Завьялова Елена Евгеньевна
Русско-зарубежные литературные связи

Lib.ru/Современная литература: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • Оставить комментарий
  • © Copyright Завьялова Елена Евгеньевна (zavyalovaelena@mail.ru)
  • Размещен: 22/07/2013, изменен: 22/07/2013. 308k. Статистика.
  • Учебник: Литкритика
  • Оценка: 8.00*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В учебном пособии изложены актуальные сведения по теории и истории межлитературных связей, представлена система концептуально соотнесенных вопросов и заданий, побуждающих к самостоятельной работе. Предназначено для магистрантов-филологов, изучающих проблемы взаимодействия русской и зарубежной литератур.

  • ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ

    АСТРАХАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

    Е.Е. ЗАВЬЯЛОВА

    РУССКО-ЗАРУБЕЖНЫЕ ЛИТЕРАТУРНЫЕ СВЯЗИ

    Учебное пособие

    для студентов, обучающихся по направлению

    05300 Филологическое образование

    Издательский дом "Астраханский университет"

    2008

    ББК 83

    З-13

    Рекомендовано к печати редакционно-издательским советом

    Астраханского государственного университета

    Рецензенты:

    доктор филологических наук,

    профессор Уральского государственного университета

    О.Г. Сидорова;

    доктор филологических наук,

    профессор Волгоградского государственного педагогического университета

    Н.Е. Тропкина

    Завьялова, Е. Е. Русско-зарубежные литературные связи [Текст] : учебное пособие / Е. Е. Завьялова. - Астрахань : Издательский дом "Астраханский университет", 2008. - 352 с. - 124, [3] с.

    Изложены актуальные сведения по теории и истории межлитературных связей, представлена система концептуально соотнесенных вопросов и заданий, побуждающих к самостоятельной работе.

    Предназначено для магистрантов-филологов, изучающих проблемы взаимодействия русской и зарубежной литератур.

    При оформлении обложки использована репродукция картины Питера Брейгеля Старшего "Вавилонская башня" (1563).

    ISBN 978-5-9926-0208-1

    љ Издательский дом

    "Астраханский университет", 2008

    љ Е. Е. Завьялова, 2008

    љ В. Б. Свиридов, дизайн обложки, 2008

    ПРЕДИСЛОВИЕ

    Предисловие

    Настоящее учебное пособие предназначено для магистрантов направления "Филологическое образование". В течение последних лет в учебную программу были внесены серьёзные коррективы, которыми продиктована необходимость написания данной книги.

    Учебное пособие состоит из трёх частей, в которых последовательно раскрывается содержание предмета "Русско-зарубежные литературные связи". Первая часть посвящена специфике сравнительного литературоведения как науки, вторая освещает основные проблемы компаративистики, структура третьей определяется хронологическим принципом: она содержит развёрнутые планы по истории взаимосвязи русской и зарубежной литератур.

    Жанровое своеобразие учебного пособия связано с попыткой соединить теоретико-эстетические аспекты сравнительного литературоведения с историко-литературными вопросами и компаративистским анализом конкретных художественных текстов.

    В книге нашли отражение современные, в том числе и нетрадиционные точки зрения на отдельные моменты литературного процесса. Это, в частности, положение о симфоническом характере мировой культуры, тезаурусный подход к восприятию литературы, концепция диалектической взаимосвязи таких социокультурных тенденций в обществе, как унификация и диверсификация, теория внутренней неопределённости, "скачкообразности" культурного развития и проч. Освещение сложных, дискуссионных вопросов, обозначение проблемных аспектов тем способствует повышению интереса обучаемых к материалу, выработке субъективного, личностного взгляда на тот или иной аспект темы.

    Цель курса - сформировать у магистрантов систему ориентирующих знаний о взаимодействии национальных литератур (прежде всего, русской, западноевропейских и американской), раскрыть сложный и многообразный характер этого взаимодействия (прямые творческие контакты, влияния, заимствования, типологически родственные процессы), а также дать представление о "вечных" сюжетах, подчеркнуть универсальность заключённого в них комплекса общечеловеческих проблем.

    Для достижения указанных целей магистрантам необходимо решить следующие задачи:

    1) выработать представление о возникновении и общих закономерностях развития национальных литератур;

    2) изучить механизмы их взаимовлияний;

    3) раскрыть формы и содержание литературных связей;

    4) овладеть навыками компаративистского анализа на разных уровнях текста (проблемно-тематическом, структурно-композиционном, жанровом, стилистическом и т.д.);

    5) выделить круг конфликтов и художественных персонажей, составляющих арсенал "мировых" тем и образов;

    6) научиться самостоятельно выявлять межнациональные литературные связи, отличать прямые влияния от типологических схождений;

    7) усвоить основные теоретические понятия, необходимые для уяснения специфики межлитературных взаимоотношений.

    В процессе занятий магистрант должен научиться осознанно воспринимать лекционный материал, углублять его на семинарских занятиях и в процессе самостоятельной работы с исследовательской литературой; формировать индивидуальное отношение к текстам; сопоставлять произведения в единстве формы и содержания, выявляя как признаки сходства, так и различия; понимать историко-литературное значение межнациональных литературных взаимодействий; знать, какие содержательные и идейные аспекты произведений актуализируются в ту или иную эпоху, чем обусловлено творческое переосмысление импортированного образца, его социальная переработка и проч.; творчески применять полученные знания в научной и профессиональной деятельности.

    Большое внимание в пособии уделяется наследию XIX века, поскольку именно в это время формируется само понятие всемирной литературы, литературы различных стран вступают между собой в активное творческое взаимодействие, которого не знали предыдущие периоды.

    Кроме того, указанный материал хорошо сочетается с параллельными учебными дисциплинами. В задачу преподавателя входит установление связей с прочитанными и читаемыми курсами (устным народным творчеством, историей русской литературы, историей зарубежной литературы, введением в теорию литературы, историей философии, эстетики, риторики, мировой художественной культуры и др.), а также обозначение перспективных связей с предстоящими в учебном процессе курсами истории русской и зарубежной литератур XX-XXI веков, теорией литературы.

    Автор пособия не предлагает строгого распределения часов. Каждый преподаватель может свободно перераспределять материал, варьируя тематику лекций и список научной литературы, в зависимости от характера учебного курса (основной, дополнительный, спецсеминар и т.п.), от своих возможностей и возможностей магистрантов.

    Разделы учебного пособия завершаются вопросами, которые помогут обучающемуся организовать самоконтроль за освоением материала. Этому же в известной степени способствует выделение - полужирным шрифтом, курсивом и разрядкой - основных понятий и категорий.

    Как правило, после упоминания о поэтах, писателях, исследователях, общественных деятелях в круглых скобках указываются их годы жизни, а также - в случае, если сообщается о зарубежном авторе, - иноязычный вариант написания фамилий. Это не только придаёт учебному материалу более высокую степень информативности, но и лишний раз подчёркивает концептуальный характер процесса мирового культурного взаимодействия.

    В конце книги дан список примерных тем письменных заданий, которые можно использовать как для текущего промежуточного, так и для итогового контроля. Развёрнутая библиография поможет выполнению любого вида учебно-научной работы по курсу. Внушительность перечня изданий объясняется сложностью доступа к специализированным библиографическим каталогам и указателям по теме. Литература, рекомендуемая в перечне как основная, отмечена полужирным шрифтом, а дополнительная - курсивом.

    ВВЕДЕНИЕ

    В качестве иллюстрации на обложке данного пособия помещена репродукция картины Питера Брейгеля Старшего "Вавилонская башня" (1563). Что общего между учебным курсом "Русско-зарубежные литературные связи" и творчеством нидерландского живописца XVI века, несколько раз запечатлевавшего на своих полотнах это гигантское строение?

    В.Н.Топоров в статье "Пространство культуры и встречи в нём" даёт достаточно оригинальную интерпретацию истории Вавилонской башни, рассказанной в Книге Бытия [229, с. 9-10].

    "На всей земле был один язык и одно наречие" [Быт 11: 1]. Значит, не было возможности соотнести, сопоставить, нечем проконтролировать, поддержать. Сознание единственности естественно приводит к идее самодостаточности и непогрешимости, питает как на дрожжах поднимающуюся гордыню, которая лишает здравого смысла. В этой ситуации кроется начало падения.

    Снижается требовательность к себе: "И сказали друг другу: наделаем кирпичей и обожжём огнём. И стали у них кирпичи вместо камней, а земляная смола вместо извести" [Быт 11: 3].

    Растут претензии, самоупоение, человекобожество: "И сказали они: построим себе город и башню, высотою до небес, и сделаем себе имя, прежде нежели рассеемся по лицу всей земли" [Быт 11: 4].

    Увидев замыслы и дела людей "единого" языка, сказал Господь: "вот, один народ, и один у всех язык; и вот что начали они делать, и не отстанут они от того, что задумали делать; Сойдём же и смешаем там языки их, так чтобы один не понимал речи другого" [Быт 11: 5-6].

    Господь не отказался от людей и не отказал им в своей помощи, но нарушил единство языка-культуры, которое вело к самодовольству, к иллюзии самодостаточности и вседозволенности и в конечном счёте к потере нравственных критериев и самообожествлению.

    Оказавшись в изоляции (люди перестали понимать друг друга), народы должны были средствами своего языка и своей культуры научиться оценивать мир и самих себя, контролировать себя.

    В.Н.Топоров пишет: "Главный урок библейской истории в выборе культурно-языкового плюрализма как нового пути человека, в выдвижении идеи создания нового единства (уже не мнимого). И на этом пути важно, помня о "своём", зная его и продолжая углублять эти знания, понять "другого", оценить его, научиться жить вместе, обмениваться "своим" и "чужим", связывать то и другое" [229, с. 10].

    Итак, узнав "своё", оценить и "чужое". Сопоставить далёкие друг от друга представления и выстроить на их основе стройное, гармоничное единство.

    В XXI веке глобальная тенденция интеграции предопределила масштабное изменение мышления и позволила всерьёз заговорить об осуществимости проектов по систематизации межлитературного процесса.

    ГЛАВА I. КОМПАРАТИВИСТИКА КАК НАУКА

    ј 1. Предмет и задачи сравнительного литературоведения

    Само название "сравнительное литературоведение" говорит о том, что во главу угла в этом разделе науки поставлен широкоупотребительный метод сравнения и система исследовательских приёмов, с ним связанных.

    О.Э.Мандельштам писал: "Нет бытия вне сравнения, ибо само бытие есть сравнение" [155, с. 238].

    По мнению В.Н.Топорова, "соотнесение-сравнение того и этого, своего и чужого составляет одну из основных и вековечных работ культуры" [229, с. 7], "Вся культура - материал для сравнения, и любое сравнение образует факт культуры" [229, с. 15]. История человеческого общества фактически не знает примеров абсолютно изолированного социального и культурного (а следовательно, и литературного) развития при отсутствии взаимодействия между отдельными его участками. "Чем культурнее народ, тем интенсивнее его связи и взаимодействия с другими народами" [85, с. 66].

    Сравнение не уничтожает специфики изучаемого явления (индивидуальной, национальной, исторической); напротив, только с помощью сравнения, т.е. установления сходств и различий, можно точно определить, в чём заключается эта специфика, как и почему переосмыслен импортированный образец [85, с. 67].

    Сравнение является основной операцией научного метода в целом: к ней прибегают практически на всех этапах исследования. "Можно назвать лишь две возможные побудительные причины, вызывающие интерес к какой-либо вещи или идее и желание её приобрести или освоить: 1) нужно, ибо понятно, знакомо, вписывается в известные мне представления и ценности; 2) нужно, ибо не понятно, не знакомо, не вписывается в известные мне представления и ценности. Первое можно определить как "поиски своего", второе - как "поиски чужого"" [152, с. 610].

    По-французски "сравнительное литературоведение" пишется "littйrature comparйe", по-итальянски - "letteratura comparata", по-испански - "literatura comparada", по-японски - "hikaku bungaku", по-английски - "comparative literature". Немецкие специалисты используют другое название - "vergleichende Literaturwissenschaft" либо "vergleichende Literaturgeschichte". Во французском учебнике Пишуа и Руссо (1967) подчёркивается, что немецкое обозначение точнее передаёт содержание понятия, поскольку настоящее время причастия в немецкой формуле указывает на акт сравнения. Ещё более верным представляется развёрнутое - и потому не укоренившееся - словосочетание "сравнительная история литературы", используемое Бернлау, Ампером и др.

    Итак, предмет последовательных и систематических исследований сравнительного литературоведения - взаимосвязи национальных литератур, общее и особенное в их историческом развитии [225]. По утверждению словацкого филолога Диониза Дюришина (Пuri in, 1929-1998), предметом сравнительного изучения является "литературный процесс, который осуществляется через совокупность взаимообусловленных национально-литературных и межлитературных связей и схождений и в котором находит выражение поступательное движение мировой литературы" [77, с. 66-67]. Те или иные аспекты литературных явлений соотносятся с аналогичными в другой национальной, культурной, ареальной сфере.

    При этом сопоставляются не только разноязычные литературы, но и одноязычные - образовавшиеся в разных районах земного шара, в разные исторические периоды и сильно отличающиеся друг от друга. Вспомним, что на английском языке пишут в Англии и Америке, на французском - во Франции, в Бельгии и Канаде, немецком - в Австрии и Швейцарии [73, с. 29]. Одноязычная литература может развиваться в несходной среде, что приводит к появлению совершенно иных культурных традиций.

    С другой стороны, многие разноязычные литературы объединены в пределах одного государства. Это наглядно проявилось в СССР, когда литературы союзных республик были связаны сходной ценностной интенцией - при всех языковых и исторических различиях. В настоящее время разноязычные литературы существуют в Швейцарии (литература французской, немецкой, итальянской народности), в Бельгии, Израиле, Канаде, Индии и многих других государствах. Все они тоже могут стать предметом компаративистских исследований.

    Существует, наконец, феномен двойственной литературной принадлежности, означающий "органическую, конститутивную принадлежность творческой личности и её творчества двум или нескольким литературным системам" [196, с. 23]. Например, высокой степенью билитературности обладает писатель-билингвист Чингиз Торекулович Айтматов (р. 1928). Известны переводы его произведений с киргизского языка на русский и наоборот, причём переложения выполнены не только "сторонними" переводчиками, но и самим автором. Эти - параллельные - переводы представляют большой интерес для учёных-компаративистов [196, с. 31].

    В ряде случаев сопоставляться могут и тексты, принадлежащие к разным метаязыковым группам, например, культурно существующие ("высокие", "ценные", "культурные", "исконные" и т.п.) и культурно несуществующие, апокрифические ("низкие", "неценные", "чужеродные" и т.п.).

    Ниже перечислен ряд наиболее авторитетных изданий по истории всеобщей литературы (см. табл. 1).

    Таблица 1

    Авторитетные издания по истории всемирной литературы

    Страна Название издания Выходные данные Русский перевод
    Россия Всеобщая история литературы: в 4т. / Под ред. В.Ф.Корша, А.Кирпичникова. СПб.,
    1880-1892.
    История всемирной литературы: в 9т. / ИМЛИ им. А.М.Горького (неоконченное издание). М., 1983-1994. - ТТ. 1-8.
    Зарубежные писатели: в 2ч. / Под ред. Н.П.Михальской. М., 2003.
    Германия ScherrJ. Bildersaal der Weltliteratur: bd.1-3. Stuttgart,
    1884-1885. ШеррИ. Иллюстрированная всеобщая история литературы: в 2т. - 2-е изд. - М., 1905.
    HartJ. Geschichte der Weltliteratur und Theaters aller Zeiten und Vцlker: bd.1-2. Neudamm, 1894.
    LeixnerO.von. Geschichte der Literaturen aller Vцlker: bd.1-4. Leipzig,
    1898-1899.
    BusseK. Geschichte der Weltliteratur: bd.1-2. Bielefeld; Leipzig,
    1910-1913. БуссеК. История мировой литературы: в 3т. - СПб., 1913-1914.
    Франция LetourneauC. Lйvolution littйraire dans les diverses races humaines. P., 1894. ЛетурноШ. Литературное развитие различных племён и народов. - СПб., 1895.
    Les grands йcrivains du monde: t.1-5 / Sous la dir. de P. Brunel et R. Joanny. P., 1976-1978.
    Histoire des littйratures: t.1-3 / Sous la dir. de R.Quйneau. P., 1957-1963.
    США The literature of all nations and all ages: v.1-10 / Ed. by J.Harthorne etc. Chicago, 1902.
    TrawickB.B. World literature: v.1-2. N.Y.,
    1963-1964.
    Швеция Litteraturens vдrldshistoria: bd.1-12 / Centralred. F.J.Billescov Jansen. Stockholm, 1971-1974.

    Что даёт обращение к "другим" литературам для той или иной национальной литературы?

    I. Оно помогает выяснить некоторые внутренние проблемы национальной культуры.

    1.1. Многие вопросы, связанные, например, с направлениями или стилями, можно решать лишь в плане межлитературных сравнений. "С помощью данных, полученных из инонациональных литератур, мы углубляем и обогащаем наши представления о произведениях, авторах, кружках, жанрах, литературных школах и течениях" [73, с. 193]. Если, к примеру, требуется глубже узнать структуру и сущность сонета как жанра, нельзя ограничиваться аспектами одной национальной литературы, нужно изучить историю этой твёрдой формы, начиная с XIII века и до наших дней, сопоставить итальянскую, французскую и английскую модели и т.д.

    1.2. Сравнительное литературоведение выявляет экономические, политические и социальные предпосылки и собственно литературные факторы, например традиции, обусловившие влияния и типологические схождения.

    1.3. Изучение межлитературных контактных связей позволяет глубже проникнуть в сокровенную суть творческого процесса, обогащая исследования психологии творчества. Сравнительное литературоведение заметно обогащает наши знания о сложных процессах, подчёркивая передающую роль некоторых писателей, прослеживая многочисленные направления их международного воздействия (Петрарка, Вольтер, Руссо, Толстой или Достоевский), изучая явления, подвергшиеся воздействию [73, с. 193].

    1.4. Соотнесение национальных достижений с инонациональными создает условия для более чёткого выявления национального своеобразия каждой литературы. Нет поэта, нет художника - какому бы искусству он ни служил, - чьи произведения раскрыли бы весь свой смысл, рассмотренные сами по себе [254, с. 160]. Понятно, что оценка литературных явлений с национальных позиций не всегда совпадает с их международной оценкой.

    II. У сравнительного литературоведения есть ещё и сверхзадача - собрав воедино наиболее характерные аспекты национальных литератур, воссоздать духовный мир человечества. Румынский учёный Александр Дима (Dima) пишет: "Речь идёт не только о психологической характеристике того или иного народа, но и о его творческих возможностях. То, что не под силу одной или небольшому числу наций, может быть осуществлено усилиями многих народов. Духовный мир человечества, о котором столько говорят, есть совокупность разно-национальных специфических проявлений, и литература отражает их самым выразительным и конкретным образом. Причём в этой совокупности должны быть представлены не только самые главные свойства духовного мира человечества, но и различные по степени интенсивности оттенки этих свойств, все достоинства и недостатки, из которых и создается общая картина. Верно, что каждая нация, будучи частью человечества, отражает особенности целого, однако исчерпывающе полную картину целого можно получить, лишь синтезируя все национальные особенности. Чем полнее учтён вклад каждой нации, тем достовернее общая картина. Изучение различных форм межлитературных контактных связей, а также типологических схождений и специфических особенностей отдельных литератур вносит свою лепту в создание этой общей картины духовной жизни человечества" [73, с. 192].

    III. Изучение межлитературных контактных связей и типологических схождений приносит и "очевидную практическую пользу" [73, с. 194] - облегчает процесс духовного сближения между народами, взаимопонимания. В.Н.Топоров отмечает: "Два (или более) объекта не просто сопоставляются, но они сравниваются, т.е. к ним применяется равная, иначе говоря, одна и та же (тождественная) мерка... В глубоком философском смысле сравнение всегда одушевлено... идеей идеального (в платоновском смысле, т.е. доведённого до своего логического предела, до ситуации, в которой осуществимы самые глубокие потенции объекта) равенства, поиском объединяющего равного единства" [229, с. 14]. Объяснение сходных моментов в развитии культуры народов мира, как, впрочем, и обнаружение различий между самобытными особенностями культур, способствует объединению народов. "Сравнительно-исторические исследования разных литератур подтверждают необходимость международных контактов, помогают национальным литературам отчётливо осознать свои достоинства и недостатки и освободиться от националистической экзальтации" [73, с. 194-195].

    Таблица 2

    Задачи сравнительного литературоведения

    Внутренняя сфера
    национальной литературы Сфера всеобщей
    литературы Сфера "практической пользы"
    Ј Определение сущности жанра, течения, метода и проч.;

    Ј установление предпосылок и факторов, обусловивших влияние;

    Ј раскрытие психологических закономерностей индивидуального творчества;

    Ј выявление национального своеобразия литературы Ј Создание общей литературной картины;

    Ј отображение "духовного мира человечества" Ј Осознание диалектики "общего" и "частного";

    Ј - стимуляция духовного взаимопонимания между народами

    Большое число конкретных сравнительных исследований строится на изучении трансформаций и структурных сдвигов тех или иных текстов и литературных явлений в процессе их усвоения другой традицией. Исследование источников литературного заимствования, помимо подробного сопоставительного анализа, предполагает учёт биографии сравниваемых художников, а также всего комплекса условий, в которых они жили и творили, общая атмосфера, содействовавшая формированию творческого багажа писателей, то есть прочитанные ими иностранные книги, их переписка с другими писателями, их библиотека. Вспомним личную библиотеку А.С.Пушкина: в этом собрании 3,5 тысячи книг, которые в настоящее время находятся в фонде Пушкинского дома, и многие из них до сих пор скрупулезно изучаются высококвалифицированными специалистами.

    Некоторые учёные отрицают наличие специфического предмета исследования, поскольку сравнение, как полагают они, не предмет. Другие утверждают, что предмет сравнительного литературоведения совпадает с предметом фольклористики: "изучение вариантов фольклорных тем, процессов их миграции, взаимоотношений между устной народной и письменной литературой выходит за рамки национальных границ и неизбежно оказывается в поле зрения компаративистов" [73, с. 91]. Думается, что вековая история существования сравнительного литературоведения доказала его жизнеспособность.

    Вопросы и задания для самостоятельной работы

    1. Приведите по три аргумента в пользу следующих утверждений:

    а) сравнение является основной операцией любого научного метода;

    б) сравнение образует факт культуры;

    в) чем культурнее народ, тем интенсивнее его связи с другими народами.

    2. Какой термин более точен: "сравнительное литературоведение", "сравнивающее литературоведение", или "сравнительная история литературы"? Докажите свою точку зрения.

    3. Почему В.Н.Топоров утверждает, что в компаративистике целесообразнее вести речь не о сопоставлении, а о сравнении литературных объектов?

    4. Изобразите схематически различные варианты соотнесения литератур, приемлемые для компаративистики (разноязычные/одноязычные, исконные/чужеродные, ценные/неценные и т.п.).

    5. Перечислите задачи сравнительного литературоведения.

    Литература: 73, 77, 85, 152, 196, 218, 225, 229, 254, 229, 239.

    ј 2. Связь компаративистики с другими областями науки

    Компаративистика вбирает в себя основные, присущие литературоведческой науке подходы: историко-генетический, историко-функциональный, ценностный, системный и т.д. [44, с. 286]. Сравнительное изучение наряду с изучением связей генетического и контактного характера особое внимание уделяет осмыслению так называемых типологических схождений или соотношений, что, в свою очередь, связано с исследованием разных конкретно-исторических типов, в которых выражается взаимодействие законов единства и неравномерности мирового литературного развития, и позволяет приблизиться к основным закономерностям этого процесса.

    Исходя из этого, наиболее тесные и органичные связи компаративистика обнаруживает с историей литературы. Взаимовлияния невозможно рассматривать вне связи с эпохой; типологические схождения, например великие литературные течения - Возрождение, барокко, классицизм, реализм и романтизм, - всегда изучаются в контексте эпохи, конкретных условиях общественной и идеологической действительности. И наконец, выявление специфики национальной литературы путём сопоставления с другими литературами также предполагает сравнение конкретных условий эпохи с общественно-политическими условиями различных эпох в целях определения постоянно действующих факторов, а также диалектических изменений, происходящих в водовороте времён [73, с. 31-32]. Ниже приводится таблица, в которой сопоставляются объекты изучения компаративистики и истории литературы (см. таблицу 3).

    Таблица 3

    Компаративистика История литературы
    объекты изучения
    1 Внешние факторы, относящиеся к другим литературам или культурам и сыгравшие ту или иную роль при создании произведения (истоки, влияния). Истоки литературных явлений (источники, влияния, связь с действительностью - природой и обществом).
    2 Генезис литературных явлений, этапы их развития - вплоть до окончательного оформления. Внутренний генезис литературных явлений, этапы создания произведения (в тесной связи с эпохой), идеи и чувства эпохи, отражённые в нём.
    3 Стилистическое воздействие инонациональных образцов; возможные зарубежные инварианты. Преемственность литературных явлений в процессе развития жанров и видов.
    4 Точки соприкосновения с "передатчиками", принадлежащими к иным лингвистическим и историческим сферам. Эволюция литературного искусства и его современное состояние.
    5 Судьба произведений на протяжении веков и в различных районах земного шара. Судьба произведений после их выхода в свет до настоящего момента.
    6 Место литературных явлений в мировой литературе (типологических схождений, например). Причины успеха или неудач, постигших произведения на протяжении времени в литературах разных народов.
    Сравнительное литературоведение также связано с литературной критикой, так как оно позволяет выявить литературное сходство рассматриваемых явлений, возможные формы и аспекты произведений (например, композиции, стиля, стихосложения, родов, видов и т.д.); и просто - художественную ценность произведений [73, с. 30]. Очевидна также связь компаративистики с теорией литературы, позволяющей произвести оптимально глубокий анализ литературных текстов; фольклористикой, сопоставляющей произведения народного творчества; лингвистикой изучающей общие законы строения и функционирования языка; текстологией, занимающейся атрибуцией произведений. Можно также упомянуть об истории, антропологии, психологии, эстетике, культурологии, герменевтике, семиотике и многих других науках.

    Значительное расширение охвата материала и способов его истолкования сравнительным литературоведением наблюдается как в России, так и за рубежом: в Америке, Западной и Восточной Европе, Африке, Австралии, Индии, Китае и в других странах Азии. Американский литературовед Р.Уэллек (Wellek, 1903-1995) доказал неправомочность сведения сравнительного анализа литературных явлений к выяснению "влияний" (чаще всего иноземных) и "восприятий" [269]. Той же точки зрения придерживался французский учёный Р.Этьембль, ратующий за предельное расширение объектов сравнительного анализа путем вовлечения в него литературных явлений, не объединённых между собой непосредственными контактными или генетическими связями (так называемые "аналогии") [261].

    Сравнительное литературоведение всё более теряет характер некоей обособленной научной дисциплины, со своим строго очерченным, лишь ей одной присущим предметом и со своей столь же единичной методологией исследования. Оно превращается, скорее, в особый подход, приложимый к освещению очень различных сфер и аспектов международной литературной жизни и, шире, художественной культуры (в виде осмысления взаимодействия литературы с другими видами искусства) [44, с. 289]. Известный румынский литературовед и критик А.Марино в своей статье "Необходимо пересмотреть сравнительное литературоведение" следующим образом оценивает ситуацию, сложившуюся в современной зарубежной науке. "Создаётся впечатление, - отмечает он, - что понятие компаративистики треснуло, стало в буквальном смысле слова свалочным местом, понятием без берегов" [264, с. 10].

    Вопросы и задания для самостоятельной работы

    1. Объясните, как вы понимаете словосочетание "типологические схождения"?

    2. Почему исследователи утверждают, что с историей литературы компаративистика обнаруживает наиболее тесные и органичные связи?

    3. Выше было подчёркнуто, что сравнительное литературоведение коррелирует и со "многими другими науками", не перечисленными в разделе. На связь с какими дисциплинами нужно указать дополнительно?

    4. Чем общепринятые термины "влияния" ("influences") и заимствования ("borrowing") отличаются от термина "аналогии" ("analogies"), предложенного Р.Этьемблем?

    5. Прочитайте статью Ю.Б.Виппера "О некоторых теоретических проблемах истории литературы" [44]. Изложите мнение исследователя относительно перспектив развития сравнительного литературоведения. Насколько актуальна концепция Ю.Б.Виппера для современного литературного процесса?

    Литература: 44, 45, 73, 77, 148, 163, 218, 225, 239.

    ј 3. Компаративистика, сравнительно-историческое
    литературоведение и история всеобщей литературы

    В некоторых исследованиях принято разграничивать смежные науки - сравнительное литературоведение (компаративистику), сравнительно-историческое литературоведение и историю всеобщей литературы. В узком смысле эти понятия нетождественны:

    ь компаративистика (от лат. comparativus - сравнительный) занимается сопоставлениями художественных текстов в аспекте синхронии;

    ь сравнительно-историческое литературоведение исследует взаимоотношения и движение литератур в условиях реальных исторических процессов (то есть в диахронной перспективе);

    ь всеобщая литература старается держать одновременно в поле зрения все ценности всемирной сокровищницы литературы, затрагиваются преимущественно общие аспекты различных литератур [73, с. 92, 38].

    Данное размежевание представляется во многом искусственным: на практике, в ходе анализа конкретных текстов, почти невозможно отделить один из принципов от другого. Произвольное сопоставление фактов художественной литературы, вырванных из исторического контекста и из системы мировоззрения и стиля писателя, на основе наличия между ними чисто внешнего сходства, часто случайного, иногда и вовсе мнимого, объяснение всякого такого сходства механически понимаемым влиянием, "толчком" со стороны беспочвенны и не могут представлять научной ценности.

    В.М.Жирмунский указывает на то, что необходимо учитывать предпосылки изучаемого литературного явления в местном историческом или специально литературном развитии, его связи с общественной действительностью, которую оно отражает, его историческую, национальную и индивидуальную специфику, а также глубокую переработку всякого заимствованного образца на основе этой специфики [85, с. 77]. Выявление того, что объединяет национальные литературы в глобальное целое, мировую литературу, предусматривает раскрытие особенностей каждой из них, позволяющих формировать это целое на правах его относительно самостоятельных частей [10, с. 204]. Степень распространённости литературных явлений объясняет наличие либо отсутствие параллелизмов и влияний.

    Исходя из вышесказанного, термины "компаративистика", "сравнительное литературоведение" и "сравнительно-историческое литературоведение" в данном пособии будут использоваться, главным образом, в широком смысле, как синонимичные. Термин "всеобщая литература" укажет на особую масштабность, глобальность, всеохватность сопоставлений.

    Вопросы и задания для самостоятельной работы

    1. Что обозначают термины "компаративистика", "сравнительное литературоведение" и "сравнительно-историческое литературоведение"? Объясните сходства и различия, приводя в пример конкретные исследования по литературоведению.

    2. Перечислите отечественных и зарубежных учёных, занимавшихся проблемами "всеобщей литературы".

    3. Прочитайте статью В.М.Жирмунского "Проблемы сравнительно-исторического изучения литератур" [85] и составьте "Алгоритм учёта предпосылок", в котором бы указывалось на историческую, национальную, индивидуальную специфику изучаемого литературного явления.

    4. Продемонстрируйте принцип действия составленного алгоритма на примере анализа любого известного вам художественного произведения.

    Литература: 10, 44, 73, 77, 85, 163, 174, 175, 225.

    ј 4. Развитие сравнительного литературоведения
    и смежных областей науки

    Литературоведческие разыскания сравнительного характера появились очень давно. Подобные работы уже существовали в Древней Греции. Интерес к античности в эпоху Возрождения способствовал выходу в свет целого ряда таких исследований. В эстетике Нового времени в подходе к литературным произведениям постепенно формировались принципы историзма и народности, которые, по сути, явились предпосылкой для развития сравнительного литературоведения как науки [225]. Внимание к инонациональным литературам особенно усилилось в XVIII веке, актуализировавшем идеи "мирового гражданства". Начали создаваться труды по истории европейской культуры.

    Основоположником исторического изучения литературы можно назвать немецкого философа И.Г.Гердера (Herder, 1744-1803), который доказывал национальную самобытность искусства, утверждал своеобразие и равноценность различных эпох культуры и поэзии. Гердер занимался исследованием разных цивилизаций мира - от низших ступеней к высшим, изучал народы Азии и славянство (см. его работу "Идеи к философии истории человечества"). Он обосновал зависимость культуры народа от таких факторов, как климат, формы правления, религии и др.

    Огромный вклад в развитие концепции эстетического историзма внёс другой немецкий философ - Г.В.Ф.Гегель (Hegel, 1770-1831), сформулировавший теорию диалектики. История, по его мнению, это "прогресс духа в сознании свободы", последовательно реализуемый через дух отдельных народов. Отсюда - стадиальность развития искусств и исторический принцип рассмотрения поэзии (её тем, характеров, конфликтов, ведущего пафоса, жанров) - при некоторой условности утверждений, вызванной европоцентризмом Гегеля. Позже сходные построения, связанные с делением литературы на роды, антитезой героического эпоса и романа и проч., появляются у Ф.В.Шеллинга (Schelling, 1775-1854) и других немецких эстетиков [225].

    Видный специалист в области компаративистики, А.Дима обозначает две полярных тенденции, по которым далее шло развитие сравнительного литературоведения:

    1) в духе просветительских концепций XVIII столетия подчёркивалась общность национальных литератур, развивалось "всемирное" сознание;

    2) под влиянием романтической эстетики, набравшей силу в начале XIX века, всё большее внимание уделялось различиям между национальными литературами, их дифференциации [73, с. 42].

    Тенденции обусловлены историческими причинами: в XIX веке начался интенсивный обмен материальными и духовными ценностями; в этот процесс оказались втянутыми почти все страны Европы, многие государства Азии, Африки и Америки.

    Рост национального самосознания отражён в романтической литературе: в исторических романах В.Скотта (Scott, 1771-1832); в многочисленных балладах на сюжеты из национальной истории. Гейдельбергские романтики сделали популярным собирание фольклора. В.Гюго (Hugo, 1802-1885) в "Предисловии к драме "Кромвель"" убеждал в необходимости передать в произведении "местный колорит", а также "колорит эпохи".

    Осознание тесной взаимосвязи европейских литератур породило введённое И.В.Гёте (Goethe, 1749-1832) понятие "Weltliteratur" - "мировая литература". "...Все нации, - писал Гёте, - узнают, каковы отношения всех ко всем, и тогда каждая из них найдет у каждой другой и нечто приемлемое и нечто отвергаемое, такое, чему следует подражать, и такое, чего нужно избегать. Это в свою очередь будет весьма действенно благоприятствовать всё более расширяющейся промышленности и торговле; потому что, когда лучше знают взгляды друг друга - и тем более если взгляды совпадают, - из этого быстрее возникает надёжное доверие" [58, с. 265].

    Сопоставлением литератур занимались И.Ф.Шиллер (Schiller, 1759-1805), Ж.деСталь (Staлl, 1766-1817). Первый выделил "наивную" и "сентиментальную" поэзию, вторая писала о новых европейских литературах "юга" и "севера" [222]. Работы многих других литературных деятелей (в частности, А.В.иФ.Шлегелей (Schlegel, 1767-1845, 1772-1829)) были пронизаны духом универсальности, направлены на осмысление иностранных литературных и культурных явлений в историко-сопоставительном плане.

    Всё настойчивее обращались к сопоставительному анализу другие науки: физиология, антропология, психология. Сравнительные дисциплины развивались одновременно с компаративистикой, содействовали её становлению и - в свою очередь - использовали её достижения.

    Ощутимо повлияло на литературоведение и фольклористику возникшее в лоне немецкого романтизма сравнительно-историческое языкознание (Ф.Бопп (Bopp, 1791-1867), Р.К.Раск (Rask, 1787-1832), Я.Гримм (Grimm, 1785-1863), В.Гумбольдт (Humboldt, 1767-1835) и др.). Л.В.Чернец указывает на то, что многие учёные XIX века были и лингвистами, и литературоведами (Я.Гримм, Ф.И.Буслаев, А.А.Потебня) [225].

    Серьёзное воздействие на методологию сравнительного литературоведения оказал возникший в 1830-х годах позитивизм, прежде всего, выдвинутый О.Контом (Comte, 1798-1857) принцип выведения "законов" из многократно наблюдаемой последовательности фактов, явлений, а также учение о всеобщей эволюции Г.Спенсера (Spencer, 1820-1903).

    Идею исторического развития, прогресса - в её разных вариантах - можно назвать ведущей тенденцией в науках о природе и об обществе на протяжении почти всего XIX столетия, а генезис Генезис - происхождение и развитие чего-либо. произведений, образов, сюжетов - главным предметом изучения литературоведческих школ.

    К сближению народной поэзии, языка и мифа обратилась мифологическая школа. У её истоков - работа Я.Гримма "Немецкая мифология" (1835), где в качестве вечной основы художественных образов постулировался творящий дух народов, воплощающий себя в мифах, преданиях, которые постоянно пребывают в истории. Сходство образов и сюжетов в поэзии индоевропейских народов объяснялось их общей древней мифологией (прамифом). "Общие всему человечеству законы логики и психологии, - утверждал глава русской мифологической школы Ф.И.Буслаев (1818-1897), - общие явления в быту семейном и практической жизни, наконец, общие пути в развитии культуры, естественно, должны были отразиться и одинаковыми способами понимать явления жизни и одинаково выражать их в мифе, сказке, предании, притче или пословице" [31, с. 259].

    Историзм выдвигался в качестве главного метода исследования представителями культурно-исторической школы. По мнению французского литературоведа И.Тэна (Taine, 1828-1893), характерные особенности произведения искусства объяснялись "расой" (врождённым национальным темпераментом), "средой" (климатическими и природными условиями, социальными обстоятельствами) и "моментом" (влиянием традиций). Литературное произведение при этом осознавалось более в качестве исторического документа, "памятника" своей эпохи, нежели собственно эстетического явления. Для России, с её особым типом писателя-мыслителя, "рассуждающего поэта" [227, с. 15], со склонностью к смешению литературы и философии, социологии, политики, данная теория стала приоритетной областью литературоведения (см. сочинения А.Н.Пыпина (1833-1904), Н.С.Тихонравова (1832-1893) и др.).

    В "Предисловии к переводу "Панчатантры"" (1859) - древнеиндийского сборника мифов, сказок и басен - немецким филологом Т.Бенфеем (Benfey, 1809-1881) была выдвинута теория заимствований (миграции, "бродячих сюжетов), согласно которой сходство многих литературных сюжетов у разных народов объяснялось перемещением (миграцией) поэтических произведений из одной страны в другие. Если мифологи считали, что подобие произведений зависит от их происхождения от общего доисторического предка, то приверженцы мифологической теории доказывали, что оно во многом объясняется ещё и историческим переходом "из века в век и из края в край". Недостаток применения такого компаративизма заключался в абсолютизации функции межнациональных литературных контактов, в игнорировании принципа типологических аналогий - сходства, объясняемого близостью или однотипностью бытия и мышления у разных народов.

    На несводимость сравнительного литературоведения в целом к теории заимствований указал известный филолог, основоположник исторической поэтики Александр Николаевич Веселовский (1838-1906). По его мнению, сравнительный метод "есть только развитие исторического, тот же исторический метод, только учащённый, повторённый в параллельных рядах, в видах достижения возможно полного обобщения" [36, с. 40]. Параллельное рассмотрение истории многих литератур было объединено с генетическим принципом постепенного восхождения от примитивных, зародышевых форм нерасчленённого первобытного искусства ко всё более сложным, специализирующимся формам личного творчества. Из методического приёма, которым пользовались еще античные филологи, сравнение, таким образом, превратилось в специальный историко-литературный метод, положивший начало новому направлению науки о литературе - исторической поэтике.

    А.Н.Веселовский неоднократно возвращался к мысли о том, что теория заимствования и теория самозарождения могут не исключать, но дополнять друг друга, потому что усвоение внешнего влияния невозможно без предрасположенности к нему в воспринимающей среде, без так называемого "встречного течения". При этом вероятность заимствования сюжетов связывалась со степенью сложности комбинации мотивов Мотив, по А.Н. Веселовскому, простейшая повествовательная единица сюжета; сюжет - комбинация мотивов. Подробнее об этом см. в разделе "О межлитературных соответствиях".. В современном сравнительном литературоведении эти тезисы являются одними из самых продуктивных.

    Нужно сказать, что сравнительно-историческое направление литературных исследований рубежа XIX-XX столетий, в отличие от новейшего сравнительного литературоведения, решало не частные задачи литературного генезиса произведений, а общие задачи развития науки о литературе. Никому из его представителей не удалось реализовать свой замысел в полном объёме. Большинство из них остановилось на изучении начальных стадий развития словесного искусства и потому, за исключением немецкого филолога ВильгельмаШерера (Scherer, 1841-1886) как автора эскизно намеченной "Поэтики", их имена: Э.Вольф, Л.Якобовский, Э.Гроссе, К.Бюхер, К.Боринский, Ш.Летурно, Г.Парис, И.Поливка, Д.Матов, К.Вилькенс, И.Гирн, Ф.Гёммир и др. - больше известны фольклористам и этнографам, чем литературоведам. Александр Николаевич Веселовский дальше всех продвинулся по пути построения новой теории литературы, но и его историческая поэтика осталась далёкой от завершения [66, с. 30].

    Итак, методологические основы сравнительного литературоведения были заложены в конце XIX столетия, в результате появления многочисленных исследований, создания библиографии, инструментария разысканий. Примерно в это же время укоренилось и само название направления. Центром сравнительно-исторического литературоведения в России стала петербургская кафедра "всеобщей литературы" (1870), возглавляемая А.Н. Веселовским. С 1880-х годов кафедры сравнительного литературоведения появились в университетах Москвы (Н.И.Стороженко), Киева (Н.П.Дашкевич), Одессы (А.И. Кирпичников). Принципы литературоведческой компаративистики сформулировал Х.М.Познетт в монографии "Сравнительное литературоведение" (1886).

    Положение сравнительного литературоведения о самозарождении сходных мотивов у разных народов "при сходстве или единстве бытовых и психологических" соотносилось с установкой представителей этнографической (антропологической) школы. Изучая культуру первобытных народов, Э.Б.Тэйлор ([Тайлор] Tylor, 1832-1917), Д.Д.Фрэйзер ([Фрезер] Frazer, 1854-1941) и др. доказывали полигенезис, самостоятельность зарождения сходных форм быта, верований, обрядности и пр. в обществах, находящихся на одинаковом уровне цивилизации. "Обитатели озёрных жилищ древней Швейцарии могут быть поставлены рядом со средневековыми ацтеками...", - писал Тэйлор. Последователи антропологической теории (Р.Этьембль, А.Марино [262; 265]) обосновали целесообразность изучения мировой литературы как некоего единства, обусловленного её исконной всеобщностью [44, с. 292].

    Во многих направлениях литературоведения произошёл отход от идеи историзма. Стали популярными экзистенциальная диалектика личности С.Кьеркегора (Kierkegaard, 1813-1855), дихотомия "дионисийского" и "аполлоновского" начал бытия Ф.Ницше (Nietzsche, 1844-1900), интуитивизм А.Бергсона (Bergson, 1859-1941) и др. Психоаналитическое искусствоведение и литературоведение нашли опору в учении З.Фрейда (Freud, 1856-1939) о бессознательном и К.Г.Юнга (Jung, 1875-1961) об архетипическом [257].

    В работах представителей психологической школы (А.А.Потебни (1835-1891), А.Г.Горнфельда (1867-1941), Д.Н.Овсянико-Куликовского (1853-1920) и др.) предметом литературоведческих исследований стали восприятие и интерпретация литературных произведений. В порождении содержания (идеи) подчёркивалась активная роль читателя, перед сравнительным литературоведением, ставящим в центр исследования читательское восприятие, открылись новые перспективы.

    Упрочение сравнительно-исторического подхода к литературе наблюдалось в марксистском литературоведении, прежде всего, в работе Г.В.Плеханова (1856-1918) "Искусство и общественная жизнь". Социологическое литературоведение 1910-1920-х годов явило собой опыт применения к литературе положений марксизма. Так, В.Ф.Переверзев (1882-1968) утверждал, что литературное произведение возникает не из замыслов писателя, а из бытия (которое понимается как психоидеология общественной группы), а потому учёному необходимо прежде всего понять "социальное месторождение" литературного факта [92, с. 425].

    Сначала социально-исторический генезис литературного творчества понимался как выражение интересов и настроений узких социальных групп, к которым по происхождению и условиям воспитания принадлежат писатели [239, с.347], в последующие десятилетия - как воплощение идейной позиции автора. В.Е.Хализев указывает, что "в литературоведении 1930-1950-х годов (а нередко и позднее) социально-классовое начало литературного творчества вырисовывалось... в качестве преломления взглядов и настроений широких слоёв общества (угнетённых и господствующих классов) [239, с. 347]. При этом классовое начало в литературе односторонне акцентировалось в ущерб общечеловеческому: социально-политические аспекты взглядов писателей выдвигались в центр и оттесняли на второй план их философские, нравственные, религиозные воззрения, так что писатель осознавался прежде всего в качестве участника современной ему общественной борьбы. В результате литературное творчество прямолинейно и безапелляционно выводилось из идеологических конфронтаций его эпохи" [239, с. 348].

    Чрезвычайно важными оказались труды Б.В.Томашевского (1890-1957), П.Н.Сакулина (1868-1930), В.Я.Проппа (1895-1970) и некоторых других учёных. В них давалось обоснование теоретической (общей) поэтики; несхожесть методологической ориентации позволяла достигнуть неповторимой научной полифоничности.

    В XX веке сравнительным анализом занимались М.П.Алексеев, И.И.Анисимов, М.М.Бахтин, В.С.Библер, Г.Д.Гачев, В.М.Жирмунский, В.И.Кулешов, Н.И.Конрад, Д.С.Лихачёв, Т.Л.Мотылёва, К.М.Нартов, И.Г.Неупокоева, Б.Г.Реизов, Р.М.Самарин, В.Н.Топоров, Б.М.Храпченко. Исследовательская деятельность активизировалась в конце 1950-х годов, что, безусловно, было связано с политическими событиями, с бурными расцветом литературоведения в период "оттепели". В 1961 и 1968 годах вышли объёмные тома, в которых рассматривались теоретические и методологические проблемы взаимосвязей и взаимодействия различных национальных литератур. Немало содействовали развитию сравнительного литературоведения международные съезды [73, с. 63].

    Вопросы и задания для самостоятельной работы

    1. Когда активизировалось развитие сравнительного литературоведения? Почему?

    2. Как вы понимаете введённое И.В.Гёте понятие "мировая литература" ("Weltliteratur")?

    3. Объясните сущность теории миграции ("бродячих сюжетов).

    4. С помощью какого показателя А.Н.Веселовский предложил устанавливать степень вероятности заимствования сюжетов?

    5. Почему на рубеже XIX-XX веков во многих направлениях литературоведения произошёл отход от идеи историзма? Как это отразилось на развитии компаративистики?

    Литература: 31, 36, 44, 56, 57, 58, 65, 66, 73, 80, 90, 92, 218, 222, 225, 239, 257.

    ј 5. Об актуальности сравнительного метода

    Необходимо особо отметить актуальность сравнительного литературоведения на современном этапе развития науки, в XXI веке. Когда-то известный философ-экзистенциалист К.Ясперс (Jaspers, 1883-1969) в работе "Смысл и назначение истории" отметил: "Лишь в наши дни существует реальное единство человечества" [260, с. 153]. Теперь, когда расстояния колоссально "сократились", когда изобретение компьютера и Интернета стало достоянием фактически всех народов, и средствам массовой информации уже давно пора присвоить категорию "первой власти", мы живём, по словам М.Маклюэна, в "глобальной деревне" [240].

    В развитии мировой культуры исследователи выделяют, по существу, всё те же тенденции. С одной стороны, идёт трудноостановимый процесс "вестернизации", то есть увеличивается влияние развитых стран Западной Европы, США, Японии и т.п. на так называемый "третий мир", на развивающиеся страны. С другой стороны - в эпоху социальных революций, демократизации и обретения национальной свободы - отмечается национальная "самоидентификация", т.е. установление и отстаивание национальной самобытности, защита культурных традиций, поиск своей "ниши" в истории мировой цивилизации. Эти две социокультурные тенденции - унификация и диверсификация - определяют характер важнейших литературных процессов [240].

    Литературоведческая компаративистика отвечает "духу интеграционных процессов в мировой литературе и культуре в целом" [244, с. 219]. В первую очередь это касается таких актуальных для современного развития литературоведения задач, как вопросы истории и теории мирового литературного процесса, проблема взаимодействия и взаимовлияния разнонациональных литератур, аспекты теории и практики художественного перевода [243].

    Ю.Б.Виппер указывает: "Чем более расширяется - географически и исторически - круг литературных явлений, включаемых нами в сферу исследования (а процесс этот развёртывается весьма стремительно), тем очевиднее становится внутренняя взаимосвязь этих явлений или, во всяком случае, необходимость изучать их в сопоставлении, не изолированно, а в общем контексте художественной деятельности человечества (межнациональном по своему содержанию, подразумевающем, в частности, учёт развития литератур соседних стран, а то и целых региональных общностей). Без такого рода попыток трудно выявить национальную специфику отдельных литератур, особенности их эволюции, своеобразие их вклада в сокровищницу мировой культуры" [44, с. 305].

    Вопросы и задания для самостоятельной работы

    1. Разъясните сущность ведущих социокультурных тенденций XXI века - унификации и диверсификации.

    2. Как вы понимаете высказывание М.Маклюэна о "глобальной деревне", в которой живёт нынешнее поколение?

    3. С чем связан отмечаемый современными учёными процесс расширения круга литературных явлений, включаемых в сферу исследовательской деятельности?

    4. Какие задачи компаративистики представляются вам наиболее актуальными на современном этапе?

    Литература: 10, 44, 56, 148, 153, 179, 240, 243, 244, 260.

    ј 6. Компаративистика в ряду прочих
    литературоведческих школ и направлений

    По словам В.Е.Хализева, каждая из литературоведческих школ сосредоточена "на какой-то группе факторов литературного творчества" [239, с. 346]. Опираясь на признак обусловленности писательской деятельности тем или иным фактором, мы составили общую таблицу, в которой сведены вместе основные литературоведческие школы и направления (см. табл. 3). Из этой таблицы наглядно видно, какое место в иерархии филологических направлений занимает компаративистика, постулирующая, что творчество инициируется надындивидуальными стимулами - как вне- так и внутрилитературными.

    Религиозно-философская и культурно-философская школы, эстопсихологическое, структуралистское, постструктуралистское, деконструктивистское и многие другие направления с большей или меньшей степенью условности можно соотносить с приведёнными в таблице, поскольку они объединяют различные методики анализа. В частности, религиозно-философская критика обусловливает творчество надындивидуальными, внелитературными стимулами, связывая его с антропологическими и культурно-историческими обстоятельствами, и - одновременно - обращается к биографическим факторам. Структурализм учитывает, прежде всего, надындивидуальные внутрилитературные критерии - в их обязательной взаимосвязи. Постструктурализм обращается к индивидуальным внутрилитературным стимулам, признавая вместе с тем их вторичность, объявляя о тотальной интертекстуальности текстов.

    Таблица 3.

    Компаративистика в ряду основных литературоведческих школ и направлений

    обусловленность
    надындивидуальными стимулами индивидуальными стимулами
    внелитературные факторы внутрилитературные факторы внелитературные факторы внутрилитерат.
    антропологические универсалии культурно-исторический процесс влияния и заимствования отталкивание от автоматизированных приёмов, полемика с предшественниками черты личности автора индивидуальная судьба автора
    всеобъемлющие начала человеческого бытия и сознания, воплощённые в языке изначальные врождённые архетипические основы человеческого бытия и сознания национальность, среда, исторический момент психоидеология общественной группы, классовое начало
    мифологическая школа психоаналитическая школа культурно-историческая школа социологическая школа сравнительное литературоведение формальная школа психологическая школа биографический метод
    Я. Гримм,
    В. Гримм,
    М. Мюллер,
    А. Кун,
    А.Н. Афанасьев, О.Ф. Миллер З.Фрейд, К.Юнг, М. Бодкин,
    Н. Фрай, Р. Чейз, Ф. Уотс,
    И.Д. Ермаков И. Тэн, В. Шерер, Г. Лансон,
    Г. Брандес,
    Дж. Льюис,
    А.Н. Пыпин,
    Н.С. Тихонравов Ф. Меринг, П. Лафарг,
    П.Н. Сакулин,
    Г.В. Плеханов, В.М. Фриче, Д. Лукач,
    П.С. Коган,
    В.Ф. Переверзев Т. Бенфей,
    Ф.И. Буслаев, Ал. Н. Веселовский, Ал-р Н. Веселовский В.Б. Шкловский, Б.М. Эйхенбаум, Р.О. .Якобсон, Ю.Н. Тынянов, (В.М. Жирмунский, Б.В. Томашевский) В. Вундт, Э. Эннекен, А.А. Потебня,
    А.Г. Горнфельд, Д.Н. Овсянико-Куликовский Ш. Сент-Бёв,
    Г. Лансон,
    А.П. Скафтымов, Ю.И. Айхенвальд

    Вопросы и задания для самостоятельной работы

    1. Как вы думаете, какие факторы обусловленности писательской деятельности важнее для сравнительного литературоведения: внелитературные или внутрилитературные?

    2. С помощью таблицы 3 определите, какие литературоведческие школы и направления сосредоточены на тех же факторах литературного творчества, что и компаративистика, а какие нет.

    3. Постарайтесь установить, в какие графы таблицы 3 можно было бы "поместить" религиозно-философскую, культурно-философскую школу, эстопсихологическое, структуралистское, постструктуралистское, деконструктивистское направления.

    4. Можно ли предложить иной вариант систематизации литературоведческих школ и направлений?

    Литература: 36, 45, 73, 77, 225, 239.

    ј 7. Современные тенденции в компаративистике

    В последние десятилетия существенно изменился взгляд на феномен мировой литературы. Если раньше велась речь об унитарности, "унисонности", однокачественности, космополитичности художественной культуры человечества, то в 1970-1990-е годы более распространённым стал тезис об её "симфоническом характере" [127, с. 427]. Утверждается, что составляющие всемирного литературного процесса "не подобны друг другу, они всегда уникальны, индивидуальны, незаменимы и независимы". Поэтому культуры (стран, народов, регионов) всегда соотносятся между собой как дополняющие: "Культура, уподобившаяся другой, исчезает за ненадобностью" [68, с. 39, 27]. Та же мысль применительно к писательскому творчеству была высказана Б.Г.Реизовым: "Национальные литературы живут общей жизнью только потому, что они не похожи одна на другую" [45, с. 183].

    Нет однозначного ответа даже на такой, казалось бы, простой вопрос, какие произведения нужно включать в состав всемирной литературы. Одни полагают, что в неё входят лишь "вершинные" явления - ведущие авторы и их творения. Другие отвергают оценочную избирательность, предлагают учитывать все литературные явления, взаимосвязанные и определённым образом соотносящиеся друг с другом. Третьи настаивают на том, что нужно суммировать все произведения всех времён и народов [77, с. 30-31].

    Поставленная проблема не так проста, как кажется. В какой мере стоит учитывать произведения "малых", немногочисленных наций? Как соотнести те или иные количественные показатели с качественным вкладом в развитие литературы и искусства? На основании каких критериев художественное творение может получить право на универсальность? Достаточно ли для этого быть "поливалентным" произведением (термин эстонского профессора Н.М.Басселя [21, с. 5])? А главное: какой смысл мы вкладываем в словосочетание "вся литература"?

    Приведём достаточно объёмную цитату из монографии В.А.Лукова: "За всю жизнь человек может прочесть несколько тысяч книг... Но их - миллионы. Не может быть всеохватным и групповой тезаурус Тезаурусом называется субъективная составляющая знаний о культуре. , как бы ни велика была сама группа. Можно проделать эксперимент: опросить массу представителей русской культуры, смогут ли они назвать 100 европейских писателей. Отдельный человек с этой задачей справится, а большое количество людей значительно превысит эту цифру, очевидно, доведя её до 1000. Но те же люди не смогут назвать 100 писателей Востока, а совокупные усилия никогда не поднимут эту цифру до 1000. При этом писателей и Запада, и Востока реально намного больше. Если американца попросить назвать русских писателей, он сможет уверенно назвать 4-5 имён (речь идёт об образованном американце), но мы-то знаем, что только писателей мировой величины в России было несколько десятков. И даже совокупный тезаурус человечества (если вообразить такой объект исследования) не вмещает в себя всю литературу, в частности, и по историческим причинам. Так, Лопе де Вега написал от 1500 до 2500 пьес, но из них по названиям известны 726 пьес и 47 ауто (жанр религиозной пьесы), сохранилось лишь 470 текстов, более 250 комедий известны только по названиям и до сих пор не обнаружены. Так что не только ни один учёный мира не сможет изучить драматургию Лопе де Вега в полном объёме, но и в распоряжении совокупного человеческого тезауруса в его распоряжении оказывается чуть ли не третья (или даже пятая) часть написанного Лопе де Вега в драматургических жанрах (а он был еще поэтом, романистом, новеллистом и т.д.)" [153].

    Крупнейший англо-американский поэт и один из создателей "новой критики" в литературоведении Т.С.Элиот писал: "Вся европейская литература, начиная с Гомера, существует одновременно и располагается в порядке одновременного присутствия" [254, с. 272]. Р.Уэллек, следующим образом прокомментировал это высказывание: "Можно согласиться с Шопенгауэром в том, что искусство всегда достигало своей цели. Его нельзя сделать лучше, нельзя заменить или повторить заново. В искусстве нам нет нужды доискиваться "wie es eigentlich gewesen"... Поэтому история литературы не история в буквальном смысле этого слова, поскольку она представляет собой знание о нынешнем состоянии, о вездесущем и вечносущем настоящем" [270, с. 272].

    Парадокс "вневременного" восприятия литературы был назван "парадоксом Элиота". Он предвосхитил распространённый в наше время тезаурусный подход, который направлен на исследование процессов овладения отдельным человеком (группой людей, классом, нацией, всем человечеством) мировыми культурными достижениями [153].

    С тезаурусным подходом соотносится представление о феномене смысловой скважины (термин Н.И.Жинкина [78, с. 84]). Смысловые разрывы, существующие между предложениями в любом тексте, в той или иной мере компенсируются, если в мышлении содержится как бы внутренний текст, характеризующийся непрерывностью содержания. То есть в содержание текста включается информация, имеющаяся в опыте субъекта. Любой текст рассчитан на некоторый опыт, без которого его понимание невозможно. Этот опыт создает подтекст, позволяющий преодолеть смысловую неполноту текста - заполнить его "скважины" (см. рисунок).

    Психологическое понятие скважины во многом пересекается с лингвистическим понятием пресуппозиции в одном из значений [16]. Выделяют, кроме лингвистических, логические и мировоззренческие группы пресуппозиций. Мировоззренческие пресуппозиции обусловливаются общими представлениями о мире, культурно-исторической средой, социальными законами, религиозными воззрениями, обычаями, предписаниями и проч. Несоответствие пресуппозиций становится причиной барьеров в общении. В данном понимании пресуппозиции становятся частным случаем "фоновых знаний" или же понятия полностью синонимизируются [123]. В работах О.С.Ахмановой то же самое явление предлагается называть уже "вертикальным контекстом" (в отличие от собственно языкового контекста - горизонтального) [18], а Ю.И.Левин [141] отдаёт предпочтение словосочетанию смысловые эллипсисы. Уместно вспомнить и более традиционные термины - импликация (тенденция к подразумеванию семантических компонентов) и подтекст [52].

    В сущности, понятия скважина, пресуппозиция, импликация, подтекст, фоновые знания, смысловые эллипсисы и им подобные являются синонимами. Они относятся к информации, которая имеется в опыте субъекта и должна быть актуализирована в процессе чтения текста, и необходимы для адекватного сопоставления разнонациональных литератур.

    К числу новейших инструментариев компаративистики следует также отнести некоторые другие системы: например, психологический механизм действия установки и литературоведческий механизм читательского ожидания. Очень распространён в современном литературоведении термин нарратив, который постулируется как новая парадигма гуманитарной науки: "это имя некоторого ансамбля лингвистических и психологических структур, передаваемых культурно-исторически, ограниченных уровнем мастерства каждого индивида и смесью его или её социально-коммуникативных способностей с лингвистическим мастерством" [30, с. 30].

    На современном этапе компаративисты объединяют принципы герменевтики, опирающейся на "философию жизни" В.Дильтея (Dilthey, 1833-1911), феноменологию Э.Гуссерля (Husserl, 1859-1938), пражский структурализм (Р.О.Якобсон (1896-1982), Я.Мукаржовский (1891-1975) и др.), русскую формальную школу 1910-1920-х годов (В.Б.Шкловский (1893-1984), Ю.Н.Ты-нянов (1894-1943), Л.П.Якубинский (1892-1945), Г.О.Винокур (1896-1947), а также социологию литературы, изучающую воздействие литературы на читательскую аудиторию, рецептивную эстетику, которая подвергает разбору восприятие литературных произведений, исследует роль интерпретирующей стороны в судьбах духовного наследия [246].

    Особо стоит отметить популярную в последнее время теорию интертекстуальности, которая, по мнению культуролога профессора Нью-йоркского университета М.Б.Ямпольского (г.р. 1949), вышла из трёх источников: полифонического литературоведения М.М.Бахтина (1895-1975), работ Ю.Н.Тынянова о пародии и теории анаграмм Фердинанда де Соссюра (Saussure, 1857-1913), основателя структурной лингвистики [205, с. 113]. Выдвигается идея тотальной интертекстуальности, заключающаяся в том, что мир представляется феноменом письменной культуры, а вся культура рассматривается как сплошной процесс взаимодействия разных, часто далёких друг от друга текстов, в каждом тексте прочитывается неограниченное число интертекстов. По мнению Р.Барта (Barthes, 1915-1980), Ж.Дерриды (Derrida, 1930-2004), Ю.Кристевой (Kristeva, г.р. 1935), П.деМанна (Man, 1919-1983) и др., художественное произведение сложено из множества разных видов письма, происходящих из различных культур и вступающих друг с другом в отношения диалога, пародии, спора, однако вся эта множественность фокусируется в определённой точке, которой является не автор, а читатель (см. рисунок).

    Абсолютизируется основной приём компаративистики - сопоставление произведений. "В сущности, - пишет В.П.Руднев, - постмодернистская филология есть не что иное, как утончённый... поиск цитат и интертекстов в том или ином художественном тексте" [205, с. 224]. Отсюда панъязыковая Пан... (от греч. pбn - всё) часть сложных слов, означающая: относящийся ко всему, охватывающий всё. позиция постструктуралистов, обусловившая критику суверенной субъективности личности и породившая многочисленные концепции о "смерти субъекта", через которого "говорит язык" (М.Фуко), "смерти автора" (Р.Барт), а в конечном счёте и "смерти читателя" с его "текстом-сознанием", растворённом во всеобщем интертексте культурной традиции [94, с.21].

    Вопросы и задания для самостоятельной работы

    1. Объясните термин "поливалентное" произведение.

    2. Почему словосочетание "вся литература" представляется современным исследователям сомнительным?

    3. Схематически изобразите сущность парадокса, выведенного Т.Элиотом.

    4. Что объединяет понятия "тезаурус", "смысловая скважина", "пресуппозиция", "импликация", "подтекст", "фоновые знания", "смысловые эллипсисы"?

    5. Что общего между теорией постмодернистов и позицией компаративистов? Почему нельзя вести речь об их тождественности?

    Литература: 16, 18, 21, 30, 45, 52, 68, 77, 78, 94, 123, 127, 141, 153, 205, 246, 254, 270.

    ГЛАВА II. ОСНОВНЫЕ ПРОБЛЕМЫ
    СРАВНИТЕЛЬНОГО ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЯ

    ј 1. Механизмы взаимовлияний

    Для обсуждения проблем взаимовлияния литератур важно понятие диалогичности, разработанное М.М.Бахтиным. Диалогичность - это открытость сознания и поведения человека окружающей реальности, его готовность к общению "на равных", дар живого отклика на позиции, суждения, мнения других людей, а также способность вызывать отклик на собственные высказывания и действия. Доминирующее начало человеческого существования, по Бахтину, межличностная коммуникация ("Быть - значит общаться"). Между отдельными людьми и их сообществами, народами, культурными эпохами устанавливаются постоянно видоизменяющиеся и обогащающиеся "диалогические отношения", в мир которых вовлекаются высказывания и тексты [223, с. 67].

    Почему и в каких условиях в определённых культурных ситуациях чужой текст делается необходимым?

    В.Б.Шкловский и Ю.Н.Тынянов доказали, что процесс воздействия текста связан с его трансформацией. Из этого вытекало, что даже внутри одной и той же культуры, для того чтобы стать активным участником в процессе литературной преемственности, текст должен из знакомого и "своего" превратиться, хотя бы условно, в незнакомый и "чужой".

    Словацкий литературовед Д.Дюришин (Пuri in, 1929-1998) обосновал точку зрения, согласно которой между взаимодействием различных текстов внутри национальной литературы и текстами разных литератур, с точки зрения механизма контакта, нет существенной разницы.

    М.Ю.Лотман подчеркнул, что в недрах цивилизации идёт два встречных процесса. С одной стороны, нуждаясь в "партнёре", культура постоянно создаёт собственными усилиями этого "чужого", носителя другого сознания, иначе кодирующего мир и тексты. Этот образ проецируется на вне её лежащие культурные миры (вспомним, что сравнительно недавно Россия представлялась европейцам северной страной с медведями, гуляющими по центральным улицам). С другой стороны, для того чтобы общаться с внешней сферой, культура должна "интериоризировать" её образ внутрь своего мира. Как настороженно ни присматриваемся мы к "чужому", это присматривание невольно и подсознательно вводит "своё" в круг "чужого", незаметно подготавливая сближение с ним (в пример можно привести любую шокирующую экстрамодную тенденцию). М.Ю.Лотман отмечает диалектическое противоречие указанного феномена: достигаемая коммуникативная лёгкость связана с утратой определённых - и часто наиболее ценных - качеств копируемого внешнего объекта [152, с. 610]; грубо говоря, перекодировка объекта зачастую ведёт к его упрощению.

    Вспомним об особой популярности в России на рубеже XIX-XX веков восточных вероучений, по своим основным положениям диаметрально противоположных христианству. Подавляющее большинство художественных текстов на эту тему представляло собой своеобразные этнографические зарисовки с обилием географических названий и имён восточных богов. Значение экзотических терминов чаще всего раскрывалось самим автором в сносках. Один из самых известных примеров - стихотворение "На журчащей Годавери" В.Я.Брюсова, в котором описывается эпизод гадания индусских женщин. В тексте упоминаются река Годавери, повелитель страсти Кама, олицетворение губительного аспекта божественной энергии Кали, а также храмовая танцовщица баядера - всё очень абстрактно и приблизительно. В стихотворении К.К.Романова "Будда" рассказывается о праведнике, который проводит долгие годы на скале в молитве, "Ждёт безмолвия Нирваны / И забвения всего, / В чём отрада человека / И страдание его". Чуждое для поэта учение вбирает черты христианской религии: это очевидно при анализе произведения, в котором рисуется образ Создателя, проводится близкая православию идея непосредственного общения с Богом, воспроизводится ритуал молитвы, мало соответствующий пути познания Будды.

    Дешифровка "чужого" в системе привычных кодов не единственный результат культурного контакта. Возможно и противоположное: переименование себя в соответствии с наименованием, которое даётся внешним партнером по коммуникации. Так, кличка, полемически даваемая оппонентом, может узурпироваться и включиться в "свой" язык, соответственно теряя уничижительную и приобретая положительную оценку. "Всякая полемика требует общего языка между противниками - в данном случае таким языком становится язык противника, но одновременно он подвергается культурной аннексии Аннексия (от лат. annexio - присоединение) вид агрессии, насильственное присоединение (захват)., что влечёт за собой семиотическое обезоруживание другой стороны" [152, с. 612]. Например, самоназывание школы В.Г.Белинского "натуральная школа" было изобретено "Северной пчелой" Ф.В.Булгарина и использовалось сначала как унижающее. Наименование "трансцендентализм" было брошено в насмешку каким-то американским репортёром и подхвачено членами клуба Р.У.Эмерсона (Emerson, 1803-1882). Термин "реализм" был введён противниками французского писателя Шанфлёри (Champfleury: псевдоним, настоящее имя - Жюль Франсуа Феликс Юссон (Husson), 1821-1889), произведения которого обвинялись в приземлённости и серости.

    "Динамизм сознания, - пишет М.Ю.Лотман, - на любых культурных его уровнях требует наличия другого сознания, которое, самоотрицаясь, перестает быть "другим" - в такой же мере, в какой культурный субъект, создавая новые тексты в процессе столкновения с "другим", перестаёт быть собою. Разделить взаимодействие и имманентное развитие личностей или культур можно только умозрительно. В реальности это диалектически связанные и взаимопереходящие стороны единого процесса" [152, с. 612].

    Вопрос об обусловленности - своевременности - усвоения "чужого" текста внутренними причинами до сих пор остаётся спорным.

    Так, Г.В.Плеханов в своё время постулировал, что "влияние литературы одной страны на литературу другой прямо пропорционально сходству общественных отношений этих стран" [189, с. 210].

    В.М.Жирмунский доказывал, что, "если бы влияние классического писателя прошлого было ограничено пределами литературы, имеющей одинаковую с ним социальную базу, влияние Шекспира на романтиков было бы вообще невозможно. Ещё меньше можно было бы говорить о жизни Шекспира в веках, то есть о влиянии его на литературу разных направлений, времён и народов..., о судьбе наследия Гёте в русской литературе на разных этапах её исторического развития, о "Цицероне в смене веков"... Между тем в богатом и сложном, а иногда исторически противоречивом наследии великих классиков прошлого писатели, принадлежащие к разным литературным направлениям и различным общественным группам, в разные исторические эпохи могут находить те или иные аспекты и элементы, созвучные их современности и необходимые им при решении тех или иных актуальных творческих задач" [85, с. 82].

    В связи с этим Ю.Л.Оболенская обратила внимание на тот факт, что классическое художественное произведение является единой культурной и саморазвивающейся системой, преодолевает временные границы эпохи своего создания и оказывается наделённым неисчерпаемыми смысловыми возможностями. А интерпретаторы, обогащая шедевр новыми смыслами, одновременно "отрывают его от корней"; перенос произведения в новый культурно-исторический контекст лишает его собственного контекста эпохи, что неизбежно приводит к сужению смысла [182, с. 568].

    В.М.Жирмунский не отрицает, что мера творческого осмысления и переосмысления наследия прошлого заложена в объективных, исторически обусловленных особенностях самого произведения, что теоретический интерес и творческая симпатия заимствующей литературы к тем или иным аспектам поэтического наследия писателя отличаются на разных этапах её развития.

    А.Н.Веселовский в исследовании "Разысканиях в области русского духовного стиха" (1879-1891) сформулировал свою знаменитую теорию встречных течений: "Объясняя сходство мифов, сказок, эпических сюжетов у разных народов, исследователи расходятся обыкновенно по двум противоположным направлениям: сходство либо объясняется из общих основ, к которым предположительно возводятся сходные сказания, либо гипотезой, что одно из них заимствовало своё содержание из другого. В сущности, ни одна из этих теорий в отдельности не приложима, да они и мыслимы лишь совместно, ибо заимствование предполагает в воспринимающем не пустое место, а встречные течения, сходное направление мышления, аналогические образы фантазии. Теория "заимствования" вызывает, таким образом, теорию "основ", и обратно..." [37, с. 119].

    То есть, чтобы влияние стало возможным, должна существовать потребность в таком "идеологическом импорте", необходимо существование аналогичных тенденций развития, более или менее оформленных, в данном обществе и в данной литературе. "Влияние чужого элемента, - доказывал учёный, - всегда обусловливается его внутренним согласием с уровнем той среды, на которую ему приходится действовать. Всё, что слишком резко вырывается из этого уровня, останется непонятым или поймётся по-своему, уравновесится с окружающей средой. Таким образом, самостоятельное развитие народа, подверженного письменным влияниям чужих литератур, остаётся ненарушенным в главных чертах: влияние действует более в ширину, чем в глубину, оно более даёт материала, чем вносит новые идеи. Идею создаёт сам народ, такую, какая возможна в данном состоянии его развития" [36, с. 40].

    Лаконичную формулировку предложила современная исследовательница Г.Г.Ишимбаева: "В каждую эпоху актуализируются те содержательные, идейные и поэтические аспекты, которые оказываются наиболее созвучны времени и личным этико-эстетическим воззрениям писателя" [101, с. 8].

    Однако в рассматриваемой концепции есть уязвимые места. В частности, М.Ю.Лотман указал на провиденциализм Провиденциализм (от лат. providential - провидение) теологическое истолкование исторического процесса как осуществления замысла Бога., финалистичность подобных построений, поскольку литературный процесс при этом мыслится как направленный к некоторой определённой, известной исследователю точке. Соответственно, само предположение о том, что он мог иметь в себе какие-то коренные возможности иного типа, оставшиеся нереализованными, не допускается.

    Согласно концепции М.Ю.Лотмана, "на самом деле наблюдается прямо противоположный процесс: каждый новый шаг культурного развития увеличивает, а не исчерпывает информационную ценность культуры и, следовательно, увеличивает, а не уменьшает её внутреннюю неопределённость, набор возможностей, которые в ходе её реализации остаются неосуществленными.

    Такое вторжение резко повышает внутреннюю неопределённость всей системы, придавая скачкообразную неожиданность её следующему этапу. Однако, поскольку культура - самоорганизующаяся система, на метаструктурном уровне она постоянно описывает самое себя (пером критиков, теоретиков, законодателей вкуса и вообще - законодателей) как нечто однозначно предсказуемое и жёстко организованное. Эти метаописания, с одной стороны, внедряются в живой исторический процесс, подобно тому как грамматики внедряются в историю языка, оказывая обратное воздействие на его развитие. С другой стороны, они делаются достоянием историков культуры, которые склонны отождествлять такое метаописание, культурная функция которого, состоит в жёсткой переупорядоченности того, что в глубинной толще получило излишнюю неопределённость, с реальной тканью культуры как таковой. Критик пишет о том, как литературный процесс должен был бы идти" [152, с. 613].

    Вопросы и задания для самостоятельной работы

    1. В чём сущность концепции диалогичности, разработанной М.М.Бахтиным?

    2. Приведите примеры "экстериоризации" и "интериоризации" образов культуры.

    3. Как вы думаете, действительно ли перенос произведения в новый культурно-исторический контекст неминуемо ведёт к сужению смысла? Или возможны другие варианты?

    4. Почему теория встречных течений, сформулированная А.Н.Веселовским, оказала столь ощутимое воздействие на компаративистику?

    5. Прочитайте фрагмент из работы А.Гениса "Вавилонская башня". Подтверждением чьей позиции могла бы стать приведённая цитата?

    "Природа не терпит пустоты, человек - хаоса. Наше сознание устроено таким образом, что мы воспринимаем окружающее только тогда, когда оно укладывается в какую-нибудь историю...

    Истории могут меняться, устаревать, умирать, возрождаться, они могут сосуществовать, соперничать, враждовать, высмеивать друг друга. Невозможно только одно - жить без "истории" вовсе, ибо из неё и состоит наша действительность: реальность - это история, которую мы себе рассказываем.

    Смена эпох - это смена "историй". Раньше ее писал миф, потом - церковь. Последние три века нашу историю писала наука, поэтому учёные, в первую очередь обладатели точных знаний, - жрецы реальности, хранители фундаментальных образов, на которых покоится наша картина Вселенной" [56, с. 24].

    Литература: 36, 37, 56, 85, 149, 152, 182, 189, 201, 223.

    ј 2. Формы литературных контактов

    В сравнительном литературоведении принято различать термины "литературные контакты", "взаимосвязи и взаимодействия литератур", "литературные влияния", "литературные заимствования" и др.

    В отличие от двусторонних процессов, контакты, интерпретируемые как "все формы активной деятельности одного народа по отношению к литературе другого" [24, с. 39], не предполагают взаимности: "взаимообмена", "взаимосвязи", "взаимодействия". Литературные контакты - это совокупность всех видов и форм восприятия инонациональных литературных явлений и процессов.

    Ф.Вольманом предложена функциональная классификация литературных контактов - на внешние и внутренние. Согласно определению Д.Дюришина, внешние контакты - это контакты, которые не оказывают видимого прямого воздействия на литературный процесс; а внутренние контакты - те, которые отражаются и проявляются в самой структуре литературного произведения [77, с. 150].

    Внутренние контакты находят выражение в различных формах межлитературной рецепции (т.е. восприятия), как пассивных, так и активных, творческих. У.Р.Фохт выделяет четыре формы литературных взаимодействий: 1) воспроизведение (перевод); 2) творческое развитие; 3) "использование"; 4) противопоставление (полемика) [236, с. 299-300].

    Поскольку цель сравнительного анализа - не просто установить факт межлитературной связи или схождения, но и дать его историко-литературное и теоретическое объяснение, то определение меры активности, творчества в рецепции является необходимым для последовательного компаративного рассмотрения явлений [77, с. 152].

    Формы межлитературной рецепции

    таблица 4

    Љ п/п Форма рецепции Этимология Толкование
    1 Плагиат От лат. plagio - похищаю Буквальное заимствование из чужого литературного произведения без указания источника; умышленное присвоение авторства; "экстремальное выражение литературных связей", при котором "структура принимающего явления оттеснена структурой оригинала" [77, с. 158]
    2 Репродукция от ре... и лат. produco -
    произвожу Воссоздание произведения искусства, подобного удерживаемого в памяти образцу
    3 Перевод Относительно точная передача содержания и формы художественного текста на другом языке Подробнее о сути и задачах перевода см. в разделе "Перевод".
    4 Парафраза От греч. parбphrasis -
    пересказ Удобопонятное изложение текста литературного сочинения в его целом или отдельных частях, с краткими разъяснениями (парафраза занимает как бы среднее место между метафразой, буквально воспроизводящей текст, и комментарием, пространно его истолковывающим)
    5 Подражание Воспроизведение автором некоего литературного образца - с установкой на адекватность воссоздания художественной манеры первоисточника [239, с. 250]; "более или менее близкое следование целому" [174, с.33]
    6 Эпигонство От греч. epigonos - рождённый после Нетворческое, механическое следование традиционным художественным приёмам какого-либо направления или стиля; ходовые образы, мотивы, стилистические обороты используются как носители якобы "уже готовой" поэтичности
    7 Стилизация Намеренная и явная ориентация автора на ранее бытовавший в художественной словесности стиль, имитация, воспроизведение его черт и свойств [239, с.250]; "целенаправленное и функциональное использование готовых блоков из элементов определённой литературной манеры, стиля" [77, с.157]; при этом акцент делается на внешней стороне образца [174, с.34]
    8 Вариация От лат. variatio - изменение Видоизменение второстепенных элементов, частностей чего-либо при сохранении того, что является основой (тема, мотив и т.п.); повтор с дополнением и уточнением уже сказанного [239, с. 263]
    9 Трансформация От позднелат. transformation - превращение Деформация, видимая модификация исходного произведения, образца-источника
    10 Пародирование От греч. parфdнa - против, вопреки, букв. "пение наизнанку" Сознательная имитация в сатирических, иронических и юмористических целях индивидуальной манеры, а также целого стиля, направления, жанра; в ходе которой наблюдается дистанциирование от предмета имитации [239, с. 251]
    11 Цитация От лат. citare - называть Точное воспроизведение какого-либо фрагмента чужого текста (лексическое, метрическое, строфическое, фоническое) [235, с.478]
    12 Реминисценция От позднелат. reminiscentia - воспоминание Не буквальное воспроизведение (невольное или намеренное) чужих структур, слов, которое наводит на воспоминания о другом произведении [235, с. 478]; в том числе в рамочном тексте
    13 Аллюзия От лат. allusio - шутка, намёк Намёк посредством сходнозвучащего слова или упоминания исторического события, бытового, литературного факта [117, с. 20-21]; это "одномоментное побуждение к ассоциации каким-то компонентом первоисточника" [77, с. 153]
    14 Заимствование Использование (пассивное либо творческое) единичных сюжетов, мотивов, композиции, текстовых фрагментов, речевых оборотов и т.п. [239, с. 367]
    15 Влияние Воздействие на литературное творчество предшествующих мировоззрений, идей, художественных принципов [239, с. 367]
    16 Импульс От лат. impulsus - удар, толчок Создание самостоятельных произведений, побудительной причиной для которого стало произведение "другой" литературы
    17 Филиация От лат. filialis - сыновний "Явления, которые по своему характеру стоят на стыке контактных и типологических средств или представляют собой результат самого тесного взаимоперекрещивания типологических аналогий и контактных связей" [77, с. 158]
    18 Мистификация От греч. mystзs - посвящённый в тайну Создание самостоятельных произведений, намеренно приписываемых вымышленному иноязычному автору

    Как видно из таблицы 4, творческое усвоение инонационального литературно-художественного опыта может проявляться на разных уровнях художественной системы писателя. А.Дима приводит ряд примеров прямых влияний: сентиментализма и "апостольских" тенденций учения Ж.-Ж.Руссо на Л.Н.Толстого; композиции монументального романа Л.Н.Толстого на европейскую прозу; античного александрийского стиха на поэзию разных народов; внутреннего монолога античной драмы на современный роман [73, с. 138]. Зачастую крупные литературные фигуры оказывают влияние идеологическими и политическими воззрениями, философскими концепциями и даже образом жизни. Вспомним, что для некоторых русских писателей второй половины XIX столетия ориентиром морально-бытового поведения стала "жоржсандовская" этика любви и брака, и что в семейных драмах, пережитых Н.П.Огарёвым, А.И.Герценом, Н.А.Некрасовым, И.И.Панаевыми, В.П.Боткиным всерьёз обвиняли французскую писательницу.

    С.В.Тураев выделяет три типа литературных взаимовлияний с точки зрения качества связей и их содержательного смысла:

    1) влияние общественных идей, заключённых в творчестве писателей;

    2) влияние художественного творчества в целом, отдельных художественных открытий и приёмов;

    3) влияние эстетических идей Подробнее о формах заимствования см. в разделе "Содержание межлитературных связей". [231, с. 338].

    Исследователи также предлагают дифференциацию литературных контактов в зависимости от причинной обусловленности: "контакты случайные, эпизодические, временные и закономерные, длительные, постоянные; детерминированные внутрилитературными или внелитературными факторами и др." [10, с. 208]. Выяснение причин контактов входит в задачи компаративного изучения и позволяет раскрыть как характер отношений воспринимающей среды и воспринимаемого явления, так и тенденции и закономерности межлитературного процесса.

    Рассмотреть процесс межлитературной рецепции с точки зрения характера соотношения литературных эпох, к которым принадлежат воспринимающее и воспринимаемое явления, помогает разграничение контактов на синхронические и диахронические. К диахроническим контактам относят случаи "восприятия" живыми литературами художественного опыта умерших народов - например, древнеегипетской лирики, вавилонского эпоса, богатейшей литературы античности и Древнейшего Востока, от шумеров до угаритской письменности [24, с. 40]. Во многих исследованиях, посвящённых данной теме, словесность античности и Древнего Востока осознаётся в качестве одной из наиболее устойчивых констант мировой литературы, дающих "универсальный ключ к интерпретации... разнообразных феноменов" [10, с. 204].

    Синхронические контакты - это отношения между литературами, сосуществующими в один период времени. Несмотря на семантические трансформации, которым подвергается гетерогенный (разный у разных авторов) материал, синхронические контакты создают эффект релевантности - соответствия - сопряжённых между собой текстов как выражающих установку одной и той же эпохи.

    О других вариантах разграничения контактов. Д.Дюришин предлагает различать их интегральные и дифференциальные формы. В случае интегральных контактов "восприятие осуществляется на основе отождествления, "гармонии", а следовательно, адекватности участвующих в межлитературной связи элементов", и "межлитературная информация включается в конструкцию принимающей структуры в позитивном смысле. В дифференциальных контактах "доминирует стремление подчеркнуть разницу, отмежеваться от воспринятого элемента" [77, с. 149].

    Одно из стихотворений А.А.Блока начинается строкой: "Я - Гамлет. Холодеет кровь...". Лирический герой отождествляет себя с шекспировским персонажем, речь идёт не только и не столько об актёрском перевоплощении, сколько о схожести судеб, о внутренних противоречиях, сомнениях, обуревающих и того и другого. Теперь вспомним стихотворение М.Ю.Лермонтова: "Нет, я не Байрон, я другой...". Здесь лирический герой, напротив, стремится подчеркнуть разницу между собой и прославленным английским романтиком. Если рассматривать произведения А.А.Блока и М.Ю.Лермонтова более пристально, обнаружится, что интегральные и дифференциальные тенденции тесно переплетаются, отображая сложную диалектику притяжения и отталкивания.

    Межнациональные литературные контакты могут также быть опосредованными (Ж.Ж.Руссо и Л.Н.Толстой, Г.Э.Лессинг и Н.Г.Чернышевский) и прямыми (А.С.Пушкин и А.Мицкевич, Ф.И.Тютчев и Ф.В.Шеллинг, И.С.Тургенев и Г.Джеймс). Прямым отношениям различных литератур содействует ряд условий общего порядка, например обмен товарами. Приведём в пример любопытный эпизод из русской истории. В 1757 году в Венеции у типографа Антонио Дзатта вышло в свет издание "Божественной комедии" Данте, посвящённое Елизавете Петровне, с её портретом работы Дж.Маньини и посвящением ей в форме сонета, написанным неким графом Кристофоро де Сапата де Сиснерос. ДеСапата намеревался таким образом обрести расположение "известной покровительницы наук и искусств". Материального "вспоможения" он, судя по всему, так и не получил, но о великом творении итальянского поэта узнали при дворе русской императрицы [9]. А.Дима указывает на тот факт, что определённую роль в распространении культуры сыграли даже некоторые войны, например войны античности, Возрождения, наполеоновские, "в той мере, в какой они, не ограничиваясь разрушениями, содействовали установлению литературных контактов" [73, с. 122].

    Воздействие может оказываться на личном уровне: вспомним хотя бы колоссальное влияние, которое оказал роман Ч.Диккенса "Приключения Оливера Твиста" (1838) на русских писателей XIX века, в частности, на Д.В.Григоровича, создавшего под впечатлением от прочитанного свою "Деревню" (1846). Воздействие ощутимо также на уровне отдельных жанров, течений, направлений, школ, наконец, целых эпох литературного развития. Так, на протяжении всего XVIII века в Европе происходило формирование ориентальной тенденции, утверждалась мода на всё восточное. С этим процессом исследователи связывают влияние средневековой восточной поэзии на стилевую систему любовной лирики русских поэтов 20-30-х годов XIX века. См. стихотворение А.С.Пушкина "Соловей и Роза"(1827): "В безмолвии садов, весной, во мгле ночей, / Поёт над розою восточный соловей. / Но роза милая не чувствует, не внемлет, / И под влюблённый гимн колеблется и дремлет..."

    Как указывает В.Р.Аминева, "классификации, позволяющие установить типологию контактов, характеризуют их сущность, функции в сложном и неоднозначном процессе межлитературного общения; помогают воссоздать генезис принимающего явления и раскрыть внутренние, потенциальные возможности воспринимаемого феномена, которые актуализируются в процессе его рецепции.

    Роль воспринятых элементов в структуре произведения выявляет метод интертекстуального анализа (разрядка моя - Е.З.): рассмотрение "синтагматических" отношений с другими элементами, "парадигматического" набора вариантов, в которых они реализуются в тексте, экспликация индуцируемых ими смыслов и связей" [10, с. 205].

    Творческое усвоение понимается как трансцендирование Трансцендентный - запредельный по отношению к какой-либо определённой сфере., деформирование, трансформирование и т.д. воспринятого структурно-семантического комплекса. Решающая роль в указанном процессе принадлежит тому контексту, в который он включается. Это индивидуально-авторские свойства воспринимающей среды (особенности мироощущения, литературно-эстетической позиции писателя, его творческие принципы, художественная манера, стиль) и её типологические признаки (национальные, зональные, региональные). Помимо всего прочего, внутренняя логика межлитературной связи по-разному проявляется в произведениях разных родов и жанров, подчиняясь присущим лирике, эпосу, драме законам смысловой динамики, способам, которыми каждая субсистема литературы осуществляет разработку исходного семантического комплекса [10, с. 205].

    Факторы, способствующие передаче "литературного материала" от одной культуры к другой, называют "посыльными", "посредниками" компаративизма, а французский учёный Паул ван Тигем (van Tieghem, 1839-1914) предложил обозначить раздел науки, занимающейся этими факторами, словом "мессология" (от греч. messos - середина).

    Очевидно, что для усвоения оригинального текста необходимо знание соответствующих языков. Следовательно, одна из важнейших задач сравнительного литературоведения состоит в том, чтобы изучить процессы проникновения иностранных языков в различные страны, выявить традиции их освоения, уточнить сферы их распространения [73, с. 123]. Примером подобных исследований могут служить работы, в которых рассматривается вопрос о распространении старославянского, французского, итальянского, английского языков в России.

    Установлению контактов между литературами содействуют индивидуальные и коллективные посредники. Так, аббат А.Ф.ДЭкзиль Прево (Prйvost dExiles, 1697-1763) стал одним из посланцев английской литературы во Франции, а Н.М.Карамзин (1766-1826) пропагандистом французской литературы в России. Существует мнение, что до сих пор наиболее представительными фигурами французской культуры остаются для России - Ж.Ж.Руссо, для Англии - Вольтер, для Германии - г-жа де Сталь.

    Среди "индивидуальных "агентов" иностранных литератур" [73, с. 124] часто называют путешественников. Большое число россиян, например, съезжалось на франко-швейцарскую границу к поместью Ферней, владельцем которого был Вольтер. Их было так много, что французский писатель смеясь называл себя "русской достопримечательностью Фернея" [9]. А А.Д.Кантемир перевёл стихотворение Вольтера "Две любви", будучи русским послом во Франции [15, с. 142].

    Появился особый жанр - литературное путешествие, в основе которого "лежало описание реального... перемещения в достоверном... пространстве путешествующего героя (чаще всего героя-повествователя), очевидца, описывающего малоизвестные или неизвестные... иностранные реалии и явления, собственные мысли, чувства и впечатления, возникшие в процессе путешествия, а также повествование о событиях, происходивших в момент путешествия" [167, с. 6]. О поездках создана целая литература, путевые заметки И.В.Гёте об Италии, Ж.деСталь о Германии, Ф.Р.деШатобриана об Америке, Т.Готье об Испании, Италии и России получили всемирную известность. В России были созданы такие произведения, как "Письма из Франции" Д.И.Фонвизина, "Письма русского путешественника" Н.М.Карамзина, "Зимние заметки о летних впечатлениях" Ф.М.Достоевского, "Русское общество в Париже" Н.С.Лескова, "За рубежом" М.Е.Салтыкова-Щедрина, "Фрегат "Паллада"", И.А.Гончарова, "Путник по Вселенным" М.А.Волошина, "Африканский дневник" Н.С.Гумилёва, "В краю Озириса" К.Д.Бальмонта и др.

    Если вести речь о коллективных факторах, способствующих установлению контактов между литературами, нужно отметить роль некоторых стран и городов. А.Дима называет среди таких стран Швейцарию, в которой сосуществуют несколько языков, Голландию, расположенную по соседству с крупными культурными центрами на Европейском материке и одновременно в непосредственной близости от Англии. Городскими центрами, сыгравшими подобную же роль, являются Париж, Лион, Руан во Франции, Франкфурт-на-Майне в Германии, Венеция в Италии и т.д. [73, с. 124].

    Следует также назвать научные учреждения, в первую очередь академии и университеты, внёсшие значительный вклад в установление связей между культурами и литературами. "Крупные университетские центры Италии (Болонский в средние века), Франции (Парижский), а позднее и Германии (Берлинский) широко поддерживали международные культурные связи, содействуя распространению литературных ценностей многих стран. То же можно сказать и об академиях, например об итальянских в период Возрождения, активно осваивавших античное наследие. Следует вспомнить и о публичных и личных библиотеках, на полках которых хранились книги разных народов. Нельзя обойти вниманием и роль типографий, книжных магазинов, издательств в пропаганде иностранных литератур" [73, с. 124-125].

    А.Н.Гиривенко доказал, что уже с середины XVII века репертуар иностранной литературы в русских книжных лавках отличался удивительным разнообразием и хорошим подбором произведений [60, с. 11]. Крупнейшая в первой половине XIX века библиотека России находилась в Московском университете. Она располагала богатейшим собранием книг на латинском, греческом языках, здесь были представлены сочинения новых авторов - немецких, французских, итальянских и английских [60, с. 126]. "Велась постоянная работа по выявлению недостающих изданий и их покупке" [120, с. 191]. Более того, в лоне Московского университета существовала школа художественного перевода - "Общество друзей", созданное под руководством С.Е.Раича.

    К коллективным факторам сближения литератур в древнюю пору, в эпоху Возрождения А.Дима причисляет также дворы властителей самых различных рангов, где часто находили прибежище зарубежные писатели, философы, учёные [73, с. 126]. Выше упоминалась русская императрица Елизавета Петровна (1709-1761), прославлявшаяся иноземными поэтами и живописцами как покровительница наук и искусств. В 40-50-е годы XVIII века в Петербурге проживала целая колония итальянских музыкантов, певцов, композиторов, художников.

    Немало сделали для пропаганды ценностей чужих литератур различные кружки, литературные салоны, литературные общества. Наиболее известными направлениями такого рода в России являлись карамзинизм и западничество. Можно также вспомнить знаменитый кружок йенских романтиков, в который входили братья А.В. и Ф.Шлегель, Новалис, Ф.Шлеермахер, Ф.В. Шеллинг, провозгласившие культ писателей Возрождения - Данте, Петрарки, Боккаччо, Камоэнса, Сервантеса. Или французскую группу поклонников английской литературы - У.Шекспира и Оссиана, - объединявшую Стендаля, Ж.-Ж.Ампера, П.Мериме. Или знаменитый салон А.Л.Ж.деСталь, в котором можно было встретить Жюли Рекамье, ДЭон де Бомон, Бенжамена Констана, Клода Форьеля и многих других.

    Сторонники того или иного направления обычно группировались вокруг редакции литературного издания. Проблемами литературных отношений и связей занимались "Rйvue de deux mondes", "Rйvue de Paris", "Mercure de France", "Lannйe littйraire", "Deutscher Mercur", "Conciliatore", "Journal йtranger", "Archives littйraires de lEurope", "Lannйe littйraire" и др. Стоит также отметить российские издания: "Вестник Европы", "Европеец", "Современник", "Библиотека для чтения", "Отечественные записки", "Северный вестник" и др. На страницах этих журналов печатались переводы наиболее популярных в то время художественных произведений, а также обширные материалы, освещающие проблематику зарубежных литератур.

    Об интересе к зарубежным писателям можно было судить по обилию упоминаний о них в текущей газетной хронике. Например, в середине XIX века в России было чрезвычайно велико количество различных статей о Вольтере, часто включающих "жареные" факты. А вот почти анекдотический пример - в "Северной пчеле" появилась заметка, в которой рассказывалось, как супруга плимутского шерифа во время пребывания "модного британского романиста" (Ч.Диккенса) в Америке тщетно добивалась "от имени всего дамского общества" локона от волос писателя себе на память [111, с. 74].

    Свой вклад в установление контактов между странами внесли словари, энциклопедии, грамматики, в которых представлена более или менее точная информация о зарубежных литературах. И, конечно, собственно иностранные книги, а также переводы, переложения, переработки, адаптации.

    Плодотворные влияния и заимствования "извне" являют собой созидательно-творческий контакт разных, во многом не похожих друг на друга литератур. По мысли Б.Г.Реизова, международные литературные связи (в наиболее значительных своих проявлениях), "стимулируя развитие <...> литератур <...> развивают их национальное своеобразие" [201, с. 284]. "Если доминирует в человеке общая настроенность к восприятию чужих культур, то она неизбежно приводит его к ясному осознанию ценности своей собственной. Поэтому в высших, осознанных своих проявлениях национальность всегда миролюбива..., а не просто безразлична к другим национальностям... Чем больше культура в себя вбирает, тем больше она отдаёт человечеству" [149, с. 39], - пишет Д.С.Лихачёв (1906-1999).

    Вместе с тем на поворотах исторического развития интенсивное приобщение той или иной литературы к инонациональному, дотоле чужому художественному опыту порой таит в себе опасность подчинения чужеземным влияниям, угрозу культурно-художественной ассимиляции Ассимиляция - слияние одного народа с другим с утратой одним из них своего языка, культуры, национального самосознания.. Широкие многоплановые контакты между литературами разных стран и народов очень продуктивны, но "культурный гегемонизм" литератур, имеющих репутацию всемирно значимых, неблагоприятен. "Золотая середина" достигается за счёт "соединения духовной открытости с духовной укоренённостью" (Н.С.Арсеньев [14, с. 106]).

    Вопросы и задания для самостоятельной работы

    1. Как, по вашему мнению, филолог-компаративист может выяснить причины литературных контактов?

    2. Укажите, какие литературные контакты можно назвать синхроническими, а какие - диахроническими; какие интегральными, а какие - дифференциальными.

    3. Докажите, что внутренняя логика межлитературной связи по-разному проявляется в произведениях разных родов и жанров.

    4. Приведите по одному примеру каждой из восемнадцати форм межлитературной рецепции (таблица 4).

    5. Перечислите индивидуальных и коллективных посредников ("агентов") иностранных литератур.

    6. Изобразите схематически все указанные варианты систематизации форм литературных контактов.

    Литература: 10, 14, 24, 52, 60, 73, 77, 117, 120, 149, 167, 174, 201, 231, 235, 236, 239.

    ј 3. Содержание межлитературных связей

    Подробнее остановимся на содержании исследований по сравнительному литературоведению.

    Очевидно, что внимание компаративистов, прежде всего, может привлечь общая тема. Б.Кроче (Croce, 1866-1952), Ф.Бальдансперже (Baldensperger, 1871-1958), П.Азар (Hazard, 1878-1944) полагали, что темы не имеют особого значения, представляют всего лишь "литературное сырье", и сравнительное литературоведение должны интересовать интерпретации, то есть оригинальные разработки тем. Однако существует множество исследований, которые доказывают состоятельность данного подхода.

    А.Дима называет несколько наиболее важных тем, привлекших внимание или способных привлечь внимание компаративистов. Прежде всего, это темы, охватывающие самые общие типические ситуации - например, жертва во имя долга, неверность, месть, ревность и т.д.

    Другую тематическую группу составляют "предметы" в самом общем смысле слова, то есть растения, животные, неодушевлённые предметы и т.д. Привёдем в пример образ святого Грааля, символизирующего некую возвышенную и недостижимую цель. Он часто встречается в средневековой рыцарской литературе, в романтических творениях конца XVIII-XIX веков:

    ? Германия: роман "Парцифаль" Вольфрама фон Эшенбаха (Wolfram von Exchenbach, ок. 1170 - ок. 1220), роман "Младший Титурель" Альбрехта фон Шарфенберга (Albrecht, вторая половина XIII в.), поэма "Рыцарь с лебедем" Конрада Вюрцбургского (Konrad, между 1220 и 1230-1287), анонимная поэма "Лоэнгрин", поэзия Людвига Уланда (Uhland, 1787-1862), незаконченная пьеса Фридриха де ла Мотт Фуке (de la Motte, 1777-1843), "Мерлин" Карла Лебрехта Иммермана (Immermann, 1796-1840);

    ? Франция: "Роман об истории Грааля" Робера де Борона (Robert De Boron, вторая половина XII в.), анонимный прозаический цикл "Повесть о Ланселоте Озёрном" или "Ланселот-Грааль"; "Персеваль, или Повесть о Граале" Кретьена де Труа (Chrйtien de Troyes, ок. 1130 - ок. 1191);

    ? Англия: роман "Смерть Артура" Томаса Мэлори (Malory, ок. 1417-1471), "Королевские идиллии" Альфреда Теннисона (Tennyson, 1809-1892) и т.д. [1,с. 318].

    Образ святого Грааля актуален для мировой художественной литературы и по сей день. Достаточно привести в пример нашумевший роман современного американского писателя Дэна Брауна (Brown, р. 1964) "Код да Винчи" ("The Da Vinci Code", 2003).

    В исследованиях русских и зарубежных учёных даётся широкий обзор истории темы Грааля. Приведём лишь некоторые наиболее известные работы:

    M.Lot-Borodine "Trois essais sur Ie Lancelot du Lac et la Quete du Saint-Graal";

    E.sonGil "La mystique de la Grace dans la queste du Saint Graal";

    M.Roques "Le Graal de Chretien et la Damoiselle au Graal";

    A.Beguin "La Quete du Saint Graal";

    J.Marx "La legende arthurienne et le Graal";

    M.Baigent, R.Leigh, H.Lincoln "The holy Blood and the holy Grail";

    А.Рис., Б.Рис "Наследие кельтов. Древняя традиция в Ирландии и Уэльсе";

    Р.Хальфен "Спиритуальные горизонты соборного искусства Шартра";

    Н.П. Дашкевич "Сказание о Святом Граале";

    А.Н. Веселовски "Где сложилась легенда о Святом Грале?";

    С.С. Аверинцев "Грааль";

    А.Д. Михайлов "Артуровские легенды и их эволюция";

    О.М. Ладыгина "Культура мифа";

    Н.А.Бондарко "Храм Грааля в романе Альбрехта фон Шарфенберга "Младший Титурель": готическая реализация кельтского мотива";

    С.О.Прокофьев "Духовные судьбы России и грядущие мистерии Св. Грааля" и др.

    Одним из последних исследований является труд директора одного из ведущих издательств в области медиевистики Медиевистика - раздел исторической науки, изучающий историю Европы в средние века. "Boydell & Brewer" Ричард Барбер (Barber). В своём масштабном труде "Святой Грааль : Во власти священной тайны : Знания, перед которыми бессильны любые коды" ("The Holy Grail: The History of a Legend") [19] он обработал и сопоставил большой массив информации. Многообразие отражённых идей и гипотез иллюстрирует поразительное влияние образа Грааля на культуру христианской Европы, оккультные и мистические течения, идеологию и сакральную мифологию тайных религиозных обществ от Средневековья до наших дней.

    Обратимся к следующей группе тем, привлекающих внимание компаративистов. Она объединяет наиболее распространённые в мировой литературе национальные типы: турок, еврей, француз, немец, англичанин и т.д.; профессиональные - солдат, офицер, слуга, субретка Субретка - бойкая, находчивая служанка, помогающая своим госпожам в их любовных интригах (сценическое амплуа)., куртизанка и т.д., и социальные - крестьянин, аристократ, пролетарий и т.д. Возьмём в качестве примера тип крестьянина в мировой литературе: можно назвать произведения "Крестьянин в своей яме" (1617) Лопе де Вега, "Крестьянка из Валлекоса" (1620) Тирсо де Молина, "Крестьянин, вышедший в люди" (1735) П.К.деШ.деМариво, "Жакерия" (1828) П.Мериме, "Историю Пугачевского бунта" А.С.Пушкина (1833), "Крестьяне" (1846) О.деБальзака, "Легенда об Уленшпигеле и Ламме Гудзаке" (1867) Ш.деКостера, "В лесах" (1874) П.И.Мельникова-Печерского, "Ион" (1921) Л.Ребряну, "Полночные петухи" (1950) П.Гамарра, "Поднятая целина" (1960) М.А.Шолохова, "Мужики и бабы" (1980) Б.А.Можаева и т.д.

    Особые группы составляют легендарные типы - библейские - Каин, Иуда, Христос; греческого происхождения - Прометей, Эдип, Медея, Сапфо, Меандр, или возникшие на основе народных преданий - Фауст, Дон Жуан. Так, Р.Труссон посвятил большое исследование теме "Прометея" [268]. Он обращался к античным мифам, к Гесиоду, к "Прикованному Прометею" Эсхила, к средневековым трудам, к работам Боккаччо, Фичино, Эразма, Бэкона, Бруно, к произведениям поэтов Возрождения, петраркистов; энциклопедистов XVII-XVIII вв., к фрагментам Гёте и Гердера, творениям романтиков и их последователей. "В исследовании Труссона тщательно рассмотрены как аспекты преемственности, так и самобытность различных вариантов, при этом не упускаются из виду ни общеисторические экскурсы, ни частнолитературные ссылки, ни соответствующие эстетические выводы" [73, с. 104].

    Другой легендарный тип анализируется в комплексном исследовании Ж.деБевотта "Легенда о Дон-Жуане от истоков до романтизма" (1929). Рассматриваются легенды Италии, Португалии и Германии, драма ТирсодеМолина "Севильский озорник, или Каменный гость", многочисленные комедии "dellarte" с тем же сюжетом (например, Джилиберто и Чиконьини), произведения Ж.Б.Мольера, Т.Корнеля, А.деЗаморра, К.Гольдони, новелла Э.Т.А.Гофмана, эпическая сатира Д.Н.Г.Байрона, трагедия А.С.Пушкина, фантастическая драма А.Дюма-отца, драматическая поэма Н.Ленау, работы А.деМюссе, Т.Готье, К.Толстого, Ж.Б.ДОревильи, Э.Арокура, Б.Шоу и многих других [73, с. 105].

    Помимо тем, в поле зрения исследователей-компаративистов находятся идеи, то есть те "интеллектуальные выводы, которые обусловлены внутренним миром писателя или обусловливают его" [73, с. 105]. Предметом анализа могут стать как конкретные литературные произведения, так и всё творчество того или иного писателя, на которое повлияли великие философы и художники слова - Платон, Ж.Ж.Руссо, А.Шопенгауэр, Ф.Ницше, Р.У.Эмерсон, Л.Н.Толстой, Ж.П.Сартр и др.

    А.Дима выделяет несколько наиболее важных групп идей, которые составили или могут составить предмет сравнительных исследований [73, с. 107-109]. Это:

    а) религиозные идеи (например, сентенции, присутствующие в произведениях Б.Паскаля, Ф.Г.Клопштока, Г.Э.Лессинга, Д.Мильтона, Новалиса, А.Ламартина, Ф.М.Достоевского и др.);

    б) философские идеи, в которых выявляются совпадения между философией и литературой;

    в) нравственные идеи, затрагивающие самые различные аспекты человеческой жизни (в частности, можно вспомнить творчество Ф.Петрарки, которое нередко воспринималось как некий свод этических правил XV-XVI веков);

    г) научные идеи, постоянно оказывающие заметное воздействие на литературу (доказано, что на развитие аналитического и синтезирующего мышления реалистов оказали влияния открытия естествоиспытателей - имена Ж.Кювье и Э.Жоффруа-Сент-Илера упоминает в своём эстетическом манифесте О.деБальзак; а декаденты подверглись воздействию идей психиатрии и психоанализа);

    д) широко распространившиеся эстетические идеи (Аристотеля, Горация, Н.Буало, Ф.Шлегеля и т.д.);

    е) политические идеи, периодически воздействующие на общественное сознание и проявляющие себя в литературе (Т.Гоббс, Н.Макиавелли, Д.Локк, Д.Вико, Ш.Фурье, Г.В.Ф.Гегель, П.Ж.Прудон, К.Маркс, П.Леру идр.)

    Паул ван Тигем заметил, что существуют многочисленные коллективные чувства (как, например, чувство семейной чести, гостеприимства, мести), которые также можно исследовать в плане влияний и преемственности [73, с.110]. Вспомним любовь к природе, на протяжении столетий встречавшуюся в самых различных произведениях и достигшую особой эмоциональной силы у романтиков.

    Весьма плодотворно в компаративистике рассмотрение литературных жанров. Выше указывалось, что развитие жанров и видов никогда не ограничивается тесными рамками национальной литературы, охватывает несколько эпох, а значит разработка теоретических проблем генологии возможна лишь в международном контексте. Соответственно, исследование жанров и видов оказывается специфической областью сравнительного литературоведения. В качестве примера можно назвать труд Л.Мэгрона об историческом романе [263], в котором прослеживается развитие этого прозаического жанра в произведениях В.Скотта, А.деВиньи, О.деБальзака, П.Мериме, В.Гюго. Весьма популярны сравнительные исследования, посвящённые лирическим жанрам - идиллиям, эпиграммам, элегиям, балладам, песням.

    Сравнительное литературоведение может также заниматься определением различных типов композиции произведений, отслеживать повторение этих типов в ходе развития той или иной темы в различных странах. Прежде всего, это касается крупных жанровых форм, например, романа.

    Существует, наконец, сравнительная стилистика. Стиль тесно связан со структурой национального языка, но отнюдь не исключает подверженности иностранным влияниям. Компаративистику влияние чужого языка (лексики) интересует в том случае, когда заимствования содействуют решению определённых художественных задач (выявлению черт характера персонажа, чаще отрицательных, созданию комического эффекта, затемнению смысла, наконец). В литературоведении существует понятие "макароническая поэзия" (от итал. poesia maccheronica, от maccheroni - макароны); это шуточные или сатирические стихи, текст которых пересыпан иностранными словами или словами, составленными на иностранный манер [117, с. 149]. Такие произведения были известны ещё в древние времена (например, у Авзония, римского поэта 4в. до н.э.). В России славу автора макаронической поэмы снискал себе поэт середины XIX века И.Мятлев, написавший сатирические "Сенсации и замечания госпожи Курдюковой за границею, дан лэтранже", где высмеяно преклонение перед всем иностранным и увлечение французским языком. Стихи поэмы Мятлева уснащены французскими словами, написанными русскими буквами, что усиливает комизм поэмы:

    ...Вот в дорогу я пустилась:

    В город Питер дотащилась

    И промыслила билет

    Для себя э пур Анет,

    Э пур Харитон ле медник.

    Сюр ле пироскаф "Наследник",

    Погрузила экипаж,

    Приготовилась к вояж.

    Но на Бердовой машине

    Вздумалось моей кузине Бедную меня, малад,

    Проводить жюске Кронштадт.

    Берег весь кишит народом

    Перед нашим пароходом:

    Де мамзель, де кавалье,

    Де попы, де зофисье,

    Де коляски, де кареты,

    Де старушки, де кадеты -

    Одним словом всякий сброд... Подробнее с текстом поэмы можно ознакомиться по изданию: Мятлев И.П. Стихотворения. Сенсации и замечания госпожи Курдюковой. Л.: Советский писатель, 1969. С. 182.


    Помимо лексической стилистики, сравнительное литературоведение включает в область освоения разделы о стилистических оборотах, тропах, о морфологической, синтаксической, а также фонетической стилистике. Предметом сравнительного изучения могут быть различные формы поэзии, проблемы строфики, метрики, ритма и рифмы. Существуют исследования сонета, газели, ронделя, глоссы, сопоставлению подверглись и некоторые типы строфы (терцина, катрен, октава и т.д.).

    Приведём пример стилистического анализа, направленного на выявление иноязычного источника. Стихотворению Ф.К.Сологуба "Маргарета и Леберехт" (1914) придаётся национальный - голландский - колорит. Делается это за счёт введения специфической лексики: имён собственных, слова "кнехт", обозначающего род занятий одного из героев и т.п. Парная рифмовка, несложный синтаксис придают форме простоту, присущую голландской средневековой народной песне. Кроме того, важную роль играет фонетика, поскольку при помощи чередующихся и рифмующихся звуков поэт имитирует саму фонику иноязычной речи. Ф.К.Сологуб добивается сходного с иноязычным акустического эффекта: он подбирает слова, артикулирующиеся с высокой степенью мускульного напряжения и чёткости (Маргрета, Леберехт, Курт, Уртрехт, кнехт, угрозы, на брегу, с подмастерьем, разудалый, разогрета, твердил, тратил и т.п.). Это слова, в которых содержится большое количество взрывных, вибрантов, а также согласных, характеризующихся низкочастотными шумовыми составляющими (прежде всего - т, р, х). Фольклорность звучания достигается также за счёт обращения к житейской теме, безыскусности, непритязательности сюжета, ироничности повествования и некоторым другим чертам, не имеющим прямого отношения к стилистике.

    Сравнительные исследования стилевых конструкций помогают выявить, с одной стороны, общие для нескольких литератур структуры, а с другой, связанные с определёнными национальными литературами, и, наконец, структуры, принадлежащие тому или иному конкретному писателю или поэту. Отличие между ними в различных литературах порой бывает очень велико. По замечанию Р.Этиембля, например, один и тот же троп может вызывать неодинаковые и даже противоположные чувства. Так, белый цвет, ассоциируется у нас с чистотой и вызывает соответствующие эмоции, а у китайцев, скажем, олицетворяет траур, одиночество и страдание [73, с. 120].

    Ниже приводится схема, в которой отражено содержание межлитературных связей:

    Вопросы и задания для самостоятельной работы

    1. Как вы думаете, какой тип исследований чаще встречается в сравнительном литературоведении: основанный на рассмотрении какой-либо общей темы, идеи, чувства, жанра, композиции или стиля?

    2. Какой тип исследований представляется вам самым простым, а какой - самым сложным? Обоснуйте свою точку зрения.

    3. Какие факторы, на ваш взгляд, могут повлиять на выбор типа компаративистского исследования (исторический, политический, национальный и т.п.)?

    4. Представьте, что вы собираетесь писать научную работу по сравнительному литературоведению. Выберите тему для каждого из указанных типов исследования.

    Литература: 73, 77, 83, 85, 114, 116, 144, 145, 164, 165, 179, 180, 231.

    ј 4. Перевод как форма межлитературной рецепции

    Художественный перевод трактуют как инофонный и инокультурный модус оригинала [154, с. 189].

    Наличие перевода - необходимая предпосылка и условие реализации основного социокультурного (в том числе эстетического) предназначения произведения в межкультурной художественной коммуникации. Перевод расширяет границы оригинала, "внедряя" его в иноязычное культурное пространство. В результате перевода осуществляется "актуализация произведения" (термин О.А.Кривцуна [133, с. 183]) в условиях иной лингвоэтнической среды. А.С.Пушкин называл переводчиков "почтовыми лошадьми цивилизации".

    Одним из краеугольных вопросов переводческой практики является вопрос верности подлиннику. На этот счёт существует две полярных точки зрения:

    1) согласно "теории непереводимости", полноценный перевод с одного языка на другой вообще невозможен вследствие значительного расхождения выразительных средств разных языков; перевод является лишь слабым и несовершенным отражением оригинала, дающим о нём весьма отдалённое представление;

    2) другая точка зрения, лёгшая в основу деятельности многих профессиональных переводчиков, заключается в том, что любой развитый национальный язык является вполне достаточным средством общения для полноценной передачи мыслей, выраженных на другом языке.

    Многие литераторы полагают, что языки бывают более или менее подходящими для перевода. Французский филолог Эдвард Сепир пишет: "Язык есть средство литературы в том же смысле, как мрамор, бронза или глина суть материалы, используемые скульптором. Поскольку у каждого языка есть свои различные особенности, постольку и присущие данной литературе формальные ограничения и возможности никогда не совпадают вполне с ограничениями и возможностями любой другой литературы. Писатель может вовсе не осознавать, в какой мере он ограничен, или стимулируется, или вообще зависит от той матрицы, но как только ставится вопрос о переводе его произведения на другой язык, природа оригинальной матрицы сразу даёт себя почувствовать. Все его эффекты были рассчитаны или интуитивно обусловлены в зависимости от формального "гения" его родного языка; они не могут быть выражены средствами другого языка, не претерпев соответствующего ущерба или изменения" [212, с.196].

    Ф.М.Достоевский замечает по тому же поводу, что, французский и некоторые другие языки не могут передать всё богатство творений русских писателей, между тем как русский язык более приспособлен к этому и содействует всеобъемлющему переводу произведений зарубежных авторов [206, с. 349]. Распространена теория "метафизических сложностей" перевода на французский язык творений У.Шекспира. Она опирается на постулирование глубоких различий онтологического плана между французскими и английскими языками: английский подчёркивает конкретные единичные, индивидуальные аспекты, излучая при этом своеобразное "поэтическое сияние", а французский передаёт более сущностные, общие, рациональные аспекты [73, с. 134.].

    С.Я.Маршак разрешает дилемму следующим образом: "Перевод стихов - высокое и трудное искусство. Я выдвинул бы два - на вид парадоксальных, но по существу верных положения: Первое. Перевод стихов невозможен. Второе. Каждый раз это исключение" [156, с. 377].

    Все элементы формы и содержания, как доказывает С.Я.Маршак, не могут быть воспроизведены с точностью. При любом переводе неизбежно происходит следующее:

    а) какая-то часть материала не воссоздаётся и отбрасывается;

    б) какая-то часть материала даётся не в собственном виде, а в виде разного рода замен/эквивалентов;

    в) привносится такой материал, которого нет в подлиннике [156, с. 378].

    Между иностранными языками нет и не может быть отношений однозначного соответствия. Поэтому при осуществлении перевода мы сталкиваемся с "некоторой областью интерпретаций, в пределах которой заключено множество отличных друг от друга текстов, из которых каждый в равной мере является переводом исходного" [152, с. 608]. Как доказывает М.Ю.Лотман, если осуществить обратный перевод, то ни в одном случае не получится исходного текста. Следовательно, имеет смысл вести речь о возникновении новых текстов. "Таким образом, механизм неадекватного, условно-эквивалентного перевода служит созданию новых текстов, то есть является механизмом творческого мышления" [152, с. 608].

    Почти каждый переводчик старается придерживаться границ, обозначенных оригиналом. Он "скован" в своём творчестве смысловыми и художественно-эстетическими параметрами, которые задаются подлинником. Переводчик, как правило, имеет чётко выстроенный план, он точно знает, каким будет "фундамент" конструирования вербально-художественной информации оригинала в переводе. Его самоосознание предполагает частичную "деперсонализацию", поскольку он ассоциируется с отправителем сообщения (автором текста) [154, с. 191].

    "Разграничение "он-автор" и "я-переводчик" нивелируется в пользу автора" [154, с. 189]. Да и в сознании среднего читателя переводчик чаще остаётся "за кадром", целиком заслоняется фигурой автора. Кроме того, перевод художественного текста социально регламентирован. Существуют сложившиеся требования к данному виду деятельности, норма перевода. Соблюдение этико-эстетических параметров художественного перевода предполагает верность замыслу автора оригинала и его индивидуальной стилистике.

    Тем не менее, переводчик не свободен от личностно обусловленного восприятия художественного текста ("читательского сопереживания"), а следовательно, и от его субъективной трактовки. Художественный перевод стимулирует развитие творческого мышления, основой которого являются, "с одной стороны, конкретность и полнота восприятия, а с другой, - видение возможных трансформаций объекта и внесение творческого начала в сам акт восприятия" [32, с. 35]. "Интеллектуальная упорядочивающая работа лежит в основе перевода, но к рассудочному (рациональному) добавляются и интуиция, и воображение, и творческий порыв" [32, с. 189].

    "Всякий перевод, - указывает В.М.Жирмунский, - как и более отдалённое и свободное подражание литературному образцу, связан с творческим переосмыслением, с частичной перестройкой подлинника на основе стиля самого переводчика, или по крайней мере выдвигает, усиливает, раскрывает определённый аспект подлинника, наиболее близкий и потому наиболее понятный переводчику" [82, с. 325]. Личностный смысл порождает эмоцию и предопределяет траекторию переводческого конструирования вторичного художественного текста.

    Л.С.Макарова пишет: "Перевод основан на концептуальном сотрудничестве автора перевода с автором оригинала, которое иногда реализуется в режиме прямого контакта (т.е. непосредственного взаимодействия с автором), но, как правило, основано на "дистантной" переводческой интерпретации, творческой реконструкции содержания оригинала и его стилистической организации в соответствии с переводческой трактовкой" [154, с. 189]. И далее: "Интегрирование переводчика в повествование осуществляется в результате лингвокультурной адаптации содержания оригинала к условиям инофонной и инокультурной среды, фиксации речевых предпочтений переводчика (элементов его идиолекта) и его эстетических и ценностных идеалов. В результате лингвокультурной адаптации (биполярного "культурного" диалога), текст перевода становится мультикультурным (разрядка моя - Е.З.). Ориентир на сопоставление автохтонной и принимающей культуры связан с трудностями установления "центра" тяжести, т.е. оптимальной дозировки "своего" и "чужого". Трудно согласиться с тем, что художественный перевод возникает "на стыке культур" [228, с. 17], скорее он осуществляется в их синтезе и взаимопроникновении" [154, с. 190].

    Итак, культурный тезаурус, художественные вкусы, речевые предпочтения и даже психологические особенности личности переводчика вызывают некоторые семантикостилистические сдвиги в тексте перевода [193, с. 84]. Ю.Л.Оболенская доказывает, что необходимо вести речь о диалектическом единстве литературного произведения и его перевода: "взаимодействие, взаимовлияние двух... языковых картин мира, двух языковых и художественных систем, двух концепций действительности (авторов оригинала и перевода)" [182, с. 563].

    В случае перевода с языка-посредника механизм взаимодействия усложняется. П.Р.Заборов, отмечает, что литература-посредник "отнюдь не является механическим передатчиком влияния. Эта литература, сама ранее поглотившая определённый материал, передаёт его в изменённом виде, причём эта трансформация бывает самой различной - большой и малой, очевидной и едва уловимой" [87, с. 72]. Происходит как бы столкновение трёх различных точек зрения - исходной, средней и конечной. "В итоге возникает ещё одна, новая, которая представляет собой своего рода общий результат непрямого взаимодействия двух национальных литератур" [87, с. 72].

    "Переводы с переводов", как правило, явление временное. На смену ступенчатого проникновения тех или иных эстетических идей в конечном счёте приходит перевод с подлинного текста. Тем не менее, как указывает П.Р.Заборов, посредничество выполняет несколько важных функций. Во-первых, оно облегчает произведению путь в иностранную литературу при отсутствии между этими литературами прочного общения. Во-вторых, посредничество пробуждает интерес к творчеству ранее не известных в данной стране зарубежных писателей и поэтов. В-третьих - стимулирует в дальнейшем возникновение переводов с оригинала (тех де самых или других, связанных с ними произведений, трудов по эстетике и литературно-критических статей) [87, с. 85].

    Существует несколько типов классификаций перевода.

    ? Один из них введён Ж.Эрбером (1952). Учёный предложил основываться на соотношении во времени двух основных операций перевода - восприятия исходного текста и оформления вторичного. Отсюда два вида перевода: синхронный и последовательный.

    ? Воспринимать сообщение можно либо зрительно, либо на слух, что, соответственно, даёт возможность различать зрительный перевод и перевод на слух. Оформлять перевод можно письменно или устно, поэтому выделяют письменный и устный перевод. Так, на основе условий восприятия сообщения и оформления перевода, можно разграничить зрительно-письменный перевод, зрительно-устный перевод, письменный перевод на слух и устный перевод на слух.

    ? Л.С.Бархударов предложил различать те же четыре основных вида перевода в зависимости от формы речи, в которой употребляются исходный и переводной языки, называя их соответственно письменно-письменный, устно-устный, письменно-устный и устно-письменный перевод [20].

    ? Как указывалось выше, перевод может осуществляться с языка оригинала, или при помощи языка-посредника. В XVIII-XIX веках французское посредничество способствовало ознакомлению русского читателя с литературами, ему недостаточно известными или неизвестными вовсе, - английской, итальянской, испанской, португальской, скандинавскими, восточными. В XX-XXI столетиях особенно ощутимым стало посредничество английского языка.

    ? Общепринято деление переводов на прозаические и поэтические, так как крепкие парадигматические связи в поэтическом тексте оригинала, комплексность его структуры затрудняют задачу переводчика.

    ? В зависимости от принципов перевода, принято различать:

    I. Пословный (буквальный, подстрочный) перевод. Механический перевод слов иностранного текста в том порядке, в каком они встречаются в источнике, без учёта их синтаксических и логических связей. Используется в основном как база для дальнейшей переводческой работы.

    II. Дословный перевод. Максимально близкое воспроизведение мысли переводимого текста, синтаксической конструкции и лексического состава подлинника. Дословный перевод часто нарушает синтаксические нормы русского языка, может применяться при первом, черновом этапе работы над текстом, так как он помогает понять структуру и трудные места подлинника. Затем, при наличии конструкций, чуждых русскому языку, дословный перевод обрабатывается и заменяется литературным вариантом.

    III. Художественный (литературный) перевод. Передаёт мысли подлинника в форме правильной литературной русской речи. Существует две точки зрения на принципы художественного перевода. С лингвистической позиции, адекватный перевод должен быть дословно точным, представлять собой эквивалентное соответствие оригиналу. С литературоведческой позиции, дословно точный перевод не всегда воспроизводит эмоциональный эффект подлинника, а потому главной движущей силой переводчика должна являться идея, внушённая оригиналом; эта идея заставляет искать эквивалентные языковые средства для отражения в словах мысли.

    В статье "Искусство перевода" А.А.Илюшин вспоминает переложение из произведения азербайджанского поэта Мирзы Фатали Ахундова (1812-1878), выполненное А.А.Бестужевым-Марлинским. Оплакивая А.С.Пушкина, лирический герой перевода взывает к погибшему: "Отчего замолк попугай твоего красноречия?" Противники "буквализма" забраковали бы "попугая", сочли бы метафору кощунственной. Сторонники точности не позволили бы ему предпочесть никакую другую птицу. Для А.А.Бестужева-Марлинского было важно "воспроизвести именно нерусское, "восточное" впечатление от драгоценных роскошеств пушкинской поэзии. От перевода можно требовать, чтобы в нём был воссоздан образ переводимого автора - с его вимдением и ощущением мира, вкусами и предпочтениями" [95, с. 577].

    В современной переводческой науке и практике бытует функциональный принцип установления межъязыковых соответствий А.В.Фёдорова [234]; "реалистическая теория перевода" И.А.Кашкина, основанная на необходимости передачи оригинала равноценными средствами [116]; теория уровней эквивалентности В.Н.Комисарова [126]; теория закономерных соответствий А.Д.Швейцера [247] и др.

    Двойственность эстетической нормы переводческого искусства приводит к расхождениям критиков при оценке конкретных переводов; красоту и верность часто противопоставляют как взаимоисключающие качества. Универсальной формулировкой может являться, пожалуй, следующая: целью эквивалентного перевода является точная передача содержания и формы подлинника при воспроизведении особенностей последней, если это позволяют языковые средства, или создание их эквивалентных соответствий на материале другого языка.

    Весьма важное дополнение внёс в теорию перевода член Пражского лингвистического кружка В.Матезиус: "Поэтический перевод должен оказывать на читателя такое же воздействие, какое оказывает подлинник, пусть даже иными художественными средствами, чем в оригинале... Тождество художественного воздействия важнее использования схожих художественных средств, и в особенности важно при переводе поэтических произведений" [266, с. 88].

    Выделяются основные требования, которым должен удовлетворять художественный эквивалентный перевод:

    1. Точность. Переводчик обязан донести до читателя все мысли, содержащиеся в произведении. Сохраняются не только основные положения, но и нюансы, оттенки высказывания. Вместе с тем, переводчик не должен дополнять и пояснять автора; это также является искажением текста оригинала.

    2. Сжатость. Мысли облекаются в максимально сжатую, лаконичную форму.

    3. Ясность. Следует избегать сложных и двусмысленных оборотов, затрудняющих восприятие. Мысль должна быть изложена простым языком.

    4. Литературность. Перевод должен полностью удовлетворять общепринятым нормам русского литературного языка. Необходимо, чтобы каждая фраза звучала живо и естественно, не сохраняя никаких намеков на чуждые русскому языку синтаксические конструкции подлинника. В интересах точности передачи смысла зачастую при переводе прибегают к изменению структуры переводимого предложения, то есть переставляют и даже заменяют отдельные слова и выражения.

    Приведём пример из английского языка. Известно, что в нём гораздо больше односложных слов, чем в русском языке, существует даже понятие "моносиллабичности". Поэтому английская стихотворная строка вмещает больше слов, и, следовательно, мыслей, понятий, художественных образов. А значит при переводе, для сохранения ритмической организации текста, невозможно не изменить лексику и синтаксис.

    С другой стороны, в ряде случаев целесообразно подчеркнуть, что читателю предлагается именно перевод с такого-то языка, обладающего такими-то особенностями, которые несколько странно выглядят в языке перевода. "Всевозможные украинизмы в переводах с украинского..., литинизмы в переводых с латыни или германизмы в переводах с немецкого, будучи умело вводимы в тексты, призваны передать иноязычное обаяние оригиналов" [95, с. 577].

    Выше велась речь о лингвокультурной корректировке исходного материала, производимой в процессе перевода. В том случае, если переводчики приспосабливают, подгоняют оригинал под вкусы и привычки читателя, искажая его сущность, говорят об адаптациях и переработках как отдельной разновидности перевода. В этих случаях синтезируются свойства оригинала и представления переводчика.

    Приведём два примера адаптаций и переложений, признанных неудачными. В.В.Капнист переводит отрывок из поэмы шотландского барда Оссиана в форме исконно русского пятисложника:

    Но в сражениях | многочисленных | отличился я;

    И в далёкие | царства слух о мне | простирается.

    Не грози ты мне; | и не здесь ищи | робких слабых душ,

    Чтоб совет им дать | пред царём твоим | покоритися [Левин].

    В результате национальное своеобразие оригинала утрачивается.

    Другой пример - переделка В.К.Кюхельбекером шекспировской комедии "Укрощение строптивой". Место падуанского дворянина в ней занял хан Золотой Орды Кирбит, над которым тяготеет проклятье Бабы-Яги. Чтобы одолеть проклятье, нужно выдать замуж старшую дочь, строптивую Меликтрису. Если из отеческого дома первой уйдёт кроткая, послушная Роксана, Кирбиту грозят бедствия. Женихами оказываются греческий царевич Иван и сын царя Гороха Ватута. Ватута должен жениться на злой жене, чтобы завладеть мечом-кладенцом, фениксом и волшебным рогом, обещанными Кощеем Бессмертным. Всё это необходимо юноше в качестве выкупа, запрошенного Ильёй Муромцем за отца Ватуты. В принципе, действие этой пьесы развивается достаточно близко к комедии У.Шекспира. Но смешение со столь разнородными образами русского фольклора, а также добавление современных В.К.Кюхельбекеру культурно-бытовых реалий (лотереи, аптеки, "Вертера") делает произведение непомерно причудливым.

    Адаптации и переработки в большей мере выражают позицию воспринимающей, а не передающей стороны.

    Существуют также подражания и переложения, при выполнении которых переводчики не ставят перед собой задачи точного копирования оригинала, существенным образом преображая его. Это "целенаправленное, функциональное, вполне обоснованное использование некоторых структурных идейно-художественных элементов инонационального произведения" [77, с. 167].

    Классический пример переложения - стихотворная "Корсиканская повесть" В.А.Жуковского "Маттео Фальконе" (1843). Очевидно, что первоисточником являлась прозаическая повесть П.Мериме (Mйrimeй, 1803-1870) "Matteo Falcone" (1829), с которой был знаком русский поэт. Но в качестве основы для перевода было использовано немецкое переложение А.фонШамиссо (Chamisso, 1781-1838). Как замечает И.М.Семенко, "взволнованная, местами даже патетическая интонация" А.фонШамиссо была для В.А.Жуковского ближе "этнографически-бесстрастного тона Мериме" [211, с. 484]. Русским поэтом были введены некоторые подробности, отсутствующие в первоисточнике; многие из них подчёркивают преступность ребёнка, необходимость и справедливость казни. См. начало произведения:

    В кустах, которыми была покрыта

    Долина Порто-Веккио, со всех

    Сторон звучали голоса, и часто

    Гремели выстрелы; то был отряд

    Рассыльных егерей; они ловили

    Бандита старого Санпьеро; но,

    Проворно меж кустов ныряя, в руки

    Им не давался он, хотя навылет

    Прострелен пулей был...

    Ещё более детально выписан эпизод, в котором Фортунатто получает часы:

    ...И Гамба поднял выше

    Часы; как чаша роковых весов,

    Над головой ребёнка, раза два

    Шатнувшися, они остановились.

    Он искушения не вынес; в нём

    Вся внутренность зажглась; как в лихорадке

    Он задрожал и, правою тихонько

    Поднявши руку, вдруг, как зверь когтями,

    Схватил часы, а левою рукою,

    Закинув за спину её, в молчанье

    На сено Гамбе указал. Без слов

    Был кончен торг кровавый...

    Парадоксально, но характер свободного немецкого перевода А.фонШамиссо в большей степени, чем характер оригинала соответствовал романтическим устремлениям В.А.Жуковского.

    Менее основательные переосмысления оригинала, отличающиеся инновационностью, принято называть альтернативными и вольными художественными переводами. Они также позволяют раздвинуть горизонты возможных переводческих толкований. В данном случае исключительное значение приобретает рефлексивный аспект деятельности переводчика, то есть наличие положительной либо отрицательной обратной связи с оригиналом.

    Примером может служить баллада В.А.Жуковского "Старый рыцарь" (1832) - перевод стихотворения немецкого поэта-романтика И.-Л.Уланда (Uhland, 1787-1862) "Боярышник графа Эбергарда" ["Graf Eberhards Weissdorn"]. Если у И.-Л.Уланда сюжет основан на предании о ветке боярышника, вывезенной из Палестины первым герцогом Вюртембергским, графом Эбергардом [211, с. 471], то у В.А.Жуковского ветка боярышника заменена оливой, указание на конкретные лица и события отсутствует, а в финале вводятся новые образы. В оригинале:

    Крона, высокая и широкая,

    Нежным шорохом ему напоминает

    О старом времени

    И о далёкой стране.

    У русского поэта:

    Над ним, как друг, стоит,

    Обняв его седины,

    И ветвями шумит

    Олива Палестины; И, внемля ей во сне,

    Вздыхает он глубоко

    О славной старине

    И о земле далёкой.
    В дальнейшем сюжет и стиль баллады В.А.Жуковского повлияет на М.Ю.Лермонтова (вспомним "Ветку Палестины").

    Так открываются возможности для индивидуального творческого перевыражения образно-смысловых особенностей художественного текста.

    Примечательно, что в отдельные эпохи перевод понимался как "национальный вариант оригинала" [60, с. 25]. В частности, прекрасные примеры творческой переработки инонационального, "перевыражения, превращающегося в самовыражение" явила эпоха романтизма. В условиях двуязычного менталитета русской аристократии было возможным равноправное сосуществование нескольких текстов - оригинала и переводов. А.Н.Гиривенко пишет: "Свободно оперируя оригиналами..., культура пушкинской поры порождает большое количество соперничающих, корректирующих друг друга переводов. В условиях поиска приемлемых стилистических критериев поэтический перевод выполнял просветительскую роль" [60, с. 25]. Широко известно смелое признание В.А.Жуковского: "у меня почти всё или чужое, или по поводу чужого - и всё, однако, моё".

    В создавшихся обстоятельствах перевод мог становиться своеобразным комментарием, позволяющему читателю увидеть оригинал в полном свете. Английский исследователь Т.Сейвори в связи с этим замечал, что "Два перевода одного и того же произведения дают для его понимания даже не вдвое, а вчетверо больше" [4, с. 326]. Л.Н.Толстой вспоминал, что всё удивительное совершенство пушкинской драматической поэмы "Цыганы" раскрылось ему, лишь когда он причитал её в переводе на французский. Сопоставление оригинала и перевода неожиданно открыло неизвестные дотоле эстетические богатства слишком привычного русского текста [143, с. 227].

    Если вести речь о действительных искажениях, допускаемых в переводах, то нужно отметить, что большинство из них объясняется неглубоким знанием соответствующих языков, недопониманием их грамматических особенностей, внутренней сущности. Так, первый русский перевод романа В.Скотта "Айвенго", осуществлённый в 1826 году, носил название "Ивангое" (см. английское Ivanhoe). А имя угрюмого могильщика из новеллы Ч.Диккенса Gabriel Grub Grub (англ.) - писака, подёнщик, неряха. в журнале "Библиотека для чтения" превратилось в очень русское Гаврила Гроб [111, с. 41].

    Некоторые видоизменения могут быть обусловлены философской позицией автора перевода. Часто упоминаемый случай искажения, ставший достоянием анекдотов, связан с переложением шекспировского "Отелло". Речь идёт о шёлковом платочке Дездемоны, который до переводов романтиков фигурировал то как браслет, то как шарф, диадема, брошка. Подмена объяснялась просто: литераторы боялись оскорбить аристократическую чувствительность [73, с.135].

    Известны случаи, когда один и тот же автор по-разному интерпретирует произведение в зависимости от своего возраста, настроения, обстоятельств. С.Т.Колридж рассказывал, как в течение пятидесяти лет почти ежедневно читал У.Шекспира и "При всяком новом пополнении знаний, после всякого плодотворного размышления, всякого оригинального проявления жизни ... неизменно обнаруживал соответствующее увеличение мудрости и чутья у Шекспира" [124, с. 216].

    А.Дима замечает, что верность перевода оригиналу зависит также от типа произведения. "Общепризнано, что классицистические творения легче переводить на другой язык, так как главное в них - идейное содержание. Творения романтиков и символистов требуют куда больших усилий и обречены на серьёзные потери" [73, с. 135]. Необходимо также указать, что сложны для переложений произведения, в которых велико число цитат, аллюзий и реминисценций, особенно если это метрические или фонические формы.

    В любом случае, художественный перевод способствует приобщению национальной культуры к мировым литературным ценностям, а деликатное вмешательство в текст оригинала ведёт к плодотворному диалогу личных поэтико-биографических перспектив.

    Вопросы и задания для самостоятельной работы

    1. Вследствие чего между иностранными языками не может быть отношений однозначного соответствия?

    2. Как с течением времени изменялись этико-эстетические параметры художественного перевода?

    3. Почему переводы с литератур-посредников ("переводы с переводов") называют временным явлением?

    4. Перечислите основные и факультативные функции, выполняемые переводом в процессе межлитературной рецепции.

    5. Приведите случаи существования нескольких переложений одного и того же произведения, выполненных переводчиком. Выскажите свои предположения относительно мотивов, которыми он мог при этом руководствоваться.

    Литература: 4, 20, 32, 60, 73, 77, 82, 87, 95, 116, 126, 152, 154, 182, 193, 206, 212, 228, 234, 247, 266.

    ј 5. Типологические соответствия

    Межлитературные соответствия принято подразделять на генетические и типологические. В первом случае сходство литературных феноменов объясняется разного рода контактами, во втором - типологической родственностью.

    Соответственно, генетический путь исследования предполагает выявление исторической преемственности отдельных литературных категорий, жанров, видов, приемов и т.п. Типологический путь - исследование исторических типов поэтики, сопряжённых со сменой эпох и направлений в литературе, исследование изменений представления о литературе и самого содержания понятия "поэтика" [2, с. 16].

    В.М.Жирмунский указывал, что, "как ни разнообразны пути и темпы развития отдельных литератур, все они перемещаются от эпохи к эпохе в одном направлении, проходят одни стадии" [84, с. 137-138]. Симфоническое единство "обеспечивается" всемирной литературе, прежде всего, единым фондом преемственности, а также общностью стадий развития (от архаической мифопоэтики и жёсткого традиционализма к свободному выявлению авторской индивидуальности) [223, с. 69].

    Итак, в литературе - и искусстве в целом - у разных народов на одинаковых ступенях общественного развития при отсутствии непосредственного взаимодействия и контакта наблюдаются черты сходства, которые называют историко-типологическими аналогиями или схождениями. "Они встречаются в литературе гораздо чаще, чем принято думать... Вместе с тем, как и в других сторонах общественной жизни, они неизбежно сопровождаются существенными, более частными различиями, которые вызываются местными особенностями исторического процесса и создаваемым этими особенностями национально-историческим своеобразием. Их сравнительное изучение важно потому, что позволяет установить общие закономерности литературного развития в его общественной обусловленности и в то же время национальную специфику литератур, являющихся предметом сравнения" [83, с. 157].

    Когда говорят о типах художественного сознания, имеют в виду эпохи Древности, Средневековья, Возрождения и т.д., классицизма, романтизма, реализма и т.д. В пределах одной эпохи типы художественного сознания могут перекрещиваться (например, барокко и классицизм, романтизм и реализм) либо, напротив, еще более дробно дифференцироваться в различных направлениях (например, эпическом, психолого-драматическом, социально-бытовом, сатирическом и др. в реализме) и у отдельных писателей [2, с. 20].

    В качестве всеохватывающих и особенно значимых С.С.Аверинцев, М.Л.Андреев, М.Л.Гаспаров, П.А.Гринцер, А.В.Михайлов, С.Н.Бройтман идр. выделяют три наиболее общих и устойчивых типа художественного сознания и, соответственно, три стадии в истории поэтики:

    1) архаический, мифопоэтический, фольклорный или синкретический тип - период дорефлексивного традиционализма (до VI-V веков до н.э. в Греции и первых веков н.э. на Востоке);

    2) традиционалистский, нормативный, риторический, канонический или эйдетический тип - период рефлексивного традиционализма (до конца XVIII века в Европе и рубежа XIX-XX веков на Востоке);

    3) индивидуально-творческий, исторический (т.е. опирающийся на принцип историзма), нетрадиционалистский, неконанический тип - поэтика художественной модальности.

    "Очевидно, что внутри каждого из указанных общих типов художественного сознания "укладываются" несколько традиционных и общепризнанных периодов и направлений развития литературы (устная и архаическая письменная словесность - для первого типа; древность, средневековье, возрождение, классицизм, барокко - для второго; романтизм, реализм, символизм и др. - для третьего), и ни в коей мере нельзя пренебречь различиями их поэтик. Но, наряду с выявлением этих различий, главную задачу составляет изучение и определение тех константных черт в литературном процессе, которые обнаруживаются в длительной временной перспективе; наряду с анализом преемственной эволюции способов и средств художественного творчества (а также по её ходу разного рода "ретардаций", "предвосхищений") - выделение тех кардинальных, сущностных изменений в них, которые характерны как раз для смены типов художественного сознания" [2, с. 21]. Особо важны с точки зрения эволюции художественных средств такие категории, как стиль, жанр и автор.

    Поиск общности по типологическому сходству практиковался ещё в древности и стал весьма распространённым риторическим упражнением в различных поэтических и философских школах. Плутарху (Plutarchos, ок.45-ок.127) принадлежит заслуга возведения этого метода в ранг литературного жанра в его знаменитых "Сравнительных жизнеописаниях". Античный писатель выстроил последовательную цепь из 23 пар исторических лиц: греков - римлян - Демосфена и Цицерона, Перикла и Фабия Кунктатора, Александра Великого и Цезаря, Алкивиада и Кориолана и т.д. Эти параллельные жизнеописания созданы по одной и той же историко-повествовательной схеме, позволяющей выявить схождения и различия между историческими деятелями, и сделать общее заключение об их нравственном облике.

    Затем этот жанр встречался во французской литературе: см. "Надгробные речи" Ж.Б.Боссюэ (Bossuet, 1627-1704), "Характеры или нравы нашего века" Ж.деЛабрюйера (La Bruyйre, 1645-1696), "Замогильные записки" Ф.Р.деШатобриана (Chвteaubriand, 1768-1848) и др. [72, с. 154].

    Приведём несколько наиболее показательных примеров типологических сопоставлений, производившихся в России.

    Ј Е.М.Мелетинский, сопоставивший лирику Франции, Пиренеев, Германии, Ближнего, Среднего и Дальнего Востока, доказал "переплетение народной струи, прямо восходящей к ритуально-календарным корням, и возвышенной любовной и военной или гражданской поэзии" [161].

    Ј В.М.Жирмунский, исследовавший историко-типологические схождения между поэзией западных и восточных народов в эпоху феодализма, указал на поразительное сходство народного героического эпоса германских и романских народов Западной Европы, русских былин, южнославянских "юнацких песен", эпического творчества тюркских и монгольских народов [83].

    Ј И Е.М.Мелетинский, и В.М.Жирмунский проследили параллелизм рыцарской лирики провансальских трубадуров и немецких миннезингеров на Западе (XII-XIII вв.) и несколько более ранней по времени классической арабской любовной поэзии (IX-XII вв.), корреляцию с параллелизмом куртуазной и суфийской любовных концепций и с яркими аналогиями между легендарными биографиями провансальских трубадуров и арабских поэтов высокой любви [161; 83].

    Эпохальные изменения в литературе, такие как переход от классицизма к романтизму, от романтизма к реализму, от этого последнего к натурализму и модернизму невозможно рассматривать как результат влияния международной литературной моды. "Никто не станет утверждать, - пишет А.Дима, - что Возрождение, например, возникшее в Италии, вдруг распространилось во все страны Европы наподобие некой всеобщей эпидемии. По крайней мере одно обстоятельство решительно опровергало бы подобные предположения. Мы имеем в виду разновременность возникновения и развития Возрождения в различных странах.

    Как известно, Возрождение возникло в Италии в XIV веке, затем в XV веке настала пора французского и испанского Возрождения, в XVI веке - английского, а в XVII веке - немецкого, где оно обрело форму Реформации. На востоке Европы... признаки этого течения обнаружились в конце XVIII века, даже начале XIX века... одновременно с разнообразными формами просветительства. Если бы это мощное европейское течение возникло в результате влияний, то появилось бы оно почти одновременно во всех странах под заметным воздействием Италии. Между тем, различие в сроках его возникновения свидетельствует о самостоятельности форм Возрождения, о необходимости возникновения внутренних условий (общественно-исторических предпосылок и соответствующего духовного климата в той или иной стране) для освоения внешних воздействий" [73, с. 156].

    Другое дело - развитие конкретных форм исторического романа или лирической поэмы в первой половине XIX века, которое "было связано в европейских литературах с международными литературными взаимодействиями, с влиянием современных литературных образцов, в первом случае - исторического романа Вальтера Скотта, во втором - лирической поэмы Байрона, а историческая драма эпохи романтизма использовала для своих современных задач литературное наследие прошлого - трагедии и исторические хроники Шекспира" [85, с. 68].

    Как указывалось выше, важную роль в разграничении типологических и генетических совпадений сыграла теория А.Н.Веселовского. Считая мотивы простейшими формулами, которые могли зарождаться в разноплеменных средах самостоятельно, он утверждал, что заимствованные мотивы не отличаются от самозарождающихся. Иное дело сюжеты, всегда представляющие ту или иную комбинацию мотивов. Их схематизм наполовину сознательный. Он предполагает известную свободу выбора из накопленного материала и сочетание мотивов в порядке, не обязательно обусловленном их содержанием, но и зависящем от авторского понимания, - в этом смысле сюжет "уже акт творчества". Его структуру нельзя целиком вывести из действительности, что и позволяет разграничить сферы самозарождения и заимствования [66, с. 24].

    В процессе разграничения влияния и типологических схождений нужна большая осторожность. Сопоставления произведений в этом случае недостаточно, необходимо тщательное их изучение в тесной связи с внетекстовыми факторами, определения специфических аспектов внедрения иностранных влияний на новую почву, а также установление значения национальных традиций при освоении иноземных элементов.

    В книге А.Дима описывается случай с Ш.Бодлером (Baudelaire, 1821-1867), которого обвиняли в том, что он подражал Э.По (Poe, 1809-1849), писателю, переведённому им. Бодлер объясняет это таким образом: "Прочитав впервые в жизни одну из книг американского писателя, я со страхом и удовлетворением открыл в ней не только сюжеты, о которых давно думал, но даже фразы, написанные и опубликованные им ещё двадцать лет назад". "Духовное родство, <...> сходство исторических моментов и многие невидимые глазу факторы играют в подобных случаях не последнюю роль" [73, с. 143].

    Ниже приведена классификация типов сравнительно-типологических исследований, созданная на основе систематики объектов изучения А.Дима [73]. Она во многом повторяет систематику разысканий в области межлитературных связей См. раздел "Содержание межлитературных связей"..

    Типы сравнительно-типологических исследований
    I. Исследования разнообразных аспектов литературных структур:

    1. Тематики. Количество тем ограниченно. К.Гоцци (Gozzi, 1720-1806), например, считал, что в театре существуют всего лишь тридцать шесть трагических коллизий. И.Ф.Шиллер (Schiller, 1759-1805) называл ещё более скромную цифру, А.Моруа (Maurois: псевдоним, настоящее имя - Эмиль Эрзог (Herzog), 1885-1967), обнаружил в романах всего двенадцать основных тем, а В.Я.Пропп (1895-1970) выявил ряд повторных элементов волшебной сказки. Доказано, что характер, направление семантических и формальных модификаций достаточно предсказуемы, а поле интерпретации ограничено, поэтому тематические схождения неизбежны.

    2. Идей. Идейные схождения встречаются не менее часто. Назовём среди исследователей, внёсших значительный вклад в их изучение, П.Азара (Hazard, 1878-1944), который в двух объёмных трудах, посвящённых эпохе Просвещения, описал многочисленные случаи идейных схождений в рамках общего штурма "традиционных верований" средневековья. "Суд над христианством" происходит в эту пору не в пределах одной страны, эта критика носит всеобщий универсальный характер. Представители разных народов - Вольтер, Лессинг, Геновези, Хагедорн и др. - утверждают сходные концепции. В одно и то же время в Италии, Франции, Германии, Англии появляются теизм, горячий интерес к изучению естественных наук, естественного права, светской и общественной морали, всюду восхищаются "Энциклопедией", так же как и "Английской конституцией".

    3. Чувств. При анализе эмоционального содержания произведений тоже легко обнаруживаются типологические схождения. Вспомним, какой культ чувства характеризовал литературные направления XVIII века - от С.Ричардсона (Richardson, 1689-1761) до Ж.Ж.Руссо (Rousseau, 1712-1778), И.В.Гёте (Goethe, 1749-1832) и Н.М.Карамзина (1766-1826). Здесь очевидны типологические схождения, хотя определённая роль принадлежит и влияниям.

    4. Формы. В качестве примера стилистических типологических схождений можно привести различные формы барокко, почти одновременно возникшие на закате эпохи Возрождения. В начале XVII века появились следующие литературные школы:

    - гонгоризм в Испании (от имени поэта - Gуngora y Argote);

    - эвфуизм в Англии (по имени героя, образованного от греческого euphy?s - благовоспитанный);

    - маринизм в Италии (от имени поэта - Marino);

    - прециозная литература во Франции (от французского prйcieux - изысканный, жеманный);

    - напыщенный стиль в Германии.

    Всем школам было свойственно тяготение к изящной, "лёгкой" идее, к вычурной элегантности стиля, к причудливости образов и тропов, к нагромождению сравнений, метафор, гипербол, антитез, аллегорий, символов. Иными словами, речь шла о подлинном культе формы, о явном и настойчивом отстранении от конкретной действительности. Это период своего рода нео-александрийской поэзии. И хотя дело не обошлось без влияний, особенно со стороны Джамбаттисты Марино (1569-1625), каждая из названных школ возникла самостоятельно как следствие общественного развития эпохи.

    Другой, более известный пример - параллельное развитие жанра европейского реалистического романа, способного представить широкие картины мира, раскрыть сложные взаимосвязи личности с обществом, показать неисчерпаемость человеческой натуры, стремящегося охватить всю действительность в её движении (произведения О.деБальзака, Стендаля, Ч.Диккенса, Л.Н.Толстого и др.).

    Очень часто предпринимаются разыскания, основанные на анализе произведений со сходными концептами, мотивами, образами. Учёные прибегают также и к сопоставлению более "элементарных" структур - тропической системы, ритма и т.п.

    II. Сравнительно-типологические исследования в области психологии, выявление "духовного родства" писателей, их "специфической близости", содействующей формированию тех "духовных кланов", о которых говорил Ш.О.Сент-Бёв (Sainte-Beuve, 1804-1869), автор пяти томов "Литературно-критических портретов".

    III. Исследования, которые базируются на сопоставлении произведений, созданных на основе общих источников. Например, изданные недавно книги Г.Г.Ишимбаевой "Образ Фауста в немецкой литературе XVI-XX веков" и "Русская фаустиана XX века" [100; 101], в которых анализируется первый протосюжет - "История о докторе Иоганне Фаусте, знаменитом чародее и чернокнижнике" - и рассматриваются его многочисленные обработки.

    IV. Исследования произведений, отличающихся одинаковой политической направленностью. Были особо популярны в советскую эпоху. Достаточно перечислить несколько работ: Н.В.Яворская "Современная революционная политическая сатира на Западе" [259], Ф.Меринг "Мировая литература и пролетариат" [162], М.М.Клевенский, Е.Н.Кушева, О.П.Маркова "Русская подпольная и зарубежная печать" [119], а также статьи Б.А.Слуцкого, посвящённые поэзии социалистических стран Европы [215] и революционной балладе мира [216], публикации О.Лара, Х.А.Эппле и С.Наровчатова о поэзии Великой Отечественной войны и антифашистского сопротивления" [136; 170], статьи из сборника "Поэзия социализма: Художественные открытия поэзии социалистического реализма" [195] и др.

    V. Исследования, основанные на анализе произведений, связанных общей философской или религиозной концепцией. Это могут быть как более частные разыскания (скажем, многочисленные работы по выявлению в текстах ницшеанских мотивов [129; 130; 168; 250; 237; 24]), так и масштабные сопоставления (к примеру, книга Б.Гройса "Поиск русской национальной идентичности" [69] или целый ряд монографий В.К.Кантора: "Феномен русского европейца", "Русская классика, или Бытие России", "Между произволом и свободой" [109; 107; 106] и др.).

    VI. Сопоставительное изучение литературных течений и школ. Это самые характерные и комплексные формы типологических схождений. Так, в своём знаменитом труде "Романтизм в европейских литературах" Паул ван Тигем говорит о "полном типологическом сходстве" в период между 1798 и 1803 годами, то есть о схождениях в начальных этапах творчества Вордсворта, Колриджа, Саути, Скотта, с одной стороны, и Тика, Новалиса, братьев Шлегель, Брентано, Арнима, Клейста - с другой. Подобные схождения выявляются и внутри других литературных течений и школ, вплоть до новейших литературных явлений нашего времени.

    Произведениям, в которых наблюдаются многосторонние типологические схождения со сложной структурой, неизменно вызывают особый интерес литературоведов [73, с. 160].

    Нетрудно заметить, что отмеченные типологические сходства либо совпадают по времени, либо появились в сходных общественно-экономических условиях и при одновременно близких литературных традициях. Однако есть немало литературных явлений, разделённых огромным пространством и временем, но удивляющих поразительным сходством, которое никоим образом невозможно объяснить близкими социальными и историческими условиями.

    К примеру, Р.Этиембль в работе "Сравнение - не доказательство" указал на очевидное сходство европейского романтизма конца XVII века и китайской поэзии обширного исторического периода - от знаменитого Цюй Юаня (IV-III века до н.э.) до Сунской династии (XIII век н.э.). Китайская поэзия этой поры, особенно творчество Цюй Юаня, отличается, так же как и романтическая поэзия, возникшая две тысячи лет позднее, радикальным обращением к народному творчеству, высокой эмоциональностью. Поразительные совпадения объясняются тем, что и китайская, и европейская романтическая поэзия развивались в эпохи бурных политических событий, отмеченных интригами, переворотами, войнами.

    Не менее интересные факты привёл Ж.Моннеро. Речь идёт о сопоставлении некоторых явлений александрийской эпохи (приблизительно 130 год н.э.), например некоторых течений агностицизма, и сюрреализма - литературного направления Франции 1930-х годов. В эти столь отдалённые друг от друга эпохи возникли чётко очерченные "синкретические типы". Школа гностиков выступала против некоторых течений в греческой философии, а сюрреалисты - против так называемого "критического реализма" в литературе. По мнению исследователя, общность обусловлена сходством некоторых теософических тенденций древнего гностицизма с поиском бессознательного при помощи сюрреалистического анализа.

    Т.Мелон выявил типологические схождения европейской литературы эпохи Просвещения и африканской литературы на французском языке, созданной в 1960-х годах [73, с. 164-166].

    А.Дима подчёркивает, что в основе таких схождений - "общечеловеческая психология, которая существовала во все времена и на всём земном шаре" [73, с. 164].

    Вопросы и задания для самостоятельной работы

    1. Почему в искусстве разных народов при отсутствии непосредственного взаимодействия наблюдаются черты сходства?

    2. Как вы понимаете словосочетание "тип художественного сознания"?

    3. Что необходимо предпринять, чтобы избежать ошибок в процессе разграничения влияний и типологических схождений?

    4. Почему в литературных произведениях разных народов неизбежны тематические схождения?

    5. Какие типы исследований, посвящённых типологическим схождениям, являются, на ваш взгляд, наиболее целесообразными?

    Литература: 2, 3, 28, 29, 66, 73, 77, 83, 84, 85, 161, 174, 175, 180, 194, 223, 239.

    ј 6. Западная и Восточная литература

    Если говорить о типах мировой литературной и эстетической мысли, то можно смело утверждать, что есть четыре полюса, вокруг которых концентрируются традиции и художественные тенденции многих веков. Выделяют культуру "Севера" (т.е. развитых стран) и "Юга" (т.е. стран развивающихся), "Запада" и "Востока" [240]. Однако в настоящий момент, в связи с глобализацией художественного развития, с процессом выравнивания эстетических критериев, первый вариант дихотомии не актуален. Зато противостояние западной и арабо-мусульманской традиций очевидно.

    Если для разграничения культуры "по полюсам" использовать только географический критерий, то получится, что "европейская" и "восточная" литературы - это литературы одного материка. Однако известно, что европейская культура возникла в Малой Азии (где были созданы творения Гомера), а впоследствии распространилась на другие части света - Австралию, Южную и Северную Америку. Исследователи пришли к выводу, что Западная и Восточная литературы выражают "определённый духовный тип, кристаллизовавшийся не только в психологическом плане, но и под воздействием определённых исторических условий" [73, с. 182]. Соответственно, главная роль в процессе "идентификации" должна отводиться характеру связи с исходной традицией.

    По мнению некоторых исследователей, есть национальные литературы и всеохватная мировая литература, а европейской и арабо-мусульманской литератур как таковых просто не существует в природе. Тем не менее, и их самобытность очевидна. Самостоятельные типы отличаются своей "психологической структурой и историческими традициями, сформировавшийся в определённых экономических условиях и на специфической языковой основе" [73, с.183]. Так, на формирование европейской культуры оказали влияние традиции классической, греко-латинской античности, глубоко отличные от традиций античного Востока, затем традиции христианского средневековья, византийского Востока. Неоспоримо воздействие арабских, древнееврейских, исламских источников. И всё же в европейской литературе оно проявилось куда менее заметно, чем там, где обнаруживалось постоянно.

    Чем отличаются взгляды Востока и Запада? "Восточная" культура (Азия и Африка) выделяется умением видеть красоту Вселенной и человека, умением размышлять и быть счастливым См. высказывание А.Гениса: "Восточные религии всегда стремились выйти к переживанию единой, непрерывной реальности, преодолев изначально присущую культуре дискретность. Причем на Востоке её преодолевают вместе с самой культурой. Для этого здесь веками разрабатывали медитативную технику, позволяющую переживать абсолютное единство всех вещей - "сингулярность мира"" [56, с. 24].. "Западная" - более активна, материалистична. Принято считать, что приверженцы востокоцентристской теории, в основе которой зачастую лежат идеи панисламизма, исповедуют традицию и любовь к истории. Знаменателен тот факт, что Европа открыла для себя литературу Востока на сто - сто пятьдесят лет ранее, чем Восток открыл для себя европейские литературы [50, с. 4].

    Сторонники европоцентристской концепции "вестернизации" "отождествляют понятия культурного возрождения стран Востока с процессами, протекающими на Западе. В литературе эта тенденция проявилась в апологии модернизма..." [3, с. 9].

    В чём причина лидерства Запада по большинству показателей (тираж, доход, переиздания и т.п.)? Литература уже не является культурной доминантой. Книга постепенно уступает место "сетературе", виртуальному творчеству, разрушающему привычное общение писателя и читателя с помощью бумаги. Качественные изменения в постиндустриальном ("информационном") обществе изменили статус писателя. "Не властитель дум и пророк, а опытный мастер слова становится ключевой фигурой на рынке духовных ценностей. На смену писателю-гражданину идёт аналитик, никого не поучающий и никуда не зовущий. Западный либерализм и идеалы "открытого" общества распространяются повсеместно" [240].

    Кроме того, сказываются результаты борьбы с изоляционизмом, часто обусловленным географическими факторами: пустынями, лесами, отсутствием дорог и связи с внешним миром. Учёные называют современной "вестернизации" свидетельством "всемирно-исторической борьбы культуры против географии" [105, с. 34]. А.Генис в одном из эссе заметил: "Сжимаясь под демографическим, геополитическим и информационным давлением, постиндустриальное пространство проникает в сферы сознания. Информационная цивилизация нуждается не в материальных, а в духовных ресурсах. Объект ее экспансии - психика" [56, с. 251].

    Не будем забывать о наличии "псевдозападничества", ложного и внешнего усвоения плодов западной цивилизации, которое вёдет к слепому копированию многих пороков "общества потребления" [240]. По словам Г.С.Померанца, привычные для западноевропейских стран представления на "неевропейской почве" деформируются; в результате копирования чужого опыта возникает "духовный хаос". Следствием модернизации является "анклавность" (очаговость) культуры: упрочиваются "островки" нового по чужому образцу, контрастирующие с традиционным и устойчивым миром большинства, так что нация и государство рискуют утратить цельность. И в связи со всем этим происходит раскол в области общественной мысли: возникает противостояние западников (вестернизаторов-просветителей) и этнофилов (почвенников-романтиков) - хранителей отечественных традиций" [191, с. 88]. Перспективу преодоления подобных конфликтов Г.С.Померанц усматривает в осознании "средним европейцем" ценностей культур Востока [191, с. 88].

    По словам известного египетского публициста, социолога Махмуда Амина аль-Алима (р. 1922), существует дуализм между понятиями Восток и Запад, старое и новое, прошлое и современность, наследие и обновление, душа и разум, вера и атеизм и, наконец, религия и жизнь. Считая этот дуализм сущностью арабской культуры, он пишет о противоречии между "знанием и верой, мыслью и действием, душой и разумом". Стремясь к равновесию, писатели и публицисты приходят к выводу о вреде всех крайностей, к пониманию гибельности как крайнего традиционализма, так и безоговорочной капитуляции перед вестернизацией [240].

    Весьма оптимистичную точку зрения на проблему вестернизации высказал Г.Д.Гачев. По его мнению, в истории западноевропейских литератур имели место моменты и этапы, когда осуществлялось их "энергичное, порой насильственное подтягивание под современный европейский образ жизни, что на первых порах не могло не привести к известной денационализации жизни и литературы". Но со временем испытавшая сильное иноземное влияние культура, как правило, "обнаруживает свою национальную содержательность, упругость, сознательное, критическое отношение и отбор чужеземного материала" [54, с.113].

    Вопросы и задания для самостоятельной работы

    1. Какие традиции повлияли на формирование литературы Запада, а какие - литературы Востока?

    2. Почему массовая литература Запада так востребована на мировом рынке?

    3. Как вы понимаете термин "сетература"?

    4. Какой вред приносит "анклавность" (очаговость) культуры?

    5. Подготовьте творческую работу на тему "Россия: между Востоком и Западом".

    Литература: 3, 39, 47, 48, 49, 50, 56, 68, 70, 71, 73, 83, 105, 108, 127, 191, 240.

    ј 7. Понятие "национальная литература"

    Иногда национальное своеобразие ограничивают понятием психического склада нации. Как представляют русский национальный характер? Обычно отмечают добрососедство, дружелюбие по отношению к другим народам, терпимость к иному образу жизни (связанные с масштабностью обживаемых древними племенами территорий и земледелием как основной формой хозяйственной деятельности). "Широк русский человек, широк как русская земля, как русские поля. Славянский хаос бушует в нём. Огромность русских пространств не способствовала выработке в русском человеке самодисциплины и самодеятельности, - он расплывается в пространстве", - пишет Н.А.Бердяев [23, с. 66]. Склонность к повиновению, артельность и соборность часто объясняют низкой урожайностью, которая ведёт к небольшой плотности населения, и, в свою очередь, предполагает "крепкое" государство. Стоит также упомянуть о таких общепризнанных качествах русских, как неторопливость, фатализм, долготерпение.

    Английский писатель, критик Морис Бэринг (1874-1945) в книге "Русский народ" (1911) называет такие "положительные свойства" россиян, как "пластичность и в связи с ней гуманность, гибкость ума, искренность, свобода мысли и нравов, энергия и смелость мысли". Бэринг указывает также на "отсутствие чувства меры, реализм и здравый смысл, терпение и единство цели". "В русском человеке сочетаются Пётр Великий, князь Мышкин и Хлестаков" [204, с. 353].

    Д.С.Лихачёв в эссе "Заметки о русском" (1980) называет определяющей чертой русского национального характера и русской культуры их открытость: "... вся история русской культуры показывает её преимущественно открытый характер, восприимчивость и в массе своей отсутствие национальной спеси" [149, с. 39]. Эта открытость способствовала выработке многоязычного менталитета русской аристократии. В.В.Розанов отмечает, что учение и образование XVIII-XIX столетий состояло "почти исключительно в превосходном изучении языков немецкого и французского как sine qua non (непременного условия); большей частью - и английского; ... в то время "учить язык" значило не пачкаться в грамматике и писать "экзерсисы", а - читать, и узнать литературу и науку соответствующих народов. Через это и получалось "европейское образование" <...> уже с 14 лет невинный отрок или девушка входили незаметно и сами собой в весь трепет поэзии Байрона, Шиллера, Гёте, позднее Вальтера Скотта и Шатобриана <...>. Это было полное претворение поэта в себя <...>. Из этого обильного и роскошного чтения на трёх-четырёх языках, чтения неторопливого, чтения наконец "художественного" по всем условиям, по всей обстановке, выходили <...> такие чудо образованные люди, как Пушкин" [203, с. 147].

    Первые попытки описать психологические особенности народа появились очень давно - в древней Индии, Китае, Греции. В европейской науке понятие "характер" было введено древнегреческим философом Теофрастом (наст. имя Тиртам, 372-287 год до н.э.) [62, с. 8].

    Постепенно возникла наука, изучающая чувства, настроения, переживания, эмоции, проявляющиеся через психологическое состояние определённого этноса - этническая психология, или "психология народов" ("volkerpsychologie"). Значимым вкладом в её развитие стали исследования Х.Штейнталя (Steinthal, 1823-1899), М.Лацаруса [Лазаруса] (Lazarus, 1824-1903), В.Вундта (Wundt, 1832-1920) Г.Г.Шпета (1879-1940), А.А.Потебни (1835-1891) и др. Позже появилась национальная психология, включающая в себя такие важные структурные элементы, как национальный характер, национальное самосознание и национальные чувства. Её родоначальниками считаются И.Кант (Kant, 1724-1804), Д.Юм (Hume, 1711-1776), И.Г.Фихте (Fichte, 1762-1814), К.А.Гельвеций (Helvйtius, 1715-1771) и Г.В.Ф.Гегель (Hegel, 1770-1831).

    В XX столетии создаётся ряд солидных трудов, в которых сопоставляются различные национальные типы: книга А.Фуйе "Психологический очерк европейских народов" (1903), труды Ф.Тенниеса (1917), Г.Кейзерлинга (1919), Е.Бутру (1914), А.ВанГеннепа (автора "Сравнительного трактата национальностей"), Р.Мюллера-Фрайенфельса (1930). Все они в основном описывают французский психологический тип в сравнении с немецким либо немецкий в сопоставлении с английским или итальянским.

    Остановимся на "беглой характеристике некоторых типов народов", разработанной немецким искусствоведом, философом, психологом Р.Мюллером-Фрайенфельсом. Касаясь "доминантной функции", учёный утверждает, что итальянцы - люди чувства; французы - носители здравого смысла, разума (la raison), англичане - инстинктивные практики; немцы - носители неопредёленной воли. Что же касается темперамента, то итальянцы, по его мнению, стремительны; французы - подвижны и грациозны; англичане - флегматики; немцы - медлительны (gemьtliche Langsamkeit), то есть неторопливы. В эмоциональном плане итальянцы полны огня, французы - патетики, англичане холодны и энергичны, а немцы выражают Stimmung. С точки зрения миросозерцания итальянцы - оптимисты; французы - пессимисты, скептики, англичане - мелиористы; немцы трагичны, а в плане отношения к действительности итальянцы - люди, в малой степени абстрактные; французы - обладатели общего смысла; англичане - прагматики, утилитаристы; немцы - фантасты, проявляющие, однако, склонность и к конкретному.

    А.Дима отмечает, что классификация Р.Мюллера-Фрайенфельса не лишена правдоподобия, хотя в отдельных случаях его определения представляются спорными. "Справедливым будет упрёк... по поводу статичности представленной им картины. В ней нет развития, исторической обусловленности. Психология народов дана в застывших формах, а названные черты выдаются за нечто постоянное, между тем как произведения литературы неоднократно опровергали и опровергают подобные определения. В самом деле, можно ли считать, что в английском сентиментальном романе XVIII века нашёл отражение инстинктивно-практический дух англичан? А в творениях Шекспира, Байрона, Диккенса - их флегматизм, так же как в произведениях Леопарди и Фосколо - итальянский оптимизм, а в творчестве В.Гюго - французский скептический пессимизм? Конечно, мы не забываем, что литература самыми различными путями выходит за рамки общей психологии того или иного народа, что в ней всесторонне и сложно отражена личность художника. Но ведь названные нами писатели относятся к наиболее ярким и представительным творческим силам соответствующих народов, следовательно, их можно считать наиболее типичными выразителями их самобытности" [73, с. 170-171].

    Среди русских учёных, писателей, философов, проявлявших интерес к национальным проблемам, стоит упомянуть Н.Г.Чернышевского (1828-1889), Н.Я.Данилевского (1822-1885), К.Н.Леонтьева (1831-1891), В.С.Соловьёва (1853-1900), Н.А.Бердяева (1874-1948) и др.

    Достаточно часто к одному из ярких проявлений народного духа относят язык. Так, например, немецкий лингвист В.Гумбольдт (Humboldt, 1767-1835) писал о том, что поскольку язык является составной частью культуры народа, а через культуру объективируются черты национальной психологии, то посредством языка также проявляются национальный характер и национальное самосознание. И.Г.Гердер (Herder, 1744-1803) отмечал: "Всякий язык - это сосуд, в котором отливаются, сохраняются и передаются идеи и представления народа" [57, с. 297].

    Известный современный русский культуролог Г.Д.Гачев (р. 1929) даёт достаточно последовательное обоснование самобытности национального слога: "У звуков языка - прямая связь с пространством естественной акустики, которая в горах иная, чем в лесах иль степи. И как тела разных рас и народов адекватны местной природе, как этнос - по космосу, так и звуки, что образуют плоть языка, в резонансе находятся со складом национальной Прародины. Рот и есть везде такой резонатор, микрокосм - по Космосу. В нём нёбо = небо, язык = человек, индивид, единица, стихия огня; губы = мягкое, женское, влажное, волнообразное, Двоица, стихия воды; зубы = кость, твердь, горы, множество, стихия земли; дыхание = воздух-дух. Гласные = координаты пространственно-временного континуума: "а" = вертикаль, верх-низ, открытое пространство; "е" = ширь; "и" = даль; "о" = центр; "у" = глубь, внутреннее. Согласные заполняют чистый космос разнообразием, причём глухие смычные = мужское начало огнеземли; звонкие и сонорные носовые = женское, вода; фрикативные = воздух и т.д. Выясняя удельный вес всех этих элементов в фонетике языка (есть ещё и переднее-, заднее-, верхнее- и нижнеязычные звуки), удаётся в лаборатории рта прочитать иерархию ценностей в данном пространственно-временном континууме, чту здесь важнее: верх/низ, даль/ширь, перёд/зад, зенит/надир, мужское/женское и т.п." [53, с. 25-26].

    Можно соглашаться или нет с "Космо-Психо-Логическими" построениями Г.Д.Гачева, но то, что самосознание нации составляют природное, генетически приобретённое и социокультурное, не вызывает сомнений.

    Существует понятие группового эталона, сложившегося на основе общественного мнения одной этнической группы о наиболее ярких характеристиках другой [142, с. 77]. Структура этнического стереотипа следующая:

    "Опыт мировой истории знает массу примеров того, как в случае неблагожелательных, а тем более конфликтных отношений отрицательные стереотипы сразу всплывают в общественном мнении: целым народам приписывают негативные бытовые, моральные черты (нечистоплотность, нечестность и т.п.), а то и "отказывают" в интеллектуальных способностях. Стереотипы опасны не только потому, что с ними трудно бороться, но и потому, что они исторически наслаиваются в обыденном общественном сознании" [230, с. 5]. Считается, что одна из основных причин появления этнических стереотипов заключается в специфике, несхожести национальных характеров.

    "Национальный характер, - пишет В.Ф.Чеснокова, - это представление народа о самом себе, это безусловно важный элемент его народного самосознания, его совокупного этнического Я. И представление это имеет поистине судьбоносное значение для его истории. Ведь точно так же, как отдельная личность, народ, в процессе своего развития формируя представление о себе, формирует себя самого и в этом смысле - своё будущее" [110, с. 14].

    Национальное самосознание представляет собой особую психическую форму, в которой "при уяснении отношения индивидуума к национальному сообществу происходит синтез: а) знаний и эмоционально оценочных впечатлений о национальном сообществе (своём и других); б) взглядов о типичных свойствах члена национального общества (своего и других); в) взглядов на самого себя как на члена определённого национального сообщества" [51, с. 26].

    Итак, нация - это устойчивая общность людей, складывающаяся при условии единства языка, территории, экономики и некоторых психических черт, вырабатывающихся на основании общей культуры [110, с. 19]. "То, что формирует нацию, - это объединённая воля к совместной жизни", - указывал президент Синегала Леопольд Седар Сенгор (Senghor, 1906-2001). "Нация - это не родина, она не включает в себя естественные условия, она не есть проявление среды, она есть воля к созданию, чаще к преобразованию" [110, с. 21].

    Существуют политическая, историко-экономическая, культурологическая, этническая, психологическая теории нации. Специальная комиссия Британской Академии наук разработала концепцию, согласно которой нацию характеризуют следующие черты:

    1) подчинение всех её членов единому правительству;

    2) проживание на одной территории;

    3) общность языка, литературы, обычаев;

    4) общность происхождения и история;

    5) отдельный национальный характер;

    6) общность религии;

    7) общность интересов;

    8) общность чувств или воля, которая должна быть специфически "национальной" по своему характеру;

    9) уважительные отношения между людьми, которые принадлежат к одной нации;

    10) преданность единому целому;

    11) чувство гордости относительно достижений и огорчения относительно неудач национальной политики;

    12) презрительное или даже враждебное отношение к другим национальностям [62, с. 184].

    П.И.Гнатенко отмечает, что в настоящее время территория, так же как и язык, уже не могут выступать в качестве определяющих признаков нации. Хотя, бесспорно, язык является неотъемлемой частью культуры нации, её душой. Не может выступать в качестве определяющего признака нации и общность экономических связей. "Ныне создаются транснациональные корпорации и объединения, происходит процесс интеграции экономических отношений в глобальном масштабе. Единственный сохранившийся признак, с помощью которого возможно отличать одну нацию от другой - это национальных характер. Общность национальной психологии, национального характера образует нацию" [62, с. 201].

    Практика свидетельствует, что часть этносов, наций, которые в силу определённых причин попадают в инонациональную среду и поддерживают культурные и иные связи с нацией, частью которой они являются, разговаривают на языке своей нации, - сохраняют черты национальной психологии, национального характера. "Будучи своего рода психологическим паспортом нации, национальный характер как бы ограничивает одну нацию от другой, делая их неповторимыми, несхожими, то, что делает немцев непохожими на французов, французов на русских, русских на грузин, грузин на украинцев и т.д. На одном и том же языке разговаривают многие нации, тогда как национальный характер неповторим" [62, с. 201].

    Переходим к понятию "национальная литература". Национальная литература - это литература, создаваемая на национальном языке и располагающая уже существующей или потенциальной аудиторией по всей её территории [240]. Национальная литература - "поле тесного взаимодействия разных школ: и эстетических, и идеологических. Это связь и одновременно борьба поколений, связь и борьба эстетик и стилей" [199, с. 4].

    Вершинные достижения литературы воспринимаются вне зависимости от их национальной принадлежности как общечеловеческое достояние. Более того, в этой совокупности всегда прорисовываются черты духовно-нравственного синтеза. Чем глубже, масштабнее художественное познание и мастерство интерпретации национальной жизни, истории, тем больше интерес к произведению. Самые незначительные факты и лица могут быть связаны с общезначимой нравственно-философской проблемой, национальное - с более широким межнациональным фоном. Эстонский профессор Н.Бассель доказывает, что именно философско-художественный уровень и "поливалентность" литературных произведений (не только внутри-, но и "внелитературная") дают наибольшие основания для их причисления к "мировой литературе" [21, с. 5].

    С.Н.Бройтман обращает внимание на тот факт, что "в масштабе мировой литературы определённые её этапы могут быть представлены разными национальными литературами, в какой-то исторический момент полнее и глубже других выражающими тенденции развития искусства". Учёный предлагает немецкую литературу в эпоху "бури и натиска" и раннего романтизма, русскую - в эпоху зрелого реализма и т.п. [29, с. 597].

    Очевидно, что отдельная национальная литература способна повлиять на мировой литературный процесс в целом. А.Дима пишет: "долгими веками тот или иной народ пассивно воспринимает культурные ценности других наций, но вдруг возникают условия, когда он предстаёт перед всеми культурами мира как яркая творческая сила, как открыватель новых путей" [73, с. 168]. Каковы предпосылки воздействия? Необходимо совпадение объективных условий - общественно-экономических и духовных - определённой исторической эпохи с творческими возможностями того или иного народа, обусловленными спецификой национального характера.

    Так, "чувственность, яркая эмоциональность, "взрывной" оптимизм, весёлость, склонность к бурлеску, индивидуализм, чувство прекрасного, доведённое до уровня подлинного панэстетизма, черты, свойственные "homo singolare" (своеобычному человеку), - все эти специфические черты итальянского народного характера оказались подстать историческим требованиям Возрождения и предопределили ту международную роль, которую сыграл итальянский народ в этой области. Или ещё пример: культ разума, подвижный темперамент, пафос и определённая склонность к риторизму, скепсис, социальная терпимость, блистательное остроумие и ирония - общеизвестные черты "homme du monde" (светского человека), свойственные и французскому национальному характеру, содействовали развитию классицизма и просветительства, прежде всего в этой стране" [73, с. 168].

    Вывод напрашивается сам собой: при изучении литературных направлений наряду с рассмотрением всевозможных случаев влияний и заимствований следует учитывать и специфические особенности каждой литературы, выявление которых возможно, прежде всего, при помощи сравнительно-исторического метода.

    Вопросы и задания для самостоятельной работы

    1. Чем этническая психология отличается от национальной психологии?

    2. Насколько характеристика народных типов, разработанная Р.Мюллером-Фрайенфельсом, соотносится с современными представлениями об итальянском, французском, немецком и английском национальных типах?

    3. Перечислите причины появления этнических стереотипов.

    4. Какое из воздействий, на ваш взгляд, сильнее: влияние отдельной национальной литературы на мировой литературный процесс в целом - или влияние мирового литературного процесса на отдельную национальную литературу? Обоснуйте свою точку зрения.

    5. Составьте таблицу иерархии ценностей, которая отражала бы значимость объектов окружающего мира, интересов и потребностей для "среднестатистического" представителя вашей национальности (десять наименований, расположенных в порядке убывания их важности).

    Литература: 14, 21, 23, 29, 51, 53, 57, 62, 63, 69, 73, 105-109, 110, 142, 147, 149, 185, 204, 230.

    ј 8. Понятия "региональная", "союзная" литература

    Термин "региональный" (от лат. regionalis - местный, областной) означает отношение к какой-либо определённой территории - району, области, стране, группе стран. В компаративистике существует несколько вариантов его толкования.

    В более узком смысле региональная литература - это литература определённого района государства, провинциальная, нередко не только по географической принадлежности, но и по некоему среднему литературно-художественному уровню, который считают ниже столичного [75, с. 4]. В данном значении понятие будет в какой-то степени пересекаться с терминами "диалектная" и "этническая литература". Определение "региональная" не сводится только к "местной", но может означать и "партикулярную", национально "частную" литературу, стремящуюся выделиться в противопоставлении центру [196, с. 187].

    В широком смысле региональная литература - это литература какой-либо группы стран, объединённых географической, геополитической, культурной близостью [225]. В.Е.Хализев приводит в пример несколько таких зон, обладающих оригинальными и самобытными чертами: латиноамериканские страны, ближневосточный регион, дальневосточные культуры, Западная и Восточная (по преимуществу славянская) части Европы [239, с. 366].

    Условимся использовать термин "региональная литература" во втором значении, сближая его с понятиями "союзная", "межнациональная", "конфедерационная литература".

    Выше указывалось, что на вопрос, какие произведения нужно включать в состав всемирной литературы, существует несколько точек зрения: "вершинные" явления, произведения, обладающие литературной "поливалентностью", либо все творения вкупе. Та же проблема стоит и перед исследователями, рассматривающими региональную литературу: составляет ли её "золотой фонд" из наследия общепризнанных мастеров слова той или иной конфедерации, гораздо более широкий круг текстов или абсолютная сумма всех написанных в пределах данной территории произведений [21, с. 5].

    Применительно к литературам "малых" народов преобладают два подхода: 1) с позиции самого данного народа и генезиса его национальной культуры; 2) с точки зрения окружающих этот этнос "больших культурных народов", исторически проникавших в регион его обитания, где сферы их культурных влияний перекрещивались.

    "Очевидно, что указанные точки зрения, каждая по-своему, содержат элемент национальной необъективности, в частности проявляющийся в преувеличении одного или другого фактора "пограничности" культур и игнорировании других. Сторонники первой позиции, из-за боязни ущемления своей национально-культурной идентичности и уникальности, склонны недооценивать более широкий межлитературный контекст, сторонникам же второй нередко трудно бывает преодолеть инерцию имперского подхода к "малым" народам, на тех или иных этапах истории входившим в сферу охвата своих более сильных и многочисленных соседей, а в их литературах они привыкли явно преувеличивать роль "влияний", идущих от "больших культурных народов"" [21, с. 12].

    Третий, самый объективный подход - компаративистский. Он рассматривает литературу данного этноса как национально-своеобразную, но в то же время составную часть региональных культурных (или межлитературных) общностей, в её разнообразных контактных связях и типологических схождениях с литературами других народов.

    Д.Дюришин подчёркивает, что межлитературные общности представляют собой историческое явление. "Это не раз и навсегда данные образования, а живые, видоизменяющиеся формации, которые в процессе своего развития реагируют на самые разнообразные исторические детерминанты" [196, с. 9-10]. Понятно, что бывший Советский Союз, Швейцария и Индия - неодинаковые объединения, и они оказывают различное воздействие на творчество населяющих их писателей.

    Кроме того, происходит пересечение сфер влияния, онтологических принципов. Одна национальная литература может принадлежать разным, отличающимся по своей сущности системам, нескольким межлитературным общностям. Так, русская литература является частью восточнославянской культурной общности, составляющей постсоветской формации (при наличии установок на размежевание), элементом восточноевропейского образования т.п. Соответственно, меняются функции, активизируются иные, особые свойства и черты. "Из этого следует, что просто невозможно выявить некие раз и навсегда данные факторы, обусловливающие возникновение и историческое функционирование отдельных межлитературных общностей, а следовательно, и определить точную и окончательную иерархию этих факторов" [196, с. 10].

    Плюсы и минусы "коалиционности" "малых" литератур рассмотрим на примере ситуации, сложившейся в своё время в Советском Союзе.

    Тогда на книгоиздательскую политику влияли директивные органы, определявшие строгость идеологического отбора, равнение на всесоюзные эталоны соцреализма, исключение из сферы рассмотрения эмигрантской литературы и "неподходящей" для советского читателя части национального культурного наследия. Кроме того, директивное планирование изданий переводов "братских" литератур нередко преследовало политические цели и значительно превышало реальный спрос.

    О положительных моментах. Очень важным фактором литературного сотрудничества являлась всесоюзная рецепция достижений национальных литератур [21, с. 11]. Прежде всего, это касается взаимной информированности о литературах друг друга. Существенным моментом было глубокое и компетентное рассмотрение литературы республик всесоюзным литературоведением и критикой. В 1960-1980-x годах международной известности тех или иных мастеров и произведений союзных литератур нередко содействовал контекст многонациональной советской литературы, в котором они воспринимались. Перевод на русский язык был каналом для более широкого международного распространения, особенно в странах бывшего соцлагеря, - ведь из-за малой известности национальных языков передача информации и сами переводы на другие языки нередко осуществлялись через посредство русского.

    Ещё один момент. В условиях советской системы инонациональный - в особенности "прибалтийский" - литературный плюрализм и модернизм оказывался для критиков и читателей интеллектуального склада своеобразной "отдушиной", выходом из тесных рамок соцреализма, "посредником" новейших западных влияний.

    В 1990-х годах из-за отмены идеологической цензуры и широкого проникновения в Россию всех богатств мирового книжного рынка нужда в таком "посреднике" отпала. В условиях плюрализма и литературного изобилия интерес к переводу и изданию литератур бывших союзных республик стал "невыгоден" в коммерческом отношении [21, с. 9].

    Приведём пример из истории эстонской литературы. В 1960-1980-х годах эстонская проза переживала подъём в общесоюзном восприятии. Её переводы на русский язык выходили тиражами в десятки тысяч экземпляров, а статьи, рецензии и обзоры о ней писали многие известнейшие российские критики и литературоведы. Материал эстонской литературы использовался в общесоюзных литературных дискуссиях, многие из которых специально посвящались творчеству "прибалтов" (обсуждения сборника "Эстонская молодая проза" (1978), творчества Я.Кросса, Э.Беэкман и др.). Позднее картина резко переменилась. Повлиял "климат" межгосударственных отношений, погранично-визовый режим, осложняющий книжный и информационный обмен между двумя странами, и многое другое.

    Известно, что после 1991 года при размежевании союзных республик произошло "отталкивание" от "влияний" давних соседей и ориентация на культуру зарубежных стран, прежде всего, западных. Соответственно, резко упала "переводимость" и рецепция русской литературы, уступив первенство англоязычной литературе [21, с. 8]. Внутри союзных республик национальная и местная русская литература стали вести сепаратное существование, а в самой России резко упал интерес к литературе бывших братских государств.

    Конечно, исчезновение идеологических и цензурных ограничений сделало возможным более разностороннее, многоаспектное исследование истории и современного развития. В орбиту её рассмотрения, в том числе компаративистского, стала включаться литература зарубежья, замалчивавшаяся в советское время; это сделало общую панораму культуры более полной. Глубокому осмыслению процессов развития современной мировой литературы существенно способствовал выход переводов статей известных западных культурологов и литературоведов, запрещённых ранее советской цензурой.

    И всё же произведениям постсоциалистических стран непросто оказаться конкурентоспособными в стихии современного международного книжного рынка; невозможно пробиться на этот рынок без качественных переводов на наиболее распространённые языки, в первую очередь - английский. В бывших союзных республиках при резком отталкивании от всевозможных "русских влияний" всё более заметным стало тяготение к Западу - во всех сферах жизни, включая и культуру. И эта ускоренная "вестернизация" чревата опасностями для самобытности самих национальных культур. А потеря самобытности грозит утратой привлекательности международного имиджа.

    Данный вопрос очень актуален на современном этапе, поскольку ведущей политической тенденцией последних десятилетий стала интеграция - переплетение национальных хозяйств и проведения согласованной межгосударственной экономической политики. Речь ведётся и об объединении целой группы стран вокруг России, и о создании союза центроазиатских государств, и об организации второго фокуса биполярного мира - азиатско-тихоокеанского аналога Евросоюза, в который бы вошли десять стран Ассоциации стран Юго-Восточной Азии (АСЕАН), а также Китай, Япония, Южная Корея, Индия, Австралия и Новая Зеландия. Заявляется, наконец, о необходимости объединения цивилизованных стран Западного и Восточного мира (Евросоюз, Британия, США, Россия - с одной стороны, и Япония, Китай, Россия, Индия - с другой). В создавшихся условиях проблема сохранения национального своеобразия под воздействием культурных влияний оказывается одной из самых злободневных.

    Вопросы и задания для самостоятельной работы

    1. Подберите как можно больше синонимов к понятию "региональная литература" в его узком и широком смысле.

    2. Приведите примеры реагирования межлитературных общностей на исторические детерминанты. Обрисуйте характер проистекавших изменений.

    3. Покажите на конкретном примере, как в зависимости от специфики той или иной межлитературной общности меняются доминанты свойств литературы.

    4. Как исчезновение идеологических и цензурных ограничений влияет на развитие литературы?

    5. Почему проблема сохранения национального своеобразия культуры является на сегодняшний день одной из самых актуальных?

    Литература: 21, 22, 40, 69, 73, 77, 108, 131, 147, 196, 220, 221, 239.

    ГЛАВА III. РУССКО-ЗАРУБЕЖНЫЕ ЛИТЕРАТУРНЫЕ СВЯЗИ: ПЕРСОНАЛИИ

    ј 1. Основные этапы в истории взаимоотношений
    русской и зарубежной литератур

    Первый период. Утверждение принципов романтического письма и распространение романтических жанров. Активное усвоение русской литературой достижений мировой культуры. Творческие связи французских просветителей с Россией (Вольтер, Дидро, Руссо, Монтескьё, Гольбах, Гельвеций).

    "Сентиментальное путешествие" (1768) и "Письма русского путешественника" (1791-1792) Н.М.Карамзина: ориентация на "Сентиментальное путешествие по Франции и Италии" (1768) Л.Стерна.

    Интерес декабристов к античной истории и литературе, к истории и литературе французской революции. Переводческая деятельность В.А.Жуковского и И.И.Козлова.

    "Всемирная отзывчивость" А.С.Пушкина, его безграничная способность к усвоению и творческой переработке чужого опыта, чужой национальной специфики. Обширный круг имён, в разное время привлекших внимание поэта к западноевропейской литературе.

    Усиление интереса европейцев к России после появления "Истории государства Российского" Н.М.Карамзина (1818).

    Разгром наполеоновских войск в России 1812 года, события на Сенатской площади 1825 года, вызвавшие возникновение русской темы в творчестве европейских писателей. "Десять лет в изгнании" (1821) Ж.деСталь, "Дон Жуан" (1818-1821), "Бронзовый век" (1822) Д.Г.Н.Байрона, поэтические диалоги А.фонШамиссо "Изгнанники" (1831).

    Творческая дружба А.С.Пушкина и П.Мериме, И.С.Тургенева и П.Мериме, Ф.И.Тютчева и Г.Гейне и др.

    Второй период. Формирование реалистического искусства. Интенсивное развитие типологически родственных процессов.

    Возрастание популярности переводной литературы. Переводы произведений Ж.Санд, В.Гюго, О.деБальзака, Ч.Диккенса.

    Создание в 1830-1840-е годы неповторимых, самобытных произведений (А.С.Пушкин, Н.В.Гоголь, Ф.М.Достоевский, И.С.Тургенев). Переводы на французский, немецкий, английский языки.

    Более тесные литературно-художественные контакты между Россией и Западом.

    Третий период. В полном смысле слова двустороннее взаимодействие литератур.

    Расцвет русского реалистического романа (И.С.Тургенев, И.А.Гончаров, Ф.М.Достоевский, Л.Н.Толстой). Использование русскими писателями опыта европейской литературы: Тургенев - Ж.Санд, Достоевский - Диккенс, Толстой - Стендаль. Национальные, пушкинские и гоголевские, традиции.

    Переводы на русский язык романов Г.Флобера, Ч.Диккенса, У.М.Теккерея, Д.Элиот, Ф.Шпильгагена.

    Русско-американские связи. Знакомство с творчеством В.Ирвинга, Ф.Купера, Э.А.По, Г.У.Лонгфелло, Н.Готорна, Г.Бичер-Стоу, с философской и нравственно-эстетической концепцией Р.У.Эмерсона.

    Теснейшее творческое сотрудничество русских и западных писателей - Тургенева и Флобера, Доде, Золя, Герцена и Линтона и др. Приезд и полугодовое пребывание в 1858 году в России А.Дюма-отца. Поездки Л.Н. Толстого по Европе, его знакомство с М.Арнольдом.

    Резонанс от творчества А.П.Чехова. Мировая известность русской литературы XX века.

    Литература: 46.

    ј 2. Данте Алигьери (Dante Alighieri, 1265-1321):
    Первые упоминания о писателе, ознакомление с творчеством,
    позднейшие варианты прочтения

    Издание "Божественной Комедии" Данте, посвящённое русской императрице Елизавете Петровне (1757). Статья "О стихотворстве" (журнал "Полезное увеселение", 1762). Зависимость русских критических суждений середины VIII века от западных образцов.

    "Пересмешник, или Славенские сказки" М.Д.Чулкова (1766) - попытка синтеза первой части "Божественной Комедии" с древнерусскими апокрифическими хождениями.

    "Адская" тематика в русской литературе второй половины XVIII века. Сатирическая интерпретация. "Адская почта, Или переписка Хромого беса с Кривым" Ф.А.Эмина (1769).

    Новый подъём международной славы Данте в 1780-е годы. Путешествие по Италии Д.И.Фонвизина (1784-1785). Отзвуки знакомства с "Божественной Комедией" в стихах русских поэтов. Послание М.Н.Муравьёва. Г.Р.Державин о значении лирики Данте.

    Отношение к "Божественной Комедии" православной цензуры XVIII-XIX веков. Первые переводы из "Божественной Комедии". Прозаический отрывок из "Чистилища" (журнал "Приятное и полезное препровождение времени", 1798).

    Аллюзии на дантовский ад в герои-комической поэме В.Л.Пушкина "Опасный сосед". Переводы П.А.Катенина. Дантовские мотивы в творчестве В.К.Кюхельбекера. Диссертация С.П.Шевырёва "Дант и его век". Критические работы А.И.Галича, Н.И.Надеждина, И.Н.Среднего-Карамышева, Н.А.Полевого.

    Переклички с поэзией Данте в творчестве А.С.Пушкина, сходство творческих принципов. Соответствия между "Божественной Комедией" Данте и "Мёртвыми душами" Н.В.Гоголя. Поэма А.Н.Майкова "Сны" ("Земная Комедия").

    Реминисценции на дантовское творчество в произведениях А.В.Дружинина, А.И.Герцена, Ф.М.Достоевского, Л.Н.Толстого.

    Интерес к итальянскому поэту русских символистов (В.С.Соловьёв, Вяч.Иванов, В.Я.Брюсов, Эллис (Л.Л.Кобылинский), Д.С.Мережковский, А.А.Блокё А.Белый). Особенности прочтения.

    Литература: 9, 17, 188, 219.

    ј 3. У.Шекспир (Shakespeare, 1564-1616):
    Первые сведения, переосмысление мотивов,
    философско-психологические реминисценции

    Первые сведения о Шекспире, проникавшие в Россию через "посредничество" Франции и Германии. Трёхкратные переводы текстов. "Епистола о стихотворстве" (1748) А.П.Сумарокова.

    Переработка шекспировских сюжетов в соответствии с классицистической поэтикой. Комедия ЕкатериныII "Вот каково иметь корзину и бельё" (1786), написанная на основе "Виндзорских кумушек".

    Переоценка творчества Шекспира в русле новых идей. Сентиментализм и предромантизм.

    Первый русский перевод монолога Гамлета "Быть или не быть?.." в "Письме Англомана к одному из членов Вольного Российского собрания" (1775) М.И.Плещеева. Н.М.Карамзин как первый пропагандист творчества Шекспира в России.

    Обращение к наследию Шекспира русских романтиков. А.С.Грибоедов, В.К.Кюхельбекер, Н.И.Тургенев, А.А.Бестужев, А.И.Одоевский, П.А.Вяземский. Интерес к Шекспиру А.С.Пушкина: "Борис Годунов" и "Ричард III", "Граф Нулин" и "Лукреция", "Скупой рыцарь" и "Макбет".

    Шекспировские образы в повестях И.СТургенева; "Степной король Лир", "Гамлет Щигровского уезда". Шекспировские мотивы в романах Ф.М.Достоевского: князь Мышкин и Яго, Ставрогин и Гамлет.

    "Леди Макбет Мценского уезда" Н.С.Лескова, "Деревенская Офелия" В.И.Немировича-Данченко, "Деревенский король Лир" Н.Н.Златовратского.

    Критика шекспировской эстетики в 1860-е годы. Статьи Н.Г.Чернышевского, Е.Ф.Зарина. Пародийные высказывания: дифирамб нигилисту Д.Д.Минаева, "Голь" А.Д.Михайлова. Критический очерк "О Шекспире и его драме" (1903) Л.Н.Толстого. Н.И.Стороженко - основоположник русского академического шекспироведения.

    Осмысление поэтической системы Шекспира в XX веке. Лирические интерпретации А.А.Блока, Б.Л.Пастернака и др. Возникновение советского шекспироведения, шекспировского театроведения (В.К.Мюллер, А.А.Смирнов, Л.Е.Пинский). Труды Л.С.Выготского, М.М.Морозова, А.А.Аникста и др.

    Литература: 9, 122, 140, 188, 249.

    ј 4. С.Сервантес (Cevantes, 1547-1616):
    Первые упоминания, этапы осмысления творчества,
    поэтические реминисценции

    Первые упоминания о романе "Дон Кихот". Первый перевод на русский язык (1762). Отзывы о произведении Сервантеса: А.П.Сумароков, Г.Р.Державин, Н.М.Карамзин, М.Д.Чулков, И.И.Дмитриев, А.Н.Радищев, К.Н. Батюшков ("пародия на рыцарские романы).

    Драматургические обработки "Дон Кихота": балетные инсценировки, комедия П.А.Каратыгина "Дон Кихот Ламанхский, рыцарь Печального Образа и Санхо Панса", анонимная комедия "Губернаторство Санхо Пансы на острове Баратория".

    Степень популярности "главного" произведения Сервантеса в России: 32 издания "Дон Кихота" с 1769 по 1831 год.

    Перевод В.А.Жуковского "Дон-Кихот ла Манхский" (вольный перевод Ж.П. Флориана (1799) как произведение-посредник). Новелла Сервантеса "Цыганочка" - пушкинское "пособие" по изучению испанского языка. Интерес к личности Сервантеса. Путешествия по Испании В.П.Боткина, Д.В. Григоровича, Д.Л.Мордовцева.

    Отзывы о "Дон Кихоте" В.Г.Белинского ("Начало новой эры в искусстве"). Обращение к образам из романа Сервантеса Н.А.Добролюбова, Д.И.Писарева, М.Е.Салтыкова-Щедрина. Философско-фантастическая повесть В.Ф.Одоевского "Сегелиель. Дон Кихот XIX столетия" (1838). Переводы, выполненные К.П.Масальским и А.Н.Островским.

    Диалектика осмысления творчества испанского писателя И.С.Тургеневым (романы "Рудин", "Дворянское гнездо", повесть "Пунин и Бабурин", рассказы "Чертопханов и Недоплюскин", "Конец Чертопханова", речь "Гамлет и Дон Кихот" (1850-1860)). Аллюзии и реминисценции в произведениях Ф.М.Достоевского. Дон Кихот и князь Мышкин. Отрывки из "Дневника писателя" ("Эту самую грустную из книг не забудет взять с собою человек на последний суд Божий" (1877)).

    Ассоциации, построенные на основе образов из романа испанского писателя. Упоминания о романе в произведениях А.А.Григорьева, Д.Д. Минаева, К.М.Фофанова, А.Г.Галиной, Д.С.Мережковского, Вяч.Иванова, Ф.К. Сологуба, В.Я.Брюсова, А.А.Блока, В.В.Маяковского, А.А.Ахматовой, М.А. Кузмина, К.А.Липскерова, Л.М.Рейснер, А.М.Горького, К.Я.Ваншенкина, М.А.Светлова, Э.Г.Багрицкого, Н.С.Тихонова. Переводы М.Л.Лозинского, С.Я.Маршака.

    Литература: 74, 188, 213, 214.

    ј 5. Вольтер [Мари Франсуа Аруэ] (Voltaire, 1694-1778):
    Французская "русомания" 1880-х гг.,
    интерес к личности писателя и к творчеству, образы вольтерианцев

    Пребывание ПетраI во Франции (1717). Французская "русомания" 1780-х годов (Фонтенель, Монтескьё, Даламбер, Мабли, Кондильяк, Реналь, Мирабо, Дор, Мармонтель), различные точки зрения на реформы ПетраI и перспективы государственного развития; полемика Руссо и Вольтера. Эпическая поэма А.-Л.Тома "Царь ПётрI". Исследование Вольтера "История Российской империи при Петре Великом" (1759-1763), стихотворный памфлет "Русский в Париже" (1760).

    Первый этап "вольтерьянства". Переводы из Вольтера ("Две любви" А.Д.Кантемира, "Монарх и Философ, полночный Соломон" М.В.Ломоносова, переложения Д.И.Фонвизина, В.И.Майкова, М.М.Хераскова, Н.М.Карамзина и др.). Сценические постановки XVIII века (пьесы "Альзира", "Китайский сирота", "Меропа", "Нанина", "Олимпия", "Магомет" и др.).

    Свидетельства о вольтерьянцах: "Жизнь и приключения Андрея Болотова" (1780), "Капище моего сердца" И.М.Долгорукого, "Заметки" Ф.Ф. Вигеля.

    Нападки на Вольтера в конце XVIII века, связанные с революционными событиями во Франции (брошюры "Изобличённый Вольтер", "Вольтеровы заблуждения", "Ах, как вы глупы, господа французы" и т.п. Выступление Митрополита Евгения (1893).

    Второй этап "вольтерьянства". Степень популярности Вольтера в России в 1820-1850-е годы: статьи, заметки о писателе, его скульптуры и бюсты, "паломничества" в поместье Ферней. Цензурные ограничения и запреты. Комедия А.А.Шаховского "Ты и вы, Вольтерово послание, или Шестьдесят лет антракта" (1824).

    Трансформация понятия "вольтерьянства" в России. Реплики из "Горя от ума" А.С.Грибоедова и "Ревизора" Н.В.Гоголя, образы из "Привидения" В.Ф.Одоевского, "Села Степанчиково" Ф.М.Достоевского (ч.II, гл.3), "Семейной хроники" С.Т.Аксакова, "Села Михайловского, или Помещика XVIII столетия" В.С.Миклашевичаевой", "Нови" И.С.Тургенева, "Гардениных" А.И.Эртеля. Роман Всев.Соловьёва "Вольтерьянец".

    "Этапность" обращения к творчеству Вольтера А.С.Пушкина и П.А.Вяземского.

    Третий этап "вольтерьянства". Новая волна популярности творчества Вольтера в 1870-е годы.

    Переводы произведений Вольтера на рубеже XIX-XX веков (Ф.К.Сологуб, В.И.Засулич, Л.С.Бух). Исследования по творчеству Вольтера: сборник статей В.И.Засулич, книги А.А.Шахова, А.Г.Вульфиуса; переводы работ Д.Штрауса, Г.Кансона. Спектакль в Михайловском театре Петрограда по ранней комедии Вольтера "Чудаки, или Господин дю Как-Вер" (1917).

    Литература: 9, 15, 88, 89, 172, 238.

    ј 6. Оссиан [Джеймс Макферсон] (Macpherson, 1737-1796):
    Тайна псевдонима, трансформация мотивов и образов

    Сенсационный всеевропейский успех творений. Жанровое своеобразие, основные темы, особенности сюжета, стиль поэм. Специфика оссианического пейзажа.

    Понятие "joy of grief" ("радости скорби"). Противопоставление "sublime" ("возвышенного") - "beautiful" ("прекрасному"); "delight" ("восхищения") - "pleasure" ("наслаждению").

    Полемика об авторстве. История создания "Поэм Оссиана".

    Первое упоминание о Фингале в русской печати, статья И.А.Третьякова (1768). Первый французский перевод поэм Оссиана, выполненный Пьером Летурнером (1777). Переводы Е.И.Кострова.

    Оссианические реминисценции в повестях Н.С.Арцыбашева. Сходные мотивы и образы в стихотворении Г.Р.Державина "Водопад" (1794). Последовательная сентиментальная эволюция оссианизма; меланхолические песнопения Н.Карамзина, А.Хвостова, Ф.Сибирского, П.Льдова, П.Шаликова.

    Трагедия В.А.Озерова "Фингал" (1805). Пьеса А.А.Шаховского "Фингал и Роскрана, или Каледонские обычаи" (1824).

    Стихотворные переводы 1810-1820-х годов. А.С.Пушкин, М.Ю.Лермонтов, П.П.Гнедич, К.Н.Батюшков, П.А.Катенин, Н.М.Языков, Д.В.Веневитинов, В.К.Кюхельбекер и забытые ныне, известные лишь специалистам Ф.И.Бальдауф, В.Е.Вердеревский, В.Н.Григорьев, А.Н.Муравьёв, А.П.Бенитский, Д.П.Глебов, А.А.Крылов и др. Оссианизм как ступень на пути к овладению романтической поэтикой.

    Опыты соединения оссиановского стиля с русским народным стихом (Н.И.Гнедич, Н.Ф.Грамматин, Ф.Ф.Иванов, В.В.Капнист). Влияние оссиановского стиля на освоение собственного народного творчества (поэма "Освобождённая Москва В.Т.Нарежного, 1798). Оссиановское влияние в стилистике и образной системе В.А.Жуковского (повесть "Вадим").

    Актуализация скорбно-меланхолической тональности поэм Макферсона в эпоху войн России с Наполеоном ("Песнь барда над гробом славян-победителей" В.А.Жуковского, 1806, "Победная песнь героям" К.Ф.Рылеева, 1813, "Переход через Рейн" К.К.Батюшкова, 1816). Образ певца-вождя в декабристской лирике ("Думы" К.Ф.Рылеева, "Поэт" В.К.Кюхельбекера, 1820). Сентименталистская трактовка оссиановских мотивов ("Эолова арфа" В.А.Жуковского, 1814).

    Постепенное вытеснение оссиановской поэзии из русской литературы. Пародии на произведения Макферсона.

    Литература: 137, 138, 158, 255.

    ј 7. И.В.Гёте (Goethe, 1749-1832):
    Художественные переводы и теоретическое осмысление поэзии

    Степень зависимости русских поэтов от лирики Гёте.

    Начало знакомства с немецким поэтом в русской литературе (1780-1890-е годы). Первый русский перевод - юношеская драма в прозе "Клавиго" (переводчик О.П.Козодавлев). Творческое освоение наследия Гёте и его теоретическое осмысление.

    "Страдания молодого Вертера" и традиция русского сентиментализма. "Бедная Лиза" (1792) Н.М.Карамзина. Стихотворные отклики на модный сюжет (И.А. Вельяшев-Волынцев), массовая литература, подражающая "Вертеру". "Вертеровы чувствования, или Несчастный М." А.И.Клушина, "Отчаянная любовь" А.А.Столыпина, "Пламир и Раида" Д.П.Горчакова, "Тёмная роща, или Памятник нежности". П.И.Шаликова, "Александр и Юлия" П.Ю. Львова. Повесть М.В.Сушкова "Российский Вертер" (1792): автобиографическое самоубийство.

    Первые переводы лирики Гёте (И.И.Дмитриев, В.И.Красовский, И.М.Борн, Б.М.Фёдоров): усвоение сентименталистского аспекта.

    В.А.Жуковский как родоначальник "немецкой" школы русских поэтов; его личное знакомство с Гёте. Особенности творческого восприятия творчества Гёте: элегические раздумья и мечтания.

    1825 - начало 1860-х годов - период наибольшей увлечённости творчеством Гёте в России. Переводы А.А.Дельвига, А.Х.Востокова, П.А.Катенина, В.К.Кюхельбекера, А.А.Бестужева-Марлинского, М.А. Дмитриева, Ф.И. Тютчева, А.А.Шишкова, А.И.Мещевского, А.Бистрома, П.Г.Ободовского, В.Г.Теплякова. Антологическое направление: лирика К.Н.Батюшкова.

    Пушкинские "Сцены из Фауста" (1825) как наиболее значительный отклик на тему трагедии Гёте. Пролог "Фауста" и "Разговор книгопродавца с поэтом" (1824) А.С.Пушкина, "Журналист и злой дух" С.П.Шевырёва (1827), "Журналист, читатель и писатель" М.Ю.Лермонтова (1840), "Деловой разговор" Н.А.Некрасова (1851).

    Образ Гёте как поэта-философа в трактовке любомудров (В.Ф. Одоевский, Д.В.Веневитинов, И.В.Киреевский, А.И.Кошелёв); доктрина "искусства для искусства". И.В.Гёте и Ф.И.Тютчев: мистический пантеизм, космические переживания.

    Пересмотр наследия Гёте представителями демократического течения. В.Г.Белинский о Гёте.

    Три направления в освоении фаустовского материала российской словесностью. Перифраз "Майской песни" в "Четвёртом сне Веры Павловны" ("Что делать?" Н.Г.Чернышевского, 1863). Эмоционально-эстетическая трактовка поэзии Гёте А.А.Григорьевым, А.А.Фетом, А.Н.Майковым, А.К.Толстым; внимание к антологическим стихотворениям и песенной лирике.

    Фауст как "мифологизированная автобиография" автора для читателей рубежа XIX-XX веков. Юбилейная литература (1899 год - 150-летие со дня рождения Гёте). Исследования по истории воздействия произведений Гёте на русского читателя (В.В.Сиповский, В.В.Каллаш, В.А.Розов).

    Возрождение интереса к творчеству Гёте в эпоху символизма. Субъективное восприятие, доминирование мистической темы. Внимание к ритмической, музыкальной стороне стиха. Гёттеанство с религиозной окраской (Вл.Соловьёв, Д.С.Мережковский). Оригинальные интерпретации "Фауста": "ницшеанская" (К.Д.Бальмонт, Ф.К.Сологуб), мистическая (Вяч.Иванов, А.Белый, Эллис), эротическая (В.Я.Брюсов).

    Образ Гёте в советской интерпретации (А.В.Луначарский, В.О. Лихтенштадт, А.А.Богданов, М.С.Шагинян). Развитие отечественного филологического гётеведения (Г.А.Рачинский, А.Г.Горнфельд, И.П.Эккерман, В.М. Жирмунский).

    Фаустиана XX века: "Возвращение доктора Фауста" Э.Л.Миндлина, "Конец мелкого человека" Л.М.Леонова, "Жизнь Клима Самгина" М.Горького, "Пятый странник" В.А.Каверина, "Мефистофель" С.И.Алёшина, "Читая "Фауста"" И.Л.Сельвинского, "Мастер и Маргарита" М.АБулгакова, "Альтист Данилов" В.В.Орлова и др. Поэтические интерпретации Вяч.Иванова, Б.Л.Пастернака, П.Г.Антокольского, И.А.Бродского, Ю.Д.Левитанского, А.А.Тарковского, Д.С.Самойлова, Ф.А.Искандера.

    Литература: 82, 100, 101, 129, 150, 172.

    ј 8. А.М.Шенье (Chйnier, 1762-1794):
    Серия переводов-переделок, биографический подтекст переложений

    Значение эстетической позиции Шенье и его лирики для русских романтиков. Поэма "Замысел" (1787-1788): идея обновления образного языка. "Спор о древних и новых" в контексте романтических исканий и экспериментов.

    Судьба французского поэта и романтическое клише непризнанного, одинокого гения (мотивы тайны, молчания, равнодушия к славе, ухода, бегства и т.п.). Переводы стихотворения "Prйs des bords, oъ Venise est reine de la mer" В.И.Туманского и А.С.Пушкина: инспирирование заключёнными аллюзиями, дополнения биографическими деталями, автореминисценции.

    Пушкинские переложения "Ты вянешь и молчишь" (1824), "Близ мест, где царствует Венеция златая" (1827), "Из А.Шенье" (1835). Влияние Шенье на антологическую лирику А.С.Пушкина. Программное стихотворение А.С.Пушкина "Андрей Шенье" (1825), история создания.

    Переводы И.И.Козлова, А.С.Норова, В.И.Любича-Романовича, Д.П.Ознобишина, А.Г.Ротчева.

    Литература: 60, 67, 102, 200, 256.

    ј 9. Э.Т.А.Гофман (Hofmann, 1776-1822):
    Первые подражания, формы освоения творчества писателя

    Длительное существование гофмановской традиции в русской литературе. Мода на вечерние рассказы в гофмановском стиле. Интерес к личности писателя.

    Первый переведённый рассказ (1823). Стилизация "Чёрный паук, или Сатана в тюрьме. Фантастико-волшебная повесть небывалого столетия. Соч.Гофмана, переделанная с немецкого А.Про-м" (1836).

    В.А.Жуковский, Ф.М.Достоевский, А.В.Кольцов о Гофмане. Переводы Д.В.Веневитинова, Я.М.Неверова.

    Отчётливая связь между творчеством Гофмана и А.Погорельского ("Песочный человек" и "Пагубные последствия необузданного воображения"; "Золотой горшок" и "Лафертовская маковница"). Свободное развитие гофмановских тем в произведениях Н.А.Полевого (повести "Блаженство безумия", "Живописец", роман "Аббадонна"). Гротескные фантасмагорические образы в "Пёстрых сказках" А.Ф.Одоевского; рационализация гофмановских мотивов ("Золотой горшок" и "Реторта"; "Песочный человек" и сказка "О том, как опасно девушкам ходить толпою по Невскому проспекту").

    Творческий спор А.С.Пушкина с Гофманом ("Гробовщик", "Пиковая дама"). Связь с гофмановской традицией произведений Н.В.Гоголя: "Вечера на хуторе близ Диканьки", "Петербургские повести" ("Портрет", "Невский проспект"). "Житейские воззрения кота Мурра" и "Записки сумасшедшего".

    Повести А.И.Герцена "Студент" и "Фантазия". Драма Н.П.Огарёва "Художник". Повесть К.С.Аксакова "Вальтер Эйзенберг. Жизнь в мечте". Рассказ И.В.Киреевского "Остров". Цикл повестей М.Н.Загоскина. Отрывок повести М.Ю.Лермонтова "Штосс".

    Гофмановский принцип переплетения бытовой реальности с таинственными и непонятными явлениями в ранних рассказах А.К.Толстого ("Упырь", "Семья вурдалака", "Встреча через 300 лет").

    Близость дисгармоничного гофмановского сознания мироощущению Ф.М.Достоевского ("Крошка Цахес" и "Двойник").

    Синтез гофмановских традиций из опыта отечественной словесности. Следы творчества немецкого писателя в "Балаганчике" А.А.Блока, "Петербурге" А.Белого, "Мастере и Маргарите" М.А.Булгакова и др.

    Литература: 27, 242.

    ј 10. Д.Н.Г.Байрон (Byron, 1788-1824):
    Степень популярности в России,
    "байронизм" и байронические мотивы

    Заметка в "Р.Музеуме" (1815) - первое упоминание о Байроне в России. Перевод В.А.Жуковского "The Prisoner of Chillon" ("Шильонский узник", 1822). Начальный период байронизма в России. Французские переводы, публиковавшиеся в 1817-1819 годов в женевском журнале "Bibliothиque universelle"; многотомное собрание прозаических переводов французского литератора Амедея Пишо (1819-1821). Чтение произведений Байрона в подлиннике (В.А.Жуковским, С.С.Уваровым, И.И.Козловым, А.И.Тургеневым, Д.Н.Блудовым, А.А.Бестужевым).

    Черты, привлекавшие русского читателя в мятежном поэте. Необычайная популярность творчества Барона в эпоху романтизма: поток переводов, отзывов иностранных и отечественных авторов о его произведениях и о нём как поэте и как человеке, заметок биографического содержания из европейской прессы. Беседы и споры нём с его соотечественниками, их запись и распространение; портреты поэта. Варианты проявления "русского байронизма".

    Антибайронизм 1820-1830-х годов: отклики Д.П.Рунича об "английском безбожнике стихотворце", "распространителе вельзевуловой логики" и др.

    Элементы поэтического байронизма: романтическая фабула, необычайные характеры, мелодраматические переживания, эффективные жесты и позы, экзотическая обстановка действия и т.п. Наиболее распространённые байронические мотивы.

    Стихотворения И.И.Козлова: субъективное прочтение оригинала. Собственно переводы и произведения, инспирированные английским поэтом. Отклики Байрона на переводы И.И.Козлова.

    Примеры умолчания имён переводимых авторов ("My Soul is Dark" Н.И.Гнедича и др.).

    Степень знакомства с произведениями Байрона А.С.Пушкина. Творческое освоение художественных принципов (мотивы разочарования, равнодушия к жизни и пресыщения её радостями; композиционные приёмы "восточных" поэм; лирическая манера повествования) и их существенная трансформация. Бытование темы "байронизма" Пушкина в русской критике.

    Стихотворения Д.П.Ознобишина, М.Ю.Лермонтова, А.Г.Ротчева. Байрон в России конца XIX-XX веков.

    Литература: 12, 35, 76, 81, 157, 176, 177, 232, 241, 253.

    ј 11. Т.Мур (Moore, 1779-1852):
    Семантическая объёмность интерпретаций,
    эстетическая судьба переводов

    Немецкая и французская рецепция творчества Мура. Суждения о своеобразии лирики Т.Мура в русской прессе. Популярность Мура в России в 1820-1830-е годы.

    Творческая история перевода романа "Лалла Рук", выполненного В.А.Жуковским ("Пери и Ангел"). Цикл стихотворений, связанных с "Лала Рук". Общественный резонанс, вызванный появлением русского перевода. Вариации К.Ф.Рылеева, В.Ф.Раевского, Н.А.Бестужева.

    Влияние перевода В.А.Жуковского на русскую лирику XIX века. Образ неземной пери в стихотворениях 1820-1830-х годов: "Див и Пери" (1827) А.И.Подолинского, "Изола Белла" (1831) А.С.Хомякова, "Пью за здравие Мери" (1830) А.С.Пушкина, "Измаил Бей. Восточная повесть" (1832) М.Ю.Лермонтова, "Картина" (1835) А.И.Полежаева. Устойчивые штампы в поэзии второй половины XIX века ("Женщина" Э.И.Губера, "Падшая пери" Л.И.Пальмина, "Идеал" В.И.Туманского и др.).

    Переводы И.И.Козлова. Примеры "деликатной" русификации ("Молодой певец. Ирландская мелодия"). Вольные переложения ("Бессонница"). Вокальный перевод (романс "Луч ясный играет на светлых водах", русская версия мелодии Т.Мура "As a Beam oer the Face of Waters may glow" из цикла "Ирландские мелодии"); индивидуально-творческий подход к мелодизму; другие варианты интерпретации мелодии (М.П.Вронченко, Е.Г.Степановой, А.Н.Плещеева).

    Наиболее известный перевод И.И.Козлова - "Вечерний звон" ("Those Evening Bells" из цикла "Мелодии разных народов"): обогащение смысловых оттенков оригинала. Факты усвоения перевода русской песенной культурой. Вариации на известный мотив в стихотворениях "Вечерний звон" Д.В.Давыдова, "Колокольный звон ночью" Е.П.Растопчиной, "Вечерний звон" А.А.Фета, "Вечерний звон" Я.П.Полонского, "Они звучат, они ликуют" А.А.Блока, "Звон отдалённый, пасхальный" В.Я.Брюсова и др.

    Сходства некоторых мотивов в стихотворениях А.С.Пушкина и Т.Мура. Переводы и вольные переложения, выполненные М.Ю.Лермонтовым, С.Е.Раичем, Д.П.Ознобишиным, А.Г.Ротчевым, А.А.Фетом.

    Литература: 8, 9, 11, 33, 59, 60, 61, 99, 121, 173, 228, 256.

    ј 12. Ч.Диккенс (Dickens, 1812-1870):
    Первые переводы, типологические параллели, детские образы

    Первое упоминание о Диккенсе в русской прессе (журнал "Библиотека для чтения", 1837). Статьи, заимствованные из иностранных источников. Чрезмерно свободное обращение с оригиналом в первых переводах: небрежности, сокращения, нарушение логики действия и т.п. "Приключения Гаврила Гроба", "Ломка шпаг в Лондоне. Старинная английская легенда".

    Совершенствование переложений в 1840-е годы. И.И.Введенский, первый профессиональный переводчик произведений английского писателя. Упоминания о Ч.Диккенсе в газетной и журнальной хронике; его феноменальная популярность в России.

    Черты сходства произведений Ч.Диккенса и Н.В.Гоголя: типологическая связь (сходные приёмы, близость художественного видения мира).

    Факты прямого воздействия английского писателя на русскую литературу: "Оливер Твист" - "Деревня" Д.В.Григоровича; "Сверчок на печи" - пьесы "Продавец детских игрушек", "Продавец игрушек"; "Домби и сын" - "Ипохондрик" А.Ф.Писемского; "Дэвид Копперфилд" - "Племянница" Е.Тур (Е.В.Салиас де Турнемир). Исправления переводов, вносимые из цензурных соображений.

    Особое мастерство в раскрытии детских характеров. "Домби и сын" - "Статуя весны" Я.П.Полонского, "Дэвид Копперфилд" - "Детство. Отрочество. Юность" Л.Н.Толстого. Созвучие гуманистических идеалов.

    Диккенсовские интонации и мотивы в рассказах "Гуттаперчевый мальчик" Д.В.Григоровича, "В дурном обществе" В.Г.Короленко, "Слон" А.И.Куприна, в цикле романов Н.Г.Гарина-Михайловского о Тёме.

    Образ маленького, рано повзрослевшего страдальца в произведениях Ф.М.Достоевского ("Ёлка и свадьба", "Неточка Незванова", "Маленький герой", "Братья Карамазовы"). "Лавка древностей" и "Униженные и оскорблённые: сходство сюжетных элементов. Другие "диккенсовские" произведения ("Бедные люди", "Дядюшкин сон", "Село Степанчиково").

    Интерес к творчеству Ч.Диккенса И.А.Гончарова, М.Е.Салтыкова-Щедрина, Н.С.Лескова, В.Г.Короленко, В.М.Гаршина, Л.Н.Андреева, А.А.Блока, М.Горького, К.И.Чуковского, С.Я.Маршака, В.А.Каверина, К.Г.Паустовского, К.А.Федина, А.А.Фадеева, В.А.Рождественского, М.М.Пришвина, Н.Н.Асеева, И.Г.Эренбурга.

    Литература: 25, 111.

    ј 13. У.М.Теккерей (Thackeray, 1811-1863):
    Влияние переводов на русскую реалистическую литературу,
    неадекватность критических оценок

    Первые переводы произведений У.М.Теккерея (1847). Издание в 1850-1860-х годах всех больших романов писателя. Параллельные публикации: "Ярмарка тщеславия" ("Базар житейской суеты") в приложении к журналу "Современник" и в "Отечественных записках" (1850); "Ньюкомы" в приложении к журналу "Современник" и в "Библиотеке для чтения" (1855). Отзывы о Теккерее в русских журналах.

    Знаменитые переводчики произведений Теккерея: И.И.Введенский, В.В.Бутузов, В.А.Тимирязев, Е.Г.Бекетова. Проблема неадекватного, "диккенсовского" перевода. Переводчики XX века: М.А.Дьяконов и М.Ф.Лорие.

    Соответствие жанров рассказа и эссе, в которых выступал Теккерей, "физиологическому очерку", распространённому в русской словесности. Влияние переводов Теккерея на процесс формирования русского реализма XIX века.

    Популяризация творчества английского писателя. Переводные статьи о Теккерее с английского и французского языков. Критические заметки А.В.Дружинина, А.И.Герцена, И.А.Гончарова, И.С.Тургенева, П.А. Некрасова, Д.И.Писарева, В.Г.Короленко, Ф.М.Достоевского, Л.Н.Толстого.

    Сходные образы у Теккерея и Ф.М.Достоевского: "Киккелбери на Рейне" и "Игрок" ("Rougenoirebourg" - "Рулетенбург"), "Ловель-вдовец" и "Село Степанчиково". Тематико-стилистическая близость произведений "Пенденнис" и "Обыкновенная история" И.А.Гончарова, "Книга снобов" и "Очерки бурсы" Н.Г.Помяловского, "Нравы Растеряевой улицы" Г.И.Успенского.

    Влияние пристрастных суждений Н.Г.Чернышевского на восприятие поздней прозы Теккерея. Советская критика (В.В.Ивашева, А.А.Елистратова, Н.А.Егунова, Д.С.Яхонтова). Факторы востребованности наследия У.М.Теккерея на современном этапе (изощрённая ирония, утончённый психологизм, интеллектуальная игра и др.).

    Литература: 55, 178.

    ј 14. О.деБальзак (Balzac, 1799-1850):
    Этапы освоения творчества в России,
    проблема переводов

    Первый этап освоения творчества писателя: 1830-е годы. Диаметрально противоположные подходы: лестные оценки Н.И.Надеждина, Н.А.Полевого, И.В.Киреевского; осуждение в письмах В.А.Жуковского; антифранцузские статьи.

    "Исправления", вносимые переводчиками, изъятие из романов "ненужного" и "неудачного". Переделка сюжетов. Пространные примечания к тем или иным эпизодам. Журнальная полемика по проблемам перевода бальзаковских произведений.

    Упадок интереса к Бальзаку в 1840-е годы, вызванный популярностью натуральной школы. Высказывания о Бальзаке как об устаревшем писателе (В.Г.Белинский, А.В.Дружинин, И.С.Тургенев) и как о писателе-классике (Д.В.Григорович, Ф.М.Достоевский).

    Причины увлечённости Ф.М.Достоевского романом "Евгения Гранде", история работы над переложением. Общие принципы перевода и характерные стилистические нюансы.

    Возрождение интереса к творчеству французского писателя в 1880-е годы. Переводы Д.В.Аверкиева "Шагреневая кожа" (1891), "Полковник Шабер" (1891), "Утраченные иллюзии" (1892), "Обедня безбожника" (1893) и т.д. Выход "Собрания сочинений" Бальзака в 20томах (Петербург : Изд-во Л.Ф.Пантелеева, 1896-1899).

    Постоянный, "обязательный" интерес к творчеству Бальзака в послереволюционные годы. Ярлык самого крупного представителя "критического реализма" в зарубежной литературе XIX века (кодификация высказываний К.Маркса и Ф.Энгельса; упрощённость концепции). Исследования Б.А.Грифцова, Б.Г.Реизова, В.Г.Гриба, А.В.Чичерина, Р.А. Резника. Проблема адекватности перевода в современных изданиях.

    Литература: 166.

    ј 15. Жорж Санд [Аврора Дюпен] (Sand, 1804-1876):
    Освоение мотивов в пародийном ключе,
    психологический подтекст, споры о творчестве писательницы

    Первоначальное освоение "жоржсандовских" мотивов в пародийном, сниженном ключе. Высказывания П.А.Плетнёва, Н.И.Надеждина, О.И.Сенковского, Ф.В.Булгарина. Парадокс невольной популяризации: регулярная критическая информация о новых сочинениях Ж.Санд в журнале "Библиотека для чтения" (статьи О.И.Сенковского о романах и повестях "Индиана", "Лелия", "Валентина", "Андре", "Личный секретарь" и др.). Повести Н.Н.Верёвкина "Кокетка" (1836), "Женщина-писательница" (1837).

    "Жоржсандовские" мотивы в произведениях М.Ю.Лермонтова ("Маскарад", "Княгиня Лиговская") и М.Е.Салтыкова-Щедрина (ранняя повесть "Противоречия").

    Влияние Ж.Санд на творчество русских женщин-беллетристок. Е.А.Ган: "Идеал" (1837) "Напрасный дар" (1842). М.С.Жукова (Зевакина): сборник "Вечера на Карповке" (1837-1838), повести "Медальон", "Мори курские знакомцы", "Барон Рейхман". Е.П.Растопчина: повести "Чины и деньги" (1839), "Поединок" (1839).

    Эволюция взглядов В.Г.Белинского на концепцию творчества Ж.Санд. Публикация романа "Лукреции Флориани" в качестве приложения к первому номеру некрасовского "Современника" (1847). Провозглашение Ж.Санд программным автором, одним из ориентиров натуральной школы.

    Полемика вокруг творчества французской писательницы. Мнения С.П.Шевырёва и Н.В.Гоголя. Повесть П.Н.Кудрявцева (под псевдонимом Неверов) "Без рассвета" (1847). Повести А.Я.Панаевой "Безобразный муж" (1848) и "Пасека" (1849). Глава "Жорж-зандизм" в романе А.Ф.Писемского "Люди 40-х годов" (1869).

    Феномен мощного вторжения литературы в жизнь. "Жоржсандовская" этика любви и брака как ориентир морально-бытового поведения некоторых русских писателей. Семейные драмы, пережитые Н.П.Огарёвым, А.И.Герценом, Н.А.Некрасовым, И.И.Панаевым, В.П.Боткиным.

    1850-1860-е годы. Внедрение идейно-нравственных вопросов, поднятых Ж.Санд, в массовое сознание. Творческое усвоение идей Ж.Санд демократами-шестидесятниками (Н.Г.Чернышевский, М.Л.Михайлов, Д.И. Писарев и др.).

    Яркие совпадения в образах "жоржсандовского" Ораса и тургеневского Рудина. "Тургеневские девушки" и идеальные женские образы из романов Ж.Санд "Последняя Альдини", "Мопра", "Консуэло". Ф.М.Достоевский о личности и творчестве Ж.Санд.

    Произведения Л.Н.Толстого, обличающие "жорж-зандовских женщин": "Дворянское семейство", "Практический человек", "Дядюшкино благословение", "Свободная любовь", "Заражённое семейство", "Нигилист". Отступление от первоначального замысла в романе "Анна Каренина". Типологическое схождение драмы "Живой труп" с романом Ж.Санд "Жак".

    Литература: 112, 113, 219.

    ТЕМЫ РЕФЕРАТОВ, КУРСОВЫХ И ПИСЬМЕННЫХ РАБОТ Часть формулировок взята из Программ дисциплин предметной подготовки по Истории зарубежной литературы МГПУ [98].

    1. Соответствия между "Божественной Комедией" А.Данте и "Мёртвыми душами" Н.В.Гоголя.

    2. Реминисценции на дантовское творчество в произведениях А.В.Дружинина и А.И.Герцена.

    3. Шекспировские мотивы в творчестве А.С.Грибоедова.

    4. Особенности драматургических приёмов в пьесах "Ричард III" У. Шекспира и "Борис Годунов" А.С.Пушкина.

    5. Шекспировские образы в повестях И.СТургенева.

    6. Дон Кихот и князь Мышкин (по романам С.Сервантеса "Дон Кихот" и Ф.М.Достоевского "Идиот").

    7. Русские переводы произведений Вольтера на рубеже XIX-XX веков.

    8. Влияние оссиановского стиля на освоение русскими поэтами собственного народного творчества.

    9. Оссианические мотивы в декабристской лирике.

    10. Оссианические реминисценции в повестях Н.С.Арцыбашева.

    11. Антологическая лирика И.В.Гёте и К.Н.Батюшкова.

    12. Мистический пантеизм И.В.Гёте и Ф.И.Тютчева.

    13. Мотивы "Майской песни" И.В.Гёте в "Четвёртом сне Веры Павловны" ("Что делать?" Н.Г.Чернышевского).

    14. Творчество И.В.Гёте и поэзия русского символизма.

    15. Антологическая лирика А.М.Шенье и А.С.Пушкина.

    16. "Детские и семейные сказки" Я. и В.Гримм и "Народные русские сказки" А.Н.Афанасьева.

    17. В.А.Жуковский - переводчик новелл Л.Тика.

    18. Поэтический идеал в творчестве С.Т.Колриджа и А.А.Фета.

    19. Тема творческой личности у Э.Т.А.Гофмана и Н.В.Гоголя (Крейслер, Креопель и Чертков).

    20. Мотив двойничества у Э.Т.А.Гофмана и А.Погорельского.

    21. Двоемирие в новеллах Э.Т.А.Гофмана и "Невском проспекте" Н.В.Гоголя.

    22. Характер описаний внешнего мира у Э.Т.А.Гофмана и А.И.Герцена.

    23. Гофмановская эстетика в ранних рассказах А.К.Толстого.

    24. Восприятие А.С.Пушкиным романа Б.Констана "Адольф".

    25. Концепция личности в "Адольфе" Б.Констана и "Герое нашего времени" М.Ю.Лермонтова.

    26. И.И.Козлов - переводчик поэзии Д.Н.Г.Байрона.

    27. В.А.Жуковский - переводчик поэм Д.Н.Г.Байрона.

    28. Восприятие А.С.Пушкиным особенностей стиля байроновских поэм.

    29. Идеал и специфические особенности колорита "восточных поэм" Д.Н.Г.Байрона в "южных" поэмах А.С.Пушкина.

    30. Тема Дон Жуана у Э.Т.А.Гофмана, Д.Н.Г.Байрона, А.С.Пушкина.

    31. Байронические мотивы в творчестве М.Ю.Лермонтова.

    32. Человек и природа у Д.Н.Г.Байрона и М.Ю.Лермонтова.

    33. Тираноборческая тема в произведениях П.Б.Шелли и А.М.Горького.

    34. Переводы А.А.Фета из Т.Мура.

    35. Тема отверженных у В.Гюго и Ф.М.Достоевского.

    36. В.Скотт в оценке А.С.Пушкина и В.Г.Белинского.

    37. "История Нью-Йорка" В.Ирвинга и "История села Горюхина" А.С. Пушкина.

    38. Философско-эстетические системы Р.У.Эмерсона и Л.Н.Толстого.

    39. Русская истории "Хижины дяди Тома" Г.Бичер-Стоу.

    40. "Жоржсандовские" мотивы в произведениях М.Ю.Лермонтова.

    41. Орас и Рудин (по одноимённым романам Ж.Санд и И.С.Тургенева).

    42. Личность и общество в романах Ф.Стендаля "Красное и чёрное" и Л.Н.Толстого "Война и мир".

    43. Тема войны в романах Ф.Стендаля "Пармская обитель" и Л.Н.Толстого "Война и мир".

    44. Тема Наполеона в творчестве Ф.Стендаля и Л.Н.Толстого.

    45. Тема утраченных иллюзий в романах Ф.Стендаля и И.А.Гончарова.

    46. Тема искусства, любви и смерти в творчестве Г.Гейне и Ф.И.Тютчева.

    47. А.С.Пушкин - переводчик П.Мериме.

    48. "Местный колорит" в новеллах П.Мериме и очерках А.Н.Островского.

    49. Предметный мир в произведениях О.деБальзака и Н.В.Гоголя.

    50. Концепция типического в эстетике О.деБальзака и Н.В.Гоголя.

    51. Эволюция романной формы у О.деБальзака и И.А.Гончарова.

    52. Детские характеры в произведениях Ч.Диккенса "Дэвид Копперфилд" и "Детство. Отрочество. Юность" Л.Н.Толстого.

    53. Сходство сюжетных элементов в произведениях "Лавка древностей" Ч.Диккенса и "Униженные и оскорблённые" Ф.М.Достоевского.

    54. Проблема воспитания в романах Ч.Диккенса и Ф.М.Достоевского.

    55. Роман У.М.Теккерея "Ярмарка Тщеславия" и эпопея Н.В.Гоголя "Мёртвые души": Типология структуры.

    56. Система образов "Ярмарки тщеславия" У.М.Теккерея и "Анны Карениной" Л.Н.Толстого.

    57. Центральные образы в произведениях У.М.Теккерея "Ловель-вдовец" и Ф.М.Достоевского "Село Степанчиково".

    58. Тематико-стилистическая близость произведений "Книга снобов" У.М.Теккерея, "Очерки бурсы" Н.Г.Помяловского и "Нравы Растеряевой улицы" Г.И.Успенского.

    59. И.С.Тургенев - переводчик Г.Флобера.

    60. "Утрата иллюзий" героями О.деБальзака ("Утраченные иллюзии"), Г.Флобера ("Воспитание чувств") и И.А.Гончарова ("Обыкновенная история").

    61. Роль лейтмотива в романах Г.Флобера и А.П.Чехова.

    62. Символика произведений Ш.Бодлера и Ф.К.Сологуба.

    БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

    1. Аверинцев,С.С. Грааль [Текст] / С.С.Аверинцев // Мифы народов мира : Энциклопедия / гл. ред. С.А.Токарев. - М. : Советская энциклопедия, 1987. - Т. 1 : А-К. - С. 317-318.

    2. Аверинцев,С.С., Андреев,М.Л., Гаспаров,М.Л., Гринцер,П.А., Михайлов,А.В. Категории поэтики в смене литературных эпох [Текст] / С.С.Аверинцев, М.Л.Андреев, М.Л.Гаспаров, П.А.Гринцер, А.В.Михайлов // Историческая поэтика. Литературные эпохи и типы художественного сознания : сб. статей / отв. редактор П.А.Гринцер. - М. : Наследие, 1994. - С.16-23.

    3. Аганина,Л.А., Челышев,Е.П. К проблеме типологических схождений в литературах развивающихся стран Востока [Текст] / Л.А.Аганина, Е.П.Челышев // Современные литературы стран Азии и Африки : сб. статей / Академия наук СССР, Ин-т мировой литературы им. А.М.Горького ; отв. ред. И.Д.Никифорова. - М. : Наука, 1988. - С. 5-24.

    4. Актуальные проблемы теории художественного перевода [Текст] : материалы Всесоюзного симпозиума (Москва, 25 февраля - 5 марта 1966 г.). - М. : Наука, 1967.

    Т.1. - 481с.

    Т.2. - 359с.

    5. Алексеев,М.П. Пушкин и мировая литература [Текст] / М.П.Алексеев. - М. : Наука, 1987. - 613 с.

    6. Алексеев,М.П. Русская культура и её мировое значение [Текст] : избранные труды / М.П.Алексеев ; отв. ред. В.Н.Баскаков, Н.С.Никитина ; Академия наук СССР. Отделение литературы и языка. - Л. : Наука. Ленинградское отделение, 1989. - 410 с., 1 л. портр. - ISBN5-02-027901-3.

    7. Алексеев,М.П. Русская культура и романский мир [Текст] : избранные труды / М.П.Алексеев ; отв. ред. и автор послесловия Ю.Б.Виппер, П.Р.Заборов ; Академия наук СССР. Отделение литературы и языка. - Л. : Наука. Ленинградское отделение, 1985. - 542 с., ил.

    8. Алексеев,М.П. Русско-английские литературные связи (VIII век - первая половина XIX века) [Текст] / М.П.Алексеев // Литературное наследство : неизданные документальные материалы по истории русской литературы и общественной мысли / Г.Н.Кузнецова ; гл. ред. И.С.Зильберштейн ; учредитель (1960) Акад. наук СССР, Ин-т мировой литературы им. А.М.Горького. 1931... Непериод. Т.91. М. : Наука, 1982. (Литературное наследство.Т.91.). 860 с.

    9. Алексеев,М.П. Сравнительное литературоведение [Текст] / М.П.Алексеев ; отв. ред. академик Г.В.Степанов ; Академия наук СССР, Отделение литературы и языка. - Л. : Наука. Ленинградское отделение, 1983. - 447с.

    10. Аминева,В.Р. Типология контактов как способ систематизации межлитературного процесса [Текст] / В.Р.Аминева // Русская и сопоставительная филология : Системно-функциональный аспект : материалы итоговой научной конференции (Казань, 2003г.) - Казань : Изд-во Казанского гос. ун-та, 2003. - С.204-209.

    11. Английская поэзия в русских переводах (XIV-XIX века) [Текст] : сб. на английском и русском языках / сост. М.П.Алексеев, В.В.Захаров, Б.Б.Томашевский - М. : Прогресс, 1981. - 686с.

    12. Английская поэзия в русских переводах (ХХ век) [Текст] : сб. на английском и русском языках / сост. Л.М.Аринштейн, Н.К.Сидорина, В.А.Скороденко. - М. : Радуга, 1984. - 848с.

    13. Аристова,В.М. К истории англо-русских литературных связей и заимствований [Текст] / В.М.Аристова // Семантические единицы и категории русского языка в диахронии: сб. науч. тр. / Калининградский гос. ун-т. - Калининград : Изд-во Калининградского ун-та, 1997. - С.12-19.

    14. Арсеньев,Н.С. Из русской культурной и творческой традиции [Текст] : культурологический анализ русской литературы XIX в. / Н.С.Арсеньев. - London : Overseas publ. interchange Ltd, 1992. - 302с.

    15. Артамонов,С.Д. История зарубежной литературы XVI-XVIII вв. [Текст] : учебник для студентов пед. ин-тов / С.Д.Артамонов. - М. : Просвещение, 1988. - 608с. - ISBN5-09-000307-6.

    16. Арутюнова,Н.Д. Понятие пресуппозиции в лингвистике [Текст] / Н.Д.Арутюнова // Известия Академии наук СССР. - Серия литературы и языка. - ISSN0321-1711. - Т.32. - Љ1. - М., 1990. - С. 99-107.

    17. Асоян,А.А. "Почтите высочайшего поэта..." Судьба "Божественной Комедии" Данте в России [Текст] / А.А.Асоян. - М. : Книга, 1990. - 214с., ил. - ISBN5-212-00121-8. - (Судьбы книг).

    18. Ахманова,О.С., Гюббенет,И.В. "Вертикальный контекст" как филологическая проблема [Текст] /О.С.Ахманова, И.В.Гюббенет // Вопросы языкознания : научный журнал ин-та языкознания Российской академии наук / гл. ред. Ф.П.Филин ; учредитель (1998) отделение литературы и языка Российской Академии наук. - 1952-... - Двухмес. - ISSN0373-658-X. - М., 1977. - Љ3. - С.47-54.

    19. Барбер,Р. Святой Грааль : Во власти священной тайны : Знания, перед которыми бессильны любые коды / Р.Барбер ; пер. с англ. - М. : Эксмо, 2006. - 640с. - ISBN5-699-16855-9.

    20. Бархударов,Л.С. Язык и перевод : Вопросы общей и частной теории переводов [Текст] /Л.С.Бархударов. - М. : Международные отношения, 1975. - 239с. со схем.

    21. Бассель,Н.М. Проблемы межлитературных отношений : вчера и сегодня [Текст] / Н.Бассель // Вопросы литературы : журнал современной критики, истории и теории литературы / гл. ред. Л.И.Лазарев ; учредитель Союз писателей СССР и Академия наук СССР, Ин-т мировой литературы им. А.М.Горького. - 1957-... - Двухмес. - ISSN 0442-8795. - М., 2002. - Љ6. - С. 3-17.

    22. Бассель,Н.М. Проблемы межнациональной общности эстонской советской литературы [Текст] / Н.Бассель ; Ин-т языка и литературы Академии наук ЭССР. - Таллин : Ээсти раамат, 1985. - 312 с. - Рез. : нем.

    23. Бердяев,Н.А. Судьба России : Опыты по психологии войны и национальности [Текст] / НА.Бердяев. - Репринтативное воспроизведение издания 1918 г.- М. : Мысль, 1990. - 205 [2] с. - ISBN5-244-00333-X.

    24. Берков,П.Н. Проблемы исторического развития литературы [Текст] /П.Н.Берков. - Л. : Художественная литература. Ленинградское отделение, 1981. - 496с.

    25. Богдецкая,Л.Д. Особенности сатиры Диккенса и Гоголя [Текст] /Л.Д.Богдецкая // Русско-зарубежные литературные связи / Киргизский гос. ун-т им. 50-летия СССР. - Фрунзе : Изд-во Киргизского гос. ун-та, 1988. - С. 29-44.

    26. Бокадорова,Н.Ю. Французская лингвистическая традиция VIII - начала XIX в. : Структура знания о языке [Текст] /Н.Ю.Бакадорова ; отв. ред. Ю.С.Степанов ; Академия наук СССР, Ин-т языкознания. - М. : Наука, 1987. - 152с.

    27. Ботникова,А.Б. Э.Т.А.Гофман и русская литература (первая половина XIX века) : Кпроблеме русско-немецких литературных связей [Текст] /А.Б.Ботникова. - Воронеж : Изд-во Воронежского ун-та, 1977. - 206с.

    28. Бройтман,С.Н. Историческая поэтика : хрестоматия-практикум [Текст] : учебное пособие / С.Н.Бройтман. - М. : Академия, 2004. - 342с. - ISBN5-7695-2028-0. - (Высшее профессиональное образование).

    29. Бройтман,С.Н. Стадиальность развития литературы [Текст] / С.Н.Бройтман // Введение в литературоведение : учебное пособие / Л.В.Чернец, В.Е.Хализев, А.Я.Эсалнек и др. ; под ред. ЛВ.Чернец. - 2-е изд., перераб. и доп. - М. : Высшая школа, 2006. - ISBN5-06-004233-2. - С.594-603.

    30. Брокмейер,Й., Харе,Р. Нарратив : Проблемы и обещания одной альтернативной парадигмы [Текст] / Й.Брокмейер, Р.Харе // Вопросы философии : научный журнал Ин-та философии Российской Академии наук / гл. ред. В.А.Лекторский ; учредитель Академия наук СССР. 1947... Ежемес. - ISSN 0042-8744. М., 2000. Љ3. С.29-42.

    31. Буслаев,Ф.И. Странствующие повести и рассказы [Текст] / Ф.И.Буслаев ; пер. с англ. Е.А.Мамчур // Русский вестник : художественно-литературный и научно-публицисти-ческий журнал / основан М.Н.Катковым ; ред. М.Н.Катков, К.Н.Леонтьев, Ф.П.Берг, М.М.Катков, В.Грингмут. - 1856-1906. - Ежемес. - М., 1874. - Љ5. - С.259-263.

    32. Варламова,Е.П. Психология творческой уникальности человека : Рефлексивно-гуманистический подход [Текст] / Е.П. Варламова, С.Ю.Степанов ; под ред. Я.И. Пономарёва. - 2-е изд., пер. и доп. - М. : Изд-во "Институт психологии РАН", 2002. - 256с. - ISBN5-9270-0026-6.

    33. Веденяпина,Э.А. Мастерство И.И.Козлова-переводчика : (особенности стиля) [Текст] / Э.А.Веденяпина // Метод, мировоззрение и стиль в русской литературе XIX века : межвузовский сб. трудов. - М. : Изд-во Московского гос. заочного педагогического ин-та, 1988. - С. 68-74.

    34. Вейдле,В.В. О непереводимом [Текст] / В.В.Вейдле // ВейдлеВ.В. Эмбриология поэзии : Статьи по поэтике и теории искусства / сост., коммент. и послесл. И.А. Доронченкова. - М. : Языки славянской культуры, 2002. - ISBN5-94457-060-1. - (Studia philologica). - C. 250-263.

    35. Великий романтик. Байрон и мировая литература [Текст] : сб. статей / отв. ред. С.В.Тураев ; Академия наук СССР, Ин-т мировой литературы им. А.М.Горького. - М. : Наука, 1991. - 237 [2] с. : ил. - ISBN5-02-011458-8.

    36. Веселовский,А.Н. О методе и задачах истории литературы как науки [Текст] / А.Н.Веселовский // ВеселовскийА.Н. Историческая поэтика ; авт. вступ. ст. И.К.Горский ; сост., авт. коммент. В.В.Мочалова. - М. : Высшая школа, 1989. - ISBN5-06-000256-X. - (Классика литературной науки). - С. 32-41.

    37. Веселовский,А.Н. Разыскания в области русского духовного стиха. XI-XVII [Текст] / А.Н.Веселовский // Известия Императорской Академии наук по Отделению русского языка и словесности. - СПб. : Типография Императорской Академии наук, 1889. - Т.46, Љ6. - С.96-144.

    38. Взаимосвязи африканских литератур и литератур мира [Текст] : сб. статей / отв. ред. И.Д.Никифорова ; Академия наук СССР, Ин-т мировой литературы им. А.М.Горького. - М. : Наука, 1975. - 264 с.

    39. Взаимосвязи литератур Востока и Запада [Текст] : сб. статей / Академия наук СССР, Ин-т мировой литературы им. А.М.Горького. - М. : Наука, 1961. - 250 с.

    40. Взаимосвязи русских и зарубежных славянских литератур : Книги и статьи 1956-1971 гг. [Текст] : библиографический указатель / Гос. библиотека им. В.И.Ленина, Научный отдел библиографоведения и научно-вспомогательной библиографии. - М. : ГБЛ, 1972. - 86 с.

    41. Взаимосвязи русского и советского искусства и немецкой художественной культуры [Текст] : сб. статей / отв. ред. З.С.Пышновская ; ВНИИ искусствознания Мин-ва культуры СССР, Академия общ. наук при ЦК СЕПГ. - М. : Наука, 1980. - 374 с., ил.

    42. Взаимосвязи русской и зарубежной литератур [Текст] : сб. статей / отв. ред. М.П.Алексеев ; Академия наук СССР, Ин-т русской литературы (Пушкинский дом). - Л. : Наука. Ленинградское отделение, 1983. - 332 с.

    43. Взаимосвязи русской и французской литератур : Книги и статьи на русском языке за 1961-1983 гг. [Текст] : библиографический указатель / Гос. библиотека им. В.И.Ленина, Научный отдел библиографоведения и научно-вспомогательной библиографии. - М. : ГБЛ, 1985. - 216 с.

    44. Виппер,Ю.Б. О некоторых теоретических проблемах истории литературы [Текст] / Ю.Б.Виппер // ВипперЮ.Б. Творческие судьбы и история : О западноевропейских литературах XVI - первой половины XIX века. - М. : Художественная литература, 1990. - ISBN5-280-00828-1. - С.285-311.

    45. Вопросы методологии литературоведения [Текст] : сборник статей / Академия наук СССР, Ин-т русской литературы (Пушкинский дом). - М.-Л. : Наука, 1966. - 284с.

    46. Воропанов,М.И. Взаимодействие русской и зарубежной литератур XIX века [Текст] / М.И.Воропанов // История зарубежной литературы XIXв.: учебник для пед. ин-тов : в 2 ч. / под ред. Н.П.Михальской. - М. : Просвещение, 1991. - Ч.2. - ISBN5-09-004222-5. - С. 227-243.

    47. Восток - Запад : Исследования. Переводы. Публикации [Текст] / редкол. М.Л. Гаспаров, Е.М.Мелетинский, А.Б.Куделин, Л.З.Эйдлин и др. - Вып.2. - М. : Наука : Главная редакция восточных литератур, 1985. - 272 с.

    48. Восток - Запад : Исследования. Переводы. Публикации [Текст] / редкол. Л.Б.Алаев, М.Л.Гаспаров, А.Б.Куделин, Е.М.Мелетинский. - Вып.3. - М. : Наука : Главная редакция восточных литератур, 1988. - 291с.

    49. Восток - Запад : Исследования. Переводы. Публикации [Текст] / редкол. Л.Б.Алаев, М.Л.Гаспаров, А.Б.Куделин, Е.М.Мелетинский. - Вып.4. - М. : Наука : Главная редакция восточных литератур, 1989. - 301с. - ISBN 5-02-016791-6.

    50. Восток в русской литературе XVIII - начала XX века : Знакомство. Переводы. Восприятие [Текст] / Российская Академия наук, Ин-т мировой литературы им. А.М.Горького. - М. : ИМЛИ РАН, 2004. - 253 с. - ISBN5-9208-0203-0.

    51. Вырост,И.С. Национальное самосознание : проблемы определения и анализа [Текст] / И.С.Вырост // Философская и социологическая мысль : республиканский научно-теорети-ческий журнал / учредитель Академия наук УСССР. Ин-т философии. - 1989-... - Ежемес. - Киев : Наукова думка, 1989. - Љ 7. - С. 15-28.

    52. Гальперин,И.Р. Текст как объект лингвистического исследования [Текст] / И.Р.Гальперин. - М. : КомКнига, 2005. - 139с. - ISBN978-5-484-00618-2. - (Лингвистическое наследие XX века).

    53. Гачев,Г.Д. Национальные образы мира. Космо-Психо-Логос [Текст] / Г.Д.Гачев ; ред. Э.В.Расшивалова. - М. : Прогресс-Культура, 1995. - 480с. - ISBN5-01-004430-7.

    54. Гачев,Г.Д. Неминуемое : Ускоренное развитие литературы [Текст] / Г.Д.Гачев. - М.: Художественная литература, 1989. - 430 [1]с. - ISBN 5-280-00921-0.

    55. Гениева,Е.Ю. Странная судьба Уильяма Теккерея [Текст] / Е.Ю.Гениева // Теккерей Уильям Мейкпис : Творчество. Воспоминания. Библиографические разыскания: сб. / сост., авт. вступ. ст. Е.Ю.Гениева ; Всесоюзная гос. библиотека иностранной литературы.- М. : Книжная палата, 1989. - С.12-36.

    56. Генис,А. Вавилонская башня (искусство настоящего времени) [Текст] : эссе / А.Генис. - М. : Независимая газета, 1997. - 256с.

    57. Гердер,И.Г. Идеи к философии истории человечества [Текст] / И.Г.Гердер ; пер. и примеч. А.В.Михайлова ; Академия наук СССР. - М. : Наука, 1977. - 703 с. : 1 л. портр. - (Памятники исторической мысли).

    58. Гёте,И. Об искусстве [Текст] : сб. / И.Гёте ; пер. с нем. ; сост., вступ. ст. и примеч. А.В.Гулыги. - М. : Искусство, 1975. - 622, [1] c., [1] л. портр., ил.

    59. Гиривенко,А.Н. Библиография русских переводов произведений Томаса Мура [Текст] / А.Н.Гиривенко // МурТ. Избранное (Selected verse) / сост., предисл., коммент. Л.И.Володарской. - М. : Радуга, 1986. - С. 478-492.

    60. Гиривенко,А.Н. Из истории русского художественного перевода первой половины XIX века. Эпоха романтизма [Текст] : учеб. пособие / А.Н.Гиривенко. - М. : Флинта : Наука, 2002. - 280с. - ISBN5-89349-421-0 (Флинта) ; ISBN5-02-002932-7 (Наука).

    61. Гиривенко,А.Н. Русский поэтический перевод в культурном контексте эпохи романтизма [Текст] / А.Н.Гиривенко ; Российская Академия наук, Ин-т языкознания. - М. : УРАО, 2000. - 236 с. - ISBN5-204-00260-X.

    62. Гнатенко,П.И. Национальная психология [Текст] : монография / П.И.Гнатенко ; Днепропетровский гос. ун-т. - Днепропетровск : Поліграфіст, 2000. - 213 с. - ISBN 966-7647-05-6.

    63. Гнатенко,П.И. Национальный характер : мифы и реальность [Текст] / П.И.Гнатенко. - Киев : Вища школа, 1984. - 152 с.

    64. Гордон,Н.Я. Гейне в России [Текст] / Н.Я.Гордон. - Душанбе : изд-во "Ирфон", 1973-1979. Т. 1 : 1830-1860-е годы. - 360с. Т. 2 : 1870-1917-й годы. - 380с.

    65. Горский,И.К. Александр Веселовский и современность [Текст] / И.К.Горский ; Академия наук СССР, Ин-т славяноведения и балканистики. - М. : Наука, 1975. - 239с., 1л.портр.

    66. Горский,И.К. Об исторической поэтике Александра Веселовского [Текст] / И.К.Горский // ВеселовскийА.Н. Историческая поэтика / авт. вступ. ст. И.К.Горский ; сост., авт. коммент. В.В.Мочалова. - М. : Высшая школа, 1989. - (Классика литературной науки). - С. 11-31.

    67. Гречаная,Е.П. Андре Шенье - поэт [Текст] / Е.П.Гречаная // ШеньеА. Сочинения. 1819 / вступ. ст. деЛатуша ; отв. ред. А.Д.Михайлов ; подгот. Е.П.Гречаная ; Российская Академия наук. - М. : Наука, 1995. - (Литературные памятники). - С. 448-458.

    68. Григорьева,Т.П. Дао и Логос : Встреча культур [Текст] / Т.П.Григорьева. - М. : Наука, 1992. - 422с. - Рец. : англ. - ISBN5-02-016828-9.

    69. Гройс,Б. Поиск русской национальной идентичности [Текст] / Б.Гройс // Вопросы философии : научный журнал Ин-та философии Рос. акад. наук / гл. ред. В.А.Лекторский ; учредитель Акад. наук СССР. 1947... Ежемес. - ISSN 0042-8744. М., 1992. Љ1. С.52-60.

    70. Грюнебаум,Г.Э. фон. Классический ислам : Очерк истории, 600-1258 [Текст] / Г.Э.Грюнебаум ; пер. с англ. ; отв. ред., автор предисл. и коммент. В.В.Наумкин. - М. : Наука, 1986. - 215 [1] с. - Перевод изд. : Grunebaum G.E.von. Classical islam. - London, 1970.

    71. Грюнебаум,Г.Э. фон. Основные черты арабо-мусульманской культуры : Статьи разных лет [Текст] / Г.Э.Грюнебаум ; пер. с англ. - М. : Наука : Главная редакция восточной литературы, 1981. - 227с.

    72. Гугнин,А.А. Жуковский и немецкая литература [Текст] / А.А.Гугнин // Немецкая поэзия в переводах В.А.Жуковского : сб. / сост., предисл. и коммент. А.А.Гугнина. - М. : Рудомино : Радуга, 2000. - 623с. : 1 л. портр. ; огл. и текст парал. : рус., нем. - ISBN5-0500-4968-7. - С. 9-17.

    73. Дима,А. Принципы сравнительного литературоведения [Текст] / А.Дима ; пер. с рум. и коммент. М.В.Фридмана ; предисл. В.И.Кулешова ; ред.Г.И.Насекина. - М. : Прогресс, 1977. - 229с. - Перевод изд. : Dima A. Principii de literature comparata. - Bucureєti : Editura enciclopedica Romвna, 1972.

    74. Дон Кихот в России [Текст] / сост. и автор вступ. ст. В.М.Бурмистрова ; ред. Ю.Г.Фридштейн ; Всероссийская гос. библиотека иностранной литературы им. М.И.Рудомино. - М. : ВГБИЛ Рудомино, 2006. - ISBN 5-7380-02333-7. - 384 с., [4] л. ил.

    75. Дробиз,Г.Ф. С парохода современности [Текст] : "Круглый стол" в редакции "Урала" / Г.Ф.Дробиз // Урал : литературно-художественный и публицистический журнал / учредитель трудовой коллектив журнала "Урал". - 1958-... - Ежемес. - ISSN 0130-5409. - Свердловск, 2002. - Љ1. - С. 4-15.

    76. Дьяконова,Н.Я. Байрон и русская проза [Текст] / Н.Я.Дьяконова // ДьяконоваН.Я. Из истории английской литературы. Статьи разных лет / сост. А.А.Чамеев. - СПб. : Алетейя, 2001. - ISBN5-89329-264-2. - (Pax Britannica). - С. 4-58.

    77. Дюришин,Д. Теория сравнительного изучения литературы [Текст] / Д.Дюришин ; пер. со словац. ; предисл. Ю.В.Богданова. - М. : Прогресс, 1979. - 320 с. - Перевод изд. : Пuri in D. Teoria literarnej komparatistiky. - Bratislava : Slovenskэ spisovateе, 1975.

    78. Жинкин,Н.И. Речь как проводник информации [Текст] / Н.И.Жинкин. - М. : Политиздат, 1982. - 250с.

    79. Жинкин,Н.И. Язык - речь - творчество : Исследования по семиотике, психолингвистике, поэтике [Текст] : избранные труды / Н.И.Жинкин ; сот., науч. ред., текстологич. примеч., биографический очерк С.И.Гиндина. - М. : Лабиринт, 1998. - 364 с. : ил. - ISBN5-87604-109-2.

    80. ЖирмунскийВ.М. А.Н.Веселовский и сравнительное литературоведение [Текст] / В.М.Жирмунский // ЖирмунскийВ.М. Сравнительное литературоведение. Восток и Запад : избранные труды / Академия наук СССР, Отделение литературы и языка. - Л. : Наука. Ленинградское отделение, 1979. - С. 84-136.

    81. Жирмунский,В.М. Байрон и Пушкин. Пушкин и западные литературы [Текст] : избранные труды / В.М.Жирмунский ; Академия наук СССР, Отделение литературы и языка. - Л. : Наука. Ленинградское отделение, 1978. - 423с.

    82. Жирмунский,В.М. Гёте в русской литературе [Текст] : избранные труды / В.М.Жирмунский ; Академия наук СССР, Отделение литературы и языка. - Л. : Наука. Ленинградское отделение, 1981. - 558с., ил.

    83. Жирмунский,В.М. Литературные отношения Востока и Запада и развитие эпоса [Текст] / В.М.Жирмунский // ЖирмунскийВ.М. Народный героический эпос. Сравнительно-исторические очерки. - М.-Л. : ГИХЛ, 1962. - С.156-175.

    84. Жирмунский,В.М. Литературные течения как явление международное [Текст] / В.М.Жирмунский // ЖирмунскийВ.М. Сравнительное литературоведение. Восток и Запад : избранные труды / Академия наук СССР, Отделение литературы и языка. - Л. : Наука. Ленинградское отделение, 1979. - С. 137-157.

    85. Жирмунский,В.М. Проблемы сравнительно-исторического изучения литератур [Текст] / В.М.Жирмунский // ЖирмунскийВ.М. Сравнительное литературоведение. Восток и Запад : избранные труды / Академия наук СССР, Отделение литературы и языка. - Л. : Наука. Ленинградское отделение, 1979. - С. 66-83.

    86. Жирмунский,В.М. Фольклор Запада и Востока : сравнительно-исторические очерки [Текст] / В.М.Жирмунский. - М. : О.Г.И., 2004. - 463 с. - ISBN5-94282-179-8. - (Нация и культура : антропология, фольклор).

    87. Заборов,П.Р. "Литература-посредник" в истории русско-западных литературных связей XVIII-XIXвв. [Текст] / П.Р.Заборов // Международные связи русской литературы : сб. статей / под ред. М.П.Алексеева ; Академия наук СССР, Ин-т русской литературы (Пушкинский дом). - М.-Л. : Изд-во Академии наук СССР. Ленинградское отделение, 1963. - С. 64-85.

    88. Заборов,П.Р. Русская литература и Вольтер : XVIII - первая треть XIX в. [Текст] / П.Р.Заборов ; Академия наук СССР, Ин-т русской литературы (Пушкинский дом). - Л. : Наука. Ленинградское отделение, 1978. - 246 с., факс., 3 л. ил.

    89. Заборов,П.Р. Русское вольтерьянство [Текст] / П.Р.Заборов // Вольтер и Россия / ред. А.Д.Михайлова, А.Ф.Строева. - М. : ИМЛИ, "Наследие", 1999. - С.11-19.

    90. Зарубежная эстетика и теория литературы : XIX-XX вв. [Текст] : трактаты, статьи, эссе / сост., общ. ред. и вступ. ст. Г.К.Косикова. - М. : Изд-во МГУ, 1987. - 510 с. - (Университетская библиотека).

    91. Из истории литературных связей XIX в. [Текст] : сб. статей / введ. И.Г.Неупокоевой ; ред. У.А.Гуральника и др. ; Академия наук СССР, Ин-т мировой литературы им. А.М.Горького. - М. : Изд-во АН СССР, 1962. - 335 с.

    92. Из истории советской эстетической мысли (1917-1932) [Текст] : сб. материалов / сост. Г.А.Белая. - М. : Искусство, 1980. - 455с. - (Из истории советской эстетики и теории искусства).

    93. Изучение русской литературы за рубежом в 1980-е годы [Текст] : аннот. библ. указатель / отв. ред. Т.П.Буслакова. - М. : МГУ, 1995. - 164 с.

    94. Ильин,И.П. Постмодернизм от истоков до конца столетия : Эволюция научного мифа [Текст] / И.П.Ильин. - М. : Интрада, 1998. - 255 с., ил. - ISBN5-87604-038-Х.

    95. Илюшин,А.А. Искусство перевода [Текст] / А.А.Илюшин // Введение в литературоведение : учебное пособие / Л.В.Чернец, В.Е.Хализев, А.Я.Эсалнек и др. ; под ред. ЛВ.Чернец. - 2-е изд., перераб. и доп. - М. : Высшая школа, 2006. - ISBN5-06-004233-2. - С.574-580.

    96. Искусство художественного перевода : Немецкая классическая поэзия на уроках литературы [Текст] : книга для учителя / под ред. Г.Н.Тараносовой. - Тольятти : Изд-во фонда "Развитие через образование", 2000. - 187с. - ISBN5-88299-001-7.

    97. История всемирной литературы [Текст] : в 9 т. / гл. ред. Г.П.Бердников ; Академия наук СССР, ИМЛИ им. А.М.Горького. - М.: Наука, 1983-1994. - ТТ. 1-8. (неоконч.) - ISBN5-02-011439-1.

    Т. 1 : Литература Древнего мира / ред. кол. И.С.Брагинский и др. - М., 1983. - 583 с. : ил.

    Т. 2 : Раннее и Зрелое Средневековье, II-III вв. н.э. XIII - начало XIV в. / ред. кол. Х.Г.Короглы и др. - М., 1984. -672 с. : ил.

    Т. 3 : Конец XIII - начало XIV вв. - рубеж XVI-XVII вв. / ред. кол. Н.И.Балашов и др. - М., 1985. -816 с. : ил.

    Т. 4 : XVII в. / ред. кол. Ю.Б.Виппер и др. - М., 1987. - 687 с. : ил.

    Т. 5 : XVIII в. / ред. кол. С.В.Тураев и др. - М., 1988. - 783 с. : ил.

    Т. 6 : 1-я половина XIX в. / ред. кол. Г.Э.Абашидзе, Л.Г.Андреев, Г.Л.Асатиани и др. - М., 1989. - 880 с. : ил. - ISBN 5-02-011345-Х.

    Т. 7 : 2-я половина XIX в. / А.Х.Абдугафуров, А.Джалалов, Л.А.Аганина и др. - М., 1991. - 830 с. : ил. - ISBN 5-02-011439-1.

    Т. 8 : 1890-е гг. - 1917 г. / И.М.Фрадкин, А.М.Зверев, В.А.Кадыш и др. - М. : Наука, 1994. - 848 с. - ISBN 502-011423-5.

    98. История зарубежной литературы : Программы дисциплин предметной подготовки по специальности 021700 "Филология" [Текст] / В.А.Луков, Н.П.Михальская, М.И.Никола, Г.Н.Храповицкая, Е.Н.Черноземова и др. ; Московский педагогический гос. ун-т. - М. : Флинта : Наука, 1999. - 208 с. - ISBN 5-89349-158-0 (Флинта) ; ISBN 5-02-011604-1 (Наука).

    99. История русской переводной художественной литературы : Древняя Русь. XVIII век [Текст] : в 2 т. / отв. ред. Ю.Д.Левин ; Ин-т русской литературы (Пушкинский дом). - СПб. : Boehlau Verlag ; Дмитрий Буланин, 1995-1996. - ISBN3-412-14995-0. - (Bausteine zur slavischen Philologie und Kulturgeschichte : R.A : Slavistische Forschungen. N.F.)

    Т.1 : Проза. - СПб., 1995. - 315 с. - ISBN5-86007-010-1.

    Т.2 : Драматургия. Поэзия. - СПб., 1996. - 270 с. Библиогр. 254-255. - ISBN5-86007-048-9.

    100. Ишимбаева,Г.Г. Образ Фауста в немецкой литературе XVI-XX веков [Текст] / Г.Г.Ишимбаева : учеб. пособие. - М. : Флинта : Наука, 2002. - 262с. - ISBN5-89349-479-2 (Флинта) ; ISBN5-02-002978-5 (Наука).

    101. Ишимбаева,Г.Г. Русская фаустиана XX века [Текст] / Г.Г.Ишимбаева : учеб. пособие. - М. : Флинта : Наука, 2002. - 128с. - ISBN5-89349-339-7 (Флинта) ; ISBN5-02-022613-0 (Наука).

    102. Калиникова,Н.Г. А.С.Пушкин и французская литература [Текст] / Н.Г. Калиникова // Зарубежная литература XIX века : практикум / отв. ред. В.А.Луков. - М. : Флинта : Наука, 2002. - ISBN5-89349-361-3 (Флинта) ; ISBN5-02-022710-2 (Наука). - С. 441-456.

    103. Каминская,Э.Е. Психолингвистическое исследование динамики смыслового поля слова : На материале поэтического текста [Текст] : автореферат дис. ... канд. филол. наук / Каминская Эльвира Евгеньевна. - Тверь, 1996.- 25 с.

    104. Каминская,Э.Е. Слово и текст в динамике смыслового взаимодействия [Текст] : психолингвистическое исследование / Э.Е.Каминская ; Новгородский гос. ун-т им. Ярослава Мудрого. - Великий Новгород : Изд-во Новгородского гос. ун-та им.Ярослава Мудрого, 1998. -134с., ил.

    105. Кантор,В.К. Западничество как проблема "русского пути" [Текст] / В.К.Кантор // Вопросы философии : научно-теоретический журнал Ин-та философии Российской академии наук / гл. ред. В.А.Лекторский ; учредитель Академия наук СССР. 1947... Ежемес. - ISSN 0042-8744. М., 1993. Љ 4. С.24-34.

    106. Кантор,В.К. Между произволом и свободой. К вопросу о русской ментальности [Текст] / В.К.Кантор. - М. : Российская политическая энциклопедия, 2007. - 272с. - ISBN978-5-8243-0876-1. - ("Россия. В поисках себя...").

    107. Кантор,В.К. Русская классика, или Бытие России [Текст] / В.К.Кантор. - М. : Российская политическая энциклопедия, 2005. - 768с. - ISBN5-8243-0402-5. - ("Российские Пропилеи").

    108. Кантор,В.К. Русский европеец как явление культуры : Философско-исторический анализ [Текст] / В.К.Кантор. - М. : РОССПЭН, 2001. - 702 с. - ISBN5-8243-0242-1.

    109. Кантор,В.К. Феномен русского европейца [Текст] : культурфилософские очерки / В.К.Кантор ; Московский общественный научный фонд. - М. : МОНФ : ИЦНиУП, 1999. - 384с. - (Научные доклады / Московский общественный научный фонд ; Љ84).

    110. Касьянова,К. [Чеснокова,В.Ф.] О русском национальном характере [Текст] / В.Ф.Чеснокова. - М.-Екатеринбург : Академический Проект ; Деловая книга, 2003. - 558, [1]с. - ISBN5-829-10203-Х. - (Окна и зеркала).

    111. Катарский,И.М. Диккенс в России : середина XIX века [Текст] / И.М.Катарский ; Академия наук СССР, Ин-т мировой литературы им. А.М.Горького. - М. : Наука, 1966. - 428с., 1 л. портр.

    112. Кафанова,О.Б. Жорж Санд в России : библиография русских переводов и критической литературы на русском языке (1832-1900) [Текст] / О.Б.Кафанова ; М.В.Соколова ; отв. ред. А.Д.Михайлов, Е.В.Халтрин-Халтурина. - М. : Российская Академия наук, Ин-т мировой литературы, 2005. - 589 с. - ISBN5-9208-0235-9.

    113. Кафанова,О.Б. Жорж Санд и русская литература XIXв. [Текст] / О.Б.Кафанова ; Томский гос. педагогический ун-т. - Томск : Изд-во Томского гос. педагогического ун-та, 1998. - 410с.

    114. Кашкин,В.Б. Анализ параллельных текстов как метод функциональной типологии [Текст] / В.Б.Кашкин // Лексика и лексикография : сб. научн. трудов. Вып. 8. / под ред. Ю.Г.Коротких и А.М.Шахнаровича. - М. : Ин-т языкознания, 1997. - С. 34-40.

    115. Кашкин,В.Б. Аспекты метаязыковой деятельности [Текст] / В.Б.Кашкин // Лексика и лексикография : сб. научн. трудов. Вып. 10. / под ред. Ю.Г.Коротких и А.М. Шахнаровича. - М. : Ин-т языкознания, 1999. - С. 64-68.

    116. Кашкин,И.А. Для читателя-современника [Текст] : статьи и исследования / И.А.Кашкин ; авт. предисл. П.Топер ; коммент. М.Лорие. - М. : Советский писатель, 1977. - 558с. : ил.

    117. Квятковский,А.П. Поэтический словарь [Текст] : ок. 670 терминов / А.П. Квятковский. - М. : Советская энциклопедия, 1966. - 375с.

    118. Кифер,Ф. О пресуппозициях [Текст] / Ф.Кифер // Новое в зарубежной лингвистике. Вып.8 : Лингвистика текста / ред. Т.М.Николаева. - М. : Прогресс, 1978. - С.337-353.

    119. Клевенский,М.М., Кушева,Е.Н., Маркова,О.П. Русская подпольная и зарубежная печать [Текст] : библиографический указатель / сост. М.М.Клевенский, Е.Н.Кушева, О.П.Маркова ; ред. С.Н.Валка, Б.П.Козьмина. - М. : Изд-во политкаторжан, 1935. - Т.1 : Донародовольческий период : 1831-1879. Вып. I : Книги, брошюры, листовки. - 223с.

    120. Клейменова,Р.Н. Книжная Москва первой половины XIX века [Текст] / Р.Н.Клейменова ; Академия наук СССР. - М. : Наука, 1991. - 237 [3] с. : ил. - ISBN5-02-012727-2. - (Страницы истории нашей Родины). - (Из истории мировой культуры).

    121. Козмин,Н.К. О переводной и оригинальной литературе конца XVIII и начала XIX века в связи с поэзией В.А.Жуковского [Текст] / Н.К.Козмин. - СПб. : Изд-во товарищества "Труд", 1904. -267 с.

    122. Колесова,И.В. Приложение : Шекспир и музыка. Шекспир в русской графике. Шекспир на астраханской сцене [Текст] / И.В.Колесова // КолесоваИ.В. Литература эпохи Возрождения в Англии, Германии, Нидерландах : учебное пособие : Разработки. Рекомендации. Планы. Тексты. Литература. - Астрахань : Издательский дом "Астраханский университет", 2004. - ISBN5-88200-803-4. - С. 132-167.

    123. Колшанский,Г.В. Контекстная семантика [Текст] / Г.В.Колшанский. - 2-е изд. - М : Едиториал УРСС, 2005. - 152с. - ISBN5-4840-0096-3. - (Лингвистическое наследие XX века).

    124. Кольридж,С.Т. Избранные труды [Текст] / С.Т.Кольридж ; пер. с англ. ; редкол. М.Ф.Овсянникова (пред.) и др. ; сост. В.М.Герман ; вступ. ст. Н.Я.Дьяконовой, Г.В.Яковлевой ; коммент. Г.В.Яковлевой. - М. : Искусство, 1987. - 347 [1] с. - (История эстетики в памятниках и документах).

    125. Комиссаров,В.Н. Общая теория перевода : Проблема переводоведения в освещении зарубежных ученых [Текст] : учебное пособие / В.Н.Комиссаров ; отв. ред. Б.А. Ольховский. - М. : ЧеРо , 1999. - 136с.

    126. Комиссаров,В.Н. Слово о переводе [Текст] : очерк лингвистического учения о переводе / В.Н.Комиссаров. - М. : Международные отношения, 1972. - 248с.

    127. КонрадН.И. Запад и Восток [Текст] : статьи / Н.И.Конрад. - 2-е изд., испр. и доп. - М. : Наука, 1972. -496 с.

    128. Контрастивное исследование оригинала и перевода художественного текста [Текст] : сб. научных трудов / под ред. В.Н.Ярцева ; Одесский гос. ун-т. - Одесса : Изд-во ОГУ, 1986. - 163с.

    129. Коренева,М. Д.Мережковский и немецкая культура (Ницше и Гёте. Притяжения и отталкивания) [Текст] / М.Коренева // На рубеже XIX-ХХ веков : Из истории международных связей русской литературы. - Л. : Наука, 1991. - С.44-77.

    130. Коренева,М. Властитель дум [Текст] / М.Коренева // НицшеФ. Стихотворения. Философская проза / пер. с нем. ; сост. и вступ. ст. М.Кореневой, вступ. ст. и коммент. А. Аствацатурова. - СПб. : Художественная литература. Санкт-Петербургское отделение, 1993. - ISBN5-280-01386-2. - (Лук и лира). - С.5-21.

    131. Кравцов,Н.И. Проблемы сравнительного изучения славянских литератур [Текст] / Н.И.Кравцов. - М. : Изд-во МГУ, 1973. - 363с.

    132. Кривцун,О.А. Эволюция художественных форм : Культурологический анализ [Текст] / О.А.Кривцун ; Российская Академия наук, ВНИИ искусствоведения М-ва культуры СССР. - М. : Наука, 1992. - 299 [1] с. - ISBN5-02-012778-7.

    133. Кривцун,О.А. Эстетика [Текст] : учебник для вузов / О.А.Кривцун. - М. : Аспект Пресс, 1998. - 430с. - ISBN5-7567-0210-5.

    134. Кулешов,В.И. Литературные связи России и Западной Европы в XIX веке (первая половина) [Текст] / В.И.Кулешов. - 2-е изд., испр. и доп. - М. : Изд-во МГУ, 1977. - 349с.

    135. Кюхельбекер,В.К. О направлении нашей поэзии, особенно лирической, в последнее десятилетие (1824) [Текст] / В.К.Кюхельбекер // КюхельбекерВ.К. Путешествие. Дневник. Статьи / подгот. Н.В.Королёва, В.Д.Рак. - Л. : Наука. Ленинградское отделение, 1979 . - 789 с. - (Литературные памятники). - С.436-445.

    136. Лара,О., Эппле,Х.А. Вступительная статья [Текст] / О.Лара, Х.А.Эппле // Поэзия борьбы и сопротивления : Стихи / пер. с исп. ; сост. и предисл. О.Лары, Х.А.Эппле ; послесл. М.Алигер. - М. : Прогресс, 1978. - С. 4-13.

    137. Левин,Ю.Д. Английская поэзия и литература русского сентиментализма [Текст] / Ю.Д.Левин // ЛевинЮ.Д. Восприятие английской литературы в России [Текст] : исследования и материалы / Ю.Д.Левин ; отв. ред. П.Р.Заборов ; Академия наук СССР, Ин-т русской литературы (Пушкинский дом). - Л. : Наука, 1990. - ISBN5-02-027999-4. - С. 134-230.

    138. Левин,Ю.Д. Оссиан в русской литературе (конец XVIII - первая треть XIX в.) [Текст] / Ю.Д.Левин ; Академия наук СССР, Ин-т русской литературы (Пушкинский дом). - Л. : Наука. Ленинградское отделение, 1980. - 205 с., 2 л. ил.

    139. Левин,Ю.Д. Русские переводчики XIX в. и развитие художественного перевода [Текст] / Ю.Д.Левин ; отв. ред. А.В.Федоров ; Академия наук СССР, Ин-т русской литературы (Пушкинский дом). - Л. : Наука. Ленинградское отделение, 1985. - 299 с.

    140. Левин,Ю.Д. Шекспир и русская литература XIXв. [Текст] / Ю.Д.Левин ; отв. ред. М.П.Алексеев. - М. : Наука, 1988. - 327с.

    141. Левин,Ю.И. О типологии непонимания текста [Текст] / Ю.И.Левин // ЛевинЮ.И. Избранные труды : Поэтика. Семиотика. - М. : "Языки русской культуры", 1998. - ISBN5-7859-0043-2. - (Язык. Семиотика. Культура). - С.581-593.

    142. Левкович,В.П. Социально-психологические аспекты этнического сознания [Текст] // Советская этнография : научный журнал Ин-та этнографии Российской Академии наук / учредитель Академия наук СССР, Ин-т этнографии им. Н.Н.Миклухо-Маклая. - 1931-1937, 1946-1992. -Двухмес. - ISSN 0038-5050. - М. : Наука, 1983. - Љ 4. - С. 75-78.

    143. Ленков,Г. Приближаясь к Пушкину [Текст] / Г.Ленков // Иностранная литература : литературно-художественный и общественно-политический журнал / учредитель Союз писателей СССР. - 1955-... - Ежемес. - ISSN0130-6634. - М. : Известия, 1977. - Љ12. - С.226-228.

    144. Либман,В.А., Пироговская,В.П. Взаимосвязи и взаимодействие литератур мира [Текст] : библиография (1966-1970) / В.А.Либман, В.П.Пироговская ; Академия наук СССР, Ин-т научной информации по общественным наукам ; Ин-т мировой литературы им. А.М.Горького. - М., 1973. - 564 с.

    145. Либман,В.А., Пироговская,В.П. Взаимосвязи и взаимодействие литератур мира [Текст] : библиография (1961-1965) / В.А.Либман, В.П.Пироговская ; Академия наук СССР, Ин-т научной информации по общественным наукам ; Ин-т мировой литературы им. А.М.Горького. - М., 1967. - 502 с.

    146. Лилова,А. Введение в общую теорию перевода [Текст] / А.Лилова ; пер. с болг. ; под общ. ред. П.М.Топера. - М. : Высшая школа, 1985. - 256 с. - Перевод изд. : Лилова А. Увод в общата теория на перевода. - София, 1981.

    147. Лингвострановедение и текст [Текст] : сб. статей / под ред. Е.М.Верещагина и В.Г.Костомарова ; Ин-т русского языка им. А.С.Пушкина. - М. : Русский язык, 1987. - 178[1] с.

    148. Литературоведение на пороге XXI века [Текст] : материалы Международной научной конференции / редкол. П.А.Николаев (отв. ред.), Е.3.Цыбенко, Л.В.Чернец. - М. : Изд-во МГУ, 1998. - 608 с.

    149. Лихачёв,Д.С. Заметки о русском [Текст] / Д.С.Лихачёв. - 2-еизд., доп. - М. : Советская Россия, 1984. - 62с., портр.

    150. Лопатина,Н. Два века в русской поэзии [Текст] : вместо введения / Н.Лопатина // Гёте в русской поэзии : век XVIII - век XX (антология) / сост. Н.И.Лопатина, ред. Ю.Г.Фридштейн ; Всероссийская гос. библиотека иностранной литературы им. М.И.Рудомино. - М. : Рудомино, 1999. - С.3-17.

    151. Лосский,Н.О. Условия абсолютного добра [Текст] / Н.О.Лосский ; вступ. ст. А.И.Титаренко. - М. : Изд-во политической литературы, 1991. - 367 [1] с. - ISBN 5-250-01492-5. - (Библиотека этической мысли).

    152. Лотман,М.Ю. К построению теории взаимодействия культур (семиотический аспект) [Текст] / М.Ю.Лотман // ЛотманМ.Ю. Семиосфера : Культура и взрыв. Внутри мыслящих миров. Статьи, исследования, заметки / сост. М.Ю.Лотман ; сост. указателя имён А.Ю.Балакин. - СПб. : "Искусство-СПБ", 2000. - ISBN5-210-01488-6. - С.603-614.

    153. Луков,В.А. Теория персональных моделей в истории литературы [Электронный ресурс] / В.А.Луков ; проект "История литературы: Персональные модели в литературных портретах" ; Московский гуманитарный ун-т. - Электронные данные. - Режим доступа : http//www.mosgu.ru/nauchnaya/publications/monographs, свободный. - Заглавие с экрана. - Яз. рус.

    154. Макарова,Л.С. Экзистенциальный цикл произведения и перевод [Текст] / Л.С.Макарова // Вестник Адыгейского гос. ун-та. - 2006. - Љ 2. - С. 185-195.

    155. Мандельштам,О.Э. Собрание сочинений [Текст] : в 2 т. / О.Э.Мандельштам ; сост. П.М.Нерлер ; подгот. текста и коммент. А.Д.Михайлова, П.М.Нерлера ; вступ. ст. С.С.Аверинцева. - М. : Художественная литература, 1990. - Т.2 : Проза. Переводы. - 463[1]с., 9л.ил. : факс. - ISBN5-280-00561-4.

    156. Маршак,С.Я. Портрет или копия? (Искусство перевода) [Текст] / С.Я.Маршак // МаршакС.Я. Собрание сочинений: в 4т. / отв. ред. С.В.Михалков ; сост. и примеч. Т.Л.Аверьяновой. - М. : Правда, 1990. - Т.4 : Воспитание словом : Статьи, заметки, воспоминания. - ISBN5-253-00009-7. - С. 370-396.

    157. Маслов,В.И. Начальный период байронизма в России [Текст] : критико-библиографический очерк / В.И.Маслов. - Киев : Издание книгопродавца Н.Я.Оглоблина, 1915. -123 с.

    158. Маслов,В.И. Оссиан в России [Текст] : библиография / В.И.Маслов. - Л. : Изд-во Академии наук СССР, 1928. - 65с. - (Труды Пушкинского Дома. Вып. 4).

    159. Межнациональный фактор в литературном процессе [Текст] : межвуз. сб. / отв. ред. профессор Ю.В.Ковалёв ; Ленинградский гос. ун-т. - Л. : Изд-во ЛГУ, 1989. - 204 с. - ISBN 5-288-00314-9. - (Зарубежная литература. Проблемы метода. Вып. 3.).

    160. Мелетинский,Е.М. О литературных архетипах [Текст] / Е.М.Мелетинский ; Ин-т высших гуманитарных исследований им. Е.М.Мелетинского. - М. : РГГУ, 1994. - 136с.- ISBN 5-7281-0067-8. - (Чтения по истории и теории культуры. Вып.4).

    161. Мелетинский,Е.М. Проблемы сравнительного изучения средневековой литературы (Запад/Восток) [Текст] / Е.М.Мелетинский // МелетинскийЕ.М. Избранные статьи. Воспоминания / отв. ред. Е.С.Новик ; РГГУ, Ин-т высших гуманитарных исследований. - М. : РГГУ, 1998. - ISBN5-7281-0238-7. - С.468-506.

    162. Меринг,Ф. Мировая литература и пролетариат [Текст] : сб. статей / Ф.Меринг ; пер. с нем. Е.А.Гурвич ; ред. А.С.Мартынов ; предисл. Э.Цобеля. - М. : Гос. изд-во, 1924. - 360с.

    163. Методические рекомендации для студентов-филологов, занимающихся проблемой русско-зарубежных литературных связей XIX века [Текст] / сост. З.А.Старицына, Е.В.Морозова ; Казанский гос. педагогический ин-т. - Казань : Изд-во КГПУ, 1987. - 24с.

    164. Микушевич,В.Б. Поэтический мотив и контекст [Текст] / В.Б.Микушевич // Вопросы теории художественного перевода : сб. статей / сост. Т.А.Рузская. - М. : Художественная литература, 1971. - С.6-79.

    165. Миловидов,В.А. Предисловие [Текст] / В.А.Миловидов // Текст и контекст : Жанрово-стилевые взаимодействия в зарубежной литературе XIX-XX веков : сб. научных трудов / Тверской гос. ун-т. - Тверь : Изд-во ТГУ, 1991. - С. 4-7.

    166. Михайлов,А.Д. "Русский Бальзак" : "юбилейный", "приспособленный" - и настоящий [Текст] / А.Д.Михайлов // Бальзак в русской литературе / вступ. ст. АД.Михайлова. - М. : Рудомино, 1999. - ISBN5-7380-0108-7. - С. 6-22.

    167. Михайлов,В.А. Эволюция жанра литературного путешествия в произведениях русских писателей XVIII-XIX веков [Текст] : автореферат дис. ... канд. филол. наук / Михайлов Вадим Александрович. - Волгоград, 1999. -24 с.

    168. Мочкин,А. Ф.Ницше и Ф.М.Достоевский [Текст] / А.Мочкин // Методологические проблемы историко-философского исследования : Сб. статей / Ин-т востоковедения Российской Академии наук. - М. : Наука, 1981. - С.26-29.

    169. Мочкин,А.Н. Парадоксы неоконсерватизма : Россия и Германия в конце XIX - начале XX века [Текст] / А.Н.Мочкин ; Российская Академия наук, Ин-т философии. - М. : ИФ, 1999. - 193 с. - ISBN5-201-01991-9.

    170. Наровчатов,С. Вступительная статья [Текст] / С.Наровчатов // Поэзия Великой Отечественной войны и антифашистского сопротивления (стихи народов НРБ, ВНР, МНР, ПНР, СССР, ЧСССР) / предисл. С.Наровчатова ; редкол. сер. Ю.В.Бондарев и др. - М. : Художественная литература, 1980. - (Библиотека Победы). - С. 5-28.

    171. Нартов,К.М. Взаимосвязи отечественной и зарубежной литератур в школьном курсе [Текст] / К.М.Нартов. - М. : Просвещение, 1986. - 189 [2] с.

    172. Начало века : Из истории международных связей русской литературы [Текст] / редкол. В.Е.Багно, П.Р.Заборов, М.Ю.Коренева (отв. ред.) ; Российская Академия наук, Ин-т русской литературы (Пушкинский дом). - СПб. : Наука, 2000. - 409 с. - ISBN 5-02-028461-0.

    173. Нелюбин,Л.Л., Хухуни,Г.Т. Наука о переводе : С древнейших времен до наших дней [Текст] : учебник / Л.Л.Нелюбин, Г.Т.Хухуни ; Российская Академия наук, Московский психолого-социальный ин-т. - М. : Флинта : Наука, 2005. - 412, [1] с. - ISBN5-89349-723-6 (Флинта) ; ISBN 5-02-033153-8 (Наука).

    174. Неупокоева,И.Г. Проблемы взаимосвязей и взаимодействия литератур [Текст] / И.Г.Неупокоева // Взаимосвязи и взаимодействия национальных литератур : материалы дискуссии (11-15 января 1960 г.) / ред. И.И.Анисимов, Н.И.Конрад, Г.И.Ломидзе, И.Г.Неупокоева ; Академия наук СССР, Ин-т мировой литературы им. А.М.Горького. - М.: Наука, 1961. - С. 13-51.

    175. Николаев,П.А. Типология и компаративистика : современная жизнь понятий [Текст] / П.А.Николаев // Филологические науки : научный журнал литературоведения и лингвистики / гл. ред. П.А.Николаев ; учредитель (1998) Мин-во общ. и проф. образования РФ. - Двухмес. - 1958- ... - ISSN 0130-9730. - М. : Высшая школа, 1996. - Љ 3. - С. 3-13.

    176. Никольская,Л.И. Байрон в России конца XIX - начала XX веков [Текст] : пособие к спецкурсу / Л.И.Никольская. - Смоленск : Изд-во Смоленского гос. педагогического ин-та, 1986. - 228 с.

    177. Никольская,Л.И. Поэзия Дж.Г.Байрона и П.Б.Шелли в России конца XIX - начала XX вв. [Текст] : автореферат дис. ... доктора филол. наук / Никольская Л. И. - М., 1992. -31с.

    178. Нуралова,С.Э. Теккерей и Л.Н.Толстой [Текст] / С.Э.Нуралова // Теккерей Уильям Мейкпис : Творчество. Воспоминания. Библиографические разыскания: сб. / Всесоюзная гос. библиотека иностранной литературы ; сост., авт. вступ. ст. Е.Ю.Гениева. - М. : Книжная палата, 1989. - С.425-434.

    179. Нямцу,А.Е. Актуальные аспекты современного сравнительного литературоведения (к проблеме функционирования традиционных сюжетов) [Текст] / А.Е.Нямцу // Літературознавство і культурологія : збірник наук. статей. - Випуск І. - Чернівці : Рута, 2000. - С.11-13.

    180. Нямцу,А.Е. Традиционные сюжеты (проблемы теории) [Текст] / А.Е.Нямцу // Літературознавство і культурологія : збірник наук. статей. - Випуск І. - Чернівці : Рута, 2000. - С.35-49.

    181. Оболенская,Ю.Л. Диалог культур и диалектика перевода : Судьбы произведений русских писателей XIX века в Испании и Латинской Америке [Текст] / Ю.Л.Оболенская. - М. : Изд-во МГУ, 1998. - 316 с. - ISBN5-89598-027-9.

    182. Оболенская,Ю.Л. Перевод как форма взаимодействия литератур [Текст] / Ю.Л.Оболенская // Введение в литературоведение : учебное пособие / Л.В.Чернец, В.Е.Хализев, А.Я.Эсалнек и др. ; под ред.Л.В. Чернец. -2-е изд., перераб. и доп. - М. : Высшая школа, 2006. - ISBN5-06-004233-2. - С.562-574.

    183. Падучева,Е.В. Понятие презумпции в лингвистической семантике [Текст] / Е.В.Падучева // Семиотика и информатика : сб. статей / Всероссийский Ин-т научной и технической информации Академии наук СССР. - Вып.8. - М. : ВИНИТИ, 1976. - С.91-124.

    184. Падучева,Е.В. Семантические исследования : семантика времени и вида в русском языке. Семантика нарратива [Текст] / Е.В.Падучева. - М. : Школа "Языки русской культуры", 1996. - 464 с. - ISBN5-88766-046-5. - (Язык. Семиотика. Культура).

    185. Панченко,А.М. О русской истории и культуре [Текст] / А.М.Панченко. - СПб. : Азбука, 2000. - 463с. - ISBN5-267-00274-7. - (Academia).

    186. Перевод как моделирование и моделирование перевода [Текст] : межвузовский сб. научных трудов / Тверской гос. ун-т. - Тверь : Изд-во ТГУ, 1991. - 244 с.

    187. Перевод как процесс и как результат : Язык, культура, психология [Текст] : межвузовский сб. научных трудов / Калининский гос. ун-т. - Калинин : Изд-во КГУ, 1989. - 280с.

    188. Пинский,Л.Е. Магистральный сюжет : Ф.Вийон, В.Шекспир, Б.Грасиан, В.Скотт [Текст] : сб. / Л.Е.Пинский ; вступ. ст. А.А.Аникста. - М. : Советский писатель, 1989. - 410 [2] с. : ил. - ISBN5-265-00956-6.

    189. Плеханов,Г.В. Сочинения [Текст] / Г.В.Плеханов ; под ред. Д.Рязанова. - 2-е изд.- М. : Гос. издательство, 1925. - Т.VII : Обоснование и защита марксизма. Ч.1. - 329с.

    190. Подольская,Г.Г. Джон Китс в России : Новые переводы [Текст] / Г.Г.Подольская. - Астрахань : Изд-во Астраханского педагогического ин-та, 1993. - 304с. - ISBN5-88200-008-4.

    191. Померанц,Г.С. Литература и культура Китая [Текст] / Г.С.Померанц. - М. : Наука : Главная редакция восточной литературы, 1972. - 360 с.

    192. Померанц,Г.С. Парадоксы модернизации [Текст] / Г.С.Померанц // Человек : иллюстрированный научно-популярный журнал / учредители : Президиум Российской Академии наук, Ин-т человека. - 1990-... - Ежемес. - ISSN 0236-2077. - М. : Наука, 1990. - Љ 1. - С.156-171.

    193. Попович,А. Проблемы художественного перевода [Текст] / А.Попович ; пер. со словац. И.А.Бернштейн, И.С.Чернявской ; под общ. ред. и с предисл. П.М.Топера ; отв. ред. Н.А.Кондрашов. - М. : Высшая школа, 1980. - 199с., ил. - Перевод изд. : Popovic A. Teoria umeleckeno prekladu. - Tatran.

    194. Поспелов,Г.Н. Стадиальное развитие европейских литератур [Текст] / Г.Н.Поспелов. - М. : Художественная литература, 1988. - 206 [2] с. - ISBN5-280-00418-9.

    195. Поэзия социализма : Художественные открытия поэзии социалистического реализма [Текст] : сб. статей / ред. коллегия : С.В.Тураев (отв. ред.) и др. ; Академия наук СССР, Ин-т мировой литературы им. А.М.Горького. - 357 с., ил., 1 л. портр.

    196. Проблемы особых межлитературных общностей [Текст] / пер. со словац. Л.Ф. Широковой ; под общ. ред. Д.Дюришина ; Российская Академия наук. Ин-т востоковедения. Словацкая Академия наук. Ин-т мировой литературы. - М. : Наука : Изд. фирма "Восточная литература", 1993. - 263с. : [1] вкл. л. ; парал. тит. л. словац. - Библиогр. в конце ст. - ISBN5-02-017253-7.

    197. Проблемы семантики и перевода в свете типологии языков и контрастивной лингвистики [Текст] : материалы межрегиональной научной конференции / Башкирский гос. ун-т. - Уфа : Изд-во БГУ, 2001. - 105с.

    198. Программы основных лекционных курсов по специализации "Сравнительное литературоведение" [Текст] / отв. ред. П.А.Николаев, Л.В.Чернец ; Московский гос. ун-т. - М.: Изд-во МГУ, 2001. - 45 с.

    199. Проханов,А.А. Перед вами - мессианская задача [Текст] / А.А.Проханов // Завтра : "Газета Государства Российского" / гл. ред. А.А.Проханов. - 1993-... - М., 2007. - Љ17 (701). 25апреля. - С. 3-5.

    200. Пушкин,А.С. Переводы и подражания. Комментированное издание с текстами на языке оригинала [Текст] : сборник / А.С.Пушкин ; сост.К.Н. Атарова и Г.А.Лесскис. - М.: ОАО Изд-во "Радуга", 1999. - 448с.

    201. Реизов,Б.Г. История и теория литературы [Текст] / Б.Г.Реизов. - Л. : Наука, 1986. - 318с.

    202. Рес традукторика [Res Traductorica] : Перевод и сравнительное изучение литературы [Текст] : сб. : к 80-летию Ю.Д.Левина / ред. В.Е.Багно ; Российская Академия наук, Ин-т русской литературы (Пушкинский дом). - СПб. : Наука, 2000. - 362с. - Текст также на англ. и нем.яз. - ISBN5-02- 028441-6.

    203. Розанов,В. Историко-литературный род Киреевских [Текст] / В.Розанов // Кодры (Молдова литературная) : литературный журнал / учредитель Союз писателей Молдовы. - 1994-... - ISSN0130-2337. - Ежемес. - Кишинёв, 1991. - Љ4. - С.92-208.

    204. Россия - это сама жизнь : Заметки иностранцев о России с XIV по XX век [Текст] / Сретенский монастырь. - М. : Изд-во Сретенского монастыря, 2004. - 544 с. - ISBN 5-7533-0270-X.

    205. Руднев,В.П. Словарь культуры XX века [Текст] / В.П.Руднев. - М. : Аграф, 1997. - 384с. - ISBN5-7784-0034-9.

    206. Русские писатели о переводе XVIII-XXвв. [Текст] : сб. статей / под ред. Ю.Д.Левина, А.В.Фёдорова ; вступ. ст. А.В.Фёдорова. - Л. : Советский писатель. Ленинградское отделение, 1960. - 696с.

    207. Русско-европейские литературные связи [Текст] : сб. статей к 70-летию со дня рождения академика М.П.Алексеева / П.Н.Берков, А.С.Бушмин, В.М.Жирмунский ; Академия наук СССР. Отделение литературы и языка, Ин-т русской литературы (Пушкинский дом). - Л. : Наука, 1966. - 474 с.

    208. Русско-зарубежные литературные связи [Текст] : материалы I межвузовской научно-практической конференции / Новгородский гос. педагогический ун-т. - Н.Новгород : Изд-во НГПУ, 2005. - 326 с.

    209. Сайтанов,В.А. А.С.Пушкин и английские поэты озёрной школы [Текст] : дис. ... канд. филол. наук / Сайтанов В.А. - М., 1979. - 22 с.

    210. Сайтанов,В.А. Пушкин и Кольридж. 1835 // Известия Академии наук СССР. - Серия литературы и языка. - ISSN0321-1711. - Т.32. - Љ2. - М., 1977. -С. 153-164.

    211. Семенко,И.М. Примечания [Текст] / И.М.Семенко // Жуковский В.А.Собрание сочинений : в 4 т. / подгот. текста и примеч. И.М.Семенко. - М.-Л. : Художественная литература, 1959. - Т. 2 : Баллады, поэмы и повести. - С. 449-485.

    212. Сепир,Э. Избранные труды по языкознанию и культурологи [Текст] / Э.Сепир ; пер. с англ. под ред. и с предисл. А.Е.Кибрика. - М. : Прогресс : Издательская группа "Универс", 1993. - 654 [1] с., ил. - ISBN5-01-002079-3. - (Филологи мира).

    213. Сервантес в русской литературе : Писатели о писателях [Текст] / сост. и автор вступ. ст. В.Г.Гринько ; ред. Ю.Г.Фридштейн ; Всероссийская гос. библиотека иностранной литературы им. М.И.Рудомино. - М. : ВГБИЛ, 1998. - 96c., ил.

    214. Сервантес и всемирная литература : К столетию академика Рамона Менендеса Пидаля [Текст] : сб. статей / под ред. Н.И.Балашова, А.Д.Михайлова, И.А.Тертерян ; Академия наук СССР, Ин-т мировой литературы им. А.М.Горького. - М. : Наука, 1969. - 299 с., ил.

    215. Слуцкий,Б. Вступительная статья [Текст] / Б.Слуцкий // Поэзия социалистических стран Европы : сб. переводов / сост. и примеч. Б.Шуплецова ; вступ. ст. Б.Слуцкого ; ред. совет сер. И.В. Абашидзе и др. - М. : Художественная литература, 1976. - (Библиотека всемирной литературы. Т. 171. Серия третья. Литература XX века). - С. 6-34.

    216. Слуцкий,Б.А. Предисловие [Текст] / Б.Слуцкий // Слуцкий,Б.А. Революционная баллада мира : К 50-летию Советской власти : сб. переводов / сост. и предисл Б.А.Слуцкий. - М. : Молодая гвардия, 1967. - С. 3-14.

    217. Смирнов,И.П. Порождение интертекста : Элементы интертекстуального анализа с примерами из творчества Б.Л.Пастернака [Текст] / И.П.Смирнов ; Санкт-Петербургский гос. ун-т. - СПб. : Языковой центр СПбГУ, 1995. - 189с. - ISBN5-874030581.

    218. Сравнительное и сопоставительное литературоведение [Текст] : хрестоматия. - Казань : Изд-во ДАС, 2001. - 390с.

    219. Сравнительное изучение литератур : К 80-летию академика М.П.Алексеева [Текст] : сб. статей / отв. ред. А.С.Бушмин ; Академия наук СССР, Отделение языка и литературы. - Л. : Наука. Ленинградское отделение, 1976. - 526 с. : 1 л. портр.

    220. Сравнительное изучение славянских литератур : материалы конференции (18-20 мая 1971 г.) [Текст] / ред. М.П.Алексеев и др. ; Академия наук СССР, Ин-т славяноведения и балканистики ; Ин-т русской литературы (Пушкинский дом). - М. : Наука, 1973. - 511 с.

    221. Сравнительно-типологические исследования славянских языков и литератур [Текст] : сб. статей IX Международного съезда славистов / отв. ред. В.Д.Андреев, П.А.Дмитриев ; Ленинградский гос. ун-т им. А.А.Жданова. - Л. : Изд-во ЛГУ, 1983. - 160 с.

    222. СтальЖ.де. О литературе, рассмотренной в связи с общественными установлениями [Текст] / Ж.деСталь ; пер. и коммент. В.А.Мильчиной ; вступ. ст. А.А.Аникста. - М. : Искусство, 1989. - 475с. - ISBN5-210-00332-9. - (История эстетики в памятниках и документах).

    223. СтепановаТ.М., АутлеваФ.А. Международные связи и влияния как проявление диалога культур : Вопросы историографии [Текст] / Т.М.Степанова, Ф.А.Аутлева ; Адыгейский гос. ун-т // Вестник Адыгейского гос. ун-та. - 2006. - Љ4. - С. 65-88.

    224. Страда,В. Между Марксом, Ницше и Достоевским [Текст] / В.Страда // Страна и мир : общественно-политический журнал русской эмиграции / ред. К.Любарский, Б.Хазанов - 1984-1992. - Мюнхен, 1989. - Љ2. - С. 140-167.

    225. Теоретическое введение в сравнительное изучение литератур [Электронный ресурс] / сост. Л.В.Чернец, А.Я.Эсалнек. - Электронные данные. - Режим доступа : http//www.philol.msu.ru/~tlit/sristteo.htm, свободный. - Заглавие с экрана. - Яз. рус.

    226. Тихомиров,В.Н. Русско-зарубежные литературные связи [Текст] / В.Н.Тихомиров. - Киев : "Выща школа", 1988. - 260 с.

    227. Толмачёв,В.М. Рубеж XIX-XX веков как историко-литературное и культурологическое понятие [Текст] / В.М.Толмачёв // Зарубежная литература конца XIX - начала XX века : учебное пособие для студ. высш. учеб. заведений / В.М.Толмачёв, Г.К.Косиков, А.Ю.Зиновьева и др. ; под ред. В.М.Толмачёва. - М. : Издательский центр "Академия", 2003. - ISBN 5-7695-0960-0. - С. 6-28.

    228. Топер,П.М. Перевод в системе сравнительного литературоведения [Текст] : монография / П.М.Топер ; отв. ред. Н.К.Гей ; Ин-т мировой литературы им.А.М.Горького Российской Академии наук. - 2-еизд. - М. : Наследие, 2001. - 253с.

    229. Топоров,В.Н. Пространство культуры и встречи в нём [Текст] / В.Н.Топоров // Восток - Запад : Исследования. Переводы. Публикации / редкол. Л.Б.Алаев, М.Л.Гаспаров, А.Б.Куделин, Е.М.Мелетинский. - Вып.4. - М. : Наука : Главная редакция восточных литератур, 1989. - ISBN 5-02-016791-6. - С. 6-17.

    230. Трусов,В.П., Филипов,А.С. и др. Этническая психология (Этнические процессы и образ жизни людей) [Текст] / В.П.Трусов, А.С.Филиппов. - М.: Наука, 1984. - 385 с.

    231. Тураев,С.В. О характере и формах литературных влияний [Текст] / С.В.Тураев // Взаимосвязи и взаимодействия национальных литератур : материалы дискуссии (11-15 января 1960 г.) / ред. И.И.Анисимов, Н.И.Конрад, Г.И.Лоимидзе, И.Г.Неупокоева ; Академия наук СССР, Ин-т мировой литературы им. А.М.Горького. - М. : Наука, 1961. - С. 387-390.

    232. Тюлина,Н.И. Байрон в русской критике и литературоведении [Текст] / Н.И.Тюлина // Труды Гос. библиотеки СССР им. В.И.Ленина : ежегодник. - М. : Academia, 1961. - Т. 5. - С. 259-390.

    233. Успенский,Б.А. Структурная типология языков [Текст] / Б.А.Успенский. - М. : Наука, 1965. - 286 с.

    234. Фёдоров,А.В. Основы общей теории перевода (лингвистические проблемы) [Текст] : учебное пособие для ин-тов и фак-тов иностранных языков / А.В.Фёдоров. - 5-е изд. - СПб.: Филологический факультет СПбГУ. - М. : ООО "Издательский дом "Филология Три"", 2002. - 416с. - ISBN5-94545-014-6.

    235. Фоменко,И.В. Цитата [Текст] / И.В.Фоменко // Введение в литературоведение : учебное пособие / Л.В.Чернец, В.Е.Хализев, А.Я.Эсалнек и др. ; под ред.Л.В. Чернец. -2-е изд., перераб. и доп. - М. : Высшая школа, 2006. - ISBN5-06-004233-2. - С.477-487.

    236. Фохт,У.Р. Формы литературных взаимодействий и методика их изучения [Текст] / У.Р.Фохт // Взаимосвязи и взаимодействия национальных литератур : материалы дискуссии (11-15 января 1960 г.) / ред. И.И.Анисимов, Н.И.Конрад, Г.И.Ломидзе, И.Г.Неупокоева ; Академия наук СССР, Ин-т мировой литературы им. А.М.Горького. - М. : Наука, 1961. - С.299-301.

    237. ФридлендерГ. Достоевский и мировая культура [Текст] / Г.Фридлендер. - Л. : Советский писатель. Ленинградское отделение, 1985. - 456 с., портр. - (Библиотека произведений, удостоенных Гос. премии СССР).

    238. Фридтштейн,Ю.Г. "Вольтеровские метаморфозы" в России [Текст] / Ю.Г. Фридтштейн // Вольтер и Россия / ред. А.Д.Михайлова, А.Ф.Строева. - М. : ИМЛИ, Наследие, 1999. - С.21-31.

    239. Хализев,В.Е. Теория литературы [Текст] / В.Е.Хализев. - М. : Высшая школа, 1999. - 398 с. - ISBN5-06-003356-2.

    240. Хорольский,В. Место культуры и литературы Запада и Востока в цивилизации XX века [Электронный ресурс] / В.Хорольский ; Ростовская электронная газета. - 1998-... - Двухнед. - ISSN 1609-9214. - Электронные данные. - Режим доступа http//www.relga.rsu.ru/n58/cult58_1.htm, http//www.relga.rsu.ru/n59/cult59.htm, свободный. - Заглавие с экрана. - Яз. рус.

    241. Храповицкая,Г.Н. Байрон и Пушкин - контактные и типологические связи [Текст] / Г.Н.Храповицкая // ХраповицкаяГ.Н. Романтизм в зарубежной литературе (Германия, Англия, Франция, США) : Практикум : учебное пособие для студ. высш. учеб. заведений. - М. : Издательский центр "Академия", 2003. - ISBN5-7695-1337-3. - С.124-143.

    242. Храповицкая,Г.Н. Восприятие русской литературой гофмановских идей и образов : "Песочный человек" Э.Т.А.Гофмана и "Двойник" А.Погорельского [Текст] / Г.Н.Храповицкая // ХраповицкаяГ.Н. Романтизм в зарубежной литературе (Германия, Англия, Франция, США) : Практикум : учебное пособие для студ. высш. учеб. заведений. - М. : Издательский центр "Академия", 2003. - ISBN5-7695-1337-3. - С. 83-92.

    243. Чернец,Л.В. Актуальные проблемы современного литературоведения : Основные тенденции и перспективы развития литератур [Электронный ресурс] / Л.В.Чернец. - Электронные данные. - Режим доступа : http//uzswlu.datasite.uz/data/Module/actual_problems_of_literarure.pdf, свободный. - Заглавие с экрана. - Яз. рус.

    244. Чернец,Л.В. Специализация "Сравнительное литературоведение" : первый выпуск слушателей [Текст] / Л.В.Чернец // Вестник Московского университета : научное издание по филологии Московского ун-та. Серия филология / гл. ред. М.Л.Ремнёва. - ISSN0130-0075. - М. : Изд-во МГУ, 2003. - Љ6. - С. 219-222.

    245. Чистякова,Г.Д. Смысловая структура текста как определяющий фактор его понимания [Текст] / Г.Д.Чистякова // Семантика, логика и интуиция в мыслительной деятельности человека : психологические исследования : сб. статей / под ред. и с предисл. А.Н.Соколова ; НИИ общ. и педагогической психологии Академии педагогических наук СССР . - М. : Педагогика, 1979. - 102-114.

    246. Шаповал,С.А. Проблемы отбора предметного содержания учебных задач для образовательной области "Филология" [Электронный ресурс] 2002 / С.А.Шаповал. - Электронные данные. - Режим доступа : http//www.philology.ru/marginalia/sshapoval1.htm, свободный. - Заглавие с экрана. - Яз. рус.

    247. Швейцер,А.Д. Перевод и лингвистика : Газетно-информационный и военно-публицистический перевод [Текст] / А.Д.Швейцер. - М. : Военное изд-во Мин-ва обороны, 1973. - 280 с.

    248. Швейцер,А.Д. Теория перевода : Статус, проблемы, аспекты [Текст] / А.Д.Швейцер ; отв. ред. В.Н.Ярцева ; Академия наук СССР, Ин-т языкознания. - М. : Наука, 1988. - 214 [1] с. - ISBN5-02-010882-0.

    249. Шекспир и русская культура [Текст] : коллективная монография / под ред. и с предисл. М.П.Алексеева ; Академия наук СССР, Ин-т русской литературы (Пушкинский дом). - М.-Л. : Наука. Ленинградское отделение, 1965. - 823 с., ил.

    250. Шестаков,В. Ницше и русская мысль [Текст] / В.Шестаков // Россия и Германия : опыт философского диалога / под ред. А.Я.Шарова. - М. : Медиум, 1993. - ISBN5-85691-006-0. - С.280-307.

    251. Шлейкина,Г.Ю. Английская романтическая лирика в литературно-критической мысли и творческой интерпретации А.С.Пушкина [Текст] : автореферат дис. ... канд. филол. наук / Шлейкина Галина Юрьевна. - Петрозаводск, 2006.- 20с.

    252. Шумкова,Т.Л. Зарубежная и русская литература XIX века. Романтизм [Текст] : учебное пособие / Т.Л.Шумкова. - М. : Флинта : Наука, 2002. - 240 с. - ISBN5-89349-339-7 (Флинта) ; ISBN5-02-022613-0 (Наука).

    253. Эйгес,И.Р. К переводам И.И.Козлова из Байрона [Текст] / И.Р.Эйгес // Звенья : сб. материалов и документов по истории литературы, искусства и общественной мысли России XIX века. - М. : Academia, 1935. - Т.5. - С. 37-54.

    254. Элиот,Т.С. Назначение поэзии : Статьи о литературе [Текст] / Т.С.Элиот / пер. с англ. ; предисл. А.Зверева. - Киев : AirLand ; М. : Совершенство, 1997. - 350 с. - ISBN5-7707-9403-8 (AirLand) ; ISBN5-89441-001-0 (Совершенство). - (Citadelle).

    255. Эпштейн,М.Н. "Природа, мир, тайник вселенной..." : Система пейзажных образов в русской поэзии [Текст] / М.Н.Эпштейн. - М. : Высшая школа, 1990. - 302 [1]с. - ISBN5-06-001588-2.

    256. Эткинд,Е.Г. Русские поэты-переводчики от Тредиаковского до Пушкина [Текст] / Е.Г.Эткинд ; Академия наук СССР. - Л. : Наука. Ленинградское отделение, 1973. - 248 с. - (Из истории мировой культуры).

    257. Юнг,К.Г. Архетип и символ [Текст] / К.Г.Юнг ; пер. с нем. - М. : Ренессанс, 1991. - 302с. - ISBN5-7664-0462-X.

    258. Юсупов,Р.А. Введение в теорию и практику перевода [Текст] : учебное пособие / Р.А.Юсупов. - Казань : Изд-во Казанского гос. педагогического ин-та, 1988. - 97с.

    259. Яворская,Н.В. Современная революционная политическая сатира на Западе (Германия, Америка, Франция) [Текст] / Н.В.Яворская. - М.-Л. : ОГИЗ-ИЗОГИЗ, 1932. - 100с., ил.

    260. Ясперс,К. Смысл и назначение истории [Текст] / К.Ясперс. - 2-е изд. - М. : Республика, 1994. - 527с. - ISBN5-250-02454-8.

    261. Etiemble,R. La Litterature Comparee ou Comparaison nest pas raison [Текст] / R.Etiemble. - P. : Editions Euros, 1957. - 330 p.

    262. Etiemble,R. Quelques essais de litterature universelle [Текст] / R.Etiemble. - P. : Librairie Larousse, 1982. - 286 p.

    263. Maigron,L. Le roman historique a lйpoque romantique [Текст] / L.Maigron. - Paris : Gauthier-Villars, 1912. - 244 p.

    264. Marino,A. Repenser la litterature comparee [Текст] / A.Marino // Synthesis. - Т.VII. - Bucarest : Editions Meridiane, 1980. - P. 5-48.

    265. Marino,A. Reviser la litterature universelle [Текст] / A.Marino // Synthesis. - T.VIII, IX, XI. - Bucarest, 1981-1984. - P. 10-32.

    266. MathesitusV. O problemech ceskevo precladatelstvi [Текст] / V.Mathesitus // Prehled. Praja, 1913. - Љ 11. - S. 80-125.

    267. Mathewson,R. The novel in Russia and the West. In Soviet Literature in the sixties [Текст] / R.Mathewson. - New York : University Press, 1964. - 317 p.

    268. Trousson,R. Le thиme de Promйthйe dans la littйrature europйenne [Текст] / R.Trousson. - Geneva, :Librairie Droz S. A., 1964. - 430 p.

    269. Wellek,R. The concept of comparative literature [Текст] / R.Wellek // Yearbook of Comparative and General Literature. - ISSN0084-3695. - United States : Indiana University (Comparative Literature Program), 1953. - Љ 2. - P. 12-56.

    270. Wellek,R. The crisis of comparative literature [Текст] / R.Wellek // Comparative Literature. - ISSN0010-4124. - V.I. - 1958. - P. 40-65.

    СОДЕРЖАНИЕ

    Предисловие ........................................................................................................ 3

    Введение ................................................................................................................ 6

    Глава I. Компаративистика как наука .............................................................. 7

    ј 1. Предмет и задачи сравнительного литературоведения ........... 7

    ј 2. Связь компаративистики с другими областями науки ............ 12

    ј 3. Компаративистика, сравнительно-историческое литературоведение и история всеобщей литературы ....................................... 15

    ј 4. Развитие сравнительного литературоведения и смежных областей науки ............................................................................................. 16

    ј 5. Об актуальности сравнительного метода .................................. 22

    ј 6. Компаративистика в ряду прочих литературоведческих школ и направлений ....................................................................................... 23

    ј 7. Современные тенденции в компаративистике ............................ 25

    Глава II. Основные проблемы сравнительного литературоведения ............... 30

    ј 1. Механизмы взаимовлияний ........................................................... 30

    ј 2. Формы литературных контактов .................................................. 35

    ј 3. Содержание межлитературных связей ......................................... 44

    ј 4. Перевод как форма межлитературной рецепции ........................ 50

    ј 5. Типологические соответствия ...................................................... 60

    ј 6. Западная и Восточная литература ................................................ 68

    ј 7. Понятие "национальная литература" .......................................... 70

    ј 8. Понятия "региональная", "союзная" литература ....................... 77

    Глава III. Русско-зарубежные литературные связи: персоналии ...................... 81

    ј 1. Основные этапы в истории взаимоотношений русской и зарубежной литератур ................................................................................. 81

    ј 2. Данте Алигьери ............................................................................. 82

    ј 3. У.Шекспир ..................................................................................... 83

    ј 4. С.Сервантес .................................................................................... 84

    ј 5. Вольтер ............................................................................................ 85

    ј 6. Оссиан ............................................................................................. 86

    ј 7. И.В.Гёте ......................................................................................... 87

    ј 8. А.М.Шенье .................................................................................... 88

    ј 9. Э.Т.А.Гофман ................................................................................ 89

    ј 10. Д.Н.Г.Байрон ............................................................................... 90

    ј 11. Т.Мур ............................................................................................ 91

    ј 12. Ч.Диккенс ..................................................................................... 91

    ј 13. У.М.Теккерей ............................................................................... 92

    ј 14. О.деБальзак ................................................................................. 93

    ј 15. Жорж Санд .................................................................................... 94

    Темы рефератов, курсовых и письменных работ ......................................... 96

    Библиографический список .................................................................................... 99

    Елена Евгеньевна Завьялова

    РУССКО-ЗАРУБЕЖНЫЕ ЛИТЕРАТУРНЫЕ СВЯЗИ

    Учебное пособие

    Редактор О.В. Якунина

    Компьютерная правка, вёрстка Т.Н. Юсуповой

    Уч.-изд. л. 7,5. Усл. печ. л. 6,7

    Заказ Љ 1539. Тираж 200 экз.


  • Оставить комментарий
  • © Copyright Завьялова Елена Евгеньевна (zavyalovaelena@mail.ru)
  • Обновлено: 22/07/2013. 308k. Статистика.
  • Учебник: Литкритика
  • Оценка: 8.00*4  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.