Слободкина Ольга
Д.Х. Лоуренс "Море и Сардиния. Глава 7. Терранова и пароход

Lib.ru/Современная литература: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • © Copyright Слободкина Ольга (olga_slobodkina@mail.ru)
  • Обновлено: 24/09/2017. 9k. Статистика.
  • Глава: Перевод

  •    Наступило очень ясное и голубое утро. Мы встали рано. Старая хозяйка гостиницы была в то утро весьма приветлива. Мы уже уезжаем! О, но мы так мало пробыли в Нуоро. Нам что, не понравилось? Да нет, понравилось. Мы бы вернулись летом, когда будет теплее. А, да, сказала она, художники приезжают летом. Да, согласилась она, Нуоро - приятное местечко - simpatico, molto simpatico. Это правда. И сразу стала ужасно милой, распорядительной, человечной пожилой дамой, а когда она гладила, то показалась мне старой каргой.
      
      
      Она подала нам хороший кофе с молоком и хлебом и мы вышли в город. Стояла атмосфера утра понедельника в старинном провинциальном городке, таком же, как все остальные. Пустое чувство, чувство работы, довольно неохотно возобновленной после воскресенья; никто ничего не покупает, никто ни за что не берется. Двери старомодных магазинов открыты: в Нуоро они еще не доросли до витрин. Нужно зайти внутрь, в темные пещеры, чтобы увидеть товар. У входа в галантерейные лавки - рулоны качественной пурпурной ткани для женских костюмов. У большого окна ателье - четыре женщины: шьют, портняжничают и поглядывают в окно - глазами, все еще раскрепощенными, как в воскресенье, и озорными. На углах улиц особняком стоят мужчины, некоторые - в черно-белых костюмах, как бы упорно избегая течения работы. После выходного дня на губах у них все еще ощущался соленый вкус свободы и они не собирались так легко снова дать себя запрячь. Я всегда сочувствую этим довольно хмурым одиноким мужикам, которые настойчиво пытаются продлить выходные еще на один день. Есть в этом искра духа - противостояние нашему чересчур впряженному миру.
      
      
      Смотреть в Нуоро нечего, что, откровенно говоря, - всегда облегчение. Достопримечательности - раздражающее занудство. Слава Небесам, здесь нет никаких Перуджино или чего-то пизанского: по крайней мере, не слышал. Счастлив городок, которому нечего показывать. Это так спасает от неестественности и прочих штучек! Жизнь тогда наполняется жизнью, а не музейностью.
      
      
      Можно побродить по довольно вялой, узкой улочке-утра-понедельника, увидеть болтающих женщин и старую каргу с корзиной на голове и тех, что еще бездельничают и увиливают от работы, и весь поток предприятия, не желающего течь. Жизнь есть жизнь и вещи - вещи. Я устал от бесцельного глазения, даже на Перуджино. Я уже получил острые ощущения от Карпаччо и Ботичелли. И мне достаточно. Но я могу бесконечно смотреть на старого седобородого крестьянина в грубых белых панталонах с черными рюшами на талии, без пальто, без верхней одежды, идущего, сгорбившись, рядом со своей небольшой повозкой, запряженной волами. От "вещей я устал, даже от Перуджино.
      
      
      * * * * *
      
      
      Старуха с корзиной на голове напомнила мне о том, что мы хотели поесть. Итак, мы стали искать хлеб. Но нет, если позволите. Утро понедельника, все съедено. Хлеб должен быть в forno*, в печи. А где эта печь? Прямо по дороге и потом вниз - по проходу. Я думал, мы найдем по запаху. Но нет. Пришлось вернуться. Наши друзья посоветовали нам взять билеты пораньше, так как автобус может быть переполнен. Мы купили вчерашнее печенье и маленькие пирожки и кусочки местной колбасы. А хлеба все равно нет. Я пошел спросил у нашей старой хозяйки.
      
      
      
      "Свежего хлеба нет. Еще не привезли", - сказала она.
      
      
      "Ничего. Дайте мне черствый".
      
      
      Она пошла и стала рыться в ящике стола.
      
      
      "О, Боже, о, Боже, женщины все съели! Но, может быть, вон там"? Она показала на улицу. "Может, они вам дадут".
      
      
      Они не дали.
      
      
      Я оплатил счет, кажется, - около 30 франков и вышел поискать автобус. А вот и он. В темной маленькой дыре мне дали длинные билеты, первый класс до Террановы. 70 франков за два. П-м все еще тщетно, бессмысленно искала на улице хлеб.
      
      
      
      "Готов ехать, как только вы готовы", - довольно четко сказал наш новый водитель. Это был бледный сердитый молодой человек с карими глазами и светлыми рыжеватыми волосами. Итак, мы взобрались, помахали на прощание нашим старым друзьям, чей автобус собирался покатить в противоположном направлении. Когда мы протряслись мимо "piazza", я увидел мужа в вельветовых брюках - он стоял там одиноко и все еще насупившись от нестихающего раздражения.
      
      
      Я уверен, что у него - деньги, а иначе, почему они ехали вчера первым классом. И уверен, что она вышла за него потому, что он состоятельный горожанин.
      
      
       * * * * *
      
      
      Мы выехали на нашу последнюю сардинскую дорогу. Утро было красивым, как перезвон колоколов, голубым и восхитительным. Справа внизу простиралась вогнутая возделанная долина-гобелен. Вверх, в утренний свет поднимались мертвые холмы с дикими безлесыми поросшими вереском косогорами.
      
      
      Но в левом окне двухместного купе не было стекла и в него, завывая, врывался ветер, довольно холодный. Я растянулся на переднем сиденье, п-м свернулась калачиком в углу и мы смотрели, как мимо проносится земля. Как славно вел этот новый человек! Длинноносый, веснушчатый, с мрачными карими глазами. Он так ловко переключал скорости, что машина умиротворенно мурлыкала и урчала, как живое существо, - от удовольствия. И насколько он был отрешен от остального мира, окутанный в свой мрак, как молодой Гамлет, управляющий автобусом. И отвечал товарищу односложно или вообще не отвечал. Он был одним из тех ответственных, умелых необщительных душ, которые выполняют свою работу молчаливо и безупречно и выглядят так, будто едут по краю гибели: скажи им слово и они сорвутся в пропасть. Но, конечно, незлобливый au fond.* Художественная литература их очень жаловала: такой рыжеволосый, молодой, механик Рочестер, потерявший даже иллюзию Джейн*.
      
      
      Наверное, нехорошо вот так пристально разглядывать его со спины.
      
      
      Его напарник был немного хамоватый, в таком залихватском военном берете, который всегда завален назад или набок. Одет был в итальянское хаки, галифе и краги. Он хамовато курил свою сигарету, но одновременно с особой нежностью передал ее рыжеволосому Гамлету. Гамлет ее принял и напарник поднес ему спичку, когда автобус качнуло. Они были как муж и жена. Напарник был живой, наивной Джейн Эйр, которую мистер Рочестер не собирался с загубить в суе.
      
      
      
       * * * * *
      
      
      Пейзаж отличался от вчерашнего. Когда мы спустились по отлогой извилистой дороге от Нуоро, вскорости вересковая пустошь появилась с обеих сторон, без деревьев, поросшая кустарником, каменистая, пустынная. Как жарко здесь, наверное, летом! Мы это знаем по книгам Грации Деледды.
      
      
      
      
      to be continued
      ______________________________________________________________________________
      Терранова* - О́льбия (итал. Olbia, сард. Terranoa) - город в итальянском регионе Сардиния, административный центр одноимённой провинции. Покровителем города считается святитель Симплиций, первый епископ города. Праздник города 15 мая. История города Ольбия восходит к нурагическому периоду, в дальнейшем эта территория поочередно завоевывалась финикийцами, пунами, римлянами и карфагенянами. Благодаря своему выгодному географическому положению в центре пересечения торговых путей Средиземноморья, Ольбия была одним из важнейших и богатейших городов на острове, об этом до сих пор свидетельствуют руины романских терм, акведуков, некрополей и общественных зданий. В XIX веке город назывался Терранова Паузания, и только в 1939 году он опять получил своё старинное имя Ольбия.
      simpatico, molto simpatico* (ит.) - симпатичный, очень симпатичный
      forno* (ит.) - печь, пекарня, булочная
      au fond*(фр.)в сущности
      иллюзия Джейн и мистер Рочестер* - аллюзия на роман Шарлотты Бронте "Джен Эйр" ("Jane Eyre" by Charlotte Brontë). Изначально опубликован под названием "Джейн Эйр: Автобиография). Опубликован 16 октября 1847 года издательством Smith, Elder & Co. of London, England, под псевдонимом "Currer Bell".
      
      
      
      

  • © Copyright Слободкина Ольга (olga_slobodkina@mail.ru)
  • Обновлено: 24/09/2017. 9k. Статистика.
  • Глава: Перевод

  • Связаться с программистом сайта.