Флоря Александр Владимирович
В. Шекспир. Кориолан. Акт 1

Lib.ru/Современная литература: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • Оставить комментарий
  • © Copyright Флоря Александр Владимирович (alcestofilint@mail.ru)
  • Обновлено: 20/09/2017. 48k. Статистика.
  • Пьеса; сценарий: Перевод
  • Скачать FB2
  •  Ваша оценка:

      ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА
      
      Кай Марций, впоследствии Кориолан
      Тит Ларций
      римские полководцы
      Коминий
      Менений Агриппа - друг Кориолана
      Сициний Велут
      трибуны
      Юний Брут
      Тулл Авфидий - полководец вольсков
      Военачальник вольсков
      Заговорщики, соратники Авфидия
      Никанор - римлянин.
      Адриан - вольск
      Житель Анциума
      Волумния - мать Кориолана
      Виргилия - жена Кориолана
      Марций - сын Кориолана, ребенок
      Валерия - знатная римлянка
      Римские и вольские сенаторы и патриции
      Часовые, эдилы, ликторы, солдаты
      Слуги, гонцы
      Римляне
      Действие происходит в Риме, Кориолах и Анциуме.
      
      АКТ ПЕРВЫЙ
      Сцена первая.
      Рим. Улица.
      Входят горожане.
      ПЕРВЫЙ ГОРОЖАНИН
      Стойте! Послушайте меня, и двинем дальше.
      ТОЛПА
      Давай, давай!
      ПЕРВЫЙ ГОРОЖАНИН
      И мы порешили, что умереть лучше, чем жить впроголодь?
      ТОЛПА
      Порешили, порешили!
      ПЕРВЫЙ ГОРОЖАНИН
      И что главный ненавистник народа - Кай Марций?
      ТОЛПА
      Порешили, порешили!
      ПЕРВЫЙ ГОРОЖАНИН
      Так порешим его!
      ТОЛПА
      Порешим, порешим!
      ПЕРВЫЙ ГОРОЖАНИН
      А про цены на хлеб сами будем решать.
      ТОЛПА
      Порешаем, порешаем!
      ВТОРОЙ ГОРОЖАНИН
      Погоди, честной народ!
      ПЕРВЫЙ ГОРОЖАНИН
      Эк куда хватил! Что за честь, коли нечего есть? Нас давно обесчестили наши правители. Кабы бы они дали нам хотя бы объедки или крохи со своего стола - мы и то сказали бы, что это по-человеческому. Так нет ведь! Они даже это продают нам втридорога! Наша худоба - изнанка их жирования. Мы тощаем - они тучнеют. Так превратим их в скелеты, пока сами не усохли до костей. Клянусь богами, это я говорю не по злобе́, а с голоду.
      ВТОРОЙ ГОРОЖАНИН
      И начнете вы с Кая Марция?
      ПЕРВЫЙ ГОРОЖАНИН
      С него, проклятущего! Он народу как кость в горле!
      ВТОРОЙ ГОРОЖАНИН
      А забыли, что он вроде как человек заслужённый?
      ПЕРВЫЙ ГОРОЖАНИН
      Ничего не забыли! Только нам-то зачем величать Марция за его заслуги, если он сам себя превыше всяких заслуг возвеличил?
      ВТОРОЙ ГОРОЖАНИН
      Тебе просто за́видно!
      ПЕРВЫЙ ГОРОЖАНИН
      А вот нисколько! Он, может, и сделал что-то, но только не для Рима, как думают некоторые доверчивые дурачины, а для своей маменьки. Ну, и ради собственной фанаберии - это уж само собой. Гонора у него ее побольше, чем славы.
      ВТОРОЙ ГОРОЖАНИН
      Не виноват же он, что таким уродился. И не такой уж он плохой. Ты ведь не упрекнешь его в жадности.
      ПЕРВЫЙ ГОРОЖАНИН
      Вот только жадности ему и не хватает.
      Шум за сценой.
      Что такое? Не иначе, весь город взбунтовался. А мы тут прохлаждаемся? На Капитолий! Вперед!
      ТОЛПА
      Вперед!
      ПЕРВЫЙ ГОРОЖАНИН
      Тихо! Кто-то идет сюда.
      ВТОРОЙ ГОРОЖАНИН
      Это почтенный Менений Агриппа - он всегда был другом народа.
      ПЕРВЫЙ ГОРОЖАНИН
      Что ж говорить - человек достойный, в отличие от кое-кого!
      Входит МЕНЕНИЙ АГРИППА.
      МЕНЕНИЙ
      О римляне! Сограждане! Друзья!
      Куда это вы с кольями бежите?
      ПЕРВЫЙ ГОРОЖАНИН
      А сенату неизвестно? Да вы, небось, уже полмесяца назад догадывались, что так будет, а сейчас получите полное подтверждение. Простой человек для вас - смерд. Сказали бы лучше - смерть!
      МЕНЕНИЙ
      Сограждане! Соседи! Так нельзя.
      Желаете себя вы уничтожить?
      ПЕРВЫЙ ГОРОЖАНИН
      Да нас уже сделали такими ничтожными - дальше некуда!
      МЕНЕНИЙ
      Друзья мои, поверьте, что одна
      Забота у патрициев - о благе
      Народа. Вы, конечно, голодны
      И бедствуете. Это нам известно.
      Но вам дрекольем Риму угрожать
      Глупей, чем потрясать пред небесами
      Клюкою. Вы не свяжете его
      Веревками, он разорвет и цепи,
      Своим державным двигаясь путем.
      Нe кулаки спасут вас, но колени.
      Богами послан вам неурожай,
      При чем же тут патриции? Однако
      Я убежденье расточаю зря:
      Несет вас пагубное своеволье
      Навстречу бедам, худшим во сто крат.
      Вы сами приближаете крушенье,
      Восставши на радетелей своих!
      ПЕРВЫЙ ГОРОЖАНИН
      Радетелей? Они радеют - да только не о нас! У них зерна полны закрома, а мы подыхаем с голоду. Мало того, они каждый день придумывают новые декреты против спекуляции, которые на руку только спекулянтам. Ваш сенат что ни день принимает законы для богатеев и против бедноты, а хорошие старые законы отменяет. Совсем уже замордовали народ. С такими радетелями никакие враги не страшны.
      МЕНЕНИЙ
      Одно из двух: лишились вы ума
      От ярости - иль вовсе не имели.
      Хотите, я вам басню расскажу?
      Вы знаете ее, но я напомню.
      ПЕРВЫЙ ГОРОЖАНИН
      Только не заблуждайся, что сможешь нас ею накормить. А так - говори на здоровье.
      МЕНЕНИЙ
      Озлились как-то против живота
      Все члены тела: дескать, он, как прорва,
      [Вариант:
      Все члены тела: дескать, эта прорва]
      Еду их пожирает целиком
      И ничего не делает при этом.
      Они же ходят, мыслят, говорят,
      Всё видят, слышат или осязают
      И чувствуют и дышат, наконец.
      Они подспорьем служат и друг другу,
      И телу в целом. Им на то живот...
      ПЕРВЫЙ ГОРОЖАНИН
      Да, да! Что ответил живот?
      МЕНЕНИЙ
      Ответил смехом (ведь живот умеет
      Смеяться, а не только говорить).
      Он презирает зависть низких членов
      К его достатку. Так и вы сенат,
      Которому завидуете люто,
      Не в состоянии поколебать.
      ПЕРВЫЙ ГОРОЖАНИН
      Значит, только усмехнулся? И то сказать - чем он лучше других? Голова - наш царь, глаз - наблюдатель, сердце - советник, язык - трубач, ноги - скакуны, руки - защитники. Да и другие, кто поскромнее, работают для общей пользы, когда...
      МЕНЕНИЙ
      И вот оно меня перебивает!
      Не терпится, так сам и продолжай.
      ПЕРВЫЙ ГОРОЖАНИН
      ... когда этот проклятый проглот, эта помойная канава, их обжирает.
      МЕНЕНИЙ
      Так вот, своим хулителям безумным
      Сказало Чрево мудрое: "Винюсь,
      Сограждане, я первым потребляю,
      Добычу вашу. Так ведь я - лабаз.
      В том состоит мое предназначенье,
      Чтоб соки по каналам кровяным
      Пересылать в палаты сердца или
      К престолу мозга. Через сотни пор
      Я насыщаю мускулы, и нервы,
      И фасции, в движенье привожу
      Всех вас (заметьте: то сказало Чрево).
      ПЕРВЫЙ ГОРОЖАНИН
      Понимаем. Продолжай.
      МЕНЕНИЙ
      Пусть вам моя работа не видна,
      Приходится признать по размышленье,
      Что я всё масло вам передаю,
      Себе же оставляю жмых. Недурно?
      ПЕРВЫЙ ГОРОЖАНИН
      Затейливый ответ. И как же понимать сию аллегорию?
      МЕНЕНИЙ
      Утробою мы назовем сенат,
      А вас, бунтовщиков, - частями тела,
      Противными утробе. А теперь
      Подумайте над смыслом этой притчи.
      Патрициям обязаны вы всем,
      А не себе. - Что скажешь ты, мизинец?
      ПЕРВЫЙ ГОРОЖАНИН
      Это я - мизинец? С какой стати?
      МЕНЕНИЙ
      А потому что ты подлее всех.
      Смущаешь умников и в мутной жиже
      Рыбешку вознамерился удить?
      Тварь беспородная! Кобель беззубый!
      [Пояснение
      Thou rascal, that art worst in blood to run
      Выражение относится к негодной для охоты собаке]
      Взялись вы за дубины, чтоб повел
      Рим с крысами борьбу на истребленье?
      Так берегитесь!
      Входит КАЙ МАРЦИЙ.
      Марцию привет!
      МАРЦИЙ
      Спасибо. - А, мятежные подонки!
      Не совладавши с зудом в головах,
      Усиленно скребут коросту злобы.
      ПЕРВЫЙ ГОРОЖАНИН
      Вечно у тебя найдется доброе слово для народа!
      МАРЦИЙ
      Кто слово доброе швырнет ему -
      Будь проклят! Ишь, растявкались, как шавки!
      Не по нутру им ни война, ни мир,
      Во время перемирья хорохорясь,
      Тылы показывают на войне.
      В речах они - медведи или тигры,
      На деле - зайцы или индюки,
      Надежные, как уголья в сугробе
      Иль град на солнце. Заклеймив закон,
      Жалеют им клейменного злодея.
      Кто славен - тот им наизлейший враг.
      В желаниях - капризные больные,
      Они хотят того, что им вредит.
      Вот зла первоисточник. Им поверить
      Опаснее, чем плавать в кандалах,
      И бесполезнее, чем камышинкой
      Рубить деревья. Только дураки
      Поверят им, вертящимся, как флюгер.
      Кто утром их кумир, тот в полдень - враг,
      Чем не устроил их сенат? Когда б он
      Намордников на них не надевал,
      Они бы перегрызлись. Что им нужно?
      МЕНЕНИЙ
      Да требуют сниженья цен на хлеб
      И думают, что в Риме есть запасы.
      МАРЦИЙ
      Что?! Думают? С каких же это пор
      Они еще и думать научились?
      Они решили, сидя в конуре,
      Что всё известно им про Капитолий:
      Кто правит, кто в опале, кто в чести,
      Кто в оппозиции, кто чей союзник.
      Кретины! Верят только словесам.
      Податливы на ложь и ненавидят
      За правду. Значит, думают они,
      Что в Риме есть какие-то запасы?
      Проклятье! Пусть благодарят сенат
      За то, что я меча не вынимаю -
      Иначе выше моего копья
      Гора б из мертвых тел образовалась!
      МЕНЕНИЙ
      Не стоит! Ты словами их сразил.
      Смотри: они уже хвосты поджали.
      Они ведь трусы, хоть и дураки.
      Редеет сборище. А что с другою
      Толпой?
      МАРЦИЙ
      Благополучно разошлась.
      Сперва орали - чтоб им пусто было -
      Что голод их совсем сведет на нет,
      И всё пословицы припоминали,
      Что, мол, каков ни есть, а хочешь есть,
      Роток родится - и кусок родится,
      Куме голодной - хлеб всё на уме,
      Голодного не разумеет сытый -
      И прочее. Сенат пообещал
      Исполнить их бесстыжие наказы,
      Которые для знати - острый нож
      И свяжут руки нашему закону.
      Услышав это, завопила чернь,
      Швыряя шапки ввысь - как бы желая
      Их нанизать на рог луны.
      МЕНЕНИЙ
      А что
      Им обещали?
      МАРЦИЙ
      Пятерых трибунов,
      Потатчиков их подлости, - то Брут,
      Сициний Велут - всех и не припомню.
      О дьявольщина! Легче было б им
      Сорвать все крыши в Риме, чем принудить
      К подобным послаблениям меня.
      Да, не хватало, чтобы эта сволочь
      Условья диктовала нам!
      МЕНЕНИЙ
      Увы!
      Безумье это.
      МАРЦИЙ
      По домам, ошметки!
      (Go get you home, you fragments!)
      Вбегает ГОНЕЦ.
      ГОНЕЦ
      Кто здесь Кай Марций?
      МАРЦИЙ
      Я. А что стряслось?
      ГОНЕЦ
      Поход готовят вольски!
      МАРЦИЙ
      Что ж, прекрасно!
      Мы перекинем нашу дрянь на них.
      Сюда идут.
      Входят КОМИНИЙ, ТИТ ЛАРЦИЙ, сенаторы и трибуны.
      ПЕРВЫЙ СЕНАТОР
      Как ты предвидел, Марций,
      Восстали вольски.
      МАРЦИЙ
      Да, придется нам
      Напрячься: вождь у них - сам Тулл Авфидий,
      Он доблестный и благородным муж.
      Не будь я Каем Марцием, то стал бы
      Авфидием - и более никем.
      КОМИНИЙ
      В бою встречались вы неоднократно.
      МАРЦИЙ
      Когда б я был соратником его,
      Ушел бы в противоположный лагерь,
      Чтоб только с ним сразиться. Это лев!
      И в радость мне подобная охота.
      ПЕРВЫЙ СЕНАТОР
      Тем лучше. Вы с Коминием ее
      Возглавите.
      КОМИНИЙ
      Как обещал ты, Марций.
      МАРЦИЙ
      Обещанное - выполню. Опять
      Лицом к лицу с Авфидием сойдемся.
      Ты болен, Ларций? Остаешься?
      ЛАРЦИЙ
      Нет,
      Хоть костылями, но сражаться буду.
      МАРЦИЙ
      Великодушье у тебя в крови!
      ПЕРВЫЙ СЕНАТОР
      Идемте к Капитолию.
      ЛАРЦИЙ
      Коминий,
      Ступай вперед. Ты - сразу же за ним
      Иди, достойный Марций.
      КОМИНИЙ
      Славный Марций!
      ПЕРВЫЙ СЕНАТОР (толпе)
      Что стали? Расходитесь!
      МАРЦИЙ
      Погоди!
      Они ведь хлеба, помнится, хотели?
      Мы в риги вольсков пустим этих крыс!
      (толпе)
      Ну что, почтеннейшие горлопаны,
      Вы прямо загорелись, рветесь в бой.
      Тогда извольте следовать за нами.
      Уходят все, кроме трибунов.
      СИЦИНИЙ
      Спесивей нет на свете никого.
      БРУТ
      Согласен. А глаза его ты видел,
      Когда трибунами избрали нас?
      СИЦИНИЙ
      Нет, но зато наслушался проклятий.
      БРУТ
      Он в гневе может проклинать богов.
      СИЦИНИЙ
      И девственную Цинтию порочить.
      БРУТ
      Чтоб он пропал! Он стал невыносим.
      Герой нашелся!
      СИЦИНИЙ
      Он из тех героев,
      Что с собственною тенью воевать
      Готовы - только я не понимаю,
      Как это властью поделиться мог
      Такой гордец?
      БРУТ
      Всё просто: ведь удобней
      Ему былую славу сохранить
      И преумножить, если он не первый.
      Коминию придется отвечать
      За упущенья, а, сверши он подвиг,
      И тут дурноголовая Молва
      Заноет: "Это что! Вот если б Марций
      Был нашим полководцем!"
      СИЦИНИЙ
      Да, ты прав.
      На пользу будут Марцию и слава,
      И промахи Коминия.
      БРУТ
      Пойдем
      Посмотрим, как готовятся к походу,
      А заодно подумаем, как быть.
      Уходят.
      
      Сцена вторая.
      Кориолы. Сенат.
      Входят ТУЛЛ АВФИДИЙ и сенаторы.
      ПЕРВЫЙ СЕНАТОР
      Авфидий, могут римляне узнать
      О том, что мы готовимся к походу?
      АВФИДИЙ
      А ты как думаешь? Хотя бы раз
      Мы наши мысли в дело превратили
      До той поры, пока об этом Рим
      Не выведал? Пришло мне донесенье
      Позавчера. Да где ж оно?.. А, вот:
      (читает)
      "Войска готовы к выступленью, только
      Пойдут на запад или на восток,
      Неведомо. Дороговизна хлеба
      Плебеев подтолкнула к мятежу.
      Коминий, твой извечный недруг Марций
      (Не только, впрочем, твой - его и здесь
      Терпеть на могут многие), а также
      Тит Ларций собираются в поход.
      Не на тебя ли? Так прими все меры".
      ПЕРВЫЙ СЕНАТОР
      Уж приняты. Войска приведены
      В полнейшую готовность боевую.
      Мы знали, что придется воевать.
      АВФИДИЙ
      Мы не вскрывали замыслов, чтоб сами
      Они, созрев, как должно, родились.
      Но Рим не дремлет. Мы теперь не сможем
      Застигнуть неприятеля врасплох.
      ПЕРВЫЙ СЕНАТОР
      Ты поведешь войска, Авфидий храбрый,
      А Кориолы мы обороним.
      Коль нам придется трудно, ты поспеешь
      На выручку. Но, об заклад побьюсь,
      Что Рим собрался воевать не с нами.
      АВФИДИЙ
      А я готов побиться о заклад,
      Что с нами, и, войска его, пожалуй,
      Давно уже в пути. А посему,
      Почтенные старейшины, прощайте.
      Коль мы сойдемся с Марцием в бою,
      Сражаться будем насмерть: мы однажды
      В том поклялись.
      Сенаторы
      Богами будь храним!
      АВФИДИЙ
      Вы также, патриции.
      ПЕРВЫЙ СЕНАТОР
      Прощай.
      ВТОРОЙ СЕНАТОР
      Прощай.
      ВСЕ
      Прощай.
      Уходят.
      
      Сцена третья.
      Рим. Дом Марция.
      Входят ВОЛУМНИЯ и ВИРГИЛИЯ.
      ВОЛУМНИЯ
      Спой что-нибудь - только не заунывное. На твоем месте я бы радовалась, что Марций уходит на войну. Для меня это было бы слаще, чем миловаться с мужем. В детстве Марций вызывал у всех умиление, но не я. Картина он, что ли, чтобы на него пялиться? Нет, я никогда не мешала ему. Никогда. Ни одна мать не отпустит в поход ребенка даже по царскому приказу, а меня упрашивать не пришлось - и он возвратился с дубовым венком на голове. В тот день я радовалась больше, чем когда узнала, что родила мальчишку.
      ВИРГИЛИЯ
      А если бы его убили?
      ВОЛУМНИЯ
      Тогда его слава заменила бы мне и сына, и его потомство. Не сомневайся, будь у меня двенадцать сыновей, так же любимых, как Марций, я легче перенесла бы гибель одиннадцати за родину, чем отсидку двенадцатого в тылу.
      Входит РАБЫНЯ.
      РАБЫНЯ
      К вам пришла Валерия.
      ВИРГИЛИЯ (Волумнии)
      Я удалюсь?
      ВОЛУМНИЯ
      Еще чего! Останься. -
      Я вижу, как под барабанный бой
      Наш храбрый Марций за волосы тащит
      Авфидия, и драпают враги,
      Как ребятня, спасаясь от медведя.
      И подгоняет криками солдат;
      "Вперед, вперед! Зачали вас со страху,
      Но все-таки от римлян!" - и рукой,
      Закованной в железо, отирает
      Кровавый пот, похож на косаря:
      Покуда не управится с работой,
      Он с поля не уйдет.
      ВИРГИЛИЯ
      Что? Лоб в крови!
      Спаси его от этого, Юпитер!
      ВОЛУМНИЯ
      Цыц, дура! Что ты смыслишь! Кровь ему
      Приличнее добычи драгоценной.
      Не грудь Гекубы - Гектора лицо
      Прекрасно, если кровью оплевало
      Ахейские мечи.
      (Рабыне)
      Пошла! Проси
      Валерию.
      ВИРГИЛИЯ
      Храните, боги, мужа
      От ярости Авфидия!
      ВОЛУМНИЯ
      Мой сын
      Его повалит и на шею встанет.
      Входит ВАЛЕРИЯ.
      ВАЛЕРИЯ
      Приветствую вас, дорогие мои!
      ВОЛУМНИЯ
      Здравствуй, Валерия.
      ВИРГИЛИЯ
      Я тебе рада.
      ВАЛЕРИЯ
      Как ваше здоровье? А чем это вы заняты? Шьете? О, какой милый узорчик! Такой веселенький! (Виргилии) А что твой сыночек?
      ВИРГИЛИЯ
      Спасибо, здоров.
      ВОЛУМНИЯ
      Только учиться не хочет. Всё бы ему глазеть на меч и слушать барабан.
      ВАЛЕРИЯ
      Тогда он весь в отца. Какой резвый мальчик! Я в среду с полчаса любовалась, как он гонялся за очаровательной золотой бабочкой. Поймает, отпустит, опять поймает. Так он за ней бегал, бегал, да вдруг поскользнулся и упал. Видно, ушибся, бедняга; осерчал - да и разорвал бабочку. Это надо было видеть!
      ВОЛУМНИЯ
      Да, весь в папашу. Тоже, чуть что, злится.
      ВАЛЕРИЯ
      Какие прекрасные порывы!
      ВИРГИЛИЯ
      Только неслух ужасный.
      ВАЛЕРИЯ
      Да оставь ты свое шитье! Давай-ка лучше прогуляемся.
      ВИРГИЛИЯ
      Нет, дорогая Валерия, мне лучше остаться.
      ВАЛЕРИЯ
      Не пойдешь со мной?
      ВОЛУМНИЯ
      Пойдет, куда денется!
      ВАЛЕРИЯ
      Так пойдешь?
      ВИРГИЛИЯ
      Мне лучше не выходить, пока не возвратится мой муж.
      ВАЛЕРИЯ
      Вот еще новости! Что за блажь? Охота же сидеть в четырех стенах! Давай навестим соседку - она еще не родила, но, по моему расчету, должна родить.
      ВИРГИЛИЯ
      Лучше я помолюсь за нее, но никуда не пойду.
      ВАЛЕРИЯ
      Чем же это вызвано?
      ВИРГИЛИЯ
      Только не ленью или недостатком любви.
      ВАЛЕРИЯ
      А-а! Ты, наверное, решила стать новой Пенелопой? Только от ее пряжи развелась моль на Итаке - и больше ничего. Идем! Жаль, что ткань не чувствует уколов иголки - в отличие от твоих пальцев - может быть, она своими стонами заставила бы тебя оставить это жестокое занятие, идем!
      ВИРГИЛИЯ
      Нет... Прости, дорогая Валерия.
      ВАЛЕРИЯ
      А если я тебе сообщу что-то про Марция?
      ВИРГИЛИЯ
      Правда? Но нет, ты смеешься! Откуда тебе что-то знать про него?
      ВАЛЕРИЯ
      А вот и знаю. Один сенатор рассказывал при мне, что вольски выступили, им навстречу двинулся Коминий, а Тит Ларций и твой супруг осадили Кориолы. Ну, что? Теперь идешь?
      ВИРГИЛИЯ
      И это все?
      ВАЛЕРИЯ
      А тебе мало? Если Марций у Кориол - считай, что они взяты.
      ВИРГИЛИЯ
      Вот когда Марций вернется, я пойду куда угодно, а пока - нет, уж извини.
      ВОЛУМНИЯ
      Экая фря! И в самом деле, - оставь ее, Валерия, иначе ты с ней и сама закиснешь.
      ВАЛЕРИЯ
      Ладно. Пойдем, почтенная Волумния. Виргилия, а может, все-таки передумаешь? Гони прочь свою чопорность - и айда с нами.
      ВИРГИЛИЯ
      Прости, Валерия, не могу - пойми.
      ВАЛЕРИЯ
      Что ж, тогда прощай.
      Уходят.
      
      Сцена четвертая.
      У стен Кориол.
      Входят МАРЦИЙ и ТИТ ЛАРЦИЙ.
      МАРЦИЙ
      Бьюсь о заклад, сраженье состоялось.
      ЛАРЦИЙ
      Коня поставлю: не было его.
      МАРЦИЙ
      И я поставлю.
      ЛАРЦИЙ
      Хорошо.
      Вбегает ГОНЕЦ.
      МАРЦИЙ
      Скажи нам:
      Коминий в бой вступил?
      ГОНЕЦ
      Войска стоят
      Лицом к лицу.
      ЛАРЦИЙ
      Я выиграл?
      МАРЦИЙ
      Придется
      Мне выкупа́ть коня.
      ЛАРЦИЙ
      Я не продам,
      Но уступлю в бессрочное владенье,
      Идем на приступ.
      МАРЦИЙ
      Где они стоят?
      ГОНЕЦ
      Отсюда будет миля с половиной.
      МАРЦИЙ
      Тогда они должны услышать нас,
      И мы их - тоже. Марс, пошли нам скорой
      Победы, чтоб, мечей не остудив,
      Поспели мы к Коминию на помощь.
      Трубите же!
      Трубы. На стенах появляются сенаторы.
      Ответьте нам скорей:
      Начальник ваш Авфидий в этих стенах?
      ПЕРВЫЙ СЕНАТОР
      Его здесь нет. И нет здесь никого,
      Кто вас боится больше, чем Авфидий,
      А он нисколько не боится вас.
      Вот слышишь: барабан сзывает наших
      Сынов на битву. Помни: мы скорей
      Разрушим эти укрепленья сами,
      Чем спрячемся за ними. Ворота
      Лишь с виду заперты - взамен засова
      Там ветка, но ее мы уберем.
      Добро пожаловать!
      Шум битвы.
      А там Авфидий,
      Глядишь, поспеет - только вот добьет
      Остатки ваши доблестной когорты.
      МАРЦИЙ
      И правда - бьются.
      ЛАРЦИЙ
      Значит, нам пора
      На штурм. Скорее, лестницы!
      МАРЦИЙ
      Выходят.
      Полны решимости. Ну что ж! Сердца
      Укройте за щитами, но прочнее
      Щитов пускай окажутся они.
      Я раскален от ярости: дерзнули
      К нам вольски обращаться свысока.
      Ответим, Ларций! Римляне, на приступ!
      И лучше не бегите, а не то
      Могу я ненароком ошибиться
      И вас принять за вольсков - и тогда
      Сведете вы с мечом моим знакомство.
      Бьются. Римляне отступают.
      Бараны, опозорившие Рим!
      Чтоб вас тропическая лихорадка
      Скрутила! Чтобы с головы до ног
      Вас облепили язвы, отвращеньем
      Разящие за миллионы миль!
      Чтоб вы друг друга перезаражали!
      Людишки с индюшиною душой!
      Кого вы испугались? Павианы
      Их одолели бы! У вас красны
      Одни тылы, а лбы белее мела!
      Назад! Или, в свидетели беру
      Огонь небесный, перестану биться
      С врагами и примусь за вас. Стоять!
      На этой линии мы закрепимся,
      И супостаты побегут от нас
      У жен искать защиты.
      Сражается. Вольски отступают.
      МАРЦИЙ преследует их до городских ворот.
      Как? Ворота
      Раскрыты настежь? Их сама судьба
      Пред победителями распахнула!
      За мной!
      Вбегает в город.
      ПЕРВЫЙ СОЛДАТ
      Я не сошел с ума.
      ВТОРОЙ СОЛДАТ
      И я.
      Ворота закрываются.
      ПЕРВЫЙ СОЛДАТ
      Захлопнулись!
      ВТОРОЙ СОЛДАТ
      Ему конец!
      Входит ТИТ ЛАРЦИЙ.
      ЛАРЦИЙ
      Где Марций?
      ВСЕ
      Пропал!
      ПЕРВЫЙ СОЛДАТ
      Он на хвосте у беглецов
      Ворвался в город. Тут они ворота
      И заперли. Теперь он против всех
      Один.
      ЛАРЦИЙ
      Мой храбрый друг, великий Марций!
      Чувствительный, ты был прочней, чем меч
      Бесчувственный: ведь ты был несгибаем.
      Но ты теперь утрачен, и, создав
      Другого Марция - из бриллиантов, -
      Мы лучшего, чем ты, не сотворим.
      Ты отвечал Катона идеалу.
      Меча опричь, ты недругов сражал
      И сильным словом или ярым взором.
      Перед тобою трепетал весь мир.
      Как будто в малярии.
      За воротами на мгновение возникает голова МАРЦИЯ.
      ПЕРВЫЙ СОЛДАТ
      Погляди-ка!
      ЛАРЦИЙ
      Наш Марций! Жив! Так что же мы стоим!
      Спасем его - иль сгинем вместе с ним!
      Врываются в город.
      
      Сцена пятая.
      Улица в Кориолах.
      Входят римляне с добычей.
      ПЕРВЫЙ СОЛДАТ
      Это я увезу в Рим.
      ВТОРОЙ СОЛДАТ
      А я - вот это.
      ТРЕТИЙ СОЛДАТ
      Проклятье! Обознался - думал: серебро!
      Вдали шум битвы.
      Входят МАРЦИЙ, ТИТ ЛАРЦИЙ и трубач.
      МАРЦИЙ
      Грош ломаный для них имеет ценность,
      А времени цены не предают!
      Эх, подлые рабы! Не кончив дела,
      Уж потащили рухлядь и тряпье
      (На это и палач бы не польстился
      И закопал в могилу родом с тем,
      Кого повесил). Нет, я истреблю их!
      (Указывает в сторону, откуда доносится шум битвы.)
      Коминий бьется, слышишь? Поспешим
      На помощь. Проливает там Авфидий
      Кровь римлян. Благородный Тит, оставь
      Отборных воинов для удержанья
      Столицы. Остальных я поведу
      К Коминию.
      ЛАРЦИЙ
      Но как же, друг мой храбрый?
      Ты весь в крови! Твой труд и без того
      Был непомерным.
      МАРЦИЙ
      Чепуха. Пустое.
      Да я и разогреться не успел.
      Мне эти упражнения полезны.
      Авфидию предстану я таким,
      Как есть. Прощай.
      ЛАРЦИЙ
      Храни тебя Фортуна.
      Пускай богиня влюбится в тебя
      И недругов мечи обезопасит.
      Желаю счастья, безрассудный друг!
      МАРЦИЙ
      И ты Фортуной будь любим, о Ларций.
      ЛАРЦИЙ
      Ты этого достоин больше всех.
      МАРЦИЙ уходит.
      Эй, трубач! Собери на площади вольских сенаторов. Я им буду диктовать условия. Ступай.
      Уходят.
      
      Сцена шестая.
      Поле боя.
      Римляне отступают.
      КОМИНИЙ
      Тут сделаем привал, друзья мои.
      Вы римлянами были в этой схватке -
      Останьтесь римлянами и теперь
      И сохраните самообладанье,
      Как в битве не теряли головы.
      Мы воздадим сполна - и очень скоро.
      Когда сражались мы, сквозь звон мечей
      Услышал я воинственные клики,
      Что ветер доносил от Кориол.
      Пошлите, боги римские, победу
      Двум нашим ратям - и, соединясь,
      Они вам принесут двойную жертву.
      Появляется ГОНЕЦ.
      Что с Ларцием?
      ГОНЕЦ
      Я видел, как враги
      Атаковали римлян и погнали
      К траншеям. Я сюда и поспешил.
      КОМИНИЙ
      Ты не обрадовал меня. Давно ли
      Ты их покинул?
      МАРЦИЙ
      Час тому назад.
      КОМИНИЙ
      Но ведь до Кориол не больше мили!
      Мы барабаны слышали. Так что ж
      Ты так в дороге задержался?
      ГОНЕЦ
      Вольски
      Меня преследовали, и пришлось
      Дать крюку, а иначе этой вестью
      Ты б огорчился полчаса назад.
      Появляется МАРЦИЙ.
      КОМИНИЙ
      О боги! Он как будто освежеван!
      Ты снимок с человека одного,
      Кому подобных я еще не видел.
      Ведь ты Кай Марций?
      МАРЦИЙ
      Я не опоздал?
      КОМИНИЙ
      Скорей пастух не отличит бубенчик
      От грома, чем твой голос я бы мог -
      С другими голосами перепутать.
      МАРЦИЙ
      Еще не поздно?
      КОМИНИЙ
      Поздно, может быть,
      Коль ты окрашен не чужою кровью,
      А собственной.
      (Примечание
      В оригинале игра слов: я опоздал? или я покойник?
      MARCIUS
      Come I too late?
      COMINIUS
      Ay, if you come not in the blood of others,
      But mantled in your own.)
      МАРЦИЙ
      Дай обниму тебя.
      Я перед битвой бодр, как перед свадьбой,
      Когда у ложа факелы зажгли.
      КОМИНИЙ
      Храбрейший из храбрейших, где Тит Ларций?
      МАРЦИЙ (махнув рукой)
      Он в Кориолах. А-а! Его теперь
      Совсем заели мирные заботы:
      В изгнанье - тех, других - на эшафот,
      А третьих - в рабство. Всем дает острастку,
      Всех держит на коротком поводке -
      По воле Рима.
      КОМИНИЙ
      Где тот раб проклятый,
      Который врал, что потеснили вас?
      Подать его сюда!
      МАРЦИЙ
      Зачем? Не надо.
      Тебя он в заблужденье не вводил:
      Аристократы подлого сословья
      (but for our gentlemen,
      The common file)
      Бежали, порази их всех чума!
      И ведь трибунов им дают! Так шустро
      Не драпали и мыши от кота,
      Как улепетывала эта сволочь
      При виде сброда, худшего стократ.
      КОМИНИЙ
      Но как же вы победу одержали?
      МАРЦИЙ
      Потом, потом. Ты лучше мне скажи:
      Где вольски? Кто хозяин положенья?
      И, если неприятель, почему
      Вы не деретесь?
      КОМИНИЙ
      Велики потери.
      Мы вынуждены были отойти,
      Чтобы с врагом вернее рассчитаться,
      Когда передохнем.
      МАРЦИЙ
      А где их стан?
      Где силы главные?
      КОМИНИЙ
      Как мне известно,
      Из анциатов вольский авангард
      Составлен. Там, конечно, и Авфидий.
      Вся их надежда на него.
      МАРЦИЙ
      Прошу
      Во имя крови, пролитой совместно,
      И нашей дружбы: мне атаковать
      Авфидия позволь - не пожалеешь.
      Дадим работу копьям и мечам!
      Не медлите! Потратим время с пользой!
      КОМИНИЙ
      Не скрою, предпочел бы я тебя
      Увидеть не в бою, а в лазарете,
      Но не могу и отказать. Возьми
      Отборнейших солдат.
      МАРЦИЙ
      Лишь волонтеров.
      (Армии)
      Не сомневаюсь: многим среди вас
      По нраву тот кармин, что разукрасил
      Мое лицо. Кто предпочтет грозу -
      Безветрию, опасности - застою,
      Бесславью - гибель честную за Рим?
      Коль есть такие - за мечи возьмитесь!
      Обнажает меч.
      Солдаты обнажают мечи,
      потом подхватывают Марция на руки.
      Я не один? Сказал же: за мечи!
      Не за меня! А может, я и вправду -
      Ваш меч единственный? Тогда скрестим
      Мечи с Авфидием. Не сомневаюсь,
      Что это сделал бы любой из вас:
      Ведь он врага во много раз сильнее.
      Я рад, что вы откликнулись, хотя
      Возьму с собой не всех. На вашу долю
      Еще сражений хватит. - Вам троим
      Формированье войска поручаю.
      Да поживей!
      КОМИНИЙ
      За дело! В добрый час -
      Герои, послужите общим целям,
      И двух побед награды мы разделим.
      Уходят.
      
      Сцена седьмая.
      Врата Кориол.
      ТИТ ЛАРЦИЙ и ВОЕНАЧАЛЬНИК.
      ЛАРЦИЙ
      Твоя задача - город удержать.
      Храни ворота, как зеницу ока!
      Быть может, по приказу моему
      Тебе придется несколько центурий
      Направить к нам на помощь. Проиграть
      Сражение мы права не имеем:
      Иначе не удержим Кориол.
      ВОЕНАЧАЛЬНИК
      Не беспокойся.
      ЛАРЦИЙ
      И запри ворота,
      Когда мы выйдем. - Римляне, вперед!
      Уходят.
      
      Сцена восьмая.
      Поле битвы.
      МАРЦИЙ, АВФИДИЙ.
      МАРЦИЙ
      Меня интересуешь только ты,
      По мне, Авфидий хуже, чем предатель.
      АВФИДИЙ
      А Марций, что гордыней знаменит,
      Стократ противней африканских чудищ.
      Начнем!
      МАРЦИЙ
      У победителя рабом
      До самой смерти будет побежденный,
      По смерти - божествами осужден.
      АВФИДИЙ
      Меня трави, как зайца, если дрогну.
      МАРЦИЙ
      Несчастный! Три часа тому назад
      Отменно я размялся в Кориолах,
      А между прочим, был один. Смотри:
      Я весь в крови, но не своей, а вражьей.
      Ну, что, не побоишься отомстить?
      АВФИДИЙ
      О Гектора ничтожное подобье!
      Будь ты хоть трижды Гектором самим,
      И то не избежал бы воздаянья.
      Ему на помощь приходят воины.
      МАРЦИЙ их отбивает
      О верноподданные дураки!
      Ведь вас же не просили - так не лезьте!
      Мне ваша помощь принесла бесчестье.
      Уходят.
      
      Сцена девятая.
      Поле битвы. Другой участок.
      КОМИНИЙ, МАРЦИЙ, войско.
      КОМИНИЙ
      Услышав о делах своих рассказ,
      Ты сам, пожалуй, мог бы усомниться
      В его правдивости. Я о тебе
      Сенаторам поведаю в отчете,
      Да так, что прослезятся старики
      И возликуют те, кто помоложе,
      И будут жены заворожены,
      И онемеют подлые трибуны,
      И весь от зависти прокисший плебс
      Начнет скулить, что ты - его спаситель.
      Ты к завершенью пиршества сюда
      Явился уж пресыщенный.
      Возвращается ТИТ ЛАРЦИЙ с солдатами.
      ЛАРЦИЙ
      Коминий,
      Мы сбруя лишь на этом скакуне,
      Будь ты свидетелем...
      (Указывает на Марция)
      МАРЦИЙ
      Не стоит, Ларций.
      Я о молчанье попросил бы мать,
      Когда бы так она меня честила:
      Родную кровь приятно восхвалять,
      Но слушать это можно через силу.
      И что же я такого совершил.
      Неповторимого? Любой из римлян,
      Кто сделал ровно столько, сколько мог,
      Не уступает мне.
      КОМИНИЙ
      Я не позволю,
      Чтоб ты в себе заслуги погребал.
      Величие твое невыразимо,
      Но и не выразить его нельзя -
      Предательства и воровства позорней
      Такое умолчание. Зачем
      Меня толкаешь ты на преступленье?
      Поверь: я не тебя превозношу,
      Но раны совести своей врачую.
      МАРЦИЙ
      Ты лучше бы моих не растравлял!
      КОМИНИЙ
      Антоновым огнем неблагодарность
      Их воспалит, а забинтует - смерть.
      Внемли же, Марций: изо всей добычи
      Тебе мы десятину отдаем
      И не учитываем при разделе.
      Владей, чем пожелаешь.
      МАРЦИЙ
      Я польщен.
      Благодарю тебя, но бескорыстен
      Мой меч и взять согласен только то,
      Что и другим достанется, не больше.
      Трубы. Крики: "Слава Марцию!"
      Пусть онемеют глотки подлых труб!
      Они на поле боя лицемерят -
      Чего тогда нам ожидать в тылу
      От лизоблюдов и превратной черни?
      Железу грош цена, когда оно
      От лести размягчаются, как бархат
      На парасите. Да и что же вас
      Так умиляет? То, что я зарезал
      Каких-нибудь ледащих бедолаг?
      Солдат последний мог бы сделать то же.
      Неужто я убожество мое
      Питаю соусом пустых хвалений?
      КОМИНИЙ
      Нет, наши похвалы - не пустота.
      Ты ублажаешь собственную скромность,
      Но этим честь твоя оскорблена.
      Переменись - или тебя мы свяжем,
      Как буйного безумца, что себя
      Способен изувечить. Слушай, Марций!
      Тебе дарю я своего коня,
      Которому нет равных. Ты получишь,
      Как водится, торжественный венок.
      Но эти почести обыкновенны.
      А сверх того за подвиги свои
      Ты зваться будешь впредь Кориоланом,
      И это имя перейдет в века!
      Трубы и барабаны.
      ВОИНЫ
      Да здравствует Кориолан - Кай Марций!
      КОРИОЛАН
      Пойду отмою кровь и посмотрю,
      Не покраснел ли я. Мне это в радость.
      Особое спасибо за коня.
      А прозвище я понесу, как гребень
      На шлеме, с той же гордостью.
      КОМИНИЙ
      Пойдем.
      Мы отдых заслужили, но сначала
      Составим донесение, а ты,
      Тит Ларций, возвращайся в Кориолы
      И в Рим военачальников пошли
      Мир заключать с учетом общих выгод.
      ЛАРЦИЙ
      Исполню, вождь.
      МАРЦИЙ
      Как видно, божества
      Сыграть со мной решили злую шутку.
      Сказал, что не нуждаюсь я ни в чем, -
      И просьбой о себе напоминаю.
      КОМИНИЙ
      Чего ни пожелаешь, всё твое.
      В чем просьба?
      МАРЦИЙ
      Мне однажды в Кориолах
      Радушье оказал один бедняк,
      Которого сегодня среди пленных
      Заметил я. Он стал ко мне взывать,
      Но ярость заслонила состраданье,
      Когда я в бой с Авфидием вступил.
      Освободи его.
      КОМИНИЙ
      Как благородно!
      Будь он убийцей сына моего.
      Считай, что он вольнее ветра. Ларций,
      Распорядись.
      ЛАРЦИЙ
      Но как его зовут?
      МАРЦИЙ
      Забыл. Я, видно, переутомился.
      Тут есть вино?
      КОМИНИЙ
      Пойдем, отмоешь кровь
      И раны забинтуешь. Ну, идем же.
      Уходят.
      
      Сцена десятая.
      Лагерь вольсков.
      АВФИДИЙ, ВОИН.
      АВФИДИЙ
      Наш город сдан.
      ВОИН
      Его мы вновь получим
      На выгодных условиях.
      АВФИДИЙ
      Вот как!
      Поставят нам какие-то условья!
      Какие, если мы побеждены?
      Мне разрешают называться вольском.
      Условья! Лучше римлянином стать.
      Я в пятый раз побит тобою, Марций,
      И, потеряй мы нашим битвам счет,
      Как трапезам, меня ты одолеешь.
      А впрочем, я стихиями клянусь,
      Бой следующий станет и последним,
      Когда мы бородою к бороде,
      Лоб в лоб столкнемся - то на истребленье
      Пойдет борьба. Да, в ярости моей
      Когда-то содержалось благородство.
      Теперь не то. Я жаждал торжества
      Над Марцием по всем законам чести.
      А ныне вероломства не стыжусь.
      ВОИН
      О, это демон!
      АВФИДИЙ
      Марций храбр, однако
      Бесхитростен, в отличье от меня,
      Отравленного срамом пораженья.
      С самим собой я ныне расстаюсь.
      Будь даже он больным и беззащитным,
      В сенате, в храме, перед алтарем,
      Молящимся и жертвы приносящим,
      Когда смолкает бешенство мегер, -
      Клянусь, что все истлевшие законы,
      Прогнившие обычаи веков
      Меня от мести удержать не смогут.
      Когда б под отчим кровом старший брат
      Закрыл его собой, то, не колеблясь,
      Вогнал бы в сердце брата я кинжал
      С рукою вместе... Ты иди в столицу,
      Узнай, кого в заложники берут.
      ВОИН
      А ты куда?
      АВФИДИЙ
      Я в рощу кипарисов,
      На юг от этих мельниц. Кое-кто
      Меня заждался там. А ты с вестями
      Потом придешь туда.
      ВОИН
      Исполню, вождь. Уходят.

  • Оставить комментарий
  • © Copyright Флоря Александр Владимирович (alcestofilint@mail.ru)
  • Обновлено: 20/09/2017. 48k. Статистика.
  • Пьеса; сценарий: Перевод
  •  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.