Нутрихина Наталья Львовна
Причастность

Lib.ru/Современная литература: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • Оставить комментарий
  • © Copyright Нутрихина Наталья Львовна (natnut@mail.ru)
  • Обновлено: 17/02/2009. 26k. Статистика.
  • Сборник стихов: Поэзия
  • Оценка: 8.00*12  Ваша оценка:


       Наталья Гуревич. Причастность. Стихи. - Л.: ЛО изд-ва "Советский писатель", 1980. - 96 стр.
      
       (в сокращении)
      
       Џ Наталья Нутрихина-Гуревич 2006
      
      
      
      
      
       Стоят телефоны -
       союзники многих влюбленных.
       Я тоже кидала
       не только монетку -
       судьбу,
       чтоб стать
       то подарком
       в высоком ларце застекленном, то замершим телом
       в стоячем стеклянном гробу.
       Приветствую я
       как торжественный символ начала и одновременно
       как горестный символ разлуки, приветствую мысленно,
       где б на пути ни встречала,
       сообщников тайны моей -
       телефонные будки.
      
      
       * * *
       С трех сторон три высоких кирпичных стены
       С темной пылью на них неизменной.
       Там, где были когда-то дома снесены,
       Остаются соседние голые стены.
      
       С трех сторон три стены без дверей и окон,
       А с четвертой - машины шумят за оградой.
       Островочек природы - вот чем окружен.
       Я все детство звала его садом.
      
       Он казался огромным, на множество дней
       В нем хватало мне новых открытий -
       Незнакомых деревьев, замшелых камней,
       Под которыми клады зарыты.
      
       В том квадратике было немало чудес.
       Хоть недолго гостило в нем солнце,
       Только мне он и поле, и речка, и лес,
       То есть все, что природой зовется.
      
       И теперь, очутясь в настоящем лесу,
       Бесконечным пространством влекущем,
       Я в глазах этот маленький дворик несу
       Так, что лес не вмещается в душу.
      
       Я в лесу устаю - он становится нем,
       Не утешит меня разговором,
       Потому что я родом из каменных стен,
       С островка на асфальтовом море.
      
       * * *
       Все бабки и прабабки - горожанки,
       Все прадеды и деды - горожане.
       А мне порой себя за это жалко,
       Что так вот и живу, не уезжая,
       Сорвавшись вдруг по прихоти души
       И по веленью памяти подспудной
       В деревню, что запряталась в глуши
       Такой, что даже бедам недоступна.
      
       А хорошо б сесть в поезд и уснуть,
       И часто просыпаться от волненья,
       И ехать, вспоминая свой же путь -
       В другом году в обратном направленье.
      
       Потом сойти у тех знакомых мест
       И знать, где топь, а где сухая кочка.
       Соседка, услыхав про мой приезд,
       Кому-то скажет: - Возвратилась дочка...
      
       И хоть нигде моей деревни нет,
       Печаль по ней опять мне горло сжала.
       В мою деревню не купить билет.
       Все прадеды и деды - горожане.
      
      
       * * *
       Я хотела всего огромного:
       Если моря - то пусть бездонного,
       Если неба - то пусть высокого,
       Если птицу - то только сокола,
       Если пить - так уж пить до дна,
       А любовь у меня - одна.
      
       Только дна не достать руками,
       Небо скрыто за облаками,
       И не пью, а хожу лишь около:
       Мой воробышек не был соколом.
      
      
      
       "БЕРЕГИТЕ ТЕПЛО"
      
       Эту надпись - смотрю и не верю
       Сочинили как будто назло:
       "Закрывайте, пожалуйста, двери,
       Берегите тепло".
      
       Ну а если родными забыты,
       И куда-то друзей увело,
       Если двери квартиры закрыты,
       То откуда возьмется тепло?
      
       Мы тепло не термометром мерим.
       Пусть хоть снегом дома замело:
       Не держите закрытыми двери,
       Берегите тепло!
      
      
      
       * * *
       Взошло одно из тысячи семян,
       Один росток из ста достиг цветенья,
       Икринок не считает океан,
       Не уберечь зверят со дня рожденья.
      
       Но как прекрасны круглые плоды
       И рыбы, населяющие воды!
       Понятия "напрасные труды"
       Не существует в словаре природы.
      
      
       * * *
       Когда умерла бабушка, оказалось,
       что нет ее фотоснимков.
       Хотя и сын, и зять, и внуки
       постоянно сушили на кухне какие-то пленки.
       Огромные пачки снимков
       друзей и родственников,
       чем-то примечательных домов и деревьев.
       Нет только портрета бабушки.
       Неужели действительно нет?
       Стали искать и нашли снимок, на котором ее руки
       поддерживают годовалую внучку.
       А вот ее размытое, нерезкое лицо -
       ведь наводили объектив не на нее,
       а на девочку за столом.
       Вот бабушка во весь рост,
       но почти со спины, в кухонном фартуке, -
       она случайно оказалась рядом с гостями,
       которых снимали.
       А вот лицо ее среди других лиц,
       но переснять ее с этих фотографий
       невозможно,
       так неотделима она от тех, с кем была рядом, -
       от сестры, положившей голову на плечо ей,
       от рук мужа, который обнимает ее,
       от ребенка, которого держит она.
      
       На могиле бабушки
       нет ее фотографии,
       потому что в ее жизни
       не было минуты,
       когда бы она жила только для себя.
      
      
      
       ПРОВОДНИК ФУНИКУЛЕРА
      
       Фуникулер - трамвайчик на весу,
       Похожий на счастливую слезу.
       Под ним горы заросшая щека,
       А он то вниз течет, то в облака.
      
       Минуты две мы смотрим с высоты
       На крошечные тропки и кусты,
       На маленькие крыши там и тут;
       И вот скучает весь приезжий люд.
      
       И только темнолицый проводник
       К окошку зачарованно приник.
      
       И смотрит вниз на перепады скал,
       Как будто их впервые увидал;
       И смотрит вверх на горные хребты,
       Как будто в них сбылись его мечты.
      
       Вон дом его родной мелькнул на миг.
       Он вырос здесь, он знает гор язык.
      
       А я вовек, наверно, не пойму
       Того, что горы говорят ему.
      
      
      
      
      
      
       * * *
       Вы видели книги, на смерть обреченные?
       Хозяйки несли их, весьма увлеченные
       Тем, чтобы в квартире у них интерьер
       Смотрелся на интеллигентный манер.
      
       Для книг недостаточно только родиться.
       Живут, когда кто-то листает страницы,
       Читает, бормочет, вникая в слова,
       И книга в такие минуты - жива.
      
       И страшно порою бывает смотреть,
       Как книги уносят на верную смерть.
       Лежит на асфальте убитая птица,
       И мертвая книга на полке пылится.
      
      
      
       * * *
       Пускай стоит кругом
       Отчаянный галдеж -
       Не думай о другом,
       Когда ты воду пьешь.
      
       И сердца стук притих
       В тот самый миг, когда
       Коснулась губ твоих
       Холодная вода.
      
       Какое счастье - жить!
       Оно хотя бы в том,
       Что можно в полдень пить
       Прохладу жарким ртом.
      
       Пускай опять потом
       Другое мучит - все ж
       Не думай о другом,
       Когда ты воду пьешь.
      
      
       * * *
       Ребенку невозможно не болеть.
       Он - как должник у множества болезней,
       И с ними раньше встретиться полезней,
       Чем избежать - и опасаться впредь.
      
       Подростку невозможно не болеть
       Тревогой непредвиденных открытий,
       Тоской несостоявшихся отплытии,
       Умением по-взрослому смотреть.
      
       И в молодости трудно не болеть
       Стыдом, что просьба заменяет вызов,
       Признаньем неизбежных компромиссов
       И той любовью, что страшна, как смерть.
      
       Я всем переболела в свой черед,
       И все прошло, но я опять больная,
       И чем теперь - пока еще не знаю,
       Но каждый возраст боль свою несет.
      
      
      
       НОВЫЙ ГОД
      
       Не кажется ли вам, что Новый год -
       Не только праздник, но еще и тот
       Назначенный незримым кем-то срок,
       Когда ты должен подвести итог.
       И должен ты представить в этот миг
       Все, что ты сделал и чего достиг.
      
       На циферблате стрелки, как мечи,
       И нету оправдания - молчи.
       Он спросит: "Ты одна? И ты один?
       А где же дочь твоя? А где твой сын?
       А где твой город на краю земли?
       Тебя дела другие увели?
       Ты помнишь, в детстве говорил: "Хочу!" -
       А что теперь - уже не по плечу?"
      
       Среди зимы врасплох нас застает
       Не праздник - суд бесстрастный, Новый год.
      
       * * *
       В первый день на новой даче
       Постучал ко мне спросонок
       Пятилетний сын соседки
       И спросил:
       - Где ваш ребенок?
      
       Я смотрела удивленно,
       Ждал ответа он упрямо,
       Повторил потом иначе
       Свой вопрос:
       - А чья вы мама?
      
       - Мне играть, - сказал он, - не с кем,
       Вы на мам других похожи...
       Я сказала:
       - Я не мама. -
       Он спросил тогда:
       - А кто же?
      
      
      
       УТРЕННЕЕ
      
       Распутывая слипшуюся лень,
       Сонливость сброшу, словно одеяло.
       Благодарю за наступивший день,
       Как за возможность все начать сначала.
      
       Такое только утром может быть,
       Когда встающий день красив и молод,
       Когда желанье действовать и жить
       Похоже на едва томящий голод.
      
       И, освещая новые пути,
       Сегодня солнце всходит вместе с нами.
       И хватит сил до вечера дойти
       Такими же упругими шагами.
      
      
      
       ВРАГ
      
       Сначала вздрогнешь точно от испуга
       И шепотом: "Но как же это, как?"
       Потом поймешь, что из плохого друга
       Великолепный получился враг.
      
       Теперь открой глаза и, прямо глядя,
       Сумей понять, что в общем повезло.
       Ведь то, чего не смог ты друга ради,
       То сможешь сделать ты врагу назло.
      
       Смотри, он ждет шагов неосторожных,
       Ошибок и несчастий ждет твоих,
       Чтобы, наполнясь состраданьем ложным,
       Их смаковать и угощать других.
      
       А ты назло ему иди в атаку,
       Не побоявшись множества атак.
       Ты знаешь, он следит за каждым шагом, -
       Пусть вызывает зависть каждый шаг!
      
      
       * * *
       Вы спросите:
       сколько денег
       Нужно иметь для счастья?
       Отвечу я:
       две копейки,
       В крайнем случае - пять.
      
       За две - в телефонной будке
       Услышу желанный голос,
       За пять - я письмо отправлю
       И буду ответа ждать.
      
       А если за эти деньги
       Мне не дается счастье,
       Знаю, что бесполезно
       Цену ему набавлять.
      
      
       * * *
       В четыре года или в пять -
       Как просто было рисовать!
      
       Кружочек - сад, квадратик - дом,
       Зигзаг - забор стоит кругом.
      
       Был сад зеленым и живым,
       И шмель любил летать над ним.
       А в доме человечек жил
       И во дворе белье сушил.
      
       Труднее стало мне потом.
       Опять рисую тот же дом.
       И он на дом вполне похож,
       Ни в чем ошибки не найдешь:
       Идет тропинка через двор
       И на забор похож забор.
      
       Но понимаю - все не то
       И в доме не живет никто.
      
       Как просто было рисовать
       В четыре года или в пять.
      
      
      
       КРАСКИ
      
       Человек - немолодой на вид -
       У витрины с красками стоит.
       Что там думать: акварель - пятак,
       Но не отойти ему никак,
       Потому что в долгой суете
       Он забыл о детской той мечте.
       А теперь - зачем ему нужны
       Эти краски жуткой глубины?
       В год военный как просил он мать
       Краски акварельные достать!
       Ну а ей бы - лишь еды на всех,
       А о красках думать - просто грех...
       Человек - немолодой на вид -
       У витрины с красками стоит.
       Можно их купить, снести домой,
       Сесть за стол и разводить водой,
       Провести пять линий на листе
       И увидеть, что они - не те.
       А потом куда-нибудь убрать
       Или детям поскорей отдать.
      
       Человек - немолодой на вид -
       У витрины с красками стоит.
       И ему, как было, восемь лет:
       Есть талант - и только красок нет.
      
      
       * * *
       Что ей за дело до моих бантиков
       голубых, как яркое небо.
       У нее была
       коллекция фантиков,
       а у меня такой не было.
       Она их собирала
       с двухлетнего возраста,
       копила почти три года,
       а мне от зависти
       не хватало воздуха,
       когда соседка смотрела гордо.
       И мне казалось,
       что было прожито
       полжизни моей напрасно.
       Сейчас начинать собирать их?
       Но что ж это?
       Уже не догонишь - ясно.
      
       И сердце отчаяньем взрослым полнилось
       От первого "Никогда!",
       От неумолимого "Поздно ведь!",
       А мне было шесть тогда.
      
       Все это вполне серьезно,
       Осталось только сказать:
       Ничто не бывает поздно,
       Была бы смелость - начать!
      
      
       * * *
       Был этот мальчик очень недоволен
       Румянцем круглым на своих щеках.
       Ах, как ему хотелось, чтоб: "Печорин!"
       О нем шептались девочки в углах.
      
       Чтобы смотреть умел он не мигая,
       Всему на свете зная глубину.
       И чтобы жил он, женщин презирая,
       Всех до единой и еще одну.
      
       Ей на княжну похожей стать едва ли:
       Загадок нет, не тот страстей накал.
       А девочку его Наташей звали,
       Но он еще Толстого не читал.
      
      
      
      
       * * *
       Бывает слово - скажешь, а потом
       Тебе жалеть приходится о том,
       Что получили на тебя права
       Случайные, беспечные слова.
      
       Врагу ответив, боли не стерпя,
       Дал повод снова оскорбить тебя.
       И другу ты не сможешь доказать,
       Что ты его не думал обижать.
      
       Но вырастет высокая трава,
       И друг, и враг забудут те слова.
       А память будет снова возвращать
       К твоим словам, что должен был сказать,
       Но не сказал.
      
      
      
       СЕРЫЙ ДЕНЬ
      
       Что бояться мне черного дня? -
       Все равно он не минет меня.
       Что мечтать мне о светлом дне?
       Все равно он придет ко мне.
       Если черный меня найдет -
       Будет светлому свой черед.
       Серый день - вот чего боюсь.
       Он приходит - я с ним борюсь,
       Но ему помогает лень,
       Ведь на то он и серый день;
       Но ему помогает страх,
       Отражаясь в моих глазах;
       Но ему помогает ложь:
       Мол, напрасно другого ждешь.
       Не боюсь я черного дня -
       Разве он победит меня?
       Но плетется серая тень,
       Враг невидимый - серый день.
      
      
      
       * * *
       Говорим, что времени нет
       Ни минуты, всегда - скорей!..
       Видя в том одну из примет
       Суматошнейших наших дней.
      
       Опасаясь возможных бед,
       Я, наверное, промолчу
       И скажу, что времени нет
       Вместо смелого: "Не хочу!"
      
       Той, что долго смотрела вслед,
       Ты, уже из последних сил,
       Повторял, что времени нет,
       Вместо честного: "Разлюбил".
      
       Если сложно найти ответ,
       Если труден ответ прямой,
       Говорим, что времени нет,
       Ни минуты нет, ни одной...
      
      
       ВЕЧНЫЕ ШАХМАТЫ
      
       Смотрите в шахматную доску,
       Как в зеркало тревог и бурь.
       Как символично, как непросто
       Передвижение фигур!
      
       Полна решимости и гнева,
       То наступая, то юля,
       По полю скачет королева,
       Спасти пытаясь короля.
      
       Спасает девочка от двоек,
       Когда стоит он у доски;
       Жена спасает от попоек,
       От дурости и от тоски.
      
       Король (о как вы все похожи!)
       Сидит, ворчит, чего-то ждет.
       Он многое умеет тоже,
       Но дальше клетки не пойдет.
      
       В далекой древности и в эру
       Космического корабля
       По полю скачет королева,
       Спасти пытаясь короля.
      
       Ей все заранее известно,
       И в том числе судьба своя:
       Должно погибнуть королевство,
       Когда не станет короля.
      
       * * *
      
       Я знаю черно-белую войну,
       Я помню черно-белую блокаду
       По черно-белым хроникальным кадрам.
       И вы не ставьте это мне в вину -
       Иначе я не видела войну.
      
       Но мой отец, дошедший до Берлина,
       И мать, что знает путь блокады длинный,
       Мне говорят, в сердца свои взглянув,
       Что помнят черно-белую войну.
      
       Пусть на поляне, взрывом опаленной,
       Трава росла не черной, а зеленой,
       Над нею было небо голубое,
       А в городе цветастые обои
       Пестрели на развалинах жилища, -
       Но память краски в тех годах не ищет.
      
       Так значит, это не казалось мне?
       Спроси кого угодно о войне,
       Любого человека и страну -
       Все помнят черно-белую войну.
      
      
       * * *
       Толпились во дворе военкомата
       Внезапно повзрослевшие ребята.
       Не только сыновья - уже сыны.
       Шел самый первый день большой войны.
      
       А паренек один стоял в сторонке,
       Жалел, что не завел еще девчонки,
       Что далеко в селе осталась мать
       И некому солдата провожать.
      
       Но вдруг - судьбы знаменье или милость -
       Старуха незнакомая явилась.
       - Как звать тебя, сынок? - она спросила,
       Потом вздохнула и заголосила:
       - Хороший мой, красивый мой, кудрявый... -
       И дальше - чтоб вернулся он со славой.
       Так на земле, на русской, не положено,
       Чтоб шел солдат на битву непровоженным.
      
       И, соблюдая старую примету,
       Ему совала медную монету,
       Чтоб тот, кто отправлялся в трудный путь,
       Пришел обратно - этот долг вернуть.
      
       И, что-то повторяя на бегу,
       Она махала вслед грузовику.
      
       Тот день в неразличимом далеке,
       А та монета на моей руке.
       Я посмотрю, потом еще взгляну.
       С ней мой отец прошел через войну.
      
      
       * * *
       Пиши стихи. Но только перед этим
       Не изучай, как строится хорей,
       А лишь пойми, что жить нельзя на свете
       Без Родины, работы и друзей.
      
       И чтоб ладони бредили лопатой,
       Когда ты в полночь рухнешь на кровать.
       Потом пиши стихи. И лишь тогда ты,
       Наверно, сможешь что-нибудь сказать.
      
      
       экскурсия
      
       Туристов из Штатов везет по Неве теплоход,
       Остались места - теплоход прихватил ленинградцев,
       Которые вечером после трудов и хлопот
       Задумали вдруг просто так по реке покататься.
      
       Туристы, от многих экскурсий заметно устав,
       Спустились в салоны и даже не смотрят на берег.
       Стоят у перил ленинградцы, глазами припав
       К тому, что вовек не увидеть посланцам америк.
      
       Дома и заводы свои вдоль Невы узнаем,
       Скамейки, деревья и весь этот город, в котором
       И общая тайна имеется с каждым мостом,
       И общая гордость с возвышенным Смольным собором.
      
       Туристы друг другу о чем-то весь путь говорят,
       Не видя Невы. Нам обидно. Но может, так надо.
       Хоть с первого взгляда понравится им Ленинград,
       Но им не дано ни второго, ни третьего взгляда.
      
      
      

  • Оставить комментарий
  • © Copyright Нутрихина Наталья Львовна (natnut@mail.ru)
  • Обновлено: 17/02/2009. 26k. Статистика.
  • Сборник стихов: Поэзия
  • Оценка: 8.00*12  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.