Корнющенко Дмитрий Ильич
Род баронов Черкасовых в истории России 20-21i столетий. Часть 2. Книга 3

Lib.ru/Современная литература: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • Оставить комментарий
  • © Copyright Корнющенко Дмитрий Ильич (tat.kornushenko@yandex.ru)
  • Размещен: 15/06/2020, изменен: 15/06/2020. 778k. Статистика.
  • Монография: Проза
  • Род баронов Черкасовых
  • Скачать FB2
  •  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Книга 3 рассказывает о потомках рода баронов Черкасовых, живущих в XX-XXI веках.

  •   
      
      
      
      Д.И. КОРНЮЩЕНКО Т.М. КОРНЮЩЕНКО Е.Д. МАКЕЕВА
      
      
      
      
      
      
      
      РОД БАРОНОВ ЧЕРКАСОВЫХ В ИСТОРИИ РОССИИ
      XX - XXI СТОЛЕТИЙ:
      Историко-генеалогическое исследование
      
      ЧАСТЬ ВТОРАЯ
      ПОТОМКИ РОДА БАРОНОВ ЧЕРКАСОВЫХ
      
      
      КНИГА ТРЕТЬЯ
      
      
      
      
      Москва 2016
      
      
      
      
      
      УДК 929.52
      ББК 63.214(2)-2
      К 67
      
      
      
      Авторы благодарят
      В.Д. Червоткину и С.С. Червоткину
      за помощь в подготовке текста к публикации.
      
      
      
      
      
      
      Корнющенко Д.И., Корнющенко Т.М., Макеева Е.Д. К 67 Род баронов Черкасовых в истории России XX - XXI столетий: Историко-генеалогическое исследова-
      ние. Часть вторая. Потомки рода баронов Черкасовых. Книга третья. - М.: Издательство "Спутник +", 2016. - 459[64] с., ил.
      
      ISBN 978-5-9973-3826-8
      
      Эта Третья книга является продолжением Второй книги Второй части историко-генеалогического исследования о баронах Черкасо- вых. Книга посвящена последним поколениям потомков Черкасо- вых, чья жизнь пришлась на XX - XXI столетия.
      
      
      УДК 929.52
      ББК 63.214(2)-2
      
      
      
      ISBN 978-5-9973-3826-8
      
      
      љ Корнющенко Д.И., Корнющенко Т.М., Макеева Е.Д., 2016
      
      
      
      
      
      Посвящается светлой памяти Веры Афанасьевны и Дмитрия Аристарховича Добровых
      
      ЧАСТЬ ВТОРАЯ
      
      КНИГА ТРЕТЬЯ
      
      
      Глава десятая.
      Дмитрий Ильич Корнющенко
      и Татьяна Михайловна Корнющенко.
      Их дети и внуки.
      
      ***
      1971 г. по 2004 г. мы проработали в 12 учебных заведениях разного типа из 28, расположенных в г. Чапаевске. Сохра- нилось несколько свидетельств наших учеников с отзывами о нашей педагогической деятельности. Наши интернатские ученики, особенно отзывчивые над доброту, писали заметки в местную газету, позднее переписывались с нами, даже делали нам подарки, исходя из своих возможностей и представлений о том, что нам может понравиться. Как могли, мы еще в интер- нате старались, чтобы они проявляли заложенные в них задат- ки, чтобы с ними или в них "не погибал Моцарт", как писал о таких неизбежных потерях А. де Сент-Экзюпери. Женя Конс- тантинов и Коля Елистратов были главными помощниками у Т.М. в библиотеке, а Коле я позднее выделил целое помещение для художественной мастерской, т.к. у него были творческие способности. Помню, как после одного прошедшего праздни- ка "День рождения", он подошел ко мне и смущенно сказал:
      "Дмитрий Ильич, у меня сегодня впервые в жизни праздно-
      
      
      
      
      
      вался день рождения!" - ему исполнилось 14 лет! С Женей мы продолжали встречаться до сер. 80-х годов, он приезжал к нам в гости. В 1974 г. в Љ 184 газеты "Чапаевский рабочий" он опубликовал заметку обо мне:
      
      
      
      
      
      
      Одноклассница Жени - Шура Давыдова была прирожден- ным педагогом-воспитателем, и я часто, когда отсутствова- ли воспитатели, посылал ее на подмену в группы начальных классов. Она расплакалась, когда на ее шестнадцатилетние я подарил ей две книги: раньше она таких подарков не полу- чала. Несколько лет мы переписывались с нею. Другая од- ноклассница Жени, Коли и Шуры - Таня Уткина стала пе- дагогом: окончила КГПИ, факультет иностранных языков, вечернее отделение, и долго работала учителем английского языка, а потом обучалась на курсах и стала школьным психо- логом, занималась исследовательской работой, и я много лет помогал ей советами и литературой. Она вышла замуж, стала Татьяной Васильевной Заярной, матерью двоих детей. Часто приезжала к нам в гости из Тольятти, мы переписывались до 2000 г. Я упомянул о Тане в книге "Интегральная диалогика" как о примере того, чего могли добиться интернатские дети. В 1993 г. она прислала соболезнование по поводу гибели Бориса:
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      Еще одним учеником, самым выдающимся, о котором я несколько раз упоминал и в этой книге, и в других книгах и статьях, был и есть Александр Иванович Цыганков. Года два мы его пестовали в 7 и 8 классах, и чем старше он ста- новился, тем многообразнее и серьезнее становились его ин- тересы. Если у него рождались какие-то проекты, замыслы, то ему предоставлялись все возможности, чтобы воплотить их в жизнь. Так, он задумал живой уголок, и я предоставил ему для этого классный кабинет. Он тяготел к интерьерному дизайну и воссоздал в нем кусочек дикой природы, в кото- ром были и рыбки в аквариумах, и попугаи-неразлучники, и степной орлан, который, в конце концов, сожрал попугайчи- ков, и морские свинки, и ужи, черепахи, ежики... Воспита- тели водили малышей туда на экскурсии, а во время наших семинаров директора школ и инспекторы гороно поражались Сашиному искусству. После закрытия интерната и оконча- ния Цыганковым восьмого класса, мне удалось преодолеть косность начальства в лице зав. гороно А. Чигиря, который считал, что из интерната - единственный путь в Чапаевское ТУ - учиться на сантехника. Но Саша все-таки поехал в Ле-
      
      
      
      
      
      нинград. На протяжении 70 - 80-х гг. мы встречались с ним в этой культурной столице России, когда приезжали туда со своими детьми, а он приезжал к нам и к другим учителям и воспитателям в Чапаевск. Он окончил училище, порабо- тал на стройке мастером-облицовщиком, отслужил в армии, окончил заочное отделение ЛПИГ, факультет графического искусства, поработал учителем рисования и черчения, замом директора по эстетическому воспитанию в одном из первых лицеев России, и после этого побывал в США, ФРГ, - мог бы остаться за границей, но вернулся в родимую землю. В нача- ле 90-х он работал несколько лет директором детского дома и заслужил любовь своих воспитанников. В 1993 г. наши отно- шения прервались, но через 20 лет Александр Иванович сно- ва нашел нас, и мы обменялись визитами в 2014 и 2015 годах. Он давно уже стал отцом сына Михаила и дедом внуков Рома- на и Арсения. Ныне Саша широко известен в педагогических и художественных кругах С.-Петербурга, имеет отношение к нескольким музеям города, организует многочисленные выставки в городах России, тем самым отдавая долг памя- ти другому своему старшему другу, покойному Народному художнику России А.А. Яковлеву. Недавно он подарил нам книгу "Лариса Яковлева" - о жене художника, в которой есть и несколько слов о самом А. Цыганкове. Добрых слов. И от него же мы получили большой альбом "Андрей Яковлев". Приехав в Москву в мае 2015 г., он пригласил нас на выставку последних работ А. Яковлева на Арбате, а Татьяне Михайлов- не на юбилей подарил свой натюрморт "Тюльпаны", который нас восхитил.
      В нашем архиве хранится много писем А.И. Цыганкова. Для публикации мы выбрали письмо первой половины 80-х, где упоминается Яковлев:
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      Письмо А. Цыганкова семье Корнющенко, 1980-е годы.
      
      
      
      
      
      В средней школе Љ 1 у меня было много учеников и ува- жаемых мною, и уважающих меня. Девушка Елена Шикунова, окончившая школу с золотой медалью в 1985 г. (она училась в 10-Б, а Вера - в 10-А), через год подарила мне стихотворение, после нашей встречи в библиотеке, где я помог ей что-то найти:
      
      Листочек со стихотворением мне передала ее одноклас- сница и подруга Елена Авдеева, которая тоже подарила мне в год окончания школы книгу "Рассказы русских летописей XV-XVII веков" с такой трогательной надписью: "Самому эрудированному учителю Дмитрию Ильичу в знак уважения
      
      
      
      
      
      и благодарности. Авдеева Елена". С Леной мы неожиданно встретились в санатории на Белом озере в 2011 году и с тех пор обмениваемся телефонными звонками. На фотокарточке того года мы запечатлены вместе.
      Катя Корнющенко, которая училась у меня истории и об- ществоведению, начиная с 4-го класса и по 10, рано стала про- являть интерес к истории, вначале от чтения исторических романов, особенно, А. Дюма, а потом и от более серьезного чтения и домашних разговоров. Вот что она написала о своем учителе истории в мини-сочинении в 1987 г.:
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      Катя училась в 8 классе, когда писала этот текст. Специ- ально для нее, Алексея Моргунова и еще двух-трех человек, я вел в этом классе факультативный курс "Мировая художес- твенная культура XVII-XIX веков". Катя сдержала свое обе- щание и с отличием окончила исторический факультет КГПУ в 1994 г., а после окончания преподавала на факультете ис- кусств историю искусства и всемирную историю. Алексей Моргунов окончил в этом же году исторический факультет СГУ, но преподавателем не стал, служил в армии, а потом по- шел по стезе ГРУ, что никак не могло вызвать ни моего одоб- рения, ни, тем более, восхищения.
      Старший двоюродный брат Алексея Валерий Емелин учился у меня с 8-го по 10-й класс. Он проявлял неподде- льный интерес к гуманитарным и общественным наукам, за школьные годы успел прочитать достаточно много соответс- твующей литературы, очень интересовался международной политикой, американоведением. Много книг он получал из моей библиотеки. Валерий был единственным моим учени- ком, которому я тайно давал читать посевовские издания книг А.И. Солженицына "В круге первом" и "Раковый корпус", и еще кое-что. Однако после окончания школы он поступил на физико-математический факультет КГУ, хотя я предупреж- дал его, что выбор им сделан ошибочно. Так и произошло: после первого курса Валерия призвали в армию, а демоби- лизовавшись и проучившись еще одни курс, он вместе с на-
      
      
      
      
      
      шим сыном, тоже вернувшимся из армии, сдавал экзамены на исторический факультет СГУ. Боря же экзамены сдал, но не прошел по конкурсу. В армии В. Емелин вступил в КПСС, чем неприятно удивил меня, но это не мешало ему еще дол- гие годы называть меня "духовным отцом". К сожалению, после окончания университета он не реализовал свои боль- шие потенциальные интеллектуальные возможности, как я ни старался направить его на преподавательский или исследо- вательский путь. Он занимался делами коммерции, которые должны бы были принести большие доходы, но не принесли. Друг Бориса, он первым сообщил нам о его гибели. Много позднее он помог мне в издании книги "Метафизика ленты Мёбиуса", которая удостоилась Диплома лауреата VI Арти- ады народов России в 2001 г. Также он почти издал второе издание книги Марка Белого на завершающем этапе Конкур- са его имени в 2004 г. 2-е и 3-е издание книжки сына сделал Е.М. Гуреев в 2010 и 2011 годах по заготовкам В.Н. Емелина. Этот казус послужилпричиной того, что Валерийнепришелнас проводить в день окончательного отъезда из Чапаевска летом 2004 года. Валерий часто встречается на фотокарточках вмес- те с другом Борисом Корнющенко.
      Последние знаки внимания, адресованные лично мне, я по- лучал от учеников старших классов гуманитарного факультета Самарского колледжа в 1991 - 1992 гг. Выпускница 11-го клас- са, в котором я вел курс и семинар по истории философской мысли, Анжелика Ремнева подарила мне на выпускном вечере свой реферат "Мистические мотивы в философии Владимира Соловьева" с посвящением: "Моему любимому учителю фи- лософии Д.И. Корнющенко посвящается". В день Св. Валенти- на 14-го февраля 1991 года я получил несколько "валентинок" от учениц 8-го гуманитарного класса, в котором преподавал историю, философию, историю мировой культуры, мифоло- гию. Вот одна из них:
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      ***
      В школе-интернате я старался окультуривать своих питом- цев, главным образом, детей-сирот, число которых ежегодно составляло примерно четвертую часть всего контингента вос- питанников.
      Со старшими мы два года ездили на каникулах в Куйбышев- ский ТЮЗ и просмотрели не менее десяти спектаклей. С ними же я ездил в Художественный музей, а Т.М. свой класс возила в Краеведческий музей. С А. Цыганковым я ездил на станцию юных техников: на выставку детского технического творчест- ва. Устраивал им интересные новогодние елки, всем интерна- том вывозил на майские праздники в Куйбышевский цирк, для 6-8 классов проводил весной военизированные игры. Пытался вести факультативы по истории искусства в 8-м классе, но убе- дился, что эти дети совершенно не готовы к таким занятиям, за исключением единиц. Многие и многие были педагогически запущенными детьми, повидавшими такого, чего и взрослому
      
      
      
      
      
      не пожелаешь. Было частое бродяжничество, нередко перехо- дящее в уголовщину: ограбление дач, и на этих дачах под Куй- бышевым мне в компании с милицией приходилось этих деток отлавливать, а потом их судили, и они получали наказание в соответствии с возрастом. Руководство со стороны директоров было крайне слабым, вернее, его почти не было. Умные люди туда не шли. Тем не менее, дети свой интернат любили и очень не хотели переходить в другие интернаты.
      В 1973 г. перед снятием с работы директора Г.В. Барашки- на в школе проходила фронтальная проверка, сделавшая не- утешительные выводы. На итоговом педсовете среди выступ- лений проверяющих было выступление Копыриной И.И., которая проверяла "состояние идейно-политического воспи- тания", т.е. непосредственно мое руководство работой пио- нерской и комсомольской организаций. По поводу комсомола я сразу ей ответил, что ею я руководить не могу и не собира- юсь этого делать, т.к. не являюсь членом партии, и быть им тоже не собираюсь. Это было признанным положением, но в моих устах прозвучало как вызов. Она долго распространя- лась о недостатках в работе (чисто формальных), а закончила таким пассажем: "Дмитрию Ильичу следовало бы поучиться и познакомиться с передовым опытом идейно-политического воспитании в других школах!". Надо думать, что она имела в виду свою школу Љ 9, которой руководил И.М. Моливер, а она при нем, по слухам, исполняла не только роль заместите- ля. Пройдет много лет, и ее дочь Ирина будет учиться у меня в 10 классе. Она начала готовиться к поступлению на истори- ческий факультет КГУ, и И. Моливер обратился ко мне: "По- занимайся с нею по основным вопросам!". Я с удивлением спросил: "А что же ты сам? Не можешь, или не хочешь?". Он мне ответил: "И то, другое!". Я понял, что он имел в виду и, сколько нужно, позанимался с девушкой совершенно безвоз- мездно. Ира поступила в университет, и когда проходили ве- чера встречи выпускников, она встречалась со мной. Я давал
      
      
      
      
      
      ей книги, какие-то советы. Вот такие казусы происходили до- вольно часто. Те люди, которые меня критиковали, в том чис- ле, и за мои политические взгляды, называли меня "не наш человек", не задумываясь, не имея ни капли сомнения, не из- виняясь, - обращались, и не раз, за помощью, когда речь шла об их детях, на том основании, что больше не к кому, и только у меня можно получить любые книги и любую консультацию. Мне было забавно это видеть, но я пришел к выводу, что эта особенность чапаевского менталитета является дополнением к "чапаевскому синдрому".
      После школы-интерната меня перевели в ШРМ Љ 1 учи- телем истории и обществознания, где я проработал с 26.08.75 по 1.09.81 г. Таня, было, осталась в вспомогательной школе- интернате на должности воспитателя, но неожиданно предста- вился случай перейти в ту же ШРМ - один из учителей вдруг решил переехать в Тольятти, и его отпускали с работы при ус- ловии, если он найдет себе замену. Я и предложил принять на работу Т.М. Директор Фурса Н.А. согласился, учителя уволи- ли, и с 27.09.1975 г. Т.М. Корнющенко стала работать учителем географии и истории в ШРМ Љ 1 - до 31.07.2004 г. Как совмес- титель, она работала, подобно мне, в нескольких средних шко- лах в том числе, у меня в СШ Љ 1, в химтехникуме, в ПТУ-16, на курсах подготовки воспитателей детсадов. Ей неоднократ- но предлагали перейти в дневную школу, предлагали работу завуча в разных школах, но она категорически отказывалась. В этом было ее самопожертвование: чтобы хорошо воспиты- вать троих детей, лучше всего было работать в вечерней школе, т.к. все-таки такой дикой загруженности учителя там не было. Дети окончили школы, вузы, обзавелись семьями, но Т.М. уже по привычке и из некоторого опасения продолжала рабо- тать в ШРМ, и только переехав в Москву и проработав в ГОУ СОШ Љ 940, которая за 10 лет неоднократно меняла свое на- именование, с 27.08.2004 по 29.08.2014 Таня показала, на что она способна и как учитель, и как воспитатель. Результаты ее
      
      
      
      
      
      работы, ее педагогическое мастерство были на порядок выше, чем у подавляющего большинства ее коллег по работе. О ка- честве ее воспитательной работы свидетельствует, хотя бы, тот факт, что ученики всех выпусков, начиная с 2005 г. и до сей поры, не забыли ее: часто поздравляют, устраивают встречи, приходя к ней в гости. Не забывают ее и недавние ученики 5-8 классов: когда мы вместе идем по нашему парку "Садовни- ки" со всех сторон раздается: "здрасть, Татьяна Михайловна!". Я оцениваю ее не как муж и коллега по работе, а как бывший администратор, методист с 50-летнем стажем, способный про- фессионально оценить любого педагога. Приведу в качестве примера новогоднюю, 2016 года, переписку Т.М. с выпускни- ком 2007 г. И. Маковецким:
      
      Илья
      Здравствуйте!
      Мне очень неудобно, что так редко пишу и выхожу на кон- такт. Но хочу поздравить Вас с наступающим праздником!
      Так много хорошего было вложено Вами в учеников, что я искренне надеюсь, что хотя бы маленькая толика этого будет возвращаться к вам обратно!
      
      Т.М.
      Илюша! Как я благодарна тебе за добрые слова!.. Даже надвигающийся "трудный" Новый год не страшен стал!.. Тебя и твоих близких поздравляю с Новым годом! Пусть этот год принесёт тебе исполнение всех надежд, планов, желаний! Ра- дости, верных друзей, хороших любящих подруг!
      
      
      В период от интерната до ШРМ я подготовил два неплохих педагогических доклада, один из них я делал на семинаре для руководителей школ в нашем интернате: "Воспитание качеств советского гражданина в условиях школы-интерната". После
      
      
      
      
      
      этого доклада меня назначили руководителям МО воспитате- лей школ-интернатов. Второй был гораздо серьезнее: "Про- блемы обучения и воспитания в зарубежной и советской пе- дагогике". В 1976 г. я выступал с этим докладом в нескольких школах, на курсах повышения квалификации учителей, где-то еще. Я говорил вещи, о которых большинство моих слушате- лей даже не подозревало.
      Обучение в ШРМ в огромной степени было имитацией и фикцией педагогического процесса, которые достигали свое- го пика во время сдачи экзаменов выпускниками, получив- шими "среднее образование". Все это понимали и все дела- ли вид, что иначе нельзя, т.к. нормальным путем экзамены может сдать от силы 1 % учащихся. Как могли, мы окульту- ривали своих взрослых учеников. Мы, историки, к памят- ным датам проводили исторические вечера: о декабристах, о народовольцах - в 1975 и 1981 гг. В марте 1976 г. провели совместно с литераторами вечер "Тема любви в русской поэ- зии и музыке", посвященный дню 8-го марта. Нам помогали Г.Г. Мелькина и Н.К. Королева, которые были ко мне очень внимательны.
      В эти же годы происходили важные события в нашей се- мье. В 1979 г. в ту же школу, где учились наши старшие дети, в 1-й класс пошла Катя (опять я договаривался с директором СШ Љ 12, чтобы ее, пятилетнюю, взяли учиться, т.к. при ее способностях нельзя было терять целых два года). Там она начала учиться, после нашего переезда поступила в СШ Љ 3, где директором был И.И. Борщов, а затем, шаг за шагом, я, по договору с Г.С. Кропотиным, перевел их в СШ Љ 1. Там Катя стала учиться во 2-м классе у замечательной учительницы В.С. Медведевой; Вера - в 5-м классе с классным руководите- лем В.П. Ельтиновым; Боря - в 8-м классе с классными руко- водителями Н.А. Аникиной, а затем с Г.Г. Филимоновой. До осени 1981 г. я работал в этой школе совместителем, и главной задачей было утром посадить детей на автобус и отправить их
      
      
      
      
      
      в школу, т.к. в эти часы на остановках стояло столпотворение и чапаевское хамство доходило до озверения.
      Летом 1981 г. я вступил во владение домом, как единствен- ный наследник матери. По существующим в те годы законам я не имел права иметь еще одно жилое помещение, поэтому дол- жен был снести этот дом, поставить вместо него летнее поме- щение и превратить наш сад в дачный участок. Конечно, делать мы этого не стали, и спокойно пользовались нашим домом, как и большинство соотечественников, привыкших любыми спо- собами обходить советские законы. В 1990 г. саманные сте- ны дома начали рушиться, обвалился цоколь на фундаменте, и мне пришлось все лето заниматься капитальным ремонтом. Приходилось ремонтировать крышу, покрывать рубероидом сараи, делать новую уборную, перекладывать печь, прочищать печную трубу, а в 90-е годы несколько раз перестилать под- гнившие полы. За время владения домом пришлось мастерить три печурки в саду, чтобы удобнее было изготовлять яблочный сок, компоты всех видов, плодово-ягодное вино, консервиро- вать овощи. Все кошки Садово-Дачного поселка сбегались на наш двор, когда хозяйка начинала варить суп из рыбных кон- сервов, и на них рычала наша новая собачка, тоже болонка, и тоже Жулька, проявившаяся у нас в 1980 г. взамен утраченной. Дом, хотя и не в блестящем состоянии, простоял до 2003 г., когда я продал его соседям, когда на время вернулся из Мос- квы. Тане долго не хватало привычного труда на земле, были сожаления о потере такого многолетнего источника сельскохо- зяйственных продуктов, а я, наоборот, считал, что освободился от 25-летней каторги.
      В этом же, 1981 , году Таня уезжала на курорт в г. Трус- кавец, и у нас шла переписка по поводу ее лечения и наших домашних дел, а также забот о детях.
      Были и другие заботы, связанные с тем, что мне предсто- яло перейти в СШ Љ 1 на должность завуча. К этому времени по отношению ко мне прессинг ГК КПСС значительно ослаб,
      
      
      
      
      
      хотя они помешали моему назначению на пост директора в СШ Љ 21 в прошлом году. Все-таки и в этот раз обошлось не без помех, но здравый смысл победил и с 1.09.1981 я начал работать в новой должности - до 1.07.1987 г., а в СШ Љ 1 - до 10.11.1988 г. Далее я привожу письма Кати, свои и Танины.
      
      Письмо Кати, адресованное матери в г. Трускавец, 1981 г.
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      ...
      
      Письмо Д.И. Корнющенко, 1я страница адресованное Т.М. в Трусковец, 1981 г.
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      ...
      
      Первая страница письма Т.М. из Трускавца своей семье.
      
      
      
      
      
      После возвращения с курорта Таня в целях заработка по- ехала опять в пионерский лагерь на Белое озеро. С собой она забрала всех троих детей. Вернулись они перед началом учеб- ного года, когда я уже работал в СШ Љ 1. 12.08.81 я отправил им большое письмо:
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      Письмо Т. Михайловне в Трускавец от мужа. 1981 г.
      
      В январе этого же, 1981, года мы с Борисом ездили в Ле- нинград. Таня договорилась со своим кузеном В.В. Нефедо- вым, чтобы они на неделю приютили нас, и мы через Москву уже 1.01. уехали. В Москве мы успели побывать в Кремлевс- ких соборах, погулять по Александровскому саду и посетить Музей изобразительных искусств им. Пушкина. Борю пора- зил бассейн с теплой водой - "Москва", который располагал- ся на месте сегодняшнего новодела Храма Христа Спасителя, напротив Музея: он увидел, как в холодный морозный вечер в нем плещутся московские наяды. В Ленинграде мы пос- тарались посмотреть все главные достопримечательности, но Боря часто отставал, терялся, самоконтроля у него почти не было. Он ухитрился потеряться, когда мы шли на спек- такль "Нетерпение" по книге Ю. Трифонова в Ленинградс- ком ТЮЗе, но т.к. мы там уже были, когда покупали билеты, он смог самостоятельно добраться до театра, чуть опоздав на начало спектакля. Конечно, это вызывало мое недовольство, и он получал нагоняи. Увы, это становилось чертой его ха- рактера. Саша Цыганков, служивший в этом время в армии, встретился с нами возле Казанского собора (общение с ним вызвало приступ ревности у сына), заметил его расхристан- ность и позднее написал ему поучительное письмо, которое впечатления на адресата не произвело. Привожу 1-ю страни- цу этого письма:
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      Письмо А. Цыганкова Б. Корнющенко, 1981 г.
      А в 1982 г. мы ездили в Гурзуф в Крыму - с Катей, пе- решедшей в 4-й класс. Нас пригласили совершить эту по- ездку родители ее одноклассницы Наташи Кобелевой. Катя впервые побывала на море, и, кроме того, мы были с нею в Ялте на Поляне сказок (попав под настоящий ливень), в Ни- китском ботаническом саду, плавали на корабле в Алупку, в которой видели Дворец графа М. Воронцова, восходили на Медведь-гору (Аюдаг). Из Гурзуфа мы всем нашим близким привезли подарки, в том числе, Боре поясной ремень с кра- сивой пряжкой и пластинку записей произведений А. Блока в исполнении Е. Евтушенко ("Двенадцать", "Незнакомка" и другие стихотворения). В будущем году Борису предстояло окончить среднюю школу. Он закончил ее с большим тру-
      
      
      
      
      
      дом, т.к. его знания по таким предметам как математика, фи- зика, химия невозможно было оценить даже "тройкой". Мало того, он просто игнорировал усилия учителей, пытавшихся хоть как-то "натянуть" ему эту несчастную "тройку". Я, как завуч, в данном случае был бессилен: одно дело требовать от учителя, чтобы он поставил положительную отметку по своему предмету ученику-бездельнику накануне выпускных экзаменов, и другое дело, если этим бездельником являет- ся твой сын. А у него по алгебре и геометрии, которые вела классный руководитель Г.Г. Филимонова, по физике, которую преподавал директор школы Г.С. Кропотин, за учебный год выходили "двойки", и это означало, что его нельзя допускать до государственных экзаменов. Создалась просто позорная ситуация, и козлом отпущения становился я, и как отец, и как завуч школы. Положение исправила Татьяна Михайлов- на. Она пошла на прием к завгороно А.В. Чигирю, объясни- ла ему, почему Боря так плохо учится, и он принял разумное решение: своей властью приказал сына допустить до экзаме- нов, и, в случае их положительной сдачи, выдать ему аттестат о среднем образовании на общих основаниях. Если же экза- мены по этим предметам не сдаст, то поступить по закону, т.е. ограничиться справкой о том, что он прослушал курс по про- граммам в десятом классе. В таком случае Борис мог бы пос- тупить в 11-й класс ШРМ и сдавать экзамены уже в будущем году. Все экзамены он сдал, некоторые даже на "отлично", но его аттестат зрелости высокими достижениями не блистал. Но и на том было спасибо.
      
      ***
      Далее мы приводим ряд документов, которые относятся к биографии Б.Д. Корнющенко, начиная с 1977 г., т.е. с момента, когда он снова поселился в нашей семье, и до января 1993 г. - до его гибели. К этому блоку документов мы добавляем такой же комплекс фотографий, относящихся к разным периодам и
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      С дочерью Верой. г. Октябрьск, 1969 г. С дочерью Катей. г. Куйбышев, 1975 г.
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      В первом ряду Т.М. Корнющенко, Катя, Д.И. Корнющенко.
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      В первом ряду вторая справа Т.М. Корнющенко с учителями и учениками школы рабочей молодежи Љ 1.
      г. Чапаевск, 1980 г.
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      Д.И. Корнющенко, школа-интернат Љ 3.
      старший воспитатель, г. Чапаевск, 1975 г.
      
      Татьяна Васильевна Уткина-Заярная г. Куйбышев, 1979 г.
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      Александр Иванович Цыганков. г. СПБ, 1988 г.
      
      Ирина Николаевна Верховцева.
      Верховцева. г. Оренбург
      1982 г.
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      В.П. Тарсуков и Г.А. Романова в день бракосочетания, 6.10.1977 г.
      
      
      
      
      
      
      
      Педагогический коллектив школы-интерната Љ 3 г. Чапаевска после смотра учительской художественной самодеятельности, март 1975 г. Крайняя справа во втором ряду - Воеводко Н.В. Крайний слева директор В.Л. Монастырев.
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      О.А Климов-Моринец, его супруга Лариса с дочерью Марией. г. Краматорск, 1980 г.
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      Николай Васильевич Симдянов с сыном Димой. с. Обшаровка, май 1973 г.
      
      Нина Владимировна Воеводко и Юрий Николаевич Гусев - бракосочетание.
      г. Куйбышев, 1975 г.
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      Федор Иванович и Тамара Петровна Макаровы. с. Узюково, 1974 г.
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      Школа рабочей молодежи Љ 1.
      г. Чапаевск, 1978 г.
      
      Средняя школа Љ 1 г. Чапаевска Урок в 8 классе, 1977 г.
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      Валерий Николаевич Емелин.
      Служба в СА, 1982 г.
      
      
      Авдеева Елена Владимировна, санаторий на Белом озере, 2011 г.
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      Роза Львовна Ицкович. Завуч средней школы Љ 1 в 1976 - 1981 гг. г. Чапаевск.
      
      Д.И. Корнющенко Завуч средней школы Љ 1 в 1981 - 1987 гг.
      г. Чапаевск.
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      Евгений Михайлович Гуреев. г. Чапаевск, 1985 г.
      
      Борис Корнющенко на вечере встречи выпускников средней школы Љ 1, февраль 1987 г.
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      Педагогический коллектив средней школы Љ 1 г. Чапаевска в день учителя, 1984 г. В центре в первом ряду -
      Г.С. Кропотин, крайний справа во втором ряду - В.П. Ельтинов, крайний слева в третьем ряду - Д.И. Корнющенко.
      
      
      
      
      
      
      Педагогический коллектив вечерней сменной школы Љ 1 г. Чапаевска.
      Т.М. Корнющенко - многолетний председатель профкома - вторая справа в первом ряду.
      Май, 1985 г.
      
      
      
      
      
      
      На выставке работ художника-постмодерниста В.Г. Рухмалева в КГПИ на филологическом факультете, весна 1989 г.
      
      
      
      
      
      
      Выпускной 10-А класса средней школы Љ 1 г. Чапаевска, май, 1988 г. Классный руководитель Д.И. Корнющенко в центре во втором ряду. А. Паженков - третий справа в последнем ряду.
      
      
      
      
      
      эпизодам его короткой жизни. Нужно сказать, что с самых ран- них лет его преследовали опасности, которые могли кончить- ся плохо. В конце августа 1966 г., когда Боре исполнилось от силы два месяца, мы приехали вместе с мамой в Кутулук. От остановки автобуса нужно было пересечь ту самую Нюхалку, которую я уже много раз упоминал. Через этот овраг насыпали дамбу, но сильный дождь накануне превратил дорогу через нее в сплошную грязь. И только над косогором, высотою метров 10, вилась тропинка, протоптанная другими странниками. По ней мы и пошли: я с вещами в обеих руках впереди, бабушка с внуком на руках за мной, и последний - Рита, также с каким-то грузом в руках. Я услышал вскрик и обернулся. Глазам пред- стала жуткая картина: мама каким-то образом соскользнула с тропинки и лежала на склоне, держа ребенка чуть ли не на вытянутых руках. Инстинкт сохранения подсказал ей, что ни- чего делать не нужно, так как любое неосторожное движение могло бы увлечь ее вниз вместе с ребенком. Не знаю, чем бы это закончилось, если бы я не пришел на помощь: скорее всего она скатилась бы вниз на большую бетонную трубу, в воду и тину. Я взял Борю и передал его подоспевшей Рите, а потом вытащил мать. Все перепачкались, а я ругался на женщин, чьей вины, конечно, не было.
      Другой, похожий эпизод произошел в эту же осень, но поз- днее. На сей раз, мы возвращались от мамы и с вокзала шли по совершенно неосвещенной улице, нам малознакомой. Я тащил тяжеленный чемодан, у которого к тому же отвалилась ручка, поэтому мне пришлось идти сзади, а Рита довольно бойко шла впереди с сыном на руках. Вдруг она буквально рухнула, ус- пев только крикнуть "мамочка!". Она налетела на бетонную плиту, стала падать, но успела повернуться спиной, удерживая Борю на руках. Я был совершенно не готов к такому обороту событий и смог только взять у нее сына и помочь ей подняться. И на сей раз с Борей все обошлось, а мать отделалась ушибом спины и обеих ног, которые долго заживали.
      
      
      
      
      
      Н.Д. Корнющенко рассказывала мне, что однажды Борю, еще совсем маленького, увидела какая-то деревенская стару- ха, слывшая знахаркой и чуть ли не колдуньей. Посмотрела пристально, покачала головой и сказала матери: "А малец- то ведь не жилец!". Бабушка на нее ощетинилась, прогнала ее, и та ушла, покачивая головой и повторяя: "Не жилец!". В детстве, кроме описанных случаев, происшедших все же не с ним, ничего смертельно опасного для него лично не произошло. Осенью 1971 г. мы взяли его слегка больным, но подлечили, и в его детсадовской Индивидуальной карте ребенка в детском саду по ул. Крымской, 143, последняя за- пись от 3.01.73 гласит: "Мальчик здоров. На учете не состоит. В Д/с Љ 17 карантина нет. Коллектив посещать может. М/с. Мамиева".
      После возвращения из пионерского лагеря в Абхазии в 1977 г. наши дети во главе с Борей начали играть в вой- ну разных тайных обществ. Борина фантазия запечатлелась во многих сохранившихся от тех лет детских документах, по своему происхождению и замыслу во многом напоминавших такие же мои "документы". Об этом же сходстве напомина- ют и списки книг для чтения, которые я составлял ежегодно ему и дочкам, и его записи прочитанных книг. Далее следуют эти документы 1977 - 1981 гг. Большой интерес представляет
      "Летопись Материка Большого Зуба", навеянная повестями Кассиля "Кондуит и Швамбрания" и "Дорогие мои мальчиш- ки". Однако все содержание этого повествования, схемы бое- вых действий и карты территорий представлены в парадигме рок-музыки: названия рок-групп, имена музыкантов, лите- ратурные аллюзии, - все это свидетельствует об увлечении сына рок-музыкой.
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      "Секретные документы" команды "Чайка", 1977 г.
      
      
      
      
      
      
      
      "Табельный состав" команды "Чайка", 1977 г.
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      Символика, девизы, пароли и шифры команды "Чайка", 1977 г.
      
      
      
      
      
      
      
      Список книг для прочтения.
      
      
      
      
      
      
      
      Книги, прочитанные Борисом.
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      Обложка рукописи "Летопись Материка Большого Зуба", 1981 г.
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      Географическая карта материка Большого Зуба.
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      Первая страница "Летописи МБЗ"
      
      
      
      
      
      
      
      
      Картосхемы сражений 1й Большезубской войны.
      
      
      
      
      
      
      
      Первая страница дневника Бориса. 11.04.1981 г.
      
      
      
      
      
      
      
      Поздравления Бориса от членов семьи в день пятнадцатилетия.
      
      
      
      
      
      Свой "Дневник" Борис начал вести с 11.04.1981 г. Пос- ледние страницы дневника относятся к началу августа 1988 г. В этой же большой черной тетради он писал повесть "А все- таки она есть!", но, перед отправкой в армию страницы не- дописанной повести он вырвал и сжег, выбрасывая горящие листы из окна пятого этажа, что привлекло внимание людей с улицы (дел было глубокой ночью), и мне пришлось объяс- няться с каким-то идиотом-активистом. Сам "Дневник" он спрятал под книжный шкаф, чтобы снова вернуться к записям в нем после армейской службы. Во время уборки, случайно, я нашел его и прочитал. В нем было много записей о прочи- танных книгах, об отношениях со школьными товарищами, о друзьях. Немало и негативных упоминаний, как о нашей се- мье, так и о семье матери, много чисто подростковых бунтар- ских заявлений. Последний школьный 1982-83 год почти весь посвящен любовным переживаниям, девочкам, в которых он влюблялся в то время: Гале Бунцевой, Ирине Блесновой. Эта девушка умерла от рака 6.04.83 г., и посвятил ее смерти и по- хоронам несколько страниц. Последние же страницы 1987 и 1988 г. представляют собой попытку самоанализа, самопозна- ния, рефлексию уже взрослого человека. В феврале 1988 г. на странницах появилось имя "Стелла", ее он вообразил именно той "ласковой звездой", о которой он писал в своей детской повести. Она стала матерью его дочери Насти, хотя их брак так и не был официально зарегистрирован. "Стелла ходит до сих пор, а он лежит...". Когда я составлял сборник его произведе- ний в 1993 году, то включил в него многие записи с 1982 по 1988 годы, но не в хронологическом порядке, а в смысловом, в контексте его рефлексивных переживаний, перемежая их пись- мами разных лет. Таким образом, его дневник оказался вклю- ченным в три издания книги "Дай о тебе подумать, жизнь... Стихотворения. Дневники. Письма". 1993, 2002, 2011.
      В ноябре 1980 г. в 8 классе Боря вступил в комсомол.
      
      
      
      
      
      
      
      
      В 1981 г. в очередную годовщину дня рождения В. Ленина ученикам 8-10 классов в нашей школе было предложено напи- сать сочинение на тему: "Что требуется для того, чтобы быть полезным Родине и государству", - на том основании, что та- кое гимназическое сочинение писали, якобы, братья Ульяновы. На правах завуча я позднее присвоил то сочинение, которое написал Борис. Вот первая страница его работы:
      
      
      
      
      
      
      
      
      Страница классного сочинения Б. Корнющенко, 1981 г.
      
      Конечно, он писал это сочинение искренне и верил в то, что написал об учебе: "самое главное, это учеба", - но на практике учебой он себя не очень утруждал, о чем сви- детельствует табель за 9-й класс. Гораздо больше внимания уделялось "Летописи Материка Большого Зуба" и своему дневнику. Допустим, он сидит и готовит домашнее задания. Но это хорошо замаскированная видимость, т.к. под рабочей тетрадью и учебником прячется эта самая "Летопись", или
      "Дневник". Именно эти занятия он считал своим настоящим трудом и творчеством.
      
      
      
      
      
      
      
      Табель Бориса Корнющенко за 9 кл. 1982 г.
      
      В 10-м классе все комсомольцы должны были сдавать
      "Всесоюзный Ленинский зачет". Это был по своему не глупый и любопытный процесс идеологического воспитания учащей- ся молодежи. Как исторический документ, Личный план учас- тника имеет свое значение.
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      Наказ выпускнику СШ-1, 1983 г.
      После окончания школы Борис решил поступать в Куйбы- шевский университет на филологический факультет. К пос- туплению он был совершенно не готов, но, несмотря на наши возражения, записался на курсы подготовки к экзаменам и стал жить в общежитии при университете. Мы однажды пришли к нему в это общежитие и поняли, что он там занимается чем угодно, но только не подготовкой к экзаменам. Помощи со сто- роны его матери не было ни малейшей. Результаты были пла- чевные: уже сочинение по литературе он написал так плохо, что об этом сообщила областная газета. Как он не сопротив- лялся, но пришлось поступать в ТУ-16.
      
      
      
      
      
      
      
      Диплом об окончании Технического училища Љ 16 Б. Корнющенко, 20.07.1984 г.
      
      
      
      
      
      Окончив училище, Боря несколько месяцев проработал на во- енном заводе "КПО Полимер" на должности "электромонтер".
      
      В октябре его мобилизовали в Советскую Армию. Про- воды мы устраивали в Куйбышеве, в квартире Ю.Е. Доброва, который в те дни лежал на профилактическом лечении в боль- нице. Я привозил его из больницы, чтобы он тоже попрощался с племянником, а потом увозил. Возвращаясь назад, мы зашли к М.А. Кимуржи, где была и его бабушка - ГВ. Страхова. Воз- вращались на Чернореченскую пешком, и Боря взял меня за руку и проникновенно сказал: "Я хочу вот так всегда идти с тобой рука об руку!". Провожали его и школьные друзья К. Ви- льямович и Н. Киселев, и их одноклассница, его сестра Вера, - они учились в 10 классе.
      Служить Борис начал в Казахстане и 25.11.1984 г. он при- нял присягу. Затем он был направлен в сержантскую школу в Симферополе, где проходил обучение пять месяцев. 20.04.85 ему присвоили звание мл. сержант и отправили обратно в Ка- захстан, но уже в другую ракетную часть, в которой он служил командиром отделения, специалистом ЗАК третьего класса. В Симферополь я летал к нему в конце марта и двое суток про- вел на территории школы, беседовал с его командиром, а потом еще сутки не мог улететь из-за нелетной погоды. Прямого рей- са не было, и я возвращался транзитом через Москву.
      
      
      
      
      
      
      
      
      Переписывались мы регулярно. Все письма - наши ему и его нам - все сохранились. Кроме писем мы отправляли Боре деньги, тоже регулярно, но с целевым назначением: на часы "Командирские", на портфель-дипломат, с которым он вернулся из армии. Посылали и посылки, в том числе, банде- роли с учебниками, т.к. Борис дважды собирался поступать в военное училище на факультет военной журналистики и на факультет военной юриспруденции. В обоих случаях вы- шел конфуз, и мы решили, что эти попытки были всего лишь средством отдыха от надоевшей армейской службы. Характе- ристики из в/ч 14045, которые он запрашивал повторно через год после демобилизации, кое-что объясняют о том, о чем он умалчивал.
      
      
      
      Военные документы мл. сержанта Б.Д. Корнющенко, 1985-1986 гг.
      
      
      
      
      
      
      
      Письмо Бориса семье из армии, 28.01.1985 г.
      
      Составляя сборник произведений Марка Белого (такой псев- доним Боря выбрал себе, начав работу журналиста), я включил в его корпус и письма, и отрывки из отдельных писем получен- ных нами из армии. Привожу эти эпистолярные тексты:
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      24.12.1986 г. Бориса, наконец-то, демобилизовали. Он по- явился у нас за несколько дней до Нового года, неожиданно, хотя по его телеграмме мы его ждали. Сразу же связались с В. Емелиным, и тот немедленно примчался. Остаток ночи они провели в разговорах и воспоминаниях.
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      Вся военная служба Б.Д. Корнющенко отражена в его учет- но-послужной карточке, прилагаемой к военному билету.
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      Учетно-последняя карточка Б. Корнющенко.
      В январе 1987 г. Боря решил съездить в Москву: навес- тить Веру, жившую в общежитии института, и купить себе кое-что из одежды. Для него у нас было отложено 300 рублей, а еще 300 должна была дать его мать: у нее, на его имя, была оформлена страховка на эту сумму, которая заканчивалась в январе 1987 г. За этими деньгами мы и приехали к ней в се- редине месяца. Увы, денег у нее не оказалось, т.к. страховку она давно разорвала ради своих текущих нужд. Мы смогли вытянуть из нее только 50 рублей. Боря был разочарован, и я пошел с ним к Юрию, надеясь на его благотворительность. Действительно, он дал Боре еще 150 рублей, и с пятьюстами рублями Борис на неделю уехал в Москву за "зипунами". Эта ситуация подсказала ему, что нужно иметь свой заработок, и
      13.02.87 г. он устроился на работу в Городской отдел внутрен- них дел: бригадиром отдела вневедомственной охраны, т.е. в такое же подразделение, в котором когда-то работал я сторо- жем в универмаге "Самара". В этой должность он проработал год, до 14.02.88 г.
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      С Валерием Емелиным, вернувшимся из армии годом ра- нее, оба моих бывших ученика решили поступать на истори- ческий факультет КГУ. Я устраивал им консультации по курсу
      "История СССР", особенно по разделам культуры, от древнос- ти до наших дней. Валерий был подготовлен гораздо лучше, т.к. умел подчиняться строгой самодисциплине на пути к наме- ченной цели. У Бори никогда этой самодисциплины не было. Первый экзамен - историю СССР - оба сдали на "отлично", и сыном овладела эйфория. На мое пожелание усилить подготов- ку к другим предметам, он грубо огрызнулся, дескать, что ты понимаешь! Меня это в свою очередь оскорбило, и я предоста- вил ему готовиться своими силами.
      Результат был неутешительный. В. Емелин поступил в университет, а его друг не прошел по конкурсу, т.к. льготы для бывших военнослужащих кажется, были отменены. Впрочем, возможно, он не воспользовался своим статусом, чтобы не
      
      Справка Б. Корнющенко о сдаче экзаменов в КГУ, 2.09.1987 г.
      
      
      
      
      
      предъявлять те характеристики, которые ему дали при уволь- нении из армии, т.к. они явно не могли ему помочь, но зато навредить. Повторно он их получил, видимо, сделав запрос, когда поступал на рабфак: их даты 20.09 и 10.10.1987 г. Его, видимо, продолжали помнить в в/ч 14045, т.к. характеристики написаны не формально, а, что называется, от души. У меня армейские характеристики были немногим лучше, однако, я обладал теми знаниями, которые у гуманитариев обычно це- нятся выше любых характеристик. В Институт культуры и в Педагогический институт, куда можно было бы подать доку- менты и поступить, Боря идти не захотел, и в итоге так и не получил даже того скудненького гуманитарного высшего об- разования и диплома об оном, которое давали местные вузы.
      В конце 1987 г. сын сделал попытку самоанализа и под- тверждения итогов своей биографии за прошедший двадцать один год. Она была достаточно самокритичной, но не конструк- тивной. Позитивных целей и средств их достижения Борис не видел и не намечал. Вот страницы его дневника от 24 декабря:
      
      
      
      
      
      
      
      
      В начале февраля он встретился с женщиной Стеллой На- римбековной Оганесян, и эта встреча ускорила его переезд в г. Куйбышев, под крылышко матери, как мы вначале дума- ли. Но работа в литейном цехе на заводе, где работал отчим, очень быстро его разочаровала, а жизнь в доме Кимуржи, где ему дали лишь место для ночлега, так же скоро показала, что жить там ему невозможно. Его матери по-прежнему была нуж- на его прописка в доме, а не он сам. Он возобновил отноше- ния со своим доармейским другом О. Трушковым и с бывшим
      
      
      
      
      
      одноклассником Валерием Макштадтом, поступившим после службы на флоте на филологический факультет КГУ, и вдвоем с Валерием они стали снимать квартиру у Трушкова. Я бывал там осенью 1988 г. во время пребывания на курсах повышения квалификации учителей историю. К Боре приходили его новые друзья, с которыми он познакомился в университете, благодаря дружбе с В. Емелиным. Их было пятеро, и самоназванием этой референтной группы было "Пентагон": В. Емелин, И. Кобозев, Б. Корнющенко, В. Хрисин, С. Цыганов. Компания эта была ве- селая, и В. Макштадт, человек серьезный, нашел себе другую квартиру. Зато там стал жить хозяин Олег Трушков, с которым отношения разладились, и Боря со Стеллой, почти как О. Ман- дельштам и Н. Хазина, начали скитаться по разным углам.
      Пропитание Боря добывал работой на Жигулевском пиво- безалкогольном комбинате в варочном цехе. Оттуда ему дали характеристику для поступления на рабфак при КГУ. Работал он и продавцом в компании "Мини-Макс", и у него произошло столкновение с рекитерами. Самым ярким эпизодом этого пе- риода было театральное увлечение сценой в театральной сту- дии "Самарская площадь" под руководством Е. Дробышева, отца моего ученика в Самарском колледже, тоже Е. Дробыше- ва. Я был на их спектакле "Демонстрация", и так восхитился их эстетикой и гражданской смелостью в период перестройки, что на следующий спектакль привез группу своих десятиклас- сников.
      
      Билет-приглашение на спектакль "Демонстрация".
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      Страницы из дневника Бориса, 1988 г.
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      Документы из "Дома молодежи" и из Жугулевского ПГАК, 1988 г.
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      Страницы из дневника Бориса, 1988 г.
      
      
      
      
      
      Письма и отрывки из дневниковых записей приводятся нами по книге Марка Белого "Дай о тебе подумать, жизнь...", изданной в 1993, 2002 и 2011 годах, поэтому на этих страницах разный шрифт.
      Стихотворения для сборника Марка Белого я собирал из разных источников. Первым был его "Дневник", в котором оказался сосредоточенным основной корпус его поэтичес- кого творчества: начиная с 11.02.1988 года, в нем записаны несколько десятков стихотворений, - с другой стороны этой черной тетради. Но, судя по всему, там же записаны и сти- хотворения более ранние, доармейские, приблизительно 1984 г. Если говорить точно, то 28 стихотворений, посвящен- ных Стелле, друзьям, России... Однако в архиве сына я об- наружил на отдельных, порой изрядно помятых, заляпанных листах, в его записных книжках еще 26 набросков, чернови- ков, отдельных строк и т.п. Среди этих черновиков были и законченные стихотворения, которые нуждались в неболь- шой редакции, в завершенности, что я и сделал на правах душеприказчика прежде, чем поместить их в сборник; таких нашлось еще 25 текстов. Лишь одно стихотворение, посвя- щенное Грушинскому фестивалю авторской песни, я не вклю- чил в сборник, и исправляю этот недосмотр, включив его в черновики. Был еще один рукописный свод стихотворений в большой, толстой красной тетради. Зимой 1992 г. Боря читал мне из него несколько стихотворений, которые поразили меня своим профессионализмом. Он утверждал, что это его стихи, а я спрашивал, почему он не предлагает их для публикации в самарские СМИ. Эта тетрадь тоже оказалась в его архиве. Она имела заголовок "Записки революционера" и содержала 74 стихотворения. Почерк в тетради стилизованный, многие стихи были адекватны тем, которые содержались в черной тетради и тематически были близки Бориным. Поэтому, когда готовилась первая публикация, я отобрал для нее три стихот- ворения из красной тетради. Однако вскоре после появления
      
      
      
      
      
      их в газете "Культура" мой друг В.П. Тарсуков заметил мне, что они принадлежат другому автору, который выразил ему свое недовольство. Оно было справедливым, я всполошился и попросил Тарсукова, чтобы он дал автору адрес, по кото- рому он мог бы получить то, что принадлежало ему. Но за тетрадью так никто и не пришел, и когда я готовил сборник, то включил в него то стихотворение, которое находилось сре- ди черновиков, совершенно очевидно написанное почерком сына: "Пока осталось / Не день, не час...", т.е. автограф.
      Следовательно, пик творчества поэта Марка Белого прихо- дится на конец 80-х - нач. 90-х годов. Псевдоним имеет лите- ратурные и музыкальные источники, прежде всего, от поэта и писателя Серебряного века Андрея Белого (Бориса Николаеви- ча Бугаева).
      15.05.89 Боря уволился с пивзавода и поступил разнора- бочим строительного участка в в/ч. 40 700. Весь "Пентагон" отправился на заработки в Прибалтику ремонтировать или размонтировать какую-то подводную лодку. С ними поехала и Стелла. Боря должен был досрочно сдать экзамены на рабфа- ке и на экзамене по истории получил "2". Можно было сда- вать еще раз в установленный срок: для этого не надо было в июле уезжать неизвестно зачем, но Стелла, по словам его дру- зей, поставила Борису ультиматум: или ты едешь с нами, или мы с тобой расстаемся! Он выбрал первое, и это стоило ему того, что и на сей раз, он провалил попытку поступления в вуз из-за капризов взбалмошной бабы. В Прибалтике они не за- работали ни гроша, наоборот, проели все свои деньги. 1.08.89 Боря уволился из этой конторы и поступил работать в торгово- рекламный кооператив продавцом, где проработал до 4.09.89. С 15.09.89 по 15.05.91 он работал по 3 разряду в строительном кооперативе.
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      Черновик стихотворения "Успокойтесь ребята..." Марка Белого.
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      Черновики стихотворений Марка Белого.
      
      
      
      
      
      
      
      Черновики стихотворений Марка Белого.
      В сентябре 1989 г. бабушка Стеллы уступила свою одно- комнатную квартиру бездомной паре. Стелла развелась со сво- им первым мужем И. Разлацким, сыном известного самарского диссидента-марксиста А.Б. Разлацкого, и образовался союз-кон- кубинат (по римскому праву), который в России по недомыслию стали называть "гражданский брак" (любой брак является граж- данским, если союз супругов не закреплен венчанием в церкви). Жену, которая нигде не работала и не собиралась этого делать, нужно было кормить, поить и одевать. Боря вместе с С. Цыга- новым начал работать в кооперативе "Экспромт" каменщиком- штукатуром. Строительный кооператив занимался, в основном, ремонтом старых запущенных объектов в области, в том числе,
      
      
      
      
      
      и в г. Чапаевске. С этой работой был связан эпизод, ярко харак- теризирующий Б.Д. Корнющенко:
      
      Косвенно об этом событии свидетельствовал неожиданный визит к нам участкового ст. лейтенанта Кириллова, который приблизительно в конце апреля 1990 г. спрашивал меня о сыне, о том, где он находится. Я объяснил ему, что Борис даже прописан не у нас, а в Куйбышеве, у матери, а как его найти, я не знаю. Эти вопросы я связал с прежней работой Бори в ОВО при ГОВД, предположив, что ему хотят предложить работу уже непосредс- твенно в отделе милиции. После гибели сына мне о его поступ- ке рассказал В. Емелин: "Он пришел ко мне поздно ночью и с восторгом рассказал, как все эти стеклянные вывески он собрал с двух зданий, пришел с ними во двор СШ Љ 1, которую закон-
      
      
      
      
      
      чил 7 лет назад, и разбил их по очереди о постамент скульптуры Зои Космодемьянской", - которая много лет возвышалась перед входом в здание, т.к. кроме многих своих замечательных качеств школа носила еще и имя этой героини - несчастной девушки, жизнью заплатившей за роковые просчеты Сталина и его банды. И только позднее я нашел это представление в бумагах сына. Между прочим, Валерий сказал и о том, что еще много раньше Борис в компании с кем-то перебил большие стеклянные витри- ны в Мемориале В.И. Ленина, которым какое-то время гордился г. Куйбышев, а потом превратил его в выставочный зал. Из-за строительства этого Мемориала у властей не было средств на снос старого квартала, где жили Кимуржи и на строительство новых жилых домов. Но знал ли кто об этом происшествии, кро- ме Емелина? Его мать была в прошлом секретарем Горисполко- ма и могла что-то узнать от сына. Других свидетелей не было... Судя по тому, что сей протокол оказался в архиве сына, над ним посмеялись, т.к. в нач. 90-х к таким "святыням" уважения уже не было, а для приличия ответили, что нарушитель спокойствия строго осужден товарищеским коллективом. Цель, конечно, Бо- рис имел, и заключалась она в антикоммунистическом хулиган- ском поступке. Я бы его одобрил.
      В сентябре 1990 г. я начал работать в Самарском колледже, ставшим позднее Университетом М.В. Наяновой; располагал- ся он в здании бывшей мужской гимназии Љ 1, напротив пл. Куйбышева, и Боря изредка заглядывал ко мне, я даже иногда кормил его в нашей столовой. В начале июня 1991 г. он пришел сияющий и показал мне удостоверение корреспондента редак- ции газеты "Молодежная волна" с 5.05.91 г. Так начался пос- ледний период и его творческой деятельности и самой жизни. Ему не суждено было длиться долго. В газете он успел сделать многое, но с детских лет он мечтал быть на виду у всех, быть на сцене или на экране. Сцена его разочаровала, но получив- шая в те годы карт-бланш рок-музыка, в которой он, несомнен- но, уже имел профессиональные знания, открыла ему дорогу
      
      
      
      
      
      на местное телевидение: с 30.12.91 г. он начал работать редак- тором музыкальных программ в ООО компании СКАТ (Самар- ский канал авторского телевидения). Вскоре он стал вести на экране авторскую программу "СДЕЛАНО".
      
      Трудовое соглашение Бориса с газетой "Молодежная волна", 17.05.1991 г.
      
      
      
      
      
      
      
      
      Журналистские удостоверения Б.Д. Корнющенко, 1991 г.
      
      
      
      
      
      Приводим образцы статей и журналистских пропусков на рок-фестивали Марка Белого - Бориса Корнющенко за 1991 год.
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      ("Молодежная волна", Љ 41, 18.10.91).
      Публикации Марка Белого.
      
      Пропуск на Рок-фестиваль
      "Самый плохой".
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      ("Молодежная волна", Љ 34, 20.09.91).
      Публикации Марка Белого.
      
      
      
      
      
      Приводим образцы писем читателей и зрителей, адресо- ванные Марку Белому в редакцию "Молодежной волны" и в программу СКАТа "СДЕЛАНО".
      
      Письмо Марку Белому от читателя "Молодежной волны".
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      Письмо зрителя программы =Сделано= в телекомпанию "СКАТ".
      
      
      
      
      
      
      
      
      Это черновой текст выступления Марка Белого, предваря- ющий программу "СДЕЛАНО".
      
      
      
      
      
      Боря продолжает писать стихи, иногда странные, с какими- то личными ассоциациями, как вот этот черновик о Тезее:
      
      Зрители ТВ СКАТ узнавали своего популярного ведущего в самых неожиданных местах. Я сам был свидетелем того, как буфетчица вокзала, куда я завел сына перекусить, посмотрела на него с улыбкой и сказала: "Ну, совсем как Малинин!". Боря действительно был похож внешне на популярного в те годы эст- радного певца А. Малинина. Их редакция "МВ" очень мужест- венно вела себя во время августовского путча ГКЧП.13.06.91 г. у Стеллы и Бори родилась дочка Настя, а в дни этого неудавшего-
      
      
      
      
      
      ся переворота он написал два стихотворения о текущих событи- ях, и одно из них посвящено этой крохотной гражданке России:
      
      Последнее стихотворение Марка Белого, 9.01.1993 г.
      
      
      
      
      
      Однако к концу 1992 года отношения Бориса с директором компании СКАТ начали ухудшаться и причины этого заклю- чались не столько в г-же Луневой, сколько в самом г-не Кор- нющенко: эти причины были похожи на те, которые в армии оказались следствием в виде убийственных характеристик. Об этом он рассказывал нам, когда вместе со Стеллой они приез- жали в Чапаевск на мой 50-летний юбилей. После этого семей- ного праздника он у нас больше не был.
      2.12.92 он уволился с ТВ, а 3.12.92 был принят на работу на должность музыкального редактора студии "Радио Самара- максимум". Проработал он там недолго, чуть больше месяца. Очевидно, что эту новую работу он рассматривал как пониже- ние своего социального и творческого статуса. Так оно и было. В их маленькой семье тоже начались нелады. Сведения, кото- рые мы получили после его гибели от Стеллы, ее родителей Оганесян, от друзей Бориса, от его сослуживцев и от вовсе слу- чайных людей были очень противоречивы, но почти все сви- детели последних дней его жизни (примерно полторы недели) сходятся в одном: он оказался неприкаянным, бесприютным, лишенным хоть какой-то заботы человеком в дни, последовав- шие за 1 января 1993 года. Я и сам мог бы свидетельствовать об этом, если бы более внимательно взглянул на него в послед- нюю нашу встречу 8.01.1993 г., т.е. примерно за 36 часов до его гибели. Эта встреча произошла как раз в помещении сту- дии "Самара-Максимум" в Городском Доме молодежи, где в 1988 г. шел спектакль "Демонстрация" с участием Бориса.
      Надо сказать, что и до Нового года и позже до встречи с сы- ном, мною овладело беспокойство, причину которого я не мог установить. Их было несколько, но все не такие, чтобы могли мешать жить. А я чувствовал именно фундаментальную тре- вогу, как накануне смерти матери. Жизнь Бориса тоже входила в число возможных причин, но когда мы с ним встретились в радиостудии, поговорили, попили чаю с вареньем, которое я им привез, тревога как будто отступила. Кроме варенья я при-
      
      
      
      
      
      вез ему две подшивки журнала "Студенческий меридиан" с множеством материалов о современном роке, одну тысячу руб- лей на жизнь семьи, и что-то еще. Главной моей целью было поговорить с ним о будущем поступлении на факультет жур- налистики, который начал действовать в Пединституте. Там работали хорошо знакомые мне преподаватели, с которыми я общался во время работы в Самарском колледже. С осени 1992 г. я там больше не преподавал, но связи остались. Наш разговор поддержал молодой человек Никольский, тоже пишу- щий прозу, и тоже вскоре погибший. Единственное, что меня смутило: было очевидно, что Борис ночевал в этой студии, но из чувства деликатности я не стал задавать ему вопросов, тем более в присутствии постороннего человека. Догадки насчет того, что в его юридически не зарегистрированной семье уже накопилось много проблем, у нас были давно, но мы считали, что здравый смысл победит.
      Не победил. После последней встречи с сыном у меня на- ступило ложное чувство успокоенности, казалось, что я сделал все то, что мог. Вечером 12.01.1993 г. я собирался основатель- но поработать над подготовкой педагогической документации для СШ Љ 11 г. Чапаевска, в которой я начал работать после Самарского колледжа с 1.10.1992 г. в должности заместителя директора по научной и методической работе. Но мне позво- нил В. Емелин: "Мне необходимо с Вами поговорить!". Было уже 23 часа, и я предложил встретиться завтра пораньше, но он ответил, что необходимо встретиться сейчас. Мне стало не по себе, и мы подумали, что речь пойдет о Боре. Но у меня по- дозрения не шли дальше того впечатления, которое я вынес из посещения "Самары-Максимум" - устаревшее, явно не новое радиооборудование, напомнило мне о гибели отца, разговари- вавшего по телефону во время сильной грозы. Нечто подобное я предположил возможным и для Бори.
      Емелин пришел вместе с К. Вильямовичем, т.к. одному ему было нелегко сообщать мне страшную весть. А она заключа-
      
      
      
      
      
      лась в том, что наш сын погиб, и его тело находится в мор- ге, и что несчастный случай с ним произошел в ночь с 9-го на 10 января, но опознали труп лишь сегодня. В этот уже закан- чивающийся день М.А. Кимуржи исполнилось 49 лет, и ей эту весть сообщили во время семейного праздника. Подробностей Валерий не знал. Необходимо было ехать завтра, чтобы за- брать тело Бори и позаботиться о похоронах, т.к. его мать сра- зу же отказалась от всех обязанностей, связанных с траурным ритуалом.
      Рано утром мы с Т.М. вместе с Валерием отправились в Са- мару. Не помню где, кажется, уже в морге к нам присоединился остальной "Пентагон": Игорь Кобозев, Сергей Цыганов, Вик- тор Хрисин. Там же стало ясно, что Боря попал под моторную часть трамвая и в результате получил страшную черепно-моз- говую травму: была снесена вся верхняя часть головы. Других серьезных повреждений не было на теле. Мы привезли с со- бой мою одежду, позднее купили какую-то легкую обувь, и под контролем Тани Борю обрядили в эту одежду. Появились роди- тели Стеллы, из которых я поверхностно был знаком только с его "тестем" Н.К. Оганесяном. Л.И. Оганесян плакала. Их сын Игорь на своей машине взялся за переезды по разным адреса, в частности, завез меня к Тарсуковым, где я поразил Галю этой новостью, т.к. всего 3 дня назад я сидел у них на кухне, и мы, шутя, говорили о Боре. Борины друзья, потрясенные его гибе- лью, взяли на себя все хлопоты по доставке гроба в квартиру на ул. XXII Партсъезда, 3-64, которая принадлежала Стелле. Все остальное сделали тоже они: договорились о могиле на Центральном кладбище г. Самары, на котором похороны до- пускались в особых случаях, договорились о самих похоронах, намеченных на следующий день 14.01.1993 г.
      Откуда-то Игорь привез свою сестру Стеллу. До ее появ- ления мы зашили двойной марлей то, что осталось от лица Бори, чтобы его жена не видела этого ужаса. Не помню, кто это сделал: Таня или Вера, или Катя, т.к. обе сестры были с
      
      
      
      
      
      нами. Стелла была сильно пьяна, но хмель не брал ее, и она беспрерывно плакала, даже рыдала. Говорила она вещи че- ресчур откровенные, позволяющие предположить, что пред- смертная неприкаянность Бори была следствием ее несколь- ко диковатых поступков. В то же время окружающие люди из ее рыданий должны были понять, что она единственная, кому Боря был нужен, и кто его любил. В том состоянии, в котором она находилась, трудно было упрекать ее в нелогичности этих слов. Вскоре она уснула, забылась тяжелым похмельным сном, и в этом было ее спасение. Я тоже прикорнул на полу в пальто, т.к. не спал предыдущую ночь. Сестры и друзья разъехались до будущего утра. Не спала Таня. Она зажигала свечи у гроба, читала Библию.
      В. Емелин оставил записку своему кузену А. Моргунову:
      
      
      
      
      
      
      Когда Алексей приехал, то я попросил его читать вслух Псалтырь по экземпляру Библии, которым Боря очень гор- дился. Это были два тома, полностью иллюстрированные ри- сунками Гюстава Доре. Это чтение создало обстановку уми- ротворения, тем более, что к полудню, наконец-то, приехали Г.В. Страхова, Рита и ее муж, ее брат Игорь. Дети Риты, Олег и Галя, приехали вместе с ними. Как-то, еще летом 1991 г., я с упреком сказал сыну: "Ты не забывай нас! Это твоя семья, в ко- торой ты вырос, окончил школу, из которой ты ушел в армию, и ты знаешь, что тебя никогда не забывали!". Он же ответил бездумно, с легким недовольством: "Нет! Теперь Стеллка моя семья, ее родители тоже моя семья!". Такого ответа я никак не ожидал, но нашелся и ответил ему: "Смотри, как бы не про- гадать! Плохо тому бывает, кто родительский дом меняет на чужой!". И вот теперь возле его гроба собрались три семьи, и у нас были серьезные основания предполагать, что семья его ма- тери, в целом, к нему равнодушна, хотя его смерть заставила на время стряхнуть это равнодушие. Семья же его невенчанной жены была напротив неравнодушна, но в негативном смысле. Там явно что-то произошло совсем недавно, и это "что-то" повлияло на трагический исход.
      В.П. Тарсуков тоже приехал, выпил водки и расплакался. В его присутствии Игорь Кобозев стал рассказывать, как Боря однажды, в июле прошедшего лета, пришел к нему на рассвете и завел с ним странный разговор о своем отце и каком-то Тар- сукове. Я показал ему на В.П. - вот он, можете познакомиться! Игорь несколько смутился, но продолжал свой рассказ. Получа- лось так, что Борис узнал о том, что директор колледжа Наянова хочет от меня избавиться по личным причинам, а на должность преподавателя истории (только истории!) хочет взять И. Кобо- зева, только что окончившего истфак СГУ. При всем при том, ее напутствие будущему учителю выглядело так: "Вы должны так заменить Дмитрия Ильича, чтобы его ученики гуманитарно- го класса забыли думать о нем!" (это вызвало кривую усмешку
      
      
      
      
      
      В. Емелина, хорошо представлявшего, что с его другом Игорем может произойти). И вот Борис сначала отправился к Тарсуко- ву, чтобы узнать, в чем дело, и почему он меня не защищает, а потом отправился к Игорю и взял с него слово, что он не пойдет на мое место ради дружбы с ним. Игорь Кобозев так и посту- пил, заявив Наяновой, что он не может поступиться дружбой с сыном Дмитрия Ильича. Та этого не ожидала. Я ответил Игорю:
      "Вы поступили благородно, в традициях русского дворянства!". Он немного смутился и задал мне вопрос: "А правда ли то, что Борис говорил о своих предках баронах Черкасовых?". Я отве- тил, что правда, он потомок в 10-м поколении. - А мы ему не верили, думали, что он нас мистифицирует!".
      На рубеже десятилетий Борис решил, что он глубоко веру- ющий православный христианин, принял крещение в одном из соборов и начал, было, склоняться к русскому национализму в достаточно ублюдочной форме, представленной именами поли- тических подонков В. Жириновского и Э.Лимонова, и Паука- рокмена С. Троицкого. Думаем, что эта шелуха спала бы с него, если бы он остался жив. Его привлекала, скорее, эстетическая сторона христианства, чем этическая и культовая. Так, он выпи- сал из Евангелия от Матфея Нагорную проповедь Иисуса Хрис- та и периодически декламировал ее своим друзьям во время их дружеских попоек. Дикция у него была замечательная, и они с восторгом рассказывали мне об этих импровизациях.
      Этот двойной тетрадочный лист с "Заповедями Блаженс- тва" он постоянно носил с собой в нагрудном кармане. Как будто, и в момент гибели он находился с ним, как талисман у бабушки, но он не защитил его. Кроме этих листков в кармане рубашки нашли его последнее стихотворение, написанное, как предполагаем, 9.01.93 г. Этот клочок бумаги мне передал сле- дователь, который вел дело по факту ДТП. Он же передал мне фотографии с места происшествия. Я уже приводил автограф этого стихотворения, которое породило предположение, что это прощальная записка.
      
      
      
      
      
      
      
      Текст Нагорной плоповеди, переписанный сыном из Евангелия от Матфея.
      В момент гибели при сыне не оказалось ни одного доку- мента, поэтому его невозможно было идентифицировать. На- шелся лишь листок бумаги с неизвестным номером телефона. По этому номеру служащие морга и молодой следователь лей- тенант юстиции П.К. Перхуров нашли человека, который знал Борю. Он его и опознал, после чего начала действовать служба
      
      
      
      
      
      оповещения. На похоронах я встретился с этим человеком и поблагодарил его за оказанную посмертную услугу сыну. При- ехали многие: О.Трушков, одноклассники Бори, в основном девушки, мои бывшие ученицы. Незадолго до трагедии я пода- рил Боре книгу А. Битова "Дачная местность", и он ее читал. Мы вообще часто дарили ему книги, в том числе, те немно- гие, которые были посвящены року. Книгу Битова я положил в гроб, а вскоре так же поступила незнакомая нам девушка: она подошла к гробу и молча положила под пелену небольшой сверток. Возможно, то были письма или стихотворения, кото- рые вот так она хотела ему вернуть. Позднее я сказал об этом Стелле, но она или не могла, или не хотела объяснить этот не- ординарный поступок неизвестной.
      Борю похоронили во второй половине дня, 14.01.1993 г. на Центральном кладбище г. Самары, на 11-й линии. Отчим Бори Ю.Т. Кимуржи на своем заводе заказал металлический обелиск и оградку, но осенью мы с Н.К. Оганисяном заменили этот обе- лиск на большой крест из лиственницы, а на могилу положили надгробную плиту с эбонитовой дощечкой с его именем и да- тами жизни. На плите, по моему заказу в мастерской ритуаль- ных услуг, выбили двустишие, принадлежащее сыну:
      "Несерьезную шутку сыграла судьба Я на свет этот ярким родился".
      
      Эта эпитафия как-то гармонировала с последним пред- смертным стихотворением:
      "Последний бросок,
      словно пуля в висок,
      Мне хочется
      встать и остаться,
      Но что-то,
      как ветер,
      Толкает меня -
      не сопротивляться".
      
      
      
      
      
      В октябре 2011 г. сестра Бори Макеева Е.Д., единственная из его близких оставшаяся жить в Самаре, заменила обветшав- ший крест на мраморный, сменила и фотографию на могиль- ном кресте.
      На следующий после похорон день мы и весь "Пентагон" поехали к следователю Перхурову в Следственный отдел Же- лезнодорожного РОВД. Мы познакомились с официальной версией следствия, с показаниями свидетелей и участников ДТП. Синтез этих показаний и неофициальных свидетельств сослуживцев и друзей Бориса позволяет представить достаточ- но полную, но все равно приблизительную картину последних часов жизни Б.Д. Корнющенко с 22-х до 0 часов 40 мин. - вре- мени его гибели.
      Он появился в радиостудии "Самара-Максимум" позд- ним вечером, будучи сильно пьяным. Мы знали, что с дру- зьями они иногда "гусарствовали", но серьезных оснований из-за этого беспокоиться у нас не было. Боря даже изобразил себя на рисунке "в манере Пикассо", озаглавленным им как
      "Питие на велосипеде под фонарем". Б.К. 90". Но с 1990-го прошло два года, и за это время, как мы стали узнавать после его смерти, "питие" стало превращаться в далеко не безобид- ное занятие. В эти часы он не работал, но, по словам коллег Никольского и А. Забегалова, рвался к микрофонам, чтобы попрощаться со своими слушателями. Вообще вел себя рас- пущенно, задирал своих товарищей по работе и т.д. Потом задушевно предложил Забегалову "купить пузырь" и погово- рить по душам, но тот отказался. Вероятно, его провожали домой, или пытались уложить спать в студии, но он этим со- ветам не подчинился. В конце концов, около 24 часов он ре- шил сходить за сигаретами. Ушел и не вернулся. Последним его видел Никольский.
      Далее следовали показания водителей и свидетелей про- исшествия, которых было немного, т.к. время уже перевалило за полночь. Выйдя из студии, он перешел на другую сторону
      
      
      
      
      
      
      
      "Автопортрет" Марка Белого, 1990 г.
      
      
      
      
      
      ул. Аэродромной, где было много киосков, работающих круг- лосуточно. Денег у него, скорее всего, не было и, поплутав там, он решил вернуться назад, игнорируя оживленное дви- жение транспорта. На этом участке пути трамваи обычно на- бирали скорость, и он бросился вперед с намерением успеть перебежать трамвайные рельсы. В одном направлении с трам- ваем шла легковая машина. Водитель Объеков показал, что почти под колеса его автомобиля бросился молодой человек, но он успел резко затормозить. Выругавшись, он вышел из машины, чтобы этого парня еще больше обругать, но увидел, что этот человек лежит под колесами первого вагона трам- вая. На фотографии в следственном деле есть надпись: "Под трамваем тело пешехода по ул. Аэродромной. 10.01.1993, 0 ч. 40 мин.". Тело извлекали долго, трамвай поднимали с по- мощью домкратов. Движение по этим путям было прервано на 2,5 часа. Водитель Р.Р. Вагапов показал, что он не видел впереди на рельсах человека, но почувствовал толчок в кор- пус вагона и остановил движение трамвая. Ни в действиях Объекова, ни в действиях Вагапова следствие не обнаружило состава преступления. На улицах после небольшой оттепе- ли был сильный гололед, и когда Боря увернулся от маши- ны, его по инерции вынесло под идущий на большой скоро- сти трамвай. Возможно, что его затянуло пальто, которое он обычно носил нараспашку, т.к. пострадала, в первую очередь, голова.
      Мы пытались направить следствие на выяснение возмож- ных насильственных действий против Бориса, но следователь отказался менять очевидную, на его взгляд, причину гибели. Мало того, он так и не передал мне результаты вскрытия, но я с помощью Юрия узнал от медэксперта кафедры судебной медицины при морге Е.А. Гимпельсона, что в крови покой- ника обнаружили 2,9 промилле алкоголя, что свидетельство- вало о сильной степени опьянения. Желудок же был совер- шенно пустым, - в течение суток он ничего не ел. Кстати,
      
      
      
      
      
      Стелла так и не явилась к следователю, хотя он неоднократно приглашал ее с помощью повесток. Следствие было прекра- щено.
      
      Постановление о прекращении уголовного дела по факту ДТП. 26.02.1993 г.
      
      Уже много позднее, встречаясь с Оганесянами, слушая рассказы о Боре его друзей, мы стали понимать то, что нам вначале было, не только непонятно, но вызывало недоуме- ние и даже негодование. Боря с детства любил придумывать о себе разные истории, что вообще-то свойственно многим впечатлительным детям. Но у него под влиянием тех об- стоятельств жизни, о которых мы рассказывали выше, под влиянием бабушкиных выходок, материнских внушений и прочих факторов, шедших из разных источников, в период перехода от подросткового к юношескому возрасту, начали складываться некоторые мифологемы, которые уже в зрелом возрасте превратили в удобные легенды, очень удобные для объяснения некоторых своих неблаговидных черт характера.
      
      
      
      
      
      Его любимой книжкой в детстве стала повесть Гринвуда "Ма- ленький оборвыш", и он стал невольно представлять в образе героя самого себя.
      Эту мифологему он начал сначала успешно практиковать среди школьных друзей и их родителей, которым он любил представляться казанским сиротой и делал это с большим искусством. О нас он мог наговорить черт знает что, и на- ходились взрослые люди, которые этому охотно верили. Зло- вещую роль в его юности сыграла некая "тетя Лиля", тетка покойной Ирины Блесновой. Это была особа с ярко выра- женным патологическим типом личности, способная умело воздействовать на окружавших ее мальчишек и девчонок, од- ноклассников покойной племянницы. Другие же все Борины сочинительства быстро разоблачили, перестали его пускать к себе в дом, т.к., по их мнению, он просто клеветал на свою семью, на отца и называли это предательством. Дело дошло до того, что родители требовали убрать его из 10-А класса, в котором учились, в основном, дети чапаевской "элиты", так как он им мешал своими выходками. Так что чапаевс- кая сцена для его мифологического творчества была поте- ряна.
      Встретившись со Стеллой и ее родителями наш сын нашел новую благодарную публику, тем более, что украв у мужа их дочь, он должен был как-то оправдать в их глазах этот посту- пок, далеко не типичный для армянской семьи (точнее, полу- армянской). Вот он и начал мифологизировать свое прошлое, причем в разных ракурсах: Стелле он говорил больше прав- ды, чем выдумки, а ее родителям - почти сплошные мифы, которые, как он догадывался, могут обернуться против него. Я долго настаивал, чтобы они зарегистрировали свой союз, чтобы их ребенок имел статус законнорожденного, но они оба категорически отказывались от этого. Я объяснял, что с ним рано или поздно произойдет, т.к. в этой квартире он оказался в положении "примака", которого в любой момент могут вы-
      
      
      
      
      
      гнать; он же в ответ говорил, что не хочет, чтобы на свадьбе мы встречались с его матерью! Только потом я сообразил, что не этой встречи он боялся, а другой: нас с родителями Стел- лы, так как все его мифы оказались бы разрушенными. Это уже однажды произошло, когда я приезжал к ним с подарками для Насти, и внезапно появился Наримбек Карапетович, кото- рый неожиданно для меня стал говорить мне нелепые вещи, вроде того, что я сына бросил на произвол судьбы, а он тоже своего ребенка не может обеспечить. Я недоумевал, но по тому, как смутились молодые "супруги", понял что тут дело нечисто и причину нелепой выходки надо искать не в Нарим- беке, а в Борисе. Меня это не удивило, но Стелле я потом не раз говорил, что Борис жил не реальностью, а мифологемами, созданными для других в целях самооправдания, и что тому, что он рассказывал о себе и писал в дневнике, нужно верить не больше, чем на 5-10 %, а все остальное - мистификация. Это, кстати, хорошо поняли его друзья и не верили ему как раз тогда, когда он говорил правду. Поняли это и Н.К. и Люд- мила Ивановна, когда стали часто ездить к нам, а мы - к ним. Горе нас сблизило, мы совместно заботились и беспокоились о Насте, которая подолгу жила у нас и в Чапаевске, и в усадь- бе в С.-Дачном поселке, где ей особенно нравилось убирать овощи и возиться в песочнике, - там она лепила пирожки и куличики. Конечно, они поняли, что неверно думали о нас с подачи Бори, когда увидели, как он жил, что его окружало, сколько всего у него было из вещей, необходимых молодо- му человеку. Наше общение продолжалось до начала нового века, до нашего переезда в Москву.
      На смерть Бори откликнулись многие, а затем многие бла- годарили меня за книгу Марка Белого. Его матери я передал несколько экземляров изданной книги.
      
      
      
      
      
      
      
      
      Письмо М.А. Кимуржи с просьбой о стихах сына.
      
      Соболезнование нам выразила И.Н. Верховцева, которая когда-то часто заботилась о нем, когда он приходил к Юрию. Юрий умрет вскоре, осенью 1994 г., и по поводу его смер- ти она тоже выразить соболезнование. Пришлет свое пись- мо с впечатлениями о книге М. Белого В.В. Дорофеев. Очень трогательную открытку я получил от Е.Я. Бурлиной, доктора филос. н., зав. кафедрой в СГУ. Она была матерью моей уче- ницы из колледжа Лизы Сигаловой, мы с нею обменивались мыслями и книгами, и позднее она поможет Кате поступить преподавателем на факультет искусств. Вскоре она эмигри- рует в Германию, когда снова в России оживится антисе- митизм.
      
      
      
      
      
      
      
      Письмо-соболезнование от И.Н. Верховцевой, 28.01.1993 г.
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      Письмо от В.В. Дорофеева по поводу получения книги Марка Белого.
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      Открытка от Е.Я. Бурлиной с упоминанием книги Марка Белого.
      
      
      
      
      
      ***
      Вскоре после похорон Бори прошла радиопередача, посвя- щенная своему покойному сотруднику. С большим драматичес- ким воодушевлением ее вел Забегалов. "Он был рокером", - сказал музыкальный ведущий о Борисе. Затем на экране ТВ СКАТ был показан большой фильм, с различными эпизодами жизни автора программы "СДЕЛАНО"; знавшие его люди да- вали интервью телеведущему. На сороковой день памяти сына в Доме молодежи состоялся рок-концерт в честь поэта и музы- канта Марка Белого.
      Я же считал, что лучшим памятником сыну будет книга, которая включит в себя все созданное им за такую короткую жизнь, кроме тех публикаций, что были напечатаны в газете
      "Молодежная волна". Сам я оказался надолго, на 10 лет, в состоянии клинической депрессии, и болезнь то ослабевала, то разгоралась с новой силой. Мне приходилось ложиться в больницы и в Самаре, и в Чапаевске, менять профильных вра- чей, пройти десятки разных процедур, проглотить сотни раз- ных таблеток и микстур. Но самым радикальным лекарством было творчество, и началось оно с того, что я погрузился в составление сборника Марка Белого "Дай о тебе подумать, жизнь...", о котором я уже упоминал выше. Он вышел в свет
      17.09.93 г. на средства Русской благотворительной миссии, с директором которой О.Б. Куделиной я в то время сотрудничал в целях создания учебного заведения нетрадиционного типа
      "Русский лицей". Позднее, в знак благодарности спонсору, я взял на себя не простой труд по подготовке к публикации и первому изданию рукописи А.А. Любищева "Расцвет и упа- док цивилизаций". Эта книга была издана в начале 1994 г. и позднее переиздавалась с моими примечаниями. Благода- ря ей, у меня установились дружеские отношения с выдаю- щимся ученым-биологом М.Д. Голубовским, и произошла короткая переписка с тоже выдающимся писателем Д.А. Гра- ниным.
      
      
      
      
      
      Но первая публикация стихотворений состоялась раньше, и я тоже упоминал о ней. Благодаря протекции гл. редактора самарской газеты "Будни", ставшего позднее "газетным маг- натом", А.В. Князева, несколько стихотворений были опубли- кованы на страницах газеты "Культура" в марте 1993 года, и эта была первая публикация поэзии Марка Белого. На эти сти- хи откликнулась чапаевская поэтесса Анна Митряхина своим стихотворением "После жизни. Марку Белому" весной 93 г.
      Публикации в "Культуре" предшествовало короткое сооб- щение:
      Борис Корнющенко, известный в молодежных, музыкальных и журналистских кругах под псевдо- нимом Марк Белый, трагически погиб в ночь с девя- того на десятое января этого года. Ему было всего двадцать шесть лет. Мы предлагаем вам подборку не публиковавшихся стихов Бориса, предоставлен- ную нам его отцом Д.И. Корнющенко.
      
      
      Поэтические и, шире, литературные интересы сына были широки и многообразны, - об этом легко судить даже на осно- вании тех нескольких страниц его дневников и писем, приве- денных ранее. Его книгу можно было бы назвать и по-другому:
      "Портрет бунтаря", - соответственно его любимыми поэтами с ранней юности были А. Блок, В.Хлебников, В. Маяковский (раннее творчество), О. Мандельштам, М. Цветаева, Б. Пас- тернак... Позднее он углубился в творчество В. Высоцкого, А. Рембо, А. Камю, Ф. Кафки, М. Булгакова, В. Соловьева, Ф. Ницше...
      В 2000 г. я издал книгу "Метафизика ленты Мёбиуса. Освободить будущее от прошлого? Освободить прошлое от будущего? Философско-историческое эссе", которая перво- начально предназначалась для конкурса 1998 г., объявленно- го культурными центрами Франции и ФРГ. Конкурс эссе был
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      Первая публикация стихов Марка Белого в газете "Культура"
      
      Стихотворение А. Митряхиной, посвященное Марку Белому.
      
      
      
      
      
      международным и проводился на семи языках. Я нарушил формальнее условия конкурса: превысил число печатных знаков на 12 тысяч. Но в конце 2001 г. в Москве моя кни- га была награждена Национальным Артийским Комитетом России "Дипломом" с присуждением автору почетного зва- ния Лауреат Шестой Артиады народов России в номинации
      7. Литература 7.2. Лига мастеров 7.2.1. Гильдия профессио- налов. Так вот, уже в первой главе в книге было немало строк, посвященных Боре. К нему приложимо и то понятие "архе- типа автора", в частности "архетипа - Эмпедокл", который я в книге пытался наполнить соответствующим содержанием. Привожу эти места из книги:
      
      Глава I
      
      "Прошлое еще предстоит...."
      Р.М. Рильке.
      
      Много лет назад мой сын, вернувшись с военной службы, написал странное стихотворение:
      И тогда я пришел
      И открыл старый дом. Моя прошлая тень Меня встретила в нем. Может, прошлого тень, Только что теперь в том:
      Я вернулся, ну, здравствуй, Потом все расскажешь!"
      
      Но дом встретил его неприветливо, недоверчиво, не при- знал в нем хозяина. Встреча, которой сын так долго ждал, не состоялась. Напряженное ощущение окружающего мира было характерно для его рефлексирующей натуры. Конец стихотво- рения был драматичен:
      
      
      
      
      
      "Что случилось потом, До сих пор не пойму. Только Бог это может Поставить в вину,
      И не знаю, был ли я прав Иль не прав -
      Я поджег родной дом, Потом скрылся в кустах."
      
      До трагической гибели сына оставалось 6 лет, он не мог предвидеть свою раннюю смерть, хотя часто писал о ней. Впрочем, не больше, чем другие поэты. Например, немецкий экспрессионист Георг Гейм, погибший почти в том же возрас- те, что и сын, предсказал в стихах свою до крайности неле- пую смерть. Поэзия сына была похожа и на поэзию Г. Гейма,
      "немецкого Рембо", и на поэзию Б. Поплавского, "русского Рембо". Сын не успел прочитать их стихи, оба поэта были из- даны в России после его смерти. Но в ранней юности он читал стихотворения А. Рембо и был от них в потрясении. Что ж, любой, кто соприкасается с творчеством "проклятых поэтов" неизбежно принимает на себя часть этого клейма. Но что он хотел сказать или испытать, совершая этот метафизический акт: мысленно сжигая дом со своей тенью? Что ему пригрези- лось? Освобождение настоящего и будущего от прошлого? Но какое прошлое могло быть у него, тогда двадцатилетнего? Не приблизил ли он все же свою смерть вот такой чрезвычайной мерой, как бы уничтожая дом вместе со своим прошлым? Нет ответа на эти вопросы ...
      Но когда я готовил к печати его посмертный сборник - сти- хи, письма, дневники (он вышел в свет в год смерти сына под названием "Дай о тебе подумать, жизнь...") - я встретил дру- гое, противоположное по смыслу стихотворение:
      "Ты молча помолись о прошлом Оно достойно поклонения.
      
      
      
      
      
      Все, что встречает столкновенье, Люби, не предавай забвенью!"
      .........................................................
      Духовная и творческая близость Гельдерлина, Ницше, Ваг- нера, Скрябина не случайна. Это как раз тот малоизученный феномен, о котором вскользь упоминает московский литерату- ровед А.Ю. Большакова в своей очень толковой книжке "Де- ревня как архетип: от Пушкина до Солженицына", М., 1991 (П. Николаев в ж. "Детская литература", 1999, N 5-6 назвал работу А. Большаковой "новым словом в нашей пушкинисти- ке"). В гл. ""Литературный архетип" на стр. 31 читаем: "Мно- гоуровневая структура литературного архетипа обусловле- на как возможной многоуровневостью его компонентов (от элементарных образов отдельных произведений до целых ли- тературных направлений и т.п.), так и развитием архетипа от индивидуального до коллективного уровня (см. положения С. Аверинцева). Многоуровневая структура литературного архетипа определяется и индивидуальной личностью пи- сателя-творца и творчеством группы писателей, деятель- ностью конкретного литературного направления, входящего, в свою очередь, в национальную литературу и определяющего ее "лица необщье выраженье", и, далее, вплоть до общего "ма- терика" мировой литературы.
      Литературный архетип, проявляющийся в качестве осно- вополагающей модели в творчестве одного или нескольких писателей, в свою очередь формируется на основе глубинных моделей мировосприятия, свойственных той или иной нации". (подчеркнуто мною - Д.К.). То есть, можно говорить об "ар- хетипе автора", наделенного таинственной властью пронизы- вать все пространство мировой культуры от ее первоистоков до наших дней. И это не только литература. Один и тот же
      "авторский архетип" может проявить себя и в философии, и в музыке, и в словесности, и в сфере изобразительных искусств (обращаюсь только к духовной культуре). Вполне возможна
      
      
      
      
      
      классификация этих архетипов, соответствующая терминоло- гия (как в соционике - 16 типов, охватывающие все возможные формы человеческого поведения и характеры). Я не задаюсь подобной целью, но хочу все же обратить внимание на то, что названные выше имена явно объединяются одним архетипом автора. Назову его "архетип-Эмпедокл".
      В свою очередь творцы-художники этого, как и другого ар- хетипов, стимулируют, возбуждают творческую мысль идущих за ними (совсем не обязательно, чтобы это были люди одной нации). Появляются их продолжатели, ретрансляторы главной ведущей идеи творчества, но и добавляющие свою лепту, не- редко очень весомую, в общую парадигму объединяющего их архетипа. Но дело здесь не в подражательстве, не в эпигонстве, не в прозелитизме. Просто, принадлежа к данному архетипу, авторы не могут творить иначе, а если и пытаются, то терпят крах. Это уже вопрос по ведомству аналитической психологии К.Г. Юнга.
      .........................................................
      
      Чем же "наполнен" предложенный мною "архетип-Эмпе- докл"? Каковы его составляющие - первичные схемы образов? Форму первообраза К.Г. Юнг сравнивал с "системой осей ка- кого-нибудь кристалла, которая до известной степени перефор- мирует образование кристалла в маточном растворе, сама не обладая вещественным бытием" (С. Аверинцев). Эту систему осей можно обнаружить в книге Гастона Башляра (1884 - 1962)
      "Грезы о воздухе", третьем томе огромной пенталогии: мифо- логия о четырех природных стихиях. Французский философ интерпретирует Ницше как самого "ветряного" из поэтов. Воз- дух - вертикаль, пронизан моральными ценностями. "Человек, будучи человеком, не может жить горизонтально. Вертикаль вкладывает в нас одновременно верх и низ. Кто не поднимает- ся, тот падает...". "Фактически мы воображаем порыв ввысь, а знаем его как падение вниз". Радикальный героизм - "любовь
      
      
      
      
      
      к року" Ницше - это и есть роковой смысл "архетипа-Эмпедо- кла": бросить всего себя в бездну, надеясь на взлет. Тех, кто не сможет совершить полет, считал Башляр, Ницше научит "быс- трее падать". Но те, кто вглядывался в бездну, даже упавшие, заставляют бездну вглядываться в себя.
      
      Поэт Марк Белый и его поэзия в предложенной мною сис- теме осей почти идеально совпадают с тем архетипом автора, который и есть "архетип - Эмпедокл".
      (Корнющенко Д.И. Метафизика ленты Мёбиуса. Философско-историческое эссе. Чапаевск.
      2000, с. 5-6, 106-107, 112).
      
      С публикации в газете "Культура", и с издания книжки
      "Дай о тебе подумать, жизнь..." начинается посмертная судь- ба творческого наследия Марка Белого, которая продолжается и по сей день. О первом издании книги появилась информация в газете "Книжное обозрение" в сентябре 1993 г., а вскоре вы- шел 1-й том "Историко-культурной энциклопедии Самарско- го края. Персоналии. А-Д". Самара. 1993, в котором на с. 117 была дана небольшая информация о Белом Марке. Информа- ция об этом томе тоже была размещена в "КО". Более полная информация, которую я сам отправлял С. Чупринину в 1999 г. появилась в его энциклопедическом словаре-справочнике в томе 1. А-Л. М. 2002, с. 144.
      В феврале 1994 г. отдел комплектования Всесоюзной Го- сударственной Библиотеки Иностранной литературы им. М.И. Рудомино попросил меня прислать в библиотеку 5 экз. книги Марка Белого. Примерно в это же время, с такой же про- сьбой, но уже о 40 экз. его книги и о 5 экз. книги А.А. Любище- ва на общую сумму в 33 тыс. рублей обратилась Центральная библиотека г. Чапаевска. В 2001 г. эта библиотека выпустит буклет "Марк Белый: кто ты?".
      
      
      
      
      
      
      
      Диплом Национального артийского комитета России, присуждающий Корнющенко Д.И. звание Лауреата, 21..11.2001 г.
      
      
      
      
      
      
      
      Обложка книги Марка Белого и информаци о ней в "КО".
      
      
      
      
      
      
      
      Персоналии Марка Белого в гуманитарных энциклопедиях.
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      Запрос о покупки книг Марка Белого из Библиотеки иностранной литературы.
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      В 1999 г. к столетию годовщины смерти великого немецко- го философа Ф. Ницше я, наконец-то, издал книгу, написанную еще в 1970 году: "Элитарная концепция искусства в философии Фридриха Ницше (Ницшеанство как социокультурный фено- мен XX века"). В предисловии "От автора" я писал: "В начале 90-х годов совместно с сыном мы обсуждали возможность рас- ширения версии главной темы этой книги в контексте влияния эстетики Ф. Ницше, А. Шопенгауэра, иронии С. Кьеркегора на культуру "андеграунда", с частности, на рок-музыку.
      Трагическая гибель Бориса не позволила осуществиться этому замыслу...". Книга имела посвящение: "Светлой памяти моего сына Бориса посвящаю".
      В 2002 и 2003 годах двумя изданиями вышла в свет моя главная педагогическая книга, результат многолетних учитель- ских экспериментов, наблюдений и размышлений в сфере гу- манитарного образования: "Интегральная диалогика: попытка новой технологии гуманитарного образования (из опыта рабо- ты)". Обе книги имели посвящение:
      "Посвящается моей семье - верному другу и помощнику, жене Татьяне Михайловне;
      моим детям-ученикам: покойному сыну Борису, милым дочерям Вере и Кате
      и любимому ученику Валерию Емелину".
      Предисловие "Книга длиною в жизнь" написал мой учи- тель педагогики зав. лабораторией "Философии образования" НИИ ТОИП РАО, гл. специалист, д. педаг. наук, академик АТП Я.С. Турбовской, с которым я в те годы активно сотрудничал. В конце предисловия он написал следующее: "Когда у меня ока- залась в руках книга стихов Бориса - несомненно, талантливо- го, трагически погибшего сына Дмитрия Ильича Корнющенко, я был поражен. Предисловие к книге написал и, по сути, ее саму подготовил и издал его отец. И поневоле родилась ассоциация,
      
      
      
      
      
      связывающая поступок того хирурга, на операционном столе спасающего своего ребенка, и отца, стремящегося продлить в людских душах духовную и земную жизнь своего сына. Естест- венно, я не мог не попытаться найти ответ, объясняющий приро- ду таких поступков, такого самообладания, воли и мужества. Не знаю, прав ли я - ни разу я не задавал по этому поводу вопросов самому Дмитрию Ильичу, считая их откровенно бестактными - но я нашел этому объяснение. Оно в глубинном, пронизываю- щем человеческую душу осознании и ощущении бесценности человеческой жизни, творящего человеческого духа, живущего в том осознании своей личной ответственности за все, что ты родил, что делаешь, к чему стремишься. Из этого ощущения и рождается ответственность - не на словах и даже не на деле, принимаемом как "выполняемая работа", а - за каждый про- житый день, за каждый поступок, за время, отведенное тебе на твою жизнь". В Главе 1 "Обретение опыта" я упомянул о своем сыне, о его творческой деятельности, о его книге... На послед- ней стороне обложки московское издательство "Багира" сдела- ло такое резюме о моем педагогическом трактате: "... Книга для тех, кому не безразлична судьба России". (Корнющенко Д.И. Интегральная диалогика... М. МПСИ.2003, с. 21-22, с. 47-48).
      В 1999 г. я познакомился с чапаевским учителем математики Евгением Михайловичем Гуреевым: один год мы вместе прора- ботали в СШ Љ 21. Однако тогда это знакомство не переросло в дружбу. Уже на исходе своей работы в Чапаевске в СШ Љ 3 в 2002 г. я случайно прочитал его интервью в газете "Всякая всячина" и поразился тому, что прожив столько лет в этом го- роде, постоянно общаясь с большинством людей, совершенно чуждых мне, я так и не познакомился как следовало бы с этим во многом конгениальным мне человеком. Чтобы наверстать упущенное я попросил передать ему свою "Метафизику...", как книгу адекватную его типу мышления и эрудиции. Е.М. отозвался телефонным звонком, но встреча (в метафизическом смысле) не состоялась - мы были заняты подготовкой к моему
      
      
      
      
      
      отъезду в Москву, и я писал эссе для публикации в московских журналах: "Ницше как воспитатель", которое позднее наделало много шума. Но именно в Москве весной 2003 г. я узнал, что Е.М. публикует в той же "ВВ" отрывки из "Метафизики ленты Мебиуса", причем публикует те главы, которые и я бы согла- сился опубликовать с целью провокации образованного, но кос- ного чапаевского населения. Провокация удалась на редкость: на мою книгу-лауреата чапаевские интеллектуалы набросились как бык на красный плащ матадора. Мне пришлось давать отпо- ведь наиболее рьяным из них, и Е.М. тоже поместил её в газете, в которой он вел литературную страницу. Общность цели и объ- единение в споре с оппонентами окончательно нас сблизили, и вот уже более 15 лет продолжается наша дружба.
      Я подарил ему книгу Марка Белого и даже не ожидал, что она на долгие годы захватит его своей поэтической искренностью. Сам Е.М. Гуреев безупречно проявил себя во всех литературных жанрах: в поэзии, в создании тревожных провиденческих фан- тастических романах в социально-бытовом жанре, в философс- ких штудиях, в педагогических трактатах, наконец, в литературо- ведческих и критических статьях. Можно еще добавить жанры православно-теологической публицистики и острокритичной социально-политической публицистики, выдержанные в рус- ле либеральной парадигмы. Большинство его работ я читал, но, к сожалению, издан только небольшой сборник "Крик, поцелуй и тишина... Поэтическое эссе". Самара. 2010. Кроме того, Е.М. публиковался в местных газетах, в Альманахе "Мир", в двух мос- ковских журналах. Одну книгу мы издали в соавторстве. Но самые значительные прозаические произведения до сих пор не изданы.
      Е.М. Гурееву я посвятил вторую часть своего педагогическо- го трактата "Интегральная диалогика: интенсивная технология гуманитарного образования. Учебно-методический курс". М. 2009. - "Посвящаю эту книгу моему другу и помощнику-педаго- гу, поэту, философу - Евгению Гурееву. В конце марта 2004 г. на страницах чапаевской газеты "Всякая всячина" начали публико-
      
      
      
      
      
      ваться материалы малого поэтического конкурса, посвященного Марку Белому. Организатором конкурса и его модератором был Е. Гуреев. Я был в курсе всех этапов конкурса и рекомендовал Стелле Оганесян, вдове Бориса, принять в нем участие. Она пи- сала оригинальные стихи в манере верлибра (свободного стиха), и в 1993 г. я включил три ее стихотворения в качестве прило- жения в сборник М. Белого: одно из них участвовало и на кон- курсе. Я позаботился о том, чтобы лауреатство первой степени было присуждено ей, т.к. это звание обеспечивалось премией в размере одной тысячи рублей, которая для ее дочери Насте была далеко не лишней в те годы. На заключительном этапе, когда вру- чались награды, я отсутствовал, т.к. именно в этот день в Москве, в НИИ РАО, мне вручали диплом академика Академии творчес- кой педагогики (АТП) по представлению Я.С. Турбовского.
      Выборочные материалы конкурса мы приведем на дальней- ших страницах. В ходе его проведения возникло немало споров, как и в 2003 г., по поводу моих публикаций: о поэзии как лите- ратурном жанре, о культуре и творчестве чапаевских поэтов, о христианстве, нравственности и о многом другом. Дискуссии попали и на страницы другой газеты "Чапаевский рабочий". В конце года мы собрали все материалы "про ет контра" и объединили их в сборнике "Культура и поэзия: опыт литера- турного досье", посвятив его поэтам и прозаикам г. Чапаевска. Сборник вышел из печати в начале 2005 г. в московском изда- тельстве "Спутник +". В 2004 г. Е.М. Гуреев создал мой сайт в электронной библиотеке М. Мошкова в СПб. На этом сайте размещены все мои книги и многие важные, с моей точки зре- ния, статьи. Среди книг есть и сборник Марка Белого. В начале 2005 г. в журнале "Литературная учеба" была опубликована большая подборка стихов Бориса в сопровождении хорошо аргументированной статьи Е. Гуреева "Дай о тебе подумать, жизнь..." (Памяти поэта Марка Белого // "Лит. учеба", Љ 1, 2005, с. 150-155, с. 156-159). Об этой публикации Гуреев раз- местил материал в газете "Всякая всячина", Љ 13, 8.04.2005.
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      ("Всякая всячина", Љ 13, 26.03.04).
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      ("Всякая всячина", Љ 21, 21.05.04).
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      ("Всякая всячина", Љ 17, 23.04.04).
      
      
      
      
      
      
      
      Итоги поэтического конкурса им. Марка Белого, 2004 г.
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      ("Литературная учеба", Љ 1, 2005, с. 150-151).
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      ("Литературная учеба", Љ 1, 2005, с. 156-157).
      
      
      
      
      
      
      
      ("Всякая всячина", Љ 13, 08.04.05).
      
      
      
      
      
      
      Обложка 3го издания книги Марка Белого, 2011 г.
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      ("Всякая всячина", Љ 18, 10.05.13).
      
      Статья Е.М. Гуреева, подводящая итоги презентации 3го издания книги Марка Белого "Дай о тебе подумать, жизнь...", 2013 г.
      
      
      
      
      
      В 2011 г. стараниями Е.М. Гуреева вышло третье издание книги М. Белого с хорошо подобранными иллюстрациями и с послесловием моего друга. В память 20-й годовщины смерти Бориса под эгидой отделения "Русского литературного клуба" в 2012 - 2013 гг. прошли во многих школах и библиотеках г. Ча- паевска музыкально-поэтические вечера, посвященные Марку Белому. Все они запечатлены на сайте "Клуба". Организовы- вал их Е.М. Гуреев. Последняя большая публикация М. Белого состоялась в Альманахе "Мир", Љ 4, 2013, г. Чапаевск.
      В 2012 г. Стелла оцифровала видеопленки, содержащие
      "Семейный архив" с Настей и Борей, и записи авторской про- граммы Марка Белого "Сделано". Время от времени мы про- сматриваем эти записи 1991-1992 г.
      
      ***
      Вновь, после длительного отступления, посвященного Б.Д. Корнющенко, мы возвращаемся к первой половине 80-х го- дов прошлого века. В СШ Љ 1 я проработал на должности за- вуча 6 лет. Сделано и организовано в школе было многое, в том числе и того, что впоследствии вошло как составляющее в мою концепцию и технологию нового гуманитарного образования. Накопился большой опыт как административно-бюрократичес- кого управления, так и в сфере профессионального владения принципами школоведения (ныне эти принципы основательно забыты, что приводит к окончательному разрушению среднего образования в большинстве школ). На семинарах, на длительных курсах заместителей директоров по учебной части в Куйбышеве мне приходилось "делиться опытом" как о создании благоприят- ных условий для интеллектуального развития школьников, так и о наиболее рациональных формах работы с педагогическим коллективом. Но в целом, я считал и считаю, что эти годы адми- нистративной работы (с интернатскими годами их было теперь десять, а в дальнейшем это число дорастет до пятнадцати лет) - это время, потраченное впустую. Хотя Боря уже после армейской
      
      
      
      
      
      службы с некоторым пафосом говорил мне, что его воспитывал не столько я, как отец, сколько щёлочка света из-под двери моего кабинета, которую он видел в любое время ночи, я-то знал, что эта щёлочка светилась из-за неизбежной педагогической рути- ны: подготовки доклада к педсовету, составления координацион- ного плана работы администрации и, чаще всего, из-за сложнос- тей в составлении учебного расписания, когда невозможно было учесть все необходимые параметры этого главнейшего школьно- го документа, особенно, в дни пандемий, когда болело одновре- менно несколько учителей, и их нужно было как-то замещать. Тогда ведь компьютеров не было, все решал мозг завуча.
      Эта рутина в сочетании с все более возрастающим убежде- нием, что моя административная работа помимо моей воли ук- репляет прогнившую советскую систему, к которой я, в целом, отношусь резко враждебно, порождала сшибку в том самом моем мозгу, который можно бы было, на мой взгляд, использовать бо- лее рационально и производительнее. Хотя какое-то спасение от этой сшибки, из-за которой мучился не я один, можно было найти в алкоголе, и я все чаще и чаще склонялся к выпивке, что давало хоть временное, но облегчение. Возникала парадоксальная ситу- ация, которую позднее очень драматично охарактеризовал А. Би- тов: чтобы противостоять коммунистическому режиму, нужно было оставаться настоящим русским интеллигентом, но именно этот классический чеховский тип интеллигента в условиях анти- человеческого существования выжить не может. Разные формы противостояния и сопротивления власти обычно заканчиваются тоже разными формами его уничтожения или самоуничтожения. Выбор богатый: можно угодить в тюрьму, спецлагерь или в пси- хиатрическую больницу на принудительное "лечение"; можно продолжать борьбу в условиях предопределенных режимом на уровне "теории малых дел" и радоваться тому, что держишь фигу в кармане; можно пить и пить вино до наступления алко- голизма - самый распространенный путь среди русской интел- лигенции, превратившийся в ее профессиональную болезнь; как
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      Боря и Вера Корнющенко, г. Куйбышев, март 1971 г.
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      Боря Корнющенко, п-ов. Камчатка, пос. Корф, 1.05.1973.
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      Олег, М.А. Кимуржи, Г.В. Страхова, Ю.Т. Кимуржи, Борис Корнющенко, март 1975 г.
      
      Олег и Галя Кимуржи с братом Борисом Корнющенко, г. Куйбышев, 8.11.1979 г.
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      Торжественная линейка в Корфской школе. Боря второй слева. 1.09.1973 г.
      
      
      
      
      
      
      Последний звонок для 10-А класса в США Љ 1 г. Чапаевска, 25.05.1983 г.
      Борис первый справа во втором ряду.
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      8-Б класс средней школы Љ 1 на уборке снега.Борис крайний справа. г. Чапаевск, 1980 г.
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      Слева направо: Д.И. Корнющенко, Г.В. Страхова, Борис, Костя Вильямович. Октябрь 1984 г. Проводы в армию.
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      Первая армейская фотография.
      Казахстан, 25.11.1984 г.
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      Борис Корнющенко - окончание школы сержантов, г. Симферополь.
      20.04.1985 г.
      
      Казахстан, воинская ракетная часть Љ 14045, 1985 г.
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      Казахстан. Боевой расчет, сентябрь 1986 г.
      Борис в первом ряду второй справа.
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      Фотография семьи Корнющенко, июль 1983 г.
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      Друзья Бори: "Пентагон" - во втором ряду слева И. Кобозев, В. Емелин, С. Цыганов. Борис с гитарой. г. Самара, лето 1992 г.
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      Время работы журналистом газеты "Молодежная волна", ведущим авторской программы "Сделано" на телекомпании "СКАТ", музыкальным редактором радиостанции "Самара-Максимум". г.Самара, 1991 - 1992 гг.
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      Могила Б.Д. Корнющенко на Центральном кладбище
      г. Самары. Новое надгробье установлено в октябре 2011 г.
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      Настя Корнющенко на первом уроке в
      1-м классе в средней школе Љ 44.
      г. Самара, 1.09.1998 г.
      
      
      Стелла Наримбековна Оганесян с дочкой Анастасией-Ярославой Корнющенко.
      г. Самара, 1992 г.
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      Анастасия Борисовна Агрова после рождения сына. г. Самара, 2010 г.
      
      Юрий Антонович Агров (р. 25.01.2008).
      г. Самара, 7.11.2014 г. г.
      
      
      
      
      
      следствие этого пути, можно сойти с ума; можно эмигрировать из этой страны и тем или иным способом продолжать борьбу из- за рубежа; наконец, как последний довод, можно совершить суи- цид - самоубийство всегда было крайним средством выражения несогласия с существующей властью. Если ты не прибегнул ни к одному из этих средств сопротивления, приспособился и остал- ся доволен собой, то, считал А. Битов, ты не настоящий русский интеллигент, а его подобие, суррогат. Мой случай несколько от- личался от парадигмы А. Битова: я попробовал все названные пути сопротивлении, но не один из них не довел до конца, по- этому выжил, как и многие, испытал радость от перестройки Горбачева и постперестроечных лет Ельцина, одним из первых увидел наступление реакции в лице Путина, с первых же дней его власти почувствовал себя его непримиримым противником, участвовал во многих акциях сопротивления путинскому режи- му, и ... И вот сейчас, заканчивая эту многостраничную книгу, я задумываюсь - кто я? Все-таки хотелось бы думать, что я рус- ский интеллигент, в котором соединились русская и польская, украинская и шведская кровь. Или "русский европеец", какими были те немногие русские дворяне, сумевшие ассимилироваться за границей. В России же опять побеждает образованщина, как и в то время, о котором я рассказываю.
      "Русским европейцем" я однажды назвал молодого учите- ля немецкого языка Владимира Ильича Яркова, присланного в нашу школу по распределению в 1984 или в 1985 году. Об- ращаясь с ним по долгу службы, я очень скоро убедился, что он на порядок выше не только других наших молодых специа- листов, но и тех признанных доморощенных интеллектуалов, вроде Р.Л. Ицкович. Он, в свою очередь, убедился, что я единс- твенный человек в школе, который не только его понимает, но и может защитить. У таких людей обычно бывают проблемы с соблюдением многих рутинных правил в учебном процессе, а именно по этому критерию недалекие коллеги и админист- раторы берутся оценивать этих индивидуумов. Вот тут-то я и
      
      
      
      
      
      поставил этих ремесленников в тупик, когда на педсовете, пос- вященном творческим потенциям учительского коллектива, дал ему такую оценку и был поддержан Розой. Увы, ему все же пришлось уйти из нашей школы, а потом и из школы вообще. Рутину он не выдержал. Общение наше долго продолжалось, он часто приезжал ко мне домой, мы обменивались книгами и пластинками, я давал ему что-то из своих старых немецких приобретений. Его родственник имел отношение к биографии поэта-визионера А. Добролюбова, и я посылал В.И. некоторые материалы, стихотворения этого, мало в те годы кому извест- ного поэта Серебряного века. Когда погиб Борис, В. Ярков не выразил нам соболезнования, не отозвался на посланную ему книгу М. Белого, и на этом наше общение закончилось.
      Во время курсов в 1984 г. я познакомился с интересным че- ловеком того же типа и круга общения, о которых я периоди- чески рассказываю. Это была зав. библиотекой Института усо- вершенствования учителей М.Ф. Кветкина. Она хорошо знала литературу, нестандартно мыслила, но первоначально настора- живалась, когда я начинал цитировать А.И. Солженицына. Но через год началась перестройка, и она стала восхищаться тем, что все перестроечные лозунги я в ее библиотеке уже озвучивал. У меня же был свой интерес: Катя зачитывалась романами А. Дюма, а в этой библиотеке было единственное на тот день 12- ти томное собрание сочинений этого романиста. Его издавали специально для библиотек, и читать на руки не давали. Надо ли говорить, что все эти тома с романами, кроме тех которые у нас были, побывали в руках у Кати! М.Ф. делилась со мною своими семейными делами, сложными отношениями с дочерью Юлей и т.п. Я тоже кое-что привозил ей для чтения из самиздата, но до Солженицына дело, кажется, не дошло. Потом она уехала в Ка- лининскую (Тверскую) обл., в г. Бологое, где жил ее отец, кото- рый вскоре умер. Мы долго переписывались, и ее письма сохра- нились в моем архиве. Постепенно, к началу 90-х годов, наша переписка иссякла. Надеюсь, что Маргарита Федоровна жива.
      
      
      
      
      
      В марте 1985 г. в журнале "Звезда" я прочитал статью Молоткова и Орлова "Тихие диверсанты". Статья была опуб- ликована в номере втором в начале 85 года, но рассказыва- ла о событиях, происшедших в Ленинграде на рубеже 1982- 83 годов. Речь шла о разгроме последней диссидентской груп- пы, действовавшей во главе с известным литературоведом М.Б. Мейлахом, сыном тоже известно пушкиниста Б.С. Мейла- ха, и с рабочим Б. Митяшиным. И хотя в статье говорилось об удачной операции, проведенной доблестной службой безопас- ности уже давно, и утверждалось, что с этим последним гнез- дом "тихих диверсантов" против советской власти покончено раз и навсегда (это за два-три месяца до начала перестройки!), я вдруг испытал панический страх перед возможным арестом: не за себя, а за жену, дочерей и сына, служившего в армии. Те- перь понадобится еще один ретроэкскурс, чтобы понять при- чину моего страха.
      В феврале 1974 г. из Советского Союза был выслан А.И. Солженицын. Эта бандитская выходка советской влас- ти потрясла меня, как и многих других людей нашего круга. В знак протеста я решил отказаться от защиты диссертации на соискание степени кандидата педагогических наук, которая могла бы состояться осенью этого года. В письме А. Ярыгину я писал в те дни: "Хотел бы я сейчас быть членом партии, чтобы в знак протеста выйти из нее! Но я откажусь от защиты диссер- тации - это то, что в моих силах!".
      Вскоре, приблизительно весной этого года, кузен Юрий вернулся из поездки в Ленинград и таинственно показал мне небольшие по формату, отпечатанные на папиросной бумаге шрифтом нонпарель, томики произведений А.И. Солженицына эмигрантского издательства "Посев": "В круге первом" и "Ра- ковый корпус" в двух книгах. С этого времени и началась моя активная деятельность распространителя антисоветской лите- ратуры, что было тоже ответом на беззаконную высылку Сол- женицына. Об отказе от защиты диссертации я говорил, как
      
      
      
      
      
      об изменившихся научных интересах, ведь невозможно было признаваться в истинной причине, чтобы не подвергнуться не- медленным гонениям, а со стороны моего научного руководи- теля Ю. Азарова или со стороны Я. Турбовского вопросов не последовало, что было мне на руку. В начале 80-х эти книги купил у Юрия мой друг В.П. Тарсуков. Когда он уехал учиться в аспирантуру в Москву, эти книги снова поступили ко мне на хранение. В итоге, с самиздатовскими сборниками, частично полученными от В. Тарсукова (русская поэзия Серебряного века), главой "Поэт и Толстяк" из книги Арк. Беленкова "Юрий Олеша. (Сдача и гибель советского интеллигента)", перепеча- танной из журнала "Байкал", Љ 1-2, 1968 и подаренной мне И.М. Моливером, с копиями старых изданий М.А. Булгакова и еще какими-то нелегальными изданиями, у меня на руках и в постоянном движении находилась вполне приличная "под- польная библиотечка", за которую по тогдашним подсчетам статей в УК РСФСР мне причиталось 8,5 лет. И надо сказать, иногда я легкомысленно давал эти книги тем людям, которым их давать никак не следовало бы, и если они на меня не до- носили, то только потому, что они сами просили у меня "что- нибудь такое почитать", - пришлось бы в этом признаваться. Да и местные гебисты, в основном, были заняты сохранением и обережением государственной тайны о чапаевских военных заводах, хотя зарубежные "вражеские" радиостанции момен- тально передавали сообщения обо всем, что на этих заводах и в г. Чапаевске происходило. В преданности советского рабоче- го они были уверены, и какие-то книжонки их не интересова- ли. Но был случай, когда я по собственной глупости мог силь- но пострадать, и не я один. В конце 77-го или в начале 78-го я возвращался от Л. Блейхмана с портфелем, набитым книгами. Это были подписные тома из БВЛ, тома Достоевского и среди них все три книжки Солженицына, которые Лев вернул мне после чтения. Была и статья Беленкова. Я опаздывал на элект- ричку, влетел в первый вагон того поезда, который шел в сто-
      
      
      
      
      
      рону Чапаевска, но так как я был в подпитии мне показалось, что он, едва закрылись двери, пошел в противоположную сто- рону. Инстинктивно я рванул стоп-кран, и поскольку это был головной вагон, то вышел машинист и "пригласил" в кабину, а на станции Новокуйбышевск эта бригада сдала меня линейной милиции. Так как сильно пьян я не был, эти молодцы соста- вили на меня протокол за "хулиганство" и отпустили, - при- шлось ждать электрички, идущей в 0 ч. 30 мин. Но был один момент, когда я внутренне похолодел. Меня спросили: "Что у вас в портфеле?". Обычно милиция рассчитывает на бутылки со спиртным и немедленно конфисковывает оные. Но у меня бутылок не было, я небрежно открыл свой портфель и, гордясь своей честностью, так же небрежно ответил: "Да так, книги!". Я ведь не сказал, какие книги. А среди них была и записная книжка с множеством адресов, которые сразу же заинтересо- вали бы милицию, открой она, что это за книги. Происхожде- ние книг было как раз от Б.С. Мейлаха, отца Михаила. Томики Солженицына "доверенным" литераторам "выдавали" в целях идеологической борьбы с противником. Но Б. Мейлах был еще и филателистом, поэтому нашел для себя удобный способ об- мена: за нужные ему марки предлагал эту нелегальную литера- туру. Эквивалент был по 100 рублей том, т.е. Юрий, продав ему почтовых марок на 300 рублей, получил взамен три книжечки. И вот тогда, после чтения статьи в "Звезде", я предста- вил, что могут как-то добраться и до меня, - Юрий оставался в тяжелом состоянии после перенесенного инсульта. Беспоко- ясь не только о себе, но и о тех, кто получал эти запрещенные книги у меня, я вырвал из своих библиографических тетрадей все страницы, на которых были соответствующие записи, соб- рал другие компрометирующие меня наброски, заметки и т.п. И дважды по ночам выходил на улицу и на крышке канализа- ционного люка устраивал небольшое аутодафе. Возможно, что и не зря. В этой же "Звезде", Љ 1, 1992 были опубликованы записки Б. Митяшина "Гиблое ваше дело", из которых мож-
      
      
      
      
      
      но узнать, что большинство участников группы Мейлаха вели себя далеко не лучшим образом: сообщали все, что от них тре- бовали на допросах гебисты.
      В 70-е годы я придумал вполне легальное и даже идеоло- гически выгодное властям мероприятие, которое позволяло мне совершенно свободно говорить достаточно крамольные вещи в длительной лекции "Образ В.И. Ленина в советском изобразительному искусстве", которая проходила по линии об- щества "Знание", и за которую мне даже платили деньги по три рубля за "сеанс". Я придумал этот ход, вспомнив, что в 1968 году, чтобы не писать ту ложь о советском государстве, которая требовалась в курсовой работе от студентов истори- ческого факультета на последнем четвертом курсе, заверша- ющим изучение истории СССР, - я выбрал нейтральную, по сути, тему об изображении Ленина в живописи и скульптуре. И вот я расширил текст за счет новых произведений, воору- жился диапроектором, диафильмом "Лениниада Андреева" и другими репродукциями работ о Ленине, и под прикрыти- ем такой тяжелой артиллерии я мог спокойно рассказывать о русском авангарде, о терпимости вождя пролетариата к модер- низму, о гонениях на Б. Пастернака, об уничтожении деятелей советской культуры в годы сталинизма, о современных дисси- дентах: поэтах, писателях, художниках, музыкантах... Я даже под предлогом критики большими кусками цитировал их тек- сты, например, Арк. Белинкова. Читал лекции в школах, биб- лиотеках, в больницах, даже в Городском отделе внутренних дел, - и все сходило мне с рук. Таков был культурный уровень руководителей этих учреждений. А слушателям лекции нрави- лись, мне часто задавили вопросы... Потом мне надоело это лицедейство, и я прекратил чтение лекций.
      В 1988 г. на курсах ИУУ я познакомился с Евгением Юрье- вичем Зеленцовым, будущим отцом Евгением, о котором много говорил во Второй книге. Позднее мы долго переписывались, его письма сохранились:
      
      
      
      
      
      
      
      
      В этой открытке он пишет о том, что покинул духовную академию в Загорске (Сергиевом Посаде), т.к. обнаружил там много такого, что не соответствовало его представлениям о служителях божьих. Позднее он будет хиротонисирован в сан священника, и я приведу в Покровский собор своих студентов- гуманитариев из колледжа, чтобы они из первых уст услыша- ли о православно-христианской культуре. После смерти сына наши отношении прервались, а в 1997 г., уступая просьбам жены, я решил креститься (она верила, что крещение поможет мне преодолеть тяжелую болезнь), и когда мы пришли в тот же собор, оказалось, что обряд крещения в этот день совер- шает о. Евгений. Он окрестил меня, назвав моим крестным покровителем Благоверного князя Дмитрия Донского. Иногда мы виделись, я упомянул Женю в "Интегральной диалогике", там, где я рассказывал о казачьих кадетских корпусах, т.к. он оказался на месте Полкового священника Самарского казачье- го войска. Потом наши отношения прекратились, но я помню о
      
      
      
      
      
      нем и ныне, как о порядочном священнослужителе, особенно на фоне сегодняшних попов с толоконными лбами.
      В 1987 г. мы с Катей ездили в Ленинград, тоже по путев- ке. Очень многое увидели. Встречались с Сашей Цыганковым, отмечали в его квартире день рождения Александра. Позднее Катя ездила в С.-Петербург одна и за продолжением наших эк- скурсий, и за покупками. В ноябре 1988 г. я был вынужден уйти на пенсию по выслуге лет. Сложилась экстремальная ситуация, я понял, что надорвался, кроме того многолетняя работа в жен- ском коллективе, да еще в качестве руководителя, привела к моему женоненавистничеству, - я не мог видеть своих жен- щин-коллег, от их вида у меня разливалась жёлчь. До сентября 1990 года я оставался на пенсии. Подрабатывал преподаванием в ТУ-16 курса обществоведения, с 1989 г. занимался репети- торством по подготовке в вузы. Разработал систему подгото- вительных курсов по истории СССР, по Новой и Новейшей истории, по обществоведению и праву, и многие выпускники чапаевских школ прошли через мои руки, что позволило мне сделать серьезные выводы о преподавании гуманитарных и общественных наук в хорошо известных мне школах. Кстати, в Москве я тоже репетиторствовал, но уже в ином формате: в парадигме ЕГЭ, - и по истории, и по обществознанию. Мои ученики всегда поступали в вузы.
      
      Из моих учеников 10-А класса, который я выпустил в 1988 году, меня часто навещал Алексей Паженков. Это был глубоко порядочный молодой человек, серьезно относивший- ся к учебе, но не рвавшийся в первые ряды. Окончить школу с медалью ему помешало то обстоятельство, что он "не при- нимал активного участия в жизни комсомольской организа- ции", - так объяснил мне директор, когда я пытался добиться справедливости. На фотографии класса, сделанной накануне последнего звонка в мае 1988 года, Алексей - третий справа в последнем ряду. Он окончил биологический фактультит СГУ
      
      
      
      
      
      и в 90-е годы работал в Жигулевском заповеднике. При наших встречах Алексей рассказывал, с какими дикостями приходит- ся встречаться защитникам природы. "Выпьем за успех наше- го безнадежного дела!" - такие тосты провозглашали они в дружеских компаниях. Я сказал ему, что точно такой же лозунг присутствовал в собраниях диссидентов в 70-80 годы. В начале нулевых годов я подарил А. Паженкову несколько своих книг, а он, по моей просьбе, передал много книг по экологии для Кати, которая работала над кандидатской диссертацией о при- родоохранном движении в Самарской области. Потом Алексей женился, в семье появилась дочка, а мы переехали в Москву. Вероятно, ныне он с семьей живет в г. Тольятти.
      
      В конце 80-х годов я познакомился, благодаря участию В.П. Тарсукова, с интересным художником постмодернистом Всеволодом Георгиевичем Рухмалевым. Он когда-то с родителя- ми-репатриантами вернулся после войны из Китая, где учился в иезуитском колледже им. Св. Франциска Ксавье, христианского миссионера, погибшего от рук туземцев. Этого обучения хвати- ло ему на всю жизнь: он в совершенстве владел французским и английским языками, и переводами, частными уроками зараба- тывал себе на жизнь. Он рассказывал, как приехав в Куйбышев, родители устроили его в 9 класс лучшей городской школы Љ 15. Через дня два-три он спросил их: "Папа и мама, скажите, куда я каждый день хожу? - Ты, сынок, ходишь учиться в самую луч- шую в городе советскую школу! Как! Это школа?!". Тарсуков устраивал его выставки, - в основном, это были портреты зна- менитых людей мировой культуры: Достоевский, М. Булгаков, А. Тарковский, М. Ульянов, Д. Джойс, А. Камю, Я. Кавабата, М. Пруст, Ф, Кафка... Я иногда выступал на этих выставках в роли экскурсовода и интерпретатора его творчества, что и запе- чатлено на одной из фотографий. В.Г. дарил мне кое-что из своих работ. Последний раз мы виделись в 1997 г. на пятидесятилетнем юбилее В.П. Тарсукова. Сейчас В.Г. Рухмалева уже нет в живых.
      
      
      
      
      
      ***
      В 1985 г. наша старшая дочь Вера закончила среднюю шко- лу Љ 1. Сохранилась ее экзаменационная работа по математи- ке от 8.06.85 г. Нужно напомнить, что Боря, Вера, Катя Корню- щенко принадлежат к 10 поколению рода баронов Черкасовых. К этому же 10 поколению принадлежат Михаил и Владимир Добровы и Андрей Лагуткин. Из этого поколения уже нет в живых М.Ю. Доброва (ум. в 1977 г.) и Б.Д. Корнющенко (ум. в 1993 г.). О Добровых и Лагуткиных мы упоминали в лапидар- ной форме. Так же кратко мы расскажем и о наших дочерях, сестрах Корнющенко. Об их брате было сказано много по той простой причине, что он о себе уже не скажет, а кроме отца, т.е. Д.И. Корнющенко, о нем тоже никто не расскажет. Вера и Катя в расцвете сил, хорошо образованы, и при желании смогут сами написать и мемуары, и автобиографии, и записки о себе, и своих семьях. Поэтому, рассказывая о дочерях, мы ограни- чиваемся самой общей информацией, хотя и о той, и о другой мы могли бы рассказать много замечательного и интересного, кое-что мы и сказали во второй книге. Но к этим кратким био- графическим сведениям мы прилагаем блоки их фотографий вкупе с фотографиями их детей, наших внуков. Возможно, что у сына В.Ю. Доброва Евгения тоже есть дети, - он является нашим внучатым племянником, а если у него есть дети, то они наши правнучатые племянники. Но никаких сведений об их существовании у нас не имеется.
      После школы Верочка поступила в Московский Инсти- тут химической тонкой технологии им. Менделеева, что было большим событием для учителей и ее одноклассников. Но по ряду причин с этим вузом пришлось расстаться, и по стопам брата Вера окончила в 1988 г. ТУ-16 и работала на заводе в вычислительном центре. Она закончила рабфак, окончила кур- сы бухгалтеров и поступила на заочное отделение Самарской государственной экономической академии, которое окончи- ла в 1997 г. После смерти брата она переселилась в Москву
      
      
      
      
      
      и 15.05.1993 г. вышла замуж за предпринимателя Червоткина Сергея Гранитовича (р. 7.03.1970). Работала бухгалтером и гл. бухгалтером коммерческих предприятий. Затем перешла на ра- боту в МПС: экономист, гл. бухгалтер отдела, а с образованием компании РЖД стала работать в ней. Закончила заочно юри- дический факультет и Высшие финансовые курсы, и вот уже много лет возглавляет в РЖД департамент "Казначейство". С.Г. Червоткин окончил Академию коммунального хозяйства и ныне является генеральным директор ООО "Управляющий вокзалами".
      19.06.1995 г. родилась их дочка София Сергеевна Червот- кина. Она была очень привязана к бабушке и дедушке Корню- щенко, росла умненькой, творчески развитой девочкой. Вера и Катя окончили музыкальную школу: Вера по классу фортепья- но, Катя по классу скрипки. У обеих были хорошие музыкаль- ные инструменты. Несколько лет Катя занималась бальными танцами. Соня тоже училась один год в этой музыкальной школе, а дома уроки на фортепьяно ей помогала готовить мо- лодая учительница Анжелика Мельникова. Соня любила са- мостоятельно музицировать и импровизировать на пианино. К музыке у нее было определенное тяготение. В четыре года я научил ее играть в шахматы, и постепенно она так овладела искусством игры, что стала меня обыгрывать. Она любила и другие игры: шашки, домино, детское лото. Очень нравились ей познавательные игры: географическая викторина, "Хочу все знать!". Так вот, во время таких игр мы обязательно слушали грампластинки. Сначала это были записи сказок, в том числе
      "Алисы в стране чудес", а позднее записи произведений музы- кальной русской и зарубежной классики. Мы с нею прослуша- ли все доступные детскому возрасту музыкальные сочинения из нашей фонотеки. По вечерам мы просматривали множество диафильмов, и, благодаря тексту к кадрам, Соня научилась чи- тать. Эти диафильмы такую же хорошую службу сослужили и для Насти, и для Дениса. В местном Доме культуры Соня
      
      
      
      
      
      училась народным танцам, в библиотеке этого ДК Соня была записана и сама брала и сдавала книги.
      Сначала она научилась ездить на трехколесном велосипе- де, затем на детском двухколесном, а потом на подростковом двухколесном. Каталась она азартно, иногда падала, но плака- ла редко. Но больше всего ей нравились зимнее катание с горки на санках, - это она могла делать бесконечно. Потом я научил ее кататься на коньках, и на катке, во дворе их дома, мы играли в "хоккей". Соня очень любила всякие аттракционы, детские площадки, "Луна-парк" в Парке им. Горького, прыгала, лазала, качалась на качелях, один раз сорвалась с перекладины.
      Помимо тех книг, которые остались от наших детей, мы дарили Соне множество замечательных книг, всю детскую классику. В Москве мы с нею побывали во всех художествен- ных музеях, в Кремлевских соборах, в литературных музеях. В Музее изобразительных искусств мы были несколько раз, и обычно вместе с нами шла небольшая группа посетителей, которые слушали мои рассказы о картинах и скульптурах за- рубежных мастеров. Когда Соня училась в начальной школе, мы с нею ездили в ДК "Москворечье", где она занималась тан- цами в детском балетном коллективе "Надежда", - у нее были способности, и она танцевала на сцене училища им. Гнесиных, и с большим успехом на сцене Концертного зала им. Чайков- ского в хореографических сценках "Лель" из "Снегурочки" и
      "Солдатики" из "Щелкунчика". В Чапаевске Соня научилась плавать на оз. Ильмень, а с родителями она посетила много стран и морей, и загорала на лучших мировых пляжах. Много раз она ездила в добрую старую Англию, даже жила там, в се- мье по школьному обмену, а потом и вовсе улетала на берега Альбиона без сопровождения. Училась она в разных школах, закончила СШ Љ 639 в 2012 г. Ныне Соня - студентка Москов- ского государственного университета путей сообщения. Живет самостоятельно, отдельно от родителей. Помогала авторам в компьютерном наборе текста 1-7 глав первой книги. У Сони с
      
      
      
      
      
      детства было золотое сердечко, и она сохранила его до своих
      20 лет.
      Наша младшая дочь Катя окончила среднюю школу Љ 1 в 1989 г. Ей даже не было 16 лет. Интерес к истории, о чем мы уже упоминали, определил ее поступление на исторический фа- культет КГПИ, ставшего позднее СПУ. Катюша и ее одноклас- сники были последним школьным поколением, окончившим 10-й класс. Последующие поколения заканчивают 11 классов. Катя с увлечением училась, почти каждое лето она отправлялась в археологические экспедиции. Курсовые работы она нередко пи- сала по истории культуры и культурологи, а дипломную работу - на основе моей концепции и технологии гуманитарного образо- вания. Вуз она окончила, получив красный диплом "с отличием" в 1994 году. Я помог ей устроиться, с помощью Е.Я. Бурлиной, преподавателем на факультет художественного воспитания, в ко- тором у меня были деловые отношения в связи с моей работой в школе "Дом творчества" в Нагорном поселке г. Чапаевска.
      24.02.1996 г. Катя вышла замуж за Константина Никола- евича Макеева (р. 27.03.1973 г.), окончившего исторический факультет в 1995 г. 14.02.1997 г. родился их сын Денис. После рождения сына Е.Д. Макеева перешла работать на межфакуль- тетскую кафедру экологии. 27.12.2002 г. она защитила диссер- тацию на соискание ученой степени кандидата исторических наук "Становление и развитие природоохранного и экологи- ческого движения в Самарской области". В дальнейшем она издаст в 2005 - 2011 гг. пять учебно-методических пособий для студентов по дисциплине "Безопасность жизнедеятельности" и "Современное естествознание". В эти же годы она высту- пила соавтором Д.И. Корнющенко во многих педагогических статьях, исторических книгах и статьях.
      Ее вуз стал называться по-другому: "Поволжская госу- дарственная социально-гуманитарная академия". В 2004 г. преподавательский состав их кафедры вступил в Российское философское общество и образовал Отделение РФО по иссле-
      
      
      
      
      
      дованию синергетики наук "Десмоэкология при СамГПУ". Не- сколько лет Е.Д. Макеева была ученым секретарем этого отде- ления. Под ее руководством был организован Международный симпозиум, посвященный десятилетию кафедры экологии и экологического образования СГПУ по тематике "Знание - здо- ровье - мудрость - безопасность. Образование для устойчи- вого развития". В 2008 году под ее редакцией вышел сборник трудов участников Международного симпозиума под тем же названием. Е.Д. - доцент кафедры "Естествознание". В ее пла- ны входит подготовка и защита докторской диссертации с на- званием аналогичным кандидатской, но охватывающей исто- рию природоохранного движения на территории всей России. К.Н. Макеев недолго проработал в школе учителем исто- рии, а затем взялся за предпринимательскую деятельность. В настоящее время он является менеджером развлекательного комплекса и кафе на берегу реки Волги. Совместными усилия-
      ми супруги Макеевы приобрели квартиру в Самаре.
      Их сын Денис Константинович Макеев рано проявил твор- ческие способности. Ныне он автор трех небольших книг, из- данных в 2012 - 2014 гг. Последняя книга "Магистр" рассказы- вает об истории Ордена тамплиеров и о его магистре Жаке де Моле. Денис окончил СШ Љ 176 в 2014 г. К этому времени он публиковался в нескольких газетах и журналах Самарской обл. К его творчеству проявил неподдельный интерес Е.М. Гуреев и поместил его социальный очерк "Русские выборы" в Альманахе
      "Мир", Љ 4, 2013 г., г. Чапаевск. Этот очерк уже был опублико- ван в его первом сборнике "Литературный дебют - рассказы, биография, эссе" в 2012 г. и не вызвал ни малейших претензий с чьей-либо стороны. Однако группка окололитературных, мало- образованных и неумных дам, имеющая отношение к изданию Альманах, начала настоящую травлю редактора Е. Гуреева, а за- одно и Дениса, заявив, что его очерк является "экстремистским". Эта совокупная взбесившаяся навозная куча в своей вони дошла до того, что пыталась возбудить дело о "пропаганде экстремиз-
      
      
      
      
      
      ма" против Гуреева через ФСБ, обнаружив свое окончательное невежество и ущербность, что, конечно, окончилось пшиком. И вот среди такого ничтожества приходиться жить умнейшему Евгению Гурееву! Остается только добавить, что эти дикие бабы фактически уничтожили вышедший в свет 4-й номер Альманах
      "Мир", в котором были острые публикации Гуреева, Корню- щенко, Макеева, - до читателя он так и не дошел.
      В младших классах Денис участвовал в школьной научно- практической конференции, а в старших классах - в городских конференциях и конкурсах. На XII Городских Георгиевских чте- ниях в секции "История" в мае 2012 г. он был награжден Дипло- мом за 1 место. В 2014 г. в городском конкурсе сочинений-эссе
      "Если бы я был депутатом..." он был награжден Дипломом за III место в номинации "Лучше сочинение-эссе среди учащихся 10-11 классов". В Москве Денис посетил многие музеи.
      Когда Денису исполнилось пять лет, я научил его играть в шахматы, но никак не думал о том, что он достигнет в этой игре очень высоких результатов. В школьные годы он участвовал во многих городских турнирах, а в феврале 2015 г. играл на между- народном студенческом турнире в Москве в составе самарской команды. Несмотря на гуманитарные интересы, Денис посту- пил в 2014 г. в Самарский гос. университет путей сообщения.
      Напомним, что С.С. Червоткина и Д.К. Макеев принадле- жат к 11-му поколению рода баронов Черкасовых. На фото- графии 2000 года во дворе Дома ветеранов изображены трое наших внуков: Соня, Настя, Денис.
      Книга "Род Черкасовых в истории России XVII-XX сто- летий" начинается с посвящения: "Посвящаем Анастасии Кор- нющенко, Софии Червоткиной, Денису Макееву - юным по- томкам рода Черкасовых". В этом посвящении могли бы быть и старшие представители одиннадцатого поколения: Евгений Владимирович Добров (р. в 1980), Анна Андреевна Лагутки- на (р. в 1982), Павел Андреевич Лагуткин (р. в 1984). С 2008 г. биографии некоторых потомков баронов Черкасовых измени-
      
      
      
      
      
      лись. А.А. Лагуткина в первом браке с Николаем Викторовичем Бондаренко родила сына Александра 26.02.2005 года; во втором браке с Владимиром Сергеевичем Бравковым (12.03.2011) роди- лась Анастасия (2.10.2011) и Иван (р. 8.11.2012).
      Анастасия-Ярослава Корнющенко вышла замуж за Ан- тона Сергеевича Агрова (1.11.2007) и родила сына Юрия (25.01.2008), но этот брак распался. С помощью Е.Д. Макеевой А.Б. Агрова поступила в ПКСГА на факультет психологии, но после первого курса фактически бросила учебу в вузе. Работа- ет на разных работах. В июне 2015 г. Настя вторично вышла замуж за Дмитрия Зеленого и готовится стать матерью второго ребенка. 11.2.2016 г. Настя родила дочь Василису.
      Следовательно, 12-е поколение баронов Черкасовых в по- рядке от старших к младшим составляют:
      - Александр Николаевич Бондаренко,
      - Юрий Антонович Агров,
      - Анастасия Владимировна Бравкова,
      - Иван Владимирович Бравков.
      Это поколение в будущем должно продолжать жизнь и тра- диции славного рода баронов Черкасовых. Саша закончил на- чальную школу, а Юра в 2015 г. окончил 1-й класс.
      В первой половине 80х годов мы устраивали домашние концерты посвященные семейным событиям, в которых учас- твовали все члены семьи, включая собаку Жульку. Я записы- вал эти концерты на магнитофонную пленку, концерт в честь 40-летия отца записал Боря: он дарил мне на память свою де- кламацию сказки А. Сент-Экзюпери "Маленький принц".
      А в начале нулевых годов я записывал домашний концерт наших внуков, иравших музыку и декламирующих стихи. Не- давно эти записи оцифровали, и мы иногда их слушаем.
      
      ***
      Мне вспомнилась еще одна форма моей легальной борьбы с коммунистической идеологией. Я изобрел ее в начальный период
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      Вера Корнющенко в роли доктора. г. Чапаевск, 1974 г.
      
      
      
      
      Вера накануне первого учебного года. г. Чапаевск, 1975 г.
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      Рисунки Веры. 1974 - 1975 гг.
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      Титульный лист экзаменационной работы по математике В. Корнющенко, 8.06.1985 г.
      
      
      
      
      
      
      Последний звонок в средней школе Љ 1 г. Чапаевска, 10-Б класс. 25.05.1985 г.
      Вера - крайняя справа в третьем ряду, далее директор школы Г.С. Кропотин и В.П. Ельтинов.
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      После окончания
      10 кл. Июнь 1985 г.
      
      
      
      
      
      Студентка МИТХТ, г. Москва. 1986 г.
      
      
      
      
      
      
      
      Вера Дмитриевна Корнющенко и Сергей Гранитович Червоткин в день бракосочетания, 15.05. 1993 г. г. Чапаевск.
      
      
      Вера Червоткина с дочкой Соней, г. Чапаевск, 4.11.1995 г.
      
      Сестры В.Д. Червоткина и Е.Д. Макеева г. Самара, 3.11.2014 г.
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      Соня Червоткина с Дедом Морозом. г. Чапаевск, 6.01.1999 г.
      
      Соня. г. Чапаевск, 2001 г.
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      На школьной линейке первоклассников в средней школе Љ 872 г. Москва, 2001 г.
      
      
      За шахматной игрой с дедом г. Чапаевск, 2000 г.
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      Выступление детского балета "Надежда" на сцене Концертного зала им. ПИ. Чайковского. г. Москва, 2005 г. Соня - вторая справа.
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      г. Чапаевск, день рождения
      19.06.1999 г.
      
      За границей. 2002 г.
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      София Сергеевна Червоткина. г. Москва, 2011 г.
      
      Последний звонок в средней школе Љ 639.
      г. Москва, 2012 г.
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      Катя на пляже с отцом, г. Гурзуф.
      Июль 1982 г.
      
      
      
      
      
      
      Катя Корнющенко, г. Геленджик.
      Апрель, 1980 г.
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      Окончание 7-го класса, Окончание КГПИ, г. Самара. 1994 г. г. Чапаевск 1985.
      
      
      
      
      
      
      Рисунок-поздравление Кати: "Поздравляю папу с днем рождения", ноябрь 1977 г.
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      "Карикатура на кота Парамона". Рис. Кати, 1978 г.
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      "С днем рождения, мама!". Рис. Кати, 1985 г. 10 мая.
      
      
      
      "Автопортрет" Екатерины Корнющенко. Рис. Кати, 1987 г.
      
      
      
      
      
      
      Окончание 9-го класса. Екатерина первая слева во втором ряду, А. Маргунов в первом ряду, третий слева. г. Чапаевск, 1988 г.
      
      
      
      
      
      
      
      Екатерина Дмитриевна Корнющенко и Константин Николаевич Макеев в день бракосочетания, с. Борское. 23.02.1996 г.
      Катя Макеева с сыном Денисом. г. Самара, 1997 г.
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      Е.Д. Макеева на рабочем месте на кафедре
      естествознания, г. Самара, СГПУ, 2007 г. Москва, Поклонная гора, 2010 г.
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      Во дворе Дома ветеранов г. Чапаевска, в гостях у прабабушки Н.С. Нефедовой. Слева направо:
      Червоткина Соня, Корнющенко Настя, Макеев Денис. г. Чапаевск, май 2000 г.
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      Денис Макеев на елке в детском саду в костюме Кота в сапогах. г. Самара, 2002 г.
      
      Денис - вратарь в детской футбольной команде, 2007 г.
      
      
      
      
      
      
      
      (Мир, Љ 4, 2013, с. 21-22)
      
      
      
      
      
      
      Школьная научно-практическая конференция в средней школе Љ 176, г. Самара.
      Денис делает доклад "Корабль в истории общества". 2007 г.
      За шахматной доской на туристической базе "Форос" в Крыму. 2010 г.
      
      Последний звонок в 11 классе в средней школе Љ 176, г. Самара, 23.05.2014 г.
      Слева - стенд о прабабушке Н.С. Нефедовой.
      
      
      
      
      
      "перестройки", и подсказала мне ее сама, еще крепкая, система государственной пропаганды. Как завуч, я был должен прини- мать "идеологические десанты", которые направлял в школы об- ласти исторический факультет КГПИ, с целью ослабления того положительного импульса который, независимо от воли властей, все сильнее проявлял себя в политической культуре общества. Идеологические силы областной организации КПСС традици- онно решили, что от этой заразы, в первую очередь, нужно ог- радить молодое поколение строителей коммунизма. Верили или не верили устроители в успех этой миссии? Вероятно, верили, т.к. совершенно не представляли, каково состояние умов у этого самого поколения. Его бедой было лишь то, что оно еще боялось задавать смелые вопросы, особенно таким представительным дядям-ученым, которых я однажды представил ученикам стар- ших классов нашей школы, собравшимся в актовом зале. Среди доцентов с кандидатами был и наш бывший однокурсник Алек- сей Бубнов, считавший себя специалистом по Гражданской вой- не в Поволжье. Еще раз мы с ним встретились в конце 2002 г., когда он был официальным оппонентом на защите диссертации Е.Д. Макеевой, хотя давно уже работал не в вузе, а в губернской администрации. Часто тогда эти ребята встречались, - помню еще Геннадия Дудина, выступавшего на методическом совеща- нии учителей истории города с лекцией о современном положе- нии Советского Союза. И с ним я еще раз встретился в связи с защитой В.Д. Червоткиной диплома об окончании Самарской государственной экономической академии в 1997 г. Гена работал в этом вузе преподавателем политэкономии.
      Так вот, эти ученые постарались представить все демокра- тические и либеральные всходы горбачевской перестройки как некую грязную пену, которая, якобы, сопровождает процесс чистого омовения компартии и советской власти от прилип- шего мусора. Когда этот процесс закончится, то эти обе свя- щенные коровы предстанут пред миром чище чистого. Я сидел вместе со своими учениками, слушал и вспоминал "Кадиш",
      
      
      
      
      
      А. Галича: "А потому, что грязь есть грязь, в какой ты цвет ее не крась!". Чувствовалось, что старшеклассники тоже на- строены скептически, но спорить с такими видными людьми не решаются. Провожая А. Бубнова и других, я посоветовал им подумать о том, что им предстоит говорить через 2-3 года. Сам же я решил, что врага нужно побеждать с помощью его же оружия, и довольно быстро сконструировал систему вечеров вопросов и ответов: вопросы задают учащиеся 8-10 классов, ответы на эти вопросы дают учителя истории, литературы, уче- ники-энтузиасты, студенты с исторического факультета КГУ. Вопросы предлагалось задавать и устно, и в форме записок. Вторая форма оказалась самой популярной, тем более, что я предложил подавать такие записки предварительно, до начала вечера. Было объявлено, что мы отвечаем на любые вопросы в гуманитарной и социально-политической сфере: история, литература, все виды искусств, современная политика, антро- пология... На своих учителей я не очень рассчитывал, кроме В.И. Яркова, а на братьев А.Моргунова, ученика 9 класса и В. Емелина, студента истфака КГУ, я рассчитывал больше: они были моими учениками. Вечер прошел с большим успехом, вопросы шли потоком, т.к. мои педагогические прогнозы пол- ностью оправдались, - дети, видя знакомых учителей и своих однокашников, утратили скованность и задавали иногда впол- не "каверзные" вопросы, чего я и добивался.
      И вот вскоре, уже в феврале 1988 г. опять истфак КГПУ и кафедра истории из ИУУ, и еще какие-то силы проводят кусто- вое совещание учителей истории, базой которого становится наша СШ Љ 1. Тема совещания: "Новые методы в преподава- нии истории и во внеклассной работе по предмету". Директор, естественно, обращается ко мне, т.к. лучшего мероприятия для демонстрации, чем вечер вопросов и ответов, придумать труд- но. Я охотно согласился, - это давало мне дополнительную возможность говорить во всеуслышание о том, о чем еще боя- лись говорить. О вечере было объявлено как о "политическом
      
      
      
      
      
      вечере вопросов и ответов", которые будут давать Д.И. Корню- щенко, В. Емелин и А. Моргунов. От помощи других учителей я отказался. Понятно было, что вопросы будут незамыслова- тыми, соответствующими общекультурному и политическому уровню населения г. Чапаевска. Поэтому я пошел на невинный подлог: несколько наиболее острых вопросов о Б. Пастернаке, о А. Солженицыне, о Сахарове, о преступлениях сталинизма мне написали на клочках бумаги мои дочери и жена, хотя и считали мою затею рискованной.
      Все это совещание возглавлял В.К. Любимов, и для моего замысла лучшей кандидатуры было трудно подобрать: "Пос- ле окончания института В.К. Любимов работал инструктором Куйбышевского горкома ВЛКСМ, а затем три года - секрета- рем комитета ВЛКСМ Куйбышевского Пединститута.
      ... В 1967 году защитил кандидатскую диссертацию на тему "Рабочий класс Средней Волги в годы Великой Отечест- венной войны".
      С 1966 г. В.К. Любимов работал на кафедре истории КПСС ассистентом, старшим преподавателем, а с 1968 года - доцентом. С 1972 по 1975 годы В.К. Любимов возглавлял историко- филологический факультет, а затем (с 1975 по 1983 годы) - ис-
      торический.
      ... В 1970 г. В.К. Любимов был награжден медалью "За доблестный труд", а в 1973 и 1977 гг. - значком "Победитель социалистического соревнования", значком "Отличник народ- ного просвещения РСФСР", значком "За отличную службу в МВД"". (Храмкова, с. 139). Именно такой кондовый, пропи- танный мертвым духом партийной казенной идеологии, ком- мунист-службист, честолюбие которого доходило до того, что он не гнушался получать награды из милиции, и был нужен мне для воплощения замысла.
      Конечно, этот "вечер" проходил днем в рамках программы кустового совещания. Оказалось, что я недооценил политичес- кий уровень своих учеников, - многие вопросы из зала были та-
      
      
      
      
      
      кими, что требовали неуклончивых ответов. Мои коллеги были на высоте. Так, Емелину пришлось отвечать на вопрос: "Насту- пит ли коммунизм, и когда?". Как член партии он обязан был отвечать утвердительно, но как мыслящий студент-историк он так ответить не мог, поэтому представил проблему построения коммунизма как гипотетическую. Я же на вопросы о книгах Б. Пастернака "Доктор Живаго", о книгах А. Солженицына отвечал, в частности об "Архипелаге ГУЛАГе", что они не антисоветские, а антисталинские, что я их читал, и уверен в ближайшей публикации этих произведений, которые известны давным-давно всему миру. Даже "Архипелаг", сказал я, рано или поздно будет опубликован на родине автора. После окон- чания нашего мероприятия участники совещания подходили ко мне и спрашивали: как мне удавалось читать запрещенные в СССР книги? Я ответил фразой из речи известного адвоката В.Д. Спасовича на процессе народовольцев-первомартовцев:
      "Долг каждого русского интеллигента - найти и прочитать запрещенную литературу". Позднее в "Волжском комсомоль- це", Љ 25, 22.06.91 появится интервью со мною журналиста С.Ивашкина, озаглавленное похожей фразой: "Найти и прочи- тать запрещенную литературу - традиция русской интеллиген- ции", - я уже работал в Самарском колледже, и наша библио- текарь, восхищенная моим преподаванием, попросила своего мужа взять у меня это интервью. Мой же собеседник возразил: дескать, это понятно, но где и как я эти книги доставал? В от- вет я туманно улыбнулся и пожал плечами, и, кажется, он по- нял, что о таких вещах не спрашивают.
      Все участники поехали в другую школу Љ 22, у меня же были уроки, да и вообще это совещание меня не интересовало. Уроки закончились, ко мне на 4-й этаж поднялась секретарь: вам нужно приехать в эту школу на педсовет! Я подумал: сиг- нал дошел по назначению, вызов принят! Не торопясь, отравил- ся в эту школу, до которой добираться было и трудно, и долго. В итоге, я опоздал, т.к. весь состав участников на гороновском
      
      
      
      
      
      транспорте отравился снова в нашу школу. Комичность и неле- пость ситуации добавили мне злости, когда я вернулся назад на итоговое совещание. Вот тут-то я и услышал В.К. Любимова. Он прямо не критиковал наш "вечер", но косвенными замеча- ниями старался снизить его уровень; однако мои ответы легко демонстрировали его некомпетентность. Не понравился ему и уклончивый ответ Валерия, зато за что-то похвалы удостоился Алексей. Несколько чапаевских учителей, тем не менее, подер- жали меня. С. В.Любимовым я однажды встречался в КГПИ, и тогда еще дал ему понять, что со мною спорить трудно. На этот раз, по правилам этикета, мы пожали друг другу руки, и в ответ на его увещевательную реплику я ответил: "Посмот- рим, что произойдет дальше! Крот истории роет быстро!". На ближайшем педагогическом совещании, кто-то из учителей предложил: надо бы Д.И. за такое мероприятие объявить бла- годарность в приказе, - на что негодующий Г.С. Кропотин с возмущением ответил, что нас за этот "вечер" не похвалили! Конечно, я не нуждался в благодарностях, но про себя подумал:
      "Подождите немного, то ли еще будет!". Этим узколобым и укорененным в своей коммунистической догматике людишкам даже представить было невозможно, что им предстоит увидеть и услышать! Процесс пошел, как говорил М.С. Горбачев! Уже в 1988 г. в "Новом мире" был полностью опубликован "Доктор Живаго", а в 1989 г. издан в Куйбышевском книжном издатель- стве отдельной книгой. В феврале 1989 г. в журнале "Век XX и мир" в Љ 2 была опубликована знаменитая статья Солженицы- на "Жить не по лжи!", которую мы раньше читали в самиздате. Еще раньше, 18.10.1988 г., это воззвание к русской интелли- генции было опубликовано в Киевской газете "Рабочее слово". В июле 1989 г. в "Новом мире" публикуется "Нобелевская лек- ция" писателя, а в конце года начато печатание "Архипелага ГУЛАГа". 5 августа в "Книжном обозрении" опубликована статья Е.Ц. Чуковской "Вернуть Солженицыну гражданство СССР", получившая множество откликов, в основном поло-
      
      
      
      
      
      жительных. Я сообщил об этом обращении внучки К.И. Чу- ковского на августовском заседании МО учителей истории. В дни Съезда народных депутатов летом 1989 г. Ю.Ф. Карякин с трибуны обратился к М. Горбачеву с аналогичной просьбой. В 1989 - 1994 гг. во многих журналах России были опублико- ваны все публицистические работы Солженицына, все его ро- маны, в том числе "Узлы" его исторической эпопеи "Красное колесо". Еще при советском строе, летом 1991 г., начало изда- ваться первое собрание его сочинений в 7-ми томах. Иногда у меня возникало ехидное желание встретиться с теми, кто меня
      "не похвалил" и просто задушевно посмотреть им в глаза. Увы, с начала 1993 г. мне было уже не до амбиций.
      Летом 1989 г. в дни работы Первого Съезда народных де- путатов СССР я написал несколько писем в поддержку Меж- региональной депутатской группы. Они были адресованы А.Д. Сахарову, Ю.Н. Афанасьеву, Б.Н. Ельцину, Ю.Ф. Каря- кину, Е.А. Евтушенко, Ю.П. Власову. Отправлять по почте из г. Чапаевска эти письма было опасно, приходилось делать это из г. Куйбышева.
      Недавно в Интернете мы обнаружили вот такой социоло- гический сайт с упоминанием моего имени:
      
      Письма активистов во власть, 1989-90:
      "За Советы - без КПСС"
      <...> Одним из наиболее распространенных в письмах было требование отстранить КПСС от власти. Причём это тре- бование сквозит в письмах, присланных представителями са- мых различных социальных слоев: и от интеллигенции, и от простых рабочих. Знаковый момент эпохи - бюрократизация государственного аппарата - у многих авторов связывается с деятельностью КПСС. В частности, учитель истории пенсио- нер Корнющенко Дмитрий Ильич в письме депутатам Съез- да народных депутатов делает заключение: "КПСС - главная сила, препятствующая перестройке. История знает достаточно
      
      
      
      
      
      примеров того, когда партии, начав революционное обновле- ние, в дальнейшем оказывались ниже поставленных ими же задач и сходили со сцены".
      
      В конце лета 1990 г. ко мне обратился мой друг В.П. Тар- суков с предложением о работе в уже открывшимся Самарском колледже под руководством М.В. Наяновой. Я познакомился со структурой этого нетрадиционного, как тогда говорили, учеб- ного заведения и решил, что это как раз то место, где я могу осуществить давно созревшие педагогические замыслы по объединению предметов гуманитарного цикла в один препода- вательский комплекс. Позднее я назвал свою концепцию гума- нитарного образования "интегральной диалогикой", а теорию и практику этой педагогической технологии я изложил в двух книгах, о которых уже упоминал, и во многих статьях, опуб- ликованных в журналах от Москвы до Новосибирска. Забегая вперед, скажу, что эту концепцию образования я излагал на IV Российском философском конгрессе на секции "Философ- ские проблемы социально-гуманитарных наук" летом 2005 г. и встретил всеобщее одобрение участников, т.к. речь шла об элитарном гуманитарном образовании. Ныне о моей техноло- гии приходится говорить как о реликте. Все-таки приведу по своей книге краткое изложение содержания моей системы:
      
      "В 1990 году, когда я пришел в Самарский колледж, кон- цепция интегральной диалогики в своих общих чертах и по- ложениях была продумана, сформировались ее основные при- нципы, и я был убежден, что в моем личном исполнении она осуществима.
      К этому времени я пришел к твердому убеждению, что осевым стержнем культуроведческого или культурологическо- го комплекса (в дальнейшем я буду употреблять оба термина, хотя с более строгой точки зрения это не одно и то же, в моей работе они будут рассматриваться адекватно) учебных предме-
      
      
      
      
      
      тов должна стать философия. Точнее, история философии в до- ступном изложении, но в полном объеме: от протофилософии и философии Древнего Востока до учений и концепций 20-го века. А вокруг этого стержня группируются мировая художес- твенная культура, мифология, история религий, всемирная ис- тория, литература. И нужно так рассредоточить материал раз- личных исторических и культурных эпох, чтобы за четыре года (8-11-e классы) познакомить взрослеющих с каждым годом, качественно меняющихся учеников, из подростков, превраща- ющихся в молодых людей с новыми ценностями, со всем Боль- шим Диалогом общемировых культур-цивилизаций (последние два понятия также будут употребляться в дальнейшем тексте как равноправные, однако разница между ними будет иногда конс- татироваться). Сам этот процесс обучения идет параллельно и одновременно с трудным и мучительным процессом построе- ния возраста в наиболее ответственный период жизни человека. Колледж давал условия, необходимые для реализации кон- цепции: дети, заинтересованные в повышенном уровне обуче- ния, профильное разделение, небольшие по численному соста- ву классы. Мне было предоставлено право выбора предметов изучения, и за два года работы в общей сложности я изучил со своими учениками семь разработанных мною курсов по авторским программам, в числе курсов два из семи были се- минарского характера. Практически все курсы были экспери- ментальными, так как и предметы базового учебного плана, я преподавал совершенно на ином материале, не говоря уже о
      методике. Вот эти курсы:
      • история Отечества и Новая история - 8-9 кл.;
      • из истории мировой философской мысли - 8-11 кл.;
      • из истории русской общественной и религиозно-философ- ской мысли XIX - нач. XX вв. - спецкурс и семинар для гумани- тарного факультета - 11 кл.;
      • мировая литература и философские искания XX века - эк- спериментальный курс для гуманитарного факультета - 11 кл.;
      
      
      
      
      
      • история мировой культуры - 8-9 кл.;
      • мифология народов мира: спецсеминар для гуманитарно- го факультета - античная мифология - 8 кл.;
      • психология личности; психология межличностных отно- шений - экспериментальный курс для биологического факуль- тета (на лекции приходили и гуманитарии) - 9 кл.".
      (Корнющенко, 2002, с. 37-38)
      
      Довольно скоро у меня сложились педагогически выстро- енные теплые отношения с 8 и 11 гуманитарными классами, о чем свидетельствуют наши совместные фотографии, и "ва- лентинки", и поздравления, которыми эти дети меня одари- вали. Мне удалось уже на протяжении одного года работы с 8-м классом разработать и практически использовать интег- ральный процесс воспитания гуманитарного мышления, опи- раясь и на собственный опыт, и на достижения психологии обу- чения. Результаты были ошеломляющими. Ученики признали меня "человеком года" в нашей школе. Увы, это тоже дало свои результаты. Последовали обвинения в популизме, в педагоги- ческой экспансии, в переоценке своих достижений и т.д. и т.п. Еще бы! У меня в 8-х классах по моим трем предметам курсо- вые работы пишут 83 ученика, некоторые по три работы, а у В.П. Тарсукова по литературе - три ученика. Как же не обидеть- ся! Особенно возмущалась и плакала до истерики зав. дирек- тора по научной работе подруга М. Наяновой Н.А. Чуракова. Я мешал ей самим фактом своего существования: в 9-м гума- нитарном классе по моим курсам написано 38 работ, а по ее курсу изучения Библии - всего 2 работы! Она была типичным
      "учителем-террористом" по выражению известного педагога конца позапрошлого века К.Г. Житомирского. Смысл деятель- ности такого педагога не в том, чтобы научить, а доказать, что другие учителя ничему учеников не научат и не могут научить. К концу второго года моей работы началось медленное,
      но уверенное вытеснение меня из стен колледжа при благо-
      
      
      
      
      
      душном наблюдении со стороны моих друзей. Если бы толь- ко наблюдении... В чем-то я сам помогал своим врагам: из-за пьянства пропускал занятия (хотя всегда свои часы выдавал полностью), даже ложился в больницу, но с весны 1992 г. эти пропуски прекратились, т.к. я надолго отказался от алкоголя. О грозящей мне опасности из близких людей меня никто вов- ремя не предупредил, а когда я начал сопротивляться, тот же В. Тарсуков одной рукой, как будто бы мне помогал, а другой - меня же топил. Уже позднее, после всех пертурбаций с моим увольнением, малознакомые люди говорили мне и Тане: как вы можете поддерживать отношения с этим Иудой? Он пре- дал своего друга! - не зная, что этот друг и есть я. В те дни я даже написал памфлет "Я хочу рассказать вам, или Апология учителя". Зато меня старались защитить мои ученики-гумани- тарии, храбро спорившие с самой Наяновой и ее присными. Я до сих пор с благодарностью вспоминаю их детские усилия по защите своего любимого учителя, и мне стыдно за то, что им пришлось это делать. Хотя это было для них первым уро- ком гражданского мужества. Не все его выдержали, но разве можно их винить за это!?
      Я подал в суд на Наянову за клевету, но на заседание она не явилась. Тогда я переквалифицировал дело из гражданского в уголовное, но процесс откладывался до будущего года. И в начале этого 1993 г. нелепо погиб наш сын.
      Надо сказать, что во всей этой административно-психо- логической ситуации М.В. Наянова вела себя как шпана, у нее даже речь напоминала сленг подростковой уличной стаи. И это было не случайным явлением. Позднее она пообтеса- лась, жила во Франции, словом, нашей Дуньке показали Евро- пу, а Дуньку - Европе. Ее колледж превратился в "Университет Наяновой" и как будто бы процветает. Дай Бог ему дальней- ших успехов, но я не забываю о том, что основы и структуру системы гуманитарного образования заложил все-таки я, хотя мое имя ныне там вряд ли известно. Впрочем, "Интегральная
      
      
      
      
      
      диалогика" в начале XXI века достигла и самарских учебных учреждений.
      Кое-кто из опытных и знающих преподавателей предуп- реждал меня: не связывайтесь с Наяновой! вам будет только хуже! Так и случилось. Чтобы не подставлять под удар других своих близких, я отказался от уголовного и гражданского ис- ков, и дело против М.В. Наяновой прекратилось. Мои ученики, ставшие десятиклассниками, звонили мне, плакали, выражали соболезнования по поводу гибели сына. Когда из печати вы- шло первое издание его книги, я попросил Женю Дробышева, сына режиссера, в труппе которого Борис участвовал в спек- такле "Демонстрация", взять у меня полтора десятка книжек и вручить их персонально ученикам класса. Он выполнил мою просьбу, и с тех пор с моими любимыми учениками контактов больше не было.
      Работа в Колледже стоила мне больших усилий. Ездить из Чапаевска в Самару было тяжело, все доступные виды транс- порта работали из рук вон плохо, я часто опаздывал. Потом начались занятия в две смены, я уезжал из дома в 6 утра и воз- вращался в 8 вечера. Кроме того, я проводил разные вечера, - тот же вопросов и ответов с помощью того же А. Моргунова. Словом, уставал в доску, да еще занимался репетиторством, и бывало так, что вернувшись из колледжа, я садился за стол с другими учениками. И все же я никогда не жалел об этих годах. Работа в Колледже была моим пиковым профессиональным достижением, вершиной моего педагогического мастерства. Видимо, это время было моим "акме", так как произошло ред- чайшее совпадение интересов учеников и интересов учителя: мы совместно шли к единой цели и на этом пути пользовались теми средствами, которые доставляли радость творчества и той и другой стороне. Позднее я таких творческих успехов в своей работе видел мало и хорошо усвоил евангельскую мудрость: много званных, да мало избранных. Или как говорил Ницше: ловец был, но не было рыбы.
      
      
      
      
      
      В августе 1991 г. случился путч коммунистических сил против перестройки. Мы восприняли его как свою личную беду. В ночь на 20-е августа я от руки и через копирку напи- сал тридцать листовок-воззваний к жителям Чапаевска, и на следующий день Таня, Вера и я расклеивали их в разных мес- тах. Милиция это видела, не мешала, но листовки срывала и забирала с собой. Много позднее выяснилось, что наша "ре- волюционная деятельность" была единственной попыткой сопротивления методом прямого действия на всей террито- рии Самарской обл. С. Ивашкин снова взял у меня интервью для газеты "Вольнодумец", Боря же взял у меня оставшую- ся листовку в редакцию своей газеты, а в колледже на меня стали смотреть как на возможного заступника: многие были коммунистами. В начале учебного года я читал актовую лек- цию, потом мне поручили возглавить лабораторию творчес- кого опыта и даже предложили стать деканом гуманитарного факультета, от чего я отказался. В 1990 г., осенью, я ездил на Всероссийский семинар методов нетрадиционного обучения в г. Обнинск, - моя оценка деятельности местной школы Љ 6, в которой мы занимались, позднее была призвана наиболее адекватной той системе интеграции, которая в ней сложилась (в социальных сетях). Но все мои заслуги были забыты ради торжества тех, кому я мешал.
      
      ***
      Как я уже писал, после увольнения из колледжа по собс- твенному желанию 30.09.92 г., я с 1.10.92 г. был принят на работу в СШ Љ 11 г. Чапаевска, вскоре переименованной в учебно-воспитательный комплекс "Школа - дом творчества". Руководила ею моя бывшая подчиненная, учитель математики Е.Г. Данилова, ставшая директором с большими амбициями. Впоследствии эта школа стала называться Центром образова- ния, который по результатам Всероссийского конкурса входил в список лучших школ РФ, а Е.Г. Данилова на протяжении
      
      
      
      
      
      ряда лет (с 1995 по 2002 гг.) удерживала звание директора года. В 2002 или в 2003 году она получила раньше, чем я, Диплом академика Академии творческой педагогики. Но я всех этих достижений уже не застал, т.к. проработал там недолго - до 12.08.1993 г., причем четыре месяца я провел на больничном листе после гибели сына. Но первоначально, став замом дирек- тора по научной и методической работе, я энергично взялся за внедрение тех технологических процессов, которые так заме- чательно сработали в Самарском колледже, тем более, что об- разовательное пространство школы напоминало этот колледж. За одним важнейшим исключением: в Самаре студенты были отобранной из многих кандидатов ученической элитой, и моя система гуманитарного образования имела знак равенства с элитарным образованием, а в Чапаевске в этом Доме творчес- тва, когда я пришел туда, учились все без исключения жители Нагорного посёлка, который был своеобразной замкнутой сис- темой, и даже на общем фоне чапаевского менталитета славил- ся своей кондовостью и криминальностью. Я это прекрасно знал из прошлого опыта, но все же попробовал поднять планку достижений, хотя бы для гуманитарного класса. Нужно ли го- ворить, как это обрадовало моих новых коллег! И все-таки в этом классе я стал преподавать и историю мировой культуры, и курс "Из истории мировой философской мысли", и вести се- минар по античной мифологии, а в других классах препода- вал только курс по истории философии. С гуманитариями дело худо-бедно ладилось, в старших классах тоже, но с трудом, а в остальных преподавание было практически не возможно из- за большого числа плохо обучаемых детей. Кое-что я сделал для наполнения методической базы, из своих накопленных педагогических и методических материалов перенес многое в кабинеты ШДТ, начал разрабатывать систему общих интегра- ционных связей. Наиболее крупным мероприятием, подготов- ленным мною, был семинар "Эстетическое воспитание на базе русского народного творчества". Он состоялся 17.12.92 г. Для
      
      
      
      
      
      доклада директора я подготовил теоретическую часть о про- цессе интеграции, составил план проведения семинара, заму по эстетическому воспитаю Н. Кудрявцевой, которая была дружна со Стеллой и Борисом, помог материалами в постанов- ке вечера "Памяти Марины Цветаевой". Сам же я, в качестве образца учебной интеграции, дал открытый двухчасовой урок в 8 гуманитарном классе "У истоков античности как типа куль- туры". Это был пропедевтический урок-введение в тему "Ис- тория античной культуры". Он включал в себя историю, мифо- логию, философию, искусство Др. Греции и являлся примером интеграции высшего уровня. Подобный урок я проводил в колледже для студентов КГПИ, которых любили направлять на мои уроки, и они были поражены тем, как можно научно и в то же время занимательно рассказывать о важнейшей эпохе в истории цивилизаций. Но тогда я только экспериментировал и импровизировал, сейчас же в руках у меня был испытанный инструмент педагогической технологии: "интегральная диало- гика". Позднее я включил развернутый план этого урока, на- ряду с двумя другими, в Гл. 8. "Типология интегрированных уроков" книги "Интегральная диалогика". 15 человек, бывших на этом уроке, тоже были восхищены и удивлены тем, во что можно превратить обыкновенный школьный урок. В записной книжке за этот период сохранились краткие записи впечатле- ний участников семинара. Все уверенно говорили о том, что такое направление в преподавании, которое было представле- но Д.И. Корнющенко, неизбежно.
      Потом были события, о которых я писал, рассказывая о Бо- рисе. Я вступил в пространство трагедии, куда никто добро- вольно не вступает. В начале июня я вышел на работу на один месяц. Что-либо практическое я делать не мог, хотя директор ожидала от меня создания методического кабинета. Мне при- шлось спросить ее: "Вы знаете, когда вы умрете?". Но я сде- лал много: разработал большой пакет документов, различных положений о будущих структурах и субструктурах, которые
      
      
      
      
      
      следует создавать в процессе развития учебно-воспитательно- го комплекса. Позднее учителя этой школы говорили мне, что руководство "Дома творчества" удачно воплотило их в работе Центра образования.
      12.08.93 г. я уволился из "Дома творчества". Когда вышла в свет книга Марка Белого, несколько экземпляров я передал тем людям, которые знали Бориса. Между прочим, коллектив шко- лы поздравил меня с 50-летнем юбилеем, а я устроил в честь этого события небольшой фуршет. Но самое главное, что им осталось от меня - это разработанный и обоснованный про- гноз-концепция сроком на 5 лет: он действовал.
      Летом я ездил в гости к молодожёнам, Вере и Сереже, в Москву на ул. Яна Райниса. С Верой мы ходили в Кремль, в ГТГ, ездили на Сухаревскую площадь. Дочь старалась помочь мне, заботилась о моих книжных покупках и подписках, хотя большая часть из них окончилась изданием первых томов. В Москве я купил 1-й том Шпенглера, "Улиса" Джойса, Кьер- кегора "Страх и трепет", Шопенгауэра, тома М. Булгакова, И. Бродского, И. Ильина, К. Юнга, А. Бергсона... Вскоре мы поможем Вере купить квартиру в Совхозе им. Ленина в Под- московье, недалеко от станции метро "Домодедовская".
      Вероятно, в начале марта В.П. Тарсуков, который искренне хотел мне помочь и в неприятностях из-за колледжа, и, конеч- но, в беде - потери сына, рассказал мне о возможности созда- ния собственной авторской школы в Самаре. У него были две цели: высокая и благородная, просвещенческая и земная, мер- кантильная: "зарплату будем в валюте получать!". Эти цели не противоречили друг другу, такова была тогдашняя российская действительность. Но цели нуждались в воплощении, а для этого был необходим административный опыт, которым рас- полагал я. В конце концов, я признал его доводы. Я решил ис- пользовать любую попытку, чтобы открыть авторскую школу, которую я видел как памятник покойному сыну. Я встретился с О.Б. Куделиной, затем с зав. Ленинским районо В.И. Чупи-
      
      
      
      
      
      ным, когда-то бывшим моим целинным бетонщиком в 1967 г., с зав. облоно Е.Я. Коганом, и все приветствовали наш замы- сел, но конкретного ничего не обещали, а речь, прежде все- го, шла о здании или хотя бы помещении для "Русско-немец- кого лицея", - так мы окрестили свое будущее детище, т.к. О.Б. Куделина была директором Русской благотворитель- ной миссии, получающей деньги из ФРГ (по сегодняшним временам - "иностранным агентом"). Попутно эта миссия занималась преподаванием эзотерических учений и исполь- зовала некоторые, не совсем дозволенные, психологические суггестивные технологии в лаборатории психологии "Омега". О.Б. помогла мне с изданием книги сына. С 13.08.1993 г. я был принят в ТОО "Русская благотворительная миссия" на долж- ность директора-организатора и преподавателя философии русского гуманитарного лицея.
      Я начал составлять пакет всех необходимых документов для открытия лицея. В него вошли: педагогическая концепция РНГЛ, учебный план и Устав лицея, штатное расписание и сис- тема управления и самоуправления лицея. Даже придумал и нарисовал эмблему лицея с профилями И.В. Гете и А.С. Пуш- кина.
      Однако в нашу затею вмешалась М.В. Наянова. Я встретил ее на приеме у Е. Когана, и разговор с ним на этот раз любез- ностью не отличался. Многолетний опыт общения с начальс- твом разного ранга подсказал мне, что наша затея одобрения не получит, - Наяновой конкуренты были не нужны, а Коган был с нею в дружбе и, как говорили, не бескорыстно. Без под- держки сверху было бессмысленно делать усилия по созданию Лицея: все они были обречены на провал. Своим открытием с коллегами я делиться не стал, тем более, что в фаворитах у Куделиной состоял некто С.В. Муромов, человек с неуемным честолюбием, видевший себя в будущем чуть ли не преобра- зователем человечества. Он действительно обладал злой це- ленаправленной энергетикой, что мне пришлось испытать на
      
      
      
      
      
      себе. Другой психолог-экстрасенс В.В. Бондаренко сразу же предупредил меня об опасности и советовал: "Чем скорее Вы расстанетесь с ними, тем лучше будет для Вас!".
      Чтобы не терять даром времени до открытия нашего лицея, я предложил создать для старшеклассников и молодых преподавателей средних школ, гимназий, лицеев философс- ко-культурологические курсы "Русский лицей". Основным и единственным преподавателем становился я, но предполага- лось, что и В.П. Тарсуков будет читать лекции о современном литературном процессе: даже в удостоверениях, которые я спроектировал для слушателей, они назывались "Философско- литературными курсами по теме: из истории мировой фило- софской мысли". Кроме программы курсов, которая состояла из десяти тематических разделов, как запасной вариант, я пред- ложил проект философско-психологического центра "Психе": в него входили концепция, программа, методика учебно-прак- тической деятельности Центра. Вроде бы впоследствии "Оме- га" использовала мои наработки в своих целях.
      Курсы были платными и состояли из двух групп: учителя- филологи во главе с Бухаревой Ларисой Ивановной, и учащи- еся-старшеклассники из Самарского экономического лицея, в котором совместителем работал В.П. Тарсуков (основная ра- бота у него проходила на филологическом факультете СГПУ). Всего за 4 месяца слушатели заплатили РБМ почти 1,5 млн. рублей. Моя же зарплата, как и зарплата Тарсукова, состояла из 70 тыс. рублей. Занятия проводились трижды в неделю по три академических часа с конца октября 1993 по начало марта 1994 г. С субботы на воскресенье я ночевал в лаборатории
      "Омега"; зимой в помещении стоял страшный холод, замер- зали трубы канализации, отопление не спасало. Лаборатория находилась в Самаре на ул. Мяги.
      Свои лекции я читал в той же парадигме, что и курс исто- рии философии для студентов колледжа: с дополнениями из истории религий, из мифологии, культурологи, политологии,
      
      
      
      
      
      с вкраплениями из мировой истории и всемирной литературы, из мировой художественной культуры. Это было сопряжено с работой над книгой "Интегральная диалогика": я начал ее именно в "Омеге" в декабре 1993 г., и основной корпус книги завершил в апреле 1994 г., хотя работа над нею периодичес- ки возобновлялась вплоть до мая 2001 года (делались встав- ки, включался новый дополнительный материал и т.п.). Кроме того, я занимался всякой организационной работай, и у меня возникло недоумение, - почему я работаю один, а зарплату по- лучают все остальные за мой счет, в том числе мой лучший друг Тарсуков. Этим недоумением я поделился с О. Куделиной, а В.П. просто попросил показать, что он такого сделал, кроме приглашения учеников из своей школы, для того, чтобы полу- чать такую же зарплату как у меня. Воспринято это было, ес- тественно, плохо. У меня в феврале - начале марта состоялись крупные разговоры и с нею, и с ним, в результате чего я уво- лился 7.03.1994 г. Ученики мои жалели о прекращении курсов, хотя основное содержание своего курса я им выдал. Помню, как Л.И. Бухарева, возможно, потомок религиозного философа А.М. Бухарева, сказала мне: "Вы не просто личность, Вы - яв- ление!". Думаю, что потом мой друг постарался и учеников, и учителей разочаровать в их отношении ко мне. Так неудачно закончилась моя первая попытка создать независимую школу на частной основе. Но была и еще одна.
      Т.к. я остался без работы, мне нужно было искать источник существования. По счастью, в хорошо знакомой нам СШ Љ 12 в старших классах уже давно не было преподавателя истории и общественных наук, и директор школы, с которой мы раньше работали в ШРМ, с радостью взяла меня, чтобы восполнить пробел. Пришлось в расписание включать дополнительные уроки, и с 9.03.94 за 2,5 месяца я выполнил всю программу по истории, географии, экономике, основам цивилизации, праву в 9-11 классах, так что они могли сдать экзамены. Но в июле я заболел. Тем не менее, в середине августа я получил пред-
      
      
      
      
      
      ложение от Е.П. Савиной, с которой уже встречался в апреле по рекомендации В. Бондаренко. У нее уже были работающие образовательные учреждения в ТОО "Альтернатива", которые назывались частной школой "Творчество". Куделина и Муро- мов считали ее своим главным конкурентом и очень не хоте- ли, чтобы я с нею объединялся. Е. Савина сказал мне, что они
      "пышут на меня злобой" и грозятся отозвать положительный отзыв из филиала МГУ в г. Ульяновске на мою концепцию (ко- торый я сам же на себя и составил!). В итоге, я организовал работу филиала школы "Творчество" в том районе Безымян- ки, в котором еще недавно жил Боря. Получилось что-то вроде дореволюционной прогимназии, но с более высокой оплатой. Но качество детей совершенно не соответствовало моим пла- нам: Е.П. Савина конкурсного отбора не проводила, а прини- мала тех деток, за которых родители могли платить по 300 тыс. за год обучения. Поэтому в школу пришли дети-изгои: те, кого третировали одноклассники, кого не любили учителя, - сло- вом, об элитарном образовании нечего было и думать. Тем не менее, в 8 классе я сразу же начал преподавать свой культуро- логический комплекс, подобно Наполеону считая, что сначала нужно ввязаться в бой, а потом будет видно, что дальше делать. Но мне не пришлось долго размышлять о том, что делать дальше, - уже 13-го сентября я снова тяжело заболел. Шко- ла располагалась в детском саду Љ 94, своего помещения не имела, и добираться из Чапаевска на Безымянку было гораздо труднее, чем в колледж. Я же не учел того обстоятельства что мое здоровье стало совсем не то, что в 1990 году. Кроме того, В. Бондаренко, к которому я обратился за психологической по- мощью, прямо сказал мне, что недавно мне был нанесен силь- нейший "энергетический удар", и, скорее всего, со стороны моих недавних друзей, которые почему-то очень боялись, что я буду работать у Е.П. Савиной. Я это вполне допускал, и мно- жество фактов, ставших мне позднее известными, подтверж- дали такую вероятность. Врачи поставили мне серьезный
      
      
      
      
      
      диагноз. 10.10.94 умер мой кузин Ю.Е. Добров, что добавило психологических переживаний. 8.10.94 я уволился, т.к. такая работа для меня становилась физически невозможной: у меня начались сильные боли в подошвах ног при ходьбе. Все то, что я привез в школу: учебники истории и географии, диапроек- торы и другие учебные принадлежности, пришлось там оста- вить, тем более, что пока меня там не было коллеги-учителя это растащили. Так закончилась моя вторая попытка открыть свою авторскую школу, в которой я мог бы избранным детям давать отборное гуманитарное образование. Ни о предыдущей попытке, ни о последней я не жалел, так как очень быстро об- наруживал, что цели этих организаторов весьма далеки от тех, которыми руководствовался я. В последнем случае, уже через неделю, мне стало очевидно, что моя роль не соответствует роли директора, а, всего лишь, роли завуча, вынужденного выполнять чужие указания. То "творчество", которое входи- ло в название ТОО, абсолютно не имело ничего общего с тем
      "Творчеством", которое виделось мне.
      Единственное, что я вынес из этих попыток, - это то, что я изменил свою социальную и профессиональную роль. Если в прошлом коммунистическом режиме мне долго приходи- лось быть "лисом в виноградинке", который по возможности портил этот виноградник, то теперь, в условиях нарождающе- гося либерально-демократического режима, я превратился в созидателя, и несмотря на те изменения, которые начались с появлением мелкого беса Путина, я продолжал таковым оста- ваться до последнего дня работы в школе в 2011 г. Так я ду- маю и ныне. Начавшийся 30 лет назад четвертый в истории России цивилизационный разлом, самый сильный за неполные 1200 лет, не одномоментен. Лучшие умы России утверждали, что он продлится не менее 3-5 поколений, и пока мы преодо- лели путь только одного поколения. У Новой России все еще впереди, еще хватит времени, чтобы выбраться из-под облом- ков коммунизма. Были бы силы.
      
      
      
      
      
      Мне снова пришлось обращаться к Н.К. Королевой, тем более, что и СШ Љ 12 тоже нуждалась во мне, т.к. вообще ос- талась без учителей истории и общественных наук. С Н.К. Ко- ролевой у нас были давние дружеские отношении, начиная с работы в ШРМ Љ 1. Ее дочь Лена тянулась ко мне, часто при- ходила в гости, т.к. была девочкой с гуманитарным мышлени- ем, - позднее окончила в Ленинграде библиотечный факультет в том самом Институте культуры, в который в 1963 г. пыталась поступить Татьяна Михайловна. Она брала у меня книги, плас- тики, я делал ей книжные подарки, а став самостоятельной, Лена тоже дарила мне книги и пластинки. Потом она вышла за- муж, и ее интересы резко изменились. К началу 2000 гг. ее мать совсем разболелась, и Лена забрала ее к себе в Ленинградскую обл., где она поселилась, получив медицинское образование и выйдя замуж. В то время у нее уже была дочь Анна.
      8.10.94 я вновь поступил на работу в СШ-12 и прорабо- тал в ней до 28.10.96 г. На сей раз, у меня были все классы: с 5-го по 11-й, и вел я все гуманитарные и общественные науки: историю, основы цивилизации, право, экономику, МХК. По- пытался и в этой школе создать гуманитарный класс по своей модели, но уровень учеников был ужасающе низок, и от этой затеи пришлось отказаться. Таков же был и уровень препода- вателей. Те новации и процессы, которые для меня давно уже стали привычными и даже рутинными, вызывали у них не только удивление, но и негодование. Довольно скоро я это по- нял и не стал лезть на рожон. Главным моим деянием, которым позднее воспользовались и другие историки, было составление перспективного плана преподавания истории по новой концен- трированной модели. Она заключалась в том, что первый круг изучения истории России и Всемирной истории заканчивался в 9 классе: от древности до современности; а второй круг в 10-11 классах повторял то же самое историческое время и про- странство, но уже не столько на фактическом, сколько на тео- ретическом уровне. Большинство учителей мучилось, не зная
      
      
      
      
      
      как приступить к этой новой парадигме образования, которая сохраняется и в настоящее время. Мой план был рассчитан на три года, и уже в конце 90-х годов я его завершал в СШ Љ 16. Начиная с 1993 г., я работал по 14 разряду, что называлось вы- сшей категорией. Подтверждать эту категорию мне пришлось дважды: в январе 1998 г. в Самаре и в октябре 2008 г. в Москве. Я по-прежнему часто болел, ложился в больницы, в февра-
      ле 1996 г. с больничным листом ездил в Сочи к Лагуткиным, где лечился в санатории "Заполярье". Н.К. Королева проявляла ангельское терпение по отношению к моим длительным про- пускам, хотя иногда взрывалась, когда я возмущался безмозг- лостью и хулиганством учеников школы. Я благодарен ей за поддержку, которую получил от нее в те годы. Осенью 1996 г. мне все-таки пришлось уйти на пенсию по выслуге лет, так как запас сил у меня подошел к концу. Еще большее постоянное, ежедневное терпение к моему состоянию проявляла моя жена Таня. Эти десять лет были для нее постоянным испытанием, огромной психологической и физиологической нагрузкой, и именно ей я обязан тем, что все-таки преодолел свою болезнь, хотя она и говорила мне: ты сам себя вытащил! Всего в 1993- 94 гг. я проболел, в общей сложности 7,5 месяцев, четыре раза лежал в больницах Чапаевска и Самары.
      В начале марта 1997 г. я уехал в Москву и в качестве нянь- ки маленькой Сони, жил в семье Червоткиных на территории совхоза им. Ленина. Мы с Соней очень подружились, я лежал с нею в больнице в г. Видное. Вернулся я в начале июня 1997 г. За эти месяцы в Москве я встретился со старой целинной под- ружкой Н.А. Назаренко и познакомился со всей ее новой се- мьей. Она водила меня дважды в Политехнический музей на вечера памяти И. Бродского, и на концерт еврейской литурги- ческой и народной музыки, в котором участвовал ее будущий зять Андрей Андрианов, муж дочери Ани. Концерт проходил в Большом зале Московской консерватории, где я никогда рань- ше не был.
      
      
      
      
      
      С 3.09.1997 г. я снова начал работать в СШ-16, директором которой был Ю.В. Розылин, - мой знакомый по целине 1967 г. - бригадир каменщиков. С ним на физмате учился Ф.И. Мака- ров. В педколлективе этой школы работали и мои бывшие уче- ницы, и мои бывшие коллеги-подчиненные из СШ-1, - вместе со мною пять человек. В обучении истории процесс перехода на концентрическую модель еще не был закончен, и, чтобы помочь учителю Сапрыгиной Л.И., я предложил в 8-м клас- се вести факультативно курс истории русской культуры. Это значительно экономило время для изучения основного фак- тического материала. В других 8-9 классах я вел общий курс МХК, а в 10-11 - историю и политологию. Увы, за мою по- мощь меня отблагодарили в 1999 г. самым что ни на есть хам- ским образом: в школе, где с преподаванием истории вполне мог справиться один учитель, оказалось сразу три учителя. Мне же было отказано даже в часах МХК, а для меня это было важно, в связи со скорым уходом на пенсию: традиционно за 2-3 года до наступления пенсионного возраста учитель старал- ся получить побольше часов, чтобы это повлияло на бо́льший размер пенсии. Дубинноголовый директор, которого все уче- ники называли просто "Филька", сказал мне: "А зачем детям преподавать какую-то культуру? Меня вот никакой культуре не учили, а я ничего не потерял!". На такую "мудрость" я мог только ответить: "Это очень хорошо заметно, что тебя культу- ре не учили!". Мне пришлось идти совместителем в СШ-Љ21, в которой я когда-то чуть было не начал работать директором, и вести там, в 9-11 классах, историю, политологию и историю мировых цивилизаций. Я мотался как маятник между двумя школами, расположенными в разных концах города, и иногда забывал, в какую же школу я должен утром идти, благо, что и в той, и в другой у меня были одинаковые классы и одинаковые предметы. Но было и одно преимущество: в дни совещаний и педсоветов у меня были уроки в обеих школах, и я был избав- лен от необходимости на них присутствовать, тем более, что
      
      
      
      
      
      уровень этих "заседаний" был намного ниже среднего, особен- но, в СШ-16. В этом отношении я стал вольной пташкой, и не участвовал в них ни там, ни здесь. Дети в обеих школах вы- сокими качествами не отличались, в Љ 16 вообще некоторые классы вели себя отвратительно, и никто ничего не мог с ними сделать. Но и в той и в другой школах были очень неплохие классы, даже такие, что я вспоминал о них с сожалением уже работая в Москве. Были и хорошо обучаемые, способные уче- нии с гуманитарным правосторонним мышлением, на которых я обращал повышенное внимание, давал им соответствующее обучение, дарил свои книги, советовал, что делать после шко- лы. Если в СШ-12 таких не было вообще, то в этих школах я мог бы вспомнить не менее десятка человек, с которыми я хотел бы серьезно работать. Один из них, Андрей Дацишин, даже приходил ко мне в гости, что позволялось не каждому, Но мое "челночное" состояние не способствовало той "гувернер- ской педагогике", которой я занимался и славился ранее. Уче- ники же были обеспокоены не столько тем, как реализовать свои задатки, сколько тем, как найти такой профиль обучения, который в сжатые сроки обеспечил бы им высокий заработок и стабильный социальный статус.
      За эти годы у меня сохранились большие открытки с благо- дарностями от выпускников 9 и 11-х классов в 1998 - 2000 гг.
      В феврале 1998 г. после нашей совместной поездки в Мос- кву у меня произошел новый приступ болезни, пришлось ло- житься в больницу. В мае этого года я устраивал внучку Настю в Самарскую школу Љ 44 с углубленным изучением немецкого языка. Я потратил немало усилии, даже подарил книгу Марка Белого, чтобы убедить директора и завуча в том, что внучка будет хорошо учиться, и что ее обучение будет оплачиваться регулярно. Мне удалось добиться своей цели. Перед началом учебного года, в конце августа, мы с Настей долго гуляли по Самаре, ходили в несколько музеев, на выставку, побывали в кафе "Мороженное"... 1-го сентября я приехал в ее школу
      
      
      
      
      
      и был на торжественной линейке, потом на первом уроке в 1-м классе, что запечатлела фотография. Настя в начальной школе училась хорошо. В моей записной книжке тех лет сохра- нились выписки оценок по четвертям и итоговых за год. Так за 2000/ 2001 уч. год в 3-м классе ее результаты были такими:
      Рус. яз. - 5.
      Математ. - 4.
      Чтение - 5.
      История - 5.
      Природов. - 5.
      Труд - 5.
      Изо - 5.
      Музыка - 5.
      Немец. яз. - 5.
      Физ-ра - 5.
      
      Все школьные годы мы заботились о Насте, помогали ей в учебе по гуманитарным предметам. В младших классах я при- возил ей множество книг в помощь изучения истории, литера- туры, географии. Мы подарили ей четыре коробки коллекции минералов, учебные картины, школьные выставки "Жизнь и творчество" многих русских писателей и поэтов. Когда она стала учиться в средних классах, я делал ей серийные под- борки книг по немецкой литературе, истории, искусству, по музыке, по философии. Когда мы уезжали в Москву, то для Насти была передана значительная часть нашей библиотеки, с литературой на немецком языке, множество книг классиков и современной немецкой литературы, собрания сочинений рус- ских и зарубежных авторов. Альбомы по немецкому искусст- ву, в том числе редкие по тем временам, множество литера- туроведческой литературы. В самом начале обучения я отдал ей русско-немецкий и знаменитый Немецко-русский словарь И.Я. Павловского, 1911 г. изд., - этими словарями я сам поль- зовался много лет. К сожалению, мои усилия пропали втуне.
      
      
      
      
      
      Настя не закончила даже 10-й класс и получила среднее об- разование в ШРМ. К великой немецкой культуре и немецкому языку, по ее словам, она испытывает отвращение. Она ценила лишь книги, которые я посылал ей из Москвы: "Гарри Пот- тер", "Темные начала" и другие фэнтези.
      В эти 90-е годы я помогал Кате в подготовке к сдаче кан- дидатского минимума. Для сдачи немецкого языка перевел на русский монографию Ф. Эрпеля "Автопортреты Винсента Ван Гога", по философии составил несколько конспектов работ русских авторов философско-религиозного ренессанса; по ис- тории подобрал материалы по некоторым вопросам. Катя сда- ла минимум с двумя "отлично" и одним "хорошо".
      В ноябре 1998 г. я участвовал в Международном конкурсе эссе, объявленным изданием "Леттр Интернасиональ" (Фран- ция) и организацией "Веймар - культурная столица Европы 1999 года Гм бХ" (ФРГ) в сотрудничестве с Институтом им. Гете (Москва).
      О судьбе моего конкурсного эссе я уже писал на страницах, посвященных сыну. Здесь же скажу, что победительницей кон- курса стала самарская студентка Иветта Герасимчук. Ее эссе имело символическое название "Словарь ветров". По какой-то причуде судьбы с этой девушкой в 1992 г. я проводил собесе- дование-экзамен во время поступления Иветты в Самарский колледж, - и предсказал ей незаурядные успехи на поприще гуманитарии. Нужно добавить, что книга "Метафизика ленты Мебиуса", написанная на основании эссе, имеет посвящение:
      "Посвящаю эту книгу дорогим людям: - любимой жене Тать- яне и: - памяти моего друга Федора Макарова". Федя был у меня последний раз в марте 2000 г., а 1.05.2000 г. умер ночью от инфаркта. Мне не сообщили о его смерти ни родственники, ни А.Н. Ярыгин, живший в Тольятти, недалеко от Узюкова. Бо- ялись. Я узнал о его смерти случайно от Розылина Ю.Ф., когда увольнялся из его школы в августе. В начале ноября я ездил в с. Узюково, побывал на могиле друга, возложил цветы. На сле-
      
      
      
      
      
      дующий день за мной приехал А.Н. Ярыгин, который привез меня к себе в Тольятти. В эти дни я последний раз виделся с вдовой Феди Т. Макаровой, с Толей, его женой Таисией и их внучкой Машенькой. Книгу с посвящением я отправил обеим семьям. Отклика не последовало.
      С марта 1997 г. мы оказались втянуты в неприятную исто- рию, которую я изложу коротко. Чапаевская пройдоха и авантю- ристка М.И. Семилеткова, пользуясь доверчивостью людей и их нелегким положением, просила брать для нее кредиты в банке, расплачиваясь с ними небольшими суммами, а затем прекра- щала платежи в счет взятого кредита. В итоге, нарастали пени, долг и должника, и его поручителя возрастал в геометрической прогрессии, и банк начинал грозить судом. Я предостерегал Таню о последствиях, но были нужны деньги, т.к. Катя родила сына, и расходы росли. Я сдался и, буквально, в день отъезда в Москву с Верой и Соней мы совершили эту сделку: Таня взяла сумму в несколько миллионов рублей, а я стал ее поручителем. Дальше все шло по знакомому сценарию, - все наши усилия заставить Семилеткову платить окончились ничем. Тогда мы попросили Сережу, чтобы он помог нам заплатить наш долг банку, что он и сделал. Во искупление собственной глупости, мы подали в суд на эту авантюристку, которая, как выяснилось, поставила в идиотское положение еще несколько человек. Всех судей она подкупала и никаких проблесков положительного ре- шения дела, казалось, не предвидится. Лишь 26.04.2002 г. со- стоялся процесс, и новый судья вынес решение в нашу пользу. Потерянные нами 50 тыс. рублей М.И. Семилеткова выплачи- вала нам из пенсии до 8.02.2008 года. Я получал эти деньги, приезжая в Чапаевск из Москвы. Потом мне вернули исполни- тельный лист. Из получаемых ежегодно 8-9 тыс. я половину от- давал Насте, - обычно к новому учебному году.
      В июне 1999 г. я отдыхал и лечился в санатории в Самаре на берегу Волги. Таня приезжала ко мне с обеими внучками дважды и привезла мне письмо из Москвы. Осенью 1993 г. я
      
      
      
      
      
      вступил в Российское философское общество, которое вновь возникло после распада прежнего Всесоюзного философского общества. Президенту И. Фролову я отправлял в 1994 г. книгу А. Любищева "Расцвет и упадок цивилизаций". Я регулярно получал "Вестник РФО", как индивидуальный член общества, тем самым мое общение с ним и ограничивалось. Но в письме главный ученый секретарь РФО А.Д. Королев просил и пред- лагал мне создать Самарское региональное отделение мини- мум из трех человек во главе со мной, и прислать в Президиум РФО соответствующие документы, образцы которых прилага- лись. Нужно это было для регистрации нашей НКО, которая требовала соблюдения определенных условий. Вернувшись из санатория, я быстро оформил все протоколы о формировании местной организации, для которого наше Учредительное соб- рание приняло решение о создании Самарской региональной организации РФО в составе трех человек: председатель - Кор- нющенко Д.И., зам. председателя - Корнющенко Т.М., ученый секретарь - Макеева Е.Д. Наше отделение вошло в состав РФО, а мне Президиум объявил благодарность за своевременную ор- ганизационную работу в период регистрации РФО. Но вскоре в Самаре стало действовать на базе кафедры философии СГУ другое Самарское философское общество во главе с д.ф.н. В.А. Коневым. Его супруга в 1992 г. заменила меня как пре- подавателя философии в Самарском колледже. Самарская пер- вичная организация РФО в количестве 15 человек продолжает существовать и ныне. Весной 2001 г. из Президиума РФО мне пришло приглашение на участие в работе Школы актива РФО. Этот семинар состоялся 2-4 июля в здании Московской гума- нитарной академии, недалеко от усадьбы Кусково. Во время его работы я познакомился со многими руководителями реги- ональных отделений РФО, среди которых были интересные люди, например, Н.В. Наливайко, председатель Новосибирс- кого отделения и директор единственного в России НИИ фи- лософии образования. Я же весной 2000 г. вновь встретился
      
      
      
      
      
      с Я.С. Турбовским, предварительно написав ему письмо, и отправив по почте книгу Бориса, и только что изданную мою книгу "Элитарная концепция искусства в философии Фридри- ха Ницше". В ответном письме он как раз сообщал мне, что заведует лабораторией философии образования в том самом НИИ ТОИП, в котором я когда-то сдавал кандидатский мини- мум по педагогике. В марте я встретился с ним у него дома, а в мае 2001 г. я передал ему рукопись "Интегральной диало- гики", которая у него нелепым образом затерялась - внучки взяли со стола толстенную и тяжеленную папку с рукописью на строительство кукольного дома, а он не знал об этом, и у нас произошла ссора. Только через полгода Я.С. обнаружил руко- пись и предложил издать ее в Москве в 2002 г.
      Вот поэтому меня заинтересовала деятельность Н.В. На- ливайко, и позднее я познакомил ее с Турбовским, и она вклю- чила его в состав редакционного совета журнала "Философия образования XXI века". Я же стал публиковать в этом журнале сначала главы из "Интегральной диалогики - 1" в Љ 3-4, 2002, а затем - главы из "Интегральной диалогики - 2" в Љ 1, 2, 3, 2005, - в соавторстве с Е.Д. Макеевой.
      В эти же дни я познакомился с первым вице-президентом РФО А.Н. Чумаковым, с упоминавшимся ранее А.Д. Короле- вым, на котором лежала вся организационная работа семинара, с В.М. Пивоевым из Архангельска, с которым позднее на Фи- лософском конгрессе мы обменивались книгами, с логиком Б.Д. Блиновым, с которым тоже обменялись книгами и перепи- сывались, с Л.Я. Подвойским из Астрахани, с депутатами Гос. Думы С.Н. Юшенковым и В.В. Щекотихиным. С. Юшенкову я вскоре отправил в ГД свою "Метафизику...". Потом он погиб, и мне было больно из-за смерти этого замечательного челове- ка. С В. Щекотихиным мы изредка встречаемся на заседаниях философского клуба и на семинарах по глобалистике. Обычно мы совместно воюем против сталинистов и мракобесов. Так же я познакомился с поэтессой и актрисой Е.А. Мартыновой, которой
      
      
      
      
      
      тоже вскоре послал свою книгу. Недавно она пригласила меня на свой поэтический вечер в библиотеке им. В.А. Жуковского.
      Тогда же я познакомился с Л.У. Звонаревой, которой, благо- даря заботе Н.А. Назаренко, А.Ю. Большакова передала копию рукописи "ИД". Они были членами редакции журнала "Лите- ратурная учеба", а Л. Звонарева еще работала в НИИ социаль- ной педагогики в том же здании, что и Турбовской. Там я с ними обоими довольного долго встречался, и получил пред- ложения работать в этих структурах, от которых отказался. Со Звонаревой отношения продолжались до конца 2005 г. Чем могли, мы помогали друг другу, - она скорее больше, чем я.
      Любопытным образом мое членство в РФО связано с ра- ботой в школах Чапаевска. Вернусь к рубежу веков. Осенью 1999 г. я ездил в Москву, а по возращении в местной типог- рафии была издана моя первая книга, уже упоминавшаяся в тексте о сыне: "Элитарная концепция...". Она готовилась к изданию еще в 1994 г. на средства РБМ, но разрыв отношений с О. Куделиной надолго приостановил этот процесс. Тогда же готовилась отдельным изданием методическая брошюра о преподавании истории мировой культуры, текст которой я включил в "Интегральную диалогику". На сей раз заботу об издании книги взяла на себя Таня, имевшая знакомых в ти- пографии, - за сравнительно небольшую сумму книгу издали тиражом в 100 экземпляров. Для меня это событие было жи- вительным бальзамом, т.к. у меня лежали рукописи несколь- ких книг, но надежд на их издание было очень мало. Но лиха беда начало! Я гордился тем, что в современной Ницшеане моя книга оказалась в числе первых, изданных к столетней годовщине со дня смерти Ницше. Надо сказать, что негатив- ное отношение к философу, сложившееся под влиянием мно- голетней советской критики, еще продолжало сохраняться, и когда я предлагал в журналы главы из книг о Ницше и другие работы, то мне отвечали отказом, но уже с иной формули- ровкой: "Мы не будем печатать тексты, восхваляющие этого
      
      
      
      
      
      антихриста!". В марте 2000 г. состоялись выборы Президента РФ, и 26 марта в моей записной книжке появилась запись:
      "Путин - Лапутин", что в духе свифтовской сатиры очень точно характеризовало этого человека, - за его годы правле- ния Россия превратилась в том самый остров Лапуту, кото- рый живет по каким-то нелепейшим законам и навязывает их другим самым агрессивным образом.
      В эти годы нового века я стремился принимать в РФО но- вых членов. В Москве я принял Турбовского и его сотрудника в лаборатории М.А. Лукацкого. В 2004 г. в Катином вузе по- мог созданию Самарского отделения РФО "Десмоэкология" во главе с зав. кафедрой "Экология" А.Г. Бусыгиным. В этом же году принял в РФО Е.М. Гуреева. В июне 2000 в местной газе- те я прочитал заметку о соседней с нашим домом СШ-3, в ко- торой долго директорствовал мой старый приятель, покойный И.И. Борщев. В заметке говорилось о том, что новый директор С.А. Герасимова обновляет лицо школы. Создаются кадетские классы на базе Самарского казачества, а для старшеклассни- ков обычных классов вводится новый предмет "Философия жизни", который преподает сама директор. "Ну, - подумал я, - наверное, директор хорошо знакома с сочинениями Ницше, Шопенгауэра, Бергсона, ведь это их воззрения обычно назы- вают "философией жизни"! Надо с Герасимовой поговорить и предложить ей вступить в РФО. Кому же там быть, как не ей?". Встретился с нею и сразу обнаружил, что она мне знако- ма, - но откуда я ее знаю, понял уже после разговора. В 1993 г. в "Дом творчества" вместо Н. Кудрявцевой на должность зам. директора по воспитательной работе пришла тихая незаметная девушка. Я только что вышел на работу после долгой болезни, виделся с нею мало, помню, что оказывал ей какие-то мелкие услуги по работе, а потом уволился. В Чапаевске меня долго не было, и я многих забыл. Теперь же предо мною была пред- ставительная дама, очень даже заметная и с большим чувством собственного достоинства и значительности. Меня она, види-
      
      
      
      
      
      мо, сразу узнала и в начале вела себя несколько настороженно. Потом поняла, что я ее единомышленник и расцвела, услышав мое предложение. Конечно, я быстро понял, что никакими Ницше и Бергсоном здесь и не пахнет, а курс назван так не то, чтобы по ошибке, а скорее из-за незнания, - смысл его и содер- жание можно бы было назвать по-шопенгауэрски: "Афоризмы житейской мудрости". В РФО С.А. почему-то не вступила, а зря, ей бы это пошло только на пользу. Однако наша встреча имела продолжение. На будущий год я опять собирался рабо- тать в 2-х школах и договорился с директором СШ-21 Кожев- никовой Т.А. о продолжении работы у них. Но вот, когда уже пришло время выходить на работу, Герасимова предлагает мне место в своей школе. Я понял, что для меня это наилучший ва- риант на последние перед пенсией два года: школа в двух ша- гах от дома, нагрузка - 1,5 ставки в 9-11 классах, без классного руководства. Извинился перед Кожевниковой, а Розылин был только рад избавиться от меня. Так начался последний этап моей работы в жизни в ненавистном городе Чапаевске.
      В 70-80 годы я часто назначался проверяющим работу ад- министрации школ, проверяющим работу учителей, во многих школах работал совместителем, а в этой школе как будто по мо- ему заказу собралось множество знакомых лиц, моих бывших подчиненных и коллег, моих бывших учеников, тоже оказав- шихся в СШ-3. Из школы-интерната Љ 3, из ШРМ Љ 1, Љ 3, из СШ Љ 1, Љ 9, Љ 11, Љ 16, Љ 21, Љ 23, - вот такой школь- ный интернационал достался мне напоследок и среди учителей, и среди учеников. Узнав, что я начал работать в этой школе, туда перешли некоторые мои недавние ученики, а моя бывшая ученица, врач Элла Шуршилина, перевела в школу свою дочку Катю Гладышеву в 10-й класс. Это была старая история: в СШ-1 в старшеклассницу Эллочку была влюблена наша Катя, которая совместно с нею исполняла музыкальный дуэт. Катя играла на скрипке, а Элла аккомпанировала ей на фортепьяно. Катя Гла- дышева была талантливой девочкой, публиковала литературные
      
      
      
      
      
      произведения разных жанров в местных газетах, занималась в пресс-центре при редакции "Чапаевского рабочего". Им руко- водила зам. редактора Л. Дешевых, которая как раз в сентябре брала у меня интервью. Оно было опубликовано под заголовком
      "Культуртрегер" в Љ 154-155, 7.10.2000. В конце интервью я го- ворил тогда: "Что я сейчас делаю, и буду считать своим долгом перед предками и детьми - создаю историю-хронику рода Чер- касовых-Добровых-Корнющенко. Старинный дворянский род Черкасовых недавно отметил свое 300-летие. Занимаюсь я этим давно. У меня две внучки, один внук. Это для них. Ведь раньше каждая уважающая себя семья имела свою хронику. И если в каждой семье будет вот такая историческая память, в результа- те создастся общая историческая память. И если мы сумеем это сделать, то тогда что-то еще восстановим".
      Конечно, я взял персональное шефство над умненькой Ка- тей. Ее интересовала, прежде всего, литература и собиралась она поступать на филологический факультет СГУ, - допол- нительно занималась у Р.Л. Ицкович. Туда она и поступила, и перед окончательным отъездом из Чапаевска в 2004 году я передал ей довольно большое собрание литературоведческих книг по зарубежной и отечественной словесности. 21.02.2002 в школе проходила кустовая ученическая научно-практическая конференция. Я подготовил Катю для выступления на секции истории по теме "Угличская драма и ее последствия для Рос- сии", - на основании своего давнего урока-разработки в Самар- ском колледже. Моя книга с разбором этого урока еще не вышла в свет. Катя завоевала третье место среди уч-ся 9-11 классов, что было для начала совсем не плохо. Я стал ее готовить к такой же областной конференции - по той же теме, но на значительно более высоком уровне. Девочка, увы, отказалась. Я предлагал ей напечататься в "Литературной учебе", где проходил конкурс молодых авторов, и ее опус обязательно бы опубликовали, т.к. конкурс вела Л.У. Звонарева, - она отправила две лирических миниатюры, но не предоставила копию квитанции подписки на
      
      
      
      
      
      журнал. Я узнал об этом 5.11.2002 г. У Кати, видимо, каждый раз возникало опасение, некий провинциализм, который соот- ветствовал тому состоянию личности, которое в психологии на- зывается "когнитивным диссонансом", а я работал с нею всего один год и не успел провести "снятие", как мне удавалось это делать с учениками колледжа. В пользу моего предположения свидетельствует то, что, по словам ее матери, она с восхище- нием читала те места из "Интегральной диалогике", где я да- вал конкретизацию элитарного обучения. Книгу я подарил ей в 2003 г., когда она окончила школу. На память об этой моей талантливой ученице остались вырезки ее статей и заметок из газеты "Чапаевский рабочий" за 2002 г.
      В СШ-3 я проработал с 26.08.2000 по 27.10.2002 - до ухода на пенсию по старости. Когда мне исполнилось 60 лет, и учите- ля и ученики пригласили меня в школу, чтобы поздравить с юби- леем, подарили мне цветы и электрочайник, чтобы пользоваться им в Москве, что я и делал. Кроме знакомых учителей, в школе работало две женщины из методического кабинета гороно. Одна из них, Петрушкина Л.А., когда-то в 1974 г. была на семинаре в школе-интернате Љ 3, который я полностью подготовил, и посе- тила мой открытый урок истории в 7 классе по теме "Куликов- ская битва". И она, поздравляя меня от имени учителей, вспом- нила и про этот урок, и про то, как мы с нею прошедшим летом руководили работой детей на пришкольном участке: "Этим летом мне довелось работать с Д.И. на пришкольном участке. Короткие беседы с ним раскрыли Дмитрия Ильича с другой сто- роны: талантливости, образованности, трудолюбия, а также вы- сокой степени человечности: он всегда проявлял заботу о детях, оказывал внимание окружающим. Он покорил меня своей эру- дицией, я увидела широкий диапазон знаний Дмитрия Ильича".
      На семейный праздник, увы, пришли немногие. "... Одних уж нет, а те далече...". Из тех, кто поздравлял меня с 50-ле- тием, в живых не было Бори и Ф. Макарова, в отъезде были В. Емелин, А. Моргунов и Вера, не захотели приехать по раз-
      
      
      
      
      
      ным причинам А. Ярыгин, Н. Симдянов, В. Тарсуков, Стелла. Обиды на них у меня не было. Видимо, наступило время не со- бирать, а разбрасывать камни... Зато была внучка Настя, дочь Бори, с полезным подарком.
      В этой школе я преподавал историю, политологию и соци- ологию, историю мировых цивилизаций. Большинство учите- лей страдало от так называемых "казачье-кадетских" классов. Какой-то смысл в их формировании был, но очень скоро сред- ние классы стали превращаться в отстойник для люмпенов и подростковой шпаны, почти не обучаемых. Результаты своих наблюдений в ходе педагогического общения с этой новой в то время социально-психологической структурой российской школы я поместил как дополнение в книге "Интегральная диа- логика" (Корнющенко, 2003, с. 245-250).
      В 2000 - 2001 г. Соня жила у нас, она пошла в первый класс, и в школу мы ходили вместе, а потом вместе же уходили из шко- лы. На каникулах мы с нею ездили в Москву в гости к родителям, вместе ходили по Кремлю, по музеям и книжным магазинам.
      В 2001 году Центральная Городская библиотека издала бук- лет "Город в лицах. Д.И. Корнющенко" к 90-летию города Ча- паевска. То есть, это было некое признание моей значимости на тридцатом году нашей жизни и работы в этом городе. Этот бук- лет был издан одновременно с буклетом о поэте Марке Белом.
      С марта 2002 г. я начал собирать документы для будущей пенсии. Нужны были справки за последние пять лет работы. Вот и пришлось приходить за этими справками в школы Љ 16, 21, 3. В конце марта 2002 г. в Москве я встретился с доктором психологических наук, член-корр. РАО, ректором Московско- го психолого-социального института С.К. Бондыревой. В из- дательстве МПСИ находилась рукопись моей "Интегральной диалогики - 1", которую передал им Я.С. Турбовской, прочи- тавший ее, в том числе страницы, посвященные ему. Он же рекомендовал в качестве рецензента известного психолога В.М. Шепеля, - ему я позднее подарил изданную книгу. Дру-
      
      
      
      
      
      гим рецензентом была Е.Д. Макеева. С С.К. Бондыревой у нас состоялся долгий, интересный разговор, она заплатила мне, как мне казалось, приличный гонорар. Договорились о публи- кациях в журнале "Мир образования - образование в мире". В конце года я работал над философско-педагогическим эссе
      "Ницше как воспитатель", с которым уже в январе я встретил- ся с редактором этого журнала В.А. Разумным. Это был не глу- пый, хорошо образованный, но кондовый философ, убежден- ный сталинист. У меня завалялась его книжонка "О хорошем художественном вкусе", 1961 г. издания. Эту брошюрку я за- хватил с собой, чтобы предъявить ее автору для автографа, что старика очень растрогало. Но эссе мне пришлось сокращать, т.к. он отказался печать те места, в которых я сравнивал Ницше с А. Солженицыным. По тем, да и нынешним временам, эссе содержало нестандартные, почти крамольные мысли. Под на- званием "О воспитании по Ницше", тоже в сокращенном виде, эссе было опубликовано в журнале "Дидакт", с главным ре- дактором которого Шебалиной Л.Т., я познакомился, благодаря Л. Звонаревой. В полном объеме эссе опубликовано в "Трудах членов РФО", Вып. 5, 2003 под заголовком "Каким воспитате- лем был Ницше" в сопровождении резко-критической заметки редактора Л.Е. Балашова. В. Разумный подарил мне несколько своих книг, объединенных названиями "Венец творения, или Ошибка природы" и "Очерки всеобщего йехуизма".
      Со Светланой Константиновной мы расстались друзья- ми, но впоследствии она изменила отношение ко мне: отчасти из-за наших общих знакомых, отчасти из-за моих поступков в
      "книгоиздании". Дело в том, что заключая договор об издании книги, я обязался нигде больше ее не издавать. Моя же семья решила сделать мне прекрасный подарок к шестидесятилетию: издать "Интегральную диалогику" в самарской типографии
      "Офорт". Татьяна Михайловна договорилась с мэром города, коммунистом Малаховым, о спонсорстве, и к общему семейно- му капиталу был добавлена значительная сумма из фонда город-
      
      
      
      
      
      ской администрации. Правда, условием оказания материальной поддержки было то обязательство с нашей стороны, что третья часть тиража будет распространена между школьными библи- отеками. Это входило в мои планы, и книга вышла в августе 2002 г. тиражом 100 экземпляров. Кое-что я отвез в Москву для подарка на день рождения Я.С. Турбовскому и другим заинте- ресованным лицам. В МПСИ издание продвигалось медленно, в сентябре 2003 года я связался с директором типографии "Ба- гира" Н.М. Конаревич, где печаталась книга. Она направила меня к корректору Е.В. Шафранской, с который мы уточняли некоторые построения текста, его структуру, пунктуацию и т.д. Для удобства ее работы я тоже передал ей один самарский эк- земпляр. Словом, я сам был виноват в том, что секрет вышел наружу и наверняка стал известен С. Бондаревой. Поэтому, когда я предложил ей же для издания "Интегральную диалоги- ку - 2", написанную в стандарте учебно-методического курса, то, после дипломатично выдержанного срока, мне был сделан ответ-отказ по надуманным причинам. Дескать, большая часть уже опубликована в нескольких журналах, а философско-исто- рическая часть представляет популярное изложение идей Пла- тона и Аристотеля. Последнее меня особенно возмутило, т.к. я рассматривал учения греческих мудрецов в совершенно непри- вычном ракурсе: интеграция и пайдейя. Я издал ее в 2009 г. в другом издательстве. Эта книга вызвала бурную полемику, т.к. была размещена в электронной библиотеке Машкова. Были и непрофессиональные критические отзывы, и глубоко профес- сиональные ответы критикам. Эту книгу я подарил нескольким выпускникам ГОУ СШ-940 в этом году, а в 2011 - нескольким молодым учителям истории и МХК, у которых я был методис- том-наставником в 2010 - 2011 гг.
      Ну, а в Москве "Интегральная диалогика - 1" вышла в свет в октябре 2003 г., и типография в качестве приза за достойную книгу вместо одной авторской пачки книг дала мне две, а ди- ректор подарила мне 50 евро, валюту, которую я до этого еще не
      
      
      
      
      
      видел. Я обменял их у Сергея на привычные русские рубли. Ти- раж книги по тем меркам для такой литературы был большим: 5000 экз. Вскоре я увидел книгу на полках книжных магазинов, в библиотеке им. Ушинского, где я работал над подготовкой к диссертации как раз по тому материалу, который составлял суть моей концепции и технологии гуманитарного образования. Дело в том, что Катя дарила мои книги в СГПУ и своему науч- ному руководителю А.И. Репинецкому, и своему зав. кафедрой А.Г. Бусыгину, который тоже занимался учебной интеграцией. Они решили, что это клад, который не следует упускать, и Бусы- гин через Катю предложил мне защитить диссертацию под его научным руководством. У меня уже было подобное неоднократ- ное предложение со стороны Я.С. Турбовского, но я наотрез отказывался, т.к. давно уже ни в грош не ставил российскую педагогическую науку. Турбовской, естественно, был уверен, что я буду готовиться к защите диссертации под его научным руководством, и его можно было понять: складывалась красивая картинка в духе советских фильмов и романов 50-60 годов - че- рез много лет ученик находит своего старого учителя, который передает ему свой опыт и благословляет на продолжение его на- учной мысли. Не бралось в расчет то реальное обстоятельство, что этому ученику уже за 60, а учитель как был, так и остался красивым имитатором, увы, практически по большому счету не создавшим ничего оригинального в своей "науке". Очень скоро я обнаружил, что и о "философии образования" Я.С. имеет до- вольно смутные представления, и, как говорили в его ближай- шем окружении, только после нескольких, по его просьбе, опуб- ликованных в философских и педагогических журналах моих статей, ему стала понятной сама постановка вопроса о филосо- фии образования. Но у меня была своя песнь, и подпевать чужой мелодии я не собирался. Кстати, та же история произошла и с действительно талантливым творцом Ю.П.Азаровым: он возом- нил, что я должен превращать его романы последних лет не то в киносценарии, не то в драматические произведения. Мне же эти
      
      
      
      
      
      романы не нравились, о чем я ему сказал прямо, а затем изложил все причины моего несогласия в большом письме от 3.11.06 по поводу романа "Паразитарий".
      
      Уважаемый Юрий Петрович! Я выполняю своё обещание, хотя и вопреки своему желанию. Все последующее, какой бы критический накал в нём не ощущался, прошу рассматривать как дань уважения к Вам и вашему незаурядному произведе- нию. В лести, во всяком случае от меня, Вы не нуждаетесь. Ваш роман - сюрреалистическая дистопия, и автор послесло- вия совершенно справедливо ставит его в один ряд с сочинени- ями Е. Замятина, О. Хаксли, Д. Орвелла, хотя можно было бы упомянуть ещё несколько имён того же ряда. Вполне уместно и сравнение со Стифтом (3-4 части "Гулливера"), и с "Исто- рией одного города" С. Щедрина. О Рабле вы сами упомянули в тексте романа. Формула критического реализма: показ ти- пичного героя в типичных обстоятельствах, которую вы, не- понятно почему, привели как доказательство своего метода к
      "Паразитарию" совершенно неприложима. Это вполне идеаль- ный сюрреалистический текст, которому как раз соответству- ет формула сюрреализма: сверхреальностью сюжета являет- ся изображение неожиданного любовного свидания швейной машинки с зонтиком, встретившихся на операционном столе (цит. по памяти). Нечто подобное постоянно происходит в раз- витии содержания романа. Утверждая, что вы создаёте только новое и оригинальное, вы вольно или невольно впадаете в за- блуждение. Давно уже доказано, что сказать нечто совершенно новое в искусстве вообще, в литературе в частности, начиная с сер. 20-го в. уже невозможно. Все повторяют всех, порой даже не сознавая этого. Начался этот процесс значительно раньше. Поэтическая философия Ф. Ницше, которую он считал своим величайшим изобретением, при внимательном рассмотрении оказалось состоящей из множества пластов европейской куль- туры, имён, начиная с Гераклита. Ницше лишь дал новое гени-
      
      
      
      
      
      альное транслирование старого и известного. "Улисс" Джой- са является сплошной сознательной контаминацией мировой культуры, начиная с Гомера; в свою очередь "Улисс" стал образцом для многих модернистских текстов. Другой роман Джойса "Финниганов помин", кажется, единственное произ- ведение 20 века, которому никто не старался подражать, ибо его так никто и не понял, хотя в основе его лежит простенькая ирландская народная баллада под тем же названием. Может быть, подражания избежал еще роман Камю "Чума", - как раз по тому, что его нравственный смысл понятен всем.
      Если это "плебейство" - обнаруживать в якобы новом мно- жество хорошо известных смыслов, то этим уничижительным словом придётся назвать многих выдающихся деятелей куль- туры. Например У. Эко, с чьим романом "Маятник Фуко" у Вас тоже есть точки соприкосновения. И не важно, читали вы его или нет, в 1991 году он ещё не был опубликован на Русском языке. Духовный мир европейской цивилизации пронизан ар- хитипами культуры по вертикали и по горизонтали с такой плотностью, что каждая нить в этой ткани давно уже превра- тилась в безымянную принадлежащую каждому, кто в состоя- нии её вытянуть. Всё чужое, всё своё. На мой взгляд, гораздо большим плебейством является самолюбование и утвержде- ние собственной уникальности и неповторимости, там, где они имеют место достаточно скромное. По крайней мере два- три раза мне приходилось испытывать подобное чувство твор- ца каких-то совершенно первозданных идей, воплощать их в текст - и переживать разочарование, обнаружив, что я всего лишь по-другому повторяю кого-то (порой даже не подозревая об этом другом). В таких случаях я всегда дополнял страницы своих книг признанием, что я - не первооткрыватель.
      Говоря об артефакте современной культуры, остаётся рас- сматривать лишь вопрос о форме произведения. Форма - это то, что ещё доступно новизне и изобретательности автора. На формообразующих элементах творчества как раз и были со-
      
      
      
      
      
      средоточены поиски философии и эстетики постмодернизма. В России его расцвет, недолгое, но бурное цветение пришлось на середину 80х-90х годов именно на то время, когда был на- писан ваш роман (1991-1992).
      Если хотите, то весь "Паразитарий" - это постмодерновая калька с "Процесса" Ф. Кафки. То, что составляло необъяс- нимый ужас в трагедии Иосифа К., превратилось в нечто, не только суперсюрреалистическое, но и откровенно сюмулятив- ное, что позволяет назвать "Паразитарий" романом - симуля- кром. В нём, по определению, не может быть того страшного катарсиса, который пережил всякий, кто прочитал "Процесс" до конца. В "Паразитарии", как и положено в симулякре, есть только имитация катарсиса. Наказание, которого ожидает ваш герой, не только древний вид казни, но и хорошо знакомые на- родные идеомы: "шкуру живьём содрать", "семь шкур спус- тить" и т.д. Но по тому сакральному значению, которое вы отводите ему на протяжении всего романа, оно приобретает знак социокультурной идеологемы и берёт свой исток у того же Кафки в рассказе "В исправительной колонии".
      Вероятно, у вас были веские причины писать этот огром- ный гротеск после тех четырёх педагогических романов, кото- рые были действительно оригинальны, никого не повторяли, и главное, вы добились в них уникального сплава педагоги- ческой мысли и художественного творчества, которые были допустимы и понятны даже массе, в большинстве своём, не читавших педагогической литературы учителей. Вы писали
      "Паразитарий" в то напряженнейшее время, когда каждый со- ответственно своей породе спрашивал себя, или "что я должен делать?", или "что с нами будет?" (хотя, что-то мне подсказыва- ет, что есть в нём и куски текста, созданные позднее). Впрочем, я не могу не верить вашему упоминанию о "Паразитарии" в
      "Уч. газ." от 25. 02. 92, - так я и написал об этом и других ваших романах в своей "Интегральной диалогике" в 1994 г. Ваше, полностью разделяемое мною, отношение к тогдашним
      
      
      
      
      
      корифеям педагогических и общественных наук, вероятно, нашло выход в созданных сатирических портретах вполне уз- наваемых лиц. Сатира и "мягкая" и "жёсткая". Согласны Вы или не согласны с моим мнением, но я обнаружил не менее 15-17 персонажей романа, у которых есть или были реаль- ные прототипы. Некоторые вполне благополучно продолжают свою деятельность и поныне, нисколько не сомневаясь в её значимости. И вряд ли они прочитают роман, хотя кое-кому я рекомендовал это сделать, разумеется, не открывая карт.
      Вот с Курвиным я ошибся. Я предполагал по чисто фо- нетическому сближению, что за этой фамилией скрывается Е. Куркин, заместитель Э. Днепрова. Понятно, от какого оскорби- тельного слова происходит сей "псевдоним". Не совсем понят- но, кто он у Вас в прошлом: поручик или мичман? Если мичман (в советском флоте звание не офицерское), то ему должны были подчиняться матросы, а не солдаты, но не до такой степени. Оказывается, это сам Э. Днепров. Почему-то в жуткой непри- язни к нему, сделавшему первые шаги для разрушения советс- кого образования, сходятся такие непохожие люди как Ю. Аза- ров и Я. Турбовской. Не потому ли, что дальнейшее успешное развитие замыслов Днепрова и его команды окончательно по- казало бы несомненную бесполезность Академии педагогичес- ких наук? Собственно, так в те годы и стоял вопрос: "Для чего нужна АПН?" Ответ был очевиден: ни для чего. Инстинкт са- мосохранения населения Паразитария в конце концов позволил найти средства для устранения Днепрова и других. Начался бес- стыжий скулёж о разрушении лучшей в мире образовательной системы, о размывании принципов единства воспитания и обра- зования и прочие псевдопедагогические штучки. Не последнюю роль в деле свержения Днепрова сыграл испытанный метод до- ведения до абсурда задуманных инноваций в сфере школьного образования и воспитания. Вы прекрасно излагаете этот приём в рассуждениях Курвина о планах сексуального просвещения школьников. Так ему и надо! Зато ныне нет практически школы,
      
      
      
      
      
      в которой старшеклассницы не готовятся стать матерями, или заканчивают среднее обучение с младенцем на руках.
      Система наробраза уже начавшая потихоньку разваливаться с конца 50-х гг. и на сей раз показала свою способность к выжи- ванию. Но дело в том, что именно во времена Днепрова немно- гочисленная учительская элита из числа тех, кто ещё не утратил способности мыслить самостоятельно, испытала пассионарный порыв. Для тех, кто проработал по 20-30 лет в школе (я, напри- мер, в 1992 г. - 33г.), измордованных, особенно в провинции, партийными, советскими, наробразовскими чиновниками, это был глоток свободы. Именно тогда создавались новые системы, концепции и технологии в педагогике, новые учебные заведе- ния, в том числе те, которые ориентировались на концепты эли- тарного обучения. Образование, как уже было когда-то в Рос- сии, стало обретать свою изначальную форму - просвещения. И ради этого мы, может быть немногие, были готовы на самый подвижнический и самоотверженный труд, не щадя ни себя, ни родных, не ожидая признания и вознаграждения.
      Не долго музыка играла... Ваши тогдашние эгалитарные настроения и отрицание элитарного образования, как образова- ния для богатых, так повлияли на раблезианское изображение этого времени педагогического романтизма? На публикации Ю.П. Азарова пер. пол. 90-х гг. я попробовал ответить в той же
      "Интегральной диалогике", созданной как раз благодаря тому зыбкому педагогическому пространству, которое всё-таки уда- лось создать во времена Днепрова. Но книга была написана в 1994-95 гг., а вышла в свет только в 2002 и большим тиражом в 2003.
      Что ж, в результате поражения Э. Днепрова в образователь- ных системах всё произошло в полном соответствии с главной парадигмой учения Шигалева в "Бесах": начав с безгранич- ной свободы, всё завершили безграничным рабством учителя, и ныне о творческой педагогике можно говорить с таким же сарказмом, с каким вы говорите о Курвине и Клюквине (Ягоди-
      
      
      
      
      
      не, не самым худшем м.о.). Кстати, "Бесы" особенно часто ци- тируются Вами в "Подозреваемом". А тогда Вы их не знали? В "Паразитарии" им бы нашлось место.
      Чем дальше я продвигался по страницам вашего романа, тем сильнее у меня вырисовывался какой-то вначале смутный ассоциативный литературный контекст, пока я, наконец, не по- нял, что именно в моей памяти напрашивается на сравнение с
      "Паразитарием". В к. 60-х В. Кочетов опубликовал скандаль- ный роман "Чего же ты хочешь?". Даже тогдашним блюстите- лям идеологии он пришёлся не по нутру, а среди тех, кто читал роман для того, чтобы знать в лицо своего врага, скоро появился парафраз названия: "Чего же ты хохочешь?". Я, конечно, пре- красно знаю разницу между В. Кочетовым и Ю. Азаровым, но как раз последнего мне захотелось спросить: "Чего же ты хохо- чешь? Над чем и почему?". Потому, что "человечество весело прощается со своим прошлым"? Но это в том случае, если оно обезумело. А в России прощание с прошлым всегда сопровож- далось, какой период истории не возьми, морем слёз и крови.
      И у Вас прорываются слёзы сквозь смех. Меня интересует чисто психологический аспект творчества: как Вы сумели в нач. 90-х смоделировать в своём незаурядном таланте этакую амби- валентность? В те же годы, точнее, в 1993-м в "Новом мире" был опубликован роман В. Шарова "До и во время" - постмо- дернистский роман-провокация с философской попыткой разо- браться в приключениях русской идеи. Роман вызвал скандал в редакции журнала и перессорил критиков. Через какое-то время он был выдвинут на Букеровскую премию. Я цитировал этот ро- ман в книге об эстетике Ницше. Упоминаю о нём потому, что по части культурно-исторической эклектики он не уступает ваше- му творению. Но есть серьёзное различие: Шаров действитель- но пытается обнаружить самые невероятные причины событий в России с 1917 и позднее. Ваши же попытки объяснить про- исхождение паразитарных систем или только российского пара- зитария не убедительны. Впрочем, они и не могут быть убеди-
      
      
      
      
      
      тельны при таком бурлескном повествовании. Уж что-то одно: нельзя путать задницу с великим постом, а божий дар с яични- цей. Если говорить именно о паразитизме существования, то он появляется вместе с человеком, паразитирующим на жизни природы, которой он совершенно не нужен. На сей счёт сколько угодно концепций, гипотез, предложений вплоть до такого: что- бы спасти природу, нужно уничтожить человека, тысячелетия- ми паразитирующем на её терпении и мудрости.
      Вы же прошли путём покойного А. Зиновьева в "Зияющих высотах": разъяснили всем, кто хотел бы узнать виновников вечного российского беспорядка, маниловщины и обломовщи- ны, что это люди занимающиеся гуманитарными науками, в том числе и те, кто придумал всякие демократии, рынки, парламен- ты и т.д. Одним словом, интеллигенция. Разумеется, то что ныне объединяется этим понятием и что осталось в России к кон- цу 20-го в., не заслуживает особенного уважения. Но надо бы вспомнить вашего любимого И. А. Ильина: "Сущность русской революции состоит в том, что русская интеллигенция выдала свой народ на духовное растление, а народ выдал свою интел- лигенцию на поругание и растерзание". Последние три десяти- летия в России не существует хорошо образованной, духовно стойкой и оплочённой национальной элиты как субкультуры об- щества. На всех уровнях царит образованщина, из которой рек- рутируется быдлократия. Ночь после битвы принадлежит ма- родерам. Ваши персонажи вполне коррелируют со всеми этими метаморфозами, которые произошли с русской интеллигенцией. Это позволяет мне не считать себя интеллигентом, хотя за моей спиной восемь поколений русской дворянской интеллигенции. Ибо современный интеллигент в массе своей образован плохо, зато любит народ и стремится помочь ему (не зная как). Я же образован хорошо и народ не люблю.
      А беспорядок и паразитизм - это хорошо темперирован- ная особая форма именно русского порядка и альтруизма, что и проявляется в действиях героя.
      
      
      
      
      
      Помимо темы неизбежной эксдермации Сечкина и посто- янного возвращения к теме о сущности паразитарной системы, третью по значению сюжетообразующую линию я вижу в ев- рействе и юдофильстве, с одной стороны, а с другой стороны в антисионизме и антисемитизме. Собственно, это линия и поз- воляет Вам совершать экскурсы в мифологию, античную ис- торию, ранние века христианства, выводить на подмостки До- миниана и Нерона с их окружением и потомками, Феликса и Друзиллу, апостола Павла и Иосифа Флавия (в интерпретации Фейхтвангера), и многих других лиц из прошлого. Эти сме- щения во времени, обмен масками персонажей из прошлого и настоящего, транслирование самых разных текстов, диалогов, речей, идей в каком-то трудно осязаемом движении мысли и сюжета по кольцу Мебиуса, - всё снаружи - всё внутри, - как раз и делает роман великолепным постмодернистским текс- том. Я хорошо помню всплеск антисемитизма в СССР в сер. 80-х гг. Он был естественным следствием существовавшего с к. 60-х латентного государственного антисемитизма, не говоря уже о сталинском послевоенном антисемитизме. Наступившая гласность открыла и те шлюзы, которые открывать не следо- вало. Помню и ответную реакцию, преимущественно, пассив- ную - новый исход евреев из СССР и России, что резко пони- зило интеллектуальный и культурный потенциал общества.
      И в те годы, когда дело едва не дошло до погромов, Вы хо- тели опубликовать очень удачно вставленный в повествование
      "Катехизис еврея в СССР"? Какие бы здравые рассуждения вашего героя не прокламировались до и после Катехизиса, они не могут ослабить его воздействие, т.к. семена сеются на очень хорошо унавоженной почве, а примечание на с. 252 выглядит лицемерно, учитывая текст, сопровождающий Катехизис. Пер- воисточником Катехизиса (кстати, почему "катехизис"? - этот жанр поучений обязательно требует вопросов и ответов) мог бы быть так называемый "документ Цундера", сходство боль- шое. Он был якобы найден в кармане убитого краскома Зундера
      
      
      
      
      
      в 1918 г. Он известен историкам как "циркуляр для руководи- телей отделений организации "Сыны Израиля", сфабрикован- ный специалистами из ОСВАГа Вооруженных Сил Юга Рос- сии, которые в свою очередь использовали комментарии П. Верховенского к учению Шигалева. Достоевский был анти- семитом, но вряд ли предполагал, какую службу сослужат его
      "Бесы" силам, в общем-то, антибесовским. Текст "документа Цундера" давно опубликован. В 20-30 гг. фальшивка неплохо послужила и помогла национал-социалистам, у которых пер- воначально было немало наставников из числа русских эмиг- рантов-черносотенцев. И Сечкин, и его создатель, надо думать, антиантисемиты, но это понимаю я, сам много писавший на эту тему. Ведь не так давно с упрёками в антисемитизме на- бросились на А. И. Солженицына за его книгу "Двести лет вместе", в которой говорилось о вещах куда более скромных. И наоборот, для антисемитов любого уровня текст Катехизиса, прочитанный вслух, прозвучит малиновым звоном, так же, как пародия на Катехизис еврея и на Катехизис любви - "Мани- фест предательства", последнее творение вашего мученика-ге- роя. Читать между строк у нас давно разучились, а предполага- емые читатели романа остались там, в прошлом - 15 лет назад. Четвертая составляющая романа - сексуальные сцены в своеобразном демонстрировании. Я был уже удивлён неко- торым подобными сценами в "Подозреваемом" и решил, что это, как и детективно-педагогический сюжет, - дань литератур- ным ухищрениям, ибо без секса, без всяких бытовых ужасов и зверств ныне не может обойтись ни один уважающий себя бел- летрист ради привлечения читателей. Иначе всё это пришлось бы признать классическим случаем болезненной формы эро- тики - трансфером. В "Паразитарии" соответствующие сцены мне как раз и показались добавленными много позднее начала 90-х гг. Так тогда писали ещё очень немногие сексуальные экс- тремисты. Мне кажется, что Вы так тогда писать ещё не могли: такой стиль явно не совместим с вашими предыдущими рома-
      
      
      
      
      
      нами (хотя в "Печере" уже было нечто не совсем здоровое), с
      "Семейной педагогикой", с "Педагогикой любви и свободы", наконец, с вашими педагогическими деяниями в Независимом институте воспитания. Всё ваше известное мне литературное творчество должно исключать сатирообразное и нимфоманское поведение почти всех ваших персонажей, включая и страсто- терпца Сечкина. Что бы сей сон значил? Ваша фантазия живо- писца, у которого бы неплохо запечатлились многие означенные эпизоды на холсте или в рисунке, потеснила фантазию литера- тора? Вроде бы для главной цели все эти беспрерывные сово- купления всех со всеми не особенно нужны. Если их изобилие нужно было для показа полной развращённости членов парази- тарной системы, то не стоило усилий: все это было с давней- ших времён и всегда. Вам, знатоку мировой культуры, не стоило бы, наверное напоминать о древнейших шумеро-аккадских тек- стах, о финикийских и вавилонских обычаях, о фресках и мо- заиках Помпеи и Геркуланума, о литературе позднего Рима, о скульптурно храмовых композициях Др. Индии, наконец, о мно- жестве сюжетов эллинской мифологии. Всё, что позднее стало именоваться извращениями и порнографией, первоначально имело рутинный ритуальный религиозный характер. В одном из царств Индии существовал ежегодный обряд жертвоприноше- ния коня, в ходе которого происходило обязательное совокупле- ние царицы с жеребцом. А первая порнографическая открытка, появившаяся в сер. 19-го в., изображала женщину, занимающу- юся любовью с пони (фотография). Допустим, мы не знали, что испытала Леда, Европа, Пасифия и другие героини греческих мифов, совершавшие половые акты с разными представителя- ми фауны Эллады, а теперь знаем, благодаря откровениям некой порнозвезды, которые Вы ненавязчиво вставили в текст, чтобы потом ужаснуться этой мерзости, и в то же время обнаружить в подобных актах основу основ паразитизма. И для убедитель- ности добавить еще другой эпизод, как пример полного падения женщины. Да какое Вам дело до нее и до ее забав? В литературе
      
      
      
      
      
      17 - нач. 20-го вв., в том числе и русской, можно найти куда более интригующие сюжеты. В. Розанов Вас бы сильно раскри- тиковал за такую сшибку повествования, вполне откровенного, с итоговыми выводами об опасности полного раскрепощения пола; и, помнится, А.С. Пушкин утверждал, что когда в России отменят цензуру, то в первую очередь издадут все сочинения И. Баркова, что кстати, и произошло. В "русском народном творчестве" мне с детства доводилось слышать такое, до чего не додумались ни Барков, ни порнозвезда. Подозреваю, что и Вам это хорошо известно, так как нет в России человека, особенно наших лет, который не был бы хорошо знаком с изощренным русским сквернословием, с отменной бытовой похабщиной, с гнусными анекдотами, почти всегда оскверняющими женщину. Так что же, все это паразитизм, начиная с Гильгамеша? Или все-таки можно найти другие причины? Для России, например, национально-скотские с эстетикой быдла? Уж не такие мы не- смышленыши в этом деле, чтобы брать в наставницы какую-то француженку!
      Однако было и есть известное целомудрие, как и свобода специфических текстов - каждому свое место. Вероятно, Вы ру- ководствовались какими-то подсознательеными причинами для нарушения закона жанра. Хотя, если они подсознательные, то не Вы ими руководствовались, а они вами незаметно руководили.
      В послесловие его автор сообщает, что Вы видите в Рос- сии мессианскую державу и утверждаете необходимость об- щенациональной идеологии, а ваш роман вносит в вашу же педагогическую систему крайне современное идеологическое начало. Не поздоровится от этаких похвал... Я бы на вашем месте подумал: защити меня от таких друзей, а с врагами я сам справлюсь. Ведь если бы Вы такую Пегию-Россию считали способной на мировую миссию (какую?), то зачем было тогда создавать такой сложнейший роман? Достаточно было бы ска- зать: да, мы такие и сякие, паразиты и феноменальные дураки, а наши вожди еще дурее и скотинестее нас, пробу на нас негде
      
      
      
      
      
      ставить, креста на нас нет, но ... - Мы лучше чем "они", ве- личественнее и духовнее, мы - богоносцы-русские и поэтому лучше. Посему, только мы можем спасти мир, и мы его спасем. В своей "Метафизике ленты Мёбиуса" в связи подобными убеждениями я как раз попытался показать, как за прошедшие 15-20 лет господствовавший в советские времена Синдром Со- циальной Исключительности вначале вступил в самоотрицаю- щую стадию Синдрома Социальной Неполноценности, вполне диалектично преодолел ее и превратился в нечто вевиданное: в Комплекс Социальной Сверхнеполноценности. Мы - лучше всех, потому, - что хуже всех. Но никакого мессианства у Вас вроде бы нет, а признать Катехизис любви и свободы обще- национальной идеологией, я думаю, Вы бы не согласились. И жалко такой прекрасный текст пускать по улице, где он обя- зательно вульгаризируется, и бессмысленно, т. к. надо обладать очень скудным воображением, чтобы думать о трепетном ожи- дании населения России - когда же мы получим идеологию? И населения-то в стране нет: остались только виды занятий. Каким-то резюме могли бы стать стихотворения В. Печерина и Ал. Хомякова о России в сер. 19-го в. В них - призыв России к покаянию, только после него она еще может что-то совершить. Покаяния не произошло до сих пор, хотя за полтора столетия в России совершились такие страшные грехи, и их так много, что перед ними меркнет все злодейство предшествующей истории. Не будет национального покаяния - Паразитарий еще более усовершенствуется. Ибо бесчеловечное - часть человеческого, а сам человек - существо, способное и на критику чистого ра- зума, и на каннибальство, что прекрасно доказал 20-й век.
      Как видите, уважаемый Юрий Петрович, "написалось" у меня много, сам не ожидал. Хорошо, если Вы прочитаете мои заметки до конца. Я предполагаю, что сам факт моей многослов- ности говорит о признании вашего произведеня выдающимся творческим актом, во всяком случае на фоне нынешнего смут- ного литературного времени. Гениальным ваш роман я назвать
      
      
      
      
      
      не могу, и я бы не стал верить тем, кто Вас уверяет в обратном. Вряд ли это от чистого сердца, ведь пришлось бы тогда изменить критерии гениальности. Мне кажется, Вы и сами это понимаете.
      С искренним уважением и пожеланием новых творческих достижений -
      Д. Корнющенко,
      Академик Академии творческой педагогики, член Российского философского общества, лауреат У1
      Артиады народов России.
      
      После этого письма он еще несколько раз звонил мне, обе- щал сделать меня персонажем своего нового романа, но я ре- шительно отказывался от сотрудничества с ним, т.к. сам со- здавал новые смыслы, сам шел путем первопроходца, и на нем мне не были нужны чужие лишние сущности.
      Так вот, имея уже опыт отказа от научных предложений, я спросил дочь: для тебя будет иметь значение, если я согла- шусь на защиту диссертации? Катя сама готовилась к защите, ей казалось, что если я откажусь, то это может ей повредить, и она ответила: да, будет иметь значение! Я решил согласить- ся, и приказом ректора СГПУ от 18.11.2002 г. был прикреплен соискателем для сдачи кандидатских экзаменов по кафедре экологии и экологического образования с научным руководи- телем д.п.н. Бусыгиным А.Г. Поскольку я когда-то сдавал эти экзамены в 1970 г. и, покопавшись в архивах, их результаты обнаружили, то мне поставили те же оценки "отлично" 29 мая и 7 июня 2003 г. Всем преподавателям я подарил по экземп- ляру своей книги, в том числе В.М. Клочкову, зав. кафедрой философии, политологии, социологии, который принимал у меня кандидатский экзамен по философии 33 года назад. Я.С. Турбовской помог мне в ИТИПе получить восстановле- ние того экзамена по педагогике, который я там сдал в 1970 г. Мне дали об этом справку. Так что моя книжка послужила в те дни предметом благодарности.
      
      
      
      
      
      Я даже составил "Рабочий план диссертации на соискание ученой степени кандидата педагогических наук". Тема имела два вариативных названия. Первое: "Педагогическая техно- логия воспитания (формирования) гуманитарного мышления методами интеграции и диалога культур". Второе: "Техноло- гический процесс интеграции гуманитарных дисциплин как средство воспитания (формирования) поликультурного диа- логического мышления". Собственно, я написал автореферат еще ненаписанной диссертации. Его просмотрел и одобрил Бусыгин. Потом я предложил посмотреть эту работу Турбов- скому, что было не совсем корректно: ведь не у него же я со- бирался защищаться! Он недовольно сделал несколько заме- чаний. Я уже пришел к выводу, что силы, которые я потрачу на создание мало кому нужной кучи бумаги, что и для Кати это будет дополнительная нагрузка, - что эти силы лучше тра- тить на те цели, которые я уже поставил себе давно. Поэтому я заявил: на этом моя работа заканчивается! Т.е. во второй раз я отказался от защиты диссертации. Любопытно, что между первым отказом в 1974 г. и вторым в 2004 существовала незри- мая, никому не видимая нить. В НИИ ТОИП и в библиотеку, и сотрудникам я дарил "ИД" - и тот, и другой экземпляры. Член- корреспондент РАО, главный дидакт, как его охарактеризовал Я.С. Турбовской, И.И. Логвинов дал ей высокую оценку и ядо- вито пошутил: "Существование института Бондыревой оправ- дывает лишь тот факт, что она издала книгу Д. Корнющенко!". Не исключено, что такая шутка дошла до нее, да еще и Турбов- ской как-то в припадке досады на Бондыреву выдал ей: "Не за- бывайте, что Вы работали в моей лаборатории мл. н. сотрудни- ком!". Я считал, что эти выпады против нее и МПСИ, позднее повлияли на ее отказ издавать мою новую книгу: она полагала, что двое немолодых ученых - мои близкие друзья, что было явным преувеличением. Впрочем, через третьих лиц я слышал и такое, что говорило об отрицательной роли именно Турбов- ского в оценке книги, которая и повлияла на решение РИСО.
      
      
      
      
      
      Мне не хотелось этому верить, тем более, что Я.С. был в числе рецензентов, а на с. 59-66 я разместил целый ј 2 "Автодиалог учителя как метод профессионального самопознания", в Главе
      2. "Диалог: его роль, функции и место в педагогическом про- странстве", в котором подробно изложил его концепцию и тех- нологию диагностирования массового педагогического опыта. Был в книге материал, который мог вызвать его недовольство: в Главе 6 "Принципы структурирования учебных компонентов культуроведческого комплекса", в ј 4 "Курс-семинар "Мифо- логия и мифотворчество народов мира" на с. 180-190 я изло- жил педагогическое учение Яна Амоса Коменского, его истоки и причины такими, какими они были на самом деле в годы ре- лигиозной Тридцатилетней войны, что совершенно опроверга- ло тот миф о его системе, который создали советские ученые, опираясь на марксистские принципы обучения и воспитания. У нас был разговор на эту тему, и ему, как атеисту, было труд- но признать, что "Великая дидактика" была создана как ответ протестантства папизму в школьном деле, причем с истоками из мистических доктрин средневековых тайных эзотерических обществ. Но вряд ли это несогласие могло перевесить чашу весов в не мою пользу.
      Однако могло невольно проявиться другое. В СГПУ я поп- росил отношения в московские библиотеки, якобы для рабо- ты над диссертацией. И я действительно работал в Химках в филиале Российской Государственной библиотеки в фондах диссертационного зала, а затем в Государственной научной пе- дагогической библиотеке им. К.Д. Ушинского по теме исследо- вания "Педагогическая технология интеграции образования и воспитания в процессе преподавания гуманитарных дисцип- лин". Материал, собранный в этих библиотечных залах, вошел как штудии в первые два раздела новой книги с названием "Ин- тегральная диалогика: интенсивная технология гуманитарного образования. Учебно-методический курс". В Государственной публичной исторической библиотеке РФ и в, собственно, Рос-
      
      
      
      
      
      сийской государственной библиотеке буквально во всех от- делах, включая Музей книги, я собирал материалы для книги
      "Род Черкасовых в истории России" и для "Родословной Баро- нов Черкасовых: XVII-XXI столетия". Много такого материала я нашел в Доме русского зарубежья им. А.И. Солженицына. После издания книги я подарил библиотеке ДРЗ один экземп- ляр, что зафиксировано Актом о приеме пожертвования в фонд библиотеке от 5.11.2008 г.
      В педагогической библиотеке я заодно подбирал материал для той книги, которая пока существовала в абстрактной фор- ме, но ее замысел коррелировал с "Интегральной диалогикой". Я говорю об "Элитарной концепции пайдейи в философии Фридриха Ницше: опыт философского исследования", кото- рой предстоит выйти в свет в 2010 г. Мне нужны были приме- ры для главы, получившей позднее название "Философско-пе- дагогические рецепции идеалов Ф. Ницше в России. Фридрих Ницше и педагогика нового тысячелетия". Прямо скажу, что таких примеров было немного, и среди них книжка двух авто- ров: Богуславский С.Р. и Богуславский М.В. На пути к личнос- ти // Школа гуманитарной саморегуляции личности. Городская экспериментальная площадка на базе школы Љ 1274. М. 1998. По многим параметрам в этой школе весь коллектив занимался тем же, чем занимался я в колледже в начале 90-х годов, с той лишь разницей, что я делал это один. Общую положительную оценку деятельности школы 1274 я дал в указанной выше гла- ве, но вынужден был дополнить ее одним эпизодом, произо- шедшем 5.07.2004 г. в лаборатории философии образования. В Москву мы с Соней, которая была у нас на зимних канику- лах, приехали 12 января 2003 г. В течение зимних месяцев по приглашениям моих старых и новых московских друзей я бы- вал на разного рода ученых собраниях. Так 31-го января я учас- твовал в работе годичного собрания Академии педагогических и социальных наук "Педагогика в этнокультурных традициях народа", - виделся с С.К. Бондыревой, слушал выступление
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      Последний звонок в Самарском колледже,11-ый гуманитарный класс, г. Самара, 1991 г.
      
      
      
      
      
      
      Поздравление с днем рождения от 9Б, гуманитарного класса, 1991 г.
      
      
      
      
      
      
      
      Открытка-поздравление от гуманитарного, 9Б класса, 7.04.1992 г.
      
      
      
      
      
      
      
      Страница письма Академика РАЕН М.Д. Голубовского по поводу издания книги А.А. Любищева "Расцвет и упадок цивилизаций во время моей работы
      в лаборатории "Омега", 1993 - 1994 гг.
      
      
      
      
      
      
      
      
      Письмо Д.А. Александрова, члена Бюро СПб общества естествоиспытателей по поводу издания книги А.А. Любищева во время моей работы в лаборатории
      "Омега", 1993 - 1994 гг.
      
      
      
      
      
      
      
      
      Письмо писателя Д.А. Гранина по поводу издания книги А.А. Любищева
      "Расцвет и упадок цивилизации" во время моей работы в лаборатории "Омега", 1993 - 1994 гг.
      
      
      
      
      
      
      Выпускной 11 класс средней школы Љ 12 г. Чапаевска, 25.05.1995 г.
      Д.И. Корнющенко в первом ряду третий слева, справа от него Н.К. Королева.
      
      
      
      
      
      
      Педагогический коллектив средней школы Љ 16 г. Чапаевска, май 2000 г.
      Д.Н. Корнющенко в центре в последнем ряду.
      
      
      
      
      
      
      Обложки книг Д. Корнющенко, изданных в 1999-2000 годах в г. Чапаевске
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      Титульный лист первой книги Д.И. Корнющенко с инскриптом:
      "Милой Тане - с любовью и благодарностью от мужа-автора. Без твоей заботы эта книга не вышла бы в свет. 16.12.1999".
      
      
      
      
      
      
      
      Буклет, посвященный творчеству Д.Н. Корнющенко
      
      Обложка книги "Интегральная диалогика" г. Самара, 2002 г.
      
      
      
      
      
      
      
      
      Письмо философа Ю.В. Линника по поводу издания книги Д.И. Корнющенко
      "Метафизика ленты Мёбиуса", 2000 г.
      
      
      
      
      
      
      11-й выпускной кадетский класс средней школы Љ 3 г. Чапаевска.
      21.06.2002 г. Фотография из газеты "Чапаевский рабочий".
      
      
      
      
      
      Я.С. Турбовского. 3-го февраля я был приглашен на XXII сес- сию Научного Совета РАО по проблемам истории образования и педагогической науки "Формирование ценностных ориен- таций личности в духовно-нравственной сфере" (конец XIX - 2000 г.). Проходила сессия в ИТИПе, и на ней я впервые уви- дел и услышал М.В. Богуславского, членкора РАО, д.п.н. Он делал сообщение-доклад "Воспитание духовности личности в педагогической концепции К.Н. Вентцеля". Имя К.Н. Вентце- ля было мне знакомо по статье в журнале "Вопросы филосо- фии" еще в сер. 90-х годов, и я невольно обращал внимание на то, с каким упоением докладчик, как бы, разглядывал себя со стороны и любовался собой. Все человеческие качества этого докладчика были им ярко афишированы. Когда же я познако- мился с его экспериментальной работой по упомянутой книге, то пришел к выводу, что он дельный ученый и гордиться ему есть чем. Поэтому, вероятно, в конце февраля, будучи в ИТИП, я хотел подарить ему экземпляр "ИД". Мне показали кабинет (он, кажется, к этому времени стал ученым секретарем НИИ), но его на месте не оказалось. Я же в первом полугодии этого года сновал как челнок между Москвой и Чапаевском, и поэ- тому попросил сотрудника лаборатории ФО д.п.н. М.А. Лукац- кого передать книгу от моего имени Богуславскому, что он и сделал. Наконец, 26.06.2004 мы окончательно переехали в Москву, и я снова окунулся в академическую среду. 29 июня я участвовал в церемонии открытия в Институте философии РАН мемориальных досок Б.Н. Чичерину и И.С. Аксакову, живших в противоположных крыльях усадьбы Гагариных, в которой и размещался ИФ.
      А 5-го июля я пришел в лабораторию Турбовского, чтобы отдать ему дискету и текст статьи "Диалог: формирование воз- можности в педагогическом пространстве" для журнала "Об- разование и общество", Љ 5, 2004г. Там же были М. Лукацкий и И. Логвинов, - он обещал написать рецензию на мою кни- гу, но так и не написал. Вскоре он ушел и тут же в кабинет
      
      
      
      
      
      зашел М.В. Богуславский, чтобы передать хозяину кабинета
      "Вестник образования" со своей статьей. Он хотел уйти, но я поднялся, протянул ему руку, представился как автор книги, переданной ему по моей просьбе, и поинтересовался его мне- нием о ней. Богуславский как-то болезненно пожал мне руку, чуть ли не со злостью, и в таком же иронично-недобром тоне стал говорить очень серьезно, как будто давно готовился к от- вету на мой вопрос. Смысл ответа был таков: да, он прочитал мою книгу, и больше всего его поразило, потрясло то, "как Вы жили "не по лжи", как Вам удавалось сохранять свою чистоту, и "как наше слово может отозваться" и изломать человеческую судьбу. Весь этот поток был совершенно неожиданным, и я, признаться, немного оторопел, но сообразил, что он пытается издеваться над теми страницами книги, где я рассказывал ми- моходом о том, как в знак протеста против высылки А.И. Сол- женицына в 1974 г., отказался защищать кандидатскую дис- сертацию. Несколько смущенно я ответил, что были и другие факторы, повлиявшие на мое решение, и что этот эпизод - факт моей биографии, а не биографии М. Богуславского. Смущение прошло, и я уже компетентно объяснил ему, что мой подарок не случаен, т.к. я прочитал книжку о школе им. Маяковского
      Љ 1274 и обнаружил, что есть много похожего в деятельности С.Р. Богуславского и в моей. - Так это же мой дядя! - перешел М.В. на человеческий язык и "потеплел". - Да, вы написали очень большую книгу! Вы сейчас вернулись в науку? - Я отве- тил неопределенно, дескать, пишу книги и статьи, а что будет дальше, не знаю (хотя уже знал). Он пожелал мне успехов и как-то ускакал. В эти последние секунды я понял все. Из моей книги он прочитал только Главу 5. "Методология Я. Турбовско- го. Гуманистическая педагогика Ю. Азарова", - именно в ней я и писал об отказе от диссертации. Понятно, почему прочитал: знал обоих, работал с Турбовским и, может быть, совсем еще молодым человеком, с Азаровым. То, что узнал, отложил на бу- дущее, авось пригодится. К Солженицыну в те годы, о которых
      
      
      
      
      
      я рассказываю, в среде еврейской научной и художественной интеллигенции сложилось резко отрицательное отношение после выхода в свет его книги "Двести лет вместе. Евреи и Россия". В ней были страницы, которые в этой среде признали антисемитскими, хотя они всего лишь отражали неприятную правду, которая уже была показана в "Архипелаге". Мне уже приходилось схватываться на этот счет и с В. Разумным, и с Турбовским, и еще кое с кем. Все названные лица по нацио- нальности были евреи, в том числе и Богуславский, и для них имя Солженицына с его христианским национализмом было подобно красной тряпке на корриде. Но я лучше их знал, кто такой А.И. Солженицын - последний великий русский человек XX века. Так я и сказал Денису, когда привел его в Некрополь Донского монастыря на могилу писателя и мыслителя. Была годовщина смерти, и мы встретили там его вдову Н.Д. Сол- женицыну и его сына Ермолая Александровича Солженицына. После ухода М. Богуславского я сказал своим собеседни- кам: "Как-то комично наш разговор выглядел!". И вдруг слы- шу от Турбовского: Зачем Вы вот это сейчас сделали? - Что? - Зачем обратились к нему? Я непритворно удивился: для меня этот маленький господин с явными проявлениями нарциссиз- ма интересен был лишь по той причине, о которой я сказал выше, и я был уверен, что знаю то же, что и он, а вот он вряд ли знает то, что знаю я. В общекультурном уровне, довольно сред- неньким, той "академической среды" я уже успел убедиться за время общения с нею. Поэтому я спокойно ответил: "Я обра- тился к нему как автор подаренной книги в присутствии чело- века, который по моей просьбе эту книгу передал. Что здесь такого?". В ответ последовало нечто, выходящее за рамки приличия: "Вы помните, как у Л. Толстого в "Войне и мире" некий аристократ говорит о Руссо: 10 тысяч дохода не имеет, а рассуждать берется?". Этот очевидный намек меня взбесил, но, сохраняя спокойствие, я ответил достаточно корректно:
      "Во-первых, не у Толстого, а у Стендаля, во-вторых, не в "Вой-
      
      
      
      
      
      не и мире", а в "Красном и черном", в-третьих, не 10 тысяч, а 2 тысячи. И в-четвертых, я с позиции русского аристократа тоже в этом доме мог бы кое-что сказать!" (у Стендаля упо- мянутое высказывание выглядит так: "Как же это вы, живя в особняке вельможи, не знаете знаменитой фразы герцога де Кастри про д`Аламбера и Руссо: "Обо всем рассуждать жела- ют, а у самих нет даже тысячи экю ренты"). Этот полушутли- вый намек напоминал Я.С. ту, тоже знаменитую фразу, кото- рую я ему однажды цитировал: русский дворянин антисемиту руки не подавал, но и еврея дальше прихожей не пускал. Ведь аристократом по происхождению был я, а никак не Богуславс- кий и Турбовской. От последнего я успел еще раньше, 27 мая, услышать известную поговорку: "Вас с суконным рылом не хо- тят пустить в калашный ряд!". Сказано это было, вроде бы, со- чувственно по поводу моих безуспешных попыток связаться с ректором "Университета Нестеровой" самой Н.В. Нестеровой, о которых я рассказывал в лаборатории. Возможно, что воль- ное или невольное злорадство Турбовского объяснялось тем, что его самого не пускали ни в академики, ни даже в члены- корреспонденты РАО, и он болезненно переживал неудачные попытки стать кем-то. Так он и остался, как и Ю.П. Азаров, как и я, "действительным членом Академии творческой педагоги- ки", что кроме удовлетворенного честолюбия никаких префе- ренций не давало.
      История несостоявшейся встречи с Н.В. Нестеровой тоже имела для меня знаковый характер. Об этом я подробно рас- сказал в книге "Элитарная концепция пайдейи в философии Фридриха Ницше" на с. 302-304. Цель моей встречи с нею заключалась в том же: показать отражение идей Ницше об элитарном образовании в современной российской педагоги- ке, т.к. то, что мне было известно о ее детище с 1993 года явно свидетельствовало о "лучших традициях элитного обра- зования". Я был убежден, что встреча состоится, даже пред- полагал, что с моим опытом я мог бы вести какой-то курс в
      
      
      
      
      
      университете. Были у меня и знакомые, работавшие в этом вузе: Захаров А.А., преподававший там философию, с кото- рым мы были на заседаниях Школы философского актива, т.к. он был председателем секции практической методологии РФО; Звонарева Л.У., о которой я уже не раз упоминал. Она преподавала там историю живописи и иногда скромно назы- вала себя "академиком живописи". Мне это казалось стран- ным, т.к. я помогал ей в подборе репродукций к изданию аль- бома "Х. Кр. Андерсен и русские иллюстраторы". М., 2005., и у меня была возможность оценить ее компетенцию в этой дисциплине. Л. Звонарева - человек кипучей деятельности. Она работала на нескольких работах творческого характера. Занималась молодежными движениями, периодически устра- ивала литературные, часто - поэтические вечера в ЦДЛ или в литературных музеях, и в течение трех лет, в качестве гостя, я у них бывал на этих вечерах и даже выступал иногда, когда ей это было нужно. Шутя, я называла ее "Иваном Калитой рус- ской поэзии". В 2002 г., перед первым изданием "ИД", я сде- лал вставку, в которой рассказывал о "Детских и молодежных социальных инициативах (ДИМСИ)", и назвал Л. Звонареву
      "человеком незаурядным, талантливым во всех своих твор- ческих проявлениях, с качествами демократического лидера" (Корнющенко, 2002, с. 210). Я дарил ей свои книги, она тоже дарила сборники, в которых участвовала, или редактировала их. Главное ее литературное достижение - недавно изданная книга "Ренэ Герра", посвященная выдающемуся французско- му знатоку литературы и культуры Серебряного века и Русс- кого зарубежья. Я еще вернусь к госпоже Звонаревой, но пре- жде завершу рассказ о госпоже Нестеровой.
      Вероятно, с начала марта 2003 г. я начал звонить в уни- верситет и всласть наговорился со свитой Н. Нестеровой. До тела царствующей особы меня так и не допустили. Этот про- цесс, очень похожий на сюжеты рассказов и романов Ф. Каф- ки, продолжался долго, более год. Я звонил, посылал ей пись-
      
      
      
      
      
      ма 9.12.03 и 13.08.04, в декабре послал ей по почте экземпляр
      "Интегральной диалогики" с соответствующим инскриптом, - и все зря. Сам этот односторонний контакт превратился для меня в род спортивного соревнования: чье упорство окажется сильнее? Оказалось, что их. После последнего письма все по- пытки я прекратил. Но вот о чем я начал смутно догадываться, а потом мои догадки подтвердили знающие люди. Ничего до Н.В. Нестеровой, скорее всего, от меня не дошло. "Короля иг- рает свита", и эта свита была предупреждена о моих намере- ниях. Я с самого начала их не скрывал, в том числе от Зво- наревой; в университете Нестеровой учился ее сын. О чем-то она меня спрашивала, и я, не придавая этому значения, отве- чал. Мне подсказали такой возможный ход вещей: достаточно хорошо меня узнав, Лола не захотела в моем лице получить конкурента, и, имея очень общительных характер, могла по- советовать всем секретарям и референтам Нестеровой, чтобы они не допустили нашей с нею встречи. Для этого можно было дать мне соответствующую характеристику, тем более, что на многие вещи мы смотрели с диаметрально противоположных позиций, например, на РПЦ (Л.У. поверила в то, что она истин- но православная), на набирающий силу русский фашизм и на многое другое.
      Вот эти два симулякра научной элиты, этот местечковый снобизм и уверенность в том, что другой - посторонний не имеет права признавать себя равным им, больше всего, может быть, повлияли на мое решение вторично отказаться от защиты кандидатской диссертации. Находиться в их среде, заниматься совершенно ненужными делами, творить новые симулякры - упаси, Господи! Не думаю, что я потерял нечто, что нанесло мне моральный и творческий ущерб. На моих полках, по мне- нию знающих людей, стоят три докторские диссертации: это солидные исследования по истории, первопроходческие книги по педагогике и психологии, новаторская монография по фи- лософии Фридриха Ницше. Один петербургский ученый ска-
      
      
      
      
      
      зал мне с легкой иронией: "Тот факт, что у Вас нет докторской степени, принижает значение этой степени!".
      Что же, С.К. Бондырева была по-своему права, когда в отзы- ве на рукопись "ИД - 2" называла причины отказа: "3. Работа носит откровенно полемический характер, причем автор, естес- твенно, отстаивает собственную точку зрения, что мало инте- ресно для учебного процесса и, прежде всего, для студентов".
      Должен заметить, что приводимые мною диалоги, собы- тия, даты и вообще весь фактический материал опираются на те записи в моих записных книжках, которые я начал вести ре- гулярно с 1990 года, т.е. с момента начала работы в Самарском колледже и продолжал это делать до 2012 года. Это не дневник в полном смысле слова, но очень похоже на дневник. Здесь же, до сего времени, встречаются мои наброски по какой-то теме, размышления, возражения оппонентам. Иногда из записной книжки эти записи перекочевывают в мои книги, иногда - в мои выступления в философском клубе или на семинаре по глобалистике в ИФ.
      
      ***
      В 2003 г., когда я только обживался в Москве, я встречал- ся со многими интересными и не очень интересными людьми. Иногда меня брала оторопь: разговаривая с, казалось бы, об- разованными людьми, я вдруг обнаруживал, что нахожусь не в московской тусовке, а в учительской какой-нибудь из школ Ча- паевска, - настолько консервативны, а порой и вовсе дремучи были взгляды моих собеседников. Н.А. Назаренко, работавшая совершенно в другой среде, объяснила мне, что большинство этой "московской интеллигенции" отнюдь не коренные моск- вич, а люди, приехавшие в последние десять-пятнадцать лет, и принесшие свои формы мышления и поведения. Ныне корен- ных москвичей - 150-180 тыс., т.е. 2% населения столицы.
      13-го февраля по приглашению Л.У. Звонаревой (она име- ла степень д. ист. н.) я был в НИИ Российской истории РАН -
      
      
      
      
      
      в Центре по изучению отечественной культуры состоялся 10-й ежегодный круглый стол "Россия и внешний мир: из исто- рии взаимовосприятия". Его вел А.В. Голубев, который в 2005 г. на литературном вечере в ЦДЛ подарит мне свою книгу стихот- ворений "Август". Пленарный доклад "Кризис идентичности как проблема становления нового российского общества" делал И.Г. Яковенко, хорошо знакомый мне социолог и культуролог из Института социологии РАН - по его статьям в журнале "Обще- ственные науки и современность". Я задал ему вопрос о циви- лизационном разломе в Российской цивилизации, и он согласил- ся со мною. Его книги я продолжаю покупать и читать, т.к. сразу же увидел в нем единомышленника. В целом, круглый стол был выдержан в парадигме французской исторической школы "Ан- налов", о которой я много писал, и мне было, что сказать. Полу- чилось так, что мои вопросы, замечания, дополнения заставляли многих участников круглого стола обращаться именно ко мне с дополнительными выступлениями по своей теме. Особенно меня удивили О.Е. Фролова, специалист по творчеству В.В. На- бокова, и Невежин В.А., историк международных отношений в предвоенный период, - они сочли меня таким же знатоком в сфере их научной деятельности. На заседании были мои обе зна- комые - Л. Звонарева и А. Большакова, подруга Н. Назаренко, но обе ушли, так и не выступив по заявленным темам. Возможно, мое присутствие их смутило.
      20 февраля я был опять приглашен на литературный ве- чер журнала "Литературная учеба" в музей Н. Островского
      "Преодоление". Там я познакомился и поговорил с известным критиком Л. Анненским. В "ЛУ" были опубликованы его вос- поминая об отце, жившим в молодости в тех же местах, что и моя мать, в Бузулуке, и меня это заинтересовало в контексте работы над историй рода Черкасовых. Он мне как-то странно ответил: "Ну, я так далеко не забираюсь, я из простых!". Его книга об отце вышла значительно раньше, чем моя о баронах Черкасовых. "Простых" в России ценят больше.
      
      
      
      
      
      С Соней мы часто гуляли в Парке культуры и отдыха. Она постепенно осваивала все аттракционы, и для разнообразия мы отправлялись в музей-заповедник "Коломенское". Часто бывали в музеях, я многое рассказал ей о том, что мы видели. Перед сном я читал ей сказки и истории Х. Кр. Андерсена, - пока жил у Червоткиных. Позднее я стал забирать ее из школы, в которой она училась в начальных классах. Вторую четверть 2002 / 2003 уч. года она окончила хорошо:
      Рус. яз. - 4.
      Чтение - 5.
      Математика - 5.
      Природов. - 5.
      Труд - 5.
      Музыка - 5.
      Физ-ра - 5.
      Изобр. и-во - 5.
      Московед. - 5.
      20.01.2003 г. она заболела, и мы сидели с нею дома. Только вместе ходили в Пенсионный фонд, расположенный недалеко от их дома на Каширском шоссе, - я переоформлял свою пен- сию из Чапаевска. В начале февраля я перебрался в квартиру на ул. Нагатинская, которую нам купили Вера и Сережа Чер- воткины. Ее долго обустраивали, с мебелью я сам повозился, а потом и с водопроводными трубами, подключая к ним мойку. Квартира не входила в жилищный фонд, поэтому и я, а потом и Таня, были прописаны в квартире Червоткиных. Для жителей в те годы иметь московскую прописку значило очень многое, особенно для переехавших издалека, но для Сергея процесс прописки трудности не составил благодаря его обширным свя- зям в различных структурах. Как мог, я обжил квартиру к при- езду Тани в начале марта, на день рождения Веры. 5-го марта мы с нею были на поэтическом вечере "Четыре версии любви" с четырьмя поэтессами. Вечер женской поэзии ко Дню Вось- мого марта вела Л. Звонарева.
      
      
      
      
      
      В феврале, как член РФО, я стал посещать семинар по фи- лософии и методологии глобалистики, который вели А.Н. Чу- маков, И.К. Лисеев и А.В. Кацура. В 2003 - 2004 я посещал его от случая к случаю, т.к. мое челночное движение между Мос- квой и Самарой продолжалось вплоть до середины 2004 года. Довольно скоро я освоился, познакомился с участниками се- минара из разных подразделений Института философии РАН, из самых разнообразных вузов Москвы и других городов, и на- чал приглядываться к тем, с кем бы мог общаться на равных. Таких было не так уж много: М.И. Штеренберг, Б.Г. Режабек... Однако скоро из своих новоиспеченных коллег на Волхонке,
      12 я выделил А.В. Кацуру. К тому же, я купил его книгу
      "В погоне за белым листом" и поразился близости наших оце- нок, взглядов, мыслей... Очевидным было сходство наших культурных и духовных ценностей. Вскоре я увидел выставку его живописи в Президиуме РФО; в передаче радиостанции
      "Орфей" услышал его фамилию: ведущий зачитывал письмо, с которым он обратился в передачу с предложением трансли- ровать музыку "трех А", - А. Шенберга, А. Берга и А. Веберна, которыми увлекался и я. Конечно, это окончательно располо- жило меня к тому, чтобы рассчитывать на более близкие отно- шения. За мною тоже наблюдали и нередко спрашивали после моих выступлений на семинаре: в каком университете я препо- даю, где можно прочитать мои книги? Эти вопросы я слышал с 1997 г. и первой, кто мне их задал, была А.Ю. Большакова, когда мы впервые встретились в консерватории на концерте ев- рейской музыки по милости Н.А. Назаренко. 25.02.2004 г. мне задала такие же вопросы К.Н. Атарова, которая была в дружбе с Кацурой. На этом семинаре с докладом "Утрата инстинкта сохранения человека" выступал Ю. Карякин, к которому я от- носился с большим уважением и за его книги о Достоевском, и за его поведение на Съезде народных депутатов (я даже посы- лал ему письмо в дни Первого съезда), и за фразу "Россия, ты сдурела!", прозвучавшую на всю страну после выборов в Гос.
      
      
      
      
      
      Думу в 1993 году. Я дополнял его доклад, вместе с ним отве- чал на вопросы, а после окончания семинара подарил и ему, и А. Кацуре самарский и московский экземпляры "Интеграль- ной диалогики". В своем выступлении Кацура по какому-то поводу сослался на меня, а потом К. Атарова спросила, кто я по профессии и т.д. Мне надоело говорить, что я по московс- ким меркам - никто, и, каюсь, я соврал: сказал, что работаю
      "у Нестеровой". Но я был уверен, что рано или поздно, но в этом году встречусь с нею и действительно стану в ее вузе пре- подавать. Да, видел бы и слышал Ю. Карякин сегодняшнюю Россию! Наверное, у него просто не нашлось бы нужных руга- тельств, чтобы оценить современный кошмар!
      Позднее, в 2005 г. я подарил А.В. "Культуру и поэзию", в которой цитировал его, а в дальнейшем дарил все свои книги, изданные в 2008 - 2010 годах. Он тоже дарил мне свои книги, но что-то я предварительно покупал, и А.В. лишь делал инс- крипт. Я писал рецензии на его книги, которые публиковались в "Вестнике РФО" и в электронном журнале "Семь искусств". В 2009-10 гг. А.В. стал приглашать меня на радиостанцию "Го- лос России": на ней у него была программа "Русский след". В ней мы сделали совместные передачи о Луизе Густавовне Са- ломе, подруге Ф. Ницше, о В. Печерине, первом политическом русском эмигранте, о Марии Константиновне Башкирцевой, талантливейшей русской девушке, авторе знаменитого "Днев- ника"... Еще я готовил передачу о Сабине Шпильрейн, пер- вой российской женщине-психоаналитике, друге З. Фрейда и К.Г. Юнга, но по каким-то причинам эта передача не состоя- лась. Александр Васильевич часто приглашал меня на выстав- ки своих живописных и графических работ в галерее на Чистых прудах, и довольно часто я выступал с оценкой его творчества. Особенно запомнился его творческий вечер в книжном мага- зине "Библио-Глобус". Выступая на этом вечере среди других почитателей его художественных и поэтических талантов, я назвал Кацуру "дитя раннего итальянского Возрождения", чем
      
      
      
      
      
      очень угодил и ему, и публике. У меня сохранились некоторые, подаренные им работы. В день его семидесятилетия проходило торжество в Переделкино в Доме-музее К.И. Чуковского. На этих вечерах мы обычно бывали с Татьяной Михайловной, ко- торая была очарована обаянием моего друга; впрочем, это был удел всех женщин, хотя бы недолго общавшихся с ним. Да и мужчины видели в нем некое ощутимое превосходство, т.к. его эрудиция, начитанность и информированность во всех сферах научной и гуманитарной деятельности для большинства его со- беседников, слушателей и зрителей была просто невероятной. Биофизик, писатель-фантаст, поэт, философ-методолог, живо- писец и график-нонконформист, теоретик искусства, - вот да- леко не полный диапазон его профессиональной деятельности. На юбилейном вечере в конце мая 2001 года я подарил ему свои юношеские иллюстрации к романам А. Грина, т.к. был убежден в том, что он органично вошел бы в романтическую галерею гриновских героев. Я дарил А.В. книги внука Дениса, а весной 2014 г., когда он приехал на каникулы в Москву, взял его с собою на литературный вечер, который вел А. Кацура. В ЦДЛ два автора встретились и обременялись своими кни- гами. В 2013 - 2014 годах мы встречались на митингах и мар- шах протеста против сегодняшнего режим, против войны на Украине, так как были единомышленниками и в политических
      взглядах, и в оценке прошлой истории России.
      Чтобы подытожить резюме наших отношений скажу сле- дующее. Поселившись в Москве, я не случайно охотно откли- кался на все приглашения, о которых упомянул выше: непро- извольно я искал человека, который был бы мне адекватен, близок, в чем-то похож на меня. Встречался с писателями, поэтами, литературоведами, с историками и социологами, с философами и культурологами, с педагогами самого разнооб- разного уровня, направлений и научных школ, с художниками и музыкантами, с театральными деятелями и артистами, с жур- налистами и книгоиздателями, с членами Московского дворян-
      
      
      
      
      
      ского собрания и специалистами в генеалогии... Я даже вспо- минал, шутя, Сократа, который так же говорил о себе в Афинах во время судебного процесса. Так вот, среди множества людей с такими разнообразными занятиями и талантами, мне оказал- ся по-настоящему близок только один человек. И этот чело- век - Александр Васильевич Кацура. Наше последнее совмес- тное деяние состоялось 23-24 сентября 2014 г. В "Дисклубе" Библиотеки им. И.С. Тургенева А.В. сделал доклад "Отпал ли вопрос о "конце истории"?". Я же предложил в качестве до- полнения свое выступление "В.С. Соловьев о конце истории". Он говорил в основном о философии Александра Кожева, а я излагал основные постулаты знаменитой книги русского фи- лософа "Три разговора о войне, прогрессе и конце всемирной истории с включением краткой повести об Антихристе и с при- ложением". На следующий день мы повторили свои выступ- ления в Институте философии на семинаре по глобалистике по теме "Заканчивается ли глобализация "концом истории"?". Тексты наших выступления были опубликованы в "Вестнике РФО", Љ 3, 2014 г.
      Другим местом постоянного общения с неглупыми людь- ми, где были неизбежны мои философские выступления, стал философский клуб в "Библио-Глобус", который начал функци- онировать в сентябре 2004 года. Постоянными ведущими стали А.Д. Королев и С.А. Шаракшанэ. На его заседаниях тоже состо- ялись интересные знакомства: с директором "Библио-Глобуса" Б.С. Есенькиным, который позднее помог мне реализовать в этом книжном магазине часть тиража книги "Элитарная кон- цепция пайдейи в философии Фридриха Ницше". Но главным было знакомство с В.И. Долженко, экономистом, стремящимся синтезировать экономику и христианскую нравственность. Это стремление отражалось в его статьях для "Вестника", которые он обычно предварительно показывал мне. Он был и постоян- ным участником семинаров в ИФ, и вообще любознательным, неравнодушным человеком с чистой душой и смекалистым
      
      
      
      
      
      мозгом. Его интересовало все, в том числе, и искусство. Он тоже бывал на выставках Кацуры, а я обычно извещал его об интересных выставках в ГТГ и МИИИП. Мы оказывали друг другу небольшие услуги, а в "БГ" считаемся ветеранами ФК.
      На нескольких заседаниях клуба я был основным высту- пающим. Таким было заседание "Философия и искусство" 1.03.2005 г. К этому моментну, кажется, после церемонии награждения лауреатов VII Артиады народов России, где на выставке были мои "Метафизика..." и "ИД", Л.У. Звонарева познакомила меня с известной московской художницей Ната- льей Баженовой, возглавлявшей Центр творчества "Аквари- ус". Событие это происходило 27.02.2004 в Доме националь- ностей на Басманной, и после его окончания веселая компания женщин, поэтесс и художниц стала усиленно предлагать мне вступить в этот Центр, а я заинтересовался, какую роль буду в нем играть. Они направлялись в ближайший ресторан, что- бы там обсудить этот вопрос. Я, однако, по опыту знал, какова цена таким ресторанным решениям, кроме того, до этого я с утра работал в какой-то библиотеке и мне было не до ресто- ранов. Говорили, кстати о Н. Нестеровой: Баженова сказала, что та просит написать с нее портрет, а художница не хочет. Эта ситуация очень развеселила Звонареву: "Вот, Д.И. хочет увидеться с Нестеровой, а она не хочет с ним встретиться, а Нестерова хочет, чтобы Наталья написала ее портрет, а На- талья не хочет!". Действительно, забавно. Смешочки вместо помощи. Я чуть ли не сам предложил эту тему, рассчитывая, что такие крупные специалисты как "профессор Академии живописи" Л. Звонарева и современная гламурная художница и книжный иллюстратор Н.Баженова могут много и подробно рассказать о современном искусстве в философском аспекте. Поэтому я связался с Баженовой и заручился ее согласием и за нее, и за Лолу. Обнадеженный этим согласием, я позвонил за неделю до заседания клуба. Как бы не так! Ни у той, ни у дру- гой телефонны не отзывались, и пришлось всю теоретическую
      
      
      
      
      
      часть брать на себя, и я подготовил пять тезисов к постанов- ке проблемы синтеза философии и искусства. А через 5 дней мы с Таней были на поэтическом вечере в ЦДЛ: совместные выступления московских и сергиевопосадских поэтов. Я по- дарил Лоле журнал "Образование и общество" с моей статьей
      "Диалог...", в которой было указано, что я - академик АТП. Она сразу же смекнула, что этот факт можно использовать и предложила мне выступить. Мне пришлось о патриотических стихах говорить те слова, которых в других условиях я бы ни- когда не сказал, - не портить же людям праздник! Когда я воз- вращался на свое место после выступления, ко мне подошла невысокая, худенькая женщина с очень выразительными глаза- ми и припросила принять от нее подарок - несколько книжечек стихотворений. "Я все выбирала, кому подарить свои книги, и убедилась, что могу это сделать только Вам!". Я был несколь- ко озадачен такой неожиданностью, посмотрел на обложки и увидел, что автором является Светлана Ильинична Рудакова. Я поблагодари ее за такой щедрый подарок, мы обменялись ад- ресами и с того времени, вот уже 10 лет, наша дружба продол- жается, и своими книгами мы не раз, и не два обменивались. С.И. Рудакова - талантливейший человек не только в литерату- ре. Она - мастер живописной миниатюры, у меня есть ее рабо- ты. Оригинальный стихотворец, она посвятила циклы стихот- ворений уголкам России и странам, которые она посетила, т.к. травелогия - одно из ее увлечений. Свой талант она проявила во многих жанрах: поэзия, новелла, исторический рассказ, пе- дагогическая проза... В молодости она была подругой замеча- тельного книжного иллюстратора Павла Бунина, и многие ее сборники до сего времени издаются с его рисунками. Впрочем, ее собственные рисунки-миниатюры, пожалуй, еще точнее предают глубокий смысл ее поэзии, создавая жанр "поэзогра- фики", как у А. Скрябина была цветомузыка. Долгая дружба связывала С.И. с немецким ученым-русистом из Тюбингена, ныне покойным. Их сблизило единое научное представление
      
      
      
      
      
      об авторе "Слова о полку Игореве". Людольф Мюллер видел в С. Рудаковой коллегу по своим научным штудиям, они обме- нивались письмами, и московская поэтесса приезжала к нему в гости в Тюбинген. Немецкий славист переводил на язык Гель- дерлина и Гейне стихотворения С. Рудаковой. Талантливы и дети С.И. - Мария, Михаил и Владимир, о которых она рас- сказывала в своем педагогическом дневнике "Третья тетрадь". Последние годы она много занимается своей внучкой Киреной, от которой ждет в будущем больших достижения. Все твор- чество Светланы Ильиничны Рудаковой - некий конгломерат высокой духовной культуры, вся совокупность ее творчества - это противостояния той антикультуре, которая окружает, оглу- шает, отупляет сегодняшнего жителя мегаполиса.
      Я часто приглашал ее на заседания философского клуба, и она приходила, нагруженная книгами и рукописями, т.к. ра- ботала в издательстве "Прогресс-Традиция". Ее выступления на диспутах были обычно короткими, по существу проблемы. Меня она приглашала к себе в издательство, и я чуть было не издал у них книгу о педагогических идеалах Ницше. Как-то раз 19.05.05 я пришел в библиотеку иностранной литературы им. Рудомино на презентацию билингвистического тома сти- хотворений Ф.И. Тютчева, в переводах Л. Мюллера. Это было замечательное собрание высокообразованных, профессио- нально владеющих темой, по-европейски культурных людей. Собственно, другие люди в окружении, увы, ныне покойной Е.Ю. Гениевой, директора этой библиотеки отсутствовали. Еще в Чапаевске я несколько лет получал по почте из "Инос- транки" еженедельные номера газеты "Русская мысль", а вза- мен они получили от меня книги Марка Белого и А. Любище- ва. С. Рудакова рассказала о своих встречах с Л. Мюллером.
      Мы бывали в гостях у С.И. в Жулебино. Ее небольшая квартира напоминала нечто среднее между антикварной лав- кой (как у Диккенса - "Лавка древностей") и музеем быто- вой культуры к. XIX - нач. XX века. Я познакомил Рудакову с
      
      
      
      
      
      Е. Гуреевым, и несколько лет ее стихи и проза появлялись на страницах чапаевских газет и в альманахе "Мир". Последние наши встречи проходили в "Музее экслибриса" на собрании книжных миниатюристов. С.И. Рудакова представляла свои миниатюрные издания: "Золотой листопад", "Волшебное окно", "Мгновения любви" - книжечки замечательно, с лю- бовью изданные, оформленные и проиллюстрированные. Ее творчество продолжается!
      16 января 2007 г. я организовал и провел заседание фило- софского клуба по теме "Философия образования: опыт со- пряжения философии и педагогики". Для участия я пригласил Я.С. Турбовского и М.А. Лукацкого. Каждый из нас должен был осветить один аспект темы. Все трое были академиками Академии творческой педагогики, только Турбовской и Лука- ций были д.п.н. и теоретиками, а я всего лишь практик и те- оретик без степени. Поэтому моя тема была в отличие от их выступлений совершенно конкретной, как любая истина: "Ин- тенсивная технология гуманитарного образования - опыт со- пряжения философии и педагогики". У меня было на это пра- во, т.к. 15.07.2005 г. я попросил в Доме педагогической книги сделать справку о наличии "Интегральной диалогики" во всех книжных магазинах Москвы. Так вот, из всех книжных мага- зинов только "Дом книги" на Новом Арбате имел на полках ее единственный экземпляр. Но у меня на руках был уже отказ от 8.12.2006, принадлежащий С.К. Бондыревой, от печатания
      "ИД - 2".
      Заседание прошло вполне прилично, хотя Турбовской был недоволен тем, что ему давали строго отведенное время для выступления, он привык к обильному многословию обо всем и ни о чем. Я же принес и свои книги, и журнал "Философия об- разования XXI века" со своими статьями. Как бы то ни было, я считал, что свой долг перед Я.С. Турбовским я выполнил: свя- зал с НИИ философии образования в Новосибирске, написал и опубликовал две рецензии на его сборник по ФО в "Вестнике"
      
      
      
      
      
      и в "Трудах членов РФО", в журнале "Образование и обще- ство" опубликовал три статьи по этой же тематике, пригласил участвовать в работе секции "Философия образования" на IV Российском философском конгрессе в конце мая 2005 года, и вот, специально для его честолюбия, организовал это заседа- ние ФК в "БГ". Кажется, после этого клуба наши отношения оказались сведенными до минимума. Во всяком случае, запи- сей в записной книжке о встречах с ним больше не встречает- ся. Хотя и до и, кажется, все-таки после клуба длилась какая-то нелепая, на мой взгляд, история, связанная с журналом "Фило- софские науки". Сначала, еще в начале мая 2005, он сообщил мне, что в этом журнале будет опубликован цикл статей о фи- лософии образования, которые уже публиковались в "ОИО", началом которого должна стать моя знаменитая статья "Фило- софия образования - неуловимая структура современной пе- дагогики". Знаменитой она стала потому, что опубликованная в 2003 наделала много шуму и вызвала дискуссию, хотя боль- шинство читателей меня поддержали. Я предоставил все мате- риалы и электронные, и бумажные, но что-то застопорилось, носители куда-то делись, и, кажется, была опубликована толь- ко статья Турбовского. Потом в день 75-летия Я.С. 18 сентября 2006 г. на банкете в ИТОИПе я встретился с шеф-редактором
      "ФН" Мариносяном Х.Э., который хотел, чтобы я сотрудничал с журналом на постоянной основе. Но он предложил мне вы- ступать со статьями о трудовом воспитании. Я не считал эту тему актуальной, и сам редактор вызвал у меня сложное чувс- тво, когда я взглянул на его маленькие изнеженные ручки. Да, с такими ручками человеку только и остается беспокоиться о трудовом обучении и воспитании! Я предложил другую тему, поистине больную для России: "Гуманитарное образование и становление гражданского общества". Я составил план-релиз с разными вариантами названия рублики и с названиями пред- полагаемый статей, и собирался передать весь этот материал Мариносяну на заседании ФК, на котором он присутствовал, но
      
      
      
      
      
      он уклонился от разговора, и план остался у меня как еще один не реализованный проект. На банкете, кстати, я сидел за одним столом с Президентом РАО Никандровым, довольно тусклым человеком, и вынужден был остановить И.И. Логвинова, кото- рый, под видом помощи, мог навредить Турбовскому. Но все равно Якова так и не избрали в члены-корреспонденты, чего он всю жизнь добивался. Жалко его, т.к. другие известные мне академики и членкоры РАО во многом уступали ему, но умели в нужное время оказаться в нужном месте и сказать нужно- му человеку нужные слова. Я.С. таким искусством не обла- дал. Вот Михаил Абрамович Лукаций стал членкором. В на- чале 2011 г. я встретился с ним в метро и подарил ему только что изданную книгу о Ницше, т.к. еще раньше он подарил мне свою книгу о Л.Н. Толстом, а в этот раз - книгу-учебник "Пси- хология", написанный совместно с супругой. Я отдал эту кни- гу Насте, когда она поступила на психологический факультет.
      С Лолой Уткировной Звонаревой я разговаривал послед- ний раз по телефону 6.09.2006 г. Она приглашала меня на про- ходившую в те дни Московскую Международную книжную ярмарку, точнее, на заседание круглого стола, вероятно, по по- воду альбома об иллюстраторах Андерсена (как-то по телефо- ну я сказал ей, шутя, что рассчитываю на свою долю за вклад в издание). Однако я был серьезно занят работой над историей рода Черкасовых, прерывать мне ее не хотелось т.к. это была скрупулезная обработка собранных генеалогических материа- лов. И я ответил, что прийти, к сожалению, не могу. Она была удивлена и разочарована, и больше мне не звонила. Вообще-то Андерсен мне был не нужен, но, соблюдая этикет, 28.07.2007 г. я поздравил ее открыткой с 50-летним юбилеем. Ее имя продол- жает часто встречаться на страницах газеты "Книжное обозре- ние". Вот даже сейчас в последнем 9-10 сдвоенном номере за 2015 г. на с. 30 она упоминается как ведущая круглого стола
      "Мой Пушкин" в Черногории. Там же проходил фестиваль
      "Русские мифы" памяти Ю. Дружникова, и на этом фестивале
      
      
      
      
      
      лауреатом стала поэтесса Т.И. Александрова из деревни Само- товино Сергиево-Посадского района, которая десять лет назад подарила Т.М. свою книжку стихотворений и поэм "Песня о доме". За эти 10 лет Лола стала секретарем СП России, веду- щей литературной гостиной в "Булгаковском доме" и еще у нее много всяких титулов и занятий, - я когда-то подшучивал над нею: "наш пострел везде поспел!". Дай Бог, ей успехов, ведь она даже в "Новой газете" изредка публикуется! Больше все- го я благодарен ей за то, что она дала мне на несколько часов 1-й том энциклопедического словаря-справочника "Новая Рос- сия: мир литературы". В нем была персоналия Марка Белого, которую я давно отправил составителю С. Чупрынину. Словарь вышел в 2002 г., но мне не встречался, а Л.У. достала его по своим каналам и дала мне его для ксерокопирования 13.07.03. Там были персоналии ее и А.Ю. Большаковой. Последняя тоже оказалась "малым не промах": стала секретарем СП России, членом Совета по государственной культурной политике при Председателе Совета Федерации, лауреатом МСКИ, редакто- ром разных сборников и т.д. Вот только неприятно, что она пи- сала такие книги как "Феноменология литературного письма. О прозе Юрия Полякова", чья беллетристика и вся литератур- ная деятельность последних лет, да и его личность вызывают у меня чувство омерзения. В 2000 году я отозвался с большим уважением о ее книжке "Деревня как архетип: от Пушкина до Солженицына", даже цитировал в своей книге "Метафизи- ка...". Ну, а недавно этот молодчик, гл. редактор "Литератур- ной газеты", всенародно обхамил великого писателя.
      
      ***
      Теперь необходимо вернуться в начало 2003 г. и сказать не- сколько слов о делах более простых, чем философия, педагоги- ка, литература и искусство.
      Простых, но не менее важных, так как из них складыва- лась наша жизнь в Москве. Перед отъездом в Москву, в начале
      
      
      
      
      
      2003 г., я звонил своему давнему приятелю Ю.И. Образцову, ставшему в том учебном году директором ШРМ Љ 1, и про- сил не беспокоить мою жену: он предлагал ей стать завучем, а она категорически отказывалась. Он мне обещал оставить ее в покое, и я ему поверил. И что же? Когда Таня приеха- ла в марте в Москву, в нашу новую квартиру, она со слезами рассказала мне, что он поступил совсем наоборот: заявил ей, что муж тебя бросил, защищать тебя некому, и я, что хочу, то и сделаю, - не будешь работать завучем, уволю как пенсио- нерку! Сначала я страшно удивился, потом решил, что у мое- го приятеля, который и раньше не отличался большим умом, произошло окончательное помутнение разума из-за трагедии, происшедшей с его сыном летом прошлого года. На него но- чью напала чапаевская шпана с целью ограбления, и нанесла такие тяжелейшие травмы, что молодой человек, не приходя в сознание, скончался в больнице. Я, переживший такое же горе, всячески соболезновал супругам Образцовым, которых знал много лет, и никак не думал, что от Ю.И. моей жене мож- но испытать такое откровенное хамство. Что ж, традицион- ное чапаевское свинство начало проявлять себя во всей красе, стоило мне покинуть этот "гостеприимный" город. Со мною все-таки боялись связываться, но стоило Тане на какое-то вре- мя остаться одной, как на ней начали вымещать злобу за нас обоих. И кто же? Наши же коллеги-учителя, много лет поль- зовавшиеся моей самой разнообразной помощью! В сентябре этого же года в ШРМ сменился директор. А новый придумал еще лучше. Вернее, новая, т.к. это была женщина. Татьяне Михайловне отказали в часах истории, на том основании, что она много лет совмещала преподавание истории с географи- ей, что было обычным делом во многих школах. Естественно, что причина была материальная, - другому учителю хотелось получить ее часы. В Чапаевске среди учительской братии име- лись три биологических дурака, которые сопровождали нас, так или иначе, на протяжении всех 30 лет. Куда мы, - туда
      
      
      
      
      
      и они. Так вот, один из этих дураков В.В. Жиров, с которым Таня была знакома по пионерскому лагерю еще со студенчес- ких лет, возомнил, что ее часы истории должны принадлежать ему, чем довел ее до полуистерического состояния. К счастью, вмешалось Гороно, и Тане стали доплачивать полную ставку, несмотря на меньшее количество часов.
      Все это Таня рассказывала мне, когда приезжала в Москву в начале марта, а затем, в начале ноября 2003 г. А через полто- ра месяца после первого приезда 25.04.2003 г. в 22.20 по м.в. Таня позвонила мне и сообщила печальную весть: два часа на- зад, в 21.30, умерла ее мать, моя теща Н.С. Нефедова. У меня уже был билет на поезд на завтрашний день, и мне оставалось только сообщить об этой беде Вере. Мы приехали в Чапа- евск в один день, с разницей в несколько часов. Катя и Костя были уже там. Эти дни были необычайно холодные, смерть Н.С. пришлась на Пасху, поэтому хоронили ее на один день позже, чем положено по канону. На похоронах и поминках были почти все давние учителя ШРМ, но в основном женщины (в школе мужчин почти не осталось). Помогал и Е.М. Гуреев, с которым мы позднее обсуждали литературные проблемы. По- минки были в кафе недалеко от нашего дома, а девять и сорок дней отмечали уже у нас. После похорон мы освобождали от мебели и других вещей ее квартиру в Доме ветеранов, раздава- ли, что могли, другим жильцам то, что им нравилось.
      На могилу Н.С. мы установили крест, купленный в бюро ритуальных услуг, а летом Военкомат на ее могилу, как ветера- ну войны, установил памятник и железную оградку. После это- го мы загрузили большой контейнер вещами, прежде всего той главной частью библиотеки, которая предназначалась Вере - за купленную нам в Москве квартиру. Тогда еще книги были в цене. Другую часть, в основном историческую и детскую ли- тературу, немного позже забрали Катя и Костя. И в последнюю очередь, забрал книги для Насти ее отчим Алексей Кочетков. Это была в основном литература Германии и Австрии, по лите-
      
      
      
      
      
      ратуроведению и культуре, много детских пластинок и детских игр для Настиных братьев.
      Раздачу книг я начал еще летом 2002 г. Много книг и папок с вырезками по истории, философии и религии, политологии и т.п. взял Валерий Емелин. При погрузке контейнера помо- гали женщины-соседки, друг Бори Олег Приезжев, Танины ученики и ШРМ. Олегу я тоже передал подшивки журналов. Но больше всего получили школы. В СШ-3 я отдал всею мето- дическую и педагогическую литературу. В ШРМ Таня забрала советско-политическую литературу, в СШ-13 - конволюты из различных журналов за многие годы, включающие русскую и зарубежную прозу и поэзию. Не говоря уже о подарках отде- льным лицам вроде Кати Гладышевой. Например, И.И. Ицко- вич я передал подборку вырезок в отдельных папках: "Ахма- това", "Цветаева", "Мандельштам", "Гумилев", "Пастернак",
      "Высоцкий", еще что-то. Вероятно, было роздано не менее 1000 единиц хранения. Из того, что мы привезли для себя, тоже было отобрано и отдано уже в московскую школу Љ 940: не менее 300 экземпляров книг самого различного характера, в частности, из серии "Жизнь замечательных людей" и "Пла- менные революционеры". Кое-кто из учителей истории этими книгами пополнил свои библиотеки.
      При загрузке контейнера грузы принимал и размещал в нем мой старый товарищ Владимир Петрович Ельтинов. Мы с ним долго работали в СШ-1 и недолго - в СШ-11. Он был интересным человеком, как учитель физики умело оформлял свой кабинет, а как человек, любящий книги, собирал библи- отеку русской и зарубежной фантастики, и писал необычные стихи. Он был классным руководителем класса, в котором учи- лась Вера и выпускал его, а потом в 1988 г. мы, как классные руководители, выпускали два 10 класса. Я дарил ему две своих книги, в конце 80-х помогал ему в переезде на новую квартиру, которую ему, наконец, дали. У него было трое детей, и они учи- лись в нашей школе. Это нас невольно сближало, и он часто
      
      
      
      
      
      советовался со мною о своих сыновьях, которые были далеко не ангелы. С ним помогал нашей погрузке Н. Рыбчинский. Они уже не были учителями, занимались торговлей. В.П. Ельтинов торговал оптикой, и ему я обязан тем, что в качестве подарка он подобрал мне несколько очков, некоторыми из которых мы пользуемся до сих пор.
      На станцию "Товарная" я отравлял контейнер сам. Его не- удачно загрузили, неравномерно разместили груз, и когда ста- вили на платформу, то он сильно ударился дном. Последствия этого я обнаружил в Москве при разгрузке его на строящей- ся даче Червоткиных. Через несколько дней я поехал именно туда, чтобы ждать прибытия своего груза. В нашей квартире тем временем, в мое отсутствие, жил брат Сергея Юрий с под- ругой. Квартиру залило водой, и весь линолеум на полу в зале пришлось менять, т.к. под ним началось загнивание картонной основы. Понимая, что так просто ремонта не допросишься, я отодрал плинтуса и снял дурно пахнувший настил. Картон был пропитан водой и вздулся. Сергей прислал парня, который взялся восстанавливать пол. Машину с контейнером я встретил около дачи. Последствия удара о пол платформы сразу обна- ружились, едва открыли двери: посыпались осколки стекла от книжных полок. Рабочие-узбеки разгрузили контейнер, а я без сил добрался до дома (спасибо друг Сергея довез меня на сво- ей машине). Рабочий продолжал восстанавливать пол в квар- тире. Я помог сдвинуть мебель и уехал в Чапаевск. Шла уже середина августа. Еще до отправки контейнера я продал дом и землю, доставшиеся мне от мамы. Купили соседи, которые все 90-е годы обворовывали нас: забирали все, что было сде- лано из алюминия и меди, крали электроприборы, табак, элек- тропроводку. Этим вместе с подельниками занимался хозяин Е.И. Беглик, а его набожная женушка Валентина специализи- ровать на воровстве овощей: помидоров, огурцов, капусты. Мы клялись, что не продадим дом именно им, но нужно было торо- питься, покупателей на полуразвалившийся дом было мало, а
      
      
      
      
      
      то, что мы, как главную ценность, продаем землю, люди тогда просто не понимали. Пришлось плюнуть на щепетильность и продать дом Бегликам за 27 тыс., т.к. им нужно было строить дом рядом для своего младшего сына.
      Деньги от продажи нашего "поместья", служившего нам верой и правдой 25 лет, я отдал Кате для поездки с Денисом на две недели в Сочи в гости к Лагуткиным. С Люсей и Володей я договорился на сей счет в конце января, когда они приезжа- ли в гости к старшему брату Володи Г.И. Лагуткину и заехали ко мне посмотреть на новоселье. Таня с Соней в эти же дни уехали в санаторий "Октябрьский", принадлежавший МПС. Поэтому, когда я вернулся в Чапаевск, в доме никого не было. Совершенно не помню, как я добрался до дома. Помню только, что после всех треволнений, связанных с переездом и ремон- том, я в состоянии забытья провалялся два-три дня. Таня с Со- ней и Катя с Денисом вернулись 14 августа. В начале сентяб- ря я снова уехал в Москву и поселился в отремонтированной квартире.
      9.09.03 я был на родительском собрании 3-Б класса, в ко- тором училась Соня у учительницы Ассоль Махмутовны в СШ-873. Теперь я постоянно бывал на таких собраниях, на концертах для родителей, - Соня в составе танцевальной груп- пы обычно исполняла танец разбойников из "Бременских му- зыкантов". Для ее класса я отремонтировал магнитофон, до- ставшийся нам от Кости и передал его А.М., чтобы, как она объясняла, дети на переменах слушали веселую музыку. Ей зачем-то понадобились портреты К. Маркса и Ф. Энгельса, и я отдал ей том "Детской энциклопедии", где была репродукти- рована картина, изображающая этих коммунистов в редакции
      "Новой Рейнской газеты", а заодно дал ей подборку календари- ков с изображениями царей и императоров династии Романо- вых. Делал я замечания и ей, и другой учительнице по поводу их занятий с детьми в группе продленного дня, и, думаю, что обе были рады, когда Соня после начальной школы перешла
      
      
      
      
      
      учиться в неполный пансионат "Самсон". С Соней после шко- лы мы шли гулять на детские площадки на их или на соседнем дворе, а потом успевали до прихода родителей приготовить домашние задания по предметам, даже по английскому языку. В 4-м классе задания усложнились. Например, 3-го марта 2004 г. мы выполняли задание по истории "Одежда людей в Древнем мире и в Средневековье". Из газ. "КО" я принес очень красивые иллюстрации к "Энеиде" и к "Тристану и Изольде", и получился отличный коллаж. И в эти же дни мы готовили с нею подарки к дню рождения папы и мамы, и ко Дню 8 марта для бабушки "Вали". Тоже методом коллажа, используя фото- графии всех членов их семьи.
      В конце октября 2003 я перевез мебель с дачи и стал ее ре- монтировать. Перевез и часть книжных полок с книгами для нас, а в начале ноября приехала Таня и сообщила, что появи- лись покупатели на квартиру в Чапаевске. Мы решили, что продажу делать необходимо, чтобы летом можно было окон- чательно переехать в Москву. Кроме того, семья Макеевых уже восьмой год ютилась в общежитии педагогического уни- верситета, и надо было помогать им обзаводиться собствен- ной квартирой. 19.12.2003 г. состоялся договор купли-прода- жи с покупателем Блынской Л.А. Мы получили от продажи 350 тысяч рублей. Я приехал в январе 2004, и мы перевели рубли в доллары. Я отдал 40 тыс. долларов Кате. Себе мы оставили на переезд 50 тыс. рублей, от которых летом, уже в Москве, осталось 30 тыс. Возникли некоторые трения из-за наследственной доли Веры, но в итоге все уладилось. Недо- стающую для постройки квартиры деньги дали Червоткины в долг без процентов, а сам процесс строительства квартиры, ее обустройства, т.к. она представляла из себя только голые стены с потолком и с одной входной дверью, покупка мебе- ли, переезд растянулся на несколько лет, чуть ли не до конца нулевых годов. Зато 2-х комнатная квартира получилась на славу.
      
      
      
      
      
      До конца зимы я оставался в Чапаевске. Таня сильно боле- ла: воспаление легких, а затем пришлось делать мучительную операцию в полости рта на зубной челюсти. На меня легли за- боты по дому. С покупателем квартиры мы договорились, что будем пользоваться своим бывшим жильем до середины года. Денис, который уже учился в 1-м классе, на зимних каникулах жил у нас, и мы ежедневно ходили на горку кататься на санках. В марте я снова оказался в Москве и прописал у Веры Татья- ну Михайловну - теперь формально мы оба считались граж- данами Москвы. 24.06.2004 мы погрузили оставшиеся вещи и книги в контейнер поменьше, чем первый, и отправили его в Москву. На этот раз нам помогал Е.М. Гуреев, который в этот же день взял у меня большое интервью для чапаевской газе- ты "Всякая всячина". Полностью оно не было опубликовано. 26-го мы окончательно переехали в Москву. Контейнер при- шел через две недели, и разгружали мы его непосредственно в своей квартире на ул. Нагатинской.
      Довольно скоро Т.М. устроилась на работу в СОШ
      Љ 940. "Безработной" она пробыла меньше месяца, т.к. в Ча- паевске была уволена 31.07.2004 г., а в Москве начала рабо- ту 27.08.2994 учителем истории по 12 разряду, хотя у нее был уже 13 разряд, незафиксированный в трудовой книжке по вине директора ШРМ-1 Д.В. Сапрыгина. Поэтому ей впоследствии пришлось, вначале подтверждать свою первую квалификаци- онную категорию (13 р.) 20.02.2006, а для этого понадобилось посещение курсов повышения квалификации в Московском институте Открытого Образования (МИОО) по теме "Сов- ременные концепции исторического и обществоведческого образования. Современные модели и технологии в обуче- нии истории и обществоведения" с 21.09.2005 по 24.05.2006. 22 апреля 2008 г. Т.М. прошла аттестацию на высшую кате- горию (14 р.). Но через четыре года от нее снова потребова- ли посещения курсов в том же МИОО по теме "Содержание и методика преподавания социально-гуманитарных дисциплин
      
      
      
      
      
      (история и обществознание)" с 22.09.2011 по 17.05.2012. Она выполнила учебно-методическую работу "Исследовательский метод в преподавании истории", опираясь на мою "ИД - 2". После этого, 25.12.2012, ее признали подтвердившей высшую категорию сроком на пять лет. Только простое перечисление этих псевдометодических, а по сути, бюрократических про- цедур, показывает, под каким административным прессингом приходится работать российскому учителю.
      1.12.05 в МИОО побывал и я, т.к. искал издательство, в котором можно бы было издать завершенную "Интегральную диалогику-2", о которой я уже многократно упоминал. Таня посоветовала мне встретиться с методистом Саплиной, а та, в свою очередь, пригласила меня на встречу с издателями пе- дагогической литературы. Среди всех выступающих я вдруг услышал знакомое имя: Т.Н. Эйдельман, дочь хорошо извест- ного мне историка России 18-19 вв. Она работала в гимназии
      Љ 1567 и руководила Межпредметным объединением учите- лей истории, которое разрабатывало проект "Мозаика куль- тур", - он предполагал преподавание истории в поликультур- ном обществе. Ими была издана книга для обучения "Культура мира в Европе и России". Все это очень походило на то, чем занимался я, и на тот педагогический концепт, который был разработан в моем учебно-методическом курсе. Однако ау- дитория встретила сообщение Т. Эйдельман не дружелюбно, она это почувствовала, и не успел я оглянуться, как она ис- чезла. Моя встреча с единомышленником не состоялась. Уже в 2010 г., работая в ОМЦ и узнав точный адрес ее гимназии, я отправил ей по этому адресу свою книгу, но ответа не получил. Когда Тане исполнилось 60 лет, в начале мая 2005 г., кол- лектив школы отметил это событие небольшим торжеством. Школа Љ 940 была расположена не близко от нашего дома, поэтому я помог ей в доставке всего необходимого. Ее позд- равляли вполне искренне, подарили настольные часы. В шко- ле я стал бывать довольно часто, т.к. ей была нужна помощь
      
      
      
      
      
      в оборудовании кабинета. Я натягивал струнодержатели для учебных карт, ремонтировал всю мебель, врезал дверной за- мок и т.д. Позднее я продолжал эту помощь до окончания ею своей учительской деятельности, т.е. до 29.08.2014, т.к. с мужс- кими руками в школах давно уже дело обстоит плохо. Помимо основной работы учителя истории и обществознания Татьяна Михайловна много лет работала в системе дополнительного образования: для ЦДО "Виктория" вела кружок из числа своих учеников "Юный правовед". Ежегодно ее ученики участвова- ли в конкурсных проектах "Если бы я был главой Управы...",
      "Мой двор, мой подъезд". Один ее ученик, Сурен Туманян, был награжден в 2007 г. Дипломом за участие в конкурсе под деви- зом "Нет фашизму!". Ее ученики награждались дипломами за победы в рамках XII фестиваля "Юные таланты Московии", за участие в 3-м окружном конкурсе краеведческих исследо- вательских работ. Она готовила участника 1-й Региональной конференции школьников "Природное и историко-культурное наследие Москвы". В 2006 - 2012 годах учащиеся 9-11 классов занимали 1-3 места в районных олимпиадах по обществоведе- нию, по праву, в конкурсе творческих работ по истории "Вос- хождения к истокам", в окружном конкурсе "Молодежные инициативы". Они ежегодно были победителями районного и окружного этапов "Интеллектуального марафона".
      В ее персональном портфолио содержатся планы и разра- ботки открытых уроков, - на многих из них я бывал с методи- ческой целью; разработки классных часов, сценарии истори- ческих вечеров и других внеклассных мероприятий. Здесь же выступления на педсоветах, мет. объединениях, содержание работы по самообразованию и множество фотографий, запе- чатлевших Т.М. в разные годы, с разными учениками, в самых разнообразных эпизодах их школьной жизни. Среди наград множество грамот, благодарственных писем, благодарностей, дипломов, полученных и от школы, и от ОМЦ, и от управле- ния, и от "Виктории", и от районной Управы. За десять лет
      
      
      
      
      
      работы в ГОУ СОШ Љ 940, которая меняла за эти годы и свое название, и свой номер неоднократно, Татьяна Михайловна по- лучила таких наград в четыре раза больше, чем за предыдущие сорок с лишним лет. В прошлом, 1990 г., 19 июля она была награждена Почетной Грамотой МО РСФСР и ЦК Профсою- за работников НО РСФСР "за успешную работу по обучению и воспитанию учащейся молодежи, подготовки ее к жизни и труду". Кабинет истории был хорошо оборудован и оснащен, Таня все средства технического обучения и старые, и новые на уроках использовала, и для будущих учителей осталось много диафильмов, видеокассет, дисков, слайдов по всем темам учеб- ных программ.
      С Соней, которая училась в 4-м классе, мы после уроков ездили во Дворец культуры "Москворечье", где она занима- лась в танцевально-балетной группе "Надежда" и выступала в Концертном зале им. П.И. Чайковского на смотре в хореогра- фических этюда "Лель" и "Марш оловянных солдатиков". Там же она еще занималась и на детских курсах английского язы- ка. Но эти поездки прекратились после ее перехода в другую школу. Летом приезжал Денис, и вместе с Соней мы втроем ездили по московским дворянским усадьбам: были в Остан- кино, в Царицыно, в Кусково, в Кузьминках; в Архангельское мы ездили все вместе, включая бабушку. Постоянно бывали в Коломенском. Вплоть до 11-го класса я водил внука по лите- ратурным музеям, начиная с музея А. Пушкина и заканчивая домом-музеем М. Цветаевой. В Музей изобразительных ис- кусств мы ходили ежегодно и посещали те тематические залы, которые соотносились с изучаемой исторической эпохой: Ан- тичность, Др. Восток, Средневековье, Новое время, Новейшая история - уже в Галерее искусства 19-20 вв. Ходили и в другие музеи: с бабушкой они были в Политехническом, Дарвинов- ском, Зоологическом музеях, в Музее Космонавтики, Музее Москвы, в Планетарии, в Академии Художеств, на выставке работ З. Церетели... Таня часто ездила с внуками по путевкам
      
      
      
      
      
      и в подмосковные санатории, и в детские лагеря, и в Сочи. Од- нажды я без них сильно заболел - правая нога совсем отказала. Вера направила меня на медосмотр в частную поликлинику, где меня полностью обследовали.
      24-28 мая 2005 г. в Москве, в МГУ, главным образом, в 1-м гуманитарном корпусе на философском факультете, про- ходил IV Российский философский конгресс "Философия и будущее цивилизации". Я подавал заявку на участие в работе секции "Философия образования" и круглого стола "Мировые религии и диалог культур". Своему предполагаемому выступ- лению я дал название своей статьи в журнале "Образование и общество": "Философия образования - неуловимая структура современной педагогики". Но тезисы своего выступления я составил именно в форме шести кратких пунктов, что не было принято Организационным комитетом конгресса, и в сборни- ке материалов их не опубликовали. Поэтому и в списке участ- ников конгресса моей фамилии не оказалось, что я обнаружил только при регистрации 23 мая. Выручил А.Д. Королев, - он записал меня на секцию "Философские проблемы социально- гуманитарных наук", в которой был записан и сам. Я получил необходимые документы, программу, блокнот, всякие буклеты и 24.05. участвовал в открытии конгресса. Зато в списках была Е.Д. Макеева (в отдельном сборнике), и тезисы ее выступле- ния были опубликованы в 3-м томе Материалов конгресса. Как ученый секретарь отделения РФО она должна была при- сутствовать на конгрессе вместе с председателем Бусыгиным, но тот предпочел взять с собою свою дочь за казенный счет, а Катя осталась при своих интересах. Я видел его, но он, по понятным причинам, предпочел со мною не встретиться. Те материалы конгресса, где упоминалась Катя, я собрал и позд- нее передал ей.
      Я слушал выступления известных в те годы универси- тетских философов: В. Степина, В. Миронова, ректора МГУ В. Садовничего, А. Кармина, А. Гусейнова, Н. Мотрошиловой,
      
      
      
      
      
      А. Ахиезера, депутата ГД О. Смолина, К. Свасьяна, многих других; встречался со старыми знакомыми по Школе философ- ского актива. Кроме своей секции, о работе которой и о сво- ем выступлении на ней я уже сообщал, я участвовал в работе конференции "Проблемы философского и гуманитарного об- разования в современной России" и в работе круглого стола
      "Российская повседневность и социальные трансформации". Во время работы своей секции, я подарил "ИД - 1" В.М. Пиво- еву, философу из Петрозаводска, который был знаком с Ю.В. Линником, известным мне с сер.90-х годов: мы перепи- сывались, обменивались книгами, - он принадлежал к эзотери- ческому направлению в философии, был председателем обще- ства Н.Рериха. Близок к этому направлению был и В. Пивоев. Потом другие участники просили продать эту книгу, но, ни одного экземпляра у меня больше не было. Запомнились мне только два выступления: пленарный доклад зав. отделом исто- рико-философских исследований, д.ф.н. Н.В. Мотрошиловой
      "Варварство как оборотная сторона цивилизации". Позднее, в 2010 году, мы встретились с нею в ИФ РАН: я подарил ей книгу о педагогике Ф. Ницше. Она недовольно заметила, что в спис- ке литературы отсутствуют книги на немецком языке, на что я резонно ответил, что по этой ницшеведческой тематике книг на иностранных языках нет. У меня была цель вручить книгу и Ю. Синеокой, тоже много сделавшей для российской Ницшеа- ны, но ее в отделе не было, и мне пришлось просить Нелли Ва- сильевну о передаче ей книги. Она охотно согласилась, а мне, в качестве ответного подарка, надписала свою книгу "Мыс- лители России и философия Запада": "Уважаемому Дмитрию Ильичу - с уважением и интересом к его ницшеведческим ис- следованиям". От Ю. Синеокой ответа не последовало.
      Вторым запомнившимся выступлением была вечерняя лек- ция К.А. Свасьяна, профессора из Швейцарии: "Конец исто- рии философии". Мы были заочно знакомы: в 1978 г. в "Книж- ном обозрении" в колонке обмена книгами появилось его
      
      
      
      
      
      предложение об обмене. Он искал издания Арья Шура "Гир- лянда джатак" и "Чхандогья Упанишада", а взамен предлагал А. Моруа "Париж" из сер. "Города и музеи мира" и Батюш- кова "Опыты в стихах и прозе" из сер. "Литературные памят- ники". Восточными учениями я интересовался, но не настоль- ко, чтобы пожалеть об этих книгах. Его же предложение меня как раз устраивало, т.к. эти книги я тоже в свое время искал. К. Свасьян серьезно занимался антропософией. Жил он в ту пору в Ереване на улице Прошяна. Туда я и отравил ему пись- мо с предложением, а он немедленно выслал книги. Я ответил тем же. Позднее я читал его возмущенные отклики на критику антропософии и Рудольфа Штайнера в "Литературной газе- те", его великолепные биографические очерки о Ф. Ницше и О. Шпенглере, и комментарии в двухтомниках этих немецких философах. Была у меня его книжка "Иоганн Вольфганг Гете" из сер. "Мыслители прошлого", 1989 г. После окончания ин- тересной лекции я подошел к нему и напомнил о нашем про- шлом общении. Он с улыбкой вспомнил этот давний эпизод и любезно подписал свою книгу о Гете: "Дмитрию Ильичу Кор- нющенко от К. Свастьяна. 25.05.05. Москва". С тех пор у меня появилось несколько его книг, и одну из них, "Растождествле- ния", я несколько раз цитировал в книге о Ницше.
      26.05. я находился на Организационной сессии (общем отчетно-выборном собрании) РФО в Доме культуры МГУ, а
      27.05 на Пленарном заседании с обсуждением и принятием итоговых решений, резолюций, обращения конгресса. На этом IV РФК завершил свою работу. На заключительный фуршет (бесплатный) я не собирался оставаться, т.к. давно отказался от употребления спиртного. Пришел на остановку автобуса и стал что-то читать в ожидании. Вдруг меня кто-то окликает по имени. Поднял голову и увидел Дмитрия Шкаева, ученого сек- ретаря Студенческого философского обществ. На конгрессе он был в числе ведущих круглого стола "Молодежь в глобализи- рующимся мире". Мы были давно знакомы по заседаниям Фи-
      
      
      
      
      
      лософского клуба в "БГ". Этот молодой человек энергично уго- ворил меня ввернуться в столовую МГУ. Я же сильно захотел пить и поддался на уговоры. И вот пришли мы в столовую, где фуршет уже был близок к завершению. Боже мой! Вот здесь-то меня и настигло самое сильное впечатление от конгресса. Нет, пьяных философов почти не было, но и на столах почти ниче- го не оставалось. Было такое впечатление, что пришедшие на заключительное торжество участники просто сметали все, что стояло и лежало на столах в свою тару и уносили с собой. Это можно было понять, т.к. многие сегодня же и уезжали в родные края. Но почему столы оставались в безобразном состоянии, заваленные и залитые объедками и опивками, это понять было труднее. Видимо, таков был уровень провинциальной вузовс- кой интеллигенции, хотя, казалось бы, по определению фило- софы должны быть лучше других воспитаны. В числе таких же, как и мы, запоздавших, оказался и главный ученый сек- ретарь РФО А.Д. Королев со своим приятелем М. Донцовым. Я вполне удовлетворился маленькой бутылкой холодной мине- ральной воды, а Дима с ловкостью российского студента добыл бутылку водки. С этой добычей я их оставил. Общее впечатле- ние от конгресса было таким, что больше я ни на один из них заявки на участие не подавал, в том числе, на последний VII, который состоится 6-10 октября 2015 г. в Уфе. За последние 2 года у меня изменилось отношение и к РФО, т.к. в нем ста- ли преобладать откровенно сталинистские, коммунистические взгляды. Подавляющая масса его членов настроена ксенофоб- ски, в ценностных ориентирах преобладает ретроценности, милитаризм и антигуманизм. Я все больше убеждаюсь, что в каждом русском Вольтере сидит глубоко затаившейся русский фельдфебель, и ныне этот скрытый персонаж дождался своего часа. Вот, что может натворить один мелкий бес. В Љ 3, 2013
      "Вестника РФО", защищая А.В. Кацуру от двух философских пигмеев и одного динозавра, как их называют в Президиуме РФО, я поместил статью "Трое нас - трое вас", которой поста-
      
      
      
      
      
      рался воздать по заслугам названным выше настроениям. Увы, число "нас" уменьшается, а число "вас" увеличивается с каж- дым годом. Скажу об этом в самом конце главы.
      
      ***
      В конце 2005 г. Вера и Сережа настояли на покупке для нас новой квартиры. Переезжать нам не очень хотелось, мы еще после двух предыдущих переездов до конца не опомнились. Но и в квартире на Нагатинской тоже оставаться было негоже. В декабре 2003 г. ко мне туда даже заходил местный участко- вый п/пол-к И.М. Кузьмин. Он интересовался, почему я здесь живу, кто я, чем занимаюсь, если ли у меня московская пропис- ка и т.д. "Значит, Вы здесь на птичьих правах!" - таково было его резюме. "Я здесь раньше обитал, как участковый", - сказал он в конце своего визита. Стало ясно, что раньше здесь был милицейский пункт охраны порядка, потом слесарная и двор- ницкая. О приходе Кузьмина я сообщил Вере и Сереже. Веро- ятно, это повлияло на их решение. Мы стали готовиться к но- вому переезду. В сентябре-октябре я принял твердое решение бросить курить - после 46 лет почти непрерывного курения. Я пытался это сделать еще в конце 90-х годов, но без особого успеха. На этот раз мне помогла Вера, т.к. нашла эффектив- ное отделение иглотерапии, заплатила за цикл моих сеансов, и это значительно помогло, снизилась тяга к никотину. Затем я самостоятельно в течение ноября по особой схеме прини- мал лекарство "Табэкс", и результат оказался замечательным. Правда, прекращение курения привело к тому, что я начал пол- неть, и к концу десятых годов стал весить 100 кг. Нет в мире совершенства!
      Я стал заниматься мебелью и из старой громоздкой стенки сделал шкаф-шифоньер и книжный шкаф с секретером. Из ос- тавшегося материала я смастерил две хозяйственных полки, и всеми этими моими творениям в области столярного дела мы пользуемся до сей поры. Часть вещей мы перевезли после Но-
      
      
      
      
      
      вого года. В квартире еще не был закончен ремонт и нам при- шлось ждать, а потом завершать те недоделки, которые всегда остаются и после ремонта, и после переезда. Окончательно с переселением мы перебрались в квартиру Љ 248 в доме Љ 31 на ул. Академика Миллионщикова в апреле 2006 г., а в конце августа с дачи перевезли уже за свой счет нашу библиотеку, т.к. поняли, что Червоткины не собираются ею пользоваться. Лишь спустя пять-шесть лет, по просьбе Веры, я отобрал для них книги из серии "Библиотека всемирной литературы", мно- гие собрания сочинений и двухтомные, и трехтомные издания русских и зарубежных авторов. Книг все равно осталось много, и это оберегает нас от попыток устроить нам еще один переезд. Фактически мы восстановили тот интерьер, в котором прожи- ли 30 лет в Чапаевске, а ландшафт, который нас окружает, парк
      "Садовники" со всей его модернизированной инфраструкту- рой, нам очень нравиться.
      К осени 2007 г. я завершил работу над тремя книгами. Ос- тавалось лишь издать их, но это такой напряженной работы уже не требовало. В СОШ-940 у Тани внезапно появились часы истории, администрация перед началом нового уч. года оказалась в сложном положении, и я после пяти лет пребыва- ния в статусе пенсионера предложил свои услуги. За эти годы в Москве мне, обычно по телефону, несколько раз предлагали работу в частных и государственных вузах - преподавать исто- рию, философию, историю культуры и культурологию. Где-то, через кого-то обо мне узнавали, в том числе, номер телефона. Но как-то все получалось неудачно, - то я не мог разговари- вать и просил позвонить позднее, но мне не звонили более, то я сам звонил, но безуспешно. Поэтому я не стал претендовать на работу в вузе или в НИИ, куда тоже было несколько предло- жений (на грошовую зарплату), и решил, пока есть силы, по- работать там, где я отлично знаю все тонкости процесса, и где я могу принести ощутимую пользу. 30.08.2007 г. я был принят на работу учителем истории в ГОУ СОШ Љ 940. Преимущес-
      
      
      
      
      
      тво этой школы для нас обоих, прежде всего, заключалось в том, что после нашего переезда эта школа оказалась буквально в 10 минутах ходьбы от нашего дома: на Коломенском п-де, д. 16. В Москве это было очень важным фактором. Мне тоже пришлось начинать работу по 12 разряду, хотя довольно ско- ро, на основании прежнего опыта, я выяснил, что имел право работать в течение года по своему прежнему 14 разряду. Но спорить не стал, подал заявление на переаттестацию, с октября 2008 по март 2009 прошел курсы повышения квалификации по теме "Содержание и методика подготовки к ЕГЭ по истории и обществознанию" при Окружном методическом центре, и с 14.10.2008 г. снова получил высшую категорию.
      Школа была не Бог весть какая. В педколлективе очень мало было профессиональных педагогов, что сказывалось на межличностных отношениях, о чем меня заранее предупреди- ла Т.М., которая уже привыкла к их особенностям. Мало было и коренных москвичей, гораздо больше приехавших учителей- женщин, часто из Подмосковья. Не блистали особой культу- рой и ученики, многие из них происходили из семей выходцев из Средней Азии и Северного Кавказа, были и из Закавказья. Такие дети нам уже были известны еще по Чапаевску. В тече- ние трех лет я преподавал в 9-11 классах историю, обществоз- нание, основы права. Факультативно пытался вести курс "Из истории мировой философской мысли", которым блистал в Самарском колледже, но он оказался не востребованным мои- ми учениками. Другим элективным курсом был вводимый под сильным административным прессингом курс "История миро- вых религий". Почти такой же курс, но под названием "Ми- фологии народов мира" я тоже преподавал в гуманитарном классе в начале 90-х годов. Сейчас же этот курс становился не культурологическим, как у меня, а идеологическим, с уклоном в православие. Учащиеся 10-11 классов религиями совершен- но не интересовались, и все три года его существования он ра- ботал только на бумаге: в отчетах, которые администрация от-
      
      
      
      
      
      правляла в Управление окружным образованием. В ф/журналы я регулярно записывал якобы проведенные занятия, открыто говорил об этом, но сама система образования предполагала заведомую ложь. Мне даже пришлось в начале ноября участво- вать в работе семинара "Преподавание курса "История рели- гий" в современной школе". Учителя-энтузиасты показывали неплохие результаты своей деятельности. Но были и голоса, в том числе, мой, по поводу того, что этот курс может оказаться опасным для сохранения толерантности в школьных коллек- тивах. Еще раньше, в сентябре, мне пришлось участвовать в конференции по проблемам преподавания обществознания и новейшей истории. Одновременно мы обсуждали образцы но- вых учебников по этим дисциплинам, в частности, созданные коллективами авторов под руководством А.В. Филиппова и Федорова. Я был знаком с этими проектами, выступал против их внедрения в школу, так как эти учебники просоветские и просталинистские. Кроме того, авторы изобразили слишком благообразным время президентства Путина. Общим нашим голосованием эти учебники не были одобрены.
      Из всех учеников этой школы я выделял только двоих: Дмитрия Замшилкина и Андросову Веру. Увы, из тех, пример- но ста с лишним учеников, бывших у меня с сентября 2007 по июнь 2011, только этих ребят я мог уровнять с теми замечатель- ными учениками, которые были у меня в Самаре, и немногие в Чапаевске. Конечно, были и другие старательные умненькие ученицы, например, медалистки Соня Русалева и Анна Сави- на, Максим Виноградов... Но большинство имело очень сред- ний уровень, и когда я их сравнивал со своими бывшими чапа- евскими учениками, то сравнение было не в пользу москвичей. Этих же двоих я заметил сразу, с первых же уроков. Формаль- но, я включал их в число участников районных и окружных олимпиад по истории России, обществознанию, праву. Резуль- таты были замечательными. В 10 классе Вера заняла 2-е место по обществознанию, а Дима - 3-е место по истории. Оба учас-
      
      
      
      
      
      твовали в окружном этапе. В 11 классе Вера заняла 3-е место по обществознанию, а Дима - 1-е место по обществознанию и 3-е место по праву. Оба участвовали в окружном этапе по этим предметам. В интеллектуальном марафоне они тоже были по- бедителями. Я обратил внимание на интерес Д. Замшилкина к правоведению и стал потихоньку направлять его на эту сте- зю. Незадолго до окончания 10 класса на научно-практической ученической конференции он сделал серьезный доклад "Уче- ние Г.Ф. Гегеля о праве". Для этого ему понадобилось почитать и Гегеля, и литературу о Гегеле, и другие работы. За два года успехи Веры по моим предметам были отмечены двумя гра- мотами и дипломом, а успехи Димы - тремя грамотами и дву- мя дипломами. В. Андросова закончила школу с серебряной медалью. Д. Замшилкину, как я не бился, медали не довелось получить. Он не умел подлаживаться к капризам учительниц, классного руководителя, директрисы, его мама Н.А. Замшил- кина тоже не умела раболепствовать, вот и получилось так, что, не сговариваясь (а может быть, наоборот, сговорившись), ему поставили "четверки" по нескольким предметам. На экзаме- нах, точнее на ЕГЭ, по истории и обществознанию, он набрал 75 и 76 баллов и поступил в Российскую Правовую Академию Министерства юстиции РФ, которую окончил в 2014 году. В.Д. Червоткина, завершавшая обучение заочно на юрфаке, пе- редала ему много учебников и Законов РФ. Она же, по моей просьбе, рекомендовала Д.А. Замшилкина на работу в юриди- ческий отдел Управления РЖД, где он сейчас и работает.
      Я уже упоминал Диму и его маму Надежду Анатольевну Замшилкину, когда в Главе седьмой мы рассказывали о моги- ле барона И.А. Черкасова на кладбище Сент-Женевьев де Буа. Именно они нашли эту могилу во время своей поездки в Париж и сделали фотографии, которые мы поместили в иллюстратив- ный ряд этой главы. Маленькая семья Замшилкиных была сто- ической семьей. Судьба Н.А. напоминала судьбу моей матери. Ее муж, отец Димы, А. Замшилкин был сотрудником МВД и
      
      
      
      
      
      погиб во время учений, оставив жену с маленьким сыном. По- хоронен он в Рязани, и вдова с сыном ежегодно ездят, чтобы убраться на его могиле. Поднимать мальчика ей пришлось од- ной, с помощью своей матери. Бабушка безумно любила внука и заботилась о нем: и провожала его в школу, и встречала из школы до 6-го класса. Родом они были из Украины, из Черни- говской обл. Недавно она умерла, и ее схоронили в Москве. От нее мне достался телефон, который как-то неожиданно по- дарил мне Дима. По профессии Н.А. - медсестра, много лет работала и работает в огромном онкологическом диспансере, расположенном рядом с нашим домом. Зарплата в этом ме- дучреждении повыше, чем в других больницах, а ее нагруз- ка всегда выше ставки. И редко встретишь такую московскую семью, где интересы матери и сына так бы совпадали: книги, музыка, живопись, театр... Этим духовным интересам служат их экскурсионные поездки по странам Европы, откуда они привозили кучу фотографий, которыми Дима всегда делился со мною. Они побывали во всех крупнейших музеях Европы, во всех знаменитых театрах, и свидетельством этому являются подаренные мне подборки открыток и диски с записями клас- сической музыки. Скромные средства не позволяют им посе- щать роскошные европейские магазины, но, думаю, что будь они даже богатыми, эти бутики не увидели бы Замшилкиных в числе своих посетителей. Кажется, еще до окончания школы я передал Дмитрию свыше двухсот подборок художественных открыток русских и зарубежных мастеров, которые входили в мою огромную коллекцию, собранную со школьных лет. Зна- чительную часть этой коллекции получил Денис. Ну, а когда уже в студенческие годы начались их путешествия, я подарил Диме примерно 20 книжек из серии "Города и музеи мира", в том числе и тот "Париж" А. Моруа, о котором я упоминал выше. Эти книжки были очень популярны среди библиофилов и на "черном книжном рынке" за них платили двойную-трой- ную цену.
      
      
      
      
      
      Кстати, в этом же году я подарил множество книг, моно- графий, небольших альбомов по искусству Оле Лапенковой, ученице нашей школы, которая училась не у меня, а у Т.М. Мы были в выставочном зале "На Каширке", тоже рядом с нами, и ее рисунки и акварели, выставленные для посетителей, пока- зались мне очень искренними, но нуждающимися в бо́льшем техническом совершенстве. Поэтому я подобрал для нее почти 60 изданий, буквально, по всем временам и народам, по всем течениям и направлениям от Др. Востока и Античности до мо- дернизма и постмодернизма. Оказалось, что эта девочка еще и поэтесса, и поэзию она ценит выше, чем изобразительное искусство, особенно, в собственном исполнении. Я подарил ей 2-е издание книги сына "Дай о тебе подумать, жизнь...". В феврале 2013 г. Оля пригласила меня на свой творческий вечер в Центральную библиотеку Љ 165 им. Ф.И. Тютчева, при которой существует литературное объединение "Проба пера", - они периодически издают свой альманах "Чонгарский бульвар". Уже после своего вечера Ольга подарила нам Љ 3 это- го альманаха: "Уважаемым Татьяне Михайловне и Дмитрию Ильичу от Оли Лапенковой на добрую память! 26.03.2013". Ее вечер прошел замечательно, она читала свои стихи и про- зу, пела романтические баллады, подыгрывая себя на гитаре. Я сказал ей, что стихи у нее добротные, крепкие, и что я сде- лаю ей подарок на день рождения: подарю библиотечку сти- хотворений русских поэтов XX века. Я действительно подоб- рал для нее свыше сорока поэтических томиков с учетом всех поэтических жанров и направления, в том числе, стихи многих поэтесс второй половины 20-го в. Это очень бы пригодилось на будущее, т.к. ее стихотворениям нехватало оригинальности в смысле метрики и версификации стиха. С подобным явле- нием я встречался, когда по просьбе Е.М. Гуреева, давал кри- тический разбор творчества чапаевских поэтов, а еще позднее составлял рейтинговую оценку стихотворениям, помещенным в альманахе "Мир". Ее стихи я оценил бы в 7-9 баллов по де-
      
      
      
      
      
      сятибалльной шкале. Кроме того, в стихах Ольги Лапенковой я уловил тревожащие мотивы, о которых я хотел бы поговорить и с нею, и с ее мамой. Это были те же мотивы, которые прони- зывали поэзию Марка Белого, Ники Турбиной, Бориса Рыже- го, - поэтов милостью Божьей, трагически погибших во цвете лет. Оле исполнилось 17 лет, и Т.М. вместе с поздравлением передала ей мое приглашение, заодно сказала юной поэтессе, что я мог бы помочь в издании сборника стихов и вывести ее на более высокий уровень, чем библиотека на Чонгарском бульва- ре. Но девушка так и не пришла, - произошел случай, похожий на мои усилия с К. Гладышевой. Сейчас О. Лапенкова учиться в Литературном институте им. Горького. Дай Бог ей успехов.
      Вернусь к Д. Замшилкину. Ему я дарил все свои книги, из- данные в 2008 - 2010 гг. Он же помогал мне в компьютерном наборе статей, которые мне нужно было разместить на своем сайте, в частности, две большие статьи о фашизме, как фено- мене европейской цивилизации, переделывал режим записи дисков с песнями В. Высоцкого, распечатывал текст педагоги- ческого памфлета для рассылки по нужным мне адресам. Мы бываем изредка друг у друга в гостях, и будем надеяться, что наши отношения еще долго будут продолжаться. Кстати, мы приглашали Замшилкиных на празднование моего 70-летия в ресторан "Киликия", и они очень понравились нашим дочерям и нашей внучке. А за 5 лет до этого, в школе Љ 940 отметили мое 65-летие, и коллектив, в котором я недавно начал работать, поздравлял меня вполне искренне. Библиотекарь Г.Н. Мас- ная, глядя на нашу супружескую чету, произнесла историчес- кую фразу: "Вся Москва Вами восхищается и завидует!". Она очень искренняя женщина. Соня и Денис прислали мне тоже очень трогательные поздравления.
      В октябре 2008 г., наконец-то, вышла в свет наша книга
      "Род Черкасовых в истории России XVII - XX столетий". До этого она побывала в нескольких издательствах, которые спе- циализировались именно на такой исторической литературе.
      
      
      
      
      
      Я так и не мог понять, почему мне редакторы отвечали отказом, тем более что после издания книги в издательстве "Спутник +" на средства автора, на нее обнаружился большой спрос. Я счи- тал своим долгом предоставить экземпляр книги в Российское Дворянское Собрание, связался с вице-предводителем Москов- ского Дворянского и Российского Дворянского Собраний Алек- сандром Юрьевичем Королевым-Перелешиным и встретился с ним в их офисе на ул. Варварка, д. 14 в середине ноября. Мы долго беседовали, обнаружили некоторые дворянские роды, с которыми наши предки были в родстве. От вице-предводителя я получил в подарок Љ 1-12, 2007 и Љ 1-6, 2008 "Дворянского вестника". На предложение стать членом Дворянского Собра- ния я ответил отказом: у меня не было сохранившихся офи- циальных документов, подтверждающих дворянство. Кроме того, нужно было бы подавать всеподданнейшее прошение на имя Главы Российского Императорского Дома Ея Императорс- кого Высочества Государыни Великой Княгини Марии Влади- мировны. Мне это казалось некоторой карнавальностью. Да и надо ли добиваться обязательного членства в РДС, если ты и так с детства ощущал себя русским дворянином?
      А.Ю. Королев-Перелешин предложил мне выступить на Савеловских чтениях, которые ежегодно проводит Российская генеалогическая федерация и Историко-Родословное обще- ство в Москве. Мое выступление было бы равнозначно презен- тации нашей книги, и когда мне позвонил С.В. Думин, прези- дент и председатель РГФ и ИРО с повторным предложением, я, конечно, согласился. XV Савеловские чтения проходили 19-20 декабря в Государственном Историческом музее, - был уже конец 2008 года. Я заранее договорился о том, что со мною будут еще два человека: жена и внучка. Т.М. была занесена в списки, а вот Соню забыли, но пропустили, несмотря на стро- гости на входе. На первом заседании мы не были. Я выступал
      20.12.8. Тема чтений была "Генеалогия иностранных семей в России". О своем выступлении и реакции на него, а также о
      
      
      
      
      
      новых знакомствах, я уже упоминал во вступлении "От авто- ра" и в преамбуле "Родословной баронов Черкасовых: XVII - XXI столетия". Сама эта небольшая книжка и "Родословное Древо баронов Черкасовых и родственных им родов" были следствием Савеловских генеалогических чтений. С того вре- мени я и Е.Д. Макеева стали главными источниками сведений о баронах Черкасовых. Об этом тоже было сказано в Первой книге Второй части. "Родословную" вскоре после ее выхода в свет в августе 2009 г. я отправил по почте в Руководство РДС и в библиотеку ДРЗ. На сегодняшний день эти две книги о баро- нах Черкасовых хранятся в следующих библиотеках: Россий- ская Государственная библиотека, Государственная Публичная Историческая библиотека, библиотека Института Российской истории РАН, Всероссийская Государственная библиотека иностранной литературы им. М.И. Рудомино, в библиотеке РАН в СПб., в библиотеке МИОО, в библиотеке ОМЦ Управ- ления образованием ЮАО, в библиотеке ДРЗ, в библиотеке ДРС, в Самарской областной библиотеке, в библиотеке Са- марской Гуманитарно-педагогической академии, в библиотеке им. В. Бондаренко г. Чапаевска, в библиотеке Дома культуры г. Октябрьска. Когда эти три книги будут окончены и изданы, то, надеюсь, им найдется дополнительное место рядом с двумя другими на полках большинства этих библиотек.
      В 2008 г. РФО начало сбор средств на памятник В.С. Со- ловьеву. В вестибюле ИФ были выставлены конкурсные моде- ли памятника, шли обсуждения, и был выбран один наиболее удачный макет памятника, по мнению большинства. Во дво- ре института была положена мемориальная плита с текстом, возглашавшим, что на этом месте будет воздвигнут памятник великому русскому философу. 7.04.08 я тоже перевел через Смоленский банк одну тысячу рублей на создание памятника. В августе этого года в Москву к нам в гости приезжал Е.М. Гу- реев, член РФО, и я водил его на это мемориальное место, кото- рое так и осталось без памятника из-за различных материаль-
      
      
      
      
      
      ных и прочих проблем. С Е. Гуреевым мы побывали на могиле А.С. Солженицына, что было главной целью его приезда, а за- одно в Некрополе Донского монастыря я показал ему мемо- риал вождям белого движения, могилу П. Чаадаеву, несколь- ко других могил (полководца фельдмаршала П.А. Румянцева, например). Все эти посещения Е.М. сфотографировал. Потом мы были с ним в Храме Христа Спасителя, в Галерее Ильи Глазунова, в Новодевичьем монастыре - в Некрополе и на Но- водевичьем кладбище. На другой день с ним по Москве гуляла Т.М., а потом снова мы посетили Царицыно, Коломенское, га- лерею художника Шилова. Позднее в травелогическом очер- ке "Три ошибки Григория Грабового" в Љ 2, 2010 альманаха
      "Мир", Е.М. с определенным мистическим оттенком рассказал о своих впечатлениях. Мистика как раз относилась к посеще- нию галереи А.Шилова, где Гуреев был поражен портретом до- чери художника - Маши Шиловой.
      25.01.2008 г. у внучки Анастасии Борисовны Агровой ро- дился сын Юрий Антонович. Он - внук Бориса и наш правнук. Примерно за месяц до приезда к нам Е.М. Гуреева, я уезжал в Москву. По пути на вокзал я достал из почтового ящика пись- мо от Насти. По достаточно серьезным причинам мы с нею не виделись два года, но с нею встречалась Т.М. И вот, после дол- гого перерыва, она присылает письмо, в котором сообщает, что в ноябре 2007 г. она вышла замуж за А.С. Агрова, и что в на- чале 2008 г. я стал прадедушкой. Событие и сообщение о нем, конечно, были потрясающими. Пришлось вернуться и взять денег. В Самаре мы с Денисом, для которого Юрочка стал дво- юродным племянником, побывали в гостях по новому адресу Насти на ул. Мориса Тореза, д. 95, кв. 10. Познакомились с но- ворожденным, которому, как раз, исполнилось полгода, дали денег "на зубок". Познакомились и с мужем Насти, отцом ре- бенка, Антоном Агровым. Его интересовала история его рода, и я обещал прислать им свою книгу о Черкасовых, чтобы он имел образец исследования. В конце года я так и сделал.
      
      
      
      
      
      С тех пор мы постоянно заботились о правнуке. Ежегодно мы посылали Юрочке на день рождения посылки с игрушка- ми, книжками, лакомствами, одеждой. Детскую одежду мы и привозили, и передавали, и отправляли в больших посылках. После того, как Настя разошлась с мужем, сын остался у отца, т.к. своего жилья у Насти нет. Все заботы о нашем правнуке ныне лежат на плечах его бабушки по отцу Татьяне Юрьевне Жуплатовой, - дай Бог ей здоровья и терпения. Другая бабушка по матери, Стелла Наримбековна, занята своими детьми, бра- тьями Насти. Старшему из них, Борису, уже 15 лет, а младший, Евгений, немногим старше Юрочки. Юрочка окончил первый класс в 2015 г., они вместе с бабушкой присылают нам рисун- ки, поделки, фотографии: набрался уже небольшой альбом. В Интернете Т.М. часто находит фотографии мамы с сыном, которые выкладывает Анастасия.
      В 2009 г. с 12 по 29 июля после очень долгого перерыв я от- дыхал и лечился в санатории "Карачарово" Тверской обл. Са- наторий располагается на территории усадьбы князя Гагарина, предка сегодняшнего предводителя Российского Дворянского Собрания князя Григория Григорьевича Гагарина. В гости ко мне приезжали Таня, Вера, Соня, Денис.
      7.10.2009 г. на семинаре по глобалистике мы были вместе с Татьяной Михайловной на встрече со знаменитым индийским педагогом Джаудином Ганди. Школа, которой он руководил, существует уже свыше 50 лет при одном из крупнейших уни- верситетов Индии. Выступление индийца на английском языке переводил на русский Н. Бирюков. Речь шла о глобальном, в том числе, и религиозном, воспитании-образовании. Среди тезисов доклада, которые удалось зафиксировать, был и такой: "школа должна быть маяком для общества". Любопытно было бы на- ложить этот тезис на матрицу современной российской школы. В 2009 году я активно искал издателя для книги о педагоги-
      ке Ф. Ницше. Эти поиски привели меня в издательство "Куль-
      турная революция", которое издало том "Писем" философа и,
      
      
      
      
      
      главное, занималось таким замечательным делом, каким было издание Полного собрания сочинений Ф. Ницше в 13 томах. Это собрание повторяет полное немецкое академическое изда- ние сочинений Ницше под ред. Д. Колли и М. Монтинари. Пер- вый том вышел в свет в 2005 г., а последний - совсем недавно, в конце 2014 года. В "Культурной революции" я познакомился с главным редактором И.А. Эбаноидзе, который был мне зна- ком по прежним публикациям о Ницше в "Новом мире". Надо сказать, что на Игоре Эбаноидзе лежала основная работа по подготовке, редактированию и комментированию как преды- дущих книг Ницше, так и ПСС великого немецкого философа.
      Благодаря "Письмам" я сделал несколько важных вставок по интересующей меня теме. Теперь же в моем распоряжении оказались 7 и 8 тома ПСС, любезно подаренные мне главным редактором. Оба тома были ценны тем, что в них впервые на русском были опубликованы наброски, черновые варианты и т.п. к главному педагогическому сочинению Ф. Ницше "О бу- дущности наших образовательных учреждений" (1872). Бла- годаря этим томам, я сделал ряд существенных вставок и до- полнений в книгу. Дело, тем не менее, не шло. С Игорем мы обменивались различными виртуозными интерпретациями идей Ницше, совместно критиковали появлявшиеся в тот пери- од публикации в прессе и книги о философе, но дальше ника- ких продвижений в издании моей книги не было. Что-то Эба- ноидзе настораживало, что-то ему не нравилось в моей книге, хотя он признавал, что на те дни были зафиксированы лишь семь работ о педагогических идеалах Ницше, причем три из них принадлежали, как раз, мне. Я имею в виду публикации на русском языке. Смутно он ссылался на дефолт, который ме- шает издавать все другие книги, кроме ПСС Ницше. Он был добрым человеком, дарил мне и эти, и другие, книги, но искус- но врать не умел. Мне стало его жалко и, не вступая в объяс- нения, я забрал у него рукопись, договорился с Е.М. Гуреевым о переводе текста в электронный носитель, и отправил ему эту
      
      
      
      
      
      груду листов по почте. Он не только перевел ее на компью- тер, но и сделал макет книги, что было важно для типографии
      "Спутника +". Книга вышла в свет в начале 2010 года. Я пода- рил ее И.А. Эбаноидзе, и вместе с другими это была четвертая книга из числа моих, подаренных ему за год нашего общения. После издания "Элитарной концепции пайдейи в философии Фридриха Ницше" я больше книг не издавал. В течение пос- ледующих пяти лет я занимался исторической, философской, педагогической публицистикой, так или иначе связанной с конкретными обстоятельствами моей биографии.
      10.05.2010 г. в школе состоялось торжество по случаю 65-летия Т.М. Корнющенко. На этот раз коллектив поздравил ее вот таким обращением:
      
      С ЮБИЛЕЕМ!
      РЕШЕНИЕ ОБЩЕГО СОБРАНИЯ ПОЗДРАВЛЯЮЩИХ.
      Мы, нижеподписавшиеся, изучив все данные, приняв во внимание все факты, приняли единоглас- ное и многосогласное решение, что Вы, ТАТЬЯНА МИХАЙЛОВНА, личность неординарная, многосто- ронних интересов, прогрессивных взглядов, выдаю- щихся способностей, неограниченных возможностей, разноплановых устремлений, высокоморальных убеж- дений.
      
      На основании вышеизложенного, примите от нас искренние, всеобщие пожелания вам здоровья, любви, счастья, благополучия, процветания, везения, успехов, оптимизма, добра (наживать),жить - поживать!
      
      Решение окончательное и обжалованию не подлежит.
      Коллектив ГОУ СОШ Љ 940
      10.05.2010 г.
      
      
      
      
      
      И в 2005, и в 2010 юбилеи Тани мы отмечали в рестора- нах. Конечно, их выбирала и заказывала угощение наша Вера. В первый раз это был ресторан "Бим Боу" с "пиратским" ин- терьером. Среди гостей были приглашенная школьная подруга юбилярши Тося Рускова с мужем Юрием и двоюродный брат Тани Александр Вячеславович Нефедов. Второй раз мы соби- рались в ресторане "Иверия", оформленном под грузинский дуван. На этом торжестве были только близкие, включая Катю и Дениса. И, наконец, 10.05.2015 г. мы отметили 70-летний юбилей Татьяны Михайловны в ресторане на территории оз- доровительного центра "Рублево", где с некоторых пор в квар- тире, принадлежащей РЖД, живут Червоткины. И опять были только свои.
      С 29.07. по 15.08.2010 г. я отдыхал и лечился в санатории
      "Орджоникидзе" в Сочи. Я приехал на два дня раньше начала путевки, чтобы пожить у Лагуткиных. Люся была уже с ам- путированной ногой, передвигалась в инвалидной коляске, но чувствовала себя бодро. Старалась меня получше накормить, в их семье это было святое. Я же покупал им фрукты, пиво и рыбу Володе, с которым мы гуляли по городу в поисках ка- кого-то лекарства. Он тоже заметно прихрамывал. Еще раз я приезжал к ним из своего санатория в середине своего лече- ния. Не обошлось без ссоры с Люсей: она собрала свои вещи, которые ей были уже не нужны, в огромный тюк и заявила, что я его должен взять с собой. Иначе, дескать, Андрей и Люба все выбросят. Кроме большого тюка, был еще один сверток, поменьше. Я представил, как с этими и своими вещами буду добираться до вокзала и садиться в вагон, и взбунтовался, за- явив, что ничего не возьму. Но Люся уже не могла спокойно воспринимать чьи-то возражения, она расплакалась, началась истерика, она упала с коляски, и я, перепугавшись, согласил- ся на все ее предложения. В итоге, после последнего завтрака в санатории за мной приехал Андрей на своей машине, снова привез меня к ним, и со всеми вещами, моими и Люсиными,
      
      
      
      
      
      мы втроем поехали на сочинский вокзал. До моего вагона шли цепочкой, Володя ковылял последним, далеко от нас с Андре- ем, и я, приглядевшийся к нему за эти встречи, сказал своему племяннику: "Смотри, твой отец может уйти на покой раньше твоей матери! Ему нужно дать отдых, хотя бы на месяц, так как он находится в состоянии тяжелого утомления, и нервы у него изношены до предела!". Андрей ничего мне не ответил, а через год с небольшим Владимиру Ивановичу тоже ампути- ровали ногу, и вскоре он умер, находясь в больничной палате.
      Эти дни, в конце июля - нач. августа 2010 года, были пос- ледними, когда я видел живыми свою кузину и своего зятя. Люся еще перешлет другой тюк вещей со своей сватьей, кото- рую мы встретили поздней осенью на Казанском вокзале, - с вещами покойного мужа. И вот, благодаря ее заботам и вопреки моей строптивости, мы до сего времени носим хорошие паль- то, добротные и теплые, которые нам оказались впору. И не только пальто, но и другие вещи, принадлежащие покойным. Мы люди не гордые. Когда я уезжал, под Москвой начались по- жары в лесах. Таня пережила тяжелое время, задыхалась и от жары, и от запаха гари. Это повлияло на ее застарелую болезнь легких. А я увидел результаты лесных пожаров, когда возвра- щался домой. Особенно поразила Рязанская область. Такие же торфяные пожары под Москвой были в лето 1972 года.
      Я не смог приехать на похороны Володи по причине, о ко- торой скажу позднее. Не ездил я и на похороны Люси: мне не посоветовал приезжать их сын Андрей Владимирович Лагут- кин. Оба раза на похороны я посылал по десять тыс. рублей. Но 10 июля 2015 г. мы с Верой летали в Сочи, и в этот же день Андрей заехал за нами на квартиру, которая принадлежит Чер- воткиным, и мы отправились на кладбище. Там на общей моги- ле супругов Лагуткиных мы возложили цветы и зажгли свечи в фонариках. На следующий день с подарками и гостинцами мы приехали на старый, знакомый мне много лет адрес: на ул. Пирогова, где жили все потомки Черкасовых-Добровых-Ла-
      
      
      
      
      
      гуткиных. Я думаю, что в последний раз повидался со своими внучатыми племянниками Аней и Пашей, со своими правнуча- тыми племянниками Сашей, Настей и Ваней. Потом приехал и Андрей. Не было только Любы и Володи, второго мужа Анны, ставшей Бравковой.
      В апреле 2015 г. в Шелкове в Звездном городке умер стар- ший брат Володи Георгий Иванович Лагуткин. Люсю же последний раз живой из нашей семьи видела Таня в августе 2014 г. Она точно так же прилетела в Сочи с Верой и приезжала к Люсе одна. Впечатление у нее осталось тяжелым.
      В самом конце августа накануне нового учебного 2010/ 2011 года ко мне обратился методист Окружного методическо- го центра по истории И.А. Артасов с предложением поступить на работу в ОМЦ в качестве методиста-наставника по истории. На такое предложение, посоветовавшись с женой, я ответил согласием. Вероятно, Артасову пришла в голову такая мысль после того, как во время курсов я подарил ему только что из- данную "ИД- 2", а в кабинетах и библиотеке ОМЦ он мог увидеть другие мои книги. Позднее он даже спросил меня с недовольством: "Как вы издаете книги? За свой счет, что ли?". Я же удивленно ответил: "Почему за свой счет? Я даже гоно- рары за книги получаю! Иногда на гонорар могу издать что- то". Я подарил и последнюю книгу о педагогике Ницше - зав. лабораторией гуманитарных предметов А.В. Лукутину. Позд- нее они тоже меня отблагодарят. В итоге, после беседы с ди- ректором ОМЦ Константиновой А.М. я был принят на рабо- ту 1.09.2010 в Государственное образовательное учреждение дополнительного профессионального образования повыше- ния квалификации специалистов, окружной методический центр Южного окружного управления образования Департа- мента образования города Москвы, - именно так официально называлась эта структура московской системы образования. В СОШ-940 я остался совместителем. У меня было два класса: очень приличный 10-й, сдавший экзамены по истории и обще-
      
      
      
      
      
      ствознанию без единой "тройки, и очень слабый 11-й, кото- рый должен был сдавать ЕГЭ. Хороший класс я отдал слабому учителю, а плохой оставил себе - никто, кроме меня не смог бы этих учеников подготовить к ЕГЭ по обществознанию, ко- торый многие из них собирались сдавать. Десятиклассники на меня смертельно обиделись, но в ОМЦ поставили такое усло- вие, хотя позднее от него отказались. Впрочем, вести два стар- ших класса и работать методистом, т.е. бегать по школам, мне было бы уже тяжело.
      К этим же дням начала осени относится мое кратковремен- ное знакомство с композитором и певцом А. Градским. Ког- да-то, по приглашению В.П. Тарсукова в 1978 г., мы были на концерте Градского во Дворце спорта в Самаре. За прошедшие с тех пор годы у нас образовалось неплохое собрание пласти- нок с записями разных жанров исполнительского искусства этого музыканта: от самых ранних песен на стихи Р. Бернса до его балета "Человек" по "Маугли" Р. Киплинга. Тогда же, т.е. осенью 2010, мне стало известно о его рок-опере "Мастер и Маргарита", записанной на дисках. В музыкальных отделах книжных магазинов мне сообщили, что в их сети эти диски не продаются, и что нужно за ними обращаться к самому ав- тору. Катя помогла мне найти номер телефона, который при- надлежал офису композитора. Я позвонил, и трубку взял сам Александр Градский. Я объяснил ему, что ищу его оперу, и он недовольным тоном сказал мне, что непосредственно в день покупки нужно позвонить, узнать адрес и сразу же приехать. От разговора осталось впечатление, что я оторвал автора от ка- кого-то очень приятного занятия, и он очень недоволен этим. Тем не менее, я сделал так, как требовала установленная им не- кая конспирация, и приехал по указанному адресу. На мой зво- нок дверь открыл какой-то, явно расхристанный молодой чело- век. Узнав в чем дело, он скрылся за дверью, и вскоре вышел мужчина постарше с дискоальбомом оперы. Он был стильно и изящно оформлен и стоил 3 тыс. рублей. Владелец предложил
      
      
      
      
      
      мне и другие записи последних произведений Градского, но у меня уже не оставалось денег, да и меня они не особенно ин- тересовали. Я поблагодарил, сказал, что "в другой раз" и отра- вился восвояси.
      Возвращаюсь в Окружной методический центр, где мне предстояло проработать ровно один год. Введение должности методиста-наставника приказом руководителя Департамента образования г. Москвы О.Н. Ларионовой имело две цели: обес- печить методическую помощь молодым специалистам, работа- ющим в школах не более трех лет, и обеспечить некую допол- нительную социальную защищенность учителей, достигших пенсионного возраста. За нами закреплялись школы, в которых работали учителя еще не имеющие стажа работы, имеющие стаж в 1 и 2 года, и, в отдельных случаях, работающие уже 3-й год. Хотя по положению каждому наставнику нужно было иметь 15 подопечных, мы, десять новоиспеченных методистов, набрали каждый по двадцать человек учительской молодежи. И не зря: к концу учебного года в каждой группе учителей- предметников их число сократилось. У меня, например, оста- лось 18 человек, а, едва год закончился, уволилось еще двое. Эти молодые люди работали в школах на всем пространстве Южного округа. Мои историки и обществоведы учили детей в обычных средних школах, в школах с углубленным изучением отдельных предметов, в гимназиях, в Образовательных цент- рах, в лицеях, в кадетском музыкальном корпусе. Всего таких школ было 18, т.к. в двух школах работали четыре учителя.
      В целом это были неплохие юноши и девушки, конечно, с различной профессиональной подготовкой и с различными це- лями на будущее, а эти цели серьезно влияли и на их отноше- ние к работе. Но совсем никудышных в моей группе не было. Их профессиональная статусность была такова: 2 бакалавра, 6 аспирантов, шестеро уже были аттестованы на 12 разряд; из числа остальных несколько человек тоже готовились к пред- стоящей аттестации. Я посещал их уроки, знакомился с тем,
      
      
      
      
      
      как они ведут внеклассную работу, каков их уровень методи- ческой подготовленности, как они ведут классную документа- цию, этот бич молодых преподавателей, словом, знакомил их с тем, что образно называл "величием и кабалой педагогики". До сего времени у меня сохранились папки с документами, от- ражающими эту работу: Папка Љ 1 "Хронологическая после- довательность основных официальных документов, отражаю- щих работу с молодыми специалистами методиста-наставника Корнющенко Д.И. 09.2010 - 06.2011". В ней на первом месте находится "Памятная записка. Тезаурус необходимый инфор- мации в процессе методического наставничества молодых специалистов, преподавателей гуманитарных и общественных наук". Я составил этот тезаурус в середине сентября, исходя из своего многолетнего опыта, т.к. еще с середины 80-х годов уже был наставником нескольких молодых учителей на обще- ственных началах, поэтому эту "Памятную записку" сразу же распространили и среди других методистов. В этой же папке сводные данные анкетирования учителей в начале, середине, конце учебного года, - социологический мониторинг их де- ятельности и самооценки; затем идет подведение итогов пе- риода адаптации, количественное перечисление видов работ с молодыми специалистами; далее следуют диагностические карты, тоже сводные, выявления затруднений, самооценки, самодиагностики; затем идет мой отчет о работе, включаю- щий в себя все виды деятельности (семинары, методические совещания, конференции, практикумы, курсы, мастер-клас- сы) методиста и молодых специалистов; наконец, план рабо- ты методиста на 2011 - 2012 уч. год, который выполнять мне не довелось. Папка Љ 2 "Документы молодых специалистов, учителей истории и обществознания, в период завершения пе- риода адаптации в 2011 году". Эта папка содержит файлы всех 18 молодых специалистов, у которых я был наставником в те- чение учебного года. Файл каждого содержит: а) характеристи- ку, написанную наставником, б) анкету "Наставник о молодом
      
      
      
      
      
      учителе", в) лист "Рефлексия молодого педагога", г) три анке- ты самооценки, самоанализа и самодиагностики, д) заверша- ющий лист самооценки (только у тех, кто имеет 12 разряд), е) творческая работа по истории или обществознанию, ж) по- четная грамота (у награжденных), з) итоговые коэффициенты учебно-воспитательной деятельности, самооценки способнос- тей к саморазвитию и затруднений в работе. Если бы я прора- ботал еще один или два года, то можно было бы проследить на основании лонгитюдных исследований, как происходят те или иные изменения в деятельности молодого специалиста.
      Тем, в ком, на мой взгляд, горела искра божия, кто был на- делен творческим началом, я подарил свою "ИД- 2": Бабури- ной М.В. из КШ МК Љ 1770, аспирантке МГПУ по специаль- ности "Теория и методика обучения и воспитания (история)"; Новосельцеву Б.С. из гимназии Љ 1579, аспиранту МГУ по специальности "Всеобщая история", - он преподавал факуль- татив "Культура древних цивилизаций"; Овчинниковой О.П. из СШ Љ 983, классному руководителю педагогического клас- са, преподававшую в этом классе историю русской культуры, т.к. она имела квалификацию "учитель культурологии и исто- рии". Гимназии Љ 1569 "Созвездие", в которой работала бака- лавр Матюхина А.И я тоже подарил книгу, т.к. профиль работы школы был похож на мою "интегральную диалогику".
      Когда окончился учебный год, я от имени ГОУ ОМЦ ЮОУО ДО, наградил почетными грамотами М.В. Бабурину, А.С. Гулина, А.В. Крутилину, А.И. Матюхину, О.В. Родионову. Первоначально я был настроен на работу в ОМЦ не менее чем на три года, если здоровье позволит: до 70 лет в ноябре 2012 г., ну, и чтобы закончить учебный год, до конца августа 2013 г. Однако договор с нами заключали на один год, и до- вольно скоро я понял, что мое новое начальство легко восполь- зуется этим уязвимым положением. Тем не менее, когда нас всех немолодых методистов-наставников перевели в специ- ально построенное здание-пристрой на ул. Днепропетровской,
      
      
      
      
      
      я, с помощью жены и в одиночку, перетащил туда всю сохра- нившуюся методическую литературу по общественным на- укам, множество учебников по этим школьным курсам, по- собия по сдаче ЕГЭ и ГИА, конвалюты статей по педагогике, философии, религии, папки с вырезками по этим же наукам, наконец, свои рукописи изданных книг, которые хранились у меня в кабинете (и рукописные, и печатные тексты). Но после Нового года мне становилось все очевиднее, что, скорее всего, больше года я не проработаю. Особенно это довелось почувс- твовать, когда я попросил перенести в компьютер все мои кни- ги и статьи, а так же записи моих радиопередач на "Голосе Рос- сии". Мне это сделали методист по английскому языку Корзун С.В. и методист по химии, милая женщина Ковалевская Н.Б., у которой тоже недавно умер сын. Обеим женщинам я подарил 2-е издание книги Марка Белого.
      В целом же было совершенно ясно, что я пришелся не ко двору, особенно глуповатым руководительницам. Поэтому я не очень удивился, когда главная из них преподнесла мне уве- домление от 20.05.2011 "О прекращении трудового договора с 31.08.2011 в связи с истечением его срока". За время работы я исколесил весь Южный округ, бывал на всех станциях метро, ездил на всех номерах автобусов в тех краях, познакомился со всеми районами нашего округа, о которых раньше знал только понаслышке. Во время итоговых конференций, которые про- водил каждый методист со своими подопечными, я вынужден был часами смотреть на проекционный экран, и у меня про- изошло сильнейшее кровоизлияние в правом глазу, и мне при- шлось обращаться к окулисту, у которого я стоял на учете с 2008 г. по поводу глаукомы, а позднее и катаракты. Но, тем не менее, я считал свое здоровье вполне приличным, и подавать заявление об уходе не собирался. Было совершенно очевидно, что причиной прекращения трудового договора является не за- бота о моем здоровье, а недовольство части кондовых бывших коммунисток, и негодование руководительницы, чьи антипра-
      
      
      
      
      
      вовые и антиэтичные требования я отказывался выполнять. В моей практике это был уже не первый случай столкновения нонконформиста с конформистами. Я заявил, что буду защи- щаться и не из-за зарплаты, а из чувства собственного досто- инства. Методисту по русскому языку и литературе М.С. Кры- ловой, которая озабоченно спрашивала меня, что же я буду делать, если проиграю дело в суде, я ответил словами "Балла- ды о гвоздях" Н. Тихонова: "Зато будет знатный кегельбан!". Я совсем не ожидал, насколько точно эта фраза передаёт то, что случится со всеми обитателями "птичьего двора", как я окрестил тогда же ОМЦ. После разговора с его директором А.М. Константиновой, я пришел к выводу, что ее распоряже- ние затрагивает мою дворянскую честь, и понял, что буду за- щищаться всеми доступными мне средствами - не выходя из рамок права и морали.
      С 21.07. по 4.08.2011 года мы впервые за долгие годы от- правились отдыхать и лечиться вместе в санаторий "Прибреж- ный" на Белое озеро в Ульяновской обл. Т.М. это замечатель- ное место было памятно с детства по пионерлагерям, я же был там однажды в походе со своим классом и тоже хорошо запомнил те места. Конечно, многое изменилось за прошед- шие десятилетия и далеко не всегда в лучшую сторону, но оба- яние этого огромного озера напомнило мне, то детское чувство восхищения которое я испытывал перед нашим Кутулукским водохранилищем. Там мы встретились с нашей бывшей уче- ницей, ныне преподавателем и д. мед. н. СМУ Е.В. Авдеевой. По вечерам я работал над большой статьей, точнее, над поли- тологическим эссе "Феноменология и метафизика фашизма" для журнала "Пространство и Время" по заказу его главного редактора О.Н. Тыняновой, правнучки выдающегося исто- рического писателя и теоретика литературы Ю.Н. Тынянова. Я познакомился с нею на заседаниях философского клуба и на семинаре по методологии исследований глобалистики. Она была к. полит. н. и, возможно, с тех пор стала уже доктором.
      
      
      
      
      
      Я обратил на нее внимание на творческом вечере А. Кацуры, когда она уверенно оперировала понятиями современного ис- кусства, обращаясь к творчеству художника. Затем 27.01.2010 она делала доклад на семинаре "Суверенизация и десуверени- зация в аспекте глобалистики". Наконец, 26.06.2011, за месяц до нашего отъезда в санаторий, мы оба присутствовали на се- минаре, где выступал с докладом "Новые тенденции и формы пропаганды фашизма" Б.Ф. Калачев, тоже мне давно и хорошо знакомый. Основой его выступления была статья "Вопреки ре- шениям Нюрнбергского трибунала: новые тенденции и формы пропаганды фашизма" // Пространство и Время, 2011, Љ 2. В ходе обсуждениязавязаласьдискуссия, вкоторойякритически отозвался о некоторых положениях докладчика и О. Тынянова меня поддержала. В итоге, я получил предложение написать свою статью для ее журнала в порядке полемики с Б.Ф. Кала- чевым, в частности, показать, что антисемитизм является обя- зательным условием вызревания фашизма, с чем не все были согласны. Вот я и работал по вечерам в нашем номере, хотя на свет настольной лампы слеталась туча мошкары. Мою работу пришлось разделить на две части. Первая под первоначальным заголовком с сокращениями тех мест, которые не понравились членам редколлегии, была опубликована в "Пространстве и Времени", 2011, Љ 3, а от второй части, названной "Звезда и свастика: Советская Россия и русская эмиграция. Историчес- кое эссе", О.Н. Тынянова сумела уклониться, чего я и ожидал. Журнал находится в тесном контакте с Отделением Пограно- логии МАИ, в Редакционном совете множество лиц с воински- ми званиями, а на эту публику такие понятия как "русский фа- шизм", "сталинский тоталитаризм" и т.п. действуют как ладан на черта. При этих словах они сразу хватаются за пистолет, как персонаж известной нацистской пьесы. О.Н. была слишком зависима от них, чтобы публиковать статьи подобные моим безнаказанно. Интересно, что думает сегодня эта военщина о русском фашизме? после процесса по делу БОРНа? Д.А. За-
      
      
      
      
      
      мшилкин помог перевести эти две статьи в электронные носи- тели, и в 2012 г. они были размещены на моем сайте.
      Затем начался процесс моего увольнения из ОМЦ. Заяв- ление об уходе я отказался подавать. С 17 августа аккуратно приходил на работу в ОМЦ, садился или около исторического кабинета, или в уголке отдыха на 3 этаже, читал, но больше делал заметки, наброски, вспоминал кое-что и, таким образом, готовил каркас будущего педагогического памфлета, которым я собрался увенчать свою педагогическую карьеру. Ведь в сен- тябре 1959 г. я начал работу в школе, следовательно, мой стаж насчитывал 53 года, а если учесть время, проведенное на пен- сии, то ровно 50 лет. Таков же стаж и у Татьяны Михайловны. Вместе мы наработали 100 педагогических лет.
      После всех моих средств защиты, нулевой результат кото- рых мне был заранее известен, я приступил к тому педагогичес- кому труду, о котором размышлял давно, отказывался от соблаз- нительных предложений, но ждал, когда время постучит мне в окно. Пришел час, и оно постучало. Считаю, что памфлетом
      "Так что же нам делать?" я защищал не только себя, но и других учителей. Я подвергал беспощадной критике всю систему рос- сийского образования, предлагал решительные меры для осво- бождения школы от рабства и от лжи. Привожу полностью этот текст, т.к. он не потерял своего значения и через 3 года.
      
      Корнющенко Дмитрий Ильич
      Академик Академии Творческой педагогики, член Российско- го философского общества, Лауреат VI Артиады народов России. г. Москва, 115446, ул. Академика Миллионщикова, д. 31,
      кв. 248.
      Д.т. 8-499-612-58-76
      М.т. 8-916-642-84-85
      Адрес сайта: Библиотека Мошкова: http//lit.lib.ru/editors/k/ kornjushenko_d_i/
      Адрес сайта: РФО: www.dialog21.ru
      
      
      
      
      
      Аннотация
      В памфлете, на основе личного опыта, автор подверга- ет резкой и беспощадной критике всю систему российского школьного образования.
      Приводятся факты и цифры, неопровержимо свидетельс- твующие о тяжелейшем кризисе, охватившем школу в начале ХХI века.
      Автор предлагает решительные хирургические меры для освобождения школы от рабства со стороны чиновничества и от лжи, как системной основы её сегодняшнего образования.
      
      "Так что же нам делать?"
      
      (педагогический памфлет)
      
      "6.5. Когда ответ нельзя облечь в слова, воп- рос тоже нельзя задать словами.
      7. То, о чем нельзя сказать, следует обойти молчанием".
      Людвиг Витгенштейн.
      "Логико-философский трактат". 1921.
      
      Вместо предисловия.
      Я, кажется, сильно виноват перед российским учительс- твом за то, что долго, в течение нескольких лет, отказывался от предложений различных средств массовой информации выска- заться достаточно энергично и достаточно резко о состоянии современной школы; шире - о состоянии сегодняшней образо- вательной системы в целом.
      Причин моего уклонения от серьезных выступлений было несколько. Во-первых, я уже сказал много резко-критического в своих педагогических книгах и статьях, изданных в период последних полутора десятков лет; естественно, критика в этих работах относилась преимущественно к советской школе и к
      
      
      
      
      
      тому межумочному состоянию, которое постсоветсткая школа заняла в первые годы нового века.
      Во-вторых, именно в это время на школу и на её учителей, в частности, обрушился такой неприличный поток грязи, лжи, прямых инсинуаций и издевательств в тех же самых СМИ, осо- бенно на ТВ, что выступать на этом мерзком фоне с критикой значило невольно делить лавры с непрошенными "обличи- телями", которые, в большинстве своем, рекрутировались из бывших двоечников и троечников, или из числа тех деятелей культуры, кто в школьные годы пережил в той или иной форме конфликты со своими учителями, классными руководителя- ми, администрацией школ и т.п. В последние два десятилетия прошлого века вал этих школьных конфликтов нарастал, и у их участников, бывших школьников, и в самом деле нередко становившихся жертвами учительского самолюбия или про- фессиональной неграмотности, ставших взрослыми людьми, в соответствии с принципами психоаналитической доктрины происходил классический процесс "вытеснения прошлого", нередко связанный с не менее классическим процессом "воз- вращения вытесненного". Те из них, кто имел доступ к инфор- мационно-коммуникативным технологиям, стремились оба этих процесса объективировать. Это был типичный пример
      "реализации отложенной мести".
      "Критика", которую они вели нередко в пародийных фор- мах, коснулась лишь самых поверхностных слоев образова- тельного пространства, совершенно не проникла в сердцевину школьной системы, не раскрыла те причины, без которых не было бы тех негативных явлений, которые, особенно в худо- жественной форме, приобретали характер извращенных пред- ставлений для массового потребителя СМИ. Собственно, к бо́льшему "обличители" и не стремились.
      В-третьих, более 50 лет я сам, так или иначе, оставался час- тицей критикуемой системы образования, её крохотной струк- туры, поэтому считал себя связанным профессиональной и
      
      
      
      
      
      корпоративной этикой по сомнительному принципу: "Эта сис- тема не хороша, но это моя система". Сие не означает, что я не пытался критиковать эту систему или бороться с нею. Еще как пытался и боролся! В 1974 году, являясь директором школы- интерната и будучи соискателем при НИИ Общей педагогики академии педагогических наук (АПН) СССР, я отказался защи- щать диссертацию по педагогической аксиологии. Формаль- ной причиной было бандитское изгнание А.И. Солженицына (других средств выразить свой протест у меня не было); более глубокой причиной было наступающее прозрение: в советской школе те педагогические концепты и технологии, которые я разрабатывал в сфере гуманитарного образования, никогда не будут реализованы.
      Ответом на мой протест было увольнение и перевод в шко- лу рабочей молодежи, без права преподавания в общеобразо- вательной школе. Продолжалась эта "ссылка" 6 лет, потом я снова понадобился в качестве завуча, директора и т.п., но до конца существования советской власти оставался под подоз- рением и наблюдением, тем более, что всю жизнь я находился вне "славных рядов КПСС". Что легко прощалось другим, не прощалось мне.
      Наконец, в-четвертых. Имея некоторое представление об ис- тории педагогики, кое-что зная об отечественной и зарубежной школе, я осторожничал, чтобы не оказаться в ситуации очень хорошо проиллюстрированной английским писателем XIX века Томасом Л. Пиккоком. Друг Д.Г. Байрона и Д.П. Шелли, он в середине века написал полушутливую повесть "Усадьба Гриля", в которой один из персонажей-оригиналов в застольной беседе говорит буквально следующее: "Если всю дичь, которую несли за последнюю четверть века о всякой всячине, бросить на одну чашу весов, а ту дичь, которую городили только об образовании, бросить на вторую - думаю, вторая перевесит".
      Тот факт, сколько и какой дичи наворочено в России за про- шедшие 25 лет, - вряд ли нуждается в особых доказательствах.
      
      
      
      
      
      И совсем уж очевидна та дичь, о которой я вскользь упомянул, касаясь отражения облика школы в СМИ; но к этому пародий- ному образу следует добавить выступления правящих верхов, депутатов ГД, циркуляры и приказы от МО до методических центров, диссертации, бесчисленные статьи, книги, концеп- ции, технологии и "прочая и прочая...".
      Не побоюсь сказать, что кто-то и мои книги, статьи и дру- гие публикации по педагогике и образованию захочет безого- ворочно бросить в общую массу дичи и чуши на вторую чашу весов, которая также легко, как и полтораста лет назад, пере- весит первую.
      Тем не менее, потребность сказать кое-что свое и но- вое о наших образовательных учреждениях и их будущности (я употребляю парафраз названия знаменитых педагогических лекций Фридриха Ницше, прочитанных в 1872 году в Базель- ском университете), давно уже назревала, а случай освободил меня от всяких сомнений и корпоративных принципов, т.к. на- кануне семидесятилетия я, не совсем по своей воле, оказался вне сферы образования. Впрочем, не совсем так - правильнее будет сказать, что я оказался вне "системы управленческо-ме- тодических органов". Такой канцелярский стиль здесь более уместен, т.к. на упомянутую систему мне всегда было напле- вать, а вот исключить из сферы образования человека, прора- ботавшего в ней столько лет, имеющего некоторые достиже- ния, даже открытия (буквально на днях я получил послание из МГУ, где участники семинара в Русской школе неоплатонизма заинтересовались моей последней книгой "Элитарная концеп- ция пайдейи в философии Ницше: опыт философского иссле- дования" и предлагают сотрудничать с ними), наверное, очень трудно. Невозможно.
      В этом смысле я смело могу сказать о себе словами В.С. Высоцкого: "Мне есть с чем предстать перед Всевышним; мне есть, чем оправдаться перед ним".
      
      
      
      
      
      Притча о потерянном времени.
      Случай, произошедший со мной, заключается в том, что по условиям срочного трудового договора, предусмотренного Трудовым кодексом РФ для лиц пенсионного возраста, я про- работал один год в должности методиста-наставника молодых специалистов, учителей истории, обществознания и права в Окружном методическом центре (ОМЦ) Южного окружного управления образованием (ЮОУО) г. Москвы. Пикантность ситуации заключается в том, что вместе со мной такие же срочные трудовые договоры, на тот же срок, подписывали еще девять методистов-наставников по другим учебным дисципли- нам, но прекращение срока действия и расторжение договора коснулось только меня одного.
      Условно этот 2010-2011 учебный год я называю "притчей о потерянном времени". Не потому, конечно, что это был год полного безделья, и не потому, что, соглашаясь на эту работу, я знал заранее, что больше года она не продлится. Время было потеряно - в который раз! - из-за моих иллюзий, что я сумею воздействовать, хотя бы в узком, но важном секторе педагоги- ческого пространства, а, следовательно, и на систему образо- вания в школе + на отношения внутри этой системы. В какой- то мере это воздействие могло затронуть всю общественную систему, ибо образование - часть духовной сферы, важнейшей подсистемы общества.
      На самом деле я иллюзий не строил, чем закончится моя последняя попытка (пятая по счету), предвидел и, сообщая о своем новом статусе своему старому другу, иронически подоб- рал для своего будущего эпитафию из цикла Расула Гамзатова:
      "С неправдою при жизни в бой вступал джигит. Неправда ходит до сих пор, а он лежит".
      
      На примере ОМЦ, как центра-имитатора методической и дидактической мысли, мне, воленс-ноленс, пришлось зна- чительно расширить и без того уже очень широкий круг не-
      
      
      
      
      
      гативной информации. С данной категорией методического мелкотравчатого начальства (в прошлом, кроме методистов, были еще инспектора) я имел сомнительное удовольствие поз- накомиться еще в конце 60-х годов прошлого века. Тогда мы, директора и завучи, и учителя тоже, не церемонясь, называли их "шавками" и не зря. Но в целом их было не так уж много, за ними легко было наблюдать со стороны и кое-что вовремя пресекать. Они тоже хорошо знали рамки своих полномочий, т.к., в свою очередь, находились под железной пятой горкома или райкома КПСС.
      Сегодняшнее племя управленцев, методистов, "прове- ряльщиков", одним словом, "шкрабов" всех типов и рангов значительно, в геометрической прогрессии, разрослось коли- чественно, но отнюдь не обогатилось качественно. В опреде- ленном смысле можно не сомневаться в том, что это племя вы- растили мы, педагоги старшего поколения ("ох, мы вырастили племя!"), но ведь и наше поколение в массе своей тоже далеко не подарок. Тем более, что ОМЦ, управления, подразделения, департаменты возглавляют люди, хотя и моложе меня, но от- нюдь не "красны девицы" и не "добры молодцы". "Молодцев" вообще очень мало, а те, кто есть, стремятся занять места по- доходнее и потеплее. Феминизация школы и управленческих структур образования становится серьезнейшей проблемой: изменяется не в лучшую сторону гендерный стереотип форм обучения и воспитания.
      Когда я поделился первыми впечатлениями о своей новой службе на ниве образования, мой старый знакомый, известный философ, писатель и художник, с усмешкой прокомментиро- вал: "Вы невольно оказались в роли старого и умного, поро- дистого пса, случайно угодившего на птичий двор. Его обита- тели Вас с недоумением разглядывают, Вы пока еще делаете вид, что готовы с ними подружиться и совместно трудиться над процветанием птичника, но эта иллюзия очень скоро будет раз- рушена. Обитатели быстро разберутся в том, кто перед ними,
      
      
      
      
      
      и вот утки начнут крякать, курицы кудахтать, гусыни шипеть, индюки бормотать, - и все в унисон: это не наш! как он сюда попал? кого он из себя воображает?! Он нам будет вредить! Надо от него избавиться! А птичницы и кухарки будут недо- уменно всплескивать руками, ахать и охать, и скоро сообразят, что поскольку в суп и для жаркого Вы не годитесь, то нужно натравить на Вас местных мосек, из числа тех, кто похитрее и посмелее. Вы их, конечно, не испугаетесь, но природная брезг- ливость породы заставит Вас покинуть этот курятник!"
      Как в воду глядел мой умный друг! Все именно так и про- изошло, но с несколько измененным окончанием: я преодолел брезгливость и не ушел до тех пор, пока на последнем рубеже не разыграл "потешный бой": пока не использовал все закон- ные средства обороны, о которых заранее знал, что они меня не защитят. Нельзя же было с куриной беззащитностью отда- вать свою голову на заклание! Весь набор административных и юридических форм защиты я использовал и получил абсо- лютно ожидаемые результаты. Моя жалоба руководителю Де- партамента образования г. Москвы господину Калине с пере- числением всех нарушений: правовых, профессиональных, этических в отношении молодых специалистов и меня, ме- тодиста-наставника, допущенных в лаборатории ОМЦ, как и положено, в бюрократической иерархии, была перенаправлена начальнику Управления образованием ЮАО госпоже Минько. Эта управительница вызвала к себе директора ОМЦ госпожу Константинову; та, с помощью своих подчиненных состави- ла мне такую характеристику, что всё управление закипело от возмущения. Госпожа Минько вызывает своего субъекта юри- дической службы господина Воробьева, как раз из тех "молод- цов", которые устраиваются на теплые места, и приказывает ему составить ответный документ, который на старом совет- ско-бюрократическом жаргоне называется "запустить дуроч- ку". Такой вариант совершенно бесполезной отписки народная мудрость давно назвала "в огороде бузина, а в Киеве дядька".
      
      
      
      
      
      Я прошу обратить внимание на служебную некомпетентность руководителей лаборатории, на прямые нарушения юриди- ческих и этических норм, а мне господин Воробьёв излагает в своей "дурочке" статьи Трудового кодекса РФ, на основании которых я был принят на работу, уволен, и какие статьи ТК РФ я могу использовать для своей защиты!
      Я читал этот ответ и думал, каким же могучим интеллек- том должны обладать все трое, причастные к этому документу, если учесть, что я более 30 лет преподавал право: от ВУЗов до средних школ, и заявление-иск в суд я уже подал. На заседании суда этот же господин Воробьев представлял по доверенности своё руководство.
      Я мог легко превратить это заседание в длительное разби- рательство, хотя, с юридической точки зрения, ответчик опи- рался на нормы закона, но мне ни к чему было разрушать этот декорум.
      У меня было только одно опасение: как бы не выиграть этот процесс! Ведь в противном случае мне пришлось бы снова ра- ботать с теми же людьми, с теми же начальницами... Не ради этого я боролся! В. Маяковский в подобных случаях говорил:
      "Я лучше в баре блядям буду подавать ананасную воду!"
      
      Без моего вмешательства суд закончился очень быстро. Я выразил свое удовлетворение решением суда, чем несказан- но удивил и судью, и прокурора.
      Игра закончилась.
      Но я дал слово и себе, и другим порядочным людям, что наконец-то доставлю всем удовольствие, назвав все вещи их собственными именами.
      
      ***
      Для меня не было ничего неожиданного в том, что
      20.05.2011 я получил от руководителя лаборатории мето-
      
      
      
      
      
      дистов-наставников госпожи Мартьяновой уведомление об увольнении по истечению срочного трудового договора 31.08.2011. Уже в конце 2010 г. я такой исход предполагал. Но в то же время я предполагал, что уже упоминавшаяся Константинова предварительно пригласит меня и объяснит, по каким причинам она вынуждена расстаться со мной. Ведь эта госпожа - дама приятная во всех отношениях. Нет, это чересчур по-гоголевски. Всё-таки, по современному, вернее будет: "дама, стремившаяся казаться приятной во всех от- ношениях".
      Кстати, должен заметить, что с первых дней общения с этими дамами из ОМЦ, особенно с теми, кто не первой моло- дости, я заметил некоторую странность в их лицах. Не сразу понял, в чем дело, пока не вспомнил едкую фразу из романа
      "Мастер и Маргарита": "... девица со скошенными к носу от постоянного вранья глазами". То, что неоднократно наблю- дал М.А. Булгаков, в таком же мимическом ракурсе спокойно продолжает существовать и ныне. Проблема "быть и казать- ся", так волновавшая советскую этику, решилась сама собой в пользу последнего в постсоветскую эпоху.
      Особенно часто я любовался этим феноменом у своих не- посредственных начальниц: у уже упомянутой госпожи Мар- тьяновой и госпожи Бурцевой (вы подумайте: десять пожилых методистов-наставников, проработавших в общей сложности несколько сот лет в школах, - и две руководительницы, не счи- тая еще одной, изредка приходившей из ОМЦ, госпожи Бело- вой, действительно толковой и знающей женщины).
      Обе дамы тоже претендовали на то, чтобы выглядеть да- мами просто приятными, и их подчинённые-женщины делали вид, что это на самом деле так.
      Так вот, г-жа Константинова Альбина Михайловна (роди- на должна знать своих героев и героинь по именам!), вовсе не собиралась приглашать меня на душещипательную беседу, но я не мог отказать себе в удовольствии кое-что объяснить ей.
      
      
      
      
      
      В подобной ситуации А.С.Пушкин говорил: "Он думает, что я простой титулярный советник, а я, признаться, кое-что другое о себе думаю".
      Встретиться со мной директору ОМЦ всё-таки пришлось. И причину увольнения, одного из всех, подписавших срочные договоры, она тоже назвала, но не сразу. Объяснение она, было, начала с сакраментальной фразы о том, что я должен бы быть ей благодарным, видимо, за то неслыханное счастье, что по её милости я был удостоен участия в высоко-интеллектуальном и творческом процессе скотного, пардон, птичьего двора.
      Но, увы! Слишком богатого опыта набрался я за полстоле- тие общения с "крапивным семенем", как испокон веков на- зывали чиновничество всех рангов на матушке-Руси. Момен- тально я безжалостно пресёк её попытки покрасоваться своим благородством и филантропией и, изобразив бурное возмуще- ние, в наиболее популярной форме объяснил ей, что не я , а, она, госпожа Константинова, должна быть мне благодарна за то, что в школах округа, как мне говорили, впервые увидели интеллигентного, широкообразованного, досконально знаю- щего методику и дидактику предметов и все школьные пробле- мы методиста и старого педагога, хорошо понимающего все те ситуации, в которые школы вовлечены совсем не по своей охоте.
      И.т.д., и.т.п. Жаль, что при этом драматическом моноло- ге не присутствовали великие актёры прошлого: Ричард Бёр- бедж, Дейвид Гаррик, Эдмун Кин, Томмазо Сальвини! Они бы оценили мой пафос и патетику!
      Однако вместо них в кабинете сидела приглашенная ди- ректором г-жа Бурцева Оксана Ивановна (ещё одна героиня, чьё имя должно быть широко прославлено). Мы, методисты- наставники, только к концу учебного года разобрались в том, кто есть кто. Госпожа Мартьянова - руководитель лаборатории и, видимо, в табеле о рангах она занимала самое верхнее мес- то, т.к. её кабинет был самым удобным и оборудованным, но
      
      
      
      
      
      посещала наше методическое заведение она совсем редко. Гос- пожа Бурцева была рангом пониже, заведующей лабораторией. Видели мы её тоже не часто, толком она ничего не дела-
      ла, занималась коллекционированием примитивных, никчём- ных бумажек, которые мы же ей поставляли, нередко путалась в них, искажала информацию. В школе у неё была хорошая нагрузка учителя химии, поздней осенью она купила дачу, поэтому в апреле-мае мы её видели только на итоговых ме- роприятиях, которые проводили сами, да ещё на конферен- ции методистов-наставников совместно с методистами ОМЦ 26.05.2011. В июне же до ухода в отпуск 23.06. я ни разу не ви- дывал ни ту, ни другую любимую начальницу. Возможно, они обе выполняли ответственное методическое поручение ОМЦ, или управления.
      Но, чтобы напакостить мне, они обе нашли и время, и место.
      Так вот, поглядывая на две несколько озадаченные женские физиономии, и извергая филиппики на их некомпетентность, незнание школоведения, на нарушение ими правовых, профес- сиональных этических норм, я думал про себя: "Боже мило- сердный! Ведь я, гордящийся тем, что за моей спиной стоят восемь поколений русской дворянской интеллигенции, при нормальном ходе российской истории не только слова бы их не удостоил, но и дальше прихожей бы не пустил! Ведь это же, как говорил Ф.Ницше, неудачные дети природы, кухаркины дети, потомки тех самых кухарок, которым большевики разре- шили управлять государством с 1917 года! За что ты, Господи, покарал меня, заставив объяснять этим бабам, что белое - это белое, а чёрное - это чёрное?! Они же всё равно не захотят тебя понять, т.к. всё уже давно решено заранее".
      Наконец, понявшая, что её сценарий не совсем удался, моя бывшая главная патронесса подобрала слова, которые она счи- тала наиболее подходящими для сего случая. Одним словом, разрубила гордиев узел. "Вы неадекватны должности методис-
      
      
      
      
      
      та-наставника!". Вот, дескать, как учёный, Вы были бы на мес- те, а наставлять молодых учителей истории, учить их методике преподавания Вы не можете.
      Вот на этом этапе нашей увлекательной беседы, я, при- знаться, несколько опешил. Много мне случалось слышать об- винений в свой адрес, но никто никогда не сомневался в моей компетентности, напротив, обнаруживая у меня нечто несов- местное с советской школой, никто из администраторов не мог упрекнуть меня в том, что я только что услышал. У Чехова есть такое наблюдение: мужская логика может допустить, что дваж- ды два - пять; женская логика может утверждать, что дважды два - стеариновая свеча. Видимо, с таким вариантом логики я и столкнулся.
      Десятки лет я проработал в школе, прежде всего учителем, но и на всех школьных административных должностях, десять лет был руководителем городского методического объедине- ния учителей истории, был наставником молодых специалис- тов в 80-е годы, провёл множество открытых показательных уроков и для учителей школ, в которых работал, и на городс- ких, областных семинара; чуть ли не с начала введения ЕТС имел квалификационную высшую категорию; создал концеп- цию и разработал технологию элитарного гуманитарного об- разования, изложенную в трёх учебно-методических пособиях (которые, кстати, имеются в кабинетах и библиотеках ОМЦ и МИОО), написал и опубликовал много книг и статей педагоги- ческого и психологического содержания, книги историческо- го, философского, культурологического характера; был избран академиком Академии творческой педагогики, имею почётное звание Лауреата VI Артиады народов России, Национальным Артийским комитетом России официально признан "масте- ром", многолетний член Российского философского общества; хорошо известен в академических НИИ РАО, в Институте Фи- лософии РАН... Что-то я, наверняка, забыл - и - да простит меня читатель за это невольное хвастовство.
      
      
      
      
      
      И вот эта, скудноватая во многих отношениях особа, вкупе со своими клевретами, решает, что человек, всю жизнь посвя- тивший педагогике, не способен в далеко не образцовых шко- лах Южного округа быть наставником молодых учителей.
      Что это: глупость или продажность? Или внезапно охва- тившей директора ОМЦ бред самодурства? Даже сейчас, когда я пишу эти строки, спустя несколько месяцев, мне становится смешно, но и стыдно за неё.
      Но вот в одном госпожа Константинова была права. Не случайно одну её фразу я привожу как прямую речь, т.к. счи- таю её высшей оценкой своей личности со стороны человека, мне глубоко чуждого. Вы читатель, вероятно уже догадались, о какой фразе идёт речь? Верно: "Вы неадекватны должнос- ти методиста-наставника!". Наверное, у меня в тот момент появился нехороший блеск в глазах, т.к. я почувствовал некий духовный и душевный подъём: "Из уст твоих хула достойных хвал венец!". Всё-таки хватило совокупного ума птичниц и ку- харок, чтобы понять, что я "не их человек", и никогда не был и не буду. "Неадекватен" я не какой-то паршивой должности методиста-наставника, а всему тому, что вы называете центром методической работы и многому другому. Вашей посредствен- ности, вашим скудельным потребностям и интересам, ваше- му убогому примитивизму, вашему фантастическому бескуль- турью.
      Если бы я услышал, вдруг, противоположное, то мне оста- валось бы только преждевременно ложиться в гроб, как любо- му нонконформисту, которому с улыбкой бы сообщили, что он удивительно адекватен сообществу конформистов.
      Строго судить мне нужно самого себя. Снова я попал в место, где начал метать бисер. Бисеринки успели подобрать немногие, а всё остальное втоптали в грязь. Как там у Высоц- кого? "Не надо подходить к чужим столам и отзываться, если окликают". Что ж, гордись своим очередным поражением! Бы- вают случаи, когда поражение оказывается сильнее победы.
      
      
      
      
      
      Возблагодари же сидящую перед тобой особу за то, что тебя отсекают, как ненужную сущность, т.к. уже почувствовали, ка- кую опасность ты можешь представлять только одним фактом своего существования в этой среде, в которой нужно подчи- няться ущербным людям с "несчастным сознанием".
      Читатель, возможно, решит, что столько экспрессии, иро- нии, сарказма, патетики, в моём рассказе вызваны моей зло- стью, местью своим бывшим коллегам из-за обиды, досады и.т.д.?
      В том-то и дело, что нет! Я досадую на себя, что не ис- пытываю ни малейшей злости на этих людей и не могу даже представить их своими врагами. Воланд у Булгакова говорит:
      "Мне как-то не к лицу - фокусы делать!". Вот и мне как-то не к лицу иметь врагов такого сорта, да ещё мстить им. Помило- сердствуйте! Ох, эти сорта, эти ранги!
      
      ***
      Познакомившись поближе с составом группы методистов- наставников, я убедился, что оказался среди так называемо- го "золотого фонда российского учительства". Внутри такой маленькой группы за крохотным исключением есть и заслу- женные учителя РФ, и почётные работники образования, и отличники народного просвещения, и орденоносцы с медале- носцами, и лауреаты разновеликих конкурсов .... Вскоре мне вспомнилось стихотворение А.К. Толстого о главном почтмей- стере С-Петербурга бароне И.О. Велио:
      - Разных лент схватил он радугу, Дело ж почты - дело дрянь; Адресованные в Ладогу,
      Письма едут в Еревань. -
      
      В те же дни я просмотрел огромный фолиант "Педагоги Москвы", т.1., 2007. Картина ещё радужнее! Создается впечат- ление, что в стольном граде вообще нет учителей без какого-
      
      
      
      
      
      нибудь звания, без участвования в каком-нибудь конкурсе, без какой-нибудь наградной побрякушки, без получивших какой- нибудь грант. И все эти заслуги имеют не только моральный капитал, но и материальный. За многие из них платят, и вполне весомо. Есть немало учителей, имеющих по два, даже по три высших образования! Это-то как раз не вызывает ни восхище- ния, ни удивления. При той системе вузовского образования, когда свыше 50% университетов, академий, институтов не удовлетворяют требованиям норм даже российского высшего образования, а главный и лучший вуз страны МГУ в миро- вом рейтинге из 500 университетов занимает 167 место, легко можно представить осуществлённое всеобщее высшее образо- вание, а для желающих не только два-три, но и пять высших образований. Были бы в запасе деньги и дубовая задница.
      Любовь к многотитулованию, помимо упомянутых ма- териальных причин, имеет серьёзное культурологическое и антропологическое объяснение. Знаменитый норвежский пу- тешественник и учёный Тур Хейердал в своей ранней книге
      "В поисках рая" рассказывает, как ему пришлось несколько месяцев прожить среди племени пигмеев Тропической Афри- ки. Его удивило, что эти маленькие люди, каждый, имеют по множеству имён, а у старейшин и вождей племени число имён доходит до полусотни и более слов. Он стал расспрашивать об этом феномене пигмеев. Они не очень охотно шли на подобные разговоры, но, в конце концов, Хейердалу удалось получить исчерпывающее объяснение: "Мы - маленькие люди и наши духи могут нас не заметить, не узнать, не помочь нам. Но когда мы произносим наши длинные имена, особенно вождей и жре- цов, то духи прислушиваются и думают о нас, что мы большой и могущественный народ. Они охотно принимают наши жер- твы и помогают нам". Хейердал с иронией комментирует, что он наконец-то понял, почему в Европе так любят пышные и многоречивые аристократические титулы, а учёные всегда пе- речисляют после своего имени все свои звания, научные сте-
      
      
      
      
      
      пени и награды. Вероятно, эта страсть к титулованию является своеобразным культурным атавизмом.
      Но вспомнилось мне и другое. В 1994 г. в книге "Интег- ральная диалогика: попытка новой технологии гуманитарного образования" я писал о "первых учениках" советского учи- тельского корпуса. Мне тогда вспомнился маленький диалог на последних страницах знаменитой пьесы "Дракон" Е.Шварца. Генрих, способный предавать всех и вся, ради своего благопо- лучия, предлагает вновь вернувшемуся Ланцелоту список пре- ступлений своего отца-бургомистра:
      - Ланцелот. Замолчи!
      - Генрих. Но позвольте! Если глубоко рассмотреть, то лич- но я ни в чём не виноват. Меня так учили.
      - Ланцелот. Всех учили. Но зачем ты оказался первым учеником, скотина такая?
      Всех учили быть преданными КПСС, быть идеологичес- ки стойкими, верить в торжество идей коммунизма. Конечно, учитывались профессиональные и деловые качества, но их уровень определялся администрацией городского, районного, школьного уровня. Личная преданность и покорность адми- нистрации решала всё.
      По долгу службы мне пришлось написать несколько десят- ков характеристик-представлений на всевозможные звания и награды (на меня не написал никто и я горжусь этим: на меня писали доносы). Вот эти-то учителя, кто рвался в "первые ряды", в итоге и становились "первыми учениками".
      Талантливых, отмеченных искрой Божьей, стремящих- ся к подлинному мастерству, обычно строптивых и несоглас- ных учителей-нонконформистов в ряды "первых учеников" пропускали крайне редко. Поскольку первые ученики всегда владеют добротным педагогическим ремесленничеством, в котором ошибиться очень трудно, на них вешаются дополни- тельные награды и прочие реально выгодные поощрения. Они всегда готовы действовать по принципу "чего изволите-с?", не
      
      
      
      
      
      задумываясь над тем, какой вред может принести очередное бездумное предложение начальства. Им бы лишь сохранить свой престиж и имидж "мастеров педагогического труда", вместе со связанными с ними благами.
      Ошибаетесь, господа! "Педагогическое мастерство" - это нечто совершенно другое и очень редкое. Этот термин бо- лее сорока лет назад в научно-методический аппарат совмест- но ввели выдающийся педагог, учёный, писатель и художник, известный всему миру Ю.П. Азаров и я, его скромный ученик. А всё, что вы называете "педагогическим мастерством" -
      это осетрина второй свежести; вспомните М.Булгакова.
      Тип людей "чего изволите-с?" великолепно выписал М.Е. Салтыков-Щедрин в "Истории одного города". Впрочем, зачем же я рассыпаю перлы своего негодования? Ведь мы, по- прежнему, живём в городе Глупове, мало что изменилось! Разве что названия партий, да увеличилось число "ретивых началь- ников". Вообще-то, некоторые из них напоминают "Топтыги- на на воеводстве": от него "кровопролитиев" ожидали, а он чижика скушал.
      
      Известный учёный и писатель Д.Г. Левитес в книге "Для чего существует школа" пишет, что, по его наблюдениям, со- тни и тысячи учителей, несмотря на трудности бытия, и быта, достойно несут свою миссию. "Тем не менее, за десятилетия своей самоотверженной деятельности они не только никогда не удостаивались звания "Учитель года" и никогда не смогут его получить, но с какой-то, непонятной брезгливостью стара- тельно избегают этой "почести".
      Он же: "Ещё куда ни шло, если бы соревновались те, кто лучше обучает основам наук, но тогда и победитель подобного конкурса должен называться не "учитель", а "преподаватель" года. Учитель - это уже другая профессия, другой мир. Но и это недопустимо: современная дидактика настолько тесно смыкается с теорией воспитания, что сегодня такое деление на
      
      
      
      
      
      "учителей" и "преподавателей" для общеобразовательных уч- реждений становится опасным заблуждением <...>,
      А может быть, именно потому среди участников конкурса так мало опытных учителей, что настоящий учитель и "учи- тель года" - это не всегда одно и тоже?".
      
      Среди методистов ОМЦ есть двое молодых мужчин, ко- торые содействовали моему поступлению на работу мето- диста-наставника. Самому мне никогда бы такое в голову не пришло, а они, возможно, до сих пор свои головы ломают: как же мы совершили такую глупость? Их фамилии я не буду называть: если прочитают памфлет, сами догадаются, кто есть кто. Один из них как раз является победителем конкурса
      "Учитель года" (не помню, какого). Я и знать об это ничего не знал, пока не побывал в его кабинете, где на почётном месте висел в рамке диплом победителя конкурса, а рядом на сте- не множество грамот, других дипломов и.т.д.. Любопытный социальный факт, между прочим. Как "денежка бежит к де- нежке", так и главная награда становится тем магнитом, к ко- торому центростремительно мчатся, "сломя голову", другие награды, помельче рангом. Как правило, потом происходит некий зигзаг и появляется другой магнит, ещё более повыша- ющий статус обладателя наград.
      У меня зарябило в глазах, и я по правилам административ- ного камильфо стал лицемерно восхищаться этим "иконоста- сом", заслуженным артефактом его владельца. Но в голове ли- хорадочно вертелся вопрос: "Да что же мне это напоминает?". Наконец, вспомнил: знаменитую сцену из "Бесприданницы" А.Н. Островского, когда гости, приглашенные на свадьбу Ка- рандышева и Ларисы Огудаловой, рассматривают обстановку в квартире жениха и видят множество дешевого, плохонького оружия, развешанного на ковре, как в домах аристократов.
      Жениха спрашивают: "Это что за бутафория?". Он отвеча- ет: "Какие бутафорские вещи? Это турецкое оружие".
      
      
      
      
      
      Паратов: Так вот кто виноват, что австрийцы турок одо- леть не могут.
      Карандышев: Как? Что за шутка? Помилуйте, что это за вздор? Чем я виноват?
      Паратов: Вы забрали у них всё дрянное, негодное оружие: вот они с горя хорошим английским и запаслись.
      Вышеватов: Да, да, вот кто виноват? Теперь нашлось! Ну, вам австрийцы спасибо не скажут".
      И когда я вспомнил эту сцену, мне стало по человечески жаль этого неплохого методиста, но тщеславного, с комплек- сом сверхполноценности, невольно приближающемуся к рубе- жу, к знаменитости "принципу Питера": достижению предела своей некомпетентности. Его любимое занятие: по делу и без дела заглядывать в кабинет патронессы и предлагать различ- ные проекты, выполнять которые будет не он. Польза от него дискуссионна.
      Другой методист - трудяга, втайне недовольный тем скром- ным местом, которое он занимает.
      Стремится всё исполнять сам, уверенный, что другие сде- лают хуже. И очень не любит, если кто-то предложит свой ва- риант решения вопроса. Властью, которая ему дана, делится с другими очень ревниво. Кстати, власть у него не такая уж ма- ленькая. Ему мешает противоположный комплекс неполноцен- ности. Сочувствуя ему, я протестировал его на поле отношений с молодыми специалистами. За внешней доброжелательностью к ним прячется червоточина: почти у каждого он обнаруживает что-то нелестное и внутренне радуется этому. Разговаривает с ними так, что молодые люди, особенно девушки, после этого обращались ко мне с вопросом: "Кто он такой? Почему он так себя ведёт?".
      Тем не менее, он не бездельник-имитатор, дело своё зна- ет, но злопамятен. Мне однажды пришлось сильно отругать его по телефону за то, что, не зная броду, он лезет в воду. В дальнейшем это сыграло свою негативную роль. Оба упо-
      
      
      
      
      
      мянутые лица видели себя на более высокой ступени слу- жебной иерархии, нежели я, и ждали от меня соответствую- щего поведения. Я же, очень быстро поняв, что они собой представляют, ни в малейшем общении с ними не нуждался, просто забыл об обоих. Они в долгу не остались и исправи- ли свою первоначальную ошибку, признав, что я не адеква- тен должности методиста-наставника. Ещё бы! Был прямой смысл: вопреки приказу Департамента образования функции методиста-наставника были переданы двоим или троим мето- дистам по истории, значит, каждому - по хорошему денежно- му куску.
      
      ***
      В этой части памфлета я дал несколько эскизных портретов из среды высшего и среднего руководства ОМЦ, методистов, руководителей школ. В возникновении и функционировании этих субструктур, впрочем, как и остальных, блестяще прояв- ляется действие таких закономерностей, как "законы Паркин- сона", "законы Мэрфи", "принцип Питера".
      Когда-то знающие, наблюдательные, остроумные предста- вители англосаксонской цивилизации вывели эти законы на основании многолетнего изучения разнообразных корпоратив- ных систем. Объединяет эти законы один, но важнейший при- нцип: они действуют не благодаря естественному отбору, при котором ответственно-руководящие места занимают лучшие, компетентные представители чиновничества ("веберовская бюрократия"), а на основании антиестественного или проти- воестественного отбора, при котором эти места занимают худ- шие, некомпетентные или вообще "никакие" люди. Так, - ин- фузории.
      За действием этих законов я наблюдал давно, ещё в луч- шие годы советской педагогической бюрократии.
      Но надо признать, что уменьшение ступеней контроля в подборе кадров в постсоветское время позволило в современ-
      
      
      
      
      
      ных условиях проявляться действиям этих законов особенно ярко.
      Отвлекусь на время от обожаемого ОМЦ и покажу чита- телю одну из школ, с которой я был связан несколько лет, как внештатный сотрудник лаборатории философии образования НИИ теории и истории педагогики РАО.
      В этой же школе я несколько лет вёл часы истории и обще- ствознания, права в 9-11кл.
      Ранее школу возглавлял директор-мужчина, с которым считались все: учителя, родители, ученики.
      Он имел опытных заместителей, которых подобрал сам. Школа имела высокий статус, в профильные классы по матема- тике, физике, экономике приезжали на занятия старшеклассни- ки со всей Москвы, т.к. предметы вели преподаватели МИФИ. Затем директора по каким-то причинам "ушли", а вскоре, уже по своим причинам, ушли и опытные замы.
      На посту директора оказалась женщина, которая уже сде- лала первые шаги на пути принципа Питера. А в чём суть
      "принципа Питера"? Суть его вкратце заключается в следую- щем: во всякой иерархии каждый служащий имеет тенденцию достигать своего уровня некомпетентности. Наш мир, считает Питер, это мир воинствующей некомпетентности. Если чело- век успешно справляется со своими обязанностями, его счи- тают подходящей кандидатурой для выдвижения. После ряда выдвижений, он достигает уровня, где обнаруживается его не- компетентность, т.к. его новые обязанности оказываются ему не по силам.
      Больше его не повышают, но он остается на том же месте, куда попал, хотя с обязанностями своими по-прежнему спра- виться не в состоянии.
      Процесс этот приводит к тому, что большинство долж- ностей заняты людьми некомпетентными, остающимися на своих постах до ухода на пенсию. О достигших своего уровня некомпетентности служащих говорят, что он попал на Плос-
      
      
      
      
      
      когорье Питера и им присваивается Нулевой коэффициент Продвижения.
      Доктор С. Питер - школьный учитель и психолог, ставший профессором методики преподавания в Южной Калифорнии во второй половине 60-х годов прошлого века. Он начинает свою книгу с примеров некомпетентности, собранных им в школах; повествует о директорах, учителях и администраторах в сфере образования. Некомпетентность этих людей заключа- ется не только в том, что они чего-то не знают, но они даже не знают, что этого не знают и не хотят знать о своём незнании. Доктору С. Питеру принадлежит также знаменитый афоризм:
      "Эскалация усилий в области образования способствует ус- корению процесса деградации".
      Доктор С. Паркинсон подтверждает справедливость его суждения для Калифорнии, где впервые система разбавления сливок образованности достигла своего логического заверше- ния.
      Ещё с большим основанием мы можем подтвердить спра- ведливость этого афоризма для всей системы российского об- разования сегодняшнего дня.
      Те, кто могут преподавать, преподают; те же, кто не может, учат учителей, как учить других учителей искусству обучения. Те же, кто не может преподавать и не может учить учителей, учат тех, кто учит других учителей искусству обучения.
      Это братство "методистов" (осмелюсь даже назвать их
      "методологами") есть своего рода государство в государстве, где собрались люди, посвятившие себя изучению Ничего.
      Я думаю, что не нужно большого интеллектуального на- пряжения, чтобы с легкостью примерить основные составляю- щие этого "государства в государстве" на российскую "службу методической помощи". Они будут сидеть на ней, как влитые. Однако мы не в Калифорнии, а в России, и "принцип Пите- ра" принял у нас совершенно российскую форму. И форма эта такова: как только человек на своём месте достиг предела
      
      
      
      
      
      некомпетентности, он немедленно продвигается вверх по иерархической лестнице. И не только в системе образования. Вернёмся к нашей школе. Новый директор, уже освоившая главные аспекты "принципа Питера", год от года увеличивая свою некомпетентность, в течение трёх лет разваливала школу. Чего только она не делала для этого! Но школа, вопреки всему, очень многое утратив, всё ещё держалась. Тем временем уро- вень некомпетентности директора стал зашкаливать, она уже попала на Плоскогорье Питера. Добрые люди из числа чинов- ников ЮОУО, которые о процессе распада прекрасно знали, моментально пришли на помощь... и мигом перевели её на должность методиста Управления. Добрая начальник Управле- ния госпожа Минько назначила её специалистом по различным формам образования. Учителя покинутой ею школы долго сме- ялись, но это был смех сквозь слёзы, т.к. теперь бывшая дирек-
      тор стала чиновницей и учит тех, кто учит других учителей.
      Этого она всеми силами и добивалась.
      А школа? Свято место пусто не бывает. На должность но- вого директора Управление назначают даму, которой даже не надо было на новом месте достигать уровня некомпетентнос- ти. Она его уже достигла заранее, и за два года она с успехом завершила то, что не смогла её предшественница: школа ока- залась в состоянии полного коллапса, превратившись в нечто среднее между школой для дефективных детей и заведением для детей с девиантным поведением. Школа потеряла свой номер, что в былые времена было равноценно утрате боевой частью своего знамени. В виде весьма сомнительного довеска то, что осталось от школы, пристегнули к недавно образовав- шемуся Центру Образования. Родители учеников сокрушенно сравнивают это место обучения своих детей со школами в бед- нейших районах Гарлема в Нью-Йорке.
      А директриса? Здесь же, продолжает заведовать руинами. А школа? Развал продолжается, по ряду признаков с ещё боль- шим успехом.
      
      
      
      
      
      Всего лишь на одном примере я показал, как в системе рос- сийского образования действует "принцип Питера". Не буду касаться других знаменитых законов: их может обнаружить любой, кто продержится в этой системе хотя бы два-три года (если захочет о них узнать).
      
      ***
      В нашем отечестве не менее популярен ещё один старо- давний принцип. Назову его "синдромом Фамусова". Помните знаменитую комедию А.С. Грибоедова?
      "Как станешь представлять к крестишку ли, к местечку -
      Ну, как не порадеть родному человечку!.."
      
      На языке римского права такое русское кумовство назы- вается непотизмом - замещение по протекции доходных или видных должностей родственниками, "своими людьми", "дру- зьями по службе", по знакомству и.т.п.
      Именно по такому "фамусовскому синдрому" подбира- лись кадры методистов-наставников. Все в той или иной сте- пени известны начальству ОМЦ и Управления, в том числе по совместной работе, знали друг друга по работе в прошлом, или по знакомству.
      Чужим был только я: если я и знал 1-2 человек в ОМЦ, то лишь на официальном уровне.
      Не могу утверждать о своих бывших коллегах, что это были случайные, некомпетентные люди. В возрасте от 55 до 74 лет, со стажем преподавания от 30 до 50 лет уж чему-нибудь хорошо научишься в различных формах учебно-воспитатель- ного процесса. Но уровень общей культуры! Я достаточно дол- го работал и в сельских, и в провинциально-городских школах, чтобы иметь право на сравнение московских и не столичных учителей-ветеранов. И это сравнение не в пользу первых. Кста- ти, то же самое можно сказать об общих вопросах методики и дидактики. Ох, как далеки эти неплохие женщины-учителя
      
      
      
      
      
      от знания школоведения и всех сопутствующих ему аспектов! А ведь довольно значительная часть их была и методистами, и инспекторами, и директорами, и завучами. Конечно, возраст делает своё дело, но постановка и решение педагогических за- дач так и заставляет меня вспомнить уже упоминавшийся пос- тулат: они не только не знают, они не знают, что этого не знают. Разумеется, необходимо сделать поправку на тот факт, что ру- ководство группой наставников оказалось в руках людей, чей средний уровень был ещё ниже.
      Если я пытался, иногда сознательно, разговаривать с ними о книгах, музыке, театре, живописи, в конце концов, о той же педагогике, то встречал не только непонимание, но и подозре- ние. Я делаю исключение лишь для двух-трёх человек, кото- рые заметно отличались от остальных коллег.
      Наиболее высокие "духовные интересы" проявлялись в об- мене мнениями по поводу очередных матримониальных пла- нов А.Б. Пугачевой, или по поводу внебрачных связей лиц из высшего руководства Москвы. Проработав всю жизнь в женс- ких коллективах, руководя ими, я приучился снисходительно относиться к этим нормальным и привычным женским сплет- ням, без них не проживёшь, если хочешь, чтобы тебя принима- ли, как "свою"; но упомянутые мною две-три женщины, как правило, в таких разговорах не участвовали.
      Но было и нечто другое, что не казалось мне привычным и простительным, следовательно, я имею твердое убеждение, что так себя вести не следует. То, о чём я хочу сказать, как раз и является прямым следствием непотизма.
      Угодничество, раболепство, рептильность, холопство. В социологии эти человеческие качества называются одним словом - сервилизм. Стремление раба угодить господину. Вначале я смотрел на это, как на привычную робость немо- лодых женщин-учителей перед начальством (да было бы "на- чальство"!). Но во всей красе эти качества моих уважаемых коллег проявились в период подготовки к проведению Но-
      
      
      
      
      
      вого года. С каким-то непонятным сладострастием обсуж- дался главный вопрос: что подарить четырём начальницам? Когда я стал оценивать такое намерение в вышеупомянутых категориях, которые не украшают цивилизованных людей ХХI века, мне ответили, что так было всегда! Вот уж не знал! Пришлось дать историческую справку о холуйстве. Холуями называли русских князей, приезжающих с подарками к велико- му хану и его женам-ханшам в Золотую Орду. В среде ханш и родилось это словечко, на тюркском наречии: "холуй" - прино- сящий подарки. А почему приносили? Чтобы домой вернуться с головой на плечах и с ярлыком на княжение в руках. Так что князей можно было понять. Но как понять наших мудрых сов- ременниц, учивших детей добру и бескорыстию?
      Впрочем, позднее я их всё-таки понял. Кстати, опять же две-три женщины были согласны со мной.
      Дело было не просто в подарках, а в благодарности за то, что их взяли на эти должности. Ведь недаром госпожа Конс- тантинова хотела мне сказать, что я "должен быть ей благо- дарен".
      За что? Я так и не узнал, но думаю, как раз за это. За за- рплату почти в 35 тыс. рублей (а у тех, кто со всякими зва- ниями и наградами и вовсе в 50-60 тыс). Это ведь не жалкая учительская пенсия! Люди чувствовали себя психологически зависимыми от милостей руководительниц и благодарили, чем могли. Собирали деньги на подарки и на 8-е марта, а уж пиком этого холуйства был сбор денег на 65-летний юбилей директо- ра Константиновой. "Мы ей сделали подарок живыми деньга- ми!" - так было сказано сборщицей дани. И деньги-то не Бог весть какие, их не жалко, но почему же мне до сих пор стыд- но? Потому, что в древнейшей книге, с которой началась наша иудео-антично-христианская цивилизация, было рассказано о продаже первородства за чечевичную похлебку.
      Критерий оценки личности выражается такой фразой:
      "У неё всё есть!" - Это о госпоже Мартьяновой, по слухам,
      
      
      
      
      
      бывшей до прихода в нашу лабораторию заместителем пре- фекта какого-то округа. Ещё раньше она была директором школы. Если всё совпадает, то можно не сомневаться, что у неё действительно "всё есть". "Она недавно купила дачу, только о ней и думает!" - это о госпоже Бурцевой. Я предложил ку- пить ей в подарок дюжину садовых гномов. Отвергли. И так далее.
      В самом начале работы на совещаниях можно было слы- шать от "лидеров": "Нам же за это деньги платят!" - несколь- ко позднее произошла смена местоимений: Вам же за это де- ньги платят!".
      Частые разговоры о деньгах, праздничные пожелания о миллионах, подарочные сувениры с намёком на будущую кучу денег... Видимо, забыли прекрасные дамы, что учили своих питомцев разумному, доброму, вечному... Видимо, забыли, что говорил Ф.М. Достоевский о русских мальчиках, которым
      "важно не миллион нажить", а мысль разрешить". Нет сегодня в России таких мальчиков? Врёте, есть!
      Я часто вспоминал ещё более сложный аксиологический уровень проблемы, знаменитую дилемму Эриха Фромма:
      "Иметь или быть".
      В России она традиционно решалась в пользу "быть", ныне же, увы, люди старшего поколения, хранители традиционных ценностей, - учителя, решают её в пользу "иметь". И не из-за куска хлеба: все, слава Богу, сыты, одеты, обуты, живут не в шалашах... Время такое, говорите? Врёте!
      Время не меняется, Вы меняетесь. Все сейчас так думают, к этому стремятся? Врёте! Лучше вспомните Фазиля Искан- дера: "Бывают времена, когда люди принимают коллективную вонь за единство духа".
      И всё-таки необходимо отметить ещё раз следующий факт: средний интеллектуальный и культурный уровень методис- тов значительно выше такого же среднего уровня руководите- лей структур ОМЦ, Управлений, полагаю, что и подразделе-
      
      
      
      
      
      ний Департамента образования. Это - прямой и неизбежный результат многолетнего применения на практике технологии
      "принципа Питера". А ведь от этих вершителей судеб образо- вания, "модернизаторов", и "прогрессистов" принципиально всё и зависит. Министерство образования и науки лучше не трогать, только ленивый не бросал в него камни.
      Но... Адмирал Н.С. Мордвинов, один из самых светлых умов России первой половины Х1Х века, единственный из членов Верховного уголовного суда в 1826 г., кто отказался подписать смертный приговор декабристам, с горечью любил повторять: "В России на редьке ананас не вырастет...".
      Кстати, вспомнив о декабристах, я хочу отметить тот факт, что среди моих бывших коллег оказалось немало бывших(?) членов КПСС, даже занимавших определённые посты в пар- тийном аппарате.
      Они же оказались горячими сторонниками "Единой Рос- сии" и "правящего тандема", высказывая им свои симпатии. Я же принадлежал к кругам диссидентов, активно распростра- нял "самиздат" и "тамиздат" и чудом избежал тюрьмы, лагеря или психушки. Свою скромную лепту в крушение коммунис- тического режима и развала Советской системы я внес и гор- жусь этим.
      Свои убеждения я никогда не скрывал, бесцеремонно вы- сказывался и о прошлом, и о настоящем. Высказывался очень критически. Поскольку "сверху" идёт установка на единство всех субструктур системы с правящей партией (недавние собы- тия в декабре показали, какое это на самом деле "единство"), то внутри нашей группы методистов вполне мог оказаться человек, который вспомнил о своих обязанностях професси- онального осведомителя и донес "по начальству" о моих по- литических взглядах. Все остальные нелепости были лишь камуфляжем, который скрывал истинную причину избавления от меня.
      
      
      
      
      
      ***
      Как же шел процесс наставничества?
      Прежде всего, группу своих молодых специалистов я начал учить культуре педагогического труда (иногда и просто куль- туре), логике педагогического процесса, научной организации работы учителя, психологическим основам урока.
      Помимо методики преподавания истории и обществозна- ния я знакомил их с современными технологиями гуманитар- ного образования, в том числе некоторым из них дарил свои книги с описанием собственной технологии (учебно-методи- ческое пособие, рекомендованное РИСО РАО для преподавате- лей гуманитарных дисциплин). Дарил и исторические матери- алы. Составил необходимую для самообразования библиотеку методической и педагогической литературы.
      Приглашал их на заседание Философского клуба в "Биб- лио-Глобусе", на семинары по методологии глобалистики в Институт Философии РАН, благо в моей группе было девять аспирантов в области гуманитарных и общественных наук. Приходили немногие, и они понимали, что им предоставлена возможность побыть в обстановке "культурного бульона", ко- торого так не хватает молодому учительству в школах.
      Со всей группой на протяжении учебного года я проводил лонгитюдное исследование, включающее психологические и социологические методы измерения на разных этапах, чтобы определить педагогический и психологический уровень каж- дого молодого учителя, путём вычислений группы коэффици- ентов, дающих объективную картину достижений и просчётов молодого учителя в нескольких сферах его деятельности. Ре- зультаты сообщались лично каждому учителю.
      Всё это рассматривалось руководителями лаборатории сна- чала с недоумением, затем настороженно, наконец враждебно. Они не понимали, для чего я это делаю. Им было нужно,
      в первую очередь, научить молодых специалистов "работе с документацией".
      
      
      
      
      
      Это был эвфемизм для обозначения ситуации: "Когда Вас будут проверять, сделайте так, чтобы все канцелярские бумаги у Вас были оформлены".
      Разумеется, нужно учиться правильно заполнять клас- сные журналы, свои предметные страницы; разумеется, нуж- но научить правильно составлять календарно-тематические и поурочные планы. Добросовестные завучи, руководители школьных методобъединений (а если ещё и школьные учителя наставники) покажут, объяснят, поправят в первые же месяцы работы. Нужно правильно и своевременно заполнять личные дела учащихся и составлять планы воспитательной работы, - этому в тот же срок научат добросовестные организаторы вне- классной работы. Составлять итоговые отчеты об успеваемос- ти и воспитательном процессе научат и те и другие: это входит в их служебные обязанности.
      Однако, главная забота наших методических руководите- лей была не об этих, действительно необходимых служебных школьных документах. С какого-то времени в арсенале уп- равленцев и школьной администрации появились искаженное французское слово "портфолио" (portefeuille).
      Что означает просто-напросто в прямом и переносном смыслах слова всем знакомый "портфель".
      Какой-то мудрец из ДО или МО с явным размягчением мозга заговорил на смеси французского с нижегородским, и начались повальные требования: каждому учителю -своё пор- тфолио!
      Забыв, что сей предмет мужского рода.
      Главный специалист по составлению "портфолио" г-жа Бурцева прочитала молодым специалистам лекцию, - как со- ставлять подобный портфель, т.е папку, в которой кроме общих данных об учителе, хранятся все его методические разработки, оценка его работы, итоги экзамены и.т.д., и т.п..
      Смею Вас заверить: хорошо организованная учебная часть и методическая служба школы испокон веков следила за ним,
      
      
      
      
      
      чтобы каждый учитель имел методическую папку, которая периодически пополнялись и учителем и завучем, хранилась в методическом кабинете и никакого ажиотажа этот рутинный процесс не вызывал .
      В школе, где я проработал четыре года я из своих давних материалов и кое-чего нового составил огромную, тяжеленную папку, толщиной в 10 см.
      При необходимости ею можно было бы убить домашнее животное крупного размера. И что же?
      В этот "портфолио" за четыре года не заглянул ни разу
      никто из администрации, никто из учителей, ни я сам.
      И ради этого "ничего" начинают создаваться чуть ли не монографии? Г-жа Бурцева, вроде бы, учебно-методическое пособие составила для массового распространения.
      Уверяю Вас, господа, есть старый-престарый неписанный закон в педагогике: чем талантливее и неординарнее учитель, чем больше в нем фонтанирует фантазия, юмор, чем больше он наделён педагогической интуицией и коммуникабельностью, тем хуже у него обстоят дела с документацией, с отчётами, с заполнение официальных бумаг. И чем больше исходит от него токов энергии, тем способнее у него ученики, тем больше он пользуется у них уважением. Именно из таких вырастают мас- тера.
      И вот почему настоящих мастеров так мало в педагогике: за нелюбовь к канцелярщине и за талантливость, которая не регламентируется содержанием "портфолио", им "перекрыва- ют кислород", устраивают травлю и вытесняют из школы. Вы- держивают только те, кто в собственных интересах временно соглашается играть по чужим правилам.
      Большинство - не самые яркие таланты. Они послушно, буковка к буковке, бумажечка к бумажечке, грамотка к грамот- ке составляют свои портфели.
      Благодаря чему повышается их квалификация, потом они участвуют в конкурсах, получают гранты, ещё даже им присва-
      
      
      
      
      
      ивают какое-то звание, за которое платят и вот в итоге получа- ется профессиональный педагог-ремесленник. Фигура в школе необходимая, - вся российская школа держится на таких "пер- вых учениках", но именно поэтому, эта же школа, за редкими исключениями, окрашена в серый цвет. Ибо, "первые учени- ки" пороха не изобретут, новых звёзд не откроют, зато будут послушно и аккуратно, даже трепетно, относится к указаниям начальства и копить, копить свой бесценный опыт в бесчис- ленных "портфолио". А то, что школа теряет свой престиж, что почти половина учеников и родителей испытывает недо- статок уважения к учителям, так мудрецы из управленческой бюрократии как раз это тем и объясняют, что учителя плохо работают с документами и не умеют составлять "портфолио". Картина не новая.
      
      ***
      Накануне нового года мы, методисты-наставники, узнали, что наши подопечные будут проходить "стажировку". Немно- го опешили, т.к. понятие "стажировка" в применении к моло- дым специалистам, получившим в вузах дипломы о высшем образовании 1,2,3 года назад, или только полгода проработав- шим по специальности, является нонсенсом. Возмутились мо- лодые специалисты, особенно мои обществоведы, знакомые с правом, возмутилась большая часть методистов. Ни в Законе об образовании, ни в "Трудовом кодексе РФ", ни в подведомс- твенных актах, ни слова не говорилось о стажировке молодых учителей, да и не могло упоминаться.
      Тем не менее, наши уважаемые руководители заготовили
      "сертификаты о прохождении молодым специалистом пери- ода стажировки". Против этого самодурства были многие, но подписывать совершенно никчёмные бумажки отказал- ся только я один. Всё-таки этого оказалось достаточно, что- бы понять: нельзя так грубо нарушать правовые нормы двух федеральных законов и статей Конституции РФ. Ко мне же и
      
      
      
      
      
      обратилась г-жа Мартьянова: "Как Вы хотите составить дру- гой сертификат о завершении периода адаптации молодых специалистов?". Мне же, в любом виде составлять и вручать
      "сертификат", казалось полной отсебятиной, не имеющей под собой никакой правовой основы. Я и ответил, вполне миролю- биво, что у неё, бывшего директора, этот вариант получится лучше. И вправду получился!
      В апреле-мае 2011 года проходили мини-конференции, ко- торые подводили итог прохождения периода адаптации. Каж- дый методист готовил такую конференцию со своей группой сам, начальство присутствовало, часто с опозданием.
      В завершение конференции моей группы произошло такое, что мне не приснилось бы и в кошмарном сне. Г-жа Бурцева, в общем-то, не блиставшая особой оригинальностью педагоги- ческого мысли, предложила молодым историкам и общество- ведам (половина среди них аспиранты!) принять текст "клят- вы", зачитав её вслух. Привожу полностью, как он прозвучал для людей с высшим гуманитарным образованием.
      
      Клятва молодого педагога Южного округа
      "Я, вступив на нелегкий, но почетный путь обучения и воспитания человека, клянусь:
      
      • не останавливаться на пути познания и самосовер- шенствования, освоения современных педагогичес- ких технологий;
      • употребить свои педагогические знания и силы на
      пользу подрастающего поколения;
      • учиться самому, учить других, нести ответствен- ность за свои слова, поступки, образ жизни, быть образцом для подрастающего поколения;
      • создавать психологически комфортную образова-
      тельную среду;
      
      
      
      
      
      • помнить, что каждый ребенок идет в школу за от- крытиями, не дать угаснуть жажде открытий;
      • уметь слушать и слышать каждого ученика, дать
      понять ему, что он нужен и интересен;
      • делить с учеником его радости и горести, быть на- дежной опорой ему в огромном мире;
      • помнить: учитель - человек, способный на невоз-
      можное".
      
      Не знаю, как это было воспринято другими учителями (ма- тематиками, физиками, филологами и.т.д.), но мои молодые кол- леги сдерживали улыбки. После конференции умный и иронич- ный молодой человек, аспирант по специальности "новейшая история" заметил: "Надо бы завершить "клятву" ещё одной фразой: "Если я нарушу эту клятву, то пусть покарает меня су- ровая рука моих товарищей!". Кто-то добавил: "Лучше суровая рука Департамента Образования!". Т.е. современные молодые педагоги восприняли этот сусальный текст однозначно: как про- явление административного кретинизма. Откуда сей документ выскочил, мы так и не узнали. Возможно, из Центра наставни- чества... Против глупости бессильны даже боги...
      Здесь же 28.04.2011 года произошла история с криминаль- ной окраской. Г-жа Бурцева раздавала методистам анкеты, чтобы мы провели последнее анкетирование в своих группах. Мне, однако, она анкетные листы не дала, заявив, что раздаёт и соберёт заполненные сама, сама же их и обработает. Посколь- ку я уже проводил подобное анкетирование в первой половине месяца и свёл результаты к общему итогу, то я возражать не стал. Как она их "обработала", я узнал почти месяц спустя - 23.05.2011, когда г-жа Мартьянова вручила мне уведомление об увольнении, объяснив, что это связано с тем, что я посетил мало уроков у молодых специалистов, что на меня жаловал- ся методист-историк из ОМЦ, и что в анкетах, заполненных и обработанных месяц назад, меня, как основного наставника,
      
      
      
      
      
      меньше других специалистов указывают молодые историки. Насчёт последнего я был совершенно уверен в обратном, т.к. в том опросе, который я провёл раньше Бурцевой, мне отводили первое место 15 из 18 человек.
      Мне нетрудно было проверить данные г-жи Бурцевой. В её кабинете я взял анкеты своей группы и сразу же убедился в двух грубых нарушениях социологического опроса:
      1. г-жа Бурцева применяла неверную методику подсчёта; в подобных кросс-исследованиях применяют социометричес- кий метод исчисления итога, а она пользовалась рейтинговым или электоратным методом;
      2. в двух анкетах допущена фальсификация: рукой Бурце- вой исправлены цифры в сторону занижения молодыми специ- алистами оценки своего наставника.
      Естественно, что ошибочная форма подсчёта и нарочитое искажение данных, значительно снизило число выбравших меня в качестве основного методиста. Сделав перепроверку в соответствии с требованиями правильной обработки, я полу- чил почти те же результаты, которые были в моём исследова- нии во второй половине апреля: 15 из 16 человек мне отводили ведущее место.
      Эта ложная информация от г-жи Бурцевой поступила к директору ОМЦ г-же Константиновой и была использована в качестве одного из поводов для моей дискредитации как мето- диста-наставника.
      Я показал г-же Константиновой эти анкеты в присутствии Бурцевой и заявил, что это искажение является служебным подлогом.
      Г-жа Константинова изобразила на лице неудовольствие, строго посмотрела на г-жу Бурцеву... и заявила, что не будет разбираться в этой ситуации. Она была права. Разбираться в данном случае должна другая инстанция.
      Памфлет - не тот литературный жанр, в котором рассмат- риваются юридические казусы, но поскольку, ни Департамент
      
      
      
      
      
      Образования, ни Южное окружное управление образованием не обратили внимания на упомянутый факт, я вынужден ещё раз напомнить г-же Бурцевой, что совершая самовольные ис- правления в двух официальных документах, в результате ко- торых их содержание изменилось и причинило мне вред, она Бурцева О.И., совершила противоправное деяние, предусмот- ренное Уголовным кодексом РФ по состоянию на 22 марта 2011 года в части второй ст.292.
      Чтобы не прослыть голословным, процитирую эту статью полностью: "Статья 292, Служебный подлог".
      1. Служебный подлог, то есть внесение должностным лицом, а также государственным служащим или служащим органов местного самоуправления, не являющимся долж- ностным лицом, в официальные документы заведомо лож- ных сведений, а равно внесение в указанные документы исправлений, искажающих их действительное содержание, если эти деяния совершены из корыстных или иной личной заинтересованности (при отсутствии признаков преступле- ния, предусмотренных частью первой статьи 292-1 настоя- щего Кодекса) <...> - наказываются штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осуждённого за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, либо исправительными работами на срок до двух лет. <...>.
      2. Те же деяния, повлекшие существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций, либо охраня- емых законом интересов общества или государства - наказыва- ются штрафом в размере от ста тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осуждённо- го за период от одного года до трёх лет, либо лишением свобо- ды на срок до четырёх лет с лишением права заниматься опре- делённой деятельностью на срок до трёх лет или без такового
      <...>".
      
      
      
      
      
      [Уголовный Кодекс РФ : официальный текст, М.2011, с.131].
      В Российской Академии Министерства юстиции РФ мне дополнительно объяснили, что на основании статей 15 и 78 УК РФ срок давности освобождения от уголовной ответственнос- ти по части 1 ст.292 составляет 2 года, а по части 2 ст.292 - шесть лет.
      [Уголовный Кодекс РФ: с.6, с.25].
      Г-жа Бурцева! Если я не возбудил против Вас уголовное дело по указанной статье УК в сентябре 2011, то это объясня- ется чувством жалости к человеку, которого Бог и так наказал, если позволил совершить то, что Вы совершили. "Quem deus perdere vult, dementat".
      Но мои намерения могут в эти годы измениться. Вещест- венные доказательства хранятся в моём архиве. В данном слу- чае я ни с правыми, ни с левыми. Я - с правом.
      Кстати, о моём архиве. Полагая, что при увольнении я дол- жен передать дела или своему преемнику, или руководителю лаборатории, я окончательно систематизировал весь нако- пившейся в течение года материал на молодых специалистов: своеобразное педагогическое досье на каждого из 18 учителей истории. Собраны были материалы всех посещённых мною уроков, разобранных, методически проанализированных; ре- комендации, характеристики каждого молодого специалиста, персональные анкеты и тесты, индивидуально интерпретиро- ванные, выполненные ими в разных формах методические раз- работки. И многое другое.
      Но никто не спросил, и никому моя добросовестность не понадобилась. То есть то, что обычно приветствуется в педа- гогике и называется "преемственностью в обучении", никому из моих высокообразованных руководителей оказалось не- нужным.
      
      
      
      
      
      ***
      Какая же работа предполагается с молодыми специалиста- ми по линии ОМЦ и собственно лаборатории наставничества? Я добросовестно и внимательно просмотрел "План работы Окружного методического центра ЮОУО на 2011-2012 учеб- ный год", составленный в июле 2011 года. Разумеется, мой на- меченный план работы с молодыми специалистами в нём от- сутствовал, хотя я составил его 20.05.11г. и сдал заведующей лаборатории: меня уже вычеркнули из списка работающих ме- тодистов, хотя до прекращения действия моего трудового до- говора оставалось ещё более 2-х месяцев. Вот как они беспоко- ились о моем увольнении! Наверное, как вампиры, жаждущие
      свежей крови!
      Хотя, какая уж во мне кровь!
      Мною же руководило чисто профессиональное любопытс- тво: а вдруг я обнаружу нечто, чему сам позавидую? Вот я и сделал несколько выписок.
      
      Дата Категория участников Форма Тема Ответствен- ные Планируемый результат
      1 2 3 4 5 6
      17.10.11 Молодые специалисты по всем предметам, кроме истории Школа молодых учителей Диагностика профзатрудне- ний Бурцева О.И. методисты- наставники Анализ про- фзатруднений
      20.12.11 Молодые специалисты по географии Конфе- ренция Создание условий для развития ком- петентностной личности в процессе ин- новационной деятельности на уроках гео- графии Бурцева О.И. Клочкова Т.В Методические рекомендации
      
      
      
      
      
      
      Дата Категория участников Форма Тема Ответствен- ные Планируемый результат
      1 2 3 4 5 6
      12.01.12 Молодые специалисты, учителя на- чальных Семинар Планируемые результаты как основа достижений требований стандарта по оцениванию достижений уч-ся Бурцева О.И. Королева Л.П. Методические рекомендации
      15.02.12 Молодые специалисты физической культуры Семинар- практи- кум Организация рефлексии на уроках физи- ческой куль- туры Бурцева О.И. Мишурова Г.В. Методические рекомендации
      
      Мои комментарии:
      1. От умиления сердце радуется и прыгает от восторга! Ведь надо же! Более ста человек за полтора-два часа проанализиру- ют свои "профзатруднения" и выработают средства их устра- нения. Интересно, "профодежду" на этом совещание они не получат?
      2. Обещаю приз тому, кто понял, чем будут заниматься на этой конференции несчастные молодые учителя географии.
      3. Наверное, было бы полезнее для молодых учителей началь- ной школы провести занятие по преодолению "канцелярита" в употребление русского языка.
      4. Это шедевр! Без комментариев. "Организовать рефлек- сию" - то же самое, что организовать "пылкую и страстную любовь".
      Ограничусь этими образцами мероприятий для молодых людей с живым воображением и ещё творческой потенцией, чаще всего пока добросовестных, на веру принимающих вот такие, с позволения сказать, "методико-практические рекомен- дации" и указания.
      
      
      
      
      
      Результаты, точнее последствия: бегство молодых специ- алистов из школ. Причины разные. Одни, чаще всего интел- лигентные девушки, просто не выдерживают этой квазимето- дической помощи от наставников разных уровней и уходят на любую работу, только бы не видеть школу.
      Кстати, а что такое "интеллигенция" в ментальности ХХ века? В "Британской энциклопедии" написано коротко и просто: "Интеллигенция - это та часть нации, которая пытает- ся мыслить самостоятельно". Запомните это, господа!
      Другие героически выдерживают три года, пока им выпла- чивается коэффициент надбавки за статус молодого специа- листа, а потом тоже уходят.
      Но в этой же субгруппе есть такие, которые благодаря пре- жним интересам, навыкам, человеческим качествам могут пре- одолеть первую ступень педагогического труда - преподава- тельскую - и перешагнуть на вторую ступень - учительскую. Ярких личностей среди них не так уж много, но и достаточно тех, кто в будущем шагнет на третью ступень - педагога-про- фессионала - и, совершенствуясь, достигнет уровня виртуоз- ного педагогического ремесла. Из них формируется основное ядро любой школы.
      Но для очень немногих, одарённых, скажем так, от Бога, есть ещё одна - высшая ступень. Это ступень мастера. На этой ступени просторно, тесно никогда не бывает, т.к. стать масте- ром одарённому педагогу часто просто не позволят. Я уже пи- сал об этом. Тех же, кто удерживается на этой ступени вопре- ки всем помехам, так мало, что порой их можно сосчитать по пальцам одной руки. В лучшем случае - двух.
      Третьи... Третьих начинают выживать из школы уже на первом году статуса молодого специалиста. Выживают все- ми доступными и недоступными администрации средст- вами.
      На моих глазах за один год в знакомых мне школах выжили трёх молодых специалистов.
      
      
      
      
      
      Девушка-историк. Работала 1-й год, в начале учебного года долго болела. Возникли сложности с дисциплиной на уроках, трудности в прохождении программы. Завуч немного ей помо- гала, но поскольку ожидала своего ухода на пенсию, ей всё и вся было безразлично. Директор желала взять на место девуш- ки свою подругу. Желая кому-то угодить, пустилась во все тяж- кие. Гендерный синдром проявился во всей красе.
      Мне, казалось бы, всего навидавшегося в российских шко- лах, просто стыдно и неудобно рассказывать о её методах. Прибегнув к угрозам со стороны федеральных законов, мне удалось добиться, чтобы молодой учитель доработала до кон- ца учебного года и уволилась по собственному желанию. Пос- ле регистрации в бюро по трудоустройству поздно осенью она начала работать в колледже.
      Другую девушку, физика-бакалавра "съели" ученики-ха- мы. Никто не приходил ей на помощь. Администрация пожи- мала плечами и произносила классическую фразу: "Учитель - хозяин на своём уроке". Но учителю сначала надо помочь стать хозяином на уроке. Как ни пытался я привлечь к ней на помощь её наставника по физике, помощь учитель получала только в форме посылаемых ей по электронной почте мето- дических заданий. Это было просто насмешкой, т.к. чем-либо заниматься на уроках физики было физически невозможно. Еле дождавшись конца учебного года, молодой учитель ушла из школы.
      Наконец, самый классический вариант выживания. Мо- лодой мужчина - филолог закончил уже третий год работы в качестве молодого специалиста. Работал два года в старших классах. Талантливый и требовательный он никак не мог согла- ситься с тем, что должен ставить оценки ученикам 11-го класса, не только не выполнившим задания, но вообще не бывавшим на уроках: из 12 учащихся лишь 5-6 человек присутствовали на уроках, - я работал в этом же классе. Он поступил, как должно: выставил за год двум ученикам неудовлетворительные оценки
      
      
      
      
      
      по своему предмету. За смелость и мужество я бы наградил его. Однако методисты из ОМЦ и администрация школы сочли это мужество неслыханной дерзостью, тем более, что учитель неаккуратно заполнял классные журналы. Учить и следить за правильным заполнением было некому: за четыре года в школе сменилось 5 завучей!
      При реорганизации школы новый директор его уволил на основании характеристики, данной ему старым директором, хотя учитель вполне мог бы работать и далее. Сейчас он устро- ился редактором в ведомственную газету.
      Талантливый поэт и музыкант, солист группы "Другая до- рога", он не мог не отрефлексировать в поэзии и музыке свои чувства и, прежде всего, чувство собственного достоинства. Даты создания стихотворений лучше любого психологичес- кого теста демонстрируют, как катастрофически нарастает от- чуждение учителя к школе, к коллегам, к ученикам.
      
      13. Травля (429)
      
      Куплет 1.
      Все начиналось хорошо: прием с хлебом-солью, Вокруг холеные лица, переполненные любовью, Они дают советы, добродушно жмут руку,
      Но в тайне хотят, чтобы ты плясал под их дудку.
      
      И если ты хочешь, чтобы морщин было мало, Чтобы гримаса зла лицо не искажала,
      Тогда рот разевай и давай на колени -
      Отсасывай прелести буржуазной системы.
      
      Они хотят видеть признание достоинств, Смущение и страх, раболепство и робость, Стремление к деньгам, на них тебя можно купить! А главное - совесть твою уничтожить!
      
      
      
      
      
      Ты будешь молчалив и полностью покладист, Тогда чужая боль в тебе вызовет радость, Унижение других поднимет твой статус,
      Будет право неугодных устранять рукоприкладством!
      
      Куплет 2.
      Если ты выскажешь несогласие с системой, Румяные лица моментально побледнеют, Выговор, проверка, отчет, снова выговор - И так до тех пор, как захочешь уйти.
      
      Слухи побегут быстрее ног по коридорам, Подлеца и самолюба ты примеришь робу, Тебе устроят "темную" в комнате без света,
      А страх непричастных не оставит свидетелей!
      
      Закон будет куплен, он работает на сильных; Молодой, полный сил, ты почувствуешь бессилие. Обреченный никогда не выходит победителем, Весь вопрос в этом случае - как тебе уйти?
      
      А ты можешь уйти, и так сделал бы любой, Но ты не любой, горд перед самим собой, Боится конца лишь тот, кто не верит,
      К чертям разнеси этот тщеславный муравейник!
      
      Куплет 3.
      Методы травли - это поиск слабовольных, Порча твоей чистой и сердобольной крови! Если ты подключен, ты слуга изуверства, Сопливое добро наполнит твое сердце!
      
      Ты не те, что в стороне, ты намного хуже: Намертво крепкой лихорадкой простужен -
      
      
      
      
      
      Бесчинство ради чина, бесчестье в твоей чести. С гнусавым лицемерием по жизни до пенсии,
      
      До страшного суда, - ты не хочешь, но идешь! Глухо в заточении! Оболваненный вождь!
      Выгода - ничто, если есть в тебе совесть, О пользе не думай, о душе беспокойся.
      
      Выбор за тобой, какой путь тебе ближе? Хочешь бороться? А сломаешься - выживешь? Или же прогнешься, продашься за потехи?
      Попляшешь трясогузкой курам на смех?
      
      Припев.
      Выговор, проверка, отчет, снова выговор -
      Методы травли, способы выгоды! Слухи, унижения, угрозы и побои -
      За выживание в травле нужен орден героя!
      
      15 -20 апреля 2009 г.
      
      
      Не для этой жизни (433)
      
      "В нашем современном мире отсутствует самое главное - практичность применения духовного знания. Оно становится абсолютно неприменимым в нашей жизни". Илья Кнабенгоф
      
      Сбросил оковы навязанных мнений? Вышел из общества глупых людей? Не испугайся же ты своей тени: Кличка "шизоид" висит на тебе!
      
      
      
      
      
      Начал писать, рассуждать и мечтать? Начал не слушать, по-своему мыслить? Начал любить понимать, сострадать? - и Ты не для этой жизни!
      
      Каждый охотник мечтает узнать, Где же запрятался дикий фазан, Ты - это он, тебя будут искать
      И изживать навек из каравана!
      
      Все эти мысли о доблести, правде, О красоте и о счастье в любви - Все эти мысли не этого стада, Лишний ты здесь, тебе не по пути!
      
      Каждый разумный ботаник считает, Что одинаковы в мире березы, - Знай же, тебя узнавать не желают, Знай же, у них к тебе нету вопросов!
      
      Мир поглощен самообогащением;
      Страхом, распутством закован он в рамки... Поиск комфорта, услад, наслаждений...
      Ты здесь заноза в простате!
      
      Мысли твои не найдут собеседников, Чувства твои запотеют со временем, Станешь, как все они, или же пленником, Но, я надеюсь, не будешь под стременем!
      
      16 августа 2009 г.
      
      
      
      
      
      Здесь(449)
      
      Здесь сидели они и смеялись, Изрисовывали дсп,
      Обзывали, не знаю, как, я лишь... С ними в скромные лез дтп.
      Я здесь выл, закрываясь от всех. Моей солью пропитан здесь воздух. Я быть может учил бы нараспев,
      Но тогда всем пресыщен был досыта. Эти парты облежаны мною
      После долгих бессонных ночей. Сквозь таблетки от режущей боли Я пытался учить... детей...
      Может - видели, может - не знали... Кто ж в учительской нудной душе Молодого обычного парня
      Захотел б разглядеть?
      Время гаркнет для всех... и с наскоком! Разбросает, как бисер, навеки,
      Но под каждым лицом монотонным Будут прятаться бывшие дети....
      Только стены живут тем же самым, Навсегда пропитавшись ядреным, Очень крепким, как дерево, запахом, - Но не спросим у них, не поспорим.
      
      10 июня 2010 г.
      
      
      Резонанс или Вверх по лестнице, ведущей вниз (459), (название песни - парафраз знаменитой книги Бел Кауфман
      "Вверх по ведущей вниз лестнице" об американской школе, опубликованной в СССР в 1967г. - Д.К.)
      
      
      
      
      
      Во-первых, идея альбома подразумевает не прямое ус- тановление идеала, а методом "от противного". Во-вторых, получается, что главные способы оформления - это сатира и гротеск. Может, из меня и плохой сатирик, с этим спорить не буду. В этой песне есть лирический герой, он знает то же, что и я, да только воспринял все по-другому - и этим самым пере- стал быть на меня похожим. Читая второй куплет, вы можете прийти в дикую ярость. Но я еще раз повторюсь: это гротеск, сатира, мнение лирического героя. Главный персонаж высме- ивается так же, как и те, о ком он повествует. Песня НЕ имеет отношения к людям, любящим свою профессию педагога, к детям, которые уважают труд учителей и работают над своим духовным ростом, к работникам образования, которые реаль- но хотят улучшить существующую систему, к методистам, которые хотят помочь учителю, а не загнобить его, к дирек- торам, которые знают, для какой цели они находятся в этой должности.
      
      Куплет 1.
      С величавой головой, увенчанной лаврами, Вечер провожу среди раскопок в каракулях,
      И с военной выправкой, в пиджаке, как в кителе, В школу войду гордо. Мое имя - учитель!
      
      В коридорах рассыпали повздорившие боги Вчерашних ссор осколочные склоки,
      И на самых виноватых с дирижерским мандражем Вытуживают завучи какашки бумажные.
      
      А в черной комнате, куда сразу не добраться, Расфуфырила перышки главная цаца, Направляет вилочку на чужую выручку
      И на все вопросы ответит с ухмылочкой.
      
      
      
      
      
      Ну а где-то далеко, за тремя морями, За тремя столами методисты-султане,
      Ковыряют неудачи своих братьев меньших, Но чутко выслушивают министера-шейха.
      
      Куплет 2.
      Ты безнадежен, если веришь системе, Плещется безмерное зелье безделья, Теперь дружно рядом строго в ряд Строем марширует тупая ребятня.
      
      "Будьте вежливы! Будьте благосклонны" -
      Вещает учитель молитвенным тоном, Но свора озлобленных патетикой собак Хором отвечает: "А нам насрать!"
      
      Девушки фактурные - как из пластилина, Тянутся за опытом, как геронтофилы...
      Страшно жить стало увенчанным лаврами! Хорошо, если отделаешься душевными травмами.
      
      Встал и распластался в ослепляющем гневе, А сзади подкралась без грамма смущенья Бездушная масса с выразительной харей
      И нагло заявила: "Мы на всех насрали!"
      
      26 января 2011г.
      
      ***
      Вот так российская школа теряет молодых талантливых людей, зато охотно сохраняет и оберегает тех, кто не талан- тлив, но посредственен, зато удобен, угоден, угодлив. Неког- да один великий просветитель сказал одну фразу: "Если кто- нибудь выдаётся среди нас - пусть уходит и выдается среди
      
      
      
      
      
      других". Пусть уходит... Или затаится. Или прикинется. Пе- ревоплотится. Станет, как все. Деградация начинается отсюда! Противоестественный отбор на никчёмность ведёт не только к уничтожению лучших - к культивированию худших.
      Известный журналист И.Р. Монахова пишет в статье "Рос- сийский менталитет в свете глобальных вызовов - вечных и современных": "... российский менталитет славится своей всепоглощаемостью, всеядностью, всёперевариваемостью. То есть он может поглотить и переварить, кажется, всё что угодно, попавшее на его территорию, и превратить во что-то себе по- добное, в себя. В том числе любые идеи, реформы, преобразо- вания. Об этом свойстве российского менталитета существует такое нелестное мнение: в России какой бы строй не устанав- ливали, всё равно получается рабовладельческий. Вряд ли могут стать исключением из этого печального правила и сов- ременные реформы". <...>.
      "Здесь следует заметить, что в русской душе должен быть преодолен не только и не столько раб, которого там, может быть, и не было никогда, сколько рабовладелец. Наверное, чем дальше, тем это становится яснее всем. Не было бы тех, кто стремится стать рабовладельцем, - не было бы и тех, кого, пользуясь обстоятельствами, превращают в рабов". ["Век гло- бализации", 2011, Љ2,с.151,161].
      Главной заповедью клятвы Гиппократа является простое и понятное слово: "не навреди!". Эта заповедь легко принима- ется и в педагогике в отношении учитель-ученик. С немень- шой необходимостью эта заповедь обязана присутствовать в отношении наставник (какого бы он уровня не был) - молодой специалист.
      Всё, о чём я рассказал на предыдущих страницах, опро- вергает этот гуманистический принцип. Пресловутая "стажи- ровка" вызвала возмущение молодых учителей тем, что кроме откровенной бесполезности, "суеты-сует", сам этот термин употребляется ныне в трудовом праве в специфических ситу-
      
      
      
      
      
      ациях, поэтому оказывается издевательским по отношению к правам молодых специалистов, узаконенным соответствую- щими нормативными актами.
      Высокопарная "клятва", практически невыполнимая в сов- ременной школе, может способствовать развитию только та- ких качеств, как лицемерие, лживость, двоемыслие.
      Отношение той школьной администрации к молодым спе- циалистам, о котором я рассказал, и ответная реакция этих учителей, которых сознательно вытолкали за пределы школы, в комментариях не нуждается.
      А ведь я привёл всего несколько фактов, взятых из образо- вательного пространства Южного округа.
      Сколько же таких фактов в Москве? Области? Во всей Рос- сийской Федерации? Уверяю вас, чем дальше от столицы, тем больше и страшнее. И глупее, и наглее.
      Позвольте, могут мне возразить, но в Москве, по крайней мере, есть Центр Наставничества молодых специалистов об- разовательных учреждений г. Москвы при Московском гума- нитарном педагогическом институте! Уж там-то выдающиеся знатоки своего дела должны владеть приемами преодоления чрезвычайных ситуаций и принимать меры против негативных явлений, давать точные, выверенные прикладные знания мето- дистам-наставникам в ситуации "не навреди!".
      Есть такой центр. Осенью-зимой проводились курсы "Мо- лодой учитель в современной школе: аспекты профессио- нальной деятельности", их я добросовестно посещал, наивно полагая, что почерпну из кладезей мудрости отечественной пе- дагогики и психологии кое-что полезное в добавление к своим знаниям.
      Был я и в МГПИ на семинаре-практикуме "Развитие инс- титута наставничества в условиях модернизации педагогичес- кого образования" для методистов-наставников всех округов столицы. У меня сохранилось несколько буклетов ЦН с пере- числением обучающих семинаров для молодых педагогов, для
      
      
      
      
      
      зам. директоров по УВР, для школьных учителей-наставников. Издано несколько методических пособий, как для молодых специалистов, так и для руководителей школ и наставников. Среди них есть полезные, применимые на практике.
      Однако, если бы мне предложили дать общую оценку де- ятельности ЦН, я бы ответил: "Суета-сует и всяческая суета"! Особенно на фоне тех цитат, которые украшают буклеты: из И.Гёте, Г.Адамса, Ф. Геббеля, К.Ушинского, А.Островского, и других.
      Почему? Программа посещаемых мною курсов была пос- троена по методологии бриколажа (этот термин мне пришлось позаимствовать из структурной антропологии К.Леви-Строса, т.к. ничего другого, адекватного, я не мог подобрать). Сово- купность бриколерских средств определяется не каким-либо проектом, она определяется лишь своим инструментальным использованием, иначе говоря, элементы сохраняются и соби- раются по принципу "это может всегда сгодиться". Если эту же мысль выразить в более доступной форме, то можно вспом- нить диалог старика-каторжанина с зека Цезарем о второй серии фильма С.Эйзенштейна "Иван Грозный": "Кривляние! Перец и мак вместо хлеба насущного!" - из повести А.И. Сол- женицына "Один день Ивана Денисовича".
      
      Приведу только два примера.
      Первый. Ж.В. Громская, насколько я понимаю, ведущий психолог ЦН проводит два занятия для пожилых методистов- наставников, по какой-то прихоти объединенных в одной ауди- тории с молодыми специалистами. Это уже прямая ошибка с точки зрения возрастной психологии. Тема лекций "Введение в психологию общения", но главным образом излагается тео- рия трансактного анализа Э. Берна.
      По концепции структуры личности слушатели проходят тест на выявление ведущего уровня организации собственного
      "Я", т.е. на ведущий тип трансакций.
      
      
      
      
      
      Скажите, ради Бога, зачем? Книги Э.Берна о людях и иг- рах, в которые они играют, и о психотерапии психоанализа издавались на русском языке ещё в 1991-1992 годах. Сейчас его книгами заставлены полки по психологии многих книжных магазинов Москвы (есть даже диски). Его психоаналитическая гипотеза структуры личности имеет клинический характер и разработана им для групповой психотерапии, главным обра- зом, для коррекции внутрисемейных отношений.
      Пережив небольшой пик популярности, теория Э. Берна отошла в тень, т.к. являлась слабой калькой классической пси- хоаналитической концепции личности З. Фрейда. Во всяком случае, к психологии межличностных отношений школьников она не имеет ни малейшего отношения. И не дело учителя за- ниматься "освобождением" родителей и детей от сценариев различных "игр", программы которых заложены в детстве.
      Уж, коль скоро, ведущий психолог ЦН хотела научить своих слушателей психологии общения и, главное, внесения коррективов в этот процесс, то можно было бы обратиться к темам близким и доступным школьной практике. Например, дать представления о социометрии Я. Морено. Незаслуженно забытая социо-психологическая практика изучения личных взаимоотношений в детском коллективе давала замечательные результаты. Измерения отношений в малых группах, составле- ние таблиц и социограмм были доступны и понятны любому классному руководителю.
      Много стоил опыт Я. Коломенского по внедрению методов социальной психологии в изучении психологии общения.
      Очень уместным было бы изложение учения В. Лефевра о двух этических системах, хотя бы краткий рассказ о его двух всемирно известных книгах "Алгебра совести" и "Рефлексия". Эта концепция, опять же, прекрасно коррелирует со школьной системой воспитания.
      Наконец, сколько интересного можно было бы рассказать о проблемной науке соционике, ещё не признанной официально,
      
      
      
      
      
      но предлагающей энергоинформационные законы функциони- рования психики.
      Разработанная Аушрой Аугустинавичюте на основе ана- литической психологии К.Г. Юнга методика изучения социона привлекательна для методистов-наставников тем, что их груп- пы молодых учителей состоят как раз из 16-18 человек, среди которых на основе ролевого тестирования можно обнаружить все 16 типов-псевдонимов с их характерными признаками, что значительно помогло бы наставнику в работе с группой.
      Второй пример. Книга И.В. Кругловой, директора ЦН "Как организовать наставничество в образовательном учреждении". Адресована книга, без всяких оговорок, школьным наставни- кам-предметникам, к котором прикрепили молодых специа- листов (не бесплатно, как было, например, у меня-завуча: три молодых специалиста по разным дисциплинам на обществен- ных началах). Сегодня наставник в школе и молодой специа- лист это - люди, работающие бок о бок, нередко в соседних кабинетах, в течение всего учебного года или всего периода статуса молодого специалиста.
      Т.е. перед нами технология гувернёрской педагогики или взрослой парной педагогики.
      Тем не менее, книга, как руководство к действию, распро- страняется среди методистов-наставников, которые встреча- ются с каждым из своих питомцев не более десяти-двенадцати раз в году и далеко не всегда в школах, где они работают, а на семинарах в ОМЦ и.т.п.
      В случае школьного наставничества, по объёму постав- ленных задач, включая оформление документации по прове- денной работе, учитель-наставник должен сократить свою ос- новную нагрузку до 8-10 часов, а все остальное рабочее время потратить на обучение молодого специалиста, т.к. он чисто фи- зиологически не в состоянии провести весь цикл транслируе- мых ему обязанностей. Настоятельно советую автору сделать хронометраж каждого наставнического акта, рекомендованно-
      
      
      
      
      
      го им, а затем сравнить полученные результаты с реальным ра- бочим временем учителя-наставника.
      Во втором случае, методист-наставник пролистает кни- жицу и без особых угрызений совести отложит её до лучших времён, т.к. у наставника есть свои планы, свой методический подход, наконец, своя заработная плата. Так, кстати, и посту- пило большинство моих коллег.
      Если же смотреть отстранённо, то в книге есть несколько полезных страниц, в частности, анкеты и тесты для самооцен- ки молодых учителей. Вот этот материал не мешало бы издать массовым тиражом для удобства проведения лонгитюдных и социологических исследований.
      В Центре наставничества работают милые, улыбчивые женщины, довольные собою и доброжелательные к своим слу- шателям, которых они обязаны кое-чему научить. Некоторые из них сообщают, что сами работают или работали в школах. А вот в это верится с трудом, если не исключать эзотерической возможности, что вам удалось попасть в какие-то виртуальные школы, в которых не существует тех рутинных (и скверных) проблем, с которыми ежедневно сталкиваются массовый учи- тель, и о которых вы, по всем признакам, даже не подозреваете. Милостивые государыни! На семинаре 21.02.11г., на кото- ром я имел сомнительное удовольствие присутствовать, при- мерно с середины актового зала, в глубину, методисты говори- ли между собой совсем о других проблемах, и рефреном этих разговоров была одна и та же злокозненная мысль: "Эх, как было бы хорошо отправить этих милых женщин в школы, хотя бы на месяц, с хорошей нагрузкой в 25 часов и классным руко- водством; а потом послушать, о чём они будут щебетать перед
      нами, если вообще будут в состоянии щебетать!".
      Примерно то же говорили и участники курсов, которые я посещал несколько месяцев: "Это случайные люди, предлага- ющие нам случайные темы и видящие в нас случайных людей, которых надо чем-то занять". Но перед вами они тоже щебета-
      
      
      
      
      
      ли и только я дважды давал вашим научно-методическим "от-
      крытиям" вполне адекватную оценку.
      
      Современная образованщина
      "Длинноухий Шигалев с мрачным и угрюмым видом мед- ленно поднялся со своего места и меланхолически положил толстую и чрезвычайно мелко исписанную тетрадь на стол.
      <...>
      - Посвятив мою энергию на изучение вопроса о социаль- ном устройстве будущего общества, которым заменится на- стоящее, <...> я запутался в собственных данных, и моё за- ключение в прямом противоречии с первоначальной идеей, из которой я выхожу. Выходя из безграничной свободы, я заклю- чаю безграничным деспотизмом. Прибавлю, однако ж, что, кроме моего разрешения общественной формулы не может быть никакого".
      
      Трудно представить, что русскому образованному челове- ку, интеллигенту, учителю, были бы незнакомы эти знаменитые строки из "Бесов" Ф.М. Достоевского. Именно из этих строк в политическом лексиконе России родился неологизм "шига- левщина", а название главы "У наших", из которой я проци- тировал их, придало специфический толк движению "Наши", слову "нашисты" и т.п. Ибо зловещие "наши" у Достоевско- го - это и есть бесы.
      Они-то далее в романе разъясняют и развивают "учение"
      Шигалева.
      " - У него хорошо в тетради, - продолжал Верховенский, - у него шпионство. У него каждый член общества смотрит один за другим и обязан доносам...
      Все рабы и в рабстве равны... Первым делом понижается уровень образования, наук и талантов. Высокий уровень наук и талантов доступен только высшим способностям, не надо высших способностей! Высшие способности всегда захваты-
      
      
      
      
      
      вали власть и были деспотами. Высшие способности не могут не быть деспотами и всегда развращали более, чем приносили пользы; их изгоняют или казнят. Цицерону отрезывается язык, Копернику выкалывают глаза, Шекспир побивается камнями - вот шигалевщина! Рабы должны быть равны; без деспотизма ещё не бывало ни свободы, ни равенства, но в стаде должно быть равенство, и вот шигалевщина! <...>. Не надо образова- ния, довольно науки! И без науки хватит материалу на тысячу лет, но надо устроиться послушанию. В мире одного только не достает: послушания. Жажда образования есть уже жажда аристократическая... Мы уморим желание: мы пустим пьянс- тво, сплетни, донос; мы пустим неслыханный разврат; мы вся- кого гения потушим в младенчестве...
      Необходимо лишь необходимое - вот девиз земного шара отселе. <...>. Полное послушание, полная безличность, но раз в тридцать лет Шигалев пускает и судорогу, и все вдруг на- чинают поедать друг друга, до известной черты, единственно, чтобы не было скучно".
      Зачем я привожу в педагогическом памфлете эти места из
      "Бесов", излагающие социально-утопические проекты русско- го нигилизма так, как их понимал великий русский писатель?
      А вот зачем. В российской школе, во всем её массовом об- лике за прошедшие 20 лет, год за годом успешно набирал силы процесс, предсказанный в "Бесах": начав с безграничной сво- боды в демократизации школы в 1991 году, ныне в 2012 году все образовательные школы вошли в состояние безграничного рабства. Можно смело говорить об утверждении в школьном образовании шигалевщины. Вертикаль устойчивого состояния деспотизма, ежеминутно порождающего рабство, довольно проста, имеет всего несколько ступеней: 1) рабство рядово- го учительства перед школьной администрацией; 2) рабство школьной администрации перед чиновниками и методистами из Управлений и ОМЦ; 3) рабство управленцев и методистов (первые тоже деспоты над вторыми) перед департаментом об-
      
      
      
      
      
      разования; 4) рабство департамента перед Министерством об- разования и науки...
      Достаточно сравнить текст Закона РФ "Об образовании" от 10 июля 1992 года Љ3266-1, изданный в 1992 г. издат. "Но- вая школа", с текстом того же Закона, но с изменениями и до- полнениями на момент 20 января, чтобы убедиться в каком направлении изменился Закон, который в начале 90-х годов на- зывали самым демократичным и прогрессивным законом сре- ди всех законов об образовании стран Европы. После внесения в текст Закона с 1996 по 2010 года 65 поправок(!), он давно уже утратил право на эту лестную характеристику.
      Зато от прошлого сохранились декоративно-правовые по- ложения: "Глава 1. Статья1. Государственная политика в об- ласти образования. п.1 - Российская Федерация провозгла- шает область образования приоритетной".
      Ещё более воодушевляющий тон содержится в "Статье 2.
      Принципы государственной политики в области образования".
      - Государственная политика в области образования осно- вывается на следующих принципах:
      п.5. - Свобода и плюрализм в образовании;
      п.6. - Демократический, государственно-общественный характер управления образованием. Автономность образова- тельных учреждений".
      Поскольку подавляющая масса учителей заглядывает в За- кон РФ "Об образовании" только в случае крайней необходи- мости, то она даже не подозревает о том, что в нем есть такие восхитительные статьи. Да и как можно подозревать об этих основополагающих принципах Закона, если жизнь школы и всех структур образования ежедневно, ежечасно, ежеминутно демонстрирует совершенно противоположные принципы?
      Главный из этих принципов - всеобъемлющая ложь. Рабс- тво школы неизбежно порождает и воспроизводит ложь во всех сегментах образования и воспитания. На всеобъемлющей лжи стоит, держится и собирается ещё долго держаться наше
      
      
      
      
      
      образование. Ложь не видят и не замечают, а точнее, не хотят видеть и замечать руководители средних и высших органов об- разовательной системы. Неудобно и невыгодно. Привыкло ко лжи, как к неизбежному злу, большинство учительства, а как избавляются от борцов против лжи, я уже рассказал. Но, как говорила Марина Цветаева, низкая ложь - автопортрет само- го лжеца! Мы, учительство, - это автопортрет нашей системы: лгулгулгулгущие уже не из энтузиазма, а по инерции.
      
      ***
      Но эту ложь хорошо видно со стороны. В 2009 г. впервые все выпускники школ Москвы сдавали ЕГЭ по всем предметам по выбору, и в сентябре этого года в "Российской философ- ской газете" была опубликована статья с броским названием
      "Двойка российской школе". Так реагировала философская общественность на ошеломляющие результаты сдачи ЕГЭ: не справились с заданием по большинству ведущих дисциплин от 20 до 30% одиннадцатиклассников. В сущности, это был объ- ективный результат, и ЕГЭ выполнил роль своеобразного про- пускного фильтра - через него прошли те, кто действительно за годы обучения в школе получил среднее образование. Я мог об этом судить по своим восемнадцати ученикам, сдававшим историю и обществоведение: высокие результаты были у тех учеников, от которых я их и ожидал. Это были те, кто знал, зачем он учился и ради чего сдавал экзамены... Их было не- много: до 30%. Остальные в течение многих лет не учились, не знали почти ничего из экзаменационного материала, не знали и того, зачем они пошли сдавать ЕГЭ.
      Где-то в начале 2010 г. на одном из заседаний семинара по философско-методологическим исследованиям глобалисти- ки в Институте философии РАН перед участниками семинара выступил первый вице-президент Российского философского общества профессор А.Н. Чумаков. Он поделился своими впе- чатлениями от участия в заседании Общественной палаты при
      
      
      
      
      
      Президенте, которое было посвящено состоянию школьного образования и воспитания. До сих пор помню его ошеломлён- ный вид, когда он рассказывал о 30-страничном докладе ко- миссии, в котором приводились только голые цифры и факты.
      "Я понял, - сказал Чумаков, - что наше народное образование находится, как говорится, ниже плинтуса!". Участники семи- нара удивились и возмутились. Не удивился и не возмутился я один, т.к. был единственным среди них педагогом-теоретиком и практиком. И я мог бы выразиться по поводу образования гораздо резче.
      Прошло два года. Наробразовские верхи подсуетились, сделали вид, что они внесли серьёзные изменения, в правила сдачи, в экзаменационный материал ЕГЭ, ужесточили конт- роль и т.п., и.т.д. Что в итоге?
      Всем ещё памятен летний скандал 2011г., когда в Москве обнаружилось, что за некоторых экзаменующихся выпускни- ков ЕГЭ сдавали другие люди ("по дружбе" ли, за плату ли - кто как). Всепобеждающая ложь снова взяла верх.
      А что будет, если всё-таки разными средствами, кнутом и пряником, мытьем и катанием властям удастся вытеснить ложь из педагогического пространства, в том числе из ЕГЭ? А ни- чего не будет. То есть будет ничто. Школу постигнет полный коллапс. Слишком долго приучали учеников, учителей, мето- дистов, управленцев к тому, что ложь в итогах обучения - это ложь во спасение. Во спасение чего? Кого? - школы, учеников, учителей, методистов, управленцев. Заколдованный круг, из которого при современном состоянии образования, при арха- ической системе поступления в ВУЗы невозможно выбраться. Этот круг надо разорвать, но как? Нужны иные, совершенно неожиданные средства.
      
      ***
      В июньском номере 2011г. в той же, упоминавшейся выше газеты, появилось резюме прошедшему ЕГЭ. Сделал его
      
      
      
      
      
      С.А. Шаракшанэ, философ и журналист, пресс-секретарь Пре- зидиума РАН в большой статье "Уроки ЕГЭ, за которые запла- чено дорогой ценой".
      Я приведу те отрывки из статьи, с которыми полностью со- гласен и которые подтверждаются моим собственным опытом.
      "Школа российская давно и серьёзно больна и ясно по- чему... Чем средней школе обосновать свою нужность? Не докричаться до тех, кто считает триллионы по контуру и так управляет. Соответственно учительский корпус повергли в нищету, он за двадцать лет поредел и переродился, сегод- ня сильно не хватает хороших учителей, хорошей системы их переподготовки, хороших учебников. Мотивация многих учителей и учеников изменилась, познавательный процесс в классе опустился в атмосферу, которая сама требует лече- ния".
      "В Москве "пятерка" за ЕГЭ "стоит" 60 тыс.рублей, а в крупных городах провинции - 30 тыс.рублей (данные из ин- тервью GZT.RU зам. председателя комиссии по образованию Госдумы О.Н. Смолина). Денежные потоки из абитуриентской фазы просто передислоцировались в школу - в фазу перед ЕГЭ и в сам ЕГЭ. Это огромные теневые деньги в целом по стра- не - по оценкам, в частности, каждого второго ребенка к ЕГЭ теперь готовят репетиторы".
      "Сфера противоправных действий вокруг ЕГЭ выросла мгновенно и, до пока, неосознанных нами размеров. ЕГЭ стал национальной игрой: предложено выиграть любыми средства- ми. <...>.
      Организаторы ЕГЭ отодвинули на второй план ту мотива- цию учащихся, которая была до сих пор - получить знания, вы- двинув на первый план техническую часть прохождения теста. Тогда участники ЕГЭ словно получили санкцию: на техничес- кий барьер и ответ возможен в виде технического обхода этого барьера - действительно, похоже на игру. Но тут уж творчество молодёжи не имеет равных, и организаторам ЕГЭ в борьбе с
      
      
      
      
      
      этим творчеством бесполезно обращаться за помощью к ФСБ
      (в чем только что всех насмешили)". <...>.
      "Тесты были придуманы как средство - средство улучше- ния учебного процесса, но в результате идёт натаскивание на успешную сдачу ЕГЭ, то есть учителя учат, ученики не учатся, полученных знаний по предмету - ноль.
      ЕГЭ заглушил все остальные задачи старшей школы. ВУЗы же, чтобы учить студентов в первый семестр, вынуждены пе- реучивать и доучивать прибывших из школы (по моим све- дениям, полученным от преподавателей вузов, после первого семестра из высших учебных заведений отчисляют до 25% и более студентов первого курса, неспособных получать высшее профессиональное образование, но пришедших в вуз с отлич- ными результатами по ЕГЭ - Д.К.).
      <...>. Судя по всему, хорошее среднее образование в Рос- сии, раз уж его отталкивает государственная система, станет полуподпольным, оно, словно сектантство , будет развиваться внутри семейного круга по программам, заданным родителя- ми, которые понимают, насколько это важно".
      <...>. "Не углубляясь в философию образования (это ог- ромная область), посмотрим на сегодняшнее энциклопедичес- кое толкование термина.
      Читаем: образование - процесс взаимодействия учителя и ученика, некая их человеческая со-бытийность (сравни - Упа- нишады - дословно - сидеть рядом!), соединение поколений. Соединение по поводу чего? По поводу ОБРАЗования, то есть дословно - формирования в юном существе ОБРАЗА, культур- ного самоопределения молодого человека.
      Формирование образа идет через приобщение учащегося к ценностям - ценностям науки, искусства, нравственности, права, хозяйства и так далее.
      В энциклопедическом определении отмечается, однако, и вульгарное понимание - примитивизация: образование подме- няется подготовкой (написано будто специально про ЕГЭ)".
      
      
      
      
      
      Как там, у Джеймса Джойса? "По-видимому, нынешняя система образования - более серьёзная вещь, чем я думал. Я думал просто - хамство и невежество... Но нет ведь! Поп- робуй научи человека не собственному пониманию, а пред- ставлению о том, что он понимает и разбирается в происходя- щем, - эт-то потрясающий педагогический феномен! Для тебя не существует ни фактов, ни действительности, ни реальнос- ти - одни представления о них. Ты просто не подозреваешь о том, что существует жизнь!".
      
      ***
      Однако, однако, однако... Самому себе я задаю вопрос:
      "А откуда взялся этот единый государственный экзамен?". Говорят, что из вялотекущего Болонского процесса. А кто навязал школе этот процесс, который в европейской системе образования прошел несколько столетий, прежде чем полу- чились те результаты, которые в России всегда оценивались высокой формулой "европейски образованный человек"? На- вязали те люди, которые имели и имеют самые отдалённые представления о школах своего Отечества. О школьных учителях, которым преподнесли ЕГЭ как некую непреходя- щую ценность. О школьниках, которые давно уже исключили из своего духовного мира мотивацию к образованию как цен- ность. О родителях этих учеников, которых хотели убедить, что теперь им не нужно будет давать немалые взятки, чтобы их чада поступили в ВУЗ, - это тоже объявлялось немалой ценностью. То есть, эти, абсолютно по принципу Питера, достигшие предела своей некомпетентности люди с самого начала запутались в системе ценностей. С точки зрения акси- ологии, такая сумятица в методологии называется "постро- ить нечто из ничего". У технологов нейролингвистического программирования есть тезис: "карта - не территория". Это означает, что наши представления о мире на самом деле этим миром не являются.
      
      
      
      
      
      Я уверен, что организаторы Болонской конвенции как раз и оказались в плену этого тезиса. Они видели карту, но не пони- мали, что перед ними всего лишь схема, но не территория пе- дагогического пространства. Поэтому ЕГЭ не имеет никакого отношения к повышению качества образования.
      "... Сегодня ситуация в школьном образовании откровен- но лживая или, говоря мягче, имитационная. Дети делают вид, что учатся, учителя - что учат, управленцы - что управляют. И это имеет разлагающие последствия не только в образова- тельном, но и в социальном плане. ""Если 60-80% детей - отмечал известный директор одной из московских школ А.А. Пинский, - годами занимаются тем, что им не нужно и непосильно, а потом должны делать вид, что они это знают, сдают - это развращающее действует на одно поколение за другим" (из книги Д.Г. Левитеса).
      
      ***
      А теперь я предоставляю слово своему другу Гурееву Е.М., старейшему учителю математики, методисту, проработавшему несколько десятилетий в провинциальном поволжском горо- де; кроме того, он оригинальный мыслитель, яркий писатель и поэт. В статье "Школа и общество" на страницах альманаха
      "МИР" 2010, Љ2, главным редактором которого Е.М. и явля- ется, он делится своими, накопившимися за многие годы, ито- говыми размышлениями. Эти размышления прямо связаны со всей педагогической тематикой, затронутой мною.
      "За все время работы в школе (учитывая и наличие мсти- тельных в быту педагогов) я не видел ни одного учителя, который бы сознательно мстил ребенку. Этот факт ещё нуж- но анализировать: что-то такое есть в этой профессии, что заставляет даже мстительного в быту педагога никогда не мстить детям. Вина массового учителя только в том, что он сломался! А какова вина тех, кто его ломает?!! От отчаяния, от беспомощности, от отсутствия каких-либо действенных
      
      
      
      
      
      методов воспитательного воздействия ломаются учителя. И не только...
      Прессинг сверху на учителя куда более зловещ, чем прес- синг снизу. Объективно же сломавшийся учитель выполняет деструктивную функцию в обществе. Мы говорим о наркома- нии, алкоголизме, терроризме, нарушении принципа "не убий". О дедовщине в армии, о правовом беспределе и.т.д. Но очень ли часто вспоминаем, что участники перечисленных явлений учились в школе. Семья, улица, СМИ, школа (не снимая от- ветственности с самого человека) лежат в основе этого обще- ственного негатива. Кажется странным, что массовый учитель не считает себя причастным к нему. Ни в коей мере не хочу отрицать, что даже учителя - функционеры негативных явле- ний - помимо негатива делают и что-то общественно-полез- ное. Но ведь дело не в наших эмоциональных оценках, а в том, что общество движется к катастрофе. И нужен диагноз, пре- жде чем начать лечение. Прошумел сериал "Школа"... Многие возмущались: такого в школе быть не может! Конечно, школы разные и самый опытный педагог не может этого не учитывать, переходя из одной школы в другую. Кроме общекультурного уровня государства в этом плане имеет значение культурный уровень города (села, микрорайона), микрорайона школы, кон- кретного класса, и опытный педагог, успешно использующий арсенал своих педагогических средств в одной школе, может оказаться совершенно беспомощным в другой школе, в другом классе. Просто об этом не принято распространяться. Просто совершенно беспомощные наши органы образования и Рос- сийская академия образования ищут "крайнего" и находят его в учителе. И зачем же тогда наши органы будут давать повод думать, что только что упомянутая иерархия имеет какое-ли- бо значение? Уже на протяжении нескольких десятилетий эта своеобразная педагогическая лысенковщина заявляет, что при- чиной всех бед является учитель и именно учитель. Каким об- разом миллионы учителей оказываются слабоумными, пройдя
      
      
      
      
      
      через высшее педагогическое образование, этот вопрос умал- чивается. Лозунг "Нет плохого ученика - есть плохой учитель" лишь один из демагогических инструментов бития учителя по голове и защиты педагогической номенклатуры. Не вдаваясь в детали этого лозунга, попробуем применить его в более широ- ком плане и на тех же основаниях, на которых он применяется к учителю: "Нет плохих учителей - есть плохие директора",
      "Нет плохих директоров - есть плохие органы образования",
      "Нет плохих органов образования - есть плохое министерство, плохая Академия педагогических наук", - пойти дальше в этом декларационном списке!?
      Так вот школы - разные. Я лично смотрел сериал и думал о том, что от такого класса и от таких учеников я лично не отка- зался бы. Показанная школа, наводящая ужас на всю страну, - совсем не из самых худших. При всей своей педагогической запущенности, у учеников показанной школы глаза светятся разумом, ученики способны размышлять, сопереживать. Ну, а когда - дети наркоманов, алкоголиков, когда в глазах беспро- будная злоба, смеющийся цинизм, почти полное отсутствие разума? Это страшно!
      Почему фильм не явился зажигалкой общественного мне- ния? Почему общественное мнение потухло? Видимо, что-то ещё не произошло из ряда вон выходящее, что рано или поздно должно произойти, что зажжет общественное мнение хотя бы на том уровне, на котором оно оценивает дедовщину, положе- ние в милиции - и, как всегда, с опозданием". <...>
      "Гуманитарное образование как таковое прекратило своё существование вскоре после 1917года. И всё же фильмы, ли- тература, неся на себе большой идеологический заряд, не могли полностью освободиться от элементов гуманитарного, гуманистического образования. Сейчас рухнуло и это. Гума- нитарное образование считается не престижным, безденеж- ным. А ведь гуманитарное образование должно пронзать все сферы жизни и не быть подверженным утилитарному подходу.
      
      
      
      
      
      Утилизация такого образования есть утилизация всего наше- го быта, утилизация человеческих отношений. Должно быть ровно наоборот: нельзя допускать человека без полноценного гуманитарного образования к руководству коллективом. О том же, какими мастодонтами являются многие современные руко- водители трудовых коллективов, знают многие из нас и по сов- местной работе, и по посещению различных номенклатурных кабинетов". <...>
      "Что касается компьютерных технологий, то наконец-то появляются революционные возможности качественно улуч- шить процесс обучения, да и воспитания тоже. Но при одном условии: при правильном использовании этих технологий. Однако то, что происходит с этими технологиями, внушает серьёзные опасения, что и они могут быть скомпрометирова- ны, превратившись из революционного метода в очередную игру учителей. Это большой и важный вопрос, и ему мы пос- вятим соответствующие материалы в последующем выпусках альманаха. А сейчас самое основное.
      Ограничимся компьютерными обучающими программами, которые и должны сыграть решающую роль в образовании. Пока что весь шум и вопли восторга по их поводу напоминают такой же шум и такие же вопли в связи с реформой учебни- ков по математике, завершившиеся полным фиаско. История, похоже, повторяется. Непонятно, кто составляет эти учебные компьютерные программы. Остановлюсь на учебных програм- мах по математике. Насыщенные мультимедийными средства- ми, эффектными картинками, музыкой и прочими посторон- ними для математики прелестями, они дают несопоставимо меньший эффект по учебной насыщенности и значимости. Эффектные компьютерные программы, конечно, вполне воз- можны, но почему-то не реализуются. Пока всё, что мне лич- но встречалось, это пустышки, которые можно использовать на уроках пения, рисования и эстетики, но никак не на уроках математики...".
      
      
      
      
      
      <...> "По моей весьма грубой оценке, компьютерные тех- нологии при правильном их использовании должны бы дать эффект, превосходящий обычные технологии в сотни, если не более раз! Почему этого не происходит? Я этого рационально объяснить не могу. Разве что предположить теорию заговора?"
      
      ***
      На последнее замечание моего уважаемого друга я, пожа- луй, могу ответить. Заговора, скорее всего, нет. Но есть ста- рая советская привычка превращать любой хороший замысел в состояние доведения до абсурда. Как в старом же советском анекдоте: весь пар выпускать на гудок, в результате чего паро- воз гудит во всю мощь, но с места не движется.
      Вот, к примеру, начальник Управления образования ЮАО г. Москва г-жа Минько в интервью газете "Южные горизон- ты", 15.09.11, бойко рапортует: "Мы стараемся достичь со- ответствия профессионального уровня учителя требовани- ям современности. Современный учитель должен не только в совершенстве знать свой предмет, владеть современными технологиями педагогической деятельности, но и работать с различными информационными источниками, использовать мультимедийные технологии". Что подразумевается под пос- ледней фразой? Каким-то высокопоставленным жлобам (по- другому я не могу их назвать!) втемяшилось в их мудрые го- ловы, что каждый учитель и классный руководитель, кроме множества бесполезных бумажных отчетов, должен ещё вес- ти так называемый "электронный журнал", т.е. передавать на сайты компьютеров родителей (как будто они есть у всех!) все оценки, полученные их сыном или дочерью за учебный день, за четверть или семестр, за полугодие, за год. Обычные клас- сные журналы, которые с благоговением просматривали на родительских собраниях папы и мамы, обычные дневники, в которых выставляются все оценки по всем предметам, т.е. мно- говековой школьный опыт отвергается ради возникшей моды
      
      
      
      
      
      на ИКТ. Пожилые учителя, как правило, если они не овладели компьютером в молодости (а где было им овладеть? и зачем?), не в состоянии "осуществлять этот так называемый "инно- вационный проект". Их дискредитируют, требуют от них то, чего они делать не должны, не умеют и уже не научатся. Кроме
      "электронных классных журналов" распоясавшаяся школьная администрация требует предоставлять ей информацию всех видов только распечатанной на компьютере.
      Учителям передают информацию тоже только в электрон- ном виде. А если у вас нет компьютера, то вы информацию не получите - и окажитесь виноваты в неисполнении требований начальства.
      Господа учителя! Запомните: все эти требования являют- ся абсолютно неправовыми действиями и административным произволом.
      Для самозащиты ссылайтесь на статью 3 Трудового ко- декса РФ: "Запрещение дискриминации в сфере труда". Руко- водство школы обязано, в любом случае предоставлять Вам информацию, распоряжение и т.п. в двух видах: электронном и на бумажном носителе. Информация, переданная только в электронном виде, не является официальном документом и даже не рассматривается в суде как вещественное доказательс- тво: по тем или иным причинам вы могли её не прочитать.
      Вы же представляете требуемую информацию в той фор- ме, которая для Вас доступна и удобна. Эта информация нужна не вам, а тому, кто её требует, поэтому его забота офор- мить её для своих нужд. Все остальные требования - неза- конные.
      Кстати, по поводу электронных журналов. Администра- тивная мысль не стоит на месте и всегда движется - в сторону лжи. В данном случае, в двух направлениях. В одном - учи- телям исподволь рекомендуется фиксировать на родительских сайтах оценки выше, чем те, которые выставляются за урок в обычном классном журнале: на радость родителям и для пре-
      
      
      
      
      
      стижа учителя и школы. Во втором - учителям рекомендуют выставлять оценки ниже, чем в классном журнале: чтобы вы- звать беспокойство родителей и повысить их ответственность за учёбу детей.
      Господа учителя, учтите, что такая двойная бухгалтерия, независимо от её целей, может рассматриваться как служеб- ный подлог на основании статьи 292 Уголовного кодек- са РФ.
      Ещё одно потрясающее новшество. Руководитель Депар- тамента образования Москвы г-н Калина порадовал в нача- ле учебного года сообщением о том, что в некоторых школах уже с 1-го класса детей будут обучать с применением ИКТ на персональных ноутбуках. Прокомментирую это радостное со- общение с помощью газеты "Книжное обозрение": "То, что у большинства психологов, педагогов, врачей вызывает тревогу, его восхищает. То, что среднестатистический подросток полу- чает и отправляет в день несколько сотен SМS, но при этом плохо умеет поддержать личный разговор, что множество лю- дей испытывают физическую ломку, как наркоман, оставшись без доступа к интернету, что масса людей, оставшись на улице без мобильного телефона, начинает испытывать тревогу и дис- комфорт, что дети, выросшие в таких условиях, не могут раз- вить способности к глубокому анализу и качественному усво- ению информации, что привычка прыгать по сайтам без цели, нигде не задерживаясь, порождает массу людей с симптомами дефицита внимания, даже если такой диагноз не поставлен". (КО, 2011, Љ17, рецензия по книгу М. Хороса "Всемирный ра- зум") - все это педагогических чиновников не беспокоит.
      Они, как часто бывает в России, подобно герою пьесы А.В. Сухово-Кобылина "Смерть Тарелкина", следуют "впере- ди прогресса".
      И для тех, обычно умных и опытных учителей, которые с большим сомнением относятся ко всем этим лженовациям, у директоров школ и других образованцев-прогрессистов заго-
      
      
      
      
      
      товлена сакраментальная фраза, которой они очень гордятся:
      "Ваша методика - это вчерашний день!".
      Я позволю себе спросить: что это - глупость или наив- ность? Во "вчерашнем дне" остались вполне приличная куль- тура и не самое плохое образование, а чем радует "сегодняш- ний день"? Дерьмовой культурой и говённым образованием, о чём говорят на всех перекрёстках. И умным, опытным учите- лям педагогические чиновники предлагают добровольно влип- нуть в это дерьмо?
      Дело-то очень серьёзное. Автор двухтомного исследования
      "Эволюция человека" Александр Марков, выступая на презен- тации книги в зале ЦДХ, заметил, что никаких ступеней у эво- люции нет, и идёт этот процесс сам по себе, а вовсе не "по пути усовершенствования". И эволюция homo sapiens - лишнее тому доказательство. Жители раннего палеолита, не получав- шие всю необходимую для выживания информацию "на блю- дечке", были интеллектуальнее нас. Мы явно не умнеем, даже, наоборот - за последние 20 000 лет мозг человека уменьшился (КО,Љ24,2011). За последние 100 лет на "поглупение" челове- ка оказали влияние как раз электронные средства коммуника- ции: кино, радио, телевизор, мобильник, компьютер и..., что ещё "день грядущий нам готовит" в ХХI веке, на радость че- ловечеству, полюбившему забавляться опасными игрушками?
      
      ***
      Так откуда же взялись, выкристаллизовались все те явле- ния в школьном образовании, которые на предыдущих страни- цах добросовестно проанализировали люди, видящие кризис- ное состояние российской школы?
      Источник один, повторю ещё раз. Рабство и унижение учи- тельства, школы, всего образования в целом. От рабства и уни- жения рождается ложь, нарастающая по экспоненте. В итоге, то, что мы имеем, нужно называть не образованием, а "обра- зованщиной".
      
      
      
      
      
      Лгала и советская школа, но не так. И причина была оче- видной: являясь важнейшей составляющей идеологического оболванивания советского народа, школа не могла не лгать, это был вопрос самосохранения.
      Но из советской школы вышел последний великий чело- век ХХ века: учитель математики и физики Александр Иса- евич Солженицын. Ему и принадлежит это уничижительное слово - образованщина. Так называлась его статья, написанная в январе 1974 года, незадолго до ареста и высылки из страны. Она вошла в сборник "Из-под глыб", изданный издательством УМСА-PRESS в Париже в этом же году и вызвала возмущение и критику в западническом крыле диссидентского движения, т.к.
      "образованщиной" автор назвал советскую интеллигенцию.
      Прошло почти 40 лет. Как звучат ныне основные положе- ния статьи великого русского писателя? Цитирую "Образован- щину" по тому самому сборнику "Из-под глыб", 1974 г.
      "Так, никогда не получив четкого определения интелли- генции, мы как будто и перестали нуждаться в ней. Под этим словом понимается в нашей стране теперь весь образованный слой, все, кто получил образование выше семи классов школы. По словарю Даля образовать в отличие от просвещать оз-
      начает: придать лишь наружный лоск.
      Хотя и этот лоск у нас довольно третьего качества, в духе русского языка и верно по смыслу будет: сей образованный слой, всё то, что самозванно или опрометчиво зовётся сейчас
      "интеллигенцией", называть "ОБРАЗОВАНЩИНОЙ". <...>
      "Что искаженный труд и искалеченные люди - верно. Я и сам, достаточно поработав школьным преподавателем, могу горячо разделить эти слова и ещё добавить сюда много разрядов: техников-строителей, сельхозтехников, агрономов... Школьные учителя постоянно задерганные, заспешенные, уни- женные люди, да ещё и в бытовой нужде, что не оставлено им времени, простора, и свободы формировать собственное мне- ние о чем бы то ни было, даже находить и поглощать непов-
      
      
      
      
      
      режденную духовную пищу. И не от природы и не от слабости образования вся эта бедствующая провинциальная масса так проигрывает в "одушевленности" по сравнению с привилеги- рованной столично-научной, а именно, от нужды и бесправия. Но оттого нисколько не меняется безнадёжная картина рас- плывшейся образованщины, куда стандартным входом служит самое среднее образование". <...> "Обществу столь порочному, столь загрязненному, в стольких преступлениях полувека со- участному - ложью, холопством радостным или изневольным, ретивой помощью или трусливой скованностью, - такому обще- ству нельзя осчастливиться иначе, как пройдя через душевный фильтр. А фильтр этот - ужасный, частый, мелкий, имеет ды- рочки как угольные ушки - на одного. Проход в духовное буду-
      щее открыт только поодиночно, через продавливание.
      Через сознательную добровольную жертву".
      <...> "Слово "интеллигенция", давно извращенное и рас- плывшееся, лучше признаем пока умершим. Без замены интел- лигенции Россия, конечно, не обойдется, но не от "понимать, знать", а от чего-то духовного будет образовано то новое слово. Первое малое меньшинство, которое пойдет продавливаться через сжимающийся фильтр, само и найдёт себе новое опреде- ление - ещё в фильтре или уже по другую сторону его, узнавая себя, и друг друга. Там узнается, родится в ходе их действий. Или оставшееся большинство назовет их без выдумок просто праведниками (в отличие от "правдистов"). Не ошибемся, на- звав их пока жертвенною элитой. Тут слово "элита" не вызо- вет зависти ничьей, уж очень беззавистный в неё отбор, никто не обжалует, почему его не включили: включайся, ради Бога!
      Из прошедших (и в пути погибших) одиночек составится эта элита, кристаллизуется народ".
      <...> "И если написать крупными буквами, в чем состоит наш экзамен на человека:
      НЕ ЛГАТЬ! НЕ УЧАСТВОВАТЬ ВО ЛЖИ! НЕ ПОДДЕРЖИВАТЬ ЛОЖЬ! -
      
      
      
      
      
      то будут смеяться над нами не то, что европейцы, но арабские студенты, но цейлонские рикши: всего-то столько от русских требуется? И это - жертва, смелый шаг? А не просто признак честного человека, не жулика?
      Но пусть смеются грибы другого кузова, а кто в нашем да- виться, тот знает: это действительно очень смелый шаг. Потому что каждодневная ложь у нас - не прихоть развратных натур, а форма существования, условие повседневного благополучия всякого человека! Ложь у нас включена в государственную систему, как важнейшая сцепка её, миллиарды скрепляющих крючков, на каждого приходиться десяток не один".
      <...> "И как разнообразны формы лжи, так разнообразны и формы отклонения от неё. Тот, кто соберёт своё сердце на стой- кость и откроет глаза на щупальцы лжи, - тот в каждом месте, всякий день и час сообразит, как лучше поступить".
      Злободневно, красиво, мужественно звучат строки Солже- ницына и сегодня, не правда ли?
      Свои мысли он завершит буквально перед арестом в не- большом эссе "Жить не по лжи".
      Справедливы ли эти заповеди и сегодня, даже если отнести их только к нашей теме в сфере образования?
      Любой честный человек, учитель, прежде всего, не может не сказать: "Да!", - и ныне статья Солженицына читается как отклик на злобу и ситуацию сегодняшнего дня.
      А раз ничего за 40 лет всерьёз не изменилось и, говоря сло- вами поэта Марка Белого:
      "Мы ждём, когда же ты умрешь Над правдою царица-ложь", -
      
      то окончательно изменилось другое: престиж учителя, само- уважение учителя и уважение к нему.
      Ибо давно уже российские школы выпускают и создают
      "класс тёмных людей". Это даже не образованщина, а "полу-
      образованщина". Полуобразованность же - это то, что Библия
      
      
      
      
      
      назвала словом ХАМ. Хам - человек, чуть хвативший про- свещения. Настолько, чтобы не бояться нарушить табу. Но не настолько, чтобы своим умом и опытом дойти до правильных истин. "Je ne sais pas, on je vais, mais jy vais, resolument" - Я не знаю куда иду, но иду туда решительно.
      Ещё раз об образованщине. М.С. Коган в статье "Системно- синергетический подход к построению современной педагоги- ческой теории", анализируя концепцию РАО о соединении об- разования с наукой, а не с культурой и критикуя, в частности, позицию покойного Б.С. Гершинского, согласно который сама культура сводится к "высшему проявлению человеческой обра- зованности и профессиональной компетентности", пишет, что лишенной духовного содержания, ценностей, идеалов, "ско- собоченной" в такой культуре становится и школа. "А.И. Сол- женицын, имел все основания назвать её деятельность "образо- ванщиной". Хотя это грубовато звучащее слово очень не любят в Академии образования, оно точно характеризует реальное положение дел, потому что идеальным воплощением научной образованности следует в наше время признать компьютер..." Далее М.Коган цитирует учебное пособие академика Б.М.Бим- Бада "Педагогическая антропология", в котором религиозная вера объявляется... "видом знания", дополняющем науку и философию, и комментирует: "Трудно поверить, что в начале ХХI века в таком научном учреждении как педагогическая Ака- демия, возможно отождествлять науку и мистику, возвращая педагогику к позициям средневековой теологии...". Здесь же М.Коган сообщает, что некоторые академики РАО подвергли принципиальной критике (в частности, В.В. Краевский) пред- ложение самого Президента Академии господина Никандрова
      "реабилитировать и ввести в действие печально-знаменитую триаду мракобеса графа С. Уварова "православие, самодержа- вие, народность", отвечающую антипросветительским и анти- декабристским идеям Николая I..." (Цитир. по сборнику "Си- нергетическая парадигма. Синергетика образования". М., 2007).
      
      
      
      
      
      ***
      Уже упоминавшаяся г-жа Минько в том же интервью "Ин- новация в школе" отвечает на вопрос журналиста о проведе- нии "года учителя" в ЮАО:
      - В год учителя в нашем округе разработана специальная программа повышения статуса учителя, которая включает мероприятия, направленные на популяризацию учительской профессии в обществе, совершенствование профессиональ- ного мастерства педагогических работников. <...> Среди наиболее ярких и значимых событий хочу отметить цере- монию награждения победителей конкурса "Учитель года Москвы" и торжественное открытие Года учителя в Южном округе, конкурс инновационных разработок на соискание Гранта ЮОУО, конкурс инновационных разработок воспи- тателей групп раннего возраста "Малыш столицы", проект
      "Сто вопросов к мэтру",... фестивали педагогических идей по всем школьным предметам, литературно-музыкальный вечер "Литературный венок России"..., награждение абсо- лютных победителей окружного фестиваля гуманитарных предметов "Содружество муз" в музее-заповеднике "Коломен- ское" <...>
      Инновационный опыт учителей традиционно представля- ется педагогическому сообществу на мастер-классах, семина- рах, педагогических чтениях. Учителям-новаторам предостав- ляется возможность размещать свои методические материалы на сайте Окружного методического центра...
      Только в этом году представлены на присвоение почетно- го звания ""Заслуженный учитель РФ", "Почетный работник образования", Грант Президента РФ и премию мэра около 350 педагогических работников".
      Как там, у Николая Гумилёва?
      "И, как пчёлы в улье опустелом, Дурно пахнут мёртвые слова".
      
      
      
      
      
      "Живыми словами" чиновнику образования отвечает Уполномоченный по правам ребёнка г. Москвы Е. Бунимович в предвыборном бюллетене РОДП "Яблоко", ноябрь 2011 г.:
      "В прошлом году у нас в стране был не просто День, был целый год Учителя. А что в итоге? Нашёл в интернете вроде бы нужную ссылку: "Год Учителя на сайте Минис- терства образования и науки". Кликнул. Всё-таки Интернет беспощаден. Выдал мне с компьютерной прямотой: "Несу- ществующая страница". Всё. Провели Год учителя - и с глаз долой.
      Главная цель Года учителя была (см. Указ Президента) -
      "повышение престижа профессии учителя" и, соответственно, привлечение молодёжи в профессию. И каковы здесь резуль- таты? По только что опубликованным данным директора де- партамента профобразования Минобрнауки, в этом году у нас в педагогические ВУЗы недобор студентов даже на бесплат- ные бюджетные места. Это - к вопросу о повышении прести- жа профессии. Тенденция очевидна. При этом большинство из тех, кого всё-таки набрали, пришли в педвузы с самыми низ- кими баллами. А если ещё учесть, что из этих поступивших в дальнейшем на работу в школу дойдёт - по официальной ста- тистике - хорошо, если треть... И в этой критической, катаст- рофической ситуации в очередной раз декларируются высоко- технологическая модернизация образования, смена поколений и прочие красивые лозунги. Только иллюзий не осталось, по- жалуй, уже ни у кого.
      Модернизация - с кем? Смена поколений - на кого? Опыт стран, проводящих ныне образовательные реформы, однознач- но демонстрирует, что успешны только те из них, где главные вложения - в учителя. Вложения финансовые, социальные, ин- формационные".
      А зачем, собственно, нужно было проводить Год учителя? Скажете, ради Бога!!! Ради заключительного шоу в Кремлёв- ском дворце, на котором даже не хватило наград на двоих по-
      
      
      
      
      
      бедителей конкурса "Учитель года"? Второго "Пеликана" при- шлось заказывать...
      Не проще ли было бы в каждую школу, хотя бы только московскую, разослать материалы социологического исследо- вания "Московский учитель глазами горожан", проведенного по заказу Правительства Москвы индивидуальным предпри- нимателем М.С. Филем в 2010г.? Эти результаты исследования оригинально представил писатель Александр Зенкин в статье
      "Философ и крах престижа учителя". (Российская философс- кая газета, декабрь 2011г.). В процессе опроса москвичей вы- явились удивительные вещи.
      "На вопрос: "Какие основные проблемы в профессиональ- ной деятельности московского учителя вы можете выделить?" 47,1% респондентам наиболее актуальной представляется проблема низкого уровня оплаты учительского труда. Высокое значение москвичи придают и проблемам нехватки молодёжи в учительских коллективах - 40,4%. В качестве основной, что, безусловно, является тревожным сигналом для системы сто- личного образования, для 43,3% респондентов оказалась про- блема недостатка уважения к учителям со стороны учеников".
      <...> "С мнением о том, что работа учителя одна из самых престижных и уважаемых в нашем обществе. полностью согла- сились лишь 15,8%, а "скорее согласились" 35,3% москвичей, принявших участие в исследовании... При этом категорически не согласились с приведённым высказыванием около десятка процентов респондентов. То есть, даже в таком простейшем и имеющем очевидный ответ вопросе, нет "чётко сформулиро- ванного, доминирующего общественного мнения!".
      "Полностью согласились с негативной характеристикой людей, идущих работать в школу, также около десяти процен- тов москвичей. Однако зафиксирована значительная группа москвичей, условно соглашающихся с тем, что работать в шко- лу идут те, кто не может найти себе более престижного места работы. Соответствующий вариант ответа выбрали 40,8% мос-
      
      
      
      
      
      квичей, ответивших на вопросы анкеты. Этот вариант ответа является самым популярным среди всех предложенных..."!
      <...>
      "...На вопрос: "Насколько Вы согласны с высказыванием о профессии учителя: "Чтобы работать в школе, нужно осо- бое призвание, фактор престижа работы и оплаты труда при этом не имеет решающего значения", если суммировать все результаты, то число в целом согласившихся с предложенной позицией москвичей, составляло 71,2%. "Из полученных ре- зультатов можно сделать вывод о том, - далее размышляют исследователи, - что в обществе существует доминирующее представление об учителе как о человеке, имеющем особое призвание работать в образовании, не мотивированном высо- кими заработками и другими благами, предоставляющимися человеку работой в школе".
      "...На вопрос: "Насколько Вы согласны с высказыванием о личности учителя: "Учитель должен соответствовать высоко- му нравственному идеалу и воспитывать детей и молодежь на личном примере?" - практически не нашлось не согласив- шихся с этой точкой зрения".
      "Полученные результаты свидетельствуют о том, - далее гласило исследование -что, несмотря на признание значитель- ной частью москвичей невысокого социального статуса совре- менного учителя в Москве, отсутствия у него возможностей устроиться на более высокооплачиваемую работу, москвичи ставят перед учителем очень высокие задачи в плане необхо- димости соответствия последнего нравственным идеалам...
      Практически половина респондентов полностью согласи- лась с тем, что учитель должен постоянно работать над собой, заниматься самосовершенствованием...".
      "...На вопрос: "Хотели бы Вы, чтобы кто-либо из Ваших близких (дети, другие родственники) выбрал профессию учи- теля?! - "большая часть москвичей, принявших участие в ис- следовании, склоняется к варианту "нет". Ответ "да" вы-
      
      
      
      
      
      брали лишь шесть процентов респондентов!" Но ведь этот показатель свидетельствует, по сути, о совершенно ничтожном престиже данной - величайшей, важнейшей! - профессии жи- телей города!".
      
      ***
      Что ж, каков привет, таков и ответ!
      На основании результатов данного исследования я обраща- юсь к Министерству образования и науки с незамедлительном предложением: в ближайший же год провести "Год поминок по российскому учителю". Далее я хочу акцентировать вни- мание читателей на том беспрецедентном факте, что негатив- ную оценку московскому, а, следовательно, и российскому учителю в целом, даёт общество, которое тяжело, возможно, бесповоротно больно, которое уже много лет находится в со- стоянии перманентного кризиса. Давно уже все согласились с ходячим афоризмом: "каждый народ имеет то правительство, которое он заслуживает".
      Почему же не согласиться с модифицированной формой афоризма: "каждое общество имеет таких учителей, которых оно заслуживает"?
      Выдающийся английский полководец герцог Артур Вел- лингтон сказал в 1815 году: "Битва при Ватерлоо была выигра- на на игровых площадках Итона".
      Выдающийся политический деятель Германии князь Отто Бисмарк сказал в 1868 году: Битву при Садовая выиграл школь- ный прусский учитель".
      Следовательно, народы Великобритании и Германии за- служивали таких учителей, которые вырастили и воспитали поколения победителей.
      Но как может общество, народ России, требовать для вос- питания своих детей каких-то необыкновенных виртуальных учителей-бессеребренников, которые, если и существовали, то преимущественно на экранах советских кинофильмов, и в
      
      
      
      
      
      то же время считать современных, реальных учителей людьми мало пригодными для работы с его отпрысками и не заслужи- вающими уважения!? Какой великолепный пример лицемерия и двоемыслия! Социологи, вероятно, не ставили перед собой такой задачи, но провели одновременно и второе исследова- ние: о состоянии менталитета московского общества. Результа- ты оказались на лицо: позор! Этот народ забыл, как и сколько раз за столетие он предавал и отдавал на растерзание палачам свою интеллигенцию, рукоплеская очередным казням, распра- вам, изгнаниям.
      В благодарность за предательство русская интеллигенция выдавала свой народ на растление. Духовное и умственное измельчание и обнищание общества неизбежно приводило к замещению лучшей части нации, её духовной элиты - сурро- гатом: образованщиной. За десятки лет в терроре, в войнах, в бесконечных издевательствах над мыслью и словом выжили те, кто мог и хотел приспособиться любой ценой. Традиционный
      "настоящий русский интеллигент" в таком обществе просто не выживает.
      Это общество, которое ещё недавно гордилось Синдро- мом Социальной Исключительности - на том основании, что социалистический строй обладает высоким превосходством по сравнению со всеми прочими строями и режимами. Это общество, национальный менталитет которого внезапно по- разил комплекс неполноценности и массовый депрессивный синдром в годы "перестройки" и последующих лет: Россия не выдержала испытания правдой об уходящем веке - слиш- ком мало времени, слишком много правды. Но наступила не жажда очищения от лжи, не жажда покаяния в грехах, к чему призывали ещё сохранившиеся светлые умы нации, а жажда реванша. В результате Синдром Социальной Исключительнос- ти, вступив в самоотрицающую стадию Синдрома Социальной Неполноценности, диалектически преодолел её и превратился в нечто невиданное: в комплекс Социальной Сверхнеполно-
      
      
      
      
      
      ценности. Рефлекс национального самосохранения подсказал на уровне коллективного бессознательного единственный вы- ход из состояния депрессивного синдрома: признать, что мы - лучше всех, потому что мы - хуже всех! Детское, но здоровое инфантильное самоутверждение. На комплексе Социальной Сверхнеполноценности и был взращён, укрепился и пока ещё предполагает долго держаться бонапартистский режим пол- ковника В.Путина. В здоровом обществе он не продержался бы и одного года.
      В середине 90-х годов прошлого века в российском обще- стве начинает складываться, набирать силы и в конце концов торжествовать новая могущественная формация (или сосло- вие?), резко и враждебно противоположная тонкому слою рос- сийской элиты. Наступает время победивших быдлизма и йеху- изма. Понятие "быдло" как социальный феномен обосновали и дали ему развёрнутую дефиницию выдающиеся социологи А.А. Пелипенко и И.Г. Яковенко в статье "Быдло", опублико- ванной в журнале "Родина", 1996г., Љ6. Выдающийся иссле- дователь социокультурных феноменов коммунизма и фашизма И.И. Гарин в 1994 г. опубликовал шеститомное исследование
      "Йехуизм". В 2003 г. известный философ и педагог В.А. Разум- ный изложил свою концепцию о наступлении эпохи быдлиз- ма и йехуизма в книге "В поисках смысла. Очерки всеобщего йехуизма".
      Быдлизм - это стиль поведения, образ мышления, образ жизни. Чаще всего он предстает в образе хама, обрадованного тем, что "начальство ушло".
      Названные мною специалисты в области общественных наук, считают, что к быдлу следует отнести 2/3 населения России (это на рубеже двух веков, двух тысячелетий!). Быд- ло всегда себе на уме, знает, как из любой ситуации "выжать" максимальное количество благ лично для себя. Авторы статьи
      "Быдло" очень удачно назвали эту неискоренимую потреб- ность быдла извлекать из всего выгоду простонародным сло-
      
      
      
      
      
      вом "хитрожопость". В то же время быдло труслив, подобос- трастный лакей с вышестоящими. Однако он отыгрывается на нижестоящих, или на тех, кто не способен действовать его методами. Раб и тиран в одном лице, быдло легко становится мучителем и палачом.
      Принадлежность к сословию интеллигенции значения не имеет, т.к. среди интеллигенции слишком много образован- щины. Интеллигентом он может быть только по социальным функциям, в советском понимании слова. Очень часто люди, возомнившие себя элитой, в действительности по своим эти- ческим и эстетическим параметрам принадлежат к категории
      "быдло", в том числе и в творческой среде. "Обыдливание" достигает особенно яркого и успешного результата в массовой культуре. Выдающийся кинорежиссёр А. Сокуров, недавно удостоенный высшей награды Венецианского кинофестива- ля "Золотого льва" за фильм "Фауст", пишет в своей книге
      "В центре океана": "Замена искусства аудивизуальным това- ром привела к беспримерному гиперболическому развитию массовой культуры, парализующей всю духовную жизнь об- щества. Сведенная к быстро перевариваемой, неприхотливой пище, она опускает вкус потребителя до скотского уровня. Масскультура поглощает религию, искусство, не позволяет развиваться гражданскому обществу. В виде своего клона - те- левидения - она проникает всюду и действует на человека как разрушительный, оглушающий транквилизатор. Расширение границ визуального воздействия - опасный инструмент. При определённых условиях он может нанести неизлечимые раны".
      Не менее опасно проникновение быдла в высшие эшелоны власти. Тогда мы имеем торжествующую "быдлократию".
      "Йехуизм", - понятие, производное от свифтовских "не- людей", йеху из четвёртой части "Путешествий Гулливера". Концепция И.И.Гарина - радикально антикоммунистическая и антифашистская - под йехуизмом понимает сущность право- го и левого тоталитаризма с его антикультурой - "рексизм":
      
      
      
      
      
      В томе первом исследования автор пишет: "Величайшее зло тоталитаризма в том, что даже рухнув, он производит себя. Как на развалинах диктатуры обычно возникает новая, так на разрушенном сознании изнурённого народа нельзя возвести дворцы разума. Тотальное ожесточение и тотальную беспо- щадность нельзя враз переделать в милосердие. Закат тотали- таризма ещё более мрачен, чем его подъём".
      Российское общество, русский народ всё ещё продолжа- ет находиться в стадии заката тоталитаризма. А это - не
      "Закат Европы"! Добавим ко всем перечисленным выше пси- хосоциальным феноменам ещё один: нарастающее с каждым годом религиозное мракобесие, охватывающее все слои обще- ства сверху донизу. Наблюдается не возвращение к исконно- му православию русского народа на основе принципа свободы совести, а что-то явно не христианское, близкое к мифологии и идолократии.
      Любезные господа, какой же антропологический, экономи- ческий, социальный, культурный материал Вы предоставляете школе и учителям для выполнения их главной задачи - обуче- ния и воспитания молодого поколения? Что вы нам преподно- сите в стадии "Заката тотала"?
      17.09.2011г. по инициативе КПРФ в связи с предвыборной кампанией по выборам в Госдуму в Москве прошел Конгресс российского образовательного сообщества. Результаты по- литики правительства и "партии власти" ("Единая Россия") отражены в Резолюции Конгресса. Некоторые из них привёл депутат ГД, зампред комитета по образованию Олег Смолин в информационном бюллетене МГИ КПРФ "Правда Москвы", октябрь 2011г.
      1. По данным общественной палаты РФ финансирование образования составляет лишь половину от минимальной потребности.
      2. В стране отсутствуют точные данные о количестве детей, не получающих школьного образования. По заявле-
      
      
      
      
      
      нию представителя Генпрокуратуры, их число приближа- ется к двум миллионам.
      3. Обесценен высококвалифицированный труд вообще и труд педагогов в особенности. По данным Росстата, заработ- ная плата в сфере образования, включая профессоров ву- зов, составляет менее 2/3 от её уровня в промышленности.
      4. Разрушается единое образовательное пространство страны: в разных регионах финансирование в расчете на одно- го различается более, чем в 10 раз, а заработная плата учителя колеблется от 5-7 тыс. до 30-40 тыс. рублей.
      5. До предельно низкого уровня упали стандарты нравс- твенности и социального поведения. Россия занимает первые или вторые места в мире по уровню умышленных убийств, по числу курящих детей и подростков, по смертности от само- убийств среди подростков, по числу детей, брошенных роди- телями, по объёмам торговли людьми, по количеству абортов и материнской смертности, по объёму потребления героина, по потреблению спирта и спиртосодержащей продукции, по объ- ёму производства порнофильмов, по числу детей, усыновлён- ных в США, по числу людей, ищущих убежище на Западе.
      6. В области образования Россия находится на 53-м месте в мире.
      Россия занимает первое место по числу жалоб - 40000, - поданных в Страсбургский международный суд исков к Рос- сийской Федерации о нарушении прав человека ее граждан.
      
      ***
      Этих впечатляющих данных мало, чтобы понять, в каких условиях работает российский учитель? Я добавлю. В шко- ле, особенно в школах Москвы, несколько лет назад начался процесс, странный и искажённый: вместо привычной, веками установленной зависимости родителей от школьной админис- трации, классного руководителя, учителя, - в отношении сво- их детей-школьников, - формируется обратная зависимость -
      
      
      
      
      
      зависимость школы от родителей, в том же порядке. Я имею виду не ту материальную дотацию, которую оказывают отде- льные родители: изредка на ремонт, на приобретение мебели и т.д. Я говорю о зависимости психологической и социальной. Родители буквально наступают на школу, защищая своих де- ток от совершенно справедливых требований Устава школы и Правил внутреннего распорядка, от выполнения обязательств школьных стандартов обучения.
      И самое позорное то, что школа уступает этим требова- ниям. Учителя отчаиваются писать докладные, классные ру- ководители не могут встретиться с родителями, социальные работники умывают руки. Почему? Директора школ боятся, что родители "будут жаловаться выше" на школу: в Управле- ние, в департамент, - что они, кстати, иногда, и делают. В ито- ге учитель-предметник и классный руководитель оказываются между двух огней: с одной стороны, некомпетентные, иногда просто дикие претензии родителей, с другой стороны, требова- ния школьной администрации улучшить дисциплину и успева- емость, и ... удовлетворить претензии родителей.
      Такая ситуация порождает класс неслыханных ранее про- блем: отстранение от работы в классе хороших учителей, не- угодных родителям, и замена их "любимчиками", исчезнове- ние из пятибалльной системы оценок "единиц" и "двоек", - и такая же участь ожидает "тройку", т.к. ученики, при поддержке родителей и школьной администрации, хотят быть "хорошис- тами", а в будущем и "четверка" окажется лишней и все пре- вратятся в "отличников". Все нарушения дисциплины, в том числе административные проступки и даже факты откровенно уголовного характера, рассматриваются в келейном кругу и
      "сор из избы не выносится", накапливается, что естественно, не укрепляет дисциплину, а буквально уничтожает её.
      Это - далеко не всё, что можно было бы сказать о резуль- татах высокомерного отношения многих родителей к школе и учителям, на которых стали смотреть не как на мудрых настав-
      
      
      
      
      
      ников и обучающих педагогов, а как на слуг, с которыми можно не церемониться. Сунут им два-три раза в году на праздники по коробке конфет, банке кофе, пачке чая и считают, что они свой долг выполнили, её (его), отблагодарили, пусть теперь от- рабатывают подарки!
      Органы управления образованием и общественность за- крывают глаза и на другую проблему, которая год от года стано- вится всё мучительнее. Её стараются даже не называть из сооб- ражений ложно понятой политкорректности. Почему учителя московских школ (думаю, что и других тоже) должны обучать детей мигрантов - народов Средней Азии и Северного Кавка- за, которых с каждым годом становится всё больше и больше? Я видел классы, наполовину состоящие из маленьких таджиков, киргизов, азербайджанцев, чеченцев. Почему российский учи- тель должен расплачиваться за дурные последствия действий федеральных и эсэнгевских политиков? Попробовал бы любой из них (из "наших"!) провести в течение дня уроки в классах, в которых половина учащихся почти не владеет русским языком, а если немного им владеют, то не понимает объяснений учите- ля, а если и понимает, то не хочет признавать нормы и правила поведения, этических, эстетических, религиозных принципов российской культуры! Управленцам известно о психологичес- ком законе связи речи с мышлением? Даже, когда такой ученик худо-бедно говорит по-русски, он продолжает думать, облекая мысли в слова своего языка, и бесполезно надеяться на то, что он освоит курс обучения. За что такая мука, например, молодо- му специалисту, девушке, которая владеет только русским язы- ком, и её не обучали методике преподавания истории, русского языка и литературы иноязычным учащимся? Ведь надо ещё учесть и тот факт, что у этих народов с младенчества воспи- тывается очень даже специфическое отношение к женщине, а в наших школах, как всем прекрасно известно, в подавляющем большинстве работают женщины. Почему упомянутая девуш- ка должна мучиться и нравственно, и физически, не получая
      
      
      
      
      
      даже крохотной надбавки за непредусмотренную специфику труда?
      Так складывается экстремальная ситуация, когда, по оцен- ке москвичей, малопригодные для работы в школе учителя учат ещё менее пригодных для обучения школьников и, что в данном случае естественно, учат малопригодными, (а лучше сказать, негодными) средствами.
      И пусть не спрашивает взрослое население Москвы, по ком звонит колокол. Я могу открыть этим гражданам одну пси- хосоциальную тайну, которая давно известна любому опытно- му школьному учителю: начиная с 7-го класса внутри каждого классного коллектива формируются группы по 3-5 учеников - начинающих юных быдлоидов, которые в дальнейшем увели- чиваются с каждым годом и достигают пика развития к сере- дине обучения в 9 классе. Для большинства учителей работа в классах, где появились хотя бы две-три таких особи, очень ско- ро превращается в ад, ибо быдлоид не может спокойно смот- реть на тех одноклассников, кто хотел бы нормально учиться. И вот уже половина, а то и более, класса подпадает под процесс инфильтрации и диффузии быдлизма. Иногда этот процесс на- чинается в 6 классе, но всё-таки классическим первоначаль- ным местом действия является 7 класс, что легко объяснимо с позиций возрастной психологии. После 9 класса эти субъекты в большинстве своём покидают школу, но не полностью; тех, кто поприличнее, оставляют для наполняемости 10-го клас- са, а из тех, кто ушёл, часть возвращается назад, т.к. отовсюду их мгновенно изгоняют. Легко представить, как они получа- ют полное среднее образование за 2 года, если учесть, что эти подростки или слабо обучаемые, или вообще необучаемые. Кто-то из них практически не посещает школу и является в неё только, по страстному призыву классного руководителя, на мо- ниторинги, диагностические работы по линии ОМЦ и МИОО. Каковы их знания, объяснять не нужно. К моменту окончания 11-го класса в свои 17-18 лет эта популяция может быть совер-
      
      
      
      
      
      шенно обоснованно включена в формацию быдла. Это, кстати, утверждают и социологи: сформировавшимся быдлом стано- вятся к 17-20-ти годам.
      Если бы школа могла прибегнуть к старому и испытанному методу: исключению тех школьников, которые не могут и не хотят учиться и не дают учиться другим школьникам, - то кон- тингент всех российских школ уменьшился бы, как минимум, на четверть состава, зато учителя и большинство учащихся вздохнули бы с облегчением.
      
      ***
      Д.Г. Левитес в уже упоминавшейся книге в главе "Учитель, перед именем твоим..." пишет следующее: "Простите меня, коллеги, ибо то, о чём я хочу написать в заключении, огорчит, а может быть, и возмутит очень многих...
      Речь пойдёт о том, что сегодня в школе работает много слу- чайных людей, начиная с тех, кому необходимо переучиваться (не повышать квалификацию, и не "усовершенствоваться", а именно переучиваться), и кончая теми, кому нужно уходить из школы и как можно скорее.
      Педагогические дипломы сегодня не могут служить гаран- тией того, что их обладатель автоматически становится чело- веком, имеющим право работать с детьми (почему "сегодня"? Таких случаев, сколько угодно было всегда - Д.К.).
      Знания по педагогике и психологии сами по себе являют- ся продуктом решения определённых научно-методических проблем, имеют достаточно обобщённый характер и не могут быть по-настоящему усвоены студентом, ибо не наполняются личностным смыслом и могут быть осмыслены только в про- цессе практической деятельности, когда станут средством ре- шения реальных практических задач (Ю.Кулюткин)".
      <...> "Не оттого ли в школе сегодня так много людей, ло- мающих собственную жизнь, превращая её в каждодневную
      "борьбу за знания"? С кем они борются, со своими учениками?
      
      
      
      
      
      В чём виноват учитель? Прежде всего, в том, что школа для учеников не только не является желанной и спасительной от мерзостей окружающей действительности, но и по сути дела не выполняет своих основных функций: развивающей (обра- зование, как становление "образа") и адаптационный (образо- вание как освоение норм окружающего мира).
      Что же такое школа в глазах её учеников?
      Положительное влияние школы на становление личности и подготовку к жизни признают от трети до половины сегод- няшних старшеклассников.
      Духовное развитие и нравственное воспитание, как в оцен- ке учителей, так и то мнение старшеклассников, гораздо ниже функциональной подготовки.
      Профильные классы и программы по углублённому изуче- нию отдельных предметов, в оценке учеников, практически не влияют на изменение качества образования и формирование общей культуры".
      <...>. "Но, полагаю, что наша школа традиционно, поми- мо того, что давала приличные знания своим ученикам, ещё была сильна и своею духовностью. Атмосфера класса, школы, система отношений, которые складывались между учеником и учителем, сам стиль педагогической деятельности всегда на- ходились под пристальным наблюдением общественности и наряду с процентом поступающих в вузы являлись примером гордости или, наоборот, позором школы.
      Она и осталась такой, просто сегодня это делать неизмери- мо трудно - слишком много противоречий приходиться решать для себя думающему учителю".
      Уважаемый Д. Левитас в приведённом отрывке кое-что уп- рощает, а кое-что, наоборот, преувеличивает, но в основном он прав. Будем считать этот последний пассаж из его книги ultima ratio.
      Но его грустные и справедливые мысли неожиданно для меня самого навеяли вопрошание: а как "решался вопрос" о
      
      
      
      
      
      взаимодействии школы, учеников и родителей в колыбели европейской цивилизации, которая и одарила нас понятием
      "школа"? Я начал кое-что вспоминать. И вспомнил как раз то, что было нужно. В III в. до Р.Х. в эллинистическую эпоху жил да был поэт Герод, который сочинял "мимы" - маленькие на- родные драматические сценки. Один из его мимов называется
      "Учитель". Замечательно! Сюжет вечен для школы любого на- рода, любой эпохи.
      К учителю Ламприску в его школу пришла бедная вдова Метротима , чтобы пожаловаться на своего сына, бездельника и оболтуса Коттола - его она тащит за руку.
      
      Метротима
      - Ламприск, пусть над тобой любезных Муз будет Благословление, и да вкусишь ты в жизни
      Всех радостей - лишь эту дрянь вели вздёрнуть На плечи и пори, да так пори, чтобы
      Душонка гадкая лишь на губах висела! Он разорил меня дотла игрой вечной
      В орлянку... Бабок, видишь ли, ему мало! На горе мне, Ламприск, шагает он шире! Небось не скажет он, где дверь его школы, Куда тридцатого (ах, чтоб ему!) деньги
      Вносить должна я, хотя бы, как Наннак, выла. Зато игорный дом, притон рабов беглых
      И всякой сволочи, он изучил твёрдо, - Покажет хоть кому! - А вот доска эта, Что каждый месяц я усердно тру воском, Сироткой бедною лежит себе тихо,
      У ножки ложа, - той, что у самой стенки,
      Пока в ней, как в страшный Ад, не бросит взора И, букв не написав, не сдернет слой воска.
      Вот бабки - те лежат в мешочках иль сетках, Лоснятся, как банка, что для масла нам служит!
      
      
      
      
      
      - Он ни аза не разберёт в письме, если Ему не повторить, ну раз с пяток, буквы...
      <...>
      И посмотри, как измочалил он платье,
      Бродя по лесу - делосский впрямь рыбак с виду, Что жизнь свою влачит среди невзгод моря...
      <...>
      Ламприск, коль хочешь ты от этих Муз счастья И радости, - ему как следует всыплешь!
      
      Ламприск
      Просить тебе не стоит: без твоей просьбы Получит он своё... Вот, хвалю, Коттал!
      Не хочешь бабки ты уже загонять в ямку, Как эти мальчики! Ты уж в притон ходишь! Ты с голытьбой в орлянку там играть начал! Я сделаю тебя скромней любой девы.
      И, коль на то пошло, не тронешь ты мухи! А где мой едкий бич, где бычий хвост, коим Кандальников и лодырей я всегда мечу?
      Подать, пока не вырвало меня желчью!
      
      Коттал
      Ламприск, ну миленький, ну ради Муз этих И бороды твоей, и Коттиды жизни,
      Не едким бей меня - ты бей другим лучше!
      
      Ламприск
      Нет, дрянь ты, Коттал! Выхвалять тебя даже Торговец бы не стал; не жди хвалы также
      И в той стране, железо, где грызут мыши!
      
      
      
      
      
      Коттал
      А сколько, сколько дать ударов ты хочешь, Ламприск?
      
      Ламприск
      Я не при чём, - ты мать спроси лучше!
      
      Коттал
      Дадут мне сколько, мать? В живых оставь только!
      
      Метротима
      А столько, сколько вынесет твоя шкура! (Коттала начинают сечь)
      
      Коттал
      Ой, перестань, Ламприск!
      
      Ламприск
      Ты перестань тоже
      негодности творить!
      
      Коттал
      Ламприск, но я больше
      Не буду... никогда... порукой мне Музы!
      
      Ламприск
      Да что за голосок, - откуда он взялся!
      Коль ты не замолчишь, смотри, я кляп вставлю!
      
      Коттал
      Молчу... молчу! Ой, ой, не убивай только!
      
      Ламприск (ученику)
      Эй, Коккал, отпустить его!
      
      
      
      
      
      Метротима
      Ламприск, надо
      Не отпускать, а драть, пока зайдёт солнце!
      
      Ламприск
      Да он змеи пестрей! - И всё же за книжкой Безделицу - ударов двадцать, не больше - Получит он, хотя бы вдруг начал читать Складней, чем Клио... То-то и есть! - в улей С опаской протягивать язык надо!
      
      Метротима Надумала - про всё я передам старцу, Когда домой вернусь, я принесу цепи
      Ужо к тебе, Ламприск... Богини, пусть смотрят Враги его, - как станет он в цепях прыгать!
      
      (Цитир. по: Герод. Мимиабы. М.1938).
      
      Вот так греческие матери и учителя заботились о вос- питании своих чад: быстро, справедливо, дешево и сердито! А сколько великих людей, чьими знаниями, мудростью, кни- гами мы пользуемся до сих пор, подарила человечеству Элла- да! Древние греки отлично знали, что свобода и демократия в полисах легко превращается в разнузданность и охлократию, если детям предоставить вседозволенность.
      
      Здравый смысл
      Что происходит в любой школе, когда по той или иной причине отсутствуют 2-3 учителя? Спросите об этом старых опытных завучей, которым часами приходилось мудрить над расписанием уроков, в рассуждении, как бы и кем бы заменить пропадающие учебные часы. Спросите об этом современных диспетчеров, на которых обрушивается гнев учителей, не
      
      
      
      
      
      подозревавших, что им поставили в качестве замены чужие уроки; поэтому диспетчеры иногда предпочитают обходиться иным подручным средством или вовсе оставляют детей одних, без учителя.
      А если во время пандемии в школе отсутствуют 5-6 и бо- лее учителей? Катастрофа! Школу лихорадит, она содрогается в буквальном смысле слова - от толп учеников, слоняющихся без дела с этажа на этаж. Падает успеваемость, дисциплина, потом стремительными темпами, в ущерб качеству, идёт лик- видация пробелов.
      Теперь представим ситуацию, когда в один прекрасный день сразу и мгновенно, сами по себе, исчезают все управлен- ческие органы, стоящие над школой: министерства и департа- менты образования, управления округов, областей и т.д., отде- лы образования, методические центры и кабинеты, институты повышения квалификации и усовершенствования учителей и..., - что там ещё существует в необъятной глубине и шири- не нашей России? Школы всей Федерации останутся без над- смотрщиков, проверяльщиков, погоняльщиков, руководителей всех рангов... Что же с ними произойдёт?
      Я помню, как 35-40 лет назад мы, руководители школ, пы- тались пролонгировать такую ситуацию и приходили к еди- нодушному выводу: абсолютно ничего с нами не произойдёт, ничего мы не потеряем, кроме своих цепей. Правда, был один минус: централизованные бухгалтерии начисляли зарплату учителям, формировали финансовый бюджет школ, но его лег- ко можно было бы устранить.
      Вот и сейчас: с исчезновением многочисленного началь- ства, со школой абсолютно ничего не случится. Учительство вообще не заметит исчезновения всех упомянутых структур, администрация школ через день-два начнёт удивляться, по- чему нет телефонных звонков с новыми претензиями, поче- му не вызывают на никому не нужные совещания, почему не присылают файлы текстов проверочных работ (пресловутый
      
      
      
      
      
      мониторинг!), почему не являются очередные проверяющие (школьной документации, классных журналов, состояния внеклассной работы, состояния детского питания и.т.д. и т.п.). Поняв, что ничего и никого нет и не будет, директора и их заместители облегчённо вздохнут, а потом, вдруг, пой- мут, что наконец-то они могут заняться всерьёз своей глав- ной задачей: организацией учебно-воспитательного процесса в тех формах, которые наиболее соответствуют их школам и их контингенту учащихся. Ибо некому быть помехой в рабо- те, некому стоять над душой и указывать пальцем, как надо делать, некому будет командовать, т.к. у этой породы людей в голове зафиксирован динамический стереотип: "я знаю, как надо".
      Как там, у Александра Галича?
      "Ну, не надо, люди бояться!
      Не бойтесь тюрьмы, не бойтесь сумы, Не бойтесь мора и глада,
      А бойтесь единственно только того, Кто скажет: "Я знаю, как надо!" Кто скажет: "Идите, люди за мной, Я Вас научу, как надо!"
      <...>
      "Не верьте ему! Гоните его!
      Он врёт!
      Он не знает - как надо!"
      
      Для своего памфлета я взял заголовок знаменитой ста- тьи Л.Н, Толстого "Так что же нам делать?", созданной в 1882 - 1886 годах. В ней великий русский писатель подверг резкой критике пороки современной цивилизации и видел выход в призывах к нравственно-религиозному самовоспита- нию. Не моя вина, что за прошедшие 130 лет в России вопрос Л.Толстого приходится вновь и вновь ставить, каждое десяти-
      
      
      
      
      
      летие. И поставив этот вопрос только для системы народного образования, я хочу дать на него ответ.
      О чём я говорю? Об упразднении, ликвидации, разруше- нии, уничтожении (можно много глаголов подобрать) огромной армии педагогических чиновников (я понимаю, что значитель- ная часть этих работников не имеет статусов чиновничества, например, методисты ОМЦ и МИОО, - в прямом смысле, - но дух управленческих учреждений, отравленный рабством и ложью, всех их обитателей превращает в чиновников). Что эта армия огромна, думаю, никто не сомневается. В московском департаменте образования числится немногим более 300 чело- век, в управлениях округов и методических центрах немногим меньше, плюс всевозможные управленческие структуры до- полнительного образования, множество центров по отраслям воспитания, и ещё такого уровня, о котором я просто не знаю. Учитывая, что в РФ по Федеральной Конституции значит-
      ся 83 субъекта Федерации, и в каждом из субъектов в той или иной форме копируется та же форма управленческого аппара- та по вертикали власти от Министерства образования и науки, мы получим при полном подсчете такую итоговую сумму всех
      "наробразовцев", что ... даже страшно сказать, какая цифра получается в итоге.!!!
      Не секрет, что и в школе за последние годы администрация выросла как на дрожжах. Директора имеют множество замес- тителей: до десяти и более. Кажется, что некоторые должности буквально высосаны из пальца, чтобы предоставить кому-то синекуру. Должности дублируют друг друга, лица, занима- ющие их, пытаются показать, что они работают в поте лица своего, но учителя и ученики прекрасно видят, кто есть кто, и не стесняясь называют этих "тружеников" дармоедами. Де- ржатся дармоеды за счёт бумаг: при проверках у них "с доку- ментацией всё в порядке". А что им делать? Прямо-таки как в романе Франца Кафки "Америка": - "И люди же там! Пред- ставьте, никогда не спят! - А почему не спят? - Они не устают! -
      
      
      
      
      
      А почему не устают? - Потому что дураки. - Разве дураки не устают? - А с чего дуракам уставать?".
      В школах России достаточно дубинноголовых директоров и дураков-замов. Многие из них держатся на своих креслах только потому, что руководителям управлений выгодно их де- ржать.
      Существует целый механизм отбора и сохранения тех, кто удобен, в подробности механики которого я не могу вдаваться. Несомненный факт заключается в том, что с ликвидацией системы управления школами, эти люди отсеются сами собой, т.к. неизбежно вернётся принцип выборности руководителей школ, что скажется и на численности заместителей. По свое- му опыту знаю, что для руководства любой школой достаточно 5-6 человек, профессионально знающих школоведение и педа-
      гогический менеджмент.
      Если осуществить предложенный мною проект санации образовательной системы, то сколько освободиться поме- щений, зданий, в то время как многие школы, даже в Моск- ве, находятся в непрезентабельном виде, а уж что говорить о провинциальных сельских школах! Только за последние годы прекратили своё существование несколько тысяч школ.
      Высвободятся немалые деньги, ведь зарплата у чинов- ников, очень даже неплохая, значительно выше учительской, плюс всякие "комиссионные доходы" в этих заведениях, о ко- торых я кое-что знаю.
      Но, может быть, эти люди не бездельники и заслуживают те блага, которыми пользуются? Нет, они очень умело имити- руют свою деятельность. Они не бездельники -они "кипучие бездельники", вроде незабываемого Авессалома Владимиро- вича Изнурёнкова из романа "Двенадцать стульев" И.Ильфа и Е.Петрова. В конечном итоге вопрос упирается в то, насколь- ко полезна их деятельность и полезна ли она вообще? Может быть, ответ мы найдём в одном из социологических исследо- ваний состояния государственной службы? Такое исследова-
      
      
      
      
      
      ние проводилось на рубеже веков. В.Л. Романов, специалист в области синергетики управления в книге "Административная этика" приводит основные характеристики состояния россий- ской государственной службы и среди них такую:
      
      "- смещение цели государственно-служебной деятель- ности с её направленностью на обслуживание социально- непродуктивной элиты в политической и экономической сферах ("административный ресурс"); <...> - правоприме- нительная несостоятельность - неспособность обеспечения исполнения принимаемых органами государственной власти решений, проявляющаяся в распространённости правонару- шений в управленческой деятельности и жизни общества - при наличии правовой основы для их предупреждения и пре- сечения".
      Далее В. Романов пишет буквально следующее:
      "Указанные анормальности системы находятся в тесной связи с отклонениями поведения служащих от норм, необходи- мых для эффективной служебной деятельности. Их основные проявления: социальное равнодушие, консерватизм, волокита, низкая исполнительность, конформизм, злоупотребление слу- жебным положениям в корыстных целях, предательство инте- ресов службы и т.д.
      В такой обстановке кадровое ядро формируется за счёт общности интересов служащих в реализации карьеристских устремлений, взаимосвязанности в коррупционных действиях, следование авторитарно-бюрократическим позициям российс- кого чиновничества и т.п.
      Влияние такого ядра на общее состояние кадров соответс- твенное. Служащие ассимилируют названные аномалии, ко- торые становятся для них нормой. Они "кормятся" службой. Лишённая практики, совесть таких людей заглушена, её "про- тезом" является ориентация на мнение формального или не- формального авторитета.
      
      
      
      
      
      Чувство долга и социальной ответственности подменяет- ся обязанностью службы за содержание, и страхом санкций за отступление от обязанностей и нелояльности по отношению к референтным анормальностям. Как видим, налицо основная атрибутика государственного кадрового корпуса (ГКК) - есть ядро, есть процесс распространения его влияния, есть устой- чивость поведенческих проявлений. Но всё это - со знаком противоположности социально-продуктивному ГКК, т.е. тако- му, каким он должен быть в демократическом, правовом, со- циальном государстве" (Цитир. по сб. "Синергетическая пара- дигма. Синергетика образования". М. 2007).
      Следовательно, это не те люди, об уходе которых нужно горевать и посыпать голову пеплом рядовому школьному учи- телю. От их исчезновения ему не будет ни холодно, ни жарко, зато он обретёт свободу и будет учиться пользоваться ею. Нам есть у кого поучиться.
      В странах атлантической христианской цивилизации давно уже отказались от разветвлённой системы методического и ад- министративного контроля и руководства, с помощью беспре- рывных указаний и требований .
      Школы автономны, имеют свои планы и программы, кото- рые дают им право на самостоятельное решение большинства возникающих проблем.
      В Москве существует несколько международных иноязыч- ных школ, предназначенных для детей иностранцев, прожива- ющих в столице РФ. Эти школы берут на обучение и московс- ких детей, владеющих титульным языком школы, чьи родители готовы оплатить обучение.
      Мне знакома одна из англоязычных школ, где работает моя старая приятельница, преподаватель русского языка как инос- транного. Она познакомила меня и с англоязычными детьми, и с постановкой обучения и воспитания в этой школе. Бывал я и на уроках, видел работу свободных учителей и свободных учеников. В данном конкретном случае важно то, что в школе
      
      
      
      
      
      понятия не имеют о каких-либо инспекциях и проверках, мо- ниторингах, и.т.п. Дважды в году из учебного программного центра таких школ, расположенного в Швейцарии, присылают материалы, которые подлежат творческому исполнению в со- ответствии с задачами каждой школы. Никакого другого "над- зора" не существует.
      Ещё более нам интересен опыт северной соседки, быв- шей колонии России, - Финляндии. Профессор философии Н.И. Киященко в статье "Синергетические проблемы обра- зовательного процесса" сообщает следующее: "В системе образования этой страны человек предстаёт как свободно са- монастраивающаяся и саморазвивающаяся система. Причём эта свобода саморазвития предоставлена как ученику, так и учителю, что невозможно вообразить в российской систе- ме образования: в Финляндии несколько лет назад парла- ментом был принят закон, по которому в системе образования ликвидированы должности всякого рода надсмотрщиков, или любых проверяющих во всех учебных заведениях, эти должности ликвидированы и в Министерстве образо- вания.
      Учителю предоставляется независимость в реализации образовательных программ, которые принимаются Минис- терством, после тщательного и глубокого обсуждения на со- ответствие программ современным требованиям к процессу образования. Не случайно, поэтому за последние четыре года только что начавшегося ХХI века Финляндия второй раз была признана мировым сообществом первой страной в Европе по рейтингу образованности и школьников, и выпускников уни- верситетов: учитель-педагог и ученик школы или студент уни- верситета не обучаются, а образовываются как совершенно раскрепощённые равноправные существа в соответствии с представлениями об образе человека будущего. Отмечу ради справедливости, что педагог в Финляндии получает зарплату на порядок выше зарплаты нашего бедствующего учителя. По-
      
      
      
      
      
      лагаю, что, учитель школы в США также имеет достойную его труда зарплату.
      В российской системе образования несть числа надсмотр- щикам и проверяющим, дотошно контролирующим почти каж- дый шаг педагога. А когда руководитель школы или универси- тета, института собирает документы для очередной аттестации и получения государственной лицензии на продление права осуществления образовательной деятельности своего учеб- ного заведения, он постоянно находится в стрессовой ситуа- ции: почти еженедельно, а иногда и ежедневно появляются из Министерства или регионального департамента образования такие надсмотрщики, от профессионального уровня которых все учебные заведения приходят в ужас. <...> В Финляндии все эти проблемы решает директор или ректор вместе со всеми педагогами.
      Всё обозначенное и необозначенное ставит педагогов в унизительное положение и нередко заставляет их подыс- кивать себе более спокойные роды занятий.
      О каком свободном самонастраивании и саморазвитии образовательного учреждения в таких условиях может идти речь?" (Цитир. по сб. "Синергетическая парадигма...").
      В этой же статье Н. Киященко называет горькие истины, которые дополняют приведённые выше исследования состо- яния государственной службы: "Как будто по злой воле, а, в общем, по недомыслию так называемой "политической и пра- вящей в нашей стране элиты" руль управления системой об- разования, науки и культуры последние 30-50 лет в СССР, и в России особенно, попадают не в те руки и головы, которые могли бы представить культурно-цивилизованную значимость систем образования новых поколений всех своих граждан. По- этому в действиях горе-руководителей государства и системы образования отсутствует направляющее начало эстетически развитых чувств, образованного ума и сильной, ориентирован- ной на добро, воли. Эти изъяны государственного управления
      
      
      
      
      
      образования усиливаются и практически не работающей на современном уровне Российской академией образования, кото- рая никак не может считаться штабом по разработке стратегии образования в России. Возникает естественный вопрос: зачем такая академия нужна государству? Не лучше ли её распус- тить, а освободившиеся средства использовать для повышения зарплаты учителям, представителям одной из самых творчес- ких и созидательных профессий в человеческом мире?".
      Мысль не нова. Ещё на рубеже 80-90-х годов прошлого века в печати появилось немало статей, общее содержание ко- торых можно бы озаглавить так: "Кому нужна Академия педа- гогических наук?".
      Я подвизался в одном из НИИ РАО в первой половине 2000-х годов и часто был поражён незнанием реальных школь- ных проблем, удивлялся схоластичности мысли и нереализу- емости академических установок, имитированных в парадиг- мы инноваций. Однажды я обратился к сотрудникам одной из лабораторий НИИ с такой инвективой: в школах Москвы не хватает 3500 учителей (в 2003 - 2005 годах); примерно столь- ко же сотрудников с учёными степенями и званиями числится во всех НИИ и Президиуме РАО. Было бы очень полезно всех вас отправить в школы "заткнуть дыры", а вы бы, работая учителями по основной профессии, получили бы прекрасную возможность внедрения своих идей и проектов в конкретном педагогическом пространстве, т.к., кроме вас, никто этого сде- лать не сможет. Будет восполнен контингент учителей, а все учреждения РАО можно смело закрыть на замок. Отсутствия Академии образования никто даже не заметит! - Воцарилось молчание. Затем молодой и остроумный доктор педагоги- ческих наук кротко ответил мне: "Дмитрий Ильич, учеников жалко!".
      Я расхохотался: об учениках, получивших бы таких учи- телей, я действительно не подумал. Средства же от РАО не- велики - зарплата учёных ниже учительской. Ныне я другого
      
      
      
      
      
      мнения о РАО. Есть такой афоризм у Ежи Ленца: "Я думал, что уже на дне, но в это время мне постучали снизу". Близ- ко познакомившись с методическими службами Управлений, я понял, что РАО - это всё-таки хранилище педагогической мысли, копилка нечастых жемчужных зёрен мудрости, и что рано или поздно всему приходит свой черед. Другого хранили- ща педагогических идей у нас нет. Ни окружные методические центры, ни институты открытого образования не способны вы- полнять такие функции хранителей, т.к. живут только текущим моментом и не закладывают интеллектуального фундамента системы образования. Отчасти и поэтому оно находится в пла- чевном состоянии.
      
      ***
      Ещё дореволюционные куплетисты включали в свой ре- пертуар такие строки:
      "Светлы ангелы - божие чины, А чиновники - холопы Сатаны!"
      
      Дьявол - отец лжи, так думали люди ещё в библейские вре- мена, подразумевая первородный грех Адама и Евы, обману- тых Змеем и, в свою очередь, солгавших Господу Богу.
      Разумеется, мы мыслим другими категориями, но почему же учителя школ обречены чуть ли не на ежедневное грехо- падение? Потому что их вынуждает совершать его вся мно- гоступенчатая иерархия управления образованием. Я мог бы перечислить не менее сотни различных уловок, хитростей, фальсификаций, и.т.д., к которым прибегают и учителя, и ру- ководители школ, чтобы "не потерять лицо" в глазах вышесто- ящей администрации и проверяющих лиц, нередко с их молча- ливого согласия и одобрения. К этим уловкам прибегал и ваш покорный слуга - нужда заставляла.
      Для примера приведу лишь одну из "уловок". Преслову- тый мониторинг в последние годы буквально обезумел, и ста-
      
      
      
      
      
      новится всё витиеватее и витиеватее, особенно по отношению к учащимся старших классов. На школы практически ежеме- сячно по разным предметам сваливаются одна за другой "про- верки знаний" (раньше такие проверки назывались "срезами знаний", но проводились редко). Проверочные материалы представляются обычно в форматах ЕГЭ или ГИА. Содержа- ние этих "диагностических работ" очень часто не соответс- твует изученному и изучаемому материалу, нередко ответов на предлагаемые вопросы нет и в учебнике. Непонятно, как можно диагностировать то, что учащиеся вообще не изучали. Особенно усердствует в этом отношении Московский инсти- тут открытого образования. Создаётся впечатление, что там материализовалась компания твердолобых "специалистов", совершенно не представляющих, каков уровень обучаемости современных учащихся, на что они способны, а на что - нет, ни при каких условиях. И эта компания усердно гнёт свою линию.
      А уровень большинства старшеклассников таков, что они не только не знают ответов на вопросы заданий, но и не могут даже правильно прочитать, а значит и понять, эти задания, им незнакома терминология. От них сразу же ускользает логика ответа. Дай Бог, если уровень 2-3 учеников соответствует уров- ню заданий. Вот и ждут остальные, когда от этого "мозгово- го центра" с помощью всяких ухищрений (иногда и без оных) последуют сигналы-ответы, далеко не всегда верные. Понятно, что результаты такой "диагностики", в большинстве случае, оказываются провальными.
      Что делать учителю, который уже хватил лиха и уже полу- чил однажды разъяснение школьной администрации, что "нет плохих учеников, есть плохие учителя?" Он приглядывается к коллегам и видит, что они особого смущения не испытывают, хотя у их питомцев результаты мониторинга ничуть не лучше. Они спокойно "набивают" эти якобы результаты, для переда- чи по адресу проверяющих. И тогда учитель догадывается, что фактические данные не обязательно должны соответствовать
      
      
      
      
      
      тем данным, которые он передаёт на сайт ОМЦ или МИОО. В итоге он сам даёт на каждое ученическое задание свои бо- лее-менее правильные ответы, стараясь превысить 50% вы- полнения, довести его до 60-70%, а отдельные честолюбцы с помощью этого нехитрого приёма показывают "достижения" до 80-90% и даже выше. В проверяющих структурах именно таких результатов и ожидают, т.к. им тоже предстоит отчиты- ваться в том, как они способствуют своей неустанной заботой повышению уровня знаний учащихся подконтрольных школ. За плохие результаты сверху их не похвалят, поэтому они ра- достно верят, или делают вид, что верят, той "липе", которая в качестве обратной связи поступает из школ. Волки сыты, овцы целы.
      Придя в состояние ликующего экстаза от того, что "их ученики" справляются с трудными заданиями, они готовят следующие: ещё более трудные и замысловатые, - и картинка повторяется. Вот так действует механизм лжи, который, стоит его запустить один раз, будет действовать безостановочно, как движение по кольцу Мёбиуса. Практически представление об этом механизме есть у всех: учителей, учеников, завучей, ди- ректоров, методистов, даже родителей, и никто не возражает и не возразит, т.к. он необходим и выгоден всем перечисленным. Я интересовался мнением нескольких учителей-предмет- ников по поводу такой, пока фантастической, ситуации: каков процент успеваемости был бы в совокупности у всех школ Рос- сии, если бы учителя перестали лгать и начали бы выставлять отметки за ответы на уроках, за проверочные и контрольные работы, за упомянутый диагностические работы, итоговые от- метки за четверть и семестр, за полугодие и год в полном соот- ветствии со знаниями и подготовкой учащихся и на основании существующих инструктивных критериев? У БОЛЬШИНС- ТВА ЕДИНОДУШНЫЙ ОТВЕТ БЫЛ ТАКОВ: НЕ ВЫШЕ 50%; МЕНЬШИНСТВО НАЗЫВАЛО РЕЗУЛЬТАТ НЕ ВЫШЕ
      30%; ЧИСЛО ОБУЧАЮЩИХся на "4" и "5" - 7-10%; круг-
      
      
      
      
      
      лых отличников - 0,5%-1%; медалистов - 0,3-0,5%. Это и есть
      "школа третьего тысячелетия"? Нет, это салтыков-щедринская девица, которая была такой умной-разумной, что сумела и не- винность соблюсти и капитал приобрести.
      Поскольку все эти проверочные и диагностические мони- торинги имеют благую цель подготовить (натаскать!) учащих- ся к сдаче ЕГЭ, то старшеклассники действительно "готовят- ся" к овладению премудростям фиктивной сдачи экзаменов. Настоящие результаты обнаружатся только в ВУЗе, когда пре- подаватели узнают, что первокурсники пришли получать вы- сшее образование, не имея среднего. Этого образования в Вузе уже не получишь...
      
      ***
      Я говорю от имени здравого смысла. Самые простые сил- логизмы формальной логики, констатирующие взаимосвязь причины и следствия, закон каузальности говорят нам, что причиной упоминавшейся лжи является рабство учителя пе- ред школьной администрацией, их совместное рабство перед методистами из ОМЦ, МИОО, Управлений и перед прочими надзирателями. Следовательно, упраздняя все эти надсматри- вающие институты, мы упраздним источники порабощения школы.
      Устранив источник рабства, мы тем самым устраним неиз- бежную необходимость лгать, лгать и лгать, превратившуюся в потребность постоянно превращать мух в слонов, постоянно создавать видимость того, что "успехи наши трудно вчетвером нести, но каждый коренаст и голенаст", как пел Владимир Вы- соцкий.
      И ведь, по большому счёту, ложь-то и никому не нужна и ничего, кроме вреда, в конечном счёте, нам не приносит. Рань- ше школа лгала в угоду коммунистической идеологии, утверж- давшей, что советская система во всех своих звеньях лучше и сильнее, чем прогнивший капиталистический Запад. Долга-
      
      
      
      
      
      лись! Запад по-прежнему стоит на краю пропасти и с интере- сом наблюдает, что мы в этой пропасти делаем. Поэтому там знают о нас всю правду, которая постоянно подтверждается перманентной, третьей волной по счёту русской эмиграции, в которую включены сливки нашего образования. Лжем перед инопланетянами из Космоса? Но они пока существуют только в воображении уфологов и фантастов, и уж, во всяком случае, не захотят устанавливать контакт именно с Евразийской ци- вилизацией, отличительной чертой которой является превос- ходящая все нормы алкоголизация и такое же сквернословие. Кажется, что школу сознательно заставляют ежедневно лгать, чтобы принести максимальный вред самим себе! Какой-то ма- зохизм, растянувшегося во времени самоубийства.
      Тот же здравый смысл подсказывает, что с устранением всех видов управления и надзора исчезнет вал бумаготворчес- тва, а проще - бумагомарания.
      Десятки отчётов, статических сведений, планов, справок о... должна представлять школа "на верх". Если бы ещё все эти бумаги шли в дело! На самом деле они оседают в канцелярских папках и в чиновнических столах. Бумажки эти теряются, одну и туже информацию запрашивают по несколько раз и срочно!
      При том, нужно учитывать, что все эти отчёты и прочее, -
      тоже наполовину "липовые".
      Здравый смысл диктует, что вместе с исчезновением уп- равленцев исчезнет кошмарный сон каждого учителя - аттес- тация, особенно в её сегодняшних обновлённых формах, ещё больше унижающих человеческое достоинство беззащитных людей. Прав был М. Горький, когда-то сказавший, что нигде так не унижают и не издеваются над человеком, как на Руси. Конечно, на аттестацию шли и идут учителя не от хорошей жизни. Какая-никакая, а всё-таки прибавка к зарплате после повышения разряда и категории. Но у каждой медали есть об- ратная сторона, и многие учителя знают, что можно услышать от не блещущих умом директора или завуча сентенцию, вроде
      
      
      
      
      
      следующей: "Три двойки за четверть! И это учитель высшей категории!". Им и невдомёк, что, чем выше уровень учителя, тем строже он относится к результатам своего труда и к успе- хам своих учеников, и "двойки" у него неизбежны - для без- дельников и шалопаев, которые только этого и заслуживают. А если "двоек" нет, значит, учитель вынужден лгать, какая бы категория у него не была.
      Здравый смысл говорит о том, что ещё один бич учите- ля - курсы повышения квалификации - тоже исчезнет. Эти курсы не стоят и ломаного гроша, за исключением, может быть, некоторых целевых. За пять с лишним десятилетий мне таки пришлось побывать на разных курсах. Я хорошо зна- ком с существующей технологией этих "кладезей знаний". Все они работают вхолостую... Лишь единицы из учитель- ского сословия, люди по природе своей физиологически глу- пые, нуждаются в курсах, т.к. не в состоянии повысить свою квалификацию самостоятельно. Все остальные тысячи учи- телей, коих я знал за свою долгую педагогическую жизнь, были вполне способны это сделать путём самообразования в удобной для своей индивидуальности форме. Но, как и 50 лет назад, на курсы гонят скопом, всех подряд, даже учи- телей давно уже перешагнувших пенсионный возраст. Иди- отизм? Не только - за пребывание на курсах школа кому-то заплатила за вас, хотя вы об этом не просили. Вот и отрабаты- вайте! Ныне эти курсы - источник доходов для погоняльщи- ков, их деятельность выражается в том, что они учат тех, кто учит и знает как учить. Больше погоняльщики ничего сами не умеют. Не будет их - не будет курсов.
      И, наконец, с торжеством здравого смысла будет постав- лена под вопрос вся сегодняшняя система и технология прове- дения ЕГЭ. Совершенно очевидно, что если бы Министерство образования и науки не располагало такой армией бездельни- ков-управленцев, которых надо было чем-то занять в летнее время, проверяющих и добровольцев из числа учителей с оп-
      
      
      
      
      
      ределёнными комплексами, то ни о каком ЕГЭ, не было бы и речи.
      Но... Как там у Бертольда Брехта?
      "Шагают бараны в ряд, Бьют барабаны, - Кожу для них дают Сами бараны".
      
      Так не будем же баранами и овцами, господа учителя! Исчезнет система управленческого деспотизма - отомрёт
      ЕГЭ, и детей снова можно будет учить, а не идти по пути бихе- виоризма, который в советское время считался главным врагом образования, а ныне превратился в его любимое, хотя и неза- конное детище.
      Когда рухнет весь монолит лжи, тогда мы будем учиться
      "жить не по лжи", к чему призывал ещё Генрик Ибсен в своей драме "Враг народа" ("Доктор Штокман"), а не в такие уж дав- ние времена - А.И. Солженицын. До сих пор такой жизни мы не научились. Не потому ли так далеко нам до гражданского общества, без которого невозможно правовое государство?
      Ведь школа должна давать первые уроки самостоятельнос- ти и независимости от государства. Но она находится в такой зависимости от этого "холодного чудовища" (Ф.Ницше), что даже пошевелить пальцем не может - немедленно последует окрик и репрессии.
      В заключение своего разросшегося по необходимости памфлета я в последний раз процитирую авторов сборника
      "Синергетическая парадигма. Синергетика образования". Из статьи видных философов - синергетиков В.Г. Буданова, В.А. Журавлёва, В.А. Харитоновой "Управление образова- тельным процессом в современных условиях: инновации и проблемы моделирования": "В обществе все больше форми- руется потребность в многообразии содержания образования, что явно стимулирует процессы самоорганизации. Однако
      
      
      
      
      
      система, управляющая образованием, пытается сохранить свою целостность, не учитывая перспективные запросы об- щества и то, что образование как "сложное эволюционное це- лое" включает в себя большое количество структур и подсис- тем, темпы развития которых могут и не совпадать с темпом развития целого.
      Складывается впечатление, что управляющая система дис- танцируется от образовательной системы. Отдельные акты и даже программы, принимаемые вне общего контекста, ещё больше обостряют возникшее противоречие, которое, в свою очередь, становится причиной проблем образовательных сис- тем разного уровня, в том числе и в образовательных учрежде- ниях...
      <...> В динамично меняющейся социальной обстановке управление образовательным процессом должно носить опе- режающий превентивный характер. При этом оперативность управленческих решений становится столь высокой, что не- возможно их осуществление и выработка на уровне высоких административных эшелонов. Это предполагает во всё боль- шей степени передачу управленческих функций, в том числе и стратегических, на уровень школьных администраций, педа- гогических коллективов различных образовательных ступеней и даже на уровень малых творческих групп педагогических работников, в том числе классных руководителей, отдельных педагогов (мастеров, тьюторов, новаторов).
      Последнее возможно в инновационных образовательных учреждениях, в которых число участников управления намно- го больше, чем в стандартном образовательном учреждении. При этом часть степеней свободы, связанных с администра- тивной формой управления, передаётся свободным творчес- ким группам, объединениям или педагогам. Возникает так называемая обогащённая образовательная среда с поливариан- тным выбором, живущая по своим синергетическим законам, законам самоорганизации и креативного динамического хаоса,
      
      
      
      
      
      порождающего новые цели (смыслы), ценности и творческие импульсы".
      Способна ли современная российская образовательная система измениться в сторону самоорганизации и передачи управленческих функций? Нет, не способа! Следовательно, Carthaginem esse delendam - Карфаген должен быть разрушен.
      
      Post scriptum. Вскоре после завершения рукописи пам- флета в одном из книжных магазинов я обнаружил довольно объемистую книгу с броским названием: "Ненавижу шко- лу. В Год учителя от учителя". 2011 г. Этот учитель - умная, ироничная, наблюдательная и проницательная женщина, назвавшая себя "Зина (Zinna)". Её и моя оценки состояния современной школы очень близки, исходный материал кор- релятивен, совпадают во многом прогнозы о состоянии сов- ременной российской образовательной системы в недалеком будущем. "Зина" подробнее, чем я, рассказывает о внутрен- них негативных процессах в образовательных учреждениях: от детских садов до школьных летних лагерей, уделяя, разу- меется, наибольшее внимание средней школе, где наиболее наглядно демонстрируется коллапс учебно-воспитательного процесса в целом.
      Следовательно, ни она, ни я не одиноки в наших алар- мистских оценках сегодняшнего образования, и эти оценки следуют не извне, а изнутри системы. Однако чтобы с тор- жеством сказать: "Лед тронулся, господа присяжные заседа- тели!", чтобы пробить стену равнодушия и в "верхах" и на
      "низах", нужно говорить и говорить, писать и писать, разъяс- нять и разъяснять.
      
      Господа учителя, дерзайте!
      
      Ноябрь-декабрь 2011 - январь 2012.
      
      
      
      
      
      Работу над педагогическим памфлетом я закончил в январе 2012 г. Получилась объемная рукопись в прямо смысле слова, т.к. пишмашинка у меня давно уже не работала, и писал я от руки. На помощь мне пришел Е.М. Гуреев: я отправил ему ру- копись на переделку, и вскоре он вернул мне компьютерный диск и распечатку. Я откорректировал текст и попросил еще одного помощника, Д. Замшилкина, откорректировать текст на диске и сделать его распечатку. Он же разместил готовый пам- флет на моем сайте в библиотеке М. Мошкова. Затем с помо- щью Е.Б. Золотых памфлет был размещен на сайте РФО. Одна- ко было очевидно, что в таком виде мой опус не скоро дойдет по назначению, если дойдет вообще. Нужны были "акции пря- мого действия": распечатка памфлета в достаточном количес- тве экземпляров для рассылки по соответствующим адресам. Мне опять пришли на помощь В. Долженко, Р.И. Шихонин, та- лантливый учитель литературы, чью поэзию я включил в текст своего сочинения, - его совершенно несправедливо уволили из СШ-940; в своих учреждениях распечатку сделали Т. Корню- щенко и В. Червоткина. Всего общими усилиями распечатали 16 экземпляров для рассылки. В апреле-мае я отправил по поч- те эти экземпляры в самые различные инстанции: в редакции газет, которые не могли напечатать памфлет из-за его объема, но хотя бы отозвались; в государственные и муниципальные парламенты, в Общественную палату, - отозвались Московс- кая ГД и ОП, а от ГД не было, ни ответа, ни привета; в Мос- ковский Дом учителя, в Библиотеку им. Ушинского, в Музей образования, - отозвался только директор МО Ягодин Генна- дий Алексеевич, в прошлом последний министр образования СССР, который пригласил меня посетить свой музей и побе- седовать. Профессионал высокого класса, он признал правоту моих резких суждений о современной российской школе, да еще добавил: "Те, кого Вы критикуете, это еще лучшие, а что творится во множестве других округов и школ!". Он провел меня по всем залам музея, и я поразился, что такое богатство
      
      
      
      
      
      экспонатов остается даже в Москве невостребованным. В му- зей в те дни поступали новые артефакты из Политехнического музея, и директор планировал организацию экскурсий школь- ников из всех близлежащих школ. Г.А. Ягодин недавно скон- чался. Мир его праху!
      Отправил я памфлет и таким столпам московского образо- вания как Е. Ямбург и Е. Бунимович, но, ни малейшей реакции не последовало. Люди они осторожные. Но больше всего эк- земпляров я отправил в Управления образованием округов, в Департамент образования, в МИОО, в Центр наставничества; в свой родной ОМЦ я отправил памфлет с известной долей ие- зуитства, - в библиотеку, из которой моментально произошла
      "утечка информации", чего не было бы, получи этот текст кто- нибудь из тамошнего начальства. Вот эти структуры забеспо- коились, поняв, что их покой серьезно потревожили. Вот доку- менты, пришедшие мне от них.
      
      Из Центра наставничества, несмотря на полученный пам- флет, мне, вероятно, отвечать не собирались, но ДО, по сути, принудил их ответить по инстанции, и эта самая высокая ин- станция отправила их обиженный ответ мне. И что же?! Ка- ковы бы ни были их возмущенные ответы, как бы ни была заметна юридическая малограмотность отвечающих мне, но уже в конце августа мне и Т.М. знакомые учителя стали за- говорщицки сообщать: "А ОМЦ закрыли! Сначала в Южном округе, а потом и во всех московских округах. Все говорят, что это следствие какого-то письма Корнющенко". Мы про- верили: да, действительно, ОМЦ прекратили свое существо- вание, остался только МИОО. Через год еще одна новость: ликвидировали Управления образованием во всех округах. Их заменили какими-то местными Советами директоров. Эту новость я уже не проверял. И эти люди упрекали меня в экс- тремистской деятельности! Поистине не знаешь, "как наше слово отзовется", - я ведь на такой эффект не рассчитывал.
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      Но есть известный постулат логики: после этого, не значит вследствие этого. Я не претендую на лавры победителя рос- сийского чиновничества в структурах образования. Вполне допускаю, что эти лавры я должен разделить с Президентом РФ, который издал совершенно неисполнимые указы в мае 2012 г. о повышении зарплаты бюджетников. Вот в поисках резерва ДО и решил сократить огромную армию бездельни- ков, которых никому не жалко, ведь давно всем известно, что польза от нее очень и очень дискуссионна.
      
      ***
      Из Московской городской ассоциации учителей истории и обществознания, куда высокое начальство собиралось напра- вить мой памфлет, я ответа не получил. Скорее всего, туда его и не отправляли. Зато я позвонил М.А. Лукацкому из ИТИП, и порекомендовал посмотреть мой сайт с памфлетом, а заод- но и две статьи о фашизме. В этом НИИ РАО стала работать О.Н. Тынянова, - именно в лаборатории философии образо- вания. В 2011 году Я.С. Турбовской ушел на пенсию. Обнови- лось и руководство НИИ. С новым директором НИИ я встре- тился недавно на заседании философского клуба. Е.В. Иванова презентовала книгу "Принятие решений в системе народного образования". Это явление даже схоластикой нельзя назвать. Я выступал именно в духе критики полной оторванности РАО от реальных процессов образования. Ответить на мои вопросы она не могла. С О. Тыняновой мы больше не встречались с осе- ни 2011 г. Она перестала посещать и ФК, и семинары в ИФ. Во всяком случае, я на них ее не видел. 11.10.2011 г. я согласился стать содокладчиком В.И. Самохваловой по теме "Современ- ная эстетика и постмодернистская парадигма". Мое выступле- ние было в защиту постмодернизма, и в подтверждение своей позиции я говорил о романах В. Шарова и Саши Соколова, о пьесе А. Кацуры "Гитлин и Сталер", об опере А. Градского и П. Глушко "Мастер и Маргарита", демонстрировал фотогра-
      
      
      
      
      
      фии работ В. Рухмалева. В. Самохвалова подарила мне свою книгу "Безобразное".
      8.11.2011 г. в клубе же состоялась встреча с С.Ю. Глазьевым, представлявшем свою книгу "Уроки очередной российской ре- волюции. Крах либеральной утопии и шанс на экономическое чудо". Я выступал с резкой критикой его концепции и доказы- вал совершенно противоположенное. Глазьев - пример того, как ученый интеллигент продает за чечевичную похлебку свое первородство. Последний семинар по глобалистике в 2011 г. проходил 21 декабря. Доклад "Современное школьное обра- зование" делал М.И. Штеренберг. С Михаилом Иосифовичем я был знаком давно, мы с уважением относились друг к другу, обменивались своими книгами. Он считался серьезным специа- листом по "Розе Мира" Даниила Андреева и свято верил во все пророчества русского визионера, в том числе, в его достаточно авторитарный, если не сказать более, проект будущей системы образования. Я достаточно подробно рассмотрел эту утопию в книге о педагогическом идеале Ф. Ницше. Вот и на этот раз, М. Штеренберг совершенно серьезно утверждал, что сегодняш- няя школа путем воспитания должна добиться огромных изме- нений в обществе. Прекраснодушный человек ни малейшего представления не имел о том, какова современная школа, и ка- ким воспитанием она занимается. Я еще работал над памфле- том, и мне было что сказать. Я и сказал, чем очень удивил при- сутствующих на семинаре: у многих еще сохранялись радужные представления о воспитывающих возможностях современной российской школы, ежедневно фабрикующей ложь.
      В 2012 г. я помогал Денису в подготовке доклада "Факто- ры закономерности и случайности в преддверии и ходе Фев- ральской революции 1917 года". Его школа Љ 176 участвовала в XII Городских Георгиевский чтениях, темой которых была
      "Россия: революция 1917 года". В секции "История" Денис занял 1 место и был награжден Дипломом. Все лавры доста- лись его учительнице истории Е.Ю. Кириллиной. В первой по-
      
      
      
      
      
      ловине 10-х годов Макеев Денис и Червоткина София часто ездили и плавали по дорогам и рекам Подмосковья и городам Северо-Восточной Руси. Мы с Денисом были на экскурсии в Сергиевом Посаде - в Троице-Сергиевской лавре и в г. Алек- сандровске - в Александровской слободе. Летом мы плавали на теплоходе "Бородино" в Углич. Бабушка ездила с ним в Суз- дальское княжество: Суздаль - Кидекша - Владимир - Бого- любово. С обоими внуками она ездила в Коломну и Бронницу. С Денисом - в С.-Петербург. Мы же с Таней были в турис- тической поездке в Поленово и Серпухове, позднее - в Му- роме и в Девеевском монастыре, славным именем Серафима Саровского. Последний раз мы плавали в июне-июле 2014 года на теплоходе "Александр Бенуа" по маршруту Углич - Мыш- кин - Кострома - Ярославль - Калязин. В Калязине я нарвал деревенской травки для нашей кошки Баси, которая оставалась одна под частичным присмотром Сони и Веры. Таня и Соня подобрали ее на нашей лестнице в сентябре 2011 г., и с тех пор она стала членом нашей семьи. В сентябре 2012 г. Бася сбежала от нас во время прогулки, и две недели ее искали мы и ученики Т.М. В итоге, ее увидел на дереве охранник детского сада, и Таня ее поймала, но поплатилась искусанными и исца- рапанными руками. Ее лечил я, а потом кошка заболела, и ее лечил ветеринарный врач, которого вызывали на дом. Вылечи- ли, и перестали выводить на улицу.
      В октябре по приглашению администрации г. Троицка я был на Осеннем дворянском балу, о котором я уже расска- зывал. 26.11.2012 г. меня поздравил с 70-летием на семинаре по глобалистике первый вице-президент РФО А. Н. Чумаков. 30 ноября мы отметили это событие в ресторане "Киликия" Мне делал подарки: Катя - домашний купальный халат, Соня - книгу, в которой я нуждался, - Ф. Лурье "Абрам Ганнибал. Аф- риканский прадед русского гения".
      Этот год был богат событиями. В июне я приглашал к себе в гости Инну Игоревну Завалишину, которая под псевдонимом
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      (род. 17.09.1931 г.).
      
      Я.С. Турбовской, заведующий лабораторией философии образования Института теории образования и педагогики, доктор педагогических наук.
      
      Известному в нашей стране и за ее рубежами ученому, педагогу- исследователю Якову Семеновичу Турбовскому принадлежит свыше 300 работ. Созданная им теория обобщения педагогического опыта на диагностической основе не только широко используется в массовой практике, но и служит наиболее полному раскрытию и распространению передового педагогического опыта.
      
      В течение многих лет Я.С. Турбовской был постоянным автором популярной передачи Всесоюзного радио Взрослым о детях, ведущим круглого стола Школа и время, организованного при Политехническом музее и объединявшего лучших учителей страны, директоров школ, ученых, журналистов, писателей - всех, кого волновали наиболее актуальные проблемы школы, образования в целом. Многие его книги, изданные Педагогическим Университетом при Всесоюзном обществе Знание, стали настольными для миллионов читателей.
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      Письмо Я.С. Турбовского, адресованное Д. и Т. Корнющенко в с. Старая Бинарадка. 23.11.1968 г.
      
      
      
      
      
      
      Юрий Петрович Азаров (21 мая 1931 года - 30 сентября 2012 года) - русский художник, писатель. Доктор педагогических наук, профессор, действительный член двух академий (творческой педагогики и экономической безопасности), член Союза писателей России. Многие его книги изданы и переведены на иностранные языки (США, Англия, Индия и др. страны). Картины экспонировались в Третьяковской галерее, в Кремле, ЦДЛ, ЦДРИ, в Королевском замке Варшавы, на выставках в Париже и Нью-Йорке.
      
      Окончил Харьковский университет. В течение 10 лет был проректором по науки Европейского Университета Права, научным руководителем Центра образования УВК
      Љ 1804 "Кожухово" г. Москвы, заведующим кафедрой педагогики и психологии Мос- ковского государственного университета культуры и искусств.
      
      Его книги "Мастерство воспитателя" (1971), "Игра и труд" (1974),
      "Педагогика семейных отношений" (1977), "Семейная педагогика" (1979), "Искусство воспитывать" (1985), "Радость учить и учиться" (1989) и другие изданы в союзных республиках: некоторые из них пе- реведены на иностранные языки и высоко оценены читателями в США, Англии, Индии, Канаде, Китае, Венгрии, Германии, Польше, Чехосло- вакии.
      В 1983 году в журнале "Север" опубликован первый роман "Солен- га", вышедший отдельным изданием в "Молодой гвардии" в 1985 году. В 1987 году выходят в издательстве "Советский писатель" романы "Пе- чора" и "Новый свет", а в 1989-м - роман "Не подняться тебе, старик" ("Молодая гвардия).
      Ю.П. Азаров - член правления Всесоюзного детского фонда имени В.И. Ленина.
      
      Группой российских литераторов и критиков выдвинут на получение Нобелевской пре- мии по литературе 2008 года (Источник: - информация о выдвижении). На рассмотре- ние комиссии Нобелевского комитета представлены романы "Пророки и пророчицы" (2007 г.), "Паразитарий" (2006 г.), "Подозреваемый" (2002 г.), "Групповые люди" (1990 г.) и "Печора" (1987 г.). Выдвижение писателя Юрия Азарова на Нобелевскую пре- мию мира в 2008 году поддержал Европейский Университет Права.
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      Письмо Ю..П. Азарова, адресованное Д. Корнющенко на станцю Правая Волга, 10.10.1970 г.
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      Кацура Александр Васильевич - писатель-фантаст, канд. филос. наук, ст.н. с. -
      спец. по филос. экологии, теории познания, соц. филос.
      
      Родился в Москве (27.05.1941). Окончил физ. Ф-т МГУ (1964).
      Работал: с 1964 по 1968 - асс. кафедры физики Ун-та дружбы народов им. П. Лумумбы;
      с 1968 по 1979 - ст. инж. ин-та "Электроника";
      с 1970 по 1980 - мл. н. с. ИФ АН СССР;
      с 1980 по 1990 - ст. н. с. ин-та системных иссл. (ныне - системного анализа) РАН; с 1990 по 1991 - ред. изд-ва "Текст";
      с 1992 по наст. вр. - гл. ред. изд-ва "Серебряный бор".
      
      Канд. дисс. "Философские вопросы экологического прогнозирования" (1974). Науч. интересы: филос. антропология, проблема личности, филос. творч., филос. глоб. проблем.
      
      Соч.: Экологические перспективы человечества. М., 1989; Научное познание и системные закономерности //Системные исследования. Методологические проблемы. Ежегодник - 1985. М., 1986; Философско-гносеологические аспекты системного моделирования. М., 1982; Похищение. Роман-эссе о проблеме тота- литаризма. М., 1991; Завещание беглеца. Роман-эссе о проблемах человек-среда. [В соавт.]. Симферополь, 1992; Бегство в свободу // На пути к открытому обще- ству. М., 1998; Поединок чести. Историко-философское исследование. М., 1999; В погоне за белым листом. Философско-литературоведческое эссе о проблемах творческой личности. М., 2000.
      
      В начале литературного творчества в соавторстве с Валерием Генкиным публиковал НФ-произведения под псевдонимом Авдей Каргин.
      
      
      
      
      
      
      Обложки книг, изданных в 2004, 2009 годах
      
      
      
      
      
      
      Обложка книги "Интегральная диалогика...", М. 2003 г.
      
      
      
      
      
      
      Обложки книг, посвященных генеалогии рода Баронов Черкасовых, 2008-2009 гг.
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      Обложка книги "Посвященный педагогике Фридриха Ницше, М. 2010
      
      
      
      
      
      
      Отдел методистов-наставников Окружного методического центра ЮОУО ДО. г. Москва, февраль 2011 г.
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      70-летний юбилей
      Д.И. Корнющенко. 26.11.2012 г.
      
      20-летие внучки Сони, слева направо: В.Д. Червоткина, Т.М. Корнющенко, С. Червоткина. 19.06.2015 г.
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      В.И. Долженко и Д.И. Корнющенко на выставке работ А.В. Кацуры, октябрь 2012 г.
      
      Дмитрий Анатольевич Замшилкин - выпускник академии Минюста, 2014 г.
      
      
      
      
      
      
      
      
      Анастасия Агрова с сыном Юрой, г. Самара, 5.11.2014 г.
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      г. Москва, начало работы в СШ Љ 940. 2004 г.
      
      
      С учениками 11-Б класса, 2006 г.
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      Участие в Демонстрации "Бессмертный полк". Т.М. Корнющенко с портретом отца. 9.05.2015 г. накануне своего 70-летия.
      
      
      
      
      
      
      
      Т.М. Корнющенко в последний раз в лицее Љ 507 выступает на ученической научно- практической конференции.
      19.05.2014 г.
      
      
      
      
      
      
      Педагогический коллектив ГОУ СОШ Љ 940, г. Москва в День учителя, октябрь 2013 г.
      Т.М. Корнющенко в центре в первом ряду.
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      А.Н. Цыганков и Д.И. Корнющенко на выставке работ художника А. Яковлева, май 2015 г., г. Москва.
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      Могила В.И. и Л.Е. Лагуткиных на городском кладбище в г. Сочи. Фотография сделана 10.06.2015 г. их внучкой А.А. Бравковой.
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      Выступление на заседании философского клуба в
      "БиблиоГлобусе", г. Москва, 2011 г.
      
      Светлана Ильинична Рудакова с дочкой Машей, г. Москва. нач. 1980-х гг.
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      М.М. Шемякин, А. Ананичев, Л.У. Звонарева, 2003 г.
      
      Лидия Ивановна Глебова, г. Троицк, 2010 г.
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      Нина Анатольевна Назаренко с внуком Файвлом и подругой Ольгой с сыном Сашей, Москва, 2005 г.
      
      
      
      
      
      "Зинна" опубликовала книгу "Ненавижу школу. В год учителя от учителя". Не помню, каким образом я с нею связался после прочтения ее резко-критической книги, но она тоже прочитала мой памфлет. Мы встретились у нас дома. Однако мои попыт- ки убедить ее и ее мужа Алексея в том, что необходимо объеди- нение всех несогласных в единую ассоциацию, результата не дали. Ей пришлось гораздо хуже, чем мне, пенсионеру: на все ее попытки устроиться в какое-либо педагогическое заведение следовал отказ. Такая же реакция была в издательствах, где они хотели издать книгу массовым тиражом и получить доход. Признаться, это стремление меня несколько удивило. "Когда идешь сражаться за демократию, никогда не надевай новые штаны!" - говорит доктор Штокман в драме Г. Ибсена "Враг народа". Так и в нашей ситуации: когда начинаешь бороться за демократизацию школы, не жди, что тебя будут публиковать во всех издательствах, да еще платить за это деньги. Словом, мы оба остались без последователей, несмотря на наши призывы действовать. Ныне же и вовсе готовность учителей к сопротив- лению рассматривается как бросок на амбразуру. Несогласные люди среди учительства есть, но самоубийц нет. Кроме того, достигнутое всеми правдами и неправдами повышение зарпла- ты московского учительства окончательно снизило готовность к противостоянию с системой образования. Меня еще вспом- нят не раз.
      В июле, благодаря заботам Веры, мы с Денисом провели неделю отдыха в пансионате "Бекасово" под Москвой. Купа- лись в местных прудах и кормили белок. Все эти годы, начиная с 2005, мы регулярно ездили в Чапаевск и Самару. Я обычно ездил летом, а Таня - весной или осенью. Впрочем, были годы, когда мы приезжали вместе. Главной целью наших поездок было и есть посещение кладбищ. В Чапаевске фактически на двух кладбищах находятся могилы наших матерей Н.Д. Кор- нющенко и Н.С. Нефедовой, а в Самаре на Старом кладбище - могила Б.Д. Корнющенко. На Южное кладбище, где находится
      
      
      
      
      
      могила Ю.Е. Доброва, у нас уже не хватает сил. Т.М. особенно старается: красит оградку, пропалывает траву на могиле мате- ри, - эту траву она много раз сажала, и в результате там обра- зовался зеленый дерновый ковер. На всех могилах мы сажа- ли деревья и цветы. Принялась только сирень на могиле моей матери. Последний раз в 2015 г. она посадила декоративные кустики из нашего парка. Сажали и цветы, но они скоро вы- мирали. Два года назад могила Н.С. Нефедовой под тяжестью памятника провалилась, и ее пришлось восстанавливать. Это сделали рабочие, благодаря помощи нашей бывшей соседки по дому В.Е. Мирзковой, у которой Т.М. обычно на время оста- навливается. Я же обычно останавливаюсь у Е.М. Гуреева, и обычно мы с ним вместе ходим на кладбище.
      Другая наша цель - встречи с Катей и Костей, с Денисом, и с Настей и ее сыном Юрочкой. Надо признать, что с Настей мы стали встречаться редко, хотя такие встречи все-таки бывают у Т.М. и Веры, если они приезжают в Самару вместе. Кроме того, главные события в жизни нашей внучки и нашего прав- нука нам известны благодаря Интернету.
      В октябре-ноябре 2012 г. я написал большой литератур- но-исторический очерк "Граф Уваров - конформист, лицедей, охранитель". Это был полемический ответ на статью д. ист. н. Андрея Зубова "Граф православие, самодержавие, народ- ность", опубликованной в двух номерах "Новой газеты" в ав- густе и сентябре 2012 года. Очерк этот я вчерне набросал в больнице в период подготовки к операции и после операции. Глубокоуважаемый мною А. Зубов в определенных целях се- рьезно переоценил значение уваровской триады, да и значение личности графа для российской культуры. В стране разгорел- ся с новой силой спор между сторонниками общеевропейско- го пути России и "патриотами", привычно требующими для России особого пути. Объективно являясь сторонником евро- пейской парадигмы, А. Зубов, по сути, высказался в пользу русского национализма. Я отправил статью в "Новую газету",
      
      
      
      
      
      но напечатать ее там не могли из-за объема. Однако у меня теплилась надежда, что ее мог бы прочитать автор, с которым я полемизировал. Моя оптика была направлена не только в прошлое, но и в настоящее, на современные "самодержавие",
      "православие", "народность", от которых очень скоро замеча- тельному историку А. Зубову досталось по полной степени от их подлости и малограмотности.
      2013 год начался для нас тем, что я вышел на демонстра- цию и митинг против "закона подлецов" - принятого ГосДу- рой закона, фактически запрещающего усыновления россий- ских детей иностранными усыновителями. Мне особенно была понятна вся лживость и подлость этого закона. Что такое усыновление и удочерение в России я знал не понаслышке, а профессионально, ибо еще в 70-х годах прошлого века, буду- чи старшим воспитателем школы-интерната, вынужден был по должности и лишать родителей наших детей родительских прав, и принимать предложение тех или иных граждан о же- лании взять в свою семью наших детей. Таких предложений было за 4 года не менее десятка. И ни одно из них не закон- чилось усыновлением или удочерением. Еще раз подчерки- ваю: ни одно! Поэтому лицемерные вопли и стоны об отправке несчастных русских детей в презренную Европу или в США вызывали у нас профессиональное возмущение и омерзение. Шествие состоялось 13.01.2013 г. Мы несли портреты всех де- путатов и сенаторов Федерального Собрания (за исключением нескольких из них), для того, чтобы в конце нашего маршру- та выбросить их в контейнеры для мусора, а некоторые сжечь. В "Новой газете" появилась фотография этой массы порядоч- ных людей, на которой среди множества лиц Таня разглядела и мое лицо. В дальнейшем я посещал большинство демонстра- ций и митингов оппозиции, встречался на них с единомышлен- никами, в частности, с А. В. Кацурой. У меня брали короткие интервью журналисты "Новой газеты" и "Русского радио", я собрал целую коллекцию листовок, партийных газет, брошюр
      
      
      
      
      
      о Путине, подготовленных и изданных Борисом Немцовым. Последний массовый марш состоялся 1.03.2015 года - он был посвящен памяти убитого 27.02.2015 г. Б.Е. Немцова. На нем мы были вместе с Таней. На митингах я подписывал обращения о неправомерных действиях сотрудников полиции 6.05.2012 г. на Болотной площади. В итоге, нам обоим пришли ответы из Следственного комитета РФ и Генеральной прокуратуры РФ от 3.03.06 и 30.06.2014 года с уведомлением, что эти обраще- ния рассматриваются, и о результатах нам будет сообщено до- полнительно. Этих дополнительных ответов не было, зато был опереточный Басманный суд, который вынес фигурантам Бо- лотного дела далеко не опереточные приговоры.
      24.01.2013 в Доме русского зарубежья прошла презентация документального фильма "Философский пароход" телеканала
      "Мир". После просмотра фильма шло его обсуждение. Я вы- ступил с вопросами к авторам фильма и заодно дополнил их фильм тем материалом, который не вошел в сценарий фильма. Это выступление среди других было опубликовано в первых номерах журналов за 2013 год "Вестник РФО" и "Гуманитар- ные науки". 30.01.2013 очередной семинар по глобалистике был посвящен теме "XXI век: идеология для России". Доклад делал зам. начальника Отдела общественных РАН Ю.А. Кова- лев. Я выступал, взяв за основу тезис с бинарной оппозиции
      "должного и сущего" на протяжении всей истории России. Многим мое выступление не понравилось: в среде академи- ческой гуманитарной элиты уже вызревал русский зоологичес- кий патриотизм. Мое выступление было опубликовано в Љ 2
      "Вестника" за 2013 год.
      Летом Таня ездила на курорт в Крым, в Феодосию. В ав- густе она вернулась с большим грузом крымских абрикосов и дынь. Вскоре она заболела, и я поднял тревогу по поводу про- должения ее работы в школе. Но она настояла на своем. Нуж- но сказать, что в отличие от других пенсионеров, ей не делали намеков на увольнение. Этому были две причины: во-первых,
      
      
      
      
      
      ее очень любили ученики и уважали родители, за исключением совсем уж отпетых дур, и они бы встали за нее горой; во-вто- рых, погром ОМЦ и УОО, происшедший как будто бы по моим выступлениям, был хорошим фактором защиты для нее. С нею стали обращаться очень вежливо, предупредительно и коррек- тно, т.к. в голове у школьного начальства, вероятно, появилось предположение, что если они ее уволят по своей инициативе, то мало ли что может опять написать ее муж! Опасение было разумным. Поэтому Т.М. проработала еще один год. 8.10.2013 исполнилось 45 лет нашей супружеской жизни. Мы отметили эту годовщину взаимными подарками: я купил ей обручальное кольцо, а она мне - наручные часы. Когда-то, в 1968 г., когда мы еще жили в Бинарадке, я дарил ей скромное кольцо. В 1969, когда мы перебрались на Правую Волгу, к нам в гости при- шла наша недавняя однокурсница, наша бессменная староста Людмила Цапина. Ее вместе с другими выпускниками нашего института направил на работу в колонии несовершеннолетних Я.С. Турбовской, и на следующий год большинство из этих 5-6 молодых педагогов, как ошпаренные, примчались назад к своим родителям. Люда же из Сибири вернулась в Сызрань для того, чтобы выйти замуж за давно знакомого парня Володю Мясникова. Она и в меня была безответно влюблена, и в друго- го своего однокурсника Стаса Лютина, но, в конце концов, ос- тановила свой выбор на незаметном, но надежном и порядоч- ном молодом человеке. Она пригласила на свадьбу нас и еще одну однокурсницу Тамару Кудрявцеву из Безенчука. То есть за свадебным столом сидело трое ее сокурсников, что для Люды с ее общественными наклонностями имело большое значение. Беда была в том, что жених не озаботился покупкой обручаль- ного кольца, а оно было необходимо. И Таня, желая помочь девушке, с которой она прожила несколько лет в студенческом общежитии, предложила ей свое кольцо. Я возражать не стал, хотя знал, что такой жест в народе считается дурной приметой. Словом, дело было сделано, с возвратом кольца возникла за-
      
      
      
      
      
      держка, а вскоре мы узнали, что новобрачные уехали в Сибирь вместе с нашим кольцом. Таня плакала. Я же, выждав месяц, написал Людмиле Анатольевне Мясниковой в Томск письмо, в котором попросил ее вернуть кольцо, и даже посоветовал как: положить его в любую ненужную ей книгу, завернуть страницу и отправить книгу бандеролью. Мне пришлось ей объяснить, что кольцо своей жене я покупал и дарил в очень нелегкий пе- риод нашей с нею жизни, и что я недостаточно богат, чтобы чужим женам покупать на свадьбу обручальные кольца. Все это абсолютно соответствовало истине. У Люды же просто был девичий каприз: это кольцо согревало ее чувство полу- детской любви к бывшему однокашнику. Она вернула кольцо именно так, как я советовал, в книге "Очерки истории КПСС", но с того времени мы больше не получали ни писем, ни других известий. Если другая подруга Тани Вера Тихонова-Кадушни- кова долго с нами переписывалась из Нижневартовска, приез- жала в гости с детьми в 1985 году, то от Людмилы несколько десятилетий не было ни слуху, ни духу. Прекратились отноше- ния и с Верой. И лишь недавно, как раз в 2013 году, благодаря сайту "Одноклассники", старые подруги нашли нас. С Верой, уже из Новосибирска, я первым разговаривал по телефону, а затем Таня встретилась с нею в Самаре, предварительно навес- тив своих старых подруг в Октябрьске. Люда же действовала через Интернет, и в конце декабря 2013 г. мы ездили встре- чать ее в аэропорт Домодедово, куда она прибыла транзитом из Кисловодска. Мы посидели за чашками кофе, и, благодаря холерическому темпераменту нашей старой подруги, очень скоро большинство пассажиров аэропорта узнало о встрече старых друзей. Прощание было трогательным, мы обменялись подарками, я подарил ей "Родословную баронов Черкасовых", т.к. других своих книг у меня давно уже не было. Люда вскоре прислала нам посылку, в которой было много кедровых шишек и орехов. Мне она прислала две книги по средневековой педа- гогике, а Тане - альбом местного художника о гиперборейцах.
      
      
      
      
      
      С обеими дамами общение продолжается. Даже я написал Л.А. письма и открытки в ответ на ее письма, фотографии, бук- леты и т.п.
      25.07.2013 г. я закончил статью по поводу дискуссии на страницах журнала "Вестник РФО" - "Трое нас - трое вас", о которой уже упоминал. Готовый вариант статьи в редакцию журнала передал А.В. Кацура. Вскоре, ему пришел ответ из редакции:
      
      Дорогой Александр Васильевич!
      Снимаю шляпу! Статья Д.И. Корнющенко просто блеск! Вот, наконец-то, в журнале пошел по-настоящему серьезный разго- вор и дан достойный ответ философствующим манкуртам (по сути они заслуживают другой, более жесткой и более точной характеристики).
      Так что насчет объема - это даже хорошо, что так основатель- но припечатаны эти два философствующих пигмея, которые из номера в номер в унисон трубят "Задним ходом полный впе- ред!", и не получают достойного ответа (о Холодном и гово- рить нечего - динозавр).
      Кстати, свой материал также давай обязательно и в любом объ- еме. Может вослед за тобой и Л.А. Никитич начнут просыпать- ся (подрастать) критически думающие и совестливые...
      Да, Вас, конечно, не трое (четвертого, как минимум, гаранти- рую), но их, боюсь, гораздо больше - слишком долго корчева- ли и соскабливали интеллектуальный и нравственный "гумус" с плодородной российской интеллектуальной нивы.
      Словом, я был бы рад, если бы в (с) РФО началась кампания
      "снятия масок", а то ведь так никогда и не выберемся из рас- хлябин на нормальную дорогу.
      
      С теплым приветом! А.Ч.
      
      
      
      
      
      Моя статья была опубликована в Љ 3 - 2013 г., и вскоре по- явились и устные критики, и устные одобрения. Одно из оби- женных лиц, упоминавшихся в статье, в следующем номере разразилось глупой бранью:
      
      "И ведь такого рода "боевые искусства" (лишенные мило- сердия) проникают уже и на страницы нашего журнала. Член РФО (Москва) Корнющенко Д.И., - статья "Трое нас - трое вас", - прямо как в голливудском боевике (раздел журнала:
      "Отклики на наши публикации"). Похоже, интеллигентный человек, умеющий писать, - однако, в плену собственных эмо- ций и взглядов (мягко говоря). Сражается с революционера- ми, с большевиками, - и сам же навязывает противостояние
      "стенка на стенку". И отвечать не хочется, и промолчать тоже не гоже: и меня лично задел, и товарищей "обидеть норовит" (1-й абз. стр. 132; посл. абз. с. 144), а пуще всего - "за держа- ву обидно", - на нее, на историю страны, на ее руководителей изливает он свою зоологическую ненависть. (На 13 страни- цах, в злобно- публицистическом стиле представлен "компот", где смешаны и исторические факты, и собственные домыслы автора, который, как некий судия, формулирует пять пунктов обвинений и предъявляет их трем совершенно разным лю- дям - корреспондентам журнала. Есть такой журналистский прием - смешать всех в кучу и "мочить", используя, прежде всего, как повод для выражения собственных взглядов). Из собственной персоны и еще двух ни в чем особо неповинных формирует еще одну тройку и бросает всех на баррикады. Не буду говорить о попытках оскорбить, - отмечу лишь то, что может рассмешить: последний абз. на стр. 145; манипуляции с термином "случайность" - стр. 143, строка 12 и 21; по по- воду произведений Горького, Гиляровского, Сологуба, Юсупо- ва - утверждение, что это всего лишь "их мнения", - в 1 абз. п. 5, - стр. 142; мое поздравление проф. Холодного с юбиле- ем, - 1 абз. стр. 133). Послушайте, член РФО, - это философс-
      
      
      
      
      
      кий журнал, а не "желтая пресса". Ведите философскую дис- куссию (и без наклеивания ярлыков), пожалуйста. Я лично с вами общаться в таком ключе более не желаю. Думаю, другие упомянутые вами авторы сами сумеют постоять за себя. А Ка- цуру Александра Васильевича я уважаю, ценю и даже люблю (хотя по некоторым вопросам мы, возможно, и расходимся во взглядах). И он, как вы, верно, заметили, не нуждается в защи- те и таких адвокатах.
      С Днем народного Единения вас!"
      
      Независимый эксперт Дружинин В.Ф., д.ф.н., проф., член Союза писателей России (Москва)
      (Вестник РФО, 2013, Љ 4, с. 133-134).
      
      Естественно, что отвечать на эту чушь я не стал, но пред- ставил, что бы ответил г-ну Дружинину кто-нибудь из моих предков, баронов Черкасовых: "Экая ты, братец, каналья! Пой- ди на конюшню и скажи, чтобы тебе дали плетей!".
      Совсем другой была встреча с М.Н. Эпштейном 12 декабря на последнем в 2013 году заседании философского клуба. Все- мирно известный культуролог и философ представлял свою книгу "Религия после атеизма. Новые возможности теологии". Я поддержал позицию автора, которую он уже озвучивал на круглом столе Московской Книжной ярмарки интеллектуаль- ной литературы и на страницах "Новой газеты". Добавил кое- что из своих размышлений, и мы расстались друзьями, о чем свидетельствовала его книга, подаренная мне. С поддержкой позиции М. Эпштейна на заседании клуба выступил еще один писатель, за творчеством которого я слежу с 1993 г. Это был В. Шаров, чей роман "До и во время" я цитировал в книге
      "Элитарная концепция искусства в философии Фридриха Ниц- ше" и упоминал в книге "Метафизика ленты "Мебиуса". Это было на тех страницах, на которых я затрагивал болезненную тему: Ницше - Скрябин - Ленин. Разговаривали мы, конечно,
      
      
      
      
      
      недолго, но я успел помянуть добрым словом его отца А. Ша- рова, который, по сути, впервые познакомил советского чита- теля с жизнью и творчеством Януша Корчака.
      Упомянув тему Скрябина, я должен остановиться на од- ном, недавно зафиксированным мною, феномене. Меня давно интересовало мировоззрение А.Н. Скрябина, отразившееся в его музыке. Особенно - его "Предварительное Действо", хотя как личность Скрябин интересовал меня с того момента, как я прочитал о его ницшеанстве в книге Б. Пастернака "Люди и положения" в 1967 г. Примерно с тех лет у меня хранятся грамзаписи симфонических и фортепьянных произведений композитора. В книге об элитарной концепции Ницше в ис- кусстве я, развивая фантастические эпизоды романа В. Ша- рова о влиянии музыки Скрябина на революционные теории В. Ленина, обращался к работам А. Лосева, к статьям О. Ман- дельштама, которые безоговорочно называли Скрябина "без- умствующим язычником". Работая над "Метафизикой...", я прочитал небольшую монографию И. Бэлзы о Скрябине, в ко- торой великий музыкант представлен чуть ли не марксистом, конспектирующим Плеханова и Ленина. Л.Л. Сабанеев, хоро- шо знавший своего друга, в "Воспоминаниях о Скрябине" счи- тал, что попытка объединить музыку и философию в творчест- ве композитора оказалась удачной. Я задал вопрос, на который не нашел ответа: "Не пора ли сказать: "Тот, кто хочет понимать большевистскую Россию, должен знать Скрябина"?". Недавно я прочитал книгу А. Бандуры "Александр Скрябин" из серии
      "Биографические ландшафты", где тема язычества широко развернута. Достаточно подробно автор рассказывает о рабо- те над "Мистерией" и "Предварительным Действом", в час- тности, о создании литературного сценария. Не обходит тему язычества Скрябина С. Федякин в книге "Скрябин" из серии
      "Жизнь замечательных людей". Обе книги изданы в 2004 году. В феврале 2000 г. в газете "Русская мысль" появилась заметка А. Ровнера "Скрябин - Немтин. "Предварительное Действо",
      
      
      
      
      
      посвященная годовщине смерти композитора Александра Не- мтина, посвятившего большую часть жизни воссозданию ги- гантского произведения Скрябина: с 1970 по 1996 год. При жизни композитора "ПД" было исполнено в Финляндии в 1996 году. В начале 2000 года вышел компакт-диск с записью всех трех частей "ПД" в исполнении Берлинского симфоничес- кого оркестра под управлением Владимира Ашкенази. И, нако- нец, 17.05.2015 года в Москве, в Доме Музыки, прошла пре- мьера исполнения трех частей "Предварительного Действа" Скрябина-Немтина. Исполнители: Государственный симфони- ческий оркестр им. Светланова, Хор им. Пятницкого, пианисты А. Любимов и А. Гиндин, дир. В. Юровский. Я прослушал полностью запись этого исполнения 13.07.2015 г. по радио- станции "Орфей". До этого, с помощью Т.М., я пытался найти запись "ПД" в Интернете, и мы действительно нашли фраг- менты всех трех частей в исполнении Берлинского оркестра с участием тех же пианистов. Кстати, эту запись на диске вместе со статьей Антона Ровнера "Семантические свойства "Пред- варительного Действа" Скрябина в завершенных версиях С. Протопопова и А. Немтина" я подарил на день рождения в мае 2014 г. А. Кацуре. Сам же я продолжал искать полную за- пись "ПД" и с этой целью отправился в музей А.Н. Скрябина. В 60-70 годы этот музей славился студией электронной музы- ки, в которой работали композиторы-авангардисты А. Шнит- ке, Э. Денисов, С. Губайдуллина, Э. Артемьев, А. Волконский, С. Крейчи. Именно здесь, на синтезаторе АНС, созданным Е. Мурзиным и названным в честь А.Н. Скрябина, работал А.П. Немтин. Тогдашний директор музея Т.Г. Шаборкина пре- доставила Немтину рукописи Скрябина с эскизами "Предва- рительного Действа". Первая воссозданная часть прозвучала в Большом зале консерватории в 1973 г. в исполнении оркестра под управлением Кирилла Кондрашина.
      В музее Скрябина в девяностые годы ведущим ученым сотрудником работал А.И. Бандура. В упомянутой выше ра-
      
      
      
      
      
      диопередаче в мае 2015 г. он был главным комментатором трансляции музыки Скрябина из Дома Музыки. В музее летом 2014 г. я увидел то, что мне было знакомым по фотографиям и литературе, в том числе, установку цветомузыки, созданную в свое время для исполнения поэмы "Прометей". Смотрителем залов была молодая женщина с миловидным лицом, но с каким- то постным выражением на оном. Я поинтересовался работой композитора над "Предварительным Действом". Она показала мне несколько работ художника Р. Штерля. Я поинтересовал- ся материалами о работе А. Немтина. "У нас этих материалов нет, ведь это музей Скрябина, а не Немтина!" - возразила мне женщина. Спросил об А. Бандуре, - "Он у нас не работает, и не бывает. Скрябин был христианским композитором, а Бандура превратил его в мистика и язычника", - последовал ответ. Тут- то я и начал кое-что понимать, в том числе и постный вид этой служительницы муз. "А о чем говорят эти книги?" - На пол- ках стояли произведения авторов мистической и эзотеричес- кой литературы, в том числе книги Е. Блаватской, с которыми Скрябин не расставался в последние годы жизни. Она пожала плечами. Никаких записей музыки Скрябина не было, хотя она предложила мне побывать на концерте в зале музея. Я обратил внимание на картину, изображающую безликую массу людей куда-то устремленных. "Это тоже работа Р. Штерля, она у нас появилась недавно", - таков был ответ. Я высказал предполо- жение, что это полотно как раз иллюстрирует "ПД", т.к. автор предполагал исполнение "Мистерии" в Индии при огромном стечении народа. Поинтересовался: "Вы знакомы с романом Шарова "До и во время"? - "Нет, не читала". Я коротко расска- зал, как автор свел Скрябина и Ленина в процессе подготовки революции и сказал, что писал о ницшеанстве Скрябина много лет назад. - "Нет, Скрябин никогда бы не мог действовать в ря- дах "пятой колонны"!" - с какой-то кривой усмешкой ответила смотритель музея. - "Между прочим, в библиотеке В.И. Лени- на книг о творчестве Скрябина было гораздо больше, чем о дру-
      
      
      
      
      
      гих композиторах". - "Да", - согласилась она. Мне бы на этом и прервать разговор, ведь и так было очевидно, что в Музей Скря- бина пробралось православное ханжество, которое умудрилось и из Пушкина, и из Лермонтова сделать "добрых христиан", а теперь добралось до мистика и язычника Скрябина, о музы- ке которого настоящий добрый христианин, наш современник А. Лосев, сказал буквально следующее: "Христианину грешно слушать Скрябина, и у него одно отношение к Скрябину - от- вернуться от него, ибо молиться за него тоже грешно, за сата- нистов не молятся. Их анафематствуют" (ст. "Мировоззрение Скрябина"). Но меня заинтриговало выражение "пятая колон- на", о котором я только что на заключительном философском семинаре в 2014 году сказал: "Один не очень умный человек ляпнул эту фразу перед собранием еще менее умных людей, совершенно не владея историей и происхождением этих слов. Скажите, пожалуйста, какая связь между сегодняшним упот- реблением этой идиомы и ответом журналисту генерала Мола в 1936 году? А с пьесой Э. Хемингуэя "Пятая колонна"? Мне никто не ответил, потому что не знали, о чем я спрашиваю. И вот я слышу, как в месте совершенно не пригодном для упо- минания о Гражданской войне в Испании, казалось бы, интел- лигентная женщина повторяет их. Пришлось спросить, кого она ныне считает "пятой колонной", если считать, что во времена Скрябина такой колонной были большевики во главе с Лени- ным? Она ответила, что это оппозиция, либералы и демократы, все те люди, которые хотят снова устроить революцию. - "Вот я и есть типичный представитель пятой колонны, национал- предатель по вашей путинской терминологии! Мы видим, что Россия скоро умоется кровью, и хотим предотвратить это, а не совершить революцию!". Об этом я начал говорить с осе- ни 2013 г., и дальнейшие события стали подтверждением моих слов: началась война в Украине, в которой многие русские не только умылись кровью, но и вернулись на родину в гробах. Я еще кое-что сказал, и тут выскочила другая особа, возмож-
      
      
      
      
      
      но, директор музея, с внешностью и темпераментом третьего секретаря райкома КПСС по идеологии. "Здесь не митинг, не указывайте нам своими пальцами, что мы должны делать!" - Я поднял руку характерным преподавательским жестом, о чем и поведал дамам, - дескать, привычка! - Ах, Вы еще и препо- даватель! С такими взглядами, чему же Вы можете научить!?". Это было замечательно! Вся путинская идеология и культура выразилась этим возгласом. Я ответил, что учу правде и совес- ти, и повернулся, чтобы уйти. Но нет! Вслед мне прозвучало:
      "Наша правда в христианстве и в Русской Православной Церк- ви!". Вот этого ей бы говорить не следовало! Потому что я по- вернулся и спросил с усмешкой: это в РПЦ вашей, правда? Где все опоганились, проворовались, залгались? Это ваш патриарх Гундяй истинный христианин?". Как ни странно, но возраже- ний не последовало. Интервью было окончено.
      Что же сделал я? Решил посетить могилу Скрябина на Но- водевичьем кладбище. Ведь по логике и этике музейного дела эта могила должна была находиться под патронажем музейных работников и быть ухоженной. Как бы ни так! Могила оказа- лась в полном запустении. Ни одного цветочка не росло вокруг обелиска, не убран сор. После похорон в 1915 году на его моги- ле был установлен большой православный крест, который при советской власти заменили обелиском с барельефом компози- тора. Этим христианкам из музея, видимо, ни Бог, ни совесть не подсказывают, что надо бы поухаживать за могилой челове- ка, которому посвящен их мемориал.
      Еще раньше, 5.05.14, я был приглашен на поэтический ве- чер моей старой знакомой, поэтессы и актрисы Е. Мартыновой, о которой я упоминал выше. Вместе с нею свои стихи читал ее друг Григорий. За чайным столом в библиотеке им. Жуковского, где проходила встреча поэтов со слушателями, одна энергичная дама обратила внимание на множество выставленных к очеред- ной годовщине Победы старых газет с портретами Сталина и возмутилась прославлением людоеда. Это очень обидело ди-
      
      
      
      
      
      ректора библиотеки, и она ушла из-за стола. Начались разгово- ры о проделках нашего Мелкого беса в Украине. И вдруг, этот Григорий, автор православных стихов, начинает возмущаться нашими речами, бандитов из Донбасса называет героями, а По- рошенко - людоедом. Я не стал спорить, а Кацура пытался его переубедить. Мне понадобилось еще раз приехать в эту библи- отеку, - из-за ПСС В.А. Жуковского. Заведующая меня вспом- нила и от общения со мною уклонилась. Сходная картина была и в библиотеке им. Л.Н. Толстого: мы с оппозиционерами в кон- такты не вступаем, мы православные защитники русских тра- диционных ценностей! Тот же пропутинский настрой все чаще стал обнаруживаться и на заседаниях философского клуба. Про семинары в ИФ я еще скажу "под занавес". Вот я и подошел к тому скверному феномену, который стал характерен с недавних пор для российской интеллигенции.
      С юности и до старости я привык видеть в людях, свя- занных теми или иными узами с культурой, - в большинстве своем индивидуумов несогласных с властью, критикующих ее при каждом удобном случае. Диссиденты из них получались нечасто, но фрондеры - обязательно. В моей памяти вереница- ми проходят библиотекари, музейные работники, журналисты, артисты, литераторы разного уровня, архивисты... Вспоми- наются инженеры, и даже, преподаватели школ, вузов, эконо- мисты, даже юристы... Когда на них власть давила, они часто, скрепя сердцем, становились покорными конформистами, но в неформальной обстановке отводили душу, высказываясь о власти так, как они думали на самом деле. Ныне же, подавляю- щее большинство лиц названных профессий любят власть, лю- бят известную персону не за страх, а за совесть. Парадокс еще в том, что ухудшающееся положение в стране заставляет их еще больше восхищаться этой властью. Примерно за три пос- ледних года произошла массовая сдача в плен российской ин- теллигенции. Но это не только сдача, это и ее гибель. Процесс саморастления и продажности за чечевичную похлебку свое-
      
      
      
      
      
      го права быть духовной элитой народа, всегда заканчивается гибелью всерьез. Так уже однажды было в наших российских палестинах. Те люди, о которых я говорю, уже подошли к краю гибели, когда согласились, чтобы их всех называли мерзким словом "бюджетники".
      За эти московские годы встречались мне и нонконформис- ты особого, российского покроя. 29.05.2013 г. состоялся оче- редной симпозиум нашего философского клуба с такой темой:
      "Каким быть человеку XXI в.?". Решить эту животрепещущую проблему согласился Юрий Леонидович Дюбенок, "свободный философ", создатель философского направления и философс- кой школы "Свободная философия", председатель Байкальской организации РФО, председатель секции РФО "Свободные фи- лософы", председатель Иркутского отделения Российского гу- манистического общества, автор образовательной программы
      "Школа мудрости", автор книги "Духовный капитал", соучре- дитель общественной организации "Нравственное духовное объединение "Созидание", организатор дискуссионной интер- нет-группы "Свободная философия". Все эти титулы находят- ся на последней стороне обложки той самой книги "Духовный капитал", которую в июле этого же года автор мне буквально навязал в качестве подарка, когда я по своим делам зашел в Ин- ститут философии. На книге есть такой инскрипт: "Дмитрию Ильичу с пожеланием понять теорию вполне человека от ав- тора. Ю.Л. Дюбенок". Полное название книги таково: "Духов- ный капитал. Самосозидание вполне человека (исследование о духовных ценностях, которые нельзя измерить деньгами, глав- ные среди них: человек, как ВПОЛНЕ ЧЕЛОВЕК, и будущее ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ ОБЩЕСТВО) Часть 1. Начало. О выборе: быть вполне человеком или частным, частичным человеком". На второй странице обложки даны изображения бюстов Сок- рата, Платона, Пифагора, Аристотеля. На третьей странице - портреты Декарта, Канта, Гегеля, Маркса. На последней - два портрета автора: фотография и рисунок, выполненный его
      
      
      
      
      
      супругой, учеником и соратником Т.М. Громыко. Конфигура- тивно это должно означать, что Ю. Дюбенок является прямым восприемником и продолжателем изображенных великих фи- лософов, точнее, их мировоззрений и учений, а дарственная надпись - укор такому непонятливому читателю, который, не понимая учения Дюбенка, не понимает и всех остальных мудрецов, учителей человечества. Ну, почему же... В книжке 107 страниц. На многих из них приводятся фрагменты из песен В.С. Высоцкого, и есть "Приложение к послесловию. Четверо- стишия из разных произведений В.С. Высоцкого в случайном подборе к теме вполне человека", занимающие 7 страниц. Эти тексты я очень хорошо понимаю и одобряю. Я тоже для иллюс- трации своих усилий что-то изменить в советской школе делал фрагментарный разбор его баллады "Конец охоты на волков" в книге "Элитарная концепция пайдейи в философии Фридриха Ницше". Но ведь такого совпадения мало!
      Когда я слушал в "Библио-Глобус" выступление "свобод- ного философа", которое, как я понял, транслировалось по Ин- тернету в Иркутск, мне сначала показалось, что я присутствую на докладе профессора Выбегалло из "Понедельника начина- ется в субботу" братьев Стругацких. Уж очень похожа была терминология: "не вполне человек", "частично удовлетворен- ный человек", "вполне человек"... Но, как выяснилось, Стру- гацких Дюбенок не читал. Далее, можно было предположить, что перед нами реинкарнация К. Маркса - и внешнее сходство, и уже 15 лет не работает, а его и принадлежащее ему вели- кое учение "Духовный капитал" (название!) содержит на свои средства друг-последователь, как когда-то К. Маркса и его се- мью кормил Ф. Энгельс. Да и жена тоже зарабатывает какие- то деньги. Смысл учения таков. В истории человечества были люди, которые выламывались из господствующей системы и становились людьми независимыми - "вполне людьми". Сре- ди таких людей, заслуживающих, чтобы им подражали, он на- звал Сократа, Иисуса Христа, К. Маркса и В. Ленина. Экзотич-
      
      
      
      
      
      ность соединения этих людей в одном ряду автора не смущала. Я был одновременно и смущен, и шокирован, и разозлен этими пародийными доводами, которые легко можно было уничто- жить. Но и уничтожать их мне тоже не хотелось, т.к. я понимал, что вижу перед собою человека одержимого, примеряющего на себя очередную маску благодетеля и спасителя человечест- ва. Тот факт, что он не читал книги Стругацких, меня сразу же насторожил: ему было 56 лет, и люди этого поколения читали книги братьев больше, чем наше поколение. А Стругацкие-то как раз и рассказывали в своей социальной фантастике о вся- ких Прогрессорах и Странниках, которые желая добра, нередко творили зло. Ю.Л., может быть, и пробовал их читать, но попал на какой-нибудь роман, вроде "Трудно быть Богом" или "Град обреченный" и почувствовал интеллектуальный дискомфорт. Поэтому я ответил ему: "Тот факт, что Вы не читали Стругац- ких, это факт вашей биографии, а не биографий Стругацких!". Потом я показал всем, что те, вышедшие из систем люди, чьи имена он назвал, создали сами или их последователи еще бо- лее страшные, ломающие человека системы, а такие создатели, как Маркс и Ленин, отличались очень невысокими человечес- кими и нравственными качествами, и не следовало бы их брать за образец. Некоторые участники симпозиума меня поддержа- ли. Ю. Дюбенка это задело. Тем не менее, я увидел в его кон- цепции нечто знакомое, напоминающее мою "интегральную диалогику". И когда мы встретились, и он одарил меня кни- гой, я протянул ему свою визитную карточку и пояснил, что в Интернете на моем сайте можно найти мои книги и статьи о моей системе гуманитарного образования, и добавил, что мне удалось самому ее осуществить, но широко распространить в школах не удалось. Его ответ был моментальным: "Вот потому, что Вам не удалось, Вы и не признаете мое учение о "вполне человеке". Даже присутствующий при этом А.Д. Королев опе- шил. "Этого не может быть, чтобы у Дмитрия Ильича что-то не удалось!". Я махнул рукой. Против тщеславия оружия нет.
      
      
      
      
      
      В конце декабря Ю.Л. Дюбенок снова приезжал из своих Байкальско-Иркутских краев в Москву, и 24.12. мы встрети- лись на презентации книги М. Эпштейна. Он уже прочитал мою статью "Трое нас..." и обратился ко мне: "Почему вы так злобно-примитивно изобразили Ленина?" - "Примитив и можно изобразить только примитивно!" - ответил я. Когда В. Шаров сказал о каком-то сомнении в своей последней кни- ге, то от моего оппонента тут же последовала реплика: "Вам не хватило человеческих резервов, чтобы стать вполне чело- веком!". Писатель удивленно посмотрел на него и ничего не сказал. На следующий день мы снова встретились на семинаре в ИФ. Перед началом семинара А.Н. Чумаков сказал, обраща- ясь ко мне: "Профессор Гобозов (это мой давний философско- политический противник) предложил провести сегодня диспут по вашей статье в "Вестнике", но не смог сегодня выбрать- ся в ИФ. Мы решили отложить его на начало будущего года. Ваша статья имела множество откликов, дискуссий, споров". Я, молча, мрачно лишь кивнул в ответ. Попросил А. Короле- ва предупредить о времени возможного диспута, и сказал об этом А.В. Кацуре. Он ответил: "Драться? Что ж, я готов!". Но драться не пришлось. Кроме упоминавшегося "ответа" В. Дру- жинина, других критических отзывов не было в "Вестнике". В мою поддержку были написаны две статьи, авторы сообщили мне об этом, и просили помочь их "протолкнуть", что я и сде- лал. Однако безрезультатно. Ю. Дюбенок по ходу дискуссий о глобализации в XXI веке сообщил участникам, что в борьбе с глобализацией необходим марксистский подход.
      Уже в 2014 г. в номерах "Вестника РФО" третьем и четвертом я прочитал информативные статьи Дюбенка "О философском лагере "Свободная философия" в августе на Байкале, в котором, оказывается, был и старый философ В.И. Холодный, которому от меня досталось на орехи в той статье, и "Байкальская орга- низация РФО в 2014 году". Ее начало нужно процитировать:
      "Так счастливо сложилось, что наша организация возникла вок-
      
      
      
      
      
      руг философской и общественно-преобразовательской школы Ю.Л. Дюбенка, с 1979 года свободно, уверенно и последователь- но служащей истине, а не преходящим государствам. Мы можем с гордостью сказать, что сложилась, пусть небольшая, но рас- положенная уже от родины Маркса г. Трира до Байкала, группа людей, чуждых даже намекам на карьеризм, приспособленчест- во, прислужничество любым власть и деньги имущим.
      Будучи последовательными марксистами, мы ищем и со- вершаем усилия для отмирания государства, для установления планового, бестоварного, безденежного производства - распре- деления. После Маркса нет ни малейших вопросов о причинах текущих войн, инфляции, эгоизма, междоусобиц всех видов - от бытовых до межгосударственных и межмонополистичес- ких - в мире правит капитал". Вообще-то эти цели были когда- то придуманы и продуманы П.Ж. Прудоном, и раскритикованы молодым Марксом в книжке "Нищета философии. Ответ на
      "философию нищеты" г-на Прудона" в 1847 г. Но не в этом дело. А в чем же? В том, что вся концепция "свободной фило- софии", вся эта терминология есть философия игры, и с этой точки зрения я могу ее приветствовать. И не к анархисту Пру- дону, и не к коммунисту Марксу должны апеллировать Ю. Дю- бенок и его последователи (на фотографии в Љ 3 "Вестника" я таковых насчитал 16 человек), а к Ф.Шиллеру, Й. Хёйзенге, а из отечественных мыслителей-педагогов, - к Д. Эльконину и Ю. Азарову: все эти замечательные люди были выдающимися теоретиками, а некоторые и практиками игры, как важнейшей деятельности человека. "Человек играющий" Й. Хёйзинги был воплощением знаменитого тезиса великого поэта Ф. Шиллера из его "Писем об эстетическом воспитании": "... Человек иг- рает только тогда, когда он в полном значении слова человек, и он бывает вполне человеком лишь тогда, когда он играет". Именно в контексте мысли Шиллера и нужно понимать тер- минологию Дюбенка. Вырванная из контекста "Писем", она приобретает комический характер.
      
      
      
      
      
      Дай Бог успеха этим "свободным философам" в их даль- нейшей культурно-социальной игре! Можно надеяться, что доб- родушный философский симулякр никому не принесет вреда. А если и принесет, то только самим участникам этой игры во
      "вполне человека", т.к. по не писаному закону всякая игра рано или поздно заканчивается, и по ее счетам приходиться платить, как сейчас приходиться платить России за игры Путина и его команды в Крыму и в Украине. Такого игрока-пешку мне тоже довелось увидеть недавно в философской среде. 14.10.2014 на заседании философского клуба выступал М.М. Курочко, уче- ный секретарь первичной организации Московского ФО при Военном университете, с такой, претендующей на глобальность темой: "Сократ в Гааге: сущность философии и ее судьба в сов- ременном мире". Молодой, несколько экзальтированный че- ловек, излагал достаточно банальные истины о роли Сократа, предполагая, что мудрец за свои взгляды ныне мог бы предстать перед трибуналом в Гааге. Я посочувствовал докладчику, когда он начал доказывать близость Сократа Иисусу Христу. Об этом давно уже было сказано А.Ф. Лосевым, да и я, достаточно ка- жется, убедительно и оригинально, полтора десятка лет назад провел эти параллели. И вдруг, М. Курочко понесло! О несчаст- ной России, на которую ополчился весь мир, о злобных украин- ских фашистах, о порочной Европе, о разложившихся США он говорил с убежденностью лектора о международном положении из общества "Знание" в 60-70 годах прошлого века. Только лек- тора тогда обязательно ссылались на марксизм-ленинизм и на выдающуюся роль КПСС во главе с генеральным секретарем, а этот неофит с остервенением называл имя Христа, Россию срав- нивал с РПЦ, и грозил, что своим православием Россия победит всех врагов. Слушать все это был и стыдно, и мерзко. Казалось, что перед нами фиглярничает какая-то взбесившаяся инфузория. И можно было легко представить, как он так же злобно настав- ляет своих курсантов, будущих офицеров РА. И я, не стесняясь, сказал, что думаю о его метаморфозе: от вполне приличного,
      
      
      
      
      
      хотя и посредственного философского дискурса совершился переход к бесноватой лекции о международном положении, в которой намешано и христианство, и национализм, и ксенофо- бия... Я объяснил это тем, что он является типичным образцом российской военщины, и пожалел о том, что здесь нет Сократа, который мигом превратил бы нашего уважаемого лектора в ду- рака (бюст Сократа, кстати, в нашем зале стоял, но я не заметил его вовремя). Напоследок я пожелал ему не быть таким само- уверенным в изложении этой советско-православной дичи, т.к. далеко не все могут думать так, как он. Кому-то мое выступле- ние не понравилось, кто-то поддержал меня. Одна молодая жен- щина задала ему вопрос: почему Вы все время обращаетесь к христианству? Разве вы не можете предположить, что здесь при- сутствуют люди других концессий, и вообще атеисты? В ответ М. Курочко говорил о своем патриотизме, о том, как он защищал Россию на границе, а его предали, что он русский офицер и гор- дится этим, - он все время смотрел на меня, назвавшего его "во- енщиной". До меня стало доходить, что этот молодой человек явно не адекватен, и, глядя в упор на его исказившееся лицо, я спокойно предложил ему: "Молодой человек, Вы заводите сами себя! Не делайте этого!". Потом начались его сентенции о "гей- Европе", и я снова спросил его: а кто был Сократ? Платон? Про- чтите любую страницу из античной литературы, и вы убедитесь, что эта цивилизация взросла на гомосексуальной любви. Он было решил меня опровергнуть одним местом из платоновского
      "Пира", но забыл имя Алкивиада, и я махнул рукой. Плохи дела у Российской армии, если ее офицеров готовят малообразован- ные, но патриотически-настроенные люди. Но они опасны, это не "свободные философы" Ю. Дюбенка.
      Мы обычно не пропускали ни одной интересной художес- твенной выставки и побывали, особенно я, во всех хорошо и не очень известных музеях Москвы, и в старых, и в новых. Реже посещали театры. Но в 2013 году учитель МХК Елена Эрнестовна Беленькая подружилась с Т.М. и, как ответствен-
      
      
      
      
      
      ная за эстетическое воспитание и просвещение, стала, наряду с другими учителями, снабжать нас театральными билетами во все московские театры - бесплатно. Благодаря ей, мы слушали оперы, слушали оперетты, смотрели неоднократно современ- ный балет, были на экспериментальных постановках, и конеч- но, побывали в большинстве знаменитых, известных и моло- дых театрах на спектаклях всех жанров, эпох, авторов. Почти три года длится наш "театральный сезон", хотя в школе мы оба уже не работаем. Спасибо нашей благодетельнице!
      С 21.01. по 2.02.2014 я отдыхал и лечился в г. Геленджике в санатории "Солнечный берег", где когда-то в этом же сана- тории отдыхала Таня с Катей. Путевку бесплатно мне вручил Собес, они же оплатили мне железнодорожные билеты. Мне раньше не доводилось одному бывать на Черном море, кроме как в 1996 г. у Люси в Сочи. Эти дни мне запомнились. Я с экскурсией ездил в долину дольменов, заходил в местный кра- еведческий музей, был на выставке новороссийских художни- ков. Несколько дней было очень холодно и ветрено, т.к. буше- вала бо́ра.
      Летом я ездил в С.-Петербург - на встречу с А.И. Цыган- ковым, о котором уже рассказывал ранее. Возвращался я на поезде "Сапсан", что тоже было для меня в новинку. Таня же совершила летом 2014 года целое турне. С подругой Тосей Русковой они доехали до Сызрани, добрались до Правой Вол- ги и встретились там со своими одноклассниками, которых с каждым годом становится все меньше и меньше. Потом она поехала дальше, в Чапаевск и Самару, где выполнила наш се- мейный долг на кладбищах. После возвращения, уже в сере- дине августа, она соблазнилась предложением Веры и слетала с нею в Сочи. А вернувшись, так разболелась прямо накануне своего выхода на работу, что совместно мы решили: с рабо- ты нужно уходить. Это было мое давнее желание, т.к. со сто- роны мне было виднее. Так и сделали. 28 августа 2014 года Татьяна Михайловна Корнющенко уволилась из ГБОУ "Лицей
      
      
      
      
      
      Љ 507" - так теперь называлась та ГОУ СОШ Љ 940, в которой она начала работу ровно 10 лет назад, в 2004 г.
      Администрация подарила ей большую корзину с искусст- венными цветами и маленькими медвежатами. Мы долго дума- ли, какое применение им найти в нашем домашнем хозяйстве, и, в конце концов, придумали. Кроме того, ее наградили "Бла- годарственным письмом", которому мы, увы, применения не нашли, но его вид я привожу. От школьных лет у Тани остались два памятных подарка: картина художника С. Мельникова "На Истре", 2005 г. Ее подарили Тане на новоселье родители ее вы- пускного 11-А класса в 2006 году. Этот пейзаж напоминает нам те места на речке Кривуше в Чапаевском лесу. Второй подарок от Саши Минаевой, ученицы Т.М. с 5-го класса, которая вмес- те с бабушкой за время общения со своим любимым учителем для различных исторических инсталляций сделала множество кукол из папье-маше. Особенно удались куклы, изображающие персонажей времен Средневековья. Они, сидя и стоя на полках, на шкафах, украшали кабинет истории. Теперь Дама, Стряпчий и Рыцарь украшают наш зал, стоя наверху возле книжных полок. А с девочкой, уже перешедшей в 8-й класс, Т.М. часто встреча- ется, и они вместе гуляют или сидят на скамеечке.
      Коллектив устроил Т.М. проводы, на которых был и я. Это как раз был день, когда мы пятьдесят лет назад познакомились накануне отъезда нашего 1-го курса на уборку картошки в с/з им. Луначарского в 1964 г.
      В 2015 году мы с Таней работали над документами, свя- занными с биографиями ее родителей, особенно ее отца М.Е. Иноземцева. Об этом, в целом, я рассказал в соответству- ющем месте рукописи. Итогом поисков Т.М. стала ее статья в
      "Новой газете", опубликованная накануне 70-летия Победы в проекте А. Поликовского "Наградные листы". 9 мая Таня, Де- нис и Катя участвовали в акции "Бессмертный полк". Выпол- ненные в большом формате портреты Нины Сергеевны, Миха- ила Егоровича, Константина Николаевича Зверинцева, прадеда
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      Дениса по отцу, в их руках прошли по Красной площади и по другим улицам Москвы. Чуть раньше приходил А.И. Цыган- ков, который приезжал в Москву для устройства выставки кар- тин А. Яковлева. Он с нами встретился на этой выставке на Ар- бате и подарил Т.М. свою работу "Тюльпаны". Был в гостях и у нас. Я встретил его на станции метро "Каширская", показал наш обновленный парк "Садовники", который его восхитил. Саша встретился и с Катей, которую помнил еще девушкой, с ее сыном Денисом, с Верой и Соней. 10-го мая мы отмечали на семейном торжестве юбилей нашей матери, бабушки, супруги. Я подарил ей Полное собрание стихотворений и поэм Джор- джа Гордона Байрона в одном томе. Байрона Таня любила с юности, и сохранился сделанный ею в возрасте четырнадцать лет карандашный портрет великого поэта. А мое поздравление было серьезно-шутливым:
      
      
      
      
      
      
      В начале июля я летал с Верой в Сочи, чтобы встретиться с семьями Лагуткиных и Бравковых и посетить могилу Люси и Володи. Таня же решила еще раз побывать на Белом озере в санатории "Прибрежный". Но ей не повезло: погода была почти всю неделю, пока она была там, холодной и дождливой. Особого удовольствия Белое озеро на сей раз ей не доставило. Поскольку недавно мы с нею получили заграничные паспорта, Вера предложила матери на две недели отравиться с нею в Из- раиль, что должно произойти в середине сентября. Мы с Басей будем хозяйничать вдвоем.
      Мне же осталось рассказать о событии, которое заставило меня выйти из состава Российского философского общества. 24.06.2015 года состоялся, как всегда, в Институте философии заключительный в нашем учебном году семинар по глобалис- тике на тему: "Культурно-цивилизационные разломы глобаль- ного мира". Доклад с таким названием делал наш первый вице- президент Александр Николаевич Чумаков. Кажется, в самом начале последнего семинара он представил трех гостей: очень немолодых мужчин, с которыми он работал в начале 70-х го- дов в какой-то закрытой организации, занимавшейся создани- ем "ядерного щита для защиты родины". Видимо, они много для этого сделали (хотя его прочность так никто за полвека не испытал), т.к. их пиджаки были увешаны разными блестящи- ми штучками. Никто на них особого внимания не обратил, зная склонность своего вице-президента к экстравагантным выход- кам. Доклад был очень не плох, но автор допустил один про- счет: не дал дефиницию понятию "цивилизационный разлом". Я обратил на это внимание, и не я один: уважаемый мною Х.А. Барлыбаев, с которым мы часто спорили в прошлом, обра- тил внимание на это обстоятельство. Не думаю, что у доклад- чика был готов ответ на этот вопрос. Я же дважды писал об этом в контексте истории России, и хотя доклад Чумакова был посвящен глобальному миру, всем было понятно, что главный интерес в том, что "это" такое, и как "это" влияет на Россию.
      
      
      
      
      
      Мое выступление было сжатым, но исчерпывающим. Сама же тема настолько важна, что я приведу ее полное изложение по книге "Элитарная концепция пайдейи в философии Фрид- риха Ницше: опыт философского исследования". Экскурс в ис- торию русской цивилизации я с определенной целью сделал в начале Главы шестой "Философско-педагогические рецепции идеалов Ф. Ницше в России. Фридрих Ницше и педагогика нового тысячелетия". Приведенный далее текст находится на стр. 249-254 этой книги.
      
      "Но в этой последней главе книги о педагогической кон- цепции Ницше необходимо рассмотреть только один аспект его философии - насколько он был продуктивен и насколь- ко реализован и реализуется в теории и практике российской педагогики. Были ли, есть ли в России ощутимо проявившие себя условия педагогического образовательного бытия, чтобы оказались возможными (и реализуемыми) рецепции наиболее привлекательных и созвучных русскому менталитету содер- жательных сторон, вариантов и версий ницшевского педаго- гического проекта? Для этого в начале нам понадобится экс- курс в цивилиографию: для рассмотрения этапов российской цивилизации под обозначенным углом зрения. Одни из них - самобытны и неповторимы, что вовсе не свидетельствует об их исключительности и превосходстве; другие - являются лучшей или худшей копией процессов западноевропейской цивилизации, что опять же не свидетельствует только об уче- ническом подражании и об унижении русского национально- го духа. Предлагаемая схема цивилизационных процессов и цивилизационных разломов в истории России и Государства Российского была составлена автором как первоначальный набросок под впечатлением от прочтения книг социоло- га Б.А. Грушина "Четыре жизни России в зеркале опросов общественного мнения" 9. Мой цивилиографический эскиз не получил дальнейшей разработки, как я изначально пред-
      
      
      
      
      
      полагал, но обрел более структурный датированный харак- тер. Это сугубо авторская гипотеза, долго остававшаяся под спудом, поэтому в ней встречаются такие операциональные термины и понятия, которые могут быть восприняты крити- чески с позиций общепринятых подходов к периодам в исто- рии России. Соответственно и даты предлагаемых периодов в некоторых случаях являются условными, приблизитель- ными.
      
      Этапы Российской цивилизации
      1. Протоцивилизация Древней Руси: - Скифо-готско-сла- вянский период - середина IV - середина IX веков. Продол- жительность 5 столетий. Медленный милитаристски-торговый процесс сближения с Византией на юге и с Западной Европой на северо-западе.
      2. Становление древнерусской языческо-христианской ци- вилизации: - варяжско-славянско-византийский период - сере- дина IХ - середина ХIII веков. Продолжительность 4 столетия. Становление государственности: время Киевской Руси и ее рас- пада. Период завершается первым цивилизационным разломом: монголо-татарским нашествием. В процессе цивилизационно- го разлома складываются две противоположных национально- политических тенденции. Первую представляет князь Даниил Галицкий (свержение монгольского ига с помощью рыцарских сил Запада и Римской церкви, с последующей унией латинской и греческой ветвей христианства). Вторую - князь Александр Невский, Великий князь владимирский с 1252 г. (коллабораци- онизм, подавление антимонгольских выступлений, закрытость перед влиянием западной цивилизации, в том числе отказ от сотрудничества с Римским престолом). В результате победы линии Александра Невского послемонгольская Русь включает- ся в систему институтов восточной деспотии; упущен поворот лицом к западной средневековой цивилизации и возможное объединение двух христианских конфессий. Надолго порваны
      
      
      
      
      
      генетические связи, которые изначально объединяли Древнюю Русь с Западной Европой.
      3. Возникновение авторитарного азиатско-славянского типа антицивилизации: - татаро-московский период - сере- дина ХIII - начало ХVII веков. Продолжительность 3,5 сто- летия. Освобождение от ига, утверждение централизованной государственной власти в форме тирании. Возрастание наци- онального и религиозного самомнения, признание русского православного христианства единственным в мире истинным христианством: "два Рима пали, третий - Москва стоит, а чет- вертому не бывать". Социально-политическая нестабильность и бред национального, религиозного нарциссизма приводят Россию ко второму цивилизационному разлому. Начинает- ся время смуты: самозванство, гражданская война, крушение государственности, полномасштабная оккупация с Запада, качественно резко отличающаяся от монгольской оккупации. Прямое столкновение с Западом пробуждает, с одной стороны, некоторые попытки сближения с европейской цивилизацией; с другой - в результате убийства царя нового типа Лжедмитрия 1 кучкой заговорщиков - сопротивляющаяся этим попыткам консервативно-патриотическая сила в лице земщины. Насту- пивший общесистемный кризис, в условиях которого начала действовать внесистемная, отрицающая существующее поли- тическое устройство вооруженная оппозиция, но не способная противостоять интервенции, консолидировал силы земщины, оказавшейся способной изгнать интервентов и возвести на престол новую династию, но не сумевшей сохранить свой де- мократический потенциал. Поворот лицом к Западу был вто- рично упущен. С окончанием Смутного времени начинается почти беспрепятственное развитие и укрепление российской цивилизации восточно-христианского типа.
      4. Становление, утверждение и крушение российско-им- перско-советской восточно-христианской цивилизации: - московско-имперско-большевистский период - ХVII - конец
      
      
      
      
      
      XX века. Продолжительность около 4-х столетий. Этот период завершается третьим цивилизационным разломом в резуль- тате нарастающего общесистемного кризиса авторитарно- тоталитарного режима, начавшегося с середины 50-х годов XX века. Цивилизационный разлом совпал с формационным кризисом так называемой "коммунистической формации", что значительно ускорило и облегчило крушение государс- твенных и общественных структур, создававшихся веками. Быстрое исчезновение институтов советского периода не вы- звало серьезного сопротивления потенциальных защитников прежней системы, однако уничтожение советско-партийных структур, как стало очевидно значительно позднее, не озна- чало окончательного освобождения от национального импер- ски-советского духа, наполнявшего оболочку этих структур. Начинается новый поворот "лицом "Западу" во многом сов- падающий с "моделью" К. Свасьяна. Идет стихийный, массо- вый и примитивный процесс вестернизации, парадоксальным образом совпадающий с конца XX в. с резким оживлением русистских патриотических настроений, доходящих до ксе- нофобии, вспышек этнического насилия, антисемитизма и антиамериканизма "снизу", и призывов к созданию или от- крытию "национальной патриотической идеи", соединенных с осторожными великодержавными демонстрациями власт- ной элиты "сверху". Бурное, не поддающееся контролю, ста- новление массового общества с преобладанием артефактов массовой культуры, активно проникающих, в том числе, во все образовательные структуры.
      При всех минусах сегодняшней российской правящей элиты у нее есть один несомненный плюс. Говоря словами А.С. Пушкина, обращенными к П.Я. Чаадаеву в 1836 г., "пра- вительство все еще единственный европеец в России. И сколь грубо и цинично оно не было, от него зависело бы стать сто крат хуже. Никто не обратил бы на это ни малейшего внима- ния". "Быть европейцем" сегодняшнее российское правитель-
      
      
      
      
      
      ство заставляют столько политических, военных, экономичес- ких, финансовых и других факторов, что даже об одном из них пришлось бы говорить в очень пространной форме. Эти мучительные усилия часто не понятны все еще депрессивно- му населению, для которого возрождение ура-патриотических настроений - единственный выход для преодоления комплекса национальной неполноценности. В угоду этому психологичес- кому, на уровне коллективного бессознательного, феномену федеральные органы власти периодически впадают в нацио- налистический пафос, прекрасно зная, что у них нет надежной стабильной опоры ни внутри страны, ни вовне. Тем не менее, протодемократия 90-х годов медленно, но уверенно превраща- ется в авторитарно-демократический режим с идеей "сильной руки".
      Третий цивилизационный разлом начался не более 17 лет назад. В отличие от двух предыдущих, продолжавшихся в пре- делах одного поколения (по О. Шпенглеру - 25 лет), нынешнее межцивилизационное состояние может продлиться намного дольше: в пределах трех поколений. Длительный срок пост- советского "переходного" периода предсказывали выдающи- еся ученые-генетики А.А. Любищев и Н.В. Тимофеев-Ресов- ский. Последний, в частности, говорил в 60-е годы: "Всякое коренное изменение состояния общества длится не менее пяти поколений. Так что не суетитесь, а размножайтесь!". За этот долгий срок может осуществиться социальный метаморфоз, окончательно разрушающий старые структуры и создающий новые, чтобы избавиться от деградации, восторжествовавшей в десятилетия XX в.
      Я не случайно упомянул в начале своей исторической периодизации книги выдавшегося российского социолога Б.А. Грушина, ныне покойного. Всматриваясь в будущее, мы уже не обнаруживаем там русской или "православной" циви- лизации. Именно к такому выводу приходит Б. Грушин в вы- шедших книгах многотомного исследования "Эпоха Хрущева"
      
      
      
      
      
      и "Эпоха Брежнева" (предстоит издание книг "Эпоха Горба- чева" и "Эпоха Ельцина"). Автором использованы материалы более 250 опросов общественного мнения, сделанные и на- копленные за 40 лет. Недоступная ранее информация введена в научный оборот, и сухие колонки цифр убеждают больше, чем красочные и патетичные творения православных патри- отов или "консервативных революционеров". Ныне, считает социолог, бессмысленно задавать вопросы "что делать?" и
      "кто виноват?". В том, что сейчас происходит в России "нет виновного, все невинные"! Категория вины мешает анализу, она не актуальна, т.к. спонтанные процессы идут вопреки уп- равлению. По Грушину, причина непонимания России в том, что множество фактов и внутри страны и вовне неверно интер- претируются: Россия идет не к "рыночной экономике" или "от тоталитаризма к демократии", а переживает глубочайший ци- вилизационный разлом. Спрашивать нужно о другом: "Кто мы? Откуда мы? и Куда мы?" Борис Грушин дает на эти вопросы такие ответы. Советский народ действительно существовал, как население бывшей российской цивилизации. Эта "новая историческая общность" рассыпалась в прах, а вместе с этим наступил и глубочайший кризис той цивилизации, которую советский народ, в сущности, и подрубил под корень. Сегод- няшние патриотические потуги, всплески национализма в раз- ных формах - от "просвещенного" до черносотенного - не что иное, как запоздалые поминки по тому, чего уже нет. Это аго- ния. Уж если хотели спасти свою святая святых: "русскость", то раньше нужно было пестовать и лелеять ее, а не заниматься
      "интернациональной помощью". И главное: сейчас в начале нового столетия и тысячелетия формируется новая цивилиза- ция. Какая - сказать трудно. Сам Грушин убежден, что Россия просто вступила на тот путь, который европейские державы начали лет 400-300 назад (петровское "окно в Европу" по по- нятным причинам им не защитывается). От себя добавлю: на этот путь могла бы вступить и Россия, преодолев второй ци-
      
      
      
      
      
      вилизационный разлом Смуты, если бы не косность русской социокультурной ментальности. "Мы должны говорить о раз- рыве России не только с идеологией и практикой коммунизма, но и с русизмом вообще", - пишет автор, понимая под "русиз- мом" основанные на холопстве привычные российские фор- мы жизни. Работа Грушина - опровержение знаменитой, но очень сомнительной формулы Ф.И. Тютчева, ставшей с давних пор рефреном всех патриотических гимнов, - каким аршином Россию мерить? - Общим. Понимать ее нужно именно умом, или хотя бы рассудком, а не национальными инстинктами? 10 И, возвращаясь к Ницше, прежде всего, нужно понять, что в России вот уже сто лет культивируется и всесторонне удобря- ется почва для взращивания рессентимента. Российское обще- ство буквально пропитано злобой и завистью, соединенными с бессилием "низов" что-либо изменить, и потому вынашива- ющих чувство отмщения тем, кто виноват в их бедах. На по- литическом уровне рессентимент проявляется, прежде всего, в становлении, утверждении и периодическом обновлении быдлократии, гордо именующей себя элитой власти. Поэтому не нужно спрашивать, почему и по ком звонит колокол в на- шем отечестве. Он звонит по тем сильным и смелым, мудрым людям, которых в ходе противоестественного отбора после- довательно уничтожали или изгоняли, чтобы занять их место могли люди с моралью рабов, вообразивших себя господами. Э. Хемингуэй когда-то писал, как будто о тех, кого уничтожали в России: "Когда люди столько мужества приносят в этот мир, мир должен убивать их, чтобы сломить, и поэтому он их уби- вает. Мир ломает каждого, и многие потом только крепче на изломе. Но тех, кто не хочет сломаться, он убивает. Он убивает самых добрых, самых нежных и самых храбрых без разбора. А если ты ни то, ни другое, ни третье, можешь быть уверен, что и тебя убьют, только без особой спешки".
      Насколько обнадеживающими являются все перечислен- ные мною (далеко не все!) процессы и артефакты прошлого и
      
      
      
      
      
      настоящего российского общества с точки зрения педагогичес- ких проектов Ницше?".
      Забегая вперед, скажу, что после окончания семинара, ко мне обратился мой старый знакомый, директор "Библио-Гло- бус" Б. Есенькин: по его мнению, в истории России было боль- ше цивилизационных разломов. Вполне возможно, хотя для цивилизации, насчитывающей от силы 1200 лет, и тех разло- мов многовато. В коротком обмене мнениями обнаружилось, что у нас очень разные методологические подходы к понятию
      "цивилизационный разлом".
      Поскольку во многих выступлениях при обсуждении до- клада Чумакова звучала тема "цветных революций", я сделал такое дополнение: "Я хотел бы обратить внимание участников семинара на тот, доселе не освещенный факт, что эти "цвет- ные революции" являются следствием третьего цивилизаци- онного разлома, произошедшего в СССР-России. Почему-то никто еще не обратил внимания на то, что они стихийно воз- никают на постсоветской территории. Это бывшие советские республики, это бывшие страны социалистического лагеря, это страны "третьего мира", расположенные в мусульманских анклавах Азии и Африки. Я думаю, что этот процесс является очень важным дополнительным фактором, характеризующим понятие "цивилизационный разлом". Последним выступил А.В. Кацура, который вел семинар и находился в президиуме. Он сказал знаменательную фразу, ссылаясь на А. Эйнштейна:
      "Есть культура Вольтера, и есть культура фельдфебеля. Сегод- няшний призыв к интеллигенции должен звучать так: "Вольте- ры всех стран, соединяйтесь!".
      Все дальнейшее, чем закончился семинар, было прямым отрицанием этого призыва. А.Н. Чумаков представил еще раз тех троих мужчин, о которых я упомянул. Один из них, И.Т. Глебов, участвовал в ликвидации Чернобыльской ка- тастрофы, рабочий-пролетарий, секретарь парторганизации КПРФ, - так он сам представил себя, - получил слово и начал
      
      
      
      
      
      убежденно говорить об опасности Запада, о бедах русского народа и русской культуры, русского языка, о вреде рыноч- ных отношений, словом, весь привычный национал-комму- нистический бред, который стал визитной карточкой опреде- ленных людей, дорвавшихся до трибун. В итоге, он заявил, что труженики ядерного щита создали такое оружие, "что мы так по ним (по США) жахнем, что всех сразу уничтожим!". Здесь я не выдержал и выкрикнул: зачем!? - по залу прошел некоторый ропот, но Глебов переключился на победу и начал восхвалять генералиссимуса Сталина. А.В. Кацура забеспо- коился и что-то сказал Чумакову. Тот встал, прервал Глебова, и, обращаясь к нам, заявил: "А.В. советует мне взять руко- водство семинара в свои руки! Я заявляю: я беру руководс- тво в свои руки!" - и предложил выступающему продолжать. Я успел сказать: "А.Н., надо предупреждать, что на семинаре будут выступления, прославляющие людоеда! зачем нам слу- шать антигуманные речи?". Тут взвился Гобозов, сидевший, было, рядом со мною, но по каким-то причинам перебрав- шийся в сторону докладчика: "У меня отец погиб на фрон- те с именем Сталина на губах!" - Я не замедлил ответить:
      "А у меня погиб тесть в концлагере "Арзамаса-16" с прокля- тием Сталину на устах!". И вот тут-то на меня набросились участники семинара, главным образом, женщины (большинс- тво мужчин из числа тех, кого я привык считать приличны- ми людьми, сидели, опустив глаза в стол, и молчали): "Не мешайте ветерану говорить то, что он думает! Кто вам дал право говорить от нашего имени!? Если вам не нравится это выступление, то выйдете! Выйдите!" - и прочие осуж- дения моего протеста. Я подумал: "Черта с два я выйду! Я до конца полюбуюсь этим зловещим балаганом! Я до кон- ца жизни запомню это единение фельдфебелей в Российском философском обществе!". Мне вспомнилась недавняя сцена в Музее Скрябина, когда мне его смотрительницы сказали:
      "Весь народ любит и поддерживает президента Путина, толь-
      
      
      
      
      
      ко маленькая кучка отщепенцев и предателей выступает про- тив!" - Я же ответил: "Большинство - это глупость!". Это еще больше взбеленило музейных дам: "Как же надо ненавидеть свой народ, чтобы считать всех дураками и глупцами!?" -
      "А Сократ, Гете, Пушкин, - они тоже ненавидели свой народ? Ведь от них пошло это выражение!". Но вспомнил я в эту минуту единения фельдфебелей и фразу М. Твена, которую часто мне в наши дни цитировала Таня: "Никогда не спорь с идиотами! Чем чаще ты это делаешь, тем больше возрас- тают твои шансы превратиться в окончательного идиота!". Ведь буквально вчера я повторил ее в телефоном разговоре с А.В. Кацурой, когда узнавал, будет ли он на семинаре в Инсти- туте философии! Мне нужно было с некоторым запозданием вручить ему подарок на день рождения: книгу "Имагинатив- ный Абсолют" Я.Э. Голосовкера и одно дикое стихотворение
      "Отпустите меня на войну!" самарского автора. Кроме как на семинаре, нам встретиться было негде, поэтому я должен был прийти в этот день. Было и такое чувство, что все эти люди из академической среды чем-то одурманены, пьяны, а я, как на вечеринке, нахожусь трезвым среди пьяных, и не знаю, как с ними себя вести. А балаган продолжался. Старец, увешанный побрякушками от шеи до пупа, вынул откуда-то горсть ме- далей в честь 70-летия Победы и начал награждать ими тех, кого он считал достойным этой "высокой награды". Он на- цепил медали А. Чумакову, А. Королеву, И. Гобозову, В. Дру- жинину... Чумаков заметил, что Кацура "дитя войны" и его тоже надо наградить, но А.В. резко отказался. Представляю, что он испытывал, когда услышал это предложение. Даже у меня мелькнула мысль: "он родился в 1941, а я - в 1942, зна- чит, я тоже дитя войны"!
      Наблюдая этот позор и испытывая за него стыд, я невольно подумал: "Вот и наступил конец русской философии!". Ко всем мерзостям и гнусностям последних трех-четырех лет прибави- лось и это действо зоологического патриотизма. Все вечные
      
      
      
      
      
      ценности, которые составляют основы любой цивилизации, оказались в наши дни в "стране негодяев" или испохаблены до полного извращения, или выброшены как ненужный балласт. Есть знаменитый "Список Лорана", перечисляющий коренные ценности цивилизации: "Бог, Родина, знания, долг, дружба, не- жность, жизнь, надежда". Их можно назвать "цивилизацией Пушкина". "Цивилизация Путина" укоренилась на четверых
      "Ха" и одном "эЛ": холопство, холуйство, хамство, хвастовс- тво, ложь. Так эти "ценности" и назову - "Список Путина". Я решил выйти из состава РФО, членом которого я был с осени 1993 года, и подал в Президиум РФО следующее заявление:
      
      Первому вице-президенту Российского философского общества Чумакову А.Н., главному ученому секретарю РФО Королеву А.Д. члена РФО с 1993 г. Корнющенко Д.И.
      
      заявление
      о прекращении индивидуального членства в Российском философском обществе
      с 1.07.2015 года.
      24.06.2015 г. я присутствовал на заключительном семинаре по глобалистике в Институте философии РАН. После завер- шения семинара я стал невольным свидетелем и слушателем выступления И.Т. Глебова, приглашенного в институт вместе с двумя другими персонажами. Не мне судить о выборе гос- тей из числа старых знакомых уважаемого вице-президента, но мне доступна оценка их мировоззрения.
      Увешанный побрякушками, подобно "верному Руслану", за хорошую службу, старец-коммунист излагал ксенофобские, антигуманные взгляды, пронизанные милитаризмом по отно- шению к другому "не русскому миру", угрожал "жахнуть" по США и Европе так, что от них следа не останется. Мне кажет- ся, что такие пожелания находятся в вопиющем противоречии
      
      
      
      
      
      с теми ценностями, которые руководители семинара отстаива- ют в своих книгах, статьях, выступлениях.
      Далее, в связи с прошедшей годовщиной 70-летия Победы, приглашенный секретарь парторганизации КПРФ начал славос- ловие И. Сталину, вина которого в развязывании Второй ми- ровой войны наряду, с А. Гитлером, давно установлена и спра- ведливо оценена мировым сообществом, равно как и его вина в неисчислимых жертвах, принесенных народами СССР молоху войны. К этим жертвам нужно прибавить жертв довоенных и послевоенных сталинских репрессий. Почему бы этому госпо- дину не найти другого места для прославления Людоеда?
      Но дело даже не в выступлении коммуниста-мракобеса. Большинство из них не могут по-другому. Дело в том, как ре- агировало большинство присутствующих на семинаре пред- ставителей гуманитарных и общественных наук. Мои возму- щенные попытки остановить или, хотя бы, прервать этот поток восхвалений сталинизма, были восприняты большинством из них, особенно женщинами, как покушение на патриотические святыни. В зале стоял милитаристский и ксенофобский угар, хотя были и те, кто сидел, опустив глаза долу. Бурные аплодис- менты были наградой И.Т. Глебову.
      Мне же предложили выйти, и неоднократно, если мне не нравится упомянутое выступление. Это задевало мою честь русского дворянина, но я должен был увидеть завершение это- го балагана. Он завершился совершенно дикарским обрядом награждения некоторых участников семинара, по выбору, ме- далью 70-летния Победы.
      Думаю, что среди моих "гонителей", восхищавшихся вы- ступающим и аплодирующих ему, многие являются членами РФО. Я предпочитаю выйти из состава РФО, чем находиться в одном обществе с этими ущербными людьми. То, что недавно я видел и слышал - это конец русской философии.
      Прошу номера 3 и 4 "Вестника РФО" за 2015 год прислать мне по почте. Мой адрес имеется в президиуме РФО.
      
      
      
      
      
      Примите уверения в совершеннейшем к Вам почтении.
      За сим - Д. Корнющенко. Честь имею!
      Постскриптум. В заключительном выступлении на се- минаре А.В. Кацура предложил существование двух культур: культуры Вольтера и культуры фельдфебелей, и предложил девиз: "Вольтеры всех стран, соединяйтесь!". Происшедшее в ИФ 26.06.2015 года позволяет сделать два предположения:
      1. В этот день произошло соединение российских фельдфебе- лей. 2. В каждом русском Вольтере сидит до поры хорошо за- маскированный фельдфебель. Впрочем, эти предположения не противоречат друг другу.
      
      Это заявление я передал в "Библио-Глобус" А.Д. Королеву в начале сентября.
      С 24 по 28 июля у нас была Катя. Она приезжала, чтобы по- работать с документами в Архиве Российской Федерации. Эта работа необходима ей для подготовки диссертации на степень доктора исторических наук. Тема этой диссертации является продолжением и развитием темы кандидатской диссертации. Звучит она так: "История государственного управления охра- ной природы и общественное экологическое движение в Рос- сии". Я предварительно был в этом архиве и заказал для нее ряд документов.
      
      ***
      В процессе завершения рукописи меня и моих соавторов вновь посещали воспоминания, особенно из детства и юности. Но возможности вернуться к ним больше не будет. Наши мо- лодые потомки, может быть Денис Макеев, возможно, захотят продолжить наш труд, но они будут писать о других временах, о других людях, о других событиях. Нам бы хотелось, чтобы они не забывали о нас, первопроходцах-генеологов, сказавших о роде баронов Черкасовых и их потомках свое слово.
      
      
      
      
      
      
      ПОСЛЕСЛОВИЕ
      
      "Аристокрация чиновная не заменит аристокрации родовой. Семействен- ные воспоминания дворянства долж- ны быть историческими воспомина- ниями народа".
      (А.С. Пушкин. Роман в письмах //
      ПСС. Т. 4. М., 1954, с. 39).
      
      последний раз мы возвращаемся к нашей книге "Род Черкасовых в истории России XVII-XX столетий". К за- ключительной фразе "Послесловия" этой книги на с. 573, где говорится о местах проживания потомков рода баронов Черкасовых, в результате наших изысканий нужно добавить:
      "в Ницце (Франция), Нидерланды, в городах Саратов, Воро- неж, в Сибири (Россия)".
      Основной текст "Послесловия" мы хотим дополнить све- дениями о людях и семьях, носивших фамилию "Черкасовы", которые встречались нам на протяжении всего пути исследо- вания. Среди них есть известные и менее известные имена, встречающиеся на страницах дореволюционных, советских, постсоветских словарей и энциклопедий или на страницах исторических монографий и мемуаров. Есть имена и среди наших адресатов, которые обращались к нам после выхода в свет книги о Черкасовых. Часть этих адресатов уже получи- ла свое место на предыдущих страницах. Но мы благодарны всем, кто обращался к нам за помощью в поисках своих пред- ков, поэтому на последних страницах книги мы разместим эту переписку.
      Далее мы излагаем этот биографический материал, по воз- можности, в хронологической последовательности.
      
      
      
      
      
      
      
      
      (РБС, 19, с. 174).
      
      Об этом генерале, бывшем в 1812 году полковником, упо- минает в своей "Записке" Н.Н. Муравьев-Карский и писатель Н.А. Задонский в историческом романе "Жизнь Муравьева". (Русские мемуары, с. 137, 155).
      В "Письмах" И.И. Пущина упоминается какой-то другой генерал Черкасов из Сибири:
      
      (Пущин, с. 282).
      
      
      
      
      
      В письме к Н.Н. Фонвизиной от 3.08.1842 г. И.И. Пущин упоминает о жительницах Туринска:
      (Пущин, с. 190).
      
      Не была ли эта Черкасова невенчанной женой декабриста А.И. Черкасова? Позаботиться о сыне барона, воевавшего на Кавказе, было бы так естественно... Михаил Александрович - это муж Н.Д., генерал-майор Фонвизин.
      В области искусства известно имя П.А. Черкасова.
      
      (РБС, 19, с. 174).
      
      
      
      
      
      Гораздо больше известно имя Павла Алексеевича Черка- сова (1834 - 1900), живописца, в 1869 - 1875 гг. - инспектор и надзиратель академических классов. О нем с уважением вспо- минает И.Е. Репин в своих воспоминаниях "Далекое близкое":
      
      Но в конце спелись, и так как дело считалось почти по- гибшим, то мне, как виновнику предложения, было поруче- но лично идти к Исееву и доложить ему устав, уже сформи- рованный вчерне тайными собраниями товарищей.
      - Как хорошо вы сделали, что пришли с этим прямо ко мне, - сказал Петр Федорович без всякого удивления, как будто ждал меня. - Знаете, я все время сам думал об этом и сам хотел предложить ученикам основать кассу взаимо- помощи. Уставчик я просмотрю потом. Но вот условие: на заседаниях учеников будет в качестве товарища председате- ля присутствовать помощник инспектора, наш милый Павел Алексеевич Черкасов13; его все знают, и ученики его очень любят.
      Судьба избаловала меня славой не по заслугам. Так было и с кассой. Когда я пришел на первое заседание, П. А. Черка- сов сидел уже на месте и балагурил с учениками. При виде меня он громко произнес: "А вот он, наш Рошфор"14, - и ученики встретили меня громкими дружными аплодисмен- тами и впоследствии считали меня инициатором кассы, а про Паназерова совсем забыли.
      Касса эта существует и доднесь...
      ... Великий князь Владимир Александрович тогда был вице-президентом Академии художеств, президентом была его тетка, великая княгиня Мария Николаевна. В.А. час- тенько посещал нашу Академию, и мы наблюдали его изда- ли: всегда находилась группа досужих.
      Черкасов счел наиболее удобным для обозрения разло- жить на полу мои этюды, эскизы и рисунки, привезенные с Волги. В назначенное время, с аккуратностью часов, ве- ликий князь приехал в Академию художеств и по широким лестницам прошел своим скорым шагом прямо в конфе- ренц-зал. Изогнувшись боком, долговязый Черкасов с вих-
      
      
      
      
      
      рами на затылке что-то докладывала ему вдогонку. Вижу, они прошли к моим работам, только что разложенным вах- тером на полу, и великий князь начал внимательно разгля- дывать их. Оторвавшись на минуту и подняв глаза на нас, выглядывавших на него из полуотворенной двери в весьма почтительном отдалении, он остановил свой взгляд на мне, и я ясно услышал, как он сказал: "А вон и сам Репин".
      Я был удивлен, что он помнит меня. Он сделал мне рукой знак приблизиться и начал расспрашивать довольно подроб- но, особенно об эскизах. Прежде всего, он указал на мой первый эскиз "Бурлаки"28 к предположенной картине.
      - Вот этот сейчас же начинайте обрабатывать для меня.
      
      (Репин, с. 229, с. 277).
      
      Известен также художник Н. Черкасов, автор рисунков, изображающих архитектуру Москвы 19 века (Уортман, 1, с. 506). Можно предположить, что эти художники были потом- ками живописца Ф.А. Черкасова, брата кабинет-секретаря ба- рона И.А. Черкасова.
      Далее следуют государственные и общественные деятели:
      
      Черкасов Борис Иванович (1829 - 1907), общественный и государственный деятель. По окончании курса в Харьковском универ- ситете Ч. начал службу под руководством Н.А. Милютина и Татаринова и был их бли- жайшим помощником по ведению и упро- чению у нас государственного контроля; состоял одним из первых председателей
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      (ЭСБЕ, 76, с. 522).
      
      (КЛЭ, 8, с. 458-459).
      
      
      Теперь обратимся к писателям, художникам и артистам:
      
      
      
      
      
      
      
      (ЭСБЕ, 76, с. 522).
      
      В 2007 г. в выставочном зале Государственного Историчес- кого музея проходила выставка фотографии 1870-х годов из фотоателье А.О. Карелина из Нижегородского Государствен- ного историко-архитектурного музея-заповедника. На выстав- ке была представлена большая фотография Л.Я. Черкасовой.
      О семействе Черкасовых часто вспоминает М.В. Добужин- ский на страницах своих "Воспоминаний:
      
      Еще одним моим другом детства, тоже с самых ранних лет, была Надичка Черкасова. В ту пору се- мья Черкасовых была самой близкой моему отцу. Константин Семенович Черкасов был военный инженер, георгиевский кавалер и раньше служил в Туркестане, откуда и идет знакомство и дружба моего отца с ними. Его жена, Анна Ивановна, кер- ченская гречанка (Митрова), в молодости была со- вершенная красавица (помню у них ее большую овальную фотографию 70-х годов с длинным шлей- фом и с розой в волосах - такою я всегда себе потом представлял Анну Каренину).
      
      
      
      
      
      Жили они на Выборгской стороне, недалеко от нас, на той же Симбирской улице, и дом их, как говорится, был "полная чаша", они были люди со средствами. Черкасов превосходно рисовал, и, если бы ему не мешала служба, он мог бы стать, навер- но, замечательным художником. Я всегда с интере- сом рассматривал разрисованные им крышки двух круглых столиков. Под толстым зеркальным стек- лом были изображены небрежно брошенные карты, какой-то счет и разорванный конверт с адресом и маркой и т. д. Сделано все было с замечательной иллюзией, "как живое". Один из этих столиков, столь памятный с детства, я видел и взрослым и мог оценить, как искусно сделаны эти "trompe-l"oeil"*. Помню у них на стене также сочные акварели Пет- ра Соколова "Тройка зимою" и "Тройка осенью", восхищавшие меня.
      Отец называл Черкасовых "святое семейство", и действительно, это была на редкость уютная и дружная семья. Мой отец в своем одиночестве, ве- роятно, не мог не завидовать такому полному счас- тью, и естественно, что его тянуло греться у этого foyer d"autrui**. Они его любили как родного, всегда звали "дядей". "Дядей" стали звать моего отца и другие немногочисленные его друзья, и помню, что на донышке своей фуражки, где офицерами приня- то было печатать золотом свои инициалы, он ставил
      "дядя". Еще с Туркестана отец также дружил и с братом Черкасова, Фединькой Черкасовым, как все его звали, казачьим артиллеристом.
      
      (Добужинский, с. 61).
      * Иллюзин, обман (франц.)
      ** Чужого очага (франц.)
      
      
      
      
      
      В Одессе я в первый раз увидел море, которое блес- нуло на повороте одной улицы. После Кишинева Одесса показалась праздничной и нарядной. Там мы в ресторане лакомились для экзотики "Frutti di mare"* и каракатицей с рисом, что, впрочем, было невкусно.
      Незадолго до этого переехали из Петербурга в Оча- ков наши дорогие Черкасовы (Конст[антин] Сем[енович] был назначен начальником инженеров этой крепости). Они перенесли туда и весь уют, бывший у них в Петер- бурге, привезли и старого курчавого Нерона, который также покорно позволял детям делать с ним, что угодно. Мой "квазироман" с Надей продолжался. Она постоянно меня дразнила, и с ней мне было весело и задорно; мне по-прежнему нравилось играть роль, но уже "всерьез"; вернувшись в Кишинев, я вырезал перочинным ножиком на кисти левой руки якорь - символ надежды - и Надины инициалы и затер царапины краской (как не произошло воспаления - непонятно). Слабый след моей татуировки оставался долгие годы. Но я, конечно, никому не показы- вал этих "тайных знаков".
      
      (Добужинский, с. 82-83).
      
      Надичка Черкасова, одного со мной возраста, была веселая черноглазая девочка с длинной шейкой, на ко- торой сидела черная родинка, и с толстой косичкой, хо- хотушка и насмешница; она всегда меня тормошила и дразнила и считалась моей невестой. Однажды родители подслушали наш разговор, когда мы, совсем крошечные, сидели рядом на горшочках: "Когда мы будем венчать- ся, - говорила Надя, - то я поеду в золотой карете", а я сказал ей: "В бриллиантовой".
      
      (Добужинский, с. 62).
      
      
      
      
      
      На Рождестве, семиклассником, я побывал в Петер- бурге и съездил впервые в жизни в Кронштадт, где жило
      "святое семейство", как отец называл семью Черкасо- вых. Уютнейшим образом я провел среди них дня три. Надичка, мой самый первый друг детства, уже конча- ла один из петербургских институтов, носила длинное платье и была очень мила со своей стройной шейкой, украшенной родинкой, и в гладкой прическе. Я попал к ним в самое радостное время - Надя была помолвлена с военным инженером, бароном Клодтом (фон Юргенс- бург), и никто не подозревал, что Константин Семено- вич, ее отец, через месяц внезапно скончается посреди своих детей... Через год я встретил Надю на вокзале в Вильне, когда она ехала со своим мужем в свадебное путешествие в Париж. Она была очень красива, очень элегантна, и мне было странно, что ее муж старше ее, но было приятно сознавать, что моя сверстница теперь замужняя дама и баронесса: это как-то подымало меня самого в собственных глазах...
      
      (Добужинский, с. 106-107).
      
      О.В. Аптекман, один из лидеров народников и вождей
      "Черного передела" в воспоминаниях "Общество "Земля и Воля" 70-х годов" в главе XIV пишет: "Только Москва нас уте- шила9. Там образовалась солидная группа молодежи (кажется, с Яковенко во главе), послужившая ядром, вокруг которого в последующие 1,5-2 года, как мне передавали, собирались рас- сеянные чернопередельцы".
      9. Примечание: в Москве в 1879 г. (году раскола "Земли и Воли" на "Народную волю" и "Черный передел") оказалось немало сторонников будущего "Черного передела": Г.Ф. Чер- касов, В.Ф. Казаков, К.Е. Мухлынин, Л.Е. Фондаминская и др. (Народная Воля, с. 291, с. 397).
      
      
      
      
      
      Членом Комитета помощи голодающим (Помгола) в 1921 году был Черкасов И.А. О нем нам известно следующее. На заседании Президиума ВЧК 1.11.1921 г. принято постанов- ление, согласно которому высылались в Краснококшайск Ма- рийской губ. Д.С. Коробов и И.А. Черкасов. Этому решению ВЧК предшествовал допрос в начале сентября 1921 года, на котором И.А. Черкасов дал показания об организации и работе
      "Всероссийского комитета помощи голодающим". В докумен- тах ВЧК И. Черкасов значится как "в прошлом член партии эсеров (ПСР), экономист, специалист по с/х и кооперации". Напомним, что допрос и высылка происходили в одно время с подготовкой к высылке из России на "философском пароходе" русской интеллектуальной элиты.
      В алфавитном указателе 12-ти частей "Общего морско- го списка" составленного Ф.Ф. Веселаго, изданном в СПб. в 1900 году, в разделе 1 "Флотские офицеры" мы встречаем нескольких морских офицеров в различных званиях с фа- милией "Черкасов". Это два Александра, Андрей, Василий, Лев, Михаил, Нил, Петр. Не исключено, что кто-то из них является родственником "нашим" Черкасовым по мужской линии, и что все они пошли по стопам вице-адмирала барона И.И. Черкасова. Самым знаменитым среди них является Петр Нилович Черкасов. Его отцом был Нил Васильевич, а дедом - Василий Черкасов. В 1900 г. он был только что произведен в мичманы. Приводим его портрет, биографию и описание его подвига.
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      Биография.
      
      
      
      
      
      
      Пётр Ни́лович Черка́сов
      (19 июня (1 июля) 1882 -
      6 (19) августа 1915) - русский морской офицер, капитан I ран- га (посмертно), командир ди- визиона канонерских лодок, командир канонерской лодки
      "Сивуч", кавалер ордена Свято- го Георгия IV степени.
      
      
      Пётр Нилович Черкасов родился 1 июля 1882 в Нижнем Новго- роде в семье морского офицера, капитана I ранга Нила Василь- евича Черкасова. Женат на Сусанне Владимировне, урождён- ной Гильдебранд, дочери военного врача.
      В службе с 1898 года. В 1900 году произведён в мичманы. С 1901 года в заграничном плавании на броненосце "Пе- ресвет". С 1903 по 1904 годы исполнял обязанности вах- тенного начальника на миноносце "Властный". За участие в ночной атаке, результатом которой был потоплен японс- кий миноносец, удостоен ордена Святого Станислава 3 сте- пени с мечами и бантом. Произведён в лейтенанты. 24 мая 1904 года был назначен младшим артиллерийским офицером на эскадренный броненосец "Севастополь". За успешное ко- мандование десантной ротой награжден орденом Святой Анны IV степени "За храбрость". 13 ноября 1904 года был назна- чен старшим офицером "Севастополя". В 1905 году за доб- лестную службу был награждён орденами Святой Анны 3 степени с мечами и бантом и Святого Владимира с мечами и бантом. В 1906 году за боевые отличия награждён орденом
      
      
      
      
      
      Святого Станислава 2 степени с мечами и бантом, серебря- ной медалью с бантом участника русско-японской войны. 24 августа 1907 года назначен старшим офицером учебного судна "Верный". 15 октября 1909 года назначен командиром миноносца Љ 213, произведён в старшие лейтенанты. 1 ок- тября 1910 года зачислен штатным слушателем в Николаев- скую Морскую Академию по военно-морскому отделению. В 1911 году зачислен на дополнительный курс Академии по отделению военно-морских наук. 6 декабря 1912 года про- изведён в капитаны 2 ранга. В феврале 1913 года награждён медалью "300 лет Дома Романовых". С мая по сентябрь нахо- дился в отпуске в Нижегородской Губернии, где был избран Гласным Балахнинского земского собрания. 30 декабря был назначен командиром канонерской лодки "Сивуч". 8 марта 1915 года награждён орденом Святой Анны 2 степени с ме- чами и бантом.
      
      
      Неравный бой
      
      Канонерская лодка "Сивуч".
      
      В начале августа 1915 года германская Неманская армия начала наступление на Ригу. На Балтике возникла угроза входа
      
      
      
      
      
      мощного германского флота в Рижский залив. Дивизион ка- нонерских лодок под командованием капитана II ранга Черка- сова в это время выполнял обычные боевые задачи: обстрел позиций противника на линии фронта, постановку минных за- граждений. 19 августа дивизион возвращался в Моонзунд пос- ле постановки мин. В сумерках они обнаружили германский крейсер "Аугсбург" и два миноносца, двигавшихся в направ- лении Риги. Канонерская лодка "Сивуч", которой командовал Черкасов, приняла бой. Канонерской лодке "Кореец-2" был отдан приказ уходить в Усть-Двинск. В ходе боя корабль был подбит, но продолжал сражаться. Командующий германской эскадрой Шмидт получил сообщение, что "Аугсбург" и ми- ноносцы ведут бой с крейсером "Слава" и поспешил с двумя линкорами и флотилией миноносцев на помощь. Однако, уви- дев с кем вёлся бой, был взбешён: истрачена половина топлива и сотни снарядов на такую, кажущуюся никчёмной цель. Тем не менее, задача германской эскадры прорваться к Риге была сорвана. Флотилия миноносцев выпустила по "Сивучу" 4 тор- педы и корабль затонул.
      22 сентября 1915 года Черкасов исключён из списков лич- ного состава флота с записью: "Смертью запечатлел свой под- виг". Капитан 2-го ранга Пётр Нилович Черкасов посмертно был награжден орденом Святого Георгия, посмертно ему было присвоено звание капитана I ранга. Военные специалисты все- го мира назвали "Сивуч" "Балтийским "Варягом"".
      
      Хорошо известно имя Николая Константиновича Черкасо- ва, выдающегося советского актера. Приводим его персоналию из Большой Советской Энциклопедии:
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      (БСЭ, 29, с. 78).
      
      В г. Саратове долго жил и работал известный историк, спе- циалист по истории франко-русских отношений, автор книги
      "Генерал Лафайет. Исторический портрет" Петр Петрович Черкасов. В 80-е годы прошлого века он перебрался в Москву. В сентябрьском номере газеты "Русская мысль" за 1997 год были опубликованы материалы из дневника внука П.А. Столы- пина Д. Столыпина, который он вел во время путешествия по маршруту Москва - Саратов.
      
      Перед вами отрывки из дневника моего четвертого путешествия по России. Первое относится 1994 году. Тогда ему предшество- вала остановка на Украине, в Киеве, где по- хоронен мой дедушка. В 94-м, 95-м и 96-м я сделал лишь несколько заметок, так как мне то недоставало времени, то присутствия духа. Но в этом году я трудился регулярно, особенно спускаясь вниз по Волге.
      
      
      
      
      
      Я выехал из Парижа 10 сентября и вер- нулся 25-го. За эти пятнадцать дней про- изошло одно значительное событие - в Са- ратове был открыт (до 80-летия революции) Культурный центр имени Петра Аркадье- вича Столыпина. Мой дед был саратовским губернатором с 1903 по 1906 год, после чего занял прост председателя совета министров при Николае II. К тому же наша семья жила в Саратовской губернии еще в XVIII веке.
      
      Профессор П. Черкасов (слева)
      и Д. Столыпин в Угличе.
      
      Я проплыл от Москвы до Саратова (рас- положенного в тысяче километров к юго- востоку), затем поездом возвратился в Мос- кву, проехал 400 км на автомобиле и много прошел пешком. Большую часть этого пу- тешествия меня сопровождал заботливый профессор Петр Петрович Черкасов. Рус- ским читателям знакомо имя этого историка и университетского профессора. В Саратове я встретился с другим моим другом, публи-
      
      
      
      
      
      цистом Геннадием Павловичем Сидоровни- ным, который издает труды о моем деде и руководит Столыпинским центром.
      Вот и Москва. На контроле оказалось, что у меня нет бумажки, которую предъ- являют все туристы, - валютной декла- рации. Но с меня ее не спросили и про- пустили без всяких историй.
      Багаж: нашел свой чемодан уже не на транспортере, а рядом с ним. Девуш- ка из Татарии успела перехватить свою сумку с каталки, которую какой-то тип уже преспокойно увозил. Что это? Недо- разумение? Ну да, вероятнее всего, не- доразумение...
      Петр Петрович Черкасов ждал меня на выходе в компании симпатичного ученого-самолетостроителя, который на досуге подвизается как шофер такси.
      "Шофер" вез нас так, чтобы я мог по- любоваться красотам. Москва - город разношерстный. Громадина гостиницы
      "Россия" подавляет своими размерами две очаровательные маленькие церков- ки. Сколько бездушных домов. Атмос- фера показалась мне гнетущей. Расска- зы о преступности. Вечером шоферы (непрофессиональные - с ними обычно безопаснее) требуют за ездку немалых сумм (60-100 долларов)...
      Приехали к Черкасовым, на северную окраину столицы. Они живут в "спаль- ном" районе, каких много. Повсюду еще лежит печать коллективизма.
      
      
      
      
      
      11 сентября.
      Сегодня вечером мы отплываем в Саратов. Мне хотелось купить обрат- ный билет на поезд, чтобы вернуться в Москву вместе с радушным хозяином и посмотреть на Россию с двух разных точек зрения. Нам пришлось проехать множество километров на автобусе и на метро. Чтобы достать билет, мы бе- гали от железнодорожной администра- ции к вокзалу и обратно. Да есть ли еще места? Один говорит да, другой - нет... В конце концов, места нашлись. Пообе- дал в институте Академии наук, где ра- ботает Черкасов.
      Мы выкроили время, чтобы пройтись по соседнему парку - совсем деревенс- кому, местами даже несколько дикому. В этом парке, где зимой катаются на лы- жах, отреставрирована чудная церковь, при коммунизме служившая складом.
      Поздоровался с двумя священниками. Главный батюшка - настоятель церкви, да к тому же еще и председатель сове- та, который наблюдал за возведением (в точности как раньше) храма Христа Спасителя, стертого с лица земли ком- мунистами. (Проезжая по Москве, я восторгался куполом вновь отстроенно- го собора).
      
      (Русская мысль, 1997, с. 13).
      
      
      
      
      
      Можно предположить, что П.П. Черкасов является потом- ком 26-го барона И.И. Черкасова, проведшего последние годы жизни в Саратове.
      Из числа тех лиц, которые обращались к нам по поводу возможного родства с баронами Черкасовыми, мы можем на- звать нескольких. От этих контактов далеко не всегда остались свидетельства. Были, например, два звонка по телефону из штата Калифорния США, причем, один из Университета им. Беркли. Следов от них, естественно, не осталось, как от того представителя казачьего сословия, которого мы цитировали в Главе первой, - тот общался с нами по Интернету.
      Еще до выхода книги в свет, благодаря Интернету, к нам обратился А.Ф. Бердников из Москвы. С супружеской четой Бердниковых мы встречались в начале мая 2008 года, но общих корней с его предками Черкасовыми обнаружить не удалось.
      Затем по Интернету к нам приходили обращения в
      2009 году:
      
      От: "Yeshchenko, Yevgen" < yeshchenko@gmx.net>
      Кому: Отправлено: 22 сентября 2009 г. 0:27 Тема: Черкасов Родион Маркович
      
      Здравствуйте,
      Скажите, пожалуйста, возможна ли связь с украинскими представи- телями фамилии, а именно с моим прадедом Черкасовым Родионом Марковичем?
      
      С уважением,
      Евгений Павлович Ещенко, Германия.
      
      Здравствуйте! Мы хотели бы прояснить о роде Черкасовых. Моя бабушка, и её сёстры были урождённые Черкасовы. Анна Ивановна (в замужестве Петрищева), Матрёна Ивановна и Мария Ивановна
      
      
      
      
      
      (похоронены Черкасовыми). Может быть, ещё были дети, я этого не знаю. Был еще, по-моему, Дмитрий Иванович. С картиной из Треть- яковки имеется сходство моего папы, и моего двоюродного племян- ника, который похож на моего папу. Могли бы вы подсказать, как можно просмотреть генеалогическое древо до 1917 г. Если возмож- но, то и после 1917 г. С уважением, Людмила Белякова (Петрищева). Заранее благодарна за ваш ответ.
      
      Увы, на такие обращения давать ответы очень трудно. Пре- жде всего, мы объясняли, что бароновский род Черкасовых и род просто Черкасовых - это не одно и тоже, хотя, безусловно, возможно отдаленное родство по линии братьев И.А. Черка- сова, такие случаи мы всегда обговаривали. Поэтому на такие скупые вопросы мы оправляли такие же скупые ответы.
      Но были и серьезные, хорошо составленные и аргумен- тированные запросы. Таким было письмо из Житомира от 18.12.2011 г. от А.А. Черкасова:
      
      Здравствуйте уважаемый Дмитрий Ильич!
      
      Пишет Вам Александр Черкасов из города Житомир, что на Украине. Около года назад натолкнулся на Вашу книгу "Род Черкасовых в истории России" и после прочтения решил Вам все-таки написать. Ниже я изложу суть письма, но прежде про- шу у Вас извинение если отберу ваше драгоценное время.
      Также хочу попросить извинения, если оно конечно умес- тно, за то, что письмо не написано от руки, а составлено в печатной форме, это свидетельствует о возможностях "совре- менного ленивого человека", которому удобнее всего давить на клавиши, нежели писать от руки. Правда есть небольшой плюс - Вам не придется читать мой неразборчивый почерк.
      Цель моего письма узнать есть ли связь моих предков с ро- дом Гусь-Черкасовых, возможно Вы сталкивались с Черкасо- выми из Астрахани (об этом ниже). Соответственно хотелось
      
      
      
      
      
      бы, чтобы Вы прочли короткую историю про Черкасовых из Житомира, судьба которых занесла из России.
      Я, Черкасов Александр Александрович, родился в г. Ко- ростень Житомирской области в 1989 году. В семье мед. ра- ботника и военнослужащего. За период 1989 - 2000 годов, мы сменили ряд местожительств, проживали в 3-ех разных горо- дах и вот уже последние десятилетие как живем в г. Житомире. Тут я окончил школу и университет, успел найти работу. На данный момент являюсь магистром по специальности "Эконо- мика предприятия", планирую учебу в аспирантуре по своей специальности.
      Мой отец, Черкасов Александр Петрович, 1964 г.р., родил- ся в г. Могилев Республика Беларусь. Бывший военнослужа- щий. Начинал свою военную подготовку в г. Смоленске, на- чал службу в г. Владимире-Волынском (на западе Украины), служил в Коростене и Житомире. Отдал вооруженным Силам Украины более 15 лет, сейчас он ушел в запас и работает в ком- мунальном предприятии. Имеет в Белоруссии брата Владими- ра и сестру Татьяну.
      Мой дед, Черкасов Петр Иванович, (28.11.1941 - 12.07.2003) родился в с. Золотуха, Ахтубинского района, Астраханской обл., Россия. Про своего деда можно много написать и расска- зать. В армии он был сапером, работал дальнобойщиком, ра- ботал на золокопальнях, где-то в России, любил футбол, был даже тренером команды завода Химволокно города Могилева. Был очень интересным человеком, но из-за того что мы жили в разных странах, о своем дедушке я большую информацию получал из рассказов о нем.
      Прадед, Черкасов Иван Евдокимович 21.11.1906, родился в селе Золотуха, Астраханской области. Из слов родственников из с. Золотуха: "у Ивана Евдокимовича было две жены. Пер- вая Чурилова Анастасия Денисовна, 24.10.1913 года рождения. У них родился сын Петр. Где жили они неизвестно, после того как разошлись, дед переехал жить на Баскунчак. Вторая жена
      
      
      
      
      
      Вера Пилатовна 1920 г. А работа была у деда, ездил он на ло- шади и чистил канализации. Вот все что удалось узнать".
      Прапрадед, Черкасов Евдоким Павлович дата рождения и место не известны.
      Пра прапрадед, Черкасов Павел Михайлович дата рожде- ния и место не известны.
      На этом мои данные о Черкасовых из Астраханской облас- ти исчерпаны. Поэтому я хотел бы узнать, возможно, Вам в процессе исследований рода Черкасовых попадались данные про моих кровных предков, или же возможно у Вас есть сведе- ния происхождения Черкасовых из данного региона. Буду рад общению с Вами, возможно, я могу быть Вам полезен в иссле- довании Черкасовых на территории Украины.
      Заранее благодарен и надеюсь получить от вас ответ. С ува- жением, Александр Черкасов.
      
      Это письмо привлекло наше внимание тем, что в нем фи- гурирует г. Астрахань и астраханские Черкасовы. В Астрахани с 1728 по 1741 годы отбывал ссылку И.А. Черкасов. Там ро- дились его дети. Вполне можно предположить, что дети рож- дались не только от супруги Елены Ивановны, но и от других женщин, местных жительниц. И.А. Черкасов занимался сбо- ром податей и неизбежно часто и надолго отлучался из дома. Дети "на стороне" в те времена были явлением обыденным. И, может быть, его правнук, декабрист А.И. Черкасов, шел по стопам прадеда, когда в Ялуторовске от местной уроженки у него появился на свет сын, о котором известно только, что он был?
      Вот, примерно так мы ответили А.А. Черкасову из Жито- мира.
      В декабре 2012 г. к Е.Д. Макеевой по телефону из г. Тамбова обратился д. ист. н. Сазонов Сергей Николаевич. Он представил- ся как уроженец с. Ивантеевка, Козловского у-да, Тамбовской губ., принадлежащей барону Ивану Петровичу Черкасову в пер-
      
      
      
      
      
      вой половине XIX века (219 душ крепостных). Его предки были родом из этих крепостных. Шутя, он так и рекомендовал себя, дескать, я ваш бывший крепостной, и на этом основании пригла- шал Катю в гости и даже к переезду к ним в Тамбов. Я же в поис- ках потомков Черкасовых связался с Александром Владимиро- вичем Черкасовым, членом правления правозащитного центра
      "Мемориал" в Москве. Это было весной 2015 года. Неожи- данно для меня он ответил: я из потомков крепостных баронов Черкасовых! Оказалось, что из той же самой дер. Ивантеевки, Козловского у-да, Тамбовской губ. Случай тоже обыденный - крестьяне в крепостном состоянии не пользовались тогдашни- ми паспортами, а когда их освободили, и нужно было вносить новых граждан в реестровые списки, то, в большинстве своем бесфамильных, записывали под фамилиями бывших владель- цев. Так в крестьянской среде появилось много семей с аристок- ратическими фамилиями, вернее, прозвищами, т.к. и раньше, на вопрос: "вы чьи?" - люди говорили, как и в нашем случае: "мы Черкасовы". Не себя называли, а фамилию барина. А.В. Чер- касов - один из тех, к сожалению, немногих людей, с которым даже таким "родством" можно гордиться.
      Позднее всех, в январе 2013 года, к нам обращался Влади- мир Константинович Черкасов из Москвы. Его предки Черка- совы были родом из Украины, и судя по фотографиям, которые он показывал, они принадлежали к дворянскому сословию. Но какой-либо связи с баронским родом Черкасовых нам устано- вить не удалось. Мы могли лишь дать некоторые рекомендации для разработки технологии поиска своих предков, и по состав- лению родословной.
      Среди педагогов, работающих в Москве, есть несколько Черкасовых. Это преимущественно женщины, и трудно опре- делить родовая это фамилия, или приобретенная, в результате замужества. Черкасова И.А., род. в 1945 г. в Саратове. Окон- чила саратовский университет. Учитель физики, с 2003 г. ра- ботала в СОШ Љ 144. Снова саратовские корни? Может быть,
      
      
      
      
      
      супруга П.П. Черкасова? В "Википедии" мы узнали, что он род. в 1946 году, в Москве, но учился в Саратовском универ- ситете (отец был военным, и семья меняла места жительства). К баронам Черкасовым эти двое, вероятно, отношения не име- ют. Черкасова Г.Ю., род. в 1945 г., в Ереване, работала в СОШ
      Љ 183. Черкасова М.Р., род. в 1957 г. в Москве, работает в СОШ Љ 694.
      Совсем недавним, в конце августа 2015 года, было следу- ющее обращение с просьбой о помощи в поиске сведения об одном из баронов Черкасовых:
      
      Многоуважаемый Дмитрий Ильич!
      
      С удовольствием воспользовался Вашим источником инфор- мации о родословной баронов Черкасовых.
      С большой степенью вероятности барон Дмитрий Павлович (Љ 32) учился в СПб. школе К. Мая, историей которой я зани- маюсь как волонтер уже 15 лет.
      Не могли бы сообщить как складывалась судьба ДПЧ в период Первой мировой войны и событий 1917 г.?
      Мне удалось обнаружить только информацию о том, что в мо- мент мобилизации 1914 г. он был командирован в XVIII к. (?) в чине штаб-ротмистра.
      В гимназии К. Мая учился в 1890 - 1899 гг. Окончил полный курс гимназического отделения.
      
      Всего доброго!
      
      Общественный заместитель директора музея
      истории школы К. Мая Общество друзей школы Карла Мая www.kmay.ru
      Мурат Тимурович Валиев
      
      
      
      
      
      Увы, об этом из трех сыновей П.Г. Черкасова, бароне Чер- касове, мы ничего дополнительного М.Т. Валиеву сообщить не могли. Напротив, с неизбежным запозданием, мы включа- ем его данные в "Родословную" на с. 16 под рубрикой "г)":
      "32 барон Д.П. (27.07.1879 - ?)... учился в СПб., в гимназии К. Мая в 1890 - 1899 гг., окончил полный курс гимназического отделения. В начале Первой мировой войны, в августе 1914 г., был прикомандирован к XVIII корпусу в чине штаб-ротмис- тра". Вероятно, корпус был кавалерийским, т.к. кирасир Д.П. Черкасов имел звание, принадлежащее к кавалерийскому роду войск.
      Напомним, что о Д.П. Черкасове мы упоминали в книге первой, на с. 376, 378. О гимназии К.И. Мая имеется внуши- тельный материал в книге воспоминаний А.Н.Бенуа (Бенуа А.Н. "Мои воспоминания". Т. 1. Кн. 1-111. 1990, с. 473-498). Эти главы так и называются: "Гимназия Мая. Преподаватель- ский состав" и "Гимназия Мая. Товарищи". В "Примечаниях" к гл. 16 дается такая справка о школе:
      
      
      ГИМНАЗИЯ МАЯ. ПРЕПОДАВАТЕЛЬСКИЙ СОСТАВ.
      
      ... под знаком частной гимназии Мая. - Средняя школа Карла Ивановича Мая (1820 - 1895) была одним из луч- ших частных средних учебных заведений Петербурга. Ее основатель ставил целью применение учений Песта- лоцци, Дистервега и Фребеля в педагогической практике. Первоначально (1857) школа была открыта как реальное училище, в 1862 г. было добавлено коммерческое отде- ление (закрыто в 1906 г.), а в 1865 г. - гимназическое отделение с полным курсом древних языков, которо- му в 1882 г. были присвоены права правительственных гимназий. Преподавание велось на русском и немецком языках, т. к. около половины учащихся были немцами
      
      
      
      
      
      (также французы и англичане), а в самом составе пред- метов ощущался определенный художественный уклон: во всех классах преподавалось рисование (существовали, кроме того, вечерние классы рисования), преподавалась история искусств, ученики совершали экскурсии в музеи (Эрмитаж, Училища Штиглица, Академии художеств) и посещали под руководством преподавателей выставки. Из "клана Бенуа" в гимназии К. И. Мая учились, кроме Александра Николаевича, Альберт Николаевич, Николай Альбертович, Николай Леонтьевич, Юлий Юльевич и Карл Бенуа. В годы учения А. Н. Бенуа школа К. И. Мая помещалась на 10-й линии Васильевского острова в доме
      Љ 13. См. кн.: "1856 - 1906. Пятидесятилетие школы К. И. Мая". СПб., 1907.
      
      (Бенуа А.Н. Мои воспоминания. Т. 2.
      Кн. IV-V. М. 1990, с. 646).
      
      5.12.2015 г. М.Т. Валиев на радиостанции "Эхо Москвы" в своем выступлении назвал гимназию Карла Иоганновича Мая
      "Школой Майских жуков", т.к. над ее входом висел барельеф с изображением майского жука. Школа просуществовала до 1925 года. Она была внесословной, общедоступной, и девизом педагогического коллектива был следующий: "Сперва любить, потом учить". Кроме "клана Бенуа" в разное время школу окончили Н. Рерих, Д. Философов, К. Сомов, С. Дягилев, - ос- новной состав будущего журнала "Мир искусства". Позднее гимназию окончил Д.С. Лихачев.
      Этим последним сообщением мы завершаем Вторую часть книги о баронах Черкасовых и их потомках.
      
      Сентябрь 2013 - сентябрь 2015 года.
      
      
      
      
      
      
      ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА.
      Автографы Бизерты - Автографы Бизерты. Дневники.
      Воспоминания. Размышления. М. 2012.
      Александр I - Император Александр I - старец Федор Кузь- мич? М. 2010.
      Анисимов Е., 2002 - Анисимов Е.В. Елизавета Петровна.
      М. 2002.
      Анисимов Е., 2013 - Анисимов Е.В. Абрам Ганнибал. //
      Толпа героев XVIII века. М., 2013.
      Анисимов Е., 2008 - Анисимов Е.В. Иван VI Антонович.
      М., 2008.
      Афанасьев - Афанасьев В.В. Жуковский. М. 1986.
      Алексиевич - Алексиевич С.А. Время секонд-хэнд. М. 2013.
      Балязин - Балязин В.Н. Династические браки российских монархов. Тайны дома Романовых. М., 2006.
      БЕЭС - Энциклопедический словарь. В 86 тт. Т. 76. М.- СПб., Брокгауз и Ефрон, 1903.
      Бороздин - Бороздин А.К. Мое знакомство с декабристом бароном Черкасовым // Нива, 1887, Љ 11-12.
      Бочанова - Бочанова Т.А. Декабристы в Западной Сибири. Научно-краеведческая и административно-хозяйственная де- ятельность. Новосибирск, 2007.
      БСЭ - Большая Советская Энциклопедия. Третье издание.
      Т. 11. М., 1973.
      Волков - Волков С.В. Белый исход. Приморье - последняя страница сопротивления большевикам // Новая газета. 2013,
      Љ 16, 13.02.2013.
      Валишевский - Валишевский Казимир. Первые Романовы.
      М., 2005.
      Вересаев - Вересаев В.В. Пушкин в жизни. Систематичес- кий свод подлинных свидетельств современников. М., 1987.
      Вигель - Вигель Ф.Ф. Записки. К. 1. М., 2003.
      
      
      
      
      
      Воспоминания - Воспоминания и рассказы деятелей тай- ных обществ 1820-х годов. Т. 1-2. / Под ред. Ю.Г. Оксмана. М., 2009.
      Гарин - Гарин И.И. Серебряный век. Т. 3. М., 1999.
      Гершензон - Гершензон М.О. Братья Кривцовы. Биогра- фия. М., 2001.
      Гельбиг - Гельбиг А.В. Русские избранники. М., 1999.
      Глаголева - Глаголева Е.П. Повседневная жизнь масонов в эпоху Просвещения. М., 2012.
      Глебова - Глебова Л.И. О баронах Черкасовых // Городской ритм. Љ 25. 25.06.2009.
      Глебова, 2009 - Глебова Л.И. "Откуда мы есмь пошли..." /
      из истории Троицка/. М., 2009.
      Глебова, 2012 - Глебова Л.И. Следы времен минувших.
      Путь исследователя. М., 2012.
      Глебова, 2013 - Глебова Л.И. История Новой Москвы. Тро- ицк и его окрестности. М., 2013.
      Глумов - Глумов А.Н. Судьба Плещеевых. Исторический роман. М., 1973.
      Греч - Греч Н.П. Записки о моей жизни. М., 2002.
      Голицын - Голицын М.В. Мои воспоминания. 1873 - 1917.
      М., 2007.
      Горелик - Горелик Г.Е. Андрей Сахаров. М., 2010.
      Государственная дума - Третий созыв Государственной Думы. Портреты. Биографии. Автографы. СПб., 1910.
      Вайль, Генис - Вайль П., Генис А. 60-е. Мир советского человека. М., 2013.
      Данько - Данько Е.Я. Китайский секрет. М., 1957.
      Декабристы, 1988 - Декабристы. Биографический спра- вочник. М., 1988.
      Декабристы, 2008 - Декабристы. Актуальные проблемы и новые подходы. М., 2008.
      Добужинский - Добужинский М.В. Воспоминания. М., 1987.
      
      
      
      
      
      Долгоруков, 1855 - Российская родословная книга, издава- емая князем П. Долгоруким. Ч. 2-3. СПб., 1855 - 1856.
      Долгоруков, 2007 - Долгоруков П.В. Записки князя Петра Долгорукова. СПб., 2007.
      Домбровский - Домбровский Ю.В. Рождение мыши. Роман в повестях и рассказах. М., 2010.
      Екатерина - Екатерина II. Путь к власти. Записки. Я. Ште- лин. Мизера. Т. Димсдаль. М.Л. Корберон. М., 2012.
      Елисеева, 2008 - Елисеева О.И. Повседневная жизнь благо- родного сословия в золотой век Екатерины. М., 2008.
      Елисеева, 2010 - Елисеева О.И. Екатерина Великая. М., 2010.
      Жуковский, 1999 - Жуковский В.А. Полное собрание сочи- нений и писем в XX томах. Т. I. Стихотворения 1797 - 1814 гг. М., 1999.
      Жуковский, 2000 - Жуковский В.А. Полное собрание сочи- нений и писем в XX томах. Т. II. Стихотворения 1815 - 1852 гг. М., 2000.
      Жуковский, 2009 - Жуковский В.А. Полное собрание сочи- нений и писем в XX томах. Т. III. Дневники. Письма-дневники. Записные книжки. 1804 - 1833 гг. М., 2009.
      Жуковский, 2004 - Жуковский В.А. Полное собрание сочи- нений и писем в XX томах. Т. IV. Дневники. Письма-дневники. Записные книжки. 1834 - 1847 гг. М., 2004.
      Задонский - Задонский Н.А. Жизнь Муравьева // За стеной Кавказа. Н.А. Задонский. Жизнь Муравьева. Документы и вос- поминания. М., 1989.
      Зернова - Зернова Руфь. Незабываемый. // Новое литера- турное обозрение. 2002. Љ 3.
      Исаковский - Исаковский М.В. Сочинения. Т. 1-2. М., 1961.
      Инбер - Инбер В.М. Книга и сердце. М., 1961.
      Исторический сборник - Записка статс-секретаря Марчен- ко о событиях, совершившихся при восшествии на престол им- ператора Николая I. // Исторический сборник Вольной Русской
      
      
      
      
      
      типографии в Лондоне А.И. Герцена и Н.П. Огарева. Книжка
      1. 1859. М., 1971.
      Иванова - Иванова Т.А. Лермонтов на Кавказе. М., 1968.
      Книга памяти - книга памяти Москвы1 1941 - 1945 годов.
      Т. 6. И-К. М., 1994.
      Карнович - Карнович Е.П. Любовь и корона. // Карнович Е.П. Любовь и корона. Пагуба. Ставрополь. 1992.
      КЛЭ, 1967 - Краткая литературная энциклопедия. Т. 4. М., 1967.
      КЛЭ, 1975 - Краткая литературная энциклопедия. Т. 8. М., 1975.
      Копшицер - Копшицер М.И. Валентин Серов. М., 1967.
      Корнющенко. Макеева - Корнющенко Д.И., Макеева Е.Д. Род Черкасовых в истории России XVII-XX столетий: Истори- ко-генеалогическое исследование. М., 2008.
      Крашенинников - Крашенинников А.Ф. Архитектор Коко- ринов. М., 2008.
      Котляревский - Котляревский Ю. Декабристы. Рылеев.
      Бестужев-Марлинский. Одоевский. СПб., 2009.
      Курукин, 2010 - Курукин И.В. Персидский поход Петра Ве- ликого. Низовой корпус на берегах Каспия (1722 - 1735). М., 2010.
      Курукин, 2012 - Курукин И.В. Анна Леопольдовна. М., 2012.
      Курукин, 2014 - Курукин И.В. Бирон. М., 2014.
      Курукин. Никулина - Курукин И.В., Никулина Е.А. Повсед- невная жизнь Тайной канцелярии. М., 2008.
      Курукин. Плотников - Курукин И.В., Плотников А.Б. 19 января - 25 февраля 1730 года. Собрание документов. М., 2010. Корнющенко - Корнющенко Д.И. Интегральная диалоги-
      ка: попытка новой технологии гуманитарного образования (из опыта работы). г. Самара, 2002 г.
      Лермонтовская энциклопедии - Ходоров Е.А. Лермонтовс- кая энциклопедия. М., 1981.
      
      
      
      
      
      Лиштенан - Лиштенан Франсина Доменик. Елизавета Петровна. Императрица, непохожая на других. М., 2012.
      Лурье - Лурье Ф.М. Абрам Ганнибал. Африканский предок русского гения. СПб., 2012.
      Логачева - Логачева П.А. Бузулук моего детства и юности
      (приблизительно с 1902 - по 1917). //Вести от Партнера. 1994.,
      Љ 15, 16, 17. Г. Бузулук.
      Любимов - Любимов С.В. Родословная князей Ханджери, баронов Черкасовых и баронов Соловьевых. Тула, 1914.
      Ляшенко - Ляшенко Л.М. Декабристы. Новый взгляд. М., 2011.
      МСЭ - Малая Советская Энциклопедия. Т. 1. М., 1929.
      Макеева - Макеева Е.Д. Из книги "Род Черкасовых в исто- рии России XVII-XX столетий". Глава пятая. Декабрист барон А.И. Черкасов (в сокращении). // Исторические науки. 2008,
      Љ 5.
      Марченко - Марченко А.М. С подорожной по казенной надобности. Лермонтов. Роман в документах и письмах. М., 1984.
      Марич - Марич М.Д. Северное сияние. Куйбышев, 1952.
      Мережковский - Мережковский Д.С. Петр и Алексей. //
      Собрание сочинений в четырех томах. Т. 2. М., 1990.
      Молева - Молева Н.М. Иван Никитин. М., 1972.
      Мыльников - Мыльников А.С. Петр III. Повествование в документах и версиях. М., 2009.
      Мясников - Мясников В.М. Старобинарадские берендеи.
      Куйбышев, 1978.
      Народная воля - "Народная воля" и "Черный передел". Воспоминания участников революционного движения в Пе- тербурге в 1879 - 1882 гг. Л., 1989.
      Незабытые могилы, 2005 - Незабытые могилы. Русское зарубежье: некрологи 1917 - 2001 гг. Т. 6. Кн. 1. М., 2005.
      Незабытые могилы, 2007 - Незабытые могилы. Русское зарубежье: некрологи 1917 - 2001 гг. Т. 6. Кн. 3. М., 2007.
      
      
      
      
      
      Никитенко, 1955 - Никитенко А.В. Дневник в трех томах.
      Т. 1 /1826 - 1857/. Л., 1955.
      Никитенко, 1956 - Никитенко А.В. Дневник в трех томах.
      Т. 3 /1866 - 1867/. Л., 1956.
      Областные правители - Областные правители России
      1719 - 1739. М., 2008.
      Обоймина - Обоймина Е.Н. Свет земной любви. История жизни матери Марии-Елизаветы Кузьминой-Караваевой. М., 2009.
      Объединенный съезд - Объединенный съезд представите- лей губернского дворянства 1915 - 1916 годы. М., 2008.
      Овсянников, 1982 - Овсянников Ю.М. Франческо Бартоло- мео Растрелли. Л., 1982.
      Овсянников, 1987 - Овсянников Ю.М. Доменико Трезини.
      М., 1987.
      Олейник - Олейник А.Г. По следам барона Черкасова. Ч. 4.
      // Троицкий вариант. Февраль 1998.
      Пассек - Пассек Т.П. Из дальних лет. Воспоминания. Том первый. М., 1963.
      Павленко - Павленко Н.И. Екатерина I. М., 2009. Павленко, 2009 - Павленко Н.И. Петр Великий. М., 2009. Павленко, 2008 - Павленко Н.И. Царевич Алексей. М., 2008. Переписка - Переписка В.А. Жуковского и А.П. Елагиной.
      1813 - 1852. М., 2009.
      Печерский - Андрей Печерский (Мельников П.И.). Старые годы. Рассказы и очерки. М., 1986.
      Пикуль, 1987 - Пикуль В.С. Фаворит. Т. 1. Кн. 2. М. Р/г., 1987.
      Пикуль, 1988 - Пикуль В.С. Фаворит. Т. 2. Кн. 1. М. Р/г., 1988.
      Пикуль, 1991 - Пикуль В.С. Слово и дело. Роман-хроника времен Анны Иоанновны. Кн. 1-2. М., 1991.
      Пикуль, 2008 - Пикуль В.С. Пером и шпагой. // Пикуль В.С. Пером и шпагой. Битва железных канцлеров. М., 2008.
      Писаренко, 2003 - Писаренко К.А. Повседневная жизнь русского двора в царствование Елизаветы Петровны. М., 2003.
      
      
      
      
      
      Писаренко, 2014 - Писаренко К.А. Елизавета Петровна.
      М., 2014.
      Педагоги Москвы - Педагоги Москвы. Биографическая эн- циклопедия. Т. 1. М., 2007.
      Победоносцев - Победоносцев К.П. Граф В.Н. Панин. // Го- лоса из России. Сборники А.И. Герцена и Н.П. Огарева. Книж- ки VII-IX. 1859 - 1860. Выпуск третий. Книжка VII. М.,1976.
      Подольский - Подольский С.В. Двор и придворное обще- ство в послепетровской России. // Правящие элиты и дворянс- тво России во время и после петровских реформ (1682 - 1750). М., 2013.
      Последний год - Последний год жизни Пушкина. М., 1988.
      Пушкарев - Пушкарев Б.С. и друг. Две России XX века.
      1917 - 1993. М., 2008.
      Пушкин, 6 - Пушкин А.С. История Пугачева. // Полное собрание сочинений в девяти томах. Т. 6. М., 1954.
      Пушкин, 7 - Пушкин А.С. История Петра. (подготовитель-
      ные тексты). // Полное собрание сочинений. Т. 7. М., 1954.
      Пущин - Пущин И.И. Записки о Пушкине. Письма. М., 1955.
      Радзинский, 1993 - Радзинский Э.С. "Господи... Спаси и усмири Россию". Николай II: Жизнь и смерть. М., 1993.
      Радзинский, 2008 - Радзинский Э.С. Последняя из Дома Романовых. // Радзинский Э.С. Загадки истории. М., 2008.
      Разманова - Разманова Н.А. Шесть поколений дворянско- го рода Купреяновых: новые материалы из государственного архива Костромской области. // Гуманитарные науки. Научно- образовательный журнал. 2013, Љ 1.
      Репин - Репин И.Е. Далекое близкое. М., 1961.
      Российские генералы - Российские генералы и адмиралы армии и флота от Петра I до Николая II. В 2-х томах. Т. 2. /Л-Я/. М., 2009.
      Российское зарубежье, 2 - Российское зарубежье во Фран- ции 1919 - 2000 гг. Биографический словарь в 3-х томах. Т. 2. (Л-Р). М., 2010.
      
      
      
      
      
      Российское зарубежье, 3 - Российское зарубежье во Фран- ции 1919 - 2000 гг. Т. 3. (С-Я). М., 2010.
      Русские писатели XVIII - Русские писатели XVIII века.
      Выпуск III. (Р-Я). СПб., 2010.
      Русский Архив, 2005 - Из семейной хроники рода Строга- новых. Письма барона А.С. Строганова отцу С.Г. Строганову (1752 - 1754). Публ. К.А. Писаренко. // Русский Архив. Ис- тория Отечества в свидетельствах и документах XVIII-XX вв. Новая серия ММ IV. М., 2005.
      Русский Архив, 2009-1 - Письма британского купца Я.С. Вульфа барону И.А. Черкасову. Публ. К.А. Писаренко. // Русский Архив. ММVIII. М., 2009.
      Русский Архив, 2009-2 - Письма барона И.А. Черкасова ад- миралу М.М. Голицыну 1750 - 1754 гг. Публ. К.А. Писаренко.
      // Русский Архив. ММ III. М., 2009.
      Русский Архив, 2010 - К истории создания русского фарфо- ра. Челобитная А.М. Владыкина 1748 г. Публ. К.А. Писаренко.
      // Русский Архив. ММ IX. М., 2010.
      Русское искусство - Русское искусство. Очерки о жизни и творчестве художников XVIII века. М., 1952.
      Русева - Русева Любовь. Антихристова печать (Александр Иванович Черкасов). На страже здоровья нации. // Златой Ека- терины век. М., 2011.
      Родословная - Корнющенко Д.И., Макеева Е.Д. Родослов- ная баронов Черкасовых: Поколенная роспись баронов Черка- совых и родственных им родов. Генеалогическое древо: XVII- XXI столетия. М., 2009.
      Русские мемуары - Русские мемуары 1800 - 1825. М., 1989.
      РБС - Русский биографический словарь. В 23-х томах.
      Т. 22. М., 2000.
      Руммель, Голубцов - Руммель В.В., Голубцов В.В. Родос- ловный сборник русских дворянских фамилий. Тт. 1-2. СПб., 1886 - 1887.
      
      
      
      
      
      Сен-Симон - Сен-Симон. Мемуары. Полные и дополни- тельные воспоминания герцога де Сен-Симона о веке Людови- ка XIV и Регентстве. Избранные главы. Кн. 2. М., 1991.
      Сноу - Сноу Ч.П. Троллоп. М., 1981.
      Сергеев - Сергеев М.Д. Подвиг любви бескорыстной. М., 1975.
      Столыпин - Столыпин Д. Дневник путешествия по Рос- сии 10-25 сентября 1997. // Русская мысль, 1998, Љ 4204, 8 -
      14.01.1998.
      Соснер - Соснер И.Ю. Белёв в его прошлом и настоящем. Достопамятности и достопримечательности, картины жизни и нравы его обитателей. М., 2005.
      Соловьев - Соловьев С.М. История России с древнейших времен. Кн. 15. Т. 25. Гл. 3. М., 1991.
      Самара-Куйбышев - Самара-Куйбышев. Хроника событий
      1586 - 1986. Куйбышев, 1985.
      Терещук - Терещук А.В. Павел I.Жизнь и царствование.
      СПб., 2011.
      Толстая, 1 - Толстая Елена. Адъютанты любви. СПб., 2006.
      Толстая, 2 - Толстая Елена. Адъютанты любви. Фаворит- ка. СПб., 2006.
      Толстая, 4 - Толстая Елена. Адъютанты любви. Тайный дневник Михаила Лугина. СПб., 2006.
      Троицк - Троицк. Вчера. Сегодня. Завтра. 1622 - 1977 - 2012. Юбилейное издание. Троицк, 2012.
      Тройницкий - Тройницкий С.Н. О гербе баронов Черкасо- вых. // Гербовед, издаваемый С.Н. Тройницким. СПб., 1914.
      Тынянов - Тынянов Ю.Н. Смерть Вазир-Мухтара. Четыр- надцатое декабря. // Сочинения в трех томах. Т. 2. М., 1959.
      Улицкая - Улицкая Л.Е. Детство 45-53: а завтра будет счас- тье. М. 2013.
      Уортман - Уортман Р.С. Сценарии власти. Мифы и це- ремонии русской монархии. Т. 1. От Петра I до смерти Нико- лая I. М., 2004.
      
      
      
      
      
      Федоренко - Федоренко В.И. Императорский Дом. Выдаю- щиеся сановники. Т. 2. Красноярск - Москва, 2003.
      Федоров - Федоров Ю.И. Розыск. Дороги и казематы тай- ного советника В.Н. Татищева. М., 2007.
      Филипсон - Филппсон Г. Кавказская война. // Г. Данилевс- кий. Мария Магдалина. Барон Ольшеври. Вампиры. Г. Филип- сон. Кавказская война. Ставрополь, 1991.
      Храмкова - Храмкова Н.П. Исторический факультет Са- марского Государственного педагогического университета (1929 - 2005). Самара, 2009.
      Черкасов - Черкасов А.Т. Хмель: Сказания о людях тайги.
      М., 2012.
      Черкасов - Черкасов П.Г. Из воспоминаний о Вл. Соловьеве
      // Владимир Соловьев: Pro et contra. Антология. Т. 1. СПб., 2000.
      Чичерин - Чичерин Б.Н. Об аристократии, в особеннос- ти русской. // Голоса из России. Сборники А.И. Герцена и Н.П. Огарева. Книжки I-III. 1856 - 1857. Выпуск первый. Книжка III. М., 1974.
      Шильдер - Шильдер Н.К. Император Павел Первый. М., 1996.
      Штелин - Штелин Я.Я. Записки Якоба Штелина об изящ- ных искусствах в России. В 2-х томах. Т. 1. М., 1990.
      Шаров - Шаров В.А. Возвращение в Египет. Роман в пись- мах. М., 2013.
      Шишкин - Шишкин М.П. Три прозы: Взятие Измаила. Ве- нерин волос. Письмовник. М., 2012.
      Эйдельман - Эйдельман Н.Я. Твой XVIII век. М., 2009.
      Экштут - Экштут С.А. Повседневная жизнь русской ин- теллигенции от эпохи великих реформ до Серебряного века. М., 2012.
      Энциклопедия - Историко-культурная энциклопедия Са- марского края. Т. II. Ж-Л. Самара, 1994.
      
      
      
      
      
      Оглавление
      
      Глава десятая. Дмитрий Ильич Корнющенко
      и Татьяна Михайловна Корнющенко.
      Их дети и внуки 3
      Послесловие 421
      Источники и литература 448
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      Научное издание
      Корнющенко Дмитрий Ильич, Корнющенко Татьяна Михайловна, Макеева Екатерина Дмитриевна
      РОД БАРОНОВ ЧЕРКАСОВЫХ В ИСТОРИИ РОССИИ XX - XXI СТОЛЕТИЙ:
      Историко-генеалогическое исследование
      ЧАСТЬ ВТОРАЯ
      ПОТОМКИ РОДА БАРОНОВ ЧЕРКАСОВЫХ
      КНИГА ТРЕТЬЯ
      
      Издательство "Спутник +" 109428, Москва, Рязанский проспект, д. 8а
      Тел.: (495) 730-47-74, 778-45-60 (с 9.00 до 18.00)
      Подписано в печать 30.05.2016. Формат 60×90/16.
      Бумага офсетная. Усл. печ. л. 32,69. Тираж 56 экз. Заказ 729.
      Отпечатано в ООО "Издательство "Спутник +"

  • Оставить комментарий
  • © Copyright Корнющенко Дмитрий Ильич (tat.kornushenko@yandex.ru)
  • Обновлено: 15/06/2020. 778k. Статистика.
  • Монография: Проза
  •  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.