Слободкина Ольга
Коктебельский дневник 2000 года. Часть Вторая

Lib.ru/Современная литература: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • © Copyright Слободкина Ольга (olga_slobodkina@mail.ru)
  • Обновлено: 15/04/2016. 13k. Статистика.
  • Поэма: Поэзия

  • ДЕНЬ ДЕСЯТЫЙ
    
    
             2.
    
    
    Эчки-Даг -
      в косых
        прозрачных
         лопастях Солнца,
           проходящего сквозь облака,
            будто глядишь на него
              сквозь стеклянную крышу.
    
    Я бы хотела
      жить на такой высоте
       и видеть звезды так близко,
         чтобы их перебрать я могла
           в сознании,
             как сердолики на берегу.
    
    Я бы хотела 
      жить на такой высоте
       и видеть рассветное Солнце,
        как милое лицо мамы,
         когда  была еще маленькой.
    
    Я бы хотела
     жить на такой высоте,
      чтоб видеть
        Вселенскую Вечность.
    
    
    
      
    
            3.
    
    
    Каштаны -
     маленькие зеленые палицы -
      все лето наливаются,
       а к осени превращаются
        в коричневые кулачки,
         в лакированные котомочки
          и каждому нравятся.
    
    
    
    
    
            4.
    
    Спящая Красавица*
      в серых тонах,
       плывущая
        в серых ночных облаках...
    
    
    Ты, 
      зовущая
       в Невесомость Небытия...
    
    Ты,
     задумчивая,
      словно тональность Псалма,
    
    Ты,
     бегущая по небесам
      в Осень,
       отнеси мои мысли
        Невидимым Голосам
          Вечности...
    
    
    
    _______________________
    *название скалы
    
    
    9 июля
    
    
    
    ДЕНЬ ОДИННАДЦАТЫЙ
    
    
               1.
    
    "Плывут облака
    Отдыхать после долгого дня,
    Стремительных птиц
    Улетела последняя стая.
    Гляжу я на горы,
    И горы глядят на меня,
    И долго глядим мы,
    Друг другу не надоедая.
    
    
    Ли Бо
    
    ("Одиноко сижу в горах Цзинтиншань")
    
    
    Сегодня - шторм...
     Трава выгорела, 
       поседела,
     и я понимаю,
      что можно жить
       гораздо скромнее
        и аскетичнее...
    
    
    Лисья Бухта
     живет в сознании до предела
      домишки лесничего.
    
    
    О, Коктебель!
      Ты - неизменность многообразия!
    
    Древний и разноликий!
     Ты - Европа. 
      Ты - Азия.
       Ты - Египет.
    
    О, Коктебель!
     Я гляжу в тебя,
      сознавая,
       что ты глядишься в меня.
    
    Так мы долго глядимся друг в друга,
     не надо-
    едая, -
      так было с стихах у Ли Бо -
        ты и я.
    
    
    
                   2.
    
    
    Холмы не кончаются.
      Взгляд скользит вдоль узкой
       бирюзовой полоски моря
        и постепенно теряется
         за горизонтом.
    
    
    Море штормит и меняется.
    
    О, море!
      Мне бы остаться с тобой,
        у твоих берегов,
          в Вечности.
    
    
    Море!
     Я с детства люблю твой прибой
       и молчание...
    
    
    10 июля
    
    
    
    ДЕНЬ ДВЕНАДЦАТЫЙ
    
    
    В Кара-Даге
      ты понимаешь,
       как быстро проходит Время.
    
    Пока я купалась,
      тень нашла на скалу
        и слизнула весь пляж -
          Солнце зашло.
    
    
    Я возвращаюсь домой
      по узкой тропинке,
       обновленная,
        обогащенная
         новою притчей Вулкана.
    
    Я возвращаюсь домой -
      за спиной
       уже целых полжизни...
    
    
    
    11 июля 
    
    
    
    
    ДЕНЬ ТРИНАДЦАТЫЙ
    
    
    
    
    Не хочу думать о своей хозяйке,
    А хочу подумать о кара-дагской д`али.
    Медузы льнут к берегу. Мне, бродяге,
    Свободу мысли и духа дали.
    
    
    Дух мой! Восстань от Земли тяжелой!
    Поднимись над судьбой, взгляни на изгибы
    Вулкана сверху...
    Над головой -
      только чайки, а не обиды.
    
    
    Море синейшее! О, Июли!
    Душа повзрослела - даже
     в детство
      вернуться не хочет,
       дальше боли
        она вознесется -
         Туда, где Скерцо
          Высоких Небес
           и Гимны Свету.
    
    
    Туда, где нет плоти,
     земной хозяйки...
      Над головой моей - только чайки
       И Лики Ангелов...
    
    Дай вглядеться.
    
    
    12 июля
    
    
    
    ДЕНЬ ЧЕТЫРНАДЦАТЫЙ И ПЯТНАДЦАТЫЙ
    
    
    Отходят потрясения 
       тринадцатых дней и чисел...
    После чернухи,
     бессонной ночи,
      взбеш`енных хозяек,
       я попадаю
         в Западный Рай -
           в Коктебеле.
    
    
    Боль от удара спины
      еще отдается в глубинах чресл,
        а голова - котел,
          смешение свинца и тьмы...
    
    Нет, тьма, прощай!
    
    После бессонной ночи
     все становится странным,
       словно я только попала
        в мир материй Земли -
    
    чистые простыни,
     прекрасная мебель, двери...
    
    О, как желанно
     жилье уюта
      после всей кутерьмы.
    
    
    14 июля
    
    
    
    ДЕНЬ ШЕСТНАДЦАТЫЙ
    
    
                1.
    
    Я рисую,
     а ветер
      наносит свои штрихи
       на бумагу -
        гелиевой ручкой.
    
    Ему тоже хочется порисовать.
    "Что с Вас взять!
      Свободный Вы человек!" - говорят мне.
    
    Но Ветер еще свободнее,
     еще природнее,
       раскрепощённее -
         наяву и во cне.
    
    
    
    
                 2.
    
    Я еще не все нарисовала.
      Далеко не все в Прекрасном Кара-Даге.
    И еще не все я рассказала -
     образами на бумаге.
    
    
    Мой иероглиф кружится, резвится,
     как нырки на черном диком камне,
      и когда-нибудь кому-то пригодится,
    
    чтобы дух поднять...
    
    Эх, не тоска мне,
     а веселье в к`амнях!
    
    А давным-давно
     мой друг,
      мой недруг
        натолкнулся мысленно на рифму,
          как на риф...
    
    Средь камней
     ему была тоска, а мне...
    
    "Камнем, - я сказала, -
       быть хочу,
      чтобы не болеть
       и не страдать уж больше..."
    
    "А ты знаешь, - он ответил, -
      мне тоскливо среди этой толщи.
       Очень".
    
    
    Это было так давно,
     как в прошлой жизни.
    Человек тот - ох, не для меня.
      Оттого я и болела и сказала -
       счастье жить в камн`ях.
    
    
    Оттого ему была тоска,
     потому что не его и я.
    
    Ну, да Бог с ним!
     
    Жизнь - такое счастье.
     То прошло.
       Все обновилось снова.
    
    В Кара-Даге я одна.
     Вулкан Прекрасный
      сохранит меня от зла
       своей подковой.
    
    
    
             3.
    
    
    Я уже видела эти былинки,
     что летели на фоне скал
      ущельем зеленых скумпий.
    
    Но сегодня
     миг созерцания мал.
      Мне пора -
       меня Свет призвал
        на Божественную Литургию.
    
    
            
             4.
    
    В Кара-Даге
     спеши еще медленнее,
      чем в жизни -
        созерцай его каждую пядь,
         каждый ракурс...
    
    Тогда Он опять
     Любовию
      станет тебе отвечать,
       Любовию большей,
        чем можно понять.
    
    
            
              5.
    
    Ничего не могу я понять -
      только что было мне лет двадцать пять,
        потом тридцать три промелькнуло...
    
    И посетила я Землю Святую.
    
    И вот уже сорок один.
    
    Так пройдет еще несколько лет,
     и будет мне все пятьдесят?
    
    Как поверить?
    
    Недавно
     я родилась,
      только что научилась
       читать и писать,
    
    еле-еле привыкла к Земле...
    
    а Коктебель - такая большая часть жизни...
    
    
    15 июля
    
    
    
    ДЕНЬ СЕМНАДЦАТЫЙ
    
    
              1.
    
    
    Последние дни в Коктебеле...
    Из тепла и ветра
     погода вступила в яростную жару.
    Я, словно Феникс из пепла,
     возрождаюсь после потерь в миру.
    
    Каникулы вышли короче, чем думала я -
    Значит, так надо.
    Все, что морочит,
    Смоет Причастие... Отрада
    
    Жить под Куполом Бога.
    Он - 
     Защитник,
      Учитель,
       Каратель,
        Судья...
    
    От яда
      своего супротивника
       очищает он слабую детку - меня
        в Жизнь Вечную...
    
    
    День Причащения
    
    
          
               2.
    
    Какое странное служение - стихами.
    Казалось бы, нет ничего бессмысленней и бесполезней,
     но с Богами
       спорить не надо:
    что мне продиктовали,
      я записала.
    
    Thank you for all your love.
    
    These moments -
     в невесомости сознания
       ценю я больше, чем любовный шквал,
         приливы славы,
           даже больше созерцания...
    
    Смогу ли я уйти
     в смиренный монастырь
      моей души -
       торжественной и древней?
    
    Не зна-не знаю,
     а в миру - пустырь
      с колючками и ужасом деревни.
    
    Смогу ли я подняться до Высот
      Миров хотя бы Пятимерных?
       После всех лжей, страстей
        и тягот и болот...
    
    Здесь троечница я, а не примерный
     любимый чистый божий ученик,
       иль ученица...
    
    Я слабею
     после Причастия,
      и дух мой сник,
       и слезы катятся по выступу ключицы -
    
    так льется дождь по выступу скалы.
    
    Скала же и крепка и неизменна,
     и на Земле пребудет дольше несомненно,
      а я, увы, слаба и тленна.
    
    
    16 июля
    
    
    
    ДЕНЬ ВОСЕМНАДЦАТЫЙ
    
    
                   1.
    
    
    В стиле японских танка
    
    
    Засеребрились дикие оливы
    В ущелье скумпий -
    Середина лета.
    
    
                   2.
    
    Меня прищучил егерь на тропе,
    С которым сговориться не успела.
    О, как же надоела мне
    Вся суетность в немыслимой борьбе
    Борьбы с борьбой - без смысла, без предела.
    
    
    Но Кара-Даг восстал над головой,
    Защитник мой в окаменелой плазме,
    И умир`ился егерь... Так гурьбой
    Несутся дни - и не равны, и р`азны.
    
    
    17 июля
    
    
    
    
    ДЕНЬ ДЕВЯТНАДЦАТЫЙ
    
    
                 1.
    
    Мне снятся люди,
     которых
      я никогда не видела раньше.
    
    Я - на пароходе,
     выхожу на промежуточной пристани
      раньше,
       чем пароход сделает 
        основательную остановку, -
         осмотреть незнакомый город.
    
    Торговка
     предлагает всякие разности.
    
    Потрясающая архитектура.
     Боюсь опоздать к отплытию.
      Прыгаю на палубу.
       В забытьи
         моего сознания
           вспоминаю
            необычайные здания -
              минаретообразные,
               пирамидальные...
    
    Некто (женщина)
      пытается уговорить меня остаться.
        Мне не хочется сопротивляться.
          Оставаться хочется еще меньше.
            Вода становится мельче.
    
    Я просыпаюсь -
      нарядная комната,
        западный запах.
         А за окном с витражами -
           хребет Кара-Дага...
    
    Прямо, как во сне!
    
    
    
               2.
    
    
    У источника
    
    
    О, как счастливы были деревья
    Качаться от ветра в безоблачном небе.
    Я будто во сне это видела
     или
      со мною такое уже приключалось...
    
    Я возвращаюсь в свой юный сентябрь,
    Когда уже боль я познала в избытке,
    А в этом прекрасном и спелом июле
    Стремиться в сентябрь я узрела попытку.
    
    Проснуться под древней высокой софорой,
    Глядящей в окно - бескорыстно, бесстрастно,
    И, слушая моря прибой, без укора
    В рассвете увидеть судьбу свою ясно...
    
    
    
                  3.
    
    
    Но это чувство, 
      это состояние
        моей души -
          оно лишь для меня.
    
    Стихи раздам -
      словесное предание
        нескучного земного бытия.
    
    Но Этот Дух
      я знаю с детства.
    
    Свыше
      Он был дарован мне.
    
    
    Откуда Он?
    
    Не спрашивайте.
      Тише.
       Тише.
        Он, кажется, 
         еще в меня влюблен.
    
    
    
                  4.
    
    Картина Серова "Одиссей и Навзикая"
    
    
    Навзикая
     сквозь яркого Солнца полоску,
      как ни в чем не бывало,
       добычу по м`орю везла -
        Одиссея, свое наслаждение.
         И броско
           было чувство ее.
    
    
    Не под парусом
      и без весла,
       на тритонах,
        на тройке морской, 
         залихватской
    
    увозила с собой 
      мимолетную эту мечту
       (то же - Анна Каренина с Вронским в коляске.
          И о чем она думала в этой дороге нетрясской
            догадаться нетрудно...), 
    
    свое острое женское счастье -
      в мерцающих звезд наготу.
    
    
    
                   5.
    
    
    Несметность июльских звезд.
    Петровский закончился пост.
    
    
    
    
    18 июля
    
    
    
    ДЕНЬ ДВАДЦАТЫЙ
    
    
    Расплавленный полдень
      переходит в горячий вечер -
       отрада.
    
    Жалюзи,
     раскаленные Солнца мечом, -
       театр теней,
        тех, кто проходит мимо
         ограды, окна,
          слегка задевая
           лист винограда плечом.
    
    А утром, в пять, - Рассвет.
     Мертвый Город.
      Аминь!
    
    Кратер Вулкана
      выплавил в чреве печном
       город скульптур и статуй:
        Узкоигольное Ушко,
         Пряничный Конь
          и Чёртов Камин,
           что кажется мне
            восходящим на гору
              древнеиндийским слоном.
    
    Город - не мертвых,
      а Мертвый
       застыл на обрыве крутом.
    
    От ранневосшедшего Солнца
      нежно-небесное море
       превращается в скатерть сверкания,
        где скалы - хранители бухт -
         Морские Львы,
          Маяки,
           Золотые Ворота,
            Иваны-Разбойники
           
    в миг расставания
     отзываются каменным эхом,
      не зная души расстояния,
       и расширяется слух.
    
    
    19 июля
    
    
    ДЕНЬ ДВАДЦАТЬ ВТОРОЙ
    
    Снова бессонная ночь.
     Снова поиски
       и переезд.
     
    Но люди добры.
     Слава Богу!
    
    Бедность!
     Ты непосильный крест!
    
    А мой крест - Познание, Творчество.
    
    
    В миру недотрога,
     я крест свой с восторгом несу
      к Престолу Незримого Духа. 
    
    
    21 июля
    
    
    
    ДЕНЬ ДВАДЦАТЬ ТРЕТИЙ
    
               
                 1.
    
    Кара-Даг уходит в расселину, 
    Удаляется от меня.
    И какую рифму посею я - 
    "Дня", "огня"?
    
    Коктебель из рук моих выскользнул,
    Словно гибкий июльский лещ,
    И на небо ночное выбросил
    Мириады звездочек-свеч.
    
    Шаг один влечет за собою
    Цепь. И звенья ее тесны.
    Это - тени за тонкой стеною,
    Управляя твоею судьбою,
    Держат край ее красной тесьмы.
    
    Коктебельские быстрые птицы
    Над морями несутся вдаль.
    Это - дни мои. Рифма - "ключица",
    И другая рифма - "миндаль". 
    
                                            
    
                  2.  
    
    
    Тоскуешь о том, что любишь.
    О том, что было легко.
    Таинственно и блаженно.
    Паряще и глубоко.
    
    Тоскуешь о том, что привычно.
    И о прозрачных снах.
    О дорогих и близких.
    О коктебельских днях.
    
    
    22 июля
    
    
    ДЕНЬ ДВАДЦАТЬ ШЕСТОЙ
    
    
                1.
    
    
    Мои прекрасные бухты!
    Я не могу налюбоваться.
    
    
    
                2.
    
    
    Двухпалубный корабль
      уходит
        в ночное море
       и становится
     мерцающим островом
    в потусторонней мгле.
    
    Потом превращается 
      в точечный 
        источник 
          света
            на горизонте
              и замирает.
    
    А звезды светят так же,
     как светили 
       во времена Сапфо...
    
    
    25 июля
    
    
    ДЕНЬ ДВАДЦАТЬ СЕДЬМОЙ
    
    Ветер гонит июли к концу.
    Жарко!
    О, море!
    Уезжать так жалко.
    Мне бы в дивный сентябрь вернуться -
    Вряд ли...
      И полыни душой коснуться.
    Спрятано
     будущее от нас.
       Заповедано.
    Карадажье Царство.
     Неведомо,
      как и откуда 
        стремятся к нам Невидимые Эолы
          и творят наши судьбы.
    
    
    26 июля
    
                                     Конец Второй Части

  • © Copyright Слободкина Ольга (olga_slobodkina@mail.ru)
  • Обновлено: 15/04/2016. 13k. Статистика.
  • Поэма: Поэзия

  • Связаться с программистом сайта.