ и ГЭУ, опрокидывающихся мультивибраторах, конденсаторах и капризных магнетронах, за которые третий штурман должен был отвечать головой, поэтому, несмотря на сильное электромагнитное излучение, многие хранили их под койкой с угрозой лишится потенции. Все остальное - гирокомпас, лаги и эхолоты после радаров казались игрушками. Одновременно состоялось близкое знакомство со специалистами камеры, хорошие отношения с которыми, для пользы дела, буду хранить долгие годы.
       Капитаны военно-морской подготовки напомнили о международной обстановке, агрессивности НАТО и США, убедили в важности соблюдения правил поведения при взрыве атомной бомбы, правильного надевания противогаза и защитной одежды, умения распознавать по запаху ядовитые газы. Вместе с ними мы долго овладевали противолодочным зигзагом, маневрировали в составе конвоя и даже рассчитывали элементы артиллерийской стрельбы и торпедной атаки.
       Экзамен у пожарников, в кабинете техники безопасности и в картографии - просто семечки, и вот с душевным трепетом и нескрываемым волнением я стою в Службе мореплавания перед морскими волками в ожидании самых каверзных вопросов по специальности. Мне крупно повезло - волки были сыты, и мое появление встретили доброжелательно. Один из них, худощавый и седой, просмотрев мои документы, спросил: - Ну, сто, молодой селовек, последним к нам присли? А посему?
       - А ты, не знаешь, Карл? Он правильно поступил. На первый техминимум штурман должен приходить в СВОЮ службу после того, как всех остальных обойдет, а вот уже, как поплавает, по всем вопросам к нам первым. Сказавшим эти слова был Борис Гуревич, а тем, кто задал вопрос - Карл Иоганович Леемет.
       Находился в кабинете еще один человек, высокий, с крупными руками и добрым взглядом - Иван Иванович Конго, тоже капитан-наставник, всегда встречавший меня впоследствии, словно сына. Несмотря на то, что мы провели за беседой часа три, пролетели они как один миг, и вместо экзамена я получил много добрых советов, которые изменили мое представление о Службе мореплавания. Наверное, поэтому в дальнейшем приходил сюда всегда, не сомневаясь, что меня здесь не поймут.
       Получив благословение отцов-наставников, позвонил Чижикову, который поздравил меня и сказал, что по старым морским обычаям чтить которые "святое дело", я обязан "дать ассамблею" для посвящения меня в братство "мореходов по морю суда ведущих" - то бишь, судоводителей, завтра в обед в таверне "Зеленый змей". Когда на другой день вошел в зал, то за большим столом сразу увидел его, сидящего в окружении двух штурманов с теми же нашивками, что у меня, Сеппена и нескольких моряков старше Чижикова. Чиж приветствовал меня словами: - По обычаю, заведенному много лет назад, при вступлении в ранг судоводителя надлежит поделиться радостью с друзьями за столом. Как говорил мой отец, по признанию многих непьющий, настоящий судоводитель выпить должно непременно по случаю дня рождения, возвращения из рейса и выдвижения на новую должность. Не следует забывать дать отходную с уходом в отпуск для тех, кто остается на судне, а при новом назначении для тех, кто остается на берегу. Это долги, а о них порядочному человеку забывать нельзя, - и он усадил меня на стул рядом.
       - Новое назначение - причина веская, - заговорил Алексей Сеппен, обращаясь к нам, новым судоводителям. - Выпивка по этому случаю - не пьянка, а поздравление и пожелание успешной работы. Один старый капитан сказал: "Назначений в жизни судоводителя будет немало, но два из них самые важные - одно на первую штурманскую должность, а второе на капитанскую, потому что с первого начинается жизнь штурмана, а со вторым наступает его зрелость". Предлагаю выпить за начало вашей штурманской жизни, и пусть вам сопутствует удача, без которой в море делать нечего.
       К тосту немедленно присоединились все присутствующие в баре, а буфетчицы принесли три большие тарелки с цыплятами-табака.
       -Это вам, будущие капитаны, за счет заведения, - сказала заведующая и добавила к ним еще бутылку "Арарата". - Пейте, мальчики, а станете капитанами, отблагодарите нас бутылочкой французского или хорошего виски.
       - Они сделают это, и надеюсь очень скоро, - заверил Чижиков.
       "Мальчики" скромно выпили по рюмке, но ограничиться этим не удалось, каждый и присутствующих в баре считал долгом выпить с нами.
       - Кстати, - громко, чтобы слышали все, - сказал Адольф, - знаете, почему штурманов и капитанов называют судоводителями?
       - Потому что они водят суда, - ответил один из сидящих.
       Чиж сделал паузу, оглядел всех интригующим взглядом, и начал издалека: - В те времена, когда люди начали водить суда, никаких штурманов и капитанов не было. Самым главным на галере, к примеру, был кто? Кормчий Одиссей стоял на корме у кормового весла и, водя им в разные стороны, держал курс на какую-нибудь звезду или остров. Уловили суть - ВОДИЛ веслом и вел судно. Слово штурман это уже из немецкого и переводится обычно как штормовой человек, хотя, скорее всего, оно произошло от слова штурвал - стоящий у рулевого колеса. К тому времени суда стали большими и управлять ими и вести их по курсу один человек не мог. Появились рулевые и те, кто отдавал им команду. Тогда человек уже не водил веслом, а вел судно. А посему запомните, штурмана, что задача ваша осталась прежней со времен галер - вести судно по нужному, а главное безопасному курсу, и неважно кто, будет крутить рулевое колесо. Могу вас заверить, что лет через пять-десять крутить штурвал в море будет авторулевой, но определять курс все равно капитан, а посему водите еще и своими мозгами, этот процесс для помощников капитана архиважный.
       Вот ты, Веселов, знаешь, как еще называют должность третьего штурмана? Фигаро, а значить вертеться должен, как белка в колесе. Станешь вторым, будешь Яго, поскольку он постоянный конкурент старпома, которой по шекспировской терминологии Гамлет, потому как все время мучается вопросом - "Быть или не быть?", капитаном, разумеется. А Фигаро, он и в Африке Фигаро и должен научиться всему, что знают все судоводители не хуже остальных. Капитан, понятно, он король Лир, ему, как всегда кажется, что его подсиживают самые близкие люди - кому не хочется порулить самому.
       - Это ты, Адольф, перебрал, - прервал его Сеппен, - и с капитаном, и с Фигаро. На мастера, если он не дурак, никто не замахнется, а третий, он самый молодой, ему все знать не нужно. Человек всего знать не может.
       - Так то человек, а я говорю о штурмане. Если он хочет когда-нибудь стать хозяином каюты с ванной комнатой, должен знать все, что накопило человечество в практическом судовождении.
       - Ты сам-то, Садокович, все знаешь? - спросил пожилой, по всему видно, механик.
       - А ты, дедушка, на нашивки мои посмотри. До капитана мне одного галуна не хватает. Вот и считай: до первого я в школе юнг и в море семь лет провел, до второго еще пять и до третьего столько же. В среднем по шесть лет. С тремя хожу четыре года, значит еще два впереди. А всего будет двадцать, и время я зря не терял. А им желаю быстрее до капитанского мостика добраться, они пошустрее нас, да и учат их теперь по-другому. Вот за них сегодня и пьем. Я вот этого, - он похлопал меня по плечу, - хорошо знаю. Он из тех, кто на море не зарабатывать пришел, а плавать, значит работать.
       Выручила в тот день "мальчиков" заведующая, выпроводив их домой раньше, не обращая внимания на протест остальных, которые были готовы пить за нас до утра.
      
       По всем прикидкам я должен был пойти на новостроящееся в ГДР судно "Раквере", к капитану Белобородову, тому, который интересовался моим знанием немецкого, однако судьбе было угодно иначе: Дорофеева, позвонив в службу мореплавания и узнав результат техминимума, сделав заметки и отложив мое личное дело в сторону, коротко промолвила: - Гулять. Расти дитя, пока все не отгуляешь. С матроской жизнью покончено, отгуляешь, будем начинать новую, теперь уже командирскую.
       Гулять - не плавать, отдыхать - не работать, как говорил боцман Дугов, и я как добропорядочный семьянин два с половиной месяца провел в семейных заботах. На долгое время этот отпуск станет самым продолжительным в моей жизни, и когда позвонил телефон, и я узнал голос моего инспектора, вздохнул с радостью.
       - Ты в футбол играешь? - озадачила меня вопросом Евгения Ильинична.
       - Конечно, - ответил я, ничего не понимая.
       - А кем? В нападении, в защите или вратарем?
       - Обычно играл в нападении, левый крайний.
       Было слышно, как она говорит кому-то - "левый крайний". Приятный баритон тотчас же ответил: - Пойдет!
       Через два часа я был в порту, где на третьем причале стоял теплоход "Вормси", а еще через час играл в составе его команды на тренировочном поле стадиона "Динамо" в Кадриорге матч на первенство пароходства с командой парохода "Верхоянск". Своего гола не забил, но капитану Владимиру Николаевичу Гусеву понравился, правда, пока как футболист. Сразу пришлись мне по душе и члены экипажа этого судна, сам факт, что даже в своем родном порту они находят время быть вместе и проводят его за игрой в футбол, обнадеживал.
       Надежды мои оправдались с лихвой, время, проведенное на этом судне, остается в моей памяти, таким же ясным и солнечным, как и лето 1961 года. Гусев при первой встрече казался скорее школьным учителем, чем моряком, тем более капитаном. Среднего роста с русским широким симпатичным лицом и очень доброй и приветливой улыбкой, он был человеком добрейшей души и располагал к себе с первого взгляда доверительностью. Корректный, выдержанный, всегда внимательный к другим и не позволявший грубости и пренебрежения к подчиненным, строго следил в этом плане за другими командирами. Неприхотливый в быту, но всегда опрятный, того же требовал от своих подчиненных. С нарушителями был непримирим и расставался с ними сразу, за свой экипаж болел душой. Это на судне знали все и стремились ответить ему взаимностью. В отличие от Сейдбаталова он не запирался в каюте и любил находиться с командой вместе в часы досуга и отдыха. Слабостью его был футбол, да и в играх он был азартен и рисковый, чего не скажешь о судовождении - на мостике решительным и собранным. Обладал удивительной способность в двух-трех словах объяснить суть дела и к тому же нередко делал это с юмором, достойным подражания.
       Кстати, юмористов на судне было немало - радист Дима Гущин, повар, однофамилец капитана, механик Григорий Савченко, боцман Георгий Шилов. Их юмор создавал здоровую атмосферу, располагал к доброму общению и скрашивал острые ситуации, неизбежные в морской жизни. Командиры и рядовой состав составляли единый коллектив, и все поставленные задачи решались легко, на одном общем дыхании.
       Чувствовалось, что капитана уважают и в пароходстве, рейсы у "Вормси" были интересными и "доходными", что придавало дополнительный стимул в работе. Как правило, мы заходили в крупные порты больших городов Северного и Балтийского моря и имели возможность ознакомления с их достопримечательностями, посещали музеи. В этих портах нередко мы играли в футбол с командами как советских, так и иностранных судов, а порой и с портовыми клубами, что позволяло совершенствовать знание языков и развивало умение держаться за рубежом так же свободно, как и у себя дома. В этом экипаже капитан и первый помощник не ставили целью ограничить общение с иностранцами, а скорее учили, как нужно использовать его с пользой для себя, не нарушая правил поведения моряка за границей. Подстать капитану были старпом и второй штурман, которые держались со мной на равных и были очень тактичными, помогая исправлять допущенные промахи на первых порах. Особо благодарен я старпому, Владимиру Александровичу Горковенко, который первое время опекал меня во всем. Во многом он был настолько похож на капитана, что я до сих пор, вспоминая одного, вижу сразу же и второго, так же, как другую "сладкую парочку" - стармеха Михаила Герасимова и второго механика Бибилашвили, двух, пожалуй, самых азартных игроков в домино в Эстонском пароходстве. Их ежедневные баталии в этом виде спорта мы смотрели, словно театральное представление и, вдоволь нахохотавшись, ожидали очередного "спектакля".
       Даже жены моряков этого судна были связаны такой же дружбой и приезжали, как правило, одновременно, принимая участие не только в проведении досуга, но и не гнушались помочь в уборке, приготовлении пищи и были нашими верными болельщицами на стадионе.
       Благодаря дружбе судоводителей я без особого труда овладел новыми обязанностями и вскоре нес вахту самостоятельно. Доверие всегда способствует освоению профессии, особенно, когда перед глазами хороший пример. Была еще одна особенность на этом судне - повышенный интерес к происходящему в мире, который поддерживался не только в кают-компании среди командиров, но и среди команды. Радист Гущин принадлежал к числу людей, которые не ленились лишний раз поискать хорошо слышимые последние известия, хорошую музыку. И то, и другое давало пищу для разговоров на досуге. Помполит не придерживался мнения, что послушать последние известия по Би-Би-Си - преступление, а подискутировать о международной политике повод в 1961 году был.
       Полет в космос Ю.Гагарина, события на Кубе, да и в нашей стране, в корне меняли международную политику, и моряки загранплавания ощущали это повседневно, хотя, пожалуй, они не испытывали дикого восторга от поступков нашего тогдашнего вождя - жизнь к лучшему ощутимо не менялась. Новый доморощенный патриотизм со стуком башмака о трибуну и "Кузькина мать" в сравнении с тем экономическим рывком, который предприняла Европа, явно не стыковался, и моряки это видели в каждом рейсе. Шведский и норвежский социализмы выглядели намного привлекательнее, чем провозглашенный Хрущевым этап строительства коммунизма. Даже наши политработники стеснялись подтверждать построение коммунизма к 1980 году. Наступившая было в стране оттепель быстро, словно балтийская погода, сменилась на похолодание с изрядными метелями культа личности. Девиз "догоним и перегоним Америку", рассчитанный на дремучего обывателя за железным занавесом, был насмешкой над народом, а попытка разделить мировое пространство на две сферы влияния вела только к нагнетанию международной напряженности и гонке вооружения.
       Именно в этот период те, кто регулярно бывал за границей, явно видели все увеличивающийся разрыв между благосостоянием нашей страны и Европы. Видели, но молчали по известным причинам. Правда, надо отдать должное, что интенсивно рос флот, успешно осваивались новые направления, все активнее становилось наше участие в линейных перевозках, строились новые порты, реконструировались старые. Вот только зарплата у моряков оставалась мизерной по сравнению с коллегами даже таких отсталых стран, как Греция и Португалия. Во всем мире труд моряка приравнивался к труду шахтеров и летчиков, а у нас зарплата матроса порой уступала зарплате дворника.
       На "Вормси" экипаж жил, не углубляясь в меркантильные вопросы, здоровый оптимизм был отличительной чертой этого коллектива, это заслуга прежде всего командиров и, конечно же, капитана. Хорошая работа всегда не только отмечалась, но и поощрялась, по возможности и материально. Именно на этом судне я впервые понял, что ничто не поднимает так настроение, как рейс с хорошими премиальными и портами захода. Запомни, говорил капитан Гусев, капитан всегда должен стремиться получить интересный и материально выгодный рейс. Лично ему он может быть и не нужен, от него только хлопот больше, вероятность "контробаса" (контрабанды) возрастает. Но наш моряк не так уж много получает и даже небольшая премия - в семье деньги не лишние. Безденежье мужик унижает, подталкивает на непредсказуемые действия, а в море непредсказуемости и так хватает. С начальством жить нужно без ссор, а что касается диспетчеров, с ними нужно обходится с уважением, и уж если они тебе верят и дают хорошие рейсы, пуп порви, а доверие оправдай.
       На всю жизнь останется в памяти рейс из Ленинграда в Лондон с отборной и дорогой пушниной для Всемирной промышленной выставки. Основной показатель - чистая валютная выручка от него превышал полугодовой план судна. Я думаю, что экипаж "Вормси" получил его не случайно, такой груз мечтает иметь любое судно любого пароходства. Грузились мы в жаркие дни июля, когда в Ленинградском порту наступает период подготовки рейсов в Арктику и погрузка арктических судов находится под непосредственным наблюдение Совета Министров СССР. Грузчиков не хватало, и мы предложили свои услуги. Груз доставлялся из города с базы "Союзпушнины", которая находилась как раз рядом со школой, в которой я учился, напротив дома моей тети. Тюки невероятной ценности (на выставку отбирался лучший товар) возили грузовыми машинами безо всякой охраны, помалу, не привлекая внимания, только в дневное время. Жены готовили пищу, убирали судно, а вечерами, оставив на судне усиленную вахту, мы шумной компанией отправлялись в город. Меня назначили гидом, и каждый раз я выбирал интересный маршрут, который заканчивался уютным кафе или рестораном, а утром снова принимались за работу.
       В середине месяца снялись на Лондон. Перед проливом Зунд нас встретили два полицейских катера и сопроводили судно до выхода в Северное море. Такой эскорт несколько озадачил капитана, но после переговоров с пароходством он успокоился. У английских берегов катера встретили еще в нейтральных водах и сопровождали по Темзе до доков. Причал, на который мы ошвартовались, был оцеплен полицией, а нас предупредили, что до окончания выгрузки сойти с борта имеют право только капитан и старпом. Перед выгрузкой пространство между бортом и причалом отгородили стальной сеткой, а вдоль противоположного борта расположились полицейские катера. Выгружали по одному тюку в подъеме в бронированные автомобили, которые сразу же отъезжали с сопровождением. На каждый тюк выдавались тальманские листы от трех тальманов, под которыми ставил подпись полицейский начальник. Когда мы рассказали стивидору, как грузились в Питере, он схватился за сердце, а полицейские дружно отрицательно закачали головой, мол, такого быть не может, а один рассказал страшную историю с перестрелкой при выгрузке в Ливерпульском порту пушнины из Канады.
       А месяц август тогда выдался в Лондоне жарким, столбик термометра не опускался ниже тридцати даже по ночам. Нетрудно себе представить, что постоянно находиться на судне, корпус которого окрашен в черный цвет, в этих условиях равносильно пыткам. При малейшей попытке подать на палубу насосом воду из-за борта сполоснуться англичане бурно протестовали и бросались к "бобби", которые, несмотря на темную форму и черные фуражки, были не на нашей стороне и немедленно делали движение к телефонной будке, угрожая позвонить медикам. Шприцы у врачей английской скорой помощи не маленькие, а иглы довольно толстые, и желание получить болезненный укол противостолбнячной сыворотки и солидный штраф заставляло выключать насос. Поэтому, в тот момент, когда из трюма ушел последний тюк, мы решили, что время заточения закончилось, однако нас ждало тяжкое разочарование.
       Солидная по численности карантинная инспекция с непроницаемыми лицами, понюхов воздух трюмов и поковыряв по углам трюма медицинскими лопаточками, объявила, что увольнение на берег будет разрешено только после тщательной дезинфекции и дезинсекции. На нее ушло двое суток, и вполне вероятно, что нас продержали бы на судне еще дольше, но выручило посольство. Открытие выставки стремительно приближалось, в павильоне СССР конь еще только начал валяться, а конкретнее, оборудование и экспонаты были на месте, но еще в ящиках, и рабочие выставки хронически не успевали с их установкой. В Лондонском порту в эти дни находилось свыше десятка советских судов, и посольство решило использовать моряков на монтажных работах, как-никак более двухсот бесплатных рабочих рук.
       Каждое утро за нами приходил автобус, и мы вместе с моряками древнего рижского парохода "Бривиба" отправлялись на выставку, где вскрывали ящики, расставляли экспонаты, чистили, мыли, подкрашивали. Не следует думать, что мы были плохими работниками, определенные технические навыки (вроде, бери больше - кидай дальше), виртуозное владение основными истинно русскими инструментами - кувалдой и ломом, давали нам значительное преимущество не только перед девушками из танцевального ансамбля "Березка", обслуживающимися персоналом посольства и торгпредства, но и перед английскими рабочими. Российской логикой и приемами английские специалисты не владели и постоянно требовали "plan" - чертеж, а когда вместо этого мы показывали комбинацию из трех пальцев и дружно хватались за кувалды, они в полуобморочном состоянии уходили на свой кофе-тайм.
       Через неделю мы изрядно набили руку, знали, что где лежит и что и куда нужно тащить. В награду за это мы получали улыбки наших "березок", их нежные прикосновения и обилие прохладительных напитков, из которых предпочитали "Русский квас" в бутылочках со специально приготовленными для выставки красивыми этикетками. Кормили нас прямо на территории и очень неплохо, а по окончании работ отвозили в бассейн портовиков, где мы плескались часов до десяти вечера. Шутники прозвали этот период трудовыми студенческими каникулами и в который раз заставляли меня рассказывать о нашем пребывании курсантами в эстонском колхозе "Тулевик".
       Грузить нас начали неожиданно, как объяснил торгпред, на питерских заводах и фабриках кончался запас натурального каучука, и началась его срочная погрузка на судно. Груз каучука представлял собой коричневую застывшую массу сока в виде больших, более ста килограммов неправильной формы мячей, обладающих невероятной прыгучестью. Не дай бог, если они срывались с подъема и падали в трюм. Словно разъяренные кенгуру, они совершали по трюму прыжки, предугадать направление которых было невозможно, поэтому грузили его с большой осторожностью, не торопясь. Увидеть репетиции наших "березок" мы так и не смогли, но зато еще пару раз успели искупаться в бассейне. Через три года в Гамбурге на гастролях ансамбля нам посчастливится встретиться с ними, но знакомых будет совсем немного, оказывается, во время концертов в Австралии около двадцати из них изъявили желание остаться. Говорят, что это был самый массовый "побег" во время гастролей.
       Так или иначе, наше пребывание в Лондоне заканчивалось, оставалось перешвартоваться на другой причал для ожидания полной воды. У судов нашего типа имелась одна неприятная техническая недоработка завода - производителя главного двигателя. При реверсировании двигателя, как известно судно не самолет и может двигаться назад, и совершать задним ходом торможение, тахометр показывал количество оборотов, но в какую сторону вращается двигатель, определить было невозможно. Иногда двигатель при реверсе пускался в направлении обратном желаемому. Для этого стоявшие на корме всегда смотрели вниз и сообщали на мостик сторону вращения.
       На этот раз, двигаясь задним ходом через бассейн дока, когда последовала команда"Средний вперед" для торможения, поздно заметили, что двигатель вновь пустился назад. В результате судно кормой ударило груженую баржу и получило пробоину около полутора метров длины и до полуметра ширины близко от воды. С кормы через пробоину хорошо просматривалась румпельная и штурвал аварийного рулевого привода. Выход в море с такой пробоиной, разумеется, был невозможен. К удивлению, баржа почти не получила повреждений, что можно считать большим везением. Документы на отход были уже оформлены, день был субботний, поэтому вероятность повторного визита портовых властей на судно была незначительна.
       После короткого совещания судоводителей, не задавая лишних вопросов, экипаж приступил к авантюрной работе. Рваные края пробоины использовали для крепления брусьев, к которым закрепили рыбинсы из трюмов, словно шпангоуты, и зашили пробоину досками сепарации. Обнаружили на причале брошенный рулон рубероида, которым тщательно, в несколько слоёв накрыли доски снаружи, после чего все покрасили под цвет борта. К пяти часам ночи ремонт был закончен. Прибывший на борт лоцман ничего подозрительного не заметил, и вскоре мы уже бежали с отливом по Темзе в сторону открытого моря.
       Хорошая погода, небольшое волнение сопутствовали нам до самого Таллина, куда к нашему счастью дали заход для бункеровки и получения продуктов. Нам здорово повезло, и мы подогнали приход в порт на пятницу после окончания рабочего времени.
       Дальше было все просто. Третий механик Юра Шибин, до направления на судно работавший в судоремонтных мастерских, сбегал к мастеру и сварщикам, которые немедленно приступили к работе, указав, что оплата за нее будет обеспечена "жидкой валютой", то есть спиртом. Размер был равен двум ящикам "Столичной", к этому счету для их жен, чтобы не ворчали, приплюсовали модные тогда духи, и работа закипела. Великой для нас удачей стала прекрасная погода в разгар грибного сезона, а потому руководство пароходства не проявило желания посетить судно в воскресные дни.
       В понедельник утром мы с Горковенко спустились на причал. Ремонтные работы были закончены еще ночью, увезено сварочное оборудование, обрезки металла. До начала рабочего дня оставалось еще часа два, и мы решили еще раз убедится в качестве проделанной работы. Под кормой на рабочем плоту, только что закончившие покраску, боцман Шилов и матрос осматривали свою работу в свете поднимающегося солнца.
       - Да, - покачивал головой боцман Шилов, - здорово отличается от старой.
       - Блестит зараза, как раз там, где была пробоина, - вторит ему матрос.
       Вспомнив, чему меня учил боцман Дугов на "Жан Жоресе", я говорю: - Пыли с причала нужно набрать и на свежую краску. Будет почти такая же, как на борту.
       - Вряд ли, - сомневается подошедший старпом. - Нужно было к растворителю керосинчика добавить, она бы серенькой стала.
       - Нет, штурман правильно сказал. Пылью блеск гасить нужно, пылью, как гуталин на ботинках, - раздается сзади незнакомый голос.
       Боцман неожиданно взрывается: - Тоже мне сапожник нашелся. Ты, дядя, иди, куда шел, без тебя сами разберемся.
       Мы со старпомом оборачиваемся назад и замираем в ужасе. "Дядей" оказывается никто иной, как заместитель начальника пароходства Борис Иосифович Левенштейн, который тоже, присев на корточки, как ни в чем не бывало, внимательно разглядывает заделанную пробоину. Легкая ироническая улыбка на момент мелькает у него на лице. Старпом судорожно спохватывается, встает и громко рапортует: - Товарищ заместитель начальника пароходства
       Угловым зрением вижу, как боцман со словами "Японский бог!" хватается за голову и делает шаг назад. Плот резко кренится и он, чуть не сбив матроса, неловко плюхается животом на плот.
       - Можете не рапортовать, - прерывает старпома Левенштейн. - Я здесь не по службе, а просто зашел к своему коллеге, капитану Гусеву. Он на борту?
       Получив утвердительный ответ, он обращается к боцману: - А вам, Георгий Шилов, как боцману должно быть стыдно, показывать дурной пример и находится за бортом без спасательного нагрудника. Я бы на вашем месте не забывал, что у вас двое детей и умница жена.
       Когда зам начальника скрылся за дверью надстройки, старпом схватился за голову.
       - Ну, мы и облажались! Достанется нашему мастеру по самые .... И вправду говорят: нет ничего тайного, что бы не стало явным. В голосе его слышалось явное сочувствие капитану за все произошедшее. Наказание за риск и сокрытие грозило отстранением от должности. Через несколько минут, о происшествии знал весь экипаж и вышел на палубу, стараясь держаться поближе к трапу, готовый вступиться за капитана. Борис Иосифович в сопровождении капитана вышел из каюты минут через двадцать. Увидев собравшихся на палубе, обращаясь к капитану, произнес с хитрой улыбкой: - Хороший экипаж у тебя, Владимир Николаевич! Еще и семи нет, а уже все готовы к отходу. Так что оформляй выход и на рейд, бункеровать тебя там будем. Жен в этот раз на борт не бери, чтобы не задерживаться, пусть поездом едут. - Он ни словом не обмолвился о происшествии, и стало понятно, что капитан прощен.
       Так неожиданно закончилась этот инцидент, который для меня послужил наглядным примером и убедил, что из любых ситуаций необходимо искать выход самому и помнить, что победителей, как правило, не судят. Очень хорошо, когда при этом рядом с тобою надежный экипаж. Гусева все же отправили в отпуск, назначив исполняющим обязанности капитана старпома Горковенко. Теперь мне трудно поверить в то, что с приходом в Таллин руководство не узнало о пробоине, слишком много в то время было информаторов. Скорее всего, благодаря мудрости начальства пароходства было принято решение не вмешиваться в проявленную капитаном и экипажем инициативу и не подставлять хороших людей. Ряд подобных ситуаций и впоследствии подтверждали это. К большому сожалению, в последующие годы обстановка резко изменится и даже незначительные ошибки и промахи капитанов будут становиться достоянием всех служб пароходства, и не только.
       Стоит рассказать еще об одном, не совсем приятном для меня случае, из которого я тоже сделал для себя очень серьезные выводы. В то лето, как уже говорил, стояла жаркая погода и даже в море на небольшом судне жара изводила экипаж, словно в тропиках. Поэтому капитан, рискуя, иногда разрешал купаться в открытом море. Мы ложились в дрейф при хорошей погоде и, пользуясь небольшой высотой надводного борта, прыгали за борт в прохладную, кристально чистую воду. Вначале делали это под надзором двух-трех хорошо плавающих, выступавших в роли спасателей. Вскоре потеряли бдительность и ослабили контроль, вроде бы все были неплохими пловцами. И вот однажды мы легли в дрейф недалеко от острова Борнхольм в южной части Балтики, и когда судно остановилось, свободные от вахты дружно прыгнули в воду. Капитан дал на купанье ровно двадцать минут и выкупался первым. Я оставался на мостике и наблюдал за купающимися, а старпом, как обычно, встал на фальшборт в районе лоцманского трапа. Когда капитан поднялся на мостик, оставалось всего минут пять до окончания купания. Увидев, что старпом так и не искупался, он приказал мне: - Давай окунись и столкни-ка в воду чифа, что он стоит, как статуй?
       Я выполнил указание дословно, чиф полетел в воду, словно тряпочная кукла, неуклюже плюхнулся и, молча, отчаянно барахтаясь, вроде бы стал изображать, что тонет. Все со смехом наблюдали за ним - и те, кто был в воде, и те, кто оставался на судне. Первый, кто сообразил, что это не спектакль, второй механик Савченко сиганул в воду прямо со шлюпочной палубы. Дошло и до меня, я нырнул, когда погружающийся был метрах в двух в глубине. Вдвоем мы быстро вытащили старпома на поверхность, на наше счастье он не успел наглотаться воды. Уже на палубе чиф хриплым голосом изрек, глядя на меня уничтожающим взглядом: - М...к, деревянная морда! - и не разговаривал со мною целых два месяца.
       Удивительнее все же оказался последовавший за этим поступок капитана. Он извинился перед старпомом за непродуманный приказ и, стукнув кулаком по столу, тут же заявил: - Кровь из носа, но я тебя научу плавать, чего бы мне это не стоило.
       Уже в первом датском порту он водил вдоль борта на выброске одетого в спасательный жилет старпома, объясняя азы поведения в воде. Никто в экипаже не собирался смеяться над этим, и уроки становились все интенсивнее. Старпом поплыл самостоятельно через месяц, а еще через месяц впервые передал мне вахту, заговорив и подробно объяснив обстановку. Это означало, что извинения мои он принял.
       Как, человек дошел до должности старпома, не умея плавать, удивительно. Когда я стану капитаном, заведу порядок: все, кто работал со мною, проходили непременную проверку на способность держаться на воде, причем результат объявлялся всему экипажу, чтобы каждый, оказавшись в воде, знал тех, кто нуждается в помощи. Как моряк я твердо уверен в том, что в любом возрасте научиться плавать легко, главное, не бояться воды, управлять дыханием, и, разумеется, иметь непреодолимое желание выжить.
       Мое плавание на "Вормси" окончилось перед наступлением нового 1962 года. В тот день повар испек большой красивый пирог с надписью "Будущему капитану от экипажа", с намеком о моем тайном желании, введя меня в краску. К тому времени капитаном судна был Георгий Петрович Костылев, который в судьбе моей однажды уже сыграл значительную роль, оказав помощь в визировании и фактически проложившим мне дорогу в заграничное плавание. На этот раз он поразил меня невероятной трудоспособностью, неудержимой тягой к познанию, огромным желанием самосовершенствования. В этом человеке было всё, что нужно для деятеля государственного масштаба. Ни одного часа, а вернее ни одной минуты, у него не пропадало зря. Этого же он требовал и от других, если они его интересовали. При этом ему были чужды лесть и подхалимство, а разгильдяйство и подлость он не только пресекал, но и решительно искоренял. Вывести его из себя было невозможно, но если он к кому-то терял интерес, то тот человек чувствовал себя обреченным.
       Его распорядок дня был расписан по минутам, из которых он извлекал для себя максимум пользы. Этого же он требовал от своих командиров и добивался всего, казалось бы, без особых затрат. Человеком он был немногословным, но наблюдательным и любил слушать других, независимо от их места в жизни. При всей исключительной требовательности и немногословности его нельзя было назвать сухарем, он был достаточно чуток и внимателен к подчиненным и никогда не отказывал в помощи.
       Ему удалось не только сохранить все достоинства экипажа, но наполнить их новым содержанием - стремлением к самосовершенствованию и познанию. Именно при нем многие поступили на заочное обучение в вузах, а во время пребывания его в должности начальника пароходства закончили их и стали хорошими командирами.
       Георгий Петрович поразил нас тем, что на первом же комсоставском совещании прервал первого помощника, который обычно открывал совещание: - Это не комсомольское собрание. Впредь прошу делать это, как и положено, старпома. На любой доклад не более десяти минут, учитесь излагать свои мысли конкретнее и короче, больше времени останется для дела. Говорить только по существу вопроса. Мы не на берегу и прекрасно знаем, что творится на судне, а знать людей - обязанность каждого командира. Судя по всему, мы сегодня не готовы заниматься делом, поэтому разойдемся до завтра. Прошу остаться третьего штурмана и первого помощника.
       - По документам вы неплохо владеете немецким, - обратился он ко мне. - Не возражаете против того, чтобы побыть спарринг-партнером, простите за спортивную терминологию.
       Я растерялся. - Не знаю, смогу ли я. Словарный запас подрастерял, да и к грамматике никогда серьезно не относился.
       - Для меня важно произношение, а как сказал начальник Службы мореплавания, у вас чистейшее берлинское. Давайте попробуем. Много времени я у вас не отниму, часок на вахте и после адмиральского часа. Хорошо?
       Не знаю, какой из меня был учитель, но ученик с капитанскими нашивками был невероятно упорным и талантливым. Помимо немецкого, он систематически занимался еще английским, французским и испанским. У капитана был расписан каждый час, и он прилагал все усилия для того, чтобы его расписание выполнялось неукоснительно.
       Вот как выглядел его рабочий день:
      
       5.30 - 6.00 - подъем, зарядка, утренний туалет.
       6.00 - 6.15 - на мостике, согласование планов со старпомом.
       6.20 -7.00 - английский язык.
       7.00 -7.30 - обход судна, беседы со старшим механиком и первым помощником.
       7.30 -8.00 - завтрак.
       8.00 - 8.30 - радиорубка, знакомство с корреспонденцией, связь с Таллином и Москвой.
       8.30 -9.00 - немецкий язык.
       9.00-10.00 - коммерческая учеба
       10.00-10.30 - изучение района плавания, тщательное знакомство с лоцией и другими навигационными пособиями.
       10.30-11.00 - свободное время (морская травля, прогулка по шлюпочной палубе).
       11.00-11.30 - коммерческая учеба (письма и документация на английском).
       11.30-12.00 - обед.
       12.00-13.00 - адмиральский час (послеобеденный сон, святое время для капитанов).
       13.00-14.00 - французский или испанский (по-настроению).
       14.00-15.00 - работа с документами (или беседа с членом экипажа).
       15.00-15.30 - отдых, обход судна, знакомство с палубными работами.
       15.30-16.00 - вечерний чай.
       16.00-17.00 - работа с документами (иностранные журналы, проспекты, новости мирового морского транспорта, новое в коммерческой практике, новости техники)
       17.00-18.00 - диспетчерская связь, план работ на следующие сутки (присутствие старпома, стармеха и первого помощника обязательно).
       18.00-19.00 - английский язык (чтение книг на английском языке, под настроение Шекспир или другой классик).
       19.00-19.30 - отдых или прогулка.
       19.30-20.00 - ужин.
       20.15-20.45 - немецкий (разговорная практика).
      
       После 21.00 обязательного плана не было, все зависело от обстоятельств, района плавания. Фильмы, которые экипаж обычно смотрел в это время, капитан посещал редко, но обязательно проводил на мостике не менее часа во время наступления сумерек и темноты.
       - Судоводитель должен ежедневно тренировать зрение именно в это время, пока не достигнет быстрой адаптации к изменению освещения. Это что-то вроде стрельбы в цель, стоит только не потренироваться, как точность и навыки снижаются. Именно поэтому самому молодому штурману и досталась вахта в это время суток, и хотя она и называется
       "пионерской", именно на ней ваш организм привыкает к быстрой адаптации, - пояснил он мне. - И если поднимаюсь к вам на мостик, это совершенно не значит, что я вам не доверяю. Мне это нужно не менее чем вам.
       Я привел график капитана Костылева потому, что подобным графиком пользовались и другие, но мне не встречались такие упорные и обязательные, как он. Именно благодаря упорству и трудолюбию и в дальнейшем он удивлял многих в должности начальника пароходства и ответственного работника ММФ. Он остался единственным капитаном, который почти всю получаемую валюту за границей расходовал на приобретение литературы по профессии, и не случайно при нем внедрялись многие новые методы работы в пароходстве и в порту.
       Костылев заставил меня составлять планы работ по своей специальности, следить за их выполнением, рационально использовать свободное время.
       Не скрою, что этот человек интересовал меня еще по одной немаловажной причине, он был чекистом, как и мой отец. Многое, что говорили мне в детстве об отце, я увидел в нем. Слова ум, честь, совесть и профессионализм, часто повторяемые в то время с трибун, полностью подходили этому человеку. А еще - неудержимое стремление узнать как можно больше и не только познать, но и применить на практике, добиться, а вернее, заслуженно сделать карьеру - достойное дело для настоящего мужчины.
       Когда перед Новым годом мне пришла замена, я уходил с судна с неохотой, уж очень не хотелось расставаться с экипажем. Капитан на прощание сказал: - Вы многому научились как штурман, но это не главное. Однако хочу сказать, что вы все же шалопай, любознательный и с хорошей интуицией, вам не хватает настойчивости в достижении цели. Вам многое дали близкие, хорошие учителя, смотрите, чтобы все это не растранжирить раньше времени. Будьте требовательны и справедливы к себе и к тем, кто рядом с вами. Я рекомендовал вас на новостроящееся судно, вы ведь мечтаете о плавании в тропики. Помните, рекомендации заслужить проще, чем их оправдывать. Спасибо за немецкий, и я думаю, что мы еще встретимся с вами. Советую не затягивать со вступлением в партию, вы должны выполнить завещание отца.
       На "шалопая" я не обиделся, во многом Георгий Петрович был тогда прав. Работать на судне африканского плавания считал за счастье и стал серьезно готовиться. Тщательно подбирал карты и пособия для нового судна, чем обратил на себя внимание Службы мореплавания и Навигационной камеры. С волнением и трепетом первооткрывателя изучал карты западного побережья Африки, зачитывался лоциями. В свободное время бегал в библиотеку имени М.Горького и вновь перечитал книги о плаваниях в тропики португальцев и испанцев. Однако на "Раквере" поехал другой выпускник нашего курса В. Алексеев, а меня срочно направили на другое судно, увы, не океанского плавания и совсем маленькое, меньше "Сулева". Там мне пришлось испытать такое, о чем до сих пор пытаюсь не вспоминать, а фамилию капитана этого судна стараюсь не произносить, чтобы черная тень не пала на его однофамильца.
      
       КУСАЯ ГУБЫ
      
       Не ищите ошибок в делах других людей,
    не избавившись от собственных..."
      
       Из Корана.
      
       Две недели отпуска на берегу Средиземного моря так и не сняли напряжение, чувство постоянного беспокойства и ожидания чего-то важного. Велев просыпался среди ночи и подолгу лежал без сна, слушая неумолкающий шум в ушах, понимая, что это старческое, левое ухо уже не улавливало низкие тона. Вот и сейчас, долго ворочаясь с боку на бок, пытался считать верблюдов, уговаривал сам себя заснуть, но, поняв бесполезность попыток, встал, оделся и, стараясь не разбудить жену, вышел в сад.
       Октябрь стоял неожиданно сухой и теплый, словно оправдываясь за затяжную весну и короткое лето, но небо было затянуто облаками, отчего в саду было темно. С моря доносился едва слышный шум волн, похожий на шепот, да редкие авто подсвечивали фарами листву берез у забора. Глухо падали в коротко подстриженную траву переспелые яблоки. Внезапно раздался шорох, затем фырканье, и Велев почувствовал, как в носок сабо уткнулся еж. "Наверное, это Охламон", - подумал он, нагнулся и погладил спинку своего любимца. Молодой еж не свернулся в клубок, не дернулся, а дотронулся до руки мокрым носом, словно поздоровался, и отправился по своим делам под елки, где для колючего семейства был приготовлено место для зимовки. Интересно, останутся ежики, как и в прошлом году, или уйдут искать место спокойней? Дорога, проходящая недалеко от дома, теперь стала шумной, район быстро застраивался, да и собаки в каждом доме прежних обитателей этих мест не щадили.
       - Собаки! - внезапно пришедшее слово словно озарило его. Собачья жизнь. Ведь это как раз то, что ему раньше не приходило в голову. Ну, конечно же! Именно так прошла его штурманская работа на "Уральске". Ночи без сна, вечное ожидание гнева капитана, грязного словесного пинка, и ощущение безнадежности, словно ты в ошейнике на цепи и тебе уже не удастся уйти с ненавистного двора.
       "Нет, наверное, все же перебор", - подумал он. - Хотя почему? После пяти месяцев работы с капитаном-самодуром, фамилии которого до сих пор не хочется, ни называть, ни слышать, он действительно был похож на забитого щенка, который мечтал удрать с судна куда угодно. А ведь после "Вормси" ему казалось, что два года на "Сулеве" с Сейдбаталовым ушли в прошлое и больше не повторятся.
       Он погладил гладкий ствол любимой яблони, успокоился, вернулся в дом, притворил двери жены в спальную и сел за компьютер с твердым решением все же написать о том, что явилось серьезным испытанием и сыграло в его жизни важную роль.
       Плохой опыт - тоже опыт, но все же лучше учиться на хорошем. Жизнь учит всему, а человек сам выбирает то, что ему нужно. Но и не все плохое проходит бесследно.
      

    * * *

      
       В начале февраля 1962 года я внезапно получил направление на теплоход "Уральск" и в срочном порядке выехал в порт Вентспилс. Получая в Службе мореплавания новые навигационные пособия, я не обратил внимания на сочувствующие взгляды наставников и не поинтересовался причиной, а следовало бы.
       Порт Вентспилс, в то время совсем небольшой, находился на правом, возвышенном берегу, и, подойдя к диспетчерской порта, я увидел в свете прожекторов мой шестидесятиметровый запорошенный снегом лайнер сверху, отчего он показался ужасно маленьким. Его фальшборт едва возвышался над причалом, трап отсутствовал, и мне пришлось спрыгнуть на обледенелую палубу, засыпанную угольной пылью. Не удержавшись на ногах, я растянулся во весь рост. Это был предостерегающий сигнал, от которого на душе стало беспокойно.
       Вахтенного на палубе не было, я прошел внутрь судна и остановился перед каютой старпома и негромко постучал. Дверь открылась не сразу, и в ее проеме я увидел заспанное лицо знакомого мне Виктора Марченкова, друга старпома Чижикова. Тот узнал меня сразу.
       - С прибытием, - почти шепотом сказал он. - Жена приехала, спит. Будить не хочется, утром отход. Капитана на борту нет, подожди немного, покажу тебе твою каюту. Через минуту он вышел в рубашке и брюках, указал на трап, ведущий на нижнюю палубу.
       - Здесь, на капитанской палубе, всего три каюты: капитана, моя и комиссара. Мастер в городе, комиссара пока нет, вроде должен был с тобою приехать. Все остальные жилые помещения внизу, ниже их только машинное отделение.
       Трап и коридоры были узкими, и если бы старпом не взял у меня пакет с пособиями и картами, вряд ли бы я смог спуститься. Мы пошли почти в самую кормовую часть и повернули по коридору на другой борт. Каюта была крошечной - два с половиной метра в длину и два в ширину. Семьдесят процентов ее пространства занимали две койки одна над другой, на остальном пространстве стояли небольшой шкаф, рундук по-морскому, и крошечный письменный столик, на котором едва поместились пишущая машинка (малая) и судовой журнал. Верхняя койка была не застелена, на ее металлической сетке лежали карты и папки с документами. Напротив стола на переборке небольшой откидной стул, при опускании которого вход в каюту блокировался. Стоять в каюте мог только один человек.
       - Ну, как? - спросил старпом, и, увидев мое лицо, промолвил успокаивающе:
       - В тесноте - не в обиде. Я начинал на шхуне и того хуже. Здесь, нет ни крыс, ни тараканов. От шума двигателя и духоты им здесь не выжить. Иллюминатор старайся не открывать, он у самой воды. Забудешь закрыть - затопишь к чертовой матери. Привыкай. Третий тебя не дождался, сбежал. Все документы я принял, утром передам. По всему видно, второй штурман с портовиками решает свои проблемы, так что переодевайся и за дела. Повахти за него и разложи карты до Норчёпинга, знаешь, где такой находится? Мастер раньше ноля не придет, он здесь у своего кореша лоцмана в гостях, но к его приходу не опоздай встретить, и как положено, с рапортом. Учти, он любит, чтобы перед ним все трепетали. Изобразить трепет сможешь?
       - Зачем? - удивился я.
       - Эх, брат, - глубоко вздохнул он. - Неужели не мог отказаться от этого назначения? Ты последнее время где был?
       - На "Вормси".
       - Что ж ты Гусева на нашего, прости меня господи, дурака, променял? Оставался бы там. Трудно тебе здесь придется.
       Он вздохнул еще раз и, улыбнувшись, выдохнул: - Эх, где наша не пропадала. Ты главное за меня держись, не вздумай с мастером воевать.
       От такой встречи у меня засосало под ложечкой. Теперь я понял причину сочувствующих взглядов наставников и грусть в глазах Дорофеевой, но я был молод, и решил, что если буду выполнять все, что мне положено, то особых причин изображать трепет не будет. Но я жестоко ошибся и очень скоро убедился, что старпом вздыхал не зря.
       На судне было тихо. Маленькое судно - короткая стоянка, и экипаж пользовался возможностью погулять на твердой земле. Через два часа, обойдя всё, стал разбирать привезенные с собой карты и раскладывать их по ящикам штурманского стола, а заодно знакомиться с расположением выключателей ходовых огней, электронавигационных приборов. Затем выключил свет в рубке и, как учили, стал отрабатывать включение в полной темноте, благо, что окна рубки были покрыты толстым слоем угольной пыли со снегом, и свет фонарей освещения порта почти не проникал сквозь них. Внезапно вспыхнул свет, и передо мной возник, как это я понял сразу, капитан. Он был в нижней рубашке, в форменных брюках и ночных шлепанцах на босу ногу. Запах густого перегара ударил мне в нос, и я невольно поморщился. И без того красное лицо капитана стало багровым.
       - Кто открыл тебе рубку? - угрожающий голос дрожал от возмущения.
       Стараясь держаться, как можно спокойней, я пояснил, что дверь открыл старпом, а я новый третий штурман и, разложив привезенные карты, знакомлюсь с ходовой рубкой. Цвет лица капитана оставался прежним, он подошел ближе и вдруг заорал: - Пошел вон, рас......й, явишься утром, - он опять вставил грязное ругательство, - с докладом, как положено.
       Разумеется, я ушел молча, совершенно обескураженный. С первой минуты на ты, с грязными ругательствами со мной еще никто так не разговаривал. В голове крутилась словно пластинка мысль: какой же это капитан, в нижнем белье и в тапочках? Однако ошибки быть не должно, так кричать мог только хозяин судна. Уснуть до утра я не смог и утром не пошел в кают-компанию на завтрак. Дождавшись, когда капитан позавтракает и вернется в каюту, постучался в дверь. Стараясь придерживаться, полученными в Училище и на кораблях ВМФ знаниями устава, четко доложил и протянул ему направление из ОК. В новенькой форме и белоснежной рубашке с галстуком я выглядел щеголем и не без удовольствия отметил, что мой вид произвел на него впечатление.
       - Садись, - он указал на небольшой диван.
       - Спасибо, я постою.
       Шея его слегка порозовела. - Запомни раз и навсегда Я приказываю, и мои приказы тебе следует выполнять, не думая и не рассуждая. Садись, - он еще раз указал на диван. Я сел, а он взял направление и стал читать, шевеля губами, как это делают малообразованные люди.
       - Ты, как мне сказали, плавал у Сейдбаталова, - он повернулся ко мне лицом. - Для меня это ничего не значит. Запомни три моих правила: первое - подчинение, второе - еще раз беспрекословное повиновение и третье - никакой самодеятельности. На судне один хозяин - это я. Твое дело наблюдать и докладывать, на эти слова он сделал ударение особо, решение принимаю только я и никто другой. Докладывать обо всем, что видишь, что слышишь, что говорят, что делают. И не только на мостике, или в каютах, но и на берегу во время увольнения. Любое неповиновение я не прощаю, и ты в этом вскоре убедишься.
       Сказав это, он внимательно посмотрел мне в глаза, и я угадал желание увидеть в них страх, но его почему-то не было. Вспомнилась услышанная мною от моей бабульки Марии японская пословица: "Чрезмерное послушание - еще не преданность". Выходя из его каюты, я был уверен, что того, чего он хочет от меня, не дождется.
      
       Страх. Это чувство было знакомо моему поколению еще с войны, но мы научились его преодолевать, даже использовать с пользой для себя, превращая в предусмотрительность и заставляя организм мобилизоваться в тяжелых ситуациях. Тот страх, который воспитывает из людей подлецов, нам был неведом, поскольку в нашем окружении подлость была непопулярна. Попытка запугать меня, использовать страх в своих целях, заставив доносить на экипаж, явно напрашивалась из слов капитана, но в случае со мной это было так глупо, что, выйдя из каюты, я даже рассмеялся про себя. Но положение, в которое попал, было серьезным, а выбор, который для себя сделал, грозил крупными неприятностями. Однако я не ожидал, что время пребывания на "Уральске" превратится для меня в кошмар, и эти пять месяцев станут самыми черными днями в моей морской жизни.
       Судно было небольшим, но экипаж, двадцать человек - почти такой же, как на "Сулеве", и жилые условия, мягко выражаясь, нелегкие. В зимнее время, особенно в штормовую погоду, когда задраивались капы машинные и на камбузе, выхлопные газы из машины проникали внутрь и смешивались с запахом приготовляемой пищи. Вентиляция не успевала подавать свежий воздух, а выйти на палубы было невозможно - вода гуляла по ним даже при незначительном волнении, особенно если загрузка была полной. Вряд ли преднамеренно, но в зимнее время эти суда в основном возили чугун в чушках, видимо, небольшими партиями, да и глубины у причалов сталелитейных заводов шведской периферии не превышали шести метров. В штормовую погоду таким судам было положено отстаиваться в портах или на закрытых рейдах, что обычно и делали другие капитаны, но наш выходил в море, за что получил в портах прозвище "дурной". Почему он это делал, мне станет понятно после, хотя, увидев его диплом, и узнав немного его прошлое, стало ясно, что капитана преследовал постоянный страх лишиться должности. Как третий штурман я был обязан оформлять у властей отход в рейс и когда предъявлял рабочие дипломы командиров, каждый раз при виде диплома капитана задавали один и тот же вопрос: "А что это такое?" Глядя на складывающуюся несколько раз бумагу непонятной формы с водяными знаками под названием "Свидетельство", где было написано, что предъявитель окончил в 1943 году Бакинское военно-морское училище по специальности судоводитель, даже у меня вкрадывались сомнения в его подлинности. Но после предъявления справки капитана Калининградского порта с множеством печатей и недолгих выяснений в рейс выпускали.
       Перед отходом каждый раз, независимо от состояния, капитан развивал бурную деятельность, обязательно на виду у работников порта, пограничников и таможенников, распекая непонятно за что всех, кто попадался под руку. Эта деятельность заканчивалась лишь тогда, когда с борта сходил лоцман, и судно ложилось на курс проложенный, как правило, старпомом. Затем он с мостика исчезал и показывался, если погода было неплохой, только для того, чтобы устроить очередной разнос.
       В штормовую погоду его появления на мостике были стремительными, сопровождались отменной бранью, но не содержали конкретных указаний. Так же внезапно он уходил и закрывался в каюте. От такого поведения капитана больше всего страдал старпом, на котором лежала ответственность за все именно тогда, когда ее был обязан разделить капитан. Я был слишком неопытен, а второй штурман, "тихий пьяница", ненадежен по причине постоянного употребления спиртного, и в штормовом рейсе старпом постоянно находился на мостике. В это время капитан нас не щадил и невольно большое уважение к Марченкову, очень спокойному и порядочному человеку, у меня стало безграничным, он на время стал моим кумиром.
       Придирки капитана вначале меня возмущали, затем стали вызывать удивление, и я быстро научился их предугадывать, что по идее должно было избавить меня от них, но и это оказалось бесполезным. Он мог придраться к чему угодно.
       Вот он наблюдает, как я беру пеленга для определения места, записываю в черновой журнал время взятия пеленгов: 8 часов 22 минуты. Прокладываю их на карте и угловым зрением вижу, что на часах уже 23 минуты. Капитан стоит за моей спиной, и всеми нервами ощущаю его пристальное внимания к моим действиям. Отмечаю пересечение пеленгов, обвожу его кружком и ставлю рядом время определения 08.22. Еще не успеваю выпрямиться, как раздается крик: - Ты что, не видишь, сколько времени на часах?
       Пытаюсь объяснить, что брал то я пеленга в 08.22, и нарываюсь на грязное ругательство и целый фонтан обвинений в сознательной лжи и обмана. Такие, как я, оказывается, сажают суда на мель, а такие, как он, безвинно от этого страдают. Стараясь не смотреть на капитана, исправляю время на 08.23 и выхожу в ходовую рубку. Капитан идет следом и теперь обвиняет меня в пренебрежении к его указаниям и неуважении к нему лично. Спорить бесполезно, я молчу, как это делает старпом. В заключение капитан объявляет мне уже пятый выговор за неделю пребывания на судне.
       В другой раз он отчитывает меня за то, что я заказал валюту у агента слишком мелкими купюрами. Марченков вежливо напоминает, что деньги заказывал сам капитан, а я только получил их в присутствии старпома. Капитан отчитывает чифа и нагло утверждает, что денег он не заказывал, не зная, что у меня в каюте лежит документ, написанный его рукой. Когда я приношу его, он, страшно матерясь, выгоняет меня из каюты, а после в кают-компании рассказывает, как третий штурман пытался обмануть его, капитана, подсовывая липовый список купюр.
       Подобные случаи повторялись практически каждый день и не раз, отчего жизнь моя превратилась в бесконечный кошмар. Все время пребывания на судне слилось в один нескончаемый день, который, казалось, не кончится никогда. Я практически не выходил с судна, капитан отпускал меня только для оформления отхода и покупок канцелярских товаров. Подобной жизнью жил и старпом, которому было еще труднее, он едва успевал отсыпаться на стоянках, пока капитан уходил отдыхать со своими береговыми друзьями. Не удивительно, что я практически забыл даже о семье и опомнился только тогда, когда получил радиограмму о рождении второго сына. И тогда я, плюнув на все, купил ящик шампанского, который ради такой даты не задержали даже в проходной, и устроил на судне пир, угощая всех членов экипажа, включая капитанских доносчиков, которых на судне было немало.
       Кто-то из них, видимо, успел позвонить капитану, и тот примчался на судно к ужину, устроив мне такой разнос, что все на судне попрятались в каюты и закрылись на ключ. А мне уже было все равно, промолчал и на этот раз, омрачать такой день противостоянием капитану безрассудно, и только утром обнаружил на рубашке пятна крови, а распухшие губы свидетельствовали о том, что я их крепко прикусил во время разноса.
       Утром капитан еще раз "поздравил" меня приказом, объявив выговор с последним предупреждением. Выговор, как правило, он печатал сам и вывешивал в верхнем коридоре. Через полчаса он исчез с доски объявлений, в чем немедленно был обвинен я и оставлен на месяц без увольнения. Только через несколько лет узнаю, что его сорвал повар Линднер, который очень переживал за меня. Он был человеком, который почему-то капитана не боялся, а тот в свою очередь старался его не замечать.
       Какое-то чутье подсказывало мне, что капитан хочет скомпрометировать меня не зря, и догадывался, что причиной является старпом, конкуренции которого он заслуженно опасался. Это еще раз подтверждает, что он был недалеким человеком, ведь в такой ситуации, наоборот, старпома надо бы выдвинуть в капитаны, порекомендовав на новые более крупные суда. Я же в случае конфликта непременно бы стал на сторону чифа, да и второй штурман, которого он не трогал, был ненадежен.
       Молодой старший механик Васильков, он же секретарь партийной организации, предпочитал ни во что не вмешиваться, но уже давно заявил капитану, что плавать с ним не желает. Получалось, что почти весь командный состав стоял за старпома. Но Марченков был лишен интриганства и не собирался воспользоваться своим преимуществом, он, как и я, только ждал, когда можно будет уйти с судна.
       Конец февраля и начало марта выдались штормовыми, с сильными снегопадами и морозами. Теперь, когда у меня за плечами многолетний капитанский опыт, могу сказать уверенно, дважды мы были на грани гибели, и оба раза из-за самодурства капитана.
       В последнюю неделю февраля грузились чугуном в чушках на шведский порт Сёдертелье. Моряки знают, что тяжелые грузы обычно занимают небольшое пространство в самом низу, сильно увеличивая восстанавливающий момент, создавая образно говоря маятник с большим плечом при качке. Судно приобретает избыточную остойчивость, и если, к примеру, с грузом кокса оно качается с борта на борт за 25-30 секунд, то с грузом чугуна или ферросплава, второй еще большего удельного веса, качка становится невыносимо резкой с периодом 7-8 сек, что грозит опасным креном и большой угловой скоростью, разрушающий конструкции судна, и грозит смещением груза, которое обычно приводят к опрокидыванию. Разумеется, судоводители это знают и принимают все меры к уменьшению остойчивости до разумных пределов. Наш капитан, видимо, слышал об этом и решил погрузить часть груза на главную палубу, что в условиях шторма, с учетом небольшого надводного борта, бесполезно. Старпом пытался его остановить, но капитан лично следил за погрузкой и распорядился палубный груз зашить досками, чтобы чушки "не уплывали" через штормовые портики.
       Впервые капитан Вентспилского порта запретил выход в море при ветре 18-20 метров в секунду от норд-веста и высоте волны свыше пяти метров. Двое суток мы стояли в ожидании и вышли в море, когда сила ветра снизилась до 12 метров. Старпом против выхода возражал, прогноз явно не оправдывался и чистое небо со звездами, по его мнению, лишь свидетельствовали о том, что мы находимся в центре циклона, в так называемом "глазу бури". Капитан ехидно заметил, чтобы старпом протер свои глаза и не нес чепухи. На рейде гуляла еще высокая волна, и капитан заметно заволновался. Как и ожидал старпом, от первых ударов волн, свободно гуляющих по палубе и трюмам, деревянный панцирь стал рассыпаться, как карточный домик, и вскоре, подхватываемые волнами чугунные чушки, стали стучаться в надстройку, а доски с крупными гвоздями раздирать брезентовое закрытие трюмов.
       Возвращаться в порт и зайти на такой попутной волне в узкий проход, было опасно, оставалась одна возможность - укрыться в Рижском заливе, но капитан приказал: - "Вперед, трусы" и скрылся в каюте. Через шесть часов мы были в сорока милях от Вентспилса, до порта назначения оставалось еще более ста миль, а ветер начал усиливаться и уходить к норду. Капитан был неумолим. К тому времени брезент трюмов изрядно пострадал, старпом считал, что в трюм начинает попадать вода, уменьшая и без того низкий надводный борт и запас плавучести. Ночью резко упала температура до минус 18 градусов. Вскоре все мачты, грузовые стрелы и надстройка начали покрываться льдом. К нашему счастью порылись слоем льда и закрытия трюма, что, возможно, прекратило попадание воды.
       Однако судно уже практически не всходило на волну, а проходило через них, как подводная лодка. Ото льда оборвались радиоантенны, а штыревых тогда не было, и мы остались без связи. Антенна радара еще крутилась, но на экране высвечивались лишь помехи. Забортный лаг с вертушкой оторвало, волна свободно доставала до шлюпочной палубы, боковые двери на мостике не открывались. Мы шли по счислению, не зная точного места, стармех снизил обороты из-за того, что двигателю не хватало воздуха. Все штурмана и радист были на мостике, последний разводил руками, в случае подачи сигнала бедствия без антенны нас могли и не услышать. Утром на моей вахте, когда до шведских берегов по наши подсчетам оставалось 30-40 миль, волной разбило сразу два иллюминатора в ходовой рубке рядом с радаром, вода залила локатор "Створ", силовой блок которого располагался у палубы.
       Туча искр - и на мостике погас свет, закоротило распределительный шит навигационных приборов. К нашему счастью электропитание на рулевое устройство оставалось. Капитан, прибежавший на мостик, что-то истерично кричал, его уже никто не слушал. Старпом взял его за руку и подвел к трапу, я думал, он сейчас спустит его вниз, но капитан сам схватился за поручни и исчез, на этот раз до прихода в порт. Когда рассвело, то глядеть на судно стало страшно. Мачты до салинговых площадок превратились в глыбы льда. Свободным от него были только главная палуба, где хозяйничала волна, да лобовая часть надстройки, которая подогревалась изнутри, и волны скалывали на ней подтаявший лед.
       Волна стала заметно плавней, видимо, берег был где-то уже недалеко. Когда заметили огни первого маяка и уточнили наше место, поняли, что к нашему счастью, отклонились от курса немного. Примерно в десяти милях от входа во фьорд нас встретил шведский пограничный катер и предложил следовать за ним, еще через пять миль подошел лоцманский катер, но лоцман высаживаться на судно отказался. Так методом лидирования мы добрались до причала. Ошвартоваться оказалось проблемно, мы с трудом окололи один швартовный кнехт на корме, а на баке завели конец вокруг обледенелого брашпиля. Прибывшие к борту власти смотрели на нас с сожалением, а администрация порта укоризненно.
       Отливали нас паровые буксиры. Только через два дня с трудом открыли трюма и начали выгрузку. Воды в трюмах было грузчикам по колено, ее откачивали пожарными машинами.
       Капитан не показался даже властям, и четверо суток мы балдели от его отсутствия. Многие из экипажа так и не поняли, что находились на волосок от гибели - запаникуй старпом, все могло кончиться плачевно. Многого было непонятно тогда и мне, но один вывод я сделал на всю жизнь - судном должен командовать только один человек, а в трудные минуты любые амбиции - плохой советчик.
       Казалось, что и капитан сделает какой-то вывод из этого случая, и действительно, он до прихода в Вентспилс не выходил из каюты. С приходом исчез как-то незаметно, словно испытывал угрызения совести. Главный диспетчер порта, узнав о наших приключениях, приказал отложить погрузку, дав нам целые сутки для отдыха. Отдыхали все от души, в уютном вентспилском ресторане. Старпом предлагал вместе со всеми пойти и мне, но я отказался, ему отдых был нужнее.
       Проследив, как плотники вставляют стекла в иллюминаторы, включив палубное освещение, спустив флаг, я проинструктировал матроса и отправился помогать радисту и мастеру из Навигационной камеры ремонтировать локатор, все же это было мое заведывание. Мы увлеклись, и я не заметил, как на мостик поднялся человек в железнодорожной шинели и фуражке того же ведомства, несмотря на мороз, обутый в летние ботинки. Из-под фуражки торчали красные с белыми мочками обмороженные уши, худощавое лицо с бегающими глазками, небритые щеки и подбородок придавали пришельцу вид человека случайно попавшего на судно. За спиной его стоял вахтенный матрос, который в недоумении пожимал плечами.
       - Кто вы и что вам нужно? - спросил я.
       С трудом, двигая замерзшими губами, "железнодорожник" произнес: - Я к вам направлен из пароходства, - и протянул направление.
       Обычно плавсостав в таких случаях называл свою должность на судне и, желая уточнить, с кем имеем дело, я заглянул в документы.
       Так я познакомился с первым помощником капитана, комиссаром Мирошкиным Николаем Михайловичем, с которым мне придется работать много лет, увы, не лучших в моей жизни. Его появление на судне доставит немало хлопот, поскольку поведение этого человека всегда оказывалось непредсказуемым и от него можно было ожидать неприятностей.
       Я проводил его в каюту, показал душевую, где он мог согреться, и принес с камбуза наполненную до краев тарелку макарон "по-флотски" по его просьбе найти что-нибудь поесть. Дополнительно он попросил выпить. Старпом к тому времени пришел, и я передал ему пожелание нового помполита. Марченков вытащил бутылку бренди. При виде полной бутылки иностранного напитка у комиссара заблестели глаза, и у меня мелькнула мысль налить ему стакан, а остальное отдать радисту. Но тот не выпустил бутылки из рук и вытолкал меня за дверь.
       Минут через сорок вахтенный дал три звонка - прибыл капитан. Я скатился с мостика и отрапортовал, как положено. Капитан был, как всегда навеселе, но на этот раз не сделал замечаний. Когда он открыл дверь в каюту, я протянул ему направление Мирошкина. Со словами: - "Ну, и где же он?" - капитан открыл дверь в каюту первого помощника.
       В ноздри удалил сильный запах бренди, и то, что я увидел, стоит в моих глазах до сих пор. Наш новый комиссар лежал на полу, рядом с ним валялась пустая бутылка. Он был в одних трусах, которые называли "семейными", в правой руку зажата коечная штора, которой он судорожно пытался укрыться во сне. Весь стол и половина палубы была испачкана рвотой с макаронами, а сам он издавал звуки, похожие на писк котят сразу после рождения.
       Капитан, посмотрев на меня, как удав на кролика, рванул ручку каюты старпома.
       - Кто дал комиссару коньяк? - заорал он благим матом в лицо вышедшего Марченкова.
       Мысль выручить старпома пришла мгновенно, сказывалась привычка к постоянным ругательствам капитана в мой адрес.
       - Я дал ему бутылку, которую старпом передал для мастеров навигационной камеры, - как можно спокойней сказал я. - Я же не знал, что помполит скушает ее всю за один раз.
       Капитан остолбенел, глядя то на меня, то на старпома. Пауза длилась около минуты, затем он рванулся к себе в каюту и закрыл дверь со страшными ругательствами.
       - А ведь тебе хана, - сказал Марченков. - Какого черта ты взял все на себя?
       - Да потому, что виноват-то я. Не нужно было давать бутылку, налил бы стакан и хватит. Правда, не думал, что комиссар запойный.
       - Думал, не думал, а мастер тебе этого не простит.
       К великому удивлению, страха у меня совсем не было, он улетучился окончательно, и мне стало всё безразлично. Подумав немного, поутру я решил собираться передавать дела. Капитан разнес в пух и прах комиссара, из каюты помполита неслись такие крики, что мы подумали, капитан его избивает. На этом, к удивлению, все и закончилось.
       Мы вышли на порт Евле все с тем же чугуном при сравнительно неплохой погоде, но при скверном прогнозе. Было ужасно холодно, морозы даже в море держались ниже двадцати градусов. До острова Готланд дошли нормально, и вдруг капитан решил отстояться на якоре. Старпом возражал и предлагал продолжать рейс, пока ветер держался северо-западного направления, вдоль шведского берега. Капитан и слышать его не хотел, а между тем по прогнозу ветер должен был смениться на восточный и усилиться до двадцати метров в секунду. История прошлого рейса повторялась. Старпом регулярно, через четыре часа, докладывал капитану обстановку, а когда ветер усилился, предложил поменять место якорной стоянки.
       Мы снялись с якоря, когда стоять из-за сильной качки стало невозможно. С трудом выбрав якорь и едва не потеряв боцмана (волна чуть не смыла его за борт), обогнув мыс острова, к всеобщему удивлению направились на север. Все штурмана решили, что с капитаном происходит что-то ненормальное. Едва мы вышли из-под прикрытия острова, стало понятно, что дальше следовать таким курсом нельзя, быстрое обледенение и большой крен на качке судно долго не вынесет. Три раза старпом спускался в каюту капитана и, наконец, дал команду проложить курс на Сёдертелье - ближайший порт укрытия, нам хорошо знакомый.
      

    0x01 graphic

    Обледенение

       Все повторилось, как и прежде, только на сей раз крен судна на правый борт из-за обледенения достиг почти пятнадцати градусов. Моряки знают, что при таком крене в море, когда судно качается с борта на борт, еще не так страшно, но когда качки нет, ходить по палубе становится невозможно и невольно охватывает страх. Не доходя до порта, мы стали на якорь, и старпом за подписью капитана послал радиограмму в Таллин с просьбой разрешить выгрузку груза в Сёдертелье. Теперь лед окололи быстрее, на морозе он лучше поддается. Через двое суток пришло подтверждение и на выгрузку.
       Капитан появился на мостике после швартовки, как ни в чем не бывало, но мы уже понимали, что на этот раз все закончится гораздо серьезнее. Осведомители капитана, а их на судне было достаточно, наверняка донесут, что говорилось о нем на мостике и в машине, а сторонники старпома готовы постоять за него ради лучшего будущего, и раскол экипажа предотвратить не удастся. Все смотрели, на чью сторону станет комиссар, который таким началом работы на море был совершенно раздавлен и никак не мог опомниться.
       Я почему-то был твердо уверен в том, что первый удар обрушится на меня, трогать Марченкова в такой обстановке неразумно и после всего произошедшего он капитану не по зубам, а вот на моем примере приструнить других - полный резон. На всякий случай я собрал вещи, проверил заведывание, посоветовался со старпомом, попросив, чтобы он за меня не заступался. Однако Виктор Степанович не согласился и заявил, что сам знает, что ему делать.
       Мы с радистом проводили свободное время за ремонтом радара, и когда после неоднократных неудач на его экране засветились берега фьорда, у нас невольно вырвалось дружное ура, которые поддержали чиф и старший механик. Капитан влетел на мостик, словно смерч и, еще не зная причины торжества, схватил стоявшую на штурманском столе бутылку со спиртом, которым мы промывали от соли контакты и детали радара.
       - Нажрались средь бела дня, при исполнении служебных обязанностей в иностранном порту и устроили дебош! - Дальше следовало нецензурное.
       - Да вы, что, товарищ капитан, это же чистое хамство, можете нас обнюхать, - обидчиво произнес радист.
       - По-твоему это я пьян? - У капитана сжались кулаки, он уже не обращал внимания на возмущенных старпом и стармеха. - Что смотришь красными наглыми глазами? Вместе с третьим штурманом жрал!
       У меня глаза тоже были красными от бессонницы и дыма паяльной кислоты.
       - Да трезвые они, трезвые, - тихо, но решительно вступился старпом. - Спуститесь в каюту, пожалуйста, товарищ капитан, не место на мостике устраивать разборки.
       Капитан онемел, лицо налилось кровью еще больше, казалось, что его вот-вот хватит удар. Внезапно он обмяк и молча вернулся в каюту.
       Рубикон был пройден, и это понимали не только штурмана. До возвращения в Вентспилс капитан не разговаривал ни с кем, что-то стучал на пишущей машинке в каюте, изредка появляясь на мостике.
       В те времена на судах еще не пользовались радиотелефонной радиосвязью, и о прошедшем рейсе обычно докладывали из порта по междугородному телефону. Это была прерогатива капитана, и узнать, что он доложил на этот раз высшему начальству, не имелось возможности. Марченков принципиально не сходил на берег во избежание обвинений в том, что он нажаловался на капитана, поскольку было ясно, что пусть не сейчас, но обо всем в пароходстве со временем станет известно, для этого на каждом судне имелись тайные "доброжелатели".
       Ко мне, впервые после родов, приехала жена. Приехала без вызова, сказала, что очень волнуется из-за плохого предчувствия. Стоянка была короткой и на следующий день по-полудни, я должен был ее проводить. Капитан отсутствовал всю ночь, пришел он в десятом часу и по судовой трансляции заставил первого помощника собрать всех коммунистов судна на партийное собрание. Их на судне было семеро, но на собрание по приказанию капитана пригласили также штурманов. Когда все собрались, комиссар дрожащим голосом объявил повестку дня: "Обсуждение поведения в рейсе коммуниста Марченкова, порочащее звание члена партии".
       Кто надоумил капитана на этот шаг, неизвестно, но глупее ничего придумать было нельзя. Первым возмутился стармех, он сказал, что такие вопросы согласовываются заранее, как-никак он секретарь парторганизации, и задал вопрос Мирошкину, согласован ли этот вопрос с партийным комитетом пароходства. Тот ничего вразумительного ответить не смог. Тогда бразды правления взял в руки капитан, и было видно, что часть коммунистов заколебалась. Как вести себя в подобных ситуациях, меня учили еще во времена, когда я состоял членом райкома комсомола в Ленинграде, и я решился: - Разрешите вопрос секретарю парторганизации и первому помощнику? - Получив утвердительный ответ, сказал, как можно спокойней и убедительней: - Судя по всему, на повестке дня персональное дело коммуниста Марченкова. Согласно устава партии такое собрание не может быть открытым и свое присутствие на нем я считаю неправомочным, а посему прошу разрешения у секретаря покинуть кают-компанию, - И, не дожидаясь ответа, вышел. То же сделали остальные беспартийные.
       Прошло меньше часа, как ко мне в каюту ворвался капитан. Жена сидела на кровати, я у столика заполнял судовой журнал. Ударив из всей силы по столу кулаком так, что чернильница подпрыгнула, опрокинулась, залив почти всю страницу журнала, он начал истошно орать и материться, несмотря на присутствие жены. Я молчал, сдерживаясь из последних сил, Он кричал долго о том, что я з....нец, р.....дяй, и многое другое. Было видно, что если прерву его, он меня ударит.
       Первой опомнилась жена, и, чего я не ожидал, бросилась на защиту: - Как вам не стыдно, товарищ капитан? Постыдитесь хотя бы женщины, если можете так кричать на своих штурманов.
       - Молчать на моем судне, иначе прикажу выставить на берег. Проводят в каюту всяких б....й, а я их должен выслушивать!
       Не знаю, как я вытерпел, но удержался и лишь попросил его закрыть двери с другой стороны. К этому времени в коридоре уже стояли стармех и старпом, и, увидев их, капитан вышел, продолжая ругаться в мой адрес. Когда я закрыл дверь, жена горько заплакала, ей, выросшей в семье, где отец ни разу не повысил голоса на мать и детей, было не по себе.
       Решив, что не останусь больше на этом судне, я стал собирать вещи, жена молчала. Проверив свое имущество, подписав список, забрав свои документы, поднялся к старпому, сдал ему судовую кассу и вместе с женой направился на вокзал. До поезда оставалось два часа, мы купили билеты и зашли в ресторан. Волнение утихло, мне стало совершенно безразлично, что будет дальше. Усталость, напряжение и бессонница многих дней, нервное потрясение навалились на меня огромной тяжестью, я с трудом боролся со сном и слабостью и не заметил, как рядом сел старпом. Слышал его голос, он заказал два коньяка, бокал шампанского жене. Я подумал - по какому поводу он собрался праздновать?
       Коньяк и горячий борщ вернули меня к жизни, а после крепкого кофе мне почему-то стало жаль расставаться со старпомом. Когда я заметил, что жена открыла чемодан и старпом перекладывает к себе в портфель мои рубашки и белье, я сказал, глядя на неё: - Хорошо. Остаюсь, но только на рейс, пусть мастер не думает, что я струсил. - И, поглядев на улыбнувшегося старпома, согласился на два рейса.
       - Я так и думал, что ты нас не бросишь, - сказал Марченков, - стармех готов был двинуть за тобой следом. Потерпим, думаю, ждать теперь осталось уже недолго.
      
       Рейс Вентспилс - Хальмстад - Лиепая прошел в томительном ожидании. Капитан очень редко показывался на мостике, часто пропускал часы приема пищи, осунулся и выглядел потрепанным. Целыми днями из каюты раздавался стук печатной машинки, и если бы не плохое владение печатью, капитан мог за это время написать солидную книгу. Капитан вообще многим владел очень плохо, начиная с русского языка и кончая умением одеваться и держаться. Он относился к людям, в устах которых мат кажется грязным и отвратительным, но не хотел признаваться и в этом, отлично понимая свои недостатки, пытался выкрутиться из неловкого положения любыми средствами.
       Не могу утверждать, что многие крылатые фразы, такие как "Мистер пайлот, плииз колбас",(вместо кушайте бутерброды с колбасой, или излюбленное "Ай эм балласт", вместо, мое судно в балласте, впервые сказаны им, но я слышал многое, от чего лоцмана не могли сдержать улыбки или оставались в недоумении. Вот он хочет спросить лоцмана, клюет ли здесь на рейде рыба, и рождается потрясающая фраза: "Мистер пайлот, фиш-рыба хия плейс хам-хам", при этом для убедительности он запрокидывает голову и, изображая скрюченным пальцем рыболовный крючок, подпрыгивает и пытается схватить его губами. Рассказывая о своей дочери, которая занимается балетом, он становится на цыпочки, прикладывает оттопыренные ладони рук к бедрам, изображая юбочку и пройдя несколько шагов на носках, говорит:
       - Май смол вайф, подразумевается дочь, из балерина и уже танцен вайт лебедь.- Он показывает, как умирает "вайт лебедь", не замечая, что я выскакиваю пулей на крыло мостика, а рулевой закладывает такой "крендель", что лоцман грозит ему пальцем. К сожалению, я записал немногие его "афоризмы", да и те затем уничтожил, так как не хотел оставлять в памяти никаких воспоминаний, связанных с этим человеком. Судном теперь командовал фактически старпом, но, как и впоследствии, делал он это скромно и без шума. За сутки до прихода радист шепнул, что мне почему-то одному едет замена. Как ни странно, у меня не возникло тревоги, - будь, что будет, подумал я и стал готовиться к отъезду. Капитан с приходом сошел с судна с портфелем, раньше с ним его никто не видал.
       - Понес к комитетчикам трактат о бунте на мятежном "Баунти", - прокомментировал стармех, - значит, и мне пора собираться. - Мирошкин кинулся за капитаном, но тот что-то коротко сказал ему и указал на судно.
       - Ах, так, тогда он еще пожалеет, - произнес комиссар, вернувшись, и все поняли, что капитана он готов продать.
       В Таллин я ехал, стараясь не думать об "Уральске", но это удавалось с трудом, меня тревожила судьба Марченкова. Побыв день дома, с нерадостными мыслями пришел в отдел кадров. Дорофеева, как мне показалось, посмотрела на меня хмуро и, не глядя в глаза, спросила: - Что это вы там накуролесили? С утра начальство и партком вылетели в Лиепаю разбираться.
       Я молчал, но она ждала ответа.
       - Раз полетели, значит разберутся.
       - А ты уверен, что разберутся справедливо? Начальству в ваши души лезть не резон, вас много, всех не рассудишь. Не хочешь говорить, не надо. Ты мне только скажи, Виктора Степановича команда не подставит? - В последних словах я уловил тревогу за старпома.
       - Нет, - твердо ответил я, - он капитанил поневоле.
       - Ишь, как заговорил. Капитанил! А ты знаешь, что за это под зад коленкой дают? Бунт это называется - подсудное дело.
       Она посмотрела на меня подобревшими глазами и произнесла уже примирительно: - А вы, значит, справедливость любите, решили за старпома постоять. Такое впервые в пароходстве. Ладно, иди пока гуляй, начальство вернется, тогда с тобой и решим. Если все было так, как говорят, пошлем тебя к хорошему капитану, хватит тебе шишки набивать, а то, чего доброго, растеряешь свои убеждения и веру в людей.
       Я не удержался: - А кто вам сказал про мои убеждения, уж не жена ли?
       - Кто, это не важно. На судне всегда есть, кому сказать, главное, что скажут. А жена у тебя не из тех, которые в контору бегают, зря на нее подумал. Лучше зайди в профсоюз да напиши заявление на жилплощадь, двое детей у тебя, не век на тещином диване ютиться.
       Мне стало обидно за тещу: - У меня своя комната и кровать нормальная, двуспальная.
       Она расхохоталась.
       - Своя, говоришь, двуспальная? Это хорошо, что ты тещу любишь. Да только пока у тебя, кроме жены и детей, ничего нет, и главное - дома. А без него семьи у моряка настоящей не будет, это уж поверь мне. С заявлением, пожалуй, повремени до окончания разбора.
       Кто плавал, тот знает, что первое время, проведенное на берегу с семьёй, летит быстро, и в этот раз неделя прошла, как один день. Хорошо просыпаться по утрам не в душной каюте, судорожно цепляющимся за койку на сильной качке, от вибрации бьющегося в волнах винта и гула двигателя, а лежа с женой на широкой кровати в полной тишине. Взять к себе в постель детей, смотреть в их ясные детские глаза, слушать невинный смех, а не грязные ругательства. Бродить по дорожкам парка, наблюдая, как тает снег под весенним солнцем, пробиваются из-под него первая трава и подснежники и примула. Есть за семейным столом нормальную домашнюю пищу, пить чай с пирогами, не говорить о работе, и не торопиться на вахту.
       Как только я подумал об этом, раздался звонок, и голос секретаря сообщил, что со мной будет говорить заведующая отделом ЦК. Поинтересовавшись, как у меня со временем, она сообщила, что хотела бы побеседовать и если я не возражаю, то через час за мной прибудет машина.
       Когда с сопровождающим мы прошли в кабинет заведующей, симпатичной женщины-блондинки, там были Мирошкин, секретарь парткома пароходства и наш куратор из КГБ, человек еще сталинской школы и доставлявший нам немало хлопот на судах своими каверзными вопросами. Вопреки моему ожиданию, капитан отсутствовал.
       Беседа длилась около часа, а вернее, мне и комиссару пришлось отвечать на вопросы. Разумеется, они касались судна, капитана и старпома. Чувствовать себя в кабинете такого дома было не очень приятно, и я решил отвечать, как можно короче и конкретнее, что, по всему, устраивало всех, кроме куратора. Он был явно на стороне капитана и очень хотел представить его жертвой заговора старпома, добиваясь от меня признания в некоем сговоре, который и стал причиной конфликта. Однако он был человеком не морским, плохо представляющим взаимоотношения людей на судне, и разрушать его предположения удавалось просто, отвечая достаточно убедительно. К тому же куратор явно горячился, и мне стало понятно поведение нашего капитана. После окончания беседы, перед тем, как отпустить нас, заведующая спросила, не собираюсь ли я вступать в партию. Стало понятно, что для меня все кончается благополучно, "несоветскому" человеку, каким пытался изобразить меня куратор, таких вопросов не задают. Та же "Волга" отвезла меня домой.
      
       НА "ЭЛЬВА" С ЯХИМОВИЧЕМ
      
       Перед приходом судна, на которое был назначен, я встретил своего однокурсника Анатолия Цыганова. На вопрос, на каком судне он работает, тот ответил в шутливой форме: "Плаваю под знаменами герцога Гольдштейна". Для судоводителя пароходства имя капитана Эдуарда Гольдштейна уже в то время говорило о многом. Тех, кто плавал с ним, обычно жалели, молодой и очень энергичный капитан с молодых штурманов снимал три шкуры, при этом тоже не стеснялся в выражениях, правда, не допуская откровенного хамства. Для многих плавание с ним было сущим наказанием. Но находились и другие, которые работали с ним не один год и утверждали, что Эдуард Анатольевич только с виду такой шумный и крикливый, а своих не сдает, и если ты зарекомендовал себя неплохо, то он сделает все для твоего быстрого продвижения по службе.
       По училищу я хорошо знал, что Цыганов был отнюдь не ангел, хотя и умен, дисциплина у него всегда хромала на обе ноги, поэтому не удивился тому, что у такого капитана он продержался на судне более двух лет и всего более полугода в должности третьего штурмана. Беседу нашу прервала Дорофеева, пригласившая в кабинет обоих.
       - Отдохнули? - вопрос относился к обоим, и мы дружно кивнули головами. - Тогда ты, Цыганов, собирайся в Ригу. Поедешь на "Троицк", там ваш коллега в интерклубе подрался, сам своими руками визу себе закрыл. Ты, кстати, тоже любитель кулаками помахать, с этим, если хочешь плавать за кордон, придется потерпеть. И что это вы все, небольшие ростом, такие воинственные, не пойму.
       - А как же "Калев"? - расстроился Цыганов.
       - Тебя подменяет кто - Яан? Эдуард Анатольевич просил оставить у него хотя бы одного эстонца, на "Калеве" действительно их среди командиров нет. Понимаешь политику? - Она указала указательным пальцем наверх. - Пора бы уже знать, в каком пароходстве работаешь, к тому же ты из вашего выпуска единственный коммунист.
       Цыганов понял, что решение принято окончательное, говорят с ним серьезно, смирился и затих.
       Пришла моя очередь.
       - Твое судно придет только послезавтра, а "Калев" в Таллине давно не был, капитан просит подмену. Будет в порту сегодня после обеда, вот и встретишь, подменишь вахтенного штурмана. Гольдштейн, конечно, не капитан с "Уральска", но капризуля, Цыганов тебе его обрисует. На судно приходи обязательно в форме, Эдуард большой пижон, он это оценит.
       Через три часа я подходил к трапу, когда капитан, видный черноволосый красавец, одетый в форменный с иголочки костюм, в фуражке с большим импортным светло- бежевым верхом спускался по трапу.
       - Веселов?
       - Так точно.
       Короткий ответ ему понравился, он поднял голову, обращаясь к провожавшему его старпому: - Введете в курс дела и свободны. Жду с женой к девятнадцати.
       Старпом особо не инструктировал, узнав, что я на судне такого типа проработал два года, сошел с борта, оставив грузовые документы и ключи от своей каюты.
       На судне было тихо, экипаж уже разошелся по домам, выгрузку еще не начинали, все было, как обычно на стоянке в родном порту. К исходу суток появился стивидор и попросил открыть трюма, в полночь начинали выгрузку. Второму штурману звонить не стал, особой причины беспокоить не было. Проверив состояние груза в трюмах, решил осмотреть помещения судна, и обнаружил в подшкиперской боцмана среди большой кучи стружки, коряво орудующего рубанком у столярного верстака. Он поругался с женой и был в сильном подпитии. Еле уговорил идти отдыхать.
       Так до утра и не прилег, да и не очень хотелось. Утром ровно в семь вновь осмотрел судно и когда вышел на палубу, то увидел у третьего трюма рассерженного капитана.
       - Чем вы занимаетесь, штурман? За выгрузкой не следите, у судна большой крен.
       Стивидор при этих словах удивленно поднял брови, крен был всего градуса два. Подмигнув мне, он неудачно пошутил: - Это от ветра, он почему-то дует. Грузчики берут равномерно, можете проверить.
       Капитан перенес свой гнев на него, я предпочел помолчать. Продолжая ругаться со стивидором, капитан обошел трюма и убедился, что причины быть недовольным нет, но не успокоился. Открыв дверь в подшкиперскую и, увидев кучу стружки, он схватил меня за рукав и указал на нее пальцем: - Тут бардак, а докладываете, что все нормально.
       Мы вошли внутрь, и я пытался объяснить, что это дело рук боцмана и не вижу здесь криминала. К тому же я вахтенный штурман и порядок в подшкиперской не совсем мое дело. Сказав так, я понял, что совершил ошибку, но было уже поздно, капитану мой ответ страшно не понравился и он взорвался: - Прекратите болтать! С вами говорит капитан. Приказываю немедленно убрать!
       - Хорошо, хорошо, но зачем же кричать? - Я, сам не знаю почему, прикрыл дверь и повернул торчащий в замке ключ.
       К удивлению капитан изменился в лице и сказал примирительно: - Хорошо, - и выскочил на палубу.
       Сдав вахту второму помощнику и заполнив судовой журнал (капитана на борту уже не было), я отправился в отдел кадров за направлением на "Эльву" и в ожидании своей очереди сел на знаменитую скамейку.
       Не прошло трех минут, как дверь к начальнику открылась, и из нее вышли Михайлов и Гольдштейн. Увидев меня, капитан, словно обрадовался и остановился. Я встал.
       - Вот он, Иван Алексеевич! Тот штурман, который послал меня на три буквы.
       Я обалдел. Не давая мне опомниться, начальник широко распахнул дверь к себе в кабинет. - А ну, заходи!
       Сев за стол он достал лист бумаги, протянул его мне вместе с ручкой: - Пиши заявление об увольнении.
       - Как, за что? - спросил я. - Этого не было.
       Мой ответ удивил начальника. - Ты хочешь сказать, что капитан врет?
       - Этого не было, - настаивал я.
       - Ну, вот что, - начальник поднялся с кресла, - здесь не детский сад. Пиши заявление и отдашь его Дорофеевой, у меня нет времени препираться с тобой.
       В последний раз я пытался восстановить справедливость.
       - Да не посылал я никого. Как я должен писать заявление, если этого не было?
       - Пиши "по собственному желанию", и отдашь инспектору, - отрезал начальник, показывая, что разговор окончен.
       Как это мне пришло в голову, не знаю, но, выйдя в коридор, как можно аккуратнее написал:
      
       "Прошу уволить меня из ЭГМП по собственному желанию начальника Отдела кадров
    тов. Михайлова И.А.".
    Дата. Подпись.
      
       Протянув лист вышедшей Евгении Ильиничне, быстро пошел вниз, с явным намерением в этот дом уже больше не появляться. Душила горькая обида, в душе бурлил штормовой прибой, пересохло в горле. Я едва успел дойти до трамвая, как меня догнал один из ожидавших очереди матросов.
       - Дорофеиха срочно зовет, - запыхавшись, произнес он. - Приказала не возвращаться без тебя. Ты уж меня-то не подводи, - попросил он, видя, что я собираюсь уйти.
       В кабинете инспекторов Дорофеевой не было. Сидевший за соседним столом новый, стажирующийся инспектор Захаров, улыбаясь, произнес: - Ну, штурман, и выдал ты пенку! Это ж надо! Я-то Ивану Алексеевичу твое заявление, не врубившись, отдал на подпись, ну он и подмахнул, не глядя. Евгения Ильинична как прочитала, всех на уши поставила, сейчас в Службе мореплавания Гольдштейна пытает. Горой за тебя стоит, не верит, что ты капитана на три буквы послать можешь.
       - А я и не посылал.
       - Ладно, ладно. Посылал, не посыл, Ильинична разберется, ее не проведешь. Только тебе этот номер с заявлением начальник припомнит, чего доброго еще к Гольдштейну в помощники и пошлет. Будь готов ко всему.
       Дорофеева ворвалась, как вихрь. - Ишь, ты, какие мы гордые, - накинулась она на меня. - Ты хоть понимаешь, что наделал? А если бы я не посмотрела? Вылетел бы из пароходства, и визы не оставили бы.
       - А что было делать, если мне не верят? Без работы не останусь, - не к месту ляпнул я. - Поеду в Питер, матросом возьмут.
       - Не выйдет! Государство на тебя деньги три года не зря тратило, их отработать обязан. И нечего, как павлин, хвост распускать. Я что тебе говорила - не хлопай дверью!
       - А я и не хлопал. Что я мог сделать, если меня никто не слушает?
       - Как это никто? А ты мне сказал? Почему в Службу мореплавания к наставникам не пошел? Их первое дело в таких вопросах разбираться.
       Внезапно она смягчилась: - Шутник ты, братец. Вот только пошутил ты с НА-ЧА-ЛЬ-НИ-КОМ и, прямо скажем, не к месту. Это ж, надо сообразить, чтобы такое написать: "По собственному желанию начальника". Капитаны-наставники обхохотались, а Гольдштейна заставили сознаться, ему не до шуток было. Твое счастье, что так закончилось, только ты теперь на особом учете будешь, начальство шутников, вроде тебя, не любит.
       Она протянула мне направление, перестала улыбаться.
       - О твоем новом капитане я тебе ничего говорить не буду. Повезло тебе, что он с Гольдштейном не в дружеских отношениях, но оба они тезки, может, еще и подружатся. Имей это в виду.
       Так произошло мое знакомство с капитаном Гольдштейном, несомненно, фигурой известной и даже легендарной в Эстонском пароходстве, с которым мы еще не раз встретимся на судах, сделаем не один рейс в Арктику, когда станет он капитаном-наставником. Окажемся в одной фирме уже на берегу, после развала СССР. Не хочу сказать, что станем друзьями, но относиться друг к другу будем с уважением, до последнего его часа. Извинения он у меня попросит тогда, когда будет тяжело больным, объяснив, что в тот раз его здорово обидели в день рождения.
      
       Александр Федорович Полковский, проживший долгую капитанскую жизнь, глядя на свое судно - пароход "Волочаевск", на котором он отработал двадцать пять лет, как-то сказал: - Я в свое судно влюбился с первого взгляда, как в женщину, и что бы мне ни говорили о нем, любовь с годами только крепнет. И успеху своему в жизни я во многом обязан ему, мы всегда понимали друг друга без слов, как и полагается при взаимной любви.
       Для меня первым таким судном станет теплоход "Эльва", в который влюбился сразу же, как его увидел. Причем эта любовь была, видимо, настоящей и взаимной, поскольку всего за три года я прошел на нем путь от третьего штурмана до капитана. Эти три года для меня до сих пор остаются незабываемыми, подарившими мне много нужных знаний и приятных встреч, столь необходимых для моего становления, и во многом виновником этого оказался капитан Эдуард Болеславович Яхимович.
       Менял я на "Эльве" своего сокурсника Вячеслава Егорова, уходившего на престижную в то время работу в "Союзвнештрансе", важной организации в СССР, отвечающую за отправку грузов за рубеж. Там он впоследствии сделает неплохую карьеру, а в девяностых годах поработает в Афганистане советником. Но в независимой Эстонии места не найдет в силу убеждений и характера, и сам покончит с жизнью, поняв, что она ему все же не удалась. Я знаю, что это так, потому что в последние дни его жизни часто встречался с ним. Он жил недалеко на даче один, и мы с женой нередко приглашали его к себе. Раздавленный неудачей на работе, непониманием в семье, одиночеством он покончил жизнь выстрелом из подаренного за проявленное мужество в Афганистане пистолета, еще раз подтвердив, что нередко сильные люди выбирают такой путь для себя, если не видят выхода из создавшегося положения.
       Когда я принял у него дела, мы отправились к капитану в каюту - доложить о передаче дел. Тогда-то я впервые и увидел Яхимовича. Он сидел в небольшой, но уютной каюте вместе с красавицей женой, холеный, несколько вальяжный и вместе с тем собранный и строгий. Пригласив нас сесть, быстро, но внимательно прочел акт о передаче и, не поднимая глаз, задал вопрос Егорову: - Не передумали?
       Егоров ответил твердо: - Нет.
       - А жаль. - Капитан поднял глаза, вздохнул и перевел взгляд на меня.
       - У вас есть ко мне вопросы?
       Я ответил, как и мой предшественник. На лице капитана мелькнуло что-то похожее на разочарование, показалось, что его не удовлетворила краткость ответа, но через секунду я уловил в его глазах интерес ко мне.
       - Ваш товарищ охарактеризовал мне вас. Утверждает, что вы были неплохим старшиной в училище, а как сложилась работа на судах?
       Коротким ответом на этот вопрос не отделаться и я задумался. Выручила меня жена капитана:
       - Эдуард, ты же все знаешь, - глядя на меня с улыбкой, произнесла она. - Сам Гусев за него ручается.
       Видимо, он очень ценил ее мнение, и на этом наш разговор закончился.
       Я вышел из каюты с двояким чувством. С одной стороны я увидел преуспевающего командира, молодого, красивого, уверенного в себе, такого, каким бы хотел видеть себя в этой роли. Но он показался мне слишком самоуверенным, каким бывают люди властные, эгоистичные, с излишним самолюбием. Да и Егоров держался в каюте капитана скованно. Это настораживало, еще одного капитана самодура я бы уже не пережил.
      

    0x01 graphic

    Теплоход "Эльва"

      
       Первые дни работы и общение с экипажем подтвердили мои опасения, с выходом капитан при мне разнес в пух и прах старпома и второго штурмана, правда, без оскорблений и мата, но от души и на повышенных тонах. В мой адрес существенных замечаний высказано не было, только обращено внимание на подбор карт обязательно по его желанию, несколько отличавшегося от рекомендованного Правилами штурманской службы.
       Надо сказать, что должность третьего штурмана на судах считалась первым этапом в постижении работы судоводителя, не столь ответственной, что было неверным, поскольку на него, самого молодого, выпадало много рутинной работы, для которой были нужны не только умение и терпение, но и расторопность. Он корректировал карты и пособия (вносил изменение навигационной обстановки, характеристики маяков и огней, вновь возникшие навигационные опасности и т.д.), рассчитывал и выдавал валютную часть зарплаты, составлял валютный бухгалтерский отчет, печатал судовые роли, заполнял таможенные декларации, оформлял отход судна в рейс и при этом нес навигационную вахту по 8 часов в сутки. Все это отнимало массу времени, которого постоянно не хватало. Притом многое приходилось делать нередко в условиях шторма, качки. Выполнение твоей работы другими штурманами было недопустимым, у них своих забот хватало, и единственное, чем они могли помочь, - советами, в которых очень нуждаются начинающие специалисты.
       Вахту третьего штурмана с восьми утра до двенадцати дня и с восьми вечера до ноля часов называли пионерской или детской, хотя от вахт других штурманов она мало, чем отличалась. Так же тянуло в сон на вечерней, особенно зимой и в северных широтах, когда темнота наступала рано, так же приходилось до боли вглядываться в темноту и на экран радара, но было одно преимущество - капитан в это время не отдыхал и при вызове на мостик появлялся буквально за секунды. Это избавляло от излишних размышлений, ошибок и способствовало приобретению опыта по принятию правильного решения. Весьма благоприятным для молодого организма было то, что ночной сон не прерывался и, благодаря этому, в дневное время между вахтами можно было поработать не только над документами, но и "над собой". И пусть не удавалось посмотреть кинофильмы вместе со всеми после ужина, зато была возможность устроить адмиральский час после обеда, уделив время чтению или дневнику.
       На "Эльве" все мне давалось легко, свою работу я выполнял без замечаний, что определило отношение ко мне со стороны капитана с первых дней. Судно совершало плавание в уже знакомые порты Скандинавии и Северного моря, и мне не составляло труда нести вахту уверенно, не вызывая капитана на мостик по пустякам, на что он сразу обратил внимание. Полученное доверие со стороны командиров способствовало росту моего авторитета в экипаже. И еще здесь судно свое любили, как красивую женщину - горячо и ревниво. Пример в этом, прежде всего, подавал капитан, его любая неубранная постель в каюте, пепельница с окурками или грязная обувь приводили в негодование, которое он изливал тут же бурно, устраивая внеочередной аврал и разнос виновникам, а особенно старпому. Нарушителям порядка немало хлопот доставлял и боцман Валентин Андроненко, человек помешанный на чистоте, сам всегда безупречно опрятный, выглядевший щеголем при любых обстоятельствах и умевший как-то особо носить даже робу. Он не допускал ни малейших подтеков ржавчины, ни единой царапины на бортах, а окурок на палубе расценивал как плевок в лицо, и виновник очень скоро убеждался в том, что, сделав это, он свершил непоправимую ошибку. Как ни странно, эти два человека относились, друг к другу очень насторожено и ревниво, но уважительно.
       Ценным для меня на этом судне оказалось то, что именно здесь пришло окончательное убеждение: у моряков на флоте основным прежде всего остается профессионализм. Именно он определяет лицо судно, отношения между людьми, способствует самосовершенствованию в условиях длительной изоляции от близких и земли. Если кто-то думает, что экипаж "Эльвы" был похож на образцовую группу детского садика, послушно выполняющий указания воспитателя, жестоко ошибается. Это был сплав совершенно различных характеров и убеждений, которому именно профессионализм придавал все положительные качества, объединяя в единое целое. Не зря многие станут не просто хорошими командирами, а и навсегда останутся порядочными и уважаемыми людьми. Такие, как электромеханик Валерий Шаврак, которому в пароходстве всегда поручали ответственные работы, к примеру, по восстановлению системы электроснабжения после пожара на т/х "Кейла", ставший ведущим инженером Навигационной камеры радист Владимир Кучеров, до сих пор работающие механиком-наставником ледокольного флота в Санкт-Петербурге Василий Греков, капитан Анатолий Париков и другие. У всех у них разные и нелегкие судьбы. В моей памяти они остаются друзьями, которые вместе с капитаном Яхимовичем помогли мне не только вновь обрести веру в свое место на флоте и в жизни, но и очень быстро пройти путь до капитанского мостика.
       С капитаном у меня вскоре сложились довольно доверительные отношения. Со мной он не занимался нравоучениями, скорее делился мнением и добрыми советами. Однако я постоянно ощущал, что он внимательно наблюдает за моей работой. Когда оставались одни, он часто расспрашивал меня о детстве и родных. При этом часто становился задумчивым, переставал шутить, и мне казалось, что он плохо слушает, думая о своем. При всей своей общительности, стремлении больше быть на людях, капитан все же был человеком скрытным особенно, когда речь заходила о близких или о прошлом. Любая попытка проникнуть в его внутренний мир натыкалась на глухую стену, больше того, что знали о его трудовой деятельности в пароходстве, нам было неведомо.
       Только однажды, это случилось в Касабланке в доме графа Апраксина, где мы были в гостях, он скупо рассказал свою биографию. Родители его с польскими корнями, родом из Литвы, были людьми состоятельными, отец известный юрист, мать врач. После революции 1917 года семья оказалась в Баку, где отец работал по специальности у нефтяного магната Нобеля. Там же Эдуард окончил Бакинское мореходное училище и по распределению попал в ЭГМП. Злые языки утверждали, что к этому приложила руку красавица жена. Разумеется, многое о нем знала его супруга, но она была из тех женщин, которым вопросы вообще не задают, ее вид и ум заставляли замолчать даже самых известных болтунов и ловеласов. После смерти мужа она показала мне несколько фотографий, из которых можно было понять, что в советское время его молчание было весьма разумным.
      

    0x01 graphic

    Самая большая треска, конечно, у капитана Э. Яхимовича.
    Слева от него - старпом Б. Мухортов, крайний справа - А. Париков

       Однако Эдуард Болеславович в отличие от многих мало заботился о том, что скажут о его поведении за границей. Он был человеком привлекательным для иностранцев, работающих в сфере обслуживания судов. Природная аристократичность, живой ум, широкая натура капитана их привлекали, и поэтому они часто приглашали его в гости, от чего он, на удивление многих, никогда не отказывался. Особо его любили русские эмигранты первой волны в портах Бельгии и Франции, которые прощали ему даже возможную связь с чекистами. Княгиня Наталия Апраксина скажет о нем позже: - Эдуард был все же НАШИМ человеком, хотя и советским. Умен, красив, образован и аристократичен. Он был символом удачливого, петербургского красавца, дух которого утратили наши мужчины в эмиграции, ставшие скучными, ворчливыми и неинтересными.
       Наверное, чем-то был интересен капитану и я, на такие встречи он часто брал меня с собой. В гостях заставлял брать гитару, все эмигранты очень любили русские романсы и всегда слушали их со слезами, или рассказывать о Ленинграде, что делать было нелегко, глядя на несчастных, плачущих от рассказов о родине людей. Благодаря этим визитам, я познакомился с Апраксиными, с Юсуповыми, род Павловых, кстати, от одного с ними корня, Рябушинскими и другими. Их тоска по России, нелегкая судьба станут, понятны и это сыграет большую роль, когда я без труда сделаю свой выбор в сложной жизненной ситуации, но об этом речь впереди.
       И все же капитан Яхимович останется для меня во многом загадкой, интересной непрочитанной книгой, в нем было много противоречивого. Он был очень неплохим, порядочным человеком, оказавшимся не на своем месте. Из него мог выйти хороший дипломат или юрист, но море не стало его стихией. При всей своей хорезматичности он не принадлежал к числу счастливчиков, как считали многие, и по большому счету его не принял Океан. Судьба Яхимовича все же трагична, как и многих талантливых людей, заканчивающих жизнь в рассвете сил.
      
       ФРАНЦУЗСКИЕ КАНИКУЛЫ
      
       Адольф Садокович Чижиков был прав, когда говорил, что камбуз на судне является важным пунктом борьбы за безопасность мореплавания, а хороший повар залог всех производственных успехов экипажа. К сожалению, в том злополучном рейсе повар был совсем скверный - безграмотный, ленивый и нечистоплотный. За четыре дня перехода из Риги в Кан он ухитрился недосолить, недоперчить, недоварить и испортить немало продуктов, и все приготовленное им пошло на корм рыбам. Капитан был в ярости, старпом в полуобморочном состоянии, повар в слезах, клялся, что он скоро научится готовить, как надо. Когда боцман и матросы подвели его к корме и, сняв леерное цепное ограждение, оторвали от палубы и приподняли над водой, он честно признался, что в армии готовил пищу для собак. Там же он получил удостоверение повара, которое и предъявил в отделе кадров. А еще он утверждал, что собакам соль и пряности не положены и потому он пока еще не научился готовить с ними, но вскоре все будет, как во французском ресторане.
       Чистосердечное признание смягчило экипаж, даже несколько повеселило, но это был смех сквозь слезы, - самыми популярными местами на судне стали туалеты, где некоторые проводили большую часть свободного и даже служебного времени. К шефу приставили буфетчицу, эстонку Киирсипуу, но оказалась, что эта молодая женщина умеет готовить только яичницу и национальное блюдо мульги-капсас, которые лишь усугубили трехдневное издевательство над желудками. Положение становилось угрожающим и чрезвычайным. При обнаружении на приход врачами нашего состояния французы могли отправить экипаж в карантин.
       К тому времени старпом растратил все запасы активированного угля, антибиотиков из судовой аптечки, заменив их боржомом из капитанских запасов. Я в силу того, что всегда был малоежкой, пострадал в легкой форме, но боль в животе становилась иногда нестерпимой. С приходом в Кан, слава Богу, все обошлось и, пользуясь хорошей погодой во время французской зимы, мы с боцманом и механиком Грековым отправились прогуляться по этому красивому городу. Щурясь словно коты под ласковым солнышком, выпили пивка, а хозяин кафе, узнав, что мы русские моряки, открыл бутылку вина. По пути в порт почувствовал резкую боль в паху, но собрался и перетерпел. На судне мы плотно поужинали приготовленными буфетчицей рыбными котлетами - "а ля Сааремаа". К утру нас выгрузили и по полной воде должны были следовать под погрузку в Антверпен. Превозмогая возобновившуюся острую боль, поднялся на мостик, сделал уборку, приготовил карты. Боль не проходила, и когда на мостик заглянул капитан, он сочувственно посмотрел на меня.
       - Это котлеты, - произнес он, с гримасой боли поглаживая свой живот. - Сходи, полежи часок до отхода, может быть пройдет.
       С трудом, дойдя до каюты, я рухнул на койку и провалился в забытье. Очнулся, когда раздались звонки громкого боя и команда по судовой трансляции: " По местам стоять!" По привычке выскочил из каюты, подняв правую ногу, вступил на трап, ведущий в рубку, и невероятная боль пронзила все тело, ударила в голову. Наступила темнота.
       Сколько пролежал без сознания, не знаю, а когда открыл глаза, в смутном свете увидел над собой летающую тарелку, по границам которой горели в полсилы прожектора, направленные на меня. Было ужасно холодно, но дрожи в теле не было. В нижней части живота тяжесть, как будто все, что ниже пояса, набито камнями. Хотел протереть глаза, попытался поднять правую руку, не смог, левую тоже. Ощутил, что на шее хомут и понял, что лежу прикованный по рукам и ногам. Зрение прояснилось, надо мной склонилось черное, типично африканское лицо, которое внимательно вглядывалось мне в глаза, медленно вращая огромными белками. Стало страшно.
       - Где я? - мой вопрос прозвучал тихо, словно писк комара. Белки застыли на месте, но не удивились. Я повторил вопрос на английском, реакции не последовало. Страх нарастал. Я почти закричал на немецком "Was ist passiert?" но белки оставались неподвижными. В отчаянии я стал пытаться освободить руки и ноги. Вдруг на живот легла теплая и, как мне показалась, ласковая рука.
       - Успокойтесь, моряк. Все будет хорошо. Вы находитесь в клинике, скоро придет доктор, очень хороший доктор, профессор, и сделает вам операцию, - произнес по-русски женский голос, и доброе лицо женщины склонилось надо мной. Страх прошел так же внезапно, как и наступил.
       - Что со мной? - вернувшимся нормальным голосом спросил я.
       - Приемный ординатор сенегалец Смит предполагает острый аппендицит, профессор определит окончательно.
       - А как же мой теплоход?
       - Ваш теплоход ушел, а вас доставили геликоптером.
       Потом я узнаю, что капитан, заметив мое отсутствие на мостике, приказал меня не будить, и потому нашли меня только через час.
       Русскую сестру, ее звали Лиина Игнатьевна, сменила красивая и изящная женщина с высокой грудью в белой медицинской курточке с короткими рукавами и большим декольте. Ухоженное лицо ее приветливо улыбалось, словно ужасно рада была меня видеть. Перед собой она держала поднос, на котором стоял металлический стакан, из него вился парок. Поставив его на стол рядом с моим бедром, показала мне руки. В одной был помазок с пеной, в другой - безопасная бритва. Еще не понимая, что она собирается брить, я сказал, что брился сегодня утром. Когда русская сестра перевела ей мой ответ, она улыбнулась и, о, ужас! - стала брить у меня между ног. Не знаю, краснел ли я, но даже боль не загасила стыда. Стыд усилился, когда увидел, что сверху с балконов меня внимательно рассматривают студенты, в основном девушки, что-то записывая в свои папки.
       Профессор поздоровался со мной по-английски и, ничего не объясняя, приказал дать наркоз, о чем мне сказала медсестра.
       Вторично очнулся я глубокой ночью уже в палате. Страшно хотелось пить. Сиделка в одежде монашки смочила водой сухие губы, бросила в мензурку с водой таблетку и, подождав, когда та с шипением раствориться, поднесла мне к губам. Уснул я мгновенно и проснулся, когда в палате было светло. На этот раз руки мои были свободны, и я под одеялом ощупал правый бок, там, где должен был быть аппендикс, нашел аккуратную повязку, для верности проклеенную пластырем. При легком нажатии ощущалась боль, значит, операция состоялась, оставалось узнать результат. Сиделка дремала у окна за своим столиком. Каштановые волосы распустились по плечам, глаза закрыты. Красивое лицо со следами загара, на груди табличка с именем.
       - Люсьен, - позвал я. Она встрепенулась, откинула волосы и грациозно встала, быстро оправив одежду. С улыбкой на лице подошла к кровати, поздоровалась на английском.
       - Раз вы проснулись, давайте повернемся, я вам помогу. Она откинула одеяло. Просунула мне под спину руку и, несмотря на несколько капельниц, взяв за плечо, ловко перевернула меня на живот. В разрезе платья открылись упругая смуглая грудь, и в этот момент я обнаружил, что лежу абсолютно голый. Я ухватил край одеяла и судорожно попытался натянуть на себя, но она убрала его совсем и, взяв с тумбочки градусник, неожиданно вставила его в задний проход. Это было уже слишком. Я лежал красный, как рак, все еще пытаясь дотянуться до одеяла. Сестра, поняв, накрыла меня в тот момент, когда в палату зашел профессор и с ним несколько врачей, большинство женщин. Увидав, что я не сплю, хирург кивнул головой в знак приветствия и сосредоточил внимание на параметрах моего состояния, которые писались ежечасно на большой доске, закрепленной в ногах моей койки. Определить, хорошие они или плохие по его лицу была невозможно. Все такой же сосредоточенный, он подошел к моему изголовью, сестра пододвинула ему стул, он сел внимательно посмотрел мне в глаза, после чего сделал легкий жест старшей сестре. Та мгновенно скинула с меня спасительное одеяло. Все уставились с интересом, будто видели голого молодого мужчину впервые. Едва сдерживая сильное желание прикрыться руками, я старался не смотреть на женщин, чувствуя, как горят уши и лицо. Доктор, повеселев, что-то сказал остальным, Лиина Игнатьева перевела с улыбкой:
       - Он говорит, что вы стеснительный парень, и это хорошо, раз краснеете, значит, мы вам нравимся, а раз так, вы быстро поправитесь. Еще он сказал, что проявление подобных чувств при женщинах свойственно только выздоравливающим оптимистам, а это означает, что скоро вы пригласите их танцевать.
       Внезапно мне захотелось ответить шуткой: - Скажите им, что я непременно сделаю это, когда мне дадут штаны.
       Ответ понравился, а вот пояснение сестры меня озадачило.
       - В нашей клинике больные обходятся рубахами до колен, такова разумная традиция, - пояснила она. - Лишнее белье мешает не только больным, а и медперсоналу, и не способствует лучшей гигиене. Даже вам, человеку из другого мира и традиций, не сделают уступок. Так что привыкайте показывать медперсоналу все, что у вас есть, по их первому желанию.
       Давая понять, что на первый раз обход задержался у меня дольше, чем обычно, все двинулись вслед за профессором, кивая по очереди на прощание. Дверь закрылась и сиделка, укутав меня одеялом, дала мензурку, которую я выпил, и вновь уснул.
       Проснулся утром, не чувствуя боли, удивительно бодрый и голодный. Сиделки не было, и я решил осмотреться. Палата метров пятьдесят, не менее. Койка одна, но есть место напротив и для второй, где, как и у меня, над головой распятье Христа, розетки для аппаратуры, кнопки вызова, словно в самолете. Под одной увидал мнемонику с подносом и дымящийся супницей, захотелось есть. Интересно, если нажать, что принесут? Бульон, кашу, картофельное пюре или кефир? Попить тоже не мешало бы. На тумбочке справа заметил кувшин и кружку. Налил и приложился, на удивление это оказалось вино. Вылил содержимое кружки обратно, открыл тумбочку и внутри нее обнаружил небольшой аккуратный чемоданчик, который видел раньше в каюте капитана.
       Я не заметил, как бесшумно открылась дверь и в палату зашла сиделка. "Бонжур, месье", - пропела она и с очаровательной улыбкой тряхнула копной рыжих волос. В руках сиделка держала полотенце. "Бонжур", - пробурчал я и жестом попросил пить, та с готовностью схватила кувшин с вином и налила до краев кружку.
       - Это вино, а хочется пить, - я уже начал сердиться.
       Она, сделав удивленное лицо, произнесла с недоумением: - Во Франции, если хотят пить, то пьют вино, сэр.
       До "сэра" по-прежнему еще не дошло. - Разве больному можно пить вино? Может быть, еще предложите и коньяк?
       - Нет, - теряя терпение и пока еще не понимая моего упрямства, произнесла: - Коньяка вы не получите, а вино легкое и у нас в клинике его пьют все. Так положено.
       Я разозлился, поняв, что, кажется, опять обмишулился, к тому же очень хотелось пить: - А я ваш сидр пить не собираюсь, дайте мне минеральной воды!
       Все еще не понимая моего упрямства, она подошла к телефону на столике, и что-то сказала в трубку. Только сейчас я заметил, что на часах половина шестого. Мне стало неудобно за мой каприз. Мог бы и выпить кислятинки, если действительно пить хочется, сказал сам себе, глядя на надувшую полные губки сиделку. Захотелось извиниться, но решил подождать. Через минуты набриалиненый санитар вкатил тележку с подносом, на котором стояли три литровые бутылки минеральной воды. Поставив поднос на тумбочку, он молча удалился, аккуратно прикрыв двери. Сиделка налила полную воду в чистую кружку, и, подхватив меня за шею, приподняла с подушки, преподнеся воду ко рту. Я уже не протестовал, а жадно пил, ощущая шеей ее упругую грудь. Было чертовски приятно за такой сервис и внезапно впервые пришла в голову мысль, что нужно радоваться, что остался жив.
       - Доброе утро, - раздался голос Лиины Игнатьевны, бесшумно вошедшей в палату. - Я вижу, что вы себя прекрасно чувствуете. Посмотрим, как ваш перитонит. Ваш аппендикс лопнул, разлился и отравил весь организм. Началось заражение крови, так ведь говорят в России?
       - Так, - согласился я и спросил: - Сколько я здесь пробуду?
       - А это решит доктор. Для начала давайте сделаем перевязку, - она подозвала сиделку.
       - Мариэль учится в колледже, кстати, ей всего пятнадцать и она уже мечтает стать доктором, - произнесла сестра, подмигнув мне.
       Я подумал, что про ее возраст она сказала мне не случайно.
       - Если кстати, то я уже женат и у меня двое детей, - выпалил на всякий случай.
       - Вот уж не думала, - удивилась сестра и, видимо, перевела мои слова девушке. Та тоже не скрывала удивления, оглядев меня с ног до головы. Это ее движенье напомнило, что по-прежнему голый, я покраснел и замолк.
       - Мариэль и я думали, что вы еще совсем мальчишка, вот и удивились. Семейное положение для французов не помеха, это мы, русские, считаем, что оно обязывает к воздержанию. Я говорю вам для того, чтобы вы не обижали невниманием сестер, они француженки, и этим все сказано. Главный врач считает, что интим сильнее многих лекарств, и он прав, вы еще в этом убедитесь. Я даже рекомендую вам поухаживать за сестрами, это им льстит. Русских мужчин во Франции всегда считали сильными и мужественными, не разочаровывайте их.
       - Скажите, какой у вас обычно вес? - Лиина уже закончила перевязку и смотрела на мою "доску объявлений" на спинке кровати.
       - Шестьдесят пять, - соврал я, до шестидесяти двух я дотянул только один раз.
       - Мало. Доктор сказал, что вы неплохо сложены, и дал задание довести вес до семидесяти. Есть хотите? Возьмите на тумбочке меню, я перевела названия блюд. Выберите, что хотите, и не стесняйтесь, все входит в оплату вашего пребывания здесь. Сладости и фрукты в рефрижераторе, он слева от вас в тумбочке. Сами пока не тянитесь, вам еще дня два двигаться придется с помощью, хотя вы собачей породы, так быстро у вас заживает рана. Сиделки у нас всему обучены - и помоют, и побреют, накормят, напоят, и спать уложат.
       В ее словах я убедился вскоре. Сиделка побрила меня, вымыла до пояса, не пролив ни капли на постель. Заминка произошла только при выборе пищи. По твердому убеждению, на опыте операции аппендицита у матери, в послеоперационные дни нельзя есть острое, жареное, о чем я поведал сиделке. Мариэль удивилась и позвонила старшей сестре, что я отказался от мясного. Та, придя по вызову, узнав причину, рассмеялась.
       - Я работаю здесь пятнадцать лет и не знаю случая, когда бы от куска мяса больному мужчине стало плохо. Нужно только во время поставить клизму.
       Я съел мясо, кучу овощей, мороженое и желе, но от вина все же отказался в опасении за свой желудок, который его плохо принимал. Мариэль принесла чашку кофе, прикурила мне сигарету, я понял, что все действительно хорошо обошлось, и вскоре уснул.
       Проснулся от слов Лиины: "К вам посетитель, пускать или подождать?"
       Я растерялся, но, поняв, что здесь принято спрашивать желание пациента, ответил согласием. В палату, приветливо улыбаясь, вошел, скорее, бесшумно ворвался, крупный мужчина в одежде пастора, с большим портфелем в руке. Дойдя до спинки моей кровати, он внимательно уставился на таблицу состояния, удовлетворительно хмыкнул и вслух прочитал мою фамилию по слогам ВЕ-СЕ-ЛОФ. "Дойче?" - спросил он. "Найн", - ответил я. "Датчанин, голландец, швед?" - принялся перечислять он.
       - Русский из Эстонии, - помог я, чем вызвал у него недоумение.
       - Что такое Эстония? - спросил он. - Где находится этот город, в какой стране?
       Теперь удивился я и, подумав, решил, что будет лучше, если скажу, что из России.
       - О, Россия! Петербург, Москва, Чайковский, водка - это хорошо.
       Он подвинул стул ближе к моему изголовью, сел и достал из портфеля бананы, апельсины и шоколад. Стоявшая на всякий случай сестра пояснила, что так здесь принято, и священник, совершающий ежедневный обход, всегда делает подарок при первом посещении. Затем она объяснила ему, видимо, кто я такой и что со мной случилось. От священника явно тянуло спиртным, цвет его лица говорил о неравнодушии к вину.
       - Он очень добрый и веселый человек и его любят в клинике. Уже лет десять, как он ежедневно в свободное от службы время приходит к нам и помогает больным облегчить страдания, исповедует. Я смотрю, что вы неплохо говорите по-немецки, тогда я покину вас.
       Священник посвятил мне минут двадцать. За это время он успел рассказать несколько анекдотов, охарактеризовать моих сиделок, расспросить о Ленинграде и моем судне. Судя по всему, он был разносторонне образованным человеком, неплохо разбирался в морских вопросах. Перед уходом спросил, не коммунист ли я. Сам не знаю почему, ответил утвердительно. Он встал, потянулся, снял висевшее у моего изголовья распятие Христа и сунул его в свой портфель.
       - Пусть висит, - пошутил я, - боитесь, что я стану верующим?
       - Я боюсь не за вас, а за него, - наклонившись без улыбки, озадачил он меня ответом.
       Каждый день ровно в одиннадцать он будет подходить ко мне с традиционными анекдотами и скромным подарком, и каждый раз мне будет становиться приятно от его внимания и искренней заботы о моем здоровье. Этот человек, в отличие от официальных наших представителей во Франции, прекрасно понимал, как нелегко находиться одному в чужой стране впервые. Именно он надоумил меня попросить главврача перевести в мою палату еще одного русского человека, на полвека оторванного от Родины и доживавшего в госпитале свои последние дни.
       Так я встретился с месье Чернушкиным, солдатом Русского экспедиционного корпуса, рабочим, а последнее время крестьянином и просто несчастным русским человеком, заброшенным судьбой, революцией и войнами в эту пусть и добрую, но чужую страну. Посланные во Францию в 1914 году царем, он и его товарищи были не нужны Советской России и оказались обречены на поиски своего места в другом государстве. Более сильные ушли во французский Иностранный легион, в интернированную русскую армию в Югославии, а многие, такие как он, остались на задворках жизни, не имея возможности заработать денег для возвращения на Родину, а может, и справедливо опасаясь репрессий.
       За три недели эмигрантов придет немало, в этом районе Франции их проживало много, как в сельской местности, так и промышленных городах. Чаще всего они пытались казаться преуспевающими и счастливыми, но при воспоминаниях о России на глазах появлялись слезы, и всем хотелось хотя бы одним глазком взглянуть на Родину перед смертью. Сделать это многим мешал страх, за долгие годы на чужбине одни успели принять участие в антисоветских организациях, другие воевали в армии Власова, а некоторые просто боялись чекистов, как боятся дети волков, когда их с детства ими пугают. Да и за долгую жизнь в эмиграции трудно обойтись без проступков перед Родиной, которая все эти годы оставалась им непонятной.
       С детства он очень любил лошадей, но своих у Чернушкиных, бедных тамбовских крестьян не было. В десять лет отдал его отец в подпаски, но Николай с коровами общего языка не нашел. Небольшой ростом, юркий любил он движение, порыв, стремительный бег коней и в двенадцать лет ушел с татарским табуном в заволжские степи. Так и прожил он кочевой жизнью до восемнадцати, заслужив уважение среди кочевников за отвагу, ловкость и смелость. Первая мировая война в четырнадцатом добралась и до Волги, и однажды нагрянули солдаты и забрали лошадей и молодых парней на войну, не дав проститься с родными.
       Но в конницу он не попал, определили ездовым в артиллерию, таскать пушки в упряжке. Осенью 1914 года в составе Русского экспедиционного корпуса Чернушкин, сидя на зарядном ящике в составе полка, проехал по главным улицам Парижа под бурные аплодисменты и приветсвия французов. Но война кончилась не так быстро, как ожидалось, а на родине произошла революция, и корпус оказался в эмиграции. В Сербии его демобилизовали, коней стало совсем мало, нечем было кормить и лишних солдат. Николай долго искал работу в городах, но там его знания были не нужны. Ухаживал за лошадьми в цирке, потом на ипподроме, не имея постоянного жилья и семьи. В Гавре, обедая в одном кафе, познакомился с полячкой Софьей, да так и присох к ней. Вскоре нашел работу на небольшой ферме. Хозяин за небольшую плату отдал старый домик одного из батраков, и вскоре в домишке раздался детский плач. Жизнь понемногу налаживалась, взяли в аренду немного земли, завели домашний скот. Через три года родилась дочь, но господь их наказал, девочка умерла, не прожив и года. Перед началом второй мировой в реке от приливной волны с моря захлебнулся и утонул сын. Софья от горя сильно сдала и с работой по хозяйству не справлялась. С началом войны Николая в армию не взяли, а когда боши оккупировали Францию, его забрали в строительные отряды возводить Атлантический вал - укрепления на берегу пролива Ла-Манш. В 1943 его все же забрали в РОА против воли, вручили карабин и направили охранять пленных англичан.
       - За всю войну я так и не сделал ни одного выстрела, - рассказал Чернушкин, - и когда высадились шотландцы, первым поднял руки, но меня, как и других, заключили в лагерь. После окончания войны думал, что найду свою Софию и поеду в Польшу, все ближе к России, но и там власть взяли коммунисты. Так и остались мы здесь. Детей заводить было уже поздно, да и жизнь становилась все дороже и дороже, хорошо еще хозяин не повышал аренду, но денег хватало только на питание. А вот теперь уже ехать некуда, остается только умереть.
       Любой свой рассказ он заканчивал этими словами, а у меня не было возможности даже возразить ему. В семьдесят восемь лет его сбил пьяный мотоциклист, перебив позвоночник, переломав ноги, и тело ниже пояса медленно умирало. Виновник происшествия погиб, за лечение и содержание Чернушкина платить было некому, и в клинике ожидали перевода его в дом милосердия при церковном приходе. Он это знал и при посещении жены, худенькой тихой старушки, оба в отчаянье заливались слезами. Мои попытки хотя как-нибудь облегчить его страдания мало помогали. Старики говорили на ужасной смеси русских, польских и французских слов, что сильно затрудняло взаимопонимание.
       Увезли его ночью, когда я крепко спал. По утру увидел на его койке здорового детину с перебинтованной головой и очень расстроился. Вскочив с койки, кинулся к двери, чтобы узнать у сестер, куда увезли старика, но дверь не поддавалась, а когда открылась, предо мной стоял полицейский, держа в руках стул, которым он подпирал дверь, пока дремал, охраняя нового пациента. Мой сосед оказался убийцей, которого полицейские ранили во время преследования. Теперь на некоторое время он будет находиться в моей палате. Для меня он не станет интересен, убийца жены из-за ревности и во Франции не редкость, к тому же он говорил только на родном языке, да и то, используя в основном ругательства. Я же сделаю вывод, с которым согласится и старшая сестра, что его особо никто не осуждал, и даже полицейские явно ему сочувствовали. Причина оказалась банальной, оказывается, грешила его супруга демонстративно и на глазах соседей, что даже для французов уже слишком.
       Здоровье мое быстро поправлялось, хороший уход и отличное питание делали свое дело. На четвертый день мне запретили дневной сон, заменив его плаванием в бассейне и оздоровительной гимнастикой. О бассейне следует рассказать отдельно. Это, если говорить коротко, кусочек Средиземного моря под крышей из кварцевого стекла и пляжем тоже кварцевого белого песка, привезенного, как мне сказали, с берегов Бразилии. Его обожала женская половина больных, там можно было купаться с открытой грудью или совсем обнаженной, в небольшом секторе, отделенном от основного бассейна прозрачной стеклянной перегородкой. Мужчинам полагались одноразовые пластиковые плавки, в которых без труда угадывалось содержание. Здесь же можно было получить соки, напитки, кофе и чай, французы предпочитали чай, который правда пили редко, гораздо реже, чем вино. С первых дней женщины отметили неплохой уровень моего плавания, при этом они считали непременно сказать об этом лично, демонстрируя свои достоинства изящно и не навязчиво. Надо сказать, что в клинике это была часть лечебной терапии, которая, как сказал главврач, важна не менее, чем медикаменты. Палаты через одну были женские, на этаже находились парикмахерская, массажный и косметический кабинеты. Большая часть этих услуг включена в общую стоимость, 147 долларов в сутки. Женщины и мужчины носили одну и ту же одежду - аккуратную рубашку из хлопковой ткани чуть выше колен, у женщин она была тоньше и различной окраски, у мужчин - серенькая.
       Надевать белье, не разрешалось, и я не мог без улыбки наблюдать, как рассаживаются в коридоре по пластиковым стульям парочки со словами "Мерси мадам", "Мерси месье", поправляя рубахи руками и шлепаясь на стулья голой частью с характерным звуком. При этом нередко обнажались части тела, от которых мы, советские люди, ужасно конфузимся. Французы считали это пустяком, так же, как и похотливые поглаживания.
       Вечерами этажом ниже устраивались танцы, куда устремлялись все ходячие без исключения. В полумраке танцующие получали очередной вид терапии, я думаю, тоже немало способствующий более быстрому выздоровлению.
       Чтобы закончить обзор методов лечения, хочу отметить, что гигиена все же была потрясающей в сравнении с нашей системой здравоохранения. Ежедневная смена белья, бесплатное бритье, обязательная ванна перед сном дополняли атмосферу, при которой оставаться больным было бы черной неблагодарностью. Попытки нарушить режим исключались из-за обилия сиделок, сестер, всевозможных ординаторов и практиканток и их очень добросовестного отношения к своим обязанностям. Разумеется, эта клиника была не рядовой, она принадлежала университету и давала работу многим. Высокая стоимость лечения, столько то время получали в неделю высококвалифицированные специалисты, видимо, все же оправдывалась, я ни разу не видел пустующей палаты.
       Через неделю я чувствовал себя уже совершенно здоровым, но врач при осмотре, как и прежде, хмурился и оставался не совсем довольным. На вопрос, когда меня выпишут, он пожимал плечами. Приходилось терпеть начинающее надоедать, как казалось, бессмысленное времяпрепровождение, и я попросил связать меня по телефону с советским консулом. Тот сначала не понял, с кем имеет дело, а потом передал трубку своему помощнику, который, выслушав, грубо обругал меня, потребовав не лезть не в свое дело. Я даже не успел спросить, в чем же заключается мое дело, как он положил трубку. Да и Лиина Игнатьева посоветовала продолжать лечение.
       Сразу скажу, что за все время мне никто из наших работников консульства и посольства так и не позвонил, не говоря уже о посещении. Зато были другие посетители, которые, словно на работу, приходили каждый день. В основном это родственники больных, которые, зная из местной газеты, что в больнице лежит русский моряк, обязательно приносили фрукты, шоколад, для которых мне поставили еще один холодильник. Посетители что-то говорили, улыбаясь, а женщины постарше непременно гладили по голове. Каждый день приносил новости и пару анекдотов рыжий кюре с непременным запахом вина и таинственным дружеским подмигиванием. Но был один посетитель, который, несмотря на внутреннюю неприязнь, вызывал у меня явный интерес.
      
       ДВА ПОСЕТИТЕЛЯ ИЗ ПРОШЛОГО
      
       Появление первого из них в палате было странным, если не сказать магическим или дьявольским. На второй день после операции я дремал после обеда, когда мне приснился страшный кошмар: в какой-то пустыне, изнывая от жары, я искал тени и подполз к дереву без листьев. Обхватив его руками, попытался встать, но предо мною вдруг поднялась крупная кобра, которая впилась в меня взглядом, от которого я не мог пошевелиться. Хотел закричать, но не смог, жуткий страх сковал по рукам и ногам. Когда я проснулся, то увидел, прежде всего, неподвижные холодные глаза в упор смотревшего на меня, одетого во все черное человека. Его взгляд был как бы продолжением сна, он таил в себе непонятную угрозу. Я чуть не вскрикнул, но его лицо вдруг стало меняться: узкие губы растянулись в улыбке, он прикрыл глаза, и когда открыл их снова, в них было уже любопытство.
       - Здравствуйте, моряк, - заскрипел его голос, как скрипят старые рассохшиеся двери, - давайте знакомится, я отец Андрей.
       Я кивнул головой, боясь выдать страх в голосе, и за спиной посетителя заметил, как Чернушкин, приподнявшись на кровати, делает мне отчаянные непонятные знаки.
       Посетитель, не оборачиваясь, что-то строго сказал моему соседу на французском, и я заметил, как сиделка вздрогнула, поднялась, подошла к бедному старику и стала его успокаивать.
       Посетитель от разговора о моем здоровье перешел к расспросам о родных. Страх прошел, но я все время чувствовал: что-то мешает окончательно овладеть собой, словно меня кто-то загипнотизировал. Я охотно отвечал на его вопросы, хотя в глубине сознания почему-то понимал, что нужно быть осторожным. Выручила сиделка, которая подошла для очередного укола и попросила его уйти.
       Он встал, приветливо улыбаясь мне. Улыбка совершенно не шла его лицу, жесткому, с узкими губами, хищным носом и по-прежнему холодными глазами. Когда он вышел, быстро заговорил Чернушкин, путая русские, польские и французские слова: - Это очень нехороший, страшный человек. В первую мировую войну он работал в контрразведке корпуса и собственноручно расстреливал сочувствующих революции. Отцом Андреем он стал во время второй мировой, но никто не знает даже какой он веры. Люди, которыми он очень интересовался, обычно бесследно пропадали. Он страшный человек, - повторил старик и заплакал. - Ему что-то нужно от вас, берегитесь.
       Нехорошее чувство, охватившее меня, прошло только под утро. В тот день отец Андрей не пришел. Следующей ночью я проснулся от ощущения, словно кто-то опять смотрит на меня, включил свет, но никого не было.
       Вторично он появился только через два дня и вошел так тихо, что я, хотя и не спал, заметил его только тогда, когда он сел рядом с кроватью, улыбаясь, но глаза, по-прежнему бесстрастные и холодные, внимательно смотрели только на меня, похоже, остальные в палате его не интересовали. У меня вновь по спине пополз холодок, но промолчать на приветствие не смог. Что-то опять вроде усмешки мелькнуло на его лице, он по-хозяйски уселся на стул и раскрыл свой чемоданчик, которые впоследствии у нас будут величать дипломатом.
       - У меня для вас подарок. - Он протянул сложенные газеты. Одна оказалась на французском, другая на русском языке. На передней странице обеих красовался теплоход "Эльва" крупным планом, а под ним мое фото на носилках у вертолета, очерченное кругом. Еще ниже - снимок клиники. "Здорово!"- подумал я и с интересом начал читать в "Русских ведомостях" репортаж о советском штурмане, оперированном в Университетской клинике Кана.
       Довольный произведенным эффектом, отец Андрей положил на газету несоразмерно с его телом крупную и сильную руку.
       - Прочтете потом, давайте лучше продолжим начатый серьезный разговор.
       Я не совсем понял его, ранее состоялась ни к чему не обязывающая беседа. Хотел так и сказать, но он, меня опередил: - Вы жаловались, что никто из советских работников посольства или консульства к вам не приехал, и на звонки не отвечают. Но в этом нет ничего не обычного, поверьте мне, что дело совсем не в них. Причина лежит гораздо глубже. Виновата большевистская система, для которой отдельно взятый человек ничего не стоит, даже внимания. Стоит ли терять на вас время, когда страна строит коммунизм? Кстати, вы коммунист?
       Во второй раз за короткое время я соврал, ответив утвердительно, что, казалось, не произвело никакого эффекта. Лицо его оставалось все таким же бесстрастным.
       - Вот видите, это только еще раз подтверждает мою правоту, система не делает исключения даже для вас, а знаете почему? Все в этом мире зависит от воли Господа, и лишь немногое от желания самого человека. Господь поощряет благие намерения или наказывает за ошибки. Вот вы чуть не лишились жизни, если бы не благословение свыше.
       Господь милостив даже к вам, стороннику неправедного и преступного сообщества, и заново даровал жизнь.
       - А я, признаться, думал, что в этом заслуга моего хирурга и капитана, которые, руководствуясь своим долгом, действовали быстро и со знанием дела, - возразил я.
       - Это вам так кажется. - На лице его впервые отразилось недовольство, - И капитаном, и рукой со скальпелем руководила воля Господа.
       Рассуждения о воле Господа, мне, человеку выросшему среди атеистов, всегда оставались не совсем понятными, и размышления на эту тему стали надоедать.
       - Вы извините, но мне не хочется продолжать разговор об этом. По-вашему выходит, что все, что случилось со мной, кара господняя за тяжкие грехи. Однако я за собой таковых не вижу, а если что-то и было, то из-за возраста или недоразумению. Такое Господь должен простить.
       Мне показалось, что он даже обрадовался моим словам.
       - В том-то и дело, что вы глубоко заблуждаетесь. Человек перед Богом отвечает за все свои поступки, и не только за свои. Хотите или нет, но вам приходится отвечать за ошибки ваших близких, не уважающих православные ценности и не посещающих церковь. Вы безбожник и принадлежите к тем, кого уже давно предали анафеме - к коммунистам.
       - И что же вы мне посоветуете?
       - Путь к очищенью только один, и лежит он через раскаянье. Господь прощает грехи всем, кто открывает ему свою душу. Но прежде нужно принять решение покончить со старым, начать новую жизнь. У вас есть возможность сделать это сейчас, когда вы свободны от пут вашего строя и идеологии, здесь нет чекистов и партийных функционеров. Это мир свободных людей, и у вас есть отличный шанс стать таким же, как они.
       Теперь стало ясно, куда он клонит, но я не успел отреагировать. Он встал, перекрестился и коротко попрощался: - Не хочу вам больше мешать. Мы еще увидимся.
       Конечно, он знал, что делал: после неоконченного разговора человек невольно задумывается, появляются сомнения. Опытный собеседник в последующем имеет возможность пустить вход дополнительные аргументы в свою пользу. Кроме того, он прекрасно понимал, что в данном случае на него работало мое одиночество, советоваться с кем-либо возможности не было, а я, как ни старался забыть о нашем разговоре, долго не спал. После ухода отца Андрея два раза перечитал газету и из нее узнал, что, оказывается, мне здесь "очень нравится, впервые я чувствую себя свободным человеком и готов начать новую жизнь".
       Это меня озадачило, ведь я не говорил никому, что мне здесь нравится, тем более мысль о свободе и желании начать здесь новую жизнь меня не посещала. Решил, что при следующем визите попрошу у отца Андрея объяснения.
       Так и сделал, когда он появился на другой день к обеду. Мое возмущение не произвело на него никакого впечатления.
       - Подумаешь, - заявил он, - корреспондент прибавил пару слов от себя. Обычный прием газетчиков, любят они обострять актуальность репортажа. Они делают свое дело, как умеют, и обижаться на них за это не стоит.
       - Но ведь я не давал никаких интервью!
       - А здесь и не написано, что вы его давали. Здесь просто отмечено, что вам здесь нравится. И разве вы здесь не свободны и не готовы начать новую жизнь? Вы ее уже начали после операции, разве не так?
       Возражать ему было бесполезно.
       - Перестаньте дуться, - сказал он и дружески похлопал по плечу. - Лучше ответьте, откуда корреспондент французской газеты узнал, что вы родом из Твери?
       - Не знаю, впрочем, в моих документах есть судовая роль, в которой указано место рождения всех членов экипажа моего судна согласно международным требованиям. Может быть, он видел ее, но я родился не в самом Калинине, а недалеко от него.
       - Где именно? - с интересом спросил он.
       - В Максатихе.
       - Да что вы говорите! - Он удивленно повысил голос, в глазах сверкнуло нескрываемое любопытство, - В Максатихе бывал часто у друзей, я ведь родом из Торжка, знаете такой?
       - Конечно, это совсем недалеко.
       - Подождите, Веселов - это фамилия вашего отца? - Я кивнул головой. - А какая девичья фамилия матери?
       - Как и у бабушки, Павлова.
       Брови у него поползли вверх, на лице появилась замешательство.
       - А дед ваш не Павел Павлович?
       Настала очередь удивляться мне. Еще ничего не понимая, ответил утвердительно.
       - Он был врачом? - Было видно, что он растерялся, но замешательство длилось недолго. Через несколько секунд, овладев собой, сидел такой же бесстрастный, как и прежде.
       - Удивительно! Знаете, мне кажется, я его знал. Мы встречались под Ямбургом в армии его превосходительства генерала Юденича. Он отказался идти с нами на юг к Деникину, хотел быть ближе к Петрограду, к своей семье. Уговаривал остаться и меня, но я все же ушел, и вот уже почти полвека здесь и не жалею об этом.
       Последние слова он произнес, подчеркнуто, особо убедительно.
       - Ну и что же произошло дальше с вашим дедом? - В глазах его светился нескрываемый интерес.
       - К сожалению, судьба его неизвестна. Кто-то из знакомых в лагерях для политических заключенных говорил, что видел доктора Павлова, которого солдаты звали Пал Палыч, в интернированной армии Юденича под Нарвой во время эпидемии, но достоверных данных нет.
       - А откуда им быть, - его глаза опять стали холодными, даже злыми. - Большевиков не интересовали те, кто был по другую сторону. Миллионы таких, как мы, истинных патриотов России, были для них врагами и подлежали уничтожению. А палачей среди бывших подданных Российской империи всегда находилось достаточно - знаменитые латышские стрелки, гвардия чекистов, опора немецкого шпиона Ленина.
       Увидев, что от последней его фразы я не в восторге, он смягчился и сказал примирительно: - Ладно, ладно, виноват, но это мнение не только мое, а и многих, кто так и не смог вернуться в Россию из-за своих убеждений. - Он на минуту задумался и продолжил: - А для вас, я думаю, в следующий раз смогу сделать приятный сюрприз. - Он встал и, на это раз не прощаясь, вышел быстрыми шагами, словно торопился расстаться с воспоминаниями.
       Пришел он через два дня и не один. Его спутник, крепкий высокий мужчина в костюме хорошего покроя, который не гармонировал с его роскошной большой седой бородой, меня сразу же поразил, и особенно его взгляд - ясный, полный достоинства, спокойствия и ума. В отличие от отца Андрея в нем светились доброта и расположение, которые, вместе с бородой, сразу же навели меня на мысль, что он священнослужитель.
       - Добрый день, капитан, - в шутливой форме представил его отец Андрей, на этот раз одетый франтовато, без намека на свой сан. - Вот вам и мой сюрприз - войсковой священник Сухов.
       Старик склонился, пожал мне руку, аккуратно подобрал бороду, перед тем, как сесть, при этом на фоне белоснежной манишки я увидел галстук-бабочку. Священнослужитель был явным франтом.
       - Хочу сразу сказать вам, что наш гость прибыл издалека, с благодатного Средиземноморского побережья. Несмотря на свой сан, он всегда был фанатом парусов и свежего ветра. Его яхту знают в Испании и Италии. Так что вы вроде как одного племени, несмотря на возраст. У него и прозвище Парусный поп. - шутил сегодня отец Андрей не случайно, было видно, что в присутствии Сухова он чувствует себя не очень уютно.
       - Да ладно вам, - пробасил Сухов, словно отмахнулся от назойливой мухи. - Как здоровье-то ваше и настроение? - обратился он ко мне. - Вас здесь не обижают, надеюсь. Одинокого человека обидеть нетрудно.
       - Спасибо, все хорошо. Вот видите, - я указал на горку фруктов и конфет на тумбочке, - каждый норовит мне что-нибудь принести, и все от чистого сердца. Мне, наверное, здорово везет.
       - На все воля божья, - произнес отец Андрей.
       - Доброта человеческая не только от бога, а и от родителей, - прервал его Сухов, - она в душе человека. Добрая душа, к такой же тянется, вот и идут к нему добрые люди.
       Отец Андрей на момент опустил глаза, и это не ускользнуло от Сухова.
       - Спасибо вам, отец Андрей. У меня не так много времени и дорога дальняя предстоит. Теперь мы, с вашего позволения, побеседуем одни.
       После некоторого замешательства отец Андрей встал и, попрощавшись со мной, вышел.
       - Если вас не затруднит, начнем. Как вы понимаете, встречаешь земляка в этой стране не так часто, и я приехал сюда с удовольствием, хотя в мои годы это и не просто. Отец Андрей сказал мне, что вы из Максатихи, а с нею связаны дорогие для меня воспоминания. Там я начинал свою службу после окончания духовной семинарии, там и встретил человека, судьба которого меня очень интересует. Хотя вы и молоды, но я не теряю надежды на то, что вдруг вы что-то о нем слышали. Вам что-нибудь говорит имя Антонина?
       - Антонина? Да, это имя моей матери.
       - А как ее девичья фамилия?
       - Павлова.
       - Антонина Павлова-Либман? - с удивлением воскликнул он.
       - Ах, вот вы о ком, - сказал я, тоже немало удивленный. - Павлову-Либман, родственницу моей матери, я знаю только по рассказам моих родных. Эта женщина помогала моей бабушке растить детей, в том числе и моего отца.
       Сухов очень разволновался, и теперь я видел, что он гораздо старше, чем показался мне при появлении. Откуда-то из-под бороды он достал большой платок, протер глаза и лоб. Его волнение передалось и мне, и я спросил: - А вы откуда ее знаете?
       - Знал когда-то, - успокаиваясь, промолвил он, затем усмехнулся. - Пытался даже ухаживать. Чтобы вам понятно стало, что это имя для меня значит, я вам немного о себе расскажу
       - Из-за нее остался в Советской России после первой мировой. Я с 1914 до самого октябрьского переворота полковым священником был, а как Керенский бежал, командир распустил полк по домам, и я стал не нужен. Люди с революцией бога враз забыли, кто земли хотел, кто свободы. Меня одни на Дон звали, другие в эмиграцию, а я отправился в Петроград в надежде ее отыскать, но ее там не было, и вернулся в Тверь. Сразу-то меня большевики не тронули, хотя нас, церковников, и не жаловали. В тридцать пятом на Рождество, во время Крестного хода увидал я ее все же в соборе, и стали мы встречаться с нею время от времени. В Максатихе при клубе железнодорожников был драмкружок, который из-за нее посещал и я. Вот только в любви объясниться так и не успел, в 1937 арестовали меня в этом клубе прямо при ней. Очень уж она тогда за меня просила, со слезами, и понял я, что ей неравнодушен.
       Отправили меня на Соловки, а как война началась, попросился в армию. Посмеялись сначала, а осенью 1941 отправили на трудовые работы, окопы и противотанковые рвы рыть. Много мы их нарыли, да это не помогло, оказался в окружении, вместе с армией генерала Власова. Потом плен, лагеря, а в них люди о Боге вспомнили, и я нужен, оказался по своему призванию. Опять стал военным священником. Для Бога все люди одинаковы, я ведь их зло творить не призывал, совесть моя чиста, на восточном фронте не был. По этой причине попросился в те части РОА, которые дислоцировались во Франции. Там-то и встретил брата Андрея.
       Как война закончилась, решил вернуться на Родину, да путь из английского лагеря военнопленных оказался нелегким. Три года оббивал пороги комиссий и посольства, да кто ж меня, власовского священника, домой пустит? Много разных работ перепробовал, пока не попал в маленький портовый городок Сет, на юге Франции. Там проживало десятка три семей русских эмигрантов, многие наши соотечественники оседали на юге, без Родины почему-то тянуло всех к теплу, да и прокормиться там легче и работу найти. Храма не было, службу правил в домах, что побогаче, но зато было море. Там я и стал поклонником яхт и мореходства, больно уж по душе пришлось мне плавание под парусами.
       Он замолк, и, казалось, погрузился в мысли. Потом я понял, что Сухов оттягивал ответ на свой главный для него вопрос.
       - А какова же судьба Антонины? - едва слышно спросил он, без надежды в голосе.
       - Моя тетя была дружна с ней, - сказал я, подбирая слова, которые бы меньше огорчили его, - говорила, что с началом войны она написала заявление с просьбой направить в армию переводчицей. Взяли ее в 1942 году, когда развернулось партизанское движение. После окончания войны на запрос тети ответили, что она воевала в партизанской армии Ковпака. Во время рейда по территории Западной Украины была направлена с заданием во Львов, где попала в застенки гестапо. Дальнейшая ее судьба неизвестна, считается пропавшей без вести.
       Он перекрестился, вздохнул и снова достал свой большой платок.
       - Господи! Сколь же их без последнего покаяния и христианских могил в земле-то нашей лежит? Да простит Господь народ наш за смуты великие да прегрешения и даст ему заслуженный покой и благодать.
       Мне было очень жалко этого несчастного старого человека. Решив отвлечь его, рассказал о погибшем отце и его братьях. Он слушал, не перебивая, тяжело вздыхал, вытирал глаза своим большим платком. Когда я выдохся, он погладил мою голову, положил руку мне на грудь.
       - Благослови тебя Господь вернуться домой здоровым, и пусть будет долгой твоя жизнь. Не дай Бог, остаться без Родины на чужбине, а будешь вспоминать старика, знай, что супротив народа своего и России зла не замышлял. Поклонись земле наших предков поклоном низким от меня, да и не забывай делать это сам при возвращении после долгих разлук.
       Он низко поклонился мне, отчего борода почти достала пола, направился к Чернушкину. Пробыв с ним минут двадцать, вернулся ко мне.
       - Ты отцу Андрею не верь. Лживый он и совсем не священнослужитель. Ему бы свои грехи замаливать надо, их у него перед богом и людьми немало. Опасайся его, не зря он к тебе интерес имеет. И землю свою на другую не меняй, большего греха перед Родиной и предками нет. Я вот на чужбине ни счастья не нашел, ни семьи не завел, и получается, что свои 82 года впустую прожил. Видно, судьба у меня такая, отец-то мой семью бросил, веру на мусульманскую из-за любви к турчанке поменял. Всю жизнь я его грехи замаливал, а сам главный грех сотворил - предательство. Твой отец в окружении не сдался, а у меня вот сил не хватило, жить очень хотелось. А выходит, жизни-то настоящей так и не было.
       Дверь захлопнулась, а в глазах у меня долго еще стояло его лицо. Через десять лет в испанском порту Аликанте ко мне подойдет такой же мощный старик с большой русской бородой. Я вздрогну, оттого, что приму его за священника Сухова. Когда же он подробно расскажет историю своей жизни вдали от Родины, я пойму, что таких, как они, было немало. Именно тогда у меня созреет решение обязательно о них рассказать.
       Отец Андрей не появлялся несколько дней. Прошла первая неделя пребывания в госпитале. Я, по моему мнению, был уже совершенно здоров, но меня по-прежнему каждое утро брили, а на ночь купали в ванной две милые сестрички, облаченные лишь в пластиковые плащики. С учетом этого для здорового молодого мужчины такая процедура была пыткой, а ходить в одной рубахе я так и не привык и решил взбунтоваться. Наутро отказался вылезать из-под одеяла, о чем доложили главврачу. Узнав причину, тот рассердился, но "каприз" мой все же выполнил. Я стал единственным обладателем пижамы, правда, ростом, наверное, на дядю Степу. Пришлось подвернуть штанины и закрепить их булавками. Куртка пижамы доставала до колен, и меня стали звать "русский во фраке". С этого дня стал сам бриться, умываться и принимать ванну, которую по-прежнему готовили сестры и с гордым видом удалялись за стеклянную перегородку, откуда наблюдали за мной, попивая соки. Они были обязаны следить за больными, вдруг что-то случится и, не дай бог, вы захлебнетесь. Заботились о больных постоянно, и вскоре я привык к тому, что кто-то за мной постоянно наблюдает, как за ребенком в детском саду.
       Днем койку убирали, спать не разрешали, бассейн уже не спасал от скуки, посоветовали играть в волейбол, не напрягаясь, впрочем, это было не нужно, играли так, чтоб как-нибудь перебросить мяч на другую сторону сетки. Чернушкина отправили в богадельню, убийцу неверной жены - в тюремную больницу. Посетители, родные больных, в собеседники не годились, сиделки теперь оставались только на ночь. В соседней палате появился американский моряк с подводной лодки, во время игры в американский футбол на базе в Нанте ему сломали ногу и руку. Этот здоровенный детина с умственными способностями кролика один лежать не хотел, требовал постоянного присутствия сестер, которых не переставал тискать здоровой рукой, сорил долларами за дополнительные услуги, жрал, иначе не скажешь, виски и орал песни, которые были похожи на рев лося в период гона. Сотоварищи, почти ежедневно навещавшие его, делали все так же, как и он, а при появлении сестер ржали, словно табун необъезженных мустангов. Как ни странно, медперсоналу это нравилось, при появлении бравых янки они расстегивали верхнюю пуговку халатиков, строили глазки, лишний раз роняли что-нибудь на пол, грациозно наклоняясь так, чтобы были видны трусики. Говорить о чем-либо с Бобом Кросби, так звали его друзья, было пустым делом, все рассказы начинались и оканчивались либо сексом, либо попойками, а когда я попросил его рассказать о своих родителях, то был поражен ответом:
       - Что я могу сказать тебе об этих кретинах. Отец разбирался только в пиве, которого мог выпить в день бутылок двадцать, а мать была помешана на мальчиках. Когда отец застал ее с мальчишкой почтальоном, он покалечил обоих и отправился в тюрьму. Больше я его не видел. Мать спуталась с черномазым и удрала с ним в Техас, когда я заканчивал пятый класс. Почти восемь лет я провел при боксерском клубе брата отца, а потом он отправил меня во флот, я здорово умел чистить рожи маменькиным сынкам.
       Он надоел мне на третий день, а когда его перевели в морской госпиталь, тут же забыл о нем. Правда, ругательства, особенно в адрес "кубинских собак" и Фиделя, до чего ж они их не любили, а может быть, просто боялись, остались в памяти надолго.
       Отец Андрей появился внезапно и пояснил свое отсутствие поездкой в ФРГ. Он долго с восхищением рассказывал мне, как быстро Западная Германия восстановила разрушенное, и насколько возрос уровень жизни немцев. Постепенно перешел к рассказу об одной судоходной компании, в которой работает много бывших русских. У них хорошие суда, правда, пока речные, отличные условия работы, и там можно неплохо заработать таким, как я, молодым, знающим немецкий и английский языки. В больших портах Германии, таких, как Гамбург, Бремен, Эмден и Любек, у компании есть свои гостиницы, где живут семьи моряков и компания оплачивает частично их проживание. С недвусмысленными намеками разговор опять перешел к теме, высказанной им ранее, с надеждой вызвать у меня желание стать, как тогда говорили, невозвращенцем, и я сказал ему прямо, что об этом не может быть и речи. Однако он не смутился и долго объяснял то, что может ждать меня при возвращении, особо делая упор на отстранение от заграничного плавания, вероятней всего навсегда. При этом привел конкретные примеры, перечислив несколько фамилий моряков других пароходств, будто, между прочим, назвав фамилии тех, кто выбрал свободный мир и успешно работает на судах ФРГ, Англии и других государств.
       В ответ я поведал ему о судьбе одного из моряков т/х "Вормси", оставшегося в шведском порту. Выпускник судомеханического отделения нашего училища, эстонец, три года назад решил не возвращаться на Родину в надежде, что оказавшийся в Швеции дядя, к тому времени владелец небольшой чулочной фабрики, без особого труда поможет ему обрести не только свободу, но и благополучие. К этому поступку, как потом стало известно из беседы с ним капитана и консула, он готовился заранее, отлично выучив английский язык, знание которого скрывал в училище и на судне. Написал заявление, что давно порвал с родственниками и ни с кем не дружил на судне, чтобы не подставлять других, объяснил свой поступок только желанием увидеть мир.
       Дядя кормил его две недели, еще шесть месяцев он пытался устроиться на работу по специальности, но Швеция оказалась не столь гостеприимна, как рассчитывал, и пришлось покинуть ее, уехав в далекую, но по рассказам очень гостеприимную к иностранцам Канаду рубить лес. Его диплом с отличием, хорошее знание технических дисциплин и опыт работы с судовыми двигателями не были оценены по достоинству и там.
       Отца Андрея этот рассказ не смутил.
       - В деловом мире все держится на протекции, а ее вы получите. У нас, русских живущих по всей Европе, много связей и неплохие финансовые возможности, - начал, было он, но я оборвал его: - Знаете, среди моих родственников были те, кто на собственной шкуре испытал прелести эмиграции. У меня нет никакого желания повторять ошибки других, тем более, что для этого просто нет причин. К тому же я уже так соскучился по жене и своим сыновьям, что никакими посулами меня не остановить. Даже если мне закроют визу, работы в море и дома хватит, у нас, кстати, каботажный флот не менее флота заграничного.
       Он понял, что я говорю искренне, поэтому встал и попрощался. Он еще вернется, принесет газетную статью, из-за которой будут неприятные беседы в консульстве, но это, к счастью, не сыграет особой роли в моей судьбе. В своей жизни мне придется встретить еще немало русских эмигрантов, в том числе из числа предателей и изменников Родины, но никто из них уже ни разу не скажет, что жить без Родины им лучше, даже те, кто оказался удачливей и богаче.
      
       Заканчивалась вторая неделя моего пребывания в госпитале. Тоска по семье становилась невыносимой, по ночам мне снились жена и дети, отчим и мама. При очередном обходе я сказал главврачу, что совершенно здоров, и попросил разрешения позвонить в консульство. Тот удивился: - Разве вам запрещают звонить? Вы до сих пор не позвонили жене? Простите, но я не могу сказать после этого, что вы совершенно здоровы, - перевела мне его ответ Лиина Игнатьева. Я покраснел, поняв, что в очередной раз опростоволосился и извинился. Как мог я объяснить ему, что очень боялся допустить лишних расходов, о чем был предупрежден консулом, и даже не догадывался, что вот так просто можно взять и набрать номер домашнего телефона тестя прямо из больничной палаты.
       Через час после разговора Лиина Игнатьева повела меня в рентгеновский кабинет со словами: "Сами напросились".
       К моему удивлению, осмотр длился минут двадцать. Доктор щелкал затвором фотоаппарата много раз, при этом меня ворочали, поднимали в воздух, ставили лицом и противоположными частями тела к экрану. После этого повели в зубной кабинет, который поразил многообразием аппаратуры, конфигурацией кресел и обилием полок с изумительной работы зубными протезами. Еще через два часа я узнал, что с моими пломбами в зубах и кариесом через пару лет стану беззубым, к тому же у меня острый гастрит и начальная стадия язвы желудка. А еще у меня неправильно срослось сломанное ребро грудной клетки, по той же причине искривленная ключица, которая будет сильно болеть с годами, и вообще я совсем не соответствую статусу здорового человека и нуждаюсь в дальнейшем лечении.
       Такой диагноз и замаячившая перспектива задержки тут привели меня в замешательство, которая развеяла все та же старшая сестра: - Все это действительно так, но принудительно вас никто лечить не будет. Если вы изъявите желание, то неделя уйдет на зубы, а от гастрита будете избавляться сам путем диеты и медикаментов. Обо всем этом вам следует поставить в известность консульство, доктор же пошлет туда снимки и заключение, по законам врачебной этики он не собирается скрывать ваши болячки ни от вас, ни от ваших медиков. Единственное о чем хочу вас предупредить, что стоматологическое лечение у нас очень дорого.
       Этого оказалось достаточно, чтобы я отказался от всего. Доктор весьма удивился, сказав, что без зубов еще можно обойтись, а вот с язвой желудка у меня со временем обязательно будут большие проблемы, весьма предпочтительно сделать операцию, удалив ту часть желудка, которая уже подверглась повреждениям, но я настоял на своем.
       Разговор с консульством меня огорчил, мне в очередной раз приказали сидеть и не чирикать, есть дела поважнее, и предупредили, чтобы я больше не давал никаких интервью. Я попытался объясниться, меня грубо оборвали. Врач, оказывается, тоже говорил с консулом и был весьма удивлен тем, что забирать меня из госпиталя в ближайшее время никто не собирается.
       - Я знаю, что у вас в СССР бесплатная медицина, но платить такие деньги зря даже у нас способен не каждый. Видимо, ваша компания очень богата и вам крупно повезло.
       Мне очень хотелось сказать, что я бы хотел избежать такого везения в дальнейшем, но промолчал.
       На другой день я был переведен в палату для выздоравливающих, и мое лечение практически закончилось. Палата теперь выполняла роль гостиницы. Настало время воспользоваться чемоданчиком, который оставил мне капитан. В нем, помимо чистого белья, пары рубашек, оказались четыре бутылки "Столичной", шампанское и четыре баночки черной икры. Все это пошло на подарки, и когда для Лиины Игнатьевны осталась последняя бутылка водки, меня овладели сомнения, но, кроме слов благодарности и этой бутылки, у меня ничего не было, и я решился. К моему удивлению, она ужасно обрадовалась, заявив, что муж с ума сойдет от радости. В то вечер после работы она пригласила меня в кафе, где ужинали сестры. Лиина, она принесла мне брюки мужа и красивый тонкий свитер. Пришел в кафе и ее муж Анри, скромный мужчина моей комплекции, совсем не похожий на строгого полицейского. Русским он не владел и только слушал, изредка задавая вопросы жене. К моему удивлению, она оказалась очень разговорчивой, и после получасовой беседы они пригласили меня к себе домой. Узнав, что это возможно, я согласился. Там, в небольшой, уютной и красиво обставленной квартире я услышал ее рассказ, который и привожу ниже.
      
       УНЕСЕННАЯ ВОЙНОЙ
      
       Лиина родилась в Минске, в семье врача и учителя школы. Отец преподавал физику, мама работала в роддоме. Кроме нее, в семье было еще двое детей, сестра, на шесть лет моложе, и брат, который родился в июне сорок первого. С началом войны отец ушел в ополчение, и больше они его не видели. С приходом немецких войск их квартиру в центре города на первом этаже отдали начальнику полиции, в советское время скромному и молчаливому парикмахеру, оказавшемуся давно завербованным немецкой разведкой агентом. Мать с детьми уехала в Барановичи к сестре, небольшой домик которой стоял на самой окраине города. Первый год жили на сбережения и за счет огорода. Лиина, которой исполнилось к тому времени десять лет, отлично справлялась с огородом, домашней птицей и двумя козами. Мать и сестра стирали белье для немецкого госпиталя, убирались в квартирах работников магистрата. Мать Лиины в молодости попала под машину, хромота и повреждения лица защищали от приставаний выздоравливающих солдат, а вот сестре с её красивым лицом и хорошей фигурой приходилось трудно, поэтому она в поисках защиты познакомилась с офицером тыловой службы, австрийцем по национальности.
       С усилением партизанского движения жизнь стала трудней, две комнаты в доме заняли солдаты установленного рядом поста, мать перебралась в баню, которую достроили еще одной комнатой для детей. Зимой приходилось постоянно топить каменку, чтобы не замерзнуть. В 1943 Лиина, как и многие, бросила школу, сожитель сестры матери пристроил ее нянькой в немецкую семью. Детей было трое, все мальчики, беспокойные и непослушные. Их мать, хирург немецкого госпиталя, работала с утра до вечера, появлялась дома редко и, поцеловав детей и выпив стакан водки, падала на кровать, не раздеваясь. За порядком в доме должен был следить денщик, здоровенный детина хорват, ленивый и злобный, до глубины ненавидящий русских. Рос он в городке с многочисленными детьми русских эмигрантов, хорошо знал русский язык и по этой причине попал к доктору. Он не давал прохода няньке, пришлось пожаловаться, он притих, но злобу затаил.
       Благодаря работе Лиины, жить стало немного легче, мать перевели на склад белья, она стала больше бывать с детьми, нередко помогала дочери. В 1943 году девушек и подростков стали забирать на работу в Германию, согласия не спрашивали, да многие особенно-то и не противились, из Германии нередко те, кто уже там работал, присылали деньги, заработать которых здесь было просто невозможно. Как-то раз денщик отправил Лиину на рынок, пообещав присмотреть за детьми, особенно за старшим, который часто убегал в солдатские казармы или гаражи, очень любил посидеть за рулем машины или мотоцикла.
       Когда Лиина вернулась, то узнала, что мальчик попал под машину и умер у матери во время операции. Денщик утверждал, что нянька ушла не на рынок, а домой, несмотря на его запрет. Так она оказалась в гестапо. Но несчастная мать нашла в себе силы простить и выручила девочку. После этого случая доктор попросила перевода в Германию, а когда уезжала, забрала с собой и Лиину. Девочка согласилась, у матери и так оставалось двое, да и после отъезда доктора мать вряд ли оставили бы на прежней работе.
       Так оказалась она в Гладбахе, старом немецком городе, в большом доме доктора. К тому времени она хорошо понимала немецкий, неплохо ладила с мальчиками, чем быстро заслужила снисхождение хозяйки дома, матери доктора, женщине строгой, властной, но справедливой.
       Девочку она не обижала, особо не загружала работой, в доме и без нее было много слуг из поляков. Ей даже предоставляла свободное время - раз в неделю четыре часа для знакомства с городом, при условии, что она не будет знакомиться и разговаривать с женщинами с Востока. Все было не так уж плохо, если бы не бомбежки по ночам, но им везло, в их районе бомбы падали редко.
       В одну из ночей бомба попала в госпиталь в то время, когда доктор делала операцию. После ее похорон все изменилось, несчастная мать быстро превратилась в полную ненависти старуху, которая не давала житья прислуге. Лиину она пока щадила, но после известия о гибели в России старшего сына, не стало житья и ей, старуха грозилась отправить ее в трудовой лагерь.
       Попала в их дом все же не бомба, а сбитый британский бомбардировщик. В ночь под Рождество он разнес ту часть дома, где спали дети, похоронив их под развалинами. Лиина уцелела только потому, что в тот день дежурила вместе с поваром в бомбоубежище, где хозяйка заставляла держать теплым кофе и постельное белье. Старуха тронулась умом, считая, что во всем виноваты англичане, американцы и многочисленные русские, которые желают немцам смерти, и выгнала Лиину на улицу. Первый же патруль забрал девушку без документов, и ее бросили в лагерь. Там никто уже не разбирался, войска союзников были недалеко. Охрана лагерей состояла из пособников немцев, в основном украинских националистов и полицейских. Они пьянствовали, издевались над узниками. В одну ночь они надругались над Лииной, которой едва исполнилось четырнадцать.
       Союзники освободили их, но ненадолго. Уже в августе всех посадили в лагеря перемещенных лиц. Раньше всех отсортировали поляков, чехов, словаков, а русских держали отдельно и от инспекторов Красной Армии скрывали. Детей увозили на юг Германии в американскую зону. Лиину оставили со взрослыми, она оказалась беременной.
       Несколько раз пыталась покончить жизнь самоубийством, травилась, резала вены. Бросилась с крыши, осталась жива, но добилась выкидыша ненавистного ребенка. Когда выпустили из лагеря, ей все было безразлично, жить не хотелось, она забилась в окоп на окраине города, решила умереть.
       Очнулась в военной палатке, думала, что умерла. Французский солдат отпаивал ее теплым чаем, пытался кормить кашей. Она выплевывала пищу, но он упорно добивался своего, выдавливал сок из виноградных гроздьев и смазывал ей губы. Товарищи смеялись над ним, но он не обращал внимание. Через два дня она встала и, сама не зная почему, принялась наводить порядок. Когда солдаты вернулись, дружно загалдели "гут, гут", они приняли ее за немку. Появившийся офицер долго сердился, а потом отвел к военнослужащим - женщинам. Те привели ее в порядок, постригли, одели в чистую одежду. Когда через две недели ее снова увидал вернувший к жизни солдат, он застыл от удивления. С этого дня Анри все свободное время проводил с ней.
       Так прошло около года. Все это время Лиина работала в части, а жила неподалеку в общежитии для женщин-немок, у которых не было крова. Однажды Анри пришел с цветами и объявил, что уезжает домой, служба его закончилась. Услышав это, женщины оставили их вдвоем, и Лиины узнала, что мужчины могут быть ласковыми и желанными. Утром Анри ушел и в тот же день уехал, не простившись. Она решила вернуться домой и отправилась к французскому коменданту. Тот выслушал ее рассказ и обещал похлопотать. Прошли три месяца, а результатов не было. Однажды она решила с утра добираться ближе к Советской зоне.
       Ночью ее разбудил Анри и приказал собирать вещи, он приехал за ней вместе с отцом. Тогда Лиина впервые призналась, что она не немка. Отец, выслушав признание, обрадовался, бошей во Франции не любили, а русские были своими, особенно после победоносной войны. Комендант долго упирался, не хотел ходатайствовать о документах, но отец Анри уговорил его, заявив, что Анри женится на девушке. Это меняло дело, брак был зарегистрирован военной администрацией, и границу она пересекла как жена Анри.
       Ушел не один год, чтобы получить французское гражданство, за это время девушка окончила курсы медицинских сестер и вскоре начала работу в Университетской клинике. Она полюбилась отцу Анри и соседям и тяжело пережила известие о том, что у нее не будет детей. Два года назад умер отец Анри, мать еще раньше, и они решили, что летом возьмут из приюта двух мальчиков-близнецов, именно мальчиков, вместо тех двух невинных немецких мальчишек, погибших от войны.
       Настала моя очередь, и я рассказал про детдом, о моих нянях, о своем детстве. Рассказ затянулся. Анри требовал полного перевода. За окном было уже темно, и мне предложили переночевать у них. Перед сном Лиина рассказала, что после войны они пытались узнать судьбу своих родных в Белоруссии, но в Советском посольство ответили, что сведений о них нет, так и не знают они, остался ли кто живой. Когда она уезжала в Германию, в Барановичах оставались мать, тетя и сестра. С годами без известий с Родины пришлось смириться, но мое появление в госпитале, родная речь вновь всколыхнули воспоминания.
       - Я чувствую, - сказала Лиина, - что кто-то должен остаться в живых. Она достала из письменного стола коробочку и вынула из нее почерневшую от времени пластинку фанеры, что-то вроде солдатского медальона, на которой с одной стороны было выжжено:
      
       Кудряш Лиина Осиповна 1930,
       а на обратной стороне:
       Кудряш Мария Владиславовна 1910, Борис Осипович 1941,
       Ляшенко Нина Владиславовна 1907.
      
       - Эту табличку повесила мне на шею при проводах мама и, как крестик, я носила ее с собой три года. Это единственное подтверждение моего происхождения, словно свидетельство о рождении. Имя отца мама написать побоялась, но я помню, что его звали Осип Петрович. Если вы можете, возьмите ее с собой, может быть, вам удастся что-нибудь сделать, если, конечно, это не опасно.
       Я, хотя и не был уверен в правильности решения, но отказаться не смог.
       - Будет лучше, если вы сделаете фотографии, - предложил я. - Не дай Бог, я потеряю или по каким-то причинам лишусь этого медальона. Думаю, так будет лучше.
       При первой же беседе с кураторами КГБ, куда меня вызовут, я оставлю им фото и адрес Лиины Игнатьевны. Они пообещают сделать все возможное и отыщут сестру матери и брата Бориса. Через три года они встретятся в Барановичах, и я получу от них письмо с благодарностью и приглашением в Белоруссию и Францию, но так им и не воспользуюсь.
       В 1976 году во время стоянки в Дюнкерке я случайно наткнусь в записной книжке на номер телефона Анри и позвоню. Ответит мне молодой мужской голос и скажет, что отец не может подойти. Он передаст трубку матери и, к моему удивлению, она узнает меня сразу и заплачет, как думаю, от радости. Через четыре часа у борта остановится "Ситроен", из которого выйдут Лиина Игнатьевна, незнакомый мужчина и два молодых человека, похожих друг на друга. Они пробудут у меня шесть часов, и за это время я узнаю, что Анри погиб при задержании преступника в 1968 году и помогать воспитывать близнецов приедет Борис Осипович, брат Лиины, да так и останется на постоянное жительство. Благодаря полученному в СССР медицинскому образованию, он устроится там же, где работала Лиина.
       Как она выразилась тогда, пусть не особо счастлива, но в семье мир, достаток и взаимопонимание. В Белоруссии к тому времени родных уже не оставалось, и ехать туда с детьми, выросшими во Франции, смысла не имело.
       Когда машина тронулась и скрылась за пакгаузами, я с грустью понял, что уже не увижу их больше, и в памяти моей Лиина Игнатьевна останется спасательным кругом во время моего пребывания в госпитале чужой страны и подтверждением того, что хорошие люди есть везде.
      
       ВОЗВРАЩЕНИЕ
      
       Известий от консула не было, я от Анри позвонил в Таллин. В трубке долго шли какие-то гудки, потом ответила телефонистка Москвы, которая приказала ждать. Еще через минуту такой же строгий голос ответил из Таллина и тоже приказал - ждите.
       В рубке что-то то щелкало, то скрипело, то шипело и, наконец, телефонистка объявила, что абонент не отвечает, и тут же предложила: - Если хотите что-то передать, говорите, я записываю.
       Я продиктовал как можно короче:
      
       У меня все в порядке. Лечение закончил, жду известий из консульства.
    Не дождусь встречи. Всем привет, Скучаю, целую. Лев.
      
       - Сообщите, кто подписал телефонограмму, должность и номер.
       Я продиктовал по буквам свою фамилию, должность - третий штурман теплохода "Эльва" Эстонского морского пароходства.
       В трубки раздались короткие гудки, а вслед за ними один продолжительный. При всем моем оптимизме надежды на то, что это отчаянное послание дойдет до адресата, у меня не было. Но на это раз я ошибся. Советская система международной телефонной связи работала четко и по своим правилам. Мое послание, как я потом узнаю, передали сначала в органы. Оттуда его направили в пароходство, которое с их разрешения сообщило его по телефону тестю, и сложная бюрократическая машина заработала.
       В пароходстве, зная стоимость одного дня моего пребывания в госпитале, известили ММФ, а то по своей линии - торгпредство в Париже. Поскольку последнее было конкурентом в некоторых вопросах консульству, оно не преминуло обратиться с разъяснениями к послу. В благородном семействе запахло скандальчиком, который был ни к чему, и в Москву, в дом на Смоленской улице, полетела депеша, в которой ММФ обвинялось в бездействии. Соответствующий отдел министерства спустил указание нашему агенту в Кане, агентирующему советские суда, и шустрый агент рано утром стоял у моего изголовья, нежно тормоша за плечо. Я едва успел позавтракать, как он сообщил, что после обеда будет ждать машина и по предварительной договоренности меня повезут в Париж, для того, чтобы отправить на Родину самолетом Аэрофлота.
       Агент действовал гораздо оперативнее, чем консульство, и после обеда было получено указание доставить меня в Париж к полудню следующих суток.
       Уже несколько дней в конце марта во Франции стояла отличная весенняя погода с ярким солнцем и температурой днем более двадцати градусов, и практичный агент посчитал, что будет несправедливо терять мне зря представившуюся возможность ознакомиться с прекрасной страной. Стоимость моего трансфера включала километраж туда и обратно, суточные шофера, мои представительские, на питание, курево и т.д. и командировочные. В счет последних агент предусмотрительно вручил мне двести долларов на случай непредвиденных расходов, за которые я должен был отчитаться в пароходстве.
       Шофер санитарного "Ситроена", пожилой француз родом из Страсбурга, прилично болтал по-немецки, весьма обрадовался возможности не торопясь показать русскому красоты страны, которую он любил не менее, по его словам, жены, и, тепло распрощавшись с медперсоналом, мы плавно покатили по чудесным дорогам на самом комфортном французском лимузине с красным крестом на бортах.
       При выезде из Кана свернули на дорогу, ведущую в провинцию Бретань, самую западную часть Франции. Можно было не спрашивая догадаться, куда мы едем, на берегу залива Сен-Мало расположен одноименный город и знаменитый монастырь Монт Сант-Мишель. Монастырь расположен в отдалении от берега, а ведущая к нему узкая дамба, затапливаемая высоким приливом, делала монастырь практически неприступным и помогала спасаться его обитателям от врагов, которых в этих местах бывало достаточно, ведь Англия, многовековой соперник Франции владел островами Гёрнси и Джерси, расположенными рядом.
       Сен-Мало - город крепость, прибежище французских пиратов, нападавших на корабли, идущие в Англию и Северное море. Так уж случилось, что многие знают английских пиратов, но людей этой профессии и во Франции в свое время было немало. Французские пираты Жан-Франсуа Но, славившийся своей жестокостью, и Граммон одержали немало побед над испанским и португальскими флотилиями, успешно грабили мексиканские порты и брали крепости испанцев.
       Французские моряки успешно совершали рейсы в Южную Америку, обходя мыс Горн, сделали немало открытий в мировом океане, весь мир знает имена Луи-Антуана де Бугенвиля, Лаперуза, Дюмона-Дюрвеля. И нередко с ними рядом были французские монахи, в том числе и из монастыря Сент-Мишель.
       Французы сохранили Сент-Мало в том виде, в котором он был несколько веков назад. Монастырем мы полюбовались издали, а вот в пиратском городе сделали остановку, побродили по его восстановленным после жестоких бомбежек союзниками улочкам, отведали в рыбном ресторанчике креветок и устриц. Спустились на берег во время отлива, откуда открывается вид на нависший высоко над морем и нашими головами город и порт со стоящими в нем судами.
       Далее наш путь лежал на юг в город Ренн, вдоль реки Вилен и канала, по которым мелкие суда проходят в крупный город и порт Нант на побережье Бискайского залива в устье одной из крупных рек Франции - Луары. Там на берегу реки в уютной маленькой гостинице мы остановились на ночь. Отдыхавшие в ресторанчике французы, узнав, что я русский моряк, увлекли нас в хоровод, и мы самозабвенно, хлопая локтями, словно крыльями, отплясывали до часу ночи входивший в моду танец утят "Кря-кря". Впервые я встречался с жителями этой страны в непринужденной обстановке и был удивлен тем, что все без исключения сразу приняли меня, как старого знакомого, напомнив о нашем русском гостеприимстве в глубине России. Было приятно, ушли грусть и волнение.
       Рано утром хозяйка разбудила нас и поставила на стол огромный противень с омлетом, пахучие сыры с овощами, и я пожалел, что с нами не было Адольфа Чижикова. Сказал об этом шоферу, а тот хозяйке, и когда мы садились в машину, она положила на сидение коробку и двухлитровую бутылку домашнего вина. Мне стало неудобно, но она все повторяла, что это для моего друга, пришлось взять.
       Долина реки Луары - одно из красивейших мест Франции, и шофер с гордостью рассказывал о многочисленных замках, уютных городках, старых мостах и усадьбах. Мы проехали Анже, Тур, Блуа. В Орлеане он позвонил по радиотелефону из машины, мы на судах такого еще не знали, и сообщил, что нас в Париже не ждут, агент будет выяснять, что со мной делать. Когда мы подъезжали к Версалю, раздался ответный звонок. Водитель посмотрел на часы и на меня, улыбнулся и сказал, что нас ждет какой-то месье Константиноф на бульваре Сан-Мишель, номер дома он назвал по-французски.
       Константиноф оказался сухощавым юрким старичком, говорившим торопливо, словно боялся куда-то опоздать. Он указывал нам дорогу и успевал рассказывать, что уже давно оказывает услуги консульству и посольству в качестве гида, переводчика и квартирмейстера. За одну минуту он успел поведать, что сегодня мы в консульство не пойдем, у них не приемный день, что билетов на самолет до Москвы нет и мне придется остановиться в гостинице на несколько дней, а за время ожидания его внучка студентка Мария покажет мне Париж.
       Такая перспектива меня расстроила, громадный и незнакомый город уже успел подавить, и остаться в нем несколько дней одному, в какой-то гостинице, было не желательно, уж лучше бы я остался в больнице. Сидеть в уютном автомобиле с уже ставшим своим водителем, зная, что время разлуки с семьей сокращается, было намного надежней. Шофер уловил мое настроение, снял руку с руля и сказал тихо: - Не волнуйся, моряк, Париж добрый город, все будет хорошо.
       Однако это меня успокоило не сразу. Гостиница и вправду оказалась уютной, с русским меню в кафе и милой хозяйкой, говорившей на многих языках и немного по-русски. Номер почти не отличался от небольшого номера наших гостиниц, но с удобствами и сидячей ванной. Константиноф на мой вопрос, как быть с оплатой, заверил, что все оплатит консульство, и хозяйка это знает. Завтрак входит в стоимость, вот только обедать и ужинать придется за свои деньги, но этот вопрос, сказал он, мы решим завтра. Оглядев меня с головы до ног, а одет я был по форме, он почесал затылок и, сказав, что завтра что-нибудь придумает, исчез, словно его не было. Я вышел с шофером к машине, и мы с ним попрощались.
       - Ну, здравствуй Париж, - подумал я, вслушиваясь в шум города с надеждой, что может быть, завтра я все же улечу, но ошибся: в Париже пробуду четыре дня.
       Наутро мы с Константиновым были в консульстве. В этом солидном и красивом здании меня принял, не назвав своей должности, крупный мужчина с фигурой борца, в обтягивающим могучие бицепсы, явно тесноватом костюме. Не взглянув на пакет с документами, он просверлил меня хмурым взглядом и произнес с раздражением: - Что ж это вы, морячок, скандалы устраиваете. Здесь вам не Дерибасовская и не привоз. Анархия не пройдет. Если уж не убереглись, лежите и ждите, когда найдут возможность заниматься вами.
       Его я не совсем понял, а тон меня насторожил, стало ясно, что какие-либо разъяснения с моей стороны не уместны. Здесь он произнес фразу, которая запомнилась на всю жизнь: - У нас дела государственной важности и заниматься каждым человеком в отдельности времени нет. - Он сделал паузу и открыл пакет.
       Невольно подумалось, что здесь что-то не то, консульский работник так мыслить не мог, не имел права. Я был слишком молод и неопытен, и пройдет десяток лет, прежде чем пойму, что такая точка зрения весьма свойственна людям, работающим за границей, начальство которых находится далеко. Он долго перебирал документы, посмотрел на свет рентгеновские снимки, нажал под столом кнопку и сказал вошедшему молодому человеку многозначительно: - Это хорошенько проверьте.
       Затем встал из-за стола и стал расхаживать за моей спиной.
       - Ваш капитан нарушил консульский устав дважды, - промолвил он. - Не прислал письменного заявления, когда оставлял вас в больнице, и ушел, не дождавшись нашего решения. Вы меня понимаете? - повысил он голос.
       - Приказ капитана не обсуждается. Как говорили древние, он на судне второй после бога. К тому же, наверное, все согласовано с начальством. Просто так моряки своих за границей не оставляют.
       Он подошел ко мне вплотную и, к удивлению, спокойно спросил: - Так что же вы хотите?
       Я удивился и коротко ответил: - Улететь домой.
       - А вот это не удастся!
       Я опешил.
       - Да, да. Мест в самолете на Москву нет на неделю вперед, - ответил он, довольный произведенным эффектом. - Так что свободны, сидите в гостинице и ждите.
       Он сел в кресло и стал собирать бумаги в конверт.
       - Я могу идти? - Он кивнул головой. - А могу посмотреть город?
       - Можете только из окна гостиницы и автомобиля, - он помолчал и добавил: - В сопровождении Николая Николаевича, который вас ждет, одному вам выход в город запрещен. - Последняя казенная фраза мне уже была знакома, и уточнять детали я не стал.
       Николай Николаевич Константинов сам водить машину не мог, но с этим успешно справлялась его внучка Ирен, экстравагантная раскованная девица, которая очень любила деда и беспрекословно его слушалась. Свой "Рено" с брезентовой крышей и двигателем величиной со швейную машинку она водила виртуозно, ныряя в любую пробку, оставляя его там, где не положено, лихо заезжая на тротуар. С полицейскими она разговаривала, не смущаясь, приоткрывая высокую грудь, изящные плечи и длинные ноги в коротком мини. Действовало это безотказно, впрочем, я видел, что и другие женщины часто использовали столь безотказное оружие.
       Отметившись утром в консульстве, мы начинали знакомство с Парижем по программе, предложенной Ирен, и за четыре дня я увидал Триумфальную арку, Мулен-Руж, Нотр-Дам, Дом Инвалидов, поднялся на Эйфелеву башню, посетил Лувр, которому мы посвятили день. Постоял перед загадочной Сикстинской Мадонной, был очарован картинами Гойи, Веласкеса, ни фига не понял Пикассо, несмотря на экстаз Ирен, и не разобрался в картинах импрессионистов. Посетили мы кладбище Пер-Лашез со стеной Коммунаров и Сен Жевье де Буа с могилами русских эмигрантов, посидели за столиком художников на Монмартре.
       На пятый день утром меня разбудила хозяйка, и за ее спиной я увидал Константинова и шофера. Старик радостно махал пакетом с моими документами.
       - Вы едете в Руан, на советское судно, которое отвезет вас в СССР, - выпалил он. - Оно уходит завтра утром. Мы с Ирен так рады, так рады за вас.
       Хозяйка расщедрилась ради такого случая и усадила нас троих за стол. Я открыл коробку с сыром, которую подарила француженка в Нанте, дальше держать ее при себе было невозможно, такие запахи она издавала. Не успели мы позавтракать, как раздался звонок из консульства. Константинову приказывали привезти к ним мои документы, которые отправят в Союз почтой, а меня отправить с шофером в Руан на судно. Мы распрощались, и уже через два часа я был на месте.
       Судно "Шенкурск" Северного морского пароходства стояло у городского причала и заканчивало погрузку. В этот день было прохладно, и я опять облачился в форменную одежду, к тому же для встречи с моряками она подходила, как я думал, к месту. На палубе около парадного трапа перекуривало несколько моряков, один из них, преклонного возраста, вышел на площадку трапа, к нему-то и обратился с довольно пространной фразой на английском агент, сообщив, что привез моряка с советского судна для доставки в Союз после лечения. По лицу стоявшего на площадке, а это был помполит, было видно, что он ничего не понял, и я решил продублировать сказанное на родном языке. Реакция последовала немедленно и оказалась непредсказуемой:
       - Отойдите от трапа, я ничего не знаю. Если не уйдете, мы подымем трап. - Он энергично показал руками, как они это сделают. Было ясно, что он в страшном замешательстве.
       Я посмотрел на агента, он был в легком грогги от такого нокаута. Тогда решил схитрить и, взяв у агента конверт с документами, в котором находились копия судовой роли, счет моих расходов на лечение и пребывание во Франции, стал подниматься по трапу. По указанию комиссара трап все же начали вирать, а когда я добрался до верхней площадки, открылся иллюминатор капитанской каюты, и в нем показалось заспанное лицо.
       - Что там у вас происходит? - Голос капитана был недовольным, видимо, шум лебедки прервал адмиральский час.
       - Какая-то провокация, - ответил комиссар.
       - Тут поднялся штурман с эстонского судна, говорит, после лечения с нами в Ригу должен идти. Провести к вам? - пояснил подошедший парень с нашивками второго помощника на кителе.
       - Первый раз слышу о нем, а документы у него есть?
       - Вот, - штурман показал протянутый мною конверт и паспорт моряка.
       - Несите сюда, а он пока пусть постоит.
       Стоял я не менее тридцати минут. Через открытый иллюминатор долетали отдельные фразы, из которых я понял, что комиссар настаивает на своем мнении, а вахтенный штурман утверждал, что "морда у меня наша, русская, и вроде даже знакомая". Агент в это время звонил куда-то по радиотелефону из машины. Не знаю, сколько могло продолжаться мое стояние на трапе, если бы не подошла машина с агентом судна, который дружески поздоровался с моим агентом, и оба направились к борту судна. Трап опустили, меня провели на главную палубу. Двум агентам понадобилось еще около часа, пока капитан убедился, что указания и документы от консульства придут своевременно (изумительная фраза, широко распространенная среди работников наших зарубежных учреждений). Тот же второй штурман провел меня в лоцманскую каюту, а пожилая дневальная застелила койку новым бельем.
       - Ты пока особо не высовывайся, - посоветовал мне штурман, - комиссар у нас с приветом, а мастер осторожный, побаивается всего, ему последний фитиль вставили за ... - он выразительно щелкнул пальцем по горлу.
       Я последовал его совету и постарался не высовываться до тех пор, пока судно не отошло от причала.
       После выхода отношение ко мне не изменилось. От штурмана я узнал, что бумаги из консульства так и не пришли, был только письменный звонок с обещаниями, так что для многих я оставался загадочной личностью, а для капитана и комиссара - головной болью. Соответственно строились наши отношения, комиссар не спускал с меня глаз, а капитан хмурился на палубе ботдека, где я делал зарядку и отдыхал в дневные часы. Так до самой Риги он и не изъявил желания поговорить со мной, что, впрочем, меня тогда не обидело, хотя и убедило в том, что поступать подобным образом в такой ситуации негоже.
       Мысли мои были заняты ожиданием встречи с Ригой, женой и детьми, остальное меня почти не интересовало. Северяне не любопытны и сдержаны, особо меня никто не расспрашивал, и я был благодарен им за это. В ночь перед приходом погода резко изменилось, заштормило и даже в море подморозило. Выйдя на ботдек, я поскользнулся на качке и, падая, схватился за леер шлюпки, неудобно вытянулся, и сильная боль в районе операционного шва почти лишила меня сознания. С трудом добравшись до каюты, лег и поднялся только, когда судно ошвартовалось к причалу. Через двадцать минут меня пригласили в кают-компанию. Вместе с пограничниками там находились капитан и помполит. Старший лейтенант держал в руках мой паспорт и стал внимательно вглядываться в мое лицо. Сравнив с фото на документе, он облегченно вздохнул, быстро захлопнул паспорт и спросил: - Фамилия, имя, отчество, год, месяц и день рождения?
       Я ответил. Старший лейтенант еще раз сверил фото, и что-то шепнул сержанту. Тот встал, надел шинель, и вышел.
       - Пройдите в каюту и подождите, - приказал офицер и сделал знак молодому рядовому с солдатским ножом на поясе. Мы поднялись в каюту, солдатик стал у дверей.
       Выяснение затягивалось, я вспомнил, что сегодня суббота. Когда меня в сопровождении сержанта отправили в расположение пограничной заставы в порту, солнце уже село, а сильный гололед покрыл асфальт коркой льда. Сержант, идя за моей спиной, держал руку в кармане, видимо с пистолетом, в другой руке нес мой чемоданчик и от напряжения плохо контролировал равновесие, скользил, чуть не падая. Было холодно без пальто и не по себе, на судне попрощаться со мной не вышли ни капитан, ни комиссар, а второй помощник был занят женой. Дневальная успела сунуть мне два горячих пирожка, завернутых в газету, которые сейчас грели мне руку. Становилось понятно, что на вечерний поезд в Таллин я уже не попадаю.
       - Сержант, идите впереди или рядом, у меня бельгийские туфли на подошве, которая не скользит, я не убегу. Не дай бог, разобьетесь, этого мне только и не хватало, - попросил я.
       - Вам разговаривать не положено. Еще не известно, кто вы такой? - В его голосе не было сочувствия.
       "Хорошо ты меня встречаешь, Родина", - подумал я и почему-то вспомнил отца Андрея: - "Вот вернетесь, и всякое может случиться. Придется вам доказывать, не враг ли вы теперь советской власти, тогда и вспомните меня".
       Еще через два часа я сидел у дежурного в здании КГБ на улице Ленина. Майор, в отличие от пограничников, говорил со мной, словно отец, заставил принести ужин и угостил горячим чаем. Просмотрев мои бумаги, записал в дежурный журнал, позвонил по телефону.
       - Будешь ночевать у нас. Те, кто должен с тобой разбираться, приедут утром. Фигня какая-то у пограничников в Вентспилсе, отчество твое не сходится в отходной судовой роли, но ты не волнуйся, в нашей конторе и не такие ребусы решают. Спи спокойно до утра.
       Меня проводили в комнату рядом с дежуркой, похожую на судовую каюту, только с удобствами в коридоре. Заснуть не удавалось, и я решил выйти в коридор, но дверь оказалась закрытой на замок. Через некоторое время раздался звонок: - Не спишь, штурман, тогда приходи, чайком побалуемся. Дверь сейчас откроют.
       Майор указал мне место на диван, поставил на тумбочку чай с бутербродами.
       - А я не могу позвонить в Таллин? - спросил я.
       - Инструкция, - ответил майор, - и отрицательно покачал головой. - Да и не стоит беспокоить родных, волноваться будут из-за задержки. Моя невестка за три дня до прихода сына из рейса, он у меня как ты, штурман на танкере, места себе не находит. У тебя-то отец есть.
       Ночь пролетела незаметно за разговорами, я рассказал ему о своей жизни, он мне о своей. Перед тем, как смениться, майор отправил меня спать, сказав, что следователи придут не раньше двенадцати.
       - Ты на них не обижайся. Допрос они тебе учинят по полной форме, работа у них такая. Если старые будут, расскажи об отце, а молодые - лучше про своих друзей да семью. Все равно проверять будут. Счастливо тебе домой добраться. А что морщишься иногда, словно от боли?
       Я пояснил насчет операции, и через несколько минут солдат принес мне три таблетки анальгина.
       Следователи, один молодой, другой постарше, в отлично сшитых костюмах встретили меня равнодушно, словно дело мое старое и разбирается много дней. Я не ожидал, что допрос будет вестись так же, как это показывается в фильмах, не хватало разве только яркого света в глаза и орудий пыток. В остальном было все: и вопросы, и прикрытые газетой ответы по моей биографии, списки и данные родных, имена, которых преднамеренно путали, написание длинного объяснения, что со мной произошло.
       Майор был прав: из Вентспилса сообщили, что в рейс на Кан вышел на "Эльве" третьим штурманом Веселов Лев Максимович, при мне запрашивали по телефону. Не знаю, был ли это прием или действительно в Вентспилсе так ошиблись, но после трех часов допроса я не выдержал и посоветовал позвонить в пароходство дежурному в отдел кадров, где имелись копии судовых ролей на все суда. Меня не без ехидства поблагодарили за совет и отпустили, но до прихода начальства в понедельник утром.
       Часы до понедельника тянулись мучительно. Было уже девять утра, когда я вышел в коридор в тот момент, когда дежурный встречал большого начальника. Выслушав доклад, начальник повернулся и увидел меня.
       - Что здесь делает этот моряк? - спросил он. Дежурный объяснил.
       - Вызовете тех, кто вел дознание, а вы со мной.
       Мы поднялись на второй этаж и вошли в большой, красиво обставленный кабинет с огромным столом.
       - Садитесь, чаю хотите? - Я сказал, что уже пил. Он снял габардиновый плащ, прошел в соседнюю комнату и появился из нее в форме полковника как раз тогда, когда в кабинет вошли следователи.
       - Что с ним? - указал на меня глазами полковник, выслушав приветствие офицеров.
       - Погранцы в Вентспилсе ошиблись, сегодня утром уточнили с нашими в Таллине, - отрапортовал тот, который постарше.
       - А в субботу не могли? Он бы уже дома был. Вы что, не знаете, каково ждать после таких передряг?
       На часах в кабинете стрелки приближались к половине десятого, а самолет вылетал в Таллин в десять двадцать. Полковник перехватил мой взгляд:
       - Берите мою машину и немедленно его в аэропорт. Если нужно, задержите вылет. Исполнять немедленно.
       В аэропорту нас ждали. Черная "Волга" подлетела прямо к трапу самолета, стюардесса взяла из моих рук чемоданчик и усадила на место для пассажиров с детьми. Вышел пилот и поздоровался: - Если вам будет нехорошо, то скажите стюардессе. Счастливого полета.
       Когда самолет взлетел, я сообразил, что у меня нет билета, но решил промолчать, если стюардесса не спросит. Через пятнадцать минут она прошептала на ушко: - Командир спрашивает, вам рюмочка коньяка не повредит? Предлагает выпить за ваше благополучное возвращение.
       Я не отказался. Когда самолет сел, командир пригласил в кабину, и мы выпили еще пару рюмочек. Я признался, что у меня нет денег даже на автобус.
       - А разве вас ваши коллеги не встретят? - спросили пилоты. Я не успел ответить.
       - Понятно, - сказал бортрадист, - у людей вашей профессии возвращение на Родину не афишируется.
       Я чуть не рассмеялся. Меня довезли до дома и всучили бутылку армянского коньяка КВВК, и на этом мои французские каникулы закончились.
      

    * * *

      
       Свое время пребывания во Франции и возвращение на Родину Велев вспоминал часто, и когда заходил в порты Франции, и в дни обострения болезни желудка, открытой ему канским хирургом, и каждый раз, когда сталкивался с хамством при досмотрах судна пограничниками и таможенниками. Складывалось впечатление, что этим людям совершенно безразлично, что ты был за границей по служебным делам и возвращаешься на родину, к себе домой, а не врываешься к нему в дом или на его дачу без приглашения. И если на иностранном судне они старались вести себя прилично, то на советском порой можно было не церемониться. Когда он однажды после окончания комиссии в Мурманске сказал об этом начальнику наряда, то услышал от майора убийственную фразу: - Не стройте из себя патриота, капитан! Вы не хуже меня знаете, что любой моряк, прежде всего потенциальный контрабандист или нарушитель, и чем он старше и больше плавает, тем становится более опасным для нас, независимо от должности. Да, капитан, и не возмущайтесь. То, что вы видите там, развращает вас и делает врагами нашего общества, хотя бы только потому, что вы видите в нас, защитниках нашего строя и наших границ, своих врагов. Ведь это мы мешаем вам провозить оружие, контрабанду, наркотики. Теперь представьте, что произойдет, если не будет нас.
       В другой раз только что окончивший учебное заведение молодой таможенник во время досмотра без стука открыл дверь в капитанскую каюту и, неправильно истолковав его удивление по этому поводу, энергично потирая руки, изрек радостным голосом: - Ну что, капитан, дрожим? Сейчас мы вас проверим и непременно что-нибудь найдем!
       С трудом, сдерживаясь, Велев произнес как можно спокойнее: - Во первых, культурные люди просят у хозяина разрешения войти. Во вторых - здороваются. К тому же я не вижу, кто это "мы", а если вы так именуете себя, то выйдите, закройте за собой дверь и прочитайте на ней, кто хозяин этой каюты.
       Однако юноша оказался изрядным нахалом и принялся "качать права", очевидно, еще не понимая, куда он пришел: - Я при исполнении служебных обязанностей, капитан, и делаю то, что мне положено. Я закончил высшее юридическое учебное заведение и на вашем месте не стал бы обвинять меня в невежестве. Я собираюсь досмотреть вашу каюту и сделаю это.
       - На это раз вы ошиблись, - ответил он и нажал на кнопку вызова вахтенного штурмана.
       - Пригласите ко мне старшего таможенного наряда, - приказал вахтенному штурману, зная, что им в этот раз была Людмила Примакова, редкое исключение из правил, женщина строгая, но интеллигентная, выдержанная и справедливая, весьма уважаемая за это среди моряков.
       Однако молодой таможенник не сдавался. Тряхнув рыжей гривой, он сощурил глаза: - Вы хотите воспользоваться знакомством с моей начальницей, и что вы ей скажете?
       - Попрошу повторить вашу приводящую в трепет фразу и скажу ей, что я не желаю больше видеть вас на моем судне. Если вы позволяете себе так говорить со мной, я представляю, как вы разговариваете с моими подчиненными.
       - А что такого я сказал вам, капитан? Вы думаете, я все повторю? Да просто не помню, что говорил, может так, а может, и нет.
       Тут уже не выдержал Велев: - Убирайтесь к чертовой матери, юноша, я больше не хочу вас видеть.
       Почти через тридцать лет на пограничном посту в Ивангороде его машину ночью будет досматривать обрюзгший, невыспавшийся таможенник, перевернув немногочисленные вещи в багажнике. Что-то знакомое покажется в его голосе, но он не придаст этому значения. По окончанию досмотра, таможенник спросит, не смогу ли подвезти его в Санкт Петербург. В дороге, когда рассветет, Велев узнает в нем того самого, что так хотел ввести его в дрожь и досмотреть "с пристрастием". И он вспомнит, но извинения не попросит, лишь скажет в оправдание: - Всякое бывает. Люди знаете, какие? На вид вроде порядочный, а копнешь - у него столько спрятано, что миллионером можно стать. А у нас зарплата мизер, вот и крутишься. Одни понимают, а другие - нет.
       - А какие больше встречаются, те, что понимают, или нет? - спросил Велев.
       - Теперь все понятливые, и вы такой же, - неожиданно ответил он.
       - Не понял.
       - А что тут не понять? Подвозите же меня. У вас ведь три бутылки "Ванна Таллина", а это больше, чем положено.
       До пункта назначения Велев его довез, хотя очень хотелось высадить. Но бутылки ему не дал. Обойдется.
      
       ОДИССЕЯ ЛИНЕЙНОГО ПЛАВАНИЯ
      
       Нет, что ни говорите, кроме моряков и рыбаков, совсем мало людей, которые знают, что такое вернуться домой. Чувство, которое испытываешь при том, описать невозможно, а когда это случается после непредвиденных задержек, сдают нервы и слова застревают в горле. Такое состояние быстро проходит и его сменяет блаженство, которое длится, пока его не сменит обычная жизнь, суетливая и для тебя не всегда понятная. И тогда вновь тянет туда, где, как кажется, намного интересней и главное свободней, потому что все ты решаешь сам, хотя на самом деле это и не так.
       Я прибыл в Таллин весной, когда город и люди оживают вместе с природой под влиянием весеннего солнца, зеленеют многочисленные парки, появляются первые цветы. Сбрасывают с себя зимнюю одежду женщины, которые для моряков при встрече с берегом всегда красивы, а весной и летом становятся прекрасными. Это относится и к женам, поскольку моряки считают, и заслуженно, что их жены самые красивые. Мысль о том, что придется все равно уходить в море, возвращается только тогда, когда раздается звонок из отдела кадров или радиограмма с судна.
       В этот раз отпуск немного затянулся, и когда мне позвонили в дверь, я увидел перед собой двух приятных молодых людей особой выправки. Несмотря на их цивильные костюмы, понял, что предстоит серьезный разговор. К счастью, ошибся, на ул. Пагари меня принимали офицеры КГБ новой волны, образованные, с хорошими манерами и высшим образованием, которые смотрели на мое вынужденное пребывание за рубежом без подозрений. Судя по документам на столе, начальник отдела знал обо мне все и не собирался скрывать этого: прямо перед ним лежали те две газеты "Посев", где красовались мои фото и были напечатаны мои "интервью". Поинтересовавшись настроением, здоровьем, в том числе и родных, он сразу приступил к делу.
       - Вам, разумеется, знакомы эти газеты? Из текста понятно, что вы говорили несколько иное. Нас интересуют два момента. Вот этот гражданин, - он показал крупное фото отца Андрея, - и еще мы поговорим немного об отношении со стороны консульского отдела. Мне скрывать было нечего. Офицер уточнил даты, в том числе, когда я звонил в консульство, и особо все, что касалось задержки с документами. В заключение он познакомил меня с новым нашим куратором, симпатичным, не намного старше меня офицером:
       - Знакомьтесь, ваш тезка. Будет курировать ваше судно, кстати, когда собираетесь возвращаться на борт?
       - Как направят, - ответил я.
       - Понятно. Я думаю скоро, очень скоро. Вы становитесь на первую совместную советско-германскую линию Рига-Клайпеда-Гамбург-Бремен. Так что теперь мы с вами будем часто встречаться. Линия во всех отношениях не простая. Ваше пребывание в госпитале будем считать проверкой, которую вы как советский моряк успешно прошли.
       - Ну как, парижанин, - встретила меня Дорофеева, - не страшно было одному среди французов? Лягушек-то попробовал?
       - Пробовал и лягушек, и устриц. Не очень, я бы на них борщ и шашлык не променял.
       - Главное, что ты жену свою на мадмуазелей не променял. - Она посмотрела на меня теплым взглядом. - Вот направление, Яхимович тебя давно требует, недоволен, что придерживаем.
       Появление мое на судне особого внимания не привлекло, все были в делах, как всегда при инспекторских осмотрах, тем более что на сей раз судно инспектировали с рвением - к линейному плаванию особый контроль. Стоянка оказалась короткой, и уже к вечеру мы вышли в рейс - в плавание, которое продлится для меня без захода в родной порт более двух лет. Рига и Клайпеда станут привычнее Таллина, а в Гамбурге и Бремене мы будем знать прилегающие к порту улицы не хуже, чем центр Таллина.
       С первого взгляда плавание в 800 миль туда и столько же обратно по Балтийскому морю, Кильскому каналу, рекам Эльба и Везер, занимающее всего 10 суток, сущий пустяк, что-то вроде прогулки. Но уже с наступлением осенних туманов и штормов стало понятно, что это большое заблуждение, навеянное новизной ощущений и летней погодой. Плавать, выдерживая график, оказалось не просто, и не только по причине осложнения навигационной обстановки с началом сезона туманов и участившимися штормами, много нервной энергии приходилось затрачивать в совпортах на то, чтобы добиться проведения грузовых операций в отведенные сроки. Это ложилось дополнительной нагрузкой на капитана и штурманский состав. Вахтенный штурман вместе с грузовым помощником не вылезали из трюмов, контролируя работу грузчиков.
       Грузы в обе стороны были дорогостоящими, многочисленной номенклатуры, нередко на сравнительно небольшом судне грузовой план состоял из нескольких сотен наименований, а грузовой манифест не умещался в ящике письменного стола. Осложнял жизнь хронический дефицит времени не только на сон, но и на выполнение круга обязанностей по заведыванию. А ассортимент грузов постоянно расширялся, включая в себя большое количество товаров с неизвестными свойствами, требующих особых правил перевозки.
       Как-то перевозили партию жидкости в бочках с названием химического продукта из девяти слов. В немецком техническом языке такое встречается нередко. В то время список опасных грузов был в "зачаточном" состоянии, и такое название в нем отсутствовало. На бочках значилась обычная маркировка "огнеопасно", но мы обратили внимание, что контейнеры с этими бочками сопровождали к судну специальные пожарные машины и два огромных самосвала с песком. Ни стивидор, ни агент разъяснить что-либо не смогли, объяснив, что пожарники при погрузке таких грузов нередко проводят учения. Однако мы со вторым помощником обратили внимание, что машины имели военные номера, а груз адресовался нашему Министерству обороны. Капитан принял решение усилить контроль за грузом, и погрузить его на палубу в последнюю очередь. При выгрузке в Риге одна из бочек сорвалась с подъемы и упала на железнодорожные пути. Разлившееся содержимое немедленно воспламенилось невзрачным пламенем с огромным шлейфом оранжевого вонючего дыма, уносимого, к счастью, ветром в сторону от города и порта. Крановщика с крана как ветром сдуло, и с качающегося на высоте десяти метров подъема выпала еще одна бочка на кучу песка, а тоненькая огненная струйка из нее потекла по склону. В порту объявили тревогу, прибыли пожарные из города. С рядом стоящего крана стали засыпать бочки песком. Жидкость продолжала гореть под многометровым слоем. Раскопали и бросили бочки в реку. Огонь был виден под семиметровым слоем воды, а дым стелился над рекой зловещим облаком. Горение продолжалось около двух часов. Стальные рельсы в районе горения бочки рассыпались при прикосновении в графитную пыль, песок превратился в оплавленное стекло.
       Капитану дали команду немедленно выйти на внешний рейд, он отказался под предлогом ремонта главного двигателя. Долго препирались, согласовывали, связались с пароходством, и Москвой. В результате через четыре часа прибыли военные машины и солдатики голыми руками, на всех не хватило брезентовых рукавиц, по деревянным сходням перекатили бочки на берег и погрузили в кузова автомашин. С подобными случаями приходилось встречаться нередко, и я не помню, чтобы нам оказали помощь при этом представители торгпредства в ФРГ.
       Капитан менялся на глазах. Из жизнерадостного и энергичного человека ввиду хронического недосыпания и нервного стресса, как теперь говорят, он превратился в легко ранимого, вспыльчивого человека, заводившегося, "как форд", по пустякам. Доставалось от него всем, а штурманам больше всего, особенно старпому Николаю Михайловичу Гусеву, который не нашел ничего лучшего, как попивать горькую. Вторые помощники менялись, словно перекладные на перегонах, что создавало немалые для нас со старпомом трудности, ведь им каждый раз приходилось объяснять особенности работы и знакомить со стивидорами.
       Мне доставалось от капитана меньше, чем старпому, но приходилось нелегко. На меня дополнительным грузом ложилась роль переводчика, кроме стивидоров Франца и Рольфа, английским из грузчиков никто не владел. Оба этих весьма важных лица при погрузке, увы, были людьми пьющими, причем пили умело, много, и всегда. Мне стоило больших усилий, чтобы не пойти по стопам старпома, спасал нарзан и ессентуки, которые я выдавал за "крепкое", наливая в рюмку. Именно тогда я научился спать, капитаны говорят - отдыхать, не раздеваясь, бережливо используя свободное время. Про дневник вспоминал редко и вносил в него только короткие записи, надеясь в будущем восстановить упущенное.
       Линейное плавание требовало большого числа перешвартовок в портах, при которых положенное место было на мостике, и капитан привык ставить меня на руль, что позволило в совершенстве познать управляемость судна, его маневренные элементы. Яхимович это оценил и однажды доверил мне командование перешвартовкой в Клайпеде из одного бассейна в другой. Линейные капитаны в Риге и Клайпеде делали такие операции без лоцмана. Получилось неплохо, и с тех пор он доверял прешвартовку мне наравне со старпомом, в том числе и в случае своего отсутствия на судне.
       В январе, перед самым Рождеством, мы с грузом стального судостроительного листа и хлопка вышли из Риги на Гамбург. Шторм застиг нас при подходе к острову Борнхольм, мороз усиливался, сильная бортовая качка грозила смещением груза, но капитан решил продолжать рейс и от предложения старпома стать на якорь под прикрытием острова отказался. Из-за сильного северо-западного ветра и волнения началось интенсивное обледенение, брызги с мокрым снегом доставали до верха мачт, на запасе остойчивости это не слишком сказывалось, с металлом она была избыточной, но судно под тяжестью льда все больше садилось в воду и кренилось на правый борт. Старпом послал меня поговорить с капитаном, который, к удивлению, за последние четыре часа на мостик не поднялся.
       Я обнаружил его на кровати в полубессознательном состоянии. Рядом лежали таблетки валидола. Доложил старпому, вызвал электромеханика Валерия Шаврака, который был диабетиком и умело владел шприцем. Радист связался по радио с ГДР, получил рекомендацию врача. Из медикаментов на судне оказались на этот случай анальгин с амидопирином, ввели подкожно 20% камфорное масло. Через час капитан пришел в себя и приказал продолжать движение по назначению, отказавшись от помощи медиков ГДР.
       Когда мы подошли к месту принятия лоцмана у плавмаяка "Киль", судно имело крен более десяти градусов на правый борт, и лоцман отказался подниматься на борт. В шлюз канала вошли, едва не задевая надстройкой ворота, из шлюза выводили буксиром и поставили к причалу, где всю ночь нас отливали горячей паровой водой, а весь экипаж окалывал лед с правого борта. Подравняли крен до 5 градусов. После чего нам разрешили следовать дальше.
      

    0x01 graphic

    Обледенение т/х "Эльва"

      
       Пришли по назначению вместе с оттепелью и через день начали выгрузку. Капитан категорически запретил говорить о болезни, держался мужественно, и даже среди экипажа не все знали о происшествии. С приходом в Ригу ему прибыл на замену Соколов Евгений Иванович, который с первого рейса назвал линию "инфарктной", чем предсказал судьбу не одного капитана.
       Новый капитан был демократом, его мало интересовал экипаж, общался он в основном со штурманами и стармехом. Любил хорошую компанию, весело погулять в советских портах. Моря опасался, не стесняясь говорить, что оно его не любит. Через месяц запросил замену.
       Кальювее Олев Андреевич с типично эстонским спокойствием провел на судне три месяца, появляясь на капитанском мостике только после прихода лоцмана, полностью предоставив нам проявлять инициативу. Фактически судном командовал старпом, что впоследствии сыграет с ним злую шутку.
       Зима 1962 года была суровой, Балтийское море затянуло льдом так, что свободным оставался кусочек у острова Борнхольм, закрыли навигацию в Кильском канале, замерзли Балтийские проливы, в них работали советские ледоколы. Плавание на линии срывалось, несмотря на то, что ледокол "Воронин" проводил нас вне очереди. Ледовая навигация длилась до апреля. Вернувшийся из отпуска Яхимович вновь наводил порядок и, недовольный вторым штурманом, списал его за пристрастие к спиртному. Вторым стал я, и поэтому пришлось отложить планируемый отпуск - стыдно идти отдыхать, когда возобновилось интенсивное движение на линии.
       К тому времени стабилизировался ассортимент грузов, порты набрались опыта в грузовых операциях, усилили контроль за повреждениями и хищением грузов. Глядя на суда наших немецких коллег, которые на палубах своих судов возили специализированные автопогрузчики, стропа и приспособления для выгрузки, закупили такие же для Риги и Клайпеды за рубежом. В результате отставание в количестве перевезенного груза нашими судами "Эльва" и "Кейла" по сравнению с немецкими "Бремер Редер" и "Бремер Рейдер", резко сократилось. С приходом на должность начальника пароходства Георгия Петровича Костылева были закуплены стропа не только для линейных судов, но и для Таллиннского порта, что значительно ускорило обработку судов. В немецких портах успевали теперь выгрузить и погрузить нас за сутки. Плавание становилось похожим на гонку за "Голубой лентой Атлантики". Нас не останавливали ни туманы, ни штормы.
       Жизнь штурманского состава теперь состояла из бесконечных вахт, недосыпаний, погрузок и выгрузок, с редким приездом жен на сутки - двое. Если выдавалось свободное время, непременно шли в ресторан - приобщиться к цивилизованной жизни, а если его было мало, шли в Интерклуб. Обманчивое временное расслабление лучше стука в трюмах, звонков и гудения барабанов портальных кранов, мата докеров. Мы плохо знали, что происходит дома, работа родного пароходства мало интересовала, мы тупели от однообразия, и только приличный заработок за счет валютной части зарплаты помогал преодолеть желание сбежать на другие суда.
       Я знаю, что, прочитав эти строки, капитаны судов других линий - на Осло, Стокгольм и Копенгаген - улыбнутся и покачают головой с сомнением. Но работал там впоследствии и я на подмене, и скажу, что они были в райских условиях. Приход всегда в родной порт, к тому же приуроченный к выходным дням, стоянки в портах Скандинавии с неторопливой работой в одну смену, возможность отдохнуть и порыбачить на Стокгольмских озерах и в шхерах, побаловаться сауной в посольстве или в агентстве. Груз элементарный - автомобили или контейнеры, который может без труда погрузить и новичок. Это не линия СССР-ФРГ, где пятьдесят процентов ходового времени занимают канал, узкости, реки с сильным течением и множеством мелей. Где шесть месяцев в году стоят плотные туманы, по путям твоего следования проходит за сутки более трехсот судов, месяцами приходится следовать под проводкой радиолокационных станций, не видя в тумане бака своего судна. Где грузы, начиная от взрывоопасных, химических, радиационных до личных вещей дипломатов, известных актеров и певцов, каждая царапинка на ящиках которых - повод для грандиозного скандала, не говоря уже о последствии хищений из них на складах порта.
       Мне никогда не забыть дни, когда из ФРГ мы перевозили оборудование для охотничьих домиков Н. Хрущева, и приходилось вместе с таможенниками ночами сидеть в закрытых складах, проверять и пересчитывать позолоченные краны, такие же унитазы и биде, фарфоровую посуду, предметы столового обихода, комплекты роскошного постельного белья. Как бледнели в растерянности таможенники, когда в ящиках по документам с водопроводной арматурой вдруг обнаруживали сотни бутылок шотландского виски или дорогого французского коньяка. Вместо туалетной бумаги - блоки сигарет, а взамен письменных принадлежностей - дорогую парфюмерию и бижутерию. Мальчики со Смоленской площади в безукоризненных костюмах, бесстрастные и самодовольные, терпеливо пересчитывали бутылки, коробки, пачки, - не дай Бог, вдруг окажется недостача!
       И хорошо знакомые таможенники, которые несколько часов назад конфисковали у членов экипажа лишнюю шариковую ручку, пачку импортных сигарет, густо краснели, глядя на меня, но не докладывали своему начальству о столь злостных нарушениях в спецификации высокопоставленного груза. Едва скрывая возмущение, молчал и я, зная, что не имею права рассказать об этом никому, кроме капитана.
       Тот, выслушав, бросит на меня внимательный взгляд и скажет негромко: - Что положено Юпитеру, не положено быку. Не пожелай добра ближнего и неправедного, так учил меня мой отец. А я скажу тебе проще - меньше знаешь, лучше спишь.
       Озадаченный, я вышел из каюты капитана. Слова, которые слышал до этого не раз, приобрели конкретный и печальный смысл.
      
       Капитан, казалось, полностью поправился, и сделал надлежащие выводы. Он меньше нервничал, больше времени проводил на свежем воздухе, следил за отдыхом штурманов, но от наших глаз не ускользало, что изредка он внезапно замолкал и уходил в каюту или штурманскую рубку. Было без слов понятно, почему он так заботился, чтобы на мостике постоянно имелась в графине свежая вода. Теперь, когда штормило, он реже выходил из каюты, да и запах валидола трудно долго скрывать.
       Летом, уходя в отпуск, Яхимович впервые устроил отходную командирам в кафе "Луна" в Риге, где вел себя так, будто прощался с нами и с судном. Вернувшись на борт, я попросил радиста Володю Кучерова дать мне на память бланк радиограммы, которую долго хранил потом:
      
       ЭЛЬВА КМ ЯХИМОВИЧ. ВАМ НА ЗАМЕНУ ВЫЕХАЛ КАПИТАН ЮДОВИЧ.
    КНМ ГУРЕВИЧ
      
      
       КАПИТАН АЛЕКСАНДР ЮДОВИЧ
      
       Встреча с этим человеком во многом определила если не мою жизнь, то мое окончательное отношение к работе, к тем, кто будет рядом на судах в дальнейшем. С ним я уже больше никогда не встречусь, но почти всегда, когда вставал вопрос "Что делать?", я вспоминал именно его, стараясь понять, как бы в данном случае поступил он.
       Я первым встретил его на трапе и, увидев, почему-то подумал: вот это настоящий моряк. И до сих пор иного сказать не могу.
       По трапу с легкой непринужденной улыбкой поднимался человек моего роста и телосложения, с желтым кожаным чемоданом, как когда-то - старпом Владимиров по трапу парохода "Жан Жорес". Казалось, он не шел, а восходил, словно по воздуху, наш легкий аллюминивый трап, обычно бренчавший балясинами, не издавал не звука. Белый фирменный пиджак с пуговицами чуть крупнее обычных, безукоризненной белизны рубашка со светло-кремовым галстуком, на котором золотом блестел небольшой изящный якорь, белые брюки и туфли молочного цвета. На голове фуражка не высокая, входившая в моду, а небольшая, называемая в русском флоте "нахимовка" с мягкими краями, коротким козырьком и капитанским крабом, которая будто вызывающе подчеркивала: - "Я русский капитан!" На безупречно выбритом лице ни тени усталости от дороги. Выслушав мой рапорт, он подает мне руку, ладонь гладкая, без мозолей, но твердая, как у спортсмена, рукопожатие крепкое.
       Яхимовича на судне нет, я открываю дверь в его каюту, но новый капитан просит поставить в угол чемодан, входить без хозяина отказывается. Я пытаюсь настоять, он говорит: - Это не в традициях русского флота. - И указывает на табличку дверей: "Капитан".
       В дальнейшем слово традиция будет повторяться им часто и почти всегда послужит для меня новым открытием.
       Яхимович задерживается. Новый капитан выходит на палубу, задает вопрос: - Что так тихо? Почему не работают?
       - Нет вагонов, а весь груз - для оправки в Тольятти на автозавод. Обещают подать к вечеру.
       - Ну, вот и ладушки. Если вас не затруднит, сэкэнд, показывайте судно. Ваша задача - часа за два показать мне все от бака до кормы.
       - Я готов, - и делаю шаг в сторону бака, но он останавливает меня:
       - Вы не совсем поняли меня. Я прошу показать судно. Прикажите подать питание на брашпиль, лебедки, шпиль и предупредите механиков, чтобы пустили дизель-генератор, мы будем смотреть все в работе. Электромеханик на судне? Если он свободен, то пусть подойдет, мне хотелось бы задать ему пару вопросов.
       - У него сегодня выходной, к нему приехала супруга.
       - Электромеханик отменяется, я думаю, что с вами мы и сами разберемся, - говорит капитан и, не снимая парадной одежды, отправляется на бак, прихватив по пути брезентовые рукавицы вахтенного матроса.
       Вахтенный механик сначала противится, но, увидав нового капитана, быстро скрывается в машине, и секунд через тридцать динамка запускается. Я подхожу к баку и замечаю, как капитан поглядывает на часы. Обход начинает с включения и выключения якорного огня, проверяет стопора на вьюшках, цепные стопора на кнехтах и переходит к брашпилю. Быстро и ловко приспускает один якорь, затем другой, выбирает, крепит по-походному. Понять по его лицу, доволен он или нет, невозможно.
       К этому времени я видел много капитанов, но скажу честно, что ни один из них вряд ли смог так лихо работать с судовыми механизмами, стрелами, открывать крышки трюмов. Вместе с ним мы приспустили шлюпку до воды, и когда установили ее на место, появился Яхимович и, радостно улыбаясь, произнес:
       - Застоялся в министерстве, соскучился по судну? Вот уж не ожидал, что так встретимся. Ну, и как тебе мое судно?
       - Скажу, когда сдавать буду, а пока разбираюсь. Смотрю, штурман скучает без работы, вот я с ним вместе и развлекаюсь в ожидании тебя.
       - Это ты правильно сказал - развлекаюсь. Через пару месяцев посмотрю, что ты скажешь. Линия не мед, хотя для тебя всё семечки.
       Тогда я еще не знал, что они вместе осваивали парусно-моторные шхуны в пароходстве и их связывала старая дружба. Юдович уже работал в Министерстве, в Отделе безопасности мореплавания, но в Таллине бывал часто с еще одним бывшим капитаном Эстонского пароходства Кириллом Чубаковым, который станет со временем начальником Администрации Севморпути.
       Меня, поблагодарив, отпустили, и я с удивлением отметил, что одежда Юдовича оставалась по-прежнему изумительно чистой, ни единого пятнышка.
       Яхимович уехал вечером, а когда я делал обход судна в шесть утра, обратил внимание, что грузчики с интересом посматривают на шлюпочную палубу. Пройдя на нее, я обнаружил капитана сидящего в позе йога с закрытыми глазами. Стараясь не привлекать внимание, спустился вниз. Новость вскоре облетела все судно, за завтраком командиры переглядывались, но помалкивали, и капитан сам ответил на немой вопрос:
       - Весьма прискорбно, командиры, но во время утренней зарядки я не обнаружил никого из нашей молодежи, кто бы поддержал меня в этом благородном для здоровья моряка деле. Да и тем, кто старше, - он перевел взгляд на выдающийся из-под стола живот старшего механика, - не мешало бы подышать по утру свежим воздухом, прежде чем вставить окурок в рот.
       - Всё успел заметить, - прошептал мне радист, который много раз шутил по поводу того, что стармех, просыпаясь, обязательно брал из пепельницы окурок, с которым нередко приходил на завтрак. - Держитесь, штурмана! Новый кэп, по всему, приличная язва.
       То, что Юдович замечал всё, вскоре убедился каждый, как и то, что никаких репрессий не следовало, он умел говорить просто, порою шутя, но убедительно. Еще на стоянке капитан внес серьезные коррективы в установившийся на судне порядок, причем никаких административных мер для этого не проводилось. Сдав вахту, к примеру, я как второй штурман принялся заниматься погрузкой и грузовыми документами, а вахтенный помощник, старпом, обойдя судно, занялся продовольственным отчетом. Через час, когда я вышел к трюмам, на палубе появился капитан.
       - Как вы оцениваете свое физическое состояние? - спросил он. Не понимая вопроса, я пожал плечами.
       - Жеманство, убедительный аргумент женщин. В связи с тем, что я никогда не задаю один и тот же вопрос дважды, задаю второй. Вы вахту сдали?
       - Так точно, старшему помощнику.
       - Тогда, что вы здесь делаете? Или у нас такая чрезвычайная ситуация, что ваше присутствие тогда, когда вы должны отдыхать, обязательно?
       Я уже понял, что он от меня хочет, но по инерции произнес: - Просто хотел проконтролировать погрузку.
       На лице капитана появилась легкая улыбка: - Не доверяете старпому, а может быть, и мне? Уверяю вас, что мы справимся, а вы будете нужны с отходом и непременно отдохнувшим.
       - Понял, товарищ капитан, иду спать.
       - А вот это уже ваше дело. Я сказал - отдыхать, остальное - на ваше усмотрение.
      
       Капитан продолжал удивлять нас и дальше. То, что он говорил, с одной стороны вроде бы и не было новым, однако многое заставляло взглянуть иначе на то, что мы делали ежедневно, словно по инерции, не задумываясь. Он же в любом действии заставлял находить прежде всего смысл, избегая бессмысленных затрат ума и энергии.
       - Штурман, - говорил он, - прежде всего мозг судовождения, и каждое действие его в работе должно носить целенаправленный, продуманный характер. Интуитивные действия и автоматизм только тогда верны, когда они являются продуктом постоянного логического мышления и не свойственны людям, пренебрегающим анализом. Мой отец, известный аналитик, утверждал, что интуиция есть не что иное, как хорошо проанализированный опыт. При любой ситуации, как правило, есть время подумать, ни одно судно не идет сразу ко дну, исключение составляет опрокидывание. В последнем случае не спасет и автоматизм. Кроме того, помните, вы на судне не одни и всегда есть возможность выслушать мнения других. Учитывать их или нет - это дело капитана, но выслушать других вы обязаны.
       - Вот вы второй штурман, - обращается он ко мне, - помните, сколько курсов у вас от Риги до Киля, и можете ли вы их мне все перечислить?
       Собираюсь с мыслями, перечисляю четырнадцать, не считая плавания в узкости и каналом. Он обращается к старпому:
       - Все верно, Николай Михайлович?
       - В принципе всё, - отвечает тот, - но вроде на один больше.
       - Вот видите, - капитан обращается ко всем. - Вы это знаете, но уверенности у вас нет, а ведь за год каждый из вас проходит этими курсами более пятидесяти раз. И не надоело вам каждый раз смотреть на карту, задавая курс рулевому? Я бы постыдился.
       Через двое суток при следовании из Гамбурга в Бремен он задает мне тот же вопрос и когда я, предварительно подготовившись, отвечаю, он добавляет: - А вот ориентиры точек поворотов скажете? - Я краснею, застигнутый врасплох.
       - Не переживайте, - успокаивает он меня, - это системная ошибка. Вы рассчитывали на один вопрос, но не предусмотрели вытекающие из него возможные дополнения. А это как раз отсутствие анализа ситуации. С годами, при желании, такие вопросы врасплох вас не застанут.
       Не скажу, как другим, а мне такая манера руководства нравилась, и капитан это, видимо, подметил. Днем Юдович, как и положено, отдыхал по возможности два-три часа, а ночью частенько проводил со мною на мостике несколько часов. Познания его в астрономии были обширными, он в совершенстве владел секстаном, отлично знал звездное небо. В часы, когда судно в Балтийском море шло на авторулевом, движение в то время было не столь интенсивно, мы говорили о многом, его знания обо всем, что касалось мореплавания и географии, поражало. Видя, что мне это не безразлично, он предложил игру: кто на определенном отрезке береговой линии, не глядя на карту, перечислит большее количество заливов, островов, бухт и портов. Побеждал, разумеется, капитан, даже в тех районах Балтики, где я за три года проходил десятки раз. Вскоре мы перебрались на Северное море, вышли в Атлантический океан, где к наименованиям на карте прибавились вопросы о первооткрывателях здешних мест. Это было чертовски интересно - напрягать память и вспоминать Атлантиду, Плутарха, Салона, первопроходцев Атлантики - Ганнона, Пифея, великих Васко де Гама и Колумба. В те ночные часы в спокойных летних ночах Балтики вдруг, как в детстве, потянуло в океан, безбрежный и опять ставший желанным и таинственным.
       Интеллигентность, выдержка, внутреннее спокойствие и доброжелательность капитана притягивали, создавали доверительную обстановку. Его можно было спрашивать обо всем, не опасаясь насмешки или непонимания.
       Как-то раз обиженный на Яхимовича старпом пожаловался Юдовичу. Я стоял в рубке и невольно услышал разговор. Впервые капитан ответил резко, в не свойственной ему манере: - Эдуард Болеславович, как и все мы, не ангел, но обвинять его в несправедливости лично вы, старпом, не имеете права. Вы, между нами говоря, неплохой судоводитель, я уточняю - не плохой, это совсем не значит, что хороший. Но вы никуда не годный командир, потому что этакий разгильдяйчик, с подленьким нутром. Вы желаете власти, но относитесь к людям, которым хорошо, когда другим плохо, и как бы вы это ни скрывали, все со временем вылезет наружу. Избавляйтесь от подобного, как можно быстрее, иначе оно сожрет вас в расцвете сил. Такие кончают или белой горячкой, или инфарктом, трудно долго носить под сердцем камень.
       Однажды я спросил капитана о том, как чувствует себя Яхимович в отпуске, и был поражен тем, что услышал в ответ.
       - А как может чувствовать себя капитан дома? Что вы думаете?
       - Отдыхает, занимается детьми, куда-нибудь на юг поехал, - ответил я.
       - Разумеется, - ответил он, - но вы хитрите. Вероятнее всего вы имели в виду здоровье, насколько я знаю, вы были в числе тех, кто оказывал ему первую помощь. Такие случаи не проходят для капитанов бесследно. Статистика вещь упрямая, шестьдесят из ста капитанов умирают от инфаркта или инсульта, причем злоупотребляющих алкоголем в это число не включают, с ними все 80% наберется, если не больше. На судне нет человека более одинокого, чем капитан, и не только потому, что он обличен властью и ответственностью, которые не обязан разделять с другими. Вы знаете, что по Библии душой человека распоряжается Господь, но душа капитана, если он настоящий моряк, принадлежит еще одному богу - Океану. Хороший моряк, а тем более капитан, не боится Океана, но тот, кто не боится Бога, теряет добродетель и моральные устои. Так говорят старые люди, и они, наверное, в чем-то правы.
       Эдуард хороший человек, его все считают везунчиком, но это не так. Море его не принимает, и он это знает. Мужская гордость не позволяет признаться, и это погубит его. Как человек я его понимаю, как моряк - нет. Признаюсь вам, что друзья предложили мне отговорить его от дальнейшего плавания, но я не смог. Разумеется, вам говорить ему такое не стоит, но если вы останетесь на этом судне, будьте рядом с капитаном в трудные минуты, а раз уж речь зашла об одиночестве, давайте расширим тему.
       Вы знаете, что моряки в отличие от береговых людей любят не своих жен? Только не пугайтесь, это выражение образное, но очень верное. Мужчины, живущие в долгих разлуках с женами, любят не их, а в их лице образ, созданный в часы разлук и одиночества. Чем больше моряк влюблен, тем этот образ, как правило, более далек от оригинала. Так уж устроена жизнь, что мужчины, горячо любимые всеми окружающими, остаются не любимыми самыми дорогими для них людьми - женщинами. Моряки, люди не глупые и волевые, часто прощают многое своим подругам, что наверняка не простили бы, живя постоянно на берегу. Даже когда тайное становится явным, они прощают в надежде на лучшее. Если вы готовитесь стать капитаном, крепите семейные отношения, не идеализируя любимого человека, расставаться со своими иллюзиями всегда тяжело. И помните, только безответственные люди всю жизнь гоняются за мечтой, и чем раньше вы это осознаете, тем меньше разочарований достанется на вашу долю. Сегодня я утомил вас, завтра, если позволит обстановка, сыграем в интересную игру. У вас на полке я заметил Морской словарь издательства Министерства обороны, кстати, один из самых удачных. Его редактор вице-адмирал Фадеев был другом нашей семьи. Готовьтесь, мы сыграем в игру, в которую вы наверняка играли, используя названия городов, а у нас будет морская тематика и терминология.
       Игру я проиграл с треском, начинали пять раз заново, и каждый раз больше десяти минут мне не удавалось продержаться. Его познания были энциклопедическими, около двух часов я выискивал самые незнакомые и заковыристые слова, но он отвечал безошибочно. Впрочем, знания капитана во многом были обширными, казалось, нет ничего на свете, чего бы он ни знал. Конечно же, ему помогало и знание иностранных языков, четыре - в совершенстве, а объясняться мог и на других.
       За все время моей работы в пароходстве встретились два капитана, поразившие меня трудолюбием и знаниями, но если Костылев постоянно пополнял запас знаний упорным трудом, то Юдович скорее дополнял его, шлифуя грани познания.
       В последнем рейсе перед приходом он вызвал меня к себе в каюту. На столе стоял его любимый ром, кофейник и две чашки. Я уже знал, что так он прощался со всеми командирами, уделяя каждому минут двадцать. Сказанное им тогда стало для меня не только приятным, но, как потом окажется, и очень полезным. А такое непременно запоминается.
       - Работать с вами было интересно. Скажу честно, мне такого штурмана не хватало во время плавания на немагнитной шхуне "Заря". Вы натура романтичная, а там романтики хватало - плавание не раз вокруг света, в самых отдаленных уголках, таких, к примеру, как Полинезия, Новая Зеландия, куда вряд ли вы попадете. Линейное плавание не для романтики, выходите в Океан. На этой линии все мелко и не расширит кругозора, со временем превратитесь в равнодушного извозчика. Не задерживайтесь здесь больше чем на пару лет. Если понадобиться моя помощь, не стесняйтесь, помощь в хорошем деле оказывать приятно. Изучайте историю морских открытий, учите языки, это помогает в море не опуститься, устоять перед неудачами, которые непременно еще встретятся на вашем пути. Возьмите мой скромный подарок, - протянул мне англо - русский Штурманский словарь, весьма редкую в то время книгу. - И не забудьте мою просьбу насчет Эдуарда Болеславовича, об этом же я попросил электромеханика, который у вас с успехом заменяет судового врача.
       По трапу он сошел такой же элегантный, легкой походкой, и "Волга", присланная начальником Латвийского пароходства, увезла его в аэропорт. Больше мы так и не встретимся, его помощью я не воспользуюсь, но через несколько лет последую его совету.
      
       КАЛИФ НА ЧАС
      
       Плавание с А.Юдовичем не прошло для меня бесследно, вероятно, благодаря ему в августе 1964 я был назначен на должность старшего помощника. В ту осень оказалось затяжным бабье лето, шторма и туманы пришли под рождество, с большими наводнениями в немецких портах, долгими стоянками на якоре в ожидании прохода каналом. Как ни старались мы, штурмана, уберечь Яхимовича от перегрузок, он часто нервничал, и это сказалось на его здоровье. После посещения судна представителями парткома на предмет проверки политико-воспитательной работы на судне был отстранен от должности первого помощника капитана по "причине достижения пенсионного возраста" любимец экипажа Симонов Николай Федорович, человек добрый, порядочный, прошедший войну. Конечно, он имел по тем временам недостаточное образование: восемь классов школы и курсы политработников в годы войны, но для него это было и не нужно в возрасте шестидесяти лет. В своей работе он всегда привлекал к лекциям командиров, которые легко справлялись с разъяснениями по вопросам хрущевской оттепели, перевода сельского хозяйства на выращивание кукурузы, или как построить коммунизм к 1980 году.
       Нам был представлен новый замполит, молодой и дрожащий от нетерпения отличиться в другой ипостаси, неполучившийся старший помощник. Яхимович встал на дыбы, сел на самолет и полетел в Таллин. Вернулся почерневший и ни с чем, после чего молодой комиссар распустил хвост. На переходе Клайпеда - Гамбург он устроил два собрания, на которых не постеснялся заявить о нашем низком морально-политическом уровне.
       Второе собрание проходило после выхода из Хольтенау, до Гамбурга оставалось три-четыре часа хода. На моей вахте капитан из каюты не выходил, и я попросил электромеханика Велерия Шаврака проведать капитана. Тот влетел на мостик через полминуты со словами: - "Капитан умирает". Спустился в каюту, Эдуард Болеславович лежал без сознания, глаза не реагировали на свет.
       Сообщили по радио на лоцманскую станцию, быстроходный санитарный катер подошел через восемь минут, а еще через пять с капитаном унесся в сторону Гамбурга. Мы не успели ошвартоваться, как нам сообщили, что у капитана обширный инфаркт и лечение займет не менее двух месяцев.
       Поднявшиеся на борт эмиграционный и таможенный офицеры обратились ко мне со словами: - "Guten мorgen, kapitan", первыми произведя меня в это почетное звание. Учитывая сложившееся положение, отказываться от него не стал, но выпить рюмку за нового капитана отказался.
       В два часа дня в конторе агента состоялся телефонный разговор с начальником пароходства. Тот, спросив, справлюсь ли я с новыми обязанностями до возвращения в Ригу, известил, что они будут ходатайствовать об этом перед капитанами портов Гамбурга и Бремена. Капитан порта прибыл к вечеру с хорошо знакомым старшим лоцманом. Выпили рюмочку за здоровье Яхимовича, я ответил на пару вопросов. Со словами "Keine Problem" они покинули судно, пожелав мне хорошего рейса.
       Шесть суток капитанства особого впечатления на меня не произвели, в каюте капитана только принимал власти, остальное время проводил на мостике и в своей старпомовской. Экипаж прекрасно понимал, что с малым стажем плавания мое пребывание временное, но все же попросили воспользоваться положением и серьезно поговорить с комиссаром. Ради полезного дела согласился.
       Первый помощник вошел в каюту капитана уверенно, с легкой ухмылкой, что не осталось незамеченным мной и секретарем парторганизации шестидесятилетним стармехом Панайотти Леонидом Георгиевичем, начавшим свою работу на море еще в Добровольческом флоте царской России.
       Исходя из того, что лучшая защита - нападение, новый комиссар решил перехватить инициативу: - Если вы считаете, чем-то я виновен в болезни капитана, то ошибаетесь, - резво начал он. - Я такой же судоводитель, как вы, - обратился он ко мне, - и прекрасно понимаю, что это с ним не в первый раз.
       Стармех даже подпрыгнул от возмущения: - Ну, ты комиссар и штучка! Кто тебе успел накляузничать, этот...? - Он назвал фамилию одного моториста, известного нам информатора. - Ты с чего работу свою начинаешь, рогалик недоделанный? На чем хочешь авторитет заработать, на несчастье человека?
       - Подожди, Леонид Георгиевич, пусть человек выскажется, - заступился я за комиссара, но тот понял это по-своему:
       - Вы и.о. капитана, и я не обязан обсуждать с вами вопросы относительно моей работы и назначения, а старший механик вообще для меня не указ.
       - Это я-то, коммунист с 1923 года, для тебя не указ, щенок? Я, который во время войны четыре раза тонул и едва выжил от ранений. Меня секретарем парторганизации уже лет пятнадцать выбирают, а ты на меня поддувало раскрываешь!
       Пришлось успокоить старика и попросить выйти.
       Я смотрел на сидевшего напротив молодого парня лет на пять старше меня. Не знал его биографии, но он казался знакомым, таких, самоуверенных до наглости, после войны много понаехало из эвакуации. Они были сытые, гладкие, лучше нас одеты, более грамотные и, как правило, всегда ходили в отличниках. Но на деле оказывались пустыми, трусливыми, во многом не приспособленными к коллективному общению, и даже девчата предпочитали им нас, парней с улицы.
       - Вам не кажется, что вы сейчас совершили ошибку, которую, я думаю, вам уже не поправить, - сказал я и заметил, как он вздрогнул. - Зачем же вы с места в карьер, не поняв, что экипаж лишился сразу двух своих лидеров? - продолжил я. - Неужели вы действительно думаете, что вот так, без особых усилий, замените вашего предшественника, которого иначе, как папа, на судне и не называли?
       Он продолжал смотреть на меня прежними глазами, делая вид, что не понимает, и стало ясно, что говорить с ним бесполезно.
       - Послушайте, - назвал его по имени, - где вы были во время войны?
       - А зачем вам это? - Он помедлил и затем, словно делая одолжение, произнес: - В Ташкенте. Мой отец был директором эвакуированного Минского театра, а мать всю войну проработала в партийных органах.
       - А как же вы оказались на флоте?
       - Окончил Высшее Ленинградское мореходное училище, - с гордостью произнес он.
       - Простите, мне кажется, вы ошиблись с выбором профессии, вам бы объяснить... Короче, это не театр, здесь не играют героических ролей, и вам на этом судне ее сыграть не удастся, зритель не тот, и вы в этом вскоре убедитесь.
       Он уйдет с "Эльвы", но не сам. Однажды в его каюте при досмотре обнаружат контрабанду. В первый раз простят. Затем будут спрятанные под матрац доллары, а довершит всё стартовый пистолет в сейфе стола, ключи от которого были только у него. Тогда по его просьбе перешерстят всю команду, но виновника не найдут. Он попробует начать снова в той же должности на судах Африканской линии, но после первого рейса уйдет из пароходства и уедет в Минск к родителям. Но все это произойдет через год, без меня, когда судном будет командовать Юрий Иванович Стрежнев.
      
       Мое временное командование судном закончится благополучно с приходом в Ригу. Вновь прибывший капитан, тоже обойдемся без фамилии, хотя его уже давно нет в живых, появился неряшливо одетым, в несвежей фланелевой рубашке, в затертым выцветшем пальто, в стоптанной обуви и при этом явно с бодуна. Небритый, нестриженый, он ввалился в каюту вместе с пьяно хихикающим эстонцем, оказавшимся нашим новым стармехом.
       - Эта компания здесь долго не задержится, - произнес второй штурман Толя Париков и оказался прав. Они пробыли на судне всего два месяца и позорно "погорели" в одном из фешенебельных кафе Гамбурга. А дело было так.
       Появление в столь необычном для советских моряков месте в непотребном виде отцов- командиров не случайно. "Откушать" они были мастера, причем предметом вожделения служил самый дешевый немецкий бренди, который моряки прозвали "Смерть пожарникам", да простят меня они, поскольку, кроме людей этих профессии, употреблять без риска летального исхода его никто не мог. Этого "растворителя", как его иногда еще называли, по бросовой цене на представительские деньги бралось много, а потому исполнять свои обязанности обоим было некогда. Мне это быстро надоело, и в Риге я однажды "случайно забыл" получить в Торгмортрансе спиртное, в надежде, что хотя бы два-три дня они поживут трезвой жизнью.
       - Зря ты это сделал, - резюмировал второй механик Василий Греков, полновластный хозяин в машинном отделении. - Чего доброго, мой начальник вспомнит свои обязанности, о которых он имеет уже довольно смутное представление.
       Но он ошибся, трезвый образ жизни только усилил их нервозность и непреодолимое желание. В Гамбурге в то время нашим агентом был интеллигентный уроженец Риги еврей Борис Зиринг, который больше всего в жизни боялся пьяных мужчин и эсэсовцев, разумеется, для этого у него были веские причины. Нового капитана он презирал и моему предложению ни в коем случае не заказывать шипчандлера, на чем настаивал капитан, даже обрадовался. Строя такие козни, я искренне надеялся на то, что поступаю жестоко, но обоснованно, и не мог предполагать, к каким последствия приведут мои благородные порывы. Дело было к вечеру, валюту получили. Капитан со своим другом, и куда смотрел комиссар?, отправились в местную кантину (рабочую столовую) выпить пивка, о чем поведали только вахтенному матросу. Тот в 24.00 сменился, не предупредив об их прогулке вахтенного помощника.
       Я сладко спал, когда распахнулась дверь, и в каюту буквально влетел ужасно взволнованный Зиринг.
       - Старпом, это ужасно, их арестовали. Это ужасно, - повторял он, - ужасно!
       - Кого?
       - Как кого? Капитана и вашего стармеха.
       Честно говоря, хотелось спросить, нельзя ли оставить все дело до утра, но, подумав, я встал.
       - Успокойтесь и расскажите подробнее.
       - Что рассказывать... Они решили пойти в кафе "Кисс", в такое кафе, где бутылка шампанского стоит четыреста марок! Боже мой, откуда у советского капитана такие деньги? А вы знаете, кто хозяин этого кафе? Это же известный гитлеровский подводник-эсэсовец! Что делать, что делать!
       - Так за что их, как вы говорите, арестовали?
       - Они задолжали почти триста марок и у них нечем расплатиться.
       Я прикинул, по декларации у капитана было около двухсот марок, почти столько же у стармеха. Хорошо погуляли, на такие деньги хватило бы выпить пива со шнапсом и колбаской "братвурст" всему экипажу.
       - А кто вам об этом сообщил?
       - Полицейский из кафе.
       - Хорошо, я одеваюсь, деньги у вас есть?
       В машине я задал вопрос, который меня волновал больше всего: - В консульство или в посольство звонили?
       - Вы что, капитан? Ведь сегодня суббота, там же только дежурный!
       Зиринг остановил машину, чуть ли не за квартал от кафе.
       - Дальше, чиф, я не поеду, вот деньги, вы идите, я буду ждать вас здесь.
       Зазывала схватил меня за рукав, как только я поравнялся с дверью. Видя, что нет возражений, он широко распахнул ее, и передал меня в руки пышногрудой блондинке, которая потащила в зал.
       - Обождите, я хочу говорить с хозяином.
       - Вы из полиции? - спросила она, внимательно разглядывая мой новый костюм, затем кокетливо повела бедрами и указала на дверь за бархатной шторой.
       В большой комнате, сильно накуренной, в высоком кресле, похожем на трон, восседал крупный, лет шестидесяти мужчина в накрахмаленной рубашке с закатанными по локоть рукавами. Напротив него в пол-оборота ко мне с рюмкой в руках развалился молодой полицейский, смотревший на меня с прищуром.
       - Чего надо? - спросил обладатель кресла, при этом поиграл мощными бицепсами, и рыжие волосы на груди зашевелились.
       - Пришел за своим капитаном, - ответил я на его родном языке.
       Он вскинул брови: - Молодой комиссар? - И с интересом, стал меня разглядывать
       - Нет, их бин ерсте официр, - делая акцент на слово офицер, произнес я, стараясь быть как можно непринужденней. - Может, предложите сесть?
       - О, да! - Он даже встал, указывая мне на свободное кресло рядом с полицейским. Я сел.
       Теперь встал полицейский, моих лет, с лейтенантскими погонами.
       - Сигареты, бренди?
       - Такие бравые русские пьют шнапс и курят "махорка", - пояснил хозяин.
       - Не курю, - соврал я, - шнапс русские не пьют, а от рюмки французского коньяка не откажусь.
       - А что ж тогда эти двое лакали такое, что не пьют даже новобранцы из пехоты? - хозяин посмотрел через меня в угол, я обернулся и увидал своих командиров. Вид у них был ужасный. Жалкие, неряшливые они выглядели хуже немецких бездомных, и стало понятно, что даже если бы у них имелись деньги, то просто так их отсюда не выпустили бы.
       Вдруг меня взяло зло: - Они же не русские "герр морской волк", так немцы звали командиров подводников. Один эстонец, другой ...
       - Я знаю, - опередил меня "морской волк" - Пошли они к черту, пусть сидят, а мы выпьем.
       - Нет, пусть лучше идут в машину и ждут меня, вот деньги, - я положил на стол марки.
       - Хорошо, проводи их Гюнтер, - сказал он лейтенанту. Капитан и стармех, не дожидаясь приглашения, поднялись.
       - Машина агента слева метрах в ста, - едва успел им сказать.
       - Ты знаешь, чиф, - презрительно глядя им вслед, проговорил хозяин, - тот, который эстонец, пригласил к столу самых дорогих девиц и заказал для них бутылку шампанского. Стервы захотели французское и вылакали его. Пусть благодарят кельнера, он всучил им подешевле, иначе пришлось бы тебе платить больше.
       За коньяком минут пятнадцать они расспрашивали, откуда я родом и знаю немецкий. Для вежливости я отвечал, потом поднялся и стал прощаться.
       - Счет нужен? - спросил хозяин и протянул мне чек. - И все же ты комиссар, - заключил он. - Спорим на бутылку "Наполеона"?
       Я показал паспорт моряка и вышел с бутылкой в руках...
       Утром ко мне в каюту пришли провинившиеся, бледные и растерянные. Их тревожило только одно, сообщил или не сообщил агент о происшествии в консульство.
       - Какая разница, - сказал я, - в конторе все равно узнают. Мне их было совсем не жалко.
       - Вот получите чек и разбирайтесь сами.
       Из консульства приехали к вечеру. Не знаю, кто им сообщил, скорее всего агент, думаю, что хозяину кафе и полицейскому это было ни к чему. В каюте капитана пробыли они часа четыре, поужинали и уехали, больше ни с кем не поговорив.
       - Боже мой, что теперь с ними будет? - сокрушался Зиринг перед отходом. - Разве можно так пить еврею, да еще за границей?
       До Риги оба почти не выходили из кают, куда им приносила поесть буфетчица. На причале с приходом нас ждали новый капитан и стармех, а вместе с ними знакомый куратор. Тезка посмеялся от души, на вопрос, что с ними будет дальше, ответил, что это не по их части, изменой Родине здесь не пахнет. Звонил в посольство комиссар, вот пусть партийные органы с ними и разбираются.
       Новый капитан Михаил Межиров был человеком покладистым, спокойным и с первых дней сказал, что человек он на судне временный и порядков наших менять не собирается. С его появлением у меня появился хороший партнер по бильярду и боулингу.
       Через четыре месяца, после очередной игры в американку, мы шли из интерклуба на судно. До отхода оставалось часа два, дело было в субботу, тихие улочки Клайпеды пустовали. Не дойдя до проходной метров двадцать, капитан тихо охнул, обхватил фонарный столб руками и стал сползать вниз. Скорая увезла его в больницу, и через час сообщили, что у капитана инфаркт и в рейс он не выйдет.
       Так во второй раз я остался калифом на час, чтобы не задерживать выход судна в рейс, который прошел без приключений. По возвращении в Ригу, я, прозванный кем-то в пароходстве "смерть капитанам", любитель дешевого шнапса к тому времени дома тоже скончался от инфаркта, был списан в распоряжение отдела кадров.
       Межиров, выздоровев, перейдет на работу в портофлот, где много лет благополучно проработает капитаном и уйдет на заслуженную пенсию. На "Эльву", где прошел путь от третьего штурмана до исполняющего обязанности капитана, правда, такой должности в Кодексе торгового мореплавания нет, больше я уже не попаду, но возвращения на линию СССР - ФРГ мне избежать не удастся.
       С судна сошел с чувством облегчения, впервые почувствовав, что для меня эти передряги тоже не прошли бесследно, и отдых был к месту, да и с детьми давно не виделся. Через два дня меня без предупреждения вызвали на беседу к начальнику пароходства. В кабинете помимо начальника пароходства М. Кебина находились секретарь парткома и один из заместителей министра. Заметив мое волнение, начальник успокоил, сказав, что неожиданно вызвали лишь потому, что замминистра вынужден улететь сегодня обратно, пожелав перед этим послушать меня о работе на линии.
       Где-то около часа я отвечал на вопросы, которых было неожиданно много, и когда, казалось, все было сказано, Модест Густавович спросил: - Как вы думаете, в чем причина того, что три капитана, один за другим, заработали инфаркт на вашем судне?
       К тому времени я уже слышал намеки на то, что в этом тоже повинен, и мне стало не по себе.
       - Я собирался изложить это в своем рапорте, - попытался уклониться от ответа, но начальник настаивал на своем.
       Я действительно собирался написать рапорт, где был намерен сообщить режим работы моряков немецких судов, и стал рассказывать, стараясь быть кратким.
       - Первая причина - это очень напряженный график работы. На немецких судах экипажи меньше: три судоводителя, два механика, радист и шесть человек рядового состава. Капитан несет вахту, но с прибытием в Гамбург экипаж заменяется подменным, который выгружает судно, переходит в Бремен и грузит судно, а основной экипаж, отдохнув двое - трое суток, возвращается к отходу. Кроме того, два раза в год экипаж полностью уходит в отпуск на две недели зимой и летом.
       Вторая причина - большой объем работы с грузовыми документами и с претензиями по грузу, от которых немецкие капитаны и судоводители освобождены, этим занимается супервайзер, один на оба судна, и специализированная фирма. Отчетность сокращена до минимума. К нашему капитану в каюту, грубо говоря, стучатся в советском порту все, кому не лень, и решения никчемных вопросов требуют обязательно от него, а у немцев, побеспокоив капитана по пустякам, можно нарваться на солидный штраф.
       - А может быть, все же оттого, что наши капитаны много пьют? - спросил замминистра.
       - Не больше немцев, - ответил я. - При стоянке в Риге и Клайпеде немцы не вылезают из ресторанов и интерклуба, не ходят на диспетчерские совещания, где капитана все равно никто не слушает. У них лучшая связь, современные навигационные приборы, радары. Им не приходится часами заполнять судовой журнал, записывая бесчисленное число поворотов, буев, ведь это все записывается приборами и отмечается на карте. У них один судовой журнал в сто пятьдесят листов заполняется за два года, у нас за два месяца.
       - Вы все же не ответили на вопрос заместителя министра, - перебил меня секретарь парткома. - Много пьют наши капитаны?
       При этих словах начальник Службы мореплавания взглянул на меня с беспокойством.
       - Это не зависит от должности, - вывернулся я. - Капитаны пьют не больше, чем стармехи или первые помощники. По моему мнению, моряки пьют не больше береговых людей, но когда они выпивают, отдыхая на берегу, - это бросается в глаза.
       Кебин одобрительно кивнул головой, и меня отпустили.
       Когда я вышел из кабинета, секретарь начальника Лора Виноградова, которая знала все о капитанах, и не только о них, предупредила: - Шеф просил тебя задержаться, только ты тут глаза не мозоль, сходи в кафе, придешь через полчасика. Имей в виду, на тебя донос пришел, - она указала пальцем вниз туда, где находился партком. Я ее понял.
       Когда я вошел в кабинет начальника, Кебин был один. Нагнувшись, он открыл дверцу тумбочки стола, достал бутылку коньяка и два коньячных фужера. Выйдя из-за своего стола, сел на стул рядом со мной:
       - Устали? - спросил он неожиданно. Это настроило на доверительный лад.
       - Устали, устали! - Он поставил передо мной фужер. - Мне о вас Юдович говорил. Не скрою, хвалил, вот только партийные работники о вас мнение никак не составят. Симонов очень хвалил, а вот его молодой коллега жалуется. Утверждает, что вы, - он заглянул в папку, - узурпируете экипаж, с пренебрежительностью относитесь к политработникам. Догадываетесь, кто? - он указал на папку
       - Конечно. Артист! - вырвалось у меня.
       - Поясните.
       Я пояснил, что новый первый помощник - неудавшийся штурман из театральной семьи, и рассказал суть конфликта. Начальник выслушал меня внимательно.
       - Я не буду говорить вам, в чем вы правы, а в чем нет, подумайте сами. Политработники неотъемлемая часть нашего флота, и советую вам в этом не сомневаться. С ними придется считаться, даже тогда, когда станете капитаном. Будет намного лучше, если вы научитесь заставлять их заниматься своим делом, как и всех на судне.
       Он налил себе еще коньяка, я отказался.
       - А вы молодец, не побоялись ответить откровенно заместителю министра. Хорошо ответили, у них там, в Москве, к сожалению, мнение: что ни капитан, то пьяница, а как не выпить при такой жизни? - Он помолчал немного, встал, убрал на место коньяк и рюмки, сел за свой стол.
       - Скажите, почему вы решили не сообщать о проступке капитана и старшего механика немедленно?
       - Считал, что это не по уставу, я всего старпом, капитан на борту. К тому же был уверен, что это непременно сделают другие.
       - Вы имеете в виду первого помощника?
       - Нет. Я считал, что он жидковат для этого, а в том, что при первой возможности доложит в партком, был уверен - это его долг.
       После моих слов начальник встал, и мне показалось, что он остался доволен. И тут я решился:
       - У меня, товарищ начальник пароходства, есть просьба. Плавая на линии, я не зарабатываю плавательский ценз на диплом капитана дальнего плавания, так как не выхожу из района малого плавания. Боюсь, в дальнейшем будут проблемы с дипломом. Прошу, если можно, направить меня на суда океанского плавания.
       - И об этом мне говорил Юдович, но мы считаем, что пока вы нужны нам больше на "Эльве". Кстати, как вы оцениваете Стрежнева?
       - Я был с ним на "Сулеве" и считаю его очень хорошим специалистом во всех отношениях.
       - Вот и поработаете с ним, тем более что и он о вас хорошего мнения. Спасибо вам и хорошего отдыха. Передайте привет тестю, мы с ним вместе сразу после освобождения Таллина работали. Он энергетикой занимался, я - автомобильным транспортом. Давненько не встречались, знаю только, что он в Госплане.
      
       ПОСЛЕДНИЕ РЕЙСЫ СТАРПОМОМ
      
       Но к Стрежневу я не попал. Через месяц снова стоял в отделе кадров, куда был вызван срочно.
       - Получай направление и беги к Модесту Густавовичу, он тебя ждет, потом к Аносову, к тому времени тот стал начальником Службы мореплавания, и не опоздай на судно в Лиепаю. Перед отъездом заскочишь, возьмешь судовую роль. - Подождав, когда из кабинета выйдет другой инспектор, Дорофеева нервно погасила папиросу в пепельнице и посмотрела на меня внимательно: - Я тебя прошу: помоги капитану, он мужик-то очень хороший. Если нужно будет гнать кого из собутыльников, позвони. Жена у него умница, ребята неплохие, может еще и завяжет. Ты меня понял? - Она опять закурила и махнула рукой: - Иди!
       Начальник пароходства сказал почти то же самое, только добавил, что мое плавание в Африку немного откладывается, зато Аносов в свойственном ему запале почему-то долго убеждал меня в том, что пьянство на судне преступление и от него один шаг до предательства.
      
       Сказать, что мне было трудно на "Фергане", было бы неверно, скорее обидно, что капитан, такой талантливый, умный и грамотный судоводитель, оказался совершенно безвольным, и никакие меры, принимаемые мной, так и не смогли его остановить. Чего я только не предпринимал, но стоило мне уйти с судна, как его собутыльники, такие же, как он, в общем-то, неплохие люди и специалисты, спешили налить ему рюмочку, после которой начинался длительный многодневный загул. Я закрывал спиртное под замок, делал обыски на судне, чтобы никто не мог передать ему бутылку, всё было бесполезно. После отхода отыскивал спиртное в его белье, в обуви, под бумагами в мусорной корзине, на трубах соседнего с каютой туалета, изымал все, но через час вновь находил капитана пьяным.
       На третий месяц у меня опустились руки, я понял, что не смогу с ним справиться и сказал капитану об этом. Он плакал, клялся, обещал, и к приходу в иностранный порт вновь появлялся в каюте пьяным, надевал на меня свой капитанский пиджак, уговаривая встретить за него проклятых иностранцев, из-за которых он спился. Несколько раз мне звонила Дорофеева, и каждый раз я убеждал её, что еще не все потеряно, пока она не поняла, что лгу.
       В конце концов приехал новый капитан, а через рейс отозвали и меня, назначив старпомом на теплоход "Сигулда", который нам передали из Латвийского морского пароходства.
       "Я вашу просьбу исполнил, а вот вы на "Фергане" мою выполнить не смогли", - выслушав такие слова начальника пароходства, пришедшего ознакомиться с состоянием судна и проводить нас, я отправился в свой первый африканский рейс.
      
       Был он очень интересным и нелегким. Много портов захода, тяжелый экипаж, половина, которого состояла из временно оставшихся в нашем пароходстве моряков из Риги - и прямо скажем, не лучшая часть латвийского плавсостава - сильно осложнили работу. К тому же судно оказалось запущенным, возникло достаточно проблем с грузовым устройством, палубными механизмами, а среди рядового состава надлежащего отношения к работе добиться было трудно.
       Капитан, Владимир Мостовых, с опытом работы в водах Дальнего Востока и Арктики, выдержанный и корректный, не отказывал в помощи и нередко во избежание взрыва придерживал административное рвение в руководстве палубной командой. Он оценил мою работу положительно, но лично я ожидаемого удовлетворения не получил, считая, что не смог привести судно в надлежащий вид. Несмотря на это, твердо решил, что океанское плавание - это мое, в чем и признался Дорофеевой, а для себя наметил непременное возвращение на африканскую линию.
       Из рейса я привез записки, они, к сожалению, пропали, но чувства романтического восхищения Океаном, тропиками, сам не знаю почему, не покидают меня всю жизнь.
       В том рейсе мне исполнилось двадцать шесть лет. Произнося тост, капитан отметил, что мне в эти годы многое удалось и недалек час, когда главная цель для судоводителя осуществится. Я поднял бокал за тех, кто в минувшие годы был рядом, и за тех, кто остался на берегу, без которых жизнь моя вряд ли была полной и столь удачной.
       Дома ждала куча писем от родителей, стало стыдно за то, что два года не навестил их, и, сдав дела, заказал билеты на самолет, но мои планы не сбылись. Я все же улетел, но в Архангельск, а оттуда дальше - в Нарьян-Мар, на судно, которое старший механик называл "тридцать три несчастья". Это была "Тисса", такая же, как "Сулев".
       Отработал на нем рейс с капитаном-неудачником, которого уволили за многочисленные "подвиги", как правило, совершаемые на берегу в подпитии. Но до этого разворотили два причала, попали под забастовку, одни раз чуть не сгорели.
       Затем на судно пришел капитан, которой фактически был уже на пенсии: тихий, скромный человек, неплохой моряк, и все надеялись, что наши многочисленные беды закончатся. Проделав два рейса с Севера, мы почти уверовали в это, но немного поторопились. Капитану предстоял еще один, как его заверили в пароходстве, последний рейс и тут - началось.
       Выходили мы из Риги на небольшой английский порт Инвернес, что недалеко от знаменитого озера Лох-Несс с его чудовищем. Но беды сопровождали нас по-прежнему. Для начала мы перегрузились, партия леса оказалась большой, а разбивать ее было нельзя. Капитан, произнеся свое любимое - "пехота", махнул рукой, и после погрузки мы сели в воду, как выразился стармех, по самую ширинку. При следовании Даугавой на выход вышло из строя рулевое устройство, и мы прилегли на береговой песочек передохнуть. Не доходя до Борнхольма проснулись ночью от того, что судно вдруг легло на борт с креном более десяти градусов. Оказалось, что при контрольной откатке воды из льял вахтенный механик перепутал клапана и откатал воду из балластного танка. Капитан произнес свое любимое слово три раза и попросил меня приготовить на всякий случай персонально для него рабочую шлюпку, положив в нее двухдневный запас продуктов. В проливе Зунд нас чуть не раздавил здоровый финский теплоход, когда у него под носом мы застряли в молодом льду. Я уже не говорю о мелких пакостях - то выйдет из строя радар, то гирокомпас, ошпарилась повариха, стальной дверью на качке отрубило палец боцману.
       В экипаже стали поговаривать, что виной всему капитан. Я, как мог, заступался, тогда стали косо поглядывать и на меня. Даже стармех, который недолюбливал прежнего капитана, как-то сказал: - Лучше плавать с алкоголиком, чем тонуть с неудачником.
       Посоветовал ему придержать язык, но в глубине души завелся маленький червь сомнений. Я стал внимательней, но причин для сомнений не обнаружил. Однако неудачи продолжали нас преследовать, в густом снегопаде из строя вышел гирокомпас, развернув гиросферу почти на пятьдесят градусов. Второй штурман этого не заметил, и если бы не молодой лед, в который мы вошли перед мелководьем, следуя малым ходом и попросту застряв в нем, то сидеть бы нам на мели.
       После этого сам капитан поверил в тридцать три несчастья, и мы стали на якорь у мыса Скаген в ожидании улучшения погоды, тем более, что прогноз был неблагоприятный. Простояли трое суток, крепкий морозец сковал лед у берега. Выбрали якорь с намерением сменить место стоянки мористей. Лед, образовавшийся вокруг судна, оказался крепким и из своих объятий судно не выпускал. После двух часов работы винтами лед отступил, но стал усиливаться ветер, и вскоре сильно заштормило. От мысли следовать по назначению капитан отказался.
       Мимо, словно по воздуху, проносились в парившей от мороза воде большие, не чета нам суда. Капитан вздыхал, его уже неоднократно запрашивали из пароходства, почему стоит, но каждый раз, посмотрев прогноз, он произносил одну и то же: - "Тпруу, ждать - не догонять, не ошибешься". Говорил он вообще мало, но знал массу прибауток, которые пускал вход и при хорошем, и при плохом настроении.
       Снялись после третьего напоминания из пароходства, когда наступило некоторое затишье, но ветер оставался еще сильным, и мы, преодолевая его сопротивление, погребли против волны со скоростью не более пяти узлов. Чем дальше отходили от Скагена, тем больше хмурился капитан: прогноз не оправдывался, ветер не стихал, а вскоре наоборот резко усилился. Радист пришел с прогнозом около полуночи, капитан прочитал его, и я увидел, как он перекрестился.
       - Пойдет на норд- вест, чиф, - произнес он тихо. - Придется возвращаться, если сможем благополучно повернуть. Не поднимая шума, проверьте закрытия, поднимите людей. Пусть тепло оденутся, возьмут спасательные нагрудники и будут в верхнем коридоре.
       - Может, будем штормовать против ветра? - спросил я и тут же понял, что спорол глупость, лаг уже стоял почти на ноле, а судно едва слушалось руля.
       Большинство экипажа собралось в столовой команды. Прошел по каютам, предупредил оставшихся. Паники не было, только тихо плакала повариха, делавшая на судне первый рейс. Заметил, что почему-то многие не смотрят друг другу в глаза. Когда все перешли в верхний коридор, поставил у стальных дверей выходов на палубу боцмана и самого сильного на судне моториста. Стармех, пересчитав своих, вернулся в машинное отделение ко второму механику.
       Я вернулся на мостик и только здесь ощутил бешеную силу ветра. В мое отсутствие волны уже по-хозяйски распорядились на палубе, срубив стойки палубного груза, и каждая новая волна теперь стремилась выхватить из него как можно больше досок. Обтянуть караван в этих условиях было невозможно, и оставалось только ждать, когда он уйдет за борт весь или частично.
       - Осмотримся и начнем поворот. Часть каравана ушла, глядишь, это и поможет, - сказал капитан.
       Почему это может помочь, я не понял, вместо аккуратно уложенных досок на палубе был залом, похожий на заломы по берегам рек, по которым сплавляется лес. На первом трюме было почти чисто, доски остались только в проходах по бортам.
       - Не будем терять время, чиф, начнем поворот, пока все видно, позвоните в машину, как там у них?
       - Как в подбитом танке, все в дыму, ни хрена не видно, - доложил стармех.
       - Чего так? - спросил я.
       - Вентиляция хреновая, да вы там еще вентиляторы заливаете. У вас то как?
       - Сам узнаешь, когда будем поворот делать, теперь все зависит от тебя.
       - Все сделаю, - понял меня стармех, - вы только знать дайте, когда все из табуна моего выжать.
       Капитан, не отрываясь от иллюминатора, махнул рукой: - Вниз, чиф, вниз. Ты мне там нужен. Нагрудник сам-то одень. Я два звонка дам, когда тебе подняться.
       Не раз в последующие годы мне придется попадать в подобные шторма, разное при этом буду испытывать, но не дай бог еще раз остаться внутри закрытого пространства, не видя своими глазами, что происходит наверху. И, наверное, после того случая, я стал испытывать легкое чувство клаустрофобии, которого ранее не знал. Двадцать минут тянулись бесконечно, и только необходимость не выдать на людях желания подняться в рубку без команды помогла мне справиться с собой.
       Два или три раза судно ложилось на борт так, что казалось, уже больше не встанет, мы падали и поднимались, но никто не закричал, только кусали губы и крепко держались друг за друга. Вскоре теплоход стал меньше крениться и качался уже совсем иначе, волна ударяла в корму надстройки, шлепала, как мать по попе непослушного ребенка, подгоняя вперед. Стало понятно, что мы благополучно повернули. Звонки раздались, когда я уже поднимался на мостик.
       - Ну, чиф, Он нас простил, попьем еще водочки! - Капитан повеселел, только в голосе его появилась хрипота сильно уставшего человека. - Зови второго, а я пойду, подштанники сменю, это вам молодым хорошо, а у меня, пенсионера, краник уже текёть. Скорость не увеличивай, да рулевого замени, дай ему стакан конька из моего запаса, а то он до конца так и не очухается. Не дай бог умом тронется, ведь молодой еще.
       Мы шли обратным курсом к Скагену с волнением и ветром слева в корму, с каждой волной теряя остатки палубного груза. Волны уже не хозяйничали, как прежде, а словно негры в Африке, выскакивали на палубу из темноты, выхватывали доски и убегали в море. Самые высокие из них добиралась до шлюпочной палубы, с шипением разбивалась на крыле мостика. Было слышно, как постукивают о кильблоки шлюпки на ослабевших найтовах. Словно поняв меня, появился боцман.
       - Чиф, может, мы с плотником аккуратненько подтянем найтовы? Я спросил "старика", он требует подождать.
       - Правильно требует. Незачем рисковать, когда дело идет к улучшению. В проливах ветер если и не ослабеет, волна будет меньше, а там, глядишь, к шхерам и в лед уткнемся. Мороз уже неделю стоит, у шведских берегов лед должен быть.
       - Ладно, - басит боцман, - а что с поварихой будем делать, она, как мягкий кранец, а все жрать хотят.
       Это хорошо, подумал я, раз есть хотят, значит отходят.
       - Возьми хлеба, большую банку икры из капитанских запасов, кипяток в бойлере есть. Гуляйте за благополучное окончание, да про нас на мостике не забудь.
       Когда мы вошли в лед, работал только один двигатель, второй пришлось остановить, у него грелся дейдвуд - резко возросла нагрузка.
       - Ну, что я говорил, чиф! - торжествовал окончательно повеселевший капитан. - А ты предлагал штормовать! У нас же не двигатели, а швейные машинки. Это спасибо еще нашему деду, у другого они бы раньше прокисли. Заруби себе это на своем курносом носу - через шторм можно ходить только с надежными двигателями, такими как МАН или Зульцер.
       Через два дня, после переговоров с пароходством и шведами, военные водолазы смотали с винта и вала обрывки стального троса - оборванные серьги крепления палубного груза, и мы продолжили плавание по назначению. В небольшом и уютном Инвернесе простояли больше месяца. Гостеприимные горожане, узнав из местной газеты о наших приключениях, обо всем поведал любопытный лоцман, отнеслись к нам с большим вниманием и заботой, устроили экскурсию на знаменитое озеро. Мы более часа в бинокли рассматривали его поверхность, но Лохнесское чудовище так и не обнаружили, зато увидели сельский ландшафт северной Англии. Хозяин местного бассейна, расположенного рядом, разрешил за символическую плату посещать его заведение ежедневно с десяти до одиннадцати вечера, все волнения и переживания от пережитого улеглись, и даже повариха перестала говорить о списании с судна.
       Вот только капитан мрачнел по мере приближения окончания выгрузки, а когда мы снялись на Антверпен под погрузку, вздохнул: - Как говорили в местах отдаленных, чиф, не долго фраер танцевал. Пора собираться.
       О том, что капитан делает последний рейс, все знали, потому с первых дней стали считать его временным. Временных на судах не любят, считая, что это люди ненадежные, и часто их экипаж интересует меньше, чем собственная персона. Но после всего, что произошло, капитана зауважали, а при стоянке в порту, где он мало вмешивался в судовую жизнь, предоставив командирам самим строить работу с экипажем, прозвище "старик" сменили, называя его "отец" или "Сам". Я был не исключением, он стал нравиться мне своим постоянством, спокойствием и умением подсказывать без назидания, как в хорошей семье - старший младшему.
       Я тоже стал готовиться к списанию, капитан показал мне радиограмму, в которой сообщалось, что с приходом направляюсь на двухмесячные курсы повышения квалификации. - Наверное, двигать тебя будут, - заключил капитан, - раз на курсы посылают.
       На рейд Таллина мы пришли под проводкой ледокола "Пурга", легли на входные створы, а капитан по вызову на мостик не поднимался. Пуганая ворона и куста боится, я с нехорошим чувством, кинулся в каюту, постучал и, не получив ответа, рванул дверь. Капитан, одетый по форме, сидел в кресле за столом, опустив голову. Рядом стояли собранный чемодан и коробка с неуместившимися вещами. На столе - початая бутылка коньяка, раскрытая коробка конфет "Макинтош", в руке он держал стакан.
       - Петр Митрофаныч! Что с вами? - спросил я и замер в ожидании ответа.
       Капитан медленно поднял голову, я обомлел - он плакал. Крупные слезы текли по осунувшемуся лицу, стекали по подбородку и падали на стол. Плакал человек, который провел в море более пятидесяти лет, прошел лагеря, войну. Плакал мужественный человек, моряк. Плакал капитан!
       - Что случилось? Вам плохо?
       - Не волнуйся, чиф, - тихо сказал он, виновато улыбнувшись. - Вот все и закончилось - отплавался я. Ты иди на мостик, твое место там. После комиссии поможешь мне на свой последний причал сойти, одному трудно будет.
       Через день мы вместе сдавали дела. Капитан уезжал в Ленинград под присмотром невестки, она приехала в Таллин вместо сына, который находился в рейсе. Рядом с молодой, заботливой и красивой женщиной Петр Митрофанович, уставший от проводов, казался совсем старым. Уловив момент, отвел меня в сторону.
       - Спасибо за все, чиф.
       - Не стоит благодарности, не заслужил, - смутился я.
       - Это ты зря. Я на всю жизнь запомню свой последний шторм и тебя. Я ведь уже было подумал - все, а на тебя глядя, решил, что нельзя сдаваться, не имел права вас обмануть. Что-то в глазах у тебя было такое, а может, себя молодого вспомнил. Но ты молодцом держался. Только помни, это не последний твой шторм.
      
       На этот раз я задержался на земле на довольно долгое время. Так уж совпало, что, помимо курсов повышения квалификации и очередного отпуска предстояло сделать немало важного, отложенного на время. Прежде всего - поступление на заочное обучение в ЛВИМУ, о необходимости которого постоянно напоминали в пароходстве. Я и сам прекрасно понимал, что дальнейшего продвижения по службе без этого добиться будет трудно, и отправился в Питер, который, как показалось, впервые встретил меня, словно чужого человека.
       Я ходил по знакомым местам с чувством одиночества и опустошенности - в этом городе уже не было многих, кто был дорог мне когда-то, к кому я мог придти и поделиться наболевшим, отвести душу. Здесь была еще семья моей тети, но они переехали далеко в новый район, отчего количество забот у них увеличилось, а жизнь превратилась в бесконечные часы работы и поездок в транспорте. Они уже перестали быть заядлыми театралами, не хватало времени и сил для прогулок по Невскому, для чтения, не говоря уже о театрах. Дни отдыха уходили на уборку квартиры, стирку, и я понимал, что не хватает им не только времени, но и сил. Они жили уже в другом Ленинграде, городе новостроек и приезжих из провинции людей, которые по своему менталитету никогда не станут питерскими, такими, какими были мои бабушки.
       Рос новый Питер - работяга, как теперь называли его, а настоящий прежний медленно умирал. Умирал его язык, его обычаи, его здания, лицо которых меняли необдуманными некачественными ремонтами, умирали скверы и парки от густых выхлопных газов, задыхалась Нева от многочисленных нефтяных разливов, выбросов нечистот и неочищенных ливневых стоков. Умирал Питер вместе с последними людьми, рожденными в прошлом столетии, когда город был столицей империи и именовался не иначе, как Северная Пальмира.
       Сдавать вступительные экзамены, как обыкновенному школьнику, был немного унизительно, к тому же я взял с собой справку, выданную мне в 1955 году с правом поступления без экзаменов, но мне заявили, что она недействительна за давностью лет. Через месяц, когда экзамены были сданы и выполнены несколько работ за первый курс, я покидал любимый город с непроходящей грустью, ясно понимая, что он уже никогда не станет моим, а каждый приезд сюда станет лишь встречей с прошлым. Мой дом теперь там, где моя семья, моя работа, а вернее два дома - один в Таллине, другой в море на судне.
      

    0x01 graphic

    Редкие встречи, а семья растет

      
       Моим домом на берегу к тому времени была трехкомнатная квартира на улице Маяка в новом районе города Ласнамяэ. Обычная "хрущевка", так пренебрежительно их начнут называть позже, была получена не без приключений. До нее я проживал с двумя детьми в девятиметровой комнате на улице Сыле, в деревянном доме, одна стена которого, разрушенная еще время войны, была наскоро заделана досками. Из мебели в ней с трудом размещались детская кровать, стол, диван-кровать и небольшой шкаф. Много места занимала печь, которую приходилось топить почти полгода. В зимнее время, натопив комнату до тридцати пяти градусов, к утру просыпались иногда с инеем. Молодость, любовь и немного гордость не позволяли нам с женой воспользоваться гостеприимством тещи, и прожили мы здесь два года.
       Дважды мне выделяли квартиру в новых домах, но стоило уйти в море, как получал ее кто-то другой. С этой квартирой была почти та же история. Я уже знал, что выделили мне двухкомнатную, но перед самым отходом в рейс Дорофеева шепнула, что и эти "апартаменты" отдают другому.
       - Я бы на твоем месте отказалась от направления и, пользуясь случаем, иди к начальнику пароходства, иначе опять пролетишь, - сказала она отложив с сторону мое направление.
       - Неудобно как-то, - начал я.
       - Это жене твоей не удобно и детям. Стеснительный какой. Вам мужикам что - пришел, потискал и ушел, а ей с двумя детьми, думаешь легко печку топить?
       Кебин, выслушал, задергал ящики стола в поисках бумаг и, не найдя их, вызвал председателя профсоюза моряков.
       - Я что, за тебя работать должен? - накинулся он на него. - Разберись, почему его в третий раз отложили на квартиру.
       Председатель подошел, что-то шепнул начальнику на ухо.
       - Вот черт, забыл, - смущенно промолвил Кебин и обратился ко мне: - Может, потерпишь еще?
       - Нет, товарищ начальник, не могу. Я и дров не заготовил, если сейчас не дадут, значит, уже не получу.
       - И то верно, - он повернулся к председателю, - выдели из моего фонда и скорее, он должен вылететь на судно не позже, чем завтра.
       Через два часа я получил ключи от квартиры и еще через полчаса безуспешно пытался открыть дверь в квартиру номер сорок пять, с ужасом понимая, что в замке вставлен ключ изнутри. Опять занята, подумал я. Дверь отворилась, в коридоре стоял второй штурман Миша Шмыков.
       - Ты что, занял мою квартиру? - накинулся я на него, протягивая ордер. Лицо Миши покраснело, руки дрожали. Он посмотрел на ордер и вдруг изменился в лице и расхохотался.
       - Ну, ты даешь, Михалыч. Это же сорок пятая, а у тебя пятьдесят четвертая, этажом выше.
       Когда мы открыли дверь, то не только упокоились, но и обрадовались. Квартира неожиданно оказалась трехкомнатной, а то, что полы в комнате выглядели отвратительно, а в ванне, судя по всему, разбавляли краски, было уже не важно. Так я опять оказался в долгу перед моим инспектором, которая в очередной раз помогла решить важную проблему.
       Теперь мы жили в морских домах, в районе, где почти все знают друг друга, и отношения между женами нередко определяются кругом работающих на одном судне их мужей. В этом есть свои положительные стороны, но одновременно, как и в военных городках, способствует распространению слухов и сплетен, возникновению зависти к преуспевающим. Основными новостями становятся: кто, как и с кем, и кто что привез. В этих условиях поведение жен играет важную роль и становится нередко определяющим фактором не только семейных отношений, но сказывается и на репутации моряков, особенно командного состава.
       Но особенно думать об этом было некогда, время преподносило все новые и новые сюрпризы. В конце мая, когда мы собрались с детьми на Черноморское побережье Кавказа, пришлось сдавать авиабилеты, меня вызвали в партком, объявили, что кандидатский срок закончился и я должен готовиться к заседанию парткома, срок которого объявят дополнительно. Объявили через месяц. Партком выглядел солидным, но состоял из людей, отношения которых ко мне было разнополярным. Представителей производственных отделов интересовали мои планы, учеба, а уж потом Устав и история партии, партийных же органов беспокоил моральный уровень, особенно недостатки, которые я, по их мнению, тщательно скрывал.
       В особо затруднительное положение меня поставил вопрос: "А какие у вас отношения с женщинами на судне?", который задал человек, в бытность со мной на одном судне решавший его очень просто. Он вызывал в каюту повариху или буфетчицу, доставал ее паспорт моряка из стопки других и говорил: - "Будете спать со мной, будете плавать за границу. Так как?" - и в ожидании ответа, откладывал паспорт в сторону. Очень уж хотелось ответить так же, но, понимая ответственность момента, ответил коротко: "Здоровые". Начальник пароходства встрепенулся и заключил:- Ну что вам еще нужно? Я - "за".
       Против никто не голосовал.
      
       НА ЧЕРНОМ МОРЕ
      
       Черное море! Предел мечтаний советского человека, желающего полноценно провести отпуск в краю теплого солнца, ласкового моря, вдоволь накупаться, красиво загореть и набраться необходимых сил для работы.
       Кавказский берег - Сочи, Адлер, Гагра, Пицунда, от одних только этих слов ласково защемит сердце простого гражданина страны всеобщего равенства, - бери билет и лети в рай, где тебя ждут, не дождутся гостеприимные хозяева вилл и индивидуальных "пансионатов" под раскидистыми шелковицами и кроной грецких орехов, готовых упасть к твоим ногам. Пусть руководящие работники, обремененные огромной ответственностью, отдыхают в "Магнолии" или санатории "Донбасс" с их чопорными порядками, обязательными танцевальными вечерами и викторинами. Нам не нужна обжираловка шикарных ресторанов, тоска диетических залов, нудные процедуры и промывания желудка. У нас на них нет времени, а главное - денег, зато у нас есть свобода, а легкий голод вместе с морскими ваннами и солнцем усиливает и без того взаимную любовь и делает ненасытной жажду обладания любимой женщиной.
       Что может сравниться с ночью в объятиях любимой в комнате рядом с курами и хрюкающим поросенком, в железной кровати с растянутыми до пола пружинами? Ты лежишь бутербродом, не в силах изменить положение, да и не хочется, и слушаешь, как в саду падают на землю спелые абрикосы, храпит хозяйка в гамаке (в доме все сдано отдыхающим) и сквозь щели в крыше смотришь на крупные звезды. Засыпаешь под утро с криком петуха и просыпаешься мокрый от пота к полудню, понимая, что отсутствие кондиционера (слово, значение которого понимали тогда немногие) скорее благо, чем недостаток, и заменяет тебе будильник.
       Черное море - прогулки на катере, поездки в горы на Красную поляну и озеро Рица! Вы вслушайтесь только в слова - Рица, Пицунда! Разве они не созвучны они с названиями Ницца, Ривьера, Лазурный берег? Последние влекут к себе скорее недоступностью и таинственны, как желание, которое не сбудется никогда. Что для нас Таити, когда есть Гантиади. Вслушайтесь в это слово, разве в нем меньше романтики, чем в слове Зурбаган, а эвкалипты Гагры ниже, чем в Австралии, лавр в Сухуми не так ароматен, как лавр Греции?
       А вино "Апсны а букет"? "Шабли" и "Мартини" не годятся ему в подметки, когда повар-абхазец, огромный, как Казбек, черный и горячий, как турецкий кофе, пританцовывая, принесет тебе шашлык из молодого барашка, едва дошедшего с гор до берега от старости. Где еще ты можешь пить вино с утра до вечера, и у тебя со стола не унесут пустые бутылки - пусть видят все, какой ты джигит! Где, как ни здесь, ты поймешь, что твоя жена так хороша, что мимо нее не пройдет ни один мужчина, не сказав громкое "Вах - вах!", а каждый водитель автомобиля, проезжая в пределах видимости, ляжет грудью на кнопку сигнала, оглашая окрестности персональным сигналом.
       Да что там говорить, разве на побережье Франции, Испании или Италии к тебе подойдет официант с подносом, на котором будет возвышаться гора фруктов и бутылки со словами: - "От нашего стола - вашему столу!"
       Черное море! Это белые лайнеры - голубая мечта отдыхающих, на которых жизнь совершенно иная, очень похожая на ту, что в западных фильмах. А вечера?... что за чудные вечера, приносящие желанную прохладу, а не озноб с холодным туманом. В такие ночи можно не спать до утра, неторопливо потягивая "Телави" или "Черные глаза", ощущая рядом тело любимой женщины, твоей женщины, о которой ты боялся лишний раз вспомнить в море, чтобы не сойти с ума.
       Черное море! Это целый день со своими сыновьями, забавными мальчишками, которые растут без тебя. На его берегах ты обязан научить их плавать, как рыба, ловить бычков и барабульку, ходить по горам и не бояться высоты и глубин.
       Черное море, я буду любить тебя и приезжать к тебе каждое лето, пока не получу возможность показать жене, как заходит солнце в Океан, склоняются над водой пальмы на берегах острова Тенерифа с поднимающимся над океаном вулканом и пляжами с черным вулканическом песком. Мы будем любоваться красотами острова Родос, курортами испанских побережий, нырять в хрустальные воды Турецкой Ривьеры, но Черное море навсегда останется в памяти, как первая любовь...
       В тот год мы задержимся там до августа, а на обратном пути заедем в Мариуполь к родителям, которые будут очень рады, особенно мама. Она стала значительно спокойнее, ей нравилась работа, которой она уделяла много времени. В семье, вопреки моему ожиданию, наступил мир. Я уезжал в Таллин, радуясь за них.
      
       Время моего пребывание на берегу в это раз пролетело быстро. Для моряков оно меняет свое течение в зависимости от обстоятельств, то замедляя, то ускоряя свой бег. Если ты списываешься в отпуск, то оно сначала тянется от ожидания, пока не придет замена, затем ускоряет бег, но ты этого не замечаешь, жизнь на этом отрезке прекрасна, удивительна и, кажется, что все не так скоро кончится. Когда же настанет время уходить в море, оглядываясь назад, понимаешь, что время пролетело, и многое, что ты собирался сделать на берегу, увы, остается не исполненным.
       И все же последние часы проводов тянутся настолько мучительно, что когда судно отходит от причала и он с провожающими скрывается за молом и стеной кранов, чувствуешь облегчение, и время начинает свой обычный бег, до первой стоянки на якоре.
      
       КОРОНОВАНИЕ
      
       С окончанием отпуска известили о том, что принято решение выдвинуть меня на капитанскую должность, в связи с чем я должен пройти утверждение во всех инстанциях. Бюрократическая система не велосипед, на педали ни нажмешь, чтобы раскрутить ее движение, и все началось сначала - службы, партком, ЦК КПЭ, словно второй раз принимали в партию, спрашивая теперь и мнение производственных специалистов. Я был не одинок, вместе со мной утверждались Иван Ловецкий и Аво Питк. Компания довольно нескладная по внешнему виду - два коротышки, не дотягивающие до метра семьдесят, и огромный, за два метра Питк, истинный прибалтийский богатырь. Рядом с ним на нас смотрели не то чтобы с сожалением, а слегка задумчиво: "Куда, мол, вы ребята собрались?"
       Свой низкий, как теперь говорят, имидж мы осознали еще в самолете Таллин - Москва, когда, несмотря на одинаковый блеск капитанских нашивок, стюардессы не отходили от Аво, уделяя нам внимания не больше, чем летевшим вместе с нами пенсионерам. То же самое случилось и в приемной министерства, где секретарь обратилась первой не к нам, и не повстречай Иван своего однокашника, который после окончания училища предпочел работу в этом здании клерком, у нас могли возникнуть трудности с определением в гостиницу. При виде высокого красавца-капитана администратор гостиницы ВДНХ определила нас с Иваном в небольшой двухместный номер, а Аво получил большой одноместный. Блондинка лет сорока с пышной грудью и томным взором, ответила на наш немой вопрос голосом, не допускающим возражений: - Не может же такой большой мужчина спать в двухместном номере на маленькой кровати!
       Кровать у него оказалась действительно широкая и со множеством подушек.
      
       Утверждение в Министерстве ММФ - процедура серьезная, это не просто смотрины, а нечто большее, когда все же спрашивают меньше, чем дают. Сорок с лишним мужиков в ожидании заседания коллегии в беседах с руководящим работниками более недели набираются премудрости в отделах, постигая таинства руководства экипажем и взаимодействия с советскими представительствами за рубежом. Разумеется, были такие беседы, которые не открывали ничего нового, но в части коммерческой деятельности, связи, оперативного руководства флота содержали много нужного.
       Особо "поучительными" являлись собеседования с представителями весьма придирчивого отдела - по работе с кадрами. Начальник его, Буслаков, весьма убедительно рассказывал о вреде пьянства, недопустимости встреч с женщинами других государств, тем более совершение с ними развратных действий. К своему удивлению, мы узнали, что многие капитаны не умеют пользоваться носовым платком, ножом и вилкой, забывают чистить обувь и стирать подворотнички. На вопрос капитана, утверждавшегося на танкер "Пекин", продемонстрировать это на примере, Буслаков оставил его одного, отпустив остальных.
       Но выступления лекторов ЦК КПСС о международном положении были блестящими, как и беседы с заместителями министров, преподавателями английского языка, специалистами Главсевморпути и Аварийно-спасательных работ, и когда настало время предстать перед составом коллегии, мы переполнялись знаниями, как студенты- отличники.
       Заседание коллегии проходило в специальном зале, весьма похожем на университетскую студию - амфитеатр. Большой длинный стол мест на двадцать занимали убеленные сединами и еще не поседевшие от государственных забот мужи, с шевронами явно завышенной ширины до локтя. Во главе стола сидел министр Бакаев в кресле, напротив - начальник первого отдела. Глядя на последнего, я вспомнил разговор во время собеседования с нашей группой. Закончив, он отпустил всех, попросив меня остаться. Листая папку с личным делом, достал копию последнего письма моего отца и спросил:
       - У вас были проблемы с открытием визы? - Я пояснил.
       - Место захоронение вашего отца не установлено, но недоразумение устранено. У меня к вам вопрос. Вы знакомы с этими документами? - И он положил на стол копии моего интервью во Франции.
       - Знаком, - ответил я. - Но интервью я не давал.
       - Нас интересует так называемый отец Андрей. После Кана он появлялся на причалах Антверпена, Остенде и Роттердама, а в Гамбурге и Бремене вы его не встречали? - Я ответил отрицательно.
       - Если вдруг он появится, дайте знать в посольство и постарайтесь пригласить на повторную встречу, у нас к нему есть вопросы.
       - Но я не хотел бы больше работать на немецкой линии, - решился я и объяснил ему почему.
       - Ваше желание понятно, но вы теперь капитан - номенклатура Министерства. Если возникнет необходимость... - он прервал фразу, видя, что я расстроился, и промолвил, складывая бумаги в папку: - Как знать, как знать. Мы считаем, что вы прошли хорошую проверку. Знайте, если вдруг возникнет необходимость работать на линии, не отказывайтесь. Это ваш долг.
       Когда я увидал его за столом коллегии, мне показалось, что он глазами отыскивает меня.
       Утверждение начали с одесситов, их было всего двое, и оба с пассажирских судов. Они были уже в возрасте, знакомы коллегии, вопросов им не задавали. Затем занялись дальневосточниками, многочисленными от убеленных сединами ветеранов до пацанов, вроде нас. Далее шли ленинградцы и последними мы.
       Сначала вызвали к столу Ивана. Бакаев, сам человек небольшого роста, полноватый, но подвижный и разговорчивый, услышав в докладе Буслакова слова Эстонское управление сухогрузного морского флота (так почти год именовалось пароходство), оборвал его:
       - Ну, зачем же обижать эстонцев? С бухты-барахты наверху вздумалось так назвать самое маленькое пароходство, но мы-то знаем, что оно как было, так и осталось, ничего там не изменилось. Работают отлично, без аварий, суда новые получают, по плану у них скоро будет их не менее сотни. Какое же это управление? А люди там какие! Я депутат от пароходства, часто в Таллине бываю. Одно удовольствие, посмотрите - совсем молодые ребята, а уже доверие завоевали, - и, взглянув на ожидавшего зама, промолвил: - Продолжайте.
       Зам зачитал характеристику Ловецкого до конца и спросил: - Вопросы есть?
       Опережая всех, вопрос задал министр: - На какое судно вы утверждаетесь?
       - На теплоход "Шемаха".
       - И что это за судно, большое?
       - Это типа Тисса, чуть больше шлюпки, - Иван в трудные минуты всегда был способен на юмор.
       - Ну, что я вам говорил! - оживился министр. - У них все ребята находчивые. Есть у них такой капитан Герман Черкасов, помните его, конечно же. Три раза утверждался, и каждый раз был слегка под мухой ("слегка" на Черкасова не похоже). Я ему говорю, что же ты делаешь, в министерстве и в таком виде? Знаете, что он мне ответил? - "Я в море ни грамма не беру, поэтому за все на берегу отдуваюсь". Я ему опять: в министерстве-то мог и потерпеть? А он в ответ: "Не могу, я человек принципиальный, а от принципов отказываться нельзя".
       Следующим вызвали меня. Честно говоря, как бы ни готовился к этой процедуре, сидеть на стуле перед такой аудиторией удовольствия мало, и я слегка оробел.
       Первый вопрос задал Буслаков: -Учиться в ЛВИМУ серьезно решили или только для коллегии? Ответить я не успел, опять взял слово министр: - Что его об этом спрашивать? Не будет учиться, не будет капитаном. Вон он, какой молодой, у него все еще впереди. Вас-то на какое судно?
       - На "Фергану".
       - Что за названия там такие? Будто на Каспии - "Шемаха", "Фергана", и кто такие названия дает? Пассажирское судно?
       - Нет, товарищ министр, сухогруз всего шестьсот тонн грузоподъемности, получается чуть меньше шлюпки.
       Министр спрыгивает с кресла и хлопает ладонью по столу. - Вот так! Эстонские ребята нигде не робеют. Предлагаю утвердить, это из эстонцев последний?
       - Еще один есть, Айво Питк.
       Услышав свою фамилию, Питк встает во весь богатырский рост и идет к столу. Брови министра взлетают вверх, по мере приближения Аво он поднимает голову: - Вот это да! - вырывается у него с восхищением. - Вот это капитан, так капитан! Настоящий эстонец!
       Начальник Аварийно-спасательной службы министерства тоже встает и произносит с гордостью: - Этот мой! На буксир-спасатель "Гермес". У него уже солидный опыт спасателя имеется.
       - Да, это настоящий спасатель, такой с крыла мостика нагнется и тонущего из воды выхватит, - не может уcпокоиться министр.
       - Все хорошо, - встревает Буслаков, - но у него визы нет. Родственники его подвели, один в адмиралах буржуазной Эстонии ходил.
       - Ну и что? - Министр сердится. - Поработайте с товарищами, характеристики у него хорошие?
       - Будет сделано, товарищ министр, - говорит Буслаков и смотрит на представителя первого отдела. Тот слегка кивает головой.
      
       По установившейся традиции банкет проходит в соседнем здании, в ресторане "Берлин", где к подобным мероприятиям привыкли и необходимый ритуал соблюдается неукоснительно. Гуляют молодые капитаны с одобрения приглашенных из министерства шумно, с ловлей карпов из фонтана, с неизменным купанием фуражек. Наутро первым самолетом мы вылетаем в Таллин вдвоем, Питк к самолету не успевает.
       Мы с Иваном уже после полудня получаем поздравления в Службе мореплавания и направления на суда, он в Ригу, я в Лиепаю с пожеланием: Счастливого плавания капитаны!
      

    * * *

      
       Велев, прочитал написанное, нажал мышкой "файл", затем - "сохранить", и выключил компьютер. Экран посветился немного в нерешительности, затем угас, словно уносил в прошлое целый этап его жизни. Цель, к которой он шел много лет, была достигнута, а впереди его опять ждала жизнь со многими неизвестными. Во время утверждения на коллегии, глядя на убеленных сединами коллег, он внезапно понял, что капитан - это не только звание, а еще и состояние души, концентрация интеллекта и опыта, такое еще называют интуицией. Почему-то вспомнился последний разговор с Сейдбаталовым:
       - Ты считаешь себя счастливым везунчиком, баловнем судьбы, но всегда так не будет. А знаешь ли ты, что успех готовы с тобой разделить многие, а неудачу - никогда! Вместе с удачей тебя покинут все, даже близкие, потому что они просто люди и знают - человек живет только один раз. Сможешь ли ты стать таким, как капитан Ларсен? Ты наверняка читал Джека Лондона, и я уверен, что никогда не сможешь стать таким, ты просто на это не способен.
       - А вы? - вырвалось у Велева.
       Теперь он понимал, что Сейдбаталов был все же сильным человеком. Даже такой прямой вопрос его не смутил, он лишь усмехнулся и посмотрел на него с сожалением. - Мой последний совет - научитесь не задавать таких вопросов старшим, тем более прерывать их, - он перешел на "вы". - Капитан всегда прав, это закон единоначалия, и удивительно, что вы этого до сих пор не поняли. Это только подтверждает мое мнение о вас. Советую хорошенько подумать и вовремя сменить профессию.
       До утверждения в капитаны тот разговор Велев не вспоминал, удача почти всегда была с ним рядом, а временные трудности лишь укрепляли волю. Вопрос, каким он станет капитаном, его особенно не тревожил. Как ему казалось, он знал, каким нужно быть, а время покажет, кто был прав.
      

    0x01 graphic

    * * *

      
       Велев выбрал из стопки записных книжек-календарей датированную 1965 годом. На странице с датой одиннадцатого ноября стояла запись красными чернилами:
      
       В 08.45 вылетаю в Лиепаю через Ригу капитаном на "Фергану".
       Отныне:
       Программа минимум - желательно быть в числе первых, но главное не оказаться последним.
       Программа максимум - оказаться равным среди первых!
      
       Так когда-то перед забегом на дистанцию настраивал его тренер по скоростному бегу на коньках. Примерно тому же учил отчим: Если что-то делаешь, постарайся как для себя - сделай это лучше других.
      
       Первый рейс капитаном: Лиепая - Гётеборг, груз - кокс.
       Обратный рейс: Гётеборг - Сарпсборг - Таллин.
      
       Перед отлетом его в отделе кадров задержала Дорофеева и довольно подробно охарактеризовала теперь уже экипаж. Глядя в судовую роль, он отметил, что вновь оказался самым младшим по возрасту среди командиров.
       - Может заменить кого-то уже сейчас? - спросила Евгения Ильинична, - трудно тебе будет, эти два, - она указала на старпома и второго штурмана, - мужики засидевшиеся, могут и не принять.
       - Не примут, тогда и посмотрим. Я на этом судне не новичок и "новой метлой" быть не собираюсь. Не сработаемся - сами уйдут.
       - Не если так, то удачи тебе, капитан!
      

    * * *

      
       НЕЛЕГКОЕ НАЧАЛО
      
       "Не сотвори в себе кумира. В коллективе
    удача почти всегда приходит только к тем,
    кто не ставит себя выше других, а помогает
    им правильно понять его цели и намерения".
       Слова учительницы Н.А. Дашковой на
    выпускном вечере школы.
      
       Самолет оторвался от земли, и почти сразу исчезли в иллюминаторе огни города. Ноябрьский рассвет в Прибалтике наступает поздно, я вылетал в Лиепаю утром, когда по прогнозу ожидался первый снегопад. При мысли об этом представил "Уральск", скованный льдом, тесные коридоры и каюты, заполненные запахом выхлопных газов и подгоревшей пищи на камбузе, грохот дизелей, агонию вибрирующего на качке винта, и сразу стало тревожно и неуютно. Осенне-зимнее плавание на судне, мало приспособленном для жизни нормального человека, предвещало новые заботы и невзгоды. А капитанское звание в моем конкретном случае лишь усугубляло положение. Верно, что опыт облегчает решение задач, помогает быстрее приспособиться, но мне на него особенно рассчитывать не придется, он не настолько велик, да и не стоит надеяться на моего старшего помощника.
       Вспомнились совсем нерадостные глаза жены при расставании, она дважды приезжала на "Фергану", когда я был там старпомом, наблюдала дружные загулы экипажа и прекрасно знала, за что снимают капитана. Кто-кто, а морские жены понимают, как нелегко устоять перед желанием отвести душу за рюмкой коньяка в трудные минуты, что превращается со временем в пагубную привычку.
       Впрочем, этого я не слишком опасался, хотя и думал, как удержать от подобного экипаж. Многие в нем мне нравились, в отличие от команды "Уральска" подлецов здесь не имелось, да и уровень квалификации был несравнимо выше. Это являлось результатом уважения к капитану, а также наличия хорошего и надежного старшего механика. В основном - все дружные и работящие моряки, к тому же я не мог вспомнить ни одной неприятной ситуации за время плавания на "Фергане", и был уверен: меня поймут, если найду нечто такое, что объединит экипаж для выполнения важной и нужной задачи, непременно интересной и полезной для всех, не только для меня. Была у меня одна задумка еще со времени прошлого пребывания, однако для окончательного решения требовалось время.
       В Риге самолет сел с трудом, видимости не было совсем. Вылет в Лиепаю отложили, причем с гарантией ожидания не менее двух суток, пришлось выезжать поездом в общем вагоне. Компания подобралась отвратительная - строители и рыбаки, которые все еще праздновали победу Революции с большим размахом и шумом, запивая дремучее похмелье водкой с пивом, разливая последнее по всему вагону, отчего дышать было нечем. За полчаса до приезда, как и положено в таких случаях, наследники героев Октября организовали драку, от которой досталось и ни в чем не повинным людям. Вагон оказался старым, без перехода в другие, деваться было некуда, пришлось занять круговую оборону вместе с двумя морскими офицерами.
       На перрон сошли в сопровождении милиции, которая никак не хотела разбираться на месте. Не вступись за офицеров патрули, выручившие и меня, сидеть бы мне в кутузке: в целях самообороны мы прилично попортили вид особо рьяным любителям помахать кулаками. Патрули же довезли меня до проходной порта. Узнав от охранников, где стоит судно, направился к нему в густом тумане. Освещение в порту было выключено, приходилось идти мимо складов со жмыхом по скользкой, липкой и вонючей жиже. Недавно прошедший мокрый снег замаскировал лужи и колдобины, и когда добрался до судна, оказался мокрым и грязным чуть ли не до колен.
       Покрытые толстым слоем угольной пыли фонари на мачтах едва освещали судно. Оно стояло с открытыми трюмами, в которых высились горки нештиванного кокса, им же была завалена грузовая палуба. Вахтенного у трапа не было, из открытого иллюминатора капитанской каюты долетали обрывки шумного застолья, из чего стало понятно, что и здесь еще празднуют. От этой мысли сделалось тошно. Постояв немного и набрав побольше свежего воздуха, решительно шагнул в коридор и, постучав для приличия, толкнул дверь каюты. То, что увидел, превзошло, все мои ожидания и поразило воображение.
       В каюте, которой предстояло стать моим первым капитанским жильем, творилось что-то ужасно-невообразимое. На палубе у раскрытого капитанского сейфа в остатках пиршества неподвижно лежал, вернее, валялся, как брошенный ненужный ватник, незнакомый мне человек. Положив на него ноги, на диване у стола сидел старпом, который при виде меня даже не встал, а лишь уставился глазами человека в крайней стадии опьянения. У рундука для одежды на полу сидел радист с закрытыми глазами со стаканом в правой руке, безуспешно пытаясь поймать его ртом. Капитан, уважаемый мной, обычно даже в нетрезвом виде аккуратно одетый, в тельнике и трусах сидел в кресле у стола, заваленного головами, чешуей воблы и окурками. Стоял ужасный кислый запах перегара, пива, курева. К горлу подступила тошнота.
       - Михалыч! Наконец-то! - Капитан обернулся и попытался встать, но не смог. - Подожди, я сейчас освобожу твое место, ты прости, что я так, - он потянул пальцами рук в стороны трусы наподобие галифе. - Мы тут тебя давно ждем. Вы, - он ткнул ногой в тапочке лежащего у сейфа человека, - вставайте, капитан уже здесь. Будем передавать документы!
       Он вновь попытался подняться, для чего схватился рукой за шторы над кроватью. Кресло развернулось в мою сторону, штора оборвалась, и он рухнул на меня всей тяжестью. Чтобы не упасть вместе с ним, пришлось выпустить чемодан и обхватить капитана.
       - Молодец, то есть спасибо, - он развел руками и сделал попытку поклониться. - Значит, меня уважаешь? Я тебя тоже. Давай выпьем за это.
       В этот момент ему стало плохо, он зажал рукой рот. Я едва успел его оттолкнуть. Липкое и противное отвращение охватило меня, схватив чемодан, выскочил из каюты и, не разбирая дороги, почти побежал к проходной, ни о чем не думая. Хотелось только одного - уйти как можно дальше от судна. Нет, конечно, я не отступал насовсем, просто хотелось очиститься от грязи увиденного, собраться с силами.
       У пакгауза меня остановили Уно Лиивранд и Эраст Меллер. Капитаны возвращались из города на свои суда.
       - Бежал беглец быстрее лани, - дружески произнес Меллер, схватил меня за рукав и продолжил: - Ты куда, Одиссей?
       - Ну, сто ты полтаешь, Эраст? Не видишь у капитана рулевка откасала. Телай стоп масына и посли со мной, - обратился Уно ко мне. - А ты, Эраст, иди на "Фергану" и скажи, пусть утром нового капитана встресяют.
       Через несколько минут, на диване уютной каюты Меллера, приняв душ и одетый в его халат, я приходил в себя. Мои брюки чистила и отглаживала буфетчица стоящей лагом "Кейлы", а ее капитан Уно Лиивранд, знакомый еще по плаванию курсантом на практике, большой и домашний, как эстонский хуторянин, наливая коньяк, гудел возмущенный, путая русские и эстонские слова:
       - Зас...цы! Устроили из каюты ыллепоод (пивную). Старпом, курат, учить меня надумал, в чужой монастырь со своим уставом не ходят, говорит. Я этого йёдика (пьяницу) мордой в раковину, чтобы знал, как надо капитана уважать. Сказал им, чтобы завтра в полдень пароход блестел, как яхта, иначе всех, как котят, утоплю.
       - Что ты разошелся? Чего доброго всю команду перетопишь, с кем молодой капитан в море пойдет? - урезонил его Меллер. - Кстати, а где папа Карла, так звали за глаза на флоте капитана-наставника Карла Леемета? Он ведь с тобой должен был прилететь?
       - Собирался прибыть завтра к вечеру, у него с документами какая-то задержка, - ответил я, чувствуя, как прихожу в нормальное состояние, отчего стало стыдно за проявленную слабость.
       - Ну и хорошо, повезло зас...цам. Карл мужик осторожный, на себя ничего не возьмет, уже в конторе всё бы знали. Повезло.
       - Ну, ты даешь, Эраст, - Лиивранд выразительно постучал себе по лбу. - Это кому повезло? Капитана-то уже скушали, теперь его никто не спасет.
       - Сам он виноват. - Меллер так же постучал по лбу, - не о нем речь, мульг несчастный. Это я про Веселова говорю, вот ему повезло. - Он посмотрел на меня.
       - Повезло, конечно, - согласился Уно. - Карл подумал бы, что он струсил, а я думаю, что молодой капитан просто растерялся.
       Мне стало стыдно еще больше, я почувствовал, как краска заливает лицо и "загорелись" уши.
       - А вот это ты зря, - положил на плечо мне руку Меллер. - Что было, то было, а кто видел, не скажут, а значит, и говорить не о чем. Твой предшественник больной человек, сломала его наша кораблядская жизнь, потерял он главное в нашей работе - умение вовремя остановиться. Такое с нашим братом бывает от одиночества, тоски, от обиды. Борис к тому же очень впечатлительный, все к сердцу принимает, но человек он честный, других за собой не потянет. Знаешь, что он сказал, когда узнал, что ты его менять будешь?
       "То, что меня сняли - справедливо. Сам виноват, а вот перед Михалычем ужас, как стыдно. Я ведь ему слово давал, подвел, выходит". Ждал он тебя, терпел, не пил. Если бы не праздник, то дождался бы. А старпом у него, а теперь у тебя, гад порядочный, смотри, чтобы тебя не задавил, он лет на десять старше, и "подвигов" за ним, что хвост у павлина - разноцветный и длинный. Может, поменяемся? У меня парнишка твоих лет из Макаровки, но очень толковый. Я с твоим долго церемониться не буду, мне нельзя - у меня у самого последнее триста тридцать третье китайское предупреждение от парткома.
       - Спасибо, мне уже предлагали, но я отказался. Я что, особенный?
       - Правильно, - согласился Лиивранд. - Ты вспомни Эдуарда Яхимовича, ему всегда на исправление снятых капитанов старпомами присылали, и он никогда не отказывался, а ведь мог. Вот с него пример и бери, но если чиф не поймет - не тяни, он и так уже экипаж испортил.
       - С Эдуарда пример бери, он-то точно с подлецами не церемонился, - заключил Меллер, и они, переглянувшись, стали одеваться. Я, было, приподнялся с дивана, но Эраст Николаевич остановил.
       - Мы пошли, а ты оставайся. Коньяк-то выпей! Обязательно весь, залпом, и ложись, будь хозяином, а мы пойдем к Уно на "Кейлу", "пулечку" распишем до утра. Нам еще в ожидании груза дня четыре стоять - отоспимся.
       Я сделал, как советовали, и почувствовал, как расслабляются мышцы и закрываются глаза. Хорошо, когда рядом такие люди, подумалось, я повернулся лицом к спинке дивана и погрузился в сон, словно провалился куда-то.
       Проснулся оттого, что кто-то ходил по каюте и расставлял посуду на столе. Пахло свежезаваренным кофе, копченой колбасой и яичницей. В сумерках каюты я разглядел пожилую женщину, которая, увидев, что я проснулся, улыбнулась и произнесла добрым домашним голосом: - С добрым утром, товарищ капитан. Эраст Николаевич попросил вас накормить, сами-то они оторваться от игры не могут, а вас велели разбудить, да вы и сами проснулись. Я ванну приготовила, как велели, и полотенце новое повесила. Только вы смотрите, чтобы завтрак не остыл, а я к себе на "Кейлу" пойду, обед готовить.
       Несмотря на то, что судно Меллера было еще меньше, чем мое, каюта капитана на нем имела все удобства, как на лайнере, только в миниатюре. На зависть всем плавающим на "поляках" и "Тиссах", каюта капитана на "Кери" занимала практически весь этаж надстройки, а ванная комната помогала восстановиться после трудных часов на мостике лучше, чем рюмка коньяка. Вот и сейчас, после погружения в горячую воду, я чувствовал себя совершенно отдохнувшим и готовым взяться за дела, но появившиеся капитаны на время придержали мое рвение.
       - Сядем перед дорогой в настоящую кораблядскую жизнь на долгие годы, возможно до деревянного бушлата, - Меллер сел рядом, Лиивранд втиснулся в кресло у буфета. - Нелегка наша доля, ты это и сам знаешь. Теперь в отличие от других на судне ты единственный, кто не имеет права на ошибку. Я сказал, не имеет, но это не значит, что в твоей жизни ошибок больше не будет. У нас и в груди, и в штанах то же самое, что и у матроса. Так же хочется и девок потискать, и "пузырь раздавить", покуролесить после рейса. Ан не моги, с нас спрос особый, за все в ответе. Вот и выходит, коли плоть неукротима, вот здесь, - он указал на голову, - все в нужную сторону должно быть направлено, как гиросфера в гирокомпасе всегда на норд направление держит. И пока при делах, отключаться не имеешь права.
       - Ну, ты, курат, и завернул. Тебя послушать - капитан святой человек получается. Ерунду ты говоришь. Много думать вредно. Я думаю, нужно просто быть хитрее, дело свое знать и голову не терять. Людям все равно, что ты говоришь и думаешь, главное, что делаешь. Капитан может делать все, что захочет, лишь бы польза от этого была для судовладельца и экипажа, ну и для себя, конечно.
       - Аполитично рассуждаешь, Уно, а как же партия и правительство? Как выглядит без заботы о них твой моральный облик? Вот поэтому и не висит на доске почета твое фото, не пишут про тебя в газетах.
       - Зато про тебя много пишут, только без фото и все в разделе нарушений или "Партком постановил...". А я сижу себе тихо, как мышка, и делаю все, что нужно и что хочу. Только такие дураки, как ты, дергают медведя за хвост. А партия и правительство - се он не мой вахта, курат, они о себе давно позаботились.
       - Вот поэтому-то ты долго без визы плавал, несознательный элемент, прямо скажем, вредный элемент для молодых капитанов. Посмотри, Михалыч, где ты видишь здесь мышку? Это же пережиток буржуазного времени, эстонский мерин-тяжеловоз. У него при излишнем водоизмещении рубка, - он постучал пальцем по голове,- обеспечивает только минимум жизненных задач - процессы пищеварения и судовождение в пределах Балтийской лужи. Я молодому капитану хочу поведать не только таинства науки шарканья ножкой по паркету и писания угодных рапортов, а и тактику поведения на судне, которая помогает не потерять уважение в глазах экипажа, от чего чаще всего и зависит срок капитанства. А ты, килькоед несчастный, даешь вредные советы, и при этом ведешь антипартийные разговоры.
       - А как насчет уважения к самому себе, Эраст Николаевич? - перебил я, желая предотвратить перепалку. - Ведь без него уважения и других не добьешься.
       Меллер замер удивленный, а Уно довольно захихикал: - Как он тебя, Эраст. Они, молодые, теперь и тебе, старому демагогу, нос утрут. У тебя опыт, а у них знания. У нас в башке виски да пиво булькает, у них - энциклопедия страницами шелестит.
       Меллер смотрит на друга удивленными глазами. - Да ты оказывается эстонский Цицерон, но вот самокритику, насчет виски и пива, одобряю. Как никак, для тебя это большой прогресс, сменил пиво в голове на смесь с более благородным напитком.
       Уно становится задумчивым и видно, что он ждет от своего друга очередного укола, но тот говорит миролюбиво: - Ну ладно, господа капитаны. Пошутили, и хватит. Скажи, с чего начнешь, - спрашивает он меня.
       Я отвечаю честно: - Еще не решил. С документов, конечно, потом провожу капитана, встречу наставника, а что дальше, с отходом видно будет.
       - Ты, главное, не спеши. Рейс на пару недель, за это время и разберешься, - советует Уно.
       - Не так уж много у тебя времени. Помни, в Таллин должен прибыть с готовым решением. Леемет копаться не будет, ему резона нет, а к тебе в родном порту вопросов много будет. Хорошо, если удастся обойтись без инспекторского осмотра, но надлежащий порядок должен успеть навести, - подвел итоги Меллер, и, посмотрев на часы, расставил чашки и заварил кофе. Ровно без пятнадцати двенадцать, подняв за меня по рюмке, два старых, к тому времени бывших не в фаворе у начальства, но легендарных на судах капитана проводили меня в путь на целых тридцать пять долгих лет. Делали они это, конечно же, от души и с самыми наилучшими пожеланиями, как благословляют людей друзья, провожая в нелегкую дорогу. Обоих уже давно нет, но нередко я вижу их во сне такими, какими они были тогда. Человеческая память, в отличие от самих людей, остается неизменной и не подвластна времени и политическим переменам, если конечно она есть, а человек верен самому себе.
      
       Плотный ноябрьский туман не собирался отступать, поставив мутную завесу, в которой растворились город, пакгаузы, портальные краны, стоящие у причалов суда. Добираться до судна пришлось по памяти, внимательно глядя под ноги и придерживаясь направления по сигналам наутофона, гудевшего нудно и устало. Порт не работал, можно было не спешить.
       Трюма на судне были уже закрыты, главная палуба блестела от воды, матросы заканчивали мойку кормовой палубы и надстройки. Судно сразу преобразилось, белоснежная надстройка, ровный черный борт, мачты и грузовые стрелы цвета слоновой кости придавали небольшому теплоходу легкость и изящность. Если бы не совсем ровно написанное название на баке и такая же ватерлиния, то даже боцман "Эльвы" Валентин Андроненко смог бы назвать его яхтой, что служило в боцманском понимании лучшей похвалой. От этой мысли мне стало совсем легко и спокойно, и в каюту капитана вошел уверенным шагом. К моему удивлению застал там жену капитана, которая встала при встрече и смущенно поздоровалась:
       - Проходите, Борис пошел встречать начальника какого-то отдела и скоро придет. Вы располагайтесь, я пойду в каюту помполита, вот только рубашки мужа возьму да нитки, - она, не поднимая глаз, стала собирать вещи.
       - Садитесь, пожалуйста, - стал уговаривать ее я. - Все равно намерен осмотреть судно, поговорить со стармехом. Чемодан с вашего разрешения оставлю здесь.
       - Нет, нет. Не уходите, садитесь. Хотите кофе? - Она потянулась к кофейнику и впервые посмотрела на меня. Усталое лицо, в глубине глаз блестят слезы, но взгляд спокойный и доброжелательный.
       - Вы меня извините, хотела спросить вас кое о чем. Приехать мне посоветовала Евгения Ильинична, она же сказала, что вы были добры к мужу и очень хотели ему помочь. Хочу поблагодарить вас за это, и не думайте, что мы с Борей плохо о вас думаем. Я да же рада тому, что пришли именно вы, меньше злого и нехорошего выйдет с судна.
       - Поверьте, я постараюсь, чтобы так и было, - сказал я, пользуясь паузой.
       - Спасибо, я еще хочу сказать, что Боря во всем сам виноват, душа у него добрая, всех угостить надо, никому отказать не может. Да и я хороша. Работала много, дети, заботы о доме, а на него времени не хватало. Он порою обижался на это, а я стремилась карьеру сделать, все говорили, что хороший инженер. А теперь вот - всё. Как жить дальше, не знаю? Он без моря не сможет, ведь с двенадцати лет на пароходах рос.
       - Вы меня извините, - я решил ее успокоить, - не все потеряно. Ваш муж еще молод, у него хорошее образование, его все уважают. Можно начать все сначала.
       Она горько улыбнулась: - Сначала уже не начать. Он ничего другого делать не умеет, а помощником капитана его вряд ли кто возьмет. А уважают его совсем не те, кто нужно. Я решила, что мы уедем из Таллина, да только боюсь, что он не согласится. А как теперь жить, ведь у нас два сына, для которых он был кумиром.
       Наш разговор так и остался незаконченным, вскоре пришел капитан вместе с представителем первого отдела, который очень торопился. Он оказался тем мужчиной, который ранее лежал рядом с сейфом, и, как мне показалось, был не столько смущен, сколько зол на меня. Дела сдали быстро. Согласно традиции я в ожидании приезда капитана-наставника пригласил Бориса с супругой отужинать в ресторане вокзала. Это оказалась самая сухая и грустная "отходная" в моей жизни. Капитан был сильно удручен, супруга держалась, но слезы едва сдерживала.
       Пройдет совсем немного времени, и капитан уйдет из жизни в результате глубокого инфаркта. В медицинском заключении будет написано, что сердце у него было таким, какое бывает у людей старше на полвека.
      
       БОЛЬШИЕ ЗАБОТЫ НА МАЛЕНЬКОМ СУДНЕ
      
       "Доверяясь стрелочке компасной,
    Мы уходим очень далеко.
    Кто сказал, что в море не опасно?
    Кто сказал, что на море легко?"
      
       Д. Тихонов.
      
       Свой первый рейс я помню до мелочей, хотя и был он довольно простым, несмотря на осеннее плавание. Из-за сильного тумана отход долго не разрешали, выходной фарватер Лиепаи контролировали военные моряки, которые по такой погоде в море выходят редко, как выразился Меллер, "по нужде", но главный диспетчер разрешения все же добился, ему понадобился свободный причал.
       На "Фергане", как на всех судах этого типа, стояли радиолокаторы "Створ", которые суда дальше двух миль обнаруживали редко, и плавать в тумане приходилось скорее почти вслепую, выставляя впередсмотрящих, вернее, "слухачей", которые, стоя на баке или крыле мостика, сообщали об услышанных туманных сигналах. Теперь такое кажется странным, но тогда это являлось единственным способом получить информацию о встречных "целях" как можно раньше. Нехитрый список электронавигационных приборов состоял из двух позиций: РЛС, эхолот. О гирокомпасе оставалось мечтать, особенно в рейсах со стальным прокатом или ферросплавами, когда магнитный компас показывал, грубо говоря, куда угодно. В зачаточном состоянии была и связь, по этой причине имелись случаи потери в эфире судов, не вышедших на связь к положенному сроку.
      

    0x01 graphic

    Вновь на "Фергану" - в должности капитана

      
       До проливной зоны шли по счислению, уточняя место при наличии надежных радиопеленгов. Чем дальше на запад, тем туман становился плотнее. Капитан-наставник нервничал, я его прекрасно понимал, отвечать за ретивого молодого человека, которого в деле видишь впервые, радости мало. Для меня тот район плавания, который проходил ранее в любых метеоусловиях не менее сотни раз, трудности не представлял, и мы следовали полным ходом, что приводило его в смятение. Он постоянно напоминал мне об осторожности, рекомендовал снизить скорость и не входить в проливы при такой видимости. Может быть, я так бы и сделал, но, видя, как пристально наблюдает за мной экипаж, и особенно старпом, продолжал рейс, практически не сходя с мостика.
       Именно тогда я понял, насколько важно не только быть уверенным в своих действиях, но и передать свою уверенность штурманам и экипажу. Это трудная задача, и решить ее можно лишь тогда, когда тебе верят, а для завоевания доверия необходимо немало времени.
       За капитана-наставника был спокоен, поскольку твердо надеялся, что в итоге его мнение обо мне изменится в лучшую сторону - победителей не судят, и если ничего в рейсе не случится, плохого обо мне он не скажет. Пусть молодой, пусть не в меру шустрый, главное, чтобы действовал безошибочно, а для этого в данной ситуации опыта у меня было достаточно. Сказывалась практика уже проделанных самостоятельных рейсов, уроки Яхимовича и особенно Юдовича.
       Поначалу все шло неплохо, меня беспокоили лишь два моих помощника - старпом и Комраков. Тонкий, но устойчивый запах спиртного свидетельствовал о том, что чиф и в море прикладывается к рюмке, не опасаясь меня, а главное, капитана-наставника, что для меня оставалось загадкой. Если старпом пьет перед зеркалом, рано или поздно это к добру не приведет, постоянно находиться на мостике я просто не смогу, а пьяный "за рулем" в море значительно опасней, чем на земле. Если пьет с кем-то, это еще хуже, не зря "коллективное" нарушение всегда карается более жестоко.
       Он, разумеется, прекрасно понимал, что я взял его на заметку, но взгляд старпома словно говорил: - "Ну, давай, устрой мне разнос, покажи свою власть. Вот только доказать ничего ты не сможешь, а капитан-наставник молчит. Пожалуешься ему, экипаж тебе этого не простит, сиксотов на судах не любят. Вахту я несу исправно, судно в порядке, так что лучше не трогай меня, капитан".
       Появление первого помощника на судне в день отхода меня расстроило по другим соображениям. Это был известный всему пароходству Дмитрий Степанович Комраков, фигура легендарная, герой многочисленных анекдотичных историй, да и возраста предпенсионного. Складывалось впечатление, что кто-то специально комплектует экипаж из людей значительно старше меня, я на судне по годам был самым младшим. Невольно приходила мысль, что, возможно, это месть начальника отдела кадров за историю с капитаном Гольдштейном или парткома - за комиссара с "Эльвы". В любом случае, похоже, кто-то очень хотел, чтобы я свернул себе шею на первых шагах. После недолгих раздумий решил, что с решительными действиями лучше подождать до Таллина, не обостряя отношений до конца рейса, памятуя, что любой плохой мир лучше войны.
       Как только вошли в пролив Каттегат, видимость улучшилась и появилась возможность отоспаться перед приходом в порт. Отдав приказания по вахте и приняв душ, заснул сном, прервать который могли только свисток переговорной трубы, авральный звонок, резкий поворот или остановка двигателя. Проснулся от чувства непонятной тревоги и вибрации корпуса. Создавалось впечатление, что судно намотало на винт сети или погнуло винт. Быстро оделся, вышел на верхнюю палубу и в свете отличительного огня увидал, что волна из-под носового подзора расходится почти под прямым углом с белыми барашками и характерным шипением. Судно шло по мелководью и, судя по всему, глубина была значительно меньше десяти метров.
       На мостике стояла тишина. Когда глаза привыкли к темноте, стало понятно, что старпом спит, положив голову на лоцманский столик, прикрыв лицо воротником полушубка. Матрос, увидев меня, закашлялся, но чиф не проснулся. В рубке стоял запах пива и дешевых сигарет. Матрос попытался спрятать в карман пивную бутылку. Я взглянул на часы, было около половины шестого утра. Чуть справа по курсу в окне рубки ярко блеснул огонь маяка, которого там не должно было быть. Стараясь не торопиться и не выдать волнения, перевел рукоять машинного телеграфа на "Стоп", а когда из машины ответили, перевел ее на "Средний назад". От звонка машинного телеграфа старпом проснулся и попытался встать, но потерял равновесие и упал. Дрожа от негодования, я вышел на крыло мостика, и когда судно остановилось, дал команду "Стоп машина". Наступила, как кажется в таких случаях, необычная тишина, хотя двигатель еще работал. Через открытые машинные капы было слышно, как хлопнула дверь в машину, это торопился стармех.
       Эхолот в рубке никак не хотел показывать глубину.
       - Пошлите боцмана на бак, пусть замерит глубину ручным лотом, - сказал я старпому, - да побыстрей.
       - Я сделаю это сам, - ответил он и побежал на бак.
       - Первый раз вижу, чтобы наш чиф исполнял команду бегом. Чудеса! - Пришедший на шум радист пожал плечами и вернулся в свою рубку.
       Капитан-наставник появился на мостике минут через пять с вопросом: - "Что случилось?"
       - Ничего серьезного. Легли в дрейф, форсунку главного двигателя поменять перед приходом в порт для надежности, - выключив эхолот, соврал я. - Идите, отдыхайте, время до утра еще есть.
       Когда наставник поверил и ушел, с крыла мостика из темноты в рубку шагнул первый помощник.
       - Выйдем на крыло мостика, капитан, разговор есть.- Закрыв дверь в рубку, спросил: - Что еще натворил старпом? Что-нибудь серьезное?
       - А почему еще? - в свою очередь спросил я.
       - Не хотел вам говорить, но он пьет вместе с артельщиком и, кажется, из ваших запасов. Я уже делал замечание, но он продолжает. Не люблю, когда на мои замечания не обращают внимания. Неприятный тип, скажу я вам, и к тому же беспартийный. - В голосе помполита слышалась явная угроза.
       - Согласен с вами, но что вы предлагаете? Высадить на буй, закрыть в подшкиперской? - сказал я, проверяя, понимает ли он шутки.
       - Ни в коем случае, - вполне серьезно ответил Комраков, - это же подсудное дело.
       - Ну, раз так, разберемся в Таллине, а за доклад, - я специально подчеркнул это слово, - спасибо. Что касается наказания, подумаем вместе.
       Он ушел довольный разговором, да и я почувствовал облегчение, кажется, он против меня ничего пока не имеет.
       Под килем было на баке и на корме менее двух метров, грунт песчаный. По моему определению мы находились на большой отмели южнее острова Анхольт, почти в пяти милях западнее от проложенного курса. До каменистой гряды с глубиной над ней около метра, оставалось каких-нибудь три корпуса судна, а значит, проснись я всего на полминуты позже, плавание, а вместе с ним и мое капитанство, закончилось бы, еще не доходя до порта назначения.
       -Какой курс вы держали? - спросил я рулевого.
       - Триста пятнадцать, - ответил тот.
       Получилось - на сорок пять градусов меньше курса, указанного на карте. Старпом молчал, надменность его улетучилась бесследно, лицо было бледным и растерянным. Капкан захлопнулся по его вине раньше, чем он рассчитывал.
       - Идите и приведите себя в порядок, - глядя на его щетину и мятую рубашку, - приказал я, а хотелось сказать проще: - "Пошел вон!" В эти минуты мне не было его жаль, но и облегчения не испытывал, словно знал, что неприятности по его вине еще не закончились.
       Выходили мы с отмели до десятиметровой изобаты самым малым ходом около часа. Как и бывает в таких случаях, временами казалось, что ползем по песку, а винт захватывает с грунта мелкие камни. Когда радист принес ответ на запрос об уровне воды в нашем районе, стало понятно, что меня и на этот раз хранила судьба или что-то другое. За два последних часа уровень воды упал почти на шестьдесят сантиметров и должен упасть еще почти на столько же. Это означало, что нам суждено было сидеть на мели долго, а если бы еще и заштормило, то, может, и навсегда. Теперь стало окончательно ясно: старпом сам подписал себе приговор, в любом случае вместе нам уже больше никогда не плавать. Оставалось убедить капитана-наставника в том, что расстаться с ним нужно все же по-человечески, пощадив его жену и двоих детей, а это означало - перевод в "Эстрыбпром", что в те годы нередко практиковалось в пароходстве.
       Я еще сохранял спокойствие, но прежней уверенности из-за этого инцидента поубавилось. Когда такое случается впервые, это можно списать на случайность, но когда подобное происходит во второй раз и почти в том же самом месте, невольно приходит в голову мысль о злом роке. Моряки в большинстве своем народ не то чтобы суеверный, но в судьбу верят и в подобных ситуациях ищут причину во вновь прибывших на судно, следовательно, невольным виновником становился и капитан. То, что именно я предотвратил посадку на мель, особого значения не имело, поскольку сие мне положено по должности. Теперь же предстояло еще доказать, что я не неудачник, и на это уйдет немало времени. Чёрт бы побрал старпома! Лучше бы списал его сразу или заменил, как предлагал Меллер. Что значат старые моряки! Сколько раз мне говорили, что к их советам нужно прислушиваться.
       Опыт в море помогает не только принять правильное решение, избежать непредвиденных ошибок, но и сохранить здоровье, что для моряка при его физических и нервных нагрузках весьма важно, - говорил Юдович, и был, как всегда, прав. Дело шло к тому, что вспоминать его советы придется теперь все чаще и чаще.
       Стоянка в Гетеборге прошла без приключений, если не считать разговора с лоцманом, которой, поднявшись на борт, долго всматривался в мои новенькие нашивки, качал головой, что-то бормотал себе под нос на шведском. Поскольку язык этой страны чем-то немного похож на немецкий, я понял, что его смущал мой "юнге" возраст. Причину смущения узнал в каюте, после того, как подписал ему лоцманскую квитанцию.
       - Сколько вам лет, капитан? - спросил он и, услышав ответ, произнес задумчиво: - Мне было столько же, когда я стал старпомом на большом паруснике. Капитаном стал в тридцать пять, и все говорили мне, какой ты еще молодой! Не хотелось говорить, капитан, но у нас в обзоре происшествий по проливу зафиксировано ваше большое отклонение в сторону малых глубин у датского острова Анхольт. Обычно мы не выдаем подобную информацию другим, но не исключено, что ваш судовладелец будет ее иметь. Если не секрет, что случилось?
       - Уснул вахтенный штурман, а матрос перепутал курс.
       - Но по времени это было на вахте старпома, а он у вас не мальчик, - удивленно произнес лоцман. - А впрочем, - он указал на рюмку, - если это, то гоните его в шею. Из-за финна, такого, как он, я уже двадцать лет, как в лоцманах. После выпитой на вахте бутылки польской водки на полном ходу он посадил мое судно на банку у Гельголанда,
       Да, подумал я, хорошая весть до начальства долетает редко, теряется по пути, а плохая преград не знает, как говорил Чижиков. Хорошо еще, что наставник не слышал нашего разговора, может, и пронесет в этот раз.
       То, что старпом весьма подпортил мне репутацию, было ясно, а вот как выйти из ситуации с меньшими потерями, теперь зависело не только от меня, скорее - совсем не от меня. Ясно было только одно - до конца рейса капитан-наставник должен стать моим союзником, а следовательно, мне предстояло позаботиться о том, чтобы при минимуме его ответственности максимально умножить количество заслуг. Это претило моим принципам, но дурная слава и экипажу была совсем ни к чему - судно в течение двух последних лет и так получало самые непопулярные рейсы, и постоянно упоминалось в числе отстающих во всем, начиная с выполнения плана грузоперевозок, кончая политико-воспитательной работой. Впрочем, не все так уж плохо, ведь я мог получить очень неплохого союзника - первого помощника, которому перед пенсией необходимо оставить о себе неплохую память.
       Что из всего получилось, читатель узнает сам. Хочу только сказать, в первом рейсе задачу частично выполнить удалось, что во многом определило отношение ко мне не только моряков, а и руководства пароходства. Но я никогда не ставил это только себе в заслугу. Прежде всего многое удалось благодаря моим учителям, вольным и невольным, дельные советы которых я не забывал и старался не повторять их ошибки.
       В Сарпсборге мы грузились трое суток. Этого времени хватило для знакомства с экипажем, проведения первых совещаний и определения задач на ближайшее время. К работе со штурманами старался максимально привлечь наставника, он же выступил перед экипажем с воспоминаниями. Как и думал, к нему активно подключился первый помощник, который неожиданно удивил экипаж оригинальными рассуждениями о жизни и прошедшей войне. В результате многие перестали прятаться в каютах, избегать встреч с командирами, стали больше собираться в свободные минуты на кормовой палубе, исчезали настороженность, отчуждение и подозрительность.
       Я больше наблюдал, изучал, присматривался, не проявляя особой активности, но и не упуская бразды правления. Как и говорили, экипаж оказался неплохим, но состоял из четко выраженных групп по интересам. Настораживало пристрастие к рассказам о похождениях в период стоянок, обилие историй, связанных с употреблением спиртного. Для человека, работавшего на таких судах, не секрет, что, вырываясь из стальных объятий тесных кают, моряки торопились приобщиться к обычной жизни береговых людей, попадая к тем, кто проявлял к ним внимание в первую очередь. Жены часто приезжать не могли, нередко из-за того, что порт погрузки сообщали за несколько часов до прихода, а стоянки были короткими. Суда работали, как правило, на перевозке экспортных грузов, в совпорт прибывали в балласте и грузились считанные часы. Из-за отсутствия свободных причалов ожидать погрузки приходилось чаще всего на рейде. Порты Вентспилс, Лиепая и Клайпеда стали для этих судов родными, в Таллин заходили для проведения инспекторских смотров и моточисток, которые вскоре исчезли из перечня технического обслуживания. Их заменили "моточистки своими силами", для которых присутствие в родном порту совершенно не обязательно. Все указанное, плюс частые каботажные рейсы, привело к тому, что на этих судах постепенно экипажи сформировались из моряков "второго сорта", то есть лиц, имеющих за спиной проступки или нежелательные в дальнем плавании наклонности.
       Для меня это особого значения не имело, скорее, заставляло быстрее найти пути вырваться из числа "непутевых", чего достигнуть без поддержки экипажа невозможно. Приходилось искать союзников не только на судне, но и у работников пароходства, среди которых было немало тех, кто относился к морякам с уважением и стремился облегчить условия их работы и жизни.
       Если вы думаете, что это работники профсоюза, то ошибаетесь. Что они могли сделать на судах? Добавить в штормовой запас лишний ватник, кирзовые сапоги, которые впитывали воду как губка и дубели на морозе? Долгие годы моряки, к примеру, не могли добиться получения хорошего инструмента, а работники техники безопасности лишали экипажи премии за отсутствие надлежащих ручек кувалд и молотков. И ведь что удивительно, они сами, к примеру, знали, что невозможно в защитных очках советского производства, одобренных профсоюзом, работать в тропиках. А также носить в жару рабочую обувь, управлять грузовой лебедкой в рабочих рукавицах в мороз и еще - многое другое. Сев в кресло на берегу, профдеятели разрабатывали глупые инструкции, не стесняясь, писали рапорты с предложением лишить премии экипажи. Нет, вряд ли они могли стать моими союзниками.
       Значит, нужно было искать помощи у людей, реально способных помочь изменить сложившейся порядок, вырваться из круга бестолкового бытия. В первую очередь сюда относились диспетчерская и коммерческая службы, определявшие груз и порты захода, именно от них зависели благосостояние моряков и время стоянки в портах. Однако для этого необходимо четкой работой, отсутствием простоев, задержек по причине экипажа и налаженным контактом со службами портов завоевать право перевозить грузы, дающие план. Вот здесь-то капитану и карты в руки, которых я не имел... Хотя смотря как посмотреть, кое-что можно было сделать уже в первом рейсе, и этим решил заняться, не откладывая намерения в долгий ящик.
       С выходом из порта, пользуясь неплохой погодой, устроил учения по полной программе. В целом экипаж действовал грамотно, но сказывалось отсутствие навыков, до меня тренировки проводились редко и по сокращенной программе. Как результат: спускали спасательную шлюпку долго, и стало ясно, что при плохой погоде это дело просто безнадежное. Деревянная и тяжелая шлюпка сильно раскачивалась даже при незначительном волнении, шлюпбалки угрожающе скрипели, блоки заедало. Вспомнил увиденные во время экскурсии на американский авианосец спасательные плоты - легкие, автоматически раскрывающиеся при сбрасывании. Поделился воспоминанием с наставником. Тот согласился и почти шепотом, чтобы никто не слышал, сказал, что во время шторма в нашу шлюпку не успеешь даже сесть, её раньше разобьет о борт. Это было очевидно, но инструкции требовали отработать безопасную посадку в нее людей. Увидев, как спускаются матросы, капитан-наставник предложил этим и ограничиться.
       Поднимали шлюпку больше часа, набив кровавые мозоли. Хорошо, что рядом не было других судов и никто не видел нашего позора. Старший механик с боцманом поклялись при всех, что в следующий раз потратят вдвоем на спуск шлюпки не больше пяти минут, а поднимут с помощью еще двоих - за десять. Обещание свое они выполнят, правда, со значительной корректировкой времени в сторону увеличения.
       Действия на тренировках по ВМП, военно-морской подготовке, были успешней, на них неожиданно проявил большую сноровку первый помощник, авторитет которого вырос на глазах. На все затратили четыре часа при планированных двух, ветерок крепчал, и нужно было спешить. По прогнозу за время перехода ожидался шторм с ветрами северо-западного направления, и была возможность добежать до Таллина к вечеру в пятницу, дав возможность команде отдохнуть до инспекторского смотра двое суток. Стармех обещал "крутить" своего "Макара" (двигатель фирмы МАК) во всю ради такого случая.
       Туман опустился перед самым входом в пролив Зунд. Радар, настроенный во время стоянки радистом, работал на удивление хорошо, обнаруживая суда на расстоянии шести-восьми миль. Плавучий маяк Лапигрунд прошли в двух кабельтовых, но огня не обнаружили. Наставник настаивал на ожидании улучшения видимости на рейде Копенгагена, и отговорить его не удавалось. К огорчению всего экипажа, отдав правый якорь, устроились среди стоящих на якорях, пополнив ряды "нерешительных". Честно говоря, я просто схитрил, видя, сколько нервной энергии потратил наставник для уговоров - угостил его любимым виски и уговорил пойти отдохнуть. Меньше чем через час, стараясь не особенно шуметь, снялись и продолжили рейс, пройдя самый узкий участок Дрогденского фарватера малым ходом.
       Проснулся наставник только утром и устроил мне разнос, чисто для профилактики. Мои заверения в том, что я воспользовался временным улучшением видимости его удовлетворили, хотя по лицу было видно, что в это он не поверил. У острова Борнхольм видимость улучшилась, но высота волны увеличилась, бочки на палубе стали "дышать" в такт набегающей на них волне, пришлось изменить курс, прижимаясь к шведскому берегу.
       Моряки постарше помнят, что в те годы между Швецией и СССР существовал очень серьезный "шпионский конфликт". Шведские власти обвиняли ВМФ СССР в постоянном заходе в территориальные воды своей страны советских подводных лодок, изводя бесчисленными нотами МИД и жестоко карая торговые суда, оказавшиеся в непосредственной близости от берегов. Оставалась надежда, что при отсутствии видимости удастся избежать неприятных встреч. Для гарантии дал нашему агенту в Стокгольме радиограмму о следовании в близости шведских берегов из-за шторма, чем заслужил похвалу Леемета. Подтверждения правильности этого решения ждать долго не пришлось, шведские катера береговой охраны несколько раз появлялись из тумана, почти швартовались к борту без слов приветствий, и было видно, как на мостике офицеры производят какие-то замеры. Произведя их, они так же внезапно, словно привидения, исчезали в тумане без нежного прощанья.
       Несмотря на то, что "дед" исправно выполнял свои обещания, а судно ставило рекорд скорости с попутным ветром и волнением, время прихода в Таллин сдвигалось к полуночи на субботу. Когда туман отступил и показались берега острова Хийумаа, радист протянул мне лист бумаги. Это был рапорт с просьбой списать его с судна по приходу. Причиной указывалось желание работать на судах Африканской линии. Как не жаль мне было, расставаться с этим молчаливым человеком и очень грамотным специалистом, воспротивиться его желанию я не мог и, подписав рапорт, спросил: - Мое ходатайство нужно?
       - Спасибо. У нас была договоренность с начальником службы связи. Срок истек, и думаю, он возражать не станет.
       - Что-ж, тогда спасибо вам за работу.
       Рапорт радиста несколько выбил меня из колеи, потеря хорошего специалиста, мягко говоря, создает массу неудобств, а нередко приводит к серьезным неприятностям. Кроме того, это заставило понять, что не все горят желанием работать со мной, и подобное может повториться. Но нет худа без добра, теперь я понял, что должен сделать перед приходом, и объявил по радио сбор экипажа на трюме перед надстройкой.
       Собрались быстро, все, кроме вахтенных. Чувствовалось напряжение, ждали неприятных новостей, вроде изменения порта назначения. Капитан-наставник с первым помощником, стоя плечом к плечу, переводили глаза то на меня, то на радиста.
       - Добрый день, - начал я. - К полночи мы будем на рейде. По сообщению диспетчера сразу становимся к причалу под выгрузку. На этом первый рейс под моим командованием будет окончен. Поскольку он первый, мы обойдемся с вами на этот раз без выводов, их сделают капитан-наставник и инспекторский смотр. Я пришел к вам надолго, у меня много времени впереди, и совместная работа покажет, как мы поймем друг друга. Не скрою, намерен многое изменить, но это не бзык и не капитанская прихоть. Мой долг, как можно лучше и с большей отдачей выполнять свои обязанности и требовать от вас того же. Нам вместе предстоит многое сделать, чтобы оказаться в числе первых. Спокойной жизни вам не обещаю. Ценю ваше право самим распоряжаться своей судьбой, и потому те, кто не пожелает работать под моим командованием, могут уйти, написав рапорт. Сделаю все возможное для удовлетворения вашего желания и не сомневаюсь, что отдел кадров пойдет навстречу. С приходом постарайтесь освободить от вахты в первую очередь семейных. Согласно радиограмме, инспекторский смотр начнется в понедельник в девять ноль-ноль. Те, кто к этому времени окажется в ненадлежащем виде, должны быть готовы к самым неприятным последствиям. Вопросы есть?
       - Что будет со старпомом, его спишут? - задал вопрос артельщик, и воцарилась напряженная тишина.
       - А как вы думаете?
       Было видно, что мой вопрос застал всех врасплох, проступок старпома по Уставу явно тянул на крайнюю меру. Я посмотрел на наставника, тот растерялся и опустил глаза, ему очень не хотелось брать на себя ответственность именно сейчас, стоя перед всеми. Меня больше интересовала в тот момент реакция комиссара, с ним мне еще предстояло работать. По глазам видно, что мое поведение его слегка озадачило, но обращение к экипажу понравилось.
       - Старший помощник совершил проступок, который грозил серьезными последствиями для всего экипажа, чем грубо нарушил Устав службы на судах, но это следствие, причину вы знаете не хуже меня. Я не врач, судно не больница. Учитывая его возраст и стаж работы с одобрения первого помощника и капитана-наставника, сделаю ему предложение, от которого он вряд ли откажется.
       Старпом не дрогнул, только крепче сжал губы, мои слова, казалось, не произвели на него никакого впечатления, но так только казалось.
      
       Сколько бы раз ни приходил в Таллин, еще при виде берегов Коплинского залива и острова Нарген трудно удержать волнение ожидаемой встречи не только с близкими, но и с городом, который с моря очень красив и перепутать его силуэт с другими совершенно невозможно. Каким бы ни был рейс, и что бы тебе ни готовило начальство, при виде своего дома на Ласнамяэ все уходило прочь, оставалось только одно желание, как можно скорее увидеть ту единственную, которой так не хватало. Ощущение, что за тобой наблюдают и чего-то ждут от тебя, заставляло сдерживаться, не выдавать своих чувств. Но только стоило увидеть её, стоящую чуть в стороне, от нахлынувших чувств перехватило дыхание, стали путаться мысли. Чтобы скрыть это, отвел глаза, с трудом сосредоточился на швартовке.
       Оформление прихода прошло удивительно быстро, и буквально через полчаса комиссия сошла с борта. Я встретил жену у трапа и только тогда вспомнил, что не поговорил перед приходом с капитаном-наставником и помполитом. Придется отложить до завтра, подумал я и увидел у дверей каюты обоих, уже готовых попрощаться.
       Пришлось извиниться, задерживать их я не имел права. Это было уроком на будущее - до свидания с близкими капитан должен завершить все свои дела на судне, ибо присутствие самого дорогого человека после разлуки лишает способности разумно мыслить, а мне предстояло еще побеседовать со старпомом.
       Он сидел в каюте вместе с артельщиком, который, чуть не сбив меня, шмыгнул в дверь при моем появлении. Убирать со стола бутылку коньяка было поздно, старпом встал, достал из шкафчика чистый фужер и молча налил в него коньяк.
       - Вы, разумеется, не станете пить со мной? - Он поднял фужер.
       - Почему же? Я вовсе не трезвенник, но меня учили выбирать для этого место и время, а главное знать, с кем пить.
       - А я не принадлежу к тем, с кем можно?
       - Если хотите, то да, но сейчас выпью. Выпью за то, что вы в понедельник зайдете в Службу мореплавания и попроситесь посодействовать вам в отделе кадров с переводом по собственному желанию в "Эстрыбпром".
       Ему не удалось скрыть растерянности, он побледнел, но быстро собрался.
       - А если я этого не сделаю?
       - Сделаете, чиф. Вы же прекрасно знаете, что в отделе кадров вас за моего предшественника, которого вы подставили, не простят, к тому же все равно - не сейчас, так позже вскроется причина столь неожиданной девиации нашего курса.
       - Вы говорите так, будто я законченный подлец и алкоголик! - Старпом обиженно надул губы.
       - Нет, я этого не говорил и не думаю, к тому же у рыбаков работают люди, отнюдь не второго сорта. В отличие от моего предшественника ваша беда в другом. Вы почему-то решили, что можно пить, когда захочется, и при этом вам кажется, что это не мешает вашей работе. Вы отстали от жизни! Время морских волков под постоянным "шефе" прошло. Утверждение, что судоводитель "всегда выбрит и чуточку пьян", всего лишь анахронизм - суда и скорости теперь не те, интенсивность судоходства тоже, да мало ли еще причин. Смотрите, чтобы не оказаться в стороне от фарватера, как говорил капитан и писатель А. Реутов.
       - Пусть так, но почему "Эстрыбпром"?
       - А вам не понятно? Там что - люди второго сорта? Я так не считаю. Разве у вас, кроме судоводительской, есть другая профессия, которая бы помогла вам прокормить жену, двоих детей и остаться уважаемым среди друзей человеком? Да просто потому, что у вас достаточно знаний и опыта, чтобы быстро стать там капитаном. Ко всему вы беспартийный, а у них на судах не тратят впустую время на собраниях и политзанятиях. И нюхать вас там, а вы это страшно не любите, будет некому.
       - А если я откажусь? - сказал он сквозь зубы. Глаза его сощурились, заблестели гневом.
       - Я знаю только одно: "ЕСЛИ" не для вас. Комиссар знает суть вашего проступка, а это значит, что завтра будет знать капитан-наставник, и не только он. К тому же я говорю вам честно - вы мне не нужны, у меня свой взгляд на тех, кто пьет капитанский коньяк на халяву. До завтра, я, думаю, вам хватит времени подумать.
       Разговаривать на другой день с капитаном-наставником и Комраковым было легко, ночь, проведенная дома с женами и детьми, всегда настраивает моряка на доброжелательный лад. Как я и ожидал, наставник легко простил мне небольшой обман, конечно же, он сразу догадался о причине нашего отклонения, но был рад, что молодой капитан оказался сообразительным и все взял на себя. Мы составили с ними рапорт в Службу мореплавания и рейсовое донесение начальнику пароходства. Согласовали с первым помощником его донесение в партком, в котором к моему удивлению я был удостоен многочисленных похвал. Выпив положенную рюмку за приход, они ушли, а я вызвал вахтенного и спросил, на судне ли старпом. Оказалось, что тот ушел на берег до моего прихода. Что ж, подумал я, видимо, он еще не созрел для разумного решения, и позвонил Чижикову, вдруг тот дома? Его совет был бы сейчас для меня не лишним. Но телефон молчал.
      
       Как-нибудь в другой раз я опишу экзекуцию под названием инспекторский осмотр, иначе эту процедуру придирчивых поисков недостатков в работе командиров на судне не назовешь. Правда, на сей раз все замечания проверяющие списывали на моего предшественника, но старпому, стармеху и боцману пришлось попотеть. Стоять вроде как свидетелем мне было неприятно, члены комиссии словно подчеркивали: что с тебя, молодого и неразумного, взять! Оценку поставили удовлетворительную, но замечаний написали более двадцати пунктов. Когда механики-наставники ушли к стармеху, а капитаны-наставники в мою каюту, на судно прибыли начальник Службы мореплавания и зам. начальника пароходства. Перед ними за рейс отчитался Леемет, дал похвальную оценку моих действий, отметив при этом, что молодой капитан склонен временами к неоправданному риску. Тут его прервал зам. начальника вопросом, в чем конкретно это выражалось?
       Смущенный старый морской волк ответил, волнуясь, глядя на меня и путая русские и эстонские слова:
       - Молодой селовек. Сто фы торпитесь? Снаете, сто море не люпит спеска. Польсой туман стоять надо. Спесыть - кур смесыть. А фообсе, он путет хоросый капитан.
       У присутствующих при этих словах губы растянулись в невольной улыбке и весело заблестели глаза.
       - Что ж, я думаю, капитан-наставник все сказал, - на правах старшего взял слово Борис Михайлович Левенштейн. - Спешить нельзя, но работать поспешая необходимо. Для скидки на молодость у нас времени нет, принимая новые суда, учиться придется на ходу. И водить их придется по-новому - быстро, но соблюдая правила хорошей морской практики. Во вторник на совете пароходства доложу наше решение. Поздравляю вас с первым успешным рейсом и желаю вам счастливого и безаварийного плавания.
       В этот день я пришел домой поздно, наставники поздравляли меня с первым рейсом от души, что, конечно же, было приятно.
      
       ПЕРВЫЙ УСПЕХ
      
       "И одурев от качки, ветра воя,
    В радар до боли проглядев глаза,
    Мы будем спорить с бешеной волною
    И вслушиваться в шторма голоса".
      

    * * *

      
       Удивительно мало фотографий осталось о том времени, когда он командовал "Ферганой", - подумал Велев, разглядывая альбом. Да и записей в дневниках совсем немного, и все они, деловые и скупые, свидетельствовали о том, что на них у него не хватало времени. Да, это было так, получив власть, вернее, большие возможности, он торопился многое сделать, молодость не терпит промедления, казалось, что успех совсем рядом и вот-вот придет.
       Успех был нужен, он рассматривал свое пребывание на этом судне трамплином для работы на океанских линиях. Однако для себя решил сразу, что временным на судне не будет - хозяин быть временным не имеет права, иначе хозяйство твое быстро развалится.
       Старпом все же ушел не без скандала, успел заявить в Отделе кадров, что перед происшествием от коньяка не смог отказаться и пил вместе с капитаном. Решительный протест капитана-наставника не очень убедил кадровиков, за исключением Дорофеевой. За Велевым поручили приглядывать первого помощника, считая, что Комраков отлично справится с этим поручением, и не ошиблись, именно после его донесений в партком Велева на долгие годы стали считать непьющим. Принять сто граммов перед боем, а комиссар искренне считал, что вся наша жизнь это не прекращающийся бой, по его понятиям было скорее достоинством, чем недостатком, при условии, если человек при этом "не терял голову". Сам он выпивал уже редко и немного - здоровье не позволяло.
       В то время Велев не задумывался над тем, какую роль сыграл его первый помощник в достижении успеха в работе судна, но с годами понял, что находись рядом с ним тогда другой комиссар, всё могло быть и иначе.
       За время первой стоянки в Таллине удалось немногое из задуманного, но то, что удалось, предопределило успех. На его предложения по организации непрерывного цикла работы при перевозках кокса первыми откликнулись старший диспетчер пароходства Клемент и жена Яхимовича, диспетчер Ирина Викторовна. Они привели его к заместителю начальника пароходства по эксплуатации. Тому предложение понравилось, но он предупредил, что для выполнения необходим надежный экипаж, и дал месяц времени на его подбор.
       Суть предложения заключалась в том, что судно на полгода становится на перевозки кокса из совпортов в порты Швеции, куда в то время такой груз доставлялся в большом количестве для сталелитейных заводов. Это позволяло исключить из бюджета время на подготовку трюмов, которую приходилось производить каждый раз, когда судно предназначалось под другой груз. Для сокращения стоянки в портах предлагалось, с учетом короткой, пять-шесть часов, погрузки, в течение месяца-двух в советском порту границу не открывать, тем самым экономить массу времени, ведь порою только ожидание комиссии занимало несколько часов. Если плечо, расстояние между портом погрузки и выгрузки, выбрать рационально, можно исключить и непроизводительные простои в заграничном порту, где работали только в одну смену. По подсчетам Велева, одно его судно сможет в этом случае перевезти почти вдвое больше груза.
       Экипаж при этом получал тоже значительную выгоду, у него за весь месяц сохранялась валютная часть зарплаты. По согласованию с портом и пароходством раз в два месяца судно получало отстой на двое суток для отдыха экипажа, встречи с семьями. Для отгула выходных дней и отпуска предлагалось, (по примеру немецких судов на линии ФРГ - СССР, укомплектовать подменный экипаж - один на группу судов ("Фергана", "Уральск", "Гвардейск"). Вторично Велев ссылался на работу экипажей немецких судов, и весьма кстати, в ММФ уже созрели для этого, и вскоре экипажи будут менять в самый разгар курортного сезона.
       Уже в январе в Лиепаю приехал Б. Левенштейн, и вместе с диспетчерской службой было согласовано решение о совместном эксперименте в рейсах между Лиепаей и шведскими портами Норчёпинг и Окселезунд.
      

    ***

      
       О работе на этой линии около года я вспоминал всегда с двояким чувством. Одновременно с удовлетворением от впервые выполненного нелегкого обязательства всегда присутствовала горечь оттого, что по моей вине на плечи экипажа легла порою непомерная нагрузка - необходимость отказаться от привычного отдыха в порту, пусть на короткое время. Хорошо, если еще везло с погодой, шторма случались не очень жестокие, но мучило постоянное обледенение, на маневрирование для избежания его не всегда хватало времени. "Фергана" все же была судном низкобортным для работы в зимнее время на Балтике. Именно тогда понял, что без риска в море обойтись трудно, а на риск нужно иметь не только смелость, но и право. Но отступать было нельзя - не в моем характере, однако, вспоминая, что выделывал тогда порой, не осознавая по молодости неоправданности риска, теперь испытывал невольное чувство стыда.
       Наградой за все была первая всесоюзная премия, вымпел, грамоты. К концу 1966 года закупки Швецией кокса значительно сократились, и "Фергана" вновь стала обычным трамповым судном. Это решение на судне встретили с облегчением все, не исключая и меня, ведь я испытывал неудобства большие, чем другие. На судне был только один душ на двадцать человек, отсутствовали прачечная, комнаты курения. Привыкший на "Эльве" ходить постоянно при исполнении в белой рубашке с галстуком или в форменной одежде, делать так же здесь возможности не имел. Мелкая угольная пыль кокса проникала всюду, воротник рубашки через двадцать минут терял вид, а этикет требовал появление капитана к лоцману и властям при полном параде. Стирка в каютной раковине, глажка рубашек и брюк стали пыткой, которая выбивали из колеи, портила настроение. Сушить белье на палубе зимой в море - дело безнадежное. Выводил из себя туалет, которым пользовались все, и который, словно специально, строители соорудили напротив моей каюты. Стальные двери туалета при закрытии на качке издавали звук, подобный выстрелу из пушки, и будили во время и без того короткого отдыха.
       Из моих шестидесяти двух килограммов осталось только пятьдесят шесть, и фирменный пиджак висел, как на вешалке. Пил пиво с яйцами, пивные дрожжи, повар подкармливал меня отдельно на мостике, но все равно незнакомые лоцмана, приходя в рубку, первыми здоровались с помощниками, которые были старше и солиднее. В конце концов, пришлось махнуть на это рукой - не в коня корм.
       Учитывая все вышесказанное, пришла в голову мысль, что так дальше жить нельзя. Засели за чертежи судна. Строители судна соорудили две клетушки - столовую команды шириной метр пятьдесят и длиной четыре метра, и почти такую же кают-компанию. Возникла идея убрать переборку между ними, поставив два пиллерса для жесткости, стол расположить от борта до борта. Тогда при его длине и ширине восемь метров можно с комфортом усадить экипаж без четырех вахтенных, что и было сделано силами команды в рейсе. Теперь на судне появилось место для отдыха, а совместное питание с рядовым составом лишь приучило и тех, и других к сдержанности в разговорах и необходимости чисто одеваться. Теперь дистанция между командирами и рядовым составом заметно уменьшилась, что оказалось весьма полезным.
       Однако часть руководства пароходства и партком усмотрели в этом грубое нарушение технической эксплуатации и снижение руководящей роли командиров, и если бы не приход на должность начальника пароходства Костылева, схлопотал бы я строгий выговоряшник. К тому же еще удалось скрыть, что часть румпельной переделали под баню. Кстати, впоследствии на других судах этого типа в период ремонта были произведены те же работы, но уже с помощью судоремонтных заводов.
       Главное, что удалось - объединение экипажа ради полезной деятельности, что помогло, не меняя состава, добиться хороших результатов в производственной деятельности, создать хороший психологический климат на судне. Одно только расстраивало - меньше чем за два года сменилось шесть старпомов.
       После любителя спиртного на судне побывали Борис Мухортов, Михаил Лавров, Рейн Колло, Юло Лийв, Сергей Каменев. Со всеми я работал с удовольствием, и все уходили на повышение либо капитанами, либо старпомами на большие суда. Где-то в тайне надеялся на то же и я, тем более, что в отделе кадров вид на меня имели, да и другие службы не возражали.
       Самым удивительным и неожиданным оказалась полная поддержка со стороны первого помощника, убежденного сталиниста и, по мнению многих, очень неудобного человека. Дмитрий Степанович Комраков прошел войну не где-нибудь, а политработником штрафных батальонов. Как известно, политруки этих воинских подразделений ходили в атаки вместе со своими подчиненными и отвагой должны были обладать немалой, вероятность получить пулю от своих бывала порой большей, чем от противника. Но Дмитрий Степанович окончил войну благополучно, человеком среди штрафной братвы уважаемым. К концу войны, кроме как стрелять, окапываться, ползать по-пластунски, пить боевые сто граммов и читать политинформации, он ничего не умел, и потому согласился на работу по специальности, сначала в лагерях для вернувшихся из плена, а затем в местах заключения. В начальники из-за отсутствия образования не выбился, остался, как и прежде, рядовым политработником, но, видимо, не плохим, за что был направлен на работу помполитом на суда заграничного плавания.
       Первый день работы на судах явился поводом для рождения морской байки. Как и в местах заключения, в процессе ознакомления с судном зашел он в матросский кубрик парохода. Кубрики старых судов для нижних чинов, как правило, освещались скудно, и когда Комраков впервые с трудом разглядел этот стальной ящик с двухъярусными койками, повеяло чем-то родным и привычным. Однако его поразил беспорядок, кубрик готовили к покраске, переборки и койки были загрунтованы суриком, на полу разбросаны сапоги, в углу стопкой лежали матрацы. Непорядок! И дрожа от возмущения, обращаясь к старпому и боцману, он произнес как можно строже:
       -Это что за бардак в камере? - И, заметив удивленный взгляд старпома, добавил: - Кровь на стенах, бахилы не убраны.
       Мне при появлении Комракова стало ясно сразу, что в искренности комиссару не откажешь, хотя обычно искренность для людей его профессии носила весьма затейливый характер, и чаще всего с подтекстом. Но этот человек был открыт полностью - что думал, то и говорил. В эпоху хрущевской "оттепели", когда многие вдруг заговорили о демократии и репрессиях, Дмитрий Степанович, не скрывая, заявлял во всеуслышанье:
       - Диссиденты - это болтуны и предатели, они продадут страну, если их вовремя не пересажают. На фронте такие первыми перебегали к немцам. Хрущев всегда много болтал, черт знает что. Посылал на верную смерть людей тысячами, а сам всегда сидел в тылу, за линией фронта. Я в Сталинграде воевал, но там его не видел, а теперь он говорит, что с нами в бой ходил, вот так он себе Победу присвоил. А еще взял и отдал хохлам исконно русские земли, сделал обрезание России, из-за которого еще наплачутся русские люди. Это ж надо такое сотворить - в России хлеба не стало вдоволь. У меня на Тамбовщине сады вырубили, свиней не держат, даже с кур налоги берут. Всю Россию кукурузой засеял.
       - А вы не боитесь, что вас за такие разговоры кто-нибудь заложит, и тютю на Воркутю, - прерывает его радист.
       - А там что, не русские люди живут? Там порядочных людей не меньше, чем на свободе.
       - Так почему же они там? - не унимается радист.
       - А потому, что такие, как ты, их закладывают.
       - А вы, Дмитрий Степанович, никого не закладывали? Строчите, небось, по ночам, - вступает в разговор стармех Саша Кацубо. Комиссар к удивлению отвечает спокойно:
       - Я не строчу и не стучу, а на пишущей машинке до сих пор печатать не научился. А знаешь почему? На клавиши нажму, а она - стук, проклятая, и сразу вспоминаю - так стучали в трибунале, на допросах, и тот стук на всю жизнь в сердце останется.
       - Так почему же вы за Сталина заступаетесь, - спрашивает радист, - это ж он приказы издавал.
       - Дурак ты еще, маркони, - горько качает головой комиссар, - он их для генералов издавал, такие, как Хрущ подписывались, а уж исполняли их по-своему.
       Особенно переживал он развенчание культа личности:
       - Это он свою вину заглаживал, за Сталина прятался, все на него свалил. Культ личности развенчал, а народ обманул. Обещал коммунизм, а сам огромный во всю Россию колхоз собирался построить. На Руси без царя нельзя, послабление царской власти всегда к смуте приводило. Вот и не усидел в Кремле, развенчанием культа Сталина против себя не только генералов настроил, но и всех патриотов, в ком еще национальная гордость жива, и демократы его защищать не стали, им милее та жизнь, что за бугром.
       Мне рассказали, что когда сняли Хрущева, радости комиссара не было границ, он ее не скрывал и впервые попросил у капитана бутылку водки.
       - За такой день мне выпить нужно, за избавления России от супостата. Правда, и новый того же племени, но надеюсь на лучшее. Вот выйду на пенсию, непременно напишу ему, пусть обратно вернет Крым и русские земли. Эта тема постоянно беспокоила комиссара, который был влюблен в Потемкина и не скрывал своих чувств:
       - Потемкин после Ивана Грозного и Петра Первого больше всех о русских землях беспокоился. Он Крым России вернул и все северное побережье Черного моря.
       - Да что вы так волнуетесь за Крым, Дмитрий Степанович, ведь не туркам же отдали, - пытаюсь успокоить его я
       - Молодой ты еще, Михалыч, еще в сорок четвертом отбирал я листовки под Львовом, в которых бендеровцы призывали бить "москалей" и отобрать у них "исконно украинские земли" вплоть до Ростова вместе с Кубанью. Если так дело дальше пойдет, они пол-России оттяпают, да еще нам счет предъявят, а уж прибалты - в первую очередь.
       - Но с бендеровцами давно покончено, - говорит стармех, которому слово "хохлы" не нравится.
       - А ты поезжай во Львов и потолкайся на бульваре у театра вечерком, послушай, что старики да студенты гуторят, вот тогда и убедишься, о чем они мечтают. Хрущ бендеровцев реабилитировал, они еще свое возьмут. Я их по лагерям хорошо знаю, у них для москалей слов нет, только пуля, шашка да нагайка.
       Как бы теперь ни относились мы к сказанному тогда, но кто бы мог подумать, что всё сбудется через каких-то двадцать с небольшим лет. Что же такое знали они, такие же, как Комраков, как мой дед на Кубани, который утверждал, что будут еще "чечены" жечь казачьи станицы, резать русских людей, как баранов. Наверное, у них были другие учителя, своя народная, передающаяся из поколения в поколение история, другой взгляд на смуты и преобразования нашей страны. Для того времени подобные разговоры были небезопасными, должности можно было лишиться в два счета...
       На Комракова все же донесли, по состоянию здоровья он мог бы еще работать и работать, но через полгода его тихо проводили на пенсию.
       Из-за уважения к этому человеку, когда стану капитаном "Кейлы", попрошу кураторов и партком прислать Дмитрия Степановича поработать пару месяцев на подмене, как тогда говорили - "для поддержки штанов". Однажды, выбирая якорь в Заводской гавани порта Бремен, поднимем мы на его лапе со дна мотороллер. Экипаж решит подарить его своему комиссару в знак уважения. Механики отремонтируют, а я уговорю Рижскую таможню сделать исключение ради такого человека. До последнего дня он будет на мотороллере ездить рыбачить на Юлимисте и рассказывать всем в районе улицы Маяка, какие хорошие ребята и капитан в его последнем экипаже.
       Наверняка кто-то помнит и говорит об этом человеке совершенно обратное, и будет, наверное, тоже прав. "Диалектика!"- как любил говорить он, так до конца не понимая истинного значения этого слова. А может быть, я и не прав. В одном твердо уверен, что, несмотря на всю его противоречивость, очень многим Дмитрию Степановичу обязан, благодаря его невмешательству в дела капитана и безграничной поддержке в повседневной работе и во всех начинаниях. С первых дней он делал свое дело и не мешал мне выполнять свое. А выходило, что мы делали с ним одно и то же, притом были уверены, что не выстрелим в спину друг другу. Из людей этой профессии именно его да Михаила Федоровича Симонова я буду вспоминать чаще других.
      
       Район плавания между тем расширился, все чаще выходили в Северное море, к берегам Англии и Шотландии, во французские порты в проливе Ла-Манш. На многое я смотрел уже другими глазами, учился мыслить на перспективу, совершенствуя свои познания не только в судовождении, но и в коммерческой практике, морском праве. В дальних для такого класса судна переходах приходило умение работы с экипажем в чрезвычайных ситуациях. Все чаще и чаще стал думать о выходе в Океан, ведь нередко он был совсем рядом, в какой-то сотне миль. В могучей зыби, идущей с Северной Атлантики, и в бурном кипении Бискайского залива я чувствовал его зов, его дыхание, часто во сне видел склоненные над белым прибоем пальмы Африканского побережья, скользящие по лунной дорожке пироги.
       Осенью 1966 года пошли слухи, что следующим начальником пароходства станет либо Г. Костылев, либо А. Аносов. "Это ж твои люди", - пошутил Чижиков, когда мы встретились у Дорофеевой, и я решился и спросил у нее, долго ли еще пробуду на "Фергане"?
       - Жди,- коротко сказала она, - все в свое время.
       - Понятно, - подвел итоги Чиж, - значит не скоро. Пришлось смириться.
       А море, будто в обиде, подбрасывало все больше неожиданностей, испытывая меня на прочность непрерывными штормами, словно ревнивая жена, не отпуская из своих объятий и проверяя мою зрелость и преданность ему.
       Как-то на переходе через Северное море в штормовую погоду вахтенный матрос решил "покормить рыб" и бросился на крыло, зажав рукою рот. Сильно качнуло, он получил дополнительную инерцию и, падая, ручкой двери разорвал себе рот до уха. Судового врача на таком судне иметь не положено, а матрос исходил кровью. Без хирургического вмешательства не обойтись. Противостолбнячную сыворотку в судовой аптечке нашли, а вот средств анестезии не обнаружили. Пришлось дать пострадавшему стакан коньяка. Он выпил и говорит: "Больно!" Дали еще стакан. Зашивать рану вызвался старпом, через минуту упал в обморок. Стармех отказался, сказал, что если бы сразу и топором - другое дело, а иглой - садизм. Пришлось зашивать самому. Шов получился, конечно, не как у Рахильчика, но кровотечение прекратилось. За полтора суток до Эдинбурга больной выкушал бутылку. Прибывший с приходом доктор, посмотрев на шов, в обморок не упал и, узнав, кто зашивал, даже похвалил:
       - Это, конечно, ужасно с точки зрения косметической хирургии, но в конкретном случае единственно правильное решение. Запомните, мастер, для анестезии все же лучше использовать виски или водку, коньяк расширяет сосуды и сушит горло. В день больше чем триста граммов не давать, больного жестко фиксировать.
       Когда я перевел его рекомендации, матрос возмутился: - Путает доктор. Это, товарищ капитан, для англичан триста, а для нас и литр не повредит.
       Услышав ответ, доктор рассмеялся: - Сейчас я отвезу его в госпиталь. Если он так хочет, дайте ему бутылку, но тогда перешивать буду без наркоза.
       - Товарищ капитан, я согласен, - матрос кивнул головой, - только "Столичная" должна быть в литровой таре.
       Уехали они с бутылкой, а когда через три часа доктор вернулся, он был навеселе, а матрос спал сном младенца. С тех пор мне пришлось пользоваться "бутылочным" наркозом не раз, но зашивать раны самому больше не довелось, многие годы в моих экипажах были судовые врачи, о них речь впереди.
       Когда я штурманил, то считал, не столь уж важно, какие на судне специалисты - радист или механики, достаточно, чтобы это были хорошие люди, с которыми не скучно в кают-компании, в увольнении на берегу. Разумеется, приятно, когда тебя окружают такие люди, но когда ты капитан и отвечаешь за все и за всех, то начинаешь понимать, что в штате должности "хороший человек" просто нет. Однако должность - должностью, важнее, какой специалист занимает эту должность, и лучше, если это - профи, как теперь говорят. Мне эту истину пришлось постигать на собственном горьком опыте. Все может показаться банальным и не существенным для берега, где сменить неугодного специалиста - раз плюнуть, а в море приходится с ним работать до прихода в порт, и за это время он может пустить судно на дно.
       В памяти навсегда остался случай, когда второй штурман послал замерять уровень воды в льялах неопытного матроса. Тот, чтобы не потерять льяльные пробки, вывинтив их, спрятал в карманы. Закончив замеры, войдя в коридор, повесил сушить футшток и ватник, забыв закрутить пробки на место. Отсутствие заглушек обнаружила следующая вахта к восьми часам утра, к тому времени из-за усиления волнения воды в трюмах оказалось столько, что будь груз поделикатнее, чем чугун, убытки могли быть серьезными. В другой раз мой предшественник на африканском судне, капитан очень грамотный и уважаемый, вынужден был уйти из пароходства, когда старпом передоверил вновь прибывшему матросу безобидную операцию - прием мытьевой воды. Тот перепутал приемную трубку танка с трубкой замера льял, и в результате почти полностью было подмочено более трехсот тонн дорогостоящего груза какао-бобов.
       Кто-то скажет, а причем здесь, к примеру, радист? Это ж такая безобидная профессия. Безобидная, но важная, как впрочем, любая на судне. И все же...
      
       РАДИСТ ПАША И ПОВАР САША
      
       Работа повара желудок веселит,
    Радиста - душу в море нам ласкает.
      
       Да. Радист Б... в на первый взгляд таким безобидным и показался. Небольшого роста, кругленький, как колобок, и таким же лицом, с которого не сходила улыбка ангела, с голосом грудным и мягким, как у женщины. С первых минут появления на судне успел одарить курящих сигаретами "Таллин" из большой заводской коробки (жена работала на табачной фабрике), некурящих - маленькими сувенирными бутылочками ликера. Двигался он быстро и легко, порхая, словно птичка из каюты в каюту, только на трапе терял уверенность, и можно было догадаться, что на судне этот человек впервые.
       Когда процедура знакомства с экипажем состоялась, и он принял дела, я спросил уходящего на повышение старого радиста: - "Ну и как новый Маркони?"
       Тот ответил, пожав плечами: - Вроде ничего, проработал на военно-морском радиоцентре пятнадцать лет.
       Тон, с которым был произнесен ответ человеком, всегда говорящим немного, но очень конкретно и уверенно, насторожил, но до отхода оставалось всего два часа, а дел много. С выходом в рейс я еще раз просмотрел прогноз погоды, принятый прежним радистом, и, отдав для передачи в пароходство и агенту порта назначения диспетчерские радиограммы, беспокоить радиста не стал. Меня немного смутило лишь то, что тот сидит в наушниках, страшно сосредоточенный, а клочок волос на его изрядно облысевшей голове стоит дыбом, оставляя тень на переборке, весьма похожую на известное существо с рогами.
       Прошла ночь, излюбленное время работы людей этой специальности из-за лучшего прохождения радиоволн, а утром прогноза не обнаружили. Попросил вахтенного помощника напомнить радисту. В обед радист был в той же позе и, как прежде, весьма озабоченным, но прогноз отсутствовал. Новичок даже не спустился ужинать, стоило зайти к нему в радиорубку, как он кричал: - "Знаю, знаю!" - и энергично махал руками, демонстрируя крайнюю занятость. Когда пришло время вечернего прогноза, стало ясно, что он его тоже не примет.
       Ветер усиливался, но небо было безоблачным, барометр лениво полз вниз, показывая, что значительного ухудшения погоды в ближайшее время не предвидится. Включил радиопеленгатор, нашел широковещательную станцию Стокгольма, та обещала снег и усиление мороза, но ветром не пугала. До Борнхольма полтора суток ходу, справа недалеко шведский берег - есть, где укрыться в случае чего. В полночь, когда при смене вахт поднялся на мостик, второй помощник протянул мне журнал прогнозов. Корявым почерком со множеством ошибок, прогноз передается на английском языке, было написано такое, в чем разбираться пришлось минут двадцать. Сведения о погоде не сходились с тем, что творилось в действительности, при этом у меня возникло чувство, что подобный прогноз я читал совсем недавно. Перевернул лист и увидал такой же, четко и красиво написанный рукой прежнего радиста тремя сутками ранее.
       Уличенный в "плагиате", наш пончик с наушниками не собирался признаваться и выкручивался с поразительном проворством, но когда его вывели на крыло мостика и на собственной шкуре он убедился, что ветер дует совершенно с противоположной стороны, а температура воздуха ниже десяти градусов и брызги волн застывают на лету, то признался во всем. Оказывается, десять последних лет из пятнадцати он занимал должность председателя профсоюзного комитета военного радиоцентра, где работали в основном вольнонаемные. Стаж работы радиооператором второго класса, что это конкретно должно было означать, он объяснить не смог, составлял всего три года. Год пробыл в учебном отряде, а год стажа прибавил себе для солидности. Глядя на наши лица, без дополнительных вопросов добавил: незнание английского, отсутствие опыта работы на телеграфном ключе международным кодом и страх перед электричеством и радиоволнами с детства.
       На вопрос, как же он прошел техминимум в Службе связи, ответил коротко: по протекции. Второй помощник, начинавший работу на флоте радиооператором, на полном серьезе предложил выбросить ненужный балласт за борт. Признаться, в тот момент я бы не возражал, и это, видимо, было заметно на моем лице. Радист заплакал, размазывая слезы по лицу, и приготовился стать на колени. Штурман за шиворот втащил его в радиорубку и процедил сквозь зубы: - Если за три дня всему не научишься, утоплю!
       И все же нас подвела доверчивость, в тот момент нам и в голову не приходило, что он сказал нам не всё.
       Ветер крепчал с каждым часом, судно начало черпать бортом воду. Полный груз ферросплавов, вес которых больше веса свинца, занимал совсем немного места в самой нижней части трюмов, избыточная остойчивость потому превышала все мыслимые и немыслимые значения, придавая качке судна такую прыть, что, казалось, тебя оторвет от палубы и как пращей выкинет за борт. Продолжение рейса прежним курсом становилось опасным, пришлось проложить курс точно по ветру, к южной оконечности Борнхольма. Разразилась пурга, температура упала до минус пятнадцати градусов.
       До рассвета кормовая и носовая части судна превратились в глыбы льда, по главной палубе и трюмам волны взламывали лед и уносили его за борт вместе со снегом. Метель продолжала своё бешеное кружение, и берег острова в радар обнаружили в трех милях. Для того, чтобы укрыться под островом от штормовой волны, предстояло совершить поворот и около часа идти почти лагом к волне. При той качке, которая ожидалась, это был связано со смертельным риском, ферросплавы - сыпучий груз и должны были непременно сместиться, а значит, опрокинуть судно, что на море случалось неоднократно.
       Пришлось маневр растянуть на четыре часа подворотом к острову, и когда прогремела якорь-цепь и остановили двигатель, то впервые оценили ужасную силу ветра. Едва удерживаясь на ногах под его напором, осмотрели судно и трюма. Цепной ящик затоплен, антенны оборвались под тяжестью льда, в трюмах - вода на пайолах, насос не успевал откачивать ее из льял. Удивился, как боцман и старший матрос окололи брашпиль и якорную цепь. Все время работы на баке со страховочными поясами их контролировали старпом и Комраков, удерживая от падения за борт на линях. На корму пройти не удалось, она представляла собой небольшой айсберг с торчащей из него выхлопной трубой. Когда окололи надстройку, обнаружили отсутствие на корме вьюшки со швартовым концом и нашей переносной сходни, что сыграет в дальнейшем немаловажную роль.
       В этой напряженной обстановке и суете мы совсем позабыли о нашем радиоспециалисте и не заметили его отсутствия. Настало время сообщить в пароходство о нашей задержке из-за шторма, кинулись искать радиста. Он лежал в каюте на палубе в остатках непереваренной вчерашней пиши, при нашем появлении не проявив признака жизни. Боцман приподнял его, и послышался жалобный стон, глаза открылись. Взгляд свидетельствовал о том, что маркони находится где-то далеко-далеко, возможно даже в стране предков. Стало понятно, что язык ему не повинуется, но запах спиртного в каюте отсутствовал.
       - Несите в душ, не раздевая, - приказал я.
       - Каюту убирать я не буду, - решительно произнес боцман, - пусть убирает сам. Наш новый "поварешка" хотя и на карачках, а не только все за собой убирал, но еще ухитрился яйца в кипятильнике сварить, не то, что этот мягкий кранец с наушниками.
       - Не беспокойтесь, товарищ боцман, - раздался тонкий, почти детский голос за спиной.
       Я обернулся и увидал нашего нового повара, о котором до сих пор только слышал. Все эти три дня он наводил порядок на камбузе, но притом успевал готовить необыкновенно вкусно, а слова благодарности принимал на рабочем месте, не высовывая носа оттуда.
       - Дядя Паша не виноват, он чуть не умер. Я все уберу, как только освобожусь, - произнес шеф, глядя невинными глазами ангела.
       - Я тебе уберу, - прогудел из-за спины боцмана старпом. - Ишь, какой добренький выискался. По правилам санитарии и гигиены тебе это не положено. Сейчас прополаскаем его в душе, на ветерке просохнет и выдраит свою берлогу до блеска.
       Меня уже не интересовало дальнейшее, главное, чего опасался, не произошло. За борт наш радист не выпал, а от качки пока еще никто не умирал, привыкнет или сбежит с флота, если, конечно, при его квалификации не выгонят раньше. По пути зашел на камбуз и поразился: это прокопченное ранее помещение, больше похожее на небольшую кочегарку, преобразилось до неузнаваемости. В свете вновь установленной люстры дневного света блестела нержавеющая сталь бачков, кастрюль, кухонной утвари и отделки плиты. Свежеокрашенные переборки добавили света, и камбуз стал, кажется, намного просторнее. Шеф, маленький, щупленький, с детским лицом, уставился на меня удивленными глазами ребенка.
       - Заходите, товарищ капитан. На обед у меня солянка и запеканка с печенью и сыром. Вот хочу на вечер заварных с кремом испечь, пока не качает, ребята по сладенькому соскучились, а старпом говорит, что меня могут побить, причем, может быть, и ногами. Я понимаю, что это шутка, а вдруг? - Его невинный взгляд говорил, что верит предостережению старпома.
       - А вы, как испечете, несите мне в каюту. Я сладкоежка, а всем скажете, что капитан будет угощать только отличившихся на околке льда. Увидите, как они побегут на палубу, и впереди всех старпом.
       Повар задумался на мгновение и, махнув рукой, промолвил с улыбкой: - А, ладно! Пускай бьют. Как говорила моя бабуля - бьют, значит, верят, что исправлюсь.
       - А бабуля ваша кем была?
       - Она у самого Питерского губернатора при поварах состояла. По французским супам, дичи и тонким блюдам из мяса для приемов важных особ привлекалась. А так - всё при барыне, та ужас как до сладкого слаба была, и как только в весе прибавит, непременно за волосы и с кулаками. В Швейцарии при господах, как революция случилась, тоже поваром состояла, а в Питер после последней войны вернулась. Почти семь лет рябчиков да глухарей в лагерях начальникам готовила, потом в "Астории" и "Европейской" по приглашению банкеты накрывала. Иногда меня с собой брала, потом учить готовить стала, а мне понравилось, но вы не думайте, я не самоучка, я седьмое училище закончил, в нем преподаватели даже из обкомовской столовой бывали.
       Своими "при господах", "состояла", "барыня" напомнил он мое детство и бабулек, а за название любимого города "Питер", которое он произносил нежно и с гордостью, сразу заслужил мое расположение.
       Однако со связью дело обстояло совсем никуда. Магнитная буря еще больше осложнила ее, и второй штурман в тот день так и не смог связаться с радиоцентром. Уже под утро по правому борту сквозь непрекращающуюся метель раздался грохот якорной цепи, а вскоре в разрывах снегопада увидели судно типа "Тисса", таких в других пароходствах было немного. Незадолго до этого нам установили ультракоротковолновую радиостанцию "Акация", предназначенную для связи с кораблями и постами ВМФ. Особого запрета на её использование для других целей не было, и вскоре многие суда стали применять эту аппаратуру для связи "судно-судно".
       Справились, какое судно стало на якорь, оказалось это "Калев", который попросил повторить наше название и фамилию капитана.
       Прошло минут десять, и "Калев" вышел снова на связь, позвал к "трубе" капитана.
       - Доброе утро, капитан, - ответил я, - слушаю вас внимательно.
       - Какое, к чёрту, доброе, - ответил мне коллега. - От Дрогдена двое суток ковыряемся, еле добрались. Со вчерашнего вечера в дрейфе брашпиль окалываем, вот только что якорь отдали. Вы-то давно здесь?
       - Меньше суток. Так же, как и вы, со льдом боремся, - ответил я.
       - А что у вас случилось, почему молчите? Пароходство поиск объявило, всем судам в нашем районе дано указания вести наблюдение за поверхность моря. Пропали вы, на связь двое суток не выходите.
       Только теперь до меня дошло, что, зациклившись на прогнозе, не проконтролировал я диспетчерскую связь, а "дядя Паша", или "Бармалей", как уже успели прозвать радиста, солгал, сказав, что передал все. Времени на обдумывание не было, и я сказал первое пришедшее мне в голову:
       - Маркони ковыряется с передатчиком, пока разобраться не может, да и антенны только подняли, мачта до салинговой площадки обледенела. Груз-то - ферросплавы, нам не позавидуешь.
       - Это точно. А мы с оборудованием для рыбозавода. В трюмах Содом и Гоморра, ящики рассыпаются, как картонные, гвозди от качки, как живые выскакивают. Придется постоять, по прогнозу уменьшение кратковременное, а потом резко зайдет на юго-запад и опять до тридцати метров в секунду. Готовьте РДО. У меня радист ваш знакомый Герман Лапин, привет вам передаёт, рядом стоит, ждет.
       - О-кэй, заодно пусть нашу корреспонденцию примет.
       Волнение пароходства было обоснованным, хотя наше молчание не носило исключительного характера. В те времена, при наличии слабых радиопередатчиков, такие случаи были нередки, но на сей раз молчание усугубило сообщение датской пограничной службы, переданное через Копенгаген в пароходство. В нем говорилось, что на берегу острова Борнохольм пограничники нашли трап-сходню, наш спасательный круг и обломки досок (на крышках трюмов возили кубометра два сепарации). По названию и порту приписки на круге нетрудно было установить, кому принадлежит судно. Как и положено, в таких случаях в конторе поползли слухи, что мы "булькнули". Все бы ничего, да дошли они и до наших жен, как всегда, нашлась добрая душа, а те атаковали руководство - где наши мужья? Хорошо, что мы об этом не знали, иначе мог наш "дядя Паша" узнать, как били Паниковского.
       Простояли мы у острова три дня, вернее, бегали вокруг него, вслед за меняющим направление ветром. Как часто бывает на Балтике в декабре, мороз и снег сменился глубокой оттепелью и проливным дождем. Вновь зазеленели луга острова, отдохнув, отъелись мои ребята. "Шеф Александр", как уважительно стали называть повара, готовил так, что не съесть всё, что он "выдавал на гора", было невозможно. А выдавал он на заказ бифштексы, цыплят-табака, картофель-фри, вареники, пельмени, все, что выдумывал одичавший от кислых щей и расползающихся котлет предшественника мозг полуголодного труженика. В кают-компании в любое время можно было выпить стакан отлично заваренного чая с пирожком или булочкой, выпить ароматный морс. Когда шеф спал, никто не знал. В любое время дня и ночи он мог появиться там, где стоило лишь подумать, а не съесть ли...? - и он уже стоял с подносом, на котором домылся ароматный кофе и стопкой высились аппетитные блинчики.
       Снялись мы по назначению вместе с "Калевом", только нам на Запад, а ему - в "другую сторону". Суматоха в пароходстве улеглась, второй помощник, пользуясь стоянкой, усиленно занимался педагогической деятельностью, используя приемы древних греков - физическое воздействие на нерадивого ученика, за отсутствием розг используя тумаки и подзатыльники. Результат не замедлил сказаться, к исходу третьего дня радист все же передал диспетчерскую и принял стокгольмский прогноз, который можно было разобрать, не пользуясь шифровальными таблицами.
       -У нашего маркони руки словно клешни у краба, а у радиста они должны быть, как у пианиста. К тому же мысли у него разбегаются, словно тараканы. Магнитофон нужно купить, ему легче, да и нам контролировать сподручнее, но до конца рейса я из него человека сделаю, - заключил штурман.
       Так он навел меня на мысль установить в радиорубке магнитофон, что уже на новостроящихся судах новинкой не было, а вскоре станет обязательным.
       Между тем мы продолжали свой рейс. Ветреным и дождливым днем вошли в Кильский канал. Агент узнал меня сразу и стал трезвонить по радио, часто повторяя мою фамилию. Через несколько минут примчался лоцман Клюге, по прозвищу "Фельдмаршал" в память об известном военном начальнике, за ним капитан шлюза Хорн и два наших постоянных на "Эльве" рулевых с королевской фамилией Кёниг первый и Кёниг второй. Было видно, что они рады встречи со мной, и в первый и в последний раз немцы расщедрились и принесли с собой бутылку "Корна" - хлебной немецкой водки. Узнав, что наш порт назначения Лондон, Хорн почесал затылок и произнес неуверенно:
       - В зимнее время с таким грузом небольшие суда у нас не выпускают. Но вы, русские, живете по другим законам, и относительно вас у меня указаний нет. Подождите немного, я вернусь.
       Через пятнадцать минут он принес прогноз на пять суток и расписание частот и времени передачи прогноза на широковещательных станциях. Тепло распрощавшись, мы пробежали канал довольно быстро, ни разу не задерживаясь в расширениях, встречных судов было мало.
       - Это плохо, капитан, - ворчали Кёниги. - Значит, в Северном море шторм или сильный туман.
       Я и сам уже знал, что и того и другого там в избытке, но все же оставалась надежда на улучшение погоды. Но еще трое суток нас валяло, как Ваньку - встаньку, ожидать в этих местах осенью штиль - дело неблагодарное. Вновь вышел из строя радист, да и другие нередко отказывались от приготовленной пищи, но шеф, курсируя между камбузом и туалетом, мужественно перенес второй в его жизни шторм, доказывая делом несгибаемый дух потомственных питерцев. Когда мы входили в устье Темзы, он поднялся на мостик с кофе и бутербродами на подносе, на его бледном лице не было ни грамма усталости. На чистейшем английском он поздоровался с лоцманом, и тот, подняв удивленно брови, принялся обсуждать с ним секреты приготовления бутербродов с икрой. Мне пришлось захлопнуть челюсть второму помощнику, хотя признаться честно, я и сам был немало удивлен. Их беседа с бутербродов плавно перешла на Шекспира, и наш Александр с пафосом прочел монолог "Би ор нот ту би", чем привел старика одновременно в бурный восторг и в замешательство. Когда повар ушел, он подошел к штурману и спросил тихо, чтобы я не слышал: - Кто это был?
       Второй решил пошутить: - Это наш комиссар.
       Лоцман решительно замотал головой: - Не может быть, секонд, я за свою жизнь не встречал ни одного комиссара, который бы знал на английском больше, чем "здравствуйте" или "сколько стоит".
       Я сказал серьезно и с гордостью: - Это наш шеф-повар, он из Питера, а там все такие.
       Лоцман затих, изредка негромко повторяя: - "Не может быть".
       Когда я подписал ему квитанцию, он обернулся в дверях и сказал тихо: - Я понял, капитан, этот человек из "Кей Джи Би" (КГБ). - И добавил: - "Спай" (шпион).
       Я посмеялся, а вот повару было не до смеха. Прибывшие офицеры иммиграционной полиции долго крутили паспорт повара, расспрашивая меня о месте его рождения и жительства, затем попросили пригласить шефа в каюту. Он пришел со свежими бутербродами и невинной детской улыбкой, которая повергла их в шок. На фото в паспорте он был хмурым и слегка испуганным, а перед ними стоял совсем мальчишка, заподозрить в котором шпиона было трудно. Поболтав с ним о погоде, спросив, был ли он ранее в Англии и откуда у него такое знание английского, они его отпустили, но во время выхода в город в составе его группы за ними неотступно следовали двое в штатском, которые свое присутствие и не скрывали. Авторитет шефа после этого достиг заоблачных высот, все норовили попасть вместе с ним в группу, владелец магазина колониальных товаров Коган подарил Александру небольшой портрет Черчилля и модный берет, а его жена - красивый передник с королевскими вензелями и Букингемским дворцом. Из-за этого передника Александр получит приставку "фаворит ее величества", которой будет награждаться на пирушках в портах с присутствием портовых леди.
       Лондонские докеры разгружали, не торопясь, груз увозили на завод автомобилями, к тому же мы попали на Рождество, и стоянка затянулась на неделю. Стало ясно, что на Новый год, как я рассчитывал, мы в совпорт не попадаем. В нашем представлении рождественские праздники ассоциировались с Новым годом, со снегом и Дедом Морозом. английское Рождество разочаровало, мелкий дризл (нудная морось, не сравнимая ни с чем), мокрые Санта-Клаусы, толкотня в магазинах, где англичане потрошат залежавшийся товар еще шустрее, чем у нас на толкучках, пустынные улицы под вечер. Глядя на мокрый и притихший порт, вспоминаешь белый снег, нарядную елку, радостные хлопоты на кухне.
       К елке мы приценились на Олдгейте, даже самая маленькая оказалась нам не по-карману. За пакгаузами срубили ночью бузину, присыпали ватой, поставили под нее Деда Мороза. Елочные украшения в коробке под диваном у комиссара оказались разбитыми в пыль, пришлось вырезать их и клеить из бумаги. До Нового года оставалось сутки. Утром тридцать первого декабря примчались докеры, сняли последний груз, а в обед явился лоцман, и мы выходим из шлюза, зная, что после недельного затишья ожидается шторм от северо-запада. Проходя Гринвич, получаем извещение о том, что шторм переходит в ураган. Лоцману рекомендуют завести нас в военно-морскую гавань Хридж, недалеко от устья, и в сумерках мы швартуемся в середине гавани к мощным палам, с удобными швартовыми пушками на разных высотах. Усиливающийся ветер плотно прижимает нас к кранцам, но волны в укрытой высоким молом гавани не поднимает. В полночь открываем шампанское и под едва слышимый по радио бой курантов встречаем 1967 год. Красиво убранная кают-компания, красивый и богатый стол, только посуда подкачала, в бесконечных штормах число тарелок уменьшилось до минимума, а алюминиевые я ставить запретил. Все одеты празднично - в белые рубашки, что придает празднеству необычную торжественность.
       Мне положено говорить первый тост, от него отказываюсь, передаю старшему по возрасту Дмитрию Степановичу. Он волнуется и никак не может начать.
       - Дорогие мои ребята, - наконец произносит он, и никто не пытается возражать против такого начала. - Никогда не думал, что заканчивать свою трудовую деятельность я буду в такой дружной семье, из которой, несмотря на трудную и беспокойную жизнь, так не хочется уходить. Мне уже за шестьдесят, я многое видел, больше горя, чем радости. Мой отец хотел, чтобы у меня был свой дом и много детей. На войне это было невозможно, а в местах заключения даже думать об этом не было желания, и только на флоте, на судах я понял, что такое большая семья. Вам еще долго плавать, большинство среди вас настоящие моряки, и я хочу выпить за то, чтобы вот так же всегда вы уважали друг друга, помогали преодолеть трудности, потому что один в поле не воин, а в море, как на войне. Счастья вам и здоровья, пусть всегда будет с вами удача и хороший капитан.
       Звонок вызова на мостик прозвенел неожиданно. Вахтенный помощник молча показал на крыло. Что огромное, усыпанное разноцветными огнями, надвигалось на нас из темноты, грозный и мощный гул нарастал, сотрясая все судно. Стих ветер, над нами нависла громадная стена. Внезапно, ослепив, вспыхнули мощные прожектора. Да это ж авианосец швартуется к палам! - догадался я, различив палубы и характерный развал носовой части. Боже мой, какой он огромный! Вот они спускают швартовный бот, который по величине такой же, как мое судно.
       До сих пор я видел авианосцы издали и у пассажирского причала в Гамбурге, но этот был совсем рядом, и оказался неимоверно большим.
       - А я еще думаю, что буксиров собралось в гавани больше десятка, - произнес вахтенный. - Вроде от шторма скрываются, а тут он в гавань заходит. Сколько ж там команды?
       - Более двух тысяч в мирное время. Вместе с самолетами целая армия.
       Швартовался это голиаф около двух часов, и к окончанию швартовки закончилось застолье. На просьбы выдать еще пару "пузырей" ответил отказом, море пьяных не любит, а я не терял надежды днем выйти в Роттердам под погрузку.
       Проснулся от шума на палубе, похоже, мои ребята все же проникли в артелку к заветному "сундучку". Встал, открыл иллюминатор и обомлел: на палубе, сидя на брезентах трюмов, мореманы распивали пиво в банках, которого до этого на судне не имелось. Поднялся на мостик и увидал старпома в окружении трех офицеров, ведущих деловую беседу.
       - Это наш капитан, - представил он меня. Я был в брюках и в рубашке, и по их удивленному переглядыванию понял, что они этому не поверили. Пришлось извиниться и пойти одеться по форме.
       - Извините, джентльмены, я не знал, что у меня гости.
       Тот, что был с двумя звездочками на погонах, откозырял.
       - Мы к вам с миссией, сэр, - он протянул мне коробку, перевязанную ленточкой. - Командир штурманской группы поздравляет вас с Новым годом. Он во время войны бывал у вас в Архангельске и знает ваши порядки.
       Коробка была фирменной, с множеством звездочек, довольно тяжелой и булькающей.
       - Это наш американский виски, - с гордостью сказал молодой, подняв подбородок, и я подумал, что он, чего доброго, запоет американский гимн.
       - Придется, чиф, ответить американскому столу от нашего стола, тем более что пивом ребят не обделили. Возьмите бутылки четыре водки, пару шампанского и полукилограммовую банку икры. Упакуйте аккуратней. А как они спустились к нам?
       - С нижней палубы трап на корму подали, чуть трубу не снесли. Разрешения спросили, как им отказать, - чиф виновато пожал плечами. - Шефуля на палубе проводит политико-воспитательную работу, слышите, как на авианосце ржут, словно жеребцы, и спускают коробки с пивом. Веселый парень у нас Александр, боюсь, первый и последний рейс делает. Как бы комиссар не списал его как врага народа. Хитрит старик, в каюте иллюминатор открыт, он же все слышит, а не выходит.
       - А ты бы зашел и доложил, если опасаешься. Зачем зря старика обижать, да и не время сейчас при посторонних такое болтать. Их ведь русскому языку на случай войны специальные офицеры-преподаватели обучают, может, для практики и разрешили с нами пообщаться.
       Словно поняв мои слова, офицеры заторопились уходить, но я попросил их обождать.
       - А почему у вас так мало навигационных приборов, капитан? - спросил молодой. - Разве можно без них так далеко плавать? У моего отца на яхте приборов больше, а у вас даже современного лага нет. - Он указал на висящий в рубке лаглинь с вертушкой.
       - Хорошему моряку лаг не нужен. Он и без него свою скорость точно определит, а по показаниям забортного лага бухгалтерия платит нам командировочные.
       Старший, услышав эти слова, усмехнулся: - Только русские могут плавать в наше время, как Колумб. Зачем тогда вы запускаете свои спутники?
       - А это вам как военному должно быть известно, вы их запускаете с той же целью, - не выдержал я.
       Гости покинули судно, тепло распрощавшись, явно обескураженные. Это было первым знакомством с американскими военными моряками, нашими противниками в холодной войне, и мне впервые пришла в голову мысль, что рядовой состав обеих сторон оказался гораздо лояльнее друг к другу, чем мы, офицеры. В дальнейшем я смогу убедиться в этом неоднократно, и вывод тут один: люди, облеченные большей ответственностью, приходят к согласию гораздо позже, чем те, кто свободен от строгих обязательств.
      
       МУКИ С МУКОЙ
      
       Снялись мы через сутки, авианосец ушел раньше. В Роттердаме грузили американскую пшеничную муку высшего сорта. В Союзе она практически исчезла и начались ее закупки
       за рубежом. Прибывшие из Гааги представителя торгпредства ознакомили меня с секретным постановлением Совета Министров, в котором приказывалось "капитанам судов под личную ответственность организовать полную сохранность груза при погрузке, перевозке и выгрузке груза". Те же меры должны были принять и другие многочисленные лица из партийных органов, прокуратуры, милиции, ОБХС, портов, складов, железной дороги, автохозяйств и т.п. Постановление было на четырех печатных листах и заканчивалось словами: надлежит принять все меры...., покончить с бесхозяйственностью...и почему-то принимать все меры к соблюдению государственной тайны.
       Лица работников торгпредства были серьезными, если не сказать испуганными, но, постояв на ветру у трюмов, они уехали "по-английски" - не попрощавшись, так же внезапно, как и приехали. К тому времени трепетное чувство перед работниками советских организаций за границей у меня почти окончательно умерло, в чем они виноваты сами, и даже такой грозный документ, как указанное постановление, лишь убедил в том, что хорошая морская практика и без указаний сверху заставляет оценивать перевозимый груз максимально объективно
       Моряки народ к экстренным ситуациям привычный, экипажу особо объяснять задачу не пришлось. На каждый трюм были назначены тальмана (счетчики) и ответственные за качество. Муку перегружали из трюмов голландского судна, прибывшего из США, к которому мы стали лагом. Содержимое мешков сомнений не вызвало, да и отвечать за то, что внутри, мы не могли. Видимо, мука была изъята и стратегического резерва, пролежала в нем длительное время, отчего мешки довольно часто расползались при укладке, при этом пластиковая внутренняя упаковка лопалась. Приостановили погрузку, вызвали эксперта, сообщили в торгпредство, откуда ответили: - "Решайте на месте". Решили - заменять поврежденные мешки на целые, чтобы соблюсти точное количество указанного в документах груза.
       Выглядело это так. Экипаж указывал поврежденные мешки, грузчики должны были поднять их на палубу и к концу смены догрузить число поврежденных. В действительности по согласованию со своим профсоюзом грузчики отказались поднимать поврежденные мешки и разрывали их в трюмах, высыпая содержимое и выбрасывая на палубу пустой мешок. К концу смены стало ясно, что россыпи в трюмах становится много, зачистить ее было невозможно, не навредив еще больше и задержав погрузку надолго, что выльется в дополнительные расходы.
       - Так это ж хорошо, Михалыч, больше муки привезем. Американцы не обеднеют, и нам в порту спасибо скажут, - успокаивал меня комиссар, не подозревая, какую муку эта мука преподнесет нам в Калининграде. Здесь его интуиция не сработала, потому что нормальный человек при всем желании не смог предвидеть того, что случится при выгрузке.
       Встречали нас в Калининграде, как важных персон, только что без оркестра. Помимо многочисленных работников порта, усиленного наряда пограничников и таможенников на причале к удивлению было немало людей в милицейских фуражках. Все стояли в напряженном ожидании, как будто мы привезли им не муку, а государственных преступников.
       - Что это они все такие озабоченные? - волнуясь, спросил второй штурман, который был непосредственно ответственным за груз, косясь на две санитарные машины и людей в белых халатах, стоящих прямо у места швартовки. - Может, мука отравлена?
       Однако пироги из этой муки мы с удовольствием ели трое суток, и все чувствовали себя прекрасно.
       Оформление прихода всё расставило по своим местам. Таможенники и врачи, осмотрев карантинный груз и опросив экипаж о здоровье, дали знак, и с причала все ринулись осматривать открытые трюма, защелкали фотоаппаратами, отмечая что-то в записных книжках. Затем трюма закрыли, запретили спускать желтый карантинный флаг и сход экипажу на берег. Я было начал протестовать - какой карантин, если столько людей топтались на судне, но врач указала мне на двух милиционеров у трапа, у которых под кителями топорщились пистолетные кобуры.
       - Прощайте девочки, прощайте милые, И ваши мальчики к вам не придут! - пропел электрик, помахав рукой двум тальманам в юбках.
       - Хорошо, что не вызвали жен, - подумал я и увидел, как из-за стоящих вагонов грациозно ступая на тоненьких каблуках-гвоздиках, выплывают наши любимые почти в полном составе. Милиционеры растопырили руки, преграждая доступ на судно, жены, ничего не понимая, остановились. Скромно идущая позади пожилая женщина мгновенно преобразилась в мегеру и бросилась вперед, напирая грудью на защитников порядка.
       - Это еще что за фокусы? - в голосе ее гремела сталь лязгающего гусеницами тяжелого танка. - Какой еще карантин? Наши мужья в море были, а не у девок на гулянке. Мужики, можно сказать, со дна морского явились, с того света, а вы нас к ним не пускаете. Зови начальника, да самого главного, и бегом!
       - Во, моя дает, - восхищенно произнес Комраков, - супротив нее никто не устоит. Это только артподготовка, посмотришь, что еще будет, когда в атаку перейдет.
       В атаку Дарья Семеновна пошла уже в отделении милиции порта, где вместе с карантинной службой сопротивлялись недолго и, поставив подпись под документом, что супруги несут полную ответственность и будут посажены в карантин в случае ,.. жены оказались в наших объятиях. Стоит ли говорить, что без слез радости не обошлось. Всем им очень хотелось увидеть "радиста-садиста", того с трудом отыскали в румпельном. Его жалкий вид смягчил гнев, и он получил индульгенцию из рук Дарьи Семеновны в виде подарков жены - сигарет и ликера "Вана Таллин". Особенно этому радовался повар, который оказался предусмотрительнее всех, он не только приготовил праздничный обед, но и испек огромный торт и пирожные. Пришлось выставить на стол спиртное, тем более что у жены старпома оказался день рождения.
       Результаты анализов пришли на другой день. Выгрузку начали под присмотром все той же милиции и многочисленных тальманов порта, но не в вагоны, как собирались, а на склады. Грузчики проявляли удивительную аккуратность, причина которой стала известна после того, как заведующая складом призналась, что им зачитали постановление Совмина и взяли подписку об ответственности. В телефонном разговоре с диспетчером пароходства я исчерпывающе обрисовал картину. Тот сообщил, что нам предстоит сделать еще два рейса в Роттердам, и просил поторопиться. Возвращаясь после разговора с пароходством, я у борта столкнулся вплотную с капитаном порта, с ним у меня были очень неплохие отношения.
       - Послушай, капитан, хочу тебя предупредить, с этой мукой назревает большой скандал. У вас очень много россыпи в трюмах. Завскладом боится большой недостачи. Россыпь, даже если и соберут в мешки, она как груз принять не сможет, сертификат качества на нее не распространяется.
       - Не волнуйтесь, - сказал я. - Спасибо за предупреждение, но число мешков должно сойтись, я потребовал три процента на повреждения, как указано в коносаменте. Думаю, что у нее еще останется запас на погрузку в вагоны.
       Старик обрадовался, но при расставании произнес загадочно: - Раз так - смотри, но в данном конкретном случае запас не есть "вэри гуд".
       Я не придал значения его словам, но, оказалось, напрасно. Когда последние мешки вышли из трюма, грузчики в своих белоснежных чунях ходили в муке по-колено. Завскладом подбила итоги - все сходилось до последнего мешка. Куда делись три процента - у портовиков, как всегда, секрет фирмы. Пока ожидали зачистку трюмов, отправили в Ригу вечерним поездом жен, планируя отход к утру, а когда вернулись, узнали, что с зачисткой проблема.
       Забрали меня без особых разъяснений в пять часов утра, не дав почистить зубы и выпить стакан чая. Как только привезли в отдел ОБХС, за меня взялся молодой, почти моих лет, с новенькими погонами капитан-осетин.
       - Признавайтесь, капитан, откуда у вас в трюмах столько муки? - любуясь на себя в зеркало и расчесывая щеточкой усы, произнес он ледяным голосом.
       Варьировать диапазоном голоса я умел не хуже и ответил, добавив сарказма: - Для того, чтобы задать этот вопрос, меня незачем было вести сюда. Даже ежику понятно, что это россыпь из поврежденных мешков.
       Рука со щеточкой слегка дрогнула, он медленно повернулся и взглянул, как старый чекист в кино на белогвардейца.
       - Что понятно ежику, меня не интересует, я спрашиваю, откуда мука?
       - Я же ответил - россыпь.
       Он явно играл: как в театре, поставил ногу на стул, положил руку на колено и подпер подбородок. Левой рукой развернул и пододвинул ко мне бумагу с карандашом.
       - Пишите.
       - Что я должен писать?
       - Ежику понятно, признание.
       Страха в этот момент не было, мне даже стало интересно, что произойдет дальше. Играть, так играть. Я взял карандаш, покрутил его и аккуратно положил на бумагу.
       - Карандашом писать не буду, давайте ручку.
       - Что так? Капризничать изволите? - Он снял ногу со стула и зашел за спину.
       - Карандаш, легко стереть, - сказал я, - к тому же таким плохо заточенным карандашом судоводители не пользуются.
       Он медленно вернулся за стол, вынул из ящика шариковую ручку и положил перед собой.
       - Вы, капитан, что - очень умный? - Голос был полон ехидства.
       - Дураков в капитаны не утверждают, и уж если вы говорите таким тоном, то один на один я с вами говорить не буду. Зовите начальника.
       - А я и есть начальник - начальник отдела расследования хищения собственности, - мой ответ явно ударил по его самолюбию. Он хотел продолжать дальше, но в комнату вошел пожилой майор. Капитан мгновенно преобразился.
       - Товарищ майор, капитан судна отказывается писать приз..., объяснительную.
       Майор посмотрел на меня усталым взглядом и сказал с укором: - Так мы, капитан, не разберемся. Откуда столько муки?
       - Голландские грузчики оставили из рваных мешков, им на россыпь наплевать, мука-то американская. - Мне показалось, что майор готов поверить.
       - Что-то, капитан, не верится, что капиталисты столько муки вот так просто отдадут нам.
       Да, подумал я, им понять грузчиков и меня трудно.
       - Я понимаю вас, товарищ майор, но поверьте, что это действительно так.
       Майор посмотрел на своего подчиненного, тот понял это как приказ к действию.
       - А где же эти порванные мешки, о которых вы говорите? - торжествуя победу, спросил он меня.
       - Там, где им быть и положено - на свалке. По условиям перевозки рваньё я оставлять на борту не обязан. Если не верите мне, свяжитесь с пароходством.
       - Не учите нас, - он стукнул по столу.
       - Вот что, капитан. Пока не напишите все чистосердечно, отсюда вы не выйдете, разве что в "предвариловку" вас отправим, - сказал майор и вышел.
       Я написал всё подробно, дознаватель унес написанное, пришел и приказал писать все заново. Написал еще два раза.
       За окном наступил рассвет, хотелось пить, да и позавтракать не мешало, к тому же беспокоило, что происходит на судне. Попросил отвезти на судно позавтракать, а потом можно и продолжать. Капитан ушел и отсутствовал полтора часа. Вернулся с сержантом, и втроем мы поехали в порт. В каюту ко мне никого не пускали, разрешили только буфетчику принести завтрак. После завтрака допрос продолжили в комнате милиции на причале. До обеда твердили одно и то же, а потом ошарашили меня вопросом:
       - А чем вы докажете, что не выгрузили часть муки где-то по пути?
       Такого идиотизма я все же не ожидал и понял, что говорить дальше бесполезно. Потребовал разрешения позвонить в город. После недолгого совещания разрешили, и я набрал номер первого секретаря Калининградского обкома из списка, который мне в Роттердаме представители торгпредства. Секретарь соединила со вторым. Я объяснил ему суть моего положения.
       Он приехал через тридцать минут, внимательно выслушал меня, и, посовещавшись, они отправились на судно посмотреть на "гвоздь вопроса". Стало понятно, что этот человек мало чем поможет, и я набрал из списка телефон приемной председателя Совета Министров СССР. К удивлению, ответили почти сразу и, выслушав, попросили подождать у трубки. Минут через пять тот же голос сообщил, что они вылетают самолетом на место через час, не говоря, кто именно. К шестнадцати часам зачистку не начали, в ожидании стояли грузчики, складские работники, тальмана, крановщик и, разумеется, судно. Второй секретарь уехал, к числу работников ОБХС прибавились женщины из Народного контроля города и порта. Никто не заметил, как на причале остановилась "Волга" и из нее вышли два молодых, элегантно одетых человека. Они показали милиционеру у трапа удостоверения, и подошли к открытым трюмам. По реакции милиционера и его испуганному лицу я понял, что это гости из Москвы, сказал повару, чтобы накрыл для них обед и спустился на палубу.
       Все решилось в считанные минуты. Этим людям не нужно было ничего объяснять, они попросили коносаменты и документы на сдачу груза. Старпом принес фотографии, наше последнее тайное оружие. Отозвав в сторону меня, завсклада и начальника коммерческого отдела порта, сказав остальным, что они свободны, москвичи спросили, когда судно может выйти в рейс.
       Они очень торопились, в аэропорту ждал самолет, у борта - автомашина, дома, наверное, молодые жены. Шеф все же уговорил их поужинать. На борту они пробыли ровно сорок минут и, оставив мне номера телефонов, по которым можно звонить в любое время и из любого места, они заторопились. Так я познакомился с людьми знаменитого человека -Алексея Николаевича Косыгина, с которым лично встречусь через два года, но забуду поблагодарить за помощь. Неизвестно, чем бы кончилась эпопея с россыпью, однако с тех пор вопросы погрузки и выгрузки я буду держать всегда под контролем, во избежание подобных конфликтов.
       С мукой мы сделаем еще два рейса, россыпи будет не меньше, но при выгрузке уже больше никто не станет задавать глупых вопросов.
       Правда, до конца жизни меня будет мучить вопрос, случайной ли была встреча вечером недалеко от порта с тремя громилами, которых очень интересовал мой паспорт моряка. Шли они за мной от самого вокзала, куда я ходил звонить домой, а встретили на дамбе. Били не очень, но обшарили всего. Сняли часы и забрали немного денег, меня столкнули в воду. Часы с подарочной надписью от отчима нашли грузчики утром на дамбе, принесли на судно, потому что я стал после "мучной эпопеи" человеком в порту известным.
       Через несколько лет во время стоянки в порту я встречу в городском кафе заведующую складом, угощу ее коньяком, как заслуженную пенсионерку. Она расскажет мне, что после нашего скандала с мукой в порту обнаружат организованную группу расхитителей, в которую входили работники милиции и охраны. Воровали по-крупному, вагонами, ее заставляли молчать. А меня тогда встретили по их заказу, надеялись, что паспорт моряка будет при мне. Они прекрасно знали, что без него меня в рейс не выпустят. Вмешательство работников из аппарата премьера для них было неожиданностью и привело в итоге к раскрытию хищений. От лишнего коньячка она всплакнула со словами - эти ироды могли и убить!
       В марте пришла радиограмма, в которой сообщалось, что судну планируется большой, на шесть месяцев ремонт в Локсе, и к нам прибыл групповой механик Арнольд Ражев. Проверив судно от носа до кормы, опросив механиков, решили, что столь длительный срок для ремонта не нужен, а объем его может быть сильно сокращен. Стали готовить документы и обратились к руководству пароходства пойти навстречу экипажу. Начальника пароходства Г. Костылева убеждать в рациональности нашего решения долго не пришлось, добро на эксперимент было получено. Благодаря еще одному очень хорошему человеку и руководителю - директору Локсаского судоремонтного завода Льву Исааковичу Крупникову ремонт был произведен всего за двадцать суток, совсем не в ущерб дальнейшей эксплуатации судна. Нашим совместным с групповым механиком "тайным оружием" оказалась пятидесятилитровая бочка чистого медицинского спирта, купленного в "Болтоне", магазине для моряков Гданьска, хороший зерновой кофе и шоколад. Раскрывая эту "жуткую тайну", каюсь - грешен, но не корысти ради, а о судне радея да подчиненных своих любя.
       Были моменты и поступки, о которых пока умолчу, но по просьбе друзей на славном теплоходе "Фергана" трудившихся еще кое-что напишу, когда для этого созрею.
       Вроде и не долго работал я на судах этой серии, но многое почему-то связано со штормовыми погодами и неприятными ситуациями, которых на море не избежать. Практически не могу вспомнить ясных и солнечных дней даже летом, разве что во время стоянок в портах. Именно после всего такого начинаешь ценить уют, особенно домашний, тишину и ласку. С тех пор обязательным ритуалом возвращения домой станет горячая ванна с подогретым халатом после купанья, кресло, рюмка хорошего коньяка или рома, и непременно гаванская сигара. Может быть, это мой небольшой капитанский "бзык", как говорил моряк и писатель В.Конецкий, но понять меня может только тот, кто сам прошел через подобное.
       Радист "дядя Паша" проработает на судне до его продажи. Профи из него так и не получится, по-прежнему будет обманывать по пустякам, но уже с тяжкими для себя последствиями. Уйдя на берег, на этом свете не задержится.
       Повар Саша с чудной фамилией Невский уйдет с флота через несколько месяцев после моего списания, когда его мать после инсульта окажется инвалидом. Вскоре станет известным поваром в кафе и ресторанах Питера, а после смерти матери уедет на Кубу. Там будет работать по специальности в советских организациях, женится на мексиканке. Говорят, что ныне держит ресторан в Мексике на курортном побережье, так ли это, не ручаюсь. Но если так - мои наилучшие пожелания тебе, человек, приносящий радость людям!
       О "Фергане" я часто вспоминаю, как о маленьком судне, на котором получил немалый опыт в своем деле и научился понимать людей, таких все-таки разных, но всегда интересных в деле, которое они любят. Прав был мой капитан на "Метростроевце" говоря, что чем ниже мостик, тем ближе к морю.
      
       ГУТЕН ТАГ, НЕМЦЫ, Я ВЕРНУЛСЯ
      
       Возвращение к прежнему - не конец, и только от тебя зависит,
    станет ли оно полезным для тебя".
      
       Такими словами напутствовал меня отчим, когда я узнал, что предстоит вернуться на немецкую линию уже на теплоходе "Кейла", капитан которой Уно Лииврад с подозрением на инфаркт был отстранен от работы в море. Предполагалось, что после ремонта я получу назначение на суда африканского плавания, но, как узнаю потом, против этого выступил новый начальник Службы мореплавания А. Аносов, у которого, видимо, сохранились обо мне не совсем положительные воспоминания как о курсанте. Но присутствовала здесь еще одна причина.
       Еще на "Сулеве" я внес предложение несколько скрасить тупой нос судна, нарисовав на белом фоне наружного фальшборта "усы" - широкие полосы, отходящие от пятиконечной красной звезды. Моряки всегда придавали большое значение оформлению носовой части судов, в век парусного флота там крепились скульптуры, потом герб, а в наше время на судах некоторых стран рисуют эмблему пароходства.
       Эту идею я долго вынашивал, предложение мое не проходило. Перед ремонтом на судно направили матроса, который в свое время окончил художественное училище, очень неплохо писал маслом и чеканил по меди. Ему идея сразу понравилась, а когда мы увидали на носу немецкого судна герб Любека, решение пришло само собой. Положив перед собой пачку сигарет "Таллин", поиграв с цветами флага ЭССР и изображением адмиралтейского якоря, родили эмблему на щите. Она была чертовски красива, мы не утерпели и нарисовали ее на носу судна и с ней пришли в Таллин. Хотели нарисовать такую же на трубе, но не хватило времени.
       Известие о "Фергане" с эмблемой дошло до пароходства, и наутро я услышал зычный голос Александра Владимировича Аносова с многочисленными эпитетами, начинающимися с буквы Ё, обещающий гнать меня с флота поганой метлой за самоуправство. После многочисленных предыдущих похвал стало обидно за наше творение, в которое было вложено столько души, но противоречить начальнику Службы мореплавания не положено, и к вечеру эмблема была безжалостно закрашена чернью, а я приготовился минимум к строгому выговору. Перед ремонтом судна капитана не снимут.
       Однако среди руководства были не только противники, эмблемой заинтересовался начальник пароходства и попросил меня принести эскиз и трафарет. Ему понравилось. За день до конца ремонта в Локсе проводилось большое совещание, зайдя по пути на судно, Костылев сказал коротко: - Рисуй! Теперь матрос Велюго, прозванный из-за непривычной фамилии Граф де Велюго, "написал" эмблему с учетом выявленных недостатков и пожеланий начальника. Трафарет изготовили заводчане.
       В Таллин мы пришли утром пораньше, и опять в 07.30 на мою голову посыпались нелестные эпитеты с угрозой "загнать в боцмана". Как потом узнаю, о том, что начальник согласовал вопрос экспериментального ношения эмблемы на судах нашего пароходства, Аносов не знал, а мне не поверил. Новый капитан на судно пришел, а меня к удовольствию отправили в отпуск, обязав перед этим вновь изготовить эскиз с учетом тех исправлений, которые мы внесли в Локсе. Ответственным за мероприятие был назначен начальник Службы мореплавания, что усугубило мои прегрешения перед этим человеком.
       Впрочем, сегодня понимаю, что во многом А. Аносов был прав, для молодого капитана я был весьма строптив и слишком самостоятелен, что в строгой системе кадров пароходства не допускалось, тем более, молодым капитанам. Александр Владимирович и высказал мне свое отношение к почину в процессе совместной работы над эмблемой.
       По возвращении из отпуска Аносов предложил послать меня старпомом на пароход "Волочаевск" - поучиться скромности у старого капитана Александра Федоровича Полковского, но Костылев решил по-другому, и вот я вновь на линии. Разумеется, восторга не испытывал, но после "Ферганы" у меня на судне теперь был отдельный кабинет, спальная и персональный клозет с душем. Знакомиться заново с работой не пришлось, изменения были незначительными, а многих из экипажа я уже знал, особенно командиров, учить которых не приходилось.
       С экипажем отлично управлялся первый помощник по фамилии Сапог, что не соответствовало его сущности - свою работу он делал без нареканий и был на хорошем счету в парткоме. Старпом Владимир Бурданов, выпускник нашей мореходки 1960 года практически готовый капитан, грамотный, волевой, решительный и досконально знающий работу на линии. Радист Томпсон - настоящий профи, интеллигентный, высокообразованный, к тому же неплохой товарищ, исключил все заботы о связи и о радионавигационных приборах, одним из первых начав внедрение радиотелефонной связи. Отличное знание немецкого и английского языков дополняли его достоинства и делали весьма уважаемым среди экипажа. Дружили палубная и машинная команды, что превращало экипаж в крепко спаянную семью, где не бывало даже мелких нарушений.
      

    0x01 graphic

    Начальник рации К.Томпсон, Л.Веселов, старпом Бурданов

      
       К тому времени установились очень тесные отношения с коллективами портов Рига и Клайпеда, наладились крепкие шефские связи, и время стоянки в портах превращалось в хороший и полноценный отдых с поездками на экскурсии, на отдых за город, посещение гастролирующих театральных представлений. Летом рядом был прекрасный пляж и курорт Паланга с отличной базой отдыха порта, поэтому жены с детьми бывали частыми гостями на судне.
       Какое-то время мне даже казалось, что мой отпуск продолжается на рабочем месте, пока не начались туманы и шторма. Несмотря на то, что мы со старпомом по-братски делили вахту на мостике, переживания на "Фергане" напомнили о себе болью в желудке. Пришлось обратиться к врачу, его заключение не радовало - необходимо стационарное лечение. Об этом не могло быть и речи, судоверфи пекли суда, как пирожки, капитанов не хватало, лечение отложил до отпуска.
       Месяцы летели, как курьерский поезд, наступила весна, а за ней лето и мой последний на много лет отпуск в благодатный сезон. В тот год мы с семьей провели месяц в Анапе. Дети пристрастились к рыбалке, рвались к деду, и когда мы прилетели в Жданов (Мариуполь), они и отчим были самыми счастливыми людьми на свете, пропадая целыми днями на море или на ставках. "Дед Сашка" учил их ловить бычков, раков, выуживать из камышей крупных карпов, сазана. Вместе с ними радостно визжала жена, стоя по грудь в черной тине, не в силах сопротивляться пятикилограммовым сазанам, под смех ребят и поучительным речам отчима, с трудом сдерживающегося при детях от ехидных выражений.
       Однако мир в доме родителей был хрупким, и отчим, подмигнув, нередко приглашал поговорить на балконе. Он был очень рад за меня и гордился мной. Его интересовало все, что касалось моей работы, живо переживал рассказы, оживленно комментируя многое по-своему неожиданно. Нам было хорошо вдвоем, открывались ранее неизвестные страницы из книги своей жизни
      
       СУДЬБА ОРДЕНА
      
       Утреннее августовское солнце быстро нагоняет жару, обычную для этого времени в опаленных летним зноем степях Приазовья. Окончили утренние песни птицы в лесопосадках, не плещется ушедшая в прохладную глубину рыба. Утки со своими многочисленными выводками забрались в камыши подальше от кружащих в небе коршунов и наглых прожорливых чаек, от сменивших чистое Азовское море на мутные, но полные мелкой рыбы, обмелевшие за лето воды колхозных прудов, по-местному - ставков.
       После удачной ночной рыбалки, погрузив рыбу в садки, мы с отчимом лежим на берегу, у среза воды, отогреваясь от ночной прохлады, прислушиваясь, как щелкают в мокрых мешках в тени палатки клешнями пойманные раки, изредка поглядывая, не прогрызли ли они в них дыры. Над нами чистое голубое-голубое небо с летающими ласточками и стрижами и звенящая тишина, нарушаемая гудением назойливых мух. Ближайшее жилье в десяти километрах, вокруг ни дорог, ни души. Говорить не хочется, мы оба понимаем друг друга в такие минуты без слов. Он летчик и любит небо любовью, свойственной людям своей профессии, для которых оно значит так же много, как для меня море. Получается, что мы думаем о разном и в то же время об одном. Нам всегда хорошо, когда мы остаемся одни, особенно с тех пор, как я стал капитаном, что означало в его глазах мою зрелость. Да и когда я был мальчишкой, он всегда говорил со мной как с другом, а не с ребенком, но теперь нас стало объединять нечто большее.
       На огромной высоте, оставляя за собой белый инверсионный след, в направлении на запад летит крупный самолет. Боковым зрением вижу, скорее, ощущаю, что отчим следит за ним.
       - "Боинг", наверное, - говорю я. - Из Кореи или Японии в Европу летит.
       - Нет, - как всегда уверенно, когда дело касается авиации, произносит отец. - Это наш стратегический, в Крым на Качу возвращается. Они здесь постоянно летают. Не завидую им.
       - Это почему?
       Отчим поворачивает голову в мою сторону.
       - Они нередко летают с полным бомбовым запасом. Бомбы-то, сам понимаешь, ядерные, а значит, считай, они вроде как все время воюют. А война - дело поганое, но человек без нее никак не может.
       Он замолкает, но тема нашего разговора уже определилась, и я чувствую, что он сейчас вспоминает о своих войнах. Отчим о них говорить не любит и на вопрос, что делал в годы войны, отвечает неохотно - "летал", а у меня с годами появляется желание узнать больше.
       - Папа, расскажи мне про свои ордена.
       - А что о них рассказывать? Ордена - это, как говорят, награда за конкретно сделанную работу на войне, за заслуги в ратном деле. Правда, сам-то ты чаще всего никаких заслуг не видишь. Для тебя, скорее, они напоминание о минутах крайнего напряжения, о победе над страхом и желании выжить. Нам, по сравнению с пехотой, было, наверное, намного легче в бою. Бой в воздухе быстротечен, летчик-истребитель не видит лица своего врага, не слышит свиста пуль и разрыва снарядов, он видит его машину и делает все, чтобы она оказалась в прицеле. Для этого нужно вроде немного: летать лучше, чем твой враг, уметь и знать такое, чего не умеет и не знает он. А вот в сорок первом всё было наоборот.
       Он замолкает, и я боюсь, что, как всегда, ограничится обычными рассуждениями.
       - Расскажи про орден Боевого Красного Знамени, который ты долгое время хранил отдельно от других наград, - говорю я, глядя ему в глаза для убедительности.
       Отчим садится, достает из-под перевернутого ведра бутылку с водой и долго пьет, словно собираясь с мыслями.
       - Этот орден мне дороже всех. Я прошел с ним всю войну, а мог лишиться его, заодно и жизни, и самое главное, не в бою, не в самолете, а во дворе тюрьмы или ее камере. К тому же попал бы в число изменников родины, расстрелянных по приказу трибунала.
       Он тянется к своей походной сумке с рыболовными принадлежностями, достает сигарету, ломает пополам и вставляет половину в мундштук - врачи категорически запретили ему курение, и он, обманывая себя, сократил процесс наполовину.
       - Война застала меня в Крыму, когда, отгуляв отпуск в военном санатории, в который был послан за заслуги в Финской компании, садился в поезд Симферополь - Ленинград. В те часы мы, пассажиры, ничего не знали, и только в Днепропетровске нам объявили, что немцы бомбят наши города. Когда поезд прибыл в Харьков, там стояла страшная неразбериха, пути были забиты составами, а вокзал переполнен кричащими и толкающимися людьми. Мы, как и положено военным, направились к коменданту. Там уже находилось много таких, как я, которые требовали немедленно отправить их по назначению. Меня, в моей морской форме, комендант хотел вернуть обратно в Крым, но, узнав, что я летчик с военным опытом, отправил в Киев.
       Так я не добрался до Кронштадта, да еще вдобавок навсегда лишился звания морского летчика, форму которого очень любил, она строгая и темная, при моем невеликом росте придавала солидности. С первых дней войны в воздухе хозяйничали немецкие летчики, они уничтожали наши самолеты еще на земле, порой мы даже не успевали добежать до машин с объявлением тревоги. Авиация - дело серьезное, для ее функционирования требуется четкая организация, связь, хорошее техническое обеспечение. Ничего этого с началом войны не оказалось, вроде мы, летчики, уже никому не нужны. Два месяца нас гоняли из части в часть, пока не оказались под Калинином.
       В первом же бою меня подбили, "Мессеров" было во много раз больше, они просто играли с нами в кошки-мышки. Мне очень повезло - дотянул до линии фронта, на парашюте спустился прямо на территорию полевого госпиталя. Наложили гипс на сломанную руку. Командир полка через два дня прислал за мною адъютанта, месяц я инструктировал молодых летчиков, потом гипс снял, стал летать. Но не долго, налет на аэродром был жестоким, не уцелело ни одной машины. Нас перебросили в Тихвин, чему я был рад, все же ближе к Балтийскому морю и флоту. Над Финским заливом и побережьем мне летать было проще, я хорошо ориентировался в любых условия. Если обстановка менялась с каждым перебазированием, истребителю, который в кабине один над незнакомой местностью, без привычки ориентироваться трудно.
       В начале октября нас перебросили ближе к Москве, защищать столицу от налетов с северо-востока. Своих самолетов не хватало, пересели на английские "Харрикейны". Так себе самолеты, против "Мессеров" - слабаки. Двигатель хороший, но тяжеловаты, а главное, хотя пулеметов и несколько, но калибр маловат. По трассирующим видишь, что попал, а "Мессер" летит, как ни в чем не бывало. Наша задача не допустить немецких бомбардировщиков к столице, встречать на дальних подступах, была трудновыполнимой, их авиация господствовала в воздухе, хотя и собрали под Москву, пожалуй, все, что у нас оставалось.
       В конце ноября в полку осталось только десяток летчиков с опытом, остальные все молодые, плохо обученные, которых сбивали в первом бою. Мы старались, как могли, их уберечь, но немецкие асы безошибочно определяли молодых и в первую очередь гонялись за ними. Второго декабря меня назначили командиром эскадрильи и после обеда подняли в воздух для перехвата бомбардировщиков. Погода была нелетной, низкая облачность, сильный ветер, пурга. На взлете разбился любимец полка баянист и прекрасный певец, мой тёзка Петров. Порыв ветра прижал его на взлете к часовне монастыря. Мой заместитель грузин Тетрадзе с горечью прокомментировал:
       - Плохое предзнаменование, командир. Видимо, спели мы свою песню и помолиться за нас будет некому.
       Я грубо оборвал его:
       - Прекрати нести чепуху. - Но на душе стало тревожно. Из десяти пилотов в эскадрильи опытных только три - Тетрадзе, я и штурман Слипченко. Последнего мы не любили. Был он родом из Львова, человеком замкнутым и хитрым. Штурмана в бою всегда прикрывают, ведь у него особая задача: следить за нашим местом и количеством горючего в баках, запоминать фазы боя. Он же дает кратчайший обратный курс - системы наведения, как сейчас, тогда не имелось, да и связь с аэродромом была неустойчивой, особенно на низких высотах.
       "Мессеры" вывалились из облаков внезапно и атаковали сверху. Двух только что прибывших из школы летчиков сбили сразу. Пришлось уйти в облака. Через десять минут снизились, штурмана среди нас не оказалось, правда, немецких истребителей тоже не было. Облачность всё увеличивалась, мне бы дать команду на обратный курс, но я решил все же еще подождать, и задержка оказалась роковой.
       Бомбардировщиков мы так и не нашли, может быть, они вернулись, а может, их и вообще не было. Для того, чтобы уточнить местонахождение, спустился почти до земли, но везде увидел только занесенные снегом лес и поля, ни одного приметного ориентира, к тому же быстро сгущались сумерки. Как говорят моряки, решил лететь по счислению курсом 60 градусов, с целью отыскать железную дорогу Москва - Ленинград.
       Расчет мой оказался верным, но сели на аэродром только мы втроем. Как я узнаю потом, утром в расположение дивизии генерала Панфилова вышел Тетрадзе, который сообщил, что остальные из его группы упали на нашей территории.
       Взяли меня в три часа ночи. Наш "особист", не любивший всех с фамилией оканчивающейся на "ко", давно "достававший" меня за происхождение, арестовал меня с удовольствием и лично доставил Особый отдел. Когда я одевался, незаметно из тумбочки взял свой орден и сунул под рубашку. Уже через 12 часов трибунал приговорил меня к расстрелу "за измену родине, повлекшую за собой гибель шести летчиков". Мои объяснения трибунал посчитал попыткой уйти от ответственности. Не спасли ни заступничество командира полка, ни участие в финской компании. С меня сорвали погоны, отобрали ремень, портупею, планшет с картой, а документы "особист" забрал еще раньше. Орден, после того как сняли ремень, провалился в кальсоны и благополучно задержался рядом с мужским достоинством, потому при формальном обыске обнаружен не был.
       Вместе со мной к расстрелу приговорили пехотного майора, по пьянке проспавшего атаку немцев, и четырех дезертиров. Всех их расстреляли под утро во дворе. К вечеру мне объяснили, что мой расстрел заменили на штрафной батальон. Старшина, приносивший еду, сказал, что уж больно мой командир за меня просил.
       Омерзительное чувство неминуемой смерти после сообщения о замене на штрафной батальон сменилось на страх неизвестности. О штрафниках мы, летчики, знали понаслышке, и как буду воевать на земле, я не мог себе представить, хотя стрелять умел и любил... Под утро я задремал и проснулся от шума в коридоре, хлопанья дверей и громкого разговора. Не успел встать, как дверь распахнулась, и яркий луч сильного фонаря уперся мне в лицо.
       - А это кто такой? - раздался громкий, недовольный и, как мне показалось, грозный голос.
       - Сейчас гляну, - ответил второй голос, и слабый луч карманного фонарика, упал, по-видимому, на список арестантов.
       - Старший лейтенант Погуляйко, приговорен к расстрелу, расстрел заменен на помилование, товарищ генерал.
       - Я тебя не о звании спрашиваю, мне и так ясно, что у тебя тут не курорт, - прогремел голос генерала. - Ты мне скажи, кто он.
       - Летчик, товарищ генерал.
       - Летун, значит. А ну, подойди ко мне. Что ты такое сотворил, старлей? Только говори короче, мне некогда выслушивать исповедь каждого.
       Я рассказал, как можно короче.
       - Ну и бордель тут у вас, господа особисты! - еще пуще загремел голос генерала.- У нас летчиков по всему Союзу ищут, стариков на пенсии в кабины сажают, а они боевых летунов по пустякам расстреливают. Чтобы к обеду он был в части, это я тебе говорю, капитан. Вместе с тем майором-летчиком, что в первой камере был, отправишь!
       - Выходи в коридор с вещами, - приказал он мне и, резко развернувшись, вышел. В отсвете фонаря я увидел только высокую худощавую фигуру генерала и небольшую, несоразмерную с его фигурой фуражку, очень напоминавшую фуражки дореволюционных русских генералов.
       - Не знаешь, кто это? - спросил я в коридоре своего старшину-кормильца.
       - Сам Рокоссовский Константин Константинович, - шепотом и с трепетным уважением ответил старый служака.
       Так я встретился с легендарным маршалом, а тогда еще малоизвестным генералом, которому, несомненно, обязан жизнью, поскольку в штрафном батальоне с моими данными и моим характером обычно не выживали.
       На аэродром нас с майором доставил на газике хмурый капитан НКВД и, передав командиру, уехал, не сказав ни слова. В переданном пакете на майора сопроводиловка была, а на меня документов не оказалось.
       Майор Котов, который оказался неплохим летчиком и товарищем, сразу же занялся перегоном на аэродром новых самолетов. Теперь, с началом нового наступления немцев на Москву, летали много, да и потерь меньше не стало. Командир, летчик, начинавший летать еще в первую мировую, много раз звонил начальству, не зная, что со мной делать, а потом, махнув рукой, указал на самолет:
       - Зря, что ли, кормим тебя. Пацанов на смерть каждый день посылаю, а ты, опытный летчик, на земле маешься из-за того, что где-то твою судьбу решить не могут. Пусть уж лучше меня расстреляют, я-то уже и по годам, и по должности только у рации воюю.
       Когда я сел в самолет, он взобрался на крыло и, расстегнув под регланом кобуру, достал свой ТТ.
       - Возьми мой и помни, тебе в плен нельзя. А лучше всего - сбивай сам, чем больше, тем лучше. За меня не беспокойся, если и хлопнут, не велика потеря. Я же знаю, что в воздухе для вас обуза, меня защищать приходится.
       С тех пор я стал летать, когда становилось жарко, а командир и новый начальник Особого отдела, старый кадровый чекист, продолжали писать запросы и ходатайства. В августе 1942 пришел приказ отправить меня в распоряжение штаба Воздушной армии, и началась бесконечная ходьба по кабинетам. Я исписал тогда столько бумаги, что, наверное, хватило бы собрать приличную книгу, и в конце концов отправили меня в тыл для переподготовки и изучения новой техники. Летали на новых МИГах, и только в конце года пришел приказ о присвоении мне лейтенанта. О моих наградах в нем не говорилось ни слова.
       До весны 1943 года перегонял самолеты на прифронтовые аэродромы, а в мае назначили в полк, базирующийся в районе Курской дуги. Было видно, что готовится серьезная операция, хотя и летали мы мало, но самолетов здесь было по тем временам невиданно, в основном на замаскированных аэродромах.
       Мы ждали наступления, немцы тоже, и были уверены, что оно скоро начнется. Скоро, но когда, никто не знал. Немецкие "рамы", самолеты-разведчики, висели в воздухе почти все время, много внимания разведывательным полетам уделяло и командование. На нашем аэродроме стояло несколько самолетов с фотоаппаратурой, в том числе два американского производства "Кобра", у которых аппаратура намного лучше нашей. Как-то понаехало важное начальство, и меня вызвали в штаб. Спросили, знаю ли я английский, сколько и как летал на английских самолетах. Сказал честно, что знаю в пределах надписей на приборной доске, а с "Харрикейнами" знаком хорошо. На этом беседа и закончилась, попросили подождать в коридоре.
       Через час вышли командиры, вытирая платками пот со лба.
       - С утра пойдешь в распоряжение разведчиков, два дня - на знакомство с самолетом и пробный полет, если будет нужно, помоги другим, - взяв меня за портупею, отечески сказал седой генерал. - Сделаешь дело, сынок, я за тебя непременно похлопочу.
       Через день поднялись в воздух. По указанию с земли летали над расположением наших танкистов в тылу, снимая на пленку замаскированные танки на разных высотах полета. На следующий день дали уже более конкретную высоту, и опять мы целый день утюжили обширный квадрат. Так продолжалось неделю, я летал и на "Кобре", и на МИГе. Из десяти выбрали четырех, в том числе и меня.
       Задачу объяснили перед самым полетом - сделать снимки районов в расположении немецких войск, для обнаружения скопления замаскированных тяжелых танков. Высота полета задавалась самой убойной для немецких зениток. Мы понимали, что это почти верная смерть, оставалось надеяться на то, что немцы не откроют огонь в целях маскировки.
       Впереди нас шла эскадрилья на бреющем полете, а мы должны появиться над районом ровно через две минуты, на высоте 800 метров, но не выше, чтобы снять полосу яснее. С большей высоты этот район наши самолеты снимали не раз, но на снимках танков не обнаружили. Заходы необходимо повторить четыре раза с разных направлений с интервалом не более пятнадцати минут, развороты нужно было делать на виду у немцев и над их территорией на крутом вираже на грани сваливания на крыло.
       Первый и второй заход сделали нормально, на третий появились немецкие истребители.
       Наша эскадрилья завязала бой. На четвертый заход пошли мы только вдвоем. Его я не закончил. Пуля повредила маслопровод, брызги масла заливали стекло. Возвращался вслепую по командам наших истребителей, сел по командам с земли. Крепким орешком оказался "подарок" дядюшки Сэма, особенно двигатель. Двое из полета не вернулись, а в самолете третьего насчитали более двадцати пробоин. Судьба хранила меня и на этот раз.
       Снимки оказались ценными, но окончательной уверенности в количестве танков не было. Приказали готовиться к новому полету. Решили, что на этот раз вылетим с рассветом, когда немцы еще не проснулись, оставалась больше надежды на то, что зенитчики поздно откроют огонь и спросонья будут мазать.
       Истребители прикрытия шли за нами и после нашего первого захода открыли огонь по зениткам и роще, в которой предположительно находились землянки зенитчиков. Мы выполнили оба захода без потерь, но когда легли на обратный курс, на нас обрушились "Мессеры". Нам с фотоматериалами в бой ввязываться запрещалось, мы должны были уйти во что бы то ни стало. Вот здесь-то я понял, что "Кобра" для излюбленного мной высшего пилотажа тяжеловата, но скоростью обладала хорошей. Два "Мессера" держались у меня на хвосте, как два пса, и если бы у линии фронта нас не выручили наши зенитчики, заставившие преследователей повернуть обратно, уйти бы не удалось.
       Через два дня зачитали приказ о присвоении мне звания старшего лейтенанта и награждении орденом Красной Звезды, подписанный Жуковым Георгием Константиновичем. Я стал человеком, судьбу которого за время войны решили два самых известных полководца. О возвращении мне ранее полученных наград в приказе ничего не говорилось. Выходило, что воевать начал заново. Вот почему этот орден я долго хранил отдельно и стал носить его только после выхода в отставку.
       Через год, как мне сказали, с подачи Рокоссовского меня включат в список летчиков, направляемых в Англию для показательных полетов по высшему пилотажу на наших новых истребителях, несмотря на то, что я был беспартийным. Но это уже другой рассказ.
       Отчим поднимается и идет к воде, где на донке заливается колокольчик. Неспешно и ловко он вытаскивает из воды крупного красавца сазана, и, осторожно сняв с крючка, заходит в воду и отпускает.
       - Батя, ты зачем такого красавца отпустил? - спрашиваю я.
       - Потому, что он крючка не заглотал, за верхнюю губу легонько держался. Пусть живет, мы ведь с тобой не хищники, чтобы все вокруг живое убивать, а рыбаки - любители и должны любить больше сам процесс, а не количество.
       Он возвращается к палатке и неожиданно для меня возвращается к разговору.
       - С Рокоссовским я встречусь после войны под Москвой на аэродроме в Кубинке, где мы проходили отбор для полетов на реактивных самолетах. Он будет обедать с нами в офицерской столовой. Пользуясь случаем, спрошу не помнит ли он штрафника-летчика, которому он вернул небо. Неожиданно для меня маршал сказал:
       - За войну я много штрафников знал, в том числе и пилотов, всех не упомнишь. Но это ты, летчик, хорошо сказал - "вернул небо". Раз о небе думал, ты орел, а небо и должно принадлежать таким, как ты.
       Уже когда мы собрались домой и садились в машину, отчим тронул меня за плечо и сказал серьезно:
       - Ты об этом дома не распространяйся. Это я только тебе, а матери и другим это ни к чему. Что ни говори, а за тех молодых, что тогда не вернулись, я в ответе и потому в училище инструктором высшего пилотажа пошел - хотел вину свою загладить.
       - И в партию тоже поэтому не вступил? - вырвалось у меня.
       - Чтобы я такой чуши больше не слышал, - неожиданно вскипел он. - Еще не дорос свои выводы в этом делать. Сам потом поймешь, а не поймешь, я тебе поясню. Ты в партию вступил из-за отца, он так хотел. А кто мой отец был? - Он в сердцах сильно хлопнул дверцей и закончил: - Я ведь отца, мать и родину свою Кубань больше всех любил. А там коммунистов не очень обожали, хотя таких, как я, кто за свою землю жизнь, отдаст большинство. Для того не обязательно иметь партбилет. Но тебе это не в укор, ты душой не кривил, но помни - над людьми он прав не дает. Тебе скажу, что моя судьба - как судьба моего ордена без "бумажки". По праву я бы должен большую звезду на погонах иметь, а с моим прошлым и без партбилета с трудом до подполковника добрался и только эскадрильей командовал, и то, когда воевать нужно было. А так все больше вроде как один - то инструктор высшего пилотажа, то летчик-испытатель и перегонщик новой техники, и думаю, не случайно. Та ночь в ожидании расстрела меня всю жизнь преследовала, а сказать честно, я и сейчас ее вспоминаю.
       Он приоткрыл дверь и смачно сплюнул подступившую слюну.
       - Нет, все же война - ужасно поганое дело. Если не убьет, то душу покалечит, а мне их вон сколько досталось. Для тебя одного хочу - прожить тебе без войн.
      
       ПЛЮСЫ И МИНУСЫ ЛИНЕЙНОГО ПЛАВАНИЯ
      
       На время отпуска меня подменял капитан-наставник Владимир Горковенко, который положил передо мной характеристику на старпома Бурданова, список тем, которые я с ним должен проработать за месяц, и сказал, что принято решение направить меня на принимаемый из Мурманска "Грумант", судно типа "Повенец", построенное в ГДР. Это было уже серьёзный теплоход грузоподъемностью в 4500 тонн, с мощной машиной и имеющий усиленный ледовый класс, способный плавать в арктических водах.
       За Владимира я был рад, значит, не зря говорил о нем Костылеву и Аносову. Последний знал его по училищу, их курс был любимым у Александра Владимировича, и мои слова он встретил с удовольствием.
       Через неделю к приходу у трапа стоял Горковенко и, заметив мой удивленный взгляд, шутя произнес: - Ты так расписал Бурданова начальству, что срок ожидания решили сократить до минимума, вот и прислали меня на контрольный рейс.
       Провожая их в рейс, услышав от кандидата в капитаны восторженный отзыв об Аносове и фразу про их хорошие отношения, я не удержался и сказал: - Минуй нас пуще всех печалей и барский гнев, и барская любовь!
       Наставник удивленно поднял брови: - К чему это ты?
       - Это не я, это поэт. Старпом Владимиров, большая умница, говорил конкретней: - "Больше всего начальство не любит говорить о дружбе с подчиненными, потому что таковой у больших начальников вообще не бывает".
       Получается, что я накаркал: когда Бурданов оступится, Аносов станет его злейшим врагом.
      
       Нет сомнений в том, что моя работа на судах "Эльва" и "Кейла" стала трамплином на пути к капитанскому мостику и дала мне все, что было необходимо для работы в должности капитана судна. Обретение хороших связей в администрации Кильского канала, портов Бремен, Гамбург, опыт общения с портовыми властями, грузоотправителями и грузополучателями оказался бесценным, как и навыки плавания в сложных метеоусловия и в стесненной навигационной обстановке. Большой ассортимент перевозимого груза, включая особо вредные химические и радиационные, случаи неожиданных сложными претензий по их обработке и перевозке, способствовали приобретению хорошей коммерческой практики и владению иностранными языками.
       В период руководства пароходством Г.П. Костылевым суда линейного плавания на ФРГ находились под его особым вниманием, в то же время капитанам судов были даны обширные полномочия для решения производственных вопросов самостоятельно, не ожидая указаний сверху. Для этого нам было разрешен в портах Германии выход в город одним, использование такси для служебных целей. Не возбранялись визиты к представителям порта, грузоотправителей, портовых клубов, чем мы пользовались в свободное время для отдыха, успешно осваивая боулинг, крокет. Бесценной для капитанов явилась договоренность пароходства и администрации внутренних водных путей Германии на право плавания без лоцманов Ю. Стрежневу и мне в экстренных случаях через Кильский канал и реками Эльба и Везер. Для этого на комиссии у капитана Гамбурского порта мы сдали экзамен на знание немецкого языка и условий плавания. Это стало возможно с установкой на наших судах к тому времени радиостанций УКВ отвечающих международным требованиям. Теперь не было необходимости стоять в ожидании лоцманов, что иногда срывало график, кроме того, позволило в совершенстве овладеть техникой вождения судна узкостью с помощью береговой радиолокационной станции.
       Уважительное отношение начальника пароходства к капитанам не замедлило сказаться на нашем авторитете в службах портов Рига и Клайпеда, и, конечно же, в диспетчерской службе пароходства. В этих портах помимо хороших шефских связей мы имели неплохие контакты с городскими властями, партийными и хозяйственными органами.
       К сожалению, с назначением начальником пароходства А.В. Аносова, человека очень деятельного и много сделавшего для пароходства картина изменилась. Александр Владимирович был человеком другого склада и инициативы капитанов, в отличие от Костылева не одобрял, а порою за нее даже наказывал. Не понятно, чем объяснить, но в его бытность очень часто раздавались высказывания о том, что капитаны нередко самовольничают, грубо нарушают дисциплину. А поскольку он был скор на расправу, наказание порою было не справедливым.
       Однажды при швартовке к борту одной из нашей "Тиссы" в Бремене для ожидания на период праздников, мы мягко легли на ее борт. Однако командой "Тиссы" был выставлен кранец, закрепленный к концу стальной скобой, которая незначительно повредил фальшборт. Подобные повреждения нередки и легко устраняются виновником, к тому времени на всех судах имелась сварочная аппаратура. Согласовав действия со старпомом, наш электромеханик В. Шаврак с электриком устранили повреждения. Капитан "Тиссы" не пожелал меня видеть (понятно, почему не называю его фамилии), а старпом, выпускник нашей мореходки, не решился подписывать технический акт на повреждения. Дело-то было пустяшным, но на всякий случай я дал указание сделать подробную запись в судовой журнал и расписаться в акте устранявших повреждения.
       Через рейс перед приходом в Клайпеду я получаю разгромное открытым текстом РДО, в котором начальник пароходства требует немедленного объяснения о сокрытии навала с нанесения больших повреждений на злополучную "Тиссу". Ничего не понимая, звоню в Таллин, но разговор не получается и я, не получив разрешения, лечу все же в Таллин с судовым журналом, фотографиями и техническим актом. В службе мореплавания узнаю, что капитан судна предъявил документы на значительные повреждения судна. Вижу на фотографиях разбитую шлюпку, повреждения шлюпочной палубы, искореженный парадный трап и понимаю, что нанести такие повреждения, без повреждений своему судну просто невозможно. Приходит мысль, что это не иначе, как результат навала на береговой кран, о чем говорю наставникам. Те задумываются и соглашаются. Идем к начальнику пароходства.
       Двадцать минут, стиснув зубы, выслушиваем гневную речь и обвинения в клевете и фальсификации документов. Не имея возможности сказать хотя бы слово, кладу на столь судовой журнал, документы и показываю билет на обратный самолет через час, прошу разрешения отбыть. Аносов отдает распоряжение капитану-наставнику готовить приказ о моем снятии.
       Замены нет, и я выхожу в рейс, не дождавшись приказа. В последствии узнаю, что старпом поврежденного судна во всем признался - судно совершило навал на береговой кран в Калининградском порту. Капитан его был рекомендован Аносовым на должность наставника, но так им после этого и не стал. Передо мной никто, разумеется, не извинился.
       К тому времени в пароходстве по инициативе начальника Отдела труда и заработной платы, очень известной и энергичной женщины, было принято решение о предоставлении морякам выходных дней в море, в целях снижения задолжности непосредственно в рейсе. Разумеется, это вызвало возмущение. Кто же на судне даст выходной в хорошую погоду, а во время шторма весь экипаж, если и не работает, то находится в постоянной готовности - мало ли что может случиться.
       В Клайпеде в то время проводится совещание пароходств Балтики по создание Литовского Пароходства. На нем присутствует Аносов и наносит визит на судно, на котором разъясняет смысл нового приказа ОТИЗа, но экипаж линейного судна находит массу неопровержимых аргументов против, предлагая работникам на берегу проводить выходной день в кабинетах, не выходя из здания. При этом в отличие от судна без качки, с коньяком, женщинами и телевизором. Такого начальник стерпеть не может, горячится, но не отступает и ставит точку дискуссии словами: - Берег есть берег, а море есть море. Не хотите плавать - можете увольняться.
       Не заходя ко мне в каюту, он покидает судно и приходит вновь на следующий день без предупреждения к восьми вечера. Разумеется, на судне к тому времени только вахта старпома, мы с радистом сражаемся в бильярде Интерклуба. О визите начальника меня извещает начальник охраны порта, и я подхожу к судну, когда Аносов после бурной дискуссии со старпомом уже садится в "Волгу".
       На совете пароходства он скажет, что экипаж "Кейла" даже не соизволил собраться для встречи своего начальника, а капитан и командиры демонстративно пьянствовали в интерклубе. Что ж: "Что дозволено Юпитеру, не дозволено быку", а вот старпому Бурданову он припомнит вскоре все. На вопрос начальника, где экипаж? тот тогда ответил - отдыхает на берегу.
       - А почему я вечером, после работы я продолжаю работать и иду к вам в свое личное время, а экипаж судна соизволит отдыхать? - с возмущением спрашивает Аносов.
       Не найдя другого ответа, Бурданов шутя, говорит с улыбкой: - Вы же сами сказали вчера - "Берег есть берег, а море есть море". Вот мы и живем по законам моря.
       "Шутить с начальством - класть голову в пасть льва" - говаривал капитан Юдович и был, как всегда прав.
       Беда одна не приходит. В рейсе на обратном пути следуем Кильским каналом в плотном тумане. При отходе от палов в расширении встречное немецкое судно финской линии, наваливается на левый борт и делает приличную вмятину в районе двух кают. Благодаря хорошим связям, вопрос решается на месте, и надвое суток мы становимся на ремонт в порту Киль. Работу, которая в Локса заняла бы больше недели, немцы делают за тридцать часов. В последствии узнаю, что это спасло меня от сурового наказания, но премии все же лишают.
       Однако на этом наши беды не заканчиваются. Вскоре в порту Бременхафен мы стоим под выгрузкой, когда швартуется большое немецкое судно "OLGA OLDENDORF". Оно наваливается на огромный козловой кран, который от удара накатывается на нас и сносит все, что выше нашей трубы: поднятые грузовые стрелы, верхнюю часть мачт, антенны радиостанции и радиолокатора, топовые огни, прожектора. К счастью выдержали наши швартовые конца и нас не понесло по течению.
       Но немцы есть немцы, а "орднунг" для немцев дело святое, да и новое судно из первого рейса пришла встречать сама хозяйка Ольга Ольдендорф, оказавшаяся не только симпатичной средних лет женщиной, но отличным бизнесменом. Уже через полтора часа над нашими чертежами колдовали инженеры судостроительного завода "Бремен Вулкан", а шустрые работяги снимали и грузили на огромные прицепы все, что было повреждено. Мы потирали руки в надежде постоять в ожидании и отдохнуть недельку другую, но на третий день меня заставили принимать все в работе. Немецкая точность и здесь оказалась потрясающей, придраться было не к чему. Провожая нас в обратный рейс, Ольга Ольдендорф поразила меня окончательно, заставив рассчитать оплату экипажа и питание за сутки задержки, и все оплатила наличными, которые пришлось через агента переводить на счет пароходства. Прибывшим в Клайпеду работники технического отдела пароходства оставалось лишь удивляться, глядя на фотографии, меня же обвинили в том, что я не подал морской протест, посчитав это ненужным при том отношении, которое проявила владелица судна-виновника, сразу же подписав чек на полную сумму ремонта, затребованного заводом.
       И еще об одном, очень важном эпизоде мне хотелось рассказать. В тот год наш премьер министр А.Н. Косыгин отдыхал в Паланге. Врачи из-за болезни сердца запретили ему Крым и Сочи. Для него построили отдельное здание, но он него отказался и проживал в номере пансионата, разумеется, предназначенного для партийной элиты. Совершая поездки по курортному парку и городу на велосипеде, он обратил внимание на обилие милиционеров, о чем сказал руководству республики. В Паланге в то время отдыхало много деятелей дружественных социалистических стран, курорт был весьма популярен и без них, быстро строился, превращаясь, как тогда говорили в союзную здравницу. Несмотря на это милиция в форме исчезла с улиц напрочь.
       Алексей Николаевич был человеком очень скромным и трудоголиком, а потому отдых совмещал с работой и решил узнать на месте, как обстоят дела у рыбаков тогда очень крупного объединения литовского рыболовного флота. В месте с ним отдыхал космонавт Герман Титов, с которым я ранее встречался в пансионате Совмина ЭССР в Лохусалу. Он то и рассказал мне о предстоящем посещении Косыгиным рыбного порта, повергнув в панику присутствующего при разговоре капитана Клайпедского порта, предположившего, что премьер непременно захочет посмотреть и порт, тем более, в этом время портвоые грузчики отказались выгружать банановоз. В связках бананов из Гвинеи оказалось много маленьких, но сильно ядовитых банановых змеек. К тому времени в Министерстве морского флота уже был переполох из-за этого, в порту его болезненно переживали после того, как и военные отказались выгружать, одна из змей все же ужалила солдатика.
       После короткого совещания у начальника порта решили, что лоцманский катер будет наготове, на случай, если премьер захочет посмотреть порт со стороны воды. Капитан лоцманского катера гулял отпуск, а замещавший его помошник выглядел столь затрапезно, что меня попросили его подменить, тем более что я мог компетентно сказать пару слов о судах, грузах и плавании. На всякий случай на судне был приготовлен легкий ужин.
       С обеда все были в сборе, включая обкомовское и прочее руководство, но Косыгин не ехал, и известий от него не было. Все осложнялось тем, что спрашивать было нельзя, визит был по идее неожиданным. К двадцати часам, когда часть начальства отъехало, у проходной остановилась райкомовская "Волга" и водитель попросил открыть уже прикрытые на ночь ворота.
       - Ваши пропуска, - спросил только что заступивший охранник, еще не предупрежденный о визите. Увидев пропуска неустановленного образца, он заявил характерное - Пущать не велено!
       Сопровождающий премьера молодой человек, не привлекая внимания, тихо сказал: - Боец! Это же Алексей Николаевич Косыгин.
       - Ну и что! - громко и категорично ответил уроженец Псковской области. - А я, Федоров, говорю у меня приказ, пущать не велено.
       Появившийся начальник караула в полубессознательном состоянии, сам открыл ворота в столь важный и секретный объект и вызвал машину с начальником рыбного порта.
       Ожидавшие дружно вывалили с лоцманского катера, где подкреплялись чайком и коньячком из запасов капитана порта на причал и выстроились вдоль красной ковровой дорожки, ведущей к одному из только что вышедшего из ремонта БМРТ. Напряжение достигло апогея.
       Алексей Николаевич, выйдя из машины, пожав всем руки, скромно отошел в сторону, выслушивая слова начальника Клайпедского объединения. Прервав его в разгар приготовленного приветствия, премьер приказал убрать ковровую дорожку и изменить программу визита.
       - Мне ни к чему Потёмкинская деревня. Я хочу поговорить с рыбаками, вернувшимися с промысла - и он указал на стоящий у конца причала рыжий от ржавчины с мятыми бортами БМРТ.
       Рыбаки могут лучше меня рассказать, что происходит на судне в день возвращения с промысла. Знающее все это начальство охватило обморочное состояние, кто-то пытался отговорить, уверяя, что разговаривать там попросту не с кем. Но проходящий мимо старпом, этой ржавой посудины, только что встретивший супругу, и по этому пребывавший в умиротворенном состоянии, протянув натруженную рыбацкую руку в широком жесте, произнес: - Рыбаки хорошим гостям всегда рады.
       Косыгин пробыл на судне более часа. По рассказам очевидцев беседа с подвыпившими рыбаками и такими же их женами была максимально откровенна, отчего руководство рыбаков было в прединфарктом состоянии. Премьер задавал вопросы обо всем, о зарплате, о жилье, о качестве обслуживания во время лова, о детских садах, больницах и организации отдыха. Секретарь все бесстрастно стенографировал, картина складывалась не совсем благополучная. Пожелав хорошего отдыха, счастливого плавания и удачной рыбалки Алексей Николаевич продолжил знакомство с рыбным портом и судоремонтным заводом. Если говорить честно, то там было, что смотреть, рыбный порт Клайпеды был образцовым.
       На катер поредевшая делегация поднялась к полуночи и осмотрела порт с катера. Пояснение давали начальник порта и капитан порта. Пред тем, как сойти на берег Алексей Николаевич поблагодарил меня и пожал руку, а секретарь его, которому про меня что-то на ушко прошептал капитан порта, подарил мне записную книжку-календарь Совета Министров СССР. Я так и не решился поблагодарить его за случай с мукой, но помощью его впоследствии не для личных целей, а ради дела, воспользуюсь дважды.
       Несмотря на все неудобства и тяготы линейного плавания, вспоминаю его как капитанский дебют и надеюсь еще написать о многочисленных интересных случаях и о людях, с которыми мне пришлось делить те не полные пять лет моей жизни.
       Начальник вновь созданного Литовского пароходства, бывший начальник порта, Романаускас пригласит меня к себе на работу капитаном на очень выгодных условиях, но я вежливо откажусь, а капитан Юрий Иванович Стрежнев и еще несколько других перейдут, и не пожалеют об этом. Стрежнев умрет довольно рано, еще один перешедший в Клайпеду капитан Евгений Попов вернется в Таллин через тридцать с лишним лет лишь для того, чтобы быть похороненным рядом с домом, который он построит в Мууга.
       Уходя с линии, я понимал, что минусов было все же меньше, чем плюсов. Явно не совсем хорошее отношение ко мне начальника, если не говорить пристрастное, меня особо не волновало - начальники приходят и уходят, но один минус стал серьезно беспокоить. В поликлинике я попал в число лиц с ограниченными возможностями по здоровью из-за часто обостряющейся язвы желудка. Необходимо было лечиться и бросать курить, иначе к плаванию в Африку доступ был закрыт, а язву желудка тогда лечили подолгу и неэффективно. Была призрачная надежда, что с уходом с линии, режим работы значительно смягчится, и здоровье улучшится.
      
       МОЙ ПОСЛЕДНИЙ ПАРОХОД
      
       "Грумант" задерживался, а когда пришел, его капитан Головин Юрий Михайлович решил перейти на работу в наше пароходство. Супротив капитана, принимавшего это судно на верфи, неоднократно пересекавшего Атлантический океан, обладателя Золотой трости и победителя традиционных Рожденственских гонок в заливе Святого Лаврентия, я был слабак, и меня попросили подождать.
       Вскоре в Мурманске, я принимал у капитана-наставника Станислава Яковлевича Бородина, в впоследствии главного штурмана пароходства, пароход "Волочаевск". Принимать дела у этого интеллигентного, корректного и очень грамотного человека было приятно, жаль только, времени до выхода у нас оставалось немного, и обстоятельно поговорить не удалось, судно с полным грузом пилолеса на Англию зашло в Мурманск только на бункеровку.
       Просторная каюта, даже огромная после тех, в которых я провел почти десять последних лет, где только спальная с шикарной двуспальной кроватью была больше кают-компании на "Кейле", отделанная кафелем цвета малахита ванная комната с глубокой и вместительной ванной. Хороший подбор книг и навигационных пособий на полках говорил о том, что ее постоянный хозяин судно свое и море уважал, скорее даже любил.
       Да и как было не любить это судно. Трехостровное, со средней надстройкой, послушное в управлении, мореходное при любой погоде, оно не боялось шторма, словно парусник, лишь кренилось под напором ветра и, не кланяясь каждой волне, неторопливо продолжало свой курс. Надежнее паровой машины двигателей нет, она проста, не боится перегрузок, не производит много шума, были бы пресная вода, огонь в топках да умелые кочегары, и будет пар, и машине больше ничего не надо, разве только смазка и ласка. На "Волочаевске" в машинной команде собрались как раз те, для кого принцип "ласки и смазки" был решающим, а еще у них был огромный опыт и трудолюбие, которое свойственно людям, посвятившим многие годы работе на флоте. Робких мальчиков среди них не нашлось, впрочем, как и на палубе, и в очередной раз я оказался по возрасту намного младше многих. Авторитет капитана Полковского автоматически как бы достался мне, предстояло лишь не уронить его, что, кажется, удалось.
       Заслуга в этом, конечно, не принадлежит полностью мне, рядом был, словно по указу свыше, старый знакомый, чудесный человек и учитель - первый помощник капитана Николай Федорович Симонов, который до конца своей жизни любил меня, как сына. Старший помощник Корсак Аркадий Андреевич, временно отстраненный от должности капитана, мой сосед по дому, настоящий морской волк, был весьма тактичен, и вскоре между нами установились дружеские отношения, не переходящие в панибратские. Человек с большим чувством юмора, ироничный, неутомимый и прекрасный рассказчик, кумир компаний и женщин, весьма скрасил время моего пребывания на судне, пополнил запас морских историй, анекдотов, которые рассказывают только в дружных экипажах или хороших морских компаниях.
       Это было время удивительно спокойного и интересного плавания в коллективе, где ни разу не возникло не одной ссоры, как в хорошей и дружной семье - в ней авторитет старшего незыблем и поддерживается не окриком, не приказами, а разумной необходимостью и пониманием. Хорошие бытовые условия и потрясающей для парохода чистота способствовали тому, что люди были всегда здоровы, в хорошем расположении духа. И, несмотря на то, что плавание происходило в зоне штормов и за Полярным кругом, каких-либо непредвиденных или аварийных ситуаций я не припомню. Вспоминая о рейсах в порты Заполярья - Нарьян Мар и Мезень, невольно думаю, что судьба готовила меня к Арктическому плаванию, к общению с людьми живущими в Арктике. Для человека, не побывавшего в тех местах, скажу сразу, что это несколько другой мир, не поняв которого невозможно найти взаимопонимания с теми, кто живет и трудится там.
       "Волочаевск" и его экипаж станут для меня как бы добрым и счастливым прощанием с миром детства, на пороге своей мечты и встречи с морем. Чтобы не утомлять читателя, ограничусь этим признанием и расскажу про один случай, он мог бы и не произойти, не будь "Волочаевска" и людей, связанных со временем, которое ушло в историю, и которое помнят уже немногие.
      
       ВСТРЕЧА ЗЕМЛЯКОВ
      
       Поутру, продув хорошенько сажу в трубе ревущим, как зверь "Змей Горыныч", паровым банником, паровой струей, выдувающей сажу из трубы, наш пароход входил в Кардифф - самое сердце угольной добычи Старой доброй Англии. Боцман и матросы в три струи смыли сажу за борт, и пароход словно помолодел, заблестев на утреннем солнце медью иллюминаторов и натертых кирпичом деревянных палуб.
       Старый лоцман с лицом типичного морского волка, с короткой трубкой в зубах, придирчиво осмотрев судно, крякнул от удовольствия, посмотрев на меня внимательным взглядом, одобрительно поднял большой палец правой руки и только после этого поздоровался. Указав рулевому курс, поздоровался с ним за руку, отметив его солидный возраст и внушительные размеры и повторив несколько раз: "Гуд, Гуд", вышел на крыло мостика и поднял голову, осматривая трубу. Дыма не было, чистый и теплый воздух, вырываясь из недра топок, с легким маревом дрожал над трубой. Лоцман потер руки и внезапно спросил:
       - А что делает мистер Полковский? Как всегда в это время отдыхает на Кавказе?
       Александра Федоровича в Англии хорошо знали в каждом порту, и вопрос для меня не был неожиданным.
       - Он сейчас в Ленинграде, где его сын Игорь защищает звание профессора, - не найдя в уме английского слова "кандидат", ответил я.
       - Браво, браво, - с пафосом произнес лоцман. - Я знаю, что его сын капитан, но не знал, что он станет таким важным человеком.
       - А разве мистер Полковский не очень важный человек? - как всегда с легкой иронией произнес старпом.
       - О нет, мистер Полковский экстра-мастер, капитан-супер! - лоцман даже причмокнул губами. - Жаль его нет с вами, у нас в Уэллсе большие перемены, его ждал старый товарищ, который был у вас России и отдыхал вместе с ним в Сочи. Это большой человек, владелец многих шахт мистер Кроу. Бывший владелец, недавно он передал в аренду шахтером большую часть шахт, а сам вступил в коммунистическую партию.
       - Хорошие сказки рассказывает уэльский сказочник, - ухмыльнулся старпом, - коммунист-капиталист! Это что-то новенькое.
       Лоцман, поняв, надул губы и замолчал. Кардифф встретил огромными кучами угля, угольной пылью, носившейся в воздухе, и скрипом старых кранов, перемешивающих уголь для предотвращения самовозгорания. Все здесь было черным, и только вода оказалась на удивление чистой и прозрачной. После швартовки, как требовалось в портах Англии для пароходов, трубу завязали - охрана окружающей среды на первом месте. Лоцман, выпив традиционную рюмку и получив полагающийся презент - бутылку "Столичной", перед уходом обратился ко мне:
       - Капитан, ваш чиф неправ. Мистер Кроу действительно записался в компартию и сделал то, что я сказал. Мы давно играем с ним в крокет и рыбачим в Северной Шотландии. Он действительно отошел от дел, Господь не дал ему наследников, и младший брат стал управляющим у шахтеров. Я думаю, он сам к вам зайдет, он всегда приглашал в гости мистера Полковского.
       - С радостью приму приглашение, - ответил я, полагая все же, что моя личность вряд ли Кроу заинтересует.
       Но я ошибся. Вечером у борта остановился старенький "Бентли", шофер в фирменных бриджах и фуражке распахнул двери, и по трапу заторопился сухонький мистер в поношенном пиджаке. Стоявшие у трапа матросы его узнали, и, пожимая им руки, он поднял голову и посмотрел на меня, выглядывающего из иллюминатора каюты, с улыбкой.
       - Добрый вечер, капитан, если вы свободны, я могу зайти к вам на минутку? - с улыбкой спросил он и, получив утвердительный ответ, через минуту был у меня в каюте.
       Старенькое авто, скромная одежда в традиционно темных английских тонах и особенно натруженные большие рабочие руки не говорили о том, что это человек высшего общества, богатый капиталист. Старпом вошел следом, и сам занялся приготовлением чая по-английски с молоком.
       - Джентльмены, - произнес капиталист-коммунист, испив пару маленьких глотков чая ради приличия, - я приглашаю вас завтра к себе на уик-энд. Автобус на двадцать мест подойдет за вами к 17.00. В гостях будут товарищи из нашей партии, в том числе много молодых. Гарантирую, что вам будет интересно. А сейчас я вынужден уйти. - Он встал и, не ожидая ответа, так же быстро, как и появился, покинул каюту.
       Экипаж встретил известие спокойно, большинство уже бывали по приглашению этого человека на футболе и в загородном парке, но встречи с местными коммунистами никто не ожидал. Пришлось срочно звать комиссара и штудировать историю компартии. Благо, у Александра Федоровича в каюте имелась Советская Энциклопедия, но там коммунистической партии Англии было уделено только несколько строк: создана в 1920 году, насчитывает около 25 тысячи членов, пользуется влиянием в ряде профсоюзов, борется..., представительства в парламенте не имеет. Пришлось изучать географическое положение, полезные ископаемые и краткую историю страны, кое-что о флоте, кое-что о портах. Не густо, но сойдет в надежде, что их, как и нас, - всему учили понемногу, чему-нибудь и как-нибудь.
       Автобус пришел вовремя, и вскоре мы были за городом в зеленом царстве старого парка у реки. Здесь в средневековом замке располагался клуб шахтеров с музеем рыцарского оружия и доспехов. Нас ожидали человек пятнадцать молодежи и такая же группа пожилых джентльменов, которые приветствовали по-русски, это были члены Русско-Английского общества дружбы. Побродив с хозяином по парку и обменявшись у воды способами лова форели, мы вернулись к замку тогда, когда у плотины был накрыт большой стол. В отличие от наших праздничных столов, на нем почти не находились закуски, но зато стол был прекрасно сервирован и поражал обилием приборов. Спиртного оказалось немного, и ужин закончился в строгой, но непринужденной обстановке.
       Очкарик лет двадцати пяти с длинными волосами на "коктейле" из русского, английского и польского языков пригласил нас в музей замка и изложил историю Англии со времен пришествия викингов до распада империи, размахивая мечами, примеривая доспехи, щелкая старинными пистолетами, часть из которых была, скорее всего, муляжами. В заключение он снял со стены огромный меч, якобы самого Ричарда Львиное Сердце, я представил, как король скачет на коне с этим мечом, который волочится по земле, и улыбнулся. Заметив улыбку, парень обиделся и закончил экскурсию.
       Во дворе нас ожидало пиво и время задушевных разговоров. Эль был так себе, но его оказалось много, и к началу сумерек кочегары готовились затянуть любимую "Раскинулось море широко" или традиционные в таких случаях "Шумел камыш" и "По диким степям Забайкалья". Но мы были совершенно обескуражены, когда английские ветераны запели "Варяга" на английском языке. Пели недолго, но с удовольствием, закончив "Подмосковными вечерами" уже в автобусе.
       Прощаясь у трапа, очкарик на вопрос комиссара, откуда он знает русский, сказал, что его мать живет с одним русским эмигрантом из Перми. Договорились встретиться с земляком в ближайшее время, и в воскресенье студент приехал в сопровождении Петра Степановича Драча, широкоплечего, крепкого, как дуб, шахтера со следами въевшейся угольной пыли в кожу на лица. И мы с ним и комиссаром отправились в пригород города, возникший в годы угольной лихорадки и застроенный одинаковыми двухэтажными домиками.
       Драч жил один, назвался бобылем с тех пор, как покинул свой Донбасс во время войны, где во время оккупации служил начальником полиции. Этого он не скрывал, сказав, что ему надоело бояться за все минувшие годы, и на этом свете его никто не ждет, а значит, и терять ему нечего. В доме было чисто: Драч лукавил, женская рука чувствовалась во всем. "Под давлением улик" он признался, что, "выйдя на поверхность", как говорят шахтеры, закончившие свой труд под землей, продолжает работать уже кузнецом и времени не хватает, поэтому жилье убирает женщина, мать студента, живущая рядом.
       Женщина пришла вскоре и поведала нам, что встреча земляков не состоится - ее сожитель опасается, что мы агенты КГБ и попытаемся вывезти его в СССР. Накрыв стол и, немного посидев с нами, она ушла и через некоторое время вернулась с мужчиной болезненного вида с большим родимым пятном на лице. Боязливо озираясь, он нерешительно вступил в комнату и занял место в старом кресле недалеко от двери. Падающий из окна свет мешал рассмотреть его, он старчески щерился слезящимися глазами, вытирая их платком.
       При его появлении разговор прервался, и вдруг произошло неожиданное. Наш комиссар встал из-за стола, подошел к гостю ближе и вдруг громко произнес: - Федор! Неужели Федор? Ну конечно, я же тебя узнал.
       Гость встрепенулся, заслонился рукой, словно боялся, что его ударят, и внезапно заплакал беззвучно, закрыв лицо руками.
       Комиссар сел на свое место и взволнованно произнес, обращаясь ко мне: - Это ж Федька. Мы жили на одной улице, даже в одном доме. Наши родители работали в одном цеху на сапожной фабрике, и мы с ним вместе учились в ФЗУ. Вместе вступили в комсомол. Он был у нас секретарем ячейки, а потом в райкоме комсомола работал. В армию вместе пошли добровольцами. Его на курсы политруков направили, он уговорил в военкомате и меня на них взять.
       На минуту комиссар умолк, собираясь с мыслями, и продолжил уже спокойнее, поняв, что его земляк предпочитает молчать и слушать.
       - Мы же с ним как братья были, даже в одну девчонку влюбились. И на фронт направление получили в один батальон, а он в первую же ночь к немцам и перебежал. Сам сдался, это мы от партизан узнали. Он и в лагере к измене других склонял. Что, Федька, разве не так?
       Федор молчал, размазывая по лицу платком слезы. Вступился Драч: - Разве вы не знаете, что такое страх? Жить хотелось, вот и выбрал он свою дорогу. Мне тоже так сказали: или будешь сотрудничать с новой властью, или из шахты не выйдешь.
       - Страх? - Симонов ненадолго задумался. - Страх, говоришь? А как на войне без страха? Страха только сумасшедший не ведает. Он на моей работе и теперь нередко приходит, но чтобы совесть терять и стать предателем, такой мысли не было, пусть уж лучше убьют. Что-то в тебе Федя было такое, что не только выжить хотел, а, наверное, еще и над людьми подняться. Ты всегда хотел выше всех стать, лучше есть и слаще спать. Вот и поднялся - сколько лет от людей прячешься, как крыса в норе.
       - А что ваши солдаты в Польше делали? - вступилась на защиту сожительница. - Мой муж был офицер Армии Людовой, пять лет с фашистами воевал, а коммунисты его посадили и расстреляли. Меня с Мареком на статке (судне) в зерно закопали, чтоб спасти. Солдаты протыкали зерно пиками, вот смотрите, сюда попали, - она сдернула с плеча платье, обнажив глубокий шрам. - До Лондона я умирала, потом в английском лагере год. Все солдаты одинаковы, война есть война. Пан Драч никого не вешал, только порядок держал, чтобы уголь не воровали, но его тоже в лагерь посадили, а как убежал, опять до немцев попал. Что он мог делать, вот с ними в лагерь и попал. А какой он фашист? Он здесь многим русским помогал и полякам.
       Она замолкла, чувствуя, что начинает говорить лишнее, Драч был, видимо, не просто кузнецом для нее.
       - Что с вами говорить! - Комиссар махнул рукой. - Чужие вы люди теперь, не наши. Вот ты, Федор, про семью что знаешь? Ничего, а мать твоя жива и сестренка Матрена тоже. Отец-то с фронта не вернулся, он твои грехи в штрафном батальоне кровью смыл, на Зееловских высотах погиб. Живет твоя маманя с сеструхой в хорошей квартире в доме, который как раз на месте нашего барака построили. Сеструха твоя большой человек - директор школы-десятилетки, не то, что ты - не мертвый и не живой. Думаешь, я им про тебя расскажу? Кукиш с маслом! Сам ты себя из жизни вычеркнул, таким и оставайся.
       Комиссар схватил бутылку и прямо из горлышка выпил почти треть. Воцарилась длительная пауза, и я уже собрался было уходить, как раздался тихий едва различимый голос Федора: - Прости меня, Коля. За все прости. Раз я живу, видно, Бог меня простил, да только жизнью это не назовешь. Посмотри на меня, сколько мне лет, а я уже в гроб собрался. Это меня страх съел. Вот ты со страхом справился, ты всегда был смелый, а я им только казался. Если бы не война, может, все бы и обошлось. Помнишь, когда у медсанбата около передовой мы с тобой на кучу мертвецов наткнулись? Ты-то глаза сразу отвел, а я смотрю на них и оторваться не могу, уж больно один на меня похож был. С тех пор страх меня и съел, я его только водкой и отгонял, а пьяный я дурной, вот и творил такое, за что меня не простили бы.
       - Ладно, - комиссар налил водку в стаканчики, - иди ближе, садись за стол. Выпьем за наших родителей, за живых и мертвых. Задал ты мне задачу, Федя, как сказать матери твоей, что ты жив? Может, адресок дашь, решай сам, но я бы тебе не советовал. Хватит с них того, что пережили, да и расспрашивать она меня начнет, а что я знаю? Нет, Федя, не было тебя столько лет, считай, лучше, если и не будет.
       Федор поднял рюмку к губам, но допить так и не смог. Водка пролилась в подставленную ладонь, смешалась со слезами. Пани Ядвига, так звали женщину, взяла его под руку и повела домой.
       Я подошел к окну. Сквозь давно немытое стекло увидел их, переходящих через дорогу в дом напротив, и никак не мог понять, почему все же Федор не попросил адреса или телефона матери.
       - Он три раза пробовал покончить с жизнью, - сказал подошедший Драч. - Один раз веревка оборвалась, в другой раз яд оказался слабоват, выходили в больнице. Тритий раз бросился под грузовик, а тот его сбил, но не переехал. А его здесь все уважают, он ведь очень хороший каменщик, половину каминов на улице переложил.
       Он вздохнул и подошел к комиссару. - Безжалостный ты человек. Тебе хорошо, ты живешь среди русских людей, среди друзей. Здесь нам на дружбу рассчитывать не приходится, англичане чужаков не любят. Теперь-то ему точно не жить, если не сам себя убьет, то одиночество поможет.
       - А что же Ядвига? - спросил я.
       - Ядвиге не он, ей его дом нужен, - не стесняясь стоящего Марека, ответил Драч. - Здесь это нормально - прежде всего о себе думают. Я потому и подругу не завожу, спокойней спится.
       Через час мы возвращались на судно. Сидевший за рулем Драч нервничал, опасаясь встречи с дорожной полицией. Когда подъехали к борту, он внезапно спросил комиссара: - Как думаешь, меня простят, если возвращаться надумаю?
       - Это ты сам решай, грехи твои, кроме тебя и Господа, больше никто не знает.
       Драч усмехнулся: - Ишь ты! Комиссар, а про бога вспомнил. А он, выходит, от нас отступился, вас грешников простил, а нас - нет.
       - Выходит так, - ответил Николай Федорович и, не прощаясь, зашагал к трапу.
       За сутки до отхода у борта остановился "Форд", из которого выскочил веселый Марек. Увидев меня на причале, он подошел. - Мистера Коровина похоронили вчера. Мы с мамой теперь живем в его доме. Передайте мистеру Симонову, что мы ждем вас в гости.
       Когда я сообщил об этом комиссару, он удивленно спросил меня: - Разве его фамилия Коровин? Он же всегда был Семеновым, не зря значит фамилию сменил.
      
       Это был первый случай, когда я столкнулся с людьми, которые опасались возвращения на Родину, и не зря. Их совсем не хочется называть эмигрантами, это беглецы с одинаковой судьбой. Вот только от себя не убежишь и нигде не спрячешься. И удовольствия от таких встреч не испытываешь.
       С "Волочаевском" я прощался в Таллине почти после шести месяцев работы с грустью. Было ясно, что на пароходах, скорее всего, плавать мне уже не придется, их время уходило в прошлое. Для меня они станут настоящей школой жизни, потому что на них работали люди другой закалки, настоящие моряки, для которых труд в море навсегда оставался не только местом работы, а и смыслом жизни, а судно - домом и добрым другом, которое любили так же, как любят женщин - нежно и преданно.
       Да, было так. Капитан Александр Федорович Полковский старого друга, а иначе свое судно он не называл, менять не собирался, пока судьба давала ему возможность работать на флоте, и решил для себя, что уйдет с флота, как только спишут "Волочаевск". Так он и сделает, сойдя с трапа судна на той верфи в Гамбурге, на которой оно было построено в 1943 году, и куда придет через тридцать лет для разделки на металлолом. Встречать их будут с оркестром, когда, словно по велению судьбы, исполнится ровно двадцать пять лет командования судном. На причале соберется много народа, старых капитанов, представителей судостроения, городских властей. Гордо неся седую голову, сойдет с трапа высокий, худощавый и удивительно молодой для своих лет русский капитан, погладит рукой черный шершавый борт своего любимца, поклонится ему и решительным шагом отправится в гостиницу, не обращая внимания на пристающих с расспросами журналистов и фотографов, чтобы скрыть невольные слезы. И поймут его те, кто, как и он, провели в море не один год, кто строил эти суда типа "Ганза" в самый разгар войны.
       Придут к нему в гостиницу позже строители и те, кто воевал на другой стороне, и крепко выпьют за старое судно, за тех, кто в море, и за тех, кто не вернулся. У моряков всего мира одни и те же тосты, как и та же любовь к морю.
       Александру Федоровичу судьба подарит долгую жизнь, но больше в море он не выйдет. Через несколько лет, когда я стану начальником Учебно-курсового комбината пароходства, приглашу его на экзамен очередной группы слушателей, но он откажется и скажет:
       - Зачем экзаменовать действующих капитанов? Кто имеет на это право? Я не знаю таковых, кроме моря и судна. Своей работой они завоевали это высокое звание, и только Господь и море имеют право решать их судьбу. А я всего лишь их коллега, такой же подданный ЕГО ВЕЛИЧЕСТВА - ОКЕАНА.
      
       ПОДАРОК СУДЬБЫ
      
       Кто знает, что готовит нам судьба? Мог ли я думать, что при назначении на новое судно, войдя в кабинет Дорофеевой, увижу сидящего спиной ко мне на стуле капитана Сейдбаталова. Голосом, полным крайнего возмущения, он выговаривал инспектору Отдела кадров: - Когда же, в конце концов, это кончится? Уже целую неделю жду вашего капитана, а мне уже надо быть в Питере на новом месте работы. Я ведь увольняюсь, могу все бросить и уехать!
       Ах, Аркадий Андреевич! Узнаю вас, все такой же категоричный и привередливый, - подумал я.
       Инспектор, невозмутимо попыхивая папиросой, отвечает ему, самому отказывающемуся от звания капитана судов пароходства, несколько панибратски: - Ну что ты шумишь, Аркаша. Я же знаю, что ты мне липу лепишь, твоя новая жена звонила мне и сказала, что вы летите в Крым, и билеты еще не куплены. А капитан тебя уже ждет.
       Сейдбаталов поворачивается, видит меня в гражданском костюме, из-за плохого настроения даже не здоровается, хотя по глазам вижу, что он меня узнал.
       - Товарищ инспектор, - он обращается уже строго официально. - Я повторяю, если не будет капитана сегодня, я уеду.
       У Ильиничны в глазах прыгают чертики, она снимает очки и протягивает их капитану.
       - На, возьми, если не видишь. Я же тебе говорю - капитан стоит и ждет.
       Сейдбаталов поворачивается еще раз, я киваю головой для приветствия, и лицо его заливается краской. С трудом собравшись, он встает со стула, берет с пола портфель.
       - Да, учти, - добавляет инспектор,- он только что сдал дела на "Волочаевске" и еще не был дома. Так что сегодня тебе сбежать не удастся, первый отдел придет только завтра к десяти. Капитанит Веселов уже три года, тебя он не задержит, а я по-полудню все бумаги приготовлю. До завтра.
       Она подмигивает мне, улыбаясь за спиной Сейдбаталова, и добавляет: - Веселов, жена звонила? Сюрприз тебе приготовили, отчим приехал, только ты меня не выдавай, сыграй "не ждали" по системе Станиславского.
       Всю дорогу до судна Сейдбаталов молчал, а у трапа остановился и, положив руку на плечо, произнес: - Раз такое дело, иди домой. Не так уж я и тороплюсь. - И начал подниматься по трапу.
       Я поднял голову. Передо мной, возвышаясь белоснежной высокой надстройкой, стояла красавица "Хельтермаа", судно, которому я отдам более тринадцати лет своей жизни, самых лучших и самых счастливых лет.
      
      
      

  • Оставить комментарий
  • © Copyright Веселов Лев Михайлович (leveselov@rambler.ru)
  • Обновлено: 11/10/2011. 787k. Статистика.
  • Повесть: Проза
  •  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.