Lib.Ru/Современная литература: Роганов Сергей Валериевич: Философия

Проза Переводы Поэзия Современная литература Детективы История
|Современная|[Классика][Фантастика][Остросюжетная][Самиздат][Музыка][Заграница][Туризм][ArtOfWar]
Lib.ru/Современная: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
[Авторы] [Жанры] [Формы] Отсортировано по: [Форме] [Популярности] [Дате] [Названию]

  • Aдpeс: svroganov@rambler.ru
  • Родился: 02/12/1960
  • Живет: Россия,Москва
  • Обновлялось: 13/03/2010
  • Обьем: 251k/7
  • Об авторе:
      1960 г.р., русский, образование - философский факультет Киевского государственного университета;
      женат, двое детей; место жительства - Москва.
      
      Писатель, эссеист.
      Авторская колонка, статьи в АиФ
      Различные публикации в отечественных изданиях и онлайновых ресурсах, в том числе: 'Аргументы и факты', 'Русский журнал', Kreml.org, АПН, 'Новый мир', 'Литературная Россия', 'Литературная газета', 'Независимая подробнее>>
    ЖАНРЫ:
    Проза (4040)
    Поэзия (4009)
    Публицистика (1362)
    Фантастика (238)
    Детектив (150)
    Драматургия (456)
    Юмор (220)
    Детская (476)
    Естеств.науки (339)
    Право (25)
    Техника (172)
    IT-технологии (23)
    Философия (376)
    История (268)
    Мемуары (177)
    Политика (175)
    Религия (272)
    Эзотерика (137)
    Обществ.науки (241)
    Культурология (229)
    Литкритика (418)
    Музыка (80)
    Спорт (4)
    Бизнес (148)
    Перевод (310)

    РУЛЕТКА:
    Теория невероятности
    Вишнёвый луч
    Ангел за левым плечом
    Рекомендует Тимофеева Л.К.

    ВСЕГО В ЖУРНАЛЕ:
     Авторов: 779
     Произведений: 14208

    23/06 ПОЗДРАВЛЯЕМ:
     Варгин А.М.
     Некрасов В.А.

    Эссе:

  • NewБессмертная смерть   10k   Философия
    Неважно, сумеешь ли ты "без страха и упрека" посмотреть в отсутствующее лицо прежней, мертвой смерти. Неважно, на какие поступки подвигает тебя умирание и смерть другого человека. Важно то, каким образом ты о-пределяешь собственное воспроизводство в социуме. И только в этом осмыслении воспроизводства современных обществ и самих людей, в осмыслении пределов собственного осмысления, возможно возвращение к предельному/конечному/смертному человеку и сам феномен смерти, теперь уже феномен старения и смерти вновь обретает фундаментальное измерение в иерархии складывающихся новых ценностей.
  • NewМанифест Homo mortalis   63k   Проза, Философия, Культурология
    "Легко только стать трупом и оставить землю"... - человекобог часто расшибается о самые простые бытовые вопросы. Мне сразу почудился какой-то подвох, не столько в новой российской истории, сколько в моем желании провозгласить советскую смерть делом своей жизни, и даже не столько в смерти истории, сколько...в самом себе. Легко стать "живым трупом" в истории(!) и воплотить жестокое разочарование в человечестве и в собственных благих порывах, но в жизни.... Это был выход - если я все же отказался быстро воскреснуть как новый человек в царстве русского раскаяния и с явной неохотой смотрел в лицо самоубийству, я, в итоге, должен был почувствовать этот подвох: либо я есть, и тогда должна быть смерть, как моя смерть, мой опыт моей смерти, либо меня нет и быть не может. Я впервые почувствовал, что погибну, если не сумею по-человечески умереть.... Это был выход.
  • NewДесакрализация философского сознания   26k   Проза
    Сознание философа - господь без церкви, страдающий безответно от невозможности сотворить свой собственный мир и обречь его на невыносимые плотские страдания ко всеобщему воскрешению где-нибудь в мире безбрежных текстов. Десакрализация - стыдливая попытка (в который раз!) занять соответствующее место, занять, потеснив, деконструировав, додавив, дожав давным-давно ушедшую христианскую религию, и как институт, и как теологию. "Бог мертв!" - фраза, которая давно принадлежит истории, но за которую до сих пор удобно прятаться, чтобы скрыть подлинные устремления святых от философской культуры. Философская бравада "заботой о смерти" впечатляет теперь только слишком уж впечатлительных дам или студентов, замороченных родительскими комплексами и заботами. Век "смерти" в потоке сознания, старт которому дал Августин, подошел к концу. Конечно же, ностальгия по бессмертию ведет философскую культуру, даже если она рассыпается мириадами чужих смертей, больших и малых, все же с ужасом созерцая одну единственную, смерть мыслящего индивида. Конечно же, и здесь философия то и дело попадает впросак, например, - "то, что открыто Dasein, есть только бытие, направленное к смерти, бытие, обреченное смерти и никогда, по сути, не умирающее, бессмертное бытие (выделено мною - С.Р.)" (Ж. Деррида, "Дар смерти") Конец невозможен, точнее, - немыслим! Смерть свято-мыслящего индивида (или Dasein - дело вкуса и образования) не просто нелепа, она вызывающе преждевременна. "Человек всегда умирает преждевременно!", - воскликнет Александр Кожев за всю философскую когорту, - "ведь, сколько еще он мог бы сделать!". Разумеется, "сделать", - значит все-таки "раскрыть тайну мира и тайну разума". Что же тогда остается на долю десакрализации? Разумеется, теперь уже десакрализации бессмертного бытия-к-смерти. Но, будто перефразируя хрестоматийное заявление Лиотара, современность задает совсем другие вопросы: Как спасти в бес-предельном мире собственную честь после философской святости?
  • New"пост-секулярный" мир: жертва и смерть.   28k   Проза
    Когда умирает Христос, умирает надежда на то, что ЕСТЬ отец, который покинул его, - утверждает Славой Жижек. Но, уже следующими пассажами приоткрывает уничтожающую интеллектуалов насмешку современности. "Высший образец гегелевского Aufhebung сегодня, возможно, заключается в том, чтобы восстановить это ядро христианства, отказавшись от оболочки его институциональной организации(и даже от его особого религиозного опыта)... В этом и состоит героический подвиг, который предстоит совершить христианству: чтобы спасти свое сокровище, оно должно принести себя в жертву, как это сделал Христос, которому пришлось умереть, чтобы возникло христианство" . Христос, минуя все сомнения, страдания и терзания спас-таки на кресте человечество и указал путь грешному человечеству, хоть до конца и осталось неясным, насколько он гордился своим предназначением, вопрошая на кресте: "Боже Мой, Боже Мой! для чего Ты Меня оставил" . Кому должен был бы принести себя в жертву Институт философии СССР, чтобы возникла постсоветская философия? Хорошо, пусть не ИФ РАН. Опустимся на землю: Сократ в тюрьме на презентации единомышленникам будущего мира философии был последователен: выпил сам чашу с ядом по приговору суда и именно такой вызывающей самостоятельностью заслужил свою память в веках. Но заветы Сократа и заповеди Спасителя если и живут, то совсем не побеждают: не каждый мыслитель согласится принять из рук суда чашу с ядом, да и до суда дело довести в современном мире адвокатов - нужно уметь. Мир давно успокоился и, если и грезит фантасмагориями перед лицом смерти, в действительности предпочитает действовать в соответствии с нормами международного права и либерально-демократических ценностей, вооружаясь страховыми свидетельствами и пенсионными удостоверениями.
  • New"черный феномен" свободного сознания   70k   Проза, Философия, Культурология
    Идиотия - Јсамая глубокая степень олигофрении (ЈмалоумияЋ), характеризующаяся почти полным отсутствием речи и мышления. Идиотам недоступна осмысленная деятельностьЋ Разумеется, им недоступно и самоубийство. В мире культуры ЈидиотияЋ, древнегреческое слово ЈιδιωτηιαЋ, ЈidioteiaЋ означает всего лишь - ЈневежествоЋ. В высшей степени, оно действительно предохраняет от самоубийства, - идиотия мыслителей позволяет погружаться в собственные досужие суицидальные домыслы и фантазии, в кругу бумажной ЈвечностиЋ. Беспредельные скитания философии в мире языка пронизаны невежеством, иными словами, незнанием собственных земных, не-академических страстей, дел, забот. Клиническим идиотам недоступна самоубийственное мышление, но, идиотам от культуры также недоступна действительная смерть. Они не любят ставить простые будничные точки, не проваливаясь под тонкий лед сознания в бездны символического бессмертия текстов. Бумажное бессмертие ненадежно, но это единственный исход, доступный любому мыслителю и единственная потребность Јлюбви к мудростиЋ, даже если речь и осмысленная деятельность остаются недоступны. Бумажные философы сродни бумажным солдатикам в детских играх. Их легко вырезать, легко переставлять и заменять. Даже если используешь пожелтевшие страницы старых учебников. Идиотия философии надежно хранит бессмертие солдатика текста подальше от течения будней. Точка.
  • NewСоветская смерть как проект Homo mortalis   33k   Философия, Культурология
    Человек смертен. Он не рождается смертным, но становится смертным. "Фундаментальный вопрос" о конечности человеческого познания принадлежит самому познанию. До тех пор пока человек не сумеет открываться, в итоге, миру собственного небытия, миру собственной смерти, он будет бесконечно кружиться вокруг человеческой конечности, вооруженный конечным человеческим познанием. Вопрос о том, каким образом конечность человеческого мышления может раскрывать человеку или поколениям людей путь в "неведомые глубины" не занимает нас. Познание само умеет становиться познанным, само умеет становиться покоем, и, разрушаясь, преходя, являться в культуре как реальный процесс человеческого существования. Мы видим целое своего поколения и своей культуры, видим тот же покой, поскольку сами обрели свой покой, свою смерть и нам спокойно здесь пребывать собственным покоем - сама повседневность открыта истории саморазрушения того, что воздвигалось и созидалось как ее собственное воплощение. Мы выступаем как само-бытные существа с собственными рождением и смертью, и это непростое действие приоткрывает нам новый образ человека, пока еще приоткрывает в том, что лежит за пределами мышления и языка, за пределами сознательного движения в мире истории и культуры. Мы видим недоступное нам новое поколение, которому еще предстоит обрести свой будущий покой, раскрываясь иному недоступному, но ничто уже не сможет закрыть от нас самих того, что свершилось и теперь просится словами и поступками, но уже настоящими словами и поступками.
  • Статья:

  • NewШоколадное слабительное Славоя Жижека   21k   Публицистика
    Славой Жижек ловко спасается под маской Владимира Ленина так же, как спасаются десятки и сотни других интеллектуалов под ликами других истлевших мумий или текстов. Несбывшаяся ·титаническаяЋ судьба. Несыгранная историческая роль. Отсюда - непреодолимый разрыв в мире духа самого постсоциалистического карлика, исступленное разочарование и потому неизбывно рождается эта претензия на энергичный полагающий жест (не поступок? - С.Р.) рождения нового сообщества из разрыва, в котором распята современность. Любого сообщества: психоаналитиков Словении, рабочего класса или ·пост-постмодернистовЋ новой Европы. Впрочем, современность, с ее движением к новому реализму вместо коммуникативного ·жестаЋ предпочла бы молчаливые и энергичные ·действияЋ, лишенные ненужной патетики и экзальтации 60-х годов прошлого века, тем более - социалистической революции в России. Но, что же остается делать всем нам, рожденным в эпоху небытия тоталитаризма - сонном застое социалистической системы конца века - вот скрытый вопрос вопросов книги ·Кукла и карликЋ. Пользоваться шоколадным слабительным общества потребления?! ·Я слаб, чтобы видна была сила ГосподаЋ. Это означает, когда я слаб и смешон, когда надо мной издеваются и смеются, я тождественен Христу, над которым издевались и смеялись, - Христу, высшему божественному шуту, лишенному всякого величия и достоинстваЋ . Мы слабы, чтобы было видна наше тождественность Христу, то есть... наше бессилие? Чтобы все тексты только выглядели всего лишь послесловием к несыгранным трагедиям и ролям? Мы слабы и ничему, и никому не тождественны - только самим себе. ·Извечный павлианский вопрос - надрывно восклицает Жижек, - кто сегодня действительно жив? Что если мы ·действительно живыЋ только тогда, когда мы вовлечены в бурную деятельность, которая выводит нас за рамки ·просто жизниЋ . Увы, он прав, - нас давно не удовлетворяет метафизика сонного присутствия, поскольку само присутствие превратилось в небытие присутствующих, независимо от того, к какому лагерю когда-то принадлежали: социалистическому или капиталистическому. Но, кроме этой нехитрой истины, нам нужна правда, для начала - о самих себе, а не слабительное.
  • Статистика раздела

    Связаться с программистом сайта.