Слободкина Ольга
Коктебельский дневник 1990

Lib.ru/Современная литература: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • © Copyright Слободкина Ольга (slowboat@mail.ru)
  • Обновлено: 16/12/2008. 22k. Статистика.
  • Поэма: Поэзия

  •   Стихотворные пейзажи
      
      
      
      Нашествие чудес.
      Рассеивание мрака.
      К востоку от Святой -
      Регаты облаков.
      
      
      Несутся над водой...
      Гигантская собака
      Клубится в вышине
      Кудлатой головой.
      
      
      
      22 сентября 1990
      
      
      
      
       * * *
      
      
      
      
      Соревнования на горе Клементьева
      
      
      
      Сентябрь. Утро. Запуск парапланов.
      Цветные куртки, яркие машины.
      И даже шар воздушный... Предвкушение
      Полета... и на дне - немного страха.
      
      Я в стороны отхожу, к горам покатым,
      В расселину и дальше - вниз, в долину,
      К проборам виноградников, похожим
      На модные прически негритянок.
      
      И озеро испуганно застыло
      Осколком синим и лежит, не дышит
      Меж лоскутов коричнево-зеленых,
      Так пестро разукрасивших холмы.
      
      Мой первый полдень. Бабочка садится
      На белый кед, на белый лист бумаги...
      И суше, чем иссушенные травы,
      Трещат цикады... Здравствуй, Коктебель!
      
      
      
      
      
      
      22 сентября 1990
      
      
      
      
       * * *
      
      
      
      
      
       Туманная фантасмогория
      
      
      
       1.
      
      
      
      
      И вот Сююрюк-Кая изгибом плавным
      Вонзает в Космос острие души
      И Прошлое ей кажется не главным,
      И Будущее... Только не спеши
      
      Закрыть туманом спину Кара-Дага
      И смазать профиль...
      
      
      Раньше я боялась...
      Чуть от поселка на гору взойдешь,
      Уж нет его, как будто бы стесалось
      Великого поэта торжество.
      
      Но это лишь обман передвижения,
      Смещение точек в хаосе пространства,
      Смешные человечии сомнения
      В разорванных пределах постоянства...
      
      
      
       2.
      
      
      Весь мир - туман... и море с поволотцей.
      Изгибы туч прокисли в молоке
      Его клубов... Лишь сверху, из колодца
      Двугривенный глядит... Как в кулаке,
      
      
      Его зажало. Бледный, не блестящий,
      Не в силах разогнать немую хмарь...
      И кажется, что он ненастоящий,
      А скользкая невидимая тварь
      
      
      Мешает в нем навязчивую гущу
      И стягивает горло у мешка.
      В нем - Море и Земля... Но жадность пуще
      И выше - к Небу льнет исподтишка.
      
      
      
      
      
       3.
      
      
      Но не успела дописать и строчку,
      Как изменился ветер или Воля
      И распустилась в нитки поволочка,
      И засверкала роговица Моря.
      
      
      Я зябко захожу по острым камням
      И медленно парю в воде прозрачной...
      Слова, слова, я вместе с вами кану,
      В Незримое войду женой внебрачной.
      
      
      
      
      23-24 сентября 1990
      
       * * *
      
      
      
      
      
       Кара-Даг из Нижних Оттуз
      
      
      
      
      Царь и Царица. Нарядное шествие тронное.
      Каменной свиты врожденный застывший испуг.
      Скалы, плывущие в небе, и в небо влюбленные.
      Отблески Солнца на спинах натруженных слуг.
      
      
      И бесконечный покой... В горностаевых мантиях,
      В гордой осанке и в зубчатых кронах корон
      Кроется тайна Вулкана, в изгибах обманчивых -
      Вечных для Вечности - нам непонятных Времен.
      
      
      
      
      27 сентября 1990
      
      
       * * *
      
      
      
      Кончается сентябрь и непогода -
      Дождем в холодное стекло.
      Вершины, Осени в угоду,
      Туманами заволокло.
      
      
      Кончается сентябрь ... И грустно
      Терять шиповник и кизил.
      На море так пустынно-пусто,
      Как будто душу здесь сгубил.
      
      
      
      
      
      28 сентября 1990
      
      
      
      
      
       * * *
      
      
      
       На подступах к Сююрюк-Кая
      
      
      
      Ветер! Вездесущий Ветер!
      Твои ласки с сизою полынью
      Воздух насыщают терпким медом,
      Память - неизбывностью движения.
      
      Ветер! Вездесущий Ветер!
      Твои игры в зарослях кизила
      Ягоды насытят спелый Солнцем,
      Память - первозданным цветом алым.
      
      
      
      28 сентября 1990
      
      
      
      
      
       * * *
      
      
      Сегодня холмы по-японски сиренево-розовы
      И матовость их настроения парит в небесах...
      
      
      
      
       * * *
      
      
      
      И не успело Солнце закатиться,
      как месяц над водой повис,
      Огромной пирамидой золотится,
      Опущенной вершиной в воду, вниз.
      
      
      
      
       * * *
      
      
      
      
       С вершины Кара-Дага
      
      
      
      
      
      Кто-то рассказывал мне или видела раньше когда-то -
      Зубья гигантской пилы рассекли непрерывность до дна.
      Дальше - один за другим - выгибаются плавно, покато,
      Спины непойманных львов, восстающих от сладкого сна.
      
      
      Сон же клубится еще в приглушенной своей акварели,
      В синих ее очертаниях - имени здешних высот -
      И в отражении воды, во Небесной ее Колыбели,
      И в удивлении глаз, потерявших пространства отсчет.
      
      
      
      
      
      
      28-29 сентября 1990
      
      
      
      
       * * *
      
      
       Скала Сфинкс
      
      
      
      
      Сфинкс застывает над заливом и следит каменными глазами за Прыжком Дикой Козы. Она так стройна, так изящна, что Вечности кажется, влюбленность - это мудрость...
      
      
      
      
      
      В окаменелости великой,
      Не отрываясь, глаз следит
      Прыжок Козы, изящно-дикой,
      По-тюркски, Атлама-Киик.
      
      Как грациозно, утонченно,
      Копытца вскинувши вперед,
      Она летит... И Сфинкс влюбленный
      Себя козлом осознает...
      
      
      
      
      
      
      29 сентября 1990
      
      
      
      
      
      
      
       * * *
      
      
      
      
      
      
      Облака покрывают предгорья, холмы
      Шкурой пятен из тени и света.
      Волны к берегу льнут. Так и все мои дни
      Возвращаются в Небо... Там Где-то
      
      
      Знают тех и других, как не знает волна,
      Сколько пены в ней, сколько в ней соли...
      Как порою и я не пойму, в чем вина,
      Почему я немею от боли...
      
      
      
      
      
      
      
      1 октября 1990
      
      
      
      
      
      
       * * *
      
      
      
      
      
      
       Белый дракон
      
      
      
      
      
      Я хочу думать
       только о Белом Драконе,
       что распускается в небе
       волей высоких потоков.
      
      
      Я хочу слышать
       лишь вулканический рокот
       волн, уползающих в пене
       на животе - к горизонту.
      
      
      Я хочу видеть
       лишь предрассветные шали
       гор
       и осенние блестки
       моря,
       входящего
       в небо.
      
      
      
      1 октября 1990
      
      
      
      Облака в небе
      
      
      
      Наглядеться на купол -
      на рассеянных гномов,
      на крутящихся кукол.
      Никому не знакомых
      животных...
       Струящихся, не тягомотных
      людей...
      Лиц, фигур, очертаний
      немыслимые сочетания...
      И Океан Мироздания -
       Бесстрастие, Тайна, Познание -
      влился в грудную клетку,
      через глазную сетку,
      вернее,сетчатку...
       Рыцарь бросает перчатку,
      но пролетает мгновение -
      перчатка в лучах вдохновения
      становится гривой дракона,
      и тот так покорно, влюбленно
      перерастает в Джаконду,
      Монну-о-Лизу...
       И, как репризы, -
      балконы, колонны, ротонды...
      
      
      
      1 октября 1990
      
      
      Коктебель - это запахи...
      Запах тепла и земли - в долине,
      Запах полыни и трав - в горах,
      Дерева запахи в мезонине,
      Запахи Таиах*...
      
      
      У Нины**... Запахи пианино.
      И на стенах картины
      Пахнут старинно...
      
      
      Запах любви, случайно
      Мелькнувший в знакомых глазах,
      Запах Луны печальной...
      Запахи Таиах...
      
      
      
      _______________________
      *Маска египетской царевны Таиах - символ мастерской Волошина
      **Нина Владимировна Коновалова создала большую серию акварелей, фломастеров и миниатюр на досках, посвященную Коктебелю и Как-Дагу
      
      
      1 октября 1990
      
      
      
      
      * * *
      
      
      Картонный Кара-Даг спиной горбатой
      Сливается с покатою Святой.
      Раздвинулись магические латы
      И ночь открылась гулкой новизной.
      
      Луна собой расчистила полнеба,
      Не подпускает близко света звезд,
      Забросила залив в прозрачный невод,
      И заблестел, и заискрился плёс.
      
      Но мне не кинуть серебра в корзину
      И декораций не сложить в рюкзак.
      В снегами запеленутую зиму
      Молю тебя, приди, мой Кара-Даг!
      
      
      Моя Любовь! Осенний, новолунный,
      Туманный, предрассветный - в дождь и в зной!
      Яви дары - чабрец лаванду, лунник!
      Очнись во мне закатной тишиной.
      
      
      Приснись во сне - парением белых чаек,
      Покоем вод, изысканностью скал,
      Где Время, притаившись, ожидает
      Того, Кто нам когда-то Мир отдал.
      
      
      2-4 октября 1990
      
      
      
      * * *
      
      
      В природе есть такая чистота,
      не заумтненная ни помыслом, ни словом...
      И каждый день встает безгрешным, новым,
      как на отрезе свежего холста.
      
      
      2-4 октября 1990
      
      
      
      * * *
      
      
      Прозрачное Солнце пускало мне в спину
      Прямые потоки холодного ветра,
      И радость с восторгом слетала в долину.
      В руке трепетала шиповника ветка.
      
      
      Рисунок удался... И море синело
      Так чисто и ясно в заливе овала...
      И пело, и пело, и пело, и пело...
      И небо в закатных лучах целовало...
      
      
      3 октября 1990
      
      
      
      * * *
      
      
      Волны положат на мокрый песок очертания гор.
      Горы себя повторяют в бровях облаков
      И растворяются... Вечный узор
      В камне узнает душа без грамматики слов.
      
      
      
      8 октября 1990
      
      
      
       * * *
      
      
      Обломок Луны, истекающий Млечным Путем,
      Прорвавшись сквозь хищные пасти растаявших туч,
      Завис над заливом... И звезды несметным дождем
      Обрушились на спины диких чернеющих круч.
      
      
      Когда ж эта небыль себя изольет до конца
      И небо свернется, как свиток, восплачет Труба,
      Предстанет Земля пред Святыми Глазами Отца,
      И Чаши кочнутся под тяжестью Зла и Добра.
      
      
      
      9 октября 1990
      
      
      * * *
      
      
      Когда молитвой матери нисходит
      На душу мрака Божья Благодать,
      Дух мести и обид поколобродит
      И чувствует - придется отступать.
      
      
      И вот, обидчик превратился в брата.
      И вновь Свобода - чисто, высоко
      Восстала там, где темень в три обхвата
      Держала душу - больно, глубоко.
      
      
      11-12 октября 1990
      
      
      * * *
      
      
      О,Коктебель! Магия мыслей и слов.
      Ты - колыбель, мной не разгаданных снов.
      
      
      Ты - первоцвет ярких пейзажей, стихов.
      Пролитый Свет в души усталых богов.
      
      
      
      11-12 октября 1990
      
      
      * * *
      
      В поезде
      
      
      1. А здесь уже Осень объела полкроны
      Плывущих деревьев... И небо влюбленно
      Глядится в озера... Заоблачных змеев
      Пускает по озеру в край Берендеев.
      
      
      По замкнутым нитям его отражение
      Вернется во Царствие Воображения.
      
      
      
      2. Поля побурели и стали похожи
      На спины гигантских седых кабанов.
      И небо, как будто, состарилось тоже,
      Устало от грубых воинственных слов.
      
      
      Мелькают деревья, мелькают квадраты
      Разъятой, расчерченной Русской Земли.
      А где-то далёко, у моря Три Брата*
      Тоскуют - сестру удержать не смогли.
      
      
      ________________________________
      *Гора Эчки-Даг называется также Три Брата благодаря своих трем вершинам
      
      
      12-14 октября 1990
      
      
      
      Конец
      
      
      
      
      
      
      
      
       Картина Л.М. "Закатный Коктебель с горы Волошина"
      
      
      Твоя душа терзается порою.
      И неба купол кажется ей мал,
      Но в ней есть Свет, как над Святой Горою,
      Взлетевшей над Долиной Синих Скал.
      
      
      Закатный росчерк пробежит по кромке
      И растворится в огненных садах,
      Вдруг вспыхнувших вверху на окаемке
      Короны Королевны Таиах.
      
      
      
      29 октября 1990
      
      
      
      
      
      

  • © Copyright Слободкина Ольга (slowboat@mail.ru)
  • Обновлено: 16/12/2008. 22k. Статистика.
  • Поэма: Поэзия

  • Связаться с программистом сайта.