Роцков Александр Леонидович
Грааль и Откровение Иоанна. Философия благородства

Lib.ru/Современная литература: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • Оставить комментарий
  • © Copyright Роцков Александр Леонидович (rotskov@gmail.com)
  • Размещен: 16/06/2019, изменен: 16/06/2019. 860k. Статистика.
  • Эссе: Философия
  • Иллюстрации/приложения: 10 шт.
  • Скачать FB2
  •  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Первая половина книги представляет собой историческое исследование о вечно живущих людях, святом братстве Грааля. Вторая половина книги - это философское и, отчасти психологическое, размышление о реальном достижении абсолютного здоровья и телесного бессмертия при помощи идеальной эстетики и совместного творчества. Предложена оригинальная точка зрения на прошлое, настоящее и будущее человечества на основе толкований эпоса и текста Библии, по преимуществу Апокалипсиса, с помощью расшифровки содержащихся в нем архетипов и символов.


  •    Александр Роцков
       Грааль и Откровение Иоанна. Философия благородства.
      
       Аннотация:
       Первая половина книги представляет собой историческое исследование о вечно живущих людях, святом братстве Грааля. Вторая половина книги - это философское и, отчасти психологическое, размышление о реальном достижении абсолютного здоровья и телесного бессмертия при помощи идеальной эстетики и совместного творчества. Предложена оригинальная точка зрения на прошлое, настоящее и будущее человечества, в большинстве случаев на основе толкований текста Библии, по преимуществу Апокалипсиса, с помощью расшифровки содержащихся в нем архетипов и символов.
      
      
       ОГЛАВЛЕНИЕ
      
       Вступление
       Грааль в литературе
       История и символы
       Ангелы
       До Адама
       Апокалипсис
       Адам
       Енох
       Грааль и котел кельтов
       Король Артур и Мерлин
       Катары
       Тамплиеры и масоны
       Грааль в России
       Рождение
       Эстетика
       Сочетание стихий в символах и образах
       Эстетика сочетания огня и воздуха
       Первородный грех
       Счастье
       Культура
       Сион
       Ангелы церквей
       Русский протестантизм
       Общественность
       Человек, его жизнь и здоровье
       Творчество
       Словарь авторских терминов
      
      
       Вступление
      
       В нашей книге мы попытаемся разгадать две загадки. Одна из них - Святой Грааль, а другая - Филадельфийская церковь, о которой идёт речь в Апокалипсисе Иоанна Богослова. Со своими размышлениями на эти темы мы обращаемся к читателям, знающим Священное Писание, интересующимся историей, религиозной философией и независимым в своих суждениях от предвзятых мнений какой либо конфессии или секты. И, самое главное, готовым к восприятию совершенно новой точки зрения на старые и общеизвестные истины. Для таких читателей, надеемся, наша книга не только явится источником интересной информации, но духовного и интеллектуального наслаждения, по той причине, что писалась она не столько ради умножения знания, сколько ради утешения. Однако в любом случае, по содержанию и тематике мы предлагаем некий опыт философско-психологического взгляда на историю, историческое исследование с позиций философии и психологии. Наверное, таким вступлением мы даем еще одно, наряду с другими вариантами, определение метаистории. Т.е. мы хотим сказать, что метаистория, на наш взгляд - это философское осмысление связи между собой множества прошлых и будущих событий вкупе с социально-психологическим рассмотрением закономерности их цепи. На синтетическом стыке наук всегда возникает некий выход к новому, более высокому уровню знания. Философия и социальная психология в своем синтезе превращаются в нечто похожее на богословие, а если прибавить к этому историю, то не возможно не обратить внимание на вмешательство в человеческие дела и события небесных сил. Вот тогда и начинается метаистория. Здесь, наверное, уместно сразу оговориться, что наша книга, не являясь неким богословско-историческим трактатом, строго основанном на письменном и устном предании какой-либо церкви, не является так же и строго научным исследованием, которое пользуется доказательствами, опирающимися на научные факты, экспериментальные данные и прочь. Это не исследование, а, скорее, расследование. Как уголовное дело. Когда, например, имеешь дело с личностью, которая, хоть и стараясь быть невидимой, действует однако активно, и поэтому оставляет улики и следы, необходимы версии, предположения о мотивах и возможностях и, самое главное, интуиция сыщика. Интуиция в нашем случае не есть знание, основанное на вере. Нет, это абсолютно трезвая, реалистическая способность по фрагментам воссоздавать целое. Итак, если этот метод работает у детективов, почему бы не использовать его и в нашем предприятии?
       Кстати, даже и самые что ни на есть научные науки тоже в наше время стали гораздо более гибкими, чем раньше. В теории эволюции, например, вcе решает правдоподобность гипотезы и количество убедительных "cвидетельcтв в пользу". Такой же могла бы быть и наука об ангелах (а о них много будет информации в нашей книге). Например можно совершенно научно утверждать что они cущеcтвуют, или что у них как и у человека есть дух, ум, эмоции, а значит научная психология отчасти может тоже здесь пригодиться. Научная психология, кстати, опять же отличный пример гибкости в науке, ведь она не есть точная наука, такая, как например, математика.
       Что ж... человек, пока он еще молодой, обычно живет в современной ему культуре, особо не интересуясь ни прошлым, ни будущим. Но, взрослея, он начинает не умещаться в своем времени. Взрослея, человек ощущает и осознает себя шире, чем от вчера до сегодня, т.е. уже в историческом измерении. Изучая прошлое, он уясняет себе свое место во времени и свою позицию и задачу в свете исторического процесса. И, наконец, наступает момент, когда человек испытывает личную заинтересованность в будущем, причем в таком далеком будущем, которое наступит намного позже его земной жизни. Это уже духовное существование, оно вечное и оно пророческое, потому что Бог отвечает на такого рода желания, инициативы и вопросы. Отчасти, наверное, и эта книга есть некий ответ на возможные такого рода вопросы. И первый из них: что же такое Святой Грааль?
      
       Грааль в литературе
      
       Итак, Грааль... Таинственный и загадочный образ чего-то высочайшего и сокровенного. Само слово пробуждает в душе некое предчувствие чистоты, вечности. А с другой стороны, наверное, слишком напоминает эффектно вычурные журналистские клише, старые, уже надоевшие из-за повторов, литературные штампы и бесчисленные перетолкования. Кого сейчас удивишь тайнами и загадками? И все же невозможно отмахнуться от того, что в 12 веке Грааль пробудил в людях такой силы моральный энтузиазм, который можно сравнить разве что с нагорной проповедью. Это-то и приводит в недоумение. Ведь что-то же за этим стоит? Грааль тогда окончательно отлился именно в христианский сакральный символ, и, наконец, для многих со временем превратился в метафору недостижимой цели. И вот еще, что интересно: официальные церкви так до сих пор и не признали священный статус этого символа. Грааль сделался важнейшим религиозным образом-символом, но только не для современного клира и не для людей, принадлежащих к лону католической и православной церквей. И это не смотря на то, что аура нравственной чистоты и возвышенности неизменно и на протяжении многих веков окружающая Грааль, до сих пор привлекает к нему бесчисленных приверженцев. Попробуем же разобраться во всем множестве противоречивых отношений и мнений, пусть такое намерение и не ново.
       Истории о Граале с жадностью читались и передавались из уст в уста на протяжении 12-13 веков, покоряя умы и сердца неким предчувствием вечной истины и великой правды. Пик массового интереса к Граалю пришелся на 12 век, но использование образа просто чаши в качестве поэтического символа началось, конечно же, раньше. Раньше приблизительно тысячелетий на десять, если не больше. Наверное, как только на заре истории в обиходе у первых людей, собственно, появилась первая чаша, люди и стали использовать её как действительно красивый поэтический образ. Символ некоего вмещающего пространства, закрытого снизу и с боков вокруг, и в то же время открытого кверху, например, к небу или к Богу. Потом появилась чаша на ножке (бокал) или чаша на конусообразной подставке: кубок, потир. Это уже может символизировать не просто закрытое снизу пространство, но приподнятое, возвышенное над этим низом. И не просто открытое к верху, например, к небу, но приподнятое, устремленное к нему. Символ чаши приобретает черты отделенности и чистоты за счет возвышенности и, самое главное, праздничности. В нашей жизни время от времени бывают какие-нибудь праздники. Что, по сути, есть праздник? Неужели просто совместная еда? Тогда праздниками уже были пиршества после удачной охоты на мамонта, однако, даже если и так, со временем у людей в понятие праздника вошла значительность, ритуальная торжественность, т.е. нечто отличающееся от будничной обыденности. Появились и религиозные празднества, суть которых отнюдь не в праздности или еде. В общем, и в конце концов, символом праздника стала именно чаша. А в связи с тем, что люди научились делать вино, образ кубка, кроме праздничности, приобрел ещё и возвышенно-мистический, может, обрядовый смысл. Вино само по себе стало символом блаженства, радости и счастья, а кубок, соответственно - его вместилищем. Пригубляя чашу с вином, произносили тосты: добрые пожелания, комплименты. Чаша стала символом доброжелательности и доброты, и теперь первобытные поэты уже не могли обойтись без этого качества в образе чаши. Ведь и то, что чаша не пустая, но наполнена чем-то хорошим, имелось, конечно же, в виду с самого начала.
       Теперь, после размышлений о чаше как символе, давайте подумаем: так же ли нам понимать чашу Грааль? Грааль, как известно наиболее дотошным исследователям, на самом деле очень большой. По некоторым, особенно наиболее ранним источникам (которые мы ещё будем рассматривать подробно), его размер гораздо больше, чем, например, кувшин, ваза или блюдо. Представляется интересным, что чашу такого большого размера, и, к тому же, на высокой подставке трудно и неудобно для чего-либо использовать в пищевых целях. Ненужность и даже несуразность такого предмета для стола или, например, в качестве церковной утвари говорит о том, что реально Грааль, скорее всего, в качестве материально полезного предмета никогда и не существовал. Он не произошел из столового быта или богослужения, но с самого начала служил символом. По крайней мере уж точно не надо искать источник этого образа на кухне или в столовой, но смотреть надо выше, в возвышенное. И даже если ассоциация с праздничной чашей остаётся, в отличие от нее Грааль, даже самой своей величиной, всегда символизировал не обычный кратковременный, а наоборот, именно вечный праздник, некое вечное мистическое блаженство, как бы некое истинное существование, например, вечное небесное счастье.
       В традиционном восприятии и соответствующем понимании Грааля очень важен центральный момент: истина и счастье суть одно. Грааль всегда символизировал одновременно и истину, и счастье. Человек сотворен для счастья. Для многих счастье - это и смысл жизни, и ее цель, и ее предназначенность. Вопрос только в том: что есть счастье? В чем оно? Мудрость всех веков и всех народов говорит о том, что счастье возможно только при условии нравственной чистоты и совершенно невозможно без нее, например, в злобе, жадности, лживости и гордыне. Евангельский, ставший классическим, образ "избранного сосуда", или "сосуда добродетелей", означающий хорошего человека с добрыми чувствами и намерениями, подтверждает истинность направления нашего поиска. Т.е. Грааль, в некотором смысле это в том числе и нравственное состояние человека. Но это надо еще доказать и обосновать. Хотя, надо сказать, что для многих здесь неуместны никакие логические доказательства, ибо, по их мнению, Грааль надо чувствовать только сердцем. Образ Грааля и действительно вот уже много веков вызывает благоговейный трепет в душах людей, пробуждая в самой глубине сердца неисчислимые переживания, мечты и предчувствия. Чуткое, романтическое сердце чувствует, что Грааль - это не просто великая красота, пробуждающая взлет фантазии, но некая мощнейшая и высочайшая реальность, которая хоть и волнует ум, но так и остается несказАнной, не выводимой в логику. Только на уровне сердца и духа возможно ее постижение. Однако, о Граале написаны горы книг, в которых трудно сориентироваться, среди бесчисленных мыслей и толкований. Ведь Грааль таинственен, и разгадать тайну Грааля - это, наверное, все-таки философская задача, и, отчасти, историческая. Но, думается, что чисто научно-теоретический метод здесь действительно неуместен. Это, видимо, и на самом деле, есть главный критерий истины, когда мы говорим о Граале. И тогда только философия как искусство, которую надо воспринимать именно эстетически, только такая философия способна приступить к нашей тайне. Ибо тайна эта священна, хоть многие уже и потрепали ее, используя в разных целях, до такой степени, что само слово Грааль вызывает иногда, скорее, скептическую улыбку, чем серьезный интерес.
       Что ж, Грааль искали разные люди, и искали по-разному, а для умного человека найти, это почти всегда значит - понять. Когда, сидя в ванне, Архимед понял закон, он так и воскликнул: "нашел!" В этой книге мы попробуем всё же именно понять, что такое Грааль. Понять его, как первичный символ, с вытекающими из него эстетикой, философией и экклесиологией. Но если это великий символ, то и понимание должно быть соответствующим. Поэтому придется также понять и всевозможные мелкие, так сказать, корыстно-литературные и политически-заинтересованные трактовки, которые возникали на протяжении истории. Это необходимо сделать ещё и потому, что великое, высокое и святое часто используется для приукрашивания и возвеличивания наоборот невысокого и далеко не святого. Например, известно мнение, что Грааль - это всего лишь политический символ, секрет генеалогии иудейских царей. Одним из доказательств здесь является созвучие слов "San Graal" и "sang royal" (что значит "королевская кровь"). Сам этот лингвистический подход, конечно, интересен, и мы сами в дальнейшем тоже непременно будем им пользоваться. Но при всей художественной ценности соответствующей литературы и романтическом обаянии эпохи, толкование Грааля, как королевской династии, слишком не глубоко. А политическая корыстность этого толкования просто режет глаза любому умному человеку. И на самом деле, при внимательном изучении легенды о Граале, очень быстро выясняется и обнаруживается, что её истинный корень тянется из гораздо более глубокой древности. Как мы намерены легко и убедительно показать, есть все основания полагать, что возраст Грааля в человеческой истории как минимум - пять тысячелетий. А политическая интрига 12 века слишком молода и примитивна в сравнении с духовными потенциями самого Грааля, даже всего лишь только как символа.
       Итак, для начала, давайте рассмотрим исторические сведения 12 века и попытаемся в них выделить следы истины. Первое письменное упоминание о Граале, известное историкам, вышло из под пера Уильяма Мальсберийского, монаха и историка из аббатства Мальсбери, в 1140 году. Впервые он заявил, что Иосиф Аримафейский приехал в Мальсбери (как это характерно для клириков, пропагандирующих свой приход!) и привез Святой Грааль, а так же священный терновник, который он посадил в новых местах. Надо признать, что святой терновник (разумеется, от того самого куста, ветки которого стали знаменитым терновым венцом) - это удачное дополнение, если Грааль здесь имеется в виду как кубок для питья. Уильям Мальсберийский не упомянул ни о короле Артуре, ни о Круглом столе, в отличие от Гальфрида Монмутского, которого он резко критиковал (надо думать, имея на то веские причины). В письменном виде легенды об Артуре и о Граале объединились значительно позже, после взаимных агрессивных нападок и словесных баталий многих и разных авторов. Итак, с самого начала письменные сведения о Граале были спорны, и сама их противоречивость свидетельствует о серьезной борьбе, причем не только и не столько за понимание, сколько за, так сказать, обладание идеей.
       Самое же первое художественное (а не историческое) изложение легенды о Граале мы находим в романе известнейшего французского трувера Кретьена де Труа "Персефаль, или сказание о Граале", написанном по заказу графа Филиппа Фландрского, который, как уточняет сам Кретьен де Труа, первый рассказал ему эту легенду. Мы не будем здесь кратко пересказывать содержание романов о Граале, как это обычно для большинства книг или статей на эту тему. Имеется в виду, что наш читатель уже немножко осведомлен, и от нашей книги ждёт больше исторического исследования и философской полемики, а не литературоведческой компиляции. Итак, вернемся к Кретьену де Труа. Интересно и знаменательно то, что повесть о Граале существенно отличается от предыдущих его романов, и главным образом тем, что автор здесь интересуется психологией именно духовного возрастания, а не любви мужчины и женщины. Этот роман не был закончен из-за смерти автора и поэтому мы, к сожалению, не можем знать до конца авторской трактовки образов. Ведь обычно эта окончательная трактовка выявляется и проясняется в конце произведения. Поэтому мы видим только то, что Грааль в романе Кретьена - это чаша для гостии (гостия - это облатка, святое причастие католической церкви). Но даже здесь мы встречаем интересные неувязки. Для гостии Грааль слишком большого размера, это как будто специально уточняется в романе, он таков, что в нем легко могла бы уместиться голова крупного животного. И Грааль почему-то вносит и держит девушка, а не священник, в то время как, вне всякого сомнения, Кретьену было прекрасно известно, что женщинам не дозволялось участие в богослужении и в таинствах католической церкви. Кроме того, вообще, слово "Роман" на французском языке означает историю, рассказанную на языке романс, который был разговорным в отличие от латыни. Этим неакадемическим языком как бы подчеркивалось, что не католические богословы оказались искателями Грааля, и не философы создавали научные трактаты о нем. Но романтические трубадуры и труверы, менестрели и миннезингеры писали свои символические поэмы. Видимо, по мнению Кретьена, только поэтическое чутье и художественно-эстетическое зрение способны отразить суть этой правды. В своих противоречиях и неувязках Кретьен дает понять умному читателю, что в них-то и зашифрована тайна, что нельзя принимать все написанное буквально.
       Известно, что шифровать и прятать информацию в своих произведениях было в духе эпохи. Так же поступали потом Нострадамус, Леонардо и другие. Вообще, во всех литературных вариантах образа и толкования Грааля 12 века хорошо ощутима недосказанность, причем создается впечатление, что кроме громких и, казалось бы, ясных споров, вокруг этой темы кипела ещё и тайная, подозрительная борьба. Как будто, знающие секрет, не хотели его разглашать (!), и в то же время прилагали все усилия к тому, чтобы авторы романов на эту тему не исказили истину. Задача не из простых. И эту тайну в 12 веке так никто и не раскрыл широкой публике, но исказили многие. Не говоря уже о том, что многие, опираясь на обаяние самого слова и символа, продвигали свои собственные идеи и планы.
       Что же касается точного представления о Братстве Грааля, то ни поэты, ни историки нам его не дали. Хотя, по поэме Вольфрама фон Эшенбаха, знаменитого поэта 12 века, все-таки можно составить представление, что Братство Грааля - это религиозный союз, в корне отличающийся от католической церкви и находящийся вне римско-католической иерархии, в то время как без класса духовенства, подчиненного папе, в те времена никакая церковная организация была немыслима.
       Вольфрам сообщал, что древняя арабская рукопись о чаше была найдена провансальцем Киотом в испанском городе Толедо. И кто же был ее автором? "Один язычник по имени Флегетанис был очень уважаем за ученость. Этот большой знаток природы происходил от Соломона; его родители принадлежали к одной израильской семье в очень далекие времена, когда святое крещение еще не оберегало от адского огня. Это он написал историю Грааля. Флегетанис родился от отца-араба; он поклонялся тельцу. Язычник Флегетанис умел предсказывать исчезновение каждой звезды и момент ее возвращения... все земные события определяются движением светил. Изучая созвездия, Флегетанис открыл глубокие тайны, о которых он говорил с трепетом. Он говорил, что существует предмет, именуемый Грааль. Это имя он ясно прочитал по звездам. Войско ангелов положило его на землю. С тех пор о нем должны были заботиться люди, ставшие христианами, и такие же чистые как ангелы". Легко понять, что слова эти тоже писались не для буквального понимания, особенно о предметности Грааля. Слово "короли" (Грааль у Эшенбаха связан с династией неких загадочных королей, правящих благодаря его могуществу) тоже нельзя понимать буквально, т.к. совершенно не похоже, что это военные вожди или политические лидеры какой-либо страны. Скорее, здесь имеются в виду некие неотразимо обаятельные и потому абсолютно авторитетные люди. И правят они не страной, а неким загадочным сообществом. Парцифаль в конце концов тоже занимает место в этой преемственности. Впрочем, Эшенбах отчасти мог быть под влиянием той самой династической и политической концепции, о которой мы говорили. В связи с этим надо отметить и то, что Фольфрам фон Эшенбах, в отличие от Кретьена де Труа, был не только поэт, но и военный человек, рыцарь, мастер меча, современник тамплиеров (чисто политической организации), с которыми общался в Палестине, и, возможно, от них что-то слышал на эту тему, и использовал потом в своем творчестве.
       Нельзя понимать буквально и сведения Эшенбаха о Флегетанисе (имя "Флегетанис" - персидское и означает "знающий звезды"). Например, по другим источникам, древний астроном Флегетанис жил примерно за 1200 лет до рождества Христова, т.е. во времена исхода евреев из Египта, когда у них ещё не было царя. И, как видим, в этой версии уже нет места династическому пониманию Грааля, ведь никаких королевских династий у евреев тогда еще не было. А вот образ Флегетаниса в этом масштабе исторической перспективы приобретает для нас интригующе новое значение. Род царствующего мудреца Соломона у Эшенбаха мог символически означать просто некий род мудрецов. Может, своими сведениями Эшенбах на самом деле иносказательно задавал именно сам масштаб исторической перспективы? И если допустить, что Эшенбах как и Кретьен тоже был вынужден шифровать и маскировать информацию литературно-художественными приёмами, то не могли ли эти его сведения о Флегетанисе служить намёком на то, что тот принадлежал к гораздо более древнему роду, чем род Соломона? А именно к роду в масштабе всей генеалогии библейских патриархов.
       Кстати (раз уж мы упомянули о масштабе), когда мы знакомимся с тем, что авторы пишут о Граале, надо всегда и первым делом выяснять каков их заведомо предвзятый масштаб понимания Грааля. Потому что, хотя все сведения и мнения о чаше Грааль порой и очень интересны, но нам-то, наверное, самым интересным было бы попытаться осмыслить и увидеть Грааль как истину, именно как предельную духовно-мистическую правду. Кстати, это и есть наш собственный предвзятый масштаб. Если таковая предельная истина существует и если она имеет к Граалю непосредственное отношение, то, увидев и поняв ее, легко можно будет обнаружить ложность многочисленных переосмыслений и отсеять зерно истины от плевел лжи. Вообще, если честно признаться, то, при самом первом впечатлении, идея чаши Грааль показалась нам настолько ёмкой, что интуитивно мы сразу же приняли ее за Божественную, пытаясь в умном созерцании постичь ее содержание и смысл, еще не ознакомившись как следует с существующей литературой на эту тему. Первое, что приходило в голову, это то, что Грааль - символ идеальной общественности, основанной на идеальных отношениях, или, другими словами, нравственный идеал, реализованный в неком сообществе со всеми вытекающими результатами. Когда же мы внимательно изучили историю ее появления в Европейской литературе 12 века и позже, то были весьма разочарованы: насколько неидеальный смысл вкладывало большинство авторов в сей образ. Тогда-то мы и пришли к выводу, что это очередная, на этот раз литературно-поэтическая рефлексия вечной идеи, существующей не только до 12 века, но может даже до сотворения мира. Грааль мистически возвышает приближающихся к нему. Возвышает до неба. Это бесспорно так. Само слово "Грааль" явно имеет небесное происхождение, судя хотя бы по фрагменту "аль", которое надо читать как "Эль", т.е. имя Бога, также как, например, в именах Израэль, Михаэль, Гавриэль, Уриэль. И, возможно, слово "Грааль" существовало в небесном языке еще до сотворения Адама. Известно предание о знающем небесный язык святом Андрее Цареградском, Христа ради юродивом, который, по свидетельству Жития преподобного Иллариона, "преврати язык в сирску речь, и нача себя повести деяти с ним сирски, еликоже мышление и хотяше". Этот небесный, ангельский язык, по традиции называемый сирийским (не путать с языком Сирии) сотворен Богом. Первый, как известно из Библии, именно земной, человеческий язык сотворил Адам (Быт. 2. 19-20.). Впрочем, свои языки, видимо, имели уже племена кроманьонцев, и таких языков было много (протоязыки современных народов). Небесный язык понимают не только ангелы, но и бесы. Преподобный Илларион, изгоняя беса, вопрошает его "сирьскы"... (Из текстов Жития, входящих в Великие Минеи Четьи). Осколок сирского языка сохранило знаменитое византийское церковное песнопение "Терирем". Ангельским языком умели говорить члены первой христианской церкви. Об этой их способности упоминал в своих посланиях апостол Павел. В самом слове "Грааль" слишком чувствуется сирское звучание, запах неба, небесный первоязык. Не на это ли указывает и Эшенбах, когда говорит, что войско ангелов принесло Грааль с неба на землю? Кстати, у Вольфрама фон Эшенбаха Грааль не столько чаша сколько камень. Это камень из рая или же "Lapsit exillis", искаженное "Lapis ex illis" (очевидно, ex caelis) "небесный камень" или "камень света, пришедший с небес". Образ камня часто встречается и в Священном Писании. "Вот, Я полагаю в основание на Сионе камень - камень испытанный, краеугольный, драгоценный, крепко утверждённый: верующий в него не постыдится" (Ис.28:16). "Камень, коим пренебрегли строители"... скорее всего, именно эту аналогию имел в виду Эшенбах, ведь Грааль тоже отвержен папской римо-католической церковью.
       По словам Эшенбаха "Природа Грааля была такова, что тот, кто о нем заботился, должен был быть человеком совершенной чистоты и воздерживаться от всякой вероломной мысли". В другом месте читаем: "только чистый сердцем, самоотверженный, помогающий слабым, сражающийся за добро и справедливость, может созерцать Грааль. Победивший соблазны и искушения этого мира, развивший в себе многие добродетели". Вообще, как здесь, так и в представлении многих других авторов, Грааль неотделим от идеи нравственного совершенства, и в этом, наверное, его главная суть. Причем, если нравственное совершенство понимать не как качество одного человека, а как качество отношений, то, как мы и считали с самого начала, Грааль - это идеал человеческих отношений. Но при этом Грааль есть и символ всяческих благ: изобилия, счастья, и, самое главное, божественной власти и бессмертия ("кто видит его, перестает стареть"). Первый король Грааля Титурель достигает 500-летнего возраста, сохраняя при этом молодость. Невероятное сочетание: блага, к которым на перегонки стремятся все люди, и моральная чистота. Но вот интересное совпадение: Иисус Христос тоже обещал эти же блага, в том числе телесное бессмертие, при условии исполнения Его заповедей, т.е. опять же моральной чистоты. Как видим, налицо то же сочетание. Не признак ли это истины? Но многие люди, думая о Граале, часто стремились только к благам, не замечая непременных условий к их достижению. Гитлеровцы, например, охотно вспоминали легенду о чаше Грааль, дающей власть над миром. В СС к этому относились не просто как к красивой легенде. Эсесовцы предприняли активные поиски в замках катаров на Пиренеях. Руководил экспедицией Отто Ран, автор антикатолической книги "Крестовый поход против Грааля" - о борьбе папского престола против секты катаров. Он тщательно изучал историю катаров, много раз посещал Лангедок, а с 1943 по 1944 год возглавил экспедицию, исследовавшую подземные ходы в районе горы Монсегюр и окрестностей. Через некоторое время распространился слух, что экспедиция увенчалась успехом, но позже информация не подтвердилась, а штурмбанфюрер СС Отто Ран в 1938 году загадочно исчез.
       Где-то на востоке высится гора, называемая Монсальват, что значит - гора спасения. На вершине находится замок, обитель высшего братства, с дивным святым храмом. Путь наверх преграждает бурная река и отвесные скалы. Кругом непроходимые леса. В это таинственное место, в это Братство могут попасть лишь "чистые сердцем - те, кто проявил великую преданность Всевышнему, смирение, самоотверженность, стремление помогать слабым, сражаться за добро, и кто всю жизнь боролся во имя защиты священного достоинства Грааля. Только такой может быть позван самим Граалем и попасть в это священное место".
       Что же представляет собою этот волшебный святой замок? В старофранцузском романе в прозе "Перлесваус" этот чудесный замок назван Эдемом (!), "дворцом душ", "замком радости". Мистический свет божественной энергии пронизывает и наполняет это место. Как на Западе, так и на Востоке распространена вера, что над общинами святых праведников сияет пламя божественного небесного огня, энергия Св. Духа, которая для верующих людей иногда видима и телесными глазами. Например, в житии Св. Франциска Ассизского написано, что "во время его молитвы так сиял монастырь, что странники вставали, думая, что уже заря".
       Внутри замка находится "дивный и святой" храм. Этот храм построен и предназначен для религиозных целей. Ничего не утверждая и ни на чём не настаивая, мы хотим лишь вспомнить тоже некий загадочный храм, показанный пророку Иезекиилю в его последнем, как будто прощальном откровении, настолько таинственном и сложном, что оно могло быть сообщено ему только в символических образах, непереводимых вполне на ясный язык человеческих понятий. К видениям Божественное Откровение прибегает тогда, когда сообщаемая человеку тайна не умещается в слова и понятия (Толковая Библия А. П. Лопухина Т. 2 стр. 456). Это видение до сих пор представляет неразрешимую загадку для экзегетов. Надо сказать, что обилие таких таинственных видений, одно другого величественней, является главной особенностью пр. Иезекииля, которого справедливо считают родоначальником еврейской апокалиптики. Имея в виду необыкновенную возвышенность этих видений, Бл. Иероним назвал книгу Иезекииля "океаном и лабиринтом тайн Божиих". У евреев запрещалось не достигшим тридцатилетнего возраста читать первую и последнюю главы этой книги. Но вернёмся к храму. Храм - "на весьма высокой горе" (Иез. 40:2). "Вне храма - стена (замок) со всех сторон его" (Иез. 40:5). Очень важно и удивительно то, что этот храм - не тот храм, который на горе Сион в Палестине. По всем описаниям, причем в самых мелких деталях и подробностях устройства, это именно другой храм, и на другой горе. Кроме того, у Иезекииля совершенно непонятно время возникновения этого храма. Существует ли он с более древних времён, или это славное будущее некоего народа божия? Самым лёгким и безопасным для большинства экзегетов было относить видение к самым последним временам мира. Тогда бы оно совсем не требовало объяснений. Иудейские раввины, например, всегда так и считали, что даваемый видением культ будет осуществляться после первого воскресения. Это и понятно, ибо как можно для иудея допустить мысль, что кроме того единственного храма, который построил Соломон, существует ещё и другой, к тому же, более правильный? Но такое их понимание не неуязвимо. Последние времена так же непостижимы для современного человека, как и его загробная жизнь, и для понимания того и другого нужны не наши теперешние формы мышления (это тем более справедливо для современников Иезекииля). Посему, если бы вся эта большая часть книги Иезекииля говорила бы лишь о другом мире, то она была бы настолько же бесполезна для нас и имела бы не большее значение, чем подробные описания кончины мира, которыми переполнены древние и новые апокрифы. Поэтому все попытки отнести это пророчество к последнему времени грешат тем, что ищут в нём указаний на определённое время и конкретные события. Между тем, сам пророк прямо и неоднократно предостерегает от такого понимания своего видения: "Возвести дому Израилеву о храме сём, чтобы они устыдились беззаконий своих и чтобы сняли с него меру. И если они устыдятся, всего того, что делали, то покажи им вид храма", "чтобы они сохранили все очертания его и все уставы его и поступали по ним" (Иез. 43:10-11). Следовательно, видение носит, прежде всего, этический характер (Толковая Библия А. П. Лопухина Т. 2 стр. 457-458).
       Имеет ли загадочный храм Иезекииля отношение к Граалю или нет, в любом случае надо думать, что с самого начала Грааль включал в себя интуитивное представление об Эдеме и храме в нём, как о священном пространстве, в котором стремится быть верующий человек. Это некое место сгущения мистического бытия, средоточие священных смыслов, вокруг которых организуется священная жизнь, а значит и священная история. Священное время в отличие от профанического измеряется не количеством оборотов земли вокруг солнца, а количеством и качеством событий, т.е. их концентрацией в экзистенциальном смысле. Если человек мучительно не ощущает себя находящимся на духовной периферии, среди несущественных явлений, он не услышит зов Грааля. Такие люди влачат то обывательское прозябание, которого и заслуживают, ибо достоинство выше сего только усилием обретается ("Силою берется" Мф. 11:12). Они могут считать свою жизнь нормальной, но люди мыслящие и наблюдательные хорошо знают, что и человек и сама природа находятся в ненормальном и противоестественном состоянии, далеком от идеальных замыслов Творца. Вот он, круг понятий, в котором находится смысл рассматриваемого нами символа: идеальные замыслы Творца, нормальное состояние природы и истинное существование. Грааль - это ИСТИННОЕ СУЩЕСТВОВАНИЕ. Именно не сокровище, не волшебный предмет, не "мистический пульт" с кнопкой для власти и бессмертия, а истинное духовное состояние, которое дает и божественную власть, и бессмертие. Чаша, как предмет, всегда служила только символом. Для Вольфрама фон Эшенбаха, например, так же как и для анонимного автора "Перлесвауса", Грааль определяется как символ мистического опыта, духовного состояния бытия, включающий в себя поиск и превращение, озарение и связь с небом.
       Многие обращают внимание на время появления в Западной Европе текстов, посвященных Граалю. Здесь представляется важным признаком то, что не было ни одного упоминания до тридцатых годов XII века и вдруг бурный расцвет Граалиады в течение следующего столетия. А.В. Веселовский на этом основании делает вывод: "в основе первой части Grand Saint Graal лежит какая-нибудь местная легенда об иудейско-христианской диаспоре в северной Месопотамии, легенда сирийская..." А поскольку время распространения этой легенды в Европе совпадает с крестовыми походами, то напрашивается вывод, что крестоносцы, познакомившись с ней на востоке, принесли ее домой в Европу, где символическое восприятие сменилось буквальным и волшебным. Что ж, правдоподобная историческая гипотеза, но, в этом рассуждении, отчасти, может быть, и близком к истине, обнаруживается, однако, слишком уж научное понимание проблемы, далекое от экзистенциально-поэтического восприятия архетипов (а ведь Грааль это один из них). Карл Густав Юнг неоднократно называл миф о Святом Граале величайшим мифом Средневековья: "Тот, кто говорит архетипами, глаголет как бы тысячей голосов..., он подымает изображаемое им из мира единократного и преходящего в сферу вечного; притом и свою личную судьбу он возвышает до всечеловеческой судьбы..."
       Даже если допустить, что где-то на востоке и на самом деле имело место иносказательно символическое предание об этой иудео-христианской диаспоре, не думаем, что переданные крестоносцами эти сведения смогли бы породить такие грандиозные по духовному значению и последствиям катарскую ересь, тип куртуазной культуры и гениальное поэтическое наследие. Скорее всего, не крестоносцы, а сами агенты некоей действительно великой общины, появившись на юге Франции, проделали очень серьезную работу по продвижению своей концепции образа жизни. Что же касается совпадения этого с крестовыми походами по времени, то объясняется это совпадение тем, что действительно в это время сознание европейского человека расширилось, и было готово воспринять нечто новое, особенно в атмосфере вольномыслия Лангедока.
      
      
       История и символы
      
       В исторической науке самый главный критерий достоверности - это "его величество, факт". Как правило авторы исторических книг, выдвигая, например, сомнительную, но интересную историческую гипотезу, обычно стараются обосновать и доказать ее подборкой достоверных исторических фактов, подтверждающих эту гипотезу. Мы же, говоря о Граале, наоборот, отчасти хотим воспользоваться противоположным методом: предложить к рассмотрению совершенно бесспорную идею, которая абсолютно достоверна сама по себе, и в истории попытаться угадать ее нить и проявление. С точки зрения исторической науки это не только не достоверно, но даже и не научно. Но если идея точно такова, то, что первично: она, или ее понимание людьми, и соответствующая этому пониманию деятельность, т.е., в конечном счёте, история? Если подойти к критерию достоверности через факты истории ("как на самом деле все было?"), то Библия, например, это сплошные неувязки и противоречия. Если же истина - это идея или принцип, то Библия предельно конкретна и достоверна, т.к. все, например, пророки говорят одно и то же и на одну и ту же тему, которую кратко можно обозначить как моральную. Правда, не всем это понятно и интересно.
       Для исторической науки идея всегда вторична, т.е. представляет собой плод умственной деятельности людей. И тогда она не более интересна, чем умственная деятельность этих самых людей. Но в нашем случае, ведь мы говорим о Граале, необходим именно синтез. Синтез истории и философии. И только когда идея первична, т.е. истинна и вечна, а люди только к ней прикоснулись своим умом, тогда и мы тоже можем к ней прикоснуться, пережить ее в своей внутренней жизни и судьбе и через неё увидеть и почувствовать суть не только истории, но и метаистории (если учесть масштаб самой идеи). Истинность идеи определяется по совершенству ее красоты. Только это есть критерий: проистекает ли она от Логоса, или от тварного и корыстного ума. Божественность идеи есть главный критерий ее истинности. Но способен ли человек различить: от Бога идея или нет? Наверное, все-таки, да, способен. Было бы только настоящее желание.
       Когда кто-то говорит, что он хочет избавить свое, например, искусство от всякой идеологии, наверное, он имеет в виду, что хочет избавиться от ложной идеологии или от насильственной и косной идеологии, т.е. такой идеологии, которая взята за непререкаемую застывшую догму. Но на самом деле любому человеку нужна идеология, нужны идеи, и не просто идеи, но постоянный поток идей. Прекрасных, возвышенных, имеющих вкус и аромат истины. Только если человек живет в потоке таких идей, он живет очень долго и очень счастливо. И, знаете, в одиночку это бессмысленно да и невозможно. Идеями надо обмениваться. Друг друга, надо как бы угощать ими, собравшись в тайный философский клуб. Тайный, потому что кто ж вам позволит открыто говорить истину? Кроме того, если идеология не поэтична, то это, скорее всего, лживая идеология. Под поэтичностью здесь имеется в виду специфическое обобщение реальности в образах, доступное только поэзии. Наука, особенно философия, тоже пользуется обобщением, но без поэтических обобщений истина непостижима. Умный человек за свою жизнь обычно меняет свое мировоззрение несколько раз и всегда открыт для новых идей. И если будет предложено нечто достаточно убедительное, всегда готов это рассмотреть и поменять свои убеждения, при этом, совершенно не обещая, что они теперь останутся неизменными.
       Но вернемся к достоверности в истории. Итак, мы предложили в нашем исследовании за основу взять идею, хотя и на чей-то взгляд этот способ все-таки не достоверен, но и опять же, в чем другом искать достоверность? Сама история, например, при всей своей фактичности недостоверна просто "по определению". Что есть история? Ее пишут победители, а сколько их было? Например, когда-то христиане во главе с епископом Феофилом сожгли знаменитую Александрийскую библиотеку, о чем Иоанн Златоуст с удовлетворением писал: "с лица земли исчезли все следы старой литературы и старой философии Древнего мира". Потом турки-мусульмане сожгли Византийскую библиотеку. Или другой пример: Иоанн Грозный приказал полностью уничтожить все исторические книги на Руси, что и было добросовестно проделано. После этого он собственноручно написал историю России заново. История писалась и переписывалась, и версии объяснения событий порой не менее противоречивы, чем сами события. А может быть, варианты осмысления истории даже больше являются историей, чем реальные поступки исторических персонажей? Ведь вполне можно признать, что творческая человеческая мысль и ее плоды - это тоже история. Если так, пусть тогда и наша книга тоже вольётся в историю, или как-то на нее повлияет. Ведь ради этого и пишутся исторические книги: для продвижения философско-исторических проектов. Именно это является и стимулом для писателей. Сначала где-то в тонком плане появляется идея исторического проекта, потом эта идея становится некоей интенцией среди творческих умов. И вот появляются книги, общественные организации и социальные институты, а идея тем временем мертвеет... Как это знакомо, не так ли? Что же делать? Как найти вечную, бессмертную идею, и как же тогда всё-таки быть с достоверностью, махнуть на нее рукой, как на нечто недостижимое? Нам представляется, что первичный смысл символов и есть та достоверная основа, на которую только и можно опереться, изучая или пытаясь понять суть многочисленных исторических концепций. И когда идет разговор о Граале, совершенно необходим некий философский сепаратизм. Потому что нельзя смешивать и объединять с одной стороны первичный смысл символа, а с другой, например, реальные общественные организации, возникающие на протяжении истории и использующие этот символ и его уже вторичный, надуманный смысл для своих гербов, орденов, медалей, значков на мундире, печатей, штампов, флагов, знамен и прочее. Любая организация если не сразу, то постепенно коррумпируется (таковы люди), и потому символы обесценились. Что делать, например, с девальвированными словами: свобода, равенство, братство? Кто-то попользовался ими, переосмыслив изначальную суть. А теперь с этими словами запальчиво и "с полным правом" борются ненавидящие и свободу, и равенство и братство. Но что останется, если вычесть из ценностей человечества и такие вещи как гуманизм, прогресс, интернациональность? Эти слова тоже девальвировались. Для кого-то уже под сомнением крест, крестоносцы, христианство, обожение, святость, богочеловечество. Что делать? Отказываться от слов? Придумывать новые? Или пользоваться словами, заранее составив словарь авторских терминов, в котором не жалея времени и труда отмежеваться от политических, религиозных и национальных спекуляций? Посвятить половину книги только словам, их очищению, возврату давно утерянного или подмененного смысла? С символами ситуация еще хуже. Многие из них ассоциативно уже несут совсем другую идеологическую, историческую, политическую информацию. Очень далекую от своего изначального смыслового корня. За многими символами стоят партии, секты, ордена. Но изнасилованный, захватанный и загаженный символ не возможно заменить другим. Надо сказать, что уже нет или совсем мало осталось слов и знаков для обозначения высоких, святых и чистых понятий. И тогда приходится писателю и читателю договариваться о том, что мы будем иметь в виду за словом или символом. Надо снова и снова определяться в терминах. Ведь восприятие символов и значение терминов - исторически изменяемая реальность.
       Мы видим бесчисленные примеры того, как социальные группы и их деятели используют символы и толкуют их в своих групповых и личных целях. Но мы не видим ни одного примера, чтобы кто-то поставил своей задачей не использовать, а наоборот подчиниться и служить символу, пытаясь раскрыть и понять его изначальный и независимый от человеческих пристрастий смысл. Понять как волю Бога, заложенную в этом символе. Ведь совершенно определенно напрашивается вывод, что, например, самые основные, базовые символы, состоящие из сочетания самых простых геометрических фигур, несомненно, имеют в себе императивную волю Бога как некий конечный план творения, или точнее: некую цель творения. Само существование этих символов не просто случайность. Любой экзистенциально чуткой и философской душе это ясно, и от этого невозможно отмахнуться, как от чего-то неважного.
       Уровень человеческой духовности выражается, прежде всего, в понятии о Боге Творце. Пусть атеисты объяснят: какого бога нет. Великого крокодила, или великой черепахи? Великана сотворившего мир? Или седого старца, сидящего на облаках? В любом случае, у них имеется в виду не тот Бог, который обнаруживается через неспокойную совесть. Очистить слово или символ можно как минимум на абстрактном уровне. Способность к абстрактному мышлению и атеизм несовместимы. Сказать, что отвлеченный мир абстрактных идей существует естественно, например, развился в результате естественной эволюции - это сказать полнейшую чушь. Многие понятия абстрактных наук можно пощупать только умом, например, геометрическое понятие точки или границы. Граница, например, между листом бумаги и окружающим воздухом существует только в уме. У этой границы нет толщины, она не состоит из какого либо вещества. В материальном смысле ее нет. Но если у бумаги нет границы, то нет и самой бумаги. Вот она, недостаточность и даже недостоверность логики, если она не абстрактна! Вопрос: абстрактный мир идей - это реальность? Наверное, да, и не просто реальность, но реальность властвующая, и материальный, вещественный мир послушно существует по ее законам. Абстрактные законы математики и геометрии человек не создает. Бог их создал. Человек, прикасаясь к ним умом, только открывает их для себя. Но абстрактное мышление - это еще не религия. Религия начинается с восприятия еще более высоких вещей. С экзистенциально - романтического восприятия. Если человек, может воспринимать романтичность, в дальнейшем он начинает романтичность творить и создавать. Ведь если сам человек это венец Божественного творения, то отношения между людьми - это венец уже человеческого творения. Здесь, наверное, возникает вопрос: что мы понимаем под романтизмом? Есть разные общеизвестные и, наверное, правильные определения романтизма, их можно найти в Интернете. Мы не станем их перечислять, но дадим свое, то, которое нам сейчас наиболее подходит для нашего выяснения сути символа Грааля: романтичность - это эстетическое восприятие всего того, что связано с духовной сферой в природе, в искусстве и в человеческих отношениях. Духовное здесь надо понимать как воздушное (в смысле стихии воздуха). Это эстетическое зрение реальностей духовных, спиритуальных, экзистенциальных. Здесь надо быть эстетом на экзистенциальном уровне, и на такое восприятие способна только экзистенциальная личность. Слово "экзистенция" на русский язык переводится как существование. Но это не просто существование, например, как существование предмета, а существование специфическое. Экзистенция - это существование личности. Имя "Иегова" (Сущий) надо понимать именно в этом смысле.
       Что такое экзистенциальность невозможно объяснить научно. Впрочем, в терминах психологической науки ее можно было бы в том числе считать как бы высшей степенью пробужденности в противоположность низшей. По крайней мере, экзистенциальные состояния обязательно сопровождаются этой пробуждённостью. Что известно науке об этом состоянии? До недавнего времени науке было известны всего три состояния мозга: бодрствование, быстрый и медленный сон. Зав. лабораторией нейро- и психофизиологии психоневрологического НИИ им. Бехтерева профессор В. Б. Слезин открыл новый феномен, и назвал его четвертым функциональным состоянием мозга. Теперь стало известно "медленное" бодрствование, которое Слезин назвал "молитвенным". Почему? В.Б. Слезин проделал интересный эксперимент. В свою лабораторию он пригласил семерых воспитанников и слушателей Духовной семинарии и академии (будущих священников) и записал их электроэнцефалограммы (ЭЭГ), когда гости молились. "Мы были потрясены увиденным" - рассказывал потом профессор - "Мы наблюдали постепенное урежение ритма биотоков мозга - наконец остались только медленные дельта-ритмы (с частотой 2-3 Гц) такое состояние у человека бывает только во время так называемого "медленного" сна. Картина ЭГГ особенно одного из слушателей Духовной академии показывала полное выключение головного мозга, хотя он был в сознании". То, что клирики часто вот так и молятся уже давно не новость. Т. Шибутани, например, пишет: "В ритуальных церемониях люди действуют по привычке, и некоторые ухитряются выполнять соответствующие обязанности даже в полусонном состоянии" (Т. Шибутани "Социальная психология" стр. 37), но профессор Слезин не стал подвергать отрицательной критике такую молитву, наоборот, обосновал её пользу для здоровья, правда, и рассмотрев ее только с этой точки зрения, объясняя, например, что такой молитвой снимаются страхи и повышается иммунитет. "Молитвенное состояние такого рода аналогично младенческому состоянию, ведь только у новорожденных младенцев имеется такой дельта-ритм (2-3 Гц). В этом состоянии мозга, когда кора головного мозга отключена, восприятие информации человеком происходит напрямую, минуя мыслительные процессы". Пусть читатель не обольщается, думая, что это особенное младенческое состояние придает духовность молитве. Духовные состояния, например, восприятие парадоксов, наоборот, требуют полного пробуждения психики, включая мозг гораздо больше, чем на обычные 3-4 %, это-то и есть, называемое древними отшельниками, трезвение и бодрствование. О таком бодрствовании, как о высшей степени пробужденности хоть не часто, но пишут и современные авторы, например, Дарио Салас Сомер, который, кстати, резко критиковал животно-суггестивное состояние человека, то самое, которое Слезин назвал четвертым состоянием медленного бодрствования. Политика, реклама и проч. давно и вовсю пользуются этим животно-суггестивным состоянием, и Слезин, конечно же, не первый его открыл.
       Разговор о Граале - хороший тест на экзистенциальность и романтичность восприятия. В этом разговоре надо сразу задать человеку вопрос: внутренний мир романтических состояний человека - это реальность? И если реальность, то реальность властвующая? Если он ответит: нет, оставьте этого человека в покое. Грааль для него недоступен. Пока... До тех пор, пока человек отвергает существование того, что видимо романтическим зрением, до тех пор он еще не совсем человек. Даже абстрактное мышление - это еще недостаточная мера человечности, для того чтобы считать и называть себя человеком. С другой стороны, объявить романтическое восприятие чем-то таким, что выработалось у человека в результате, например, естественного отбора по принципу выживания, было бы полнейшей чепухой, и оскорбило бы любого истинного романтика. Какие есть определения человека? Что, точнее, кто есть человек? Что делает человека человеком? Орудия труда? Воздействие на окружающий мир? Или совокупность всех общественных отношений, т.е. человек это социальное животное, или экономическое животное? Самое общее определение (человек это субъект общественно-исторической деятельности и культуры) очень мало нам дает для настоящего понимания. Размышляя о том, что есть настоящий человек, часто это понятие ради идеологической осторожности заменяют другим, например - настоящий интеллигент. Но и в этом случае имеется в виду то же самое. Например, вот знаменитое шукшинское определение интеллигента: "это неспокойные совесть и ум, полное отсутствие голоса, когда требуется (для созвучия) подпеть могучему басу сильного мира сего, горький разлад с самим собой из-за проклятого вопроса: "что есть правда?", гордость... и сострадание к судьбе народа, неизбежное, мучительное. Если все это в одном человеке, он - интеллигент".
       Когда-нибудь преображенный человек станет действительно высшей ступенью живых организмов на земле. Но это ли для романтика главное? Гомо сапиенс, человек разумный существует более 40 тыс. лет. Человек романтический только 6 тыс. лет. Здесь мы имеем в виду время появления в истории символа Грааль. Грааль это, прежде всего, тип романтизма. Слова "Сан Грааль" ласкают именно этот слух, волнуют именно эту часть души, влекут именно этот взгляд. Романтика Грааля - это начало превращения человека в бога, струйка Божественного участия в реке земной истории. И вот интересный вопрос, почему даже в паламистский век в греческой Византии не увлекались романтикой Грааля так, как это было на западе? Дело видимо в том, что истину греки видели логически абстрактно. В этом они, так сказать, "твердо стоят на ногах". Эмоциональная же сторона жизни им мало понятна и скорее воспринимается опасной для души, чем полезной или как-то ведущей к Богу. Отсюда только запретительная мораль, ничего знающая о красоте эмоционального великодушия и благородства, и, соответственно, запретительное учение о борьбе со страстями, которым и исчерпывается Добротолюбие (греческий сборник монашеской писменности). Греки - философская нация, и экзистенциально романтический Грааль, как некая целостная полнота бытия оказался для них невидим. Значит, и на самом деле, абстрактного зрения здесь недостаточно. Кстати, здесь мы столкнулись с тем, что называется - "душа" народа. Точнее некая отличительная особенность этой "души". Так, Греция по преимуществу - страна логики. Франция и Испания - чувства (огня), Англия - духа (воздуха). Германия тоже, как и Греция - страна логики, но в отличие от Греции философичная Германия оказалась более восприимчива к культурному влиянию соседей. И она увидела, почувствовала Грааль. Каждый народ здесь как бы прорабатывал свой пласт бытия и на пересечении этих пластов в общении и синтезе национальных культур открылись новые горизонты уже эмоционально-духовного существования. Вот ориентир в понимании и восприятии символа Грааля! Это сочетание огня и воздуха, духовности и эмоциональности, экзистенции и чувства. И немцы оказались более романтичными, чем греки. Что же касается греков, то им была бы ближе не столько эстетика благородства, сколько философия благородства. В этом смысле наша книга, как попытка вывести именно в логику нелогическую суть Грааля, могла бы стать для греческого менталитета путем к его восприятию. Абстрактное мышление, если оно по-своему мудро, легко допускает существование чего-то за пределами разума, если до конца осознаёт предельность разумного. Космос потому бесконечен, что точка личности имеет в себе экзистенциальную бесконечность. Бесконечная личность может существовать только в бесконечной вселенной.
       Когда мы до сих пор говорили о романтизме, мы, конечно же, имели в виду святую романтику, т.е. романтику идеального благородства. Но романтика не всегда бывает такой. Романтика бывает и злая. Однако чаще всего она бывает средняя, т.е. добрая, но не очень. Например, за каждой без исключения из современных христианских конфессий, если вникнуть в их богословие, литургику и канонические правила взаимного общения, стоит компромисс между моральным абсолютом, к которому призывал Христос, и законами нашего мира, который "во зле лежит". Хотя если философски взглянуть на проблему, то совершенно очевидно, что моральный абсолют и моральный компромисс - это, мягко говоря, слишком разные вещи, для того чтобы мирно сосуществовать. История человечества сплошь состоит из компромиссов. Мы к ним привыкли. Однако никуда не деться от того, что Иисус Христос проповедал совершенно бескомпромиссный моральный абсолют, и с тех пор это стало по важности реальностью номер один. Правда, для очень немногих. А что же для многих? Для многих оказалось психологически гораздо более удобным составит себе свое собственное мнение просто о Самом Христе.
       Есть множество версий Христа. Если общаешься с человеком на религиозную тему и речь заходит о Христе, надо точно выяснить который вариант Христа он имеет в виду. Есть антропософский, рериховский, масонский Христос, Христос гностиков, мусульман, евреев, алхимиков, католиков, православных, протестантов. Бесполезно выяснять с каждым, каким был настоящий и единственный Христос. Проще признать, что Христов много, у каждого свой. Вот наглядный пример: у каждого писателя тоже свое понятие о Христе и свое собственное отношение к Нему. Достоевский писал, что если бы Христос и Истина были бы не вместе, то он (Достоевский) предпочел бы быть вместе с Христом без Истины. Толстой наоборот, ревизировал с точки зрения моральной истины всех, в том числе Самого Бога, справедливо, наверное, полагая, что Бог такой ревизии не боится, но наоборот ждет. Булгаковский Христос - просто бродячий философ, не Бог, не Сын Божий, не Царь. Каков же наш Христос, о котором мы говорим в этой книге? Ответим. Наш Христос - это воплотившийся Логос, т.е. Ум Божий ставший человеком, во всем подобным Адаму кроме греха. А вот вопросы, которые, нам в свою очередь хочется задать каждому христианину: почему ты христианин? С чем у Христа ты согласен? Что у Него тебе близко, что у тебя с Ним общее? По какой причине ты с Христом? Почему ты надеешься, что Христос тоже с тобой? Как это подтверждается? Если бы не было Христа, какова твоя собственная позиция, правила, принципы? В чем твое собственное достоинство? Задавая все эти вопросы, ни в коем случае не надо ждать правдивых ответов. Надо просто наблюдать, как человек выворачивается из трудной ситуации, потому что это действительно трудная ситуация. Почему человек ссылается на слова Христа, и почему Христос для него авторитет? И последний вопрос: не искажает ли он у Христа то, благодаря чему Христос стал таким авторитетным и неотразимо обаятельным?
       На эти вопросы мы получали разные варианты ответов. Вот, например, самые искренние: Я христианин, потому что Христос воскрес, а я тоже хочу жить вечно. Потому что Он всемогущий, сильнее всех, а я слабый и мне нужна защита. Он выше всех, Царь вселенной, а я хочу быть Его ревностным и потому близким слугой, и таким образом стать иерархически выше, когда наступит Его царство. Он пускает в небесный рай, где хорошо, а я хочу быть в раю, а не в аду, где плохо. Подобных ответов еще много можно здесь привести. Но вот ни разу не довелось услышать таких, например, ответов: я христианин, потому что Он предложил идеал человеческих отношений, нравственное совершенство, моральный абсолют, а это несказанно красиво и волнует мою душу. Потому что для меня единственный критерий истины, когда речь идет о Боге - это: настоящий Бог - Тот, Который требует нравственного совершенства, а в других богов я не верю. Я христианин, потому что Христос явил Собой нравственное совершенство, а без этого жизнь не имеет для меня ни ценности, ни смысла. И даже если бы Христос не воскресал, и не сотворил бы ни одного чуда, я все равно был бы с Ним только ради самой идеи морального абсолюта, так как только это и есть истина, и другой мне не нужно. Такие ответы, если бы они прозвучали, показали бы идеально романтическое отношение к Евангелию и идеально романтическое восприятие Христа и Его поэтически выраженных заповедей. Человек, вот так воспринимающий и отвечающий, готов воспринимать святую романтику Грааля.
       Образ Грааля, и шестиконечная звезда имеют нечто общее и по общему духовному впечатлению, которое они производят, и если рассматривать эти символы чисто графически. Графически оба этих символа состоят из суммы двух треугольников, один из которых с углом вверху, другой с углом внизу. В шестиконечной звезде треугольники друг на друга накладываются, а у чаши Грааль треугольники касаются друг друга своими вершинами. Получается знак, похожий на букву "Х". Треугольник с углом внизу - это символ стихии огня, т.е. эмоциональных волнений, чувств и желаний, а треугольник с углом вверху - символ стихии воздуха, т.е. спиритуальности, духовности, экзистенциальности, личностности. Об этом и о том, что из этого вытекает, мы много будем еще говорить. А пока отметим, что в чаше Грааль нижний треугольник (духовность) возвышает, приподнимает верхний треугольник (эмоциональность). Чтобы это значило? Мы должны допустить, что у шестиконечной звезды и Грааля должно быть только одно истинное восприятие и соответствующее толкование, и в то же время понимать, что имеются множество неистинных толкований с соответствующим использованием. Как их различить? Что-то отзывается в душе на образ Грааля. Надо рассмотреть: что же именно отзывается? Это и будет нечто достоверное, если вообще в таких вещах уместно говорить о достоверности. А отзывается в душе жажда небесного, святого и вечного. На другом уровне, или в другом контексте размышлять о Граале просто неинтересно. И как невозможно отмахнуться от идеальных заповедей Христа, столкнувшись, например, с несоответствующей этим заповедям сектой, так невозможно отмахнуться и от Грааля, посмотрев, например, фильм "Код да Винчи" по одноименной книге Дэна Брауна.
       Грааль - это эстетически созерцаемый моральный абсолют. Версии в другом масштабе просто возмутительны или смешны. О шестиконечной звезде разговор особый. Сейчас привычно считать ее национальным символом евреев, что, кстати, хоть и сильно говорит в их пользу, но имеет место быть только с двенадцатого века, до которого евреи были сами по себе, а шестиконечная звезда сама по себе. На самом деле все сведения, которые нам удалось собрать на эту тему, заставляют сделать однозначный вывод: шестиконечная звезда - это знак или герб каких-то загадочных древних звездочетов. И это все. Об остальном можно только строить догадки. Кто такие эти звездочеты? Зведочетство - это астрономия или астрология? Флегетанис тоже звездочёт. Может их просто интересовало небо, и эстетически влекли светящиеся точки на нем - звезды? Точки... Ведь личность тоже точка, разве можно остаться к этому равнодушным? Звезда и стала их символом. Небо не было неизменным, оно жило своей жизнью, и это не могло не интересовать пытливый человеческий дух. А если их главным знанием и стала некая протоастрология, то не стоит ее ассоциировать и путать с современной астрологией. Скорее это могло бы показывать то, что интересовало древних мудрецов-звездочетов. Интересы их распространялись на человека и его взаимосвязь с природой, космосом и звездным небом. В этом еще нет ничего плохого. Что же касается самой астрологии, то при самом первом и поверхностном знакомстве с этой наукой становится очевидным то, что связь космоса и человека существует. Она поддается систематизации, позволяет прогнозировать и таким образом приспосабливаться к потоку жизни, судьбам мира и вселенной, чем, кстати, и до сих пор увлекаются более или менее умные люди. На протяжении тысячелетий астрология могла измениться и деформироваться до неузнаваемости, стать ложной, демонической, магической. Но тогда что мешает нам предположить, что знание древних звездочетов было по-другому ориентированным, исходящим из других мотивов, а значит добрее и чище? Например, чем-то похожим на Добротолюбие, о котором мы уже упоминали, как о монашеской науке эмоционального сопротивления бесам. В данном случае астрологическим бесам. Но потом, как это обычно бывает, изначально истинное и доброе учение через века замутилось наслоениями неправды. Например, когда несовершенный человек становится христианином, он невольно и подсознательно начинает выстраивать философско-нравственный компромисс между своим несовершенством и совершенными заповедями Христа. И получается, что как бы "примазываясь" к Христу, человек, а то и целая конфессия прибавляет к учению Христа свои принципы, порядки, идеи, которые не вытекают из Его учения и не являются такой же правдой, как это учение, но в результате как бы оправдываются и украшаются правдой и моральным авторитетом Самого Христа. Это же, может быть, и случилось со знанием древних звездочётов. Если же проделать противоположную работу, и выделить опять правду Христа в чистом виде, которая оправдывала и украшала тот компромисс, привлекала к нему и к соответствующей конфессии, то и получится изначальное учение Христа о нравственном совершенстве. А как быть с шестиконечной звездой? Можно ли ее очистить, процедить, отсеять от нее культурные и творческие наслоения? Несомненно, что в ней присутствует нечто красивое, доброе и вечное. Если отделить от нее все то, что внушает подозрение и не удовлетворяет требованиям идеала, то и останется в чистом виде то самое нечто красивое, доброе и вечное. Да уж... наверное, это рассуждение выглядит несколько наивно, и уж подавно не научно. И, тем не менее, на основе символов Грааля и Шестиконечной звезды, о которых мы сейчас вели речь, уже можно рассматривать их комбинации и делать выводы. Например, если шестиконечная звезда была символом древних мудрецов-звездочетов, то, наверное, и Грааль тоже был их символом, и эстетика благородства была главным их увлечением. Благодаря этим выводам можно сказать, что перед нами обозначился некий портрет общины в самых своих важных чертах.
       Два треугольника, из которых состоит шестиконечная звезда, символизируют стихии огня и воздуха, т.е. эмоционального чувства и экзистенциальной спиритуальности. Грааль способен восприниматься именно так, только на пересечении огня и воздуха. И если он воспринимаем, то его можно попытаться вывести и в абстрактную логику, точнее низвести, т.к. Грааль гораздо более высокая и потому гораздо более властвующая реальность. В нем действительно есть Божественная власть, и в этом его суть. Власть Божественная (просим заметить), а значит власть не насилующая, как не насилует, например, геометрия дом, построенный по ее законам. Это власть Творца, которая осуществилась в момент творения, и теперь само существование естественно обусловлено этой властью, т.е. если упразднить власть, то упразднится и существование. Нарушение этой власти есть разрушение, исчезновение или извращение, т.е. противоестественное существование, которое есть болезнь и боль. Значит Грааль, как Божественная власть, есть здоровье, бессмертие и блаженство. И для начала надо априори принять, что Грааль и романтическая эстетика благородства суть одно и то же. Доказать это утверждение невозможно, поскольку все эти вещи нелогичны, и не понимаются умом, но воспринимаются только сердцем и духом, причем только эстетическим способом. Если нравственное совершенство - это не качество одной личности, но качество отношений между ними, то Грааль - это символ именно таких отношений. Вот, наверное, что было главным в той древней общине мудрецов-звездочетов. Да... Все имеет свой корень в прошлом. Будущая филадельфийская церковь Откровения не из ничего и не на пустом месте возникла. И истина Грааля, даже если мы откроем ее только сейчас, на самом деле, есть продолжение древнейшей традиции, которая загадочно обнаруживала себя в самые интересные моменты земной истории. Более того, эта истина позволяет нам заглянуть и в еще более далекое прошлое, и она может действительно пролить свет на многие тайны того, что было с человечеством в самые что ни на есть изначальные, предисторические времена. В следующих главах мы обратимся не просто к самой древнейшей истории, но к самому ее началу, чтобы подойти к символу Грааля как бы вместе с тогдашним человечеством.
      
      
       Ангелы
      
       Если подходить к истории основательно, т.е. с каких-то самых что ни на есть начал и причин, то надо бы учитывать историю не только человеческую, но и ангельскую. Ведь история ангелов влияет на историю человечества гораздо больше, чем поначалу может показаться. И здесь, например, большие информационные возможности в настоящее время дает теория эволюции, точнее ее новые данные в области палеонтологии, археологии и антропологии. В официальной научной теории эволюции, которая как бы ничего не знает об ангелах, много неувязок, которые невозможно объяснить, не учитывая существование ангелов. Вот, например, одна из них. По самым общим законам физики и химии, в частности по второму закону термодинамики, нет и не должно быть в материальном мире самоорганизации и самоусложняющегося саморазвития. Должно быть только разрушение, угасание и прочь. Энтропия. Впрочем, даже если и есть необходимая энергия, ее недостаточно для преодоления косности материи в смысле самовозникновения сложных систем, то есть, например, общеизвестная ныне теория неравновесных систем не дает убедительной однозначности в выводах о самовозникновении жизни. Информационные науки (кибернетика, генетика) пока тоже ничего не доказали насчет самоусложнения материи. Эти противоречие и неопределенность должны бы были включить в теорию эволюции некий фактор, заставляющий материальный мир усложняться сначала на химическом уровне, а потом, совершив соответствующий скачек, на биологическом. Самым простым и будет предположить этим фактором ангелов. Есть, впрочем, материалистические философы, например, сторонники теории Глобальной Эволюции, которые, можно сказать, визуально видя в материальном мире и усложнение, и саморазвитие и почему-то уповая на то, что будущие достижения науки будут именно в материалистическом направлении, приписывают качество самоусложнения самой материи. Т.е. считают, что сама материя без посторонней помощи может самоорганизовываться и саморазвиваться. Увлекаясь теорией Глобальной Эволюции в подобный материализм впадают даже пастыри солидных традиционных конфессий. О. Кураев, например, пишет, что когда Бог сказал: "да произрастит земля зелень" или "да произведет земля душу живую по роду ее", здесь надо под землей понимать материю. Материя, мол, с радостью откликнулась на божий призыв и давай самоорганизовываться. Тогда что такое вода, которой надо было произвести рыб? Разве не материя? Почему бы не предположить, что Бог обратился не к земле, в качестве материи, а к стихии земли, точнее к ангелам стихии земли? Ведь если предположить, что были с одной стороны только косная материя, а с другой стороны только Бог (без ангелов), то получается что Бог Сам и занимался эволюцией бесчисленные миллионы лет. Как-то это на Него не похоже. Как тогда объяснить, что по имеющимся оценкам ученых эволюционистов, более 99% видов живых существ, когда-либо существовавших на Земле, - это вымершие виды, не дожившие до наших дней. На сегодняшний день палеонтологи описали примерно 250000 ископаемых видов, каждый из которых имеет строго определенное стратиграфическое распространение, то есть встречается только в одном геологическом слое или в нескольких соседних слоях - и нигде больше. Средняя продолжительность существования вида, судя по палеонтологическим данным - порядка 2-3 млн. лет. Итак, виды вымирали, что говорит, в том числе, и о неудачах и тупиках эволюции. Все это показывает, что если кто лично и занимался эволюцией, то это был не Сам Бог, а соответствующие этой задаче расы ангелов.
       Еще одна неувязка в материалистической теории глобальной эволюции - это некие резкие зигзаги, или даже некие рывки заново, с нуля. Например, следы организмов, живших в докембрийский период теперь известны. Но оказывается, ни один из видов докембрийских организмов (обнаруженных в периоде, называемом "венд") - не вписывается в предки тех живых существ, которые жили в кембрии. Организмы просто совершенно другие. Складывается такое впечатление, как будто одну бригаду архитекторов уволили и наняли другую, которая начала заново с нуля. Загадки эволюции, даже если есть неопровержимые аргументы в ее пользу, не разрешимы без признания бытия ангелов и знания того, что они не просто влияли на эволюцию, а непосредственно ее делали. И если Бог непостижим, то ангелы очень даже постижимы, и информации о них накопилось достаточно для вполне в этом научного подхода. И тогда можно считать, что эволюция или то, что можно было бы в какие-то периоды времени принять за эволюцию, на самом деле было творческим экспериментированием ангелов с большой долей эстетики. Это было выведение новых видов растений и новых видов животных с гениальными всплесками и неудачными тупиками. Эстетика есть неоспоримый признак ангелического участия. Эволюционисты признают эстетический фактор в эволюции, но, видимо, не до конца понимают что такое красота и что такое эcтетичеcкое созерцание, если приписывают его насекомым, опыляющим цветы, или, например, cамкам павлинов. Ангелы, которые принимали участие в эволюции, разумеется, не все великие эстеты и не обязательно божественно мудрые, всемогущие и т.д. И хотя за словом "Ангел" обычно стоит ряд привычных всем возвышенных ассоциаций, однако вот что, например, пишет доктор и профессор П.Г. Олдак: "Присмотримся повнимательней к жизни насекомых. Вот паук плетет паутину. Это сооружение в тысячи раз больше по размерам чем тело насекомого. Оно твориться без чертежей и каких-то предварительных схем. И тем не менее абсолютно точно привязано к местности, вписано в угол здания или достаточно близко стоящие предметы (дерево, стена, камень). Растяжки - на километры (по отношению к размерам паучка) устанавливаются с ходу и ровно так, как нужно, чтобы держать всю конструкцию. Нить, составляющая саму сетку паутины, растягивается на равных расстояниях и в строгих интервалах, необходимых и достаточных, чтобы поймать и удержать жертву. Видеть целое своими глазами паучок конечно не может. Сие вообще возможно лишь с большого расстояния. Но у паучка нет ни времени, ни возможности выйти за границы самой паутины, чтобы посмотреть так ли она построена. Как же сие маленькое чудо может твориться? Ответ один - паук обладает ясновидением. Он видит паутину как целостную конструкцию, привязанную к местности еще до того, как делает первый шаг, видит на всем протяжении строительства, видит и потом, когда разрывается какая-то часть строения и надо восстановить целое. Подчеркнем важный момент: этим ясновидением обладают не избранники, а все без исключения паучки, плетущие свои паутины. Еще более высокую ступень ясновидения и работы по некоторому духовно-заданному шаблону демонстрируют пчелы...".
       Далее П.Г. Олдак подробно описывает необычайно сложный язык танцев, содержащий информацию о маршрутах их полетов, а также работу пчел, за чем следует соответствующий вывод: "Все ячейки - геометрически правильные и абсолютно идентичные шестигранники. А вся плата выстроена без единой ошибки и безупречно вписана в плоскости улья. Мы сейчас не задаемся вопросом, кто и как руководит этим гениальным по своей простоте строительством, но хотим подчеркнуть лишь одну деталь - сотворение подобных построек вне гипотезы видения целого всем семейством пчелиного улья не имеет объяснений". После этого речь у автора идет о ясновидении бобров, муравьев, термитов с подчеркиванием что тезис "инстинкт семьи" здесь не работает, иначе возникает вопрос: где находится этот инстинкт семьи? Вот, например, интересные наблюдения: "слепые термиты-рабочие, относящиеся к видам рода белликоситермес (они работают к тому же в полной темноте), совершенно точно соединяют обе половины свода арки, строящейся с противоположных сторон; при этом они не видят той половины арки, с которой они должны соединиться, и не касаются ее". Описывая фантастические архитектурные постройки термитов специалисты в этой области замечают: "Но прежде всего, такой план не может вместить маленький мозг отдельного насекомого. Ведь если есть для нас что-нибудь действительно достоверное, так это именно тупость пчелы, муравья или термита, изолированного от коллектива".
       В мире животных много еще поразительных загадок, в том числе дальние перелеты птиц, путешествия рыб и т.д. Чтобы как-то объяснить все эти чудеса биологи предложили использовать понятие надорганизменного разума. Мы тоже можем пока использовать понятие надорганизменного разума, объясняющее соответствующее этому понятию ясновидение у животных, но в дальнейшем, разумеется, мы отождествим это понятие с ангелическими сущностями, о чем настоящая глава. Причем, когда животное обладает своим собственным разумом, и мозг животного достаточно большой (например, у неандертальского человека мозг - 1400-1700 куб. см.), уже имеет смысл называть надорганизменный разум двойником. Т.е. как бы вторым, дублирующим разумом, который действительно очень часто необходим даже современному человеку в качестве некоего подсознательного голоса (советника), хранителя, генератора желаний, соучастника в эстетических переживаниях, а значит в любви, творчестве и еще много в чем другом. О двойниках человека писали еще Бем и Чижевский, и сейчас в Интернете полно информации на эту тему. Олдак тоже приводит информацию о двойниках, попутно упрекая научное сообщество и соответствующие издания в намеренном укрывательстве информации (такой, которую они не могут объяснить), что является косвенным идеологическим насилием.
       Теперь, если мы признаем, что эволюцией занимались ангелы, мы можем судить об истории и самих ангелов. О взлетах и падениях, а также о грехопадениях. Первые грехопадения ангелов, занимающихся эволюцией, произошли, наверное, тогда, когда на земле появились первые хищники, а хищники, например, грибы-хищники появились, мягко говоря, очень давно, и можно предположить, что и в дальнейшем падшие ангелы могли селекционировать и мутировать виды в нужном для себя направлении, выводя хищников и паразитов. И получалось так, что направление самой эволюции к идеалам вида животных - это чаще всего направление к быстроте реакции, скорости бега, способности агрессивно оттеснить соперников в размножении и прочь. Значит миллиарды лет эволюции - это история, а не божественное творение. И эта история далеко еще не закончилась.
       Каков характер двойников? Чем, например, отличается двойник животного от двойника человека? Как известно, сейчас в Америке практикуется обучение обезьян языку глухонемых, причем так успешно, что обезьяны запоминают и пользуются огромным словарем, до двух тысяч слов. Основное развитие речи и интеллекта говорящих обезьян происходит, как правило, в первые годы жизни -- чаще всего обезьяны доходят в развитии речи до уровня двух-трехлетнего ребенка. Вырастая, они во многом остаются подобны детям, по-детски реагируют на жизненные ситуации и предпочитают игры всем другим способам времяпрепровождения. Дельфины, наверное, поумней обезьян, но не на много. И, надо полагать, даже много общаясь с человеком, тоже остаются на уровне трехлетнего ребенка. Пусть даже и четырехлетнего, разница несущественная. Значит, наблюдая за животным, можно составить себе представление и о двойнике этого животного, т.е. об ангеле, и значит, ангелы бывают очень разными - и такими как трехлетние дети (не говоря уже о надорганизменном разуме паучка), и такими как двойники великих деятелей истории и культуры. Это становится важным если обратить внимание на то, что, когда эволюция подошла к возможности возникновения предчеловеческого существа, разновидностей этих существ появилось много. Как будто многие расы ангелов конкурировали в этой области. По оценкам ученых уже четыре миллиона лет назад и потом позже сосуществовало одновременно по несколько разновидностей человекообезьян. Возникает впечатление, что многие из них были выведены как будто бездарно или второпях и через некоторое время вымерли. Может дело опять в увольнении очередной бригады архитекторов? Есть мнение, а их в теории антропогенеза огромное количество, что на самом деле никто не вымирал. Что на самом деле разные виды гоминид исчезали благодаря смешению, т.е. миксации и дальнейшей гибридизации. Но миксации и гибридизации возможны в относительном миролюбии или хотя бы терпимости разных видов гоминид друг к другу. Может, такое иногда и было, но далеко не всегда. Вот, с этой точки зрения, например, интересна история с неандертальским человеком. Он был многочисленнен, жил на территории Европы очень долго, полмиллиона лет, пользовался огнем, делал каменные орудия труда и охоты. 40 тыс. лет назад начал хоронить своих предков, верить в загробную жизнь, и в это же время у него появились эстетические украшения: подвески из зубов животных и проч. Размер мозга неандертальца превышал мозг кроманьонца. Строение голосового аппарата и мозга неандертальцев таково, что они могли говорить, и в их ДНК обнаружен ген, ответственный за речь. Неандертальцы были охотники, можно сказать, альфа-хищники, и царствовали на земле до тех пор, пока по непонятным для современной науки причинам не вымерли, исчезнув с лица земли полностью и навсегда. Существует мнение, что это кроманьонцы уничтожили неандертальцев. Одним из аргументов служит то, что на стоянках неандертальцев кроме костей разной дичи иногда находят так же и раздробленные и тщательно обглоданные кости кроманьонцев, то есть предков современных людей. А на стоянках кроманьонцев находят точно так же обглоданные кости неандертальцев. Но это, свидетельствуя о взаимной неприязни, однако говорит скорее о вытекающей из нее невозможности миксации и гибридизации, а не уничтожении. Десятки тысяч лет кроманьонцы жили на одной территории с неандертальцами не смешиваясь. Это наводит на размышления. Так же как и то, что палеонтологическая летопись свидетельствует и о вырождении неандертальского человека, о том, что ранние останки неандертальцев отличаются от поздних, подвергшихся некой физической и умственной деградации. Первые неандертальцы были значительно крупнее, физически совершеннее и сообразительней последних. И вот здесь нам сможет помочь информация об ангелах. Устные и письменные традиции многих религий и особенно письменность христианских подвижников говорит о том, что кроме двойников людей существует огромное количество неприкаянных, не прикрепленных к какому либо человеку в качестве двойника, ангелов, которых христиане называют бесами. Эти бесы, не являясь двойниками человека, однако очень мастерски пользуются человеческой психикой для того, чтобы подтолкнуть человека на всякие нехорошие чувства, мысли и поступки. Это говорит о том, что сами они когда-то тоже были двойниками, но кого? Может, в том числе и вымерших неандертальцев? Учитывая факт вырождения и исчезновения неандертальцев, задумаемся, на что такое плохое бесы соблазняют человека? Первое что приходит в голову это жестокость, агрессивность, но сомнительно, что это послужило причиной деградации. Более подходящими к этому обстоятельству можно предположить, тоже одни из самых распространенных искушений: гомосексуализм, анальный секс и кровосмешение. Могло ли это быть у неандертальцев? Вполне, ведь гомосексуализм это не только современное человеческое явление. Биологи, среди них, например, Д. Акинин, изучали гомосексуализм среди животных, преимущественно среди приматов, и информация на эту тему существует. При сильном и повальном увлечении этими вещами неандертальское человечество запросто могло исчезнуть с лица земли.
       Для активного существования ангелы нуждаются в энергии, которую, видимо, они каким-то образом получают от Бога. Но занятия эволюцией, всегда связанные с энергетикой, предоставляют возможность перейти на автономное, независимое от Бога существование. Здесь частенько и происходит грехопадение ангелических рас с соответствующими тупиками эволюции. И тогда "бригада архитекторов" "увольняется", а некоторые и заключается под стражу как преступники. У ангелов, видимо, как и у людей есть и "полиция" и "тюрьмы" (иначе плохо бы нам пришлось). Ну, а дальнейшая эволюция поручается другим специалистам. Когда вымерли неандертальцы, их неприкаянные двойники, наверное, начали строить пирамиды и прочь, чтобы получить источник какой-нибудь суррогатной (например, гравитационной) энергии, и так возникали и исчезали цивилизации отпавших от Бога рас ангелов, которые легко принять за цивилизации инопланетных пришельцев. Но потом они ради получения энергии принялись соблазнять людей кроманьонского типа, ставши бесами, и в этом преуспели.
       Кроманьонцы появились около 100 тыс. лет назад. Они занимались охотой и собирательством. Это было первым разделением труда. Так появились флегматики (собиратели) и холерики (охотники). Слово "темперамент" (от лат. temperans, "умеренный") ввёл древнегреческий врач Гиппократ. Под темпераментом он понимал анатомо-физиологические и индивидуальные психологические особенности человека. Он различал четыре темперамента. После Гиппократа множество ученых психологов создавали свои описания типов темперамента, не всегда задумываясь, откуда взялись эти типы. Сейчас все эти описания, включая теорию Павлова о возбуждении и торможении, очень уязвимы для критики и практически не работают применительно к современным людям. Ведь касты и сословия людей смешиваются. Что получится если поместить полсотни породистых собак по одной от каждой породы в один вольер? Через три-четыре поколения по вольеру будут бегать помеси, подобные простым дворнягам. Посему, чтобы появился какой-то отдельный и особенный тип человека (порода), нужен многотысячелетний естественный отбор по фактору выживания при соответствующем типе занятий. Тогда вырабатывается и тип человека и, что не менее важно, тип двойника.
       Труднее всего, наверное, принять идею бытия двойников последователям традиционных конфессий, особенно широким массам православных христиан. Как-то не ложится в православную голову то, что есть не только всем известные ангелы-хранители и бесы, но есть ещё и астрологические ангелы-двойники. Однако, двойников, и особенно своих собственных, визуально наблюдали многие люди, в том числе знаменитые. Царица Екатерина, Шаляпин, Есенин и многие другие. У Калиостро, по свидетельству современников, было даже много двойников. Ангел-характер, ангел-"человек", это, по сути, и воспринимается всеми как душа человека, которая живёт в человеке, выбирает и решает от имени человека и вместо него, возбуждая и направляя его желания. Выражение "спасение души" часто и означает, по сути, спасение на самом деле двойника. Идеи реинкарнации и кармы целиком держатся на этом представлении. И в этом есть доля истины. Двойник может быть христианином и, наверное, даже святым. Аэндорская волшебница вызвала двойника пр. Самуила. Иоанн Креститель пришёл в духе Илии. Сергий Радонежский взывал голосом ещё во чреве матери. Евреи знали о двойниках: "Они же говорили: это Ангел его (т.е. ап. Петра)" (Деян.12.15). Это место повествует не об ангеле-хранителе, почитаемом в Православной церкви, т.к. ангел-хранитель никогда не показывается, но всегда ощущается как совесть. Это должно быть аксиомой. Поэтому мы сразу хотим подчеркнуть именно разницу между двойником и ангелом-хранителем, без которой нам не обойтись в дальнейшем.
       "Отвергнись себя" (Мф.16. 24; Лк. 9. 23), "Кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет её; а кто потеряет душу свою ради Меня и Евангелия, тот сбережёт её" (Мк. 8. 35) - всё это о двойниках, и далее Христос объясняет, как от них избавиться: "Сей же род изгоняется только молитвой и постом" (Мф.17.21) В другом месте Он говорит: "Если не обратитесь и не будете как дети, не войдёте в Царствие Небесное" (Мф.18.2) И это тоже о двойниках. От детства до юности двойник не только сосуществует, но поэтапно вселяется в человека всё глубже и плотней. Иногда его продвижение и врастание в душу и всё больший ее захват переживается и потом вспоминается человеком как некое глобальное грехопадение, как бы греховное прозрение, эстетическое открытие и вкушение сладости греха с намерением и в дальнейшем так же услаждаться. Причём грех может быть почти совершенно невинным или оправданным обстоятельствами, но всё же вселение двойника совершается. Рост тела и развитие мозга даёт возможность древнему ангелу-двойнику (почти ровеснику вселенной) всё более сложно и глубоко внедряться и отождествляться. И часто на старости лет самого человека почти и не видно, только двойник, который чаще всего энергетический вампир. Тогда человек сам становится двойником своего астрологического беса. На этом можно не останавливаться подробно, это у всех на виду. Когда же (и если) человек начинает понимать, что он сотворён для богоподобия и богообщения, тогда начинается аскетическое возвращение в детство с потерей всех социальных достижений.
      
      
      
       До Адама
      
      
      
       Голем... по общеизвестной средневековой легенде - это глиняный истукан, оживляемый силой магии, и не наделенный ни бессмертной душой, ни интеллектом, но способный понимать и выполнять приказания: простейшую работу. Такого рода существо в еврейском предании не считалось человеком, и его можно было использовать как вещь или домашнее животное по мере надобности, а потом просто избавиться. Однако, если не воспринимать голем как символический образ, трудно предположить реальность такого глиняного фантастического существа. В пользу символической версии понимания говорит само название загадочного создания. Слово "голем" очень древнее, и на иврите употребляется в значении - зародыш, например, в псалме Давида 138: "Зародыш (голем) мой видели очи Твои". Но главное значение этого слова выражено в библейском предании о сотворении Адама. Големом здесь называется прачеловек (кстати, тоже вылепленный из "красной глины") в которого еще не вошла душа. Но как могла возникнуть такая странная легенда о глиняном человеке-големе? Скорее всего, когда-нибудь у евреев было в обычае называть, или обзывать големами очень умственно отсталых людей, которым поручали самую примитивную работу. Это всё равно как сейчас иной раз обзывают кого-нибудь неандертальцем, животным или обезьяной. А потом в результате какой-нибудь истории, может быть, похожей на анекдот, которая, передаваясь из уст в уста, со временем исказилась и превратилась в легенду, обзывательство трансформировалось в фантастически оживший глиняный истукан.
       Голем, т.е. само это понятие, будет главной темой настоящей главы, только для дальнейших размышлений нам придётся перевести фантастический образ голема в научное представление. В научно-историческом смысле под големом можно было бы понимать человекообразное животное, умное, но ещё не духовное. Таким существом можно считать первобытного, например, кроманьонского человека. Что мы знаем о кроманьонском человеке? Благодаря современному уровню исторического знания мы можем с полным правом полагать, что это было вполне разумное существо, и более того, можно с уверенностью сказать, что если бы детеныша кроманьонского человека поместили в нашу среду, из него бы вырос нормальный и вполне культурный член общества. И кстати, известно, что если, например, изолировать современного младенца от человеческого общества, поместив его среди животных, то из него не вырастет человек в культурном, социальном и духовном смысле. Реальные случаи такого рода показали, что через приблизительно два года подобной изоляции такой человек будет навсегда потерян для социума.
       Чем таким духовным Адам отличался от человека-кроманьонца, мы разберем позднее. А сейчас пока сфокусируем внимание на кроманьонском человечестве и его истории. Что было на земле задолго до сотворения Адама, т.е. намного раньше, чем за 6 тыс. лет до нашей эры? Кто населял землю? Кто они были и чем занимались, предки нынешних людей? Ведь можно считать вполне установленным, что, например, Пасха, как весенний праздник скотоводов, свидетельствующий о довольно высоком уровне сознания и культуры, восходит к добиблейским временам. Благодаря последним данным не только археологии, но мифологии и особенно лингвистики, которые все более успешно и продуктивно используются в исторической науке. известно, что кроманьонский тип человека, начиная с 40 тыс. лет до Н.Э, имел свою интересную историю. Кроманьонский человек не только умел изготовлять орудия труда, строить жилища, шить одежду и проч., но владел речью, зачатками пиктографии, великолепно рисовал и, наверное, пел. Но самое удивительное то, что он имел историческое сознание и хранил исторические предания в виде сказов и мифов, сохранившихся до сих пор, в частности в виде сказок. Именно в те дописьменные времена для народных масс эпическая поэзия была единственным носителем исторической памяти. Действие в ней разворачивается в мифологической реальности, где время и пространство имеют уже другие, обобщенные свойства, т.е. в реальности архетипической, одним из проявлений которого является юнговское коллективное бессознательное. Поразительно еще и то, что символами пользовались уже тогда, т.е. они гораздо древнее букв и даже рун.
       Виктор Калашников в книге "Атлас тайн и загадок" отмечает, что во времена мезолита из многих племен кроманьонцев самым характерным оказалось племя арийцев. Прародиной арийцев, как считают многие ученые, были большие острова, существовавшие когда-то вокруг нынешнего северного полюса. После глобальной катастрофы полюса земли сместились, и часть островов ушла под воду. С последующим наступлением "великих холодов" обитавшие там люди вынуждены были начать переселение на юг, вдоль уральских гор. Сначала это была необходимость. Но потом появился у арийцев вкус к передвижению, к открыванию новых мест. И появился первый на земле народ-путешественник, влекущийся к синему горизонту, к этой загадочной щели между землей и небом. Видимо, само переселение в лучший край, в новую и счастливую землю стало чем-то похожим на обычай, основанный, как это всегда бывает, на древних мифах и подражании предкам. Для других, более консервативных в этом смысле народов, сняться с места и отправиться в неведомые земли было делом непривычным и диковинным. Ведь не так просто решиться и отважиться на неизвестное. Для Ариев это стало типом жизни и сознания, чреватым многими последствиями.
       На юге уральских гор был основан священный арийский град Аркаим. Отсюда арийцы начали расходиться в разные стороны. На восток в северо-западный Китай, на юго-восток в Индию, на юг в Персию и Иран, на юго-запад в Малую Азию, и на запад в Европу. В те времена давно уже обособились в отдельные касты три психологических типа людей: флегматики, холерики и сангвиники. На языке восточной психологии эти типы соответствуют трем "дошам": "слизи", "желчи" и "ветру". Интересно, что в христианской аскетико-монашеской письменности тоже выделены три соответствующие этим психологическим типам главные и древние страсти: скупость, гневливость и гордыня. Но продолжим. Разделение произошло по склонности к роду занятий. Флегматики были хозяйственниками, холерики - воинами и сангвиники - жрецами. Соответственно и селения разделились на три части: Мидгард - город хозяйственников (скотоводов и земледельцев), Асгард - жилище воинского сословия, и Алагард, в нем обитало сословие волхвов. "Ала" на многих языках, например, осетинском значит - волк, собака. Имена Велеса и Балора восходят к той же древнейшей индоевропейской основе wel/wal/wolf (волк) со значением: "имеющий отношение к Иному миру". Аналогично совпадение корней в скандинавском "валькирия" со славянским "волк" или "вылк". На древнерусском языке это звучит как "волх" (волк) или "волхв". Т.е. Алагард - это город волхвов и его название сейчас звучало бы как "Волхград".
       В мифическом мироустройстве арийцев существуют еще и другие миры, например: Альфхейм - мир светлых и прекрасных эльфов, Свартальфхейм - подземный мир темных эльфов, цвергов или гномов (слово гном, если быть точным, имеет более позднее происхождение, это термин Парацельса: от слова гносис, знание), Ётунхейм - мир великанов. Но это уже не города арийцев, а как бы другие страны. В них жили чуждые, загадочные существа эльфы, светлые и темные, а также великаны.
       Современный исследователь Владимир Щербаков считает, что Асгард, столица воинов-асов, находился в Старой Нисе (в современной Туркмении). Возможно, Азия (Асия) получила свое название благодаря асам. Например, сначала была земля асов, а потом просто Асия. Урал тоже близок по звучанию к самоназванию народа - арийцы. В эддической поэзии асы считаются богами. Поэтому Асгард - это верхний город Ариев, т.е. выше Алагарда и Мидгарда. Здесь в самом большом дворце "Валхалле" пировали воины (асы) во главе с Одином. С исторической точки зрения для нас всё это означает, что воины в арийских племенах стали социально выше не только хозяйственников, но и жрецов, ведь богами первоначально были представители жреческого сословия, а не воины. В соответствии с этим и надо понимать то, что воинское сословие заняло, бывшее когда-то жреческим, здание Валхаллу (волх и алла). Военные вожди в какой-то момент истории присвоили себе наследственную сакральность, бывшую когда-то только достоянием жреческой касты, и появились первые сакральные королевские роды. Происхождение от рода военных предводителей стало восприниматься мистически, как нечто священное. Все вместе это говорит о некоей перемене иерархии в обществе. Власть, бывшая с древнейших времен у жрецов, перешла к воинам. Этот важный момент истории должен был как-то отразиться в былинном эпосе, мифах и сказах.
       В основе каждой народной легенды, прямо или косвенно, лежит реальность, бывшая когда-то очевидной. Один из виднейших историков А. Тьери сказал: "Легенда - это живое предание, почти всегда более правдивое, нежели то, что мы называем историей". По мнению многих современных исследователей, русские, например, сказки - это вполне исторический материал, но нельзя воспринимать их буквально. Мифологические представления в них требуют расшифровки. В сказке надо расшифровать архетип, т.е. образ, и мифологему, т.е. действие или поступок. За архетипом чаще всего стоит одно из вышеназванных сословий или его лидер, а за мифологемой типичное событие, имеющее некий ключевой смысл и неоднократно повторяющееся в истории. При знакомстве со сказками у детей часто имеет место феномен некоего предзнания. Т.е. когда мы впервые слушаем сказки, мы действительно узнаем странным образом давно знакомых героев и их приключения. Но это не память нашего мозга. Это память наших ангелов-двойников. Это они подтверждают достоверность событий: да, так все и было. Но они же и подсказывают, что за персонажами и событиями сказок стоит метаисторический смысл. Так, во многих древних сказаниях повествуется о трех героях-богатырях. В одной былине - три брата: старший - Вечерка, средний - Полуночка и младший - Зорька. В другой сказке тоже три брата: старший - умный, средний - так себе и младший - Иван-дурак. Известны также богатыри: Илья Муромец, Добрыня Никитич и Алеша Попович. Во всех случаях, так или иначе, отражена память о трех сословиях, существовавших вместе еще во времена арийского единства. В скифском эпосе мы тоже встречаем трех братьев: Липоксай, Арпоксай и Колоксай. Слово "ксай" (кшатрий) означает властитель, царь. Т.е. речь идет о скифских вождях. Старший Липо (от архаического Рипо) предводитель жрецов, живущих на уральских (репейских) горах. Его имя можно перевести как горный царь. Жрецы всегда старались жить на высотах, об этом недвусмысленно говорят легенды и мифы всех древних народов. Мы знаем, что у древних греков обителью богов был Олимп. Для индусов местом пребывания богов являлись высоты Гималаев. У японцев такой святой горой была Фудзияма, у древних персов - Эльбрус. До сих пор в Перу высоко в горах сохранились останки загадочного города Мачу-Пикчу.
       Средний Арпо представлял вайшьев (скотоводов и земледельцев). Имя младшего Коло означало солнце, и соответствовало русскому Зорьке, рожденному на заре под солнцем. Тогда, если продолжить эту параллель, Липо соответствует Вечерке, и Арпо - Полуночке. Каждый из братьев представляет собой определенный образ-архетип. Способ и традиция передачи информации через миф сложились в дописьменную эпоху, когда устное предание было единственным способом сохранить в памяти потомков исторические события. Эти события, повторяясь многократно, превращались в тип сказочного предания - сказ. Чтобы найти исторические корни былин и сказок, надо отправиться в кроманьонский неолит, и даже раньше, когда складывалась социально - возрастная структура общества. Исследователь древнейшей идеологии В. Пропп на материале волшебных сказок показал эту структуру. В самом низу социальной лестницы были неженатые, самые младшие по возрасту. Сильные, молодые люди, способные заниматься охотой жили на окраине селений, и в случае опасности, с охотничьим оружием в руках защищали племя от врагов. Свою одежду они красили красной охрой, скрывающей пятна крови, своей и чужой, которой пачкались во время охоты и сражений. Этот профессиональный цвет стал символом огня и крови, и когда каста воинов выделится, красный цвет будет означать солнце.
       Когда бесшабашный, опрометчивый и дерзкий возраст оказывался позади, человек становился другим. И когда, уже остепенившийся, бывший охотник женился, то уклад его жизни менялся. Он становился отцом семейства, занимался хозяйством, и цвет его одежды теперь становился коричневым или черным (под цвет земли). Вершину социальной лестницы занимали старцы, и цвет седины - белый - был символом мудрости, мистичности и аристократического образа жизни, т.е. белые одежды не должны были пачкаться ни при работе с землей, ни кровью при охоте. Но вот, очень постепенно, на протяжении многих тысячелетий принадлежность к воинам, хозяйственникам и жрецам стало диктоваться уже не столько возрастом, сколько талантом и наработанным мастерством с соответствующим типом характера. Внутри племен стали образовываться профессиональные сообщества воинов-охотников, хозяйственников-земледельцев и мудрых жрецов. Однако возрастной статус, став символическим, продолжал существовать. Старшими в обществе были властители-жрецы в белых одеждах. Священнослужители арийцев испокон веков делились на три категории. Первая категория: Ута - высшие жрецы, общающиеся с богами. Вторая: Дебилала - певцы гимнов. И третья: Пшут - травники-лекари и шаманы, изгоняющие злых духов. Это разделение сохранилось и в более поздних религиях, включая современные.
       Вообще, на жреческой касте надо бы, наверное, остановиться более подробно. Потому что, например, жрец и волхв - это далеко не одно и тоже. Появление первых сангвиников, предположительно, произошло около 40 тыс. лет назад, а до этого было только два темперамента - флегматики (собиратели) и холерики (охотники). В соответствии с запросом эпохи на земле появилась первобытная интеллигенция, первые мудрецы, мистики и пророки. Слово "жрец" означает служитель, слуга, т.е. это были служители Бога, священнослужители. Первая по важности социальная обязанность жреца - это суд. В любой спорной ситуации, которые, наверное, были не редкостью в первобытном обществе, нужен авторитетный человек, который примет некое справедливое решение. Верховные жрецы и были судьями, т.к. суд священнослужителя предполагал молитвенное обращение к Богу за помощью в принятии правильного решения. В дальнейшем на протяжении многих тысячелетий сангвиники (а также их двойники) развили в себе способность к интуиции, проницательности, и могли по изменчивым чертам лица и выражению глаз безошибочно определять судебную истину в любой спорной ситуации. Жрецы-судьи, таким образом, были царями и священниками, и общество под их властью было религиозным и справедливым. Скорее всего, память о нем сохранилась как золотой век Сатурна. Некоторые современные богословы отождествляют Сатурна с Сатаной, имея, разумеется, в виду то, что в те далекие времена Сатана был еще безупречным и святым ангелом. Образ древнейшего и забытого двуликого Бога Януса, в подчинении у которого был Сатурн, может указывать на то, что Бог открылся тогдашнему человечеству еще только в двух лицах-ипостасях, и надо думать, что в самом начале религия представляла собой некий первичный реликтовый монотеизм.
       По некоторым признакам можно предположить, что в жреческой касте процветал законный, а может даже и богодозволенный институт многоженства, причем, иногда жрецы брали себе в жены девиц из других каст, и тогда обряд одевания невесты в белое платье означал вхождение в белую касту (сейчас это стало всеобщим обычаем). Гаремы жрецов были, скорее всего, абсолютно добровольными, в отличие от гаремов последующих царей из военной касты, которые держали своих жен взаперти, экономя на охране и помещении. Быть одной из жен жреца (ведь он считался великим и святым человеком) было очень почетно и заманчиво для любой девушки тех времен. Психологически сублимировано это настроение можно наблюдать и сейчас когда "духовные дочери" жмутся поближе к какому-нибудь смазливому батюшке. Но в те времена это не было сублимированным, и жрецы-сангвиники удовлетворяли сексуальные потребности всех членов своего гарема исчерпывающим образом. Для этого, несомненно, у них, тоже на протяжении тысячелетий, выработались соответствующие способности. Вообще, если в этом смысле сравнить даже современные темпераменты (но только в чистом, т.е. не смешанном виде), то портретно можно описать типы приблизительно так: флегматиков, которые в первобытные времена занимались собирательством (они и сейчас любят собирать, например, грибы), представляют мужчины умные, кряжистые, мускулистые с полнотой. В сексе они умеренны, а к пятидесяти часто почти импотенты (женщины, соответственно, фригидны). Холерики - бывшие охотники и военные, в былые времена любившие ярость охоты и упоение битвы, и теперь все еще спортивные, импульсивные, азартные. К сексу относятся как к соревнованию или сражению, и коллекционируют победы. Женщины этого типа в юности обожают хулиганов, а позже - военные мундиры. И тоже, как и мужчины, охочие до драки. Сангвиники - с бездонными глазами, худые и бледные, не смотря на то, что прожорливы (потому что организм постоянно производит сперму в огромном количестве). У них бешеная потенция и необузданная похоть (потому что они эстеты). Они, талантливы, с сильным воображением, истощены онанизмом и чаще всего чем-нибудь хронически больны, т.к. вся их конституция предполагает, что они должны быть в центре множественного и любящего женского внимания. Еще каждый темперамент узнается по тому, что входит в его "это надо". Черный (флегматик) убежден, что надо тратить силы на образование, труд, накопление, вставать на ноги в смысле финансовой независимости. В этом наследие сначала первобытного собирательства, а потом хозяйственности. Красные (холерики) тратят жизнь и силы на спорт, еще они любят азартные игры (адреналин). У них в "это надо" входят упражнения, боевые искусства, а также выпивка (спиваются чаще всего они). Белый тоже узнается по занятиям и, конечно же, по претензиям на признание, а еще лучше на славу. Например, флегматик может после долгой карьеры добиться власти и наслаждаться тем, что, как он сказал, так все и делают. Сангвиник не так. Если он что-то сказал и все так и делают, этого далеко недостаточно, это даже вообще не важно. Важны признание, преклонение, благоговейная благодарность и т. п.
       Вернемся, однако, в неолит. Младшими в обществе были воины-охотники в красном. Но приблизительно ко 2-му тысячелетию до н. э. произошла так называемая в научных кругах "неолитическая" революция. Пришли к власти воины, т.е. бывший младший брат "Иванушка-дурачок", о приключениях которого иносказательно говорят русские сказки. И, собственно, об этом перевороте и повествуют все (т.е. не только русские) сказки и былины о трех братьях. Монархия, как тип государственного управления, и есть, по сути, власть военных. Но почему именно у арийцев произошел такой переворот раньше, чем у других народов? Этому способствовал странствующий тип жизни, ведь в бесконечных странствиях на пути часто вставали чужеземцы, и профессиональные бойцы были в этих случаях необходимы. Кстати, верховую езду первыми освоили именно воины. В этой новой ситуации мудрая каста жрецов, вернее то, что от нее осталось, постепенно нашла себе место. Они стали советниками царей и по-прежнему посредниками между богами и народом. А бывший средний брат-земледелец оказался в самом низу. Пока. До полного развития промышленности и торговли.
       Кроме вышеназванных причин смены власти в сказках очень явственно ощущается то, что было нечто еще, что вызывало у простого народа симпатию к младшему брату, т.е. к военным, и наоборот антипатию к старшему, т.е. к жрецам. Надо полагать, что на каком-то этапе истории белая каста жрецов деградировала, как бы испортилась и стала уже не той, что была в более древнее время. Сангвиники стали властолюбивы, горделивы и сексуально порочны. Монотеизм ушел в забытое прошлое, и его заменило языческое и магическое многобожие. Наверное, Сатана и его раса ангелов именно в это время начали приобретать черты, знакомые нам из Библии. Вдобавок некоторые военные вожди стали подражать жрецам, точнее, теперь уже волхвам, и увлеклись магией. Дело, к тому же, не ограничилось только этим. Военные, придя к власти, видимо, стали брать в жены девушек из жреческой среды, наверное, в большинстве случаев, насильно, и от таких смешанных браков появились боевые чародеи, обладающие отрицательными психологическими чертами, как воинов, так и волхвов.
       Боевых чародеев надо бы рассмотреть подробней. Откуда, например, берутся или как возникают языческие боги в сознании того или другого народа? Многие ученые считают, что почти все языческие боги когда-то были людьми. Но каким образом, и в какой момент человек вдруг становится богом? Наверное, в сознании языческих народов богом становится не отдельный человек и не сразу. Но сначала возвеличивается некий тип, например, лидера и вождя, повторяющийся на протяжении истории несколько раз, и постепенно превращающийся из типа в архетип (в юнговском понимании). Здесь можно предположить двойника который, так сказать, воплощался много раз. И, в конце концов, этот архетип становится неким божеством, в биографии которого совмещены множество одинаковых деяний разных, но похожих друг на друга, т.е. одного типа, людей. Например, скандинавский Один, наверное, обобщает многих полководцев, владеющих черной магией. По легенде Один похитил у великана Суттунга священный напиток, экстатический мед поэзии, приготовленный из крови мудреца Квасира и дающий мудрость, поэтический талант и вечную молодость. Разумеется, в действительности именно о вечной молодости не могло быть и речи, но если бы не было очень долгой молодости, то не было бы и такой подробности в легенде. Квасир, скорее всего, - образ сангвиника из касты жрецов, поэта и мудреца, и здесь надо бы уточнить, что вообще-то сангвиники (особенно наиболее талантливые из них) действительно жили, как правило, дольше обычного и дольше оставались моложавыми (подробнее об этом во второй части книги). Может, в военной среде тех времен существовало то примитивное и ложное поверье, что если выпить крови жреца, то можно заполучить его долгую молодость, а заодно и все его таланты и способности? Хотя, как-то мало возможно, что это поверье понравилось бы народным массам и сохранилось бы в народном эпосе, и, скорее всего, образ напитка из крови означает просто тот самый смешанный межкастовый брак, т.е. воин, как уже говорилось, брал в жены женщину из жреческого рода. Так или иначе, но по легенде выпивший напитка и пригвоздившийся своим собственным копьем на девять суток к стволу священного дуба, Один якобы открыл магические знаки - руны, что сомнительно, ведь, опять же, как говорит предание, руны сначала использовались волхвами для предсказаний, а потом стали основой скандинавского алфавита. Видимо волхвы руны и придумали, поскольку в них действительно нуждались, и это придумывание продолжалось не одну тысячу лет. А военные присвоили это открытие себе. Военные, как видим, и как мы еще не раз покажем, часто подражали бывшим царям жрецам, дабы упрочить свой зыбкий авторитет. Интересны в этом смысле современные аналоги такого подражания, например увлечение немецких фашистов мистикой древних языческих религий.
       Боевых чародеев мы встречаем и в русских былинах. Самый известный из таких русских боевых магов, тоже причисленный к лику богов, - новгородский князь Волх Всеславьевич. Имя Волх указывает на принадлежность к сословию волхвов и на оборотнические способности, которые можно отнести к наиболее архаичному слою в былинном эпосе. В новгородском книжном предании говорится о святилище Перынь, или, как сказано, - "городок малый", где и была обитель магов, в устье реки Мутной (переименованной в Волхов) при впадении в озеро Ильмень. Сам князь-оборотень, живший в Перыни, однажды утонул во время купания, и тело похоронили его почитатели. В простом народе, во все времена не любившем колдунов, ходили слухи, что могила чародея провалилась, а тело его "крокодилово просыпалось на дно адское". Из сказочного предания также следует, что мать Волха Марфа Власьевна (Влас указывает на имя языческого бога Велес, т.е. на жреческую касту) зачала своего сына от "лютого змея", невесть откуда взявшегося в саду под волшебным камнем. Как видим, версия понимания символической истории с напитком из крови Квасира как смешанного брака здесь подтверждается новым примером. Рождение боевого мага сопровождалось необыкновенными природными явлениями. Во всем этом проглядывает поздненеолитическая древность с ее неизжитыми тотемическими представлениями, слиянностью человеческого и природного начал, но для нас самым примечательным здесь является некий наследственный синтез колдовского и военного типов индивидуальности. Сейчас, например, многие лингвисты считают, что матерная брань является элементом древней военной черной магии, т.е. с ее помощью насылали некую порчу на противника. Поле битвы потому и называлось полем брани. Наверное, в те времена она и возникла. В православии считается, что при произнесении матерных слов ангел-хранитель оставляет человека на несколько дней, и вообще матерная брань сильно портит пространство. Интересен способ магического превращения мага в животных. В сказках повторяется один и тот же сценарий этого превращения: перед тем как стать, например, волком, маг "ударяется оземь" (т.е. о землю). Можно предположить, что дух двойника выходит из человека, что сопровождается потерей сознания и падением на землю бездыханного тела. И пока оно пребывает в состоянии похожем на ёговское саматхи, двойник вселяется в животное, которое становится им одержимым, и используется в военных целях. После выполненной задачи это животное тоже ударяется оземь (т.е падает на землю), а маг оживает в своем прежнем человеческом теле. Волх Всеславьевич был далеко не единственным военным чародеем на Руси. В "Слове о полку Игореве", например, рассказывается о Всеславе Полоцком, который "в ночи волком рыскал: из Киева дорыскивал до петухов Тмутараканя". Самоидентификации некоторых горских племен, в том числе чеченов, как народа, имеющего "волчье" происхождение уходят в ту же мифо-поэтическую символику древности. В том числе повторяющийся у разных народов миф о том, что их предка выкормила волчица. Например, под волчицей, выкормившей Ромула и Рема, надо понимать просто колдунью, женщину из рода волхвов-оборотней. Тюркское "хан" или "кан" означает "потомок волка". Слова "каган", "пахан" "эльхан" имеют то же происхождение.
       Наверное, где-то в те времена лучшая и не покорившаяся новой военной власти арийцев часть бывшего когда-то царственным жречества была изгнана и в сопровождении оставшегося ей верным немногочисленного военного сопровождения эмигрировала на юг и на территории нынешней Англии и, может быть, частично Франции слилась с местным жречеством и оставила след в истории, как мистическая культура друидов. Сейчас ее дух иногда чувствуется в музыке стиля "кельтик", например, ирландской певицы Энии. Интересно, что похожая история произошла в Индии. Когда арийцы завоевали Индию, местные военные были перебиты, хозяйстенники-флегматики стали неприкасаемыми, а жрецы-сангвиники ушли, ставши бродячими цыганами.
       Это изгнание жрецов осталось в глубинной памяти северо-арийского народа как некий архетип и, возможно оно повторялось в новых вариантах неоднократно. Например, сразу после великой революции 1917-го года ситуация в России опять таким знакомым образом повторилась, и в итоге территория нынешней России оказалась практически лишенной своих собственных сангвиников, если не считать, например, обрусевших евреев. И русские, стали по преимуществу нацией военных и отчасти хозяйственников. По какой-то странной причине на протяжении тысячелетий свои собственные сангвиники в России всегда были "врагами народа" и их, как правило, одиночек, методично притесняли, а иногда и уничтожали. Народ их не любил, правители и подавно. Что касается сангвиников из евреев, армян и прочее, то они выживали благодаря тому, что держались в национальных диаспорах, и их положение было безопасней и вообще благоприятней, чем у сангвиников из россиян или полукровок. Когда Сталин, например, велел уничтожить всех шаманов в России, никто даже этого и не заметил, и уж подавно не возразил. Теперь если какой-нибудь шаман пляшет с бубном, можно быть точно уверенным, что это актер. Шаманов в России не существует. А те сангвиники, что и жили в России (кстати, обычно, недолго) всю жизнь "стонали" от несчастья и одиночества (вспомним Пушкина, Лермонтова и др.), а так же от сексуальной и семейной неустроенности. В этом отношении интересна биография Надсона или Гоголя. Хотя, всякий раз, говоря о конкретном человеке, трудно утверждать, например, что этот человек является чистым сангвиником, точно так же как флегматиком или холериком. Эти понятия (сангвиник, холерик и флегматик) лучше употреблять применительно к кастам. Не отдельные люди делятся на сангвиников, флегматиков и холериков, а человечество. Это как некие классы с размытыми границами, но вполне четкими классовыми интересами. Такой подход дает много возможностей понять действующие силы исторического процесса.
      
       Апокалипсис
      
      
       Передача исторической информации в архетипических образах дописьменной эпохи имела место и в дальнейшем. В этой связи для нас важно то, что и Апокалипсис написан на том же самом неолитическом, сказочном языке. Например, четыре всадника Апокалипсиса - это символическая панорама всей истории человечества, данная в древних мифологических образах. Более раннюю параллель этим апокалипсическим образам мы находим в сказке о Василисе премудрой, тоже видевшей всадников, и тех же апокалипсических цветов. Сказочная Василиса Премудрая является архетипическим образом жрицы и пророчицы. Сюжет о ней вдохновил русского художника И. Билибина на творчество соответствующих иллюстраций, и, продолжая ряд живописных примеров на эту тему, можно было бы добавить к ним картину В. Васнецова "Три богатыря", на которой кони тоже тех же трех цветов: сивый (белый), вороной (черный) и каурый (красно-рыжий).
       Пользуясь описанным в предыдущей главе методом расшифровки неолитических архетипов при толковании образов Апокалипсиса, можно размышлять о прошлом, настоящем и прогнозировать будущее. Так, всадник белый - это власть кроманьонских старцев, в дальнейшем переходящая к жреческому сословию. Фразы "имеющий венец" и "Он вышел, чтобы победить" - означают естественность и закономерность этой власти, которая перешла от сильнейших в стаде к старейшим и мудрейшим в племени. Когда впервые в первобытных племенах появились мистический опыт и религиозное настроение, общаться с Богом выдвигались люди, наиболее духовно чуткие. Ведь волю Бога не просто услышать. Поэтому лук у всадника, имеющий в виду и способность ее послать и сам полет стрелы, символизируют проникновение через воздушную стихию, т.е. духовность и интуитивность. Реликтовые элементы таких общественных отношений (геронтократия) можно найти в современной горной Абхазии, где по обычаю, например, молодые мужчины (воины) за праздничным столом молчат. А произносить торжественные тосты и речи за столом имеют право только старики.
       Всадник рыжий - это Асгард, т.е. красные. В руках у него меч, чтобы убивать и "взять мир с земли". Власть военных - это монархия, которая вечно воюет с соседями и непременно вводит рабство и крепостничество со всеми отвратительными чертами феодализма, в котором нет места умным людям. "Горе от ума" Грибоедова достаточно иллюстрирует эту проблему. Как правило, царь набирает личную гвардию (дружину, охрану) из военных низов, иногда уголовных, и обязательно с невысоким интеллектом. Поэтому часто Асгард - это, собственно, еще и полувоенные полууголовные люди со своей полу-уголовной полувоенной субкультурой. И даже во времена культурного расцвета и благоденствия монархического режима, это по-прежнему всё тот же "Иванушка-дурачок" в красной рубахе.
       Всадник черный с весами в руках - это та каста, власть которой ныне перед нашими глазами. Это современность, о ней можно говорить с большой порцией идеологического и политиканского занудства, но зато и с научно исторической точностью, ведь все можно наблюдать непосредственно. Весы у всадника могут означать торгашество и практическую логичность, на основе которой процветает все эксплуататорское сутяжничество западного образа жизни. Мидгард, т.е. черные, - это власть хозяйственников, управленцев и раз это то, что мы сейчас не просто видим, но каждый ощущает на себе и дух и ауру, и поэтому может себе составить свое собственное и непосредственное мнение. И попробуйте не согласиться с тем, что вещная ценность, выгода, приобретение, накопительство, потребительство - вот, прежде всего, ценности Мидгарда. Дает ли это счастье? В обращённых к этому всаднику словах: "вина же и елея не повреждай" - вино, о котором мы уже размышляли в самом начале книги, означает радость и счастье истинной человечности, а елей - соответствующее этому пророческое служение (помазание), которых нет у всадника. Когда-то Альберт Эйнштейн считал, что опустошение личности есть самое страшное зло потребительского общества. Потребленческая психология видит счастье в том, чтобы иметь удовольствия, развлечения, модные вещи, спортивные автомобили, доступных женщин и проч. Жизнь сокрушает эти иллюзии. Все, кто достиг реализации этих идеалов, убеждаются рано или поздно, что счастье не в этом. Русским сейчас из-за массовой бедности пока трудно в это поверить, и для них все еще привлекателен идеал Мидгарда, который назывался по-разному: "Общество изобилия", "цивилизация досуга", "государство всеобщего благополучия". Но все известные апологеты и теоретики потребления запада одинаково отмечали "неудовлетворенность жизнью", которую испытывают жители богатых западных стран. Когда поступь капитализма разрушила, бывший когда-то популярным, ореол вокруг независимого массового предпринимательства, монополии создали новый - вокруг массового стандартизированного потребления. Таким образом, идеология потребления призвана оправдать в глазах мыслящего человечества колоссальную растрату природных и человеческих ресурсов. А между тем отсутствие интереса к духовному творчеству и к другим вершинам бытия не происходит для масс безнаказанно. Рано или поздно наступает экзистенциальная фрустрация и становится "мучительно больно за бесцельно прожитые годы". Вернуть человеку утраченную гармонию жизни могут только экзистенциальные перспективы, из которых будет изгнан дух Мидгарда, т.е. дух наживы. Потребление, включая, в том числе, даже духовное (коммерческие фильмы, музыка, литература), призвано заполнить всю жизнь человека, но тогда человек бунтует против скуки, бессмысленности и пустоты жизни, пытаясь найти выход из потребительского тупика. В этом смысле интересно молодежное движение хиппи, как вызов обществу, с его критериями полезности и принципами рациональности. Студенческий бунт мая 1968 года почти не изучается сейчас на исторических факультетах. Историкам и социологам его трудно понять и объяснить. Дело в том, что это было не политическое движение, а экзистенциальное. Недаром Сартр его воспринял и поддержал, хотя никто не имел ясного представления о происходящем. Протестовали против всего. Важен был сам акт протеста. На базе университетского движения возникла активность "новых левых", но по-прежнему ни социально экономических требований, ни идеологии не появилось. Понять это движение можно только, поняв проблемы студенческого возраста. Один из лидеров "новых левых" О. Кастро заявлял, что "социальное положение студентов позволило им подняться над экономикой и проводить в жизнь экзистенциальные требования". Однако в чем суть этих требований, никто не знает до сих пор. Может это и не нужно? По словам Г. Маркузе, "университетская оппозиция была свободна от идеологии, или даже пропитана отвращением ко всякой идеологии. Требования были столь же категоричны, сколько и неопределенны". В принципе, можно сказать, что, по сути, все сводилось к анархии и протесту против всякой организации вообще. Потому что жесткая организация неизбежно сводится к бюрократизму и коррумпированной иерархии.
       Когда хиппи и студенческое движение изжили себя, попытки создания параллельного общества и параллельной культуры продолжались. В дальнейшем молодежная Европа прошла через интересный опыт жизни в коммунах. Это когда несколько молодых людей живут вместе и ведут общее хозяйство. Что заставляло объединяться в коммуны? Поиски нового качества жизни? Попытка вернуть ей утраченный смысл? Или уход от изоляции и одиночества, присущих современной буржуазной семье? Коммуны исчезали, лопались как пузыри на асфальте. Ведь свобода была определяющим фактором их существования. Но появлялись другие. И в этом был определенный дух и знамение. Теперь это уже не так модно, и коммуны перестали быть сенсацией. Но для кого-то они до сих пор дают и питают надежду, что возможна другая жизнь и другое общение. Надо только собраться с такими же, как ты сам. Молодежные коммуны долгое время служили для западных публицистов объектом иронии и насмешек. Видимо сами попытки найти счастье не в потребительстве вызывали раздражение у определенной публики, той, которую обслуживали журналисты. Однако многие признавали, что коммуны - не просто прихоть западной молодежи, как это нередко представлялось, но продолжение поисков, начатых в 60-е годы, исходный момент которых совершенно очевиден: неудовлетворенность буржуазным образом жизни, с его главным принципом купли-продажи. Таким образом, целью практически всех коммун было изобретение нового общества без угнетения и эксплуатации, и, главное, без духовных тупиков потребленчества. Этим отрицался сам эталон "делового человека", отчужденного, антигуманного, тратящего жизненные силы на гонку за успехом.
       Что к этому добавить? Каким бы человек ни представлял себе счастье, т.е. для любого из вариантов счастья совершенно необходимо: 1) удовлетворительное нравственное состояние 2) духовная перспектива, к которой движется человек и ради которой, собственно, вся его деятельность и все его творчество (не путать с работой), и 3) конечно же, экклесия, т.е. круг единомышленников. А потребление, превращаясь из удовлетворения насущных потребностей в культ, ставит человека перед серьезной проблемой. Эта проблема - пресыщение. Когда потребности удовлетворены, чем жить? Вот что такое всадник черный. А какова его перспектива, которую можно было бы прогнозировать? Это мы находим в Апокалипсисе. "И пришел один из семи Ангелов, имеющих семь чаш, и говоря со мною сказал мне: пойди, я покажу тебе суд над великою блудницей, сидящею на водах многих. С нею блудодействовали цари земные, и вином ее блудодеяния упивались живущие на земле. И повел меня в духе в пустыню, и я увидел жену, сидящую на звере багряном, преисполненном именами богохульными, с семью головами и десятью рогами. И жена облечена была в порфиру и багряницу, украшена золотом и драгоценными камнями и жемчугом, и держала золотую чашу в руке своей, наполненную мерзостями и нечистотами блудодейства её. И на челе её написано имя: тайна, Вавилон великий, мать блудницам и мерзостям земным. Я видел, что жена упоена была кровью святых и кровью свидетелей Иисусовых" (Отк. 17: 1-6). Далее Ангел объясняет что такое воды и кто есть жена: "Воды, которые ты видел, где сидит блудница, суть люди и народы, и племена и языки" (отк. 17: 15). "Жена же, которую ты видел, есть город, царствующий над земными царями" (Отк. 17:18). Этот город не является образом какого либо одного города, но это символ в целом урбанистической цивилизации, которую возглавляет ныне черная каста хозяйственников-управленцев. "Блудодеяние" означает массовую подчиненность психологическому влиянию нечистых бесов. А это дает баснословные прибыли тем, кто на этом строит свой бизнес, тогда "вино блудодеяния" - это такие вещи как коммерческое массовое искусство и, вообще, массовая культура, реклама, СМИ и другая информация, которая призвана склонить население стран к капиталистическому образу жизни. Современные публицисты обличают монополии в том, что они пользуются суггестивными и даже гипнотическими методами в рекламе, политике и проч. Известно также о широком использовании колдовства и магических приемов в политике, эстрадном искусстве, бизнесе и др. Предложения подобных услуг постоянно появляются в прессе, радио, телевидении и теперь в Интернете. Империалисты для управления массами даже пользуются скандально-анэнербевскими способами (СВЧ, психотроника и проч.), все это, наверное, и есть "вино блудодеяния". Далее в Апокалипсисе дается грандиозная картина уничтожения современной нам цивилизации: "пал, пал Вавилон, великая блудница, сделался жилищем бесов и пристанищем всякому нечистому духу, пристанищем всякой нечистой и отвратительной птице. Ибо яростным вином блудодеяния своего напоила все народы, и цари земные любодействовали с нею, и купцы земные разбогатели от великой роскоши её. И услышал я иной голос с неба, говорящий: выйди от нее народ Мой, чтобы не участвовать вам в грехах ее и не подвергнуться язвам ее. Ибо грехи ее дошли до неба, и Бог воспомянул неправы ее" (Отк. 18: 2-5). "И восплачут и возрыдают о ней цари земные, блудодействовавшие и роскошествовавшие с нею, когда увидят дым от пожара ее, стоя издали от страха мучений ее и говоря: горе, горе тебе, великий город Вавилон, город крепкий! Ибо в один час пришел суд твой. И купцы земные восплачут и возрыдают о ней, потому, что товаров их никто уже не покупает, товаров золотых и серебряных, камней драгоценных и жемчуга, и виссона и порфиры, и шелка и багряницы, и всякого благовонного дерева, и всяких изделий из слоновой кости, и всяких изделий из дорогих дерев, из меди и железа и мрамора, корицы и фимиама, и мира и ладана, и вина и елея, и муки и пшеницы, и скота и овец, и коней и колесниц, и тел и душ человеческих. И плодов, угодных для души твоей не стало у тебя, и все тучное и блистательное удалилось от тебя, ты уже не найдешь его. Торговавшие всем сим, обогатившиеся от нее, станут вдали от страха мучений ее, плача и рыдая и говоря: горе, горе тебе, великий город, одетый в виссон и порфиру и багряницу, украшенный золотом и камнями драгоценными и жемчугом! Ибо в один час погибло такое богатство. И все кормчие, и все плывущие на кораблях, и все карабельщики, и все торгующие на море стали вдали и, видя дым от пожара ее возопили, говоря: какой город подобен городу великому! И посыпали пеплом головы свои, и вопили, плача и рыдая: горе, горе тебе, город великий, драгоценностями которого обогатились все, имеющие корабли на море! Ибо опустел в один час" (Отк. 18: 9-19). "И голоса играющих на гуслях, и поющих, и играющих на свирелях, и трубящих трубами в тебе уже не слышно будет. Не будет в тебе уже ни какого художника, никакого художества, и шума от жерновов уже не слышно будет в тебе, и свет светильника уже не появится в тебе, и голоса жениха и невесты не будет уже слышно в тебе. Ибо купцы твои были вельможи земли, и волшебством твоим введены в заблуждение все народы. И в нем найдена кровь пророков и святых и всех убитых на земле" (Отк. 18: 22-24). Интересно, что здесь Вавилон обвиняется еще и в том, что "вельможами земли", т. е. политической властью были "купцы", т. е. те, кого сейчас можно назвать крупными финансистами.
       Итак, Мидгард и Вавилон это по сути один и тот же город, и вот так заканчивается его история. Красная каста военных, возглавляемая своими лидерами ("рога"), в некий момент ополчится на этот город: "и десять рогов, которые ты видел на звере, сии возненавидят блудницу, и разорят ее, и обнажат, и плоть её съедят, и сожгут ее в огне" (Отк. 17:16). Очередной переворот с позиции силы, но теперь свергается власть черных, а не белых. Посему оправдание этого, как думают, вероятнее всего будет не моральное, а, например, философско экологическое: капитализм не в состоянии остановить гонку производства и разрушение экологического благополучия планеты (ну, или что-то типа того) и это надо остановить административно-военным способом. Невероятно! Современный тип жизни, то, что нам кажется мощным, незыблемым и по-своему оправданным, должен рухнуть и исчезнуть! И реализует это всадник бледный - тупик и завершение истории каст. Это время еще только будет, поэтому определённо сказать что-либо трудно. Не похоже, что всадник бледный это какая-то каста, которая претендовала бы на всенародную симпатию и доверие. Которая, хотя бы для начала, хотя бы временно, апеллировала бы к высоким моральным ценностям. Каста, которая смогла бы вызвать волну искреннего народного энтузиазма, опираясь на эти ценности. И что значит бедный? Бледный цвет это и не цвет. Это что ли какой-то оттенок, который может означать некое смешение всех цветов. Может это снова власть военных, но уже синтетическая, с научным (черным) и мистическим (белым) элементами? Власть каких-нибудь новых боевых чародеев, которые суть смешение красной и черной касты с белой? С той только разницей, что раньше боевых чародеев было немного, а теперь это станет массовым явлением. Этакий военизированный Алагард с наукой и военной магией. Ананербе, собственно, и пыталось быть таким. Сейчас, во времена фильмов и компьютерных игр в стиле фэнтези, у молодежи в массовом порядке сильно развивается соответствующий вкус и, главное, соответствующее воображение (сильное воображение - это признак белой касты). Молодежное движение толкинистов, например, может запросто стать будущей основой для возрождения и объединения бледных. Претензии на власть нового научного и военизированного Алагарда могут обнаружиться очень скоро вместе с религиозными расколами и религиозными войнами. Итак, "Рога" которые растерзают "великую блудницу" это вот эти самые новые боевые чародеи.
       Сейчас по всему миру нарождается поколение детей "индиго" и в новой обстановке будут востребованы новые люди. Станут популярны мистики. И среди них одни станут мудрецами и пророками, а другие будут рваться к власти. Это те, кто этой власти жаждет, и кто будет действовать с позиции силы. С позиции какой же силы? Это всякие экстраординарные способности, главная из которых способность к массовому внушению и способность овладевать психикой простых людей. Короче, это будет власть магов и колдунов во главе с самым сильным и могущественным из них, который и окажется антихристом. Все последнее столетие у власти, по сути, были управленцы и ученые, это была власть образованной интеллектуальности и научности. Теперь наступает власть духовности. Мы привыкли к положительному пониманию этого слова, т.е. верим что духовность - это обязательно добро. Но духовность может быть и злой. Как и наука может быть злой, например работа немецких ученых в фашистской Германии. Для простых людей проблема окажется в том, что антихрист будет очень искусный лицемер, и сначала будет выступать как великий миротворец и благодетель человечества. Он, будучи действительно гениальным человеком, достигнет выдающихся успехов в научной и политической деятельности и заслужит уважение и признание всех народов земли. Из-за очень тонкого и искусного лицемерия насквозь его увидят далеко не все и далеко не сразу. Он будет справедливо критиковать технократичность нашей цивилизации и ее вред для природы и человека, создаст гениальное и великое учение о духовных вещах, в котором откроет многие интересные и высокие истины, получив, таким образом, авторитет и доверие людей. В то же время он привнесет в свое учение небольшое и незаметное количество лжи, но по самым важным вопросам. Давайте рассмотрим суть лицемерия. Лицемерие это когда злой притворяется добрым, т.е. это обман в области морали. Вспомним, как Христос на удивление снисходительно относился к неприкрытому злодейству, например, к тем, кто Его распинал, или к откровенным разбойникам, которые висели рядом с Ним на крестах. И для сравнения вспомним, как Он непримиримо относился к лицемерам. В Его отношении к лицемерам и к лицемерию было нечто пророческое, потому что и антихрист будет тоже лицемер. Великий лицемер. Люди ждут антихриста как воплощение абсолютного зла, а он поначалу явится как очень добрый и очень мудрый человек, это будет неправда, но раскусить ее будет очень непросто. Ведь по сравнению с предыдущей, т.е. нынешней тайной властью финансистов, у него будут другие цели. По сравнению с ними он покажется справедливым и гуманным, т.к. ему не нужны будут эпидемии, войны и сокращение населения. Наоборот, ему будут нужны массы для поклонения. Ему не нужны будут капиталы, счета в банке и прочее. Наоборот, нужны будут сытые, богатые массы для энергетического вампиризма. Все это выявится не сразу и обличится в самое последнее время. Сначала антихрист объявит себя майтрейей и мессией, а потом и просто Богом. Власть его будет безраздельной, т.к. ему не нужны будут ни оружие, ни армия, ни спецслужбы для того, чтобы, например, кого-то убить на любом расстоянии и в любом укрытии, но не убийство будет его главным злодейством, а магическое воздействие на людей до полной их психической и духовной неполноценности и ненормальности. Главной его целью и задачей будет лишить людей свободы выбора между добром и злом. У нас нет свободы стать, например, королем, миллиардером и прочее, но свобода выбирать зло или добро неприкосновенна. Второе пришествие Христа будет именно для того чтобы вернуть людям эту свободу.
       Часто, чтобы понять то, что ожидает нас в будущем, полезно заглянуть в прошлое. Например, власть магов и колдунов, как мы видели, уже была на земле и если сосредоточиться на той эпохе, многое можно узнать и об их будущей деятельности. История, как известно, иногда идет по спирали. Все древние мегалитические сооружения (пирамиды и прочее) ученые относят приблизительно к восьмому или к пятнадцатому тысячелетию до нашей эры. Временная точность этих предположений собственно и не нужна, это не важно. Приблизительно тогда же погибла Атлантида. Ученые предполагают некую высоко технологическую цивилизацию, но кроме сооружений из огромных каменных блоков, никакие другие находки существенно не подтверждают высокой технологичности. Впрочем, и это не важно. Тут надо, как бы философски, различить знание (науку) и технологию, а это не всегда одно и то же. Ученые мыслят технологично, и считают, что все прошлые цивилизации тоже были зациклены на технологичности, не допуская мысли о том, что люди могли увлекаться чем-то другим, например, магией, волшебством и колдовством. И что все эти сооружения, при всей своей ориентированности по звездам и прочее, могли служить не технологическим, а религиозным и магическим целям. Духовность (т.е. спиритуальность, экзистенциальность) тогда, наверное, тоже сначала понимали однозначно как добро. Но постепенно, как раз к тому самому пятнадцатому или восьмому тысячелетию до нашей эры, практически все жречество земли вознеслось в своем самомнении до равенства с Богом, при этом опустилось до общения с демонами, которые в свою очередь стали языческими богами. Следствием стала моральная деградация, и всем стало ясно, что духовность может быть злой. Возможно, колдуны при помощи демонов и построили почти все мегалитические сооружения древности, отчасти для того, чтобы поразив воображение простых смертных, управлять их сознанием. По мнению современных ученых, например, при помощи пирамид можно получать и впитывать в себя энергию земли и космоса. Кому это нужно? Конечно не тем, кто может получить энергию от созерцания красоты природы или от взаимной любви и привязанности. Или если при помощи пирамид можно было обмениваться с кем-то информацией, то точно не с раем. Получается, что мегалитические сооружения нужны касте властителей, чтобы манипулировать сознанием простолюдинов. И спрашивается после этого, как относились маги и колдуны к простым людям и что с ними делали? В те времена появились великаны до пяти и более метров роста. А так же карлики. Если это были человеческие расы, то они должны были сохраниться до наших дней. Расы существуют долго. Думается, что это были не расы, а выведенные породы. Как в наше время есть породы собак, от мелких, размером с котенка, до крупных, таких как дог или кавказская овчарка. Вот пример того, что делали с людьми. Занимались по-гитлеровски насильственной селекцией, и это, разумеется, далеко не все. Расцвет древней евгеники и "генной инженерии" пришелся на предпотопное время. Подробнее об этом в следующих главах, а пока просто отметим, что сама идея понятно от кого происходит - от падших ангелов, которые миллионы лет занимались эволюцией. А результат - всеобщая моральная деградация, которая ведет к экологическим и демографическим катастрофам. В свете этого гибель Атлантиды и других подобных государств - закономерный итог. Если, понимая прошлое, вернуться к пророческому созерцанию будущего, многие параллели приобретают отчетливый вид. Антихрист будет наследником и продолжателем именно тех, так называемых, высших цивилизаций. Сейчас появилось много информации о рептилоидах. Кому-то это кажется ерундой, но нам нет. Эволюция должна была быть направлена в богоподобное существо, т.е. в человека. Человек по образу и подобию Бога - это цель творения и цель эволюции. Но часть ангелов отпала от Бога и эти ангелы, т.е. уже демоны, стали направлять эволюцию не в богоподобное существо, а в ангелоподобное, т.е. в демоноподобное. Причем сами демоны исказили свой изначальный образ и приняли вид похожий на всевозможных динозавров, поскольку многие миллионы лет они занимались эволюцией именно этих животных. Короче, можно предположить, что в конце концов, появился высоко разумный рептилоидный гуманоид, который в строгом смысле не был человеком, поскольку, опять же в строгом смысле, человеком может считаться только богоподобное существо. Этот рептилоидный гуманоид был почти портретной копией демонов, которые его вывели. В эмоциональном и в моральном смысле полное ничтожество, физически слаб и плохо приспособлен к жизни, поскольку произошел от хищных рептилий, а не от плодоядных обезьян. Ведь, по мнению многих ученых, плоды растений гораздо более перспективная пища для возможностей развития. Динозавры вымерли, а рептилоиды остались и в течение очень большого времени создали свои высоко технологические цивилизации. Но и это мало им помогло для выживания, наоборот, они все более деградировали. У этих инвалидов, существ с огромной головой на жидкой шейке и хилым тельцем совершенно не было будущего. Их высоко технологические цивилизации были созданы не ради комфорта. Это действительно было необходимо, т.к. без этого рептилоиды бы просто вымерли. Итак, это было полное фиаско ветви эволюции, направляемой демонами, но появились первобытные люди и теперь целью демонов и их рептилоидов стало заимствование у людей человеческой генетики. Через сотни тысяч лет им это кое-как удалось, и появились рептилоиды уже в современном смысле слова.
       Давайте снова рассмотрим боевых чародеев из русских былин. Когда князь-оборотень Волх Всеславьевич, живший в Перыни, утонул, в простом народе пошли слухи, что могила чародея провалилась, а тело его "крокодилово просыпалось на дно адское". Мать чародея Марфа зачала своего сына от "лютого змея", невесть откуда взявшегося в саду под волшебным камнем". Из этого предания можно заключить, что "лютый змей" это рептилоид, и родившийся от него Волх Всеславьевич, соответственно, тоже рептилоид. На это указывает и народное выражение "тело крокодилово". Хотя откуда на севере знали о крокодилах? Даже в Библии тоже упоминается змей, который был "хитрее всех зверей полевых". Но почему, спросите вы, нам так интересна эта тема? А вот почему. По легенде, предком королей династии Меровингов был Меровей, который был рожден женой Хлодиона от морского чудища. Т.е. династия Меровингов - это династия рептилоидов, и кровь у них, понятное дело, голубая, об этой их голубой крови сейчас много толков в Интернете. По преданию Меровинги были как-то уж черезчур интеллектуальны для представителей военной касты, они могли читать книги, написанные не только на латыни, но и на греческом, арамейском языке и иврите, обладали сверхестественными способностями и таинственным могуществом. Немаловажное значение имеют длинные волосы, непременный атрибут этой династии. Волосы иногда служат некоей мистической антеной для приема мистической информации, разумеется, для тех, кто может такой антеной пользоваться. Получается, что умственные и мистические способности рептилоидов весьма велики. В давнее время с этой династией, почем зря, слилась династия иудейских царей. И по знаменитой книге "Священная загадка" теперь оказывается, что все они суть потомки Иисуса Христа (прости Господи). На самом деле просто рептилоиды. У исследователей считается, что династия иудейских царей была инициатором этого слияния, но возможно, и те, и другие уже к этому времени были рептилоидными, и сливались, так сказать, как свои, по доброй воле. Рептилоиды всегда старались слиться с какой-нибудь правящей элитой, сначала со жрецами (например Марфа Власьевна), потом с царями (например, жена Хлодиона). Интересен тот факт, что известный предсказатель Нострадамус, кстати, чистокровный еврей, был страстно заинтересован в восстановлении династии Мировингов (понятное дело, это же теперь династия иудейских царей). Некоторые исследователи считают Нострадамуса чуть ли не наравне с библейскими пророками, но у библейских пророков часто повторяется важная фраза - "так говорит Господь". Нострадамус о личном общении с Богом ничего не говорил, а будущие события видел, созерцая поверхность воды, причем такую свою способность обнаружил неожиданно для себя. Эдгар Кейси видел будущие события во сне и тоже обнаружил свою способность неожиданно. То же и с Вольфом Мессингом, который очень хотел, чтобы после его смерти ученые исследовали его мозг и выяснили, откуда у него способность к предсказаниям. Отношение общественности к таким предсказаниям не такое серьезное как к пророчествам Библии. Обычно оценивают по большему или меньшему количеству "точных попаданий" у того или иного предсказателя. Причем сама тема таких предсказаний - это какие-нибудь экологические или политические события, которые накладываются на астрологические даты и на астрологические циклы. Т.е. это предсказания о таких событиях, которые, по всему видать, мало имеют отношение к промыслу Божию. Таковы предсказания и у древних волхвов славянских и других народов, например "Велесова книга". Основаны эти предсказания на космических календарях, которые эти волхвы получили, скорее всего, от тех же рептилоидов.
       Центральной темой пророчеств Нострадамуса некоторые считают возвращение династии Меровингов к власти, которая будет уже над всей землей. С этим Нострадамус связывает и тысячелетнее царство, упоминаемое в Апокалипсисе (умный ход, надо признать). Этой теме "Великого Монарха", которая повторяется у Нострадамуса многократно, он действительно придает исключительное значение. Вот его знаменитый катрен: "В году тысяча девятьсот девяносто девятом и семь месяцев с неба сойдет великий король ужаса (солнечное затмение) возродить великого короля Анголмуа. До после Марс управляет счастливо". (Ц.10. К.72). Как известно, герцоги Ангулемские принадлежали к роду Меровингов". А вот цитата из Апокалипсиса : "Здесь мудрость. Кто имеет ум, тот сочти число зверя, ибо это число человеческое; число его шестьсот шестьдесят шесть". Число как видим "человеческое", т.е. касающееся каких-то человеческих параметров. Не думаем, что это касается веса или роста, скорее всего - дата рождения. Фраза "здесь мудрость" и слово "сочти" означают то, что с числом надо произвести некую умную манипуляцию. Маловероятно, что ап. Иоанн имел в виду манипуляцию математическую. Самое простое предположение то, что число 666 надо просто перевернуть. Получится число 999.
       Итак, существует уже распространенное мнение, что антихрист родился 1999 году и как раз от династии Меровингов. Но если до настоящего времени рептилоиды ставили своей глобальной задачей сокращение населения земли до золотого миллиарда (золотой миллиард, как легко догадаться, - это они сами), то в будущем, в новой ситуации, их цель изменится. Раньше они не ставили себе в задачу подчинить сознание всего человечества, чтобы использовать массы людей как источник психической энергии. Когда же сатана отдаст антихристу всю свою власть и всю свою силу, такая возможность и, соответственно, цель появится, ведь и сатане, в свою очередь, нужна будет энергия, и человечество будет зомбировано для этих целей. Причем на первом этапе антихрист сделает свою карьеру на критике предыдущей деятельности рептилоидов ( масонской элиты).
       По словам Ванги на территории России в 2016 году родится младенец, которому в будущем предстоит стать объединителем народов. Провидица предсказала также, что в период с 2012 по 2018 год родится большое количество детей индиго, которые своим здоровьем, мудростью, честностью и многими другими качествами будут превосходить теперешнее поколение. Это поколение поможет человечеству в тех трудностях, которые его ждут. А согласно катренам Нострадамуса, в 2016 году родится некий уродец и это предзнаменует множество бед и несчастий для человечества. Сравнить и вывод из этого сравнения каждый может сделать самостоятельно.
       Образ зверя, как в Апокалипсисе, так и в пророчествах Даниила является образом военно-политического насилия и подчинения, разумеется, не без какой-нибудь идеологии, приводящей к созданию многонациональных империй. Образ хищного зверя и вообще зверство как нельзя лучше подходит для такого явления. Но апокалипсический зверь как бы обобщает опыт и методы всех предшествующих. "И стал я на песке морском, и увидел выходящего из моря зверя с семью головами и десятью рогами; на рогах его были десять диадим, а на головах его имена богохульные. Зверь, которого я видел, был подобен барсу; ноги у него - как у медведя, а пасть у него - как пасть льва" (Откр. 13). Барс, медведь и лев объединены в один образ. У пророка Даниила наоборот каждый зверь похож на одно из этих перечисленных, при этом звери Даниила являются соперниками и борются между собой (ветры). Море символизирует народы земли, а ветры - ангелов имперских народов (эгрегоры). Звери означают империи, сменяющие одна другую на протяжении истории: "Видел я в ночном видении моём, и вот, четыре ветра небесных боролись на великом море, и четыре больших зверя вышли из моря, непохожие один на другого. Первый как лев, но у него крылья орлиные; я смотрел, доколе не вырваны были у него крылья, и он поднят был от земли, и стал на ноги как человек, и сердце человеческое дано ему". Эти метаморфозы означают смену характера империи от завоевательного к организационно-бюрократическому, сообразно с текущими задачами. "И вот ещё зверь, второй, похожий на медведя, стоял с другой стороны, и три клыка во рту у него, между зубами его; ему сказано так: "встань, ешь мяса много!"" - указание на то, какой кровью оплачивается создание империи. "Затем видел я вот ещё зверь, как барс; на спине у него четыре птичьих крыла, и четыре головы были у зверя сего, и власть дана была ему". Фразу о власти мы можем принять за поправку к рассуждениям ап. Павла о том, что всякая власть от Бога. Хотя эти его рассуждения, можно считать, касались непосредственно не третьего, а четвёртого зверя (т.е. римской империи): "После сего видел я в ночных видениях, и вот зверь четвёртый, страшный и ужасный и весьма сильный; у него большие железные зубы; он пожирает и сокрушает, остатки же попирает ногами; он отличен был от всех прежних зверей и десять рогов было у него" (Дан. 7. 2). Звери в пророчестве Даниила - образы империй: вавилонского, мидо-персидского, македонского и римского. Таким образом, имперскую власть, ради которой развязываются практически все войны, можно считать главным архетипом зверства библейских пророчеств.
       Апокалипсический зверь - это тоже царство, которое насильно объединит, в отличие от прежних, уже, наверное, почти все народы земли. Благодаря и тому ещё, что кроме военной силы, оно получит "силу", "престол" и "великую власть" дракона. В этом уникальность зверя, характеризующаяся полным и последним развитием зверства в истории. Одна из голов зверя "как бы смертельно была ранена; но эта смертельная рана исцелела" (Откр. 13. 3). Под семью головами обычно понимают семь государств, лидирующих во всём этом имперском предприятии. В наше время в мире постоянно образовываются коалиции государств. Приблизительно к 2030 году постепенно сложится и оформится союз, новая семерка государств. Она станет такой могущественной, что будет диктовать свои условия всему миру, и практически никто не сможет возражать и как-то противостоять. По сути, этот союз будет новой империей с имперским амбициями и имперскими замашками. Территориально страны этой новой большой семерки не обязательно будут близкими соседями. Их будет объединять не соседство и не общие, например, экономические интересы, а, главным образом, общее направление идеологии и соответствующий военный союз. Направление идеологии будет антихристианским. Перед этим одна страна из этой семерки (думаем, скорее всего, этой страной может стать Америка) переживет какое-то бедствие. Это будет или гражданская война, или какая-нибудь экологическая катастрофа, или финансово-экономический кризис (а может и все вместе). Но страна не только оправится, но останется самой могущественной и лидирующей из семи, и в ней сконцентрируется бюрократическое руководство этого блока, как сейчас, например, в Брюсселе находится руководство Евросоюза. Активизируется, появившаяся незадолго до этих событий всемирная идеологическая и вместе с тем магическая организация, которая начнет всячески зомбировать население земли, заставляя признавать диктат нового мирового правительства во главе с антихристом. Этот диктат будет становиться все более мрачным и жестоким. Где-то после 2033 года по всему миру прокатится гонение на масонов. Будут разрушения, массовые убийства, не исключая и в достаточной мере высокопоставленных масонов (промышленников и банкиров). Все это, по сути, будет уничтожением всемирной экономической и финансовой системы и приходом вместо нее к власти элиты магов и колдунов. Вот интересно, сейчас олигархи мира используют магов и экстрасенсов для своих целей, но настанет время, когда те неожиданно свергнут их власть. Сразу после этого всемирная идеологическая антихристианская организация (элита магов и колдунов) после демонстрации многих масштабных и зрелищных чудес опубликует предложение всему человечеству создать великолепное монументальное сооружение, символизирующее военный союз семи государств, защитивший граждан мира от гнета масонов и, якобы, от агрессии христианских коммунистов России. Это монументально-художественное сооружение должно будет, по замыслу магической и одновременно политической партии, отразить великую пользу этого военно-магического союза всему человечеству. И такое сооружение будет создано всепланетарным коллективом самых талантливых художников, скульпторов и архитекторов. В нем будет подчеркнуто число семь, а также бедствие и восстановление (которые теперь будут все более героизироваться) главного, лидирующего государства из семи. Интересной деталью в этом проекте будет вселение в это монументально художественное сооружение демона, который будет чудесным образом без усилителей и акустических динамиков громогласно произносить слова, а также убивать тех, кто проявит хотя бы малейшее неуважение к монументу. Этим гениальным художественным проектом магическая антихристианская организация не удовлетвориться, и будет разработан символ в виде знака. Такие знаки всегда использовались разными организациями, например свастика, крест, пятиконечная звезда и так далее. Этот, эстетически очень красивый, знак, на основе добровольного согласия (это будет особо подчеркиваться), будет наноситься каждому желающему на руку или на лоб. Вместо знака (по выбору) можно будет нанести на эти части тела название союза семи государств (у этого союза будет название, сейчас примеры таких названий - СССР, США и прочь.) Кроме того, антихрист (глава лидирующего государства из семи) будет очень выдающимся человеком, и постепенно будет создаваться культ его личности. Особо приверженные его фанаты, особенно из молодежи, по желанию вместо знака и названия смогут получить цифру антихриста - 999 (это год его рождения - 1999). Все это разнообразие будет подаваться как свобода выбора. Но на самом деле окажется так, что без знака, названия или цифры человеку невозможно будет продавать и покупать, так как он будет всем чужим, как враги народа при Сталине.
       Где-то на протяжении от 2033 до 2036 года эта семерка будет воевать с Россией и в конце концов победит. Перед этим в России оформится идеология монархического христианского коммунизма и очень эффективно реализуется в государственных программах, что даст экономическое и духовное процветание страны. После поражения в войне Россия притихнет и общим настроением в ней будет терпение и ожидание второго пришествия (в 2036 году). Очень многие, особенно ревностные и политически активные христиане со всего мира, будут скрываться в центральных и восточных областях страны. Условия жизни там будут не очень, но с питанием все будет нормально. После этой войны всемогущая семерка, не имеющая теперь никакого военного сопротивления (российского сдерживания), начнет безраздельно править всем миром. Это приведет к полной и тоталитарной идеологической диктатуре. В результате начнутся и будут умножаться по нарастающей всевозможные экологические и демографические бедствия (о них чуть позже), и дело дойдет до того, что эта магическая и идеологическая организация опубликует некое новое учение, сутью которого будет образ некоей мистической и космической сущности, некоего злого бога, который насылает эти бедствия и не дает людям жить счастливо и спокойно, а также идея того, что с этим богом надо и возможно будет сразиться и победить. И после этого всем будет хорошо. Этим плохим богом объявят Христа. Учение будет лживым, но подавляющее большинство одураченного населения в это поверит, и начнутся приготовления к этому небывалому космическому и магическому сражению. Маги и колдуны будут демонстрировать шокирующие чудеса, и кричать о своем могуществе, которое вместе с космическим вооружением обеспечит им полную победу. Это сражение действительно состоится, причем в считанные минуты или даже секунды все главари этого, так сказать, "общенародного" движения будут схвачены, а множество особо воинственно настроенных людей будет уничтожено.
       Библейского Бога часто называли злым и жестоким, ссылаясь на ветхозаветные тексты. Христа же представляют смиренным, кротким, почти беззащитным, ссылаясь на тексты Нового Завета. Но надо на это возразить, что Ветхозаветный Бог и Христос это одно и то же Лицо. И в последние времена Он проявит тот же характер. В Ветхом Завете мы видим, как Бог ревнует, гневается, грозит, насылает казни на целые народы (Исход), Его ангелы участвуют в сражениях (Книга судей), иногда через пророков Он дает политические советы, которые, впрочем, не всегда исполнялись (Книга царств) и так далее. Все это вновь проявится в последние времена, потому что ситуация будет очень похожа на ветхозаветную. А именно. В Россию со всего мира стекутся христиане, т.к. это будет практически единственная страна, где не будет на них ни гонений, ни притеснений. И получится так, что Россия будет, по сути, тем же, чем был Израиль, когда он был в окружении враждебных языческих народов. Русские это, в большинстве своем, военный народ, и перед войной в России будут громко звучать голоса патриотов и воинственно настроенных людей. Но особо ревностные и политически активные христиане наоборот, будут призывать ко всенародному молитвенному предстоянию перед Господом. Богу угодно будет второе и Он не даст победы в войне. Но и без помощи не оставит. После победы большая семерка решит что, теперь она будет безраздельно хозяйничать на территории России, но не тут-то было. Вот теперь и начнутся апокалипсические казни. Надо сказать, что и без этих казней дела у большой семерки, а это будет четвертая часть суши, будут не очень. Ведь после военного переворота, когда всемирная власть банкиров, хозяйственников и управленцев будет свергнута, начнутся гражданские войны, обвал экономики, голод, эпидемии. К этому надо будет прибавить деятельность черных (военных) магов. Например, в военных операциях будут использоваться клоны хищных зверей, одержимых демонами. Интересно, что масоны сейчас озабочены сокращением населения, а семерка, наоборот, провозгласит мир и безопасность, но у них получится то же самое, только масштабнее.
       Итак, во время войны и поражения России к земле будет приближаться большой метеорит, размером почти с гору, в окружении огромного числа малых метеоритов. Они приблизятся первыми, и на страны Семерки обрушится метеоритный дождь. Жертвы и разрушения будут многочисленны. Через некоторое время, когда земля слегка повернется по своей оси, долетит и главный метеорит, он ударит в море. Ученые предполагают, что это будет астероид Апофиз. Может и так. Соответственно, все будет так, как и прогнозируют ученые, когда рассуждают о метеоритной катастрофе. Цунами, взрыв атомных электростанций, в результате отравление рек и озер. Дымовая завеса закроет солнце. Все это отвлечет внимание семерки от России. А в России будет относительно спокойно.
       На территории семерки наоборот, казни будут продолжаться. Бывают страдания, телесные, и бывают страдания душевные. Все знают, как невыносимо больно, например, ревновать или терпеть унижение. Короче, на все население, кроме христиан, обрушится новое бедствие. Люди начнут жестоко страдать, но не телом, а душой, по причине психической атаки (психического насилия) со стороны огромного числа демонов, которых на пять месяцев выпустят из преисподней. Это будет массовое сумасшествие. Страдания будут такие, что люди будут искать смерти. Смерть придет, но тогда, когда, казалось бы, горе уже пройдет. Через некоторое время после этих демонов, придут другие, еще более жестокие, и в муках умрет третья часть населения. У оставшихся в живых начнется новое бедствие - жестокая и неизлечимая болезнь кожи, эта болезнь будет внешним проявлением внутренних техногенных болезней. А может и потому, что разрушится какое-нибудь хранилище бактериологического оружия. Техногенные катастрофы между тем будут продолжаться, и вода в океане будет окончательно отравлена, так что все живое в нем умрет. Отрава дойдет до подземного водного горизонта, в результате источники питьевой воды тоже будут отравлены. Усилится небывалая активность солнца и это тоже будет причинять страдания и болезни. В результате всех этих бедствий настроение у населения окончательно станет мрачным и безысходным. И вот тогда, как уже говорилось, будет опубликовано учение о жестоком боге, который насылает все эти бедствия на человечество и о том, что с Ним надо будет сразиться. Как только они соберутся в одном месте произойдет сильнейшее землетрясение со всеми грандиознейшими последствиями. Потом главари будут схвачены и остальные разгромлены небесным воинством. А Россия относительно спокойно (если не считать слегка разочарованных военных, что не они спасли страну) дождется второго пришествия и начнется тысячелетнее царство. Кто-то подумает - какой жестокий Бог! Да уж... Что тут сказать? Если складывается ситуация, что Его народу грозит уничтожение, особенно если агрессия магическая, Он вмешивается. Но сначала предупреждает. На территории семерки два самых авторитетных за всю историю земли человека будут три с половиной года убеждать и уговаривать людей не выступать против Бога и против христиан. Но их не послушают и убьют, и не отступят от своего ожесточения и своих планов. Давайте теперь, после расшифровки фрагментов Откровения на эту тему, для полноты картины рассмотрим предсказания Христа в Евангелие от Матфея.
       Когда же сидел Он на горе Елеонской, то приступили к Нему ученики наедине и спросили: скажи нам, когда это будет? и какой признак Твоего пришествия и кончины века? Иисус сказал им в ответ: берегитесь, чтобы кто не прельстил вас, ибо многие придут под именем Моим, и будут говорить: "Я Христос ", и многих прельстят.
       Как понимать это пророчество? Прелесть это что-то восхитительное, очаровательное... Прельстить означает произвести очень хорошее впечатление. Поскольку вопрос был о втором пришествии, (и какой признак Твоего пришествия), то во времена всеобщих его ожиданий такое предостережение весьма актуально, т.к. действительно появятся очень способные к такой роли люди, каждый из которых заявят о себе, что он Христос. Давайте рассмотрим пример Виссариона Христа. https://www.youtube.com/watch?v=h6h6h70eAJk Мы видим, что лжехристос Виссарион старается повторить облик Христа, который описан в Евангелии. В Евангелии Христос описан как человек, который не особо отличался от других. Которого окружающие люди воспринимали, пусть как великого учителя и пророка, но, все же, как просто человека. А образ человека может подделать хороший актер. Но уже в Откровении Иоанна Богослова мы видим другое описание Христа - Я обратился, чтобы увидеть, чей голос, говоривший со мною; и обратившись, увидел семь золотых светильников и, посреди семи светильников, подобного Сыну Человеческому, облеченного в подир и по персям опоясанного золотым поясом: глава Его и волосы белы, как белая волна, как снег; и очи Его, как пламень огненный; и ноги Его подобны халколивану, как раскаленные в печи, и голос Его, как шум вод многих. Он держал в деснице Своей семь звезд, и из уст Его выходил острый с обеих сторон меч; и лице Его, как солнце, сияющее в силе своей. И когда я увидел Его, то пал к ногам Его, как мертвый. Такого Христа уже трудно подделать. И Христос в пророчестве о Своем втором пришествии как раз на это делает упор - и увидят Сына Человеческого, грядущего на облаках небесных с силою и славою великою. Ни "силы", ни "славы великой" Виссарион не демонстрирует. Он просто пытается сыграть роль Христа, каким Он явился две тысячи лет назад.
       Также услышите о войнах и о военных слухах. Смотрите, не ужасайтесь, ибо надлежит всему тому быть, но это еще не конец: ибо восстанет народ на народ, и царство на царство; и будут глады, моры и землетрясения по местам; все же это - начало болезней.
       Войны сейчас почти непрерывны. Голод и эпидемии (моры) тоже. График увеличения землетрясений по годам можно посмотреть в Интернете. Но, как сказано, это не конец, а только начало болезней.
      
       Тогда будут предавать вас на мучения и убивать вас; и вы будете ненавидимы всеми народами за имя Мое; и тогда соблазнятся многие, и друг друга будут предавать, и возненавидят друг друга;
       Это о неких глобальных (всеми народами) гонениях на христиан. Чтобы в таком масштабе гнать христиан, надо предварительно их оклеветать. Значит, сначала должны быть некие глобальные информационные атаки. Пока этого нет, а войны и землетрясения, например, уже есть. Значит, ко времени этих гонений военные напряжения и противостояния будут нарастать, и современная частота землетрясений - это еще далеко не предел.
       и многие лжепророки восстанут, и прельстят многих;
       А вот это интересное предупреждение. Предсказателей сейчас много, и кто из них "лжепророки", которые прельстят (очаруют) многих? Многие предсказания современных астрологов или экстрасенсов о конкретных событиях сбываются. И какие Христос имел в виду критерии, когда говорил о лжепророчестве? Думаем, первый критерий - это понятие о Самом Иисусе Христе. Вот, например, образчик понятия - "Иисус был очень сильным экстрасенсом и ясновидящим, а не сыном Бога, он был человеческим сыном. Но его пока никто не превзошел. Он был совершенным, но не на 100%. На 100% надо уметь все в совершенствовании, но он предсказывал на очень большой процент, даже гораздо больше чем Ванга. Он был сильнейшим целителем, телепатом, умел ходить по воде. Никто в мире пока не повторил этого. Его учение было о совершенстве человека, а люди и церковники, которые его же и распяли, сделали так, как им удобно, сделали из людей рабов божьих. Разве это показывал Иисус своей жизнью??? Самосовершенствование под силу каждому человеку и каждый может быть подобным Иисусу, но еще лучше -- надо быть подобным Высшим Силам, потому что они совершенны. Поэтому я вправе считать себя -- вторым Пришествием Христа, тем более и Иисус, с которым я общаюсь, и Высшие Силы, и Абсолют, сказали мне это объявить. Верить или нет -- это дело каждого. Но я стремлюсь к совершенству и уже достигла не мало, и я поняла настоящее учение Христа" ( http://filosof-lion.com/ ) И вот очень важное предсказание с того же сайта - "Существует древнее индийское учение -- учение Белого братства. Оно распространится по всему миру. О нём напечатают новые книги, и их будут читать повсюду на Земле. Это будет Огненная Библия. Придет день и все религии исчезнут! Останется только учение Белого братства. Точно белым цветом оно укроет землю, и благодаря ему люди спасутся. Новое учение придет из России. Она первая очистится. Белое братство распространится по России и начнет свое шествие по миру. Случится это через 20 лет, раньше это не произойдет".
       Думаем, что суть лжепророчества не в том, что предсказанные события не сбываются. Они может и сбываются (частично). Важно то, как они толкуются. Например, Белое братство действительно появится, но оно может оказаться просто напросто сообществом магов и колдунов которое воскресит древние языческие премудрости.
       и, по причине умножения беззакония, во многих охладеет любовь; претерпевший же до конца спасется.
       Следует ожидать умножение беззакония. Под беззаконием надо понимать, например, современную коррупцию и разгул преступности, нововведение несправедливых законов, типа трудового законодательства или ювенальной системы на западе, и прочь. Примеров уже сейчас хоть отбавляй, так что можно на этом подробно не останавливаться. Все это умножится и спасаться надо будет терпением и надеждой на Господа.
       И проповедано будет сие Евангелие Царствия по всей вселенной, во свидетельство всем народам; и тогда придет конец.
       Это предсказание вызывает недоумение. Разве уже не проповедано Евангелие во всех странах? Насколько известно, нет такой страны, где не побывали бы миссионеры с проповедью о Христе. Интересно также, что эта проповедь Евангелия Царства происходит одновременно с умножением беззакония и перед самым концом. Короче, без мощной волны проповеди неких новых проповедников понять это пророчество не получается. Поэтому предлагаем следующий текст, объясняющий это загадочное место - "И Ангелу Филадельфийской церкви напиши: так говорит Святый, Истинный, имеющий ключ Давидов, Который отворяет - и никто не затворит, затворяет - и никто не отворит: знаю твои дела; вот, Я отворил перед тобою дверь, и никто не может затворить ее; ты не много имеешь силы, и сохранил слово Мое, и не отрекся имени Моего". Речь здесь идет, конечно, о проповеди, и "отворение" двери надо понимать как предоставление возможности беспрепятственно проповедовать. Думаем, что этой проповедью будет реализация идеи синергийного христианского коммунизма, первый недолгий образ которого мы видим в ранне-христианской церкви. Синергийный христианский коммунизм это и есть Царствие Небесное. После проповеди наступит конец. Что за конец, уточняет следующее пророчество.
       Итак, когда увидите мерзость запустения, реченную через пророка Даниила, стоящую на святом месте, - читающий да разумеет,
       Вот место, которое вмещает в себя и большое количество информации (это и построение нового храма в Иерусалиме, и многое другое), и некую важную и ключевую суть последнего времени. Многие толкователи мерзостью запустения в этом тексте считают антихриста, а вообще, у этого текста много толкований, обычно соотнесенных с толкованием текстов пророка Даниила, у которого тоже мерзость запустения упоминается, но там имеется в виду идол, т.е. что-то вроде статуи. Если мерзость запустения это человек, то запустение, т.е. некая загадочная пустота в живом человеческом теле, можно понимать, как отсутствие божественной сути, например, богосотворенной человеческой души. Т.е. это некий человек-демон, например демон в клоне. Сейчас многие так и думают, т.к. в настоящее время такое понимание и современно, и опирается на новые научные достижения. Однако ап. Павел, все-таки, говорит, что это будет именно человек. Но и опять же, что этот человек как-то "откроется". Слово "откроется", согласитесь, весьма загадочно. Да не обольстит вас никто никак: ибо день тот не придет, доколе не придет прежде отступление и не откроется человек греха, сын погибели. Противящийся и превозносящийся выше всего, называемого Богом или святынею, так что в храме Божием сядет он, как Бог, выдавая себя за Бога. Девид Айк, описывая рептилоидов, говорит, что у них отсутствует эмпатия (сочувствие), Таким образом, если антихрист это один из рептилоидов, версия о клоне отпадает. И слово "откроется" приобретает конкретный и понятный вид, ведь рептилоиды пока не очень-то афишируют то, что они рептилоиды. Пока это тайна.
       Здесь, в словах об антихристе, Христос упоминает пророка Даниила. Считаем, что и вообще-то очень полезно знать и изучать тексты пророка Даниила, и особенно, когда, действительно, говорим об антихристе и о последнем времени. Нас, например, спрашивали, откуда взялась дата второго пришествия (2036 год). Вот текст : "Семьдесят седьмин определены для народа твоего и святаго города твоего, чтобы покрыто было преступление, запечатаны были грехи и заглажены беззакония, и чтобы приведена была правда вечная, и запечатаны были видение и пророк, и помазан был Святый святых. Итак знай и разумей: с того времени, как выйдет повеление о восстановлении Иерусалима, до Христа Владыки семь седьмин и шестьдесят две седмины; и возвратится народ и обстроятся улицы и стены, но в трудные времена. И по истечении шестидесяти двух седьмин предан будет смерти Христос, и не будет; а город и святилище разрушены будут народом вождя, который придет, и конец его будет как от наводнения, и до конца войны будут опустошения. И утвердит завет для многих одна седьмина, а в половине седьмины прекратится жертва и приношение, и на крыле святилища будет мерзость запустения, и окончательная предопределенная гибель постигнет опустошителя ".
       Давай разбираться. Всего семьдесят седьмин, из которых шестьдесят две седьмины - до того момента, когда "будет Предан смерти Христос и не будет". Осталось восемь седьмин, которые тоже надо отсчитывать от опубликования слов о "восстановлении Иерусалима", но теперь уже в 1980 году. Семь на восемь - пятьдесят шесть, значит это 2036 год.
       Итак, когда увидите мерзость запустения, реченную через пророка Даниила, стоящую на святом месте, - читающий да разумеет, тогда находящиеся в Иудее да бегут в горы; и кто на кровле, тот да не сходит взять что-нибудь из дома своего; и кто на поле, тот да не обращается назад взять одежды свои. Горе же беременным и питающим сосцами в те дни! Молитесь, чтобы не случилось бегство ваше зимою или в субботу, ибо тогда будет великая скорбь, какой не было от начала мира доныне, и не будет. И если бы не сократились те дни, то не спаслась бы никакая плоть; но ради избранных сократятся те дни. У Луки эта часть текста немножко другая - "Когда же увидите Иерусалим, окруженный войсками, тогда знайте, что приблизилось запустение его: тогда находящиеся в Иудее да бегут в горы; и кто в городе, выходи из него; и кто в окрестностях, не входи в него".
       Лука с самого начала своего Евангелия писал, что собрал и осмыслил все рассказы, которые ходили в те времена между христианами. Поэтому передача этого текста у него сильно привязана к тогдашнему времени и разрушению Иерусалима. Текст Матфея, думаем, это точное цитирование слов Христа. Но и все равно, в этом тексте, вообще-то, надо учесть, что Христос отвечает одновременно на два разных заданных вопроса. Причем не разделяет их, а объединяет одним ответом при помощи приемов образно поэтической речи. Вспомним, с чего началась его речь? "Иисус же сказал им: видите ли все это? Истинно говорю вам: не останется здесь камня на камне; все будет разрушено. Когда же сидел Он на горе Елеонской, то приступили к Нему ученики наедине и спросили: скажи нам, когда это будет? и какой признак Твоего пришествия и кончины века?" Первый вопрос был о разрушении храма (когда это будет? ). Второй - о пришествии (и какой признак Твоего пришествия и кончины века?). Поэтому и получается, что действительно, когда антихрист воссядет в храме, это будет равносильно Иерусалиму окруженному войсками. Здесь объединяются два исторических момента одним общим мета-историческим смыслом. А смысл такой, что дела плохи и надо бежать, причем срочно, не медля со сборами, ибо тогда будет великая скорбь, какой не было от начала мира доныне, и не будет. И если бы не сократились те дни, то не спаслась бы никакая плоть. Это будет самое страшное время за всю историю земли - с одной стороны жестокости антихриста, с другой апокалипсические бедствия.
       Тогда, если кто скажет вам: вот, здесь Христос, или там, - не верьте. Ибо восстанут лжехристы и лжепророки, и дадут великие знамения и чудеса, чтобы прельстить, если возможно, и избранных. Вот, Я наперед сказал вам. Итак, если скажут вам: "вот, Он в пустыне ", - не выходите; "вот, Он в потаенных комнатах ", - не верьте; ибо, как молния исходит от востока и видна бывает даже до запада, так будет пришествие Сына Человеческого; ибо, где будет труп, там соберутся орлы. И вдруг, после скорби дней тех, солнце померкнет, и луна не даст света своего, и звезды спадут с неба, и силы небесные поколеблются; тогда явится знамение Сына Человеческого на небе; и тогда восплачутся все племена земные и увидят Сына Человеческого, грядущего на облаках небесных с силою и славою великою;
       Сами ужасы этих времен заставят многих людей (особенно тех, которые поумней да поначитанней), наконец, догадаться, что надо ждать скорого пришествия Христа. К этому времени и относится предостережение - не верить появившимся лжехристам, потому что если будет спрос, будет и предложение. А настоящее пришествие будет таким, что не обознаешься. Сначала сияющий крест на небе, а потом и сам Христос.
       Небо и земля прейдут, но слова Мои не прейдут.
       Это слова о том, что все эти предсказания - самые что ни на есть точные, которые точно сбудутся. И на наш взгляд, их вполне достаточно, чтобы сориентироваться в событиях и во времени. Интересно, что эти предсказания дают как бы некую общую картину, не описывая частности, т.е. конкретные даты или конкретных исторических деятелей. Получается, что о датах и деятелях люди должны сами догадаться. Вспомним начало этого разговора Когда же сидел Он на горе Елеонской, то приступили к Нему ученики наедине и спросили - тут для нас ключевое слово - наедине. Они спросили тайно, наедине, а пророчества вошли в Евангелие и стали всеобщим достоянием. Но и опять же, как и Откровение Иоанна, этот текст дает только общие образы. Может быть не все из того разговора на горе Елеонской стало всеобщим достоянием. Информацию о конкретных датах и конкретных деятелях по-прежнему можно получить только собравшись тайно и наедине. Что касается гонений на христиан, то здесь Христос тоже говорит сразу о двух исторических моментах. О гонениях на христиан в Римской империи и о гонениях в последние времена, о которых надо бы написать подробнее. Об этих гонениях давайте посмотрим текст - "И явилось на небе великое знамение: жена, облеченная в солнце; под ногами ее луна, и на главе ее венец из двенадцати звезд. Она имела во чреве, и кричала от болей и мук рождения. И другое знамение явилось на небе: вот, большой красный дракон с семью головами и десятью рогами, и на головах его семь диадим. Хвост его увлек с неба третью часть звезд и поверг их на землю. Дракон сей стал перед женою, которой надлежало родить, дабы, когда она родит, пожрать ее младенца. И родила она младенца мужеского пола, которому надлежит пасти все народы жезлом железным; и восхищено было дитя ее к Богу и престолу Его. А жена убежала в пустыню, где приготовлено было для нее место от Бога, чтобы питали ее там тысячу двести шестьдесят дней".
       Речь идет о знамении в небе, т.е. об изображении. Значит жена это не конкретная женщина, а символ некоей обобщенной реальности. Солнце и луна говорят о планетарном масштабе этой реальности. Венец из двенадцати звезд означает, скорее всего, двенадцать апостолов, с которых эта реальность началась. Если бы звезд было больше, то можно было бы говорить уже о космическом масштабе, например, что жена это наша планета, но нет, звезд только двенадцать. Получается, что речь может идти только о церковности, т.е. о человеческой общности, и здесь планетарный масштаб указывает на многонациональность и многоконфессиональность. Итак, под женой надо понимать христианство вообще, т.е. всеобщее христианство, планетарное, а значит и многоконфессиональное. Христиане должны собраться в одном месте, т.е. в одной стране. Мы, как это видно из предыдущих слов, предположили, что этой страной будет Россия. Младенец, если не отходить от масштаба повествования, это тоже церковь, но, в отличие от Жены, никаких слов о солнце или луне, или двенадцати звездах, т.е. это конкретное и организованное сообщество, если не полностью собранное в одном месте, то, по крайней мере, находящихся в общении друг с другом. И в последующих текстах Откровения нет ничего такого, что указывает на физическое уничтожение этой церкви. Ни жена, ни младенец не пострадают. Жена убежит в приготовленное убежище на три с половиной года, и с питанием там все будет в порядке. Но где-то, кто-то и как-то, видимо, все-таки, пострадают... некие люди "от семени" жены - И рассвирепел дракон на жену, и пошел, чтобы вступить в брань с прочими от семени ее, сохраняющими заповеди Божии и имеющими свидетельство Иисуса Христа.
       Текст Апокалипсиса не есть исторически последовательное изложение событий. Он представляет собой философский взгляд на метаисторию, изложенный в образах, и состоит из отдельных по содержанию частей. Всадники - это общий взгляд на историю. Блудница-Вавилон - это рассмотрение черного всадника, а звери - бледного. Метаисторическая (сказочная) память - это память двойников. Но истинная и правдивая метаисторическая картина вырисовывается только в синтетическом сопоставлении мифов со Священным Писанием. Особенно содержательны в этом смысле книги "Бытие" и "Откровение". Бледный всадник и звери это конец и завершение кроманьонского человечества и кроманьонской истории, и, наверное, конец и завершение вообще разделения человечества на касты. Ведь в условиях урбанизированной цивилизации касты смешиваются, и скоро не останется такого различия. Слово "Вавилон" означает - смешение. Когда-то в нем смешались языки, теперь смешиваются касты.
       Перечисляя три психологических темперамента, и разделив человечество и человеческую историю на соответствующие цвета, мы как будто забыли еще об одном типе - меланхолике. Но кто он, когда появился и какова его роль в историческом процессе? Этот тип немногочисленен, и все хрестоматийные описания этого характера до конца не ясны, а часто и просто невразумительны. Научные утверждения многих психологов, что сангвиник это веселый человек, а меланхолик - грустный, просто неинтересны. На востоке такой "доши" просто нет, и получается, что этот тип человека встречается только на западе. Может это бывшие "тревожные", которые в первобытные времена не давали спокойно спать своим соплеменникам по ночам, и до сих пор всему ужасаются и всего боятся? Но в контексте этой книги нынешних меланхоликов удобно отнести вообще к другому типу человечности, вне тех трех, которые раскрашивают в свой цвет исторические периоды. Эти Обломовы, как будто не участвуют в истории, неприспособленные ни к миру, ни к тому, что "мир во зле лежит", неприспособленные к несовершенному человечеству и несовершенным человеческим отношениям. У них начисто отсутствует дух соревнования, они точно знают, что счастье не в победе. В любой борьбе и соперничестве они обречены на поражение, при любой агрессии они - жертвы, вечно объятые философской тоской и вселенской грустью, безнадежно несогласные на господствующий тип жизни. Слабые? Не совсем. Просто энтузиазм, труд, поиск происходят внутри, а снаружи отрешенность, печаль и безнадежность. Несчастные? Пожалуй, тоже не совсем. Они не несчастные, они неудовлетворенные. Непонятые чудаки, "малахольные", ранимые, затюканные наивно-здоровым эгоизмом окружающих, иногда обретающие счастье в одиночестве или друг с другом, и когда они собираются вместе, возникает чарующая атмосфера утонченной элитарности. И вот только тогда, возжаждавшие совершенных отношений, и ставшие социально активными, они становятся опасными для мира и его порядков. Если так, то следующая глава о них.
      
      
       Адам
      
      
       Современные антропологи и культурологи ключевую роль в процессе антропогенеза отводят длинному переходному периоду от животного к человеку, и поэтому часто научные проблемы решают при помощи параллелей человеческих проявлений психики с животными инстинктами. И редко, в основном только в концепциях, связанных с христианской традицией, учение о человеке выводят из учения о Боге, а учение о культуре - из учения о творении.
       В арийской мифологии мы встречаемся с загадочными существами, которые назывались эльфами. Если слово "эльф" этимологически происходит от "волк" (ср. Английское wolf), тогда "эльф" означает то же, что русское "волхв". Но в этом предположении приходится усомниться, если уточнить следующее: каста волхвов - это сословие внутри арийской общности, как и касты черных хозяйственников и красных военных. А эльфы, как светлые так темные, а также великаны, были для арийцев, все равно, что иностранцы: чужие, непонятные и загадочные. Поэтому более вероятной представляется другая версия, в которой слово "эльф" надо связывать с именем Бога Эль или Элохим. Кто же тогда были эти вечно, или, может быть, очень долго живущие существа? И здесь, чтобы найти ответ, нам никак не обойтись без библейской истории об Адаме.
       В Библии о сотворении человека имеются два отдельных рассказа. В первом рассказе, более отвлеченном и обобщенном, говорится о сотворении пока что голема: "И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его, мужчину и женщину сотворил их". Слова "мужчину и женщину" в более точном переводе звучат как: "самца и самку", что применимо только к животному, безличностному существу - голему. То, что животное может быть тоже прообразом Бога подтверждается образом животных "керубов" у Иезекииля: "Подобие лиц их - лице человека" (Иез. 1:10). Тот же образ повторен у ап. Иоанна (Откр. 4:7). Бог благословил людей-големов и дал им заповедь размножаться и питаться плодами. Но, как мы уже знаем, начав заниматься охотой и есть мясо, предки людей (особенно каста охотников) превратились в хищных животных, со всеми повадками хищников.
       Согласно второму рассказу, Бог сотворил человека из "праха" земного. Человек здесь уже назван по имени, и насколько это важно в нашем контексте, мы еще увидим. Под "прахом", скорее всего, надо понимать поэтический образ чего-то малого и беспомощного, например, детеныш кроманьонца, зародыш будущего уже по-настоящему богоподобного человека. Кроме того, этот образ может означать смиренное племя вегетарианцев, в отличие от гордых и свирепых охотников. Этот второй рассказ, вне всякого сомнения, имеет в виду новый этап сотворения человека, за которым последуют и новые происшествия с этим человеком. Что же это за этап?
       В те же годы, когда Дарвин создавал свою теорию, преподобный Серафим Саровский высказывал похожие мысли: "Вот, например, многие толкуют, что когда в Библии говорится: "вдунул Бог дыхание жизни в лице Адама первозданного и созданного из персти земной" - что будто бы это значило, что в Адаме не было души человеческой, а была будто бы лишь плоть одна, созданная из персти земной. Неверно это толкование, ибо Господь Бог создал Адама от персти земной в том составе, как батюшка святой апостол Павел утверждает: "да будет всесовершенен ваш дух, душа и плоть в пришествие Господа нашего Иисуса Христа"... Адам не мертвым был создан, но действующим животным существом, подобно другим живущим на земле одушевленным Божиим созданиям... Когда же вдунул Господь Бог в лице Адамово дыхание жизни, тогда-то по выражению Моисееву, и "Адам бысть в душу живую", т. е. совершенно во всем Богу подобную и такую, как и Он, на веки веков бессмертную". (Беседа старца Серафима с Н. А. Мотовиловым о цели христианской жизни. М. 1991, стр. 15). Ту же мысль высказывал св. Феофан Затворник: "Было животное в образе человека, с душою животного. Потом Бог вдунул в него Дух Свой, и из животного стал человек" (Письма. Т. 1, стр. 98).
       Итак, в нашем рассуждении мы можем опереться на предположение, что с Адамом был произведен акт сотворения экзистенциальной человеческой личности в высоко развитом животном, обладавшем всеми телесными и почти всеми психическими свойствами будущего человека. В дальнейшем это сотворение могло бы происходить уже по цепочке от родителей к детям. Каким образом это произошло впервые? Этот вопрос, может, несколько и самоуверенный, на самом деле далеко не праздный. Конечно же, акт Божественного сотворения личности, не может быть постижим человеческим, тварным умом. Но в какой-то мере, отчасти, должны же мы это знать, т.к. если каждая человеческая личность созидается Самим Богом, например, в момент зачатия не зависимо от человеческих намерений, то для нас это одна ситуация. А если личность возникает в результате общения, то ситуация совсем другая. В этом случае огромная ответственность ложится и на нас. Ответить на этот вопрос попытки делались. И в разных религиозных традициях и в их богословских учениях этот момент объяснялся по-разному. Не будем все эти объяснения здесь приводить, т.к. тогда тема окажется слишком обширной. Мы лишь, даже не доказывая нашу точку зрения ссылками на авторитетные источники, просто покажем ее, как бы нарисуем картину перед духовным взором читателя. Эта картина будет опираться на вторую приведенную выше версию, утверждающую, что возникновение человеческой личности происходит в результате общения.
       Когда Бог созидал Адама, силой, сотворившей экзистенциальную личность первого богоподобного человека, было само Божественное внимание. Точнее качество этого внимания, которое необходимо для того, чтобы каким-то образом как бы структурировать безличностное спиритуальное поле в конкретную личность. Или, другими словами, как бы сгустить в некоем, образно выражаясь, спиритуальном желе внутреннее ядро, сознающее само себя. Когда мать, например, впервые зовет и смотрит на своего новорожденного младенца, она, по сути, делает нечто похожее. Ее внимание таково, что на ее зов по имени откликается существо, только что возникшее в результате этого внимания и этого зова. Если внимание экзистенциальное, то и возникшее существо экзистенциальное, но в любом случае это внимание есть любовь, а в случае с сотворением Адама - экзистенциальная любовь. Этой любовью Бог возлюбил Адама еще до того, как тот возник. Только экзистенциальная любовь способна вызвать личность из небытия в бытие, в то самое специфическое существование, которое мы называем экзистенцией. Может даже само имя Адам, которым Бог впервые позвал сотворяемого Им человека, означало и звучало как некое "Да", т.е. Божественное согласие на это существование. Здесь может показаться несколько наивным наше предположение, что Бог назвал Адама русским словом "да", но не менее наивно будет и то предположение, что Бог мог воспользоваться еврейским или каким либо другим языком. А что значит "Адам" на божественном или небесном языке мы не знаем. Однако можно смело утверждать, что в каждом национальном языке, в том числе и в русском, имеются как бы вкрапления или следы этого небесного, божественного языка. Табуирующее "М", т.е. как бы закрывание рта - "аум", которое прибавилось к имени "Да" впоследствии, служило, может быть, знаком сокрытости некоего священного центра в душе от внешнего профанического пространства или мистически агрессивного источника. Ведь экзистенциальная личность, как оказалось и выяснилось потом в истории с искушением Евы, очень уязвима, в смысле доверчивости. А еще позже, после первородного греха "Да-м" стало звучать с "А", как с неким отпором или сопротивлением: "А-да-м". И первоначальное Божественное "Да" почти превратилось в человеческое "Нет".
       Чем является человеческая экзистенциальная личность: некоей частицей Божественной энергии, или самостоятельным ядром спиритуального человеческого поля? Наверное, любой ответ здесь будет приемлем. Главное, что речь идет о самостоятельной, собственной личности человека, а не о вселившейся в голема ангелической сущности, которого мы называем двойником. В этом главное отличие Адама и адамитов от живущих до них кроманьонских племен, у которых была именно другая, так сказать, модель человека, и соответствующая ей своя собственная история. К этой модели человека и человеческого общества (кроманьонцам) можно отнести следующее высказывание: "Круговращение постоянного, ограниченного количества душ, их спуск в наш мир и одевание в новые тела дает нам новые поколения людей. Поэтому относительно душ все поколения от первого до последнего можно считать как одно поколение, жизнь которого несколько тысяч лет от рождения человечества до его смерти. И не важно, сколько переодеваний в тела проходит каждая душа" (Михаель Лайтман. Кабала. Новосибирск. 1984. Стр. 32-33). Здесь мы вошли в область споров, тянущихся уже многие сотни лет. И споры, как раз об этом: какая модель человека соответствует действительности: реиркарнирующая или нет? Ориген считал, что дух человека предсуществует телу, Ириней Лионский утверждал обратное. Каково наше, авторское мнение по сему вопросу? Если мыслить о том, какая модель соответствует замыслу Бога о человеке в смысле богоподобия и в перспективе вечности, то мы на стороне Иринея Лионского. Но как исследователи реальной истории человечества, признаем действительность сосуществования обоих вариантов. Оригеновский (или лайтмановский - по Михаэлю Лайтману) вариант, наверное, можно назвать в хорошем смысле одержимостью, но, чтобы предупредить негодование несогласных с этим читателей, здесь мы сразу хотим уточнить. Это слово (одержимость) мы используем просто как подходящий термин. Имеется в виду в хорошем смысле, естественная одержимость, имеющая место сотни тысяч лет. Одержимость ангелом-двойником, о характере которого каждый может узнать, прочитав свой гороскоп. Привычно (особенно в христианстве) считается, что одержимость бесом или демоном обязательно сопровождается умственной слабостью, психической ненормальностью, алогичными поступками и несуразными словами. Но в этом случае действительно, наверное, имеет место не естественная одержимость своим двойником, а противоестественная одержимость именно чуждым, посторонним существом, т.е. бесом.
       В общем, сосуществование двух разных мнений о модели человека, да и сама очевидная и повседневная реальность вынуждает нас сделать допущение того, что существует нормальная и естественная одержимость ангелом-двойником. Мало того, двойник может быть очень культурным, интеллигентным, интеллектуальным, утонченным, любезным, обходительным, добрым и (самое, наверное, для кого-то спорное) святым. И приходится согласиться с тем, что кем себя человек ощущает, то он и есть. Или кем он стремится быть, тем и становится. И поскольку никто и не скрывает - кем он себя осознает, то совсем и необязательно быть слишком наблюдательным или проницательным, чтобы представителей каждого из двух вышеназванных вариантов увидеть среди наших с вами современников. Просто, в контексте нашего исследования, оригеновский (или лайтмановский) вариант модели человека, как в хорошем смысле нормальную, естественную одержимость, имеющую место сотни тысяч лет, можно назвать старой моделью человека.
       Адам был первым человеком новой модели. Это модель отличается от старой духовно, экзистенциально, спиритуально. Во всем остальном, т.е. в логичности или телесности, разницы особой нет. Давайте сравним и, для начала, рассмотрим каждую модель более внимательно. Начнем со старой, причем особое внимание уделим духовности и экзистенциальности. У многих, например, представителей разных экзотических братств, закрытых орденов и тайных обществ (а таковых сейчас великое множество) есть нечто общее, их объединяющее, иногда, например, идея, что они - наследники древних аристократических родов, или что они - перевоплотившиеся путем реиркарнации, древние владыки, короли или боги. Эти и подобные идеи есть главнейший признак и отличие романтики и спиритуализма двойников от человеческой романтики адамитского типа. Эти две романтики похожи своей воздушностью (спиритуальностью), но вместе с тем противоположны в главном. И, что очень важно, двойниково-кроманьонская романтика часто заимствовала и пользовалась не своей символикой. Поэтому порой не просто разобраться в том, где чье на самом деле наследие и чьи на самом деле традиции. Но мы попробуем.
       И, для начала, первый вопрос: каковы могли быть роль и задача ангелов-двойников для кроманьонцев? Наверное, первое - это размножение, второе - выживание, и третье (самое главное) - это эволюция, в том числе спиритуальная, т.е. импульс к развитию идеала вида через развитие и воспитание красивых чувств, высших психических способностей: интеллекта и мистической интуиции. Второй вопрос: в чем цель эволюции? Для самих ангелов-двойников, разумеется, цель эволюции - постепенное уподобление человека ангелу. Так они всё и понимали до сотворения Адама. Но появление независимого, самостоятельного экзистенциально-личностного человека все изменило, расставило всё по другим местам. Теперь, когда мы заговорили о новой модели человека, мы сами можем всмотреться в ситуацию. Экзистенциально ипостазированный человек, может быть не сразу, но, в конце концов, внутренним взором видит, духовно чувствует своего двойника, и, конечно, остается им недоволен. Двойник чаще всего навязывает свои привычно древние животные похоти, свою эстетику, т.к. практически это его единственный способ подпитаться человеческой энергией - быть для своего хозяина генератором вожделений. И теперь, если человек становится хозяином, и себе и своему двойнику, шкодливому, похотливому, с блудными и агрессивными привычками (и это не в самом худшем случае), что с ним делать? Попробовать расстаться навсегда? Или попытаться переделать его? Перевоспитать эстетический вкус? Если вообще это возможно, то лучше всего, наверное, это удается в большой компании, например в монастыре, т.к. двойник очень подвержен культуре стыда (Маслоу). Но собрать и создать нужную для этих целей компанию - задача сама по себе не из легких. Даже в монастырях немного людей, искренне интересующихся эстетикой нравственного идеала. Обычно там царит не эстетическая, а запретительная мораль, только более строгая, чем в миру. А в обыкновенном социуме в подавляющем большинстве людям безнадёжно нравится только эстетика секса и агрессии. А нечто трогательное, умилительное или священно возвышенное не всегда трогает их за сердце и хватает за душу. Т.к. здесь нужны собственные и многолетние усилия по сознательному воспитанию эстетического вкуса и духовного зрения.
       Но бывают двойники, которые тоньше и умней. Эти украшаются поэтичными титулами, называют себя, например, неразрушимой монадой, божественной искрой, настоящим человеком, истинным "Я", лучом единого солнца и т.д. Адама они представляют, по сути, ангелом, еще не вселившимся в плотское тело. Называют его Адам-Кадмон, Антропос, Абраксас и прочее, имея в виду некоего "небесного человека", который за грехопадение был "одет в кожаные ризы плоти". Все это может быть вполне искренним. Здесь надо понимать, что двойников тоже, как и людей, надо различать по кастам. Белая каста жрецов, нынешние сангвиники, разумеется, по другому себя осознают, чем каста военных или хозяйственников. В пользу идеи реинкарнации у них есть много аргументов, но понять эти аргументы могут только сами же сангвиники. Например, состояние дежавю, а также сны о себе, но в какой то другой, прошлой жизни. Или такой факт, что человек, например, берет в руки кисти и краски и сразу же начинает писать шикарные картины, причем без всякого обучения, как будто в какой-то прошлой жизни он уже был художником. Кто в эпоху богословских споров утверждал, что душа предсуществует телу? Египтяне, глава александрийской школы великий Ориген (в Египте царственная даже при фараонах каста жрецов была очень многочисленна). А кто возражал? Ириней Лионский. Лион в те времена был глухой провинцией, и, наверное, флегматику, пусть он и настоящий святой, нечего особенного вспомнить из предшествующей жизни. Но самый главный аргумент сангвиников - эстетический. Сангвиники эстетически переживают свое предсуществование. Вот, например, характерный стих современного автора:
      
       Когда душа вселенной пробудилась, обретя сознанье,
       И, вежды приоткрыв, свою узрела бесконечность,
       Тогда вздохнула, и возникло времени ритмичное дыханье,
       А до того лишь были пустота и вечность.
      
       Ты помнишь, в этот миг мы встретились, два духа, две души?
       Врата гармонии нас браком навсегда венчали
       И в музыку сливались голоса, возникшие в тиши
       И мы впервые вечную любовь познали.
      
       С тех пор мы воплощались вновь и вновь в веках,
       Тоскуя о любимом на земле друг друга находили,
       Знакомой нежностью манили небеса, а в облаках
       Знакомые лучи нам о судьбе знакомой говорили.
      
       Сказала я в прошедших жизнях уже сказанное слово,
       Что буду вечно ждать тебя, всю жизнь, не стану я прощаться,
       И пусть ты сразу не узнал меня, но вспомнил снова
       Знакомые слова, чтобы наитьям вместе удивляться.
      
       Или вот еще, посвященное Рабиндранату Тагору:
      
       Ветер ли старое имя развеял
       И сколько имен мне пришлось относить?
       Где мои лица и судьбы... и где я
       Сроки взяла, чтобы все их прожить?
      
       А жить в этом мире душе все труднее,
       Узнать невозможно родные края.
       Медлить стараюсь, а век все плотнее,
       В точку летит круговерть бытия...
      
       В полночь забвенья на поздней окраине жизни моей
       Разве смогу посмотреть без отчаянья?
      
       Несомненно за этими стихами стоит и подлинное восприятие и соответствующий опыт. А красиво-то как! И глубоко и величественно. Возразить тут что-либо трудно, если имеется в виду старая модель человека, поэтому спорить с этим и бесполезно, надо просто понимать, что эти люди бесконечно далеки от проблем настоящего Адама, т.е. не ангела, а человека. Целостный самоличностный человек может нормально существовать только вместе с себе подобными. А нравственное совершенство - единственно возможное условие для этой нормальности сосуществования. Для этого Адам и был сотворен. Ведь экзистенциальная любовь, существование которой возможно при высших нравственных отношениях, является не только непременным условием возникновения человеческой личности, но и условием дальнейшего нормального человеческого существования. Здесь, для устранения возможных недоразумений, надо уточнить, что под нормальностью сейчас мы имеем в виду не нормы, принятые в современном обществе, а некий первоначальный божественный замысел о человеке и человеческих отношениях. И вот это нормальное сосуществование возможно только в абсолютно доверительной близости, а это невозможно без идеала нравственности. Ведь в противном случае один человек для другого будет непредсказуемо опасен. Христос (вспомним Его беседу с Никодимом) именно это и предлагал: духовное рождение и нравственное совершенство. Суть греха настоящего Адама, и трагичность этого греха в том, что сосуществование людей потеряло возможность быть нормальным и естественным, т.е. в экзистенциальной любви. Оно стало противоестественным, т.е. в экзистенциальном недоверии и отчуждении. А это экзистенциальное одиночество. Поэтому Адам стал несчастен, смертен, но еще остался долгожителем. А уже полная утрата самоличностного человеческого существования сократила жизнь потомков Адама до срока 80-120 лет, нормального, кстати, для кроманьонцев.
       Стоп, стоп, стоп... Что же мы утверждаем? Что самостоятельная экзистенциальная личностность в истории и в обществе может быть утрачена? Христос в беседе с Никодимом настойчиво обращал внимание этого высокопоставленного израильского пастыря и мудреца на второе, духовное рождение. Видимо, эта проблема была вполне актуальна даже для самой макушки иудейской элиты. Это и есть ответ. Акт вочеловечивания, который через экзистенциальную любовь от родителей к детям из поколения в поколение передавал эстафету духовного существования, все-таки может быть утерян. И действительно был утерян, раз Христос снова ставит эту задачу. Здесь мы должны сделать капитальнейший вывод. А именно: адамитская, т.е. неинкарнируемая, самоличностная человечность не передается просто как родовая, например, генная наследственность. Точно так же как и самосознание, речь и другие культурные качества кроманьонского человека тоже не передаются по наследству если человек не общается с рождения с себе подобными. Как мы уже писали, человек выросший в лесу с дикими животными остается животным. И это значит, что даже принадлежность к роду Адама, Авраама и других патриархов не гарантирует наличие истинно человеческой экзистенциальной личности. Аврааму было обещано бесчисленное потомство, и евреи были убеждены в своем превосходстве, только потому, что они - семя авраамово. Но человеческая личность появляется только в экзистенциальных отношениях, и личностное существование передается в экзистенциальной любви, а не через аристократично-родовую или сакральную кровно-династическую наследственность. Без нравственного совершенства и экзистенциальной любви экзистенциальная человечность не передается и в какой-то момент утрачивается. Интересно в связи с этим, что в средневековой европейской литературе о Граале потеря чаши интерпретировалась как утрата райского состояния, потеря внутреннего сакрального центра. Грааль надо понимать как истинную человечность, вот почему так важно знать истину. "Истина сделает вас свободными" (Ин. 8:32) - это действительно так.
       Сегодняшняя цивилизация, включая все национальные культуры - это по преимуществу продолжение и результат деятельности старой модели человека. Из чего мы делаем такой вывод? Или по каким признакам можно об этом судить? Прежде всего, потому, что сегодняшний человек, прямо скажем, не долгожитель, как, например, Адам или его ближайшие потомки. Второе: эмоции, желания, хотения сегодняшнего человека возникают не по его воле или решению. Он в лучшем случае может только отслеживать их появление и развитие, но не властен управлять ими. Как можно при такой ситуации ставить себе в задачу нравственное совершенство? Это немыслимо, если душа не подчиняется сама себе, а находится во власти ангела-двойника, т.е. все-таки посторонней личности и с посторонними, иногда даже противоположными интересами. Сангвиники, конечно, больше могли бы как-то себя контролировать, но их на земле абсолютное меньшинство. Тут надо уточнить состав населения по темпераментам. Флегматиков в любой стране - большинство (70-80%). Остальные - холерики. И чем южнее страна тем больший процент флегматиков по отношению к холерикам. Сангвиники встречаются один на десятки тысяч и как демографический фактор их можно не учитывать. Таким образом, для огромного большинства населения в любой стране нормальное существование заключается в обывательском и потребительском мещанстве (при любой амплитуде достатка: от нуля до миллиардов), которое ненавидели и над которым смеялись практически все классики литературы. Мораль этого типа существования умещается в десять заповедей Моисея, а культура - в рамки теле-шоу (величественно-грустных стихов о своих прошлых существованиях они не пишут). Это общество может при строгих правителях быть благопристойным и благовоспитанным, но при демократической вседозволенности нравы и вкусы падают до грязи и примитивизма, и приходится отчасти согласиться с тем, что о них сказал инквизитор у Достоевского: не могущие быть свободными, потому что порочны и бунтовщики. Христос о них сказал: "О, род неверный и развращенный! Доколе буду с вами? Доколе буду терпеть вас?" Православная монархия, наверное, лучшее, что для них можно придумать, даже Пушкин признал, в конце концов, ценность самодержавия, правда, не без горечи и сарказма:
      
       "Свободы сеятель пустынный,
       Я вышел рано до звезды,
       Рукою чистой и безвинной
       В порабощенные бразды
       Бросал живительное семя,
       Но лишь потратил зря я время
       Благие мысли и труды.
       Паситесь мирные народы,
       Вас не разбудит чести клич.
       К чему стадам дары свободы?
       Их должно резать или стричь".
      
       Наверное, после наших рассуждений о двух моделях человека, с явным предпочтением адамитской, у читателей может возникнуть подозрение, что автор, заинтересованный в неравенстве, проповедует некий религиозно-философский шовинизм. Поэтому, чтобы раз и навсегда очиститься от таких несправедливых обвинений, сразу открываем всем желающим рецепт, как стать человеком в адамитском смысле. Достаточно человеку всего лишь только заинтересоваться, а еще лучше увлечься идеей нравственного совершенства, как он сразу же и непременно станет объектом Божественного внимания, того самого внимания, которое сделало Адама богоподобным человеком. Это внимание есть Божественная экзистенциальная любовь, которая и есть та самая структурирующая сила, созидающая богоподобную личность. Мы твёрдо и гарантированно, исходя из собственного опыта, можем обещать, что экзистенциально ипостазированная человечность достигается даже при еще только попытках романтического созерцания идеи нравственного совершенства. Это сопровождается многими интересными явлениями и впечатлениями, которые обычно верующие называют религиозным опытом, и тут самые достоверные чудеса происходят внутри человека, а не снаружи, когда он получает от Бога и открывает потом в себе новые, необычные способности и возможности. Мудрость и проницательность, переходящие в прозорливость, пророчество, как способность проникаться замыслами Творца... Пророчество это созерцание времени, ведь время воздушно. Истинное пророчество чуждо тщеславия и любопытства, оно бескорыстно. Осмысление прошлого - это тоже пророчество, так как здесь - прорыв из одного времени в другое, неважно, в прошлое или в будущее. Цель пророчества не в том, чтобы приспособиться и приготовиться, а в том, чтобы эстетически пережить глубину и красоту божественного промысла. Правда, тогда надо быть готовым к тому, что возникнет проблема одиночества среди толпы людей, равнодушных к вашим новым интересам.
       Гениальный моралист Лев Толстой увлекся нравственным идеалом и евангельскими заповедями. В итоге разорвал со всем миром, оставшись непонятым и отлученным. Его знаменитый принцип простоты, добра и правды, которым он тестировал даже монахов Оптиной пустыни, создали ему столько врагов, что уже стало "правилом хорошего тона" за что-нибудь "пнуть" горемычного писателя, прозванного совестью русского народа. Например, под простотой в его знаменитой триаде понимают необразованность, неразвитость. В то время как сам Толстой понимал это на самом высоком экзистенциальном уровне: как точное соответствие между имиджем и настоящей подлинной личностью. Или, другими словами, соответствие между социальной ролью и самим человеком, который эту роль играет. Только человек адамитского типа заинтересован в таком соответствии. А несоответствие этих вещей, т.е. лицемерие, и Христос обличал, как самый тяжкий и непростительный грех. Имидж, социальная роль - это маска. Кому интересно общаться с маской? Только такой же маске. Даже если человек "честно" отыграл в своей жизни всего лишь только одну роль, одну маску, притом даже пусть самую положительную, например, пастырскую... Что на это сказать? Он просто слабый или сильный актер, не более того. Но не это важно. Важно: существует ли он на самом деле? И кто он на самом деле? Почему Толстой разочаровался в Православной церкви? Может, потому, что она сплошь - театр, и все в ней актеры? И сами православные это прекрасно видят и знают (кроме новичков-неофитов, разумеется). Православные, по этому поводу, очень снисходительные люди (по принципу: живи сам, давай жить другим), но Толстому, не разделявшему такую позицию, это было не интересно и не достаточно. Толстой приглядывался, изучал, и, наконец, решил год добросовестно посещать все службы, и другие церковные мероприятия, чтобы, наконец, понять - есть ли во всем этом хоть крупица чего-то подлинного и настоящего. Нам на то же самое потребовалось в двадцать раз больше времени, но результат оказался тот же самый.
       Моменты зарождения и возникновения человеческой личности есть то главное, что изображает Толстой в самых ключевых моментах своих книг. Например, в созерцании "высокого бесконечного неба" на поле Аустерлица приходит к князю Андрею сознание истинных ценностей, и происходит переоценка ценностей ложных: "ему так ничтожны казались в эту минуту все интересы, занимавшие Наполеона, так мелочен казался ему сам герой его, с этим мелким тщеславием и радостью победы, в сравнении с тем высоким, справедливым и добрым небом, которое он видел и понял, - что он не мог отвечать ему". Небо открыло в князе Андрее восприятие вечности и пробудило мысль о ничтожестве индивидуалистического существования, о тщете стремлений души, не связанной с Богом. Не только природа помогает ему постичь вневременную истину, далекую от ложных, суетных человеческих стремлений, но и, возможно, под бездонно глубоким небом (бесконечность!) Андрей оказался объектом того самого Божественного внимания. По описанию Толстым этого момента можно судить о внутренней жизни самого Толстого.
       Но, спросит читатель, какой смысл мне интересоваться нравственным совершенством, даже ради зарождения и возникновения моей экзистенциальной личности, если это нравственное совершенство все равно будет не достижимо? Что ж, с этим не очень-то поспоришь, глядя на окружающую реальность... Ладно, пока в рамках этой реальности (мы ведь тоже реалисты) согласимся с тем, что абсолютное нравственное совершенство - это идея чисто умозрительная, в реальной жизни не достижимая и не существующая. Мы и не берем на себя обязанность вот так - бац, и сразу стать совершенными, и, конечно же, не призываем к этому других. Но просто рассмотреть эту идею через призму философии разве не интересно? Абсолютное нравственное совершенство, или, говоря философским языком, моральный абсолют, к которому призывал Христос, и при достижении которого Он обещал духовное блаженство и телесное бессмертие, и действительно недостижим, но недостижим только при помощи запретительной морали. Однако совсем по-другому все может быть, если мораль воспринимать эстетически. Ведь если прекрасное, например красивый поступок, вызывает в душе эстетическое наслаждение, то, наоборот, безобразное, например подлый поступок, вызывает в душе точно такое же эстетическое, но уже страдание. Разве этот феномен не вселяет надежду? Сейчас, наверное, настал момент, для того, чтобы как-то сформулировать отличительные признаки каждого типа морали, о которых мы говорим и будем говорить в дальнейшем, особенно, для читателя, не погружавшегося в дебри теоретической этики. Итак, есть три типа, или, лучше сказать, три уровня морали. Первый уровень - это насильственная мораль, направленная против преступников. Инструменты этой морали - устрашение, кандалы и виселица. Второй уровень - это запретительная, т.е. официальная мораль, принятая в обществе. Она обличает и осуждает пороки человека или общества, ненаказуемые насильственной моралью. И, наконец, третий уровень - это эстетическая мораль. Эта мораль совершенно на добровольной основе только приглашает, только предлагает нечто идеальное, эстетику благородства, идеал дружбы и любви. И если для запретительной морали, направленной на других, нужны проповедники и пророки, а так же чудеса, подтверждающие богоугодность их проповеди, то для эстетической морали, направленной на себя, нужен только образец, т.е. реальные человеческие отношения, подтверждающие саму возможность морального идеала.
       Давайте продолжим размышление о новой модели человека в свете идеи морального идеала. Представим себе ситуацию, когда экзистенциальная личность уже существует, как это было с Адамом, а некий окончательный выбор между добром и злом еще не совершён. В этой ситуации возникает вопрос: гарантирует ли экзистенциальная человечность адамитского типа сам выбор добра и в перспективе достижение морального идеала? Как видим на примере Адама, к сожалению, нет, просто существования экзистенциальной личности не достаточно. Более того, с той минуты как Адам совершил, так называемый, первородный грех, экзистенциальная суть которого в недоверии к Богу, многое изменилось. Эти изменения, кроме душевного состояния самого Адама, касались и задачи распространения адамитского типа личности дальше среди кроманьонцев. Можно предположить, что Адам, призванный через доверительное общение и братскую любовь экзистенциально вочеловечивать окрестные племена, в результате своего грехопадения уже не мог делать это по первоначальному божественному замыслу. Возникновение собственной экзистенциальности, собственного спиритуального центра, возможно не просто в длительном культурном общении с другой уже существующей личностью, но именно в близком и экзистенциально-доверительном общении. Однако, имея в себе недоверие (т.е. состояние противоположное этой любви) и боязнь другой личности (потому, что она точно так же способна на отчуждение и враждебность), что Адам мог сделать? Может, и мог что-то, но только при условии своей безопасности, которая возможна при условии надежной власти, а значит превосходства, и это предполагало использование традиционного в те времена культа отца, опору на отцовский авторитет. Библейское учение о физическом происхождении всех людей от Адама невозможно согласовать с современной генетикой, научной археологией и антропологией. Но отцовство, понятое не буквально, а символически, позволяет предположить нечто другое. "И стал Адам отцом всех живущих" - это, наверное, надо понимать так, что вочеловечивать в общении Адам мог, например, только маленьких кроманьонских детей, которые, подрастая под его любящим вниманием, воспринимали его, как дети отца. Т.е. Адам становился им как бы приемным отцом. Родных же отцов этих детей Адам не мог экзистенциально полюбить, т.к. не способен уже был на братские отношения, которые были бы возможны только до первородного греха.
       Некоторые исследователи, пишущие на эту тему, считают, что акт вочеловечивания кроманьонцев Адам и потом адамиты совершали путем таинства с соответствующим обрядом. Мол достаточно совершить символические жесты или действия, и Бог Сам чудом совершит преображение человека. Здесь сказывается обрядоверие и другие социально-психологические стереотипы современных христианских церквей. Но, как вытекает из реальной церковной действительности, и обряд, и таинство здесь совершенно бессильны, если нет тех специфических человеческих отношений, при которых возникает специфическое качество внимания, которое мы определили как экзистенциальную любовь. Сложные системы обрядов в любых религиозных сообществах начинают стремительно накапливаться именно тогда, когда стремительно накапливается отчуждение , недоверие и невозможность даже на малое время возникнуть экзистенциальной любви. Впрочем, надо признать, что частично эти исследователи правы. Т.е. обряднические практики, наверное, и действительно имели место. Адам, и особенно его потомки, действительно совершали обряд. Сначала это была уступка сознанию кроманьонского человека, т.к. тогда уже десятки тысячелетий существовало белое жречество с его обрядами и таинствами. Ведь Адам оказался первым экзистенциальным человеком во времена вполне развитой культуры преадамитского человечества. А кроме того, надо было как-то себя вести и с отцами, которые отдавали своих детей на воспитание. Взрослые кроманьонцы тоже, наверное, хотели принять участие в новом хорошем деле, и видимо такой обряд над ними сопровождался с их стороны клятвой в сыновней верности и покорности. Сначала это были компромиссы и уступки языческому обрядоверию, подобно тем, когда христианские церкви строят свои храмы на месте языческих капищ, или совмещают по времени христианские праздники с древнеязыческими. В таких компромиссах происходит взаимное влияние, и тогда христианство становится немножко языческим, например, обрядническим, а язычество - христианизированным, например, приписывает себе нравственные идеалы, взятые из Евангелия. То же было и с практиками вочеловечивания.
       Живя в окружении охотничьих и раннеземледельческих племен, Адам и его потомки должны были через общение с этими людьми и их духовное воспитание пробуждать к жизни в каждом из них новый тип человека. И с каждым из них иметь потом глубокие братские отношения на основе свободы и равенства. Если бы Адам в первородном грехе экзистенциально не расстался бы с Богом, он включал бы в свое общение с Ним новых и новых друзей, передавая им свою собственную экзистенциальность. И был бы один Отец (Бог) и множество Его сынов. Но получилось не совсем так. Путем особой жреческой инициации адамиты делали окружающие племена своими приемными детьми. Отцом стал Адам. А после него "отцами" становились адамиты, с неизбежными подсознательными кастрационными импульсами со стороны "отцов" и эдиповыми комплексами со стороны "сынов". Ведь когда пользуешься авторитетом отцовства, приходится терпеть и то, о чем писал Фрейд. Понятия "духовный сын", или "духовный отец" при Адаме еще, наверное, не были, так сказать, в ходу, поэтому Адам остался в исторической памяти как просто отец всех живущих, не уточняя, что приемный отец. Кстати, здесь пора бы прикинуть, к какой касте принадлежал и сам Адам по физическому рождению. Ведь не исключено, что взятое им на вооружение символическое отцовство уже было. Причем было давно, с самых первых времен власти старцев, а потом жреческой касты.
       В дальнейшем возник и упрочился институт уже чисто поповского, по сути, превосходства и поповской власти. Господствующее священноначалие, священническая знать теперь требовала покорности и работы в виде жреческой десятины. В мифологии, например, народов Кавказа очень силен культ рождающего отцовского начала (в отличие от обычного в язычестве материнского), который особенно ярко выявлен в наименовании некоего племени могущественных людей, как бы полубогов. В нартском эпосе они назывались - "Аеырги". В более поздней мифологии Аеырги - это уже божества, среди которых в частности Ажвейпш. Авторитет этих богочеловеков среди окружающих племен был, наверное, огромен, преданность им тоже. Ведь бывшие кроманьонцы долгое время могли быть преданными слугами.
       Что же потом? Адамиты размножились, и следы их деятельности начинают прослеживаться уже в европейской истории. Задолго до завоевателей кельтов, и даже до лигурийцев, первыми известными властителями Европы были иберы, имя которых сохранилось в самом названии земли: "Европа", "Иберийский полуостров". Поскольку этот народ появился намного раньше патриарха Евера, и, значит, не в честь Евера названа Европа, а в честь иберов. И приходится предположить, что они были не семиты, а выходцы из более древних родов, возможно, кавказских, потомками которых, наверное, являются, в том числе и баски (гасконцы). Что касается расенов, то у них есть много общего с этрусками, которые жили сначала в Малой Азии, а потом переселились на Апеннины. Думаем это тогдашние арийцы, которые имели возможность наблюдать и подражать иберам, но об этом особый разговор (в главе о кельтских котлах). Интересно, что те древнеевропейские иберы были властители не благодаря завоеванию, а благодаря культурному и религиозному влиянию. Видимо их и надо отождествить с потомками адамитов-аеыргов, новых проповедников монотеизма, т.к. вочеловечивание кроманьонских племен происходило одновременно с проповедью монотеизма.
       В дальнейшем арийские завоеватели из Скандинавии кельты, оттеснивши иберов, сами подверглись с их стороны такому мощному культурному влиянию, что стали называть себя кельтиберами. Но это потом. А сначала на иберов, как потом на римлян, кельты произвели впечатление одержимых. Они, и действительно, были крайне непостоянны и необязательны, но самоотверженно, до полного самозабвения преданы своим вождям. В дальнейшем, уже в наше время, эта арийская черта проявится в преданности Сталину и Гитлеру. По отзывам римских историков "никогда нельзя было предугадать заранее, чего ожидать от этих безумных кельтов. То они впадали в прострацию, то вдруг поражали своим красноречием. Подчас производили впечатление глупых людей, а затем изобретали диковинные военные хитрости".
       Проповедь монотеизма с самого начала встретила пассивное сопротивление со стороны волхвов, жрецов теперь уже языческих религий, а так же сильнейшее и сознательное противодействие сынов Каина и Ханаана. Каин, скорее всего, вообще не мог вочеловечивать, ведь здесь необходимы внимание, общение и любовь. Ему, а потом и его потомкам и не хотелось никого вочеловечивать, но только порабощать, они и стали своего рода рабовладельцами, относясь к своим подопечным как к рабочему скоту. Как это происходило, и как кроманьонец мог воспринимать экзистенциального человека? Только как высшее существо, кроме того, здесь надо учитывать механизм суггестии, почти гипноза, мощно проявляющийся при контакте человека с животным. Животные, например, собаки, хоть и не могут знать человеческого языка, однако все сказанное понимают. Это происходит за счет суггестии. Находясь под этим же гипнотическим воздействием человека лошади, например, верно служат человеку, даже жертвуя жизнью. Известно, что всадник может загнать лошадь насмерть, т.е. при необходимости она будет бежать, пока не умрет. В описаниях путешествий девятнадцатого века можно встретить интересные примеры того, как африканские аборигены, не раздумывая, жертвовали жизнью, защищая от хищных животных пришлого европейца, которого они воспринимали как белокожее божество.
       Наказание, которое Всевышний наложил на Адама ("тернии и волчцы") усугубляется в отношении Каина: "когда ты будешь возделывать землю, она не станет более давать силы своей для тебя. Ты будешь изгнанником и скитальцем на земле". В Септуагинте сказано сильнее: "стенающим и дрожащим ты будешь" (Быт. 4. 10-12). Каин стал очень слабым и беззащитным, и его дети были тоже слабы и невелики ростом. Видимо карлики-гномы, или темные эльфы, о которых мы знаем из эддической поэзии - это и были потомки Каина. Как каиниты воспринимали других людей и что чувствовали при этом? Наверное, ничего хорошего. По знаменитому выражению Ж. П. Сартра: "ад - это другие". Город, этот искусственный и рукотворный рай построил Каин в земле Нод. Зачем? По сути, это было крепостью, защищающей от чужих людей и хищных животных. Замок, крепость, цитадель... с тех пор это стало первой необходимостью, а заодно и символом господства высших каст (аристократов) над низшими (плебсом). А богозданный, естественный рай стал легендой о прошлом и мечтой о будущем.
       Однако, нет оснований полагать, что каиниты отказались от свойственной всем потомкам Адама жреческой функции, которая приобрела у них характер колдовства и магии. В этом они уподобились белой касте волхвов, потеряв, разумеется, со временем и свою собственную богоподобную личностность. Это предположение об утрате экзистенциальности подтверждается тем, что гномы во всех сказках считались существами второго сорта по сравнению с утонченными эльфами. Еще в этой связи обращает на себя внимание имя потомка Каина - "Ламех". Его переводят как "сильный, свирепый", или как "подобный волку". Если произносить "Ламех" как "Аламех", то второй перевод уже более правдоподобен, ведь слово "ала" на многих языках означает волк, собака. Кроме того, Ламех имел двух жен. Как мы знаем, многоженство это возврат к древней традиции белой касты.
       Каиниты опасливо и враждебно относились только к кроманьонцам мужчинам, но не трудно догадаться, что с женщинами было по-другому. Когда мужчины из каинова потомства стали совокупляться с дочерями кроманьонцев, от этого смешения, видимо, не без магических практик, рождались необычные существа - великаны, о которых повествует Св. Писание и сказочные предания. Великаны, гоблины, орки, тролли. Эти существа имели, скорее всего, не просто не адамитскую, но даже и не кроманьонскую душу. Видимо здесь имела место одержимость особой расой демонов. Враждебность их человеческому роду доходила до людоедства. Об этой их особенности недвусмысленно рассказывают многие сказки европейских народов. Русская баба-яга, видимо, из похожего племени великанов-людоедов. Богатыри-нарты кавказского эпоса тоже сражались с великанами. Мы обещали, когда рассуждали о рептилоидах, поговорить о древней "евгенике" и селекции. Вот сейчас самое время. Не трудно догадаться и предположить, что у карликов каинитов были страсть и интерес к телесной величине, к гигантизму. А вот что пишет святитель Дмитрий Ростовский: "Когда сыны Божии пренебрегли заповедью Божией, и отвергли, бывшее среди их племени, законное и благословенное супружество, тогда они начали беззаконствовать в прелюбодеянии... И скоро Бог показал на них знамение Своего прогневания, ибо не благословил их ложа беззаконного... Но попустил в обнаружение Своего гнева, чтобы происходил от них необычный род. Родившиеся у них дети были некие страшилища некрасивые по виду. И когда они достигали возраста мужа, то делались не подобными по возрасту обыкновенным людям, но превосходили эту меру возраста, уподобляясь как бы неким деревьям дубравным... Исполины питались человеческим мясом". Жуткие исполины погибли в водах потопа: "Не вечно Духу Моему быть пренебрегаемым человеками сими, потому что они плоть" (Быт. 6.3). "Плоть" - это и означает, что они были животными, биологически тождественными человеку, и управляемыми вселившимися демонами, рептилоидами и каинитскими магами.
       Идеология, например, фашизма имеет очень древние корни, восходящие к тем самым настроениям, которые обнаружились у каинового потомства. В записях Раушнинга сохранились характерные высказывания Гитлера: "Я пользуюсь идеей нации по соображениям текущего момента. Но я знаю временную ценность этой идеи. Придет день, когда даже у нас в Германии, мало останется от того, что мы называем национализмом. Над всем миром встанет всеобщее содружество хозяев и господ... Не устранять неравенство между людьми, но усугублять его, поставив непроницаемые барьеры. Какой вид примет будущий социальный строй, я вам скажу камрад. Будет класс господ и толпа разных членов партии, размещенных строго иерархически. Под ними - анонимная масса, низшие навсегда. Еще ниже - класс побежденных иностранцев, современные рабы. Над всем этим станет новая аристократия, о которой я не могу вам говорить. Эти планы не должны быть известны рядовым членам партии..." (Ж. Бержье, Л. Повель. Утро магов. М. 1991). В третьем рейхе действительно усиленно формировали кастовое общество и подчеркивали это на парадах. Над германским народом возвышалась партия, над ней стоял орден СС и внутри его существовал внутренний круг посвященных - "Аненэрбе". Гитлер рассуждал о необходимости новой аристократии: "Идеал всеобщего образования давно устарел. Только когда знание снова приобретет характер тайного учения и перестанет быть общедоступным, оно вновь получит ту функцию, которую оно должно нести, то есть станет средством господства над людьми и природой".
       Немецкие фашисты, по многим их высказываниям, сами же ощущали, что их корни из древности, например из Атлантиды. Возможно это и действительно так. Местом собрания высших посвященных СС был старинный замок Вевельсбург. Он мыслился как центр многонациональной империи СС. Интересно, что в Вевельсбурге, подражая рыцарям короля Артура, за круглым столом собирались тринадцать высших посвященных черного ордена. В этом замке даже был подготовлен постамент для чаши Грааля. Однако он так и остался пустым.
       А вот цитата современного идеолога, видимо, похожей традиции: "Все люди... делятся на две категории: на Человекобогов, Божественных Субъектов, Сверхлюдей (элита, духовная аристократия, высшие люди) и на бессубъектных человеко-животных (плебс, низшие люди, недочеловеки). Отсюда кастовая, расовая, интеллектуальная дифференциация..." (А. Дугин. Консервативная революция. М. 1994, стр. 89).
       То же разделение людей сохранилось в некоторых фрагментах еврейского устного и письменного предания. И кроме легенды о големе, здесь есть и другие примеры. Меньшиков в статье "Тайны Талмуда" пишет, что еврейка, вышедшая замуж за гоя, но принявшая потом еврейство вторично, не будет считаться виновной в прелюбодеянии, ибо жизнь ее до принятия еврейства вторично, уподобляется "сожительству с животным" (имеется в виду кроманьонец), которое по еврейскому закону не вменяется в грех женщине (трактат Кетубот. С. 36, толк. Тоссефота). Тот же трактат "Кетубот" (толк. Рааш 1,4) говорит: "семя гоя вне закона, ибо написано: у которой плоть ослиная и похоть как у жеребцов (Иез. 23.20). Сожительство с гоем не ставится ей в грех, потому что соитие с животным не относится к числу преступлений". Как видим, и здесь явно чувствуется наследие того самого предпотопного времени с его представлениями и практиками. Мы привели эти цитаты не для того, чтобы как-то выделить или морально унизить евреев. Просто в таком наглядно письменном виде не у всех народов можно это найти, но не сомневайтесь у других народов, конечно же, это тоже было. Например, в наше демократическое время трудно даже представить себе ту степень сословной разобщенности, какая существовала, например, в Европе средних веков. Современные популярные кинофильмы в этом смысле дают неправильную информацию. Рыцарь в боевых доспехах был для крестьянина почти сверхъестественным существом, на него смотрели как на жителя иного мира, почти как на божество. Никто не смел и подумать стать с ним вровень. Еще, например, четкое различие между големом и человеком, т.е. между потомками адамового рода и представителями окружающих кроманьонских племен, возможно, имеет свой отголосок в одной интересной особенности некоторых кавказских языков, например, в абхазском: наличие особого грамматического класса "разумное - неразумное". Так абхазское "дыйшьит": он его (человека) убил. В то же время "ишьит": он его (что-то неразумное, например, животное) убил. По этому же принципу различаются два суффикса множественного числа: "цэа" - для разумных существ, и "куа" - для неразумных. Когда "куа" применяется для определенной категории людей, то этим хотят выразить пренебрежение, как бы указывая на их второсортность, недостаточную сознательность.
       Зло - это всегда тупик, и у самоличностного человека порождает синдром духовной клаустрофобии. Мрак и ад - это замкнутое пространство без света, т.е. конечность и темнота. А в противоположность этому тупику божественная перспектива добра воспринимается как насыщенная светом бесконечность. Свет здесь надо понимать как энергию. Свет и сам по себе есть электромагнитная энергия, а кроме того, он всегда служил поэтическим символом божественной энергии. А тьма, как поэтический символ, всегда обозначал или отсутствие энергии, или ее недостаточность, порождающую борьбу за нее, т.е. хищничество, энергетический вампиризм и т.д. Мир сей это апофеоз энергетической бедности при культе богатства. Он во тьме, и такой он - миллионы лет. А возраст Грааля - это возраст человеческой тоски по раю, начиная с того мига, когда появился первый ипостасированный человек, и когда он почувствовал в душе отблеск светоносной вечности.
      
      
       Енох
      
       О Енохе, в отличие от почти всех других патриархов (кроме Ноя), сказано, что он "ходил перед Богом". Подобное выражение встречается в Библии не часто, и, если встречается, обозначает высшую степень нравственного направления жизни человека. Данное выражение даже ещё несколько шире. Оно намекает ещё и на особенную, исключительную близость к Богу, вследствие этой нравственно богоугодной жизни.
       Ап. Иуда в своём послании ссылается на пророчество Еноха: "се, грядёт Господь со тьмами святых ангелов Своих - сотворить суд над всеми и обличить всех между ними нечестивых во всех делах, которые произвело их нечестие..." (Иуд. 14-15.). В ветхозаветной Библии, переписыванием которой, как известно, из века в век занималось священство, почему-то не сохранилось это пророчество Еноха, а лишь только краткое упоминание о его праведной жизни. Всё это, и особенно краткость упоминания, несколько странно, по сравнению, например, с довольно подробным жизнеописанием патриарха Ноя, который, как написано, тоже, как и Енох, "ходил перед Богом". И, что ещё примечательно в связи с этим, Енох, так же как и Ной, только задолго до него, пророчествовал о потопе. Но об этом весьма важном пророчестве Еноха мы знаем тоже не из Ветхого Завета, но со слов того же ап. Иуды.
       Тем не менее, в ветхозаветной церкви пророчества Еноха, сохранялись и нашли свой отголосок, а, быть может, и более или менее точное выражение в апокрифической иудейской книге "Книга Еноха". В дальнейшем эта книга, долгое время известная не полностью, а лишь по отрывкам у некоторых христианских церковных писателей (что тоже весьма странно), всё же сохранилась до нашего времени и в эфиопском переводе была в употреблении у абиссинских христиан. Однако никто уже не даст гарантий за точное соответствие этой книги, вернее, того, что, может быть, от неё теперь осталось, с тем, что на самом деле говорил или писал Енох. Откуда у пастырей церкви такая, прямо скажем, подозрительная небрежность по отношению к священной книге? Ведь хранить пророческие книги для них - естественная и безусловная обязанность. Мало того, но по свидельству бл. Иеронима (Catal. cap. 15.), в его время именно вышеприведённое нами цитирование ап. Иудой пророчества Еноха служило для клириков основанием сомнения в каноническом достоинстве самого этого послания ап. Иуды.
       Еще о Енохе, тоже в отличие от других патриархов, говорится, что Бог "взял" его, в более точном переводе - "переселил". Тот же термин употреблен в рассказе о вознесении пророка Илии, и еще у ап. Павла: "Верою Енох переселен так, что не видел смерти. И не стало его, потому что Бог переселил его" (Евр. 11:5). Куда переселил? Самое простое предположение: в тот самый Эдем или рай, откуда был изгнан Адам и Ева. Но для нас не то важно, куда был переселен Енох, а то, зачем, по какой причине он был туда переселен? А причина, видимо, была.
       Иоанн Златоуст пишет: "многие спрашивают, куда переселён Енох, и почему переселён, почему не умер, и не он только, но и Илия, и если они живут, то как живут и в каком состоянии. Но спрашивать об этом совершенно излишне". Это нежелание знать причину переселения Еноха характерно не только для Златоуста, но и вообще для всего священства в целом. Мы же думаем, что предки Адама, о которых мы упоминали под именем "Аеырги", стали, по сути, первыми в истории попами в современном значении этого слова. А Енох, по всему видно, стал первым протестантом, реформатором, а значит и раскольником, за что подвергся гонениям. И начиная с Еноха в истории обозначилась новая духовная традиция. Со временем она стала тайной. Зачем Еноху оказалась нужна тайна? Тайна нужна или слабым и беззащитным, или тем, кто принципиально не агрессивен в нашем агрессивном мире. Наверное, Толстой был интуитивно и по большому счету прав, когда говорил о непротивлении злу насилием, если рассматривать эту проблему глобально и с точки зрения морального абсолюта, но тогда нужна тайна, тайный рай.
       Рай и ад верующие люди обычно воспринимают как некие места. Рай это приятное место, ад - неприятное. Рай - награда, ад - наказание. На наш взгляд, более философский, наверное, по сравнению с общепринятым, важно то, что рай и ад означают еще и некий апартеид, разделяющий добрых и злых людей. И этот апартеид есть, по сути, божественная защита для тех, кто встал на путь достижения морального абсолюта (иначе это было бы самоубийством). Призывая к нравственному совершенству, Христос обещает и защиту в вечности, т.е. рай. Ведь если за идеалами доброты стоит абсолютно всемогущая мистическая реальность, гарантирующая перспективу стабильности и защищенности в вечности, то тогда и сейчас, в настоящее время эти идеалы имеют смысл, не правда ли? А пока на нынешней земле такой защитой служит тайна.
       У многих экзегетов принято считать, что Енох был первым учителем и родоначальником наук, прежде всего, первой науки о человеке - астрологии. В предании Енох также считается создателем основ арифметики, геометрии, астрономии и первого календаря. Имя Енох, обычно связывается с еврейскими "Ханок": учитель, или "Ханука": открытие. Каково же было учительство Еноха? Во-первых и самое главное, это было, разумеется, вочеловечивающее учительство. А если он был безупречен перед Богом, то, учитывая будущие братство и равенство как цель, превосходства не было с самого начала и никогда потом. Ведь, по Божественному закону синергии, возникновение - это еще и самовозникновение, т.е. самосотворение: "ты меня позвал, и я появился, но ты не сотворил, а только позвал, т.е. согласился на мое бытие, потому что не хотел быть в одиночестве, но хотел любить и быть любимым". Сотворение личности может быть только при Божественном участии и поэтому должно быть непременно святым и бескорыстным. Сотворить себе раба - это то, в чем сатана лживо обвинил Бога, соблазняя Еву. Но эта ложь, став реальностью, легла в основу сотворения как восыновления. Сотворение сына-раба сопровождается сублимированной кастрацией, и с этого звена цепочка вочеловечивания в дальнейшем обрывается. Наверное, здесь надо пояснить читателю, что такое сублимированный кастрационный импульс. Нам вовсе не хочется всякий раз, когда можно обойтись самим, отсылать читателя к психологической литературе, в том числе к атеисту Зигмунду Фрейду, Вот суть кастрационного импульса. Если человека сравнить с мужским детородным органом, то творческая способность будет подобна ятрам, в которых вырабатываются сперматозоиды. Человек ради самоутверждения "тычется" к другим людям со своим творчеством. Это "тыканье" есть, так называемое, фаллическое поведение. А нежелание других воспринимать и признавать это творчество, уважать его - это и есть кастрационный импульс. За подсознательной кастрацией следует такой же подсознательный и сублимированный гомосексуализм, т.е. претензия на дружбу, но, не видя, не признавая творческих способностей другого человека, не уважая за них. Но видя и признавая свои творческие способности.
       Енох скорее всего считал, что истинная человеческая экзистенциальность и, соответственно, истинная экзистенциальная экклесиальность обретаются принципиально вне духовного отцовства и сыновства как парадигмы социально-экклессиальных отношений. И даже если эта экзистенциальность изначально была, она утрачивается, не передаваясь далее по цепочке родовой наследственности. Хотя представители этой парадигмы и соответствующей ей церковной традиции могут с пеной у рта доказывать, что они-то друг другу и есть самые что ни на есть истинные братья, но при более глубоком внимании и проникновении в суть их аргументов, выясняется, что у них понятие того же, например, братства, мягко говоря, весьма специфическое. Т.к. за каждым словом у них, как водится, стоит ассоциативный ряд понятий, который надо знать целиком, чтобы понять их заблуждения, ибо как минимум в несколько понятий в этом ряду они вкладывают свой собственный ошибочный или попросту лживый смысл. Такие слова в беседе как Бог, человек, добро, брат, друг, Христос - могут означать настолько неодинаковые для собеседников вещи, что взаимопонимание в беседе будет иллюзией. На самом деле, такие люди чаще всего - не искатели истины (особенно в моральном смысле), а умные и находчивые логические бойцы, готовые отстаивать доктрину свою или своей общности. Эти общности, будь то религиозная, политическая или философская, часто имеют в своей идеологии скрытые дефекты, которые если добросовестно разобрать и показать, то апологет, как и водится у таких логических бойцов, в ответ сыпет новыми аргументами, в которых тоже есть дефекты. Если не полениться вскрывать неправду и в этих новых и новых аргументах, то в какой-то момент этот апологет презрительным тоном (который на самом деле есть блеф и притворство) обрывает разговор, не давая сделать окончательный вывод и подвести итог, который для него не обретение истины, а просто поражение в состязании. Надо ли с такими людьми спорить? Если мышление - это искусство, то мысль - произведение этого искусства. Если, излагая мысль, мыслитель приглашает насладиться истиной, т.к. она прекрасна, то, чтобы наслаждаться истиной, надо быть с ней в резонансе, в любви. Ведь истина и любовь суть одно и то же. Но большинству людей мышление служит не для эстетического наслаждения, а для достижения своих или групповых целей, например, победы в споре, превосходства, оправдания неблаговидных дел и прочее. Логика у них используется для достижения собственной стабильности и оправдания своего благополучия, как правило, не совсем честного.
       Можно полагать, что далеко не сразу, но, тем не менее, в какой-то момент истории религиозно-монотеистическая конфессия адамитов-аеыргов утратила самоличностную человечность и идею нравственного совершенства, как непременное условие передачи и распространения этого типа человечности, а также непременный фактор экзистенциально-экклесиального сосуществования. Она превратилась в закостеневшую в иерархичности и выхолощенную клерикальную систему, использующую историческую память об изначально святом и предание об истинной церковности для утверждения своего социального авторитета. Сама богословская концепция изначального монотеизма при этом, разумеется, исказилась. С таким социальным институтом в лице фарисеев и священства столкнулся Христос, но задолго до Него с этим же имел дело Енох, седьмой от Адама, первый в истории проповедник монотеизма, который вочеловечивая кроманьонцев, не становился для них ни духовным, ни символическим, ни приемным отцом. В этом он похож на Христа, Который тоже никому не отец. И, наверное, из уст Еноха впервые в человеческом мире прозвучали слова об идеале свободы равенства и братства. Или свободы и равенства для братства. Так, наверное, будет более правильно. Иоанн Богослов хотел поклониться Еноху, но услышал: "смотри не делай сего, ибо я сослужитель тебе и братьям твоим пророкам и соблюдающим слова книги сей." (Отк. 19:10. Отк. 22:9). (Ср. "Все же вы братья. И отцом себе не называйте никого на земле: ибо один у вас Отец, Который на небесах" Мф. 23.8). Неизбежно против этого сразу же и навсегда ополчились "отцы" всех мастей, став первыми апологетами, логическими (и не только) бойцами своих порядков и обычаев, которые ведут прочь от экзистенциальной человечности.
       Первые потомки Адама жили долго. Но непревзойденным по долгожительству (969 лет) надо признать сына Еноха Мафусаила. Это весьма интересно, учитывая, что сам Енох в церковном предании считается живым до сих пор. Имя, данное Енохом сыну - Мафусаил, с древнееврейского переводится, как "напрягающий лук" или "посылающий стрелу". На языке символов это значит проникновение через воздух, и, вообще, связанность с воздушной стихией. Кроме того, натянутый лук в рисунке напоминает ромб, рассеченный (стрелой), т.е. на те самые два треугольника. Это еще одно сочетание тех же треугольников, из которых состоит и шестиконечная звезда и символ Грааля (Х). Лук мы видим еще и в руках Иосифа в пророческом благословении Иакова.
       Как было сказано в начале книги, шестиконечная звезда первоначально была символом некоего сообщества мудрецов-звездочетов. Считают, что и те "волхвы-звездочеты", которые пришли поклониться младенцу-Христу, были тоже представители именно того сообщества. И еще у экзегетов принято считать этих царей-звездочетов, пророчески принесших Христу золото, ладан и смирну, наследниками или представителями енохианской школы.
       Библейское предание сохранило описание моментов явления загадочных личностей, один из которых - Мельхиседек: "И Мельхиседек, царь Салимский, вынес хлеб и вино, - он был священник Бога Всевышнего (Эль Элион) - и благословил его и сказал: благословен Авраам от Бога Всевышнего, Владыки неба и земли, и благословен Бог Всевышний, Который предал врагов твоих в руки твои. Авраам дал ему десятую часть из всего" (Быт. 14. 18-20). Комментатор Библии А. П. Лопухин пишет: "можно заключить, что Мельхиседек, был последним представителем того первобытного священства, некоторые намеки на которое мы находим в истории Еноха и Ноя (Быт. 4,26. 9,9). Это было универсальное, мировое священство, служившее религии первобытного откровения, остатки которого, как звезды на темном горизонте, продолжали еще сохраняться среди мрака языческого суеверия и идолопоклонства. Что именно таково было священство Мельхиседека, об этом помимо особо уважительного отношения к нему Авраама, свидетельствует и имя Бога, служителем которого он был, - "Бог Всевышний", или, как стоит в еврейском подлиннике, "Эль Элион". Это имя истинного Бога, встречающееся и в некоторых других местах Св. Писания (Числ. 24,16, Втор. 32,18. Пс. 7,18. 9,2. 21,8. 57,3 и пр.), изображающих Его как высшую мировую силу и верховное господство, простирающееся на всю вселенную" (Толковая Библия Лопухина. Т. 1, Спб., 1904-1907, стр. 98).
       Великий и загадочный священник Салима (будущего Иерусалима) носит семитское имя - Малки-Седек: царь правды. "Без отца, без матери, без родословия, не имеющий ни начала дней, ни конца жизни, уподобляясь Сыну Божию, пребывает священником навсегда" (Евр. 7,3). "Но сей, не происходящий от рода их (Авраамова), получил десятину от Авраама, благословил имевшего обетования. Без всякого же прекословия меньший благословляется большим" (Евр. 7,6). На протяжении тысячелетий не прекращались попытки приоткрыть завесу над тайной личности Мелхиседека. Наиболее убедительной версией пока остается отождествление его с бессмертным Енохом, или с кем-то из его общины.
       Мы вовсе не хотели подробно обличать банальную рабовладельческую психологию Каина и каинитов, хотя, наверное, все-таки это сделали в предыдущей главе. Эту работу уже многократно проделывали другие церковные писатели и историки. На самом же деле, для нас гораздо интересней и сложней поповская психология адамитов-аеыргов. В ней оказались совмещены отчасти истина нового существования, и отчасти реалии древнего типа сознания, раскрытого в работах Фрейда и Юнга. Неравенство было естественно для кроманьонцев, но для нового типа людей оно противоестественно даже в, казалось бы, приемлемой степени. Здесь имеется в виду традиция символического и духовного отцовства. Эта традиция на все времена оказалась наиболее враждебна к традиции Еноха, являясь, по сути, продолжением и одновременно конкурентом белой касты предыдущей неолитической эпохи. Например, белая каста в кельтских народах - это друиды. Неправильно было бы объяснять происхождение слова "друид" от бретонского "дру" - дуб. Титул происходит из более древних языков, родственных этрусскому, и состоит из двух слов "дру" (очень, сверх) и "вид" или "вед" (видеть, ведать), что вместе означает - "сверхвидящий" или "очень знающий". Какова же цель этого всезнания и всевидения? Учение друидов заключено в 23 общих законах. Практически все они сводятся к тому, чтобы заполучить превосходство и удерживать власть. Например, первое правило: знание это власть, чем более знаешь о явлении и человеке, тем проще им управлять. Второе: познай себя, так как, не зная себя и не владея собой, ты не сможешь руководить другими. Другие правила уже магические, например, пятое: найди общие свойства. Многие предметы и явления имеют сходство. Совершая действия с одними, можно вызвать изменения в других. Или шестое: часть содержит в себе целое. Предмет, принадлежащий определенному человеку или похожий на него, содержит в себе часть его души. Воздействуя на этот предмет, можно произвести изменения и в самом том человеке.
       Отношение Еноха к человеку было принципиально другим. Если для друидов человек представлялся чем-то таким, что можно познать, чем можно управлять и властвовать над ним, то Еноху и его церкви интересно в человеке как раз то, что, наоборот, не познаваемо, а лишь эстетически созерцаемо, и не управляемо, а по самой своей сути свободно. Для Еноха желание и стремление к власти над другой личностью есть нечто противоестественное, греховное и недостижимое. Ведь Бог для богоподобной личности предназначил свободу по образу Своей собственной свободы. И потому покушение одного человека на свободу другого есть богопротивление. Личность непостижима, ее существование вне и выше всякого понимания. Если сможешь измерить бесконечность, то поймешь и существование личности. Несвободная личность это абсурд, как, например несвободная свобода, или это можно понимать как некий труп личности, остаточный фантом, притворную маску, в общем, что угодно, но не действительно подлинную, настоящую личность. Это противостояние двух противоположных отношений к человеческой свободе сохранилось до сих пор. Легко понять, что современная астрология и психология преследуют те же цели которые интересовали, например, еще друидов, только в наше коммерческое время к желанию властвовать увесисто прибавилось еще и желание нажиться.
       Критерием истинности учения, а также истинности живого экклесиального общения является бессмертие, или хотя бы долгожительство в масштабах тысячелетия. Есть еще критерий - нетленность мощей после смерти. Но здесь речь может идти только об одиноком в своей экзистенциальности человеке, который, если бы оказался в живом экклесиальном организме, был бы бессмертным.
       Итак, единственно неизменным до сего дня носителем истинной экзистенциальной экклесиальности остается община Еноха. Следы и сигналы этой общины прослеживаются в ключевых моментах истории и остаются в веках как священные загадки. Их источник - енохианцы, каким-то образом достигшие бессмертия и на протяжении многих веков и тысячелетий выполняющие свою проповедническую миссию. Видимо, будет правильно заключить, что шестиконечная звезда - это их символ, как и Грааль. Кроме того Грааль - символ места их обитания. Ибо они, найдя истинный тип существования, так и живут в тайном, неизвестном никому месте, может быть, до сих пор. Не их ли видел Ефрем Сирин, когда созерцал на райских горах женщин и мужчин, облаченных в лучезарные одеяния? Братство, достигших бессмертия людей, среди которых, наверное, и Иоанн Богослов, и пророк Илия, и Сам Иисус Христос. О том, что Христос присоединился к этой общине (возглавил ее), говорит характерная деталь: у Кретьена де Труа Грааль, предназначенный, вообще-то, для гостии, одновременно с этим представляет собой нечто похожее на блюдо для рыбы (еще одна странность и неувязка). Этот важный элемент, присутствующий и в других источниках, потом уйдет из символики Грааля, но в связи с ним символичность и многозначительность короля, который есть рыбак, повышается во много раз. Рыбацкое занятие трудно совместить с королевским достоинством, и это совмещение выглядит слишком натянутым и неестественным, если только не предположить, что Кретьен таким образом зашифровал ещё одну важную информацию. Многие из апостолов были рыбаками. Обращаясь к ним Христос символически сказал: "станете ловцами человеков", имея в виду их будущую проповедь и собирание церкви. Изображение рыбы имеет очень важный смысл для христианской исторической памяти. Христиане первых веков по нему узнавали друг друга во враждебном языческом окружении. Греческое слово IHTUS, "рыба", состоит из начальных букв слов Iesus Hristos Teu Uos Soter, "Иисус Христос Сын Божий Спаситель". Кроме того, время рождения Христа связано с началом астрологической эры Рыб, нового этапа истории человечества. И, наконец, именно в эпизоде с королем-рыбаком Кретьен де Труа дает самый важный ключ к пониманию Грааля: чтобы стать хранителем Грааля, человек должен научиться любви и состраданию, что является и квинтэссенцией учения Христа.
       В более позднем по времени романе католического клирика Робера де Борона Грааль превращается в чашу Тайной вечери, в которую Иосиф Аримафейский собрал кровь распятого и пронзенного Христа, как последний дар Учителя. Духовный смысл этой версии Грааля трудно понять положительно, т. к. Грааль здесь превращается в священный предмет, переставая быть экзистенциально-духовным символом, и вставая в ряд аналогичных католических священных предметов для поклонения, как-то: мощи святых, частицы креста, хитона и проч. Когда утрачивается живая экзистенциальная любовь, закономерно остаются алтари, раки и святыни со своими ревностными и ревнивыми служителями. Кроме того, с самых первых известий о Граале, например у того же Кретьена, как уже говорилось, сразу дается представление о его необычном размере. Грааль большой. В него прекрасно могут поместиться целый осетр или свиная голова, о чем и сказано в романе. Причем нарушение возвышенного литературного стиля в этом месте подсказывает, что о свиной голове и осетре говорится преднамеренно с определенной целью. Именно очень большая чаша может символизировать купель, зАмок, или высокогорную долину в чаше гор. Таким образом, можно предположить, что с самого начала идея Грааля подвергалась переосмыслению и перетолкованию, сначала арийскому (котел кельтов), потом католическому, в котором Грааль становится потиром для крови и вина, а потом и гностико-каббалистическому, в котором Грааль становится алхимическим камнем и одновременно с этим символом королевской династии. В связи с этим становится странным, что Кретьен де Труа умер при неясных обстоятельствах. Некоторые считают, что окончание его романа было уничтожено в огне пожара в Труа 1188-го года, пожара, который подозрительно совпал по времени с подозрительной смертью поэта.
       Отвергая бороновский вариант христианизации Грааля, мы, однако, твердо настаиваем на именно совершенной и полной тождественности Грааля и истинного христианства. Христос множество раз настойчиво повторял, что суть Его учения в Его заповедях. Настоящий последователь Христа призывался к хранению и исполнению этих заповедей, суть которых нравственное совершенство. А чаша как материальный предмет, хранящаяся в особом месте в руках особых людей - это абсолютно не Христова идея, которая никак не вписывается ни в Его жизнь, ни в Его учение. Однако очень хорошо вписывается в систему профессионального христианства с его священным сословием и священными предметами. Не удовлетворившись только Христовыми заповедями, так называемые христиане, на самом деле люди с языческими представлениями и языческой психологией, искали и находили священные предметы. Не удовлетворившись Граалем только в качестве символа нравственной чистоты, люди из века в век тоже искали предмет. Грааль это символ духовного состояния и больше ничего, но с этим трудно согласиться тем, для кого идеальное духовное состояние не является не только ценностью, но и реальностью. Духовное состояние и соответствующий строй души, это и есть суть места и суть насельников этого места. Общины Еноха, которая, по сути, и есть Грааль. Эстетический вкус, настроение и состояние. И все, никаких предметов.
      
       Грааль и котел кельтов
      
       В древних культурах некоторых народов можно найти как бы некие аналоги, похожие на чашу Грааль. Некие остатки влияния или, лучше сказать, следы подражания. Магический котел кельтов - самый яркий и отчётливый пример такого подражания. Причем, магический котел не просто практически прямо указывает на Грааль Еноха, но указывает на него именно как на предпочитаемый вариант из двух. Здесь мы имеем в виду то, что экзистенциальное вочеловечивание кроманьонцев, скорее всего, имело два варианта обряда. Первый, поповско-адамитский вариант совершался так: человек вставал на колени, наклонив голову. Ударом посоха, который символизировал фаллос, отцы-аеырги как бы совершали в нём некое сакральное зачатие новой сущности. Можно предположить, что за этим "зачатием" следовало и "рождение", которое выглядело как залезание через отверстие во внутренность дольмена, символизирующую материнскую утробу, а потом вылезание обратно. Дольмены, скорее всего, и сооружались для этой самой цели, и, кстати, практически на тех же территориях, где много позже были в ходу обряды посвящения в рыцари. Т.е. эта процедура сохранилась в обряде посвящения в рыцари практически без изменений, не считая, конечно, залезания в дольмен. Это и понятно, так как целиком этот обряд представляется, надо признать, несколько унизительным и не совсем эстетичным.
       Другой вариант - это енохианское вочеловечивание. Совершалось оно совершенно по-другому, гораздо более возвышенно и поэтично - через омовение в купели. И это, конечно, вызывало гораздо больше симпатии и подражания у гордых и романтичных путешественников-арийцев. Однако по сравнению с рыцарством традиция котла перерождения осталась в далёком, почти забытом прошлом. Наверное, потому, что в какой-то момент истории для инертного большинства она стала чересчур трудна для восприятия, т.к. здесь имеет место некое внутреннее преображение, некий серьёзный акт духовной инициации, включающей какую-то непонятную смерть и уж совсем какое-то непонятное новое рождение. Все это стало представляться подозрительным и, скорее всего, не очень-то, наверное, приятным, и посему мало привлекательным для людей, стремящихся к комфорту. Посвящения же в рыцари, наоборот, совершаются и поныне, т.к. за этим, теперь опять же только и стоит, что повышение социального статуса, ничего более. К этому сравнению традиций, с точки зрения духовной ценности и длительности существования, можно бы добавить ещё и то, что омовение водой, символизирующее духовное рождение и преображение через очищение от грехов и нечистых инстинктов, мы встречаем и в христианстве, причем с самого начала, ещё у Иоанна Крестителя, как выбор и продолжение именно традиции Еноха, единственно истинной и богоугодной. Вода в чаше-купели Еноха, по всей видимости, разбавлялась вином - символом нового качества жизни. Вспомним, что и первое чудо Христа было превращением воды в вино.
       В Новое Время на европейских территориях, некогда занятых кельтами, в ходе археологических изысканий найдены десятки древних ритуальных котлов. Магический котел упоминается в огромном числе древних кельтских текстов, в том числе сакральных. М. Элиаде писал: "так как миф рассказывает о деяниях сверхъестественных существ и о проявлении их могущества, он становится моделью для подражания при любом... проявлении человеческой активности". Так делали боги, так теперь поступают люди. Видимо, Грааль у кельтов постепенно трансформировался в магический котел после неолитической революции, когда к власти у арийцев давно уже пришла военная каста. И это наложило соответствующий (военный) отпечаток на весь его образ. Вот характерный для этого образа пример: если опустить в магический котел мертвого воина, он оживет, хотя и будет лишен дара речи. Перерождение и посвящение всегда связывается в сакральной традиции через прохождение состояния смерти. Образ котла перерождения можно встретить не только у кельтов. Мы видим, например, этот котел (точнее - котлы) у П. П.Ершова в "Коньке-Горбунке", написанном по мотивам народных русских сказок:
      
       "Вот конек хвостом махнул,
       В те котлы мордой макнул,
       На Ивана дважды прыснул,
       Громким посвистом присвистнул.
       На конька Иван взглянул,
       И в котел тот час нырнул,
       Тут в другой, там в третий тоже,
       И такой он стал пригожий,
       Что ни в сказке не сказать,
       Ни пером не написать".
       В неразрывной связи с таинством вочеловечивания находился и праздничный пир по этому поводу, поэтому литературная традиция о Граале, как и архаические предания о котле, всегда упоминают о том, что Грааль насыщает яствами: "Только наполнилась зала сладостными ароматами, и перед каждым рыцарем оказались яства и напитки, какие были ему более всего по вкусу..."
       Обращает на себя внимание, находящаяся тоже в неразрывной связи как с Граалем, так и с котлом идея странствия-поиска (Queste). Поиск ведется без каких либо сведений о маршруте, направлении и даже конкретного представления о предмете поиска. Не зная дороги, отдавая себя в руки Божьи, человек отправлялся в путь в произвольном направлении, надеясь, что само Провидение приведет его к Граалю. Единственным признаком истины являлось понимание того, что поиск Грааля - это, прежде всего духовное приключение, и путешествие в пространстве определяется духовно-интуитивным влечением: надо слышать зов. Грааль зовет.
       Мотив поиска чего-то неизвестного, мы находим во многих преданиях, архаических мифах и волшебных сказках. Пойди туда, не знаю куда, найди то, не знаю что - главный принцип такого поиска, в котором, если обратиться к наидревнейшей части европейской сакральной традиции, проступает вообще невыводимость в логику сути поиска. Т.е. если даже Грааль найден, он все равно остается непостижимой тайной, и человеку по-прежнему неизвестно что он обрел. Это и действительно "то, не знаю что", потому что обрел он не ЧТО, а свое собственное КТО, но это не имеет ни качества, которое можно определить и назвать, ни количества, которое можно измерить.
       Замок Грааля находится где-то в ином мире, это утверждение, повторенное как в кельтской мифологии о магическом котле, так и в литературе средневековья, восходит к тому прямому впечатлению, которое внушает Эдем, место обитания енохианской общины. Защищенность рая, в том числе мистическая, означает то, что в раю нет ни хищников ни паразитов, ведь, как написано, Сам Бог насадил его. А значит нет и двойников этих хищников и паразитов. Вдумаемся в это. Какова же, наверное, чистота этого места, какое блаженство находиться в его чистой ауре! Весь остальной мир, должен восприниматься по сравнению с этим как огромная помойка. Когда-то Христос угрожал грешникам гиеной огненной. Гиена - это долина рядом с Иерусалимом, туда сносили и потом поджигали мусор. Т.е. самое страшное наказание - это жить в грязи среди нечистот. Сейчас, когда изобретены пластиковые упаковки для продуктов, замусоренная природа лишилась былого очарования. И людям, помнящим ее былую чистоту и могущим сравнивать, наверное, понятна и дорога идея чистоты природы, оставшейся теперь уже только в воспоминании, а верующим из них теперь понятны и страдания Адама, изгнанного из рая.
       Когда арийцы, в том числе осевшие там осетины, продвигались во втором тысячелетии до н.э. мимо предгорий Кавказа, видимо, имело место общение арийцев с тамошними последователями енохианцев. Потом это впечатление, отлитое в миф, сохранилось как заимствование сказочного архетипа. Грааль остался в мифической памяти не только как котел-купель, но и возвышенная долина, в кольце горного хребта, как некий остров, окруженный или непроходимым лесом, или потоком бурных вод. На Кавказе реки именно бурные. В целом средневековые описания замка Грааля тоже характеризуют, во-первых, труднодоступность, а во-вторых, островной характер этого места, большая возвышенность над уровнем моря которого воспринималась как и мистическая высота. Это действительно был иной мир, как Аваллон, тоже представляющий собой горный остров. С древнейших времен горы почитались обиталищами богов, и тогда понятия "остров" и "гора" нередко не различались. Во многих архаических языках долгое время и то, и другое вообще обозначалось одним и тем же словом. Таковы, например, древне-кельтская основа "lon" ("London" - Город на холме, и "Abhallon" - Остров Яблок) или древне-скандинавское "holm".
       Тайна Грааля, как рождение собственной человеческой личности, неразрывно связана с вытеснением из души ангелического двойника, с освобождением от его власти. Как это переживалось? Однозначно, как смерть. А и чем жить, если отказаться от привычных желаний и страстей и привязанных к ним планов и мечтаний? В этом смысле и надо, прежде чем переродиться, умереть, и человек, каким он был до инициации, должен исчезнуть, чтобы родился новый человек - вот один из принципов посвящения. Ангел-двойник живет в подсознании, о котором Енохианцы, конечно же, знали до того, как об этом написал Фрейд. Вода, окружающая Замок, как и темный лес - символы человеческого бессознательного, того океана архетипов и символов, что лежит ниже нашего осознания. С другой стороны, и в индоевропейских языках, и в индоевропейских сакральных традициях и вода, и лес связаны со смертью. М. М. Маковский, говоря об этом, приводит примеры соответствующих смысловых рядов: сравните древне-английское "woel" - вода, и древне-английское "wael" - мертвец, хетское "uellu" - загробный мир, и литовское "weles" - тени мертвых. То же самое и в отношении темного леса: древне-англ. "widu" - лес, но "witan" - уходить, умирать. Смерть и бездна бессознательного - вот значение символов темного, непроходимого леса и бурной, глубокой воды, которые должен пересечь ищущий Грааль. Чтобы отважиться на смерть, даже символическую, надо быть воином. Известно древне-монашеское самоопределение: монах есть воин духовной брани.
       Белые жрецы, будучи у власти, никогда бы не приняли адамитского вочеловечивания, который бы всех уравнял (здесь дело даже не в трусости). Но после неолитической революции власть перешла к воинам. Простодушным, смелым, восприимчивым до любопытства и жаждущим приключений. И пора было появиться новой реальности для них, к которой следуют небывалой дорогой - тропой мертвых. Смерть - это точка во времени, черта, лезвие, отсекающее старое существование от нового, тонкий мост, через поток времени под ним, ведущий на вожделенный райский остров, или, наконец, узкая тропа через "темный лес", означающий то же самое. На этой тропе, на мосту-лезвии, в этой точке смерти воин, взыскующий Грааля, духовно прозревая, видит, встречает своего ангела-двойника, фактически он встречает самого себя, свое прошлое. Наступает величайший момент в жизни - преодоление себя. Это и есть поединок на "мосту-лезвии" с хранителем этого моста, многократно описанный в средневековой литературе и в кельтской традиции. Образ моста-лезвия очень архаичен. Лезвие-грань, или лезвие-край. В английском языке, например, эти два понятия до сих пор обозначаются одним и тем же словом - "edge".
       А кто же охраняет единственный путь в Эдем? Ангел с огненным мечом, поставленный не пускать в него падших Адама и Еву, а с ними и все грешное человечество? Если так, то этот ангел тоже требует расшифровки и толкования: кто, или что он? Суть этого образа в кельтской традиции выявляется в том поединке, который приходится принимать взыскующему Грааля. Во множестве архаичных мифологем повторяется определенный сюжет. У славян этот сюжет звучит в сказке "Бой на Калиновом Мосту": "Вот пришел Иван Быкович да под Калиновый Мост через реку Смородину. Вдруг воды на реке взволновались, орлы на дубах раскричались, выезжает чудо-юдо Змей шестиглавый; под ним конь споткнулся, черный ворон на плече встрепенулся, пес борзой позади ощетинился..."
       Смородина - река, разделяющая миры - объединяет в своем имени и смерть (древняя основа mor) и рождение (древняя основа rod). Образ достаточно универсален и архетепичен - это мост-лезвие, ведущий в замок Грааля через реку мертвых. Страж моста (двойник) очень стар, года жизни его неисчислимы, ибо начало дней его - от сотворения мира, когда Господь сотворил ангельские миры. И кто же с ним вступает бой? Человек. Слабый, падший и грешный, но отважившийся на смерть и перерождение. И если так, то в этом деле, герой получает Божественную помощь, и сила его становится достаточной, чтобы победить стража моста. Иначе это было бы совсем не просто - биться с самим собой, расставаясь со своим старым вчерашним "я". Этот момент тоже нашел отражение во многих вариациях мифа, в которых герой в момент битвы становится наделенным великой, почти божественной силой.
       После этих рассуждений о сходстве мы должны, однако, не забывать, что котел кельтов и Грааль хоть и ассоциативны, почти до тождества, но все же только почти. Т.е. это все-таки не одно и то же, хотя, заимствование очевидно. Красная каста, воины-арийцы, подражая Еноху до мелочей, использовали его нравственный авторитет для продвижения своей собственной доктрины. Какой? Ответ на этот вопрос у нас перед глазами. Достаточно присмотреться к современным христианским церквям, чтобы понять - каким образом и в каком направлении искажается изначальная суть. Посему, увидев похожесть, мы не должны отождествлять две разные традиции из-за общности в обряде. Традиция Грааля, ипостазируя кроманьонца в экзистенциального человека, делает его всегармоничным и всесовершенным. Традиция котла, особенно в дальнейшем, т.е. уже самостоятельная, с ее наркотическими травами и ветками омелы, причисляет человека, скорее всего, к одной из социальных прослоек с теми же, что и кастовые, интересами и психическими свойствами. Это сравнение (котла кельтов и Чаши Грааль) подтверждается словами: "Держи, что имеешь, дабы кто не восхитил венца твоего" (Отк. 3.11.)
       Неудовлетворенность - вот удел каждой касты, даже если она у власти, и ограниченность психологическим типом с соответствующими страстями. Например, у современного дельца-коммерсанта (черная каста) нет и не должно быть в голове даже самого понятия счастья, но только потребление и удовлетворение потребностей. Если же вдруг ему взбрело в голову, что бывает некое экзистенциальное счастье и надо бы его заполучить - это значит, что коммерсант встал на путь исчезновения себя как коммерсанта, т.к. коммерция и счастье не совместимы. Грааль это гармония, и даже созвучие этих двух слов не случайно.
      
      
       Король Артур и Мерлин
      
       Считается, что первопоселенцами Британии были те же иберы, теперь, уже после расцвета традиции котлов, родственные арийцам (пеласгам и этрускам). И в Англии остались два их величайших творения Стоунхендж и Нью-Грандж. Кельтские волны переселенцев появились здесь намного позже, в шестом веке до н. эры. Тогда иберы откочевали на север в будущую Шотландию, которая теперь стала называться Албанией. Албами или альвами арийцы (в том числе германцы) называли эльфов (т.е. адамитов). И позже, а именно к пятому веку нашей эры, они, давно уже слившись с коренными бриттами, отчасти стали, может быть, культурной элитой этого народа. Таким образом создалась благоприятная среда для появления в Англии енохианцев.
       Кретьен де Труа до написания своего последнего неоконченного романа о Граале, в предыдущих стихотворных романах воспевал короля Артура и волшебника Мерлина. В них Мерлин, сотворив знаменитый Круглый Стол, сказал: "садитесь все, ибо за Круглым Столом никто не сможет жаловаться на то, что его обидели, поместив в дальнем конце. Здесь все места равны. И о высокой чести этого Стола вы еще услышите". Не впервые ли в истории средневековой Европы прозвучали слова о социальном равенстве? Сама высказанная идея равенства заставляет предполагать, что Мерлин как-то связан с Енохом. У Эшенбаха в центре Круглого Стола в прекрасном и таинственном видении рыцари увидели чашу Грааль. Круглый Стол Мерлина и Грааль связаны родством духовных смыслов. Все это и на самом деле заставляет думать, что в Англии, вместе с образами Круглого Стола и чаши Грааля, известие о Енохе и его общине впервые появилось при дворе короля Артура.
       Как долго готовилось и в чем реализовалось это известие? В полухристианской Англии тех времен были ещё живы обычаи друидов. Высшее сословие друидов делилось на священников (собственно друидов), ученых (филидов) и поэтов (бардов). Барды делились на три "разряда". По словам писателя Гекатея, жившего в 3 веке до н.э., высший разряд бардов жил в храмах и воспевал богов под звуки арфы. Кроме того, они разрабатывали сложную философскую систему, охраняли святилище и управляли близлежащим городом. Вторым разрядом были общенациональные поэты, воспевающие героев на поле сражений. И третий - придворные певцы. В дальнейшем, во времена христианства остались только два низших разряда. Интересно положение бардов в древней Европе. Они были неприкосновенны. За убийство барда налагался фантастический штраф: стадо из 252 голов скота и столько же монет. Кроме уплаты штрафа на убийцу налагалось вечное проклятие, его имя отныне не называлось и не упоминалось (в хрониках убийцу прозывали "обесчещенной головой"). Видимо, жреческая каста, бежавшая во втором тысячелетия до нашей эры от гонений на севере Европы, здесь всеми силами старалась ввести обычаи, которые могли бы ее обезопасить. Но беды в этот раз пришли не от военных, а от конкурирующей христианской церкви.
       Раз в три года на общенациональном соревновании избирался верховный бард. За королевским столом верховный бард сидел рядом с наследником (это было самое почетное место), и только он имел право воспитывать будущего короля. И еще интересная деталь: все угощения подносились королю и его подданным отдельными порциями, и лишь верховный бард мог есть и пить сколько ему заблагорассудится (а как мы знаем, сангвиники весьма прожорливы). По положению верховный бард был выше самого короля и не являлся его подданным, однако должен был петь по его просьбе. Главная обязанность верховного барда воспевать любовь к родине, ее старине, а так же любовь к добродетели.
       Итак, перед рождением короля Артура в Англии появился знаменитый и авторитетный мудрец и мистик - Мерлин. Интересно, что действовал Мерлин как бы на правах друида, а не от лица католической церкви, но был ли он друидом? Преподаватель оксфордского университета магистр Гальфрид Монмутский в 1148 году поведал о чудесном рождении самого знаменитого в будущем волшебника: мать Мерлина зачала его от загадочного и волшебного гостя. Это предание, наверное, может говорить и о пришельце из святой горной долины. Роберт де Борон в 1190 году, наоборот, доказывал, что Мерлин родился от преступного союза монашки и дьявола. Это отношение к Мерлину, вообще, характерно для всех тех, кто старался представить Грааль как священный предмет, принадлежащий церкви. В 1225 году в средневековой народной библии целый том был посвящен Мерлину. Томас Мэлори в 1485 году показал Мерлина мудрым и влиятельным друидом.
       Приведем отрывок знаменитой валлийской легенды, использованной Гальфридом Монмутским в его "Истории Королей Британии": "Тогда призвал к себе Гвортигирн множество колдунов, древних седых старцев, и спросил у них, как ему поступить. И те сказали:
       - Направься в крайние пределы твоего королевства и построй мощную крепость, в которой сможешь ты защитить себя, ведь саксы, коих поселил ты в своем королевстве, люто ненавидят тебя и коварно с тобой расправятся, а после твоей смерти захватят любимые тобою земли вместе со всем народом твоим.
       И Гвортигирн ушел с колдунами на поиски места для такой крепости. И обойдя многие земли, пришли они в Гвинедд, и там, в горах Эрыри, нашли подходящее место на вершине скалы. Там собрал король множество работников и свез туда все потребное для постройки. Но чудесным образом каждую ночь разрушалось все, что успевали построить за день, и исчезало все подвезенное на место будущей крепости.
       Тогда Гвортигирн вновь призвал к себе колдунов и спросил у них, в чем тут дело. И колдуны, посовещавшись меж собою, ответили ему так:
       - Не будет построена эта крепость, пока не отыщешь ты ребенка, который родился от бессмертного отца, и не приведешь его на эту гору, и не убьешь здесь, и не окропишь его кровью фундамент.
       И вняв их совету, разослал Гвортигирн гонцов по всей Британии, чтобы нашли они такого ребенка. Обойдя множество земель, добрались гонцы до одного местечка в нижнем течении реки Иск и там услышали, как дети, играя, говорили об одном мальчике, что у него отец бессмертный. И гонцы нашли этого мальчика и поговорили с его матерью. Тогда гонцы Гвортигирна взяли с собою мальчика и доставили его пред лицо короля.
       И вот, когда привели мальчика на гору, где должна была появиться крепость, и собралась уже толпа, чтобы наблюдать его умерщвление, спросил мальчик у короля Гвортигирна, зачем привели его сюда. И король поведал ему о происходящих здесь чудесах и о пророчестве его колдунов.
       Тогда засмеялся мальчик и спросил, повернувшись к колдунам:
       - Знаете ли вы, почему происходят эти чудесные вещи?
       И колдуны промолчали в ответ, ибо не знали они причины этих чудес.
       - Знаете ли вы, что сокрыто в недрах этой горы? - спросил мальчик.
       И снова промолчали колдуны Гвортигирна, ибо и это не было им ведомо.
       Тогда обратился мальчик к самому королю:
       - Государь, - сказал он, - Молчат твои колдуны, но я открою тебе эту тайну. На вершине горы зарыты два чана, а в них - свернутые златотканые холсты, и два дракона - красный и белый - спят в тех холстах. Прикажи, о король, разрыть землю на том месте, где хочешь ты построить крепость, и увидишь, что я прав.
       И Гвортигирн сделал так, как сказал мальчик; и, разрыв землю на вершине горы, нашли там два чана, и в них - свернутые златотканые холсты. И когда развернули их, оказались там два дракона - красный и белый. И поднялись драконы в воздух, и сойдясь вплотную друг с другом, вступили в ожесточенную схватку, бия друг друга страшными когтями и извергая из ноздрей языки пламени. И белый дракон явно был сильнее красного, и уже одолевал его, когда красный вдруг воспрянул, и бросился с неожиданной силой на белого, и победил его.
       Тогда попросил Гвортигирн, чтобы мальчик объяснил увиденное ими. И тот сказал:
       - Горе дракону красному, ибо близится его унижение. Пещеру его хочет занять дракон белый, олицетворяющий призванных тобою саксов, тогда как красный дракон - исконное племя бриттов, утесняемое белым драконом. Горы Британии сравняются с ее долами, и реки в долах ее потекут кровью.
       Но придет на подмогу вепрь из Корнубии, и копытами своими растопчет выи иноземцев. Властью своей охранит он лежащие на океане острова, и овладеет галльскими лесами. Деяния его доставят пищу певцам и бардам, и уста народов прославят его доблесть.
       И когда стояли все, потрясенные услышанным, спросил король у мальчика, кто он таков.
       - Имя мое на языке римлян Мерлин Амброзий, - отвечал мальчик, - для бриттов же я - Мирддин Эмбрэйс Вледиг".
       Латинское "Амброзий" значит - "Бессмертный". А имя "Мирддин" принадлежит одному из кельтских богов - стражей моста-лезвия. Кроме того, с тем же именем в древних валлийских текстах выступает еще один человек, знаменитый в британских землях бард и пророк. Согласно валлийским манускриптам, Мирддин Эмрис принадлежал к свите бриттского короля Гвенддолея сына Кейдиава и потерял рассудок в битве своего короля с Риддерхом Хаэлем при Арвдеридде, после чего скрылся в лесах Шотландии. Сюжет о сумасшествии Мирдина и его бегстве в дикие леса Севера использовал Гальфрид Монмутский в своей знаменитой поэме Vita Merlini ("Жизнь Мерлина"). Но Мерлин Амброзий - другой человек, и он не бард и не один из колдунов-друидов. Он представитель вообще другой мистической традиции. Что же это за традиция? Вышеприведенный отрывок очень напоминает нам историю прекрасного Иосифа, который оказался лучшим толкователем снов, чем египетские жрецы (аналогичные английским колдунам-друидам). А эта похожесть, как мы в дальнейшем увидим, весьма знаменательна.
       Много лет спустя, взяв еще младенцем на воспитание будущего короля Артура (как это было в обычаях высших бардов), Мерлин отдал его рыцарю Эктору. Мы уже отмечали, что Мерлин консолидировался с сангвиниками-бардами, а не с пастырями католической церкви. Это обстоятельство отразилось на воспитании мальчика Артура. Дальнейшие события хорошо известны. Впервые о победоносных сражениях короля Артура написал валлийский монах Гильдас (516-570) в "Разорении и горе Британии". Но имя короля не назвал, как не назвал потом и Бэда Достопочтенный (673-735) в "Церковной истории народа англов". Видимо потому что, как считают, отношения Артура с официальной церковью были, мягко говоря, испорчены. Может из-за другой экклесиологии? Не той, которую внедряла Католическая церковь, а той которую Артур перенял у Мерлина (Круглый Стол и Грааль). Католические жития отзываются об Артуре с гневом, указывая, что он не только воевал с саксами, но и разорял монастыри. Из этого напрашивается вывод о том, что Артур презирал официальную церковь, считая монахов обманщиками и лицемерами. Видный кельтолог Ж. Маркаль пишет по этому поводу: "во всех этих текстах мы встречаем слова, отражающие ненавистное к нему (Артуру) отношение. Это подтверждает гипотезу о том, что у Артура были натянутые отношения с церковными деятелями его эпохи, что и объясняет молчание Гильдаса и Беды на его счет". Только в начале 9 века монах Нений, тоже валлиец, назвал имя короля Артура в "Истории бриттов".
       Знаменитый бард Талиесин в своей поэме о походе в Аннун, пользуясь древним символическим языком, говорит, что они шли тропою мертвых вместе с Артуром и другими магами и рыцарями. И здесь впервые прямо выявляется смысл влияния Мерлина, наставника короля с младенческих лет. Хоть он и не участвовал в воспетом Талесином походе к чаше Грааль, однако имеющиеся в нашем распоряжении тексты позволяют однозначно утверждать, что сам Мерлин задолго до Артура прошел подобную инициацию, и потому лишь направлял будущего короля и сопровождавших его бардов и друидов в их странствии-поиске. Точнее, даже не направлял, поскольку не участвовал в походе, а пробудил одно из самых необходимых духовных качеств - умение самому чувствовать путь, на котором человек сам предвосхищает события, имеющие судьбоносный смысл, и на котором каждый шаг приносит сознание правильности и необходимости происходящего.
       В поэме Талиесина видно, что Граалем заинтересовались сангвиники друиды, что представляется очень важным и знаменательным. Как мы и говорили, в Британию задолго до этого эмигрировала лучшая часть северного жречества, с ними и были близки Мерлин и Артур. Кроме того, здесь мы сталкиваемся с интересной деталью. Участники похода, придя, удостоились увидеть замок из стекла. Этот замок, т.е. крепость, был не просто стеклянным, но еще и вращающимся. Можно предположить, что этот замок был прозрачным не потому, что он из стекла, а по другой более таинственной причине и мог не только вращаться, но и даже исчезать и вновь появляться, что говорит о том, что енохианцы могли проникать в другую вселенную, т.е. замок был как бы неким порталом перехода в "Иной мир", о котором говорится практически во всех преданиях о Граале и котлах кельтов. Но этого Артуру с его свитой не стали демонстрировать, дабы не порождать ненужных легенд. Ведь не в новых, например, технологиях и ни в каком либо материальном могуществе суть Грааля. По этому поводу приведем еще одну историю.
       Много лет спустя, а именно в 1165 году византийский император Мануил получил загадочное письмо. "Пресвитер Иоанн, всемогуществом Божиим и властью Господина нашего Иисуса Христа царь царей, повелитель повелителей, желает другу своему Мануилу, князю Константинопольскому, здравствовать по милости Божией" - так начинается то послание. Далее в нем описывалось расположенное где-то на Востоке необыкновенное государство, которое во многом превосходило весь остальной мир и главным образом тем, что люди в нем бессмертны. Пресвитер Иоанн укорял императора Мануила: "Мы хотим знать, и спрашиваем, есть ли у тебя общая с нами истинная вера и придерживаешься ли ты во всех делах Иисуса Христа? Ибо, в то время как мы знаем, что мы люди, твои легионы считают тебя богом, а между тем нам известно, что ты смертен и подвержен человеческой бренности". Столь необыкновенное обращение к императору не могло остаться без внимания и без ответа. 27 сентября 1177 года папа Александр третий пишет письмо "Возлюбленному во Христе пребывающему Иоанну, прославленному и благословенному царю Индийскому, епископу преосвященному", и доставить это письмо поручает своему врачу Филиппу. Посольство Филиппа, который должен был найти загадочное царство пресвитера Иоанна, как и другие, отправленные вслед за ним, не вернулось. В самом недалеком времени в умах людей образ пресвитера Иоанна существенно исказился и вылился в принцип сверхчеловека, т.к. в средневековой Европе в знаменитом образе Пресвитера Иоанна увидели повелителя вселенной, загадочного властителя, чье царство располагается где-то на Востоке, но власть которого простирается на все страны Земли. Rex Regum, т.е. Король Королей, - так называют его средневековые латинские трактаты, а корпус средневековых сообщений о Пресвитере Иоанне (XII-XVII века) весьма обширен. Но нам во всем этом интересно: какова связь между легендами о пресвитере Иоанне и Граалем? Прежде всего, необходимо, разумеется, иметь в виду, что "географическое" указание на Индию не имеет никакого отношения к географии - это не более чем условное обозначение очень далекого места. А вот другое указание - на то, что страна эта находится вблизи рая, - уже дает определенный повод для размышлений, и если не понимать рай как иной мир, то в наше время, когда вся земля просматривается со спутников, причем в достаточно мелких дететалях, уже невелика вероятность того, что они живут все еще где-то на земле. И даже если полагать, что человеческое тело хорошо себя чувствует и благополучно существует только на земле, ведь на его возникновение и развитие на этой земле истрачены миллиарды лет, все-таки более реалистичными представляются более фантастические гипотезы... а именно о четвертом измерении и другой вселенной. У фон Шарфенберга мы находим ряд интересных деталей в описании страны Иоанна. И там тоже (как и в поэме Талиесина) находится огромная стеклянная гора (!), на которой стоит и сам замок, где хранится Грааль. И замок этот опять же называется вращающимся (!). Стеклянные, т.е. полупрозрачные гора и замок, как мы и говорили, скорее всего, потому полупрозрачные, что находятся в двух вселенных одновременно, что и повторяют кельтские и другие предания, называая это место "иным миром", или "принадлежащим иному миру". Немецкие труверы XIII века, сложившие романы о чудесной "индийской" стране, где хранится Святой Грааль, оставили нам важнейшее указание: обретший Грааль становится новым Пресвитером Иоанном, новым повелителем мира и сверхчеловеком. Как это можно понять, если отделить творческие фантазии поэтов от реальности? Может, как приобщение к братству Грааля, т.е. к общине Еноха? Почему-то хочется отождествить Пресвитера Иоанна с Иоанном Богословом, ведь по церковному преданию он жив до сих пор. В свое время все конечно выяснится, а сейчас остается только предполагать.
       Древний Грааль - это рай или вход в рай в чаше гор, место, защищенное тайной, "гора спасения". А в будущей концепции уже лангедокского Грааля, в которой тайна, а значит и ее функция защиты уже не могли быть применены, роль защитников отведена рыцарям. Им предлагается найти рай, т.е. Грааль и хранить его. Созерцать и хранить, именно не владеть, а только хранить, т.е. охранять. Способны на это только чистые сердцем, потому что эта военная, вроде бы, задача не является наступательной, но только оборонительной. Что касается экспансии и распространения, то это вообще не рыцарская задача. Потому что Грааль зовет сам. И этот зов каждый, рано или поздно, услышит в своем сердце, но вот откликнется ли?
      
      
       Катары
      
       "Местность, которая называлась Лангедок, и в которой мы находим эпицентр, всего того, что связано с Граалем в 12 веке, не входила во Французское королевство, и эта земля была независимой. Она простиралась от Прованса до Аквитании, и от Пиренеев до Керси" - так начинается описание этой земли в знаменитой книге "Священная загадка". Это был чудный край, по растительности похожий, может быть, чем-то на кавказское побережье. Да и находится он на одной параллели с Кавказом, а если быть более точным, с абхазским городом Сухуми. И видимо это не просто совпадение, ибо племена на юге Франции от века имели свою иберийскую тайну, пусть и утраченную в предании, но хранящуюся в глубинной памяти народа, как некий неистребимый архетип, и выразилось это во всецелом увлечении Граалем. Следует отметить, что все истории 12-го века о Граале писали и рассказывали знавшие о нем от вторых и третьих лиц. Посвященные более глубоко, молчали, не обнаруживая себя. Кто они были, остается только догадываться. Считается, и видимо совершенно справедливо, что романы о Святом Граале Кретьена де Труа и Вольфрама фон Эшенбаха - это скрытая в христианской поэтической аллегории рефлексия катарского настроения и мировоззрения. И, наверное, поэтому все, связанное с традицией Грааля, становилось жертвой гнева воинственных клириков и монахов.
       Попам всегда видится заговор там, где провозглашаются свобода, равенство и братство с нравственным совершенствованием. Отчасти они и правы, так как все эти ценности, особенно свобода и равенство отрицают поповскую систему, т.е. иерархию и власть. А когда система жестоко наказывает инакомыслящих, тогда оппозиция становится тайной, и это уже действительно заговор. Мы уже говорили, что с зародышем такого отношения к себе от адамитов-аеыргов столкнулся уже Енох. Когда говорят об отечественности, о священном отцовском начале, то здесь имеются в виду только отношения: отец - сын. Если же включить в эти отношения женщин, то слово отец придется рассматривать и как сексуальный термин, и, даже перенесенный в чисто духовную плоскость, этот архетип не избавляется от сублимированной сексуальности с подсознательными комплексами.
       Романтический идеал нравственного совершенства не существует вне идеалов свободы, равенства и братства именно в смысле осознанной жизненной позиции. Если нравственный идеал это качество одной личности, то при встрече с другими личностями, не имеющими такого качества, она становится банальной жертвой. Если же нравственный идеал это качество не личности, а отношений между личностями, то здесь предполагается одинаковая нравственная позиция всех участвующих в этих отношениях. Если Грааль есть реальность, как романтический идеал красоты нравственно чистых отношений, то он представляет революционную опасность для любого социального строя, основанного на сублимированных отношениях "отец - сын". Есть ли смысл жить без этого идеала, или без хотя бы надежды на такой идеал в будущем? Любой суицид в своей основе имеет отрицание этого идеала. Полная утрата идеи нравственного идеала есть утрата воли к жизни даже для самого закоренелого эгоиста. Когда поповская система власти предлагает подчиниться себе, она противопоставляет себе худшее зло, с которым она борется, например, сатану или демонов преисподней. Т.к. склонить к умеренному злу можно только напугав гораздо более худшим злом, однако, ограничивая выбор лишь между злом и злом, только в разной степени. При этом почему-то имеется в виду, что добра в чистом виде вообще не существует как реальности (т.е., например, заповеди Христа не выполнимы, и, значит, они не есть реальность). Предлагается быть трезвым реалистом, и выбирать наименьшее зло, однако все же зло. А люди, клюющие на приманку абсолютного добра, видятся в этом свете наивными простаками, романтичными фантазерами и мечтателями. Но если у этих романтичных фантазеров получается воплотить идеал нравственных отношений в жизнь и хотя бы ненадолго сделать его реальностью, эти фантазеры превращаются в злейших еретиков и рискуют действительно перестать быть реальностью в смысле физического существования.
       Папа Иннокентий третий (1198-1216) организовал крестовый поход, утопивший в крови Прованс и уничтоживший утонченнейшую культуру, известную как "Лучезарное время", и не имевшую в христианском мире ничего себе подобного. Официальной причиной этого самого варварского крестового похода в истории была знаменитая теперь на все времена альбигойская ересь - катары. В 1209 году армия из тридцати тысяч всадников и пехотинцев, набранных из отбросов общества со всей Европы, опустошила Лангедок. Цветущие города с высочайшей культурой были начисто сметены с лица земли. Разгромив Безье, армия "крестоносцев" продолжает свой жуткий марш через Лангедок, не оставляя после себя ничего, кроме крови и руин. Один за другим исчезают Перпиньян, Альби, Каркассон, Тулуза; деревни, селения и замки сожжены и разграблены. Этот Альбигойский крестовый поход - один из самых долгих и самых жестоких за всю историю земли. 20 лет войны уничтожили большую часть простого мирного населения. Что послужило причиной такой, небывалой до сих пор, лютой ненависти со стороны римско-католической церкви? Только ли царящая в Лангедоке философская и мировоззренческая терпимость? Эта страна, действительно, благодаря своему политическому и географическому положению, была открыта для различных проникающих в нее культурных течений, например, мусульманской и иудейской мысли. Считается, что влияние евреев на катарскую ересь очевидно, ведь евреи чрезвычайно плотно селились на "катарском" юге Франции. Но при внимательном рассмотрении этого вопроса обнаруживаются признаки обратного направления заимствования.
       Прежде всего, приходится признать, что ересь катаров принципиально не была богословской или философской, но только нравственной. По имеющимся историческим сведениям, можно только и заключить, что их главной целью была простая, скромная, добропорядочная и мирная жизнь. А еврейская, как, например, и мусульманская мировоззренческие позиции очень ясно и основательно изложены в соответствующей литературе. Да и любая другая религиозная традиция, будь то христианская ересь, или вообще независимая от христианства религия, всегда оставляет свои философские следы. От ереси же катаров не осталось ровным счетом ничего вразумительного и ни одного письменного документа! По своей логико-смысловой неопределенности это до странности напоминает студенческое движение 60-тых. Однако осталась историческая память о рыцарской культуре. Неправильно считать, что феномен рыцарского благородства 12 века - это влияние христианской церкви на военную среду. Дело куда сложнее. На самом деле именно куртуазная культура Лангедока, в сердце которой была катарская ересь - это и есть тот плод, по которому можно судить о катарах, да еще по ненависти к ним католической церкви. Катарам приписывают следование манихейской традиции, но дух куртуазного рыцарства бесконечно далек от космизма и эзотерической мистичности манихейства. В поэзии трубадуров и труверов мы тоже не видим абсолютно ничего похожего. Достоверно известно, что общин, было множество, и они не имели общей мировоззренческой концепции. Можно считать установленным, что для катаров это вообще было не важно. Видимо ни с самого начала, ни потом здесь и не было ни философии, ни богословия, которые можно было бы разгромить дискуссионным способом. Поводом для обвинения катаров в манихействе было, скорее всего, просто осуждение катарами материального богатства, точнее страсти к материальному имуществу, именно в этом грехе больше всего погрязла католическая церковь. Здесь и действительно можно найти похожесть, ведь главная идея манихейства в том, что материя в принципе есть зло и грязь, с соответствующим пониманием чистоты. Но альбигойская чистота - другая в принципе, и только до невозможности неинтуитивный и до невероятности неумный человек может сделать из этой похожести вывод о тождестве катаров и манихеев. Посему напрашивается предположение, что впервые вывод об этом тождестве был просто чьей-то сознательной ложью, которую теперь уже не вникая, механически повторяют.
       Кстати, это противостояние по поводу морального отношения к имуществу - не единственный случай. Похожее противостояние было и в русской православной церкви между стяжателями и нестяжателями, в котором судьба заволжских старцев, в конце концов, оказалась немногим лучше катарской. А что Ватикан не гнушался клеветой для того, чтобы подорвать авторитет политических или идеологических противников мы видим и на примере тамплиеров. Катары - это, по сути, не профессиональное, не жреческое христианство. Как и Грааль, это символ нравственного идеала, не имеющий ничего общего с принадлежностью к клирикам. Это и есть главное. Возникновение секты катаров загадочно, а ее уничтожение просто поразительно. В Безье, например, было растерзано более двадцати тысяч человек, среди которых было всего лишь 222 катара! То же самое творилось в Перпиньяне, Нарбонне и в старинном, самом элегантном городе Лангедока Каркассонне. Вне всякого сомнения, "чистые", проповедовавшие своим примером нравственную чистоту в противовес царившим в то время нравам, именно этим и были абсолютно неприемлемы для католической церкви. С этим не спорят, это уничтожают. Первое, что в целом бросается в глаза в культуре Лангедока - это куртуазия, т.е. своеобразный свод правил рыцарского этикета. Куртуазный, в переводе на русский означает - дворцовый, т.е. изысканный, утонченный, изящный, элегантный, и, прежде всего, куртуазия характерна культом приветливости, вежливости и эстетикой благородства, т.е. эстетической моралью, в отличие от обычной запретительной морали. Выше мы уже говорили о различии между запретительной моралью, т.е. законом, о котором писал ап. Павел, и эстетической моралью, т.е. свободой и любовью, о которых тоже писал ап. Павел. Наивеличайшая и наипрекраснейшая святыня куртуазного века - рыцарское постоянство. Имеется в виду эмоциональное постоянство, преданность и верность в любви, которые возможны только для человека адамитского типа, властвующего над своими чувствами. Когда бы друг ни обратился к такому человеку, всегда встречает одно и то же эмоциональное волнение в его душе. Такое постоянство и есть самое прекрасное и самое богоподобное в человеке. Ведь Бог, по свидетельству всех без исключения пророков - "верный и истинный". А истина это и есть вечная любовь. Что касается запретительной морали, то она, по свидетельству жизнеописаний практически всех подвижников такого рода, обязательно сопровождается непостоянством, т.е. "падениями" и последующими покаяниями. Покаяние в этих неизбежных падениях и есть главное делание древних и современных монахов.
       Куртуазия (если упростить) - это искусство быть симпатичным, вызывать эстетическую симпатию именно при помощи эстетики нравственных поступков и нравственного поведения. Куртуазная культура южной Франции 12-ого века - это уникальнейшее время в истории, когда рыцарство понималось именно как нравственное благородство и воспринималось чисто эстетически, хотя рыцарская честь, рыцарская куртуазная любовь и, вообще, рыцарское поведение, т.е. все эти нарицательные понятия изначально вовсе не были присущи рыцарству.
       Принципы, положенные в основу европейского этикета, получили распространение от благородного воинства, однако, например, у части историков считается, что рыцарство в свою очередь переняло их у "неверных" на "языческом" востоке в ходе завоевательных крестовых походов. Совпадение по времени действительно имеет место. Именно в это время былая простота и даже грубость рыцарских нравов сменились строгими и утонченными нормами куртуазного поведения. Но на каком таком востоке мы можем наблюдать общеизвестные аналоги так ясно выраженной эстетической морали куртуазного Лангедока? Да, прованские поэты стали применять в своих произведениях изысканные приемы восточной поэзии, но это только литературные приемы, а не суть. Суть родилась более загадочно и таинственно. И родилась она здесь, на пересечении и на стыке многих национальных культур. Лангедок это вненациональное явление. И только Грааль, соль и суть куртуазной культуры, дает возможность проследить истоки этой культуры. И эти истоки отнюдь не на "языческом" востоке, как, впрочем, и не на православном востоке.
       Основательно изучив восточную православную традицию (главным образом в "Добротолюбии"), мы не нашли даже намека на эстетическую мораль. Только запретительная мораль, но гораздо более суровая и более подробно перечисляющая греховные страсти, с которыми надо бороться. Целью этой морали является или спасение, или стяжание Божественной энергии. Даже великий русский святой Серафим Саровский разделял богословскую идею Григория Паламы, что целью христианской жизни является стяжание благодати Святого Духа, а не нравственная, например, красота сердца. Однако не более ли красиво выглядит человек, когда он стремится не к энергии Бога, а к Самому Богу, к отношениям с Ним? Ведь известно также, что стяжание божественного света ради любопытства, превозношения, социальной выгоды и т.п. - невыполнимая задача. Тогда напрасны все монашеские труды и подвиги. Но даже если они ради только божественной энергии... Неужели рай - это просто изобилие энергии? Тогда православный рай не особо будет отличаться от, например, мусульманского сексуально-гастрономического рая, в котором, в общем-то, только и есть что прекрасные гурии да плодовые деревья. Если к этому прибавить еще и божественную энергию, ощущение сытости, наверное, будет исчерпывающим. Но только ли это надо экзистенциальному человеку? Настоящий рай - это идеальные человеческие отношения. Это и есть главное. Можно сказать, что рай это просто очень хорошая компания. И тогда моральный максимализм Христа - это и есть вход ("Аз есмь дверь") в новый уровень бытия, который есть Любовь. Что же касается католиков, то куртуазия духовно отменяет и упраздняет Ватикан как социальный и идеологический институт полностью. Недаром с такой свирепостью Лангедок был сметен с лица земли. А ведь куртуазия это еще только зародыш, еще только мечта о совершенной красоте нравственного идеала.
       Что касается иудейского влияния, то, как уже было сказано, иудейство само по себе как устойчивое и постоянное явление, достаточно известно любому интересующемуся этим человеку. Самой характерной его чертой является строгое следование закону Моисея, а так же бесчисленные его толкования. Из этого неопровержимо следует, что именно само традиционное еврейство в Лангедоке подверглось чьему-то мощнейшему духовному и нравственному влиянию и на какое-то непродолжительное время стало не совсем традиционным. Кстати, не случайно, что именно в 12 веке шестиконечная звезда стала еврейским национальным символом. Сейчас, когда так популярна книга "Священная загадка", Грааль многие связывают с еврейством, понимая его так, как написано в этой книге. Не думаем, что с этим имеет смысл спорить, поскольку здесь все зависит от уровня восприятия и заведомо предвзятого масштаба понимания. Эстетическая мораль - далеко не такая вещь, чтобы вот так мощно обнаружиться ради просто национально-политических видов и целей. Скорее, можно предположить, что для таких корыстно-политических целей был организован орден тамплиеров. И, между прочим, у тамплиеров, как потом и у масонов, ни равенства, ни свободы не было с самого начала. В наше, например, время количество степеней неравенства (градусов) у масонов колеблется приблизительно от 30 до 100. Таким образом, это с самого начала иерархическое общество. Тамплиеры, подчеркивая свою нейтральность в отношении истребления альбигойцев, ограничились только тем, что объявили настоящими крестовыми походами походы против сарацин. В Лангедоке тамплиеры, оказавшись лицом к лицу с настроением, очень далеким от римско-католической ортодоксии, могли бы консолидироваться с катарами гораздо более глубоко и тесно. Но этого не случилось и теперь, вопреки общепринятому мнению, приходится признать, что катары и тамплиеры - это духовно и интеллектуально вполне независимые друг от друга течения.
       Итак, на самом деле, есть все основания предполагать, что в благоприятное время в толерантной среде Лангедока, появились некие проповедники Грааля, понимаемого как идеал общественности. Некоторые результаты их влияния особенно сам дух куртуазии, показывает, что они содержали в себе чисто духовно-нравственные интуиции, не выводимые ни в философию, ни вообще в логику. И теперь только в исторической памяти остался загадочный дух куртуазной эпохи и символ... Чаша... Святой Грааль. Авторы "Священной загадки" указывают на четырех человек избежавших смерти при сдаче крепости Монсегюр: "На заре двести совершенных, из которых ни один не согласился отречься, собрались внутри высокого палисада, против подножия горы, где полыхали уже многочисленные вязанки дров, ибо для такого большого количества жертв не успели приготовить столбы. К вечеру от них уже ничего не останется; только несколько кучек горячего пепла еще долго будут дымиться ночью. Однако, четверо избежали сожжения. Это четверо совершенных, которых оставшиеся в крепости с риском для жизни спрятали в подземелье, пока остальные еретики покидали замок, чтобы взойти на костер. В ночь на шестнадцатое марта они с помощью веревок, подвешенных на западной стене, убегают из замка. Побег такой же опасный для них самих, как и для остатков гарнизона; зачем он?" Как и многие другие исследователи, авторы "Священной загадки", считающие, что Грааль это вещь или документ, думают, что эти четверо вынесли из замка некое сокровище, не допуская мысли, что сами эти четверо и являются самой величайшей ценностью катарских общин.
       Катарское эстетическое и этическое мировосприятие долго еще порождало свои рецидивы в нравах европейского общества. Символ чаши Грааль тоже оказался на удивление живучим, накладывая свою печать на многие новшества в культуре. Например, женщина стала восприниматься романтически, как драгоценная чаша прекрасных добродетелей, сосуд возвышенных чувств. Интересно, что появление моды на Х-образные платья, повторяющие образ чаши, приходится на тот самый посткуртуазный век. И вот, в связи с этим, жуткое совпадение: в дальнейшем за 300 лет инквизиции сожжено около пяти миллионов женщин. Как будто специально вытравливалась сама память о Граале и соответствующий ему тип романтического и свободного человека. А может, инквизиция, как она утверждает, действительно уничтожала ведьм, т.е. носителей языческой традиции, предшествующей господству христианской церкви? Но тогда чему же теперь давался "зеленый свет"? Что пришло на смену? Надвигался ренессанс, торжествующее неоязычество. Язычествующие мастера расписывали католические храмы, и язычество расцвело пышным цветом под лицемерным христианским флером. Католичество процедило языческую культуру, выделив лучшее и усвоив его себе, и в результате создалось впечатление, что язычество способно быть умным (даже мудрым), искусным и красивым. Языческие сливки, когда в христианстве они оказались без отстоя, стали привлекательными. Вот только теперь прежняя католическая папская доктрина, наоборот, оказалась по сравнению с этими сливками обскурантистской и примитивной. Для Леонардо да Винчи, например, язычество стало более обаятельным и культурно ценным, чем папизм, хотя, наверное, его языческие настроения были не религиозным отступничеством от Христа, а своего рода идеологическим диссидентством свободолюбивого интеллигента, которому языческая мудрость дает приятную пищу уму, удовлетворяет пытливую жажду знаний, дает чувство могущества, независимости и надежности.
       Власть, в том числе Божественная власть, которую дает Грааль, вот что волновало умы многих его искателей, вожделеющих власти. Хотя для трезвого человека сама мысль заполучить у Бога Его власть кажется нелепой. Но таково магическое сознание и магическое восприятие власти. Власть они рассматривают не как свойство и качество Бога или человека, а как нечто самостоятельное, что можно оторвать от одной личности и пришить к другой. Скорее всего, действительно правдивую легенду о том, что Грааль дает Божественную власть, надо понимать, например, так: совершенный человек просит о чем-нибудь Бога, и Бог исполняет любые его просьбы бесчисленное количество раз. Надо только понимать, что эти отношения взаимны. Человек тоже всегда и постоянно исполняет Божественную волю. По другому (например, через волшебный предмет или заклинание) заполучить Божественную власть никому не дано. Но время изменилось, и память об истинном духе Грааля ушла в загадочное и таинственное прошлое. Прошли века, и романтика рыцарской культуры через чувствительность сердца и куртуазную любовь, минуя философию, перешла к неудовлетворенности жизнью и обществом, к мечтательности, к высшим идеальным устремлениям, и, наконец, став вершиной человеческой культуры, превратилась в сознательную жизненную позицию современного безвестного меньшинства, т.е. по-прежнему осталась тайной. Что же касается эзотерического мистицизма, пришедшего на смену таинственности Грааля, то он только претендует называться мистичным (тайным), на самом же деле весьма публичен. Но и Грааль, который являлся когда-то исключительно символом свободы, равенства и братства, теперь превращается, например, в герб королевской династии Меровингов, т.е. нечто совершенно противоположное и свободе и равенству. Власть над миром - это настолько не новая идея, что от нее уже просто скучно. И давно уже не интересно обличать без конца повторяющееся лицемерие рвущихся к этой власти людей, использующих теперь еще и Грааль в качестве своего символа. Что удивительного в том, что какая-нибудь политическая группировка, даже пусть и действительно некая династия, активно продвигая себя, использует все, что подворачивается под руку, дабы придать своей власти видимость священности? Показывая, кстати, этим свое невежество и бездуховность. Эффектный когда-то, но теперь дешевый политический прием, далеко не первый в истории, и, разумеется, не последний. Данный случай для нас как раз - наглядный пример того, как идею Грааля не по праву используют политические организации, как, впрочем, и другие: религиозные, научные и проч.
      
       Тамплиеры и масоны
      
       Есть ли тесная духовная связь тамплиеров с подлинными последователями Грааля? Очевидно, что нет, ни по стилю, ни по нравам. Тамплиеры, скорее всего, есть воплощение апокалипсического всадника на черном коне, его начало в реальной истории. Орден храма, если присмотреться, - это, вообще, не столько военная (красная), сколько хозяйственная (черная) организация. Политический и коммерческий конкурент королевской и папской власти, причем более успешный, так как более прогрессивный и более обаятельный, потому что пока более честный. Пока... По сути это будущий капитализм, а рыцари, сражающиеся с сарацинами, конечно, были нужны, но не столько для военных кратковременных задач, сколько для важной и долговременной задачи, а именно маскировки и "отвода глаз". Поэтому, хоть, само военное тамплиерское рыцарство по неведению и осознавало себя как именно военно-монашеский орден, но, на самом деле, когда после разгрома ордена остался большой штат экономически обученных сержантов-хозяйственников, они-то позже и стали первыми масонами с теми же тамплиерскими правилами и принципами. Именно они, во главе со своей пресловутой тайной властью, с самого начала как раз и были сутью и солью организации.
       Впрочем, надо признать, что влияние катаров на масонскую традицию не возможно отрицать полностью. Например, символика первоначального английского масонства, умозрительные архитектурно-строительные символы и нравственное совершенствование в которой, лицемерно увязаны в одну систему. Но при этом, хорошо известно, что эстетика идеальных человеческих отношений у тамплиеров, на самом деле, не ставилась в задачу ни в начале, ни в дальнейшем. Наоборот, на самом деле это была не религиозно-нравственная, а именно хозяйственно-политическая организация со всеми вытекающими приемами и повадками.
       Теперь общеизвестно, что за двумя официальными орденами тамплиеров и цистерцианцев стоял третий тайный орден, который и создал их - Сионская община. И по общепринятому мнению в этом вопросе, Сионская община и есть то самое тайное руководящее общество, основанное в 1090 году за девять лет до того, как войска крестоносцев захватили Иерусалим (1099 г). Хотя и нет никаких конкретных доказательств существования сионской общины в это время, но, на самом деле, не исключено, что ее создание было даже раньше, намного раньше. Однако, только с этого времени начинается более или менее достоверно известная нам историческая информация на эту тему. Здесь, возможно, надо учесть и то, что в Труа, где находился двор графов Шампанских, тогда был центр по изучению каббалы. Во времена Годфруа Бульонского им управлял Раши, самый знаменитый каббалист средневековья. Другой такой центр располагался в Толедо. Но эти факты, как и в случае с катарами, не являются доказательством еврейского происхождения Сионской общины. Скорее, они показывают ее именно логико-интеллектуальный метод в теории и практике, но он присущ не только иудейскому законничеству. Это не национальное, но именно международное сообщество, и с самого начала все его члены были или людьми разных национальностей или полукровками. Это можно считать вполне достоверным историческим фактом.
       В истории Тамплиеров много подозрительного. В 1100 году, в цветущем возрасте - в 39 лет, загадочным образом умирает король Иерусалима Годфруа де Буйон (бывший герцог нижней Лотарингии). Королем становится его брат, избравший имя Бодуэн 1-й. Почти одновременно по неизвестной причине (по крайней мере, не от старости) умирает в свои 59 лет папа Урбан 2, тот самый, который высказался за идею первого крестового похода. А за несколько месяцев до взятия Иерусалима и смерти папы основывается Цистерианский монашеский орден. Цистерцианцы под черными наплечниками носили белую рясу. Изначально тамплиеровский плащ тоже был просто белым (кресты появились позднее), и, кстати, иудейские назареи когда-то тоже носили белые одежды, но и это не говорит об идеологической или духовной преемственности, хотя многие так и считают. В Цистерцианский орден вступает юный Бернар (Клервосский) и уже через год (!) становится аббатом нового аббатства в Клерво, построенного специально для него пресловутым Гуго Шампанским, тем, который совершил знаменательную поездку в Иерусалим вместе со своим вассалом Гуго Пайенским в 1104 году. Как считают, Гуго задумал новое аббатство еще в то время, когда Бернар только собирался вступить в орден, предполагая, поместить его на ключевую позицию тайного и грандиозного политического плана. Вообще, Бернар, причисленный в 1153 году папой Александром 3-м к лику святых, был показательной фигурой, в смысле именно различения тамплиеров и катаров. Прежде всего, он, как известно, был тесно связан с тамплиерами и был их главным защитником. Он был главным составителем текста клятвы, и устава тамплиеров. В то же время он ненавидел любые формы ереси и непримиримо с ними боролся, и особенно (!) с катарами... Это и понятно. В свое время Святой престол не раз посылал в Лангедок посредников, в том числе и Св. Бернара, чтобы подчинить себе катаров, но так ничего и не добился. От имени папы Евгения 2-го Бернар призвал ко второму крестовому походу, который обернулся неудачей. В дальнейшем он заслужил себе репутацию человека непримиримого, коварного, воинственного, агрессивного и... женоненавистника. Богословские убеждения и мистическая жизнь св. Бернара весьма странны. Бога, например, он иногда описывает типично мирскими словами, упоминая о Его "высоте, ширине и толщине". Он также уверял, что возлюбил Черную Мадонну, когда принял три капли молока из сосцов (!) ее статуи в Шатильонском соборе. Что касается культа Черной Мадонны, статуи которой можно обнаружить по всей Европе, то, по мнению многих исследователей, она относится не столько к Богоматери, сколько к богиням гораздо более далекого прошлого. Особенно много Черных Мадонн в местах древних языческих капищ, что наряду с другими совпадениями такого рода доказывает преемственность Черной Мадонны от культа богини египтян Исиды, которая, как и Богоматерь с младенцем, изображалась всегда с сыном Гором на руках. Исида, Диана, Кибела, а также индейская Великая мать часто изображались с черными лицами. Многие Черные Мадонны имеют таинственную связь с пребыванием под землей. Позднее Черную Мадонну также особенно почитали тамплиеры.
       Через девять лет после взятия Иерусалима в 1118 году был основан орден монашествующих воинов-рыцарей, принявших обет бедности, и в течение первых девяти лет ряды их не пополнялись. Сохранилась их печать - два всадника на одном коне: знак бедности и нестяжания. Хотя здесь может быть и другой, тайный смысл, например, власть двух всадников над одним конем могут означать две царские династии, слившиеся в одну и царствующие над одним народом. Черно-белый флаг "босеан" мог втайне означать то же самое. Так же можно понимать и то, что девять рыцарей получили белые плащи, послушники и сержанты - черные. Для резиденции им было отведено место, где когда-то стоял храм Соломона. Хроники умалчивают о первых годах тамплиеров. В 1127 году король Болдуэн 2-ой обратился с письмом к Бернару Клервоскому, чтобы тот упросил папу Гонория 2-го, пришедшего на смену Урбану 2-му, утвердить новый устав ордена. Поначалу орден был похожим на частный клуб, объединенный вокруг графа Шампанского. Все рыцари ордена были его вассалами. Годфруа был кузеном графа. Андре де Монбар, пятый Великий Мастер ордена, был дядей Бернара, который сам был родом из Шампани. Что касается папы Гонория, то монашеский постриг он принимал у того же Бернара Клервоского. Для рассмотрения ходатайства Ордена о даровании ему собственного устава папа опять же избрал город Труа. Этот город впоследствии был передан в дар ордену и стал первой прецепторией тамплиеров в Европе. Бернару исполнилось двадцать восемь лет, когда он написал устав, в котором он создал такую систему набора послушников ордена, благодаря которой в ордене образовалась своеобразная прослойка вольнодумцев, наложившая особый отпечаток на характер братства. В орден тамплиеров принимали бывших убийц, грабителей, развратников, и даже еретиков, если они отрекались от греховной прежней жизни и принимали строгий обет. Бернар, как уже говорилось, не только написал устав, но стал жарким поборником и пропагандистом тамплиеров, призывая дарить им ценности, землю и деньги, направлять в орден молодежь из хороших семей. Эти призывы имели необыкновенный успех, и орден в короткое время сказочно разбогател.
       По мнению Кристофера Найта и Роберта Ломаса еврейские роды графов Шампанских, Жизора, Пайена, Фонтена, Анжу, Буйон, Сен Клер из Рослина и другие под общим названием "REX DEUS" проникли в свиту короля иерусалимского и в среду иерархов церкви для своих целей. Но, как было сказано, на наш взгляд, дело было не в принадлежности к какой-либо национальности (которой в чистом виде у них не было и с самого начала, тем более потом), а в принадлежности именно к касте черных, т.е. к хозяйственникам (в данном случае к международной интеллектуальной верхушке финансистов-банкиров). И действительно, являясь идеально продуманной военно-хозяйственной организацией, орден приумножил свое богатство чисто, как бы мы сейчас определили, капиталистическими методами, используя все механизмы и рычаги современного банковского, например, дела. Война требовала бесчисленных финансовых вложений: военное снаряжение, строительство крепостей и т.д., и в первое время система оправдывала себя, но политика - дело не всегда предсказуемое. Самым интригующим явлением была таинственность ордена. Тамплиеры были, безусловно, таинственной организацией. Например, устав в полном виде знал лишь очень узкий круг самых избранных братьев ордена. Притом, что великий мастер ордена мог изменять его, вносить исправления, или что-то исключать. И делалось это исключительно конфиденциально. Одним из самых тяжких проступков рыцаря было разглашение любого уставного положения. Принятие в рыцари производилось в полной тайне, многие другие совещания тоже. Для военных задач тайна имеет очень большое значение. Но всему есть разумные пределы, превышение которых просто подозрительно, а как явствует из истории, тамплиеры пользовались репутацией великих специалистов по части секретных операций и дел. По известной легенде, Годфруа владел важным секретом, передающимся от отца к сыну со времен Христа. А также, он якобы нашел сокровища и документы под развалинами храма Ирода, построенного на месте храма царя Соломона, подтвердившие этот секрет. Болдуэн 1, младший брат Годфруа, стал королем Иерусалима. Оба восходили к роду последнего из царствующих Меровингов - Дагоберту 2. Поэтому так хотелось Найту предположить, что тамплиеры, орден нищих рыцарей Христа и храма Соломона был на самом деле создан как силовая структура ради захвата власти тайной политической партией вокруг свергнутых когда-то царских династий. И разгром ордена Филиппом 4 в действительности имел именно эту причину. Что же это за династии? Некоторые исследователи утверждают, что одна из них - это царский род иудеев, после разгрома и рассеяния выбравший юг Франции местом своего пребывания. В 8 веке здесь, в Септимании, было создано даже небольшое еврейское государство со столицей в Нарбонне, где королем стал Теодорих, один из рода Меровингов, признанный "принадлежащим к роду Давида". Сын Теодориха, Гиллем, прозванный "крючконосым", по свидетельству летописца, строго исполнял в военных походах иудейский закон. И даже в 1165-1166 годах, знаменитый путешественник Вениамин де Туледа сообщает, что в Нарбонне живут "мудрецы и принцы, во главе которых стоит потомок Давида". Вторая династия - это Меровинги, правившие в раннем средневековье на большей части современных Франции и Германии. Договор с Меровингами в 496 году подписала латинская Церковь. Позже при помощи папского Рима их власть узурпировали Каролинги, создавшие потом Священную Римскую империю. И вот сохранившиеся потомки последнего Меровинга Дагоберта 2-го породнились и слились с родом иудейских царей. Тамплиеров, равно как и написавшего их устав Бернара, протежировал граф Гуго Шампанский. Некоторые исследователи утверждают, что граф - один из сумевших выжить потомков Дагоберта 2, отмеченных кровью иудейских царей, как и многие аристократические роды Франции. Если так, то отчасти понятно, откуда взялось и баснословное богатство тамплиеров, и такая умелая деловая хватка. Это была первая в истории транснациональная корпорация, чуть ли не первый проект единой Европы.
       13 октября 1307 года по тайному приказу Филиппа 4 были арестовано около пятнадцати тысяч тамплиеров. Почти у всех историков считается, что Филипп Красивый (внук русской княжны Ярославны) имел практически только одну цель - золото. В марте 1306 года, когда в Париже возник бунт, король укрылся в Темпле, резиденции храмовников. Тогда-то он и узнал в полной мере о сокровищах ордена. В доказательство жадности Филиппа историками приводится еще одна подобная история: 22 июля 1306 года (т.е. годом раньше) Гийом де Ногаре по приказу Филиппа арестовал и заключил под стражу всех до единого евреев, живших во Франции. Через неделю их всех выслали из страны, но уже без имущества. Вся их собственность, в том числе деньги, оказались в королевской казне. Кроме того, было объявлено, что французская корона принимает в собственность все долговые обязательства, хранившиеся у евреев. Т.е. все причитающиеся евреям деньги по этим долгам должны сдаваться в государственное казначейство. Соответственно все долги государства еврейской общине аннулировались. Но для нас было бы большой ошибкой считать, что только жадность руководила Филиппом. На самом деле его пугала некая сверхполитическая тайна тамплиеров, а главным образом их небывалое и необъяснимое могущество. Например, великий магистр ордена позволял себе писать английскому монарху Генриху 3: "Ты будешь оставаться королем, покуда справедлив" (что значит, не мешаешь ордену). И то, наконец, что эти подозрительные вооруженные банкиры отказали Филиппу в его просьбе о вступлении в их орден, видимо, и стало самым главным сигналом тревоги для него. Это был всемирный заговор черной касты против красной, что намного глобальней, а потому важней и опасней, чем если бы это был заговор только национальный, еврейский. Филипп почувствовал именно это. Тамплиеры были глобальной, сверхполитической силой, но явно обличить их было не в чем. И в ход пошли клеветнические измышления типа содомии, ритуального сожжения детей и поклонения дьяволу.
       Сомневаясь в истинности вырванных у тамплиеров под пытками показаний, мы не можем, однако, еще раз не обратить внимание на то, что допросы, кроме всего, выяснили еще и то, что среди "бедных рыцарей" существовал, по крайней мере, один внутренний круг. И то, что было ведомо членам этого круга, не доверялось остальным. Наверное, все-таки, напрашивается вопрос: имел ли этот внутренний круг хоть какое-то отношение к братству Грааля? Думаем, что, конечно же, нет, а вот к дальнейшему политическому и отчасти гностико-каббалистическому переосмыслению Грааля, имел самое прямое и непосредственное отношение. Кстати, авторы "Священной загадки" опираются в своем исследовании именно на рыцаря Вольфрама фон Эшенбаха, как на авторитетный источник (в отличие, например, от Кретьена де Труа), подтверждающий их версию, а также на анонимный "Перлесваус", написанный, как полагают, тоже рыцарем-тамплиером, и тоже выводящий понимание Грааля, как династическое потомство.
       Хотя здесь и представляет ценность сама мысль, что Грааль - не предмет, а символ общности людей, но то, что их общность заключается в кровном происхождении от общего предка, тем более царственного (т.е. принадлежащего к красной касте), сводит ценность идеи к нулю. Чтобы подтвердить династическую концепцию Грааля обращаются к этимологии слов (sang royal), но этот вариант не представляет ни научного, ни духовного интереса, т.к. здесь даже переставлены и изменены буквы. Если так их менять и переставлять, многое можно переосмыслить совершенно произвольно. И эта очевидная, политически корыстная произвольность в который раз наглядно подтверждает, что с самого возникновения и на протяжении всего существования ордена, как говорится, "дело было не чисто"... далеко от альбигойской чистоты. Нас же обаяние древности самого звучания слов "Сан Грааль" могло бы навести на совершенно другие направления этимологического поиска значения этих слов.
       В "Сан Грааль" слово "Сан" обычно понимается как "святой" или "священный". Но кроме этого, подходящим к понятию Грааль в нашем контексте могло бы быть еще одно значение - свет. Или, если на древнейших, еще протоязыках, слово "свет" могло произноситься только одной буквой "с", тогда "Ан" в слове "сан" когда-то могло означать имя Бога - "Ан". Тогда получается, что "сан" - это свет Бога Ан (ср. Английское sun). "Ан" (переводится как русское "Я") - это самое древнее имя Бога-Творца. Оно долго сохранялось у евреев как тайное имя Бога, и было утеряно (забыто) после разрушения храма. Александр Мень комментирует в своем толковании Евангелия: "Я есмь" (по еврейски: "Ани Ху")... Так мог говорить только один Предвечный. Это Его тайное имя, которое произносил первосвященник в дни Кущей, когда святые слова заглушал трубный звук и клики народа... Выражение "Я есмь" встречается в Ветхом Завете как эквивалент слова "Сущий" (Яхве) (например, Ис. 48.12, 43.10). О том, что имя Ани-Ху произносилось во времена праздника Кущей, говорит рабби Иегуда-бен-Элай (2 век). В Евангелии Иоанна Христос много раз относит это имя к Себе... Подобные выражения есть и у синоптиков" (А. Мень. Сын Человеческий. Изд. "Жизнь с Богом", стр. 205, 426). Обратимся к современным лингвистическим исследованиям. Корень "Ан" употребляется у разных народов в названии самого архаичного, часто почти забытого Бога, но считающегося Творцом всего сущего. Приведем некоторые примеры. Ану - древнейший и забытый Бог Египта. Амон - абстрактный Бог, творец всего сущего. Римский Янус - небесный Бог творец. Греческий Уран - древнейший Бог неба. Этрусский Куслан - небесный Бог творец. Хуритский Ану - изгоняемый верховный Бог. Шумерский Ан - небесный Бог творец. Армянский Ангех, культ в районе озера Ван. Вагахн - бог грозы и молний. Ан, ян - типичные окончания армянских фамилий. Кельтская богиня Дану. Йеменский Анбай - верховный бог мудрости. Иранский Асман - верховный Бог неба. Индийский Брахман - высшее божество, творец мира. Китайский Шан - небесный верховный дух. Германский Вотан. Фино-угорский Ен - небесный Бог творец. Тюркский шаман - жрец, служитель бога.
       Итак "Сан" в "Сан Грааль" это божественный свет, или, если в терминах паламизма, то - божественная энергия. Получается, что Сан Грааль - это Грааль, освещенный божественным светом или проникнутый божественной энергией. А как можно было бы понимать или интерпретировать слово "Грааль"? Причем так, чтобы это понимание исходило из лингвистики древних языков (предпочтительнее всего древнееврейский), а не имелось бы в виду, например, современное английское слово "royal". Первая же буква "Г" в этом слове наводит на многие ассоциации. В масоретском тексте Библии слово "сад" (который насадил Господь Бог в Эдеме) звучит как - "ган". Еврейское "ган", обычно переводимое как "сад", в более точном переводе означает - надежное, защищенное, безопасное место земли. Звук "Г" в некоторых языках входит в слово "земля" (гея, гео). А если обратить внимание в этом слове (ган) на корень "ан", то получается, что это место земли потому безопасное, что защищено Самим Богом, или принадлежит Самому Богу. Но это только одна из ассоциаций. Другой фрагмент слова "Грааль", более перспективный для осмысления - это "гр". Сумма звуков "г" и "р" может пониматься как не просто земля, но ребристо вздыбленная, взгорбленная земля, т.е. гора, хребет (горный), а также этимологически вытекающие из них слова - ограда, город. В целом "Сан Грааль" тогда читается, например, как гора, осиянная светом Бога Эль. Или Божий свет на горе Бога Эль.
       А если, как уже говорилось, свет здесь - символ Божественной энергии, то на горе живут какие-то люди. Иначе зачем Богу там сиять Своим светом, или наполнять это место Своей энергией, если бы там никого не было? Значит, это город на горе, и там есть общество, наполненное Божественным светом. Это их город, и ради них и существует это место. Можно бесконечно рассматривать действительно емкий по смыслам архетип горы, и то, как его воспринимали разные народы и трактовали разные культурные традиции. Но для нас, думаю, будет достаточным самый первый и универсальный смысл образа горы в ее мистической возвышенности, в касании земли и неба. Это мистический символ. Применительно к образу чаши, Грааль здесь можно также понимать как город в защищённой горами долине. Ср. "Новый Иерусалим, спускающийся с небес" (Отк. 21) - не намек ли это на высокогорное селение Еноха? Предания о священных горах содержатся практически во всех мифологиях мира. "Возвожу очи мои к горам, откуда придет помощь моя" (Пс. 120:1). Пусть в разных вариациях, но память о братстве Грааля должна была как-то сохраниться в памяти многих народов земли. Например, в многослойном шумерском языке над автохтонной основой лежит пласт, соответствующий пришельцам из горной страны. А в шумерском эпосе сохранились воспоминания о дальней горной стране, где обитают души предков. Одно из названий этой страны - Кур, что значит гора, горная страна. Еще одно ее название (похожее на Грааль) - Ири-Галь. Теперь всмотримся в смысловой ряд понятия гора в индоевропейских языках: русское "гора", но "гореть"; литовское "kalnas" - гора, но древнейшее "kel" - горящий, лат. "caleo" - пылать, "calor" - жар. В контексте этого ряда огонь понимается как стихия, связываемая с небом, а также с божественным началом в человеке и в мире в целом.
       Все эти размышления о горах подводят нас к вопросу: где было это место? Т.е. в каком месте земли жила енохианская община? Причем в самом что ни на есть географическом смысле. Где этот рай? Может, место их обитания надо искать в некоем пересечении земли и неба, в их касании? Тогда единственное, что можно предположить, это какую-нибудь гористую местность, где горизонт тонет в бесконечности, например, Кавказ. Со временем сведения утрачиваются. Когда-то евреи имели о Мельхиседеке гораздо более подробное предание, чем те несколько слов из Книги Бытия. Волхвы с востока не много, наверное, рассказывали о себе, но все-таки больше, чем мы знаем из Евангелий. Тайна места их обитания была необходима, потому что их свобода и равенство невыносимы господам земли, князьям мира сего, владыкам всех цветов: белым, черным и красным.
      
       Грааль в России
      
       Был ли отклик на проповедь катаров в России? Само слово "Грааль" в российской истории в соответствующее время как будто не упоминается. Но следы этой проповеди при внимательном рассмотрении мы находим позже, а именно в русской иконописи 15 века, кстати, и вместе с оригинальной трактовкой, т.е. чисто русским толкованием этого символа. Рассмотрим знаменитую икону Андрея Рублева "Троица" с этой точки зрения.
       Когда Грабарь нашел и отреставрировал эту икону, рухнуло бытовавшее в России народное мнение о Троице, что Троица - это Христос, Богородица и Николай-Угодник. Теперь все поголовно, в том числе столичная интеллигенция с высшим университетским образованием считает, что Рублев на этой иконе изобразил Бога-Троицу. О богословских подробностях тринитарного догмата семи соборов никто как-то не беспокоится. Однако, в этом тринитарном богословии считается, что Дух Святой никогда никому не являлся в виде человека или ангела. И изображать Его допустимо только в виде голубя. Ну а Бог-Отец, вообще, не представляем, не мыслим, невообразим и, значит, не изобразим. Любое Изображение Бога-Отца грубейшая и глупейшая ересь. Сидит ли благообразный старец на троне или дед с лейкой на облаке, в обоих случаях это дерзкая карикатура и богохульство. Интересно, что и о Христе, как о воплощении Бога Сына, Иоанн Богослов написал, как о воплотившемся Логосе. Логос - это совершенно определенный и недвусмысленный философский термин, точно означающий на греческом языке вот что: абсолютно абстрактный, воспринимаемый чисто умозрительно, т.е. только умом, некий мировой разум, в котором вечно предсуществуют некие тоже чисто абстрактные Эйдосы (т.е. первичные идеи всего сущего). На русский язык "Логос" перевели как - "Слово", так как это понятие и соответствующий ему термин в русском языке как-то не популярен до сих пор. Дело в том, что чисто абстрактное, умозрительное богословие (как и философия) в России плохо воспринимается не только в народных массах, но и в академических кругах. И до сих пор русское Евангелие от Иоанна начинается словами "В начале было Слово", что порождает энтузиазм у лингвистов, филологов и литераторов, но к делу этот энтузиазм, как говорится, нисколько не относится. Но продолжим о Троице.
      
         0x01 graphic
         
         Итак, Троица. На столе - чаша. В ней голова тельца. Имея в виду размер этой головы, легко прикинуть и размер чаши, но по сравнению с фигурами ее размер может представляться сравнимым и с образом потира. Обратим внимание на то, как небрежно и какими грубыми мазками она написана. Симметричность, например, настолько не соблюдена, что чаша должна бы завалиться на бок. Что же этой нарочитой небрежностью давал понять зрителю Андрей Рублев? То, что не это главное в иконе, хотя и в центре. Наверное, образ этой чаши по смыслу синтетичен, и, в том числе, например, он может означать и символ жертвы, важный для общей концепции изображения, но не самый важный. Голова быка означает, что в жертву должны быть принесены животные страсти. Ради чего? Чтобы ответить на этот вопрос, рассмотрим чашу, образ которой образуется телами левого и правого ангела, так, что средний находится как бы в ней. Это не конкретно чаша, т.е. не предмет, но как бы случайный абрис, а значит только символ. Но насколько он важен, показывает аккуратность и добросовестность исполнения этого именно преднамеренного элемента композиции. Ради симметричной правильности этой нематериальной чаши Рублев пририсовал складку одежды выше колена у правого ангела, изменив с края ее цвет. И, кстати, то же самое и у левого. Теперь, чтобы понять, что имел в виду Рублев под этой чашей, подумаем о том, кто изображен на иконе. Если в центре, выше остальных - Христос, то почему вместе с правым ангелом Он почтительно склонил голову перед тем, кто сидит слева? У загадочной фигуры слева голова тоже склонена, но далеко не так, как у Его собеседников. Создается впечатление, что легким кивком Он принимает уважительный поклон остальных членов композиции. Значит это и есть Христос. В современной искусствоведческой науке существует убедительное и легко доказуемое мнение, что в центре на этой иконе сидит Адам (за его спиной древо), справа - Архангел Михаил (гора за ним символизирует ангелизм). А слева - Христос (позади Него - здание, символ церкви). Центральная фигура сидит как будто выше всех, но если Христос слева, то приходится заключить, что Андрей Рублев, здесь вообще не озадачивался тем, кто выше, а кто ниже. Искусствоведы давно уже обратили внимание на некую округленность всей композиции. Эту округленность объясняют по-разному, но чаще всего имеется в виду любовь, как идеал экзистенциальных отношений. И вот здесь начинаются наши спорные, даже невероятные предположения. А что если Рублев написал эту чашу, имея в виду знаменитую в те времена на западе чашу Грааль? Нематериальный образ, напоминающий чашу-купель, в которой находится Адам и желто-синий колорит в целом (о значении желтого и синего цвета мы еще будем говорить) объясняют мировоззренческую суть иконы. Это действительно символ идеала человеческих отношений, достижимый через эстетическую мораль. Именно такое общение с Христом и Михаилом рождает в Адаме экзистенциальную личность. Если символический образ нематериальной чаши означает Грааль, то теперь, учитывая это, представляется важным и наличие материальной чаши на столе. Видимо, Рублев так дает понять, что не считает Грааль потиром, ведь икона писалась уже после того, как Грааль переосмыслялся в потир на западе. И еще, если суть Троицы Рублева - Грааль, главная суть катарской секты, то легко объясняется отсутствие письменных богословских документов в традиции Сергия Радонежского. Вспомним, катары тоже не оставили ничего такого, что можно было бы прочесть. Осталось только "богословие в красках", которое до конца могло бы быть понятно лишь тем, кто и сам во всем разобрался. Т.е. задача иконы не пропаганда, а собирание. Легко также объясняется интерес Сергия Радонежского к военным. Его многочисленные попытки их перевоспитать, объединить, облагородить. Понятно и ради какой перспективы было насаждение культа святых благоверных князей, ведь там где Грааль проникает в массы, необходим, как мы знаем, культ благородного рыцарства (вспомним Лангедок, где он так пригодился). Фантастика! Сергий Радонежский (оплот идеологии современного русского фашизма) и Катары! Что может быть общего? Но, как видим, общего более, чем достаточно.
       В русской иконописи 15 века много загадочного и уникального. Например, загадочное искажение пропорций человеческого тела. Художники и в наше время часто искажают пропорции человеческого тела, чтобы подчеркнуть то, что изображаемый человек - необычный, особенный. Но в русской иконописи это искажение подчиняется некоей закономерности. Сама техника письма этих икон очень простая, плакатная, представляет собой практически то же, что используется современными художниками-оформителями. Этим снова выявляется, что иконопись именно 15-го века - не столько живопись, сколько действительно богословие в образах. Наглядная наука о небожителях, о том, какие они, и как выглядят. Эта наука еще с византийских времен держалась на традиции, т.е. на свидетельстве, может быть, древних очевидцев, святых, видевших и рассказавших - как надо писать такого рода портреты. Но записано подобных текстов не было, или они не сохранились, и обучение сводилось к созерцанию старинных икон и их копированию.
       Как выглядят долгожители с возрастом более тысячи лет? Если человек живёт правильно и очень долго, он становится похож на Бога. Искажаются ли при этом пропорции человеческого тела, и в каком направлении? Т.е. какова логика этих искажений? Самое простое в иконописных ликах 15 века, что обращает на себя внимание почти сразу, - это нос. Вспомним, что у животных нет носа, а только рыло или пасть и в ней ноздри. У человекообразных обезьян вместо носа - нечто очень широкое и короткое, но уже похожее на нос. У человека нос в раннем детстве толстенький и коротенький, но с возрастом становится тоньше и длиннее. На иконах 15 века у вечно живущих небожителей нос тонкий и длинный, как соломинка, а губки как пуговка (рот у них, разумеется, не для того чтобы кушать). Но самое интересное - это глаза. У животных белки не видны, а только роговицы и зрачки. У современного человека роговицы занимают только половину глаз, остальное - белки. У небожителей на иконах Дионисия, Феофана грека и Андрея Рублева роговицы еще меньше, а белки больше. Левый глаз при этом выше правого. Наверное, самое трудное - это передать в изображении глаз чистую совесть. Христос, например, как известно, ни разу не согрешил. И если иконописец берется за дело, и не ставит перед собой задачу написать абсолютно невинные глаза, он тяжко грешит. Легкомыслие здесь неуместно.
       Итак, как же выглядели лица таинственных гостей Сергия, посланников общества Грааля? Можем предложить вниманию читателей иконописные лики нашей работы в стиле 15 века. В них наглядно именно сконцентрирован результат многолетних исследований на эту тему.
      
         0x01 graphic
         
         
         
         0x01 graphic
         0x01 graphic
         0x01 graphic
         0x01 graphic
         0x01 graphic
         
         Почему Сергий Радонежский и Рублев скрыли свою связь, свое общение с остатками общины Катаров, которые, возможно, побывали в России? Не потому ли, что так недавно и так трагично закончилась их судьба? Показывая, что безнадежно не способен существовать в этом мире идеал экзистенциальной общественности. Существует предание, что Сергий Радонежский, разочаровавшись в своей социальной активности, до конца жизни наложил на себя обет молчания. Что касается дальнейшей эволюции русской иконописи, то уже в шестнадцатом веке она стала чисто русской, т.е. без искажения человеческих пропорций, разве что в сторону некоторой полноты тела в популярном на все последующие времена Строгановском варианте.
       Как-то, лет так это пятнадцать назад, православные интеллигенты пытались нам доказать, что Троица Рублева написана исключительно внутри русской православной традиции, и к европейскому Граалю не имеет никакого отношения. Тогда мы (по молодости) еще не имели достаточно аргументов. Просто было ясно, что все не так просто. Троица Рублева не только икона. И писалась она все-таки не только внутри русской православной традиции. Иконы, в строгом смысле этого слова, предназначены исключительно для храмового и домашнего богослужения, т.е. для предстояния, поклонов, молитв и проч. Но в России 15 века появилось еще одно, как бы новое предназначение и соответственно направление в иконописи. Исследователи назвали его "богословием в красках". В такие иконы, с дополнительной богословской и мировоззренческой нагрузкой, надо было вглядываться, стараясь понять идею, которую художник старался передать через символическое сочетание символических цветов, символическое сочетание символических предметов и персонажей, и непосредственно сами графически сложные символы, состоящие из более простых геометрических фигур. Геометрия в те времена во всем мире, в том числе и в России, была священной наукой, и увязывалась с первичными символами, пронизывающими все творение. Так что Сам Бог нам велел, как говорится, толковать эту икону. Она для того и написана. И тогда картина это, например, в иконописном стиле или икона, уже не важно. Важно, что это богословие. Далее. Непосредственно перед знаменитым расцветом русской православной культуры 15 века произошло завоевание турками Византии, и очень большое количество эмигрантов хлынуло в Россию и на запад в Европу. Причем в Россию приехали такие люди, как, например, иконописец Феофан Грек, а на католический запад такие, как, например, художник Эль Греко. Эмигранты, кстати, были не только греки, ведь Малая Азия в национальном смысле просто - котел, в котором "варилось", так сказать, много всякого. Итак, в Москве на какое-то время образовалась ситуация аналогичная той, которая была в Лангедоке 12 века. Это - многонациональность, плюс некоторая свобода творческого самовыражения в не очень строгих рамках византийской православной традиции. В не очень строгих потому, что Россия тогда была митрополией, подчиненной вселенской патриархии, которая в свою очередь потеряла государственно-монархическую как поддержку, так и идеологическую опеку. Уникальное время, и короткое. "Богословие в красках" - явление именно того времени. В дальнейшем в российской культуре мы этого уже не наблюдаем.
       Троица Рублева есть пик и самая макушка всей вообще мировой человеческой культуры в целом, включая не только искусства, но и науки, в том числе самые современные. И если это только русская икона, написанная внутри только русской православной церкви, где тогда продолжение? Что мы видим в шестнадцатом веке? В семнадцатом, восемнадцатом, девятнадцатом? Конечно, надо быть патриотами, но не надо при этом переставать быть реалистами. Эта икона - межнациональный феномен, по значению равный тринитарному богословию семи соборов (тоже, кстати, межнациональному), а по проповеднической эффективности равный Четвероевангелию. Приписывание этого только русской православной традиции является проявлением, во-первых, вопиюще низкой культуры, а во-вторых, националистической ограниченности и гордыни (а именно такие люди не воспринимают Троицу Рублева на должном уровне).
       Давайте, раз отчасти начали, и еще поговорим о нас, т.е. наших современниках и о нашем времени. Ведь Троица Рублева это наше достояние. Теперь, когда мы рассмотрели Троицу Рублева и знаем, как выглядят лики святых долгожителей, вопрос к читателю: это ли наше будущее? И, вообще, куда идет человечество? В чем, в каком направлении перспектива его развития, направление эволюции? Ведь люди утончаются и усложняются уже в массе. К чему-то это же должно привести? Говоря об абсолютной морали, об идеале общественности, о чем мы говорим? О чем-то лишенном перспективы? Или этот идеал естественен? Если в моральном абсолюте и нравственном совершенстве есть, так сказать, "кайф", и тогда если к этому есть естественное человеческое влечение и стремление, то человек должен прийти к идеальным человеческим отношениям естественно и легко. Мы употребили слово "кайф" для реализма, т.к. мы хотим сейчас говорить о наших друзьях и знакомых, согражданах и соотечественниках. Итак. Если же наоборот, идеальная общественность - это противоестественно и не свойственно человеческой природе, тогда нравственный идеал для своей реализации требует насилия над этой природой, т.е. суровой аскетики. А может даже насильственной аскетики? В таком случае, почему в истории официального аскетического христианства идеал общественности так загадочно недостижим? А когда легко и естественно достигался где-то в стороне, как творчество, как эстетическое искусство (куртуазия), то яростно уничтожался бюрократами, сидящими на пророческом месте. Вспомним крестовый поход, уничтоживший провинцию Лангедок. Так кто же эти церковные бюрократы, и какова их психология? Рассмотрим для начала бюрократию в истории, вообще, как таковую. Существование бюрократии в любом государстве оправдано тем, что кому-то надо же оберегать граждан от всякого рода мошенников и жуликов. Но всегда как-то получается, что именно сами бюрократы и оказываются жуликами, т.е. как минимум, взяточниками, казнокрадами и т.д. Вопрос: почему? Давайте подумаем. В любой стране, в которой общественные отношения содержали в себе изъян, и потому появлялись люди, критикующие язвы общества, господствующий класс, например, класс рабовладельцев, организовывал и содержал бюрократический аппарат, который осуществлял цензуру, т.е. выслеживание и запрет свободной мысли, совести и соответствующих собраний. А если так, то какой предполагается моральный облик представителей этого самого бюрократического аппарата? Как только найдем ответ на этот вопрос, сразу будет ясно, почему коррупция и бюрократизм неразделимы.
       Бюрократ - это флегматик, собиратель, хозяйственник, взявшийся не за свое дело. Если флегматик - управленец в области производства, например, на ферме или на заводе, то он на своем месте и очень ценный член общества. Если же он проникает в область науки, искусства, военную сферу, в религиозную или политическую, то он становится бюрократом. Типичный бюрократ - это юридический бюрократ. Здесь уточним, что чистый флегматик, например, может запомнить не больше ста человек в лицо, при этом он может знать об этих людях только то, что можно усвоить умом, а судить их, как эрудит, знающий законодательство. Сангвиник (для сравнения) может запомнить десятки тысяч человек в лицо и видит каждого насквозь, не нуждаясь в эрудиции. Его не обмануть. Он слышит ложь в тембре голоса (ведь у него тонкий музыкальный слух), видит ложь в морщинках и складках кожи вокруг глаз (ведь он прекрасный портретист). Если обществом правят не сангвиники, а флегматики или еще хуже холерики, то это больное общество, т.к. любая другая власть кроме власти сангвиников противоеcтественна. Но пути-то назад к власти по древнежречеcкому образу у современных сангвиников уже нет, ведь эти люди горды, завистливы и уже не могут cобратьcя вместе и даже не нуждаются в этом. Жажда единоличной популярности и желание заткнуть конкурентов в сочетании с равнодушием к идеалам общеcтвенноcти и вообще к истине вот все, на что они cпоcобны. К этому частенько можно добавить неумеренную сексуальную озабоченность. И приходится признать, что общество, состоящее только из флегматиков, холериков и сангвиников, не может иметь светлого будущего, оно обречено на Апокалипсис. А золотой век власти сангвиников остался в забытом прошлом и никогда не вернется. Власть флегматиков сейчас, как до этого холериков, всех подминает под себя и все подчиняет своим кастовым cтраcтям, причем даже если официально имеют место, так сказать, лучшие намерения, то на самом деле, они просто лицемерно служат прикрытием.
       Бюрократы в армии это обычно коррумпированные "штабные крысы", и там их сразу видно. Труднее их выявить, например, в науке, ведь флегматики умные, и наука, казалось бы для них и предназначена, но что это тогда за наука? Флегматики в отличие от сангвиников, практически не имеют интуиции и романтического восприятия и, прежде всего, их наука - это логически понятная наука. В науке флегматикам надо все понять и потом запомнить, а идею Творения, например, они понять не могут, поэтому они выстраивают понятные теории, например, знакомую нам теорию эволюции. В cиcтеме образования гоcподcтвует атеиcтичеcкий эволюционизм, но это не богопротивление, это просто незнание о Боге. Знания! Вот что дает покой и защищенность. Флегматики склонны надеяться на имущество, в том числе научное, даже особенно научное.
       Знание о cущеcтвовании Бога и энтузиазм превращает флегматика в церковного или околоцерковного бюрократа c бюрократичеcким понятием о Боге, что еще хуже т.к. это подмена которую трудно раскрыть. Когда флегматик становится пастырем, т.е. церковным бюрократом, он получает в руки священные тексты, но не может их ни понять, ни воспринять. Например, он не понимает что такое стихии (а на этом держится огромное количество религиозной информации). Знание Юнга облегчило бы их участь, но все равно остается много чего такого, что они не в состоянии воспринять. Священник должен как-то общаться с Богом, но на каком языке Бог обращается к человеку? Например, язык облаков. Небо и облака никогда не бывает красивым просто так, случайно. Это всегда обращение к человеку, которое понял бы сангвиник, но не флегматик. А ведь это только один из бесчисленных источников информации для сангвиника, в потоке которой он живет. Привычный язык белых, когда они хотят поделиться информацией друг с другом - это архетипы, символы, поэтические образы, а черные, получив в руки священные тексты белых, воспринимают их буквально, поэтому у них всегда неправильное толкование и соответственно неправильная экклесиология. И таким образом, считая себя верующими, они частенько совсем таковыми не являются, особенно если речь идет о христианстве, ведь здесь нужна вообще другая модель человека.
       Разберем хороший пример - "Легенду о великом инквизиторе" Достоевского. Когда церковный бюрократ в этом произведении лично встречается с Христом, ему в конце концов приходится признаться в том, что на самом-то деле он вовсе не христианин. Вот интересно! А ведь до этой встречи он говорил и действовал от имени Христа! И все в это верили, и сам он в том числе! Странно, не так ли? Может оказаться, что очень и очень многие христиане окажутся при личной встрече с Христом точно в таком же затруднительном положении, как и наш инквизитор. Ведь если выписать все слова Христа, все Его заповеди, то будет видно, что все они являют собой некие правила, по которым надо общаться. Т.е. это правила общественности. И самое главное из этих правил - экзистенциальное равенство. А церковным бюрократам, с их ограниченным логически-практическим умом, хотелось бы видеть идеал мира и любви в неравенстве. Ведь не все же равны в логико-практических способностях. В православной, например, церковной литературе прямо и косвенно постоянно проповедуется некий иерархический идеал: неравенство и одновременно вместе с неравенством - любовь, потому, что неравенство добровольно, естественно и органично. Но на истинно духовном уровне иерархии нет. Там нет ни равенства, ни неравенства. Духовность вне этого измерения и, вообще, способа восприятия. Она неиерархична. Невозможно сравнить две бесконечности. Ведь экзистенциальная личность бесконечна. Если много раз перечитать Евангелие и именно с этой точки зрения проникнуться заповедями Христа, то начинаешь воспринимать Христа, как нормального и адекватного. А вокруг Него все какие-то ненормальные и не адекватные, и почему-то не понимают простых вещей, о которых Он говорит. Может, потому, что у всех тех людей было иерархическое сознание, обусловленное той рабовладельческой эпохой с ее реалиями? Поэтому все пытались увидеть в Христе некоего верховного бюрократа. Но именно зарождающийся церковный бюрократизм на основе фарисейского законничества и обличал Христос, и посему просто удивительно, что теперь именно в христианской церкви бюрократизм так пышно расцвел.
       Во все времена во всех государствах (как мы только что говорили) были властители и служащий им бюрократический аппарат, реализующий эту власть во всех крупных и мелких деталях. Соответственно этому насильственно выстраивалась и закреплялась иерархия общества. Эту иерархию неоднократно и имели в виду ученики Христа, спрашивая, например: кто по какую руку от Христа сядет, когда Он придет к власти. Но Христос объяснял, что да, в мире существуют цари и князья и они господствуют над людьми, но в обществе христиан не должно быть так. Все, кто считает себя христианами - братья, которым Христос запретил называть друг друга "отцом", "учителем" и проч. Это (кстати неоднократное) объяснение Христа относительно иерархии катары сформулировали в трех словах: свобода, равенство, братство. Эти слова сейчас, разумеется, девальвировались и воспринимаются нами сквозь призму истории, но рассмотрим их свежим, непредвзятым взглядом. Свобода и равенство в совокупности означают то, что равенство - не насильственное. Т.е. вовсе не запрещено друг друга уважать. И некая стихийная иерархия, не зафиксированная в должности и саны, допустима. Это как поверхность воды в озере, которая колеблется, но в целом ровная. Такое свободное равенство с взаимным уважением и признанием неизбежно порождает братство, братскую любовь, о которой Христос тоже заповедал: "Новую заповедь даю вам, да любите друг друга, как и Я возлюбил вас". И предупредительно успокоил маловерных, что это легко достижимо ("Бремя мое легко"). И действительно, в любой нерабовладельческой и неформальной, например, в молодежной тусовке, где нет идеологического и физического насилия этот идеал легко достигается почти сам собой. Например, во многих современных молодежных движениях легко и естественно насаждается, или даже сам возникает культ приветливости, честности, благородства и взаимопомощи. Но есть ли вообще в официальной церкви общественность? Ее, как ныне видим, нет. Почему? Во-первых, если бы она была, то стала бы угрозой существованию фиксированного клерикального бюрократизма. Но куда она все-таки делась, если все заповеди Евангелия говорят о ней? Ведь в первый век христианства она точно была. Тонкий и сложный вопрос... требующий и соответствующего тонкого и непростого ответа. Итак, в заповедях Христа хорошо видно равновесие между отношениями людей и моральным самосовершенствованием каждого. Т.е. Христос предлагает и общаться и, для этого, каждому становиться нравственно лучше, чтобы общение было более доверительным и близким. Общественность и нравственность здесь неразрывно соединены. И вот постепенно, начиная уже с апостолов, а дальше с каждым веком все больше, упор переносится на моральное качество отдельного человека. А наградой, тоже постепенно, становится не компания, не общественность, не мы сами друг для друга, а некие места - рай и ад. Причем в раю тоже обещается не общественность и не экклесия, а некое всеобщее богообщение, в котором одни к Богу ближе, другие дальше. Образец этого можно видеть на православной литургии. Такую замену понятий было бы не просто осуществить в один присест. Поэтому это смещение идеалов в христианстве было постепенным, но неуклонно в сторону парадигмы бюрократического рабовладельческого монархизма. И постепенно, теперь уже опираясь на вековую традицию, возникала и точно такая же иерархическая картина рая (царь на земле, Бог на небе).
       Итак, еще раз сформулируем. В церковной жизни, особенно в монашеской, мы, даже не в церковных книжках, а просто визуально, можем наблюдать культ богоугодной личности, а не культ богоугодного общества, и культ одиночества, а не культ отношений. Из этого проистекает культ посредника (!), восходящий к существующему в подсознании людей архетипу жреца времен неолитической революции. К этому надо прибавить господствующее мнение о том, что Дары Божии, Дары Духа Святого даются не обществу, а этому посреднику, т.е. богоугодной личности или коллегии богоугодных личностей, и уже через них потом они даются, или, лучше сказать, выдаются маленькими порциями каждому прихожанину. Обращаясь к ангелу православной церкви, Христос называет его мертвым (Откр. 3). Что это может означать, если речь идет об общественной организации? Суть клерикального бюрократизма хорошо выявлена в литургичности Православной церкви. Литургика - это целая мистическая система и сложная наука (раздел богословия), которую можно смело упразднить и забыть без каких либо потерь для истинного общения во Христе. Потому что это бюрократическое законничество, которое и делом и словом обличал Христос во время своей земной проповеди. А вера в церковный бюрократизм (как и обрядоверие) - это блуд духовный. Наша Православная церковь, как, впрочем, и другие официальные церкви, например, католическая, представляет собой клерикально-бюрократический институт, раньше культивировавший чувство вины для поддержания рабовладельческого строя. Теперь же это очень комфортная организация для тех, кого надо обслужить в психоаналитическом смысле: выявить чувство вины и страха и удовлетворить инфантильную жажду наказания. Что касается идеала человеческих отношений, понимаемого как идеал общественности, то такого понятия в Православной Церкви не существует. Ни пастыри, ни овцы ничего об этом не знают и не слышали. Интересно, не правда ли? Как это можно быть христианином и не поинтересоваться, чего же хотел Сам Христос? Что Он обличал и что предлагал, о чем мечтал и чего добивался?
       Сейчас, когда класс бюрократов не подчиняется рабовладельческим монархам и сам находится у власти практически во всем мире, церковный бюрократизм находится в интересной фазе своей истории. Уже нет необходимости строить "симфонию" между государственной властью и церковной, и мы можем видеть, что же официальная церковь представляют собой сама по себе, без постороннего влияния. Еще 2000 лет назад Христос обличал бюрократов в тонком лицемерии. Теперь у клерикальной бюрократии лицемерие так очевидно и грубо, что его уже не надо обличать. Например, как ткань состоит из ниток, так клерикальный бюрократизм состоит из коррупции, связей, кумовства и блата (а результат этого - серость и воинствующий примитивизм).
       Верные сыны (и особенно дочери) православной церкви, наверное, и читать это не станут. Но, какой-нибудь, более интеллигентный и снисходительный, человек может искренне и добродушно возразить. И действительно, так ли все плохо? Может, все-таки ничего страшного, если лучшие представители бюрократии присматривают за порядком в церкви? Дело в том, однако, что бюрократы - не пророки. Они не говорят от Бога, но крепко держатся за порядки, правила и обычаи, принятые от предшественников. Кроме того, хоть они не пророки, но творческая жилка у бюрократов, как и у любого человека, тем не менее, имеется, да еще какая! И жилка эта бюрократическая, поэтому порядки, правила и обычаи нарастают в церкви из века в век как лавина, как снежный ком. Так, что не то, чтобы исполнить эти правила, но даже разобраться в них толком (кроме них самих, наверное) давно уже никто не может. Это кстати и не интересно (как и любая рутина). Не романтично. Это и есть мертвость Сардийской церкви. Всегда, когда бюрократы занимают жреческое место, у них множатся устав, правила порядки, увеличивается сложность обряда и ритуала. Все это и есть признак подмены и омертвения, хотя всем этим правилам придается статус священности и святости. В то время как действительная святость, а именно идеал общественности просто не упоминается, а сама общественность как-то не наблюдается. В то время как Троица Рублева (удивительное дело!) - главный образ, можно сказать, знамя и символ Русской Православной Церкви.
       Грустно... Даже когда смотришь фильмы о первобытных людях, видно, как эти люди все время находятся вместе, одним обществом. И так было миллионы лет! Но не сейчас. Тусовка молодежных субкультур - это естественный тип существования. Ну, а взрослые люди, как ныне видим, в основном ведут противоестественный, больной образ жизни, и, конечно болеют всеми болезнями, проистекающими от хронического стресса, имя которому - одиночество.
      
       Рождение
      
       Невозможно персти земной стать человеком, но Богу всё возможно. Невозможно человеку стать богом, но и это нам обещано. Впрочем, и в каждом желуде потенциально есть дуб, но рождение древа - тайна. Рождение всегда тайна. Двенадцатая глава Апокалипсиса повествует нам о рождении. Читаем: "И явилось на небе великое знамение: жена, облачённая в солнце; под ногами её луна и на главе её венец из двенадцати звёзд. Она имела во чреве и кричала от болей и мук рождения" (Откр. 12.1.). В большинстве церковных толкований этого места общепринято мнение, что "младенец мужеского пола, которому надлежит пасти все народы жезлом железным" - это не конкретный человек, но каждый христианин, которого в муках рождает церковь. Однако, рождаемое всегда подобно рождающему. Человек рождает человека, а если рождает церковь, то следуя этой логике, она должна родить церковь. Кроме того, в противном случае поэтический образ младенца, вообще, противоречил бы самому масштабу того, о чём идёт речь. А масштаб, это сразу видно, здесь весьма серьезный. Посему и жена, и младенец - образы одного порядка. Перейдём к следующему вопросу. Что значит, что рождающая церковь женского рода, а рождаемая - мужского? Может здесь надо понять саму природу женского и мужского? Допустим (на вскидку), что мужское - это семя, которое, по сути, есть генетическая информация, т.е. в конечном счете как бы некая кибернетическая логика, которая определяет порядок, структуру, закон и проч. Тогда мужское это ум или умность. Но вот проблема, ведь женщины тоже умные, при чем, как раз в большинстве-то случаев будут поумнее мужчин. Т.е. конечно не то чтобы в подавляющем большинстве... а впрочем, какая разница? Мы же тут не статистикой занимаемся. А если наоборот за женское взять телесность и материальность, то пробем меньше не становится, т.к. у мужчин все это тоже есть, мало того, но мужественность многими как раз и воспринимается как крепкая мощная телесность. Короче, мужчины и женщины тут не причем и мужское это не значит, что церковь, например, состоит из мужчин. Тут надо все понимать на древнем образно-поэтическом языке белых (сангвиников-жрецов). Слова " мужского пола" - это некое образно-поэтическое выражение и, в то же время, некий философско-богословский термин (как, например, Инь и Янь). В свое время Василий Великий писал, что слова "Бог Отец" и "Бог Сын" - это богословские термины, которые не означают что Троица это некая семья с буквальными отцом и сыном. Так и здесь, женское и мужское - это философско-богословские термины. Давайте попробуем распределить на женское и мужское четыре стихии (земля, ветер, огонь, вода). Все равно нам придется еще много раз говорить о стихиях, так почему бы не начать уже сейчас. Понимание того, что такое стихии, трудно дается, если нет некоего интуитивного, как бы предсуществующего знания. Т.е. когда человек, например, еще не знаком с идеей, но заранее знает, что она верна, или не знает сути какой либо истины, но заранее знает, что так оно и есть. И если честно признаться, то именно к таким людям в первую очередь мы и обращаемся. Другим будет труднее нас понять, не прочитав эту книгу до конца и несколько раз. Итак, воду (логику) мы отнесем к мужскому, а землю (телесность) - к женскому. Конечно, само собой разумеется, это утверждение спорно, но не будем спорить сейчас. Вот когда будем более подробно говорить о стихиях, тогда и поспорим. А сейчас, не в обиду женщинам, все-таки, умность назовем мужским, а телесность женским. Итак. Пока мы имеем ум и тело (если кратко). И то и другое есть в каждом человеке (и в мужчине и в женщине), но человек этим не ограничивается. В нём есть ещё и стихия огня - чувства, эмоции, т.е. образно говоря - сердце, которое волнуется, хочет, воспламеняется.... И, наконец, дух. Теперь сфокусируем своё внимание на последнем, на том, что (точнее кто) есть человеческая личность, тварный дух. Ибо имеем сильное подозрение, что именно это и есть то главное, ради чего назван пол младенца. Дух - это личное, индивидуальное, экзистенциальное. Человеческая личность, воздушная ипостась, спиритуальный стержень, центр, точка, ядро, человеческое "кто", которое свободно, которое осознаёт себя, своё бытие, свою инаковость, которое говорит себе: "вот я", или вопрошает: "кому я?", т.е. "с кем мы?". Этот-то дух мы и сочтём началом мужским. Итак, в сумме мы имеем то, что мужское - это ум и дух, а женское - это сердце и тело. Повторяемся, что речь здесь идет о четырех стихиях, которые, все четыре, есть и в мужчине, и в женщине. Таков уж образно-символический язык Апокалипсиса, древний язык белой касты, на котором и сказано по сути то, что главной особенностью новой церкви будет духовность ее членов, как мужчин так и женщин.
       Говоря о младенце мужского пола, как о новой церкви, мы должны среди прочего отметить и то, что тайнозритель неоднократно возвращается к созерцанию некоего загадочного сообщества. Это и Филадельфийская церковь (Откр. 2.1.), и "сто сорок четыре тысячи из всех колен израилевых" (Откр. 7. 4.), и те "сто сорок четыре тысячи, у которых имя Отца Его написано на челах" (Откр. 14. 1.). Скорее всего, речь идёт об одном и том же сообществе, т.е. о той самой новой церкви (младенце). С этим согласуется ветхозаветное пророчество тоже о рождении: "Посему Он оставит их до времени, доколе не родит имеющая родить; тогда возвратятся к сынам Израиля и оставшиеся братья их" (Мих. 5. 3).
       О некой загадочной печати в Откровении говорится два раза. Сначала просто о печати, которая ставится на чело (Отк. 7. 4.), а потом уточняется: "Имя Отца Его написано на челах" (Откр. 14. 1.). В Апокалипсисе каждое слово важно, но двукратное упоминание о печати указывает на сугубую важность сего образа. Печать на челе надо понимать тоже образно-символически, т.е. это говорит о том, что лицо человека будет иметь некое отличие от лиц прочих людей, это во-первых, а во-вторых надо заметить, что печать не Сына и не Святаго Духа, но печать Отца. Что мы знаем об Отце? Есть разделы богословия, называемые Христология (о Христе) и Пневматология (о Святом Духе). Наверно, есть и раздел, называемый Патрология (о Боге Отце). А если нет такого раздела, то он должен появиться рано или поздно, и мы, предвосхищая его появление, уже начнём исследование некоторых его вопросов.
       "И создал Господь Бог человека из праха земного, и вдунул в лице его дыхание жизни" (Быт. 2. 7). Дух, дыхание, воздыхание, воздух... "Дыхание" - это спиритуальное (воздух), которое есть жизнь, т.к. - "дыхание жизни". В результате, как мы уже писали, возникла экзистенциальная личность. Но сейчас мы хотим различить некое спиритуальное поле и некую спиритуальную как бы структуру, и, кроме того, здесь и в дальнейшем для удобства и чтобы не путаться будем называть тварную духовность спиритуальностью. "Спирит" (латинск.) это и значит - дух. Спиритуальность в человеке - это его воздушность. А экзистенциальность - это осознающая сама себя точка в этой воздушности. Она не есть образ Духа Святого, а, скорее, образ Бога Отца, если вообще допустимо делать такие параллели, хотя искать в человеке образ Бога вполне традиционно.
       На древних иконописных изображениях и фресках евангелисты часто изображаются с ангелами. Ангел около ап. Матфея имеет голову человека. Ангел около ев. Луки - голову тельца. Ангел около ев. Марка - голову льва, и ангел около ап. Иоанна - орла. И это имеет свой смысл. Евангелие от Матфея - отличается логичностью (родословие, топография, подробности закона). Марк - самый краткий, но и самый эмоциональный. Лука - врач, и описывает множество исцелений, зачатие, рождество. Евангелист Иоанн больше всех пишет об Отце. Христос в этом Евангелии постоянно говорит о Своей близости и послушании Отцу. "Я и Отец - одно" (Ин. 10. 30.); "Отец во Мне, Я в Нём" (Ин. 10. 38.); "Отче Святый! Соблюди их во имя Твоё. Тех, которых Ты Мне дал" (Ин. 17. 11.). "Тех" - это апостолов. А "дал" означает то, что прежде, чем стать учениками, они сделали внутренний шаг, личный выбор, поверили, ещё не зная учения. В этом смысле Отец дал их Сыну. Апостол и евангелист Иоанн назван богословом, и богословие его, несомненно, патрологическое. О многом в этой связи говорит то, что ап. Иоанн, по общецерковному преданию, не умер, а жив до сих пор. Значит, как мы уже размышляли и о Енохе, жизнь на уровне духа дает некие возможности нового качества не только душевного, но и телесного существования.
       Изображения этих животных на иконах апостолов имеют своим источником видение ап. Иоанном четырёх животных вокруг престола, на котором был Сидящий (Откр. 4:6-9). Подобное видение с этими же животными описано и у Иезекииля в первой главе. И, кстати, именно общий смысл этого видения Иезекииля ни один экзегет не в состоянии объяснить до сих пор. Хотя таким объяснением отчасти можно было бы считать следующее высказывание, хоть оно и не относится к видению Иезекииля: "Бог устроил этот мир, как некое отображение надмирного мира, чтобы нам через духовное созерцание его как бы по некоей лествице достигнуть оного мира" (Гр. Палама. Но 3. со 36 В). В Священном Писании часто упоминаются или стихии или ангелы стихий (2 Пет. 3. 5; 2 Пет. 3.10; Кол. 2. 8; Ион. 9.8; Откр. 7. 1; Откр. 14.18; Откр. 16. 5; Откр. 16. 8; Откр. 16. 17; Быт. 1. 9; Еф. 5. 26. и проч.) В этой связи можно вспомнить об ангельских чинах, среди которых Херувимы имеют логосное служение, Серафимы - огненное, Престолы - духовное. Интересно, что в древних церковных песнопениях о Богородице Марии, в которых она честнее Херувимов и славней Серафимов, не сказано, что она честнее, славнее или как-то по-другому выше Престолов.
       Спиритуальное есть в каждом человеке, и в мужчине, и в женщине. Но не каждого можно назвать спиритуалом, как не каждого можно назвать логиком или эмоционалом, не важно мужчина это или женщина. И, кроме того, не каждый спиритуал имеет печать Бога Отца. Как же ее получить? Если сказать коротко, то, наверное, чтобы получить на чело печать Бога, спиритуалу надо не получить печать от Диавола. Что это значит? Например, говоря о творчестве, человек не может назвать продукт своего творчества только своим. Творческие состояния, озарения, вдохновения загадочны. Кто-то подсказывает, показывает, а иногда практически диктует. Обычный человек что просто приходит ему в голову в состоянии задумчивости ("на ум" или "на сердце"), то и считает своим. Но в спиритуальной области надо быть осторожней и строже к своим состояниям. Чем человек тоньше и даровитей, тем сложней и выше воспринимает он помыслы, образы, ощущения и состояния, приходящие как бы извне, из тонкого мира. А оттуда (если упростить) эти вещи бывают либо от Бога, либо от Диавола. В человеке как бы происходит борьба, и Диавол побеждает в этой борьбе, если человек принимает всё высокое, необычайное, интересное, ничего не отвергая, лишь бы потом социально возвыситься как можно больше.
       Итак, о печати. Что же есть эта печать? Образ чего? Или знак, символ какой реальности? Несомненно, реальности спиритуальной и экзистенциальной. Обращает на себя внимание ещё одно обстоятельство: Христос обещает Филадельфийской церкви: "И напишу на нём имя Бога Моего, и имя града Бога Моего, нового Иерусалима, нисходящего с неба от Бога Моего, и имя Моё новое" (Откр. 3. 12.). Имя, имя, имя... Надпись имени и поставление печати связываются еще и в начале 14 главы. На эту связь указывает упоминание каждого колена по имени при запечатлении ста сорока четырёх тысяч. Вообще, имя вещь загадочная, и множество мудрецов над этим поломало голову. Наши имена, которые мы сейчас имеем - это лишь некая тень настоящего имени, ведь если каждый человек уникален, то и имя его должно быть уникальным. Но имени этого никто не знает до времени. Суть имени в известности под своим собственным названием, именованием или знаком, обозначающими уникальное качество, отличие, сумму характерностей. Имя это, по сути - слава, признание, членство. Значит, имя есть выражение общественности, когда предполагается наличие других. Имя для других. Сам себя человек называет просто - я. И это безымянное "я" и есть личность, ничем не отличающаяся от других личностей, ведь они все называют себя точно так же, имея в виду то же самое. У личности (в отличие от индивидуальности) нет качества, ей нечем отличаться.
       В книге "Имена" о. Павла Флоренского есть очень верная фраза: "Снять имя - это значит перейти к такому опыту, который хотя, и воспринимаем, но уже не именуем - не сказуем человеческим словом, несказанен - иначе говоря, к опыту чисто мистическому, а его не вместить в опыт сказуемый". Но на той же странице далее Флоренский пишет, что ближайшее тело личности - это то самое имя, которое мы носим, "свободное от шлаков биографии". На наш взгляд, это уже не так верно как предыдущие размышления. На наш взгляд, именно биография как раз и является ближайшим телом личности. Именно в биографии, в житии проступает, проявляется как на фотоплёнке настоящее имя человека, которое суть его отношение к Богу. И вот тогда, если снять все наши названия, имена, отчества, кто мы по профессии, по фамилии, национальности, именно тогда наступит действительно мистический опыт, и мы прикоснёмся к нашему настоящему имени, но только прикоснёмся, узнаем же тогда, когда Господь назовёт каждого по имени. Возможно, это имя будет не только сочетанием звуков, но чем-то большим. Тогда и лицо станет ликом, т.е. видимым образом невидимой личности. Наверное, это и есть печать. Таким образом экзистенциальная личностность и печать Бога Отца суть одно и то же.
       Во время поставления печатей четыре ангела держат четыре ветра, чтобы ветры не вредили ни земле, ни морю, ни деревьям до времени положения печатей. Ветры, скорее всего, служат образом воздушной, т.е. спиритуальной стихии. А землю, море и деревья следует понимать традиционно: древо - это род или нация, море - это все народы вместе взятые. Хотя, можно понимать море и как стихию воды, т.е. как науки, философские учения, социальные теории (в Священном Писании образы часто имеют одновременно множество смыслов, и даже не обязательно параллельных). Тогда земля - это всякого рода материальная, вещественная жизнь. Это указание на некое благоприятное затишье, дающее возможность для безопасной богоугодной жизни и общественной деятельности членов новой церкви, согласуется со словами: "Вот Я отворил перед тобою дверь, и никто не может затворить её" (Откр. 3. 8.) Параллельные по смыслу применительно к этому моменту тексты можно найти у ветхозаветных пророков: "Город крепкий у нас; спасение дал Он вместо стены и вала. Отворите ворота; да войдёт народ праведный, хранящий истину. Твёрдого духом Ты хранишь в совершенном мире, ибо на Тебя уповает он" (Ис. 26. 1.).
       Слова о драконе, ставшем "перед женою, которой надлежало родить, дабы, когда она родит, пожрать её младенца" (Откр. 12.4.) - не означает опасности физического уничтожения именно в этот момент рождения, а, скорее, опасности вечной погибели, опасности спиритуального соблазна. Сатана (Сатурн) вот уже четыре тысячи лет соблазняет спиритуалов всегда одним и тем же - славой и властью. Властью тайной, в виде тайных знаний, и явной - властью элиты над толпой, посредством славы (мода, престиж, популярность) или экономических и политических рычагов. Но замысел сатаны не удастся: "И восхищено было дитя её к Богу и престолу Его" (Откр. 12. 5.), т.е. все духовные интересы и влечения "младенца" будут направлены к Богу и "престолу Его" (о духовном служении престолов уже говорилось). Что же касается опасности физического уничтожения, т.е. насильственной смерти, то однозначного сообщения об убиении ста сорока четырёх тысяч мы нигде не находим, скорее наоборот. Кроме слов о "восхищении к Богу" вот что говорится к Филадельфийской церкви: "И как ты сохранил слово терпения Моего, то и Я сохраню тебя от годины искушения" (Откр. 3.10.). Далее читаем, как именно будут сохранены филадельфийцы: "И взглянул я, и вот светлое облако, и на облаке сидит подобный Сыну Человеческому; на голове его золотой венец, и в руке его острый серп. И вышел другой Ангел из храма и воскликнул громким голосом к сидящему на облаке: опусти серп твой и пожни, потому что пришло время жатвы, ибо жатва на земле созрела. И поверг сидящий на облаке серп свой на землю, и земля была пожата" (Откр. 14. 14.). После "жатвы" изливаются на землю чаши гнева. Ничто не даёт нам повода считать жатву физической смертью, а в зрелости видеть нечто греховное. Зрелость жатвы намекает на некую духовную зрелость, например, достаточный уровень спиритуальной взрослости и пробужденности, дающий возможность возникновению экзистенциальной личности. Может, возникновение экзистенциальных личностей уже в массовом порядке - это и есть жатва? Тогда поищем близкие параллели в других пророчествах. Не о том же ли пишет ап. Павел в послании к коринфянам? "Говорю вам тайну: не все мы умрём, но все изменимся вдруг во мгновение ока, при последней трубе; ибо вострубит, и мёртвые воскреснут нетленными, а мы изменимся. Ибо тленному сему надлежит облечься в нетленное, и смертному сему облечься в бессмертие" (1 Кор. 15.51.). И ещё: "Ибо сие говорим вам словом Господним, что мы живущие, оставшиеся до пришествия Господня не предупредим умерших; потому что Сам Господь при возвещении, при гласе Архангела и трубе Божией, сойдёт с неба, и мёртвые во Христе воскреснут прежде; потом мы, оставшиеся в живых, вместе с ними восхищены будем на облаках в сретение Господу на воздухе, и так всегда с Господом будем" (1 Фес. 4. 15.). Это восхищение на воздухе (!) явно перекликается с жатвой зрелых людей, и мы не без оснований можем полагать, что и то и другое говорится о "младенце мужеского пола", который "восхищен к Богу и престолу Его". "Пойди, народ мой, войди в покои твои и запри за собой двери твои, укройся на мгновение, доколе не пройдёт гнев; ибо вот Господь выходит из жилища Своего наказать обитателей земли за их беззаконие" (Ис. 26. 20.).
       Итак, филадельфийская церковь, может быть, много чего должна претерпеть, но только не физическую смерть. О терпении святых последнего времени есть знаменитое пророчество. Один из древних подвижников сказал: "Они ничего не исполнят, но будут терпеть скорби и станут больше нас". "Нас" - т.е. монахов, а "больше" - это "зрелость жатвы". "Ничего не исполнят" - здесь имеются в виду традиционные монашеские подвиги: посты, бдения, правила и прочь. Когда святые совершали необыкновенные подвиги, они исполняли волю Бога. Господь выделял некоторых Своих верных приверженцев необычайностью телесно аскетических подвигов, дабы на них обратить всеобщее внимание и нечто их устами сказать миру. В христианских церквах вследствие социальных законов культурологического порядка сами эти подвиги стали добродетелью, похвальным, почётным делом. Правда, есть оговорки, что самочинно нельзя налагать на себя эти подвиги (как, наверное, и налагать на других), но эти оговорки тонут в подражании этим подвигам, их восхвалении, да и просто во всеобщем внимании к ним. А между тем всё дело не в самих подвигах, а в послушании Богу. Для иных величайшим подвигом будет то, чтобы не делать никаких внешне заметных подвигов.
       Почему рухнула православная Византия и почему потом не устояла православная Россия? Если не устояли такие державы, то не во внешней мощи и великолепии дело. Вершина христианства ещё не явилась миру! Поэтому ещё и нет окончательного выбора, и время ещё не кончено. "Евангелие проповедано будет по всей земле" (Откр. 14. 6.) тогда, когда явится полнота и вершина христианства. И когда будет отвергнуто ТАКОЕ наступит конец. По многим пророчествам Россия ещё станет православной державой. Зачем? Идеал и вершина церкви христовой будет невелика числом и совершенно беззащитной в военном смысле. Её легко можно будет уничтожить совсем небольшим отрядом боевиков. Эту общину, народец числом сто сорок четыре тысячи будет сторожить до времени маленькая страна, а эту маленькую страну будет защищать большая. Вот когда действительно будут нужны и предания о Сергии Радонежском, и культ святых военных, и даже (почему бы нет?) культ святых благоверных бюрократов (кстати, отличная идея). Но почему именно так, а не иначе? Дело в том, что этот новый народ не будет принадлежать к какой либо нации. И действительно! Ведь все нации - это старые народы, даже древние. А мы говорим, что рождается новое, новая церковь, новый народ. Если жёлудь останется на ветке, то засохнет и сгниёт, а если расстанется с древом, то родится новое древо. Таково рождение и таковы законы рождения. "Кто слыхал таковое? Кто видал подобное этому? Возникала ли страна в один день? Рождался ли народ в один раз, как Сион, едва начал родами мучиться, родил сынов своих? Доведу ли Я до родов, и не дам родить? Говорит Господь. Или давая родить, заключу ли утробу? Говорит Бог твой. Возвеселитесь с Иерусалимом и радуйтесь о нём все любящие его! Возрадуйтесь с ним радостью, все сетовавшие о нём, чтобы вам питаться и насыщаться от сосцов утешений его, упиваться и наслаждаться преизбытком славы его" (Ис. 66. 8.).
      
      
       Эстетика
       В нашем восприятии Апокалипсис все еще обращен в будущее, но написан он почти две тысячи лет назад. Многое уже произошло, сбылось, стало историей. Однако историческое зрение ученых-историков не всегда выстроено Откровением и не всегда подмечает сбывшиеся пророчества. Наверное, многие не возразят против того, что Грааль и Апокалипсис апостола Иоанна взаимосвязаны больше, чем это может показаться на первый взгляд. По нашему же твердому убеждению Святой Грааль является просто центральной темой Откровения, вот только аргументы в пользу этого мы можем предложить только эстетические.
       "И увидел Бог всё, что Он создал, и вот хорошо весьма" (Быт. 1. 31.). Если это не понять эстетически, то и вообще не понять. Любовь - это тоже созерцание красоты. Однако, сколько же проблем с этой красотой! Иную красоту лучше и не видеть, и даже не знать о ней. Ведь даже падшие демоны по-своему красивы. Лермонтов, Врубель и другие, иже с ними, гениально показали эту красоту, хотя счастья им от этого не прибавилось. А человек! Волнующая, волшебная красота человеческого тела, пленительное очарование глаз и вообще лица, потрясающе прекрасная способность любить, мыслить, и самое высшее - богоподобное благородство духовности и личностности. Человек - это звучит прекрасно. Слава сотворившему всё! Уже эволюция вселенной произвела прекраснейший плод, и если тленный, ограниченный человек так хорош, что будет с нетленным? Завистливый взгляд падших демонов видит человека упоительно-грязным и соблазнительно-скотским. Но когда-то Адам и Ева были наги и не стыдились. Чистые сердцем Бога узрят и, конечно же, друг друга - чистыми глазами. Это наше будущее, которое уже должно прорастать в ком-то, как некое уже видимое пророчество об этом будущем.
       "И ангелу Филадельфийской церкви напиши: так говорит Святый, Истинный, имеющий ключ Давидов, Который отворяет - и никто не затворит, затворяет - и никто не отворит" (Отк. 3. 7) Ключ Давидов - это шестиконечная звезда, и она действительно отворяет все двери. Когда мы читаем о новом народе, обращает на себя внимание то, что они - девственники: "это те, которые не осквернились с жёнами, ибо они девственники" (Откр. 14. 4.). Как и всё в Апокалипсисе, данное место надо понимать не столько буквально, сколько символически, как художественно-поэтический образ такой глубины, чтобы он соответствовал масштабу всего Откровения. Тогда "не осквернились с жёнами" не означает, что нельзя оскверниться с женщиной, но можно оскверниться с мужчиной, и что, вообще, женщины это скверна. Здесь мы имеем дело с белым образно-символическим языком, а не буквальным, и женщины здесь не при чем. "Не оскверниться" не означает также, что совокупиться нельзя, а посмотреть можно, или посмотреть нельзя, а вообразить можно. Ничего нельзя. Оскверниться нельзя вообще в принципе, и не только о сексуальности здесь идет речь. Речь идет об эстетике в целом. Таким образом "ибо они девственники" - значит, что мало себе всё запретить и не делать. Надо вообще стать другим, чтобы осквернение такого рода стало невозможно и не нужно в принципе. Это место Откровения (о девственниках) настолько непростое, что нам на то, что бы просто понять, о чем речь, ушла половина жизни, и самые трудные (последующие) главы нашей книги об этом. И тому, кто действительно захочет уяснить себе проблему, придется очень хорошо поработать головой. Запросто и по-быстренькому переварить эту фразу о девственниках не получится.
       Предварительно, так сказать для начала, в поисках смысла этого места Откровения обратимся к тому моменту, когда мужчина и женщина впервые осквернились друг с другом, женщина с мужчиной, а мужчина с женщиной. "И открылись глаза у них обоих, и узнали они, что наги, и сшили смоковные листья, и сделали себе опоясания" (Быт. 3. 7.), а перед этим "были оба наги, Адам и жена его, и не стыдились" (Быт. 2. 25.). Ева уже названа женой Адама, но осквернения ещё не было. И вот, как-то так "открылись глаза", что так увидели и устыдились. Стыд - следствие греха, значит, осквернением было это зрение наготы. Увидели и осквернились. Но пока это ничего не объясняет, тем более что грех произошёл и раньше, когда был нарушен запрет Божий о невкушении плодов. А "открылись глаза" - это уже следствие греха. Впрочем, часто следствием одного греха становится следующий грех.
       Перед тем как двигаться дальше, попробуем уяснить себе, что такое грех вообще, в собственном смысле. Иоанн Богослов понимает грех как "беззаконие" (1 Ин. 3. 4.), значит когда "открылись глаза у них обоих", их зрение стало беззаконным. Беззаконие, понимаемое на логическом уровне, есть нарушение порядка, по которому всё должно существовать, т.е. когда нарушается божественный замысел бытия. На спиритуальном уровне беззаконие есть личное противление Богу. Это противление, вражда к Богу и есть нарушение порядка, беспорядок. Ибо мир с Богом лежит в основе всего замысла о тварном. Творение должно быть в мире с Творцом - вот закон, а вражда и противление - беззаконие. "Бог есть любовь" - говорит нам Иоанн Богослов (1Ин. 4. 8.), следовательно, всякая любовь в тварном мире есть некое отражение Божества. Но любовь, в которой не участвует сам Бог, есть не любовь, а прелюбодеяние. Прелюбодеяние, о котором так часто говорится в пророческих текстах Священного Писания - вещь таинственная и до конца не понятная, но очень важная. Важность сего подтверждается тем, насколько часто об этом говорится, и насколько крепко, т.е. с каким накалом, напором, гневом. Здесь нет компромиссов, третьего не дано. Здесь чувствуется абсолютность: абсолютное да, или абсолютное нет. Надо сказать, что тема любви является основной темой и Апокалипсиса, и вообще основной темой апостола любви, любимого ученика Христа.
       В русском языке есть множество загадочных слов, истинное значение которых мало кто теперь понимает. Эти слова духовные, мистические. И, хотя они вроде бы ни от кого не в секрете, тем не менее, смысл этих слов как будто содержится в тайне. Все эти слова имеют приставку "с" или "со". Вот некоторые из них: сознание, созерцание, смысл, счастье, спокойствие, состояние, совесть, согласие, сочувствие, сомнение, соблазн, соблюдение, справедливость и т.д. Некоторые из этих слов мы будем рассматривать внимательно и подробно, так как ключ к пониманию этих слов будет для нас ключом к пониманию многих мест в Апокалипсисе и в других пророческих текстах. Начнём со слова "созерцание". Зерцать - значит видеть, смотреть. Со-зерцание - значит со-смотрение, со-видение, т.е. когда два субъекта вместе нечто видят. Попросту говоря, мы имеем здесь групповое внимание или результат группового внимания, когда двум субъектам удаётся увидеть одну и ту же суть. Главное понять вот это: одну и ту же суть. При том, что суть всегда сложна и многогранна. То, что мы хотим сказать, на самом деле очень глубоко, и понять это трудно. Здесь как раз тот случай, когда нужно созерцать вместе с нами, точнее смыслить, т.е. со-мыслить. Смысл это со-мысль. Если бы не было созерцания, люди никогда не смогли бы понять друг друга, потому что видели бы в предмете разные стороны этого предмета, или понимали бы одно и то же понятие в разных аспектах. Созерцание же даёт возможность увидеть предмет сразу с нескольких сторон. Можно сравнить это со стереозвучанием или с объемным изображением (в два уха или в два глаза). Теперь поговорим о субъектах. Субъектов может быть не двое, а сколько угодно. Субъектами могут быть не только люди, но и ангелы, в том числе падшие ангелы. И тогда смысл слова "созерцание" и есть в этом мистическом со-видении человека и ангела (или беса). В этом же и тайна эстетического восприятия. Существует целая наука о прекрасном, которая, не смотря на свою научность, не может (или не хочет?) объяснить: что же такое прекрасное? А между тем, всё можно объяснить в нескольких словах: эстетика это созерцание, мистическое со-видение человека и ангела.
       От того с кем человек созерцает, зависит выбор эстетической информации - интерес. Интерес - это предсозерцательное состояние, жажда эстетической информации, точнее, жажда созерцания. А само созерцание это уже удовлетворение интереса. Почему жажда и почему удовлетворение? Потому что эстетика связана с энергетикой, т.е. созерцание есть резонанс, в котором происходит генерация энергии, которая является как бы пищей души, и потому созерцание так приятно. Само по себе внимание есть тонкая энергия волновой природы. Групповое внимание к объекту и рождает резонанс. Эстетическое наслаждение можно получить от чего угодно: от мысли, чувства, дела, образа и т.д. Около каждого человека всегда вьётся множество бесов, которые стараются заставить человека видеть всё своими бесовскими глазами, т.е. похотливо, не целостно, страстно, грязно и проч. А также и светлые, верные Богу ангелы, всегда рядом и предлагают свой вариант зрения - целостный, чистый, святой. Святые иконописцы, например, видя мир со-ангельскими глазами, писали людей и предметы целомудренно, целостно, т.к. как бы целиком, потому и с одновременно разных точек зрения. Ангелы могут видеть предмет сразу со всех сторон, так как существуют не только в трёхмерном пространстве как мы. Этим же объясняется и обратная перспектива: в четырехмерном пространстве предмет, может быть, удаляясь, не выглядит меньшим по сравнению с теми предметами, что вблизи. Но что бы видеть так, надо стать хозяином своего внимания, т.е. отнять его у бесов, а для этого надо обратить внимание на своё внимание - это уже монашеская наука. Что любовь между мужчиной и женщиной, влюблённость или увлечение есть не что иное, как эстетический интерес и созерцание, мы уже не будем объяснять и доказывать, т.к. надеемся на соучастие читателя в нашем размышлении.
       Выше уже заходила речь о том, что кроме двойника есть ещё один ангел, традиционно называемый ангелом-хранителем. Психологически они похожи, только один добрый, а другой чаще всего злой (более или менее) особенно по отношению к другим людям. Ангел-хранитель, проявляющийся как совесть, тоже не может назначаться человеку случайно. Если он должен понимать и чувствовать все тонкости духовной жизни человека, то значит он тоже в каком-то смысле двойник, но, в отличие от двойника, не вселяется незаметно и не властвует "тайком". Наоборот вступает в отчётливый диалог, взывая к свободе и самоопределению. А двойник в отличие от ангела-хранителя, образно выражаясь, как бы незаметно сгущает в душе человека что-то похожее на узелок и становится вторым я (если не первым).
       Почему до сих пор попущено Богом вселение двойников? В доадамитском, кроманьонском существовании, как мы говорили, - для эволюции, т.е. для размножения и выживания. По разумению двойников, наверное, эволюция человека продолжается и поныне. Может что-то в этом и есть правдоподобное. Но мы бы различили эволюцию и прогресс как два похожих, но, тем не менее, разных процесса. О задаче эволюции много написано у Блаватской, семьи Рерихов, антропософов и других. Особенно подробно в такой литературе описывается бытие двойников в идее реинкарнации и кармы. Разумеется, надо учитывать понимание и терминологию этих авторов и их читателей. И соотносить ее с нашей терминологией и нашим пониманием. Например, двойников они считают реинкарнирующими человеческими душами и ни о чем другом и слышать не хотят. Что же касается выживания, то очень хорошо это обрисовано у Фрейда, а еще у Хаббарда. У последнего в его "Дианетике" материал наиболее наглядно доказывает и показывает наличие и функционирование двойника. Судите сами: кто слышит и понимает человеческую речь в материнской утробе, в том числе так хорошо проиллюстрированные Хаббардом её тонкие эмоциональные и ментальные нюансы? Двухнедельный зародыш? Простите, но это не научно. А может это астрологический двойник вступает уже в этот период в отношения с другими двойниками? Это тоже не научно, но ничего другого нам не остаётся.
       Мы вовсе не хотим быть несправедливыми, и в некоторых случаях, пожалуй, согласились бы с положительной ролью двойников в смысле выживания. Можем, даже привести примеры. Как-то наша знакомая, будучи за рулём, попала в опасную ситуацию на дороге. В критический момент она почувствовала, как руки сами собой совершили удивительно сложный, даже виртуозный трюк вождения, на который она сама никак не способна (это она хорошо понимала). Просто каким-то чудом всё обошлось, только долго потом билось сердце от пережитого ужаса близкой смертельной опасности. Многие, может, помнят, как ещё в детстве совершенно чудесным образом практически взлетали на заборы и деревья, спасаясь от разъярённых собак. Часто пишущие о выживании психологи-атеисты объясняют все эти феномены поведения подсознанием. Но, как между ними известно, в подсознании хранится всё, что было в прошлом, а некоторые подобные моменты поведения предполагают чисто современные условия. Т.е. случаи, где имеет место знание именно современных условий и даже будущих, с мгновенным и эффективным использованием именно этого знания. И тогда ни своя память, ни память бесчисленных поколения предков не в состоянии помочь сориентироваться в чисто современных и будущих условиях выживания, если, впрочем, не принимать в расчет теорию о многократно "схлопывающейся" и вновь многократно возникающей вселенной. Однако, модель человека, предполагающая наличие сознания и подсознания, прекрасно может продемонстрировать, где именно живёт и откуда действует двойник. Фрейд, как известно, был атеист, но накопленные на сегодняшний день наблюдения психологов не в состоянии всё объяснить только подсознанием, в котором нет двойника. Участие, влияние и само существование двойника наиболее заметно, предельно явственно и ощутительно обнаруживается в сексуальной сфере. Попробуем понять, почему именно в сексе обнаруживается двойник. Ведь именно здесь энергия генерируется максимально, поэтому, не смотря на все положительные моменты, касающиеся размножения и выживания, надо признать, что сама модель человека, в которой двойник выполняет свои функции, возбуждая и направляя человеческие желания, не совершенна с точки зрения, например, достижения безупречного здоровья. У человека в этом типе существования образуются "дыры", через которые утекает энергия по вине двойника, и, разумеется, в его пользу. Механизмы этой утечки мы ещё разберём. А сейчас, продолжая разговор о "девственниках" и их "неосквернении с женами", сравним обычную нашу эстетику с предполагаемой эстетикой "девственников" Откровения, на уровне символов и архетипов.
       Чтобы разобраться с основными символами, с вытекающими из этих символов архетипами и с тем, как все это влияет на эстетическое восприятие, надо знать психологию людей, как в целом, т.е. массовую, так и психологических типов. Но конкретно об эстетическом восприятии, говорит, наверное, только одна из всех ныне известных психологических систем. А именно - система Аушры. Ее-то мы и рассмотрим. Должны предупредить, что дальнейший текст будет абсолютно не приспособлен и не предназначен для быстрого прочтения, потому, что сейчас то, что написано в объемистой книге, мы намерены уместить в несколько страниц. Изложение будет плотным, предельно сжатым, поэтому не пропустите ни одного слова. А еще лучше, прочитав трудное место один раз, перечитайте и еще пару раз. Пользуйтесь также "словарем авторских терминов" в конце книги.
       Дело в том, что нам совершенно необходимо усвоить психологическую систему Аушры, которую она сама назвала "соционикой", т.к. без неё ни слова не можем сказать о своих дальнейших соображениях относительно эстетики и о том, чем же отличается эстетика "девственников" Откровения от эстетики обычных людей. Желающим рекомендуем изучить Аушру в оригинале, но наше изложение всё равно надо усвоить, чтобы мы могли говорить на одном языке. Потому, что мы будем излагать материал именно как философы (потому как эстетика это раздел философии), в то время как сама Аушра - социолог. Социология - раздел психологии, исследующий психологию в группе, в социуме.
       Итак, эта система опирается и вытекает из аналогичной системы К. Юнга. Но в отличие от него более подробно конкретизирует каждый психотип, количество которых у Аушры вдвое больше. В последних изданиях системы Аушры можно найти уже результаты исследовательской работы целого клуба последователей, увлечённых практически безотказно "работающей" психологической системой. Мы в полной мере отдали дань такого увлечения, и почти без осечки определяем психотип просто по разрезу глаз.
       Свою систему Аушра, как и Юнг, для наглядности и удобства отобразила в таблице, где каждый из шестнадцати столбиков - человеческий характер.
      
          0x01 graphic
         Как видим столбиков всего шестнадцать, в то время как могло бы быть намного больше (в смысле возможности разнообразия взаимного расположения значков). Но сначала вникнем в систему, прежде чем её критиковать, ведь мы должны сначала понять - кто мы есть, чтобы потом предположить - кем могли бы стать.
       Каждый из четырёх значков, в таблице означает стихию. Одну из четырёх, как и в астрологии. Астрологию, древнейшую, можно сказать, ещё протонауку, реликт самых первых человеческих знаний о самом себе, предшественницу современной психологии, мы не будем излагать. Она и поныне развивается в бесчисленных вариантах, не всегда, на наш взгляд, удачных, и её азы обычно знает каждый культурный человек. Этого совершенно достаточно для предстоящих рассуждений. А вот на стихиях (наконец-то) остановимся подробно, как следует и не один раз. Можно сказать, понятие стихии - главный "инструмент" теперешнего нашего изложения. Мы должны научиться мыслить на этом уровне. Без этих основных, обобщающих весь мир, понятий не может быть понимания системы. Эстетическая концепция "девственников", определяющая направление и в жизни, и в искусстве, тоже опирается на понятие стихий. Итак, вот то, что изображает каждый значок. Квадратик - вода. Кружок - земля. Треугольник с углом вверху - воздух. Перевернутый треугольник, с углом внизу - огонь.
       Итак, мир, сотворенный для обитания в нем человека, состоит из четырех энергий-стихий. Здесь мы совершенно не претендуем на научный подход, хотя научно стихии можно было бы понимать, например, как типы волнового возбуждения первичного эфира (вакуумного пространства). Однако касается это как материального мира, так и более тонкого нематериального (что очень важно когда речь идет об ангелах), а здесь наука уж точно заканчивается. Впрочем, даже ученые признают, что наука еще не все знает и не все может объяснить. Научное знание, при всем уважении, это не полное знание, это только одно из знаний человека о мире, одна из возможностей постижения и восприятия. Но в целом знание человека (например духовное, спиритуальное) шире и глубже, чем научное знание, которое ограничено, например, экспериментом, т.е. властью человека над природой. Таким образом сама наука и сама научность просто напросто характеризует определенный тип человека, того который за точное знание признает то знание, которое удостоверяет власть человека над природой и обществом. Поэтому такие вещи как свобода, бесконечность и проч. наука не рассматривает.
       Вернемся к стихиям. Для наглядности приведем некоторые рассуждения о стихиях, касающиеся конкретных явлений. Итак, сам человек может служить отличным примером сочетания стихий: различные органы тела представляют различные стихии: органы дыхания - стихию воздуха, органы мочеобразования - стихию воды, пищевой тракт - земли, сердце - огня. А элементы душевной жизни можно распределить так: волнения, желания, эмоции - огонь. Мыслительные процессы, ум, логичность - вода. Всевозможная сенсорика - земля. И, наконец, личность, духовность, спиритуальность, интуиция, экзистенциальность - воздух. Иногда сомневаются в совместимости понятий воздуха и ядра (точка личности). Но сам воздух не всегда мягкий. Бывают ураганные ветры со сносом почвы и строительных конструкций, не говоря уже о взрывной волне, и, кстати, здесь и есть суть понятия воздушного ядра - зоны высокого давления воздуха (сгусток), это ещё не раз пригодится нам в разговоре о человеческой личности.
       По стихиям (по преимущественному преобладанию одной из стихий) можно распределить времена года. Осень - воздух. Зима - вода. Весна - земля. Лето - огонь. Время суток: утро - земля, день - огонь, вечер - воздух, ночь - вода. Стороны света: север - вода, восток - воздух, юг - земля, запад - огонь. Основные и простейшие геометрические фигуры (см. значки системы Аушры) и цвета: красный - земля, желтый - огонь, зеленый - вода, синий - воздух. Вкусы. Сладкий - земля. Горький - вода. Острый и кислый - огонь. Вяжущий - воздух. Можно еще много приводить примеров распределения различных явлений нашего мира по стихиям: запахи, скорость, температура и так далее. Надо сказать, что относительно того, как можно распределить всевозможные реалии нашего мира по стихиям, существует множество мнений и точек зрения. Это очень спорный вопрос. Вплоть до того, что даже количество стихий в разных национальных культурах разное. Например, на востоке кроме четырех известных в Азии и Европе стихий существует еще стихии дерева и эфира. Возможно, там само понятие стихии не совсем совпадает с европейским, т.е. под словом стихия имеется в виду нечто другое, не то, что, например, в Библии или астрологии.
       Вообще, что такое стихии, трудно или даже невозможно объяснить, если человек сам не способен видеть и обобщать мир в этих понятиях. Мы уже говорили об этом. Те, кто владеет этими понятиями (как правило сангвиники), обычно не просто узнали о них из астрологии, древних медицинских практик и религиозно-философских систем, но как-то сразу сумели мыслить этими словами. Как будто это предзнание было врожденным. В иерархическом и бюрократическом христианстве понятием стихий почти не пользуются и упоминаются они крайне редко, вот редкий пример: "У него (у человека) есть тело, составленное из четырёх стихий" (Пр. Симеон Новый Богослов "Деятельные и богословские главы" гл. 152). Но в Св. Писании довольно часто упоминаются все четыре стихии и ангелы стихий (2 Пет. 3. 5; 2 Пет. 3.10; Кол. 2. 8; Ион. 9.8; Откр. 7. 1; Откр. 14.18; Откр. 16. 5; Откр. 16. 8; Откр. 16. 17; Быт. 1. 9; Еф. 5. 26. и проч.)
       Чтобы помочь читателю усвоить понятие стихий, немножко как бы поспорим с разными точками зрения. Т.к. принимая участие в дискуссии, лучше понимаешь сами понятия и термины. Итак, например, почему-то многие считают, что эмоциональность - это вода, а логика - огонь. Против такой точки зрения можно привести следующие аргументы:
       Сама (материальная) вода может иметь геометрическую упорядоченность (снежинки, узор на стекле). Это логическое свойство. Она, меняя свою структурированность, способна хранить информацию, т.е. как бы имеет память. Благодаря способности структурироваться вода в реке "помнит" все русло, по которому текла. Урина тоже хранит информацию о теле. Кстати, по последним данным науки мозг на 90% состоит из воды. А были интересные случаи, когда врачи при вскрытии черепа умершего, находили там вообще вместо мозга только 200 г воды, и больше ничего. Причем было известно, что при жизни эти люди чувствовали себя нормально и занимались умственным (!) трудом.
       Вода может находиться, в трех состояниях: твердом, жидком и газообразном. Все это тоже соответствует логике, которая бывает текучей, бывает и твёрдой ("железной"). И редко, но всё же бывает духовной и возвышенной. Мысль струится, течет. Течение мыслей происходит по законам логики: одно вытекает из другого (живая мысль). Речь и речка - слова однокоренные. Догматическая, ортодоксальная мысль леденеет (железная логика). Духовная мудрость похожа на пар, на влагу, которая смешана с воздухом.
       Такие материалы как металл и камень (особенно прозрачный) - можно обобщить в смысле стихии тоже как воду, и найти в них логические свойства. Камень тоже помнит и даже думает, особенно кремниевые породы. Кто хорошо знаком с физикой, особенно с электроникой, знает, что в диодах и триодах, из которых построены практически все микросхемы, используется частицы кремния. Получается, что компьютеры благодаря именно камню и металлу такие умные.
       А огонь, особенно свет, бывает разного цвета, что соответствует разным эмоциональным состояниям. Сердце к сердцу имеет доступ через нематериальный, невидимый огненный луч, эмоционально по-разному окрашенный.
       У воды и огня разный разброс температур: вода кончается там, где начинается огонь, т. е. Н20 при температуре огня распадается на первоэлементы. Вода может быть беспредельно холодной, а огонь - беспредельно горячим. Накал или пожар мысли, вспыльчивый, жгучий, пылающий, греющий ум, теплая, горячая логика, огонь мозга - так можно сказать при полном отсутствии интуиции. То же и холодное, ледяное, расчетливое, каменное эмоциональное чувство. Эти образы имели бы смысл только при слиянии, сочетании логики и эмоциональности (воды и огня), но мы пока рассматриваем каждую стихию именно отдельно.
       Вода имеет вес, огонь - нет. Логика тоже весома, основательна, ее можно мысленно "пощупать" и взвесить, а чувство - только испытать. "Тяжелые" эмоциональные чувства образуются опять же только от соприкасания с логикой (например, тяжёлая моральная ситуация).
       Твердость и острота логики. Стихия воды "точится" стихией воды (камень, железо, лед). Мысль оттачивается мыслью.
       Проникновение: вода проникает только в землю и в воздух. То же и ум.
       Вода, как и воздух, имеет цвет, хоть они и прозрачны. Увидеть, например, цвет воздуха можно только при большой протяженности пространства, заполненного воздухом (5-6 км.). При таких условиях видно, что воздух синий. Чтобы понять какого цвета вода, надо смотреть абсолютно чистую воду (без мутности от земли), и не сверху, а на просвет, т.е. насквозь. Тогда видно, что цвет воды - изумрудно-бирюзовый, "морской волны", т.е. голубой с сильным зеленым оттенком. А огонь, как известно - желтый.
       Образы умной, умудренной старости - водяные: седые вершины гор, лес под снегом, струйность морщин на лбу.
       Читатель, наверно, обратил внимание на то, что почти все аргументы имеют образный характер. Это самый краткий и, наверное, пока единственный способ объяснить суть понятия стихии. Когда-то одни поколения жрецов так и передавали свои знания другим поколениям, более младшим. Вернёмся теперь опять к таблице, к системе Аушры. Первый значок (означающий стихию) сверху в каждом столбике таблицы - это первая психическая функция. Она самая сильная. Это воспринимающая функция человеческой психики, накапливающая информацию, ориентирующаяся в жизни. Второй значок к низу под первым - вторая функция. Эта как бы часть человеческой души тоже сильная, но творческая, творчески реагирующая на принятую информацию, экспериментирующая, творчески смелая, внушительная до гипнотизма, и, самое главное, эстетическая. Для нас важно именно это, то, что она эстетическая. Третья функция (третий значок к низу) - тоже эстетическая функция, но не столько творческая, сколько просто воспринимающая. Она ранимая, более чуткая, нуждающаяся не в экспериментах, а в идеальном, не в макетах и изображениях, а в живом, настоящем. Третья функция - слабая, нуждающаяся в защите, в удовлетворении и поддержке. К этому можно добавить то, что третья функция не выносит одиночества. Это функция как бы любви и контакта по каждой из стихий, например, сочувствия и сопереживания (огонь), единомыслия и сотрудничества (вода), похоти и соития (земля), спиритуального сопребывания и дружбы (воздух). И четвёртая функция - суггестивная, инфантильная, бестолково фонтанирующая и непосредственная. Аушра считает четвёртую функцию подсознанием человека (бессознательное по Фрейду).
       Более светлый и более темный оттенки раскраски значков означают такую разницу, которую постарайтесь уловить в обобщении следующих противоположностей. Итак, серый, а не черный цвет значка означает: поле, а не структуру. Энергию, а не тело. Стратегичность, а не тактичность. Обобщение, а не частность. Теоретическую отвлечённость, а не конкретность. А чёрный цвет значка означает - всё противоположное серому: конкретность, структуру, практичность, тактику, непосредственность и т.п.
       Наверное, здесь мы имеем трудно понимаемое место. И наверное, это надо бы больше каким-то образом воспринимать, чем понимать. В утешение и чтобы как-то ободрить читателя скажем, что если он осилит эту информацию, то, например, вся остальная премудрость белой жреческой касты будет для него уже совсем не трудной. Тогда он сможет разобраться не только в системе Аушры, но и в астрологии, которая тоже держится на понятии стихий. В таких науках как история и эволюция опять же разрешится куча необъяснимых учеными загадок, т.к. там обычно последовательность этапов чередуется по стихиям (земля - огонь - вода - воздух). Психологические типы темпераменты (как и восточные доши) тоже найдут свое объяснение. Например, флегматик (доша слизи) это сочетание стихий воды и земли, сангвиник (доша ваты) - это стихия воздуха, а холерик - огня. Здесь, как видим, Павлов с его возбуждением и торможением попал, что называется, пальцем в небо, поэтому живые люди как-то не вписываются в его такую замечательно стройную и научную теорию. И особенно стихии пригодятся нам в мистической и чисто белой до этого, но теперь нашей с вами науке об ангелах и двойниках, которая перестанет уже быть для нас такой таинственной и необъяснимой.
       Воспринять и понять информацию о стихиях будет легче, если для иллюстрации вышесказанного приведём следующие примеры. Начнем со стихии земли. Черный кружок - конкретное тело с его телесными сиюминутными ощущениями (зрение, слух, обоняние и т.д.) и внешними проявлениями (цвет, форма), в том числе и даже главным образом с одеждой, прической и проч. Серый кружок - постоянное или хотя бы длительное самочувствие и состояние, общий всегдашний тонус. Здоровье в целом. Биополе, аура.
       О воде. Черный квадратик - дело, тактический ход, практическая деятельность как конкретная организация конкретного дела. Конкретная механика, техника и т.п. Серый квадратик - мысленная, чисто умозрительная и отвлечённая идея, а лучше идейность как таковая. Теоретическое и философское обобщение.
       Теперь об огне. Перевернутый черный треугольник (с углом внизу) - конкретное чувство. Недолгое (по крайней мере, не вечное) эмоциональное возбуждение. "Одноразовое", т.е. не обязательно повторяющееся, не постоянное волнение или желание. Серый перевернутый треугольник - длительное чувство, претендующее на постоянство. Мораль, принятая в обществе. Этика, этичность. Чувства, обобщённые в тип, художественный образ, норму. Так называемые "вечные ценности", такие как постоянство эмоциональной преданности, верность в любви.
       И наконец о воздухе: Черный треугольник (с углом в верху) - отдельная и конкретная личность, конкретные личные отношения с конкретной личностью. Серый треугольник - это социальность, общественность и общественные отношения. Здесь надо различать как бы разные психические проявления стихии воздуха. Воздух, как и любая стихия, как бы имеет и поле, и структуру. Что это? Из физики мы знаем такие примеры поля - гравитационное поле планет, электромагнитное поле атомов и электронов и т.д. А примеры структуры это сами планеты или атомы. Используя эту параллель с физикой, можно сказать, что человек тоже имеет свое энергетическое поле, а сам в определенном смысле является структурой. Тогда воздушное поле (серый треугольник) образно можно представить, как определённый вес в обществе, влиятельность, социальную роль и ответственность за исполнение этой роли. В общем, образно говоря, - спиритуальную массу ("социальная гравитация"). Этому соответствуют такие отношения, как знакомство на дистанции, учитывающее внимание всех окружающих, а не одного конкретного человека, т.е. это отношения с оглядкой на общественное мнение и на социальные условия. Другое проявление воздушности - воздушная структура, которая может быть только парадоксальной, и которую символизирует черный треугольник. Это конкретная личность, свободная точка экзистенции, спиритуальное ядро, духовный стержень, то, что в человеке отвечает на вопрос: кто? Этому соответствуют не социальные, а личные отношения - личная дружба или вражда, не зависимая от социума. Вообще, надо признаться, что серый треугольник очень важен для нас т.к. он означает прежде всего общественность как таковую, в том числе идеальную общественность, основанную на идеальной морали. Этому, собственно и посвящена наша книга. Общественность, вещь загадочноя, впрочем как и все воздушное. Стихия - это энергия, и энергия серого треугольника проявляется и обнаруживается начиная с определенного количества людей. Это количество определяется загадочным числом - четырнадцать. Например, Христос набрал двенадцать учеников, а собирались они сначала у Него дома, где вместе с учениками был Он и Его мать, т.е. всего четырнадцать. Обо всем этом более подробно мы будем писать в следующих главах, а сейчас вернемся к системе Аушры.
       В книгах Аушры приведено большое количество примеров людей конкретных типов, примеров взаимодействия и взаимоотношений разных типов и т.д. Всевозможные исторические и литературные персонажи и множество всевозможных историй, иллюстрирующих действие системы. Кстати, лучше всего усваивается знание системы в кружке-клубе, где люди и их отношения наблюдаются и обсуждаются "в живую". От себя скажем, что знание о трех темпераментах (холерик, сангвиник, флегматик), в сочетании с астрологией и системой Аушры, дает достаточное знание о человеческой психике, если говорить вообще о возможности существования такого знания при пользовании научной системой о душе в принципе. Но это знание ничтожно, по сравнению с уникальной и бесконечной глубиной экзистенциальной личности, не умещающейся ни в какую систему. Более того. В этом случае само знание одного человека о другом (как и о себе самом) должно быть бесконечно нарастающим, т.е. это бесконечный процесс всё новых и новых уникальных открытий. Для нас, вообще, само сочетание человечности и системности звучит даже кощунственно, однако на определённом этапе нашего изложения это сочетание всё же необходимо.
       Удивительно устроено человеческое восприятие красоты. Люди видят красоту каждый по-своему. Вернее, каждый как бы выхватывает, выделяет свою, видимую только ему красоту. У мира тысяча граней. Хватает на всех. Отправной точкой нашего понимания, в чём разница эстетических вкусов, точнее, чем определяется эта разница, послужило рассмотрение сочетаний стихий в символах и образах. Для этого мы и обратились к системе Аушры. Теперь давайте перейдём к самому главному для нас в этой системе, к тому собственно, ради чего мы вообще с ней знакомились. Это эстетические функции в каждом столбике: вторая и третья. Понимание сути эстетического восприятия человеком стихий во всех проявлениях нашего мира есть ключ к пониманию "девственников" Апокалипсиса. В следующей главе от рассмотрения основных символов мы перейдем к эстетическому рассмотрению вытекающих из этих символов архетипов, т.е. основных образов, на которые опирается человеческая культура. Сочетание стихий в символах будет иллюстрироваться множеством образов. Но эти примеры будут непонятны без усвоения теории символов, поэтому мы приближаемся, наверное, к самому трудному, самому непонятному. И вот сейчас снова даем необходимый и теперь действительно своевременный совет: читайте медленно, а если не поняли что-то, перечитывайте опять, снова и снова. А т.к. в любом месте последующий текст имеет в виду понимание предыдущего, и надо не просто его понимать, но запоминать, как запоминают смысл терминов, без которых невозможно дальнейшее чтение.
      
       Сочетание стихий в символах и образах.
      
      
       Итак, вторая и третья функции у каждого психотипа эстетические. Обратим на это особое внимание, потому что, повторяемся, это главное, зачем нам нужна система Аушры. В молодости человек чётко и по-разному различает два типа красоты: по стихии второй функции и по стихии третьей. Это усиливается и влиянием астрологии. Возьмём для примера два самых эстетических знака. Телец (земля под управлением Венеры) видит исключительно сенсорную, земную, телесную красоту, как внутреннюю, так и внешнюю. А весы (воздух под управлением Венеры) видит красоту только воздуха, т.е. голубых горизонтов, облаков, морских и горных далей и проч. Но с возрастом восприятие становится богаче, сложнее, и человек начинает эстетически видеть уже не одну стихию, а сочетание стихий. Это сочетание определяется суммой второй и третьей функций, которые, как было сказано, являются эстетическими функциями. Если разделить таблицу психотипов системы Аушры по вертикали строго по середине, то слева и справа мы получим по восемь типов. Просим внимания! Посмотрим на таблицу и хорошенько запомним это деление на восьмёрки. На левую восьмёрку и правую. У левой восьмёрки сумма эстетических стихий - земля с воздухом, а у правой огонь с водой. Это деление настолько важно по грандиозности последствий, что фактически является источником двух совершенно разных типов культур в целом, параллельно существующих в каждой стране и в каждом поколении. Ведь за любой культурой стоит, прежде всего, изначальное эстетическое восприятие стихий в парном сочетании второй и третьей функции.
       Значки, которыми пользуется Аушра для обозначения функций, она взяла, наверное, из каких-нибудь древних символических традиций. Значок, обозначающий стихию огня, у неё другой, чем мы привели, излагая её систему. Мы заменили его более правильным и общепринятым символом, чаще всего обозначающим стихию огня, т.к., видимо, сама Аушра не придавала большого значения символам, а больше делала акцент на психические функции человека. Говоря о символах мы затрагиваем очень спорную тему. Надо сказать, что символика - это огромный пласт в каждой национальной и исторической культуре. Здесь можно вспомнить всевозможные гербы стран, городов, царских родов, политических партий, масонских лож и других тайных и не тайных обществ, символы древних и новых религии, философских систем и т.д. и т.п. Только в настоящее время общественных организаций в мире более пятисот, и это количество растет. Во все времена бесчисленное количество заинтересованных людей имели, разрабатывали, а потом толковали свою символику. Да, здесь есть, о чем поспорить. Но мы хотим обратить внимание пока только на самые элементарные, самые простые, и потому самые основные, базовые, первичные символы, которые представляют собой именно самые что ни на есть, простые геометрические фигуры, которые и означают фундаментальные первоэлементы мира - четыре стихии. Истоки более сложных символов лежат уже в сочетании этих самых простейших геометрических фигур. Думаем, это бесспорно, т.к. тут и спорить не о чем, слишком все просто. В данном случае сама простота - бесспорный признак правоты.
       Итак, давайте продолжим о сочетаниях стихий в символах и образах. Рассмотрим каждое из них подробнее. Начнем с сочетания воды и огня. Читатели относящиеся, т.е. принадлежащие к психотипам правой восьмёрки, легко поймут дальнейшее изложение. Но понять, хоть это и не просто, и особенно почувствовать эти символы эстетически, надо и тем, кто в левой восьмёрке. Итак, сочетание и смешение воды и огня можно представить как сочетание вертикали и угла с вершиной внизу, имеющее вид стрелки, направленной вниз. Потому что в квадрате именно вертикаль является символом воды и логики. А в треугольнике, символизирующем огонь, две линии, составляющие угол с вершиной внизу являются сутью символа и могут изображать стихию огня (в том числе эмоционального волнения) самостоятельно, т.е. без горизонтальной линии замыкающей треугольник сверху. Теперь очень важный момент: любой символ из тех, которые мы рассматриваем, можно как бы развернуть в большом количестве образов. Здесь мы имеем в виду фундаментальные образы, т.е. юнговские архетипы, восходящие к тем самым первичным символам. Символу сочетания огня и воды соответствуют следующие архетипы: камень, торчащий из травы, ствол дерева поднимающийся из травы, крепость, замок или скала из леса, шея из воротника типа жабо или шея в сочетании с ключицами. Тут, забегая вперед, надо отметить, что сочетание стихий второй и третьей функции у правой восьмёрки в целом по преимуществу более мужской и более агрессивный, чем у левой (которую мы рассмотрим сразу вслед за правой). Мужской потому, что стихия воды, логика, ум - это мужское. А сочетание воды и огня даёт агрессию и воинственность, эстетику и культ всего военного. У них в отличие от левой восьмерки, мужественность красивее и ценнее, чем женственность, а зрелый (твердый) возраст ценней, чем нежная, податливая на все молодость.
       Если переместить угол в стрелочке и расположить его на верху вертикальной линии, то получим ещё один символ, похожий на рогатку или палочку с рожками. Этот символ тоже обозначает смешение воды и огня. Его образы: Дерево (древо), лоб и волосы, особенно если волосы короткие, ёжиком, или причёской в виде чего-то похожего на корону из волос. Корона или крепостная башня, расширяющиеся наверху. Торс, расширяющийся к плечам, бокал для вина на ножке, эстетика мундира, пиджака и т. п. Чтобы понять, о чем идет речь, эти образы надо представить себе как красоту, воспринять эстетически. Для этого эти вещи надо не торопясь представить себе в воображении или даже нарисовать, чтобы лучше понять и обобщить их эстетику. Каждый образ надо осмыслить, не торопясь, задумчиво, вспоминая или воображая то, о чем здесь говорится. По энергетике сочетание воды и огня ощущается в летнюю ночь и в зимний день, или при северном ветре летом и западном зимой. Где лето, день и запад - огонь, а зима, ночь и север - вода. Эти вещи надо даже не представлять в воображении, а проживать непосредственно во время чтения, т.е. обратить внимание с этой точки зрения на время суток, пытаясь уловить энергетическую разницу дня и ночи, утра и вечера. На древнем востоке сочетание огня и воды символизировалось желчью (наглядней было бы - отваром перца). В сочетании зелёного и жёлтого цветов тоже чувствуется сочетание стихий воды и огня, где желтый - цвет огня, а зеленый - цвет воды. Удивительно как из символа, из сочетания двух цветов и двух простых геометрических фигур разворачивается целая культура, имеющая начало в самой глубокой седой древности, и продолжающая разворачиваться на наших глазах, и сейчас мы подбираемся к самым характерным чертам всей этой культуры в целом. Напоминаем, что мы рассматриваем эстетику и культуру правой восьмёрки психотипов. Сочетание воды и огня - в эмоциональном (торжественном или задушевном) слове. Взволнованная и одновременно учтивая речь - представляет собой смешение логики с чувством. А также классическая музыка - умная, сложная и одновременно эмоциональная. И, наконец, главные архетипы правой восьмёрки - братство и отцовство, которые символически изображается древом. Где ветви (братья) возвышаются, вырастая из одного ствола, который их возвышает (отец). Из этого архетипа вытекает культ рода (родовое древо), благородного происхождения, родовой аристократизм, элитарность, любовь к предкам, патриархальность, патриотизм, честь, законность, в том числе моральное законничество (здесь имеется в виду родовая мораль). Монархизм (в отличие от демократии), в котором, в данном контексте, надо подчеркнуть опять символизм отцовского начала, распространяющийся на социальные отношения: "Царь-батюшка", "отец народа". На этот же архетип отчасти опирается культ "Батьки" (разбойного атамана) и "пахана" в уголовных сообществах. Сочетанием воды и огня определяется культ истории, исторических реликвий, древнего быта, древних летописей, отражающих рост и развитие нации. Это очень важное, можно сказать центральное, понятие этой восьмёрки - идея развития и роста, особенно эстетика роста, разумеется, тоже вытекающая из архетипа древа. И, конечно же, неравенство, т.е. превосходство одного человека над другим, и одной социальной группы, в том числе нации над другой, в силу того, что рост, возрастание предполагает опережение или отставание в этом возрастании. Здесь важны оценка и сравнение историй народов по древности, сложности. Далее, уже вытекающая из этого неравенства, теория и практика апартеида, сепаратизма, непускательства в высший элитарный, аристократический круг. Это элитарное непускание, презрение, непризнание, и отвержение (хорошо иллюстрирующаяся в национальных конфликтах) - самая характерная черта данного сочетания стихий в социуме, и всей культуры этого типа в целом. Прибавим к этому также иллюзорное право на агрессивность (поскольку это красиво и хочется) вытекает из центральной идеи роста и неравенства, с соответствующими завоевательными и рабовладельческими практиками подавления и эксплуатации.
       В тройном сочетании воды, огня и воздуха все вышесказанное могло бы приобрести романтический, т.е. экзистенциальный, и ещё более элитарный оттенок. Исторический интерес всегда - к началам, истокам, возникновению. Тогда это была бы вершина, вообще, всей культуры правой восьмёрки. Но еще раз рассмотрим центральный, как уже говорилось, для правой восьмёрки архетип, т.е. идею роста, которая, допустим, могла бы проявляется и в воздушности, - уже как идея роста самой личности. Рост для правой восьмерки - это красиво. То, что человек видит эстетически, не нуждается в доказательствах, и поэтому служит априорной истиной, аксиомой для дальнейших размышлений, рассуждений, доказательств. Обычно это касается, прежде всего, философии, и особенно религиозной философии, когда бездоказательное, интуитивное созерцание первичной идеи является источником дальнейшей философской системы. Итак, рост, возрастание - для правой восьмёрки - понятие эстетическое. Но стихию воздуха правая восьмёрка не имеет среди эстетических функций, и не видит эстетически, поэтому ошибается, если приписывает этой стихии способность роста и эстетику роста. Тогда как здесь возможно только точечное возникновение, точечное проникновение или касание. Стихию воздуха символизирует не столько сам треугольник, сколько его верхняя точка, в которую сходятся две наклонные прямые. Просто точка - даже более точно выражает воздушность и лучше служит символом воздушности, и особенно - человеческой, т.е. духовной, спиритуальной, экзистенциальной. И это тоже красиво, но уже только для левой восьмёрки. А правая восьмёрка если видит точечное возникновение, то издалека, расплывчато и смутно, через более важные и красивые для неё, вековые слои времени и истории. Расплывчатая точка - это уже не совсем точка, а, может быть, только намёк на точку.
       В смысле мужского и женского начал стихии огня (женское) и воздуха (мужское) по отдельности более нейтральны, чем стихии воды и земли. Чисто мужское начало - это вода (т.е. логика), а чисто женское - земля, т.е. телесность. Поэтому эстетическое восприятие левой восьмерки, вытекающее из сочетания земли и воздуха по преимуществу - женственное, т.к. земля, телесность, сенсорность - это женское. Здесь - культ точечного касания, сексуальности, молодости и женственности. Итак, теперь мы уже перешли к сочетанию воздуха и земли, которое диктует эстетику левой восьмерки из-за сочетания эстетических функций - второй и третьей. Продолжим. Сочетание воздуха и земли обнаруживается во всяких окружностях и шарообразных выпуклостях или вогнутостях с точкой посередине. Это ягоды, фрукты, круглый небосвод с солнцем или луной, глаз, женская грудь и другие подобные части женского тела. Если точка символизирует отверстие, то она имеет глубину, и в разрезе представляет собой линию. Круг с линией посередине и шар с разрезом тоже можно понять как сочетание воздуха и земли, например, любая складка между выпуклостями женского тела, цветка, плода (персик), ландшафта и т.д. По энергетике это сочетание ощущается весенним вечером или осенним утром. По цвету - сочетание синего и красного, где синий - цвет воздуха, а красный - цвет земли. В культуре, как уже отмечалось, - все, что связано с эротикой, юностью и преимущественно женственной красотой.
       Все архетипы К. Юнга, являются образами, вытекающими из символов. А символ - это предельно лаконичное выражение одного из парных сочетаний стихий. Любой символ аккумулирует в себе энергию многих образов, т.е. символ, как уже говорилось, можно как бы развернуть практически в бесчисленном количестве образов. Итак, каждое из двух рассмотренных выше сочетаний стихий, эстетически развернутое в искусстве и, вообще, в культуре, можно рассматривать как культурологический тип, точнее как осуществлённый культурный проект. Когда круг эстетических вкусов, интересов, способность восприятия и творчества ограничены одним сочетанием. Обычно человек или социальная группа живет преимущественно одним из этих сочетаний, и очень редко двумя сразу, но и то, как бы в разных пластах. Т.е. люди практически не понимают друг друга, даже не интересуются и сторонятся, если они из разных восьмёрок. И всё же, эстетика сочетаний воздуха и земли, а также огня и воды более или менее, понятна практически всем, даже людям из разных восьмёрок, на определённом культурном уровне, разумеется, и в достаточно зрелом возрасте. Образы этих сочетаний встречаются во всех видах искусства и вообще в культуре как основные, чего нельзя сказать о других сочетаниях. Ниже мы рассмотрим и эти другие сочетания стихий, хотя эстетически их увидеть уже будет гораздо трудней. Т.к. всё наше образование, воспитание и эрудиция подчинены астрологии и соционике Аушры. Мы существуем в этом замкнутом как будто трехмерном пространстве, и не можем выйти в четвертое, пятое другие измерения. Но именно в этом направлении, т.е. к другим сочетаниям стихий нам придётся двигаться, если мы хотим добраться до чего-то нового и существенного в понимании девственников Апокалипсиса.
       Итак, поднимаясь снизу вверх, от простого к сложному, начнем с сочетания огня и земли. Это сочетание никем или очень редко переживается эстетически, поэтому практически никогда не выражается в искусстве, не описывается в художественной литературе, и почти не упоминается в философских размышлениях, ведь оно не вписывается в сочетание второй и третьей функций ни в одной из восьмерок, и поэтому, можно сказать, что этим сочетанием никто не занимается, разве что в какой-нибудь науке, если появится необходимость. Чтобы увидеть красоту этого сочетания, надо сделать над собой некое усилие, но даже в этом случае первое, что придет в голову это какое-нибудь влечение к еде, комфорту и т.п. Слишком уж узкое поле для фантазии. По цвету это сочетание желтого и красного, но нет ни живописи, которая бы воспитала вкус к этой эстетике, ни музыки, ни чего другого. Разумеется вместе сдругими стихиями или в их присутствии сочетание огня и земли было бы бесценно и прекрасно дополняло бы, так сказать, букет, т.к. полнота бытия может быть только при эстетическом участии всех четырех стихий. Но здесь мы пока рассматриваем каждое парное сочетание отдельно. Ведь человечество ограничило свое эстетическое восприятие парным сочетанием стихий, так что будем пока пары и рассматривать. Энергетика сочетания огня и земли ощущается весенним днем или летним утром. И это, пожалуй, самое приятное, что можно сказать об этом сочетании стихий, но в этом случае это сочетание ощущается не совсем отдельно и изолировано от других стихий. Ну что ж, мы, наверное и не будем на этом сочетании долго останавливаться, т.к. для нас оно тоже почти ничем не примечательно, ведь здесь нет стихии воздуха, о чем, собственно, вся наша книга. Хотя вообще-то, из всех парных сочетаний стихий это сочетание наиболее женственно и по-своему может быть красиво в абрисе некоторых цветков. Вот если бы прибавить к этому сочетанию точку или черту, т.е. третью стихию (воздуха), то в наиболее привлекательных для мужчин формах женского тела это нашло бы соответствующий образ, к чему и мужское влечение. Но и опять же... умный взгляд, тонкая шея, стильная, элегантная одежда... что за женщина без этого, т.е. без стихии воды? Мы разделили стихии на женские и мужские (таков уж язык белой касты) но полнота человеческой женственности может быть только в сочетании всех четырех стихий.
       Сочетание воздуха и воды тоже очень редко встречается в эстетическом искусстве и по той же причине (не вписывается во вторую и третью функции). Кроме того, это сочетание из-за сложности воды и возвышенности воздуха трудно для понимания и восприятия. По цвету - зеленое с синим. Символом этого сочетания может служить вертикаль с треугольником вверху, как стрелочка направленная вверх, а образами могут служить - стрела или меч, язык, а также фаллос, т.е. вертикаль с точкой вверху. Как уже выше было сказано, просто точка тоже - символ воздуха. В религиозной культуре сочетание воды и воздуха тождественно вообще слову (ср. "меч из уст исходящий"), имени, как некоему осмыслению личности и т.д.
       Сочетание воды и воздуха (логики и спиритуальности) тоже агрессивно, как и сочетание воды и огня, но по-другому, например, слово истины всегда агрессивно по отношению ко лжи. Здесь нам придется (т.к. это совершенно необходимо и очень важно, хоть и не совсем прилично) с некоторой подробностью рассмотреть фаллическую агрессивность. Фаллос - самый главный образ этого сочетания стихий, и он агрессивен. Это хоть и нежный, но всё-таки "ударный инструмент" для толкания, тыканья, протыкания своей головкой (в которой апогей этой агрессивности). Даже сам вид стоящего фаллоса наглый и агрессивный, напоминает протянутую руку со сжатым кулаком. Потрясающе, не правда ли? Само зачатие человека происходит в момент акта агрессивности, точнее в амбивалентности любви и агрессии. Фаллическое, мужское поведение тоже вытекает из этого сочетания стихий. Рог, лоб, кулак, плуг (рожон), меч, дуло - символы и инструменты агрессии. Каждого человека всегда загадочно привлекает эта волнующе красивая агрессивность, и не только в боевых поединках, но даже в самой любви и дружбе, странная, но какая-то неизбежная и непременная. Красивая драка и красивый секс - главная тема современного искусства, особенно кинематографа. Но всегда, когда человек сталкивается с фаллической агрессивностью в искусстве или в жизни, всегда это переживается как грех, как нечто порочное, стыдное и, самое главное, трагичное. Агрессия всегда трагична, как трагична сама смерть. Итак, эстетика этого сочетания стихий агрессивна и трагична. Запомним это хорошенько. Здесь можно сравнить агрессивность сочетания воды и воздуха с агрессивностью воды и огня. Агрессивность воды и воздуха как видим более мужская. А агрессивность воды и огня может быть и у женщин (нападки, ругань и скандалы), и женщины в этом случае выглядят не совсем женственно.
       Надо сказать, что для мужчин и женщин восприятие сочетания стихий воды и воздуха, если это восприятие вообще имеет место, чаще всего довольно примитивным образом как раз и сводится к фалличности и сублимированным размноженческим реакциям, т.е. превозношению чего-то "сверх-мужского". Нам приходилось с этим сталкиваться и наблюдать непомерную гордыню, с этим связанную. А если чересчур увлечься только спиритуальностью и логикой, то ограничение восприятия, да и самой жизни, только сочетанием воды и воздуха ведет к прельщениям и гибельным экзистенциальным установкам, ведь войти в созерцание истинных духовных смыслов или осмысления истинной духовности, невозможно перепрыгивая сочетание огня и воздуха. Здесь нужно постепенное восхождение. Когда речь идет о возрастании по стихиям, то имеется в виду их иерархия: земля - огонь - вода - воздух. Таким образом, сочетание огня и воздуха ниже чем сочетание воды и воздуха, потому что вода выше огня. Только в этом смысле можно говорить о духовном возрастании, т.е. от одного сочетания стихий к другому. Но это не рост личности в смысле роста воздушного ядра-точки воздушной части души. Точка неизменна и воздух не растёт.
       Итак, в сочетании воды и воздуха, воздух не меняется, но меняется вода, она растет и как бы преображается, становится воздушной. Логика, как уже говорилось, может быть в трёх состояниях. Законченные системы, незыблемые теории - это "твёрдая" логика. Логические цепочки ("то потому что это") - жидкая. Когда же вода испаряется и смешивается с воздухом, как облако (небесная вода), т.е. логика касается спиритуальности, она становится парадоксальной и антиномичной (антиномия это одновременная истинность двух противоположных друг другу утверждений). Экзистенциальная философия - это всегда антиномичная и парадоксальная логика, абсурдная, но, тем не менее, как-то не то чтобы понятная, но воспринимаемая. Например, знаменитая троица противоречащих друг другу богословских утверждений: Бог абсолютно добр, абсолютно всемогущ, но зло существует. Или: Бог - это одновременно и троица, и единица. Или ещё один важный для нас пример - понятие точки в геометрии. Математически (как число) точка выражается так: 0, 0 8 1 где восьмеркой (8) мы обозначили бесконечность, т.е. бесконечное количество нулей (вообще-то восьмерка для этого должна лежать на боку, но в Интернете такой значок не выкладывается). Т.е. под точкой можно понимать бесконечно малое число. Сама бесконечность как мы знаем, парадоксальна. Точка, таким образом, существует только в уме, как чисто парадоксальное понятие, и практически не занимает места в реальном пространстве, если этим числом выражается количество пространства, или во времени, если этим числом выражается количество времени. Или если занимает, то бесконечно малое, практически исчезающее количество пространства или количество времени. Это количество так мало, что можно смело сказать, что его вообще нет, но при этом точка все-таки есть, парадоксально не имея при этом количества, а значит и качества. Поэтому можно сказать, что точка одновременно и занимает и не занимает место в пространстве или во времени. Эти парадокс и антиномия всегда возникают, когда речь идёт о воздушной стихии, и эта антиномичность существования точки есть главнейшее условие ее непредсказуемости, т.е. в точке мы имеем уже как бы потенцию свободы. И, наконец, личность (кто), которая есть, конечно же, - точка, содержит в себе парадоксальность бесконечности точки и поэтому тоже не имеет ни качества, ни количества. И личность-точка одновременно и есть, и одновременно ее нет. Когда человек пытается понять, или найти смысл своего существования - за этим чаще всего стоит попытка, наконец, выяснить: есть я или меня нет? Но смысл моего существования должен быть бесконечно выше моей способности его понимать. Понятный смысл здесь не годится. Здесь нельзя путать смысл существования и цель жизни, особенно на каком-то ее этапе. Смысл существования в одиночестве не находится, и чаще даже не ищется, но всегда ищется перед кем-то или вместе с кем-то. Здесь и парадокс свободы, и парадокс любви. В любви личность как будто возникает, а без любви как будто исчезает. Под словом любовь здесь имеется в виду не эмоция, а некое глобально-экзистенциальное согласие на существование другой личности, которое есть акт свободы (слово любовь, как видим, имеет множество смыслов). Эта любовь-согласие имеет эстетический, и, наверное, даже творческий характер. Без нее достижение, например, идеального здоровья, как легко догадаться, абсолютно не возможно, а с нею наоборот начинаются чудеса исцеления и даже бессмертие. Личность-точка возникает при внимании к ней другой личности, например, когда родители уже общаются со своим ребенком, как с личностью, эта личность возникает. Мы уже говорили о человеческих детенышах попавших в джунгли и выкормленных животными (волками, например). Эти существа уже никогда потом не смогли стать нормальными людьми. Человек в ребенке в истинном значении этого слова возникает только в общении, когда его видят именно человеком, пусть еще маленьким, но все-таки уже человеком. Поэтому часто интеллигенты (особенно сангвиники) не любят когда с их ребенком сюсюкаются, не признавая в нем достойного собеседника. Продолжая эту мысль, можно предположить, что идеальный человек возникает в идеальной экклесии. И, таким образом, бессмертие, как некий абсолют идеального здоровья, мог бы быть плодом идеальных человеческих отношений. В молитвах всех времен постоянно звучит одна и та же просьба: "призри и виждь". Это означает: подтверди мое существование. Мы, наверное, вообще, существуем лишь потому, что нас видит и любит Бог. А дальше, хоть раз полюбив другого человека, мы приобретаем таким образом богоподобие в его главнейшей сути. Здесь в этих рассуждениях о любви, конечно же имеется в виду присутствие и эмоциональности, т.е. стихии огня. О сочетании воздуха и огня мы еще будем говорить. Пока только отметим, что попытка вывести в логику сочетание воздушности и огненности, а здесь обнаруживается одновременное присутствие всех трех стихий, обычно сопровождается необыкновенными состояниями. Даже в природе в водяной взвеси, пронизанной солнечным лучом, возникает радуга. Обычно мозг работает на 3%, но при встрече с парадоксом, возможно, происходит мгновенное включение всего или, по крайней мере, большей части мозга. Например, попробуйте представить себе существо, которое сотворило всю бесконечную вселенную и ее бесчисленных обитателей. Кто же это!? "Страх божий - начало премудрости" - сказано древними. Под страхом здесь надо понимать максимальную степень уважения (благоговение) при столкновении с парадоксом. В относительно небольшом познаваемом пространстве между бесконечностью вселенной и бесконечностью точки-личности существует наш ум. Есть от чего прийти в изумление. Парадоксальное существование личности само по себе бессмысленно и в смысле не нуждается т.к. абсолютно ценно само по себе. Т.е. смысл здесь имеется в виду как ценность или предназначенность, что лишало бы личность свободы (свобода, это загадочное проявление экзистенции, и тоже необъяснима и бессмысленна). Что касается предназначенности, то личность не предназначена ни для чего, разве что для кого, но это уже не есть предназначение в качестве смысла. Личность несравненна и не сравнима, особенно с другой личностью. Не старайтесь понять просто головой, уважаемый читатель, то, что мы здесь написали. Сочувствуем, но всё вышеизложенное и невозможно понять до конца (простите, конца-то нет), но оно должно вызвать в душе некое странное, наверное, но всё же именно эстетическое состояние. Некое волнение ума, столкнувшегося с парадоксом.
       Интересно, что в жизни обывателей такое отношение (в смысле абсолютной ценности) бывает не к своему существованию, а к своим желаниям. Т.е. когда желание возникает, чаще всего не задаются вопросом о смысле желания и вообще, откуда, зачем и каким образом оно возникает, а сразу обдумывают: возможно ли? И как его исполнить? Здесь имеет место представление о себе, как о желающем, т.е. я - это мое желание. А между тем эмоции и желания не существуют сами по себе, а создаются (возбуждаются, генерируются) и направляются личностью (власть воздуха над огнём), и если не своей, то чужой. Тогда это проявление власти со стороны (двойника).
       Очень важный момент, вытекающий из понятия точки и её бесконечности - это равенство личностей-точек (условное, конечно, т.к. точки не сравнимы). Если личность - это точка, то её появление точечно в пространстве и времени. Рождение, смерть, преображение - это всё точечный, мгновенный акт. Личность, либо она есть, и тогда две личности невозможно сравнивать, как сказано выше. Либо её нет, тогда и сравнивать некого. Помните, мы предположили рост личности, как потенциальную идею правой восьмёрки? Рост личности, опережение в этом росте, неравенство и т.д. Представители правой восьмёрки не видят личности эстетически, т.к. воздух у них не в эстетических функциях по системе Аушры. А по-другому, как уже сказано, личность увидеть, воспринять, обнаружить невозможно. Эстетическое созерцание и восприятие как уже тоже говорилось - есть фактор достоверности. И эстетически видимая реальность всегда служит аксиомой для дальнейших рассуждений. Как правило, насколько мы имели возможность наблюдать, присутствуя на конференциях философских клубов и обществ, представители правой восьмёрки, когда говорят о личности, под личностью понимают просто достаточно высокий уровень образования, культуры, интеллекта, таланта. Т.е. не парадоксальность личности-точки, а нечто действительно способное расти, нарастать, возрастать, сравниваться и измеряться по величине, высоте, весу. На самом же деле, у точки ни величины, ни высоты, ни какого другого качества способного измеряться и сравниваться нет. Не равны, наверное, могут быть имиджи, т.е социальные роли, их вес в обществе, обусловленный уважением к этой роли, ее достоинству, короче, то, что у Аушры в таблице понимается под серым треугольником.
       Теперь о сочетании земли и воды. Это сочетание обозначается символом креста, где горизонталь - земля, а вертикаль - вода. (Просьба не путать с православным или католическим крестом, который нагружен своими собственными общеизвестными смыслами и ассоциациями). Образы этого сочетания - возделанная земля, огороженное окультуренное место (огород, сад, парк). Стена, дом, как упорядоченная утроба вещества. Вот где смысл! Здесь все со смыслом, все имеет осмысление. Осмысленная телесность (медицина), семейственность как организованный, обдуманный и узаконенный быт, хозяйство, селение. Логизированная сенсорика, воплощенная мысль. По цвету - сочетание зелёного и красного цветов. По энергетике - зимнее утро или весенняя ночь. Всё это тоже не воспринимается эстетически, так как это ни у кого не вписывается в сочетание второй и третьей функции по системе Аушры. Однако, не трудно догадаться, что само сочетание стихий воды и земли, логичности и телесности, особенно в виде, например, медицинских знаний о теле, ведёт к здоровью. Но! только эстетическое восприятие этого сочетания стихий поможет обрести настоящее здоровье. Тогда, может, все-таки попробуем вспомнить и эстетически представить примеры этого сочетания? Почему, например, так хорошо, так приятно бывает на даче? Сидишь на крылечке... А на исходе зимы бывают такие солнечные, чудные деньки, когда вдруг подует ветер с юга и принесёт запах весны, только это ещё не весна, а именно зима с весенним духом. Повеет чем-то сказочно светлым, мечтательно райским, неземным и земным одновременно. Дышал бы и дышал.... С возрастом начинаешь ценить такие вещи. Когда же наступает весна почему-то так опьяняюще приятно быть поближе к воде. У журчащих ручьёв и речек. Странное находит состояние, когда слушаешь капель. Странное, приятное оцепенение, как будто с головой что-то происходит. А в конце мая (это всё ещё весна) бывает в дождливый день, когда день только начинается после дождливой ночи, повеет влагой из лесной дали, напоённой запахом молодой листвы. Странное сочетание в нём, в этом веянии. Неимоверная давность бессчетных тысячелетий жизни земли, в этой влаге и сыром ветре, вечно овевающем промокшие леса древней планеты. И свежий запах молодой зелени. Сочетание бессчетных веков и молодости - это рай. Древняя вечность вечной юности, древняя юность. Вечно повторяющийся круговорот воды в природе на необъятной шири земли, снова и снова рождающий жизнь и молодость... Свежие мысли приходят по утрам, точнее, когда ночь переходит в утро, на пересечении. Т.е. мы хотим сказать, что необязательно ждать непременно каких-то умных идей, главное - состояние. Стояние на пересечении воды и земли. Но это если не оглушать себя радио, телевидением, физзарядкой или плотным завтраком. Чашечки кофе вполне достаточно, чтобы лёжа ещё в кровати уставиться невидящим взглядом в потолок. Надо только распробовать, войти во вкус, и жизнь сама выстроится в соответствии с этим вкусом. Вот где начинается наше объяснение эстетического восприятия "девственников" Откровения, но именно только начинается. Т.к. центральной сутью их эстетики является сочетание огня и воздуха. Но об этом особый разговор.
       О сочетании земли и воды, как и о сочетании огня и воздуха (подробнее об этом сочетании в следующей главе) ещё добавим три очень важные вещи:
       -- Сочетание воды и земли, как и сочетание огня и воздуха, не имеет в себе мужского или женского перевеса порождающего энергетический дисбаланс в душе, и как следствие - страсть, т.е. болезненное желание, вызванное этим дисбалансом, и потому неизбежно чреватое муками фрустраций (неудовлетворения). Во всех других сочетаниях стихий, как мы показали, есть четко выраженный мужской или женский характер. Напомним, что чисто женская стихия - земля, а чисто мужская - вода. В системе Аушры сочетание эстетических функций (второй и третьей) всегда имеет или присутствие только воды или только земли. Это и есть, наверное, причина болезней и самой смерти. Для размножения совершенно необходимо взаимное влечение и соитие земли (женское) и воды (мужское), но для здоровья это соитие, точнее уже сочетание стихий должно быть внутренним и постоянным. Таким образом, эстетика креста является условием целительного равновесия стихий в душе и организме человека.
       2) Ещё свойство. Сочетание земли и воды, тоже как и сочетание огня и воздуха, является внутренне независимым и органичным сочетанием в смысле проявления власти, т.е. самовластным. У стихий власть распределена только так: вода властвует над землёй, т.е. ум над телом, а воздух властвует над огнём, т.е. экзистенциальная личность над эмоциональным волнением, желанием. Внутри других сочетаний стихий такого самовластья нет. Там власть всегда осуществляется со стороны, т.е. одного человека над другим, или ангела над человеком. И это тоже есть причина практически всех несчастий и болезней.
       3) И, наконец, оба эти сочетания, в отличие от других, абсолютно не имеют в себе агрессии.
       Насколько всё это важно для счастья, благополучия и здоровья? Во много раз больше чем все мыслимые и немыслимые причины. Можно сказать, что только это-то и важно, например, для здоровья, особенно идеального.
      
      
       Эстетика сочетания огня и воздуха
      
       Символом сочетания стихии огня и стихии воздуха служит шестиконечная звезда или ромб и, разумеется, чаша Грааль. Шестиконечная звезда получается, если один треугольник наложить на другой. А ромб получается если один треугольник приставить к другому сверху или снизу. Для главной сути не важно, что получается. Шестиконечная звезда, ромб или, например, нечто похожее на букву "Х" (Грааль). Для нас главное - само сочетание этих двух треугольников. Обобщая и то и другое, мы пока будем называть это сочетание ромбом. Поэтому хотим обратить внимание на то, что всегда, когда далее будет встречаться слово "ромб", будет иметься в виду и ромб, и шестиконечная звезда, и значек в виде буквы "Х". Слово ромб мы употребляем, во-первых, для удобства, чтобы не писать, например, такие громоздкие выражения, как - шестиконечнозвездная философия, или такие двусмысленные выражения, как х-образная эстетика. Во-вторых, та же, например, шестиконечная звезда в наше время перегружена всевозможными смыслами и является излюбленным символом бесконечного множества всевозможных религиозных, общественных, политических, националистических и прочих организаций, к которым наше изложение не имеет никакого даже отдаленного отношения. И потому слово ромб мы считаем удачной находкой для того, чтобы заново вернуться к началам и истокам. Кроме того, признаемся еще в том, что мы уже проделали большую работу по продвижению в Интернете нового, так называемого, ромбического направления в искусстве, особенно среди русскоязычных художников. Не можем, правда, похвастать, что за десять лет этой работы приобрели хотя бы одного последователя, ну... зато и нет ни одного конкурента)))
       Итак, ромб. Давайте поговорим об этом, хотя логики (воды) в этом сочетании стихий нет. С чего начать, как подступиться? В нашей, современной, далекой от этого культуре, сочетание огня и воздуха, в смысле чисто духовно-эмоциональной жизни, могло бы быть невозможным себе даже представить, если бы в глубине человека не отзывалось что-то на удивление близкое, готовое принять, пережить как своё смутное, но глубинное прошлое и непременное, желанное будущее. Ни конкретного логического изложения сути, ни бесспорных научных оправданий для своих высказываний мы предложить теперь не сможем. Наоборот. Сейчас, совершенно беспардонным образом, без каких либо оснований и доказательств приведем спорные, сомнительные утверждения о реальности, которую почти невозможно логически пощупать, рассмотреть, убедиться... Которая, наверное, и возникает только при условии, если в нее заранее поверить, признать, а еще лучше захотеть. Честно признаться, и система Аушры, и предыдущие описания сочетаний стихий приведены только для косвенного доказательства того, что действительно и реально существует ромбическое сочетание стихии огня и стихии воздуха, эстетическое восприятие которого может породить новое направление не только в искусстве, но и в самой жизни. Ведь если есть другие сочетания стихий, можно предположить и это сочетание. В реальном проявлении душевно-духовной жизни это сочетание стихий может быть неким эмоциональным волнением по поводу некоего духовного состояния. Эмоциональная духовность или духовная эмоциональность... Как хотите, так и понимайте. А если что-то и как-то поняли, то это самый верный признак того, что вы заблуждаетесь. Понимать можно только логическое. Ни понять, ни выразить в словах это практически невозможно (и уж тем более это как-то оспорить, или как-то этому возразить), разве что воспринять, пережить или сопережить с кем-то эту эстетику в поэтических или художественных образах, но не объясняющих, а помогающих пережить волнение и состояние. Именно не помогающих понять, а помогающих только испытать состояние.
       Наверное, не надо и пытаться что либо понять, т.к. это вообще другая культура, другой даже проект культуры. Ромбические образы, написанные художником, могут вызвать в душе волнение и состояние, и тогда человек может их в себе наблюдать, т.е. сознательно волноваться. Сознательное или, что гораздо важнее и ближе к ромбичности, управляемое волнение можно считать уже культурой (в культурологическом смысле), и, прежде всего, это касается эстетики морали и нравственного закона, но уже не в качестве закона, а в качестве некоего счастья, радости и беспричинной причины активных и в то же время парадоксальных действий и жизненных инициатив. Что же касается морали именно как закона, то мораль или этика (этикет), как свод правил поведения всегда существовал, например, в качестве общественного мнения, которое менялось вместе с самим обществом. На эту тему написано достаточно. Предмет, что называется, знаком - "супер-эго" по Фрейду. Этакий безличный жандарм, "держиморда", запрещающий всё, что приятно человеку, но неугодно социуму. Но та мораль, которая имеется в виду, когда мы говорим о ромбе, это совсем другое. Абсолютно другое. Это как бы идущая от Бога мечта о совершенной доброте человека, эстетика небесно безупречного благородства, эстетика высоты совершенного нравственного образа, некого изначального нравственного априори, морально воспринимаемой аксиомы идеальных человеческих отношений. Это трудно дать почувствовать просто словами. Наверно не хватает воздушной парадоксальности и огненной непредсказуемости. Да, всё-таки эстетика ромба несказанна, несказуема. Вообще, эстетический взгляд и на обычную мораль был бы, на наш взгляд, самый верный взгляд, но на философских факультетах во всех высших учебных заведениях существуют отдельно кафедра этики и кафедра эстетики. Там это и действительно две вполне разные науки.
       Можно сказать, что ромбическое состояние - это эстетическое созерцание нравственного благородства, как мудрости и оно экзистенциально. Путь этой мудрости - это путь доброты, и только в этом случае мудрость прекрасна. И сама эта мудрость, и эстетическое созерцание ее ромбичны. В полной мере очарование этого синтеза красоты и мудрости осталось в библейском прошлом, в псалмах Давида, в премудростях Соломона и Иисуса сына Сирахова, но главным образом в проповеди Иисуса Христа. Всё Его учение и все Его заповеди сводятся просто и только к человеческой доброте. И даже если, отдавая справедливость, признать и других великих учителей человечества, трудившихся на поприще моральной проповеди (например, Будда, Конфуций, Лао цзы, Мухаммед), мы видим, что только Иисус Христос изложил свое нравственное учение так парадоксально, так поэтически красиво, и только Он в отличие от всех остальных обещал наслаждение ("блаженство" Мф. 5. 5. ), причем сразу уже, при самом исполнении Своих нравственных заповедей, удивляя этим Своих слушателей и тогда, и до сих пор. Блаженство, скорее всего, имелось в виду эстетическое. И, наконец, самое главное отличие проповеди Христа в том, что Он призвал людей не просто к нравственности, но к нравственному именно совершенству.
       Экзистенциальное состояние выявляется и обнаруживается как изумление (из ума) или восхищение (хищение из прозы жизни), т.е. вне-умное состояние. Состояние "вот я" сопровождается удивлением своему собственному существованию. Обычно-то у людей все наоборот. То, что в человеке думает и особенно то, что желает, и понимается человеком, как его личность. Но на самом деле, как только настоящая личность-точка (свой собственный экзистенциальный стержень, спиритуальный центр, воздушное ядро) возникает, она тут же начинает приводить в порядок свои желания и никогда себя с ними не ассоциирует, но властвует над ними. Помните о двух самовластных сочетаниях стихий, в которых проявляется власть одной стихии над другой? У стихий власть распределена только так: вода властвует над землёй, т.е. ум над телом, а воздух властвует над огнём, т.е. экзистенциальная личность над эмоциональным волнением, желанием. Внутри других сочетаний стихий такого самовластья нет. Кроме того, человеческая личность легко обнаруживает влияние на себя другой личности, своего двойника, властвующую до сих пор над эмоциональной частью души, и возникающие "непроизвольно" эмоции, которые раньше человек счёл бы за свои, теперь воспринимает не иначе как психическое насилие, как власть со стороны. Но как тогда без двойника входить в состояние эстетического созерцания? Ведь в одиночестве оно не возможно. Наверное, тогда оно возможно с другим, со святым, данным от Бога, ангелом-хранителем. Этот ангел, который обычно воспринимается человеком, как голос совести, может стать другом и собеседником, и, самое главное, помощником в эстетическом творчестве. Кстати, тогда и двойник начинает перевоспитываться и преображаться. Они, на самом деле, прекрасненько это могут, если ни чего другого не остается.
       Как было сказано, смысл слова "созерцание" в мистическом со-видении человека и ангела. В этом же и вообще тайна эстетического восприятия красоты. И это созерцание в случае с ромбическим сочетанием стихий огня и воздуха, хоть и невыразимо на логическом уровне, но, тем не менее, если возникает, ясно переживается как реальность. Дело в том, что бесы не видят красоту ромба, тут они слепы. Они зрячи, когда мораль воспринимается как закон, как наука об эмоциях, это мы приняли за сочетание огня и воды. Если же говорить о ромбе, как о сочетании огня и воздуха, то его надо понимать как символ любви, и любви в самом высоком смысле. Это не нравственный закон, т.к. это вообще не закон. А скорее парадоксальная нравственная сила, дающая, например, способность быть добрым, когда вокруг все злые. Способность привязываться и любить, когда сто раз бросили, предали и продали, способность верить, когда сто раз обманули и т.д. Нравственная сила дается в религиозной жизни непосредственно как энергия, как сочетание энергии огня и воздуха, где энергия огня - это энергия чувства и желания, т.е. эмоциональная энергия. А энергия воздуха - это энергия духа, экзистенциальной личности, властвующей над огнем, т.е. над желанием. Эта власть, по сути, и есть нравственность, ее возможность, условие ее существования. Без религии ромбическая культура, в общем-то, невозможна, ведь и ромбические отношения между людьми тоже - религия, невозможная без Бога: в существование другой личности можно только поверить, т.к. понять ее, т.е. логически убедиться в ее существовании невозможно. Логические аргументы здесь не дают достоверности, точно так же как невозможно логически и научно доказать существование Бога. Вера - это суть любовь на экзистенциальном уровне. Между людьми экзистенциальная любовь открывается тоже как вера, т.е. признание и подтверждение существования другой личности. Глобальное и бескорыстное согласие на её существование, т.е. без поисков и выяснений смысла этого существования. Вера, таким образом, есть, по сути, экзистенциальные отношения между КТО и КТО. Ромбическая любовь в древности очень редко случалась т.к. на неё тогда почти никто не был способен, и когда случалась то становилась достоянием народов, хранящимся в преданиях. Любовь царя и пророка Давида к царевичу Ионафану ("превыше любви к женщине") это царская любовь царя к царю. Наверное, царское помазание давало способность так любить, а сейчас - крещение и новая заповедь о любви: "Вы - род избранный, царственное священство" (1 Петр. 2. 9).
       Бесконечность точки личности не может иметь смысла, т.к. смысл (со-мысль) - это что, а не кто. Если существование человека, его бытие имеет для меня смысл, то моё отношение к нему обязательно страстно, корыстно, заинтересованно. Точно так же и моё собственное существование, если оно имеет смысл (пользу, предназначение), то получается, что высшее предназначено и, значит, принадлежит низшему, точнее высшее оправдывается низшим. Но это неправильно, так как тогда бы получилось так, что мой ум имеет мое я (меня) и управляет этим я (т.е. мной). А мое я предназначено для ума и оправдывается умом. На самом деле, это я имею свой ум и использую его как мне угодно. Помните иерархию: земля - огонь - вода - воздух? Предназначение и смысл - это вода. Выше экзистенциальной точки-личности Бог ничего не сотворил, всё остальное ниже и служит или принадлежит высшему, т.е. экзистенциальной точке-личности. Даже само божественное имя Иегова (Сущий) в более точном переводе означает - дающий или сотворивший существование, что по-философски могло бы звучать как - сотворивший экзистенцию. Таким образом, человек есть венец творения именно как экзистенциальная точка личности. Если человек нашёл логический смысл существования - он согрешил. Само намерение и попытка найти логически понятный смысл существования существующей личности - уже грех, грех экзистенциональный, т.к. высшее (дух, экзистенция) не могут оправдываться низшим (логикой). Это в плохом смысле абсурдное (потому что утилитарное) отношение к личности (к КТО). И к своей личности, и, самое главное, к личности другого человека. Эта утилитарность исключает ромбическую (бессмысленную) любовь и к ближнему, да, в общем-то, и к себе. Любовь здесь опять имеется в виду как свободное согласие на существование другой личности-точки. Это проявление только свободы точки и больше ничего. И только эта любовь имеет значение, когда речь идет о существовании. Логическая любовь (единомыслие), эмоциональная любовь (волнение) и сенсорная (влечение) здесь вторичны. Первична - любовь духовная, экзистенциальная, воздушная, т.е. бессмысленная и бесстрастная. Сочетание этой любви с эмоциональной есть ромб.
       Власть воздуха над огнём, т.е. личности над своими желаниями в ромбической культуре даёт, как было сказано, саму возможность нравственности, т.е. доброжелательности, доброты. А доброжелательность делает человека красивым и желанным. Желание другому человеку счастья, добра, блага украшает лицо, не только в смысле красивого выражения лица, но меняется само лицо. Но не так это легко. Наверное, в миллион раз легче сделать добро человеку, чем пожелать ему этого добра. Что бы сделать добро часто достаточно слова, или буквально пошевелить пальцем. Но чтобы это пожелать, нужны преображение, духовная революция, т.е. смена сознания через постепенную смену культуры. Доброжелательность и счастье - слова синонимы, как счастье и здоровье. Мы живем на виду у того параллельного мира. Но мы живем и на виду у этого мира. Лицо не спрячешь. Вот интересно - большинство из нас стремится сохранить молодой вид, и в идеале мы хотим вечно быть молодыми. Наверное, потому, что молодое лицо - это лицо ещё невинного человека. Но если бы старый человек был невинен, то мы увидели бы красоту и старого лица. А безобразным старое лицо бывает не от старости, а потому что на лице остаются бесчисленные следы желания зла, оправдываемые местью и обидой. Мстительность, даже справедливая, это ЖЕЛАНИЕ ЗЛА. Это нравственная тупость, отвратительная моральная нищета, смердящая болезнью мозга и тела. А если человек не просто не хочет зла, а хочет добра, несмотря на обиды (экзистенциально активная позиция), то его лицо привлекательно и в глубокой старости. Выражение лица постепенно превращается в черты лица. Творчество желания добра - это культура ромбического сочетания стихий.
       Суть ромбического состояния в бескорыстии, в бескорыстно-эстетическом желании добра. Корысть всегда если не телесна, то материальна, и хорошо укладывается в логику. Так что корысть и ромб несовместимы. Ромбическая эстетика далека от житейской прозы, она романтична, надеемся, читатель понимает, что мы имеем в виду, если хоть что-то здесь вообще можно понять. Любая стихия при смешении со стихией воздуха приобретает романтическое качество, в том числе, и даже больше других, - стихия огня. Огонь в сочетании с воздухом - это романтизм в чистом виде, романтизм эстетики благородства, или другими словами: романтическая красота нравственного идеала. Культура ромбических отношений открывается как культура любви, воспринимаемая со стороны как религиозная романтика. Ромбический тип отношений - это романтика морали, эстетика морального максимализма. По сути, в основе этого должна лежать христианская любовь, в резонансе которой генерируется энергия, необходимая для высших уровней бытия и бессмертия. Но и сама эта любовь есть высшее бытие. И путь к этой тайне лежит не через логическое познание, а через эстетическое созерцание, через непередаваемое словом духовно-эмоциональное состояние (пересечение огня и воздуха), через культуру ромба (т.е. Грааля и шестиконечной звезды).
       Ромб отлично сочетается с крестом в некую общую эстетику, чего не скажешь о других сочетаниях. Например человечество делится на правую восмерку и левую, при этом люди из разных восмерок не понимают друг друга и за всю историю ни как не пытались как-то синтезировать или обьединить две эстетики (эстетику огня и воды и эстетику земли и воздуха). Насколько это было бы важно? А прикиньте сами, разве не в сочетании всех стихий полнота бытия? А значит счастья, здоровья и т.д. Мы брались пока что рассматривать только парные сочетания стихий, но в случае с ромбом, т.е. когда предполагается нравственный идеал, эстекика креста своим присутствием не только в неком эстетическом слиянии дополняет, но и усиливают общую энергетику. Например, дом (сочетание земли и воды). Он энергетичен, как природа, особенно если чист от материальной и нематериальной грязи. Но особенно мощно питает хозяев энергией общий дом (групповое чувство хозяина). Достоинство любящего друга предполагает и общее имущество. Энергетика креста, т.е. сочетания земли и воды, удесятеряется при ромбических отношениях. По сути, материальное богатство и красота того, что может иметь человек своею собственностью - это гармоничная многообразность сложно сочетающихся подробностей, содержащихся в чистоте. Даётся всё это только трудом, но люди вместе любящие природу получают даром. Представим себе картину: пусть даже частный дом, но на фоне красивой дикой природы. Здесь эстетика уже не только креста (дома), т.к. дикая природа перестает быть дикой, она включается в культуру (в окультуренное пространство) в качестве фона. И секрет этой красоты в том, что дикая природа - общая, и отсвет "общести" лежит и на доме, - это красота ромба. Азы сочетания культуры ромба и креста - пикник, т.е. поход и еда в компании на лоне природы (которая - общая). Общий дом был бы продолжением этой культуры. При общем имуществе человек, казалось бы, ничего не имеет лично своим, это пугает. Но тогда для начала, например, можно просто некоторую часть года пожить вместе на общей территории, приобретенной вскладчину. Если эксперимент покажется приятным, то можно продолжать в этом направлении. Вспомним о блаженствах, обещанных Христом за исполнение ромбических заповедей! Ведь тогда жизнь, просто жизнь (само существование) станет наслаждением. И в этом богоподобие человека (Бог всеблажен.) А любой грех - это путь к страданию, и тогда жизнь - это страдание. А попытки избавится от скуки путём приобретений, телесных наслаждений, славы, власти и т. д. ведут к ещё большей скуке. Мораль! Вот истинная система координат между блаженством и страданием. Добро и зло - плоды древа познания, и коль скоро человек оказался перед этим выбором, истинная мудрость и настоящее знание ведут к добру. Каждая ночь как бы стирает старую программу (смывает ошибки прошлого дня) и утром человек живёт как бы заново, и насколько удалось в течение дня сохранить ум и сердце от зла, настолько сохраняется состояние утренней чистоты и блаженства.
       Может ли, например, изобразительное ромбическое искусство быть популярным? Троица Андрея Рублева показывает, что да, может. Рассмотрим ее с этой точки зрения. Прежде всего, бросается в глаза ее желто-синее сочетание цветов, особенно в крыльях, как будто ромбическое сочетание цветов и есть условие, при котором можно воспарить на этих крыльях. Мы писали, что если приглядеться, то легко можно увидеть как бы чашу, образуемую фигурами левого и правого ангелов. Чаша - это архетип, вытекающий из символа огня. В середине этой чаши размещается треугольник фигуры среднего ангела. Получается шестиконечная звезда. Ни в коем случае у Рублёва здесь не имеется в виду только лишь та чаша, из которой причащают верующих. Разумеется, эта параллель с чашей для причастия и красива, и поэтична, и тоже, наверное, отчасти имелась в виду, но, думаем, не стал бы Рублев подчинять композицию из фигур ангелов, символизирующих, в том числе, тройческое единство Бога только этой чаше. Все-таки иерархия смыслов и символов должна быть, наверное, подчинена, прежде всего, богословию, а не утвари, пусть самой, что ни на есть священной, ведь, как говорилось, иконопись именно пятнадцатого века - это богословие в красках. Наше ромбическое толкование Троицы Рублева, само собой разумеется, не найдет сочувствия у большинства православных верующих. Т.к. нередко обостренное чувство святыни (как собственности Бога или церкви) в этой среде сочетается с притупленным чувством святости (как нравственного совершенства). Тем не менее, на иконе три перевернутых треугольника: чаша на столе, чаша, образуемая фигурами ангелов, и треугольник, образуемый креслами (внизу). И сверху три точки голов. Округленность, которая тоже явственно проявлена в общей композиции, означает единство, которое по общему смыслу возможно только в сочетании с ромбичностью, т.е. с идеалом благородства.
       Откуда Рублев мог узнать о ромбической эстетике? В те времена в Росси многие ждали второго пришествия и изучали Апокалипсис. И не исключено, что был тогда в России кто-то, толкующий Апокалипсис в ромбическом варианте. Если в Апокалипсисе под словом "девственники" имеется в виду эстетика ромба, то вспомним еще одно пророчество: "Иосиф - отрасль плодоносного дерева, отрасль плодоносного дерева над источником; ветви его простираются над стеною; огорчали его и стреляли, и враждовали на него стрельцы, но тверд остался лук его, и крепки мышцы рук его, от рук мощного Бога Иаковлева". (Быт. 49.22). Ветви, как видим, выше стены. Стена, дом, как сказано ранее, образ пересечения земли и воды. В символе - это крест. А ветви можно себе представить в виде ромбической сеточки. Лук, особенно с натянутой тетивой имеет ромбическое очертание. Все благословения, перечисленные далее, могут означать только вечную жизнь в теле: "Оттуда Пастырь и твердыня Израилева, от Бога отца твоего, Который и да поможет тебе, и от Всемогущего, Который и да благословит тебя благословениями небесными свыше, благословениями бездны лежащей долу, благословениями сосцов и утробы, благословениями отца твоего. Которые превышают благословения гор древних и приятности холмов вечных; да будут они на голове Иосифа и на темени избранного между братьями своими" (Быт.49.240). Итак, можно считать, что это пророчество тоже относится к Филадельфийской церкви, к девственникам. Ромбическая культура начинается с элементарной "социотерапии", когда мы ХОТИМ увидеть в другом человеке что-то такое, что достойно вечной жизни, и с этого начинается и наше собственное бессмертие. Но весь вопрос в том, КАКИМ я хочу видеть своего вечно живущего брата? Чему в нем я хочу вечного существования? Если это самец-соперник, конкурент в вытеснении и борьбе - он обречен на смерть и небытие в любом случае, потому что вектор эволюции, не смотря ни на что, направлен, всё-таки, на общение твари с Творцом и на ее богоподобие. И я, если хочу вечной жизни другому телу, то преображенному. Такова воля Творца, заложенная в самой Его идее человека. Мы не можем хотеть кому-то вечной жизни по-другому. Человек-брат выглядит кресто- и ромбо-образно. Преображение - это и действительно смена образа.
       В самом начале своего увлечения иконописью, мы начали собирать и набрали потом приличную коллекцию фотографий святых старцев, а также портретов, написанных с натуры (например, портрет Серафима Саровского). И тогда обнаружили нечто общее в их глазах. Это общее было в детском выражении глаз. Седые старцы, а глаза детские. Но вот, что интересно. Глаза эти имели детское выражение не столько в смысле детской невинности, сколько в смысле детской доверчивости и готовности по-детски дружить, утраченной взрослыми. Известны поговорки о том, что на старости лет человек впадает в детство, например: "старый что малый". Может эту доверчивость и имел в виду Христос, когда сказал: "если не станете как дети не войдете в царствие небесное"? В детстве каждый имел опыт дружбы. И многие испытали измену друга и дружескую ревность, задолго до половой влюбленности и ревности. После этого человек уже никогда не вступает в такие близкие отношения дружбы, не верит до конца, держится на какой угодно короткой, но дистанции. "Не станете как дети" (старческое детство) - это способность верить и дружить, основанная на вере Богу и дружбе с Ним. Специфика детской дружбы в том, что она бескорыстна и нестяжательна. Нестяжательство - это другое счастье, другой тип сознания, другой тип общения и общности. Нестяжательство - постоянно возникающая ересь против господствующей идеологии, духовный бунт против рабовладельческого государства, самочинное существование вне социальной иерархии и вообще вне мира сего. "Не заботьтесь о завтрашнем дне, что вам есть и во что одеться" - эта заповедь не многим по силам, но кто вкусил свободу от законов мира, тот никогда уже им не подчинится снова. Нестяжательность - это способность рождать в резонансе любви и синергии то, что стяжатели берут у природы или выменивают у людей. Культура любви противоположна не только капитализму, суть которого - обмен, но всей реальности нынешней вселенной. Эксплуататорский капитализм по своим психологическим корням - результат обезьяньего кастрационного импульса. Это мужская страсть (нечистое желание) не дать другому мужчине встать на ноги, не дать стать хозяином, накопить на свое дело. Капитализм - это общество по Фрейду, а не по Христу, поэтому общество с неизбежными конфликтом, противостоянием и т.д.
       Две части вещества в одной точке пространства не умещаются, вытесняя друг друга. Это могло бы быть законом вытеснения, вражды и войны. Но существование личности-точки в мире всё меняет. Как для тела средой обитания является земля с ее природой, так для личности средой обитания должна являться другая личность. Рай - это другая личность и вечная жизнь тоже. Эдемский сад был первым раем на земле. Наверно, он был прекрасен своей пейзажной красотой и здоровой, чистой энергетикой, но сладость рая была не только в этом. Главным было соприсутствие и сосуществование. Со-экзистенциальность рая была в отношениях Адама и Бога. Как только в сердце Адама закралось сомнение, и он перестал доверять Богу как другу, он стал смертен. Теперь мы знаем, что верить надо не только в то, что Бог существует, но надо верить Ему, Богу, в Его вечную экзистенциальную невинность. Суть ее в том, чтобы ни с кем, ни разу первым не нарушить дружбы. Верное сердце, эмоциональное постоянство - вот величайшие ценности всех времён и народов, (в том числе, когда не бросают друга из-за ссоры, обиды и проч.) Человек часто из-за действительной или предполагаемой вины рвёт отношения и навсегда расстаётся с виновным. Это экзистенциальный грех, убийство в тонком, духовном плане. Поэтому так трудно поверить другому. Мы все - экзистенциальные грешники, и чужая личность для нас - не рай, а яма, западня. Она опасна, чревата болью и смертью. Единственно возможный путь друг к другу в том, чтобы пустить в себя Христа. Его экзистенциальная невинность - суть нашей веры ("Входящего не изжену вон"). И если удалось построить отношения с Ним, то это и есть возможность построения отношений друг с другом, стать раем для собрата по вере и по жизни во Христе, а это и есть вечная жизнь: собраться вокруг Христа. Но только вокруг настоящего Христа, а не поповской подделки. Парадоксальное и антиномичное сочетание обязательности и в то же время свободности отношений - это брак, который может быть не только телесным, но и духовным. О таком браке писал, кстати, Павел Флоенский в книге "Столп и утвеждение истины". Брак мужчины и женщины, рождающий сначала семью, а потом родовую общину - есть наиболее часто используемый образ в священном писании.
       Точка личности - это ничто. Наука, труд, поиск здесь бессильны познать и понять, т.к. для них личность - это всё равно, что пустота, но пустота не в смысле пустого пространства, это даже не пространство. В человеке есть то, что называется, вернее, что отвечает на вопрос ЧТО? Например, вопрос: что человек имеет? Ответ: он имеет ум, сердце, тело. Тело это не КТО, а ЧТО (как и ум и сердце). А человеческая личность - это КТО. Человек не имеет свою личность, он сам есть личность. На "каверзный" вопрос: чем отличается КТО от ЧТО - нет ответа. Чем-то может отличаться только ЧТО от ЧТО. Отличаться чем-то - это отличаться качеством и количеством. А личность-точка неизобразима и невидима, она апофатична как Бог. Здесь немножко поясним. Апофатика - это богословский метод. Есть два богословия: апофтичное богословие и катафатичное богословие. Катафатичное богословие это утвердительное, положительное богословие. Например, если человек сотворен по образу и подобию Бога, то Бог в каком-то смысле тоже похож на человека. И Его можно себе представить Кем-то похожим на идеального и совершенного человека. В апофатическом богословии о Боге рассуждают методом отсечения всего того, что не Бог. Например, у Дионисия Ареопагита Бог - это не добро, не свет, не глубина, не высота, не счастье, не совершенство и так далее. Бог все это сотворил, но Сам Он выше и вне всего этого. О человеческой личности можно тоже рассуждать апофатическим методом: личность - это не добро, не свет, не глубина, не высота, не счастье, не совершенство и так далее. Но когда личности соприкасаются друг с другом (а это выбор и свобода), тогда появляются и добро, и свет, и глубина, и высота, и счастье, и совершенство. Самое парадоксальное здесь то, что тогда обнаруживается сама личность, - но не для ЧТО, а для КТО, т.е. для самой себя и для другой личности. И она по-прежнему неуловимо прекрасна, не поддается насилию, восхитительно свободна и непредсказуема. Ее нельзя "поймать", изучить, рассмотреть даже в момент касания. В нее можно только поверить и тогда эстетически созерцать. А кто скажет, что такое вера? Она также апофатична, абсурдна, иррациональна. А касание личностей (в том числе с Божественной личностью) происходит по вере, по совпадению двух свобод.
       Вечность точно так же необъяснима, как и точка. Они похожи, а может, и совпадают. Поэтому, наверное, зачарованная "упёртость" атеистических писателей-экзистенциалистов в смерть (точку во времени) есть подсознательная упёртость в вечность, где "времени уже не будет". "Человек" и "смертный" - слова-синонимы. Но не все улавливают, что "смертный" и "вечный" - это тоже синонимы. Ведь одно дело жизнь, и совсем другое - вечная жизнь! Тогда, может, смерть должна быть блаженна? Или даже прекрасна? Грааль (как и котел возрождения) тоже предполагает смерть и новое рождение. Поздняя осень - это старость, а когда упал снег - природа умерла. Смерть - это снегопад. Так невеста как бы "умирает" в белом платье и "рождается" жена, супруга. Смерть и рождение суть одно. Святые умирают с блаженной улыбкой и "красна смерть преподобных". В недрах тела хранятся наркотические вещества, припасенные на момент смерти. Но дело не в муках или блаженстве. Монашеская "память смерти" не боится смерти, а боится вечности без Бога. Древняя монашеская практика, описанная в монашеской письменности - это "техника" смерти. Она начинается погружением в тишину, в которой не должно быть ни мысли ни чувства. Этот абсолютно ненарушимый покой называется "Мрак" или "Ум". Но "Ум", который у монашеских писателей пишется всегда с большой буквы не означает мысль или думанье. Это именно безмысленное сосредоточение личности в сердце. С точки зрения информации это действительно мрак. Здесь мы опять встречаемся с ромбом, т.е. с сочетанием стихий огня и воздуха, т.к. отсекая ум (который думает) монах сосредотачивается только на личности-точке и сердце, соединяя их в одну точку, точку их пересечения. Это аскетическое в самом истинном смысле этого слова прохождение через мрак безмыслия, прохождение через точку, как через смерть, отсекает грехи и страсти псевдоличности, которая есть индивидуальность (двойник), она-то и не пролезает, не проходит в эту точку. Ведь путь к ней, к этой точке как в узкой, всё утесняющейся воронке. Все уже и тесней, и вот уже невыносимая теснота и, наверное, скука, но в конце - она... точка, как точка смерти. Касание к ней даёт энергетический взрыв ("Свет"). Это исихасткое учение о "Свете" приведено из творений Григория Паламы о нетварных (т.е. несотворенных Богом) энергиях, где "Свет" - это нетварные энергии Бога. Но, надо сказать, что сейчас, занимаясь этим (умным деланием) люди практически всегда впадают в прельщение. Цель настоящей исихии - просто доброта, а если человек говорит, что он видел свет, был восхищен, или испытал необыкновенное состояние и т.д. - это все точно прельщение. Сама исихия ради этого - уже прельщение. Результат истинного исихазма - просто добрые глаза и хороший характер. Больше ничего. А если нет, то как традиция Грааля постепенно превращается в традицию котла кельтов, так и традиция исихазма превращается в разновидность поповства.
       Моральный абсолют в каком-то смысле тоже смерть, ("смерть во Христе", о которой пишет ап. Павел), поэтому философия морального максимализма отпугивает, как нечто опасное, и была бы совершенно неприемлема, если бы не обещания Христа о счастье, блаженстве и бессмертии. Проходя через моральный абсолют, как через смерть, человек вступает в вечность, и именно здесь проявляется точечность свободы и выбора. Моральный абсолют можно сравнить еще с браком и сексом. Чтобы женщина была счастлива с мужчиной ей необходимо довериться и отдаться, впустить его не только в глубину тела, но в самую глубину души. Нечто похожее происходит и с моральным абсолютом. Надо довериться и отдаться Христу: "это те, кто следуют за Агнцем, куда бы Он ни пошел" (Отк.14. 4) Наверное, именно в этом смысле апокалипсис говорит о браке Христа и церкви, где церковь - невеста, а Христос - жених.
       Смерть Аарона, Моисея, Авраама не производит впечатления ужаса (они почили). Ап. Павел так даже хотел смерти (разрешиться), а смерть Богородицы названа Успением. Единственно возможное, в нравственном смысле, отношение к смерти - это принять, пройти, испытать опыт смерти. В этом и мужество, и мудрость, при условии веры в бессмертие души. Но что касается друга, то любящая душа хочет одного - не расставаться. Разлука - вот что хуже смерти. Любовь и смерть несовместимы? Тогда не просто "не убий", а сделай живущим. Но... Как появляется личность? Сгусток в воздушной части души плотнеет, становится сверхплотным, и, наконец, ставши бесконечно плотным, проваливается в ничто... в кто. Разве это не смерть? А любовь! Личность, исчезая для себя, входит в другую личность, вновь возникая и воскресая. Опять смерть. Личность - точка. И вхождение одной точки в другую точку есть в каком-то смысле смерть, которая сама - точка. Смерть - это не природный порядок, она выше и вне порядка. Когда люди говорят, что они боятся смерти, то имеется в виду боязнь не самой смерти, а предсмертных мучений от болезней. Сама смерть это точка: человек теряет сознание мгновенно, и одновременно с этим мгновенно как бы просыпается в другом измерении. Прохождение души через воскресение тела, и преображение тоже будет переживаться как смерть и рождение. Это мгновенный скачок, а не постепенный процесс. Преображение личностно, а значит точечно. Смерть непонятна, апофатична. Насилие в смерти, как и в любви, вот - грех и зло. И, наконец, любовь к Богу. Здесь жизнь и смерть - синонимы. "Крепка как смерть любовь", "Верующий в меня, если и умрет, оживет", "Если зерно, падшее в землю". Страх веры... Вера страшна: в Боге другая жизнь, а мы цепляемся за эту ("Боязливых же и неверных", Ап. 21.8). А кто не "умер", остался во тьме внешней, там плач и скрежет зубов, ведь брак Христа и церкви - это тоже смерть. Цифра шесть и вообще шестеричность - это знак воздуха, личности, рождения и смерти, т.е. точки или любого прохождения сквозь точку в пространстве и времени. Филадельфийская церковь в Апокалипсисе по счёту шестая. В шестой день творения сотворён человек как личность. Христос умер на кресте в шестой день еврейской недели. Все это, наверное, наводит мысль на страшную цифру 666. Но к апокалипсическому антихристу цифра шесть не имеет абсолютно никакого отношения. Ни шесть, ни шестьсот шестьдесят шесть. Люди, плохо знающие Апокалипсис, или не давшие себе труда поразмыслить над тем, что имел в виду старец Иоанн под словами: "Здесь мудрость. Кто имеет ум, тот сочти число зверя" (Отк. 13. 18) Если бы числом антихриста была бы просто цифра 666, в приведенной цитате не было бы слова "сочти."
       Грехопадение Адама в каком-то смысле было неизбежно, сказалась, может, генная память тысячелетий (кроманьонского периода), и потому ещё, что человечество должно пройти именно через моральное возрастание, через моральный прогресс, и с этой точки зрения мы живём в интересное время. На планете единого человечества никогда не было! Мы живём в такое время, когда оно с неизбежностью наступает. Хорошо это или плохо, но это перелом по масштабу метаисторический. Однако, ни общая валюта, ни общая культура и экономика не объединят человечества. На эту задачу способен только моральный максимализм, понятный без переводчиков всем, без исключения. Ромбическое направление в живописи, например, может оказаться универсальным для всей планеты. У ангелов, в отличие от человека нет прогресса, и не может быть. Они сотворены совершенными и для них возможны только стабильность или регресс, т.е. совершенство или удаление от совершенства. Цивилизация у ангелов - это всегда свидетельство регресса. Для человека же характерен именно прогресс. Возрастание, усложнение, совершенствование, и как в жизни отдельного человека, так и человечества. И тут различимы два типа прогресса: моральный и технический, и они противоположны по главному, т.е. экзистенциальному вектору. Технический прогресс у всех на виду, и его причины, мотивы, результаты достаточно уже обсуждались. О моральном прогрессе говорил Христос, и результаты морального прогресса им обозначены тоже достаточно ясно: бессмертие, счастье, блаженство. А с точки зрения возможностей и способностей, человек приобретёт по Его словам такие способности, которые упразднят, сделают ненужными все достижения нынешней цивилизации, о которых Он сказал кратко: "не заботьтесь". Об этих будущих способностях и возможностях Он сказал так: "И ничего не будет невозможного для вас" (Мф.17.20). Вспомним, например, о воскрешении мертвых, о передвижении гор, об исцелении без медицины всех болезней, хождении по воде и проч., и о подобного рода чудесах Самого Христа, о которых Он тоже сказал: "Верующий в Меня, дела, которые творю Я, и он сотворит, и больше сих сотворит" (Ин.14.12). Продовольствие, строительство, энергообеспечение, погода, передвижение, здоровье и проч. - все эти и многие другие проблемы просто исчезнут. И нынешняя цивилизация останется в памяти будущих поколений, как цивилизация близоруких, тупых, жадных, злых и суетливых идиотов, несчастных, но гордых своими жалкими достижениям.
       Народы всегда "цапались" за богоизбрание, понимаемое как лицеприятие у Бога с вытекающими из этого "льготами" и правами на превозношение и эксплуатацию других народов. В этом и суть патриотизма. Слово "сноб" означает не только высокомерие, но именно неспособность эстетически воспринимать и понимать чужие ценности. Т.е. суть здесь - в ограниченности и спесивой невнимательности, нечуткости. Снобизм всегда групповой: национальный, сословный, профессиональный, возрастной (субкультура поколения) и т.д. Для сноба, например, парадоксальную логику, казалось бы, легко оспорить и опровергнуть с позиций обычной не парадоксальной логики, но эта лёгкость иллюзорна, так только кажется. На парадоксы часто легкомысленно и чуть ли не шутя наскакивают, как на до смешного легкую мишень, но попадают пальцем в небо. Парадокс сначала надо воспринять, эстетически ощутить на духовном уровне, а уж потом спорить. Впрочем, если человек действительно смог почувствовать парадоксальную логику, он уже не будет спорить. Т.к. на этом поле у собеседников поразительная толерантность и удивительное уважение к чужой точке зрения. Любящий парадоксальность любит и человека, его парадоксально существующую личность.
       Что может быть агрессивным по отношению к ромбическому искусству? Непонимание, точнее, не способность воспринимать - не агрессивны, скорее просто нейтральны. А возражения и наскоки в этом случае просто неинтересны. Из Евангельской истории мы знаем, что агрессивным по отношению к ромбической проповеди оказалось лицемерие. Лицемерие - это самый тонкий тип лжи. Из всех видов обмана - это самый гадкий, низкий и подлый. Клевета и лицемерие всегда рядом в человеке. Самый тяжелый грех, по мнению Данте - клятвопреступление (вероломство). У него клятвопреступники на самом нижнем круге ада. Но лицемерие и клевета хуже. Христос своим отношением определенно это показал. Цинизм, казалось бы, - это противоположность лицемерию. На самом деле сам цинизм - если не ложь, то заблуждение, дающее иллюзорное право на глумление. Глумление - это тоже тип лжи. Объект агрессии - красота невинности. Т.е. здесь лживое высмеивание высоты, чистоты, нравственной святости. На самом-то деле невинность не смешна. Сам смех здесь и есть ложь. Если только им не обличается притворство и лицемерие, т.е. лживый имидж. Но тогда это уже и не глумление. Почему Христос обличал главным образом лицемерие? Потому что лицемерие - это ложь моральная, обман, касающийся морали. С глумлением же Он даже не вступил в диалог. Хотя это тоже ложь, касающаяся морали. Но видимо с этим не спорят по той простой причине, что на самом деле, и в действительности, за глумлением, как, впрочем, и за цинизмом, всегда прячется собственное осознанное моральное ничтожество. Чья-то нравственная высота, разумеется, в такой ситуации невыносима. А бывают ли шутки о благородстве или невинности просто по легкомыслию? Ведь самый легкий способ вызвать смех или улыбку - это подшутить там, где вообще юмор неуместен. Например, спошличать над теми, кто старается говорить и думать об умилительном, трогательном, эмоционально интимном, возвышенном и дорогом для самой нежной сердцевины своей души. Здесь можно с ничтожной затратой усилий и ничтожным умом показать себя остроумным, метким и т.д. Но одновременно с этим в таких случаях непременно показывается и тот самый ничтожный ум.
       Даже эпизодические прикосновения к ромбическим состояниям улучшают здоровье. Так, в настоящее время врачи обнаружили парадокс: мужские слезы лечат рак! Если мужчина плачет, он исцеляется от рака. А когда плачут мужчины? Когда сталкиваются с благородством и чувствуют его красоту, красоту доброты. Если прочитать в Библии, например, о жизни царя Давида (которого абсолютно не возможно подозревать в недостаточном мужестве), то увидим, что он часто плакал, и практически всегда по одной и той же причине: от умиления. Мужчина имеет право плакать по этой единственной причине: от умиления. А если он никогда не плакал от умиления, сомневаемся, что его можно считать мужчиной.
      
      
       Первородный грех
      
      
       Рассмотрев эстетику разных сочетаний стихий, в том числе эстетику девственников Апокалипсиса, т.е. ромба (огня и воздуха), давайте снова обратимся к самым истокам существования современного человека, к тому моменту, когда возникла глубочайшая причастность к древнему злу природной жизни в эстетике одновременно и животной телесности, и смерти, т.е. к моменту первородного греха Адама и Евы. По непонятной причине, считается, что суть первородного греха в первом половом акте, в сексуальном совокуплении Адама и Евы, к которому их привёл своим соблазном сатана, обратившись змеем. Давайте изучим первоисточник и задумаемся. О вкушении плода с древа познания добра и зла повествует третья глава Библии. По всему контексту это и есть грех. О том, как Адам "познал" Еву и как от этого родился Каин, повествует уже следующая, четвёртая глава. О размножении человека, между прочим, ещё можно прочесть и в другом месте: "И благословил их Бог, и сказал им Бог: плодитесь и размножайтесь" (Быт. 1. 28.). Но это благословение было, по всей видимости, задолго до истории с плодом. В чём же суть этой истории? Обращает на себя внимание и даже настораживает тот факт, что немедленно после вкушения плода у Адама и Евы каким-то особенным образом "открылись глаза" и они "узнали" о себе, что были до сих пор наги. Т.е., надо понимать, увидели половые признаки, т.е. мужское и женское в теле друг друга. Самое время сейчас напомнить о мужском и женском в сочетании стихий. Т.е. об отражении мужского и женского начал в символах и образах этих сочетаний. Так значит, вот оно когда впервые было увидено, воспринято и пережито! По какой же причине? Секс не мог быть причиной, он был уже потом, может, даже много времени спустя. Подсказка в том, что они "устыдились", когда увидели наготу. Человеческое тело безупречно и стесняться здесь нечего, и если Сам Бог вочеловечился в такое же тело, как наше, то с телом все в порядке. Но, наверное, стыдно было ТАК на тело смотреть. О том, что древом познания было вовсе не растение, а тип существования, уже написано, и это давно стало известным толкованием. Дерево действительно отлично подходит в качестве символического образа древнего типа жизни со своей историей и корнями, и, конечно же, плодами. Тип жизни здесь имеется в виду кроманьонский, другой трудно предположить, да здесь в других гипотезах и нет необходимости. Итак, главный плод этого типа жизни - вот этот постыдный взгляд, т.е. тип восприятия обнаженного человеческого тела. Если, съевши плод, увидели наготу, устыдились и стали смертны, то, съевши плод с древа жизни, увидели бы нечто дающее бессмертие. На самом деле, и дерева, и плоды можно еще считать и за символические образы, означающие способность эстетически воспринимать. А не пускающий в рай ангел с огненным мечом может означать несовместимость двух типов эстетического восприятия, святого и грешного, чистого и грязного. Грязь здесь - это не понятие качества, а понятие как бы места нахождения. Например, щи в тарелке это чистое, а пролитые на пол - грязь. То размножение, которое для животных (кроманьонцев) нормально, для ромбического человека - грязь. Возможно, в веках и тысячелетиях в процессе естественного отбора по эстетическому признаку, формы человеческого тела приобрели, может быть, немного как бы гипертрофированные вторичные половые признаки. По этому поводу позволим себе представить совершенно фантастическую идею: а что если бы первородного греха не произошло и естественный отбор пошел бы по другим новым принципам? Тогда человеческое тело могло бы быть в большой мере другим и по виду и по качеству, например, ромбическим и бессмертным. С этой эстетически ромбической точки зрения самые знаменитые современные "секс-бомбы" шоубизнеса или, например, фигуристые персонажи эротических мультиков с гипертрофированными формами могли бы показаться просто уродами. Интересно в свете вышесказанного, что жен Ламеха звали Ада и Цилла, из которых первое означает - "украшение, привлечение", а второе - "тень ширмы" (Быт. 4. 19.) Следовательно, оба имени указывают на эстетику, на внешнюю привлекательность этих женщин, послужившую соблазнительной приманкой для похотливого Ламеха. А сестру Тувалкаина звали Ноема, что значит "миловидное, прекрасное". Ученые экзегеты полагают, что именно она стояла во главе тех "дщерей человеческих", которые вовлекли в падение "сынов Божиих" и тем самым насадили на земле всеобщее нечестие.
       Теперь внимательно прочтём речь сатаны, с которой он обратился к Еве в образе змея. "И сказал змей жене: подлинно ли сказал Бог: не ешьте ни от какого дерева в раю?" В этом вопросе уже содержится косвенная ложь, о запрещении кушать плоды со всех дерев в раю. Т.е. косвенная клевета на Бога, под видом вопроса. Зачем она, эта ложь нужна? Вспомним точней: какими словами было сказано о дереве добра и зла впервые? Во-первых, Бог не приказал, не повелел, а "заповедал" (Быт. 2.16). Как это слово могло звучать на иврите, не знаем. Но по контексту так же как поведал, сообщил, научил, только в более торжественном, т.е. соответствующем важности момента варианте. Слова змея придали актуальность неравенству Бога и человека. И предостережение любящего старшего друга ("ибо смертию умрёшь") стало звучать как угроза в ревнивом запрете собственника. Далее, в ответ на объяснение Евы, пошла уже прямая ложь: "Нет, не умрёте, но знает Бог, что в день, в который вы вкусите их, откроются глаза ваши, и вы будете как боги, знающие добро и зло" (Быт. 3.4). Итак, во-первых, впервые Ева, а потом и Адам напрямую сталкиваются с гипотезой неравенства личностей. Тут же змей и даёт почувствовать, как якобы Бог к этому неравенству относится: с ревнивым, завистливым желанием держать человека в вечном унижении и подчинении. Во-вторых, заметим, что речь заходит о "богах". Слово бог, которое в Священном Писании пишется с маленькой буквы, всегда означает ангелов. Здесь имеются в виду ангелы, которые знают добро и зло, в данном случае для нас важно знание зла. Т.е. это восставшие и согрешившие ангелы, знающие, что такое грех в качестве зла, и чем это отличается от добра. Видимо это были ангелы, которые занимались эволюцией и выживанием у животных, в том числе у человекообразных обезьян до кроманьонца включительно. Теперь они были не нужны для человека-личности, который есть уже венец всей эволюции, и должен бы быть бессмертным. Т.е. проблемы эволюции и выживания его уже не касалась. Не должны касаться, но коснулись. Это был поворотный момент, когда в результате первородного греха эти ангелы были допущены влиять и дальше на человека, и человек стал тем, что мы хорошо знаем на своём опыте. Это влияние ангелов-двойников, технически есть причина смерти, т.к. в их присутствии, и под их влиянием ген, отвечающий за бессмертие, всегда останется геном старения и смерти. Ведь главное условие эволюции - это смерть нескончаемых поколений животных. А так же выживание более приспособленных видов, в отличие от не достаточно приспособленных, осуществляемое в условиях жестокой конкуренции. Абсурдные и не нужные для Адама проблемы размножения и выживания трагически определили характер и его и всех последующих поколений. Замысел Бога о человеке отодвинулся на неопределённый срок. Точнее на срок, определяемый прогрессом, и прогрессом по преимуществу моральным. Зигмунд Фрейд в своей клинической практике сделал наблюдения и выводы относительно моральных травм полученных человеком в раннем детстве. В самом раннем детстве человек совершает - на деле или только в мыслях - что-то низкое, грязное, постыдное. И тут же забывает, торопливо вытесняя это в подсознание. С возрастом накопленные нераскаянные грехи рвутся из бессознательного в сознательное - уже не как стыдное, а как нечто страшное, нарушая душевное здоровье. Что же предлагает Фрейд? Под гипнозом извлечь забытый грех, перевести в сознание и оправдать с точки зрения естественной антропологии (рационализация иррационального). Хаббард в своей дианетике утверждает, что проблемы человека возникают еще раньше, т.е. в утробе матери. Получается чем раньше, тем интересней. Но тогда, по этой логике, рассматривать человека надо с самого начала, с самого момента зачатия. И, разумеется, ученые не обошли и это начало своим ученым вниманием. Что же происходит в этот момент? Попробуем ответить на этот вопрос, в общем-то, не столько биологический, сколько культурологический, рассмотрев самый момент и процесс зачатия человека, а также образную проекцию этого процесса на человеческую психику и человеческую психологию и культуру.
       Чтобы лучше прочувствовать, что происходит в каждый отдельный момент, мы будем приводить подходящие для каждого момента образы из нашей жизни, которые, имея в себе некую сущностную параллельность, хорошо иллюстрируют разыгравшуюся на сперматазоидном уровне драму. Итак, сначала все сперматозоиды находятся в одном месте. Образ такого нахождения - в мальчишеской дружбе, братском единении и коллективизме. Потом начинается оргазмическое передвижение сперматозоидов в некоем общем направлении. Опыт радостного шествия друзей откуда-то и куда-то переживает почти каждый, особенно в юности. Дальше скорость передвижения увеличивается, и впереди появляется цель - яйцеклетка, двудольное шарообразование с разрезом посередине. Проекция этого момента на психологию у всех на виду, так что на ней можно подробно не останавливаться. Гонка к цели заканчивается. Далее сперматозоиды бьются о стенки яйцеклетки, пытаясь проникнуть внутрь. Яйцеклетка, как женщина, выбирает одного, и перед ним открываются царские врата. Остальные сперматозоиды умирают снаружи, излучая в момент смерти энергию, необходимую для зачатия. Существует научное предположение, что яйцеклетка даже выделяет вещество, убивающее оставшихся вне сперматозоидов, чтобы их смерть наступила в необходимый момент. Если это так, то яйцеклетка, в определенном смысле, есть убийца. Это смерть первая. Женщины всегда подают надежды многим, но выбирают одного. Досада, огорчение и ревность остальных в этом случае есть, по сути, сублимированная смерть и умирание. Ещё вариант образа избранника - военачальник на поле среди трупов своих солдат. Крепость взята штурмом, и он входит в город. Энергетику и символику братоубийства, точнее, соучастия в убийстве, мы найдем в сочетании воды и огня. Это военная эстетика от оружия и мундира до строевой хореографии. Вот, наверно, почему во все времена женщины были неравнодушны к военной форме. Далее. Когда сперматозоид входит между двух половинок яйцеклетки, он выбирает одну половинку, а другую отвергает и обрекает на смерть. Это смерть вторая. Эйфория влюбленных при "новом счастье" всегда бывает за счет ревности отвергнутого "старого счастья". Без его мучительного "умирания" все было бы скучно и буднично. Закон смерти действует не только в любви, но и в дружбе. Человек стремится войти в дружбу двух людей (половинки) и, выбрав одного, другого отвергнуть. Это чисто фаллическое стремление вникнуть, оценить и с лучшим заключить новый союз, новую структуру. Защита от такого человека в том, чтобы не дать ему сказать, высказаться, проявиться творчески и т.д. Соперника надо нейтрализовать, лучше убить, иначе он создаст свою социальную структуру, "конфессию". А самый страшный враг - это "еретик", бывший свой, но уже "раскольник". Можно к вышеизложенному добавить пример всякого рода не-пускания простолюдинов в элитарный, "священный" круг избранных. Элитарное сознание имеет довольно-таки примитивные по сравнению со своими притязаниями, яйцеклеточные психологические корни. Итак, как видим, зачатие происходит за счет энергии двух смертей. Обе эти смерти, собственно, и лежат в нашем подсознании как первородный грех и, по сути, представляют собой язычество - как в религии, так и вообще в культуре. Базовые основы нашей психики закладываются уже в момент нашего зачатия и потом выявляются в виде эстетических влечений и жизненных переживаний на более высоком, уже человеческом уровне, сначала по Хаббарду, а потом и по Фрейду. И здесь, разумеется, имеет место эстетика именно двух сочетаний стихий: воздуха и земли, и огня и воды. То, что надо преодолеть девственникам Апокалипсиса.
       Когда мы обо всем этом узнали и задумались, мы поняли, что дружба (в системе аушры обозначена черным треугольником с вершиной в верху) - это почти невинный и простительный, но все же грех, т.к. это всегда лицеприятие ради корысти. Корыстью может быть просто удовольствие от близкого общения с приятным интересным человеком, ведь мы выбираем приятных друзей, с кем интересно. Дружба - это избрание и выделение одних, и обязательно отвержение остальных. Психологическая совместимость людей, а так же их конфликтность, всегда представляет собой совместимость и конфликтность двойников. Феодор Студит положительно пишет о дружбе (между монахами, разумеется), в то время как другие авторы Добротолюбия различают дружбу (как грех) и равную ко всем (и, специально уточняя, к мирянам тоже) любовь как добродетель. Вроде бы, в чём же грех? Но представим на минутку, что Бог лицеприятен. Сразу становится ясно, что лицеприятие это серьёзный грех, неприятный, болезненный ("кусачий"). Учитывая, что обычный человек может общаться с ограниченным количеством близких друзей (максимум три - четыре), получается, что чтобы начать новое общение, новую близкую дружбу приходиться немного забросить старые. Вот тогда-то и обнаруживается лицеприятие. Ещё в дружбе есть тонкая, не всегда заметная вещь: любая дружба всегда ради независимости от остальных, а часто, в том числе и от Бога. А если же человек с кем-либо ссорится и расстаётся, то он прямо осознаёт, что он дружит с новым другом назло старому. Здесь мстительное бесовское желание не пустить в дружбу (зачаточное непускательство). Дружба - это предпочтение, выбор, выделение кого-то среди других. Друзей часто выбирают в силу осознанных или неосознанных социальных интересов, социальной выгоды, т.е. высокопоставленных, элитарных или просто полезных (это в таблице у Аушры изображено серым треугольником с вершиной в верху). Именно поэтому с неумолимой обязательностью самая верная дружба рушится, как только она становится социально не выгодна. Само желание дружбы с социально выгодным человеком - есть прельщение, духовная похоть, нечистая страсть. И социально выгодный человек это всегда неприятно чувствует. В этом смысле, самая жестокая опасность для человека - это его собственная семья. "Враги человеку домашние его" (Мф. 10. 36) Проблема семьи в том, что члены семьи - это агенты социума. И если социум агрессивен, то и его агенты тоже. И возникает порочный круг: из-за непризнания близких человек не может добиться признания в социуме. А из-за непризнания в социуме не может получить признание близких. Если общество не дает статус, имидж, звание, соответствующее труду, таланту, взятой ответственности, то это общество как минимум нечестное, например, коррумпированное. Тогда муж обречен на неудачи и поражения в делах и на работе, в обществе, а это в свою очередь нагнетает женское неудовлетворение до болезненных проявлений. Все это проявляется особенно сильно, если родня супруга (свекровь, тесть) тоже активно и агрессивно его не признают. А если муж социально успешен, то все наоборот и тоже неприятно. Представим на минутку каково же Христу, к Которому почти всегда и тычутся ради социальной выгоды? Это и есть главное прельщение всех христиан, особенно монашествующих, со всеми вытекающими... "Возлюбите друг друга, как и Я возлюбил вас" - говорит Христос. Стоит задуматься, что же это за любовь? Девственников Апокалипсиса это касается в первую очередь. Они чисты прежде всего в этом смысле.
       Наверное, первый , простой и для кого-то главный вопрос в связи с Девственниками: это что, как бы новая разновидность монашества, люди без семьи и детей? Или иметь семью для них допустимо? Мы считаем, что вполне допустимо. Главное как человек удовлетворяет свои эстетические потребности. В каком эстетическом направлении двигается. Но плохо в одиночку заниматься ромбическим самовоспитанием, если в семье никто этим не интересуется. Минусом в положении человека, в одиночку вступившего на путь нравственности, является то, что обычно во всех окружающих семьях муж всегда - самец, в котором двойник, если жена - самка, в которой двойник. Женское неудовлетворение, когда она у мужа одна - страшный бич. Что значит - она одна, и что значит женское неудовлетворение? Дело в том, что общепринятая европейская мораль и особенно христианская нравственность предполагают парный брак, моногамию. Но это вступает в противоречие с базовыми установками человеческой психики. Каким образом? Для сперматозоида "момент истины", пик всего процесса есть его нахождение между двух половинок яйцеклетки. Фаллос тоже в момент зачатья находится между двух половинок женского тела. Мужчина всегда влечется в ситуацию, когда он оказывается между двух любящих женщин. Стандартный и, кстати, самый стабильный расклад сексуальной жизни - это муж, жена и любовница. Если этого нет - мужчина фундаментально неудовлетворен, но не только мужчина. Женщина тоже. В сознании культурная женщина убеждена, что лучше муж, пусть даже плохонький, но свой и только свой. Но на деле, когда муж только свой, женщина терпит неудовлетворение, ей нужен супер самец, причем не только в подсознании, и она за это начинает жестоко мстить, т.е. банально его по-женски пилить и презирать. Получается, что вопреки своим моногамным убеждениям, она сама не справляется с тем, чтобы в одиночку любить мужчину, когда его не любит кто-то еще. Нужна любовница, и когда мужчина оказывается на пересечении двух женских вниманий, он выглядит уже совсем по-другому. Как вожак племени, супермен. Только такой, настоящий мужчина, а не особь мужского пола, может удовлетворить женщину... Но проблемы отнюдь не кончились, и это еще не выход из положения. Потому, что тогда женщины ревнуют и становятся - не красивы, больны и т.д., а их, общий теперь, мужчина сознательно или бессознательно, но чувствует себя попросту подонком и сердцеедом, и узнает для себя, что не только в сексе счастье, но и в утраченном теперь моральном самоуважении. Итак, ситуация болезненна в любом случае. Выхода здесь нет, эта ситуация безвыходная в принципе. Эта безвыходность есть то, на что были обречены еще Адам и Ева, вкусивши запретный плод и скатившись в древний, кроманьонский тип жизни. Несчастье, болезнь, старость и смерть. За удовлетворение надо платить так дорого, что жизненных сил не хватает. За наслаждение страдать, за удовольствия работать. Психосоматические причины всех болезней теперь - аксиома медицинского мира: мужчина пытается найти выход из тупиковой ситуации в карьере, в бешеной гонке к социальному успеху, но чаще всего не выдерживает долго и ломается, уходит в болезнь, умирает заживо. А если он достигает успехов, нарушив моральные правила, то получает подсознательный комплекс вины со всеми вытекающими. Самое мудрое во всем этом безобразии было бы - смириться с несовершенством бытия и согласиться на "второй сорт" жизни, а еще лучше найти в принципе другую цель, другое удовлетворение. Вне секса, социальных успехов и проч., и эта цель недалеко, рядом и всегда ждет заблудших и уставших. Но муж и жена должны это сделать вместе, а не по очереди. А это не просто. Потому, что у каждого мужчины и каждой женщины существуют стойкие стереотипы, которые сотни тысячелетий были необходимы для выживания и размножения. В представлении женщины мужчина должен быть добытчиком и кормильцем. Мужчина должен работать и ее обеспечивать, без этого стереотипа она мужчину просто не воспринимает, и это имеет свои разумные основания т.к. если она, например, забеременеет, то должна почти всю жизнь заниматься только детьми. У мужчины тоже есть свой собственный мужской и тоже древний стереотип, вытекающий из стремления размножиться максимально. Он заключается в том, что женщин должно быть столько, сколько он в состоянии прокормить. Если одна забеременела, то мужчина переключается на другую, продолжая, однако, содержать первую, при условии, что она вынашивает, рожает и выхаживает именно его ребенка. Сейчас почти каждый состоятельный мужчина оставляет за собой априорное право кроме жены иметь любовницу, и это право не надо доказывать. Или если надо, то главный аргумент звучит так: я мужик (имеется в виду при этом все тот же стереотип). И если мужчина тратит на женщину деньги, он никогда не будет иметь ее в единственном числе, и женщины это терпят. Таким образом, эти два стереотипа всегда, казалось бы, благополучно уживались друг с другом.
       Но Христос нарушил издавна "благополучное" сосуществование этих стереотипов. И теперь проблема оказалось в том, что изменять единственному супругу стало формально озвученным грехом. Древнейшие стереотипы и желания, сталкиваясь с новой моралью, приводят к серьезному стрессу и неудовлетворению. Как правило, мужчина в наше время зарабатывает столько, что "худо-бедно", но "досыта" мог бы одеть и прокормить несколько семей. А, отдавая все одной женщине, он просто повышает уровень ее жизни, умножая ненужную для размножения роскошь и, кстати, размножение, как это видно в развитых странах, в таких случаях приостанавливается. Как правило, у мужчины, твердо решившего не изменять жене, атрофируется и добытческий, предпринимательский инстинкт. Женщина должна в этом случае все правильно понимать, уберегая от болезней и себя и супруга. Прочная и надежная семья - это бедная семья. Под бедностью мы имеем в виду уровень материального благополучия несколько ниже среднего, обычного для своей страны (не путать с нищетой). Если женщина хочет много денег, она согласна на гарем, и будет ревновать. Если мужчина зарабатывает большие деньги, он согласен только на гарем, и будет иметь подсознательный комплекс вины. И все это не даст им быть идеально здоровыми. К этому надо добавить еще и то, что высокий уровень жизни означает принадлежность к зажиточной части общества, и если человек как рыба, пойманная за губу, попался на приманку элитарности, он всегда будет карабкаться вверх по социальной лестнице к миражам социального благополучия. Это карабканье никогда не даст удовлетворения, и человек всегда будет себя чувствовать недостаточно признанным и оцененным, в том числе своим супругом (это как закон жанра, который не надо доказывать). Если бы человек ценил покой, он бы его искал, и если бы дорожил покоем, он бы его имел... вместе с крепким здоровьем.
       Ну все, хватит о семье. Христианскую семью иметь можно, вот наш ответ. И дружить семьями тоже, и при этом быть членами Филадельфийской Церкви. Главное - в каком эстетическом направлении двигаться. Слово "девственники" является художественно-поэтическим образом (как, например: "Если глаз твой собазняет тебя, вырви его" Мф. 18), и не означает отсутствие глаз, или отсутствие не совсем добропорядочного сексуального прошлого или отсутствие добропорядосного сексуального настоящего, но означает сознательно выбранный тип неразмноженческой эстетики, например, в отношениях или в искусстве. Удовлетворение интереса, т.е. жажды информации, порождает некую эрудицию, сиречь знание, которое никогда не бывает само по себе в единственном числе. Знание - это всегда со-знание с кем-то ("Адам познал Еву, жену свою" (Быт. 4. 1.)). Существовало и существует много разных типов сознания: советское сознание, средневековое сознание, буржуазное сознание, национальное сознание, религиозное сознание, например "сознание Кришны" и много разных других сознаний, среди которых есть также и христианское сознание. Итак, слово "девственники" - значит так же и чистое, не замутнённое ни какой примесью христианское сознание. А для этого надо не оскверниться, т.е. хранить себя от всевозможных соблазнов (интересов), которые суть прелюбодеяние. Печать антихриста - это кроме прочего и эстетический вкус (созерцание с бесами). Вкус отражается на лице человека, потому - печать. А не имеющий её не сможет ни покупать, ни продавать (это и не понадобиться), т.к. не захочет, например, ни производить, ни покупать товары с модным дизайном или в красивой упаковке.
      
       Счастье
      
       Чтобы легче было привлечь к чему-то внимание современного человека, это что-то должно быть приятным, привлекательным, даже соблазнительным. С этим надо считаться, ведь человечество было столько раз обмануто обещаниями лучшей жизни, что энтузиазма на героический труд, непомерное терпение и другие подобные жертвы уже почти не осталось. И действительно, имеем ли мы право предлагать что-то новое, если это новое сразу не делает человека счастливым? Сразу и навсегда. Значит, предлагая ромбическую эстетику и философию, и соответствующий тип жизни, нам надо основательно, как следует, подумать и поговорить и о счастье человека.
       Самое, казалось бы, очевидное, что нужно для счастья - это деньги. Разумеется, при помощи денег жизнь можно сделать счастливее. Кто ж с этим будет спорить? Но в реалиях обычной жизни часто получается так, что приходится выбирать между счастьем и деньгами, и при этом многие выбирают деньги. Счастье, разумеется, можно понимать по-разному, и не всегда деньги и счастье - это одно и тоже. Но если человек "знает" что счастье в деньгах, а денег у него нет и никогда не было, то трудно его убедить в обратном. Проще обратиться к тому, у кого денег много, но он при этом несчастлив и потому знает, что счастье не в деньгах. Все мы что-то знаем, причем иной раз знаем то, что в этой жизни не испытали ни разу. Может быть, это знание из другой нашей жизни, точнее другой жизни нашего двойника? Ведь, если идея реинкарнации имеет под собой некую реальность, то надо полагать, что наш двойник выполнял свою роль не один раз. Чтобы действительно знать что-то точно, надо прожить жизнь, добиться заветной цели и на старости лет в ней разочароваться. Вот тогда это действительно знание, и оно действительно имеет ценность, особенно если мы говорим о счастье. Если бы счастье было бы только в деньгах, все бы поголовно к ним стремились, но этого мы не наблюдаем. Стремятся к разному. Например к здоровью, к реализации талантов и славе, к идеальной любви, к мудрости, власти и многому другому. Что из этого мираж, а что реальность с точки зрения счастья?
       Говоря технически, т.е. по ощущениям, наверное, можно считать, что счастье - это постоянная ровная эйфория, некое радостное светлое состояние. И оно должно перемежаться моментами сильного восторга и наслаждения. Без них только постоянство хорошего состояния это еще не счастье, а, скорее, просто душевное благополучие. Но это должно быть без дурных последствий, т.е. эти сильные моменты должны быть доброкачественными, и никак не нарушающими психического и телесного здоровья. Но в реальности обычная жизнь похожа на маятник, качающийся от наслаждения к страданию и обратно. Хочешь наслаждаться, терпи и страдания, но не в этом житейская сметка. Разумный стремится остановить маятник и обрести успокоение, стабильность, надёжность, но уже и без сильных ощущений, что тоже, прямо скажем, скучновато. Наверное, самое среднее и надёжное - это всё-таки немного качаться, разумно контролируя процесс. Например, не надо всё время находиться в гостях, каждый день устраивать праздник, или непрерывно быть в творческом озарении, эйфории, или на сцене в лучах славы и успеха. Одиночество после всего этого почему-то особенно невыносимо, наверное, потому, что амплитуда маятника слишком велика. И самая главная, самая необходимая мудрость в жизни - не превозноситься над ближними, так как здесь закон маятника неумолим: высоко взлетишь - низко упадёшь. А за продолжительным превозношением (которое может показаться чем-то стабильным и надёжным) обязательно последует столь же продолжительное унижение. И тогда самое глупое - пытаться избавиться от скуки при помощи окружающих людей, чтобы потом стать для них неприятным или даже невыносимым. Скука, распространяющая ощутимое всеми поле, как запах изо рта, вполне заметна, её невозможно спрятать, притворившись жизнерадостным и счастливым.
       Давайте рассмотрим саму идею счастья, причем с разных сторон и в разных вариантах. Попробуем начать, например, с того, что рассмотрим счастье, как идеальное душевное и телесное здоровье. Конечно, счастье это не только здоровье, но и что за счастье без здоровья? Даже если чисто теоретически предположить, например, что счастье возможно без денег, то без здоровья ну это уж извините... Итак, допустим, мы согласны, что идеальное здоровье это счастье. Что дальше? Ведь точно так же можно утверждать, что если человек счастлив, то уж, наверное, и здоров. Т.к. счастье наверняка делает человека здоровым. Значит счастье и здоровье (тем более идеальное) как-то связаны между собой, или даже представляют собой одну некую реальность, имеющую две стороны, одна из которых - счастье, а другая - идеальное здоровье. Т.е. сторон конечно больше, но рассмотрим пока эти.
       Сейчас, и давно уже, много говорят и пишут об энергии, т.е. некоей тонкой, астральной энергии: о биополе человека, энергоинформационном поле планеты, космоса и т.д. Появились технические возможности фотографировать, например, то, что считается биополем человека. Сейчас слово энергия в совершенно определённом значении, а именно в значении невидимой, тонкой, мистической энергии, всем знакомо. Можно даже сказать, что мы живём в эпоху не столько информации, сколько вот такой энергетики. Но об этой энергии много всяких мнений (вопрос-то, на самом деле, спорный), и, наверное, энергия действительно бывает разная, поэтому под энергией, о которой мы хотим сейчас поразмышлять (тут надо уточнить), следует понимать тонкую суть, не материальную, не фиксируемую никакими материальными приборами, сделанными из какого-либо материала. Это не электромагнитные излучения тела, не биологическое поле, не аура, которые можно зафиксировать современной аппаратурой. Об этой нематериальной энергии можно судить только по существованию похожих параллельных явлений в мире материальном, в том числе в человеческом теле, и по неким сугубо интимно личным состояниям и ощущениям. Таким образом, кстати, и получится наблюдение самой параллельности и взаимосвязанности, какой угодно тонкой, но все же именно материальной энергетики тела и некоей астральной энергетики души человека. Когда говорят или пишут, что какой-нибудь экстрасенс или прибор видит ауру, поле и проч., или сложная аппаратура что-то фиксирует, фотографирует и проч., то речь идет опять же, может быть, и об очень тонкой материи, но материи. А если говорить об энергии в некоем принципиально отличном понимании, то приходиться говорить об энергии не телесной, а, например, духовной, и не видимой никаким способом. Зафиксировать можно только влияние, воздействие этой невидимой энергии на другие уже видимые энергии, на электромагнитное поле и т.п. Это воздействие может вызывать изменение в видимом глазом или прибором поле, и тогда это можно наблюдать, как некий призрак или фантом, биополе, ауру и т.д. и т.п. Разумеется вышеприведенные рассуждения спорны и многие с ними не согласятся, ну, или полностью не согласятся. Да собственно это и не важно. Важно и бесспорно то, что счастье и энергетика неразрывно связаны. Вот это бесспорно. Приток энергии субъективно переживается как нечто похожее на счастье. А счастье без энергии в лучшем случае - подделка, типа медитативного самовнушения: "я спокоен, я счастлив" и проч. И совершенное здоровье тоже без энергии - утопия. И самый простой, казалось бы, способ получить энергию - это взять, принять. От космоса, земли, растений, животных, полезных продуктов питания, другого человека и т.д. Много таких рецептов можно найти в литературе о здоровье. Например, в популярных некогда книжечках об Анастасии из сибирских кедровых лесов. Но все эти рецепты имеют один и тот же изъян. Энергию, так же, как деньги, мало кто хочет отдать даже в виде взаимно полезного обмена, и много желающих взять. И что, касается обмена энергиями, то чаще всего это сводится к какому-нибудь шулерскому приёму энергетических "вампиров". Встречается даже такая идея, что любовь - это и есть обмен энергией. Низость самого понятия о любви не нуждается здесь в комментариях. Не много требуется нравственной интуиции, чтобы понять очевидную спекуляцию на высоких словах. Любовь - это не взаимовыгодный обмен. Любовь - это резонанс.
       Многие из нас, наверно, давным-давно забыли естественную, первичную радость бытия ("щенячью радость"), которая покинула нас в далеком детстве. В юности уже естественным состоянием представляется скука, а в зрелом возрасте нередко - депрессия. Не хватает энергии. Ну, хорошо, продукты питания, с которыми мы имеем дело, не спрашивая их согласия, можно использовать, чтобы подпитаться энергией. Но к чему это приводит? К перееданию и ожирению. А, например, животные уже не хотят стать донором. Что же касается многих способов взять энергию у конкретного человека, то они кончаются банальным отпором, а в худшем случае тюрьмой (имеются в виду случаи, связанные с оскорблением, издевательством и т.д.). Космос тоже - вовсе не океан энергии. Его скорее бы можно сравнить с опасными ночными улицами подозрительных городских окраин. Не стоит доверчиво верить советам - брать энергию из космоса. Существует современный устойчивый стереотип, что космос это безопасное, хорошее, доброе пространство, и что энергию надо брать из космоса - это хорошо и правильно. Но умному человеку нетрудно догадаться, что в космосе есть все. И доброе и злое, и полезное и вредное, и не просто вредное, но смертельно вредное. Впрочем, если допустить, что земля - живое существо, и на ней есть какие-то места, как эрогенные точки, где происходит соитие земли и космоса, то, скорее всего, там и вправду есть избыток энергии. И там действительно можно подпитаться. Правдоподобная гипотеза. Но посудите сами. Стоит только объявить какое-то место богатым и полезным в этом смысле, как оно от пихни, толкотни, а то и пролитой крови сейчас же перестанет быть таковым. Не говоря уже о тех помойках, которыми полны сейчас самые, например, энергетические места Подмосковья. А пользоваться этим местом тайком, по секрету от других тоже некрасиво. Упрёки совести, даже самые тонкие и, казалось бы, незаметные - это, все-таки, тоже утечки энергии. Причём энергии самой ценной и нужной, самой тонкой и духовной, незаметно, но реально возвышающей человека. Потери именно такой энергии унижают, опускают, ну и конечно вредят здоровью. Так что получается: "то же на то же", и никакой прибыли. Подводя итоги и обобщая все конкретные способы в один принцип - взять, покончим на нём как на неудобном во всех отношениях, ненадёжном и неперспективном с точки зрения постоянного и стабильного энергетического благополучия, ну, и, ясное дело, счастья.
       Нелёгкое это дело - что-то объяснить об энергии, и тем более нелёгкое, наверное, дело - понять эти объяснения. Предположим, что внимание человека (любое, т.е. не только зрительное) есть поток энергии волновой природы. Что-то похожее на свет. Эта идея, думаем, стара, как мир. Августин (наверное, не первый) писал об этом в своем сочинении "О Троице". Впервые с научной точки зрения, насколько можем судить, при нашей недостаточной, может быть, компетенции в подобной литературе, предположил это и об этом написал Александр Константинович Горский в своём "Огромном очерке" (в 110 машинописных страниц). Эта работа датирована 1924 годом. Главным образом Горский имел в виду зрительное внимание, т.е. непосредственно зрение: "некое волнение, волну организма". Наверное, и действительно, зрение человека не ограничивается восприятием сетчатки глаза электромагнитных колебаний, но сам человек тоже излучает, посылает некую световую энергию. Рассуждения Горского в основном касались художественного творчества, а не здоровья, но вот интересный вывод. Горский считал, что при напряженном воображении, на пересечении как бы светового потока зрительной энергии от двух глаз художника возникает сначала воображаемый, а потом как будто световой образ, уже воспринимаемый самим художником как настоящий, реально существующий образ, который художник может срисовать, как с натуры. Сейчас бы мы назвали это эффектом голографии, который используется в объемном кино. Нечто подобное происходит и при слуховых галлюцинациях, обычных у композиторов. Здесь надо принять априори, что глаз как бы светит очень слабым, поэтому невидимым светом, который видимым становится, усиливаясь в эффекте резонанса (ведь глаза два). За свет надо принять энергию зрительного внимания. Свет и бывает невидимый, например, ультрафиолетовый или инфракрасный, но здесь имеется в виду именно невидимый поток энергии, который светом называется, может быть, только образно или символически. Здесь надо бы разделить и различить зрительное внимание и просто вообще внимание, например, мысленное (как воспоминание о ком-то). И если зрительное внимание - это свет, то просто внимание это и подавно свет, причем свет уже совсем невидимый, но как-то и все-таки человеческой душой ощущаемый.
       Как известно из школьного курса физики, при наложении друг на друга двух волновых колебаний одинаковой частоты происходит эффект резонанса, в котором амплитуда общего колебания намного выше, чем если бы просто арифметически сложить величину этих двух изначальных колебаний. При определенных условиях здесь могло бы быть возникновение новой энергии, полученной при помощи самого эффекта, который, как думается, "работает" при любом типе энергии, в том числе нематериальной, только бы был сам характер волны. А голографическое изображение возникает тогда, когда пересекаются не просто потоки света, но света, несущего информацию, т.е. как бы структурированного света. Как уже мы говорили, эффект эстетического восприятия есть эффект резонанса. Т.е. когда два субъекта видят одну и ту же суть, возникает эффект резонанса самой волновой энергии внимания. И как следствие возникает генерация этой энергии, которая, усваиваясь душой, является как бы необходимой нематериальной пищей нашей нематериальной и вечной души. Эстетика - самый лучший способ достижения энергетического благополучия. Однако, это сильно зависит от того, с кем вместе, и какую мы видим красоту. Ведь никто не станет отрицать, что эстетический вкус может быть извращённым, больным, болезненным, несущим болезнь, истощение и даже смерть. Надо полагать, что в зависимости от соучастника в созерцании, бывает такой механизм эстетического восприятия, когда человек не то что не получает энергии, но даже теряет её. Испытывает эстетическое наслаждение, как опьянение от наркотика, а после этого остаётся как выжатый лимон. Да ещё и с нечистой совестью, которая его, и так измождённого, добивает уже совсем. Да эстетика вещь непростая. И то сказать, палка о двух концах, если не больше. Можно себе представить, как возмутятся те эстеты, особенно авторы и творцы, которых мы могли бы занести в разряд подозрительных и не полезных для счастья или здоровья. Однако, здоровье, например, когда оно есть - вещь наглядная, хорошо заметная, и лучший, кстати, аргумент в пользу того, кто прав. Что же касается того, что с помощью резонанса можно генерировать энергию практически из ничего, наверное, это было сказано, мягко говоря, смело. Некоторые с солидным научным образованием читатели могут на это снисходительно заулыбаться. Уж они-то знают, что в нашем материальном мире невозможно использовать резонанс для генерации энергии, и тогда почему мы должны считать, что это возможно в каких-то других тонких матерях или пространствах? Что ж, мы тоже знаем, что еще в 1847 году Г. Гельмгольц сформулировал закон сохранения энергии, но следует помнить, что закон сохранения энергии является всего лишь эмпирическим обобщением: вообще говоря, никто не знает, почему энергию нельзя ни сотворить из ничего, ни уничтожить -- просто этого не происходит ни в каких сколь угодно хитроумных наблюдениях и экспериментах. Однажды закон сохранения энергии основательно пошатнулся -- когда возникла необходимость объяснить, отчего светит Солнце, однако тут подоспело открытие Эйнштейном эквивалентности массы и энергии, и все опять встало на свои места. Именно поэтому ни одно патентное бюро не станет рассматривать проект устройства для получения большей энергии, чем оно потребляет (такое устройство получило название вечный двигатель первого рода). И все же, при том при всем, строго говоря, наукой вообще-то еще точно не доказано, что вечный двигатель в принципе не возможен, а все наблюдения и эксперименты на эту тему, как мы можем предположить, были просто еще пока не достаточно хитроумными. Ведь никто еще не экспериментировал, например, с множественным резонансом. Причем, с множественным резонансом, как-нибудь, сложно и синергически организованным. Разумеется, тут нужен некий порог сложности. Идея, что резонанс может стать неиссякаемым и вечным источником энергии противоречит общеизвестному закону сохранения энергии, но это когда речь идет об энергии в чистом виде. А при соединении энергии и информации могут быть совершенно новые небывалые явления. К. Ю. Еськов, автор, книги "Удивительная палеонтология. История Земли и жизни на ней" пишет: "Свойства информации, т.е. информации в принципе, как таковой, не такие как свойства материи или энергии. На нее, например, не распространяются законы сохранения. Информация, в отличие от материи и энергии может быть заново создана и безвозвратно утрачена. Говоря об усложнении системы, необходимо упомянуть выводы одного из основоположников кибернетики, Дж. фон Неймана (1960), решавшего проблему самовоспроизведения автоматов. Оказалось, способность к самовоспроизведению принципиально зависит от сложности организации. На низшем уровне сложность является вырождающейся, т. е. каждый автомат способен воспроизводить лишь менее сложные автоматы. Однако существует вполне определенный критический уровень сложности, начиная с которого эта склонность к вырождению перестает быть всеобщей: "Сложность, точно так же, как и структура организмов, ниже некоего минимального уровня является вырождающейся, а выше этого уровня становится самоподдерживающейся или даже может расти". Книга К. Ю. Еськова посвящена теории эволюции. Эволюции на химическом уровне, а потом и на биологическом, и уровень сложности касается именно сложности организмов. Системы на каком-то уровне сложности начинают воспроизводить сами себя, а потом, за счет информационного шума, начинается ускоренное повышение сложности уже потомков. Роль информационного шума играют массовые случайные мутации. Книгу можно найти в Интернете, и мы бы хотели немножко, как бы дискуссионно, ее продолжить, обратив внимание на то, что с повышением сложности организмов удлиняется продолжительность жизни этих организмов. Научная биология прекрасно может это засвидетельствовать. В результате многих миллионов лет развития, живые организмы достигли рекордного срока жизни: около двадцати лет (здесь мы имеем в виду млекопитающих). В том числе человекообразные обезьяны, предки человека, жили тоже около двадцати лет. Потом, благодаря увеличению калорийности питания при приготовлении пищи на огне, мозг начал развиваться и человек постепенно уже стал жить дольше. Мозг получает львиную долю энергии от потребляемой пищи. Кстати в нашу информационную эпоху продолжительность жизни еще увеличилась. Можно предположить, что интеллектуальный уровень человека прямо отражается на продолжительности жизни и, наверное, на моложавости. Разумеется, капитально важно при этом - откуда человек черпает информацию: из Логоса или нет. Надо сказать, что постижение и усвоение какой-то, во-первых новой, а во-вторых, сложной сути, кстати это касается и нашей книги, требует сначала от человека больших затрат энергии, но это на первом, ознакомительном этапе. В дальнейшем, при повторном чтении (а умные книги надо читать несколько раз), сам процесс погружения в идеи, опять же например нашей книги, возвратит потраченную энергию с лихвой. Причем тем же способом, что и в творческом состоянии задумчивости, если читать ее задумчиво и воспринимать эстетически. У доброкачественной идеи существует свое доброкачественное энергетическое поле и, прикасаясь к идее, человек прикасается и к этой энергии, подпитывается ею. Мудрость и энергетика всегда взаимосвязаны. Особенно если относиться к мудрости эстетически. Информация, на которую не распространяются закон сохранения, по стихии относится к воде, а мудрость - к воздуху, и на энергию воздуха закон сохранения тоже не распространяется. Интересно с этой точки зрения, что самые последние достижения медицинской науки показали, что находящееся у нас в голове серое вещество со стопроцентной властью контролирует абсолютно все процессы, происходящие в организме. Кроме того, если сложность организма увеличивает срок жизни, то бесконечная сложность должна стать причиной бесконечной жизни. Как же достичь такой сложности? Приведем один общеизвестный, но интересный пример. Если все молекулы ДНК, находящиеся в клетках новорожденного младенца, вытянуть в одну линию, то их общая длина будет в двадцать раз больше расстояния от Земли до Солнца. Притом, вся эта цепь разнообразно дифференцирована и всю жизнь находится в постоянной сложнейшей работе. А число связей между нейронами головного мозга, которыми определяется умственная деятельность человека, вообще не поддается воображению, и это невозможно с чем-либо сравнить или образно представить. Т.е. можно говорить практически именно о бесконечной сложности этих связей, и здесь уже неважно, бесконечность это или почти бесконечность. Эта почти бесконечность волнующе похожа на бесконечность вселенной. И если человеком используется не более чем 3-4% мозга, то для какой цели Всевышний создал такой невероятный уровень сложности, "затратив" на это миллиарды лет космической эволюции? Посему нет ничего глупее - воздействовать на мозг человека дорогими лекарствами, всякими научно-техническими процедурами и так далее. Разве на этот невероятный, почти бесконечный уровень сложности можно повлиять химически, физически, технически, не нарушив его нормальную работу? Это было бы, по меньшей мере, безрассудно. Приведение серого вещества в должный порядок должно начаться с духовного преображения личности. В связи с этим вот вопрос. Истина и счастье (ведь мы размышляем о счастье) это одно и то же, или можно быть счастливым без истины? Еще Пифагор, погружая ум в абстрактные миры мысли, понял, что имеет дело не с чем-то, а с Кем-то. Это было не информационное поле вселенной, как сейчас модно считать, но Мировой Разум, обнаруживающий черты личности, так как откликался, отвечал на вопросы, и даже Сам приглашал и вел в глубины абстрактных истин. Общество пифагорейцев не было научной школой. Это была религиозная секта, что свидетельствует о том, что они были очень близки к правильному пониманию открывшейся им реальности. Когда клеточки мозга выстраиваются в соответствии с истиной, какой бы парадоксальной она ни была - это, несомненно, чревато абсолютно идеальным здоровьем. Поэтому, если говорить о счастье, как о здоровье, то прикосновение к истине, а лучше сказать, просто сосуществование с ней должно выстроить мозг и тело так, что отступит сама смерть. А равнодушие к истине - это уже само по себе болезнь, неизбежно порождающее другие все новые и новые болезни. Но, скажете вы, не всякая истина может оказаться интересной, пленительно новой и привлекательной. Прописные "премудрости" чаще бывают занудно "правильными" и надоедливо скучными. Что ж, согласимся, но это и есть признак лживости их источника. Настоящая истина свободна от этих недостатков, она ощущается, как восхитительный идеал и влекущее совершенство. "Что есть истина?" - сказал Пилат. За этой фразой обычное обывательское мнение. Оно в том, что истины нет, или если есть, то она бесполезна, неинтересна, не стоит внимания и усилий. Что истина - это нечто абстрактное, с чем можно не считаться, от чего можно не зависеть. Но, как мы теперь знаем, ещё в глубокой древности мудрецы уже понимали, что истина - это некое живое существо, и что любовь к истине - это отношение к личности. Это действительно любовь, и она всегда взаимна. Погружение мужчины в женские недра - ничто по сравнению с этой любовью. Возлюбившему истину она не только открывает свои сокровенные тайны, но даёт прикоснуться к себе самой, и только в этом единственное человеческое счастье, без которого о жизни можно сказать словами же Пилата: "Что есть жизнь?" Но истина ревнива и не терпит измены. Ей надо отдать всё сердце, всю жизнь, и тогда она открывается ищущим её, насыщает алчущих её, направляет следующих ей.
       Мудрость - это сопребывание с истиной. Думаем, никто не возразит против того, что мудрость и счастье - это одно и то же. Ведь плоды мудрости - это настоящая свобода и подлинное счастье. Несчастный мудрец - это абсурд, и в жизни, пожалуй, такого не бывает. Хотя, здесь, наверное, придётся уточнить само понятие именно настоящей мудрости. Знание, например, даже какое угодно большое, обширное и правильное - это еще не мудрость. Знание даже, по слову Экклезиаста, умножает скорбь. И если уж непременно увязывать мудрость и знание, то мудрость, скорее, - в правильном использовании этого знания. Но правильное использование не значит рассудочное, рациональное, резонное, разумное, оптимальное. Настоящая мудрость предполагает свободу, а свобода не рациональна, не разумна и не оптимальна. И мудрость чаще всего именно не рациональна, но как-то загадочно поэтична и странно красива. Мудрец определяет мудрость по этой поэзии и красоте, как по запаху или вкусу. Истинная мудрость всегда красива, и только в этом случае она помогает обрести счастье. Истинная мудрость носит эстетический характер. Мудрость надо полюбить, залюбоваться ею, и тогда она полюбит вас. И эта любовь, как и любовь к человеку, не может быть торопливой, беглой, мимолетной.
       Мудрость похожа на интуицию, когда знание приходит без познания, когда касание к истине минует не только доказательства, но даже и вообще саму логику. Интуиция - это способ постижения истины путем непосредственного ее усмотрения, и чаще всего эстетического. Таким образом, мудрость можно понимать как некую как бы логическую совесть или интуитивное чутье на правду, плод духовного созерцания истины или, может, даже не столько плод, сколько само это созерцание. Т.е. мудрость это не статичный и окончательный результат (знание), а бесконечный процесс эстетического созерцания истины, или, лучше сказать, не процесс, а состояние этого созерцания. Это состояние в истине - вечно, т.к. единожды войдя в это состояние, человек остаётся в нём навсегда.
       Кроме резонанса, о котором мы рассуждали, есть еще феномен, о котором хочется тоже сказать пару слов. Это синергия. Слово синергия в качестве научного термина мало кому сейчас знакомо. Синергия это эффект взаимодействия нескольких факторов, характеризующий тем, что совместное действие и результат этих факторов в несколько раз превосходит простую сумму действия каждого из этих факторов. Например, всем известный образец синергии, когда одна лошадь везет одну тонну, а две лошади могут везти не две тонны, а четыре или даже пять. Один руководитель детского хора рассказывал нам, как в свое время он изучал этот вопрос. Каждый ребенок у него пел ужасно фальшиво, но во время совместного хорового пения он шел вдоль ряда и слушал каждого, все пели чистенько и волнующе красиво. Ученые не любят говорить и писать о синергии, т.к. она как то плохо объясняется научно, или придется научно признать, что Господь Бог сотворил мир таким, в котором присутствует чудо каждый раз, в случае если люди соберутся и объединятся вместе. На основе синергии существует весь животный мир. Ученые сейчас пришли к выводу, что многоклеточные организмы появились благодаря добровольному слиянию отдельных клеток для сембиоза. Философски размышляя о сембиозе и о теле человека можно заключить, что самое подходящее имя нашему телу - любовь. Вообще в этом мире существуют два основных и глобальных вектора: любовь и ненависть, единение и разделение, дружба и вражда. И по большому счету направление эволюции является синергийным.
       Счастье и благородство суть одно. Что касается философии благородства, то когда мы так ее называем - это просто образно-поэтическое выражение. На самом деле никто, по крайней мере, из наших знакомых философов (включая, кстати, и нас самих) не признает ее действительно за философию. Наверное, это справедливо. Целостное восприятие мира и того, что в нем возможно только в созерцании, а философские методы познания аналитичны даже в самых своих синтетических попытках. Аналитическим образом изучить, познать и даже обнаружить благородство невозможно, его можно только созерцать, как целое. Анализ здесь невозможен и как-то неуместен. Поэтому мы - философы до тех пор, пока подходим и подступаем к благородству. Когда же созерцаем сами и показываем другим благородство, уже перестаем быть философами и становимся богословами, поэтами, художниками, т.е. кем угодно, но не философами, наверное, еще и потому, что экзистенциализм не может быть философским, но только или литературным, или богословским, и, наверное, еще исихастским. Благородство экзистенциально. Умное понимается умом, духовное постигается духом. Романтика благородства - это то, что не вписывается в философию, и уж подавно ни в какие другие науки. Но и совсем уж не интересоваться благородством философия тоже как бы не имеет права. Удаляться от благородства можно только вниз. Как от прекрасного к безобразному. Кому же это захочется? Чем больше в мужчине, например, благородства, чем ближе он к благородству, чем больше этим интересуется и увлекается, тем он как-то красивей и мужественней выглядит, потому, наверное, что благородство (если сильно упростить) - это чисто мужской, мужественный тип устремленности к нравственному идеалу. В отличие от женской доброты, мягкости и т.д. Этот тип - активный, творческий, рыцарски эстетичный и возвышенный. Что противоположно благородству? Пошлость, которую критиковали Гоголь и Чехов, и подлость, которую критиковали Толстой и Достоевский. Если благородство - высота, то противоположное благородству - низость.
       Итак, может, все-таки, именно философия благородства способна дать надежду на счастье? Тогда философия благородства должна быть парадоксальна, поэтична, эстетически созерцательна и, самое главное, романтична. Романтичная философия в вузах не преподается, а зря. Такая философия по справедливости должна бы быть, наверное, вовсе не боковой ветвью на древе философии, а скорее ее вершиной. Если ее отделить, останется схоластическая, теоретическая, аналитическая и профессиональная наука. Настоящий мудрец - всегда романтик. Невозможно сохранить за собой звание мудреца и философа, не овладев философским осмыслением самого феномена романтичности. Истина без романтики - это, сколь угодно научная, но иллюзия. Любая теоретически и научно доказанная истина без романтики есть временное заблуждение, которое человечество рано или поздно преодолеет. Без романтики или вне романтики любое научное знание оказывается не просто скучным, занудным и пошлым, но и ошибочным! А за ошибки всегда приходиться платить. Другое дело, что романтизм бывает разный. Чистый и нечистый, светлый и темный, святой и грешный, временный и вечный. И это имеет свои последствия и проблемы, например, юношеский романтизм часто неотделим от юношеского демонизма, который и поныне изучается психологами, социологами и проч. И от такого романтизма, "хлебнув" всяких неприятностей, в определенном возрасте отказываются как от грехов и ошибок юности. Что же касается романтизма светлого, чистого, святого и вечного, то он обретается только в Боге, и по-другому не доступен.
       Если не существует неромантической истины, то и подавно не существует неромантического счастья. Счастья без романтики не существует не только в реальности, но и даже в идее. Например, молодежь хоть и смутно, но еще представляет себе счастье, как нечто именно романтическое, и мечтает о нем. А в трезвом возрасте от такого рода мечтаний приходится отказаться, т.к. взрослая жизнь диктует свои законы. С возрастом романтизм или растворяется, исчезая в будничных заботах взрослой жизни, или становится сознательной жизненной позицией, которая требует не только философского осмысления, но некоей философской самозащиты, т.к. сильно противоречит идеологическим и практическим устоям обывательского окружения. Для этого окружения романтизм и реализм не могут быть совместимы. А для романтика наоборот романтическое существование это именно реальность, и поэтому вполне можно быть и реалистом и романтиком одновременно. Старые и закоренелые романтики чаще всего - жизнерадостные оптимисты, хорошо понимающие суть и вкус жизни. Для них счастье - это не обладание чем-то внешним, не пребывание где-то, не достижение чего-то. Но некое внутреннее состояние души, становящееся со временем типом сознания, сутью личности. Счастье - это тип сознания. Непросто это понять.
       Отказ от романтики кончается жизненными тупиками и разочарованиями. Например, после заключения брака люди, столкнувшись со всякого рода трудностями семейной жизни, поневоле становятся трезвыми реалистами. Казалось бы, и правильно делают, что расстаются с юношескими фантазиями, однако, забывая при этом, что не только хлебом единым жив человек. И вот проблема. Родившиеся у них дети живут в романтической реальности, особенно в юности, и взаимопонимание с ними становится трудно, а порой и невозможно. И получается, что по взрослому пренебрежительно, с трезвым и реалистическим высокомерием отказываясь от романтизма, люди неожиданно оказываются в плохом положении. Безнаказанно отвернуться от романтики - не получается. Культура романтических отношений открывается как культура любви, воспринимаемая со стороны как религиозная романтика. Романтизм по странной закономерности всегда возникает на пересечении разных культур. Например, на пересечении древней и современной культур, или на пересечении национальных культур. В том числе на пересечении субкультур разных поколений. Со своими детьми надо быть культурологом.
       Теперь выскажем совершенно фантастическую мысль. Что касается романтизма, то с его помощью могло бы быть достижимо (когда-нибудь в будущем, разумеется) не просто счастье или идеальное здоровье, но реальное, физическое, т.е. телесное бессмертие... Чушь собачья, не правда ли? Но, простите, разве совместимы, например, счастье, идеальное здоровье и смерть? Ведь нет! Абсолютное счастье и абсолютное здоровье в сочетании со смертью - вот чушь. Что же это за идеальное и абсолютно совершенное здоровье, если человек умирает? Так что, если мы намерены достичь идеального здоровья, надо быть на всякий случай готовым и к телесному бессмертию. Ну а действительно, что мы на сегодняшний день знаем о смерти? Сейчас говорят и пишут, что последние открытия науки показали: смерть заложена в нашем теле на генном уровне. Словно в какой-то момент "срабатывает" часовой механизм, раздается команда смерти, и тело послушно умирает. И эту команду, скорее всего, невозможно отменить на научном, т. е. логическом уровне. Интуиция подсказывает, что ключ к решению проблемы лежит вне логики и только человеческими силами не достигается.
       Но, между прочим, с самых давних времён, как водится, вполне умные люди, не шутя, пытались победить смерть. На востоке - при помощи эликсира бессмертия, на западе - философского камня. И это в порядке вещей. Дело всегда того стоит. И даже сейчас солидные учёные всерьёз ломают свои умные головы над этой задачей. Как бы залезть в тело, в этот ген, каким-нибудь инструментом. Разумеется, не отвёрткой и даже не скальпелем, а чем-то современным, ну, типа лазерного луча или нано-робота. Пошуровать там и переделать ген смерти в ген жизни. Ммда... Всё бы так просто, да нет. Вот это, пожалуй, и есть чушь собачья. Пусть их эти учёные занимаются на этом поприще, а мы попробуем придумать что-нибудь более абсурдное и парадоксальное. Где уверенность, что как раз оно не окажется самым что ни на есть реальным? Что мешает нам пофантазировать и попытаться решить фантастическую задачу таким же фантастическим способом. Но для начала выскажем справедливую мысль: зачем вечная жизнь, если нет идеального здоровья и абсолютного счастья? Наверное, Будда был прав. Чем страдать, так не лучше ли не то что умереть, а и вообще прекратить всякое существование? Наверно он имел на то все основания. Ведь никогда не знаешь, чего ждать от этих религиозных фанатиков, жаждущих просветления не там, где надо. А при той братоубийственной ненависти, которая всегда царила на земле, порождая всё новые и новые войны, тесновато, пожалуй, и без вечно-живущих.
       Но допустим, это возможно. Тогда опять же справедливо заметим, что мы, нацелившись именно на идеальное здоровье и совершенное счастье, не так уж и далеки, может быть, от истинного решения проблемы. И без энергии, без той самой невидимой никаким способом энергии никак не обойтись. Учитывая, что неспроста она и существует, но, скорее всего, по какому-то замыслу и предназначению, было бы просто глупо не учитывать это предназначение. Прежде чем продолжать о нематериальной энергии, вернемся на минутку опять к генетике, к тому самому гену старения. Генетика это информационная наука, так же как кибернетика, и ген это как бы некий блок информации. Надо отдать должное ученым за то, что старение они сейчас перестали считать в принципе чисто материальным процессом. Т.е. они уже не считают, что старение происходит потому, что, например, материал, из которого состоит организм, изнашивается, как изнашиваются детали в машине. Старение это информационный процесс, который происходит благодаря информации, т.е. информационной программе. Ген старения и смерти - это информационная программа старения и смерти. Например, если сломать ветку дерева, листья умрут и засохнут, но не упадут с ветки, т.к. это была насильственная смерть. К этим листьям не поступила информационная программа умереть и упасть с дерева на землю. Здесь напрашивается важный вывод: информационные программы старения и смерти в живом существе поступают от некоего центра. У животных этот центр, скорее всего, находится в мозге. Сейчас ученые нашли виды животных, которые не стареют, потому что в этом нет необходимости, они и так умирают, без старения. Например, некоторые виды черепах. Они умирают молодыми от голода, т.к. у них панцирь постоянно растет, и в какой-то момент черепаха уже не может его передвигать. Одну такую черепаху Дарвин нашел на островах, пометил и отпустил. Сейчас ученые ее нашли, по метке определили возраст и кормят в зоопарке. Когда она состарится и умрет, пока неизвестно. Существуют вечно молодые ракушки, которые умирают тоже, как черепаха от голода, так как в какой-то момент уже не могут передвигать свой выросший панцирь. Есть бессмертные медузы. Их численность регулируется тем, что они служат пищей для других животных. Примеры того, что в живой природе старение не всегда имеет место, можно продолжить. Итак. Что же с человеком? У человека, как говорилось, мозг контролирует абсолютно все происходящее в организме. Если при помощи нано-роботов отключить у человека ген старения, например, где-нибудь в пальце, палец все равно будет стареть, ведь мозг все равно пошлет информацию и вернет тот ген в прежнее состояние. Информацию о старении надо стереть не в пальце, а в мозге. И как же это сделать? Лезть в мозг с нано-роботом дело рискованное, и, скорее всего, мало продуктивное. На это можно истратить огромное количество работы огромного количества научных работников и все равно не получить никаких результатов. Может проще изменить информационную программу старения в мозге другим способом? Например, при помощи эстетического созерцания, какой-нибудь эстетической информации. Что же это может быть за информация? А ну-ка вернемся к нематериальной энергии. Если человек окажется на пересечении невидимых, информационно структурированных лучей некоего эстетического внимания, усиленных резонансом от того, что зрителей много, тут может всякое случиться. Например, возникнуть какой-нибудь эффект невидимой голографии, который возьмет да и отключит в голове у человека его ген старения. Информация для этого, разумеется, должна быть не просто сложная. Уровень нужен кардинально другой, нечто совершенно другое, и это другое - бесконечность. Вспомним о сложности организмов и о зависимости продолжительности жизни организмов от их сложности. Образцом информационной бесконечности в живой материи может служить, например, число "фи". Это число бесконечно, т.е. ряд чисел после запятой бесконечен. С точки зрения точного научного знания это просто пустое место, дыра, и таких дыр полно в живой материи. Т.е., глядя на соразмерность всего живого, мы эстетически видим это число, но не имеем точного арифметического знания о нем. Бесконечным, а, следовательно, иррациональным и трансцендентным является также число "пи". И в живой материи тоже полно всяких круглостей, начиная с клеточного и молекулярного уровня кончая округлостями тела. Для ученого эрудита все эти дыры в информационной точности являются досадным пробелом в знании, но для мистика и мудреца эти дыры и пробелы и есть очень важная ценность, ведь как мы знаем, там, где бесконечность, там проход в четвертое измерение, т.е. возможность, например, надорганизменному разуму управлять паучком и прочь. Бесконечность невозможно познать научно, но возможно воспринимать эстетически. Восприятие бесконечности, в конце концов, подведет человека к преображению и телесному бессмертию. Разумеется, бесконечность (ведь она всегда мистична и спиритуальна) здесь имеется в виду доброкачественная, т.е. святая. Восприятие спиритуальности и спиритуальной эстетики, например в искусстве, даже сейчас уже дает как бы некое предварительное и частичное преображение, которое в свою очередь делает человека если не бессмертным, то очень долго живущим, ну, ясное дело, молодо выглядящим. Где-то в начале книги мы обещали поговорить о том, почему сангвиники во времена неолита дольше жили и дольше оставались моложавыми (это когда писали об Одине и о напитке из крови мудреца Квасира, дающем вечную молодость). В те времена, наверное, из-за отсутствия телевидения и Интернета (которое всех уравнивает по интеллекту), уровень мышления и восприятия у людей был очень разный. И уровень сознания и духовной интуиции у жреческой касты бы намного выше и сложнее. Очень намного. Например, восприятие парадоксов, как мы говорили, включает мозг человека более чем на обычные 3-4 процента. Даже когда жрецы потеряли власть, а вместе с ней и всяческое благополучие, они продолжали так долго жить по сравнению с другими, что в сказаниях они стали служить образом кощея бессмертного (на украинском - чахлик неумирущий). Но почему кощея (и чахлика)? Самое парадоксальное - это бесконечность. Моделью бесконечности, например, могут служить два зеркала поставленные друг против друга, а еще лучше хрустальный шар. Но эта бесконечность ни кем и ничем не защищена. Эта бесконечность является бесконечностью, так сказать, со свободным доступом, а шутки с этим плохи. Прежде всего, такая бесконечность чревата если не сумасшествием, то по крайней мере утечками энергии (потому и чахлик). Где же взять доброкачественную и безопасную бесконечность? Точка экзистенциальной личности человека как раз и бесконечна, и парадоксальна. Но не так просто ее увидеть и воспринять, если только сотня друзей вам в этом не поможет. И где бы взять эту сотню? И какие нужны отношения, чтобы один человек уделил другому такое вот внимание? А вот об этом поподробнее.
       Обычная компания (серый треугольник у Аушры) - это, между прочим, особый тип отношений, в отличие от соседских, брачных (семейных), коллегиальных и других отношений. Дружба, например, имеется в виду парная дружба(черный треугольник) - часто антагонист компании. Интрига - проявление этого антагонизма, когда с целью привлечения к себе кого-нибудь из членов компании, при помощи, например, распространения непроверенных слухов и недостоверной информации стараются опорочить всех остальных. Хотим предупредить, что наше излюбленное слово "экклесия" теперь, т.е. с этого места, будет обозначать не просто компанию, но компанию именно и только в идеальном смысле, как некую идеальную общественность. Вообще-то можно было бы использовать слово церковь, оно когда-то и означало такую компанию. Но сейчас оно означает скорее клерикальность, т.е. церковное начальство, духовное сословие, монашество (всегда противопоставляющее себя остальным христианам). Русские религиозные философы пользовались в этом случае хорошим когда-то словом "соборность", но и оно тоже сейчас девальвировалось, и обозначает ту же церковность. Поэтому мы решили воспользоваться новым для российского ума греческим словом "экклесия" для обозначения компании, так сказать, в чистом виде, в котором романтическая эстетика нравственного идеала определяет тип отношений внутри этой компании. Нашу экклесию и соответственно экклесиологию мы так же отличим от социума и социологии. Отличие экклесиологии от социологии в том, что экклесиология рассматривает такие человеческие сообщества, где люди пытаются друг друга именно любить. Вообще, экклесиология, как наука - это раздел богословия, изучающий церковь. Но мы рассматриваем экклесиологию как науку о просто групповой дружбе верующих людей. Т.е. экклесия у нас - это просто содружество, община, кружок, клуб, компания, собор, братство и т.д. Итак, тепеь в нашей книге под экклесией имеется в виду просто большая компания дружелюбных, приветливых и вежливых людей.
       В чем же собственно суть, для начала, просто компании, как типа отношений? Рассмотрим интересный момент. Человек, находясь в компании, например, за праздничным столом, способен иметь в виду, т.е. удерживать в поле своего внимания сразу всех присутствующих. Это действительно интересный и очень важный момент. Эта необычайная способность человека сейчас главная для нас - одновременная множественность внимания. В ней, можно сказать, суть общественности. Если люди, составляющие компанию, давно знакомы и хорошо знают друг друга, то это множественное внимание направлено не просто на всех, как на некую человеческую массу. Нет, но одновременно на каждого человека, причем именно на его неповторимую индивидуальность. А в экклесии (в теперешнем нашем смысле) множественное внимание эстетично и направлено на саму личность, на самую экзистенциальную суть человека. Обычно каждый человек видит в окружающем мире какую-то видимую только ему красоту. Люди - "вкусисты". О вкусах не спорят. Эстетический вкус - это узкий тип восприятия, как тонкий луч, выхватывающий ограниченное пространство. А вот, например, художник-портретист должен увидеть и изобразить красоту каждого своего "клиента", в каждом увидеть его "изюм". В человеческих отношениях каждый знает и видит человека по-своему, и высвечивает своим вниманием нечто видимое только ему, но в компании это становится видно всем остальным, и они тоже это высвечивают своим вниманием. Каким образом? Возьмем, например, ладонь. Если ее поднять, одни зрители увидят ее с одной стороны, другие с другой. Но если зрение нескольких людей объединить в одно изображение, то возникло бы объемное голографическое изображение, как в эффекте стереокино, когда два луча по разному структурированного света создают объемные образы. Находясь на пересечении множества лучей такого множественного внимания, каждый человек, член такой компании, начинает сиять всеми своими гранями, как бриллиант. Так как эти лучи внимания высвечивают, выявляют в нем эти грани, он становится какой-то сложный, духовно богатый, как бы объемный, как стерео или даже квадро (а точнее, по числу членов компании) изображение. Когда таких "бриллиантов" множество, т.е. при достаточно большом количестве членов, думаем, около сотни (но не меньше четырнадцати), и при достаточно высоких отношениях между ними, могли бы начаться фантастические процессы, чудеса. Просто рай на земле. В экклесии (опять же в теперешнем смысле) множественное внимание - это по-особому структурированный свет и, соответственно, особая энергетическая голография, когда свет несет информацию благородства, романтической эстетики нравственного идеала. И вот именно на пересечении пусть слабых, но многих таких лучей ромбического внимания человек и сможет, как минимум, продлить свою молодость, или, если другими словами, очень сильно замедлить процесс старения. Хотя не стоит торопиться отказываться от старости. Если старость не означает старческие маразмы и другие старческие болезни, то найдется немало людей которые, если им предложить вечную жизнь, захотели бы вечно жить не какими-то сопляками, но этакими маститыми и симпатичными старцами. А что такого эстетически-романтического можно увидеть в старом лице? Ромбические складки на коже создает улыбка, смеховые морщины вокруг глаз и рта. Морщины бывают добрые, красивые, симпатичные и наоборот - злые и несимпатичные. Как говорится, после 50 человек сам в ответе за свою красоту. Например, чтобы была действительно видна вся богосотворенная эстетика дерева, его истинная красота, это дерево должно быть покрыто снегом. Тогда бывает выявлена вся волшебно-романтическая графика древесного ствола и ветвей. С человеком бывает то же самое. Когда голова уже седа, а лицо в морщинах, тогда ясно виден подлинный облик личности. Еще в юности наш собственный музыкально-артистический опыт удачных выступлений и наоборот, провалов на концертах, дал нам весьма интересный вывод о качестве группового внимания. Внимание бывает положительное, тогда оно приятно, и внимание бывает отрицательное, и тогда оно неприятно. Из этой, казалось бы, банальности следует совершенно небанальный вывод: если верить в то, что мы живем на виду не только у этого мира, но и у другого, параллельного, то тогда приходится согласиться с тем, что зрителей больше чем достаточно у каждого человека, даже если он не лектор и не артист. И тогда счастье каждого человека зависит от того, какое внимание он заслужил, т.е. в конечном счете, от качества его биографии.
       Теперь задумаемся: чем отличаются личность и имидж? А это не праздный вопрос. Отличаются эти вещи, конечно, тем, что имидж - это социальная роль, как бы маска. Имидж на 10% состоит из одежды и прически, и на 90% из профессии (иногда вместо профессии может иметься в виду деятельность, хобби и т.д.) А если существует социальная выгода, значит должно существовать и социальное мошенничество. Имидж можно подделать, но часто ли это бывает? Судите сами. Нам так кажется, что мы просто живем в мире сплошь из социальных подделок. Все мираж. Современный мир - театр, а люди в нем актеры, даже самые простые, не говоря уже об эстраде или политическом шоу, где "понт" - это профессия. Мы уже определили внимание, как поток энергии волновой природы. Политики, лекторы, звезды и проч. стремятся на трибуну, кафедру, сцену. Ведь это приятно, но они ли сами получают внимание толпы? Или их имиджи, на самом деле им не соответствующие? Нам представляется так, что имидж в этом случае - это просто некая дыра, для откачки энергии куда-то в астрал, куда все безвозвратно и бесполезно утекает. О каком счастье или здоровье тут можно говорить?
       А что есть толпа? О! Это тоже тип отношений. Толпа это неэкклесированная масса людей, точнее их фальшивых имиджей. Скученные и при этом по сути незнакомые друг с другом люди. В толпе человек особенным образом, как-то пронзительно одинок и мучительно несчастен. Толпа - объект политических и др. манипуляций. Извечное внимание толпы (хлеба и зрелищ) на культ личности, на самом деле не на личность, а на имидж. Это внимание энергетически однородное, одно и то же (раз на имидж), это принципиально другая энергетика, она мощная, но не разнообразная, т.к. имидж все видят одинаково. Психологический толпизм - это анонимность, поэтому аморальность и, самое главное, - несчастность. Толпа несчастна. Счастье - соучастье, часть, доля. В чем? Разумеется, в компании. Компания - глубиннейшая потребность человека. Это у него в крови, в генах, в самой глубокой родовой памяти. Кроманьонцы жили родовой общиной, т.е. компанией. До них миллионы лет палеоантропы, архантропы и проч. жили стадом. Первые люди-адамиты тоже жили родовой общиной. До сих пор слова "братство", "братская любовь" волнуют как напоминание о тех временах родовой общности. Это был легендарный "золотой век", но он кончился. Когда возникли первые рабовладельческие государства, общественность оказалась привилегией рабовладельцев. Рабов же держали в разобщении. Разделяй и властвуй - главная функция любого рабовладельческого государства. Этому идеологически способствовали языческие культы. Язычество - это рабовладельчество, возведенное в религию. Рабская доля - это толпизм. Но и рабовладельцы не были счастливы, даже в своей элитной компании. Ведь самое разрушительное для психики и здоровья - это подсознательное чувство вины.
       В одиночестве человек испытывает неприятное состояние, которое называется скукой. Скука это хронический стресс от нехватки общения и общественности, порождающий массу болезней. Интересно, что у монахов, скука называется унынием и считается греховной страстью, с которой надо бороться. Получается что уныние (то бишь, скука) - это потребность в общественности, но поскольку главный культ в Православии это богоугодное одиночество (кстати, слово монах так и переводится - одиночка), то с общественностью прямо на корню, в зачатке, на стадии еще только желания, надо непримиримо боротьбся. При этом богоугодный одиночка в этой системе ценностей признается посредником и церковь, таким образом, превращается в вертикально иерархическую цепочку (до Самого Бога) богоугодных одиночек со строгой бюрократической дисциплиной и послушанием. На самом деле по образу и подобию рабовладельческого социума древних империй.
       Идеал общественности не может быть бюрократическим и рабовладельческим. И вот сейчас, когда былого рабства уже нет, где же общественность? Ее как-то нет, или есть, но очень мало. В массовом порядке есть "социальный онанизм", типа общения с ящиком телевизора, или компьютером. Накачал сериалов и живи себе спокойно... Жизнь в компьютерно-виртуальном мире - это добровольная "матрица" и "ванильное небо" (имеются в виду известные фильмы). А реальность - это не только труд общения и страдание от неприспособленности к другим людям, но и плод этого труда и страдания - счастье. Именно без этого счастья человека ждет экзистенциальная фрустрация от бессмысленности существования, отчаяние и болезнь. На что же можно надеяться и куда обратить взор в поисках идеальной общественности (хотя бы потенциально)? На сегодняшний день нам представляется самым перспективным сословием - гуманитарная интеллигенция. Критически мыслящая, с самого своего возникновения она начала собираться в общества, и в большинстве случаев, это была по преимуществу моральная, антикрепостническая, антирабовладельческая общественность. Несмотря на свои недостатки, литературная или философская, например, общественность оказалась, на наш взгляд, наиглубочайшей реальностью сегодняшнего дня. Мало того, думаем, она не только соль нынешнего века, но и века будущего. Идеал общественности невозможен без евангельских заповедей, и вот сейчас идет возврат к ним, и теперь гуманитарная общественность оказывается и единственной христианской общественностью, или, по крайней мере, лучшей ее частью.
       Наше творчество обращено именно к ней, и на нее все наши надежды. На ней лежит главная ответственность за историю. Придет время, и с нее спросится: собирались или нет, и насколько были влиятельны? Ведь кто несет ответственность за общественное мнение? Кстати об общественном мнении. Современное негласное рабство осуществляется через формирование общественного мнения. Надо открыть свои духовные глаза на то, что кому-то небезразлично ваше мнение и желание. Пример тому - всевозможные рекламы, предвыборные компании и т.д. Уже эти примеры показывают, что мнение диктуется не всегда честными людьми. И не столько для блага других людей, сколько для своей выгоды. Что касается рабства, то ваше мнение обо всем есть продукт очень большой проделанной работы. Над этим трудились потомственные специалисты высочайшего класса. На это истрачены огромные деньги, цифры астрономические. И все это для того, чтобы держать вас в добровольном рабстве через ошибочное мнение. Техника от ТВ и компьютерных программ до СВЧ-излучений, гипнотизеры и колдуны мирового масштаба - это далеко не полный перечень участников хора, лезущих вам в мозги. Когда-то в древности общественное мнение на все случаи жизни помогало человеку сориентироваться и выжить, теперь все наоборот: общественное мнение - это опасность номер один. Мнение общества в культуре стыда (Маслоу) спасало человека тысячи лет, но теперь - это ловушка. Надо разделить общественное мнение и здравый смысл. Древнее делание монахов: трезвение, бдение, бодрствование и рассудительность должны стать делом каждого из нас. Они добивались высочайшей степени пробужденности. Рассудительность, к которой стремились христианские подвижники, - это, собственно, и есть здравомыслие, но истоки здравого смысла могут быть разные. Правильно, когда здравый смысл апеллирует к мудрости доброты. Современные рабовладельцы стараются подменить здравый смысл общественным мнением, формируемым при помощи масскультуры и средств массовой информации - это и есть порабощение. В наше время надо стать критически мыслящим, с независимым суждением и собственным мнением. Брать ответственность за здравомыслие только на себя, и не говорить: ну ведь все же так считают. Теперь это не оправдывает и не спасает от проблем, но наоборот усугубляет их. О некоторых вещах лучше помалкивать, но счастья и здоровья в рабстве не бывает.
       Как-то раз мы увидели рекламный плакат с остроумным текстом: "есть что-то, что нельзя купить за деньги, зато все остальное можно!" задумаемся над этим. Хотим предложить некоторые размышления. Труд и терпенье - это не одно и то же. И хотя они часто связаны как бы в одной упряжке, но сейчас мы попытаемся их разделить и различить. Работает человек за деньги. И насколько общество признает и ценит его труд, настолько вознаграждает зарплатой. А терпит человек неудобства, связанные с лишением и воздержанием. Аскетика - это школа терпения, когда мир делится на добро и зло, а свои поступки - на грехи и добродетели. Работают за деньги и уважение, а терпят за симпатию. Под симпатией здесь имеется в виду все тот же особый вид эстетического созерцания человека. За работу уважают, за терпение любят. Симпатия, экклесиальная любовь - это то, что не продается за деньги. Теперь, разовьем эту мысль дальше в экклесиологическом направлении. Клубы бывают по интересам и бывают по симпатии. В клубе по интересам внимание людей направлено на интересное занятие, в клубе по симпатии - на человека (иногда на природу). Клуб по интересам предполагает какое-либо занятие, например, искусство, а в этом занятии могут быть таланты, гении, которые, возвышаясь, приобретают имидж артиста и превращают людей в толпу поклонников. Зло - все то, что превращает людей в толпу. Клубы по симпатии чаще бывают в детстве и юности, но в дальнейшем они рушатся вследствие социального расслоения, претензий на имидж, ссор и прочее, и для многих клуб по симпатии - это опыт, связанный с болью разрывов и обид. Привязанность - загадочное явление, а дистанцирование и разрыв - это больно, и этим многие пользуются для власти, мести и прочее, поэтому клуб по симпатии опасен, если нет обязательных правил поведения (например, куртуазия или моральный кодекс). Под образом евангельского брака Христа надо понимать клуб по симпатии. Аскетика - предполагает именно клуб по симпатии. Аскетика, если это только телесное лишение, воздержание (пост) - дело непривлекательное. Ведь настоящей целью аскетики должна быть просто человеческая доброта, красота сердца. Эстетическое отношение к морали делает аскетику интересной, приятной и желанной. Человек в своей жизни просто выбирает определенный тип наслаждения, отказываясь от другого. Правда, есть такие аскеты, которые отвергают наслаждение вообще. Но не будем тратить время и здесь рассматривать лицемерную критику наслажденчества. Этой критикой полны постнические нравоучения, отвергающие радость на земле и обещающие ее на небе. Самый простой аргумент против них тот, что Бог всеблажен, и доброта приятна. Синтез клуба по симпатии и клуба по интересам мог бы быть в романтической эстетике ромбической культуры.
       Современная масскультура развращает население, превращая его в массу несимпатичных одиночек. Реклама всегда обещает экклесию и счастье одиноким несимпатичным грешникам, уводя их ум от пути к настоящей экклесичности и счастью. Реклама при этом часто эксплуатирует эстетику самого ценного, дорогого, трудно достигаемого, а именно - человеческих отношений. Реклама убеждает в том, что надо купить, например, одежду, машину или другие вещи и тогда человек станет симпатичным, желанным, социально успешным. Но это обман. Человек тратит деньги и не получает. Ему кажется, что он одинок и несчастен от недостаточности денег, но это не так. Ведь те, кто еще богаче, еще более одиноки и еще более несчастны, т.к. они чаще всего - хронические жертвы социальной проституции. Сейчас происходит самая жестокая эксплуатация, которая даже Марксу с Лениным не снились. Эксплуатация человеческого несчастья, экклесической фрустрации и одиночества. Но симпатия и экклесическая любовь обретаются вовсе не тем, что усиленно предлагается рекламой. И телевидение этому не научит. Современный вариант неравенства всех завораживает. Все обмануты желанием попасть в элиту и не пускать в нее других. Но люди экзистенциально равны, не равны только имиджи. А имиджи сейчас практически никогда не соответствуют действительной личности. Имидж - это практически всегда, в большей или меньшей степени, но, тем не менее, лживая роль. Эта-то роль и впитывает в себя всю энергию. Наивысший успех - это духовный успех, а не социальный. И это имеет самое непосредственное отношение к счастью и здоровью.
       Примеры долгожительства могут подтвердить нашу точку зрения. Вообще психологию долгожителей стоит изучить с точки зрения их моральных принципов. Первые христианские святые жили больше ста, а некоторые и намного больше. Это были долгожители. Древние библейские патриархи жили очень долго, по несколько сотен лет. Это свидетельствует о высоких моральных устоях первых людей-адамитов. Они жили родовой общиной числом в среднем около 70 человек (это число до сих пор считается священным). Имидж человека, наверное, сливался как бы в одно с его личностью, и целиком зависел от морального облика. Не так давно в Абхазии, знаменитой своими долгожителями, можно было наблюдать реликт родовой общности и в наше время. Практически каждый месяц, если не каждую неделю весь род собирался на свадьбах, похоронах и других торжествах. В Абхазии живут и другие национальности, они питаются той же пищей и дышат тем же воздухом, но они не долгожители, наверное, потому, что у них нет такого традиционно активного родственного общения, такой прочной родовой общины. Праздник, ритуалы, застолья, заздравные чаши и проч. - это главное занятие родственного клуба. Истоки этого древнейшего священнодействия - в родовой общности и в родственном общении. Грехи родителей выдергивали стержень из родовой общности, и покушение на продолжение рода лишают человека его родового достоинства. Известная формулировка: "юноша безупречной репутации из очень хорошей семьи" - гарантировала согласие на брак родителей невесты и, таким образом, продолжение рода. Достоинство жены, матери, отца, родовая честь - это все наиглавнейшие ценности родовой культуры. Выбирая путь родовой общности, человек выбирал вытекающий из этого пути культ родовой морали, но доброе имя в современном мире - хрупкая вещь.
       Учась еще в институте, мы обратили внимание на то, что румяные и с виду здоровые юноши были из благополучных семей с активным родственным общением. А бледные, худосочные (но гордые и часто действительно талантливые) ребята оказывались из неблагополучных семей, лишенных родовых связей. Христос практически отменил родовую общность и ввел моральную общность вокруг Себя на основе Своих заповедей. При достижении моральной общественности, Он обещал не долгую, а вечную физическую жизнь, но именно при условии достижения нравственного идеала и экклесичности. Идеал общественности оказывается не только идеалом здоровья и счастья, но и бессмертием. Философское осмысление Евангелия должно быть непременно экзистенциальным. Человек сотворён для счастья - это аксиома. Вопрос только в том, как его добиться. Христос предлагает Свою "технику" (если упростить) достижения счастья - моральный максимализм, и обещает четыре вещи. Первое - неразрушимая, нерасторжимая экклесия, надежное экклесическое благополучие. Второе - блаженство (т.е. само счастье). Ведь Его нагорная проповедь - это заповеди именно блаженства. Третье - телесное бессмертие, которое имеет смысл только при условии блаженства, а блаженство имеет смысл только при условии идеальной экклесии. Моральный минимум (10 заповедей Моисея) гарантирует мирное "соседское" сосуществование. Моральный максимализм - это творческая направленность духа к моральному абсолюту, и гарантирует беспредельность дружбы и братской любви. И четвёртое обещание Христа - непосредственное экзистенциальное общение с Богом. На самом деле все эти четыре обещания взаимосвязаны. Но счастье, блаженство, бессмертие не должны быть целью. Целью должен быть моральный абсолют. Идея морального абсолюта, впервые за всю историю мира высказанная Христом ("Итак, будьте совершенны" Мф. 5. 48) - это нечто непонятое до сих пор даже самыми ревностными христианами, и философское осмысление этой идеи - задача, может быть, именно нашего времени, потому что именно современный экзистенциальный уровень философии делает это возможным. Цель первого пришествия Христа - призвать к нравственному совершенству, а цель второго - собрать вместе тех, кто на этот призыв откликнулся и реализовал в своей жизни. И без экзистенциально-этической философии здесь, пожалуй, не обойтись, хотя повторяемся, эта философия здесь только подводит к романтике, указывает на нее.
       Если выдернуть из христианства идею морального абсолюта, выраженную поэтичными и парадоксальными заповедями Христа, христианство ничем не будет отличаться от других вполне добрых и благопристойных религий. Наверное, это спорное утверждение, но здесь трудно спорить и полемизировать, т.к. заповеди Христа - это не закон, понятый юридически, а эстетика, настроение, склонность. Это идеал человеческого характера, который есть продукт эстетического творчества. Это нравственность в смысле того, что человеку именно нравится доброта, вследствие того, что он владеет своими нравами, влечениями, расположениями и, самое главное, своим эстетическим вкусом! Это именно желание добра, диктуемое собственным человеческим экзистенциальным центром, его личностью-точкой. Самая первая (и по времени и по важности) ересь всех без исключения христианских конфессий - это попытка понять заповеди Христа организационно-юридически. Юридическое, а заодно и бюрократическое, творчество святых отцов (каноны и каноничность) ничего общего не имеет с тем, к чему призывал Христос. Иначе бы Он Сам дал бы ещё более подробный, чем у Моисея, закон на все бесчисленные случаи жизни. Но обо всём этом Он, как бы устраняясь, кратко сказал: "отдавайте цезарю цезарево" (под цезарем здесь, по сути, имелся в виду верховный полицейский чин в империи), или "кто поставил Меня судить или делить вас?" (Лук.12.14). Кстати, Сам Он с подозрительным постоянством нарушал всевозможные правила, обычаи и порядки, всегда объясняя Свои нарушения с позиции доброты, совести и здравого смысла.
       Когда Христос говорит: подставь щёку, вырви глаз, кто женится на разведённой - прелюбодействует, возненавидь отца и мать и т.п. - это всё поэтические образы, а не юридические нормы. Они должны привить вкус к красоте морального совершенства, и не требуют буквального исполнения любой ценой. Например, если понимать буквально, то пятидесятилетний вдовец должен жениться не иначе как, а только на девственнице. Или, простая вроде бы заповедь: "возлюби врагов", означающая, вне всякого сомнения, только то, чтобы человек вообще не имел врагов, может быть буквально понята так, что надо любить тех, кого именно ненавидишь. Ведь если не ненавидишь, то разве это враг? (Вот загвоздка-то!) Если же не желать, не любить эти заповеди, а только исполнять (что для начала вполне правильно), то в пределах разумного и по возможности надо исполнять всё. А выдёргивать отдельные высказывания Христа и превращать их в закон, забывая другие Его высказывания (на деле всегда самые важные, экзистенциальные и потому непонятные) - это экклесическое жульничество, приводящее к тому, что общество становится выгодным и удобным для определённого типа людей (по темпераменту, астрологии, соционике Аушры и т.д.). Вот портрет истинных христиан: нищие духом, плачущие, кроткие, алчущие и жаждущие правды, милостивые, чистые сердцем, изгнанные за правду... (Мф. 5.3) Легко понять, что это не каноны, законы, правила и проч. А именно вкус и настроение. Но, к сожалению, в подавляющем большинстве случаев человек не хозяин своим желаниям, эмоциональным состояниям и, что самое важное, своим эстетическим вкусам, т.е. своему созерцанию. В этом вся проблема.
       Понятие морального абсолюта связано с парадоксальным понятием бесконечности, как, например, абсолютная гладкость шара. При бесконечном приближении или увеличении через микроскоп всегда обнаруживается гладкая, безупречно округлая поверхность идеальной шарообразности. А моральный абсолют предполагает парадоксальность невинного, личностного существования в бесконечном времени, т.е. в вечности. Искреннее увлечение изощреннейшим, утонченнейшим, изысканнейшим морализмом (намного превосходящим морализм Достоевского и Толстого, например) приблизит нас к восприятию самой идеи нравственного совершенства. Этот морализм - спиритуальный, духовный, экзистенциальный. Чтобы забраться на гору, надо сначала оценить ее высоту и свои возможности. Это поможет справиться с задачей. Но откуда же возьмутся силы взять такую непосильную высоту, как моральный абсолют? Сила появится, когда человек возьмется. И это не фантазия, но реальность. Еще только интерес к идее морального абсолюта уже открывает в человеке необычные способности души. Человек, например, легко начинает угадывать чужие мысли, читать судьбы просто по глазам. И, конечно же, обнаруживает в себе творческие таланты к ранее недоступным искусствам. А утонченная способность к творчеству совершенно необходима для творчества отношений.
       Отношение к человеку - это, обычно, как бы самопроизвольное функционирование души, но идеал человеческих отношений - это высочайшее творчество, искусство, требующее высочайшего таланта к этому искусству. Это искусство будущего. Не творчество макета, как в живописи, литературе или кино, но творчество живого, творчество человеческой близости. И нравственное совершенство - не самоцель, но инструмент для творчества этой близости, экклесии с нулевой дистанцией. Обычное искусство - это тоже способ общения, т.е. оно может быть языком или инструментом общения. Но и само общение может быть искусством! Идеал общения - любовь, и тогда идеальное искусство должно стать любовью, а любовь искусством. Искусство как любовь - это живое искусство, а не сотворение макетов, и потому это идеальное искусство, оно должно быть свободно и бескорыстно. В этом суть философии живого искусства как искусства любви. Любовь предполагает строй, стиль, жанр самой жизни как искусства. В соответствии с этим и сама жизнь тоже может быть искусством. Собственно так оно уже и есть в какой-то мере. Осознанно или неосознанно, но люди творят себя, играют себя как роль, сочиняют сценарий своей судьбы, строят и разукрашивают декорации. И начинается обычно творчество такого рода с места обитания.
       Животные испытывают свои скотские состояния: выброс в кровь адреналина и бежать, или догонять. Или гормональный взрыв и совокупление. У западной масс-культуры культ адреналина и тестерона - основной. То, что это примитив и низость, никого не смущает. Парни охмуряют девушек тем, что ведут их в опасные места, где заставляют испугаться, а потом защищают. Этого бывает достаточно, чтобы красиво уложить в койку. Кинематограф тоже эксплуатирует сильные ощущения. Но человек - не животное. Он способен на более высокие состояния. У человека два богатства: первое - интеллект, его глубина и всеобъемлющая ширина. А также чувства, эмоции. Правда, не каждому человеку дано пережить чувство высокое, светлое, чистое, святое. Ну, или хотя бы чувство изысканное, элегантное, утонченное. Однако главной ценностью и настоящим человеческим достоинством является не просто хорошее чувство, но постоянство этого чувства. Верное, надежное сердце, постоянство любви - вот идеал истинного аристократизма. И это не дается от природы само по себе, но достигается воспитанием, обучением, пестованием и достижением виртуозного уровня (как и в любом искусстве). И тогда, сколько ни обращаешься к человеку, всегда видишь, что он волнуется все тем же высоким чувством. Великодушие, благородство, доброта требуют сначала научения, а потом начинается свое собственное уникальное творчество. Уникальное, потому что у каждого человека своя неповторимая доброта и свое неповторимое благородство. Это есть то, что делает человека человеком, а не животным. Это и есть истинная человечность и, в конце концов, божественность, богоподобие.
       Ну вот, наверное, со счастьем в этой главе мы разобрались. Краткое определение счастья, например, может быть такое: счастье - это компания людей, которые достаточно умны, чтобы тебя понять, достаточно проницательны, чтобы видеть тебя насквозь, и достаточно добры, чтобы тебя полюбить. Счастье даже по самой своей этимологии (со-часть, соучастье) невозможно в одиночку. Причем, чем больше счастье у всех, тем больше счастья у каждого. Все эти размышления о счастье, как об идеальной экклесии, а размышления об экклесии, как об идеальном творчестве, т.е., в конечном счете, как об идеальной культуре (в культурологическом смысле), конечно же подтверждаются пророчествами Священного Писания, в том числе Апокалипсиса.
      
      
       Культура
      
      
       Когда Господь насадил рай в Эдеме на востоке, в котором поместил созданного Им человека, то этот рай был не просто садом плодовых деревьев, но "рай сладости", т.е. чем-то он был особенно хорош. Можно предположить, что сладость рая имела две причины. Первая и, разумеется, главная - это то, что там присутствовал Бог (ср. Иез. 48. 35.), а вторая - это красота. Рай был сладостен потому, что был прекрасен. Эстетика рая... Какова она? Сколько картин написано на эту тему! Живописцам приходится иногда пройти многие километры, что бы найти красивый пейзаж. Но творчество человека по божьему замыслу не в том, чтобы рисовать на холсте или бумаге. А в том, чтобы преображать саму землю. "И взял Господь Бог человека, которого создал, и поселил его в саду Едемском, чтобы возделывать и хранить его" (Быт. 2. 15.). Возделывать и хранить - вот где начинается культура, вот творческое задание человеку! Господь насадил рай и предложил человеку делать то же самое. В идеале это значит всю землю сделать раем сладости. Как ошиблось человечество! Ведь оно пошло совсем другим путём, но с другой стороны, это задание стало и невозможно, ведь Адам с Евой после грехопадения стали смотреть на всё другими глазами, и новое эстетическое зрение уже упразднило первую заповедь. Эту заповедь, говоря современным языком, можно назвать ландшафтной архитектурой. По сути, это художество, но только живыми красками на живом холсте, и если иметь в виду именно эстетику рая, то представить её себе можно только чудом, и ландшафтным архитектором здесь может быть только пророк.
       Итог любого творчества в сегодняшней культуре - мёртвый продукт. Во-первых, потому что творчество чаще всего заключается в изображении, т.е. в моделировании макета из другого мертвого материала. Во-вторых, это творчество всегда грустно и печально даже в самых радостных вариантах, т.к. оно не целостно. Это всегда выявление частичного смысла, кадровое зрение, всегда только часть, а значит рассечение реальности, нецелостное, нецеломудренное восприятие вселенной и человека. Мирская культура капитально нецеломудренна, т.к. она отсекает в сознании человека творение от Творца, в то время как надо было бы стремиться воссоединению, к обожению твари.
       "Господь Бог образовал из земли всех животных полевых и всех птиц небесных, и привёл их к человеку, чтобы видеть, как он назовёт их, и чтобы как наречёт человек всякую душу живую, так и было имя ей" (Быт. 2. 19.). Здесь мы видим рождение нового языка, т.е. названий и имён. Это рождение было, конечно же, вдохновенным, синергичным, т.е. сотворческим. "Чтобы видеть" - здесь не что иное, как созерцание. Появление такого языка ведёт нас к ещё более высокому пониманию культуры - её объектом становится сам человек, т.к. личные отношения становятся главным в творчестве людей, ведь для чего и нужен язык! И результатом синергического творчества должно было быть ещё более содержательное и глубокое богообщение и всё более возрастающее богоподобие.
       После грехопадения развитие культуры пошло по двум направлениям. Одно направление в определенном смысле можно назвать пассивным, второе активным. Активная культура, культура каинитов, началась с появлением первого города, первых ремёсел и искусств. Она эгоистически тактична, нацелена на теперь и сейчас, на настоящее, современное, сегодняшнее (в смысле экологии, например, после нас хоть потоп). Первый заложенный камень в стене города стал началом мирского богатства и могущества. Пассивное направление культуры стало культурой ожидания Искупителя, оно стратегично, погружено в прошлое и живёт ожиданием будущего. Пассивная культура с тех пор всегда была и будет сопротивлением активной культуре, и ждать возврата изначальной культуры рая, царства Божия на земле. Современный капитализм даже в самых своих положительных вариантах - это все та же активная культура со всеми вытекающими последствиями. В культурологическом разрезе надо понимать и многие места в Апокалипсисе. "Жена же, которую ты видел, есть великий город, царствующий над земными царями" (Откр. 17. 18) - этот образ означает окончательный этап культуры безбожного каинитского города. К. Леонтьев писал в 1890 году: "Данилевскому принадлежит честь открытия культурных типов - мне - гипотеза вторичного и предсмертного смешения". Образы четырёх коней и всадников, о которых мы уже говорили (Откр. 6. 2), тоже можно понимать как поэтапное развитие культуры в соответствии со стихиями на протяжении всего времени до второго пришествия. Соответствие со стихиями подчёркивается тем, что каждый раз одно из животных говорит: "иди и смотри".
       "И будешь есть прах во все дни жизни твоей" (Быт. 3. 14) - эти слова обращены, разумеется, не к рептилии (змее), а к ангелу, теперь падшему, и всей его иерархии. Как мы уже писали, чтобы активно существовать ангелы должны как-то получать энергию, и если не от Бога, не от Его внимания и любви, то от тварного мира, от энергетического прелюбодеяния с животными существами. "Прах" здесь - это и есть тварная энергия, и вся мирская культура, вдохновлённая падшим ангелом, предназначена для "откачки" этой энергии. Для ангела - это действительно и проклятие и унижение: быть энергетическим вампиром, как ни смотри, не очень-то почётно. По каким признакам отследить эту "откачку" (для нас утечку) энергии в культурологическом смысле? Вся вторая глава пр. Исайи относится к последнему времени, в ней читаем: "Они поклоняются делу рук своих, тому, что сделали персты их. И преклонился человек, и унизился муж, - и Ты не простишь их" (Ис. 2. 8.). Древнее поклонение идолам применительно к последнему времени служит прообразом (как и образы Апокалипсиса), т.е. образным обобщением глобального человеческого греха, характерного именно для полного развития земной культуры. "Поклоняются делу рук своих" - надо понимать так, что они поклоняются, т.е. слишком уважают, почитают своё дело, ставшее как бы идолом. Попросту говоря, речь идёт о профессиональной гордости. Специальность! - вот предмет гордости. Автор, специалист, мастер - это имя человека, его "кто". А ещё точнее: великий специалист. Великий музыкант, художник, великий учёный, инженер, политик и т.д. (разве не идол?). Великий значит гениальный. Гениальность - это всеобъемлющая, захватывающая человека, профессиональная страсть. Противоестественное, антисинергийное состояние обращения интересов на мирское, здешнее, временное, питающее гордость, дающее уважение общества и социальное лицо, имя (точнее, его подмену). Но уважения общества будет далеко не достаточно что бы удовлетворить тоску и депрессию великого специалиста, т.к. он - великий грешник. Гениальность, как явление, расцветёт пышным цветом, в последние времена. Тогда будет великая роскошь и при этом великие страдания. В целом нынешняя мирская культура представляется тупиковой ветвью в истории земли, как эпоха динозавров. Тогда развитие пошло по пути увеличения силы, веса, прочности панциря и т.д., и как та эпоха оказалась мёртвой, тупиковой, не нужной, и, по всему видать, спровоцированной падшими ангелами ради "праха", так и нынешняя цивилизация будет мёртвой и тупиковой культурой. Идеал этой культуры - идеал динозавра - могучий сверхчеловек с многочисленными техническими и экстрасенсорными способностями, но суть его "сверх" - в качестве и количестве (ума, силы и прочь.). Когда дипломированные мудрецы мира сего рассуждают о том, каким должен быть человек, они все дружно молчат о том: зачем таким быть? Дела человеческие - это что, а дела Божии - кто. Настоящую ценность для человека имеет его настоящее имя, его настоящее кто. Мы слишком спешим назвать себя, своё кто: писатель, учёный, политик... а кто были Моисей, Авраам? Писателей и художников много, а Моисей один. Бог даёт каждому его единственное, уникальное кто. И вот над этим уже стоит трудиться, "возделывать и хранить". Но эта, райская культура ещё впереди.
       Наверное, взявшись объяснять загадочные места Писания и потому обязанные, вроде бы, выражаться понятно, мы, однако, сами часто говорим загадками. Так, во всяком случае, может показаться. На самом же деле, толкуя поэтические образы, мы и сами иногда вынуждены тоже пользоваться поэтическим, образным языком. Этот традиционный язык белой касты пока что не переведен на язык точных наук. Например, человек, когда видит что-либо глазами, его зрение воспринимает магнитные волны разных частот, которые отражают предметы, или когда слышит, - то воспринимает колебание давления воздуха. А что бы воспринимать реальности невещественные, т.е. те, которые не сотрясают воздух и невидимы глазу, приходится пользоваться символами, т.е. образами здешнего мира, которые дают почувствовать образы нездешнего. С древнейших времён истинные поэзия и философия всегда были суть одно. Кто мудрец, тот и поэт, а кто поэт, тот и философ. Тогда философия ещё не была как сейчас научной профессией, а была именно фило-софия, т.е. просто любовь к мудрости. Библия от Бытия до Откровения насыщена поэзией. Можно сказать, что поэзия - язык Библии. Особенно, учение Христа - это почти сплошь поэзия. Почему так? Потому, что поэзия способна говорить там, где наука молчит. В поэзии мы касаемся к неприкасаемому, поэзия говорит о неизреченном, объясняет непостижимое. Например: "И создал Господь Бог человека из праха земного, и вдунул в лице его дыхание жизни" (Быт. 2. 7). Если ещё можно сказать, что в "прахе земном" вся таблица Менделеева, то, что можно сказать о дыхании Бога? Однако мы (за исключением церковных бюрократов, разумеется) читаем, и как-то всё понятно, иной раз даже не замечаем это место, летим дальше, но не потому, что не понимаем. Наоборот, схватываем сразу всю глубину, и это благодаря поэзии.
       В современной мирской культуре специалисты расчленили поэзию и философию, науку и искусство (признак мёртвости культуры). Правда, в последнее время они озабочены синтезом. Но их синтез - не воскресение когда-то живого, он, скорее, похож на букет искусственных цветов, которыми украшают могилы. А что вообще в наше время можно назвать живой культурой? И как это выглядит? В Апокалипсисе есть образ культуры - "жена, сидящая на звере". Но есть там и другой образ, как нам кажется, тоже культуры: "и услышал я голос как бы гуслистов, играющих на гуслях своих. Они поют как бы новую песнь пред престолом и пред четырьмя животными и старцами; и никто не мог научиться сей песне, кроме сих ста сорока четырёх тысяч, искупленных от земли" (Откр. 14. 2). Песнь поют "девственники", и песнь не какая-нибудь, а новая. Это перекликается с новой заповедью: "Да любите друг друга; как Я возлюбил вас, так и вы да любите друг друга" (Ин. 13. 34). Эта заповедь и есть ключ к пониманию образа песни. В русском языке есть слово, которое, как часто бывает, имеет два смысла - согласие. Согласие - это и вокальное созвучие (стройное сочетание голосов), и отношения людей, в которых царит мир и единство стремлений. Тогда "песня" - вполне подходящий поэтический образ для таких отношений.
       Всеобщее согласие - идея утопическая, нереальная для здешней жизни. Разве что частичный союз для нападения или защиты от всех остальных, но без этих остальных такой союз рушится, превращается во взаимную вражду, т.к. в самом начале он возник ради вражды. Дух корпорации, партийности, конфессиональности с самого начала предполагает множество других социальных групп и свою от них отделённость. Однако, мало кто не понимает, что согласие - вещь взаимовыгодная. Ведь что это значит? Если, например, два человека имеют согласие, то их свободы (а значит и возможности) совпадают, и значит, у каждого свободы становится в два раза больше. То же, например, и с авторитетом. Даже не так, но по закону кооперации, точнее по закону синергии, должна появиться некая прибыль. Так, если два человека объединяют свои возможности, то общая возможность увеличивается не в два раза, а в четыре или даже более. Интересно в данной связи вспомнить, что насилие над другим тоже является увеличением свободы, но как это, например, не эффективно в экономике! А в духовном плане тем более: при насилии увеличение свободы происходит как бы на секунду, а за этим следует собственное рабство желанию насильничать, что ведёт не только в тюрьму, но и в ад. Какая уж там свобода...
       А если человек согласился с Богом? Тогда совпадают две свободы, свобода Бога и свобода человека. Но свобода Бога абсолютна и неизменна. Что, вообще, мы можем знать о свободе Бога? Уж она-то как раз вне человеческого знания, однако, всё-таки зададимся вопросом: возможно ли согласие человека с Богом, слияние свободы Бога и свободы человека? Неужели нет!? О чём тогда всё Священное Писание? Но если да, то не есть ли это то самое обожение, причастие к Божественной природе? Чтобы родилась абсолютная свобода, должна умереть относительная, и вот тогда возможны любые чудеса и в том числе чудо "песни", самое прекрасное из чудес. Научиться песне истинной любви трудно, но она зазвучит в грешном мире, как чудо, как удивительный культурный феномен именно в силу своей невозможности.
       "Кто Мне служит, Мне да последует; и где Я, там и слуга Мой будет. И кто Мне служит, того почтит Отец Мой" (Ин. 12.26). "Почтит" - вот награда. Почтение, честь, уважение... в чём трудно согласиться людям между собой, так это в уважении друг к другу. Если только не взять тот случай, когда люди уважают друг друга для того чтобы презирать остальных, но тогда без этих остальных им согласиться между собой будет совсем невозможно. Ведь это союз ради вражды, о чём мы уже говорили. И ещё, согласие людей между собой невозможно без согласия их с Богом, потому и сказано: "И никто не мог научиться сей песне". В то же время согласие людей с Богом так же не возможно без их согласия друг с другом: "потому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собой" (Ин. 13. 35). Можно сказать, что взаимная оценка, взаимное уважение - главная проблема эклеcии, а эклеcиология, как наука, должна быть наукой о взаимном уважении. Истинным критерием и мерилом достоинства человека должно быть то, насколько он делает счастливыми окружающих. Или, хотя бы, насколько он счастлив сам (разумеется, не за чужой счёт). А мерилом самого счастья должна быть его продолжительность. Если счастье не вечно, то и не о чем говорить.
       "И Я говорю тебе: ты - Петр, и на сём камне Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют её" (Мф. 16. 18). Суть этого заявления в том, что путь к церковному единству лежит через логическое единство, т.е. через единомыслие и, прежде всего в богословии. "Петр" здесь - исповедание, т.е. христологический догмат на котором держится всё христианство. Петр на еврейском - Кифа, а Кифа - это камень, который всегда был образом и символом знания и мудрости. Однако, единомыслие это только условие, только начало. Т.к. на экзистенциальном уровне, уже не только Бог, но и просто любой человек в какой-то мере является для другого человека тоже реальностью недостоверной, почти религиозной. По большому счёту в то, что кроме меня есть другое я, другой субъект, другой онтологический центр, - в это тоже приходиться только верить. Т.к. абсолютно достоверно убедиться в его существовании невозможно, если не вступить с ним в отношения. Но и отношения могут быть миражем, иллюзией, обманом. Например, я знал человека, а на самом деле он оказался не тем, за кого себя выдавал: брачным или религиозным аферистом, иностранным разведчиком и прочее. Бывает и еще хуже: я знал, например, себя, кто я такой, но выяснилось, что я совсем не тот, кем себя считал. На личном, экзистенциальном уровне знание и наука вообще упраздняются. Здесь русского языка уже не хватает для того, чтобы передать опыт, понятие, состояние, созерцание. Это религия в чистом виде, если мы интересуемся не имиджем, не социальной ролью, а именно самим человеком.
       Наверное, многим знакомо состояние: вот я. Но далеко не всем удалось испытать состояние: вот ты, или вот мы. О новой церкви сказано, что они поют "пред престолом и пред четырьмя животными и старцами" (Откр.14. 8). Обратим внимание на то, что в первую очередь говорится именно о "престоле", это значит, что их согласие спиритуально (Престол - это ангел воздуха или ангельский чин, относящийся к воздушной стихии). Разумеется, "девственники" непорочны во всех смыслах, т.к. они поют и перед четырьмя животными (это означает целостность), но здесь в первую очередь указание на Престол, наверное, потому, что каждый из них тянется к своему собрату существенно по другой причине, чем это происходит в мире. Среди христиан бывает так, что стремление одного человека к другому подспудно, подсознательно является стремлением к Богу, потому, что наикратчайший путь к Богу лежит через экклесию. В названии "Филадельфийская церковь" тоже есть указание на любовь: слово "Филадельфия" значит братолюбие. "Истинно так же говорю вам, что если двое из вас согласятся на земле просить о всяком деле, то, чего бы ни попросили, будет им от Отца Моего Небеснаго, ибо, где двое или трое собраны во имя Моё, там и Я посреди них" (Мф. 18. 19). И здесь тоже говорится о согласии, но что это за согласие? Уж наверно не то согласие сторон, которое оформляется в нотариальных конторах. Филадельфийская церковь рождается в муках (Откр. 18. 19). Здесь открывается пророческая тайна о терпении скорбей. Конфликт, ссора при сокращении дистанции - это беременность и рождение новой церковности из старой. В муках обиды, прощения и терпения рождается новая, ещё более тесная близость, а значит и зрение (при новой близости) достоинств и недостатков, когда ложь и притворство уже невозможны: "В устах у них нет лукавства" (Откр. 14.5).
       Итак, подведем итоги. Песня - это образ новой культуры. То, что она поётся перед четырьмя животными, означает целостность этой культуры. Это любовь, понимаемая как плод именно духовной работы, экзистенциального творчества, т.к. она не есть что (как, например, плотская или даже душевная любовь), а - кто. Т.е. мы - это кто, так же как и я - это кто. От состояния "вот я" к творчеству состояния "вот мы".
       У каждого человека есть присные, близкие, т.е. те, кто составляют семью или очень близкие друзья. А есть ещё и те, кто на дистанции: родня, знакомые и проч. Должны быть люди для праздника, с которыми встречаются раз в два месяца, или раз в два года (редкий гость - приятная встреча). Эти отношения на дистанции - основные в мире. Этикет - это правила таких отношений. Мастерство этикета - это тонкое чувство дистанции, мастерство дистанции. Манеры и любезности уже во вторых. Слишком сокращать дистанцию в обществе неприлично. И чем выше, чем ближе к элите, к "сливкам", тем больше дистанция и сложней правила этой дистанции. Даже с самыми близкими, в семье, например, дистанция тоже растёт с ростом элитарности. Обычно, близкие отношения - это обязательные отношения: родственные, например, или близкая дружба. А необязательные отношения - это знакомства, особенно случайные. Молодежное слово "тусовка" означает именно эти необязательные отношения.
       Если же говорить об экзистенциальных отношениях, то антиномичная тайна образа евангельского брака в обязательности и в то же время в свободности отношений, а сила брака пред миром в евангельском духе свидетельства. Нынешний христианин часто "ревностно" свидетельствует о Христе, которого не знает, но помалкивает о достоинствах друга, которого знает. Это социально выгодно. "Сын мой! Если ты поручился за ближнего своего, - ты опутал себя словами уст своих, пойман словами уст своих. Сделай же, сын мой, вот что, избавь себя, так как ты попался в руки ближнего твоего" (Пр. 6. 1). В мире, в социуме каждый за себя. Но в браке, в том, о котором мы говорим, люди свидетельствуют друг о друге, поручаются друг за друга. Это умножает авторитет, доверие и внимание окружающего социума. В этом сила новой церкви, ее пастырская возможность - "жезл железный" (Откр. 12.5.). Чтобы быть "свидетелем верным и истинным" нужна спиритуальная честность. Умножение истинного свидетельства умножает спиритуальное богатство. Именно поэтому сказано: "Впрочем, ты богат" (Откр. 2. 9). Это сказано свидетелям христовым. Смысл их мученичества в свидетельстве. Ангелу же Лаодикийской церкви Христос, называя Себя свидетелем верным и истинным, говорит: "ты несчастен, и жалок, и нищ, и слеп, и наг" - эту нищету надо понимать спиритуально и социально, в смысле свидетельства, т.е. Лаодикийской церкви вследствие её спиритуальных пороков никто не верит.
       Что имеется в виду в Откровении под образом брака? "Ибо наступил брак агнца, и жена Его приготовила себя. И дано было ей облечься в виссон чистый и светлый; виссон же есть праведность святых. И сказал мне Ангел: напиши: блаженны званные на брачную вечерю Агнца" (Откр. 19.7). Брак и брачная связь - один из самых часто упоминаемых образов Священного писания. С первых страниц Библии мы узнаём, что брачной связи отдаётся предпочтение перед родственными связями: "Потому оставит человек отца своего и мать свою и прилепится к жене своей; и будут два одна плоть" (Быт. 2. 24). Первое чудо Христа было совершено на брачном пиршестве. Ап. Павел предупреждает: "Дух же ясно говорит, что в последние времена отступят некоторые от веры, внимая духам обольстителям и учениям бесовским, через лицемерие лжесловесников, сожжённых в совести своей, запрещающих вступать в брак и употреблять в пищу то, что Бог сотворил, дабы верные и познавшие истину вкушали с благодарением" (1 Тим. 4. 1). Супружеские отношения отличаются от родственных тем, что они - по обещанию, по договору. Брак - это завет. Новый Завет выше старого, потому что в Новом Завете каждый человек лично заключает завет с Христом, а не получает его в наследство от Авраама в силу родства с ним. Привычно думать, что обычные дружеские отношения - это отношения свободные и не обязательные. Но если, например, заключить какой-нибудь договор о дружбе, то дружеские отношения станут обязательными, но не принудительными, если договор заключён по согласию. Христос неоднократно сопоставляет и сравнивает родственные отношения с церковными и всегда в пользу последних (Мф. 10. 29; Лк. 21. 16; Лк. 12. 91; Лк. 14. 26; Ин. 16. 33). Для христиан церковные отношения должны быть первичнее всяких других, а значит обязательней. Брак в Апокалипсисе - образ обязательности церковных отношений, дружбы во Христе. В браке нельзя изменять. Интересно в этой связи, что древнегреческое слово "анафема" значит - необщение, обязательность необщения. "Не приклоняйтесь под чужое ярмо с неверными; ибо какое общение праведности с беззаконием? Что общего у света с тьмой? Какое согласие между Христом и Велиаром? Или какое соучастие верного с неверным? Какая совместимость храма Божия с идолами? Ибо вы храм Бога живаго, как сказал Бог: "Вселюсь в них и буду ходить в них; и буду их Богом и они будут Моим народом" (Левит 26. 12.), "И потому выйдите из среды их и отделитесь, говорит Господь, и не прикасайтесь к нечистому; и Я приму вас" (Исаия 52. 11); (2 Кор. 6. 14).
       Любой брак обязательно имеет в себе общность имущества, общую собственность. Общность имущества в новой церкви должна носить не юридически-правовой характер, т.е. не это главное. Вообще, если пристальнее всмотреться в чувство собственности, в чувство хозяина, то обнаружится интересная вещь. Суть собственности и обладания тоже в эстетическом созерцании, это групповое зрение предмета вместе с бесом собственности, собесовское видение. Если хозяин и предмет останутся один на один, без этого беса, то предмет потеряет всякую прелесть и не доставит ни грамма удовольствия от обладания им. Особенно сильное удовольствие от обладания достигается, когда есть зависть завидующих. Здесь та же ситуация что и с ревностью. Люди всегда чувствовали неправду частной собственности. Частная собственность - это проявление враждебности ко всем остальным, расторжение с ними братских (ветхий завет) и брачных (новый завет) отношений. "Иисус же сказал ученикам Своим: истинно говорю вам: удобнее верблюду пройти сквозь игольное уши, нежели богатому войти в Царство Небесное" (Мф. 19. 23) - такого рода высказываний много в Священном Писании. Богатство - это блуд. "Не можете служить Богу и мамоне" (Мф. 6. 24). Богатство - это похоть бесовская, и потому не делает человека счастливым. "Богатство течёт, не прилагай к нему сердца". Только собственник что-нибудь приобрёл, как это ему надоело. "Суета сует" - жалуется Соломон - это о собственности. "Глаз не насыщается богатством" (Ек. 4. 8) - это об энергетике. Для созерцания необходима всё новая и новая эстетическая информация. Нужен поток идеальной эстетической информации, он бы дал пищу душе, но если для этого надо обязательно быть собственником!?... "Что пользы человеку от всех трудов его, которыми он трудится под солнцем?" (Ек. 1. 3). Зачем без конца трудиться и приобретать, если это сразу надоест, перестанет давать энергию и надо снова трудиться. Счастье тогда не по карману человеку. Не лучше ли быть собственником своей прогулки в лесу, костра и звёздного неба, а ещё лучше - множества благородных поступков? Не об этом ли говорит ап. Павел: "Мы ничего не имеем, но всем обладаем" (2 Кор. 6. 10)? Может это и есть самое выгодное для человека? "Итак, не заботьтесь и не говорите: "что нам есть?" или "что пить?" или "во что одеться?" Потому что всего этого ищут язычники, и потому что Отец ваш Небесный знает, что вы имеете нужду во всём этом. Ищите же прежде Царствия Божия и правды Его, и это всё приложится вам" (Мф. 6. 31). Один бедный человек хотел немножко разбогатеть, и просил об этом Бога. И любящий его Господь сказал ему в его мыслях: если бы в богатстве было бы твоё счастье, Я бы дал его тебе, и если бы в деньгах было бы твоё счастье, они бы у тебя были, но истинное счастье человека в любви, а бедность больше способствует искренней любви, чем богатство, поэтому лучше тебе быть бедным.
       Апокалипсический брак предполагает общую собственность на всю вселенную, но это не значит, что надо потихонечку всю ее прикупать. Никакая жадность человеческая и представить себе не может, что уготовано человеку в собственность. Купить это не возможно, ибо и владеть этим нельзя в одиночку. "Тайна сия велика; я говорю по отношению ко Христу и церкви" (Еф. 5. 32) - "сия тайна" есть тайна брака. Бог сотворил мир таким, что в нём может дать счастье только одна форма собственности - общая собственность. Бог будет всё во всём - это брак. "Блаженны званные на брачную вечерю" (Откр. 19. 9). Брачная вечеря - это вечный пир красоты. "Дух и невеста говорят: прииди! И слышавший да скажет: прииди! Жаждущий пусть приходит, и желающий пусть берёт воду жизни даром" (Откр. 22. 17).
      
      
      
       Сион
      
       Если взять в руки симфонию и прочесть все библейские фразы о Сионе, особенно пророческие, то легко убедиться, что очень часто речь идёт уже не просто о возвышенности в Палестине, но перед нами грандиозный и капитальный символ некоего средоточия. В Апокалипсисе гора Сион упоминается только один раз: "И взглянул я, и вот, Агнец стоит на горе Сионе, и с Ним сто сорок четыре тысячи, у которых имя Отца Его написано на челах" (Откр. 14. 1). То, что упоминание о Сионе даётся в связи с новым народом, даёт нам право понимать Сион как именно воздушный, спиритуальный образ, в отличие от Синая, на котором Моисей получил скрижали закона. Синай и Сион очень глубокомысленно сравнивает ап. Павел в двенадцатой главе своего послания к евреям. "Если те, не послушав глаголавшего на земле, не избегли наказания, то тем более не избежим мы, если отвратимся от Глаголавшего с небес" (Евр. 12. 25). Вот какое соотношение: небо и земля. Образ горы, как архетип, всегда был символом касания и пересечения мира здешнего с миром нездешним. Точка пересечения двух линий имеет то интересное свойство, что она находится сразу на двух линиях. В этом свойстве можно усмотреть глубокий смысл. В ней, в этой точке возможно состояние, т.е. одновременное со-стояние двух стояний, и, следовательно, созерцание сразу нескольких горизонтов бытия, потому что там, где пересекаются две линии, там по таинственному закону всегда пересекается и третья, и четвёртая и т.д. В этом легко убедиться, если сесть на крылечке дома или встать на пересечении улиц, или на краю обрыва, на берегу моря, на опушке леса, причём не когда-нибудь, а на рассвете или закате, т.е. на пересечении дня и ночи, зимы и лета, детства и юности, зрелости и старости... каждому должно быть знакомо это странное, загадочное, даже мистическое чувство. Недаром на пересечении дорог, на вершинах холмов и проч. люди всегда ставили столбы, камни, часовни, идолы и тому подобное. Со-стояние на пересечении, вообще в принципе, человеку именно свойственно, потому что он сотворён на грани двух миров: духовного и телесного, и тем самым в средоточии всего мира. "Премудро сопрягает тварь" Бог именно в человеке. По настоящему сильное и глубокое эстетическое созерцание возможно только в состоянии. В состоянии человек свободен в глубиннейшем смысле этого слова, т.к. истинная свобода - это не просто возможность что-либо делать или не делать, а само состояние свободы, со-стояние. А делание или возможность делать, нужны, чтобы пережить состояние. Т.е. состояние первично, всё ради него. Поэтому и согласие с Богом - это не какая-то, например, творческая работа (не это главное), а бесстрастное состояние абсолютной свободы,. И тогда гора Сион символизирует не просто какое-то мистическое со-ангельское состояние, и, может, не только на пересечении неба и земли, но на пересечении многих небес, сопребывание во многих измерениях. Начиная с четвертого это уже мистические для нас измерения пространства. Наверное, мозг человека будет работать на все 100%, когда он будет жить на пересечении всех существующих измерений. Вот когда пригодятся его необъятные возможности. "Но вы приступили к горе Сиону и ко граду Бога Живаго, к небесному Иерусалиму и тьмам ангелов" (Рим.12.22).
       Говоря о Сионе, обычно имеют в виду еврейский народ, т.е. иудеев в национальном смысле. Есть даже мнение, что сто сорок четыре тысячи - это евреи, обратившиеся в христианство. Надо сказать, что нация (само понятие) существует как отличие от других наций. Если нет отличия, то нет и нации. А что если в человеке совмещены две нации, или даже больше? Например, если он - полукровка. Это бы значило отсутствие нации, национальное никто? Или наоборот - всекто. Полукровка может, как бы, стоять на пересечении исторической памяти нескольких народов и созерцать несколько культурно-исторических коридоров, уходящих не только в мифическое прошлое, но и в будущее. И если он мог бы понимать культурные образы и архетипы двух народов, то это давало бы возможность понимать архетипы и всех остальных народов (вспомним о пересечении линий). Часто бывает, что полукровки оказываются выдающимися творцами национальных культур, потому что раздвигают их границы. Царский род Давида, кстати, тоже пошёл от национального пересечения.
       А националисты всегда ограничены, как ограничен сам по себе любой национализм в рамках своей культуры. Национализм, имея в виду его крайнее проявление - понятие культурное в худшем значении этого слова. Национальная культура - это "дело рук своих", а национальная гордость - это то же, что профессиональная гордость. Парадоксально то, что может оказаться так, что объединением обезбоженных наций в одну империю с общечеловеческой культурой (Леонтьев) закономерно закончится история национализма. Тогда будет два народа божий и не божий. Ведь почему-то сказано, что во Христе нет ни эллина, ни иудея.
       На первом соборе "Симон изъяснил, как Бог первоначально призрел на язычников что бы составить из них народ во Имя Своё" (Деян. 15.14). Зачем было Богу составлять ещё народ, если уже были иудеи? Кроме других причин, наверно ещё и потому, что нация для иудеев стала главным, а религия стала одним из элементов национальной культуры. Т.е. нация и национальная культура стали первичны, а религия вторична. То же произошло и в России. Когда накапливается национальное и, так сказать, превышает критическую массу, религия теряет своё главное значение в ценностях народа, и приходится вновь собирать народ "во Имя Своё", для которого главным будет "во Имя". По большому счёту, нация - это и есть "мир сей". Потому Бог говорит человеку: "пойди из земли твоей, от родства твоего, и из дома отца твоего и иди в землю, которую укажу тебе" или "Слыши дщерь, и смотри, и приклони ухо твоё, и забудь народ твой и дом отца твоего". Так будет и с новым народом, который будет во Имя ("у которых Имя Отца Его написано на челах"). Часто национальные религиозные деятели претендуют на то, что они - самые правильные хранители истинной христианской культуры. "Неповреждённое православие" в России, например. Но рождённое на пересечении и удержать можно тоже только на пересечении. Ведь православие, - это плод межнационального синтеза: сначала Греко-иудейского, а потом Греко-русского. Итак, гора Сион, даже если понимать именно в национальном смысле, - это не нация, а их пересечение. Нам приходилось читать, как некоторые крещеные евреи, например, Александр Мень, рассуждают о своём "двойном избрании". Но не может быть богоизбранной нации. Это было бы всё равно, что Бог избрал бы мирскую культуру. Ведь нация, как уже говорилось, это понятие, прежде всего культурное. "И сказал Господь, за то, что дочери Сиона надменны и ходят, подняв шею и обольщая взорами, выступают величавой поступью и гремят цепочками на ногах, - оголит Господь темя дочерей Сиона и обнажит Господь срамоту их; в тот день отнимет Господь красивые цепочки на ногах и звёздочки, и луночки, серьги, и ожерелья, и опахала, увясла и запястья, и пояса, и сосудцы с духами, и привески волшебные, перстни и кольца в носу, верхнюю одежду и нижнюю, и платки, и повязки, и покрывала" (Ис 3. 16). Наверное, неспроста великий пророк так долго и подробно перечисляет все эти женские штучки. Не есть ли это образ красивой примитивности национальных культур и слепой национальной претензии?
       Ствол у дерева укоренён, он толстый, прочный и грубый. А тонкие ветви на самом верху. Они слабые и далеко от корней, но они цветут, плодоносят и беседуют с ветром, они качаются и шумят, т.е. более свободны, а ствол неподвижен. Ствол берёт свою силу от земли и воды, а ветви от огня (солнца) и воздуха (атмосфера). И всё это - древо. В творении Божием надо читать о путях Божиих. Внутри каждой нации есть своя элита. Сейчас, когда россияне давно уже разочаровались в советской идее насильственного равенства, начались разговоры об элите. Что элита - мощный рычаг в историческом прогрессе, организующее звено, зрячая сила, что в борьбе за выживание нужна не только военная сила, но и духовно идеологическая. Всё это, может быть, и правильно, но вдруг элита расколется на два, три враждующих лагеря? И вообще, кто решает, достоин ли человек войти в элиту или нет? Народ? Разве народу решать такие вещи? Как видим, вопрос не простой, и, кроме всего этого, ведь и элита тоже может ошибаться.
       Вопрос об элите чреват ошибками, и вообще, это не очень любимая тема среди, например, гуманитарной общественности. Но этот вопрос не только трудный, щекотливый и даже болезненный, и не только социально жгучий и современный. Этот вопрос вполне апокалипсический, ибо читаем: "Вот Я сделаю, что из сатанинского сборища, из тех, которые говорят о себе, что они иудеи, но не суть таковы, а лгут, - вот, Я сделаю то, что они придут и поклонятся пред ногами твоими, и познают, что Я возлюбил тебя" (Откр. 3. 9). "Поклонятся пред ногами твоими" - означает человеческое признание и уважение. "Иудеи" - это элита мирового масштаба, предназначенная "пасти" народы, т.е. образ иудеев в Апокалипсисе обозначает не национальную принадлежность, но этот образ надо толковать именно как один из образов, составляющих все Откровение. Значит, "иудеи" - это люди, претендующие на богоизбранничество, на то, что они суть пастыри вселенной, но на самом деле не таковы, но лгут, т.е. не ошибаются, но именно лгут. Иначе было бы сказано, например: "Но не суть таковы, а заблуждаются". Интересно, что здесь они называются "сатанинским сборищем". Чтобы это значило, да еще в последние времена? Наверное, это еврейская часть общемировой белой касты, которая, как мы уже говорили, стала теперь бледной.
       "Познают, что Я возлюбил тебя" - значит то, что истинные пастыри, необходимые для этого определённого момента истории человечества, выявляются и определяются не народом и, вообще, не людьми. А Сам Бог решит, кому быть элитой, и это "познают", т.е. ощутят все, в том числе "иудеи". "Держи что имеешь, дабы кто не восхитил венца твоего" (Откр. 3.11) - означает то, что "сатанинское сборище", те, которые рвутся стать элитой, ложью добиваются славы и признания. Но надо "держать" именно то, "что имеешь", т.е. держать нечто своё, нечто такое, что уже имеешь, а не гнаться за чужим, не заниматься посторонним.
       В свете вышесказанного об элите и элитарности можно многое заново переосмыслить. Например, загадочную историю с предательством Иуды. Над этой историей уже две тысячи лет думают и пишут, начиная с апостолов. Предполагают всё, что угодно, Иуда ведь никому не исповедался, и каковы были его настоящие мотивы неизвестно. Если ради денег (Ин. 12. 6), то почему он выбросил деньги? Нет, деньги нужны жадным флегматикам. Если просто вражда ко Христу, то почему не удовлетворился Его смертью? Нет, вражда и необдуманные поступки - это присуще холерикам. В его последнем разговоре с фарисеями чувствуется досада одураченного человека, но когда некого винить кроме самого себя. Ошибка... причем ошибка глубокая, на спиритуальном уровне. Может, он хотел быть ближе всех ко Христу, почти Ему равным? И, самое главное, выше всех остальных, ведь Иуда видел кто есть кто и наверное, сравнивал. Может, здесь именно сангвинистическое желание вместе с Христом стать элитой? Иуда, скорее всего, был сангвиником. Причем единственным среди апостолов. Остальные, почти все, были рыбаки и дети рыбаков. Поэтому, наверное, Христос и дорожил им, держал его при себе до самого конца, хоть и заранее знал о предательстве. Причем, держал высоко, поэтому, видимо, не спроста юноша Ап. Иоанн (отчасти, наверное, тоже сангвиник) ревниво невзлюбил Иуду, унизительно приписывая ему потом обыкновенное воровство. Но дело, наверное, все-таки было не в воровстве, а в самомнении. На желании стать элитой Иуда попался, и был обманут сатаной. Сатана соблазняет именно этим, обещая удовлетворить сперматозоидную, по сути, жажду превосходства. История загадочная, трудно объяснимая. Само предательство описано в Евангелии как некий странный символический акт, а не логически понятный и эмоционально целеустремленный поступок. И почему он не раскаялся как ап. Пётр? Ведь ап. Петр тоже претендовал на особую любовь и верность. Разница в том, что Петр смирился, попятился, признал свою слабость и заслужил прощение. А Иуда нет, не согласился из такого воображаемого высокого положения оказаться в таком реально низком положении. Самопревозношение само по себе есть потенциальное унижение, но скрытое, которое становится актуальным через некоторое время (Лк. 14. 11), и тогда спасение только в раскаянии. Потому что такая ошибка не бывает без ушибки, штраф обходится дороже билета... Жаль. Христос постоянно говорил об идеальной духовности, о равенстве, но ведь никто его не понимал, не только Иуда. А если бы он в конце концов понял? Тогда могло бы у нас быть и еще одно Евангелие от великого сангвиника... Евангелие, например, от Иуды Богослова. Обратилась бы белая каста сангвиников, хотя бы частично. И христианство тогда бы могло быть другим. Спиритуальным, экзистенциальным, а не бюрократическим. Очень жаль...
       А в мире, как кажется, есть-таки, тайная пока, мировая, точнее мирская элита. Сейчас пока она, по всему видать, черная, а скоро станет бледной. Можно даже признать гениальность идеи собирания и создания такой элиты. Власть над миром... что ж, пожалуй, это даже может кому-то быть интересно. Но спиритуалу всегда надо знать: зачем? Иначе эта власть будет той же кормушкой, лоханью, куда тычутся свиньи, не задаваясь смыслом того, что делают. Если власть просто ради превосходства в сытости, и даже в самой утонченной сытости, то это - ни зачем, и спиритуала здесь подстерегает экзистенциальная фрустрация бессмысленности, которая может стать мучительной до безумия, и будет уже не до сытости. Итак, надо знать настоящий смысл. Похоть власти такая же, как и все остальные похоти, а значит удовлетворение чревато пресыщением, разочарованием, скукой и депрессией. Не ловушка ли здесь для гениальных людей? Даже если речь идёт о мировой власти - великая бессмыслица не перестаёт быть бессмыслицей от своей величины. Ну, хорошо. А если аналогичный вопрос задать нам: зачем?
       Разумеется, всё должно быть зачем-то, иначе и наша позиция рухнет. Попробуем ответить. Любой ответ на вопрос "зачем?" всегда представляет собой цепочку: это затем, что то, а то затем, что ещё вот другое то, и т.д. Но спиритуал всегда на любом звене этой цепочки может сказать: "ну и что?", "что дальше?", а это означает то же "зачем?", и тогда цепочку надо продолжать. И тут может быть несколько вариантов продолжения: 1) Цепочка замыкается и получается "сказка про белого бычка". Но замкнутая цепочка не удовлетворит спиритуала. Кстати, мы подозреваем, что у мировых элит всех мастей именно замкнутые цепочки смыслов, т.е. безысходность, которую они пока не видят. 2) Второй вариант, это когда цепочка уходит в бесконечность и теряется за горизонтом наших понятий. Тогда наша теперешняя близорукость временно может позволить удовлетвориться зрением этого далёкого синего горизонта. Но в таком варианте истина скрыта в этой синеве, и мы как люди, не обладающие полнотой информации, делаем выбор вслепую, а это рискованно и страшно, закладывать свою душу ради неизвестной истины.
       Что это за истина, если она неизвестна? Не останавливаясь на этом (хотя, это уже кое-что), вспомним, что любая цепочка смыслов всегда уходит не только в даль, но и вверх: меньший смысл ради большего, т.е. цель и предназначенность последующая, ради которой предыдущая, должна быть выше, ценней, важней, абсолютней, идеальней и т.д. Тогда эта цепочка смыслов, т.е. предназначенностей и целей, если речь идёт о тварном, должна дойти как бы до поверхности тварного, упереться в некий потолок, крышу, т.е. границу, за которой уже нечто другое, нетварное. И тогда вопрос "зачем?" будет исчерпан и удовлетворён. Последний ответ на вопрос "зачем?" будет выглядеть примерно так: "затем что Бог". Этот последний ответ и не может быть конечным, он должен стать бесконечным, необъятным и вечным. А другой ответ спиритуала и не удовлетворит. Что ответил Бог Иову на все его вопрошания? Ответ выглядел, если упростить, так: "не твоего ума дело". И Иов удовлетворился и успокоился. Потому, что смысл есть, но он таков, что в ум его не вместить. Этот смысл вообще словами не передаётся, он несказуем. Его можно только неизреченно и духовно созерцать. А и стоило ли бы ради не такого смысла страдать? "Я прах и пепел" - воскликнул Иов, и в этих словах предельная мудрость касания к беспредельному. А не та же ли это неизвестная и далекая синева? Нет, не та же. Потому что личный Бог лично отвечает личности человека: "потому что Я", или, если точнее: "потому что МЫ", (т.е. Бог и человек вместе). И в этом суть религии и религиозной жизни. Что же касается мировых элит, то, конечно, они сделают то, что хотят, осуществят свою программу. Но это осуществление и станет их поражением, потому что тогда можно будет спросить: ну и что? И нечего будет ответить.
       А в чём же, собственно, элитарность? За каждым словом, как мы знаем, стоит реальность, на то они и слова. И что же сие за реальность? Ну, во-первых, конечно же, всё дело в том, в чьё общество человек включён. Возьмём простой пример - общество пьяниц. Есть у них и дружба и взаимное уважение. Но непьющий это общество не уважает, и войти в него не хочет. И приходится согласиться, что сообщество неспившихся друзей выше (элитарнее) сообщества спившихся. Сообщество людей имеющих высокие моральные принципы выше сообщества уголовников и т.д. Заметим, что ориентиром в этой вертикали служит нравственность. И действительно, разве можно искренне уважать мерзавца за силу, ум, богатство, социальные возможности? Одним словом за элитарность? А если да, то может ли быть элитарность без нравственной высоты? Глядя на окружающую действительность, получается, вроде бы, да, может. Но в таком случае здесь мы как раз и имеем дело с одной из тех ошибок, о которых выше шла речь.
       Не всякий ребёнок в пять лет понимает: что такое общественное положение в социуме. Как правило, мальчик в этом возрасте понимает, что хорошо быть сильным, уметь постоять за себя в драке, уметь хорошо играть в какую либо игру, и так далее в том же роде. Этим и определяется его положение среди сверстников. А если ребёнок в пять лет начнёт готовиться к тому, чтобы занять социальное положение во взрослом обществе - не чудо ли это? Обычно дети готовятся к юности, которая продолжается три-четыре года, и лишь некоторые готовятся к зрелости, которая продолжается двадцать-тридцать лет. И есть ли кто из детей, кто бы готовился к старости? А ведь самое мудрое было бы готовиться к вечности. Но мы часто и в старости к ней не готовимся. Разве можно назвать людей спиритуалами, если они так не дальновидны? Так что, у нас есть сильное подозрение, что эта затея с мировым господством - игра взрослых детей. Тут надо понять и сравнить психологию игры и психологию настоящего дела. В игре ценится скорость, мастерство, виртуозность, в настоящем деле нужны ответственность, серьёзность, подлинность. В игре получают призы, а за сделанное дело - благодарность, вознаграждение, плату. Но всё это не главное, а только подводит нас к главному. Главная отличительная суть игры в том, что всё "понарошку". Можно продолжать ещё и дальше размышления на эту тему, но для нас важнее не различение а, скорее, сходство, и то, что игру и настоящее можно спутать, принять игру за настоящее, подлинное. И это могут сделать очень серьёзные люди и на очень серьёзном уровне, когда даже страшно задать вопрос: а не игра ли всё это? Игра в элиту. "Вы беременны сеном, разродитесь соломой" (Ис. 33.11).
       Прежде чем закончить об элите, зададимся вопросом: а нужна ли вообще элита, и если нужна, то какая и зачем? Ведь всякое нарушение равенства чревато конфликтом, да и может ли действительно добрый человек возвышаться над другим? "Слово, которое было в видении к Исаии, сыну Амосову, о Иудее и Иерусалиме. И будет в последние дни, гора дома Господня будет поставлена во главу гор и возвысится над холмами, и потекут к ней все народы. И пойдут многие народы и скажут: придите и взойдём на гору Господню, в дом Бога Иаковлева, и научит Он нас Своим путям и будем ходить по стезям Его" (Ис. 2. 1). Аналогичны этому и другие пророчества (например Мих.4.1-4). Гора здесь, конечно, это человеческое сообщество. Но если это и элита, то она временна ("в последние дни" не значит навечно), и нужна для того, чтобы поднять народы до своего уровня ("взойдём"). Это пророчество об элитарности можно сопоставить со словами из Откровения: "И победившие зверя и образ его, и начертание его и число имени его, стоят на этом стеклянном море, держа гусли Божии" (Откр. 15.2). Победу здесь надо понимать не в военном смысле, а в нравственном и в спиритуальном превосходстве смыслов, о чём была речь выше. Всё познаётся в сравнении. "В тот день отрасль Господа явится в красоте и чести, и плод земли - в величии и славе" (Ис. 4. 2).
      
      
      
       Ангелы церквей
      
      
       Обличительное обращение Христа к ангелам церквей в Апокалипсисе говорит о том, что не все правильно, истинно и справедливо в церковной жизни христианских конфессий. В этом обращении толкователи видят указание на характерные черты с одной стороны современных конфессий, а с другой в целом христианской церковности на протяжении исторического периода от первого пришествия до второго. Если обобщить все разнообразные мнения, можно распределить так: Эфесская церковь - это ранняя апостольская церковь. "Ангелу Ефесской церкви напиши: так говорит Держащий семь звезд в деснице Своей, Ходящий посреди семи золотых светильников: знаю дела твои, и труд твой, и терпение твое, и то, что ты не можешь сносить развратных, и испытал тех, которые называют себя апостолами, а они не таковы, и нашел, что они лжецы; 3ты много переносил и имеешь терпение, и для имени Моего трудился и не изнемогал". Это, по всем признакам, обращение к первой апостольской церкви. Как себя описывает Христос обращаясь к Эфесской церкви? Семь звезд и семь светильников - это семь церквей результат апостольской проповеди. Далее речь о лжеапостолах, что тоже говорит о времени апостольского служения. Обращение с Смирнской церкви - это обращение к церкви времен гонений. Себя Христос в этом обращении характеризует так - "Который был мертв и се жив".
       Пергамская церковь это церковь богословских споров и семи вселенских соборов. Фиатирская церковь - церковь Рима и европейских стран последующего времени, которая была уже не такой интеллектуальной и философской, как греки восточной империи, но зато более эмоциональной. И Себя в этом послании Христос характеризует так - "У Которого очи, как пламень огненный".
       Сардийская церковь - это последующая церковь времен русских православных царей. Лаодикийскакя церковь - это протестанты. Пять из семи сосуществуют одновременно. Это церкви последнего, т.е. нашего времени.
       Престол сатаны, и вообще сатана и сатанизм в Апокалипсисе употребляется, в первую очередь, как обозначение гордыни и страсти к социальной выгоде, т.е. к месту в земной социальной иерархии, к элитарности. Таким образом, престол сатаны это образ, например, столицы и, вообще, столичности, а так же иерархичности (в психологическом аспекте). В этой связи давайте еще раз рассмотрим слова Христа в обращении к Филадельфийской Церкви - "Вот, Я сделаю, что из сатанинского сборища, из тех, которые говорят о себе, что они Иудеи, но не суть таковы, а лгут,- вот, Я сделаю то, что они придут и поклонятся пред ногами твоими, и познают, что Я возлюбил тебя." Здесь иудеи, которые всегда считают, что они и есть приверженцы истинного Бога, называются сборищем сатанинским, по той, видимо, причине, что считают себя столичной, т.е. элитарной нацией. Если так, то под апокалипсическим Пергамом надо понимать столичный город Константинополь.
       Имя Валаам в переводе означает аскетизм и предрасположенность к жизни подвижника. Это очень сложный и важный образ. Под Валаамом Откровения следует считать потомков древних жреческих родов, которые были судьями и царями на протяжении десятков тысячелетий. Около шести тысяч лет назад эти жрецы, когда-то исповедующие первобытный монотеизм, уже окончательно отпали от Бога Творца и стали язычниками. Их потомком и был мадиамский пророк, живший в эпоху скитаний израильского народа в пустыне (Книга Чисел). Итак, это умные и духовные люди, часто со сверх-способностями, умеющие предсказывать будущее и многое другое. Учение Валаама - это, в первую очередь, всевозможные богословские ереси времен семи соборов, которые пытались синтезировать Христианство с языческой премудростью. А также уступки язычеству в обрядовой сфере. Например, пасхальные куличи в виде фаллоса и крашеные яйца, или наложение дат христианских праздников на языческие, и т.д. И снова хотим вернуться к словам Христа об иудеях. Мы не читали Талмуд и Каббалу, и не можем считать себя в этом специалистами, но по многим отрывочным сведениям на эту тему, как нам кажется, можно допустить, что тот синтез с древней языческой премудростью, который не получился в Пергамской Церкви, с успехом был реализован в Каббале и Талмуде. Но слова Христа о том, что Он сделает так, что иудеи поклонятся, на самом деле говорят как раз в пользу иудеев, что они спасутся. Ведь каково будет богоизбранному народу признать обращенные к кому-то другому слова - "что Я возлюбил тебя"? Все это говорит о том, что евреи в нужный момент окажутся и умными, и духовными, и будут способны объективно оценить некое идеальное христианство, которое явится в последние времена.
       Пергамской церковью в настоящее время можно считать четыре православные патриархии - Константинопольскую, Антиохийскую, Александрийскую и Иерусалимскую. Фиатирская церковь - это Римо-Католическая Церковь, которая здравствует и поныне. Иезавель - это сначала тамплиеры, а потом масоны. Интересно, что в последние времена их ожидает сначала некая "великая скорбь", а потом поражение смертию. Это мы толковали в соответствующем месте (еще в начале) как гонение на масонов. Филадельфийская церковь - та церковь, о которой идёт речь в этой книге. Вопрос о ней спорный и мнения разнообразны.
       "Кого Я люблю, тех обличаю и наказываю. Итак, будь ревностен и покайся. Се, стою у двери и стучу. Если кто услышит голос Мой и отворит дверь, войду к нему, и буду вечерять с ним, и он со Мною" (Откр. 1. 19). "Се, стою у двери" - это о последнем времени, оно близко, при дверях. "Вечерять" - потому, что уже вечер, конец седьмого дня творения. А ещё "вечерять" значит - трапеза, "вечеря Господня". Дух братской трапезы Господь заповедал на тайной вечере, на которой и сказал: "да любите друг друга". Братская трапеза, вечеря любви, агапа, как её называли ранние христиане, есть актуализация спиритуальной, экклесической любви в материальном проявлении. Агапа - непременный элемент церковной культуры, той живой, целостной культуры, которую христиане явили в первый век существования церкви. Но дух этой любви постепенно выветрился и его сменил дух театрального представления, синтеза искусств (П. Флоренский). "Но имею против тебя то, что ты оставил первую любовь твою" (Откр. 2. 4). Соответственно психология братьев во Христе сменилась психологией артистов и зрителей, потому и сказаны горькие слова: "Ты носишь имя, будто жив, но ты мёртв" (Откр. 3. 1). Смерть здесь значит не телесную смерть, а экклессическое рассечение и разделение, сначала на клир и мирян, а потом и просто всех со всеми.
       Сейчас православные христиане на своих собраниях так же далеки друг от друга, как пассажиры в вагоне метро. Конечно, это был постепенный процесс, но главное - конечный результат. Православные, например, священники отдельно от мирян, за алтарной перегородкой принимают причастие или говорят друг другу: "Христос между нами". Разве это не экклессическое воровство? И Агапы у них есть, но не всем верующим туда дозволено. Вот она, реализация сперматазоидно-яйцеклеточной психологии. Элита и толпа. Система апартеида и сам дух апартеида, откровенный, наглядный и бесстыжий - есть главный атрибут современной церковной культуры всех традиционных конфессий. Об этом в книге пр. Иезекииля есть странное и таинственное пророчество: "И увидел я: и вот подобие (мужа), как бы огненное, и от чресл его и выше - как бы сияние, как бы свет пламени. И простёр Он как бы руку, и взял меня за волоса головы моей, и поднял между землёй и небом, и принёс меня в видениях Божиих в Иерусалим ко входу внутренних ворот, обращённых к северу, где поставлен был идол ревности, возбуждающий ревнование. И вот, там была слава Бога Израилева, подобная той, какую я видел на поле. И сказал мне: сын человеческий! Подними глаза свои к северу. И я поднял глаза свои к северу, и вот, с северной стороны у ворот жертвенника - тот идол ревности при входе. И сказал Он мне: сын человеческий! Видишь ли ты, что они делают? Великие мерзости, какие делает дом Израилев здесь, чтобы Я удалился от святилища Моего?" (Иез. 8. 2).
       Идол ревности не где-нибудь, а при входе. Здесь всё имеет значение не только конкретное, но и обобщенно-символическое, и касающееся не только конкретного момента во времени, так как одни и те же грехи порождают одни и те же исторические последствия, которые повторяются в истории, возрастая по масштабу как по спирали. Поэтому одни и те же пророчества часто относятся к разным историческим событиям, но одного и того же свойства. Причём свойство это должно быть одно и то же не внешне, а в глубинной сути. Почему идол именно ревности, вызывающий ревнование? Мало ли разве других языческих идолов? И упоминается такой идол только раз в Священном Писании, только в этом месте. История языческих религий вообще ничего об этом идоле сказать не может. Значит, несомненно, это именно экклессиологический символ экклессических "великих мерзостей", "какие делает дом Израилев". У слова ревность есть два значения. Первое - это рвение, ревностное желание участвовать в приятном и интересном деле. О другой ревности и духе ревности говорится в книге чисел: "найдёт на него дух ревности" (Чис. 5. 14) - здесь, скорее, речь идет о мучительном желании запретить, прекратить приятное для других дело, но здесь говорится о половом соитии. А что бы мог означать дух ревности в церковном смысле? Для этого ревность надо понять не только конкретно, но и на философско-символическом уровне, как обобщенный поэтический или художественный образ, т.к. мы имеем дело не с историческим повествованием, а с пророческим видением. Если понимать конкретно, то под духом и идолом ревности надо понимать демона, который устраивает один и тот же сюжет, когда одни наслаждаются общением, а остальные, видя это, страдают оттого, что не могут участвовать в общении, и не могут его запретить. И тогда они служат источником энергии, "топливом", жертвой демону, идолу ревности. Как это происходит в католической или православной церквях, наверное, у всех на виду, т.к. если для кого-то такое явление ощутимо как страдание, то и от ума его не спрячешь. Но это о самой ревности. Что же касается идола, как символического образа, т.е. если обобщить, то он может означать еще и социологическую систему, традиционный порядок, по которому всё происходит, систему церковного апартеида, узаконенное экклессическое жульничество, где одни дружат всем напоказ, а остальные "ревнуют", т.е. хотят участвовать, но их не пускают. "Что бы Я удалился от святилища Моего" - значит только то, что в подобном Бог не участвует. Это очень важный момент, т.к. оправдывается такая система всегда именно присутствием Бога в алтарях, но Его там нет.
       В этой связи и аналогичным образом можно, также рассмотреть священнический сан и причину его появления в христианской церкви. Сейчас многие церковные авторитеты объясняют сан как живую икону, т.е. живой образ Христа. Так считал, например, прот. А. Шмеман. И кроме того, он еще пишет, что "всякое различение священства и личности, при котором священство оказывается чем-то в самом себе заключённом, и к личности носителя его не имеющим отношения, ложно, обо извращает сущность священства как продолжения и в церкви священства Христова" ("Евхаристия таинство царства" стр. 139). Шмеман отнюдь не путает сан священства и чин святости, но хочет разгадать именно загадку сана (а он и вправду загадочен). Сан, в современном виде, как образ, достался нам в наследство в результате многовекового развития церковной культуры, которая почему-то пошла по пути именно изображения (может по причине отсутствия того, что изображалось?) Слово "икона" переводится как образ, изображение. Кстати, слово "идол" тоже переводится как образ, изображение. Появился же сан в качестве образа в конкретный момент истории, а именно в середине четвёртого века. До этого церковные собрания возглавляли старейшины и "блюстители веры", т.е. пресвитеры и епископы. Веру и учение действительно надо блюсти, а в любом собрании всегда нужна организационная работа. Но ни кому в голову тогда ещё не приходило быть живой иконой воплотившегося Бога. Даже ап. Пётр попросил своих палачей распять себя вниз головой, чтобы именно не быть похожим на Христа. В четвёртом веке произошла некая реформа, некое постепенное изменение церковной жизни, и весь облик церкви стал другим, отчасти похожим на ветхозаветный, причём именно теми чертами, которые обличал Христос. Появился сан, как гипертрофированное пресвитерство с введением священнических одежд, повторяющих одежды Аарона. Появилась бескровная жертва Богу Отцу во искупление всех грехов человеческого рода. Т.е. по литургической науке хлеб и вино перед тем, как они становятся телом и кровью Христа, приносятся священником в жертву Богу Отцу за наши грехи. Это что-то новое по сравнению с тем, что изложено в книгах Нового Завета. Наверно блюстители учения плохо стали справляться со своими обязанностями. Тогда же появился алтарь, и жертвоприношение стало совершаться в нём. В алтарь нет доступа "простолюдинам", которых ап. Пётр (может по ошибке?) назвал царственным священством. Служба, стала называться словом "литургия", означающим в переводе - общее дело, тоже в четвёртом веке, когда оно как раз и перестало быть таковым. И если, как мы теперь только можем догадываться, в первые три века евхаристия совершалась по образу, похожему на евангельскую тайную вечерю, то теперь евхаристия стала сильно напоминать отчасти ветхозаветное храмовое богослужение. В чин и обряд богослужения введены многие элементы, которые совсем не имеют отношения к тайной вечере, а, например, омовение Христом ног учеников не упоминается даже символически, хотя сказано было: "Ибо Я дал вам пример, чтобы и вы делали то же, что Я сделал вам" (Ин. 13. 15). В четвёртом веке народ лишился древнего права выбирать своих иерархических лиц. Тогда же монашество получило свое полное развитие, т.к. официальная церковь уже не удовлетворяла религиозные и экклесические запросы, и люди уходили в пустыню. Дары Духа Святого, до этого обильно изливавшиеся на церковь, теперь становятся достоянием одиночек, достигающих святости многолетним аскетическим подвигом. Наступило время Пергамской церкви (Откр. 2. 12), которая позже расколется на Сардийскую и Фиатирскую.
       "Ты живёшь там, где престол сатаны" (Откр. 2. 13). Этим престолом является мирская власть (Лук. 4. 6), дух империи, суть рабовладельческого государства. Империя принявшая христианство, и подвергшаяся его влиянию, сама в свою очередь повлияла на христианство, что сильно изменило его облик. Произошло в целом слияние античной культуры с иудейской. Старейшинство и блюстительство веры превратилось в бюрократическую систему, закреплённую канонически. Римские бюрократы, сановники и чиновники с энтузиазмом вошли в церковь, стали, разумеется, церковным начальством и ввели свои бюрократические, имперские порядки, ведь, как известно, самой характерной чертой римлян того времени являлось юридическое сознание. Устав и закон воцарились над стадом Божиим. Тогда-то и возник сан в церкви, тоже как плод слияния культур, сложное взаимодействие языческой, имперско-бюрократической и иудейской психологии. Сан есть отчасти элемент ветхозаветного богослужения, но только отчасти. В большей же своей части сан есть скрытое язычество, и именно в нём наглядно проявился первородный грех, суть которого есть превозношение и господство одного человека над другим. Для нас представляется интересным выделение именно скрытого языческого компонента, т.к. и критика иудейского священства Христом является тоже обличением замаскированного язычества, языческого сознания и настроения. "Расширяют хранилища свои и увеличивают воскрилия одежд своих, также любят предлежания на пиршествах и председания в синагогах и приветствия в народных собраниях, и чтобы звали их учитель! Учитель! А вы не называйтесь учителями: ибо один у вас учитель - Христос; все же вы братья. И отцом себе не называйте никого на земле: ибо один у вас Отец, Который на небесах. И не называйтесь наставниками: ибо один у вас наставник - Христос. Больший из вас да будет вам слуга. Ибо кто возвышает себя, тот унижен будет, а кто унижает себя, тот возвысится. Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что затворяете Царствие Небесное человекам; ибо сами не входите, и хотящих войти не допускаете" (Мф.23. 5). Конечно, со вчерашних язычников другой спрос, чем с наследников древней традиции, а теперь и вообще другое время и соответственно другие возможности. Сейчас каждый может добросовестно вникнуть в суть заповедей Христа и сравнить их с попытками реализации в обществах, претендующими на эту реализацию.
       Большинство церковных нововведений четвёртого века является следствием "ереси Николаитов" (Откр. 2. 15). Учение Николаитов, как мы уже говорили, надо понимать от значения имени Николай, т.е. победа людей (греч.). Любая победа всегда - победа одних людей над другими, господство сильных над слабыми, аристократов над плебеями. Интересно, что Христос говорит, что Он это ненавидит. Других таких примеров (чтобы Он что-то ненавидел) в общем-то и нет. Возможность господствовать побуждает к разделу территории, к изоляции и расколу. Интернационализм давно уже стал достоянием далеко не церковным. Во все века у церковного начальства происходит извечные передергивание и подтасовка ценностей. Ради богословских мнений, по поводу которых Христос определенно не высказался по той, наверное, причине, что не находил это важным, церкви раскалываются и враждуют, проливая реки крови. А того, о чем все христовы заповеди, т.е. человеческой доброты и нравственного совершенства, в церкви не намного больше, чем среди атеистов или иноверцев.
       "Учение Валаама, который научил Валака ввести в соблазн сынов Израилевых, что бы они ели идоложертвенное и любодействовали" (Откр. 2. 14) - здесь проникновение нецерковной культуры в церковную, языческой в христианскую. Кроме грубого идеологического и эстетического заимствования и подражания языческой религии и культуре церковь виновна и в более тонком, спиритуальном грехе. Влияние нецерковной культуры на церковную проявляется, прежде всего, в отношении к самой культуре: человек ставится на служение культуре, а не наоборот. И Бог становится Богом культурного, а не Богом тварного. Мирская культура навязывает пафос служения человечеству, в котором скрывается служение самой культуре. Здесь корни гениальности и культуропоклонства, поклонения делу рук своих, т.е. себе. То же самое произошло в церкви. Культура сначала была служением Богу, богослужением. Но богослужение как-то незаметно перешло в культурослужение, обрядоверие, обрядопоклонство. И здесь (как это банально!) всему причиной стала обычная профессиональная гордость. "Суббота для человека, а не человек для субботы" (Мк. 2. 27). Как коротко и как ясно! Для современников Моисея суббота означала просто возможность раз в неделю отдохнуть от работы. Особенно это касалось рабского труда. Христос именно в этом смысле и употребил это слово. Но ко времени Христа суббота стала святыней, причем не столько религиозной, сколько национальной, и Его, скорее всего, просто не поняли.
       Обряд обряжает таинства, которые не суть культура. Очень важно не спутать таинство и обряд или откровение и культуру, иначе всё начнёт терять равновесие, в том числе и отношения между людьми. Для спиритуала всегда ясно видны такие вещи как иерархическое соотношение, соотношение взаимных уважений, разница в социальном положении и т.д. Есть правда логическая, и есть правда спиритуальная. Спиритуальная правда есть справедливость в положении общественных величин. В церкви четвёртого века появились такие саны и такие места, например "горнее место", которые в принципе делают соотношения между людьми безнадёжно несправедливыми именно в спиритуальном плане. Мы не считаем, что люди одинаковы по способностям, возможностям, талантам, и мы даже не совсем против иерархичности. Да, люди сейчас не равны, но неравенство это имеет предел, который нельзя переступать, иначе уважение перейдёт идолопоклонство, и в этом тонкое влияние язычества на христианство. Сейчас изображение Бога Отца в иконописи, как и бескровная жертва Богу Отцу, есть один из результатов этого влияния (настоящая ересь, чаще всего - это идеологическое оправдание спиритуальной неправды ради энергетического вампиризма).
       Имя "Антипа" (Откр. 2. 13) переводят как - высочайшую власть имеющий, наместник (греч.). Другой перевод (который нам кажется более правильный) - против всех, упорный (греч.). Но даже первый перевод, и тем более второй, указывает на пророческое служение. Здесь имеются в виду пророки Христа, которые сопротивлялись влиянию на церковь мира, с его николаитской, иезавельской и валаамской культурой, в которой люди разделены на рабов и господ. Указаний на этих пророков не сохранилось ни в церковном предании, ни в официальной церковной истории, что характеризует и то, и другое. Антипа умерщвлен, как и Христос, и по той же причине, но историческая память об этом не сохранилась. Во всех четырех евангелиях мы видим четыре главных персонажа: Христос, верующий народ, коррумпированное священство и солдаты рабовладельческой империи. А корень евангельской истории, смерть Христа, наверное, не раз повторился в последующее время, но только уже с Антипой, который, учитывая масштаб Апокалипсиса, означает собирательный образ протеста и критики церкви с позиций учения Христа об идеальной общественности, как идеальных человеческих отношениях.
       Считается, что тот пышный спектакль, который мы видим, например, в православной церкви, нужен людям. Он назидает, привлекает внимание к Божественному. Но это не так, скорее отвлекает от Божественного. Но надо быть безумцем, что бы считать, что эта жертва культурой нужна Богу. Если Бог что-то сотворил, то это Ему и интересно, т.е. тварное, а не культурное, тем более культурно-языческое. "Что Ти принесу или что Ти воздам?" "Жертва Богу - дух сокрушен". Богу нужны мы сами, наши отношения с Ним и друг с другом. Впрочем, когда есть порядок, то кажется, что есть и суть. Возможно, это кому-то и необходимо, ведь сказано, что "суббота для человека", значит человеку это надо. Церковный идеал - задача Филадельфийской церкви, а для Сардийской церкви главная посильная задача: "Бодрствуй и утверждай прочее близкое к смерти" (Откр. 3. 2). "Сар" - это царь, а Сардикия - власть царя, православная монархия (греч.). О неодинаковости Божественного предназначения для разных конфессий с учётом, может быть, разных национальных, психологических и других особенностей, символически говорится в конце двадцать восьмой главы пр. Исаии в притче о пшенице и полбе: "Приклоните ухо, и послушайте моего голоса; будьте внимательны и выслушайте речь мою. Всегда ли земледелец пашет для посева, бороздит и боронит землю свою? Нет; когда уровняет её, он сеет чернуху, или рассыпает тмин, или разбрасывает пшеницу рядами, и ячмень в определённом месте, и полбу рядом с ним. И такому порядку учит его Бог его; Он наставляет его. Ибо не молотят чернухи катком зубчатым, и колёс молотильных не катают по тмину; но палкою выколачивают чернуху, и тмин палкою. Зерновой хлеб вымолачивают, но не разбивают его; и водят по нему, молотильные колёса с конями их, но не растирают его. И это происходит от Господа Саваофа: дивны судьбы Его, велика премудрость Его!" (Ис.28. 23). Пшеница, полба, ячмень - всё сеется и растёт отдельно, каждое в своём месте. Спиритуалы должны отделиться, обособиться на поле Господнем и Господь занимается с ними особо: тмин и чернуха - это душистые специи (дух!) их выколачивают осторожно, особым способом, палкой. Пшеницу тоже не растирают, т.е. не спрашивают, может, слишком строго, не наказывают жестоко за духовные немощи. Здесь, может, и необязательно привязывать каждую церковь или каждый психологический тип к определённому виду перечисленных растений, главное увидеть то, что у каждой конфессии своя посильная задача, например: "Вам же и прочим, находящимся в Фиатире, которые не держат сего учения и которые не знают так называемых глубин сатанинских, сказываю, что не наложу на вас иного бремени; только то, что имеете, держите, пока, приду" (Откр. 2. 24). "Пока приду" - указывает на то, что эта церковь будет одной из конфессий в последнее время, но обличать "глубины сатанинские" дано будет не ей.
       "Ибо ты говоришь: "я богат, разбогател и ни в чём не имею нужды"; а не знаешь, что ты несчастен, и жалок, и нищ, и слеп, и наг" (Откр. 3. 17). О каком богатстве может говориться, когда идёт речь о церкви? Дальнейшая образная речь показывает, что богатство здесь не материальное. Наверное, имеется в виду богатство экклессическое, т.е. способность собраться. Каждый человек имеет запас доверчивости, доброжелательности, дружелюбия, готовности терпеть недостатки ближнего ради того, чтобы собраться вокруг Христа и общаться во Христе. Это-то главное богатство любой церкви и эксплуатируется в традиционных конфессиях, превращаясь, в том числе, и в богатство материальное. Но всякое неразумно растрачиваемое богатство иссякает. Ангел протестантской церкви считает себя свободным от экклессических недостатков и богатым, в сравнении, наверное, с другими солидными, но экклессически обнищавшими конфессиями. "Советую тебе купить у Меня золото, огнём очищенное, чтобы тебе обогатиться, и белую одежду, чтобы одеться и чтобы не видна была срамота наготы твоей; и глазною мазью помажь глаза твои, чтобы видеть" (Откр. 3. 17). Золото и одежда не даются даром, а предлагается их купить. Что это может значить? Купить - это заплатить, разумеется, не деньги, но какое-то количество труда, проделать какую-то работу, совершить дело. При этом надо помазать глазной мазью глаза, чтобы видеть - это тоже связано со словами "чтобы не видна была срамота наготы твоей". Эстетическое зрение видит не только красоту, но и безобразность "срамоты". "Белая одежда" - это традиционный образ праведности святых. "Срамота наготы" - безнравственность. "Чтобы видеть" - это духовное зрение, эстетическое различение добра и зла. "Золото" - если не означает деньги, то всегда значит красоту или украшение, ср. "а город был чистое золото" (Откр. 18. 18) или "Улица города - чистое золото" (Откр. 18. 21). Т.е. здесь имеется в виду экклессическая красота, дающая экклессическое богатство, о котором уже говорилось.
       Параллельные Апокалипсису тексты пророка Исаии мы не будем цитировать здесь, а только сошлемся и объясним. Верующие знают эти места наизусть. Для тех, кто не знает, назовем номера глав. Главы 24-27 пр. Исаии - это "апокалипсис Исаии", как и главы 60-66. Но события или рассуждения о сути добра и зла у Исаии трудно, а может и не надо привязывать к какому-то одному историческому времени. Надо рассматривать одну и ту же духовную суть конфликта, моральный смысл, повторяющийся в истории с новыми и новыми участниками всё той же драмы. Например: в Главе 28 "вино и сикеру" можно понимать как групповое внимание, сцену, когда преодолена стеснительность и кружится голова от внимания публики, опьяняющая сладость спиритуального греха. Ефремляне - это элита, отцы. "Венок гордости" - это просто гордость, удовлетворённое тщеславие. "Увядший цветок" - облачение. Излишество в употреблении алкогольных напитков как нельзя лучше изображает и символизирует упоение своим превосходством, достоинством и самомнением (у пьяных это вылезает в первую очередь).
       К числу параллельных мест (говоря о Филадельфийской церкви) надо отнеси необыкновенно благословенные пророчества Иакова и Моисея об Иосифе (Быт. 49 22; Втор 33. 13). Иосиф здесь должен пониматься не как племя, национальность и проч. (в этом смысле обычно упоминается Ефрем), а как тип человеческого характера, вытекающий из религиозного настроения. Характерной чертой самого библейского Иосифа является то, что в его сложной и причудливо переплетённой биографии обращает на себя внимание постоянно твёрдая нравственная позиция. И самое главное в этом то, что нравственная безупречность Иосифа вытекает из эстетического вкуса к моральному идеалу, т.е. здесь не юридически-законническое, не логико-законодательное отношение (ср. "и законодатель от чресл его" - об Иуде), но привязанность, влечение, стремление к морали, наилучшему наследству наилучшего наследника трёх патриархов, Авраама, Исаака и Иакова. В этом уникальность и самого Иосифа, и пророческого образа которым он стал. Интересно отметить его сходство с Иовом, который стал классическим образом человеческой экзистенциальности и экзистенциального отношения к Богу. Сходство усиливается ещё и тем, что оба они жили до появления законодательства Моисея. Т.е. в истории Иова тоже выяснялся принципиальный вопрос: действительно ли человек богоподобное существо, которому нравственность свойственна по природе? Или человек исполняет моральный закон из страха, выгоды и проч.?
       "Они непорочны пред престолом Божиим" (Откр. 14. 5). Эта фраза - одна из центральных в Апокалипсисе. Она не поддаётся толкованию. А, может, и не нуждается в нём, поскольку непорочность именно перед престолом, т.е. это надо понимать как экзистенциальное совершенство каждой личности, которое у каждой личности уникально.
       За вопросом о смысле собственного существования стоит низкое понятие о самом себе, т.е. низкая самооценка в спиритуальном плане. А за низкой самооценкой стоит низкое понятие о Боге, т.е. за низком понятием о твари - низкое (языческое) понятие о Творце. Например, самый простой способ оскорбить любимого человека - это попытаться объяснить ему смысл своей любви: зачем я его люблю, за что и т.д. Или другой пример: для любого верующего (но не для язычника) вопрос о смысле существования Бога является кощунственным, и оскорбляет религиозное чувство. Здесь человек хорошо понимает, что существование Бога выше и вне всякого смысла и никакой смысл не сможет вместить существование Бога. Вопрос о смысле бытия, этот ложный в своей основе вопрос давно уже зачаровал человечество. Его поставил ещё перед языческими мудрецами падший херувим, пожелавший стать выше престолов. Но козни сатаны логичны и потому понятны, а значит, не имея возможности объяснить спиритуальную непорочность (Откр. 14. 5), мы зато имеем возможность разоблачить спиритуальную порочность. И, как бы от обратного, сможем таким образом приблизиться к созерцанию непорочности.
       Грубый и циничный грех - это низвержение всякого порядка. Но существует и грех более тонкий, который объявил войну грубому греху, и от этой войны, от этого противостояния создаётся иллюзия, что тонкий грех вовсе и не грех, а добро, и под видом добра он и существует в мире до тех пор, пока спиритуальная непорочность не разоблачит его как зло. Полное разоблачение этого зла - дело будущего: "Из уст же Его исходит острый меч, чтобы им поражать народы" (Откр. 19. 15). Меч - это обличающее слово. Оно будет, по сути, разоблачением ереси так же, как это было во времена Пергамской церкви: "Скоро приду к тебе и сражусь с ними мечём уст Моих" (Откр. 2. 16). Пока же сами мы можем только предполагать, подозревать и сопоставлять пророчество о будущих ересях с тем, что уже было в прошлом и есть в настоящем. Ориентиром в наших предположениях должен стать уже увиденный нами тонкий грех самодовлеющего логизма. В церкви власть логичности над спиритуальной экзистенциальностью обличал ещё ап. Павел как ересь закона и законничества. Закон хорош, но когда он цел. Отношение к закону должно быть целомудренным. Но закон духовен и эта духовность, экзистенциальность является главным в законе, в этом "весь закон и пророки" (Мф. 7. 12; Мф. 22. 40.). Исполнять одни заповеди и не исполнять других - мерзость перед Богом, потому что избираемая в этом случае часть закона всегда сводится к недуховной его половине: "Вожди слепые, оцеживающие комара, а верблюда поглощающие" (Мф. 23. 24.). Такие законники - лжецы, когда учат, что можно стать праведником, исполняя часть закона. Уставщики и законники - бунтовщики, т.к. Бог сотворил человека свободным для любви, а они взбунтовались, подчинив себя не главной части устава и не лучшей половине закона, ставши рабами этой половины. Желание части и половины - бесовская похоть, нечистая страсть к части и половине, разрастающейся всегда как раковая опухоль. Этот бунт против свободы и против любви - есть бунт против Бога. "Всякое дерево, не приносящее плода добраго, срубают и бросают в огонь" (Мф. 7. 19). "Плод" (Ин. 15. 1) - это любовь. Дерево, не приносящее плода - это часть закона. Главным занятием в традиционных конфессиях, прошедших через реформы четвёртого века, стали служба и устав. Само понятие греха стало армейским: грех - это нарушение устава или уставного правила. Такая картина - вовсе не результат нашей ограниченности. Не так уж мы и ограничены, и это наша вина, что уставщики командуют в церкви, а не пророки. "И стало у них словом Господа: заповедь на заповедь, правило на правило, тут немного, там немного, - так что они пойдут, и упадут навзничь, и разобьются, и попадут в сеть и будут уловлены" (Ис. 28. 13). Иисус Христос, все заповеди Которого сводятся просто к доброте человеческого сердца, обличил законничество как ересь. Дело в том, что закон Моисея имел вектор тоже к доброте, к нравственному совершенству, до которого в те жестокие времена было еще далеко, но библейские пророки непрестанно напоминали и объясняли эту моральную суть закона. И именно эту интенцию закона иудейские книжники извратили в бесчисленные обычаи, правила, установления, порядки и т.д.
       Дисциплина всегда предполагает власть. И ересь власти подобна ереси закона и как бы из неё вытекает. В чём суть власти? Власть - это возможность изменить или наоборот не менять что-то по своему решению, желанию, произволению. В отношениях между людьми потенциальная власть - это возможность, тогда как актуализация власти - обыкновенное насилие. Например, кто-то кому-то говорит: отдай вещь или ударю. Выбирается то насилие, которое меньше. Лучше лишиться вещи, чем получить удар и потом всё равно лишиться вещи. Но ни на то, ни на другое человек не согласен. Выбор очень ограничен, выбирается меньшее зло. Полная власть, без даже маленького выбора - это просто удар. Власть в чистом виде - это насилие в чистом виде, когда нет согласия, но есть подчинение. Но другой пример: врач велит больному выпить горькое лекарство, больной слушается. Больной признаёт над собой власть врача. Но если взглянуть глубже, то здесь нет власти и подчинения т.к. есть общее согласие в том, что больному надо выздороветь. Власть появилась бы в том случае, если бы больной сказал врачу: скажи что выпить или ударю. Но как потом поверить врачу: то ли он сказал выпить? Ведь обман - это тоже насилие в чистом виде.
       Может ли власть, например, божественная, быть благом, добром? Можно было бы сказать, что власть Бога над человеком - это добровольная человеческая покорность Богу основанная на доверии. Т.е. не согласие с повелением, потому что оно понятно, а предварительное согласие на все настоящие и будущие повеления не зависимо от понимания, по вере в Божий о себе промысел. Но эта власть, как и в случае с врачом, не есть насилие, а тогда власть ли это? Принуждение в любви - это изнасилование. Лучше быть избитым, чем изнасилованным. "Непорочностью" тогда можно было бы назвать покорность по вере, т.к. сама вера, доверие, в данном случае, уже и есть любовь на спиритуальном уровне, т.е. любовь свободная. Для спиритуала доверие и любовь суть одно. А возможность здесь тоже - потенциальная власть, но кого над кем? Рассуждая о свободе и власти, надо учитывать разницу спиритуальных величин. Между Богом и человеком нет такой разницы (у тварной личности, тем более у нетварной нет ни качества, ни количества), а значит, и нет власти, и даже само сотворение не есть власть. Сама разница - это понятие тварное, и разность может быть только между тварным и тварным. Языческое понятие о Боге (кстати, вот оно где обнаруживается!) обязательно видит разницу между Богом и человеком, и оправдывает ею власть как насилие, и не только Бога над человеком, но в том числе и человека над человеком. Имя Бога - Господь, это имя есть символ и образ понятный людям теперешней, здешней жизни. Но Филадельфийской церкви будет открыто новое имя, "Имя Моё новое" (Откр. 3. 12).
       Когда насильник, рвущийся к власти, начинает мечтать о Граале или искать его, чтобы использовать для власти, он делает это напрасно, не понимая характера Божественной власти над природой. Божественное вмешательство, несмотря на кажущуюся чудесность, всегда оздоравливает, приводит в нормальный, естественный и первозданный порядок. Например, чудеса Христа именно этим и отличались от волшебства и магии. И эта власть не достижима для злодея, мало того, она и не нужна ему. Божественная воля не проявляется как власть или как божественное насилие. Человек чувствует как бы веление своего собственного идеального я, ведь совесть это именно - со-весть, т.е. весть не только от Бога, но и от человека самому себе, стремление образа Божия соответствовать самому себе, самосохраниться, что возможно только в синергии, в согласии, в соучастии. Но если так, то, что такое бунт? Бунт это и есть выпадение из согласия и следствием этого является насилие. Бунт всегда катится сверху вниз. Возмутился сатана, и вслед за ним отпала целая гроздь ангелов: "Хвост его увлёк с неба третью часть звёзд и поверг их на землю" (Откр. 12. 4). Чтобы лучше это понять, надо уразуметь смысл видения лестницы Иакову. "И увидел во сне: вот лестница стоит на земле, а верх её касается неба; и вот, Ангелы Божии восходят и нисходят по ней. И вот Господь стоит на ней и говорит: Я Господь, Бог Авраама, отца твоего, и Бог Исаака" (Быт. 28.12). У ангелов ( в том числе у двойников) нет равенства, и их общение иерархично, по цепочке. Как было бы, например, если бы человек очень молодой и глупый не мог достойно оценить и проявить подобающее уважение к человеку старому и очень мудрому. Здесь как бы не может быть экклесической точки, и вместо неё нужна цепочка из близких друг к другу точек, т.е. цепочка посредников один не намного выше другого, чтобы была возможность друг друга понять и справедливо оценить. И если на каком-то звене цепочки произошла ссора, бунт, то цепочка оборвалась и простецу закрывается доступ к мудрецу. Люди не равны из-за неравенства своих ангелов-двойников. Но экзистенциалы уже о неравнестве даже не вспоминают, и, таким образом, для людей неравенство временно. А для ангелов оно изначально и постоянно, и поэтому для них отношения власти и подчинения (лестница) должны вести к Богу, в противном случае нижние ступени не хотят и не должны слушаться вышестоящих. Бунт - это разрушение лестницы, и ангелы уже не "восходят" по ней к Богу.
       "Господь господствующих" (Откр. 19. 20) - это власть против власти, насилие против насилия. Всякое насилие на земле карается насилием Божественным: "схвачены" и "брошены" (Откр. 19. 20.). Патриарх Ной пророчески учредил насильное усмирение бунтующих насильников: Ханаан, т.е. насильники (уголовники) должны быть в рабстве. На земле был введён институт власти, предназначенный карать грубое зло, разбойное насилие. Бунт власти (ересь николаитов) в том, что властители оборачивают свою власть не против разбойников, а против честных людей (рабство). Для этого власть они объявляют добром (в принципе, т.е. не вынужденным злом против зла), и суть власти объявляют священной, восходящей к Богу, к Его природе. Но нигде не сказано что Бог - это власть, как, например, Бог есть Любовь. Власть становится идолом, которому сладострастно служат похотники власти. Это-то лицемерие и ненавидел Христос: "Впрочем, то в тебе хорошо, что ты ненавидишь дела николаитов, которые и Я ненавижу" (Откр. 2. 6). Когда Христос говорил: "отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу" (Мф.22. 21), то Он имел в виду, что, прежде всего надо отдавать Божие Богу, ибо какое сравнение Бога и кесаря? И когда Христос говорил: "князья народов господствуют над ними, и вельможи властвуют ими; но между вами да не будет так" (Мф. 20 25), Он имел в виду не то, что надо уже упразднить мирскую власть. Наоборот, Ханаана нужно держать в узде. Но внутри церкви должно быть по-другому! Власть, как церковная реальность, расцвела пышным цветом с четвёртого века, и с тех пор появилось глухое, но заметное и нарастающее в веках противостояние между церковным начальством и преподобными, т.е. нравственно святыми. Насильники всегда стараются обосновать свою власть теоретически (например, Иван Грозный: "Бог на небе, царь на земле"), желая заставить именно признать, согласиться. Но соглашаться и признавать как раз нельзя. Можно и надо только терпеть: "Здесь терпение и вера святых" (Откр.13. 10).
       Государственная власть с помощью силовых структур должна защищать жертв от агрессоров, святых от грешников, честных и мирных людей от жуликов и насильников (полиция от внутренних, армия от внешних). В этом предназначение и суть власти в мире как самоорганизации человечества для самосохранения и благополучия. А поскольку каждый человек подвержен искушениям на нечестность и агрессивность, то власть нужна государственная и над всеми. Вопрос только в том, какая форма власти нужна на данном этапе морального прогресса, т.к. только и единственно этот прогресс имеет значение для благополучия человечества. Власть в государстве предполагает моральное превосходство начальствующего над подчинённым, и, в конце концов, проблема власти - это проблема морали. Т.е. власть должна быть у морально безупречных и направлена против грешников, но на практике почти уголовные, по сути, организации и главы мафиозных структур всегда стремятся к власти, используя обман и насилие. А, достигнув её, душат всякую критику (обскурантизм), и вот тогда создаётся культ власти. Но поскольку в реальности культ власти не может быть перспективным с точки зрения идеалов человека и общества, временный застой в этом случае не надежен, и начинается ускоряющийся упадок. Однако, зачем же о грустном? Разве не бывают благополучные периоды в истории человечества? Бывают, но представители власти, даже вполне хорошие и справедливые никогда и нигде не были даже просто культурной, тем более нравственной элитой (за исчезающе малым исключением). Они и не должны ею быть. полицейский и солдат, какого бы высокого ранга они не были, должны знать своё место, иначе они станут насильниками, создавая причину и повод к созданию альтернативной армии и полиции.
      
      
       Русский протестантизм
      
      
       Итак, сделаем вывод. Грааль - не только достояние прошлого и не только факт древней истории, но он существует сейчас и будет главным знамением будущего. Грааль в прошлом - это община Еноха. Грааль в будущем - это Филадельфийская церковь, те 144 тысячи, которые повернут ход мировой истории в новом, небывалом направлении. Суть Грааля и его ценность не в конкретном предмете, которого на самом деле никогда и не существовало под таким наименованием, а в созерцательном состоянии души. Грааль это состояние. И сама чаша как вещь, точнее, образ этой вещи, тоже вызывает определенного типа состояние души, волнение, которое в полном развитии и есть обещанное блаженство. Символ Грааля это два треугольника, образующие ромб, шестиконечную звезду и знак чаши (похожий на букву Х). Это и есть главное, а не то, какими каменьями, например, была бы украшена чаша или из какого золота она сделана. Именно ромбический символ и вытекающий из него образ, вызывающий эстетическое духовно-эмоциональное состояние, которое в свою очередь реализуется в экзистенциальных человеческих отношениях или призывает к таким отношениям, этим самым дает божественную власть и бессмертие. И суть не в предмете, а в душе, в ее способности так волноваться, т.е. любить..
       Возможно ли возродить куртуазную общественность в наше время, и реализовать чудесные возможности Грааля любому человеку, например нашим читателям? Что ж, почему бы и нет? Наверное, да. Можно попробовать. Собрать около сотни добровольцев и точно соблюсти инструкции (заповеди Христа), не будем их перечислять, они общеизвестны. И если не скатиться в иерархичность с двойниково-кастовыми (белыми или черными) порядками, а удержать и сохранить дух именно и только куртуазной общественности, тогда начнут "работать" новые небывалые социально-психологические механизмы. Но надо не забывать о судьбе катаров, и пока, наверное, все-таки нужна какая ни на есть тайна. Не надо так же пытаться приспособить под это например, какой-нибудь католический или православный церковный приход. Почему они не годятся? Потому что не станут меняться. Попы хранят традиции, на том стоят, и не стоит за них цепляться. Однако можно присмотреть какого-нибудь одного умного и интеллигентного прихожанина и спросить у него: любит ли он умные разговоры. Если не любит, то может, знает того, кто любит. Такие в российском Православии всегда найдутся. Дальше надо использовать то, что, например, изображение Бога Отца неканонично и не законно. И есть догмат, запрещающий Его изображение. Сам этот далеко нет единственный факт того, что не все в Российской Православной Церкви соответствует святоотеческому догматическому богословию Семи Соборов в этом случае имеет полезное, так сказать, значение. Это заставляет и приучает, человека, особенно если он умный и начитанный человек, к тому, что он обязан иметь свое собственное мнение и свои самостоятельные убеждения, которые расходятся с позицией официальной церкви. Тогда человек оказывается внутри Российской Православной Церкви одинок, ему нужны единомышленники, так как без единомыслия жить не возможно, это одиночество. Поэтому самая истинная, правильная и богоугодная форма общественной и церковной жизни это религиозно философский клуб, богословский кружок, коих в России много и в них всегда жил и живет Дух Божий. Занятия и правила простые: все вместе выбираем тему, и на следующем собрании каждый выступает по этой теме 15-20 минут. Потом чаепитие.
       Но стоп, стоп, стоп... что же мы предлагаем? Неужели протестантизм? Да, именно его. Но протестантизм глобальный, с позиций морального абсолюта. Т.е. не в смысле того, чтобы собрать и отделиться в секту или присоединиться, например, к баптистам или свидетелям Иеговы. А не прощать ни себе, ни какой-либо церковной системе компромисс между порядками этого мира и заповедями Христа. Может быть, только, не всем подряд это годится. Однако, настоящий джентльмен, т.е. действительно честный человек просто обязан быть протестантом. С той только разницей, что мудрец становится "отшельником", а глупец "раскольником". Здесь имеется в виду то, что не надо делать себя врагом для тех, кто тоже считает себя христианином, неважно в какой он конфессии. Разве не глупо делить христиан на "наших" и "не наших"? Пусть этим занимаются "пастыри", а для нас хорошие люди могут оказаться в любой церкви.
       Любой протестантизм опирается на Евангелие, а "святые отцы" очень любят мертвые языки (латинский, древнеславянский). У католиков мирянину когда-то вообще было официально запрещено читать Евангелие. Но по-настоящему стать протестантом (в нашем смысле) может только экзистенциальная личность, и это действительно страшно. Это рождение в неуютный мир ответственности. Это начало богостановления и богооставленности. С Богом придется заново обо всем договариваться, и как Аврааму, заключать завет. Так, рождаясь из материнского лона, ребенок вступает в отношения с матерью, разлучаясь, встречается уже в другом качестве. Человек - эмбрион бога, и мы похожи на Бога, но мало, как обезьяна на человека (интересно: обезьяна - без "я"). Стыд и честь - эмбриональные измерения. Укоры совести и радостный покой - человеческое
       Сейчас ни в какой конфессии равенства не наблюдаем. Эмбрионы не равны. Лишь религиозный карьеризм с размноженческой психологией. Такие не потому христиане, что любят братство и красоту морали, а потому что Христос самый сильный (угодничают ради безопасности) и выше всех (угодничают ради элитарности). Если христианин не ради морального максимализма христианин, то ради силы и власти он христианин, и на самом деле язычник. За всем этим стоит согласие на то, что Бог чуточку не благ, т.е. со "своими" Он, конечно же, абсолютно благ, а с чужими, "не нашими" справедливо не благ... чуточку. И они, эти "свои", часто сами бывают не благи и далеко не чуточку (что ещё и ждать от язычества?). В раю любят и уважают добрых, моральных. В аду - сильных. Боятся, уважают, ненавидят и... любят. О! эта странная любовь-ненависть. Это не женское. Женщины обычно обожают сильных и ненавидят слабых, здесь всё просто. С мужчинами сложней - это у них одновременно и любовь, и ненависть. И чем сильнее ненависть, тем сильнее любовь. Проекция демонизма на человечность. Здесь корень греха и будущего поклонения антихристу.
       "Надлежало ли вам ради Бога говорить неправду и для Него говорить ложь? Надлежало ли вам быть лицеприятным к Нему и за Бога так препираться? Хорошо ли будет, когда Он испытает вас? Обманете ли Его, как обманывают человека? Строго накажет Он вас, хотя вы и скрытно лицемерите" (Иов. 13. 7) Иов оказался правее своих друзей, потому что это в нем чисто человеческое: честным, страдающим лицом к Богу. Имя Иов переводится как враждующий (по контексту: враждующий с Богом). Из Книги Иова следует, что, на самом деле, такой бунт против Бога оказался по-настоящему угоден Богу, т.е. это значит, что абсолютного блага мы должны активно добиваться. Богу нужна активная жажда благости, а не пассивное согласие на чуточку неблагость. Бог не боится ревизии, и не нуждается в моральном "выгораживании". Он просто ставит человека перед выбором и выжидает, вынуждая его к активному проявлению именно собственной моральной позиции. Имя Израиль тоже означает - борющийся с Богом, и такие персонажи встречаются в истории нередко.
       Лев Толстой плохо понимал то, что монах - человек семейный, и монастырь - это замкнутая семья с корпоративной психологией и семейными интересами: "На самом деле, уходя в монастырь, монах законно ищет себе духовную семью, как женящийся так же законно ищет не только духовную, но и телесную" (Архиепископ Иоанн Шаховской "К истории русской интеллигенции" Нью-Йорк 1975 г.). Честное признание... монах Шаховской и относительно честно (для семейного человека) пытается разобраться в конфликте русской интеллигенции и церкви, в центре которого стоит фигура Льва Толстого.
       Толстой - гениальный моралист, великий художник, но при этом социально несчастный, и совершенно беспомощный, инфантильный в логике (четвертая функция по Аушре). Шаховского, как, впрочем, и многих, поражает "легкомыслие" "О. Сергия" и другие рассуждения Толстого. Насколько Толстой одарён морально и художественно, настолько бестолков в логико-мировоззренческой области. Лосский и Достоевский удивлялись примитивности философии Толстого: "потрясающая односторонность Толстого как мыслителя, вопиющее огрубление мира" ("Революция Толстого" стр. 301) - в таких выражениях описывая логическое мышление Толстого, Шаховский, тем не менее, строго спрашивает с него философскую истину.
       Интересна цитируемая Шаховским переписка Софьи Андреевны Толстой (жены писателя) с митрополитом Антонием. Женщина доверчиво, искренне пытается разобраться, а митрополит отгораживается догматическими выкладками: "Всё правильно и бездушно" (стр. 285). М. Антоний извиняется: "не сразу вам ответил", а для Софьи Андреевны "всё это уже отошло на задний план", "жизнь идёт вперёд". Митрополит прекрасно понимал, как важно было не опаздывать с ответом, и наверняка понимал, что здесь нужны не хорошее образование, не умение догматически и богословски заткнуть, а пастырская любовь, ведь по любви узнаются ученики христовы (об этом митрополиты знают). Он должен был приехать и пообщаться, а не "запаздывать с письмом". Также запоздал и ответ Победоносцева (стр. 272). Толстого "увещевали" священники, присланные епископом тульским (стр. 295). Сам епископ не соизволил встретиться с великим художником, так же и синод. А для Толстого в этом вся суть его социальных отношений с церковной элитой. Когда священник пришёл по поручению епископа, это было неприятно Толстому. Это означало, что епископ не сам общается, а через подчинённого, а подчинённый не сам, а по поручению. (Этот случай - образчик того, как вообще синод обходился с Толстым). Здесь можно было бы говорить о бестолковости провинциального священства в этикете (как Толстого в логике), но всё гораздо сложнее. Толстой явно страдал и мучился от своих богословских заблуждений, но не хотел от них отказываться, потому что молчал о главном, о своём унизительном желании дружить и общаться с монахами и церковными иерархами ("я с болью и страданием изведал" стр. 247-248). В конце концов, он выработал "такое отношение к этим делам" "как слушать рассказ о том, как этот затравил зайца" и т.п. В этом вся трагедия Толстого, а заодно всей русской интеллигенции. Чужая свобода очень хороша, если выбирают тебя свободно, чтобы любить, и совершенно невыносима, если свободно выбирают не тебя, а другого, чтобы любить без тебя. Отлучение синода Толстой пережил легко, потому что болезненно "пережил это раньше в реальной жизни, а не на клочке печатной бумаги", после того как "больше года ходил в церковь и соблюдал посты".
       Он искал Бога в церкви и не нашёл. Шаховской пишет, что Толстой неправильно искал, не с тем "настроением и внутренним расположением", т.е. "испытывал", "проверял", Ну, конечно же! Настроение и расположение - это главное! В этом суть и нашей книги. Да ведь только Толстой здесь проверял и испытывал не Бога, а систему: есть ли в ней Бог? Так что, как оказалось, не такой уж он и глупый. Он испытывал клир, монашество, их правила, каноны и порядки. А что касается настроения и расположения самих клириков, то в этом он прекрасно разобрался. И не такого изощрённо тонкого и гениально зрячего эмоционала и моралиста учить разбираться в настроениях.
       Конечно, он гордый, но кто не гордый? С кем-то же он общался и ничего. Требовать от графа и великого писателя сверхсмирения в момент конфликта было бы не мудро и не великодушно. Если пастыри это не понимают, какие же они пастыри? Как можно отлучать "совесть русского народа" от церкви, не отлучив этим церковь от русского народа? Ведь если кто-то не пустил, не оценил, не признал, то социальная месть в том, чтобы прославиться, создать свою партию и тоже в свою очередь не пустить бывшего обидчика, не признать его, а ещё лучше как следует обличить. При этом своя партия должна быть выше, элитарней, популярней, и такая месть может стать стимулом для общественной деятельности на многие годы. Вот тогда-то "совесть русского народа" и становится "зеркалом русской революции". Не совсем красиво выглядит, правда? Но и в этом случае неправильно и несправедливо обвинять Толстого в неискреннем стремлении к добру и правде. Он искренен и честен. Его богословские заблуждения не были сознательным обманом. Разочаровавшись в церковной системе, он встал перед необходимостью заново выстраивать мировоззрение. Задача не из лёгких, тем более для непрофессионального философа и богослова. Например, кто такие монахи? Если человек поставил себе в задачу нравственный абсолют, он конечно в любом контакте в социуме и при любом общении всегда будет страдающей жертвой, и тогда понятно и оправдано его стремление спрятаться, уединиться. Такое монашество и отшельничество понятно. Но если вполне социализированное сословие живет в особых домах, носит особые одежды, имеет особые прически, имеющие отнюдь не нравственный смысл, а жреческий, т.е. кастовый? Ну почему бы известному писателю не попытаться понять и разобраться в этом явлении? К тому же если у этих людей так же, как и у него, у графа, имеются крепостные рабы. Монах-рабовладелец... Что к этому еще добавить?
       Что касается неравенства и превосходства, то каждый поп в какой-то момент совершает свой персональный "первородный грех". Этот момент хорошо описал еп. Иоанн Ладожский, назвав его "искушением молодого священника", которое, как он считает, "надо преодолеть": восторг власти и превосходства, но при этом необычайно сильные, до странности явственные муки совести. Благополучно преодолевших это "искушение" уже ничем не исправить, и бесполезно от них чего-то ждать. Но Толстой, как и все остальные "миряне" ничего не знал об этом поповском секрете.
       "Я пришёл духовно до такого состояния, что дальше некуда идти" - эту фразу Шаховской приводит (стр. 316), не понимая её спиритуального смысла. Толстой вышел на спиритуальный (личностно-экзистенциальный) уровень в одиночестве, без опытного друга, и оказался как неопытный затворник в прельщении. Экзистенциальное одиночество и само по себе - вещь не из приятных (знаем по себе), но трагедия Толстого - это зрение спиритуала, он прозрел, но не смог справиться с новой информацией, которую дало это зрение, и никто ему не помог. Много уже было потрачено сил и здоровья, ему просто не хватило жизни, чтобы разобраться. Тем более, что он тянулся к идеально нравственным интуициям, а на это нужно время... много времени. Спиритуал не принимает на веру чужое мнение, даже очень авторитетное, он сам должен всё понять, во всём убедиться, всё испытать. Это неизбежно. А в Православной церкви тем временем уже стало "доброй традицией" отлучение "Толстых". Когда-то русская мыслящая публика ("философский пароход") отправилась не в Карловцы, а во Францию и перешла в ведение вселенской патриархии, и это тоже теперь становится "доброй традицией".
       Особенно всех возмущает ревизия Толстым Священного писания. Способ ревизии был таким: то, с чем он был внутренне согласен, он подчёркивал, а то, что считал подозрительным, вычёркивал. Стоит ли за это осуждать Толстого на вечную прописку в преисподней? Уровень знаний и вытекающие из него мировоззренческие установки, философские и богословские убеждения человека никогда не остаются неизменными. То же и моральные принципы. Человек взрослеет, меняется, и меняются его убеждения и принципы. Тем более что Толстой не первый изобрёл свой метод ревизии: православные церковные порядки зиждутся на части священного писания, молчаливо (т.е. без вычёркиваний) игнорируя другую его часть. С этой точки зрения было бы интересно посмотреть: что же вычёркивал Толстой? Сам Христос корректировал Закон Моисея и именно в направлении идеальной общественности и нравственного максимализма. Это направление и должно было бы быть самым главным в христианстве, с соответствующим критическим отношением к церковному наследию, которое всегда имеет на себе печать своего времени. На эту тему можно привести несколько наглядных примеров. "Блажен, кто разобьёт младенцев твоих о камень" - это фраза из псалма (скорее всего еврейской народной песни) "На реках вавилонских", поющегося на великий пост. Какое бы положительное толкование не имела эта фраза, сам художественный образ, как видим, не может быть вполне доброкачественным для современного христианина, и христианского воспитания. Ещё пример, притча о неверном управителе (Лк. 16). Толкователи пытаются увязать сомнительный смысл этой притчи с общим учением Христа, не допуская мысли о какой-нибудь ошибке: Евангелист Лука мог не правильно понять своего учителя ап. Павла, или сам ап. Павел не правильно понял или запомнил притчу (которую, кстати, и не мог слышать лично от Христа). И кстати, самый положительный вариант её смысла вполне в духе рассуждений именно ап. Павла на подобные темы. Вспомним, что он собирал пожертвования для иерусалимской церкви. К чему это постепенно приводит, мы уже знаем. Христос сказал: даром получили - даром давайте (Мф. 10 глава), а ап. Павел написал : если мы посеяли в вас духовное, велико ли то, если пожнем в вас телесное? (1 Кор. 9 глава). Христос сказал : не называйте никого отцом, все вы братья (МФ. 23 глава). А ап. Павел написал: я родил вас (1 Кор. 4 глава). Эти примеры можно продолжить до приличного количества, если взять любую заповедь Христа и посмотреть по симфонии как ее переделал ап. Павел с точностью до наоборот. Хотя и согласимся, что у него были на то уважительные причины. Ап. Павел предложил и реализовал новую концепцию христианства, суть которой в компромисе с рабовладельческим режимом, так же как наша нынешняя Православная Церковь это компромисс с коррупционным режимом. Если бы Христос проповедовал компромисс (который есть смешение добра и зла), то Его бы не распяли на кресте.
       Хотим, однако, чтобы нас правильно поняли. Мы не против ап. Павла, и считаем его действительно, во-первых, христовым апостолом, и во-вторых, святым, и деятельность его считаем богоугодной. Ведь без его компромисса, если бы история с распятием Христа повторилась бы с одной-другой тысячей христиан, христианство исчезло бы, не успев возникнуть. Но сейчас, когда и рабовладельческий строй и феодальный уже в прошлом, в альтернативной экклесиологии ап. Павла уже нет такой острой необходимости и во времена свободы совести и свободы собраний мы могли бы без опаски вспомнить, за что же принял смерть Сам Христос. Ведь чем знаменита наша Русская Православная церковь? Она знаменита тем, что крепко держась за традицию павлинизма, мыслящих людей из верующих делает атеистами. Да, и кстати, а точно ли Православная Церковь блюдет павлинизм без уже новых искажений и компромиссов? Обрядничество и обрядоверие, магическое сознание и магическая культура всегда постепенно приходят на смену моральному максимализму, вытесняя его. Это уже далеко не ново. Освящение, святыня, индульгенция. В магической культуре человек всегда чей-то раб, чья-то собственность. Церковные обряды делают его собственностью Бога. Интересно вообще священническое понятие о святости не как о нравственном совершенстве, а как о собственности Бога. Смерть Анании (Деян.5.4) последовала за грех лжи и лицемерия, так ненавидимые Христом. Трудно предположить другую причину, но можно: "Видишь ли, говорит Златоуст, как он обвиняется в том, что, сделав свои деньги священными, потом взял их?" (Толковая Библия А.П. Лопухина) Странное понятие о Боге вытекает из такого толкования, не правда ли? То ли ещё будет. Именно все это, как и, например, язычески-поповское понятие о Боге и медицинское, магически-индульгенческое понятие о Его теле и крови не устраивало Толстого. Отсюда всё его богоискательство и неизбежные заблуждения. Здесь-то он и оказался "зеркалом русской революции". Изобразимый Бог-Отец с соответствующим понятием о Христе-сыне разве не карикатура на Бога? И разве это не язычество? Изображение Бога-Отца стало причиной и началом русского атеизма, который есть стихийное отрицание язычества. Наше знакомство с атеистической литературой и все споры с убеждёнными атеистами убедили нас именно в этом. Такого бога, конечно же, нет.
       Толстому не сладко пришлось, пусть во многом он и не прав. Безнациональное существование (вынужденная социальная аскетика) - это болезненное существование. Не так просто избавиться от желания воцерковиться и национализироваться если и не собирался от этого отказываться. Если же оставить в стороне чисто философско-богословские нюансы в ошибках Толстого и не предвзято рассмотреть просто его моральную позицию, то она окажется вполне совместимой с позицией Самого Христа, если рассмотреть ее тоже не предвзято. Ведь в чем ее суть? Если у человека есть человеческие слабости, и человек понимает, что это нехорошо, т.е. уже сам осудил себя за свои прегрешения. Обличать его просто неинтересно, да как-то и некрасиво. Толстой и не осуждал. Как и Христос не осуждал, и другим не велел. Но если человек приписывает те же слабости Богу, то это совершенно другое дело, т.к. тогда это и есть та самая извечная поповская ересь ("ересь фарисейская" и "ересь садукейская" Деян. 5:17, 15:5), по сравнению с которой все заблуждения Льва Толстого просто ничего не значат. И если на основании этого приписывания Богу человеческих слабостей люди присваивают и себе властное право на эти слабости и прегрешения, создавая соответствующую систему канонов, правил, уставов и обычаев, то в этом случае Христос (как видим в Евангелии) переходил к категоричным выражениям, и, надо думать, что эмоциональное отношение, а значит и тон Его голоса, вполне им соответствовали. Другое дело, что эти вещи не так легко разглядеть в многовековых наслоениях церковной культуры, где хорошие заповеди искусно перемешаны с не совсем хорошими перетолкованиями и нововведениями. И пусть сами эти слабости и прегрешения не такие уж и страшные, всего-то тщеславие да гордыня. Ведь фарисеи и саддукеи, как и современные православные попы, были вовсе не злодеи, т.е. не убийцы, не насильники, не извращенцы. Однако на весах истории, точнее метаистории, все оценивается по-другому (Мф. 21. 31).
       Федоров, как и Толстой, тоже был протестант. Только в отличие от Толстого, Федоров прекрасно владел логикой, а изощренным толстовским морализмом просто не интересовался. И он не стал отлучать себя от церкви, но его идея воскрешения именно родных отцов являлась, скорее всего, скрытым протестом против того, что духовные отцы замещают собой родных отцов, и тогда жёны и дети сублимировано блудят от родного отца с духовным отцом. Уважение и эмоциональное волнение ("влечение твоё к мужу") жёны отдают попу, а не мужу. Ап. Павел неоднократно в своих посланиях запретил женщинам говорить и спрашивать в церкви, а только дома у мужа. Тогда, при всех несовершенствах экклесиологии ап. Павла (компромисс с рабовладельческим миром), ситуация была бы как-то терпимой. Но теперь, и давно уже, вокруг пастыря чаще всего собираются не овцы во Христе, а женщины, объединённые обезьяньим инстинктом собраться вокруг самого главного самца. Слово "отец" означает, прежде всего, размножившегося и размножающегося мужчину. И это всегда находит отклик в коллективном бессознательном, тем более когда речь идёт не о простом отце, а духовном (суперотец).
       На первом апостольском соборе из всех возможных грехов (межчеловеческих) был выделен и запрещён только блуд. Видимо по той причине, что все апостолы были флегматики из простонародья, и этим запретом, они обезопасили церковь от влияния на нее белой жреческой касты, представителям которой тяжко бы пришлось без привычного многоженства. Христианская церковь на все последующие века осталась практически без сангвиников. А довело ее это до того, что она оказалась гонительницей Святого Грааля. Однако, Сам Христос никогда не выделял блуд, как наиболее злостный грех, а обличал больше всего лицемерие жрецов и фарисеев, т.е. поповство. Можно даже привести примеры Его сравнения блуда и поповства по степени греховности, например: "Мытари и блудницы впереди вас идут в Царство Божие" (Мф. 21. 31). Показателен в этом смысле случай с Магдалиной, которая омывала Его ноги слезами, а в разговоре с самарянкой у колодезя Иаковлева (Ин. 4.5) Христос даже и не осудил женщину, которой, по всему видать, не везло с мужьями. Его прозорливость по этому поводу имела характер скорее добродушного юмора, но никак не строгого обличения, и поэтому не помешала на удивление пришедших апостолов долгой и духовной беседе с ней. Случай такого снисходительного отношения к блуднице повторился и еще раз: "Кто из вас без греха, первый брось на неё камень" (Ин. 8. 7), "И Я не осуждаю тебя; иди и впредь не греши" (там же). Здесь опять косвенно повторилось сравнение между блудом и поповством по степени греховности. И это сравнение далеко не случайно, так как разница в этой степени и действительно есть, и не малая.
       Священное Писание, как Ветхий завет, так и Новый, переполнены до краёв брачной образностью и символикой. Однако в христианской церкви, начиная с того самого первого апостольского собора, т.е. с самого начала и намного веков вперед, началась подозрительная богословская возня вокруг секса. Кому-то всегда очень уж хотелось назвать секс, даже супружеский, самым низким грехом, грязным и постыдным. Для сравнения, матерная брань есть, по сути, хула на творение, на орган человеческого тела, предназначенный для телесной любви, и хула на саму телесную любовь. Человек с его органом телесной любви вообще представляется с этой точки зрения немощным, порочным и нечистым, если к тому же припомнить ещё и ежедневную потребность выведения продуктов жизнедеятельности из этого же органа. За этим отношением к сексу стоит с одной стороны чистоплюйски-ангелическое, а с другой похотливо-двойниковое восприятие человека и в нём всего человеческого. Это, во-первых, а во-вторых, на самом деле попу больше всего неприятен грех блуда, т.к. он сам тоже многожёнец, но только сублимированно. Т.е. любой мужчина в подсознании - пансексуалист, и всё женское и женственное хотел бы воспринимать как только своё, подсознательно оттесняя при этом других мужчин. Причём сам секс попу и не нужен (он же флегматик), главное - подсознательный флирт. Достаточно быть в центре группового женского внимания. Зло это всегда или насилие или обман ради энергетического вампиризма. Поп всегда машинально и неосознанно сторонится отцов, но строит трогательно-пастырские отношения с их дочерьми и жёнами. А если обратить внимание с точки зрения уже рассмотренных нами символов сочетания стихий на размноженческий тип церковной эстетики, то самый хитрый брачный аферист или завзятый сердцеед может только позавидовать тому, как эффектно выглядит поп перед женщинами. Сейчас, во время службы, в результате церковных реформ четвёртого века и многовековых культурных наслоений, священство в роскошной (брачной) одежде входит и выходит, входит и выходит в царские врата. А ещё зайдут и закроют их перед носом у публики. Зачем, и что это значит - слишком хорошо чувствуется, а лживые объяснения "литургики" не меняют сути, т.к. символ всегда имеет точный и определённый смысл. И человек не волен этот смысл менять, потому, наверное, что не он Творец всего сущего, в том числе и символов. Вообще, тот факт, что церковная культура так перегружена размноженческой символикой и психологией (именно размноженческой, а не брачной) сильно говорит не в её пользу.
       Каждый церковный закон в этой области имеет под собой и кастово-бюрократический интерес в этой области. Например, если пожилые люди впадают в семейное неустройство, церковные правила своей бескомпромиссной строгостью создают все условия для того, чтобы образовалось больше одиноких женщин. Кому это надо, легко догадаться. А ведь женщине, чтобы заполучить семью, т.е. мужа, в этом возрасте, необходимо для начала его отогреть домашним теплом и уютом, всячески создать семейную обстановку во всех отношениях. Что же касается мужчин преклонного возраста, то они в подавляющем большинстве ценят семейственность, а не новые впечатления. Однако, если у мужчины что-то с кем-то не сложилось, разрушилось и т.д., он будет осторожен, недоверчив и, не разобравшись в человеке, никогда не женится, ведь ошибаться уже нельзя: после расторжения второго венчания, как известно, человек вообще лишается права на позволительный по церковным понятиям секс. Неприлично, неэтично, оскорбительно и унизительно надзирать за нравами пожилых людей в этой области. Это очевидно. На исповеди эта область вообще не должна не только обсуждаться, но даже затрагиваться. Но эту очевидную истину священство до сих пор не может себе уяснить. Может быть, не хочет? "Блудное сожительство" пожилых людей, т.е. невенчанный брак приходиться признать вообще относительно новым типом греха, возникшим не так давно и не существовавшим в древности. Раньше телесное сожительство и общее хозяйство в этом случае и считались браком, т.е. понятия брака и блуда, верности и неверности вытекали из человеческих отношений, а не из соблюдения церковных правил и обрядов. Как видим, понятия греха и зла в церкви разделились.
       Что же касается молодёжи, то законнические перекосы и, в том числе, сведение морали для них к запрету на секс, отталкивает от церкви 99% из них. А тот один процент, который не отталкивается этим запретом, переносит воздержание без проблем. Этим процентом, кстати, в большой мере и определяется в целом психологический характер конфессии. Может поэтому, пошедши на все компромиссы с неправдами рабовладельческого общества (как потом, например, и советского, а сейчас демократического), вожди церкви в области секса до сих пор проявляют удивительно нерушимую твёрдость. Разумеется, молодым людям надо жениться, рожать в законном браке детей, беречь и хранить семью. Но когда речь идёт о выборе человека, кого любить и с кем всю жизнь пытаться быть счастливым, драконовские штрафы и запреты здесь не всегда уместны. Любой, по настоящему любящий родитель, желающий добра своим детям, это понимает и чувствует. Почему бы и духовным отцам это не понять? Но нет не понимают.
       Здесь у некоторых читателей может сложиться впечатление, что мы оправдываем блуд, и что мы против аскетики. Нет, это не так. Блуд мы осуждаем не меньше священников, но больше. Особенно его тонкие (подсознательные и сублимированные) варианты и разновидности. И мы, конечно же, не против аскетики. Наоборот, очень и всей душой за. Но только при том условии, что цель её - не церковно-монашеская, например, карьера, а освобождение от беса-двойника (или его перевоспитание). Аскетика, чем более она сурова, тем более должна быть добровольной, т.к. нравственное совершенство не может быть принудительным. Разве правильно, например, насильно требовать от человека благородства? Разве благородство может быть несвободным? Если относиться к морали законнически, то даже дыхание можно считать грехом и надо бы его запретить. Но Христос в заповедях блаженства предложил новый путь к нравственному совершенству - это само блаженство, и блаженство, конечно же, эстетическое. А чтобы отвращаться от сладости греха и тянуться к сладости благородства, надо сделать это своим увлечением, интересом, приятным занятием, а не жертвой. Тогда не будет ни моральной агрессии (осуждения), ни гордыни.
       Суть поповской ереси от древности до сего дня в том, что один человек может быть духовным отцом другому, вопреки ясным словам: "не называйте никого отцом". Имеется в виду именно духовным, а не родным отцом, т.к. в другом месте Христос (уже тогда!) обличает ветхозаветных священников, ещё не называвших себя святыми отцами, за то, что они старались путём искажения и подмены божественных заповедей присвоить себе почитание детей и их заботу о родителях (Мф.15.4). Вообще, как в католической, так и в православной церкви накоплена просто музейная коллекция экклесиологического жульничества именно в сфере духовного отцовства. Это настолько у всех на виду, что нет необходимости объяснять. К жаждущим и алчущим правды их никак не отнесёшь. Когда-то Ап. Павел разрешил пророчествовать и вообще говорить всем мужчинам, собравшимся в церкви, но теперь не так. Через попа говорит Сам Бог (Гомилетика), а остальным запрещено проповедовать, через них Бог не говорит - вот апогей. Если о вождях в каком-либо обществе сказать, что они сами говорят, а другим запрещают, не дают права говорить - это убойная характеристика, просто наповал, социальное уничтожение. Но церковь - ничего, живёт и здравствует.
       Из чего складывается поповский, современно-монашеский и, вообще, православный характер? Чтобы понимать православного, надо знать не столько Евангелие и Добротолюбие, сколько своеобразие их православной рефлексии. Когда православный с тобой говорит, он следит за собой, его внимание сосредоточено на себе перед Богом. Он занят спасением души и достижением святости. Но не обольщайтесь тем, что здесь что-то настоящее. Это роль и образ. Толстовской простоты в православии нет, и не пытайтесь найти. Искренность, открытость, простота, непосредственность здесь не ставятся в задачу. В перечне православных добродетелей эти качества отсутствуют. Эти люди сделанные, искусственные ("художество души"). Они посвятили себя Богу, и перестали быть простыми смертными. Они исполняют правила, обычаи и устав (погружение в древнюю культуру с соответствующим превозношением), и когда говорят, то говорят не от сердца, а от прочитанного. Очень постепенно и далеко не у всех роль становится почти настоящим, живым человеком, почти не маской, но в подавляющем большинстве случаев натыкаешься на затянувшийся переходный период, и, если сам в это не играешь, приятного мало. Они трудятся над смирением, но ни с кем близко не дружат и никому не дают воспользоваться своим смирением (кроме, разумеется, церковного начальства). Смирение и дистанция в отношениях здесь прямо-пропорциональны. Сексуальная похоть у православных - самый страшный грех, поэтому особенно аскетически ревностные православные старательно не смотрят, например, на прохожих. Чтобы не перевозбудиться. Но на самом деле и в подавляющем большинстве случаев здесь не столько желание манихейской, в общем-то, чистоты, сколько презрительное избегание и горделивое упоение своим превосходством, понимаемым строго в рамках запретительной морали. Они сторонятся людей, потому что их не любят. И они не только согласны с тем, чтобы грешники мучились в аду, но даже хотят этого.
       Клирик у них и на самом деле - посредник между прихожанином и Богом, и этот посредник именно для того чтобы не пускать к Богу, например, в алтарь. Для того алтарь и существует - чтобы было, куда не пускать. Для справки, до четвёртого века у христиан алтарей не было. При совершении литургии все сидели в одном помещении за одним столом и самое почётное место за столом оставляли пустым... для Христа. Теперь такое немыслимо, ведь это же за общим столом вместе с мирянами, с простолюдинами, и для Христа!
       На самом деле, самый простой - не книжный, но с чуткой совестью человек, как правило, лучше может уловить суть Нового Завета, чем книжник, корыстно загрузивший свои мозги всей библиотекой христианской литературы. Потому что в этой библиотеке и есть все философские хитросплетения, оправдывающие не очень красивые обычаи и не совсем справедливые порядки, никак не вытекающее из заповедей Христа. Т.е. оправдывающие и допускающие одни грехи и строго осуждающие другие. Не составит большого труда определить вектор и цель этих богословско-эклезиологических трудов (уж слишком они торчат): "господство над наследием Божьим" "ради гнусной корысти" (Петр.5.2). Обрядность и профессионализм священства возникли и развивались одновременно, и это суть одно (индульгенция).
       Для чего мы так придирчиво и так долго копаемся в двойниковых недостатках православной церкви? Мы это делаем для того, чтобы показать: клир - это бюрократическая каста, это модель человека по Лайтману и Оригену, это ангелически-двойниковая гроздь, из рода в род собирающая своих членов и всегда претендующая на власть в государстве, и, самое главное, всегда враждебная истине Грааля. Враждебная непримиримо, смертельно и безнадёжно. А православная это церковь или, например, католическая, не важно. Они только стараются казаться разными, но потому всегда и враждовали, что совершенно одинаковы в главном.
       Наверное, Дионисий Ареопагит прав в том, что Бог действительно вне и выше всего, в том числе морали. Но Бога нельзя задобрить, умаслить, выслужиться перед Ним без морали. К Богу нельзя приблизиться в обход морали, как-нибудь проникнув сбоку, минуя нравственный идеал. У морали нет онтологического пространства по бокам, здесь только одно измерение: нравственное вверх (к Богу) и безнравственное вниз (от Бога). Поэтому если человек вдруг окажется перед выбором: Бог или абсолютная нравственность, надо выбирать нравственность. И это будет самое угодное Богу, но только Тому Богу, Который есть Любовь, потому что любовь существует только в условиях парадоксально активной свободы, свободного и активного выбора добра и нравственного совершенства. Перед этим выбором оказались иудеи, когда впервые встретились с Христом. И выбрали "Бога"... тоже и современный христианский клир.
      
      
       Общественность
      
       Давайте, как бы возращаясь к системе Аушры, рассмотрим по-внимательней серый треугольник, т.е. общественность во всех ее проявлениях. Ведь, если треугольник (воздух) находится в самом верху иерархии стихий, то, как мы уже неоднократно писали, некая идеальная общественность должна быть целью божественного творения, а значит и смыслом жизни вообще человека, как образа божия в этом мире. У кого-то серый треугольник является третьей функцией и представляется, как некая влекущая мечта, у кого-то он - вторая функция и является по жизни главным творчеством и самовыражением. Это в левой восмерке. Правая восмерка красоты общественности не видит, но, тем не менее, общественность является неотьемлемой частью любого человека и вообще человеческой жизни, раз уж она даже в системе Аущры имеет свое место и, так сказать, наличие. Жизнь без общественности ущербна, неполноценна, ведет к болезням. Однако, как это ни странно, но в некоторых религиозных традициях, например, в той же Православной Церкви среди традиционных ценностей на первом месте стоит культ одиночества, и еще смирения, странное сочетание, не правда ли? На практике одиночество никогда со смирением не сосуществует, но многочисленные жития и другие труды православных писателей прямо и косвенно восхваляют именно это сочетание. Хотя непонятно зачем в одиночестве смирение, ведь для смирения нужны другие, с кем это смирение и было бы реальностью. Без других само смирение не есть достоверная реальность. Одиночество и смирение вместе это нереально даже в воображении. А вот сочетание одиночества и гордыни очень даже реально, чему можно привести бесчисленные примеры. Однако, культа общения и общественности в Православии не существует, поэтому смирение рассматривается всегда как свойство отдельного человека. А поскольку православная культура уже многие века идет по пути изображения (о чем мы говорили), то и смирение в рамках Православия можно рассматривать как маску, лживую роль, фальшивый образ, лицемерный имидж.
       Феномен общественности изучает психология (социология) и философия. Феномен идеальной общественности никто пока не изучал. Наберите в Google, например, слова: экклесия, синергия, истина, идеал общественности. И вы поймете, что мы с вами говорим об этом первые. Об этом молчат все, в том числе православные. Просто общественность и идеальная общественность чем-то, наверное, отличаются, но даже чтобы хоть раз просто собраться вместе, нужны время, желание (даже энтузиазм и целеустремленность), а кроме этого, еще и немалый организационный труд, а то и денежные затраты. Это мы к тому, что не всякая общественность стоит того, чтобы все это вкладывать. Но мы можем сами подумать, даже пофантазировать и помечтать, и, наконец, сообща (а это уже начало общественности) решить: какая общественность нам была бы действительно и приятной, и полезной, и даже необходимой.
       Культурный уровень человечества растет. К чему бы это? Куда направлен вектор этого прогресса? Общепринятая мораль, например, не стоит на месте. То, что раньше было вполне простительным, приличным, допустимым в обществе, через века кажется грубым и асоциальным. Почему так много в этой книге (особенно в этой главе) мы заняты тем, что стараемся проницательно, дотошно и придирчиво обличить еще более простительные, незаметные, тонкие, интеллигентные грешки? Почему хотим заинтересовать читателя этим обличением? Ради чего? Отвечаем: ради близости. Если читатель заметил, речь почти всегда идет о максимальной близости в человеческом общении. Человек бесконечен и непостижим, почти как Бог. Тем не менее, в человеческих отношениях необходимо некое понятие, знание о другом человеке, человекословие, так сказать (как богословие). И о каждом человеке - своё, единственное человекословие. А что мы имеем в реальной жизни? Общаясь с человеком, мы настолько его не видим, что можно сказать, что мы пользуемся его внешностью, душевной и телесной оболочкой для того, чтобы общаться совсем с другой, предполагаемой, а точнее воображаемой нами личностью. Ведь воображаем мы то, что нам хочется, что приятно. И наша оценка и уважение относятся, может, не полностью, но в очень большой мере именно к той предполагаемой и воображаемой личности. Допустим, мы - экзистенциалы и нам знакомо состояние: вот я. И допустим теперь мы мечтаем по-настоящему испытать состояние: вот ты, или вот мы. Т.к. если раньше что-то подобное и испытали, то теперь хотим как следует изучить и проявить внимание к этому, так сказать феномену. К тому же мы можем и вообще сомневаться, не было ли то, что раньше испытывали обманчивым впечатлением? Ведь надо, как минимум, истинно оценить человека, проявить к нему справедливое уважение. Это значит точно его увидеть. Увидеть его дух. Но разве это возможно? Ведь дух человека невидим, непознаваем. Как он проявляется или обнаруживается? В отношениях? Но наше отношение к нему, как и мнение о нём - это почти всегда ересь о человеке, на которую он никогда не согласится (если узнает в точности что это за мнение и отношение). Да, взаимное уважение - вещь весьма и весьма проблематичная. Эту проблематичность проиллюстрируем упрощенным примером, который попытаемся пояснить еще и рисунком. Итак, отношения (если упростить), например, двух приятелей, можно изобразить схемой, представляющей две пересекающихся линии, как буква Х, с точками на конце каждой линии:
          0x01 graphic
      
       Всего четыре точки, И каждая обозначает уровень оценки человека и уважения к нему.
       Первая точка (слева вверху) - настоящее, но скрываемое, высокое понятие о самом себе, тайное самоуважение.
       Вторая точка (слева внизу) - настоящее, но скрываемое, не высокое мнение о друге.
       Третья точка (справа вверху) - высокое, показное мнение о друге, демонстрируемое из вежливости, из нежелания обидеть.
       Четвертая точка (справа внизу) - показное мнение о себе, скромное, но ненастоящее.
       У другого приятеля тоже есть аналогичные точки. Таким образом, всего точек - восемь. Длина линий и соответственно расстояние между точками может означать дистанцию в отношениях, т.е. количество и качество контактов в период времени. Например, - столько-то встреч в год, и с такой-то степенью близости (откровенности, искренности, доверия и т.д.). Если есть взаимная симпатия и дружба приятна, то обычно дистанция сокращается. Точки немножко сдвигаются к центру, при этом обнаруживается притворство третьей и четвёртой, и вылезают, т.е. дают себя почувствовать первая и вторая. И, казалось бы, в минуту откровенности и сближения вдруг обнаруживается взаимное неуважение. Наступает ссора, спиритуальный конфликт. С другой стороны, в результате откровенности, всё же, проявляются не проявленные до этого качества души, которые раньше были неизвестны друг другу, и настоящее уважение к другу (по вторым точкам) возрастает. И если приятели не расстаются, то точки смещаются и остаются на новом месте. И так до нового кризиса. Как видим, ссора может оказаться творческим моментом, приближающим к новому, более глубокому взаимопониманию и взаимоуважению. И как видим, кризис сближения, рождающий настоящее уважение, отличается от культа одинокого православного смирения, в котором люди не сближаются, но избегают сближения. Вежливое избегание это чисто православное поведение особенно у попов.
       Чисто теоретически можно предположить, что все эти точки могли бы сойтись в одну точку, которая могла бы быть неиссякаемым источником счастья и даже бессмертия (если в этом участвуют не два человека, а четырнадцать или больше). Нулевая дистанция в отношениях - это точка полной близости, в которой человек мог бы быть виден и знаем целиком. Но этого приятного и прекрасного чуда не произойдет, даже если будет твёрдое решение терпеть и не расставаться. В лучшем случае останется более или менее приемлемая для всех дистанция. Дело в том, что люди оценивая, созерцают друг друга двойниковыми глазами, и к согласию не приходят. У каждого свой двойник, поэтому нет общего созерцания и общая точка невозможна. То, как человек видит себя со своим двойником и то, как его видит другой с его двойником, не совпадает. Они видят и оценивают в себе и друг в друге часть целого, и каждый не ту часть что другой, ведь двойниковое зрение нецелостно. Спиритуальная похоть, например, воспринимает и хочет спиритуальное в человеке отдельно от всего остального, и, главное, отдельно от Бога. Похоть - это желание отдельной части, и, как известно, такое внимание неприятно. Хорошо иллюстрирует всё это астрология и психологическая система Аушры. Таинственное указание на греховное созерцание, т.е. нецелостное восприятие, дано нам в третьей главе Бытия: "И сказал Господь Бог: вот Адам стал как один из нас, зная добро и зло" (Быт. 3. 22). Здесь надо обратить внимание на то, что не "как Мы", но как "один из Нас". Это значит, нарушился, извратился образ тринитарного Бога в человеке, стал как бы усечённым.
       Точка, в которую должны слиться все восемь, а точнее просто все точки, так как мы уже говорим об экклесии, - это и есть эклезическая точка, из которой, например, можно соборно обращаться к Богу в соборной молитве. Этот вывод вполне в традиции христианского богословия, вспомним об учении Григория Паламы. Точка у Паламы называется "Сердце" или "Ум", т.е. только собранный в точку человек может по настоящему обратиться к Богу. Это обращение тоже называется "Ум" или "Умная молитва". В полном идеале "Ум" должен быть соборным, тогда он и достигнет совершенства. "Будьте совершенны, как совершенен Отец ваш Небесный" (Мф. 5. 48).
       Итак, мы предположили, что нулевая дистанция, т.е. некая соборная точка в экклесии и есть непременное условие идеальных человеческих отношений, блаженства, идеального здоровья и бессмертия. И, ясное дело, первое необходимое условие для нулевой дистанции - это высочайший уровень культуры. И надо признать, что самый элитарный на сегодняшний день уровень культуры, который можно было бы найти в самой наивысочайшей части общества самых наицивилизованнейших стран далеко не достаточен для достижения нулевой дистанции в человеческих отношениях... очень далеко. Идея морального абсолюта, например, по настоящему еще даже не обсуждалась в мировой философской общественности. А ведь именно эта идея здесь и нужна.
       Нулевая дистанция без нравственного совершенства невозможна, а нравственное совершенство без нулевой дистанции бессмысленно. Нравственное совершенство в одиночестве - абсурд, в самом плохом смысле, в том числе и православное смирение. Дружеская близость как дитя, зачинается с наслаждением, рождается с болью. А потом радует и утешает всю жизнь. Она требует не только таланта, но и терпения. Проявив интерес к идее нравственного совершенства, человек становится зрячим, он видит другого. Это решает много проблем в общении и делает нулевую близость достижимой. Потому что главный упрек в экзистенциальной обиде таков: "Ты же не знаешь меня! Вот ты уже ко мне относишься, оценил меня, поставил на место. Но ты знаешь только часть меня, причем не самую лучшую. Я больше. Осталось множество граней, глубин, которые ты по своей слепоте не видишь. Такое нецеломудренное, нецелостное общение с частью меня противоестественно. Оно мучительно, потому что такое общение - извращение и разврат". Общение может быть извращенным, противоестественным, поэтому болезненным. В мире сем оно в основном такое и есть. Поэтому умеренная дистанция в обществе спасительна от тяжелых стрессов и болезней. Дистанция - признак интеллигентности. Люди попроще ближе друг к другу. Если человек примитивный, но цельный и простой, ему проще жить, т.к. такие же как он друзья его видят целиком. Но сам-то он во многом слеп, и это для более культурного человека может оказаться болезненным, потому что восприятие слишком нецелостно. Общий знаменатель слишком примитивен. И не только дистанция, но даже некий апартеид иногда неизбежен. Ибо самое доброе намерение иногда оказывается как, например, головотяпство в экологии. В этом случае вежливое избегание оправдано.
       Здесь можно поймать нас на утверждении, что все-таки люди не равны и духовный рост существует. Духовный рост существует, конечно, но это не рост личности-точки, а духовный рост ума и духовный рост сердца. Этот рост есть проникнутость ума экзистенциальностью, умное обнаружение, восприятие и осознание своей личности, ее парадоксальное осмысление. А также прочувствованность духа сердцем. Жизнь ума в духе и сердца в личности - это может возрастать, и тут люди не равны. Ипостасирование ума происходит через влияние личности на ум, то же и с сердцем. Тогда, в конце концов, личность начинает рождать мысль (ипостасированный ум) и изводить чувство (ипостасированное сердце). Это тринитарное обожение, и оно возможно только в синергии. В синергии Бога и человека и в синергии экклесии, т.е. человека и человека. Происходит это при нулевой дистанции, когда никакая ложь не возможна, в том числе лицемерие, притворство и проч. Бог есть любовь, а любовь - это отношения. Значит, в каком-то смысле, в Нем Лица - в нулевой дистанции. И тогда истинная экклесия, т.е. отношения с нулевой дистанцией - это обожение и путь к Богу. Это рассуждение правильно, если в отношения вступают не двойники, а человеческие личности. Но как это различить? Т.е. что получается, если сближаются двойники?
       Отвечать на этот вопрос начнем издалека, например, с того, что в литературе о животных есть много наблюдений за иерархичностью ради выживания. Например, известный учёный-изобретатель, академик Борис Болотов поместил стайку синхронно движущихся рыбок в аквариум. После этого он разделил их в два аквариума. Одна половина рыбок по-прежнему двигалась резко и синхронно, другая же стала двигаться медленно, беспорядочно и хаотично, а некоторые даже кверху брюхом или хвостом. Болотов делил синхронно движущуюся часть рыбок до тех пор, пока не выделил рыбку-лидера. Помещая банку с ней в аквариум, он заметил, что остальные как намагниченные обретали стайность и двигались синхронно с рыбкой-лидером. На этом он закончил эксперимент, но если бы он убрал совсем, убил бы, например, рыбку лидера, через некоторое время он бы обнаружил, что в стае снова есть синхронность движения, а значит и новая рыбка-лидер. В природе так и бывает: после смерти вожака появляется другой вожак-лидер. Аналогичная ситуация наблюдается у многих других стадных и стайных рыб, животных и насекомых. Выявление птицы-лидера могло бы стать разгадкой сверхдальних перелетов птичьих стай.
       Стадо, племя, семья любых животных всегда имеет лидера. Болотов, описывая свой опыт, подчеркнул, что не хочет делать вывод о параллельности поведения стайки рыб с человеческими сообществами. Но за него эту параллель сделали другие, например, известный психолог и социолог Эрих Фромм, подробно и даже художественно описав сам феномен иерархичности, т.е. власти и авторитета в человеческих отношениях. Впрочем, "харизма" вождей, суперотцовство встречаются в социуме на каждом шагу, и это может наблюдать, делая соответствующие выводы, совершенно любой зрячий человек. Харизма власти, культ личности, суггестирующий авторитет человека-лидера - всё это имеет своим источником проекцию иерархических отношений между ангелами-двойниками на человеческие отношения. Но это еще не все объясняет. На самом деле, как только хотя бы двое людей объединяются в корпорацию, кроме их двойников " в игру" вступает ещё один ангел, более крупного масштаба: дух общности. Дух общины, партии, государства, сословия - это уже эгрегор (ангел более высокого ранга), он может вселяться и в человека (президента, вождя, царя, лидера и т.д.). Может с новой рыбкой-лидером и происходит нечто подобное? Сам человек всегда это ощущает как приятное увеличение своей значимости со всплеском гордыни и осознанием своего величия. Тогда возникает культ личности и культ возглавляемой им социальной группы (общества, страны, секты, политической системы). Можно найти упоминание в Св. Писании об ангелах государств, например: "Тогда поставил пределы народов по числу Ангелов Божиих" (Втор. 32. 8), "Но князь царства Персидского стоял против меня двадцать один день; но вот, Михаил, один из первых князей, пришёл помочь мне, и я остался там при царях Персидских" (Дан. 10. 13), "И было ночью видение Павлу: предстал некий муж, Македонянин" (Деян. 16. 9). Эгрегор чутко следит за критикой и другой опасностью внутри и снаружи, и своевременно её пресекает ("еретики", "враги народа" и проч.). Эгрегор обязательно создаёт свою субкультуру, или изменяет под себя бывшую, уже готовую, и обязательно делит своих людей на элиту и толпу. На этом этапе он уже может не вселяться в человека, а поддерживать некую манящую, влекущую ауру элитарности. Тогда он как бы живёт в высшей, элитарной, привилегированной группе "избранных", "отцов", "аристократов", "патрициев".
       Когда Христос обращается к ангелам церквей (Откр.2), Он обращается именно к ангелам, т.е. к эгрегорам. "Вспомни, откуда ты ниспал и покайся" - грехопадение ангела в том, что он становится эгрегором, "питающимся" человеческой энергией, и народ, который ему принадлежит, уже не может быть ни счастливым, ни здоровым и уж подавно ни бессмертным. "Князь мира сего, господствующий в воздухе" (Еф.2.2.) - самый древний и типичный эгрегор. Остальные ему подражают и часто подчиняются.
       Слава человеческая в мире - это когда количество хотящих дружбы со знаменитым человеком больше, чем ему нужно. Когда он пресыщен общением и не справляется с "посетителями". Вот тогда начинается элитарный апартеид с непускательством в "высший, избранный круг", и энергия от социальных людских фрустраций становится пищей "богов", т.е. эгрегоров. Кстати, когда сатана, соблазняя превосходством, говорил Еве: "будете как боги", имелось в виду: как ангелы-эгрегоры. Эгрегоры и двойники тогда представляли собой в разной степени отпадшие или ещё отпадающие от Бога ангелические иерархии.
       В густом лесу деревья очень высокие. Здесь жестокая конкуренция за свет, за солнечную энергию. Всё решает высота, и те деревья, которые оказываются ниже других, медленно погибают. Среди людей бывает то же самое. Рассмотрим это с точки зрения идеального счастья (энергетики) и абсолютного здоровья (бессмертия). Клуб (компания) начинается с закадычной дружбы и социального единства (взаимное признание и уважение, и свидетельство об этом признании). Если нового человека принимают в клуб, то с всеобщего согласия и по воле лидера клуба. Если человека приняли в клуб, то встречаться и собираться без него уже нечестно, а также говорить что-нибудь от него по секрету. Если же это все-таки происходит, то такой человек становится жертвой социальной нечестности, т.е. получается, что он дружит, а с ним нет (держат на дистанции). Это обман, т.к. его или фактически еще не приняли в клуб, или несправедливо "поставили на место". Если такая ситуация затягивается, то человек становится жертвой собственной экклесической зависти, унизительного желания общаться и болезненной скуки, особенно если он не имеет другого клуба. Жертве лучше порвать отношения, удалиться, изолироваться, сформулировав обвинение таким образом: или его "поставили на место", на которое он не согласен, или его "держат за дурака" и фактически не принимают в клуб, говоря, что приняли. Освобождение при этом сопровождается грустным, но приятным душевным состоянием. Надо расставаться, лучше быть одиноким, чем униженным. Унижение болезненно, тогда и тело начинает болеть. Вспоминается из детства девочка во дворе, которая плакала и жаловалась на подружек: "они мне ничего не рассказывают". Для многих эта ситуация хроническая просто по жизни.
       Экклесическая "измена" - это когда человек имеет участие в двух клубах (компаниях), не знакомя членов разных клубов друг с другом. Таким образом, для каждого из рядовых членов обоих клубов он как бы имеет некое загадочно манящее общение где-то еще. В глазах рядовых членов это поднимает его престиж, социальную гравитацию, независимость, солидное спокойствие. Такой "изменщик" становится лидером, или стремится им стать. Как правило, в одном клубе, более социально высоком, он член, а в другом лидер. Если это принято в обществе, то всё честно. Но от таких всё равно надо держаться подальше т.к. они неприятные гордецы, потому что - энергетические "вампиры". "Изменять" по большому счёту всё-таки нечестно по отношению к тем, кто не "изменяет". У "изменщиков", как правило, и женщины две, а если сублимировано, то и больше. Т.е. им они тоже, как правило, изменяют, раз уж такой у человека характер (т.е. двойник). Во многих общественных организациях эти социально-экклесические жульничества ("измена" и проч.) узаконены "канонически" и свято соблюдаются в виде традиций, обычаев, правил и порядков, например, в Православной церкви. Это обычно лицемерно вежливый, но на самом деле вполне жестокий и социально беспощадный мир, разумеется, вредный для здоровья. В нём царит вампир-эгрегор. Результат социологии такого рода сводится к тому, что внутри общественной организации возникает союз избранных, элитный клуб, чтобы никого туда не пускать. Обычное мировоззренческое представление, эксплуатируемое для вышеозначенных целей таково: люди не равны. Интересно при этом отношение к проблеме страдания и наслаждения. Страдание возвышает, с его помощью человек начинает превосходить в этом неравенстве тех, кто не удосужился пострадать. Однако, на самом деле, если Бог есть Любовь, а Любовь это блаженство, то всеблаженный Бог требует не страдания, а верности в Любви, аскетического воздержания от религиозной измены. Суть любого греха в мистическом прелюбодеянии. Но общественное мнение, в том числе самых солидных религиозных и социальных групп, часто превозносит само страдание, на деле, как правило, связанное с утечкой энергии. Существование тогда представляется мрачным и безрадостным в этой жизни и блаженным в той (т.е. после физической смерти). Но самая святая гора и самый истинный алтарь - это человеческое сердце, любящее добро и доброту. И все самые главные божественные чудеса происходят именно здесь, в сердце. А лицемерный культ страдания (на самом деле, платы за превосходство) есть аскетически ложная установка, уводящая от Бога и Его действительно настоящих заповедей.
       В нашей книге, особенно в этом месте может создаться впечатление, что мы когда-то и как-то были обижены неким православным социумом и хотим теперь отыграться, разоблачая его недостатки. Что ж, вот, наверное, возможность продемонстрировать читателью нашу честность, искренность и откровенность. Да, были неприятные моменты и, конечно, неудовольствия испытывать приходилось. Но ответ на другой вопрос, а именно, написана ли наша книга ради обличительной мести и насколько наш суд пристрастен, отвечаем: вообще не пристрастен. Может что-то и было тридцать лет назад, сейчас это в прошлом. Огонь обид перегорел, но огонь служения остался. И прав ли наш суд и Господь ли нам дал право судить, решайте сами. И, кстати, критика приветствуется, пишите в комментариях, возражайте, задавайте каверзные вопросы. Мы все обдумаем, подредактируем книгу и она станет еще сильнее. А вообще, наша критика Православия и других социальных институтов с позиций морального абсолюта, мы убеждены, никого не должна здесь задеть, разве только тех, кто претендует на моральный абсолют. И, во-вторых, ни одна религиозная конфессия, политическая партия и проч., насколько нам известно, не настаивает на достижении абсолютного счастья и абсолютного здоровья в сей жизни. Поэтому критика любой общественной системы и любого социального института с позиции интересов абсолютного счастья и абсолютного здоровья для каждого человека является вполне дозволенным делом, касающимся его счастья и его здоровья. Мы лишь позволили себе критику культа страдания, который никак не совместим с достижением абсолютного счастья и абсолютного здоровья. Думаем, все с этим согласятся. Кроме того, предлагая читателю отказаться от культа страдания, надо сохранить его совесть спокойной, как и чувство собственного достоинства, иначе от такого отказа проку для здоровья не будет никакого. А для этого, все же, культ страдания необходимо действительно развенчать, что мы и намерены сделать.
       Итак, продолжим. Если аскетика не ставит перед собой целью освобождение от двойника или его перевоспитание, то она обычно сводится к желудочным и т.п. подвигам и представляет собой телесно-психическую практику. Тогда здесь предполагается просто очень хорошо развитый телесный талант, как у спортсменов или индийских йогов, но телесные практики не могут заменить собой морального максимализма - это другая практика. Бесспорно, что вегетарианская диета, например, имеет огромное влияние на восприятие вечных ценностей, и, как бывалые специалисты в этом деле, можем авторитетно сие подтвердить, но есть и другие тоже эффективные способы "утончиться". Странно, но даже не только в простонародье под аскетикой часто понимается именно причинение себе страданий и в основном телесных. Аскетика, таким образом, понимается как воздержание от вкусной пищи, от всевозможных бытовых удобств, но она не должна сводиться к быту. Настоящая аскетика это не бытовое занятие. Слово "Добротолюбие" с древнеславянского языка переводится как - красота любви. Доброта (с ударением на второй слог) на древнеславянском означало - красота. Таким образом, древние подвижники под аскетикой понимали искусство любви, эстетическое искусство экклесии. Но со временем аскетика перестала быть выстраиванием души и стала означать просто суровый, жесткий быт. И теперь очень часто эти, ради превосходства "аскеты" и ради превозношения "страдальцы", начинают свои, на самом деле языческие, рассуждения о духовном, усложняя простые пути к исполнению заповедей блаженства. На самом деле аскетика - это именно эстетическое искусство, и, прежде всего, искусство достижения красоты духовного здоровья. Таким образом, мы снова видим, что здоровье тела должно начинаться со здоровья ума, т.е. с приведения в порядок серого вещества головного мозга. Здесь мы повторяем уже ранее сказанное, потому что достичь идеального здоровья мы предлагаем при помощи все-таки именно правильно понятой аскетики.
       Правильная аскетика восходит к божественной мудрости, а неправильная к внушениям эгрегора. Для здоровья это капитально важно. Правильная аскетика не призывает к страданию, и не превозносит страдание само по себе, тем более болезни. Наоборот, в конечном счете, она предлагает радость и наслаждение, причем гораздо более сильное и всеобъемлющее. Судить о том, правильная аскетика или нет, можно по состоянию здоровья и энергетике. Главная суть правильной аскетики - это смена одной радости на другую, и одного наслаждения на другое, а не отказ вообще от радости и наслаждений. И это есть смена эстетики, с одной на другую и через нее изменение всей культуры. Аскетическое воздержание предполагается - от нечистых удовольствий и греховных наслаждений. Ромбическая эстетика нравственности здесь - фактор достоверности и истины. Это главный и единственный компас на пути к счастью, мудрости и святости. Истинное христианство - это доброта, участие, сочувствие, человечность, благородство, великодушие, покладистость, уступчивость, приветливость, вежливость, миролюбие, дружелюбие. Все остальное - или схоластика, или прельщение. Чудо посещения Святым Духом с Его дарами бывает в современных церквах в момент обращения или крещения человека, но достичь потом этого состояния еще раз в одиночку уже невозможно, но только в экклесии. В одиночестве все, что достигается и испытывается - прельщение. Одинокий, монашеский (от слова моно) путь заведомо или невыносимо труден, или просто бесполезен. А в экклесии и любви дары Святого Духа обретаются легко и естественно.
       Но как различать и обнаруживать эгрегоров, которые иной раз выдают себя за Самого Бога? Как сориентироваться в огромном количестве сект и конфессий? На самом деле этот вопрос не такой уж и сложный. Так что на простой вопрос дадим простой ответ. Эгрегора от Бога надо отличать по следующим признакам. Бог не есть берущий блага, а дающий, и притом даром. Блага - это хлеб насущный, энергия, знание, мудрость, защита и проч. А божий человек, даром получая от Бога, даром же делится с окружающими, и здесь, чем больше даешь, тем больше остается. Но так бывает, если человек осознает себя не источником, а как бы неким что-ли трубопроводом. Надо открыть кран и вода польется, и не нижестоящим, а просто ближним, т.к. для такого человека нижестоящих нет. Быть божьим человеком - это не профессия, когда одна ценность обменивается на другую, небесная правда на земную выгоду. А теперь самое важное: целью такого отдавания является доверие и примирение, т.е. условия, при которых возможна нулевая дистанция. Т.е. конечной целью является выход к другому типу жизни, в котором нулевая дистанция и есть источник счастья, энергии, здоровья, бессмертия и всех остальных благ. Когда есть любовь, всего много и все общее. Превосходства и неравенства не должно быть, они уничтожают любовь. Ближе к Богу? Приблизь тех, кто дальше. Больше знаешь? - научи. Богаче? - поделись. И даром, не превозносясь!!! Ради доверия и любви. А эгрегор, в отличие от Бога, не дает, а берёт энергию (за элитарность). И человек, который служит эгрегору, незаметно для себя отдавая энергию эгрегору, берёт (вампирит) её у нижестоящих, иногда, кстати, вполне для них заметно. Ну и, разумеется, не только энергию, но и банальную мзду. Это может осознаваться как нечто вполне справедливое и правильное, подкрепленное авторитетом времени и традиции. Здесь все один ниже другого, и высшие за покровительство и защиту берут энергию у нижних. У сиятельных владык, когда они унижают, мучают и экспроприируют, всегда одно и то же оправдание: он имеет право, потому что он святее, лучше, выше, умнее, талантливей... ну и, ясное дело, ближе к богу (по понятию о боге - к эгрегору).
       Когда идёт речь об экзистенциальном равенстве личностей, то в случае несогласия, как правило, звучит стандартное возражение: люди же не одинаковы! На самом деле здесь притворно-глупое или заинтересованно лживое отождествление одинаковости и равенства. А это не одно и тоже. Равенство , например, в политическом или социальном смысле это равенство прав. На уважение человеческого достоинства, на безопасность, на возможности творческого самовыражения, на образование, развитие, самобытную неповторимость и проч. Причем тут одинаковость? В философско-религиозном же смысле равенство должно пониматься экзистенциально и парадоксально: человеки равны, несмотря на неодинаковость. Но кому-то обидно, наверно, подниматься интеллектуально, духовно, нравственно, а в конце, с высоты восхождения узреть всеобщее духовное равенство. Не об этой ли обиде говорит притча (Мф. 20. 1)? Наверно, с самого начала превосходство не должно быть целью, т.к. такая цель безнравственна.
       Личности несравненны, а превосходство в чем-то другом, в уме, например, физической силе и проч., мало что значит для общения на экзистенциальном уровне. Например, логика. Кроме того, что у человека любая логическая цепочка начинается с недостоверного для других утверждения, основанного на интуитивном мнении, сами законы логики и сама логичность иногда не являются, в свою очередь, фактором достоверности. А между тем очень часто мужчины в полемике, горячась или, наоборот, с лицемерно доброй улыбкой, стараются превзойти друг друга владением логическими цепочками. Целью этих дискуссий всегда было превосходство. Гораздо ценнее и добрее было бы постараться понять другого, увидеть суть его глазами, уловить чужую интуицию, эстетику, чувство истины. Настоящая истина никогда не рождается в споре. Мы, во всяком случае, ни разу такого не наблюдали. Зато часто наблюдали, как в споре она умирает. Истина рождается в любви, и сама она есть любовь. И если я внутренним взором вижу некую идею, то увидеть ее можно только через меня, соединившись со мной в созерцании этой идеи. В этом суть и группового творчества, и даже группового пророчества. Пророчество возникает в группе: в сочувствии, сопереживании, созвучии (согласии), со-стоянии, со-зерцании. Все слова с приставкой "со" - передают некое начало любви. Человек открывает мир, и это есть его творчество, самообнаружение в зрении, восприятии, постижении. А доказать ошибочность его зрения и постижения - это уничтожение, развенчание, низведение, подчинение. В конечном счете, все та же кастрация по Фрейду, и это старо и не интересно. Кстати, чтобы даже и возразить, но действительно по существу, надо выслушать и понять, а чтобы понять, надо в каком-то смысле все-таки согласиться. Но! Тогда возражение будет не опровержением, а дополнением, и чем противоположней будет дополнение, тем ближе к истине, т.к. истина всегда антиномична.
       Стремление превзойти, наоборот, унижает человека, обнаруживая животные, низменные инстинкты. У животных первая проблема - вырасти, созреть и размножиться. Для этого надо доказать свою способность и право размножаться, продемонстрировав своё опережение в росте и развитии, бодая, затыкая и распихивая остальных. В целях эволюции и выживания всего рода вожак стада, доказавший свое превосходство и таким образом право на размножение, имеет к себе соответствующее отношение всего стада. Что касается социума, то такая психология чаще выражена как бы сублимировано, но всегда можно отследить те же корни. В данном случае сублимация - это как бы переход того же самого явления, энергии, энтузиазма, но в другой план, в другое качество, интерпретацию, проекцию и так далее, но сохраняя при этом изначально первичную суть. Суть эта - двойниковая и размноженческая. И очень часто под энтузиазмом даже религиозной общественности лежит всего лишь обезьяний инстинкт. Люди подсознательно стремятся к превосходству и опережению, иной раз только что не подпрыгивают друг перед другом, пытаясь доказать свое превосходство. В теперешнем нашем мире это нормально, ведь движущая сила и эволюции, и психологии выживания только в этом. Но это первородный грех. Его суть, семя, корень. Это воспринял Адам, вкусивши запретный плод, и именно против этого, по сути, выступил Христос. Из этого подсознательного демонизма вытекают обычные антиэкклесические грехи творческой интеллигенции. Кастрационные импульсы, о которых мы уже говорили. Плагиат - это утилизация чужой потенции и присвоение положительного внимания публики. Непускание и устранение - это сублимированное "убийство", и выключение "убитого" из социальных отношений. Обскурантизм - запрещение говорить и собираться. Какой самец станет делиться своим стадом? Выражаясь профессионально психотерапевтическим языком, можно сказать так: человек стремится быть источником, властителем и дарить себя (т.е. быть в центре эстетического внимания). Понятно, что остальные ему в этом соперники и конкуренты. Каковы же последствия всего этого? Да хоть, например, онкология. Новейшая медицина, насколько мы смогли в этом разобраться, причиной рака объявила чувство обиды. Обиды на семью, род, племя, народ, нацию. За что? За одиночество. Это обида за отвержение, невостребованность, ненужность. Т.е. психологические корни этой болезни в исконном естественном отборе: нужные люди живут, ненужные умирают. Например, замечено, что русские эмигранты в Америке и в других странах во много раз чаще обычного болеют раком и умирают. Наверное, это те, кто, не пригодившись в своей стране, оказались не нужными и в другой. С этой точки зрения рассмотрим в современно-историческом масштабе отчуждение поколений нынешних отцов и детей. Отцы (опять же по Фрейду) не признают молодежную субкультуру, "кастрируя", таким образом, свое потомство. А дети, замыкаясь друг на друга, отгораживаются от отцов. Этот современный молодежный сепаратизм сейчас у всех на виду, который и есть сублимированное убийство отцов (эдипов комплекс), т.е. забвение, отчуждение. Отцы, наиболее сильно и болезненно переживающие это, болеют раком. Молодежное движение хиппи, например, создало рок-музыку. Предыдущее поколение ее, разумеется, не признало, хотя Битлз теперь считается классикой. А любители Битлз, фыркая, например, на хард-рок и хеви-метал, или на ландшафтный театр толкинистов, подсознательно жаждет, однако, дружбы с современной молодежью, которая в свою очередь, пугаясь кастрации и сублимировано гомосексуальных отношений, тоже отгораживается. Ну и так далее. Вечная проблема отношений отцов и детей. Грех никого не делает счастливым, в том числе и тех, кто грешит. Каждая человеческая личность, сотворенная Богом, уникальна, абсолютно ценна, но это другое измерение - ромбическое и крестное, в котором нет нужды доказывать свое превосходство и право размножаться.
       Об истории крупных, издавна и традиционно существующих социальных групп, особенно религиозных, надо говорить, всегда имея в виду все ту же самую психологию. В китайской философии есть понятие "Жень" - авторитетный человек. Жень - это авторитетность не за ум или силу, а только и именно за доброту, за доброжелательность. Насколько можно судить, это специфическое понятие "Жень" - редкий случай в философии. Во всяком случае, на других языках подобного слова мы не знаем. Всякое крупное и долго существующее сообщество обычно начинается с последователей хорошего человека-жень. А потом постепенно их "наследники" организуют сложную иерархию духовных степеней и всеми мерами поддерживают представление о делении всех людей на стадо пасомых овец, лучшей добродетелью которых является терпение и слепое послушание, и избранных, облечённых божественной благодатью "пастырей" с непогрешимыми властями во главе. И долго еще доверие народа к тому хорошему человеку-жень эксплуатируется для обмана этого народа. Однако симония (получение высоких постов за взятку) и лицеприятие (блат, кумовство, связи) имеют своим следствием серость и посредственность, и тогда проклятья и угрозы обрушиваются на инакомыслящих, т.к. опасна сама возможность их собирания и организации новой социальной группы. Схоластические мировоззренческие науки и канонические знания становятся элитным занятием, а сведущие в нем замыкаются в замкнутую аристократическую группу, избегающую от остальных. При всём том властители держат народ в разобщённом состоянии, подозрительные собрания запрещены. Организованность и общественность - только их привилегия. И вот тогда возникает элита, в которую хочется попасть. Эгрегор пожинает плоды своей деятельности. И всё возвращается на круги своя. Кому-то снова приходит в голову, что добро и зло - это главные ориентиры бытия. Что доброта личностна, экзистенциальна, и никакая социальная система и никакой социальный институт не может быть добрым сам по себе. Всё можно употребить во зло, т.к. коррупция проникает и уживается в какой угодно хорошей системе. Верность конфессиональной или политической системе - не есть бесспорное нравственное достоинство, т.к. личность выше системы (нет ничего в творении выше личности-точки). А личные отношения могут быть только свободными иначе это не личные отношения, а игра в социальные роли. И вот с такого нового человека-жень и с его проповеди начинается новый виток морального прогресса.
       Многие общественные, политические и религиозные организации начинались с гуманизма, терпимости, свободы, равенства и братской любви. А кончались жесткой иерархией и обскурантизмом. Христианство здесь не исключение, да, кстати, и сам Христос неоднократно предупреждал, что явятся лжепастыри и, соответственно, лжецеркви. Тут же закономерно возникает цензура, как искусственно созданная стена между говорящим и слушающим, пропасть между писателем и читателем, артистом и зрителем. Но во времена власти черной касты, т.е. хозяйственников и управленцев, золотой телец уже в цензуре не нуждается, т.к. если информация не может продать сама себя, она умирает "без посторонней помощи". Эстетика и философия ромба сами по себе не берут за душу, не хватают за сердце. Это двойники всегда самовольно берут за душу и хватают за сердце, а эстетика ромба (эстетика благородства) наоборот, требует аскетики, сознательной и напряжённой духовной работы по перевоспитанию вкуса и интеллекта: "Царство небесное силой берётся", т.е. трудом, а идеал свободы и общественности, всё-таки, невозможен без Христа. Любая солидарность без Христа превращается в солидарность против Христа.
       Развитие всего во вселенной и земная эволюция в частности, разворачивается как подготовительный период к вечности. Этот подготовительный период долгий, но не вечный, важный, но предназначен не сам для себя, а для вечности, ни с чем несравнимой по важности. И в этой вечности размноженческая культура, диктуемая двойниками, не будет иметь места. Система Аушры и астрология в ней упразднятся. В подсознании у людей есть: размножиться, заселить вселенную, а потом будет что-то высшее, ради чего и было размножение. Без этого высшего просто размножение абсурдно - это ясно любому, даже не философу. Без новой культурной перспективы размноженческая культура неумолимо превращается в культуру боевика, порнографии и "тёплого клозета", и, самое главное, в культуру корысти, в том числе энергетической корысти демонов и двойников. А значит это культура болезни и страдания. В связи с этим здесь надо еще раз обратить внимание на одно очень важное уже упомянутое раньше обстоятельство: ни в одном из двух размноженческих сочетаний стихий нет собственной, внутренней власти одной стихии над другой. Поэтому именно эти сочетания удобны для власти со стороны, что и стало главным результатом первородного греха - активное участие в человеческой жизни расы ангелов-двойников с древней размноженческой психикой. Можно сказать, что система Аушры, как и астрология - это результат первородного греха. И думаем, что это высказывание совершенно справедливо. А в сочетаниях креста и ромба вода властвует над землёй, и воздух над огнём. В других сочетаниях власти нет. Из этого можно также сделать и другие выводы: относительно власти одних людей над другими. В отношениях, где осуществляется власть, если присмотреться, всегда видим или власть ума над телом, или духа над чувством. Такое можно иногда наблюдать в отношениях взрослого и ребёнка, инженера и рабочих и т.д.
       Давайте теперь рассмотрим сообщества, созданные ради политической цели. Ведь такие сообщества в первую очередь нам знакомы и известны. Если присмотреться и философски обобщить, можно увидеть, что такие вещи как харизма, т.е. признание, вес, авторитет, популярность, известность - это качества не психологические а социологические, т.е. это не свойства отдельного человека, а свойства общественности в целом, как бы сконцентрировано выраженные в отношениях людей. Ведь в одиночестве в любом человеке все это упраздняется. Здесь суть социальности как таковой, где общение, общинность, общественность, социальность - это всё, как мы говорили, самая насущная потребность человека. Теперь присмотримся, откуда берутся некоррумпированные, а действительно популярные вожди? Любое общественное движение начинается с человека, имеющего харизму. А за харизмой прячется ангелическое существо, которое само на самом деле и есть харизма. Это он (эгрегор) даёт идею, программу, вдохновение и романтику - все эти вещи человеку как будто сами приходят в голову, и он считает себя автором. Но на самом деле он не автор, а приемник с антенной. Здесь главное, чтобы голова и сердце человека соответствовали и по настроению, и по способности воспринимать. Этот же эгрегор-харизма привлекает адептов, способных к единомыслию. Таким образом, эгрегор-харизма даёт людям судьбы (со-удел), выделяя их из человеческой массы, дает служение, цель и смысл жизни, и созерцание уже общее, групповое. Вообще-то, делать историю имеют право только живущие в теле, но эти самые живущие в теле (т.е. люди) чаще всего сознательно, реже бессознательно, именно служат не человечеству, и даже не себе самим, а чему-то загадочно высшему. И, таким образом, человеческую, казалось бы, историю делают на самом деле эгрегоры-харизмы, вступая в игру в исторически и астрологически благоприятный для них момент. В таких сообществах очень хорошо заметна некая общая одержимость. Партийный дух - это вид прельщения, психическая болезнь (одержимость демоном, т.е. эгрегором). Человек, одержимый этой страстью, возвышает партийные интересы над правами и потребностями отдельной личности, тем более посторонней. Он начинает верить, что только его партия владеет истиной, и притом всей истиной, по всем вопросам. Партия, группа, секта, конфессия помогают удовлетворить социальную потребность (серый треугольник), и человек за партию стоит как за свой дом, племя, народ, родину. Партия заменяет древнюю, родовую, братскую общину. Признак партийности - лексикон, язык со своим словарем, который служит выделению и изоляции. Свой язык (стихийно) образуется в любой субкультуре или профессии (уголовники, хиппи, музыканты, философы и проч.). У древней партии и язык древний. В партии каждый стремится занять соответствующее себе место. В зрелой, сформировавшейся партии всегда есть множество таких мест: звания, саны, чины, должности, а отношения между ними регулируют уставы, каноны, правила, уложения, обычаи и проч. Со временем это всё мертвеет, и большое количество чинов и правил свидетельствует о древности, мёртвости партии, и, самое главное, о самом духе партийности. Омертвение партии ускоряет коррупция, такие, например, явления как связи (в основном родственные), кумовство и проч. Сначала, на первом этапе этого, например в государстве, в элитные институты поступают тупицы, на высоко оплачиваемые должности принимаются дураки или проходимцы, нравственность проповедуют развратники... А на втором этапе коррупция доводится до логического конца, когда правопорядок охраняют преступники и организованная преступность (мафия) приходит к власти. Когда церковь, государство или любое другое социальное образование зарастает связями, оно становится нищим, серым, скучным, пошлым и, самое главное, агрессивным. И хорошо, если только так. Бывает, когда дух партийности почиет на личности и тогда возникает культ личности, но об этом теперь написано достаточно. Мы, вообще-то, здесь не беремся в деталях обличать культ личности, коррупцию и власть организованной преступности, это слишком просто и пусть другие это обличают. На таком обличении многие политические деятели сделали и будут еще делать свою карьеру. Нам же, поскольку наша цель - идеал религиозной общественности, скорее, интересна утонченная критика с позиций нравственного совершенства моральной добропорядочности солидных общественных организаций.
       Общественная организация, как и отдельный человек, способна оживать и более или менее выздоравливать, если в ней начинает более строго исполняться нравственный закон. Но это трудно. Почему покаяние тяжело, и каяться никто не хочет? Потому что признание своей вины накладывает печать на дальнейшие отношения с окружающими, как с отдельными людьми, так и с партиями, точнее, на иерархию этих отношений. Раскаиваясь, виноватый признаёт свою недальновидность, способность ошибаться, а значит должен отказаться от права "вещать", руководить, настаивать (т.е. от власти). А, отказываясь вообще от духа корпорации и партийности, приходится становиться эклесическим одиночкой на очень и очень неопределенное время. Что же мы предлагаем? Одиночество? Счастливого одиночества не бывает, попытки достижения счастья в одиночестве кончаются дефицитом энергии и агрессией на окружающих с целью утилизации их энергии. Но продвижение по пути покаяния к идеалу нравственности предполагает отказ от неправых сообществ. И первое, от чего надо отказаться - это от элитарности, т.е. группового превозношения, в том числе самого, казалось бы, правильного и безупречного. Здесь имеется в виду то, что, как много раз уже было показано, сперматозоидная драма процесса зачатия может проецироваться в том числе и на саму религиозную жизнь и религиозную психологию: войти в божественную славу и благодать, обогнав неудачливых и непреуспевших собратьев. Тогда спасение понимается чисто язычески - как групповое избрание и вечная гибель (непускание) остальных. Особенно парадоксальна такая языческая психология в христианстве: ведь зачатие Христа, как известно, было абсолютно другим, а новая заповедь (квинтэссенция всего Нового Завета!) - это "Возлюбите друг друга, как и Я возлюбил вас".
       Религиозные войны основаны на убеждении, что Бог есть убийца непокорных. И Ему в этом "священном" деле надо помочь, т.е. служение Богу понимается как убийство грешников (неверных, еретиков и т.д.), - вот культура стыда! И она обязательно представляет собой криминальную культуру (Маслоу). Впрочем, такие христиане с языческой психологией, как правило, не дают себе труда понять, чем отличается Иегова от Зевса, со всеми вытекающими. Зато сколько же труда тратится на то, чтобы войти в пастырскую элиту, предполагающую неравенство, аристократизм, групповое избранничество, иерархическое превосходство, замкнутую священническую знать. Совесть всегда и совершенно ясно говорит, что элитарность -это грех. Христос говорит: "все вы братья". Но человек как-то не понимает ясных слов и ищет и находит (услужливый ум даже в Священном Писании подыскивает) аргументы в пользу элитарности и неравенства. Элитарность проявилась уже у апостолов, и христианство безнадёжно этим заражено. Само апостольство, наверное, с самого начала и, тем более, потом понималось уже не как только дело, т.е. проповедь новых заповедей о равенстве, а как некое повышенное качество человека, в элитарном, конечно, смысле. А ведь Христу неоднократно задавались на эту тему конкретные вопросы и неоднократно получались конкретные соответствующие ответы. Мысль о равенстве перед Богом и братстве Он высказывал по-разному множество раз, а как-то, не удовлетворившись словами, взял воду, перепоясался полотенцем, и вымыл, а потом вытер всем апостолам ноги, справедливо полагая, что это символическое действие окажет крепкое внушение.
       Разделение на элиту и плебс стало первым падением христианства: "Вспомни, откуда ты ниспал, и покайся" (Отк. 2. 4). "Но имею против тебя то, что ты оставил первую любовь свою. " (Отк.2.4) Братская любовь - вот что значит "первую любовь свою", которую оставили. А с четвертого века священство в большинстве своем уже окончательно утратило чистоту духовного интереса к нравственному идеалу и бескорыстное увлечение истиной и святостью. Это было время полного развития павлинизма, понимаемого как компромисс. Причину всего этого многие видят в утрате мечты и надежды на идеал в этой реальной земной жизни. Эта мечта была жива несколько лет в иерусалимской общине, но уже ап. Павел ее утратил и надеялся обрести идеал и совершенство только в посмертном существовании. Видимо, он один из первых понял, что второе пришествие, которого тогда все так ждали, будет еще очень нескоро.
       "Даром получили, даром давайте" это пророческая заповедь о запрещении профессионального христианства. Например, молитва - это то же, что просьба, т.е. когда что-то хотят получить даром, бесплатно, не путем обмена. Разве можно молиться профессионально, брать за это деньги, гордиться каким-то ее особым качеством или духовным уровнем, считать это трудом или искусством? И уж тем более создавать замкнутые молитвенные корпорации. Вообще, если вникнуть, то легко заметить, что Христос довольно таки жестко и конкретно "отрегламентировал" порядки в Своей церкви, и извратить их потребовало немало таланта и ума. Двойник узнаётся по мировоззрению. А человека-личность любое тварное неравенство настораживает т.к. это всегда неравенство качества и количества, что не есть экзистенциальная истина, т.е. тут нет бесконечности личности-точки, но есть незавершенный, не совершенный человек и его двойник.
       Говоря о сером треугольнике, т.е. об общественности в этом мире с его неравенством, надо сказать и о талантах, т.е. о талантливых людях, ведь их талант - это самый первый аргумент в пользу неравенства. Эх, таланты, таланты... Нам ли не знать, что это и чем это все кончается... Что ж, откроем читателям секреты творческой интеллигенции, в которой каждый жаждет славы и никогда бескорыстно не поможет прославиться другу и, вообще, другому. А разве слава гарантирует счастье? В эгрегоре все снизу доверху несчастны, и сверху особенно. Ведь одно дело быть донором двойника, и совсем другое - "дойной коровой" эгрегора. Например, депрессия и скука, как известно, - бич современных звёзд эстрады, кстати, иногда до смешного по простой причине: они поют про любовь, но не супружескую. Гениальный Будда не уточнил: от неисполнения именно каких желаний он страдал, но уже в юности человек начинает сознавать неисполнимость своих желаний и удивляться тому, что мир устроен так, что желания у людей не совпадают с возможностью их исполнения, что люди не приспособлены друг к другу, от секса и дружбы до творчества и признания. Даже если есть какое-то согласие в группе, то нет согласия с другой группой, а это уже групповая вражда. Самый пик разочарования бывает тогда, когда добившись и получив желаемое, например, деньги или славу, понимаешь, что в мечтах это представлялось другим, что это не то... радость не та, или что-то другое не то, но в общем, чувствуешь себя обманутым. И точно, так оно и есть: обман, вот что это, но кто же обманывает? Не тот ли, кто вызывает желание, соблазняет, разжигает?
       Гениальный писатель страдает от депрессии и скуки. В том числе потому, что он берёт на себя ответственность за грех своих читателей. Поэт воспевает и оправдывает свои страсти, а значит и страсти человечества. Читающая публика невольно доверяет печатному слову, следует ему и подражает литературным героям. Так пираты и разбойники выполняли приказы своего главаря, отчасти возлагая на него вину за преступление, а он потом мучился от сильнейших приступов скуки и депрессии. Где-то здесь кроется причина загадочного самоубийства гениев. ("Гениальность и сумасшествие" Ламброзо). Иллюзия талантливых людей в том, что им кажется, что остаться в массе - это умереть. Толпа, масса - это сперма, предназначенная на смерть. Вот эгрегоровский обман. Гений стремится выделиться, вырваться вперёд - это значит реализоваться и жить (сперматозоид проник в яйцеклетку), т.е. он избран для вхождения, но куда?! Всякий человек, сознательно или подсознательно выделяющийся из презираемой им толпы, чтобы жить, подсознательно согласен, между прочим, на смерть этой толпы, массы. Он даже этого хочет. И нередко это бывает не только в переносном, но в прямом смысле (Наполеон). Вот куда стремится соблазнённый. В бомонд и богему, которые, если присмотреться, есть чистый демонизм. Ничто не повторяется дважды. Оплодотворение яйцеклетки происходит лишь раз, но гений стремится к этому снова. И это грех. Когда Христос говорит о скопцах ради царствия небесного (Мф. 19,12), не имеет ли Он в виду более глубокий смысл, чем просто воздержание от брака и секса? Не говорится ли здесь о юродстве гениев, отказавшихся от славы и богатства ради покоя, исихии и синергии? Талантливых людей манит избранничество. Как хочется разделить людей на артистов и публику, на посвященных и профанов, на элиту и толпу, на рабов и господ. У Бога другой замысел. Любовь - вот истинная реализация, и глобальная цель любого развития. Но и не богемная любовь друг к другу в избранной группке, с презрением к остальной массе (в этом суть власти эгрегора над своей партией!). Групповое клерикальное избранничество - тоже вампирическая ловушка. Правда, такая ловушка не сразу обнаруживается, и иллюзии избранничества можно питать всю жизнь.
       Культура смерти возросла из семени смерти. Но если есть культура смерти, то должна быть и культура жизни. И может, эта культура жизни и есть культура ромба? Команда жизни для тела должна придти из области духа, но не одного. Неподвижное одиночество - это смерть. Идеальные духовные отношения, продвижение к ним - вот где надо искать жизнь. Приказ жить на генном уровне тело получит не от генных инженеров и вообще не от людей науки, и не от своего хозяина-человека с его двойником, но от другой личности, от человека, который захочет не смерти, а жизни для своего собрата... Но как же этого захотеть? "Смерти моей хочешь" - вот печальный диагноз любых отношений. Здесь, когда мы говорим "смерть", "убийца", мы вкладываем тот же смысл, что и евангельское: "Ненавидящий брата своего есть человекоубийца". Если человек, например, мысленно ударит другого, то тот другой получит этот удар в свое тонкое астральное тело. На этом основана вся военная магия примитивных племен (порча, пробивание ауры). Когда же Христос обличал саддукеев и фарисеев, Он указывал на еще более тонкое "убийство" - однако, все на том же сперматозоидно-яйцеклеточном уровне психологии. Когда талантливый человек себя представляет, показывает, объясняет, рассказывает о себе - все это для того, чтобы потом не пустить ни к себе, ни в себя (элитарный апартеид). Это убийство (яйцеклеточное). Когда же человек ведет себя уважительно, внимательно - часто потом выясняется, что это было для того, чтобы кого-то другого - нового знакомого - оценить выше, а первого бросить разочароваться, т. е. опять убийство (сперматозоидное). Но на социальном жульничестве долго не "проедешь": с каждым предательством теряется любящий человек: "И не гонись за ним, ибо он далеко ушёл и убежал как серна из сети" (Сир.27.17). "Грех есть беззаконие" (ап. Иоанн), "всё, что не по вере - грех" (ап. Павел). Можно ещё добавить: всё, что против любви - грех. Всё что нарушает саму возможность возникновения любви, т.е. неравенство, несправедливость, нечестность, уничтожающие мир, доверие, привязанность и любовь. Истинная любовь - это единственно истинный тип существования, дающий идеальное здоровье, тогда идеальное существование тела подтверждает истинность существования духа.
       У каждой весны, зимы, лета и осени своя энергетика, свой дух и даже запах, который как бы смутно вспоминается и узнаётся. Это вспоминается то же самое, только из прошлого, астрономически-временной цикл назад. Самый маленький цикл для человека - 28 лет, а через большие циклы (больше, чем сотня лет) вспоминает уже двойник (дежавю). Тогда человек вдруг чувствует, что как будто это уже с ним когда-то было. Астрологический цикл из 28 лет делится на 4 семилетки. 1-я семилетка - земляная, 2-я - водяная, 3-я - огненная, и последняя - воздушная. Во вторую и третью семилетки хочется братской любви и дружбы. У каждого человека после 35 лет усиливается жажда традиционной общественности. Это время, когда даёт себя почувствовать потребность общения и общественности. Причём с 35 лет, т.е. в водяную семилетку тянет к умным разговорам, к "отцам", древностям и традициям. Человек ищет "стволы" в истории. Древесный ствол здесь символизирует какую-либо историческую традицию, например, это могут быть конфессии, династии, национальные культуры и т.д. А с 42 лет, т.е. в огненную семилетку тянет уже к "ветвям", т.е. к братьям. Здесь человек ищет братства на основе выбранного ствола исторического древа. С 49 лет (воздушная семилетка) человек стремится к лидерству. Это "директорский" возраст, когда хочется стать настоятелем в выбранной конфессии, князем при династии, директором в культурной деятельности. Все это чревато поражениями в борьбе с конкурентами и болезненными фрустрациями, или подсознательным комплексом вины. Самый лучший "ствол" во всей истории земли это "ключ Давидов" - шестиконечная звезда, ею Христос открывает двери, и на избравших её душах почиют обетования, данные Иосифу. Если некий эгрегор никогда не был вампиром, сосущим энергию из людей, то эти люди у него здоровы и, скорее всего, долгожители. Такой ангел (эгрегор) упоминается в Священном писании один единственный раз: "Знаю твои дела; вот Я отворил перед тобой дверь, и никто не может затворить ее; ты не много имеешь силы, и сохранил слово Мое, и не отрекся имени Моего" (Отк. 3. 7). И если этот эгрегор безупречен, то в его идеально-счастливом обществе парадоксальным образом не будет ни аристократической элитарности с его апартеидом, ни замкнутой священнической знати, ни плебеев-простолюдинов. А только абсолютно здоровые и вечно живущие мудрецы (Отк.12). У каждого эгрегора своя романтика и своя эстетика. Невозможно понять книгу, не созерцая эстетически ее сути вместе с эгрегором. В каком духе книга написана, в том возможно и понимание. Если эстетика - основа книги и ее суть, то и способ восприятия. И если эта эстетика высочайшая, соответственно нужны высочайшая культура, изощренная моральная утонченность, глубочайшее интеллектуальное зрение, выходящее за пределы логики, т.е. осознанная экзистенциальность. Если безнравственность грозит человеку болезнью и смертью, то наоборот нравственность обещает здоровье и счастливую жизнь. И тогда абсолютная нравственность (почему бы и нет?) должна бы обещать абсолютное здоровье и вытекающее из него бессмертие. Абсолютная нравственность невозможна без эстетики нравственности, без сознательной власти над своим эстетическим созерцанием. В созерцательной жизни подвижники древности находили небесные утешения, и сейчас эти возможности человека не изменилось. Новый Божественный проект начался с рая, который Бог насадил в Эдеме. И окончательным осуществлением этого проекта жизни будет идеальное человеческое сообщество. Разумеется, это будет не легко, ведь и книга наша нелегкая. И надо сказать, удивительно, если наш читатель, доберется аш до сих строк. Для облегчения его читательского труда (а мы понимаем, что этот труд очень не легок), можем дать хороший совет. Надо помолиться ангелу Филадельфийской церкви, чтобы он принял вас в свою церковь, или хотя бы помог увидеть свою эстетику.
      
      
       Человек, его жизнь и здоровье
      
      
       Чтобы как-то выяснить, насколько популярна сейчас тема нравственности и морали, мы посетили библиотеки, книжные магазины, покопались в Интернете, и пришли, наверное, к интересному выводу. Мораль сейчас очень даже популярна, но самое интересное - это кто и ради чего, т.е. по какой причине и с каких позиций ею интересуется. А интересуются моралью и обращаются к ней, в большинстве случаев, ради здоровья и с позиций медицины. Причем, на эту тему написано уже много, т.к. самые современные научно-медицинские открытия обнаружили удивительные вещи в этой области.
       Изучая эти материалы, мы навыписывали себе много заметок, которые все вместе составили интересную как бы медицинскую концепцию по поводу морали. Поэтому эту главу, в отличие от предыдущих, мы задумали в основном написать как бы от противного, т.е. не предлагать идеально позитивные рецепты жизни, или запредельно высокую чистоту и ее эстетику в искусстве, а наоборот, описать то, что ждет человека за нарушение обычной, понятной всем морали, за пренебрежение ясных велений совести. Здесь, наверно, не раз повторимся за кем-то и выскажем уже многим известные идеи и факты. Просим не ловить нас на цитатах без ссылок на их авторов. В этой главе не претендуем на авторскую самобытность. Т.к. главной целью в изложении подобранной нами суммы знаний и наших выводов из них будет польза, которую могла бы принести эта информация для здоровья. Эта глава о здоровье.
       Начнем с микрофлоры, и сначала краткий экскурс в историю. В 1873 году Луи Пастер (Франция) впервые высказал утверждение, что между болезнью и микроорганизмами, населяющими тело человека, существует тесная связь. В 1907 году Илья Ильич Мечников высказал гипотезу, что причиной болезней или наоборот хорошего самочувствия человека является выделение микроорганизмами продуктов своей жизнедеятельности, одни из которых полезны для человеческого организма, а другие вредны. Имелись в виду те бактерии, которые в большом количестве обитают на коже и слизистых, и больше всего в пищеварительном тракте. В 1916 году немецким врачом А. Ниссле был введен термин "дисбактериоз" для обозначения изменений микрофлоры в организме под влиянием различных факторов. В середине двадцатого века канадец Селье объявил стресс причиной всех болезней. Как теперь общеизвестно, среди прочих факторов стресс наиболее сильно влияет на качественный и количественный состав микроорганизмов, населяющих человеческое тело. Таким образом, создается порочный круг. Когда человек испытывает отрицательные эмоции, это не дает развиваться нормальной микрофлоре, и создаются условия для жизнедеятельности вредных патогенных бактерий. Тело отравляется ядами, которые выделяют "черные" микроорганизмы, и это, в свою очередь, порождает депрессии и психические заболевания, т.е. причину и условия для новых стрессов.
       Полезные бактерии играют решающую роль в формировании иммунитета, исключительную роль в процессе пищеварения и обмена веществ, а также, наряду с принимаемой человеком пищей, являются главным источником биологической энергии для клеток человеческого организма. Но есть одно очень важное обстоятельство. Бактерии являются как носителем собственной волновой информации, так и способны удерживать информацию волновой природы, полученную извне. Причем патогенные бактерии излучают и усваивают из окружающего пространства вибрации одной частоты, а полезные - совсем другой. Например, вибрации молочных бактерий (лактобактерии) схожи с колебаниями солнечного света. Если смотреть на эти микроорганизмы через спектрограф, то можно увидеть желтое, похожее на солнечное, свечение. Именно в таких "добрых", "солнечных" волнах живут и развиваются лактобактерии.
       Если же человек находится в эмоционально черном состоянии, то полезная микрофлора безвозвратно погибает, т.к. не может развиваться в таких отрицательных вибрациях. А вот патогенная микрофлора очень бурно размножается именно в "черных" информационных волнах. Когда снедают черные мысли, чувства зависти, мести, злобы и страха. Особенно губительны для полезной микрофлоры депрессия, стыд, затяжная хандра и мысли о смерти. И тогда это дисбактериоз и уже описанный выше порочный круг. Что такое жадность? Это, прежде всего, сжатие и последующая за этим потеря нормальной микрофлоры. Потому что, например, те же ацидофильные бактерии могут обитать только на расслабленных тканях. Новое, пока не совсем официально оформившееся, направление в медицине, называемое психобактериология, однозначно утверждает, что нормальная микрофлора живет только на волне любви и доброты. Настроиться на оптимизм, на светлое и доброе восприятие мира, авторы пишущие в этой теме предлагают при помощи всевозможных расслаблений, релаксаций и медитаций. Все это, конечно, поможет. На какое-то время. Но не лучше ли изменить свой эстетический вкус и нравственные установки? Это было бы честнее и более красиво с точки зрения бескорыстия. Избавлению от чувства вины, угрызений совести, и сознания собственной моральной неполноценности релаксации не помогут. Нужно нечто другое, более подлинное и настоящее. А без этого лишь, казалось бы, случайно сорвавшееся злое слово, недобрая мысль или пожелание могут обернуться самым трагическим образом и против того в адрес кого прозвучали, и против самого себя. Необходимо раскаяние, исцеление через прощение и желание добра, разумеется, не только себе, но и другим. Самодовольство, хвастовство, превозношение и превосходство очень быстро и неизбежно притягивают к человеку отрицательные ситуации со всеми вытекающими последствиями. Это было наблюдаемо и описано еще древними подвижниками. Концепция же экзистенциального равенства принятая как убеждение намного облегчит нравственную работу над самим собой. А настроение благодарности к Богу и людям гарантирует счастливые события в жизни.
       Эх, как все неудобно, сложно и, считай, невыполнимо, скажет кто-нибудь. Не проще заплатить деньги за лекарства и погасить этих плохих бактерий каким-нибудь антибиотиком? Сочувствуем. И даже скажем по своему опыту, что только то, чтобы считать себя просто честным человеком обходится порой в такие неудовольствия, а часто и в такие денежные потери, что подумаешь: стоит ли "овчинка выделки"? Для многих стоит. Но давай подсчитаем. Может, лекарства обойдутся дешевле и выгодней? Во-первых, надо подтвердить актуальность проблемы, которая вытекает из того, что микрофлора действительно определяет состояние здоровья человека. В человеческом организме обитает огромное количество всевозможных микроорганизмов, по современным данным - около пятисот наименований, но можно предположить, что намного больше. И большую их часть можно смело занести в разряд паразитов, питающихся нашим телом и отравляющих его своими отходами. Итого, чтобы погасить их антибиотиками надо добрую половину этого населения изучить, выяснить, что их гасит, и после этого основательно приступить к самоотравлению медицинскими препаратами.
       Разумеется, не станем скрывать, есть и более щадящие способы изменить состав микрофлоры в желаемую сторону. Например, простая логика вещей говорит о том, что для любого организма самым страшным ядом является его собственные продукты жизнедеятельности, проще говоря, испражнения. На этом принципе основывается большая часть рецептов нетрадиционной народной медицины. Приведем некоторые из них. Самым эффективным надо признать лечебное голодание на воде. Уже на второй день лечебного голодания все отходы жизнедеятельности вредной микрофлоры, так называемые, шлаки трогаются с насиженного места и начинают выводиться. И практически то, что вся жидкая среда человеческого тела в это время наполнена шлаками, и служит причиной массовой гибели всей микрофлоры от смертельного отравления своими собственными отходами. К концу двухнедельного голодания весь пищевой тракт человека стерильно чист, и его потом надо будет заново заселять "бифидо", "коли", "лакто" и прочими "бактеринами". О том, сколько шлаков может вместить человеческое тело, говорит такой пример. Каждое утро голодающий обязательно должен сделать клизму, иначе весь день будет такая дурнота, что выдержать ее практически невозможно. Заливается два литра чистой воды, и через пять минут выходит густая коричневая жижа с таким запахом... но не будем останавливаться на подробностях. Это происходит потому, что шлаки со всего человеческого организма кровью приносятся в печень. А печень выводит их в кишечник, откуда эти шлаки ежедневно надо выводить клизмой. И так до тридцати дней. И откуда столько берется? Ведь если помножить два литра этой крепко пахнущей жижи на тридцать дней получается прилично. Считаем своим долгом предупредить, что с голоданием надо быть очень осторожным, особенно на выходе из него, и совершенно точно соблюдать все инструкции. А лучше проводить его под наблюдением специалистов.
       Есть и другие, менее мучительные, но и менее эффективные способы погасить вредную микрофлору. Уринотерапия, например, предполагает тот же механизм отравления вредной микрофлоры своими же отходами. Но человеку, практикующему уринотерапию, необходимо мыться несколько раз на дню, и, скорее всего, этого будет недостаточно и придется основательно пользоваться дезодорантами.
       Есть еще система Г. Шаталовой и сыроедение, которые предполагают кроме наличия в сырых продуктах всевозможных полезных веществ, типа витаминов и микроэлементов, также и ядовитые вещества. Яды содержатся в сырых плодах, семенах и листьях всех растений, особенно в кожуре, наверное, для того чтобы плесень и гниль не "съели" их заживо. Ведь растение не может убежать, потому и вырабатывает яды. Даже у человека едкий и ядовитый пот тоже имеет антипаразитарное назначение. Питаясь сырыми плодами, особенно с кожурой, в которой концентрируются большинство ядовитых веществ, человек увеличивает количество ядов в своем теле и сдерживает в себе размножение вредной микрофлоры. На этом же принципе держатся старинные традиции лечения травами. Об антипаразитарных свойствах трав, плодов и специй можно много узнать из книг Н. Семеновой и др. Сейчас, кстати, много сторонников строгого сыроедения, которые считают, что сыроедение это и есть видовое питание человека, потому что он произошел от обезьяны. Но это обращение к науке, дабы подтвердить свою практику питания, несколько хромает. Т.к. предок человека, по последним данным палеонтологии, пользуется огнем почти два миллиона лет, а мясом питается, как минимум, пять миллионов лет. И надо полагать, это сильно повлияло на биологическую эволюцию человека.
       Короче, в целом надо признать, что все эти методы оздоровления - морока еще та. Хлопот и суеты столько, что, считай, надо просто посвятить этому всю жизнь, а эффективность часто все же невысока, т.к. достаточно летом искупаться в каком-нибудь водоеме, или поцеловаться с любимым человеком, или погладить домашнее животное, а то и просто вдохнуть воздух где-нибудь в метро, автобусе, электричке... и все начинай сначала. Не говоря уже о том, что как-то и почему-то неудобно всем этим заниматься, и человек по возможности стеснительно скрывает от всех свои оздоровительные практики. И тогда, если как следует прикинуть, быть просто хорошим человеком, не выйдет ли проще и дешевле?
       Сейчас много пишут о влиянии нравственности на здоровье. Хорошие и убедительные строки написаны у Малахова, Семеновой, Гарбузова и многих других. С этой точки зрения по-новому воспринимаются этими авторами божественные угрозы на страницах Ветхого Завета направленные к людям, преступившим божественные заповеди. Неизлечимые болезни великих злодеев истории осмысливаются с позиций современного знания. Ирод великий после избиения Вифлеемских младенцев умер мучительной смертью, изъеденный червями. И это далеко не единственный пример. Преступления против морали влекут за собой так называемую шизогонию, т.е. бурное и не сдерживаемое никакими защитными силами организма размножение паразитов. Но мы не хотим ссылаться на Священное Писание. И зачем нам исследовать великие преступления древности, которые нас почти никак не касаются? Нам важнее вещи более обыкновенные, нейтральные, почти, казалось бы, невинные. Это совсем другой масштаб и совсем другое поле для размышления. Итак, что же мешает нам быть здоровыми долгожителями?
       Считается, что только человеку (в отличие от животных) свойственно переживание красоты, и тем более восприятие красоты морали, эстетики благородства и нравственности. Однако, такая способность не могла возникнуть на пустом месте. У животных, например, можно наблюдать чувство правоты, которое повышает способность к отпору, к отражению несправедливой агрессии со стороны даже более сильных. И наоборот, чувство неправоты иногда становится причиной отступления и сдачи позиций. Домашние животные, собаки, например, ярко демонстрируют довольно сложные и тонкие эмоциональные состояния. Чувства обиды, вины, благодарности. Те, кто наблюдает жизнь животных, могут рассказать, как самки кормят чужих брошенных детенышей, как самцы жертвуют жизнью в совершенно неравном и безнадежном сражении, обеспечивая стае время для бегства. Они расскажут о стихийном стремлении к свободе и сохранению достоинства у животных. У древних людей моральные проявления оформлялись уже культурно, как табу. У Фрейда есть книга "Тотем и табу". Табу - древний запрет, позволявший выжить сообществу людей, социализируя человека. Нельзя было трогать беременную женщину, обидеть ребенка, слабого старика. Какие-то определенные продукты нельзя было употреблять в пищу. Нарушив табу, дикарь реально умирал, т.к. в его подсознании рушились устои жизни и выживания. Табу как первый свод правил, во многом альтруистических, необходимых для выживания всех, вошёл в генетическую память человека. И в каждом из нас живет древний запрет "не преступи". И древние механизмы самонаказания за грехи вплоть до механизмов самоистребления тоже актуальны до сих пор. Они проявляются по-разному, иногда в неосознаваемых действиях, например, грызение ногтей, губ, слизистых щек, раздирание ногтями кожи на пальцах, выдергивание волосков и т.д. Это неосознаваемое самонаказание при неосознаваемом чувстве вины, самоотрицание и презрение к самому себе. Проступок против законов нравственности, против совести фиксируется в неосознаваемом и остается там как неосознаваемый комплекс вины и стыда.
       З. Фрейд, и в еще большей мере К. Юнг разделили неосознаваемое психическое на две области: индивидуальное и коллективное бессознательное. Индивидуальное бессознательное во многом эгоистическое, это накопленный и пережитый человеком опыт. Коллективное бессознательное чаще всего антагонистично индивидуальному, в нем отложился опыт и заповеди далеких пращуров, с тех далеких времен, когда за нарушение табу древний человек умирал из-за драматического конфликта в бессознательном. Но и сейчас это трагическое самоуничтожение и умирание никуда не делось, и по-прежнему проявляется в виде открытого тем же Фрейдом подсознательного влечения к смерти. С.И. Ожегов в "Словаре русского языка" трактует достоинство как "совокупность высоких моральных качеств, а также уважение этих качеств в самом себе". Таким образом, человеческое достоинство - это высокая моральная категория. При утере этого достоинства человек уже не может жить по-прежнему. Появляется подсознательное влечение к смерти. За всеми случаями самоубийства - кризис чувства достоинства. Так называемый синдром аутоагрессивности имеет те же корни. Это всегда синдром неосознаваемого самоистребления. Смерть в этом случае - кажущаяся расплата за грех и освобождение от невыносимо низменного существования, мучительного чувства несостоятельности. "Все, все, что гибелью грозит, для сердца смертного таит неизъяснимы наслажденья" - это иллюзия освобождения от греха без раскаяния, без катарсиса и обновления. Смертельный риск, игра со смертью - одно из самых острых ощущений в жизни, всегда с бравадой в виде компенсации за униженное грехом достоинство. В свое время, еще в молодости, мы заинтересовались жизнью рок-звезд. Типичная проблема эстрадного музыканта - депрессия и тяга к смерти. Музыкальные вожди хиппи подозрительно часто заканчивали жизнь в автокатастрофах, или от передозировки наркотиков. Позже, прочитав книгу Ламброзо "гениальность и помешательство", мы обратили внимание на поразительно частое самоубийство гениальных людей, и тоже очень частое - их косвенное самоубийство, типа жестокого алкоголизма. Видимо, если человек в ответе за тех, на кого влияет своим искусством, его моральное самочувствие обостряется во много раз больше против обычного. Талантам на заметку.
       Еще врачи древности отмечали, что болезнь чаще всего возникает у людей злых, желчных, завистливых, вспыльчивых, а так же унылых. Если человек, преступивший моральный закон, не погиб от "несчастного" случая, то его тело само включается в режим постепенного самоуничтожения. Добро гармонично с природой человека, зло же неизбежно приводит к смятению души и болезням тела. Народные пословицы говорят о том же. "Лучше в обиде быть, чем в обидчиках", "беда не беда, лишь бы совесть была чиста", "совесть без зубов, а загрызет". Добрый мОлодец всегда здоров и румян, а злодей болен и лицом зеленый. Встречаются, конечно, здоровые эгоисты, всегда наивно тянущие одеяло на себя. Они, может, живут и благополучно некоторое время, но будущее не для моральных тупиц, и их детям придется меняться. Механизмы самонаказания находятся в неосознаваемом и запускаются неосознаваемое. Сознательно противостоять им невозможно без раскаяний и обновления. Для этого надо начать с прощения своих обидчиков, тогда будет возможно простить и себя. Здесь надо вывести из подсознательной памяти травмы, и простить нанесших эти травмы. И уже потом вспомнить все подлое, трусливое, жалкое, унизительное и досадное, что было в жизни. И не надо слишком спешить. Если погребенное в подсознании разом выплеснется в сознание - это грозит безумием. Но необходимо все-таки потихоньку вспомнить все, что горько и стыдно вспоминать и отказаться в будущем такое повторять. Простить себя можно только при условии, если такое больше не повторится. Но кающийся человек часто не все может вспомнить, даже при искреннем желании. Это и не нужно. Жизненная ориентация на великодушие и благородство (ромб) "рассасывает" и уничтожает дурную энергетику в бессознательном.
       Есть и другие психологические угрозы для здоровья, казалось бы не касающиеся напрямую "в лоб" моральных вопросов. Интересны наблюдения врачей: психоневрологов, психологов, психотерапевтов. Сейчас по их общему мнению ситуация такова. Эмоции, которые веками мобилизовали организм для отражения угрозы, сегодня предосудительны, поскольку ценятся рассудочность и эмоциональная сдержанность. Однако эмоции были, есть и будут. Они подавляются, не выплескиваются наружу, но при этом не исчезают, а бушуют в организме. Растет конкуренция, а с ней число проигравших, отставших и потому неудовлетворенных, уставших от жизни, в которой надо постоянно успевать за сильными. Неудовлетворение - главная причина болезней, если не сама по себе - главная болезнь. Человек, который не уверен в себе, свобода и достоинство которого ущемлены, здоровым быть не может. И тогда болезнь это расплата за неверный выбор жизненных ценностей, за то, чему посвятил себя и свою жизнь. Она расплата за гонку, спешку, суету и страх не успеть. Мудрый никуда не спешит, т.к. его существование вечно и он все успеет не торопясь. Болезнь - расплата за не благородные притязания, за победы и поражения в борьбе, которая всегда по каким-то неизменным законам превышает возможности человека. Это плата за желание быть "как все", когда имеют в виду самых преуспевающих, модных и престижных. И речь, конечно, идет всегда о чрезмерном. Прав был В. Гумбольдт, полагавший, что со временем болезнь будет расцениваться как извращенное мышление и болеть будет постыдно. Все это можно отнести к реальности такой жизни, в которой комфорт и благополучие любой ценой - является основной задачей. Если бы эмоциональную сторону души направить на какое угодно сильное переживание, но не для гонки и конкуренции, а на эстетику благородства, то ситуация могла бы быть другой. Но замороченный современным потоком информации человек не владеет своими чувствами, стрессами, состояниями. А часто и не хочет ими владеть. Хотя бывают и другие настроения, причем весьма популярные и даже массовые.
       Как-то раз нас пригласили, и мы участвовали в интересном мероприятии: довольно многочисленная компания друзей устроила что-то похожее на субботник. Но не у себя во дворе или около, а просто в произвольно выбранном месте на краю леса рядом с рекой, в двух часах езды от города. При свете дня мы собирали мусор на приличной территории и потом закопали его. Кое-что посадили, пересадили, а когда начало темнеть, устроили пикник с выпивкой (мусор потом за собой тоже закопали). Много дней, даже недель после этого мы были в приподнятом, радостном состоянии. Может, благодарная душа леса и реки помнила наш бескорыстный труд. А может, просто мы угодили Богу, исполнив Его заповедь Адаму: "хранить и возделывать" (Быт. 2. 15) А может, правильные и добрые люди с теплом вспоминали друг друга.
       Наверное, многие уже знают последние новости о воде. Исследования знаменитого японского ученого и целителя Масару Эмото показывают, что вода способна впитывать, хранить и передавать человеческие мысли и эмоции. Форма кристаллов льда, образующихся при замерзании воды, не только зависит от ее чистоты, но и изменяется в зависимости оттого, какую над этой водой исполняют музыку, какие ей показывают изображения и произносят слова, и даже от того, думают ли люди о ней, или не обращают на нее внимания. Доктор Эмото считает, что, поскольку вода способна реагировать на очень широкий спектр электромагнитных колебаний ("вибраций", или "хадо", как он их называет), она отражает фундаментальные свойства вселенной в целом. Как люди, так и вся наша Земля на 70 процентов состоит из воды. Вода - это связующее звено между духом и материей, убежден Масару Эмото, мы можем исцелить самих себя и планету, сознательно культивируя важнейшие позитивные "вибрации". Эмото утверждает также, что вода обладает памятью и способна нести в себе наши мысли и молитвы. Учитывая, что наше тело на 70% состоит из воды, можно себе представить, как это влияет на здоровье. Масару Эмото в связи со всем этим утверждает: излучайте позитивные эмоции, любите, благодарите и уважайте себя и друг друга, и только тогда исходящая от вас энергия сможет окутать нашу планету волнами любви, призванной хранить и лелеять жизни, дарованные нам Господом.
      
      
       Творчество
      
      
       Допустим, читатель скажет: "Ладно, убедил. Но чем мы будем заниматься, когда соберемся? Застольем? Нужны конкретные занятия, иначе посидим, посидим и разойдемся". Заниматься надо, разумеется, творчеством. Для начала обычным творчеством в каком-нибудь искусстве. И это первое, чему мы могли бы научить любого желающего.
       Как пробуждать в себе творческое состояние? Как вызывать в себе вдохновение, озарение, наитие? И как оставаться в этом состоянии, как овладеть и управлять им? Первое, что для этого надо сделать, это найти и осознать себя, свое Я, а потом в себе самом найти свой собственный уникальный интерес. Что мне действительно интересно? Здесь в моем уникальном интересе кроется мой уникальный талант. Самое простое и вторичное в творчестве - это ответ. Гораздо важнее задаться своим собственным уникальным вопросом. Творчество вопроса - это человеческое творчество, только человеческое, в чистом виде. Человек перед Богом предстает в вопросе. Если есть вопрос (а он обязательно есть), то ответ, даже не один, сам приходит в голову. Надо только задуматься, надеемся, что это все умеют. Но если кто-то по молодости еще не знает и не умеет, то можем сказать, что задумчивость - это просто ожидание ответа, точнее, сосредоточение ума на этом ожидании. У некоторых это предвкушение, предчувствие и томление души, а, потом, оценка и созерцание пришедшей в ответ на ожидание идеи. Если и этого объяснения недостаточно, тогда можем научить задумываться только при личной встрече, для этого существуют психологические тренинги. В ближайшем будущем мы собираемся коллекционировать такие тренинги (т.е. психологические упражнения) и проводить где-нибудь постоянные, регулярные занятия по обучению творческому состоянию.
       Итак, сначала задаться вопросом, и потом задуматься. Вопрос - это интерес, жажда и желание ответа. Задумчивость - это уже процесс удовлетворения интереса, и, таким образом, следующее, второе творческое состояние. Если часто находиться в состоянии задумчивости, появится вкус к потоку идей, как к приятному типу бытия. Это приятно, потому что у идеи есть энергия, она предшествует самой идее, перед тем как она приходит в голову. Чтобы найти ответ, ум как бы особым образом настраивается на прием ответа извне. Это ожидание идеи, которая при своем приближении услаждает ум неким специфическим образом, а именно сначала приходит легкая эйфория, это энергия. Потом приходит сама идея, ответ. Или несколько ответов, из которых можно будет выбрать тот, который вас больше устраивает. Ответов приходит несколько и надо будет из них выбрать. Обычно творцы-профессионалы выбирают тот ответ, у которого больше энергетика, т.к. тогда будет легче реализовать продукт творчества в массах. А творцы-любители чаще выбирают тот, который соответствует их чувству истины. Итак, когда приходит несколько идей, в этот тоже важный момент наблюдайте суть своего выбора, как духовного и психологического состояния, для выявления точки свободы в неопределенности и балансировании между да и нет. Творческая свобода в неопределенности и колебании, которые приучает дух к со-стоянию, одновременному стоянию в нескольких местах, т.е. на пересечении ментальных горизонтов и тонких пространств. Идеи приходят из разных пластов бытия, и ждать их надо на пересечении этих пластов, на стыке и перепутье, которое и есть некий браузер в небесный Интернет, и таким образом выявляется, что свобода и творчество суть одно. Итак, следим за собой, сначала как возникает вопросительное состояние, потом задумчивость, а потом как проявляется свобода выбора. Хотя, иногда, особенно если вопрос касался экзистенциальности, ответы бывают антиномическими, и тогда они все приемлемы (особенно в поэзии), т.к. есть такое вопросы, на которые нет одного однозначного ответа, но в этом и есть прелесть истинной поэзии. Антиномия всегда касается парадоксальных моментов нашего бытия. А творчество - это самый, что ни на есть парадоксальный процесс.
       Изучение и знание - это не то чтобы противоположность творчеству, но, тем не менее, в достаточной мере другой тип умственной и духовной деятельности. Эрудит, не имея своих вопросов, идет, например, в библиотеку и смотрит, чтобы почитать. И получает чужие вопросы и чужие ответы. Когда Эйнштейна спросили: как он изобрел свою теорию относительности? Он ответил: "мне было просто интересно". А поскольку ответ на свой вопрос он нигде не мог прочесть, то этот ответ сам и пришел ему в голову.
       У Элькюра Пуаро лучше память, чем у инспектора Джеба. Особенно когда нужно запомнить кучу всяких мелочей. Если сравнить их "компьютеры", то у инспектора оперативная память, например, - один гигабайт, а у Пуаро - все десять. Но дело не в этом, а в том, что Пуаро всегда задумчив, и, в конце концов, его посещает озарение, которое есть прорыв в тонкий план. По словам Пуаро, эталон английского преступления - это "изящная, элегантная комбинация". Как раз именно такие преступления Пуаро - мастер разгадывать. Здесь эстетика, "разбор моих грехов оставьте до поры, вы оцените красоту игры" (как в шахматах) - пел Миронов, играя великого комбинатора. А способ разгадывания преступления - творческий. Элькюр Пуаро постоянно находится в творческом состоянии задумчивости, и в какой-то момент ему удается зайти умом на тот же "сайт" и "скачать" ту же идею, причем каждый раз в этот момент он называет себя глупцом ("какой же я глупец!"), признавая, что просто умом он эту идею бы не вычислил (тут, конечно, надо не забывать, что Элькюр Пуаро - литературный персонаж, и все творчески придуманные преступления - плод фантазии автора).
       Теперь, второе (после вопроса и ответа), что надо сделать - это определиться с тем, что для вас действительно красиво. На красивый вопрос, всегда найдутся красивые ответы. Итак, эстетика. Эстетическое восприятие - это непременное условие для творчества. Например, если философия для человека - это теоретическая наука, то этот человек может только читать, узнавать и знать. Если же философия для него - эстетическое искусство, и он способен созерцать философские идеи эстетически, то тогда открывается возможность их предчувствовать, как хороший грибник эстетически предчувствует гриб, еще не видя его. Идея эстетически манит своей красотой, и ум воспаряет туда, откуда она зовет, а там целое хранилище идей. Если философ - эстет, то он и поэт, т.к. мудрость всегда поэтична. Т.е. сущность поэзии не в том, чтобы все было обязательно в рифму и в размер. В рифму можно изложить, например, суть теоремы, но геометрия от этого не станет поэзией. Поэтическая образность и обобщение реальности в этих образах, восходящих к символам - вот главное. Как видим, поэзия сродни философии, если философия эстетична. И то и другое обобщает, находит общее в разных вещах или явлениях.
       Определившись с нашим уникальным интересом и эстетическим вкусом, мы, однако, должны кроме того еще обнаружить и осознать, что красивый ответ на наш красивый вопрос приходит извне и, самое главное, не сам, а с чьей-то помощью. Кто-то подсказывает, а иногда и прямо показывает творцам их будущие произведения искусства. Слово "идея", например, в переводе с древнегреческого, означает - вид, пейзаж. Суть эстетики в созерцании. Со-зерцание - это совместное видение (зерцание) с кем-то некоей сути. Без эстетики невозможно творчество, а в одиночку невозможна сама эстетика. Музы и гении, так их называли в древности, - это ангелические сущности. Этимологически все слова (на всех языках, в том числе на русском), связанные с творчеством, говорят о соитии или контакте с ними. Наитие, созерцание, состояние, вдохновение, восхищение, озарение и т.д. Творчество - это мистический акт. Музыкантам, например, можно для тренировки и опыта сочинить музыку вместе с поэтом, можно даже с тем, который умер. Т.е. сочинить песню на его стихи. Был поэт, например, Пушкин, и была его муза, гений, который ему диктовал готовые произведения. Эти существа очень заинтересованы, чтобы их стихи красиво звучали и в песне, поэтому часто готовы помочь. Но они признают достойными для общения с собой только тех, кто на соответствующем уровне воспринимает их эстетическую информацию. Т.е. нужен тот же самый эстетический вкус. Вот зачем творцу нужно образование. Оно нужно не столько для эрудиции, сколько для развития в себе способности восприятия, способности восхититься, проникнуться, и, главное, для развития воображения. Человек, романтически, эстетически и поэтически воспринимающий образы, приходящие в воображение, нередко становится пророком. Т.к. пророчество - это разновидность творчества, а искусство - разновидность пророчества. Таких примеров полно в русской поэзии (например, у Блока, Пушкина, Лермонтова), ведь музы и гении нередко способны видеть будущее. Поэтическое и романтическое восприятие - это ключ к творчеству также и в, казалось бы, чисто теоретических вещах. Погружение в Логос аналогично общению с музами. В предыдущих главах мы уже говорили об абстрактном мышлении, о геометрии и упоминал секту Пифагора.
       Теперь, рассмотрев творчество как состояние, рассмотрим и труд, как процесс реализации идеи в произведение искусства. То, что труженики в чистом виде - это чаще всего образованцы (эрудиты), а творцы в чистом виде - дилетанты, позволяет нам различить эти вещи. Образованец в чистом виде - это человек практически без воображения, который, если он, например, художник, может писать только с натуры при помощи суммы полученных знаний. Образованцы в живописи могут грамотно, с помощью полученных знаний и навыков скопировать пейзаж. Или скопировать при помощи кистей и красок портрет с фото на холст, причем соблюдая стиль, которому научились (например, импрессионизм). Но если в этом нет некоей новой и интересной идеи, то такая живопись мало кого интересует. Ее слишком много. Образованец может, например, пытаясь сочинить стих, выбрать готовый, уже существующий стиль, размер и т.д., готовую тему, которых он знает много (патриотизм, любовь и проч.) и потом пытаться импровизировать словами и фразами, стараясь их подогнать под рифму. Так делают некоторые музыканты, когда импровизируют. Беспорядочно соединяют коротенькие мелодические ходы под какой-нибудь ритм и стандартный набор аккордов. Но импровизации мало кто слушает или читает. Они, хоть и производят впечатление высокого уровня профессионализма, однако не запоминаются, не дают пищи уму. А готовые мелодические и поэтические идеи, которые имеют суть и смысл, питают ум и приятны для души, существуют в готовом виде где-то в астрале, в тонком плане, на неких небесных сайтах. Например, часто мы сочиняли мелодию, а через месяц слышали ее в эфире или откуда-нибудь на улице, как новую песню. Значит, кто-то ее тоже скачал и не поленился реализовать. Итак, идеи или образы для произведений искусства уже готовые существуют где-то в виртуальном виде. Надо только войти в творческое состояние, т.е. в контакт и соитие со своей музой и с ее помощью скачать их оттуда. Но доводить их до реализации - это уже труд. Труд и творчество - это далеко не всегда одно и то же. Образованцы совершенно справедливо могут упрекнуть дилетантов в том, что у тех неправильное представление о труде, например, художника. У дилетантов и действительно нет вообще никакого понятия и представления о труде художника. Если и бывает такое представление, то они его торопливо забывают, отмахиваются, как от мухи. Но образованцам даже в голову не залетит упрекнуть дилетантов в том, что у них неправильное представление о вдохновении, о том, как использовать фантазию и воображение для творчества. Образованцы об этом не знают и не думают, потому что они не творцы. Они труженики. Воображение и фантазия у них в зачаточном состоянии, потому что они практически этим не пользуются. Они - флегматики и реалисты, работают не торопясь, основательно, как следует. Для них характерна жажда накопительства (в том числе знаний), страсть к надежности, прочности (например, статуса). Им трудно заново начать с нуля в совершенно новом для них типе деятельности, поэтому эту главу, обучающую творческим состояниям они и читать не будут. Да и всю книгу тоже. Кроме того, они, будучи не-сприритуалами и не-экзистенциалами, заведомо не хотят входить в контакт с музами и гениями, чувствуя в этом опасность. Поэтому они и заведомо неблагодарны этим музам, а если они атеисты, то не благодарны и Богу. А зачем быть благодарным, если, имея знания, все можно сделать своим собственным трудом? За дар надо быть благодарным, поэтому заведомо неблагодарные обычно бывают бездарны. Они - эрудиты и логики. Они очень хорошо запоминают теорию и накапливают практические приемы мастерства и могут передать свои знания другим. И в этом они друг другу благодарны. Поэтому и власть в учебных заведениях принадлежит им, и они пусть невольно, без злого умысла, но все-таки фильтруют абитуриентов, что приводит к четкому делению в искусстве на образованцев и на дилетантов.
       Дилетанта не надо путать с профаном. Профан - это человек не знающий, потому, что не интересующийся. Если случай и дискуссия вынуждают его понтить (что он типа разбирается), его понт виден невооруженным глазом. Он может, например, перечислить имена знаменитых композиторов, но за версту ясно, что он их никогда не понимал и не знает их музыки. Дилетант - это человек интересующийся и поэтому знающий отчасти. Отчасти потому, что наотрез не хочет подчиняться дисциплине в творчестве. Дилетант внимателен к озарениям и вдохновениям. Он умеет зайти умом на "сайты" тонкого мира и оттуда скачивать ту информацию, которая нужна в данный момент, но он не запоминает эту информацию, и ему потом "влом" кого-то этому учить. Поэтому дилетант каждый раз заново находится в священном состоянии незнания, от которого появляется смелость в экспериментах и пытливость в открытиях. Таково юношеское творчество, и, может быть поэтому, дилетанты, часто выглядят моложе своих лет. Дилетанты, в отличие от образованцев, обычно выглядят непродуктивными. У них мало работ, и собрание сочинений часто невелико. Это бывает по той причине, что для них главное не статус и не количество работ, что дается трудом, а само творческое состояние. Поэтому многие идеи и образы остаются у них без реализации. Как это ни странно, но для именно творческих людей часто главным и желанным является не результат, не произведение искусства, а только само творческое СОСТОЯНИЕ! И в этом есть свой резон. Интуитивно или из опыта они знают, что если для человека главное результат, то он сосредотачивает внимание на результате и на социальном статусе, которое дает этот результат. В конце концов, заинтересованность результатом, которая, по сути, есть тщеславие и социальная корысть, мешает входить в творческое состояние. Потому что за тщеславием следуют зависть, непризнание чужого таланта и кастрационные импульсы (Фрейд). Все это блокирует у завистника его собственное творчество. Поэтому для дилетанта предпочтительней заниматься только внутренним созерцанием. Т.е. быть, в каком-то смысле, ленивым эгоистом, и наплевать на результат, который для людей. Главное - творческий кайф, который для себя.
       Но при том, что творчество приятно, существует, однако, опасность в творческих занятиях. Еще древние знали, что в творческом процессе или в творческом состоянии приходится пусть частично, пусть под своим контролем и со своего согласия, но, всё же, давать овладевать своей психикой некоей потусторонней сущности. А, овладев человеческой психикой раз другой, эта сущность может приобрести над человеческой душой немалую власть, и овладевать психикой уже насильно. Что приводит уже к постоянной одержимости (Ламброзо "Гениальность и помешательство"). Творческие состояния надо рассматривать, как начало и азы мистической жизни, со всеми, так сказать, вытекающими. Если это мистическое соитие, то с кем? Кому мы доверяем свое духовное здоровье? Вот еще почему творцу так необходимо иметь свое собственное спиритуальное ядро, самовластный стержень души. Самоконтроль экзистенциальной личности нужен для того, чтобы не стать одержимым, не дать ангелу стать вторым хозяином души или даже заменой своей собственной личности. Ведь творческое и эстетическое состояние затягивает, потому что приятно, т.к. совместное с музой созерцание идеи в воображении - это генерация тонкой энергии.
       Кроме того, существует еще и та проблема, что музы нередко имеют в своем распоряжении ограниченное количество эстетической информации. Списавшийся писатель - обычная история. Причем, по свидетельству Ламброзо и других специалистов в этой области, музы, не давая новой информации для созерцания и реализации, тем не менее, уже по-хозяйски с человеком себя ведут, овладевая окончательно его психикой. Но допустим мы смогли избавиться от этих неприятных последствий творческого прошлого. Что дальше? Менять музу? Чтобы ради продолжения карьеры и получения новых идей войти в контакт с другой музой, надо менять эстетический вкус, стиль, тематику и многое другое. И если уж становиться начинающим в немолодом уже возрасте, то какое выбрать направление и стиль, т.е. какую музу? Чтобы она была, во-первых, неиссякаемой, во-вторых, высокой по эстетике и, наконец и самое главное, безопасной, не вредной для здоровья, дающей счастье в этой жизни и гарантию благополучного существования в вечности.
       Что гарантирует безопасность в экспериментах с творческими состояниями? Прежде всего, как уже говорилось, самая надежная гарантия психической безопасности - это достаточная мера своей взрослости. Но полностью контролировать состояние души и ума может только экзистенциальная личность. Неэкзистенциальные люди в эмоциональной жизни могут только отслеживать свои эмоции, переживания, желания и т.д. но экзистенциальная личность не только отслеживает в своей душе эмоции, но сама пробуждает их и управляет ими. С этой позиции интересно рассматриваются сенсорное, логическое и эмоциональное искусство (например, импрессионизм, абстракционизм, экспрессионизм) и сочетания стихий, разворачивание символа в образах. Стихии воздуха соответствует психоделия (романтическое искусство, фэнтези). Психоделическое искусство - это искусство романтическое, мистическое, потустороннее, загадочное, сказочное, волшебное и проч. Психоделическая музыка может служить для пробуждения и возникновения личностного центра, и как соответствующее для этого образование (для развития эстетического вкуса и повышения уровня восприятия). Мы предлагаем новое и безопасное (ромбическое) направление в искусстве, как светлую божественную психоделию (духовность) в отличие от демонической психоделии.
       Допустим, мы умеем или научились творить и сочинять. Как продвигать результаты своего творчества? Напролом за деньги? Сейчас наступают времена массового творчества, причем массового творчества одиночек с соответствующим качеством. Все что-нибудь сочиняют и каждый озабочен раскруткой, хочет признания, популярности и славы, не желая, кстати, этой славы другим. Поэтому приходят и уже отчасти пришли времена, когда результат вашего творчества заведомо никому не нужен и не интересен. "Не надо меня грузить" - знакомая фраза, не так ли? Раньше, чтобы озвучить, например, симфоническое произведение, необходимо было собрать оркестр исполнителей. Это было логично и относительно не трудно, т.к. раньше исполнителей было намного больше, чем авторов. Новой эстетической информации было мало, ее ждали. Чтобы выпустить, например, альбом рок-музыки, надо было четырем-пяти музыкантам полтора-два года репетировать, и только потом делать студийную запись и т.д. А сейчас то, что раньше делалось впятером за два года, при помощи компьютерных программ можно сделать одному за двадцать минут. Все и делают.
       Интернет переполнен произведениями искусства, и это еще не предел, это будет нарастать. И поэтому не за горами то время, когда вообще будет важен не результат вашего творчества (которого много), но важно будет ваше состояние, и ваша способность делиться своим состоянием (чего мало), т.е. входить в совместное творческое состояние. В совместном состоянии эстетику диктуют музы совсем другого масштаба, и открывается вход совсем на другие сайты тонкого мира, соответственно совсем с другим качеством информации, с другой энергетикой и значит с другими возможностями не только для раскрутки, но и для счастья и здоровья. Для тех, кому важно прежде всего состояние ради кайфа, т.е. энергетика, совместное творческое состояние представляет особую ценность. Это творческий клуб и совместное сочинительство. Но здесь проблема в том, что у разных людей разные интересы! Каждый, даже не только творческий человек, умом живет в определенном информационном потоке. Поток это то, о чем человек задумывается (поток мыслей) и то, что он выхватывает умом из внешних источников информации. Если, например, муж и жена живут в разных информационных потоках, им лучше встречаться раз в неделю ради телесной близости, но не пытаться распространять эту близость на духовную жизнь. Т.к. начнется борьба за то, в каком информационном потоке вместе жить и это кончается разрывом. Или, например, поток ради мужа или жены можно поменять, но сделает ли этот поток счастливым? Вот что важно.
       Если вы в своем информационном потоке счастливы, то зачем вам кого-то тянуть в свой поток, или зачем, например, вам слава? А может ли вообще информационный поток сделать человека счастливым? И если может, то какой? Во-первых, энергия. В одном потоке человек получает энергию, а в другом теряет. Одни идеи крутятся в уме, насыщаются человеческой энергией, а потом отваливаются как насосавшиеся пиявки. Другие идеи наоборот, переполнены и лучатся энергией, которая, как уже говорилось, предшествует самой идее, перед тем как она приходит в голову и еще потом посылается вдогон, чтобы идея лучше усвоилась, укрепилась в уме. Если человек находится в доброкачественном информационном потоке, он здоров и отлично выглядит. Истинный образ жизни - это прежде всего истинный информационный поток. У слова "истина" есть много значений, как, например, и у слова "любовь". Основных значений два. Первое - это соответствие какого-либо утверждения действительности (от английского "it is"). А второе - это соответствие утверждения некоему идеалу, существующему в Логосе, например идеалу человеческих отношений. Если истина это некий источник и значит поток информации, то в этом потоке, наверное, и есть счастье. Но можно ли войти в этот поток и пребывать в нем в одиночку? Как видите, имеет смысл все-таки присмотреться к идее совместного творческого состояния. Там где возникает вопрос, всегда найдется желающий ответить. Почему люди, например, часто любят давать советы? На самом деле - это начало сотворчества. Как хороший лектор готовится к докладу? Сначала надо его написать, выучить наизусть, а потом забыть. И на лекции говорить то, что придет в голову, т.к. это будет ответ на вопросительное состояние аудитории. Вопросительное поле публики создает творческое состояние у лектора. Но творчество вопроса важнее, чем творчество ответа. Вопрос и ответ - это совместное творчество, поэтому лектору не честно присваивать потом себе авторство на ответ, который есть конечный результат совместного с аудиторией творческого процесса. Вот оно, требование эстетической морали!
       Эстетическая мораль (эстетика благородства) всегда служила материалом для сюжетов в творчестве. Так как там, где есть эстетика, есть и возможность эстетического творчества. Здесь, при условии власти личности над своими эмоциями, открывается возможность творчества отношений, как эстетического искусства. Искусство общения и отношений - это живое искусство, в отличие от макета (литературы, живописи и прочь) и это совместное творчество. Мы уже об этом писали. От экзистенциального состояния "вот я" к творчеству состояния "вот мы". Если искусство может быть способом общения, то само общение может быть искусством. Истина и счастье достижимы в совместном творчестве. Счастье - это просто компания творческих людей. Реклама нам внушает, что счастье - это потребление, но мы-то теперь знаем, что счастье - это СОВМЕСТНОЕ ТВОРЧЕСКОЕ СОСТОЯНИЕ. Малая общественность, в отличие от большой (партия, страна, церковь), отлично может служить не только заменой родовой общины (исконная потребность души), но и для синергии в творчестве.
       Люди - "вкусисты", у каждого свой эстетический вкус. Истину, если воспринимать ее эстетически, можно сравнить с шаром, размером с луну. И поверхность этого шара не гладкая, а состоит из граней размером с ноготок. Каждый человек может эстетически видеть только одну грань. Она прекрасна. Эстетический вкус и мировоззренческие убеждения всегда ограничены этой гранью. Другую грань этого шара человек может увидеть с помощью другого человека, которую тот видит, и если захочет показать. Если ты показал мне свою грань, мой внутренний мир станет богаче. Не бывает плохих художников, бывают плохие искусствоведы, потому, что если одному человеку что-то красиво, значит это красиво. Но, если вы запальчиво спорите, стремясь к единомыслию на фундаменте только своих убеждений, то это свидетельствует не то чтобы о вашей неправоте, нет, со своей гранью вы конечно же разобрались, но это свидетельствует о вашей эстетической и духовной бедности. Ваш внутренний мир беден и круг интересов узко ограничен. Это скучно.
       Чтобы ваш внутренний мир стал богат, а круг интересов очень широк, не спорьте, но будьте культурологом, прислушайтесь и вникните в чужое творчество, не замыкайтесь на субкультуре своего поколения, но сумейте проникнуться эстетикой других граней истины. Хотя, не так это просто, особенно творческому человеку. Почему, когда творческим людям хочется оборжать и обгадить чужое творчество, они так и делают? Они так делают потому, что не могут не делать, не могут удержаться, не могут изменить свое желание, свое эмоциональное состояние. Понимают, что желание нехорошее, мучительное , неприятное, некрасивое, но... не могут с этим ничего поделать. И вот теперь в связи с этим обозначилась проблема. Люди могут, как говорилось, только отслеживать свои желания и эмоции, и подчинятьсяа им. И, значит, через эмоции кто-то управляет людьми. Ладно бы если только так, но в последние времена ситуация будет иной, новой. Апокалипсис повествует о событиях, которые символизируются образами семи чаш и семи печатей. Суть большинства этих образов в том, что из неких закрытых, запечатанных мистических пространств вырвутся на волю демонические сущности и будут не просто вызывать в людях эмоциональные состояния, но мучительные эмоциональные состояния, по сравнению с которыми ревность, унижение, зависть - ничто. И только сто сорок четыре тысячи человек(прикиньте, на шесть с лишним миллиардов населения земли) будут избавлены от этого. Каким образом? Думаем - за счет умения владеть собой и входить в любые состояния, в том числе совместные. Так что совместное состояние - это вопрос не только творческого кайфа, но и вопрос выживания. Совместное творческое состояние рождает совместную авторскую собственность. Хотим предложить подумать об этой собственности. О личной и общей авторской собственности на какое либо произведение. Если несколько даже посредственных авторов объединятся, они смогут создавать искусство гениальное по качеству и практически бесконечное по количеству. Возможности раскрутки, соответственно, увеличиваются на несколько порядков. А с точки зрения выгодности такого творчества, думаем, что иногда лучше общее авторство, чем никакое, как, например, лучше общее большое имущество, чем личное, но в тысячу раз меньше. В конце концов, общее имущество можно будет потом просто разделить поровну. Если захочется, ведь совместное сочинительство возможно только при надежном постоянстве дружбы, взаимного уважения и признания. Бывают и другие случаи, когда полученная эстетическая или какая-либо другая информация, например, пророчество, важнее и ценнее авторских, социальных и других амбиций.
       Те, кто видит воздушную красоту, т.е. эстетику воздуха в живописи, музыке и поэзии, обычно выглядят лет на пятнадцать-двадцать моложе. Видимо здесь работает та самая бесконечная сложность, т.е. если человек воспринимает бесконечность, он тормозит свое собственное старение. Но такие люди чаще всего выглядят, надо признать, не совсем цветущими в смысле здоровья. Ведь спиритуальность здесь практически во всех случаях, конечно же, не ромбическая, и даже если у человека есть некая спиритуальная крепкость, избежать всех опасностей, которые ожидают человека на этом поле, например утечек и потерь энергии, не всегда возможно. А если человек вообще не спиритуал, не сангвиник, а, например, флегматик или холерик, то он просто боится мистических состояний и живет без них. Они и правда опасны, т.к. если свой собственный двойник воздушной красоты не видит, в эстетику воздуха человека может втянуть только другой ангел. А каков он и каковы будут его дальнейшие планы неизвестно. Сейчас, например, появилось много картин в стиле фентези, но эти картины несколько мрачноваты. Видимо внутренний взор художников попадает в нехорошие вселенные, не в те, где Грааль. Помните, мы говорили о четвертом измерении и паралельных вселенных? Для продления молодости нужна чистая, т.е. святая спиритуальность. Например, музыка должна быть психоделической, потусторонней, мистической, волшебной, пришедшей из другого мира... и при этом святой, а значит безопасной. При помощи такой музыки можно общаться со святыми ангелами и с их помощью духовно проникать в чистые и добрые вселенные, а потом создавать на холстах живописные образы этих вселенных. В совместном творчестве могло бы быть сколько угодно музыки, поэзии и картин, от которых легче бы дышалось и вообще приятней жилось. Совместное творчество ромбического искусства, собственно, и есть наша мечта. И при прочих равных условиях, т.е. при любой профессии, хобби и вкусах, старение людей стало бы, по крайней мере, намного медленнее, если бы они могли иметь поток такого рода эстетической информации. И это было бы только началом новой культуры и новой цивилизации.
       Теперь хотим обратиться именно к любителям музыки. И начнем с того, что музыка, с некоторого уровня сложности, на самом деле, может стать гораздо более загадочным и интересным феноменом, чем многие о ней думают. С ее помощью можно, например, проникать в другие вселенные. Такую музыку (для дальнейшего удобства в наших размышлениях) назовем музыкой перехода. В чем конкретно ее суть и отличие (в терминах волновой физики и теории музыки) чуть позже.
       Любая музыка усиливает эмоциональное восприятие всего, что мы видим (это даже в кинематографе используется). Она как бы увеличивает или как бы приближает (как увеличительное стекло). Музыка перехода делает это в несколько раз сильнее, меняя, кроме того, и само качество эстетического восприятия, открывая глаза на спиритуальные, воздушные явления, например, на полет птицы, или бегущие облака, и на много чего другое.
       Музыка перехода позволяет через четвертое измерение проникать в другие, параллельные миры. Трудно поверить, но наш мозг под воздействием музыки перехода действительно превращается как бы в некий портал для проникновения души в другие вселенные. Музыка перехода близка к психоделической музыке. Собственно, научное изучение психоделической музыки и послужило для нас началом открытия музыкальной модели бесконечности, чем и является музыка перехода. Первые образцы психоделической музыки появились в шестидесятых годах прошлого века. И ни тогда, ни потом не было музыкантов специализирующихся только на ней. У Битлз, Пинк флойд, позже у Энии и других есть отдельные единичные экземпляры, которые они сочинили отчасти под воздействием наркотиков, в частности ЛСД. На трезвую голову эту музыку регулярно видимо никто так и не смог создавать, поэтому и поныне нет такого популярного направления, которое объединило бы многих музыкантов. И теперь слово психоделия чаще всего используют для того чтобы обозначить некое настроение, как, например, меланхолия и прочь. Однако, как бы подражая вышеназванным группам, мы писали такую музыку, много размышляли о ней и вот сейчас, сделав некоторые обобщения, можем точно объяснить, как создавать психоделическую музыку... без помощи наркотических препаратов. Наверное, каждый по-своему понимает, слово психоделия, и надо бы определиться в терминах, и это придется делать еще не раз, потому что вопрос, на самом деле, спорный. Например, в современных музыкальных программах, есть психоделические тембры и звуковые эффекты, но только их все-таки недостаточно для того, чтобы музыку действительно считать психоделической. Настоящая психоделическая музыка, она и просто на фортепиано будет психоделической. Должна быть загадочная, волшебная, заоблачная, потусторонняя и мистическая мелодия. И вот тогда подходящие тембры очень могут пригодиться. Не отрицаем также, что психоделия может быть очень разной у разных авторов, и всякий раз надо рассматривать ее с точки зрения доброкачественности эстетического наслаждения, т.е. психического здоровья и духовного благополучия.
       Теперь, обратимся к тем, кто в достаточной мере знает теорию музыки и не обязательно к музыкантам. Очень многие музыканты не знают теории музыки, и наоборот многие умные люди (программисты, например) не будучи музыкантами, теорию музыки, однако изучают и знают. Ведь теория музыки это точная наука, такая же как, например, математика, и ее можно рассматривать как раздел волновой физики. Например, До большой октавы это частота колебаний - 65,406 герц. Если частота в два раза выше она воспринимается как звук на октаву выше. Если частоты относятся, как два к трем будет квинта, если три к четырем - кварта и так далее. Пифагор Самосский, по преданию, открыл, что две струны одной толщины и материала при одновременном звучании издают приятное на слух, гармоничное сочетание звуков, если длины этих струн относятся как небольшие целые числа (например, 1 : 2, 2 : 3, 3 : 4 и т. д.). В дальнейшем им был придуман так называемый пифагоров строй, в котором любой интервал между двумя звуками находится комбинацией октав и квинт. И вот что интересно, Пифагор, древнегреческий философ и математик был еще и мистик, создатель религиозно-философской школы пифагорейцев. Еще в юном возрасте Пифагор отправился в Египет, чтобы набраться мудрости и тайных знаний у египетских жрецов и пробыл там 22 года! От Пифагора не осталось сочинений, и все сведения о нем и его учении основываются на трудах его последователей, не всегда точных и беспристрастных. Собственно информационность и научность теории музыки и приводит к мысли о музыкальной модели информационной бесконечности.
       Ну, так в чем же секрет музыки перехода? Что общего у нее с психоделической музыкой и в чем отличие? Секрет, собственно, заключается в модуляции и отклонении. В теории музыки переход в другую тональность называется модуляцией. А переход и возврат в основную тональность это отклонение. Если отклонение повторяется часто и много раз, так что мелодия, по сути, находится одновременно в двух тональностях, то две тональности служат как бы зеркалами направленными друг против друга. Это и есть музыкальная модель информационной бесконечности. Многотональность в музыке парадоксальна, поэтому при восприятии такой музыки задействуется способность человека к парадоксальному восприятию и мышлению. И это вовсе не трудно. Все люди обладают способностью к парадоксальному мышлению и восприятию, иначе мы бы не могли воспринимать двусмысленности в шутках и анекдотах. Кстати ученые давно подметили, что юмор и смех улучшает здоровье и продлевает молодость. В науке парадоксальная истинность двух противоположных утверждений называется антиномией, но вернемся к музыке перехода. Если мелодия звучит в двух тональностях, в ней есть и антиномия и информационная бесконечность.
       Если говорить о других вселенных и музыке, дающей возможность перехода из одной вселенной в другую, нужен первый и для начала самый необходимый тезис - космос звучит. Существует музыка вселенной. Это утверждение, разумеется, условно, т.е. как бы и поэтично, и символично... Но только отчасти. Прислушайтесь и вы услышите, тиканье часов, звуки машин за окном и прочь. За городом шумят леса, реки... Вы скажете, шум это не музыка. Шумы мы называем музыкой, во-первых, потому что шумы в музыке тоже используются, как ударные, перкуссии и прочее. А во-вторых, любой шум это хор более чистых с точки зрения частоты колебания голосов, и настоящий музыкант все-таки услышит музыку и в шуме ветра, и в шуме дождя, и в шуме моря. Мало того, но надо бы назвать музыкой не только звук, но любые волновые возбуждения первичного эфира, хотя это утверждение уже полностью будет условно, поэтично и символично. Например, плотные среды, такие, как воздух, вода, камень, переносят звуковые волны от инфразвука и ниже до ультразвуков и выше. Но кроме этого существуют и электромагнитные волны, и тоже от очень низкой частоты до очень высокой. Например луна делает обороты вокруг земли и это пробуждает волновое возбуждение очень низкой частоты первичного вакуумного пространства (одно колебание в месяц), которого не чувствуем и не слышим мы, но представим себе, что его могут слышать некоторые экстрасенсы, некоторые виды животных, ангелы и т.д. В световом диапазоне электромагнитных волн мы видим разные цвета, и любой художник согласится с тем, что в каком-то смысле это музыка. Чем выше частота колебания, тем жестче электромагнитное излучение. С какой-то очень высокой частоты излучение становится твердым. Чтобы как-то объяснить, почему твердое излучение не движется в пространстве, ученые создали теорию струн. О ней смотрите в Интернете, потому что здесь мы не будем уж слишком вдаваться в дебри (к тому же до сих пор пока еще спорные) теоретической физики. Просто скажем, что согласно теории струн все сущее в каком-то смысле звучит. Звучат камни, металлы и прочь. И, таким образом, мы возвращаемся к тезису, что существует музыка вселенной. И поскольку мы существуем в вибрациях вселенной, в гармонии с ее музыкой, та музыка, которую сочиняют и исполняют люди - это некая квинтэссенция музыки нашей вселенной. Мы говорим - нашей вселенной - потому что не беремся утверждать, что у других вселенных такая же музыка как у нашей.
       Мы живем в трехмерном простанстве. Выход в четвертое измерение для нас находится в бесконечности. Сам феномен бесконечности наука пока не рассматривает, но это не значит, что его не существует. Возмем, например, лист бумаги и нарисуем человечка. Этот нарисованный человечек находится в двухмерном пространстве, т.е. на геметрической плоскости. Трехмерная геометрия это уже тригонометрия, и если мы из этого трехмерного тригонометрического пространства проткнем иголочкой наш лист бумаги, перед нарисованным человечком возникнет точка. Для нас это дырочка, а для него точка, или коротенькая полосочка, если иголка достаточной толщины. Если представить, что человечек живой, то перед ним наша иголочка произвела бы чудо, некое потустороннее явление. Теперь попытаемся себе представить соотношение трехмерного пространства с четырехмерным. Если продвинуться в четвертом измерении хотя бы на один миллиметр, можно случайно наткнуться на другую, паралельную вселенную, со своим большим взрывом, своей планетой земля, своей эволюцией на ней и прочь. Эволюция в любой предполагаемой вселенной направляется ангелами, причем в направлении богоподобного существа, т.е. в конечном счете в человека. Достаточно, например, найти нужный шкаф и вы попадете в Нарнию или куда-нибудь еще. И это не шутка. Как-то не до шуток, если представить себе, что Апокалипсис в этой вселенной закончился неудачно, зло, ставши всеобщим и массовым, победило и Бог рашил сослать "до кучи" в эту вселенную и запереть в ней всех злодеев из других вселенных, в том числе из нашей. Это и есть ад. А в какой-нибудь другой, благополучной вселенной - рай... В Откровении Иоанна Господь говорит странные слова: "Се творю новое небо и новую землю". Что бы это значило?
       Ученые сейчас не только допускают наличие четвертого измерения, но признают его научную необходимость. Например, та же теория струн никак не умещается в трехмерное пространство, и о четвертом измерении создатели этой теории говорят уже не как о гипотезе. Поразмыслим над этим подробнее. Представим себе первичное вакуумное пространство (его еще называют первичным эфиром) из которого, собственно и состоит вся наша бесконечная вселенная. Пространство это, в каком-то смысле, базовая, фундаментальная первоматерия, обладающая сверх проводимостью для электромагнитных колебаний. Например, свет, совершенно без всяких потерь энергии достигает до земли от самых далеких звезд через многие миллионы световых лет. Любая другая вселенная это точно такое же пространство и точно такое же бесконечное. А большой взрыв это глобальное волновое возбуждение этого пространства. В рассуждениях о первичном пространстве предполагалось, что все материальное, в том числе наше тело, есть, по сути, волновое возбуждение этого пространства. Но наличие ангелов и нашей нематериальной души заставляет предполагать и еще одно, возможно некое более тонкое пространство и соответствующую более тонкую энергетику. И это более тонкое пространство может быть общим для или нескольких вселенных, или вообще для всех вселенных, что и позволяет душе при определенных условиях заглядывать в другие вселенные. Если согласиться с этим утверждением, то музыка перехода обретает черты научно доказуемой результативности в смысле возможности использования для перехода. Начало Библии (книга Бытие) возможно тоже толкует о чем-то подобном. Сначала Бог сотворил небо и землю. Под землей можно понимать эфир, т.е. вакуумное пространство, а под небом то самое более тонкое пространство. Земля (пространство) была "безвидна" и пуста. Потом Бог сотворил свет - это о возбуждении волновых электромагнитных колебаний световой частоты т.е. то, что объясняет теория большого взрыва. Потом - "твердь" это уже теория струн, ну, и так далее...
       Итак, как, наверное, было сказано где-то в других местах нашей книги (и, кстати, приносим, если что, извинение за повторы), вселенные не равны по некоему моральному статусу. Есть вселенные, которые можно отождествить с дантовскими кругами ада, а есть те, которые, например, католики называют чистилищами. Апостол Павел писал, что был восхищен до седьмого неба, значит, как минимум семь таких чистилищ имеются. Эти размышления не касаются музыки, но будьте уверены, каждая вселенная звучит, и звучит по-своему. А значит, музыкальное творчество ее обитателей, являясь квинтэссенцией этого звука, существенно отличается от нашего музыкального творчества. Каким-то, пока непонятным образом выход в четвертое измерение для нас находится в бесконечности. Сам феномен бесконечности наука почти не рассматривала. Видимо она плохо поддается осмыслению и представлению, особенно научному. Как-то не укладывается в извилины, например, что у вселенной нет конца или границы, что вселенная бесконечна, и если запустить в нее две параллельные прямые, они ни во что не упрутся ни с одной стороны, ни с другой и никогда не пересекутся. Лобачевский, наверное, не выдержал такой парадигмы и создал свою собственную, внутренне не противоречивую геометрию, в которой параллельные прямые пересекаются. Правда, в этом случае хромает само определение параллельности. Бесконечно длинную бесконечность ученые прозвали дурной бесконечностью, но существуют и компактные модели бесконечности. Собственно, музыка перехода и есть компактная модель бесконечности и поэтому позволяет перемещаться в четвертом измерении, превращая мозг в некий портал перемещения души в параллельные миры и пространства. Вспомним другие модели. Самая простая и так сказать популярная модель бесконечности это два зеркала стоящие друг против друга. Если смотреть в бесконечный коридор отражений, через минут двадцать-тридцать много чего можно увидеть. И здесь первое предостережение - два зеркала это неуправляемая бесконечность, так сказать, бесконечность со свободным доступом из любой вселенной, в том числе из ада. А первое условие и самая важная задача для нас - это гарантированная безопасность для духовного и психического здоровья. Другая аналогичная модель - стеклянный шар, а лучше хрустальный. И раз мы заговорили о шаре, приведем пример информационной бесконечности. Это число Пи. Все ученые единодушно согласны с тем, что это число бесконечно, а потому иррационально и трансцендентно. Бесконечно также число Фи (последовательность Фибоначчи), а значит все живое потенциально способно перемещаться в четвертом измерении.
       Теория музыки, надо сказать, одна и та же во всех вселенных. И модуляция или отклонение не являются особенностью музыки какой-либо одной вселенной. Восприятие двутональности в музыке это способ перехода души в другую вселенную, точнее - способ нахождения в этой точке перехода. Эта точка перехода есть как бы соприкасание в пересечении или если использовать другой образ, это одновременное сопребывание в двух или больше горизонтах бытия, т.е. с помощью двутональности в музыке душа находится в двух вселенных одновременно. А вот особенность музыки уже каждой вселенной в отдельности может заключаться в других характеристиках, например, в характерном выпевании мелодии. Выпевание это отклонение от темперации, когда мелодия исполнителем неким образом осмысливается, и ноты поются им не точно по темперированным ступеням. Отклонение от темперации бывает на несколько сотых долей тона, а на сколько именно сотых, вот это уже и характеризует музыку каждой вселенной. У нас нота мелодии, которая выше предыдущей занижается примерно на 10-15 сотых тона, а та, которая ниже предыдущей завышается примерно на столько же. С ритмом то же самое. Наш свинг, к которому мы привыкли в эстраде, это особенность музыки нашей вселенной. У других вселенных может быть другой свинг, потому что, например, планеты там кружатся вокруг своих звезд по другому эллипсу, соответственно музыка космоса там другая, а значит в песнях людей там другие оттяжки долей и тактов.
       Тем музыкантам, которые начнут экспериментировать с отклонением и модуляцией, надо бы сказать, что музыка перехода (музыкальная модель бесконечности) должна быть именно светлой и доброй. Агрессивные или зловещие стили, типа хард-рока, здесь не годятся. Кроме того, если музыка перехода по звучанию даже мягкая и спокойная, она не задает адреса. И если без заведомой адресации сочинять и слушать эту музыку, душа может оказаться в любой, в том числе и в плохой вселенной, отравиться там дурной энергетикой, подцепить психических паразитов, и, в конце концов, заболеть. Нужна добрая, безопасная вселенная. Тогда будет не только наслаждение, но и польза. Давайте подумаем о том, как задавать адрес, потому что процесс должен быть, так сказать, управляемым. Название музыкального произведения или сопутствующие стихи, например, - это один из способов адресации. Но более определенный и точный адрес - это картинка. Музыкант должен нести ответственность за тех, кто слушает его музыку, поэтому как минимум изображение совершенно необходимо. И тогда музыка, для тех, кто ее будет слушать, будет транспортом, а картины - адресом.
       В свое время русский философ Федоров провозгласил хорошую идею - победить смерть при помощи науки, т.е. бессмертие человека сделать целью научной деятельности. Эта идея воодушевила многих тогдашних ученых и до сих пор, например, в Москве в библиотеке им. Федорова есть научно-философский клуб, который все еще живет этой идеей. Но в последние годы все чаще в философских кругах звучат высказывания, которые просто науку признают недостаточной для этой цели и теперь считается, что только синтез науки с искусством может реально справиться с этой задачей. Так что музыка перехода, которая как раз и подходит под это требование именно синтеза науки и искусства, может стать первым реально эффективным этапом в омоложении, оздоровлении и (наверное, женщинам это будет интересным) в похудении.
       Представим себе зрительный информационный поток с высокой плотностью подробностей (приближенной к бесконечности)... Пример такого информационного потока высокой плотности - бриллиантовая игра прозрачной воды над мелким каменистым дном, переходящая в более далекий морской пейзаж. Лес, волнующийся на ветру, с шевелением бесчисленного количества ветвей и листочков, и лучше, чтоб такого леса было много, в несколько горизонтов (т.е. в с высоты птичьего полета и в холмистой местности). Убегающие в далекие синие дали волны степной травы на ветру, блики от солнца на широкой реке, падающий снег или мерцание снежинок в поле при луне, звездное небо, бегущие облака с игрой света на закате, огонь костра, ну, и так далее. Для людей, у которых в эстетическом созерцании такого зрительного потока суть счастья, это созерцание является и способом похудения. Интересно, не правда ли? Причем более результативно это происходит в коллективе (наверное, резонанс какой-нибудь). Продолжим об этом способе похудения чуть ниже. А сейчас опять о музыке перехода. Эта музыка, сама по себе являясь достаточно плотным потоком информации (звуковым), кроме того эстетически открывает глаза на зрительные потоки высокой плотности, усиливая их восприятие, как усиливает усилитель звук, идущий с микрофона. Таким образом, она усиливает, увеличивает духовное, экзистенциальное счастье от информационных потоков высокой плотности. Об эстетике разговор особый. Эстетика это, как говорилось, энергетический процесс, способ генерации, скажем так, тонкой, психической энергии, необходимой для здоровья души и ее духовного роста. Но хватит о тонких энергиях. Давайте вернемся к энергии материальной, к калориям. Мозг, как известно, потребляет львиную долю съеденных калорий. Чем сжигать калории физическими нагрузками (хотя мы и не против физических нагрузок) или соблюдать жестокие диеты, не лучше ли просто наслаждаться сложной и умной музыкой, созерцая красивые пейзажи? Наполняя, таким образом, мозг информационным потоком высокой плотности. Информации не надо бояться. Она не старит и не изнашивает, а наоборот омолаживает и восстанавливает. Об увеличении сроков жизни через усложнение тела (мозга) мы уже писали.
       Самое глупое и бесполезное для похудения это какая-нибудь суровая сыроедческая диета, когда утверждают, что питаться надо как обезьяны (мы же произошли от обезьян), но обезьяны быстро стареют и живут не долго. Кто ж спорит, что кушать надо побольше витаминов, но, по большому счету, у нас нет другого выхода, как эволюционировать дальше в богоподобное существо. И музыка перехода помогает именно в этом. Открывая глаза на духовное, спиритуальное, экзистенциальное, на воздушное (в смысле стихии), она меняет, таким образом, человека, его восприятие и его жизнь. Эльфийский тип внешности (такого человека) - духовное, мудрое и при этом вечно юное лицо (ну, и, разумеется, тело). Несколько таких людей, собранных вместе это уже бесспорная и абсолютная элита, в которую невозможно попасть, минуя экзистенциальное искусство, точнее синтез науки (в том числе экзистенциальной философии) и искусства.
       На основе всего вышеизложенного вот наше предложение о конкретном плане совместной творческой деятельности. Это совместное сочинение двутональной музыки (мызыки перехода) для оздоровления и продления молодости. Двутональная музыка омолаживает, а, совместно сочиненная коллективом просто творит чудеса, так как диктуется эгрегором из самых, во-первых, мощных и во-вторых чистых и светлых миров. Собственно в этом и будет в полной мере работать эффект синергии. Кроме того, чтобы музыка перехода замедляла старение в несколько раз, она должна быть не просто качественной, ее должно быть много. Надо потреблять, думаем, не менее пяти новых произведений в месяц. Слушать одно и то же мало поможет. Итак, нужен коллектив, группа. Для немузыкантов само участие в совместном сочинении заключается просто в присутствии. Ни какого таланта (если его нет) или профессионализма не требуется. Даже хороший музыкальный слух не обязателен. Нужно только положительное отношение и согласие быть участником. Т.е. для такого коллектива нужен музыкант (приемник, медиум) и присутствующие друзья-участники. Так можно получить достаточное количество музыки, т.е. необходимый поток эстетической информации необходимый для потрясающего долгожительства и молодости. Таких коллективов может быть много, и в дальнейшем можно будет делиться между собой музыкой в порядке честного обмена. Чтобы еще больше увеличить плотность потока эстетической информации для каждого. Но только если музыка дружественного коллектива будет духовно вполне доброкачественной, т.е. безопасной для психического здоровья. В заключение предлагаем вниманию здесь же на этом сайте образец такой музыки http://music.lib.ru/editors/a/aleksandr_r/alb0.shtml#pjatx_minut_w_raju и картину для нее. А другие произведения на нашем канале в ютубе
      
       0x01 graphic
      
      
      
      
       СЛОВАРЬ АВТОРСКИХ ТЕРМИНОВ.
      
       1. амбивалентный - двойственный, характеризующийся одновременным проявлением противоположных качеств.
       2. антиномия - противоречие между положениями, каждое из которых признается логически доказуемым (например, прерывность и непрерывность материи).
       3. архетипы - первичные, базовые образы, живущие в бессознательном человечества. Бессознательное по Юнгу, которое глубже и фундаментальнее бессознательного по Фрейду. У Фрейда рассматривается подсознание человека, у Юнга человечества, т.е. не то что составляет подсознание конкретного человека сейчас, а то, что составляет его подсознательную древнюю родовую память, вечную и общую со всем человечеством и со всеми поколениями, прошлыми и будущими.
       4. зло - противоположность любви. Нарушение замысла Бога о творении. Противление, вражда к Богу. Зло не имеет самостоятельного независимого онтологического существования, и образно его можно представит как ошибку в длинном арифметическом уравнении, из-за которой в конце стоит неверный ответ (здесь ошибка и есть - зло).
       5. ипостась - личность, сущность. В христианском вероучении - название каждого лица Троицы. Единый Бог выступает в трех ипостасях (личностях): Бог-Отец, Бог-Сын и Бог-Дух Святой.
       6. исихазм - (греч.) покой, безмолвие, отрешенность. Мистическое течение в Византии. Единение с Богом через очищение сердца, непрерывную молитву и сосредоточение сознания в самом себе.
       7. личность - самоопределяющийся, вечный дух. Свободная точка экзистенции. Спиритуальный центр души, ее ипостась, духовное ядро, которое по самой главной сути есть сам человек (если речь о человеческой личности). Личность свободна по отношению к родовому, природному общему в отличие от этого родового общего. Личность - это апофатическое, метафизическое, онтологическое "Я" человека. Его "КТО", обращенное к себе и к другому "КТО", главным образом, к Богу.
       8. парадигма - пример, образец (взятый, например, из истории, для доказательства или сравнения).
       9. рай - окончательное спасение вечной души, более высокая степень бытийности духа. Это вхождение в Бога, уподобление Ему, сосуществование с Ним. Познание Бога в полноте Его природы. В раю открывается полный замысел Бога о творении. Это преображенный мир, в котором личность будет обладать полнотой бытия, т.е. пребывать в совершенной соборной любви, уподобляясь ипостасям Божиим.
       10. резонанс - явление сильного возрастания амплитуды колебаний (электрических, механических, звуковых и т.п.) под влиянием внешних воздействий, когда частота собственных колебаний системы совпадает с частотой колебаний внешнего воздействия.
       11. свобода - выбор, необусловленный извне. Внутреннее самоопределение. Главное свойство личностного существования. Свобода - образ Божий в человеке, и как духовная реальность, проистекает из глубин самобытия Бога. Цель бытия в максимальном раскрытии свободы. Свобода есть голос благодати в личности.
       12. своеволие - воля самости (беса-двойника) в человеке, склоняющая его ко злу.
       13. синергия - как математическое понятие, означает, что уникальная способность целого больше чем уникальная способность суммы отдельных частей этого целого. В богословии синергия означает соединение энергии человека и энергии Бога в деле самосотворения совершенной личности человека. Смысл слова хорошо иллюстрируется в эффекте резонанса.
       14. совесть - голос Божий в человеке, обращенный через ангела-хранителя. Призыв к творческой свободе и вселенской ответственности.
       15. судьба - некая суть биографии, известная заранее. Замысел Божий о земной жизни человека. Свободно принятое предопределение. Синтез божественного предназначения и человеческой свободы, запечатленный в реальности. Божественная и человеческая свободы вместе творят судьбу. Судьба выявляется человеком при самосозерцании себя в Боге.
       16. точка - чисто абстрактное, умозрительное понятие. Математически (как число) выражается так: 0, 0?1, где ? это бесконечное количество нулей. Т.е. под точкой можно понимать бесконечно малое число. Точка, таким образом, существует реально только в уме, и практически не занимает места в пространстве, если этим числом выражается количество пространства, или во времени, если этим числом выражается количество времени.
       17. экклесия - собрание людей (греческий).
       18. экклесиология - церковная наука, раздел богословия изучающий церковь, как каноническое, историческое, мистическое и т.д. явление.
       19. экзистенция - бытие, существование (латинский). Имеется в виду существование личности.
       20. экзистенциализм - как модное веяние имел место во времена французских, атеистических в основном, экзистенциальных писателей. Их предшественником можно было бы назвать Достоевского (имея в виду литературное направление), хотя он, наверное, и не знал этого слова: у русских писателей экзистенциальность ощущается и проявляется как моральность. За много веков до этого христианские богословы, вели общеизвестные теперь тринитарные (по сути экзистенциальные) споры о божественной личности, лице, ипостаси. А еще за много веков до этого складывалась религиозная еврейская культура, по сути, тоже экзистенциальная.
       21. энтелехия - целеустремленность, целенаправленность как движущая сила, активное начало, превращающее возможность в действительность. Например, жизненное нематериальное начало, направляющее развитие организмов. Энтелехия в эволюции в целом определяется, в конечном счете, замыслом Бога о творении.
      

  • Оставить комментарий
  • © Copyright Роцков Александр Леонидович (rotskov@gmail.com)
  • Обновлено: 16/06/2019. 860k. Статистика.
  • Эссе: Философия
  •  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.