Динамов Сергей Борисович
Севморпуть-1940

Lib.ru/Современная литература: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • Оставить комментарий
  • © Copyright Динамов Сергей Борисович (sdinamov@me.com)
  • Размещен: 10/03/2020, изменен: 11/03/2020. 61k. Статистика.
  • Глава: Перевод
  • История
  • Скачать FB2
  •  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Картинки большие, кликните (не меня))

  • СЕВЕРНЫЙ МОРСКОЙ ПУТЬ, 1940-й



    30.12.1939 года. На совещании по военно-морским вопросам в ставке Гитлера третьей обсуждаемой темой указан "Северный морской маршрут (путь)" и далее: "В настоящее время, при участии военно-морского атташе в Москве, проводятся переговоры о возможности возвращения (немецко-фашистских) кораблей: рейдеров, крейсеров, "карманных" линкоров, - северным морским маршрутом (путем) из районов проведения боевых операций. Вероятно, есть необходимость оказания давления со стороны высшего эшелона власти, поскольку вовлеченная в переговоры сторона не в праве принимать ответственные решения.

    ГЛАВЫ ИЗ КНИГИ "HSK KOMET"
    Автор: командир вспомогательного крейсера - рейдера Кригсмарин "KOMET" (Schiff 45), контр-адмирал Роберт Айссен. Описывается прохождение Севморпутем (арктические территориальные воды СССР) в июле-сентябре 1940 года.


         9 июля 1940 года. Рейдер КОМЕТ (Schiff 45) идет близ Лофотенских островов под флагом СССР с названием на борту "ДЕЖНЕВ". Если без задержек, то прибытие в точку рандеву (встречи) в заливе Вайгач ожидается утром 14 июля. В 17:20 акустики сообщили о шумах ПЛ (подводной лодки) по пеленгам 90 и 270 градусов. Сыграли боевую тревогу. Машине: полные обороты, руль 45 градусов право. Пеленги на шумы не меняются. По-видимому, какая-то неисправность техники. Все на нервах, вот и тревога в результате.
    17:35 отбой тревоги. Продолжаем на 12 узлах идти курсом на север. В дальнейшем без происшествий.

         10.07.40 дождь, волнение умеренное до штормового, облачно. В 12:40 принята РДО (радиограмма) Командования группы ВМС "Запад": 'Подводные лодки, обнаруженные вами вчера, наблюдались в квадратах AF 5691, 5834, 5866'. Возможно, вчерашний доклад акустиков не был беспочвенным. ПЛ противника замечены нами у южного прохода Лофотенских островов. Это указывает на безусловную правильность моего решения покинуть архипелаг раньше.
    16:30 прошли Полярный круг. 19:00 легли на курс 37,5 гр.

         11.07.40 Северная Атлантика, восточная часть. С 10:15 до 11:15 боевая подготовка с учебной тревогой. Подняли флаг и вымпел, демаскировались.
    18:57 суммарное число оборотов машины достигло 1000000. Причина отпраздновать!
    19:15 машина работает на 80 оборотах в минуту, что соответствует скорости в 13 узлов с целью подойти в точку рандеву в бухте Варнек (остров Вайгач) раньше.
    20:30 спуск флага СССР.

         12.07 Северный ледовитый океан. Умеренный западный юго-западный бриз с переходом на западный до западного северо-западного, затем северный (прим. подобного рода резкая хрень с ветром случается при проходе холодного фронта циклона). Местами дождь, волнение слабое, облачно и дымка.
    Следующее РДО получено в 08:35 от SKL (главштаб Кригсмарин): "Москва не подтверждает продолжение похода из точки рандеву в заливе Варнек в связи с особо сложной ледовой обстановкой до 1 августа. Предложение о заходе в МурмАнск нами отклонено по причине секретности. Находитесь в Баренцевом море на ожидании ЕТА (предполагаемое время отхода) в залив Варнек. Сложилось впечатление, что действия русских искренни, а не скрытная попытка отказа".
    Я не так уж и злюсь по поводу этой новости. При том темпе, которым жизнь неслась до сих пор, совсем неудивительны ни мелкие, ни даже крупные неприятности.
    Принял решение в дальнейшем находиться в 6-8 милях от мыса Канин Нос. Основная идея: держаться на удалении от маршрута Мурманск-Шпицберген и на расстоянии суточного перехода от острова Вайгач. Чтобы определиться, решил подойти к мысу Нордкап (на самом севере Норвегии) на 15 миль. Мыс наблюдался в 18:20. Погодные условия можно было считать наиболее благоприятными для этого времени года.

        


         13.07 Баренцево море. (прим. пишет Murman-See).
    16:04 дым на горизонте. Вероятно, советский пароход с углем из Шпицбергена на переходе в Мурманск. Судно маневрировало.
    19:18 MGZ (по Гринвичу или UTC) принята радиограмма: "SKL передает оперативное управление кораблем (прим.автора: SKL переподчинил нас Командованию группы ВМС "Запад"). SKL намеревается прекратить контакты с компанией "Esso" с назначением Etappe "Япония" по линии обеспечения".
    На переходе к мысу Канин Нос обнаружили несколько дымов и позже определили их источники: рыболовецкие суда. Мы взяли мористее - севернее, - чтобы избежать встречи с рыбаками по возможности. Однако оказалось, что промысел и там велся не менее активно. Теперь у меня была масса времени, чтобы снова, но на это раз спокойно, проверить работу всего оборудования. Кроме того, это изумительное ощущение: "Я - первый!"

         ПРОВЕРКА ТЕРПЕНИЯ

    Вспомогательный крейсер KOMET теперь находился у отправной точки путешествия вокруг Сибири, первого в истории на немецком корабле. Предстояло увлекательное приключение - лед, туман! В течение шестимесячного переоборудования и ремонта на верфи Ховальдт в Гамбурге усилили бортовой пояс в районе ватерлинии, а также руль и винт по требованию командира корабля. Однако это уменьшило максимальную скорость с 16 до 14,8 узлов. Советское правительство обещало ледокольную помощь. Но даже с ледоколами движение по Северному (пишут: сибирский) морскому пути было возможно только в, так называемый, период навигации с июля по сентябрь.
    Здесь возможно напомнить, что северо-восточный проход - классическое название этого 'трека' - был впервые пройден шведским исследовательским судном VEGA в 1878-79 годах, а за одну навигацию, то есть без зимовки во льдах, только в 1932 году советским ледоколом "Сибиряков". СССР организовал движение по Северному морскому пути в виде караванов: группы судов с ледоколами в авангарде.

         14.07 Баренцево море. РДО SKL предупреждает о подозрительном перемещении кораблей, возможно, эсминцев, в районе мыса Нордкап. Вечером 12 ноября, после прохождения долготы Мурманска, были видны три дыма на примерно одинаковых дистанциях друг от друга. Полагаю, что шли эти эсминцы. Теперь стоим на таком удалении к востоку, что уверен - "томми" здесь искать не станут.
    15.07 Баренцево море. 70R-42 'сев. 43R-29' вост. (прим. позиция 1 на карте).
    11:45 на якоре. Глубина 76 м. Встали, потому что хождение по Баренцеву морю посреди вездесущих рыбаков - это сплошной негатив.


         16.07 на якоре в Баренцевом море. Без особых происшествий. Время используем для отработки слаженности действий экипажа, как всего корабля, так и в дивизионах. Кроме того, силами экипажа внесли незначительные улучшения в матчасть корабля, что было необходимо, как показала морская практика. Капрал административной службы Шмидль с приступом острого аппендицита прооперирован корабельным врачом. Все прошло успешно. Из-за этих рыбаков даже разрешил экипажу порыбачить. В конце концов, людям надо развеяться, а блюда из свежей рыбы (треска и пикша) были очень кстати. Также подняли на борт множество дрейфовавших бревен. Пригодятся, чтобы дополнительно защитить борта в случае сжатия во льдах. Такого рода вспомогательный материал невозможно было взять с собой из-за риска обнаружения и, соответственно, загромождать палубу при потенциальной необходимости вести боевые действия никак нельзя. Здесь, где противника ожидать неоткуда, такой лес может быть безопасно размещен везде, что даже приветствуется.

         17.07 11.00 снялись с якоря, курс 103, ход 6 узлов. Поскольку утром наблюдали несколько дымов, и рыбак подошел так близко, что силуэт оказался различим (вероятно, современный немецкий), то я решил уйти дальше на восток. Petri Heil! (прим. немецкое "удачной рыбалки") Клевало, как по приказу. 21 красивая серебристая рыбина. В этом есть что-то идиотское - ловить рыбу на крючок без наживки. Экипаж повеселился на славу.

         18 - 22.07 Баренцево море. Без происшествий. Дважды меняли якорную стоянку в надежде на хороший улов, однако результаты не радовали. Июль известен в этих краях, как не лучший месяц для рыбалки. Наблюдаю и записываю данные о течениях, беру пробы морской воды, определяю ее соленость и другие параметры, так что наука тоже может извлечь выгоду из этого похода. Остальное время уходит на выявление слабых мест и соответствующее улучшение посредством боевой подготовки экипажа. 19 ноября слушали речь нашего лидера (прим. дослушались). Теперь мы оказываем давление (прим.шутит, Druck означает также: иметь такую даму только по пьяни) на Англию, чтобы заключить перемирие и перестать быть врагами. Не поверю ни в единую уступку со стороны Англии. 22 июля вечером зашли старпом c зенитчиком и доложили, что моряк поиграл на губной гармошке сидя на выдвижной 20-мм зенитной установке MG C30 по правому борту. Результат: вооружение рухнуло на палубу и выведено из строя. Надеюсь, починят, иначе целый 20-мм Флак на выброс.

         23.07 69-34'сев. 47-35'вост (позиция 2 на карте).
    Вчера был прекрасный вечер с ярким небом и сиянием Солнца. Самое настоящее Солнце в полночь. На сегодня запланировал опробовать "Воробья" и "Метеорита". "Воробей" отработает практическое бомбометание двух единичек. Взлетел он хорошо, сделал круг почета вокруг корабля, сбросил бомбы, совершил мягкую посадку и аккуратно вернулся в "гнездо".
    Но с "Метеоритом" приключилась беда. К большому сожалению выяснилось, что лебедка просто не тянет такую нагрузку (катер весит 11,5 тонн), да к тому же без трех мин весом 750 кг каждая! Благо, что в запасе имеется масса свободного времени здесь - в Северном ледовитом океане. А что бы мы делали, если такого рода проблемы свалились на голову в боевой обстановке в Южном полушарии? Выдался лишь один умиротворяющий часок: Зара (прим. Сара - смешно, Цара - пусть швабы говорят) Леандер в "Этой упоительной ночи бала".

         24.07 Лебедка потянула! Но объявилась новая напасть: загрузить в катер три мины невозможно. Надо смещать блоки, чтобы поднять мины выше. Но я понял, что нужно будет сделать.
    В этом районе движение интенсивнее, чем предполагал. На горизонте постоянно наблюдаются дымы. Иногда даже видны мачты-трубы, а то и силуэты судов. По-видимому, на маршруте: устье Печоры - МурмАнск.

         25.07 Работает! Катер снарядили, спустили на воду и вперед. Только уже после подъема и установки на борту получился очередной сюрприз! Во время слива дренажа с льял через кормовые отверстия в днище оказалось, что две мины не принайтованы - болт, на котором все держалось, отдался. Мины буквально болтались. К счастью, рядом оказалось достаточно людей (старпом своими маленькими руками предотвратил последствия).
    Еще один "ягненок" с парохода растет в небе. Отведите меня срочно и подальше от Колгуева, потому что создается впечатление, что все пароходы на свете вышли в нашу сторону.
    Встали на якорь в 6 милях от прежней стоянки. Глубина 51 метр. Туман, затем ясный солнечный день, но вот уже дождь, а ветер меняется здесь очень быстро. Миражи-рефракции довольно пугающи. Внезапно виден берег в 50-60 милях, а в следующее мгновение вы погружаетесь в молоко тумана.
    Очень отрадный факт: арттехник Ягер и его моряки ценой огромных усилий вернули в строй несчастную установку 20-мм MG C30!
    После службы и всех этих стрессов хотелось бы провести приятный вечер, поэтому пригласил старпома и деда на ужин.
    День был подходящим, потому что с обедом как-то не получилосьь. Сам приготовил бифштекс и пожарил картошку на электрической сковороде. Вечер провели хорошо. И с утонченной музыкой для старпома.

         26.07 Баренцево море. Я все еще не уверен, что здесь нет других пароходов. Мы идем на север к Гусиной Банке - это 120 миль от прежнего района стоянки. Сегодня получен приказ, что с 26 июля следует находиться к востоку от 40-го меридиана или между 20-м и 40-м меридианами 73-й параллели, поскольку HIPPER выполняет задачи в районе Нордкапа.
    У моей дорогой жены сегодня день рождения. Уже выпил бокал секта в полночь. Надеюсь, что она приятно проведет этот день с нашими детьми. Мои мысли дома, в Шлахтензее.
    Становится очень холодно и неуютно в каюте. Особенно, за столом. Дед, вероятно, снова выключил отопление! У него возникла идея, и результаты обещают быть потрясающими. Сказочно служится с надежным Алмсом, а грамотного и опытного стармеха еще попробуй найти. Он уже усовершенствовал систему подачи пара: поднял давление в котле на 2 атмосферы (с 8 до 10). Котел держит и работает нормально, но пар теперь идет не сразу в распределитель, а сначала в испаритель, за счет чего паром полностью обеспечивается работа систем отопления, камбуз, прачечная и тд. Экономия мазута по его расчетам: 1 тонна в сутки. Успешное рацпредложение и внедрение силами экипажа.
    Поскольку есть электронагреватель, в дополнение к отсутствующему паровому отоплению, значит не замерзну.

         27.07. Баренцево море. 71-28сев. 46-57вост (позиция 3 на карте).
    Надеюсь, что смены района якорной стоянки больше не будет. Холодно и некомфортно с северо-восточным ветром 5-6. Пока пытался где-нибудь укрыться от ветра, пришла первая из пяти сегодняшних РДО от SKL: "Русские указывают на благоприятное развитие ситуации и обещают ЕТА с координатами точки рандеву в ближайшие дни". Новости очень хорошие. Мы не забыты! Тем временем, англичане официально заявили, что будут биться дальше. Вопрос ясен и настроение экипажа поднялось. В общем, с уверенностью можно сказать, что ничего не закончилось.

         28.07 Ветер восточный юго-восточный 7-8.
    Живу надеждой, что это крайнее воскресенье в Баренцевом море! Задувает довольно сильно, но якорь держит. Запасы на борту: 2015 тонн топлива и 126 тонн воды. Расход топлива после бункеровки 8 июля в Бергене: 131 тонна за 20 суток. С водой нет никаких проблем. Опреснитель работает. Допустимое суточное потребление в 12-15 тонн, а это примерно 40 литров на каждого члена экипажа, не считая прачечную.
    Ветер усилился до 8 баллов, поэтому с трудом удерживаемся на якоре. Немного ползем при свете славного полуночного Солнца.

         29-30.07 Немного стихает и давление на барометре также потихоньку падает. Но туман, туман. Ничего, кроме тумана! РДО SKL: "Информации по дате рандеву нет. Отправлен еще один запрос. Пока без ответа".
    Но порадовало "главное достижение" радиотелеграфистов. Старший матрос Юлиус путем скрупулезной, неутомимой прослушки эфира принимает сообщения противника, которые затем поступают в службу радиоперехвата "B" на борту. Так что, теперь читаю циркуляры британского Адмиралтейства в адрес их торговых судов. Очень приятное и полезное занятие. Теперь получаем некоторую информацию, до того, как ее же нам отправит SKL.

         31.07 без происшествий. Вечером устроили встречу офицерского состав с унтер-офицерами в их столовой унтер-команды. Все веселы и довольны. Говорят, гуляли до 04:30 утра. Я их покинул в 01:30.

         01.08 все еще на якорной стоянке. Зыбь. Снова вирали-майнали "Метеорит", чтобы еще раз убедиться в штатной работе подъемных механизмов после вынужденной модификации.

         02.08 снова задуло с северо-запада. До отупения замечательно стоим на якоре.
    РДО SKL: "Получено сообщение от русских. Идете со вторым караваном. ЕТА Мурманск 4-6 августа. Времени и точки по задаче пока нет. Первый караван ETA Мурманск 1 августа".
    В вечернем киносеансе: "Гаспароне".

         03.08 в соответствии с полученными данными, так или иначе, предполагается проход через Карские ворота или Югорский пролив. Мне кажется будет правильным, если потихоньку начать движение именно в сторону этих проливов. Поэтому днем снялись с якоря. Встану к востоку от острова Колгуев в полной готовности.

         04.08 особенно восхитительный солнечный день. Сам притащил шезлонг на мостик и блаженствовал полулежа. Да, это называется "война"!
    Сегодня познакомился со всем остальным экипажем. Пожал руки морякам, с которыми пока не был знаком. Почти невозможно поверить, что прошло девять недель со дня ввода корабля в строй.
    Несколько рыбаков на малом удалении от нас. Явно, ведут лов, поэтому никуда уходить не собираются. К сожалению, нам с рыбалкой не повезло.

         05.08.1940 Никаких новостей насчет точки. От этого становится несколько некомфортно. Пойду-ка на восток на 6,7 уз. Это успокаивает.

         06.08 не о чем беспокоиться. Снова на якоре.

         07.08 судя по информации из перехваченных русских радиограмм, л/к ЛЕНИН идет к Карским Воротам или Югорскому проливу для проведения ледовой разведки и, соответственно, чтобы определиться с датой выхода второго каравана. Однако в еще одной перехваченной РДО сообщается, что ЛЕНИН внезапно изменил курс и следует на север для прохождения проливом Маточкин Шар. Ледокол нам не догнать и поэтому решил встать на якорь в точке 69-35сев. 57-06вост. Это наша двенадцатая постановка на якорь здесь - в Баренцевом море.

         08.08 туман вызывает некоторое беспокойство, а стоим прямо на маршруте: остров Колгуева - Югорский пролив - Карское море. Поэтому решил перейти на юг, подальше от любых судоходных маршрутов.
    Отдали якорь в тринадцатый раз и стоим счастливые в точке с координатами 69-36сев. 57-07вост. Здесь уж обязательно получим радостные новости.

         09.08 холодный северо-западный ветер, который усиливается до 8. Служба перехвата докладывает о содержании радиообмена русских:
    1. Ледовые условия явно сложнее, чем в прошлые навигации в это время. Особо сложная ледовая обстановка в проливе Вилькицкого.
    2. Второй караван пока не вышел.
    Все выглядит очень обнадеживающе. По крайней мере, для меня.

         10.08 РДО из Берлина: "45-му. Атташе докладывает: "Первый караван застрял во льдах. Второй караван еще не вышел. Русские просят не беспокоиться. В дальнейшем, отправляю сообщения с пометкой "срочно".
    "Атташе" - это наш военно-морской атташе в Москве, капитан-цур-зее Фон Баумбах.

         11.08 Все еще на якоре. Это постепенно становится довольно тяжелым испытанием терпения. Что делать? Читать книги, вести боевой журнал, командовать кораблем, а вечером играть в "скат". Да, у нас уже прошел девятидневный турнир по "скату" под содержимое чаши для пунша. Вчера завершили все двенадцать раундов. Дед проиграл. Но обед - с меня. Были приглашены старпом и герр Крёпш (прим. шпион из германского в-м.атташата в Москве). Получилось настоящее 'морское воскресенье'. Сначала настроение поднялось под пунш в кают-компании, который попросту необходимо было поднять под тосты за Балсера (командир арты) и с энтузиазмом. Балсер получил по радио радостное известие из дома. 15 июля у него родился сын. Весомый повод для празднования, и мы все вместе выпили за здоровье и благополучие мамы с сыном.
    Продолжили в узком кругу. Сначала был подан 'Бронкс', который смешал лично. Пришлось снова использовать упомянутую чашу (и персики). Получилось хорошо и много. Замечательный воскресный обед и вряд ли моя жена смогла бы приготовить лучше. Суп с яйцом, затем жаренные телячьи почки (всегда готовлю это блюдо дома по воскресеньям) с горохом и картошкой-фри, затем десерт. Вечер прошел в кают-компании, потом зашел к Паушу (ком.админ.службы). То есть, снова и весело пережили воскресенье. Но в данной точке и на якоре это воскресенье должно быть крайним.

         12.08 без происшествий (прим.отходняк).

         13.08 на якорной стоянке. Так и должно было случиться. Дожидались 13-го числа, чтобы сняться с 13-ой якорной стоянки! Важнейший момент. В 02.30 разбудил вахтенный штурман, чтобы сообщить о получении РДО. Содержание: "45-му. Русские подтверждают переход к проливу Маточкин Шар. Ледокол ЛЕНИН на ожидании с навигационным материалом и инструкциями. SKL". И кроме того, в дополнение: 'Информация, полученная от руководителя экспедиции Шевелева: ' Есть оправданная надежда, но требуется поспешить'. SKL (главштаб Кригсмарин)".
    'Оправданная надежда' относилась к перспективе достижения Берингова пролива через льды. Такие новости поднимают настроение людям! И долой с якоря прямо сейчас. До пролива Маточкин Шар примерно 330 миль. Если постоянно держать 12 узлов, то будем в назначенной точке 14-го числа.
    Все вроде бы нормально. Сначала погода не очень благоприятствовала. До этого стояли солнечные дни, а сразу после начала перехода начался дождь, затем туман. Судя по всему, туман не надолго. В любом случае, никаких задержек быть не должно и поэтому нужно как можно скорее выбираться из тумана. Тот рассеялся. Новая Земля уже видна в 10-15 милях. Не прошу большего, потому что бог помог с погодой и так, хотя на борту нет "древесной лягушки" (метеоролог).


         КАК ПЕРВЫЙ НЕМЕЦКИЙ КОРАБЛЬ ШЕЛ ЧЕРЕЗ ЛЬДЫ СЕВЕРНОГО МОРСКОГО ПУТИ

         Вспомогательный крейсер КОМЕТ (Schiff 45), конечно же, сменил облик и уже не т/х ДЕЖНЕВ. За время своего пребывания в Баренцевом море 45-й превратился в немецкий сухогруз ДУНАЙ. Военное назначение 45-го было неизвестно русским, хотя они возможно догадывались.

         14.08.1940 стоявший всю ночь туман пропал ранним утром. Когда подошли к проливу Маточкин Шар, открылся чудный вид на вход в пролив. Точное определение местоположения стало значительно проще. Обрывки тумана в виде небольших полос и моросящий дождь вроде бы снова объявились, но вскоре погода улучшилась. Зашли в пролив. Пока никого и ничего не обнаружили. Лишь за первым поворотом у небольшого поселения на берегу стояло несколько судов, самое крупное из которых чем-то напоминало НИС. Мы встали неподалеку, спустили шлюпку и отправили на ней герра Крёпша, чтобы образведать обстановку. Через некоторое время шлюпка вернулась с двумя русскими лоцманами, которых, как оказалось, оставил здесь ледокол ЛЕНИН.
    Лоцманы начали с выяснения нашего ледового класса, осадки, типа винтов, маневренности и тд. По-видимому, были удовлетворены полученной информацией и переход по проливу начался. В основном, стояла хорошая погода. Открывались шикарные виды. Пейзаж напоминал Фарерские острова. Маяки, навигационные огни, знаки расположены довольно грамотно и четко видны, так что пройти пролив без лоцманов не составило бы труда. Акватория была совершенно свободна ото льда, и поэтому на переход затратили всего четыре с половиной часа. В Карском море льда также не оказалось. И погода прекрасная, и солнце светит. Чудесный поход.

         15.08 прекрасная погода, солнце и безоблачное небо. Ветер северный с переходом на западный. Забрались уже за 73-ю параллель. Согласно имеющимся данным по ледовой обстановке граница льда ожидается на 65-м градусе восточной долготы. Час назад до горизонта расстилалась морская гладь, и вот впереди лежит сплошной лед в 9 баллов (шкала 1-10). Пройти в одиночку - это безнадежный вариант, и пугала даже мысль зайти и засесть в этих ледяных массах. Вроде бы слева этот кошмар выглядел получше, поэтому направились на север вдоль кромки льда, забирая к востоку. Даже подошли к 66-му меридиану, но затем, когда видимость улучшилась, обнаружили, что лед был и по курсу, пересекая Карское море от горизонта до горизонта, и на правом траверзе. Без ледокола не пройти.
    Послали запрос - что делать? - на имя руководителя экспедиции Шевелева, который находился на борту ледокола СТАЛИН. Ответ пришел в виде радиограммы Штаба Арктической навигации в адрес ФИРОЛЬ для Сергиевского: "Из-за сильного тумана ледовая авиаразведка будет невозможна в течение нескольких дней. Ледокол ЛЕНИН подходит к Диксону с первым караваном. Возвращайтесь к Маточкину Шару, встаньте на якорь в удобной для вас точке. Ледоколы СТАЛИН, ЛИТКЕ освободятся через несколько дней. ЕТА Маточкин Шар будет передано вам незамедлительно. Поддерживайте радиосвязь с диспетчерским пунктом ежедневно в 06:00. Шевелев".
    Это SKL присвоил нам позывной ФИРОЛЬ для радиообмена с русскими.
    В общем, пришлось лечь на обратный курс и идти на экономичных 6 узлах.
    По словам лоцманов (Сергиевский, Карельский), они ждали нас около недели. Похоже, команда "вперед" придет нескоро. Не очень приятно снова ждать. На этот раз СТАЛИНА и ЛЕНИНА.

    Два русских лоцмана - это штатные сотрудники Управления СМП, подразделения которого находятся в Москве и Ленинграде. Их специально откомандировали в связи с прибытием 45-го в советскую Арктику. Похоже, они не собираются покидать нас. Предоставил лоцманам максимальную возможность передвижений на борту. Факт, что экипаж корабля отнюдь не гражданский, скрыть невозможно. Главное, лишить их возможности определить наше назначение-вооружение-оснащение. Конечно же, пришлось об этом позаботиться.

         16.08 еще один прекрасный и солнечный день. Встали на якорь в небольшой бухте близ восточного входа в пролив Маточкин Шар. Сообщили об этом по радио начальнику экспедиции на л/к СТАЛИН. Запросили информацию о наших дальнейших действиях. Якорь брошен и сразу же началась очередная проверка терпения! А на близком берегу лишь природа в застывшем одиночестве и ни единой души. Надо бы морякам ступить на земную твердь для променада, а заодно и выпустить накопившийся пар. Несколько нерешительно, но лоцманы согласились. Они очень осторожны - видимо, инструктаж был строгим. Но на борту к ним относятся очень хорошо и покладисто, поэтому лоцманы размякли. Завтра предстоит высадка на берег в два захода!

         17.08 день отводится для экскурсии на берег. Однако, после полудня внезапно объявился туман и затем погода - ветер, облачность - менялась постоянно и каким-то странным образом.
    Прошлой ночью подошел русский пароход и намеревался встать рядом. Лоцманы отправили его на стоянку в соседнюю бухту. На нашем борту уже нет ни названия, ни порта приписки - все под краской, чтобы не удовлетворять чье-либо любопытство.

    Экипаж высаживался на берег в два этапа, задействовали все три моторных шлюпки. Авангардная партия соорудила небольшой причал - вокруг столько дрейфующих коряг, что труда не составило.
    Скалы на берегу очень высокие и крутые. Сам не поверил - ребята на них залезли. Каждый член экипажа, видимо, избавился от накопившегося осадка рутины службы. Так что, на какое-то время на сердце полегчало.
    РДО SKL от 17 августа: "45-му. SKL подтверждает ETD (прим. предполагаемое время прибытия) в Восточную Азию в начале октября. Задачи вашего обеспечения на U-Platz "Южное море" будут поставлены в полном соответствии с вашими запросами в радиограмме в адрес SKL после прохождения Берингова пролива. Перенос оперативного района к берегам Австралии с 1 ноября на ваше усмотрение. После выполнения задач в районе переходите к Антарктике, затем - в восточную часть Индийского океана".
    U-Platz - точка в море, куда нам бункер-снабжение и письма из дома привезут.

         18.08 еще одно воскресенье на якоре. На борту есть многое, что вносит значительный вклад в укрепление морального духа экипажа. Настроение у моряков отличное, несмотря на столь длительное ожидание. К просмотру 71 художественный и 28 документальных фильмов (смотрим дважды в неделю, в соотвествии с требованиями). Кроме того, в наличии 540 музыкальных записей и экипажу предлагается выбирать репертуар концертов, что очень популярно. Фавориты: Росита Серано ('Красный мак'!), Зара Леандер, Марика Рок, Марита Грюндгенс, Лале Андерсен, Тедди Штауфер, Питер Кройдер, Питер Игельхофф, еще бы не забыть Барнабса фон Гекки со своим оркестром. Но классической музыкой не пренебрегают ни в коем случае: Вагнер, Лист, Шопэн, Григ и другие. Корабельная газета выходит каждое воскресенье под чутким руководством ком.админ.службы, кап-лейта Поша. Массовые спортивные мероприятия пока не проводили. Хоть и тесновато, возможность есть. Для занятий спортом имеется все необходимое. Только один настольный теннис охотно практикуется на левом и правом борту шлюпочной палубы. И все читают. 569 книг в корабельной библиотеке.

         19.08 Карское море, ясно, ветер южный. Поскольку ледовый прогноз был благоприятным, уже в воскресенье попросил герра Крепша зайти к лоцманам. Надо бы спросить их о возможности отправить радиограмму СТАЛИНУ с запросом: идти ли нам к кромке льда или ждать дальнейших указаний. Совсем не хотели лоцманы что-то отправлять. Видимо, на них оказывалось сильное давление. После длительного общения они все-таки согласились, но только в соответствии с расписанием радиообмена, то есть уже сегодня утром в 06:00. РДО: "Ледокол СТАЛИН Шевелву. Во избежание потери времени на переходе в точку рандеву с л/к ЛЕНИН и в целях экономии топлива, прошу разрешения следовать к кромке льда ходом 6 узлов, где ожидать ваших дальнейших инструкций".
    Ответ на РДО Шевелеву: "Следуйте от Маточкина Шара на восток. Если обнаружите лед непосредственно перед островом Белый, то попытайтесь обойти. Вызывайте ледокол ЛЕНИН, если лед окажется тяжелым, и постоянно поддерживайте связь (с ледоколом). Если лед будет обнаружен между меридианами Белого острова и Диксона, то обходите его с юга, насколько позволит осадка. При достижении Диксона следуйте маршрутом Скота Хансена-Матисена (Федора Андреевича). Льда в этом районе быть не должно. Возможны отдельные малые поля".
    Это успех! Снялись с якоря в 16:00 и пошли на восток. Ход 14 узлов на 82 оборотах/мин, поскольку: хорошая видимость, благоприятные погодные условия, а также предполагаемое отсутствие льда до 66 меридиана. Конечно же, хотелось продолжить поход, как можно скорее. Из-за всего происходящего - вокруг одни счастливые лица!

         20.08. Юго-восточный ветер гонит лед от берега, и для нас - подмога. Ночью снизил ход до 9 узлов, в первую очередь из-за тумана; во-вторых, не хотелось въехать в ледяное поле до побудки, а еще возникло желание, чтобы меня в покое оставили. С 08:00 снова добавили до 14 узлов, потому как убедил себя, взглянув в иллюминатор, что и видно все, и льда нет. Кромка льда показалась в 10:00. Поскольку море к северу было свободным, продолжили следование вдоль кромки, забирая севернее. Но стало видно, что лед уже не настолько тяжелый с торосами, как во время нашей первой встречи 15 августа. Также, по сравнению с прошлой попыткой, прошли дальше к востоку. 67-й градус восточной долготы. В 11:00 лед был по всем направлениям: вокруг, везде, даже "внутри". Лед оказался старым и податливым. КОМЕТ брал его мягко и аккуратно. Ход 3-5 узлов. Так мы преодолели ледяное поле в 3-6 баллов. В 13:00 на 68,5 меридиане вышли на чистую воду и снова - 14 узлов. Ужасающий "трудни бели льед", к счастью, остался позади. Так как все прошло гладко, то уверенность в успехе борьбы со льдом значительно возросла. Идем на восток, приближаемся к 74-му градусу северной широты.

         21.08. Карское море (прим. в тексте названо Westsibirische See). Крепкий северо-западный ветер 6-7. Уходит левее (переход направления к западному северо-западному). Но барометр ползет вверх. Движемся в северном направлении, находимся сейчас в 76 сев. 87 вост. Порывы ветра до 10. Всю ночь шли на 9 узлах, потому что стало плохо видно из-за тумана, а, по крайней мере, большущие дрейфующие льдины, с которыми уже познакомились, могут встретиться, чего совсем не хотелось бы. В 08:00 увеличили скорость хода до 14 узлов, потому что ясная погода. Несколько объектов предстали взору, как полагается. В 10:00 впереди лежит ледовое поле, которое обошли с юга. Так что, все пока очень хорошо складывается. Но крайне холодно, а дома стоит лето и светит Солнце! Гансику сегодня исполняется 8 лет. Будет ли он гордиться отцом, командовавшим первым германским кораблем, прошедшим северным путем? Юли конечно почитает про это путешествие с интересом и расскажу ей о многом, случившемся здесь. Да, если мы закончим этот вояж, то все, обходившие мыс Горн - сосунки, по сравнению. Мысли - с любимыми и хочется пожелать им всего самого доброго в этой жизни.

         22.08. Карское море. Ветер северный северо-западный 8-10, снежные заряды. Ветер крепчал и теперь достиг штормовой силы. Корабль ведет себя замечательно на волне: качка плавная, приятная. По корме, по ходу, с бортов - одно море и самое очаровательное то, что везде открытая вода. С таким дифферентом - бак 5,8 метров, корма 6,4 по осадке - КОМЕТ становится "правильным" кораблем (прим. наиболее ярко проявляются положительные мореходные качества) и надо бы придерживаться этих параметров.
    Радиограмма с борта ледокола СТАЛИН: "Прибытием остров Тыртова встаньте на якорь, ждите дальнейших указаний. Точка якорной стоянки на ваше усмотрение, в зависимости от направления ветра, в любой из трех бухт острова.... соблюдать осторожность при входе в восточный залив у мыса Галичный, который был на мили закрыт льдом при нашем проходе... принять во внимание, обходить на удалении 2,5 мили... Сообщите наличие на борту навигационной карты нр.2637, выпуск 1940 года".
    Ответили, что карты у нас нет, поэтому пришли новые инструкции: "ФИРОЛУ для Сергиевского. В связи с отсутствием навигационной карты примите к сведению, что изображение острова Тыртова на новой карте полностью отличается от его изображений на старых навигационных картах... Шевелев".
    Тем не менее, все хорошо. Прошли маршрутом Матисена. Поскольку акватория точно не промерена, соблюдали осторожность и ход всего 9 узлов. Теперь прячемся от волны в бухте острова Тыртова и вкушаем штормовой ветер. Координаты: 76-33 сев. 97-23 вост. И конечно же жива надежда на скорое продолжение похода!


         23.08. Снежные заряды с северным ветром. Стоим на якоре, никаких происшествий. Надеюсь, скоро получим радостную РДО от л/к СТАЛИН.

         24.08. РДО на руках: "Вышел Диксона 01:00 МСК (московского времени). Согласно РДО Шевелева, прошу (вас) выйти на связь (со мной). Подпись: Николаев".
    Радиограмма принята не от л/к СТАЛИН (ошибочная запись в KTB КOMET от 23 августа 1940 г), а передана с борта л/к ЛЕНИН (капитан Николаев).
    Наш ответ: "ЛЕНИН, Николаеву. Стоим близ острова Тыртова. С уважением. Сергиевский". Дополнительная РДО в адрес Шевелева, л/к СТАЛИН: "Стоим остров Тыртова. Поддерживаем связь л/к ЛЕНИН. Сергиевский". Так что, ЛЕНИН поведет нас проливом Вилькицкого. Никаких проблем, только бы побыстрее это случилось.

         25.08. Ветер северо-восточный 1-2. Временное ухудшение видимости из-за мороси. Затем видимость удовлетворительная и уже очень хорошая. Ветер северо-восточный 3. Небо радует, давление высокое (1030 мБ). Послеобеденное время отведено великому "скату". Результаты провозглашает корабельный врач. В борьбе, состоявшей из 20-ти раундов: дед Алс - 9, ком.адм.службы Пош - 10, командир - 17, врач - 23.
    Около 01:00 ночи появился ЛЕНИН и началось чудесное путешествие по проливу Вилькицкого, которое должно быть чрезвычайно опасным. Синее небо, полумесяц, полуночное Солнце... Все было там, только льда не было. Это, конечно, повод для хорошего настроения и отпраздновать надо бы!

         26.08. Восточный вход в пролив Вилькицкого. В 00:40 мыс Челюскин в 3-х милях, л/к СТАЛИН в поле зрения. РДО в 01:00 от СТАЛИНА для ЛЕНИНА и нас:
    "Следуйте за мной. Приближением льда дам сигнал остановиться. После этого прошу немедленно подойти, подняться на борт. Сергиевскому пригласить капитана (немецкого) по возможности. ЛЕНИНУ возможна швартовка лагом к моему правому борту. С уважением. Белоусов".
    Ответ: 'От ФИРОЛЯ для Белоусова, л/к СТАЛИН. Капитан (немецкий) благодарит, приглашение принято с радостью. С уважением. Сергиевский".
    В 05:15 достигли кромки льда. Координаты 77-31 сев. 108-00,5 вост. В 05:40, после того, как ЛЕНИН пришвартовался к СТАЛИНУ, мы с герром Крёпшем и оба русских лоцмана направились в гости. КОМЕТ находился на безопасной дистанции. Оба русских ледокола представляли довольно печальное зрелище. Ободранные льдами борта во вмятинах, особенно СТАЛИН, введенный в эксплуатацию всего 2 года назад. На борту ЛЕНИНА встречал капитан Николаев, затем перешли на л/к СТАЛИН. Там нас встретил капитан Белоусов. Сначала направились в его каюту, обсудили общие вопросы по ледовой обстановке, нашем усилении корпуса, маневренности, скорости хода и прочем. Ледяное поле перед нами имело длину не менее 200 миль, сплоченность от 1 до 8. Ледокол СТАЛИН пойдет в авангарде.
    Они извинились за отсутствие начальника экспедиции, господина Шевелев по болезни. Сначала сложилось впечатление, что это заболевание надуманное. Однако после завершения разговоров о деле и более позднем общении с русскими я пришел к иному мнению. А вообще, очень жалею, что не встретил лично этого известного начальника Северного морского пути. После обсуждения предстоящей ледовой проводки в общих чертах, мы поднялись в штурманскую рубку, чтобы ознакомиться с маршрутом на карте. А когда вернулись в каюту капитана, то столы оказались уставлены многочисленной "закуска" и пришлось остаться. По времени русских это был ужин, то есть естественный и уместный процесс для них. Но совсем не хотелось даже прикасаться к столь обильной еде, потому что начинать пить в больших количествах водку и "зубровка" в 6 часов утра из стаканов, которыми пьют воду.... Не знаю...
    По совету г-на Крёпша, для которого все выглядело естественным и приятным, мне пришлось со всем смириться и также усердно изображать из себя человека, испытывающего удовольствие. Причем, расходиться не собирались вообще. Конечно, я решил как можно скорее покинуть борт ледокола. Но просидели до 08:00 и только тогда вернулись к себе на борт.
    Я должен делать все на свете. Проторчал на мостике почти весь переход по проливу Вилькицкого. Это во-первых. Затем эти "гости" на СТАЛИНЕ. Потом опять - на мостик, пока туман не рассеется. Буквально, кончился я, замерз, к тому же живот болел. Это невозможно терпеть! И видимо, будет еще хуже. С другой стороны, русские явно не выходили из-за стола, потому что к тому времени, когда ЛЕНИН отошел от СТАЛИНА на часах было почти 10:00.
    10.00 СТАЛИН начал движение, и мы последовали за ним. Сначала курсом на север, вдоль ледяной границы. Добрались до самой северной точки нашего похода с координатами 77-54' сев. 108-00' вост. Затем ледокол вошел в лед и начал лавировать, используя наиболее уязвимые места ледяного поля. Очень интересно и поучительно наблюдать за мастерством и умением, с которым ледоколы "брали лед". Верный путь возможно увидеть в цвете неба на горизонте и в цвете льда.
    Как и предполагалось, сплоченность льда от 1 до 8 баллов. Сначала пошли хорошо. С 18:00 встал туман, началось трудное, изнурительное движение. Само местонахождение ледокола возможно было определить только по туманному сигналу тифона. Очень помогло то, что с борта СТАЛИНА почти непрерывно сливали содержимое льял машинного отделения, тем самым оставляя масляный след, который прекрасно виден на абсолютно спокойной воде. Таким образом, мы в основном следовали по этому следу. И довольно хорошо шли. Застряли только один раз.

         27.08. Море Лаптевых. Ветер слабый с востока юго-востока, юго-восточный, затем южный юго-восточный, южный и уже юго-западный, западный юго-западный. Облачно. Местами туман. Полный штиль на море. Прояснилось около 10:00 утра, и лед постепенно начал ослабевать.
    В 21:03 мы - счастливые - вышли из льда. СТАЛИН завершил задачу и лег на обратный курс. Помахали друг другу, ткнулись волнами от форштевней, радостно. РДО СТАЛИНА: "ФИРОЛ для Сергиевского. Считаю свою работу завершенной в 12:00 по Гринвичу в обсервованной позиции 76-20'/125. Желаю вам счастливого пути. С уважением. Белоусов".
    Ответ от меня: 'Ледокол СТАЛИН для Шевелева. Благодарю вас за успешное управление нашим переходом через Арктику и помощь при прохождении льдов моря Лаптевых. Желаю вам дальнейшего и плодотворного развития арктического судоходства, личного здоровья и успехов. Капитан". Идем на 14 узлах курсом к проливу Санникова.


         28.08. Ветер западный 2-3, утром видимость хорошая, затем туман. Ледокол МАЛЫГИН стоит на якоре близ пролива Санникова и должен нас обеспечивать. Однако, поскольку скорость его хода всего 10 узлов и слишком тяжелого льда ожидать не приходится, то я решил отказаться от проводки и продолжал идти на 14 узлах. Свободный ото льда пролив Санникова, затем выход в Восточно-Сибирское море. Мелкое оно и местами, вероятно, еще не выполнялись промеры глубин, поэтому надо соблюдать осторожность. Однако у нас удачная точка входа и два эхолота работают.
    Туман, ветер северный 2-3. Лед ожидался между 145R и 147R восточной долготы. И вот появилось первое поле в 2-3 балла.

         29.08. Туман, ветер западный 2-3. С полуночи до 06:00 нам предстояло пройти 1-5-балльные ледяные поля и ,соответственно, снижаться, то есть уходить южнее. Сейчас мы движемся к Медвежьим островам. Прояснилось, к тому же на борту современное оборудование и надеемся, что узнаем про ледовую обстановку у Медвежьих островов и дальше на восток с помощью ледокола КАГАНОВИЧ, который находится в этом районе. РДО для нас: "Радиограмма Штаба Арктической навигации для Сергиевского. Лед к востоку от Медвежьих островов, участки 6-7 баллов ... лед в проливе Медвежий 2-3 балла. (Кроме того, дополнительные данные по ледовой обстановке с информацией о позиции КАГАНОВИЧА к востоку от Пушкарева на 30.08). Подпись: Мелехов".

         30.08. Медвежьи острова. Ветер северо-западный, к сожалению. Прошли между островами. Глубины не соответствуют данным на картах: отмели не отмечены. Если эхолот выдает 8 метров и вдруг 7,5, то надо быть очень осторожным. Идем малым ходом на 3-5 узлах. Лед 2-3 балла. 15:10 виден ледокол КАГАНОВИЧ. Он лег в дрейф, ожидая нас. Подойти ближе не позволяла осадка (10 метров). С 17:00 идем в кильватере КАГАНОВИЧА. Сначала шли хорошо, но потом лед усилился - стал крепче и толще. Случилось первое знакомство со стамухами. Это ледяная глыбина, севшая на мель - на донное возвышение (подводный горный хребет). Опаснейшая ситуация может возникнуть. Корабль так и останется в ледяном плену. Такую массу льда "взять" нечем.

         31.08. Ветер северо-западный 3-5. Не смогу забыть эту ночь, наверное, никогда! Жил надеждой, что ночь не будет бесконечной, иначе просто невозможно будет выдержать такое. Нам предоставили полный комплект воздействий, который имелся в арсенале Арктики. Лед от 9 баллов, плюс сильный порывистый ветер со снежными зарядами. Мы постоянно стопорились в мощных льдах. Одного этого было бы достаточно, особенно в темное время суток, при свете прожекторов. Плюс беспокойство о руле и винтах. В 04:00 лед стало реально толстым. Внезапно руль не стал перекладываться. Что делать в такой ситуации? Надо лечь в дрейф и стать беспомощной игрушкой льда. Ну, любой, кто испытал нечто подобное, будет сыт по горло. Конечно же, в голове роилась масса перспектив, вплоть до самых мрачных. До сих пор сплошные удачи и на тебе - поход завершен! Потому что с рулевой машиной, которая вышла из строя, невозможно ходить в таких льдах. Ушло много времени на установку вероятной причины неисправности. Но нашли и устранили. Через три часа пошли дальше. К этому моменту я провел около 22 часов на мостике и совершенно вымотался. В 07:00 пришлось попросить старпома остаться на мостике, а в каюте я просто рухнул на койку. Так устал, что даже заснул, несмотря на происходящее в голове.
    Полночь. Когда, посвежевший, поднялся на мостик, то стало очевидным, что мы вообще не продвинулись. Еще один беспомощный час с очередным отказом руля и затем так зажало, что все попытки КАГАНОВИЧА вызволить нас из ледового плена оказались напрасны. По правому борту - в направлении к берегу - была открытая вода, но туда дороги нет - там малые глубины. Так что, вперед - в мрачную, ужасающую ледяную пустыню с продвижением шаг за шагом вместе с постоянным страхом из-за мыслей о недостаточной прочности корпуса, а, в основном, о винтах и руле. Если что-то пойдет не так и невозможно будет исправить, то вся последующая жизнь предстоит в компании "Уксус".
    00:30. Начинаем двигаться понемногу, а впереди все выглядит не намного лучше. Но какие-то послабления льда наблюдаются. Снова встаем. Даже чаще. Теперь движемся и хоть есть возможность как-то маневрировать. Встали. А теперь темень наваливается вновь и все в тех же льдах. Бр-р-р!

         01.09. Воскресенье. Ветер северо-западный 1-2. Ночь прошла неплохо. Мы прошли немного, и похоже, что дела наладятся. Л/к КАГАНОВИЧ в 04:00 остановился и пошел вызволять из льда исследовательское судно. Это займет много времени и мы оказались на довольно чистой воде, поэтому в 11:15 встали на якорь на глубине 13 метров. Отдали 27 метров як.каната, чтобы не болтаться не привязанными. Ледокол вернулся в 14:30, спустил шлюпку на воду, которая затем пошла в нашу сторону. Так что, вскоре пришлось встречать на борту Начальника штаба восточного сектора Арктики Мелехова и капитана ледокола КАГАНОВИЧ. С герром Крепшем и двумя русскими лоцманами проводили гостей в кают-компанию. Мелехов рассказал о следующем: он получил из Москвы указание, согласно которому дальнейшая проводка на восток отменяется. Нас поведут обратно, поскольку у Берингова пролива обнаружены военные корабли. Сообщили о наличии подводных лодок, также об американских и японских кораблях. Я спокойно выслушал Мелехова, без какого-либо волнения или разочарования.
    Снаружи-то я выглядел индифферентным, а внутри несколько по-иному. Все это канет в лету. Скоро впереди будет только открытая вода, всего 400 миль останется, и мы их пройдем! Ложиться на обратный курс?... Об этом не может быть и речи, даже если придется действовать самостоятельно, вопреки приказу Skl.
    Я ответил, что никаких инструкций пока не получал и должен следовать только указаниям Берлина. Если Берингов пролив, по их словам, заблокирован иностранными военными кораблями, то это не представляет серьезной угрозы, поскольку мы пройдем пролив ночью, с затемненными иллюминаторами и без ходовых огней. В любом случае, я сделаю все возможное, чтобы не доставить неприятности русским. Разговор продолжился и стало понятно, что русские негативно относятся к пересадке герра Крепша на их судно для возвращения на берег. Затем они дали понять, что бросать якорь в бухте Провидения мы не должны. Пришлось немедленно обойти эти рифы, сказав, что вопрос с заходом в бухту Провидения уже не стоит, и герр Крепш остается на борту КОМЕТ. Видимо, это их вполне удовлетворило. Русские понимали, что мы определенно продолжим переход на восток даже без их помощи, поэтому предложили провести нас в район Айон-Шелагский, где будет возможность укрыться от непогоды. Поинтересовались, что думаю по этому поводу. Немедленно приняв их предложение, согласился продолжить переход прямо сейчас, потому что ледокол был мне очень дорог и пригодился бы на этом завершающем этапе. Так что, решили начать движение немедленно. Мелехов был вежлив и любезен касательно любых вопросов. Сложилось впечатление, что не он автор всех этих интриг с возвращением. Когда прощались, Мелехов пожелал мне успехов, если пойду на восток. В целом, все выглядело, как явное, умное и дипломатичное отступление. На мой взгляд, русские упустили из виду тот факт, что теперь мы можем обойтись без их помощи. Просто им хотелось от нас избавиться, поэтому искали пути, чтобы это произошло как можно скорее. А со мной все в порядке. Теперь знаю, на что способен наш КОМЕТ. Опыт погружения в самое "не могу" уже есть, поэтому нечего беспокоиться о дальнейшем пребывании в Арктике (сноска: предпосылки поведения русских так и не выяснены).
    В 15:00 при северном ветре снялись с обоих якорей и пошли в кильватере ледокола. Лед ослабел, и мы хорошо продвинулись. Ночь, причем без прожекторов, оказалась не такой уж темной.
    Как раз, в прошлое воскресенье устроили для герра Крепша прощальную вечеринку. Я произнес благодарственную речь после "русских яиц" (прим. половинка яйца и сверху икра или иное, на закусь). А он остается на борту! Да, как же быстро все может измениться! Но герр Крепш стал самым настоящим товарищем, его пребывание на борту было совсем не в тягость, а занятие ему найдем. Конечно же, на борту нельзя даже подавать вид, мол, что-то не так. Это не проблема, поскольку мое решение принято, исходя только из благих намерений (прим. которыми вымощена дорога в.... ).

        

         02.09. Ветер северо-восточный с переходом на северо-западный 1-2. Л/к КАГАНОВИЧ провел дальше того района, о котором вчера договорились. Мы здорово продвинулись на восток и достигли 170-го меридиана. В 10:00 ледокол застопорил ход, встал, затем спустил шлюпку, чтобы забрать у нас лоцмана Сергиевского. Чего теперь ожидать? В конце концов, Сергиевский уже семь часов у них на борту. Потеря времени - это непозволительная роскошь. Ветер едва напоминает о себе, благоприятнейшая погода и похоже, что на востоке льда почти нет. Вот, на примере того, как бились со льдом в течение двух "черных" дней: 31 августа и 1 сентября.

         Пройдено 31 августа 1940 года, близ мыса Баранова.

         00.00-04.00 - 15,0 миль
    04.00-08.00 - 2,5 миль
    04.45-07.45 - отказ рулевого управления, стоп-машина
    08.00-10.00 - 13,0 миль
    10.00-10.45 - отказ РУ, стоп-машина
    12.00-16.00 - 9,6 мили
    16.00-20.00 - 15,0 миль
    20.00-24.00 - 6,0 миль

         За сутки пройдено: 61,1 мили.

         Пройдено 1 сентября 1940 года.

         00.00-04.00 - 6,4 мили
    04.00-15.00 - ледокол выполняет др.задачи, стоп-машина.
    15.00-16.00 - 4,5 мили
    16.00-20.00 - 16,0 миль
    20.00-24.00 - 18,0 миль

         За сутки пройдено: 44, 9 мили.

         Пока лежали в дрейфе, занимались осмотром штевня. Тот не пострадал. Винторулевая группа тоже в порядке. Настоящее чудо!
    Около 21:00 Сергиевский наконец вернулся. Герр Крепш перевел его сообщение: "Новостей из Москвы нет. КОМЕТ должен стоять здесь на ожидании. Ледокол уходит на запад для выполнения операций по проводке и выйдет на связь после получения радиограммы Москвы". Я воспринял это, как бесполезную задержку, с которой не собирался мириться. Поэтому настоял на незамедлительной встрече либо у нас или на борту л/к КАГАНОВИЧ.
    В 21:05 Мелехов со своим помощником поднялись к нам на борт. Я объяснил ему, что есть три пути выхода из создавшейся ситуации: поставить меня в известность о принятом решении, не ставить меня в известность, заставить меня ждать. С другой стороны, для меня существовало всего лишь одно, уже принятое решение: немедленно продолжить переход, имея или не имея на это разрешение, с ледоколом и лоцманом или без них. Я сказал ему, что понимаю в какой сложной ситуации он находится, но Мелехов должен понять и меня. Поэтому предложил, со своей стороны, подтвердить в письменном виде, что несмотря на протесты Мелехова, я больше не могу ждать, и что все его опасения приняты к сведению, что я считаю задачу Мелехова завершенной и выполненной.
    Видя, что ничего не поделаешь, Мелехов согласился с предложением.
    Он поехал обратно в 21:55. Подписанный мной документ был составлен по взаимному согласию. Диалог тоже проходил вежливо во всех отношениях, но с напором. Возле трапа Мелехов попрощался с мощным рукопожатием и наилучшими пожеланиями для корабля. Он попросил не сниматься с якоря до 08:00 3-го сентября, потому что надеялся получить больше новостей к тому времени. Просто дал ему слово, что Москва не изменит мое решение.

         ---------------------------------------

         ЗАЯВЛЕНИЕ

         Начальнику штаба морских операций Восточного сектора Арктики, капитану А.П. Мелехову.

         Я, капитан-ц-з Кригсмарин Р. Айссен, командир немецкого корабля, который следует Северным морским путем с запада на восток в соответствии с навигационным соглашением с Советским правительством от 1940 года, заявляю, что:
    1. Вы устно уведомили меня о приказе г-на Папанина вернуть корабль на запад, потому что иностранные военные корабли ожидают прохода моего корабля в Беринговом проливе.
    2. Я получил от вас информацию о наличии японской китобойной флотилии в районе мыса Сердце Камень, а также о замеченном военном корабле в районе острова Врангеля.
    3. Вся, приведенная выше информация, мне известна. Упомянутые вами корабли не представляют никакой опасности, поскольку оснащение корабля позволит оставить советские воды незамеченными.
    4. Обладая разрешением Берлина действовать на свое усмотрение по ситуации, независимо от содержания приказа из Берлина или Москвы, 2 сентября этого года в 23:00 по московскому времени (= 8:00 утра 3. IX.1940) намерен продолжить переход на восток самостоятельно. Я несу полную ответственность за все последствия.
    5. Без ущерба для вас, я категорически отказываюсь рассматривать ваши протесты, ждать каких-либо переговоров. Прошу дать указание ледовым лоцманам Сергиевскому и Карельскому (работу которых считаю выполненной ) покинуть корабль. В противном случае, приму меры для их доставки на берег или перейду в точку, подходящую для выполнения данной задачи.
    6. У меня нет претензий к ледовой проводке корабля до настоящего местоположения (70-09 сев. 169-53 вост.) Напротив, данная проводка отвечала всем требованиям и выполнялась самым добросовестным образом, за что выражаю свою признательность и благодарность.

         Залив Чауна, 02 сентября 1940 года. Подпись: Айссен.

         Я подтверждаю, что текст данной копии соответствует тексту оригинала, полученного мной. Подпись: Мелехов.

         -------------------------------------------

         03.09. Восточно-Сибирское море. Ветер западный 6-7.
    В 6:00 попрощался с ледовыми лоцманами - Сергиевским и Карельским. Оба выразили свою сердечную признательность за прием, который был им оказан на борту, и пожелали кораблю счастливого плавания. Ранее они предоставляли нам полную информацию по ледовой обстановке, прогнозы. Со своей стороны, поблагодарил лоцманов за добросовестность при выполнении задач.
    Вместе с лоцманами на ледокол отправился герр Крёпш, чтобы вручить подписанное мною Уведомление и поставить подпись Мелехова на дубликат документа.
    Г-н Крёпш вернулся на борт со следующими правилами сигнализации между нами и ледоколом, чтобы не терять время. Если ледокол подает один длинный и один короткий сигнал тифоном, то это означает: "Следуйте за мной на восток". Если три длинных сигнала, то значит ледокол отстранен от операций с нами. Два длинных сигнала означают, что герр Крепш снова должен отправиться на борт ледокола.
    Испытываю некоторое нетерпение, потому что снова вынужден ждать, и принимаю решение начать переход на восток в 08:30. Дальнейшее ожидание невозможно, потому что нас потащило на якоре из-за только что поднявшегося, сильного западного ветра 5-7.
    В 08:09 ледокол подал два длинных сигнала. Уже по возвращению, герр Крепш сообщил, что Мелехов получил известие: на момент, Москве все ясно, и мы должны следовать за ледоколом, который осуществит небольшую проводку.
    В 09:00 идем в кильватере ледокола восточным курсом.
    В 09:25 ледокол подает три длинных сигнала - считаю проводку завершенной. Счастливого пути! Он перекладывает руль лево, мы сближаемся, машем руками на прощание.
    Ход сразу же до 14 узлов. Надо поспешить, иначе этот крепко задувающий "западник" нагонит льдов и заткнет все выходы в самый крайний момент. Сначала казалось, что на пути льда нет и не будет. Попадались большие и малые поля и льдины, но мы заранее обходили их. На севере виднелась кромка мощного 9-балльного льда. Чем дальше мы уходили на восток, тем ближе становилась эта кромка. Непроходимый лед. И он приближался. Были вынуждены отвернуть к берегу до трех миль. Идти становилось все труднее и труднее. Умудрились отыскать слабое место и продолжали движение, но уже медленнее.

    Внезапно увидел прочное и монолитное ледяное кольцо прямо по ходу, позади которого лежал слабый лед. То есть, надо отыскать лазейку и штурмовать, при этом используя всю силу корабля. Хотя, это не такое уж и простое решение! Но в противном случае оставалось только одно - лечь на обратный курс, а этот вариант даже не рассматривался. Все эти ожидания только привели к ухудшению ледовой обстановки с течением и ветром. Около 14:00 оба телеграфа - на средний ход, лишь бы не зажало! Кто осмелится, тот побеждает и мы благополучно справились. Этот ледяной пояс оказался настоящими тисками, но за ним начался пока еще тяжелый, но уже более податливый лед. В 15:00 вышли на чистую воду и снова ход 14 узлов, к чему прибавились 2 узла течения и ветер в корму (западный 4-5). Буквально, неслись. Следующая головная боль - страшные мыс Шмидта и пролив Лонга. В лоции так и написано: лед - всегда, сплоченность до 9. Но мы все ближе и ближе, а льда нет. Даже намеки отсутствуют.

    04.09. Ветер юго-западный 1-2. Таким образом, прошли мимо мыса Шмидта и по проливу Лонга так, что и отметить-то особенно нечего.
    Командир вспомогательного крейсера должен быть не только опытным, но и везучим, как указано в 'Kreuzerkrieg Band 3', примечание на стр. 238 о замене корветтен-капитана Херманна. А мы - везучие - теперь в Чукотском море. Оно известно своей сплошной облачностью, туманами, то есть отвратительной видимостью. Однако сегодня замечательный день с великолепной видимостью, синим небом и Солнцем. Поскольку русские нас покинули, то сыграли тревогу, в общем, активно занимались боевой подготовкой, еще раз все перепроверили для пущей боеготовности.
    С 14:00 до 16:00 легли в дрейф, чтобы заняться тем, что нужно или лучше делать в состоянии полного останова. Сегодня вечером проходим Берингов пролив, поэтому порох - суше не бывает. И на борту как-то пооживленнее стало. Отправил короткую радиограмму в адрес Skl: 'Задача выполнена, нахожусь в полной боеготовности'. Надеюсь, что военно-морские командиры поймут правильно, то есть иду в Берингов пролив и ни в чем не нуждаюсь.

        

        

        
      
      


    К О Н Е Ц





      


  • Оставить комментарий
  • © Copyright Динамов Сергей Борисович (sdinamov@me.com)
  • Обновлено: 11/03/2020. 61k. Статистика.
  • Глава: Перевод
  •  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.