Флоря Александр Владимирович
Р. Шеридан. Дуэнья

Lib.ru/Современная литература: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • Оставить комментарий
  • © Copyright Флоря Александр Владимирович (alcestofilint@mail.ru)
  • Обновлено: 18/07/2017. 118k. Статистика.
  • Пьеса; сценарий: Драматургия
  • Скачать FB2
  •  Ваша оценка:

      РИЧАРД ШЕРИДАН
      
      ДУЭНЬЯ
      
      Зингшпиль в трех актах
      
      Переложение и примечания А.В. Флори.
      
      ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА
      ДОН ЖЕРОМ
      ДОН ФЕРНАНДО - его сын.
      ДОН АНТОНИО
      ИЗААК МЕНДОЗА
      ОТЕЦ ПАБЛО
      ОТЕЦ ФРАНСИСКО
      ОТЕЦ АВГУСТИН
      ЛОПЕС - слуга дона Фернандо.
      ДОНЬЯ ЛУИСА - дочь дона Жерома.
      ДОНЬЯ КЛАРА
      ДУЭНЬЯ - воспитательница доньи Луисы.
      МАСКИ, ПРИВРАТНИК, ГОРНИЧНАЯ, СЛУГИ
      
      Место действия - СЕВИЛЬЯ.
      
      
      АКТ ПЕРВЫЙ
      Сцена 1.
      Улица перед особняком ДОНА ЖЕРОМА.
      Входит ЛОПЕС с фонарем.
      
      ЛОПЕС
      Четвертый час! Да уж, самое время приличному человеку красться по улицам Севильи, подобно какому-нибудь браво!
      [ Примечание
      Браво - убийца (во множественном числе - брави). В оригинале: like a bravo.]
      А я не браво, я скорее фигаро, слуга молодого влюбленного - а что может быть хуже этой должности? Нет, я не имею ничего против любви как таковой. Только наши с хозяином взгляды на этот предмет диаметрально противоположны. Дон Фернандо слишком утонченный кабальеро, чтобы унижать свою влюбленность пищей и сном. А я человек простой, моему аппетиту и сну любовь не мешает - напротив, способствует. Я очень даже способен грезить о своей возлюбленной и в сновидениях и поднять бокал за ее здоровье. Любовь не лишает меня силы и не исключает постели, застолья и сна, причем одновременно. Впрочем, о сне сейчас можно только мечтать. Увы, честный Лопес, насколько можно судить, твой хозяин ждет тебя, чтобы прикрывать его тыл в случае отступления от окна доньи Клары.
      Музыка.
      О, музыка! Так-с. Это, как я понимаю, дон Антонио, друг дона Фернандо, по дороге из маскарада решил завернуть сюда и спеть на ночь песенку донье Луисе. Интересно, проснется ли старый? Я думаю, пока ему будет не до сынка, так что лучше займу я свой пост.
      
      ЛОПЕС уходит.
      Входят
      ДОН АНТОНИО, МАСКИ и МУЗЫКАНТЫ.
      
      СЕРЕНАДА
      АНТОНИО
      Твой голос, лютня, слишком слаб
      Для выражения страстей,
      Но ты, наверное, могла б
      Проникнуть в сон любви моей.
      И, грез любимой не смутив,
      Излить без слов верней всего
      И мой восторженный порыв,
      И трепет сердца моего.
      МАСКА
      Дон Антонио, так не годится. Вы не лишите покоя свою даму такой меланхолической песней. Вы как будто не серенаду поете, а колыбельную.
      АНТОНИО
      Я и не хочу лишать ее покоя.
      МАСКА
      Ну, да! Вы так говорите, опасаясь, что она не выглянет в окно, даже если проснется.
      АНТОНИО
      Вы думаете? Тогда убедитесь сами.
      (Поет)
      Глаза прекрасные открой
      До наступления зари
      И луч рассвета золотой
      Любви зарею предвари.
      В окне показывается ДОНЬЯ ЛУИСА.
      ЛУИСА (поет)
      Мой слух тобою пробужден,
      И предо мной в красе своей
      Как будто новый Аполлон
      Предстал в короне из лучей.
      Выглядывает ДОН ЖЕРОМ.
      ДОН ЖЕРОМ (поет)
      Что там творится за окном?
      И стон, и вой, и гром, и гам?
      Какой-то, черт возьми, бедлам!
      А может, даже и содом!
      ТРИО
      ЛУИСА
      Ты, батюшка, уж слишком крут!
      АНТОНИО
      Мои намеренья чисты!
      ДОН ЖЕРОМ
      Что это - нищие поют?
      Или взбешенные коты?
      [ Примечание
      ... нищие поют
      В оригинале: What vagabonds are these I hear (Что за бродяг я слышу). Я намекаю на "Оперу нищего" Джона Гея, который пародировал Г. Генделя и сам, в свою очередь, стал объектом пародии Б. Брехта в "Трехгрошовой опере". У Шеридана, конечно, нет отсылок к "Опере нищего", однако ее влияния он, по-видимому, не избежал, на что я и указываю. Что касается гениальной пьесы Брехта, она была источником моего вдохновения, когда я в юности создавал свою "Дуэнью" - правда, на сюжет "Обручения в монастыре" С. Прокофьева.]
      ЛУИСА
      Прощай!
      АНТОНИО
      Уходишь?
      ЛУИСА
      Дай лишь срок -
      Мы доживем до лучших дней.
      И хоть силен враждебный рок,
      Но бог любви стократ сильней.
      ЛУИСА и АНТОНИО
      Помоги нам, Купидон!
      ДОН ЖЕРОМ
      Эй, подать мне мушкетон!
      Убирайся, хлюст такой,
      Иль расстанешься с башкой!
      Уходят.
      
      Сцена 2.
      Площадь.
      Входят ДОН ФЕРНАНДО и ЛОПЕС.
      
      ЛОПЕС
      Честное слово, сеньор, по моему скромному мнению, иногда можно и покемарить - в виде исключения: хотя бы раз в неделю.
      ФЕРНАНДО
      Заткнись, кретин! Как ты можешь говорить о таком вульгарном предмете!
      ЛОПЕС
      Так я же не о вульгарном, то есть обыкновенном, сне. Но совсем другое дело - нежные грезы любви. Почему бы вам не позволить себе прикорнуть на полчасика, чтобы их увидеть? Ради новизны впечатлений.
      ФЕРНАНДО
      Заткнись, чучело, говорю тебе! О Клара, жестокая, ты лишила меня покоя...
      ЛОПЕС
      А уж как меня лишила...
      ФЕРНАНДО
      Каррамба! Так беспощадно играть мною - именно сейчас! И всё по правилам этикета! Значит, вот так она меня любила? Нет, я начинаю подозревать, что она вовсе не любила меня.
      ЛОПЕС
      Я, пожалуй, соглашусь.
      ФЕРНАНДО
      Или, может, особы ее пола меняют свои желания каждую минуту?
      ЛОПЕС
      Если и реже, то лишь потому, что сами не могут их уловить.
      
      ФЕРНАНДО
      Есть ли на свете другое создание, столь же эфемерное?
      ЛОПЕС
      Есть, я бы мог назвать.
      ФЕРНАНДО
      Конечно, есть: тот бесхарактерный безумец, который потакает ее капризам!
      ЛОПЕС
      Я так и знал, что вы догадаетесь.
      ФЕРНАНДО
      Разве она не своенравная, взбалмошная, упрямая, деспотичная, вздорная, да просто ненормальная? Адская смесь отклонений и безумств! Взгляд у нее спесивый, а улыбка... А улыбка... Черт, зачем я заговорил про улыбку! Она прелестна! Нет, очаровательна! Смерть и безумие! Без этой улыбки мне не жить!
      ЛОПЕС
      Вот эти улыбочки-то и есть сама смерть.
      
      АРИЕТТА
      ФЕРНАНДО (поет)
      И нрав ее жестокий,
      И непреклонный вид,
      И все ее пороки
      Мой разум лицезрит.
      Овладевая мною,
      Страсть изгоняет он,
      Но страсть глаза раскроет -
      И разум ослеплен.
      ЛОПЕС
      А вот приближается дон Антонио.
      ФЕРНАНДО
      Иди домой, я потом.
      ЛОПЕС
      Всё эти чертовы улыбки!
      ЛОПЕС уходит.
      Входит ДОН АНТОНИО.
      ФЕРНАНДО
      Антонио, как доложил Лопес, ты давал сольный концерт перед балконом Луисы. И, что, отец тоже был среди зрителей?
      АНТОНИО
      Да, да! И музыка произвела на него сильнейшее впечатление. Когда я уходил, он сотрясал запертые жалюзи, напоминая Баязета в клетке. А ты почему шатаешься в эту пору?
      ФЕРНАНДО
      Я же говорил тебе, что завтра - тот самый день, на который дон Гусман, отец Клары, и ее демонически злая мачеха назначили ее заточение в монастырь, чтобы наследство досталось их сыночку. Тогда я решился на отчаянный поступок: раздобыл ключ от входной двери, подкупил Кларину камеристку, чтобы она как бы забыла запереть спальню. И вот сегодня в два часа ночи я секретно проник в покои моей возлюбленной и застал ее отнюдь не в объятьях Морфея, зато плачущей.
      АНТОНИО
      Завидую, Фернандо!
      ФЕРНАНДО
      Было бы чему! Ты не знаешь продолжения. Эта барышня обошлась со мной, как с хулиганом.
      АНТОНИО
      Но это же была только прелюдия, а потом...
      ФЕРНАНДО
      А потом было еще хуже. Она заявила, что еще хоть слово - и она спустит на меня мачеху, и, в конце концов, велела мне убираться.
      АНТОНИО
      И это вот - в конце концов?
      ФЕРНАНДО
      Конечно. И мне пришлось стушеваться, отнюдь не достигнув желаемого.
      АНТОНИО
      А мог ты ее чем-нибудь оскорбить?
      ФЕРНАНДО
      Какое там оскорбить, чтоб я пропал! Не считать же оскорблением то, что я сорвал с ее уст дюжину поцелуев... Ну, две...
      АНТОНИО
      Так мало? И в самом деле - оскорбление!
      ФЕРНАНДО
      Говорю же тебе: я вел себя очень осторожно.
      АНТОНИО
      Вот это ее и привело в ярость. Послушай, Фернандо: а свой ключ ты оставил в скважине?
      ФЕРНАНДО
      Да, камеристка потом вынула его.
      АНТОНИО
      Тогда, не сойти мне с этого места, если твоя пассия нынче же им не воспользуется.
      ФЕРНАНДО
      А если она им воспользуется, чтобы осчастливить какого-нибудь моего соперника? Между прочим, ты сам когда-то ею увлекался и, совсем как я, мнил ее ангелом.
      АНТОНИО
      Было дело. Но когда выяснилось, что она не любит меня, я не нашел в ней ничего ангельского.
      
      РЕЧИТАТИВ
      Прелестны очи милых дам,
      Когда я отражаюсь там.
      И на устах, конечно, мед,
      Когда его другой не пьет.
      И лишь при мне прекрасен вид
      Румяных девственных ланит.
      И голос звонок, как ручей,
      Лишь только для моих ушей,
      И ручка бархата нежней,
      Когда она в руке моей.
      Сказать могу ли откровенней:
      Любовь есть комплекс ощущений.
      А кроме того, Фернандо, на мой счет можешь не беспокоиться. Я ведь люблю твою сестру. И если ты мне поможешь, я вам уж точно не помешаю.
      ФЕРНАНДО
      Можешь на меня рассчитывать. Я верю, что ты не позволишь себе ничего бесчестного - например, похищения.
      АНТОНИО
      Да? А сам-то покушался на похищение Клары!
      ФЕРНАНДО
      Это другое. Мало что мы позволяем себе, но это еще не значит, что позволим делать это с нашими сестрами. И, потом, не забывай, что Клару собираются насильно постричь в монахини.
      АНТОНИО
      Да что ты мне объясняешь! Мои дела не лучше. Твой отец намеревается завтра выдать Луису за этого португальского менялу Изаака Мендозу. Но я уверен: вместе мы составим какой-нибудь план. Если ты меня проводишь...
      ФЕРНАНДО
      Но я и так уже задержался...
      АНТОНИО
      Что ж, до свидания.
      ФЕРНАНДО
      Слушай, Антонио, а если бы ты не любил мою сестру, то во имя чести и дружбы оставил бы в покое Клару?
      
      АРИЕТТА
      АНТОНИО (поет)
      Верность в дружбе ценишь ты,
      С чем согласен я всецело.
      Но всевластье красоты
      Верности кладет пределы.
      Дружбу, как присягу, чтут,
      И живут в согласье с нею,
      Но любовь - верховный суд,
      И она всегда главнее.
      АНТОНИО уходит.
      ФЕРНАНДО
      Антонио решительно не способен быть серьезным. Не нравится мне это. А если Клара все-таки любит его?
      
      АРИЕТТА
      Я сомненьем измучен вконец,
      Но с собою не справлюсь никак.
      Коль неправ, я последний подлец,
      Если прав, то последний дурак.
      Кто сомненья изведал - поймет только он,
      Сколь мучительно ревностью я раздвоен.
      
      Всё в любимой понятно уму,
      Ценно, будто брильянт или лал,
      А другим улыбнется - пойму,
      Что цены ей доселе не знал.
      В чем спасенье найду от любовных невзгод?
      От терзаний любовь моя только растет.
      Уходит.
      
      Сцена 3.
      Особняк ДОНА ЖЕРОМА. Одна из комнат.
      Входят ДОНЬЯ ЛУИСА и ДУЭНЬЯ.
      
      ЛУИСА
      О, моя прекрасная бонна, моя дорогая Маргарита, вы считаете, что у нас получится?
      ДУЭНЬЯ
      Повторяю вам: не сомневаюсь в этом. Конечно, если мы не будем терять время. Всё необходимое находится в вашей комнате, остальное, надеюсь, нам предоставит фортуна.
      ЛУИСА
      Отец дал клятву, что не увидит моего лица до тех пор, пока я не соглашусь...
      ДУЭНЬЯ
      Да, да, я сама слышала, как он сказал дону Гусману: "Завтра она должна дать мне окончательный ответ насчет замужества с Изааком Мендозой. И если она будет - прошу прощения - кобениться, я клянусь честью, что не увижу ее лица и не скажу ей ни слова, пока она не войдет в разум". Ручаюсь: это дословно.
      ЛУИСА
      Верю. И вы, зная его щепетильность, или, лучше сказать, упрямство, в вопросах чести, решили сыграть на этом. А горничную вы уже посвятили в свой план?
      ДУЭНЬЯ
      Да, и она полностью его одобряет. Но помните: если наше дело выгорит, вы уступаете мне все права на имение и звание милого Изаака.
      ЛУИСА
      О, нет на свете ничего, что я уступила бы так же охотно! Желаю вам удачи от всего сердца, хотя он во много раз богаче моего Антонио.
      
      АРИЕТТА
      Обещана я богачу,
      А ты, мой милый, не богач
      Но я считать тебя хочу
      Главнейшей из моих удач.
      И лишь тебе я слово дам.
      Моё сокровище - ты сам.
      
      Коль ты возьмешь меня одну,
      То о приданом не жалей.
      Тебе я руку протяну,
      Не важно, что в руке моей.
      Тебе любовь свою отдам.
      Моё сокровище - ты сам.
      
      ДУЭНЬЯ
      Тихо! Шаги! Это дон Жером. Дайте мне последнее письмо от Антонио - я должна его запечатать (письмо, разумеется). Надеюсь, что за это меня прогонят.
      ДУЭНЬЯ уходит.
      Входят ДОН ЖЕРОМ и ДОН ФЕРНАНДО.
      ДОН ЖЕРОМ
      А ты, я полагаю, тоже концертировал ночью? Нарушал сон добропорядочных граждан мерзопакостным бренчанием и бесстыжими завываниями? Это из ряда вон! Какой пример ты подаешь сестре? (Луисе) А вам, сударыня, я заявляю, что не потерплю этой полуночной ворожбы, этих амурных оргий, которые вынимают мозги через уши - подобно египетским бальзаматорам, изготавливающим мумии. Но скоро вашим проделкам придет конец. Сюда прибудет Изаак Мендоза, и вы обвенчаетесь завтра же.
      ЛУИСА
      О, нет, ни за что на свете!
      ФЕРНАНДО
      Действительно, сеньор, я не понимаю: как вы можете желать такого зятя!
      ДОН ЖЕРОМ
      Сеньор, вы очень любезны, что поделились своими чувствами. А теперь сделайте одолжение: поделитесь своими мыслями. Чем вас не устраивает такой зять?
      ФЕРНАНДО
      Во-первых... Во-первых, он португалец...
      ДОН ЖЕРОМ
      Ну, и что? И, потом, он поменял гражданство.
      ЛУИСА
      Он иудей.
      ДОН ЖЕРОМ
      Опять мимо. Он поменял веру. Он католик уже полтора месяца.
      ФЕРНАНДО
      От старых убеждений он отрекся ради выгоды, а новыми еще не проникся.
      ЛУИСА
      Он застыл в промежуточном положении, как брандмауэр между церковью и синагогой или белый лист между Ветхим и Новым Заветами.
      ДОН ЖЕРОМ
      Это всё или есть аргументы посерьезнее?
      ФЕРНАНДО
      Посерьезнее - это его страсть ко всяким махинациям.
      ЛУИСА
      При этом дурака с нем больше, чем мошенника, что, как говорят, главной жертвой его плутней становится он сам.
      ФЕРНАНДО
      Да, он - как тот плохой стрелок, который получает удар от отдачи ружья.
      ДОН ЖЕРОМ
      Что еще?
      ЛУИСА
      Он страдает главным изъяном, который может быть у супруга: он лишен моей симпатии.
      ДОН ЖЕРОМ
      Довольно того, что он симпатизирует тебе. А в браке взаимность не обязательна. Ты можешь дичиться сколько угодно, зато он - культурный фрукт. А лучшие плоды, как известно, получаются от прививки к дичкам.
      ЛУИСА
      Как жениха я его терпеть не могу, а как мужа я бы его просто возненавидела.
      ДОН ЖЕРОМ
      Ну и что? В браке чувства меняются - это дело обычное. Короче, да или нет?
      ЛУИСА
      Всё, что вам угодно, только не это.
      ДОН ЖЕРОМ
      И тебе не жаль родного отца?
      ЛУИСА
      Жаль настолько, что я не хочу, чтобы вы были несчастны, сделав несчастной единственную дочь.
      ДОН ЖЕРОМ
      Отлично, сударыня. Так знайте, что я не желаю вас видеть и ни скажу вам ни слова до тех пор, пока вы не образумитесь. Молчать! В вашем распоряжении остаются эта комната и ваша спальня. Выходя из дома, я буду собственноручно запирать дверь на ключ, а когда я дома, ни одна тварь (creature) не прошмыгнет сюда, кроме как через библиотеку. И посмотрим, кто кого переупрямит. А теперь скройся с глаз! Сиди там, пока не уяснишь, что такое дочерний долг. (Выталкивает ее.)
      ФЕРНАНДО
      Позволю все-таки заметить, сеньор, что в этом деле следовало бы считаться с чувствами моей сестры и личностью дона Антонио - моего доброго друга.
      ДОН ЖЕРОМ
      Рекомендация убийственной силы! Каюсь: я до сих пор относился к твоим замечаниям без должного респекта.
      ФЕРНАНДО
      Лучшего зятя, чем Антонио, я не мог бы и представить.
      ДОН ЖЕРОМ
      И я не против такого зятя - для тебя. Если у тебя обнаружится сводная сестра - от другого отца, - пожалуйста, пусть выходит за Антонио. Что же касается Луисы, разговор окончен.
      ФЕРНАНДО
      Любовь к сестре заставляет меня говорить.
      ДОН ЖЕРОМ
      Пусть любовь к отцу заставит вас умолкнуть.
      ФЕРНАНДО
      Хорошо. Но вспомните свои золотые годы, когда вы сами пылали страстью. А если бы кто-нибудь так же непреклонно стал на вашем пути?
      ДОН ЖЕРОМ
      Что ж, вспомним золотые годы. Тогда, мальчик мой, я действительно пылал страстью к дукатам вашей матери. Я женился ради ее приданого, она вышла за меня из дочернего долга, так что это был очень гармоничный союз. Мы не были очарованы друг другом, потому не разочаровывались. Мы не любили друг друга, потому и не знали семейных раздоров - мелкие пререканья не в счет. Когда ее не стало, я поймал себя на мысли, что не возражал бы, чтобы она осталась жива. А это не так уж мало. Не уверен, что многие севильские вдовцы могли бы сказать то же самое. Ну да ладно. Я ухожу за ключом от этой комнаты и задерживаться не намерен. Так что если ты, милый сын, хочешь наставлять сестру в неповиновении, то будь лаконичен.
      ДОН ЖЕРОМ уходит.
      ФЕРНАНДО
      Да, Антонио, пока твои дела не блестящи. Но у Луисы есть характер, и самодурство отца только усилит ее сопротивление. В обычных мирских делах мы ненавидим то, что доставляет нам неприятности, но в делах любовных - совершенно напротив: страдания как раз и делают любовь настоящей.
      Шум за сценой.
      А это что еще? Папенька сцепился с дуэньей! Лучше мне ретироваться.
      
      ДОН ФЕРНАНДО уходит.
      Возвращается ДОН ЖЕРОМ, с письмом в руке,
      втаскивая за собой ДУЭНЬЮ.
      
      ДОН ЖЕРОМ
      Я шокирован! Я сражен! Какое невообразимое вероломство! Сообщница Антонио, главная заговорщица, готовящая побег моей дочери - и кто?! Вы, кого я здесь водрузил в качестве пугала!
      ДУЭНЬЯ
      Что?!!
      ДОН ЖЕРОМ
      А это, оказывается, и не пугало вовсе, а, напротив, - приманка! Что ж, изворачивайтесь, когда можете.
      ДУЭНЬЯ
      Хорошо, сеньор, поскольку это письмо вы буквально вырвали и тем самым разоблачили меня, то я не буду изворачиваться. Да, я союзница Антонио, и я очень хочу, чтобы ваша дочь поступила с вами так, как того заслуживает старый тиран. Я обожаю трепетные чувства и всегда готова помогать всем, кто им подвержен.
      ДОН ЖЕРОМ
      Трепетные чувства! Кто бы говорил! Да уж, один ваш вид вызывает трепет. Злокозненная карга! Я нанял тебя для охраны цветущей красоты моей дочери. Я полагал, что в каждой твоей морщине заключены стальные капканы и арбалеты и что твоя наружность чупакабры повергнет в ужас сынов волокитства.
      [ Примечание
      В оригинале, конечно, дракон. Но чупакабра - слово испанское, и кто сказал, что в XVIII в. оно не было известно?]
      Но вы немедленно покинете этот дом. Надо же - трепетные чувства! Вон отсюда, полоумная сивилла! Вон, нимфоманка, Эндорская ведьма!
      ДУЭНЬЯ
      А вы - гнусный, неотесанный, старый... я не стану даже снисходить до объяснения, кто вы такой. Вы троглодит, и я покидаю ваш вертеп, только зайду за своим гардеробом. Надеюсь, я имею право забрать собственные вещи?
      ДОН ЖЕРОМ
      Когда я вас нанимал, сударыня, весь свой гардероб вы носили на себе. Или вы ухитрились его преумножить?
      ДУЭНЬЯ
      Сеньор, я должна проститься со своей питомицей. Кроме того, у нее в комнате мои украшения, мантилья и вуаль.
      ДОН ЖЕРОМ
      Мантилья и вуаль - ваши главные украшения: только благодаря им вы не распугаете прохожих. Непременно, непременно заберите вуаль и не забудьте накидку потемнее. Даю вам пять минут на сборы! Одна нога здесь - другая там.
      ДУЭНЬЯ выходит.
      Да, забавную авантюру они затеяли. Что за комиссия - иметь дочерей!
      РЕЧИТАТИВ
      
      Пусть вы однажды и стали вдовцом,
      Мир и покой не вернутся в ваш дом
      Не успокоиться вам ни на час,
      Ежели дочь остается у вас.
      Вечные слезы,
      Глупые грезы...
      Что за несчастье! Вот и имей
      Неблагодарных и злых дочерей!
      
      Дочери взрослые - просто чума!
      С ними, пожалуй, соскочишь с ума.
      С ними твой дом постоянно открыт
      Для проходимцев и волокит.
      Шуры и муры
      Влюбчивой дуры...
      Что за несчастье! Вот и имей
      Неблагодарных и злых дочерей!
      
      Выходит ДОНЬЯ ЛУИСА, одетая ДУЭНЬЕЙ, в вуали и мантилье.
      
      Отправляйтесь, мадам, навстречу своему счастью! Воображаю трогательную сцену вашего прощания с питомицей! Кора трухлявых щек, орошенная слезами из скипидара! Исходите слезами, сколько вам угодно, хоть до разрыва сердца. Молчите? И прекрасно, потому что я всё равно не стал бы вас слушать. Ступайте за мной.
      
      ДОН ЖЕРОМ и ДОНЬЯ ЛУИСА уходят.
      Появляется ДУЭНЬЯ.
      ДУЭНЬЯ
      В добрый час, дон Жером, видящий всё насквозь! Скоро вы пожнете плоды, достойные вашего злонравия и упрямства. Теперь я разыграю роль своей госпожи и если справлюсь, то остаток дней проживу знатной дамой. А сейчас начинаем приготовления к спектаклю.
      
      Уходит.
      
      Сцена 4.
      Перед особняком ДОНА ЖЕРОМА.
      Входят ДОН ЖЕРОМ и ДОНЬЯ ЛУИСА.
      ДОН ЖЕРОМ
      Вот, мадам, перед вами лежит целый мир, и все пути вам открыты. Скатертью дорога, праматерь греха, престарелая Ева! Ой, а кто это у нас там выглядывает из-за угла? Может, Антонио? Ступайте к нему, взыщите с него убытки. Поскольку вы понесли ущерб из желания услужить ему, будет естественно, чтобы он и взял вас на службу. Ступайте.
      ДОНЬЯ ЛУИСА уходит.
      Так, от этой я избавился. И теперь никакая сила не помешает мне исполнить свою клятву, а мою дочь не вырвет из заточения раньше срока.
      
      Уходит.
      
      Сцена 5.
      Площадь.
      Входят ДОНЬЯ КЛАРА и ее СЛУЖАНКА.
      
      СЛУЖАНКА
      Куда же вы теперь, сеньорита?
      КЛАРА
      Куда угодно, только подальше от притеснений мачехи и наглых приставаний Фернандо.
      СЛУЖАНКА
      А почему бы вам не нанести визит дону Фернандо: отдать ключ и сказать спасибо.
      КЛАРА
      Нет, для этого я слишком оскорблена.
      Входит ДОНЬЯ ЛУИСА.
      ЛУИСА
      Итак, из-под домашнего ареста я освободилась. Но где искать Антонио? Не стану же я спрашивать каждого встречного. Лучше всего было бы пойти к моей подруге Кларе, но боюсь, что она меня выдаст - из принципиальности в вопросах морали.
      СЛУЖАНКА
      Тогда, может, вам обратиться за помощью к своей подруге донье Луисе?
      КЛАРА
      Нет, она прямо-таки идеальная дочь и наверняка выдаст меня.
      ЛУИСА
      Клара слишком хладнокровна и сочтет мой поступок безрассудным.
      КЛАРА
      Луиса так почитает своего отца, что не может допустить, чтобы мой отец был тираном.
      ДОНЬЯ ЛУИСА оборачивается и видит
      ДОНЬЮ КЛАРУ и СЛУЖАНКУ.
      ЛУИСА
      Клара? Легка на помине. (Подходит к ней.)
      КЛАРА
      Луиса! Что это за маскарад?
      ЛУИСА
      Сейчас ты удивишься еще больше. Только не падай. Я сбежала от отца.
      КЛАРА
      Я, конечно, удивлена и, разумеется, осудила бы тебя, но я пала точно так же.
      ЛУИСА
      Значит, мы пали обе? О, подруга по несчастью!
      КЛАРА
      О, сестра по несчастью! Куда же ты направляешься?
      ЛУИСА
      Конечно, буду искать своего любимого человека. А разве ты сама не ищешь его? Я имею в виду моего брата.
      КЛАРА
      Нет, он позволил себе нечто непростительное.
      
      АРИЕТТА
      В час, когда наряд соболий
      Ночи пал на дерева
      Я, охваченная болью,
      Горевала, как вдова.
      
      Спал весь дом. И вдруг - такое!
      Дерзкий молодой нахал
      Появился предо мною
      И к своей груди прижал.
      
      Он шептал: "Спасу тебя я!
      Убежим! Я твой жених", -
      Похищая, похищая
      Поцелуи с губ моих.
      
      Только я не уступила
      Пылу дерзкому его.
      Может статься, не хватило
      Поцелуя одного.
      
      ЛУИСА
      Я сама послала бы его молить о прощении, но пока он не должен знать о моем побеге. А где ты собираешься найти приют?
      КЛАРА
      Аббатиса монастыря святой Катарины - моя дальняя родственница и благоволит ко мне. В обители я буду под защитой, и лучше всего тебе последовать за мной.
      ЛУИСА
      Нет, я полна решимости найти Антонио. Кстати, вот человек, который мне поможет.
      КЛАРА
      Кто - вот этот странный субъект?
      ЛУИСА
      Да. От замужества с этим очаровательным субъектом я и сбежала.
      КЛАРА
      Не понимаю: сбежала от него - к нему же? Ты в своем уме?
      ЛУИСА
      А ты? Бежишь от монастыря - в монастырь. А этот человек лучше всего подходит для моих целей: несмотря на то что завтра я должна была бы выйти за него, он - единственный в Севилье, кто никогда не видел меня.
      КЛАРА
      А как же ты его узнала?
      ЛУИСА
      Он приехал вчера, и мне его показали в окно, когда он явился отдать визит моему отцу.
      КЛАРА
      Ладно, я пойду.
      ЛУИСА
      Погоди. Вот что мне пришло в голову. Можно мне при необходимости воспользоваться твоим именем?
      КЛАРА
      Пожалуйста... Пользуйся, если не боишься за свою репутацию. Мне пора. Да, вот что, Луиса: если ты встретишь своего брата, непременно скажи ему, чтобы он ни в коем случае даже не пытался искать меня в обители святой Катарины, по левую сторону площади, что возле церкви Сан-Антонио.
      ЛУИСА
      О, да! Не сомневайся: я в мельчайших деталях укажу ему, где он не должен тебя искать.
      
      КЛАРА и СЛУЖАНКА уходят.
      
      Наш пастушок придал себе неотразимый вид и движется сюда.
      
      Отходит в сторону. Появляются МЕНДОЗА и ДОН КАРЛОС.
      
      МЕНДОЗА (смотрится в зеркало)
      А знаете, дорогой друг Карлос, с таким лицом я нахожу себя восхитительным.
      ДОН КАРЛОС
      Мой дорогой друг Мендоза, охотно верю, что находите. Но найдут ли вас дамы восхитительным - с таким лицом?
      МЕНДОЗА
      А что у меня с ним? По-моему, дьявольски соблазнительное лицо. И только женщина безо всякого представления о мужской красоте не оценит мою эспаньолку. Я думаю, что вон та милашка уже от нее без ума, не будь я Изаак Мендоза!
      ЛУИСА
      Благородный дон, в состоянье ли вы оказать услугу даме, нуждающуюся именно в вашей помощи? (Откидывает вуаль)
      МЕНДОЗА
      О, премилая девчонка! Она, конечно же, втюрилась в меня, дон Карлос. Но прежде всего, сударыня: как ваше имя?
      ЛУИСА (про себя)
      Хорошо, что я успела им обзавестись. (Вслух) Донья Клара д"Альманца, сеньор.
      МЕНДОЗА
      Как! Вы дочь дона Гусмана! Я слышал: она, то есть вы, скрылись в неизвестном направлении...
      ЛУИСА
      В известном, как видите. Но ведь такой куртуазный и благородный дон не выдаст даму, единственная вина которой - любовь...
      МЕНДОЗА
      Ну, я же говорил! Она по уши врезалась в меня. Бедная девочка! Дело в следующем, сеньорита: вы можете рассчитывать на мое благородство. Закладывать вас мне, естественно, незачем: что я с этого буду иметь? Но и вы ничего не сможете иметь от своего побега: здесь вам ловить нечего, и я ничем не могу вам помочь.
      ЛУИСА
      Отчего же, сеньор?
      МЕНДОЗА
      Потому что у меня уже есть невеста - ведь так, дон Карлос?
      ЛУИСА
      Но, сеньор, послушайте...
      МЕНДОЗА
      И слушать не стану! Ухлестывать за вами на законных основаниях я не могу, а если окажу вам такую честь нелегально, у вас может обнаружиться какой-нибудь невоспитанный брат или кузен. И поскольку я вовсе не желаю, чтобы меня зарезали, как барана, за мою же галантность, то вам лучше всего вернуться в семью.
      ЛУИСА (про себя)
      И вот за это я должна была выйти! (Вслух) Простите, сеньор, но я бежала не из-за вас.
      МЕНДОЗА
      Что? Вы любите не меня?
      ЛУИСА
      Ну, конечно же, нет! Я люблю дона Антонио д"Эрсилья.
      МЕНДОЗА
      Тогда вы просто беспардонная дурында! По приезде в город я первым делом заложу вас!
      ЛУИСА
      Ах, значит, вот это и есть ваша хваленая галантность?
      МЕНДОЗА
      Хотя... Погодите-ка! Вы сказали - Антонио д"Эрсилья? Пожалуй, с этого я могу кое-что поиметь. Значит, Антонио д"Эрсилья?
      ЛУИСА
      Да, и в ваших интересах проводить меня к нему как можно скорее.
      МЕНДОЗА
      Клянусь Сант-Яго, я так и сделаю! Карлос, мне говорили, что этот самый Антонио - мой соперник за Луису. Ежели он клюнет на эту девицу, поле освободится. Как вам идея, Карлос?
      ДОН КАРЛОС
      Блеск, просто блеск.
      МЕНДОЗА
      С таким котелком всегда будет навар! Ай да Изаак! Ай да выжига! Донья Клара, вы согласны ввериться руководительству моего друга?
      ЛУИСА
      Могу ли я ввериться вам, уважаемый сеньор?
      ДОН КАРЛОС
      Сударыня, предать вас было бы немыслимо для меня.
      АРИЯ
      Будь я распутен и жесток,
      Тогда бы всё равно вам
      Обиды нанести не мог
      Ни действием, ни словом.
      
      Ваш нрав почтителен и тих,
      Но зло изгонит прочь.
      Вы как сестра для молодых,
      Для стариков как дочь.
      
      Откроет юный лоботряс,
      Что вы верны другому, -
      Смирится и не станет вас
      Тревожить по-пустому.
      
      Любой желает вам добра,
      Любой помочь готов.
      Для юношей вы как сестра.
      Как дочь для стариков.
      
      МЕНДОЗА
      Проводите сеньориту в мой дом, Карлос. Я еду к дону Жерому. Кстати, сударыня, вы ведь должны знать Луису. Она в самом деле так дьявольски хороша, как все говорят?
      ЛУИСА (про себя)
      Ну, разве что дьявольски... (Вслух) Извините, сеньор, я бы не сказала.
      МЕНДОЗА
      Но все расхваливают ее в один голос.
      ЛУИСА
      Да?.. Это чтобы потрафить ее отцу: он в ней души не чает. Но, может быть, вашему свежему взгляду она явится зрелой дамой.
      МЕНДОЗА
      Это она из зависти, дон Карлос. Вы, молодые красотки, слова доброго друг о дружке не скажете. Карлос, в общем, вы разыщете Антонио. Рад служить вам, донья Клара. Карл, заступайте на пост.
      ТЕРЦЕТ
      МЕНДОЗА
      Прощайте, продолжу я к счастью маршрут:
      Невеста меня заждалась.
      ЛУИСА
      О, да, кавалер, вас действительно ждут.
      А я вам скажу: в добрый час.
      Но вы устремляетесь к цели своей
      А я тут среди незнакомых людей.
      МЕНДОЗА
      Надежный защитник, сударыня, с вами.
      Ведь так же, дон Карлос? Скажите ей сами.
      ДОН КАРЛОС
      Ну, что вы, сеньора, ведь я же не тать
      И не обольститель. Имейте в виду,
      Что вы меня вправе с позором изгнать,
      Когда я хоть в чем-то за грань перейду.
      ЛУИСА
      Счастья вам не знать ни дня,
      Если это западня.
      МЕНДОЗА (дону Карлосу)
      Счастья вам не знать ни дня,
      Если это западня.
      ДОН КАРЛОС
      Счастья мне не знать ни дня,
      Если это западня.
      
      Уходят.
      
      АКТ ВТОРОЙ
      Сцена 1.
      Библиотека в доме ДОНА ЖЕРОМА.
      Входят ДОН ЖЕРОМ и МЕНДОЗА.
      ДОН ЖЕРОМ
      Ха-ха-ха! Улепетнула от родителя! Ускользнула из заточения! Такая-сякая... Ха-ха-ха! Бедный дон Гусман!
      МЕНДОЗА
      Да. Я подсуну ее Антонио. Таким образом, он попадется на удочку, и я избавлюсь от конкурента. Как вам эта комбинация? Сильный ход?
      ДОН ЖЕРОМ
      Браво, браво. Да-да, тащите его к этой девице! Ха-ха-ха! Бедный, бедный дон Гусман! Совсем выжил из ума, девчонка обвела его вокруг пальца!
      МЕНДОЗА
      Эти девчонки - иногда натурально змеи!
      [Пояснение
      Л. Кэрролл. Алиса в Стране Чудес, гл. 5. А вообще-то у Шеридана: Nay, they have the cunning of serpents, that"s the truth on"t.]
      ДОН ЖЕРОМ
      Ну, не скажите! Они змеи только по отношению к ослам. Вот почему-то моя дочь не выкинет со мной такой курбет. Хотел бы я посмотреть, какие фокусы она противопоставит моему здравому смыслу. А, дружище Изаак?
      МЕНДОЗА
      А то! Вот и я такой же. Чтобы меня околпачила особь женского пола! Да ни в жизнь! Еще в детстве моя тетушка называла меня Соломончиком. Я все женские трюки вижу насквозь!
      ДОН ЖЕРОМ
      Уж я бы не оказался таким дундуком, как дон Гусман!
      МЕНДОЗА
      А я таким олухом, как Антонио!
      ДОН ЖЕРОМ
      Да уж, два сапога - пара! Однако вам пора увидеть мою дочь. Покоряйте ее сердце. Но это уже без меня.
      МЕНДОЗА
      Но вы же представите меня ей?
      ДОН ЖЕРОМ
      Ни за что! Я дал обет не видеться и не разговаривать с ней, пока она не образумится. Вразумите ее - и тогда она обретет и мужа, и отца.
      МЕНДОЗА
      Черт, значит, мне придется стараться за двоих! Вообще-то я робею перед красотой, в которой нет изъяна. Зато уродство меня вдохновляет.
      
      ПЕСНЯ
      Офелия! Нимфа! Какое старьё!
      Не принц же я, в самом-то деле!
      Вы лучше Гамле́ту оставьте ее,
      А я обойдусь без Офелий.
      
      Я не из каких-нибудь там приверед,
      Хотите, вам правду открою:
      Не важно, что есть у нее. Чего нет -
      Важнее бывает порою.
      
      Стройна иль сутула, добра или зла,
      Округло лицо иль овально,
      Пускай ее кожа, как сажа, бела,
      Всё это не принципиально.
      
      Какие там глазки и носик у ней,
      Стара ли она, молода ли...
      Коль женщина - то бороды не имей,
      А всё остальное - детали.
      
      ДОН ЖЕРОМ
      Ничего, дружище, увидите Луису - иначе запоете.
      МЕНДОЗА
      Дон Жером, породниться с вами - уже большая честь!
      ДОН ЖЕРОМ
      Оно, конечно, так. Но и красота моей дочери тоже чего-нибудь стоит, а красота ее умопомрачительна - поверьте отцу на слово. Луиса очень похожа на меня, особенно глазами. В них как будто сидят чёртики. Такая озорница - вся в меня.
      МЕНДОЗА
      Симпатичная озорница!
      ДОН ЖЕРОМ
      Да. А когда она улыбается, у нее на щечке появляется такая прелестная ямочка...
      МЕНДОЗА
      На одной щечке?
      ДОН ЖЕРОМ
      Да.
      МЕНДОЗА
      А почему?
      ДОН ЖЕРОМ
      Ну, не знаю... Но другая щечка - без ямочки - не уступает первой.
      МЕНДОЗА
      Оригинальная озорница.
      ДОН ЖЕРОМ
      Да, и розы этих щечек подернуты нежным бархатистым пушком, подчеркивающим их цветущее здоровье.
      МЕНДОЗА
      Опушённые розы - что-то новое в ботанике. Сверхъестественная озорница!
      ДОН ЖЕРОМ
      А кожа у нее просто атласная...
      МЕНДОЗА
      Ага!
      ДОН ЖЕРОМ
      Только лучше. Она еще украшена золотистыми блестками веснушек.
      МЕНДОЗА
      Ох уж эта миленькая, конопатенькая озорница! Да, а голос?
      ДОН ЖЕРОМ
      Голос! Голос у нее такой заливистый, прямо как у сирены. Вы попросите ее спеть - и будете просто зачарованы. Вирджинский соловей - павлин в сравнении с ней. Вот, даже стихами заговорил. Ступайте, ступайте, камеристка проводит вас.
      МЕНДОЗА
      О, я соберусь с духом и встречу ее хмурость браво.
      ДОН ЖЕРОМ
      Браво, сеньор! И проявите хитроумие. Докажите, что тетушка в вас не ошиблась.
      МЕНДОЗА
      Да, вот еще что: если сюда зайдет мой приятель Карлос, отправьте его ко мне.
      ДОН ЖЕРОМ
      Ладно. Лоретта! Проводите сеньора. Да что с вашим лицом? Вы отправляетесь покорять мою дочь с такой постной миной! Больше куража! Больше куража!
      
      Уходят.
      
      Сцена 2.
      Комната ДОНЬИ ЛУИСЫ.
      Входят МЕНДОЗА и ГОРНИЧНАЯ.
      ГОРНИЧНАЯ
      Ждите, сеньор. Госпожа выйдет сию минуту.
      МЕНДОЗА
      Ну, уж так скоро не обязательно.
      ГОРНИЧНАЯ уходит.
      Жаль, что у меня совсем нет практики в амплуа героя-любовника. Боюсь, что моя игра окажется довольно бледной. С такой же охотой я предстал бы перед инквизицией. Со страшным скрежетом отворяется дверь. Шаги... Какие самоуверенные! Даже в шелесте ее шелков слышится что-то уничижающее.
      Входит ДУЭНЬЯ, одетая ДОНЬЕЙ ЛУИСОЙ.
      Нет, я не решусь на нее взглянуть. Увижу - и онемею. Пусть заговорит первая.
      ДУЭНЬЯ
      Сеньор, я рада вас видеть.
      МЕНДОЗА
      Начало обнадеживает. Лед тронулся. (Громко) Гм... Сеньора... то есть сеньорита... мадам, мы счастливы видеть в вашем лице...
      [Пояснение
      - Мадам, - сказал он, - мы счастливы видеть в вашем лице...
       Он не знал, кого он счастлив видеть в лице Елены Станиславовны. Пришлось начать снова. Изо всех пышных оборотов царского режима вертелось в голове только какое-то "милостиво повелеть соизволил". Но это было не к месту (И. Ильф и Е. Петров. Двенадцать стульев).
       В этой сцене я пародирую "Великого Комбинатора". См. в предшествующем эпизоде Мендоза называет устранение Антонио со своего пути "комбинацией". А вообще всю авантюру Дуэньи я трактую как "перевертень" авантюры Остапа Бендера с мадам Грицацуевой.]
      
      ДУЭНЬЯ
      Говорите, говорите, сеньор, что хотите. А я на вас смотреть буду.
      [Пояснение
      Цитата из "Красавца-мужчины" А.Н. Островского - почти в такой же ситуации.]
      
      МЕНДОЗА (в сторону)
      И не такая уж она страшная. Пожалуй, я осмелюсь на нее взглянуть. Но не сейчас. Эти озорные глазки с чёртиками внутри введут меня в ступор.
      ДУЭНЬЯ
      Вы какой-то задумчивый... Может, вам лучше присесть?
      МЕНДОЗА (в сторону)
      Уже проявляет заботу. Она в восторге от моей фигуры. Моё поведение возымело действие.
      ДУЭНЬЯ
      Вот стул, сеньор, садитесь.
      МЕНДОЗА
      Сеньора, безграничность вашей благосклонности повергает меня в смущение. Чтобы такая дама столь любезно обратила на меня взор своих прекрасных очей...
      ДУЭНЬЯ берет его за руку.
      МЕНДОЗА оборачивается и видит ее.
      ДУЭНЬЯ
      Что с вами, сеньор? Неужели вас так смущает моя любезность?
      МЕНДОЗА
      Да, правду сказать, я несколько смущен. (В сторону) Мадонна! Эта особа не может быть Луисой! Она старше моей мамочки!
      ДУЭНЬЯ
      Ничего удивительного. Я повинуюсь воле моего отца.
      МЕНДОЗА (в сторону)
      Ее отца! Значит, она... О святая дева, до какой степени бывает слепа родительская любовь!
      ДУЭНЬЯ
      Сеньор Изаак!
      МЕНДОЗА (в сторону)
      Та девица была совершенно права насчет ее внешности. Хорошо, что моя главная цель - приданое, а не то, что придается к нему.
      ДУЭНЬЯ
      Сеньор, что же вы стоите? (Садится.)
      МЕНДОЗА (в сторону)
      Да, ямочка у нее на щеке заметная. Прямо дьявольская прорва. (Громко) Я застыл перед вашей несравненной... радушием.
      ДУЭНЬЯ
      О, сеньор, мне совсем не трудно проявлять свою несравненную радушие. Признаться, поначалу я имела против вас некоторое предубеждение и, чтобы подразнить отца, даже стала отвечать на назойливые приставания Антонио. И всё потому, что мне описали вас совершенно превратно.
      МЕНДОЗА
      Вот-вот, сеньора! И мне вас тоже!
      ДУЭНЬЯ
      Но, увидев вас, я была поражена.
      МЕНДОЗА
      Да-да, сеньора! И я был поражен... сражен...
      ДУЭНЬЯ
      Сеньор, я вижу, мы оба потерпели поражение. Вы ожидали увидеть надменную и капризную красавицу, а моё воображение рисовало вас низкорослым, жирным, рябым, курносым, неотесанным, нескладным, трусоватым и вообще мужланом.
      МЕНДОЗА (в сторону)
      Приятно, что она признает свое заблуждение, но жаль, что я так ошибался в ней!
      ДУЭНЬЯ
      А у вас такой импозантный габитус, раскованные манеры, проницательный взор и очаровательная улыбка. Это феерично!
      МЕНДОЗА (в сторону)
      Она не дура - это уже неплохо. И если приглядеться, не такой уж урод.
      ДУЭНЬЯ
      В вас так мало от торговца и так много от аристократа.
      МЕНДОЗА (в сторону)
      И голосок тоже... приятно слушать.
      ДУЭНЬЯ
      Возможно, я нарушаю этикет, говоря вам это вот так прямо в лицо, но я вся такая внезапная и не могу совладать с собою от столь приятного сюрприза.
      МЕНДОЗА
      О, сеньора! Позвольте излить мою благодарность вашим устам за их несравненную доброту! (Целует ее. В сторону ) Да, пушок у нее на щеках имеется, и весьма чувствительный. Это самый ощутимый бархат, который я знаю.
      ДУЭНЬЯ
      Ах, сеньор, вы так галантны... Только вам нужно сбрить эту варварскую бороду, противный! Я же не хочу целоваться с дикобразом.
      МЕНДОЗА (в сторону)
      Вообще-то бритва не помешала бы нам обоим. (Громко) А могу ли я попросить вас спеть?
      ДУЭНЬЯ
      Попросить? Разумеется, можете. Просите. Только я не в голосе. Так-то у меня сопрано. Вот, убедитесь. (Напевает)
      МЕНДОЗА (в сторону)
      Если и сопрано, то меццо-. Да, вирджинский соловей так не споет. (Громко) Сеньора, умоляю вас...
      ДУЭНЬЯ
      Не нужно умолять. Попросили - и довольно.
      РОМАНС
      Когда любовные признанья
      Впервые слушает девица,
      Она любимого дичится,
      И всё же чувствует желанье.
      И вся она тогда
      Алеет от стыда.
      
      Когда руки его касания
      Впервые чувствует девица,
      Она готовится заранее
      К дальнейшему приноровиться.
      Привыкнет - и тогда
      Поменьше в ней стыда.
      
      Впивая страстные лобзания,
      Когда нет сил остановиться,
      Начнет смиренная юница
      Мечтать о бракосочетанье,
      Чтобы с дружком в экстазе слиться.
      Стыда уж нет следа -
      И это навсегда!
      
      МЕНДОЗА
      Шарман, сеньора, просто шарман! Ваше умопомрачительное бельканто вызывает в моей памяти образ дорогой мне женщины...
      ДУЭНЬЯ
      Как?!! Есть еще дорогая вам женщина?!! Противный!
      МЕНДОЗА
      Сеньора, вы опять меня превратно поняли. Я имел в виду мою мамочку.
      ДУЭНЬЯ
      Мамочку?!! Это феерично... Я надеюсь, сеньор, что страсть ударила вам в голову, и только это оправдывает вас.
      МЕНДОЗА
      Вы совершенно правы, сеньора, я получил какой-то удар в голову. Но я в свое оправдание жажду поскорее известить об этом дона Жерома.
      ДУЭНЬЯ
      Сеньор, я должна вас честно предупредить, что никогда не буду принадлежать вам с согласия моего отца.
      МЕНДОЗА
      Здрастье, я ваша тетя! Это еще почему?
      [Пояснение
      В оригинале: Isaac. Good lack! how so? Если читатели подумали, что я пародирую заодно и мюзикл В. Титова про тетушку Чарлея, то подумали правильно.]
      ДУЭНЬЯ
      Когда мой предок закусил удила и поклялся не видеться и не говорить со мной, покуда я не образумлюсь, я, в свою очередь, дала обет, что никогда и ни за что не выйду замуж с его согласия. И ничто на свете не заставит меня отступить - я такая упрямая. Поэтому, чтобы я стала вашей, вы должны проявить изобретательность и смелость. Я обожаю дерзких мужчин. Но, я вижу, вы колеблетесь.
      МЕНДОЗА (в сторону)
      По-моему, весьма ловкая комбинация! Значит, так: я ловлю ее на слове, получаю ее приданое, а сам ничем не рискую. Таким образом, я обведу вокруг пальца не только ее поклонника, но и папашу. Ловкач ты, Изаак! Но какова эта шельма! Ей-богу, я так и сделаю!
      ДУЭНЬЯ
      Итак, сеньор, вы колеблетесь или нет?
      МЕНДОЗА
      Я онемел от восхищения. Вы меня заразили вашим азартом. Я в восхищении. Позвольте в знак преклонения припасть к вашей лилейной ручке. Повелевайте.
      ДУЭНЬЯ
      Сеньор, вы должны раздобыть у моего отца разрешение прогуливаться со мной в нашем саду. И ни в коем случае не говорите ему, что я переменилась к вам.
      МЕНДОЗА
      Однозначно. Я же не дурак. Доверьтесь моей изобретательности, и вы сегодня же будете на свободе.
      ДУЭНЬЯ
      Хорошо, я доверюсь вашей изобретательности. Я вижу, что вы непревзойденный изобретатель.
      МЕНДОЗА
      Клянусь, что вы абсолютно правы.
      Возвращается ГОРНИЧНАЯ.
      ГОРНИЧНАЯ
      Пришел сеньор, который желает видеть сеньора Мендозу.
      МЕНДОЗА
      Это мой добрый приятель. Пригласите его.
      ГОРНИЧНАЯ уходит.
      Вот наш помощник.
      Входит ДОН КАРЛОС.
      Ну, что дружище?
      (Переговаривается с ДОНОМ КАРЛОСОМ)
      ДОН КАРЛОС
      Донью Клару в ваш дом я доставил, а вот дона Антонио найти не могу.
      МЕНДОЗА
      Не страшно, его я сам найду. Карлос, разбойник...
      ДОН КАРЛОС
      Я - разбойник?
      МЕНДОЗА
      Нет, но будете. Так вот, я в полном порядке! Я счастливый жених.
      ДОН КАРЛОС
      Но где же ваша прекрасная невеста?
      МЕНДОЗА
      Что вы - ослепли? Вот же она перед вами.
      ДОН КАРЛОС
      Но она страшна как смертный грех!
      МЕНДОЗА
      Тихо!
      ДУЭНЬЯ
      Ваш друг что-то говорит обо мне?
      МЕНДОЗА
      Он изумлен вашей невообразимой внешностью. Правда, Карлос?
      ДОН КАРЛОС
      Да, невообразимой.
      ДУЭНЬЯ
      Вы такой любезный мужчина! Ладно, хватит. Сеньор Изаак, сейчас мы должны расстаться. Помните о нашем уговоре.
      МЕНДОЗА
      Он запечатлен в моём сердце так же неистребимо, как ваша сверхъестественная красота. До свидания, мой идол! Позвольте еще раз совершить поклонение вам. (Целует ее.)
      ДУЭНЬЯ
      Прощайте, сеньор Учтивость.
      МЕНДОЗА
      Ваш раб навеки. Дон Карлос, спойте напоследок какой-нибудь комплиментарный экспромт.
      ДОН КАРЛОС
      Вообще-то, Изаак, я не встречал женщины, менее вдохновляющей на экспромты. Что ж, попытаюсь спеть нечто каноническое.
      ВЕЛИЧАЛЬНАЯ
      Зажигайтесь, огоньки!
      Грохочите, кастаньеты!
      Вам пример, холостяки,
      Девы - лучшей пары нету!
      Будет мной она воспета.
      Позабудьте про наветы,
      Злобные клеветники:
      Вашим крикам вопреки,
      Ум с красой в союзе - это
      Истинное чудо света.
      Их союз - мечта поэта,
      Отношенья высоки.
      Так что многие вам лета,
      Век воркуйте, голубки,
      И живите без тоски.
      Вам любви лишь да совета
      Пожелать нам всем с руки.
      Деточки-весельчаки
      Будут резвы и крепки,
      Ваши переймут приметы
      (В сторону)
      Страхолюдины в Жанетту
      И в Гастона дураки
      [Пояснение
      Последних слов в оригинале, разумеется, нет - просто в ироническом ключе говорится о потомстве. И, конечно, я знаю, что во французской песенке наоборот: Страхолюдины в Гастона и в Жанетту дураки.]
      Уходят.
      
      Сцена 3.
      Библиотека в доме ДОНА ЖЕРОМА.
      Входят ДОН ЖЕРОМ и ДОН ФЕРНАНДО.
      ДОН ЖЕРОМ
      Что я имею против Антонио? Я уже сказал: он беден. Возражайте, если можете.
      ФЕРНАНДО
      Да, сеньор, он не Крез. Но его род один из самых древних и славных в нашем королевстве.
      ДОН ЖЕРОМ
      Милый мой, нищие - самый древний род в любом королевстве. И даже славный, только слава дурная.
      ФЕРНАНДО
      Антонио щедро одарен душевными богатствами.
      ДОН ЖЕРОМ
      Но не одарен материальными. Надеюсь, ты не станешь отрицать, что он растранжирил отцовское наследство?
      ФЕРНАНДО
      Не растранжирил, а раздарил. Его единственный недостаток - избыток щедрости. Да и наследство было скромное. Зато не утратил чести.
      ДОН ЖЕРОМ
      Что за чушь! Блеск имени без состояния - такая же нелепость, как золотые позументы на фризовой шинели.
      ФЕРНАНДО
      Сеньор, такие речи приличны фламандскому или британскому торгашу, а не испанскому гранду.
      ДОН ЖЕРОМ
      Эти, как вы их называете, торгаши, поумнее испанских грандов. Да, сынок, англичане тоже очень носились с родовитостью и чистотой крови, а потом они открыли, что золото - универсальный очиститель (but they have long discovered what a wonderful purifier gold is.), и теперь их интересует только родословная лошадей. А вот и наш Изаак. Судя по его сияющему виду, он преуспел.
      ФЕРНАНДО
      Благодаря блестящей внешности.
      Входит МЕНДОЗА.
      ДОН ФЕРНАНДО отходит в сторону.
      ДОН ЖЕРОМ
      
      Что скажете? Удалось вам взять эту крепость?
      МЕНДОЗА
      Да, да, я ее взял.
      ДОН ЖЕРОМ
      То есть она пала перед вашими достоинствами?
      МЕНДОЗА
      Совершенно пала. Паче чаяния, крепость оказалась отнюдь не такой неприступной.
      ДОН ЖЕРОМ
      Вы убедились, что она - просто ангел?
      МЕНДОЗА
      О, я убедился!
      ДОН ЖЕРОМ
      Я счастлив. Красота моей девочки сразила вас?
      МЕНДОЗА
      Не могу отрицать, я был сражен. Скажите, а сколько лет вашей девочке?
      ДОН ЖЕРОМ
      Лет? Сейчас посчитаю. Двенадцать да восемь... Да, ей двадцать лет.
      МЕНДОЗА
      Двадцать?!!
      ДОН ЖЕРОМ
      Плюс-минус один месяц.
      МЕНДОЗА
      Тогда я сказал бы, что ваша девочка похожа на праматерь нашу Еву.
      ДОН ЖЕРОМ
      Скорее на своего отца.
      МЕНДОЗА (про себя)
      Особенно старообразным видом.
      ДОН ЖЕРОМ
      А глаза! У нее же совершенно мои глаза.
      МЕНДОЗА (про себя)
      И заодно мамины очки.
      ДОН ЖЕРОМ
      Нос у нее тётушкин, а лоб - бабушкин.
      МЕНДОЗА (про себя)
      А подбородок - дедушкин.
      ДОН ЖЕРОМ
      Ах, если бы ее характер был под стать красоте! И заметьте, Изаак, она не похожа на этих нынешних размалеванных кривляк. У нее всё натуральное.
      МЕНДОЗА
      О, натурально, если она такова в двадцать лет, воображаю, что натура сделает с ней в сорок, когда ее возраст догонит ее нынешние прелести!
      ДОН ЖЕРОМ
      Господин Изаак! Что вы себе позволяете!
      МЕНДОЗА
      Дон Жером! Вы всерьез считаете свою дочь красавицей?
      ДОН ЖЕРОМ
      Клянусь небесным светом, Севилья не знала подобной красоты!
      МЕНДОЗА
      А я клянусь вот этими глазами, что мир не знал подобного уродства.
      ДОН ЖЕРОМ
      А я клянусь Сант-Яго, что вы слепы!
      МЕНДОЗА
      А вы ослеплены!
      ДОН ЖЕРОМ
      Что? Разве я выжил из ума? Если атласная кожа, нежные глаза, зубы слоновой кости, свежий цвет лица, изящные формы, ангельский голос и дивная грация - всё это не признаки красоты, я уже не знаю, что такое красота в вашем понимании.
      МЕНДОЗА
      Боже, в каком извращенном виде всё предстает отцовским глазам! По-вашему, у нее атласная кожа, а по-моему, дерюга. Ее глаза разве что не раскосы, в этом их единственная красота. Что до зубов, то если один из слоновой кости, то соседний - из чистого черного дерева, и в общем ее пасть подобна клавикордам. А уж если она запоет своим надтреснутым ангельским голосочком, напоминающим визгливую детскую дудку...
      ДОН ЖЕРОМ
      Какое хамство! Вон из моего дома! Я сказал.
      ФЕРНАНДО (выступая вперед)
      В чем дело, сеньор?
      ДОН ЖЕРОМ
      Этот иностранец имеет бесстыдство заявлять, что твоя сестра уродлива.
      ФЕРНАНДО
      Он или слеп, или нагл.
      МЕНДОЗА (в сторону)
      Яблоко от яблони. Похоже, я зашел слишком далеко.
      ФЕРНАНДО
      Отец, я думаю, этот человек в каком-то заблуждении. Он, наверное, видел не мою сестру, а какую-то другую особу.
      ДОН ЖЕРОМ
      Какую еще особу? Ты тоже сбрендил! Кого он мог там видеть, когда я сам ее запер, а ключ ношу в кармане? Горничная провела его туда. Заблуждение! О, нет, португалец хотел надругаться над моими отцовскими чувствами! И, не будь он в моем доме, то, как бы я ни был стар, мой меч восстановил бы справедливость.
      МЕНДОЗА (про себя)
      Я должен выкрутиться любой ценой. В конце концов, с таким приданым ее можно признать красавицей.
      ДУЭТ
      МЕНДОЗА
      Ну, разве хоть в чем-нибудь я виноват?
      Я ваше дитя почитаю, как брат.
      ДОН ЖЕРОМ
      Смеешься, подлец!
      МЕНДОЗА
      Хорошо, так и быть:
      Я ваше дитя начинаю любить.
      Да что там, сеньор, я вам больше скажу:
      Уже обожаю мою госпожу!
      ДОН ЖЕРОМ
      Ну, нет, этот номер у вас не пройдет.
      Покиньте мой дом, прохиндей и урод!
      МЕНДОЗА
      Дон Жером, шутки в сторону, давайте поговорим серьезно.
      ДОН ЖЕРОМ
      Это как же?
      МЕНДОЗА
      Сударь, неужели вы приняли мои слова за чистую монету?
      ДОН ЖЕРОМ
      А как я, по-вашему, должен был их принимать?
      МЕНДОЗА
      Да это же была хохма - ну, розыгрыш. Я это сделал исключительно из любопытства: хотел посмотреть, какой вы в гневе. Надо же заранее узнать собственного тестя.
      ДОН ЖЕРОМ
      И это всё? Вы говорите правду? Ну, вы и затейник! Ха-ха-ха! Клянусь Сант-Яго, вам удалось меня разозлить. Значит, на самом деле вы находите Луису красивой?
      МЕНДОЗА
      Красивой? Да Венера Медичи в сравнении с ней - просто ведьма.
      ДОН ЖЕРОМ
      Дайте мне руку, проказник. А я-то думал, что это уже разрыв.
      ФЕРНАНДО (в сторону)
      И я на это надеялся, но, видно, он хитрее, чем о нем болтают.
      ДОН ЖЕРОМ
      От этого припадка у меня в горле пересохло. Вообще-то я редко теряю самообладание. Идемте в ту комнату, выпьем за здоровье нашей малютки. Бедная Луиса! Обозвали уродиной - ее! Надо же додуматься! Ха-ха-ха! Веселая шутка!
      МЕНДОЗА (про себя)
      Я бы не сказал, что веселая.
      ДОН ЖЕРОМ
      Идем, Фернандо, выпьем за успех нашего друга.
      ФЕРНАНДО
      За успех моего друга я выпью охотно.
      ДОН ЖЕРОМ
      Идемте, Соломончик. Зальем последние искры неприязни.
      ВАКХИЧЕСКАЯ ПЕСНЯ
      
      Всё исцелить умея,
      Вино, как панацея,
      Всех примирит вернее,
      Чем поп или судья.
      Вражду гоните взашей!
      К отраде путь кратчайший:
      За круговою чашей
      Все братья и друзья.
      
      Уходят.
      
      Сцена 4.
      Дом МЕНДОЗЫ.
      Входит ДОНЬЯ ЛУИСА.
      ЛУИСА
      Я не единственная дочь, бежавшая от отца, но попадала ли хоть одна из беглых дочерей в такие парадоксальные обстоятельства? Человек, назначенный мне в мужья, ищет моего любимого. Но сколько можно ждать!
      АРИОЗО
      Те барды, что воспели
      Разлучные печали,
      Я думаю, на деле
      Разлуки не познали.
      Слова о ней постылы
      Крылом ее задетым,
      И недостанет силы,
      Чтоб говорить об этом.
      
      Входит ДОН КАРЛОС.
      Ну, что, мой покровитель, вы нашли Антонио?
      ДОН КАРЛОС
      К сожалению, мне это не удалось. Но я не сомневаюсь, что мой друг Изаак привезет вам его с минуты на минуту.
      ЛУИСА
      Как вам не стыдно! Я уверена, что вы не приложили необходимых усилий. И так вы служите даме, которая вам доверилась!
      ДОН КАРЛОС
      Сеньора, я сделал всё, что было в моих силах.
      ЛУИСА
      Допустим. Но если бы вы и ваш друг знали, насколько мучительно ожидание для того, кто любит, вы не относились бы к этому так спокойно.
      ДОН КАРЛОС
      Я-то знаю, к сожалению.
      ЛУИСА
      Как? Вы тоже любили?
      ДОН КАРЛОС
      Любил, сеньорита. Но это уже в прошлом и больше не повторится.
      ЛУИСА
      Ваша возлюбленная была жестокой?
      ДОН КАРЛОС
      Да если бы она была жестокой, я был бы счастлив.
      АРИОЗО
      Будь эта женщина горда
      И зла, то, лгать не буду,
      Я перенес бы всё тогда,
      Не ожидая чуда.
      
      Она бывала и мила,
      Приветлива порою
      И сердце мне надорвала
      Жестокою игрою.
      
      Бывает, океан ревет,
      Лютует непогода,
      И ждет смиренно мореход
      Сурового исхода.
      
      Но если суша хоть чуть-чуть
      Маячит в отдаленье,
      Стократ мучительней тонуть
      У берега спасенья.
      ЛУИСА
      Клянусь жизнью, возвращается ваш приятель - и действительно с Антонио. Я спрячусь, чтобы моё появление стало сюрпризом для него.
      ДОНЬЯ ЛУИСА уходит.
      Входят МЕНДОЗА и ДОН АНТОНИО.
      АНТОНИО
      Друг мой, уверяю: вы ошибаетесь. Чтобы донья Клара д"Альманца была в меня влюблена и бежала, да еще просила вас о посредничестве - это невозможно.
      МЕНДОЗА
      Сейчас вы убедитесь в обратном. Карлос, где сеньорита? В той комнате?
      АНТОНИО
      Если она действительно там, может быть, вы неверно ее поняли? Может, я нужен ей, чтобы проводить ее к моему другу, который ее любит?
      МЕНДОЗА
      Нет, сеньор, ей нужны именно вы, и никто другой. Господи, мне приходится вас уламывать, чтобы вы ответили взаимностью красивой девице, которая любит вас до смерти!
      АНТОНИО
      Но я не питаю привязанности к этой даме.
      МЕНДОЗА
      Вы питаете привязанность к донье Луисе - ведь так? Но здесь, вы уж мне поверьте, вам ничего не светит. Так что не упускайте удобного случая, который вам представляется.
      АНТОНИО
      И в этом состоит ваша дружеская услуга? Вам не совестно?
      МЕНДОЗА
      Ха! Совесть в любви уместна не больше, чем в политике. Вы лукавите, утверждая, что любовь не может сделать вас плутом. По крайней мере, поговорить-то с доньей Кларой вы можете.
      АНТОНИО
      Правда ваша.
      МЕНДОЗА (приотворяет дверь)
      Вот ваша дама стоит у окна. Идите, идите! (Вталкивает его и неплотно прикрывает дверь) Карлос, я не я буду, если он не попадется в западню. Я погляжу, что там у них происходит. Так, он прямо остолбенел. А вот она с ним заговорила. Он подходит к ней... И этот человек еще говорит о совести!
      ДОН КАРЛОС
      Глядите-ка: они смеются.
      МЕНДОЗА
      В самом деле, смеются - над лучшим другом, о котором он говорил с таким пафосом.
      ДОН КАРЛОС
      Целует ей руку.
      МЕНДОЗА
      Как они спелись - и так скоро! Всё, он пропал. Готово, Карлос! Разве я не молодчина? Разве я не Макьявелли?
      ДОН КАРЛОС
      По-моему, к вам пришли. Я посмотрю, кто бы это мог быть.
      
      ДОН КАРЛОС выходит.
      Возвращаются
      ДОН АНТОНИО и ДОНЬЯ ЛУИСА.
      АНТОНИО
      Вы оказались совершенно правы, друг мой. Сеньорита объяснила мне, почему я не могу быть вашим противником, и ее аргументы были безупречны. Так что я охотно предоставляю вам полную свободу действий.
      МЕНДОЗА
      Вы не могли принять более разумное решение. А то, что вы кинули друга - это такой пустяк, что и говорить не стоит. Ведь в любви дозволительно идти на хитрость, не правда ли, сеньорита?
      ЛУИСА
      Ради настоящей любви - безусловно. И я рада, сеньор, что вы разделяете моё мнение.
      МЕНДОЗА
      Еще бы! Тем более что меня перехитрить невозможно. Это я вам говорю. Дайте мене соед нить ваши руки. У, милые вы мои жулики! Желаю вам счастливого союза, от всей души.
      ЛУИСА
      Ну, если уж вы сами этого желаете, тогда нас ничто не разъединит.
      МЕНДОЗА
      Отныне мы больше не конкуренты, а друзья.
      АНТОНИО
      С радостью, сеньор Изаак.
      МЕНДОЗА
      В самом деле: разве многие способны на такое благородство?
      АНТОНИО
      Подобных вам нет в Испании.
      МЕНДОЗА
      Значит, вы ради нашей дружбы уступаете мне ту даму?
      АНТОНИО
      О, ту даму - архиохотно, это святая правда.
      МЕНДОЗА
      Я всё же опасаюсь, что в вас еще осталась малая толика интереса к ней.
      АНТОНИО
      Уверяю вас: ни малейшего.
      МЕНДОЗА
      Хорошо, не к ней, а к ее приданому.
      АНТОНИО
      На сей счет тоже не беспокойтесь. От всей души уступаю вам всё, чем она владеет.
      МЕНДОЗА
      По крайней мере, ваша дама гораздо красивее, пусть это будет вам утешением. А теперь открою вам секрет: сегодня вечером я украду свою невесту.
      ЛУИСА
      Вот как!
      МЕНДОЗА
      Представьте себе: она дала обет, что не получит мужа из рук своего отца. Поэтому я испросил у него разрешения прогуляться с ней по парку, и оттуда я ее умыкну.
      ЛУИСА
      А дон Жером об этом знает?
      МЕНДОЗА
      Что вы! Ни сном ни духом. В этом весь фокус. Я его обведу вокруг пальца. Я получаю приданое его дочери, а сам не вкладываю в это дело ни одного дуката. Это же просто канальская комбинация! Разве я не хитрая бестия?
      АНТОНИО
      А то!
      МЕНДОЗА
      Бестия, но хитрая. Дьявольски хитрая!
      АНТОНИО
      Дьявольски, дьявольски, воистину так.
      МЕНДОЗА
      Ну, и уржемся же мы над доном Жеромом, когда всё откроется!
      ЛУИСА
      Да, похоже, у... ржемся.
      Возвращается ДОН КАРЛОС.
      ДОН КАРЛОС
      Пришли танцовщики - репетировать фанданго в честь доньи Луисы.
      МЕНДОЗА
      Сейчас не до них, но поскольку всё равно придется им заплатить, то хотя бы пойду посмотреть за свои деньги на их кренделя. Вы не против?
      ЛУИСА
      О, нисколько.
      МЕНДОЗА
      С вами остается мой друг, который исполнит любую вашу просьбу. Сеньорита, ваш слуга. Удачи, Антонио! (В сторону) О, какой болван. Ловко я обротал его. Дело мастера боится!
      МЕНДОЗА уходит.
      ЛУИСА
      Дон Карлос, вы послужите мне еще раз телохранителем: проводите к монастырю святой Катарины?
      АНТОНИО
      Зачем тебе в монастырь?
      ЛУИСА
      Надо. Нам нельзя показываться вместе. Оттуда я пошлю письмо отцу, и, может быть, он подобреет, увидев, на что мне приходится идти из-за него.
      АНТОНИО
      На это я мало надеюсь. Луиса, лучшее убежище для тебя - мои объятия.
      ЛУИСА
      Подожди немного. Отец не сможет забрать меня из монастыря силой. А ты можешь прийти туда вечером, и тогда мы поговорим.
      АНТОНИО
      Я вынужден подчиниться.
      ЛУИСА
      Идемте, друг мой. Антонио, между прочим, дону Карлосу тоже знакомы страдания любви.
      АНТОНИО
      Значит, вы поймете нас.
      ДОН КАРЛОС
      И помогу вам.
      
      АРИЕТТА
      Любовь ушла, но сердца моего
      Не остудила.
      В нем нежность поселилась, в знак того,
      Что прежде было.
      
      И у тебя нет силы никакой
      Забыть об этом.
      Так хижина, где гостем был святой,
      Лучится светом.
      
      Уходят.
      
      АКТ ТРЕТИЙ
      Сцена 1.
      Библиотека в доме ДОНА ЖЕРОМА.
      Входят ДОН ЖЕРОМ и СЛУГА.
      ДОН ЖЕРОМ
      В жизни со мной не происходило ничего подобного! Луиса бежала с Изааком Мендозой - практически с собственным мужем! Невообразимо!
      СЛУГА
      Ее горничная, сеньор, говорит, что вы им разрешили погулять по саду. В это время кто-то потихоньку отворил калитку, и потом уже никто их не видел.
      СЛУГА уходит.
      ДОН ЖЕРОМ
      Уму непостижимо! Здесь таится какая-то инфернальная интрига, и я не в силах ее постичь.
      Входит другой СЛУГА с письмом.
      СЛУГА
      Сеньор, вам письмо от господина Мендозы.
      СЛУГА уходит.
      ДОН ЖЕРОМ
      Надеюсь, оно прольет свет на эту загадку. Да, от него. (Читает) "Досточтимый сеньор! Вы, наверное, весьма удивлены тем, что ваша дочь бежала со мной..." Я думаю! "Я имел счастье похитить ее сердце с первого же взгляда..." Как же, с первого! Держи карман! "Но, к сожалению, она поклялась, что не примет мужа из ваших рук, и я был вынужден уступить ее фантазии" Так, интересно... "В самом ближайшем времени мы падем... к вашим ногам, и я надеюсь, что вы благословите вашего зятя Изаака Мендозу" Фантазия! Тоже еще... Я же говорил, что в ней сидит чёртик! Еще утром готова была умереть, только бы не идти за него - и лишь затем, чтобы бежать с ним вечером. Так или иначе, а вышло по-моему. Португалец, я думаю, постарается довести дело до счастливого финала.
      Возвращается СЛУГА с новым письмом.
      СЛУГА
      Сеньор, пришел человек с письмом от доньи Луисы.
      СЛУГА уходит.
      ДОН ЖЕРОМ
      А это что? Почерк её. Что же мне им обоим ответить? Впрочем, сначала почитаю. "Дорогой отец, каким словами мне вымолить у вас прощение за свой отчаянный поступок, какими словами объяснить его?" Так ведь Изаак уже всё объяснил. "Я болезненно обидчива, зато всей душой отзываюсь на доброту..." Ясно как день: Антонио ее чем-то обидел, и она ответила на нежность Изаака. Что там дальше? "Я еще не обвенчана с тем, кто, без сомнения, обожает меня..." Разумеется! Еще бы Изаак ее не обожал! "И я с трепетом жду ответа, который, в случае согласия, осчастливит вашу любящую дочь Луису". В случае согласия? Разумеется! Ей-богу, я никогда не был так счастлив! Я знал, что поставлю на своем - и добился этого. Меня переупрямить невозможно. Эй! Луис!
      Входит СЛУГА.
      Пусть второй посланник подождет. И приготовь мне в кабинете перо и чернила.
      СЛУГА уходит.
      Не терпится успокоить бедную девочку. Эй, Луис! Санчо!
      Входят СЛУГИ.
      Сегодня вечером у нас торжество. Пусть накроют стол в большой зале. Поставьте лучшие вина и яства, позовите музыкантов.
      СЛУГИ
      Будет сделано, сеньор.
      ДОН ЖЕРОМ
      Двери настежь! Сегодня все - мои гости, в масках или без масок.
      СЛУГИ уходят.
      Славный будет вечер. Пусть все знают, как может веселиться старик Жером!
      АРИЯ
      Прежде я с судьбой играл:
      Не всегда ведь был я старым.
      Дни любви я посвящал.
      Вечера встречал нектаром.
      
      А случалася беда
      (Рок меня не тронул, что ли!) -
      Все невзгоды без труда
      Растворял я в алкоголе.
      
      Истину искать я мог,
      Из колодезя черпая,
      Только истины исток
      Не в воде - я это знаю.
      
      Лишь наполните бокал,
      Сгинет ложь, как не бывала.
      Правду я в вине искал,
      Опрокидывал бокалы.
      
      И, пускай я стар и хил,
      Пусть моё здоровье гадко,
      Я душевных полон сил
      И не чувствую упадка.
      
      И доволен я собой.
      Отчего же не гордиться:
      Под корою ледяной
      В сердце огнь еще искрится.
      
      Уходят.
      
      Сцена 2.
      Площадь.
      Входят ДОН ФЕРНАНДО и ЛОПЕС.
      
      ФЕРНАНДО
      И ты не узнал ничего о ней? Никаких намеков на то, где ее искать? О, Клара! Клара!
      ЛОПЕС
      Правду сказать, не узнал. Хотя ее побег - притча во языцех. И о том, что дон Гусман разыскивает ее - об этом тоже судачит весь город. А вот куда она скрылась из Севильи и что с ней, не знает никто.
      ФЕРНАНДО
      Чума и смерть, недоумок! Куда ей деваться из Севильи!
      ЛОПЕС
      Вот и я так говорил тем недоумкам: чума и смерть, куда она могла скрыться из Севильи. А они, недоумки, говорили, что ее похитил дон Антонио, другие - что она повесилась оттого, что он ее не похитил.
      ФЕРНАНДО
      Врешь, мерзавец! Они не могли сказать такого!
      ЛОПЕС
      Значит, они сказали что-то другое, а я их неправильно интерпретировал.
      ФЕРНАНДО
      Пошел вон, клоун! Не появляйся, пока не узнаешь о ней.
      ЛОПЕС уходит.
      От любви к этой вздорной девице я сам не свой.
      Входит МЕНДОЗА.
      МЕНДОЗА
      Так, я ее увез, теперь осталось найти попа, а что касается Антонио - пусть женится на Кларе или не женится, мне он больше не опасен.
      ФЕРНАНДО
      Вы что-то сказали про донью Клару?
      МЕНДОЗА
      А, шурин! Какими судьбами?
      ФЕРНАНДО
      Что с Кларой?
      МЕНДОЗА
      Сейчас расскажу, это забавно. Сегодня утром, когда я выехал из дому, ко мне прямо кинулась очень пикантная девица, которая сообщила, что ее зовут Клара д"Альманца и буквально умоляла оказать ей протекцию.
      ФЕРНАНДО
      В каком смысле?
      МЕНДОЗА
      В таком, что она сбежала от своего отца, дона Гусмана, и причиной тому - любовь к молодому сеньору, здешнему жителю.
      ФЕРНАНДО
      Боже! Она так и сказала?
      МЕНДОЗА
      Да. И еще добавила: мой возлюбленный не знает ни о чем.
      ФЕРНАНДО (про себя)
      О моя дорогая! Он не понял. Это же она про меня! (Громко) Что же дальше, Изаак?
      МЕНДОЗА
      Мне следует разыскать его и доставить к ней.
      ФЕРНАНДО
      Я с ума сойду от счастья! Ну, идемте же, идемте!
      МЕНДОЗА
      Куда же, сеньор, куда же? И, главное, зачем?
      ФЕРНАНДО
      То есть? Неужели с пор еще что-то стряслось?
      МЕНДОЗА
      Стряслось? Причем здесь тряска? А, понял. У вас такой язык... Да, стряслось. Я вошел в ее положение и согласился ей помочь.
      ФЕРНАНДО
      Где же она?
      МЕНДОЗА
      То есть - как? В объятиях любовника, разумеется. Во всяком случае, я оставил ее именно там.
      ФЕРНАНДО
      Вы смеетесь? Допустим, я держал ее в объятиях этой ночью, но вас, по-моему, при этом не было.
      МЕНДОЗА
      Еще и вы? Ну, и нравы! Но я, вообще-то, оставил ее в объятиях Антонио.
      ФЕРНАНДО
      Черт! Антонио д"Эрсилья?
      МЕНДОЗА
      Ну! И знаете, что самое забавное: он поначалу упирался. Талдычил что-то про честь и совесть, да еще что он не может обманывать какого-то друга. Но я рассеял его сомнения.
      ФЕРНАНДО
      Вы?
      МЕНДОЗА
      Да, я, и без особых усилий. Он говорит: "Это нечестно". А она ему в ответ: "Ерунда! В любви всё дозволено". Он говорит: "Но это же мой друг". А я говорю: "Плюньте на вашего друга". А он: "Как это - плюньте?" А я: "Слюною". Правда, остроумно? В общем, он со мной согласился. Так что теперь его дружок весь оплеванный. Пусть хоть вешается от безнадежности.
      ФЕРНАНДО (в сторону)
      Лучше мне уйти, а то я могу позволить себе лишнее.
      МЕНДОЗА
      Но, между прочим, Фернандо, самые пикантные подробности впереди.
      ФЕРНАНДО
      А не пойти ли вам...
      МЕНДОЗА
      Куда?
      ФЕРНАНДО
      На виселицу! На дыбу! Ко всем чертям!
      МЕНДОЗА
      Погодите, уж не вы ли этот самый оплеванный дружок? Ну, да, как же я раньше... Вот это анекдот! Вот умора!
      ФЕРНАНДО
      Что? Ты еще издеваешься, циник! (Хватает его за шиворот) Я бы из тебя душу вытряхнул, будь ты достоин моего гнева!
      МЕНДОЗА
      Боже мой! Я же ваш зять!
      ФЕРНАНДО
      Где эти изменники, негодяй? Говори, а не то... (Обнажает шпагу)
      МЕНДОЗА
      Дорогой шурин, успокойтесь. Честное, слово, я пытаюсь припомнить...
      ФЕРНАНДО
      Припоминайте быстрее, иначе...
      МЕНДОЗА
      Сейчас, сейчас... Вы знаете: память - такая индивидуальная вещь... У некоторых людей бывают аберрации памяти. У меня это случается при виде шпаги. Ей-богу, сейчас я так же способен что-то вспомнить, как дать вам сатисфакцию.
      ФЕРНАНДО
      Да кто вас трогает!
      МЕНДОЗА
      Как же! А зачем тогда эта штука у вас в руке?
      ФЕРНАНДО
      То-то же. (Убирает шпагу в ножны) Память прояснилась?
      МЕНДОЗА
      Я полагаю... То есть мой друг Карлос мне сказал, что он проводил донью Клару... Дорогой Фернандо, сделайте одолжение, уберите все ваши руки... (С) Проводил ее в монастырь святой Катарины.
      ФЕРНАНДО
      Святой Катарины!
      МЕНДОЗА
      Да. Но вам ее там искать не надо. К ней должен приехать Антонио.
      ФЕРНАНДО
      Это правда?
      МЕНДОЗА
      Клянусь спасением.
      ФЕРНАНДО
      Считайте, что вы спаслись, трус. Но Антонио я накажу за вероломство.
      МЕНДОЗА
      Как вам угодно. Убейте его, перережьте ему глотку, на здоровье.
      ФЕРНАНДО
      Но Клара! Позор! Но я не сержусь, она не достойна этого.
      МЕНДОЗА
      Разумеется, не достойна, шурин. Я бы тоже не рассердился.
      ФЕРНАНДО
      Лжешь, она достойна королевской ярости.
      МЕНДОЗА
      Да, она такая. До чего я вам сочувствую!
      ФЕРНАНДО
      Замолчите, негодяй! Как вы смеете мне сочувствовать!
      МЕНДОЗА
      Простите, дорогой шурин. Я вам не сочувствую ни вот полстолько.
      ФЕРНАНДО
      Убирайтесь, несносный дурак! Я не буду марать руки о такое ничтожество.
      МЕНДОЗА (про себя)
      Моя ничтожность - моя лучшая покровительница. (Громко) Меня уже нет, дорогой Фернандо. (Про себя) Этот сорвиголова просто бешеный!
      Уходят.
      
      Сцена 3.
      Монастырский сад.
      Входят ДОНЬЯ ЛУИСА и ДОНЬЯ КЛАРА.
      
      ЛУИСА
      Значит, ты в самом деле не хочешь, чтобы Фернандо тебя нашел?
      КЛАРА
      А почему же я в этом платье?
      ЛУИСА
      Может быть, потому что оно тебе идет. Но, я надеюсь, ты не собираешься носить его всю жизнь?
      КЛАРА
      Если бы Фернандо не оскорбил меня этой ночью...
      ЛУИСА
      Да будет тебе! Тоже мне оскорбление! Только из страха тебя потерять он решился на такую крайность.
      КЛАРА
      Может быть, вы оба считаете меня стервой, но если бы он пришел сюда, я бы, возможно, простила его.
      АРИОЗО
      Чтобы простить, довольно иногда нам
      Не больше дня!
      Вчера твой брат явлением нежданным
      Смутил меня.
      
      И я была оскорблена жестоко
      И как в чаду,
      А появись сейчас - и слов упрека
      Я не найду.
      ЛУИСА
      Клара, я начинаю опасаться за тебя: не решила ли ты стать послушницей?
      КЛАРА
      А почему бы и нет?
      ЛУИСА
      Потому что ряса один раз может подойти для маскарада, но здравомыслящая красивая девушка не станет длить маскарад вечно.
      КЛАРА
      Между прочим, появился твой Антонио. Ладно, ухожу. Как ты встрепенулась!
      ДОНЬЯ КЛАРА уходит.
      Входит ДОН АНТОНИО.
      АНТОНИО
      Ну, что, Луиса, дорогая, есть какие-то новости?
      ЛУИСА
      Пока нет. Моя служанка еще не вернулась от отца.
      АНТОНИО
      Знаешь, я не особо надеюсь на примирение с твоим отцом.
      ЛУИСА
      Прежде всего, я должна хотя бы попытаться. Кроме того, я не сомневаюсь в твоем бескорыстии, Антонио, но любовь, не привычная к бедности, нередко погибает в ее холодной атмосфере. Любовь - наш кумир, но подойдет ли нам рай в шалаше?
      АРИОЗО
      АНТОНИО (поет)
      Ты повторяла без конца,
      (И этим счастлив я),
      Что королевского венца
      Милей любовь моя.
      
      Уста, что это изрекли,
      За всю их доброту
      Я всем сокровищам земли
      Охотно предпочту.
      
      Но в нашей маленькой стране -
      Величиною с дом -
      Ты будешь королевой мне,
      Тебе я - королем.
      
      Затмим мы всех владык земных
      В стране своей любви,
      Сорву я царства с губ твоих,
      А ты - с моих сорви.
      
      Входит СЛУЖАНКА с письмом.
      ЛУИСА
      Вот и ответ.
      АНТОНИО
      Луиса, дорогая, не обольщайся. Скорее всего, там не будет ничего, кроме попреков и угроз.
      ЛУИСА
      Сейчас посмотрим. (Читает) "Если ты мне дочь, ты во имя долга сегодня же вернешься домой на торжественный ужин в честь своего бракосочетания. Я даю полное согласие на то, чтобы ты вышла замуж по своему капризу, который я нахожу восхитительным. Сделай счастливым своего избранника. Твой любящий отец".
      АНТОНИО
      Ты меня разыгрываешь, Луиса?
      ЛУИСА
      Убедись сам.
      АНТОНИО
      Честное слово, всё именно так, черным по белому! Здесь, наверное, какое-то недоразумение, но не важно. Это письмо дает нам свободу действий.
      ЛУИСА
      Мы должны вернуться и поблагодарить отца.
      АНТОНИО
      Да, но не раньше, чем он лишится возможности взять свои слова назад. Я пойду искать священника.
      ЛУИСА
      Не оставляй меня одну. Я боюсь, что нас могут разлучить.
      АНТОНИО
      Тогда идем вместе. У меня в соседнем аббатстве у меня есть монах-приятель. С нравами женского монастыря ты уже ознакомилась - посмотрим, каковы они в мужском.
      ЛУИСА
      Боюсь, что особой разницы нет. Разговоры о добродетели - это еще не сама добродетель. То же самое и в дружбе.
      
      ДОН АНТОНИО и ДОНЬЯ ЛУИСА уходят.
      Входит ДОНЬЯ КЛАРА.
      КЛАРА
      Они вместе, они счастливы, а я одна. Увы! Любовью можно оправдать бегство из дома, если человек доведен до отчаяния, но истинной опорой может быть только близость возлюбленного. Что такое? Фернандо? Как он сюда пробрался? Наверное, подобно Антонио, с помощью золотого ключика. Однако на нем лица нет. Лучше я и свое скрою. (Опускает вуаль)
      Входит ДОН ФЕРНАНДО.
      ФЕРНАНДО
      Нет сомнений: это они. Всё, как он сказал.
      КЛАРА
      Простите, сеньор, что вы делаете в обители?
      ФЕРНАНДО
      Вам-то что до этого! Они остановились. Конечно, это Клара, изменница!
      КЛАРА (в сторону)
      Ревность ему застилает глаза. Но мне, пожалуй, это приятно.
      ФЕРНАНДО
      Я ее узнаю в любом наряде. О, я ее знаю!
      КЛАРА
      Феноменальная острота зрения! Однако, сеньор...
      ФЕРНАНДО
      Сестра, что вы цепляетесь ко мне! Но как же она вцепилась в его руку! Прямо виснет на нем! О женщины, имя вам...
      КЛАРА
      Любезный сеньор, вы кого-то ищете?
      ФЕРНАНДО
      Во всяком случае, не вас. Что вы пристали! Впрочем, добрая сестра, скажите: это не донья Клара д"Альманца только что покинула этот сад?
      КЛАРА
      Донья Клара его еще не покинула.
      ФЕРНАНДО
      Ну, да, они пока еще здесь. А вон тот сеньор, который с ней у входа - не дон Антонио д"Эрсилья?
      КЛАРА
      Да, сеньор, это он.
      ФЕРНАНДО
      Конечно, кому и быть-то! Сударыня, если можно, последний вопрос: не знаете ли вы, с какой целью отсюда удалились эти двое?
      КЛАРА
      Насколько мне известно, эти двое вот именно сейчас идут соединиться узами Гименея.
      ФЕРНАНДО
      Довольно. Но я омрачу им радость.
      ДОН ФЕРНАНДО уходит.
      КЛАРА (откидывает вуаль; зрителям)
      Видали? До сих пор я считала, что ревность меняет зрение, но чтобы так! Слепец, безнадежный слепец! Я знаю, что он заблуждается из-за Луисы, и, признаться, рада, что он теряет голову из-за меня. И пусть помучается. И еще я не могу отказать себе в удовольствии посмотреть на него, когда он осознает свою ошибку. Я последую за ним, когда он выйдет за ограду монастыря. И что-то мне подсказывает, что, кроме Луисы и Антонио, в законный брак вступит кое-кто еще.
      АРИОЗО
      Прощай, затвор, оплот смиренных жен.
      Прощай! Мой дух смиренным не рожден.
      Хоть много здесь благообразья, но
      Немало и отрад погребено.
      Я не пленяюсь строгостью твоей,
      Тюрьма для дев и кладбище страстей.
      
      Уходят.
      
      Сцена 4.
      Двор перед приоратом.
      Входят МЕНДОЗА и ДОН АНТОНИО.
      
      АНТОНИО
      Вы ли это, друг Изаак?
      МЕНДОЗА
      О, друг Антонио! Пожелайте мне удачи. Луиса сбежала со мной и сейчас она в безопасности.
      АНТОНИО
      Да? Желаю вам удачи от всей души.
      МЕНДОЗА
      Я пришел за попом, чтобы нас окрутили.
      АНТОНИО
      Так ведь и я тоже. Мне нужен отец Пабло.
      МЕНДОЗА
      Очень хорошо, очень хорошо. Только чур мы венчаемся первыми. Невеста моя сгорает от нетерпения.
      АНТОНИО
      Моя тоже. Она изнывает у ворот.
      МЕНДОЗА
      Да, но мы торопимся к дону Жерому.
      АНТОНИО
      И мы тоже.
      МЕНДОЗА
      Так, может, пусть нас окрутят вместе для экономии времени. Я буду вашим посажёным отцом, а вы - моим. Идемте. Но помните, что вы у меня в неоплатном долгу.
      АНТОНИО
      Как же, как же, не забуду.
      
      Уходят.
      
      Сцена 5.
      Зала в приорате.
      ОТЕЦ ПАБЛО, ОТЕЦ ФРАНСИСКО, ОТЕЦ АВГУСТИН
      и другие монахи за столом.
      
      ХОР
      Помещается в бутыли
      Солнце нашего стола.
      Кружки солнце окружили,
      Как небесные тела.
      Мы и сами как планеты,
      Наподобие луны:
      Здесь вино - источник света,
      Коим мы просветлены.
      
      ПАБЛО
      Брат Франсиско, переправь сюда бутыль и провозгласи здравицу.
      ФРАНСИСКО
      Пили мы за аббатису монастыря святой Урсулы?
      ПАБЛО
      А как же! Только что.
      ФРАНСИСКО
      Тогда за здравие голубоглазой монашки из аббатства святой Катарины.
      ПАБЛО
      От всего сердца. (Выпивает) А что, брат Августин, были пожертвования в моё отсутствие?
      АВГУСТИН
      Дон Гуан Кордуба пожертвовал сто дукатов на молитвы во здравие.
      ПАБЛО
      Отлично. Мы отдадим эти деньги поставщику вин и будем пить за здоровье дона Гуана, что, в принципе, не хуже. Что еще?
      АВГУСТИН
      А дон Баптиста, богатый сквалыга, что преставился на прошлой неделе, завещал тысячу пистолей и серебряный канделябр из своей спальни - для возжжений перед образом святого Антония.
      ПАБЛО
      Благое намерение. Но мы найдем его пожертвованию лучшее применение, дабы оно служило живым, а не усопшим. Святому Антонию темнота не страшна, а...
      Стук.
      Что там такое?
      ОТЕЦ ФРАНСИСКО отворяет дверь.
      Входит ПРИВРАТНИК.
      ПРИВРАТНИК
      Спрашивают брата Пабло по неотложному делу.
      ФРАНСИСКО
      Брат Пабло!
      ОТЕЦ ПАБЛО
      выходит с бокалом вина и куском пирога.
      ПАБЛО
      В чем дело? Как посмел ты, нечестивец, помешать нашим занятиям?
      ПРИВРАТНИК
      Я думал, вы закончили.
      ПАБЛО
      Отнюдь. Разве мы закончили, брат Франсиско?
      ФРАНСИСКО
      Нет, осталось по бутылке на брата.
      ПАБЛО
      Ни ты, ни твои собратья не помышляете о времени. Вы заполняете его угождением бренным похотям. Только и думаете, что о сне, праздности, пьянстве и чревоугодии, пока мы бодрствует и умерщвляем плоть.
      ПРИВРАТНИК
      Но мы не желаем больше, чем требует натура.
      ПАБЛО
      Ничего подобного! Похотей у вас больше, чем волос на голове. Своими багровыми, лоснящимися рожами вы позорите наш орден. Это ни в какие ворота не лезет! Если вы голодны, почему вам не довольно земных кореньев? А если жаждете, разве мало кристальной воды родников? (Отхлебывает) Забери. И проводи меня к визитерам.
      ПРИВРАТНИК допивает из бокала.
      Вот оно! Ты выпил бы всё до капли, если бы там еще что-то оставалось. Чревоугодник! Чревоугодник!
      Уходят.
      
      Сцена 6.
      Двор перед приоратом.
      Входят МЕНДОЗА и ДОН АНТОНИО.
      
      МЕНДОЗА
      Сил нет дожидаться этого отца Пабло! Мессу он служит, что ли?
      АНТОНИО
      Нет, идет.
      Входит ОТЕЦ ПАБЛО.
      Святой отец, мы просим вашего благословения.
      МЕНДОЗА
      Добрейший падре, мы просим вас об одолжении.
      ПАБЛО
      Какого рода?
      МЕНДОЗА
      Повенчайте нас, падре.
      ПАБЛО
      С кем, простите?
      МЕНДОЗА
      С нашими невестами. Сразу видно, что вы - истинный служитель Гименея.
      ПАБЛО
      Какой вид, если я посвящаю всё время покаянию и умерщвлению плоти!
      МЕНДОЗА
      Уверяю вас, вы похожи на телемского монаха, потому что у вас такой жизнерадостный вид.
      
      [Пояснение
      В оригинале просто повторяется тема служения Гименею (an officer of Hymen). У Шеридана, конечно, "монастырские" сцены решены в декамероновском ключе, но и раблезианский оттенок присутствует, на что я и указываю.]
      
      ПАБЛО
      Это только видимость. Если я округлился, как пузырь, так это потому, что я питаюсь воздухом.
      АНТОНИО
      Ваш румянец говорит о добром здравии.
      ПАБЛО
      Это краска стыда за грехи рода человеческого, и она так же несмываема.
      МЕНДОЗА
      Как вы чувствительны!
      ПАБЛО
      А толку! Сколько бы я ни старался, они ухитряются грешить у меня под самым носом.
      МЕНДОЗА
      Об этом нетрудно догадаться, святой отец, потому что он у вас покраснел гуще, чем остальные области лица.
      ПАБЛО
      Шутить изволите?
      АНТОНИО
      Но к делу, падре. Вы согласны совершить этот обряд?
      ПАБЛО
      Тайное бракосочетание - дело темное, и у меня в душе немало весомых аргументов против.
      АНТОНИО
      А у меня в руке немало весомых аргументов за. Я думаю, что у моего друга они тоже найдутся.
      МЕНДОЗА
      Да, вот совершенно неопровержимый кошелек.
      ПАБЛО
      Как вам не стыдно! Вы рискуете рассердить меня. Когда настырные миряне насильно суют мне презренный металл - вот в этом карман... и вот в этот карман - весь грех они принимают на себя.
      АНТОНИО и МЕНДОЗА кладут деньги ему в карманы.
      Как вы меня огорчаете! Я не могу вам их вернуть, потому что дал обет не прикасаться к деньгам.
      АНТОНИО
      Теперь можно начинать?
      МЕНДОЗА
      Узаконьте наше право на счастье и восторг.
      ПАБЛО
      Но имейте в виду: когда придет час расплаты, не пеняйте на меня.
      АНТОНИО (про себя)
      Для моего друга Изаака предостережение весьма небесполезное. (Громко) Хорошо, падре, дело ваше - ответ наш.
      МЕНДОЗА
      Да будет так!
      Вбегает ДОНЬЯ ЛУИСА.
      ЛУИСА
      Антонио! Там у ворот Фернандо и требует нас!
      МЕНДОЗА
      Как - Фернандо? Зачем он здесь? Он точно не за мной?
      АНТОНИО
      Ничего, любовь моя. У меня есть, чем его успокоить.
      МЕНДОЗА
      Нет, нет, Антонио, послушайте меня: улепетывайте! Этот Фернандо - самый бешеный пес, и у него длинная шпага! Ручаюсь жизнью, он явился проткнуть вас!
      АНТОНИО
      Пустое!
      МЕНДОЗА
      Ну, и оставайтесь, если жизнь не дорога, а мне этих проблем не надо. Обвенчаюсь в другом месте. Я смазываю пятки.
      МЕНДОЗА убегает.
      ДОНЬЯ ЛУИСА опускает вуаль.
      Входит ДОН ФЕРНАНДО.
      ФЕРНАНДО
      Вот я и добрался до вас, сеньор!
      АНТОНИО
      Слушаю вас, сеньор.
      ФЕРНАНДО
      Низкий предатель! При вашем вероломстве и лживости вы осмеливаетесь смотреть в глаза тому, кому нанесли такое оскорбление!
      АНТОНИО
      Фернандо, вы просто порох. Не отрицаю, вы явились именно в тот момент, когда я собрался обвенчаться с той, кого люблю больше жизни. Но я не меньше вас ненавижу ложь. Клянусь небом: не я толкнул ее к побегу. Я даже не знал об этом, пока не встретил ее.
      ФЕРНАНДО
      Что за жалкий лепет! Вы предали друга ради особы, которая, сама будучи бессердечной, легко разгадала ваши намерения. Ваш сообщник всё мне открыл. Но тогда уж идите до конца. У вас хватило духу сделать подлость, имейте же смелость это признать.
      ЛУИСА
      Антонио, я знаю, в чем корень его заблуждения, оставь нас наедине.
      ПАБЛО
      Друг мой, это жестоко - препятствовать соединению любящих.
      ФЕРНАНДО
      Святой отец, не вмешивайтесь, если не понимаете. Это со мной она должна соединиться.
      ПАБЛО
      Если так, я умываю руки. Сеньора, вы давали обещание этому юноше?
      ДОНЬЯ ЛУИСА отрицательно качает головой.
      ФЕРНАНДО
      Клара, хорошо, что ты промолчала: услышать эту ложь было бы нестерпимо для меня. Я тебя не упрекаю, и пусть это будет твоим наказанием.
      Входит ДОНЬЯ КЛАРА под вуалью.
      КЛАРА
      Это уже издевательство.
      ФЕРНАНДО
      Антонио, здесь вы в безопасности, но мы встретимся в другом месте.
      ФЕРНАНДО пытается уйти.
      ДОНЬЯ КЛАРА и ДОНЬЯ ЛУИСА
      удерживают его за руки.
      
      ДУЭТ
      ЛУИСА
      Злобиться не надо,
      Милый обалдуй!
      КЛАРА
      Усмири досаду
      И глаза разуй.
      ЛУИСА
      Ну, братец, ты совсем больной:
      Не узнаёшь сестры родной!
      КЛАРА
      Кого ж ты любишь, дуралей,
      Сбегая от любви своей?
      
      ДОНЬЯ КЛАРА и ДОНЬЯ ЛУИСА
      открывают лица.
      
      ФЕРНАНДО
      Что это? Клара? Сестра? Я совсем растерялся.
      ЛУИСА
      Хорош брат, нечего сказать!
      ПАБЛО
      Что? Инцест? Этот нечестивец хотел жениться на сестре?
      ЛУИСА
      Не узнал сестры! Какой стыд!
      КЛАРА
      Не узнал невесты! Какой срам!
      ЛУИСА
      Теперь ты понимаешь, почему ревность называют слепой?
      КЛАРА
      Будешь еще ревновать? Будешь?
      ФЕРНАНДО
      Никогда, никогда! Сестра, ты простишь меня. Но, Клара, смею ли я надеяться?
      КЛАРА
      Нет, это непростительно. Ты сам только что сказал, чтобы я отстала от тебя. "Любезный сеньор, вы кого-то ищете?" - "Во всяком случае, не вас". Законченный слепец! Впрочем, если ты поклянешься забыть про свою ревность, я подумаю.
      ФЕРНАНДО
      Всем святым клянусь...
      КЛАРА
      Нет, лучше не надо. (Подает ему руку)
      ЛУИСА
      А больше ни у кого не хочешь просить прощения?
      ФЕРНАНДО
      Антонио, мне стыдно вспоминать...
      АНТОНИО
      Не нужно оправданий, Фернандо. Мне ли не знать, что такое любовь и что нельзя сердиться на гнев влюбленного. Однако последуем за этим добрым пастырем, а потом мы тебе откроем причину этого квипрокво.
      
      КВАРТЕТ
      Пустословие речей,
      Громких клятв, помпезных фраз
      Презирает Гименей,
      Над витиями смеясь.
      К тем же, кто душой открыт,
      Он всегда благоволит.
      Уходят.
      
      Сцена 7.
      Зала в доме ДОНА ЖЕРОМА.
      Входят ДОН ЖЕРОМ, ЛОПЕС, слуги.
      
      ДОН ЖЕРОМ
      И чтобы всё было комильфо! И никаких постных физиономий! И чтобы никто не наклюкался до конца праздника. Лопес, а где твой господин? Хотя бы к вечеру вернется?
      ЛОПЕС
      Откровенно говоря, не уверен. У него что-то с головой. Вызверился на меня и прогнал.
      ДОН ЖЕРОМ
      Наверное, у селадона амурные дела. Что ж, нам и так будет весело.
      ЛОПЕС уходит.
      Входит СЛУГА.
      СЛУГА
      К вам сеньор Мендоза.
      СДУГА уходит.
      Входит МЕНДОЗА.
      ДОН ЖЕРОМ
      А, дорогой зять! Примите моё прощение и благословение. Но где же моя доченька? Где Луиса?
      МЕНДОЗА
      Она с нетерпением ожидает за дверью, но не решается войти.
      ДОН ЖЕРОМ
      Так летите за ней и принесите ее на крыльях любви!
      МЕНДОЗА уходит.
      Деточка, красавица моя! Как же я буду рад увидеть твое личико!
      Входят МЕНДОЗА и ДУЭНЬЯ.
      МЕНДОЗА
      Идем, моя прелесть! Идем, мой трепещущий ангелочек!
      ДОН ЖЕРОМ
      Дай обниму тебя, моя... (Отшатывается) Сатана! Это что еще за дьявол в юбке?
      МЕНДОЗА
      Дон Жером! Будьте милосердны. Вы же обещали. Смотрите: бедняжка прямо скисла от ваших слов.
      ДОН ЖЕРОМ
      Что скисла - это я вижу. Чертова кукла, где Луиса? Где моя дочь?
      МЕНДОЗА
      А это кто перед вами? Ну, не смущайся, моя сладостная женушка!
      ДОН ЖЕРОМ
      Женушка? Дьявольщина! Вы что - женились на ней?
      ДУЭНЬЯ
      Папочка, ты не признаёшь свою маленькую деточку?
      ДОН ЖЕРОМ
      Папочка! Дьявол тебе папочка! Вы так же наглы, как безобразны!
      МЕНДОЗА
      Очарование моё, обойми его своими лилейными ручками!
      ДУЭНЬЯ
      Папочка, прости меня! (Обнимает его)
      ДОН ЖЕРОМ (вырывается)
      Караул! Зарезали!
      Вбегают слуги.
      СЛУГА
      Что случилось, сеньор?
      ДОН ЖЕРОМ
      Что случилось?!! Окаянный процентщик притащил старую кикимору, чтобы задушить меня ее руками!
      МЕНДОЗА
      Господи! Так обращаться с собственной дочерью! До сих пор не может ее простить!
      Входят ДОН АНТОНИО и ЛУИСА.
      ДОН ЖЕРОМ
      Чума и смерть! Это еще что за явление? Кто вас звал, сеньор? И кто вы такой, чтоб вас черти разодрали?
      АНТОНИО
      Сеньор, я супруг этой дамы.
      МЕНДОЗА
      Так точно, готов присягнуть. Они должны были венчаться сразу после нас.
      ДОН ЖЕРОМ
      Как - после вас?
      МЕНДОЗА
      Так. Это же мой друг, честный Антонио, я вам рассказывал. А это и есть та самая девица, которую я ему подсунул вместо вашей дочери.
      ДОН ЖЕРОМ
      Вы или пьяны, или спятили. Она моя дочь!
      МЕНДОЗА
      Это вы спятили! Да еще и напились до такой степени, что не узнаете собственной дитяти!
      ДОН ЖЕРОМ (Дуэнье)
      Слушайте, вы, первородный грех! Вы мне объясните что-нибудь?
      ДУЭНЬЯ
      Извольте, дон Жером, если вы такой тупой. Вы могли бы сами догадаться по нашим нарядам. Посмотрите еще раз на меня и на вашу дочь.
      МЕНДОЗА
      На кого?
      ДУЭНЬЯ
      Вы в порыве гнева чуть-чуть обознались: перепутали вашу дочь и ее верную гувернантку. Первую выгнали вон, а вторую посадили под замок.
      МЕНДОЗА
      Свят-свят! Хорош отец: перепутал дочь со старой дуэньей!
      ДОН ЖЕРОМ
      Сам хорош: перепутал старую дуэнью с моей дочерью! Но что было дальше?
      ДУЭНЬЯ
      А дальше понятно: я целиком перевоплотилась в Луису и в этой роли имела счастье заиметь прекраснейшего из мужей.
      МЕНДОЗА
      Это меня, что ли? И ты думаешь, старая ведьма, что я буду с тобой жить? Это подлог! Вы... Вы... Вам должно быть стыдно!
      АНТОНИО
      Ну, знаете ли, Иззак, вам жаловаться на обман как-то неуместно - при вашей профессии. Честное слово, дон Жером, этот хитрый португалец запутался в собственных комбинациях. Он же и вас хотел провести: завладеть состоянием вашей дочери и не потратиться.
      ДОН ЖЕРОМ
      Провести меня?
      ЛУИСА
      Да, отец, я могу это доказать.
      ДОН ЖЕРОМ
      А ведь, ей-богу, это похоже на правду. В противном случае как бы он согласился терпеть эту образину? Что ж, Соломончик, желаю вам всяческих семейных радостей. Ох, как желаю!
      ЛУИСА
      Изаак, где же ваши принципы? Вы же допускаете хитрости в любви.
      АНТОНИО
      Разве вы не ловкая бестия? Не дьявол во плоти?
      ЛУИСА
      Не Макьявелли?
      ДОН ЖЕРОМ
      Он у нас еще и Соломончик.
      МЕНДОЗА
      Чтоб вас поразили все казни египетские! У, какая подлость! Господа, вы звери!
      ДОН ЖЕРОМ
      Послушайте доброго совета, Изаак: смиритесь. Не хотите же вы сделаться всемирным посмешищем. Ведь общество больше всего презирает и высмеивает мошенника, ставшего жертвой собственных плутней.
      МЕНДОЗА
      Я никогда не смирюсь! Это вы, дон Жером, виноваты больше всех! Вы уперлись, как маньяк, и всё долбили, что особа, сидящая под замком, изумительно красива, хотя я вам повторял, что она старше моей мамочки и безобразнее сатаны!
      ДУЭНЬЯ
      Гад ты подколодный!
      ДОН ЖЕРОМ
      Весьма точное наблюдение, Маргарита! Врежьте ему!
      ДУЭНЬЯ
      И эта тварь еще высказывает суждения об уродстве! Денежный мешок с ногами! Туловище, как будто пораженное водянкой. Глаза - два дохлых таракана в тесте из обойной муки. Борода будто артишок. А этим пергаментным щекам ужаснулось бы даже чучело обезьяны.
      ДОН ЖЕРОМ
      Так его, Маргарита!
      ДУЭНЬЯ
      И учти, если ты посмеешь говорить обо мне дурно, у меня есть братец, который владеет шпагой.
      МЕНДОЗА
      Гори вы синим пламенем, с вашим братцем! Я уеду в Иерусалим.
      ДУЭНЬЯ
      И я - с тобой.
      ДОН ЖЕРОМ
      Вцепитесь в него своими лилейными дланями!
      МЕНДОЗА убегает. ДУЭНЬЯ преследует его.
      Но, Луиса, ты в самом деле обвенчана с этим скромным молодым человеком?
      ЛУИСА
      Да, я отдала ему руку, повинуясь вашей воле.
      ДОН ЖЕРОМ
      Даже так! А, вроде, собиралась наоборот. Значит, моей воле?
      АНТОНИО
      Да, сеньор, воле, выраженной вами собственноручно.
      ДОН ЖЕРОМ
      Что? Вы обманом овладели моей дочерью в расчете на ее деньги? Чем вы лучше этого Изаака?
      АНТОНИО
      Нет, дон Жером. Я, правда, воспользовался этим письмом, чтобы получить руку вашей дочери, но никогда бы не стал охотиться за приданым, тем более мошенническим путем. Вот ваше письмо и дайте мне в обмен ваше благословение вместо состояния. А я отдам ей то немногое, что имею. Но даже принц не дал бы ей большего.
      ДОН ЖЕРОМ
      Однако вы очень оригинальный юноша. Таких наглецов я еще не встречал. Вы полагаете, что, кроме вас, никто не способен на благородство? Луиса, передай этому безумному гордецу, что он - единственный человек в Испании, который посмел бы отказаться от твоего приданого. И, клянусь спасением души, единственный, кто его достоин. Благословляю вас, дети. Я - упрямый старик, когда заблуждаюсь, но и в своей правоте я не менее упрям.
      Входят ДОН ФЕРНАНДО и ДОНЬЯ КЛАРА.
      Еще одно чудо! Фернандо, ты что - похитил монахиню?
      ФЕРНАНДО
      У нее только одежда монахини. Вглядитесь: это же сеньора Клара д"Альманца, дочь дона Гусмана, а теперь - моя законная жена. Правда, уж так получилось, похищенная.
      ДОН ЖЕРОМ
      Да, похищенная с целым кладом в придачу! Ты удачливый разбойник, Фернандо, и я, разумеется, прощаю тебя. А вы, сеньора, - само очарование. Подойдите-ка сюда, озорница. Поцелуйте свекра.
      КЛАРА
      С радостью, уважаемый сеньор. Я надеюсь, вы будете добры к нам.
      ДОН ЖЕРОМ
      Да, видно, что такие чувственные уста не привычны к целованию четок. Честное слово, я счастливейший отец в Испании! Луис! Санчо! Карлос! Слышите? Все ли двери распахнуты? Заходите, соседи и друзья, юноши и старцы! В наши годы единственные радости для нас - свадьбы наших детей. Так пусть надвигающаяся ночь не будет ночью уныния.
      ФИНАЛ
      ДОН ЖЕРОМ
      Заходите все подряд!
      Будьте здравы, стар и млад!
      Хочу, чтобы в веселье
      Мы с вами преуспели.
      ЛУИСА
      Был насыщен чересчур
      День веселых авантюр,
      Но сил полны мы снова -
      Для празднества ночного.
      ФЕРНАНДО
      Полыхает пламень щек
      И вина искрится ток.
      Сияют счастьем лица,
      Так будем веселиться.
      КЛАРА
      Бес сомненья посрамлен,
      И для счастья нет препон.
      А всё, что было тенью,
      Мы предадим забвенью.
      АНТОНИО
      Верной дружбе - наш салют!
      А часы меж тем бегут,
      И, радостью согреты,
      Мы встретим час рассвета.
      ДОН ЖЕРОМ
      Всем пришедшим - исполать!
      Нынче будем пировать,
      А после постепенно
      Мы все сойдем со сцены.
      Уходят.
      
      Послесловие интерпретатора
      В 1978 г. я, пятнадцатилетний, открыл для себя творчество Ричарда Бринсли Шеридана - правда, в опосредованной форме: через мхатовский спектакль "Школа злословия" и оперу С. Прокофьева "Обручение в монастыре". Вышедший тогда блистательный фильм М. Григорьева "Дуэнья" мне удалось посмотреть значительно позже, но, вдохновившись "Обручением", я сочинил несколько осовремененную переработку этого сюжета в подражание становившемуся тогда популярным Г. Горину, вахтанговской "Турандот", "Королю-оленю" П. Арсенова и особенно "Трехгрошовой опере" Б. Брехта (напоминаю, что это тоже переделка английской комедии XVIII в.). Это была моя первая "Дуэнья". Я довольно скоро оценил свое произведение по достоинству и, разумеется, уничтожил, полагая, что впредь ограничусь по отношению к Шеридану ролью читателя и зрителя.
      Но вот мне захотелось вернуться к этой роскошной драматургии. Конечно, с тех пор я кое-чему научился, но сохранил тот же хулиганский подход к Шеридану, что и в подростковом возрасте. Советских фильмов, популярных песен и русских литературных текстов Шеридан, естественно, не цитирует, не обыгрывает и не делает еще многого.
      Предлагаемые читателям тексты - не переводы. Я работаю в другом жанре, который сам для себя определяю как интерпретацию. Это не то же самое, что вольный перевод или переделка (например, комедия "Лукавин" А. Писарева - переделка "Школы злословия"). Интерпретация - жанр поинтереснее. Это свободная лингвистическая игра с текстом, создающая впечатление, что в оригинале нет и не может быть ничего подобного, но оказывается, что в оригинале всё это есть - или дословно, или по смыслу. По содержанию и формальным признакам интерпретация может не уступать в точности буквальному переводу или даже быть точнее. Иногда я предлагаю читателям убедиться в этом: привожу в сносках соответствия из оригинала. Цитаты из культовых русских и советских произведений (например, отсылки к "Двенадцати стульям" в обеих пьесах) я ввожу так, чтобы они органично вплетались в ткань произведения и соответствовали тому, что действительно есть у Шеридана.
      Разумеется, иногда я позволяю себе добавления или изменения, но редкие и очень незначительные - с целью что-то усилить или развить. Такие случаи обычно оговариваются в сносках.
      Стихи в обеих пьесах принадлежат не Шеридану, а Дэвиду Гаррику. За некоторыми исключениями, я не нахожу их удачными, поэтому старался передавать их точно по содержанию, но дал себе свободу в форме, поэтической технике. Желающие могут найти в интернете "Дуэнью" в переводе М.Л. Лозинского и сравнить его стихи с моими.
      Работая обеими пьесами, я сопоставлял свои тексты с переводами "Школы злословия" Ч. Ветринского и М. Лозинского и переводом "Дуэньи" М. Лозинского. Других переводов мне найти не удалось. Я старался избегать совпадений с названными переводами, кроме тех случаев, где иные варианты невозможны или нежелательны, т. е. сильно ухудшили бы текст. Все другие потенциальные совпадения случайны.
       2014

  • Оставить комментарий
  • © Copyright Флоря Александр Владимирович (alcestofilint@mail.ru)
  • Обновлено: 18/07/2017. 118k. Статистика.
  • Пьеса; сценарий: Драматургия
  •  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.