Слободкина Ольга
Сильвия Плат "Луна и тис"

Lib.ru/Современная литература: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • © Copyright Слободкина Ольга (olga_slobodkina@mail.ru)
  • Обновлено: 16/02/2017. 17k. Статистика.
  • Стихотворение: Перевод

  •   Sylvia Plath - The Moon And The Yew Tree
      
      
      
      
      This is the light of the mind, cold and planetary
      The trees of the mind are black. The light is blue.
      The grasses unload their griefs on my feet as if I were God
      Prickling my ankles and murmuring of their humility
      Fumy, spiritous mists inhabit this place.
      Separated from my house by a row of headstones.
      I simply cannot see where there is to get to.
      
      The moon is no door. It is a face in its own right,
      White as a knuckle and terribly upset.
      It drags the sea after it like a dark crime; it is quiet
      With the O-gape of complete despair. I live here.
      Twice on Sunday, the bells startle the sky ----
      Eight great tongues affirming the Resurrection
      At the end, they soberly bong out their names.
      
      The yew tree points up, it has a Gothic shape.
      The eyes lift after it and find the moon.
      The moon is my mother. She is not sweet like Mary.
      Her blue garments unloose small bats and owls.
      How I would like to believe in tenderness ----
      The face of the effigy, gentled by candles,
      Bending, on me in particular, its mild eyes.
      
      I have fallen a long way. Clouds are flowering
      Blue and mystical over the face of the stars
      Inside the church, the saints will all be blue,
      Floating on their delicate feet over the cold pews,
      Their hands and faces stiff with holiness.
      The moon sees nothing of this. She is bald and wild.
      And the message of the yew tree is blackness - blackness
       and silence
      
      
      
      
      Сильвия Плат
      
      
      Луна и тис
      
      (перевод с английского Ольги Слободкиной)
      
      
      
      Это - свет сознания, холодный и планетарный.
      Деревья сознания черны, свет синий.
      Травы сгружают к ногам моим скорби свои, будто я - Бог,
      Колят лодыжки мои, бормоча о своем унижении.
      
      Дымный пьянящий туман обретается здесь,
      Отделённый от дома чередой хаотичных камней.
      
      Я просто н`е понимаю, куда мне идти.
      
      Луна не есть дверь. Это - лик, существующий сам по себе,
      Белый - костяшка руки, огорченный ужасно,
      Тянущий море, как преступление тьмы; он успокоен
      О-образным зиянием полноотчаянья.
      
      Я здесь живу.
      Дважды по выходным небеса содрогаются от колокольного звона -
      Восемь гигант-языков утвердят Воскресенье
      И под конец так спокойно бом-бомнят свои имена.
      
      Тис указ`ует наверх. Его форма готична,
      И взгляд поднимается с ним, упираясь в Луну.
      
      Луна - моя мать. Но не так же мила, как Мария.
      Ее сине-одежды распустят и сов, и мелких летучих мышей.
      
      Как бы хотелось поверить мне в нежность -
      Лик на портрете, смягченный свеч`ами,
      Роняющий мягкий свой взгляд,
      В том числе на меня.
      
      Я далеко забрела. Облака расцветают -
      Сине-мистично на ликах бликующих звезд.
      
      В церкви синеют святые,
      Хрупкими стопами мягко скользят по холодным скамь`ям.
      Их руки, их лики застыли от святости.
      
      Луна же того не увидит - лысая, дикая.
      А тис - чернота, чернота и молчание.
      
      
      
       ________________________________________________________________________________________
      Сильвия Плат 1932-1963. Американская поэтесса. Родилась в Бостоне, в последствии жила в Англии, где вышла замуж за поэта Тэда Хьюгза и родила двоих детей. В 1963 году ушла из жизни способом самоубийста. Свое первое стихотворение опубликовала в восемь лет. В 1981 году сборник ее стихов вышел в издательстве Faber and Faber.
      
      
      
      
      Биография. Сильвия Плат родилась 27 октября 1932 года в штате Массачусетс. Её отец Отто Эмиль Плат (Otto Emil Plath, 1885-1940), эмигрант из Грабова, Германия, был профессором Бостонского университета, признанным специалистом по пчёлам, автор академического исследования "Bumblebees and Their Ways", опубликованного в 1934 году. Дочь боготворила его, но при этом находилась во власти его "железной воли" и страдала от авторитарных методов воспитания; впоследствии этот конфликт отразился во некоторых её произведениях, в частности, стихотворении "Daddy", получившем почти скандальную известность. Мать, Аврелия Шёбер Плат (Aurelia Schober Plath, 1906-1994), американка первого поколения, австрийского происхождения, работала машинисткой и библиотекаршей в Бостонском университете, а кроме того - учительницей немецкого и английского в средней школе в Бруклине. Студентка выпускного курса колледжа, она была на 21 год моложе Отто, своего (на тот момент женатого) профессора. Отто и Аурелия начали встречаться в 1930 году; зимой 1931 года мать Аурелии отвезла дочь её и Отто в Рено, штат Невада, чтобы Отто мог развестись с женой, после чего оба направились в Карсон-Сити, где и поженились в январе 1932 года.
       Поначалу семья жила в пригороде Бостона (24 Prince Street, в районе Джамайка-плейн), но после рождения сына Уоррена (27 апреля 1935 года) переехала в Уинтроп, город к востоку от Бостона (92 Johnson Avenue), откуда Отто каждый день отправлялся на работу в университет - на автобусе, пароме и троллейбусе. Именно здесь девочка впервые увидела и полюбила море. Уоррен рос болезненным ребенком, и поскольку Отто занимался исключительно академическими делами, Аврелия уделяла дочери очень мало времени. Своеобразные отношения сложились у детей и с отцом. Очень скоро дочь поняла, что единственный её шанс получить желаемое внимание Отто - это преуспеть в школе. Как писала Линда Вагнер-Мартин, автор биографии поэтессы, -
       ...Лишь минут двадцать в течение вечера он находил в себе силы, чтобы увидеться с детьми. После этого Сильвию и Уоррена уводили. С отцом <дети> обсуждали, что выучили за день, читали стихотворения, придумывали рассказы и выступали, как на сцене. Эти отношения, которые вряд ли можно было считать нормальными, создавали особый образ отца: критика и судьи, которого следовало ублажать. Это лишило детей возможности узнать своего отца так, как они знали <деда-Шёбера>, почувствовать в нем понимающего родителя.
       Большую часть детства Сильвия провела с родителями матери в Порт-Ширли, в Уинтропе, штат Массачусетс, - людьми также в высшей степени образованными, знавшими несколько языков.
       Здоровье Отто стало ухудшаться вскоре после рождения сына Уоррена. Заметив у себя симптомы, сходные с теми, что наблюдались у близкого приятеля, незадолго до этого умершего от рака, Плат-старший преисполнился убеждённостью в том, что и сам страдает неизлечимой болезнью и медицинское обследование проходить не стал. Отто Плат умер 5 ноября 1940, через полторы недели после восьмого дня рождения дочери, от последствий хирургической операции, связанной с запущенным сахарным диабетом, болезни, к тому времени уже вполне излечимой. К тому времени, когда жена вызвала врача, инфекция большого пальца ноги вызвала гангрену, ногу пришлось ампутировать. Вагнер-Мартин утверждала, что Плат-старший умер из-за недостаточного больничного ухода, но Аврелия Плат (в предисловии к "Письмам домой Сильвии Плат") писала, что Отто скончался от эмболии лёгкого. Один из друзей Плата после смерти его заметил, что не понимает, как "...мог такой умнейший человек оказаться таким глупцом". Для Сильвии эта трагедия стала потрясением, наложившим отпечаток на всю её жизнь и творчество. "Я никогда больше не стану разговаривать с Богом"! - записала она в дневнике. Отто Плат был похоронен на Уинтропском кладбище; впечатления от одного из визитов на это кладбище впоследствии легли в основу стихотворения "Electra on Azalea Path".
       В 1940 году в школьной газете Boston Herald появилось первое стихотворение Плат. Оно называлось "Poem" ("О том, что я вижу и слышу в жаркие летние ночи", - так описывала его содержание юная поэтесса. В 1942 году Аврелия получила должность в Бостонском университете и перевезла семью (включая своих родителей) из Уинтропа в Уэллесли, в новый дом на Элмвуд-роуд, 26. Здесь Сильвия вновь повторно поступила в пятый класс средней школы, чтобы учиться со сверстниками (до этого она обучалась с детьми на год старше её): Аврелия считала, что это поможет дочери снять напряжение, связанное с потрясением, но оно сохранялось: Сильвия даже полагала, что смерть отца (которую он мог предотвратить) была скрытым самоубийством. В Уэллесли она прожила до поступления в колледж.
       Аврелия Плат работала на двух работах, чтобы содержать детей, но, судя по дневникам, Сильвия в детстве испытывала к ней чувства, близкие к ненависти. Девочка училась в средней школе Брэдфорда (Gamaliel Bradford Senior High School, ныне - Wellesley High School) и на протяжении всех лет считалась "звёздной ученицей": получала только отличные оценки на экзаменах, демонстрировала блестящие знания английского, особенно в творческой части школьного курса. При этом она была и главным редактором школьной газеты The Bradford.
       Всё это время Плат непрерывно писала рассказы и рассылала их в популярные женские и юношеские журналы. К моменту поступления в Smith's College она написала более пятидесяти рассказов и в какой-то момент насчитала у себя более шестидесяти писем с отказами. Однако были и публикации: в общей сложности в школьные годы она напечаталась девять раз и заработала в $63.70. В 1949 году Плат опубликовала в The Atlantic Monthly статью "A Reasonable Life in a Mad World", написанную в соавторстве с одноклассником. Отвечая на более раннюю публикацию, юные авторы опровергали тезис о том, что современный человек должен жить, полагаясь на логику, и утверждали важность духовной и чувственной составляющих жизни человека[8]. Кроме того, Плат проявила и талант к живописи: в 1947 году она стала лауреатом The Scholastic Art & Writing Awards.
       В 1950 году Плат, воспользовавшись протекцией писательницы Оливии Хиггинс Проути, получила стипендию для обучения в Смит-колледже (Smith College), престижном женском институте в Нортгемптоне, штат Массачусетс. Став студенткой, Сильвия начала переписку с Оливией, переписка продолжалась многие годы. Осенью 1950 года Плат была вне себя от счастья, хотя в колледже она сразу же почувствовала давление среды: это касалось как жёстких академических требований, так и социальной жизни.
       Дневники, которые Плат начала вести с 1944 года, были особенно важны для нее в колледже, став не только исповедью, но и источником вдохновения, документальным свидетельством свежих впечатлений, к которым начинающая поэтесса постоянно обращалась. На этих страницах она оставляла наброски стихотворений и рассказов, набрасывала планы на будущее. Студенческие стихи Плат отличались уравновешенностью и красочностью; она много работала над слогом, структурой, тщательно выверяла технику стиха, стараясь каждую строку довести до идеального состояния. К этому времени у нее выработалась тяга к совершенству и вместе с ней - неуверенность в своих силах. "Никогда не достичь мне совершенства, к которому я стремлюсь всей душой - в рисунках, стихотворениях и рассказах", - писала она в дневнике. Помимо академического словаря английского языка, начинающая поэтесса глубоко изучила произведения Дилана Томаса, Уоллеса Стивенса, У. Х. Одена, Ричарда Уилбура, Марианны Мур и Джона Кроу Рэнсома. В числе источников вдохновения отмечались также Вилла Катер, Вирджиния Вульф и Лилиан Хеллман.
       Начиная с 1950 года Плат начала публиковаться в периодических изданиях национального масштаба. В марте газета Christian Science Monitor опубликовала её статью "Призыв юношества к миру во всем мире" (Youth's Appeal for World Peace), в сентябре здесь же вышло стихотворение "Bitter Strawberries". Рассказ "And Summer Will Not Come Again" появился в августовском номере журнала Seventeen. К 1953 году Плат сотрудничала и с несколькими местными газетами, в частности, Daily Hampshire Gazette и Springfield Union (от которой работала спец. корреспондентов в Смит-колледже). Если первый курс был для Сильвии во многом испытательным (преподаватель английского регулярно выставлял ей "четверки"), то второй оказался в высшей степени удачным. Практически все профессора теперь восхищались её способностями и трудолюбием. Радость первого успеха Плат испытала во время летних каникул после окончания третьего курса - ее рассказ "Sunday at the Mintons" завоевал первую премию в конкурсе, которую проводил журнал "Мадмуазель" (Mademoiselle Fiction Contest), и она получила приглашение на месячную стажировку в качестве внештатного редактора, на Мэдисон Авеню, 575 в Нью-Йорке. Вместе с группой других конкурсанток-победительниц Плат поселилась в отеле Barbizon; впоследствии события этого знаменательного месяца были подробно описаны ею в романе "The Bell Jar" (гостиница фигурирует там под названием The Amazon).
       Из Нью-Йорка Плат вернулась истощённой - эмоционально, интеллектуально и физически. Она надеялась, что сможет поступить в Гарвард на летний литературный курс, но получила отказ. Выяснилось, кроме того, что для продолжения обучения в Смитс-колледже не хватает денег: ей пришлось перевестись в Лоуренс. Всё это время её преследовал творческий кризис, депрессия и страхи, исходившие из того же "неутолимого стремления к совершенству". В каком-то смысле это предопределило дальнейший ход событий: в июле она прекратила вести дневник; более того (если верить роману), утратила способность спать, читать и писать. Аурелия Плат уточняла: её дочь читала, но лишь одну книгу: "Abnormal Psychology" Зигмунда Фрейда. Все детали рокового лета 1953 года задокументированы в немногих её письмах и романе "The Bell Jar". Из дневника Сильвии Плат: "Уничтожить мир, уничтожив самое себя : вот она, иллюзорная вершина эгоизма. Простой путь из всех этих маленьких кирпичных тупиков, по которым скребём мы ногтями... Я хочу убить себя, чтобы спастись от ответственности, униженно вползти обратно в утробу".
       To annihilate the world by annihilation of one's self is the deluded height of desperate egoism. The simple way out of all the little brick dead ends we scratch our nails against.... I want to kill myself, to escape from responsibility, to crawl back abjectly into the womb.
       В состоянии тяжелой депрессии девушка предприняла попытку самоубийства. 24 августа, оставив записку "Ушла на прогулку, буду завтра", она взяла с собой одеяло, бутылку воды, баночку снотворного и скрылась в подвале своего дома, где одну за другой принялась глотать таблетки, запивая их водой. Вскоре (оставив 8 таблеток, обнаруженных позже с ней рядом) она потеряла сознание. Аурелия Плат не поверила сообщению записки, и уже через несколько часов позвонила в полицию. Поначалу рассматривалось лишь исчезновение, затем - после того, как в доме обнаружилась пропажа снотворного, - появилась версия самоубийства. По всему Бостону при участии групп бойскаутов начался интенсивный поиск "красавицы из Смитс-колледжа"; особое внимание уделялось парковой зоне и пруду Морс. 25 августа сообщения об исчезновении Плат появились в газетах: к поиску подключились многие её друзья. 26 августа газетные сообщения стали приобретать всё более мрачный характер, но к вечеру Плат обнаружили.
       При посредстве Оливии Хиггинс Проути Сильвию Плат поместили в больницу Маклина (McLean Hospital) в Бельмонте; здесь она подверглась лечению сеансами электросудорожной терапии. Писательница, в своё время сама перенесшая психологический срыв, оплатила пребывание в больнице своей протеже. Выздоровление было нелёгким, но весной 1954 года Плат восстановилась в Смитс-колледже. Считается, что именно в эти дни началось формирование её истинного поэтического дарования. В том же году Плат познакомилась с Ричардом Сассуном, который стал её близким другом, а также осуществила давнюю мечту: она поступила на летний литературный курс в Гарвард, и жила в то время с Нэнси Хантер-Стайнер (Nancy Hunter-Steiner) на Массачусетс-авеню. События этого периода своей жизни Плат достаточно подробно описала в в полуавтобиографическом романе "Под стеклянным колпаком".
      
      
       Биография Сильвии Плат взята из Википедии

  • © Copyright Слободкина Ольга (olga_slobodkina@mail.ru)
  • Обновлено: 16/02/2017. 17k. Статистика.
  • Стихотворение: Перевод

  • Связаться с программистом сайта.