Нутрихина Наталья Львовна
Ищу себя

Lib.ru/Современная литература: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • Комментарии: 6, последний от 08/05/2011.
  • © Copyright Нутрихина Наталья Львовна (natnut@mail.ru)
  • Обновлено: 17/02/2009. 33k. Статистика.
  • Сборник стихов: Поэзия
  • Оценка: 8.13*10  Ваша оценка:


       Наталья Гуревич. Ищу себя. Стихи. - Л.: Лениздат, 1981. - 56 с.
      
       (в сокращении)
      
       Џ Наталья Нутрихина-Гуревич 2006
      
       ИЩУ СЕБЯ
      
       То челку на глаза,
       То волосы назад.
       Ищу свое лицо
       В случайных зеркалах.
      
       Поверь, что я права,
       Пойми мою любовь,
       Ищу свои слова
       В потоке общих слов.
      
       Судьба мне жить дала
       В кольце тревожных дней.
       Ищу свои дела
       В борьбе страны моей.
      
       Спускаюсь с высоты
       К ступенькам на крыльце,
       Ищу свои черты
       В ребенке и в отце.
      
       Немало дел сменя
       На выбранном пути,
       Хочу найти себя,
       Хочу себя найти.
      
      
       * * *
       Танцпятачок в поселке дачном -
       Цветной забор, скамейки в ряд.
       В оркестре девушка-скрипачка,
       А рядом костыли стоят.
      
       В неделю раз она играет
       Здесь от семи до десяти,
       И пары мимо проплывают,
       Глаза пытаясь отвести.
      
       А ей как будто горя мало,
       Спроси - она могла б сказать:
       Мол, я бы тоже танцевала,
       Да скрипку некому отдать.
      
       * * *
       Смотреть бы весь день на деревья
       И крыши глазами ловить.
       Но этим лесам и деревням
       Видней, как со мной поступить.
      
       От долгой автобусной тряски,
       От долгих дорожных минут
       Я сплю, как младенец в коляске,
       Покуда коляску везут.
      
       И стыдно, что сладко так спится,
       Когда понимаю - нельзя.
       Но только лишь вздрогнут ресницы
       Окрестность вступает в глаза.
      
       Так, может, желанное сбылось,
       И был этот сон неспроста,
       И эта дорога мне снилась,
       Как снятся родные места,
      
       Где кто-то упрямо встречает,
       Как путь бы твой ни был далек...
       Автобус Россия качает
       Большими руками дорог.
      
      
       * * *
       Бывает, воздух свеж почти до звона,
       Который можно пальцами ловить.
       И хочется ступить на край газона,
       И по газонам хочется ходить.
       Не для того, чтоб сделать путь короче,
       Но, от асфальтов и полов устав,
       Живой земли
       нога коснуться хочет,
       Не вспоминая городской устав.
      
      
       * * *
       Качнется ветка от взлетевшей птицы,
       Лица коснется паутинки нить.
       Мне, горожанке, трудно научиться
       Из леса ничего не приносить.
      
       "Смотреть, дышать". Я это понимаю,
       Когда о лесе - в городе грущу,
       Но встретимся - глаза не поднимаю,
       А под ногами ягоды ищу.
      
       А если окажусь в лесу весною,
       Когда еще ни ягод, ни грибов,
       Стою так отчужденно под сосною -
       Ущербный отпрыск душных городов
      
       Но вспомни, что осталась неотступно
       Та женщина - одна в твоей душе,
       Что милою была, но недоступной
       От тех в отличье, кто забыт уже.
      
       Ее шаги еще доселе гулки.
       Вот так и лес. Даров ждем от него,
       Но в памяти надежней те прогулки,
       С которых не приносим ничего.
      
      
      
       * * *
       Не за ручку - как портфель,
       Как ребенка - у груди,
       Дай мне в руки взять апрель,
       Дай мне скрипку понести.
      
       Ты ведь помнишь, как слепой
       Гладил пальцами портрет.
       И похожее со мной -
       Слышу звук, а слуха нет.
      
       Надо мной витает грусть,
       Замирая на весу.
       Дай я музыки коснусь,
       Дай хоть скрипку понесу.
      
      
       * * *
       Друзья откроются в беде,
       Тому примеров много разных.
       Но мне сейчас нужнее те,
       Кто пригласит меня на праздник.
      
       Когда беда свое лицо
       Ко мне приблизит, в дни такие
       Меня спасут в конце концов
       Почти или совсем чужие.
      
       Я не успею вслед сказать
       (Потонет слово в глуби вздоха),
       Чтобы они пришли опять,
       Когда уже не будет плохо,
      
       Когда в счастливой суете
       Окрестный мир весельем дразнит,
       И мне всего нужнее те,
       Кто пригласит меня на праздник.
      
      
      
       * * *
       Твержу себе:
       - Веди дневник,
       Лови в свою тетрадь
       Все то, что каждый день и миг
       Тебе способны дать.
      
       Потом, глядишь, нехитрый слог
       Начнет тебя вести,
       И станет важен не итог,
       А каждый день пути.
      
      
       * * *
       Скрещенье телефонных проводов
       Перечеркнуло значимость конвертов.
       Об этом говорить любой готов,
       А письма пишут -
       и не странно это...
      
       Себе ты пишешь письма самому
       И дневником зовешь их осторожно.
       Зачем нам это надо - не пойму,
       Но знаю, что иначе
       невозможно.
      
       Хоть времени закон ко всем суров,
       Вернемся мы к написанному снова.
       Пребудет
       выше
       изреченных слов
       Во все века
       начертанное слово.
      
      
       * * *
       Как тяжело опять в спортивный зал
       Войти бесстрашно после перерыва.
       Там все сильны, отважны и красивы,
       А ты от них немыслимо отстал.
      
       Там появилось много молодых,
       Они твои ошибки встретят смехом,
       И не помогут прежние успехи
       И даже отзвук почестей былых.
      
       И это значит только: не бояться
       Мучительного, долгого труда,
       А кто боится слабым показаться,
       Тот сильным и не станет никогда.
      
      
      
       * * *
       Г. Б. Гоппе
       Такой закон царит на свете,
       Что всем мечтаньям вопреки
       Уйдут твои родные дети
       Совсем к другим в ученики.
      
       Следи за ними, но мешая
       Их непредсказанной судьбе...
       И девочка придет чужая,
       Чтобы наследовать тебе.
      
       И, за ее следя шагами,
       Поймешь, что дня не прожил зря.
       И все, что ты копил годами,
       Ты ей отдашь, благодаря...
      
       А где-то далеко отсюда,
       На берегу другой реки
       Её отец возьмет как чудо
       Твоих детей в ученики.
      
      
       НАДЕЖДА
      
       Он устал,
       он печально уверился в том,
       что невзятой осталась вершина.
       И привел он красивую женщину в дом,
       и она родила ему сына.
       Он мальчишке твердил:
       - Будь упорен и смел,
       чтобы, недругам нашим на зависть,
       все, чего я не смог,
       ты
       достичь бы сумел,
       на ошибки мои опираясь.
       Мальчик вырос,
       устал
       и уверился в том,
       что невзятой осталась вершина.
       И привел он красивую женщину
       в дом, и она родила ему сына.
      
      
       УЧИТЕЛЬ ТАНЦЕВ
      
       Им всем как бы случайно по дороге,
       И вот идут веселою гурьбой,
       А впереди учитель длинноногий,
       Совсем как те девчонки - молодой.
      
       И сказок у него на всех хватает,
       И все пока что беды - далеко,
       И снег такой,
       что если он растает,
       То будет не вода, а молоко.
      
       И он следит, как высоко над ними
       Несется стая белокрылых птиц.
       Что может быть понятней и наивней
       В учителя влюбленных учениц!
      
      
       * * *
       Какой ребенок - не художник,
       Какой ребенок - не поэт!
       Для них занятий невозможных,
       Талантов невозможных - нет.
      
       Какая смелость, посмотрите,
       Какая сила их ведет!
       Какой ребенок - не строитель,
       Какой ребенок - не пилот!
      
       Но с каждым часом он взрослеет,
       И станет боязно ему,
       И мысль мелькнет: "Вдруг не сумею?!"
       И не сумеет потому.
      
       И он узнает страх и трепет,
       Боясь ошибок, он уйдет,
       И ничего потом не слепит,
       И не станцует, не споет.
      
       Но, если снова захотелось
       Припасть к подножью тех вершин,
       Ищи младенческую смелость
       На самом дне своей души.
      
      
      
       * * *
       Пусть замысел бьется в немой тесноте, -
       Художник не пишет на чистом холсте.
       Он холст загрунтует вначале,
       Чтоб краски росли и звучали.
      
       О том, что возникнет в глубинах души,
       На чистой бумаге и ты не пиши.
       Сначала слезами бумагу покрой,
       А мысли пускай остаются с тобой.
      
       И нужно бумаге просохнуть сперва,
       Иначе на ней расплывутся слова...
      
       Пусть замысел бьется в немой тесноте,-
       Художник не пишет на чистом холсте.
      
      
       * * *
       Поэзия похожа на балет.
       В том смысле, что плясать способен каждый,
       кто музыку услышал хоть однажды,
       и никакой премудрости тут нет.
      
       Любой сумеет,
       в такт или не в такт,
       переступать ногами по паркету.
       И, глядя снисходительно на это,
       кто из гостей
       сказал бы, что но так!
      
      
       Нелегок труд легчайших балерин -
       уже немало сказано об этом,
       но вечер танцев сравнивать с балетом
       не посягнет, наверно, ни один.
      
       Застольный
       поздравительный куплет
       почти любой
       напишет, прочитает.
       Поэзия
       над ним и не витает,
       и тем она похожа на балет.
      
      
       * * *
       Несхожие судьбы
       и жизни неравный запас,
       но в чем-то мы были равны перед делом своим
       настолько,
       что даже и возраст собравшихся нас
       казался почти что одним.
      
       Известье о смерти ровесницы
       ранит больней,
       особенно если вчера говорили еще и шутили.
       Никто и не думал всерьез,
       сколько лет было ей,
       и вдруг оказалось,
       что встать не хватило ей силы.
      
       Из дальнего города
       прибыли взрослые внуки,
       чтоб с нею проститься.
       И скрыть не могли удивленье свое,
       что рядом у гроба
       стояли друзья и подруги,
       которые были моложе,
       чем внуки ее.
      
       Как все мы, она не достигла того, что хотела,
       но -
       долгая жизнь -
       и смерть - оборвался полет.
       Великое чудо
       свершает любимое дело,
       когда человек
       до конца этим делом живет.
      
       * * *
       Далекая родня со всех сторон
       Букеты привезла для похорон.
       И те, что не встречались много лет,
       Не улыбаясь, говорят: "Привет".
       Да, скорбный день, но среди этих встреч
       Слышна не только об умершей речь.
       У Кати дочка, и у Лены сын,
       И у Светланы сын еще один,
       Совсем недавно стал отцом Андрей -
       На кладбище - вопросы про детей.
       У вырытой могилы на краю:
       - Ты кормишь грудью?
       - Да, еще кормлю.
       - А как твой старший?
       - В третий класс пошел.
       - А ваши как?
       - И наши хорошо...
       И даже та, что хоронила мать,
       О дочке не могла не вспоминать:
       - Как Верочка поела, как спала?
       (Дочь у подруги третий день была.)
       Засыпана могила, дождь пошел.
       - А дети как?
       - А дети -
       хорошо!
      
       * * *
       Покупаем мы книгу
       и ставим привычно на полку,
       чтоб когда-нибудь после -
       когда будет время -
       прочесть.
       Будто мы не живем,
       а готовимся к жизни мы только,
       будто жизнь черновая,
       а после - и главная есть.
       Это платье потом поношу -
       глядь: оно уже вышло из моды,
       и уже не спасти,
       хоть надставим его, хоть ушьем.
       Отдаем
       нелюбимому делу
       хорошие годы для того, чтоб потом...
       А когда же начнется потом?
      
      
      
      
       * * *
       Пускай оно - начало бед,
       Но нравится мне слово "нет".
       В нем смелость, точность, прямота,
       Но избегаешь ты всегда
       Его сказать -
       приятней всем
       Услышать будет: "не совсем",
       "Не обязательно", "потом"...
       Ты, может, прав, но дело в том,
       Что нравится мне слово "нет"
       И слово "да".
       А твой ответ
       Меня спасет на пару дней,
       Чтоб погубить потом верней.
      
      
      
      
       * * *
       Вязала женщина на спицах,
       И сохли слезы на ресницах.
      
       Спокойно двигалась рука,
       Одно и то же совершая,
       А рядом с нею из клубка
       Тянулась нитка шерстяная.
      
       Ту женщину не трогал шум
       И суета чужих событий,
       Тянулась нить тягучих дум,
       Сплетались вместе обе нити.
      
       И не останется клубка,
       А будет свитер для дружка.
       И не останется печали,
       А будет встреча на вокзале.
      
       А он по городу пойдет,
       Другую за руку возьмет.
       Прижмется к свитеру она,
       Стряхнет пылиночку, но зная,
       Что в сердце не она одна,
       Что нитка в свитере - двойная.
      
      
      
       ЧТО НУЖНО, ЧТОБ ПИРОГ ИСПЕЧЬ?
      
      
      
       * * *
       Нам очень трудно будет повстречаться.
       Пусть даже в предназначенном году -
       Ты не пойдешь искать меня на танцы,
       Я, зная это, тоже не пойду.
      
       И утром по дороге на работу
       Во встречных нахожу твои черты,
       Но если вдруг меня окликнет кто-то,
       То это будет кто-то, а не ты.
      
       И не сведет с тобой нас летний вечер,
       Я в сторону сверну, боязнь тая,
       Что, если я сама шагну навстречу,
       Ты не поверишь в то, что это я.
      
       Нам очень трудно будет повстречаться.
      
      
       * * *
       Громко шаркая в коридоре,
       По-хозяйски приходит
       горе.
       Не решась ко мне постучаться,
       Осторожно крадется
       счастье.
      
       Выхожу я горю навстречу
       Отвечать приветливой речью:
       - Хорошо, что ты хоть такое,
       А могло быть и больше втрое.
       Заходи же в мой дом скорее,
       Ожиданье тебя -
       страшнее.
      
       Ну а счастью идя навстречу,
       Говорю я иные речи:
       Мол, тревоги не оберешься,
       Чем ты завтра-то обернешься?
       Знают все о законе старом:
       Ничего не дается даром.
      
       А оно мне в ответ такое:
       Мол, твое я, а не чужое.
       Так открой мне скорее двери.
       Я молчу.
       Я ему не верю.
      
       * * *
       Легко сказать, что счастье было близко,
       Когда оно пришло в конце концов.
      
       Но счастье ходит в одеянье риска
       И прячет в невозможности лицо.
      
       Моя любовь - победа, а не милость.
       Я помню каждый миг и каждый шаг -
       И не скажу, что так судьба сложилась,-
       Ведь я сама ее сложила так.
      
      
       * * *
       Сожгу чужие дневники.
       Нет, сантименты эти - сдуру.
       Я брошу их в макулатуру
       Одним движением руки.
      
       Порядок в комнате моей.
       Что толку от чужого хлама?
       Зачем мне эта панорама
       Давно прошедших лет и дней?
      
       Но я узнала почерк свой.
       Читаю. Нет, не я писала,
       Со мной такого не бывало,
       Не знала я судьбы лихой.
      
       Зачем же, счастью вопреки,
       Листать чужие дневники?
      
       * * *
       Что нужно, чтоб пирог испечь?
       Мука, вы скажете, и печь,
       Да сахар, яйца, молоко.
       Испечь пирог совсем легко.
      
       Лишь было б только для кого
       Испечь его.
       А печь самой себе пирог -
       Не дай вам бог!
      
       * * *
       Немало сочиняется стихов.
       И песен распевается немало
       Про то, как безответная любовь
       Великим счастьем в чьей-то жизни стала.
      
       А если уж взаимность, то о ней
       Напишут только, мучаясь в разлуке.
       Поэзии привычней и милей
       Несчастные протянутые руки.
      
       Кто счастлив, обойдется без стихов,
       А в ожиданье радостного мига
       Прихода мужа под совместный кров
       Куда нужней поваренная книга.
      
       Поэзия боится слова "муж",
       И сказки завершаются на свадьбе.
       Счастливые, ответьте, почему ж
       Вам продолженья их не написать бы?
      
      
      
       * * *
       Знал бы ты, каким бываешь
       В дни разлук со мной!
       Ходишь где-то и не знаешь:
       Ты уже иной.
      
       И в моей минуте каждой
       Твой далекий путь.
       И глаза болят от жажды
       На тебя взглянуть.
      
       И себя утешить нечем -
       Нужен только ты...
       Со второй минуты встречи
       Плачут все мечты.
      
       Наступает повседневность
       Кухонных забот,
       Убивающая ревность
       И обидам счет.
      
       Ты сидишь, не отвечаешь,
       Сумрачный и злой...
       Знал бы ты, каким бываешь
       В дни разлук со мной!
      
      
      
       * * *
       А ты поверил женщине, когда
       Она тебе сказала:
       "Уходи!"?
       Ведь это не победа, а беда
       Швырнула слово из ее груди.
      
       Бывает в гневе женщина слаба
       Так, что свой дом разрушить может в миг,
       И вот тогда незрячая судьба
       В ее уста влагает этот крик.
      
       Потом она останется одна,
       И, может, ты останешься один.
       А это кто-то третий, не она,
       Кричал тебе вдогонку:
       "Уходи!"
      
      
      
       * * *
       Я так боюсь, что кто-нибудь найдет
       к замку покоя нашего отмычки,
       когда любовь моя уж не поет,
       а лишь мурлычет - сыто и привычно.
      
       Когда с другим,
       а не с тобой вдвоем,
       боюсь шагнуть
       безвольно и послушно,
       охваченная ложным мятежом,
       счастливая,
       как школьница-дурнушка.
      
       И в этом страхе одного хочу,
       чтоб не воскресла девочка былая,
       лицом прижаться к твоему плечу
       и жизнь прожить, лица не подымая.
      
      
       * * *
       Ее увидеть он почти боялся,
       Он ждал, что пережитое страданье
       Должно бы изменить ее лицо.
       Но, улыбаясь, из окна роддома
       К нему тянулась прежняя девчонка.
       И верилось с трудом, что это - мать.
       Он рад был, что она не изменилась,
       Но через пару дней пришла записка:
       "У меня не хватает молока,
       Чтобы накормить сына".
       Он прочитал, пошел к окну палаты
       И встретил изменившееся очень
       И очень повзрослевшее лицо,
       Какое в первый день он ждал увидеть.
      
      
      
       * * *
       Я знала всегда,
       что я очень нужна моей маме.
       Я умела так думать
       и выразить это словами.
       Но почувствовать это,
       наверное, нам не дано.
       И поэтому мы
       далеко не всегда бережемся
       от опасных простуд
       и тревог городских перекрестков.
       А теперь -
       как я кутаюсь, глядя тревожно в окно,
       перед тем как мне выйти
       хотя б на минуту из дома,
       и смотрю осторожно,
       не видно ли где-то машины,
       потому что я очень нужна
       моему беззащитному сыну.
       (Чувство страха
       отныне мне сделалось очень знакомо.)
       Потому что я чувствую:
       он пропадет без меня,
       без меня он прожить не сумеет ни дня.
       Чувствую,
       хоть и знаю,
       что это не так.
      
      
       * * *
       Я не сержусь на крохотного сына,
       Когда капризничает он, когда кричит.
       Я знаю, что всегда во мне причина
       Его болезней и его обид.
      
       Потом он будет старше, только всё же
       Опять скажу - и не в слепой любви -
       Его проступки детские итожат
       Мои поступки и дела мои.
      
       И взрослый, если причинит он горе
       Кому-то в самой дальней из сторон,
       Мое лицо поникнет в том позоре,
       Я буду виновата, а не он.
      
       Я не сержусь на крохотное чадо,
       Что снова плачет, что шумит опять.
       Но, если я живу не так, как надо,
       То маму не посмею обвинять.
      
      
      
       * * *
       У меня ни голоса, ни слуха,
       Петь на людях - не хватает духу.
      
       Но зато пою я сыну песни,
       Эти песни очень хороши.
       Нет на свете голоса чудесней,
       Нету музыкальнее души.
      
       Говорят:
       ребенку слух испортишь,
       Лучше уж совсем не пой ему.
       Отвечаю:
       лучше вы не спорьте,
       Сам он понимает что к чему.
      
       Радио включенное оставлю
       И молчать намереваюсь впредь.
       Пусть в сопровождении ансамбля
       Лучшая певица будет петь.
      
       Но, лицо обиженное сморщив
       И заменой этой удивлен,
       Мальчик мой на радио не смотрит,
       На меня глядит с надеждой он.
      
      
       ПЕРВОЕ СЛОВО
      
       Ящики тумбочек, дверцы у шкафа
       Что-то хотят утаить.
       Первое слово - не "мама", не "папа",
       Первое слово - "открыть".
       Милый ребенок мой, это победа
       В жизни твоей, может быть.
       Первое слово не "баба", не "деда",
       Первое слово - "открыть".
       Двери, коробки - и снова, и снова
       Перед тобой открывай.
       Правильно выбрал ты первое слово,
       Слово "открыть", а не "дай".
      
       ДВА СТИХОТВОРЕНИЯ О ВРЕМЕНИ
      
       1.
      
       К нам время не бывает равнодушно.
       Оно всегда, ведя мгновеньям счет,
       Или на нас работает послушно,
       Или упрямо против нас идет.
      
       Но с той минуты, как на свет явилось
       Твое дитя, твой мальчик,- все кругом
       Так этой новой власти подчинилось,
       Что время перестало быть врагом.
      
       Теперь оно - союзник: сын взрослеет.
       И ты не бойся старости своей.
       Пусть будешь с каждым годом ты слабее,
       Но твой мальчишка с каждым днем сильней.
      
       К нам время равнодушно не бывает,
       Но не страшит бессонное "тик-так"
       Тех, с кем ребенок рядом засыпает
       И стискивает маленький кулак.
      
      
       2.
      
       Я думала, что сын меня спасет
       Одним лишь фактом своего рожденья
       От времени, которое идет,
       Не замедляя вечного движенья.
      
       Ведь для ребенка время - лучший друг.
       И он поторопиться время просит.
       И постепенно все, что есть вокруг,
       Оно ребенку дарственно приносит.
      
       Но и дитя не может мне помочь,
       Сова ночная, как и прежде, реет.
       Уже я мать сама, но больше - дочь,
       И плачу я, что мать моя стареет.
      
      
      
       * * *
       Впервые я ступила на паром,
       И еду, и не думаю о том,
       Что вот сейчас вокруг меня Сибирь -
       Великая невиданная ширь.
       И удивленья нет. Ведь я давно
       Паромы эти видела в кино.
       Стою, слежу за медленной водой
       И представляю, как вернусь домой.
       И без укора говорит вода
       О том, что я приехала сюда
       Не любоваться этой красотой,
       А для того, чтоб дом увидеть свой.
       За сотни верст и через много дней
       Оставленное видится ясной.
       Паром едва покачивает грусть.
       Я думаю, как я домой вернусь.
       Там все как есть, но в первое мгновенье
       Заплачу от любви и удивленья.
      
       * * *
       Я не пишу стихов ночами,
       Стараюсь вовремя уснуть.
       Стоит упорно за плечами
       Моей дневной работы суть.
      
       Пусть Муза гордая осудит
       За мой побег в ночной покой,
       Но утром будет свеж рассудок
       Там, за чертежною доской.
      
       Я сутки растянуть бессильна,
       А по ночам все спать должны.
       Мои стихи - еще нужны ли?
       А чертежи мои - нужны!
      

  • Комментарии: 6, последний от 08/05/2011.
  • © Copyright Нутрихина Наталья Львовна (natnut@mail.ru)
  • Обновлено: 17/02/2009. 33k. Статистика.
  • Сборник стихов: Поэзия
  • Оценка: 8.13*10  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.