Флоря Александр Владимирович
В. Шекспир. Король Лир

Lib.ru/Современная литература: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • Оставить комментарий
  • © Copyright Флоря Александр Владимирович (alcestofilint@mail.ru)
  • Обновлено: 06/01/2018. 201k. Статистика.
  • Пьеса; сценарий: Драматургия
  • Скачать FB2
  •  Ваша оценка:

      
      УИЛЬЯМ ШЕКСПИР
      КОРОЛЬ ЛИР
      
      Действующие лица
      Лир, король Британии.
      Король Французский.
      Герцог Бургундский.
      Герцог Корнуэльский (Корнуол).
      Герцог Альбанский (Олбэни).
      Граф Кент.
      Граф Глостер.
      Эдгар, сын Глостера.
      Эдмунд, побочный сын Глостера.
      Куран, придворный.
      Старик, арендатор у Глостера.
      Врач.
      Шут.
      Освальд, дворецкий Гонерильи.
      Капитан на службе у Эдмунда.
      Дворянин из свиты Корделии.
      Герольд.
      Слуги Корнуола.
      Дочери Лира:
      Гонерилья
      Регана
      Корделия
      Рыцари из свиты Лира, офицеры, гонцы, солдаты и придворные.
      
      Место действия - Британия.
      Время действия - VII век до н. э.
      
      АКТ ПЕРВЫЙ
      СЦЕНА ПЕРВАЯ
      Дворец КОРОЛЯ ЛИРА
      Входят КЕНТ, ГЛОСТЕР и ЭДМУНД
      КЕНТ
      А я думал, что герцог Олбэнский королю более по душе, чем герцог Корнуэльский.
      ГЛОСТЕР
      Да, и мне всегда так казалось. Но сейчас, перед разделом королевства, их доли так выровнены, что стало неясно, кого угодно предпочитать их величеству.
      КЕНТ
      Это ваш сын, милорд?
      ГЛОСТЕР
      Да, щенок моего помета. Я одной своей частью принял личное соучастие и в изготовлении этого пащенка, и в преступлении против приличий. Даю вам это показание, не оправдываясь, потому что уже привык показывать на себя без слов оправдания.
      КЕНТ
      Не понял!
      ГЛОСТЕР
      Зато когда я без лишних слов показал одной девке нечто, и весьма существенное, она все поняла, не дожидаясь предложения. Вы, естественно, презираете меня за сношения с этой шлюхой?
      КЕНТ
      Что естественно, того я не презираю. Да и молодой человек удался на славу.
      ГЛОСТЕР
      Известно, на какую славу. У меня есть еще сын, на год старше, тот уже полноценный. Но, как видите, я оказал честь и ублюдку, взял его в дом, раз уж он вылез на свет, хотя его, конечно, никто не звал. Его мамаша была веселая тварь, и мы на пару лихо смастачили этого байстрюка. Ничего не поделаешь, приходится признавать сукиного сына . Ты знаешь этого благородного рыцаря, Эдмунд?
      ЭДМУНД
      Нет, сэр.
      ГЛОСТЕР
      Это граф Кентский, мой достойнейший друг. Почитай его так же, как ты обязан любить родного отца.
      ЭДМУНД
      К вашим услугам.
      КЕНТ
      Рассчитывайте на мое расположение, сударь.
      ЭДМУНД
      Постараюсь его оправдать.
      ГЛОСТЕР
      Граф девять лет провел в заморских странах и скоро снова отбывает... А вот и их величество.
      
      Трубы.
      Входят придворные с короной, затем - ЛИР, КОРНУОЛ, ОЛБЭНИ, ГОНЕРИЛЬЯ, РЕГАНА, КОРДЕЛИЯ и свита
      
      
      ЛИР
      Ты, Глостер! Галла приведи сюда
      И сбегай за Бургундцем. Да живее!
      ГЛОСТЕР
      Есть, государь!
      
      ГЛОСТЕР и ЭДМУНД уходят
      
      А мы хотим совлечь
      С волений наших покрывало тайны.
      - Эй, там! Подайте карту! - Разделить
      Угодно было нам свою державу
      На три надела, чтоб ярмо забот
      Перевалить на молодые плечи.
      Вы будете трудиться и потеть,
      А мы покоем станем наслаждаться,
      Пока не истощатся наши дни.
      Теперь вниманье, Олбэни и Корнуол!
      Мы равно вас обоих вознесли,
      Отдав вам дочерей своих и земли;
      Чтоб вам не стало в голову потом
      Оттягивать наделы друг у друга,
      Сейчас мы вам укажем, что кому
      В приданое пожаловать изволим.
      Но спорят за меньшую нашу дочь
      Правитель Галльский и Бургундский герцог,
      Мы их рассудим также, в свой черед.
      Ну, а теперь, милейшие отродья,
      Теперь желаем мы послушать вас:
      Кто отказал вам части королевства,
      Тот и любви толику заслужил.
      Извольте изъявить ее немедля,
      И та, что угодит нам больше всех,
      Получит наилучшие угодья.
      Ну, Гонерилья, ты старее всех -
      Вот ты и начинай забаву эту .
      ГОНЕРИЛЬЯ
      Как можно доверять пустым словам?
      Любовь превыше всех сопоставлений.
      Что мне избрать метафорой ее?
      Сиянье дня? Сокровища вселенной?
      Зеницу ока? Честь? Здоровье? Власть?
      Богатство и свободу? Эту пошлость
      Оставим для обычных дочерей.
      Мои же чувства к вам - иного рода.
      И выразить словами их нельзя .
      КОРДЕЛИЯ (в сторону)
      Как быть Корделии? Хранить молчанье.
      В безмолвии вынашивать любовь .
      ЛИР
      От сих до сих - край рек, богатых рыбой,
      Край рощ и тучных пажитей, и пойм.
      Владей всем этим с мужем и потомством.
      Ты, герцогиня Корнуол, начинай!
      РЕГАНА
      Из той же я руды, мой повелитель,
      Что и сестра, и пробы мы одной.
      Что я могла б, она уже сказала,
      А я еще добавлю от себя,
      Что, кроме вас, я никого не знаю
      И чувства не питаю ни к кому,
      Но чувство к вам воистину безмерно.
      КОРДЕЛИЯ (в сторону)
      Да, чувства меры нет. Слова! Слова!
      Ты нищая, Корделия. Неправда!
      Ты их богаче - верою в любовь.
      ЛИР
      Владей с потомками вот этой третью,
      Что изобилием и красотой
      Не хуже Гонерильиной нисколько.
      Ну вот, теперь меньшая наша дочь,
      Утеха нашей старости! Посмотрим,
      Французское вино иль молоко
      Бургундии придется нам по вкусу,
      Но прежде мы послушаем тебя
      И, может быть, одарим всех щедрее.
      Что ты на это скажешь?
      КОРДЕЛИЯ
      Ничего.
      ЛИР
      Ничего?
      КОРДЕЛИЯ
      Ничего.
      ЛИР
      Чтоб нечто получить из ничего,
      Должна прибавить ты хотя бы что-то.
      КОРДЕЛИЯ
      Я не умею этого, милорд,
      Тем паче принародно. Я люблю вас
      Не больше, чем обязана, хотя
      Не меньше, чем должна.
      ЛИР
      Эй, вправь сейчас же
      Ответ! Ты обезмозглела совсем!
      КОРДЕЛИЯ
      Я вам обязана своим рожденьем
      И воспитанием, мой государь.
      За это я вас чту и вам покорна.
      Раз сестры знать желают только вас,
      К чему им познавать еще кого-то
      В замужестве? Я сделаюсь женой
      И разделю свой долг наполовину:
      Не за отца же замуж я пойду!
      ЛИР
      Как?! Ты все это вправду?
      КОРДЕЛИЯ
      Безусловно.
      ЛИР
      Ты так юна и неприлична?
      КОРДЕЛИЯ
      Нет.
      Я так юна и нелицеприятна.
      ЛИР
      Вот нелицеприятность и бери
      В приданое! Клянусь священным солнцем,
      И тайнами Гекаты и планет,
      И звездами, стечением которых
      Все наши судьбы определены:
      Я отрекаюсь от законов крови
      И попираю отчий долг. Теперь
      Любой бродяга будет мне роднее.
      Да я скорее скифа полюблю
      Или какого-нибудь людоеда,
      Что смачно хряпает своих детей.
      А что такого! Это мне понятно!
      Да, мне гораздо ближе каннибал!
      И я ему объятия открою,
      Но не тебе, что дочерью моей
      Когда-то называлась!
      КЕНТ
      Повелитель...
      ЛИР
      А может, ты заткнешься, Кент? Не смей
      Соваться меж драконом разъяренным
      И яростью дракона! Эту тварь
      Я больше всех любил и наслаждаться
      Хотел ее заботами, пока
      Не отойду к богам. - Теперь сокройся! -
      Да чтоб я угодил в тартарары,
      Когда ее прощу! - Да где там Глостер
      И эти Галл с Бургундцем?! - Эй, вы там!
      Вы, Олбэни и Корнуол! Поглощайте
      Ее надел. Пусть гонор, что она
      По дурости достоинством считает, -
      Пусть он и достается ей в мужья!
      А вам мы власть верховную вручаем
      И привилегии передаем.
      Себе же оставляем только свиту
      В сто рыцарей и будем жить у вас
      По месяцу. Снабженье - за вами.
      Себе оставим королевский сан
      И почести. Итак, передаю вам
      Корону и правления бразды.
      Делите власть.
      КЕНТ
      Лир великодержавный!
      Я почитал тебя, как короля,
      И, как отцу, тебе повиновался,
      И за тебя молился, как вассал...
      ЛИР
      Уймись, холоп! Не видишь: лук натянут!
      Не нарывайся!
      КЕНТ
      Кто мне запретит?
      Стреляй! Уж если сам король свихнулся,
      То церемонии теряют смысл
      Во всяком случае, для Кента. Честью
      Мы к откровенности принуждены,
      Когда правитель в умопомраченье.
      Оставь же безобразный свой каприз
      И от монаршества не отрекайся.
      Опомнись! Младшая из дочерей
      Тебя не меньше любит, чем другие,
      Хоть не кричит об этом. Низость чувств
      И сердца пустота - велеречивы,
      За это головою поручусь!
      ЛИР
      Эй, хватит, Кент! А то ведь потеряешь
      Ее совсем!
      КЕНТ
      И так уж потерял.
      Не слишком за нее дрожал и прежде,
      Сражаясь за державу и престол.
      ЛИР
      Прочь с глаз моих!
      КЕНТ
      Сорви с них лучше бельма,
      А не зеницы!
      ЛИР
      О, свидетель Феб...
      КЕНТ
      Да, Феб - свидетель, что король не видит.
      ЛИР
      Кощунствуешь, холоп!
      (Хватается за меч)
      ОЛБЭНИ и КОРНУОЛ
      Уймитесь, сэр!
      КЕНТ
      Зачем же? Пусть зарубит он хирурга
      И хворь зловредную озолотит.
      Возьми назад нелепое решенье,
      Не то, пока способен я вопить,
      Вопить я буду, что оно нелепо.
      ЛИР
      Заткнись, изменник! Если верен нам,
      Тогда заткнись! Ты нас склонить пытался
      Отречься от решенья своего
      И мнение переменить - как будто
      Все это совместимо с естеством
      И положением самодержавца.
      Ты обнаглел, холоп. Так вот тебе:
      Котомку собирай и приготовься
      К скитаньям и лишеньям. Срок - пять дней.
      А на шестой чтоб только и видали
      В Британии твой окаянный тыл,
      И без следа ты сгинул на десятый -
      Иль ты пропал. Юпитером клянусь,
      На этом я стою непоколебимо.
      КЕНТ
      Прощай, король. Неколебимо стой.
      И станет нам Британия тюрьмой.
      (Корделии)
      Молюсь, чтоб не карали божества
      Тебя, дитя, за честные слова!
      (Гонерилье и Регане)
      Да, вы в речах раскрылись догола.
      А ведь еще вам предстоят дела...
      (Остальным)
      Кент оставляет королевский двор,
      Но будет жить, как жил он до сих пор.
      Уходит.
      Трубы.
      Входят ГЛОСТЕР, КОРОЛЬ ФРАНЦУЗСКИЙ,
      ГЕРЦОГ БУРГУНДСКИЙ и свита.
      
      ГЛОСТЕР
      Король Французский и Бургундский герцог
      Явились, мой великий государь.
      ЛИР
      Вас первого мы спрашиваем, герцог.
      Вы оба сватаетесь за нее,
      И мы желаем знать, каким приданым
      Вы были бы довольны.
      ГЕРЦОГ БУРГУНДСКИЙ
      Только тем,
      Что сами обещали вы, - не больше.
      А меньше вы не захотите дать .
      ЛИР
      Вы так считаете? Не отрицаю:
      Она была когда-то дорога,
      Но с некоторых пор подешевела.
      Вот, полюбуйтесь - маленькая стервь
      Разыгрывает нелицеприятность
      И вызывает нашу неприязнь.
      Когда вам это по сердцу - берите.
      ГЕРЦОГ БУРГУНДСКИЙ
      Вас прямо затруднительно понять...
      ЛИР
      Куда прямее! Вы ее берете
      С таким приданым - чуждую отцу,
      Ущербную, попавшую в опалу
      И ошельмованную? Да иль нет?
      ГЕРЦОГ БУРГУНДСКИЙ
      Какое "да" при эдаких условьях!
      ЛИР
      Других условий нет.
      ГЕРЦОГ БУРГУНДСКИЙ
      Прощайте, сэр!
      ЛИР
      Итак, я понимаю, вы отпали.
      (Французскому королю)
      Вам, дорогой союзник, я и сам
      Навязывать не стану съединенья
      С отбросом, ненавистным для меня.
      Ищите счастья не с исчадьем этим,
      Кого сама природа признает
      Бастардом!
      ФРАНЦУЗСКИЙ КОРОЛЬ
      Ничего не понимаю!
      Как! Дочь, любимая превыше всех,
      Родителя надежда и отрада,
      И утешенье старости его,
      Свершила злодеянье... Но какое?
      Чтоб нити покровительства порвать,
      Она должна была бы оказаться
      Чудовищем, противным естеству.
      Столь противоестественного чуда
      Мой разум не приемлет.
      КОРДЕЛИЯ (Лиру)
      Государь!
      Я не пронырлива и не елейна -
      И говорить умею лишь о том,
      Что есть на самом деле. Мне впервые
      Приходится касаться тех вещей,
      Которых нет следа в моей природе -
      Распутства, злобы, подлости - всего,
      Что отвратительно или преступно.
      Помимо остального, лишена
      Я лицемерья и лицеприятья,
      И рада я, что вызвала ваш гнев
      Одним отсутствием пороков этих.
      ЛИР
      Нет, я такого породить не мог!
      ФРАНЦУЗСКИЙ КОРОЛЬ
      Нет, этого мой разум не вмещает.
      Так, значит, корень всей ее вины -
      В несуетно-медлительной натуре -
      (Герцогу Бургундскому)
      Я вижу, вы не любите ее?
      Любовь с расчетливостью не совместна.
      Возьмите же ее! Она сама
      Поверьте, драгоценней всех сокровищ.
      ГЕРЦОГ БУРГУНДСКИЙ (Лиру)
      Сегодня же, милорд, все назовут
      Корделию Бургундской герцогиней -
      Вы дали обещанье...
      ЛИР
      Но обет
      Я тоже дал, а он стократ важнее.
      ГЕРЦОГ БУРГУНДСКИЙ (Корделии)
      Лишились вы не одного отца,
      Теперь вам и замужество не светит.
      Мне очень жаль.
      КОРДЕЛИЯ
      А мне не очень, сэр.
      Пускай Бургундию спасают боги,
      Которые меня спасли от вас.
      КОРОЛЬ ФРАНЦУЗСКИЙ
      Чистейшая Корделия! Как много
      Ты обрела, лишенная всего!
      Как, ошельмованная, ты прекрасна!
      И никому при этом не нужна -
      И хорошо! Я завладею кладом,
      Которым вы бросаетесь. Теперь
      Попробуйте права мои оспорить!
      О боги! Небывалые дела!
      Из злобы их любовь моя взошла.
      (Лиру)
      Ты не дал ей британского надела?
      Она всю Францию получит целой!
      (Герцогу Бургундскому)
      Твое богатство - многоводный край.
      К Корделии же рук не простирай.
      (Корделии)
      Скажи им всем "прости", иди за мною.
      Здесь потеряла - там получишь втрое.
      ЛИР
      Отлично! И считай ее своей,
      Лишь ты один ее и лицезрей.
      В моем краю не встретит прелесть эта
      Ни милости, ни ласки, ни привета.
      (Герцогу Бургундскому)
      Идемте, честный герцог.
      ЛИР и ГЕРЦОГ БУРГУНДСКИЙ уходят
      КОРОЛЬ ФРАНЦУЗСКИЙ
      Нам пора.
      Сейчас должна ты с сестрами проститься.
      КОРДЕЛИЯ
      Прощайте, драгоценности отца!
      Как мне не плакать, с вами расставаясь!
      Ведь я же понимаю, как сестра,
      Насколько вы свои раскрыли души!
      Но незачем об этом говорить.
      Я вынуждена вам отца доверить.
      Не будь он тверд в решении своем,
      Сама б я позаботилась о нем.
      Прощайте.
      ГОНЕРИЛЬЯ
      А нельзя ли без морали?
      РЕГАНА
      Действительно! Ведь вас же подобрали -
      Так вы, чтоб не попасть впросак опять,
      Хозяину учитесь угождать.
      КОРДЕЛИЯ
      Я с вашею риторикой не спорю.
      Все недомолвки прояснятся вскоре.
      Прощайте же.
      КОРОЛЬ ФРАНЦУЗСКИЙ
      Идем, моя любовь.
      
      КОРОЛЬ ФРАНЦУЗСКИЙ и КОРДЕЛИЯ уходят.
      
      ГОНЕРИЛЬЯ
      Сестра, нам нужно поговорить о том, что касается близко нас обеих. Отец намерен уехать сегодня же вечером?
      РЕГАНА
      Да, вместе с вами, а следующий месяц он будет жить у нас. Он так сказал.
      ГОНЕРИЛЬЯ
      Но у него же семь пятниц на неделе. Вы сами видели только что. Он души не чаял в нашей сестрице - и в одночасье отрекся от нее.
      РЕГАНА
      Это уже возрастное. Хотя он и раньше был непредсказуем.
      ГОНЕРИЛЬЯ
      Да, он и в лучшие свои годы был привередлив. А уж теперь мы нахлебаемся и старых прелестей его натуры и новых, порожденных старческим распадом.
      РЕГАНА
      Да, мы испытаем на себе его раздражительность. Как он вел себя с Кентом!
      ГОНЕРИЛЬЯ
      А с французским королем? Как с ним попрощался! Так что нам следует быть заодно. При таком самодурстве, если он еще сохранит прежнюю власть над нами - страшно сказать, чем это для нас обернется.
      РЕГАНА
      Это нужно хорошо обдумать.
      ГОНЕРИЛЬЯ
      И действовать! Действовать!
      Уходят.
      
      СЦЕНА ВТОРАЯ.
      Замок ГЛОСТЕРА.
      Входит ЭДМУНД с письмом в руках.
      ЭДМУНД
      Природа, ты единственный мой бог.
      Я в жизни связан лишь твоим законом.
      И мне ль, как прокаженному, терпеть
      Людские заблужденья? Или, может,
      Мне самому себя и заклеймить
      За то, что я родился позже брата
      Лишь на двенадцать иль тринадцать лун?
      Я - беспородный пащенок! Однако!
      Чем хуже я породистых щенков -
      Прямых потомков псов высокородных?
      Побочный сын! И в чем же здесь позор?
      Пусть я ублюдок - но не в полном смысле.
      Ведь подлинных ублюдков создают
      В осточертевшем, но законном браке,
      Зевая между сном и полусном.
      А мы идем побочными путями
      И у природы отбираем жар
      В обход прямых наследников. Допустим,
      Эдгар - прямой наследник. Он - прямой!
      Словечко подходящее! Однако,
      Мой брат прямой, не очень торжествуй.
      Отец меня отнюдь не меньше любит.
      Я знаю. У меня есть план с письмом,
      Когда он воплотится, ты узнаешь,
      Кто истинный наследник естества.
      Безродных племя набирает силу!
      Эй, боги! Избирайте байстрюков!
      Входит ГЛОСТЕР
      ГЛОСТЕР
      Но ведь так не бывает , чтобы король ни с того ни с сего отрекся от власти, прогнал Кента, поссорился с соседом, уехал на ночь глядя! Так разъяриться из ничего, совершенно из ничего... А, Эдмунд! Что случилось?
      ЭДМУНД
      Ничего. (Прячет письмо)
      ГЛОСТЕР
      Ничего?
      ЭДМУНД
      Ничего.
      ГЛОСТЕР
      Но вы же читали какое-то письмо!
      ЭДМУНД
      Вы это видели, милорд?
      ГЛОСТЕР
      Я видел, как поспешно вы спрятали какую-то бумагу. Если там действительно ничего нет, я это разгляжу и без очков.
      ЭДМУНД
      Простите, сэр. Это письмо от моего брата. Я действительно не читал его, только бросил беглый взгляд, но, по-моему, вам лучше его не читать.
      ГЛОСТЕР
      Дайте письмо, сэр.
      ЭДМУНД
      Дам я его или нет, это все равно вас обидит. Насколько я понимаю, письмо предосудительного содержания.
      ГЛОСТЕР
      Посмотрим! Посмотрим!
      ЭДМУНД
      Моего брата может оправдать только одно: возможно, он хотел проверить мою преданность вам.
      ГЛОСТЕР (читает)
      "То, что называется уважением к старости, отравляет нам лучшие годы жизни и не дает воспользоваться нашими законными деньгами до тех пор, пока мы не достигнем той стадии распада, когда ничто уже не в радость. Я логическим путем пришел к тому, что бесполезный и безумный гнет старческого тиранства - есть лишь предрассудок. Не старики могущественны, а мы слишком безвольны. Приходите ко мне, мы обсудим этот философический вопрос. Если бы наш предок заснул и не проснулся... пока я не разбужу его... половина доходов достанется вам вместе с любовью вашего брата Эдгара". Однако! "Если бы наш предок не проснулся"! "Распад"! "Нашими законными деньгами"! И это мой сын! На что замахнулся! Что себе в башку вбаклажил! Но кто вам доставил это подметное письмо?
      ЭДМУНД
      Никто, милорд. Его метнули мне в окно.
      ГЛОСТЕР
      И почерк - вашего брата?
      ЭДМУНД
      Если бы письмо было хорошим, я поклялся бы, что это его рука. А теперь предпочел бы думать иначе.
      ГЛОСТЕР
      Но это же его почерк?
      ЭДМУНД
      Почерк - пожалуй, но разве это его стиль?
      ГЛОСТЕР
      И часто он писал вам такие вещи?
      ЭДМУНД
      Не писал никогда. Но говорил, что если старый, извиняюсь, разложенец выживает из ума, то взрослый сын просто обязан взять его под опеку и законно пользоваться его деньгами.
      ГЛОСТЕР
      Хам! Хам! Да это же его собственная мысль из письма! Он просто хам! Нет, не просто хам, он извращенец! Ублюдок! Хуже ублюдка! Да я его на цепь посажу! У, стрекулист окаянный! У, балахрыст проклятый! А где он, кстати?
      ЭДМУНД
      Разве я ему сторож? Только, милорд, зачем он вам сейчас? Излив на него гнев без важных оснований, вы потеряете лицо. Давайте за ним понаблюдаем, пока не обнаружатся его истинные наклонности. Но голову даю на отсечение: он это сделал, чтобы я проявил свою любовь к вам.
      ГЛОСТЕР
      Вы думаете?
      ЭДМУНД
      Я думаю, если вашей светлости будет угодно, вы уже сегодня вечером услышите наш разговор об этом письме.
      ГЛОСТЕР
      Нет, я такого породить не мог!
      ЭДМУНД
      Я думаю!
      ГЛОСТЕР
      Этот ублюдский пащенок посмел злоумышлять - против кого! Против отца, который всегда относился к нему с такой безграничной нежностью и с таким безмерным благородством! Вкрадись к нему в доверие, следи за каждым его шагом, сорви с него личину! Прояви же свою любовь ко мне. Я готов отдать все, что имею, ради его разоблачения.
      ЭДМУНД
      Не беспокойтесь, я все исполню.
      ГЛОСТЕР
      Эти недавние затмения - солнечное и лунное - не пророчат нам ничего хорошего. Не надо быть астрологом - и так все ясно как день. Охладевает любовь, остывает дружба, брат идет на брата, в городах бунты, во дворцах измены, в хижинах - склоки... Рвутся естественные связи между отцами и детьми. Вот хотя бы пример с моим хамом - это, значит, сын против отца. А у короля наоборот: отец против дочери. В общем, миновался наш золотой век, теперь пойдут раздоры и смуты - и так до самого конца. Разоблачи этого злодея, Эдмунд, ты не останешься в накладе. Только чтобы он ни о чем не догадался... Надо же - король изгнал Кента! Где он найдет такого верного слугу! А всё язык этого Кента! Всё его нелицеприятность! Да, что-то сверхъестественное! (Уходит)
      ЭДМУНД
      Сверхъестественная глупость! Когда людей рвет от их собственного обжорства, они обвиняют целую вселенную - солнце, луну и созвездия! Как будто их делают подлецами какие-то констелляции, дураками - небесный произвол, мошенниками и ворами - превратности фортуны, пропойцами, лжецами и блудниками - расположение планет, а мерзавцами - воля рока! Это обыкновение припутывать ко всему звезды - просто уловка, чтоб было чем оправдать свою козлиную гадость! Папаша совокуплялся с моей маменькой под Хвостом Дракона, а я родился под Большой Медведицей - и потому я прямо-таки обязан быть дерзким и распутным. Ересь! Я был бы тем, что я есть, даже если бы мое порочное зачатие было осияно звездой Невинности. Эдгар...
      (Появляется Эдгар)
      А вот и он, легок на помине - еще один персонаж является на сцену. Прямо простак из античной комедии. Срочно надеваю маску меланхолии, становлюсь как дурень Том из Бедлама. Затмения пророчат нам раздоры. Ля-ля-ля-ля.
      ЭДГАР
      Мир тебе, брат мой. О чем ты задумался?
      ЭДМУНД
      Об одном предсказании, брат мой. Я читал, что затмения пророчат нам большие испытания.
      ЭДГАР
      Вас это беспокоит?
      ЭДМУНД
      Увы, брат мой, предсказания уже начинают сбываться. Судите сами: противоестественные связи между отцами и детьми, мор, разорение, разрыв старинных союзов, развал государства, хулы на короля и знать, ненормальная подозрительность, изгнание друзей, вольница в армии, прелюбодеяния... Да мало ли что еще!
      ЭДГАР
      И давно вы занимаетесь этой... хиромантией?
      ЭДМУНД
      Смейтесь, смейтесь. Ладно, оставим это. Когда вы в последний раз видели отца?
      ЭДГАР
      Вчера вечером.
      ЭДМУНД
      И говорили о чем-нибудь?
      ЭДГАР
      Да, часа два.
      ЭДМУНД
      И расстались по-доброму? Не было в его словах или хотя бы в лице каких-нибудь знаков неудовольствия?
      ЭДГАР
      Ни малейших.
      ЭДМУНД
      Подумайте лучше. А пока не попадайтесь ему на глаза. Его так и разбирает нанести оскорбление действием вашей особе, он ни перед чем не остановится.
      ЭДГАР
      Какой-нибудь сукин сын наклепал на меня.
      ЭДМУНД
      Боюсь, что так. Но сейчас лучше, пока он не опамятуется, схоронитесь у меня в комнате. Оттуда вы услышите, какими поносными словами он вас честит. Вот запасной ключ. И никуда не выходите без оружия.
      ЭДГАР
      Оружия, брат?
      ЭДМУНД
      Да, брат, оружия! Ни шагу без оружия! Чтоб я утратил свою невинность, если вам ничего не грозит. Чего только я сейчас не насмотрелся и не наслушался! Ужас! Я из милосердия не открыл вам всех деталей. Пожалуйста, уходите!
      ЭДГАР
      Но вы будете заниматься моими делами?
      ЭДМУНД
      Только ими я и буду заниматься.
      ЭДГАР уходит.
      ЭДМУНД
      Поверили! Да, оба хороши!
      А братец - так и вовсе. Он блаженный
      И не слыхал, что существует зло.
      Убрать такого - даже слишком просто.
      В чем отказала мне судьба сама,
      Я возмещу при помощи ума.
      Уходит.
      
      СЦЕНА ТРЕТЬЯ.
      Зал во дворце герцога ОЛБЭНСКОГО.
      Входят ГОНЕРИЛЬЯ и ОСВАЛЬД.
      ГОНЕРИЛЬЯ
      И мой отец ударил джентльмена,
      Который отругал его шута?
      ОСВАЛЬД
      Увы, мадам.
      ГОНЕРИЛЬЯ
      Час от часу не легче!
      Я вижу, что старик пошел вразнос!
      Во всем своих бандитов поощряет,
      А к нам цепляется по мелочам.
      Мне это надоело. Я не выйду,
      Когда с охоты воротится он.
      Я для него больна. А если сами
      Не станете заискивать пред ним,
      За это с вас не взыщется.
      Рога за сценой.
      ОСВАЛЬД
      Миледи,
      Они вернулись. Слышите: рога.
      ГОНЕРИЛЬЯ
      Так, значит, не выслуживайтесь. Даже
      Потребуйте того же от других.
      Пускай он голову себе ломает.
      А не понравится - так у него
      В запасе дочь еще одна осталась.
      Хоть мы в душе с сестрою - близнецы
      И помыкать собою не позволим
      Какому-то дурному старику.
      Нет, каково: от власти отказался,
      Чтобы тиранствовать еще наглей!
      Коль старики капризнее детей,
      То им не дать погрязнуть в этой скверне
      И в страхе их держать - наш долг дочерний.
      Все поняли?
      ОСВАЛЬД
      Я понял все, мадам.
      ГОНЕРИЛЬЯ
      Со сволочью его не церемоньтесь
      (Со свитою - хотела я сказать).
      Не опасайтесь никаких последствий:
      Для столкновенья повод нужен мне.
      А вы к моей сестре письмо составьте,
      Чтоб мы с ней действовали заодно.
      Готовьте все к беду. Приступайте!
      Уходят.
      
      СЦЕНА ЧЕТВЕРТАЯ.
      Другой зал.
      Входит КЕНТ, переодетый.
      КЕНТ
      Теперь осталось голос изменить,
      И выговор, и построенье речи,
      И скроется известный людям Кент.
      Я это делаю с благою целью
      И послужу хозяину - тому,
      Которым я избавлен был от службы.
      Увы, но не служить я не могу!
      Рога за сценой.
      Входит король ЛИР со свитой
      ЛИР
      Обедать, живо! Мига ждать не буду.
      Один из рыцарей уходит.
      А это что за чудо? Кто таков?
      КЕНТ
      Человек, сэр. Смертный, по имени Кай .
      ЛИР
      Чем ты занимаешься и чего хочешь от нас?
      КЕНТ
      Мое основное занятие - быть не хуже, чем кажусь. Кто мне верит, того я не обманываю. Слушаю умника, что больше молчит. От суда добра не жду. Дерусь, когда необходимо. И не ем рыбы в пост.
      ЛИР
      Да кто же ты?!
      КЕНТ
      Добрый малый, сам себе король.
      ЛИР
      Немного же у тебя подданных. А чего ты хочешь?
      КЕНТ
      Служить бы рад.
      ЛИР
      Кому служить?
      КЕНТ
      Да вам же!
      ЛИР
      Разве ты меня знаешь, приятель?
      КЕНТ
      Никак нет, но в лице у вас есть что-то такое... Оно внушает.
      ЛИР
      Что внушает?
      КЕНТ
      Авторитет.
      ЛИР
      А что ты умеешь?
      КЕНТ
      Держать язык за зубами, скакать верхом и бежать бегом, пересказать немудреную сказку, хотя не без запинки, исполнить простое поручение. Что может человек, то и я сделаю. Только лучше.
      ЛИР
      Сколько тебе лет?
      КЕНТ
      Не так мало, чтобы влюбляться в женщину за красивые глазки, но не так много, чтобы вообще не влюбляться. Сорок восемь лет у меня за спиной.
      ЛИР
      Хорошо, побудь пока. Если после обеда не передумаю, то не расстанусь с тобой. Кстати, что они тянут с обедом? Где рыцарь? А где шут? Позвать моего шута!
      Второй рыцарь уходит.
      Входит ОСВАЛЬД.
      Эй, ты, любезный! Куда девалась моя дочь?
      ОСВАЛЬД
      Пардон... (Уходит)
      ЛИР
      Что он сказал? Ну-ка притащите этого идиота!
      Третий рыцарь уходит
      Что мой шут не идет? Их только за смертью посылать.
      Третий рыцарь возвращается
      Не понял! А где эта полукровка?
      РЫЦАРЬ
      Он говорит, что ваша дочь нездорова.
      ЛИР
      Да черт с ней! Почему этот холоп не вернулся, если я его зову?
      РЫЦАРЬ
      Он довольно грубо ответил, что ему недосуг.
      ЛИР
      Ах, недосуг!
      РЫЦАРЬ
      Простите, государь, но, по моему скромному разумению, вашему величеству не оказывают должного подобострастия, угодливости и раболепия - ни челядь, ни герцог, ни даже ваша дочь...
      ЛИР
      Вот как! Ты еще что-то разумеешь!
      РЫЦАРЬ
      Я дико извиняюсь, ваше величество, мне хотелось бы ошибаться, но я терпеть не могу, когда вас не почитают, как положено.
      ЛИР
      Да, твои слова подтверждают то, что я и сам иногда замечал. Небрежность какая-то... Но я приписывал это своей подозрительности - нельзя же всерьез допустить, что можно быть неучтивым со мной! Ладно, посмотрим, что будет дальше. Куда пропал мой шут? Второй день не показывается.
      РЫЦАРЬ
      Он совсем с тоски зачах, когда молодая госпожа уехала во Францию.
      ЛИР
      Хватит! Сам вижу. Передайте моей дочери, что я хочу ее видеть.
      Рыцарь уходит.
      И шута приведите.
      Другой рыцарь уходит.
      Входит ОСВАЛЬД
      А, это вы, сэр! Подойдите сюда, сэр. Кто я такой, сэр?
      ОСВАЛЬД
      Вы-то? Отец миледи.
      ЛИР
      "Отец миледи"! Скажи еще: "холоп милорда"! Ах ты пащенок! Ах ты щенок!
      ОСВАЛЬД
      Неправда ваша. Я ни то и ни другое. Пардон.
      ЛИР
      Ты смеешь мне в глаза смотреть, наглец!
      (Бьет его)
      ОСВАЛЬД
      Вы что, меня хотите отвалтузить?
      КЕНТ
      Нет, отфутболить, подлая ты тварь!
      (Пинком сбивает его с ног)
      ЛИР
      Благодарю. Считай, что ты на службе.
      Ты мне по нраву, добрый человек.
      КЕНТ
      Чего разлегся? Пошел вон! Ужо научишься у меня разбираться в людях! Катись отсюда! Или хочешь снова измерить пол по диагонали? Это я тебе живо устрою. Чего встал? Мозги свихнуло! Я вправлю. (Выталкивает Освальда)
      ЛИР
      Благодарю, ты больше, чем слуга. Вот тебе задаток. (Дает ему деньги)
      Входит ШУТ.
      ШУТ
      Позволь и мне его нанять. Вот тебе мой задаток (Протягивает ему дурацкий колпак)
      ЛИР
      А, пожаловал, милейший!
      ШУТ
      Бери же колпак!
      КЕНТ
      С какой стати?
      ШУТ
      А с такой, что ты принял сторону лишенца. Если не умеешь держать нос по ветру, живо простудишься. Так что лучше возьми колпак. Этот несчастный прогнал двух дочерей, а третью хотел проклясть, но благословил. Как же ты можешь состоять в его свите без такого головного убора! Эх, батенька , если бы у меня было два колпака и две дочери...
      ЛИР
      То что, дитя мое?
      ШУТ
      То, отдав дочерям по полкоролевства, я остался бы дважды околпаченным. Может, ты возьмешь мой колпак, а второй выпросишь у дочек?
      ЛИР
      Цыц, таранта ! Видишь арапник?
      ШУТ
      Правда, как сторожевой пес, которого гонят хлыстом в конуру, а сука-лесть греется у камина и смердит.
      ЛИР
      Это он меня уязвил!
      ШУТ
      Хочешь доброго совета, сударь?
      ЛИР
      Давай, милок.
      ШУТ
      Тогда слушай и делай выводы. (Поет)
      Не тщеславься барышом,
      И умерен будь во всем,
      И поболее учись,
      Только знаньем не кичись,
      Прогони без лишних слов
      Подлецов и дураков ,
      Не блуди и не блажи,
      Позабудь про кутежи,
      Меньше думай об игре,
      Да сиди в своей норе,
      И окажешься, дай срок,
      И богат, и одинок .
      КЕНТ
      Шут, это же песня ни о чем. Никчемная, короче говоря.
      ШУТ
      Такая же никчемная, как речь адвоката, не получившего гонорара. Как думаешь, батенька, можно из ничего получить нечто?
      ЛИР
      Нет, ничто - оно и есть ничто.
      ШУТ (Кенту)
      Эй, братец, растолкуй ему, что именно такой доход приносит ему королевство. Шуту он не поверит.
      ЛИР
      Дурак!
      ШУТ
      А знаешь разницу между шутом и настоящим дураком?
      ЛИР
      Нет, просвети меня, умник.
      ШУТ
      У шута есть колпак, дураку его не надо. (Поет)
      Кто разбазарил сам
      Державу по кускам,
      Тот приобщился к нам -
      Шутам и дуракам.
      Кто сделался шутом,
      Отмечен колпаком,
      А если ты дурак,
      Заметно все и так.
      ЛИР
      Это я, что ли, дурак?
      ШУТ
      Прочие титулы ты роздал, а этот - природный.
      КЕНТ
      А шут - и правда не полный дурак.
      ШУТ
      Так мне этого и не позволят! Имей я монополию на глупость, вельможи непременно захотели бы приобрести пай. О женщинах я и не говорю - так и норовят оказаться в глупом положении! Батенька, дай мне яйцо, в обмен на целых две короны.
      ЛИР
      Это как же?
      ШУТ
      Яйцо разрежу пополам, белок и желток выпью, а половинки отдам тебе - чем это не тиары? Ты сломал пополам одну целую корону, а я тебе дам целых две. Отказаться от золотой короны было глупее, чем перенести верблюда через грязь на собственном горбу. Видать, ничего у тебя не было в голове, если ты и на голове ничего не оставил. Можешь высечь того, кто назовет мои слова неумными. (Поет)
      Дурные времена!
      С ума сошла страна.
      Настал конец времен,
      Когда дурак умен .
      ЛИР
      Из тебя льются мелодии, как из органчика. С каких это пор?
      ШУТ
      С тех самых, когда ты поменялся местами с доченьками, вручил им розги, за еще сам начал заголяться. (Поет)
      Они ревут от счастья,
      А я с тоски зачах:
      Король мой в одночасье
      Остался в дураках.
      Батенька, найди мне гувернера: я хочу научиться врать.
      ЛИР
      Попробуй только! Вот за это я тебя точно выдеру.
      ШУТ
      Нет, твои дочери - твоя прямая противоположность. Они готовы убить меня за правду, ты хочешь выдрать за вранье, уже я молчу - так меня все равно бьют! Надоела мне эта шутовская должность. Хотя королевская хуже. Ты отсек от своего ума куски с обеих сторон и ничего не оставил посередине. Вон, кстати, идет - тот еще кусок!
      Входит ГОНЕРИЛЬЯ
      ЛИР
      А, доченька! Милая, ты чего так напыжилась? Дорогая, ты что-то часто начала выкобениваться. И двор у тебя - балахна балахной .
      ШУТ
      В твои лучшие времена тебя не волновало, пыжится она или нет. Да она и не посмела бы. А теперь ты - ничто. Я хотя бы шут, это уже что-то, а ты - нуль без палочки. (Гонерилье) Молчу, молчу. Вы же взглядом повелеваете мне придержать язык.
      (Лиру)
      Счастья было через край,
      А теперь поголодай
      Или, на худой конец, возьми вылущенный стручок.
      ГОНЕРИЛЬЯ
      И этот ваш разнузданный дурак,
      И ваше непотребное отребье
      Над всем глумятся, хают все кругом,
      Устраивают свалки и дебоши.
      Я думала, что, стоит намекнуть -
      И вы дадите укорот нахалам,
      Однако безучастье ваше, сэр,
      На грустное наводит размышленье,
      Что все они лишь угождают вам.
      Конечно, это многое меняет:
      Они теперь не просто наглецы,
      А преданные слуги. Что ж, прекрасно!
      За преданность мы им и воздадим
      Со всею строгостью и беспристрастьем.
      Я ваша дочь покорная, милорд:
      Вы сами соизволили избавить
      Себя от государственных забот,
      Их возложив на молодые плечи.
      Благоговейно повинуюсь вам!
      ШУТ
      А ты думал, батенька! То ли еще будет, ой-ой-ой! (Поет)
      Вскормил кукушонка дурак воробей,
      А тот укокошил папашу, злодей!
      Погасла свечка, мы во тьме кромешной.
      ЛИР
      Вы - наша дочь покорная?!!
      ГОНЕРИЛЬЯ
      Милорд!
      Как самому еще вам не противно
      Юродствовать? Вы все-таки старик.
      Зачем терять достоинство? Когда-то
      Вы, извините, были поумней.
      ШУТ
      Вот умора! Яйца курицу учат! Мне это нравится!
      ЛИР
      Нет, это не смешно! Кто мне ответит:
      Здесь, перед вами, Лир или не Лир?
      У Лира взгляд иной, иная поступь,
      И голос у него другой, и ум.
      Я в летаргию впал? Да нет, как будто...
      Кто перед вами - объясните мне!
      ШУТ
      Тень короля Лира.
      ЛИР
      Я хочу знать! По некоторым внешним признакам королевского достоинства, по лжесвидетельству памяти и рассудка, я ошибочно предполагал, что у меня есть дочери.
      ШУТ
      Которые папеньку хотят сделать паинькой.
      ЛИР
      Кто вы, сударыня? Как вас зовут?
      ГОНЕРИЛЬЯ
      Не надоело вам еще кривляться?
      Я очень вам советую собрать
      Остатки прежнего благоразумья
      И выслушать внимательно меня.
      Вы держите сто рыцарей и сквайров,
      Сто дебоширов и сорвиголов.
      Они какие-то эпикурейцы!
      Наш мирный замок превращен в бедлам,
      Веселый дом, трактир одновременно.
      Бесчинства эти должно прекратить
      Немедленно. Вы спрашивали, кто я?
      Я та, что власть имеет приказать,
      Но с просьбой обращается покамест:
      Коль вы еще не потеряли стыд,
      Ватагу эту разгоните сами.
      А мы людей для свиты подберем -
      Получше, но, конечно, и поменьше.
      Они приличья смогут соблюсти.
      Что нужно старцу? Только уваженье.
      ЛИР
      Ах, уваженье! Демоны и тьма!
      Коней! И прочь из этого вертепа!
      О выродок! Тебя я не стесню:
      Есть у меня, по счастью, дочь другая.
      Не на тебе сошелся клином свет.
      ГОНЕРИЛЬЯ
      Бандиты ваши распускают руки
      И помыкают старшими.
      Входит герцог ОЛБЭНСКИЙ
      ЛИР
      Увы!
      Теперь уж поздно каяться. - А, сударь!
      Явились! Вы одна с ней сатана?
      Седлайте лошадей! Неблагодарность -
      Ты демон с сердцем мраморным! Когда
      Вселяешься ты в детище людское,
      Ты гаже гада океанских бездн!
      ОЛБЭНИ
      Сэр, успокойтесь!
      ЛИР (Гонерилье)
      Лжешь, проклятый коршун!
      Моя дружина - избраннейший люд.
      Им всем до мелочей известна служба,
      Они лежат во прахе предо мной.
      Зачем я извратил, преувеличив,
      Корделии столь малую вину!
      Во мне как будто некою махиной
      Все чувства оказались смещены.
      Как мог я изменить своей природе?
      Как мог, из сердца выдавив любовь,
      Его заполнить желчью ядовитой?
      (Бьет себя по голове)
      О Лир! О Лир! О Лир! Ломись в ту дверь,
      Через которую ушел рассудок
      И подлое безумие вошло!
      За мной, народ мой!
      ОЛБЭНИ
      Государь, скажите,
      В чем дело? Почему я сатана?
      Я ничего не понимаю.
      ЛИР
      Верю.
      Природа, о богиня! Если ты
      Слепила эту тварь для чадородья,
      Решение свое возьми назад.
      Пусть это чрево никогда не сможет
      Детей производить, и пусть она
      Ввек не познает чести материнства.
      А если суждено ей понести,
      То не дитя, а мерзкое исчадье,
      Которое измучает ее
      И сделает до времени старухой,
      Разрушит ей морщинами лицо
      И пропитает кожу щек слезами,
      На все ее заботы и труды
      Насмешкой и презрением ответит,
      Ее любовь преобратит в позор.
      И пусть она изведает, насколько
      Больней, чем быть ужаленным змеей,
      Иметь неблагодарное отродье!
      Прочь! Прочь!
      (Уходит.)
      ОЛБЭНИ
      Чем прогневили мы богов?
      Кто объяснит, на что он так озлился?
      ГОНЕРИЛЬЯ
      А вам-то что до старческих причуд?
      Впадает в слабоумье, исполняя
      Закон природы.
      Возвращается ЛИР.
      ЛИР
      Не могу постичь:
      И полумесяца не пролетело,
      И вот уж половины свиты нет!
      ОЛБЭНИ
      В чем дело, государь?
      ЛИР
      Сейчас отвечу.
      (Гонерилье)
      О жизнь и смерть! Меня сжигает стыд,
      Что мужество мое так пошатнулось
      И что я лью поток горячих слез,
      Хоть ты не стоишь ни единой капли.
      Пусть молнии тебя испепелят,
      Поглотят испарения гнилые
      И пусть тебя проклятье изъязвит!
      Вы, стариковские глаза, не смейте
      Рыдать, безумные! Иначе я
      Вас вырву из орбит и прочь отброшу -
      Питать водою грязь! Но ничего!
      Дочь у меня последняя осталась,
      Сама любовь и кротость - уж она
      Тебе когтями раздерет всю морду,
      Волчица, лишь узнает о твоем
      Позорном поведенье. Очень скоро
      Я покажу ту власть, которой ты
      Меня в своих фантазиях лишила!
      Клянусь!
      ЛИР, КЕНТ и свита уходят
      ГОНЕРИЛЬЯ
      Ну, как, милорд?
      ОЛБЭНИ
      Я вас люблю,
      Однако быть нельзя несправедливым...
      ГОНЕРИЛЬЯ
      Вот и прекрасно. - Освальд! (Шуту) - Ты, дурак,
      Марш за твоим хозяином безмозглым!
      ШУТ
      Батенька Лир, а, батенька Лир! Погоди! Как же ты без шута?
      (Поет)
      С пойманной лисицей
      Нечего возиться,
      Так ее растак!
      И на дочь-мерзавку
      Ты накинь удавку -
      Вот хоть мой колпак .
      (Уходит.)
      ГОНЕРИЛЬЯ
      Сто рыцарей - хорошенькое дело!
      Сто лютых псов, готовых поддержать
      Любую прихоть старого маньяка.
      Любое сновидение, каприз,
      Любое колебанье настроенья,
      Неудовольствие, любой пустяк -
      И он на нас натравит эту свору!
      Нельзя же на вулкане вечно жить!
      Эй, Освальд! Я кому сказала! Освальд!
      ОЛБЭНИ
      Любовь моя, не мог бы я сказать,
      Что вы в тревоге не без оснований...
      ГОНЕРИЛЬЯ
      Чтоб оснований не было потом,
      Сейчас мудрее переволноваться.
      Но слишком мне известен нрав отца,
      Чтобы тревогу я сочла чрезмерной.
      Должна отправить я письмо сестре.
      Посмотрим же, каким гостеприимством
      Она почтит его и эту шваль .
      Входит ОСВАЛЬД
      Письмо готово?
      ОСВАЛЬД
      Да, миледи.
      ГОНЕРИЛЬЯ
      Срочно
      Бери людей - и в путь. Отдашь письмо
      И на словах добавишь про угрозу
      Для всех - и мрачных красок не жалей.
      Исполнишь - и назад без промедленья.
      ОСВАЛЬД уходит
      Теперь о вас, любезный мой супруг -
      Пожалуй, даже чересчур любезный.
      Позвольте очень вежливо сказать,
      Что эта млечная интеллигентность ,
      Возможно, украшает, но не вас.
      Для государства лучше дальновидность.
      ОЛБЭНИ
      Но я боюсь, что вам, смотрящей в даль,
      Для лучшего - хорошего не жаль.
      ГОНЕРИЛЬЯ
      Поэт, однако!
      ОЛБЭНИ
      Поживем - увидим.
      Уходят.
      
      СЦЕНА ПЯТАЯ.
      Двор перед замком ГЕРЦОГА ОЛБЭНСКОГО.
      Входят ЛИР, КЕНТ и ШУТ.
      ЛИР
      С этим письмом скачите к Глостеру, чтобы успеть до нашего приезда. Моей дочери сами ни о чем не рассказывайте, только отвечайте на ее вопросы. Пусть ваше усердие проявится в быстроте.
      КЕНТ
      Глаз не сомкну, пока не отдам письма. (Уходит)
      ШУТ
      Если бы у человека мозги были в пятках, мог бы он намозолить себе ум?
      ЛИР
      Не исключено.
      ШУТ
      Вот и радуйся, что твой ум незачем обувать.
      ЛИР смеется
      Вот увидишь: вторая дочь примет тебя со всей нежностью, на которую способна, как твое достойное дитя. Две сестры - два яблока от яблони: одно дикое, другое окультуренное. Что думаю, то и говорю.
      ЛИР
      И что же ты думаешь?
      ШУТ
      А то, что оскомина будет одинаковая. Знаешь, почему нос у человека последи лица?
      ЛИР
      И почему же?
      ШУТ
      Потому что рядом два глаза. Если они чего не доглядят, нос учует - и наоборот.
      ЛИР
      Неужели я так ошибался в ней?
      ШУТ
      А знаешь, из чего устрица делает панцирь?
      ЛИР
      Нет.
      ШУТ
      Представь себе, я тоже. Зато я знаю, зачем улитке домик.
      ЛИР
      Зачем же?
      ШУТ
      Чтоб было куда прятать рожки, а не отдать его дочке. Чтоб не остаться без убежища на старости лет.
      ЛИР
      Я изменю свою природу. Я был слишком нежным отцом. Лошади готовы?
      ШУТ
      Твои ослы отправились за ними. Вот интересно, почему в Плеядах семь звезд?
      ЛИР
      Потому что в восьмой нет необходимости?
      ШУТ
      Растешь, батенька. Ответ, уже достойный шута.
      ЛИР
      Силой все вернуть! Неблагодарное чудовище!
      ШУТ
      Если бы ты был шут, вроде меня, следовало бы тебя высечь: зачем ты состарился раньше времени?
      ЛИР
      Это как же?
      ШУТ
      Надо было обзавестись мудростью, а уж потом стариться.
      ЛИР
      Пошлите силу, всеблагие боги!
      Не дайте, боги, мне сойти с ума!
      Входит рыцарь.
      Готовы лошади?
      РЫЦАРЬ
      Готовы, государь.
      ЛИР
      Идем, сынок.
      ШУТ
      Шута девица злобно осмеяла,
      Но посмеется над девицей шут,
      И, видно, не покажется ей мало,
      Когда ему кой-что не подстригут .
      Уходит.
      
      АКТ ВТОРОЙ
      СЦЕНА ПЕРВАЯ
      Двор в замке ГЛОСТЕРА
      Входят с разных сторон ЭДМУНД и КУРАН
      ЭДМУНД
      Здравствуй, Куран.
      КУРАН
      Здравствуйте, сэр. Я только что от вашего отца. Доложил ему, что герцог Корнуэльский и герцогиня Регана пожалуют к нему сегодня вечером.
      ЭДМУНД
      С какой целью?
      КУРАН
      Не могу знать. Вы слышали последние новости? Правда, об этом говорят только шепотом, извините за выражение, не из уст в уста, а целуя друг друга в ухо.
      ЭДМУНД
      Нет, меня не целовали. И что же при этом передают?
      КУРАН
      Что будет война между герцогами Корнуэльским и Альбанским. Неужели не слыхали?
      ЭДМУНД
      Даже краем уха.
      КУРАН
      Скоро услышите. Всего доброго. (Уходит)
      ЭДМУНД
      К нам едет герцог? Хорошо. Отлично!
      Визит его ввивается в мой план.
      Отец велел мне выследить Эдгара
      И взять его под стражу. Миг настал.
      Сейчас решится все. Скорей, за дело!
      Удача, помоги мне! Эй, Эдгар!
      Два слова, брат! Немедленно спускайтесь!
      Входит ЭДГАР
      Вас выследили, донесли отцу.
      Бегите, скройтесь в темноте! Скорее!
      Вы не ругали Корнуола? А то
      Он скоро будет здесь, с Реганой вместе -
      Вот черти носят в неурочный час!
      О ссоре герцогов вы говорили?
      Припомните!
      ЭДГАР
      Ни слова. Никогда.
      ЭДМУНД
      Отец идет. Простите, мне придется
      Для вида вынуть меч, как будто мы
      Сражаемся! - Огня! - Все, брат, бегите,
      Пока он не приблизился! - Огня!
      Прощайте же!
      ЭДГАР скрывается
      Огня! Огня! Осталось
      Чуть руку оцарапать, чтоб отец
      Поверил, что сражались мы не в шутку.
      (Ранит себя в руку)
      Хоть ради шутки может человек
      Себя еще и хуже изувечить,
      А уж по пьянке! - Помогите мне!
      Входят ГЛОСТЕР и слуги с факелами
      ГЛОСТЕР
      Где он?
      ЭДМУНД
      Сейчас с мечом стоял во мраке
      И черными заклятьями луну
      Он призывал на помощь в темном деле.
      ГЛОСТЕР
      Где он?
      ЭДМУНД
      Я весь в крови.
      ГЛОСТЕР
      Где негодяй?
      ЭДМУНД
      Туда он побежал, когда...
      ГЛОСТЕР (слугам)
      Что стали?
      За ним! В погоню!
      Слуги уходят.
      Ну, и что - "когда"?
      ЭДМУНД
      Когда он понял, что к его злодейству
      Я не пристану. Я ему сказал:
      "Стыдитесь, брат мой! Промыслом всевышним
      Нам заповедано любить отцов,
      И молниями всеблагие боги
      Сражают непочтительных детей!".
      Богобоязненность моя лишь только
      Взбесила святотатца: на меня
      Он бросился, как будто одержимый,
      И ранил в руку. Но, неколебим,
      Я стал за жизнь и честь отца сражаться.
      Тогда безумец в ужасе бежал.
      ГЛОСТЕР
      От нас не убежит. А как поймают -
      Недолго проживет. Сегодня в ночь
      Нас посетит наш суверен почтенный
      И мы назначим именем его
      Награду за поимку лиходея
      И казнь за укрывательство.
      ЭДМУНД
      Еще
      Коснусь одной я щекотливой темы.
      Грозился я его разоблачить,
      А он сказал с презреньем: "Ты, ублюдок
      Бесправный, ты осмелишься со мной
      Тягаться? И одним лишь честным словом
      Доверия ты хочешь заслужить?
      Пусть даже ты мое письмо предъявишь,
      А я его подлогом объявлю.
      Ведь очевидно даже идиоту,
      Что выгода от гибели моей
      Тебя пришпоривает в этом деле".
      ГЛОСТЕР
      Нет, я такого породить не мог!
      Ведь это же законченный мерзавец!
      Он почерк свой посмеет отрицать!
      Трубы за сценой
      Трубят. Приехал герцог. В чем же дело?
      Он мне позволит гавани закрыть,
      И вору будет некуда деваться!
      Мы всюду разошлем его портрет.
      Тебя, мой настоящий сын, отныне
      Единственно законным признаю,
      И ты получишь все мое именье.
      Входят КОРНУОЛ, РЕГАНА и свита.
      КОРНУОЛ
      Приветствую вас, благородный друг.
      Как прибыли - узнали эту новость.
      Да, кто бы мог подумать!
      РЕГАНА
      Как вы, сэр?
      Я думаю, казнить за это мало!
      ГЛОСТЕР
      Разбито сердце старое!
      РЕГАНА
      Эдгар!
      Он, крестник короля, - отцеубийца!
      ГЛОСТЕР
      О да, позором он меня сразил!
      РЕГАНА
      Он не общался ли с безбожной чернью,
      Что окружает моего отца?
      ГЛОСТЕР
      Не знаю, леди. О, какое горе!
      ЭДМУНД
      Да, госпожа, он с ними был в связи.
      РЕГАНА
      Все ясно! И они его растлили!
      Чтоб с ним потом наследство пропивать.
      Сестра мне описала их бесчинства.
      Когда они приедут на постой,
      Нас дома не окажется.
      КОРНУОЛ
      Обоих.
      (Эдмунду)
      Вы показали своему отцу,
      Кто настоящий сын его.
      ЭДМУНД
      А как же!
      ГЛОСТЕР
      Злоумышленье он раскрыл и сам
      Был ранен.
      КОРНУОЛ
      Вы погоню снарядили?
      ГЛОСТЕР
      Да, сэр.
      КОРНУОЛ
      Поймаем - устраним беду.
      Потом его казните, как угодно,
      Мы вам поможем в этом. Вы, Эдмунд,
      Явили и почтительность, и смелость,
      А нам таких людей недостает,
      И мы вас более других приблизим.
      Отныне вы на службе.
      ЭДМУНД
      Эту честь
      Я оправдаю, государь.
      ГЛОСТЕР
      Спасибо
      За сына, ваша светлость.
      КОРНУОЛ
      Мы еще
      Не объяснили цели посещенья.
      РЕГАНА
      К тому же на ночь глядя. Для него
      Есть важные причины, мудрый Глостер.
      Нам ваш совет сейчас необходим.
      Мы получили письма о размолвке
      Отца с сестрой. Мы разберем их спор
      С участьем опытного человека.
      Ответа ожидают два гонца -
      Они сюда приехали. Мы просим:
      На время успокойте вашу скорбь
      И помогите нам принять решенье.
      ГЛОСТЕР
      К услугам вашим, леди.
      Уходят.
      Фанфары.
      
      СЦЕНА ВТОРАЯ.
      Перед замком ГЛОСТЕРА.
      Входят с разных сторон КЕНТ и ОСВАЛЬД.
      ОСВАЛЬД
      Доброе утро, приятель. Ты местный?
      КЕНТ
      Да.
      ОСВАЛЬД
      Куда коней поставить?
      КЕНТ
      В грязь.
      ОСВАЛЬД
      Нет, правда, скажи, приятель.
      КЕНТ
      Я тебе не приятель.
      ОСВАЛЬД
      Тогда и я тебе - неприятель.
      КЕНТ
      Попался бы ты мне в Липсберрийском загоне, узнал бы, что я делаю с неприятелем!
      ОСВАЛЬД
      Да кто ты такой? Я тебя знать не знаю.
      КЕНТ
      Зато я тебя знаю как облупленного. Сам тебя и лупил.
      ОСВАЛЬД
      И кто же я, по-твоему?
      КЕНТ
      Сразу не скажешь. Во-первых, шелковый чулок в наземе. Во-вторых, назем в шелковом чулке. В-третьих, паскудник. В-четвертых, лоскутник. В-пятых, лизоблюд. В-шестых, блудолиз. И далее по списку: хам и подхалим, стукач и трус, мошенник, крохобор. Лезешь в сутенеры, а сам - вульгарный проститут и сукин сын. И попробуй отказаться хотя бы от одного слога из этих названий - я тебя зарою!
      ОСВАЛЬД
      Монстр! Что ты пристал к совершенно незнакомому человеку?
      КЕНТ
      Ах ты медный лоб, мырлым-мурло! Это со мной ты совершенно незнаком? Да не прошло двух дней, как твое седалище было представлено моим сапогам в присутствии короля! (Обнажает меч) Защищайся, прохвост! Луна еще не зашла, я из тебя сделаю бифштекс под луной. Становись, папильотка!
      ОСВАЛЬД
      Очень нужно! Пошел вон!
      КЕНТ
      Вытаскивай оружие, пакостник! Привозишь пасквили на короля, принимаешь сторону этой куклы, по имени леди Спесь, против ее отца. Берись за меч, каналья, а то я сделаю из тебя окрошку! Защищайся, штафирка!
      ОСВАЛЬД
      Караул! Меня хотят замордовать!
      КЕНТ
      Очень хотят! (Бьет его) Отвечай, хлыщ!
      ОСВАЛЬД
      Убивают!
      Входят ЭДМУНД с обнаженным мечом, ГЛОСТЕР, КОРНУОЛ, РЕГАНА, слуги
      ЭДМУНД
      В чем дело? Прекратите драку! (Растаскивает их)
      КЕНТ
      Добро пожаловать, молодой хозяин! Присоединяйтесь! Я и вас охотно разделаю.
      ГЛОСТЕР
      Оружье? Схватка? Что все это значит?
      КОРНУОЛ
      Под страхом смерти свалку прекратить!
      Кто вы такие? Что здесь происходит?
      РЕГАНА
      Посланцы от сестры и короля.
      КОРНУОЛ
      Почему вы схватились?
      ОСВАЛЬД
      Извините, не могу отдышаться.
      КЕНТ
      Еще бы - с непривычки! Душа в пятки ушла и не вернулась. Бездушная тварь. Не человек, а третьесортная мануфактура. Пальцем деланный!
      КОРНУОЛ
      Если "мануфактура" - значит, деланный с приложением рук.
      КЕНТ
      Ну, рукоприкладство в течение часа-двух пошло бы ему на пользу. Хотя даже приложение палки не сделало бы его человеком.
      КОРНУОЛ
      Все-таки объясните, что произошло.
      ОСВАЛЬД
      Сэр, этот, извиняюсь за выражение, хулиган , которого я пощадил только из сострадания к его дряхлости...
      КЕНТ
      Дряхлости! Ах ты фетюк! Милорд, позвольте, я этого крупитчатого недоноска сотру в порошок, разведу и выкрашу стены нужника! Трясогузка!
      КОРНУОЛ
      А ну молчать, взбесившийся вы скот!
      Не понимаете, кто перед вами?
      КЕНТ
      На память я не жалуюсь, милорд.
      Но правый гнев оправдывает...
      КОРНУОЛ
      Правый?!!
      Тогда не объяснишь ли, в чем ты прав?
      КЕНТ
      В том, что оружье выдали холопу,
      Однако позабыли выдать честь.
      Улыбчивые подлецы, как этот,
      Напоминают крыс: они грызут
      Себе подобных. Эти прохиндеи
      Готовы угождать любым страстям
      Своих господ: в огонь вливают масло,
      А холод себялюбья студят льдом.
      Что "да", что "нет" - для этих всё едино.
      Пред господами ползают, как псы.
      Срази тебя холера, эпилептик!
      Чего гогочешь? Я тебе не шут.
      Ну, гусь! Когда б попался мне в Сареме,
      То полетел бы с гоготом в Камлот.
      КОРНУОЛ
      Старик, совсем ты разума лишился!
      ГЛОСТЕР
      Причину вашей драки объясни.
      КЕНТ
      Мне этот скот противен абсолютно,
      Мы полностью несовместимы с ним.
      КОРНУОЛ
      Какой он скот? И по чему ты судишь?
      ГЛОСТЕР
      По внешним проявлениям.
      КОРНУОЛ
      Ах так!
      А наша внешность тоже не по нраву?
      КЕНТ
      За откровенность извините, сэр:
      Видал я раньше лица благородней,
      Чем те, что созерцаю я теперь.
      КОРНУОЛ
      Все ясно с ним. Однажды похвалили
      Его за откровенность - он и стал
      Всех оскорблять по поводу любому,
      Уже с расчетом, корча простеца.
      Сойдет его нахальство - он в фаворе,
      Сорвется наглость - тоже не беда:
      Он жертва и борец за справедливость.
      Мне хорошо известен этот сорт
      Как будто откровенных фарисеев.
      Один такой даст фору двадцати
      Угодливым по должности лакеям.
      КЕНТ
      О лучезарный герцог, что затмил
      Великолепием сиянье Феба...
      КОРНУОЛ
      Не понял!
      КЕНТ
      Говорите об угодливости, а я вам не угождаю, потому что вам не угодишь. Сначала вам не нравилась моя откровенность. Я сменил стиль на метафорический - опять не то. В общем, скажу, как умею. Может, какой-то фарисей и обманул вас когда-то лживой прямотой, но это был не я. Так что не обольщайтесь: насчет лиц я говорил искренне.
      КОРНУОЛ
      За что он зол на вас?
      ОСВАЛЬД
      Да ни за что!
      Король, его хозяин, в помраченье
      (Что с ним бывает) на меня напал.
      Желая выслужится, этот варвар
      Подкрался с тылу, повалил меня
      И долго надо мной еще ругался
      Ужасными словами. Он потом
      Свое деяние почел за подвиг.
      А уж в каком восторге был король!
      И вот мужлан, почтя себя Гераклом,
      Стал подвиги такие умножать,
      И на меня набросился он снова.
      КЕНТ
      А кем себя считает этот трус?
      В шуты к себе он записал Аякса.
      КОРНУОЛ
      Подать колодки! Вздорный вы старик!
      Мы вас научим...
      КЕНТ
      Поздно мне учиться.
      Да и колодки эти ни к чему:
      Я состою у короля на службе.
      В колодки заковав его посла,
      Вы оскорбили б короля тем самым.
      КОРНУОЛ
      Колодки! До обеда пусть сидит.
      РЕГАНА
      До вечера! До нового рассвета!
      КЕНТ
      Да будь я псом из своры короля,
      Вы права не имели б на жестокость.
      РЕГАНА
      К собаке - да, а к наглецу - вполне.
      КОРНУОЛ
      Красноречивейшее подтвержденье
      Письма сестры! - Колодки!
      Вносят колодки.
      ГЛОСТЕР
      Господа!
      Не трогайте посла, я умоляю.
      Вина его, бесспорно, тяжела.
      Но добрый наш король и повелитель,
      Великий Лир его накажет сам.
      В колодки забивают лишь отребье:
      Бродяг, воришек, самый подлый сброд.
      В лице посланника вы оскорбите
      Его величество: ведь короля
      Вы уравняете с последним нищим.
      КОРНУОЛ
      За это сам отвечу.
      РЕГАНА
      А сестра
      Вы полагаете, не оскорбится,
      Что нападают на ее послов
      При исполненье долга? - Приступайте!
      Заколотите ноги посильней!
      Кента забивают в колодки
      Теперь пойдем.
      Все, кроме ГЛОСТЕРА и КЕНТА, уходят
      ГЛОСТЕР
      Мне жаль тебя, приятель,
      Но так желает герцог, а ему,
      Известно всем, нельзя противоречить.
      Я все же за тебя похлопочу.
      КЕНТ
      Не надо, сэр. Я отдохну хотя бы.
      Как повернет фортуна колесо?
      И что случится с добрым человеком
      В колодках? Вам желаю добрых дней.
      ГЛОСТЕР
      Напрасно так в себе уверен герцог.
      Я опасаюсь: быть большой беде.
      (Уходит.)
      КЕНТ
      Да, мой король, ты скоро убедишься,
      Что из огня да в полымя попал,
      Как выражаются простолюдины.
      К земному шару ближе подойди,
      Фонарь небесный - и при нежном свете
      Я перечту Корделии письмо.
      Каким-то чудом стало ей известно,
      Где я скрываюсь, хочет мне помочь.
      Что ж, видимо, чудесные явленья
      Бывают лишь в несчастиях больших.
      Всё, больше не могу. Смежайтесь, веки,
      Чтобы не видеть этой срамоты.
      Пошли, судьба, прекрасных сновидений.
      Засыпает.
      
      СЦЕНА ТРЕТЬЯ.
      Пустынное место.
      Входит ЭДГАР.
      ЭДГАР
      Я вне закона. К счастью, здесь, в дупле,
      Я переждал погоню. Что же дальше?
      К спасению отрезаны пути.
      Закрыты порты и повсюду стража.
      Мне здесь придется как-то выживать.
      Я уподоблюсь тем презренным тварям,
      Что оскотинились от нищеты:
      В грязи измажусь, волосы всклокочу,
      Дерюгою едва прикрою срам
      И так пойду навстречу всем стихиям,
      Как Терлигуд иль Том. Ведь вся страна
      Бедламу уподобилась. Повсюду
      Шатаются безумные, вопя
      И ужасая тех, кто не свихнулся
      Пока еще - убогих пастухов
      И земледельцев. Голые юроды
      Свою уж нечувствительную плоть
      Терзают терниями и гвоздями
      И жутью этой у крестьян еду
      Выклянчивают или вымогают.
      Да, не завидная судьба, но все ж
      Я добровольно стану бедным Томом.
      Ведь Том - хоть что-то, а Эдгар - ничто.
      Уходит.
      
      СЦЕНА ЧЕТВЕРТАЯ.
      Перед замком ГЛОСТЕРА.
      КЕНТ в колодках
      Входят ЛИР, ШУТ и придворный.
      ЛИР
      Уехали, а моего гонца
      Не отослали. Это очень странно.
      ПРИДВОРНЫЙ
      Насколько слышал я, еще вчера
      Они не помышляли об отъезде.
      КЕНТ
      Будь здрав, мой благородный господин.
      ЛИР
      Ты это сам придумал скуки ради?
      КЕНТ
      Нет, государь.
      ШУТ
      Ха-ха! Полюбуйтесь! Жесткие же на нем подвязки! Лошадей привязывают за голову, собак и медведей - за шею, обезьян - поперек туловища, а людей - за ноги. Слишком брыкливым надевают деревянные гетры.
      ЛИР
      Кто так забылся, что посмел с гонцом
      Такое сделать?
      КЕНТ
      Кто? Да ваши дети:
      Сынок и доченька.
      ЛИР
      Не может быть!
      КЕНТ
      Быть - может!
      ЛИР
      Нет, сказал я!
      КЕНТ
      Да, сказал я!
      ЛИР
      Они бы не решились!
      КЕНТ
      Вот как раз
      Они-то и решились!
      ЛИР
      Нет - Юпитер
      Свидетелем!
      КЕНТ
      Юноною клянусь,
      Что да!
      ЛИР
      И все-таки невероятно.
      Как можно было в мыслях допустить,
      Не то что совершить такую низость?
      Кощунство - хуже смерти! Отвечай,
      Какое совершил ты злодеянье
      И обесчестил этим короля?
      КЕНТ
      Приехав в Корнуол, я на коленях,
      Как подобает, передал письмо.
      Но тут вбежал гонец от Гонерильи,
      В поту, в пыли. Меня он оттолкнул.
      Они его письмо прочли немедля
      И даже не взглянули на мое,
      Собрали дворню и сюда помчались.
      Ко мне с полупрезреньем обратясь,
      Они велели следовать за ними
      И ждать ответа. Здесь же я опять
      Наткнулся на того хлыща, который
      Дорогу мне перебежал. Его,
      Наверное, вы помните: тот самый,
      Что вам у Гонерильи говорил
      Бесстыжие слова. Я разъярился
      И вызвал наглеца на честный бой,
      Он всех перебудил трусливым криком,
      И ваши дети, видимо, со сна,
      Меня велели наказать позором.
      ШУТ
      Дикие гуси улетают - значит, зима затянулась.
      (Поет)
      Когда родитель - богатей,
      Он для детей - в окошке свет.
      А если мыши он бедней -
      Его для них как будто нет.
      Ему фортуна - ведьма злая -
      Не отворяет двери рая.
      Ничего, дочки тебе преподнесут столько сюрпризов - не сочтешь за год.
      ЛИР
      Я захлебнусь от этого припадка
      Hysterica passio! Тише, боль!
      Уйди из сердца в темноту утробы!
      Где дочь моя, ты говоришь?
      КЕНТ
      Да здесь,
      У Глостера.
      ЛИР
      За мною не ходите.
      Здесь будьте.
      (Уходит.)
      ПРИДВОРНЫЙ
      Это вся твоя вина?
      КЕНТ
      Так точно, вся. А что людей так мало?
      ШУТ
      Вот за этот дурацкий вопрос тебя следовало бы забить в колодки.
      КЕНТ
      Это почему же?
      ШУТ
      А потому, что у муравья и то больше ума. Он тебе сказал бы, что зимой поздно суетиться. Зрячий разглядит, что ему надо. А нет - так есть нос. Когда что начинает разлагаться, носа не обманешь. Когда большое колесо несется с горы, не цепляйся за него, береги шею, но хватайся, когда оно катится вверх. Если услышишь от мудреца что-то поумнее, возьми его совет, а мой отдай корыстолюбцам: он им как раз подойдет.
      
      (Поет)
      Кто в службе видит лишь расчет
      И трудностей боится,
      На тех средь бед и непогод
      Тебе не положиться.
      Все умники сбегут гурьбой,
      Коль дело будет плохо.
      Шуты останутся с тобой,
      Ведь шут с тобой - не черт с тобой,
      Не плут и не пройдоха.
      КЕНТ
      Ты где этого набрался, дурак?
      ШУТ
      Сам дурак. А набрался, не в колодках сидя.
      Плут может быть глупейшим из людей,
      Зато природный шут - не прохиндей.
      Входят ЛИР и ГЛОСТЕР.
      ЛИР
      Не в состоянье говорить со мною?
      Ночь ехали? Устали и больны?
      Какая чушь! Увертки! Детский лепет!
      Да нет же, это наглый вызов! Мне
      Так отвечать нельзя!
      ГЛОСТЕР
      Мой повелитель!
      Ведь герцог Корнуол вспыльчив и упрям.
      Вы знаете, как он ужасен в гневе.
      ЛИР
      Проклятье! Он ужасен! Смерть! Чума!
      Ты понимаешь, Глостер, я желаю
      С ним и его женою говорить.
      ГЛОСТЕР
      Я так и доложил!
      ЛИР
      Нет, ты не понял.
      Желаю!
      ГЛОСТЕР
      Это ясно мне как раз.
      ЛИР
      Король желает, чтоб явился герцог.
      Отец желает, чтоб примчалась дочь
      С одним стремленьем - угодить получше
      Любимому родителю. Вот так
      Ты должен был сказать им, если сами
      Не понимают. Жизнь и кровь моя!
      А герцогу ужасному ответишь,
      Что так я ужасну... Нет, не сейчас.
      Быть может, он и правда занедужил
      С опасным осложненьем для мозгов!
      Ведь ум мутится при болезнях плоти,
      И в нас вселяется какой-то бес.
      И это он пренебрегает долгом,
      Священным для любого, кто здоров.
      Я буду снисходительным к больному
      И вспышки гнева кротко подавлю.
      (Взглянув на Кента)
      О дьявольщина! Он еще в колодках!
      Мерзавцы! Лицемеры! Эй, слуга!
      Входит слуга.
      Немедля герцога и герцогиню
      Желаю видеть! Объяснений жду.
      Иначе я велю тамбурмажору
      В их спальне барабанить, чтобы им
      От ужаса и вправду стало худо!
      ГЛОСТЕР
      А я вам всем желаю лишь добра!
      (Уходит.)
      ЛИР
      Сердечный спазм опять! Смирись! Улягся!
      ШУТ
      Вот так же одна кухарка, запекая угрей живыми в тесто, кричала: "А ну лежать смирно!" и лупила их скалкой по головам. А ее брат так любил свою кобылу, что кормил ее сеном с маслом.
      Входят КОРНУОЛ, РЕГАНА, ГЛОСТЕР и слуги.
      ЛИР
      А, дети! Здравия желаю вам!
      КОРНУОЛ
      И вам того же.
      Кента освобождают.
      РЕГАНА
      Рада вас увидеть.
      ЛИР
      Я думаю! А разве может быть
      Иначе? Я бы плюнул на могилу
      Прелюбодейки - матери твоей,
      Когда бы ты была чуть-чуть не рада!
      (Кенту)
      А, вы свободны? Ладно. Мы потом
      Вернемся к этой теме. О Регана!
      Твоя сестра - стервятница. Она,
      Бесстыжая, разодрала мне сердце.
      (Указывает на грудь)
      Ее проклятый клюв меня терзал
      С такой жесткостью! Нет слов, Регана!
      РЕГАНА
      Слов и не надо. Лучше избежать,
      Речей несправедливых.
      ЛИР
      Что такое?
      РЕГАНА
      Сэр, я не допускаю, что сестра
      Могла хоть в чем-то отступить от долга.
      А если замечание она
      Кому-то сделала из вашей свиты,
      Я думаю, здесь преступленья нет -
      Лишь здравомыслие, на пользу вам же.
      ЛИР
      Будь проклята она!
      РЕГАНА
      Сэр, вы старик.
      Природа в вас, достигнув совершенства,
      Пошла на убыль. Вам необходим
      За вас ответственный руководитель,
      Которому гораздо лучше вас
      Известны ваши истинные нужды.
      Поэтому, я вас прошу, к сестре
      Вернитесь и признайте, что не правы.
      ЛИР
      Признать? Просить прощения? Вот так?
      (Становится на колени)
      "О дочь! Я стар и никому не нужен.
      Я это на коленях признаю.
      Дай мне одежду, кров и пропитанье"
      РЕГАНА
      Ах, сэр, оставьте это шутовство!
      Пожалуйста, вернитесь к Гонерилье.
      ЛИР
      (Поднимается)
      Регана, нет! Как можно! Ведь она
      Урезала мне штат наполовину.
      Глядела с ненавистью на меня,
      Язвила ироничными речами.
      Пускай же небеса ей отомстят!
      Срази ее потомство малярия!
      КОРНУОЛ
      Как можно, государь! Как можно! Фи!
      ЛИР
      Вы, молнии, как пламенные розги,
      Ей выстегните злобные глаза!
      Болота пусть от солнечного жара
      Вскипят, и ядовитые пары
      Все прелести ее обезобразят!
      Гордыни поубавится у ней.
      РЕГАНА
      О небо! Да, теперь я представляю,
      Что предстоит услышать мне от вас
      В недобрую минуту...
      ЛИР
      Нет, Регана!
      Ты - воплощенье кротости самой.
      Одни ее глаза уже способны
      Смертельные раздоры разжигать,
      Твои же излучают мир и ласку.
      Ты свиты мне назло не сократишь
      И не откажешь мне в гостеприимстве,
      Не станешь хлопать дверью предо мной
      И пыжиться не будешь, как мегера,
      И постыдишься ты считать гроши,
      Отца лишать невинных развлечений.
      Ты не забудешь, что такое честь,
      Долг, и ответственность, и воспитанье.
      Ведь помнить будешь ты хотя б о том,
      Что отдал я тебе полкоролевства?
      РЕГАНА
      Поближе к делу!
      ЛИР
      Кем мой человек
      Забит в колодки?
      Труба за сценой.
      КОРНУОЛ
      Кто там?
      РЕГАНА
      Гонерилья.
      Входит ОСВАЛЬД.
      Миледи с вами?
      ЛИР
      Вот он, подлый раб,
      Который даже в подлости бездарен
      И вынужден хозяйке подражать!
      А ну пошел, прокудник!
      КОРНУОЛ
      Сэр, в чем дело?
      ЛИР
      Кем был забит в колодки мой посол?
      Ведь ты не знала этого, Регана!
      Входит ГОНЕРИЛЬЯ.
      О боги! Что же это! Если вы
      Щадите стариков и если ветхи
      Вы сами, то вступитесь за меня!
      Пошлите знаменье!
      (Гонерилье)
      Тебе не стыдно
      Без слез смотреть на бороду мою?
      А ты, Регана, ты подашь ей руку?
      ГОНЕРИЛЬЯ
      Подаст, конечно! Ведь не все то зло
      Что именуют злом дурной характер
      И, извините, слабоумье, сэр.
      ЛИР
      Я вынес это без разрыва сердца!
      Кто моего посла велел забить
      В колодки?
      КОРНУОЛ
      Я. И, думаю, взысканье
      Такое слишком мягко для него.
      ЛИР
      Вы? Лично вы?
      РЕГАНА
      Отец, прошу вас, будем
      Логичны: между "кажется" и "быть"
      Не следует существовать различьям.
      В действительности слабы вы, милорд,
      И вам не следует казаться сильным.
      Поэтому, полсвиты распустив,
      Живите вы пока у Гонерильи.
      По истеченье месяца ко мне
      Вы можете приехать, но не раньше.
      Как видите, в отъезде я сама,
      А дом еще ведь нужно приготовить.
      Мы вас пока не можем содержать.
      ЛИР
      Что? К ней вернуться? Распустить полсвиты?
      Нет, лучше я от крова откажусь,
      Возьму в союзники сову и волка,
      Чтобы вражде стихий противостать.
      Я загнан в угол... Значит, к ней поехать?
      А почему же не к другой, кого
      Я сам лишил приданого и проклял,
      Но, к счастью, в жены взял ее Француз
      Великодушный. Может, согласится
      Он содержать еще и короля?
      Что, страшно? Зря. Ведь я пойду скорее
      Служить лакеем этого лакея
      (Указывает на Освальда)
      ГОНЕРИЛЬЯ
      Ну, раз таков свободный выбор ваш...
      ЛИР
      Не нужно, дочка. Ты меня сильнее
      Уже не уязвишь, и смысла нет
      Себя показывать в таком обличье.
      Не надо. Ты добилась своего,
      И больше я тебе не буду в тягость.
      Но ты мне дочь, ты кровь и плоть моя,
      Вернее - разложенье этой плоти,
      Нарыв, карбункул и чумной бубон,
      И сепсис. От тебя не отрекаюсь:
      Болезни тоже нам принадлежат.
      Я и мораль читать тебе не стану
      И призывать отмщение богов -
      Тучегонителей и миродержцев.
      Страшнее наказание стыдом.
      Когда-нибудь тебя излечит совесть.
      Я у Реганы поживу пока -
      И я, и сто гвардейцев.
      РЕГАНА
      Извините!
      Отец, не ожидала я от вас...
      Вернее, не ждала я вас так скоро.
      К сестре ступайте! Ведь понятно всем,
      Что вы погорячились, и, конечно,
      Проявит снисхождение она.
      Ведь это очевидно! Очевидно!
      ЛИР
      Ты думаешь?
      РЕГАНА
      Вам ясно самому:
      Сто рыцарей держать небезопасно,
      Да и начетисто! Не смогут жить
      Две свиты мирно под одною крышей.
      ГОНЕРИЛЬЯ
      А наша-то прислуга чем плоха?
      РЕГАНА
      А будет что не так, с нее мы взыщем.
      Но если вы поедете ко мне -
      Уж так и быть, возьмите четверть сотни.
      ЛИР
      Я все вам отдал!
      РЕГАНА
      Вовремя весьма.
      ЛИР
      Себе лишь сотню рыцарей оставил.
      Так четверть сотни - это двадцать пять?
      Я понял верно? Двадцать пять?
      РЕГАНА
      Не больше.
      ЛИР
      Да, и ехидна станет хороша,
      Когда мы встретим тварь еще отвратней.
      Тот, кто не хуже всех, уже не плох.
      (Гонерилье)
      Тогда к тебе вернусь я: ведь полсотни
      В два раза больше двадцати пяти.
      Твоя любовь, выходит, больше вдвое.
      ГОНЕРИЛЬЯ
      Но нет нужды и в двадцати пяти,
      И в десяти, в пяти, когда к вам двести
      Людей приставят наших.
      РЕГАНА
      Одного -
      И то не нужно.
      ЛИР
      Что такое "нужно"?
      Ничтожнейший из нищих сверх нужды
      Имеет что-то. Если ограничить
      Нас только нужным, станем мы зверьми.
      Ты леди. Для чего тебе рядиться
      В шелка? О, неужели для тепла?
      Нуждаюсь я единственно в терпенье.
      Вот, боги, перед вами я - старик,
      Разочарованный, все потерявший -
      Пусть даже вашей волей, божества!
      Пусть это вы сердца их воспалили,
      Не нужно делать из меня шута.
      Теперь меня воспламените гневом.
      Нет, слезы щек моих не осквернят:
      Оружье это женщинам пристало.
      Я что-то сделаю. Не знаю, что,
      Но, противоестественные ведьмы,
      От этого перевернется мир!
      Я вам за все воздам. Я не заплачу,
      Страдающее сердце я сожму -
      Пусть брызнут лишь осколков мириады!
      Нет! Нет! О шут мой, я схожу с ума!
      Уходят ЛИР, КЕНТ, ГЛОСТЕР и ШУТ.
      Завывание ветра. Удары грома.
      КОРНУОЛ
      Идемте в замок. Скоро грянет буря.
      РЕГАНА
      У Глостера они бы все равно
      Не разместились. Вот зачем их столько?
      КОРНУОЛ
      Упрямство взбалмошного старика.
      И рад бы на попятную - да поздно.
      РЕГАНА
      Его взяла бы, свиту - никогда!
      ГОНЕРИЛЬЯ
      А я что - нет? Куда девался Глостер?
      КОРНУОЛ
      Пошел их проводить. А, вот и он.
      Возвращается ГЛОСТЕР.
      ГЛОСТЕР
      О, как его величество разгневан!
      КОРНУОЛ
      Что делает?
      ГЛОСТЕР
      Велел седлать коней,
      А более не проронил ни слова.
      КОРНУОЛ
      Что ж, скатертью дорога. Сам себе
      Он господин.
      ГОНЕРИЛЬЯ
      И не противоречьте
      Его монаршей воле.
      ГЛОСТЕР
      Скоро ночь,
      И ветер поднимается. В округе
      На сотни миль ни одного куста!
      РЕГАНА
      Тем лучше. Остудить его полезно.
      - Немедленно ворота запереть! -
      Король и сам сейчас не предсказуем,
      А эта шайка может подстрекнуть
      Его на то, о чем подумать страшно.
      Сейчас уместней думать о себе.
      КОРНУОЛ
      Она права, нам всем грозит опасность.
      Ворота запереть! Лихая ночь!
      Уходят.
      
      АКТ ТРЕТИЙ
      СЦЕНА ПЕРВАЯ
      Степь.
      Буря. Гром и молния.
      Входят с разных сторон КЕНТ и ДВОРЯНИН
      КЕНТ
      Эй, кто здесь, кроме бури?
      ДВОРЯНИН
      Человек
      С душой, как буря, в смуте и тревоге.
      КЕНТ
      Да, я вас узнаю. А где король?
      ДВОРЯНИН
      Мятется и бушует в исступленье,
      Как бы желая бурю превзойти.
      Он смерчи призывает свергнуть в море
      Земную твердь и, хляби возмутив,
      Поднять потоп и уничтожить сушу.
      Он возжелал весь мир пересоздать,
      А если тот неисправим - пусть гибнет!
      Рвет в упоенье волосы король,
      Чтоб головы ничто не прикрывало,
      А ураган, как фурия без глаз,
      Хватая их, уносит в беспредельность.
      Король наш - возмущенный микрокосм,
      Который противостоит вселенной,
      Объятой смертной смутой всех стихий.
      В такую ночь, когда медведь в берлоге,
      И не охотятся ни волк, ни лев,
      Он мечется в бушующей пустыне,
      Рискуя непокрытой головой.
      КЕНТ
      Кто с ним?
      ДВОРЯНИН
      Один лишь шут, который тщится
      Утишить боль сердечную его.
      КЕНТ
      Сэр, по тому, что мне о вас известно,
      Вам можно доверять. А эта весть
      Действительно важна. Есть раздраженье
      (И это мягко сказано, хотя
      Раздор скрывается от посторонних)
      Меж Корнуолом и Олбэни. Так вот:
      Как у любого баловня фортуны,
      У них есть множество таких друзей
      И слуг, которые на самом деле
      Соседу служат. Франции давно
      Известно обо всех британских распрях,
      О неприязни герцогов, о тех
      Стесненьях и жестоких оскорбленьях,
      Что выпали на долю короля,
      А может, и о чем-нибудь похуже,
      Что станет поводом для тяжких смут.
      И вот французы высадились в Дувре.
      Они готовы к действиям любым,
      Пока в державе нашей двоевластье
      И несогласье герцогов. Прошу:
      Скачите в Дувр, поведайте о страшных,
      Невыносимых бедах короля,
      И я ручаюсь, что найдутся люди,
      Которые вас щедро наградят.
      Я дворянин, и я вам доверяю.
      ДВОРЯНИН
      Вы о себе расскажете потом?
      КЕНТ
      Не расскажу. Но вы не сомневайтесь.
      Вот кошелек, и он подскажет вам,
      Что человек простой я лишь по виду.
      Вы здесь найдете деньги и кольцо.
      Возьмите деньги, а кольцо отдайте
      Корделии - она расскажет вам
      Все обо мне. - Бушует непогода!
      Пойду искать их.
      ДВОРЯНИН
      Вот моя рука.
      Вы все сказали, что необходимо?
      КЕНТ
      Остался мелкий, но большой вопрос.
      Сейчас мы разойдемся, и кто первым
      Увидит их, другого пусть зовет.
      Расходятся.
      
      СЦЕНА ВТОРАЯ
      Степь.
      Буря продолжается.
      Входят ЛИР и ШУТ.
      ЛИР
      Злись, ветер, вой, пока не лопнут щеки!
      Смешайтесь, воды неба и земли,
      Залейте флюгеры и колокольни!
      Вы, молньи, невесомые огни,
      Предвестники громов дубодробящих,
      Падите на голову старика
      И седину его испепелите!
      Ты, всекрушащий гром, не пощади,
      Расплющь беременную твердь земную,
      Разбей праформы, образы вещей,
      На атомы сведи все эмбрионы,
      Чтоб навсегда возможность исключить
      Рождения неблагодарных тварей!
      ШУТ
      Да, батенька, лучше окропиться святой водой под крышей, чем ливнем от Юпитера под открытым небом! Может, вернемся, попросим укрытия у твоих дочерей? Природа в разгуле не разбирает ни дураков, ни умных.
      ЛИР
      Вой ветер! Буйный хаос, торжествуй!
      Я не отец безумных этих молний,
      Я им не жаловал корон - за что
      Меня любить? Естественна их злоба!
      Они вольны глумиться надо мной -
      Убогим стариком! Но я ошибся:
      Они сродни растленным дочерям
      И служат им. Все зло, совокупившись,
      Обрушилось на голову мою.
      Что, одолели? Как самим не стыдно!
      ШУТ
      Им - точно нет. А тебе? Разве можно заводить семью, когда ничего не построил, кроме замка на песке?
      (Поет)
      Женился, не обзаведясь
      Порядочным жилищем -
      Ты скоро погрузишься в грязь
      И вшивым станешь нищим.
      Ум избери в поводыри ,
      Мечты пустой не строя,
      И чаще под ноги смотри,
      Не то на пятках волдыри
      Тебя лишат покоя.
      Что, не нравится? Так на зеркало неча пенять, коли рожа крива.
      ЛИР
      Хорошо, я буду терпеть молча.
      Входит КЕНТ.
      КЕНТ
      Кто здесь?
      ШУТ
      Противоположности в единстве: важная персона и простак, ум и недомыслие.
      КЕНТ
      Зачем вы здесь? Ведь лютый зверь ночной
      Сейчас в норе от ужаса трясется.
      Признаюсь, сэр, в теченье жизни всей
      Я не видал подобной свистопляски.
      Такого человеку не снести.
      ЛИР
      Пусть божества у нас над головою
      Судилище ужасное творят!
      Пусть выступят все тайные злодейства!
      Не радуйся, уйдя от топора,
      Багрянорукий душегуб! Растлитель,
      Который на свободе до сих пор,
      И лицемер, замысливший убийство,
      Клятвопреступник, извращенец - все
      Получите сегодня воздаянье.
      Дрожите все! А я не трепещу:
      И так уже сверх меры я наказан.
      КЕНТ
      В ненастье с непокрытой головой!
      Идемте, государь: неподалеку
      Есть хижина. Пока укройтесь там,
      А я пойду. Сейчас я в дом стучался,
      Который жестче собственных камней.
      Меня туда, конечно, не пустили,
      Но это ничего: я вас нашел,
      Теперь могу вернуться к тем сквалыгам
      И их заставлю даром вас принять -
      И радоваться.
      ЛИР
      Мозг мой в лихорадке.
      Несчастный шут озяб. И я замерз.
      Где эта хижина, мой друг? Ведите.
      (Шуту)
      Частица сердца есть еще во мне,
      Крупицей этой я тебя жалею.
      А все-таки забавно, что нужда
      На многое глаза нам открывает:
      В хибарке мы достоинства нашли,
      Которых не увидели бы в замке.
      Необходимость проясняет ум
      И душу делает простой и чистой.
      ШУТ (поет)
      Имеющий умок мизерный
      Душою прост и чист от скверны.
      Такому всякий жребий мил,
      Хотя бы вечно ливень лил.
      ЛИР
      Тоже верно. (Кенту) Ведите нас в укрытие.
      Уходят ЛИР и КЕНТ.
      ШУТ
      Такая ночь охладит самых пылких любовников. А перед уходом выступлю в роли пророка - почему бы и нет!
      Когда придет конец поповской лжи,
      Разбойники оставят грабежи,
      Когда не станет жульничать портной,
      А пивовар людей поить бурдой,
      Когда развратники построят храм,
      А суд простит грехи еретикам,
      Когда народа не презреет знать
      И будет лишь любовь торжествовать,
      Когда не расточит наследства мот,
      Процентщик деньги должникам вернет -
      Великое смятение придет,
      Свершится наконец переворот:
      Начнет ходить ногами с тех времен
      Головоногий ныне Альбион.
      Увы, это не я. Это предскажет Мерлин, который еще не родился.
      Уходит.
      
      СЦЕНА ТРЕТЬЯ.
      Замок ГЛОСТЕРА.
      Входят ГЛОСТЕР и ЭДМУНД.
      ГЛОСТЕР
      Худо, худо, Эдмунд! Такое обращение с королем противоестественно. Когда я заговорил о том, чтобы хоть как-то помочь ему, они отняли у меня возможность распоряжаться собственным домом. Под угрозой вечной опалы они запретили мне даже упоминать о короле - не то что о поддержке.
      ЭДМУНД
      В высшей степени чудовищно и противоестественно!
      ГЛОСТЕР
      Тихо! Молчи! Раскол между герцогами - это еще не все. Сегодня вечером я получил письмо и спрятал его у себя - но об говорить опасно. Обидчики короля скоро поплатятся. В стране высаживаются чужеземные войска. Мы должны стать на сторону короля. Я разыщу его и сообщу эту добрую весть, а ты отвлеки внимание герцога. Если спросит обо мне, скажи: нездоров, лежу в постели. Мне угрожали казнью, ну и пусть - я сохраню преданность государю. Странные дела творятся, Эдмунд. Пожалуйста, будь осторожен. (Уходит.)
      ЭДМУНД
      Об этой преданности и письме
      Без промедления узнает герцог,
      А он-то не останется в долгу.
      И я теперь единственный граф Глостер.
      Пусть пропадает тот, кто стар и хил.
      Приходит срок расцвета юных сил.
      Уходит.
      
      СЦЕНА ЧЕТВЕРТАЯ
      Степь.
      Перед хижиной.
      Входят ЛИР, КЕНТ и ШУТ
      КЕНТ
      Вот хижина, мой добрый государь.
      Входите. Злобы этого ненастья
      Сама природа не перенесет,
      Тем более природа человека.
      ЛИР
      Прочь от меня!
      КЕНТ
      Войдите, государь.
      ЛИР
      Не зли меня.
      КЕНТ
      Да как же это можно!
      Скорее зло могу я причинить
      Себе. Милорд, пожалуйста, войдите.
      ЛИР
      Уймись, безмозглый верхощап! Тебя
      Вся эта баламутица смущает?
      Безласка непогоды не страшна
      При встрече с той напастью, что хужее.
      Ты от медведя злого прибежал
      На океанский берег в час прилива -
      И сам кидаешься зверюге в пасть.
      Ну, да: здоровом теле - дух здоровый,
      И, разумеется, наоборот:
      Дубеет тело, коль душа в болезни.
      Я сделался бесчувственным, во мне
      Всё вверхбарды, всё буря разметала,
      И лишь неблагодарность дочерей
      Досмертно будет в памяти моей.
      Кусают руку, что их воспитала!
      Ну ладно! Я еще их двину так,
      Что полетят они перекувыркой!
      Я не заплачу! Выгнали меня
      В жестокое ненастье! Лей сильнее!
      В такую бурю! Лей еще сильней!
      Я вынесу! Регана! Гонерилья!
      Прогнали немощного старика,
      Отца и благодетеля! Ну, хватит!
      Я окончательно схожу с ума!
      КЕНТ
      Войдите, государь!
      ЛИР
      Что привязался?
      Сам шкуру и суши. Мне ураган
      Полезен тем, что мысли переносит
      В иные сферы .
      (Шуту)
      Бедный дурачок!
      Иди, погрейся. Я прочту молитву
      И к вам попозже присоединюсь
      ШУТ входит в хижину.
      Бездомцы, голодырые калеки!
      Изголодалые и в лохмотах,
      В прорехи ваших рубищ, будто в окна,
      Глядит страданье. О, как я прозрел!
      Я прежде не был к вашим стонам внимчив,
      Но мне ли не известна нищета!
      Бездонные расхитчики, познайте
      Несчастья, как изведал их король,
      И впредь не будьте к нищему безжальны,
      Отдайте часть избытка бедняку
      Во имя справедливости небесной!
      ЭДГАР (из хижины)
      Девять футов! Девять футов! Бедный Том!
      ШУТ выскакивает из хижины.
      ШУТ
      Не ходи туда, батенька! Там нечистый! Чур меня! Чур!
      КЕНТ
      Дай руку. Кто там?
      ШУТ
      Какой-то кикимор! Говорит, что его зовут "бедный Том".
      КЕНТ
      Эй, кто там рычит в соломе? Покажись!
      Выходит ЭДГАР, притворяясь безумным.
      ЭДГАР
      Берегись! За Томом гонится бес! "Ветер студеный в терновнике воет". Ложись в холодную постель и грейся.
      ЛИР
      Ты отдал всё двум своим дочерям и дошел до этого?
      ЭДГАР
      Подайте бедному Тому! Бес его таскал из огня да в полымя, по бродам и водоворотам, по топям и болотам, подкладывал ножи под подушку, подливал крысид в похлебку, велел скакать через гать верхом на гнедом за собственной тенью, как за врагом. Да хранят боги пять твоих умов! Ой-ой-ой! Колотун какой! Чур вас от вихря, от звезд, от сглаза и от заразы! Подайте бедному Тому! Бесы его грызут! И тут, и тут, и вот тут!
      Буря продолжается.
      ЛИР
      Вот и имей двух дочерей-вередниц!
      Себе ты не оставил ничего?
      ШУТ
      Ничего, кроме лохмотьев, чтобы прикрыть срам.
      ЛИР
      Пускай чума, которая хранится
      Для наказанья грешников земли,
      На дочерей твоих падет вся разом!
      КЕНТ
      Милорд, но у него нет дочерей!
      ЛИР
      Кощунник, сгинь! Так извратить природу
      Никто не может, кроме дочерей!
      Отцы, которых выгнали из дома,
      Телесно мучаются неспроста.
      Закономерно это наказанье.
      Безумные! Кто приневолил вас
      Зачать неясытей кровососущих!
      ЭДГАР
      Пелликок! Пилликок!
      Он присел на бугорок.
      ШУТ
      Такая ночь всех превратит в шутов или умалишенных.
      ЭДГАР
      Берегись лукавого, почитай родителей, держи слово, не клянись, не блуди, не приучай подругу к роскоши. Том озяб.
      ЛИР
      Кем ты был раньше?
      ЭДГАР
      Селадоном и петиметром. Завивался. Носил перчатку на шляпе. Угождал госпоже моего сердца и творил с ней темные дела. Перед ясным ликом небес давал и нарушал обеты. Ложился спать и грезил о соблазнах. Поднимался, чтобы пережить их наяву. Вино любил до потери сознания, игру - до потери разума, по женской части перекрыл турецкого султана. Душою лгал и верил всякой лжи. Руки покрыл кровью. Был ленив, как боров, хитер, как лис, кровожаден, как волк, зол, как пес, глуп, как лев. Не допускай, чтобы тебя соблазняли цоканье туфелек и шуршанье шелков, из притонов убегай, за юбками не бегай, избегай ростовщиков. И оставишь черта в дураках. "Ветер студеный в терновнике воет. Ну и вой! Дофин, мальчик мой, езжай-ка домой".
      Буря продолжается.
      Ложись в холодную постель и грейся.
      ЛИР
      Да, лучше греться в могиле, чем открытой грудью встречать удары судьбы. Он человеком был. Впрочем, нет, скорее, стал человеком настоящим. Это мы фальшивые. Посмотрите: вот человек. Он ничего ни от кого не взял: ни шелка от шелкопряда, ни шкуры от зверя, ни шерсти от барана, ни цивета от мускусной кошки. Человек - это беззащитное, голое двуногое животное. Долой все лишнее! Пускай всё будет нароспашь! Расстегни здесь! (Пытается раздеться)
      ШУТ
      Полно, батенька! Вода хлещет, но зачем же купаться! В степи сейчас как на душе у старого распутника: теплится одна искорка в истопленной печи. К нам движется блуждающий огонек.
      ЭДГАР
      Это мерзопакостный бес Флиббертиджиббет! Он колобродит до первых петухов. Он насылает бельма, косоглазие, заячью губу, заражает жито спорыньей и вообще пакостит людям. Чур! Чур! (Поет)
      Святой Витольд столкнулся с Марой
      И пригрозил ей страшной карой.
      Ее заклял
      И в ад послал -
      Со всею свитой ведьмы старой!
      Сгинь! Пропади, исчадье ада!
      КЕНТ
      Как вы чувствуете себя, ваше величество?
      Входит ГЛОСТЕР с факелом.
      ЛИР
      Кто это?
      КЕНТ
      Кто вы и что вам нужно?
      ГЛОСТЕР
      Кто вы и как вас зовут?
      ЭДГАР
      Бедный Том, умом слаб, ест лягушек и жаб, и головастиков может, и ящерицу обгложет. А в беснованье бывало и так, что поедал и кизяк, и дохлых собак, грыз крыс, ел ил и болотную воду пил. Нечистая сила Тома носила из села в село, и били его тяжело, ломая палки и плетки, забивали в колодки. А прежде всё было ему нипочем: скакал на коне, дружил с мечом, имел на плечах ворох рубах, и был вертопрах и парень не промах, и жил в хоромах,
      Но вот без малого семь лет
      Не выбирается из бед,
      И, кроме падали и гнили,
      Ничем беднягу не кормили.
      Эй, берегись моего демона! Уймись, Смолкин! Цыц, паршивец!
      ГЛОСТЕР
      Ты дворянином был и пал так низко -
      До общества каких-то бесенят!
      ЭДГАР
      Ну, почему ж? Есть Модо, есть и Магу,
      Князь тьмы - аристократ еще какой!
      ГЛОСТЕР
      Да, плоть и кровь необычайно подлы:
      Спокойно отрекутся от отца
      И дьявола родителем признают.
      ЭДГАР
      Том задубел!
      ГЛОСТЕР (Лиру)
      Пойдемте, государь
      Я не исполню злобного приказа
      Оставить вас на произвол стихий.
      Но мы отправимся в приют надежный,
      Там есть огонь, и ужин, и ночлег.
      ЛИР
      Уйди! Ты помешал моей беседе
      С философом.
      (Эдгару)
      Теперь мне объясни
      Причину бедствий.
      КЕНТ
      Государь, идемте!
      ЛИР
      Цыц! Я с фиванцем мудрым говорю!
      Как интересно! Что ты изучаешь?
      ЭДГАР
      Демонологию: как бить чертей.
      ЛИР
      О, это нужно обсудить особо!
      (Отходит с Эдгаром)
      КЕНТ (Глостеру)
      Милорд, уговорите короля.
      Он начинает бредить.
      Буря продолжается.
      ГЛОСТЕР
      И понятно!
      Родные дочери хотят его
      Свести в могилу! Кент великодушный,
      За честность изгнанный - как он был прав,
      Что государь наш в умоисступленье!
      Да, дети хоть кого сведут с ума.
      А у меня-то разве все в порядке?
      Я сам недавно сына потерял:
      Он замышлял убить меня. А я ведь
      Любил его. И сам я не в себе.
      Какая ночь! О государь, идемте!
      ЛИР
      Прошу прощения. Мудрец, за мной!
      ЭДГАР
      Том зябнет!
      КЕНТ
      Так иди в свою лачугу,
      Там и согреешься.
      ЛИР
      Идемте все.
      КЕНТ
      Нам с ним не по пути, мой повелитель.
      ЛИР
      С моим философом я ни за что
      Не распрощаюсь.
      КЕНТ
      Видимо, придется
      Взять нищего.
      (Эдгару)
      Ступай за нами.
      ЛИР
      Да,
      Мудрец афинский, следуйте за нами.
      ГЛОСТЕР
      Но только осторожнее, прошу!
      ЭДГАР
      На башню наскакал Ролан,
      А в черной башне - великан.
      "Ага! - он говорит:
      Видать, заехал бритт!"
      Уходят.
      
      СЦЕНА ПЯТАЯ.
      Замок ГЛОСТЕРА.
      Входят КОРНУОЛ и ЭДМУНД
      КОРНУОЛ
      Перед отъездом я должен отвести душу и расправиться с изменником!
      ЭДМУНД
      Как, милорд! Тогда ведь меня будут порицать за то, что верноподданнические чувства заглушили во мне голос природы.
      КОРНУОЛ
      Теперь мне понятно, что ваш брат не злоумышлял против отца, а совершенно естественно был возмущен его низостью.
      ЭДМУНД
      Какова ирония судьбы! Я вынужден испытывать угрызения совести - за что! За верность вашему высочеству! Вот то самое письмо. Из него видно, что граф был в связи с французами и поставлял им сведения. О боги! Если бы он не был изменником! Если бы я не был вынужден разоблачить его!
      КОРНУОЛ
      Идемте к герцогине.
      ЭДМУНД
      Если всё, что в письме, - правда, вам предстоит много забот.
      КОРНУОЛ
      Всё или не всё правда, но это письмо сделало тебя графом Глостером. Разыщи отца, его нужно немедленно арестовать.
      ЭДМУНД (в сторону)
      Если он сейчас помогает королю, тем лучше! (Громко) Я исполню долг, хотя мне придется пойти против уз крови.
      КОРНУОЛ
      Иди, иди. Я знаю, что ты не можешь изменить. Во мне ты найдешь нового отца.
      Уходят.
      
      СЦЕНА ШЕСТАЯ
      Ферма неподалеку от замка.
      Входят
      ГЛОСТЕР, ЛИР, КЕНТ, ШУТ и ЭДГАР.
      ГЛОСТЕР
      Здесь поуютнее, чем под открытым небом, и то уже неплохо. Я еще похлопочу о вашем обустройстве и скоро вернусь.
      КЕНТ
      Все его умственные силы отступили перед его душевным возмущением. Пусть боги наградят вас за доброту.
      ГЛОСТЕР уходит.
      ЭДГАР
      Фратеретто зовет меня и говорит, что Нерон рыбачит в аду на тихом омуте. Молись, дурень, остерегайся чертей.
      ШУТ
      Батенька, скажи: кто сумасшедший по званию - дворянин или мужик?
      ЛИР
      Король! Король!
      ШУТ
      А вот и нет! Он - нищий, у которого сын - дворянин. С ума сойти - сын по званию выше отца!
      ЛИР
      Пусть легионы воющих чертей
      На вертела каленые сажают...
      ЭДГАР
      Черти! Черти кусают Тому спину!
      ШУТ
      Только ненормальный верит, волка можно приручить, коня - излечить, и полагается на любовь мальчишки и клятвы потаскухи.
      ЛИР
      Быть посему. Я буду судить.
      (Эдгару)
      Садись, философ.
      (Шуту)
      Ты, ума палата,
      Садись сюда. - Лисицы, не вилять!
      ЭДГАР
      Как у него глаза-то загорелись!
      Какой он грозный - прямо Вельзевул! -
      А вы, мадам, глаза держите долу:
      Чай, подсудимым надо быть скромней.
      (Поет)
      А ну-ка Бетти, во всю прыть
      Греби ко мне!
      ШУТ
      Да только лодке не доплыть
      С дырою в дне .
      ЭДГАР
      Бес оглушает Тома соловьиным цокотом! Бес вопит из его утробы: "Дай, селедку!". Аггел тьмы, заткни глотку! Ничего не дам.
      КЕНТ
      Вы нездоровы. Трудно вам стоять.
      Прилягте на подушки.
      ЛИР
      Нет, сначала
      Мы их осудим - после отдохнем.
      Введите обвиняемых!
      (Эдгару)
      Ты будешь
      Судьею в мантии - садись сюда.
      (Шуту)
      Ты сядешь рядом, ты - его помощник.
      (Кенту)
      А ты - присяжный, вот сюда присядь.
      ЭДГАР
      Судить мы будем верою и правдой.
      Не спи, пастух! Дремать тебе ль?
      Твои стада забрались в рожь.
      Вставай, пастух, бери свирель,
      Лишь ты один их поведешь.
      Мур, мур! Серая кошка.
      ЛИР
      Ее допросим первой. Это Гонерилья. Перед этим почтенным собранием присягаю, что она пинками выгнала из дома короля, своего отца.
      ШУТ
      Подойдите, сударыня. Ваше имя - действительно Гонерилья?
      ЛИР
      Она не посмеет отрицать это.
      ШУТ
      Приношу свои извинения. А то я принял вас за неодушевленный предмет.
      ЛИР
      А вот вторая. Взгляд ее косой -
      Неоспоримый признак криводушья.
      Куда? Хватай ее! Руби мечом!
      Огня! Огня! Ее вы упустили!
      Продажный суд! Вы дали ей уйти!
      ЭДГАР
      Храните ум его, благие боги!
      КЕНТ
      Прискорбно видеть это, государь.
      Куда девалась выдержка былая?
      ЭДГАР (в сторону)
      Мне слезы навернулись на глаза.
      Я не выдерживаю этой роли.
      ЛИР
      Мои собаки лают на меня:
      Трей, Бланш и Милка! Так и рвется свора!
      ЭДГАР
      Ничего! Том их разгонит! Как запустит в них головой!
      Черный пес, иль белой масти,
      Или с пеною у пасти,
      Густопсовый исполин,
      Беспородный сукин сын,
      Будь хоть сеттером, хоть шавкой,
      Все ж не скалься и не тявкай,
      Будь вервольф тебе родня,
      Заскулишь ты у меня!
      Все равно в любую псину
      Я своей башкою кину.
      Для таких зверей, как вы,
      Мне не жалко головы.
      Разбегайтесь по ярмаркам, базарам, по торговым городам! Бедный Том, рог твой высох.
      ЛИР
      Требую анатомировать Регану и установить, что у нее за новообразование вместо сердца. Какие причины порождают такие жесткие сердца? (Эдгару) Сэр, я посвящаю вас в рыцари и беру в свою дружину. Вам нужно сменить наряд. Вы скажете, что так одеваются персы. Но все равно это вам не подходит.
      КЕНТ
      Теперь отдохните, добрый государь
      ЛИР
      Тихо. Тихо. Задерните полог. Хорошо. А поужинаем завтра утром. Хорошо.
      ШУТ
      А я лягу в полдень.
      Возвращается ГЛОСТЕР
      ГЛОСТЕР
      Друг, подойди сюда. Что с государем?
      КЕНТ
      Вот, только что заснул. Он не в себе.
      ГЛОСТЕР
      Мой честный друг, его необходимо
      Отсюда поскорее унести.
      Его хотят убить, как я случайно
      Услышал. Вот носилки. Уложите -
      И отправляйтесь поскорее в Дувр.
      Там вы найдете помощь и защиту.
      Не мешкайте - или погибель всем.
      Идем. И провожатых, и охрану
      Я вам нашел.
      КЕНТ
      Он спит глубоким сном,
      Который мог бы исцелить страдальца
      (Шуту)
      Идем, поможешь нам. Не отставай.
      ГЛОСТЕР
      Скорей! Скорей!
      Уходят все, кроме ЭДГАРА.
      ЭДГАР
      Когда несчастья старших перед нами,
      На все мы смотрим новыми глазами.
      Своя беда бывает невтерпеж
      Среди самодовольных, сытых рож.
      Но если нам открыта боль чужая,
      Наш дух преображается, мужая.
      Когда король несчастнее, чем я,
      Мне самому уже не до нытья
      Я оказался у отца в опале,
      Его родные дочери прогнали.
      Но испытанья мы перенесем,
      И станешь ты Эдгаром, бедный Том.
      Нельзя, чтобы лжецы торжествовали.
      Ну, а пока займемся королем.
      Уходит.
      
      СЦЕНА СЕДЬМАЯ.
      Замок ГЛОСТЕРА.
      Входят
      КОРНУОЛ, РЕГАНА, ГОНЕРИЛЬЯ и ЭДМУНД и слуги
      
      КОРНУОЛ
      Поезжайте скорее к вашему супругу с этим письмом. Французы уже высадились. Разыскать изменника Глостера!
      Часть слуг уходит.
      РЕГАНА
      Повесить его немедленно!
      ГОНЕРИЛЬЯ
      Вырвать ему глаза!
      КОРНУОЛ
      Это я сделаю лично. Эдмунд, вы поедете сопровождать нашу сестру. Незачем вам видеть возмездие, которое обрушится на вашего отца-изменника. Пусть герцог готовится к войне, мы займемся тем же. Связь будем держать через курьеров. Прощайте, сестра. Прощайте, граф.
      Входит ОСВАЛЬД
      Ну, что, какие новости? Где король?
      ОСВАЛЬД
      Он в Дувр бежал. Побег устроил Глостер,
      В подмогу выделил своих людей,
      Да с королем еще осталось сорок
      Приспешников: они его нашли,
      Когда утихомирилась погода.
      А в Дувре - их сторонники с большой
      Военной силой.
      КОРНУОЛ
      Лошадей седлайте
      Для герцогини.
      ГОНЕРИЛЬЯ
      До свиданья, брат,
      И вы, сестра.
      КОРНУОЛ
      Прощайте.
      ГОНЕРИЛЬЯ, ЭДМУНД и ОСВАЛЬД уходят.
      Слуги, живо
      Изменника схватить и привести!
      Связать его, как вора!
      Слуги уходят.
      К сожаленью,
      Нам без суда казнить его нельзя,
      Хотя бы и формального. Но ярость
      Мы в полной мере сможем утолить,
      И нам никто перечить не посмеет.
      А, вот и он!
      Слуги вводят ГЛОСТЕРА.
      РЕГАНА
      Вот он! У, подлый лис!
      КОРНУОЛ
      Связать ему коряжистые руки!
      ГЛОСТЕР
      Помилуйте, зачем же так шутить!
      Вы у меня в гостях, и разве плохо
      Я принял вас?
      КОРНУОЛ
      Вяжите, говорю!
      Слуги связывают ГЛОСТЕРА.
      РЕГАНА
      Покрепче! У, изменник!
      ГЛОСТЕР
      Не изменник!
      А вы вот - прямо фурия, мадам!
      КОРНУОЛ
      Сейчас покажем мы...
      РЕГАНА рвет ГЛОСТЕРУ бороду.
      ГЛОСТЕР
      О боги! Боги!
      Такое поношенье старику!
      РЕГАНА
      Так стар - и вероломен!
      ГЛОСТЕР
      Лжешь, мегера!
      Так пусть же эти клочья бороды
      Свидетелями на суде предстанут.
      Я вам гостеприимство оказал,
      И вы же, как полуночные тати,
      Сейчас уродуете мне лицо!
      Что нужно вам?
      КОРНУОЛ
      Письмо вы получили
      Из Франции?
      РЕГАНА
      Не смейте отрицать.
      Нам все известно.
      КОРНУОЛ
      С армией Француза
      Вы как-то связаны?
      РЕГАНА
      Безумный Лир
      Куда отправлен вами? Отвечайте!
      ГЛОСТЕР
      Допустим, я письмо и получил,
      От частного лица. В нем лишь догадки.
      КОРНУОЛ
      Ответ двусмыслен.
      РЕГАНА
      Просто лжив.
      КОРНУОЛ
      Где Лир?
      ГЛОСТЕР
      Надеюсь, в Дувре.
      РЕГАНА
      Почему же в Дувре?
      Вы что, не понимаете...
      КОРНУОЛ
      Постой!
      Пускай про Дувр он объяснит сначала.
      ГЛОСТЕР
      Я беззащитен. Затравить меня
      Вам ничего нет стоит.
      РЕГАНА
      Отвечайте,
      Зачем же в Дувр отправили вы их?
      ГЛОСТЕР
      Чтоб не видать, как злобными когтями
      Ты старцу выцарапаешь глаза,
      И как сестра твоя, подобно вепрю,
      Вонзит клыки в помазанную плоть.
      Обрушилась на голову страдальца
      Такая буря, что до самых звезд
      Восстало море, будто угрожая
      Навеки погасить небесный свет.
      Старик рыдал, как будто не хватало
      Потоков, извергавшихся из туч.
      Да если бы и волки в ночь такую
      У входа взвыли, надо бы сказать:
      "Привратник, отопри из милосердья".
      Смягчилась бы жестокость, но не ты!
      Но я увижу, как вы полыхнете,
      Возмездием крылатым сражены!
      КОРНУОЛ
      Нет, этого не будет, не надейся!
      Глаза твои сейчас я растопчу.
      Держите крепче!
      (Вырывает Глостеру глаз)
      ГЛОСТЕР
      Изувер! О боги!
      На помощь, кто надеется дожить
      До старости!
      РЕГАНА
      Чтоб было симметрично,
      Рви и второй!
      КОРНУОЛ
      Ну, что увидишь ты?
      ПЕРВЫЙ СЛУГА
      Остановитесь! Я служу вам с детства,
      Но не служил вам лучше, чем сейчас,
      Пытаясь удержать!
      РЕГАНА
      Ах вы собака!
      ПЕРВЫЙ СЛУГА
      А вы что делаете? Взял бы я
      Вас за бороду, были б вы мужчиной!
      РЕГАНА
      Что? Что?
      КОРНУОЛ
      Сразись с мужчиною, холоп!
      (Вынимает меч)
      ПЕРВЫЙ СЛУГА
      Гнев, помоги тому, кто стал за правду!
      (Вынимает меч, сражается и ранит Корнуола)
      РЕГАНА
      Меч дайте мне! Взбесился раб!
      (Выхватывает меч у другого слуги и наносит первому слуге удар в спину)
      ПЕРВЫЙ СЛУГА
      Убит!
      Милорд, у вас ведь левый глаз остался.
      Вы видите: наказан ваш палач.
      (Умирает)
      КОРНУОЛ
      Я этого не дам ему увидеть!
      Вот так! Излейся, мерзкое желе!
      (Вырывает Глостеру второй глаз)
      Погас твой блеск.
      ГЛОСТЕР
      О тьма и безнадежность!
      Эдмунд! Эдмунд! Все искры естества
      Раздуй в пожар и отомсти!
      РЕГАНА
      Ничтожный!
      Нет права у тебя взывать к тому.
      Тебя он всей душою ненавидит.
      Он нам твою измену и раскрыл.
      Для жалости он слишком благороден.
      ГЛОСТЕР
      Я обезумел! Мой Эдгар был чист!
      О сжальтесь, боги, а его храните!
      РЕГАНА
      Взашей его! Пусть носом ищет Дувр.
      Что с вами, герцог?
      КОРНУОЛ
      Помогите, леди.
      Пусть вышвырнут слепого подлеца,
      А труп раба утопят в нечистотах.
      Я кровью истекаю. До чего ж
      Не вовремя я ранен. Дайте руку.
      КОРНУОЛ и РЕГАНА уходят.
      Часть слуг освобождает ГЛОСТЕРА и уводит его.
      ВТОРОЙ СЛУГА
      Ну, ежели не околеет он,
      Я о душе заботиться не стану:
      Тогда на свете, значит, нет греха.
      ТРЕТИЙ СЛУГА
      Когда она своею смертью сдохнет,
      Тогда я к бабам и не подойду,
      Чтобы на гарпию не напороться.
      ВТОРОЙ СЛУГА
      Неплохо бы слепому подыскать
      Поводыря. Бедняга из Бедлама
      Для этого, пожалуй, подойдет.
      ТРЕТИЙ СЛУГА
      Я принесу для перевязок графу
      Белков и льна. - О небо, помоги!
      Уходят.
      
      АКТ ЧЕТВЕРТЫЙ
      СЦЕНА ПЕРВАЯ.
      Степь.
      Входит ЭДГАР.
      ЭДГАР
      Уж лучше так, как есть. Да, я изгой.
      Зато меня открыто презирают,
      Без лицемерья, как иных вельмож.
      Кто пал на дно, уже не знает страха,
      Но у него надежды не отнять.
      Страшны счастливцу прихоти фортуны,
      Для нищего - все к лучшему. Итак,
      Привет тебе, о ветер, дух незримый!
      Ты лишнее уже с меня сорвал
      И смел меня в низину. Я спокоен.
      Уже не будет хуже ничего.
      Входит ГЛОСТЕР, сопровождаемый СТАРИКОМ
      Но кто это? Отец, ведомый старцем!
      О мир! Твоя превратность такова,
      Что жить становится невыносимо.
      СТАРИК
      Мой господин, уж восемьдесят лет
      Я вашу обрабатываю землю,
      При вашем батюшке, потом при вас.
      ГЛОСТЕР
      Мой друг, ступай домой. Твоя забота
      Мне не поможет, повредит тебе.
      СТАРИК
      Но как же вы без зренья путь найдете?
      ГЛОСТЕР
      Раз нет пути - так и не надо глаз.
      Я раньше и со зреньем был беспутным.
      Возможностей избыток нам вредит,
      А недостаток открывает силы,
      Неведомые прежде нам самим.
      Теперь я вижу, как несправедливо
      С Эдгаром обошелся. Если б мог
      Сейчас его коснуться, то сказал бы,
      Что наконец-то я прозрел.
      СТАРИК
      Кто здесь?
      ЭДГАР (в сторону)
      Прозрел и я. Увы, предела бедствий
      Я не достиг. Предел - недостижим.
      СТАРИК
      А, бедный Том. Куда идешь?
      ЭДГАР (в сторону)
      Как скажешь:
      "Не будет худшего" - оно тотчас
      Придет и убедит тебя в обратном.
      ГЛОСТЕР
      Здесь нищий?
      СТАРИК
      Да, и полный идиот.
      ГЛОСТЕР
      Но в нищие пойти он догадался.
      Я вижу, идиот не полный он.
      Вчера я видел одного такого
      И думал: "Что такое человек?
      Не более чем этот червь бескрылый".
      И сына вспомнил, но не хорошо:
      Ведь я врагом считал его в то время.
      Потом-то я прозрел и осознал,
      Что это боги отрывают крылья
      Нам, людям, как мальчишки - мотылькам.
      Нас истязать - для всеблагих потеха.
      ЭДГАР (в сторону)
      Как я могу кривляться пред лицом
      Такого горя? Это же кощунство
      И поруганье самого себя
      И ближнего . - Привет тебе, хозяин.
      ГЛОСТЕР
      Тот самый голодранец?
      СТАРИК
      Да, милорд.
      ГЛОСТЕР
      Всё, ты свободен. Впрочем, если хочешь,
      Последнюю мне службу сослужи:
      Найди бедняге этому одежду,
      Пускай его открытая душа
      Хоть чем-нибудь прикроется. Догонишь
      Нас по дороге в Дувр. Его возьму
      Своим вожатым.
      СТАРИК
      Он же полоумный!
      ГЛОСТЕР
      Что из того? В чумные времена
      Слепой влечется за умалишенным.
      Исполни эту просьбу, и тебя
      Я более не стану беспокоить.
      СТАРИК
      Я подберу получше что-нибудь.
      Вам доброго пути.
      Уходит.
      ГЛОСТЕР
      Эй, голодранец!
      ЭДГАР
      Том зябнет.
      (В сторону)
      Притворяться нету сил!
      ГЛОСТЕР
      Поди сюда.
      ЭДГАР (в сторону)
      А нужно притворяться. -
      Небесной милости твоим глазам
      Кровоточащим...
      ГЛОСТЕР
      В Дувр меня проводишь?
      ЭДГАР
      А то! Знаю туда все стежки и дорожки, все тропки и тракты, ходы и броды. Не все дома у бедного Тома. Да сохранят тебя боги от демонов. В Томе гнездились аж пять бесов: дух любострастия - Обидикут, Хобидиданс - князь немоты, Магу - воровства, Модо - убийства и Флибертиджиббет - кривлянья и кликушества, который потом переселился в горничных и камеристок. Мир тебе, хозяин.
      ГЛОСТЕР
      Вот кошелек. Ты, зачумленный небом,
      Ты, всё приемлющий, возьми его.
      Моя беда сулит тебе удачу.
      Так, в сущности, всегда и быть должно.
      Тот, кто пресытился до омерзенья,
      В похабных наслаждениях погряз,
      Кто ради похотей или капризов
      Все заповеди перетолковал
      Кто счел себя всесильным, чуть не вечным -
      От слепоты невиданной своей
      Излечится одним простейшим средством -
      Ударами судьбы по голове.
      Тогда он, может, сам отдаст излишки
      Нуждающимся. - В Дувре ты бывал?
      ЭДГАР
      А как же!
      ГЛОСТЕР
      Там утес стоит высокий,
      Глядящий грозно в моря гневный лик.
      Ты помоги взойти мне на вершину -
      Я одарю тебя и отпущу.
      А дальше я и сам найду дорогу.
      ЭДГАР
      Дай руку. Всё исполнит бедный Том.
      Уходят.
      
      СЦЕНА ВТОРАЯ.
      Перед дворцом герцога ОЛБЭНСКОГО.
      Входят ГОНЕРИЛЬЯ и ЭДМУНД.
      ГОНЕРИЛЬЯ
      Вот, граф, мы и доехали. Входите.
      А где ж мой сверхвоспитанный супруг?
      Входит ОСВАЛЬД.
      Где герцог?
      ОСВАЛЬД
      Здесь, сударыня, но странно
      Себя ведет, как будто он - не он,
      И все наоборот воспринимает.
      Я доложил о высадке врага -
      Ответил он загадочной улыбкой.
      Нахмурился, узнав про ваш приезд.
      Поведал я о Глостера измене,
      О вашей, сударь, верности - так он
      Сказал, что я болван, а в самом деле
      Всё якобы наоборот. Его
      Хорошие известья огорчают,
      Плохие радуют.
      ГОНЕРИЛЬЯ (Эдмунду)
      Так, ясно. Вам
      Ходить к нему не следует. Несчастный
      Парализован страхом. Кроткий вол!
      Непротивленец, видите ли! В общем,
      Всё то, что обсуждали мы в пути,
      Свершится скоро. К герцогу вернитесь
      И будьте правою рукой его
      В делах военных. Здесь же, к сожаленью,
      Мне всё придется в руки взять самой,
      А мужа усадить за вышиванье.
      Связь будем через Освальда держать.
      Вам долго не придется ждать известий,
      И сами оплошать вы не должны.
      Вот вам в залог. Не расставайтесь с нею.
      (Дает ему ленту)
      Нагнитесь. Если б этот поцелуй
      Мог говорить, то как бы ты вознесся!
      Пойми его. Прощай.
      ЭДМУНД
      Я до конца
      С тобою связан.
      ГОНЕРИЛЬЯ
      О прекрасный Глостер!
      Моя любовь!
      ЭДМУНД уходит.
      Вот - подлинный самец.
      Но им ведь может обладать любая,
      Мое же тело захватил кретин.
      ОСВАЛЬД
      А вот и он.
      ОСВАЛЬД уходит. Входит ОЛБЭНИ.
      ГОНЕРИЛЬЯ
      Выходит, я не стою
      Чтоб вы приличья соблюдали, сэр?
      ОЛБЭНИ
      Ты и того не стоишь, Гонерилья,
      Чтоб ветер бросил пыль тебе в лицо.
      Меня твоя натура ужасает.
      Кто не желает знать своих корней,
      Тот обречен огню, как ветвь сухая.
      ГОНЕРИЛЬЯ
      Довольно! Вы цитируете чушь!
      ОЛБЭНИ
      Для негодяя мудрость непригодна.
      Грязь признает лишь самое себя.
      Что вы творите, сущие тигрицы,
      Не дочери! Почтенного отца,
      Которому медведь лизал бы руки,
      Вы так безжалостно свели с ума.
      Вы хуже варваров и вырожденцев.
      И брат мой благородный проявил
      Неблагодарность, а еще мужчина!
      Нет, если боги не помогут нам,
      То люди станут пожирать друг друга,
      Подобно чудищам морских пучин!
      ГОНЕРИЛЬЯ
      Да вы-то, чучело для упражнений
      В искусстве боя! Белокровный трус!
      Мозги у вас - для помещенья вздора,
      А щеки - для затрещин. Не тебе
      Витийствовать о мужестве. Безумец!
      Или не ясно, что предупредить
      Необходимо смуту? Что возможных
      Преступников должны мы истреблять,
      А не любить, как братьев? Бей тревогу!
      Француз уже знамена развернул,
      Уже захватчики в пернатых шлемах
      Вступили в безмятежную страну,
      А ты, блаженный, кротко воздыхаешь:
      "Как это всё могло произойти?".
      ОЛБЭНИ
      О, ты себя со стороны не видишь.
      Все дьявола ужимки не страшней
      Кривляний бесноватой истерички.
      ГОНЕРИЛЬЯ
      О-о! Вот дурак-то!
      ОЛБЭНИ
      Нет в тебе стыда!
      Злой оборотень, не разоблачайся,
      Не искушай, иначе я тебя
      Порву на части - с мясом и костями!
      Но хоть передо мною сатана,
      Тебя спасает женское обличье.
      ГОНЕРИЛЬЯ
      Вот так мужчина! Мяу!
      Входит ДВОРЯНИН.
      ОЛБЭНИ
      Что стряслось?
      ДВОРЯНИН
      Милорд, скончался герцог Корнуэльский.
      Убит слугой, когда он вырвал глаз
      У Глостера.
      ОЛБЭНИ
      Глаз вырвал?
      ДВОРЯНИН
      Да. Расправа
      Так поразила одного из слуг,
      Что выхватил он меч из состраданья.
      Он был убит, но герцога и сам
      Успел смертельно ранить.
      ОЛБЭНИ
      Справедливость
      Небесная не медлит иногда.
      Но бедный Глостер! Значит, он без глаза?
      ДВОРЯНИН
      Нет, без обоих! Без обоих, сэр!
      (Гонерилье)
      Доставил я письмо от герцогини.
      Просила дать немедленно ответ.
      ГОНЕРИЛЬЯ (в сторону)
      Не так уж плохо всё, не так уж плохо.
      Одно опасно, что она вдова,
      И Глостер мой при ней. Воздушный замок,
      Где я спастись хотела от тоски,
      Не очень-то надежен на поверку. -
      Сейчас отвечу, ждите.
      (Уходит)
      ОЛБЭНИ
      А Эдмунд?
      Что делал он во время истязанья?
      ДВОРЯНИН
      Супругу вашу он сопровождал.
      ОЛБЭНИ
      Его здесь нет.
      ДВОРЯНИН
      Уже назад поехал.
      Я с ним как раз столкнулся по пути.
      ОЛБЭНИ
      Вы про отца ему не рассказали?
      ДВОРЯНИН
      Зачем же! Он отца и выдал. Сам
      Уехал, чтобы чистеньким остаться.
      ОЛБЭНИ
      Мужайся, Глостер, верный королю.
      Твои враги заплатят много больше,
      Чем глаз за глаз. Я посвящаю жизнь
      Тому, чтобы возмездие свершилось . -
      Сейчас мне расскажите обо всем.
      Уходят.
      
      СЦЕНА ТРЕТЬЯ
      Французский лагерь возле Дувра.
      Входят КЕНТ и ДВОРЯНИН.
      КЕНТ
      Вы не знаете, почему король Французский так внезапно уехал?
      ДВОРЯНИН
      Он оставил некоторые дела незавершенными. Положение в стране довольно опасно и требует его личного присутствия.
      КЕНТ
      Кто остался его заместителем?
      ДВОРЯНИН
      Маршал Франции господин де Ла Фер.
      КЕНТ
      Скажите, когда королева прочла письмо, ее опечалило его содержание?
      ДВОРЯНИН
      Конечно, сэр. Я это видел сам,
      Как по лицу ее сбегали слезы.
      Она стремилась горе одолеть,
      Которое само боролось с нею.
      КЕНТ
      Так, значит, опечалилась она!
      ДВОРЯНИН
      Да, но достоинства не потеряла.
      И спорили величие и скорбь,
      Что глубже с красотой ее согласно.
      Вы видели, конечно, дождь слепой?
      Вот так и у нее с улыбкой слезы
      Мешались - и не ведали уста
      О перлах слез, которые рождались
      Из бриллиантовых ее очей.
      Мы называли б горе драгоценным,
      Когда б оно преображало всех.
      КЕНТ
      Она вопросов вам не задавала?
      ДВОРЯНИН
      Нет, простонала лишь: "Отец! Отец!",
      Как будто сердце у нее сжималось.
      Потом еще: "Нет у людей стыда!
      И это женщины!" - и истекала
      Святая влага из лазурных глаз,
      И в ней слова мгновенно растворились.
      Тут, потрясенная, она ушла,
      Чтоб не страдать прилюдно.
      КЕНТ
      Сколь различны
      Создания родителей одних!
      То прихоть звезд. Да, звезды, не иначе.
      Потом вы с ней не говорили?
      ДВОРЯНИН
      Нет.
      КЕНТ
      Король был здесь тогда еще?
      ДВОРЯНИН
      Нет, отбыл.
      КЕНТ
      Так знайте: в городе убогий Лир.
      В минуты просветленья понимает,
      И где он, и зачем. Но видеть дочь
      Он отказался наотрез.
      ДВОРЯНИН
      За что же?
      КЕНТ
      За собственную глупость, говорит.
      Да, он Корделии простить не может
      Того, что причинил ей столько зла,
      Лишил ее приданого и проклял,
      Чем осчастливил сук - ее сестер.
      Она была причиной проявленья
      Столь скверных чувств и горького стыда.
      И со стыдом не может он смириться.
      ДВОРЯНИН
      Действительно несчастный человек!
      КЕНТ
      А где войска британцев?
      ДВОРЯНИН
      На подходе.
      КЕНТ
      Идемте к королю. Останьтесь с ним.
      Пока я не откроюсь вам, но позже
      Вы все узнаете, и сожалеть
      Не будете о том, что мы знакомы.
      Уходят.
      
      СЦЕНА ЧЕТВЕРТАЯ
      Французский лагерь. Шатер.
      Барабаны. Знамена.
      Входят КОРДЕЛИЯ, ВРАЧ, офицеры.
      КОРДЕЛИЯ
      Да, это он. Его видали часто.
      Бушует в нем безумие, как шторм.
      Поет он буйно песни шутовские
      В короне из татарника, репья,
      Крапивы, терна, и болиголова,
      И сорняков, которые в полях
      Со злаками воюют. - Прочешите
      Посевы и проверьте каждый акр.
      Найдите мне отца.
      Офицеры уходят.
      Ответьте, доктор:
      Наука может ум ему вернуть?
      Я все отдам за это.
      ВРАЧ
      Королева,
      Покой - самой природы санитар,
      Необходимый нашему больному,
      Хотя покоя и не знает он.
      Однако травы - не его, а наши -
      Не станут голову ему терзать
      И сон вернут усталому страдальцу,
      Заставив боль навек закрыть глаза.
      КОРДЕЛИЯ
      Все животворные земные соки,
      Все исцеляющие тайны недр!
      В моих слезах найдите воплощенье,
      Врачуйте душу бедного отца.
      Пускай его разыщут поскорее,
      Чтоб он себе вреда не причинил
      В порыве несогласия с собою!
      Входит ГОНЕЦ.
      ГОНЕЦ
      Британцы подступают, госпожа.
      КОРДЕЛИЯ
      Я знаю. Мы достойно им ответим.
      Я выступила за тебя, отец,
      И муж мой горе разделил со мною.
      Не из корысти в бой идут войска,
      А за любовь и право старика.
      О, только б поскорей его увидеть.
      Уходит.
      
      СЦЕНА ПЯТАЯ
      Комната в замке ГЛОСТЕРА.
      Входят РЕГАНА и ОСВАЛЬД
      РЕГАНА
      Так брат наш все же выступил?
      ОСВАЛЬД
      Да, леди.
      РЕГАНА
      Как это он решился, не пойму.
      ОСВАЛЬД
      Да, если откровенно, с неохотой.
      Скорее уж солдат - его жена.
      РЕГАНА
      С ним граф Эдмунд встречался?
      ОСВАЛЬД
      Нет, ни разу.
      РЕГАНА
      О чем сестра могла б ему писать?
      ОСВАЛЬД
      Не знаю, леди.
      РЕГАНА
      Он сейчас в отъезде.
      Мы Глостера оставили в живых
      По недомыслию. Не сомневаюсь,
      Что он повсюду возмущает чернь,
      На жалости к себе играя подло.
      Возможно, сын решил ему помочь
      И сократить ночную жизнь слепого,
      А заодно и сведенья собрать
      О неприятеле.
      ОСВАЛЬД
      Как жаль! Я должен
      Немедленно вручить ему письмо.
      РЕГАНА
      Мы выступаем завтра. Задержитесь.
      Поедете вы с нами: одному
      Сейчас опасно.
      ОСВАЛЬД
      Не могу: миледи
      Велела не задерживаться.
      РЕГАНА
      Что
      Ей нужно от него? Распоряженье
      Могли б вы передать и на словах.
      Зачем письмо? Дай мне его скорее!
      А я тебя за это полюблю.
      ОСВАЛЬД
      Но я, мадам, скорее...
      РЕГАНА
      Мне понятно,
      Что ей супруг противен. И она
      Двусмысленно смотрела на Эдмунда.
      А вы - ее наперсник.
      ОСВАЛЬД
      Я, мадам?!
      РЕГАНА
      Конечно. Вам ведь хорошо известно,
      Что у нее скрывается внутри.
      Я говорю достаточно понятно?
      Могу яснее. Вы посвящены
      В ее дела - так вот что ей скажите:
      Мой бедный муж убит, и граф Эдмунд
      Меня утешит в этом тяжком горе.
      Сестра ж не овдовела, и она
      Покамест не нуждается в поддержке.
      Разглядывать чужого жениха
      Ей незачем - глаза целее будут.
      Эдмунду передайте мой презент.
      Слепого же, при встрече, уничтожить.
      Награда будет щедрой.
      ОСВАЛЬД
      Госпожа,
      Я жажду сам найти его. Тогда уж
      Увидите, на чьей я стороне!
      РЕГАНА
      Удачи!
      Уходят.
      
      СЦЕНА ШЕСТАЯ
      Местность вблизи Дувра
      Входят ГЛОСТЕР и ЭДГАР, одетый крестьянином.
      ГЛОСТЕР
      Когда ж начнется наше восхожденье?
      ЭДГАР
      Уж началось. Дорога все трудней.
      ГЛОСТЕР
      Я не сказал бы.
      ЭДГАР
      Слышишь шум прибоя?
      ГЛОСТЕР
      Нет, ничего.
      ЭДГАР
      Быть может, слепота
      И остальные чувства ослабляет?
      ГЛОСТЕР
      Возможно. Изменение одно
      Я чувствую: ты говоришь иначе -
      И грамотней, и глаже.
      ЭДГАР
      Если в чем
      Я изменился - только внешне. Лучше
      Меня одели - вот и все.
      ГЛОСТЕР
      Нет, нет.
      Теперь ты явно говоришь иначе.
      ЭДГАР
      Ну все, пришли. Какой отсюда вид!
      Захватывает дух от этой бездны!
      Над нами вьются чайки - не крупней
      Жуков. На полпути повис на круче
      Бедовый человек и рвет укроп.
      Он сам размером с голову, на взморье
      Мелькают, словно мыши, рыбари.
      Баркас на якоре похож на ялик,
      А шлюпки рядом - словно поплавки.
      Хоть о скалу дробятся с ревом волны,
      Не слышно ничего на высоте.
      Все, больше не могу - боюсь сорваться
      Или, что хуже, тронуться умом.
      ГЛОСТЕР
      Теперь поставь меня на это место.
      ЭДГАР
      Но этой бездны на краю стоять -
      Не самое большое наслажденье.
      ГЛОСТЕР
      Дай руку. Вот еще один кошель.
      Там драгоценный перстень. Всё, будь счастлив.
      Теперь иди, но так, чтоб слышал я.
      ЭДГАР
      Прощайте, сэр.
      ГЛОСТЕР
      Прощай.
      ЭДГАР (в сторону)
      Отцову душу
      Надеюсь я обманом исцелить.
      ГЛОСТЕР (становится на колени)
      О боги! Этот мир я покидаю.
      С себя ярмо забот слагаю сам.
      Когда б я мог тащить его и дальше,
      Пока мои не истощатся дни,
      Я не вступал бы с вами в пререканье
      И фитилю моих постылых дней
      Спокойно дал дотлеть. Но я не в силах!
      Эдгара пощадите, если жив.
      Поднимается с колен.
      Эй, братец, ты ушел?
      ЭДГАР (как бы издалека)
      Ушел! Прощайте!
      ГЛОСТЕР бросается вперед и падает.
      Ушел. А между прочим, риск большой.
      Фантазия способна жизнь похитить,
      Когда хотим мы эту жизнь отдать
      В действительности. Мысленно бедняга
      Успел в такие сферы заглянуть,
      В которых мыслям места не осталось.
      Жив или мертв? Вы слышите меня?
      Неужто доигрались? Нет, он ожил.
      (Изменив голос)
      Что с вами?
      ГЛОСТЕР
      Не мешай мне умереть.
      ЭДГАР
      Не понимаю, кто ты: паутинка,
      Пух или, может, воздух? Ты слетел
      С утеса высоты необычайной -
      В десяток мачт - и дышишь, говоришь.
      Не видно ни царапины. Вот чудо!
      А ну-ка что-нибудь еще скажи!
      ГЛОСТЕР
      Откуда я упал?
      ЭДГАР
      Как, сэр, "откуда"?
      Конечно, с этой меловой скалы.
      Оттуда жаворонок звонкогласный -
      И то не слышен. Посмотри туда!
      ГЛОСТЕР
      Нет глаз, чтобы смотреть. Так мне, выходит,
      Отказано и в праве сократить
      Свои страданья самому. Тираны
      Бывают милосерднее богов,
      Не запрещая нам самоубийства.
      ЭДГАР
      Дай руку. Чуть приподнимись. Ну, как?
      Все кости целы?
      ГЛОСТЕР
      Целы, к сожаленью.
      ЭДГАР
      Вот чудо из чудес. А кто с тобой
      Был на вершине?
      ГЛОСТЕР
      Полоумный нищий.
      ЭДГАР
      Как? Винторогий, с тысячей носов,
      С громадными глазами, будто луны?
      Кошмарный демон - вот кто это был!
      Да, отче, повезло тебе: ведь ты же
      Спасен был прихотью благих богов
      От божества нечистого. Запомни:
      Благие боги, чтоб мы чтили их,
      Доказывают нам свое всесилье
      И нас для этого лишают сил.
      ГЛОСТЕР
      Я понял всё: с богами не поспоришь.
      Несчастья буду я переносить,
      Покуда это непереносимым
      Не станет для несчастий, и они
      Не завопят: "Довольно! Надоело!"
      И не издохнут. Значит, то был черт!
      А он-то разглагольствовал о бесах!
      Вот и довел черт знает до чего.
      ЭДГАР
      Ну и вздохни свободно и спокойно.
      О боги! Это кто еще такой?
      Входит ЛИР в причудливом уборе из цветов.
      Он явно не в своем уме: свой разум
      Ему не дал бы вырядиться так.
      ЛИР
      Нет, мне не запретят чеканить деньги:
      Ведь я король.
      ЭДГАР (в сторону)
      Мне это сердце рвет.
      ЛИР
      Природа с этим справляется лучше мастеров. Вот вам деньги на вербовку солдат. Как этот вахлюй держит лук! Вот чучело! Натяни тетиву на целый ярд. Смотрите, смотрите, полевка! Тише, мы ее подманим плавленым сыром! Вот моя рыцарская перчатка - брошу ее в великана. Подать алебарды! Хорошо полетела птица! Прямо в цель. Пароль?
      ЭДГАР
      Майоран.
      ЛИР
      Проходи.
      ГЛОСТЕР
      Этот голос мне знаком.
      ЛИР
      А, Гонерилья с седой бородой? Они ластились ко мне, как собачонки. Уверяли, что у меня белая борода, хотя она была черной. Они отвечали мне только "да" и "нет". Даже не хотели поговорить с отцом по душам, только "да" и "нет". А потом меня промочило до костей и прохватило ветром, что зуб на зуб не попадал. И гром гремел по моему повелению. Тогда-то мне открылась истина! Меня обманывали. Они говорили, что я сильнее всех, а лихорадка сильнее меня.
      ГЛОСТЕР
      Ведь это голос короля, не так ли?
      ЛИР
      Король я, и мой каждый дюйм - король.
      Взгляни, как всё трепещет предо мною!
      Всех милую. Ты кто - прелюбодей?
      Живи. Живи с кем хочешь - дозволяю.
      Творят такое на глазах у всех
      И корольки, и мушки золотые.
      Цвети, распутство! Глостеров бастард
      С отцом почтительнее, чем со мною -
      Отродия законные мои.
      Блудите нагло! Мне нужны солдаты.
      Вот дама: намекает хладный взгляд
      На лед в естественной ее развилке.
      Как корчится в конвульсиях она,
      Едва услышав слово "наслажденье"!
      И что же? Кобылица и хорек -
      Не более разнузданные твари,
      Как до совокупления дойдет.
      О женщины! Вам имя - кентаврицы!
      До талии - творенья божьих рук,
      А все, что ниже - чертово наследство.
      Там преисподняя, кромешная тьма, серное пламя, жар, пал, смрад, смерть. Тьфу! Аптекарь, дай мне унцию мускуса, чтобы оздоровить мое воображение! Вот деньги и тебе.
      ГЛОСТЕР
      Дай руку мне твою поцеловать.
      ЛИР
      Протру сначала. Чуешь трупный запах?
      ГЛОСТЕР
      Разрушен микрокосм - потом сама
      Вселенная обрушится. Ты знаешь
      Меня?
      ЛИР
      Я узнаю твои глаза.
      Что уставился? Стреляй, слепой Купидон. Я уже не полюблю. Читай этот вызов на турнир и обрати внимание на стиль.
      ГЛОСТЕР
      Будь солнцами все буквы - не могу!
      ЭДГАР (в сторону)
      Нет, даже я не ожидал такого.
      Прискорбный вид.
      ЛИР
      Ну, что же ты? Читай!
      ГЛОСТЕР
      Но чем? Глазниц провалами?
      ЛИР
      Понятно!
      Ни глаз во лбу, ни денег в кошельке.
      Глаза у тебя в тяжелом положении, мошна - в легком. Теперь ты видишь истинное положение вещей.
      ГЛОСТЕР
      Только чувствую. У меня же нет глаз!!!
      ЛИР
      Ну и что? А голова есть на плечах? Смотри ушами. Смотри, как судья орет на воришку. А теперь смотри внимательнее: мы все поменяем местами. Раз, два, три - кто теперь вор, а кто судья? Смотри, как фермерский пес облаивает нищего? Ты видал такое?
      ГЛОСТЕР
      Видал, сэр.
      ЛИР
      И бедняга удирает от собаки. Собака - живая эмблема власти. Собаке нужно повиноваться, она при исполнении.
      Кровавый кат, ты исполосовал
      Плетьми блудницу? Убери ручонки!
      А лучше - бей себя же самого
      За то, что с ней хотел заняться блудом.
      Вот жулика повесил ростовщик.
      В прорехи рубища, как будто в окна,
      Выглядывают малые грехи,
      Но мантией парчовою укроешь
      Любое преступление и зло.
      Позолоти порок - об эту корку
      Закон сломает острое копье.
      Лохмотья же пронзит камыш пигмея.
      Виновных нет. Оправдываю всех!
      Я рот зажму любому прокурору.
      А ты купи стеклянные глаза
      И притворяйся, как подлец политик,
      Что видишь то, что скрыто от тебя.
      А ну-ка сапоги с меня стащите!
      ЭДГАР (в сторону)
      Так, значит, помешательство есть смесь
      Безумья и ума!
      ЛИР
      А если снова
      Рыдать захочешь над моей судьбой,
      Я одолжу тебе глаза. Я знаю:
      Ты Глостер. Покорись и претерпи.
      Ведь мы страдаем даже при рожденье.
      Чуть воздуха глотнем - уже вопим.
      И так всю жизнь. Вот проповедь. Послушай.
      ГЛОСТЕР
      Как тяжко это всё воспринимать!
      ЛИР
      Рыдаем мы, придя на представленье
      Трагического фарса дураков. -
      Какая шляпа! Вот что я придумал:
      Взять войлок, ноги обмотать коням -
      И на зятьев. Застанем их врасплох -
      И так их! Так их! Так их! Так их! Так их!
      Входит ДВОРЯНИН со слугами
      ДВОРЯНИН
      Вот он! Не дайте убежать ему! -
      О государь, дочь ваша...
      ЛИР
      Неужели?
      Спасенья нет? Я пленник? Я в плену
      У злой судьбы! Природный шут фортуны!
      Прошу, не надо оскорблять меня!
      Я выкуп дам. Мне срочно лекарь нужен.
      Я ранен в мозг.
      ДВОРЯНИН
      Не бойтесь, государь.
      Все меры будут приняты.
      ЛИР
      Всё снова?
      Один и без защиты? Я ведь так
      Могу через глаза излить всю влагу,
      Что есть во мне, и превратиться в столп
      Из горькой соли. Стану я фонтаном
      В саду осеннем, увлажняя пыль
      Потоком слез.
      ДВОРЯНИН
      Но, государь, поверьте...
      ЛИР
      О нет! Я не обрадую судьбу
      И встречу радостно, как новобрачный,
      Свою кончину. Ведомо ли вам,
      Что я король?
      ДВОРЯНИН
      Да, государь, конечно!
      Мы ваши преданные слуги, сэр.
      ЛИР
      А слуги - так побегайте за мною.
      Убегает. Слуги бегут за ним.
      ДВОРЯНИН
      Последнего холопа станет жаль,
      Пришедшего в такое состоянье.
      А что же говорить о короле!
      Но, к счастью, дочь последняя очистит
      Природу от злодейства двух сестер.
      ЭДГАР
      Привет вам, сэр.
      ДВОРЯНИН
      Привет. Что вам угодно?
      ЭДГАР
      О будущем сраженье что-нибудь
      Известно вам?
      ДВОРЯНИН
      А как же! Кто имеет
      Хотя бы уши, ведает о нем
      ЭДГАР
      Где неприятель?
      ДВОРЯНИН
      Близко. На подходе.
      ЭДГАР
      Благодарю.
      ДВОРЯНИН
      Конечно, госпожа
      Поглощена дочернею заботой,
      Но наше войско двинулось вперед.
      ЭДГАР
      Благодарю вас, сэр.
      ДВОРЯНИН уходит.
      ГЛОСТЕР
      О боги! Боги!
      Молю: возьмите сами жизнь мою,
      Чтоб я не думал о самоубийстве.
      ЭДГАР
      Теперь вы лучше молитесь, отец.
      ГЛОСТЕР
      Кто вы такой?
      ЭДГАР
      Бедняк, судьбою битый.
      Я научился людям сострадать.
      Давайте руку. Вместе мы поищем
      Пристанища.
      ГЛОСТЕР
      Спасибо, добрый друг.
      Пусть небеса вам воздадут сторицей.
      Появляется ОСВАЛЬД.
      ОСВАЛЬД
      Вот так удача! Я свое возьму!
      Я оттолкнусь от головы безглазой
      И высоко взлечу. - Изменник, стой!
      Читай молитву, старый неудачник,
      Да покороче: я уж вынул меч,
      Чтоб покарать тебя.
      ГЛОСТЕР
      Тогда пусть небо
      Даст силу благодетельной руке.
      ЭДГАР становится меж ними.
      ОСВАЛЬД
      Простолюдин! Ты смеешь заступаться
      За подлого изменника! Пошел!
      Иль заразишься ты его судьбою.
      Исход летальным будет. Брось его!
      ЭДГАР
      Эй, ваше-ство, а ежели не брошу?
      ОСВАЛЬД
      Тогда умрешь, безграмотный плебей!
      ЭДГАР
      Ежели такой грамотный, катись-ка ты отсюдова и не козлобенься! А то я прямо весь дрожу! А старикана не трогай, не замай. А то как шандарахну дубиной по кумполу - и посмотрим, что крепче. Так что не трогайте мирных поселян, досточтимый сэр, пока они мирные.
      ОСВАЛЬД
      Ах ты... опарыш!
      Дерутся.
      ЭДГАР
      Рот-то закрой, а то зубы пересчитаю, и всё твое фехтование не поможет!
      ОСВАЛЬД падает
      ОСВАЛЬД
      Раб, ты убил меня! Убил, скотина!
      Что медлишь? Ну, хватай мой кошелек!
      Меня похорони, а если хочешь
      Еще обогатиться, передай
      Письмо, которое при мне отыщешь,
      Эдмунду, графу Глостеру. Он там,
      В британском лагере. О, как некстати!
      Какая неудача!
      Умирает.
      ЭДГАР
      Этот тип
      Был мне знаком: холуй велеречивый,
      Он был рабом страстей, но не своих,
      А лютой и разнузданной хозяйки.
      ГЛОСТЕР
      Он умер?
      ЭДГАР
      Отдохни пока, отец.
      Посмотрим-ка, что у него в карманах.
      Письмо нам пригодится. Мне не жаль,
      Что он убит. Ну, разве что противно.
      А, вот оно! Печать, не обессудь,
      Но я тебя сломаю самовольно.
      Чтобы проникнуть в замыслы врага,
      Случается, не то еще вскрывают.
      Тут не до политеса, господа.
      (Читает)
      "Не забывайте о наших обоюдных клятвах. Вам не так уж трудно будет убрать его, было бы желание, а подходящее место и время найдутся. Если он победит, все пропало. Тогда я - его пленница навек, а спальня - камерой для истязаний. Освободите меня, вырвите из этой духоты и в награду за этот подвиг займите его место. Ваша - о, как хотела бы это сказать! - жена до гроба Гонерилья"
      О прорва женской похоти! Супруга -
      "Убрать" и братом заменить моим.
      Тебя, потатчик смерти и распутства,
      Как ты просил, хоть я не обещал,
      Зарою здесь, в песке, а эту гнусность
      Я герцогу отдам. Пора пришла
      Пресечь все ваши подлые дела.
      ГЛОСТЕР
      Для короля в безумии - спасенье,
      Которое закрыто для меня.
      Мой разум не желает помутиться.
      Я обречен всё помнить, понимать.
      Мне мир воображенья недоступен,
      И от действительности не спастись.
      ЭДГАР
      Подай мне руку.
      Барабанный бой.
      Слышишь: барабаны.
      Идем к моим друзьям. Идем, отец.
      Уходят.
      
      АКТ ПЯТЫЙ
      СЦЕНА ПЕРВАЯ
      
      Британский лагерь возле Дувра.
      Барабаны. Знамена.
      Входят ЭДМУНД, РЕГАНА, дворяне, офицеры.
      ЭДМУНД (одному из офицеров)
      Узнай о планах герцога верней:
      Действительно всё остается в силе?
      Решенья он меняет на ходу.
      Чего он хочет - пусть ответит прямо.
      ОФИЦЕР уходит.
      РЕГАНА
      Боюсь, неладное с гонцом сестры.
      ЭДМУНД
      И я того же опасаюсь, леди.
      РЕГАНА
      Давайте говорить начистоту.
      Вы понимаете, мой милый Глостер,
      Как далеко пошла я ради вас
      И что готова сделать. Но признайтесь:
      Вы любите мою сестру?
      ЭДМУНД
      Люблю -
      Любовью брата.
      РЕГАНА
      А любовью мужа
      Не пробовали?
      ЭДМУНД
      Как же я могу!
      РЕГАНА
      Не можете? А я бы не сказала.
      Мне кажется, что вы ее уже...
      Любили так.
      ЭДМУНД
      Да нет, я чист, миледи!
      Клянусь вам всем, что свято для меня.
      РЕГАНА
      И не любите, сэр. Она несносна.
      Она такая...
      ЭДМУНД
      Полно! У нее
      Законный муж. А, вот он - с нею вместе.
      Входят с барабанами и знаменами
      ОЛБЭНИ, ГОНЕРИЛЬЯ и свита.
      РЕГАНА
      Отдать Эдмунда? Нет! Я победить
      Скорей позволю той сестре, чем этой!
      ОЛБЭНИ
      Приветствую вас, леди. Вы, милорд,
      Конечно, знаете, что у французов
      Король нашел убежище. В их стан
      Бегут все те, кто нами недоволен.
      И со своей душой я не в ладу.
      Где правды нет, там трудно ждать и славы.
      И потому я объявляю всем:
      Мои враги - захватчики французы,
      Но не король и те из англичан,
      Что сохранили верность суверену.
      Боюсь я, что они честнее нас.
      ЭДМУНД
      Вы благородны, как всегда.
      РЕГАНА
      Но только
      Нам это благородство ни к чему.
      ГОНЕРИЛЬЯ
      Неплохо бы еще оставить дрязги,
      Объединившись пред лицом врага.
      ОЛБЭНИ
      Сейчас я соберу совет старейшин,
      И мы решим, что дальше делать нам.
      ЭДМУНД
      Идем мы к вам в шатер.
      РЕГАНА
      А вы, сестрица?
      ГОНЕРИЛЬЯ
      Я не пойду.
      РЕГАНА
      А надо.
      ГОНЕРИЛЬЯ
      Хорошо.
      (В сторону)
      О, как мне вся твоя игра понятна!
      
      Входит ЭДГАР.
      ЭДГАР
      Дозволено ли будет бедняку
      Сказать вам что-то важное?
      ОЛБЭНИ
      Ступайте.
      Я подойду сейчас.
      ЭДМУНД, ГОНЕРИЛЬЯ и РЕГАНА уходят.
      Ну, говори.
      ЭДГАР
      Милорд, немедленно прочтите это.
      И, если победите, пусть герольд
      Зовет подателя сего посланья.
      Хоть человек я с виду и простой,
      Но я готов ответить как угодно
      За содержанье этого письма.
      А если вас постигнет неудача,
      Всё остальное потеряет смысл,
      Включая махинации злодеев.
      Во всяком случае, желаю вам
      Я лишь добра.
      ОЛБЭНИ
      Постой, письмо прочту я.
      ЭДГАР
      Нет, я задерживаться не могу,
      Но сам потом приду на зов герольда.
      Уходит.
      Возвращается ЭДМУНД.
      ЭДМУНД
      Враг виден. Нужно стягивать войска.
      Прочтите донесения разведки.
      Но не тяните. Времени в обрез.
      ОЛБЭНИ
      Что быть должно, то в нужный срок свершится.
      Уходит.
      ЭДМУНД
      Обеим сестрам клялся я в любви.
      Но, если откровенно, обе - змеи.
      Кого же предпочесть из двух гадюк?
      Быть может, никого? Или обеих?
      Обрыдли обе, черт их забери!
      Возьму вдову - другая озвереет,
      Замужняя. А мне она на кой,
      При этом рого..., то есть венценосце?
      Но он покамест нам необходим,
      Чтоб выиграть сражение, а после,
      Уж раз ей так приспичило, пускай
      Она его сама и устраняет,
      Но непременно: он ведь пощадить
      Намерен и Корделию, и Лира,
      А этого нам допустить нельзя.
      Но если промахнется Гонерилья,
      Судьбу отца и дочери готов
      Решить я, как солдат, без лишних слов.
      Уходит.
      
      СЦЕНА ВТОРАЯ
      Поле между двумя лагерями.
      Знамена. Барабаны.
      Проходят ЛИР, КОРДЕЛИЯ, их войско.
      Входят ЭДГАР и ГЛОСТЕР.
      ЭДГАР
      Сюда иди, отец, под сень ветвей.
      Молись, чтоб боги поддержали правых.
      Надейся. Если я вернусь живым,
      То принесу тебе успокоенье.
      ГЛОСТЕР
      Спаси вас небо, добрый человек.
      ЭДГАР уходит.
      Шум битвы. Отбой.
      ЭДГАР возвращается
      ЭДГАР
      Бежим, старик! Бежим! Король разгромлен!
      И он, и дочь его попали в плен.
      Дай руку!
      ГЛОСТЕР
      Нет, я лучше здесь истлею.
      ЭДГАР
      Ты, вновь, несчастный, смерти захотел?
      Она сама придет, еще успеешь.
      Ну, поднимайся же.
      ГЛОСТЕР
      Да, да, ты прав.
      Уходят.
      
      СЦЕНА ТРЕТЬЯ
      Британский лагерь возле Дувра.
      Барабаны. Знамена.
      Входят ЭДМУНД, пленные ЛИР и КОРДЕЛИЯ,
      а также офицеры и солдаты.
      ЭДМУНД
      Взять их под стражу. Не спускать с них глаз,
      Пока не будет решена их участь.
      КОРДЕЛИЯ
      Добро фортуна обернула злом,
      И я себя не обвиняю в том.
      Мне больно оттого, отец мой милый,
      Что я тебе страданье причинила.
      Быть может, напоследок стоит нам
      Взглянуть в глаза тем дочерям и сестрам?
      ЛИР
      Нет, нет и нет! Отправимся в тюрьму.
      И там мы будем петь, как птицы в клетке.
      Благословлю тебя и умолять
      Я на коленях стану о прощенье.
      Молиться будем мы, и песни петь,
      И вспоминать легенды и преданья.
      И золотистых бабочек полет
      Нам будет в радость. Весело обсудим
      Мы все перемещенья при дворе
      В забавном изложенье заключенных:
      Кто в случае, кто неугоден стал,
      Кто подслужился, кто не догадался.
      И мы проникнем в тайный смысл вещей,
      Как божьи наблюдатели. Быть может!
      И в каземате мы переживем
      Все глупые и ложные ученья,
      Поймем, что сильные не так сильны
      И власти предержащие зависят
      От превращений лунных.
      ЭДМУНД
      Увести!
      ЛИР
      Дитя, подобным жертвоприношеньям
      Воскурят ладан сами божества.
      Ведь я обрел тебя? Теперь мы вместе.
      Чтоб разлучить нас, надо бы стащить
      Огонь с небес - и то ведь не поможет.
      Нас не удастся выкурить, как лис, -
      Хотя бы из тюрьмы. Не беспокойся.
      Проглотит наших недругов чума,
      Они сгниют, рассыплются, однако
      Не насладятся видом наших слез.
      Ну, а теперь ведите нас в темницу!
      ЛИРА и КОРДЕЛИЮ уводят.
      ЭДМУНД
      Эй, капитан! За ними ты пойдешь
      С бумагой этой. Я тебя отметил
      И поведу к успеху, если ты
      Исполнишь то, что здесь прочтешь, но только
      Не рассуждая. Век и человек
      Должны быть схожи. Век сейчас железный -
      Не размягчайся, будь ему под стать.
      А впрочем, я тебя не принуждаю.
      Стоять иль продвигаться - выбирай.
      КАПИТАН
      Исполню.
      ЭДМУНД
      Если сделаешь всё точно,
      Что б ни было в приказе, то тебя,
      Запомни, очень далеко продвинут.
      Ты, правда, всё исполнишь?
      КАПИТАН
      Нет, не всё.
      В воз не впрягусь и есть овса не буду.
      Что может человек - смогу и я.
      Уходит.
      Фанфары.
      Входят ОЛБЭНИ, ГОНЕРИЛЬЯ, РЕГАНА, офицеры.
      ОЛБЭНИ
      Вам до сих пор везло необычайно.
      Вы проявили доблесть, и враги
      У вас в плену. Вы их должны немедля
      Нам передать. Мы их судьбу решим
      С учетом их заслуг и положенья
      И общей безопасности.
      ЭДМУНД
      Милорд,
      Я рассудил за благо содержать их
      Пока под стражей: ведь несчастный Лир
      Сединами и королевским саном
      Невольно околдовывает всех,
      И наше войско может превратиться
      В опаснейшего нашего врага.
      А уж Корделии очарованье
      Тем более губительно для нас.
      Но завтра я вам передам обоих,
      А лучше бы еще повременить.
      Мы все в поту, в крови, друг ищет друга,
      Еще чрезмерно все раздражены.
      Пусть люди успокоятся немного.
      Иначе бедных узников судьба
      На волоске повиснет. Им не все ведь
      Сочувствуют. Разумнее пока
      Их подержать за крепкими стенами.
      ОЛБЭНИ
      Я, сударь, вам признателен весьма
      За указанья, но хочу напомнить,
      Что вы мне подчиненный, а не брат.
      РЕГАНА
      Вы думаете? А меня спросили?
      Кем быть ему по отношенью к вам -
      Решаю только я. Как полководец
      И представитель мой, Эдмунд - ваш брат.
      ГОНЕРИЛЬЯ
      Нет, каково! Он и без вас поставил
      Себя довольно высоко.
      РЕГАНА
      А я
      Его поставлю вровень с королями.
      ГОНЕРИЛЬЯ
      Осталось на себе его женить.
      РЕГАНА
      Не стала бы пророчеством насмешка!
      ГОНЕРИЛЬЯ
      Не доверяйте, милочка, глазам:
      Вы их свихнули - да и окосели.
      РЕГАНА
      Миледи, я нашла бы, что сказать,
      Однако нездорова я сегодня,
      Поэтому я обращусь не к вам.
      (Эдмунду)
      О генерал! Бери мои трофеи,
      Войска, военнопленных и страну!
      Повелевай! Сдаются бастионы.
      Всем обладай, и мною в том числе.
      Будь мне и властелином, и супругом.
      ГОНЕРИЛЬЯ
      Нет, он не будет вами обладать!
      ОЛБЭНИ
      Но помешать вы не вольны.
      ЭДМУНД (Олбэни)
      Ты тоже.
      ОЛБЭНИ
      И ты, мой только что названый брат,
      Брат полукровный, правда, так считаешь?
      РЕГАНА (Эдмунду)
      Бей в барабан, свой титул утверди.
      ОЛБЭНИ
      Нет, время трубам, а не барабанам.
      Я должен вас арестовать, Эдмунд,
      Как заговорщика, совместно с нею -
      Змеею позолоченной.
      (Указывает на Гонерилью, затем обращается к Регане)
      А вам,
      Скажу, как опекун особы этой:
      Вы права не имеете на то,
      Что ей принадлежит. Она связала
      Себя с милордом, так что на меня
      Претендовать могли бы вы скорее.
      ГОНЕРИЛЬЯ
      Всё в буффонаду превратит, паяц!
      ОЛБЭНИ
      Да нет, в совсем иное. Эй, герольды!
      Трубите! Глостер, ты вооружен.
      Когда никто не явится на вызов,
      Чтоб доказать мечом твою вину,
      Вот мой залог.
      (Бросает перчатку)
      При всех я объявляю:
      Ты клеветник, изменник и подлец.
      Я хлеба не вкушу, пока все это
      Не станет очевидно всем.
      РЕГАНА
      Мутит!
      Меня мутит!
      ГОНЕРИЛЬЯ (в сторону)
      Я думаю! Иначе
      Не стала б медицине доверять!
      ЭДМУНД (бросает перчатку)
      Вот мой залог. Кто назовет облыжно
      Меня изменником - тот негодяй.
      Труби, герольд! Любого уничтожу -
      Тебя, другого, третьего - но честь
      И правду отстою.
      ОЛБЭНИ
      Ко мне, глашатай!
      ЭДМУНД
      И мой - кто мне!
      ОЛБЭНИ
      Напрасно не зови.
      Нет за тобою никого. Надейся
      Лишь на себя: я войско собирал
      И распустил его своим указом.
      РЕГАНА
      Мне плохо!
      ОЛБЭНИ
      Отвести ее в шатер!
      РЕГАНУ уводят.
      Входит ГЕРОЛЬД.
      (Герольду)
      Труби и огласи бумагу эту.
      Труба.
      ГЕРОЛЬД (читает)
      "Если человек благородного происхождения или ранга намерен доказать, что Эдмунд, именуемый графом Глостерским, есть великий изменник, да соблаговолит он выступить вперед по третьему зову трубы, поскольку вышеозначенный Эдмунд готов защищаться"
      ЭДМУНД
      Труби!
      Трубят в первый раз.
      ГЕРОЛЬД
      Еще раз!
      Трубят во второй раз.
      ГЕРОЛЬД
      Еще раз!
      Трубят в третий раз.
      За сценой отвечает труба.
      Выходит вооруженный ЭДГАР. Перед ним - трубач.
      ОЛБЭНИ
      Спроси его, кто он, чего он хочет
      И почему откликнулся на зов.
      ГЕРОЛЬД
      Как ваше имя, рыцарь, кто вы родом
      И почему явились вы на зов?
      ЭДГАР
      От имени пришлось мне отказаться.
      Его изгрызли зубы клеветы.
      Оно уже истлело. Но по крови
      Я не подлее, чем противник мой.
      ОЛБЭНИ
      Кто ваш противник?
      ЭДГАР
      Кто здесь за Эдмунда,
      Потомка графа Глостера?
      ЭДМУНД
      Он сам.
      А ты что скажешь?
      ЭДГАР
      Меч возьми. И если
      Мои слова сочтешь ты клеветой,
      В бою их попытайся опровергнуть.
      А я, как рыцарь и как дворянин,
      Во всеуслышание заявляю:
      Что, несмотря на юность, красоту,
      И титул, и заслуги боевые,
      И на преуспеяние во всем,
      Ты - полный и законченный предатель.
      Ты предал всех - и брата, и отца,
      И короля, и новых суверенов,
      Богов. Самой природе изменил.
      Сейчас готовишь герцога убийство
      И рвешься к власти. С головы до пят
      Ты весь в грязи, как жаба в бородавках.
      Ответишь: "нет" - я с духом соберусь,
      Сольется меч с рукой - и все узнают:
      Ты лжешь.
      ЭДМУНД
      Хотя и требует статут,
      Чтоб ты назвался, этою отсрочкой
      Я не воспользуюсь. И так видны
      Твои происхожденье, воспитанье,
      Но, несмотря на них, ты - клеветник.
      А эти дьявольские обвиненья
      Нимало не затронули меня,
      И я их возвращаю хладнокровно
      В то сердце, где они и родились,
      А чтоб они верней туда попали,
      Я им мечом дорогу проторю.
      Эй, трубы! Начинаем поединок.
      Трубы.
      Бьются.
      ЭДМУНД падает
      ОЛБЭНИ
      Не добивай его! Не добивай!
      ГОНЕРИЛЬЯ
      Ах, Глостер, это подлая интрига!
      Ты мог бы уклониться: ведь устав
      Не позволяет биться с безымянным.
      Нет, ты не побежден! Не побежден!
      Какая подлость!
      ОЛБЭНИ
      Леди, рот закройте.
      Иначе этим я его заткну.
      (Показывает письмо Эдмунду)
      Держите. Это вам предназначалось.
      (Гонерилье)
      Вот порожденье гадости твоей.
      Куда?! Порвать не дам! Ну, что, узнала?
      Выкручиваться будешь?
      ГОНЕРИЛЬЯ
      А зачем?
      Здесь мой закон, не твой. И кто посмеет
      Меня судить?
      ОЛБЭНИ
      Чудовищная дрянь!
      Итак, узнала ты записку?
      ГОНЕРИЛЬЯ
      Лучше
      Тебе не ведать, что узнала я.
      Уходит.
      ОЛБЭНИ
      За ней! Она сошла с ума!
      ОФИЦЕР уходит.
      ЭДМУНД
      Всё правда.
      Повинен я и в этом, в другом,
      Что будущее время вам откроет.
      Я постепенно прошлым становлюсь.
      Но ты, мою фортуну победивший,
      Откройся наконец. И если ты
      Из благородных, я тебя прощаю.
      ЭДГАР
      За откровенность - откровенность. Я
      Того же, что и ты, происхожденья.
      А если выше, в этом и была
      Причина твоего грехопаденья.
      Меня зовут Эдгар, и по отцу
      Мы братья. Божества закономерно
      Преобращают радости греха
      В орудье мести, в ужасы расплаты.
      За радости зачатья твоего
      Отец рыдал кровавыми слезами .
      ЭДМУНД
      Да, это правда. Полный оборот
      Свершило колесо, и я раздавлен.
      ОЛБЭНИ
      Твоя осанка выдала тебя -
      В ней было царственное благородство.
      Тебя я с полным правом обниму:
      Я никогда не верил наговорам
      На вас с отцом.
      ЭДГАР
      Я это знаю, сэр.
      ОЛБЭНИ
      Где вы скрывались до сих пор? Как жили?
      И как узнали о судьбе отца?
      ЭДГАР
      Я в ней участвовал. Когда б я умер,
      Едва закончу этот свой рассказ,
      Тогда затягивать его не стал бы.
      А между тем, на опыте своем
      Я понял, что такое жажда жизни,
      Когда пойдет на дыбу человек,
      Чтоб смерть отсрочить. Я бежал и принял
      Вид нищего безумца - от меня
      Шарахались собаки с отвращеньем.
      Скитался я и повстречал отца:
      Его глазницы были словно кольца
      Без бриллиантов. Я водил его,
      Кормил, и защищал, не позволяя
      Отчаяться. Открылся же ему
      Лишь полчаса назад - жаль, что не раньше, -
      В оружье и доспехах, испросив
      Его благословенья перед боем.
      Изношенное сердце старика
      Не вынесло столь резкой перемены
      И тут же успокоилось навек.
      Он умер, улыбаясь.
      ЭДМУНД
      Ах, я тронут!
      Всё к лучшему: отмучился старик.
      Ну, продолжай свое повествованье .
      ОЛБЭНИ
      А нужно ли? Я, например, и так
      Уже расстроен. Если продолженье
      Печально, то увольте.
      ЭДГАР
      Да, оно
      Не сладостно для тех, кто избегает
      Любого огорченья, но для бед
      И для достоинства не существует
      Предела. Я оплакивал отца.
      Тут появился человек. Мы прежде
      Встречались, он меня тогда считал
      Юродивым и презирал за это,
      Теперь же крепко обнял, зарыдал
      Над участью отца, затем поведал
      О злоключеньях Лира. Он опять
      Переживал страданья без пощады
      К своей душе надорванной - и вдруг
      Упал без сил. Но тут труба запела
      И я его оставил.
      ОЛБЭНИ
      Кто же он?
      ЭДГАР
      Кент, сэр, изгнанник Кент! Переодевшись,
      Он короля, враждебного ему,
      Оберегал, как мог, и добровольно
      Для старца бедного он делал то,
      Чем погнушался бы холоп последний.
      Вбегает ДВОРЯНИН с окровавленным кинжалом.
      ДВОРЯНИН
      На помощь!
      ЭДГАР
      Что это?
      ОЛБЭНИ
      Откуда кровь?
      ДВОРЯНИН
      Из сердца! И клинок еще дымится.
      Она скончалась только что.
      ОЛБЭНИ
      Да кто?
      ДВОРЯНИН
      Милорд, супруга ваша закололась,
      Пред этим отравив свою сестру.
      Она созналась.
      ЭДМУНД
      Я помолвлен тайно
      С обеими, и смерть нас обручит.
      Входит КЕНТ.
      ЭДГАР
      Вот Кент идет.
      ОЛБЭНИ
      Сюда, живых иль мертвых,
      Несите их. Свершился высший суд,
      И он внушает трепет, но не жалость.
      О, неужели это Кент? Увы,
      Сейчас нам вовсе не до этикета.
      КЕНТ
      Пришел я попрощаться с королем.
      Он здесь?
      ОЛБЭНИ
      Как мы про главное забыли!
      Эдмунд, ответь скорее, где король
      И дочь его Корделия?
      Вносят тела ГОНЕРИЛЬИ и РЕГАНЫ
      Что скажешь
      На это, Кент?
      КЕНТ
      Что это значит, сэр?
      ЭДМУНД
      Что от любви сестра сестру убила
      И руки наложила на себя.
      Да! И меня любили!
      ОЛБЭНИ
      К сожаленью.
      Закрыть им лица.
      ЭДМУНД
      Задыхаюсь я.
      Перед кончиной, для своеобразья,
      Хочу добро я сделать, изменив
      Самой природе. Но себе я верен,
      И не раскаиваюсь я ничуть.
      Бегите в крепость! Я распорядился
      Корделию и Лира умертвить!
      Бегите, не теряя ни мгновенья!
      Бегите! Вдруг спасете? Ну, скорей!
      ОЛБЭНИ
      Не медлите! Скорее же! Скорее!
      ЭДГАР
      Кому ты дал приказ? Каков пароль
      Отмены?
      ЭДМУНД
      Ах, совсем забыл! Конечно!
      Меч этот капитану покажи.
      ОЛБЭНИ
      Беги! Скорее!
      ЭДГАР убегает.
      ЭДМУНД
      Мы с твоей женою
      Корделию решили удавить,
      Представив это как самоубийство
      В безумье.
      ОЛБЭНИ
      Небо, сохрани ее!
      Убрать злодея!
      ЭДМУНДА уносят.
      Входит ЛИР с мертвой КОРДЕЛИЕЙ на руках.
      За ним - ЭДГАР, офицеры и другие.
      ЛИР
      Войте! Войте! Войте!
      О, вы из камня - люди! Если б я
      Имел все ваши языки - тогда бы
      Стенаньем твердь небесную разбил!
      Она ушла. Я разве не сумею
      От мертвого живое отличить?
      Мертвее праха! Зеркало подайте!
      Стекло приближу я к ее губам,
      И, если затуманится поверхность,
      Дыханье теплится еще.
      КЕНТ
      Пришло,
      Предсказанное светопреставленье?
      ЭДГАР
      Прообраз хаоса?
      ОЛБЭНИ
      Распад и тьма.
      ЛИР
      Перо зашевелилось. Неужели
      Она жива? О, если это так,
      Я обо всех мученьях позабуду.
      КЕНТ
      Мой добрый господин!
      ЛИР
      Изменник, прочь!
      ЭДГАР
      Но это Кент, он друг ваш самый верный!
      ЛИР
      Чума на всех! Нет у меня друзей!
      Вы все изменники, вы все убийцы!
      Вы помешали мне ее спасти.
      Не уходи, Корделия, помедли...
      Что ты сказала? Я не разберу.
      Она всегда была такою тихой -
      Ведь женщине визгливость не к лицу.
      А я ведь зарубил того холопа,
      Который жизнь твою посмел отнять.
      ОФИЦЕР
      Да, это правда, господа.
      ЛИР
      Конечно!
      В былые дни я палашом владел
      И заставлял врагов моих попрыгать.
      Теперь я стар. Ослабили меня
      Безжалостной судьбы перипетии.
      Ты кто таков? Глаза уже не те.
      КЕНТ
      Обоих нас фортуна баловала,
      Обоим козни строила потом.
      ЛИР
      Я плохо вижу. Голос, вроде, Кента.
      КЕНТ
      Да, государь, я Кент. А где ваш Кай?
      ЛИР
      Он добрый малый был, лихой служака.
      Да околел и сгнил.
      КЕНТ
      Нет, государь:
      Кай - это я и есть.
      ЛИР (безучастно)
      Да, в самом деле?
      КЕНТ
      С начала ваших бед, мой господин,
      Я с вами шел дорогою страданий.
      ЛИР (так же)
      Приятно слышать.
      КЕНТ
      Мой окончен путь.
      Нет смысла, нет надежды, нет просвета.
      А ваши дочери погибли. Их
      Убила безысходность.
      ЛИР
      Вероятно.
      ОЛБЭНИ
      Он сам не понимает слов своих.
      Мы для него уже не существуем.
      ЭДГАР
      Опять всё для него теряет смысл.
      Входит офицер.
      ОФИЦЕР
      Эдмунд скончался.
      ОЛБЭНИ
      Ну, и что такого?
      Друзья и лорды! Мы вас посвятим
      В решенье наше. Нам теперь угодно
      Власть королю несчастному вернуть
      И всячески поддерживать страдальца,
      Пока его не истощатся дни .
      Пускай он наслаждается покоем.
      Теперь внимание, Эдгар и Кент!
      Мы возвратим вам и права, и земли
      И щедро наградим вас сверх того.
      Кто верен был - тому добром воздастся,
      Враг выпьет чашу горести... - Что с ним?
      Смотрите!
      ЛИР
      И мой бедный шут повешен ...
      Нет жизни, нет, нет, нет! Зачем тогда
      Живут собака, лошадь, даже крыса,
      А ты мертва? Навек. Навек. Навек.
      Эй, расстегни-ка пуговицу, больно!
      Благодарю. Ты на нее взгляни!
      На губы! Да смотри! Смотри! Смотри же!
      (Умирает)
      ЭДГАР
      Он в обмороке!
      КЕНТ
      Сердце, разорвись!
      ЭДГАР
      Очнитесь, государь!
      КЕНТ
      Молчи! Не стоит
      Дух раздражать его. Пусть отойдет
      Спокойно. Разве только ненавистник
      Ему желал бы корчиться опять
      На дыбе жизни.
      ЭДГАР
      Да уже он умер.
      КЕНТ
      Не удивительно. А чудо в том,
      Что он терпел - и жил еще так долго.
      Он будто век прихватывал чужой.
      ОЛБЭНИ
      Тела несите. Предадимся скорби.
      Тела уносят.
      Уходят все, кроме ОЛБЭНИ, КЕНТА и ЭДГАРА
      С безумием страны как справлюсь я?
      Вы мне помочь обязаны, друзья.
      КЕНТ
      Недолго я полезен буду вам:
      Велит король служить ему и там.
      ОЛБЭНИ
      Мы скажем, принимаясь за дела,
      Больших людей эпоха отошла,
      А мы так много на веку своем
      Не проживем и не переживем.
      Уходят.
      
      КОНЕЦ
       7 января 2001 г. - 2 сентября 2007 г.

  • Оставить комментарий
  • © Copyright Флоря Александр Владимирович (alcestofilint@mail.ru)
  • Обновлено: 06/01/2018. 201k. Статистика.
  • Пьеса; сценарий: Драматургия
  •  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.