Денисов Виктор Леонович
Английский по методике Шекспира

Lib.ru/Современная литература: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • Оставить комментарий
  • © Copyright Денисов Виктор Леонович (445388@gmail.com)
  • Обновлено: 28/05/2018. 84k. Статистика.
  • Пьеса; сценарий: Драматургия
  • Оригинальные пьесы - Виктор Денисов
  • Скачать FB2
  •  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    "Английский по методике Шекспира". Пьеса в двух действияx о том, как в наши дни не остаться бедной, выйти замуж и выучить английский, когда в кармане ни гроша.
    Жанр: игры с гением.
    Роли: женские - 2, мужские - 3.
    Первая публикация - в авторском сборнике: Виктор Денисов "Шесть призраков Ленина на рояле" и другие пьесы. - М.: Агар, 1998. - C. 240 - 271.
    Елена Степанова. "Русские игры с английским гением" (или "Как выучить язык по методике Шекспира"). Статья. Особенности пьесы Виктора Денисова "Английский по методике Шекспира". Язык комедии, как отражение времени. (К первому сценическому прочтению в ГЦТМ, 17.03.11).


  • Доп. информация о Денисове Викторе Леоновиче:
    http://ru.wikipedia.org/wiki/Денисов,_Виктор_Леонович
    http://en.wikipedia.org/wiki/Victor_Denisov
    http://vk.com/id226758349
    http://vk.com/public59589955
    https://www.facebook.com/profile.php?id=100007789813447
    http://www.proza.ru/avtor/elenastepanova/
    https://www.youtube.com/user/denisovvictor/videos
    Palitra Zhanrov V. Denisova
    Teatralnye eskizy treh pjes V. Denisova


    Контакты:
    mobile: 8-905-733-82-13
    e-mail: 445388@gmail.com

    БУДЬТЕ ВНИМАТЕЛЬНЫ! Все авторские права на данную пьесу защищены законами РФ, международным законодательством и принадлежат автору. Запрещается самовольно издавать и переиздавать пьесу, размножать ее, публично исполнять, переводить на иностранные языки, а также вносить при постановке изменения в текст пьесы без письменного разрешения автора.



     

    Предисловие

    РУССКИЕ ИГРЫ С АНГЛИЙСКИМ ГЕНИЕМ
    или
    как выучить язык по методике Шекспира

    Нет занятия более неблагодарного, чем писать комедию. Ведь она призвана смешить людей! А вдруг будет не смешно?!. Виктора Денисова это не остановило - пьесу "Английский по методике Шекспира" он задумал как комедию. И теперь, конечно, интересно разобраться, получилось или нет.

    Но о чем же пьеса? О том, что бедная, но предприимчивая аферистка Люциана - чтобы заработать денег и выйти замуж - перехитрила свою удачливую младшую сестру Адриану и ее богатого мужа Антифолова. Для достижения этой цели она использует своего жениха безработного актера Пинча.

    Как оказалось, еще студентом Пинч ставил Шекспира на английском. И сам, не зная языка, выучил на нем все роли артистов. Узнав это, расчетливая Люциана предлагает Пинчу новую роль - репетитора английского для своей младшей сестры. И он соглашается на эту авантюру...

    Люциана составляет компанию Адриане и Пинч начинает учить сестер языку. Делает он это по-актерски живо: заставляя их читать куски из "Комедии ошибок" Шекспира на английском и те же куски читать и разыгрывать на русском. Все действие пьесы укладывается в один такой урок...

    Е. С.

    Об особенностях языка пьесы "Английский по методике Шекспира" см. Послесловие "Язык комедии как отражение времени" Елены Степановой.

    БУДЬТЕ ВНИМАТЕЛЬНЫ! Все авторские права на данную пьесу защищены законами РФ, международным законодательством и принадлежат автору. Запрещается самовольно издавать и переиздавать пьесу, размножать ее, публично исполнять, переводить на иностранные языки, а также вносить при постановке изменения в текст пьесы без письменного разрешения автора.

     

     

    Виктор Денисов

     


    Английский по методике Шекспира


    игры с гением
    с одним антрактом

    Под редакцией Елены Степановой

     

     

     

    ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА


       ЛЮЦИАНА,


       молодая, не слишком красивая и бедная, незамужняя


       АДРИАНА,


       ее младшая сестра, красивая и богатая, замужем


       АНТИФОЛОВ,


       ее муж, молод и богат


       ДРОМИН,


       его телохранитель, примерно того же возраста


       ПИНЧ,


       учитель английского языка, средних лет


     

     

     

    Время действия - начало ХХI века. Место действия - шикарная, но безвкусно меблированная московская квартира Антифоловых. На фоне богатой обстановки хорошо чтобы герои были одеты в костюмы с претензией на "старинную эпоху": это не только укажет на связь со временем Шекспира, который постоянно упоминается в пьесе, но и придаст происходящему комическое звучание.

    АДРИАНА (убирая со стола).
    Без трех двенадцать, сейчас они придут,
    Осталось мне лишь несколько минут.
    Придумал Антифолов наказанье,
    Чтоб прекратить приятное лежанье:
    Поклялся он не брать меня в Канаду,
    Коль за язык немедля не засяду.

    Сказал, могу я делать что угодно,
    Но лишь бы говорить на нем свободно могла.
    А правила учить - такая скука,
    И не по мне лингвистика-наука.
    Глупей ее еще не видел свет,
    Английский грызть ни сил, ни мочи нет.
    Вот погрызу-ка с горя лучше сливу
    И чем-нибудь запью - чтоб стать счастливой.

    Адриана берет сливу и наливает себе Чинзано. Звонок в дверь.

    Уже идут - прикинуться больной?
    А может, откажусь - сегодня выходной.
    Иль... вот идея, лучше будет вряд ли:
    Он хочет театр? Что ж, поиграем в театре.

    Адриана идет открывать - на пороге Люциана и Пинч.

    Вы вместе? Это что за совпаденье?
    В моей душе родилось подозренье.
    Нечисто тут, а, братцы, признавайтесь.
    Ну что же вы стоите? Раздевайтесь.

    Люциана и Пинч раздеваются, проходят и садятся.

    ПИНЧ. Сегодня, Адриана, вид у вас фантастически-эротический. Возможно, для занятий ваша одежда несколько фривольна, но, поскольку мы занимаемся по особой методике, она здесь очень и очень к месту.

    АДРИАНА. Надеюсь, мой наряд не помешает делу -
    Я просто переодеться не успела.

    ПИНЧ. Нет-нет, так очень хорошо - восхитительно! Просто бесподобно!

    ЛЮЦИАНА. Шла я, спешила - вижу знакомый
    Профиль мелькает около дома.
    Ну а ты, сестра, смотрю, не скучаешь:
    С рюмки субботний день начинаешь.

    АДРИАНА. А если уж с утра все серо и погано,
    Неужели не откупорю бутылочку Чинзано?

    ПИНЧ. Я надеюсь, ваши неприятности не связаны с нашим приходом.

    АДРИАНА. Да нет же, нет, вы ни при чем здесь, братцы,
    Но не хочу в детали я вдаваться.

    ЛЮЦИАНА. То Антифолов тревожит ей душу -
    Меньше подружек завистливых слушай.

    АДРИАНА. Ты скажешь сейчас "должна же быть гордыня",
    Но если мне нахально врет рабыня?

    ЛЮЦИАНА. Что за рабыня? Ты бредишь, сестрица!
    Стоит с утра ли так заводиться?

    АДРИАНА. Она же секретарша-машинистка.
    Мне отвечает, сука, динамистка:
    "Он на объекте". Как, по-твоему, мило?
    "Объект хоть сексуальный?" - я спросила.
    Просил он не звонить ему без дела,
    Но я один вопрос задать хотела
    По поводу занятий наших, кстати, -
    (Пинчу.) Быть может, в понедельник вам заплатит.
    Но нет его. "Вы в семь перезвоните", -
    Ее ответ. Как юмор? Оцените.

    Ох, Антифолов, ну и кобелище,
    Какого днем с огнем - и то не сыщешь!
    Наврет с три короба, такую речь глаголя,
    Что пожалеешь - даже против воли.
    То тянет цепь, то хлопоты с валютой,
    То не было ни отдыха минуты.
    И бух - в постель. Храпит - трясутся стены.
    Так и живу - до следующей измены.
    Но странно то, что завтра, знаю, снова
    Его вранью поверить я готова.

    ЛЮЦИАНА. Зря ты заводишься - через часочек
    В трубке услышишь его голосочек.
    Ну, а урок ты навряд ли учила,
    Даже тетрадку, небось, не открыла.

    АДРИАНА. У мужа были гости здесь вчера.
    Ты хочешь уязвить меня, сестра?

    ЛЮЦИАНА. Нет, уязвить я тебя не хочу.
    Просто одна я все тексты учу.

    ПИНЧ. Ладно, девочки, не надо ссориться. Давайте-ка лучше начнем. "Начнем, пожалуй...", - как поется в одной популярной опере. Да нет же, не волнуйтесь, петь мы не будем - Шекспир не поется, по крайней мере, здесь. Будем читать. Только с выражением, по-актерски.

    АДРИАНА. А что читать? Отрывок? Это скучно.
    И настроенью моему сегодня не созвучно.

    ЛЮЦИАНА. Очень прошу я, сестра: для порядка
    Ты принесла б и открыла тетрадку.

    АДРИАНА. А-а-а, это запросто - пойду сейчас найду.
    И фразу помню я "хиз компани маст ду..."1

    ПИНЧ. Прекрасно - теперь я вижу, что вы занимались.

    Адриана встает, идет в другую комнату, но останавливается за дверью - Люциана и Пинч ее не видят.

    ЛЮЦИАНА. Нет никакого в занятиях проку.
    Чувствую - снова не будет урока.
    Встали напрасно - поспали бы лучше -
    Ведь все равно ни рубля не получим.

    АДРИАНА (за дверью).
    Что слышу я? Она с ним спит - о небо!
    Ведь, вроде, и знаком он с нею не был.
    Ну ладно, пусть нашла себе героя.
    Но чтоб комедию ломать перед сестрою?

    ПИНЧ. Все нормально, без паники, Люцианочка. Мы-то ведь пришли. Сейчас она принесет тетрадку - и урок состоится. Не волнуйся, ну что ты.

    ЛЮЦИАНА. То состоится, то не состоится -
    Так нам вовеки не пожениться.

    АДРИАНА (за дверью).
    Она его невеста? Это ново.
    Я к разным ее фортелям готова.
    Но здесь уж перебор. Держись, "невеста",
    Свою сестру во всем увидишь блеске!
    (Входит). Нашла тетрадку и могу вам сразу
    Я повторить заученную фразу.
    Но чтоб училось легче, по бокалу
    Не выпить ли всем вместе нам Чинзано?

    ПИНЧ. Не откажусь - Чинзано действительно способствует изучению английского. Тем более по нашей методике. Будет только способствовать.

    АДРИАНА. Вчера с гостями поздно мы расстались.
    Все съели. Только сливы лишь остались,
    А кстати, чем Чинзано у Шекспира
    Закусывали на пиру у Лира?

    ПИНЧ. Чинзано у Шекспира? По-моему, он прожил жизнь, так и не попробовав этого божественного напитка. И Лир, очевидно, тоже.

    АДРИАНА. А как же "Гамлет"? Перед тем, как трупы,
    Король сказал: "Не пей вина, Гертруда".
    А в кубке том, кто может поручиться,
    Что не была янтарная водица?

    ПИНЧ. Мне очень приятно узнать, что вы так начитаны, очаровательная Адриана. Но все же уверяю вас, что в те далекие времена датчане (что с них взять - холодный, северный народ!) Чинзано особенно не жаловали. Пили, наверное, свою можжевеловку, хотя что может сравниться с Чинзано!

    АДРИАНА. И очень зря - мне это слышать странно:
    Как можно жить, не жалуя Чинзано?
    Но сдвинем же мы дружно все бокалы.
    И еще добавим - если будет мало.

    Все чокаются и пьют, Пинч - до дна.

    ПИНЧ. Спасибо, напиток действительно божественный. Но после маленького лирического вступления, а вернее сказать, отступления, нам, увы, придется перейти к суровой драме. А точнее - к веселой комедии. Адриана, как у вас дела?

    АДРИАНА. Дела идут на полную катушку.
    Начать с начала? Сейчас допью - минутку.

    ПИНЧ. Я вам помогу: вы уже начали, сказали "хиз компании маст ду...". А как это перевести? Все слова вы знаете, так что...

    АДРИАНА. Урок, как видите, вполне сегодня знаю,
    Но только не совсем слова я понимаю.
    Вот вы, учитель, мне и помогите -
    И новые слова подробно объясните.

    ПИНЧ. Подождите, надо сначала закончить фразу "хиз компани маст ду..." К этому добавим: "хиз миньонс грэйс"2. Люциана, переведите, пожалуйста, но только не буквально, а по Шекспиру.

    ЛЮЦИАНА. "Он в обществе любовниц проведет
    Веселый день, жене не кинув ласки."
    (Здесь и далее русский текст из "Комедии ошибок" У. Шекспира дается в переводе А. Некора.)

    ПИНЧ. Нет, рано. Здесь нужно сказать еще полреплики по-английски, а уже потом "веселый день". Добавьте полреплики.

    АДРИАНА. С любовницами... А жена сидит без ласки?
    Да бросьте, это детские все сказки!
    Какая женщина, чей муж налево ходит,
    Любовника себе тотчас же не заводит?!

    ПИНЧ. Подождите, Адриана, давайте по тексту.

    АДРИАНА. Теперь я вижу - был Шекспир пророком,
    Мою судьбу узнал он ненароком,
    И суть мужчины тоже видел ясно.
    Его возносят, видно, не напрасно.

    ПИНЧ. Дорогая Адриана, в мастерстве Шекспира, в отличие от его авторства, никто и никогда не сомневался. Что же касается нравов, то древние уверяли, что они меняются, хотя я, признаться, в этом не уверен. Люциана, продолжайте, пожалуйста, по-английски.

    ЛЮЦИАНА. "Вайлст ай эт хоум старв фор э мерри лук"3.

    ПИНЧ. Хорошо, а теперь переведите.

    ЛЮЦИАНА. "Иль я стара? Иль уж поблекли краски?"

    АДРИАНА. Что я стара - болтать не надо, братцы,
    С девчонками могу еще тягаться.

    ПИНЧ. Это не вы говорите, это говорит ваша героиня. Продолжайте, Люциана, пожалуйста, по-английски.

    ЛЮЦИАНА. "Хэз хоумли эйдж зэ алюринг бьюти тук
    Фром май пуар чик? Зэн хи хэз вэйстид ит
    "4.

    ПИНЧ. Пожалуйста, перевод.

    ЛЮЦИАНА. "Иль уж поблекли краски
    Печальных щек? Так он же их согнал!"

    АДРИАНА. Да не сгонял он с щек моих румяна!
    Давайте-ка глотнем еще Чинзано. (Всем наливает.)
    Мы совместим приятное с полезным -
    Берите сливы, будьте так любезны.

    ЛЮЦИАНА. Ну соберись хоть минут на пятнадцать -
    Выпьем, а дальше начнем заниматься!

    АДРИАНА. Вот наконец сказала ты по делу,
    Я эту мысль сама сказать хотела.
    Но разве мы не учимся, сестрица?
    Чинь-чинь, Чинзано! Всем бы так учиться!

    Адриана чокается со всеми и пригубляет, Люциана - тоже, Пинч пьет до дна.

    А у меня идея, извините:
    Учитель, в офис вы сейчас же позвоните
    И мужа моего любезно попросите.
    Его разыщут тут же - в два момента.
    Но только говорите с аглицким акцентом.

    ПИНЧ. Я? Да вы что? А если подзовут - что я скажу?

    АДРИАНА. Вы бросите трубку и скажете "сорри".
    Прошу вас, помогите - я же в горе!

    ЛЮЦИАНА. Очень нелепая эта затея:
    Думаешь, номер узнать не сумеет?
    Голос мужской, да и трубку бросает.
    Что там - урок? Или там выпивают?

    АДРИАНА (Люциане). Боишься? Да не так он страшен, как малюют.
    Открою истину одну тебе простую:
    Не защищайся, коли муж затеял наступленье,
    А нападай сама - ломай сопротивленье.
    (Пинчу). Ну ладно, раз звонить вы в офис не хотите,
    Тогда немножечко посмотрим на Таити,
    Как летом я жила там весело ужасно.
    Взбодрит меня кино. Надеюсь, все согласны?

    ПИНЧ. Я, в общем-то, не против, только вот... Мне интересно.

    ЛЮЦИАНА. Много прошли и узнали всего мы,
    Знанья солидны и очень весомы.


    АДРИАНА. Какая же ты нудная, сестрица,
    Не хочешь иль не можешь веселиться?
    Какой-то странный образ жизни твой.
    Скажите, Пинч.

    ЛЮЦИАНА. Оставь его в покое!

    АДРИАНА (встает и лезет под диван).
    Ну ладно, я Вам тайну открываю,
    Но только, чур, могила, умоляю!
    Вот это прячу я от мужниного глаза,
    Увидит - мне конец настанет сразу.

    Адриана включает запись.

    Но все смотреть мы будем здесь едва ли.
    (Пинчу.) Такой меня еще вы не видали?..

    ПИНЧ. Да-а, это нечто. У меня нет слов, просто нет слов...

    Зрители видят, как на экране Адриана под музыку раздевается. Сама же хозяйка смотрит не столько на экран, сколько на реакцию Пинча. Эпизод, чтобы не наскучить зрителю, должен длиться минуту-две, не больше.

    АДРИАНА (экран гаснет).
    Ну как, надеюсь, вас немного взволновало?
    А съемки - класс, рука профессионала.
    Но я, сестра, хочу не сомневаться,
    Что ты не будешь всем подряд трепаться.

    ЛЮЦИАНА. Думаешь, в этой Канаде ты сможешь
    Штучки такие проделывать тоже?

    АДРИАНА. Да что ты, что ты, Бог сестра, с тобою!
    Там быть мне нестроптивою женою,
    Ходить на всякие банкеты и приемы.
    И как жена там буду - лишь при нем я.
    Но как вам фильм? Не правда ль, интересно?
    По-моему, получилось все чудесно.

    ПИНЧ. Мне понравилось все, абсолютно все, особенно эти движения бедрами - туда-сюда, туда-сюда. И грациозно, и амбициозно, и эмоционально, и професси- онально. Истинное наслажденье - браво, Адриана! За такой талант - не побоюсь этого слова - истинный талант, надо выпить. Вам налить, Адриана?

    Адриана кивает - Пинч наливает.

    АДРИАНА.  Давайте по последней - и к занятьям
    Вернемся, Пинч, но только вы на платье
    Разлили мне Чинзано. Сейчас приду я -
    лишь только себя в порядок приведу я.

    ПИНЧ. Извините, ради Бога, я не хотел, я... Правда, не хотел.

    Адриана выходит, но останавливается за дверью. Пинч пьет до дна.

    ЛЮЦИАНА. Я удивляюсь тебе, честное слово:
    Так восхищаться - что в ней такого?
    Пить тебе больше не разрешаю.
    Делаем дело - ну просто не знаю!..

    ПИНЧ (обнимая ее). Люцианочка, прошу тебя, не волнуйся, что ты!.. Все играется по тексту. А к тому же я вовсе не пьян - ни в одном глазу. Она сейчас вернется, и мы продолжим, что ты волнуешься?

    ЛЮЦИАНА. Тихо, а вдруг она рядом, за дверью?
    С детства ей нет никакого доверья!

    АДРИАНА (отходя от двери).
    Ну надо же: "Доверья никакого!
    Так восхищаться ей! И что же в ней такого?"
    И смеет сравнивать еще себя со мною,
    Совсем, наверно, плохо с головою!
    А в детстве, помню, по-другому было:
    Тогда она меня совсем затмила.
    "Ах, Люциана, - слышалось с пеленок, -
    Ну просто фантастический ребенок!
    Какая память! А воображенье!
    Вершин она достигнет, без сомненья!"
    А я - глупа, бездарна и ленива,
    Но, правда, и тогда была смазлива.

    И вот в дальнейшем что же получилось,
    Своим умом чего она добилась?
    Ни денег, ни квартиры - а за тридцать.
    С такой судьбой - пойти и удавиться.
    Вот и хватает всяких учителишек...
    Но чтоб меня порочить? Это слишком.

    Схлопочет за слова свои по шее,
    Я знаю, как уесть ее больнее.
    Ну что ж, держись, любимая сестрица -
    Нам отступать в сраженьях не годится.
    (Входя). Пятно замыла я, но платье не меняла.
    Кого мы ждем? Начнем урок сначала!

    ПИНЧ. Нет-нет, пойдем дальше - возьмем новый кусок. Итак, продолжим. Как всегда, я читаю, а вы повторяете, а потом по очереди переводим. Слушайте: "Зис дэй, грэйт дюк..."

    АДРИАНА и ЛЮЦИАНА. "Зис дэй, грэйт дюк..."5

    ПИНЧ. "Ши шат зэ доорз апон ми..."6

    АДРИАНА и ЛЮЦИАНА. "Ши шат зэ доорз апон ми..."

    ПИНЧ. "Уайл ши виз харлотс..."7

    АДРИАНА и ЛЮЦИАНА. "Уайл ши виз харлотс..."

    ПИНЧ. "Фистид ин май хаус..."8

    АДРИАНА и ЛЮЦИАНА. "Фистид ин май хаус..."

    ПИНЧ. А теперь попробуем перевести. Люциана.

    ЛЮЦИАНА. Сегодня...

    ПИНЧ. Переводите, как у Шекспира.

    ЛЮЦИАНА. "Меня сегодня не впустила в дом".

    ПИНЧ. Верно. Дальше, пожалуйста.

    АДРИАНА. А надо бы проделать с ним такое.
    Чтоб он недели три не знал покоя.

    ПИНЧ. Кто не знал покоя? Я что-то не очень понял вас, Адриана.

    АДРИАНА. Да Антифолова я в дом бы не пустила,
    Но и потом он вряд ли станет милым.

    ПИНЧ. Причем тут Антифол - его пока нет. Переводите дальше, Люциана.

    ЛЮЦИАНА. "Пируя в нем с любовником развратным."

    АДРИАНА. Любовник? Где нашла его, сестрица?
    Но разве это так должно переводиться?
    Развратный - это слово мне найдите
    И точно, я прошу, переведите.

    ПИНЧ. На самом деле, Адриана, этого вовсе не происходит - ей это только кажется, понимаете, ка-жет-ся. Понимаете, она себе вообразила, представила, нафантазировала... Словом, придумала.

    ЛЮЦИАНА. Реплика эта - слова ее мужа.
    Нам здесь мужчина для действия нужен.

    ПИНЧ. Разумеется, ее мог бы произнести и я - никаких проблем. Но все-таки, вы - ученицы, поэтому было бы идеально, если бы вы перевоплотились... Было бы просто идеально.

    АДРИАНА. Давайте же играть, как у поэта.
    Я знать хочу все до конца про это...
    Что дальше там, скажите, с нетерпеньем
    Я жду сегодня пьесы продолженья.

    ПИНЧ. Дальше идет "э гривас фолт". Это реплика герцога. "Э гривас фолт".

    АДРИАНА. Что? Герцог заходит к героине?!
    Вот это да! Дела... Не то что ныне.

    ПИНЧ. Как это перевести, Люциана?

    ЛЮЦИАНА.  Не знаю я. Что это - новое слово?
    Скажите нам, право, что это такое.

    ПИНЧ. "Э гривaс фолт"9 означает "тяжкий грех". Тяжкий грех.

    АДРИАНА. Здесь нет греха, учитель, все невинно.
    Шекспир не знал разврата, сразу видно.

    ПИНЧ. Не Шекспир - герцог не знал. Что же касается Шекспира, то, уверяю вас, в его пьесах полным полно всякого бесстыдства. Например, в этой пьесе есть даже куртизанка. Так что он вполне...

    АДРИАНА. Вы, кажется, учитель, мне кивнули?
    Так это на меня вы намекнули?

    ПИНЧ. Ну что вы, Адриана, причем здесь вы. Я говорю о Шекспире и о пьесе, которую мы с вами сейчас читаем. Этот персонаж действует именно...

    АДРИАНА. Но дальше, дальше, что там было?
    Она его, конечно, одарила
    Своей любовью? Все-таки герцог знатный,
    Не просто так - купец какой заштатный.

    ПИНЧ. Дальше идет такая реплика: "сэй, вуман, дидст зоу coy?!"10 Я сам переведу: "Скажи мне, так все было?!" А за ней - за ней маленький монолог, который принадлежит Адриане, шекспировской Адриане:

    "Ноу, май гуд лорд: майселф, хи, энд май систер
    Ту-дэй дид дайн тугезер. Coy бифол май соул
    Эз зис из фолс хи берднс ми визол!
    "11

    А теперь перевод:

    "Нет, государь, сестра, и я, и он
    Обедали все вместе: да погибнет
    Моя душа, коль не клевещет он!"

    АДРИАНА. Скажи на милость - вон какие речи!
    И будут, видно, следующие встречи.
    Но как на нас все у него похоже:
    Втроем пируем, муж гуляет тоже.
    Вот тост мой новый: выпьем за Шекспира,
    Который послужил причиной нам для пира! (Наливает.)

    ЛЮЦИАНА. Снова бокалы - снова Чинзано.
    Может быть, хватит, а, Адриана?

    АДРИАНА. Да что с тобою, почему динамишь?
    Иль за Шекспира ты не выпьешь с нами?
    А господин учитель, если сможет,
    Нам суть его методы в раз изложит.

    ПИНЧ. Выпить за Шекспира - святое дело! (Все чокаются - Пинч пьет до дна, Адриана и Люциана лишь пригубляют.) Суть методы, говорите? А суть ее, в общем-то, проста, очень проста. Правда, как ни странно, открыли эту методу недавно, совсем недавно. Вот шекспироведы все не успокаиваются - Шекспир писал, не Шекспир... Так вот в чем дело: рыли они рыли, копали-копали и откопали один уникальный, совершенно уникальный документ: что он был не только величайшим драматургом и поэтом, но также автором совершенно необычной методики преподавания английского. И хотя ей уже более четырехсот лет, эта методика гораздо эффективнее, чем все современные. Правда-правда, результаты совершенно ошеломляющие. Ее еще мало кто знает - почти никто не знает, но мне мой знакомый шекспировед по секрету рассказал, открыл ее суть, и вот я вам практически первым... Но вообще, вообще я уверен, совершенно уверен, что скоро английский во всем мире будут учить только по этой методике - и ни по какой другой! Только в соответствии с тем, что рекомендовал великий Вилли! Так выпьем же теперь за великий английский язык и за его основоположника, великого Вильяма Шекспира! Пьют все! (Наливает.)

    ЛЮЦИАНА. А не пора ли остановиться?
    Пинч, это все переходит границы!

    ПИНЧ. За английский по методике Шекспира! Ура-а!!! (Пьет до дна. Адриана пригубляет и вдруг хватается за голову и откидывается на спинку кресла.)

    ЛЮЦИАНА. Я говорила - плохо ей стало!
    Нет, никогда она меры не знала.

    АДРИАНА (с закрытыми глазами, Люциане).
    От головы таблетки там, на полке.
    Скорее - словно в мозг вошли иголки.
    Ну что ты медлишь, побыстрей не можешь?
    Ищи! Ай, ладно, разве ты поможешь?

    ПИНЧ. Что такое, что случилось? Что происходит? Ничего не понимаю...

    ЛЮЦИАНА (ищет). Их нет на полке, Адриана.

    ПИНЧ. Тогда ей воды принеси из-под крана! Может, в аптеку быстро собраться?

    АДРИАНА. Все. Мне конец. Умираю я, братцы!

    ПИНЧ. Как умирает? Разве от Чинзано умирают? Что за ахинея?

    ЛЮЦИАНА. Быстро же, Пинч, ну, беги за водою!
    (Пинч выходит.) Он здесь покамест побудет с тобою.
    Нет там обеда, еще полвторого.
    Сейчас принесу - сразу станешь здоровой.

    Люциана выходит, но прежде незаметно кладет запись сестры о Таити в свою сумочку. Пауза. Пинч возвращается.

    ПИНЧ. Ну вот, Адриана, вот полотенце, я его хорошенько выжал, давайте я вам... (Кладет полотенце на лоб Адриане. Пауза.)

    АДРИАНА (слабым голосом). Прошу вас, позвоните мужу в офис.
    Набрать вам надо семь-ноль-шесть-ноль-восемь.
    Я знаю, кто ответит вам, и все же
    Когда-то подойти и сам он может.

    ПИНЧ. Ну если вам очень хочется... Если очень хочется... (Набирает номер.) Та-ак. Вы сказали, семь-ноль-шесть-ноль-восемь? Восемь? Ну восемь так восемь... Длинный гудок. Еще. (С иностранным акцентом.) Хэллоу! Хэллоу! Кто говорит? Кто? Это кто? Это мистер Пинч. Ес, мистер Пинч. (Вешает трубку.) Там никакая не рабыня, там был мужик, какой-то мужик. My-жик. Какой-то мужик.

    АДРИАНА (резко меняя тон).
    Ах, значит он вернулся. Почему же
    Двух даже слов вы не сказали мужу?

    ПИНЧ. Нет, два слова я сказал. Я сказал "хэллоу" и сказал "ес". Как раз два слова... Правда, я не уверен, что он понял, но я ему все сказал. Все-все, что знаю. Правда.

    Раздается телефонный звонок. Затем еще один.

    АДРИАНА. Не надо, а теперь не подходите.
    И трубку тоже больше не берите.
    Я не хочу сейчас с ним объясняться,
    И ни к чему такой мне подставляться.

    ПИНЧ. Ах, Адриана! (Адриана снова закрывает глаза. Пауза. Телефон продолжает звонить.) Возьмите трубку... возьми... (Звонки прекращаются.) Ну и молодец! (Пауза.) Ах, Адриана... Вам что, уже лучше? (Пауза.) Вот и хорошо. Так не принять ли еще Чинзанчика, а? Ведь, как говорится, клин клином... А тут еще, между прочим, осталось... (Наливает и подносит ей бокал.) Примите, ведь на травках... А травки, они целебные... (Адриана не двигается.) Адрианочка, вы живы? (Пауза.) Послушать, что ли, сердце? (Прижимается ухом к ее груди.) Как мягко - прямо перина. Но дышит... (Пауза.) Ладно, пусть пока подремлет, а я... я выпью за ее здоровье. Потому что ее здоровье - мои успехи, а ее успехи - мое здоровье. Ну, будь здорова и успешна... (Пьет и откидывается на подушки.) Фантастика... (Закрывает глаза. Пауза. Адриана открывает сначала один глаз, затем другой. Потом тихо встает, медленно подходит к дивану и садится рядом с Пинчем. Замечает его тетрадь, машинально открывает и читает.)

    АДРИАНА. "Найзер май хазбанд, нор зэ слэйв риторнд..."12

    Наверное, так Шекспир учил, но все же как-то странно:
    Он русский ведь не знал, писал на иностранном.
    Здесь букв английских нет. Но и по-русски тоже
    Мне слов не разобрать. Так что метода может?


    Антракт


    Десять минут спустя. Адриана и Пинч на диване. Пинч изрядно накачался, сидит с закрытыми глазами и фантазирует.

    ПИНЧ. Нет, Таити - это для Гогена, я туда не ходок. Я поеду в Сиракузы и найду там Антифола и Люцианочку. С Антифолом мы попьем сицилийского, а на Люцианочке я женюсь. Во будет номер, шекспироведы так и рухнут. И чем они вообще занимаются, эти шекспироведы? Ни Гамлета до сих пор не нашли, ни леди Макбет. А, между прочим, можно было бы и процессик устроить, если все ее преступленья-то обнародовать... Такое заварится... Или этот, как его, не каннибал, а как его зовут-то? Забыл... А... Калибан - это же суперзлодей! А его забыли, между прочим, несправедливо забыли. А ведь как он созвучен нашему времени, как созвучен... Шекспир и вообще современен... (Неожиданно Адриана садится к нему на колени - Пинч открывает глаза.) А?! Какую сцену играем? Какую сцену?

    АДРИАНА. Постельную, конечно, это шутка,
    Давайте побалуемся минутку.

    ПИНЧ. Но я не помню слов... слов не помню.

    АДРИАНА. А слов не надо. Лишь один момент.
    Иль, может, вы, учитель, импотент?

    ПИНЧ. "Уж не женился ль я на ней во сне?" Или не то?

    АДРИАНА. Нет, не женился, муж мой - Антифолов.
    Ты хочешь как - в одежде или голым?

    ПИНЧ. "Сэтэн, эвойд! Ай чардж зи темпт ми нот!"13 "Не искушай! Отыди, сатана!"

    АДРИАНА. Так, дверь сейчас в ту комнату закроем.
    Давай, хоть на минутку стань героем!
    (Встает, закрывает дверь и снова садится на Пинча.)
    Иль, может статься, я тебе не люба?
    Ну-ну, иди, давай свои мне губы. (Целует его взасос.)

    ПИНЧ (отбиваясь). "Эз фром э беа э мэн вуд ран фор лайф"14.

    АДРИАНА. Давай же наконец приступим к делу.
    Я хороша. Смотри, как пышет тело!
    (Заваливает Пинча на диван и пытается стащить брюки -
    с него спадает сандалия.)

    ПИНЧ. "Coy флай aй фром хер зэт вуд би май вайф"15.

    АДРИАНА. Чего бормочешь? Ну-ка, прекрати-ка
    И на меня вниманье обрати-ка.
    Своей сестры я лучше без сомненья.
    Да и какие могут быть сравненья!

    ПИНЧ. "Как от медведя, я бы
    Удрать был рад от этой скверной бабы".

    АДРИАНА (отстраняясь от него.)
    Что слышу я? Ты пьян мертвецки, верно.
    Кто баба? И кого назвал ты скверной?

    ПИНЧ. Это не я. Это Дромио. Дромио Сиракузский. Си-ку-раз-ский.

    АДРИАНА. Я дам тебе такую "сикуразу",
    Что оторву там все хозяйство сразу.
    Но только вот подумала о том, что
    Останется сестрица без потомства.

    В комнату бесшумно врываются двое мужчин в масках. В руках у них игрушечные пистолеты. Один из них наводит оружие на Пинча, другой бросается в соседнюю комнату, но через несколько минут возвращается и тоже наводит пистолет на учителя.

    ПИНЧ. А сейчас какую сцену играем? Из "Макбета", с двумя убийцами? А-а... по- нятно.

    ДРОМИН. Встать! Руки за голову! Я сказал "руки за голову"! Быстро! Считаю до двух. (Пинч с трудом поднимается. Теперь Адриана тоже видит людей в масках, но сразу же узнает мужа и его телохранителя.) Мордой к стене! Стоять! Я сказал "стоять"! (Подбегает к Пинчу и поворачивает его лицом к стене.)

    ПИНЧ. "Вы принимаете мою башку за какую-то крепость и собираетесь штурмовать ее? (Дромин бьет его пистолетом.) Но если вы не прекратите побоев, придется мне ту крепость хорошенько укрепить, иначе мои мозги вывалятся на плечи".

    ДРОМИН. Туда им и дорога. (Бьет его еще раз.) Стоять!

    ПИНЧ. "За что? За что? Сдержите ваши руки,
    Не то ведь я и пятки в ход пущу!".

    ДРОМИН. Я тебе сейчас еще кое-что пущу. Стоять!

    ПИНЧ. "Уот мин ю, сэр?"16

    ДРОМИН (Антифолову). Это ейный репетитор английского.

    АНТИФОЛОВ (снимая маску и опуская пистолет).
    Здравствуй, милая супруга, рад тебе всегда я.
    Не ждала меня ты, верно, вот беда какая!
    Перерыв был, и решил я дома отобедать.
    Обещала щи сварить мне - захотел отведать.

    АДРИАНА. У нас английский был, как я и говорила.
    Готовилась, зубрила - вот и не сварила.

    АНТИФОЛОВ. Согласись, что для занятий странная картина:
    Мне звонит какой-то голос - пьяненький мужчина.
    Я звоню, но к телефону даже не подходят.
    Вы сейчас лежали рядом - что здесь происходит?
    Дромин, что, коллега, скажешь, это ли не странно?
    Разве так мы изучали лэнгвидж иностранный?
    Помнишь, ночью, как долбили паст и перфект презент?
    А потом наш лысый карлик взял тебя и срезал.

    ДРОМИН. Я пересдал.

    АНТИФОЛОВ. Что ж, любезная супруга, налицо измена.
    Так стоять он будет долго, лбом упершись в стену.
    Или, может, ты найдешь другое объясненье?
    Вот к чему порой ведет чрезмерное ученье.

    АДРИАНА. Наверно, с виду все здесь странновато,
    Но я клянусь - ни в чем не виновата.

    АНТИФОЛОВ. Можно ль женщине, а, Дромин, верить хоть на доллар?
    От своей, поди, ты вряд ли убегал надолго.

    ДРОМИН. Вряд ли.

    АДРИАНА. Вот ты спроси хотя бы Люциану,
    Что все здесь вовсе даже и не странно.

    АНТИФОЛОВ. Ничего уже не надо - никаких ответов.
    Репетитор без сандалий, ты почти раздета.
    Дураком я не был сроду. Дромин, ты согласен?
    Приговор мой однозначен и кристально ясен.

    ДРОМИН. Ясно. Развод.

    АНТИФОЛОВ. Не могу не согласиться - разводиться надо.
    Только есть одна загвоздка - мой визит в Канаду.
    Ладно, с ней мы ближе к ночи разберемся строже.
    С репетитором что делать? Кончить или все же...

    ДРОМИН. Кончить. И ее отсюда надо...

    АНТИФОЛОВ. Приговор наш справедливый - смерть прелюбодею!
    Сам себе беду накликал, на свою же шею.
    И обжалован не может быть Верховным даже.
    Или он в последнем слове нам чего расскажет?

    ДРОМИН (Пинчу). Кру-угом! (Пинч не двигается.) Я сказал "кру-угом"! (Пинч пытается повернуться, но падает.) Стоять! (Подходит и ставит Пинча на ноги.) Я сказал "стоять"! Говори последнее.

    ПИНЧ. "Дис-дис-дис-сэмблинг"17 ...ха...ха...

    АНТИФОЛОВ (Дромину).
    Ты смотри, как испугался, сделался заикой,
    На ногах стоять не может, Дромин, посмотри-ка.
    А еще на иностранном что-то там лопочет,
    Видно, в том, что невиновен, убедить нас хочет.

    АДРИАНА. Супруг, прошу вас, будьте же гуманны.
    Ой, эта дверь, спасенье, Люциана!

    Ключ в замке поворачивается - Антифолов наводит пистолет на дверь, Дромин тоже. На пороге - Люциана.

    ЛЮЦИАНА. Ну, Антифолов, совсем докатился,
    В собственный дом с пистолетом вломился!
    Дромин, ну что с него взять - он придурок.
    Ты же умнее. Ну что ты придумал!

    АНТИФОЛОВ (Дромину). До чего поет красиво, бывшая подруга,
    А ведь ты хотел когда-то стать ее супругом.
    Вот такими бы словами вечно называла -
    Как в постели бы "придурок" хорошо звучало!

    ДРОМИН. Ладно, проехали.

    АДРИАНА (Люциане). Скорей, на помощь, объясни им быстро,
    А то, чем черт не шутит, грянет выстрел!

    ЛЮЦИАНА. Стоп, мужики! Непорядочно как-то:
    Вы ведь не гангстеры, что за теракты?
    Мне объяснить вам как следует, толком,
    И мигом расставить все здесь по полкам?
    Что ж, разложу я сейчас ситуацию.
    Странною чтоб перестала казаться вам.

    Антифолов и Дромин опускают пистолеты.

    Может, конечно, жены поведенье
    Муж проверять - нет как нет в том сомненья.
    Но не махая пред носом оружьем
    И, чтобы выглядеть доблестным мужем,
    Не избивая учителя, Дромин,
    Был бы хоть раз ты немножечко скромен.
    Не человек - автомат с пистолетом,
    Вот он, портрет твой, подумай об этом.
    Все объясню, как уже вам сказала,
    Только давайте присядем сначала.
    Пинч, дорогой наш, мильон извинений,
    Вам ни к чему эти все потрясенья.

    Люциана подходит к Пинчу и усаживает его на диван - сама же садится рядом.

    Сядьте и слушайте. Всех нас немного
    Где-то учили, но очень убого.
    Пушкин сказал это, верно, учитель?
    И ничего не менялось, учтите.
    Все мы испорчены вузом и школой.
    Что, я не так говорю, Антифолов?

    Он же по-новому нас обучает -
    Эту методику мало кто знает.
    На матерьяле комедии текста
    Мы занимаемся, только не сексом,
    А благородным высоким искусством,
    Где проявляются сильные чувства.
    Разве такое тебя не устроит -
    Дома шекспировских видеть героев?
    И в ситуации к ним очень близкие
    Мы попадаем посредством английского.

    Вот потому-то тебе так и странно
    Видеть пустую бутылку Чинзано.
    На персонажей должны быть похожи,
    Мы как они, вот и делаем то же.
    Ты загляни лучше в наши тетради -
    Вот и поймешь, что методики ради
    Наши потуги и все наше рвенье.
    Ну, и теперь остаются сомненья?

    АНТИФОЛОВ. Пусть в методике английской мы не корифеи,
    Супротив Шекспира тоже зла мы не имеем.
    Но, признайся, Люциана, двое на кровати?!
    Что ты мне мозги-то пудришь? Надоело, хватит!

    ЛЮЦИАНА. Нет, он не понял... Учитель, давайте,
    Новый отрывок ему почитайте.

    ПИНЧ. С того...с того ме-э-ста, где...где..."ноу, май лорд"?

    ЛЮЦИАНА. Именно! Просьба читать очень внятно.
    Сейчас им, надеюсь, все станет понятно.

    ПИНЧ. "Ноу, май гуд лорд: майселф, хи энд май систер
    Ту-дэй дид дайн тугезер. Coy, бифол май соул
    Эз зис из фолс хи берднс ми визол!
    "18

    АНТИФОЛОВ. .Все понятно по-английски - и "майселф", и "coyл",
    И "ту-дэй", и "дайн тугезер", и "май лорд", и "ноу".
    Ну и что? И в чем, скажите, суть его методы?
    Так вам лэнгвидж иностранный не осилить сроду.

    ЛЮЦИАНА. Нету здесь смысла? Ну, вы даете!
    Я поражаюсь: и как на работе
    Держат вас, видно, за милую душу.
    Пинч, повтори, Антифолов, послушай!

    ПИНЧ. "Ноу, май гуд лорд: майселф, хи энд май систер..."

    АДРИАНА. Люциана, без эмоций, здесь нам нужен разум.
    Вот и Дромин не проникся - так нельзя же сразу!

    ЛЮЦИАНА. Нет, непосильна им эта нагрузка.
    Пинч, почитайте, но только по-русски.

    ПИНЧ. "Нет, государь, сестра, и я, и он
    Обедали все вместе: да погибнет
    Моя душа, коль не клевещет он!"

    ЛЮЦИАНА. Видишь, обедали как персонажи,
    Что же нельзя пообедать нам даже?

    АНТИФОЛОВ. Нет, пока не просекла ты остроту момента.
    Мне хотелось бы вернуться к сути инцидента.
    Отвечай же: почему, их бросив на постели,
    Убежала? Это что, герои так хотели?

    ЛЮЦИАНА. Нет же, в аптеку я полетела,
    Чтоб у нее голова не болела.
    Пинч, человек, восприимчивый к боли,
    Ей полотенце принес, но не боле.
    Где полотенце? А вот оно, кстати.
    Может, таких доказательств вам хватит?
    Что же, сестра, разве я сочинила?
    Что ты молчишь - иль не так все здесь было?

    АДРИАНА. Она сказала правду: с головою
    Случилось что-то странное такое.
    Мне помощь стала вдруг необходима,
    Поэтому она за ней ходила.

    АНТИФОЛОВ. Я с натяжкой принимаю это объясненье,
    И признаться должен прямо - велико сомненье.
    Что касается Чинзано - перебор, железно.
    Пейте колу, для здоровья очень всем полезно.

    ЛЮЦИАНА. Здесь я согласна с тобой, Антифолов,
    С этого дня переходим на колу.

    АНТИФОЛОВ (Адриане). Мне нужна для тет-а-тета ты, прелюбодейка.
    Отойдем-ка в уголочек. Ладно, не красней-ка.
    Потолкуем, как и прежде, тихо, полюбовно -
    И решим мы все проблемы мирно, безусловно.

    Адриана и Антифолов отходят в угол. Дромин садится на диван
    рядом с Пинчем.

    ПИНЧ (Дромину). Простите, как вас, собственно... величать? То есть... то есть звать.

    ДРОМИН (Пинчу). Тебе чего?

    ПИНЧ. Я хотел спросить...ну это...чем вы, собственно, занимаетесь? В свободное от этих...набегов время.

    ДРОМИН. Чего тебе?

    ПИНЧ. А-а, понятно. А ваш хозяин, он тоже этим занимается?

    ДРОМИН. Чем занимается?

    ПИНЧ. Ну...ну этими...набегами. Или не знаю - забегами, пробегами, побегами...

    ДРОМИН. Ты что, больной?

    ПИНЧ. Знаете, с утра здоров был, но потом как-то...Но я...это...собственно, хотел спросить: Антифолов чем занимается? Что делает Антифолов?.. Чем он занимается? Теперь, надеюсь, понятно?

    ДРОМИН. Цепью.

    ПИНЧ. А-а, понятно: "Дай дорогую цепь!"

    ДРОМИН. Да уж не дешевую.

    ПИНЧ. "Побойтесь, господин мой! Не давайте,
    А то нас дьявол в цепи закует!"

    ДРОМИН. Ты что, упал?

    ПИНЧ. Да нет, пока сижу. Вроде бы, сижу, а не лежу.

    ДРОМИН. Ну и сиди.

    АНТИФОЛОВ (Адриане). Видно, думаешь, дурак, и мышек не ловлю я,
    И лапшу мне можно вешать на уши любую?
    Не поверил я ни слову - врет твоя сестрица!
    Чтоб покрыть его, готова хоть сама ложиться.

    АДРИАНА (Антифолову). Я не хочу выслушивать намеков.
    И град твоих надуманных упреков
    В меня не бьет. Скажи, где сам шатался,
    И на каком объекте залежался?

    АНТИФОЛОВ. Всем известно, как загружен я своей работой,
    И субботы все пашу я - мне б твои заботы.
    Между прочим, я плачу за это обученье -
    Ты же дело превращаешь в игры-развлеченья.

    АДРИАНА. Все эти игры, шалости приличны.
    Ты это знаешь, муженек, отлично.
    Знакомы мне давно твои уловки:
    С больной желаешь сбросить ты головки.
    На голову больную Адрианы
    Свалить свои загулы и романы.

    ПИНЧ (Дромину). Допустим, он ее продал.

    ДРОМИН (Пинчу). Кого продал?

    ПИНЧ. Не кого, а чего.

    ДРОМИН. Ты что, больной?

    ПИНЧ. Я говорю, продал цепь. Цепь продал. Цепь. Ну и что дальше?

    ДРОМИН. Что дальше?

    ПИНЧ. Дальше, дальше-то что?.. Что дальше?

    ДРОМИН. Продает дальше.

    ПИНЧ. А-а, понятно. А дальше - это куда? В Канаду?

    ДРОМИН. Слушай, Пинчер...

    ПИНЧ. Простите, но моя фамилия Пинч. П - И - Н - Ч. Пинч.

    ДРОМИН. Неважно. Доберман, ты не сечешь.

    ПИНЧ. А-а, понятно.

    ДРОМИН. Я сказал "не сечешь".

    ПИНЧ. Вот я это и хочу.

    ДРОМИН. Чего?

    ПИНЧ. Ну это... просечь. То есть хочу спросить: ваш хозяин, Антифолов, чем он потом занимается? Понимаете, потом?.. Потом... понимаете?

    ДРОМИН. Ты что, упал?

    ПИНЧ. Чем потом занимается Антифолов? После продажи цепи? Чем после продажи цепи занимается Антифолов?.. Чем занимается Антифолов после продажи цепи, после продажи, после...

    ДРОМИН. Цепью.

    ПИНЧ. А-а, понятно. Наверное, другой. Ну, это уже другое...И где он ее берет? Где он берет цепь? Где цепь берет?.. Цепь, цепочку, цыпочку...Такую маленькую. Или наоборот - огромную. Где це-э-э-эпь?..

    ДРОМИН. У ювелира.

    ПИНЧ. А-а, вот теперь понятно. Все-все понятно, до самого конца. До кончика.

    АНТИФОЛОВ (Адриане). Прекратим мы эти споры - слишком много гвалта.
    Я хочу, чтоб репетитор больше не бывал тут.
    Таково мое решенье - просьба не перечить!
    И о следующих занятьях не вести и речи.

    АДРИАНА (Антифолову). Такой методикой никто здесь не владеет.
    Так кто же научить меня сумеет?
    Невежду-женушку захочешь ты едва ли -
    Я интеллектом подавлю всех в Монреале.
    А твой объект владеет в совершенстве?
    Иль ты и так находишь в ней блаженство?

    АНТИФОЛОВ. Хватит трепа, Адриана, все мы разузнали.
    Коль не хочется скандала - делай, как сказали.
    Постараюсь на работе завтра непременно,
    Если только цепь продам я, подыскать замену.

    АДРИАНА. А вдруг не подойдет мне кто попало?..
    Напрасно б тратить деньги я не стала.
    Не надо бить наотмашь, без разбора,
    Остынь - тогда вернемся к разговору.

    ПИНЧ (Дромину). Значит, так: Антифолов покупает у ювелира цепь, потом продает, а разницу себе. Так? Разницу берет себе... Себе разницу. Так?

    ДРОМИН (Пинчу). Просёк.

    ПИНЧ. Ну, а в этой Канаде...

    ДРОМИН. Чего?

    ПИНЧ. Что он будет делать в Канаде? В Канаде... что будет делать? В Канаде.

    ДРОМИН. Не просёк.

    ПИНЧ. Тоже продавать цепь? Так он же ее продал. А-а... другую. Тогда другое.

    ДРОМИН. Слушай, ты, бультерьер, не напрягай.

    ПИНЧ. Спасибо, больше не напрягаю. А то еще мозги вывалятся.

    ДРОМИН. Чего?!. У кого вывалятся?.. Ты не очень.

    АНТИФОЛОВ (громко). Ладно, господа, пошли мы, диннер-брейк из овер"19.
    Продолжать сегодня будем?.. Пинч, вы как, готовы?
    У меня к вам разговорчик, не сейчас, не к спеху.
    Дромин, все, вперед, по коням. Всем больших успехов.

    ДРОМИН. Шеф, репетитор по-английски не сечёт.

    АНТИФОЛОВ. Ты откуда это знаешь, что, с ним занимался?
    Или только по-английски он с тобой общался?

    ДРОМИН. Он спросил: "Вот мин ю, сэр?" А ежу ясно: говорить
    надо "Вот ду ю мин, сэр?"

    АДРИАНА (в сторону). Ах так!? Его слова ведут к разгадке:
    Вот в чем причина, почему в тетрадке
    Нет по-английски ни единой строчки.
    Не знает он английского - и точка.
    А я-то, дура, верила на слово
    И заплатить была уже готова.

    АНТИФОЛОВ. Слушай, не вникай, прошу, ты в это дело, Дромин.
    Тонкий тут предмет, изящный, ты же слишком темен.
    Тут трагедии, сонеты, он Шекспиру учит,
    А Шекспир же, как известно, говорил всех лучше.

    Антифолов и Дромин уходят. Небольшая пауза.

    ЛЮЦИАНА. Вроде, отделались, живы-здоровы,
    Но мужики твои очень суровы:
    Злоба и тупость, агрессия тоже.
    В джунглях живешь или очень похоже.
    Клетка, конечно, твоя золотая.
    Но почему в ней никто не летает?
    А полетишь - ведь подстрелят в два счета.
    Разве такие допустят полета?

    АДРИАНА. И мне все это тоже не по нраву.
    Скажи, сестрица, по какому праву
    Ты выдаешь своих друзей сверхблизких
    За репетиторов, владеющих английским?

    ЛЮЦИАНА. Снова в Шекспире сомненья горою?
    Думай сама: ведь с такою игрою
    Ты репетитора сыщешь едва ли.
    Ох, Антифоловы, ну вы достали!

    АДРИАНА. Да, именно с игрой.Твой друг прелестный,
    Актеришка заштатный, неизвестный,
    Который, не имея прав на то и званий,
    Учительствует без образований.
    Оставил на столе свою тетрадку -
    А я взглянула, просто так, украдкой:
    Английские слова по-русски обозначил.
    Он, чтоб не ошибиться, не иначе.

    И поняла я: тут обман таится,
    Спасибо, Люциана, хороша сестрица!
    А тут еще помог мне Дромин: сразу
    Услышал он ошибочную фразу.
    О, если б Антифолов догадался,
    Какой бы шум, нет грохот тут раздался!
    Но все-таки, он заподозрил, точно,
    Сказав, чтоб мы заканчивали срочно.
    Ну ладно, все, довольно, до свиданья!
    На этом наши кончились собранья.
    И денег никаких от нас не ждите!
    Ну все, вставайте, что же вы сидите?

    ПИНЧ. Ну и что, Адриана, ну и что? Я же сказал, что мы будем учить английский по Шекспиру - так мы и делали. В чем проблема, не понимаю?

    ЛЮЦИАНА. Дай объясню ей наш план от начала
    И до конца. Я хочу, чтобы знала она:
    Что мы задумали, что удается,
    Что в скором времени делать придется.
    Пинч - мой не только сверхблизкий мужчина -
    Скоро я стану его половиной.
    (Может, не смотрится ярко на людях?
    Что ж, обсуждать его здесь мы не будем.)

    Да, он - актер и, конечно же, рад бы
    Гамлета, Лира читать нам у рампы.
    Но ни рубля, уж какой там квартиры,
    Ты не получишь, играя Шекспира.
    Да, он по театрам вначале скитался,
    Ну, а потом безработным остался.
    Нету ни опыта преподаванья,
    Нету ни стажа, ни права, ни званья.

    Вряд ли идея подобного рода
    Нам бы пришла: если б перед народом
    Вдруг как-то раз не прочел он "Отелло"
    С чувством большим. Я узнать захотела,
    Что за таланты? Откуда такое?
    Речь по-английски журчала рекою.
    И оказалось: Шекспира студентом
    Ставил он ради эксперимента
    На языке. И все роли артистов
    Сам с удовольствием выучил быстро.

    Здесь уж такое нашло вдохновенье -
    Мигом созрело наше решенье.
    Роль репетитора выучить сложно ль?
    Главное только - без робости ложной
    Пудрить Шекспиром мозги: будто, модно
    С классиком нынче общаться свободно.
    С помощью пьес его оригинальных
    Можно освоить язык моментально.
    В этот момент ты как раз позвонила -
    Как не использовать шанс нам тут было?!

    АДРИАНА. Мне жаль, что ничего не вышло из затеи.
    Как видишь, я тебя нисколько не глупее,
    И твой хваленый ум не более, чем басня.
    Надеюсь, это всем сегодня стало ясно.
    Моя же красота цветет со страшной силой,
    Не оценил ее один лишь Пинч твой хилый.
    Покинуть этот дом вам предлагаю с миром
    И дам совет - кончать глумиться над Шекспиром.

    ЛЮЦИАНА. Нет, Адриана, не будет такого.
    Сейчас все мы сядем, и Пинч станет снова
    Текст нам читать - продолжать заниматься.
    Все как и прежде должно оставаться.

    АДРИАНА. Какое у тебя, сестрица, самомненье!
    Ты вывела меня, однако, из терпенья.
    Придется позвонить супругу. Непременно
    Хотите продолжать недавнюю вы сцену?..

    ЛЮЦИАНА. Будет иное развитье событий:
    Я расскажу ему, как на Таити
    Перед народом жена его голой
    Задом вертела - умрет Антифолов.
    Если же вдруг сомневаться он станет,
    То Люциана улику достанет.
    Больше ведь нет ее в этой квартире -
    И не ищи. Ведь нельзя при Шекспире
    То наслаждаться любви благородством,
    То опускаться до видеоскотства.
    Так выбирай же, тебе что дороже:
    Сделаешь гадость - я сделаю тоже.

    АДРИАНА. Ты что, сестрица...ты совсем упала?
    Такого меж сестер вовеки не бывало!

    ЛЮЦИАНА. В этой игре запрещенного нету.
    Деньги заплатишь - получишь вот эту...
    Я полагаю, с сестрой поделиться
    Будет по-честному. Верно, сестрица?
    Уговоришь ты сегодня же мужа -
    Я не пугаю, но не было б хуже.

    АДРИАНА. Маразм и бред...безумие дурдома...

    ЛЮЦИАНА. Эти словечки давно мне знакомы.
    Чувствуешь, что поражение близко.
    Хватит эмоций, продолжим английский!

    ПИНЧ. Да, дорогая хозяйка, вам остается только одно - сесть и открыть тетрадку.

    АДРИАНА. Что? Заниматься с плутом, шантажистом?
    Вруном, подонком и авантюристом?
    Зубрить слова, читать, писать в тетрадку
    И делать вид, что все опять в порядке?..

    ПИНЧ. Да, заниматься английским по методике Шекспира. Методике, которой, конечно же, не существует и не существовало никогда. Ну подумайте сами: как во времена Шекспира, в конце XVI века, могла вообще существовать хоть какая-нибудь методика преподавания английского языка, а? Смешно!

    АДРИАНА. Уж больше нету слов. Проныра! Проходимец!
    Ублюдок! Дилетант! Козел! Мздоимец!
    Чудовище! Оборвыш! Пидор! Экскремент!
    Дурак! Говно! Извозчик! Импотент!

    ЛЮЦИАНА. Ну уж последнее - явно напрасно:
    С этим как раз у него все прекрасно!

    ПИНЧ. А что вы, хозяйка, так разволновались? Ведь каждый в итоге получит свое: вы - еще один шанс поиграть в Шекспира и поездку в Канаду, а мы с Люцианой - деньги и возможность пожениться. Вы же, вместо того чтобы порадоваться за сестру, ругаетесь.

    АДРИАНА. Но после подлого, коварного обмана
    Уж не сестра мне больше Люциана!

    ПИНЧ. Да, а то у вас так много сестер...Ничего, в конце курса помиритесь. А сейчас все сели и открыли страницу...семнадцать. (Достает книгу.) Читайте, пожалуйста. Люциана.

    ЛЮЦИАНА. Вряд ли мужчина игру проиграет,
    Если с ним женщина вместе играет.

    ПИНЧ. Но у Шекспира таких строк нет, откуда вы их взяли?

    ЛЮЦИАНА (садясь). Мне помогает один англичанин,
    Тот, по которому курс изучаем.
    Если с Шекспиром все время общаться.
    Много премудрости можно набраться.

    ПИНЧ. Адриана, не отставайте же - докажите, что вы тоже чему-то научились.

    АДРИАНА (садясь и пытаясь сосредоточиться).
    Да...лучший вариант тут, к сожаленью,
    Шекс-Пинчевских уроков продолженье.

    ПИНЧ. Браво, Адриана, я вами горжусь, даже восхищаюсь! Ну, а теперь дружно повторяем за мной:
    "Энд ю, зэ кэлендарс ов зэа нативити"20.

    АДРИАНА и ЛЮЦИАНА. "Энд ю, зэ кэлендарс ов зэа нативити..."

    ПИНЧ. "Гоу ту э госсипс фист, энд джой виз ми..."21

    АДРИАНА и ЛЮЦИАНА. "Гоу ту э госсипс фист энд джой виз ми..."

    ПИНЧ. "Афтер соу лонг гриф сач фестивити"22.

    АДРИАНА и ЛЮЦИАНА. "Афтер соу лонг гриф сач фестивити".

    ПИНЧ. И хором перевод.

    ВСЕ.
    "И вас, календари моих детей,
    Зову на праздник дружеской беседы.
    Какая радость после скорбных лет!"

     

    Занавес

    Редакция 2011 года



    БУДЬТЕ ВНИМАТЕЛЬНЫ! Все авторские права на данную пьесу защищены законами РФ, международным законодательством и принадлежат автору. Запрещается самовольно издавать и переиздавать пьесу, размножать ее, публично исполнять, переводить на иностранные языки, а также вносить при постановке изменения в текст пьесы без письменного разрешения автора.

     

    Примечания

    Автор счел правильным привести "вставки" из "Комедии ошибок" У.Шекспира, которые даются в пьесе "на русский манер", в их оригинале. Это даст возможность знающим английский язык режиссеру и актерам выбрать наиболее удобный для них и смешной для зрителей вариант произношения.

    1. Adr. His company must do...

    2. Adr. ... his minions grace...

    3. Adr. Whilst I at home starve for a merry look.

    4. Adr. Hath homely age the alluring beauty took
                From my poor cheek? Then, he hath wasted it.

    5. Ant. E. This day, great duke...

    6. Ant. E. ...she shut the doors upon me.

    7. Ant. E. While she with harlots...

    8. Ant. E. ...feasted in my house.

    9. Duke. A grievous fault!

    10. Duke. Say, woman, didst thou so?

    11. Adr. No, my good lord: myself, he, and my sister
                  To-day did dine together. So befall my soul
                  As this is false he burdens me withal!

    12. Adr. Neither my husband, nor the slave returnd...

    13. Pinch. Satan, avoid! I charge thee tempt me not!

    14. Dro. S. As from a bear a man would run for life...

    15. So fly I from her that would be my wife.

    16. (авт.) What mean you, sir? (Грамматически неправильно построенный вопрос).

    17. Dissembling...

    18. Adr. No, my good lord: myself, he, and my sister
                  To-day did dine together. So befall my soul
                  As this is false he burdens me withal!

    19. (авт.) Ant. Dinner-break is over. (Пер.) Обеденный перерыв окончен.

    20. Abb. And you the calendars of their nativity...

    21. Аbb. Go to a gossips feast, and joy with me...

    22. Abb. After so long grief such festivity!



    Послесловие

    Язык комедии как отражение времени

    Время и место действия пьесы "Английский по методике Шекспира" четко очерчены - события происходят в один день и в одном месте - в квартире семьи Антифоловых. Это продиктовано классическим жанром "Комедии ошибок", которую взял на вооружение В. Денисов. Но на этом совпадения не заканчиваются...

    Некоторые из шекспировских персонажей "переехали в Россию" из века ХVI-го в ХХI-й. Это две сестры - Адриана и Люциана, перенявшие у сестер из "Комедии ошибок" итальянские имена; муж младшей из них, Адрианы, в пьесе Денисова обрусел и превратился из Антифола в "нового русского" Антифолова.

    Один из близнецов - Дромио, слуга Антифола, на русский манер стал телохранителем Дроминым. А школьный учитель с английской фамилией Пинч, не поменяв фамилию и, в общем, род занятий, с легкостью принялся учить русских английскому.

    Заметим, "игры" с шекспировскими героями, сюжетами и текстами всегда были любимым занятием не только переводчиков, поэтов, но литераторов и драматургов тоже. Как правило, они касались авторизации поэтического прочтения и нового осмысления образов путем переписывания известных сюжетов.

    Так или иначе, непрекращающиеся "игры" наших современников с английским гением говорят лишь о бесценности того наследия, которое он нам оставил, и об уникальности и роли самой фигуры автора, так как путь, по которому они сегодня идут, во многом проложен им самим.

    Примером тому как раз и является "Комедия ошибок". В основу ее лег сюжет комедии римского писателя Плавта "Близнецы" и некоторые другие его сочинения. В. Денисов, изучив "Комедию ошибок", придумал свою "игру", но уже с Шекспиром. Его заимствования касаются не сюжета, но жанра сочиненной им пьесы, в какой-то степени персонажей и языка.

    Последний требует особо внимательного осмысления. Но при этом, говоря о языке "Английского по методике Шекспира", будем помнить о том, что это комедия, и судить его нужно по законам именно комедийного жанра. Итак, обратимся к названию пьесы: "Английский по методике Шекспира".

    Если бы это была просто рекламная заставка к раскрутке новой методики преподавания языка, то она, бесспорно, могла бы обнадежить тех, кто безуспешно испробовал на себе самые разные способы изучения английского. Все-таки, имя очень авторитетное, Шекспир: великий поэт, актер, драматург, к тому же, как теперь модно говорить, "носитель языка" - из самой Англии.

    Только не будем забывать, что сам Шекспир жил четыреста лет назад и владел языком в буквальном смысле древним, ХVI века. Значит, он уж точно не подходит для общения на нем людей века нынешнего - ХХI-го.

    Вот на этом парадоксе - несоответствия вышедшего из употребления шекспировского языка сегодняшнему дню и ситуациям, в которых он используется - и задумывал изначально Виктор Денисов строить смеховую стихию своей комедии "Английский по методике Шекспира". Но не тут-то было...

    До нас дошло немало мифов о том, на самом ли деле английский гений является автором пьес, подписанных его именем. В этой связи мне кажется интересной версия о том, что сам Шекспир изначально считал свои пьесы не литературными произведениями, а текстами, которые он сочинял и записывал для "Глобуса", чтобы разыгрывать перед простой публикой.

    Но тогда это скорее всего были элементарно сырые диалоги. И только по ходу репетиций они обыгрывались, затем шлифовались в спектаклях - и уж потом записывались окончательно. Особняком стоит "Комедия ошибок", первая из комедий Шекспира, сочиненная им по дошедшим до нас данным ок. 1591 года.

    История ее постановок была совсем короткой. Первые известные представления "Комедии ошибок" состоялись примерно в 1594 году на закрытом спектакле в зале собраний лондонских юристов, а в 1604-м - в дворцовом театре Якова I. Этими показами, похоже, все и ограничилось. Информации о том, что "Комедия ошибок" шла на сценах публичных театров, нет.

    К тому же, при жизни Шекспира она никогда не печаталась, и впервые была издана только в его посмертном фолио. Исходя из этого, можно предположить, что язык "Комедии ошибок" мало менялся, и она - то ли из-за своей короткой "сценической биографии" или потому, что сам Шекспир потерял к ней интерес - первый блин комом (а может, о ней и просто забыли!?.) - так и не была до конца обработана литературно.

    Именно c этих позиций следует отнестись и к "Английскому по методике Шекспира" - не как к "пьесе в стихах", которую нужно судить по законам такого, к примеру, шедевра, как "Горе от ума" Александра Грибоедова, а как к драма-лингвистической авторской эскападе - к этаким бесшабашным "русским играм с английским гением".

    И в этом нет никакой нарочитости: у современного драматурга вдруг возник подходящий комедийный сюжет и тут же под руку попался Шекспир - почему бы не дерзнуть зарифмовать для памяти! На самом деле все так и начиналось. Но театр - дело живое. И разве порой не вдохновенный экспромт может вдруг стать вершиной театрального творения?!.

    Еще раз повторюсь: поначалу Виктор Денисов набросал на скорую руку черновой текст пьесы "Английский по методике Шекспира" в подражание грубому и сырому стиху первой шекспировской комедии с ее двухсложными и произвольными стихотворными размерами вперемешку с прозой...

    Но по ходу работы над замыслом - а она шла около двух лет - он в итоге решает не менять хулиганскую, спонтанно родившуюся стилизацию "под Шекспира", которая вдруг удачно "легла" на оформившийся замысел, а, наоборот, не только сохранить низкую эстетику слога, но и усилить ее.

    Именно такой слог, неряшливый и даже вульгарный, cтал в конечной редакции пьесы "Английский по методике Шекспира" ярким языковым символом нашего времени, неожиданно объединившим всех ее персонажей.

    Он, с одной стороны, обращает внимание на тревожный факт опрощения и оскудения современного русского языка, которым cегодня все чаще и чаще пользуется человек, а с другой, порой на непритязательность и скудость его запросов.

    Ведь все пять героев пьесы В. Денисова, в общем, заняты одним: нехитрым и иссушающим душу делом - или добыванием денег любым путем, кто как может (Пинч, Антифолов, Дромин) - или нескончаемыми мыслями об этом (Люциана), либо бездумным проматыванием на курортах Адрианой нажитых непонятно как, но зато попадающих прямиком в ее кошелек денег мужа.

    Так что же получается: примитивные по своему "внутреннему устройству" персонажи изъясняются в "Английском по методике Шекспира", заметим, не в жизни - в пьесе - "низким стилем"?!. Прямо "масло-масляное"!?. Но зато предмет разговора автора со зрителем высок - обучение иностранному языку!

    И финал замечательный - учитель английского прямо на уроке (да еще в чужом доме) совсем по-русски напивается в стельку - просто лыко не вяжет - и валится с ног... Ну чем не Хлестаков?!.

    Если же затрагивать в этой связи вопрос пародичности стиля пьесы Денисова, то здесь можно, как мне кажется, посмеяться разве что над собственными представлениями о том, что такое комедия... А правда, какой сегодня должна быть комедия и каким языком ее нужно писать?. Вопрос, по-моему, риторический.

    Да пускай драматурги просто пишут комедии и не боятся, а экспериментируют - лишь бы шло на пользу тому, без чего этого жанра просто нет - смеху! А режиссеры пусть не боятся и ставят: фантазируют и находят свои средства выразительности для воплощения новых драматургических идей.

    Главное, чтобы нам, зрителям, было не скучно смотреть, чтобы было и грустно, и весело или просто очень смешно. Ведь именно такой эмоциональной отдушины, какой, бесспорно, является смех, сегодня очень не хватает в драматическом театре современному зрителю. Разве не так?!.

    Но вернемся снова к "Английскому по методике Шекспира" и посмотрим дальше, как же автор "играет с английским гением" и насколько эта игра оправданна, когда дело касается жанра "комедии". Итак, сюжет своей пьесы Денисов разбил кусками из "Комедии ошибок", использовав известный прием "театра в театре", и  позаимствовал там же имена своих персонажей.

    И тут, конечно, началась неразбериха. Кто это говорит - герой Шекспира или его русский двойник - порой понять непросто. Но "игра" увлекает. А главное, каждый раз приходится к месту и ко времени... И в общем, получается, правда, смешно.

    Это при том, что юмор в пьесе рождают не нелепые в своей парадоксальности смысловые наложения друг на друга разных эпизодов двух авторов, а наоборот, путаница жизненно схожих ситуаций и одноименных персонажей из двух комедий; или куски английских оригинальных текстов ХVI века, которые смешно, "на русский манер", кто как может, произносят "по буквам" не знающие английского современные герои.

    Как-то совсем не по-русски, а порой нелепо, как подстрочник, звучат и вставки в текст "Английского по методике Шекспира" из "русской версии" "Комедии ошибок" в архаичном переводе (1958г.) А. Некора. При этом сами герои В. Денисова вроде как немножко иностранцы, так как, живя в России, не просто учат английский, но и носят нерусские имена.

    И вот что интересно, какие бы перебивки не имели место по ходу урока, который ведет Пинч: выпивают ли герои; показывает ли Адриана гостям видеоролик о своем тайном отдыхе на Таити; случается ли у нее приступ головной боли от чрезмерно выпитого спиртного; бежит ли Люциана в аптеку, движимая желанием помочь младшей сестре; пытается ли последняя соблазнить своего учителя пока отсутствует ее старшая сестра;

    а также: звонит ли подвыпивший Пинч в офис мужу Адрианы, чтобы проверить, на месте он или развлекается с "секретаршей-машинисткой", - и по ходу всех этих эпизодов, и на протяжении всего последующего действия, включая сцену уличения Адрианы в прелюбодеянии ее мужем Антифоловым и свидетелем Дроминым - тень Шекспира в буквальном смысле витает в этом доме. Он - тот целебный воздух, которым дышат герои пьесы В. Денисова.

    Уже имя великого автора, только произнесенное вслух, (а оно просто не сходит с их уст) действует на них как "сигнальная красная кнопка": то пробуждает интерес того или иного героя к возникшей на глазах запутанной ситуации и помогает распутать ее; то заражает кого-то из них интересом к их же жизни и желанием разобраться в ней; а то будит в персонажах бурную фантазию и необузданную жажду познания, вдруг обнаруживая буквально в каждом из них, пусть примитивный, но живой человеческий порыв.

    В общем, Шекспир становится той фигурой, которая то и дело двигает вперед действие "Английского по методике Шекспира": своим присутствием и через чтение героями кусков из его первой комедии он так или иначе провоцирует самые разные курьезы; они, в свою очередь, меняют ход событий и поддерживают стремительный ритм в пьесе Денисова, где к тому же то и дело происходят неожиданные "разоблачения" каждого из героев:

    Адриана ревнует Антифолова к его секретарше; Дромин оказывается бывшим любовником Люцианы; она крутит любовь с учителем и собирается за него замуж; Адриана из чувства ревности и мести пытается соблазнить Пинча; она же втайне от мужа веселится на Таити; Антифолов и Дромин уличают Адриану в прелюбодеянии в ее собственном доме; Пинч оказывается не учителем, а жуликом.

    Наконец: никакой методики преподавания английского "по Шекспиру"... НЕ СУЩЕСТВУЕТ! И основной сюжет пьесы в финале тоже получает неожиданную развязку: уличенный в обмане безработный актер Пинч, напившийся в усмерть на уроке "Чинзано" и уже почти изгнанный из "приличного" дома, как ни в чем не бывало вновь продолжает там же учить английскому двух сестер.

    Дело в том, что предусмотрительная Люциана спрятала компромитирующий Адриану киносюжет о ее отдыхе за границей и пригрозила сестре тем, что покажет компромат ее мужу Антифолову, если та откажется от занятий. И Адриане ничего не остается делать, как продолжать уроки с Пинчем. Все возвращается на круги своя и заканчивается тем, чем и началось - круг замкнулся.

    Что касается аудитории, которой может быть интересна комедия "Английский по методике Шекспира", то могу лишь положиться на свой опыт преподавания этого языка. Вот уже третий десяток лет (начиная с "перестройки") Россия буквально сходит по нему с ума.

    И я ничуть не преувеличиваю, утверждая это, так как сама, невзирая ни на какие кризисы, переучила за прошедшие годы огромное количество людей самых разных социальных групп и профессий. Среди них - бизнесмены и проститутки, бандиты и модели, содержанки и повара, официанты и певцы, шоферы, дети, домохозяйки, милиционеры и даже торговцы оружием...

    Ведь русского человека сегодня, как и во все времена, не перестает манить заграница и перспектива свободно общаться на английском. Но время идет, а вожделенное желание говорить на нем, сегодня главном языке всего мира, как на русском, для многих так и остается только заманчивой перспективой...

    Елена Степанова



  • Оставить комментарий
  • © Copyright Денисов Виктор Леонович (445388@gmail.com)
  • Обновлено: 28/05/2018. 84k. Статистика.
  • Пьеса; сценарий: Драматургия
  •  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.