Денисов Виктор Леонович
Американская мечта

Lib.ru/Современная литература: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • Оставить комментарий
  • © Copyright Денисов Виктор Леонович (445388@gmail.com)
  • Обновлено: 28/05/2018. 87k. Статистика.
  • Пьеса; сценарий: Перевод
  • Адаптации и переводы англоязычных пьес - Виктор Денисов
  • Скачать FB2
  •  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Эдвард Олби. "Американская мечта" (1960). Одноактная пьеса.
    Роли: женские - 3, мужские - 2.
    Первый перевод с английского на русский пьесы "Американская мечта" Эдварда Олби.
    Был опубликован под названием "Американский идеал" в сб. англоязычных пьес Пять драматургов под одной обложкой / Cост. Едошина И. - Самара: ОНМЦНТ, 1991. - C. 57 - 101.
    Как "Американская мечта" - еще один вариант русскоязычного названия того же перевода В. Денисова пьесы The American Dream by Ed. Albee - публиковался в альм. "Современная драматургия". - 1995. - № 3,4. - C. 126 - 137.


  • Театральные постановки пьесы "Американская мечта" Э.Олби в переводе В. Денисова:
    1992 - Театр на Юго-Западе, Москва. "Американский идеал". Режиссер Билл Раффелд (США).

    Доп. информация о Денисове Викторе Леоновиче:
    http://ru.wikipedia.org/wiki/Денисов,_Виктор_Леонович
    http://en.wikipedia.org/wiki/Victor_Denisov
    http://vk.com/id226758349
    http://vk.com/public59589955
    https://www.facebook.com/profile.php?id=100007789813447
    http://www.proza.ru/avtor/elenastepanova/
    https://www.youtube.com/user/denisovvictor/videos
    Palitra Zhanrov V. Denisova
    Teatralnye eskizy treh pjes V. Denisova


    Контакты:
    mobile: 8-905-733-82-13
    e-mail: 445388@gmail.com

    БУДЬТЕ ВНИМАТЕЛЬНЫ! Все авторские права на данный перевод пьесы защищены законами РФ, международным законодательством и принадлежат автору. Запрещается cамовольно издавать и переиздавать перевод пьесы, размножать его, публично исполнять, переводить на иностранные языки, а также вносить при постановке изменения в текст перевода пьесы без письменного разрешения автора.



    Вместо Предисловия

    КАК ЭДВАРД ОЛБИ РАЗВЕЯЛ АМЕРИКАНСКУЮ МЕЧТУ

    В свое время основатель "Театра на Юго-Западе" Валерий Белякович, решив ставить пьесу Эдварда Олби "Американская мечта" в адаптации и переводе Виктора Денисова, обратился к режиссеру из Соединенных Штатов Биллу Раффелду. И в правильности такого решения и сегодня трудно усомниться.

    Кому как ни гражданину США знать, как ставить спектакль о пресловутой Американской мечте... Ведь она, как известно, идеал свободы, символ особого предназначения Америки, где каждый может себя реализовать и получить то, что заслуживает.

    К сожалению только, мечта Эдварда Олби в пьесе, написанной им в 1960 году, оказалась совсем непохожей на ту, какой ее представлял советский человек в 1992-м году, когда "Театр на Юго-Западе" первым на своей сцене показал по ней спектакль.

    В пьесе Олби разрушает образ своей великой страны. Он материализует Американскую мечту в лице красивого, но душевно искалеченного Молодого Человека, лишенного способности любить, верить, надеяться, но зато готового на все ради денег.

    Вот и к обеспеченным Мамуле с Папулей юноша попадает с намерением заработать неважно как - главное как можно больше. Но неожиданно его приход в их дом раскрывает тайну, которую хозяева хранили всю жизнь...

    Когда-то они усыновили пупса - его брата-близнеца - и он стал орать благим матом. Тогда родители не раздумывая, дабы его усмирить (прямо в духе "чёрного юмора"), выкололи ему глаза, выдрали ручонки, выдернули язык...

    Когда же приемыш наконец умер, его брат на другом конце континента пережил духовную смерть: его сердце вдруг онемело... его словно вырвали из тела... и с тех пор он не может любить, сострадать и что-либо чувствовать...

    Такой остросатирический сюжет о хваленом американском благополучии придумал не кто-нибудь, а великий американский драматург. В общем, читайте сами знаменитую пьесу Эдварда Олби "Американская мечта" и делайте свои выводы.

    Елена Степанова

     

    БУДЬТЕ ВНИМАТЕЛЬНЫ! Все авторские права на данный перевод пьесы защищены законами РФ, международным законодательством и принадлежат автору. Запрещается cамовольно издавать и переиздавать перевод пьесы, размножать его, публично исполнять, переводить на иностранные языки, а также вносить при постановке изменения в текст перевода пьесы без письменного разрешения автора.

     

     

    Эдвард Олби

     

    АМЕРИКАНСКАЯ МЕЧТА

    (адаптация и перевод Виктора Денисова)

     

     

    Действующие лица


      Мамуля         
    Миссис Баркер
      Папуля         
    Молодой Человек
      Бабуля         
     

     

     

     

    Декорация: гостиная. Два кресла по обе стороны сцены - вполоборота к зрителям. На заднике софа. Парадная дверь там же, справа. Проход под аркой, ведущий в другие комнаты, слева.
    В начале пьесы Мамуля и Папуля сидят в креслах: Папуля - слева, Мамуля - справа.Занавес поднимается. Молчание.

    Мамуля. Не понимаю, почему они задерживаются.
    Папуля. И в самом деле - опаздывают.
    Мамуля. Конечно, опаздывают. Вот всегда у них так.
    Папуля. Ну, сейчас это в порядке вещей - ничего не поделаешь.
    Мамуля. Ты совершенно прав.
    Папуля. Когда мы остановились на этой квартире, меня срочно заставили подписать договор об аренде, и поторопились получить чек об оплате за два месяца вперед...
    Мамуля. И еще внести залог за месяц...
    Папуля. ...и еще внести залог за месяц. А как быстро они проверили мои референции - все было сделано мгновенно! Но сейчас - сейчас, попробуй заставь их починить холодильник, звонок, наконец унитаз! Только попробуй... их не допросишься.
    Мамуля. Конечно, нет, чего им! Сегодня люди думают, что все сойдет им с рук - и действительно сходит. Вчера вот пошла купить себе новую шляпку.

    Пауза.

    Я говорю, вчера вот пошла купить себе новую шляпку.
    Папуля. А, да-да.
    Мамуля. Да слушай же.
    Папуля. Слушаю, Мамуля.
    Мамуля. Слушай и не отвлекайся.
    Папуля. Не буду.
    Мамуля. Хорошо, Папуля. Итак, слушай.
    Папуля. Слушаю, Мамуля.
    Мамуля. Слушаешь?
    Папуля. Да-да, слушаю. Я весь внимание.
    Мамуля (улыбаясь). Ладно. Итак, вчера я пошла купить себе новую шляпку. Я сказала: "Пожалуйста, покажите мне шляпки". Мне показали несколько шляпок - зеленых и голубых - но ни одна из них мне не понравилась. Ни одна. Что я сказала? Повтори последнюю фразу.
    Папуля. Ни одна из них тебе не понравилась. Ни одна.
    Мамуля. Так, значит, слушаешь. А потом я увидела ту, которая мне понравилась. Это была прелестная маленькая шляпка, и я сказала: "О, вот эта прелестная маленькая шляпка, я беру ее; о, да, она прелестна. Какого она цвета?" Мне ответили: "Бежевого; не правда ли - просто прелестная маленькая бежевая шляпка". А я сказала: "О да, она действительно прелестна". Итак, я ее купила.
    Папуля. (показывая, что слушает). Итак, ты ее купила.
    Мамуля. Итак, я ее купила, вышла из магазина прямо в шляпке и побежала прямо к президентше нашего женского клуба. А она сказала: "О дорогая, какая прелестная маленькая шляпка! Где вы ее взяли? Эта шляпка просто прелесть! Я сама всегда хотела иметь шляпку пшеничного цвета". А я ответила: "Ну что вы, дорогая, это же бежевая, бежевая шляпка". А она засмеялась и сказала: "О нет же, дорогая, шляпка пшеничная. Цвета я еще различаю". А я возразила: "Ну что вы, дорогая, я тоже пока различаю цвета". Так что я сказала? Последнюю фразу.
    Папуля (монотонно). Ну что вы, дорогая, я тоже пока различаю цвета.
    Мамуля. Так. А она засмеялась и сказала: "О дорогая, они ж ее просто на вас надели - и все. А шляпка-то пшеничная, надеюсь, вы видели пшеницу? Но все равно она прелестна". И потом вышла. Ужасная женщина, ты ее не знаешь, у нее ужасный вкус, двое ужасных детей, ужасный дом и абсолютно восхитительный муж, который все время сидит в каталке. Ты его не знаешь. Ты ведь вообще никого не знаешь, правда? Это ужасная женщина, но она возглавляет наш женский клуб, поэтому я с ней в хороших отношениях. Итак, я вернулась в шляпный магазин и сказала: "Послушайте, почему вы продали мне шляпку, сказав, что она бежевая, когда на самом деле она пшеничная? Я различу эти цвета, разбуди меня хоть ночью. Что тут у вас за освещение!" У них искусственное освещение, Папуля!
    Папуля. Да, дела!
    Мамуля. И добавила: " Через минуту после того, как я от вас вышла, я уже знала, что шляпка не бежевая, а пшеничная". А мне ответили: "Откуда вы знали, ведь шляпка-то была у вас на голове!" Это меня страшно рассердило и я прямо там устроила им скандал: кричала, что есть мочи, сорвала шляпку и швырнула ее на прилавок - устроила им жуткую сцену. Правда, устроила жуткую сцену.
    Папуля ( желая закончить разговор). Да - и правильно сделала.
    Мамуля. Я устроила им кошмарную сцену - и они испугались, сразу заговорили: "Что вы, мадам, что вы!" Но я не уступала, и в конце концов им пришлось признать, что, очевидно, они ошиблись. Поэтому они унесли мою шляпку, а затем вынесли точно такую же. Я на нее только взглянула и сразу сказала: "Но шляпка опять пшеничная!" Ну, и конечно же, они ответили: "О нет, мадам, она бежевая, вот выйдете на улицу - и увидите". И вот я вышла на улицу и, подумать только, - она действительно оказалась бежевой. И я ее купила.
    Папуля (откашливаясь). Это, наверняка, та самая шляпка, которую тебе пытались всучить в первый раз.
    Мамуля (с легкой усмешкой). Конечно, та же!
    Папуля. Ну, сейчас это в порядке вещей: никогда свое не получишь. Даже если хочешь.
    Мамуля. Почему же? Я свое получила.
    Папуля. Хорошо, Мамуля, ты действительно свое получила.
    Мамуля. Но почему ж они опаздывают? Не понимаю, что их задерживает.
    Папуля. Две недели я пытаюсь починить унитаз.
    Мамуля. И у тебя ничего не выходит. Пытаешься, но не выходит. А вот я что-то хочу и у меня выходит. А у тебя нет.
    Папуля. Пытался две недели - и вовсе не для себя. Я ведь и в клуб могу сходить.
    Мамуля. Ну и не для меня. Я всегда могу зайти в магазин.
    Папуля. Тогда точно для Бабули.
    Мамуля. Конечно, для Бабули. Каждый раз, когда Бабуля ходит в уборную, она плачет. А сейчас еще хуже стало: унитаз вообще перестал работать, и Бабуля решила, что совсем тронулась.
    Папуля. Но она и правда тронулась.
    Мамуля. Конечно, тронулась, но в уборную-то это ей ходить не мешает.
    Папуля. И все-таки я должен был его починить.
    Мамуля. Но почему ж они опаздывают? Не понимаю, что их задерживает.
    Папуля. В прошлый раз, когда мы их вызывали, они пришли на десять минут раньше и довольно быстро все сделали.

    Из прохода под аркой выходит Бабуля. Она нагружена большими и маленькими свертками, аккуратно упакованными и перевязанными ленточками.

    Мамуля. А вот и Бабуля, смотрите на нее! Что ты там на себе тащишь?
    Бабуля. Разве ты не видишь? Свертки!
    Мамуля. Папуля, посмотри на Бабулю: сколько свертков она на себе тащит!
    Бабуля. Куда их деть-то?
    Мамуля. Господи, откуда я знаю? А для чего они?
    Бабуля. Не твое собачье дело!
    Мамуля. В таком случае сложи их туда, рядом с Папулей.
    Бабуля (сваливая свертки к ногам Папули). Когда же наконец починят унитаз?
    Папуля. Сам не дождусь. Только и слышу, как вы часами... канючите.
    Мамуля. Папуля! Почему ты так груб с Бабулей?
    Бабуля. Да. Стыдно так со мной обращаться!
    Папуля. Извиняюсь, Бабуля.
    Мамуля. Бабуля, Папуля извинился.
    Бабуля. Вот и чудесно. Что ж, пойду отдохну от всех этих свертков! Дожила до того, чтобы со мной так разговаривали. Конечно, я очень постарела. Обычно считают, когда стареешь - страдаешь от жары или умираешь от холода, но дело не в этом. Просто когда стареешь, с тобой разговаривают так, как он.
    Папуля (тоном раскаяния). Я же сказал "извиняюсь".
    Мамуля. Папуля же сказал "извиняюсь".
    Бабуля. Что ж, конечно, приятно. Когда перед тобой извиняются, становится легче - проникаешься чувством собственного достоинства. А ведь собственное достоинство - самое главное. Даже если тебе на все наплевать, надо иметь чувство собственного достоинства обязательно, потому что, если у человека его не будет, цивилизация обречена.
    Мамуля. Опять ты лазила в мою членскую книжку!
    Папуля. Бабуля, как вы посмели залезть в Мамулину членскую книжку?
    Бабуля. Потому что я старая. Стареешь, а делать что-то надо. Но с людьми невозможно даже разговаривать - тебя обрезают. А как обращаются! Потому-то и глохнешь - чтобы не слышать, как тебе отвечают. Потому-то бежишь и зарываешься с головой под одеяло, чтобы не чувствовать, как сотрясается дом от того, как тебе отвечают! Потому-то старики в конце концов и умирают, что с ними так обращаются. Пойду принесу остальные свертки. (Выходит.)
    Папуля. Бедная Бабуля! Я не хотел ее обидеть.
    Мамуля. Не беспокойся. Бабуля сама не знает, что она имеет в виду.
    Папуля. Однако она знает, что говорит.
    Мамуля. Не беспокойся, скоро она не будет это знать. Я ведь люблю Бабулю.
    Папуля. Я ее тоже люблю. Посмотри, как красиво она завязала свертки!
    Мамуля. Бабуля всегда красиво завязывает свертки. Когда я была маленькой, мы с Бабулей были очень бедные, потому что Дедуля уже отправился на небеси. Каждый день, когда я шла в школу, Бабуля собирала для меня сверток, и я брала его с собой. Наступало время ланча, и все мальчишки и девчонки доставали свои свертки с ланчами, но все они совсем даже не были завязаны красиво, и они открывали их и ели куриные ножки и шоколадные пирожные. А я всегда говорила: "О, посмотрите на мой чудесный сверток с ланчем; он так красиво завязан, что мне до смерти жалко его развязывать". И я не развязывала.
    Папуля. Потому что там ничего не было.
    Мамуля. О, нет. Бабуля всегда давала мне еду, потому что никогда не ела обед, который готовила накануне вечером, - она отдавала мне всю свою еду на целый день. После школы я приносила сверток назад Бабуле, она развязывала его и ела куриные ножки и шоколадные пирожные, которые там были. И при этом приговаривала: "Люблю добрые старые пирожные!" Отсюда и пошло выражение "добрый старый". Бабуля всегда ела все вчерашнее. А меня кормили мальчишки и девчонки: они думали, что в моем свертке ничего нет, поэтому я его никогда и не развязываю. Они думали, что я страдаю гордыней. Это их надо мной возвышало - вот они и были такими щедрыми.
    Папуля. Ты уже тогда была обманщицей.
    Мамуля. Мы были очень бедны. Но потом я вышла замуж за тебя, и теперь мы очень богаты.
    Папуля. Бабуля не богата.
    Мамуля. Нет, но ты к ней хорошо относишься, и она думает, что богата. Она даже и не догадывается, что ты с удовольствием сдал бы ее в богадельню.
    Папуля. Ну уж нет.
    Мамуля. А я, прости Господи, сдала бы. Не могу больше видеть, как она готовит, убирает, чистит серебро, двигает мебель.
    Папуля. Но ей нравится это делать... Она говорит, что делает это, чтобы не чувствовать себя в долгу.
    Мамуля. Что ж, она права. Нельзя же жить за счет людей. Я могу жить за твой счет, потому что я - твоя жена. И я вовсе не в восторге от того, что привела сюда Бабулю. Но знаешь, есть уйма женщин, которые привели бы сюда все свое семейство, чтобы жить за твой счет. А я привела только Бабулю, ведь Бабуля и есть вся моя семья.
    Папуля. Я такой счастливчик!
    Мамуля. Тебе и вправду повезло. Я имею право жить за твой счет, потому что я - твоя жена, и потому что разрешаю тебе залезать ко мне в постель. А за это, когда ты умрешь, мне останется весь твой капиталец. И когда это произойдет, мы с Бабулей будем жить вдвоем - если, конечно, она еще будет жива. И если до этого ты не отправишь ее в богадельню.
    Папуля. Да у меня вовсе нет намерения отправлять ее в богадельню.
    Мамуля. И все же с ней надо что-то решать.
    Папуля. В любом случае ты неплохо обеспечена.
    Мамуля. Ты мой сладкий Папуля: это так здорово!
    Папуля. А я люблю мою Мамулю.

    Снова появляется Бабуля, нагруженная свертками.

    Бабуля (сваливая свертки к ногам Папули). Вот, тут их уже целая куча!
    Папуля. И все так красиво завязаны.
    Бабуля (Папуле). Тебе не удастся ко мне подлизаться...
    Мамуля. Бабуля!
    Бабуля. ...говоря, как красиво я завязываю свертки. После твоих слов, что я часами канючу...
    Мамуля. Бабуля!
    Бабуля (Мамуле). Заткнись! (Папуле.) Знаешь, в чем твоя главная беда? Ты бесчувственный! Старики издают самые разные звуки, половину помимо своей воли. Старики канючат, плачут, и рыгают, у них непристойно урчит в животе за столом; они вскакивают среди ночи и кричат, вдруг обнаруживая, что вовсе и не спали. А когда они спят, то стараются проснуться и не могут... но это не надолго.
    Мамуля. Бабуля читает нам проповеди.
    Бабуля. И еще многое другое.
    Папуля. Я и вправду сожалею, Бабуля.
    Бабуля. Знаю. Это Мамуля тут воду мутит. Если б ты слушал меня, то, во-первых, на ней бы не женился. Она всегда была шлюхой, потаскухой, пробляду...
    Мамуля. Бабуля!
    Бабуля. ...да и сейчас не лучше. (Мамуле.) А ты заткнись! (Папуле.) Когда ей было лет семь-восемь, она любила взбираться ко мне на колени и пищать противным тонким голосочком: "Вот я подласту и выйду замус за богатенького сталиська, потом его укокосу и тогда буду тлатить денюски". Я предупреждала тебя, Папуля, я говорила, чтобы ты держался от нее подальше! Я говорила тебе об этом. Говорила.
    Мамуля. Прекрати! Ты моя мать, а не его.
    Бабуля. Да неужели?
    Папуля. Правда, Бабуля. Мамуля права.
    Бабуля. Ну как можно было ожидать, что такая старуха как я, сейчас это вспомнит? Не признаете стариков-то, а я желаю, чтобы меня признавали! Да, желаю, чтобы признавали. Чтобы признавали.
    Папуля. Хорошо, Бабуля, я об этом позабочусь.
    Мамуля. Бабуля, мне стыдно за тебя!
    Бабуля. Ха, вовремя сказано! Ты должна была давным-давно от меня избавиться при таком отношении ко мне. Папуля мог бы открыть мне где-нибудь бизнес. И я могла бы заняться пушным промыслом или... стать певицей. Но нет же, ты не дала мне это сделать! Ты хотела, чтобы я была рядом, чтобы ты могла спать в моей комнате, пока Папуля развлекается. Но сейчас это не имеет значения, потому что Папуля больше не хочет с тобой развлекаться, и я его в этом не виню. Ты бы скорее прыгнул в постель ко мне, правда, Папуля?
    Мамуля. Папуля вообще ни с кем спать не хочет. Папуля болен.
    Папуля. Да, болен. И вообще не хочу больше никаких развлечений.
    Мамуля. Видишь? Что я тебе сказала!
    Папуля. Хочу со всем этим покончить.
    Мамуля. Вот правильно. Но почему ж они так опаздывают? Почему нельзя явиться вовремя?
    Бабуля (подражая сове). Кто? Кто? Кто? Кто?
    Мамуля. Бабуля, ты же знаешь!
    Бабуля. Нет, не знаю.
    Мамуля. Ну, не важно, знаешь-не знаешь.
    Папуля. Она и правда знает?
    Мамуля. Более или менее. Но посмотри же, как чудесно Бабуля завязала эти свертки!
    Бабуля. Вообще-то я не люблю их завязывать: от этого болят пальцы, и меня это пугает. Но раз надо, значит надо.
    Мамуля. Зачем, Бабуля?
    Бабуля. Не твое собачье дело!
    Мамуля. Иди-ка спать.
    Бабуля. Не хочу, я только что встала. Хочу здесь сидеть и смотреть. А кроме того...
    Мамуля. Иди-ка спать.
    Папуля. Да пусть смотрит, Мамуля. Сейчас же только полдень.
    Бабуля. Я хочу смотреть. Кроме того...
    Папуля. Да пусть смотрит, Мамуля.
    Мамуля. Тогда хорошо, можешь смотреть. Но чтобы ни слова!
    Бабуля. Старики очень хорошо слушают - они не любят говорить. У стариков колиты, и им нужна лаванда. Все, молчу.
    Папуля. Она никогда не говорила, что хотела стать певицей.
    Мамуля. О, я забыла тебе сказать, ведь это было так давно!

    Звонок в дверь.

    О Господи, наконец-то! Вот и они!
    Бабуля. Кто? Кто?
    Мамуля. Какие-то люди.
    Бабуля. Санитары? Неужто санитары? Так вы все-таки это сделали? Вызвали санитаров, чтобы упечь меня в богадельню?
    Папуля. Да что вы, Бабуля!
    Бабуля. О, не будь в ней слишком уверен! Она и тебя куда-нибудь упекла бы, если бы знала, что сама вытянет.
    Мамуля. Папуля, не обращай на нее внимания. (В сторону, Бабуле.) Господи, как же ты неблагодарна!

    Опять звонок.

    Папуля (потирая руки). Дорогая, о, дорогая.
    Мамуля (снова Бабуле). Дождешься - и за тобой придут! (Папуле.) Давай, Папуля, открой же дверь. Чего ты ждешь?
    Папуля. Думаю, нужно было обговорить все это заранее. Может быть, мы немножко поспешили... наверное, поспешили.

    Опять звонок.

    Нужно было все же обговорить заранее...
    Мамуля. Нет нужды - ведь ты все решил. Ты был твердым, мужественным и решительным.
    Папуля. Надо было взвесить все "за" и...
    Мамуля. Не будем сейчас спорить, придется это сделать. Ты был прав. Открой дверь.
    Папуля. Но я не уверен, что...
    Мамуля. Открой дверь.
    Папуля. Так я и вправду был тверд?
    Мамуля. О, так тверд, так тверд.
    Папуля. И решителен?
    Мамуля. Так решителен, даже я дрогнула.
    Папуля. И мужественен? Я и вправду был мужественен?
    Мамуля. О, Папуля, ты был так мужественен! Я даже дрогнула и упала в обморок!
    Бабуля. Она, конечно, дрогнет и упадет в обморок, как же! Ха!
    Мамуля. Тихо!
    Бабуля. Старики имеют право с собой разговаривать. Говорят, это полезно для верхнего неба и вообще успокаивает.

    Опять звонок.

    Папуля. А теперь я открою дверь.
    Мамуля. Как же ты мужественен, Папуля! Правда, он мужественен?
    Бабуля. Не жди, что я подпою тебе. Старики ведь бесстыдники.
    Мамуля. Иногда твои суждения вполне ничего. Сама знаешь!
    Папуля (из глубины сцены). Может, их отослать?
    Мамуля. О, посмотри на себя! Ты превратился в студень, ты нерешителен, ты - женщина!
    Папуля. Хорошо. А теперь следи за мной. Иду открывать! Следи же, следи!
    Мамуля. Следим, следим.
    Бабуля. Только не я.
    Папуля. Следи же, открываю! (Открывает дверь.) Открыто!

    В комнату входит миссис Баркер.

    Наконец-то!
    Мамуля. Наконец-то!
    Бабуля. Где она?
    Папуля. Входите... А вы опоздали. Но конечно же, мы и не сомневались, что вы опоздаете. Только и говорили о том, что вы опоздаете.
    Мамуля. Папуля, не груби! Мы говорили о том, как трудно в наше время получить свое и, конечно же, в этой связи говорили о вас. Вы не войдете?
    Миссис Баркер. Да я-то не против.
    Мамуля. Мы очень рады, что вы пришли, хотя и опоздали. Вы нас наверняка помните, так ведь? Ведь вы как-то здесь у нас были. Я - Мамуля, это - Папуля, а там в углу трясется Бабуля.
    Миссис Баркер. Привет, Мамуля, привет, Папуля, и привет, там в углу, Бабуля!
    Папуля. Вот вы и снова у нас. А я и не предполагал, что вы еще когда-нибудь появитесь.
    Миссис Баркер. Отчего же? Ведь это наша работа. Я сказала, привет, там в углу, Бабуля!
    Мамуля. Ответь же, Бабуля.
    Бабуля. А я их не вижу.
    Папуля. Фи, стыдно, Бабуля, вот же они!
    Миссис Баркер. Да, Бабуля, вот же мы. Я - миссис Баркер. Я вас помню, а вы меня?
    Бабуля. Не помню. Может, вы постарели или еще чего.
    Мамуля. Бабуля, что ты несешь?
    Миссис Баркер. Не надо, не ругайте ее, Мамуля. Возможно, она и права.
    Папуля. Так, значит, вы миссис Баркер? Не желаете ли присесть?
    Миссис Баркер. Да я-то не против.
    Мамуля. А хотите сигарету и чего-нибудь выпить? Усаживайтесь поудобней!
    Миссис Баркер. И вы тоже, Мамуля. Я же по делу - устроюсь. Сяду поудобней - ногу на ногу.
    Папуля. Да-да, устраивайтесь поудобнее.
    Миссис Баркер. Да я-то не против.
    Бабуля. Они все еще здесь?
    Мамуля. Тихо, Бабуля.
    Миссис Баркер. Да, мы все еще здесь. Боже, в какой неопрятной квартире вы живете!
    Мамуля. Да, но вы еще не в курсе... Я хочу сказать, что...
    Папуля. Мы только что с Мамулей разговаривали...
    Миссис Баркер. Знаю, слышала за дверью.
    Папуля. О холодильнике, о звонке и о...
    Миссис Баркер. ...и об унитазе. Да, мы профессионалы и должны все знать и уметь.
    Папуля. А чем занимаетесь конкретно вы?
    Мамуля. И в самом деле: в чем заключается ваша работа?
    Миссис Баркер. Ну, дорогая, во-первых, я - президент нашего женского клуба.
    Мамуля. Не смешите меня. Я разговаривала с президентшей нашего клуба только вчера... А-а, вот оно что! Папуля, ты помнишь женщину, о которой я тебе рассказывала? Ту самую, муж которой сидит в каталке? Помнишь?
    Папуля. Да нет... нет...
    Мамуля. Да помнишь! Извините, миссис Баркер, я бы везде вас узнала, но только не при искусственном освещении. Но что это? На вас точно такая же шляпка, как я вчера купила!
    Миссис Баркер (с легкой усмешкой). Ну, не совсем. Эта шляпка кремовая.
    Мамуля. Ну, дорогая, вам она, может, и кажется кремовой, но я могу...
    Миссис Баркер. Стойте, стойте. Вы, кажется, забыли, кто я такая.
    Мамуля. Действительно забыла, ну и что? Вы уверены, что вам удобно? А платье снять не хотите?
    Миссис Баркер. Да я-то не против. (Снимает платье.)
    Мамуля. Вот так. Теперь вам наверняка удобней.
    Миссис Баркер. Да, пожалуй, мне теперь и в самом деле удобней.
    Папуля. Сейчас я засмущаюсь и покраснею.
    Мамуля. Папуля сейчас засмущается и покраснеет.
    Миссис Баркер (приподнимает край комбинации, оголяя колено). Как же вы счастливы - ведь у вас такой муж!
    Мамуля. О, а я и не знала!
    Папуля. Я весь засмущался и раскраснелся - аж пот прошиб!
    Мамуля. Как вы считаете, миссис Баркер, Папуля с большим приветом?
    Миссис Баркер. Возможно, если бы я закурила...
    Мамуля. О, это ни к чему.
    Миссис Баркер. Да я-то не против.
    Мамуля. Нет-нет, на самом деле, не надо.
    Миссис Баркер. Да я-то не против...
    Мамуля. Не хочу, чтобы вы курили в моем доме - и точка. Вы же пришли по делу.
    Папуля. А вот Бабуля и пьет, и курит. Правда, Бабуля?
    Бабуля. Не правда.
    Мамуля. А теперь, миссис Баркер, надеюсь, вы скажете, зачем вы сюда явились?
    Бабуля (видя, как Мамуля вышагивает между свертками). Свертки, свертки!
    Мамуля. Успокойся, Бабуля!
    Папуля. Что ты сказала, Бабуля?
    Бабуля (видя, как Мамуля наступает на свертки). Эти свертки, черт их побери!
    Миссис Баркер. "Свертки", она сказала "свертки". Она назвала слово "свертки".
    Папуля. Бабуля, при чем здесь свертки? Может, миссис Баркер пришла сюда
    из-за этих свертков? Вы это хотели сказать?
    Бабуля. Не знаю, это я имела в виду или что-то другое. Но совершенно точно, что я имела в виду совсем не то, что думала.
    Папуля. Бабуля считает, что...
    Миссис Баркер. Так вы полагаете, что свертки предназначены для нас? Я имею в виду: можем ли мы полагать, что вы нас позвали придти сюда из-за свертков?
    Мамуля. Для вас что, это привычное дело получать свертки?
    Папуля. Очень хороший вопрос.
    Миссис Баркер. Ну, нас вызывают по разным поводам. Видите ли, на мне лично столько всего навешено! Сейчас, к примеру, у меня есть одна работенка, связанная с получением корзинок, но это скорее в переносном, чем в прямом смысле. Мы могли бы получать и корзинки, но, конечно, при весьма определенных обстоятельствах. Боюсь, это все, что я могу вам ответить.
    Папуля. Очень интересный ответ.
    Миссис Баркер. Я тоже так считаю. Ну что, прояснилось?
    Мамуля. Нет. Боюсь, что нет.
    Папуля. Может, немного прояснится, если я скажу, что, я чувствую опасение по поводу того, что у меня начинается зуд.
    Мамуля. Где зуд, Папуля?
    Папуля. Ну, главным образом вот здесь, прямо вокруг того места, где были швы.
    Мамуля. Знаете, Папуля перенес операцию.
    Миссис Баркер. Бедный Папуля, а я и не знала! Да и откуда мне было знать?
    Бабуля. Могли б и поинтересоваться - ничего бы с вами не случилось.
    Мамуля. Заглохни, Бабуля!
    Бабуля. Вот это да, наконец-то тебя прорвало! Но старики не могут до конца заглохнуть. Сундук мой пуст, глаза слезятся, я вся высохла, дышу на ладан. А ты не услышишь, как я жалуюсь. Но ведь все думают, что старики только этим и занимаются. Может быть, это происходит потому, что старый человек сварлив, несговорчив и всем своим видом похож на крючок. (Выдыхая.) Вот и все...
    Миссис Баркер. А что с вами было, Папуля?
    Папуля. Ну знаете, как это бывает: доктора из меня что-то вынули и что-то вставили. Операция.
    Миссис Баркер. Должна сказать, вам очень повезло.
    Мамуля. Правда, правда. Всю жизнь Папуля мечтал быть американским сенатором, но теперь, не знаю почему, изменил свои планы и до конца жизни будет мечтать о том, чтобы стать губернатором. Это все-таки ближе к дому, понимаете?
    Миссис Баркер. Папуля, вам очень повезло.
    Папуля. Да, конечно, не считая этого зуда, который беспокоит то и дело.
    Миссис Баркер. Привыкнете. Как к своему старому дому.
    Мамуля. Ну же, Папуля, поблагодари миссис Баркер.
    Папуля. Благодарю вас.
    Миссис Баркер. Честолюбие - вот где собака зарыта. У меня есть брат, очень похожий на вас, Папуля, такой же честолюбивый. Правда, он гораздо моложе вас, даже моложе меня, если такое вообще возможно. У него есть небольшая газетенка. Маленькая газетенка, но она его. В ней он и шеф-повар, и мойщик посуды. А газетка-то знаете, как называется? "Деревенский дурак". Это у него такой юмор - он так самокритичен и при этом так скромен. Он никогда не согласится с этим, но он и есть деревенский дурак.
    Мамуля. Просто грандиозно! Ты так не считаешь, Папуля?
    Папуля. Действительно грандиозно.
    Миссис Баркер. Мой братец - милый парень, у него прелестная женушка, которую он просто обожает. Настолько, что не может произнести ни фразы, чтобы не упомянуть ее. Он хочет, чтобы все знали, что он женат. Он просто помешан на этом: с кем бы он ни познакомился, тут же добавляет: "А знаете, я женат". Насколько мне известно, во всей стране он главный пример того, как нужно любить женщину; по этому поводу о нем даже писали в журналах по психиатрии.
    Папуля. На самом деле?
    Мамуля. Разве это не мило?
    Миссис Баркер. Конечно, мило, тем более сегодня, когда в этой стране так много ненависти по отношению к женщинам, и это факт.
    Бабуля. А я и не знала.
    Мамуля. Грандиозно, просто грандиозно! Ты так не думаешь, Папуля?
    Папуля. Действительно грандиозно.
    Бабуля. Если кому-то интересно, то...
    Мамуля. Тихо, Бабуля.
    Бабуля. Дерьмо!
    Мамуля. О, миссис Баркер, вы должны извинить Бабулю. Она же из деревни.
    Миссис Баркер. Да я-то не против.
    Папуля. А может, Бабуля хочет что-то сказать.
    Мамуля. Ерунда. Старикам нечего сказать, а если бы и было что, все равно их никто бы не слушал. (Бабуле.) Видишь? Я могу носить эти свертки так же легко, как ты.
    Бабуля. Что же, работаешь ты в темпе, но качество не то. Кроме того, ведь ты и помоложе.
    Мамуля. Да, и горжусь этим.
    Бабуля. Слушай, давай-ка я покажу тебе, как это делается. Люди твоего возраста считают, что могут все, а на самом деле как раз и не все. Думают, что они особенные, потому что такие, как все. Мы живем в уродливый век, понимаете? Темп и объем. И то ли еще будет!
    Папуля. Не хочу жить среди женщин! Хочу, чтобы вокруг были мужчины.
    Миссис Баркер. Повторите-ка это еще раз.
    Бабуля. Меня он вряд ли считает за женщину, так могу я сказать, что хочу?
    Мамуля. Давай, только хватит нести чушь.
    Бабуля. Все очень просто: дело в том, что эти свертки не имеют никакого отношения к приходу этой милой женщины. А теперь, если вам интересно, почему они здесь...
    Папуля. Бабуля, допустим, все так и есть, но какое это имеет отношение к... извините еще раз, как вас зовут?
    Миссис Баркер. Миссис Баркер.
    Папуля. Точно. Так какое это имеет отношение к... еще раз... как ее там?
    Миссис Баркер. Миссис Баркер.
    Папуля. Точно. Так какое это имеет отношение к приходу этой... как ее бишь?
    Мамуля. Они здесь, потому что мы их позвали.
    Миссис Баркер. Да-да. Только поэтому.
    Бабуля. Итак, если вам интересно, почему здесь эти свертки...
    Мамуля. Хватит, это всем безразлично.
    Бабуля. Можешь хамить мне сколько угодно, если это доставляет тебе удовольствие.
    Папуля. Вы обе - кончайте спорить.
    Мамуля. А я с ней и не спорю.
    Папуля. Прекратите немедленно.
    Мамуля. Тогда почему не вызвать карету, чтоб ее забрали?
    Бабуля. Не волнуйся, пока еще нет нужды.
    Папуля. Тогда лучше, пожалуй, мне самому отсюда убраться.
    Мамуля. Ну, или я - или она! Жить в такой обстановке, действительно, невозможно. Во-первых, в этой квартире слишком много народу. (Бабуле.) И все свободное пространство заняла ты своими ящиками из-под клизм, своими китайскими мопсами и черт знает чем, а теперь еще эти свертки!
    Бабуля. Эти свертки...
    Миссис Баркер. Вот уж никогда не думала, что клизмы продают в ящиках.
    Бабуля. Она хотела сказать "коробки" - для нее нет разницы. Мамуля сделана из отходов. Да и рожала я ее в муках, потому что голова у нее была как банан.
    Мамуля. Неблагодарная! Папуля, ты видишь, как она неблагодарна! И это после всего, что мы для нее сделали за все эти годы! (Бабуле.) На днях за тобой приедут - вот что случится!
    Бабуля. Рассказывай!
    Миссис Баркер. Неужели как банан?
    Бабуля. Точь-в-точь как банан.
    Миссис Баркер. Ну и ну!
    Мамуля. Да не слушайте же ее - она порет ахинею. Только вчера обозвала Папулю дикобразом.
    Миссис Баркер. Не может быть!
    Бабуля. Правда, детка, ты все помнишь.
    Мамуля. Не знаю, где она набралась таких слов. Может, по телевизору?
    Миссис Баркер. Вы действительно назвали его дикобразом?
    Бабуля. Послушайте, какая разница - назвала или нет?
    Папуля. Бабуля права, оставьте-ка Бабулю в покое.
    Мамуля (Папуле). Да как ты смеешь!
    Бабуля. Папуля, оставь-ка ее в покое - у нее в голове все перемешалось.
    Мамуля. Видишь? Я тебе сказала: это все телевизор! Папуля, немедленно пойди в Бабулину комнату и вынь из телевизора трубку.
    Папуля. Не напоминай мне о трубке!
    Мамуля. Ой, Мамуля забыла. (Миссис Баркер.) У Папули не в порядке желудок, и поэтому у него там трубки.
    Миссис Баркер. Правда?
    Бабуля. Теперь я понимаю, почему эта милая женщина здесь.
    Мамуля. Тихо!
    Бабуля. Так хочется узнать - ну скажи быстрее.
    Мамуля. Нет-нет, это было бы нечестно.
    Папуля. Кроме того, она-то знает, почему она здесь. Она здесь потому, что мы им позвонили.
    Миссис Баркер. Неужели! А я все пребываю в недоумении. Я знаю, что я здесь, потому что вы позвали нас, но у меня так много работы и в том комитете, и в этом... А кроме того еще и в профсоюзах - я ведь там активистка.
    Мамуля. Как же вы заняты!
    Миссис Баркер. Да, конечно, поэтому боюсь, что вы должны оказать мне помощь...
    Мамуля. О нет, вы, наверное, ошибаетесь. Мы позвали вас вовсе не для того, чтобы оказывать помощь. Налоги сегодня так высоки и свое-то не всегда получишь. Так что я не верю.
    Папуля. Но если вам нужна помощь, почему же вам, подумал я, не обратиться за стипендией Фулбрайта...
    Мамуля. А если не получится... за грантом Гуггенхейма?
    Бабуля. Давай-давай! А почему бы ей не бросить работу и не поехать в Канны, чтобы получить там Большой Приз? (Задыхаясь, Мамуле и Папуле.) Суки!
    Миссис Баркер. О-о, веселенькая семейка! Но дайте подумать: сейчас я по горло в работе, но ведь есть же еще и Женский комитет противовоздушной обороны. Как вы относитесь к противовоздушной обороне?
    Мамуля. О, я бы сказала - мы враждебно.
    Папуля. Да, несомненно, мы враждебно.
    Миссис Баркер. Тогда от вас помощи не дождешься. Хотя в наше время в мире много и добра, но я не буду вас шантажировать. Шантажистов сейчас тоже хватает.
    Бабуля. А вот стариков, пока мы тут разглагольствуем, притесняют. В департаменте сельского хозяйства или где-то еще, в общем, это было что-то, чем руководила какая-то девица, так вот, обнародовали цифры, которые говорят, что девяносто процентов взрослого населения страны составляют люди старше восьмидесяти лет, или наоборот - восемьдесят процентов населения старше девяноста лет.
    Мамуля. Ты все врешь. Ведь только недавно говорила, что сейчас все люди среднего возраста.
    Бабуля. Я говорю только то, что говорит правительство, которое не имеет никакого отношения к...
    Мамуля. Это все телевизор! Папуля, пойди и сломай ее телевизор.
    Бабуля. Да он его не найдет.
    Папуля (устало вставая). Раз надо... я должен.
    Мамуля. И не наступи на китайского мопса, он слепой.
    Папуля. Может, он и слепой, но Папуля не слепой. (Выходит.)
    Бабуля. Все равно ты его не найдешь.
    Мамуля. О, как я счастлива, что у меня такой муж. Подумать только, он мог бы быть нищим, или спорщиком, или сидеть целый день в каталке... О-о, что я сказала! Что я сказала!
    Бабуля. Ты сказала, что он мог бы сидеть целый день в каталке.
    Мамуля. О, мне так стыдно, что хочется умереть! Я отрезала бы себе язык, если бы могла!
    Миссис Баркер (улыбаясь сквозь зубы). О, ну что вы... не думайте об этом.
    Мамуля. Если б я могла, я бы...
    Миссис Баркер. Не думайте об этом... в самом деле.
    Мамуля. Вы совершенно правы. Если я не буду думать об этом, тогда я забуду, что когда-то говорила это, и тогда все будет в порядке. (Пауза.) Вот... уже и забыла. Ну, а сейчас, сейчас пока, Папули нет, мы можем поговорить о своем, о женском.
    Миссис Баркер. Но я не уверена, что я...
    Мамуля. Но вы же хотели поговорить о нашем, о женском, не так ли?
    Миссис Баркер. Я хотела сказать, что, возможно, захочу воды. Мне немножко не по себе.
    Мамуля. Бабуля, пойди принеси миссис Баркер стакан воды.
    Бабуля. Сама принеси. С меня хватит.
    Мамуля. Бабуля любит по мелочам что-то делать по дому, это придает ей ощущение мнимой безопасности.
    Бабуля. Я сказала - с меня хватит! Довольно!
    Мамуля. Ну Бабуля, будь же умницей, или ты же знаешь, что с тобой может случиться? За тобой приедут.
    Бабуля. Испугала! Стара я, чтобы меня пугали. А кроме того...
    Мамуля. Хорошо же, ты у меня еще попляшешь! Я спрячу твою челюсть! Я...
    Бабуля. Все уже и так спрятано.
    Миссис Баркер. Мне сейчас станет плохо. Мне.
    Мамуля. Господи! Придется идти самой. (Выходя.) Ну Бабуля, с тобой мы потом поговорим. (Выходит.)
    Бабуля. Иди и проветри мозги! (Миссис Баркер.) Ну как, дорогуша, как самочувствие теперь?
    Миссис Баркер. Кажется, немножко лучше. Да, сейчас гораздо лучше. Спасибо вам, Бабуля!
    Бабуля. Вот и хорошо.
    Миссис Баркер. Но... я чувствую себя такой потерянной. Даже не знаю, почему я здесь... И кроме того, они говорят, что я у вас раньше бывала.
    Бабуля. Да, бывали. Но не в этой квартире, потому что мы все время прыгаем с места на место, двигаемся, так сказать, по социальной лестнице - туда-сюда, как мыши, если это сравнение уместно.
    Миссис Баркер. Думаю... не слишком.
    Бабуля. Ну, тогда извините.
    Миссис Баркер (неожиданно). Бабуля, я чувствую, что вам можно верить.
    Бабуля. Не будьте так легковерны: здесь каждый себе на уме.
    Миссис Баркер. О, вот как? И все же я чувствую, что вам можно верить. Пожалуйста, скажите, зачем они нас позвали? Я вас умоляю!
    Бабуля. О, как приятно! Меня уже так давно никто не умолял. Пожалуйста, сделайте это еще раз!
    Миссис Баркер. А вы действительно мать своей дочери!
    Бабуля. О, я не то имела в виду. Если вы не хотите умолять, тогда просите, упрашивайте, уговаривайте... ну что-нибудь.
    Миссис Баркер. Вы просто ужасная старуха!
    Бабуля. Скоро вы все поймете! Ну, пожалуйста!
    Миссис Баркер. О, ради всего святого! Я вас умоляю... прошу вас... заклинаю!
    Бабуля. Заклинаю - это самое приятное слово, которое я слышала за все эти годы. Вы прелестная милая женщина. Раз меня... заклинают... я не могу сопротивляться.
    Миссис Баркер. Итак... пожалуйста скажите... зачем меня сюда позвали.
    Бабуля. Хорошо же, я подскажу вам, что я еще могу? Ведь я же - бестолковая старуха! А теперь слушайте, ибо это важно. Однажды, не столь уж давно, но не так уж и недавно, лет двадцать назад... жили-были мужчина, весьма похожий на Папулю, и женщина, весьма похожая на Мамулю. Они поженились и стали жить в квартире, весьма похожей на эту, и стали жить в ней со старухой, весьма похожей на искренне вашу, только помоложе, потому что это было много лет назад, и все тогда были моложе.
    Миссис Баркер. Как увлекательно!
    Бабуля. Тогда же, в то же самое время, жила-была некая прелестная женщина, вроде вас, только помоложе, из Бюро добрых услуг. И одной из этих услуг было ее добровольное участие в организации, весьма похожей на бюро по усыновлению: оно находится недалеко отсюда, и управляет им ужасная глухая старуха.
    Миссис Баркер. Просто захватывающе!
    Бабуля. Да, историйка и впрямь ничего. Так вот, однажды этот мужчина, весьма похожий на Папулю, и эта женщина, весьма похожая на Мамулю, пришли в это бюро к этой прелестной женщине, весьма похожей на вас, дорогая. Им было очень грустно, но они очень надеялись, плакали и смеялись, кусали пальцы и говорили об очень интимных вещах.
    Миссис Баркер. Ошеломляюще! И о чем же они говорили?
    Бабуля. О, это был довольно милый разговорчик. Женщина, весьма похожая на Мамулю, сказала, что ей и мужчине, весьма похожему на Папулю, никак не удается сотворить нечто, весьма похожее на пупса.
    Миссис Баркер. На кого?
    Бабуля. На пупса. Сотворить пупса.
    Миссис Баркер. О, это как китайского мопса?
    Бабуля. Да, похоже. Пупса, мопса - какая разница! Во всяком случае, женщина, весьма похожая на Мамулю, сказала, что она о нем мечтает, но мужчина, весьма похожий на Папулю, не может сотворить пупса. А мужчина, весьма похожий на Папулю, сказал, да, они о нем мечтают, но женщина, весьма похожая на Мамулю, не может сотворить пупса; и вот теперь они желают приобрести нечто, весьма похожее на пупса.
    Миссис Баркер. Потрясающе!
    Бабуля. Да. И милая женщина, весьма похожая на вас, сказала что-то вроде: "Ой, как стыдно, но мы же понимаем... Думаю, пупс у нас для вас найдется". Итак, женщина, весьма похожая на Мамулю, и мужчина, весьма похожий на Папулю, заплакали и засмеялись, начали кусать пальцы и говорить что-то еще очень интимное, что не имело прямого отношения к делу, но очень важное, а милая женщина, весьма похожая на вас и проявляющая нездоровый интерес ко всяким подробностям, слушала, раскрыв рот. "Ого, - сказала она. - О-го-го-го!", но это уже не имело никакого значения.
    Миссис Баркер. Наверное, это так. Но как захватывающе!
    Бабуля. Так или иначе...они приобрели нечто, весьма похожее на пупса, и забрали это с собой. Но... вышло все не так, как они предполагали.
    Миссис Баркер. Хотите сказать... с ним было что-то не так?
    Бабуля. Вот именно. (Глядя на дверь.) Но я закругляюсь, потому что, наверное, мне уже пора.
    Миссис Баркер. О, в самом деле?
    Бабуля. Угу.
    Миссис Баркер. Но куда старикам спешить: они либо еще здесь, либо уже там.
    Бабуля. Да, но эта старуха совсем другая. Так или иначе, все пошло совсем не по плану.
    Миссис Баркер. О, да. Да.
    Бабуля. Ну-у-у-у... во-первых, обнаружилось, что пупс не похож ни на кого из родителей. Конечно, это был удар, но дальше пошло еще хуже. Однажды ночью он начал орать благим матом. Можете представить, что это такое!
    Миссис Баркер. Матом - ну и ну!
    Бабуля. Но это было только начало. Потом обнаружилось, что он признает только Папулю.
    Миссис Баркер. Только Папулю? Что ж, тогда каждая уважающая себя мать должна была выколоть ему глаза.
    Бабуля. Да, и она это сделала. Именно так она и поступила. Но тогда он вообще задрал нос.
    Миссис Баркер. О-ой, какой кошмар!
    Бабуля. И они так подумали. А потом он начал проявлять интерес, ну к этому самому...
    Миссис Баркер. К этому самому? Ничего себе! Но, надеюсь, руки-то они ему оторвали?
    Бабуля. Да, в конце концов они так и сделали. Но сначала они оторвали ему это самое.
    Миссис Баркер. Что же, это еще лучше!
    Бабуля. И они так подумали. Но после того, как они оторвали ему это самое, он своими ручонками пытался приподнять одеяло - искал, что там осталось, и тогда они выдрали ему и ручонки.
    Миссис Баркер. Естественно!
    Бабуля. Но он оказался злопамятным и однажды обозвал Мамулю грязным словом.
    Миссис Баркер. Что ж, надеюсь, они вырвали ему язык?
    Бабуля. Конечно. А когда он вырос, оказалось, что он и вообще уродец: на плечах у него не было головы, в голове не было мозгов, спина была кривая, ноги ватные и все остальное - тоже ужас.
    Миссис Баркер. Какая мерзость!
    Бабуля. Теперь можете понять, почему они впали в транс!
    Миссис Баркер. Конечно, могу. И что же они сделали?
    Бабуля. Что сделали? Ну, последней каплей было то, что в конце концов он все-таки умер. Можете себе представить, как они переживали - ведь они за него заплатили! Вот почему они и позвонили той женщине, которая продала им пупса, и попросили ее к ним приехать. Хотят получить свое - свои денежки назад. Вот вам и причина.
    Миссис Баркер. Ой-ой-ой!
    Бабуля. Ну как вам ягодки?
    Миссис Баркер. Ой-ой-ой!
    Папуля (за сценой). Мамуля! Я не могу найти Бабулин телевизор и китайского мопса тоже.
    Мамуля (за сценой). Это уже не смешно! А я не могу найти воду.
    Бабуля. Хе-хе-хе! Я ж им сказала - все спрятано.
    Миссис Баркер. Как, и вода тоже?
    Бабуля (удивленно). Нет-нет. Этого я не делала.
    Папуля (за сценой). А если честно, то я даже не могу найти Бабулину комнату.
    Бабуля. Хе-хе-хе!
    Миссис Баркер. О, так вы и в самом деле все прячете, а?
    Бабуля. В самом деле, детка, в самом деле.
    Мамуля (просовывая голову в дверь). Бабуля, ты когда-нибудь такое слышала? Папуля не может найти телевизор, не может найти китайского мопса, и если уж совсем честно, не может найти даже твою комнату.
    Бабуля. Я же вам сказала - все спрятано.
    Мамуля. Что за ахинея, Бабуля! Ну подожди же, я до тебя доберусь! Смутьянка ты, вот кто!
    Бабуля. Что ж, детка, очень скоро меня здесь не будет.
    Мамуля. Даже не представляешь, как ты права! Папуля давно хотел от тебя избавиться, а я все сопротивляюсь. Но сейчас я тебе скажу: я устала с ним бороться и вот-вот сдамся. И тогда увидишь, что произойдет: ты уедешь отсюда в карете. Я скажу, чтобы Папуля вызвал санитаров.
    Бабуля. А я вас опередила.
    Мамуля. Как можно быть такой старой и в то же время такой самоуверенной! У тебя нет никакого чувства меры!
    Бабуля. Вот ты сама и ответила на свой вопрос.
    Мамуля. Миссис Баркер, пошли бы вы на кухню и принесли бы себе сами воды без Бабули и всего этого разговора?
    Миссис Баркер. Не понимаю, какое отношение имеет Бабуля к воде? И кроме того, думаю, что вы не слишком вежливы.
    Мамуля. Вы, кажется, забываетесь: в этом доме вы в гостях.
    Бабуля. В квартире!
    Мамуля. Пусть в квартире. Но вас вызвали сюда по делу. Поэтому если вы соизволите пройти на кухню, я буду счастлива показать вам, где вода и стакан. И тогда вы, наверное, поймете, сколько будет дважды два, если у вас, конечно, хватит смекалки. (Исчезает.)
    Миссис Баркер (после короткого раздумья). Вероятно, она права.
    Бабуля. Вот что получается, когда люди звонят и просят оказать им услугу.
    Миссис Баркер. Вероятно, и вы тоже правы. Что ж, Бабуля, приятно было с вами поболтать.
    Бабуля. А мне приятно послушать. Но, пожалуйста, не говорите Мамуле или Папуле про мою подсказку, хорошо?
    Миссис Баркер. Боже, какую еще подсказку? Да я давно уже обо всем забыла. Нет, я им, конечно, и слова не скажу.
    Бабуля. Не знаю, помогло ли вам...
    Миссис Баркер. Поживем - увидим. Но я должна буду... как бы это вам объяснить? Должна буду... Связать эту историю с... эту историю с... я должна буду связать ее с некоторыми известными мне событиями и... сделать... выводы... Но одно я знаю точно: надо все-таки узнать, где тут собака зарыта. То есть я по-прежнему работаю на общественных началах в одном бюро, но оно весьма не похоже на бюро по усыновлению... это Бюро по усыновлению, и хотя я и помню, как около двадцати лет назад Мамуля с Папулей приходили ко мне, да, желая приобрести пупса, но сейчас я уже не могу на самом деле припомнить никого, кто был бы весьма похож на Мамулю и Папулю, которые приходили ко мне, желая приобрести пупса. Понимаете? И в самом деле возникают некоторые сложности... Надо все обдумать... взвесить... но во всяком случае вы мне здорово помогли. Побудьте здесь еще - я только выпью воды?
    Бабуля. Возможно... Ведь я не так проворна, как раньше.
    Миссис Баркер. Хорошо, тогда я не прощаюсь.
    Бабуля. Нет, не надо.(Миссис Баркер проходит под аркой.) Со стариками обычно не прощаются - думают, их этим испугаешь. Боже! Если бы они только знали, как ужасно звучат все эти "привет, вы так бодро выглядите" и прочая чушь, никто б этого не говорил. А правда-то в том, что старикам не так уж много чего хорошего и скажешь, чтобы это не звучало так жутко!

    Звонок.

    Войдите!

    Входит Молодой Человек. Бабуля его не замечает.

    Ну, наконец-то глоток свежего воздуха!
    Молодой Человек. Эй, привет!
    Бабуля. Ой-ой-ой! Вы со "скорой"?
    Молодой Человек. Откуда?
    Бабуля. Со "скорой". Санитар. Вы за мной?
    Молодой Человек. Не понимаю, о чем это вы.
    Бабуля. О-о.

    Пауза.

    Как хорошо-то.

    Пауза.

    Ой-ой, значит, ты не он.
    Молодой Человек. Что?
    Бабуля. Я сказала "ой-ой", значит, ты не он.
    Молодой Человек. О, спасибо.
    Бабуля. А ты не оптимист.
    Молодой Человек. О, я... я привык.
    Бабуля. Угу... угу. Знаешь, вот сбросить бы мне годков сто пятьдесят, я бы за тебя, пожалуй, пошла!
    Молодой Человек. Да уж могу себе представить.
    Бабуля. Угу... Взгляните на эти мускулы!
    Молодой Человек (напрягет мускулы). Да, они и правда ничего, а?
    Бабуля. Точно, парень. А ты их не накачал?
    Молодой Человек. Ну, основа природная, но немножко работы, ну, знаете ли, со штангой...
    Бабуля. Я так и знала. В кино тебя, парень, снимать надо.
    Молодой Человек. Знаю.
    Бабуля. Угу... в цвете и на широком экране. Но тебе уже это, наверное, говорили.
    Молодой Человек. Говорили.
    Бабуля. И все же надо попробовать... в кино-то.
    Молодой Человек. Действительно, может, там я и сделаю себе карьеру. Почти всю свою жизнь я прожил на Западном побережье... и знаю парочку людей... они могли бы мне помочь. Но я не особо спешу. Я ведь почти так же юн, как выгляжу.
    Бабуля. О, превосходно! И вы только посмотрите на это лицо!
    Молодой Человек. Да, и лицо в порядке, не так ли? Гладко выбритый молодец со Среднего Запада, до обалдения красивый типично американской красотой. Классический профиль, прямой нос, честные глаза, широкая улыбка...
    Бабуля. Угу. Парень, а знаешь, ты кто, а? Ты - американская мечта, вот кто. Никто этого не знает, а ты... ты - американский идеал.
    Молодой Человек. Спасибо.
    Мамуля (за сценой). Кто пришел?
    Бабуля (громко). Американская мечта!
    Мамуля (за сценой). Кто-о? Бабуля, кто там еще?
    Бабуля (громко). Американская мечта! Американская мечта, черт побери!
    Папуля (за сценой). Как это может быть, Мамуля?
    Мамуля (за сценой). О, какая-то ахинея, не обращай внимания. Ты нашел Бабулину комнату?
    Папуля (за сценой). Нет. Я даже не могу найти Миссис Баркер.
    Молодой Человек. Кто там у вас?
    Бабуля. О, просто люди, но давай о них не будем, детка. Поговорим о тебе.
    Молодой Человек. О'кей.
    Бабуля. Ну, сейчас все и узнаем. Если ты не со "скорой", тогда чего тебе здесь надо?
    Молодой Человек. Ищу работу.
    Бабуля. Правда? И какую?
    Молодой Человек. Да почти любую...любую, лишь бы платили. За деньги я готов почти на все.
    Бабуля. Неужели... на все? Хм. Интересно, что ты можешь здесь найти?
    Молодой Человек. Что-нибудь. Здесь, вроде бы, нормально.
    Бабуля. Ну, для меня не совсем, но ты, наверное, лучше в этом разбираешься.
    Молодой Человек. Я это сразу секу.
    Бабуля. Оставайся, может, чего и найдешь. Только близко не подходи.
    Молодой Человек. Виноват.
    Бабуля. Да я-то, собственно, не против. Вернее, не знаю, может, и... против. Но со стороны это как-то не очень. И даже очень не очень.
    Молодой Человек. Ну, может, оно и так...
    Бабуля. Постой-ка там и дай мне подумать... Делать-то что умеешь? Эта семейка не знает сейчас, как ей быть, решает одну проблему. Интересно, ты сможешь помочь?
    Молодой Человек. Смогу... если заплатят. А деньги-то у них есть?
    Бабуля. Деньги? Да у них их больше, чем ты можешь унести!
    Молодой Человек. Ну уж.
    Бабуля. Ну, может, и нет, но ведь есть еще и мои.
    Молодой Человек. У вас есть деньги?
    Бабуля. Естественно.А что, у стариков частенько денег навалом, куда больше, чем все думают. Подойди-ка, чтобы я не кричала. Но не слишком близко, а то еще грохнусь!
    Молодой Человек. Виноват.
    Бабуля. Все в порядке, детка. Скажи-ка... ты когда-нибудь слышал о всемирном конкурсе на лучшую выпечку? Когда куча женщин собирается в огромном амбаре, и все пекут пироги?
    Молодой Человек. Да... как-то... не приходилось.
    Бабуля. Не подходи близко! Ну, не важно, слышал или нет. Важно другое, хочу, чтобы только они не знали: думают, что я уже восемь лет никуда не выхожу; важно то, что в этом году на этом конкурсе первый приз завоевала... я! Да, мое имя было во всех газетах. Псевдоним, конечно. Я назвалась "Дядюшкой Генри".
    Молодой Человек. Вы?
    Бабуля. А почему бы и нет? Почему нет? Я одинаково похожа и на старуху, и на старика. А знаешь, как я назвала свой пирог?
    Молодой Человек. Нет. И как же?
    Бабуля. Я назвала его "Пирог времен дядюшки Генри".
    Молодой Человек. Красивое название.
    Бабуля. А с выпечкой все было очень просто: я вышла, зашла в магазин, купила пирог, немножко подождала, а потом шмыг обратно - никто и не заметил. Так просто.
    Молодой Человек. Вы очень изобретательны.
    Бабуля. В этой семейке - самая.
    Молодой Человек. Думаете, я поверил вашим сказкам?
    Бабуля. Ну, поверил или нет... какая разница! Ведь я-то знаю, что этот пирог принес мне двадцать пять тысяч зеленых.
    Молодой Человек. Двадцать пять тысяч зелен...
    Бабуля. Наличными. Ну... и как тебе наши ягодки?
    Молодой Человек. Нормально.
    Бабуля. Я думала, тебя это поразит.
    Молодой Человек. За деньги и кляча поскачет.
    Бабуля. О, да ты становишься фамильярен.
    Молодой Человек. Кем-кем?
    Бабуля. Я сказала, ты фамильярен.
    Молодой Человек. Да, моя фамилия...
    Бабуля. Я не о том. Бесцеремонный.
    Молодой Человек. Да, я такой и есть.
    Бабуля. Угу, вот именно. Но прости за назойливость, почему ты сказал, что за деньги готов на все?
    Молодой Человек. Но это только часть того, что я хотел сказать. Знаете, ведь у меня вообще-то нет способностей, ну, кроме тех, которые вы видите... меня самого, моего тела, моего лица. А во всем остальном я недоделок. И поэтому я должен как-то компенсировать...
    Бабуля. Как недоделок? По-моему, ты очень даже доделан.
    Молодой Человек. Думаю, вы сможете меня понять, ведь вы очень старая, а у стариков свое суждение обо всем, но они его не высказывают, потому что если выскажут, то... вы же знаете, их высмеют и выругают.
    Бабуля. Да, детка, надеюсь, я смогу тебя понять.
    Молодой Человек. Тогда слушайте. Моя мать умерла в ту ночь, когда я родился, а отца своего я никогда не знал. Думаю, не знала и мать. Но я был не один, потому что рядом со мной во чреве... был еще один... мой брат... близнец.
    Бабуля. О, моя детка!
    Молодой Человек. Мы были похожи как две капли... он и я... больше чем братья... ведь мы из одного яйца. Да, близнецы из одного яйца, не из разных. У нас было такое сходство, что даже трудно представить. Мы... мы чувствовали дыхание друг друга... биение его сердца отдавалось в моих висках... наши животы болели вместе, и просили мы есть в одно и то же время... Вы достаточно старая, чтобы это понять?
    Бабуля. По-моему, да, детка, достаточно.
    Молодой Человек. Надеюсь. Когда нас разлучили, мы были еще слишком малы, мой брат и я... будто человека разлучили с самим собой. Нас оторвали друг от друга... разбросали в разные концы континента. Не знаю, что стало с братом... моей половиной... только шли годы, и я чувствовал такую горечь утраты... даже передать не могу. Словно благости лишился... утратил невинность... осталась лишь горечь. Как бы это вам объяснить? А вот как: мое сердце вдруг онемело... его словно вырвали из тела... и с тех пор я потерял способность любить. Однажды... я спал... но вдруг проснулся и почувствовал, что глаза мои вспыхнули. И с того времени я не могу ни на что смотреть... ни к чему относиться с любовью и состраданием... только с холодным равнодушием. Мое тело...с того времени... потеряло способность любить. И даже руки: не могу ни до кого дотронуться и почувствовать любовь. И не только ими... всем остальным тоже. В общем, у меня больше нет способности что-либо чувствовать. Ноль эмоций. Я иссушен, разорван на части... выпотрошен. Чувствую теперь только себя... свое тело... свое лицо... И я этим пользуюсь... позволяю людям себя любить. Смотрю на мир со стороны, потому что знаю, что не имею к нему никакого отношения. Но должен же я быть с кем-то связан и поэтому позволяю людям себя любить, до себя дотрагиваться, получать удовольствие от своего присутствия, от общения с собой... от самого факта своего существования, но и только. Как я уже сказал, я недоделок... не могу ничего чувствовать. Я ничего не чувствую! Вот я какой... каким вы меня видите, и таким я останусь навсегда.
    Бабуля. О, моя детка, моя детка!

    Длинная пауза.

    Я сперва ошиблась - не сумела отличить тебя от других, но теперь-то я знаю... кого ты мне очень напоминаешь... Или это, может быть, даже ты.
    Молодой Человек. Ну вот, вы и поверили. А может, это все и неправда. Люди моего сорта...
    Бабуля. Шшш!

    Молодой Человек покорно склоняет голову.

    Кто-то... точно-точно, как две капли воды похожий на тебя... здесь когда-то уже был. Или... я ужасно ошибаюсь, но... ты нашел себе работу.
    Молодой Человек. А что я должен делать?
    Миссис Баркер (за сценой). Ой-ой-ой! Ой-ой-ой!
    Бабуля. О-о, ты... ты должен все пропускать мимо ушей, детка... пока я снова с тобой не заговорю. А сейчас я займусь делом.
    Молодой Человек. Но я...
    Бабуля. Ой-ой-ой!
    Миссис Баркер (входя в комнату). Ой-ой...о, а вот и вы, Бабуля. Я так рада хоть кого-то увидеть. А Мамулю и Папулю я так и не нашла. (Замечает Молодого Человека.) Так, а это кто?
    Бабуля. Это? Ну-у... это... это... санитар. Вот он кто - са-ни-тар.
    Миссис Баркер. Значит, это правда. Они все-таки вызвали санитара, и вас отсюда увозят.
    Бабуля (пожимая плечами). Ну, вы же видите. У них все рассчитано.
    Миссис Баркер (Молодому Человеку). Как вы смеете увозить отсюда эту бедную старую женщину? .
    Молодой Человек (увидев кивок Бабули). Мне за это платят, и я не задаю лишних вопросов.
    Миссис Баркер (после короткой паузы). О-о.

    Пауза.

    Что ж, наверное, вы правы, я не должна вмешиваться.
    Бабуля (Молодому Человеку). Дорогой, отнесите, пожалуйста, мои вещи в карету. (Показывает на свертки.)
    Молодой Человек (после секундного колебания). Да-да, конечно.
    Бабуля (в то время, как Молодой Человек берет половину свертков и выходит через парадную дверь). Неправда ли, симпатичный санитар?
    Миссис Баркер (недоуменно качая головой и наблюдая за тем, как Молодой Человек выходит). Ого, как хорошо-то теперь стало! Помню, когда я мамочку сдавала... санитар, который за ней приехал, вовсе не был так любезен.
    Бабуля. О, значит, вы тоже спровадили туда свою мамочку?
    Миссис Баркер (радостно). Конечно! А вы?
    Бабуля (озадаченно). Нет... нет, я не отправляла. По крайней мере, не помню. Послушайте, милая, можно вас на секундочку?
    Миссис Баркер. Конечно, Бабуля.
    Бабуля. А теперь слушайте.
    Миссис Баркер. Да, Бабуля, слушаю.
    Бабуля. Теперь слушайте внимательно. У вас тут проблема с Мамулей и Папулей...
    Миссис Баркер. Да. Интересно, куда они делись.
    Бабуля. Они вернутся. Но слушайте же!
    Миссис Баркер. О, извините.
    Бабуля. У вас тут проблема с Мамулей и Папулей, и мне кажется, я знаю как ее решить.

    Из парадной двери появляется Молодой Человек.

    И остальные вещи вынеси тоже, хорошо, дорогой? (Миссис Баркер, в то время, как Молодой Человек берет остальные свертки и выходит через парадную дверь.) Превосходно! А теперь, дорогая, слушайте. (Что-то шепчет на ухо Миссис Баркер.)
    Миссис Баркер. О-о-о! Но смогу ли я? Думаете, смогу? Ну, а почему бы и нет? Какая гениальная идея... абсолютно гениальная идея!
    Бабуля. Да, идейка ничего.
    Миссис Баркер. И в такие-то годы!
    Бабуля. Хе-хе-хе!
    Миссис Баркер. Да, думаю, это абсолютно гениально. Пойду найду Мамулю с Папулей прямо сейчас.
    Бабуля. Давайте. Делайте!
    Миссис Баркер. Хм! Что?
    Миссис Баркер. Ну сейчас. Наверное, пора прощаться, но у меня не хватает слов благодарности. (Собирается выйти.)
    Бабуля. Давайте, давайте. Скажите мне...
    Миссис Баркер. Сказать? Что сказать?
    Бабуля. Скажите до свидания.
    Миссис Баркер. О-о, до свидания! (Выходит. За сценой.) Мамуля! Я сказала: "Мамуля! Папуля!"
    Бабуля. До свидания. (Сама с собой, оглядываясь по сторонам.) Ай-ай-ай! (Качает головой.) Ай-ай-ай! (Осматривается.) До свидания.

    Молодой Человек снова заходит.

    О, привет!
    Молодой Человек. Все вынес.
    Бабуля (с оттенком легкой грусти). Даже не знаю, зачем их беру с собой. Ведь в них почти ничего нет: старые письма, некрологи, китайский мопс... совсем слепой... телевизор... моя выходная челюсть... шестьдесят восемь лет жизни... какие-то отзвуки... несколько фотографий - они уже успели потемнеть... и еще... (Пожимает плечами.) Знаете... вещи-то скапливаются.
    Молодой Человек. Вам вызвать такси... или что?
    Бабуля. О нет, дорогой... но все равно спасибо. Я сама вызову.
    Молодой Человек. А что мне-то теперь делать?
    Бабуля. Останешься здесь, дорогой, и тебе все станет понятно. Все прояснится. Само собой.
    Молодой Человек. О'кей.
    Бабуля (еще раз осмотревшись). Ну так...
    Молодой Человек. Я провожу вас до лифта.
    Бабуля. О... это будет превосходно, дорогой!

    Оба медленно выходят через парадную дверь. Входит Миссис Баркер в сопровождении Мамули и Папули.

    Миссис Баркер. ...и я рада сообщить вам, что все устроилось. Сейчас увидите как.
    Мамуля. О, мы так рады! Мы боялись, что возникнут сложности, все затянется и так далее.
    Папуля. Да, теперь нам намного легче.
    Миссис Баркер. Что ж, во имя этого мы и работаем.
    Мамуля. Ну... а где же Бабуля? Бабули нет! Где Бабуля? И смотри: свертки тоже исчезли. Бабуля исчезла и свертки тоже. Ее забрали, и она, поди, прихватила с собой что-нибудь наше. Папуля!
    Миссис Баркер. Да, Мамуля, здесь был санитар.
    Мамуля (пораженно). Кто?
    Миссис Баркер. Санитар. Санитар был здесь.(Освещение слегка тускнеет, вдруг.)
    Мамуля (качая головой). Нет, этого не может быть.
    Миссис Баркер. Но я видела его собственными глазами.
    Мамуля (почти плача). Нет-нет, это невозможно. Нет! Санитаров нет, их просто не существует. Санитаров не существует. Мы... мы их придумали. Бабуля? Бабуля!
    Папуля (подходя к Мамуле). Ну же, ну же!
    Мамуля. О, Папуля... где Бабуля?
    Папуля. Ну же, ну же!

    Пока Папуля успокаивает Мамулю, справа, у рампы, появляется Бабуля.

    Бабуля (зрителям). Шшш! Хочу взглянуть на эту сцену со стороны. (Делает знак миссис Баркер.)

    Миссис Баркер с таинственной улыбкой, на цыпочках идет к парадной двери и открывает ее. Там стоит Молодой Человек. Свет опять становится ярким в тот момент, когда Молодой Человек входит в комнату.

    Миссис Баркер. А вот и сюрприз! Вот и сюрприз! Вот вам!
    Мамуля. Кто это? Кто?
    Папуля. Хм... а правда, кто?
    Мамуля (со слезами на глазах). Это сюрприз?
    Миссис Баркер. Я же вам говорила. Сюрприз, о котором я вам говорила.
    Папуля. Ты... ты же знаешь, Мамуля...
    Мамуля. Сюрприз?
    Папуля (стараясь ее развеселить). Помнишь, Мамуля, ну мы же просили... у... прийти сюда эту... как ее там?
    Миссис Баркер. Миссис Баркер, если вы не против.
    Папуля. Да. Теперь припоминаешь, Мамуля? Насчет пупса... чтобы свое получить?
    Мамуля (ее грусть переходит в восторг). Да-да, конечно! Да! О, как здорово!
    Миссис Баркер (Молодому Человеку). Это Мамуля.
    Молодой Человек. Здра... здравствуйте.
    Миссис Баркер (театральным шепотом). Ее зовут Мамуля.
    Молодой Человек. Здравствуйте, Мамуля!
    Мамуля. Ну что же, здравствуй!
    Миссис Баркер (Молодому Человеку). А это Папуля.
    Молодой Человек. Здравствуйте, сэр.
    Папуля. Здравствуй.
    Мамуля (приходит в себя, делает круги вокруг Молодого Человека, ощупывает его мускулы и толкает в бок). Да, сэр! Да, сэррр! Вот теперь другое дело.Теперь совсем другое дело. Папуля, иди же посмотри. Теперь совсем другое дело.
    Папуля. Я... я и отсюда вижу, Мамуля. Вижу, что теперь совсем другое дело.
    Мамуля. Да, сэр. Да, сэррр! Миссис Баркер, уж не знаю, как вас и благодарить.
    Миссис Баркер. О-о, об этом не беспокойтесь. Счет я вам пришлю по почте.
    Мамуля. Но это же надо отметить. Надо обмыть.
    Миссис Баркер. О, какая хорошенькая идея.
    Мамуля. На кухне есть белое французское вино.
    Молодой Человек. Я схожу.
    Мамуля. Правда? О, как здорово! На кухню - дверь под аркой.

    Молодой Человек выходит.

    (Миссис Баркер.) Он очень приятный! Действительно высокий класс, гораздо лучше другого.
    Миссис Баркер. Я рада, что вы довольны. И рада, что все уладилось.
    Мамуля. Ну, по крайней мере, теперь мы знаем, зачем вас звали. Мы рады, что все прояснилось. А кстати, как его зовут?
    Миссис Баркер. А! Да называйте, как хотите, ведь он ваш. Называйте, как звали прежнего.
    Мамуля. Папуля, а как мы звали прежнего?
    Папуля (недоуменно). Но...
    Молодой Человек(возвращаясь с подносом, на котором бутылка вина и пять бокалов). Готово!
    Мамуля. Ура! Ура!
    Миссис Баркер. О, бесподобно!
    Мамуля (подходя к Молодому Человеку). Итак, на... Пять бокалов? Почему пять? Нас же только четверо. Так почему пять?
    Молодой Человек (поймав взгляд Бабули, которая показывает, что ее здесь нет). О, виноват.
    Мамуля. Ты должен научиться считать. Мы состоятельная семья, и ты должен научиться считать.
    Молодой Человек. Научусь.
    Мамуля. Вот и хорошо. А теперь пусть каждый возьмет бокал.

    Все берут бокалы.

    Пьем за исполнение желаний! Кто сегодня скажет, что не получил свое?
    Миссис Баркер. Какое отвратительное вино!
    Мамуля. Да, действительно. (Молодому Человеку - ее голос звучит немного невнятно из-за вина..) Не представляешь, как я тебе рада! Да, сэррр. Слушай: раньше у нас уже... как-то был другой. Когда-нибудь я тебе об этом расскажу. (Показывает на миссис Баркер.) После того, как эта уйдет. Ведь в том, что тогда произошло, она и виновата. Я тебе еще об этом расскажу. (Бочком подходит к нему.) Может... может, даже и сегодня вечером.
    Молодой Человек (не двигаясь). О'кей. Это было бы очень мило.
    Мамуля (недоуменно). Но что-то в тебе мне знакомо... а? Не могу понять только что...
    Бабуля (прерывая, публике). Ну, я полагаю, самое время закругляться. Ведь хорошо это или плохо, но пьеса-то - комедия, а если продолжать, то... Да нет, конечно же, не стоит. Поэтому оставим все как есть... пока все счастливы... каждый получил свое... или думает, что получил. Итак, спокойной ночи, дорогие!

     

    Занавес

    Ред. 2012 года
    Е. Степанова



    БУДЬТЕ ВНИМАТЕЛЬНЫ! Все авторские права на данный перевод пьесы защищены законами РФ, международным законодательством и принадлежат автору. Запрещается самовольно издавать и переиздавать перевод пьесы, размножать его, публично исполнять, переводить на иностранные языки, а также вносить при постановке изменения в текст перевода пьесы без письменного разрешения автора.

     

    Вместо Послесловия

    КУРЬЕЗНЫЕ ЖЕРТВЫ "РАЗУМНОГО" ЭГОИЗМА

    Впечатления автора адаптации и перевода от увиденного им на сцене...

    Живет в американской провинции, в красивой и чистой "дыре", милая семейка - Папуля, Мамуля и Бабуля. Забот и хлопот у них особых нет: дом большой и комфортный, в очередях за маслом не стоят, кофе с молоком пьют вдоволь. Правда, нет у Папули с Мамулей Сынули - вот проблема, которая их по-настоящему волнует. И потому они обращаются в местное Бюро добрых услуг, которое должно помочь им обрести семейное счастье.

    Однако безоблачному существованию супругов в значительной степени мешает Бабуля - никак не унимающаяся ехидная и язвительная старуха. Кажется, что единственная цель ее оставшихся лет - отравлять жизнь своей дочери и ее мужу, постоянно наступая им на "любимые мозоли". Наверное, от того оба так и мечтают приблизить день, когда они смогут отправить Бабулю в богадельню.

    И вот в дом приходит сотрудница бюро миссис Баркер - ее вызвали Папуля и Мамуля, чтобы она помогла им усыновить ребенка. Однако миссис Баркер не спешит оказать супругам услугу: ведь однажды она уже продала им сына, которого они общими усилиями быстренько отправили в могилку. В момент выяснения отношений в доме появляется "Американский идеал" - играющий мышцами молодой человек, забредший сюда в поисках работы.

    Бабуля в ужасе, так как принимает его за санитара из богадельни. Но когда она узнает истинную причину его прихода, то неожиданно решает всех осчастливить и добровольно отправиться в приют. А молодой человек, к удовольствию миссис Баркер (она же получит свои денежки) и к счастью Папули и Мамули, соглашается за плату работать... их Сынулей.

    Такова вкратце фабула нового спектакля Театра на Юго-Западе "Американский идеал" по пьесе мэтра американской драматургии Эдварда Олби. Пьеса - бурлескная комедия, персонажи которой настолько одномерны, что порой кажутся просто слабоумными. Что ж, как бы говорит драматург, таковы современные мещане, у которых стремление к обогащению поглощает все прочие мысли. Ведь как верно замечает Бабуля, "здесь каждый себе на уме".

    Основная черта всех героев - предельный эгоизм. Молодой человек сразу же называет себя типичным американцем - сильным, здоровым, красивым; однако у "идеала" "вынуто сердце": он не способен чувствовать и от того черствый и жестокий. Эгоизм характерен и для миссис Баркер, в свое время отправившей свою мамочку в богадельню, и для Бабули, кажущейся поначалу "сделанной из другого теста": она, кажется, единственная, кто способен критически оценить себя и других. Однако, как выясняется из рассказа Мамули, Бабуля тоже до невероятности скупа и эгоистична; таким образом, она также часть того "американского идеала", над которым на протяжении всей пьесы издевается Эдвард Олби.

    В предисловии к изданию "Американской мечты" драматург ответил критикам, которые обрушились на пьесу, назвав ее "нигилистической, аморальной и пораженческой". Он писал: "Пьеса... является протестом против замены реальных ценностей искусственными, осуждением самодовольства, жестокости, духовной опустошенности и отсутствия всякой мысли..."

    Спектакль Театра на Юго-Западе, поставленный режиссером из Чикаго Биллом Раффелдом, в основном этим заветам Олби следует. Осуждение эгоизма происходит в нем весело и ненавязчиво. Постановщик, хотя и работает без особых "придумок", позволяет актерам проявить свой комический дар.

    В первую очередь это относится к В. Гришечкину, сыгравшему Бабулю с озорством и симпатией, и к Л. Уромовой, сразу же в прямом и переносном смысле сбросившей с миссис Баркер одежды ее мнимой респектабельности. А вот в игре А. Ванина и А. Наумова хотелось бы видеть побольше красок: завет Станиславского "когда играешь злого - ищи, где добрый" вполне применим и к героям бурлеска.

    Очевидно, для того, чтобы спектаклю была суждена дальнейшая сценическая жизнь, ему требуется "пара" - ведь "Американский идеал" идет чуть больше часа. Быть может, вместе с ним "первым актом" должна идти близкая ему по стилистике короткая "абсурдистская драма", поставленная в типичной для Театра на Юго-Западе манере (в первую очередь со светомузыкальными эффектами, которые в спектакле Раффелда отсутствуют).

    Какой материал для этого выберет Валерий Белякович (и выберет ли) - покажет время. Сегодня несомненно лишь одно: яркая и оригинальная пьеса Олби, обошедшая многие сцены мира, шагнула наконец и на московские подмостки. Виктор Денисов, газ. "Сударушка". - июнь 1992.


  • Оставить комментарий
  • © Copyright Денисов Виктор Леонович (445388@gmail.com)
  • Обновлено: 28/05/2018. 87k. Статистика.
  • Пьеса; сценарий: Перевод
  •  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.