Слободкина Ольга
Уильям Шекспир "Ромео и Джульетта". Акт 2

Lib.ru/Современная: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • © Copyright Слободкина Ольга (olga_slobodkina@mail.ru)
  • Размещен: 12/12/2020, изменен: 16/06/2022. 75k. Статистика.
  • Пьеса; сценарий: Перевод

  •   АКТ II
      
      
      
      ПРОЛОГ
      
      
      
      [Входит хор]
      
      
      
      ХОР
      
      
      Прежняя страсть лежит на одре смерти,
      А новая уж рвется ей во след.
      Красотка бывшая, о ком любовь стенала [Красотка бывшая - верьте-не верьте -]
      И умереть желала, теперь - верьте-не верьте -
      В сравнении с Джульеттой нежной уж не мила, как нет. [С Джульеттой нежной не сравнится. Нет! ]
      Ромео снова любит и любим.
      И также очарован обаянием,
      Но должен он к врагу идти с признанием
      И удочку любви ей принести,
      Джульетте же снимать придется и украдкой
      С пугающих крючков
      Любви наживку сладкую.
      Он, будучи врагом, не может к ней прийти
      И клятву верности произнести.
      Она - не меньше влюблена,
      Но больше в средствах стеснена.
      Как встретить ей любимого и где?
      Но страсть дает им силы в их беде,
      Способ и время тоже им дает, [Способ и время тоже]
      Препятствия смягчит [Ромео! Будь осторожен!]
      Силой любви [Но побеждает обстоятельств крайности]
      Ночь напролет. [Любовь предельной сладости]
      
      
      
      
      [Уходит]
      
      
      
      СЦЕНА I
      
      
      
      Верона. Cад Капулетти
      
      
      
      [Входит Ромео. Один]
      
      
      
      РОМЕО
      
      
      Куда идти мне,
      Если сердце здесь?
      Назад крутись, унылая земля.
      И там найдешь свой центр.
      
      
      [Перепрыгивает через стену сада]
      
      
      Входят БЕНВОЛИО и МЕРКУЦЦИО
      
      
      
      БЕНВОЛИО
      
      
      Ромео! Мой кузен Ромео!
      Ромео!
      
      
      МЕРКУЦЦИО
      
      
      Он умен,
      И, жизнию клянусь,
      Давно уж дома и лежит в постели.
      
      
      БЕНВОЛИО
      
      
      Он побежал сюда
      И перепрыгнул через стену сада.
      Ты позови его, Меркуцио добрый.
      
      
      МЕРКУЦЦИО
      
      Ну, нет! Я заклинанием вызову его.
      Ромео! Чудак!
      Безумец! Любовник страстный!
      Явись же нам в подобии вздоха
      И прочитай хотя б один стишок,
      Но без подвоха.
      Не напрасно.
      Имей же совесть!
      И я успокоюсь.
      Крикни: "О, горе мне"!
      Срифмуй "любовь" и "кровь".
      Шепни моей подруженьке Венере хоть словечко,
      Хотя бы прозвище одно ее наследника, подслеповатого сынка,
      Авраама молодого, Купидона,
      Который выстрелил так точно,
      И вот, король Кофетуа*
      Влюбился в нищенку-девчонку.
      Не слышит, не шевелится,
      Не двинет даже пальцем.
      Лежит, как спящий принц.
      И должен я его расколдовать.
      Я заклинаю яркими глазами Розалины,
      Ее высоким лбом и алыми губами,
      Красивою стопой и ножкою прямой,
      Изгибами бедра
      И прилегающим доменом неприличия...,
      Чтоб ты явился нам в своем обличье.
      
      
      
      БЕНВОЛИО
      
      
      Ты вызвал бы в нем гнев,
      Если бы он тебя услышал.
      
      
      МЕРКУЦЦИО
      
      О, нет. Такое в нем не вызовет эмоций.
      Вот если бы он вызвал странных дух
      В кругу
      Своей любимой, поднял его там,
      Чтобы он там стоял,
      Пока она его не успокоит, не уложит,
      Такое в нем, как буря, отзовется.
      А мой призыв прямой:
      Я именем его любимой
      Хочу поднять его, чтоб здесь он был со мной.
      
      
      БЕНВОЛИО
      
      Он спрятался среди дерев,
      Чтобы развлечься этой ночью странной.
      Любовь его слепа,
      А слепоте [А слепоте]
      Уютно в темноте. [Пристала темнота]
      
      
      
      
      МЕРКУЦЦИО
      
      
      Нет, если бы любовь была слепа,
      Она бы не попала в цель сама.
      А наш герой
      Сидит под мушмулой,
      Мечтая, чтоб она
      Стала тем фруктом,
      Что зовется "мушмула",
      Когда красавицы - одни, смеясь, между собою,
      Так называют кое-что другое.
      Ромео мой, послушай!
      О, если бы она была той самой грушей!
      Ромео! Я - домой,
      Там на колесиках кровать.
      А эта, полевая, холодна,
      Чтоб спать.
      Пойдем?
      
      
      БЕНВОЛИО
      
      
      Пойдем.
      Напрасно будем здесь его искать.
      Во веки не найдем.
      
      
      
      [Уходят]
      
      
      РОМЕО
      
      
      [Выходит вперед]
      
      
      Над шрамом тот глумится,
      Кто не знает,
      Что такое рана.
      
      
      [Наверху в окне появляется Джульетта]
      
      
      РОМЕО
      
      Но тише! Что там за свет -
      Вон из того окна?
      Это - Восток,
      И в нем Джульетта - Солнце.
      Взойди же, Солнышко,
      И страшную Луну убей,
      Которая уже бледна от горя -
      Ведь ты, прислужница ее, прекраснее ее самой.
      Она тебе завидует всерьез.
      Так перестань служить ей
      И скинь ее безбрачный целомудренный наряд,
      Болезненно-зеленый,
      Который,
      Никто не носит,
      Кроме дураков.
      О, моя леди.
      О, моя любовь.
      О, если б она это знала.
      Она сказала что-то?
      Нет, не сказала.
      Что же с того?
      Взгляд говорящий!
      Я отвечу.
      Самоуверен я без всякой меры.
      Нет, не со мной беседует она.
      Прекраснейшие две звезды небесных
      Ее на время умолили
      Позволить им сверкать в ее глазницах,
      А после можно и на небо воротиться.
      Что если бы они и правду были там,
      Ее глаза оставив небесам.
      Тогда бы блеск ее щеки
      Затмил бы эти звезды,
      Как свет дневной светильник затмевает.
      И если бы ее глаза сияли в небе,
      Они разрезали бы этот сумрак
      Таким потоком ярким,
      Что птицы бы запели, решив, что ночь прошла.
      Вот - на щеке ее рука.
      О, стать бы мне ее перчаткой,
      Чтобы щеки ее коснуться.
      
      
      ДЖУЛЬЕТТА
      
      
      О, горе мне!
      
      
      РОМЕО
      
      Она заговорила!
      О, говори, мой светлый ангел!
      Ты - слава этой ночи
      Над головой моей,
      Словно крылатый благовестник Неба
      Для удивленных глаз, что смотрят ввысь,
      Когда плывет он в воздухе
      На облаках ленивых.
      
      
      ДЖУЛЬЕТТА
      
      
      Ромео! О, Ромео!
      Зачем же ты Ромео!
      О, отрекись отца,
      Отвергни имя.
      А нет, так поклянись в любви,
      И я тогда не буду Капулетти.
      
      
      РОМЕО
      
      
      Мне слушать дальше,
      Иль заговорить?
      
      
      ДЖУЛЬЕТТА
      
      
      Лишь в имени твоем -
      Вражда ко мне.
      А ты есть ты,
      Хоть бы и не был ты Монтекки.
      Монтекки - это не рука,
      И ни нога,
      И никакая
      Иная
      Тела часть,
      Принадлежащая мужчине.
      Возьми другое имя.
      Что тебе в нем!
      Ведь роза нам благоухает также сладко,
      Если ее иначе назовем.
      Так и Ромео,
      Если бы звался не Ромео,
      Все совершенства сохранил бы
      Без имени.
      Так скинь же это имя,
      Что даже и не часть тебя,
      Взамен его,
      Возьми меня.[Тебе отдам я всю себя!]
      
      
      
      РОМЕО
      
      
      Ловлю тебя на слове.
      Зови меня только любовью,
      И буду заново тобой крещен.
      Отныне не Ромео мое имя!
      
      
      ДЖУЛЬЕТТА
      
      О, кто ты, человек,
      Прокравшийся под сводом ночи,
      Чтобы подслушать откровения души?
      
      
      
      РОМЕО
      
      
      По имени
      Не знаю, как назваться.
      Святая, милая,
      Мне мое имя стало ненавистно,
      Если оно твой враг.
      Увидел бы написанным его,
      То разорвался бы в клочья.
      
      
      ДЖУЛЬЕТТА
      
      Мой слух не напитался
      И сотней слов,
      А голоса я звук уже узнала.
      Ромео ты? Монтекки?
      
      
      
      РОМЕО
      
      
      
      Прекрасная! Ни то и ни другое,
      Если тебе не нравятся они.
      
      
      ДЖУЛЬЕТТА
      
      
      Скажи, как ты попал сюда, зачем?
      Ведь стены сада высоки,
      И трудно перелезть.
      И если кто-то из моих родных
      Увидит тебя здесь,
      То это - смерть,
      Коль обнаружат, кто ты есть.
      
      
      РОМЕО
      
      
      Любовь на легких своих крыльях
      Перенесла меня сюда.
      О, разве для любви преграда
      Стена из камня иль ограда?
      Любовь все может и дерзает.
      Твоя родня ей разве помешает!
      
      
      ДЖУЛЬЕТТА
      
      
      Они тебя убьют,
      Увидев здесь.
      
      
      РОМЕО
      
      
      Немилость твоих глаз страшней,
      Чем двадцать их мечей.
      Но если взглянешь ты с любовью на меня,
      Тогда мне не страшна и их вражда.
      
      
      ДЖУЛЬЕТТА
      
      Нет, ни за что на свете
      Я не хочу,
      Чтобы они увидели тебя.
      
      
      РОМЕО
      
      
      Ночь мантией своей
      Укроет меня вмиг от их очей.
      Но если ты меня не любишь,
      Так пусть они меня найдут.
      Милее мне закончить свои дни
      От их вражды,
      Чем жизни время коротать,
      Но без твоей любви.
      
      
      ДЖУЛЬЕТТА
      
      Но как нашел дорогу ты ко мне?
      
      
      РОМЕО
      
      
      Меня любовь направила сюда.
      Дала мне свой совет, я `отдал ей свои глаза,
      Она мне - компасом была
      В моей судьбе.
      Я - не купец и не моряк. И все же
      Была бы ты так далеко,
      Как те края,
      Что омывают дальние моря,
      Я бы отважился отправиться туда,
      Чтоб только мне заполучить тебя.
      
      
      
      ДЖУЛЬЕТТА
      
      
      Ты видишь маску ночи на лице моем;
      Иначе бы девический румянец
      Покрыл мне щеки
      От слов, которые
      Нечаянно услышал ты сегодня. И не днем.
      Я с радостью бы отрицала,
      Что только что сказала,
      Но... этикет, прощай.
      А ты мне клятву дай.
      Ты любишь меня?
      Знаю, скажешь "Да".
      Я верю. Но и, поклявшись,
      Ты можешь изменить.
      Не зря же говорят,
      Юпитер
      Смеется
      Над клятвопреступлением влюбленных.
      О, Ромео милый.
      Если любишь,
      Скажи мне честно.
      Но если думаешь,
      Как быстро ты меня завоевал,
      Нахмурюсь, несговорчивою стану
      И "Нет" скажу,
      Чтоб добивался ты
      Моей руки.
      Иначе - ни за что!
      Но правда в том,
      Прекрасный мой Монтекии,
      Что слишком сильно я в тебя влюбилась,
      И можешь ты подумать,
      Как легкомысленно я повела себя.
      Но верь мне, рыцарь благородный,
      Я верней тех,
      Кто холод на себя напустит
      Из женской хитрости.
      А я должна признаться,
      Мне следовало бы
      Скромней держаться,
      Но ты услышал
      Тайну истинной любви,
      Когда я не подозревала.
      Любовь во мне так страстно бушевала.
      Поэтому прости меня, прости.
      И не прими
      Уступчивость мою
      За легкую любовь - личины прочь,
      Которую тебе открыла ночь.
      
      
      РОМЕО
      
      Клянусь благословенною луною,
      Что покрывает серебром
      Верхушки тех дерев фруктовых...
      
      
      ДЖУЛЬЕТТА
      
      О, не клянись луной,
      В ее непостоянности огромной,
      Что каждый месяц
      Меняется в своем привычном круге,
      Чтоб и твоя любовь в ее услуге
      Не оказалась
      Столь же вероломной.
      
      
      РОМЕО
      
      Так чем поклясться?
      
      
      ДЖУЛЬЕТТА
      
      Не клянись ничем.
      Но если хочешь,
      Поклянись собой, мой милый.
      Предметом, Богом, обожанием моим.
      И я тебе поверю.
      
      
      РОМЕО
      
      О, если сердца моего любовь...
      
      
      ДЖУЛЬЕТТА
      
      Нет, не клянись. Хоть я тебе и рада,
      Наш быстрый уговор мне не отрада.
      Он слишком опрометчив, не обдуман,
      Внезапен, словно молния,
      Которая исчезнет, прежде,
      Чем скажешь: "Как сверкнуло"!
      Спокойной ночи, милый!
      И пусть бутон любви
      Раскроется и расцветет
      В летнем дыхании н`очи
      И превратится
      В цветок прекрасный
      К нашей новой встрече.
      И пусть покой и сладость,
      Что царят сейчас в дыхании моем,
      Придут к тебе, когда мы спать пойдем.
      
      
      РОМЕО
      
      
      Ужели так оставишь ты меня, неутоленным?
      
      
      ДЖУЛЬЕТТА
      
      Чего же от меня еще ты ждешь?
      
      
      РОМЕО
      
      
      Клятвы любви и верности взамен.
      
      
      ДЖУЛЬЕТТА
      
      
      Я поклялась уже,
      И раньше, чем просил ты.
      И сожалею, что признание свершилось.
      
      
      РОМЕО
      
      А ты хотела бы вернуть его?
      Зачем, любовь моя?
      
      
      ДЖУЛЬЕТТА
      
      
      Чтобы открыться снова для тебя.
      Я этим чувством не владею.
      В избытке моя щедрость,
      Словно море.
      И также глубока любовь.
      Чем больше отдаю,
      Тем больше и приходит.
      Ведь это - бесконечность.
      Но слышу в доме шум.
      Прощай, любимый!
      
      
      КОРМИЛИЦА (зовет из дома)
      
      
      ДЖУЛЬЕТТА
      
      Иду, кормилица!
      Будь верен, милый мой Монтекки!
      Еще останься. Я сейчас вернусь.
      
      
      [Джульетта уходит с балкона]
      
      
      РОМЕО
      
      Благословенная, благословеннейшая ночь!
      Боюсь, раз это - ночь, не сон ли это?
      Уж слишком сладко для реальности.
      
      
      [На балконе появляется Джульетта]
      
      
      
      ДЖУЛЬЕТТА
      
      Три слова, дорогой Ромео, и -
      Спокойной ночи.
      Коль благороден ты в намерения своих
      И хочешь меня в жены взять,
      То сообщи мне завтра, -
      Я способ изыщу
      Прийти к тебе -
      Где и во сколько ты сможешь совершить обряд,
      И все сокровища свои сложу к твоим ногам
      И на край свет за тобой пойду.
      
      
      КОРМИЛИЦА (зовет из дома)
      
      
      Сударыня!
      
      
      ДЖУЛЬЕТТА
      
      Иду! Уже иду!
      Но если ты недоброе задумал,
      Молю тебя, молю...
      
      
      КОРМИЛИЦА [из дома]
      
      Сударыня!
      
      ДЖУЛЬЕТТА
      
      Иду! Иду! Сейчас! Уже иду!
       - все встречи прекрати,
      Оставь меня в моем бескрайнем горе.
      Завтра пришлю к тебе.
      
      
      Вариант
      
      
      [Но если же худое на уме,
      Тогда уж больше не ходи ко мне,
      Молю -
      Оставь меня в моем бескрайнем горе,
      А завтра я пришлю к тебе. Люблю!]
      
      
      
      РОМЕО
      
      Клянусь душой...
      
      
      ДЖУЛЬЕТТА
      
      
      Тысячу раз - спокойной ночи!
      
      
      [Уходит с балкона]
      
      
      РОМЕО
      
      
      Без света твоего
      Мне в тысячу раз хуже.
      Любовь бежит любви навстречу,
      Как школьники от книг домой,
      А разлучи тебя с любимой - сам не свой,
      Так школьник к книгам вновь идет с тяжелою душой.
      
      [Уходит]
      
      [На балконе опять появляется Джульетта]
      
      
      
      ДЖУЛЬЕТТА
      
      
      Тише, Ромео! Тише!
      Позыв сокольника мне нужен,
      Чтоб ястребка обратно заманить.
      В неволе нужно тихо говорить.
      А то бы я разрушила пещеру,
      Где обитает Эхо.*
      И голос бы ее воздушный
      Охрип
      больше, чем мой,
      От повторения
      Имени Ромео.
      
      
      РОМЕО
      
      Моя душа
      По имени меня зовет.
      Как серебристо-сладостно
      Звучит язык влюбленных ночью,
      Как для внимающих ушей
      Нежнейшей голос музыки Вселенной.
      
      
      ДЖУЛЬЕТТА
      
      Ромео!
      
      
      РОМЕО
      
      
      Дорогая?
      
      
      ДЖУЛЬЕТТА
      
      В который час отправить мне
      Посланца к тебе завтра?
      
      РОМЕО
      
      К девяти.
      
      
      ДЖУЛЬЕТТА
      
      Не подведу.
      Но ждать - как двадцать лет до этих пор.
      Забыла, зачем звала тебя!
      
      
      РОМЕО
      
      
      Позволь мне постоять,
      Пока не вспомнишь.
      
      
      ДЖУЛЬЕТТА
      
      А я забуду -
      Лишь бы ты был здесь.
      И буду помнить только то,
      Как любо мне с тобой наедине.
      
      
      РОМЕО
      
      А я останусь,
      Чтобы ты забыла.
      И сам забуду дом любой.
      И будет только твой.
      
      
      ДЖУЛЬЕТТА
      
      Уже светает.
      Мне нужно отпустить тебя,
      Но нет, не дальше,
      Чем капризная девица
      Попрыгать отпускает свою птицу,
      Как узника, закованного в кандалы,
      Но снова дергает за шелковую нить,
      Так любит, что завидует ее свободе,
      И все пути ее мечтает перекрыть.
      
      
      РОМЕО
      
      Хотел бы быть я птицею твоей.
      
      
      ДЖУЛЬЕТТА
      
      А я - твоей.
      Но д`о смерти тебя бы заласкала.
      Спокойной ночи! Спокойной ночи!
      Так расставания грусть сладка,
      Что до утра бы только я и знала,
      Что говорить "Спокойной ночи".
      Но... пока!
      
      
      [Джульетта уходит]
      
      
      РОМЕО
      
      Пусть сон лежит на веках твоих глаз,
      А мир - в груди.
      Будь я хоть сном, хоть миром,
      Отдохнул бы сладко.
      Но путь зовет меня украдкой.
      И келья моего духовного отца маячит впереди.
      Я испрошу его совета
      И расскажу ему, что жизнь моя - теперь Джульетта.
      
      
      [Ромео уходит]
      
      _______________________________________________________________________
      
      * Король Кофетуа: https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9A%D0%BE%D1%80%D0%BE%D0%BB%D1%8C_%D0%9A%D0%BE%D1%84%D0%B5%D1%82%D1%83%D0%B0_%D0%B8_%D0%BD%D0%B8%D1%89%D0%B5%D0%BD%D0%BA%D0%B0_(%D1%81%D1%8E%D0%B6%D0%B5%D1%82)
       *Древние считали, что на человеческие голоса откликается нимфа, живущая в пещере, по имени Эхо.
      
      
      
      СЦЕНА III
      
      
      Келья брата Лоренцо
      
      [Входит брат Лоренцо с корзиной]
      
      
      БРАТ ЛОРЕНЦО
      
      
      Сероглазое утро улыбается в хмурую ночь
      И уж чертит полосками света восток с облаками,
      И, покрытая пятнами тьма,
      Уползает, шатаясь, как пьяница, прочь,
      С дороги грядущего дня
      И Титана сверкающих огне-колес,
      Что несутся над нами.
      Но прежде, чем горящий глаз раскроет Солнце -
      Чтоб день взбодрить
      И влажную росу ночную осушить,
      Наполнить должен я корзинку эту,
      Сплетенную из ивовых и прочных веток,
      Зловещими корнями, сорняками
      И драгоценно сочными цветками.
      Земля - и мать природы, и могила,
      Что схоронила,
      То и породила.
      И вот, из чрева матери-земли опять выстреливают детки,
      Такие разные, кто-то на стебле, кто - на ветке.
      И щедрую сосут ее же грудь.
      И свойства превосходные у многих,
      В других - иные, нет совсем убогих.
      Но все различны как-нибудь.
      Могущественна глины благодать!
      Она - в растениях, травах и камнях,
      И в каждом проявляется свое.
      И даже если мерзость из земли растет,
      Земле она обратно благо отдает.
      Хорошего такого тоже нет,
      Чтоб от использования не исказилось,
      Не взбунтовалось бы по роду своего рождения,
      Наткнувшись на обиду оскорбления.
      Так добродетель превращается в порок,
      Коль применить ее не в срок.
      Порою и порок
      Проявит вдруг себя достойно.
      Вот этот маленький цветок -
      Яд в кожуре его живет,
      Но а в лекарстве пользу принесет.
      А этот, если нюхать, оживит
      Все органы, как силою любви.
      А коль попробуешь, убьет
      Все чувства сердца, словно злейший лед.
      Вот, два таких могучих короля,
      Друг против друга лагерем стоят.
      Как в человеке, так и в травах -
      Милость и зло, лекарство и отрава.
      И там, где худшее преобладает,
      Смерть червоточиной растение съедает.
      
      
      
      [Входит Ромео]
      
      
      РОМЕО
      
      
      Отец, доброе утро.
      
      
      БРАТ ЛОРЕНЦО
      
      
      Benedicite!
      Благословение господне!
      Чей это милый голос, что сегодня
      Приветствуя меня, звучит уже у нас?
      Мой юный сын, ведь говорят, что голова больная,
      Своей постели утра доброго не пожелая,
      Не оторвется от нее в столь ранний час.
      А что до стариков - забота бдит
      И в каждом их глазу сидит.
      А где поселится забота,
      Оттуда сон бежит, лежать ему там неохота.
      А там, где юность,
      Не успев еще набить и синяков,
      Идет под сладостный его покров
      С легчайшей головой,
      Уляжется, и воцарится сон златой.
      Столь ранний час - и в этом не сомнения -
      Поднял тебя в прекрасном настроении,
      И здесь, надеюсь, в точку я попал -
      Прошедшей ночью ты постели не видал.
      
      
      РОМЕО
      
      
      Ты прав. Мой отдых и без сна сладчайшим был.
      
      
      БРАТ ЛОРЕНЦО
      
      Прости, Господь! Ты к Розалине в ночь ходил?
      
      
      РОМЕО
      
      Что? К Розалине? Нет, святой отец.
      Забыл я имя это. Страданиям моим пришел конец.
      
      
      
      БРАТ ЛОРЕНЦО
      
      
      Вот это хорошо, мой добрый сын.
      Прости, так где же был ты не один?
      
      
      РОМЕО
      
      Отвечу прежде, чем ты спросишь снова.
      Я пировал с врагом моим
      И вдруг случайно им же ранен был.
      Его я тоже ранил и сурово.
      К тебе мы прибегаем, как к спасению.
      Помочь нам можешь ты святым лечением.
      Исчезла ненависть моя навек,
      И вот, перед тобой - блаженный человек.
      Без помощи твоей я не смогу.
      Моя мольба поможет и врагу.
      
      
      БРАТ ЛОРЕНЦО
      
      
      Проще, сын мой. И в смыслах безыскусней.
      Такая исповедь туманных слов!
      Туманным будет отпущение грехов.
      
      
      РОМЕО
      
      
      Тогда скажу я так, чтоб было ясно, -
      Я полюбил дочь Капулетти. И она прекрасна!
      Душа ее теперь живет во мне,
      Ее любви ко мне стремится нить.
      Осталось только нас соединить
      Священным браком.
      Где, когда и как
      Меня сразил любовью давний враг,
      И где мы встретились, когда произнесли
      Клятвы в любви, я расскажу тебе в пути.
      Сейчас тебя молю я об одном -
      Нас обвенчай сегодня днем.
      
      
      БРАТ ЛОРЕНЦО
      
      Святой Франциск! Какая перемена!
      Как Розалину ты любил! И несомненно
      Страдал! И вот, всему конец.
      Пронзен любовью новой молодец.
      Тогда скажу: мужчины молодые любят
      Не сердцем, а глазами. Быстро сгубят.
      
      [И Розалина, что ты так любил,
      Забыта в миг. Нет моих сил.
      Значит, любовь мужчин лежит
      Не в их сердцах, а в переменчивых глазах.]
      
      О, Матерь Божья!
      Как по его лицу струились в бездорожье
      Все водопады слез! В сравнении и море обмельчает.
      Теперь же он в другой любви не чает.
      О, сколько соли выброшено зря,
      Ею любовь приправят без тебя.
      Еще и Солнце не успело
      От этих вздохов небеса очистить - тоже дело.
      Звучат еще и эти стоны
      В моих ушах древнейших. О, влюбленный!
      Еще и пятна этих слез сидят
      На щеках его бедных, словно в ряд.
      И если ты когда-то был собой,
      И эти беды выстроились в строй,
      Виной тому была лишь Розалина.
      И вот, исчезла в миг кручина.
      Ты изменился. Можно произнесть:
      Я женщинам падение прощу,
      Когда отсутствует в мужчинах честь.
      
      
      РОМЕО
      
      Ты упрекал меня
      В моей любви признании.
      
      
      БРАТ ЛОРЕНЦО
      
      Не за любовь,
      За безрассудство и слепое обожание.
      
      
      РОМЕО
      
      
      Ты мне велел любовь похоронить.
      
      
      БРАТ ЛОРЕНЦО
      
      Но не в могиле,
      А страдать забыть.
      Одну отринул, тут же вновь
      Играет в сердце его новая любовь.
      
      
      РОМЕО
      
      
      Прошу тебя, не упрекай.
      Ведь та, которую сейчас люблю,
      Мне дарит благодать за благодать,
      Любовью платит за любовь.
      О той, другой, такого не скажу.
      
      
      БРАТ ЛОРЕНЦО
      
      Я вижу, она знала хорошо -
      Твои слова не значат ничего.
      Но ладно, мой изменщик молодой,
      Теперь давай пойдем со мной.
      Я помогу тебе. В каком-то отношении
      В союзе этом вижу разрешение
      Всех долгих тяжб. Дай Бог,
      Чтобы к добру
      Он развернул кровавую вражду.
      
      
      РОМЕО
      
      Пойдем скорее! Надо мне спешить!
      
      
      БРАТ ЛОРЕНЦО
      
      
      Мудрее будь!
      Спеши помедленней,
      Чтоб лоб не расшибить.
      
      
      
      
      
      
      СЦЕНА IV. Улица.
      
      
      [Входят Бенволио и Меркуцио]
      
      
      МЕРКУЦИО
      
      Где, черт возьми, носит этого Ромео?
      Он ночевал дома?
      
      
      
      БЕНВОЛИО
      
      Только не в доме своего отца.
      Я спрашивал его слугу.
      
      
      
      МЕРКУЦИО
      
      
      Опять из-за этой бледной, жестокосердной девки, Розалины?
      Так его мучает, что он сойдет с ума.
      
      
      БЕНВОЛИО
      
      Тибальт, родственник старого Капулетти,
      Прислал письмо в дом его отца.
      
      
      МЕРКУЦИО
      
      Клянусь, это был вызов.
      
      
      БЕНВОЛИО
      
      Ромео на него ответит.
      
      
      МЕРКУЦИО
      
      Любой, кто умеет писать,
      может ответить на письмо.
      
      
      БЕНВОЛИО
      
      Нет, он ответит хозяину письма,
      как он подвигнется,
      когда на него надвигаются.
      
      
      МЕРКУЦИО
      
      Увы, бедный Ромео и так уж мертв.
      Его ударил в спину черный глаз
      Белолицей девки, он прострелен в ухо
      Любовной песней, и самое его сердце раскололось
      От слепой стрелы озорного мальчишки Купидона.
      Разве он сможет встретиться с Тибальтом?
      
      
      БЕНВОЛИО
      
      А кто такой Тибальт?
      
      
      МЕРКУЦИО
      
       Больше, чем Кошачий Король,*
       Это я тебе говорю.
       Он - отважный капитан комплиментов.
       Бьется на мечах так же легко,
       Как ты поешь свои слюнявые песенки,
       Выдерживает время, дистанцию, такт,
       Дает минимальную передышку и...
       Раз, два, а третий удар уже пронзает тебя в грудь.
       Он - враг шелковых пуговиц.*
       Дуэлянт, дуэлянт!
       Дворянин первого дома в городе
       и знает наизусть первые и вторые поводы к дуэли.
       А его бессмертные passado, его punto reverso, его hai!*
      
      
      
       БЕНВОЛИО
      
      
       Что?
      
      МЕРКУЦИО
      
      
      
      
      Черная оспа
      на всех этих паясничающих, нелепых,
      сюсюкающих, шепелявых пижонских фанатов,
      которые коверкают язык, как хотят:
      "Это нереально круто! Крутой клинок! Крутой чувак!
      Крутая телка"!
      Это ли не прискорбно, досточтимый сэр, что на нас обрушились
      эти странные мухи, эти модники,
      эти pardona-mi!*
      И так они устоялись на новой платформе своего нового языка,
       что уже не могут спокойно сидеть на старой
       скамейке.
      И все эти их bon'ы, бесконечные bon'ы!*
      
      
      [Входит Ромео]
      
      
      БЕНВОЛИО
      
      
      А вот и Ромео! Вот и Ромео!
      
      
      МЕРКУЦИО
      
      
      Как сухая вобла без молоки.
      Это уже не мясо - рыба!
      Совсем отощал! Одни мощи!
      Он теперь весь погружен в стишки,
      наш Петрарка!
      Но, конечно, Лаура - просто кухонная девка,
      в сравнении с его милой.
      (Но, ей, слава богу, больше повезло - ее воспели в стихах получше)
      Дидона - зачуханная замарашка,
      Клеопатра - цыганка.
      Елена и Геро - блудницы низкого пошиба,
      а Фисба, серые у нее были глазки, или нет,
      вообще не стоит упоминания.
      Signior Romeo, bon jour!
      Французское приветствие -
      Вашим французским панталонам.
      Здорово Вы нас вчера прокатили!
      
      
      РОМЕО
      
      
      Доброе утро вам обоим. Как я вас вчера прокатил?
      
      
      МЕРКУЦИО
      
      Улизнул, улизнул!
      Ты что, не понимаешь?
      
      
      РОМЕО
      
      Прости меня, мой друг Меркуцио.
      Но в моем случае... У меня было такое важное дело,
      что я вынужден был пренебречь галантностью!
      
      
      МЕРКУЦИО
      
      
      Это все равно, что сказать:
      мой случай (оспы)
      вынудил меня согнуть колени.
      
      
      РОМЕО
      
      Ты имеешь в виду - сделать реверанс?
      
      
      МЕРКУЦИО
      
      
      Ты все переворачиваешь по-своему.
      
      
      РОМЕО
      
      
      Галантное толкование.
      
      
      МЕРКУЦИО
      
      
      Да я - цвет галантности.
      
      
      РОМЕО
      
      В смысле, цветок?
      
      
      МЕРКУЦИО
      
      
      Именно!
      
      
      РОМЕО
      
      Тогда расцвети бумажным цветком
      на моих туфлях.
      
      
      МЕРКУЦИО
      
      
      Остроумно! Развивай эту шуточку,
      пока не сносишь свои башмаки.
      В смысле, пока подошва не износится.
      Тогда остр`ота будет исключительной..
      
      
      РОМЕО
      
      
      Исключительная остр`ота о подошвах башмаков,
      оставшихся в одиночестве, -
      исключительно для одиночества.
      
      
      МЕРКУЦИО
      
      
      Иди сюда, Бенволио,
      а то он уже вынес мне мозг своим острословием.
      
      
      
      РОМЕО
      
      Стегай и пришпоривай свое остроумие.
      Давай, давай!
      Не то я начну трубить победу.
      
      
      
      МЕРКУЦИО
      
      
      О, да! Если твой ум погонится за дикими гусями
      в безумном забеге,
      я побежден.*
      У тебя в одной извилине
      больше диких гусей,
      чем у меня в пяти, вне сомнения.
      Я был с тобой,
      когда мы отлавливали ту гусыню?
      
      
      
      РОМЕО
      
      
      Ты никогда не был со мной, - да и к чему я тебе -
      когда отлавливал для себя гусыню.
      
      
      МЕРКУЦИО
      
      
      За эту шутку я ущипну тебя за ухо.
      
      
      РОМЕО
      
      
      Не надо, добрый гусь!
      Не щипи меня!
      
      
      МЕРКУЦИО
      
      
      Твое острословие - горькая специя!
      Острейший соус.
      
      
      РОМЕО
      
      А если им, как следует, приправить сладкую гусыню?
      
      
      МЕРКУЦИО
      
      
      Такое острословие растягивается, как телячья шкурка,
      можно запечь в ней и тощую гусыню, и жирную.
      
      
      РОМЕО
      
      
      Тогда я растяну его так,
      чтобы хватило и для такого гуся, как ты, - и в длину, и в ширину.
      
      
      МЕРКУЦИО
      
      
      Ну, так-то лучше,
      чем стенать по любви.
      Теперь ты снова компанейский,
      снова прежний Ромео,
      и по своей природе,
      и по искусству сражаться в острословии.
      А эта слюнявая любовь
      похожа на огромного кретина от рождения,
      который только и знает
      слоняться взад-вперед
      и ищет дырку,
      чтобы засунуть в нее свою погремушку.
      
      
      БЕНВОЛИО
      
      Стоп! На этом остановимся!
      
      
      МЕРКУЦИО
      
      Ты хочешь меня заткнуть.
      Такое мне - против шерсти.
      
      
      БЕНВОЛИО
      
      А то ты никогда не остановишься.
      
      
      МЕРКУЦИО
      
      
      Вот здесь ты не угадал.
      Я уже закончил, так как дошел до самой сути,
      и больше не собирался разливаться в рассуждениях.
      
      
      РОМЕО
      
      
      Вот это нарядец!
      
      
      
      [Входят КОРМИЛИЦА и ее слуга ПЬЕТРО]
      
      
      МЕРКУЦИО
      
      Парус, парус!
      
      
      БЕНВОЛИО
      
      
      Два, два! Юбка и шаровары.
      
      
      КОРМИЛИЦА
      
      
      Пьетро!
      
      
      ПЬЕТРО
      
      
      Иду! Простите, что вы сказали?
      
      
      КОРМИЛИЦА
      
      Мой веер, Пьетро.
      
      
      МЕРКУЦИО
      
      
      Будь добр, Пьетро, подай ей веер, пусть прикроет им лицо; на ее веере лицо красивее, чем у нее самой.
      
      
      КОРМИЛИЦА
      
      
      Да ниспошлет Вам Господь доброе утро, сеньоры.
      
      
      МЕРКУЦИО
      
      
      Да ниспошлет Вам Господь добрый полдень, прекрасная сеньора.
      
      
      КОРМИЛИЦА
      
      
      Разве уже полдень?
      
      
      МЕРКУЦИО
      
      
      Никак не меньше, говорю Вам. Потому что лихая острая стрелка на циферблате встала... вертикально и воткнулась... в круглый полдень.
      
      
      КОРМИЛИЦА
      
      
      Да, ну Вас! Что Вы за человек!
      
      
      РОМЕО
      
      
      Человек, которого Бог создал себе же во вред.
      
      
      КОРМИЛИЦА
      
      
      Честное слово, неплохо сказано: себе же во вред. Прямо цитата.
      Господа, знает ли кто-нибудь из Вас, где мне найти
      молодого Ромео?
      
      
      РОМЕО
      
      
      Я могу сказать Вам, но молодой Ромео будет старше,
      когда Вы его найдете, чем он был, когда вы начали его искать.
      Я самый младший из тех, кто носит это имя,
      если не самый худший.
      
      
      КОРМИЛИЦА
      
      
      Ну, Вы умеете сказать.
      
      
      МЕРКУЦИО
      
      
      Разве худшее может быть хорошим!
      Ну, поняла, так поняла!
      С умом! Поистине с умом!
      
      
      КОРМИЛИЦА
      
      
      А если это Вы, сэр,
      мне нужно с Вами поговорить
      с глазу на глаз.
      
      
      БЕНВОЛИО
      
      
      Она его затащит на какой-нибудь ужин.
      
      
      МЕРКУЦИО
      
      
      Сводня! Сводня! Йо хо!*
      
      
      РОМЕО
      
      
      Кого ты там увидел?
      
      
      МЕРКУЦИО
      
      
      Зайца нет. Разве что
      зайчатину в пироге,
      который изредка дозволяется во время Поста,
      да и та уже стара и с душком.
      Есть невозможно.
      
      [Проходит мимо них, напевая]
      
      
      Зайчатина с душком стара,
      Зайчатина с душком стара.
      Неплохое мясо для поста.
      Но у зайчатины с душком
      Усы встают пучком.
      И съесть ее не сможешь до утра.*
      
      
      Ромео, ты пойдешь к отцу? Мы хотим пообедать у него в доме.
      
      РОМЕО
      
      Я скоро к вам присоединюсь.
      
      
      МЕРКУЦИО
      
      
      Прощайте, древняя леди.
      Прощальный вам привет.
      
      [поет] Леди, леди, леди.*
      
      
      [Меркуцио и Бенволио уходят]
      
      
      КОРМИЛИЦА
      
      
      Воистину прощай. Кто этот дерзкий тип,
      что так нагло издевается?
      
      
      РОМЕО
      
      
      Человек, который любит слушать только себя,
      и за минуту наговорит столько, сколько
      за месяц не сможет выслушать.
      
      
      КОРМИЛИЦА
      
      Пусть только попробует еще раз раскрыть на меня свой поганый рот! Он у меня узнает! Еще и не с таким справлюсь. С двадцатью такими, как он. А если и сама не справлюсь, найду тех, кто справятся. Подлец! Негодяй! Нашел себе кокетку-товарку! Я что ему - девка, что ли! [Обращаясь к Пьетро] А ты что стоишь и смотришь, как всякая бестия пользует меня в свое удовольствие?
      
      
      ПЬЕТРО
      
      Я не видел, чтобы какой-то мужчина пользовал Вас в свое удовольствие. А то бы я быстро вынул оружие, ручаюсь! Я осмелюсь оголить шпагу не хуже любого другого, если увижу повод для хорошей ссоры и закон будет на моей стороне.
      
      
      КОРМИЛИЦА
      
      
      Господи! Меня всю трясет от негодования. Подлец! Негодяй! Прошу, сеньор, на два слова. И, как Вы уже слышали, моя сеньора поручила мне узнать у Вас. А что поручила узнать, я пока оставлю при себе. Но сначала позвольте мне сказать Вам, что если Вы хотите ее соблазнить, заманить, так сказать, в Рай для дурачков, это было бы непристойно, как говорится. Потому что благородная леди молода, и, если Вы задумали двойную игру, такое непотребно предложить любой благородной даме. Это - низкий поступок.
      
      
      РОМЕО
      
      
      Кормилица, засвидетельствуйте мое почтение моей госпоже и возлюбленной. Я Вас уверяю...
      
      
      КОРМИЛИЦА
      
      Доброе сердце! Так я ей и передам, клянусь! Боже! Боже! Это ее так обрадует!
      
      
      РОМЕО
      
      Что Вы ей скажете, кормилица? Вы не должны меня клеймить.
      
      
      КОРМИЛИЦА
      
      Я передам ей, что Вы ее уверяете, а это, как я понимаю, - честное предложение.
      
      
      РОМЕО
      
      Так передай ей,
      чтоб нашла возможность
      сегодня днем на исповедь прийти,
      и там, в келье отца Лоренцо?
      отпустят нам грехи и обвенчают.
      Вот - за твои труды.
      
      
      КОРМИЛИЦА
      
      Нет, что Вы! Ни гроша не надо.
      
      
      РОМЕО
      
      Бери, бери! И с - Богом.
      
      
      КОРМИЛИЦА
      
      Сегодня днем, сеньор? Придет она, придет!
      
      
      РОМЕО
      
      
      И погоди, любезная кормилица.
      В течение часа мой слуга
      там, за стеной аббатства, тебя встретит
      и принесет веревочную лестницу, -
      по ней я вознесусь
      к вершинам счастья моего в тайную ночь.
      Прощай! Не подведи!
      Я оплачу твои труды.
      И кланяйся моей любви.
      
      
      КОРМИЛИЦА
      
      
      Благословит тебя Господь на небесах!
      Но только вот что...
      
      
      РОМЕО
      
      
      Что, милая кормилица?
      
      
      КОРМИЛИЦА
      
      
      Надежен ли слуга?
      Не даром говорят:
      Двое в секрете дело сохранят,
      а третьего убрать велят.
      
      
      РОМЕО
      
      
      Ручаюсь:
      мой слуга - кремень.
      
      
      КОРМИЛИЦА
      
      
      Что ж, сэр.
      Милее самой милости моя Джульетта госпожа.
      О, Боже! Боже!
      Когда она еще малюточкой была
      и лепетала...
      Есть в городе один достойный кавалер,
      Парис пригожий,
      который
      был бы не прочь полакомиться ею.
      Но не успели ей сказать о нем,
      она так побледнела,
      добрая душа.
      По ней скорее бы пошла она за жабу,
      да, за жабу, чем за него.
      Ее порой ругаю я за это дело
      и говорю: "Парис - вот подходящий муж".
      Но смею Вас заверить:
      как только ей скажу,
      лицо у ней - как полотно,
      белейшее в нашем подлунном мире.
      А слово "розмарин" и Вы, Ромео,
      оба на букву "р", не так ли?
      
      
      РОМЕО
      
      
      Да, добрая кормилица,
      оба - на "Р". И что с того?
      
      
      КОРМИЛИЦА
      
      
      Шутник же Вы.
      Но так рычит собака: Р-рррр...
      А я-то знаю:
      Вы, также "розмарин",
      с другою буквой слиты.
      Джульетта обоих вас соединила в стих,
      весь в афоризмах. Да и не один.
      Вот, любо-дорого было бы Вам послушать их.
      
      
      РОМЕО
      
      
      Так кланяйтесь моей сеньоре.
      
      
      КОРМИЛИЦА
      
      
      Да, тысячу раз я поклонюсь.
      
      
      [Ромео уходит]
      
      
      Пьетро!
      
      
      ПЬЕТРО
      
      
      Простите, что вы сказали?
      
      
      КОРМИЛИЦА
      
      
      Пьетро, возьми мой веер, и ступай впереди меня, да побыстрее.
      
      
      [Уходят]
      
      
      _____________________________________________________________________________________
      
      
      
      * Игра слов: имена - Тибальт и Тиберт. Аллюзия на кота Тиберта из средневекового "Романа о Лисе" (XIII в.), персонажами которого были звери.
      * pardona-mi! bon! etc. - приверженцы этикета пользовались французским при фехтовании.
      *При фехтовании к концам рапир, во избежание ранений, прикреплялись обшитые шёлковой материей пуговки.
      
      * Выпад! Отбой! Тронул! (итал.)
      
      * Йо хо! - крик охотника
      * Меркуцио экспериментирует с английским выражением - a wild goose chase, т.е. пустое, бессмысленное предприятие, в данном случае, он имеет в виду изощрения Ромео в острословии.
      * И в игре слов о гусыне, и о зайце Меркуцио намекает на проститутку, а в случае с зайцем еще и на старость кормилицы.
      
      * балладный припев из "Непорочной Сюзанны". Т.к. я приблизила монолог Меркуцио к современности, при постановке было бы уместно, если бы он пел "Cheri cheri lady" из "Modern talking" вместо lady, lady, lady.
      
       https://www.youtube.com/watch?v=nPnZ-T8j2sc
      
      
      
      Сцена V
      
      
      Сад КАПУЛЕТТИ
      
      
      
      [Входит Джульетта]
      
      
      ДЖУЛЬЕТТА
      
      Часы пробили девять,
      Когда кормилицу я отослала.
      И через полчаса она вернуться обещала.
      Наверное, она его не повстречала.
      Нет, так не может быть.
      Она хрома. Гонцами же любви
      Должны быть только мысли,
      Скользящие, как дети солнечных лучей,
      Что разгоняют тени
      Над низкими холмами.
      Еще и в десять раз быстрей.
      Поэтому Венеры колесницу
      Несут на шустрых крыльях голубицы.
      И потому-то крылья Купидона
      Стремительнее ветра.
      Сейчас же солнце в путешествии дневном
      Сидит над высоченнейшим холмом.
      И три томительных часа -
      От девяти и до полудня.
      Она же до сих пор и не пришла.
      О, если б молодости чувства, кровь теплая играла в ней,
      Она бы прыгала, как мячик средь полей.
      Мои слова бы перебросили ее к моей любви,
      Его - ко мне. Но притворяться любят старики -
      Ведут себя, как мертвецы.
      Неповоротливы, медлительны и наконец
      Бледны и тяжелы. Ну, прямо как свинец.
      
      
      [Входят кормилица и Пьетро].
      
      
      
      Боже, она идет!
      О, милая кормилица! Какие новости?
      Ты видела его?
      Отошли слугу.
      
      
      КОРМИЛИЦА
      
      Пьетро, стой у ворот.
      
      
      [Пьетро уходит.]
      
      
      ДЖУЛЬЕТТА
      
      О, добрая кормилица моя.
      Родная, почему ты так грустна?
      Пусть даже новости печальны,
      Открой их радостно, а если хороши,
      Ты кислым видом портишь музыку души.
      
      
      КОРМИЛИЦА
      
      Устала! Дай передохнуть!
      Ой, ломит кости как-нибудь!
      В какую я попала передрягу!
      
      
      ДЖУЛЬЕТТА
      
      Я отдала бы тебе косточки свои
      В обмен на новости твои.
      Ну, же! Давай! Ну, говори!
      Хорошая, хорошая моя!
      
      
      КОРМИЛИЦА
      
      Иисус Христос! Вот спешка!
      Можешь подождать?
      Ты что не видишь - не могу дышать!
      
      
      ДЖУЛЬЕТТА
      
      Дышать не можешь?
      Как можешь ты такое говорить,
      Когда ты дышишь!
      Ты отговоркой дольше тянешь время,
      Чем сам рассказ бы занял - без сомнения!
      Плохие новости или добры?
      Ответь и больше не тяни.
      То иль иное? А тогда подробности.
      Скорее просьбу удовлетвори -
      Плохие новости иль хороши?
      
      
      КОРМИЛИЦА
      
      Ну, ты сделала простой выбор. Ты не знаешь, как выбирать мужчину. Ромео? Нет, только не он. Хотя лицом он краше всех и вышел также ногами, руками, стопами и станом, об этом нельзя говорить, но это - вне сравнения. И хотя он - не образчик учтивости, но заверяю - кроткий, как ягненок. Иди своей дорогой, девочка! Служи Богу! Ты обедала дома?
      
      
      ДЖУЛЬЕТТА
      
      
      Нет, нет! Но это я и так знала. А что он сказал о нашем браке? Об этом что?
      
      
      КОРМИЛИЦА
      
      
      
      Как голова болит! Какая голова!
      Так и стучит, так и стучит!
      Как будто бы меня уж разорв`ала
      На тысячу частиц!
      Ей вторит и спина! Ах, ах! Спина! Моя спина!
      Ты постыдилась бы - вот так гонять меня!
      Чтобы я смерть свою поймала.
      
      
      ДЖУЛЬЕТТА
      
      
      Мне очень жаль, родная, правда жаль,
      Что нездоровится тебе - одна печаль.
      Но что сказал мой милый? Что сказал?
      
      
      КОРМИЛИЦА
      
      Милый твой сказал, как человек благородный, честный, вежливый, добрый и симпатичный, и, уверяю тебя, - добродетельный... Где твоя матушка?
      
      
      ДЖУЛЬЕТТА
      
      
      Где матушка моя? Конечно, дома.
      Где ей быть?
      Как странно отвечаешь ты!
      Любимый твой сказал,
      Как человек учтивый,
      "Где матушка твоя"?
      
      
      КОРМИЛИЦА
      
      
      Ишь, разозлилась!
      О, Матерь Божья! Получишь ты возмездие за это -
      попомни мое слово.
      Вот благодарность
      вместо горячего компресса для костей.
      Так впредь сама и бегай
      по делам.
      
      
      ДЖУЛЬЕТТА
      
      
      Ужас какой! Так что сказал Ромео?
      
      
      КОРМИЛИЦА
      
      
      Могла бы ты сегодня
      на исповедь пойти?
      
      
      ДЖУЛЬЕТТА
      
      
      Могла бы.
      
      
      КОРМИЛИЦА
      
      
      Так поспеши
      в келью отца Лоренцо.
      Там будет ждать Ромео,
      чтобы с тобою обвенчаться.
      Вот, как кровь резвая прихлынула к щекам.
      Они от новости любой бы заалели вмиг.
      Так поспеши же в церковь, ну, а мне
      Нужно за лестницей веревочной идти.
      Когда стемнеет
      твой жених
      по ней
      взберется
      в гнездо любимой птички.
      Тебе служу я,
      тяжело тружусь -
      все к наслаждению твоему.
      Но скоро, ночью,
      ты сама познаешь бремя.
      Иду обедать,
      ты беги к Лоренцо в келью.
      
      
      ДЖУЛЬЕТТА
      
      
      Ступай!
      Удачи, Честная кормилица!
      Прощай!
      
      
      [Уходят]
      
      
      СЦЕНА VI
      
      
      Келья БРАТА ЛОРЕНЦО.
      
      
      [Входят БРАТ ЛОРЕНЦО и РОМЕО]
      
      
      
      БРАТ ЛОРЕНЦО
      
      
      Да улыбнутся нам
      Святые Небеса,
      Священному свершению брака.
      Чтобы потом не упрекнули нас
      И не покрыли горестью и мраком.
      
      
      РОМЕО
      
      
      Аминь, Аминь.
      Но пусть придет печаль!
      Ей не сравниться с радостью,
      Что мне дает короткая минута с ней.
      Соедини же наши руки и подкрепи священными словами.
      Тогда любовь сметающая смерть
      Пусть сотворяет, что захочет.
      Мне хватит и того,
      Что я смогу назвать ее своей.
      
      
      БРАТ ЛОРЕНЦО
      
      Такие буйные восторги
      Имеют буйный и конец.
      И в торжестве своем сгорают,
      Словно огонь и порох,
      Что при слиянии себя же поглощают.
      Сладчайший мед
      Чрезмерной сладостью и оттолкнет.
      Весь аппетит собьет.
      А потому люби умеренней,
      Тогда любовь продлишь.
      А поспешишь,
      замедлишь и утяжелишь.
      
      
      [Входит ДЖУЛЬЕТТА и бежит обнять РОМЕО]
      
      
      А вот и леди.
      Такая ножка легкая
      Каменных плит во веки не сотрет.
      Влюбленный может оседлать и паутинку, -
      и
      не упадет -
      Которая бессмысленно висит
      В игривом летнем воздухе.
      Вот как легка влюбленность.
      
      
      ДЖУЛЬЕТТА
      
      
      Вечер добрый, мой святой отец.
      
      
      БРАТ ЛОРЕНЦО
      
      Ромео должен поблагодарить тебя,
      дитя, за нас обоих.
      
      
      ДЖУЛЬЕТТА
      
      
      И равно благодарна ему я,
      чтоб не напрасно он благодарил.
      
      
      РОМЕО
      
      
      Джульетта! О, если радость
      переполняет тебя также, как меня,
      но сможешь выразить ее ты лучше,
      то освяти окрестный воздух
      своим дыханием сладким,
      и пусть богатой музыки язык
      раскроет счастье наше, пока еще в воображении,
      которое дает нам дорогая эта встреча.
      
      
      ДЖУЛЬЕТТА
      
      
      Моя любовь богаче, чем слова,
      И существо ее невыразимо.
      Слова не отличаются от нищих,
      Которые гроши свои считают.
      Моя любовь так возросла неизмеримо,
      Что не исчислить мне и половины.
      
      
      БРАТ ЛОРЕНЦО
      
      
      Пойдем, пойдемте-ка со мной.
      И поскорее совершим обряд венчания.
      С такими страстными речами
      Наедине вас не оставлю - решено,
      Пока Святая Церковь не соединит двоих в одно.
      
      
      
      Конец Акта II
      
      
      
      
      ___________________________________________________________________________
      
      
      
      
      Примечания А. А. Смирнова к тексту пьесы "Ромео и Джульетта" (Акт I, Акт II)
      
      
      1. Эскал, герцог Веронский. Описываемые события, согласно легенде, произошли в начале XIV века, когда Вероной правил Бартоломео делла Скала; отсюда имя в шекспировской пьесе: Эскал.
      2. Мантуя - город в северо-западной части Ломбардии. Мантуя являлась самостоятельным княжеством.
      3. Пролог. - Текст пролога произносил Хор. Роль "Хора" в театре эпохи Шекспира исполнял актёр, одетый в чёрный плащ. Перед началом пьесы или одного из актов он выходил на сцену и давал пояснения, помогавшие зрителям лучше понять содержание пьесы. Обычай этот возник в подражание античному театру, в котором участвовал хор, дававший оценку изображаемым событиям.
      4. Грызть ноготь большого пальца, щёлкая им о зубы, считалось оскорблением (таким же, как показать язык). [ Я перевела - "показываете кукиш". Дословно - "грызете ноготь" - примечания Ольги Слободкиной-von Bromssen]
      5. В эпоху Шекспира длинные средневековые мечи были уже пережитком. Деталь эта является намёком на старость синьора Капулетти.
      6. Виллафранка - небольшой город близ Вероны.
      7. Сикомора - то же, что смоковница, или фиговое дерево.
      8. Аврора - богиня утренней зари в древнеримской мифологии.
      9. Диана - богиня-девственница, покровительница зверей и охоты в древнеримской мифологии.
      10. Купидон, или Амур, - бог любви в древнеримской мифологии.
      11. В ту эпоху не только в Италии, но и в Англии девочка четырнадцати лет считалась на выданье.
      12. Подорожник применялся как средство лечения при ранениях и ушибах.
      13. Леди Капулетти хочет сказать, что она вышла замуж, будучи моложе Джульетты.
      14. "С татарским луком..." - то есть с большим луком. Бенволио иронизирует над неуклюжими ряжеными старого времени.
      15. В группе ряженых тот, кто не умел или не желал танцевать, брал на себя обязанности факельщика.
      16. Маб - Имя этой феи - кельтского происхождения (Англия до завоевания её англосаксами в V-VI веках была населена кельтами). Маб названа родоприемницей в двойном значении: во-первых, она, согласно народному поверью, помогала рождению снов, а во-вторых, согласно другому поверью, подменивала новорождённых младенцев оборотнями.
      17. Согласно старинному английскому народному поверью, у ленивых девушек заводятся под ногтями червячки.
      18. Венера - мать Купидона, богиня красоты в древнеримской мифологии.
      19. Кофетуа - Легендарный африканский царь, воспетый в старинной английской народной балладе. Кофетуа был женоненавистником, но однажды он увидел из окна своего дворца нищую девушку по имени Зенелофон и полюбил ее на всю жизнь.
      20. Юпитер - верховное божество в древнеримской мифологии.
      21. Итальянские названия приёмов фехтования: Выпад! Отбой! Тронул!; hai - принятое в то время восклицание фехтовальщика во время выпада.
      22. "Прошу прощения" (франц.)
      23. "Прекрасно, прекрасно!" франц.)
      24. Намёк на случай, действительно имевший место в Лондоне. Когда среди английской щегольской молодёжи стало модным носить широкие французские штаны (короткие, до колен, и похожие на два баллона), однажды случилось, что члены палаты лордов, среди которых были и молодые щёголи, не поместились на своих старинных скамьях.
      25. Петрарка (1304-1374) - величайший итальянский поэт эпохи Возрождения.
      26. Лаура - возлюбленная Петрарки, воспетая им в сонетах.
      27. Розмарин - цветок; считался символом верной любви.
      28. Звук "р" напоминает ворчание собаки.
      
      
      
      
      
      Примечания А. А. Смирнова к тексту пьесы "Ромео и Джульетта" (Акт I, Акт II) взяты с сайта "Ромео и Джульетта". Автор и главный редактор сайта "Ромео и Джульетта" - Ольга Николаева - Olga Nikolaeva, the author of the site.
      
      
      
      

  • © Copyright Слободкина Ольга (olga_slobodkina@mail.ru)
  • Обновлено: 16/06/2022. 75k. Статистика.
  • Пьеса; сценарий: Перевод

  • Связаться с программистом сайта.